Утомлённые заклёпкой (fb2)


Настройки текста:



Сергей Зеленин Утомлённые заклёпкой

Глава 1. Попадос

«Есть вещи невозможные и нереальные. Нереальное – это то, что непосильно по физическим законам, например, дойти до Луны пешком. Все остальное – всего лишь невозможное…» – Сталин И. В.

«Никогда такого не было, и вот опять!», – Черномырдин В. С.

Летом тысяча девятьсот двадцать седьмого года, в одном небольшом кремлёвском зале для заседаний с висящей на стене впечатляющих размеров картой Советского Союза и портретами живых и почивших в Бозе классиков единственного верного учения, шло вполне себе обыденное, рабочее совещание под председательством самого Сталина. За длинным столом с трибункой на возвышении – так хорошо знакомым каждому советскому парт-бюрократу, спиной к карте и собственному портрету сидел Вождь с соратниками – Ворошиловым, Молотовым, Берией и Кировым, в заполненном где-то на треть зале находились руководители «среднего» звена и, технические специалисты.

Тема заседания, длившегося уже не один час – планирование Первой пятилетки, которая должна быть начаться на следующий год. Присутствующие хозяйственные, партийные и военные деятели, привычно тянули «одеяло» каждый на себя, в смысле – на своё ведомство и, оттого – совещание несколько затянулось.

«Народ» в зале был преимущественно молодой – редко кому за сорок, больше половины одетый в военную или полувоенную форму. Лишь несколько – пять или шесть человек были постарше и, всем своим «буржуазным» обликом, позволяли безошибочно определить что это – «буржуазные» спецы, доставшиеся Советской Власти по «наследству» от царского режима. Было довольно-таки душно и скучно и, некоторые присутствующие позёвывали а, то и подрёмывали, слушая очередного докладчика…

Вдруг, в момент, когда выступал уже сам Вождь – стоя за трибункой с традиционным графином с водой и стаканом, в открытую настежь форточку влетела искрящаяся и переливающаяся всеми цветами радуги шаровая молния, размером чуть меньше футбольного мяча. Невозмутимо и по-деловому, она под изумлёнными взглядами не спеша пролетела под самым потолком до середины зала и, с ослепительной вспышкой и с негромким хлопком, там лопнула…

Рисунок 1. Шаровая молния.

Когда народ в зале и вожди за столом, через минуту-другую «прозрели» от временной слепоты, они первым делом – все как один, удивлённо моргая, панически озираясь, принялись протирать глаза – как будто им не веря.

Очень редкий из участников совещания оставался более-менее спокойным на вид! Свидетели и участники загадочного происшествия, недоумённо разглядывали окружающую обстановку, дико таращили выпученные глаза на находящихся рядом собратьев по несчастью, на свои собственные руки, ноги и, прочие – доступные зрению части тела – как будто видя их в первый раз в жизни…

Послышались истерические смешки или невнятные возгласы. Кто-то схватился за голову и в таком виде раскачивался, будто с ним произошло величайшее горе и непоправимая беда… Кто-то изо всех сил щипал себя – как будто считал происходящее кошмарным сном и, негромко вскрикивал – с каждым щипком убеждаясь в реальности бытия… Но, вскоре большинство в зале – видимо примирившись со своей участью, замерло неподвижно – видимо в ступоре, уставившись куда-то в пространство остекленевшим взглядом.

Первым пришёл в себя товарищ Сталин. Он, обвёл всех присутствующих совершеннейше диким взглядом, затем – громко и чётко, без всякого акцента, произнёс знаменитую историческую фразу:

– Товарищ Ленин оставил вам великое государство, а вы его просрали!

Рисунок 2. Сталин И.В.

После чего, не глядя по сторонам быстрым шагом направился на выход.

Зал, практически одновременно, вздрогнул и замер от этих слов. Нависла тишина, да такая, что было отчётливо слышно – как за окном, весело чирикают о чём-то своём – об птичьем, вездесущие воробьи, которым всё на свете пофиг…

Уже, практически у самых дверей, охраняемых двумя чекистами – так же как и, все изумлённо таращившихся на Вождя мирового пролетариата, его догнал чей-то полный испуга и душевной боли возглас в зале заседания:

– А, что?! Здесь у нас – сорок первый год?! …Гитлер уже напал?! …Июнь или июль месяц?! Ему хорошо – он счас на свою дачу слиняет, а нам чё, делать?! Попадалово, мля…

Как будто получив несильный но совершенно неожиданный удар под зад, Сталин вздрогнул всем телом и резко остановился… Через минуту, развернувшись он спросил присутствующих:

– Поднимите руку, кто из вас – здесь присутствующих, «попал»!

В его голосе слышалась неуверенная надежда и лёгкая дрожь от страха в ней обмануться…

Сидящие в зале, первым дело принялись пересматриваться да переглядываться, весьма робко поднимая руки и, через пару минут вырос целый их «лес»…

– Что? …ВСЕ?!

Сталин обернулся и, несколько удивлённо спросил стоящих у дверей, крайне ошалевших на вид чекистов:

– Как и, вы оба тоже?!

– Так точно, – чуть ли не в унисон ответили оба, держа правые руки «в гору» – как первые в классе отличники, – товарищ Сталин!

– Сильно то, не напрягайтесь! Я такой же «Сталин», как вы – чекисты, – поскромничал Вождь.

– Извините Иосиф Виссарионович – или, как там Вас… Но, я – действительно «чекист», – с прорезывавшимся металлом в голосе возразил тот, что стоял справа, – полковник КГБ. Правда, бывший.

– Да?! И, по какому интересно, «профилю», Вы – «чекист»? …Если, не секрет?

Помявшись, тот ответил:

– Секрет, товарищ Сталин! Я «подписку» давал…

Вождь, удовлетворённо хмыкнул:

– Хм… А, говорили «бывший». Чекистов «бывших» не бывает! Ну, а Вы?

Второй, стоящий у дверей слева, коротко и чётко ответил:

– Я из МВД. Всю, практически, жизнь проработал опером… По особо важным делам. Перед пенсией возглавлял соответствующий отдел.

– «Важняк», значит… Очень хорошо.

Сталин внимательно посмотрел на обоих и коротко приказал:

– Так… Никого не запускать, никого не выпускать! Пока мы тут не разгребём.

– Есть!

Подойдя к столу в президиуме, Вождь встретил вопросительные взгляды «вождей помельче» – своих верных соратников и, хмыкнул:

– Ба… Знакомые все лица! Попадос значит, товарищи?! Попадос, твою мать… Кстати, а какой нынче год? …В реале? Не сорок первый ли, действительно? Хотя, для сорок первого, мы с вами выглядим несколько юно…

Молотов, разбирающий лежащие перед ним бумаги, не поднимая голову глухим, дребезжащем голосом ответил:

– Нет, не сорок первый… Твою ж, мать… Двадцать седьмой… Мать, твою!

В зале, от этих его слов кто-то ахнул, кто-то громко вздохнул с облегчением и, вслед за вождями, упомянул вполне конкретную мать. Но, большинство угрюмо молчало.

– Да?! Хорошо…

Бог весть как здесь очутившийся – а не в родном своём Закавказье, Лаврентий Берия, перебирая бумаги продекламировал себе под нос:

– «Сегодня праздник у детей,
Ликует пионерия:
Сегодня в гости к нам пришёл
Лаврентий Палыч Берия»!

Сталин, пробежавшись взглядом по попаданцам сидящим в зале, ещё раз удовлетворённо хмыкнул:

– Я вижу и товарищ Маленков с нами… Здравствуйте, Георгий Максимилианович!

Рисунок 3. Маленков Г.М.

Молодой человек в наглухо застёгнутом кителе, растерянно посмотрел по сторонам и, растерянно спросил:

– Кто, я? Я – Маленков?!

– Вы, Вы… Не я же, в самом деле!

– Вы уверены? – Маленков замер, прислушавшись к себе, – деперсонализация или аутосуггестия? …Бред!

Ещё раз подтвердил личность Георгия Максимилиановича кивком, Вождь переведя несколько насмешливый взгляд на Лаврентия Павловича, вполголоса пропел:

– «Наш товарищ Берия
Вышел из доверия.
А товарищ Маленков
Надавал ему пинков[1]

– Я вижу весь Государственный Комитет Обороны[2] здесь – ХАРАШО!!!

Берия, как-то недобро зыркнул на товарища Маленкова своими стёклышками, но потом снова уткнулся в свои – лежащие перед ним бумаги…

Сталин, переведя цепкий взгляд на висевшую на стене карту СССР с пока ещё – четырьмя республиками, негромко повторяя: «Хорошо… Очень и, очень хорошо!», несколько минут её внимательно рассматривал. Потом, задал ещё вопрос сидящим за столом сподвижникам:

Рисунок 4. Карта СССР 1927 года.

– Судя по обстановке, мы здесь с вами совещались… А, что стояло в повестке дня? Чем мы здесь с вами занимались, в этих бумажках не написано?

– Да, вот – пытаюсь понять! …Если не ошибаюсь – мы «здесь» с Вами, планировали Первую пятилетку, – не поднимая взгляда от бумаг ответил Молотов.

– Вот, как?! Хорошенько дельце, очень хорошенькое…

Усевшись на своё место в президиуме за столом покрытом зеленой – слегка начинающей выцветать скатертью, Сталин быстренько пробежался по своим бумагам, лежащим перед ним, повертел в руках остро заточенный карандаш:

– Точно – двадцать седьмой год… Очень хорошо, даже – отлично!

«Соратники» в президиуме и сидящие в зале попаданцы рангом пониже, вопрошающе глядели на него.

Сталин, искоса поглядывая на уже исписанный, попытался на ещё чистом листке бумаги, воспроизвести карандашом какие-то каракули.

– По-моему, очень похоже получается! – радостно воскликнул он, – а, если подпись? Её то, я наизусть знаю… Вот, получилось – извольте взглянуть, товарищи!

Рисунок 5. Подпись Сталина.

Сталин предъявил только что подписанное своим соратникам, с напряжением следившими за его манипуляциями.

– Очень похоже!

Те, в свою очередь, попробовав писать, вскоре также с немалым облегчением удостоверились – что, их почерк имеет очень большое сходство с почерками их «реципиентов». Хотя и, не полностью идентичен…

– На первое время сойдёт – а, там видно будет, – философски спокойно сказал Ворошилов.

– Отличия, можно списать на наше эмоциональное состояние…, – попробовав несколько раз расписаться, сделал вывод Киров, – успокоимся, потренируемся и мама родная не различит.

Молотов, «потренировавшись» несколько дольше других, заметил:

– Если думать о чём-то, постороннем – отрешиться мысленно от совершаемого действия, получается более похоже. Я вот, методами самовнушения владею… «Аутогенная» тренировка – слышали, я думаю. …Видите?

Он предъявил для сравнения два листка. Пройдя из рук в руки вдоль всего стола, они убедили вождей в том, что самовнушение – это сила!

– Хотите вас научу? За несколько уроков?

– Не иначе – «мышечная память»…, – размышлял вслух Берия, – или, подотдел мозга – отвечающий за моторику мелких движений, никак не связан с… С сознанием.

– А из «их» сознания?

Вдруг, как будто вспомнив об самом главном, спросил Сталин, обведя ожидающе-напряжённым взглядом вождей, затем – зал:

– Из сознания своих «реципиентов» – кто-нибудь, что-нибудь помнит?

Как говорится в литературных произведениях: «Ответом ему была звенящая тишина…».

– Ну и, я – не исключение…

– …Ладно, не будем гадать в той области, в которой – как я вижу, никто из нас не разбирается! – подвёл черту надэкспериментом с почерками Сталин, – …ну и, что будем делать, товарищи попаданцы?

Ему опять никто не ответил – народ в зале заседания, видимо ещё не совсем пришёл в себя. Лишь, Ворошилов справа от Сталина невнятно буркнул, изучая под столом пистолет какой-то иноземной конструкции, извлечённый из кобуры на поясе:

– А, хрен его знает… Но, делать что-то надо.

Не «Наган» и не «Маузер» – те бы Сталин узнал с первого взгляда.

Кто-то в полувоенном френче табачного цвета, встал, не без труда пробрался – спотыкаясь об ноги собратьев по несчастью, с почти середины зала до окна, вытащил из кармана коробку каких-то папирос неизвестной Сталину марки и, чиркнув громоздкой зажигалкой, с третьей попытки закурил, выпуская табачный дым в открытую форточку…

Его примеру последовал ещё один – довольно молодой человек в кожаной куртке и, вскоре у открытого окна образовалась изрядная кучка курильщиков. Один из них недоумённо повертя в руках кисет с табаком, решительно засунул его обратно в карман и попросил закурить у соседа. Другой, профессорского облика – из «спецов» по-видимому, излишне долго и, шёпотом матерясь, набивал табаком курительную трубку… Наконец, он всё же справился и, вскоре с видимым наслаждением задымил.

По комнате поплыли сизые облака…

Сталин, с интересом за ними наблюдая, вдруг втянул раздувшимися ноздрями табачный дым, похлопал себя по карманам и, извлёк из них трубку и пачку папирос «Герцеговина Флор»[3].

Рисунок 6. Пачка папирос "Герцеговина Флор.

– Надо же! Лет тридцать назад курить завязал… Уже и, забыл – когда именно! Давно уже не «тянуло» и, вот опять…, – негромко пробурчал он, ни к кому конкретно не обращаясь, с любопытством изучая непременный атрибут книжно-киношного «себя», – интересно – а, сколько бы она «у нас» – «там» бы, стоила?

– Придётся «развязываться», а то…, – не глядя на Сталина, осторожно сказал Молотов.

– …А, то загремим под фанфары – на радость империалистам, – закончил за Молотова Киров, похлопывая себя по нагрудным карманам видавшей виды гимнастёрки, – не курил, что ли? …Ладно, пойду – стрельну у кого. Надеюсь, не откажут «любимцу партии»?! Хахаха!!!

Проводив его взглядом, Сталин уверено сказал:

– Кажется, я знаю что делать…

Пошарив по карманам, он извлек несколько предметов, бумаг, документов – среди которых с первого раза опознал лишь партбилет:

– Молодец! Партийные взносы не просрочены…

Рисунок 7. Партийный билет Сталина.

После быстрого ознакомления с документами и бумагами, Сталин набрал из графина в стакан воды, с видимым удовольствием её выпил и, постучав по тому же графину пустым стаканом – привлекая всеобщее внимание, обратился к присутствующим:

– Внимание, товарищи!

Народ, уже несколько пришедший в себя, начавший кучковаться «по интересам» и что-то возбуждённо и эмоционально обсуждать, обернулся на зов Вождя.

– Что с нами произошло: то ли – массовая галлюцинация, то ли – какой-то эксперимент, мы навряд ли сможем определить… Вернуться в свои тела, в своё время…

На этом месте, Вождь вдруг вспомнил – что в «его» время, его «телу» недавно «стукнуло» восемьдесят «с хвостиком» лет и, имелись вполне очевидные признаки, что ему уже недолго осталось. Сталин, передёрнул плечами – «обратно» в своё тело, ему до смертельной тоски не хотелось…

– Меня с детства учили, что чудес не бывает… Однако – надо, же! Чудо произошло…

Из «роялей», вселенец в тело Сталина принёс с собой – в том числе житейский опыт и умение разбираться в людях и, сейчас он, старательно оглядывал всех присутствующих, как бы стараясь каждому заглянуть в глаза, понять – что у того за душой и, на уме.

– Даже, в самой волшебной сказке, чудеса не часто повторяются. Я, почему-то уверен, что «обратной дороги» у нас не будет… Мы здесь надолго, а скорее всего – НАВСЕГДА!!!

– Система «ниппель»…, – кто-то мрачно резюмировал, – туда – дуй, оттуда… Гкхм…

– Как бы там не было – чтобы элементарно выжить, мы с вами должны действовать вместе и сообща…

– Что будем делать, товарищ Сталин? – перебил его нервный выкрик с места.

В момент неожиданно возникшей опасности, люди инстинктивно подчиняются на вид более спокойному, выглядевшему уверено и… Первому, взявшемуся ими командовать! «Кто первым палку взял – тот и, капрал!», – говорит по этому поводу народная мудрость. А, тут ещё хорошо всем известная личность САМОГО(!!!) Вождя!

– Прежде чем решить, что нам делать дальше, нам с вами надо познакомиться…

– Давайте, Вы первым представьтесь, товарищ Сталин, – дерзко и зло выкрикнул кто-то с середины зала, одетый в военную форму, – а, потом мы решим – стоит ли нам с Вами что-то «решать».

– Харошо…, – абсолютно спокойно сказал Сталин, с вдруг прорезавшимся откуда то, грузинским акцентом.

Должно быть внутренне, он всё же очень сильно волновался и включилась «мышечная память». «Надо будет попробовать искусственно вызвать это состояние, – подумал Вождь попаданцев, – и научиться контролировать его…».

– Я, имярек…

Настоящая фамилия, имя и отчество мнимого Сталина, присутствующим ничего не говорило.

– Навэрное, вы про меня ничего не помните… Нэ знаете, – с досадой прикусил губу Лжесталин, – я, до распада Союза, был Председателем Совета Министров …ССР.

Тот, кто поселился в теле Вождя, назвал довольно крупную союзную республику бывшего СССР. Республика, как республика – с довольно развитой промышленностью и сельским хозяйством.

– Номенклатура…

Из зала запахло разочарованием и, большинство «попавших», начали поспешно отводить от Самозванца глаза.

Прокашлявшись, Вождь опроверг обвинение:

– Пажалуй, больше всё же «хозяйственник». Структура власти союзных республик была устроена так – что, во главе её обязательно стоял «национальный кадр», а всю «черновую» работу выполняли… Кха, кха…

Зал оживился:

– Понятно, дальше можете не продолжать! Бледнолицые, русскоязычные «негры»…

Ещё был вопрос с элементами стёба:

– А, чем Вы занимались после 1991 года?

Вождь ответил вполне серьёзно:

– После «распада» СССР, я был некоторое время в отставке… Затем, ЛИЧНО(!!!) приглашён губернатором одной из российских губерний возглавить его администрацию. Кстати, тоже – хозяйственная должность.

Сталин назвал одну довольно крупную губернию Российской Федерации.

– Ну и, как? – кто-то спросил.

– По разному – но, в основном справлялся, – твёрдо и уверено ответил Вождь, – вновь на пенсию уже ушёл по собственному желанию – в начале «нулевых». Когда убедился, что дело оставил в надёжных руках…

Почти каждый из попаданцев подумал, повспоминал и решил: действительно «справлялся» – раз, про ту область они ничего не помнят. Ничего скандального или криминального… Демократическая пресса – только такими новостями и, «радовала».

– Ну, если в «лихие девяностые» справлялся! – настроение в зале, вмиг поменялось на диаметрально противоположенное, – справится и, здесь!

Судя по некоторым выкрикам из зала, «народ собрался в дорогу и ждал вождя[4]…»

– «Реальный» Сталин бы вот так…, – мечтательно протянул Берия, – «оставил всё в надёжных руках». Глядишь и, «меня» б, не шлёпнули!

И, снова зыркнул тяжёлым взглядом на Маленкова. Тот, чувствуя за собой какой-то неизвестный ему косяк, вжал голову в плечи и прижал уши, изо всех сил стараясь быть как можно менее заметным…

– На пенсии, я освоил компьютер, интернет – внук помог… Увлекался историей – особенно историей двадцатых-тридцатых годов и личностью товарища Сталина. Вот и…

Сталин, развёл руками, типа: «Видите, как получилось?!»

– «Если идея овладевает массами, то она становится материальной силой…», – процитировал по этому поводу Киров.

– Хотелось бы узнать про всех товарищах, находящихся в «президиуме», – попросили из зала, – «те» фамилии можно не называть, конечно – если, не «звезда» какая-нибудь…

– Хорошо! – с готовностью согласился товарищ Сталин, – начнём, пожалуй… Вот с Вас и начнём, товарищ Берия! Это правда, что в «прошлой жизни», Вы были английским шпионом и любителем к школьницам под трусики заглядывать? …Хахаха!

В зале заседаний грохнул хохот…

Дверь открылась и в зал заседаний заглянула чья-то бритая под «ноль» голова. Смех, как обрезало…

– Ви тоже «попали», товарищ?

Вопрос, ввёл «голову» в совершеннейший ступор:

– Ээээ… Куда? Не понимаю… Я хочу спросить, тов…

– Тогда, папрошу Вас выйти прочь, товарищ! – громко и гневно рявкнул Сталин, – Вы, развэ нэ видитэ – у нас важное совэщание!

«Голова» тут же исчезла – как будто её и, не было. Сталин, крякнул с досады:

– Надеялся, что вся страна или хотя бы Москва «попала»… Да, хотя бы – весь Кремль!

– А, у Вас очень похоже получается! – с ноткой одобрения, с интересом разглядывая Сталина, сказал Молотов, – пожалуй, у нас может выгореть…

– Точно! – Берия тоже, оглядел Вождя с головы до ног, как будто впервые видел, – эдакий знаете, ли… Тиран!

Сталин, укоризненно-осуждающе погрозил «эффективному менеджеру» пальчиком:

– Опять ты за своё, Лаврентий[5]?!

– Всё это – подлое враньё, товарищ Сталин! – перекрестился по православному Берия.

Рисунок 8. Берия Л. П.

Меж тем, стоящий «на часах» чекист, мелком взглянув на опера-важняка и, получив его молчаливое одобрение, повернул в замочной скважине торчащий в ней ключ.

– Товарищи из спецслужб, – обратился к ним Вождь, – могут взять свободные стулья и присесть… Там же. «Заседать» мы здесь с вами будем ещё очень долго, а в ногах правды нет!

Означенные «товарищи», долго себя уговаривать не заставили…

– …Итак, продолжим! Кто Вы, товарищ Берия?

– Нет, я не был «английским шпионом»… И, даже не был сексуальным маньячилой – бегающим по старшеклассницам. В «той» жизни, я руководил довольно-таки крупным НИИ… До девяносто третьего года. Потом, НИИ закрыли, а меня отправили на пенсию. От нечего делать, занялся коммерцией и добился вполне приличных результатов. Хотя, конечно, олигархом не стал…

– Какого профиля был НИИ?

– «На стыке наук», – сухо ответил Лаврентий Павлович, – на первый раз, я думаю достаточно. Время будет и, живы останемся – познакомимся «поближе»…

– Ага… Очень хорошо! Вы, товарищ Ворошилов? Здесь, Вы уже возглавляете Народный комиссариат по военным и морским делам – «Наркомвоенмор»[6]. После загадочной смерти Фрунзе – в которой, демократические историки обвиняют нас обоих. Хм… Наверное, «там» Вы были генералом…

Рисунок 9. Ворошилов К. Е.

– Нет, товарищ Сталин! Я был всего лишь полковником… Учился в Вольском высшем военном училище тыла, затем закончил академию Генштаба и, до известных всем событий, исполнял должность зампотылу[7] крупной воинской части. Ну, а «после» бездельничал на пенсии…

По залу разнёсся ропот разочарования.

– Да, явно не айс…, – явно послышалось, – опять у товарища Сталина «нет для нас Клаузевицев…»

– Ничего, ничего! – поддержал своего маршала Сталин, – как раз соответствует! Нарком или министр обороны, это – не строевая должность, а больше политически-хозяйственная!

– Ничего, ничего! В Испании, как-то раз, министром обороны беременную бабу назначили, – «поддержал» Ворошилова сам Лаврентий Берия, – боеготовность блока НАТО, от этого нисколько не уменьшилась…

– А, она у него была?!

После нескольких неуместных смешков, вновь установилась тишина…

– Зря, кстати стебаетесь над Климентом Ефремовичем, коллеги! Испокон веков генералов на Руси – как собак нерезаных, а вот хороших снабженцев…, – поднял палец к потолку Сталин, – меж тем, если армия хорошо снабжается, она – как правило и, хорошо воюет! …Кто следующий?

Решившись не дожидаться когда его вызовут, Молотов сам встал, одёрнул куцый пиджачок и представился:

– Закончил «Бауманку», МГИМО и, работал на различных хозяйственных и дипломатических должностях – в том числе и, во «Внешэкономторге». Знаю пять европейских языков и три азиатских. После известных всем событий, некоторое время занимался частно-коммерческой деятельностью…

Рисунок 10. Молотов В. М.

– Ну и, как? – заинтересовался Сталин, – что-нибудь получалось, Вячеслав Михайлович?

– Что-то получалось, что-то нет… Как всегда! – улыбаясь ответил Молотов, – олигархом не стал – но и, на мели никогда не сидел.

– В общем, должности Наркома иностранных дел, Вы будете вполне соответствовать…

– В данный момент, товарищ Сталин, наркоматом иностранных дел заведует гомосек Чичерин. Моя же «очередь», настанет только в тридцать девятом году – после Литвинова…

– Знаю, знаю… И, про «гомосэка» тоже знаю. Сейчас Вы заведуете Постоянной Комиссией обороны при Совете Народных Комиссаров СССР, а в тридцатом году его же – СНК возглавите. Однако…

Многозначительно помолчав, Вождь добавил:

– …Я думаю, в самом ближайшем будущем, нас ждут некоторые НЭБОЛЬШИЕ(!!!) кадровые перестановки…

– Ох, не так уж и, легко это будет сделать, Товарищ Сталин…, – иронически улыбаясь сказал Киров, – даже, Вам.

Рисунок 11. Киров С.М.

Сталин, перевёл взгляд на него и вопросительно приподнял брови. Киров, не задержался и, вполне аргументированно пояснил:

– Такой, знаете, гадюшник…

– А, Вы откуда знаете, Сергей Миронович? – вопросил Вождь.

– Преподавал в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС… Историю КПСС!

– Ага… Значит, Вы в теме…, – потёр руки Сталин, – очень хорошо!

– …Потом, на всё это дело плюнул слюной и уехал на Родину – на Алтай. Там, я возглавил полуразваленный колхоз и за десять лет сделал его миллионером. Ну, а затем – пенсия, совпавшая с перестройкой и всем последующим бардаком… Да…

Киров махнул рукой, как бы – отгоняя кошмар.

– Ну, раз с колхозом справились – справитесь и с Ленинградом, Сергей Миронович! – усмехнулся в усы Сталин, – вот только, кобелируйте поменьше: нам Вас сильно будет не хватать – если, опять какой-нибудь психованный рогоносец, ухайдакает Вас из ржавого «Нагана»…

– А, сколько работы товарищам чекистам добавится…, – озадаченно почесал заметно начинающую лысеть голову, Берия.

– Да я в курсе, товарищи! – прижал руки к груди тот, под общий гогот, – близко к той сучке не подойду…

– Кстати, коллеги…, – Сталин перевёл взгляд на зал, – всех «сучек» стороной обходите: пенициллин от сифилиса буржуи ещё не придумали.

– Значит, мы придумаем…, – лёгким эхом отозвалось из зала.

Глава 2. «Ху из ху», как говорится

«Чужaков нигде не любят. Везде всё уже дaвно поделено. Нaдо, либо жениться нa стрaшиле, чтобы войти в клaн, либо подбирaть крошки с бaрского столa…», – не помню откуда…

– Ну, что? Я думаю, топ-команда подобралась подходящая – как будто спэциально…, – тут Сталин слегка завис, но мотнув головой, продолжил, – теперь попросим товарищей сидящих в зале, предоставить сведения о себе.

Сразу несколько человек поднялось с места и переглянувшись ломанулось было к столу, однако были остановлены на «дальних» подступах к президиуму:

– Нэт, всем вмэсте или по очереди выступать нэ надо! Я, думаю, сдэлаем так…

Вождь, поднялся с места и прошёлся разок-другой за спинами соратников:

– …Увэрен почему-то, все уже пошарили в своих карманах. Если же, нэт – самое время это сделать: достать и изучить собственные документы… Ээээ… Вашего «рэципиента» – донорского тела, говоря по-русски. Я думаю, у каждого из вас в кармане, также найдётся листок бумаги и пишущие принадлежности… Если нэт, возьмите со стола. Очень кратко пишем о себе и о своём… «Теле»! Если, мне или товарищам коллегам будет что-то непонятно – вызовем и пэреспросим…

– …С пристрастием! – оторвал голову от бумаг Берия.

– Думаю, до этого нэ дойдёт – сами всё расскажут.

Вождь, ходил вдоль стола за спинами своих сподвижников и перечислял:

– Итак, пишем: Все данные «реципиента» с документов плюс свои собственные данные… Опять же: «оригинальные» фамилию, имя и отчество нэ надо – нам это ничего нэ даст. Возраст на момент «попадалова», образование, профессию, занимаемые эээ… При «той» жизни должности… Хобби… Всё, что на ваш взгляд, могло бы вам пригодиться «здесь». Ну и, всем нам, конечно и, в первую очередь – нашей с вами стране!

Походив ещё и, подумав, он добавил:

– Чтоб понять, как мы здесь очутились – я бы попросил, коллег, написать чем имэнно вы занимались перед самым… Перед «тем самым»! Перед самым «попадаловом». И, желательно сообщить точное время… «По Москве» – если, конэчно помните… Кому, что непонятно?

После пару минут раздумий, ещё:

– Если, сидэли в тот момент в сети – то, напишите: на каком именно сайте и, как часто Вы на нём зависаете… Ну и, свой «ник», не забудьте написать, товарищи!

В зале закипела напряжённая работа и, одновременно как побеги тополя сквозь асфальт, «проросло» несколько поднятых рук:

– Товарищ, Сталин! Пить хочется, аж хохочется! – просящим тоном, сообщил один из «рядовых» попаданцев, – по ходу, мой «реципиент» вчера безбожно «квасил» – знакомое состояние… Алкаш! Как бы, чайку организовать, а?!

Возникший после его слов неровный гул голосов, подсказал Вождю, что тот далеко не один.

– Сэйчас попробуем организовать… Пока вот – свежая водичка из графинчика, – предложил Вождь альтернативу, – тепловатая, правда. …А Ви, товарищ?

– Мне бы наоборот – «отлить» бы, товарищ Сталин…, – несколько мялся следующий с поднятой рукой, – а, выйти туда…

Страждущий «наоборот», покосился на охраняемую Чекистом и Важняком-Опером дверь:

– Что-то очково мне, Вождь…

Несколько попаданцев в зале неловко заёрзали – видимо, «отлить» приспичило, не одному ему. Кто-то, серьёзным голосом предложил справить «малую нужду» прямо из окна, но его не поддержали.

– Панятно… Да, нэ стесняйтесь, товарищи! Что естэственно – то, не бэзобразно… Где тут у нас туалет, интерэсно? С буквами «Эм» и «Жо»?

Взгляд Сталина остановился на двери в дальнем углу зала, плохо видимую из зала – из-за особенностей планировки и освещения.

Перехватив взгляд Вождя, опер-важняк проявил инициативу:

– Разрешите разведать, товарищ Сталин?

– Вперёд! По оперативному, товарищ!

Какой-то остряк из зала, подковырнул Вождя фразой из старого советского анекдота про индейцев:

– «На третий день, Зоркий Сокол заметил – что в их камере задней стены не хватает…».

Спустя несколько минут тягостного ожидания, Важняк вынырнул из дверей, на ходу оправляя гимнастёрку и вытирая руки носовым платком:

– Всё верно – это «Эм» и «Жо»! Правда, сантехника… Как будто, из музея фараона Тутанхамона.

– А, что Вы хотели – начало двадцатого века! Большинство россиян, вообще – под кустики бегает и лопушком подтирается.

– «Большинство россиян» под кустики бегает редко, – мрачно уточнил кто-то, – потому что жрать в стране нечего и соответственно – …рать нечем.

– «Русских», товарищ Сталин, «большинство русских»…, – ещё один умник нашёлся, – «Россияне» – как нация, при Борисе Николаевиче появились.

– И, «русских» – тоже. Или, Вы думаете, в эту эпоху в каждой юрте кочевника из Средней Азии есть нержавеющий унитаз с титановым напылением?

«Кстати, надо будет запатентовать и замутить производство таких ништяков, – подумал Вождь, – не самому конечно… Может, найдётся, такой специалист среди «наших»? Буржуи, прямо с руками отрывать будут!»

– Но, чистенько – не откажешь…, – отдал должное советскому сервису Важняк.

– А, что Вы хотели – это ж, КРЕМЛЬ!!!

Вскоре, в направлении доисторических «удобств» выстроилась очередь.

– Этот вопрос, кажется решили… Теперь бы, действительно – чайку…, – мечтательно протянул Вождь, – интэресно, какой «тут» чай пьют? Что-то я этот момэнт… Пролюбил.

– Любой – кроме грузинского…, – с ехидцей, сверкнул стёклами пенсне Берия, – тот, только после войны «пошёл» в широкие массы.

– Китайский, товарищ Сталин, – это Молотов, – в это время, в России пьют китайский чай… Конечно, те – кто имеет такую возможность.

– Опять – всюду «китай»! – буркнул кто-то в зале, – стоило ради этого «попадать»…

– А вон на стене телефон, товарищ Сталин, – подсказал Молотов и сделал попытку привстать, – может, попробовать?

Слева от входа, действительно висел старинного облика «прямой» аппарат – без привычной «вертушки», с громоздкой на вид трубкой.

– А, давайте, я сам, – остановил его Вождь, – я, кажется, уже установил «вербальный» контакт с «местными».

Подойдя к телефону, сняв трубку и приложив её к уху, Сталин с минуту прислушивался, несколько округлив свои слегка желтоватые тигриные очи… И, зажав ладонью микрофон, взволнованно сообщил встревожимся соратникам:

– Твою ж, мать… Бажанов[8]! Он же от нас скоро сбежит, гнида… И, такого про всэх нас наплетёт… А, про мэня… Хм, хм… Про товарища Сталина…

Рисунок 12. Бажанов Б. Г.

– Так, это когда будет? В январе двадцать восьмого года, по-моему…, – успокаивающе сказал Вождю Киров, – через полгода! А пока за чайком пусть метнётся.

Несколько «переигрывающе» – с сильным поддельным акцентом, Сталин буквально «прорычал» в трубку:

– Товарищ Бажанов! Ми здэсь с товарищами трохи задэржимся – тэма одна имэется… Ви органызуйте нам чайку, будь ласка… Да, да! С цукерком и лымонами – еслы нэ в лом, конэчно.

– Пожевать бы чего, тоже б, не помешало, – как бы невзначай обронил Ворошилов, – чёрной икры не надо, а вот от колбасы с хлебом я бы не отказался…

«Не уверен, что в СССР уже производят колбасу»[9], – подумал Вождь, – даже «докторскую»…».

– …И, бутэрбродов товарищам, будьтэ так добры, нэ забудте! Да, да – на всэх… Поболшэ – много нэ будэт. Еслы останэтся – Ви дожуёте…

– …

Вдруг, прислушавшись, Вождь насторожился и, прорычал в трубку:

– ЧТО?! Какое Вам дэло? …Как закончим совэщание – я Вас СПЭЦЫАЛНО(!!!) оповещу!

Резко оборвал разговор, почти бросив трубку.

– «Гнида» – а, по голосу и нэ скажешь! Наоборот… Ласковый, такой… Падла! И, любопытный.

– «Тот» Сталин, – негромко и, как будто невзначай, заметил Молотов, – как будто бы, поспокойней был… Не такой нервный.

– «Тот» Сталин, нэ знал – какую змеюку подколодную, он меж грудей пригрел! – всё никак не мог успокоиться Вождь, – никогда не понимал таких: сначала из шкуры лезут – карьеру делают, по трупам карабкаясь… Потом, вдруг в один момент оказываются белыми и пушистыми и обливают остальных …овном!

Берия покосился в сторону дверей и, ни к кому персонально не обращаясь, достаточно громко сказал:

– Вопрос с этой мразью, надо как-то решать. В «реальной» истории, он нанёс очень сильный пропагандистский урон стране, своей высосанной из… Из пальца писаниной.

– Опять – двадцать пять…, – раздалось недовольное бухтение из зала, – опять «железный занавес», опять диссиденты, невозвращенцы…

– …Извращенцы, – продолжил Киров, – судьба значит, у нас такая! Со времён Ивана Грозного и беглого диссидента князя Курбского.

– Всё возвращается на круги своя! Опять строим один большой ГУЛАГ, коллеги?! – не унимался «оппозиционер», – из которого, даже не сбежишь по-человечьи?!

Вспыхнул, правда быстро погас – как тополиный пух, короткий, но ожесточённый неконструктивный срач:

– Не нравится: чемодан, вокзал… Коллеги! Израиль, уже построили?

– Никак, «коллега» тоже лыжи навострил?!

– На лыжи и через Северный Полюс! Белым медведям, тоже – харчеваться надо.

«Запинав» оппозиционера, коллеги тем не менее – замолчав, призадумались…

– Нэ, я понымаю если от «прелестей» тоталитарного режима, бежит какой-нибудь простой работяга – который заипался пахать за «пайку черняшки» необозримые колхозные поля. Или нэ сумевший реализовать себя без «свободной конкуренции» обыкновэнный предприниматель-барыга…, – меж тем, продолжал рассуждать вслух Вождь, – так, здесь же – ВЫСШИЙ(!!!) партийный функционер! Ему то, что не хватало?! И ладно, бы – сбежал и молчит, наслаждаясь «прэлестями» свободного общества… Нэт, раз…ызделся на весь бэлый свет. Нэ, с такими надо решать жёстко!

Сидящий у дверей Чекист, посмотрев на Важняка, еле слышно промолвил известную фразу – из ещё не снятого, но очень популярного… Лет через пятьдесят, фильма:

– «Как говорил один мой знакомый – покойник: «Я слишком много знал…»».

Важняк, понимающе усмехнулся:

– Однако, надо будет как-нибудь пооригинальней замутить! Какую-нибудь, многоходовочку. Чтоб, всем «многознающим» и шибкоразговорчивым гнидам из «верхов» урок был.

* * *

Часа не прошло как шло, первые «анкеты» попаданцев легли на стол президиума:

– Так… Посмотрим, что там у нас…

Первой взяв в руки «анкету» Ворошилова, Вождь чуть было вслух восторженно не присвистнул: его «ник» был ему хорошо известен! Этот человек очень часто попадался своими статьями и комментариями на всяких-разных форумах, посвящённых начальному периоду Великой Отечественной Войны. Последняя его статья «Пять альтернатив 1941 года» – вполне убедительно и на конкретных примерах, доказывала неизбежность получения от немцев конкретных люлей в начальный период войны. Даже, несмотря на все потуги попаданцев с плотно «набитыми» инфой ноутбуками… За исключением, конечно, тех случаев – когда «рояли» бы, летали плотными «журавлиными» косяками. Например, если б, в СССР образца 1941 года, «попадали» бы целые гвардейские танковые армии образцов от сорок пятого до девяносто первого годов. Ну, или хотя бы одной атомной подводной лодки с аналогичными боеголовками на борту – чтоб весь Третий Рейх, разом смести к ебе…ням в радиоактивный пепел…

Рисунок 13. «Спасти обречённых: пять альтернатив 1941 года». Стоявшие у границы советские войска были обречены на гибель. Их было на круг 40 дивизий против 100 в германской армии вторжения. Остальная армия не могла им помочь, будучи не в силах преодолеть сотню или даже все 300 километров. Но как развивались бы события, если бы тогда, в 1941 году, всё пошло по-другому?» Автор Алексей Исаев.

Вскоре, процесс сдачи «анкет» попаданцами ускорился и, перед Вождём уже лежала хорошенькая кипа разнокалиберных – исписанных, чем попало и как попало листков бумаги. Всех поражало, как мало времени у Сталина уходило на изучение и анализ содержимого. Он, бегло, в один взгляд их изучал – как фотографировал, затем передавал сподвижникам. Иногда, Сталин еле слышно бормотал восхищённо:

– Ба… Какие люди! Ну, если это не «рояль в кустах» – то, я не понимаю вообще тогда, что такое – «РОЯЛЬ»!!!

Наконец, последний и Вождь огласил «весь список»:

– Итак, товарищи, подведём некоторые предварительные итоги. Всего нас здесь «попало» (?) человек. По «вселенцам» очень интересная картина вырисовывается…

Ещё раз перебрав «анкеты» – в обратном порядке.

– …Кроме нас, – Сталин показал на своих соратников, – все вы, так или иначе «практики» – то есть специалисты занимающиеся чем-то конкретным, в какой-то конкретной отрасли.

«Каждой твари по паре, – мыслимо резюмировал Вождь, – нет только программистов-компьютерщиков – что впрочем, не критично и, ни одного химика. А вот это хреново!»

Впрочем, был один микробиолог и один фармацевт.

«Ну, этих на антибиотики, однозначно! Ну, а если время свободное будет, пусть занимаются к примеру нефтянкой… Или полимерами».

– По так называемым «реципиентам», картина вырисовывается ещё более интересной…

Дальше, Сталин прочитал по списку сколько и кого, специалистов в области чего «попало». Большинство фамилий, большинству попаданцев ничего не говорило, впрочем. Народ сидел и озадаченно вертел шеями – озираясь на своих коллег, не узнавая их.

Наконец, коллега Сталин выкатил главный «арбуз»:

– Но, самое интересное: все мы перед «попадаловом» сидели на одном и, том же сайте – в одно и, тоже время!

Он, под всеобщее изумление назвал один сайт в интернете – очень популярный среди любителей альтернативной истории… Гул голосов… Встал один кряжистый, бритый наголо военный и делая вид, что закатывает рукава, грозно спросил:

– Среди «попавших» коллег, есть один тип под ником «Сталк»?

Никто ему не ответил и, раздосадовано садясь, тот пробурчал:

– Ну, так и думал – как сраться в сети, так он – герой… А как в реале «попасть» и, за базар ответить – так кишка тонка.

– Ну я – Сталк, – пропищал один евреистого вида очкарик, – ты что-то предъявить хотел?

– Я – Рэд Бул!

– Да мне нас…рать!

На них со всех сторон зашикали:

– Коллеги, коллеги! После капитуляции Германии выяснять отношения будете!

– И, наконец – самое-самое интересное…

Сталин взял паузу и, по всего его виду, можно было догадаться – что это ещё не всё… Точно!

– Коллэги! Только нэ кидайтесь в меня с размаху бронебойными тапками… Но, этот сайт принадлежит мне! Я – Админ.

Могильная тишина… Казалось, кого-то закапывают молча и… Заживо!

Вдруг, зал взорвался дикими криками возмущения. Тут всякое было, вплоть до идиоматических выражений и прочих разновидностей «великого и могучего».

– Так, это твоих рук дело, генералиссимус в оппу оппанный?! – запомнилось Вождю самое толерантное, – вертай назад – у меня жена после операции!

– Ты почто меня в этого семимесячного еврейчика вселил, носорог апельсиновый[10]?! – верещал Сталк, – «там» я был русским немцем, весил девяносто килограмм при росте 185 и любого бычару мог закатать в консервную банку.

Остальные предъявы в адрес Вождя носили явно не печатный характер.

Сталин стоял молча, крестив руки – как памятник самому себе и смотрел куда-то вдаль и ввысь… Возможно, в светлое будущее – откуда его занесла сюда нелёгкая. «Отбивались» его ближайшие соратники.

– Какая «жена», какая «операция»?! – соскочив, горячо заговорил Берия, – думайте, что говорите, коллега – ваша жена даже, ещё не родилась!

– Тебе дали ВТОРУЮ ЖИЗНЬ(!!!) ушлёпок, – это уже, рычал «аки лев» Киров, – а ты тут, предъявы Вождю лепишь?!

– Да, вы, что все? Не понимаете, что с вами произошло? – поддержал «любимца партии», товарищ Молотов, – самому молодому из вас «там» было пятьдесят шесть лет! Да, вам же девки – даже за большие деньги, уже не давали! Это же, ваш ВТОРОЙ ШАНС!!!

В ответ был всего лишь один выкрик:

– На куй мне ваши девки и этот ваш «второй шанс»? Там я была нормальной сорокалетней женщиной, а здесь я – сорокапятилетний лысый мужик с болтающейся меж ног вялой «сосиськой»…

Однако, из-за общего волнения, на этот крик души мало кто обратил внимание. Лишь, Вождь мелком подумал: «Вот это, что называется – конкретно не повезло!».

Самый веский аргумент привёл Нарком обороны:

– В самом деле, друзья…, – рассудительно заговорил с места Ворошилов, – всем нам, неизвестно для чего и каким образом – но, по сути, дана ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ!!! Это, происходит далеко не с каждым! Не гневите вы… «ЕГО»!!! Думаете, это всё СПРОСТА?!

В конце речи, он поглядел вверх и истово перекрестился. Его примеру, пару минут спустя, последовала – как бы, не половина присутствующих!

– Не гневите вы Господа, коллеги, – каким-то особенным голосом молвил Маленков, – а то «вселит» ОН(!!!) вас в таракана, за пару секунд до удара тапком!

Как ни странно, подействовало! Когда объяснений какому-то явлению нет, человек привычно объясняет это явление чем-то сверхъестественным…

Постепенно, попаданцы, смирившись с неизбежным стали утихать.

– Да, я всё понимаю – но, мои внуки…, – растерянно проговорил один, со слезами на глазах, – мы с моей Оленькой, так долго ждали сына, а потом – внуков… Близняшек… И, я их так люблю…

Наконец и, он сел, успокоившись.

Шум в зале, потихоньку начал стихать, как грозное, но непродолжительное природное явление…

– Как легализоваться в этом времени будем, товарищ Сталин? – раздался, наконец, конструктивный вопрос, – я, например, ни черта из жизни моего… Моего…

– «Реципиента»…

– Вот, вот! Ничего из его прошлого и настоящего не знаю…, – спрашивающий достал из кармана бумагу и взглянул на неё, одев очки, – даже, кто это такой – без малейшего понятия!

– И, я! И, я… И, я…, – как эхо раздавалось под высокими сводами старинного здания, помнящего наверное, ещё Семибоярщину и всех трёх самозванцев.

– Эх…, – вздохнул кто-то совсем рядом от стола, – не долго, видать, мне опять двадцатипятилетним ходить… Разоблачат и, к стенке поставят.

– Спокойно, товарищи! – поднял руку Вождь, – «рано, впадать в отчаяние» – как говорил всем вам известный Кузьмич!

В зале послышалось несколько, разрядивших обстановку смешков…

– Как я из ваших анкет понял, все вы люди – взрослые, довольно долго пожившие…, – Сталин, ехидно усмехнулся в свои знаменитые усы, – некоторые, даже – слегка зажившиеся на этом белом свете – как, я…

Веселье усиливалось и послышалось:

– Не сцы, Вождь: в этот раз с тобой долго не заживёмся!

Тот, ноль внимания:

– Абсолютное большинство с высшими образованиями, некоторые даже с несколькими… Неужели, мы с вами психологически не обыграем «хроно-аборигенов»?! Тем более, с нами «попал» целый психоаналитический профессор. Даже, «ник» у него на форуме такой был – «Мозговед»!

– Всего лишь «доктор», не профессор…, – поскромничал товарищ Маленков из зала.

В зале послышались удивлённые восклицания.

– Тэм более… Что первым делом посоветуете коллегам, Георгий Максимилианович?

– Держать морду понаглее, товарищ Сталин, – профессионально «посоветовал» тот, – хотя, могу побеседовать с каждым – чтоб, внушить ему уверенность. Могу, научить – буквально за пару занятий, простейшим методам самоконтроля…

– А, гипнозом владеете?

– И, гипнозом владею… Однако, не всем подходит. Но почти любого могу «запрограммировать» на успех – это был мой «конёк».

Сталин, с довольным видом потёр ладони:

– Очэнь хорошо! Если сами нэ в курсе, товарищ Маленков, то в данный момент, Вы – сотрудник Организационного отдела ЦК ВКП(б). А, скоро, в этом году уже – будете техническим секретарем Политбюро ЦК…

– Извините, но мне это ни о чём не говорит! – развёл руками тот.

– Ну… Типа руководителя отделом кадров партии – сильно упрощая, конэчно.

– Аааа…, – прикинул что-то Маленков в уме, – нормально, пойдёт. Сработаемся, коллега Сталин!

– Ну, это всё попозже. Сейчас же, я вот что предлагаю…

Сталин встал со своего места и, держа в руке незажжённую трубку, вновь прошёлся несколько раз за спинами своих ближайших соратников. По завершению каждого «круга» он приостанавливался и говорил:

– Где-то, про трэтью часть из вас, коллеги… Точнее – про прежних владельцев ваших «тушек», я могу рассказать сам, причём – достаточно подробно… Интерэсовался, знаете ли…

– Наверняка – я уверен на все сто, на каждого из вас есть соответствующее досье в соответствующем архиве. После нашего чаепития, с лёгким перекусоном – я позвоню своему секретарю и, пусть он организует доставку сюда ваших личных дел. Посидите здесь до утра, почитаете про себя – ознакомитесь.

– Судя, по вашему нахождению здесь – со мной, каждый из вас – «человек с положением», у каждого из вас есть должность, значит – кабинет, подчинённые и прочие атрибуты. Завтра…

Сталин приостановился, задумавшись:

– …Как только вы будете психологически готовы, вызываем через секретаря самого вашего «информативного» подчинённого. Он, сопровождает вас до кабинета, там вы знакомитесь с информацией о себе и своих занятиях, из найденных там документов.

– Вызываете по одному своих подчинённых, беседуете с ними, осторожно извлекаете интересующую вас информацию…

– Сложнее будет с семьёй – если, она у вас есть, конечно.

– Что я тут могу посоветовать? …Нэ торопитесь! Только, хорошо всё разузнав, идите на первую встречу с «родными» и, если что, жалуйтесь на чрезмерную усталость от круглосуточной работы. Если чувствуете, что не готовы – лучше заночуйте на рабочем месте, поручив секретарю позвонить и успокоить родных.

– В самых тяжёлых случаях, – проявил инициативу Мозговед, – на первой встрече с семьёй, могу присутствовать я…

* * *

Где-то, через полчаса – «вожди» успели сбегать «отлить» без очереди, в дверь предельно вежливо постучали…

После своего мимолётного посещения, несколько человек вышколенной кремлёвской обслуги на столе у «вождей» оставили пузатый – старинного облика, облепленный медалями медный тульский самовар, с полсотни стаканов в подстаканниках и, что-то накрытое салфетками, источающее пьянящий запах свежего хлеба, сыра, колбасы и сдобы.

Рисунок 14. Серебряный подстаканник времён Империи.

Сидящих за «председательским» столом, кремлёвские халдеи обслужили и тут же удалились, а остальные попаданцы – рангом пониже, оказались на «самообслуживании», разливая чай и разбирая снедь с блюд самостоятельно.

– Кремлёвский сервис на высоте, – заметил Берия.

– Ничего удивительно, – ответил Киров, – «сервис» кремлёвским вождям от царя достался – поди и воруют халдеи точь так же…

– А китайский чаёк то, КЛАСС!!! – первым отведал Вождь, – сразу видно – фирменный, не «самопал»!

Присоединившиеся к дегустации соратники, высказали то же самое, даже – в более восторженных тонах.

– Соскучился порядком по таким…, – с ностальгией воскликнул Киров, разглядывая подстаканник, – как в старые добрые времена… Как в поездах, помните? Чай проводники в таких пассажирам разносили!

– Нет, не в таких…, – не согласился с ним Молотов, – эти, ещё царские. Серебряные!

– Хорошо жили «слуги народные»!

– А, то ты будто не знал – когда в Институте марксизма-ленинизма, лапшу на уши студентам развешивал?!

– Знать то, я знал… Да, так не жил! Совесть имел.

Прислушивающийся в диалогу Сталин, спросил:

– Так, что? …Пэреходим на «ты», коллэги?!

Ворошилов высказал общее мнение:

– Конечно, переходим! …Может, о деле поговорим? За чаем?

– Конэчно, поговорим! За чаем, в самый раз о делах поговорить – если водки нэт.

Вожди, дружно поржали…

– Хреново, вот – что, ничего из памяти «реципиентов» не сохранилось…, – попивая вкусный китайский чай, проговорил Берия, – неправильные мы с вами, попаданцы «вселенского» типа, какие то!

– Да! – виновато сознался Ворошилов, – ничего, из «его» сознания не помню… Знаю лишь был такой нарком обороны – «красный маршал», «первый красный офицер»… Не интересовался, понимаете! Жуков, Рокоссовский… Тот же товарищ Сталин, это – ДА!!! А, кто такой Ворошилов?! …Фигня, какая-то!

– Ты женат на еврейке, – «обрадовал» его Молотов, – и, ещё: Троцкий сказал, что твоя лошадь умнее тебя!

– Был б твой Троцкий, сам был бы умнее лошади товарища Ворошилова – не я бы здесь с вами сидел, а он! – несколько свирепо, впрягся Вождь за своего ближайшего сподвижника, – а, так Лев Давыдович сейчас чемоданы в Алма-Ату пакует и неальпиниста с альпенштоком поджидает…

– Троцкий, он вовсе не мой! – с лёгким, шутливым испугом отбоярился от обвинений в «оппортунизме» Лаврентий Павлович, – так, прикола ради…

– Ты с этим нэ шути здесь, Лаврентий! ВСЁ!!! Срач в Инете закончился и, я думаю – навсегда! Даже, со «своими» нэ шути так: в привычку войдёт – проколешься среди чужих…

Мельком бросив взгляд на явно прислушавшегося чекиста у дверей, Киров поправил:

– Не… Троцкий пока не «пакует» чемоданы – пока ещё выёживается, на что-то надеется. Но, скоро отчалит… Ещё в этом году[11].

Пропустив мимо ушей про «собственную» лошадь, Ворошилов поинтересовался начёт собственной жены:

– Да, ты что?! Еврейка, значит… А подробности можно? Красивая, хоть? Жена то, моя?

– А, я знаю? Знаю, что еврейка – больше ничего…, – ответил Берия, – я, если что – чужими жёнами не интересуюсь.

– А «чужими» школьницами? – подначил Молотов.

– А в морду? – вспылил Лаврентий Павлович, снимая пенсне.

– Ви ещё подерытэсь, горячие попаданские парни! – интонацией рефери на ринге, охолонул их Вождь, – а вам обслуга точно чай налила?

Он взял стакан Берии, недоверчиво осмотрел его и обнюхал.

– Этому столику больше не наливать! – сострил ближсидящий «рядовой» попаданец.

– Драться я не буду, но если ещё кто-нибудь…

– Ладно, ладно! – примиряющим тоном, сказал Молотов, – про школьниц в твоём присутствии ни слова!

– А про школьников? – потроллил Берию какой-то «весёлый и находчивый» из зала.

«Блин, а ведь хотел Берию на пост наркома просвещения поставить…, – озадаченно подумал Сталин, – а теперь он хрен согласится из-за этих подначек».

– Коллеги! – всё никак не мог уняться Маршал, – кто-нибудь в курсе насчёт моей жены-еврейки?

– Да, какая она «еврэйка», твоя Екатерина Давыдовна? – проявил осведомлённость в семейных делах своего наркома обороны Сталин, – она, ещё в ссылке православие приняла. Её кагал от неё отказался и заживо ей, отходную хором отпел. Могилку – как надо, на семейном кладбище оформили: типа, помэрла она типа для всего еврэйского народа…

– …Серьёзно? Прям, какой-то обряд Вуду… Жуть!

– Религиозный экстремизм…

– А дети у нас есть? – Ворошилов, напрягшись замер в предвкушении ответа.

– Своих детей у вас нет…

Нарком, с яростью глубочайшего разочарования, ударил ладонью об стол. Получилось громко, как выстрел:

– Да, ЧТО ЗА ЧЁРТ!!! Да, почему же…

После недолгого молчания, Сталин негромко спросил:

– Тебе рассказать, коллэга, почему у четы Ворошилова, не было собственных дэтей?

– Ну… Расскажи.

– Ты точно это хочешь знать?

– Всё равно же узнает! – заметил Киров, – уж, коль так захотелось.

– Не темни, коллега!

– Твою Екатерину, в девичестве Голду Давидовну Горбму (кстати, одесситку по месту рождения), в семнадцатилетнем возрасте – в ссылке соблазнил, «обрюхатил» и бросил один «пламэнный рэволюционэр» и жертва кровавого сталинского рэжима, заодно…

– Вот, пи…ор! – Ворошилов, учащённо засопел.

– Согласэн, – поспешил Сталин, – совершенно точно определение!

Маршал, ещё в глаза не видя своей жены и, даже ничего про неё не зная, похоже начал её ревновать. Многим показалось это забавным и послышались смешки. Сталин продолжил резать правду-матку:

– …После сделанного криминального аборта, Голда стала бесплодна.

С Климентом Ефремовичем, чуть не случился припадок или что, ещё похуже! Покраснев, с вытаращенными налившимися кровью глазами, он лапал-царапал кобуру и задыхался, хватая воздух ртом – как рыба выброшенная из воды в микроволновку.

К счастью, Ворошилов скоро успокоился и видя всеобщее недоумение коллег – с раззявленными хлебальниками наблюдавшими его истерику, извиняюще пояснил приложив ладонь к сердцу:

– Прошу прощения, коллеги, за мою несдержанность! Понимаете… «В той» жизни у нас с женой тоже не было детей… Хм, гкхм… Только, уже с моей стороны. Вроде, всё нормально «функционирует», всё путём и… Пока туда-сюда, пока врачи диагноз поставили, пока надеялся, лечился… Так ведь, служба по гарнизонам ещё! Поздно стало – уже у неё, из-за болезни сердца…

Маршал, обречённо махнул рукой.

Поёрзав, стараясь не смотреть Маршалу прямо в глаза, Вождь попробовал утешить своего наркома:

– Зато, у вас есть приёмный сын Петя – четырнадцатого года рождения и вы воспитываете двух детей Фрунзе – Тимура и Таню. Ну, эти вообще – малыши!

Вздохнув, Ворошилов обречённо:

– Был у меня уже приёмный сын… Плохая наследственность – как подрос, запил и… Убили в подворотне его же дружки.

– У этих, наследственность хорошая! – заверил Вождь, напрягая память.

Ну, Тимур Фрунзе – тот, ясно! Лётчик-герой – погиб в 42-ом под Харьковом. А про Петю и Таню, ничего не мог вспомнить.

– Как, кстати, ту жертву «сталинского режима» зовут? – полностью успокоившись, с холодной решительной мстительностью спросил Маршал.

– Авель Енукидзе… Единственный из «жертв», кстати, которому было предъявлено обвинение в совращении малолетних[12].

Рисунок 15. Авель Енукидзе.

Оглядев зал, Ворошилов одёрнул гимнастёрку и свирепо сказал, обращаясь к Сталину:

– Вождь! Этот педофил – МОЙ!!! Что хочешь потом проси, но ЭТОТ(!!!) – мой!

«Кажется, я знаю с чего начнётся «великая чистка» и кто возглавит список «съезда расстрелянных», – с удовлетворением подумал тот, кто вселился в тело Сталина, – история мутноватая, конечно и всеми – кому не лень сфальсифицированная, но кажись и «в реале» репрессии начались с этой мрази, которая – когда за …опу взяли за сексуальные преступления, всех сдала»!

– Он – НАШ!!! Не надо жадничать, коллэга Ворошилов.

Практически всех без исключения попаданцев не по-детски напрягала необходимость встречи с семьёй – с родителями, с жёнами, детьми и прочими. Из «бета-вождей», особенно убивался Берия:

– Блин, а я же по-грузински ни слова! Как я с ней? …А, если она?! Мать…, – схватился за голову будущий «английский шпион».

– Ты – мегрел, а не грузин, Лаврентий, – поправил Сталин, – хотя, если честно – не понимаю какая между ними разница…

– А мне, думаешь легче? Я и, по-мегрельски ни хрена не шарю… Мать, твою…

– Ладно, хорош причитать, «эффективный менеджер»! Я тоже – из грузинского знаю только «генецвале», «кацо» да «Сулико»… Ну и, песенку из «Мимино» запомнил… Как там… Ээээ…:

«– Чито грито чито маргарито да,
Чито грито чито маргарито да…»

– У тебя жена – русская, коллега Вождь!

– И, что? От этого намного легче? К примеру, как они друг друга при интиме зовут? И это – лишь один из вопросов! Ндаааа…

Правда, Сталин утверждал, что он более «подкован»:

– Все мы в одинаковом положении, короче… Правда, я про «это» время и моего… Моего «реципиента», всё досконально знаю. Специально изучал и, достаточно всерьёз!

Он, обвёл соратников пронизывающим взглядом:

– Про вас всех, тоже – достаточно хорошо знаю и, охотно поделюсь информацией… Так что, прорвёмся!

– Спалимся – как пить дать, спалимся…, – в этот раз паника охватила Молотова.

– Смотря перед кем…, – Сталин задумчиво рассматривал собственный портрет – висящий рядом с ленинским справа на стене, между окнами, – перед «ближним кругом»: семья, обслуга – естественно «спалимся»… Враз, поймут что мы – «не те». Так и, что? Мы ж, не просто люди, мы… Символы, что ли… Символы и гаранты. Если твоя жена, товарищ Берия, заметит что с тобой что-то, не то… Что ты – «какой-то, не такой»… «Не от мира сего» – так сказать. Она побежит в НКВД? К психиатру? Ну, предположим ей поверят – что, в тело её мужа, кто-то «посторонний» вселился… Она, разве не понимает, что после этого – она и её дети всего лишатся? Общественного положения, «кремлёвской» квартиры, «кремлёвского пайка» и всех прилагающихся к этому номенклатурных ништяков? «Крыши», в этом опасном на каждом шагу времени? Наконец, ПЕРСПЕКТИВНОГО БУДУЩЕГО?!

– Наркомы НКВД на дурочках не женятся! – многозначительно заметил Ворошилов.

– Конечно, нет: женщины, они гораздо прагматичнее нас, – нетерпеливо махнул рукой Киров, – да и, думаю… Мы тут – далеко не мальчики и, грамотно проехаться по ушам женщине сможем…

– Может, закосить на потерю памяти вследствие удара по голове? – «снизошло» на кого-то «рядового» попаданца, подошедшего из зала к столу плеснуть себе ещё чайку и, невольно подслушавшего разговор вождей, – или, при падении с лестницы…

– Думай, что говоришь! – Сталин показал на зал, – столько народу и, все с черепно-мозговыми травмами! НЭ ПРАВДОПОДОБНО!!!

– Может, на какой-нибудь научный эксперимент сошлёмся – над нами проводящийся?

Сталин, постучал по столу:

– Эксперименты, коллэга, ставятся на белых мышах, ушастых кроликах и эфиопских мартышках! В крайнем случае – на узниках концлагерей или приговорённых к смертной казни преступниках. Покажите мне пальцем – кто из присутствующих попадает под это определение?!

– В исключительных случаях, можно будет и, под амнезию закосить – если, уж вообще деваться некуда, – высказал своё мнение Маленков-Мозговед из зала, – но, это – стопроцентный писец карьере… Остаток жизни в психушке – стоило ли, ради этого «попадать»?!

– Всегда можно сослаться на предельную усталость – в связи с утомляемостью на работе…, – выдвинул более приемлемый вариант Ворошилов, – ещё и, пожалеет и приласкает. А там, привыкнется – по новой слюбится!

Долго ли, коротко – но под чаёк, все успокоились а сама обстановка устаканилась… У всех, как с души камень свалился и, после короткого оживления и обмена слегка пошловатыми – сугубо мужскими остротами, убедившись, что – все напились чая, Вождь подошёл к телефону звонить своему личному секретарю:

– Товарищ Бажанов? У мэня для Вас есть одно малэнькое – но, очень отвэтствэнное поручение… У Вас имэится спысок лиц, с которыми я сэйчас имею удовольствие заседать? …Как, это «нэт»?! Вы, ваще, чем там занымаетэсь[13]? Кормушку для себя нашли?! …Бэгом ко мне!

Народ в зале угорал, а соратники, слегка забеспокоились.

– Не перебарщиваешь, товарищ Сталин? – спросил Молотов, – как бы он раньше времени не свалил…

Вождь, сделал знак, что всё «окей»:

– Я его так зашугал, что он ничего не соображает! А, значит – ничего не заметит.

«Мозговед», с умным видом подтвердил:

– Хороший психологический приём! Может сработать. Но, советовал бы часто не злоупотреблять… И, почаще чередовать «кнут и пряник», коллега Сталин!

Буквально, через минуту в дверь постучали… По знаку Вождя Чекист открыл дверь и, в зал совещаний несколько опасливо зашёл запыхавшийся «Гнида».

На одетом в «цивильный» костюм очкарике, как лучи прожекторов ПВО на ночном самолёте-нарушителе, скрестились ничего хорошего не сулящие взгляды попаданцев… Тот, аж завертелся растеряно, оглядывая себя – что там у него не так, но Сталин его одёрнул сурово:

– Пэрэпысать всех присутствующих товарищей и, как можно скорее принести сюда их личные дэла! Как мэня поняли?

– Хорошо, товарищ Сталин! Понял Вас хорошо…

– Исполнять! Сядьте за стол, а коллэги… Товарищи, по одному пусть подходят и представляются.

Несколько забавно со стороны было видеть, как некоторые «товарищи» – по бумажке, заикаясь, да ещё с неправильным ударением читают свои «паспортные» данные! Правда, таких было немного, но всё равно хватило – чтоб Бажанов «напружинил» уши… Он, временами приподымал голову от бумаг и, несколько насторожено посматривал по сторонам.

«Палимся, как пить дать – палимся, – в панике подумал Вождь, – надо ему какой-нибудь «пряник» дать – чтоб, даже и не думал «рыть»…»

Правда, сначала выписал Бажанову «кнута», когда тот закончил «перепись населения»:

– Даже, чтоб имена их любовниц и клички любымых кошек их любовниц, я к утру знал. Идите!

Перепуганный и взъерошенный, красный как рак Бажанов со сбившимися на бок очками и, как-то бочком-бочком – как краб-отшельник, отправился на выход.

– Таварищ Бажанов! – остановил его уже в самых дверях Сталин.

Тот, остановился вздрогнув и повернулся лицом к Вождю, заметно напрягавшись…

– Есть адна идэйка: направить Вас этой зимой в заграничную камандировку с отвэтсвенным поручением…, – Сталин, хитро прищурился, – …в Париж! Ви согласны?

Бажанов, радостно захлопал гляделками под линзами очков, но вслух довольно спокойно сказал:

– Готов работать там, куда пошлёт партия и лично Вы, товарищ Сталин!

– Но, пэред тем, Ви должны очэнь харашо поработать, таварищ Бажанов…, – Сталин, многозначительно помахивал своей незажжённой трубкой, – чтоб, партия и лично товарищ Сталин, были Вами ОЧЕНЬ(!!!) довольны!

После весьма эффективной паузы – на которые настоящий Сталин был большой специалист, Вождь сделал многозначительный жест знаменитой трубкой – как будто целясь и стреляя из пистолета:

– И помните: болтун – находка для чекиста!..Ступайте.

«Гнида», ног под собой не чуя от радости, буквально выпорхнул из зала.

В зале послышались хлопки в ладоши: «Мозговед» встал и, стоя аплодировал Вождю. Вскоре, все к нему присоединились почти все…

– Ну, теперь он землю копытами рыть будет! – высказал общее мнение Молотов.

– Ну, а пока он «землю роет» собирая ваши «досье», можно спокойно посидеть и, об кое-чём сэрьёзном поговорить… Врэмя у нас есть!

– Попилим «заклёпку»? – раздалось из зала, – УРА!!!

Глава 3. Тезисы от коллеги Сталина

«Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 г. вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. В 1949 г. вы стали еще умнее, а мы были пока дураками. В 1955 г. мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, т. е. сталинской эпохи“, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15 % роста никогда не достигали, а вы же – при общественной собственности на средства производства – достигали 30 % и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры…», – японский миллиардер Хероси Теравама в ответ на разглагольствования советских экономистов и социологов о „японском чуде“, на советско-американском симпозиуме в Москве в 1991 году.

Как-то вольно или невольно, Вожди вернулись к обсуждению предстоящего поступка Бажанова и самой его личности.

– Как бы, нам с вами сделать так – чтоб, поменьше таких гнид попадало в высшие эшелоны власти? – задал общий вопрос Берия, – тогда и, сбегать меньше будут и, нам ловить – меньше мучиться…

– А почему с Запада к нам не бегут? – послышался наводящий вопрос из зала.

– По той же причине, по которой от нас не сбегают куда-нибудь в Африку! – ответил в этот раз Молотов, – и по той же – по которой уже пол-Африки в Париже! Я имею в виду «там» – в наше время.

Из зала послышалось:

– Пока мы строили современную шахту, Запад строил сияющее неоновыми огнями рекламы казино. А ведь, даже самая низкооплачивая шлюха – цена десять центов за минет, не прибежит из Лос-Вегаса на Донбасс уголок на шахте рубать.

– Да, Вы никак поэт, коллега Сталк!

– Нет, я начинающий писатель в жанре альтернативная история…

– А что думает по этому вопросу коллега Мозговед? – спросил Сталин.

– Увы… Но, реальная жизнь так устроена, что на верхушке карьерной лестницы всегда оказываются проходимцы и подонки! – ответил Маленков, – нормальные, приличные и порядочные люди – от любой власти над себе подобными, стараются держаться как можно дальше… Это – научный ФАКТ!!!

Сталин, внутренне поёжился – приняв за свой счёт, но потом здраво решил – что в каждом правиле не обходится без исключений и, не стал излишне париться.

– И, ничего нельзя сделать, коллега?! – недоумённо спросил Берия.

– Это не антиутопия, Лаврентий Павлович, а альтернативная история – здесь, хоть немного правдоподобия надо! – ответил скептически Киров, – всю свою историю, человечество над этим бьётся и, ещё ни у кого не получалось.

– Можно лишь несколько оптимизировать ситуацию, устроив систему многоступенчатых «фильтров» на пути к вершине власти – отсеивая, особенно отмороженных. И самое главное – система профподготовки кандидатов на властные структуры. Чтоб, на вершинах власти, оказались не просто подонки, мерзавцы и проходимцы…

Сделав, непродолжительную паузу, Маленков-Мозговед, эффектно закончил:

– А, талантливые, хорошо подготовленные, высококвалифицированные и предельно мотивированные… Подонки, мерзавцы и проходимцы!

На это, ни у кого у попаданцев возразить ничего не нашлось… Всё же люди были много пожившие на этом свете, многоопытные и понимали, что по сути он прав.

«Пожалуй, коллегу Маленкова надо поставить на кадры…, – сделал намётку на ближайшую перспективу Вождь, – и обязательно, первым делом замутить школу «эффективных менеджеров». Чем там у нас Макаренко занимается? Беспризорниками? Беспризорники никуда не убегут в отличии от Гниды! Подготовка правящей элиты несравнимо важнее…».

– Никуда я от вас конечно не сбегу, коллеги, – встал и обратился к Сталину «оппозиционер», – но очень хотелось бы знать, что мы с вами будем строить?

– А ведь, действительно…, – поддержали его, – куда Вы поведёте нас, коллега?

Гул голосов и даже «бета-вожди» в «президиуме», чуть не свернули себе шеи, повернувшись и уставившись вопросительно на Сталина.

В свою очередь, тот встал, прокашлялся и толкнул короткую речь:

– Коллэги! Так уж легла карта, но мне довелось «попасть» в товарища Сталина… В «Вождя всех народов», стало быть…

– …И в «лучшего друга всех советских патологоанатомов», – продолжил какой-то остряк.

– Хм… Гкхм… Пусть, будет даже так. Прежде чем мы с вами продолжим, коллеги, я озвучу свою программу и вы за неё проголосуете единогласно, – поставил условие Вождь, – и, ежели, хоть один из вас будет против…

Возмущённый гул голосов. Кто-то истерично выкрикнул:

– Стрелять начнёшь? Руки у тебя покамест коротки!

– …Я собэру манатки и уеду к маме в Гори, а ви выбирайте сэбе другого Сталина! – почти выкрикнул тот.

Прожив жизнь на «руководящей» работе, тот – кто «попал» в Сталина, отлично понимал: лучше лев во главе стада баранов, чем баран во главе армии львов… Но, хуже всего, когда «хвост вертит собакой»!

Ворошилов, успокаивая народ, встал и постучал по столу пистолетом:

– Коллеги! Коллега Сталин совершенно прав! Срач в интернете закончился и я думаю – НАВСЕГДА!!! Через 14 лет, нам с вами придётся всерьёз ВОЕВАТЬ!!! Прежде чем мобилизовать страну и армию для войны, мы должны мобилизовать самих СЕБЯ!!! Иначе, будет не работа – а, бесконечный СРАЧ!!!

– Так мы, что – против, что ли?! – оправдывался «оппозиционер», – так он же, пока ничего не сказал?! Что за «программа» такая у него – может, он нас всех скопом Гитлеру сдаст?!

Послышались многочисленные голоса:

– Говорите свой «программу», коллега Сталин!

Повертев в руках свою знаменитую трубку, с сожалением крякнув – засунув её обратно в карман, Сталин начал:

– Прэжде всего, о «глобальном»… Естественно, первым делом, ви спросите об подготовке у войне. Но, если честно, коллэги: начало, течение и исход Великой Отечественной – для меня важны, но малоинтересны. Я, много – половину «той» жизни на эту тему думал, с вами и другими коллегами на форумах «бодался» и понял, что всё это предрешено: с какими-то мало- или многозначащими отклонениями в ту или иную сторону. Меня больше интересует, что будет после войны… Лет, через пятьдесят. Ведь, СССР не во время войны распался и, не сразу же после её окончания!

– Оставить всё «как было», всё равно уже не получится, коллега Виссарионович, – глубокомысленно заметил Молотов, – раз уж, мы «попали»…

Сталин, мотнул головой, как будто отгоняя наваждение:

– Вот попали, так попали… До сих пор нэ верится! Но, раз уж «попали», надо сделать так – чтоб после войны Германия осталась неоккупированной, целостностной, сильной в военном и экономическом отношении… Самое главное – нейтральной. Кому, что неясно?

Народ, конечно слегка охренел:

– А на фига? Аннигилировать эту самую Германию до атомарного состояния.

– Да, он – продался!

Тот, терпеливо объяснил:

– Да, потому что когда мы с союзниками оккупировали и поделили Германию, мир разделился на два части: «МЫ» и «ОНИ»!!! Возможности хоть какого-то маневра сузились до минимума и кто-то из нас обязательно должен был «развалиться» – СССР или США. Так как я, даже теоретически не вижу причин того, что развалятся «ОНИ» (кроме взрыва Йелоустона, конечно), то распад СССР предрешён при любом раскладе. Когда же в подлунном пространстве останется три центра силы, каждая сторона будет опасаться объединения против себя двух других и вести себя на мировой арене соответствующе… Ферштейн, коллеги?

Конечно, большинство попаданцев подумало: а на фига, так далеко заглядывать? Тут бы, как-нибудь «22 июня» пережить… Поэтому, никакой особенной реакции не последовало, лишь один – вполне ожидаемый вопрос:

– А Гитлера геноцидить будем?

Вздохнув, Вождь ответил:

– У самого руки чешутся, коллеги… Своими бы руками, удавил гада!

Сталин, резко потрёс головой, как бы избавляясь от навязчивого наваждения:

– Но, без Фюрера всё наше «послезнание» насчёт Второй мировой войны, обесценится до нуля. А это – единственный «рояль», который мы с вами притащили с собой из нашего времени.

– Понятно…

Лишь, Молотов почесав подбородок, сняв и протерев очки, изрёк:

– Ну, а что? Вполне реальная хотелка насчёт послевоенного устройства. Надо будет хорошенько подумать, поработать… Да, хотя бы не объявлять об требовании «безоговорочной капитуляции» от Германии и, непременно сбудется!

– Чтоб такого требования «не объявлять» – надо, чтоб 22 июня как-то по-другому прошло…, – подняв палец вверх, многозначительно уточнил Ворошилов.

– Знамо дело – для этого, видать, нас здесь всех и «собрали», коллега!

Проведя рукой горизонтальную черту – как бы заканчивая тему, Вождь продолжил:

– Теперь, коллеги, о том – что мы будем «строить» в нашей с вами России – как её будем обустраивать: мы будем строить социализм…

Большинство, ответило гулом одобрения, но был и вопрос:

– Почему именно «социализм»?

– По многим причинам. Во-первых: его «строят» ВСЕ!!! Хотя возможно, некоторые не догадываются что они «строят» или стесняются назвать «это» своим именем… Как на всех соответствующих этапах развития человечества, «все» сперва строили первобытно-общинный строй, затем по порядку – рабовладельческий, феодальный, буржуазно-капиталистический… Во-вторых: народ и партия… Вернее, их активная часть, нас просто не поймут, если – пролив столько крови в Гражданскую, разбив столько «горшков» – мы вдруг объявим, что вели их куда-то не туда… Или Ви надеетесь ещё на одно «переселение» душ, коллега?!

– Коллега Сталин хочет сказать, что весь мир сейчас строит социализм?! – несколько удивлённых вскриков.

– Да, а что же ещё?! Весь цивилизованный мир, в данный момент, строит следующую общественную формацию: пример Генри Форда вам в помощь. Просто, всяк строит его по своему: в Америке – корпоративный социализм, в Германии – националистический. А у нас, за неимением «Фордов» и «Круппов» – государственный. «Социализмы» могут внешне не совпадать по форме, коллеги – сравните «феодализмы» в России и где-нибудь в Бухаре, но содержание у них одинаковое – социально-ответственное государство.

Оппозиционер не согласился:

– Почему же, во времени – откуда мы «попали», на Западе мы никакого «социализма» не видим? Сплошные, частные лавочки…

– А это, смотря – куда Вы смотрите, коллега! И главное – что хотите увидеть…

Сталин на ненадолго замолчал, подыскивая подходящий пример:

– Видите, ли… В нашем феодализме тоже – всяк тоже видит своё! Кто-то видит в нём победы Суворова и Румянцева, кто-то – дворцы Растрелли и фонтаны Петергофа, кто-то – поэзию Пушкина и музыку Чайковского… А кто-то – поротые на конюшне мужицкие задницы!

Ну, что тут возразишь?! И, Сталин в полной тишине продолжил:

– Так же и наш «развитой социализм». Для кого-то, это когда в стране ничего нет: от демократии и свободы – до секса и ста сортов колбасы в холодильнике. А для кого-то, социализм – это доступное жильё, бесплатное образование и медицина.

– Но, частная собственность…

– Международные корпорации, акционерные общества – вот господствующий социалистический уклад Запада! Это, «не частные лавочки» – как и заводами в СССР, ими управляют (то, есть – распределяют «прибавочный продукт») назначенные менеджеры. «Частные лавочки» же, на современном нам Западе, это не господствующий капитализм – а лишь его рудименты. Даже, при нашем «развитом» социализме, мы могли бы найти рудименты первобытно-общинного строя на Крайнем Севере, рабовладельческого строя – где-нибудь на Кавказе, а в Средней Азии – феодального.

– Вы подменяете понятия, коллега!

– Ничуть! Чтоб, прекратить срач на эту тему, скажу моё понимание социализма… Это – социально ориентированное государство: социальные гарантии для населения – доступные образование и медицина, равные права и возможности для всех без исключения групп населения. Кто-то из вас против? Кто-то считает, что нам надо опять разделиться на бояр и холопов?! …Ви, коллэга, из чьих будэте?

– Но, ведь в «реале», построили нечто «не то»…

– Совершенно с Вами согласен, коллега. Хотя, скорее – «не так»… Может потому, нам с вами и был дан «второй шанс» – чтоб, кое-что подкорректировать, так сказать!

После недолгого молчания, связанного с осмысливанием услышанного, посыпались вопросы:

– Как насчёт «НЭПа»? Сворачивать его будем, коллега Сталин?

– «НЭП» окончательно свернули лишь при Лысой, извиняюсь коллеги, Жопе. При товарище Сталине успешно работали и развивались даже золотодобывающие старательские артели! Не говоря уже про крестьян-единоличников на «твёрдом задании», кустарей, кооператоров, частнопрактикующих врачей и так далее… По моему твёрдому убеждению, НЭП индустриализации не помеха.

Аплодисменты, значительной части попаданцев. Следующий вопрос с места:

– Значит, индустриализация всё-таки будет?

– А как же! Но, пользуясь нашим «послезнанием», проводить её будем несколько иначе.

– Коллективизация?

– Если не хотим остаться к 22 июня с крестьянской сохой и с голодающей армией, если не хотим повторения Февраля 1917 года, а затем и возможно – Октября, коллективизация необходима… Но, опять же – несколько иная. Об этом, мы с вами ещё поговорим.

– Плановая экономика?

– В современном мире, экономика другой быть и не может, иначе – Великая депрессия, при которой в Америке народу подохло – не меньше, чем при нашем Голодоморе! Хотя, здесь можно поспорить, конечно. Но, под «планированием» можно понимать разное… Ещё обсудим этот вопрос, коллеги!

– Коллега Сталин! Как насчёт частной собственности на средства производства?

– Да, в добрый путь! Не государственным же мужам париться, к примеру – о производстве и реализации женских труселей, как это было в «реале»?! Это, как раз – дело частника.

Каждый из попаданцев – достаточно поживший при «развитом» социализме, вспомнил про те «труселя» и многим сделалось нехорошо…

– Извиняйте, конечно, коллега Сталин, – влез Красный маршал – Ворошилов, то есть, – производство женских труселей, конечно – дело частника, а вот мужского нижнего белья – дело государственное! Иначе, накануне решающих боёв Красная Армия останется без трусов – как царская без сапог в Первую мировую!

Под общий хохот, Сталин извиняюще развёл руками: типа, вот видишь!

– Нет, я имею в виду – крупное частное производство? – не унимался сторонник частной инициативы.

– В принципе, не возражаю: в Германии, ещё со времён «Программы Гинденбурга» от 1916 года, социализм строился именно установлением контроля государства над крупными частными предпринимателями – которым сверху тупо спускали «план»… Гитлер, придя к власти, продолжил такую политику. Да, где ж его нам в России взять – «крупного частного собственника»?! Мы ж их, после семнадцатого… Того… Пиф-пах – ой-ёй-ёй! Да и, до семнадцатого года, капитал в России процентов на восемьдесят пять был иностранным.

– А вот концессии, западные займы…

– Неплохо было бы, но боюсь свяжись только – заставят играть по своим, «джентельменским» правилам. Да и, не дадут нам крупных займов буржуи – пока мы царские да «временные» долги не отдадим.

– Разрешите? – привстал Киров.

– Конечно, коллега!

– Друзья! Некоторые из вас забывают, что через меньше чем через полтора десятилетия нам предстоит не на жизнь – а на смерть, воевать… Поэтому, наше экономическое развитие не может быть никаким другим, как только МОБИЛИЗАЦИОННЫМ!!! Какие, на хрен, «ЧАСТНЫЕ ЛАВОЧКИ»?! …Вы что, блин?!

– Мироныч! Сядь и успокойся! Мы – большевики и, даже частные лавочки – сможем напрячь для Победы!

Киров сел, вполголоса бухтя что-то про недорезанных буржуев… Возможно, сознание реципиента не ушло из него окончательно, засев где-нибудь в подкорке.

– …Если же серьёзно, коллеги, то железнодорожный транспорт, энергетику, металлургию, тяжёлое и среднее машиностроение, нефтянку… Естественно, весь военно-промышленный комплекс должен быть у государства. По крайней мере – до и во время войны… Дальше – посмотрим.

– В том-то и дело, что раз начав «мобилизационное» развитие экономики в предчувствии войны, – печально вполголоса проговорил Берия, – мы не смогли вовремя остановиться.

Наконец, «ушли» от экономики:

– Государственно устройство страны? Оставим «Советскую власть»? Никогда не понимал, что это такое…

– Аналогично, коллэга! – ответил Вождь Оппозиционеру, – будем считать, что это только название выборных муниципальных органов управления, к чему мы и будем потихоньку-помаленьку переформатироваться. Были Земства, стали Советы. Во Франции же, подобные вообще – «коммунами» называют… Никого, особо нэ напрягает?

– Хорошо – плюсую, коллега! Как насчёт общего государственного устройства? Оставим «Союз нерушимый»?!

– А куда нам деваться, коллега? Какие у нас с вами сейчас возможности?! Даже компартия сейчас: нэ «единая и монолитная» КПСС – коллега Киров не даст соврать, а какой-то групповой тусняк по интересам. А регионы и тем более союзные республики, подчиняются центру постольку – поскольку, у них есть на то желание… В этом направлении, нам ещё с вами работать и работать – благо, союзных республик, пока – всего ничего… А вообще-то, мой идеал – конфедеративное устройство страны! Побольше «самостийных» полномочий, вплоть до возможности обладания собственной «национальной гвардией» – за свой счёт, но без возможности выхода.

С этим не все были согласны, о чём возвестил гул голосов и отдельные выкрики. Мнения по государственному устройству страны, у попаданцев были разные – от полного «развода и раздела имущества» партнёров по «семье народов», до загона всех под единое «унитарное одеяло» и, жёсткий «трах» там – всех «национализмов» без исключения.

– Насчёт верховной власти…, – Сталин подождал, когда установится тишина и продолжил, – я за президентскую форму правления! Президент или, как его там назовём, хоть «Всесоюзным Старостой» – если «президент» звучит слишком буржуазно, выбирается на семь лет, по два срока…

– ВВП рулит! – схулиганил кто-то.

Большинство, впрочем, прореагировало скорее одобрительно.

– …Первые выборы главы государства в 1933-ем году, вторые – в 1940-ом. Моё ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ(!!!) условие: в сорок седьмом, мы все с вами уходим в отставку – по «китайскому варианту», оставив подготовленных, достойных приемников.

«Бурные, продолжительные аплодисменты, временами переходящие в овации! Все встают и дро…». Снова садятся.

Осталась пара «второстепенных» вопросов:

– Как насчёт репрессий, коллега Сталин?

– Бэзусловно, рэпрессии необходимы – хотя бы, в целях нашего с вами самосохранения. Со времён Гражданской войны, в органах как центральной – так и на местах находятся, нэ то что бы «приспособленцы» – это ещё наименьшее зло! Так и откровенные уголовники, с соответствующими бурными биографиями. Пока мы не проведём «жёсткую зачистку» этих отморозков, любое наше самое благое начинание обернётся очередным «делом Промпартии», процессом «Весна», «голодомором» и прочими «удовольствиями» – уверяю вас! В «реальной» истории, «телегу поставили впереди лошади» – сначала индустриализация и коллективизация, потом – репрессии. В «альтернативной», мы сначала должны «зачистить»… Этой же осенью – время дорого!

Большинству, стало немножко страшно…

– Сколько тысяч «гениальных стратегов», планируется истребить?

– Ну, почему сразу «стратегов»? Первым делом чистим хорошенько ОГПУ – армией, затем обновлённой ОГПУ – армию… Думаю, обойдётся несколькими сотнями – максимум парой тысяч.

Ворошилов, со своей «колокольни» одобрил это дело:

– Извините, перебью, коллега: заодно, сократим эти две структуры! В частности армию до тысяч 250–300 – на манер Рейхсвера: каждый боец, по сути – хорошо подготовленный младший командир.

– Харашо! Ми, нэ возражаем… Затем, будем чистить партию и ставить ей на место. В декабре 1927 года соберём побольше коммунистов на XV съезд ВКП(б), окружим его войсками и всех на «стадион за колючей проволокой» – для «разделения на агнец и козлищ»… Вот вам и, «съезд расстрелянных»! Ну, а «на местах» зачистить, уже можно будет не торопясь – с чувством, с толком и с расстановкой в течении года…

Видя, скорее – негативную реакцию, «кровавый тиран» сделал вид, что собирается уходить:

– Ви, против?! Ви, знаете как это сдэлать как-то иначе – без рэпрессий и расстрэлов? Ну, тогда я поехал в Гори, а ви тут расхлёбывайте это дэрьмо сами… Удачи, коллэги! Встрэтимся после слэдующей реинкарнации…

Народ безмолвствовал…

Однако, дальше Чекиста с Важняком у двери, Вождь не прошёл:

– Извините, товарищ Сталин, но Вы немножко неправильно поняли коллег… Мы не против «репрессий» как таковых. Но мы за то, чтоб они проводились более…

– Более щадяще? Более выборочно?

– Ну… Можно и так сказать.

Вернувшись на своё место, Иосиф Виссарионович – как ни в чём не бывало, продолжил:

– Естественно, друзья – мы с вами прямиком из двадцать первого века и понимаем, что утилизировать столько живого народу, это прежде всего – НЕРАЦИОНАЛЬНО!!! Поэтому, к исключительной мере наказания у нас будут приговариваться, самые…

– Самые отъявленные коммуняки? – подсказал кто-то.

Вождь поморщился:

– Ну, это не совсем тот критерий… Главное, отсутствует прибор и шкала измерения этой самой… «Отъявленности».

Был ещё вариант:

– Самые тупые – вроде Тухача?

– Кстати, насчёт Михаила Тухачевского Вы не совсем правы, коллега! Просто, человек был не на своём месте. Он делал отличные скрипки[14] – экспортный товар, кстати… Вот и, дадим ему – не отвлекаясь на занятия в которых он не шарит, возможность заниматься этим любимым делом в камере – за пайку и возможность облегчения режима. С возможностью выйти на волю за «примерное поведение», лет скажем через десять.

– Короче, расстреливать будем только самых опасных и бесполезных для народа типов, коллега Сталин?

– Конечно! У китайцев, по-моему, есть такой вид наказания – как «отсрочка приговора», в том числе и «высшей меры»… Если даже, человек просто хоть сколько-нибудь образован – он вполне может учить детей грамоте, в какой-нибудь – «не столь отдалённой» от центров политической жизни страны, сельской местности. Естественно, под надзором и контролем соответствующих органов.

Эта идея Вождя практически всем понравилась и ему опять от всей души похлопали…

– Коллега Сталин дал понять, что на выборах «Всесоюзного старосты», он собирается выиграть два срока подряд…, – это опять, уже доставший Вождя «оппозиционер», – значит, подразумевается, что они будут безальтернативными?

Тот, протестующе поднял руки:

– Что Вы, что Вы, коллега! Мы все с вами прекрасно знаем важность политтехнологий, поэтому всё у нас должно выглядеть по-людски – «по-демократически», то есть. Не менее двух кандидатов на высшую руководящую должность, предвыборные программы, предвыборная компания в СМИ, поездки по регионам, дебаты и дискуссии…

– И, кто же будет вторым претендентом «на престол»? – ехидно прищурился Оппозиционер, – дайте, попробую угадать с трёх раз… Калинин Михаил Иванович?

– Нет, не угадали, коллега! Ещё две попытки и, если оба раза мимо – скачите здесь козлом и блеете: «Бееее…!!!». Согласны?

– А если угадаю?

– Тогда, скакать и блеять буду я.

– Заманчиво, заманчиво…

Хорошенько подумав, Оппозиционер всё же включил «заднюю»:

– Нет, уж… Спасибочки! Вас, коллега, я уже достаточно узнал как мастера нетрадиционных решений… Говорите уж, не томите!

– Моим соперником на пост высшего руководителя государства, будет… Сядьте на своё место, коллега!

Подождав, Сталин выдохнул:

– ТРОЦКИЙ, ЛЕВ ДАВИДОВИЧ!!!

– ДА, НУ ЕГО НАХ…!!!

Гулким эхом разнеслось под сводами древнего Кремля, видавшим ещё, по ходу, как Иван Великий топтал сапогами ханскую басму, а его внук – Иван Грозный посохом из рога единорога убивал его правнука… Просто Ивашку.

– Почему, именно Троцкий?! – первым, пришёл в себя знаток истории партии Киров.

– Ну, а куда его ещё дэвать? Убивать – как в реале? Ну, нэкрасивая была история, с этим «альпенштоком», сказать по правде… Никогда мне нэ нравилась.

– Так, это ж… Матёрый враг!

– Тем более! – не смутился Вождь, – не нами было сказано: «Держите друзей рядом, а врагов – ближе всего»!

– Так, что…? – аж, растерялся Киров, – в СССР будет вторая партия?!

– Ну, а чё – нэт? В России, «которую мы потеряли» попав сюда, кроме «ЕР» – было ещё и не одна, партия. Это, что-то серьёзно меняет?

– И настоящий парламент?! Хотя бы такой, как «у нас» там… В будущем?!

– Ну, а гдэ ещё болтунам тусоваться? На улице штоль – нэадекватов из самой отмороженной гопоты к Майдану подбивая?

Киров, хотел было покрутить пальцем у виска, но сдержался:

– А коллеге известно, что Троцкий – сторонник мировой революции? Что он призывал к походу в Индию и Китай, на помощь восставшим «братьям по классу»? Что он грозился разжечь мировой пожар «охапкой хвороста» – Россией? Вас это не смущает или Вы хотите как-то ограничить его радикализм? Вы знаете как с договориться с Троцким?

Сталин, посмотрел на «любимца партии», как умудрённый жизнью взрослый на «альтернативно» одарённого ребёнка:

– Причина развала СССР – квадратно-гнездовое мышление его руководства, в том числе и тех – кого Вы учили в Высшей партийной школе, Сергей Миронович…

– В чём фишка то? Что-то я, ничего не пойму…

– «Фишек», просто до хреннища! Собираем в какую-нибудь «Радикально-Коммунистическую Партию России», всех на всю голову отмороженных – где за ними будет легче следить и, хоть как-то контролировать. Никто из «дальнего забугорья» не посмеет сказать, что это «постановка» – что выборы в СССР не демократические. Наконец, сама возможность прихода Льва Революции к власти в СССР, до того перепугает наших партнёров на Западе – что вполне возможно получение от них дополнительных плюшек в виде послабухи всяких блокад, «моральных эмбарго» и санкций… Вам этого мало, коллега Киров?

– Ну, если только так…

– Ну, а что? – международник Молотов, сразу же прикинул парочку самых простейших комбинаций, – вполне может пролезть! Я – ЗА!!!

– Однако, придётся попотеть, играя в такие «игры»…, – Киров, достал платок и промокнул шею, – но, действительно – они стоят свеч!

– А я кому-то обэщаю лёгкую жизнь, коллэги?!

Вышедший из «комы» Оппозиционер, несколько скептически заметил:

– Троцкий – выдающийся оратор, умеющий «загипнотизировать» толпу и повести её за собой. На диспутах и на дебатах, он Вас «порвёт» как Тузик грелку!

– Ничэго! «Наш» Жириновский тоже, говорун – ещё тот… Будэт. И, что? …Народ наш, за время всех войн, революций и разрух уже на митингах досыта наговорился. Его, уже голосом не возьмёшь – он на рэальные дела смотрит.

Присмотревшись внимательнее к личности собеседника, Сталин добавил:

– Тем более, за Троцким его прирождённый дар оратора, а за нами – суперсовременное по этим временам, искусство пиара… Вот Вы у нас, кто по «прошлой жизни», коллега?

– Я? Я работал в советское время журналистом и редактором в центральных газетах, потом – в журнале «Огонёк» в Перестройку. Участвовал в нескольких избирательных президентских компаниях. В последнее время работал на центральном телевидении…

– Сороский выкормышь, то есть… Я так сразу и понял – по повадкам, – Вождь, с удовольствием потёр руки и напряг зрение всматриваясь в черты лица, – что-то знакомое, но не узнаю – уж больно молодо выглядите, коллэга… Никак товарищ Жданов?!

– О, йес!

Тот, достал из кармана полувоенного френча какую-то «бумажку»:

– До сих пор в себя прийти не могу и поверить: Я – ЖДАНОВ!!! Андрей Александрович – 1-й секретарь Нижегородского губкома ВКП(б).

– Йес, йес… ОБХСС!!! – послышалось из зала, – это надо же так портануть: ярого антисоветчика забросило в не менее упёртого коммуняку!

– Ну, вот видите – как удачно срослось, коллега Жданов! Вот Вы и, будете руководить моей избирательной компанией. Или, Вы предпочитаете уехать в глубинку – преподавать товарищам чукчам «Краткий курс ВКП(Б)»?

– Да, нет, – под общий смех, отказался уезжать далеко от Вождя Жданов-Оппозит, – что Вы, что Вы, коллега Сталин!

Подождав немного и убедившись, что вопросов больше не будет, Вождём громко обратился к попаданцам:

– Итак, товарищи! Вы выслушали мои краткие тезисы и теперь прошу голосовать. Ещё раз предупреждаю: если хоть один из вас будет против – я отказываюсь быть Сталиным…

Посмотрев на «силовые структуры» у дверей, знаменитым «тигриным» сталинским взглядом, он добавил:

– …И ничто на свете, не заставит меня им быть!

Ответом ему был «лес рук». Подсчитав, Вождь резюмировал:

– Принято едыногласно.

Глава 4. Решающий фактор

«Победило советское образование. Ребята, нам надо учить физику, иначе придётся учить русский язык».

Кеннеди на полет Гагарина.

– Меня интересует, как мы будем «переигрывать» Великую Отечественную… – осторожно закинул удочку нарком обороны, – в коментах то, мы смело срались-сражались, а как будет на самом деле?

Соратники, вопрошающе уставились на Вождя.

– Как бы дровишек не наломать…, – вдумчиво произнёс Молотов.

– Сами напросились – нечего теперь жаловаться! – коротко хохотнул Ворошилов с лёгким оттенком истерики.

– А я, если честно, особенно то не удивился нашему «попадалову», – уставившись куда-то в пространство сквозь своё – всем известное песне, невидящими глазами, сказал Берия, – «если идея овладевает массами, она становится материальной силой…»

– Я тоже, что-то такое – всё это время ждал… Как только с вами связался…, – поддержал его Киров, – самовнушение, может быть, какое?!

– Скорее – «обратная связь», – уточнил переселившийся за стол Маленков и ввернул какой-то мудрёный медицинско-психологический термин, который никто не понял.

Сталин, не торопясь вдумчиво помешал ложкой в стакане, громко швыркнул несколько глотков крепкого, горячего чая и, начал:

– Конечно, придётся «прогрессировать» – куда же деваться?! Или, кто-то из уважаемых коллег-попаданцев желает застрелиться? …Повеситься? …Утопиться, или закопаться заживо? Ждать, когда за вас «это», кто-то – с вами же, сделает?

Угрюмое молчание…

– …Переодеться бабой, наклеить бороду и сбежать в Гондурас? – продолжал перебирать варианты суицида Сталин.

– Хм, хм…, – грустно-иронически, хмыкнул Молотов, – отставить тему бородатых женщин: «Евровидение» ещё не выдумали!

– Так или иначе, но придётся прогрессировать! – продолжал Вождь, – ведь, мы не сможем пошагово воспроизвести всё то – что, предпринимали в «реальной» истории наши «реципиенты», в телах которых мы оказались! Значит, что? Придётся, гнать какую-нибудь «отсебятину». И, лучше уж «гнать» какую-нибудь целенаправленную – осмысленную «отсебятину», чем гнать – что придётся и, гнать куда попало и стать в результате – самим гонимыми…

– Хахаха!!! – дружно заржали соратники.

Сидящие в зале, к ним присоединились – даже те кто, ничего не слышал.

После сравнительно длительного промежутка времени, первым к «серьёзному» разговору вернулся Ворошилов:

– Думаю, коллеги, я выскажу общее мнение – если скажу, что наиболее «серьёзной» темой для нас всех является предстоящая Великая Отечественная Война… Так, ведь?!

– Так, так…, – многоголосым эхом – раздавшимся под сводами зала, согласились попаданцы с наркомом обороны.

– Здесь я, пожалуй, соглашусь с товарищем Сталиным: чтоб победить в Великой Отечественной – нам особенно то, напрягаться и, не надо! Начну с того, что всем известный результат Второй Мировой Войны был предрешён тогда – когда СССР заключил так нелюбимый отечественными либералами, «Договор о ненападении с Германией» и, ее военная машина покатила не на Восток, а на Запад. Тем самым Сталин вынудил Британию Империю и Соединённые Штаты стать союзниками СССР.

– …Что касается новейшей техники – то и, без всяких попаданцев, на все изыски Германии УЖЕ(!!!) были готовы ответы СССР. Стоит только слегка напрягшись, реализовать их – и, результат вполне возможно – будет даже лучше, чем был в реальности.

– …Так что, мы с вами, уважаемые коллеги можем просто плыть по течению «реальной истории», кое-что «оптимизируя» – вот и, всё! Единственное, что мы с вами не сможем – это предотвратить «22 июня». Не в смысле даты нападения Гитлера, а в смысле неудачного для нас свами дебюта в этой войне. При любом раскладе – если, конечно говорить на эту тему серьёзно, а не впадать в какое-то славянское фэнтази – вместо альтернативки, печальный для нас «старт» предопределён… Остановить Гитлера на границе, НЕ ПОЛУЧИТСЯ!!!

В зале немного зашумели – не все, видимо, были согласны с Первым маршалом… Но, Сталин поднял руку – требуя тишины и, докладчик смог продолжить:

– Помните? Мы с вами прорабатывали, на компьютерных играх переигрывали и, во всех пяти случаях получали от немцев… Практически, то же – что, «получили» наши предки в реальности! Почему, так? «В поле две воли» говорит народная пословица… На любое наше действие, будет соответствующе немецкое противодействие.

– Кстати…

Ворошилов помолчал, как бы раздумывая стоит ли говорить – затем, сделал очень многозначительный вид и продолжил:

– Если откинуть сложившиеся под действием государственной пропаганды (сначала коммунистической, а затем – со знаком «анти»), широкое общественное мнение и трезвыми глазами посмотреть на факты – то РККА воевала не так уж и, плохо! Судите сами, коллеги: расстояние от Бреста до Москвы по трассе составляет 1060 километров, а по прямой – 997. Расчетное время преодоления расстояния между городами Брест и Москва на современной нам машине составляет пятнадцать часов двадцать семь минут…

– Когда я в «лихих 90-ых», тачки из Германии через Польшу гонял, то бывало – выспавшись на польской таможне, ещё быстрее, – подтвердил усатый мужик из зала в потёртой старой кожанке, в котором Сталин опознал «красного директора» АМО – Лихачёва, то есть.

– Спасибо, Иван Алексеевич! …Если бы Красная Армия не воевала, а как пишут некоторые историки и считает большинство обывателей – «ДРАПАЛА»(!!!) и толпами сдавалась в плен – то немецкие танковые колонны, двигаясь со средней скоростью тридцать километров в час, приехали бы в конечный пункт назначения через ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ С ПОЛОВИНОЙ ЧАСОВ!!! Через полтора суток, уважаемые коллеги!

– …Ну, хорошо! Танки на войне редко ездят по прямой – к тому же их надо заправлять, обслуживать, ремонтировать – а, танкистам надо спать, кушать, просто отдыхать. Хорошо: разбегающиеся «буро-коричневые» толпы славяно-монголов, надо вылавливать, сгонять в огромные гурты и конвоировать для последующей утилизации в тыл… Согласен!

– …Ну там, сделаем хорошенькую скидку фашистам ещё на плохие русские дороги – снижающие скорость и пожирающие моторесурс немецких «панцеров» – хотя, грязи летом ещё не было. Но, всё равно – минимум за неделю, или максимум – за месяц, гудериановские «панцер-ролики» должны были докатиться до Кремля… Операция «Барбаросса» должна была победоносно закончиться.

– Вы утрируете, коллега Ворошилов! – раздалось из зала.

– «Утрирую»?! В чём? Или, пруфы на инфу – где, немцы свои танки до Москвы руками толкали?!

В глазах у Наркома Обороны разгорелось фанатичное пламя неистовой уверенности в правоте своих слов.

Как обычно в подобных срачах, «пруфы» предоставить никто не удосужился…

Подождав и не дождавшись, Ворошилов обвёл взглядом зал:

– Всё познаётся в сравнении, друзья! Для сравнения: войска Наполеона перешли границу Российской Империи 24 июня 1812 года… Двигаясь по тем же самым дорогам ПЕШКОМ(!!!), 14-го сентября они уже были в Москве.

– …А теперь вопрос на засыпку, уважаемые коллеги: где был вермахт 14-го сентября сорок первого года, а? Лишь в начале декабря, немецкая армия смогла выйти на эти самые «подступы» – дальние и ближние… Чтоб, получив «в бубен» – от них откатиться.

– …Так, кто «драпал» – Красная Армия при Сталине, или Императорская при царе Александре Первом?!

Помолчав, Ворошилов голосом полным пафосного драматизма – явно парадируя кого-то:

– …Как так получилось и, «…кто виноват в том, что самая богатая и сильная страна в мире…» – имевшая просто неимоверное количество лошадей (заменяющих в то время и, танки и авиацию), «допустила противника в свою древнюю столицу? В самое сердце России»?!

Ворошилов покосился на сидящего рядом Сталина:

– Говорят, причиной такого нашего бедственного положения в начале Великой Отечественной, было нежелание русского мужика воевать за Советскую Власть – загнавшую их в колхозы и, репрессии – уничтожившие командный состав армии… Так вроде, при царе-батюшке никакого раскулачивания не было и, «гениальных стратегов», никто косяками не стрелял.

– Да… Нэ доработал, господын Импэратор, – пробурчал Вождь, – сильно нэ доработал… Разгрэбай теперь после него!

– Кстати, коллеги!

Ворошилов, задумчиво почесал переносицу:

– Как говорил великий адвокат Кони, перед каждым процессом: «Господа! А ведь могло быть и, хуже!» Если б, немцы хоть немножко своей головой думали и поменьше слушали наших интеллигентов-лузеров – сбежавших к ним в Берлин от нашей революции, «финал» мог быть для нас гораздо фатальнее.

– …Здесь, просто на язык просится – планирование войны не на один, а на два года. В сорок первом году немцы доходят до линии «Ленинград-Смоленск-Киев-Крым» и останавливаются там – на линии Днепра, до весны. За это время они там закрепляются, отбивают на удобных позициях неизбежные советские наступления – обескровливая Красную Армию, подтягивают коммуникации – используя местную дармовую рабочую силу в вышиванках, перешивают на европейскую колею железные дороги, создают многочисленные вспомогательные воинские формирования из местных коллаборационистов, вкупе с сепаратистами и националистами – таких будет, больше чем достаточно… Вылавливают партизан и налётами авиации из Крыма парализуют промышленность Донбасса и юга России – вплоть до Сталинграда и Баку. ПВО то у нас, хреновенькое!

– Да, – подтвердил из зала какой-то шибко сведущий, – не сравнить, хотя бы с английской – времён «Битвы за Британию». У наглов уже системы «раннего оповещения» – радары были, а у нас – бабы с телефонами да ракетницами на крышах дежурили!

Не все были согласны и разгорелся неимоверный… Да, он самый!

– ИМХО несёте полную ахинею, коллега! Какие «бабы с ракетницами», когда у нас уже была радиолокационная станция «РУС-2» в серии?!

– Ну и где были ваши хвалённые «РУС-2», когда немецкая авиация в 41-ом потопили «Марат»[15] – прямо в кронштадтской гавани, в сорок втором снесла с лица земли Сталинград, а в сорок третьем сожгла «ГАЗ» в Нижнем Новгороде, Ярославский шинный и Саратовские авиационный и нефтеперерабатывающий заводы?!?!

Рисунок 16. Радиолокационная станция дальнего обнаружения РУС-2.

Ему возразили:

– У немцев радары были покруче наших, но это не помешало пиндосам снести с лица земли Гамбург и сжечь Дрезден, коллега…

Рисунок 17. Радар "Wurzburg D".

Постучав по столу рукояткой пистолета, Ворошилов восстановил «статус-кво» и продолжил:

– Благодарю, коллеги! Однако, давайте вернёмся «к нашим фашистам». …Ну, а с весны начнётся новое немецкое наступление – до линии Архангельск-Нижний Новгород-Астрахань. Хотя, уже со взятием Москвы, у нас начнутся ТАКИЕ(!!!) логистические проблемы – не говоря уже про политические и идеологические…

Нарком обороны с безнадёгой махнул рукой:

– Как говорил коллега Сталин: «…Мы его прос…али!» – государство, в смысле.

Постояв с кислой рожей, Нарком обороны продолжил убивать настроение у коллег-попаданцев:

– Кстати… Вполне возможно для Гитлера и его генералов и, за первый же год, всё за нас решить. Помните, была такая «альтернативка» за немцев: главный удар не по центру – на Москву, а на севере – на Ленинград… Так там, наши перспективы вообще «кислы»… Взяв Ленинград и соединившись с финнами, немцы – снабжаясь через Финляндию по Балтийскому морю, могли бы начать операцию «Тайфун» в более благоприятных условиях…

После кратковременной – траурно звенящей похоронным колоколом тишины, Вождь спросил:

– Хотя, я думаю, коллэги знают – но всё же… Скажите ещё раз, товарищ Ворошилов, почэму так? Почэму, мы обречены так нэудачно дебютировать? Вынося за скобки, конечно «раскулачивание» и, отстрел военных и научно-технических «гениев»?

– Как всегда, главная проблема – «человеческий фактор»! Во всех бедах «у нас» принято обвинять… Хм, гкхм – лично товарища Сталина…

Упомянутый «виновник» сделал знак – типа, не дрейфь, правдоруб!

– …За ним «строем» идут «тупые» советские маршалы – во главе которых, стоит ваш покорный слуга. Гораздо реже всуе поминают высший, средний и низший комсостав. Младшие командиры и рядовые красноармейцы в виновниках такого плачевного «старта», не поминаются вовсе! Как жена Цезаря, которая – «вне подозрений»…

Ворошилов, обвёл просветлённым взглядом весь зал:

– А ведь это неправильный подход и, так мы с вами, никогда до истинных причин не доберёмся! Армия строится именно СНИЗУ(!!!) до верха и, те самые «средние и высшие командиры», а за ними и маршалы – не с Марса к нам прилетают и не из светлого будущего (как в данном случает), телепортируются… А, годами и десятилетиями, выращиваются именно из простых солдат и унтер-офицеров.

– Словами Жукова: «армией командую я и сержанты», – сказал с места какой-то военный с орденом «Красного Знамени» на груди, – а с нашими сержантами, даже я ещё немало намучился – в 70-ых… Большой редкостью был в Советской Армии хороший сержант! А нынешний советский призывник, небось вообще – под вид «тех» узбеков…

Военный чуть не плюнул в серцах.

– Поменьше бы стреляли военных специалистов, глядишь – поменьше бы пришлось «выращивать»…, – бубняще раздалось в полной тишине из зала.

– Ээээ… Давайте разберёмся, кого нам пришлось «стрелять»! – протестующе возопил Маршал, – если Вы ещё про старых царских военспецов – то они и, при царе-батюшке не особенно то, блистали! Вспомните Русско-Японскую, вспомните Германскую… Вы думаете, коллега, такие «специалисты» – Гудерианам с Роммелями и Манштейнами, в купе, хвост накрутят?! Сильно сомневаюсь, коллеги, очень сильно…

Военный, в котором лишь Вождь признал Владимира Кириаковича Триандафиллова, встал и попросил слова с места. Получив его, он:

– Уважаемые коллеги! Российская Имперская военная «машина», была устроена таким интересным образом, что любому офицеру (имеющему определённые моральные качества и известную ловкость), почти ничего не стоило всю жизнь и тем более – всю войну, просидеть в тылу на «тёпленькой» должности. Громоздкость российской бюрократии – «притча во языцех» и, военная бюрократия ничем не лучше гражданской! Больше половины русского офицерства, не говорю уже про русское дворянство в целом, были именно тыловиками! Кадровые боевые русские офицеры были убиты или искалечены ещё в первые два года мировой бойни, их места в русской армии заняли не выдвинувшиеся в боях унтеры из солдат (последние в Царской Империи был поголовно неграмотны), а «новоделы» из более-менее образованных разночинцев и нигилистирующей интеллигенции… А наши «герои тыла» усидели!

– …Потом пришли очень серьёзные ребята – большевики и, недолго думая – железной рукой, за шиворот вытащили этих «военспецов» изо всех щелей! И, бестрепетно попирая все общечеловеческие ценности – под присмотром комиссаров в кожаных куртках и огромным «маузером» на боку, ставили их на командные должности. Конечно же, даже такой – но имеющий специальное военное образование офицер, кое-что помнящий из того, чему его учили в военном училище и в Академии Генерального Штаба – по любому лучше, чем простой московский, к примеру, слесарь (или – луганский, как реципиент коллеги Ворошилова, не в обиду будет сказано!) и, 5-ти миллионная Красная Армия была создана! Мало того – она победила, вопреки всему! Ну и, какой у них мог оказаться к сорок первому году «боевой опыт»?! Опыт поимки атамана Зелёного, что ли?!

– Опыт разгрома Колчака и Деникина, если что…, – заступился за честь красных командиров кто-то.

– Колчак был при царе и «временных» адмиралом и, в войне на сухопутье разбирался не более – чем африканский эфиоп в особенностях формирования пакового льда! – это вставил моряк-военмор, в званиях которых, мало кто из присутствующих разбирался, – начальник его штаба – Лебедев, лишь при «Временных» получил чин полковника – «стратег» ещё тот! С Деникиным, конечно, немного посложнее – но и, здесь…

Вождь, волевым решением прервал начинающийся срач на тему противостояния белых и красных:

– Коллэги! Ми с вами, мать вашу, не в сэдьмом году – а в двадцать сэдьмом… Исправим историю с фашистами и, тогда быть можэт – нам «поручат» за белых или красных разгрэбать… «Хахаха», коллэги!

– ХАХАХА!!!

Немного поржали разряжая обстановку и, Ворошилов, при всеобщем внимании продолжил:

– Конечно, я немного утрирую и, среди красных военспецов нередко встречались хорошие, талантливые командиры… Но, значительная часть из них, нам «досталась» в уже преклонном возраста (генералитет у последнего Николая напоминал «Дом призрения») и, «оптимизировалась» естественным путём. Ещё одна немалая часть, после окончания Гражданской Войны была ликвидирована Троцким и его компанией – не желавшим делить «славу победителей» с буржуазными военспецами. А кто-то, да! Так или иначе, попал «под замес» – по делу или безвинно…

– Однако, вернёмся к главному – хотя и, невольному «виновнику» всех наших бед – простому советскому призывнику… Призывной «материал» определяет лицо всей армии. Что за «лицо», какого призывника (не говорю уже про лиц призванных по мобилизации уже после начала войны), мы видим у нашей РККА образца 22 июня 1941 года?

– Это, по большей части, двадцатого или чуть позже года рождения, сельский паренёк (ну, или из семьи, которая совсем не так давно перебралась в город из села), с трёх-четырёхлетним образованием. Конечно, могу ошибиться – но Сухомлинские и прочие «Макаренки», в сельской местности у нас отмечены не были… Поэтому, я с большой долей уверенности могу утверждать – что даже «четырёхлетним», их образование можно назвать лишь с очень большой натяжкой. Лица же более старших возрастов, призываемые после объявления мобилизации, чаще всего могли похвастаться только умением по складам читать и коряво писать – полученным ими по программе ликвидации неграмотности, так называемого «Ликбеза».

– Слава Советской Власти и лично товарищу Сталину – в четырнадцатом году и таких не было! – раздалось под сводами древнего Кремля.

После «бурных и продолжительных», но не переходящих в «овации» и слегка стёбных выкриков, типа – «СЛАВА КПСС!!!», Климент Ефремович продолжил развивать свою мысль:

– В доказательство своим словам я могу привести всем известный факт: самозарядную винтовку «СВТ-40» наши пехотинцы считали излишне сложной и зачастую от неё избавлялись, предпочитая простую «мосинку». В то же время, для их немецких «коллег» – это был желанный трофей! А что тогда говорить про более сложные образцы оружия, особенно – коллективного?! Чтоб артиллерия могла хорошо стрелять с закрытых позиций (основной в 20 веке, вид боевой деятельности артиллерии), нужны наводчики хорошо знающие математику – хотя бы за восьмой класс, а лучше – со средним образованием… Где их взять в достаточных количествах? Ведь артиллерия у нас не одна и, другие рода войск – танки, авиация, флот, тоже требуют таких же?!

Рисунок 18. Немецкий унтер-офицер, вооруженный трофейной советской самозарядной винтовкой СВТ-38.

– Все, как один историки и просто «знающие», отмечают такой негативный фактор, как нежелание нашего командования пользоваться радиосвязью… Про сам факт крайне недостаточного наличия соответствующих средств, я промолчу! Я сейчас про «человеческий» фактор. Как-то упускают из вида, что радио в те времена, было под стать шаманскому бубну… Настройка «волны», была под стать настройке рояля: здесь не просто образование нужно – а ещё и, немалый опыт! Где было набраться опыту советскому призывнику – если даже бытовое радио, было атрибутом весьма немногочисленных городских семей?! Даже, не всякий горожанин его воочию видел.

Из зала раздались многочисленные вздохи – «ахи» и «охи»:

– А мы, помню, такие «вундервафли» на форумах пилили…

– Десять лет сталинских пятилеток, это видимо – очень мало для индустриализации…

– Вот, в том то и основная проблема, коллеги: к войне мы будем готовы – не ранее сорок седьмого года! При всём наем желании…

После довольно продолжительной паузы, когда весь народ молча пил чай или просто думал уставившись в окно на кремлёвские башни, Ворошилов, решил подытожить им уже сказанное:

– Возможно, мы успеем с вами наклепать к сорок первому всяких-разных «вундерваффлей» – но, не успеваем мы обучить и воспитать к этому сроку, такого же грамотного солдата и, тем более – унтера или офицера, как у немца… При всём нашем желании, всеобщее качественное восьмиклассное образование в СССР – светит нам где-то к середине пятидесятых-шестидесятых, не ранее. Плюс, некоторые особенности нашего с вами славянского менталитета – которые, не изменить НИКОГДА!!! Так что, в какую бы «боеготовность» не приводили загодя войска, какие бы мудрые стратегические планы не разрабатывали «на верху» – из-за скверного выполнения в низовых структурах, они пойдут прахом… Только, методом «естественного» отбора в ожесточённых реальных боях, у нас появятся полководцы, способные бить немцев. Только научившись на собственной шкуре – на собственных «синяках и шишках», методом проб и ошибок, наш солдат и офицер станет равносильным своему противнику… И, то – с большой оговоркой. В мирных же условиях, этого достичь ВООБЩЕ(!!!) невозможно!

– Так и, произошло в «реале»…, – согласно кивнул Вождь, – как-то думается, что основная проблема боеспособности РККА не в миллиметрах брони или калибре орудий танков и даже не в количестве быстроходных тягачей и наличия радиостанций в них, а именно в людях. Общее образование, специальное военное, подготовка рядовых. Сержантский состав, наконец! Которой, в СССР вырастить не получалось и у нас не получится до вторжения.

В диалог вмешался Киров:

– Товарищ Сталин сказал: «…Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут…»

– Нэ «сказал», а «скажэт»! – несколько иронично, поправил его сам автор знаменитой цитаты, – в тридцать первом году… И, потребует закончить пятилетку в чэтыре года.

– Без разницы… Вековое отставание за десять лет не «пробегается»! При всем желании и моём уважении к товарищу Сталину… Нужно, по крайней мере, три поколения – чтоб вырастить из селюка горожанина! А, крестьянская по менталитету армия, неизбежно будет проигрывать армии горожан – каковой является немецкий Вермахт… Сравнительно равной по численности, конечно.

– Да…, – с досады крякнул Сталин, – вот в этом Вы правы, товарищ Киров!

После нескольких минут тишины, Вождь, встав и походив вдоль стола за спинами соратников из президиума, сделал предложение:

– Думаю, вы всэ поддержите меня, коллэги, если я объявлю образование – самым приоритетным направлэнием нашей деятельности?

Коллеги, как говорится – «хором», не возражали.

– К сожалению, я нэ вижу в нашем с вами спыске пэдагогов… Поэтому, прэдлагаю поставить на «самое приоритетное направлэние» самого «эффэктивного мэнеджера»!

Вождь, концом своей трубки ткнул в направлении притихшего Лаврентия Павловича Берии. Попадацы, бурными выкриками одобрили его выбор, сам же «эффэктивный мэнеджер» решил взять самоотвод:

– Спасибо за великую честь, коллеги, но я решительнейшим образом отказываюсь!

– Почэму?

– Я ни в коем разе не педагог! Я и своих детей, толком воспитать не смог и, они выросли – балбес-балбесом…

Вождь, недобро прищурился:

– А, Ви думаете, товарищ Берия, товарищ Сталин – Генеральный Секретарь?! Однако, как говорят срэди опредэлённого «контингэнта»: «Попал на общий рэжим – надо крутиться…»!

– «…А то через шконку перегнут»! – закончил за Вождя какой то, знаток поговорок фольклора «опредэлённого контингэнта».

Киров, поддержал:

– Коллега, вроде бы работал в НИИ? Значит, имел дело со студентами. Значит, имеется некий педагогический опыт!

– Ты тоже, имел дело со студентами, Мироныч! – попробовал огрызнуться Лаврентий Павлович, у которого от волнения, даже очки запотели, – раз преподавал в «Институте марксизма-ленинизма»!

– Ээээ, нет! Моим «студентам» хорошо, если за тридцатник было… А, попадались и…, – «любимцу партии», явно что-то вспомнилось – какой-то нехороший эпизод из своей «педагогической» практики, – такого уже – «ни вдоль, ни поперёк лавки», не разложишь! Разве что, самой лавкой в лоб перееб… Хм, гкхм…

– Я думаю, все мы – кто, чем может, поможем коллеги Берии на его нелёгкой стезе, – приободряюще подмигнул Маленков.

– О чём разговор?! – только и слышалось в зале, – поможем, чем сможем!

Наконец, Берия привёл самый убедительный аргумент.

– КОЛЛЕГИ!!! – возопил он, обращаясь к общественности, – я возглавлял НИИ «Сплавов редких и редкоземельных металлов»! Вы, просто не понимаете, до чего это для нас важно! Это же, такой «прорывной проект»…

Зал притих, а Вождь по-новой задумался. Впрочем, недолго:

– Харашо! «Реальный» товарищ Берия занимал нэмало постов…

«Альтернативный» Берия, схватился руками за голову. Посмотрев на него очень строго:

– …Впрочем, нэ он одын! Думаю, надо сделать так: после дней и ночей «длинных ножей» – когда ми с вами возьмём власть в стране цэликом в свои руки, образуем нечто вроде «Государственного Комитета Обороны», как в «реальном» сорок пэрвом году… Название, как-нибудь позже придумаем – войны же, пока вроде нет и не намечается.

– «ГКТО» – «Государственный Комитет Труда и Обороны», – было предложение от безымянного коллеги.

– Харашо! Пусть будет «ГКТО». Как и, в «рэале», Председателем ГКТО будет единогласно избран товарищ Сталин, а его заместителями – товарищи Молотов, Ворошилов, Берия, Маленков… Кх, кх… В «альтернативе» – ещё и, «покойный» товарищ Киров.

– …Каждый из моих заместителей, будет курировать несколько «приоритетных направлений». Коллега Берия, напрымэр – образование, внутреннюю безопасность и «прорывные проекты»… Думаю он и, промышленно-экономический шпионаж, у нас с вами лэгко потянет!

Лаврентий Павлович, только покрутил головой…

– Коллэга Молотов – народное хозяйство в целом, Наркомат Иностранных Дел, Службу Внешней Разведки (СВР – политическая разведка).

– Ну, надо – так надо! – в отличии от Берии, не стал кочевряжиться тот.

– Коллега Ворошилов, понятное дело – на обороне: армия, флот, ГРУ(военная разведка), военно-промышленный комплекс… Ну и, «распиловка» всяческих вундерваффлей!

– Самый цимес урвал…, – кто-то завистливо.

– Коллеги! – поспешил разуверить Нарком обороны, – сразу предупреждаю: «вундерваффли» для меня – дело десятое!

Из зала неодобрительно:

– Он, ещё и выёживается…

– «Коллега Ворошилов» – ещё «там», был ретроградом и мракобесом…

– Гнать этого «лошадника» сцанными тряпками из наркомов!

Вождь, меж тем продолжил раздавать должности:

– …Коллега Маленков у нас на «кадрах» – КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ!!! Плюс, помогает всем, кто в его помощи нуждается.

– С превеликим удовольствием!

– Коллега Киров же, у нас на сельском хозяйстве, а коллега Жданов – главный «идеолог» страны! СМИ, культура и государственная пропаганда. Остальные же коллеги-попаданцы, возглавят комитеты при ГКТО, как говориться – «по интересам». Остальные же коллеги-попаданцы, возглавят комитеты при ГКТО, как говориться – «по интересам».

Опять же, походив вертя трубку в руках, Сталин приостановился и выдал:

– Как вы поняли, коллеги, «ГКТО» – это орган чрезвычайный… Но, в режиме «чрезвычайного положения», стране долго жить НЕЛЬЗЯ!!! Поэтому, как я и говорил ранее, в 1933 году состоятся президентские выборы и власть перейдёт к законоизбранному эээ… Прэдлагаю – к Всесоюзному Старосте. То есть – ко мне же. Ну, а после инаугурации я объявлю об парламентских выборах.

Сделав паузу:

– Кто «за», коллэги?

Принято большинством голосов, при чуть более десятка воздержавшихся…

Глава 5. Основополагающее условие

Как говорил старшина Васьков: «Война – это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает»!

После перекура, продолжилось обсуждение «проблемы 22 июня». Выступал Ворошилов, продолжив начатую им тему:

– И, не только образование главная проблема того – что «на старте» мы просто обречены огрести люлей от «сверхчеловеков». «Главных проблем» – выше крыши, коллеги! Такую плотность и качество коммуникаций – как, хотя бы в Польше, нам до… До, «тех» пор – до самого «распада» СССР и, даже – после него, не удалось создать. А, это значит – немцы всегда будут опережать нас на пару ходов с сосредоточением. А, значит – «внезапного и вероломного удара» нам не избежать! Ведь, сторона опередившая своего противника в развёртывании, ВСЕГДА(!!!) наносит ВНЕЗАПНЫЙ(!!!) удар. Мы лишь, можем его несколько смягчить – предприняв определённые меры и разгромить, заманив на пресловутые «подступы»…

Конечно же, про «старт» у всех были разные мнения! Проспорили с полчаса, но только переругались между собой – универсального средства остановить немцев, если не на границе – то хотя бы на линии Днепра, НЕ БЫЛО!!! А все эти запиленные ещё «там» 57-мм на шасси «БТ» – всего лишь железки: немцы воюют не танками, а организацией (а насчёт «организации» у нас – см. главу 4).

Подождав, когда все выскажутся и шум немного утихнет, Сталин утверждающе спросил:

– В общем, все согласны с товарищем Ворошиловым, что победить нэмцев можно – только, заманив их на «подступы»? Дальние или блыжние – там уж «как карта ляжет»?

Ответом Вождю была угрюмая тишина… Подождав немного, он сам на этот вопрос и, ответил:

– Я, выжу все! Тогда наша с вами дыскуссия по вопросу решения «проблэмы 22 июня», закрывается моим волевым рэшением.

– Стойте, коллеги!

С места поднялся военный с тремя ромбами на петлицах – что соответствовало званию комкора РККА и, орденом Красного Знамени на груди:

– У меня есть свои – достаточно привлекательные для нас соображения, в корне отличающиеся от предложения коллеги Ворошилова!

– Слюшаем Вас, коллэга Триандафиллов!

Рисунок 19. Владимир Кириакович Триандафиллов.

Кто ж, из уважающих себя попаданцев, про этого известного советского военного теоретика, не слышал? Поэтому, в зале чуть ладоши себе не отбили! А, Сталин внёс дополняющий штрих к этой выдающейся личности:

– Коллэги! Владимир Кириакович Триандафиллов в «той жизни» прошёл Афганистан – «от и до», в должности от командира взвода до командира батальона и начальника штаба мотострелкового полка. После тяжёлого ранения, делавшего невозможной дальнейшую военную службу, он стал известным военным историком и теоретиком – перу которого принадлежат несколько очень серьёзных трудов… «Здесь» он в настоящий момэнт – начальник Оперативного управления Штаба РККА.

Под грянувшие оглушительные аплодисменты, Вождь подумал: «Пожалуй, надо издать приказ об запрете для высших армейских чинов в мирное время летать самолётами[16]… Для подстрахуя».

(В своих работах Триандафиллов заложил основы теории «глубокой операции», осветил роль предвоенного периода и начального периода боевых действий для успешного хода войны в целом. Многие военные историки небезосновательно считают… Ээээ… Будут считать его «отцом советского оперативного искусства».

Идеи Триандафиллова были впервые использованы Богдановым М.А. в операции по разгрому японских войск на Халхин-Голе в августе 1939 года. По окончании Военной академии был выдвинут Фрунзе на работу в Штаб РККА, где получил 15 апреля 1924 года назначение на должность начальника Первого (то есть оперативного) отдела, а затем и начальника Оперативного управления Штаба РККА. Авт).

Скромненько бросив, что его заслуги незаслуженно преувеличены, Владимир Кириакович, несколько агрессивно начал:

– У меня вопрос к коллеге Ворошилову: товарищ Нарком… А что так пассивно? Зачем нам ждать 22 июня – когда мы по вашим словам, безальтернативно «спасуем»? Зачем полстраны врагу отдавать?! Можно начать освобождение Европы от «коричневой чумы», числа этак 4 июня 1940 года – превентивным ударом и завершить войну капитуляцией немцев, максимум к концу этого же лета. Затем, после денацификации, на демократических выборах в Германии к власти приходит компартия с Эриком Хонеккером, или – кто там у них в главных коммунистах, во главе…

– Эрнестом Тельманом, коллега, – поправил Киров.

– Спасибо, подзабыл!

Нет, наши коллеги нашего «сокрушителя» не поняли – видать, «застойный» лозунг «Миру – мир, нет – войне!», был вбит у них на уровне подкорки. После минутной тишины, в зале раздались выкрики, вроде этого:

– Ещё один Резун с Ледоколом!

Рисунок 20.Карта из книги Виктора Суворова «Ледокол».

Потом, по «Ледоколу» стали стрелять «калибры» покрупнее – вроде «крейсера» Кирова:

– Да о ТАКОМ(!!!) подарке – те кто за Гитлером стоит и, мечтать не могли! Они, быстренько свернут Адику его лебединую шею (ведь ни о какой «безоговорочной капитуляции», ещё никто и не заикнулся), перестанут щемить евреев, «умиротворятся» с Даладье и Черчиллем и, разом на СССР навалятся! И, мы будем воевать с международной коалицией без всякого Ленд-Лиза!!!

Однако, «Ледокол», сделав ловкий финт винтами, ушёл из-под обстрела:

– «Международная коалиция»?! Представляю речь Черчилля в Палате общин: «Уважаемые пэры, мэры и прочие херы! Нас с вами не так давно, развели как последних лохов в Мюнхене – отобрав Чехословакию, как у ребёнка совочек в песочнице… Потом, примерно таким же макаром, мы пролюбили Польшу… Затем, нас – уже самих, отлюбили на всех семи ветрах в Норвегии, Бельгии и северной Франции. Наконец мы, прикрывая ладошкой свою уже мозолистую задницу, еле-еле успели слинять из Дюнкерка – бросив там все свои «игрушки»… И вот теперь, когда есть шанс накрутить бошам хвост – за все их б…ядские проделки, мы объединяемся с ними и помогаем завоевать «Lebensraum im Osten»…».

Триандафиллов помолчал, пропуская смешки, затем закончил свой стёб:

– «Зачем? – естественно спросят его. В ответ, сэр Черчилль отхлебнёт шустовского коньяка прямо из горлышка, зажуёт толстой гаванской сигарой и разведя руками: «Скажу вам честно, сэры – я и. сам «в домике»! Но, если шибко интересуетесь, то позвоните в Москву коллеге Кирову – номер его SIM-карты скоро опубликуют в «The Guardian»… Он вам популярным языком, всё на пальцах разъяснит!».

– Зачётный троллинг, коллега! – улыбаясь во все «тридцать два», первым делом отдал должное Киров, – а, «пэры, мэры и прочие херы», ничего не предъявят сэру Черчиллю, если он «пролюбит» главный ништяк в Европе – Германию, отдав её большевикам? Вы, забываете, коллега, что «ворон-ворону» глаз не выклюет: европейцы меж собой всегда договорятся – они свои. А мы для них всегда были, есть и будем чужие – хоть под красным знаменем, хоть под триколором!

– Что будет после разгрома Германии, это уже дело не военных – а политиков, – Триандафиллов, тактически грамотно перевёл стрелки на Молотова, – например, чтоб сэры сильно не выёживались, можно будет вернуть им Францию – те ещё и, по гроб жизни довольны будут…

Взгляды скрестились на Вячеславе Михайловиче. Прокашливаясь, как будто прогревая стволы перед пристрелкой и последующей перестрелкой, тот неторопливо начал:

– Как политик я скажу, что последствия такого шага непредсказуемы. Ну, например, как поведёт себя в такой ситуации Япония? В «реале» она дёрнулась против Штатов, будучи уверенной в близком конце СССР – Вермахт уже стоял на тех самых «подступах». А в вашей альтернативе, коллега? А не испугается ли она за свою Маньчжурию с Кореей и, не «подстелится» ли под Штаты? А сами Штаты? Не уступят ли они самураям в «китайском вопросе» – желая иметь лишний «козырь» у наших дальневосточных границ? Увы, коллега, я сам – самый горячий поклонник дать Адику по ушам пораньше… Но, увы!

Помолчав, Молотов добавил:

– А как хозяйственник, я скажу ещё: когда я вспоминаю список предоставленного нам по Ленд-Лизу, я хочу прикинуться ветошью и заползти куда-нибудь под плинтус! И дело тут не в их танках, самолётах или грузовиках – на которых мы свои пушки к «логову» везли. И не в «тушёнке» – из-за которой, мы смогли побольше рабочих рук из сельского хозяйства мобилизовать… Вот, например, естественный каучук – который у нас не растёт и, который ничем не заменишь, или некоторые цветные металлы или легирующие добавки: хром, никель, кобальт – которые мы не производим или производим недостаточно… А, высокоточные станки, алюминий, высокооктановый бензин… Мать, моя! Конечно мы с вами, коллеги, постараемся это дело несколько «оптимизировать» – но у нас всего 14 лет в запасе, а выше головы не прыгнешь!

– Если Германская Народная Республика… Или, как там её? «Социалистическая»… «Демократическая»?!..Будет нашим союзником – то всё это не так важно! – не сдавался адепт «стратегии сокрушения», – в «реале» Германия до 45-го без всякого «каучука» держалась, а с нами они и подольше продержится…

– …Под американскими бомбами, – добавили из зала.

– Какие самураи на сухопутье – это, мы на Халхин-Голе узнали! – «Агрессора», хрен чем проймёшь, – а если Восточного фронта не будет – то их Хартманы и наши Покрышкины, не дадут пиндосовским «Летающим крепостям» ни малейшего шанса! Ну а если, по нашей подсказке – насчёт реактивной авиации, наш Поликарпов с их Мессершмидтом, пораньше подсуетится…

Коллегу, явно несло во все тяжкие! Махнув рукой, как хирург на неоперабельную опухоль, Молотов закончил:

– Вам видней! Одно лишь скажу: я конечно ни разу ни Нострадамус – однако главный «суслик» в этом поле, вовсе не Черчилль – а Рузвельт! И, что он скажет в Конгрессе – если мы Германию и, всё что восточнее «прихватизируем», я себе вполне отчётливо представляю… Так что, вполне вероятно, что может и не сразу – но «дружить» будут, уже не против нацисткой Германии – а уже против коммунистической России. А оно нам надо?!

– Ну, ничего! – не унимался стратег, – «дружили» же против Советского Союза?! Да, если б, не эта мразь…

К обстрелу «Ледокола» подключился Маленков:

– Неспровоцированное нападение надо чем-то объяснить своему народу, коллега! Наша армия – мобилизационная и, без весомого довода – за что русскому мужику кровь свою проливать, в случае затягивания войны и роста потерь, мы с Вами получим «а-ля» семнадцатый год: «Мира и земли»! Только, в этот раз не помещиков будут дербанить, а колхозы. И в Ипатьеских подвалах не Романовых расстреливать, а нас с вами…

– Никакого «затягивания» и «роста» не будет: основные силы Вермахта во Франции – они втянуты в бои, техника выработала ресурс и нуждается в ремонте, запасы боеприпасов и топлива истощены! Если и, существуют в истории более благоприятные моменты для «внезапного нападения, без объявления войны» – то я их не знаю. Даже Порт-Артур или наше «22 июня», перед этим пасуют!

– В четырнадцатом году, русские генералы тоже так рассуждали – вломившись в Восточную Пруссию и в Галицию…, – это уже подключился «главный калибр» – сам Нарком обороны Ворошилов, – однако, немцы сумели перебросить с Западного фронта пару корпусов и навешать им люлей! Немецкие железные дороги, коллега – если Вы ещё не знаете, это просто НЕЧТО!!!

Как известно, в советской довоенной военной науке, было две школы: «Стратегию сокрушения» возглавлял как раз Триандафиллов – более удачного «вселения» представить себе трудно, а «Стратегию измора» – выдающийся советский военный теоретик, профессор Военной академии Свечин. Александр Андреевич на совещании отсутствовал, но его горячим адептом являлся сам Нарком.

Все доводы собственного Наркома, Триандафилловым были последовательно отвергнуты:

– Сравнение с четырнадцатым годом не корректно, коллега! Там нас «дёргали за ниточки» из Парижа, здесь мы действуем по своей собственной инициативе и воле. «Мотивация»? Да, растиражируйте гитлеровский «Майн кампф» на русском языке и не поленитесь на комментарии к нему – вот вам и, будет – самый убедительный довод для нападения на Германию при первом же удобном случае! «Железные дороги»? Коллега мыслит критериями Первой мировой войны – сейчас же, в тренде автотранспорт. Коллега Маршал всерьёз считает, что 30 резервных немецких дивизий, «навешают люлей» 120-ти нашим кадровым?! А чем, это коллега собирается до войны заниматься? Может, ему стоит подумать об смене профессии?! В сельские учителя пойти, к примеру – для повышения качества призывного «материала»!

Ворошилов, весь изошёл бурыми пятнами:

– Вы отдаёте себе отчёт, коллега, что приготовления такого масштаба не удастся скрыть? Что, мы в 40-ом году рискуем получить превентивный удар, как в «реальном» сорок первом?!

– Коллега считает, что «реальный» Сталин готовил удар по Германии? – ехидно, – как в «Ледоколе» у Лизуна?!

Рисунок 21. Книга «Ледокол» переведена на многие языки мира… И мовы!

– Да, хрен на «реального» Сталина! – горячился Маршал (Вождь, даже ухом на «хрен» не повёл), – у Германии есть разведка, а в наших высших эшелонах власти, наверняка затаилось немало немецких шпионов доставшихся ещё от царского режима…

– Это Вы так про нашего Ленина? – последовал провокационный вопрос.

– Не мелите ерунды! Ленин, не был в высших эшелонах власти Российской Империи! Там и, без него немецких агентов хватало и ловить ему было нечего – отсиживался в шалаше, в эмиграции.

Поржали от души, потом вернулись к серьёзному разговору.

– У нас тоже есть разведка и контрразведка и, есть все основания думать, – Триандафиллов выразительно посмотрел в сторону дверей на Чекиста и Важняка, – что в этой «реальности» они будут меньше ушами хлопать!

Чекист взял под козырёк, Важняк приветственно приподнял и поставил на место форменную фуражку…

– …Наконец, существуют организационные мероприятия «усыпляющие» бдительность вероятного противника, например: ежегодный призыв, в определённый срок (4 июня – плюс, минус месяц), в течении долгого периода времени (прямо, со следующего года можно начинать!), резервистов на переподготовку и убытие укомплектованных ими частей на учения к западной границе… Накануне нашего вторжения в Европу, всё происходит как обычно – как каждый год! С чего бы, противнику настораживаться?!

Наконец, Вождь, видимо устав слушать, прервал увлекательный диалог:

– Ви ещё передэритесь, коллэги! Любой уважающий себя Генштаб разрабатывает планы на любой случай: воспользуется ли ими политическое и военного руководство – вопрос уже третьестепенный. Вариант превентивного удара по фашистской Германии, ничем не хуже других. Здесь, скорее вопрос не военного – а политического решения, коллеги! А «политика, это – искусство возможного».

Сталин поднялся и, прошёлся несколько раз вдоль стола, за спинами вождей помельче. Остановившись и «зависнув» на несколько секунд, он предложил:

– У нас ещё будэт возможность подумать, обсудить и принять решение как поступить – сообразуясь с возникшей «новой» реальностью, коллэги! Пока же, мы с вами имеем «послезнание», по которому война начнётся 22 июня 1941 года, «вэроломным» нападением фашисткой Германии и, мне хотелось бы дослушать соображения коллеги Ворошилова на этот счёт… Возражений нэт?

Возражений, в этот раз не последовало…

Сталин, медленно прошёлся ещё пару раз:

– Тогда, вот что, коллэги… Тогда, вся наша «альтернатива ВОВ» делится на две части: до и после выхода немцев «на подступы». Назовём его «Часом Х» – для краткости… И, если первая часть – «до Часа Х», должна как можно меньше отличатся от «реальности» – чтоб наше с вами «послезнание» не обесценилось, эээ, то вторая – «после Часа Х»… В «новой» реальности», история – после выхода группы армий «Центр» на «дальние подступы» к столице, должна кардинально поменяться…

– Согласен! – уверенно подтвердил главную мысль Сталина, Ворошилов, – там то – на дальних и близких «подступах», у нас все «тузы» козырные! Если, мы с вами зевальником опять не щёлкнем – по нашей многовековой традиции…

– Давайте сначала про то, коллега Нарком обороны, – прервал его разглагольствования Сталин, – как сделать так – чтоб, не меняя всё в целом, несколько «оптимизировать» ход событий. Да, так – чтоб, история после «Часа Х», кардинально изменилась?

– Под Москвой, товарищ Сталин, НАДО(!!!) Германию разбить! – с твёрдокаменной интонацией ответил Ворошилов, – окружить и уничтожить самые её боеспособные войска – группу армий «Центр»! Тогда не будет – ни поражений и окружений сорок второго, ни – Харькова и Керчи, ни – Ржева и Вязьмы, ни – Сталинграда и Кавказа… Возможно – не будет и, Курска. Берлин можно будет взять уже в сорок третьем – самое позднее в сорок четвёртом.

– Ключэвое слово «надо»…, – недоверчиво хмыкнул Вождь, – каким же образом, товарищ Ворошилов?

Нарком обороны несколько задержался с ответом и за него ответил какой-то остряк из зала, концовкой известного анекдота об мышах и мудром филине[17]:

– «Мы не тактики, мы – стратеги!»

Тут же, какой-то другой «умник», решил щегольнуть знанием истории:

– Этого «стратега», Сталин с наркомов снял – за проваленную финскую компанию…

Товарищ Сталин, на «знатока» истории рыкнул аки уссурийский тигр на китайского браконьера-копателя женьшеня – аж, акцент куда-то пропал:

– Кто Вам такое сказал, товарищ? Дезертир Солженицын – в своих графоманских высерах, или сам Никита Кукурузный – на тайной исповеди? Перестаньте повторять тупую и наглую брехню хрущёвско-брежневских историков – на легковерных дебилов рассчитанную. Климент Ефремович, во время Зимней войны был ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ!!! После ПОБЕДОНОСНОГО(!!!) завершения войны, он пошёл на повышение: с наркома обороны – в заместители Председателя Совнаркома… В МОИ(!!!) заместители – если, кто не понял! Куда, ещё выше?! Выше этой должности, только – Я!!! Вот, если бы Вас, допустим, «наш» ВВП снял с министров и назначил вице-премьером или в свою администрацию, Вы бы тоже посчитали это «опалой»?!

«Места» знатоку истории, стало мало:

– Ну, я… Я и, не думал… Как-то с такой «колокольни», я…

– Привыкайте думать, коллега! Очень пригодится в дальнейшем, уверяю Вас…

После непродолжительной паузы, когда весь зал сидел притихший и боялся поднять глаза, Вождь и Учитель успокоился и вернулся к теме разговора, переспросив:

– Так, какым же образом, товарищ Ворошилов, Ви собираетесь «окружить и уничтожить самые боеспособные войска гитлеровской Германии – группу армий «Центр», под Москвой?

Никто бы и, никогда не обвинил бы Климента Ефремовича в одесском происхождении – но, он ответил вопросом на вопрос:

– А, каким образом политическое руководство страны собирается «оптимизировать» события до «Часа Х»? Ведь, определяющим условиями, всегда были, есть и будут экономика и политика! Мы, военные, лишь следуем в фарватере политики страны…

Минуты тишины и раздались редкие хлопки: зал зааплодировал Наркому обороны! «Дирижируя» аплодисментами концом курительной трубки – которую так и, не набил табаком и не раскурил, Сталин, опять с «оригинальным» акцентом, на одном дыхании радостно произнёс:

– Нам очэнь приятно осознавать, что во главэ Красной Армии стоыт такой умный Нарком обороны! Правылно понымающий свои полномочия и, задающий руководству страны ПРАВЫЛЬНЫЕ(!!!) вопросы.

По залу пронёсся лёгкий смешок – хотя и, уже вполне дружелюбный и даже одобрительный, по отношению к «первому красному офицеру».

Прошедши ещё разок-другой за спинами своих ближайших соратников, товарищ Сталин начал:

– Дэйствительно, Красный маршал прав: «города сдают солдаты – генералы их берут»… Говоря серьёзно, на войне и те и другие, лишь только воюют – а побеждают или терпят поражение в ней политики! Чтоб, победить в любой войне, политику надо знать прежде всего СВОИ(!!!) сильные и слабые стороны. Сильные стороны желательно ещё больше усилить, слабые же… Слабые – хотя бы нейтрализовать! Если, их вообще невозможно ликвидировать или изменить – как мы не можем изменить менталитет нашего народа или географическо-климатические условия его проживания.

– …Итак, какие же свои «сильные» стороны – способствующие нашей победе, мы знаем? За которые, отвечает именно политическое руководство страны – а, не военное?

Рисунок 22. "На Восток!" …А если бы мы сразу были на «Востоке»?!

Всеобщее молчание.

– Несомненно, это – эвакуация промышленности в первый период войны. Не помню кто – Гальдер, по-моему, так и сказал ещё в сорок первом: «Мы проиграли – большевики успели вывести тысячу с лишним заводов на Восток». Как мы можем ещё больше усилить, эту нашу – и, без того, сильную сторону?

Сталин, обвёл взглядом притихший зал:

– …Ну? Думайте!

Спустя какое-то время, из зала стали раздаваться всякие-разные одиночные предположения. В основном, они сводились к более раннему началу эвакуации.

– Да! На форумах мы это с вами не проходили…, – усмехнулся Молотов, – всё больше – промежуточный патрон, да командирскую башенку на «Т-34» пилили… Образно говоря, конечно.

Не дождавшись на свой вопрос устраивающего его ответа, Вождь начал отвечать на него сам:

– Эвакуация промышленности из западных областей на Восток, несомненно была проведена блэстяще… Но, значение её сильно преувеличено советской пропагандой.

Рисунок 23. Эвакуация промышленности СССР на Восток в 1941 году.

Почему? Во-первых: она не была стопроцентной[18]. Многие промышленные объекты, невозможно не то чтобы «эвакуировать» – но, даже сдвинуть в сторону, хотя бы на метр. Попробуйте, «эвакуировать» доменную или мартеновскую печь! А, гидроэлектростанцию? А, прокатный стан? А, судостроительную верфь? Страна готовилась к войне, вбухивая неимоверно большие средства в эти объекты, а когда она случилась – толку от них не было, абсолютно никакого… Наоборот, ими зачастую воспользовался враг – хотя бы, как источником металлолома. Я уже не говорю про сельхозугодия, месторождения природных ископаемых, рудники и шахты… Значит, что?

Сталин, обвёл зал взглядом – но, опять-таки не получил ответа на свой вопрос.

– Значит, надо сделать так, чтоб эвакуировать с «западных областей» было нечего.

Тишина… Казалось, все присутствующие разом вдохнули и затаили дыхание.

– Всё взорвать на месте, что ли? – переспросил кто-то, недоумённо.

Товарищ Сталин тяжело вздохнул, как от тяжёлого креста:

– Всэгда говорыл, что причиной распада СССР, было наше «квадратно-гнездовое» мышление…

И, обведя пламенеющим взором весь зал:

– Нэт, не взрывать. НЕ СТРОИТЬ!!! Ничего не строить в западных районах СССР, находящихся под угрозой немецкой оккупации. Чтоб, потом не думать-гадать – эвакуировать или взрывать!

Зал, дружно выдохнул…

– Если, ничего не строим там, откуда придётся потом – с колоссальными материальными потерями эвакуировать, значит, остаётся больше средств строить предприятия оборонной промышленности на Востоке. Значит, с началом войны не будет такого катастрофического снижения выпуска оружия, техники, боеприпасов и снаряжения – как в «реале». Наоборот! Производство всего необходимого для войны, будет нарастать по мере её продолжения. Не будет потерь квалифицированных кадров – так или иначе, в значительных количествах, остающихся на оккупируемой территории[19]

Рисунок 24. Падение уровня выпуска стали в СССР в годы ВОВ.

– …Людские ресурсы – которые, в первой половине войны отвлекались на строительство корпусов заводов и фабрик под эвакуируемое оборудование, в «новой» реальности», можно поставить под ружьё – обеспечив общее численное превосходство над противником ко «Дню Х».

Закончив, Сталин уверенно-вопросительно – как назубок выучивший билеты к экзамену отличник, посмотрел на присутствующих:

– Критикуйте, коллэги!

– Двойная выгода, – аж, причмокнул одобрительно Киров, – не строим – экономим, не восстанавливаем после войны разрушенное – опять же, экономим!

Идея Вождя понравилась и, Молотову:

– А, действительно: готовили-строили промышленность к войне, а началась она, и что? Что толку, в войну от Днепрогэса было, к примеру?

– Да от него и, сейчас толку нет…, – раздалось из зала – для России!

Раздавшиеся после этого одобрительные крики, говорили – что, так считает большинство.

– Да, как бы ещё не вред… Харьковский танковый, всю оккупацию занимался восстановлением подбитой немецкой бронетехники, – вставил Ворошилов, – и, мне кажется – не только силами одних лишь немецких ремонтных подразделений…

В разных уголках зала, где расселись «по интересам», вспыхнули бурные споры и обсуждения на эту тему – так называемый «холосрач».

Только Берия отмалчивался во время вспыхнувшей дискуссии – о чём-то, об своём задумавшись…

– Вместо упомянутого коллегами Днепрогэса, на уральских реках можно возвести целые каскады ГЭС меньшей мощности, – задумчиво проговорил Вождь, посматривая в зал, – для обеспечения энергией челябинского промышленного района – где ещё до войны, следует построить «Танкоград», сэкономив на Харькове… Это не дело, когда с началом войны, два крупнейших танковых завода – Кировский и Харьковский, вместо увеличения выпуска продукции, «встали на лыжи»…

Вдруг, Киров несколько озадачил политикой:

– А известно ли коллегам, об существовании внутри ВКП(б) двух партийных «мафий»?

– Ви про «ленынградцев» и «украинцев», коллэга? Да, извэстно!

В зале притихли…

– Опять, «хохлосрач» начинается! – простонал кто-то.

– Никакого «хохлосрача», коллега! – поправил Киров, – в партии существует «подковёрная» борьба – между самыми мощными внутренними группировками: ленинградской и украинской партийными организациями. В конце концов, победит украинская после уже – послевоенного «ленинградского дела», что и определит дальнейшую судьбу страны…

Вождь, поначалу не въехал в серьёзность вопроса и попросту отмахнулся:

– Коллэга! Это, хоть как-то к теме нашей бэседы относиться? Доживём доживём до войны, переживём войну, потом разгребём и с «мафиями»…

– НЕПОСРЕДСТВЕННО(!!!) относится. Проблему, надо решать прямо сейчас – до декабрьского съезда партии! Экономисты и хозяйственные руководители, разделились на «восточников» и «западников» разрабатывая Первый пятилетний план! В данный момент, «украинская» группировка «тянет одеяло на себя» – требуя значительную средств осваивать у них в республике… Понимаете, какой грандиозный кипеж поднимется – если мы объявим, что вообще ничего на Украине строить не будем?! К ним присоединятся белорусы, да и ленинградцы… Ведь, Ленинград тоже находится в зоне «рискованного строительства», из него тоже – эвакуировали промышленность. А судьба пятилеток, решается именно на съездах! ГОЛОСОВАНИЕМ!!!

– Вот, как?! – соскочив, Сталин нарезал пару кругов и снова уселся на своё место, – и как это проблема была рэшена «в реале»? Ведь, на Востоке всё же стоили – причём немало?

– Точно, не знаю – об таком в открытую не говорили и не приветствовали любопытство… Но думаю, верхушку «украинской партийной мафии» попросту подкупили – пообещав «кресла» в Кремле. В частности, Генеральный секретарь ЦК КП(б) Украины Каганович, вскоре после съезда стал первым секретарём Московского областного, а затем и городского комитетов партии, а также полноправным членом союзного Политбюро ЦК ВКП(б). Любопытно совпадение, да?

Коллега Вождь плотоядно хмыкнул:

– Ви забыли, что в нашей «альтернативе», тот съезд мной предполагается загеноцидить! Вместе с товарищем Кагановичем и всеми прочими «мафиями»… И ви всэ за это проголосовали, коллеги – НЭ ЗАБЫВАЙТЕ!!!

Но, его самого поправили:

– Это Вы, коллега, забыли с какой скоростью – после «реальных» репрессий, отрастали «головы» у этой Горгоны!

– Предлагаете ликвидировать национальные компартии? – Сталин, заметно встревожился.

– Чревато! – Киров отрицающе помотал головой, – национальная идея, уже глубоко пустила корни среди украинской интеллигенции. Придётся, под корень её вырезать или депортировать… Кроме этого, не забывай Закавказье и Среднюю Азию. Там, покруче замешено всяких националистических «тараканов»!

Он, несколько скептически посмотрел на коллегу Берию и добавил:

– Был бы с нами «реальный» Лаврентий Павлович – он бы подтвердил, что я прав!

Покрутив в руках ещё не знаменитую трубку, Вождь негромко молвил:

– Тогда придётся создавать компартию России, коллеги… Чтоб, на голосованиях на всяких съездах, всегда иметь большинство.

Киров, опять «отправил мяч» на поляну к Вождю:

– Тогда, будем иметь СНГ, не в 1991 году – а в 1929! Может, на год раньше или пару лет позже, но обязательно.

Вдруг, открыл рот Берия:

– Да и, фиг с ним! Раз я здесь с вами, коллеги и, вернуться в Закавказье не могу из-за полной потери памяти моего реципиента – значит, проблемы с национал-коммунистами там, нам уже гарантированы!

Сталин, несколько грустно с ним согласился:

– Тоже считаю, коллэги, что распад СССР это не случайность, а закономерность… Пусть будет СНГ-29, Но образование новых союзных республик, нам с вами допустить никак нельзя!

Внезапно, Вождь замолчал и, «прицелившись» трубкой в одну – хорошо знакомую ему личность в зале, неожиданно спросил:

– А, что думает по этому поводу товарищ Струмилин?

Человек, к которому он обратился – Струмилин[20] Станислав Густавович, был видным советским экономистом и одним из авторов пятилетних планов. Что немаловажно – он и, в «прошлой» жизни работал в Госплане СССР – возглавляя один из его отраслевых отделов по промышленности, до самой его ликвидации в 1992 году.

Рисунок 25. Струмилин С. Г.

До Станислава Густавовича не сразу дошло, что Вождь, обращается именно к нему – не привык должно быть к своему «новому» телу и, соответственно – к своим новым паспортным данным. Затем он привстал и, приложив руку к груди, несколько растерянно спросил:

– Кто? Я?! Я политикой не интересуюсь, коллеги!

– Да, Ви! И не про полытику, а про экономику… Ведь нэ может быть такого – чтоб Ви нэ думали, как «апгрейдить» предвоенную индустриализацию страны, со своей – профэссиональной точки зрения… Тем более, Ви альтернативной историей увлекались – раз на моём сайте завысали!

– Ну… Заходил иногда, почитывал… Я, знаете ли, больше по альтернативкам Русско-японской да Первой мировой, угорал.

– Ви, уж извыните – «шо маемо, то – маемо»! – Сталин развёл руками, под общий смех, – хотя, можете посидэть, подождать: глядишь, ещё какая «шаровая молния» в форточку влэтит и переправит Вас прямиком в штаб к Куропаткину или Макарову…

– Или – к Духонину[21], – прикалываясь, подсказал Молотов.

– …Дэнщиком! Будете совэты подавать – как, Того замочить и Куроки раскурочить. Мэжду чистками генеральских сапог… «Ха-ха», товарищи!

Пока народ жизнерадостно ржал, главный идеолог пятилетних планов мялся, протирая платком круглые, старомодные очки и, Сталин подумал про него с лёгкой неприязнью:

«Рохля какой-то и, тормоз конкретный… Как он, интересно, «отраслевым отделом» в Госплане руководил? Врёт, наверное, «руководитель» хренов…»

– И, всё жэ, Станислав Густавович? Товарищам, очень будет интэресно ваше мнение на этот счёт!

С минуту погладив свой подбородок с растущей на нём редкой козлиной бородкой «а-ля Троцкий», тот осторожно начал:

– Как показала история Великой Отечественной Войны, к сорок первому году, достаточно и семидесяти пяти процентов экономического потенциала «реального» СССР – в недоступном для агрессора месте, чтоб победить Германию. Учитывая помощь союзников, разумеется…

– Конкретнее, товарищ! Коллэги ждут от Вас нэ столько цифр – сколько, дэльных предложений по «оптимизации» пэрвых пятилеток.

Откашлявшись, тот твёрдо и решительно заявил:

– А, я вообще, предлагаю первую пятилетку отложить на пять лет!

От неожиданности, Вождь оторопел и заговорил без акцента:

– Как, это «отложить»?! У нас и, так до войны времени в обрез – так Вы ещё и, предлагаете на ЦЕЛЫХ(!!!) пять лет отложить индустриализацию?! …Вы, на кого работаете, товарищ?!

Из зала послышались весьма дельные предложения репрессировать товарища Струмилина самым первым – не дожидаясь тридцать седьмого года… А, наиболее нетерпеливые, изъявили желание сделать это прямо сейчас и, причём – собственными руками.

– Это, у него какой «уклон»? – наклонившись, громко – «на ухо», спросил Молотов у Кирова, – левый или правый? Ты должен знать, Миронович: ты – историю партии преподавал.

– А, такой – какой, мы в ему расстрельном приговоре напишем, – так же – «шёпотом», ответил тот, – хотя, я больше склоняюсь к наличию у будущей жертвы кровавой гэбни, центристского бухаринско-зиновьевского троцкизма в особо извращённой форме.

– Троцкизм, – согласно кивал головой Берия, кровожадно поблёскивая стёклышками пенсне, – чистоганом – троцкизм! Хоть, счас лоб зелёнкой мажь оппортунисту…

Даже, Чекист – экс-полковник «того» КГБ, перестал зевать и, с интересом сытого – пока ещё хищника, рассматривал покусившегося на самое святое для попаданца в сталинскую эпоху.

Ничуть не смутившись, потенциальная жертва деспотического режима, сухо и с достоинством ответил:

– Времени «у нас», товарищ Сталин, вполне достаточно! Если, конечно, опять всё через …опу не делать.

– Ну, хорошо… Ми слушаем Вас, – находившись, Сталин уселся на своё место, – что, Ви прэдлагаете, товарищ Струмилин? Кстати, прошли бы к трибуне… Что Ви там, у нас – как бедный родствэнник, с места докладываете? Заодно и, товарищам – впэреди Вас сидящим, не придётся шею себе сворачивать…

Глава 6. Обнулим пятилетки!

«Две вещи обычно требуются от главнокомандующего в битве: составить хороший план и держать сильный резерв», – Черчилль.

Пока, ведущий экономист попаданцев Струмилин шёл к трибунке, а потом докладывал, Сталин налил себе ещё чая и, потихоньку попивая, внимательно его слушал.

– Надеюсь, все присутствующие знают про «золотую блокаду» СССР? …На всякий случай, сам расскажу: с 1925 по 1932 год, капиталистические страны отказались принимать от нас – в оплату за сложное технологическое оборудование золото и валюту и, продавали его только за зерно, нефть или лес. С тридцатого года «санкции» усилились: торговать с Советским Союзом, «демократы» были согласны только за зерно.

– Чтоб капиталисты, да от золота отказались?! – кто-то «несведущий» из зала, – нонсенс, какой-то…

– Действительно, на первый взгляд – очень странная… Экономика! Особенно, если знать что, в начале тридцатых мировые цены на зерно рухнули раз в пять. В Америке, даже, пшеницу сжигали в топках паровозов – дешевле было, чем углём топить… И, тут – поставки зерна из России!

– Это, в разгар то, нашего «голодомора»? «Сжигать зерно» – чтоб, потом купить его у России?! – опять кто-то не поверил и, на него зашикали.

– В том то и, дело – что, это уже не «экономика» – а, политика.

Струмилин покосился на Вождя, невозмутимо хлебающего чай с сахаром вприкуску:

– Сталина вынуждали наращивать экспорт зерна – загоняя в колхозы крестьян, даже в ущерб собственным фермерам! Чтоб, расшатать СССР изнутри…

Докладчик, собираясь с мыслями замолчал, но Вождь – между делом продолжая прихлёбывать чай, за него закончил:

– …«Тот» Сталин, к сожалэнию, «послэзнанием» нэ обладал и, на этот тупой развод повёлся. «К счастью», российский народ в Гражданскую Войну такого натерпэлся – что предпочёл быть загнанным в колхозы, участию в новой братоубийственной бойне.

– Есть, ещё одна достаточно интересная версия…, – осторожно вставил Киров, – «золотая блокада», была предпринята в ответ на беспрецедентный выброс золота на рынок Советским правительством в первой половине двадцатых годов – чтоб, не допустить его обесценивания… Тонн триста, если мне не изменяет память, было продано до двадцать пятого года. И, значительная часть вырученных за него денег, пошла не на индустриализацию СССР – а, на помощь «братским» компартиям и на разжигание мировой революции…

Зал, замер…

– За это, Троцкий и получил по шапке… Ледорубом, – раздражённо прервал его Сталин, чуть не поперхнувшись чаем, – как бы там нэ было – но, «золотая блокада» была! Как и, «кредитная» блокада и, ещё – хрен, знает какая.

Потом, обращаясь опять к Струмилину:

– Что прэдложить то, товарищам хотели, коллега?

– Отложить Первую пятилетку до окончания «золотой блокады», товарищ Сталин, – довольно уверенно и твёрдо – как человек, знающий о чём говорит, ответил тот, – до того момента, когда – в разгар «Великой Депрессии», Рузвельт будет отбирать у американцев золото[22], чтоб спасти доллар и экономику Штатов.

Рисунок 26. Великая депрессия в цифрах.
Рисунок 27. Это конечно, не «наш» голодомор, но их «Великая депрессия», тоже – хорошего мало…

Сталин, «завис» с полуподнесённым стаканом чая ко рту:

– Ви считаете, потом навэрстаем?

– «Наверстаем», товарищ Сталин. С лишком наверстаем! – с уверенной убедительностью затряс козлиной бородкой тот, – тем более – из-за отказа строить промышленные объекты в западных областях СССР, общий объём процентов – на сорок уменьшиться…

– Как, это – «на сорок»?! – удивился Вождь, – я, рассчитывал на двадцать-двадцать пять!

– Двадцать процентов, это – Украина. Ещё столько же – Белоруссия и западные области РСФСР. Не забывайте, что в «реале» пришлось эвакуировать Ленинград и Москву! Там тоже, надо будет промышленных объектов, строить поменьше да «полегче».

– Не забываем предприятия Брянска, коллеги! – выкрикнули с места, – там, довольно мощная промышленность…

Струмилин, усугубил:

– Я бы – на всякий случай, объявил зоной «рискованного строительства» условную линию «Астрахань-Архангельск» – до которой планировали дойти немецкие войска по плану «Барбаросса»… Вполне возможно, коллеги, что мы – своим вмешательством в естественный ход истории, несколько усугубим ситуацию.

В зале ахнули:

– Вы и, Москву хотите сдать немцам?!

– Я не хочу, но вдруг придётся…

Разгорелся было нешуточный и неконструктивный срач, но Вождь громко ударил кулаком по столу – аж, самовар подпрыгнул, а стаканы в подстаканниках зазвенели:

– Никаких «СДАЧЬ»!!! Ни Ленинграда, ни Москвы! За Москвой для нас земли нет! Никакой эвакуации этих промышленных центров и Тулы!

– Конечно, желательно остановить немцев на «Линии Сталина», как минимум, коллеги, – высказал своё мнение Ворошилов, – но, мы – военные, должны действовать по народному принципу: «надейся на лучшее, но готовься к худшему»!

– А, если «у них» тоже там – в Берлине, такая же – как наша «компашка» сидит и, вот так же умничает? – подумал вслух Берия.

– Нэ ысключено!

– Типун Вам на язык, коллега! – раздалось из зала.

– Вот и, я говорю – готовиться надо к самому худшему из вариантов!

Срач в зале разгорелся по новой: коллеги-попаданцы, наперебой стали предлагать варианты действий «за них», от которых нам перепадало ещё больше люлей – чем в «реале»…

Послушав всё это, помолчав и подумав, Сталин молвил:

– Да… «Разгрузить» обе столицы от промышлэнности, разумеется надо заранее…

И, успокоившись, снова взялся за свой уже остывший чай.

Пока Вождь чаёвничал да раздумывал, Молотов поддержал Струмилина:

– Да! Москва и Питер явно перегружены промышленностью… Одних авиазаводов в Москве к 1941 году будет как бы не с полдюжины, два автозавода «ЗИС» и «КИМ» – будущий АЗЛК. Куда столько в одном городе, пускай и крупном?! А, ведь разгрузи её и, метрополитен можно будет на послевоенное время отложить… Горит, что ли?! А, это опять – сэкономленные деньги для развития промышленности в восточных областях.

Вождь, наконец, допил свой чай и, решил «взять быка за рога»:

– И, чем ми с Вами эти пять лет заниматься будэм, товарищ Струмилин? Кроме того, конэчно, как ждать Великую Дэпрессию у буржуинов?

– Как будто, нам с Вами нечем заниматься, Иосиф Виссарионович! – не известно отчего, развеселился тот, – во-первых, достроить всё уже начатое… Оборудование для этого, можно купить и, за золото – если, действовать через третьи страны. Через Иран, например. Да! Дороже, конечно получится… Зато – получиться!

– Харашо, прынимается… Что там у нас, «во-вторых»?

– …Во-вторых, я не говорил ни разу – что, вообще никакой «пятилетки» не будет! Она будет – но, это будет, так сказать… Строители есть?

– Есть…, – ответили из зала.

– В строительстве есть такое понятие: «отметка ноль» – фундамент, то есть… Так вот: с двадцать восьмого по тридцать первый год, у нас с вами будет «Нулевая пятилетка»! Никто нам не мешает за этот срок, построить фундаменты, сами здания будущих индустриальных гигантов и сопутствующую инфраструктуру: подъездные пути, элементарное жильё для рабочих и служащих и, так далее… Никакого «высокотехнологического» оборудования – для приобретения которого, нам с вами пришлось бы убивать голодом собственных детей, для этого не надо!

Последнее, не всем понравилось – в зале, возник негромкий ропот и реплики про антисоветскую пропаганду.

– Поменьше пафоса, коллега, – буркнул, бросив косой взгляд на докладчика Киров, – мы с Вами не на телешоу у Славика Шустрика…

– …Ещё, это будет «Пятилетка кадров»: за пять лет, необходимо подготовить как можно больше специалистов. Думаю, вполне возможно сделать это по принципу «Ликбеза»[23]: каждый квалифицированный «кадр», обязан подготовить от трёх до семи специалистов. В зависимости от сложности своего ремесла.

– Разрешите? – встал один человек.

Сталин узнал его, поэтому с готовностью:

– Прошу, коллэга!

– Единственная доставшаяся нам отрасль промышленности, которой царская Россия могла бы похвастаться, это – железнодорожная. Предлагаю, в «Нулевую пятилетку» её и, дальше развивать… Причём – УСКОРЕННО!!!

Сталин, перебил докладчика:

– Разрешите прэдставить, коллэги: Андреев Андрей Андреевич – председатель ЦК профсоюза железнодорожников, одновременно секретарь ЦК ВКП(б). «Там», он всю жизнь проработал тоже – «по профилю» и, в теме определённо рубит!

Под аплодисменты А.А.А. раскланялся и затем продолжил:

– Не забываем, товарищи, что Императорская Россия проиграла Первую Мировую Войну и распалась – ещё и, по причине полного коллапса и разрухи на железнодорожном транспорте!

– Нэ забудэм, товарищ бэз пяти мынут Нарком путей сообщения – ни за что, нэ забудэм! Ж/д транспорт, это – нашэ ВСЁ!!!

– Большие закупки импортного оборудования, здесь не нужны. Что, например, «высотехнологичного» в рельсе или шпале? Да, даже в самом паровозе? Никто и ничто в мире, не может помешать нам – своими силами усилить существующие железнодорожные направления и построить новые! Одноколейные железнодорожные ветки надо переделать в двухколейные, лёгкие рельсы – которых у нас девяносто процентов, заменить тяжёлыми, двухосные товарные вагоны грузоподъёмностью пятнадцать тонн заменить четырёхосными – сорока пятитонными… Естественно, необходимо в первую очередь подумать об более мощных паровозах.

Помолчав, вспоминая, А.А.А. добавил жути:

– Средняя скорость товарного поезда у нас – ТРИНАДЦАТЬ(!!!) километров в час, а суточный пробег вагонов – семьдесят два километра. Коллеги… Это, наш национальный ПОЗОР!!!

Сталин, не преминул добавить:

– «Апгрейдить» жэлезнодорожные направления, будем тильки восточнее линии Ленинград-Москва-Ростов… Чтоб, «отстойно малая скорость паровозов», стала проблемой не нашей – а, оккупантов.

– А как тогда, мы сами наступать будем, Виссарионович? – ехидненько так, поинтересовался Ворошилов, – после «Дня Х» – от «подступов» и до самого «логова»?

Сталин посмотрел куда-то вверх – как будто ища ответа на этот вопрос от ТОГО(!!!), благодаря кому они все здесь очутились:

– Пока нэ знаю, но думаю – что-нибудь, да придумаем…

Меж тем, Струмилин продолжал:

– …Коллеги, здесь упоминали об «кадрах» – оставшихся на оккупированной территории. Ну, этих людей понять можно: срываться с насиженного места, бросать нажитое собственным трудом добро и ехать в какую-то «Тмутаракань»! Не каждый способен на такое решиться. Кто-то из них надеялся пересидеть на месте тяжёлые времена – веря, что «наши скоро вернуться», кто-то считал что – «хуже не будет». Надо смотреть правде в глаза – Советская Власть многим насолила… Кто-то из украинцев – помня оккупацию 1918 года, немцев не боялся и, даже считал – что при них, лично ему лучше будет… По всякому, короче. Люди бывают разными и, у них бывает разная судьба.

Рисунок 28. Известие, что нужно покидать обжитые места, никого не радовало…

– Кстати, не только «украинцы» – надо признаться хотя бы самим себе, – вставил словечко Берия, – вспомним «бабий» бунт в Иваново при попытке эвакуации…

– Те, то – бунтовали, а хохлы – предавали! – выкрик из зала.

– Власов и Каминский – не хохлы! – ему в ответку.

В зале возник по этому поводу жаркий спор, впрочем – долго не продлившийся.

Дождавшись тишины, Струмилин, продолжал «жечь»:

– Предлагаю и настаиваю сделать «Нулевую пятилетку» пятилеткой заводов-дублёров! То есть, у каждого – уже существующего на западе СССР предприятия, строится завод-двойник на востоке. Рабочие и служащие основного предприятия, с определённой периодичностью, на какой-то определённый срок, ездят в командировки на подшефное предприятие – работая на нём по основной специальности, заодно занимаясь обучением местного персонала.

– Интерэсно, интерэсно…, – крайне заинтересовано протянул Вождь, – очень и, очень интерэсно!

– «Процесс», конечно не быстрый и не простой… Пожалуй, ко времени начала Первой пятилетки, мы его не закончим. Но, начинать его надо прямо сейчас и со всей энергией! Тогда, к началу войны, мы с вами только за счёт этого, как минимум – вдвое, увеличим промышленный потенциал в недосягаемых для противника местах! Что ещё, очень немаловажно: во время эвакуации, персонал заводов переезжает на свой завод-дублёр – на уже знакомое ему место, где он уже неоднократно бывал ранее или хотя бы слышал про него от коллег по цеху… Что будет для него, психологически намного легче.

В зале, опять вспыхнула короткая, но ожесточённая дискуссия по существу вопроса…

Глава 7. Бремя «титульной нации»

«А "Незнайку" читать нужно! Чтобы понимать, почему мир непременно придёт к победе коммунизма…», – какой-то нуб в Фейсбуке.

– Ви забыли про сельское хозяйство, коллэга Струмилин, – напомнил Вождь, когда утихло, – коллективизацию, Ви тоже нам советуете – «попозже» проводить? Или, вообще – коллективизация нам нэ нужна?

Рисунок 29. Уборка хлебов конной жаткой. Максимум, до которого могло развиться единоличное крестьянское хозяйство в СССР в 30-ых годах.

– Ни в коем случае, товарищ Сталин! Коллективизация, обязательно нужна: перед войной, сельское хозяйство обязательно должно встать на индустриальные рельсы! Однако, из-за того, что в связи с отсрочкой выполнения Первой пятилетки нужда в изъятии большого количества зерна у крестьян отпала – проводить её можно в более мягких формах и, за более длительный промежуток времени.

Вождь, устроился поудобнее, поигрывая в руках своей трубочкой:

– Ми Вас, вниматэльно слюшаем…

Струмилин, с сожалением развёл руками:

– Коллеги! Сельское хозяйство не мой конёк… Помнится, коллега Киров, поминал про какие-то – «очень интересные задумки»!

Несколько десятков пар глаз, уставились ожидающе на «любимца партии» и тот не заставил себя долго упрашивать:

– Коллеги! Я думаю, сделать так: первым делом – ещё в «Нулевую пятилетку», коллективизация проводится в исключительно областях Центральной России. В так называемом «Нечерноземье»…

Рисунок 30. Колхоз – это сельское хозяйство на индустриальных рельсах.

– Почему именно в «Нечерноземье»? – был вопрос, – там много хлеба не возьмёшь…

– Почему? Нам нужно обкатать «механизм» перед массовой коллективизацией – вот, почему.

– Так, давайте «потренируемся на кошечках» – «обкатаем» коллективизацию на хохлах! Какая разница?!

Сморщившись, видать от «хохлов», Киров терпеливо объяснил:

– «Разница» большая, коллега… Как известно, до революции восемьдесят пять процентов российских крестьян жило общинным земледелием, а семьдесят процентов украинских – хуторским. Из-за местных природно-исторических условий… Поэтому, русский крестьянин гораздо легче перенёс коллективизацию: она для него – дело привычное! Он издавна привык жить «колхозом» – миром, артелью. Где всяк с ним поделится куском хлеба в голодный год, а он в свою очередь поделится с каждым… Поэтому, Центральная Россия – в отличии от Украины, где у каждого «хата с краю», таких печальных последствий – от изъятия зерна и последующей засухи, не имела.

– Харашо, принымается. А Ви, помолчите – коль нечего, чего умного сказат! – упредил Вождь, не допустив продолжения срача «про хохлов», – каков мэханизм «обкатки», коллэга?

– При коллективизации, обобществляются только пахотные земли. Приусадебные хозяйства, скот – даже рабочий, остаётся у хозяина. Увы… Ещё и, интенсивное животноводство, мы с вами пока не потянем! Так, мы избежим массового забоя скота, имевшего место в «реальной» истории. Колхозник, работающий в колхозе на собственной лошади, должен получать больше «безлошадного» на трудодень, плюс фураж для своего тягла. Само собой, раз мы проводим коллективизацию на вполне определённой – ограниченной территории, механизация её в итоге получится выше, чем в среднем по стране – при «сплошной» коллективизации, как в «реале». Значит и, экономическая отдача от коллективизации будет быстрее и значительнее!

Из зала поинтересовались:

– А кулаков кошмарить будем, коллега Киров?

– «Крепкие» хозяйства – кулаков, то бишь, в колхоз силой не загонять! Себе обойдётся дороже. Обложить «твёрдым» – но, реальным налогом и, пусть крутятся как хотят. Со временем, они неизбежно разорятся – не выдержав конкуренции с крупными, механизированными хозяйствами и сами в колхозы попросятся, или в города уедут – пополнив рабочий класс. Всяких там пчеловодов, рыболовов, пимокатов… Сельских кустарей и промысловые артели, в общем, тоже не трогаем.

– …Обязательно создать с десяток «образцово-показательных» колхозов и киностудию при них. Снимать фильмы, типа… Мммм…

– «Свадьба в Малиновке»? – подсказал добр человек, под смешки.

– Да, нет же… Во, вспомнил: «Кубанские казаки»! Показывать по всей стране, плюс – экскурсии и так далее…

– …Перед коллективизацией, надо разработать чёткие, понятные инструкции – где, русским языком по белому объяснить низовым властным структурам порядок её проведения. Самое главное – обязанности должностных лиц и меру их ответственности за нарушение. Заставить изучить наизусть «инструкции» и сдать по ним государственный экзамен! Проводить регулярные семинары, посылать постоянные выездные комиссии из центра – чтоб, контролировать проведение коллективизации. Всех секретарей обкомов и райкомов, все исполнительные органы – ответственные за проведение коллективизации, пропустить через «экскурсии» в места лишения свободы и приведения приговоров «высшей социальной защиты». Чтоб, знали – что ожидает за злоупотребления – даже, из «благих» побуждений!

Последнее предложение вызвало лёгкое оживление в зале… «Как в Сингапуре!», – послышалось.

С другой стороны, были возгласы, типа: «Что, они? После Гражданской не знают, как расстреливают?! Большинство, поди ещё и, лично участвовало…».

Однако, не обратив внимания, Киров продолжил:

– Ну, а понабравшись опыта, в последующих двух пятилетках, можно двинуть коллективизацию дальше. На Восток и Юг! Ведь, на Запад – на Украину, вы «двигаться» не желаете, да?

– Конечно, нет! – подтвердил Ворошилов, – каждая оставленная врагу МТС, – это несколько десятков тракторов – которые, он сможет использовать в виде тягачей…

– Да, какие там «тягачи»! – перебил его Киров, – каждая МТС, это практически мини-танкоремонтный завод! Своя кузня – паровой молот, пресс, сварочное оборудование. Токарные, фрезерные, сверлильные станки… Иначе, технику в работоспособном состоянии не удержать! Вы думали – сел на трактор и, поехал?! Всё это, «эвакуировать» – по определению невозможно…

Рисунок 31. МТС: техника без обслуживания работать не будет!

Сталин, был настроен категорично:

– Конечно – нэт! Никакой коллэктивизации на Западе до самой Победы! Наши бабы будут на себе да коровах пахать, а нацики на наших же тракторах свои пушки тащить – чтоб в их мужей стрелять?! …Перэбьются!

Киров, многозначительно поднял палец вверх:

– Тем более, коллеги, из колхозов не только нам удобнее сельхозпродукцию изымать… Но и, оккупантам! В «реале», они колхозы не распустили – а взяли те на ручное управление.

В этом месте Сергей Мироныч сложил большую фигу и показал её куда-то в сторону коллективного Запада:

– А, теперь вот – вам! Нехай с каждым куркулём-единоличником индивидуально «договариваются» – чтоб, им жизнь на Украине «мёдом з салом» не казалась. Ну а, мы поржём со стороны…

– Хорошо бы ещё заранее напилить побольше обрезов из старых винтовок и, перед вторжением раздать всем кулакам на Украине, – размечтался кто-то в зале.

Народ, прямо-таки – «лёг» со смеху…

Молотов добавил к сказанному:

– Несомненно, коллеги, коллективизацию надо проводить как-то по-другому! Не будем забывать, что при ней – в «реале», 25 тысяч наиболее образованных и сознательных рабочих ушло с завода в села… И, многие – навсегда.

Некоторое бремя бурно обсуждали услышанное, разбившись на кучки… Только, в зале угомонились – как Берия «накинул», что называется:

– Коллега Струмилин! Коллективизация, не только для изъятия зерна на экспорт проводилась. Нашим стройкам нужны рабочие руки, а «рабочим рукам» – хлеб, чтоб на стройках работать.

Тот, с готовностью ответил, сначала пожав плечами:

– Пожалуйста! По примеру нацисткой Германии, от которой не только мы – но и, всё прогрессивное человечество, переняло очень много чего полезного, введём трудовую повинность[24]

– Это уже у нас было – «Трудовые армии» Троцкого!

Рис. 32. Петроград 1918 год: буржуазия выполняет трудовую повиность.

– …Да?! Да, хоть самого чёрта! Как хочешь назови – лишь бы дело делалось. Всеобщей воинской повинности в СССР ещё нет, а молодёжь – хотя бы дисциплине, хотя бы – маршировать в ногу и, лопату в руках держать, учить надо. Мы же к войне готовимся – самой жестокой и кровопролитной в истории человечества… Так, что же вы менжуетесь?! Кого жалеете?!

Послышались одобрительные голоса, причём – с «примечаниями»:

– Правильно! Чё их – балбесов молодых, жалеть?!

– Не принимать в ВУЗы лоботрясов – пока, справку об прохождении трудовой повинности не предъявят!

– Какие, «ВУЗы»?! Жениться не разрешать!

Смех смехом – но, Ворошилову сама идея понравилась:

– Хорошо придумали! Это же – элементы «Всеобуча»[25]. Если что, то я – за! Обеими руками голосую – ЗА!!! Как раз, с кое-какими моими задумками совпадает.

– А, женщины? Женщины тоже будут проходить «трудовую повинность»? – раздался конструктивный вопрос.

– А, как же?! Разве, женщина не человек?! – удивился товарищ Струмилин такому проявлению дискриминации по половому признаку, – у нас, знаете ли, равноправие! Естественно, «срок» прохождения трудовой повинности женщинам надо «скостить». А женщин уже имеющих детей до наступления «призывного» возраста, вообще – освобождаем… Они свой долг перед Родиной, уже выполнили.

Ответ, всем без исключения понравился.

– Теперь насчёт продовольствия…, – продолжил Струмилин, после недолгого раздумья, – опять же, ничего нового или оригинального, я придумывать не буду. Прибегну к плагиату у немецких нацистов – они нам больше должны! …В отличии от Первой, Германия во Второй мировой войне особенных затруднений с продовольствием не испытывала. И, не только – из-за ввоза его из оккупированных стран. Ещё задолго до новой войны, немцы очень хорошо к ней подготовились – развили массовое картофелеводство и свиноводство.

– …Во Вторую мировую войну, картофеля в Германии столько много выращивалось, что его перегоняли в спирт – а, тем бодяжили свой говнянный синтетический бензин – для повышения его октанового числа. Почему бы и, нам – при каждом крупном промышленном центре не создать несколько крупных специализированных совхозов – хотя бы частично, снимающих продовольственную проблему? Почему бы, при каждом промышленном предприятии, не организовать своё собственное подсобное хозяйство? Тем более, такое у нас уже было – но, только позже, в эпоху «развитого социализма». Когда пшеницу у классовых врагов закупать стали…

Вождь, первым захлопал в ладоши, аплодируя:

– Если нэ до войны – то, во время войны, такое по любому прыгодится!

Какой-то попаданец, всем своим видом – аграрий-аграрием, а по разговору совсем наоборот – интеллигенция-интеллигенцией, хоть профессора Преображенского с него рисуй, поинтересовался:

– Что? И, студентов опять будем «на картошку» посылать?

– А, как же! Кстати, а что в этом плохого? Сам ездил – одни приятные воспоминания… Эх, какие девки в наше время были! Сиськи – ВО!!!

– На себе не показывают, коллэга.

Был ещё вопрос по аграрному вопросу:

– Целину, до войны поднимать будем?

– Исключено, коллэга! – ответил лично Сталин, – я эту тему плотно знаю – нужны мощные трактора, типа «Кировцев»… А таковые, даже у буржуинов мы нэ купым!

– А чем в «реале» поднимали?

– «В рэале», мы нэ поднымали, а гробили собственную экономику! – как взбесился Вождь, – ВСЁ!!! Дыскуссия на сэльскую тэму закрыта, коллэги!

Глава 8. «Козыри», которые мы торжественно про…срали

«Любые, даже самым тщательным образом, разработанные планы, имеют право на существование только до первого выстрела. После чего человек уже становится рабом обстоятельств», – Наполеон Бонапарт.

Немного успокоившись, походив вдоль стола, Сталин вопросительно посмотрел на Наркома обороны:

– Вам понятно, товарищ Ворошилов, как политическое руководство страны собырается «оптимизировать» условия для корэнного перелома в войне?

– Вполне! …Как я понял, сейчас мой ход?

– Да, конэчно. Ви, нас правыльно поняли, коллэга!

Нарком обороны не задержался с «ходами»:

– Действуем по тому же принципу: оставляем всё как есть – но, оптимизируя свои сильные качества и стараемся нейтрализовать слабые… Какие же сильные стороны, имеются… ИМЕЛИСЬ(!!!) у Красной Армии в период Великой Отечественной Войны? …Кто подскажет из зала?

– Умение воевать зимой, – с готовностью «подсказали» коллеги, – немецкие мемуаристы, просто хором воют про «генерала «Зиму»…

– «Умение воевать зимой», ооо…, – закатил глаза товарищ Ворошилов, – да здесь у нас и, конь не валялся! Если бы «генерал Зима», действительно служил в Красной Армии – его расстреляли бы два раза: первый раз ещё осенью – за то, что он «сковал» лёгким морозцем грязь для немецкого наступления. А второй раз в январе-феврале – за то, что он своими морозами и снегопадами остановил советское контрнаступление…

Сказанное, было до того неожиданным, что возник и долго не стихал довольно сильный гул.

– Если бы советские лыжные батальоны, воевали зимой с сорок первого на сорок второй год, хотя бы так – как их финские «коллеги» год назад… ООО!!! – Ворошилов покачал головой, – а, ведь могли бы и, лучше воевать – в отличии от финнов, у нас ресурсов побольше! Однако, советские командиры образца 1941 года не умели воевать зимой, они бросали приданные им лыжные батальоны в бой – как обычную пехоту…

– Понятно…, – промолвил товарищ Сталин, – наш самый главный «тактический» козырь – боевые действия зимой и, мы его – «в реале», торжественно проср…ли. Что, Ви прэдлагаете?

– Я, предлагаю задолго до войны… Да, прямо сейчас! Где-нибудь на Севере – где зимний период продолжительнее, создать специальные – «арктические» части, для боевых действий в зимних условиях. Формировать их из контингента, привычного для таких условий… Ээээ… Сибиряки, буряты и прочие народа Севера – как никто другой подойдут! Разыскать и опросить ветеранов Гражданской Войны – которым, довелось воевать в зимний период и, записать их воспоминания – чтоб, использовать боевой опыт в грядущей войне. Разработать специальную тактику, технику, экипировку, рацион питания… Всё, до мелочей! В этих частях проходят подготовку инструкторы-методисты и, для обычных – «полевых» войск. Довоенные военные учения, сборы военнообязанных для переподготовки и, прочие «маневры» надо проводить – как минимум, на две трети зимой. Ну, а во время Финской – «генеральная репетиция» по всей советско-финской границе, а не только на Карельском перешейке и вдоль Ладоги. Линия фронта от Балтики до Арктики – есть, где потренироваться арктическому спецназу перед «чемпионатом»!

Рисунок 33. Бойцы и «боевой» транспорт лыжных батальонов.

– Поголовное обучение школьников владению лыжами! – предложил Молотов, – ведь, было же такое в Союзе. Правда, уже апосля… После войны.

– Сборы военнообязанных только в зимнее время: зимой «этот» крестьянин практически свободен, – предложил Киров, – не хрен ему на печи лежать! Призвать на месяц, дать лыжи, маскхалат и винтовку и, пусть по лесам бегает… Чтоб прытче «бегал», чем-нибудь морально-материально заинтересовать.

– Снегоходы, – сразу несколько голосов из зала, – у нас пространства несравнимые с финскими – на своих двоих, много и далеко зимой не набегаешь!

– Действительно – полгода зима, надо что-нибудь… Так и, напрашиваются на язык снегоходы, – оживился Ворошилов, – их, что? Трудно изготовлять? Это же не танк и, не автомобиль: даже, колёс не надо – мотор от мотоцикла, прорезиненная лента – думаю, от промышленного конвейера пойдёт и, лыжи… Ничего сложного!

Рисунок 34. Снегоход "COMET" 1964 года.

– Девайс – «двойного назначения», – одобрительно кивал головой Киров, – в мирное время будет иметь хороший спрос у охотников и рыбаков. А в военное, снегоходы можно будет попросту мобилизовать – как лошадей. Чтоб, ещё больше увеличить спрос и, следовательно – выпуск снегоходов, я бы порекомендовал государству продавать их населению в кредит, по лизингу, со всевозможными скидками… К сорок первому, вполне возможно нам в общей сложности – тысяч сто снегоходов иметь. В реальной же истории, наклепали двадцать с лишним тысяч «фанерных» танков?! Думаю и, со снегоходами проблемы не будет.

– Помню одну замечательную альтернативочку, коллеги…, – морщил лоб, вспоминая Молотов, – броневик-снегоход на базе «БА-64». Спереди – лыжи, сзади – лёгкие гусеницы… Блин, не помню – кто автор и когда этот ништяк придумали[26]

Рисунок 35. Бронеавтомобиль "БА-643"

– Помню, помню такую годноту! – одобрил Вождь, – что там дальше, товарищ Нарком обороны? Какие наши «сильные» стороны следовало бы «оптимизировать»?

– «Перманентная мобилизация»… То есть, упрощённо говоря, мы должны формировать наши дивизии быстрее – чем, немцы их будут успевают окружать, разбивать или уничтожать. Тогда к часу «Х», мы – как и, в «реале» достигнем некого превосходства в силах и сможем в свою очередь контратаковать и отбросить… Ну, я надеюсь, в «новой реальности» мы сможем не только «отбросить» – но и, окружить и уничтожить группу армий «Центр».

Сталин, был явно сведущ в этом вопросе, поэтому с лёгким удивлением спросил:

– А, что с ней, то – с «перманентной мобилизацией» не так, товарищ Первый маршал?! Ведь, вроде отмобилизовались – любо-дорого посмотреть? У Кейтелей с Йодлями, просто шары на лоб повылазили – когда, они у нас, в общей сложности – пятьсот с чем-то дивизий насчитали…

– Про «перманентную мобилизацию» наши военные теоретики хорошо знали, широко использовали её в Гражданскую войну, но… К ней специально не готовились! Видимо, надеялись на «мировую революцию», международную «солидарность» трудящихся, восстание в тылу капиталистических стран – решившихся напасть на «первое в мире государство рабочих и крестьян» и прочую лабуду. То, что мы подразумеваем под термином «перманентная мобилизация» в Великую Отечественную, это была импровизация от безысходности, гениально проведённая маршалом Шапошниковым – надо отдать ему должное!

– …Я же предлагаю и, даже настаиваю, готовится к перманентной мобилизации заранее. Во-первых: предлагаю задолго до войны, создать систему Всеобуча… Хотя бы, в пределах Центральной России. Каждый военнообязанный мужчина и отдельные категории женщин, должны будут по месту проживания или работы пройти курс первичной военной подготовки. Можно это объединить с «Всеобщей трудовой повинностью» коллеги Кирова – вообще замечательно получится!

Рисунок 36. Плакат «Всеобуча» периода Гражданской войны.

– …Во-вторых: в недостигаемых для немцев местах – куда они до зимы по определению не доберутся (за Волгой – но, не дальше), создать систему учебно-базовых лагерей. Точнее – учебных дивизий. Два состава: постоянный – обучающий и переменный – обучающийся. Особое внимание надо обратить на постоянный состав – его обязательно надо набирать из наиболее требовательных, имеющих боевой опыт кадров! Возможно, стоит привлечь ещё царских унтер-офицеров – хотя, я сильно сомневаюсь, что их осталось достаточно много… Эти «учебки» должны пройти все военнообязанные, находящиеся в запасе – от рядового до генерала…

– «От красноармейца…»

– Что? – не понял Ворошилов.

– Я хочу сказать – сейчас ни рядовых, ни генералов нэт, – поправил Сталин, – эта фраза должна была звучать так: «От красноармейца до комдива и выше…». За «генерала» и шлёпнуть могут! Не вас, конечно пэрсонально, товарищ Пэрвый маршал… Но, всё равно…

– Я, это знаю. Просто, вырвалось как-то…

Сталин, обвёл внимательным взглядом весь зал:

– …Слэдить за метлой плотно надо – всех касается! Понятно, коллэги?

– Понятно, товарищ Сталин! – весело раздалось в ответ, – есть, «плотно следить за метлой»!

Когда некоторое возникшее оживление улеглось, Ворошилов продолжил:

– «Схема» работает так: после допризывной подготовки, получив воинскую специальность – без отрыва от дома и производства, военнообязанный направляется в «учебку» и, несколько месяцев проводит там – учась воевать в составе подразделения. Чем выше должность, тем больший срок он должен провести в учебке, обучаясь своим обязанностям. После прохождения курса обучения – госэкзамен и увольнение в запас. Надо стимулировать – особенно командный состав, перспективами карьеры на гражданке при успешном овладении военно-учетной специальностью…

– Как по писанному шпарит! – восхитился кто-то из слушавших.

– При каждой появившейся вакансии, с гражданки вызывается в учебку подходящий кандидат и проходит переподготовку и, так же – увольняется в запас с повышением. Таким образом, мы Клаузевицев, конечно не вырастим – но, командиры и бойцы «перманентных» дивизий, хотя бы – общие понятия про своё дело иметь будут…

– Следующий наш очень сильный козырь, это партизанское движение на территории временно оккупированной врагом…

От этой – несколько «газетной» формулировки, Сталин еле заметно поморщился, но поправлять не стал…

– …Что здесь нам с вами можно «оптимизировать»? – Ворошилов, ненадолго задумался, – как бы объяснить… Попроще…

– Рассказывайте короче, коллега, будэт у Вас – «попроще»…

– «Покороче»? Хорошо… Все из присутствующих, читали роман Хемингуэя «По ком звонит колокол»?

По гулу голосов, можно было вполне уверено сказать, что этот роман читали если и, не все, то – подавляющее большинство…

– Великий американский писатель, на примере диверсионной операции по взрыву стратегически важного моста, подсказал нам самую главную задачу партизан: мост должен быть взорван… ВОВРЕМЯ!!!

– …То, есть? – не понял Вождь.

– Партизанское «ружьё», заранее повешенное нами на стену, должно выстрелить в самый выгодный для нас момент! Таким моментом, я считаю зимнее контрнаступление Красной Армии под Москвой – «Час Х»! До этого, партизаны должны сидеть на своих – заблаговременно устроенных базах, тихо – как мыши под веником, боясь даже пукнуть в сторону оккупантов. Максимум – разведка, мелкий саботаж и ликвидация особо офуевших предателей. В «реальной» же истории, что было? Командование требовало от партизан немедленных результатов, чтоб – «земля горела под ногами оккупантов»! В результате же, что? Партизан переловили или разогнали по «медвежьим углам», ещё летом-осенью, а зимой некому было помешать переброске «второочередных» немецких дивизий – восстановивших фронт после нашего контрнаступления под Москвой. И, блестяще задуманное наступление маршала Шапошникова – которое, могло бы «сломить хребет» фашисткой Германии, обернулось поражением Советского Союза под Вязьмой и Ржевом…

– Хм…, – озадачился Вождь и слегка подозрительно посмотрел на Наркома обороны, – что-то Вы, товарищ Ворошилов, слишком хорошо для должности «зампотылу» в этих делах соображаете.

Тот, лишь пожал плечами:

– Должность, не мешает интересоваться некоторыми вещами и думать при этом.

– Снайперинг! Немцы, в своих мемуарах постоянно жалуются на наших снайперов. Да! Стрелять в тогдашнем СССР умели и, значки «Ворошиловский стрелок», носили не зря, – после «Ворошиловского стрелка» – сам Климент Ефремович, сладко облизнулся, – однако, с высоты «послезнания», хочу заметить, что хороший стрелок и снайпер – это не совсем одно и, тоже! Если, научить человека – имеющего некоторые природные задатки, метко стрелять в тире – то совсем не обязательно, что он станет снайпером в полном смысле этого слова.

– А, какая разница? – спросил кто-то, – хорошо стреляет, значит, по любому – снайпер!

– Стрелять в более-менее «благоустроенном» тире в фанерную мишень – которая, не выстрелит в ответ, это совсем не то – что лежать голодным и промёрзшим насквозь, где-нибудь в болоте – по уши в воде и грязи, кормить комаров и, знать – что, ваш первый же выстрел, может стать и последним… Для этого, специальный отбор нужен! Людей, с обострённым чувством охотничьего азарта, что ли… ОХОТНИКОВ НА ЧЕЛОВЕКОВ!!! Не знаю, как объяснить – не психолог я и, не мастак я речи толкать…

– Идеологически мотивированных психопатов, – подсказал коллега Маленков.

– Вот, вот! Это, не у каждого есть! Короче, в «реальной» истории, настоящие – профессиональные снайпера с Зайцева и Сталинграда пошли. До этого – в основном, «любители» были. Нам с вами, надо бы сделать так – чтоб, снайпера-профи с самого начала войны были. Чтоб, немцам – в живых оставшимся, было б – о чём в мемуарах писать! Хороший ведь снайпер, он обычного батальона стоит. Для этого, собственно говоря, надо то – совсем немного: пара снайперских школ и, все охотники-профессионалы страны – состоящие на специальном воинском учёте, периодически пропускаемые через них для повышения квалификации. Выявляем наиболее способных, интенсивно готовим по специальной программе и выпускаем в особые команды при армейских корпусах или в спецназ. Остальных, в обычные войска – где в каждом взводе, желательно бы иметь парочку «снайперов-любителей»…

– …Так же, следует нашим конструкторам-оружейники подумать о специальном снайперском оружии. Опять же: особо хитро мудрить и, точить до «убитого глаза» вундерваффли не надо! Финны, мать их так-перетак, да разэтак, вон – до сих… До «тех» пор, нашу трёхлинеечку «пилят» и, нам – сам Бог велел! Удобная ложа с «пистолетной» рукоятью, регулируемый мягкий спуск, более тщательно выделанный, возможно – «вывешенный», ствол… Ну и, оптический прицел попродвинутее и патроны «целевые»… Что, здесь невозможного?

Рисунок 37. Финская снайперская винтовка Tkiv 85 калибра 7.62×53R представляет собой модифицированную винтовку Мосина.

– Да, нет ничего! – раздалось ему в ответ, – «запилим», Вы, даже не сомневайтесь, коллега!

– Вот! – Ворошилов поднял палец вверх, – и, я так считаю – нет ничего невозможного!

После оживлённого обсуждения «в кулуарах», внёсшего некоторые малосущественные дополнения и улучшения, Вождь спросил:

– Коллэги! Есть ли у кого, ещё какие «козыри» – чем дополнить «колоду» коллэги Ворошилова?

После некоторой заминки, поднялся один довольно молодой человек:

– Разрешите?

– Прыказываю! – прикололся Вождь.

– Я, ни грамма не технарь, коллеги и, даже в армии ни разу не служил… Однако, хочу спросить у товарища Ворошилова… Ээээ… Эти ваши «перманентные» дивизии, будут пехотными?

– Конечно, – несколько снисходительно к «шпаку» ответил тот, – хотя, в стрелковом корпусе предполагается одна кавалерийская дивизия… Драгунского типа, коллега.

Увидев лёгкое замешательство, Маршал уточнил:

– Это не те – что с шашками наголо и, «Ура! Руби контру»! Это, та же пехота – только передвигающаяся верхом на лошадках, а перед боем с них слезающая и дальше – воюющая пердячим паром на своих двоих… Коллеге, всё ясно?

– «Коллеге», не ясно – а, что так отстойно, то?! Двадцать первый… Извиняюсь! Двадцатый век на дворе, а Вы всё от «лошадок», да от «пердячего пара» не отвыкните!

– ВАУ!!! – послышалось из зала, – он его «сделал»!

– Коллеге «гражданскому» есть, что по делу сказать, – начал закипать Ворошилов, – или так – чисто «потрещать»?!

– «Коллега гражданский» предлагает создать… Ээээ… Как бы это правильно назвать? Ополченческую «квази-мотопехоту»!

У Наркома обороны, глаза стали – по глобусы Украины каждый:

– Иттить, твою… А, это ещё что за зверь, такой?

– Объясняю на пальцах – для особо «одарённых» и, всего один раз! Такой девайс, как мотороллер «Муравей» помните?

Рисунок 38. Мотороллер "Муравей".

Кто ж, его не помнит?! Вот, вот – послышались именно такие, многочисленные возгласы! Кроме этого, были и дельные предложения из угла, где кучковались авиационщики:

– Ну, а что?! «В реале» мотороллер придумали итальянцы – на фирме Капрони, когда после Второй мировой, конкретно на мели сидели и сосали лапу. Вот и, мы так можем: двигатель запилим из «М-11» – один «горшок», вполне достаточно – «лошадок» на 10–15, колёса – шасси от «У-Дваса»… Ну, может быть ещё, что – тут, с панталыку сразу не сообразишь.

Среди военных, тоже слышалось одобрительное:

– Килограмм триста грузоподъёмность, говорите? Три бойца в полной выкладке, не считая водителя… Маловато будет!

– Увеличить тягу, за счёт скорости – асфальта, практически нет – так, на фиг она нужна?! Вот и, будет полтонны в кузове и столько же на прицепе…

– «Сорокопятку», в лёгкую потащит!

– «ДШК» в кузов или счетверённый «Максим» и чем вам, не «война Тойот»?

Рисунок 39. Конечно, не пикап «Тойота»… Но, тоже пойдёт на безрыбье!

– ХАХАХА!!!

– Безоткатку Курчевкого!

– «Курчевкого»?! Да, пошёл он на…!

Короче, всем идея понравилась и каждый изгалялся, как мог!

– Частник, с руками отрывать будет! – одобрил и Молотов, – нормальный автомобиль купить ему, ещё очень долго не светит…

– Почему же? – возразил коллега Лихачёв, – есть у меня одна заманчивая идейка.

Наконец дошло и, до Ворошилова:

– Ага, вот Вы про что! «Квази-мотопехота», говорите? Представляю такую картину…

– Вот я и предлагаю, вместо снегоходов выпустить побольше мотороллеров типа «Муравей»! «Тысяч сто», говорите?! Что-то маловато, коллега Маршал! Вполне реально, к войне иметь хотя бы полмиллиона… Реквизировать, как лошадок при объявлении мобилизации – всё лучше будет вашим «перманентным» пехотинцам, чем «пердячим паром»!

– Против «Муравьёв», ничего не имею против – надо обкатать на учениях, посмотреть, что получиться… А чем Вам снегоходы то, не угодили, коллега?

– Тем, что они сезонные! Максимум полгода зимы и ставь их под навес.

– А ваши мотороллеры, не сезонные? Те же полгода – только лета и, так же – «ставь под навес». Что-то я не помню, чтобы на «Муравьях» зимой у нас, особенно то рассекали!

«Гражданский», торжествующе посмотрел на Красного маршала:

– А, вот фиг Вы угадали, коллега! Мой сосед по гаражу Иван Иванович – что из Павлодара, что только из «Муравья» не делал… В том числе и снегоход. Причём, «переобуть» с летнего варианта на зимний, буквально пятнадцать минут! А, кроме того, он делал из этого мотороллера снегоуборщик, квадроцикл, погрузчик, мотоблок для вспашки дачи, траншеекопатель… Ещё что-то, но я уже не помню.

Рисунок 40. Творческий запил снегохода из «Муравья».

Среди коллег в зале, началось заметное оживление:

– Крестьянину-единоличнику – в самый раз! Изготовить побольше таких лет за пять и, никакой коллективизации нэ треба – завалит страну хлебом и салом!

– Ага, счас! Такое, скорее горожанину – владельцу дачи или приусадебного участка подойдёт.

Переждав пик конструктивного срача, коллега Гражданский обратился напрямую к Вождю:

– Так, неужели вся промышленность великой страны, не сможет сделать то – что сделал какой-то Иван Иванович, с помощью молотка, напильника, отвёртки и кой-каких железяк – спиз…енных из родного трамвайного депо?! НЕ ВЕРЮ!!!

После непродолжительной тишины, Сталин встал и зааплодировал стоя. Тут же, к нему присоединились все остальные и, вскоре, происходящее стало напоминать съезд КПСС времён позднего застоя, после речи «дорогого» Леонида Ильича.

Когда, все от души нахлопались и теперь изо всех сил дули на ладошки и про себя матерились, Вождь обратился к Гражданскому:

– Извыните, нэ припомню как Вас зовут, коллэга…

– На форуме Вы меня знали по нику «Pblce-Hok». Здесь же, – он достал из кармана документ, поднёс его поближе к глазам, – нет, не знаю кто такой!

– Ничего, разберёмся… Коллэга Pblce-Hok!

– Здесь!

– За проявленную смекалку и сообразительность, Вам присваивается звание «Герой Советского Союза», с вручением Ордена Ленина и…

– Так, нет же ещё такого звания, – обломил торжественный момент Берия, – только в тридцать четвёртом введут. И, Ордена Ленина тоже нет…

– Вот, как?! Тогда, наградим коллэгу значком «Заслуженный изобретатель и рационализатор СССР» с вручением почётной грамоты!

– «Сталинскую премию первой степени», – подсказал Киров, – правда, её тоже ещё нет…

– Нэт?! Ну, «на нэт и суда нэт»!..Коллэга Pblce-Hok!

– Я, товарищ Сталин!

– От лица всего Совэтского народа, от лица Совэтского правытэльства и от своего собствэнного лица – за выдающийся вклад в науку и тэхнику, Вам объявляется благодарность!..Что надо сказать?

– Спасибо!

– «Служу трудовому народу!», – поправил Нарком обороны, – эх, чему вас только на гражданке учат…

Долгие, продолжительные аплодисменты, за которыми не было слышно:

– «Сталинская премия первой степени»?!.. А, это интересно, сколько?

Глава 9. Главный козырь

«Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно…", – К. Клаузевиц.

«Две вещи обычно требуются от главнокомандующего в битве: составить хороший план и держать сильный резерв», – Черчилль.

Военный, судя по эмблемке и ромбику в петлице носящий звание «бригадный инженер», спросил у Ворошилова:

– Товарищ Нарком обороны! Почему Вы не вспомнили про ещё один наш «козырь» к «Часу Х»?

– Это про какой же, коллега?

– Русские, всегда славились своей стойкостью при обороне в крепостях!

Пребывающий в глубокой задумчивости Сталин, спохватился:

– Коллэги! Разрешите прэдставить: Карбышев Дмитрий Михайлович…

Рисунок 41. Дмитрий Михайлович Карбышев.

После минуты тишины:

– ТОТ САМЫЙ?!

– Тот самый…

– УРА!!! КАЧАТЬ КОЛЛЕГУ!!!

Тот, прижав руку к груди:

– Да, нет же! Я НЕ…

ПОЗДНО!!! Толпа попаданцев налетела вихрем, схватила смущённо отнекивающегося героя под микитки и принялась подкидывать к потолку! Хорошо ещё, московские великие князья и цари – в отличии от Никиты Хрущёва-Вышеватного, потолки делали предусмотрительно высокими… Убили б, в лёгкую героя – ещё до фашистов об потолок, то!

Наконец угомонились, поставили Карбышева на ноги, а сами расселись по своим местам.

– Коллеги! Такой чести я не достоин! – опять же начал тот, – в «той жизни», я даже не профессиональный военный… Да, проходил срочную службу в армии – как и большинство из вас, но и всего лишь. Я – профессиональный строитель! От самых низов прошёл и до самых верхов прошёл, как говорится… До самой пенсии и, ещё долго уже на ней, я возглавлял крупнейший строительный трест столицы…

Струмилин, донельзя обрадовался и обратился к «президиуму»:

– Ну, наконец то – я все очи проглядел и все жданки прождал… Дмитрия Михайловича надо срочно демобилизовать, коллеги вожди. Негоже такого человека и специалиста, отдавать на глумление проклятым фашистам!

Вождь не согласился с такой постановкой вопроса:

– С прошлого года коллэга Карбышев преподаёт в Военной академии имени Фрунзе и, заменить его некем! Если для гражданского строитэльста ми можэм нанять амэриканца Альбэрта Кана – то для строитэльства укрепрайонов, иностранцев нанимать нэльзя!

Тот, ехидно вопросил, вполне логично, впрочем:

– А Вы думаете, «этот» Карбышев, хоть что-то в строительстве укрепрайонов понимает?

Виновник начинающего срача вежливо кашлянул, привлекая внимание и, поведал об своих «тараканах»:

– Вот как раз в строительстве укрепрайонов и прочей фортификации, я разбираюсь очень хорошо, коллеги! Так как это моё увлечение – хобби, так сказать, с самого детства!

Струмилин, только развёл руками:

– Вот же, твою мать… Другие крышки от пивных бутылок в детстве собирают, а этот – про фортификацию! Вот же, непруха мне сегодня с утра…

– Нычего, – успокаивающим жестом, ободрил его Сталин, – как-нибудь, да подэлите коллэгу Карбышева с Маршалом… Хотя, сдаётся мнэ – все ми здесь по нэскольку должностей будэм совмэщать.

То да, сё и Вождь вдруг вспомнил:

– Ах, да! Что за вопрос, бил у Вас к товарищу Наркому обороны, коллэга Карбышев?

– Я спросил у коллеги Ворошилова: почему в числе наших козырей, он не упомянул стойкость, которую во все века проявляли русские воины при обороне защищённых мест? Крепостей, то есть… Ведь, до Москвы немцев можно и не допустить, используя эту самую мощную «карту».

Он, как-то подозрительно глянул на Наркома:

– Если это заведомо не ставить целью, конечно…

Ворошилов, залился было густым багрянцем от гнева, но быстро взял себя в руки:

– Да, действительно: во все времена русские солдаты считались непревзойдёнными мастерами обороны крепостей – которые зачастую с голоду подыхали, но не сдавались врагу. Однако, в двадцатом столетии, русские стали какими-то другими… Не совсем русскими, что ли!

В зале зашумело и запахло азоном, как перед хорошенькой грозой…

– Обоснуйте, коллэга!

– Чуть ли не век, Империя строила себе «пояс безопасности» из крепостей в русской Польше. Вбухали в них неимоверные средства – сдирая последние гроши с полудохлых крестьян, хоронивших каждого второго своего ребёнка ещё в младенчестве… А, как случилась Первая мировая война – все они были сданы, практически без боя! Ивангород, Ново-Георгиевск, Брест-Литовск, Гродно, Ковель…

Рисунок 42. Тяжелые крепостные мортиры, захваченные немцами в Новогеоргиевске.
Рисунок 43. Колонна русских пленных сдавшихся в крепости Новогеоргиевск (1915 год). Следов истощения с голодухи не видно. На заднем плане – практически целые укрепления.

Одно исключение было – недостроенная крепость Осовец, ни в какое сравнение не идущая с выше упомянутыми. Но, как известно – единственное исключение подтверждает общее правило! Да и, то – командовал крепостью Осовец вовсе не природный русский, а поляк Николай Александрович Бржозовский.

Рисунок 44. Господа русские офицеры в германском лагере для военнопленных, 1915 год. Как видим, настроение у них отличное: воевать больше не надо – "честь имею", как говорится!

Нависла леденящая, могильная тишина… Карбышев, несколько смущённо ответил, не поднимая глаз:

– Хм, гкхм… В истории любой армии любой страны имеются свои славные и позорные страницы. Чем лучше нас выглядят англичане – со сдачей Сингапура заведомо слабым силам японцам, в 1942 году? Можно вспомнить капитуляцию Ново-Георгиевска в 1915-ом, а можно – оборону Севастополя в 1854-55-ом и 1941-42-ых годах! Здесь, более вопрос кадровый: первой обороной Севастополя руководили герои-генералы Корнилов и Истомин с героем-адмиралом Нахимовым, а сдачей Ново-Георгиевска[27] командовал генерал-предатель Бобырь!

Стебаясь, коллега Сталин сделал такое предположение:

– Думаю, Николай Кровавый – по прымэру моего рэципиэнта, всех своих геныальных стратэгов пэрегеноцидил – пэрестрэлял или заголодоморил, а таких как Бобырь или генерал Грыгорьев – в том же году сбежавший из крепости Ковно, наоборот – разводил и откармливал!

– ХАХАХА!!!

Впрочем, Маршал долго не кочевряжился и, скоро пошёл на мировую:

– Согласен: по-всякому бывало «в реале» и, возможно «в альтернативе» быть… В Великую отечественную, тоже – по-разному случалось! Бывали и «ДОТы» – гарнизоны которых сражались до конца, бывали и города – как Орёл, например, взятые немцами с наскока силами нескольких танков и кучки пехоты – из-за трусости сбежавшего коменданта гарнизона.

Обернувшись в Сталину, он:

– Надеюсь, мы с Вами, обратим на «кадровую проблему» самое пристальное внимание! Тем более, фамилии, имена и отчества, как героев – так и подлецов, нам частично известны…

– Нэпрэменно, обратим, – согласно кивнул тот, – коллэга Малэнков?

– Слушаю…?

– С точки зрэния гинэколо… Хм, гкхм… Псыхологии и псыхоаналитики, возможно ли выявлэние этих двух катэгорий лиц, так сказать – на «ранней стадии»? Пока первые не успели погибнуть – не исчерпав всэх своих потэнциальных возможностей, а вторые – не успели наврэдить или прэдать?

– Со стопроцентной гарантией невозможно, конечно – а вот с большой долей вероятности, да! – ответил тот, не задумываясь, – специальные тесты, а в особо важных случаях – беседа с психоаналитиком при назначении на должность… Быстро не обещаю, но лет через пять-десять я вам создам целую школу прикладной психоаналитики!

– Хорошо… Очэнь хорошо!

Вождь выглядел довольным, как сверхмощный американский паровоз.

Тоже, удовольствовавшись ответом коллеги Мозговеда, Ворошилов вновь обратился к Карбышеву:

– Внимательно слушаю, коллега», ваши предложения по строительству – как я понял, «Линии Сталина».

Рисунок 45. «От моря до моря»… Линия Сталина.

– Думаю… Считаю…, – вдруг, видимо вспомнив, что он в армии и на нём военная форма, докладчик решительно попёр буром, – категорически настаиваю перед руководством страны: такая «линия» – от моря до моря, нам не нужна!

Большинство попаданцев – в том числе и Нарком обороны, считали – что вообще никаких «линий» не надо! Поэтому, возражений не последовало, лишь Струмилин озвучил общую точку зрения:

– В маневренной войне, любая долговременная фортификация – деньги на ветер! Лучше уж, отдать их коллеге Берии на прорывной проект «Изумрудная долина».

Карбышев возразил:

– Не в том дело, коллега! Сплошная линия долговременных оборонительных сооружений, по определению – из-за наших «необъятных» просторов, будет слабой – а значит легко прорываемой, в любом месте – куда не ткни. Вот, были бы мы размером с Францию, а лучше – с Финляндию… Да и, не было это «линией»: надо говорить об «цепочке» укрепрайонов, обойти которые механизированным соединениям Вермахта не составило никакого труда.

Кто-то, впрочем, не согласился:

– «Линия Сталина» была брошена, «Линия Молотова» не достроена… А, так – как знать, как бы вышло.

– Хм… Я Вам цифрами скажу, коллега: «Линия Мажино» имела 7,7-ых долговременных сооружений на километр фронта, а наша – от 0,7-ми до 1,4-ёх. А всё на войне решают «плотности»! Мне не верите – у коллеги Триандафиллова спросите.

Тот, не заставил себя долго ждать:

– Да! Где-то так… Если нет соответствующих плотностей, любая оборона – хоть долговременная, хоть полевая, протыкается простым пальцем, смазанным вазелином. На Курской дуге, бывало, дивизия полтора километра фронта занимала – вот и отбили неприятеля, несмотря на весь его танковый «зверинец». А откуда такие плотности взять в сорок первом году?

Карбышев, подошёл к висящей на стене карте Советского Союза и показывая указкой:

– Так вот… Взамен, почти сплошной – но тонкой «линии» укрепрайонов, я предлагаю редкие, но мощные «узлы» – с хорошими плотностями, в стратегически важных и удобных для обороны местах. Первый укреплённый район-крепость: Мурманск – наш единственный незамерзающий порт в случае войны, имеющий выход на мировые торговые пути. «В реале», он так и не будет взят немцами – но нам, не стоит расслабляться и как следует укрепить его дополнительно. А, вдруг «в альтернативе» придётся ещё и с Британией, или – упаси Бог, с Америкой воевать? Кто его знает, что мы здесь – я чувствую, натворим и, как изменим историю!

Рисунок 46. Северная часть альтернативной «Линии Сталина».

– То-то и, оно…, – тяжёлым вздохом разнеслось в зале.

– Далее… Надо хорошенько прикрыть укрепрайонами Ленинград! Карельский УР для нас не критичен: ситуации, когда финны с их Маннергеймом решаются на штурм многомиллионного города, я не представляю. Разве что, недоброй памяти Горбачёв на пару с Ельциным, «перенесутся и вселятся» в…

Среди пападанцев нешуточная паника:

– Счас накаркаете!

– Типун Вам, коллега…

– Сплюньте, коллега! Немедленно, три раза сплюньте через левое плечо!

Карбышев хотел было «сплюнуть», но сзади прохаживался с задумчивым видом Сталин и, он ограничился тем, что три раза постучал по деревянному столу, апосля:

– Зато другие УРы: «Кингисеппский», «Псковский», «Островский», делаем мощнее – а «Себежский» загибаем в сторону Новгорода. Само собой разумеется, все они должны быть обеспеченны постоянными гарнизонами, а при объявлении мобилизации получить подкрепление из полевых войск. На Чудском озере, же – где Александр Невский топил псов-рыцарей как Герасим Анну Каренину…

– «Му-му», – коллега, – его поправили, – Му-му…

– «Му-му»?!..Да, кажется и, Му-му тоже – чтоб не перебивала, когда он выступает. Так, вот: на Чудском озере необходима речная флотилия с сильным ПВО и десантными средствами: чтоб постоянными угрозами с воды нервировать командование штурмующих и заставлять отвлекать сильные резервы для обороны береговой линии…

Коллега Галлер тут же:

– Речные бронированные мониторы с 107-ми миллиметровыми пушками и 152-ух миллиметровыми гаубицами, при сильной ПВО. Плюс самоходные десантные баржи, подобные немецким «Marinefährprahm»…

– Спасибо, коллега!

– Думаете, удастся избежать блокады Ленинграда? – спросил Ворошилов.

– Уверен – ДА!!! При надлежащих условиях, конечно.

– Любая оборона прорывается, коллега строитель!

– Конечно! Но, пока будет прорываться линия ленинградских УРов, успеем построить и как следует укрепить Лужский оборонительный рубеж, затем опорный пункт у станции Мга и на Синявинских высотах… А там – «белые мухи» полетят и, фрицам не до Ленинграда будет! В самом же худшем для нас случае – при самой минимальной задержке продвижения Вермахта к Ленинграду, из города удастся эвакуировать побольше населения и промышленного оборудования и, наоборот – завезти как можно больше продовольствия… Что тоже – немаловажно, согласитесь!

После довольно продолжительного обсуждения деталей и небольшого перекурчика, докладчик продолжил:

– Второй «узел» – укреплённый район необходимо построить в природно-укреплённой крепости – Припятских болотах. Летом сорок первого года, когда исчезали бесследно целые фронты, всего одна – 5-ая армия[28] генерала Потапова, находящаяся в ней, не только стойко оборонялась – но и, успешно контратаковала. Она, как бы не на месяц отсрочила падение Киева – «нависая» над левым флангом Группы армий «Юг»! Мало того, некоторые военные историки считают – что и, поворот Группы армий «Центр» на Юг, произошёл тоже – из-за действий 5-ой армии Потапова… А это, типа – в конечном итоге спасло Москву и страну в целом. Конечно, здесь можно поспорить, но факт остаётся фактом: обороняющаяся в Припятских болотах армия генерала Потапова была хорошенькой «занозой» в заднице Гитлера…

Рисунок 47. Припятские болота – природно-построенная крепость! «Припятская заноза» – выступ на карте в сторону Германии, результат обороны в ней всего лишь одной 5-ой армии генерала Потапова.

– Да! Слышал я про этого генерала, – Ворошилов потёр виски, вспоминая, – в конце концов, его 5-ая армия была окружена и была разбита. Сам генерал попал в плен контуженным и после войны, претензий к нему не было – сам Сталин поблагодарил его, сказав: «Вы спасли страну!» и, тот ещё долго служил в Советской Армии на высоких командных должностях… Исключительно редкий случай, коллеги!

Рисунок 48. Почти неизвестный герой – генерал-майор танковых войск Михаил Иванович Потапов.

Сталин, назидательно поднял к верху указательный палец:

– На этого военного, стоит обратить особое внымание, коллэга Маршал.

– Обязательно обратим: он ведь, ещё у нас на Халхин-Голе прославился!

Меж тем, доклад Карбышева продолжался:

– …А если бы, у Потапова была бы не одна армия, а положим три? Да ещё один-два кавалерийских корпуса для контрударов – танки в такой местности только обуза? Да с армейской, хотя бы – легкомоторной авиацией для разведки? А если бы район Припятских болот – ещё задолго до войны, был тщательно изучен, в нём были бы построены хорошо замаскированные и известные только нам укрепления, коммуникации, узлы связи, склады, аэродромы? А если бы был организован «воздушный мост» с большой землёй? А если бы, эти войска были специально обучены боевым действиям в условиях лесисто-болотистой местности и снабжены в достатке специальной техникой…?

– Речная флотилия там, во как нужна, – перебив докладчика горячо заговорил Галлер, проведя ладонью по горлу, – никаких «мониторов», конечно: мелкосидящая посудина – возможно легко бронированная, вооружённая спаркой «крупняка» и батальонным или полковым миномётом, могущая поднять на борт стрелковое отделение. Эдакая – водная «БМП», Ё!!! Точнее – «земноводное»: главное – чтоб из одного «болота» в другое, её было легко перетащить. «Как», спросите? Отвечаю: лебёдка с приводом от двигателя и длинный трос, цепляемый за дерево… Ну и, надувных резиновых лодок побольше…

– «Штурмботы»! – подсказали ему.

– Да! Типа того…

Рисунок 49. «Опорный край державы»! Припятские болота – страна тысяч противотанковых рвов, могущих сработать на благо Родины не хуже Ла-Манша для Британии.

– Уверен, что при таких условиях Михаил Иванович Потапов держался бы не месяц, а как минимум три! Причём, даже в условиях полного окружения. А немцы, дальше Смоленска и Киева не прошли бы – опасаясь оставить в тылу «припятскую занозу»… Вот и, сорван Блицкриг – привет «фюреру всей германской нации»!

Галер был согласен и выразился более сочно:

– Член кашалота в рот и якорь ему в жоп…пу!

– ХАХАХА!!!

– Третий «опорный узел» – Крым…

Рисунок 50. Наш «Непотопляемый авианосец» необходимо хорошо защитить!

– КРЫМНАШ!!! – раздалось хором под древними кремлёвскими сводами.

– Согласен! Пока Крым наш, немцы в Румынии будут себя неуютно чувствовать – опасаясь за нефтепромыслы. А если мы не будем, как «реале» сопли жевать – а хотя бы сделаем вид, что эти самые «румынские нефтепромыслы» собираемся энергично бомбить, немцы на гов…но изойдут – но постараются как можно быстрее захватить этот «непотопляемый авианосец»! Вот здесь, на Крымском перешейке, надо построить нашу линию Мажино или Маннергейма – как кому угодно, с хорошими плотностями и накрошить вдоволь тухлого арийского мяса!

– «Линию Карбышева»! – было предложение Кирова, поддержанное аплодисментами коллег, – те два деятеля, к нам никаким боком.

Сталин:

– Сэвастополь, гораздо лэгче оборонять на Крымском пэрэшэйке – чем на Сапун-горе… Поэтому, я рэшительно ЗА!!!

Ворошилов:

– В любом случае Крым надо постараться удержать до «Часа Х». Из него, при нашем зимнем контрнаступлении, очень будет удобно бить в спину всей немецкой Группе армий «Юг»…

Триандафиллов:

– Надо поговорить с «героем» и специалистом по обороне Крымского перешейка – бывшим белым генералом Слащёвым. Сейчас он красный командир и преподаватель тактики на курсах «Выстрел»… «Генерал Яша», был мастером устраивать ловушки на этом перешейке превосходящим силам красных: быть может, он подскажет – как и немцам в 41-ом, пару «подлянок» подкинуть?

Рисунок 51. Всего два орудия, а сколько ярких, незабываемых впечатлений в мемуарах недобитых арийцев! А если бы их было двенадцать?!

– Непременно «поговорим» с этим замечательным полководцем – пока его какой-нибудь – ещё не репрессированный троцкист, не застрелил…

– Не застрелит! – железобетонно пообещал «первый красный офицер», – у меня на Слащёва вполне определённые планы.

Карбышев, шутейно поднял «руки вверх»:

– Ну, тогда: «Гитлер капут!» – я за оборону страны совершенно спокоен! Главное, назначить персонального ответственного за оборону Крыма и подчинить ему все наличествующие силы на полуострове – чтоб не было раздрая между сухопутными силами, авиацией и флотом, как в «реальной истории».

Флагман 2-го ранга Галлер:

– Конечно, когда немцы подойдут к Перекопу – край как надо подчинить флот и авиацию нуждам его обороны. Двенадцать 12-ти дюймовых пушек линкора «Парижская коммуна», это знаете ли – СИЛА(!!!), не считая всякой «мелочи» на крейсерах да эсминцах. «В реале», всего два подобных орудия «Батареи № 30» – она же «Форт Максима Горького» столько неприятностей арийцам доставили! Только вот с противовоздушным прикрытием, что-то делать надо – чтоб какой-нибудь дебил, вроде Руделя, не потопил нашу «Парижанку» – как «Марата» на Балтике… И, ещё: Черноморскому флоту жизненно необходим корпус морской пехоты со специальными десантными средствами – а, не баркасами для вылова тюльки, как это у нас было «в реале». Чтоб у Эрика фон Манштейна, очко свербело, зудело да чесалось за всю береговую линию – от Болгарии до Ростова!

Внимательно выслушав коллегу-моряка, Карбышев всецело с ним согласился:

– Хорошо! Теперь третий – самый главный «узел» нашей обороны, на который стоит обратить самое пристальное внимание… Коллеги Сталин и Струмилин!

– Да, ми здэсь… Слюшаем Вас очэнь вныматэльно и тщатэльно на ус мотаем…

– Помню, по вашему «проекту» не планируется строить ничего капитального, западнее линии «Архангельск-Астрахань»…

– У Вас отличная память, коллега! – восхитился Струмилин.

– Благодарю, я это тоже заметил… Однако, настоятельно требую сделать одно исключение!

– Это, какое же?

– Смоленск – «ключ-город» к Москве.

Рисунок 52. «Ключ-город» почти не оборонялся…

Сталин переглянулся с Ворошиловым и последний попросил:

– Немножко поподробнее, коллега.

– Я очень подробно, тщательно, можно сказать – скрупулёзно, изучил опыт уличных боёв Второй мировой войны. Как наш собственный – так и, союзнический и вражеский. Вот и, появилась у меня идея создать не просто укрепрайон или крепость, а целый город-крепость! Который, специально будет построен для обороны: расположение зданий на улицах города, их характеристики, сами улицы и подземные коммуникации с подземными складами же – всё это будет подчинено интересам обороны. Смоленск для такого «города-крепости» идеально подходит – в отличии от вытянутого вдоль Волги Сталинграда. Думаю, любому должно быть понятно – что все сёла вокруг, тоже должны быть построены заново или перестроены с учётом интересов обороны главной «цитадели». Это, передовые укрепления от неожиданного нападения: как это произошло в реале – когда город пал к ногам Гудериана, практически не сопротивляясь.

Рисунок 53. В принципе-то, в Смоленске хватало прочных, крепких зданий для обороны… Но, чего-то не хватало!

Народ, конечно, немного вставило:

– А промышленные предприятия, коллега? Где-то же должны работать жители этого города…

– Вы предлагаете построить Смоленский тракторный завод, коллега Карбышев? Чтоб защитники города в нём оборонялись как «реальные» защитники Сталинграда в руинах…?

Тот, энергично замотал головой:

– Таких жертв я от вас не требую! Какие-нибудь малозначительные для обороноспособности страны и экономики в целом. Первым делом – объекты той же стройиндустрии «для себя»: кирпичные и цементные заводы, комбинаты железобетонных изделий. Строительные ВУЗы, техникумы, училища – кующие кадры для всей страны. Дальше, не знаю – сами думайте: предприятия деревообрабатывающей или пищевой промышленности или ещё что… Мне главное, чтоб все эти объекты были расположены в «правильных» для обороны местах и, имели крепкие и непробиваемые для полевой артиллерии стены подвалов с бойницами, да с перекрытиями потолще! Кроме этого, Смоленск должен быть «столицей» наших военных училищ – курсанты которых, составят костяк гарнизона города-крепости. Несколько общевойсковых училищ, инженерных да артиллерийских… Желательно пограничное училище или войск НКВД.

– Да! – согласился Ворошилов, – курсанты в той войне сражались отлично. Ведь, в отличии от простых мобилизованных крестьян, у них с самого начала войны была довольно-таки серьёзная мотивация – собственная карьера.

– Дело, даже не в этом! Кроме всего прочего, оборона в двадцатом веке должна быть НЕОЖИДАННОЙ!!! Ни Федор фон Бок, ни Гюнтер фон Клюге, ни Гейнц Гудериан – до самого последнего момента, не должны подозревать – что в этом городе их поджидает «северный пушной зверёк», с незатейливым русским названием. Ибо, кроме всего прочего, это – ГОРОД-ЛОВУШКА!!! Поэтому, формально сильного гарнизона в городе быть не должно.

Рисунок 54. В уличных боях, «ППШ» будет как нельзя кстати!

После непродолжительного обсуждения – все уже достаточно устали и, даже вожди в «президиуме» зевали и клевали носом, Карбышев подвёл итоги:

– Даже, окружив город – переправившись по понтонным мостам через Днепр севернее или южнее его, немцы не рискнут двигаться дольше на Москву… Таким образом, Блицкриг окончательно накроется «лохматым тазом» ещё задолго до зимы и очень далеко от «дальних подступов»!

Коллега Ворошилов скривился лицом как от недозревшего лимона, но промолчал.

– Дай то, Бог! – перекрестился Вождь и за ним, как бы не большая часть, наших попаданцев…

Глава 10. Лекарство от малокровия

«Нефть является самым крупным козырем в нашей игре с мировой буржуазией и мы должны разыграть его с максимальной политической выгодой…», – Максим Литвинов, зам. наркома НКИД.

«Нефть – кровь войны», – Сталин И. В.

Когда коллега Карбышев закончив доклад сел на своё место, а в зале вволю пошумев по поводу его «узлов укрепрайонов» угомонились, Сталин спросил обращаясь ко всей аудитории:

– Наши главные «козыри» мы теперь знаем и, надэюсь – обладая послезнанием используем их с максымальной эффэктивностью… Очень хорошо! Тэперь, хотелось бы услышать от коллэг про наши самые слабые и уязвимые места.

Тотчас, чуть ли не хором раздалось:

– ТОПЛИВНАЯ ПРОБЛЕМА!!!

Вождь, сделал характерный жест незажжённой трубкой, которую тем не менее постоянно держав в руке… Вживаясь в образ, видимо:

– Правыльно! Ибо, пока до «всэмирной бензоколонки» – словами того «копчённого» из «Вашингтонского обкома», нам с вами – как до Луны гусиным шагом.

Киров был того же мнения:

– Коллеги! Прежде чем перейдём к самому «сладкому» – к творческому «запилу» всяких вкусняшек-железячек, очень хотелось бы услышать про то – про, что мы в своих постах на форуме, очень редко вспоминали… О, том – на чём эти самые полмиллиона «Муравьёв» будут ползать (не говоря уже о другом – более прожорливом, что ездит или летает), об топливной проблеме, короче.

Рисунок 55. Керосиновый (нефтеперерабатывающий) завод в Баку в начале 20 века.

– Да! – согласился Молотов, – в деталях не знаю, но положение с топливом накануне войны, было просто безобразным и, естественно – в саму войну, оно не улучшилось.

Как будто «проснувшись», весь вскинулся Ворошилов:

– Тут, некоторые альтернативно одарённые коллеги, хотели всерьёз со Штатами – из-за Германии бодаться… А известно ли им, что весь наш годовой объём бензина, они за месяц производили? А, известно ли им, что бензином – что мы считали «авиационным», американцы свои грузовики заправляли?

Из зала раздался буквально стон:

– Какое там «бодало» со Штатами, нах?! Один нефтедобывающий район Баку… Да его «Летающие крепости» за раз вынесут – даже без «ядрён батона»: пример Гамбурга, Дрездена и Токио в помощь.

– Да чё там пиндосы с их «крепостями»… Фрицы на двухмоторных «Хенкелях» и «Юнкерсах», летом 1943 года разделали «под орех» Нижний Новгород, Саратов и Ярославль[29]

Шум, гам – как обычно! Из авиационного «кластера», громче всего слышалось:

– «Наш» лучший авиабензин «Б-78», делали бодяжа наш же «Б-70», либо «Б-74» с американскими октаноповышающими добавками, или непосредственно с ленд-лизовским бензином марки «100»!

– Немцы тоже, кстати, недалеко от «задницы» расположились. Все наши диванные «эксперты», прямо-таки – все уши «Спитфайром» просвистели. А меж тем, его «Мерлин» – уже в 1940-ом году хавал «сотку», а «Даймлер-Бенц» «Мессера» – давился «87-ым»!

– Использование 100-октанового американского бензина вместо нашего «78-го», на треть уменьшает пробег, на сорок процентов – увеличивает скороподъёмность, где-то на четверть – бомбовую нагрузку…

– Нашим конструкторам-мотористам, тоже был знаком бензин «Экстра-100». Однако, летали на нём только Чкалов с Левоневским во время рекордных арктических перелётов. Для массового производства, ресурсов у СССР не было[30]

Рисунок 56. Добыча нефти в Баку, в начале 20-го века.

– Да, не до жиру! Из-за недостатка даже «бюджетного» бензина, у наших лётчиков был низкий налёт[31]

Не у одних лётчиков были претензии к нефтяникам:

– А у танкистов – «наезд»! А претензии послевоенных историков потом, к «тупым» командирам РККА – ни хрена не понимающих значения боевой подготовки. А как её производить – без бензина, то?!

Какой-то шибко «вумный» из гражданских, вставил было свои «пять копеек»:

– Меньше надо было «фанеры» клепать, чтоб бензина хватало! Куда, нах, столько – 20 тысяч танков и ещё больше самолётов?!

Срач разгорелся по-новой:

– Вас, коллега, забыли спросить!

– Экономия топлива, путём уменьшения количества техники – тоже выход…

– Ага… Эдак, мы опять на «Первую конную» выйдем – вместо механизированных корпусов!

– Ну, а что, коллеги? «Лошадка, ещё себя покажет»!

– Игого-гоо! Тык-дык, тык-дык, тык-дык…

– БУГАГАГА!!!

Однако, вскоре коллеги успокоились и срач плавно перешёл в конструктивное русло:

– Прежде чем покупать у буржуинов – воспользовавшись их «депрессняком», «Студебеккер», «Додж» и «Виллис», надо что-то с автомобильным топливом решать! Их точилы, на нашем суррогате ездить не будут[32]!

С другого конца неслось:

– Коллеги! Надо перевести всю гражданскую технику на генераторный газ. Дрова на Руси ещё не перевелись – также подойдёт уголь, торфяные брикеты и даже…

– …Сушёное говно.

– Да, нет же! Шелуха от семечек. Вообще – любое твёрдое топливо.

– Такие двигатели создавались от безысходности и имели хоть какое-то экономическое значение, только в чрезвычайных обстоятельствах (во время войны, например), из-за присущих им существенных недостатков: небольшой мощности, более быстрого износа – приводившего к длительным простоям.

Рисунок 57. Автомобиль с газогенераторной установкой, Берлин, 1946 г.

– Это – так, да не совсем так, коллега! Точнее, совсем не так…, – веское слово сказал главный автомобильный эксперт – коллега Лихачёв, – двигатели, специально разработанные для работы на генераторном газе, посредством повышения степени сжатия и незначительного наддува газогенератора, имеют равные с бензиновыми двигателями литровые мощности. Хотя, я и не сторонник этого дела.

Конечно же, коллеги не забыли «азы» прогрессорства в сталинскую эпоху:

– Нефтяное месторождения в Татарстане необходимо срочно «открывать» – я, хоть сейчас покажу где надо первую скважину бурить! Ещё в «Нулевую пятилетку». Неужели, мы не найдём, чем шестьсот метров просверлить?! На крайняк, шахтёров позовём – они туннель прокопают…

– Обязательно, коллега! Ромашкинское нефтяное месторождение – это же классика попаданческого жанра.

Наконец, все стихли – выговорившись и, уставились на коллегу Вождя – типа, давай – разруливай ситуацию! И тот, не заставил себя долго упрашивать:

– Прэжде чем решить что делать, надо выяснить – пачэму к началу войны, сложилась такая сытуация с топливом?

Привычно уже для всех пройдясь вдоль стола за спинами соратников, он продолжил:

– Итак, коллэги, перед нами бессмертное: «КТО ВИНОВАТ И, ЧТО ДЕЛАТЬ»? У кого, есть какие соображения по этому поводу?

Вождь сел на своё место, а его «зов» откликнулся самый, на вид, пожилой из попаданцев в зале: в больших круглых очках на носу, в цивильном пиджаке при галстуке – всем видом, профессор из буржуазных специалистов:

– Я по первому вопросу, коллеги… Разрешите, я внесу ясность в эту историю и покажу конкретных виновников сложившейся ситуации? Ну, а «что делать»… «Что делать» – может сами догадаетесь!

Возражений не последовало:

– Харашо! Выходите на трибуну, коллэга и, назовите нам фамилию, имя и отчество той «аварии» – из-за которого, ми вынуждены были покупать бэнзин у классового врага!

Встав за трибуну, тот представился:

– Прежде всего – немного о себе, коллеги… «То» моё имя, вам ничего не скажет – я не был авторизован на вашем сайте, мне просто было интересно читать ваши посты и комментарии – больше ничего. Сам я, до известных вам событий работал в министерстве нефтяной промышленности СССР… Кем? Ну, про это долго рассказывать… Скажем так – имел отношение к геологоразведке, пока этого будет достаточно.

Естественно, коллеге похлопали – как без этого!

– Нет… К высокооктановому бензину я никакого отношения не имею.

Аплодисменты, как-то разом кончились и докладчик смог продолжить:

– Думаю, в отличи от большинства присутствующих, я очень хорошо… Даже – отлично знаю своего реципиента! Да, чего уж там… Я знал его лично!

В зале, прямо таки ахнули…

– Ведь, ректор Московского института нефти (который ныне носит его имя) – где я учился в тридцатые годы, профессор Иван Михайлович Губкин[33], был моим преподавателем.

Рисунок 58. Профессор Губкин И.М.

В зале, ахнули в другой раз…

– Талантливый был «человечище» – слов нет, но при этом – редкостная мразь, должен признаться: доносы в тридцатые строчил – как с пистолета!

В зале ахнули в третий раз и заспорили – совместны ли «гений и злодейство»… Вскоре, пришли к выводу: «С волками жить – по-волчьи выть»!

– К великому прискорбию, друзья, я отлично знаю и дату собственной смерти – ведь, я же присутствовал на похоронах своего реципиента.

Реакция, скажем прямо, была неоднозначная: кто-то выразил коллеге своё глубочайшее соболезнование, а кто-то вспомнил анекдот про уставшего землекопа – на «бис» студентов, три раза хоронившего их декана…

– Так что, «здесь» мне жить осталось немногим более десяти лет… Но, я не в обиде, коллеги! «Там» я пожил довольно долго и, что самое главное – достаточно интересно и с пользой. Да и, «здесь»: десять лет – это, всё же в разы больше, чем мне врачи обещали «там»…

– А отчего умэр ваш реципиент? – спросил Сталин, – можэт, если пораньше начать лечение…

– Кажется, у него была болезнь сердца.

Вождь с отвращением посмотрел на трубку и поспешно засунул её в карман:

– Хм, гкхм… Тогда, сами начынайте со здорового образа жызни, коллэга. Местная медицина, ещё очень нэ скоро научится лечить сердце как следует…

Из зала послышалась напеваемая кем-то мелодия и слова группы «Ленинград», небезызвестного Сергея Шнура:

«…И сказать вам откровенно,
ЗОЖ, это вообще – трындёж!»

– Спасибо за дельный совет, коллега Сталин, – иронично блеснул стёклышками Губин, – однако, давайте перейдём к нашим «сукиным детям»!

– Конечно, коллэга! Чем меньше про свои болячки вспоминаешь – тем дольше живёшь.

Докладчик отпил из стакана и начал издалека:

– «Итак – кто виноват?» Вот здесь, как раз вполне уместно «похрустеть французской булкой», коллэги! По «нефтянке» как раз, был практически – исключительный случай в нашей экономике, когда никого «догонять» не требовалось… В начале двадцатого века, Россия была второй нефтяной «сверхдержавой» в мире – после США! Термический крекинг нефти изобрёл наш Шухов, а качество русских минеральных масел было эталоном для компании «Стандарт Ойл», самого Рокфеллера.

Молотов добавил, с лёгким оттенком горечи:

– Кое в чём, та Россия – «которую мы потеряли», на несколько голов, даже нашу «РФ» превосходила: экспорт сырой нефти был законодательно запрещён и, за рубеж поставлялись, только продукты её переработки…

В зале ахнули в очередной раз и послышалось несколько жидких аплодисментов.

Подтверждающее кивнув, Губин продолжил экскурс в историю:

– …Чтоб понять, как это произошло, опять же – ещё немного «похрустим французской булкой»: в начале 20-го века, в Империи добывалось свыше половины мировой нефти – причём, эксплуатировалось лишь незначительная часть всех уже разведанных месторождений. Действительно, сырая нефть из страны не экспортировалась – лишь керосин и смазочные масла. Практически весь мазут же, оставался в России – как топливо и, в итоге, в ней появился супер-современный энергетический баланс, к какому все экономически развитые страны, перейдут лишь спустя десятилетия – когда, в должной мере освоят нефтяные богатства Персидского залива. Топочный мазут и его разновидности, станет главным топливом промышленности и всех видов транспорта Центра, Поволжья, Каспийского региона – в первую очередь…

– Что? И, железные дороги?! – спросил коллега Андреев, – я слышал, в Великую Отечественную войну, наши паровозы – в основном на дровах ходили…

Оказалось, что «слышал» такое не он один:

– Точно! Маршал Жуков ещё объяснял, что немцы проиграли войну от того – что топки их паровозов, не были приспособлены под дрова.

– «И, железные дороги», коллеги! – повысив голос, чтоб загасить начинающийся срач про «Маршала Победы», повысил голос Губин, – железнодорожный транспорт страны в одно время, потреблял около сорока процентов мазута, а угля – тридцать пять… А на дрова приходилось всего четверть.

Рисунок 59. Паровоз на жидком топливе.

– …Такой топливно-энергетический баланс, давал нашей стране огромные конкурентные преимущества: ведь, энергетика на жидком топливе в несколько раз эффективнее – чем на угле и прочих видах твёрдого! Все европейские страны вынуждены потреблять уголь – из-за отсутствия собственной нефти и, Россия, могла бы сделать огромный рывок вперёд – создав БЕЗУГОЛЬНЫЙ ВАРИАНТ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ!!!..Но, не сделала.

Оглядев внимательно, весь зал, профессор Губин сказал нечто неожиданное для всех:

– Как ни странно звучит, но основной причиной того – что в дальнейшем мы отстали по нефтянке, был пресловутая «догоняющая экономика»!

Народ, скептически захмыкал:

– Ну, вот – опять большевики во всём виноваты. Царя с его августейшей семейкой шлёпнули, «в догонялки» с Западом играть начали… Сидели бы себе на попе ровно, да попивали что-нибудь такое «шустовское» – за отсутствием баварского!

– Нет! Это началось не при большевиках, а ещё при царе – когда вовсю «хрустели французской булкой», – категорически возразил докладчик, – правители России и экономисты смотрели из «лапотной» России на «развитой» Запад и видели отставание от него по добыче угля, игнорируя при этом экономическое преимущество нефти!

– А, вот это – вполнэ может быть! – сделал характерный жест знаменитой трубкой Сталин, – если руководствоваться нашим «опытом» девяностых годов – когда таких примэров было более, чэм предостаточно!

– Да и, до того! – понимающе поддержал его Молотов, – взять хотя бы пример «обезьяничества» в компьютерной электронике – когда, мы на корню сгубили собственные разработки и принялись слепо копировать американские. А, ведь – как знать!

Губин, ненадолго прервавшись, продолжил:

– Вот и, министр финансов Витте – вроде не дурак был, а на такой тупой развод повёлся, когда на «рубеже веков» докладывал Николаю II: «Потребление каменного угля в России на 1-го жителя в 7 раз меньше, чем во Франции, в 20–22 раза ниже Германии, в 26 раз ниже Бельгии и в 34 раза ниже Великобритании».

Из зала послышалось:

– Ну, а тот то – дурак без вариантов! Ему, только повод дай…

– …Или, стеклянный хер доверь!

Губин пояснил:

– Тут, дело не в «дурости» коллеги! Вернее, не только в ней. Добыча угля в Донбассе контролировалась крупнейшими французскими банками через синдикат «Продуголь»… Эти же банки кредитовали царское правительство. Понимаете, что к чему?

– Что тут не «понимать», коллега Губин?!

– «Пилите, Шура, пилите! Они – золотые»! Знакомая песня…

Однако был и, конструктивный вопрос:

– А бакинские промыслы, Вы хотите сказать, они контролировались отечественным капиталом?

– Три раза «Ха!», коллега! Если бы, это было так… Российская нефтяная промышленность принадлежала английскому капиталу, а у него были какие-то свои интересы.

– «Интерес» – не допустить «безугольную индустриализации» в России?

– Скорее всего, это было именно так! Как бы там не было, под давлением донецких добытчиков угля, были введены разорительные для казны(!!!) низкие железнодорожные тарифы на перевозку этого вида топлива и, вмиг подорожавшее жидкое топливо стало быстро замещаться дешёвым углём.

– Следующий удар нефтянке был нанесён в пятом году, во время Первой русской революции. И, опять же: ни большевики, ни ещё какие революционеры – здесь ни каким боком. Прибывшие из соседней Персии мусульманские фанатики-проповедники разожгли межнациональную резню. Под это дело, сгорело свыше половины нефтепромыслов, а прямые убытки перевалили за полсотни миллионов золотых рублей.

Рисунок 60. Пожар на бакинских нефтепромыслах.

– «ИГИЛ», мать его! – раздалось под сводами древнего Кремля новое слово.

– Скорее – германская разведка, коллеги. Ё… её муттер!

– Лишняя причина убрать основную нефтедобычу из Баку, коллега Сталин! – обратил внимание Вождя Молотов, – британская и германская разведки – так же как и «фанатики-проповедники», из Персии никуда не делись и, если бы СССР не оккупировал вовремя Северную Персию, то – как знать… Возможно, кроме ленд-Лизовского бензина – вообще б, ничего у нас не осталось.

– Всецело с Вами согласэн! Но, давайте дослушаем коллэгу Губина – по-моему, очэнь интересно рассказывает.

Тот, с продолжением не промедлил:

– Однако, дело – даже не в этом, коллеги! Старые участки нефтедобычи со временем истощались – а новые взамен, нефтяным компаниям не предоставлялись… Ведь, земля на Апшероне принадлежала государству и сдавалась промышленникам на торгах в аренду. Последние предвоенные торги, прошли аж в 1900(!!!) году, а затем пошли бесконечные проволочки… В результате к 1913 году, добыча нефти держалась на уровне 1903 года – а с начало войны, даже упала.

– Да… Сталина на них не было! – было единодушное мнение.

– Погодите, – загадочно улыбнулся Губин, – доберёмся и до Сталина.

– А чэго до мэня «добыраться»?! – деланно удивился тот, – здэсь я, рядом с Вами сижу…

– Ну, а далее как положено революция, коллеги… Потом, ещё одна… В ноябре семнадцатого года, чеченские боевики подожгли нефтепромыслы Грозного – которые горели два года… «В трубу» тогда улетело, свыше четверти государственного бюджета!

– От «чехлов» одни проблемы! – примерно такое мнение было у зала, – может, дать им уже – в конце концов, независимость и нехай скачут лесом?!

– «Горами», коллега, «горами»! «Чехлы» в горах живут… Вот там – в горах и, огородить их колючей проволокой под напряжением.

– Действительно, почему ихнему Трампу можно огораживаться от мексиканцев забором, а нашему Сталину от чеченов нельзя?! Как-то нетолерантно получается, коллеги.

Вдруг, перст Губина упёрся в Сталина:

– Именно по вашему настоянию, коллега, в начале восемнадцатого года, была проведена национализация бакинской нефтяной промышленности! Хотя, Ленин и Бакинский Совет были против.

– Нэ помню – малэнький был! – под общий смех открестился Вождь, – хотя, нэ вижу в национализации ничэго плохого – особэнно, после ваших упоминай про «фанатиков», «шпыонов» и абрэков с гор…

– Конечно, ничего плохого в национализации нефтянки нет! В отличии от самоустранившегося от решения проблемы российского правительства, британское решительно взяло под контроль «Англо-персидскую нефтяную компанию» – будущую «Бритиш Петролеум». В России тоже некоторые политики, например – Председатель Совета министров Коковцов в 1913 году, предлагали государству взяться за разработку нефтеносных месторождений – хотя бы для нужд флота и Министерства путей сообщения. Но соответствующий законопроект, не удалось провести через Думу…

Во время взятой докладчиком паузы – чтоб отдышаться после весьма продолжительной речи, кто-то – «ностальгически» по будущему, протянул:

– Эх! Нашего Путина на них – на думцев, не было…

Что вызвало, прямо скажем – неоднозначную реакцию зала!

После довольно вялого срача про «нашего» ВВП, докладчик продолжил:

– …Наконец, Гражданская война кончилась и, Советскому правительству достались огромные запасы нефти и её продуктов, скопившиеся в Баку из-за проблем с их вывозом. Надо признать, Вождь мирового пролетариата прекрасно понимал значение нефти для экономики, поэтому перед занятием Баку Красной Армии отдал такой приказ Реввоенсовету: «Обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы…».

– Наш Ильич, был пацан реальный!

Решительные меры всем понравились… Ну, почти всем:

– Был бы, действительно – «реальным», сначала бы перерезал – потом предупреждал.

* * *

После небольшого «междуусобчика» на национальную тему, коллега Губин смог продолжить:

– Казалось бы – живи и радуйся… Однако, дальше произошло малопонятное – по крайней мере для меня! Уже по плану ГОЭЛРО, для нефти предполагались наинизшие темпы прироста добычи, а приоритет отдавался углю, сланцам, торфу…

Обведя всех взглядом, закончил под всеобщий тяжкий вздох:

– И, ДРОВАМ!!!

Впрочем, Молотову было всё понятно:

– Гражданская война, интервенция и как следствие – «военный коммунизм», коллега! Посидев в полной блокаде без угля и нефти, перепуганные большевики решили подстраховаться на будущее местными видами топлива…

Докладчик не возражал:

– Возможно это так, коллега! Первая пятилетка укрепила тенденцию: в её «оптимальном» варианте, весной 1929 года было… Извиняюсь, коллеги!..БУДЕТ(!!!) сказано: «Нефть, как топливо, игравшая такую крупную роль 15–20 лет назад, коренным образом должна сдать свои позиции и уже, во всяком случае, не может считаться одной из основных баз топливоснабжения страны»…

– В результате такой топливно-энергетической политики, с 1900 по 1937 год, производство нефти в стране увеличилась лишь в 2, 8 раза, а в остальном мире – в 37 РАЗ!!! В то же время, добыча угля у нас выросла в десять с лишним раз, а в мире – всего в полтора раза… Мы опять оказались, коллеги, «уникальнее» всех!

Сталин, сделал многозначительный жест своей трубкой:

– Тогда понятен дефицит горючего до, во время и после войны, коллэга: «с 1900 по 1937 год» количество потребителей нефтепродуктов увеличилось тысячекратно – а добыча нефти всего «в 2,8 раза»… Почэму, так произошло?

Губин пожал плечами:

– Причин много, коллега Сталин! Например, возвышению торфа – как одного из главных соперников нефти, способствовала сезонность его добычи: летом крестьянин пашет в поле, а освободившись, осенью-зимой добывает торф. Это оказалось очень удобным и, главное – «идеологически» верным, реализуя старый марксистский замысел о слиянии индустриального труда с аграрным.

– Второй причиной, как я уже говорил, это довлеющий умом наших учёных-теоретиков бзык «догоняющей экономики»…

Внимательно присмотревшись в кого в зале, профессор Губин насмешливо сказал:

– «Я не стукач, но доложить обязан»: кажется «фамилию, имя и отчество» этой «аварии» я могу назвать, коллеги!

И, сделав супер-эффектную паузу – как в театре, обличительно указал перстом:

– Профессор Рамзин[34] Константин Леонидович!

Приподнявшийся человек, слегка напоминающий не повесившегося в своё время – а дожившего до почтенных лет поэта Сергея Есенина, изумлённо спросил:

– Кто? Я?!

– Да, ВЫ!!! Вы – ведущий энергетик Советского Союза! Это про Вас сказал сам Ленин: «Рамзин – лучший топливник в России. В лице Рамзина мы имеем самого выдающегося учёного по такой специальности, по которой у нас после Кирша людей нет»…

Рисунок 61. Профессор Рамзин Л. К.

Речь Губина была похожей на обличительную речь прокурора революционного трибунала:

– …Именно Вы, не так давно опубликовали прогноз, в дальнейшем задавший вектор развития всей советской энергетики, а значит – экономики! Пересказываю дословно, память у меня отличная: «Основой снабжения энергией на протяжении ближайших 200 лет будет каменный уголь и второе по значению место занимает торф… Нефть, стоящая теперь в центре внимании большинства промышленных стран, представляет собой топливо лишь настоящего времени».

– Ну, не дурак ли? – раздалось под сводами Кремля.

«Есенин», не обратив на реплики с мест, вытащив из кармана какой-то документ, вслух прочитал:

– До сих пор не верится! «Рамзин Константин Леонидович… Член Госплана СССР… Член ВСНХ СССР…». Действительно, это – я, коллеги! Вот же, мудак…

Конечно же, тут же нашёлся остряк-самоучка:

– Хорошо, что сам осознал – пролетарский суд это учтёт, коллега!

Положа руку на сердце, Рамзин попытался объясниться:

– В своё оправдание, могу сказать только, что – «ни сном, ни духом»! В той жизни, коллеги, я был тоже – теплотехник не из последних, но… Я могу разработать и разрабатывал «в реале», любую энергичную установку – от паровозной или пароходной топки, до самой мощной тепловой электростанции… Но, если честно, мне по барабану что там будет сжигаться – нефть, уголь или сушёное коровье дерьмо! Топливо определяет заказчик.

Немного подумав, устремив взгляд вверх – как будто ища там ответа, профессор Губин сделал предположение:

– Ваш реципиент прославился прямоточным котлом – делом всей его жизни, могущем использовать любое местное топливо. Возможно, воспользовавшись своим влиянием на кремлёвских вождей – «реальный» Рамзин просто «нагнул» экономику страны под своё детище, натягивая «сову на глобус»…

– Кстати, не такое уж и, редкое явление в отечественной и мировой науке, – прокомментировал Берия, – это только в американских видосах учёные на безобидных дурачков похожи… В реальной жизни, это волчары ещё те.

Пошумев, как обычно, коллеги успокоились и докладчик смог продолжать:

– Наконец, друзья и коллеги – «лоббирование» донецкого угля никуда не делось! Все те же – исключительно льготные тарифы на перевозку угля из Донбасса… Только вместо французских банкиров, этим занялась мощная партийно-хозяйственная группа – которую кто-то из присутствующих здесь коллег, метко обозвал «украинской партийной мафией».

Не все коллеге Губину поверили и, он повысив голос чтоб перебить гул, привёл доказательства:

– При Оржоникидзе, Косиоре, Серебряковском и Кирове (моё почтение, коллега!), в начале двадцатых годов – нефтедобыча росла ударными темпами! А, как только эти товарищи уехали на повышение в «центр», рост добычи тут же замедлился… Почему?

Устремив взор на Берию, Губин несколько встревоженно закончил:

– А сейчас, когда судя по всему и Лаврентию Павловичу не суждено возвратиться в Закавказье… Ох, беду чую!

– Не Вы один, коллега! – ответил сам Лаврентий Павлович.

Сталин, поддержал докладчика, с некой лёгкой печалью, покачав головой:

– Умэние «выбить» средства и ресурсы, ВСЭГДА(!!!) было родимым пятном совэтской экономики… А, для этого нужен был «ПОЛЫТИЧЕСКИЙ ВЕС»!!!

– Да! Что было – то было, из песни слов не выкинешь, – согласился и Молотов.

– Что за «толстовщина с достоевщиной», коллеги? – фыркнул недоумённо Киров, – политическое «лоббирование» чьих-нибудь или каких-нибудь экономических интересов – повсеместное явление всегда и везде, а не присущее исключительно советскому периоду истории.

Маленков, глубокомысленно заметил:

– Ещё думаю, приходилось считаться с мнением пролетариата Донбасса и субсидировать добычу угля, коллеги! До начала, а то и до конца тридцатых, пролетариат – это очень мощная политическая сила.

Подождав, когда вожди выскажутся, Губин:

– С вашего позволения я закончу, коллеги, ответ на вопрос «кто виноват»…

– Конэчно!

– …Несмотря на умопомрачительные планы по добыче и переработки нефти, капитальные вложения в отрасль были крайне недостаточны. Для выполнения этих планов не хватало ни оборудования ни труб – для разведывательного или промышленного бурения. На вторую пятилетку планировали пробурить 11 тысяч километров скважин, а на деле получилось всего семь!

– …Не хватало – да, просто не имелось в наличии элементарных насосов и, после отбора «фонтанирующей» нефти, скважину просто забрасывали. Таким образом добывали 80 процентов всей нефти – а там где её всё же откачивали из скважин, применялся в основном конный или даже – человеческий «привод»!

Молотов, решил уточнить:

– Возможно, пятилетние планы были «несколько» завышены, коллега?

– Планы по производству нефтепродуктов учитывали рост их потребителей в стране[35] и были вполне реальными, а вот добыча самой – сырой нефти…

Рисунок 62. Планов громадьё…

– Понятно.

– Уже в тридцатые годы – а не в войну, СССР приходилось импортировать нефтепродукты! Так, в 1937 году помню – закупили около 8 миллиона тонн бензина и три – дизельного топлива. Ну, а там – пресловутые «сталинские репрессии» и, всё стало вообще – ещё печальнее…

Вождь развёл руками и, как-то – с несколько «плотоядным» интересом, посмотрел на коллегу Рамзина:

– А, как тут без репрэссий, коллэги?! Вот только, провести их надо было пораньше – в конце двадцатых, а нэ тридцатых… И, проводить их несколько более выборочно, что ли.

– Вот с себя и, начните – «выборочно»! – огрызнулся тот.

– Это я не про Вас, коллэга! Нэ надо так нэрвничать.

Губин, несколько раз кашлянув, поинтересовался:

– Хм, гкхм… Может, всё-таки дадите мне закончить?

– Пажалуйста, коллэга!

– «Репрессий» против специалистов-нефтяников (без понятия, коллеги – «сталинские» они или ещё чьи-то) в нефтянке было вполне достаточно и, даже чуть больше: начиная с «Шахтинского дела» следующего года, «Дела Промпартии» начала тридцатых – как и по всей стране, репрессии шли безостановочно вплоть до самой войны. В данный момент, нас с вами не причину их знать важно, а сам результат… Так, вот: добыча нефти в Грозном, например, резко «загалопировала» вниз: в 36-ом было добыто в 2, 5 раза меньше чем в 31-ом, а в 40-ом – кое-как вымучали один миллион тонн – в десять раз меньше, чем планировали…

– Да… Репрессии, явно не помогли, – резюмировал кто-то.

Не в первый раз уже разведя руками, Губин:

– На этом мой доклад закончен – по крайней мере, я как можно скрупулёзней, постарался ответить на вопрос: «Кто виноват».

По общему настроению в зале было видно, что большинство попаданцев реально пали духом…

– Да…, – высказал общее мнение Молотов, – так глубоко, мы на нашем форуме ни разу не копали.

Совершив с крайне задумчивым видом традиционный вояж вдоль стола, Сталин произнёс:

– Харашо, коллэга Губин… Диагноз нашим топливным проблэмам в годы войны, Ви поставили правыльно – довоенное нефтяное «малокровие». А «лекарство»? Пропишите нам какую-нибудь «пилюлю» от малокровия, профеэсор, будьтэ так добры!

Губин не промедлил с «рецептом»:

– А ответ на второй вопрос «Что делать», коллега Сталин, логически вытекает из ответа на первый: больше внимания нефтянке! Вот, кто и что сейчас – в данный момент, рулит ею и отвечает за неё?…А в годы первых пятилеток?

Вожди, переглянулись меж собой и одновременно пожали плечами.

– Вот, видите! Наркоматом тяжёлой промышленности руководил такой «тяжеловес», как Серго Оржоникидзе – там невооружённым взглядом, видны грандиозные успехи…

– НКВД руководил коллега Берия – там тоже…

– Генрих Ягода, коллега, – открестился от «успехов» Лаврентий Павлович, – Генрих Ягода!

Молотов поморщив лоб, с большим усилием вспомнил:

– В годы первых пятилеток, нефтянка вроде была «под» Серго – относилась к Наркомтяжпрому.

Ему ответил Берия:

– И, была там на положении Золушки – которой доставались лишь объедки, да обноски от старших сестёр – тяжёлой, да оборонной промышленности.

Профессор Губин продолжил и по этой теме высказался более определённо::

– По «трестовской реформе» 1921-23 годов нефтяная промышленность СССР сперва входила в «Главное управление по топливу» (ГУТ) ВСНХ – которому подчинялись крупные предприятия, шахты и промыслы. Затем, буквально «витающая в воздухе» идея об создании единого нефтяного треста была отвергнута и, вместо этого была проведена децентрализация – образованы тресты «Азнефть», «Грознефть» и «Эмбанефть». В эти тресты входили нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие и, даже их обслуживающие машиностроительные предприятия. Однако, транспортировка и реализация была передана другим структурам ВСНХ – отчего нефтетресты, не были самостоятельными хозяйственными объектами и, никогда не имели в качестве основного реального критерия, экономическую эффективность – или, хотя бы прибыльность. Спускаемые «сверху» требования Госплана, ВСНХ или СТО они должны были беспрекословно выполнять – даже, если они были заведомо вредными для отрасли…

– …Сбытом же готовой продукции, согласно реформе, занимались другие государственные образования – синдикаты. По задумке кремлёвских вождей, с помощью синдикатов они будут контролировать рынок – одновременно, не допуская его чрезмерного развития. Надо ли говорить, коллеги, что между трестами и синдикатами, сразу же началась «война» во всех её проявлениях?! Естественно, учитывая «специфику» временного промежутка, война чаще всего была «подковёрной» – с помощью доносов в ОГПУ.

– …Однако, мы про нефть! Внутренней и внешней торговлей нефтью и нефтепродуктами, согласно постановлению ВСНХ занимался образованный в 1923 году «Нефтесиндикат»[36]. Возглавлял его сначала троцкист Трофимов, потом «ленинец» Ломов… Запоминайте, коллеги – может пригодится. Ибо, «Нефтесиндикат» – явление в советской истории уникальное и в некотором роде поучительное!..Хотите, я вам расскажу про него поподробней?

Мнение коллег-попаданцев было единодушным:

– Конечно, рассказывайте – раз «поучительное», чего уж там!

Опустошив стакан и вытерев затем платком губы, профессор начал:

– После множества неудачных попыток привлечь иностранные инвестиции в нефтянку – в том числе и, со сдачей нефтяных месторождений в концессию, «Нефтесиндикат» получил право самостоятельно проводить экспортно-импортные операции. Это при МОНОПОЛИИ(!!!) внешней торговли, коллеги!

– «Жить захочешь – ещё не так раскорячишься»!

Рисунок 63. Бутылка водки «Нефтесиндикат СССР».

– Вот, это – точно!

– Это, было практически «государство в государстве», коллеги! Партия в лице Политбюро или ЦК, в его дела практически не вмешивались. Центральное правление «Нефтесиндиката» находилось в Москве, а районные управления – в крупнейших городах СССР. В их ведении было, немногим менее тысячи нефтебаз и базовых складов ГСМ, с «нефтелавками» – торгующих керосином и, прочими продуктами нефтепереработки.

– …На важнейшие посты «Нефтесиндиката», выдвигались виднейшие коммунисты. В определённое время они собирались на «партийно-хозяйственный актив» и определяли внутреннею и внешнюю торговую политику этого «монстра». Более половины бюджета(!) «Синдиката» уходило на зарплату, всевозможные выплаты, льготы, командировочные и прочее… Расходы на содержание аппарата, постоянно росли – в том числе и благодаря давлению собственных профсоюзов.

– …Служащие «Нефтесиндиката» сравнивали себя со спрутом, протянувшим свои щупальца во все – самые отдалённые уголки Советского Союза. Торговля керосиновыми лампами, примусами, самим керосином, а кроме того – колёсной мазью, дёгтем… Однако, на внутреннем рынке «Нефтесиндикат», в конечном итоге потерпел сокрушительное фиаско! Приблизить норму потребления керосина и прочих нефтепродуктов, к пресловутому «уровню 1913 года» не удалось. В розничной торговле оперативнее оказался кооператор или частник, а «Нефтесиндикат» проводил партийную политику сокращения сделок с «нэпманами». В результате, торговля керосином постоянно снижалась и, в конце 20-х, в стране разразился острейший дефицит этого продукта.

– …На международном же рынке, всё было гораздо интереснее, коллеги! Тогдашние большевики остро нуждались в средствах (на мировую революцию и «подкармливание» Коминтерна в том числе), а нефть и нефтепродукты являлись ходовым и весьма прибыльным товаром. Однако, тут были свои нюансы… Пока в России шла Гражданская война, по заграницам делили русскую нефть: шла активная продажа акций нефтяных компаний их бежавшими «за бугор» владельцами.

– …Половина – если мне не изменяет память, акций небезызвестного Нобеля (треть российской нефтедобычи, 40 % нефтеперегонных заводов и 60 % внутрироссийского рынка), например, оказались в руках американской «Стандард Ойл оф Нью-Джерси». По бытовавшему тогда в Штатах мнению, запасы нефти в стране близки к завершению и, сделка американских предпринимателей, была вполне понятна…

Рисунок 64. У нас тоже был свой "нефтяной спрут!

– …Собравшиеся в Париже осенью 1922 года главы всех крупнейших мировых нефтяных компаний, договорились не иметь с большевиками дело – пока те не вернут промыслы их владельцам! То есть, России объявлялась НЕФТЯНАЯ БЛОКАДА!!!

– …Однако, в том сила и слабость частнокапиталистического «рынка» – что личная корысть сильнее общих интересов! Сколотить единый «нефтяной фронт» против СССР не удалось. «Отмычкой» послужила низкая стоимость советских нефтепродуктов – по сравнению с их западными конкурентами. Благодаря особенностям «социалистической» экономики, «Нефтесиндикат» мог позволить себе продавать их ниже себестоимости на внешнем рынке! Бензин, масла и мазут шли в Европу. «Жёлтый» советский керосин – из-за его низкого качества и падения спроса в переходящей на электрическое освещение Европе, экспортировался в её африканские и азиатские колонии.

– …Главный заграничный офис «Нефтесиндиката» находился в Париже, а филиалы – в столицах и крупнейших городах Европы и Азии: от Риги до Харбина! К тридцатым годам международный «спрут» протянул свои щупальца до Южно-Африканского Союза и Латинской Америки. «Нефтесиндикат» – крупнейший пайщик таких акционерных обществ, как германское «Дерунафт», британского «РОП», итальянского «Петролеа»…

– …Сложилась уникальная ситуация: крупнейшие нефтяные компании помогали большевикам торговать нефтепродуктами, борясь со своими конкурентами! Та же «Стандард Ойл» проложила вторую ветку нефтепровода «Баку-Туапсе», построила керосиновый завод в Батуми, взяла его в аренду и танкерами вывозила дешёвые советские нефтепродукты – в попытке разорить «Шелл» и «Джерси»!

– …В конце концов, всем на Западе порядком надоел вопрос об возращении «их» собственности в России. Там поняли, что «коммунизм» – это надолго! В 1929 году, ведущими нефтяными монополиями было заключено картельное соглашение «статус кво» – по умолчанию, распространённое и на «Нефтесиндикат» СССР. Воспользовавшись этим, тот ещё больше увеличил экспорт и довёл их до трёх с половиной миллионов тонн.

– …Для торговли был создан свой собственный флот. Крупнейший в мире танкер-бензиновоз был построен французскими корабелами под наблюдением академика Алексея Николаевича Крылова – служащего Синдиката и, так и назывался – «Нефтесиндикат СССР». Вскоре последовал его «систершип» – «Советская нефть».

Рисунок 65. Танкер «Нефтесиндикат СССР».

– …В Чёрном же море, ходили наши – отечественные танкеры: «Азнефть» – переделка из крейсера «Адмирал Грейг» и «Грознефть» – бывший крейсер «Адмирал Спиридов», доставлявшие нефтепродукты в Турцию и на Ближний Восток.

– …«Дочка» Синдиката – «Дерунафт» заняла на рынке Германии ведущие позиции по продаже бензина. Такое положение, существовало даже тогда – когда самой организации уже не стало. Гитлер уже придя к власти как-то – увидев советские АЗС в немецких городах, воскликнул: «Разорить осиные гнезда!». Но, даже Фюреру германской нации, не сразу удалось это сделать. Некоторые «гнезда» удалось разорить только после 22 июня 1941 года…

Напоследок, Губин сказал после небольшой паузы:

– Там, в Европе, «Нефтесиндикат» строил свои склады и заправочные станции по самым современным требованиям – в России же, не хватало даже специальных «бидонов» для хранения и, керосин с бензином – продавали обыкновенными ведрами, зачастую деревянными!

Во время всего рассказа про «Нефтесиндикат СССР», некоторые могли заметить, как у Вождя разгораются алчным блеском очи – как у героя болгарского народа князя Дракулы, при запахе свежей крови…

Наконец:

– Ну, что ж… Подведём общие итоги, коллеги?

Народ заметно подустал от темы, в которой мало что понимал – хотя профессор Губин, рассказывал максимально упрощённо и «загудел»:

– Да, уж пора бы уже…

– Уши пухнут – курнуть бы…

– Плачевное состояние с ГСМ накануне войны и во время оной, проистекает из мнимого благополучия «нефтянки» в двадцатых. Главное, на мой взгляд: «нэпманские» реформы носили ограниченный характер и не были проведены до конца – коммерческая заинтересованность в конечных результатах труда не было спущена «вниз», до уровня трестов и отдельных предприятий.

– …К добыче нефти относились хищнически! В двадцать восьмом году, СССР добывал лишь десять процентов нефти от уровня США и, при этом нового бурения проводилось лишь два. По буквам: ДВА ПРОЦЕНТА!!!..Понятно, да?

Было видно, что не всем понятно, тогда:

– Все помнят школьную задачку про бассейн с двумя трубами, коллеги?

– Все!

– Все понимают, что будет – если из «бассейна», выливается на восемь процентов больше воды – чем вливается?

– Ну, а то ж…

Губин продолжил:

– Хорошенькую «свинью» советской нефтянке подложил и мировой экономический кризис – приведший к резкому изменению конъектуры на мировом рынке, более известный как «Великая депрессия». В любом – даже самом положительном для насявлении, есть не только плюсы – но и свои минусы, не стоит об этом забывать, коллеги!

– …Ну и «репрессии» – куда от них деваться! – с извиняющимся видом, Губин повернулся к Сталину, – до и во время пятилеток, давали нереальные планы, забывая при этом делать соответствующие капиталовложения. Затем – после их невыполнения искали виноватых… Моего реципиента кошмарили за одну только мысль – что нефть может быть в Волжско-камском регионе, а Билибина – за «теорию истощения нефтяных скважин». Типа, советские нефтяные скважины более сознательные – чем их, скажем – американские коллеги» и должны наращивать производительность по мере их эксплуатации…

– «Билибина», Вы сказали…?

– Билибин Юрий Александрович – геолог-открыватель колымского золота.

– Ах, да – вспомнил! – хлопнул себя по лбу ладонью Вождь, – коллега Губин, если нэ затруднит – предоставьте нам список лиц, «кошмаривших» вас с Юрием Александровичем… Нэ сейчас, попозже.

После всеобщего длительного молчания, Сталин осторожно – как будто подкрадываясь на мягких лапах, спросил:

– То есть, у нас был шанс имэть мощную транснациональную корпорацию – но мы его прое… «Пролюбили», по своей давнишней привычке, да?

– Да! Это, именно так, коллега Вождь…

– Как Вы считаете, Иван Михайлович, при надлежащем менеджменте и маркетинге в «Нефтесиндикате», возможно повысить долю нефтепродуктов в общем экспортном балансе страны и увеличить их доходность?

Рисунок 66. Структура советского экспорта 1928 год.

– Несомненно, это так!

– ХАРАШО!!!

Видать, в уме Вождя крепко засела какая-то задумка. Он, уже привычно для всех резко встал из-за стола и походив за спинами президиума, подошёл и посмотрел в окно – в ночную темень, затем вернулся обратно:

– Ваши прэдложения по исправлению ситуации в целом, коллега Губин?

– Нужно ОПЕРЕЖАЮЩЕЕ(!!!) развитие топливно-энергетического комплекса страны, с основным упором на нефть. Для этого надо создать отдельный Наркомат нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности – а то в этой системе ВСНХ, сам чёрт не разберётся – донельзя мутное образование, коллеги! Наркомат, будет контролировать и отвечать за всё: от разведки и добычи нефти – до её переработки и реализации потребителям.

В этом месте, Сталин призадумался…

В СССР того времени, действительно, была такая – крайне запутанная система управления народным хозяйством, что Вождь сам постоянно парился – изучая её ещё «там». По идее им руководил один из наркоматов – Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ). Во главе – ВСНХ СССР стоял Куйбышев, однако было ещё ВСНХ РСФСР – под началом старого большевика Лобова Семёна Семёныча. Явное дублирование!

ВСНХ управлял хозрасчётными промышленными трестами – коих было немногим менее пятисот, объединённых в 23 синдиката. Жуткое нагромождение бюрократических структур! Чтоб, всем этим управлять, создаётся Центр управление государственной промышленностью (Цугпром ВСНХ), а в качестве экономического органа регулирования и планирования – Главное экономическое управление (ГЭУ ВСНХ)…

Ёпсель-дропсель и сбоку бантик!

Кроме центральных, на местах были созданы губернские, районные (в крупных промышленных районах) и уездные Советы Народного Хозяйства (СНХ). Были образованы главные комитеты и центры ВСНХ для руководства отраслями промышленности – «Главкожа», «Главсахар», «Главторф», «Центротекстиль», «Центрочай» и, так далее…

Рисунок 67. «Вертикаль» власти в СССР конца 30-ых годов.

Не! Система нуждалась в решительном сломе и реорганизации, как-то совершенно по-новому.

«Нефтесиндикат или Наркомат нефтяной промышленности? – в уме Сталина происходила борьба двух направлений, – общемировой или наш «особый» путь? Что выбрать, как бы не ошибиться…»

Однако, вопрос стоял даже так: «Что строить: государственный капитализм – какой был у нас или американский – корпоративный? Может, некий их «гибрид» – типа китайского?…Эх, знать бы, чем в реале «особый» китайский путь завершится»!

– …Поставить во главе наркомата грамотного организатора, – продолжал Губин, – выделять достаточно внимания и ресурсов – не забывая контролировать, следить за новейшими мировыми разработками в отрасли и на свои не скупиться и, всё будет в шоколаде, коллеги! Лишь, наладив откачку нефти из скважин, увеличим добычу нефти в СЕМЬ(!!!) раз…

– Новые районы нефтедобычи, коллэга?

– Обязательно надо! Начнём, с ставшего уже «притчей во языцех» – Ромашкинского, как самого легкодоступного, дальше – Татария, Башкирия…

* * *

Вскочив и, пару раз пробежавшись вдоль стола, Вождь уселся на место и выдал «окончательное» решение:

– Значится, так… Вы, коллэга Губкин Иван Михайлович, назначаетесь Наркомом нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности СССР!

– Коллега Сталин! Я бы порекомендовал бы на этот пост Михаила Васильевича Баринова – он сейчас Азнефть возглавляет.

– А, «в лавке» кого оставим?! Если он, по вашему мнэнию – хороший руководитель, то пусть продолжает руководить бакинскими промыслами. Там, он будет нужнее.

– Коллега Сталин, мне жить осталось…

– НЫЧЕГО!!! Обложим, как вэлыкого Мао – юными комсомолками-дэвственныцами, хахаха!!!

– ХАХАХА!!! – оглушительным грохотом, народ поддержал Вождя.

– Прыкалываюсь – ишь, как обрадовался!

– Да, я…

– Вопрос уже мной рэшён, коллега Губин! А насчёт продолжительности жызни… Я Вам ЗАПРЕЩАЮ(!!!) умирать – пока не поставите отрасль на ноги, коллэга!

– Слушаюсь, товарищ Верховный Главнокомандующий! – на полном серьёзе ответил тот.

– То-то, же… А то ишь – взяли моду умырать.

Вождь, продолжал раздавать «слонов»:

– Коллэга Рамзин!

– Слушаю внимательно, коллега…?

– Сможэте перерассчитать энергетический баланс страны на преобладание производных от нефти, коллэга?

– А, я могу рассчитывать на «юных комсомолок-девственниц», товарищ Сталин?

– Конэчно! Они Вас в камере будут навэщать… Ежеквартально. Хахаха!!!

– ХАХАХА!!!

Вмиг посерьёзнев, тот:

– Что…? Вообще без угля и других видов твёрдого топлива?!

– Пачэму? В металлургии бэз каменноугольного кокса нэ обойтысь – да и, в частном секторе углём топить проще, чем мазутом.

– Уголь и нефть…, – не преминул высказаться по этому важному вопросу хозяйственник Молотов, – да и, прочие виды топлива – те же «дрова», должны честно конкурировать – без всяких «льготных» тарифов.

Была своя точка зрения на некоторые виды «местного» топлива и, у Кирова – «курирующего» сельское хозяйство:

– Сжигать торф в топках ТЭС – преступление, коллеги! Он, должен весь идти на удобрение, за недостатком – как органики у наших крестьян в виде навоза, так и современных минеральных удобрений.

Раскинув мысленно мозгами, Рамзин ответил на запрос Вождя:

– Смогу, но для этого мне нужен свой НИИ и, некоторые властные полномочия… Обеспечите, коллега Сталин?

Тот, удивлённо изогнул бровь «домиком»:

– Ви и, так – руководитель Всероссийского теплотехнического института (ВТИ), кроме того – «член» правительства, по сути… Что, Вам ещё надо? Моего «крэсла», что ли?!

Тот, спохватился:

– Ах, да… А я постоянно забываю! Конечно, смогу – при достаточных объёмах добытой и переработанной нефти, промышленность лет за десять-пятнадцать перейдёт на «безугольную» индустриализацию.

– Ну, тогда – как разгрэбём с нэфтянкой, получите Наркомат энергетики и в путь, коллэга! Ми, с товарищами уверэнны, что…

Запнувшись на полуслове, как будто вспомнив что-то:

– Коллэга Струмилин убэдил мэня – что готовясь к войне, надо «разгружать» Москву… Поэтому, этим двум наркоматам и двум институтам соответственно МИФ и ВТИ, в ней дэлать нечего! В Москве нэфть нэ добывается.

– В Москве «добывается» бабло из нефти и газа…

– Да! И, этого вполнэ достаточно. Поэтому, коллэги Губин и Рамзин выбирайте любой город в любом нефтеносном районе (да, хоть в том же Ромашкино!) и стройте свою нефтяную столицу!

Без маловеров не обошлось, естественно:

– Ничего не получится: москвичи в провинцию не поедут…

Правда, они оказались в меньшинстве:

– Таким, мы отключим свет и горячую воду!

– «Не поехавшие в провинцию москвичи», поедут чуть дальше. У товарища Сталина не забалуешь!

– Ехали же московские бояре, строить новую столицу – Санкт-Петербург? Поедут и эти – строить «нефтяную».

Меж тем, взор Вождя обратился на ведущего экономиста:

– Коллэга Струмилин! Как оперэжающее развитие нефтянки вписывается в вашу теорию «Нулэвой пятилетки»?

– Да, так же – как и, всё остальное! – недолго думая ответил тот, – строим коммуникации, инфраструктуру, жильё в районах нефтедобычи и готовим кадры.

Неожиданно, поднялся с места Лихачёв – директор «АМО»:

– Тема нефтянки меня напрямую касается, коллеги, поэтому вношу предложение…

– Канэчно, вносите!

– Если не хватает оборудования для нефтедобычи и, ощущается острый недостаток в средствах для его приобретения, предлагаю скупать в Штатах морально устаревшее, списанное – по цене металлолома. Чинить-ремонтировать – там же в Америке и, отправлять в СССР. Это для них оно – «морально устаревшее»! А для нас – после «конного и людского привода»…

– «Хай-Тэк»! – подсказал кто-то.

– «Нано-технологии», чего уж там!

– На это дело, коллеги, надо обязательно поставить какого-нибудь рыжего…

– ХАХАХА!!!

– Очэнь хорошо, коллэга Лихичёв, – одобрил Вождь, – ми обязательно воспользуемся этой замэчательной идеей!

– Главное, от нас самих – минимум усилий, – ободрённый поддержкой самого Сталина, Лихачёв принялся развивать идею, – только светани перед их бизнесменами баксами – те сами всё сделают!

* * *

Губин слушал всё это, слушал – да вдруг как почти закричит:

– Коллеги! Ничего покупать не надо и тем более – красть! Как это не парадоксально звучит, но в области хай-тэка по нефтедобыче, мы с вами впереди планеты всей.

Его сперва не поняли и под высокими потолками кремлёвского заала эхом раздалось:

– Как так?!

– Да вот так! Суть в чём – рассказываю «на пальцах»: современные нефтяники сверлят скважину вращая всю буровую колону – на что уходит львиная доля энергии… Идея настолько проста, что непонятно почему такое не придумали ещё в 19 веке! Замначальника техбюро треста «Азнефти», Матвей Капелюшников и двое его помощников – Семён Волоха и Николай Корнев изобрели, так называемый «турбобур»… Ээээ… Кажется в 1923 году. На конце неподвижной колонны располагается цилиндрический кожух-утолщение, внутри которого находится одноступенчатая турбина. Промывочная жидкость – специальный глинистый раствор, проходившая под давлением через ствол колонны, заодно вращает турбину, которая в свою очередь вращает наконечник бура.

Рисунок 68. Передовая технология, которую не надо было красть у Запада.

Обернувшись к Кирову, он спустя пару минут уже спокойно продолжил:

– …При поддержке «реального» Сергея Мироновича, первая партия турбобуров была изготовлена и в 1923 году прошла успешные испытания. В 1924 году кроме советского, на турбобур был получен британский и американские патенты. В следующем, в 1928 году – Капелюшников с группой инженеров продемонстрирует передовую советскую технологию в США, которая при сравнительных испытаниях выиграет соревнование у подобной кампании «Texas Oil Co».

– А потом?

Докладчик только развёл руками:

– «А потом», как обычно – «суп с котом»! Несмотря на неоднократные предложения разных зарубежных фирм, Советское правительство проявило ничем не объяснимую «быковатость» – отказавшись продавать эту технологию идеологическому противнику. Изобретатель не смог преодолеть «детских» болезней своего изобретения, а наша промышленность не смогла освоить его в массовом производстве… Очень скоро, американцы смогли обойти патент Капелюшников – создав турбобур компании «Scharpenberg» с многоступенчатой турбиной, а мы остались при «пиковом интересе»… Лишь в середине тридцатых годов, в СССР вернулись к этой теме и в «Государственном исследовательском нефтяном институте», инженером Шумиловым был разработан турбобур с многоступенчатой аксиальной гидравлической турбиной… Однако, внедрена такая технология была лишь в началу сороковых годов, когда уже было поздно «пить боржоми».

После недолгого молчания, Вождь озвучил общий вопрос:

– Ваши предложения, коллэга Губин?

– Они, прямо таки сами напрашиваются на язык! Во-первых – отдать вновь образуемому нефтяному наркомату один из заводов для производства нефтедобывающего оборудования. Создать при нём конструкторское бюро, а затем и НИИ которое возглавит Матвей Капелюшников со товарищи…

– Во-вторых – заключить договор с одной из американских компаний: мы им право на использование патента, они нам – помощь в освоении технологии производства турбобура…

Ни с чьей стороны, возражений на оба предложения не последовало. Под всеобщий одобрительный гул, Сталин поднял руку:

– Прынимается!

Одобрил, после некоторых раздумий и коллега Губин:

– Пожалуй, пока соответствующие кадры не подготовим, покупать за валюту новейшее оборудование – деньги на ветер… Ну, а там – глядишь и, своего дождёмся!

– Наркомату нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, коллеги, – высказался по этой теме Молотов, – обязательно нужны свои заводы для изготовления оборудования. А соответствующие технологии жизненно важно купить, выпросить или в крайнем случае украсть…

* * *

Ещё минут десять поговорили про нефтедобычу – были интересные, но малосущественные предложения или – вообще не интересные и, Сталин перешёл к следующей теме:

– Так, так, так… С нэфтедобычей кажись разобрались. А, что у нас с нэфтепереработкой, господа-товарищи коллэги? Кто имеет, хоть какие-то понятия, как делается этот самый «высокооктановый» бэнзин?

Как часто встречается в художественной и, не очень, литературе: «Ответом ему была тишина…».

Помолчав вместе со всеми достаточно долго, профессор Губин резюмировал:

– Нда… Это, более чем наглядно, показывает – как у нас относились к нефтянке, коллеги! На совещание по планированию первой пятилетки, нет ни одного нефтяника!

– А Ви, коллэга?

С изрядной долей здорового стеба, тот ответил:

– А «мы» здесь, судя по документам, что нашёл в своём саквояжнике – по вопросу Курской магнитной аномалии.

– Здорово!..И, что будэм дэлать, коллэги?

Опять же – не дождавшись реакции в зале, Губин пожал плечами:

– В принципе, ничего критического! Как и, в «реальной» истории, будем покупать технологии в Америке и пытаться разрабатывать свои… Как-то же, тогда выкрутились!

По всему было видно, что Вождь был несколько раздосадован:

– Ну, что ж… Видать, нэ судьба! Пока мы эти «технологии» получим, пока освоим…

– И, не факт что «получим»! – добавил свою «ложку дёгтя» Берия, – возможно, мы своим вмешательством в естественный ход истории…

– Сплюньте, коллега! Что Вы вечно каркаете?!

Лаврентий Павлович, был хорошо воспитан – плевать через левое плечо в помещении не стал, а три раза постучал по «дереву».

Берию, поддержал один из авиационщиков:

– У коллег сложилось ложная уверенность, что воспользовавшись «депрессняком» у пиндосов, мы их всех на корню – с потрохами, купим… НЕ ОБОЛЬЩАЙТЕСЬ!!! Мы купим только то, что нам позволят купить. Например, технологию турбонадува – для повышения высотности авиадвигателей, нам в «реале» продать отказались…

Сталин тоже – оказался большим реалистом, чем большинство присутствующих:

– Хуже нэт, коллэги – чем считать своих геополитических противников дурней себя. Можно кончить, как нэбезызвестный Адик – с пистолетиком у виска!

Не очень то, надеялся на «доброго американского дядю» и, Молотов:

– В любом случае, коллеги, мы должны больше надеяться на себя!

Воспрянув, получив поддержку, Берия ещё раз «какнул» в бочку холявного мёда от «пиндосов»:

– Даже, если нам продадут какую-нибудь технологию, не факт – что мы её сможем освоить, коллеги! Касаемо «турбонадува», упомянутого коллегой Туманским… Там требуются особые жаростойкие стали, для легирования которых нужен кобальт. Кто-нибудь подскажет мне, где в нашей стране он добывается, коллеги?

Однако, его слова остались без внимания, потонув в гуле голосов:

– Фтопку пиндосов! А нас был «свой» Шухов!

– Не «был», а – «есть», коллега!

Рисунок 69. Установка В. Г. Шухова для термического крекинга нефти, 1931 г.

– Шухов – был, а бензина – не было! Так, что без пиндосов не обойдёмся – как ни крути…

– Коллеги! Существуют различные методы повышения октанового числа бензина.

Например – этилирование.

Из зала послышались выкрики:

– Про тетраэтилсвинец забудьте. Не позволим травить наших предков!

– От этилированного бензина образуется нагар – каюк любому движку.

– Не «любому», а только современному! «Современному» нам – я хотел сказать.

Были совершенно невероятные предложения по поводу повышения октанового числа бензина:

– Кроме тетраэтилсвинца, повысить октановое число можно обыкновенным спиртом, нафталином, марганцем…

– …Ослиной мочой. Хахаха!

– Не смешно, коллега! В качестве присадки, можно юзать обыкновенную дистиллированную воду – правда, потребуется отдельный бак под неё и придётся немного переделать карбюратор. Бензино-воздушная и водо-воздушная смесь приготовляются отдельно, потом подаются в цилиндры.

– Так, что? На одной воде ездить можно – с небольшой добавкой бензина, что ли?!

– ФИГВАМ!!! Воды должно быть не более пяти процентов – иначе, смесь не воспламениться от свечи…

Разгорающуюся, как сухой валежник в лесу дискуссию, остановил Губин:

– Коллеги! Дело даже, не столь в качестве бензина – поднять его октановое число, в принципе – да, можно. Сколь, в его количестве. В принципе, схему установки по перегону нефти по «чеченскому варианту», я вам хоть сейчас могу нарисовать… Однако, у неё очень низкий выход бензина.

Рисунок 70. Схема установки для перегона нефти «своими руками».

Губин, с сожалением и изрядной досадой на лице и, в голосе, развёл руками:

– Принципиальную схему самого простейшего термокаталитического крекинга я тоже сумею изобразить… А, вот что касается практической части – как-то знаете, всё мимо. Вы, уж извините! Предлагаю как и в случае с турбобуром – создать НИИ нефтехимии и поручить возглавить его, всем известному Шухову Владимиру Григорьевичу – основоположнику термического крекинга нефти (патент Российской Империи за 1891 год).

Рисунок 71. Схема самого простого термокаталитического крекинга.

– Прынято! Кем он у нас сэйчас?

– Кажется – Председатель Комитета Госплана по нефтепроводам и член ВЦИК.

* * *

Встал достаточно молодой, энергичный на вид, человек в кожанке:

– Коллеги! Извините, на вашем форуме бываю «наскоками», поэтому вы меня не знаете… Здесь же…

Он достал из кармана какой-то документ и пристально в него вгляделся:

– Валентин Викторович Осипов… Год Рождения… Член… Инспектор Рабкрина… Чего?!

– «Рабкрин» или «РКИ», это – Рабоче-крестьянская инспэкция, система органов власти, занимавшаяся вопросами государственного контроля, – подсказал не понимающему исторических реалий коллеге, Вождь, – Рабкрином руководит Серго Оржоникидзе, который почему-то, на этом совещании отсутствует, а ваш непосредственный начальник – Яковлев Яков Аркадьевич, его заместитель… Его тоже ми в своих славных рядах нэ наблюдаем. Ви же – ответственный работник – министерский чиновник «средней руки», если «по-нашему»…

– Надо же, – протянул тот, уважительно, – как, «угадали» то! «У нас», я тоже – в подобной структуре всю жизнь прослужил… Помните «Хлопковое дело»? Комиссию Гдляна и Иванова?

– Ну, ещё бы! – раздалось всеобщее.

– Так вот, я в ней участвовал и, далеко не в роли статиста! Ну, а перед самой пенсией возглавлял областной ОБХСС.

– Ну, раз с областью справлялись…, – вдруг, резко и смотря прямо в глаза, – с Рабкрином справитесь, коллэга?

– Понимаю, Вас…

Ненадолго задумавшись, мельком взором окинув зал и увидев устремлённые на него вопрошающие взоры, Осипов глубоко вздохнув, выпалил:

– Справлюсь, товарищ Сталин! Я, никогда от ответственности не бегал – тем более, не побегу и сейчас.

После приветственных и уже поздравительных выкриков, вновьиспечённый глава Рабкрина, обратился к вождям в целом:

– Коллеги! Я готов работать на благо государства где угодно и, при любых условиях… НО!!! Заклинаю Отцом, Сыном, Святым Духом, Христом Спасителем, Марией Магдаленой и всеми святыми угодниками… Если мало – духом Маркса, Энгельса и Ленина – не повторяйте прошлой ошибки.

– Какой-такой, «ошибки»?

– Я про Закавказье и Среднюю Азию… Точнее – Узбекистан с Таджикистаном. Советскую Власть, вы там всё равно не установите, зато заразите весь СССР коррупцией. Вы уж, поверьте моему жизненному опыту, коллеги!

– И, что Ви с ними прикажите дэлать? Они уже в составе СССР!

– Вы – политики, вам и решать, коллеги. Но, я голову на отруб даю – КОРРУПЦИЯ ТАМ НЕИСТРЕБИМА!!! Победим её в России, она вернётся к нам оттуда и, как «в реале» – сожрёт Союз изнутри… НЕ ПОВТОРЯЙТЕ ОШИБКИ!!!

Вожди переглянулись и, в их взглядах явственно читалось: «А ведь, он прав!», затем:

– Харошо! Политическое руководство подумает над этой проблэмой, коллэга!..Однако, мы здесь про нефтепереработку.

– Ах, да! – спохватился тот, – помню, как-то совершено случайно на вашем форуме скачал и прочитал забавный опус «Кооперация с USSA», некого писаки под ником «Сталк»…

– Да! Был такой «опус», – подтвердил Сталин, пристально вглядываясь куда-то в дальний угол, – правда, сам не читал – по недостатку врэмени.

Среди вождей помельче, возникло некоторое оживление:

– Это тот «Сталк», что не так давно с нашим румыном – из-за их Муссолини поцапался?

– Ну, во-первых коллега «Филипп» не румын, а всего лишь болгарин… А, во-вторых: не из-за «их» Муссолини, а из-за их Чаушеску.

– Да, какая разница! Я хочу сказать, что этот «Сталк» на редкость зловредный тип.

– Вот это точно! В каждом посте успел наследить своими комментами…

– Не, ну надо отдать должность – зачастую в его комментах имеется здравый смысл… Но, в какой форме это подаётся!

Остальные, рядовые коллеги-попаданцы тоже заговорили-заспорили, перемывая косточки незадачливому писаке:

– Нудноватая писанина – едва до середины домучал!

– Да, нет – вы что? Аффтырь искромётно юморит, но всё больше на тему сисек!

– Какие «сиськи», коллеги?! «ГГ» – какой-то сексуальный маньяк. Собрал себе целый гарем – должно быть, оговорка по Фрейду!

– Систематический недотрах с самого детства – а вовсе не «комплекс», коллеги!

– «Юморить» то, сей пейсатель юморит – но всё как-то на уровне казарменной табуретки! Как мой старшина Голопупенко на плацу.

– Главный герой сего опуса – быдло и, афтырь, видать – таков ж!

– Коллега, побойтесь Бога – вот не ожидал от Вас! Главный герой спасает детей и любит женщин – если и автор, «таков ж», то… То «быдло», при всём моём уважении – смотрит на Вас из зеркала!

– Добрался до «Сходняка попаданцев» и сломался… Это, просто что-то за пределами добра и зла!

– Коллега! Понятие «мозговой штурм», Вам известно?

– Запятых понатыкал – глаза сломаешь!

– Что есть – то есть… Но, главная беда – затянуто сильно! Если процентов семьдесят пять «отжать» – вполне годное чтиво будет.

– Аффтырь, ваще не знает истории и, утверждает – что египетские пирамиды построили инопланетяне!

– Это, Вы из какой-то другой «оперы», коллега! Но вот, что он там про историю России наплёл… Убив бы!

– Главный герой данного «произведения» – конченный алкоголик! К тому же, попав в прошлое, первым делом сексуально эксплуатировал проститутку и через неё реализовывал condoms нашим предкам… Фи, какой «mauvais ton»!

– Хахаха!!! Помню, помню – был такой эпизод! Кстати, из-за этого не родился его дедушка.

– Кого, «дедушка»? В смысле, чей? Афффтыря?!

– Да, нет – главного героя. Однако прикиньте, коллега: «закон не зачатого дедушки» не сработал!

– Жаль…

Только один коллега из всех – Файнберг Евгений Эдуардович, более известный нам под ником «Оппозиционер» – очень скоро, переформатившимся среди коллег-технарей в более простецкое «Оппозит», высказался положительно:

– Коллеги! Будьте, хоть немного объективны. Конечно, коллега «Сталк» нам всем довольно неприятен своими коментами – из-за которых Админ, его не раз беспощадно банил… Но, как бы там не было, на «ЛитНете», его «Кооперация с USSA» находится в топе!

– «ЛитНет»?! Да, это ж – отстой!

– Ну, почему же, коллега? Рейтинг там возглавляет САМ(!!!) Злотников, чуть ниже – Величко, а «Сталк» – на пятнадцатом месте. Был… Что для писательского дебюта в жанре – находящимся в упадке, выглядит вполне даже прилично.

– Знакомая картина, коллеги! – осуждающе покачал головой Киров, – где этот тип, там срач и раздрай.

Постучав по столу трубкой, Вождь прервал бушующие страсти по поводу некого «Сталка»:

– Напоминаю коллэгам, что мы про нефтепереработку – а не про художественные достоинства и нэдостатки данного художественного… Произвэдэния!

В наступившей, как по мановению волшебной трубочки… Пардон – «палочки», тишине, коллега Осипов смог продолжить:

– Так вот, там упоминается про пермский нефтеперерабатывающий мини-завод, могущий перерабатывать в высокооктановый бензин марки «Евро-3», не только сырую нефть или мазут – но и, отработанное масло, нефтешлам, нефтяные остатки… Да, чуть ли не старый асфальт! Кроме того, из низкокачественного бензина «прямой перегонки», установка делает высококачественный высокооктановый.

Тут же, послышались голоса:

– Да! Действительно, было такое.

– Нет, что касается «заклёпок», тот «Сталк» – шарящий чувак! Был… Будет…

– Вообще, вся его «Кооперация с USSA» – это как справочник попаданца!

Переждав, будущий глава Рабкрина продолжил:

– Сказать по правде, я в такое не поверил! Однако, любопытство – мой «порок» и, я не поленился погуглить… К моему удивлению, всё оказалось верно: такой мини-завод в реале существует! Хм… Гкхм… Будет существовать.

Оказалось, он не один такой – Фома Неверующий:

– Аналогично, коллега! Я тоже проверил этого графомана на знание матчасти… В чём, в чём, а в этом он не соврал – что самое удивительное.

– И я, коллеги!

– Сожалею о потраченном времени, но я тоже…

Какой-то «мажор» – молодой человек лет приблизительно двадцати пяти, внешним обликом смахивающий на преуспевающего нэпмана, встал и поведал свою историю:

– Коллега «Сталк» должен, с того самого пермского производителя этих мини-заводов – хорошую мзду за рекламу брать! Здесь, история случилась такая – немного о себе, если не возражаете… «Там» я был, так сказать – «олигархом» регионального значения. К моменту «переноса» имел сеть АЗС, СТО и шиномонтажек и, любил между делом почитывать фантастическую литературу. «Кооперацию с USSA», по правде говоря, я прочёл «по диагонали» – но вот этот мини-завод меня «зацепил» конкретно…

Замолчав, Мажор несколько минут, с многозначительным видом качал головой и причмокивал.

– Я не только «не поленился» погуглить – но и, провёл переговоры с фирмой-изготовителем, съездил «вживую» ознакомиться с этим чудом отечественного хай-тека, просмотрел техническую документацию. Поговорил со специалистами… И, знаете…

Опять же, сделав прямо-таки театральную паузу:

– «ОНО» СУЩЕСТВУЕТ!!!

– Вы сможете повторить по памяти, коллега? – заметно напрягшись, поинтересовался Губин.

– К сожалению, я по образованию и по профессии не химик и вообще – не технарь! Я закончил кооперативный техникум, потом торговый вуз заочно… Десять лет работы в госторговле и, затем – в связи с известными вам событиями, отравился в «свободное плавание» по волнам рыночной экономики, – Мажор достал документ, – здесь, я тоже «по профилю» – консультант-экономист Народного комиссариата внешней и внутренней торговли СССР. «Меньшиков, Михаил Алексеевич»… Кто такой?

Переглянувшись с коллегами в президиуме, ответил Молотов:

– В «реальной истории», после войны Вы станете заместителем – а затем и, министром внешней торговли СССР. Правда, ненадолго: после одной непонятной истории с «мексиканскими бананами», Вас снимут и отправят в почётную отставку… На какую-то дипломатическую работу – не помню точно.

– Ох, ну ни… Не! На наркома торговли не потяну, коллега Сталин, – честно признался Мажор, – боюсь, не смогу оправдать высокого доверия и угодить вон к нему…

Подбородком, Меньшиков-Мажор указал на Берию. Тот, не преминул поправить «адрес»:

– К Ягоде «угодите», если что… Хотя, не думаю что это Вас больше обрадует.

– Напрасно Ви так считаете, – не позволил «спрыгнуть» тот, – ми все, иногда просто нэ подозрэваем об своих выдающихся способностях… Особэнно, при правыльной мотывации!

«Внешней торговлей, может и кто из местных руководить – тот же Микоян, например, – подумал Сталин, цепким взглядом прицениваясь к Меньшикову-Мажору, – а этого, пожалуй – во главу Совета директоров «Нефтесиндиката». Ладно, ещё будет время подумать…».

Народ, слегка поржал, затем коллега Меньшиков возвратился к теме:

– Так что, про то – «как оно работает» я вам не расскажу… Но то, что запомнил – пожалуйста! Память, слава Богу, хорошая. А там, специалисты (ведь, должны же быть они в СССР?), что-нибудь – может быть, да сообразят.

Горохом посыпались «воспоминания» из зала:

– Однако и, я кое-что мог бы припомнить!

Рисунок 72. Установка УПМ-12.

– Отлично запомнил, что процесс идёт при свинцовом катализаторе…

– Да, нет же! Жидкий свинец внизу реактора, просто способствует равномерному нагреву сырья и разделяет рабочие зоны.

– Катализатор, коллеги, тоже присутствует! Как сейчас помню – «высококремнезёмистый, целлюлитной системы». Чё, за «система», интересно, такая – «целлюлитная»?

– «Цеолитная», коллега! Судя по названию, специально обработанная обыкновенная глина… Или, специальная глина… По крайней мере, есть от чего «плясать».

– 450–500 градусов по Цельсию – это я запомнил точно!

– Теоретически, я представляю себе – что такое современный нам «каталитический гидрокрекинг»… Что вспомню – напишу.

По ходу, у Меньшикова «загорелось»:

– Коллеги! Попрошу каждого вспомнить и написать, как можно больше про эту установку – в частности (кто, что помнит) и, об термическом крекинге нефти – в целом! По принципу «с миру по нитке»…

Значительная часть попаданцев схватилась за карандаши и принялась, что-то строчить и чертить…

* * *

Когда, большинство попаданцев закончило с писаниной, после небольшого перекурчика и последующего – более продолжительного чаепития, Сталин хотел было уже перейти на другую тему, как вдруг – откуда ни возьмись:

– Коллеги! А почему не была задета тема газификации страны? Ведь, если нефтяной баланс топлива экономически выгодней угольного, то газовый – прогрессивней их обоих, вместе взятых на порядок! Природный газ это не только топливо – но и, самое дешёвое и экономически выгодное сырьё для производства минеральных удобрений, взрывчатки, резины, пластмасс… Синтетического моторного масла, наконец! Почему бы, нам сразу не перепрыгнуть во вторую половину двадцатого века?!

– Боюсь, нам не поднять таких технологий, коллэга…, – с ноткой печали ответил коллеге из зала Сталин, – нам бы, с нефтянкой «разгребсти»!

– Ничего такого, архисложного в газовых технологиях нет! А начать развивать их можно параллельно с нефтяными – сперва, научившись использовать попутный газ.

Вождь обратил свой лик к эксперту:

– Коллэга Губин…?

Тот, с удовольствием проинформировал:

– Действительно, газ – сперва «светильный», получаемый в результате перегонки угля или дров, научились использовать уже давно – как бы, не в 18-ом веке. «Нефтяной» газ – нашими словами «попутный», достаточно интенсивно применялся ещё в дореволюционной России. В 20-е годы, в СССР уже было известно пять чисто-газовых месторождений, а добыча достигала пятнадцати миллионов кубометров… Что, для уровня газификации США, например, смехотворно мало!

Рисунок 73. В «попаданческой» литературе, вызывает крайнее удивление пренебрежение всякого рода «прогрессоров» темой природного газа!

На присутствующих это произвело должное впечатление:

– Значит, в США уже достаточно развита промышленная добыча, транспортировка и использование природного газа?

– Совершенно правильно – у нас есть от чего «плясать»! Ещё в семидесятых годах прошлого – девятнадцатого века, в Штатах началась промышленная добыча природного газа, а в настоящее время, там уже существуют дальние газопроводы и широкое использование этого топлива в промышленности и быту…

Молотов, схватился за голову:

– Боже! Это ж, на сколько мы от них отстали…

– Зато, нам не надо «изобретать велосипэд» – есть гдэ купить уже готовое оборудование и нанять спэциалистов, – посмотрел на эту проблему с другой стороны Сталин, – продолжайте, коллэга!

– …Эпоха же «большого газа» в СССР, начинается со строительства газопровода «Саратов-Москва» в 1946 году, который лично курировал коллега Берия… Извините – «тот» Лаврентий Павлович Берия.

Сталин, на «виновника» внимательно посмотрел несколько подозрительно прищурясь:

– И, когда ты только успэвал, Лаврэнтий?! И, атомный проект двигать, и газопроводы строить…

– …И, по школьницам бегать, – не забыли потроллить коллегу из зала.

«Виновник», зло зыркнул на «остряков» из-под стёклышек – но в этот раз, промолчал.

– Вот, я и говорю: что мешает начать всё это дело пораньше, коллеги?!

– Финансы, ресурсы, технологии, кадры – как и во всех других, аналогичных случаях…, – ответил Молотов, с сожалением разведя руками.

– В этот раз, мы с вами вроде решили здорово сэкономить на западных областях СССР? Вот и, направим часть освободившихся ресурсов на дело газификации – экономически окупит, просто моментально!

Рисунок 74. Природный газ, это то же чистейшее золото!

– Эх, знали бы Вы – на сколько «дел», требуется направить «освободившиеся ресурсы», коллега!

Однако, Сталина мысль создать «Газпром» ещё до войны, видимо уже крепко зацепила:

– Коллэга Губин! Какие мэсторождения природного газа – кроме всэм известного Уренгоя, мы могли бы начать разрабатывать ещё до войны?

Уставившись куда-то на потолок, вспоминая, тот начал перечислять, закончив:

– …Из значительных же, я бы порекомендовал начать с Березовской газоносной области – что неподалёку от Урала и, Оренбургского и Астраханского газоконденсатных месторождений.

Вождь, соскочил и «забегал» туда-сюда, грызя так и не набитую и не зажжённую, соответственно трубку, повторяя про себя:

– Заманчиво, заманчиво… Довоенный газопровод до Урала? …Крайне ЗАМАНЧИВО(!!!), чьорт побэри!

Видя крайнюю заинтересованность, профессор Губин плеснул «кипяточку» Вождю «под репицу»:

– Не доживу, наверное… Но, я возьму на себя смелость дать политическому руководству страны дальнесрочную рекомендацию – уже на послевоенный период.

Сталин напружинил уши:

– Ми Вас внымательно слушаем, коллэга…

– После освоения этих месторождений не лезьте в Западную Сибирь! Издайте мораторий и законодательно запретите сроком на сто лет разведку и добычу чего либо, восточнее Оби и севернее Транссиба! Оставьте природные богатства потомкам, в конце концов… Хоть, что-нибудь!

– Хм, гкхм… Я Вас, конэчно, хорошо понимаю, профэссор. Однако поймите и, Ви нас: месторождений Приволжско-камского нефте-газоносного района крайне нэдостаточно для индустриально развитой страны – уже с середины пятидесятых годов. Я сейчас не говорю про экспорт углеводородного сырья…

– Предлагаю, пораньше и интенсивней разрабатывать прикаспийские месторождения – их, до конца двадцатого века должно за глаза хватить и, главное… Предлагаю вместо Уренгоя и Тюмени, взяться за Майско-Минарское месторождение в Туркменистане.

Рисунок 75. Туркменистан, запросто мог бы заменить Тюмень и Уренгой в поствоенном СССР. Если не торговать ресурсами и Родиной, конечно.

Среди попаданцев в зале, случилось некое лёгкое оживление:

– «Майско-Минарское»?! Что-то, знакомое…

– Кажется, у Николая Нестерова читал в его «Дембеле»…

– Ах, да! Точно…

– Тихо! Я «Дембеля» не читал и мне интересно послушать, коллеги!

Когда установилась тишина, Губин продолжил:

– Если кто из коллег не знает, то расскажу: это месторождение «открывали» дважды. Первый раз ещё советские геологи, пробурив немногим более трёх километров, наткнулись на «надсолевое месторождение»… Уже при независимости Туркменистана, турки с китайцами пробурили чуть глубже и, ниже слоя солёной воды, натолкнулись на «подсолевое месторождение» – газонесущий пласт толщиной порядка километра! Месторождение, оказалось с «двойным» дном… Кстати и нефть там есть, причём – очень хорошего качества.

Вожди переглянулись и Молотов одобрил:

– Ну, а что? В принципе, хоть сейчас там бури-сверли – если найдётся чем. Климат, не такой зверский как в Сибири – где Тюмень и Уренгой. Вместо болот и вечной мерзлоты – песчаная или каменистая пустыня, что нам благоприятствует. Да и, Закаспийская железная дорога, построенная ещё при царизме – буквально в двух шагах! Единственная проблема, могущая омрачить нам жизнь – недостаток пресной воды…

В заключении, профессор Губин сказал:

– Если не торговать Родиной, коллеги-вожди – как мы это «в реале» сделали, то нефтегазовых запасов европейской части СССР и Туркмении надолго хватит! А богатства Сибири, надо оставить потомкам. Им тоже – как и нам, на что-то надо жить…

Долгие продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.

Рисунок 76. Без слов…

Глава 11. «Рождающая власть»

"Винтовка рождает власть", – Мао Дзедун.

Наконец, Вождь объявил:

– Кажэтся, с «глобальными» вопросами ми вроде закончили, коллэги! Пэреходим на самое вкусное – на железочки-заклёпочки… С чего начнём?

– Предлагаю, начать с чего попроще – со «стрелковки», – подсказал Ворошилов.

– Ну, Ви по «военке» самый главный – ведите совещание, коллэга Маршал.

Сталин уткнулся в лежащие перед ним бумаги по установке «УПМ-12» – демонстративно сделав вид, что его ничто больше на этом Свете не касается.

– Коллеги! Прежде чем мы начнём конструктивный срач, хочу кое-что вам напомнить, – обратился Ворошилов к присутствующим, – так как, мой проект по «перманентной мобилизации» никто не отменял – будем считать, что он будет реализоваться. А, это значит, что в декабре 1941 года, нам потребуется просто горы оружия и боеприпасов (не говоря уже про что иное – вроде горючего, снаряжения и продовольствия), чтоб вооружить как минимум десятимиллионную армию. Поэтому, все нам уже хорошо знакомые по Форуму «химеры» – вроде перехода на «Арисаку» или «Маузер» прошу оставить…

Однако, увещевания не достигли цели – как мощный торнадо, под сводами Кремля взвихрился мощнейший срач:

– Да, «Арисака» проще в производстве, чём трёхлинейка коллега Маршал! А её патрон современнее…

– «Япошка», может и проще – но слишком нежна для нашего сиволапого. А её патрон маломощен – поэтому самураям, пришлось другой для пулемётов вводить… Ну и, на фига нам этот головняк?! «Маузер 98К», с его «единым» патроном – наше всё!

– Ха! Заставь на «ГАЗе» сделать «Мерс» – примерно, то же самое получится! А вот перезапилить «Мосинку» под маузеровский патрон, нам сам Бог велел…

– Интересно, винтовку или карабин Мосина переделать под безрантовый патрон сложно?

– Не очень… Немцы, как мне достоверно известно, в Первую мировую переделывали русские трофейные винтовки под свой патрон. Потом, тоже самое делали поляки.

– Да, тот же «баян» получится, только в профиль!

И, понеслась душа в рай…

Ворошилову пришлось встать и громогласно рявкнуть:

– КОЛЛЕГИ!!! Ни «Арисака», ни «Маузер», никакая другая винтовка с болтовым затвором, не имеет перед нашей «Мосинкой» таких решающих преимуществ – чтоб, стоило огород городить! Естественно, её надо хорошенько апгрейдить – «рацухи» по этому поводу, с ещё довоенной поры копятся…

Подождав, когда утихнут самыегорячие сторонники «иномарок», ворча типа: «Ну, вот опять тоже самое… Долбанный «совок»: туда – нельзя, сюда – нельзя… И, что это за «альтернативная» история, у нас такая получается?! Стоило ради этого попадать…», Нарком обороны милостиво улыбнувшись, подсластил пилюльку:

– А, вот патрон бы я «попилил» – если не требуется серьёзной переделки самого оружия, конечно! Боеприпас – вещь расходная: существующий запас можно расстрелять на стрельбищах, учениях, во время спецопераций по ловле всяческих басмачей и прочих бандеровцев, в локальных конфликтах… Наконец, продать борющимся за свободу и демократию народам – вроде китайского или испанского. А остатки передать второстепенным округам, вертухаям из НКВД и «ВОХРу»…

Срач, в этот раз – «патронный» вспыхнул с новой силой! Оказывается у старого-доброго русского патрона с закраиной, нашлись горячие сторонники:

– А, на куя? Провоевали до двадцать первого века с рантовым и, воевали бы дальше – если бы нас «сюда» не занесло… Можно очень долго рассуждать о недостатках и достоинствах нашего патрона «7,62×54R», но свыше 100 лет производства и «эксплуатации», красноречивее всего говорят о его репутации.

Рисунок 77. Русский винтовочный патрон 7,62×54 R

– Ну и, какие же у «ранта» достоинства? – презрительно фыркнули в ответ.

– Технология. Большие допуски, менее квалифицированный персонал. В определенных условиях это можно считать преимуществом…, – подсказал кто-то.

– И, всё? На этом «преимущества» кончились?!

Ему, обстоятельно и не торопясь – как ребёнку, начал объяснять:

– Коллега! На «винтовочные» патроны на бездымном порохе Россия переходила позже всех развитых стран и, могла выбрать любую гильзу. Наши предки, не будь дураками, выбрали рантовую – исходя из следующих аргументов:

1. Гильза с рантом требует более простого оборудования, меньшей точности изготовления и менее частой замены инструмента. Отсюда, себестоимость патрона примерно в 3 раза дешевле безрантового.

2. При одинаковой высоте и диаметре гильзы ее объем больше. За счет этого патрон короче при той же мощности.

3. Зимой, в мороз, в окопе голыми пальцами очень трудно и долго снарядить обойму безрантовыми патронами. Рантовыми, значительно проще и быстрее…

– …Пока «преимуществ» хватит – эти сначала «прожуйте», коллеги!

Из зала повеяло общим разочарованием:

– Если так рассуждать – в пещерах до сих пор сидели бы и деревянными дубинами бились…

Сторонника «старины кондовой», такой подход слегка возмутил:

– В чём проблема, коллеги? Что Вас не устаивает, что решили устраивать «движняки» ради них самих?! Не вы одни такие умные – вопрос об замене патрона поднимался и обсуждался на всем протяжении двадцатого века. Однако, всё оставили как есть… И, нам надо последовать этому примеру. Почему?

Вразумительного ответа не последовало.

– …В пулемётах «Максим», в магазинах «недопулемётов» Дегтярёва, в обоймах снайперских винтовок и карабинов Мосина, этот патрон никаких проблем не доставляет. Проблемы возникают только при попытках создать автоматическую или самозарядную винтовку под него – с ёмкостью магазина больше десяти патронов.

– Ну, а необходимость уменьшить калибр? Я не про «Арисаку» с её «Type 30» 6,5×51. В мире уже идут… «У нас», уже шли работы над оружием под калибры от 6 до 6.8 миллиметров.

– «Работы» идут всегда и постоянно: кушать хочется всем и, казённое бабло «распиливать» умеют везде – не только у нас. Патроны подобного калибра, до войны были у япошек, итальяшек и битых под Полтавой шведов. После неё, все они дружно перешли на калибр 7,62…

– А «М-16» и наш «АК-74»?

– Это – штурмовые винтовки или автоматы, если угодно, коллега! А мы про пулемёты и… Обычные, снайперские или автоматические винтовки!

– Мля, как всё сложно, то…

– А, Вы думали, коллега!

Дискуссию прервал Сталин:

– Лишь одна стоимость – в три раза дэшевле, говорит в пользу имэнно «старого» – рантового патрона… ВСЁ!!!

Неожиданно, Ворошилов побагровел лицом:

– НЕТ, НЕ ВСЁ!!!

Это было так неожиданно, что Вождь замер с открытым ртом, а в зале совещаний нависла такая тишина… На лицо, был явный бунт!

– Дело с производством патронов в СССР, в данный момент – аховое, ещё худшее чем с производством винтовок и пулемётов… Петроградский патронный завод – самый старейший и мощнейший в отрасли, например, вообще исчез – будучи эвакуированным на восток в 1918 году под угрозой наступления немцев. Оборудование его было частично утрачено, а частично «раскидано» между двумя другими – Симбирским и Подольским заводами. С тех пор, всякое упоминание о нём может представлять лишь исторический интерес…

Ворошилов замолчал, задохнувшись от слишком эмоциональной речи. Воспользовавшись моментом, человек из зала – ратовавший за «Арисаку», вставил:

– Самая пора, коллеги, воспользовавшись этим, перейти от старого русского винтовочного патрона с рантом на новый – с проточкой и, желательно уменьшенного калибра! Понимаю, большие запасы от Первой мировой войны остались – но, коллега Маршал уже объяснил – куда их можно деть, на что потратить. Жаль, в «реальной» истории СССР не перешёл в 20-30-е годы на бесфланцевый фёдоровский патрон калибра 6,5 миллиметров. И, конструкторам автоматического оружия от того было бы великое счастье (не надо возиться с оружием под рантовый, чрезмерно мощный патрон) и, промышленность медь и порох экономит и, боец на себе больший боеприпас носит и отдача его не так беспокоит…

Раздались одобрительные выкрики:

– Правильно! Пора выбросить на помойку эту архаику!

Ну и, тому подобное…

«Ну, как дети малые»! – подумал Вождь, покрутив головой и снова уткнувшись в бумаги.

Отдышавшись, Ворошилов поднял руку и, дождавшись тишины, сказал:

– Совершенно правильно меня поняли, коллеги! Надо воспользоваться моментом и перейти на новый патрон! Только, калибр оставить прежним – 7,62 миллиметров, чтоб облегчить жизнь нашим оружейникам-технологам, а за основу возьмём патрон «7,62×51 НАТО». Он легче, короче и компактнее нашего и, при этом достаточно убоен. Именно под него я настойчиво рекомендую и даже требую «перезапилить» старое оружие и проектировать новое…

Рисунок 78. Сравнение: Патрон 7,62×51 НАТО (сверху) и русский патрон 7,62×54 R образца 1908 года

– Вот, как? Оригинальный ход – в «альтернативке» такого пока не встречал… А коллеге Маршалу известно, что для патрона НАТО нужны специальные пороха?

– Известно! Но, что нам мешает пока начинять их старыми порохами, отрабатывая саму технологию и хомяча некий запасец – а там и, новые подоспеют?

Были и такие соображения, от поклонников «сумеречного германского гения»:

– Нет, коллеги! У патрона НАТО меньшая убойная дальность… А нам надо что-то помощнее – чтоб, их «МГ-42», было чем «глотку» заткнуть! Плюсую за «7,92×57мм Mauser». В виде дополнительно, но немаловажного бонуса: мы сможем из немецкого трофейного оружия нашими патронами стрелять…

Последний довод, конечно, был весьма спорным:

– Вас, самого расстрелять надо, коллега: нашего оружия «к ним» больше попадало!

– Не… Это не наш путь!

– Вот, если бы наоборот – немцы под наш патрон свои «Маузеры» перезапилили бы…

– Эко, Вас плющит, коллега!

– Коллега Ворошилов прав: патрон НАТО – самый оптимальный вариант решения патронной проблемы. По крайней мере, современность он не утратит до конца столетия и дальше – не говоря уже о том, что мы значительно облегчим жизнь нашим оружейникам…

Вождь несколько оживился, оторвавшись от бумаг:

– Так, так, так, коллэги… Ну, прям – «дэтский сад, штаны на лямках»! А, может послушаем профессионала? Здесь у нас есть целый оружейник – Бурухин Андрей Михайлович. «Там» он прошёл все ступени от рабочего, затем – инженера по производству, главного технолога, начальника цеха «Ижевского Оружейного Завода». «Здесь» он – уже многолетний директор «Ковровского Пулеметного Завода», переименованного[37] недавно в «Инструментальный завод № 2»…

Поднявшемуся с места человеку с нездорового цвета лицом и, не вполне определённых лет, Сталин предложил:

– Прошу на трибуну, коллэга!

– Хорошо!

«Коллега», был видимо по природе малоразговорчивым и весь этот грандиознейший срач, сидел помалкивая… Выйдя на трибуну же, он сразу же «взял быка за рога»:

– Отложив «патронный» вопрос пока в сторонку, сразу хочу сразу предостеречь коллег от «граблей» – на которые, мы в «реальной» истории умудрились наступить два раза… Военное руководство императорской России (как впрочем и, ряда других стран), перед Первой Мировой Войной считало пулемет «артиллерийским» средством и, видело главный путь усиления огневой мощи своей пехоты в принятии на вооружение автоматической винтовки. Работы «Комиссии по выработке образца автоматической винтовки» шли с 1907 по 1914 год, дали очень много чего нового в плане теории – но в практическом плане закончились ничем…

Коллеги, слушали разинув рты – это было для них, что-то новенькое!

– …Мало того, упование на скорое введение «автоматической» винтовки, отвлекло усилия и средства от конструирования и производства пулеметов. Так, вот: «в реале» – подобная ситуация повторится в «пулеметной драме» кануна Великой Отечественной войны! Будем иметь «СВТ» – но не будем иметь современного пулемёта. Или даже, просто – всего «ассортимента» пулемётов в достатке…

Нарком обороны, удовлетворённо кивнул головой – эти выкладки об ненужности самозарядной-автоматической винтовки под русский винтовочный патрон, полностью совпадали с его собственными. Поэтому, он немного задумался и чуть не пропустил:

– …Учитывая «пулемётную проблему», досаждавшую нашей армии обе мировые войны, настойчиво рекомендую оставить в производстве только снайперский вариант трёхлинейной винтовки Мосина, а все силы трёх оружейных заводов бросить на производство пулемётов «Максим» всех модификаций – в том числе и, его крупнокалиберной версии…

Рисунок 79. Снайперская винтовка обр. 1891/30 гг. с оптическим прицелом ПЕ.

Помолчав, докладчик добавил:

– Ну и, само собой – по плану коллеги Струмилина, необходимо сразу же подумать про «дублёров» Тульского и Ковровского оружейных заводов – в местах «столь отдалённых»… Ижевский завод и, так там находится.

Не до всех сразу дошло, а тот же Ворошилов изумлённо приподнял брови:

– Коллега собирается снять с производство обычную «мосинку»?

«Коллега» поморщился и, не промедлил с ответом:

– Скорее, «не восстанавливать производство». Сейчас, оба предприятия практически «на боку», руководят ими, люди – практически без высшего образования, которых…

Бурухин, несколько замялся и за него продолжил сам Вождь:

– …Которых в конце тридцатых, товарищу Сталину придётся расстрэлять – чтоб не мешали и дали мэсто молодой – обученной и воспитанной уже в советское время, тэхнической «поросли». Сами они «уходить» категорически нэ хотели! Нэ стэсняйтесь, коллэга – называйте вещи своими имэнами.

Докладчика несколько покоробило от такой прямолинейности, но он продолжил:

– Информации у меня мало и за точность её не стоит ручаться – но, вроде в данный исторический период, выживают эти заводы за счёт случайных «леваков», изготовления непрофильного оборудования – под вид текстильного и, переделки изношенных «мосинок» в охотничьи ружья – так называемые «Фроловки»[38].

– …Восстанавливаем производство – пока обычных «Максимов», на «Тульском Оружейном Заводе», организовываем его на Ижевском – при этом, оба они являются как бы «дублёрами» друг друга.

– Эвакуировать «ТОЗ», ни в коем случае нэ будем! – напомнил Вождь.

– Конечно, нет – ни в коем случае.

Бурухин помолчав, слегка прищурившись левым глазом – как бы целясь, с вызовом посмотрел на Ворошилова:

– А, всю свою пехоту «первой линии», вооружим «ППШ»!

У того, чуть глаз не выпал:

– Как так?! Я рассчитывал на карабин образца сорок четвёртого года! Того – что со складным штыком!

Рисунок 81. Карабин Мосина образца 1944 г.

Докладчик, утверждающе кивнул головой:

– Хорошая вещь этот карабин и, я полностью одобряю ваш выбор, товарищ маршал! Трёхлинейный карабин со штыком оставим на вооружение солдат… Извиняюсь – красноармейцев, которые не ведут огневой бой в составе пехотного подразделения: артиллеристов, связистов, поваров, обозников-конюхов, шоферов и прочих – тому подобных… Но, для производства их в нужном количестве, нам достаточно переделывать в карабины старые винтовки находящиеся в войсках или на складах или бракованные новые снайперские. Снайперских винтовок я предлагаю производить достаточно много – чтоб их «отсев» по кучности, уже в ходе войны, полностью перекрыл потребность армии в карабинах.

– Вот, те на…, – Ворошилов, всё никак не мог успокоиться, – ведь, у пистолетов-пулемётов – коим является «ППШ», ничтожная дальность стрельбы! Сто-двести метров и ВСЁ!!! Одиночный боец с «ППШ» будет беззащитен перед таким же – с «трёхлинейкой» или «маузером»!

Рисунок 82. "ППШ-41".

– Война, не дуэль! Вам, это лучше меня должно быть известно, коллега Маршал, – с заметным сарказмом парировал докладчик, – ситуация «один на один», конечно возможна – но, она не типична в «чистом поле». В составе «моего» стрелкового отделения – ДВА(!!!) – так называемых «ручных пулемёта» Дегтярёва. Плюс, один или два «настоящих» ручных пулемёта «Максима-Токарева» – с высокой интенсивностью стрельбы, в составе взвода… Про парочку станковых ротных «Максимов» – прошедших полный апгрейд по финской методе, я уж промолчу!

Последнее вызвало всеобщий интерес:

– Интересно, интересно… Что Вы там про «апгрейд по финской методе», коллега?!

– Чуть позже, я удовлетворю ваше любопытство. Пока же, разрешите по индивидуальному оружию бойца закончим?!

– Как Вам будет угодно, коллега Бурухин!

– …Для обычного стрелка, ситуация «один на один» и «лицом к лицу» – более вероятна где-нибудь на пересечённой местности, в лесу, в городских боях… В окопной тесноте – я уж, не говорю! Здесь, «ППШ» гораздо предпочтительней – один боец с ним, пятерых с винтовкой уложит.

Ворошилов, отчаянно запротестовал:

– Насчёт последнего утверждения, я бы с Вами поспорил! И, в городе часто бывает необходимость стрелять на средние дистанции и, «укладывают» там не одними винтовками или автоматами… По вашему, чуть ли не половина состава отделения должна «отдыхать» – пока пулемётчики воюют и, дожидаться – когда противник подойдёт на расстояние гранатного броска? Кроме всего прочего, это очень тяжело психологически. В реале, ваши «автоматчики» просто расстреляют весь боезапас на слишком дальней для них дистанции и, погибнут не имея патронов в решающий момент…

Бурухин, чуть не расхохотался:

– Согласен: неопытные солдаты – это неразрешимая проблема для маршалов! И, высокая скорострельность «ППШ» – своими же солдатами прозванного «пожирателем патронов», тоже – проблема. Однако, надо учитывать реальности – Вами же самим и созданные, коллега Маршал: от призванного в армию по вашей «перманентной мобилизации», наскоро подготовленного крестьянина, меткости из карабина – дальше ста метров ждать не приходится. Да и, ближе – одиночными выстрелами из постоянного требующего «передёргивания» карабина, если честно… А с «ППШ», у него хотя бы появится шанс – за счёт высокой интенсивности и плотности огня «убить хоть одного немца»[39], выражаясь словами поэта.

– …Боевой опыт, он приобретается в боях и, не как иначе! Преждевременный расход боеприпасов новобранцами – это, скорее вопрос организационный: не скупитесь на сержантские школы и, младшие командиры проследят – чтоб, боеприпас тратился солдатами рационально. Из мер же производственных, я бы предложил увеличить носимый боезапас до четырёх-шести магазинов барабанного типа или шести-восьми коробчатого. Ну, или можно их как-то варьировать – тут ещё подумать надо…

После несколько затянувшийся паузы, Ворошилов – уже не так уверенно, привёл последний аргумент:

– В «реальной» истории, хотя и выпустили шесть миллионов – отличных, что ни говори, автоматов, всё же полностью на «ППШ» не перешли! Винтовок было произведено гораздо больше.

Бурухин, с готовностью ответил:

– Во-первых, подвела инерция мышления наших военных – до конца стоящих за винтовку с длинным штыком. Во-вторых – реалии производства: пока «дошло» – война была в самом разгаре и, перестраивать работающие в три смены заводы (а, без их остановки – это маловероятно), было смертельно опасным экспериментом.

– …Сейчас же, перед нами «чистый лист»: заводы так и, так стоят. А, в «инерции мышления», – в этом месте Бурухин коротко хохотнул, – нас с вами, коллеги, не заподозришь! Ну… Разве, что у некоторых.

– Ви сможэте воспроизвести конструкцию этого автомата? – был вопрос от Вождя, – веэдь от самого Шпагина – пока, этого ждать навряд ли, приходытся. Нэ созрел ещё…

– Без проблем! Конечно, полной идентичности не будет… Да, она и не нужна!

– Ви собираетесь производить «ППШ» в его пэрвозданном виде или произведёте нэкий апгрэйд, коллега?

– «Лучшее – враг просто хорошего», товарищ Сталин! Но, я бы поэкспериментировал – пока время есть: оставив конструкцию в целом неизменной, добавил бы универсальный штык-нож – как у «АКМ», ручку для удобства переноски – как у американской «М-16» и, хорошенько бы повозился с его барабанным магазином – для удобства и ускорения его заряжания. Есть, у меня кой-какие идейки… Например, сделать магазин ППШ наподобие «бубна» под 75 патронов от «РПК».

– Куда там – добавите веса с вашими «идейками»! – был выкрик, – а «Папаша» и, так – запредельно тяжёл – шесть килограммов!

Бурухин, категорически махнул рукой:

– Ничего! Тяжёл, зато убоен: чем больше вес – тем выше устойчивость и кучность при стрельбе очередями. Для экипажей бронемашин же, да разведчиков с диверсантами, можно будет разработать укороченную и облегчённую версию – с укороченным стволом, со «шмайсеровским» крюком под стволом, уменьшенной скорострельностью, коробчатым магазином и складывающимся – как у «ППС-43» металлическим прикладом … Без проблем, коллеги!

Молотов, хозяйственным тоном спросил:

– По вашему предложению, коллега, Тульский и Ижевский заводы заняты «Максимами» и их «производными», Ковровский – «Дегтярёвым»… Где производить «ППШ», прикажите?

Бурухин, со смехом всплеснул руками:

– Да, где угодно! «Профильного» предприятия не надо. «В реале», «ППШ» собирали на Московском автозаводе – на «ЗИСе», из деталей производимых на «Государственном Подшипниковом Заводе», «Московском Инструментальном Заводе», «Станкостроительном Заводе имени С. Орджоникидзе» и, ещё на десятке с лишком – более мелких предприятиях местной промышленности и, даже – в артелях кустарей-единоличников… И, это только в Московской области!

– В войну, «ППШ» ещё массово изготовляли на заводах в Вятских Полянах, Коврове, Златоусте, Ворошиловграде, Тбилиси, Сталинграде, Ленинграде. Его производство наладил даже оружейный завод в Тегеране – столице оккупированного Советским Союзом Ирана, сделавший для Красной Армии несколько десятков тысяч этих автоматов с клеймом персидского шаха – короной. Хахаха!

– …Что, правда было такое?

– Правда, правда… Конечно, оружие «идеологически не выдержанное» – но, стреляло не хуже «серпастого и молоткастого»!

– ХАХАХА!!!

Когда попаданцы проржались, тот же Молотов поинтересовался:

– Как я слышал – «штамповка», да?

– Да! Холодная штамповка из стального листа, точечная сварка и немного клёпки – автомобильные технологии от Генри Форда.

Рисунок 82. «ППШ», это современные технологии – холодная штамповка и точечная сварка.

Встревоженный Лихачёв, с места «в карьер» принялся энергично отбояриваться от «высокой чести»:

– При том дефиците автомобильной техники в армии и народном хозяйстве, я бы постерёг коллег отвлекать наш, откровенного говоря – «дохленький» автопром, от его основного предназначения!

Бурухин его враз успокоил:

– Любая фабрика, кухонных кастрюль, Иван Алексеевич, сможет «гнать по валу» большинство деталей «ППШ»!

– Партии и правытельству надо всемерно способствовать снабжэнию трудящихся эмалированной стальной посудой, – глубокомысленно предложил Вождь, – прэдлагаю Вторую пятылэтку объявить – кроме всего прочего, «Пятылэткой кухонизации» всей страны!

За это предложение вождя, попаданцы единогласно «проголосовали» дружным общим хохотом…

– Фактически, лишь ствол этого пистолета-пулемёта подвергался более-менее тщательной обработке на металлорежущих станках, – продолжил, вытирая слёзы Бурухин, – в «реальной истории» он поставлялся из Ижевска.

– Так… Появылась проблема. Коллэги, методом «мозгового штурма» – быстрэнько решили «проблэму»!

«Мозгового штурма» не получилось – ибо поднявшийся Станислав Густавович Струмилин, внёс предложение всех устраивающее:

– Предлагаю из уже фактически разделённого на две части – металлургическую и оружейную, Ижевского завода выделить ещё одну: «ствольный завод». То есть, завод специализирующийся только на этой – наиболее важной для производства оружия технологии. Главным технологом на нём назначить Новикова[40], дать ему неограниченные полномочия и, задание: как можно быстрее, освоить технологию нарезки канала ствола с помощью пуансона[41] – в десятки раз повышающую производительность. В «той» истории он с этим справился – не менее блестяще справится и, в «этой» – причём, на пару лет раньше! И, пусть этот «ствольный» завод снабжает своим «полуфабрикатом» все остальные оружейные заводы – в том числе и «непрофильные»…

Струмилина, «несло» дальше по волнам индустриализации:

– …И, специальный металлургический и листопрокатный завод – я бы посмел предложить построить коллегам! Ситуация с листовой сталью в Союзе, была бедой даже в послевоенное время – отчего ещё в семидесятых годах, двери «КрАЗов» делали деревянными. А, ведь во время войны, всегда есть что «штамповать» – кроме деталей к «ППШ»! И, завод специального прессово-штамповочного оборудования необходимо построить и, с десяток штамповочных заводов – чтоб, не прибегать к помощи «кустарей» и персидского шаха…

– Ладно, ладно! – остановил Струмилина Вождь, – про «заклёпки» поговорим позже – про каждую в отдэльности… Мнэ бы хотелось, услышать мнение по этому вопросу товарищей военных. Коллэга Триандафиллов, ваше слово!

Триандафиллов, первым делом «заказал осетра»:

– Конечно, мне хотелось бы вооружить всю пехоту штурмовыми винтовками под «промежуточный патрон», но…

– Дажэ и, нэ мэчтайте! – рявкнул Вождь.

– Да, ладно… Я и, не мечтал, по правде говоря! …Что я думаю, по поводу замены винтовки пистолетом-пулемётом? Ну, давайте с вами порассуждаем: в стрелковом отделении одиннадцать бойцов. Командир отделения – он и, в «реале»: что у нас, что у немцев, был вооружён пистолетом-пулемётом – как и, командир взвода, кстати. В отделении, желателен свой снайпер – хотя бы и, «любитель», с соответствующей винтовкой. Но, можно снайперскую «пару» иметь в составе взвода: тут, ещё поразмыслить надо – как лучше.

– Если, в отделении у нас два «Дегтяря» – как предлагает предыдущий коллега, то вместе со вторыми номерами это составит четыре бойца. И, наводчика и, второго номера следует вооружить пистолетами или револьверами в качестве личного оружия – чтоб, они могли носить побольше патронов к своему основному оружию – к ручному пулемёту.

– Вроде, вторых номеров пулемётных расчётов вооружали тоже – винтовками? – последовал вопрос от Ворошилова.

– Не стоит повторять за предками, совершённые ими глупости: стрелять из винтовки «вторым номерам» некогда: им надо обеспечить максимальный темп стрельбы – снаряжая магазины к пулемёту!

– Вообще, то – да…

– Тогда у нас остаётся пять человек… Нет, всего четыре: одного, командиру отделения необходимо всегда держать при себе в качестве связного. А, теперь скажите мне: что такое четыре бойца с винтовками рядом с двумя – хотя бы и, «недопулемётами», по терминологии предыдущего оратора?

Подождав, Триандафиллов сам себе ответил:

– Да, ничего! Их огня – что на дальней, средней или близкой дистанции – никто и, не заметит! А вот если, вооружить «ППШ», то – на «решающих» трёхстах метрах или, на расстоянии «гранатного броска» – их вклад в огневой бой может оказаться решающим! Почему, спросите?

– Могу догадаться!

– …Для ответа на этот вопрос, давайте рассмотрим тактику немецкого пехотного подразделения. В наступлении, она строилась на опыте штурмовых формирований периода Первой Мировой Войны. Немецкое пехотное отделение, пользуясь неровностями местности, перебежками сближалось с противником на дистанцию броска гранаты и забрасывало его окопы своими «колотушками». Ручной пулемёт в его составе, тоже – «переделка» старого, доброго «Максима» с ленточным питанием, поддерживал пехотинцев огнём – действуя несколько позади самих боевых порядков: поставить в цепь его было нельзя – из-за большой массы.

– …Вторая Мировая Война привнесла в эту тактику лишь замену «переделки» на единый пулемёт «MG-34», затем – «MG-42». На уровне низовых пехотных структур, на первом – фатальном для нас этапе войны, именно ими немецкие штурмовые группы подавляли огонь наших «недопулемётов» Дегтярёва! Немецкие гренадёры сближались с нашими окопами на сорок-тридцать метров, бросок гранаты и… Дальше оставалась только зачистка окопов, конвоирование пленных, сбор трофеев.

Помолчав, давая время для понимания и осмысливания услышанного коллегами, Триандафиллов продолжил:

– Как противодействовать такой тактике? Первым на ум приходит… Снайперы в огромных количествах! Не «элитные» там, а вполне себе обычные – «линейные». С примитивными винтовками и оптикой. Выбивать вражеских пулеметчиков и командиров…

– Вот и, я про то же! – с корящими глазами воскликнул Ворошилов, – против немцев с их организацией боевой деятельности, это была бы эффективнейшая мера!

Подождав когда его начальник выскажется и согласно кивнув, докладчик продолжил:

– «Снайперлинг» может служить лишь дополнительной, хотя не спорю – очень эффективной мерой… Что же поменялось во второй половине войны? А теперь, коллеги – после насыщения боевых порядков Красной Армии достаточным количеством «ППШ», на дистанции «броска гранаты», немцев встречал плотный автоматный огонь! Если, ещё до атаки пехоты, советская оборона не была достаточно надёжно подавлена артиллерией – то для немцев, она становилась НЕПРЕОДОЛИМОЙ!!!

Рисунок 83. Отделение автоматчиков РККА в обороне.

– А, в атаке? Обороной, как известно, войну не выиграешь… С середины войны, когда мы научились наконец-то воевать, наступление пехоты проводилось за «огневым валом», создаваемым артиллерией. Двигаясь в двухстах метрах за ним, бойцы-пехотинцы подходят практически вплотную – противник в это время не может вести огонь или ведёт его не эффективно. Затем, артиллерия переносит огонь в глубину обороны, а на обороняющихся немцев обрушивается… Правильно: ПОДАВЛЯЮЩИЙ ОГОНЬ!!!

– …Характеристики «подавляющего» огня стрелкового оружия, давно известны – это, примерно 40–50 пуль на погонный метр обороны противника. «ППШ» имел скорострельность 1000 выстрелов в минуту, ёмкий магазин на 71 патрон и, эту – «подавляющую» плотность, вполне себе обеспечивал! А его несколько излишняя масса обеспечивала это «плотности» хорошую кучность. Короче, советская пехота получила свой лёгкий аналог «MG-42». Хотя и, на гораздо более короткой дистанции – но, зато находящийся непосредственно в её боевых порядках и более «поворотистый» аналог…

Молотов поднял руку:

– Извините перебью, коллега! …Я слышал, был такой случай уже в Маньчжурии в 1945 году: группа японцев-смертников, с тыла незаметно подкралась к командному пункту нашего полка и, с криками «БАНЗАЙ!!!», неожиданно кинулась в штыковую атаку… Единственный не растерявшийся автоматчик, в доли секунды «срезал» их одной длиной очередью из «ППШ» – человек десять-пятнадцать, по-моему. С пулемётом – хотя и с «ручником», такой «номер» не проделаешь…

Кивнув в знак согласия, Триандафиллов продолжил:

– Ну, а затем как обычно – сближение на бросок гранаты и, зачистка окопов – при которой тоже – «ППШ» вне конкуренции, до сих пор. Кстати, да! Небольшой штык бы ему не помешал – хотя, автоматчикам и полагался нож «НА-40».

По сложившейся уже традиции, всё впечатление опять подос…ал Берия:

– Из-за больших потерь оружия, «ППШ» был вторым по распространению пистолетом-пулемётов в германском Вермахте. Так что, наших бойцов – «сблизившихся на бросок гранаты», тоже вполне мог ожидать очень неприятный сюрприз.

Взоры вождей и народа обратились к Бурухину.

– Да…, – с изрядной досадой сказал тот, – был такой весьма прискорбный факт. Немцы приняли на вооружение наш «ППШ» в первозданном виде под индексом MP 717(r) и MP 41(r) – его переделку под свой люгеровский 9-ти миллиметровый патрон.

– С этим, как-то можно бороться? – спросил Вождь.

– С «большими потерями оружия»? Можно, если тщательней планировать операции и не позволять немцам окружать и громить наши войска…

Ворошилов, презрительно фыркнул:

– Может подскажите, как это сделать, уважаемый эээ… Андрей Михайлович?

– Я же не спрашиваю у Вас – как делать или конструировать оружие, Климент Ефремович?

– ВАУ!!! Вот, это он его подрезал! – тут же, раздалось несколько злорадное.

– Хватыт! – прекратил, начавшийся было неконструктивный срач Вождь, – а, в тэхническом плане, товарищ Бурухин?

– «В техническом»? В смысле, в самой конструкции «ППШ» что-нибудь изменить, товарищ Сталин?

– Да! Патрон то от наших «ТТ» и «ППШ», «в дэвичевстве» – немецкий 7,63×25 мм «Маузер»[42]… Можэт, пока не поздно, другой патрон на вооружение примем? Чтоб, хотя бы не пэределывая, немцы не могли им пользоваться?

– Видите ли, при принятии на вооружение в СССР, маузеровский патрон и, так – слегка изменили. По калибру, его пулю стандартизировали с диаметром пули к трехлинейной винтовке – ибо, пистолетные и револьверные стволы, зачастую делали из бракованных винтовочных – из-за нищеты нашей. Здесь, мы ничего не в силах изменить.

Рисунок 84. Патрон 7.63×25 Mauser и 7.62×25 TT.

– …Ещё, немного видоизменили размеры и саму форму гильзы – с цельюстандартизации со своим отечественным оборудованием и, заменили их капсюль на свой – использующийся в патронах к револьверу «Наган».

– …Далее, вместо немецкого пироксилинового пластинчатого пороха стали использовать свой порох «П-45» – от того же «Нагана». Так же, изменили навеску пороха – с целью добиться такой же скорости пули и пробивного действия, как и у «Маузера».

– Ви, так и, нэ ответили на мой вопрос, коллэга Бурухин!

– А, разве на такой вопрос так просто ответишь! – развёл руками тот, – скорее всего можно – помудрив с формой гильзы, сделать так, что их патроны не будут подходить к нашему оружию, а наши наоборот – к их оружию будут вполне пригодны, с некоторыми ограничениями. Чаще ведь захватывается оружие врага без патронов – чем его патроны без оружия…

– В общем, такое вполнэ реализуемо?

– Скорее «да» – чем «нет», коллега Вождь.

– Харашо! Будэм считать, что этот вопрос закрыт.

Вопрос «закрыть» не дал крепкий молодой человек, хоть и в цивильном, но со шрамом во всю щёку – должно быть хорошо повоевавший на своём веку:

– Извините, коллега Бурухин, я кажется нашёл слабое место в вашем проекте.

– Слушаю внимательно… Кстати, как Вас?

– На Форуме, Вы могли меня знать под ником «Blacktiger»…

Бурухин посветлел лицом:

– Котяра! Как я рад тебя видеть, мать твою ж…!

– Хм, гкхм… Вообще то, «там» меня звали Сергей. А здесь я…

Бывший Сергей, он же «Blacktiger», он же – «Котяра», достал документ и прочитал:

– «Богданчиков Виталий Петрович»… «Начальник Испытательной станции»… Ленинградский завод «Красныйвыборжец»…

Раньше Сергей, а ныне Виталий пожал плечами:

– Без понятия – кто я, что за… Однако, тоже чертовски рад Вас видеть «живьём», коллега!

– Что-то, кажись, я припоминаю…, – наморщил лоб Молотов, – кажется, был такой…

– Коллэги, давайте по дэлу! – нетерпеливо призвал Сталин, – телячьи нэжности можно оставить на потом.

– Хорошо, коллега Вождь…, – враз посерьёзнел когда то Сергей, а ныне Виталий Петрович, – Вы утверждаете, коллега Бурухин – что выбор калибра пистолета «ТТ» и, позднейший – пистолетов-пулемётов под его патрон, обусловлен возможностью из бракованных трёхлинейных винтовочных стволов делать «коротыши» для них?

– Да, коллега – я так утверждаю, – Бурухин важно поднял палец вверх, – не забывайте: я – единственный среди вас всех профессиональный оружейник!

– Как такое забудешь… Однако, Вы собрались делать массовым оружием пехоты не винтарь, а «ППШ»! Одно лишь это, критически сужает «сырьевую базу» для короткоствола!

– Ни фига! «Коротыши» для «ТТ» будем пилить из бракованных стволов для «ППШ».

– Должен напомнить, коллега, Вы собрались освоить технологию нарезки канала ствола с помощью пуансона – даже, специальный завод для этого построить!

На болезненном лице Бурухина стало появляться выражение понимания…

– …Качество стволов при этой технологии уже не будет зависеть от степени жо…орукости рабочего – так откуда ж тогда массовый брак?!

Бурухин, стал напоминать сэра Исаака Ньютона заполучившего в лоб эпплом – яблоком, то бишь:

– Чёрт побери, а ведь… Может, перейдём на «ты», коллега Сергей-Виталий?

– Не возражаю!

– …А ведь ты стопроцентно прав! И, что предлагаешь?

«Профессионал», это тот – кто не считает зазорным ю жизнь учиться, даже если учиться приходится у любителя!

– Я предлагаю для пистолетов (пусть будет «ТТ»), принять другой маузеровский патрон – 9×25 мм. Помните такой?

Рисунок 85. Сравнение 9×19 мм и 9×25 мм пистолетных патронов.

– Как не помнить, хотя это – довольно редкий тип боеприпаса.

– Да, не такой уж и редкий, коллега: австрийцы, а после них и венгры – использовали их, только в путь! Причём – для своих пистолетов-пулемётов «Steyr-Solothurn S1-100» и «Kiraly 39.M», А чтоб супостаты не применяли свои патроны для наших трофейных автоматов, предлагаю помудрить с калибром – уменьшив его до 8,8 миллиметров например. Чтоб наш патрон лез в их «игрушки», а их в наш – ни фига…

Бурухин, страдальчески морщил лоб и несколько прикрыл глаза, рассуждая вслух:

– Так, так, так… Надо подумать… Гильза остаётся практически та же – только с расширенным дульцем… Начальная скорость упадёт, дальность и настильность упадёт…

– Зато возрастёт останавливающее действие, – подсказали Бурухину из зала, – у «Нагана» и «ТТ», оно было довольно убогеньким.

– Спасибо, я сам знаю! Импульс отдачи тоже увеличится… Скорострельность надо уменьшить – до восемьсот в минуту… Думаю, что придётся изменить работу автоматики – сделав затвор полусвободным, а это усложнит систему в целом…

Виталий с ходу предложил:

– «Полусвободный затвор» – это слишком сложно! Сдвигать вперед ствол при помощи надульника проще выйдет. А главное – легче.

– Ствол не елда – елозить туда-сюда не должен! – строго ответил единственный «профессиональный оружейник», – это всё ерунда, что-нибудь придумаем. Кстати, коллега Виталий, кто ты по профессии? Откуда такие познания?

– Я простой технолог цветной металлургии… Правда, большую часть жизни занимался энергоснабжением в одном заполярном городе, – извиняюще улыбаясь ответил тот, – был им, вернее до девяностых, а затем – «свободное плавание» на волнах рыночной экономики. А «стрелковка» – это так… Моё хобби!

– Во, вспомнил! – воскликнул Молотов, – «Богданчиков Виталий Петрович» – первый директор Уральского алюминиевого завода, построенного в 1939 году.

Имярек, достал из портфеля папочку:

– Да, вот – доклад по электроплавке цветных металлов… Составлен профессором Федотьевым[43]… Кажется, слышал про такого, когда в ВУЗе учился… Да, коллеги! Я в «этой» жизни занимаюсь люминием.

Из рядов авиационщиков тут же, раздалось ликующее:

– ВАУ!!! Виталий Петрович – ФОРЕВЕР!!!

– Коллега «Blacktiger»! Давай пораньше строй свой Уральский алюминиевый!

– Фанеру в топку!

– Вильке Мессершмидту с Куртом Танком, член у ср…аку!

Сталин, постучав по столу трубкой, призвал их к порядку:

– Коллэги! Об «крылатом мэталле» поговорим в вашу очередь!

Бурухин, продолжал рассуждать:

– Что ж получается, коллега Виталий? У американцев был… Извиняюсь – будет, их карабин «Бэби-гаранд» под всевдо-промежуточный патрон, а у нас – автомат под такой же?!

– Получается, что так! И я решительно требую поручить разработать этот «псевдо-автомат» мне!

– Ты же не профессиональный оружейник, Сергей!

– Ничего! «Бэби-гаранд», говорят, вообще – вроде какой-то их зэк, сидя на нарах в американской тюрьме придумал. Я же, всё же имею какие-никакие представления об современных нам технологиях металлообработки – ему сто очей форы дам!

Дослушав до конца их диалог, весьма скептически ухмыльнувшись в усы – как над проказами школьников, Сталин в очередной раз сказал:

– Думаю, на этом всё! Вопрос по стрелковке закрыт, коллэги!

Однако, ни фига! Ворошилов, аж поднялся с места и побагровел лицом:

– Нет, не «ЗАКРЫТ»!!! Выпуская всякое старьё и всевозможные суррогаты типа вашего «ППШ», мы не создадим отечественной стрелковой школы! Не будет у нас ни Токарева, ни Симонова, ни Шпагина с Калашниковым!

На это сам Вождь промолчал а, Бурухин возразил с иронией:

– Зато у нас, быть может, будет на десяток меньше расстрелянных «гениев» и, на столько же – больше обычных школьных учителей.

– Вы это про что, коллега?

– Я говорю, учителей в селах крайне остро не хватает – из-за чего, Маршал – массовый призывник не соответствует вашим же требованиям. И, в тоже время – сотни и тысячи… Возможно и, десятки тысяч образованных людей по всей стране – переводят народное добро в говно… Сколько было довоенных конкурсов на автоматическую, затем – самозарядную винтовку? А пулемёты? А, артиллерия? …В результате – сотни и тысячи мёртворождённых уродцев. Сколько ресурсов было затрачено – пока заводы в три смену их осваивали и, что? Воевали, практически как при царе в Русско-японскую – с трёхлинейкой, трёхдюймовкой да с «Максимом»!

Сталин «ожил» и нетерпеливо перебил:

– Ми, нэчто подобное, уже неоднократно слышали – ещё «там». Есть какие-то конкретные предложения, коллега Бурухин? Если, нет – «добро пожаловать» на своё место в зале – Ви, здэсь у нас не одын!

Непонятно от чего, но довольно спокойный до этого Бурухин, вдруг разволновался:

– Какая, такая «стрелковая школа», Маршал?! Да, Вы посмотрите только на «реальную» историю стрелкового оружия… Магазинная винтовка Маузера образца 1898 года, прослужила до конца Второй мировой войны и до сих пор не устарела – как снайперская или охотничья. То же самое, можно сказать про винтовку Мосина, пистолет Браунинга «Colt М1911А1», его же крупнокалиберный пулемёт или наш автомат Калашникова…

– …Стрелковое оружие, является одним из наиболее массовых образцов военной техники. При этом, его отдельные образцы в силу различных причин длительное время остаются на вооружении армий – ожидая качественного скачка в развитии науки и техники.

В «президиуме», вожди всех мастей недоумённо переглядывались, а в зале несколько зашумело, ибо никто ничего не мог понять – куда клонит их выступающий коллега.

– Хорошо! – вдруг перестал умничать тот, как будто на что-то решаясь, – объявите конкурс на самозарядную винтовку под патрон НАТО, Маршал!

– Ну, «объявлю» и дальше, что? – Ворошилов чувствовал какой-то подвох.

– «Дальше», выиграю его – этот конкурс, Я!!!

В зале разом выдохнули…

– Почему? – пятерня Ворошилова отчаянно тянулась почесать его же затылок.

– Да, потому что «там» – «у нас», я всю сознательную жизнь проработал в одном цеже Ижевского Оружейного Завода. Последние должности – инженер по производству и главный технолог.

– Да, ми это уже знаем… Что производил цэх?

– Снайперские винтовки Драгунова – знаменитые СВД.

Рисунок 86. Снайперская винтовка Драгунова «СВД».

Тишина… Ворошилов, даже успел сказать:

– Отлично! К этой винтовке даже штык полагался…

Затем – редкие хлопки, перешедшие в оглушительные аплодисменты.

Когда стихло, Вождь несколько раздосадовано спросил:

– То есть, Ви хотите делать эту снайперскую винтовку как самозарядную? Вместо «СВТ-40»?

– В том числе – да! Как самозарядную для простого пехотинца…

– Так что Вы нам мозги «любили» всё это время, коллэга?

– Не был уверен, что смогу на нынешнем технологическом уровне её повторить, коллега Сталин – вот и, боялся ответственности! – полушутя ответил тот, – про Вас же, разное говорят…

«Не бойся: до «моих» репрессий ты не доживёшь – умрёшь в тридцать втором, в возрасте 44-ёх лет…», – хотелось сказать Вождю.

Но, он промолчал.

– …Я же говорил про «опытное» производство на Ковровском Оружейном – где я сейчас работаю? В смысле – работал мой реципиент? Думал, потихоньку от партии и правительства, начну там «прогрессорствовать». Получится – получу Сталинскую премию, Орден Ленина, персональную машину и правительственную дачу… Не получится – хоть, краснеть не придётся.

– …Потом подумал – нет! Без «всемерной поддержки» ничего не получится. Мне, по ходу – целый НИИ потребуется!

Ворошилов, был вне себя от счастья:

– Ну, вот! А, то всё – «ППШ», да «ППШ»…

– До войны, эта винтовка не успеет стать массовой – охолонул его Бурухин, – разве что – оружием отдельных «элитных» подразделений. Этих винтовок будет сравнительно немного и на общую логистику снабжения боеприпасами, это не повлияет. А «элитные» подразделения и, снабжение имеют элитное!

– Зато, после войны я вам обещаю систему оружия, которая возможно и двадцать первый век переживёт! …«СВД» – это практически «Калаш», но с упором на одиночную стрельбу винтовочными патронами. «Запилить» из неё единый пулемёт и штурмовую винтовку уменьшенного калибра – задача трудная, но – если освоена технология самой «СВД», вполне реализуемая…

– Опять же освоив технологию СВД, ничего сложного будет поставить на поток клон пулемёта Калашникова – ПК, в варианте единого, танкового и так далее.

Оглядев внимательно вождей в президиуме и коллег-попаданцев в зале, Бурухин, как бы подводя черту под своим выступлением сказал:

– ВСЁ!!! Для этого мне потребуется помощник и ученик – я выбираю Симонова, и группа технологов различного профиля. А остальных «гениев», в течении следующей пары веков, можете смело отправлять в сельскую местность – там они больше пользы принесут! Если, не придумают какую-нибудь «гаусс-пушку» – они не потребуются…

«Интересно, от какой болезни он скончается? – обеспокоенно подумал Вождь, – надо бы пораньше заняться его здоровьем…»

– Если вопросов больше нет, то я…

– Вопросов больше нэ будэт! Трёхлинейная снайперка из «мосинки» под «патрон НАТО», такой же карабин и «ППШ» – наше всё! Пока не будет технологически освоена новая систэма стрэлкового оружия на базе «СВД»…

А про себя Сталин подумал:

«Все же, не стоит все яйца класть в одну корзину! Надо принять тот самый «патрон НАТО» в качестве сначала экспериментального, затем – основного и, если правда что «Правая рука свободного мира» (бельгийская винтовка «FN FAL») – «светкина дочка», то Токарев мне её запросто запилит»!

Рисунок 87. Двойная надёжность: «СВД» и «FN FAL».

После Второй мировой войны, бельгийские оружейники Дьёдонне Сэв и Эрнест Вевье, работавшие на заводе в Эрстале, сконструировали лучшую винтовку НАТО, получившую аббревиатуру FN FAL (Fusil Automatique Leger – «винтовка автоматическая, легкая»). Работа автоматики была основана на отводе пороховых газов с коротким ходом поршня, что было скопировано с советской «СВТ-40». Била эта винтовка точнее и дальше своих конкурентов, а по надёжности и неприхотливости немногим уступала знаменитому «Калашу».

Рисунок 88. Полная разборка винтовки " FN FAL».

Винтовку «FN FAL» приняли на вооружение свыше семи десятков армий, а в одиннадцати странах она производилась серийно. На её базе был создан целый «модельный ряд» оружия: ручной пулемёт «FALO», укороченный вариант со складным прикладом для десантников FN FAL 50.63 (FN Paratrooper), снайперский вариант с повышенной кучностью и оптическим прицелом.

Винтовка «FN FAL» принимала участие во многих конфликтах, зачастую – по обе стороны, как например в Заире и во время англо-аргентинской войны за Фолкленские острова. Во время Шестидневной войны, эта винтовка была основной у Сил обороны Израиля и, даже отряд Фиделя Кастро – высадившийся с яхты «Гранма» на Кубе, был тоже вооружён ею…

Ну а почему бы и нет?!

Глава 12. …Плюс всеобщая «МАКСИМолизация» РККА

«Можно сравнить округленные цифры производства пулеметов в России и других воюющих странах. Во Франции за 1914–1918 гг. выпустили около 312 тыс. пулеметов всех систем (из них около 225 тыс. – ручные), в Великобритании – 239 тыс., Германии – 280 тыс. (в 10 раз больше, чем в России), Италии – 101 тыс., США – 75 тыс., Австро-Венгрии – 40,5 тыс. В 1917 году среднемесячное производство пулеметов составляло (округленно) во Франции – 10 тыс., в Великобритании – 6,5 тыс., в Германии – 8,5 тыс., в России – 1 тыс.

Если к началу войны на одну русскую пехотную дивизию приходилось по штату 32 пулемета, а на германскую, французскую и британскую – по 24, то к концу войны в русской пехотной дивизии было 72 пулемета, в германской – 324 (из них 216 ручных), британской – 684 (576 ручных), французской – 400 (336 ручных). Французский пехотный полк в августе 1914 г. имел 6 станковых пулеметов, в 1915 г. – 12, в середине 1916 г. – 24, к концу 1916 г. – 24 станковых и 72 ручных пулемета, в 1917 г. – 25 станковых и 144 ручных», – Федосеев «Пулемёты русской армии в бою».

После личного оружия, перешли к коллективному оружию пехоты – к пулемётам, то бишь.

– У немцев неплохо было бы позаимствовать единый пулемёт, – не вставая, предложил коллега Калиновский, – наш «ДП-27» – конкретный отстой в любом его варианте – особенно в танковом. Не сам «МГ-42» конечно – эту технологию нам не поднять, а саму идею…

Бурухин, на это:

– Вот с этим делом, надо разобраться конкретнее, коллеги! Для пулемёта важно что? Вообще, по какой пехоте стреляет пулемёт, например – танка? По атакующей его в стиле живых мертвецов из фильмов об «Зомбоапокалипсисе»? Нет! Те времена прошли и дурных больше нэма. По пехоте, прячущейся в укрытиях – в окопах, за естественными укрытиями, за стенами городских построек и, так далее…

Подумав, Калиновский подтвердил:

– Да, это – так!

– Значит, что? Пулемёту необходимо, или прижать пехоту врага сплошным непрерывным огнём – чтоб, дать возможность своей пехоте приблизиться на дистанцию «последнего рывка», или уничтожить её – пробивая укрытия из чего-то более мощного, чем просто – пулемёт «винтовочного» калибра…

– Этим требованиям, по-моему, – несколько иронично заметил Ворошилов, – даже пулемёты начала двадцать первого века не соответствуют!

– …Значит, наш «прогрессорский» пулемёт должен обладить возможностью ведения длительной непрерывной стрельбы, – Бурухин проигнорировав слова Маршала, сам ответил на свой вопрос, – или быть крупнокалиберным.

Калиновский с готовностью кивнул:

– Согласен!

В целом, не возражал и Нарком обороны. Тогда, Бурухин продолжил:

– Вполне согласен с коллегой Калиновским: пулемёты Дегтярёва – что базовый «ДП» (который должны принять или уже приняли на вооружение в этом – 1927 году), что его танковые и авиационные клоны «ДТ» и «ДА» – конечно, огромный шаг вперёд для советской оружейной промышленности. Но, назвать их «пулемётами» – хоть и «ручными», можно только при очень больном воображении… Скорее, это – автоматическая винтовка!

Рисунок 89. Ручной пулемёт "ДП-27"

Вселенца в Бурухина, Вождь знал достаточно хорошо по выкладываемым им материалам на своём сайте. Да и, при прошлом обсуждении личного стрелкового оружия, он сумел удивить всех! Поэтому Сталин подумал: «Ну, счас он навтыкает нам своих вундерваффлей…».

– Итак, что я предлагаю: Ковровский Оружейный завод, надо полностью переключить на производство «автоматической винтовки» – «ДП-27», естественно сделав ему небольшой апгрейд. В частности, вместо 47-ми патронного «блина» – даже с виду стрёмного, дать ему обыкновенный коробчатый магазин – можно от «Мадсена» в его «русской» версии, на 22 или 33 патрона.

– «Патрона НАТО», – уточнил Нарком обороны.

– Как Вам будет угодно, коллега! Удобство снаряжения в боевых условиях возрастёт, значит – на практическую скорострельность, это только положительно повлияет. Ну, про необходимость убрать пружину из-под ствола, все знают, да?

Из зала раздалось:

– Не Вы один такой умный, коллега! Мы здесь тоже не один учебник по стрелковому оружию в школе скурили…

Оценив шутку юмора улыбкой, Бурухин продолжил:

– …Пистолетная рукоятка и ручка для удобства переноски и, наш «Дягтярь» – приобретёт некое сходство с «их» «БРЭНом». И, пусть ковровцы штампуют-пилят его круглосуточно и безостановочно «на склад»: во время войны, просто прорва этого «девайса» потребуется – раз мы решили иметь в каждом отделении по два…

Рисунок 90. Британский ручной пулемёт «БРЭН».

– Не «мы», а – Вы! – поправил Ворошилов, – мы, пока ничего не решили.

– Хорошо! – легко согласился Бурухин, – «ВЫ(!!!)» это решите – чуть позже… Как я уже и говорил, «Дегтярь» оставить пехотному отделению – ему там самое место! А в качестве «основного»…

Бурухин замолчан, с некоторым опасением разглядывая вождей в президиуме и весь зал.

«Точно! Интересно, с «Печенега» начнёт или сразу с «Корда»?»

– В качестве основного – «единого пулемёта» РККА я хочу предложить старый, добрый, надёжный…

«Неужели…?!»

Перебивая порой нелицеприятные возгласы попаданцев в зале, догадавшихся к чему он клонит, Бурухин почти выкрикнул:

– …И, ОСВОЕННЫЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ ПУЛЕМЁТ «МАКСИМ»!!!

«Нэ угадал!», – с огорчением подумал обманувшийся в своих ожидания Вождь.

После нескольких матерных и с десяток просто не толерантных выкриков из зала, Сталин постучал по столу кулаком и вскоре стихло.

– Ну, а что? – философски-обречённо вздохнул Ворошилов, – в «тот» раз с ним одним, считай, провоевали и в этот раз…

Услышав его слова, Бурухин приободрился и продолжил:

– Ну, а что, коллеги? В «тот раз», все двадцатые и тридцатые годы пилили, пилили и, в результате – в войну с тем же «Максимом» остались! Причём, практически без «крупняка» – крупнокалиберных пулемётов, без «МЗА» – малокалиберной зенитной артиллерии…

Бурухин приложил руку к сердцу:

– Ну, НЕ ТЯНЕТ(!!!), не тянет технологически наша промышленность – не поспевает она за гениальными задумками наших гениальнейших изобретателей и конструкторов. Приходится, что…?

Докладчик, несколько задорно покосился на Вождя:

– …Приходится их «немножечко» стрелять – ибо, уж слишком много они обещают и, слишком мало из обещанного претворяют в жизнь…

– Гдэ-то так, да…, – печально жестикулируя зажатой в руке трубкой, подтвердил Вождь, – ну, а что дэлать?! Совсэм нэ стрелять – так ещё хуже будэт.

– Так может, не хрен зря пыжиться? Наделаем побольше того – что уже освоили а, там – если, время и деньги будут и, чё покруче попробуем запилить?

– Конкрэтно, что хотите прэдложить?

– «Конкретно» я хочу предложить систему стрелкового вооружения РККА, на основе конструкции и технологии пулемёта «Максим». Да, образцы будут морально устаревшими и посредственными по своим боевым качествам – но, они хотя бы будут, товарищ Сталин!

Вождь уселся на свой место и, вежливо попросив ближайших к самовару вождей налить ему чаю, приготовился слушать:

– Ну, так прэдлагайте!

Рисунок 91. Металлическая пулемётная лента от финского «Максима».

– В принципе, здесь ничего изобретать не надо. Мы, «в реале» сотрудничали с фирмой «Виккерс» в области танкостроения… Почему бы, не сотрудничать с нею же в области стрелкового оружия, тем более – хороший «задел» ещё с царских времён остался? Ведь, именно с этой фирмой имело дело Военное Ведомство Российской Империи, разворачивая производство «Максимов» на Тульском Оружейном Заводе…

– …Первым делом – глубокий, творческий перепил станкового «Максима». По примеру англичан перевернём его замок-затвор на 180 градусов – со складыванием шатуна и мотыля вверх и выбросом стреляных гильз вниз. Это позволит уменьшить высоту короба и облегчить систему. Кроме уменьшения веса, пулемет окажется проще в производстве – из-за сокращения количества деталей. У англичан же, не грех позаимствовать их «треножник» – лафет или станок – кому, как угодно, без громоздкого и тяжёлого щитка.

Рисунок 92. Финский станковый пулемёт Maxim M32-33 (443x261, 21Kb)

– …Вторым делом, возьмём пример с финнов – металлическая лента, ребристый кожух с широкой горловиной для возможности закладки туда снега и кусков льда зимой.

– …Ручной пулемёт – настоящий пулемёт, причём! Оружие усиления стрелкового взвода – с очень хорошим темпом стрельбы и расчётом в три бойца. Тем более, таковой у нас уже имеется: «ручной пулемёт «Максима-Токарева образца 1925 года» – «МТ». Этот пулемёт хотя и, вдвое тяжелей «ДП-27» – зато имеет ленту на сто патронов и съёмный ствол воздушного охлаждения. Недостатки – излишняя масса и некоторая ненадёжность. И, с тем и, с этим можно бороться – например, также «перевернув» замок, немного укоротив ствол и заменив холщовую ленту на металлическую – по «финскому» образцу.

Рисунок 93. Ручной пулемёт Максима-Токарева.

– …Коллегам военным потребен танковый «Максим»? – вдруг спохватился Бурухин, – пожалуйста, давайте его запилим из этого ручника… Вес, у танкового пулемёта – последнее, с чем надо бороться. Поэтому наоборот – удлиним и утолщим ствол – для возможности ведения более длительной непрерывной стрельбы. Продувка воздухом и наш танк «прижмёт» вражескую пехоту надолго! Металлические ленты, можно в кой-какую хочешь длину соединять – хоть в тысячу или десять тысяч патронов… Непрерывный огонь нам обеспечен – это вам не «Дегтярь» – с его убё…ищным «блином» на сорок с чем-то выстрелов! Танковый «крупняк» изволите – чтоб, пробивать окопные брустверы и кирпичные стены? Был у англичан такой и, нам – самим «запилить» его, или у них же купить лицензию – трудов особых не составит.

Рисунок 94. Серийный танковый крупнокалиберный пулемет Виккерс – Vickers.5" Mk.5

На этом месте из зала был вопрос:

– А не в пример гламурней ли будет, купить у американцев лицензию на их крупнокалиберный «Браунинг М2»[44], коллега? Всё же, ваш «Максим» по сравнению с ним – слишком отстойно выглядит, даже на вид…

Любопытно-заинтересованный взгляд всего «президиума» во главе с самим Сталиным – враз обращённый на Бурухина, говорил – что у этой «ветки» может быть очень могущественная поддержка…

– Пиндосовский «крупняк» неимоверно крут, согласен! – с готовностью признал тот, – однако, с технологиями его массового изготовления мы не знакомы и неизвестно сколько мы провозимся, их осваивая. Вполне возможно, что как в «реале» – до 1938 года, с куда более простым и технологичным «ДШК». На начало войны, их было выпущено всего 830… Прописью: ВОСЕМЬСОТ ТРИДЦАТЬ ШТУК!!! На всю Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и Красный Военно-Морской Флот, мать их ити…

Рисунок 95. Крупнокалиберный пулемет ДШК. Недостижимая мечта любого советского пехотного командира в июне 1941 года.

Бурухин, помолчал…

– А, учитывая состояние нашей промышленности, запас крупнокалиберных пулемётов надо создавать уже… ВЧЕРА!!!

Помолчал ещё…

– Так что, в погоне за журавлём в небе, мы вполне можем получить «утку» под кроватью – здесь я ничего вам обещать не могу… А, с технологиями массового изготовления «Максимов» мы уже достаточно хорошо знакомы.

По выражению лица, было видно что Бурухин сам – не был вполне до конца уверен… В конце концов он развёл руками и заявил:

– Выбор за политическим руководством страны и вооружённых сил!

«Всегда вот так – наговорят с три короба и «спрыгнут»…, – слегка неприязненно подумал Вождь, – а потом виноват товарищ Сталин, или ещё кто – принявшие неверное решение».

Всё же, повертев шеей и не услышав осмысленных мнений по этому поводу со стороны вождей помельче, он как-то через силу выдавил:

– Прэдпочитаю иметь «синыцу в руках», коллэга Бурухин! Вопрос закрыт – «двигаемся» на конструкции «Максима»… Что там по поводу авиационных и зэнитных крупнокалиберных пулэмётов?

– Да… С крупнокалиберными пулемётами – особенно с зенитными, всю войну дело у нас обстояло так плохо, что и… Что и, говорить не хочется! Ну, что ж… Пока Дегтярёв свой «ДШК» до ума доводит и, всё же доведёт – в тридцать девятом году, не будем сидеть без дела! Ситуацию с крупнокалиберными пулемётами мы можем исправить, сотрудничая с те же «Виккерсом» – у него для нас, всё уже давно «заготовлено»!

Рисунок 96. Модернизированный крупнокалиберный пулемет «Виккерс», изготовленный для стрельбы по воздушным целям на универсальном станке. В РККА такого класса оружия просто не было до самого конца войны.

– …Тут, я предлагаю «не класть в одну корзину все яйца» – разделить авиационный и зенитный боеприпас. В «реале», у англичан было два патрона одного калибра: Ещё в 1921 году английской компанией «Vickers» – как будто специально для нас, был создан патрон «12.7×81 Vickers». Под него англичане сделали зенитный крупнокалиберный пулемёт «Виккерс.50» – пуля из которого пробивала броню в 15 миллиметров с двухсот метров. Что очень интересно – скорострельность у него регулировалось от 300 до 700 выстрелов в минуту.

Рисунок 97. Экспериментальный крупнокалиберный авиационный пулемет.5" Vickers Class B.

– …Но, мы этот патрон возьмём на вооружение не сил «ПВО» – а, авиации! По нашим стандартам – для зенитного он несколько слабоват. Вместо «ПВ-1»[45] под обычный винтовочный патрон, мы примем на вооружение (своими силами переработанный или с помощью всё тех же англичан), крупнокалиберный авиационный пулемёт на базе «Максима» под патрон «12.7×81 Vickers»… Пока Березин над своим «УБ»[46] трудится, наши «Чайки» и «Ишаки» будут летать и воевать с ним!

– А по весу и габаритам, как? – был вопрос места, – не слишком ли тяжёл и громоздок ваш крупнокалиберный «Максим» будет для авиации?

– Вы сейчас очень удивитесь, друзья… Но, уверяю вас – крупнокалиберный авиационный «Виккерс» весил почти на пять килограмм меньше авиационной версии вышеупомянутого «Браунинга» – «.50 caliber Browning AN/М2»! И, меньше же, нашего «ШВАКа»[47] – 24 килограмма против сорока! И, с габаритами было всё в порядке, не беспокойтесь…

В зале изумлённо ахнули:

– Почти в два раза!

– Шпитального – ФТОПКУ!!!

Правда, предложение не всем понравилось:

– Шпитального, в отставку, что ли? – с места спросил кто-то из авиационщиков, – а ведь его «ШКАС»[48] – отличная штука! Принятие его на вооружение, сразу выдвинуло боевую авиацию СССР на первое место в мире.

Рисунок 98. Различные варианты пулемёта ШКАС.

Докладчик, чуть ли не расхохотался:

– Ага… «Выдвинуло», а в сорок первом – «задвинуло»! «ШКАС» – машинка, конечно выдающиеся, но не для той войны – когда боевой самолёт и пулемёт вместе с ним, жили считаные часы. Слишком он дорог и трудозатратен и, требует для себя специальных патронов – хотя и «винтовочного» калибра. К тому же, к боеприпасам без фланца он не адаптируется – что доказало фиаско с его крупнокалиберным вариантом. Не… До пулемёта Березина, крупнокалиберный авиационный «Максим» – наше всё! А, вот металлическую рассыпную патронную ленту «ШКАСа», можно оставить…

Рисунок 99. Клеймо на патроне для пулемёта ШКАС. Завод № 529.

Вождю, не совсем понравился такой кадровый подход.

– Жалко Шпитального – выдающийся изобрэтатель… К тому же, человек очень настойчивый, пробивной и… И, надоедливый! – с оттенком лёгкого стэба, произнёс он, – что с ним делать прикажете, коллэга? Опять вэдь общэственность, будэт говорить – что злой Сталин загеноцыдил ещё одного геныального изобрэтателя! Вам харошо а, мнэ потом – с того свэту, отдувайся…

– Да…, – согласился Бурухин, – система подачи патронов в его «ШКАСе» уникальна! Но, только для фланцевых патронов. Что, спрашиваете делать, коллега…?

Ответ на вопрос первым нашёл флагман флота 2 ранга Галлер Лев Михайлович, с этого с 1927 года – командир бригады линейных кораблей Морских сил Балтийского моря:

– Отдайте Шпитального мне, коллеги! Зенитная артиллерия нашего флота в безобразном состоянии! Для флота стоимость и сложность систем вооружения вторична – корабли стоят ещё дороже и строятся на десятилетия. Сложность обслуживая оружия у моряков проблем иметь не будет – во флот берут самых грамотных. Та же самая винтовка «СВТ-40» – на сложность обслуживания которой, так жаловались простые пехотинцы из крестьян – у их морских «собратьев» наоборот – пользовалась особой популярностью!

– …Для корабельной зенитной артиллерии сухопутные системы не совсем подходят: ведь, места на палубе мало и, где попало, «сухопутных» зениток не напихаешь – как в чистом поле. В «реале», те же «Пом-помы»[49] англичане делали даже восьми-ствольными – для корабельной зенитной артиллерии очень важна скорострельность…

Рисунок 100. 8-ствольная зенитная установка 40-мм QF 2-pounder Vickers pom-pom Mk VIII.

– …Значит, что? Тупо увеличиваем трехлинейный патрон до калибра миллиметров в двадцать пять – тридцать и, как можно настойчивее и убедительнее, просим Шпитального и Комарицкого «порезапилить» их авиационный пулемёт в скорострельную малокалиберную зенитную морскую пушку! Ну, а сделать при необходимости многоствольные установки – не составит особого большого труда.

Рисунок 101. Схема работы питания пулемета ШКАС.

– Забирайте Шпитального себе, коллега!

Облегчённо вздохнув, Бурухин, плавно перешёл от систем воздушного боя к наземным зенитным системам:

– Англичане также понимали слабость своего патрона «12.7×81» по сравнению с американским, французским или советским. Поэтому, ещё в 1925 году, за счёт увеличения длины и диаметра гильзы, ими был разработан новый боеприпас «12.7×120 SR». Этот сверхмощный – самый мощный патрон среди существующих этого калибра, предназначался специально для крупнокалиберных зенитных пулеметов «Vickers Class D» увеличенной мощности. Внешне, эти пулеметы отличались от менее мощных прежних «Виккерсов» того же калибра, несколько большей длиной. Их максимальная дальность стрельбы по горизонтали составляла шесть с половиной километра, по вертикали – почти пять…

Рисунок 102. слева направо: патрон 12,7×81 (.5 Vickers), 12.7×120 (.5 Vickers SR) и 12.7×99 (.50 Browning MG, для сравнения).

– А боевая – реальная дальность, какова? – спросил очень заинтересованно слушавший – чуть ли не раскрыв рот, Ворошилов.

– Не помню точных цифр, к сожалению – очень редкий это прибамбас «в реале»…, – несколько потупился докладчик, – но, в любом случае – боевая дальность приличная!

Маршал, быстренько вслух прикинул:

– Так… У нашего «ДШК» с его патроном «12,7×108», реальная дальность стрельбы была порядка 1800–2000 метров. У этого гильза длиннее, значит – патрон мощнее… Ну, думаю… Две с половиной версты по вертикали, это – ЖЕЛЕЗНО!!! Хорошо… Очень хорошо!

– Живучесть ствола будет низкая, – какнули дегтем в бочку мёда из зала, – потому лаймы и не приняли такой патрон и пулемёт на вооружение…

Бурухина это обстоятельство ни капли не смутило:

– На войне живучесть любого оружия крайне низкая. А ствол у «Максима», если Вы не знаете – довольно быстро меняющийся в условиях полевой оружейной мастерской. Ещё во времена Первой мировой войны, на каждый станкач шло три запасных ствола.

– Извините, не знал…

– Ничего, я тоже очень многое не знаю.

Подождав, когда «Первый красный офицер» закончит с теорией вероятности, Бурухин продолжил:

– Эти пулемёты не были приняты на вооружение британской армии по финансовым соображениям и, в небольших количествах поставлялись только на экспорт. Ну, а нам то, что экономить на жизнях наших солдат – защитой которых от немецких пикировщиков, чаще всего служили – даже, не установки счетверённых «Максимов» обычного калибра а, лишь – свои же собственные гимнастёрки?!

– Если пулемёт со «слабым» патроном пробивал пятнадцать миллиметров брони – то, сколько пробьёт со «сверхмощным»? – опять спросил, видно очень сильно заинтересовавшийся Ворошилов.

– Не знаю, товарищ нарком – сведений нет. На вскидку, думаю не менее двадцати – двадцати пяти с той же дистанции и, даже – более. Если «керамической» пулей, конечно…

– Вот и, готовый боеприпас для противотанкового ружья!

Бурухин не возражал в принципе:

– Согласен! В системе вооружения «взвод-рота», необходимо иметь нечто подобное. И, не надо гнаться за пробиваемостью – создавая монстров типа «ПТРД»[50]! Разведывательные броневики, бронетранспортёры, лёгкие танки… Ну и, цели защищённые броневыми «масками» – вроде щитов орудий и броневых заслонок «ДОТов»… Это всё! До появления противотанковых гранатомётов, средние и тяжёлые танки – прерогатива противотанковой артиллерии. Пехотинцы же, вполне обойдутся противотанковыми фугасными гранатами, да бутылками с «коктейлем Молотова»…

– А будут ручные противотанковые гранатомёты? – подался вперёд Сталин, – про «РПГ-7», уж промолчу – нам бы, нэчто вроде «Панцерфауста», или хотя бы «Базуки»…

– Будут соответствующие взрывчатые вещества для кумулятивного заряда – «РПГ» будут, – уверено кивнул Бурухин, – дело за химиками!

– Надо, чтоб были! Конэчно, в сорок первом как-нибудь, да перетопчэмся – а, вот потом… Хорошо! С пулемётами понятно. Что у нас с малокалиберной зенитной артиллерией намечается, коллэга?

Ответ у Бурухина был уже готов:

– Стоит пораньше начать «возиться» с «Пом-помом» под наш 23-миллиметровый патрон и, выпускать его до того момента – пока Волков с Ярцевым не запилят свою «ВЯ-23»[51] в зенитном варианте. Для авиационной пушки, она излишне мощна – а, для зенитной в самый раз! Если не получиться – обойдёмся «реальным» 37-ми миллиметровым «Виккерсом» – который начали осваивать ещё в Германскую[52].

Рисунок 103. Авиационная крыльевая пушка «ВЯ-23».

– А авиационные пушки? – спросил коллега из зала.

– Это не актуально! – отмахнулся Бурухин, – в «реале», американцы – даже в Корее, с крупнокалиберными «Браунингами» на своих «Сейбрах» воевали и неплохо воевали, кстати…

Рисунок 104. Рисунок 107. Боеприпасы «23×152» для «ВЯ-23», ЗСУ «Шилка» и «ЗУ-2-23»

По выкрикам из зала стало понятно, что авиационщики не вполне с ним согласны.

– Амэрыканцам, нэ приходылось иметь дэло с «летающими крепостями», коллэга, – поддержал их Вождь, – а нам, наверняка прыдётся! Поэтому – в том же «реале», наши «МиГ-15» были вооруженные 37-ми миллиметровыми авиа-пушками. Нэужели, ми с Вами дурнее своих прэдков, коллэга Бурухин?!

– Уффф… Хорошо! Расширим дульце у нашего зенитного «12.7×120 SR» под 20-миллиметровый снаряд и, поручим Березину перезапилить под него свой авиа-крупняк. В «реале», он это проделал с менее мощным патроном от «ШВАК»[53] – сделав под конец войны свою замечательную «Б-20»[54]. Думаю и, «здесь» он не оплошает.

– Для «советской Аэрокобры» требуется что-то помощнее, коллега Бурухин! – была заявка от авиационщиков.

– Да, куда ж ещё «мощнее», то! Ладно… Аналогичный фокус проделаем с патроном от «Шилки» – превратив его в 30-ми миллиметровый и, поручим Нудельману и Суранову вместо их херни – под названием «НС-37»[55], сделать для Родины что-нибудь по настоящему полезное. Устанавливать же на самолёты что-то крупнее тридцати миллиметров, я считаю ненужной и вредной глупостью – проще, на ракеты перейти. Я на сегодня всё, коллеги – выжат как лимон!

С единственного попаданца-оружейника, просто пот лился градом… Он, действительно, был чем-то серьёзно болен.

Помолчав, Ворошилов спросил уже идущего на своё место Бурухина:

– Ну, а на перспективу для пехоты? Или, так и будем весь двадцатый век «Максим» по полю катать, коллега?!

– Поживём – увидим. Не Дегтярёв с Горюновым – так Владимиров, возможно чем-нибудь нас удивят… А, глядишь – тот же Березин, свой авиационный пулемёт, под сухопутный станкач перезапилит… Недаром, он «универсальным» назывался!

Рисунок 105. Авиационный пулемёт УБ «Универсальный Березина» 12,7-мм.

После доклада Бурухина, среди коллег ещё долго шёл спор про пулемётное вооружение для пехоты РККА. Все наспорившись до хрипоты и не придя к какому-то единому мнению замолчали.

Лишь один человек в зале не только не спорил сам, но и почти не слушал спор других. Он сидел и закрыв плотно глаза и уши пытался вспомнить конструкцию пулемёта ПКТ.

Коллега Богданчиков Виталий Петрович «там» служил в кадрированном танковом полку наводчиком и, практически единственным его занятием – которое хоть каким-то боком можно отнести к повышению боеготовности, было разборка-сборка и чистка этого пулемёта. Танков в полку было тридцать с небольшим, прапорщиков на складах вооружения и техники – как бы не десяток, а вот наводчиков из постоянного состава – всего он один-единственный. После учений приписного состава, ПКТ ему ещё долго по ночам снился – деталь за деталью…

«В целом конструкцию я очень хорошо помню. Линейные размеры, допуски, марки сталей и всё такое прочее придётся подобрать опытным путём или взяв кого-нибудь местного оружейника в соавторы, рассчитать… Ничего! Время у меня ещё есть».

Рисунок 106. Пулемёт Калашникова танковый (ПКТ).

Глава 13. «Бог войны» любит полный апгрейд!

"Русская артиллерия стреляет хорошо, хотя с огромным расходом снарядов", – генерал Гинденбург, 1915 год.

– Коллеги! Следующей по важности темой, я считаю артиллерию, – объявил Ворошилов, – найдётся среди нас, кто хочет по ней выступить?

– Конэчно, «найдётся»! Тот…, – Сталин, как-то опасливо посмотрел на кремлёвский потолок, – …тот, кто всё это замутил, «упаковал» нас конкрэтно. Илларион Аветович, пожалуйте в студию!

Поднявшийся с места молодой человек явно «кавказкой» наружности, покрутил по сторонам головой…

– Мирзаханов Илларион Аветович, – представил Вождь под редкие хлопки, – «сейчас», он работает в Коврове – на должности заместителя директора местного Оружейного завода…

Рисунок 107. Мирзаханов Илларион Аветович.

Предыдущий докладчик – коллега Бурухин, привстав, с удивлением посмотрел на своего заместителя.

– Да, да! Это – ваша «правая рука», Андрэй Михайлович!

«Хлопки» усилились и участились.

– …«У нас» Илларион Аветович долгое время работал на ОАО «Нижегородский машиностроительный завод» – весь двадцатый век, славном своими артиллерийскими системами. На нём, начинал главным конструктором сам Грабин – «тот самый Грабин»! Добро пожаловать на трибуну, коллэга Мирзаханов!

«Бурные, продолжительные аплодисменты»!

Илларион Аветович, встал за трибунку, несколько смущённо и застенчиво раскланялся и, первым делом спросил у Наркома обороны:

– Коллега Ворошилов, а какой Вы видите устройство Красной Армии? Я не про «перманентную мобилизацию», там понятное дело – «устраиваться» будет, как Бог на душу положит… Я про обыкновенную – довоенную РККА.

Вокруг, все спохватились:

– А, ведь действительно? КАК?!

– Коллеги, извиняюсь – маху дал, что до сих пор ходил всё «вокруг да около»! – ответствовал, с виноватой миной тот, – Красная Армия, как и «в реале», будет сперва комплектоваться на милицейско-территориальной системе от военной «реформы Фрунзе» 1924-28 годов – ничего другого, мы ни чего не потянем чисто экономически. Однако, как говорится – «есть и, один нюанс»!

Ворошилов обвёл интригующим взглядом коллег в зале заседаний и продолжил:

– «Костяком» построения Сухопутных Сил СССР будет корпусная система. Общевойсковой корпус – три «лёгкие» территориальных дивизии – две стрелковых и одна кавалерийская, плюс «тяжёлое» кадровое корпусное ядро. В корпусное «ядро» входят – кроме штаба и вспомогательных частей: кавалерийская бригада двух-полкового состава или отдельный мотострелковый полк, механизированный (танковый) полк, артиллерийский полк, зенитно-артиллерийский полк, инженерно-понтонный полк или батальон, разведывательно-корректировочный авиаотряд, заградительный отряд…

– «Заградотряд»?! – переспросили Маршала.

– Да! Типа европейской полевой жандармерии – чтоб, не отвлекать боевые части на охрану тыла, поддержания там порядка – с ловлей дезертиров и вражеских лазутчиков… Ну и, конвоирование пленных. А, Вы думали, для чего?! Чтоб в спину всяким там «солженициным» стрелять, что ли?!

– Да, нет – я так, просто спросил… Не думая!

– Понятно… Ближе к войне, введём в состав корпуса истребительно-противотанковую бригаду. Затем, если всё срастётся – как задумывается, где-то к середине 30-ых, территориальные дивизии переформируем в кадрированные, к самой войне – в кадровые. Естественно, сразу же будут – в небольшом числе и, чисто кадровые части и соединения: стрелковые, мотострелковые и механизированные, сиречь – танковые дивизии и кадровые кавалерийские корпуса… С механизированными корпусами, пока повременим, коллеги.

– «Корпусное кадровое ядро»?! – переспросил Триандафиллов и, очень осторожно, – идея достаточно интересная, но надо бы обкатать её на маневрах.

– «Кадровое корпусное ядро», придаст устойчивость не обладающим приемлемой боеготовностью территориальным образованиям. Конечно, «обкатаем» – у нас всё будет «по-взрослому», коллега!

– Хорошо, я понял! Структура «лёгкой» стрелковой и кавалерийской дивизии?

– Три стрелковых полка, один артиллерийский. Плюс сильный разведывательный батальон на лошадках: если будет возможность, включим в его состав бронемашины, если нет – перебьёмся тачанками с пулемётами. Кавалерийская дивизия, от стрелковой отличается только «ездящей» пехотой, да усиленными «уносами» в упряжках. Если будет возможность, вместо лошадок посадим пехоту на мотороллеры или мотоциклы… Да, хоть на трёхколёсные велосипеды – я буду только рад! С лошадьми столько мороки и лишь всего одно довольно сомнительное достоинство: это, по сути – «ходячие консервы»…

Рисунок 108. Швейцарский военный велосипед.

– Ещё одно – но уже безусловное преимущество: лошадки уже имеются в наличии (как у нас самих – так и у наших монгольских братьев), а ваши мотоциклы-мотороллеры-велосипеды ещё сделать надо – построив перед тем заводы, – уточнил Триандафиллов, однако – наскоро пошушукавшись с «скучковавшимся» вокруг него военным сектором, дал понять, что ответом удовлетворён.

– Если вопросов больше нет, перейдём непосредственно к артиллерии, коллеги? – предложил Ворошилов, я в ней – не очень то соображаю, поэтому всё отдаю на волю коллеге Мирзаханову!

Первым делом, тот поблагодарил:

– Спасибо, за краткий – но вполне информативный обзорчик, коллега Маршал!

Немного помолчав, собираясь с мыслями, докладчик перешёл непосредственно к делу:

– Коллеги! Сам я говорить не мастер… Артиллерия – Бог войны, а все без исключения боги, требуют к себе очень серьёзного отношения. Поэтому, мой рассказ, пожалуй – будет самым скучным из всех, заранее прошу прощения.

– Ми то, простим…, – многозначительно-загадочно сказал Сталин, – лишь бы Бог простил… Бог войны – я имэю в ввиду.

Слегка поклонившись в ответ, типа: «не очкуй, Вождь», Мирзаханов продолжил:

– Итак… Планируя строительство артиллерии, будем исходить из существующих реалий, друзья! А они таковы: первое – почти все более-менее значимые артсистемы, были приняты на вооружение в конце тридцатых… Это значит, что?

– Врагов народа – тормозящих технический прогресс своими завиральными, «гениальными» прожектами, наконец перестреляли, – была такая версия.

– Не спорю, это тоже помогло! Но, главное – к концу тридцатых годов появились свои вменяемые конструктора, грамотные технологи и более-менее квалифицированные рабочие… И, главное – хоть сколько-нибудь, адекватные руководители артиллерии – способные оценивать перспективность предлагаемых конструкторами систем. Не только в артиллерии, кстати… Вывод? И, в «новой» реальности – раньше середины-конца тридцатых годов, никаких «чудо-юдо вундерваффлей» ждать нечего!

– Сидеть на попе ровно, что ли предлагаете, коллега?! – послышалось несколько недоумённое.

Мирзаханов сделал утвердительный жест рукой:

– Вот, именно! «Сидеть на попе ровно», «пилить заклёпки», учиться и учить и, даже не мечтать об всяческих «ништяках» – особенно германских.

– Второй очень важный аспект: тяга для артиллерии. Увы… Но, она в основном останется гужевой – на тех самых лошадках. Даже в немецкой армии, в Вермахте – имеющим В ШЕСТЬ РАЗ(!!!) больше автомобилей чем в РККА, простые пехотинцы топали на своих двоих, а большую часть дивизионной артиллерии пехотных дивизий возили на «своих четырёх» «ходячие консервы» – выражаясь словами уважаемого коллеги Маршала! Так, с чего вы решили, что при даже самом благополучном раскладе – у нас будет как-то иначе, коллеги?!

Хотя, в зале несколько зашумело – не все были согласны про «самый благополучный расклад», но Ворошилов поддержал такую точку зрения:

– А, никто – ничего не «решил», с чего Вы взяли?! Даже, если достигнем уровня Германии в деле моторизации – гужевые обозы в обычной пехоте, это не отменит.

Кивнув головой, Мирзаханов продолжил:

– Наконец, третья – самая важная для нас «реалия»: в начале Великой отечественной войны, потери материальной части артиллерии были таковы, что даже «на бумаге» (по штату, то есть), количество дивизионной артиллерии, например, сократилось – как бы, не в трое… С 60-ти пушек и гаубиц до 24-х! Причём, если в двух артполках довоенной стрелковой дивизии, кроме всякой «мелочи», был такой серьёзный «аргумент» – как 12 152-миллиметровых гаубиц, то в образца уже августа 1941-го – всего лишь 8 «лёгких» 122 миллиметровых…

Докладчик многозначительно поднял указательный палец вверх:

– Разницу чуете, коллеги? Или, вы разницу не чуете?! Ну, а что творилось в декабре того же года – с «реальными» перманентными дивизиями маршала Шапошникова, вы только себе можете представить…

Картина «маслом» была нарисована так явственно, что Наркому обороны осталось только развести руками:

– Понятно! Если всё оставить, как оно есть – то моим «перманентным» дивизиям, в час «Х» придётся «рвать» оборону немцев голыми руками. Даже, ту «дохленькую» оборону – что те успеют и сумеют соорудить в мёрзлой земле!

Триандафиллов согласился:

– Тогда, понятна общая неудача советского «зимнего» наступления под Москвой: прорывать оборону немцев было попросту НЕЧЕМ!!!

По уже сложившейся традиции, разгорелся нешуточный срач: авиационщики, предлагали свои решения – способствующие и, без «152-мм гаубиц» сломить оборону врага, танкисты – свои…

* * *

Наконец, утихло и, Мирзаханов смог продолжить:

– Я предлагаю, не мудрствуя особенно то лукаво, идти тем путём – каким мы собственно то и, шли… Пока у нас, то ли «в зобу дыханье спёрло» – от собственных успехов первых пятилеток, то ли – «шлея, чья-то, под хвост попала»… То есть – путём модернизации доставшегося нам «наследия проклятого прошлого» – материальной части старой императорской артиллерии, то есть. В курсе, да?

– Да, думаю – все мы «в курсе», – согласно кивнул Ворошилов, – что в конце двадцатых – начале тридцатых, были модернизированы некоторые образцы орудий…

– Я предлагаю, не «модернизацию некоторых образцов»… Вернее – «не столько». Я предлагаю выполнить программу артиллерийского перевооружения армии, «Комиссии при Арткоме» от 1905 года, которую не смогла завершить Империя! Естественно, несколько оптимизировав её и проведя некую модернизацию «образцов орудий».

Ворошилов, явно заинтересовался:

– Вот, с этого места – можно поподробней, коллега!

– Всегда пожалуйста! Начнём с полковой артиллерии… То ушлёпище, массой почти в тонну – которую мы знаем как «76-мм полковая пушка образца 1927 года» (точно не знаю – уже приняли её на вооружение или только собираются), мы пускаем на переплавку в более полезную вещь, а на вооружение полка принимаем «3-дюймовую короткую пушку образца 1913 года».

Рисунок 109. 3-дюймовая короткая пушка обр. 1913 г.

Удовольствовавшись произведённым, скажем прямо – неоднозначным эффектом, докладчик продолжил.

– В чём здесь фишка, коллеги? «Зачем лучшее, когда есть просто хорошее»?! По сути, это – лёгкая гаубица, весящая в боевом положении шестьсот с небольшим килограмм, лупящая на 7 кэмэ и, с «подкопанной» станиной, могущая вести навесной огонь по противнику с приличной скорострельностью.

Нашёлся среди знатоков артиллерии скептик:

– «Что в лоб, что по лбу», коллега: получится тот же «бобик», даже с темп же весом – если с резиновыми шинами.

Докладчик не согласился с ним, приведя пару весомых аргументов насчёт веса:

– Несколько лет на освоение и доводку «бобика» не уйдёт – вот, что «получится», коллега! Естественно, совершив некоторый лёгкий апгрейд – по возможности облегчим её за счёт уменьшения дальности стрельбы, упростим технологию изготовления и введём переменный заряд в боеприпас. А «резиновые» колёса нам не понадобятся – мы изначально смотрим реалистично на уровень механизации армии к 41-му году.

– Короткий ствол – против танков бесполезен, – был отмечен ещё один недостаток, – а ведь полковое орудие находится на самом переднем краю – где очень велика вероятность танковой атаки.

– Это, характерно для всех «бобиков» – даже, для германского «Le IG-18»! Немцы выкрутились, применяя кумулятивный снаряд и нам никто не мешает это сделать…

– Мешает слабость советской химии, коллега!

Мирзаханову, только осталось развести руками:

– Ну а здесь, я ничем помочь не в силах!

Среди попаданцев не было ни одного химика, тем не менее, некоторое время шёл разговор про способы и методы пораньше начать производство гексогена в СССР… Сошлись, что проще не париться и купить лицензию в Германии. Или украсть – если будущие фашисты не продадут.

Наконец, докладчик смог продолжить:

– Далее, друзья и коллеги… Стрелковому полку, неплохо было бы придать и, что-нибудь потяжелее трёх дюймов. Конечно, на язык напрашивается 120-миллиметровый миномёт – но памятуя успехи, в кавычках, наших жовто-блакыдных «небратьев» с их «Молотом»…, – докладчик, горестно-снисходительно покачал головой, – я бы, поостерегся! Взамен, пока не доведём до ума миномётные технологии, я предлагаю вооружить полковую артиллерией старым, но ещё не забытым «ништяком»: бомбомётом, стреляющим – хоть и на небольшое расстояние, зато – солидным боеприпасом! Надкалиберной бомбой. Просто, сказочно дёшево и достаточно сердито!

Рисунок 110. 89 мм бомбомёт Ижорского завода.

– Ближе же к началу войны, для кадровых мотострелковых и танковых полков, мы с вами примем на вооружение нечто более современное – приспособленное для мехтяги. Кроме уже упомянутого полкового 120-ти миллиметрового полкового миномёта, я предлагаю разработать пушку-полковушку увеличенного до 87 миллиметров калибра.

Рисунок 111. Возможно, так будет выглядеть альтернативное полковое 87 мм орудие.

Закончив с полковой артиллерией, ответив на пару интересных широкой публике вопросов и, с ходу, отметя пару труднореализуемых предложений, Мирзоханов плавно перешёл к следующей теме:

– Для дивизионной артиллерии, оставляем и модернизируем следующие образцы: «3-х дюймовая (76-мм) пушка образца 1902 года» и «6-ти дюймовая (152-мм) полевая гаубица образца 1909 года». Думаю, про эти системы все достаточно хорошо знают и, лишний раз напоминать я вам про них не буду… Коллеги-военные могут меня поправить: в артиллерийском полку стрелковой дивизии будет 24–32 первых и 12–16 вторых…

– Позвольте! А где 122-миллиметровая гаубица? – был вопрос одного из коллег.

Мирзаханов искренне удивился:

– А, зачем она? Если есть «шесть дюймов»? Опять же – производственникам и снабженцам легче будет, если уберём «лишний» калибр…

Спрашивающий, задумался и согласился:

– Как, «зачем»…? А, действительно – зачем?!

Ворошилов спросил, несколько обеспокоенно:

– А не тяжела ли «шесть дюймов» для дивизии, коллега? «Лошадки» то, потянут?!

– Ведь, тянули же в «реале»! Эта система изначально была заточена под гужевую тягу – так ведь, мы же ещё и, «модернизацию» проведём!

У Молотова возник организационно-экономический вопрос:

– Нет, а серьёзно: куда 122-миллиметрвые гаубицы, коллега Мирзаханов, предлагаете деть и, боезапас к ним? В переплавку, что ли – при нашей то бедности?!

Тот, только хмыкнул:

– Не думаю, чтоб после Первой мировой и Гражданской, осталось достаточно этих систем в хорошем состоянии – чтоб, дотянули до Второй мировой! Их, например можно «раскидать» по малозначащим округам, передать в учебные части… Продать братьям по классу – в Китай, в конце-концов!

Молотов, продолжал проявлять хозяйственно-государственный подход к делу:

– А, налаженное производство, оснастку, инструмент? В мартен, что ли предлагаете закинуть, коллега?! Не рационально рассуждаете.

– Да, хоть бы и «в мартен»! Постойте-ка…

Тут, он ненадолго завис и выдал подумав:

– Хотя думаю, можно максимально облегчить эту систему, укоротить ствол, уменьшить навеску пороха и… Возможно, получится отличная полковая мортира – вместо бомбомёта!

– Опять же, для подвижных частей и соединений – перешедших с лошадки на «мотор», где-то поближе к войне мы с вами примем новые системы. Я предлагаю на лафете «реальной» 122-ти миллиметровой гаубицы «М-30», создать альтернативную 107-ти миллиметровую пушку-гаубицу и 152-ти мортиру. Хотя, можно вместо последней – 160-ти миллиметровый миномёт! Ненамного хуже, зато дешевле…

Рисунок 112. 152-мм гаубица образца 1943 года «Д-1».

Далее, «калибры» стали увеличиваться:

– Переходим к корпусной артиллерии, коллеги. Она для нас наиболее актуальна – раз Маршал хочет замутить корпусную организацию Сухопутных сил РККА. Что мы здесь видим? А здесь мы видим, практически полный провал бездарной военно-экономической политики царского режима! Если с дивизионной артиллерией, всё было более-менее приемлемо – то, в корпусной…

Мирзаханов горестно покачал головой:

– Если полевых гаубиц-шестидюймовок образца десятого года – относящихся тогда к корпусной артиллерии, была произведено ещё – куда ни шло, то «42-линейных (107-мм) пушек образца 1910 года» – возможно лучшей в подклассе, было выпущено всего ничего, И, то – по большей мере во Франции.

Рисунок 113. 42-лин. (107-мм) пушка обр. 1910 г. с зарядным ящиком.

– С другим достойным для корпусной артиллерии «царским» орудием – «6-дюймовой (152-мм) осадной пушкой образца 1910 года», было ещё хуже: лишь в начале февраля 1915 года, была изготовлена их первая партия в количестве… ЧЕТЫРЁХ ШТУК!!! Даже на лето 1917 года, на всю русскую армию приходилось не более трёх их десятков. А ведь, последовательно модернизуясь, этот девайс превратился в знаменитую «МЛ-20»! Ну, а мы будем двигаться уже проторенным путём – модернизируя эту артсистему и ставя её на поток…

– Своей «Сталинской»… Пардон, коллеги: «Николаевской кувалды» – «8-дюймовой (203-мм) осадной гаубицы образца 1911 года», способной значительно облегчить жизнь пехоте, русская армия попросту не дождалась… НИ ОДНОЙ!!! Я уже не говорю, про более крупные калибры – «большой и особой мощности»: 11-дюймовой (280-мм) осадной мортиры образца 1912 года и 16-дюймовой мортиры (406 мм), которые были заказаны, спроектированы (на что улетела куча бабла, между прочим!), прошли заводские испытания – но в войска так и не попали. Чтоб хоть как-то исправить ситуацию с тяжёлой артиллерией, военным министерством Российской Империи было закуплено определённое количество зарубежных артиллерийских систем у Англии, Франции да Японии… Но, это уже совершенно другая история.

– Я к чему это? В «реальной» истории, уже при СССР модернизировали эти артсистемы и они успешно воевали – наряду с не модернизированными, кстати. Когда появились более современные образцы, по своим боевым качествам – зачастую весьма условно, превосходящие «старые», их производство прекратили. Отчего, произошёл некий провал в производстве: прежние уже перестали выпускать, а новые ещё не успели освоить в должной мере. Я же предлагаю избежать такой ситуации – выпуская оба «поколения», как бы параллельно.

Ворошилов, согласно кивнул головой:

– Старые системы для стрелковых дивизий, новые для мотострелковых и танковых – с их мехтягой… Вполне разумно!

– Чтоб вы имели представление, коллеги, приведу пример, на самой – на мой взгляд, удачной модернизации: 107 миллиметровой корпусной пушки и её «последыша». Вес её в «новорождённом» состоянии был немногим меньше двух с половиной тонн, угол горизонтальной наводки – 3 градуса «вправо-влево», вертикальной – 5 градусов вниз, 37 – вверх, длина ствола 28 калибров, скорострельность – 5 выстрелов в минуту, скорость транспортировки – 6 кэмэ в час. Дальность стрельбы осколочно-фугасной гранатой составили 12 километров.

– …При модернизации в 1930 году, ствол удлинили до 38 калибров, поставили дульный тормоз, расточили зарядную камеру и ввели раздельное заряжание. Дальность достигла 16 километров, зато вес увеличился на полтонны: что впрочем, при тракторной возке – предполагаемой в корпусной артиллерии, не критично. Остальные параметры орудия, остались практически прежними.

Рисунок 114. Модернизированная 107-мм пушка образца 1910/30 годов.

Улыбнувшись, Мирзаханов предложил ещё один вариант:

– А можно модернизировать эту замечательную пушку по «финской «методе»: те, не мудрствуя лукаво, наложили снабжённый простейшим дульным тормозом 107-миллиметровый ствол на лафет 122 гаубицы. Что конкретно поучилось – я толком не знаю, но попробовать так поизгаляться над «скотинкой» – в любом случае надо! Возможно, получится отличная «бюджетная» дивизионка – на замену нашей, откровенно дохленькой трёхдюймовке.

Рисунок 115. 42-линейная (107-мм) пушка обр. 1910 гг. модернизированная финнами, с дульным тормозом и на лафете от 122-мм гаубицы 1910/30 г.

– Какой общий недостаток всех этих модернизированных систем? – спросил докладчик и сам же ответил, – их два – малый угол горизонтальной наводки и малая скорость возки из-за отсутствия подрессоривания. Однако, первый важен лишь при стрельбе по движущимся целям – в основном по танкам, что для полевых орудий не является приоритетом – для этого есть специализированная артиллерия.

Напрашивался один-единственный вопрос и, он был без промедления задан:

– А если её – «специализированной» артиллерии, нет?

– Значит, тогда – «прощай Родина»! Если по нашей стрелковой дивизии ударит немецкая танковая, ей в любом случае – «писец», в независимости что у неё на вооружении: старые трёхдюймовки образца 1902, дробь 1930 года, или новейшие «ЗИС-3»! Ибо, тут дело не в танках и, возможностях нашей полевой артиллерии с ними бороться – коллеги военные поймут.

– Согласен – дело не в танках! Артиллерийские позиции стрелковой дивизии, немцы сначала задавят авиацией и той же артиллерией – которая у них на порядок сильнее, прежде чем пустить танки, – подтвердил Триандафиллов, – однако, всё равно необходимо пораньше начать выпуск 76-миллиметровых бронебойных снарядов и учить расчёты стрельбе по движущимся целям – и старой трёхдюймовкой, можно удачно подловить немецкий танк!

– Абсолютно верно: таких случаев, было больше чем предостаточно – как у нас, так и у французов – чья 75-миллиметровка[56], была ничуть не лучше нашей.

– Теперь, насчёт второго недостатка нашего «старья», прошедшего апгрейд. Если всё же приспичит повысить мобильность наших прошедших полный апгрейд «старушек», то тоже без проблем – можно перевозить их в кузовах автомобилей или используя «подкатные тележки». Понятно, да?

Вопросов на эту тему не последовало – значит, всем всё было понятно…

– Однако, с вашего позволения продолжу дальше про нашу корпусную 107-миллиметровочку. Помните довоенную – донельзя мутную историю, о «толстобронных» немецких танках? Эта «мышь» родила «гору», которую обозвали «107-мм дивизионная пушка образца 1940 года (М-60)». Хотя, какая она к лешему «дивизионная» – с её четырьмя тоннами веса и дальностью стрельбы в 18 кэмэ?! Это, уже вполне современная – корпусная пушка с раздвигающимися станинами, обеспечивающими угол горизонтального обстрела в 60 градусов, с подрессориванием – позволяющим буксировать систему со скоростью в 35 километров в час и, с бронебойными снарядами в боекомплекте. Кстати, её конструировали как «универсальную» – дивизионно-противотанковую и, поэтому не снабдили дульным тормозом. Если бы «М-60» изначально метили на надлежащее ей место в системе артиллерийского вооружения, то её масса была бы на тонну – если не с хорошеньким «лишком», меньше.

Рисунок 116. 107-мм пушка обр. 1940 года (М-60).

Опять же погоняв порожняки с некоторыми коллегами – «знатоками» материальной части, Мирзаханов, подвёл итог по корпусной артиллерии:

– Итак, коллеги… В корпусной артиллерии – так важной при структуре войск предлагаемой уважаемым Климентом Ефремовичем, будет три типа орудий: 107-миллиметровая пушка, 152-миллиметровая пушка-гаубица и 203-миллиметровая мортира. Последнюю запилим с гаубицы Шнейдера образца 1913 года, производство которой – так и не наладили на Путиловском заводе, облегчив эту 5-ти тонную систему на тонну-полторы и придав укороченному стволу больший угол возвышения.

Рисунок 117. 203-мм гаубица обр. 1913 г.
* * *

Немного передохнув и промочив горло уже остывшим чаем, докладчик перешёл к следующей теме:

– Далее, про артиллерию большой мощности, коллеги. Здесь я, чтоб более понятно было, должен ввести некоторый экскурс в историю, коллеги… В ещё не произошедшую историю – которая надеюсь, не повторится…Почему РККА СССР – почти без проблем разгромившая самураев при Холкин Голе, так жидко обос…ралась в Финляндии?

Ну, на такое… Многие коллеги были не согласны с формулировкой докладчика и громко стали возмущаться. Перекрывая создаваемый ими шум, Мирзоханов повысив голос, продолжил:

– Кроме многочисленных ошибок совершённых командованием – а командование всех без исключения армий их совершает и, недостаточной подготовленностью войск к весьма специфическим условиям Карельского перешейка, главной причиной неудач было отсутствие подходящего «инструмента». Судьбу самураев в ровных – как стол степях Монголии, решили танки и авиация. В условиях «танко-ограниченной» местности и, природно-климатических и сезонных условий – делающих применение авиации неэффективным, быстро сломить оборону финнов мог бы «большой» калибр – которого у Красной армии не было.

Здесь, Мирзаханову возразили:

– А, коллега, не водит нас в заблуждение? Как же упоминаемые им же «Сталинские кувалды» – гаубицы большой мощности «Бр-2» и «Бр-4»?!

Рисунок 118. "Сталинская кувалда" – 203 мм гаубица "Бр-4", обр. 1931 г.

Тот, пренебрежительно отмахнулся:

– Ну, назвать калибр «203 мм» – «большой мощностью», это можно лишь при очень хорошо развитом воображении! В моей системе вооружения, он там – где ему и положено быть: в корпусной артиллерии – против полевой фортификации.

На него всех собак спустили:

– Чушь! Да, Вы знаете, что он с дотами-«миллиониками» творил?! Вы слышали про «карельские скульптуры»?!

– Знаю! Если долго бить в одну и ту же точку, то можно что угодно «сотворить». Правда, сперва надо выбить полевое охранение корпусными «МЛ-20», блокировать соседние доты штурмовыми группами – завалив амбразуры мешками с землёй или закрыв танками и, лишь затем подтащив на прямую наводку эту 17-тонную дуру… Вы знаете, какие при этом были потери?! Знаете, каков был расход боеприпасов?!

Бригадный инженер Карбышев внёс свою «лепту»:

– Кстати, большинство «миллионников» – уже брошенные гарнизонами, подорвали сапёры – тупо навалив на них «эвересты» взрывчатки.

– Согласен! Возможно, было и такое… Однако, я про артиллерию большой и особой мощности, коллеги. Всё на Карельском перешейке, в течении двух-трёх недель – а не трёх месяцев, решили бы «двенадцать», а лучше – шестнадцать дюймов. Но, их не было! Пару десятков, ещё купленных при царе 12-ти дюймовых гаубиц «Виккерс» – из-за их ветхости, наверное, побоялись тронуть с места и, они – так и простояли до конца войны в Белоруссии… Ещё раньше, несколько новейших – почти готовых, 16-ти дюймовок Обуховского завода, метающих снаряды весом почти в 900(!!!) килограмм – против ста у «Бр-4», в конце двадцатых пустили на переплавку.

Раздался, единый вопль:

– ПОЧЕМУ?!

– Вопрос не ко мне – а к военному руководству…

Тут же:

– Мишка Тухач со своими «беспоясковыми снарядами», гадит! ССУКА!!!

– Грёбанный НКВД, куда он смотрит?! Почему не репрессирует эту гниду?!

– Не «НКВД» – а ОГПУ, коллега!

– Да по мне, что Дзержинским об пень – что пнём об Менжинского, всё одно! Мышей чекисты не ловят – вот, я про что!

Когда успокоились, Сталин пообещав, что на «Мишку-Плохиша» – с его гоп-компанией по распилу бюджетного бабла, он управу найдёт, спросил:

– Ну, а Ви что прэдлагаете, коллэга?

– Вместо наших «Бр-образных» «Сталинских кувалд» – да, простит меня коллега Вождь…

– Бог простит, коллэга, – с усмешкой ответил тот, – Бог войны…

– …И он тоже. Я предлагаю купить у «Шкоды» чертежи австрийской 305-миллиметровой мортиры «М 16». Этот девайс имел достаточно высокую для такого калибра мобильность и предназначался для передовых частей осадной артиллерии – следовавших непосредственно за полевой армией. Это была первая артсистема такого крупного калибра, предназначенная не только для осады крепостей – но и для полевой войны. При атаке сильно укрепленных позиций, цены ей не было!

Рисунок 119. Австрийская 305-мм мортира фирмы «Шкода» на позиции.

– «М-16»… Название несколько стрёмное, – презрительно фыркнул кто-то, – как у фуёвой американской винтовки.

– Название, мы с вами заменим на какое угодное, – враз успокоил народ Мирзаханов, – например, назовём эту мортиру «АК-47» – всё равно никто ничего не поймёт…

Однако один попаданец – из «всезнаек» на любую тему, которого «там» – из-за его аватара в виде чьей-то головы в шлеме, коллеги за глаза называли «Тымчуком», разошёлся не на шутку:

– Мало того, что этот «специалист» нам своё старьё впаривает – так ещё и забугорное навязывает! Если и, покупать что-то у тех же чехов – то самое современное, а не устаревший металлолом периода Первой мировой.

Мирзаханов, как-то очень спокойно – даже равнодушно, ответил:

– В «реале», наше руководство Вас «послушалось», коллега и купило у чехов «нечто современное»: 45-тонную дуру под ником «Бр-18» – так и не пошедшую в серию до начала войны. А этот «металлолом», будучи на службе уже Вермахта, начинал воевать ещё в Польше – в 1939 году. Через год шкодовские мортиры обстреливали форты Льежа, Мольда и Фермона во Франции и вынудили их к капитуляции… Да и, защитникам Севастополя и Ленинграда в Великую Отечественную, мортиры «М 16» не показались «устаревшими». Последним сражением, в котором участвовал этот гениальный девайс, была оборона Берлина в 1945 году… Коллега считает себя умнее немецких генералов-артиллеристов?

Рисунок 120. Советские офицеры осматривают тяжелые немецкие орудия, обстреливавшие Ленинград. Это две 305-мм мортиры M16 чешского производства фирмы «Шкода».

Хотя, из вежливости унижительных реплик никаких не последовало, под перекрестными насмешливыми взглядами коллега «в каске» – потух, завял и слился по-тихому.

Недолго отдохнув, Мизаханов продолжил доклад:

– Суть в чём, коллеги? Суть в том, что для взлома укреплений типа пресловутой «линии Маннергейма» калибр нашей «Сталинской кувалды» маловат! Наша «австрийка» же, весит всего двадцать с небольшим тонн, пуляет на 12 километров – в чём заметно уступает «Бр-4», зато снарядом весом в 400 килограмм! Хоть прямой наводкой – хоть под углом в 75 градусов. Согласен: «Сталинская кувалда» может стрелять «на ходу» – для этого ей гусеницы от американского трактора были дадены…

Рисунок 121. «Легкий» фугасный снаряд мортиры «М 16» массой 290,8 кг, содержал 34,8 кг взрывчатки. Его начальная скорость составляла 407 м/сек. Снаряд оставлял в земле воронки глубиной 8,8 м, пробивал 3 метровую кирпичную стену и 22-см бетонную кладку.

В зале повисло тяжкое недоумение.

– Хахаха! Шучу, коллеги: подготовка к стрельбе минимальная – достаточно ровной, твёрдой площадки – берлинской улицы, например. А «М 16» требует подготовки для стрельбы: рытья специального котлована, затем 4-6-ти часовой сборки… Зато, у неё был круговой обстрел – в отличии от 4-ёх градусов влево-вправо, у «Бр-4»! А процесс подготовки можно уменьшить-упростить в процессе модернизации системы, механизировать и электрифицировать некоторые процессы и так далее…

– Далее, я думаю не останавливаться на достигнутом и попробовать разработать на этой базе «армейский» (для армейской артиллерии, то есть) триплекс: дальнобойная пушка калибром от 180 до 203 миллиметров, пушка-гаубица 240–280 миллиметров и, соответственно – 305 мортира с улучшенными характеристиками.

Один из коллег-военных заинтересовано поинтересовался:

– Чем её буксировать, коллега?

– А чем буксировали 17-ти тонную «Бр-4»? Тракторами… Здесь, будет даже нам легче – ибо 23-ёх тонная «М-16» разбирается на три части: ствольную, лафетную и «основания» – хоть, гужевой тягой таскай! В «реале», австрияки возили все три части «автопоедом» – каким-то убоищным тягачом, а мы то с вами – попродвинутее будем!

Рисунок 122. Буксировка тяжёлого орудия сельскохозяйственным трактором.

Знатоков средств тяги, оказалось просто немерено:

– «Коммитерн» потянет! Даже в сборе – если, те же «гусли» приделать…

Кого-то, реально вставило:

– МОРТИРА «КАРЛ»?!

– «Мортира, Карл, мортира»!

– Можно и так…, – Мирзаханов задумчиво почесал подбородок, – можно попробовать и самодвижущейся сделать.

Рисунок 123. Тягач М 12, буксирующий лафетную и ствольную повозки мортиры «М 16».

Тем временем, страсти разгорались:

– На фиг «гусли»?! Сделать основание с полозьями и, по передовой, эту мортиру можно будет на них таскать – дёшево и сердито! Особенно по снегу – как в Финляндии. Медленно, конечно, но всё лучше – чем каждый раз разбирать-собирать…

Естественно, танкисты не могли остаться в стороне от этой «вкусняшки»:

– Царь-пушку по Красной Площади – на своих «салазках» таскайте, коллега! А этому девайсу приличествует бронированное самоходное шасси…

– «ШТУРМТИГР»!!!

Рисунок 124. «Штурмтигр» – 38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger, распространено также название «Штурмпанцер VI».

– Блин… Как с языка снял!

– Фиг угадали, коллега! У «Штурмтигра» был реактивный бомбомёт, а эта «шкодливая» мортира любое шасси переломает…

– Я ж говорил: сделать как у немецкой «Карлы» – при выстреле днищем опускается на грунт…

– И, получится такое же говно, как у реальных немцев… Ресурсы девать некуда, что ли?!

– Наша полегче будет, поэтому вполне годная хреновина может получится…

– «Мини-Карл»! Хахаха!!!

Рисунок 125. Самоходная мортира «Карл»

– «Карлик» – чтоб, никто не догадался! Хахаха!!!

– ХАХАХА!!!

В общем, народ повеселился на славу…

* * *

Однако, интересный рассказ продолжился:

– Дальнейшее же развитие орудий большой мощности – «армейского уровня», я вижу в неком советском аналоге немецкого дуплекса «Mrs 18» – 170-миллиметровой пушки и 211-милиметровой гаубицы на едином лафете. Эта система была достаточно высокомобильна и стреляла с грунта, не требуя рытья котлована. К тому ж, обладала выдающимися боевыми качествами – недостижимыми советской артиллерией. К примеру, 170-миллиметровая пушка «17 cm K.Mrs.Laf» – получившаяся путём наложения пушечного ствола на «мортирный лафет», шмаляла за милую душу аж на тридцать с лишним километров!

Рисунок 126. Германская 211-мм гаубица «21 cm Mrs 18».

Мирзаханов улыбнулся, видимо вспомнив что-то приятное:

– Интересный исторический факт, друзья! Решив восстановить («из пепла» как говорится) артиллерию «особой мощности», советское командование начало именно с этих систем! В 1944 году, в составе артиллерии РГГК, были сформированы два дивизиона: на вооружении каждого были по четыре трофейные гаубицы «21 cm Mrs.18»!

Здесь докладчик сделал крайне многозначительный вид:

– Прикиньте, друзья: наших «Бр-образных» – наши же генералы, держали в категории «большой мощности», а немок – в «ОСОБОЙ МОЩНОСТИ(!!!)»!

– Конечно, полностью скопировать этот продукт «сумеречного германского гения» нам не под силу… Да и, я не уверен – стоит ли! Однако, зная главную «изюминку» – лафет с «двойным тормозом отката» (где люлька со стволом тоже – подавалась назад при выстреле, эффективно гася откат и делая систему очень устойчивой и лёгкой при этом), попробовать запилить нечто-то подобное обязательно надо! Предлагаю, чтоб не создавать путаницы в боеприпасах, всё тот же «триплекс» 305-ти миллиметровой мортиры, 240-280-ти миллиметровой гаубицы и 180-203-ти миллиметровой дальнобойной пушки… А применив – в отличии от фрицев, дульный тормоз, сделаем «армейскую артиллерию» более лёгкой – что при нашем положении с тягачами очень актуально.

– Вижу, я вас уже достаточно утомил, друзья! Поэтому, про более крупные калибры, буквально несколько слов: для взлома фортов Кёнисберга и, не только их – возможно, нам определённо пригодятся те самые, уже «почти готовые» «16-ти дюймовки» – 406-ти миллиметровые мортиры Обуховского завода. Не отправлять их на переплавку – а доделать и, всё будет в шоколаде! Другой артиллерии «особой мощности», РККА не потребуется – нечего зря ресурсы переводить! Если же, остро потребуется что-нибудь потяжелее и подальнобойнее – то, вполне можно будет «попросить взаймы» у артиллеристов РККФ их железнодорожные установки береговой обороны… Надеюсь, понятно, да?

Кому как, а Ворошилову всё было понятно и переглянувшись с Галлером:

– Конечно, не стоит дублировать разработки с флотом.

* * *

Наконец, после объявленного Сталиным небольшого перекура, перешли к специальным видам артиллерии:

– Не изобрету велосипеда, если скажу – что с зенитной артиллерией, у нас было всё наиболее печально, друзья! И, это ещё «повезло», что воевать пришлось с Германией – а не с США, с их тысячными ордами «летающих крепостей»…

Лаврентий Павлович, опять завёл свою «шарманку»:

– Однако, из-за нашего вмешательства в «естественный» ход истории – боюсь, как бы…

Мирзаханов, не дослушав перебил:

– Я тоже «боюсь», коллега Берия: поэтому «чесаться» предлагаю прямо сейчас – не дожидаясь, когда засвербит конкретно! Про «крупняк» и малокалиберную зенитную артиллерию, я считаю, мы уже поговорили достаточно – во время выступления коллеги Бурухина… Мне к той теме добавить почти нечего. Теперь, о том – что я предлагаю: первым делом, надо немедленно восстановить и всемерно наращивать выпуск нашего первенца – трёхдюймовую зенитную пушку Лендера, образца 1914 года!

Рисунок 127. 76-мм зенитная пушка образца 1914/15 годов (3-х дюймовая противоаэропланная пушка Лендера или Тарновского-Лендера, также 8-К).

Это вызвало недоумённо-возмущённый гул:

– Коллега Мирзаханов! К 22 июня 1941 года, эта система устареет – как экскременты мамонта к Великой октябрьской революции! Зачем, так называемые «ресурсы» – про экономию которых, Вы уже несколько раз упомянули, переводить в заведомо бесполезное старьё?!

Тот, с превеликой готовностью, написанной прямо на морде лица:

– А, сейчас всё объясню, коллеги! Прежде всего, я предлагаю вооружить зенитками Лендера обыкновенные стрелковые дивизии – про ПВО корпусов, армий и страны в целом, поговорим отдельно. Какая авиация, какие типы самолётов, представляют реальную угрозу для обыкновенной пехоты?…Авиационщики! Что молчите?

От коллег-авиационщиков раздалось:

– «Штукасы», только они! Навряд ли, двухмоторные «восемьдесят восьмые» или «сто одиннадцатые», будут бомбить боевые порядки пехоты. По крайней мере, это не характерная цель для этих типов машин.

– Определённо, это так! «Ю-88» и «Хе-111» несравнимо чаще работают по корпусным и армейским тылам, по узлам коммуникаций, железнодорожным станциям и мостам. А вот стрелковые окопы на самой передовой, да окопавшиеся орудия в ближнем дивизионном тылу – цель «Ю-87»…

С этим не все были согласны:

– Ваши «Штукасы» наша пехота раз в месяц видела и то – издали или на картинке! Разведчики да корректировщики – вот главный воздушный враг советских стрелковых дивизий! Что толку им было от собственных или приданных артполков – если те легко выбивались немцами при корректировке с использованием всяких «Рам» и «Костылей», которые в «реальной» истории безнаказанно висели над нашими позициями? Их нечем было сбить – счетверённые «Максимы» до тех высот не доставали…

Рисунок 128. Самый страшный воздушный враг советской пехоты: ближний фронтовой разведчик и корректировщик «Hs-126», который за внешний вид советские солдаты прозвали «надоедливым костылём». Его появление означало артиллерийский обстрел, или удар авиации в ближайшее же время.

Выслушав всё это, Мирзаханов – повысив голос, подвёл черту под разгорающейся дискуссией:

– Правильно! Все эти воздушные цели: пикировщики, разведчики и корректировщики артиллерийского огня (к которым ещё можно добавить аэростаты), не являются такими уж скоростными или высотными целями – с которыми бы не справились предлагаемые коллегой Бурухиным крупнокалиберные «Виккерсы», 23-ёх миллиметровые «Пом-Помы» или предлагаемые мной зенитные трёхдюймовки Лендера! Мало того, эти системы не устарели бы и в начале 21 века – действуя по беспилотникам и вертолётам.

Его, не преминули немного поправить:

– Если где-нибудь в Африке, то – да!

– Или, на Донбассе…

Слегка улыбнувшись, Мирзаханов продолжил:

– Тем более, уже в следующем году, зенитная пушка Лендера должна будет пройти полный апгрейд – длину ствола увеличат до 55 калибров и высота стрельбы достигнет восьми километров…

Тут же, со стороны танкистов прилетело:

– «55 КАЛИБРОВ»?! Да, это же – практически наша «Ахт-ком-ахт»!!!

– Коллега шутить изволит?!

– Шутка шутками, а с такой длиной ствола – да с бронебойным снарядом к нему… Я, немецким танкистам в сорок первом, не позавидовал бы!

– А если такой ствол – да в танковом варианте запилить?!

– В «реальной» истории, коллеги, всё – что у нас было длиннее 30-ти калибров, шло в почти 100 процентный брак…

– Ничего! Если долго мучиться – что-нибудь, да получится. По крайней мере – к сорок первому, уже будет хорошо освоенная технология изготовления пушечного ствола такой длины – что только в плюс этой «зенитной альтернативочке»…

– Коллега прав! Если ничего не делать – длинные стволы «пилить» не научимся.

Подождав, когда коллеги-танкисты угомонятся, Мирзаханов продолжил:

– Ещё одним огромным плюсом является использование для этой зенитки самого обычного, наиболее распространённого боеприпаса – выстрела от 76-ти миллиметровой дивизионной пушки. Хотя, к ней были разработаны и специальные снаряды – в виде шрапнели, снаряжённой стальными стержнями – вместо круглых пуль.

– Ну, прям – ни одного недостатка, можно подумать…, – пробурчал кто-то.

– Недостатки, конечно имеются – куда без них! – с изрядным сарказмом ответил докладчик, – из них главных недостатка два: длинноствольных пушек Лендера было выпущено смехотворно мало и, к 22 июня 1941 года – почти все они были изношены в хлам…

Поразмыслив, Мирзаханов продолжил, зайдя к проблеме с другого конца:

– Вообще то, коллеги, дело не столь в самих «железяках» – как в организации системы ПВО всех уровней. Западные страны имели богатый опыт Первой мировой войны: в одной только Германии, в момент её окончания было порядка 15 тысяч зениток – в том числе и 105-ти миллиметровых. Ну а, мы во время своей Гражданской – даже тот опыт, что накопили до семнадцатого года, утратили! Поэтому, я настоятельно рекомендую больше внимания уделять таким, казалось бы «мелочам» – как подготовка командиров и наводчиков зенитной артиллерии, службе «ВНОС», связи на всех уровнях, приборах «ПУАЗО»… Желательно не забыть про автоматические установщики трубок, радиовзрыватели и так далее…

Рисунок 129. Прибор Керрисона представлял собой механическое счётно-решающее устройство, позволяющее определять углы наведения орудия на основе данных о положении и движении цели, баллистических параметрах орудия и боеприпасов, а также скорости ветра и других внешних условий. Полученные углы наведения автоматически передавались на механизмы наведения орудия с помощью сервомоторов.

При слове «радиовзрыватели», в зале раздался и долго не смолкал громкий гомерический хохот. Стоически переждав его, докладчик продолжил:

– Насчёт дальнейшего развития «основной» материальной части, же – не всё же нам царское наследство апгрейдить…

Ворошилов насторожился:

– Что Вы имеете в виду, коллега?

– Я думаю, не стоит торопиться и повторять за предками некоторые их действия сомнительной пользы. Я имею в виду покупку у немецкой фирмы «Рейнметалл» технологию на 76-ти миллиметровую зенитную пушку – известную как «3-К», образца 1931 года. Подождём немного когда «созреет» как конструктор «тот самый Грабин» и поручим ему сконструировать его «Ф-22»[57] в зенитном варианте. В «реале», она и так была почти зенитная – «полууниверсальная» то бишь, с углом возвышения в 75 градусов. От «немки» можно перенять повозку-лафет и, более мощный – чем у «дивизионки» боеприпас… Такими зенитками будем вооружать зенитно-артиллерийские полки «кадровых корпусных ядер» коллеги Ворошилова.

Рисунок 130. 76-мм полуавтоматическая зенитная пушка «3К».

Последний, не преминул прокомментировать:

– На первое время пойдёт, коллега!

– На «второе» же время, не будем терять время на «лишний» калибр: на «52-К» – 85-ти миллиметровую зенитку на лафете «3-К», а сразу перескочим на калибр «107 миллиметров» от корпусной пушки… Далее, позаимствуем у моряков калибр «130 мм» – для ПВО страны, а там и ракеты класса «земля-воздух» подоспеют.

* * *

Помолчав глядя вправо в потолок – как будто вспоминая что-то и, так и не вспомнив, Мирзаханов стал закругляться:

– Надеюсь, с зенитками всё понятно?

– Всё, всё! – ответили ему, – переходим на противотанковую и танковую артиллерию, коллега!

Согласно кивнув:

– Хорошо! Как я понял из доклада предыдущего коллеги, на низовых уровнях у нас полный порядок: в стрелковой роте имеются противотанковые ружья под «самый мощный в мире» 12-ти миллиметровый патрон, на уровне батальона и полка – крупнокалиберные зенитные пулемёты и 23-ти миллиметровые автоматические зенитные пушки, обладающие приличными бронебойными свойствами. Кроме этого, не надо сбрасывать со счёта трёхдюймовки-полковушки – даже, без специального кумулятивного снаряда. Наконец, на уровне дивизии, у нас в артиллерийском полку – два-три десятка трёхдюймовок и с дюжину шестидюймовых гаубиц… Прибавьте сюда штатный зенитный дивизион – 8 зениток Лендера и, возможное усиление танкоопасных направлений средствами ПТО корпуса. Короче, жизнь немецкого танкиста и, так – должна быть нелегка! По крайней мере, в теории…

– Однако, как я уже говорил, у полевой и зенитной артиллерии – свои задачи и неприятельским бронесилам они должны противостоять по мере необходимости – коль ничего другого не остаётся. Итак, начнём помолясь…

– Начнём с самого «снизу», коллеги. В каждом стрелковом батальоне, желательно иметь пару «дыроколов» – по опыту Великой Отечественной. Оставить «немецкий» калибр в 37 миллиметров или перейти на свой – в сорок пять? Если честно, не знаю – на всей этой истории весьма «мутные» пятна! Если использовать качественные боеприпасы, то бронепробиваемость у обоих примерно одинаковая – как и, ничтожное фугасно-осколочное действие их противопехотных боеприпасов. Так, зачем лишние телодвижения делать?!

Рисунок 131. Противотанковая пушка 1-К образца 1930 г.

– «История с поясками», – подсказали ему.

– Опять не понятно: если у нас до чёрта этих самых 47-ти миллиметровых бронебойных снарядов от старой морской пушки Гочкиса – то зачем, с них эти самые «два миллиметра» стачивать – превращая их в 45-ти миллиметровые? Неужели не проще использовать в «готовом» виде, приняв калибр противотанковой артиллерии в «47 мм»?! Наконец: почему, с этой самой «морской пушки» нельзя сделать противотанковую – разработав для неё соответствующий лафет?! Или, использовав немецкий?… Короче, вопросов больше чем ответов: придётся, засучив рукава в них разбираться и, кое-кому хорошенько дать «по шапке» – за профессиональную некомпетентность или явное вредительство!

Ворошиловым, вопрос был поставлен «ребром»:

– Так, всё же: 37 или 45 миллиметров для батальонной и полковой ПТО, коллега? Что нам по вашему мнению предпочесть?

Мирзаханов, очень рассудительно и аргументированно ответил:

– Если мы – как и «в реале», собираемся купить у шведов лицензию на «Bofors L60» и осваивать зенитную скорострелку «61-К», то я выбираю 37 миллиметров! Пяти-патронная обойма с 45-ти миллиметровыми патронами, слишком тяжела для заряжающего зенитки. А если нет, то – наоборот.

Было высказано общепринятое мнение:

– Что то, что это – галимое говно!

– Согласен! Однако, на данном историческом этапе, ничего более «убойного» на уровень «батальон-полк» не запихаешь. До «ПТУРов» ещё очень далеко – а, если даже получится с «Панцерфаустом», то это скорее суррогат – из-за ничтожной дальности эффективной стрельбы. «Дверная колотушка» же, позволит отдельно стоящему батальону отбиться от разведывательных броневиков, бронетранспортёров, лёгких танков и самоходок… Да и, средний танк – подкалиберным снарядом и с близкого расстояния, можно вполне удачно подловить и уконтропопить ко всем еб…еням!

Веское слово по этому поводу, сказал сам Вождь:

– В любом случае, лучше когда – хоть что-то есть, чем вообще – с бутылками, да связками гранат под танки! Однако, коллэга, есть у Вас и, что-нибудь потяжелее для доблэстной Красной Армии?

Мирзаханов, на запрос народа ответил тотчас – видно, это у него было уже давно обдуманно:

– Конечно! Но, это уже следующий уровень ПТО – дивизии и корпуса…Вместе с зенитной пушкой, закажем всё тому же Грабину и, чисто противотанковую систему «Ф-22» – но пока под широко распространённый унитарный патрон русской трёхдюймовки образца 1902 года. Я предлагаю с самого начала делать её как не «полу-универсальную» дивизионную – а, как специальную противотанковую. С углом возвышения не более 25 градусов.

– Ынтерэсный подход…

– От трёхдюймового калибра в дивизионной артиллерии надо потихоньку уходить! – категорически заявил Мирзаханов, – а вот в танковой и противотанковой артиллерии, ему пока самое место.

– И, чем Вы этот «калибр» замените, интересно? – поинтересовался Ворошилов, – знаете, какие на складах залежи его снарядов – ещё с Империалистической?!

– Знаю! Поэтому и говорю: «ПОТИХОНЕЧКУ»!!! Не надо смешивать понятия и скрещивать ужа и ежа: задачи противотанковой артиллерии несколько отличаются от задач дивизионной. В стрелковой дивизии, к «22 июня 1941 года», обязательно надо иметь противотанковый дивизион с 8-ю «альтернативными» «Ф-22». В стрелковом корпусе желательно иметь противотанковую бригаду с ними же. Вся остальная же лёгкая дивизионная артиллерия, пусть будет вооружена «старыми» трёхдюймовками – они себе вполне соответствуют в составе ОБЫЧНОЙ(!!!) стрелковой дивизии, с артиллерией на конной тяге. Напомню коллегам ещё раз: вплоть до конца войны, таких дивизий было БОЛЬШИНСТВО!!!

Рисунок 132. Советская дивизионная полууниверсальная пушка Ф-22.

– …Ну, а для механизированных и моторизованных частей и соединений, надо разработать совершено другую систему артиллерийского вооружения – как уже это я и, говорил.

Дальше, Мирзаханов продолжил, обращаясь к танкистам:

– Я думаю… Я УВЕРЕН(!!!) – Грабину ничего не будет стоить противотанковую пушку «перезапилить» в танковую – в «реале» такое, на каждом шагу встречалось. Из-за длины ствола (51 калибр против 42-ух), бронепробиваемость её и баллистика, будут несколько выше – чем у «Ф-34», коими были вооружены те самые «Т-34-76». Ну, а когда у немцев появятся их пресловутые «Тигры» да «Пантеры», мы сможем сделать ход конём…

Мирзаханов хитро прищурился:

– «В реале», этот «ход конём» сделали за нас гансы-фрицы! Расточив камору ствола под зенитный унитар и оснастив ствол дульным тормозом, они из наших трофейных «Ф-22»[58], запилили вполне годный ништяк – противотанковую пушку. И, даже устанавливали её на шасси устаревшего лёгкого чешского танка – получив самоходную установку «Мардер»…

Рисунок 133. Наша «Ф-22» на службе в Вермахте: 7,62 cm Pak. 36 – 76-мм германская противотанковая пушка периода ВМВ.
Рисунок 134. Противотанковая самоходка 7.62 cm PaK36(r) «Marder III».

Комбриг Калиновский, одобрил:

– Вполне соответствует некоторым моим задумкам, коллега!

– Вот мы тоже, как припрёт нужда – у обоих вариантов «Ф-22» расточим камору под боеприпас от зенитной пушки «(это первоначально должно быть заложено в конструкции для модернизации), приладим дульный тормоз и, бронепробиваемость достигнет ста – ста двадцати миллиметров с расстояния в километр, под прямым углом. Получиться что-то вроде «Шермана-Светлячка»[59] и, про существование немецких «кошаков», можно будет навсегда забыть!

Посмотрев по сторонам, полюбовавшись произведённым эффектом, Мирзаханов сказал:

– У меня – всё, коллеги! Если вопросов не будет, то я пожалуй пойду на своё место сяду…

Естественно, без вопросов не обошлось!

– Коллега Мирзаханов, вообще не упомянул про пехотные орудия непосредственной поддержки пехоты – наподобие немецких «7,5 cm leIG 18» и «15 cm s.I.G.33»… Я так думаю, это не случайно?

– Правильно думаете! Для таких орудий нужны хорошо подготовленные, грамотные наводчики, коллега – имеющие как минимум среднее образование. А положение сложившееся перед войной с призывным контингентом – нам всем вполне доходчиво, несколько ранее обрисовал коллега Маршал. Взамен пехотных орудий, к концу 30-ых преднамеренно вводим на уровне «рота-батальон-полк» сладкую парочку: орудие – прицельно бьющее прямой наводкой, плюс орудие «навесного огня» – берущее не точностью, а массированностью. Для обоих случаев, какой-то особенной квалификации наводчика не требуется – хватит 4-ёх классов и небольшого практического навыка!

– Значит, всё же миномёты?

– Значит: миномёты – НАШЕ ВСЁ!!! Однако, «на задел» – уже на послевоенное время, я бы рискнул предложить разработать «линейку» артсистем по принципу знаменитой «Ноны». Вернее, её прообраза – французского нарезного миномёта «РТ-61».

Рисунок 135. Буксируемая «Нона»: "2А51" – 120-мм пушка-гаубица-миномёт.
* * *

Ещё спросили:

– Вы забыли рассказать про «карманную» артиллерию, коллега!

– УФФФ… Хотя и, несколько не мой профиль – но я честно выскажу, что думаю по этому поводу. Ручную гранату «РГД-33», которая вскоре должна быть принята на вооружение – я бы вставил её изобретателю в задницу! Что, кстати – совершенно для него безопасно. Чтоб, воспользоваться этим детищем заведомого вредителя, надо было перед боем собрать её из четырёх частей, поставить на боевой взвод хитрым движением рукояти, а во время броска – сильно встряхнуть. Сами понимаете: надо иметь три высших образования и нервы железного Терминатора – чтоб в горячке боя, совершить всё это в правильной последовательности! И хотя, сей боеприпас был просто сказочно сложен в производстве, а уже после первого боевого применения у озера Хасан его было рекомендовано оставить у «вспомогательного» персонала – до сорок второго года наклепали где-то с полсотни миллионов этого «добра»! Спрашивается: НА КУЯ?!

Рисунок 136. Гранаты "РГД-33" – не пользующиеся особой популярностью.

– Хорошо! Что Вы предлагаете взамен, коллега?

– Если, иметь в виду вашу «перманентную» мобилизацию, коллега Ворошилов, то я бы порекомендовал пораньше принять на вооружение знаменитую немецкую «колотушку» – гранату двух мировых войн «Stielhandgranate 24». Технологически просто, экономически дешево и достаточно эффективно! Естественно, совершить полный апгрейд – а там и наши «Ф-1», «РГД-5» и «РГ-42» подоспеют.

Рисунок 137. Знаменитая немецкая «колотушка», которой с удовольствием пользовались солдаты разных сторон.

В продолжении гранатной темы:

– Ваше мнение об подствольных гранатомётах, винтовочных гранатах и, прочем – тому подобном?

– Резко отрицательное! Очень незначительная боевая эффективность при значительных вложениях наших ограниченных ресурсов… Гораздо более умно будет, потратить их на ротные 60-ти миллиметровые миномёты.

Рисунок 138. Только так и, никак иначе!

Глава 14. Компьютер из рисовой шелухи

«Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место нужно бежать вдвое быстрее», – Льюис Кэрролл «Алиса в Стране Чудес».

Не успел предыдущий докладчик усесться на своё место, как из зала раздалось:

– Коллега Мирзаханов упомянул, в том числе и про связь… Разрешите небольшой докладчик на эту тему, коллега Сталин?

– Как я понимаю, Ви хотите рассказать нам про радиосвязь – самое, на мой взгляд уязвимое место совэтской военной машины, коллэга Вологдин[60]?

Рисунок 139. Вологдин В.П.

Немолодой уже человек, с профессорской бородкой – хотя и одетый в накинутую на плечи видавшую виды студенческую тужурку, ответил:

– Конечно, про радиосвязь! Не про голубиную, же почту или, скажем – про гонцов на трёхколёсных «Муравьях» коллеги Рысёнка!

Зал, дружно грохнул со смеху…

– Ну, тогда «небольшим докладчиком» нэ отдэлаетесь! – прищурившись, Вождь взял Вологдина «на прицел» своей трубкой, – виходите к трибуне и докладывайтэ широкомасштабно, коллэга!

– Извиняйте, но нас здесь трое – коллега Минц и ещё один…

Вождь, дал отмашку:

– Тогда виходите всэм хором!

С самого начала, с того самого момента – как ознакомился с «автобиографиями» своих коллег-вселенцев, Сталин был спокоен за советскую радиоэлектронику – сразу три специалиста по ней. Это – своеобразный рекорд: в других «отраслях» такого многолюдия нет! Причём, все трое с немалым отраслевым опытом «там» – хотя и разнообразным. Сам вселенец в Вологдина, правда – хоть и имел соответствующее образование и опыт работы лаборантом в радиотехнической лаборатории, больше подвизался на чисто административных должностях.

Так, это только в плюс!

Генерал Гровс, которому Рузвельт поручил проект «Матхетен» – тоже ни разу не был учёным-атомщиком. Не говоря уже про нашего «реального» Лаврентия Павловича – получившего аналогичное задание от «реального» же Сталина.

Троица радиоэлектронщиков вышла к трибунке и несколько сконфуженно замялась, переглядываясь между собой. Наконец, один из них – в отличии от других в форме и, со знаками различия среднего командующего состава, характерным движением кадрового военного одёрнул гимнастёрку и встав за трибункой, решительно начал:

– Прежде всего, мне хотелось бы всего парой слов охарактеризовать всю глубину той жо… Задницы, извиняюсь, в которой мы оказались с радиосвязью в канун войны и в её начальный период. Обычно, большинством электората считается, что советским танкистам, лётчикам, артиллеристам, пехотинцам (далее по списку) просто не хватало раций – а уже имеющиеся, их тупое начальство недооценивало и очень неохотно ими пользовалось. Мол, стоит только побольше наделать этого девайса, а генералов сдёрнуть за вышиванку… Извиняюсь – за хвост с деревьев и, объяснить им про пользу беспроводной связи – как будет тут нам всем великое счастье. Спешу таких разочаровать: дело здесь – даже не в отсутствии или наличии раций на самолётах, танках и прочем…

Военный замолчал, подыскивая подходящие слова:

– Вы знаете, что передатчик довоенной танковой радиостанции «71-ТК-1», например, через каждые 20 минут надо было выключать для охлаждения? А, ведь остывает он далеко не пять минут!

Рисунок 140. Советская танковая радиостанция 71-ТК-1.

Со стороны танкистов послушалось возмущённое:

– Не, ну здорово! И, как танковыми подразделениями управлять в атаке?! Через каждые двадцать минут в землю закапываться по самые башни?!

– Думаете, в обороне будет легче?

– Ну, обрадовал! Да, хоть все танки сделай радийными…

Из рядов авиационщиков, поначалу звучало более оптимистично:

– А если сделать охлаждение от набегающего потока воздуха?

– Ламповая аппаратура, коллега! Стекло лопнет.

– Ах, да… А я и, забыл! Вот, чёрт… А, как же воевать с такой радиосвязью?!

– Да, ведь как-то же воевали!

– Вот именно – «как-то же»…

Меж тем, военный продолжал:

– Однако, это печальное обстоятельство просто меркнет перед качеством радиосвязи, коллеги! Эфирные помехи на коротких волнах (диапазон от 4 до 5,6 МГц), «искрящий» двигатель, присущая нашей радиотехнике конструктивная нестабильность частоты – делали нашу радиосвязь в канун и начале войны, просто какими-то «шаманскими танцами с бубном»!

Триандафиллов печально покачал головой:

– Если всё это действительно так – то тогда вполне понятно недоверие командиров РККА к радиосвязи в целом.

– Вот то-то и оно, коллеги! А теперь представьте, что армия с такой радиосвязью столкнулась с другой: наши связисты, впервые заполучившие трофейные немецкие радиостанции, сперва подумали что они неисправны – до того был «чист» эфир! Немецкие самолётные и танковые рации (про «высокую» радиосвязь и радиолокацию я пока промолчу для экономии времени) работали в диапазоне 27–33 МГц – где не было эфирных помех, за двигателями тщательно следили – чтоб не искрили, а стабильность частоты была просто – запредельно фантастическая! Незаметно для большинства разведок мира, в начале 30-ых годов Германия совершила технический рывок в радиотехнике – особенно в разработке высокостабильных генераторов плавного диапазона.

Рисунок 141. Ukw.E.e Emil – приемник танковой УКВ радиостанции Fu 5. Два рабочих канала в диапазоне частот 27,2…33,3 МГц. Виды работы – тональный телеграф (А2) и телефон (А3). Производство Telefunken. Начало выпуска – 1936 г.
Рисунок 142. 10 W.S.c – передатчик танковой УКВ радиостанции Fu 5. Два рабочих канала в диапазоне частот 27,2…33,3 МГц. Виды работы – тональный телеграф (А2) и телефон (А3). Выходная мощность – 10 Вт. Производство Telefunken. Начало выпуска – 1938 г.

Улыбнувшись, как будто что-то забавное вспомнил, военный с немалой дозой сарказма сказал:

– Приходилось читать в художественной (да и не только в художественной) литературе, как наши радисты немецких «подслушивали» и даже хулиганили в «эфире» – говоря всякие обидные для фашистов слова. Что наши танкисты и лётчики по радио вызывали своих немецких коллег на честный поединок… Так вот, коллеги – всё это полнейший бред! У Красной Армии всю войну, даже приемников на их частоты не было. А со второй половины войны, для прослушивания и постановки помех использовали трофейные рации или полученные по Ленд-Лизу.

Естественно, после некоторого молчания, обильно послышались предложения, типа такого:

– Купить технологии – пока Германия на боку!

– Не выйдет, коллега: в конце двадцатых, в Германии экономический подъём. Да и, сказано же русским языком: технологии были разработаны «в начале 30-ых» – Гитлер у власти. Советско-германское сотрудничество – до 39-го года, накрылось неким мохнатым предметом!

– Если нельзя купить, значит – надо украсть! Чем интересно, у нас Коминтерн занимается?! Озадачить товарищей – нехай усиленный паёк отрабатывают и раздобудут для нас немецкие технологии.

– Держите карман шире, коллега! Это – шарага по распилу бабла, вроде нашкго «МММ». Впарят вам ушлые ребята-коммитерновцы какую-нибудь липу – не более того.

– Коллега прав: столько народу из «братских» компартий на нашем коште числилось – а про «Енигму» мы только после войны узнали…

– Разогнать тогда этот гадюшник к еб…еней матери и создать нормальную разведку!

Всей толпой покосились в сторону двери, где на страже зорко бдили коллеги Чекист и Важняк.

Докладчик же, отрицающе замотал головой:

– Увы, коллеги! Даже если немецкие коммунисты (большинство из которых, увы – еврейской национальности и, после 1933 года – рассядутся по концлагерям или сбегут из Германии) возможно «раздобудут» немецкие технологии – но вот освоить их, они нам не помогут. Для этого, нам нужна общая КУЛЬТУРА ПРОИЗВОДСТВА!!! По этой же причине, никто до конца войны не смог догнать немцев в области радиосвязи, а по окончанию её – по взаимному соглашению, страны-союзники уничтожили высокие технологии поверженного противника… Прямо как обиженные легионеры-римляне – метательные машины Архимеда. Радиопром СССР, правда, пытался их воспроизвести – лет 15–20 промурыжился, но без толку.

Внимательно слушавший Сталин, практически рявкнув, закончил дискуссию об купле или воровстве технологий у вероятного противника:

– Развели маниловщину, коллэги… Что толку, мэчтать об том – чего однозначно нэ будэт?! Раз, после войны нэ смогли «воспроизвести», то до неё – тэм более!

Потом, несколько иронично, в полушутливой форме:

– Вот, оккупыруем Германию раньше союзников по плану «Лэдокол» коллэги Триандафиллова – тогда и, посмотрим на фашисткий «хай-тэк»…

Тот кстати, был настроен уже не так оптимистически:

– Коллега Сталин думает, что с такой радиосвязью – это получится достаточно быстро? До того момента, когда в войну в Европе вмешаются США?!

– «Коллэга Сталин» нэ думает – он увэрен, что три наши радиоэлектронщика, что-нибудь да придумают…

Вдруг, спохватившись:

– Кстати, коллэги, разрэшите прэдставить: Минц Александр Львович! «У нас» он был полковныком Войск связи, дослужился до начальника связи крупной части войск РВСН. «Здесь», Александр Львович – участник Гражданской войны, в которой командовал радыодивизионом Первой конной армии[61]. С 1921 года занимал должность начальника радиолаборатории Высшей военной школы связи в Москве. Это под его руководством была разработана первая отечественная ламповая радиотелеграфная станция «АЛМ» – принятая на вооружение Красной Армии в 1923 году. С этого же года, коллега Минц был назначен начальником Научно-исследовательского института связи (НИИС) РККА… «Бурные и продолжительные аплодисменты», коллэги!

Рисунок 143. Первая отечественная ламповая радиотелеграфная станция «АЛМ».

Когда коллеги вдоволь нахлопались и, теперь сидели – дуя на ладошки, небезызвестный Файнберг-Опозит сказал:

– А знаете, коллега Минц, про Вас я читал у Бабеля в его ««Конармии».

– И, чего же интересного, Вы «про меня» там вычитали там, коллега? – с явной заинтересованностью, но слегка настороженно вопросил тот.

– Почему не знаю, но после «переноса» – память стала, просто как у компьютера! Все книжки, когда-то прочитанные мною, помню наизусть. Поэтому, могу дословно процитировать…. Разрешите, коллеги?

– Всегда пожалуйста, если про такого достойного человека – как нынешний я! – вселенец в теле реципиента Минца коротко хохотнул.

* * *
Рисунок 144. Минц А. Л..

– "…Буденный в красных штанах с серебряным лампасом стоял у дерева.

– Ребята, – сказал Буденный, – у нас плохая положения. Гад Корочаев радиодивизион полякам бросил. Требуется возвернуть.

– Поинтересуюсь узнать, – закричал вдруг дико Афонька Бида, – … подходяще ли нам из-за разных мигалок и пищалок коней терзать и людей тратить?

Тогда Ворошилов поднял коня на дыбы и влетел в середину эскадронов.

– Бойцы и командиры, – сказал он со страстью, – в Москве борется небывалая власть. Рабоче-крестьянское правительство… по тому радиотелеграфу все свои приказы нам дает и, обратно, о наших всемирных победах донесения имеет. Нам без того радио никак. Делай, командарм!

– Возвернешь Минца – твоя бригада, – сказал командиру Колесникову командарм Буденный с ослепительной своей усмешкой. – Понял?

– Понял, – ответил Колесников, выпучив глаза…

… Палатка и линейки брошенного радиодивизиона стояли на кочковатом поле в трех верстах от Замостья… Светало. Под крайней линейкой сучил ногами во сне солдат-мотор, полночи крутивший велосипедный станок радиостанции. К палатке подъехала опухшая Сашка, сестра тридцать первого кавполка, дама всех эскадронов.

– Сомневаются бойцы, – сказала она, слезая, – есть думка: бросили нас. Может, по вашей хреновине что отстукали? – и она заковыляла вперевалочку к запахнутому входу палатки.

– Отваливай, – закричал караульный казачок Степка Дуплищев, – к Минцевым установкам без особого допуска пускать не велено.

– Я, небось, вас, сопливых, пускаю, – пробормотала Сашка. – Без допуску пускаю. Сделаемся, што ль?

– Ну что ж, тогда сделаемся, – ответил Степка и откинул полу у входа. За столом, среди волшебного блеска радиостанции, спал, положив голову на телеграфный ключ, Минц. Сны прыгали вокруг него, как котята.

– Проснется – спросишь, – грубо прошептал Степка, – а пока отваливай. Сморило его. Почитай, всю ночь, как дятел, стучал…

– Это он сам ключом действует? – изумилась Сашка, – вас, значит, жалеет.

– Жалеют они, очкастые, нашего брата, как кошка мышку, – просипел из-под линейки проснувшийся солдат-мотор.

– Обратите маленькое внимание, – перебил его Степка, – это все, что он ногами накрутил, теперь обратно через голову выходит. Заместо мыслев.

– Кончай лаяться, поляки пришли, – закричал Гулимов, и сразу стало слышно великое безмолвие польской лавы.

Из палатки вышел Минц.

– Есть такая надея у нас, Александр Львович, что не отобьемся, – сказал Степка.

– Отобьемся, – ответил Минц, – главное, ихних лошадей ужаснуть, тогда беспременно повернет лава.

И его осмотрительное мужество и хладнокровие, походившее на рассеянность мечтателя, сотворили чудо – дрогнула польская кавалерия, и подоспевшие эскадроны Колесникова рубили уже уходившую в беспорядке шляхту".

* * *

Среди безмолвного молчания, когда все коллеги во все глаза таращились на Минца и усиленно соображали – пытаясь понять, чем этаким он мог «ужаснуть» лошадей шляхты (Будённый то понятно – красными шароварами с серебряным лампасом), сам герой «отрывка из произведения» – наскоро проанализировав, рассудительно прокомментировал услышанное:

– Делаем выводы: первое – Семён Михайлович и Климент Ефремович отлично понимали значение радиосвязи для боевых действий войск. Зря про них наговаривали – как про тупых «лошадников», значит!

– Второе: войскам связи необходим бензиновый мотор-генератор – чтоб, связисты ногами «не сучили» «под крайней линейкой».

– Третье: в части был хорошо поставлен секретный режим – раз, к аппаратуре без «особого допуска» не пускали…

Кто-то из зала, не менее рассудительным тоном, дополнил «анализ»:

– …Четвёртое: «половой режим» в части, напротив, был поставлен крайне отвратительно – раз «у всех эскадронов» была всего одна «дама»!

После живейшего обсуждения «полового режима» в войсках связи, Ворошилов спросил:

– А, что? Мой реципиент и вправду, выражался так коряво?! «В Москве борется небывалая власть» – какой ужас.

– Да, нет, – успокоил его Маленков, – здесь, кроме недорезанных ещё графьёв да князьёв, все так говорят. Привыкайте, коллега, к простонародному языку!

– Я то привыкну – кудыть я денусь! Лишь бы, мои подчинённые ничего не заподозрили – когда я на языке их классового врага заговорю. Ладно, не будем о грустном, – нарком обороны, как-то обречённо махнул рукой, – раз нам германские «ништячки» однозначно не святят, значит, мы должны двигаться каким-то другим путём – для достижения хоть какого-то паритета с Вермахтом по радиосвязи.

Кто-то из зала задал такой вопрос:

– Коллега Минц! Раз немцы так любят работать на тех частотах – где нет естественных помех, может нам стоит организовать специально для них искусственные помехи?

Тот, видимо и сам про такое неоднократно думал, поэтому с пылом-жаром:

– Понял Вас! Ну, что ж – радиоэлектронная борьба известна со времён Русско-японской войны, получила дальнейшее развитие в Германскую и Гражданскую и, широко применялась нашими во время Великой отечественной войны. И нам – сам Бог велел обратить на неё самое пристальное внимание. Пораньше! В разработке «высокостабильных генераторов плавного диапазона», мы немцев ни в коем разе не переплюнем – но сделать простенькую «глушилку», способную зас…рать им напрочь весь диапазон УКВ – вполне реально.

– Короче: «Сам не гам – но и вам не дам».

Согласно кивнув в ответ:

– Вот именно! «Що сам не з'їм – то подкусиваю».

Тем не менее, Минц несколько удручающе развёл руками:

– Вот только наша собственная радиосвязь от этого лучше не станет.

* * *

Дальнейший ход дискуссии на тему радиосвязи предложил сам Вождь:

– Чтоб ыметь хоть какое-то прэдставление об этой проблэме, хотелось бы услышать от коллэг-радиоэлектронщиков краткий обзорчик по положению дэл в их отрасли в 20-30-ые годы. Возможно тогда, какая умная мысля в наши с вами головы прыдёт…

Переглянувшись мельком со своими, к трибунке с молчаливого согласия вышел сам Вологдин:

– Главная причина нашего отставания в радиоэлектронике, коллеги, на мой взгляд сродни таковой ж в нефтянке – у этой донельзя важной отрасли не было своего наркомата. Лишь, в 1954 году было образовано самостоятельное Министерство радиотехнической промышленности СССР – до этого радиоэлектроника входила в Наркомат электростанций и электропромышленности, в свою очередь – выделившийся из Наркомтяжпрома лишь в 1939 году…

«Опять же вопрос: наркомат или синдикат – по примеру «Нефтесиндиката»? – не мог, не задать себе вопрос Сталин, – государственный социализм будем строить – как в «реале» или корпоративный? О, Бог ты мой, до чего же всё сложно…».

– …Всю историю радиоэлектроники в России – со времён Попова, я пожалуй рассказывать не буду. До революции, это направление электротехники уже выделилась в отдельную – «электрослаботочную промышленность» и, была главным образом сконцентрирована в Петрограде. Кстати, коллеги! Советские историки любят… «Любили» или «будут любить»?

Киров, посмотрев в потолок, ответил не вполне определённо:

– А кто его знает! Будем считать, что уже «любят».

– Так, вот… Официальная пропаганда любит сравнивать советские достижения с 1913 годом. Однако, это в корне неверный подход, коллеги: наивысший расцвет промышленности Российской Империи был в 1916 году!

– Ага… Особэнно по следующему году, этот ваш «наивысший расцвэт» был хорошо замэтен, – хмыкнул Вождь скептически, – не отвлекайтэсь от тэмы, коллэга!

– Хорошо не буду, это так – к слову пришлось. Несмотря на все успехи к шестнадцатому году, в России радиолампы серийно не производились – их привозили из Франции. Но уже в 1916 году, свою оригинальную конструкцию триода предложил близкий друг и соратник Ленина и, несмотря на это – выдающийся инженер Михаил Александрович Бонч-Бруевич, назвавший свою лампу «катодным реле».

– …Далее, в силу различных объективных обстоятельств (из-за которых, например «исчез» упомянутый ранее Петроградский патронный завод), к 21-му году, российская так называемая «электрослаботочная промышленность» – предтеча радиопромышленности, пришла в совершенно плачевное состояние – хотя имела и некоторые успехи. Например, серийный выпуск радиоламп в «Нижегородской радиолаборатории» того же Бонч-Бруевича – видного большевика и учёного. Чтоб стали более понятны присущие в те времена проблемы (не только в «электрослаботочной промышленности», кстати), приведу простой пример: мастеров-стеклодувов – без которых не изготовишь баллоны для лампы, в России до революции было всего восемь…

Многозначительно оглядев зал, Вологдин повторил ещё раз:

– …Повторяю ещё раз и, причём – прописью, коллеги: ВОСЕМЬ!!! А после Гражданской войны, количество стеклодувов уполовинилось. Вот с такого уровня, нам пришлось начинать создавать радиопромышленность…

В зале присвистнули:

– Напоминает бородатый советский анекдот про китайскую авиацию. Ну, там где лётчик заболел…

– Напоминает, что Николашку надо было не расстреливать – а на кол посадить!

– Два раза, коллеги, два раза!

На них зашикали:

– Езжайте на Урал, откопайте эту семейку и сажайте на кол столько раз – сколько нравится, некрофилы. А пока не мешайте слушать!

Повысив голос, Вологдин продолжил:

– ….По плану ГОЭЛРО, было решено восстановить и «электрослаботочную промышленность». Однако, начальник Главного электротехнического управления (Главэлектро) ВСНХ Куйбышев – в которую она входила, принял (спорное на мой взгляд) для этого решение – об переезде всех предприятий отрасли в Петроград.

Это решение «верного сталинца» полностью противоречило планам «нового» Сталина об – наоборот, предвоенной «эвакуации» промышленности на Восток и, он помрачнел лицом и нахмурился.

– Блокадники-электронщики, поди, до сих пор Куйбышева благодарят…, – раздалось из зала с печальной ноткой, – с «того свету».

– …И, танкисты с лётчиками – оставшиеся без хоть-каких-то, пусть плохеньких – но раций, – согласился Вологдин, – однако, давайте по порядку, коллеги! Вскоре, в свете политики «НЭПа», приступили к «трестированию» – объединению наиболее технологически развитых, крупных и хорошо сохранившихся предприятий. По идее, тресты должны были действовать на рынке как самостоятельные коммерческие единицы. Получилось немного не так – как хотелось, однако это – не тема моего рассказа!

– …В образованный «Телефонно-телеграфный трест», кроме прибывших по программе «переселения» Куйбышева, были объединены четыре петроградских – «Гейслер», «Эриксон», «Сименс» и «Завод пустотных аппаратов». Как вы сами видите, коллеги, радиоэлектроника не была самостоятельна даже внутри «Главэлектро»! Она находилась на одной доске с телефонной и телеграфной связью…

Вологдин, обращаясь к залу, задал вопрос:

– Кому из них отдадут приоритет при делёжке бюджетного пирога, как вы думаете?

Ответ, был мгновенен:

– Чего тут «думать»? Телефонистам – большие начальники по телефону общаются, а не по рации.

– Правильно! Телеграфом и телефоном, большие начальники чаще пользуются – а что такое «радио», не все даже понимали. Отношение к радио подтверждает факт переименования крупнейших заводов в двадцатых годах: завод «Сименс» стал именоваться «Петроградским телеграфным(!!!) заводом им. Козицкого», завод «Эриксон» – «Петроградским телефонным(!!!) заводом «Красная заря»», завод «Гейслер» – «Петроградским телефонно-телеграфным(!!!) заводом им. Кулакова»… И ни одного «чистого» радиозавода!

Один из коллег сделал такое – вполне резонное замечание:

– Хотя, про советский телеграф ничего плохого сказать не могу, но как заводы ни переименовывали – даже на момент распада СССР, восемьдесят процентов квартир без телефонов были… А весь мир в то время уже на сотовую связь переходил!

– Да! Имело место быть, такое феноменальное явление при «развитом» социализме…, – согласился докладчик, с печальной миной, – наконец, при участии крупнейших и виднейших российских учёных – и, видимо по их настоянию, был создан отдельный «Электротехнический трест заводов слабого тока» (ЭТЗСТ) – в качестве всероссийского государственного объединения. Но опять же – при «Главном электротехническом управлении ВСНХ СССР», а не как отдельный синдикат…

Рисунок 145. Фирменная табличка ЭТЗСТ.

– …В «ЭТЗСТ» входили на первых порах четыре петроградских предприятия, пять московских и завод «Сименс» в Нижнем Новгороде. В правление треста входили как крупнейшие специалисты – так и, виднейшие большевики. Председателем правления Треста был выбран некий Жуков – член ВКП(б) с двадцатилетним стажем подпольной работы…

В зале оживление и смех и не совсем приличные предположения, о том – как подобный «стаж» мог помочь в развитии радиопромышленности страны.

– …Через год после образования, членом правления стал и ваш покорный слуга, – докладчик слегка поклонился аудитории, – «…видный российский ученый и инженер-практик профессор Вологдин В.П.».

В зале ещё раз похлопали, а коллега Вождь вполне резонно подумал, что в самом недалёком будущем – «инженер-практик», будет более адекватно смотреться в роли Председателя правления «ЭТЗСТ» – чем «подпольщик-практик».

– Несмотря на все присущие тому времени трудности, новый Трест стартанул хорошо! На бывшем предприятии «РОБТиТ» в Петрограде, было организован серийный выпуск усилительных радиоламп и рентгеновских трубок.

Рисунок 146. Рекламный плакат ЭТЗСТ.

Вологдин, повернулся и за плечо выставил на всеобщее обозрение третьего из «своих» – молодого человека не старше тридцати лет:

– Разрешите представить, коллеги: это настоящий главный инженер этого предприятия – будущий академик Сергей Аркадьевич Векшинский!

Как говорится: «Бурные и продолжительные, переходящие в овации».

– Боюсь, не оправдаю ваших ожиданий, коллеги! – поспешил разочаровать «будущий академик», – в «той жизни», я был всего лишь спортсменом-радиолюбителем – чемпионом СССР по радиомногоборью[62], просто радиолюбителем – могу собрать любую схему из уже готовых комплектующих, изобретателем-рационализатором – публиковался в журнале «Радио». Был, даже одно время историческим реконструктором по части радио! Да, не один – а с группой товарищей…

Из дружных рядов попаданцев ехидно заметили:

– «Реконструкторство» – единственный вид коллективного сумасшествия.

– Хахаха! Согласен!

Вождь, подбадривающе молвил:

– Ничэго, коллэга! Главное, Ви знаете – ЧТО(!!!) надо делать. А, КАК(!!!) сделать – как-нибудь, да прыдумаете.

Народ в зале, тоже – подбадривающе зашумел, типа: не очкуй, коллега – мы и, того не знаем и не умеем!

– Благодарю за доверие, коллеги! – ответствовал тот, – приложу все силы, чтоб оправдать.

– Оправдаете – куда Вы денетесь, – похлопал товарища по плечу Вологдин, – однако я продолжу с вашего разрешения обзор советской довоенной радиопромышленности… Естественно, без «помощи» классового врага не обошлось! В 1923 году, удалось заключить договор с Французской генеральной радиотелеграфной компании (Compagnie generale de L'Electricite). При помощи французских специалистов, трест наладил производство совершенно новых для СССР типов ламповых передатчиков, приемной аппаратуры, электронных ламп и выпрямителей. И, хотя по меркам Запада эти технологии уже были сильно устаревшими, для радиопромышленности СССР это был огромный шаг вперёд…!

Рисунок 147. Одноламповый приёмник ЛБ-2 отечественной разработки.

– …Таким образом, с одной стороны – при поддержке государства, а с другой – возникшего спроса на рынке оживающей при НЭПе экономики, «Электротехнический трест заводов слабого тока» стал делать первые коммерческие успехи: было налажено производство, развёрнута широкая рекламная компания, заключены «твёрдые» договора с заказчиками. К 1924 году, в России уже было свыше 20 тысяч радиоприёмников на руках у населения, правда, всего лишь процентов пять из них – ламповые…

– …Следующий хорошенький «рывок» советская радиопромышленность совершила в середине тридцатых, когда были налажены дипломатические отношения со Штатами, а с фирмой RCA (Radio Corporation of America) был подписан контракт об сотрудничестве. Разумеется, не бескорыстном! С той поры, на ленинградской "Светлане" и в подмосковном Фрязино, было развернуто производство американских радиоламп в металлических и стеклянных баллонах с октальным цоколем, а на воронежском «Электросигнале» освоили бытовые супергетеродины.

Рисунок 148. Первый отечественный ламповый радиовещательный приемник французской разработки, выпускавшийся серийно: «Радиолина № 2».

– …Отставание советской радиопромышленности к середине 30-ых, имелось не только в области электровакуумных приборов, но и в производстве современных конденсаторов и сопротивлений. Поэтому, наряду с линиями по изготовлению американских радиоламп с октальным цоколем, на советских радиозаводах строятся цеха для американского оборудования по выпуску слюдяных конденсаторов и композитных сопротивлений. Производство последних, у нас налаживала не «RCA», а другая американская фирма – «International Resistance Company», имеющая соответствующий патент…

– …Ну и, «американизация» – так во всём! Как «вишенка на верхушке торта»: на радиозаводах страны началась конвейерная сборка радиоприёмников…

Рисунок 149. Сборка радиоаппаратуры на ленинградском заводе им. Козицкого.

– …Довоенное сотрудничество с американцами, явно пошло на пользу: последними предвоенными достижениями советской радиопромышленности были девяти-ламповый «СВД-9» и одиннадцати-ламповый «Д-11». Экземпляр последнего, находился в кабинете Сталина и, безусловно – являлся предметом роскоши из-за своей недоступной для простого труженика стоимости. Эти образцы оставались непревзойдёнными по своим техническим характеристикам вплоть до 50-х годов!

Чуть отдохнув и испив из графинчика, Вологдин продолжил было:

– В это же время, в обоих столицах страны появились первые телевещательные студии…

Его перебили из зала, недоверчиво спросив:

– Вы про телевидение, коллега Вологдин?

– Да, про него! Не такие уж мы и «тёмные» – как сами себе представляем: первые три тысячи телевизоров под брэндом «Б-2» – с экранчиком размером с почтовую марку, в СССР были изготовлены с 1932-го по 35-ой год на ленинградском «Коминтерне» (завод имени Козицкого). В 1938 году, то же предприятие презентовало более сложную модель – телевизор «ТК-1». Новинка изготавливалась по американской лицензии и работала на 33-ёх лампах. Накануне войны, в стране уже насчитывалось порядка двух тысяч «зомбоящиков»!

Рисунок 150. Советский телевизор ТК-1 (1938 г.)

Оппозит с места выкрикнул:

– «Зомбоящики» нам не менее танковых раций нужны!

Впрочем, эта тема не получила развития…

* * *

На лице Вождя, кроме недоумения, ничего прочесть было невозможно:

– Что-то я вас с коллэгой Минцем, понять нэ могу! Один про «глубокую жо…». Извиныте – задницу, другой про «выдающиеся достижения» советской радиопромышленности. Когнитиевыдный дыссонанс, какой-то получается – вас послюшать!

– А никакого «когнитивного диссонанса», коллега Сталин! – ответил Вологдин, – «выдающиеся достижения» – это для нас, для нашего внутреннего потребления. А для всего остального мира – мы еле-еле проходим ими давно уже пройденное и, даже слегка подзабытое! Пока мы, не поднимая бровей, трудимся-мучаемся осваивая технологию изготовления радиоламп размером с огурец, развитые страны – Америка, Британия, Германия, перешли на радиолампы толщиной с сигарету. Или даже, размером с горошину в металлокерамическом корпусе – для радиовзрывателей зенитных снарядов. И, ещё вопрос качества – всю историю мучавший советскую электронику: для радиопромышленности нужна высокая культура производства – а, её не воспитаешь за пять-десять лет у вчерашних крестьян…

Помолчав, он добавил:

– «Мы должны догнать – иначе, нас сомнут» – золотые слова! Однако, при этом надо знать: догоняющий, всегда обречён на отставание. Разве, сие Вам неведомо?!

Сталин не нашёлся что ответить и встав, нервно заходил туда-сюда…

В звенящей тишине, раздался голос коллеги Минца:

– Разрешите, я кое-что проясню по этой ситуации, коллеги?

– Слюшаем Вас, очень внымательно.

– Определённые меры предпринимались, уважаемые коллеги! Где-то в 1938 году, нашими радиоинженерами и конструкторами (естественно – при помощи американцев с их технологиями), были разработаны и внедрены в серийное производство малогабаритные так называемые 2-ух вольтовые «малгабы». Эти лампы годились как для гражданских приёмников – так и для переносных пехотных радиостанций. На базе американских радиоламп с октальным цоколем – до войны и во время онной, были разработаны такие известные образцы радиотехники как пехотные радиостанции «РБ» и «12-РП», танковые «9-Р» и «10-Р», авиационные «РСИ-4» и «РСИ-6». В годы войны с применением тех же радиоламп разрабатывались новые радиостанции и совершенствовались модели предвоенной разработки. Некоторые образцы, как например – пехотная рация «РБ», очень долго служила и после войны – непрерывно совершенствуясь, конечно – «РБ-М», «РБМ-1», «РБМ-5»… Октальные радиолампы же, производились в Советском Союзе вплоть до 80-ых годов.

Рисунок 151. Пехотная радиостанция РБ-М образца 1942 года.

– Так, в чём же дэло?!

– Беда в том, что – как и во многом другом, у нас элементарно не хватало времени! Да и, заводы радиотехнической промышленности не были такими уж мощными – чтоб, в течении полутора-двух лет, перевооружить всю армию, авиацию и флот.

Иосиф Виссарионович, озабоченно нахмурил брови:

– Понятно: суетыться с этой – как её… С «RCA», надо начынать пораньше.

– Определённо НАДО(!!!), коллега Сталин!

Минца спросили из зала:

– А, правда, что из деталей гражданских приёмников – конфискованных у населения с началом войны, собирали военные рации? Может, это путь для большей радиофикации РККА? Насытить внутренний рынок радиоаппаратурой – в кредит продавая, например, бесплатно раздавая в учреждения и передовикам производства, затем – конфисковать при объявлении мобилизации и…

Рисунок 152. Радиолампы с октальным цоколем.

– Это правда, коллега, но только отчасти! Например, супергетеродины типа «СВД»[63], в девичестве – американские «RCA 140» ещё от 1933 года, имели неудачную конструкцию и для военной радиоаппаратуры малопригодны. А ведь, их было выпущено на воронежском «Электросигнале» больше всего! А, вот приёмник «6Н-1» пехотной радиостанции образца 1942 года, в большинстве своём, собиралась из элементов одноимённого гражданского.

Остановившись, Сталин сделал характерный жест трубкой:

– Это обстоятэлство надо обязатэльно учесть, коллэги!

Из рядов танкистов поднялся комбриг Калиновский:

– Коллега Сталин! В радиопромышленности надо срочно наводить железный порядок. До Великой Отечественной войны, радиотехническая промышленность выпускала в месяц всего 400 танковых радиостанций. Для ВСЕХ(!!!) бронеобъектов – от маленького разведывательного броневичка до огромного бронепоезда, понимаете?! А с началом войны, они вообще куда-то исчезли…

Ему ответил Вологдин, опередив Вождя:

– Я уже рассказывал всем коллегам главную причину такого положения: решение о создании отдельного Наркомата электронной промышленности СССР было принято слишком поздно. Могу ещё добавить: НКЭП, которому подчинялась радиопромышленность, оказался вне списка оборонных ведомств и, его предприятия снабжались оборудованием, материалами, комплектующими по остаточному принципу. Повторяю ещё раз: главная проблема того времени не отсутствие в СССР достойных разработок, а не налаженное должным образом массовое производство. Хотя, конечно, до немецкого качества нам…

Ворошилов его прервал:

– Недосягаемо – мы это уже давно поняли! Поэтому я и, долдоню вам всем в уши без перерыва на обед: надо ЗАДАВИТЬ(!!!) немцев КОЛИЧЕСТВОМ(!!!) в наиболее подходящий момент – в «День Х»!

После небольшого срача (куда без него!), Вологдин продолжил:

– Про «количество» могу рассказать на примере танковых раций – специально для коллеги Калиновского. До войны, они производились всего лишь одним цехом Московского завода № 203 имени Оржоникидзе… А, с началом её произошла вообще – КАТАСТРОФА!!! По мобилизационному плану, составленному каким-то не обезвреженным вовремя вредителем, даже питерский завод «Светлана» прекратил выпуск крайне дефицитных радиоламп для танков и перешёл на производство снарядов и…

Он, вытаращив по максимуму глаза, оглядел весь зал и лишь нагнав максимально жути, выпалил:

– Штыков для винтовок!

Послышались отдельные матерные слова, их всевозможные сочетания и даже целые нецензурные до неприличия, тирады.

– …В результате последовавшей эвакуации ленинградских заводов же, выпуск танковых радиостанций был прекращён, практически – до середины 1942 года. Танки уходили на фронт без радиостанций!

В зале совещаний, как цунами – накатывающийся на густонаселённое побережье, возник возмущённый гул:

– Танк или самолёт без рации, это просто хлам!

– Это, какой-то саботаж – иначе не назовёшь! Ведь, рации всем требовались – вплоть до партизанских отрядов!

Докладчику пришлось повысить голос, чтоб перекричать толпу:

– …И только в конце сорок второго, Ленинградский завод № 210 имени Козицкого, эвакуированный из Ленинграда в Омск, – почти прокричал докладчик, перебивая шум, – возобновил выпуск радиостанции «10Р», позже «10РК-26» и, наконец изюминкой на торте – «10РТ-26»[64].

Рисунок 153. Радиостанция 10РТ-26. Внешний вид.
* * *

Дождавшись тишины, Сталин спросил у Вологдина:

– Хорошо, ми все поняли – как обстояли дэла с радиопромышленностью накануне войны… Как будэм исправлять ситуацию с радиосвязью, коллэга?

– Ситуацию надо «исправлять» в общем и целом, коллега Сталин: первым делом – как можно раньше это начинать делать! Кажется, я уже вкратце – но довольно чётко, обрисовал ситуацию: у отрасли нет своего ведомства. По этой причине, Наркомат электропромышленности, к примеру – лучше выделит деньги на строительство громадной электростанции, чем на лишний цех, или даже завод по производству «слаботочных» изделий.

– …Внутри радиопромышленности же, тоже – расцвет гигантомании: строятся самые мощные в мире радиовещательные станции, для них – мощнейшие радиолампы на 100 киловатт Бонд-Бруевича, охлаждаемые водой[65].

Прервавшись, докладчик полуобернулся к своим товарищам:

– В «реальной» истории, коллега Минц не компактными военными радиостанциями прославился – а руководством «Бюро мощного радиостроения».

Тут же, коллеги из зала вспомнили:

– «Да, здравствуют советские микросхемы – самые большие в мире»!

– «Мощное радиостроение»… Название говорит само за себя.

– Пропаганда и агитация – превыше всего! Наговорим с три короба «трудящимся всего мира» по радио и, они ликуя свергнут свои буржуазные режимы. Красной Армии останется только с триумфом прошествовать «от тайги до британских морей».

Несмотря на робкие возражения коллеги Оппозита-Файнберга:

– Без пропаганды – прежде всего своего населения, тоже никуда! Просто, она не должна быть такой топорной, какой была все 70 с лишним лет…

Вологдина поддержали:

– Закончили тем, что сами глушилки от «радиоголосов» строили!

– За что боролись – от того и распались!

Переждав срач, Вологдин продолжил с немалым «ядом» – недружелюбно косясь в сторону «вождей»:

– Буржуи всего мира удивляются: нищая, отсталая страна и вдруг радиолампы величиной с человека. И, все из себя – такие «удивлённые», делают малюсенькие-малюсенькие такие «радиолампочки», помещающиеся во взрыватель зенитного снаряда…

Вождь грубо прервал докладчика:

– Хватыт искать выноватых и ковыряться в собствэнных гноищах! Ми этого, достаточно наслюшались ещё «там» – от всякой тупой либдэмшизы. Ви что прэдлагаете, коллэга Вологдин? Какие конкретные мэры Ви прэдлагаете прэдпрянять, чтоб хоть нэмного но подтянуть военную радиосвязь к немэцкому уровню?

Тот, практически не раздумывая, как отчеканил:

– Электронная промышленность СССР уже создана и к нынешнему 1927 году имеет заметные успехи. Но, этого критически мало! Чтоб, она стала двигателем научно-технического прогресса всей страны – её проводником в грядущее постиндустриальное общество, жизненно необходимо создать единый «Центр электроники». Это будет «столица российской электроники» (не только с приставкой «радио», кстати), с целым комплексом собственных ВУЗов, НИИ, опытных цехов и заводов – решающих все специфичные проблемы отрасли. В «Центре» должно разрабатываться буквально всё: от специальных материалов, технологического и контрольно-измерительного оборудования, непосредственно элементарных элементов, отдельных узлов и готовых изделий электроники. Короче: от разработки специальных сплавов – до менеджмента и маркетинговых ходов! Все это должно отрабатываться на опытных заводах и, затем передаваться для массового тиражирования на серийные заводы. В СССР к такому под самый «занавес» подошли – перед «развалом» у нас уже умели создавать подобные научно-производственные центры… А Я ТРЕБУЮ ПРЯМО СЕЙЧАС!!!! Я смогу – я кое-какие понятия имею, коллеги!

Отдышавшись от слишком эмоциональной речи, Вологдин продолжил:

– «Столицу» российской электроники я предлагаю построить в городе Саров, Нижегородской области. Ну, а предприятия радиоэлектронной промышленности, заранее «эвакуировать» на Восток – вплоть до Новосибирска, по плану коллеги Струмилина.

– «Саров», говорите…?

Взяв, как обычно в важных делах «паузу» – походив туда-сюда и хорошенько подумав, Сталин спросил, слегка прищурившись:

– Я уже нэсколько раз от вас – коллэг-радиоэлектоктронщиков, слышал – «культура производства», «немецкое качество»…

– В радиопромышленности культура производства важна, как нигде…

– Я это понымаю.

Из зала послышалось предположение:

– Сейчас он скажет: «Другого народа у меня для вас нэт».

Однако, не угадали… Ещё раз прошедшись вдоль стола, Сталин неожиданно спросил:

– Коллэге Вологдину приходилось бывать «там» в сэльской местности? Я имэю в виду – в колхозах и совхозах нашей «необъятной»?

– Ээээ… Не так часто, как этого хотелось бы.

В зале раздались смешки.

– Тогда коллэга Киров нэ даст соврать: между совэтскими колхозами могла быть большая разница… Ыногда, очэнь большая – прямо-таки диамэтрально протывоположная разныца… Помню, к нам на Целину как-то в семидесятых годах приехал одын амэрыканец – считающий что наша колхозная система никуда нэ годится… После того, как я пару дней поводил его по одному из колхозов – он уехал назад почти что её энтузиастом…

Из зала вновь послышались довольно скептические смешки – хотя и не очень многочисленные, а Киров осторожно заметил:

– Советские предприятия – в том числе колхозы и совхозы, очень сильно зависели от личностного характера руководителя…

– Нэ только… Дело в том, что это был – НЭМЕЦКИЙ(!!!) колхоз-миллионер, где даже у его председателя фамилия была Геринг…

Коллега Сталк, прямо-таки возопил радостно со своей «галёрки»:

– Это Вы про колхоз «30 лет Казахстана» в Павлодарской области, коллега? Яков Германович – форревер!

– Да, да! Имэнно про него.

Вздохнув, видимо припомнив какие-то факты, Киров почесал затылок и вынужден был согласиться:

– От «контингента» тоже немало зависит.

– Всё зависит, коллэга, всё! Ту же прэсловутую «культуру производства», нэ один председатель чэрез задницу нэ вобьёт – это надо чтоб собствэнный родитель ремешком с малолэтства постарался.

Выслушав более одобрительные, чем осуждающие реплики, Вождь вернулся к теме дебатов:

– Вот я и прэдлагаю центром российской радиоэлектронники сделать Автономную Социалистическую Советскую Республику Немцев Поволжья (АССР НП), конкрэтно её столицу – Марксштадт…

Рисунок 154. Карта Автономной Социалистической Советской Республики Немцев Поволжья (АССР НП).

После некоторого всеобщего оторопения, инициатива народу в общем понравилась:

– Ну, а чё? Сплошная годнота!

– Не… Немец, он и в Саратове – немец! Плюсую «за».

– А не добавить ли нам к немцам корейцев? В каком году их в Среднюю Азию выслали?

Были, конечно и скептики:

– Коллеги, всё это хорошо – но один вопрос? А что у нас будут делать русские? Только лес валить?!

– Учиться у немцев и корейцев…

В президиуме идея тоже понравилась и её тщательно «обасывали»:

Молотов:

– Бывал я в ГДР, коллеги… Вроде бы тот же социализм – как у нас, а всё же какой-то не такой. Более пи…здатый, штоль.

Киров:

– Главное не забывать – наших туда почаще да побольше для «перевоспитания» посылать…

Берия:

– В стане до сих пор миллионы беспризорников… Каждой немецкой семье – по беспризорнику. Естественно, придётся как-то простимулировать.

Маленков:

– Кстати, зря вы так про русских, коллеги… Наши староверы ничуть не хуже немцев-колонистов. Я бы сделал ставку на них.

Самое необычное решение озвучил Ворошилов:

– А я бы, коллеги, от командиров-немцев не отказался и замутил бы в Марксштадте пару «учебок» для подготовки младшего командного состава и одно высшее военное училище… Служили же тысячи и тысячи немцев верой и правдой Российской Империи триста с лишним лет? Правда, те – происхождением из прибалтийских немцев, а эти будут из крестьян.

Все так на оппу и сели! И грянул грандиознейший с момента переноса срач…

Не слушая почти, Сталин продолжил нарезать круги вдоль стола:

«Осталось только решить создавать ли отдельный наркомат радиопромышленности, или из всероссийского государственного объединения «Электротехнический трест заводов слабого тока» (ЭТЗСТ) – в составе «Главного электротехнического управления ВСНХ СССР», замутить отдельный синдикат? Почти полностью самостоятельный?».

Вдруг, вождь аж чуть не упал запнувшись:

«Корпорацию американского типа?!».

Остановившись, он вернулся и сел на своё место:

«В любом случае надо ещё думать и думать…».

* * *

Меж тем в зале утихли, сбегали перекурить и, вернувшись с выжиданием уставились на коллегу Вождя.

– Такие вещи с кондачка нэ рэшаются, коллэги! Ми ещё нэ раз с вами соберёмся, проанализируем, подумаем и рэшим этот вопрос. И мнэ почему-то кажется – решим положительно.

Выслушав противоречивые выкрики обоих сторон, впрочем довольно вялые, Вождь обратился к главному докладчику:

– Харашо! Ми, приложим все усылия: как свои личные – так и всего нашего народа, чтоб виполнить все ваши хотэлки… Что взамен, Ви нам обещаете ко «Дню Х», коллэга?

Вологдин, твёрдо и уверенно ответил:

– При максимальном благоприятствовании, к Второй мировой войне я вам твёрдо обещаю коллеги стержневые радиолампы и аппаратуру на их основе…

Конечно же, все присутствующие в зале знали или хотя бы имели понятие, что такое «стержневые радиолампы»!

Перед тем как уйти в небытие, советский радиопром успел удивить весь цивилизованный мир – напоследок громко хлопнув дверью.

На рубеже 1940-50-х годов, произошел эпохальный прорыв в электронике – американский изобретатель Уильям Брэдфорд Шокли разработал первый в мире транзистор. Маленький металлический цилиндр размером с наперсток, с кристаллом германия внутри и тремя проволочными выводами, позволял отказаться от радиоламп – чудовищно огромных по сравнению с транзистором, энергопрожорливых, хрупких, ненадежных и имеющих малый срок жизни.

Советские учёные тоже – не огурцом с надетым «изделием № 2» были деланы (что касается «военки») и, разработки собственных транзисторов интенсивно велись.

Однако, возникли некоторые проблемы!

«Продвинутые» кремнёвые транзисторы появились несколько позже, а первые были германиевыми – они сильно шумели, отличались крайне низкой термостабильностью и очень небольшой граничной частотой. В системах автоматики и телемеханики такие транзисторы работали ещё достаточно стабильно – но что касается радио…

Пришлось снова вернуться к радиолампам – но уже работающими по совершенно другому принципу.

Обычные радиолампы называются «сеточными» из-за наличия управляющего электрода в виде сетки, стоящей на пути потока электронов – двигающихся от катода к аноду. Часть электронов отражается от «сетки» и отправляется обратно в катод, что значительно снижает КПД этих устройств.

Российский инженер Валентин Николаевич Авдеев же, заменив сетки на «фокусирующие» поток электронов стержни, убрал это препятствие, что позволило поднять КПД и снизить габариты ламп.

Благодаря этому изобретению удалось строить очень надежную, компактную и экономичную радиоаппаратуру, избавившись от многих традиционных пороков электровакуумных приборов. Стержневые лампы потребляли на порядок меньше энергии, чем сеточные, превосходно работали в портативной и миниатюрной технике от обычной батарейки, не боялись вибраций, отлично функционировали в широчайшем диапазоне температур и уверенно работали на высоких частотах.

Рисунок 155. Сравнение размеров обычных радиоламп и стержневой (слева).

Срок службы стержневых радиоламп, был просто невероятен! Он реально зашкаливал за 5000 часов, в то время как обычные радиолампы работают не более 500 часов, а то и меньше. Надёжность авдеевских пентодов позволяла выдерживать любые сверхкритические перегрузки!

«Высокочастотные пентоды» (именно так назывались легендарные стержневые радиолампы) различных типов и назначений, обеспечили связь бурно развивающейся советской космонавтики, фактически всю советскую военную радиосвязь 50-х, 60-х (да и 70-х) годов и, первое советское «высокоточное» оружие – первые зенитные и противотанковые управляемые снаряды…

Рисунок 156. Высокочастотный пентод «1П24Б». Хорошо видны стержневые электроды: анодные в виде пластин справа и слева (вывод анода – сверху) и сеточные посередине.

Конечно, не всё так однозначно под Луной и, «там» бытовало мнение, дескать, стержневые радиолампы – тупиковый путь, который американской разведкой был специально изящно подкинут нашим инженерам, чтобы увести СССР подальше от разработок в области полупроводников… Типа, пиндосы конечно же не дураки – но стержневых ламп почему-то не делали, что очень подозрительно выглядит.

Так это или не так – да мать его так!

До всех этих домыслов нашим попаданцам никакого дела нет: стержневые радиолампы во время Великой отечественной войны – это просто невероятно фантастический хай-тэк!

Лишь бы эту идейку воплотить в жизнь.

* * *

Весь зал затаил дыхание, а Вождь испытывая острейшее желание с помощью трубки закатать распустившуюся до пола губу, переспросил:

– Ви обэщаете нам стэржневые радиолампы, коллэга? Уровэнь радиосвязи 50-х годов?!

Тот, слегка покраснев:

– Не всё, конечно, так просто. Мы с коллегами Минцем и Векшинский знаем только сухую теорию – устройство таких электронных приборов и сам принцип действий… Технологию изготовления же их, придётся разрабатывать самим или покупать у забугорных фирмачей.

Взгляд Сталина стал донельзя колючим, а среди коллег в зале послышался разочарованный ропот.

– Значит, ничэго конкретного нэ обещаете? А в подвал к Лаврэнтию Павловичу?

Покосившись на онного, тот грустно вздохнул:

– Как Вам лично – так и всему российскому народу, к концу 30-ых годов я обещаю количество и качество радиосвязи на уровне 1945 года! И даже, чуть-чуть лучше…

Рисунок 157. Р-106 («РБС» / «Плахпет») – переносная ранцевая ламповая УКВ-радиостанция батальонной сети, предназначенная для работы в симплексном режиме c амплитудной модуляцией с механическим полудуплексом. Собрана по трансиверной схеме на 11 миниатюрных стержневых радиолампах исполнения «Б» и полупроводниковых диодах. Обеспечивает связь телефоном, работает в УКВ-диапазоне с использованием общей волны как для передачи, так и для приема. Производилась с 1949 года.

Подумав, Сталин вполголоса пробурчал: «Но, хоть на этом спасыбо…, – и казалось потерял интерес к теме, уткнувшись в какие-то лежащие перед ним бумаги.

– А что в области радиолокации? – спросил Ворошилов.

– Я не специалист по радиолокации и мои коллеги имеют про неё лишь самые общие понятия, но обещаю: российская радиолокация…, – здесь Вологдин крепко призадумался, но получив ободряющий кивок от Минца, – БУДЕТ(!!!) по меньшей мере.

Маршала такой ответ не удовлетворил:

– «Будет»… Да, она и была! И, что толку? Даже летом 1943 года, немцы бомбили нашу промышленность на Волге как хотели.

Докладчик поправился:

– По качеству ничего обещать не буду – но по количеству и подготовке персонала, наша радиолокация она будет намного сильней, чем в «реале».

* * *

Новая тема… Коллега Струмилин заказал электронщикам жирного «осетра»:

– Для социалистической экономики – с её планированием, учётом и контролем, крайне важна электронно-вычислительная техника. Можно ли надеяться – хоть на самые примитивные компьютеры, коллега и на нечто подобное «ОГАС» академика Глушкова?

Вологдин, как-то очень задумчиво посмотрел куда-то вверх-влево и, под реплику из зала «а можно подумать, для капиталистической экономики, она не важна!», вполне уверенно ответил:

– Вполне может быть, вполне… По крайней мере, принципы работы компьютера от Конрада Цузе[66], я помню отлично.

– Этого, будет вполнэ достаточно, – Сталин хлопнул ладонью об стол, – ВСЁ!!! Прэния по радиосвязи закончены, коллэги! На сэгодня закончэны…

* * *

– Пазвольте, – раздалось из зала, – а почему все наши коллеги-радиоэлектронщики так упёрлись в эти радиолампы и, ни разу не упомянули инженера Лосева – уже к нынешнему году, по – моему, изобретшего транзистор?!

«Радиоэлектронщики» переглянулись меж собой и по молчаливому согласию, ответить выскочке взялся Векшинский Сергей Аркадьевич:

– Действительно, ещё в начале тридцатых годов, Олег Лосев экспериментировал с подачей напряжения на различные кристаллы и на монокристалле оксида цинка, наблюдал усиление и генерацию сигнала. Однако, к современному нам полупроводниковому транзистору, это имеет такое же отношение – как воздушный шар братьев Монгольфье, к реактивному «Конкорду».

Рисунок 158. Регенеративный приемник “Кристадин” инженера Лосева О.В..

– Пачему же, коллега?! Просто открытие Лосева не получило признания среди таких мэтров радиоэлектронники как уважаемый коллега Вологдин, а значит – материальной поддержки властей! Будь иначе, нам не потребовалось бы покупать уже устаревшие «ламповые» технологии у западных фирм!

Векшинский, крайне вежливо – как пьяному или находящемуся под кайфом, ответил:

– Коллега! Я же говорил, что состоял в группе реконструкторов-электронщиков, помните? Так вот, кроме всего прочего, мы воссоздали технологию «Кристадина» Лосева…. Это был лютый п…издец и полный отстой! Один из главнейших недостатков – каждое изделие требует индивидуальной настройки, причём – РЕГУЛЯРНОЙ!!! А квалификация настройщика должна быть сродни настройщика роялей… Ну, или сибирского шамана.

Рисунок 159. Устройство детектора «Кристадина» Лосева: Вся трудность – так подобрать точку касания, чтобы в этой крошечной точке заработал полупроводниковый эффект. Эффект этот очень хрупкий – малейшая вибрация его уничтожает, да и со временем он «скисает» и точку нужно ловить снова.

«Выскочка» не собирался сдаваться:

– А Вы думаете, ваши радиолампы лишены всяких недостатков? Почему то, всем вам кажется, что радиоламповая аппаратура примерно такая же как и, транзисторная – только громоздкая и энергии жрёт много… Спешу разочаровать коллег: сравнивать их, говоря словами коллеги Векшинского – как кузнечную сварку деревенского умельца и автоматическую академика Патона! Главный недостаток ламповой техники – ОНА ЛОМАЕТСЯ!!! Причём, ломается ПОСТОЯННО!!! Даже, на пике своего технологического совершенства обычные радиолампы имели ресурс в несколько сот часов – а каков, он будет у изделий наших вчерашних крестьян? Сто часов или всего двадцать пять?! А с усложнением самой радиосхемы, ресурс изделия падает катастрофически – сколько прослужит рация радистки Кэт?!

– Здесь не угадаешь, – тяжело вздохнув, согласился Сергей Аркадьевич, – однако, одно хорошо – лампы очень редко выходят из строя внезапно… Обычно по свечению заметно, какая из них «издыхает» – что позволяет вовремя заменить. Даже «бэушную» лампу от новой, можно в мах отличить по её свечению! Это даёт лёгкость и простоту ремонта – простой радист сможет отремонтировать свою аппаратуру. Конечно, если есть в наличии исправные лампы…

Обратившись к Молотову, он извиняющимся тоном продолжил:

– Должен Вас разочаровать, коллега, насчёт компьютеров и «ОГАС»: первые, самые простейшие ламповые компьютеры, имели в своей конструкции несколько тысяч ламп и могли работать всего час-два – прежде чем какая-нибудь, одна-единственная среди них перегорит… Так, это американские лампы класса RA с вакуумом «10-4» или специальные серии «Е» повышенной долговечности – от 5-ти до 10-ти тысяч часов! А в советском радиопроме до самого последнего момента считали, что выпустить четыре лампы вместо одной намного проще и легче – чем продлить срок службы, хотя бы в полтора раза…

Векшинский замолчал при всеобщем унынии и, Выскочка всё так же экспрессивно продолжил:

– Вот видите?! А транзисторы имеют срок службы до десяти тысяч лет. Современные, конечно… Нам «современные». Да, даже если нам удастся – хотя бы сроком гарантированной службы в один год!

Ему возразил сам Вологдин:

– Замечу по надёжности, коллега: «теория надёжности» и сама «надёжность» – суть разные вещи! Например, микросхемы Армянского завода сгорали после нескольких минут после включения, а не через несколько тысяч часов эксплуатации…

– ХАХАХА!!! – раздалось дружное, под сводами древнего Кремля.

Дождавшись тишины, Вологдин:

– Всё уверен, что с освоением нами технологии производства стержневых ламп – надёжность радиоаппаратуры удастся повысить до вполне приемлемого уровня.

* * *

Сталин, внешне спокойно, поигрывая трубочкой но, с ноткой угрозы в голосе спросил «Выскочку»:

– Хотытэ что-то дэльное прэдложить, коллэга, или так просто – коллэктывно помэчтать вмэсте с Вами?

Тот не растерялся и не потерялся перед грозным видом «кровавого тирана»:

– Я предлагаю все усилия бросить на полупроводниковые приборы! В области электровакуумных же, ограничиться СВЧ-передатчиками: магнетронами, клинстронами и им подобными…

Вождь всех ботаников мира, страдальчески наморщил лоб, вспоминая:

– Напомнытэ, будь ласка: Ви есть спецыалист в области полупроводниковой тэхники?! Что-то такого «орла» не прыпомню в спискэ…

– Нет, я «менеджер среднего звена» в фирме по продаже электроники… Был, – не смущаясь нисколько ответил тот, – что не мешало мне интересоваться некоторыми вещами и обладать очень хорошей памятью.

– Если Ви – мэнеджер, то должны понымать: полупроводники совремэнного нам типа, это – кроме тэхнологической трудности ещё и, экономически нэподъёмно для нас.

Тот, запальчиво ответил Вождю:

– А Вы думаете, освоение в широкомасштабном производстве радиоламп для нас будет технологически просто и «за просто так»? Я, правда, не знаю – во сколько нам эти самые патенты от наших западных партнёров «встали»… Возможно и вправду задаром – в связи с их «Великой рецессией», не спорю. Но, вот смотрите: перестройка стекольной промышленности – сырьё для которого ещё найти надо, построить завод по производству магния – это сродни производству алюминия, завод по выпуску бария – пяти-стадийный, очень сложный процесс с такими «удовольствиями» – как флотация и нагрев с алюминием в вакууме при 1200 градусов… Ещё, что перечислить?

Вологдин попробовал возразить:

– Барий с магнием не являются абсолютно необходимыми, коллега «Менеджер среднего звена»! Единственно, без чего не получится радиолампы – так это без вольфрама или платины на его замену.

– Ну и получите тогда, как «в реале» – не американскую лампу, а французскую класса «R» со смешным ресурсом в несколько часов.

Вологдин, начал терять терпение:

– Я уже объяснял, что из-за принципа работы, стерневые радиолампы – априори будут иметь на порядок больший ресурс.

– Это всё в теории, коллега! А на практике…

Тот, только рукой махнул с безнадёгой и отвернулся… Что, мол, с дилетантом спорить?

Лаврентий Павлович спросил «Выскочку-менеджера», ехидно поблёскивая стёклышками пенсне:

– А коллеге известно, что такое «зонная плавка» – необходимая для получения сверхчистого кремния для полупроводников?

– «Коллеге», всё известно: даже о месторождении сверхчистейшего кремниевого песка в Таш-Кумыр в Киргизии – где собирались строить советскую «Силиконовую долину»! Да так и, не построили – по всем известной причине. Качество исходного сырья, позволит нам значительно сократить технологические и экономические издержки по получению чистого кремния.

Берия, несколько снисходительно заметил:

– При всём моём уважении – бравада дилетанта, коллега! Поверьте мне на слово: в очищении металлов я кое-что соображаю и, даже почему-то уверен – что намного больше Вас. Пока всё это будет строиться, разрабатываться и внедрятся технологии, обучаться кадры – война уже давно кончится. А если, кое-какие изделия Вы и научитесь производить, то это будут штучные или малосерийные экземпляры – не могущие внести никакого заметного вклада.

– Хорошо…. Да, даже – если это и так! Помнится, в первый же момент нашего «попадалова», коллега Сталин во всеуслышание сказал: его больше интересует то, что будет после войны – в исходе которой он абсолютно уверен.

Вождь, вежливо – но твёрдо поправил:

– Нэ утрируйте, коллэга: сама война, товарища Сталина тоже – очэнь сыльно ынтерэсует, несмотря на то – что в её исходе и нашей с вами Победе, он стопроцэнтно увэрен.

* * *

Поразмыслив, Менеджер «урезал осетра»:

– Хорошо! Кремний и полупроводники из него – это на «дальний прицел». Пока же делаем диоды и транзисторы на основе германия.

Постепенно, к дискуссии стали подключаться попаданцы в зале:

– «Германий»? Редкий элемент – в отличии от того же кремния.

Однако, тот был крепко теоретически подкован:

– Не «редкий», коллега, а «рассеянный» – содержится в природных силикатах, в некоторых рудах металлов. Особенно много – в бурых углях! В технологии же его производства нет ничего сложного: исходное сырьё перемалывается в пыль, промывается водой – из которой затем органическими сорбентами выделяется осадок. Последний сушится, сжигается и получившаяся зола растворяется в соляной кислоте – в получившимся осадке мы будем иметь технический тетрахлорид германия. Дальше уже дело техники – получить из него двуокись германия и восстановить металлический германий в водородной среде. Несколько раз очистив (не обязательно зонной плавкой – можно и в графитовом тигле), получим монокристалл германия с чистотой 99, 995… Для производства диодов и транзисторов из германия, никакие «сверхтехнологии» – типа электронной пушки, нам не нужны! На «таблетку» германия кладём два кусочка индия с электродами и просто нагреваем до начала его, индия, плавления. Это – уже промышленное производство, если что! Единственное, что надо – микроскоп и чуткие руки сборщика – например, из часовщиков.

Посыпались вопросы:

– И, много у нас в России «часовщиков»?!

– Можно детские руки – труд воспитанников колонии Макаренко, использовать…

– Или девичьи – мастериц-кружевниц, например, – подсказал коллега Сталк, автор попаданческо-производственного романа «Кооперация с USSA», – у меня в романе они на часовом заводе работали – у местных пацанов, руки больше под топор заточены…

– Тупиковая ветвь, коллеги, – в зале нашёлся ещё один «специалист», – надо сразу двигаться на кремнии! А добывать его надо не из песка – пусть даже и самого чистейшего, а из рисовой шелухи…

Не дослушав «ботаника», «Мэтр» электроники – сам Вологдин, попытался с помощью веских аргументов закончить затянувшуюся дискуссию:

– Всё равно, даже германий – очень сложно для существующего уровня имеющихся технологий, коллега! Так или иначе, но начинать придётся с ламп – для них не нужен ни микроскоп, ни ионная пушка, ни сверхчистые материалы. Должной чистоты Вы нескоро добьётесь, а в полупроводнике – пара атомов на кусочке диатомового германия или кремния изгадят весь ваш многочасовой труд.

Неожиданно, на сторону «Выскочки-Менеджера» перешёл сам Лаврентий Павлович:

– А пускай коллега помучается с полупроводниками: если не транзистор нам сделает – так хотя бы отработает технологию очистки металлов. В свете предстоящей нам ядерной программы – по любому пригодится… А я ему кое-что подскажу, что он сам не знает!

Сталин, опять сорвавшись со своего места, задумчиво ходил вдоль стола и внимательно слушал – пока ни во что не вмешиваясь.

* * *

Всевозможные предложения и просто реплики – подбадривающие или наоборот – расхолаживающие, посыпались как из рога изобилия. Менеджер не слушал их, задумавшись об чём-то об своём, потом – как будто нехотя выдал:

– Пожалуй, вы все во многом правы – ни с германием, ни с кремнием не получится быстро поднять российскую электронику на ту высоту – которая ей должна быть… Поэтому, я снова возвращаюсь к «Кристадину» инженера Лосева!

Вологдин, чуть не плюнул в сердцах… Минц, пренебрежительно махнул рукой: типа «мели Емеля – твоя неделя»! Лишь, Векшинский стараясь вслух матерно не выражаться, предельно вежливо ответил:

– Коллега! Кажется, я предельно доходчиво объяснил Вам, что «Кристадин» появился от нашей нищеты в начале двадцатых годов… Как только страна получила доступ к более-менее современным мировым технологиям, про него забыли как о ночном кошмаре – и ваш Лосев в первую очередь.

Тот, возразил уверенным тоном:

– Ну, прям уж так и «от нищеты», коллега! Изобретённый инженером Лосевым усилитель – работающий на принципе генерации кристаллом, был одно время довольно широко распространён в Америке и во Франции. Не знаю, кто у кого скоммуниздил саму идею – но французы, это устройство тоже называли «Кристадином».

Вологдин, ехидненько так:

– И, как далеко они продвинулись в деле полупроводников?

– В данный момент я говорю не про французов – а про американцев, коллега Векшинский! Конечно Америка, далеко не такая нищая страна – как послевоенная Советская Россия, но… Ламповый триод «Тунгар» фирмы «Дженерал Электрик», был размером с хорошую луковицу и, стоил как две месячные зарплаты квалифицированного рабочего. К тому ж, эта лампа не отличалась долговечностью – несмотря на наличие «запасной» вольфрамовой нити в конструкции и, быстро разряжала батареи – которые тоже, надо понимать, деньги стоили. Короче – не айс, далеко не айс, коллеги!

Троица радиоэлектронщиков переглянулась:

– Вы это к чему?

– «Мы» это к тому, что среди американцев тоже нашлись свои «инженеры Лосевы» – которые пытались обойтись без слишком дорогостоящих и ненадёжные первых радиоламп. В городе Монтклер, штат Нью-Джерси группой энтузиастов радио было проведено множество экспериментов с подачей напряжения смещения на различные кристаллы. В отличии от нашего Лосева – остановившего свой выбор на кристалле цинкита (окиси цинка), американцы наилучших результатов добились с кристаллом карборунда…

– «Карборунд»? – чуть не подпрыгнул Берия, – это же – абразив!

– Да, это – абразив, коллега! Конечно, не из…

Однако, его уже не слушали, весело стебаясь:

– Ха! Компьютер из наждачного круга… У меня «пригорело», коллеги!

– Что он нам мозги любит?! «Карборунд», это тот же кремний! Вернее, его сплав с углеродом…

Терпеливо дослушав всё нехорошее – хотя и донельзя весёлое в свой адрес, Менеджер продолжил:

– Характеристики детектора на основе карборунда были более впечатляющими, чем у Лосева. На него удавалось принимать больше частот, он работал не только при «точечном контакте» – но и с «пятном»: это позволяло не бояться тряски и устанавливать такие радиоустройства на движущихся объектах. Наконец, чувствительность такого детектора менялась простым регулированием усилия специальных тисков – в которых был зажат сам кристалл карборунда!

Рисунок 160. Схема радиоприёмника на корундовом детекторе с подачей напряжения на кристалл со смещением.

Тотчас, появилась заинтересованность у коллег-электронщиков:

– Судя по всему, эта технология не получила широкого распространения и дальнейшего развития… Почему?

– Потому что, все финансовые потоки ушли на развитие электровакуумных приборов, я думаю.

– А Вы, значит…

– А я, значит, предлагаю маленькую толику направить на эту технологию – тем более, сам Лаврентий Павлович поддерживает моё намерение пораньше заняться сверхчистыми материалами.

– Ну, раз САМ(!!!) Лаврентий Павлович…, – неприлично расширил очи Вологдин, – каков будет план действий, коллега?

Менеджер, не особо долго думая:

– Американцы случайно натолкнулись на явление – понять механизм которого, они не были готовы. Но мы то, о полупроводниках знаем достаточно много! Первым делом, нужно достижение достаточно высокой степени очистки. Хотя, для карборунда это дело не такое геморрное – как для чистого германия или кремния: его плотная кристаллическая решётка сама выталкивает «чужие» атомы при кристаллизации…

Вологдин, снисходительно ухмыльнувшись:

– Коллега не знает самых элементарных основ? Не знает, что не все примеси полупроводникам вредны? Про такой термин, как «допирование» слышали?

Менеджер сделал рожу пистолетом:

– «Коллега», ещё не про то слышал! Да, действительно: плотная решётка карборунда не позволит создать из него (может быть – просто ещё никто не пробовал?) планетарные транзисторы и далее – микросхемы… Современную нам электронику, короче говоря. Но, «туннельные» приборы в локальном допировании не нуждаются – достаточно будет общего! Поэтому, транзисторы из карборунда должны получиться неплохие – вполне микроскопических размеров и достаточной мощности. Короче, чтоб минимизировать нашу электронику перед войной, создать те же радиовзрыватели для зенитных снарядов – нам вполне хватит и «сборок» из «элементарных» диодов и транзисторов… А там глядишь и, германий с кремнием подоспеют!

Вологдин переглянулся с Векшинским и Минцем и, последний сказал:

– Заманчиво, заманчиво… Чертовски заманчиво, чёрт побери! Попробовать, в любом случае не помешает.

Ворошилов добавил:

– В любом случае, даже если это и авантюра – она обойдётся нам намного дешевле «выкрутасов» Мишки Тухача с артиллерией, авиацией и танками. Которого, мы порешили загеноцидить на более ранней стадии… Продолжайте, коллега!

Получив поддержку, Менеджер принялся с энтузиазмом загибать пальцы:

– Значится так… Достаточно чистый для начала опытов карборунд, получается простой тигельной плавкой окиси кремния – обычного песка и угля, при температуре свыше 1600 градусов в муфельной или дуговой печи…

– Позвольте, коллега, – в зале поднялась рука, – я уже говорил, что наиболее чистую окись кремния можно взять из растительного сырья – из рисовой шелухи, например. Углерод, можно взять оттуда же…

– Хорошо! Спасибо, коллега: если коллеги «вожди» дадут добро и главное – средства, мы с Вами обязательно попробуем… Далее, получаем из полученного полуфабриката кристаллы карборунда, методом возгонки в среде инертного газа при температуре 2500 градусов: если лампы делают, значит – эта технология уже доступна. Что насчёт так называемого «допирования» – то для «туннельных» электроприборов, достаточно просто добавить в исходное сырьё допируемый материал в нужной пропорции. Далее, полученные кристаллы сортируют: самые чистые – это те, что бесцветные…

Струмилин, с места одобрительно закивал головой:

– Производство получается безотходным! Абразивы – это «соль» промышленности, мы за них валютой платим! Поэтому, забракованные для электроники кристаллы пойдут на те же «наждачные круги», точильные камни, наждачную бумагу, шлифовальные пасты…

Менеджеру такое донельзя понравилось:

– Отлично! Это частично – если не полностью окупит весь проект. Ну, а отобранные кристаллы превращаются в диоды и транзисторы. Как, спрашиваете? Ну, ещё сам не знаю – нужны эксперименты, разработка соответствующих технологий… В любом случае «выстрелит» быстрее и дешевле, чем радиолампы!

Вологдин, поразмыслив, наполовину уже сдался:

– Насчёт «дешевизны» сильно сомневаюсь, а вот миниатюриализация электронных изделий… Заманчиво, заманчиво… Чегртовски, заманчиво! Кстати, коллега, а кто Вы по «новой» жизни?

«Менеджер среднего звена», достал документ и недоумённо хмыкнул:

– Какой-то Корман, Диомид Андреевич – директор лужского завода «Красный тигель»[67]… Чё за фигня, я вас спрашиваю?

Струмилин, аж «кипятком записсал»:

– О!!! ЭТО ОФИГЕННАЯ «ФИГНЯ»(!!!), коллега Корман! Это – флагман российской абразивной промышленности – без которой, ВАЩЕ(!!!) никакой промышленности не бывает!

– …Да?!

Струмилин, продолжал пищать от восторга:

– ВОТ ЭТО РОЯЛИЩЕ!!! Как удачно то, получилось, коллега: будете развивать производство абразивов в стране на основе карборунда и, заодно – свои полупроводники. В любом случае – ваши труды не пропадут втуне…

Вдруг, он примолк – будто что-то припомнив… Затем:

– Вот только ваш завод, надо будет «эвакуировать» из-под Ленинграда в числе первых. Где Вы говорите месторождение «самого чистого» кремния? …В Киргизии?

– Э, нет! Я уверен, что найдётся и поближе! – аж, замахал руками Корман, «сдавая назад», – да и название у него очень уж мудрёное – я не уверен, что ещё раз вспомню.

– Не важно! Главное, с Иосифом Станиславовичем покрепче подружитесь и берегите его, как…

– А, это кто?

– Это технический руководитель завода Каспржик Иосиф Станиславович[68]: сначала владелец это предприятия, а затем – его «красный» директор. Единственный пока в стране специалист по тигельной плавке, превзошедший англичан и немцев.

– Хорошо! Без такого, мне действительно – никуда!

Снисходительно улыбаясь в усы, Вождь ещё раз – в этот раз окончательно, подвёл черту над дискуссией про радиоэлектронику:

– Коллэгам ещё будет достаточно времэни, чтоб поговорить… Сейчас же давайте хорошэнько перэкурим и послушаем коллэгу Лихачёва про вторую – после электроники нашу российскую беду, про развитие… Вернее, про вечную недоразвитость российского автопрома.

Вдруг, спохватившись, уже в спину:

– А Ви знаете, коллэга Вологдин, что у Вас есть братья? Причём – двое?

– Нет, не знаю – но догадываюсь, что быть могут…, – ответил тот озадачено и вопросительно заглянул в глаза Сталина, – надеюсь, не троцкисты какие?

– Нэт, не троцкисты, слава Всэвышнему! Ваш старший брат – Сергей Петрович, извэстный учёный-металловед…, – Сталин поднял голову к потолку, вспоминая, – извыняюсь, коллэга – в прошлом году умэр. Примите мои самые искрэние соболезнования…

Вологдин, сдёрнул с голову свою студенческую фуражку и склонил голову:

– Земля ему пухом…

– Младший – Вологдин Виктор Петрович, служил Колчаку…

– Вот, гад! Сейчас на лесоповале, надеюсь?

– Нэт, нэ на лэсоповале и нэ надейтэсь… Сейчас он во Владивостоке и, будэт известен в будущем – как «пыонер» применения сварки в совэтском судостроении. Вот так, как-то…

– Вот, блин…, – озадаченно почесал профессорскую бородку тот, – никогда не было братьев – лишь, две сестры и, вдруг!

– Как свыдитесь с младшеньким братцем Вытенькой, желательно пораньше – не забудьте намэкнуть ему про сварку танковой брони, хорошо?

– Непременно «намекну», коллега Вождь!

– И, пообещайте заодно ему нашу всэобъемлющую поддэржку!

Глава 15. «Америку создал Генри Форд»… А Россию создадут коллеги Лихачёв и Pыcёнok!

«Оригинальная конструкция, заря автомобилизма. Видите, Балаганов, что можно сделать из простой швейной машины Зингера? Небольшое приспособление – и получилась прелестная колхозная сноповязалка…», – фраза Остапа Бендера из романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой телёнок».

После грандиозного перекура, во время которого некоторые из некурящих коллег-попаданцев успели хорошенько кемарнуть, к трибуне вышел владелец чёрных как смоль усов – довольно таки молодой человек с умным и энергичным лицом, в поношенной кожаной куртке и приличных размеров светлой кепке.

– Знакомьтесь, коллэги: Иван Алексеевич Лихачёв – «чэловек и грузовик», – представил его Вождь, – знаменитый «ЗИЛ» – особэнно одарён.

Рисунок 161. Лихачёв И. А.

Раздались бурные и продолжительные аплодисменты, временами переходящие в… Ну, как обычно – уже знаете, да?!

– Нам с вами нэслыханно повезло, коллэги – в кои веки нам «попался» дэйствытельный специалист, – чуть стихли овации, продолжил Сталин, – в «той» жизни, Иван Алексеевич начинал трудовую деятельность на заводе имени «себя» – простым рабочим. Получив заочно высшее образование, он дослужился до мастера одного из важных участков… Затем, после увольнения с завода, работал в крупном столичном автохозяйстве и, в скором времени, стал его директором. Во время «смутных времён» же, когда все мы «выживали, как могли», создал с нуля крупную частную фирму по торговле поддержанными иномарками…

– Ну, теперь я за наш автопром спокоен, – разделил общее мнение Киров, – за нашими «Запориками» их потребитель от Британии до самого Владивостока в очередь встанет…

От оглушительного хохота закачалась и казалось – вот-вот грянет оземь древняя люстра, помнившая ещё нашествие «двунадцати языков» при Наполеоне.

Докладчик в прообразе косухи, поднял руку – требуя тишины и не торопясь, рассудительно начал:

– Всем вам хорошо известно, уважаемые коллеги, что после радиосвязи главным козырем немцев 22 июня 1941 года и после, были 600 000 грузовиков – против наших 100 000 и, перебить этот «козырь» нам было нечем…

Весь зал, затаив дыхание, внимательно внимал докладчику.

– …Практически все из вас, форумчан, помнят меня как автора постов с подчас очень остроумными, необычайными предложениями по автопрому. Так, коллеги?

Народ, одобрительно загудел – подтверждая, что это так и, довольно потирал ладони и истекал слюной – готовясь услышать «предложения» ещё более остроумные и необычные.

Однако, как говорится, обрадовались рано:

– Сегодня же, я вас разочарую: в отличии от «тех», «эти» мои предложения будут приземлёнными до крайности – но при этом легкореализуемыми.

Поднявшиеся было возмущение от неоправдавшихся надежд, Лихачёв нейтрализовал широко известным вопросом:

– Нам что важнее, коллеги – «ездить или «шашечки» рисовать»?

Общим мнением было, что надо всё же «ездить» и в зале притихли…

– Тогда я не буду даже рассказывать, как воспользовавшись пиндосовским «Грандиозным депрессняком», мы скупим акции их ведущих автомобильных – в моём случае, фирм и будем выпускать на наших предприятиях «Виллисы», «Доджи» и «Студебеккеры»… Вы это уже слышали или читали не раз и, вам это будет неинтересно.

– Я бы предпочёл двигаться на авто от дойчей, – кто-то, – их «Опель-Блиц» – само наше то!

– Зачем?! Сами «дойчи» двигаются на заокеанском «большом брате»: из их автопрома – на 60 процентов где-то, выглядывают американские «уши». Не вижу особого смысла перенимать что-то у того, кто сам перенимает – хотя бы из соображений экономии: покупающий товар у перекупщика – всегда платит лишнее!

После небольшой, но оживлённой дискуссии, народ в большинстве своём согласился с доводами профессионала.

– Прежде чем перейти к «большому» автопрому, мне бы хотелось вернуться с предложению коллеги Рысёнка. Ну, я про мотороллеры «Муравей» – если кто забыл.

В зале послышались смешки, дежурные остроты, стали видны ухмылки и насмешливые взгляды – в открытую бросаемые на покрасневшего виновника «торжества», подкрепляемые репликами:

– Мотороллеры – полная бредятина, большего дурдома никогда не слышал!

– Мы уж было думали, что эта позорная страница нашей попаданческой планёрки – уже давно перевёрнута и забыта, коллега Лихачёв!

Тот, в ответ яростно сверкнул очами и разразился гневной тирадой:

– Узнаю наше «добро нации»: сами то, по большинству своему – начальнички! Привыкли ещё «там» на персональных или личных авто кататься и, здесь мыслите: для вас – «слуг народа», государство расстарается!

Тишина… Все в зале и даже в президиуме, прижали уши и даже боялись лишний раз глубоко вздохнуть – чтоб ненароком случайно не пукнуть…

– …А простому мужику, предлагаете до самой перестройки кобыльей жопой любоваться?! Как из-под её хвоста «конские яблоки», с пердячим паром вываливаются?! ЧТО?! Для вас всех, русский народ такое тупое быдло – что даже права обладания неким подобием мотороллера, не заслуживает иметь?! Загнать всех толпой в колхоз, посадить на мощные трактора и пусть они на нас – новых бар, по гроб жизни корячатся – так, что ли?! А придёт война – в пехоту эту «серую скотинку»! Пусть «махра» из вашей «перманентной мобилизации», как при царе Навуходоносоре – на своих двоих пылит, ваши накосячившие задницы спасая…!

Народ притих, боясь поднять глаза, а Лихачёв жёг глаголом в геометрической прогрессии:

– …Попаданцы фуевы. Да, мать вашу етти, из-за своей ограниченности разумом и тупой самовлюблённости – вы даже не поняли, что услышали, прогрессоры недоделанные… Я ваш дом за трубу шатал… Вашу маму любил – так, вот так и разэтак… Вашу папу, я вон там видел – ещё там, там и там…

Коллега Эмиль Кроткий, больше знакомый нам по нику «Сталк», после краткого оцепенения, молниеносно выхватил блокнот и химический карандаш и, принялся – очень часто слюнявя его, лихорадочно строчить-записывать.

Когда Лихачёв сделал небольшой перерыв в своей риторике, Сталин, как-то растеряно оглянулся на прижавших уши соратников и обратился к бушующему «человеку-заводу»:

– Успокойтэсь, коллэга! Попейте вот чайку и расскажыте нам: чего мы – по своей ущэрбности духовной, не поняли.

Лихачёв, одним глотком – как водку, выпил стакан крепкого, холодного чая – налитого лично Вождём и отдышавшись, уже более-менее спокойно продолжил:

– Коллега Рысёнок» предложил нам не мотороллер «Муравей»: просто это первое, что ему на ум пришло – образ, короче. Он предложил нам КОНЦЕПТ-КАР!!! Примерно такой же, какой Генри Форд уже предложил Америке, или ещё предложит Германии Гитлер – с его «Народным автомобилем»…

Рисунок 162. Автомобиль «Ford Model T».

Прервавшись, он внимательно оглядел весь зал и, так предельно ехидненько:

– Коллеги! А почему бы вам всем вместе, весело не поржать над «Ford Motor Company» или ««Volkswagen»… Ну, что? Чё молчите, то?! Давайте – начинайте!

И первым начал, расхохотавшись на весь зал:

– БУГАГАГАГА!!! Империалисты – ТУПЫЕ!!! БУГАГАГА!!!

Раздалось несмелое:

– Дык, «Жестяная Лиззи» хоть немного на авто походила и вполне соответствовала духу времени…

– Какому такому «духу времени», она соответствовала – к таким-то чертям собачьим, коллега?! – перешёл на громкий шёпот «человек-самосвал».

– Ну, я хотел сказать, что все автомобили того времени, были такими же примитивными как «Форд-Т», – промямлил тот, – эта модель стала доступной лишь благодаря отсутствию даже намёка на роскошь и конвейерной сборке.

– ЧЕГО?! – Лихачёв, притворно-удивлённо заморгал, – все автомобили того времени были «примитивные»?! Да, ещё царский лимузин «Delaunay-Belleville SMT» изготовленный в 1912 году, имел такие навороты – про какие Вы и никогда не слышали, коллега! Двойные тяги управления, многодисковое сцепление, система смазки двигателя под давлением, пневматическую систему – объединяющую пуск и торможение двигателя, подкачку шин, сигнал и даже… Домкрат! Вместо электростартера с обгонной муфтой, при запуске двигателя в его цилиндры подавался сжатый воздух. Он толкал поршни и раскручивал коленчатый вал до нужных оборотов. В тот момент, водитель перекрывал подачу сжатого воздуха – взамен, давил на «тапку» и включал зажигание… Оп-ля, включили спецсигналы[69] и поехали!

Рисунок 163. Автомобиль Николая Второго «Delaunay-Belleville 70 SMT» 1913 года выпуска. Обратите внимание на свастику на капоте…

– Офуеть…, – только и раздалось, – и, чё этой падле спокойно не царствовалось?!

– …Этот лимузин настолько плавно трогался и столь же плавно тормозил – что венценосные особы, попросту могли проспать сам этот момент. Да, из вас всех, ни один даже не смог бы им управлять без отдельной подготовки: одних только напольных педалей у «Делоне-Бельвиль» было аж девять! Не считая множество рычагов отвечавших за вспомогательные системы – собственно рычага коробки и, массы приборов – отвечавших за работу пневматики, подачу топлива и масла… А вы говорите «примитивный»! Мозги у кое-кого из коллег, примитивные…

Эффект был впечатляющим! Народ, просто в осадок выпал.

– Вы представляете, как убогий американский «Форд-Т» смотрелся на фоне этого чуда французского автопрома? И, что? Генри Форд стал – подобно вам, зубы скалить на своё детище? Нет, он запустил «фордализацию» всей страны и создал Америку! Создал, такую – какой она и, доныне есть. Будет, я имел в виду… Да, если бы он рассуждал подобно вам, американцы – до сих пор бы, на мустангах за дилижансами скакали!

Молотов, попытался развенчать доводы Лихачёва с точки зрения экономики и покупательной способности населения:

– Коллега Лихачёв! Форд сделал свою «жестянку» для американского среднего класса. А у нас его, практически нет.

– Правильно! А я, что? Предлагаю гопоте из «комбедов» на «Муравьях» гарцевать?! Вначале его купит сельский кулак, среднего достатка горожанин – госслужащий, нэпман или частник-кустарь. Затем, по мере наращивания массового производства произойдёт падение себестоимости и, следовательно – розничной цены… Ну, а после образования вторичного рынка, подержанный «Муравей» сможет купить почти каждый.

– Вы меня не поняли! Я имел в виду, что у нас очень мало представителей так называемого «среднего класса». Так, что миллионных продаж – без которых «фордализация» невозможна, в России не будет.

– Это, Вы – опять ничего не поняли, коллега! По сравнению с «Фордом-Т», мы опустили «планку» – так, что наш «Муравей» будет обладать вполне приемлемой покупательной способностью…

Однако, скептиков эти доводы не убедили:

– На индустриализацию западного типа, в стране нет финансов и времени. Типа «Форд создал Америку» – у нас не пройдет!

– На фига такая «индустриализация» – когда в стране нет ресурсов на производство «нормальных» тракторов и грузовиков? Чем ваш «Муравей» может помочь этой индустриализации в сельском хозяйстве, когда с этими грузами легко справится обычная гужевая повозка?

– А зачем, извините, кулаку или вообще крестьянину ваш «Муравей»? Ему привычней на лошадке – тысячелетний уклад, панимаете…

Докладчик начал терять терпение, закипая как тульский самовар от донецкого кокса:

– Для особо альтернативно одарённых, объясняю ещё раз…

* * *

Пока Лихачёв искал подходящие – не матерные слова, на вопрос ответил Киров:

– Любой сельский или городской мужик, купит «Муравья» из экономических соображений. Коллега, ратующий за «гужевую повозку», видать давненько не бывал в сельской местности – поэтому не знает, что содержание лошади обходится очень дорого! Всех нюансов, я вам рассказывать не буду… Но, во-первых: её надо два года растить – прежде чем она начнёт работать. А в это время, ваша лошадка непрерывно кушает, за ней нужен уход – то есть: на жеребёнка надо тратить драгоценное в летнюю страду рабочее время…

– …Во-вторых: ваша лошадь в любой момент может сдохнуть, причём – БЕЗВОЗВРАТНО!!! У механизмов, такого не может быть априори – бывают, просто фантастически ремонтнопригодные их образчики…

Лихачёв, его горячечно перебил:

– Да, на крайняк – из трёх убитых «Муравьёв» можно собрать один работоспособный, а три дохлые кобылы, так и останутся – тремя дохлыми кобылами. Да, даже если он сгорит – уцелевшее железо можно пустить на что-то полезное, что можно приспособить в хозяйстве. Извините, коллега, что перебил…

Кивнув, Киров продолжил:

– …В-третьих: работает лошадь или стоит, она всё равно ЖРЁТ!!! Причём, жрёт она вопреки широко распространённому мнению не одну лишь гнилую солому с крыши – а дорогостоящие овёс и сено. На одной лишь соломке ваша лошадка быстро откинет копыта и весной пахать будет не на чем! Вы пойдёте батраком к более удачливому соседу – в лучшем случае, а ваша баба с детишками – «по миру» с протянутой рукой… Если повезёт не сдохнуть зимой, конечно.

– …Так что, хозяйственный крестьянин лучше детей будет держать впроголодь (их ему баба ещё нарожает – а вот лошади от неё не дождёшься, как ни старайся), но свою «худобу» зерном накормит! У механизма (я думаю от «реального» «Муравья», останется одно лишь название) такого недостатка нет: если нам никуда ехать не надо, пусть хоть год в сарае стоит – жрать бензин он не просит…

Лихачёв, опять встрял:

– У всех коллег есть домашний любимец, да? В смысле – «был»… Собачка там, кошечка или хомячок какой. Все помнят, сколько забот-хлопот, да?! Кормить, выгуливать там, прибирать за ним, убирать… Шерсть линяет два раза в год, зубки да коготки он об мебель точит. А теперь, представьте себе – у вас в квартире живёт ЛОШАДЬ!!!

Сделав эффектную паузу, он:

– Представили?! НУ И, КАК ВАМ?!

Коллеги представили и, раздалось несколько ахов и охов и, возглас:

– Да… Пожалуй, соглашусь с коллегой Лихачёвым и плюсую за «Муравья»: от домашнего пылесоса проблем было меньше, чем от домашнего кролика моего внука – который постоянно мне кабель от инета перегрызал, пи…дор ушастый!

Сергей Миронович, с интересом выслушав и заодно передохнув, продолжил:

– Вот почему, как только в любом хозяйстве появляется что-то механическое – лошадь из него, тут же исчезает! Заменив живую лошадку механическим «Муравьём», мы побудим мужика, например, вместо лошади завести ещё одну корову – тем самым, улучшив питание его детей. В результате уменьшится детская смертность – как напрямую от голода в неурожайные годы, так и от болезней – связанных с хроническим недоеданием. Кто-то из присутствующих против этого?!

Рисунок 164. Один из вариантов апгрейда «Муравья».

Помолчав, Мироныч кинул тяжёлое обвинение в зал:

– Да, никак вы – людоеды, уважаемые коллеги!

– ВЫ – ПОЖИРАТЕЛИ ТРУППОВ!!! – по новой «съехав с катушек», возопил Лихачёв – тыча указательным пальцем в зал, – ДЕТСКИХ ТРУППОВ!!!

Сталин, аж ужом взвился:

– Коллэга Лихачёв, ПЕРЕСТАНЬТЭ!!! Пэрестаньте обзывать коллэг – иначе, я Вас ЗАБАНЮ, НАХ!!!

Пробурчав еле слышно что-то вроде «Сатрап», Лихачёв замолчал…

– Дышите глубже и чаще, коллега, – благожелательным тоном посоветовал Маленков, улыбаясь, – так быстрее в себя придёте.

– Спасибо, мне уже легче…, – Лихачёв сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, – по теме «муравьетизации» всей страны, ещё вопросы будут? Обещаю, больше не психовать и не выражаться.

Молотов, осторожно спросил:

– А не лучше предоставить нашему мужику небольшой трактор, вместо мотороллера?

– Вячеслав Михайлович! Вот понадобилось нашему мужику в город поехать – «синема» посмотреть… Что ж, ему на «небольшом тракторе» наши необъятные просторы рассекать?! Вы опять ничего не поняли: если бы коллега Рысёнок» не применил названия этого бренда «Муравей» – а сразу бы сказал «мотоблок», вопросов было бы на порядок меньше. Вас всех название с толку сбило. А ведь коллега русским языком сказал, что его сосед по гаражу Иван Иваныч: «…что только из «Муравья» не делал. В том числе – снегоход, снегоуборщик, квадроцикл, погрузчик, мотоблок для вспашки дачи, траншеекопатель. Причём, «переобуть» с одного варианта апгрейда на другой, требуется буквально пятнадцать минут!».

Рисунок 165. "Муравей-снегоход".

Приложа руку к сердцу, он:

– Ну, не было у уважаемого Ивана Ивановича, ничего более подходящего под рукой!

Ещё, вот из зала:

– Коллега Лихачёв, при всём моём уважении – только не надо снова орать… У вашего «Муравья» – смехотворная проходимость для сельской местности, а Вы решили лошадь им заменить.

Тут же, последовал ответ с изрядной ехидцей:

– Коллега уверен, что телега с лошадью в непролазной грязи не застревает? Типа, как судно на «воздушной подушке»?! Или, он думает: как только образуется в сельской местности распутица пораспустестей – как мужик тут же запрягает свою кобылку или меринка, грузит деревянную телегу по максимуму и давай «Кэмел-трофи» вокруг своей деревеньки устраивать? …Нет! Без особой на то нужды, любой вменяемый хозяин свою животину напрягать не будет. Так же – как и, «мотороллер». Что тут непонятно?!

Кто-то, шибко «многоопытный», прокомментировал народной мудростью:

– «Внедорожник», это такой автомобиль, который доедет – куда обычный не поедет и, там сломается или застрянет».

Наконец, пошёл конструктивный диалог:

– Какой Вы представляете себе конструкцию вашего мотоблока?

– Я её себе представляю предельно простой. От «Муравья» оставляем только один бренд – раз он коллегам так «понравился», да трёх-колёсную базу. Простая, грубая, «неубиваемая» рама – склёпанная из сортового проката или сварная из труб. Двухтактный двигатель-воздушник мощностью до 15 лошадиных сил, с обязательным принудительным охлаждением от вентилятора, Хорошо бы его основные узлы скооператить с какой-нибудь другой массовой техникой – хотя бы с «У-двасом», но там уж как получится!

Рисунок 166. "Муравей" – седельный тягач.

Возразить, ни у кого не последовало и, Лихачёв после небольшой паузы, продолжил:

– Теперь, об «обвесах»… Вообще, единой должна быть лишь одна рама – всё остальное навешиваться по желанию покупателя, в связи с его потребностями. Хочешь быстро ездить? Вот тебе колёса с «дутиками», форсированный двигун, «скоростная» коробка – не сломи шею, смотри! Тебе надо поле пахать – малых деток кормить? Вот тебе на «Муравей» – «тракторная» коробка передач, широкие сплошные металлические задние колёса с грунтозацепами – типа, «Фордзоновских». Не такие огромные конечно! Ты – рыбак и охотник? Тогда, нужна повышенная проходимость: широкая резинометаллическая гусеница, а зимой ещё и пара лыж впереди.

Киров, завершил обзор апгрейда:

– Естественно, у мотоблока должен быть вал отбора мощности – для привода к молотилкам, дробилкам или какому-нибудь станочному оборудованию – типа циркулярной пилы.

У Ворошилова была одна тема:

– Как Вы оцениваете применение вашего «Муравья» в военных целях?

Лихачёв, скосив взгляд на потолок, с заминкой ответил:

– Весьма положительно! И не обязательно всю «квази-мотопехоту» на «Муравьях» возить. Хотя бы один «Мотороллер» на стрелковое отделение или расчёт станкового пулемёта иметь – чтоб, на себе не тащить запас боеприпасов и продовольствия и, общая мобильность войск тут же резко повысится. Солдат, после длительного перехода, на поле боя не таким вымотанным будет приходить, значит – повысится общая боеспособность. Опять же – транспортировка раненых, подвоз боеприпасов небольшим подразделениям, обслуживание ремонтников – «коробку» от танка до танка перевезти… Да, просто – тысяча случаев!

– Понятно, – удовлетворённо кивнул Ворошилов, – в любом случае – на маневрах обкатать надо.

– А, в зимнее – в варианте снегохода, этот «Муравей» будет особо бесценен! Особенно в условиях, когда ни у нас – ни у нашего противника, ничего подобного нет и, не предвидится! «Муравей-снегоход», может по любому снегу передвигаться, нести в кузове килограмм триста-четыреста груза и, на санях-волокуше дополнительно ещё – сто-сто пятьдесят… Попробуйте это на лыжах или вообще без них проделать, коллеги!

Рисунок 167. Доставка авиабомб на северный аэродром оленетранспортным гужбатальоном. Думается, на снегоходе это было бы делать несколько лучше.

Последнее, он бросил – обращаясь к критикам в зал.

– Станковый пулемёт с расчётом и боеприпасом, – подсчитывал Нарком обороны, – миномёты, вплоть до батальонного, полковой – 120-ти миллиметровый в разобранном виде… Годится, коллега!

Из зала спросили:

– А не лучше ли забацать этот ваш «мотоблок» из тяжёлого мотоцикла – типа «Урала»?

– Да, пожалуйста, – почему-то выпучив глаза, ответил докладчик, – мотоцикл, с его 40-сильным движком – это следующий технологический уровень, коллега! Сразу не поднимем, как бы нам обоим не хотелось.

Несмотря ни на что, скептиков меньше не стало:

– Помню, тут нам рассказывали – какая была предвоенная напряжёнка с ГСМ. А Вы нам предлагаете вдобавок – миллионы ваших «мотоблоков» с весьма прожорливым двухтактником. Чем «кормить» будем ваше стадо «Муравьёв», коллега?

Лихачёв, ничуть не смутился:

– Я тоже помню про «бензиновый голод»… Но я помню – нам рассказывали и, как его преодолеть! К тому же, можно изначально заложить в конструкцию способность работать на газогенераторном топливе и заранее начать производить оборудование для этого. Как раз для сельской местности: напилил мужик чурочек, закинул их в «самовар» – раскочегарил хорошенько, сел и поехал… Красота!

Рисунок 168. Принципиальная схема газогенератора.
Рисунок 169. Газогенератор для автомобиля заводского изготовления.
Рисунок 170. Газогенератор на мотоцикле.
* * *

Ещё была такая претензия, от кого-то из военных в зале:

– Про «крестьянских детишек», вы с коллегой Кировым очень душевно рассказали… ОЧЕНЬ!!! Меня, до самой глубины души тронуло! А вас обоих не смущает, что за меньше чем полтора столетия до самой кровопролитной войны, вы тупо вбухаете остро дефицитные ресурсы в эту «мото-игрушку» – пусть даже из самых благих намерений?! Что сами, мы её производство быстро не осилим – придётся покупать оборудование, нанимать специалистов – платя отобранным у тех же детишек зерном? Потом приедет немец на танке и передавит ваших – спасённых от голода детей! А отбить его будет НЕЧЕМ!!! Из-за ваших «Мурашей», у нас не будет ни нормальных грузовиков, ни тракторов-тягачей, на авиации – хотя бы и «фанерной»…

Лихачёв, пренебрежительно отмахнулся:

– Коллега, какие «ресурсы»? Вам подсказать, где взять дополнительные ресурсы – для «маравьетизации» всей страны?! Да, продадим весь Балтийский флот, в конце концов – вместе с Черноморским в Латинскую Америку! Всё одно, от него толка в войну никакого не было…

Флагман Флота 2-го ранга Лев Михайлович Галлер – в ответ на такое предложение, по-хулигански свистнул.

– Ладно, насчёт флота я погорячился, – пошёл Лихачёв на попятную, – у нас и без продажи линкоров да крейсеров, очень много резерва ресурсов: отложим на послевоенное время Московское метро, Дворец Советов и строительство некоторых одиозных объектов – вроде «Беломор-канала».

Почесав лоб и несколько опасливо покосившись в сторону «президиума», Лихачёв добавил:

– Разгоним к свиньям собачьим Коминтерн: это просто «чёрная дыра» для бюджета, без всякой отдачи – как «наше» Сколково!

Последнее предложение, вызвало буйный энтузизизм: зал, просто зашёлся в овациях!

Вождь тоже занёс было руки – чтоб «похлопать», но вдруг передумал:

– Экономить, конэчно надо и в первую очерэдь на подобных «чёрных дырах» – как Коммытэрн. Но, Ви же понымаете, коллэга – сколь многим «прорывным» проектам, понадобятся эти сэкономленные ресурсы!

Из зала тоже было очень много выкриков по поводу целевого использования «сэкономленного» – каждый тянул одеяло на себя. Как обычно в таких случаях, короче!

Прислушавшись к «мнению народному», Лихачев согласился:

– Пожалуй, всё же вы в чём-то правы, коллеги.

Радостный гул: разум коллег-попаданцев не воспринимал на дух эту затею с мотороллером – пусть и в варианте «мотоблока» и, возглас:

– Ну, наконец-то до Вас дошло: Россия – не Америка, Лихачёв – не Форд, а ваш «Муравей» – неосуществимый бред!

Не слушая, тот продолжил – как бы, размышляя вслух:

– Прямо сейчас, мы с вами никакого «Муравья» – даже в самом упрощённом виде, массово выпускать не сможем – из-за недостатка ресурсов… Не ранее, чем в середине-конце тридцатых… Россия, действительно – не Америка, как ни прискорбно звучит… Значит, надо ещё понизить «уровень» нашей «фордализации»… Да, куда уж ещё «понижать»?!

Внезапно, Лихачёв возликовал и чуть ли не «колесом», по залу не прошёлся:

– ЭВРИКА!!! ВО, ВСПОМНИЛ!!!

Он напоминал Архимеда – открывшего закон всемирного тяготения раньше Исаака Ньютона и получившего за это Нобелевскую премию мира – вместо Бабрака Обамы:

– КОЛЛЕГИ!!! Сначала мы будем массово производить автомобиль Петюнина!

– Что за зверь такой? – зал насторожился, почуяв подвох, – «автомобиль Петюнина»?!

Рисунок 171. Русский «концепт-кар» – моторная телега, «автомобиль Петюнина».

– Не «зверь» никакой, а простой токарь из уральского захолустья (до сих пор живой и бодрый, кстати), Дмитрий Николаевич Петунин, в 1914 году сконструировал и построил из подручных средств автомобиль оригинальной конструкции, не имеющий аналогов в истории мирового автомобилестроения. Фактически, это – моторная телега, грузоподъёмность в 350 килограмм, сделанная в большинстве своём из дерева. Её передняя подвеска – пружинная, задняя – деревянные рессоры. Вкупе с 6-ти сильным двигателем, с картером из чугунной батареи отопления, это позволяет «агрегату» разогнаться до 10-ти километров в час – что для сельской местности вполне приемлемо. Всяко, быстрей – чем на лошади! Ездила «телега» очень долго – пока в местный краеведческий музей не поставили, а когда – уже во время Великой отечественной, начались проблемы с бензином, изобретатель перевёл её на газогенераторное топливо.