Алладин: книга-игра (fb2)


Настройки текста:



Алладин (книга-игра)

Литературно-художественное издание

Для младшего школьного возраста

Подготовка текста М. А. Климковича, В. А. Степаненко

Художник И. Кенденков

Руководитель проекта М. В. Адамчик

Ответственный за выпуск В. В. Адамчик

Редактор Н. Б. Тимофеева

Пролог

Ну вот ты и открыл книгу, мои читатель.

Ты думал, что сразу окажешься в сказке?

А на этот раз все произошло немного по-другому.

Что же ты увидел перед собой?

Какая-то странная дверь, а на ней табличка с надписью «Вход». Сколько раз тебе приходилось видеть такие двери, сколько раз ты пользовался этим приглашением! Вход – значит, можно войти, или, наоборот, пройти мимо. И если тебе очень хочется попасть куда-то и ты знаешь, куда попадешь, ты входишь.

И вот ты уже положил свою руку на бронзовую ручку...

Дверь легонько скрипнула, и... кто же это с тобой говорит?

Где же я?

А я в комнате, куда ты собрался войти.

Итак, ты вошел, закрыл за собой дверь и остановился в полумраке.

Так где же я – тот, который обращается к тебе?

Сперва хорошенько осмотрись. Все тебе здесь и немного знакомо, и, в то же время, немного ново...

Восточное убранство, ароматы благовоний, дым кальяна...

Ты хотел сказать, что это не дым кальяна, а дым сигары?

Ну что ж, я еще не все успел переставить и изменить после предыдущей сказки.

А вот и я.

Ты видишь меня? Это я сижу в кресле.

Наверное, ты ожидал, что я выгляжу совсем по-другому? Наверное, ты ожидал, что на мне будет дорогой тюрбан со сверкающим камнем и страусиным пером, шелковые шаровары и сафьяновые башмаки с длинными загнутыми носами?

А на мне, хоть я и сказочник – вот, наконец-то я и сказал тебе о своем занятии – обыкновенный костюм. Встреть ты меня на улице – даже не обратишь внимания, таких людей тысячи. Нет у меня длинной седой бороды, шелкового струящегося халата с огненными драконами, и не сжимаю я в пальцах мундштук кальяна.

Я, если честно тебе признаться, никогда и не курил, лишь иногда, для вида, пускал дым кольцами, рассказывая сказки. Ведь это так красиво – кольцо дыма, таинственно висящего над головой, вкрадчивый голос сказочника...

А вот восточные сладости, признаюсь, люблю...

Угощайся, их полная ваза – настоящие восточные цукаты из столицы вселенной города Багдада, халва и инжир, рахат-лукум, привезенный верблюдами из Исфахана, и щербет из Магриба. А вот это – настоящий гранат из Гвадалахары...

Не отказывайся, угощайся!

Ты меня, конечно, знаешь, ведь ты не раз бывал в сказках. Да и я тоже тебя видел, только, извини, не помню, как тебя зовут...

Ты, наверное, подумал, я слаб памятью?

Нет, на свою память я не жалуюсь. Иногда бывает, я кое-что путаю, но так даже интереснее. Согласись, ведь и ты не раз пробовал пересказать своим друзьям прочитанную сказку, и сам знаешь, как это сложно сделать – обязательно, да и напутаешь что-нибудь. То имя не то назовешь, то героя заведешь не туда, куда надо. И тогда приходится возвращаться к началу и вновь рассказывать. А твои друзья, услышав сказку в твоем пересказе, запомнят ее вновь немного по-другому, и когда начнут ее рассказывать сами, тоже что-нибудь добавят от себя, тоже что-нибудь напутают.

Вот так и получаются настоящие сказки...


Посмотри, сколько в этой комнате дверей? Ты хочешь сказать, на них какие-то странные номера – 1, За, 5с? Ты хочешь сказать, столько дверей бывает только в гостинице?

Нет-нет, это не гостиница, это мой дом. Некоторые неправильно называют его лабиринтом, а это не совсем так.

Да бери же цукаты, угощайся, ты же знаешь восточную пословицу: «Сколько ни говори – халва, а во рту слаще не станет». Так что не стесняйся, угощайся! Ты все еще стоишь! Усаживайся поудобнее вот на этот старинный персидский ковер. Мы с тобой на Востоке, а здесь не принято сидеть в кресле, так что располагайся!

Я сам сейчас тоже сяду с тобой рядом.

Ну вот, мы и устроились с тобой на ковре.

Возьми вот эту шелковую подушку с золотыми кистями, так будет удобнее. Сказка, которую ты узнаешь, очень длинная, можно даже сказать – бесконечная.

Ты хочешь сказать, бесконечных сказок не бывает?

А это как посмотреть... Здесь ты ошибаешься.

Видишь, как много дверей, в них можно входить, выходить. И если не найдешь правильный выход, будешь блуждать по переходам всю свою жизнь и будешь возвращаться в эту же комнату, спрашивать у меня совета...


Я расскажу тебе сегодня сказку про Алладина.

Ты ее знаешь?!

Не беда, я расскажу тебе ее по-другому – как помню, так, как когда-то рассказали ее мне. Конечно, я что-то могу напутать, где-то сбиться, а ты поправишь меня, ладно?

Ведь ты сказал, что знаешь эту сказку?

Только смотри, будь осторожен. Из-за нашей путаницы с Алладином может случиться несчастье.

Ты хочешь сказать, сказки все со счастливым концом?

А вот это не так. Раньше сказки были всякие, они кончались и хорошо и плохо. Но ты же знаешь, сказки рассказывают не только сказочники, но и простые люди. А кому же хочется, чтобы герой сказки погиб?!

Вот и придумывали всякие выходы из безвыходных ситуаций. Вот, отрубили, к примеру, принцу голову, а тут прилетает ворон с бутылочкой живой воды. Побрызгал, голова и приросла, а сказка пошла дальше...

Так вот, вернемся к Алладину.

Думаешь, сказка про него только одна и ничего в ней изменить нельзя?

Нет, ошибаешься, сказок про Алладина существовало превеликое множество. Люди рассказывали их друг другу, и каждый придумывал что-то свое.

А потом кто-то один взял и записал.

А я помню их все – и те, что хорошо кончаются, и те, что кончаются плохо.

Какую из них ты хочешь послушать?

Ты хочешь услышать все?

Я ведь сказочник, и это можно устроить.

Итак, я расскажу тебе в одной сказке сразу несколько сказок про Алладина, а какой она получится зависит и от тебя.

И тебе самому придется выбирать, как поступить Алладину в том или ином случае.

Ты согласен? Колеблешься? Может, ты не знаешь, как поступать правильно?

Тогда прислушивайся к своей совести, к своему сердцу, и я уверен, ты поможешь Алладину поступить правильно и найти счастье.

Так ты готов участвовать в моей игре?

Да?

Ну и отлично!

Только будь осторожен: любой твой неверный шаг или трусость могут привести Алладина к несчастью, а его друзей – к гибели. Но ты не пугайся, это всего лишь сказка, в которой к тому же все можно изменить. Уж поверь мне, я знаю в этом толк, ведь я рассказал не одну сказку.

Значит, ты готов.

Тогда я начинаю.

Прикрой глаза и будь внимателен.

Глава 1

Ты открыл глаза и что же увидел, вновь меня?

Не считай меня обманщиком, я обещал, что ты окажешься в сказке. Немного терпения. Я забыл тебе сказать, как называется город, где ты окажешься. А я не всегда буду рядом с тобой, а спрашивать на улице у прохожих, как называется город, по улицам которого ты идешь, согласись, довольно странно.

Так вот, город называется Багдад.


Снова закрой глаза, и, когда ты их откроешь, то увидишь...

А впрочем, что я тебе буду говорить, ты все увидишь сам...


Багдад красив, как жемчужина, лежащая на черном бархате. Тысячи минаретов вздымаются в безоблачное небо. Ночью огромная луна и миллионы сверкающих звезд взирают на город, а днем ослепительное солнце отражается в золоченых куполах мечетей, журчат сотни фонтанов, спешат к Багдаду караваны верблюдов, груженные шелком, бархатом и пряностями.

Со всех концов земли спешат купцы в славный город Багдад со своим товаром.

Не зря его называют столицей вселенной, ведь где, как не в Багдаде, прославленном своими базарами, можно выгодно продать товар, выручить много золота, чтобы потом на это золото накупить новых товаров и вновь приехать в прославленный на весь мир Багдад.

С утра до самого позднего вечера шумят багдадские базары.

А по ночам по узким улочкам города ходит неисчислимое множество ночных сторожей. Они стучат колотушками и во весь голос кричат:

– В Багдаде все спокойно, в Багдаде все спокойно...

Но не стоит верить этим словам, во всяком случае, не всегда.

В Багдаде много добрых веселых людей, но есть и злые. С виду они такие же, как все. На них широкие шелковые шаровары, такие же, как у всех, тюрбаны. Но если присмотреться, можно заметить, как хищно сверкают их глаза при виде золота.

И по ночам эти разбойники выходят из своих укрытий и крадутся в тени высоких кипарисов, надеясь чем-нибудь поживиться, ограбить зазевавшегося купца, расположившегося на ночлег. Они могут увести верблюда, груженного товаром, могут украсть богатый тюрбан, кошелек, набитый золотыми монетами, могут украсть ключи, чтобы потом забраться в дом, когда хозяева будут на базаре...

Много в Багдаде всевозможных ремесленников, мастеров своего дела. Ведь на весь мир славятся багдадские шали, серебряные кувшины для воды и вина. Но больше всего багдадские ремесленники прославились своими светильниками. Они умеют делать и простые медные лампы для бедных людей, и прекрасные роскошные светильники из золота и драгоценных камней, глядя на которые приходится даже зажмуриваться, потому что кажется, что и солнце, и миллионы звезд смотрят прямо на тебя.

Но какие бы камни ни гранили мастера Багдада, какие бы украшения ни выделывали искусные ремесленники, и как бы ни расхваливали заморские купцы свой товар, не верьте им!


Самая большая драгоценность Багдада – это красавица Жасмин, принцесса, дочь Багдадского султана. Никогда еще на земле не было столь прекрасной девушки, как Жасмин.

Но мало кто из простых людей видел красавицу, ведь султан ее прятал за высокими стенами своего дворца, за решетчатыми изгородями. И кроме стражи, несравненную красавицу охранял грозный огромный тигр, при виде которого мурашки бежали по спине, а ноги сами подкашивались. И человек, рискнувший пробраться во владения красавицы, тут же падал замертво – так страшен был тигр.

И трудно было догадаться, что этот ужасный тигр был лучшим другом принцессы Жасмин. Она играла со страшным огненным хищником так, как дети играют с ласковой кошкой. Жасмин даже могла забраться тигру на спину, и он возил ее по всему султанскому саду. И, о ужас! – Жасмин даже могла подергать тигра за усы. Конечно же, тигр не простил бы подобного никому, даже султану. Но Жасмин – это совсем другое дело. Ужасный хищник обожал девушку, и они вдвоем могли целыми часами играть в тени кипариса у журчащих фонтанов...

Но обо всем этом немного позже.


Как не бывает света без тени, так не бывает добра без зла. Не все было так хорошо и спокойно в багдадском дворце. И слуги, и визири – все преданно служили султану, все его любили и уважали за мудрость и за справедливость.

Но был во дворце один человек, затаивший злобу на султана и на весь мир. Звали этого человека Джафар, а занимал он очень высокую должность – был первым тайным советником самого султана. И много злых дел совершилось на земле по его указке и, якобы, от имени султана, которым он любил прикрывать свои черные дела, такие же черные, как и его одежды.

Но никто во дворце не умел так польстить, так преданно взглянуть в глаза и так низко поклониться, как Джафар.

Султану пробовали говорить, что Джафар – человек недобрый, но султан даже и слушать не хотел. Он крутил головой и приказывал уйти прочь с его светлых очей гнусным сплетникам и не портить репутацию честного и преданного человека.

Видя такое дело, все поняли, что пытаться убедить султана в неверности Джафара – дело безнадежное. К тому же, тайный советник зло расправлялся с теми, кто осмеливался наушничать султану, ведь Джафар считал, что только он один во всем дворце имеет право давать советы властелину вселенной, тени Аллаха на земле. И всегда все, что ни говорил Джафар, говорил он с видом праведника, которому ничего в этой жизни не нужно.

Но когда его никто не видел, когда он запирался за толстыми дверьми своих покоев, он преображался. Улыбка исчезала с его губ, брови зло сдвигались к переносице, глаза гневно сверкали.

Единственным, с кем Джафар мог поговорить в минуты уединения длинными ночами, был его помощник, говорящий попугай, который всегда сидел на правом плече своего хозяина, зло щелкая оранжевым клювом и вращая выпученными глазами.

Это только с виду попугай Джафара казался глупой ручной птицей. На самом деле Яго, а именно так звали попугая, очень зорко наблюдал за всем, что творилось вокруг. И когда они с хозяином уединялись, попугай пересказывал все, что видел своему хозяину, за что Джафар кормил его отборными явствами – такими, какие можно достать, только живя в Багдаде, в центре вселенной.

А еще Яго участвовал в колдовских затеях своего господина.

Безлунными ночами Джафар зажигал светильники, усаживался на ковер и раскрывал толстую книгу в кожаной обложке, украшенную серебряными черепами и костями, и принимался читать странные тексты, переворачивая пожелтевшие страницы, сделанные из человеческой кожи. А страницы были исписаны человеческой кровью. Страшной была эта книга, и много полезных советов давала она колдуну о том, как причинять вред людям.

Джафар мог наслать ураган на жителей Багдада, мог подвергнуть их смертельным болезням, мог ослепить или оглушить, мог отравить того, кто ему не нравился. И никакой самый искусный медик султана никогда не нашел бы следов яда, которым воспользовался колдун.

Но всего этого ужасному Джафару казалось мало. Он замыслил невиданное: он решил, что с помощью колдовства станет властелином мира, более могущественным даже, чем багдадский султан. И в этой же ужасной книге Джафар вычитал на самой последней странице, что для того, чтобы стать всемогущим властелином мира, нужна только одна маленькая вещь, на первый взгляд неприметная и простая. И на этой же странице было написано, где эта вещь хранится и как ее можно взять.

Но для того, чтобы найти путь к сокровищнице, необходимо было завладеть двумя половинками золотого скарабея, которого изготовили еще древнеегипетские жрецы. Одна половинка у Джафара была, а вот другую он никак не мог найти. Не было ее даже в сокровищнице самого султана. А ведь там было все.

Но с помощью колдовской книги Джафар сумел заглянуть в магический кристалл, и увидел он, что вторая половинка золотого скарабея точно находится в Багдаде, только вот в какой ювелирной лавке, в каком доме узнать Джафар не смог.

И тогда он стал ходить по городу, заглядывая ко всем ювелирам и ремесленникам, расспрашивая их, не видел ли кто из них вот такую вещицу, и показывал им вторую половинку скарабея.

Но ювелиры пожимали плечами, разводили руками, и никто не мог сказать даже, что видел такую вещицу.

И тогда стал Джафар предлагать большую награду тому, кто принесет ему вторую половинку золотого скарабея.

Услышав о деньгах, хитрые купцы, ремесленники, тут же изготовили ему дюжину подделок, и один за другим стали являться к первому тайному советнику багдадского султана, прося денег.

Радостный Джафар сперва купил такую первую половинку, но сколько ни пытался он соединить две половинки вместе, ничего не выходило – скарабей разваливался.

А когда принесли к нему вторую и третью, он тут же приказал отрубить головы хитрым купцам. И подделки к нему носить тут же перестали.

Задумался Джафар, как завладеть ему настоящей реликвией, которая укажет ему путь к сокровищнице, где хранится тайна мира.

И тогда вспомнил он о ворах. Ведь те ничего другого не умеют делать, как красть. Собрал он всех самых страшных багдадских воров, показал им половинку скарабея и пообещал наградить несметными сокровищами того, кто принесет ему вторую.

И принялись воры за свое черное дело.

И повезло одному из них, чернобородому Махмуду, самому последнему из багдадских воров. Ведь все остальные искали в богатых домах, а тот крал всегда только у бедняков, потому что их дома не закрываются на замки.

И вот, в доме старого дряхлого ковровщика, который уже давным-давно не ткал ковры, удалось отыскать Махмуду заветную половинку скарабея. Спрятал он ее в тряпочку и принес к самому Джафару.

У тайного советника даже руки затряслись при виде столь ценной реликвии. С первого взгляда он понял, что это та вещь, которой ему так не хватало. Вмиг соединились две половинки скарабея и словно бы срослись.

А Махмуд, расширив от удивления глаза, смотрел на колдовское дело, но не забыл протянуть руки ладонями вверх, прося обещанное золото.

–    Махмуд, – сказал Джафар, – смотри, – и открыл большой сундук.

–    Ах! – только и смог вымолвить чернобородый вор.

Никогда еще в своей жизни не видел он столько золота вместе.

–    Хочешь, это будет твоим?

–    Господин! – Махмуд упал ниц и принялся целовать сафьяновые башмаки Джафара. – Скажи мне, о господин, что еще нужно украсть, и Махмуд выполнит любую твою просьбу.

Рассмеялся Джафар.

–    Дело простое, Махмуд, красть ничего не надо, надо только взять и принести.

–    Что же надо тебе, о мой господин?

–    Пройдет время, и ты узнаешь. А теперь смотри, – и Джафар воздел руки к небу и прошептал заклинание.

Тут же загремел гром, сверкнула молния, и злоумышленники оказались посреди бескрайней пустыни, лишь на самом горизонте мерцал огнями Багдад.

Золотой скарабей лежал на вершине бархана.

И тут тонкий луч голубой звезды коснулся его металлических крыльев. Скарабей зажужжал и воспарил.

–    Скорее, за ним! – приказал Джафар, щелкнул пальцами, и тут же из темноты появились два коня, таких же черных, как сама ночь. – Скорее, в погоню! – закричал Джафар и вскочил в седло.

–    Я готов, мой господин! – Махмуд последовал примеру Джафара.

–    Тогда вперед, не упускай его из виду.

Джафар зорко всматривался в сверкающее небо, боясь спутать скарабея с одной из звезд.

Сердце Махмуда холодело, он понял, с кем имеет дело.

–    Страшный колдун... – шептал вор, но алчность была превыше страха.

Черные кони мчались без устали, как ветер, и уже давным-давно исчезли с горизонта огни Багдада. Вокруг расстилалась лишь бескрайняя безжизненная пустыня.

А скарабей все летел и летел, чертя на ночном небе золотую линию.

–    Смотри, – крикнул Джафар, привставая в стременах, и останавливая своего коня.

Конь Махмуда тоже стал, как вкопанный.

Две половинки скарабея разъединились и упали в песок.

И тут же земля задрожала.

Махмуд задрожал еще пуще, в мыслях проклиная тот день, когда связался с Джафаром.

А на лице Джафара, страшного колдуна, сияла радостная улыбка, как будто он созерцал не землетрясение, а любовался журчащим фонтаном. Ведь он был уже так близок к цели.

Из разверзшейся земли возникла огромная каменная голова с огнедышащей пастью. Глаза чудовища сверкали страшным призрачным светом.

Попугай Яго, сидевший на плече своего хозяина, даже прикрылся от страха крылом.

–    Смотри, Яго, смотри, скоро я стану властелином мира, – прошептал Джафар.

Огнедышащая пасть каменного чудовища открылась, и Махмуд увидел каменные ступени, ведущие вниз, под землю.

Земля перестала трястись, огненные глаза чудовища погасли. Потянуло запахом серы.

Насмерть перепуганный Махмуд даже закашлялся от удушья.

Джафар резко повернулся к нему.

–    Ты помнишь про золото? – спросил он вора.

–    Да, господин, – дрожащим голосом промолвил Махмуд.

–    Ты хочешь завладеть им?

–    Да, господин.

–    Значит, ты должен спуститься по этим ступеням под землю, в глубину сокровищницы.

–    Сокровищницы, господин? – глаза Махмуда алчно сверкнули.

–    Да, это сокровища знаменитого Али-Бабы и его сорока разбойников. Они хранятся здесь. Но учти, ты ни к чему не должен прикасаться, ни к алмазам, ни к изумрудам, ни к золоту, ни к серебру, ни к жемчугу. Ты должен мне принести одну единственную вещь...

–    Какую же, мой господин?

–    Простую медную лампу.

–    Медную лампу?! – изумился Махмуд.

–    Да, именно ее. И за это ты получишь то золото, которое видел в моем сундуке.

Махмуд закрыл глаза и ступил на землю.

–    Иди, чего же ты медлишь? – поторопил Джафар.

Дрожащий Махмуд двинулся к каменной голове. Но лишь только он подошел к жерлу и ступил на первую ступеньку, как глаза чудища загорелись красным огнем.

Но Махмуд этого уже не видел. Он спускался по крутой лестнице в глубину пещеры – туда, где тускло сверкали груды золота и драгоценных камней.

И золото, виденное им у Джафара, показалось вору песчинкой в пустыне, по сравнению с тем богатством, которое предстало его очам в сокровищнице.

Он забыл обо всем на свете, забыл о предостережении Джафара и, упав на колени, принялся осыпать себя золотыми монетами. Он запихивал драгоценные камни за пазуху, но тут же выбрасывал их, завидев еще более крупные. Он прямо купался в золотых монетах, осыпал себя алмазами, изумрудами, целовал огромные рубины.

–    Какая лампа, – кричал он, – я самый богатый человек во вселенной, я богаче самого султана! Какой султан может сравниться со мной? Все властелины мира не соберут столько сокровищ за тысячу лет!..

Джафар, наконец, потерял терпение.

Он подбежал ко входу в пещеру и закричал:

–    Махмуд! Махмуд!

Гулкое эхо разнеслось по крутой лестнице.

–    Не бери ничего, кроме лампы, ни к чему не прикасайся; иначе погибнешь!

–    Махмуд... Махмуд... – донеслось до слуха вора.

–    Кто зовет меня? – он высыпал последнюю пригоршню монет и прислушался.

–    ...иначе погибнешь... – донеслось до его слуха, – не бери ничего, кроме медной лампы...

Рванув на себе рубашку, Махмуд высыпал все драгоценные камни, все золото и отбежал на середину пещеры.

–    ... ничего не брать в руки...

«Но Махмуд не так глуп, – подумал вор, – ничего не возьмет в руки» – и, упав на колени, зубами взял огромный алмаз, а затем, зажмурившись, проглотил его. Он хотел было проглотить еще несколько камней, но потом подумал, что достаточно будет и одного.

И в это мгновение пол пещеры задрожал, стены заходили ходуном, и Махмуд превратился в золотого истукана с выпученными глазами.

Заходя в сокровищницу, вор не обратил внимания на то, что вдоль стены стоял один подле одного золотые истуканы. Это были колдуны и воры, позарившиеся на сокровища Али-Бабы. Они все превратились в золотых истуканов...

Пасть чудовища, служившая входом в пещеру, закрылась прямо перед носом изумленного Джафара.

–    Что такое? Почему? – закричал колдун.

–    Он потревожил мой покой, – произнесла ужасная каменная голова.

–    Но кто может войти и, главное, выйти? – закричал Джафар, его сбивал с ног обжигающе-горячий ветер, вырывавшийся из пасти чудовища.

–    Только Алмаз Неограненный, – загадкой ответила голова, – только он может войти и может выйти.

Больше голова не произнесла ни слова. Горящие глаза потухли, и голова медленно исчезла под огромным песчаным барханом.

Две половинки золотого скарабея упали к ногам колдуна.

Джафар нагнулся, сгреб их в кулак и, крепко сжав, принялся монотонным заунывным голосом твердить заклинания, с помощью которых он через мгновение перенесся назад в Багдад в свои тайные покои.

–    Глупый Махмуд, – сказал Яго, почистив свой клюв о плечо хозяина.

–    Нет, Яго, он не глупый, он жадный.

–    Это одно и то же, – сказал попугай, – все глупые – жадные, а все жадные – глупы. Восточная мудрость, хозяин.

Джафар молча насыпал полную тарелку жареных арахисовых орешков, на которые Яго тут же и набросился.

–    Ты слишком жадно ешь, Яго, – заметил тайный советник.

–    У меня хороший аппетит, – ответила птица, – ведь я собираюсь прожить еще двести лет...


Итак, ты уже побывал в Багдаде, посмотрел на его улицы, узнал, что там происходит. Я обещал тебе, что ты сможешь влиять на сказку, сможешь выбирать. Но, честно тебе признаюсь, я и сам пока еще не знаю, из чего выбирать. В жизни бывают такие моменты, когда от твоего выбора зависит многое. Но пока тебе следует идти дальше, ведь ты еще даже не встретился с Алладином, еще не познакомился с Жасмин и с султаном, знаешь их только понаслышке. Еще ты не знаком с веселой обезьянкой Абу, хитроумным проказником и воришкой.

Так что у тебя все впереди.

Глава 2

Прежде, чем ты попадешь на Багдадский базар и воочию убедишься, что все то, о чем я тебе говорил – правда, хочу предупредить: вторая глава во многом решающая для Алладина. Одно твое неверное решение – и он никогда не увидится с Жасмин, никогда не дотронется до лампы. Жизнь его пройдет серой и неприметной.

Помни, первое решение, которое приходит в голову, далеко не всегда правильное. Лучше задуматься, отказаться от него и пройти, пусть окольным путем, но зато более надежным. Хотя если ты настойчив, смел и честен, то и без моей подсказки выберешь правильное решение.

Внимательно следи за тем, что и кто попадается на пути Алладина. Со многими людьми и вещами ему предстоит встретиться в следующих главах. Сделай правильный выбор, и ни тебе, ни Алладину не придется потом раскаиваться.

Итак, за мной, на багдадский базар!


Где еще, как не на базаре, можно найти буквально все, что тебе нужно, особенно, если это багдадский базар! Это целое море прилавков, навесов, ковров, разостланных на земле. А на них все, о чем только можно мечтать, были бы только деньги.

Да вот беда, не у всех они есть.

Вот и приходится многим жителям Багдада ходить между прилавками и созерцать яства, присматриваться к украшениям, завтракать ароматным запахом свежеподжаренного мяса, глядеть, глотая слюну, на то, как лавашник печет в круглой печи свой хлеб.

Продавцы никого просто так не подпустят.

– Свежий хлеб! – кричит лавашник и разрывает свежеиспеченную лепешку пополам.

Запах такой, что невозможно удержаться, и бедняк, без монеты в кармане, готов отдать все на свете за кусок свежего хлеба. Но что он может отдать? И поэтому, понурив голову, он уходит.

А дальше... – дальше новые соблазны.


Вот одним из таких оборванцев, к которым продавцы пристают лишь за тем, чтобы те, если у них нет денег, не ходили по базару, был Алладин. Еще почти мальчишка, но посмышленее некоторых других, умудренных опытом.

Ему в жизни хватило всякого. Кое-кто называл его бездельником, кое-кто вором, но ни те, ни другие не были правы. Алладин был весельчаком-балагуром, а если когда-нибудь ему и приходилось брать чужое без спроса, то он утешал себя мыслью, что когда-нибудь расплатится с хозяином.

Когда-то у Алладина были отец и мать. Отец тачал башмаки, а мать занималась работой по дому. Но когда именно это было, Алладин припоминал с трудом.

Зато ему хорошо помнилось то время, когда он остался один, когда люди тайного советника султана Джафара, после смерти родителей, пришли и забрали за долги его дом, а самого Алладина вытолкали на улицу, нимало не поинтересовавшись тем, есть ли куда идти мальчику. У него забрали все, кроме одежды, да и на ту вряд ли бы нашелся охотник среди стражников – подранные штаны и старая отцовская рубашка.

Кто знает, что случилось бы с Алладином, если бы однажды, бродя по базару в поисках съестного, он не наткнулся на бродячий цирк. Мальчик с восхищением смотрел на то, как по туго натянутому канату ходят акробаты, как фокусник извергает изо рта пламя, как танцует под звуки дудки маленькая обезьянка в крошечной, с наперсток, красной бархатной феске, с золотой кисточкой.

–    Абу! Абу! – кричали тогда восторженные зрители, глядя на то, как обезьянка выделывает номера почище акробата.

А затем Абу, повесив себе на хвост ведерко, обежал зрителей и все, не скупясь, сыпали в это ведерко монеты для артистов.

Людям, собравшимся на базаре, было весело. Они хоть на какое-то время забыли о своих горестях и несчастьях, и никто из них не заметил, как расталкивая толпу, к импровизированной арене двигались стражники.

Абу как раз остановился напротив Алладина и заглянул ему в глаза. А мальчик развел руками, показывая, что у него ничего нет.

В этот момент стражники, вооруженные кривыми мечами, вышли на арену, и их предводитель грозно обратился к артистам:

–    Вы не заплатили дань за право выступать на базарной площади. За это мы забираем все ваше имущество, а самих отправляем в темницу.

По толпе прошел гул недовольства, но все побоялись открыто выступить против стражников.

–    Мы сейчас же уйдем, милейший, – сказал грозному предводителю стражников старый канатоходец, – мы не знали, что должны кому-то платить за то, что над нами светит солнце, что под нами лежит земля.

–    Не умничай! – прикрикнул стражник и схватил старика за шиворот.

–    Чей это приказ? – выкрикнули из толпы.

–    Это приказ султана, – не оборачиваясь, отвечал начальник стражи, не выпуская старика из своих рук.

–    Не может такого быть, – кричали люди, – наш султан справедливый и никогда не допустит, чтобы его стражники обижали артиста!

–    Молчать! – заревел начальник стражи.

И тут кто-то узнал его.

–    Да это не стражники султана, это стражники Джафара!

Страшное имя, пролетевшее над толпой, заставило всех притихнуть.

–    Джафар – это правая рука султана, – произнес стражник, и артисты были схвачены.

Обезьянка Абу жалобно запищал, прижавшись к ногам Алладина.

Тот подхватил ее на руки и спрятал у себя за пазухой.

–    Держите, держите его! – закричал начальник стражи. – Он украл обезьяну, он украл деньги!

Алладин отступил на шаг и бросился бежать.

Его так и не догнали. И вот с тех пор уже третий год Алладин повсюду странствовал вместе с обезьянкой Абу. Он уже стал красивым юношей, но все равно любил подурачиться. Жил он где придется, пока, наконец, не остановил свой выбор на плоской крыше – а в Багдаде все крыши домов плоские – одного высокого дома, в котором никто не жил.

Он устроил себе навес из старых циновок, ложе из мешков, набитых соломой, и был вполне счастлив. Ведь отсюда, с его крыши, открывался великолепный вид на Багдад.

Громадный, сверкающий изразцами и полированным мрамором и нефритом дворец султана был виден отсюда как на ладони. Казалось, протяни руку, и ты коснешься золоченых куполов, стройных башен, ажурной каменной резьбы.

–    Такого даже султан никогда не увидит из своего окна, – любил похваляться Алладин. – Султан и его придворные видят из своих окон мое жалкое жилище, а я вижу великолепный дворец.

Рядом со своей постелью юноша устроил маленькую кроватку для своего верного друга, обезьянки Абу. Для него он не пожалел куска бархата, подобранного возле прилавка торговца материей, и даже собственноручно сшил ему маленькую подушку, оторочив ее золотой тесьмой.

Алладин не боялся, что его могут обокрасть. Брать в его жилище было нечего, да и кому вздумается пробираться сквозь заброшенный дом на плоскую раскаленную солнцем крышу.

Алладин был счастлив и вполне доволен жизнью. Единственной проблемой для него было – где раздобыть еду.

–    Можно умереть от голода в пустыне, – любил говаривать Алладин, сидя с Абу на краю крыши и глядя на богатые прилавки, теснившиеся внизу, – но в городе, где полно еды, мы никогда не умрем с голода.

Абу, словно понимая, о чем говорит ее хозяин, кивал головой.

–    Да ты, наверное, и говорить умеешь? – спрашивал Алладин.

Абу вновь кивал и жадно сглатывал.

–    Ладно, Абу, я понимаю, что тебе хочется есть, я сам не прочь подкрепиться. Но нельзя спешить, на базаре должно собраться побольше народа, и тогда мы сможем позаимствовать что-нибудь с прилавков.

Глаза обезьянки вспыхивали живым огнем.

–    Ну что ж, Абу, пошли.

И Алладин с обезьянкой на плече не спеша спустился вниз. Его основным правилом было: когда за тобой не гонятся, бежать не следует, ходи степенно и важно.

–    Куда же мы с тобой направимся, Абу?

Абу указал своей лапой на круглую печь лавашника, в которую тот только что загрузил сырой хлеб.

–    Но нам придется подождать, Абу, пока хлеб спечется.

Тот кивнул.

–    Ну что ж, тогда мы должны с тобой разделиться. Сделаем все, как делали вчера, – Алладин спустил Абу на землю, а сам устроился под чахлым деревом напротив печи.

Лавашник ловко прилепил круглые лепешки к стенкам печи и посмотрел на Алладина. Вид рваных штанов и заплатанной рубашки конечно же не воодушевил торговца. Но юноша так приветливо улыбнулся ему, что сердце хлебопека смягчилось.

Абу в это время, незамеченная никем, вскарабкался на дерево и устроился в листве. Теперь оставалось только ждать, когда испечется хлеб.

Алладин напустил на себя беззаботный вид, ничем не показывая, что страшно голоден.

–    Когда испечется твой лаваш? – спросил он.

–    Сейчас.

Лавашник запустил свои волосатые руки в печь и вынул обжигающе-горячий хлеб.

Алладин, не удержавшись, сглотнул слюну, но промолчал, ведь денег у него не было.

Лавашник заглянул в глаза Алладину так, как смотрят в пустой кошелек.

–    Ты будешь покупать мой хлеб?

–    Да.

Лавашник протянул лепешку.

–    Две маленькие монеты.

Алладин не спешил расплачиваться.

–    А мед у тебя есть?

Лавашник вытащил кувшин с медом.

–    Тогда намажь мне лепешку медом, да с обеих сторон.

Пока лавашник густо обмазывал лепешку медом, Алладин посмотрел вверх – туда, где в ветвях спряталась Абу, и весело подмигнул ей.

Мохнатый друг мигом зацепился хвостом за ветку и повис вниз головой.

–    Смотри-смотри! – крикнул Алладин лавашнику, чтобы тот не вздумал смотреть вверх. – С твоей лепешки мед капает на землю. Небось, ты возьмешь с меня деньги и за него.

Лавашник удивленно посмотрел на лепешку, на которой было не так много меда, чтобы он мог капать на землю.

Абу ловко схватил лепешку своими лапками и вскарабкался высоко на дерево.

–    Эй, закричал лавашник, – откуда взялась эта проклятая обезьяна?

–    Ее прислал Аллах, – улыбнувшись, произнес Алладин, развернулся и медленно двинулся прочь от хлебопека.

–    Постой, а деньги?

–    Какие? – удивленно пожал плечами юноша.

–    За хлеб и за мед.

–    Но ты мне ничего не дал.

–    Мерзавец! – закричал лавашник. – Я сам видел тебя вчера на базаре с этой обезьянкой! Она твоя, ты ее подучил!

–    Тебе показалось.

–    Стой! – взревел лавашник и бросился вслед за Алладином.

Но тот даже не убегал.

–    Люди! Люди! – закричал лавашник. – Он украл у меня хлеб, держите вора!

Юноша обернулся. Собралось десятка два любопытных зевак.

–    Аллах, прости этому безумцу, – произнес Алладин, – он говорит о каком-то хлебе. Посмотрите, люди, разве есть у меня что-то в руках?

–    Он вместе с обезьяной... – принялся сбивчиво говорить лавашник, – та украла у меня хлеб...

Все засмеялись. Ведь жадного лавашника никто не любил.

–    Да он сумасшедший, – Алладин раздвинул зевак и не спеша удалился.

Вслед ему неслись проклятья хлебопека. А Абу в это время слез с дерева, обежал прилавки и ждал своего хозяина в узкой улочке.

–    Ах ты негодник, – сказал Алладин, присаживаясь на прохладные камни рядом со своим любимицей, – ты уже успел отгрызть чуть ли не половину лепешки! Ну ничего, я тебе прощаю, давай поделим поровну, – и юноша разорвал лаваш на две части.

Алладин уже собирался откусить кусок от сладкой лепешки, как вдруг застыл: прямо перед ним стояли маленькие нищие – мальчик и девочка. Они стояли маленькие нищие, – мальчик и девочка. Они даже не просили, а только взглядом умоляли юношу дать им чего-нибудь поесть. Но близко подходить они боялись, наверное, детям не раз довелось изведать на себе жестокость купцов и торговцев.

–    Не бойтесь, идите сюда, – поманил пальцем мальчика и девочку Алладин, – вот вам хлеб, – и он отдал свой кусок.

Мальчик, немного подержав лаваш в руках, отдал его своей сестренке.

Абу уже успел вонзить свои острые зубы в хлеб, но при виде голодных детей дрогнуло даже сердце обезьянки. Но расстаться с лакомым куском было выше сил Абу.

Алладин тяжело вздохнул и укоризненно покачал головой. Пристыженный Абу тут же протянул хлеб и стал танцевать перед детьми, вытворяя всевозможные акробатические номера.

Счастливые дети ели, смотрели на забавную обезьянку и смеялись.

А Алладин стал вновь грустным. Вновь надо было думать о хлебе насущном.

Возможно, Алладин еще долго болтал бы с детьми, а Абу танцевал и кривлялся перед ними, но случилось следующее.

Запели трубы, загрохотали барабаны, и раздались оглушительные крики:

–    Дорогу принцу Абдурахману! – слышались крики стражников.

–    О, важный человек едет, надо непременно посмотреть, – сказал Алладин.

Абу тут же вскочил на плечо своему хозяину, и Алладин, распрощавшись с детьми, двинулся на базарную площадь, которая буквально кипела от возбуждения.

Торговцы спешно сворачивали лотки, собирали свои коврики, убирали подушки. Ведь процессия принца Абдурахмана двигалась, сметая все на своем пути.

–    Это едет новый жених принцессы Жасмин! Смотрите, какой толстый и напыщенный! Он такой важный, что похож на бычий пузырь! – кричали торговцы, указывая пальцами на важно восседавшего на белом коне заморского принца.

–    Да она его обязательно прогонит, – сказала одна из торговок своей подруге.

–    Да-да, прогонит, ведь принцесса выпроводила дюжину принцев, она ни за кого не хочет выходить замуж, все ей не нравятся.

–    А как ты думаешь, Фатима, разве может такой урод кому-нибудь понравиться? Ведь у этого принца даже глаза заплыли жиром и вообще, он похож на спелый инжир, обряженный в яркие одежды.

Женщины захохотали.

А принц Абдурахман, казалось, даже не замечал того, что все над ним смеются. Он гордо ехал по середине площади. Многочисленные стражники разбрасывали в сторону зевак, освобождая дорогу своему важному господину.

–    С дороги! Прочь, грязная чернь! Прочь! Прочь! – кричали стражники, размахивая страшными ятаганами.

Алладин, чтобы получше разглядеть принца, пробирался вперед. Но когда он понял, что это бессмысленно, он обежал толпу по краю площади и оказался впереди процессии.

Алладин с удивлением смотрел на чванливого важного принца, который упивался своим богатством и зло посмеивался. Он так увлекся разглядыванием дорогого халата и шелкового тюрбана принца Абдурахмана, что едва не попал под копыта лошадей.

Стражники отшвырнули юношу, и процессия двинулась дальше в направлении дворца султана, в котором готовились принять гостя.

–    Эй, оборванцы, прочь с дороги, прочь! – кричал начальник стражи Абдурахмана.

–    Да сам ты оборванец! – выкрикнул Алладин.

–    Что?! – взревел начальник стражи.

–    Я говорю, сам ты оборванец, и твой господин похож на большой тюк хлопка.

–    Да мой господин самый лучший принц, – размахивая ятаганом, бросился на Алладина начальник стражи.

Принц Абдурахман, услышав, как Алладин обозвал его, побагровел от злости, выпучил глаза и смешно замахал руками. Он так разволновался, что чуть не свалился с лошади.

–    Убейте мерзавца! – приказал принц, глядя на Алладина.

–    Эй, ты, тюк с хлопком, – закричали торговцы, – будешь править в своей стране, а у нас приказывает только султан, так что придержи язык, безмозглый болван.

Принц взбеленился пуще прежнего. Если бы он стоял на земле, то наверняка затопал бы ногами, а так как он сидел на лошади, то ему ничего не оставалось, как смешно размахивать руками и ругаться.

–    Да схватите же его, в конце концов! Я думаю, султан позволит мне отрубить ему голову, ведь я все же жених.

–    Да какой ты жених, ты болван! – послышалось из толпы, и все захохотали.

А принц Абдурахман уже почти не владел собой. Он брызгал слюной, вращал глазами. Тюрбан съехал ему на глаза и уже был готов вот-вот упасть с головы.

–    Эй, шапку потеряешь! – закричал сапожник, глядя на принца.

Тот оглянулся, пытаясь разглядеть, кто же посмел выкрикнуть подобное. Тюрбан упал с головы под ноги лошади, и вся толпа разразилась хохотом.

Принц, такой важный с виду, оказался совершенно лысым.

–    Да подайте же мне, идиоты, мой шелковый тюрбан, там такой камень, что за него можно купить половину вашего базара.

Стражники подали головной убор своему господину. Тот нахлобучил его на голову и дернул поводья своей белой лошади.

Принцесса Жасмин хохотала, сидя на балконе и глядя на базарную площадь.

–    Фу, какой напыщенный болван! – промолвила девушка. – А еще собирается свататься за меня. Да его нельзя вообще пускать во дворец, неужели отец согласился отдать меня за этого увальня? Ведь он же ни на что не способен, кроме как пожирать сладости в непомерных количествах, брызгать слюной и кричать. Никогда я не выйду за него замуж, никогда! Отец любит меня и поймет. Не может быть, чтобы он выдал меня за такого болвана!

Жасмин продолжала хохотать, видя, как принц чуть не свалился с лошади.

–    А где это тот смельчак, который преградил дорогу процессии? – и девушка стала искать взглядом Алладина, который стоял в толпе и кричал вслед отъезжающему принцу.

–    Первый раз мне пришлось увидеть лошадь с двумя задницами.

Эта фраза Алладина оказалась той каплей, которая переполнила чашу терпения принца Абдурахмана.

Он взбеленился, дернул поводья своей лошади, и она взвилась на дыбы, едва не сбросив своего седока на землю.

–    Ну и ну! – кричала и улюлюкала толпа. – Два зада! Два зада!

–    Да будьте вы все неладны, жители Багдада! Вот когда я женюсь на вашей принцессе, тогда вы узнаете, кто такой принц Абдурахман! Я расправлюсь со всеми, я велю казнить каждого третьего! Нет, я казню каждого второго, – поправил сам себя злой принц.

С зубчатой стены дворца султана смотрел на процессию и тайный советник Джафар. Его черные одежды развевались на ветру, попугай Яго вцепился в плечо хозяина.

–    Ну, что ты думаешь? – прошептал тайный советник, обращаясь к птице.

–    Он жадный болван, – заученно проговорил попугай.

–    Вот и я, Яго, думаю, что он болван, и нам его бояться нечего.

–    Конечно нечего, – подтвердил попугай.

–    Он никогда не станет мужем принцессы Жасмин, и я обязательно шепну султану, как этот чванливый принц отозвался о жителях Багдада, о подданных султана, боготворящих своего властелина.

–    Да, да, Джафар, обязательно сделай это, – сказал попугай и защелкал клювом.

Жасмин прямо с балкона бросилась в покои султана.

Ее отец, разряженный в дорогие одежды, сидел на шелковых подушках, ожидая заморского гостя.

–    Отец! Отец! – закричала принцесса. – Распорядись, чтобы принца Абдурахмана даже не пускали на порог нашего дворца!

–    Да успокойся, Жасмин, что плохого сделал тебе этот гость?

–    Ты посмотри только на него, отец, это же перезрелый инжир! А народ обозвал его тюком хлопка – такой он толстый и неуклюжий.

–    Дочь, а мне говорили, что он красив и богат.

–    Может быть, он и богат, но он отвратителен. А голова его лысая, как колено.

–    Дочь, не смей так говорить о гостях.

–    Я не хочу его видеть! – топнула ножкой Жасмин и бросилась в сад, где ее ожидал тигр.

–    Но не могу же я отменить визит принца, ведь я же сам пригласил его в Багдад! – сам себе пробормотал султан и недовольно поморщился.

Тут распахнулась резная тайная дверь, и в покой султана проскользнул Джафар с неизменным попугаем на плече. Тайный советник как всегда двигался беззвучно, а его костистые руки сжимали большой посох в виде танцующей кобры.

Джафар упал на колени перед султаном и рассыпался в похвалах:

–    О, всемогущий, о всемилостивейший султан, ты сияешь, как солнце в небе, и свет твоих лучей согревает подданных. Они боготворят тебя, о мой султан!

От лести тайного советника султан расплылся в улыбке, будто проглотил пригоршню сладкого изюма.

–    Да поднимись же ты с колен, мой любимый тайный советник! – приказал султан.

–    Нет-нет, мой повелитель, позволь лежать у твоих ног, ведь я даже боюсь поднять на тебя глаза!

–    Он боится поднять глаза, – подтвердил попугай.

Это развеселило султана.

–    Что ты думаешь обо всем этом, Джафар?

–    Мне кажется, всемогущий повелитель, принц Абдурахман совсем не пара нашей прекрасной Жасмин. Ведь она сияет как драгоценная жемчужина, а принц похож на кучу навоза.

–    Не говори так, Джафар, ведь я сам пригласил его в Багдад.

–    О, мой султан, ты настолько могуществен, что можешь распоряжаться всем в мире. Ты можешь приглашать человека, и имеешь право отослать его прочь с твоих солнцеподобных глаз, чтобы недобрые люди даже не наводили на тебя тень.

Султан потер руку об руку и согласно закивал.

–    Знаешь, мой любимый тайный советник, если ты считаешь, что принц Абдурахман не ровня принцессе Жасмин, то выпроводи его сам. Найди какой-нибудь повод.

Джафар самодовольно улыбнулся, пряча улыбку в жидкую бороденку, и тут же беззвучно удалился.

Он быстро забежал в свои тайные покои, уселся на ковер, развернул перед собой старинную колдовскую книгу и стал бормотать заклинания.

В тот же момент засвистел пронзительный ветер, и Джафар превратился в черную птицу с огромными растрепанными крыльями.

Попугай Яго от испуга забился в угол и спрятал голову под крыло.

«Если он может превратить человека в птицу, то чего доброго, он разозлится и превратит меня в человека», – подумал попугай и глубже спрятал голову под крыло.

А Джафар вылетел через окно и полетел на площадь. Ведь процессия уже приближалась к дворцу султана.

Огромная черная птица камнем упала прямо к ногам лошади принца Абдурахмана.

Конь испуганно взвился на дыбы, а незадачливый седок оказался на земле в луже грязи.

Когда принц вскочил на ноги, он весь был обвешан корками апельсин и всяческой дрянью.

Толпа заулюлюкала.

Принц попытался счистить с себя грязь, но только еще сильнее ее размазал.

–    Вы только посмотрите на него, – кричали люди.

Принц Абдурахман понял, что в таком виде он не может предстать перед светлыми очами багдадского султана. И делая вид, что не слышит, не замечает криков толпы, влез на лошадь и поехал прочь от дворца.

Черная птица, взмахнув крыльями, очертила круг над площадью и исчезла в одном из окон султанского дворца.

–    Ну вот, дело сделано, – промолвил Джафар, вновь превратившись в человека.

Попугай Яго опасливо посмотрел на своего хозяина.

–    Не бойся, Яго, с тобой такого не произойдет, – Джафар похлопал себя по плечу...

–    Ну что? – спросил султан, когда Джафар вновь появился из тайной двери в его покоях.

–    Принц Абдурахман уехал прочь.

–    Спасибо, Джафар, – султан подхватил полы своих одежд и направился в сад, где гуляла вместе с тигром Жасмин.

–    Дорогая моя, – закричал султан, когда отыскал у мраморной чаши фонтана Жасмин.

–    Да, отец.

–    Я прогнал принца прочь.

–    Мне грустно, отец, что тебе пришлось нарушить свое слово, но согласись, не могла же я выйти замуж за такого глупого и напыщенного болвана.

–    Что поделаешь, дорогая, принцессам не приходится выбирать, ведь по закону ты можешь выйти замуж только за принца.

–    А что мне делать, отец, если нет красивого молодого принца, достойного меня?

–    Не знаю, – пожал плечами султан, – но я знаю другое, – по закону тебе осталось на выборы всего лишь три дня, и кем бы ни оказался твой следующий жених, ты обязана выйти за него замуж.

–    Даже если он будет хуже Абдурахмана?

–    Хуже уже некуда, – пробормотал султан. – И вот тебе мой приказ: следующий жених станет твоим мужем.

–    Это мы еще посмотрим.

–    Ты смеешь прекословить мне?!

Жасмин гордо вскинула голову и посмотрела в глаза отцу.

–    Я лучше умру, чем выйду замуж за старика или за толстяка, будь он даже самим султаном.

–    Мне жаль, Жасмин, но таков закон.

Султан, понурив голову, пошел во дворец, где его уже поджидал тайный советник Джафар.

–    Мой милый Джафар, – сказал султан, опускаясь на шелковые подушки, – посоветуй, как быть. Моя дочь не хочет выходить замуж, а закон гласит, что ей па раздумье осталось всего лишь три дня.

–    О владыка вселенной! – закатив глаза, промолвил Джафар. – В твоих силах издавать новые законы, менять старые.

–    Что ты хочешь сказать?

–    Ты можешь издать новый закон, что в случае, если не отыщется подходящего принца, твоя дочь может выйти замуж за тайного советника.

–    За тайного советника? – переспросил султан.

–    Да, о могущественнейший из султанов.

–    Так у меня же только один тайный советник – ты, Джафар.

–    Так неужели я, о всемилостивейший, не гожусь в мужья твоей дочери?

–    Вообще то... – начал было султан.

Но тут Джафар приподнял свой посох и пробормотал заклинание.

Изумрудные глаза кобры вспыхнули зеленым огнем, и два тонких луча упали на лицо султана. Его взгляд сделался отсутствующим и стеклянным.

–    Я согласен, Джафар, если не отыщется подходящего кандидата, Жасмин выйдет замуж за тебя.

–    Но это еще не все, – почувствовав, что обрел власть над султаном, продолжал Джафар, – мне нужен еще и бриллиантовый перстень на вашей руке.

Султан, несмотря на то, что находился под пристальным взглядом зеленой кобры, пробормотал:

–    Но это волшебный перстень, Джафар, он переходит из поколения в поколение...

–    Иначе я не смогу отыскать человека, достойного вашей дочери, о светлейший.

Султан, не помня себя, снял перстень с указательного пальца и протянул Джафару.

–    Благодарю вас, о всемогущественнейший, – с издевкой проговорил тайный советник, пряча перстень в складках своей черной одежды.

–    Сюда, сюда, – защелкал клювом Яго, и Джафар тут же спрятал перстень в клюве своего попугая.

Султан тряхнул головой, сбрасывая наваждение, и с удивлением посмотрел на правую руку.

–    Благодарю вас за перстень, о всемогущественнейший, – сказал Джафар и, не дожидаясь ответа, удалился через потайную дверь.


Жасмин, всегда такая гордая и независимая, сидела сейчас у мраморной чаши фонтана, в котором плавали лепестки роз, и горько плакала. Она не могла себе простить того, что была груба с отцом. Но ведь и он же позволил себе быть с ней грубым.

–    Какие глупые законы! – воскликнула девушка. – Ну почему я должна выходить замуж обязательно за принца? И тем более, за того, которого я даже не знаю. А вдруг завтра приедет какой-нибудь урод и мне придется выйти за него замуж. Нет, этому не бывать! – воскликнула Жасмин, вскакивая с мраморной скамьи.

Тигр, нежно урча, потерся о ее ноги.

–    Ты хороший, – сказала Жасмин, – и обязательно поможешь мне, ведь поможешь?

Тигр вильнул хвостом.

–    Иди за мной, – шепотом сказала принцесса, приложила палец к губам и прошептала, – т-с-с...

Но тигр и так двигался бесшумно.

Вдвоем они добрались до высокой ограды, и Жасмин жестом показала своему другу, чтобы он подставил свою спину.

Она взобралась на спину тигра и дотянулась руками до края ограды.

–    Ну, помоги же мне, – попросила Жасмин.

Тигр, боясь сбросить свою драгоценную ношу, стал на задние лапы.

Жасмин оказалась наверху ограды. Сверху она посмотрела на свой сад, который в этот момент показался ей очень дорогим и очень маленьким. Отсюда, сверху, она могла окинуть его взглядом весь, целиком.

–    Прощай, мой сад, и ты прощай, мой верный друг, – Жасмин махнула рукой и свесила ноги на ту сторону ограды, что выходила на улицу.

В янтарных глазах тигра появились слезы, и он уткнул свою морду в лапы, и лишь только кончик хвоста нервно подрагивал.

–    Прощай, – едва не всплакнула сама Жасмин.

Но уж если девушка что-то решила, она всегда доводила начатое до конца.

Дождавшись, когда на улице не будет никого, Жасмин, зажмурившись, спрыгнула вниз. Ей казалось, полет будет очень долгим, а падение сильным. Но она была легка, как перышко, и благополучно приземлилась на мостовую.

Но тут же девушка спохватилась.

«Боже мой, меня же могут узнать и доложат отцу. Что я тогда буду делать?»

И тут она увидела путь к спасению.

Поперек улицы была натянута веревка, на которой сушилось тряпье. Девушка привыкла все брать во дворце без спроса, ведь все принадлежало ей.

И не мучась угрызениями совести, она сняла старое залатанное покрывало, закуталась в него и заспешила в сторону базара, где затерявшись в толпе, она могла рассчитывать на благополучный исход своего предприятия.


Раньше базар ей приходилось видеть только с балкона своей спальни, а теперь он закружил ее, завертел, явился во всем своем великолепии и в то же время во всей своей нищите.

На бедно одетую девушку никто не обращал внимания, даже торговцы не завлекали ее купить свой товар. Было видно сразу, у такой оборванки не может быть денег, чтобы расплатиться даже за лепешку.

Но для Жасмин сейчас главное было – подальше укрыться от глаз дворцовой стражи. Она вдыхала незнакомые запахи, с интересом рассматривала лотки, пестрые палатки заморских купцов, товар, разложенный прямо на земле. Все ей казалось удивительным и интересным.

Немного поблуждав среди прилавков торговцев персидскими коврами, Жасмин почувствовала легкий голод. Девушке казалось, ее никто не замечает, никто на нее не обращает внимания.

Но это было совсем не так.

Следом за ней, не отставая, шел Алладин. Ведь юноше посчастливилось, когда налетел порыв ветра, увидеть лицо девушки. Лишь только свет солнца коснулся ее белоснежной кожи, Алладин тут же вспомнил цветок только что распустившейся вишни, усыпанный каплями росы.

– Как она хороша! – прошептал юноша, обращаясь к обезьянке Абу.

Но тот не мог разделить его радости. Ведь с точки зрения обезьяны девушка не представляла собой ничего выдающегося. Она явно не могла кувыркаться на ковре, лазать по деревьям, и к тому же у нее не было такого изумительного хвоста, как у Абу.

Абу попытался отвлечь внимание Алладина, схватив его за ухо и указывая на прилавок со снедью.

–    Отстань! – прошептал Алладин. – Неужели ты не понимаешь, что мне не хочется есть?

Абу обиженно поджал губы и какое-то время ехал на плече своего хозяина молча.

Но затем, поняв, что незнакомая девушка целиком завладела мыслями Алладина, еще раз дернул его за ухо, на этот раз больнее прежнего.

Алладин с раздражением посмотрел на обезьянку. Тот открыл рот и ткнул туда лапой, этим жестом объясняя, что пора бы и перекусить.

–    Потом, потом, – сказал Алладин, махнул рукой и заспешил вслед за девушкой, которая чуть было не исчезла в толпе.

«Куда она идет, – недоумевал юноша, – почему я раньше не видел ее? Кто она такая? Такое прекрасное лицо не могло пройти мимо моего внимания. Наверное, она приезжая, – догадался юноша, – если с таким интересом рассматривает базар, словно видит его впервые в жизни».

Жасмин остановилась у прилавка, на котором в изобилии громоздились всевозможные фрукты – финики, дыни, инжир, изюм, урюк и еще многое другое.

Девушка протянула руку к огромному гранату и взяла его.

Продавец выжидающе смотрел на нее.

Жасмин уже хотела разломить плод, как вдруг встретилась с голодным взглядом маленького мальчика. Тот даже не просил.

Сердце принцессы сжалось от тоски. Она присела на корточки и протянула мальчику гранат.

–    На, бери, ешь.

Оборванец тут же впился зубами в сочный плод и побежал по улице, радостно крича.

Жасмин надменно кивнула хозяину лавки, взяла еще один гранат и уже было собралась уходить, как услышала за собой грозный окрик:

–    Эй, а деньги?

Она даже не обернулась.

–    Эй, ты что, не слышишь меня, а кто платить будет?

Жасмин медленно удалялась.

Продавец фруктов сперва даже растерялся от такой наглости – взяла товар, не заплатила и даже не пытается убегать. Но через мгновение он совладал с собой и заорал на весь базар:

–    Держите воровку! Она украла мои фрукты!

И выбравшись из-за прилавка, торговец бросился вдогонку за девушкой.

Жасмин и не думала убегать. Она только зло сверкнула глазами на торговца, когда тот схватил ее за руку.

Но ее взгляд не произвел на торговца ни малейшего впечатления.

Он заорал еще пуще прежнего:

–    Эй, стража, хватайте ее, она воровка! Отрубите ей руку!

Алладин огляделся по сторонам. Сквозь толпу к торговцу фруктами подбиралось уже несколько стражников со сверкающими на солнце ятаганами.

Алладин замер на месте. Абу ущипнул его, показывая лапой, что пора убегать, пока еще свободна узкая боковая улочка...


Ну что ж, вот и пришло время сделать тебе выбор, мой читатель. Подумай, что может сделать Алладин? Что сделал бы ты, очутись на его месте?

Конечно, можно броситься спасать девушку, но сюда идут стражники, а ему приходилось не раз с ними сталкиваться. И возможно, кто-нибудь из стражников, узнав Алладина, схватит его.

Но с другой стороны, девушке грозит опасность, хотя не такая уж и большая. Ведь Алладин увидел, что под залатанным покрывалом у нее на шее сверкает дорогое ожерелье, так что расплатиться с торговцем за каких-то два жалких граната она сможет.

А вдруг она воровка, которая прикидывается честной девушкой? Но если она воровка, почему тогда не убегает?

Конечно, тебе решить легче, чем Алладину. Он-то не знает, что эта девушка – принцесса Жасмин, а ты знаешь это.

И вот, перед Алладином, а значит и перед тобой, стоит выбор: можно броситься в драку, ведь стража еще не подошла, торговец фруктами увалень, и отбить Жасмин у него будет не так уж сложно.

Если ты считаешь, что Алладину следует поступать именно так, то читай Главу 3а.


Но существует и другой выход из этой ситуации. Что, если постараться действовать хитростью: притвориться родственником этой девушки и попробовать убедить торговца, что она немного сумасшедшая, убежала из дому, а он, Алладин, разыскивает ее с самого утра по всему Багдаду.

Но подыграет ли Алладину девушка?

Этого он знать не может.

Если ты считаешь, сказочному герою следует поступить таким образом, пропускай Главу За и сразу читай Главу 3б.


Но и это не последний вариант.

В конце концов, кто она, эта девушка? Что о ней знает Алладин? Почему он вдруг должен бросаться спасать ее? Она сама впуталась в неприятную историю и будет справедливо, если сама выпутается из нее без посторонней помощи. Можно сделать вид, что ничего не заметил, спокойно избегнуть встречи со стражниками и, отойдя в сторонку, с улыбкой наблюдать за тем, как Жасмин самостоятельно будет выпутываться из этой щекотливой ситуации.

Если ты считаешь, что Алладину следует остаться в стороне, то пропусти две главы и сразу приступай к чтению Главы 3с.


Итак, выбор за тобой.

Глава 3а

Итак, ты выбрал. Ты считаешь, что драка – лучший способ выяснения отношений и решения всех проблем. Может быть, ты и прав. Но смотри, что из этого получится.


Алладин видел приближающихся стражников, видел злое лицо торговца фруктами, видел, как сверкают ятаганы и успел заметить, как многие горожане пристально следят за тем, как разворачиваются события на площади, словно они пришли в цирк. Хотя, если честно признаться, восточный базар – это как раз то место, куда люди ходят не только затем, чтобы купить или продать, но так же и поглазеть на заморских гостей, встретиться с соседями, знакомыми, обменяться новостями. Для многих людей базар – единственное развлечение, к тому же бесплатное.

Итак, Алладин сжал кулаки, приготовившись броситься на защиту девушки.

А та дрожала, как тростинка, уже успев смертельно испугаться. Но она боялась не столько того, что ее схватят стражники, сколько того, что ее разоблачат, опознав в ней принцессу, и доставят во дворец. А этого ей очень не хотелось.

–    Эй, ты, отпусти девушку! – закричал Алладин, бросаясь на торговца фруктами.

–    Пошел вон, грязный оборванец! – рявкнул грузный увалень-торговец, – или я размозжу тебе голову!

–    Да ты самый настоящий вор, ведь ты обсчитываешь бедных людей, обсчитываешь вдов и сирот. Отпусти девушку, иначе я не знаю, что с тобой сделаю! – напустив на себя грозный вид, закричал Алладин. – Да ты похож на мешок с навозом! – выкрикнул Алладин и ударил торговца по уху.

Торговец несколько мгновений мешкал, решая, за кого приняться в первую очередь – за воровку-девушку или за наглеца Алладина. Злость взяла верх, и торговец, разжав руки, отпустил девушку и всей своей тушей навалился на Алладина, пытаясь прижать его к лотку с фруктами.

Алладин ловко увернулся, а торговец рухнул на прилавок, раздавив собой множество фруктов. Он весь перепачкался в косточки и сок, испортил свой халат и товар. И это разозлило его еще больше.

Глаза торговца налились кровью, он наклонил голову вперед и двинулся на Алладина, ужасно вращая глазами, размахивая здоровенными кулаками.

–    Я тебя в порошок сотру, раздавлю, как букашку! – ревел торговец.

Но Алладин ловко уворачивался от ударов, а сам при этом наносил удар за ударом, чем выводил торговца из себя и радовал собравшуюся толпу, через которую с невероятным трудом пробирались стражники, размахивая ятаганами.

–    Так его! Так его, Алладин! – кричали люди, – Бей этого гнусного кровопийцу!

И Алладин старался. Он вертелся волчком, пинал толстого увальня-торговца, хохотал, заглядывая ему в лицо.

А ловкий Абу, спрыгнув с плеча Алладина, сорвал с головы торговца тюрбан и стал выдергивать редкие волосенки.

Торговец верещал так, будто его посадили на раскаленную сковороду.

А народ заходился веселым смехом все больше и больше. Многие даже падали на колени и, давясь хохотом, валялись на земле.

–    Да беги же ты быстрее! – закричал Алладин, обращаясь к Жасмин.

А та стояла, как вкопанная, следя за тем, как прекрасный юноша дерется с торговцем, защищая ее.

Но ликование толпы было не долгим. Стражники, расшвыряв зевак, выскочили к прилавкам, сразу же схватили всех троих – и торговца фруктами и бесстрашного Алладина.

Тупой начальник стражи никак не мог разобраться, кто же из них виноват и поэтому на всякий случай приказал связать всех троих.

Торговец говорил одно, Алладин утверждал другое, а Жасмин говорила уж совсем невероятные вещи, будто бы она дочь султана, и требовала отпустить на волю Алладина и извиниться перед ним.

–    Вяжите покрепче! – приказал начальник стражи.

Алладина связали первым, затем толстыми веревками скрутили руки торговцу фруктами, который, брызгая слюной и вращая глазами, продолжал доказывать, что он законный хозяин лотка и не может оставить свой товар без присмотра.

А тем временем зеваки и воришки растаскивали оставшиеся фрукты. Пуще всех старался Абу, ведь его никто не ловил, да разве возможно такое, чтобы человек смог поймать ловкую хитроумную обезьяну, тем более, голыми руками, не вооружившись какой-нибудь хитростью или приспособлениями.

Так вот, Абу забрался в самую середину лотка и хватал своими маленькими лапками фрукты, расшвыривая их в разные стороны.

Люди ловили гранаты, гроздья винограда, дыни, финики, инжир и радовались.

–    Убейте! Убейте эту мерзость! – кричал торговец, выходя из себя от негодования и жадности.

–    Я – принцесса, дочь султана, – твердила Жасмин, пытаясь убедить стражников в том, что она принцесса.

–    Да принцессы никогда не ходят пешком, их носят в паланкине слуги. Принцессы живут во дворцах и никогда не выбираются на базар, тем более, без прислуги. Так что не надо врать, – расхохотался начальник стражи.

Да, Жасмин выглядела не лучшим образом. Когда ее хватали стражники, она споткнулась и упала в пыль, где перепачкалась так, что ее не узнал бы и родной отец.

–    Принцесса! Принцесса! – хохотали зеваки. – Да она самая настоящая грязнуля, самая настоящая нищенка!

–    Я – принцесса! – выкрикивала девушка, уже сама с трудом веря в то, что ее отец султан.

Неизвестно, чем бы кончилась вся эта заваруха на базаре. Скорее всего, и Алладина, и торговца фруктами, и Жасмин бросили бы в глубокую темницу и только на следующий день стали разбираться, кто из них виноват, а кто прав, если бы не случилось следующее.


Тайный советник султана Джафар уединился в своих покоях, задвинул засовы на дверях и только после того как убедился, что никто его не видит, протянул своему попугаю раскрытую ладонь.

–    Отдавай.

Попугай трижды щелкнул клювом, и на ладонь Джафара упал перстень султана, украшенный огромным голубым бриллиантом.

–    Неужели, у нас мало сокровищ? – спросил Яго.

–    Сокровищ у нас полным-полно, но это не настоящие сокровища. Перстень-то волшебный!

Попугай закатил глаза и от изумления трижды каркнул, как ворона.

–    Значит, тебе все ясно? – уточнил Джафар.

Попугай закивал головой и выдернул из крыла перо.

–    Спасибо, – сказал Джафар и украсил свой тюрбан пером попугая. – Вот так я буду выглядеть хорошо, не правда ли?

–    Да, мой господин, – сказал попугай, – ты всегда выглядишь хорошо, выглядишь даже лучше султана.

–    Да кто такой султан, Яго? Он самое обыкновенное ничтожество, простой смертный. А я великий человек и вскоре завладею тайной мира.

–    А я? – выкрикнул попугай.

–    А ты будешь при мне, ты будешь купаться в лучах моей славы. И я тебе позволю делать все, что ты только пожелаешь.

–    Я желаю жить долго! – выкрикнул попугай, заглядывая в глаза колдуна.

–    Ты будешь жить, Яго, до тех пор, пока не умрешь, – глубокомысленно заметил Джафар.

Этот ответ вполне удовлетворил попугая, и он стал следить за тем, что же будет делать его хозяин.

–    Итак, теперь мы узнаем, кто же он такой, Алмаз Неограненный, – прошептал Джафар, укладывая перстень султана на бархатную подушку.

Затем Джафар развернул свою колдовскую книгу и стал перелистывать страницу за страницей, выискивая нужные заклинания.

Когда он нашел нужные слова, то понял, что не хватает еще одной вещи.

Джафар тут же поднялся с ковра и вытащил из сундука зеркало с черным стеклом. Он протер поверхность пером попугая и произнес заветные слова.

Бриллиант в перстне вспыхнул, и луч света упал на зеркало, прочертив в черном стекле магический круг.

Джафар прикоснулся кончиками пальцев к стеклу, и оно ожило.

–    Алмаз Неограненный, явись мне, явись… – прошептал колдун, и в стекле появился багдадский базар.

Впечатление было такое, будто Джафар смотрит не в зеркало, а в маленькое окошко, настолько все было четким и ясным.

–    Явись, явись... – шептал колдун, ведь перед его глазами были тысячи людей, каждый из которых был занят своим делом.

–    Где же он? Где же этот Алмаз Неограненный?

Изображение качнулось и приблизилось.

Джафар вздрогнул. Он увидел три связанные фигуры: это были, конечно же, Жасмин, Алладин и торговец фруктами.

–    Жасмин! – воскликнул тайный советник. – А она что делает на базаре?! Ах, да, убежала, чтобы не выходить замуж за принца... – обрадованный своей догадкой, прошептал Джафар. – Вот когда я собственноручно верну принцессу султану, се придется выдать замуж именно за меня. А кто же с ней рядом?

Изображение остановилось на исцарапанном в кровь лице торговца.

–    Нет, этот никак не может быть Алмазом Неограненным, – зло пробурчал колдун, – с первого взгляда понятно, что это полный дурак и к тому же безумно жадный.

И тут в черном стекле возникло лицо Алладина. Юноша улыбался, а над его головой было странное розовое свечение, правда, видел это свечение один-единственный человек – колдун Джафар.

Юноша улыбался, глядя на девушку.

–    Значит, ты Алмаз Неограненный. Ну что ж, оборванец, хоть ты и ловкий пройдоха, но я тоже найду способ совладать с тобой. Уж я-то тебя ограню, – и Джафар расхохотался.

Яго, испуганный хохотом хозяина, принялся летать по комнате, громко выкрикивая:

–    Алладин! Алладин! Алладин!

–    Ах, да ты знаешь даже, как его зовут?

–    Однажды этот пройдоха поймал меня и тут же продал, вернее, променял на три лепешки с медом. Это меня-то говорящего попугая! Это меня-то, попугая, который может разговаривать на двадцати языках, не считая наречий! Меня – и всего за три лепешки с медом!

–    Если будешь много говорить, то я не дам за тебя и одной.

Попугай сразу же смолк и сел на плечо хозяину.

А тот щелкнул пальцами, перелистнул несколько страниц и произнес заклинание.


И в тот же миг он оказался в гуще толпы, обступившей пленников.

Начальник охраны уже совсем потерял голову. Он абсолютно сбился с толку и не понимал, кому верить, а кому нет, кого казнить, а кого миловать.

И как раз в этот момент на его плечо легла украшенная драгоценными перстнями рука.

Начальник стражи почувствовал, какая сила исходит от этой руки и опустился на колени.

–    Встань! – приказал Джафар. – Ты сделал свое дело.

–    Джафар! Джафар! – воскликнула принцесса, может быть, впервые в жизни искренне обрадовавшись тому, что видит перед собой тайного советника, слугу своего отца.

–    Торговцу всыпать плетей! – приказал Джафар, и стражники тут же принялись исполнять волю тайного советника.

–    А что делать с девушкой? – спросил начальник стражи, понимая, что допустил какую-то страшную ошибку, уж очень злым был взгляд Джафара, да и взгляд Жасмин не предвещал ничего хорошего.

–    Ты должен извиниться перед принцессой. И если будет на то ее воля, она тебя простит, а если нет... – Джафар развел руками.

Начальник стражи стал бледным, как мел, и рухнул к ногам девушки, целуя ее башмаки.

–    Прости меня, принцесса, разве я мог знать...

–    Встань, человек, – сказала принцесса, – ты ни в чем не виноват.

–    Ну как же, принцесса, только не говорите султану...

Алладин все еще был связанным. Он чувствовал себя абсолютно потерянным. И тут он ощутил, как кто-то пытается развязать ему руки. Но узлы, затянутые могучими стражниками, оказались не по силам маленькой обезьянке Абу.

Девушка подошла к начальнику стражи, взяла ужасный ятаган, подняла его над головой.

Сердце Алладина сжалось, а Абу взвизгнул и закрыл мордочку лапками.

Алладин зажмурился и успел подумать:

«Умереть от руки принцессы, да еще такой красавицы – тоже великая честь».

Но острый ятаган рассек веревки.

–    Ты свободен, храбрый юноша.

–    Прости, Жасмин, – сказал Джафар, положив руку на плечо Алладину, – этот юноша нарушил закон, а карать или миловать – решает только султан или же я от его имени.

–    Я приказываю его отпустить! – топнула ногой принцесса.

–    А я приказываю страже доставить тебя немедленно во дворец к отцу. Ведь он, наверное, хватился тебя, волнуется.

Упоминание о султане подействовало на стражников так, как действует звук дудочки на дрессированную кобру. Они тут же построились и, окружив Жасмин, двинулись к сверкающему куполами дворцу султана.

–    Дорогу принцессе! Дорогу принцессе Жасмин! – кричал начальник стражи.

А девушке конечно же, ничего не оставалось, как бросить Алладину прощальный взгляд и улыбнуться своей ослепительной улыбкой.

–    Какая красавица! – промолвил Алладин чуть слышно и в тот же момент почувствовал, как два дюжих стражника закрутили его руки за спину и. вновь связали.

Сердце обезьянки Абу разрывалось от тоски. Ему ничего не оставалось, как вскочить на плечо своему связанному хозяину и горестно прижаться к его щеке.

–    Ничего, Абу, не бойся, – прошептал Алладин, – выкрутимся, ведь мы с тобой бывали и не в таких переделках.

–    Его доставить во дворец в мои покои! – распорядился Джафар и двинулся ко дворцу.


Когда Джафар и Алладин остались наедине, тайный советник подвинул к юноше огромное золотое блюдо, полное всяческих сладостей.

–    Угощайся.

–    Но как я могу есть, если у меня связаны руки.

–    Ах, да...

Джафар невнятно пробормотал заклинание и щелкнул пальцами. Веревки тут же упали к ногам Алладина.

Он размял затекшие руки и подумал:

«Что-то тут нечисто. Не нравится мне этот тайный советник, не нравится мне и его попугай. Где- то я уже видел эту птицу».

Алладин подмигнул попугаю и улыбнулся кончиками губ.

Попугай испуганно прыгнул в сторону, зло защелкал клювом и взъерошил перья на шее.

–    Да я тебя не боюсь, – сказал Алладин.

–    Правильно, его не надо бояться, – поддержал разговор Джафар, – Яго хорошая птица и совсем не страшная. Правда, у него есть один недостаток, больно уж любит поболтать, повторяя всякие гадости. И когда мне надоедает его слушать, я завязываю его клюв вот этой веревкой, – и Джафар вытащил из кармана шелковый красный шнурок и повертел им перед птицей.

Яго испуганно отлетел в сторону и замолк.

–    Не надо, хозяин, я буду молчать, ведь если ты мне завяжешь клюв, я не смогу есть.

–    Правильно рассуждаешь, умная птица.

Алладин изумленно огляделся по сторонам. Он увидел чучело крокодила, скелет совы, связки сушеных летучих мышей и пучки всяких трав, кореньев и огромные стеклянные сосуды, в которых что-то время от времени булькало и вздымались клубы зловонного пара.

«Да никак он колдун, – догадался Алладин. – Но сейчас я у него в руках, так что придется послушать, что он мне предложит. Ведь недаром же он привел меня в свои покои, наверное, я ему очень нужен. Только зачем? Чем ему может услужить такой маленький человек, как я?»

–    Ты, наверное, думаешь, Алладин, зачем это тайный советник привел тебя сюда?

–    Да, – кивнул Алладин.

–    Так вот, у меня к тебе есть предложение. У тебя есть два выхода: ты принимаешь мое предложение или завтра твоя голова будет выставлена на всеобщее обозрение. Только учти, перед этим твою голову отделят от тела, то есть, отрубят.

–    Так какой же у меня есть выбор? – воскликнул Алладин. – Выбора-то у меня нет!

–    Мне нравится, когда люди так трезво рассуждают, – захихикал Джафар. – Значит, ты согласен?

–    Но я еще не сказал «да». Может быть, мне хочется, чтобы мою голову отделили от тела.

–    Этого не хочется никому, Алладин, даже глупому Яго.

–    Нет-нет, господин, никогда, – воскликнула птица и защелкала клювом. – Соглашайся, соглашайся, – закричал попугай, обращаясь к Алладину. – Он точно отрубит тебе голову, точно.

–    Ну, значит, мне ничего не остается и придется выслушать ваше предложение.

Джафар поудобнее устроился на шелковых подушках, бросил в рот финик, прожевал и только после этого начал говорить, глядя прямо в глаза Алладину.

–    В пустыне, далеко от Багдада, есть сокровищница, скрытая от людских глаз. Только я, обладатель вот этого золотого скарабея, знаю, как ее найти и открыть в нее вход. Там хранятся сокровища Али-Бабы и его сорока разбойников.

–    Али-Бабы?! – изумленно воскликнул Алладин.

–    Да-да, именно его.

–    Так что, я должен забрать эти сокровища?

–    Ты никогда их не сможешь забрать, слабый человек.

–    Почему не смогу?

–    Даже если ты будешь работать тысячу дней и ночей, даже если ты приведешь туда всех верблюдов нашего султана и нагрузишь их, то все равно, ты не вывезешь и тысячной части этих богатств. Да они мне и не нужны.

–    Так что же тебе нужно? – воскликнул Алладин, не веря собственным ушам.

–    Там есть одна безделушка, в общем, никчемная вещь...

–    Какая?

Джафар замялся, посмотрел по сторонам, не подсматривает ли кто-нибудь за ними, а затем прошептал:

–    Обыкновенная старая медная лампа.

–    Медная?! Обыкновенная?! – воскликнул Алладин.

–    Ну да, самая что ни на есть обыкновенная. Таких ламп на багдадском базаре тысячи.

–    Так почему же ты не купишь ее себе?

–    Понимаешь, мне нужна именно та, которая хранится в пещере.

–    Так иди и возьми, – воскликнул Алладин.

–    К сожалению, я не могу войти в эту пещеру.

–    Почему?! – вновь изумленно воскликнул Алладин.

–    Потому что мое имя – Джафар.

–    А если бы тебя звали Алладин, то тогда ты смог бы войти в нее?

–    Тогда – наверное, смог бы.

–    Так назови себя Алладином и ступай в пещеру, возьми эту лампу и радуйся.

–    Ты, Алладин, можешь назвать огонь льдом, но от этого он не станет холодным.

–    Точно, – согласился Алладин, – если нож назвать ложкой, им не съешь суп.

–    Вот видишь, и ты соображаешь, – радостно ухмыльнулся Джафар. – Тебе ничего не грозит. Ты спустишься, возьмешь лампу и преспокойно вернешься. А я буду ждать тебя у входа.

–    А что потом? – поинтересовался Алладин, заглядывая в темные глаза тайного советника.

–    Потом ты можешь идти на все четыре стороны. Я подарю тебе свободу и сундук золота. Ты сможешь купить себе дом, караван верблюдов, много товаров. Станешь купцом, будешь путешествовать по разным странам. Если пожелаешь, то можешь купить корабль и станешь более знаменитым, чем сам Синбад-мореход.

–    О, какое заманчивое предложение, и это все за какую-то безделушку, за какую-то медную лампу?

–    Понимаешь, Алладин, – вкрадчивым голосом прошептал Джафар, – эта лампа мне очень дорога. Она когда-то принадлежала моему прадеду, а потом деду. И мой отец завещал мне найти эту лампу, когда-то очень давно похищенную разбойниками. Она реликвия для нашей семьи, – не смущаясь, врал Джафар, глядя прямо в глаза Алладину.

–    Да-да, – кивал головой юноша, прекрасно понимая, что Джафар что-то от него скрывает.

–    Значит, ты согласен? Я это вижу по твоим глазам.

Алладин утвердительно кивнул.

–    Вот и хорошо, – потер руку об руку ужасный колдун. – Значит, ты согласен идти в сокровищницу Али-Бабы.

Алладин открыл рот, чтобы ответить...


Ну что, мой читатель, согласись, у Алладина не слишком-то богатый выбор. Кажется, что ничего страшного, стоит попытать счастье, спуститься в сокровищницу. Нужно принести всего лишь какую- то лампу, цена которой – грош в базарный день. Но если это так просто, то почему, колдун Джафар сам не идет за этой лампой? Почему, зная где она находится, он до сих пор не отыскал другого Алладина и не послал его в пещеру?

В общем, не так-то все просто, как говорит этот колдун. А то, что Джафар колдун и к тому же гнусный – это не подлежит сомнению.

Если ты решился довериться колдуну спуститься в сокровищницу и надеешься невредимым выбраться из нее, тогда говори вместе с Алладином «да» и сразу переходи к Главе 5а.


А если ты надеешься на свою ловкость и хитрость, то можешь попытать счастье, сделав неожиданный для Джафара ход: скажи «нет».

Ты боишься, Алладину отрубят голову? Что ж, вполне возможно. Но и путешествие в пещеру небезопасно.

Итак, ты хочешь сказать «нет» в надежде, что тебе как-то удастся спастись, как-то удастся обмануть Джафара и улизнуть на свободу.

Тогда, если ты решил пойти таким путем и сказать вместе с Алладином «нет», читай сразу Главу 5б.


Итак, выбор сделан.

Отправляйся вслед за Алладином.

Глава 3б

Значит, мой дорогой читатель, ты посчитал за лучшее притвориться родственником девушки, а точнее, ее родным братом, и попытаться убедить торговца, что она не в своем уме. Может Алладину и удастся спасти Жасмин, искусно использовав свой актерский талант. Ну что ж, посмотрим, прав ли ты был, избрав подобный путь.


Алладин, весело подмигнув Абу, сидевшему у него на спине, сказал ему шепотом:

–    Смотри, что сейчас будет. И если понадобится, подыгрывай мне, ты такого еще никогда не видел.

Он напустил на себя озабоченный вид и, вынырнув из толпы, громко закричал:

–    О, моя дорогая сестренка, куда же ты запропастилась? Как ты могла одна уйти из дому?

Торговец, нахмурившись, посмотрел на Алладина.

Жасмин, ничего не понимая, тоже смотрела на Алладина.

«Кто он такой? – недоумевала девушка. – Чего ему нужно? Почему он называет меня своей сестрой?»

А Алладин не давал никому опомниться и, приблизив свое лицо вплотную к торговцу, зашептал, но не так тихо, чтобы его не могла расслышать Жасмин.

–    Извините, любезный, но это моя сестра. Она, понимаете ли...

Торговец ничего не хотел слушать.

–    Если у нее нет денег, то ты заплати за нее.

–    Любезный, потише, пожалуйста, – Алладин приложил палец к губам, – понимаете, моя сестра безумная. Она может выхватить нож и зарезать вас. Больше всего на свете она не любит, если при ней кричат. Вам еще повезло, что она всего лишь взяла пару гранат с вашего прилавка.

Брови торговца фруктами поползли вверх, и он призадумался.

–    Знает, любезный, – продолжал Алладин, – она с детства у нас такая – ничего не помнит и никого не слушается. Она даже меня может не узнать, если не захочет, а ведь я ее родной брат.

Юноша состроил обиженное лицо и обратился к Жасмин:

–    Сестричка, неужели ты меня не узнаешь?

Жасмин пока не проронила ни слова.

–    Да это же я, твой родной брат. Отец и мать заждались тебя, они так волнуются... Ну, как ты могла без спросу уйти из дому?

–    Какой ты мне брат, – гневно воскликнула Жасмин, – я – принцесса!

–    Вот-вот, видите, – Алладин подумал, что девушка подыгрывает ему, – она воображает себя принцессой Жасмин. Бедное создание! Теперь вы видите, что я говорю чистую правду. Ну-ка, сестрица, пойдем со мной, этот добрый человек уже простил тебя, – и Алладин, не давая опомниться торговцу фруктами, ухватил Жасмин под руку и потащил подальше от прилавка.

–    Э, нет, стойте! – закричал торговец. – А деньги, кто заплатит мне деньги?

Алладин как будто сейчас вспомнил о деньгах.

–    Ах, да, извините, любезный, я так спешил, узнав, что сестра покинула дом без разрешения, что забыл свой кошелек, – и Алладин беспомощно развел руки в сторону, изображая на лице скорбь.

–    Не нужно мне рассказывать сказки, ты такой же обманщик, как и твоя сестра.

–    Какая я ему сестра, я – принцесса! – гневно воскликнула Жасмин, вырывая руку.

Правда, на этот раз девушка кричала уже не так уверенно. Она уже начинала понимать весь хитрый план Алладина. К тому же, юноша был настолько красив, что ей и самой было приятно, когда он держал ее под руку.

–    Хорошо-хорошо, ты – принцесса, а я – принц. Мы с тобой брат и сестра, принц и принцесса, а наш отец – султан.

–    Все равно платите деньги, – немного смягчился торговец фруктами.

–    Но что поделать, – сокрушенно покачал головой Алладин, – если я забыл свой кошелек дома.

Но тут Абу дернул своего владельца за ухо и подмигнул.

Алладин сразу же все понял. Это был один из тех нехитрых трюков, которые он вместе с Абу проделывал чуть ли не ежедневно. Мохнатый друг соскользнул с его плеча и, обежав торговца, забрался на прилавок. Там лежали деньги.

Сняв свою маленькую бархатную феску, Абу тут же сложил туда деньги и забежал Алладину за спину.

Тот принял от Абу монеты и расплылся в улыбке.

–    Кажется, у меня в складках одежды завалилось несколько монет. Если они устроят вас, любезный... – Алладин разжал ладонь и протянул торговцу фруктами деньги.

Глаза того тотчас же алчно загорелись. Он и не думал, что всего лишь за два граната может получить целых четыре монеты.

Но тут же его взгляд остановился на одной из монет...

А принцесса и Алладин уже быстро удалялись.

–    Так она же с одной стороны обрезанная, – прошептал торговец фруктов, разглядывая монету, которую всего лишь полчаса назад дал ему один из покупателей. – Да это же точно она, – и торговец рассмотрел на ней след своего зуба. – Эй, погоди! – крикнул он Алладину и тут же посмотрел на свой прилавок.

Денег там, конечно же, не было.

–    Эй, обманщики и воры, держите их! Держите, – закричал торговец, – их целая шайка и обезьяна с ними!

Алладин, крепко сжав локоть принцессы, крикнул ей:

–    Бежим как можно скорее! Уносим ноги или нас сейчас схватят!

А на базаре уже слышались крики стражников:

–    Держите, вон они!

–    Бежим!

Алладин, пригнувшись, нырнул под веревку с развешанным бельем и, перескакивая через корзины, тюки, потащил за собой принцессу Жасмин.

Конечно, если бы Алладин бежал один, он без труда ушел бы от преследователей. Но девушка явно не привыкла убегать. Она то и дело оглядывалась.

Стражники были уже совсем близко. И тогда юноше пришлось сделать то, чего он почти никогда не делал.

Он перевернул два прилавка, вывалив в пыль товар, и тем самым загородил дорогу стражникам.

Правда, теперь к погоне присоединились и купцы, вот они-то гнались за Алладином изо всех сил. Ведь он испортил им товар на большие деньги.

–    Если нас поймают, будет плохо, – выкрикнул Алладин, – и уже не поможет сказка про то, что ты принцесса.

Жасмин хотела сказать, что она и в самом деле принцесса, но почему-то передумала, что-то не дало произнести эти слова.

–    Бежим! – согласилась она.

Они сворачивали из одной узкой улочки в другую. В конце узкого переулка Алладин заприметил нищих – мальчика и девочку.

Мальчишка поманил его рукой.

–    Да это те самые дети, которых я сегодня угощал лепешкой с медом!

–    Бегите туда! – крикнул мальчик, указывая рукой в маленький дворик, из которого был выход на маленькую улицу.

Алладин подмигнул мальчишке и, дернув за руку Жасмин, устремился во дворик.

Девочка тут же прикрыла дверь и села возле нее с таким видом, будто не сходила с места целый день.

Стражники, грохоча оружием, выбежали в переулок.

–    Эй, оборванец, – крикнул начальник стражи мальчику, – ты не видел здесь парня и девчонку, с ними еще была обезьянка?

–    Да-да, – заторопился мальчик.

–    Куда они побежали? Быстро отвечай! – и начальник стражи поднес свой страшный ятаган к самому лицу мальчугана.

–    Вон туда, мой господин, – указал нищий грязным пальцем совсем в другую сторону.

–    За мной, – взревел начальник стражи, – мы должны догнать их, бездельники!

И грохот погони постепенно затих в глубинах тихой улочки.

А Алладин уже помог перебраться Жасмин через две невысокие изгороди и подвел ее к заброшенному дому, на крыше которого располагалось его жилище.

Солнце уже клонилось к закату, девушка была измотана погоней и смертельно устала.

–    Куда ты меня ведешь? – только и спросила она.

–    Не спеши, скоро узнаешь. Ты веришь мне? – спросил Алладин, заглядывая в большие, как у газели, глаза Жасмин.

–    Я верю тебе, смелый юноша, – прошептала девушка, и они исчезли в темном провале входа.

Скрипели полуразрушенные лестницы, Жасмин жалась к стенам, испуганно вскрикивала, когда прямо перед ней в темноте пробегала крыса.

–    Не бойся, – пытался успокоить ее Алладин, – скоро ты увидишь прекрасное место, куда я тебя веду.

Наконец, вверху блеснул свет потемневшего неба, на котором еле проступали очертания первых созвездий.

–    Куда ты меня привел? – спросила девушка, выбираясь на крышу.

–    Смотри.

–    Это твой дом?

–    Нет, – ответил юноша.

–    А где он?

–    А вот, – Алладин показал рукой на крышу соседнего дома.

И впрямь, Жасмин различила там навес и убогий стол.

–    А как же мы туда попадем?

–    Очень просто, – воскликнул Алладин. – Смотри, – он схватил длинную доску и перебросил ее через узкую улочку.

А затем, расставив руки в стороны, он гордо прошествовал на соседнюю крышу.

Алладин хотел поразить девушку своим искусством, почти таким же, как у канатоходцев.

Жасмин испуганно остановилась у края крыши, не решаясь ступить своей изящной ножкой на шаткую доску.

–    Смелее! – подбодрил ее Алладин.

Но тут Абу решил показать свое искусство. Он встал на передние лапки и, задрав вверх хвост, гордо прошествовал над улицей.

–    Вот видишь, даже Абу не боится высоты.

Жасмин, не желая ударить лицом в грязь, зажмурилась и ступила на шаткую доску.

И в этот момент она почувствовала, что Алладин взял ее за руку.

–    Не бойся, иди со мной.

Девушка уже ничего не боялась, ведь рядом был этот смелый юноша, и спокойно перешла на соседнюю крышу.

–    А теперь, – рассмеялся Алладин, – можешь открыть глаза. Здесь тебе ничего не угрожает, ведь ты у меня дома, – и Алладин перетащил доску на крышу своего дома.

Жасмин огляделась. Никогда в жизни девушке не доводилось видеть такого убогого жилища, такой бедной посуды и такого старого, вытертого до дыр ковра.


Пока принцесса Жасмин знакомилась с жилищем Алладина, во дворце султана происходило следующее.

Во-первых, султан уже хватился своей дочери. Он разослал стражу во все концы Багдада. Дворец уже был обыскан, Жасмин в нем не было.

–    Что ты думаешь, мой тайный советник? – дрожащим голосом спрашивал султан.

Тот пожал плечами.

–    Мне надо время, повелитель, и я смогу дать тебе ответ, я смогу сказать тебе, где находится Жасмин.

–    Что ж, займись этим, мой верный слуга. Иди скорее, найди Жасмин.

Тайный советник неслышно удалился в свои покои. Он запер все засовы, уединяясь в своей комнате, вытащил колдовскую книгу, извлек из старинного сундука волшебное зеркало с черным стеклом. Он разложил книгу на ковре, а сам уселся перед ней на коленях и развернув ее, стал перелистывать страницы.

Затем, махнув рукой, подозвал к себе попугая.

Тот подлетел к хозяину и уселся на плече.

–    Эй, моя верная птица, что-то ты в последнее время молчишь, наверное, думаешь, что я забыл о том, что хранится в твоем клюве? Отдавай, – и Джафар протянул ладонь.

Яго медлил.

–    Ты что, проглотил? – не на шутку встревожился Джафар. – Тогда придется тебя зарезать, чтобы извлечь перстень с голубым алмазом.

Птица затряслась на плече Джафара, в клюве послышался стук перстня. Нехотя попугай вернул перстень своему хозяину.

–    Ну вот, колдовской перстень наконец-то в моих руках.

Джафар несколько раз дунул на голубой алмаз, а затем протер его о край своего халата. И только после этого он уложил перстень на бархатную подушку рядом с зеркалом. Затем перевернул страницу и прочел несколько магических заклинаний.

Перстень, погруженный в бархат, дрогнул, и тонкий голубоватый луч скользнул по поверхности зеркала, начертив на ней круг.

Губы Джафара шевелились.

–    Ну, ну, волшебное зеркало, покажи мне Алмаз Неограненный, покажи мне его.

Ясное дело, тайный советник соврал своему повелителю, соврал своему султану, пообещав, что будет заниматься поисками Жасмин. Его интересовало совсем другое. Все последнее время его преследовала одна неотвязная мысль: как найти того человека, который способен войти в сокровищницу Али-Бабы и вернуться из нее, принеся с собой тайну мира – медную лампу.

Зеркало вспыхнуло, и на его поверхности появилось удивительное видение: парень и девушка, сидящие на крыше. А перед ними простиралась панорама Багдада. Был виден дворец султана и даже слабо мерцал голубоватый огонек в зарешеченном окошечке покоев Джафара.

Тайный советник вздрогнул, увидев самого себя, всматривающегося в зеркало. Он вскочил на ноги и задернул тяжелые бархатные шторы. Одно окошко во дворце султана погасло.

–    Ну, ну, покажи, волшебное зеркало, Алмаз Неограненный, покажи мне того человека, который способен войти в пещеру Али-Бабы и выйти! Скорее! Скорее показывай!

Но парень и девушка сидели, прижавшись плечами друг к другу. Конечно же, это были Алладин и Жасмин.

Но Джафар этого еще не знал.

Возможно, юноша и девушка просидели бы так всю ночь, если бы не проказник Абу.

Абу подбежал к Жасмин и от обиды, что на него никто не обращает внимание, что с ним никто не играет, дернул ее за золотую серьгу.

Девушка обернулась.

И тут вздрогнул Джафар.

–    Жасмин! – промолвил колдун. – Что она делает с этим оборванцем на крыше? А может, принцесса и есть Алмаз Неограненный? Может, это именно ее я так упорно ищу?

Но тут изображение сместилось, и он увидел профиль Алладина.

–    Так это он и есть Алмаз Неограненный? – задал волшебному зеркалу вопрос колдун.

Зеркало в ответ засветилось, а над головой Алладина появилось бледно-розовое сияние.

«Значит, это он, – догадался Джафар, – значит, этот оборванец и воришка является именно тем человеком, единственным из всех жителей вселенной, способным войти в пещеру и вернуться из нее живым и невредимым, принеся мне с собой тайну мира – лампу».

–    Я поквитаюсь с тобой, – прошептал Джафар, – только лишь за то, что ты осмелился сидеть с несравненной принцессой Жасмин. Ты заплачешь горькими слезами, когда навсегда останешься на глубине земли.

Глядя в волшебное зеркало с черным стеклом, Джафар быстро вычислил, где находится дом Алладина. Он спрятал все свои колдовские приспособления и обрадованно потрепал по голове своего попугая.

–    Ну вот, Яго, теперь мы знаем сразу две тайны: во-первых, я могу оказать услугу султану, найдя его дочь, а во-вторых, я могу оказать неоценимую услугу самому себе, и тебе, Яго, тоже.

–    Алладин! Алладин! Алладин! – прокричал попугай злым голосом.

–    Ты говоришь, его зовут Алладин? – уточнил Джафар.

–    Да, да, господин, его зовут Алладин. Он как- то поймал меня на базаре и продал за три лепешки.

–    Да, ты мне это рассказывал, я вспомнил. Он выдернул у тебя перо...

–    Да, выдернул, – зло заклекотал попугай, – убей его, убей, Джафар!

–    Не спеши. Будь терпелив – и сможешь завладеть всем миром.

Попугай раздулся, как кичливый павлин.

–    Ну ладно, развоображался, – одернул его Джафар и, хлопнув в ладоши, призвал стражу.


–    Посмотри, как здесь красиво! – прошептал Алладин, указывая рукой на ярко освещенный дворец султана.

Жасмин пожала плечами.

–    Ничего особенного.

–    Да нет, это прекрасно, дворец... он такой красивый, такой огромный.

–    Да, он большой, в нем двести пятьдесят две комнаты, – сказала Жасмин. – Но мне не нравится смотреть на дворец, – призналась девушка.

–    А куда тебе нравится смотреть?

–    Мне? – Жасмин задумалась и подняла голову.

Над ней сверкали мириады звезд, тысячи созвездий сплетали на черном бархате неба замысловатые узоры.

–    Ты любишь смотреть на звезды? – спросил Алладин.

–    А разве ты не любишь? – вопросом на вопрос ответила девушка.

–    Люблю. Я очень часто ночами лежу и смотрю на них.

–    И я смотрю, – призналась девушка, – через дверь своего балкона.

–    Ты все еще продолжаешь воображать себя принцессой?

–    Нет, я даже не воображаю.

–    Тогда хорошо. Так вот, я часто лежу на своей крыше и любуюсь звездами.

–    Я тоже любуюсь, – сказала девушка.

«И, может быть, – подумала Жасмин, – мы с этим парнем одновременно смотрели на одну и ту же голубоватую звезду и даже не подозревали о существовании друг друга».

–    А ты вот так и живешь? – поинтересовалась Жасмин.

–    Как, так?

–    Но ведь это даже нельзя назвать домом.

–    Когда-нибудь у меня будет настоящий дом, – мечтательно произнес юноша, – а теперь меня устраивает и это нехитрое жилище. Здесь мы с Абу спокойны за свою жизнь, здесь нам не угрожает никакая беда.

Но тут же Алладин спохватился.

–    Но ведь тебя, наверное, разыскивают родители?

–    Это ты придумал родителей, – нашлась девушка, – но если мой брат рядом, нечего волноваться.

Алладин рассмеялся и вновь изумленно взглянул в огромные глаза девушки. В них отражались мириады звезд, и в них отражался он сам.

Но такие же мириады звезд, как в небе, были и на земле. Это огромный Багдад светился своими огнями.

–    Ты не хочешь сказать, кто ты? – спросил Алладин.

–    Меня зовут Жасмин, – ответила девушка, потупив взор.

–    А меня зовут Алладин, – представился, учтиво поклонившись, юноша. – А его зовут Абу.

Тот, почувствовав, что заговорили о нем и что в этот момент на него смотрят, смешно подпрыгнул, перевернулся через голову и забегал по самому краю крыши, ничего не боясь.

Жасмин испугалась за обезьянку, но Алладин успокоил девушку.

Он взял ее руку в свои ладони и крепко сжал.

–    Не бойся, Жасмин, Абу может проделывать и не такие штучки.

Юноша сжал пальцы девушке, а та сделала вид, что не замечает этого. Но ее глаза заблестели еще ярче.

Может быть, вот так Жасмин и Алладин и просидели бы на краю крыши до самого рассвета, плечом к плечу, держась за руки, если бы Абу не стал пронзительно кричать, указывая лапкой вниз.

И действительно, стоило побеспокоиться, ведь иногда надо смотреть не только на сверкающие звезды, но и на землю.

А там уже были две дюжины стражников с высокими лестницами. Они окружили дом, на крыше которого прятались Алладин и Жасмин, и начали по лестнице карабкаться наверх.

Убежать Алладин и Жасмин не могли и потому были схвачены стражниками.

Конечно же, Алладин как мог сопротивлялся и защищал Жасмин, но слишком неравными были силы и слишком неожиданным было нападение стражников.

–    Пустите меня! – закричала Жасмин.

Стражники захохотали.

–    Я – принцесса! – громко воскликнула принцесса и топнула ногой.

Наконец-то стражник узнал ее звонкий голос, и последние его сомнения рассеялись, когда девушка отбросила заштопанное покрывало.

–    Принцесса! – ахнул Алладин, увидев, как стражник упал ниц перед девушкой, сбросившей покрывало.

–    Значит, она меня не обманывала, – прошептал Алладин.

–    Отпустите, – закричала Жасмин, – отпустите его, я приказываю!

–    Нет, я не могу послушаться вашего приказа, – сказал начальник стражи.

–    Почему?

–    Тайный советник Джафар именем вашего отца приказал схватить этого негодяя и доставить вас, принцесса, во дворец. Я не могу ослушаться повеления.

Алладину крепко связали руки веревкой и потащили вниз.


Ну что ж, мой читатель, наверное, тебе не хотелось бы, чтобы Алладин попал в плен. Но что поделаешь, ты сам избрал этот путь и видишь, что получилось. Теперь у Алладина крепко связаны руки и ноги, ему не вырваться из рук стражников.

Так что выбора у тебя, как и у Алладина, не остается. Смирись с этим и переходи к Главе 4. Не теряй надежды, ты же знаешь, если делать правильный выбор, сказка обязательно кончится хорошо.


Итак, вперед, к Главе 4.

Глава 3с

Итак, мой дорогой читатель, ты считаешь, что Алладину лучше всего ни во что не вмешиваться. И конце концов, Жасмин дочь султана, и она прекрасно выпутается из этой ситуации сама. Ну что ж, выбор как выбор, не лучше, и не хуже других.

Теперь посмотри, что из этого получилось.


Алладин попридержал Абу на своем плече и устроился в толпе, чтобы понаблюдать за происходящим.

Торговец фруктами набрал полную грудь воздуха и заорал пуще прежнего:

–    Она воровка, стража, чего же вы медлите!

Отряд стражников, расталкивая и разбрасывая толпу, пробрался к торговцу и Жасмин.

Та не хотела выдавать себя, поэтому молчала.

–    Она украла у меня целых два граната! – торговец поднес к самому лицу начальника стражи два своих толстых волосатых пальца и повторил, – целых два, ничего за них не заплатив. К тому же, один из них она отдала какому-то оборванцу, нищему.

–    Подожди, – остановил его начальник стражи, – сейчас во всем разберемся. Ты говоришь, она воровка?

–    Конечно, воровка.

–    Тогда почему она не убегает?

–    А вот этого я не знаю.

И тогда начальник стражи обратился к Жасмин:

–    Ты взяла у этого человека два граната?

–    Да, – еле слышно сказала девушка.

–    И ты не заплатила ему за это денег?

–    Да, – вновь повторила Жасмин.

–    И ты согласна отвечать за это по закону и ничего не хочешь сказать в свое оправдание?

–    Да, согласна.

–    Ну что ж, закон в таком случае гласит: вору нужно отрубить правую руку, – и тут начальник стражи схватил Жасмин за руку.

Та от ужаса не могла промолвить ни слова, лишь закричала.

Кривой ятаган взметнулся в воздухе.

–    Стойте! – раздался властный крик, и сильная рука схватила начальника стражи за запястье, ятаган упал на мостовую.

Перед Жасмин стоял прекрасный юноша в огненно-красном халате.

–    Кто посмел остановить руку закона? – взревел стражник.

Молодой человек разжал свои пальцы и улыбнулся.

–    Я – принц Багир, эмир Валенсии, я прибыл к султану, чтобы посвататься к его дочери.

Стражник недовольно посмотрел на принца.

Конечно, перед ним стоял монарх, но, правда, далекой страны.

–    Как только поднялась рука у вас на такую прекрасную девушку? По-моему, она заслуживает лучшей участи.

–    Она воровка, – оправдываясь, сказал начальник стражи, – наш султан повелевает за всякое воровство отрубать вору руку.

–    Но должно же существовать какое-то оправдание! – воскликнул принц Багир, обращаясь к девушке.

Та молчала, но в ее глазах уже зажегся огонек интереса, так прекрасен и благороден был принц Багир.

–    Как прекрасно твое лицо, – воскликнул принц Багир, – прошу, не закрывай его, – и он двумя пальцами отбросил покрывало.

Толпа ахнула. Но никто не посмел произнести имя принцессы, хоть многие ее узнали.

– Я не зря ехал в Багдад, – воскликнул принц Багир. – Милейший, – обратился он к стражнику, – закон так велит поступать с ворами. Я согласен, что закон надо соблюдать. Но если воровка – чья-то жена, тогда муж должен заплатить штраф.

–    Другого выхода нет, – ответил начальник стражи.

Ему и самому стало стыдно за то, что он занес ятаган над рукой такой прекрасной девушки. Он не гак давно служил во дворце, и ему еще не приходилось воочию видеть принцессу Жасмин, так что он и не мог узнать ее.

–    Тогда считайте эту девушку моей женой. Вот штраф, – и принц Багир бросил тяжелый кошелек к ногам стражника. – Я думаю, здесь хватит денег всем – и торговцу, чтобы заплатить ему за два граната, и страже, и в казну султана.

–    Но принц, – наконец-то разжала губы красавица, – а как же принцесса Жасмин, ведь вы же к ней ехали из далекой Валенсии?

– Я должен буду извиниться перед султаном и перед принцессой. Я же не знал, что встречу тебя.

Жасмин зарделась, как маков цвет.

И тут кто-то громко из толпы крикнул:

–    Да ведь это же принцесса Жасмин! Принцесса Жасмин! Наша Жасмин!

Принц Багир от изумления даже вскрикнул.

–    Это правда?

–    Да, я принцесса Жасмин! Я так долго отвергала всех женихов, что отец сказал: тот, кто приедет первым, за того и пойдешь замуж. И первым оказался ты, принц Багир, – потупив очи, произнесла принцесса Жасмин.

Алладин покачал головой, радуясь счастью заезжего принца, и понял, что допустил досадную промашку, не вступившись за девушку.

–    Да и кто же мог знать, что она принцесса! – в сердцах воскликнул юноша и, расталкивая толпу, двинулся восвояси. – Мы упустили свое счастье, Абу, а оно было так близко. И поэтому досталось в чужие руки. Но ничего, ведь жизнь еще не кончена. Пойдем, раздобудем себе чего-нибудь поесть. Пока все глазеют на принца и принцессу, можно будет стащить пару лепешек и горсть изюма, а этого, мой дорогой Абу, нам предостаточно.

И действительно, вскоре Алладин заметил зазевавшегося лавашника, выхватил из круглой печи две горячие лепешки и, перебрасывая их с руки на руку, побежал по узкой улочке в сторону своего жилища.


Вскоре была шумная свадьба принца Багира и принцессы Жасмин. Весь Багдад гулял целую педелю. Султан выставил на площади перед своим дворцом столы, и все угощались, сколько хотели.

На этой свадьбе славно погулял и Алладин.

Единственный, кто не радовался счастью принцессы и принца Багира, был тайный советник султана Джафар.

Он целыми днями сидел в своих покоях, закрывшись на все засовы, и колдовал. Он без устали бормотал заклинания и задавал зеркалу с черным стеклом один и тот же вопрос, поднося к нему перстень султана с голубым алмазом.

–    Так покажи, покажи мне того, кто может войти в сокровищницу и вернуться с лампой. Покажи мне, зеркало, Алмаз Неограненный.

Но зеркало было черно, как уголь, а волшебный алмаз не вспыхивал голубым светом. Как ни старался Джафар добиться ответа, зеркало молчало.

И только на седьмой день, когда на площади затихала свадьба, алмаз ярко вспыхнул, начертив па стекле круг.

–    Ну, говори же, говори, – требовал Джафар.

На зеркале появилась замысловатая арабская вязь. Джафар прочел и, не веря своим глазам, спросил у попугая:

–    Что там написано?

«Алмаза Неограненного нет во всей вселенной, он еще не родился».

–    Как?! – воскликнул Джафар.

Зеркало погасло.

Тогда тайный советник схватил волшебное зеркало и разбил его о каменный пол. Черные осколки, вспыхивая, разлетелись в разные стороны.

–    Значит, она не достанется никому и еще сотни лет будет храниться в сокровищнице Али-Бабы, значит, моя рука не прикоснется к волшебной лампе никогда.

А за окнами дворца султана все еще шумела на площади свадьба.


Прошло несколько дней, и жизнь в Багдаде вошла в привычное русло. Торговцы торговали, ремесленники работали, султан правил.

Жасмин со своим мужем уехали в Валенсию...

А Алладин так и прожил свою жизнь, ничем не прославившись. Он продолжал воровать на багдадском базаре, пока у него были силы, время от времени вспоминая о той прекрасной возможности, которую ему предоставляла судьба, и которую он упустил...

А состарившись, Алладин сидел на базарной площади, прося милостыню, на том самом месте, где когда-то торговец фруктами обвинял принцессу Жасмин в воровстве. Изредка, за мелкую монету, он рассказывал заезжим купцам, как принцесса Жасмин, дочь султана, познакомилась с принцем Багиром из Валенсии.

Так бесславно закончилась жизнь Алладина, так и не стал он Алмазом Неограненным...

А волшебная лампа осталась лежать в сокровищнице Али-Бабы, в пустыне, недалеко от Багдада.


Ну что, мой читатель, вот, в общем-то, и все, что получилось бы, если бы Алладин не вступился за принцессу Жасмин, предоставив ей самой выпутываться.

На этом сказка закончилась. Как ты понимаешь, продолжения у нее быть не может.

Единственный способ вернуться назад к Алладину – когда он еще юн, когда он еще может стать Алмазом Неограненным и стоит на площади, решая, как ему поступить, а торговец фруктами держит за руку принцессу Жасмин, призывая стражу.


Попробуй еще раз принять решение, и на этот раз оно будет, думаю, верным.

Глава 4

Итак, мой читатель, Алладин оказался в руках стражников, а прекрасную Жасмин повели во дворец.

Что же ждет Алладина в будущем? Какая судьба ему уготована? Этого он пока еще не знал.

Может быть, ты догадываешься сам? Ну что ж, тогда смотри, что произошло с ним в дальнейшем.


Никто из стражников не заговаривал с Алладином, никто ничего ему не объяснял. Да он и сам понимал, что виновен в глазах султана, его же застали вместе с принцессой Жасмин. И никому невозможно объяснить, что это не он похищал ее, а девушка сама сбежала из дому и вместе с ним скрылась от стражи, а затем оказалась на крыше дома, где он жил.

Алладина бросили в глубокую сырую темницу, в которой только под самыми сводами было окошечко с надежной решеткой. Алладин с тоской в глазах смотрел на мерцающие в небесной вышине звезды, и теперь они казались ему еще более недосягаемыми, более красивыми, чем прежде. Ему оставалось утешаться всего лишь двумя вещами. Тем, что, возможно, и Жасмин смотрит сейчас на эти же холодные звезды и, может быть, думает о нем. И второе, это то, что Абу, маленькая обезьянка, остался вместе с ним в темнице.

–    Абу, – шепнул Алладин.

Тот зашипел.

–    Я многому научил тебя, не раз ты выручала меня из беды.

Абу погладил Алладина по плечу.

–    Ну что ж, принимайся за дело. Я понимаю, узлы крепкие, и тебе придется здорово потрудиться.

Абу скользнул Алладину за спину и попытался своими маленькими лапками развязать туго затянутый узел. Конечно же, ничего из этого не получилось.

Абу обежал полукруг, присел на пол перед Алладином и грустно понурил голову.

–    Что, ничего не получается?

Абу кивнул.

–    Но у тебя же острые зубы, ты прекрасно можешь разгрызать самые твердые орехи, неужели эти веревки тебе не по зубам?

Алладин старался говорить весело, так, чтобы Абу не чувствовал его смертельной усталости и отчаяния.

Он тяжело вздохнул и впился зубами в веревки. Через несколько минут руки у Алладина оказались свободными, и Абу принялся за веревки на ногах.

Теперь Алладин уже сам помогал обезьянке и наполовину перегрызенная веревка поддалась его рукам.

Алладин поднялся и размял затекшие кисти.

Затем он погладил обезьянку.

–    Я бы, конечно, угостил тебя чем-нибудь, но кроме четверти заплесневевшей лепешки и кувшина протухшей воды у меня ничего нет. Оставим это крысам, – и Алладин взял в руки покрытую плесенью склизкую лепешку и швырнул ее в темноту, где сверкали глаза маленьких злых существ.

Тут же послышалась крысиная возня, писк и цокот коготков по каменному полу.

–    Вот так бы они обошлись и со мной, Абу, если бы я лежал связанный.

Абу радостно запищал, показывая лапкой на высокое зарешеченное окошко.

–    Я понимаю, Абу, что тебе легко выбраться отсюда. Ты сможешь вскарабкаться по каменной кладке и протиснуться между прутьями, а я даже не смогу добраться до этого окошечка, чтобы хоть одним глазом посмотреть на улицу.

Абу пожал плечами.

Может быть, Алладин что-нибудь и придумал бы, ведь он был мастером на выдумки, но тут в дополнение к крысиной возне в самом темном углу темницы послышалось глухое покашливание.

–    Как здесь сыро и холодно, – проскрипел старческий голос.

–    Так мы с тобой не одни? – удивился Алладин. – Эй, кто здесь? – крикнул он в темноту.

–    Это я, старый убогий странник, которого слуги султана несправедливо заточили в темницу, – послышался голос, и на середину темницы выбрался древний старик.

Даже нельзя было понять, есть ли на нем одежда – такая огромная борода, такие длинные спутанные волосы укрывали все его безобразное тело.

«Откуда же здесь взялся старик? Я точно помню, когда меня вели сюда, в темнице никого не было», – подумал Алладин.

Конечно же, он был прав, в темнице, когда его туда посадили, никого кроме него и Абу не было.

А странный старик появился неожиданно и загадочно.


А в это время во дворце султана произошло следующее. Принцесса Жасмин, конечно же, вспоминала об Алладине и стремилась вызволить его из темницы.

Она вызвала к себе начальника стражи и грозно сказала:

–    Где юноша, которого схватили на крыше дома?

Стражник пожал плечами.

И Жасмин пришлось уточнить:

–    Того, который был вместе со мной.

–    Я не знаю, какова его дальнейшая судьба, но Джафар приказал заточить его в темницу.

–    Так выпусти его оттуда.

–    Не могу, принцесса, это приказ Джафара.

–    Кто главнее в нашем дворце, я или Джафар?!

–    Самый главный – султан, а Джафар действует от его имени, – уклончиво ответил стражник, поклонился и покинул покои принцессы.

Та зло топнула ногой.

–    Ничего, с Джафаром придется разобраться мне самой, – зло выкрикнула Жасмин и направилась к двери.

Она шла по пустынным переходам, по пустым покоям и громко звала:

–    Джафар! Джафар! Где ты, тайный советник?

Но пока еще ей никто не отвечал.

Джафар, спрятавшись в своих тайных покоях, с трудом расслышал голос принцессы.

–    Она меня ищет, Яго? – улыбнулся колдун.

Попугай радостно взмахнул крыльями и защелкал своим кривым клювом.

–    Ищет, ищет, господин.

–    Ну что же, тогда пойдем ей навстречу.

Джафар резко поднялся и пошел по лестнице, которая вела к потайной двери.

Попугай еле поспевал за ним, перескакивая с одной высокой ступеньки на другую. Яго был настолько ленив, что даже не посчитал нужным расправить крылья и полететь впереди своего господина.

Еще не доходя до потайной двери, Джафар пробормотал заклинание и нажал на тайную кнопку.

И неизвестно от чего, то ли от магической силы заклинания, то ли от того, что сработал искусный механизм, каменная плита отъехала в сторону, и Джафар вышел в зал, в который уже входила Жасмин. Боясь, что принцесса заметит потайной вход, Джафар тут же попытался вернуть плиту на место, но ленивый Яго не успел проскользнуть в тронный зал, и его хвост зажало между плитой и стеной.

–    Эй, Джафар, – шипел Яго, – освободи меня, я же так потеряю свой хвост.

–    Заткнись! – зло прошипел Джафар и пошел навстречу Жасмин. – О, какая честь, принцесса, ты сама разыскиваешь меня. Стоило послать слуг, и я в мгновение ока явился бы перед тобой.

Жасмин зло сверкнула своими прекрасными глазами.

–    Сейчас не время на любезности, Джафар, стража схватила юношу, где он сейчас?

–    Какого юношу? – напустил на себя удивление Джафар.

–    Того, которого схватили на крыше дома.

–    А, – улыбнулся Джафар, – я наслышан об этом, принцесса.

–    Немедленно выпусти его, Джафар! – приказала принцесса.

–    Не могу.

–    Почему?

–    Таков приказ султана. Он поручил мне сохранять порядок во всем городе, и я не могу ослушаться моего повелителя.

–    А в чем заключается его преступление? – возмутилась Жасмин.

–    Как это в чем, ведь он похитил тебя, Жасмин.

–    Меня никто не похищал, я сама убежала из дому.

–    Ну что ж, – заулыбался Джафар и стал перебирать янтарные четки, – ах, если бы я знал... – заломив руки, воскликнул Джафар, – мне так неудобно, принцесса, получилось такое досадное недоразумение...

–    В чем дело, Джафар? Сейчас же выпусти его из темницы, он ни в чем не виноват!

–    Я бы рад был сделать это для тебя, принцесса, но, к сожалению, приговор уже приведен в исполнение.

–    Какой приговор? – еще ничего не поняв, переспросила Жасмин.

–    Казнь свершилась, ему отрубили голову, – Джафар закатил глаза и причмокнул своими тонкими губами.

Жасмин вскрикнула и едва не лишилась чувств.

–    Тебе плохо, принцесса, может быть, позвать лекаря?

–    Нет, нет, – пробормотала девушка и опустилась на бархатный пуфик.

–    Принцесса, тебе плохо? – разыгрывая из себя участливого друга произнес Джафар и попытался обнять девушку за плечи.

Жасмин прикрыла лицо руками, и из ее глаз покатились крупные слезы.

–    Да успокойся же, принцесса, какой-то оборванец, с которым ты и говорилa-то всего лишь пять минут, какой-то воришка... Его и так раньше или позже казнили бы, уличив в злодействе.

–    Замолчи, Джафар, я ненавижу тебя! – воскликнула Жасмин и оттолкнула Джафара.

–    Принцесса, погоди, мне и вправду очень жаль.

–    Замолчи, – Жасмин вскочила и побежала прочь из тронного зала.

Джафар тут же сбросил со своего лица маску участливого друга, и его глаза засверкали злым огнем.

–    Хоть я и люблю тебя, Жасмин, но никому не позволено обижать Джафара. Я припомню тебе твои слова.

–    Джафар! Джафар! – хрипел Яго, зажатый между плитой и стеной.

–    Заткнись! – зло бросил Джафар и освободил птицу.

Попугай с сожалением посмотрев на пару потерянных перьев, вспорхнул на плечо своего хозяина.

–    Она еще красивее, когда злится, правда, Джафар?

–    Ты ничего не понимаешь в девушках, – ответил колдун.

–    Это я не понимаю? Да все городские вороны без ума от меня.

–    Ты хочешь сравнить несравненную Жасмин с какой-то облезлой базарной вороной? – возмутился колдун.

–    Нет-нет, господин, я имел в виду совсем другое, этим я хотел сказать только то, что я красавец.

–    Ты гнусный облезлый попугай. Если будешь много болтать, я завяжу тебе клюв, – и колдун извлек тонкий шелковый шнурок и помахал им перед попугаем.

–    Молчу, молчу.

–    Дурак, – сказал колдун, – ты должен не молчать, а ответить, как, на твой взгляд, прошел разговор с Жасмин.

–    По-моему, она держалась как и подобает дочери султана. Она восприняла эту весть с достоинством.

–    Да, мне тоже так показалось, – заметил колдун и отодвинул плиту в сторону.

–    Куда мы? Там внизу сыро и темно, – возмутился Яго.

–    Ничего, теперь мы займемся Алладином, ведь это он Алмаз Неограненный.

Попугай радостно защелкал клювом:

–    Алмаз Неограненный, Алмаз Неограненный...

–    Хватит повторять одно и то же, – одернул его Джафар.

Но еще долго гулким эхом в подземном переходе разносилось:

–    ...Неограненный, Алмаз Неограненный...

Наконец, Джафар очутился в своей самой тайной комнате, где были собраны всяческие колдовские книги, приспособления, волшебные порошки и мази. Сюда из посторонних допускался только попугай Яго. И то колдун предупредил его, что если тот хоть словом обмолвится кому-нибудь о существовании этой комнаты, то тут же потеряет голову.

–    Итак, я должен стать грязным нищим – таким, чтобы Алладин поверил мне, – и он расхохотался.

Попугай летал по комнате, высматривая, где бы взять что-нибудь съестное. Но без разбору глотать что-нибудь в этой комнате было опасно, можно было превратиться в жабу или еще в какую-нибудь гадость. Поэтому Яго предпочел оставаться голодным.

А Джафар уже заканчивал свое черное дело. Он приклеил себе длинную седую клочковатую бороду, вырядился в грязные лохмотья, перепачкался сажей и с костылем предстал перед Яго.

Тот, вначале увидев страшного старика, даже испугался и на всякий случай спрятался за реторту с булькающей красной жидкостью.

–    Да это же я, Яго, – заскрипев зубами, проговорил старик, – неужели ты не узнаешь меня, ведь это же я, Джафар.

Попугай выглянул и поклонился.

–    Мой господин, как ты изменился!

–    Ну, раз ты не узнал меня, Яго, значит, не узнает никто. Пошли.

И Джафар, пробормотав заклинание, вошел прямо в стену.

А Яго, всегда привыкший следовать за своим господином, полетел и в полной уверенности, что так же легко пройдет сквозь стену, как и его хозяин, слету ударился о камень головой и, потирая крылом шишку, уселся на полу и стал браниться.

–    Что за глупая манера у моего господина! Пошли, пошли... а сам забыл сказать заклинание и для меня.

А Джафар тем временем проследовал сквозь толстые стены подземелья дворца и оказался в самом темном углу темницы, в которой томился Алладин. Он подслушал все, что говорил сам себе юноша, узнал о том, что Алладин очень сокрушается, что не узнал в девушке принцессу, узнал, что он влюблен в нее.

Больше всего позабавила Джафара фраза, брошенная Алладином:

–    Вот если бы я был принцем, она бы смогла выйти за меня замуж, а так я ей не пара. Какой-то уличный босяк...


И вот наконец Джафар решил, что пора предстать перед Алладином, чтобы обманом заставить его войти в сокровищницу Али-Бабы. Вот он и вышел и назвался Алладину соседом по темнице, таким же несправедливо заточенным узником, как и сам Алладин. Он знал, что у юноши доброе сердце, и он сразу же проникается доверием к седому старику с длинной седой бородой.

–    Я хочу предложить тебе свободу, юноша, – сказал Джафар.

Алладин хитро прищурился.

–    Если отсюда так легко выбраться, то почему ты сам, старик, не воспользовался этим?

Но Джафар прервал Алладина.

–    Это длинный разговор, я думаю, не время рассказывать тебе подробно о моих планах. Я не просто так предлагаю тебе свободу, я предлагаю тебе еще и богатство.

–    Богатство?! – переспросил Алладин.

–    Не веришь? Смотри.

Джафар запустил руки в свою клочковатую бороду и вытащил оттуда несколько ярко сверкающих драгоценных камней с идеальными гранями.

–    Вот, смотри, видишь, как они сияют? У тебя будет много таких камней, это настоящие бриллианты.

Алладин даже зажмурился, такое яркое сияние шло от волшебных камней в мрачной темнице. Казалось, что от этих камней здесь, под землей, стало даже светлее.

–    Я не понимаю тебя, старик.

–    Сейчас все поймешь, – Джафар приложил палец к губам. – Тише, а то нас могут услышать так, как я услышал тебя.

–    Ты подслушивал меня?

–    Да, ты говорил вслух, и я знаю, ты хочешь стать принцем. А принц – это тот, кто сказочно богат.

–    Но разве можно стать принцем за деньги? Принцем нужно родиться.

Старик глухо рассмеялся.

–    Э, нет, юноша, если у тебя много золота, много камней, то ты можешь стать кем угодно, даже самим султаном. А по закону принцесса Жасмин может выйти замуж только за принца.

–    Что нужно делать? – спросил Алладин.

–    Я знаю, где находится сокровищница Али-Бабы и сорока разбойников.

–    Но она же исчезла несколько веков назад! – воскликнул юноша.

–    Она заколдована, – рассмеялся старик, – а я знаю, как открыть в нее дверь. Вот ты спустишься туда и принесешь сокровища. Только вначале ты должен будешь вынести оттуда одну простую вещь...

–    Какую? – спросил Алладин.

–    Самую обыкновенную медную лампу.

Алладин уже совсем размечтался, зачарованный возможностью стать принцем.

Абу не терял головы. Он больно укусил юношу за ухо.

Тот вскрикнул и спохватился.

–    А с какой это стати, старик, ты мне предлагаешь такие несметные сокровища? Если ты сам можешь выбраться на волю, если знаешь, где вход в сокровищницу, то почему бы тебе самому не привести лампу?

–    Я стар, – старик еще больше пригнулся, – и мне тяжело. Я не смогу вынести много сокровищ. А ты молод, у тебя впереди вся жизнь. Ведь мне поздно жениться на Жасмин, – и Джафар вновь захохотал своим противным скрипучим смехом.

–    Я не очень-то верю тебе, – сказал Алладин.

–    Ну что ж, дело твое, тогда можешь остаться гнить в темнице, а я пойду.

Старик сделал несколько шагов, затем обернулся и подмигнул Алладину.

–    Что ж, оставайся, завтра тебе отрубят голову.

–    Нет! – воскликнул юноша. – Но ты должен мне объяснить, зачем тебе простая медная лампа, если ты можешь стать обладателем несметных сокровищ?

–    А зачем мне несметные сокровища, если я стар? – возразил Джафар. – Я умру, и их растащат воры. А лампа – это память. Эта лампа принадлежала моему прапрадеду, и он, умирая, завещал ее своему праправнуку, то есть мне. И я всю жизнь искал эту лампу.

Алладин конечно же не очень-то верил старику, по слишком заманчивым было предложение выбраться на свободу и стать богатым.

–    Я согласен, – сказал Алладин, – вот только незадача – как нам отсюда выбраться?

–    Это не самое сложное из того, что я знаю, – сказал старик и ткнул костылем в большой камень.

Тот тут же исчез и за ним показался тускло освещенный факелами потайной ход.

–    За мной, – промолвил старик и исчез в проеме.

Абу испуганно прижался к шее своего хозяина, крепко обхватив ее лапками.

Алладин, пригнувшись, нырнул в проем и двинулся следом за стариком. Когда юноша обернулся, камень был вновь на месте.

–    Вот дела... – прошептал Алладин.

И тут у него над головой послышался шум крыльев. Пестрый попугай пролетел, едва не задев его крылом и опустился на плечо старику.

–    Что-то здесь не так, – пробормотал Алладин, – наверное, он колдун. Но выбирать мне не приходится, он ведет меня к свободе.

Старик остановился у небольшой железной двери.

–    Наш путь не близок, но мы пройдем с тобой его в одно мгновение. Закрой глаза.

Алладин послушно закрыл глаза, но даже сквозь опущенные веки увидел, как сверкнула молния, услышал громыхание грома, порыв ураганного ветра.

Абу от страха забрался за пазуху хозяину. Песок, подхваченный ветром, ударил в лицо Алладина.

«Откуда песок?» – подумал юноша.

Но тут его завертело, он почувствовал, как пол уходит у него из-под ног...

И вдруг все остановилось.

–    Открой глаза, – промолвил старик, но каким- то уже немного другим, спокойным голосом.

Юноша посмотрел вокруг. Они стояли в бескрайней пустыне, лишь на самом горизонте тускло мерцали огни Багдада.

Старик достал две половинки скарабея, сложил их вместе и бросил на землю. Золотой жук тут же ожил, взлетел, немного покружился в воздухе, а затем, разделившись на две половинки, медленно опустился на гребень бархана.

Земля задрожала.

Теперь у Алладина уже не оставалось никаких сомнений в том, что старик – ужасный колдун и затеял что-то недоброе.


Итак, мой дорогой читатель, Алладин может, стоя посреди пустыни, отказаться в последний момент помогать Джафару. Конечно же, злой колдун понимает, он не может силой заставить Алладина войти в пещеру, ведь на то он и Алмаз Неограненный.

Можно сказать «нет», но на какую подлость способен ужасный колдун, что он сделает с Алладином, если тот откажется помогать ему в последний момент?

Возможно, он предложит Алладину и какой-то торг. Это не известно, все выяснится только после того, как прозвучит отказ идти в пещеру.

Если ты считаешь, что Алладину следует сейчас одуматься и наотрез отказаться спускаться в сокровищницу Али-Бабы, читай Главу 5б.


Если же ты решил, что Алладину следует пойти почти на верную гибель, спуститься в сокровищницу, тогда читай Главу 5а.

Глава 5а

Может, твой выбор и правильный, читатель. В конце концов, ты уже отправился в пустыню вместе с Алладином, очутился у огромного бархана, на котором опустились две половинки золотого скарабея. Земля пришла в движение, заходила ходуном под ногами, разверзлась, и на поверхности появилась огромная каменная голова чудовища со сверкающими глазами.


–    Ну, смелее, Алладин, не бойся, – прошептал Джафар, переодетый в лохмотья.

Каменная пасть страшного чудовища открылась, и раздался странный голос.

–    Кто потревожил мой покой?

Эхо разнесло этот голос по пустыне.

–    Я, Алладин.

–    Тогда входи, – послышался все тот же ужасный голос.

Алладин оглянулся на своего спутника.

Джафар закивал головой и затряс бородой.

–    Смелее, смелее.

–    Только запомни, – прорычала голова каменного чудовища, – не прикасайся ни к чему, кроме лампы, ни к чему!

–    А как же награда? – оглянулся Алладин на Джафара.

–    Ты получишь все, что хранится в этой пещере, но только после того, как вынесешь мне медную лампу.

–    Пойдем, Абу, – промолвил Алладин и ступил на первую ступеньку.

Засверкали над пустыней стрелы молний, но Алладин их уже не видел.

–    Лампу, лампу, принеси, – слышался за спиной юноши голос Джафара.

Ступеньки вели вниз, и вскоре Алладин увидел, что эта лестница ведет в глубину земли. Он не спеша брел, испуганно оглядываясь по сторонам.

Абу, дрожащий от страха, прижался к щеке хозяина, вцепился лапками в волосы Алладина.

Наконец, длинная лестница закончилась, и Алладин оказался перед стрельчатой аркой, из-за которой вырывались снопы света.

–    Наверное, нам туда? – спросил Алладин у обезьянки.

Тот кивнул головой и зажмурил глаза от яркого света.

Алладин вошел под арку.

–    Ты только посмотри, Абу! – воскликнул изумленный юноша, он увидел огромные, как барханы, груды монет, драгоценных камней. Великолепные золотые скульптуры стояли у стен пещеры, поддерживая своими плечами своды. Это были золотые львы с рубиновыми глазами, сфинксы, крылатые быки. Все это сверкало и сияло так сильно, что Алладину приходилось прикрывать глаза.

– Сколько же здесь всего! – хлопнул в ладони юноша. – Я никогда не видел столько драгоценностей, их здесь, наверное, столько, сколько во всем свете.

Внимательно оглядевшись, Алладин заметил у стен пещеры несколько дюжин странных золотых скульптур. Люди были как настоящие, казалось, они застыли, облитые золотом, застыли навсегда. Даже рты людей, отлитые из золота, были открыты от удивления, а глаза выпучены.

–    Как они искусно сделаны! – воскликнул Алладин. – Но какие они некрасивые, правда, Абу?

Абу согласно закивал и протянул лапку к скульптуре.

–    Нельзя! Нельзя, Абу, – одернул обезьяну Алладин.

Тогда Абу соскочил с плеча своего хозяина и уселся на довольно старый ковер, испещренный голубоватыми узорами и изображениями странных шестикрылых птиц.

Такого ковра Алладину никогда раньше не доводилось видеть. Он хоть и был очень старый и довольно потертый, но все равно он был прекрасен. Видимо, рука очень искусного мастера ткала этот ковер.

Абу, сидя на этом ковре, чувствовал себя великолепно.

«И кто же принес этот ковер в сокровищницу? – подумал Алладин. – Ведь это же никакое не сокровище, не золото, не драгоценные камни...»

Алладин посмотрел на огромные, в несколько человеческих ростов кувшины, наполненные золотыми монетами, на гигантские сундуки, из-под крышек которых свисали массивные золотые цепи и тяжелые жемчужные ожерелья.

–    Как много здесь всего! – промолвил юноша, уже привыкший к сверкающему блеску. – Как жаль, что ничего нельзя захватить с собой, – сказал Алладин и, пригнувшись, погладил обезьянку. – Абу, смотри, я тебя предупреждаю, ни к чему не прикасайся, ни к чему.

Абу согласно закивал и прижал к груди лапку, которая сама уже потянулась к сверкающему ожерелью.

–    Пойдем, мы должны отыскать лампу, – и Алладин двинулся в глубину пещеры.

Абу побежал за ним следом.

Но голубой ковер с шестикрылыми птицами оказался в этой сокровищнице совсем не случайно. Это был не простой ковер, как подумал Алладин, это был ковер-самолет, о котором на базаре в Багдаде рассказывали легенды и сказки, в которые никто не хотел верить.

Ковер вздрогнул, его края, украшенные золотыми кистями, зашевелились, как крылья птицы, и ковер легко взмыл над полом, взлетел под самые своды пещеры и направился вслед за Алладином и Абу. Ковер парил абсолютно бесшумно, но Абу почувствовал что-то неладное.

Он резко обернулся, а ковер-самолет в этот момент свернулся в трубку и застыл у стены.

Абу изумленно посмотрел на него, подошел к нему и обнюхал. Да, действительно, ковер был прежним, но как он очутился здесь?

Он подбежала к Алладину и дернул его за край одежды, затем стал тыкать лапкой в сторону ковра.

–    Что такое? – поинтересовался юноша.

Абу как мог жестами принялся объяснять.

–    Ладно, Абу, пойдем, некогда мне останавливаться.

И Абу ничего не оставалось делать, как двинуться следом за своим хозяином.


Так они и шли по пещере, переходя из одного зала в другой.

А ковер-самолет следовал за ними. Он то прятался за грудами золотых монет, то за тяжелыми кувшинами, то за сундуками. И как стремительно не оборачивалась обезьянка, он не мог его заметить. Абу чувствовал, что происходит что-то неладное, и в конце концов ему удалось заметить, как ловко ковер-самолет прячется за грудами золота.

Он пронзительно взвизгнул.

Алладин оглянулся и тоже увидел голубой край ковра, выглядывающего из-за сундука с драгоценностями.

–    О, – задумчиво произнес юноша, – так это, наверное, не простой ковер, наверное, он волшебный.

Ковер появился из-за сундука и закивал тяжелыми золотыми кистями, украшавшими его углы.

–    Наверное, это именно тот ковер-самолет, о котором рассказывают сказки?

Ковер утвердительно кивнул, изогнувшись в поклоне. А потом, как бы в подтверждение, оторвался с пола, воспарил, подлетел к изумленному Алладину и протянул юноше одну из своих кистей так, как протягивают руку для знакомства.

–    Эй, не бойся, Абу, – сказал Алладин, обращаясь к обезьянке, – он не укусит, он добрый.

Ковер вновь стал изгибаться, этим движением пытаясь подтвердить предположение юноши.

Но Абу исступленно верещал, ведь ему никогда не приходилось видеть волшебных ковров, для него это было удивительной загадкой, пугающей и манящей одновременно.

Конечно, ковру-самолету было скучно лежать в пещере среди неодушевленного золота, и он обрадовался, увидев Алладина и обезьянку. Тем более, юноша понравился ему с первого взгляда.

–    Ковер-самолет, может быть, ты сможешь нам помочь? Может быть, захочешь нам помочь?

Ковер закивал.

–    А я же тебе не сказал, что нам надо.

Ковер застыл, ожидая услышать вопрос.

–    Где здесь находится обыкновенная медная лампа, а то все вокруг золото да драгоценности, они мне ни к чему, ведь я пришел за лампой.

Ковер обрадованно замахал кистями и полетел по пещере. А Алладин с обезьянкой на плече, побежал за ним следом, ведь ковер летел очень быстро.

Одна пещера, вторая, третья, десятая...

–    О, аллах всемогущий, сколько же здесь всего! Наверное, здесь золота и драгоценностей больше, чем песка в пустыне.

А ковер все летел, перелетая с пещеры в пещеру.

Наконец ковер остановился и опустился на землю.

Алладин подбежал к краю обрывавшейся площадки. Внизу было подземное озеро с черной, как смола, водой. А посреди этого озера возвышался каменный столб с винтовой лестницей. На самом верху этого столба что-то тускло поблескивало.

–    Но как же мне туда добраться? – воскликнул Алладин и посмотрел вниз.

Ковер подполз к краю площадки и изогнулся, указывая на черную воду.

И Алладин сообразил: к каменному столбу вела едва заметная дорожка, выложенная из торчащих из воды камней.

– Я должен пройти по этим камням к столбу. Абу, сиди здесь, – приказал Алладин, – только ни к чему не прикасайся, а я спущусь и принесу лампу.

Алладин спустился и, расставив в сторону руки, осторожно, как канатоходец, двинулся по камням к каменному столбу.

А Абу, оглянувшись, увидел массивного золотого идола с вытянутыми вперед руками. Идол сжимал золотыми пальцами гигантский, как арбуз, бриллиант. Камень ослепительно сверкал и как магнит тянул к себе.

Абу оглянулся на своего хозяина, который двигался, перескакивая с камня на камень.

Наконец Алладин добрался до винтовой лестницы и принялся подниматься по скользким ступеням вверх – туда, где хранилась лампа.

По этим ступеням явно уже давным-давно никто не ходил, они поросли мхом, осклизли, и Алладину все время приходилось быть в напряжении. Ведь он мог в любой момент поскользнуться и сорваться в черную, как смола, воду озера.

Наконец он поднялся на вершину столба. Там, на каменном постаменте, в луче света, падавшем сквозь отверстие в своде, стояла неказистая с виду медная лампа. Она позеленела, а местами даже почернела.

И Алладин понял, что к ней уже тысячи лет не прикасалась рука человека.

«Наверное, ее уже давно не чистили», – подумал юноша, протянул руки и взял лампу.

Занятый лампой, Алладин не знал, что сейчас вытворяет его верная обезьянка.

А Абу, как зачарованный, все ближе и ближе подбирался к гигантскому бриллианту.

Ковер-самолет, почувствовав опасность, пытался своей кистью схватить ее за хвост и удержать, но это ему не удалось. Абу был очень решительным и строптивым и если уж что-нибудь взбредет ему в голову, то знай, он своего добьется. Пусть обрушится весь мир, но она выхватит орех с прилавка торговца, ловко вытащит кошелек. Такой уж был упрямый этот Абу.

Главным для него сейчас был бриллиант. Он даже имя свое забыл при виде сверкающего камня. Он манил ее не своей ценностью, конечно же, он привлекал его как удивительная игрушка, с которой можно поиграть. Да и золотой идол словно предлагал: возьми этот камень, схвати его, он твой, возьми его так, как держу я.

–    Так это и есть то, ради чего мы пришли сюда? – с изумлением проговорил Алладин, разглядывая неказистую лампу. – И вот эта обыкновенная лампа стояла на столь почетном месте? Удивительно, наверное, я чего-то не понимаю.

И вдруг Алладин услышал визг своей обезьянки.

Абу вырвался из объятий ковра-самолета.

Алладин только успел крикнуть:

–    Оставь, не бери камень!

Но бриллиант уже оказался в лапках обезьянки.

–    Я предупреждал! – грохотал странный голос. – Здесь ни к чему, кроме лампы, нельзя прикасаться, а ты прикоснулся к запретному!

От ужаса Абу попытался сунуть в ладони золотого идола бриллиант, но было уже поздно. Бриллиант и золото прямо на глазах изумленного Алладина и Абу стали плавиться, и золотые струи потекли в озеро.

Черная вода зашипела, и столбы пара поднялись к сводам пещеры.

–    Не видать тебе больше света дневного, не видать тебе ни луны, ни солнца, ни звезд, ты навечно останешься здесь! – грохотал голос.

Алладин только и успел, что сунуть лампу за пазуху. Площадка под ним закачалась, посыпались огромные камни и он, не удержавшись на ногах, покатился по винтовой лестнице.

Камни, летевшие со сводов, падали в озеро, вздымая фонтаны брызг.

Абу от ужаса обхватил голову лапками и стал истошно визжать. Но его визга даже не было слышно в этом грохоте и реве.

Расплавленное золото, как река, плыло в озеро и скорее всего, Алладин упал бы в кипящую воду и сварился заживо, если бы не ковер-самолет.

Он развернулся и помчался к юноше. И когда Алладин уже ни на что не надеялся и, сорвавшись, летел прямо в кипящую воду, под ним оказался ковер-самолет.

Он подхватил юношу и тот, вцепившись в его края, взмыл над бурлящей водой. Вокруг них летели камни, сыпался песок, взмывали фонтаны кипящей воды и столбы горячего пара.

Но ковер ловко лавировал, парил, делал замысловатые воздушные фигуры, уклоняясь от огромных камней.

–    Абу! Абу! – вдруг вспомнив о своем друге, воскликнул Алладин. – Скорее к обезьянке, скорее! – поглаживая край ковра, прошептал юноша.

И тот покорно выполнил его просьбу, ловко спланировав к трясущейся от ужаса обезьянке.

Алладин подхватил Абу как раз в тот момент, когда камень, на котором он сидел, исчезал уже в черной бурлящей воде.

Абу дрожал от ужаса, прижимаясь к груди хозяина.

–    Скорее! Скорее, иначе нам конец! – выкрикнул юноша, подгоняя ковер-самолет.

И тот стрелой помчался по узким переходам из пещеры в пещеру.

А буквально за ним слышался грохот падающих камней и мчался поток расплавленного золота, стремясь испепелить наглецов, вторгшихся в пещеру Али-Бабы и нарушивших ее покой.

Только чудесный ковер-самолет мог выделывать подобные воздушные трюки. Даже самая ловкая птица не могла бы с ним сравниться. Он уходил от опасности, унося своих пассажиров, спасая их от неминуемой гибели...


Колдун Джафар понял, что в глубине пещеры случилось что-то непоправимое.

«Скорее всего, Алладин прикоснулся к драгоценностям».

И колдун знал, юноше не вернуться. Но все равно вглядывался в жерло пещеры, надеясь на чудо.

И тут он заметил маленькую точку, которая стремительно приближалась.

–    Да он действительно Алмаз Неограненный, – обрадованно прокричал колдун Джафар и закричал еще громче, – скорее, скорее сюда, давай лампу, вход вот-вот закроется!

Но тут случилось непредвиденное. Огромный камень отделился от стены и полетел навстречу Алладину. Даже ковер-самолет не смог увернуться, слишком узким был проход. И огромный камень придавил одну из кистей.

Ковер замер, но Алладин успел ухватиться за выступ скалы. Он стал карабкаться вверх, к светлеющему входу, понимая, что промедление смерти подобно.

Перепуганный Абу визжал и прижимался к плечу хозяина. А ковер-самолет, придавленный камнем, упал вниз.

Джафар тянул руку к Алладину, который никак не мог взобраться на ступени обрушившейся лестницы.

–    Ну давай же мне лампу! – приказывал колдун.

–    Спаси, помоги, вытащи меня отсюда! – умолял колдуна Алладин.

Проворный Абу соскочил с плеча своего хозяина и быстро выбрался наружу.

–    Так давай же мне лампу! – продолжал приказывать колдун.

А Алладин чувствовал, что камень под его руками начинает дрожать и вот-вот сорвется, увлекая его вниз.

–    Давай мне вначале лампу, а потом я спасу тебя!

–    А почему ты не хочешь вытащить меня, а потом я отдам тебе лампу? – прошептал Алладин.

–    Не время рассуждать, давай лампу, – и Джафар перегнулся вниз, как в колодец заглядывая в жерло пещеры...


Вот задача, Алладин висит, едва удерживаясь кончиками пальцев за дрожащий камень. А под ним расплавленное золото.

Наконец, он нащупал ногой выступ, но все равно самостоятельно выбраться из пещеры не может. А перед ним протянутая рука Джафара и в ушах звучит его властный голос:

–    Отдай мне лампу, потом я вытащу тебя.

Выбор невелик: либо отдать лампу и потом Джафар, быть может, вытащит Алладина, или продолжать требовать, чтобы Джафар вначале поднял самого юношу, а уж потом отдать ему лампу.


Как же поступить Алладину, мой читатель?

Здравый смысл подсказывает, что лучше не отдавать лампу, а требовать, чтобы Джафар вытащил Алладина из ужасной пещеры. Времени на размышления не остается, вход в пещеру вот-вот закроется.


Если ты считаешь, что Алладину стоит сказать: «Сперва вытащи меня, а уж потом я отдам тебе лампу», - читай Главу 6б.


А если ты, понадеявшись на порядочность колдуна, собираешься предложить Алладину сначала отдать лампу, - читай Главу 6а.

Глава 5б

Итак, мой дорогой читатель, ты решал за Алладина, и он отказался от предложения Джафара идти в сокровищницу. Посмотрим, что из этого получилось.


И вновь Алладин оказался в темнице и с тоской во взгляде посмотрел на маленькое зарешеченное окошечко, в котором сияли крупные звезды.

«А где же Абу?» – подумал Алладин.

Руки и ноги юноши были крепко связаны веревками.

Среди прутьев мелькнула тень. Конечно же, это была обезьянка. Вскоре она оказалась подле своего хозяина.

Алладин с радостью погладил Абу, но руки были связаны.

–    Абу, – попросил Алладин, – развяжи веревки.

Тот сколько ни пытался, не мог распутать тугие узлы и попробовал пустить в ход зубы.

Здесь дело пошло на лад и вскоре, освободившись от пут, Алладин уже стоял на ногах.

В темнице было очень душно, дышалось с трудом, вокруг пищали крысы, сверкая зелеными глазами.

–    Как же нам отсюда выбраться, Абу? – спросил Алладин.

Мохнатый друг лишь горестно развел лапками.

–    Конечно, Абу, я понимаю, ты бы выбрался сквозь эти прутья, а я не смогу даже дотянуться до зарешеченного окошка. Даже если бы в нем не было решетки, вряд ли моя голова пролезла бы в него.

Но долго рассуждать Алладину не пришлось. Послышались тяжелые шаги, распахнулась дверь, и в темницу вошли стражники.

Испуганный Абу тут же взобрался на окошко и стал смотреть, что же происходит внизу.

–    Ах ты мерзавец, – сказал начальник стражи, – это же надо, освободился от пут! – и больно ударил Алладина.

Тот упал на пол и двое стражников вновь связали ему руки и ноги, но на этот раз уже не веревками, а цепями.

А затем начальник стражи закричал:

–    Палача сюда!

–    Какой палач! – взмолился Алладин. – Я ни в чем не виновен!

–    А это нас не касается, у нас есть приказ Джафара.

–    Но я же знаю, – кричал Алладин, – казни должны происходить на площади, на рассвете!

–    Таких оборванцев, как ты, можно казнить в любое время дня и ночи, Багдаду от этого станет только лучше. И не думай, что кому-то будет интересно смотреть на то, как тебе отсекают голову. Так где этот старый бездельник? – закричал начальник стражи в глубину коридора.

Оттуда послышались шаркающие шаги, и в темнице появился старый палач, который с трудом нес острый изогнутый меч.

–    Почему тебя так долго не было? – возмутился начальник стражи.

–    Не видишь, меч точил. Это ты, Мустафа, не следишь за своим оружием.

–    Какое же это оружие? С ним не пойдешь в битву.

–    А мне лишь бы был острый, – улыбнулся палач, совсем не смущаясь тем, что осужденный слушает его разговор с начальником стражи. – Вот, смотри, – палач выдернул из бороды Мустафы волос, подбросил его в воздух и подставил лезвие меча.

Волосок, едва коснувшись клинка, разделился надвое.

–    Ух ты! – воскликнул восхищенный Мустафа. – А можно подбросить этого оборванца, чтобы он упал на лезвие твоего меча.

–    Можно, но не нужно, – ответил палач, – все нужно делать по правилам. Подведите его ко мне и поставьте на колени.

Сколько ни упирался Алладин, сколько ни кричал, дюжие стражники заставили его встать на колени, а чтобы он не донимал своими воплями, ему завязали рот.

Засвистел меч, и голова Алладина скатилась к ногам палача.

Стражники и палач даже не удосужились закрыть дверь темницы. Они несли в корзине голову Алладина. Затем начальник стражи, выйдя на ночную площадь перед дворцом султана, выполняя приказ самого Джафара, водрузил голову Алладина на длинную пику и выставил на всеобщее обозрение. Надо было, чтобы все жители Багдада и заморские гости знали, нельзя нарушать закон, за это всегда ждет страшная кара.

Сердце маленькой обезьянки чуть не разорвалось от горя. Он сидел между зубцами крепостной стены у самого древка пики и горько плакал. По его морщинистой мордочке текли слезы.

Никто из горожан не видел снизу, что на стене прячется маленькая обезьянка, оплакивающая смерть своего хозяина.

А когда через две недели стражники пришли снимать голову Алладина, они нашли высохшее на солнце тельце маленькой обезьянки.

Вот так закончилась жизнь знаменитого на весь Багдад босяка Алладина и его верного друга – маленькой обезьянки Абу.


Ну что ж, дальше продолжать сказку не имеет смысла. Можно только добавить, мой дорогой читатель, что Жасмин скоро вышла замуж за заезжего принца и лишь изредка вспоминала то время, когда любила смотреть на звезды. Теперь она больше любила блеск драгоценных камней и сияние золота.

Естественно, ничего не получилось и у колдуна Джафара. Он так и не завладел волшебной лампой, не стал властелином мира, а закончил свою жизнь бесславно, уличенный султаном в обмане.

Глава 6а

Ну вот, ты и сделал выбор за Алладина. Лампа лежит у юноши за пазухой, он уперся ногами в выступ скалы и отпустил одну руку.

Смотри, что из этого получилось.


–    Ну давай же, давай же скорее лампу! – глаза Джафара хищно сверкнули.

Алладин еще мгновение колебался.

–    Давай же скорее лампу, и потом я вытащу тебя, – голос Джафара был сладким, как мед.

Алладин запустил руку за пазуху и протянул ему лампу. Рука колдуна дрожала, и тут же лампа исчезла в складках его одежды.

–    Ну скорее же, – взмолился Алладин, – вытащи меня отсюда, вытащи! – он тянул руку к Джафару.

И тут колдун громко рассмеялся.

–    Я обещал тебе награду, юноша, и ты ее получишь.

Джафар схватил Алладина за руку и немного подтащил к выходу.

–    Ну помоги же мне, помоги, – молил Алладин.

Обезьянка Абу, видя, что Алладин никак не может выбраться из пещеры, тоже подбежал к жерлу и, ухватившись лапами за руку Джафара, принялся помогать ему вытаскивать Алладина.

Но тут случилось следующее.

В правой руке Джафара сверкнул кривой кинжал.

–    Я обещал тебе награду, – рассмеялся колдун, – так получай ее, она будет вечной.

Глаза Алладина округлились от ужаса, из груди вырвался немой крик. Кинжал сверкнул и, описав дугу, застыл, готовый вонзиться в горло Алладина.

Абу пискнул и самоотверженно бросился защищать хозяина. Его маленькие зубки впились в руку Джафара.

Колдун закричал и разжал пальцы. Кинжал, сверкнув, исчез в огненном жерле пещеры.

Алладин сорвался в пропасть.

Джафар взревел, схватил Абу за шиворот и швырнул его вслед за хозяином.

–    Так погибай же там! – кричал Джафар.

И тут же каменная голова чудовища заходила ходуном, загрохотали камни, и пасть чудовища закрылась.

А голова с потухшими глазами мгновенно ушла под землю.

Джафар стоял на вершине бархана, торжествуя.

–    Ну вот, лампа в моих руках, я всесилен! На-конец-то сбылась моя мечта, я властелин мира.

Он воздел руки к небу и расхохотался. Его дьявольский хохот разлетелся над онемевшей от ужаса пустыней.

–    Ну вот, я и властелин, – хохотал Джафар, запуская руку в складки одежды. – Но что это? – тут же встревожился колдун, – где она? Я же точно держал ее в руках? Где моя лампа? Где лампа?

Колдун опустился на колени и стал разгребать руками песок.

–    Может быть, она упала, и я втоптал ее?

Но наконец он понял, что лампа бесследно исчезла.

Он горько вскричал, заламывая руки.

–    Будьте прокляты небеса, будь проклято ты, сокровище, будь проклят ты, Алладин!

И он завыл так, как воют шакалы в безлунную ночь.


Но Алладин уже не мог слышать этого горестного крика колдуна. Он летел вниз, с ужасом глядя в глубину жерла.

Абу, кувыркаясь, летел следом за ним.

Ни юноша, ни его верная подруга ничего не могли поделать.

Зато их мог спасти ковер-самолет. Но он лежал на дне пещеры, придавленный тяжелым камнем. Он рвался изо всех сил, старые нитки трещали и если бы земля не вздрогнула, и камень не сдвинулся сам собой, ковру никогда бы не вызволиться из-под него.

Лишь только ковер-самолет ощутил себя свободным, он тут же стремительно взмыл вверх и понесся навстречу падающим Алладину и Абу.

Он бережно подхватил юношу, затем поймал своим краем обезьянку, обернул их собой и плавно спустился на дно пещеры. Он положил потерявшего сознание Алладина возле большого камня и стал ждать, когда же тот придет в себя.

Но первым пришел в себя Абу. Он изумленно огляделся по сторонам, стараясь припомнить, как оказался в пещере, а затем первое что сделал, это проверил, на голове ли его бархатная феска.

Немного успокоенный тем, что шапочка оказалась на голове, Абу стал тормошить Алладина. Он делал это так, как делал каждое утро. Он щипал Алладина за ухо, таскал его за волосы, но если обычно юноша тут же поднимался, то теперь он только слабо постанывал и не открывал глаз.

И тут на помощь обезьянке пришел ковер.

Он осторожно приподнялся и прислонил Алладина к стене, а затем принялся обмахивать его своими краями.

Наконец, юноша открыл глаза и глубоко вздохнул. Но тут же страшная боль пронзила ему в виски. Он покрутил головой и сжал голову руками, а затем с тоской посмотрел вверх – туда, где мрачным каменным сводом нависала скала, закрывшая вход в пещеру.

– Мы пропали, – прошептал Алладин.


А в это время во дворце султана происходило следующее.

Жасмин сидела в своих покоях. Возле ее ног устроился тигр. Он пытался развеселить девушку, лизал ее руки, стучал хвостом по мраморным плитам пола, щекотал ее своими длинными усами.

Но ничто не могло развеселить Жасмин. Девушка лишь отмахивалась от своего друга и горько плакала.

Старый султан, не дождавшись, пока Жасмин сама придет к нему, решил отправиться к ней. Он тихо прошел в опочивальню, прозрачно зазвенели хрустальные подвески за его спиной.

Жасмин вздрогнула и обернулась.

–    Дочь моя, что с тобой? Скажи мне, чем ты так удручена? – старый султан опустился на скамейку рядом с Жасмин.

Девушка сделала над собой усилие и перестала плакать.

–    Отец, – произнесла она, голос ее дрожал.

–    Что такое, дочь моя?

–    Джафар... – вымолвила Жасмин и всхлипнула.

–    Мой тайный советник?

–    Да, он совершил подлое дело.

–    Не может быть! Он так предан мне и всегда справедлив. Я даже разрешил действовать ему от своего имени.

–    Отец, он подлый человек.

–    Да что такое случилось, можешь ты рассказать толком?

Слезы покатились по щекам девушки, она не смогла сдержать их.

Султан обнял девушку за плечи и склонился к ней.

Жасмин наклонила голову.

–    Но объясни же мне, что случилось?

–    Я не могу, мне хочется плакать.

–    Ну тогда я не смогу узнать, что случилось.

Жасмин вытерла слезы шелковым платочком и попыталась улыбнуться отцу.

–    Я знаю, ты добрый, но подлые люди иногда пользуются твоей добротой.

–    Расскажи мне, дочь моя, и я накажу виновных.

И Жасмин стала рассказывать о том, что мучило ее сердце.


А Алладин, глядя на сомкнувшийся каменный свод, погрозил кому-то невидимому кулаком и зло выкрикнул:

–    О, двуличный сын шакала, не знаю, кто ты на самом деле, но ты подлец и обманщик и из-за тебя я вновь оказался в заточении.

Абу не потерял присутствия духа и решил развеселить своего хозяина.

–    Не время сейчас, Абу, для веселья, – погрустнел Алладин. – Мы пропали. К чему нам золото, собранное в пещере, если мы не сможем выбраться наружу? И все из-за какой-то глупой медной лампы. Зачем она только ему понадобилась?

Ковер свернулся в трубку и улегся у ног Алладина.

–    И зачем этому мерзавцу понадобилась эта злосчастная лампа? Он скрылся с ней, и мы никогда не узнаем ее тайну.

Абу радостно вскрикнул и стал танцевать перед своим хозяином.

–    Да уймись же ты, Абу, и без тебя тошно.

Загнув свой хвост вопросительным знаком, Абу подпрыгнул на месте и вытащил из-за спины позеленевшую от времени медную лампу и протянул ее Алладину.

Тот грустно улыбнулся.

–    Ах ты, мохнатый воришка, никак не можешь бросить своих привычек. Даже перед лицом смерти ты не оставила своих проказ. И как только тебе не стыдно воровать? Хотя этот злобный колдун заслуживает и худшей участи.

Алладин бережно принял лампу и от нечего делать принялся ее рассматривать.

Абу вновь погрустнел и уселся на скрученный в трубку ковер.

Свет в пещере медленно мерк.

–    И зачем только ему нужна была эта старая лампа? Было бы в ней хотя бы масло, мы зажгли бы ее и сидели при свете, а так скоро здесь станет темно, и мы больше не сможем видеть друг друга Абу, – сказал Алладин.

Он рассматривал лампу, крутил ее, пытался заглянуть внутрь. Но что-то прочно удерживало крышку, не давая ее снять.

А затем он увидел следы каких-то странных надписей.

–    Интересно, что на ней написано? Может, удастся разобрать? – пробормотал Алладин и поднес лампу поближе к глазам.

Но из-за плотной зеленой патины нельзя было прочесть отчеканенную надпись. Тогда Алладин поплевал на лампу и краем одежды стал чистить выпуклый бок.

И здесь произошло что-то странное.

В лампе раздался легкий стук, как будто кто-то сидел в ней и просился наружу.

Алладин замер.

Стук повторился. Лампа вспыхнула в руках юноши ярко-красным сиянием и осветила всю пещеру до самого дальнего уголка. Из носика лампы, куда обычно вставляется фитиль, потянулась тонкая струйка дыма.

Алладин принюхался. Пахло чем-то очень знакомым и приятным. Струя дыма становилась все плотнее и плотнее и стала вырываться наружу со свистом.

Абу, до этого с интересом смотревший на лампу, испугался и отскочил в сторону. Ковер на всякий случай откатился к большому камню.

Алладин схватил лампу и почувствовал, какая она стала горячая. Сияние все разрасталось. Теперь к дыму уже примешивался огонь.

Юноша поставил лампу на землю, и, отбежав к стене, замер, следя за тем, что происходит.

Абу жалобно запищал и посчитал нужным спрятаться за камень. Ковер тоже откатился подальше от огнедышащей лампы.

А из нее продолжал валить дым, выскакивали искры, рвался наружу огонь и слышался странный внутренний гул. Дым, выходящий из лампы, собрался под сводами и становился все гуще.

Алладин задрал голову.

–    Не может этого быть, – пробормотал он.

Но клубы дыма явственно собирались в очертания странного гигантского существа, лишенного ног. Уже просматривалась голова с заостренными ушами и крючковатым носом, в котором болталось кольцо, уже прорисовывались глаза, сверкавшие огнем, мощная шея, широкие плечи и огромные руки.

Дым перестал валить из лампы, она закачалась и повалилась набок.

А гигантское существо, собранное из дыма, приобрело плоть. Над Алладином завис гигант, непонятно каким образом держащийся в воздухе.

–    Ты кто?! – воскликнул Алладин.

–    Я – джин, – раздался грохочущий голос, и тут же со сводов пещеры посыпались камни.

Алладин прикрылся рукой.

–    Не бойся, – воскликнул джин и подхватил в свою огромную ладонь все сорвавшиеся камни, а затем аккуратно положил их к ногам Алладина и сладко потянулся, – Когда десять тысяч лет просидишь в этой лампе, то поневоле скрутишь себе шею, – и джин завертел головой, а затем, вцепившись в нее руками, принялся вращать ее как арбуз, лежавший на прилавке.

Наконец он установил голову на плечах как следует и блаженно прикрыл глаза.

–    Как хорошо на воле, ничто на тебя не давит и не мешает двигаться! – он воздел свои огромные руки и зазвенел своими двумя браслетами, большими, чем колеса арбы. – А что это я все про себя, да про себя, – спохватился джин и добродушно улыбнувшись, обратился к юноше, – как тебя зовут?

–    Алладин, – испуганно ответил парень и на всякий случай попятился.

Ковер, уже немного осмелев, вылез из-за камня и вплотную подошел к джину.

Абу, видя, что ничего страшного пока не произошло, подбежал и обнял за ногу своего хозяина.

–    Алладин, – прогрохотал джин, – какое красивое имя, никогда еще у меня не было хозяина по имени Алладин. Все какие-то Махмуды да Сулейманы попадались, а тут Алладин.

Юноша нагнулся, поднял лампу и попытался найти объяснение происходящему. Он потряс головой.

–    Наверное, я слишком сильно ударился при падении и это все мне кажется.

–    Ты думаешь, я тебе снюсь? – расхохотался джин. – Нет, все происходит на самом деле. Посмотри, какой я реальный, – и джин опустил свою гигантскую ручищу к самым ногам Алладина.

Юноша прикоснулся пальцем к синеватой коже джина и тут же отдернул руку: джин был холодным, как лед.

–    Значит, мне это не снится?

–    Конечно нет.

–    Значит, это происходит наяву?

–    Какие сны, Алладин, я десять тысяч лет просидел в этой проклятой лампе, и ты вызволил меня из нее. И теперь я твой покорный слуга, самый преданный, самый верный.

Абу ревниво посмотрел на джина и сильнее прижался к ноге хозяина. Ему не хотелось, чтобы у Алладина появился еще один верный друг, ведь тогда он меньше внимания будет уделять ему.

И только тут джин заметил ковер-самолет.

–    О, коврик, сколько мы с тобой не виделись!

Коврик обрадованно взмыл вверх и прикоснулся к гигантской ладони джина, приветствуя его.

Алладин догадался, что ковер-самолет и джин старые знакомые. И он поверил в то, что все происходящее с ним – реальность.

–    Всем ты хорош, Алладин, – рассмеялся джин, – только вот маловат. Мой предыдущий хозяин был потолще. Хозяин есть хозяин и его нужно уважать.

–    Ты сказал – хозяин? – переспросил Алладин.

–    Ну конечно, ты что, еще не понял, что я твой покорный слуга? Ты же вызволил меня из лампы и поэтому стал моим хозяином.

Алладин улыбнулся и пожал плечами, еще до конца не поняв, какие возможности перед ним открываются. Он конечно же слышал историю о джинах, но видеть настоящего джина ему никогда не приходилось. И конечно же, он раньше не верил сказкам, услышанным на базарной площади от заезжих купцов.

–    Так значит, ты, джин, мой слуга, а я – твой хозяин.

–    Разумеется, и я должен выполнять твои желания.

–    Я могу приказывать тебе все, что угодно?

–    Не совсем так, ну, почти все. Главное, чтобы желаний было три. И ты мне Алладин нравишься, поэтому я хочу предостеречь тебя от необдуманных желаний. Ведь все люди обычно потеряв от счастья голову, заказывают всякие глупости. Один из моих предыдущих хозяев, находясь в пустыне, вызволил меня из лампы и тут же заказал кувшин воды, вместо того, чтобы пожелать мне перенести его к реке. Выпив этот кувшин, он заказал еще один и еще. И вот, посчитай, Алладин, сколько уже он использовал желаний?

Алладин, загибая пальцы, посчитал:

–    Три.

–    Вот и все, пришлось оставить его в пустыне. Не знаю, что потом случилось с этим дураком. Потом у меня была целая дюжина хозяев таких же глупых, как и этот, и никому выполнение желаний не принесло счастья. Последним моим хозяином был Али-Баба, так я и попал в пещеру.

–    Ну и ну, – воскликнул Алладин, – я-то думал, Али-Баба, джин, Дэвы – это все сказки.

–    Так откуда же тогда взялись эти сокровища? – джин развел руками в стороны, коснувшись одновременно двух стен пещеры.

–    Осторожнее, – предостерег его Алладин, – камни имеют обыкновение неожиданно падать на голову.

–    Со мной ты можешь ни о чем не беспокоиться, я обязан охранять тебя.

И джин оглушительно хлопнул в ладоши, а затем принялся демонстрировать своему новому хозяину свои безграничные возможности. Все происходило как в страшном видении.

Джин рассыпался на тысячи сверкающих осколков, потом вновь собирался перед Алладином и изумленной обезьянкой. Появлялись гигантские столы, уставленные всевозможными яствами, появлялись принцы и султаны, эмиры и шейхи, лошади всевозможных пород и мастей, прекрасные танцовщицы. Все это проносилось, вертелось, появлялось и исчезало.

Не успевал Алладин прикоснуться к пище, как та исчезала, не успевал юноша дотронуться до ручки кувшина с вином, как золотой кувшин растворялся в воздухе, оставляя после себя щекочущий аромат. Все мелькало и двигалось, вертелось, летело, падало, ни на минуту не прекращая движение.

Испуганный Абу вскочил на плечо Алладину и прижался к щеке.

– О, всемогущий! – прогрохотал джин своим громоподобным голосом, – я могу все. Вернее, не все, а почти все.

–    Неужели ты что-то не можешь, что-то тебе не подвластно? – задал вопрос Алладин.

Джин смутился, потупил взгляд и сделался такого же роста, как и Алладин. Он даже выглядел точь-в-точь как Алладин, и юноше показалось, что он видит свое отражение в зеркале. Только отражение было почему-то голубоватого цвета.

Алладин протянул руку и прикоснулся к плечу.

–    Да, если честно признаться, я могу не все и это меня немного угнетает, не дает мне спокойно спать. Но так уж заведено у джинов, если бы они могли все, то не сидели бы взаперти, не сидели бы в этой лампе.

–    Так ты говоришь, просидел в ней очень долго?

–    О, да, я чуть не умер с тоски, десять тысяч очень долгих лет, когда каждая минута, каждое мгновение кажутся долгими, как века. И честно признаюсь, я даже не думал, что когда-нибудь выберусь на свободу. А теперь я счастлив, – и джин стал танцевать.

Он вертелся, подскакивал, размахивал руками, отбивал чечетку. Неизвестно откуда в его руках появился барабан, и он принялся колотить в него, оглашая пещеру грохотом и приглашая Алладина принять участие в этих безумных плясках.

Но Алладин мешкал. А вот Абу не испугался. Он ловко заплясал вместе с джином.

–    О, маленькая обезьяна, – кричал джин, – ты славно танцуешь!

Абу кувыркался через голову, повторяя все движения джина.

–    А еще я могу, смотри... – и от одной стены к другой протянулась сверкающая струна.

Джин взлетел на нее и ловко прошелся от стены к стене.

Абу хотел повторить этот трюк, струна тут же исчезла, и он шлепнулся прямо на землю. А затем немного обиженно посмотрел на джина.

–    То, что может джин, не может никто, – сказал гигант, клубясь где-то под самыми сводами пещеры.

Абу поднял свою драгоценную феску и водрузил на голову.

–    Не расстраивайся, моя дорогая верная подруга, – погладил по спине Абу Алладин.

А джин продолжал рассыпать всевозможные любезности и комплименты своему новому хозяину, восхваляя его так, как не превозносят даже султана.

–    Может быть, ты хочешь денег, золота, бриллиантов? – спросил джин, и не дождавшись ответа, высыпал перед Алладином целую гору сверкающих камней. – А может, тебе нравится серебро и жемчуг? Так вот, пожалуйста, – из ничего появилась огромная груда сверкающих жемчужин, огромная, как гора фасоли на багдадском базаре. – А может быть, ты желаешь увидеть Багдад с высоты птичьего полета? – и тут же появились виды Багдада, и у Алладина даже дух захватило, ему показалось, что он парит высоко над городом, над минаретами, над куполами, над узкими улочками.

Он вспомнил о принцессе Жасмин и хотел заглянуть в окно дворца султана, но видение тут же исчезло.

Алладин недовольно поморщился.

–    Так загадывай же скорее свое желание, как можно скорее! Только хорошенько подумай, не спеши.

Алладин обхватил голову руками и задумался. Абу тут же повторил движение хозяина.

–    Но ты говорил, что кое-чего не можешь, и меня больше интересует то, чего ты не можешь совершить, чем то, что ты можешь.

Джин вновь стал маленьким и сел на камень рядом с Алладином.

–    Мне стыдно в этом признаваться, но действительно, кое-чего я не могу.

–    Так чего же? Говори скорее, а то я придумаю такое желание, которое ты не сможешь выполнить и оно пропадет зря, я напрасно буду ломать голову.

Джин вскочил на ноги и вновь превратился в клубы дыма, вознесясь под самые своды пещеры.

–    Самое странное, что я такой всесильный и могущественный, не могу никого убить.

–    Как это не можешь?

–    Не могу да и все. Меня никто этому не учил, да такому джину, как я, не положено никого убивать.

–    Но ты же такой сильный, ты можешь, например, разрушить город, завалить камнями...

–    Нет-нет, этого я не могу делать и выкинь это из головы. Город, конечно, я могу разрушить, но все останутся живы.

–    Ты что, не можешь уничтожить даже плохого человека?

–    Не могу, – завертел головой джин, – хоть убей меня, не могу, – его голова совершила еще три оборота, затем джин схватил ее руками и водрузил на место.

–    Что ты не можешь еще сделать для своего хозяина?

–    Вот это, наверное, тебе будет слышать неприятно.

–    Говори, не тяни, – прокричал Алладин.

–    А чего ты на меня кричишь? Я и так прекрасно слышу, ты можешь даже не говорить, а если захочу, – прихвастнул джин, – могу догадаться о твоем желании.

–    Тогда не тяни и скажи, что ты не можешь делать еще.

–    Я не могу заставить кого-нибудь влюбиться в тебя.

–    Как это? Что же здесь сложного?

–    Казалось бы, здесь нет ничего сложного, казалось бы, это проще простого, но я не могу проникнуть в душу человека, проникнуть в его сердце и приказать ему любить вот этого человека. Это выше моих сил.

Алладин с досадой поморщился.

–    Так что, парень, забудь о любви, я не могу ее тебе дать.

–    Ну ладно, – Алладин поднялся, – надеюсь, это все?

–    Нет-нет, – джин опустил огромную ручищу с тремя растопыренными пальцами, – есть еще одна вещь.

–    Какая?

–    Я не могу воскрешать мертвых и не могу создавать нового джина.

–    Ты не можешь? Но ведь ты только что предстал передо мной в десяти обличьях.

–    Это все шутка, это все фокус. Джины, как и люди, любят всевозможные чудеса и фокусы. Это обман, это оптический обман. Тебе всего лишь казалось, что джинов десять или двадцать, на самом же деле это был я один, умноженный эфиром.

–    Оказывается, ты много чего не умеешь...

–    Разве это много? – обиделся джин, но тут же развеселился. – Зато ты даже не можешь себе представить, как много я могу сделать.

–    Ну, ты мне уже показывал.

–    Я тебе показал не все, а только маленькую часть своих талантов, и сейчас, Алладин, ты должен выбрать.

–    Выбрать что?

–    Ну, выбрать желания, – прогрохотал джин, – или хотя бы для начала одно, и я его тут же исполню.

–    Правда, исполнишь? – почесал затылок Алладин и взглянул на Абу, будто бы тот мог подсказать хозяину, какое первое желание загадать, чем озадачить джина.

Но Абу пожал плечами и стал теребить кончик своего хвоста, изобразив очень задумчивый вид.

– Абу, придумай же что-нибудь! – не зная, с чего начать, сказал Алладин.

Абу никак не отреагировал на просьбу своего хозяина. Он продолжал играть со своим хвостом, завязывая его на узел.

Алладин задумался. Конечно же, у него было множество желаний, но ожидать того, что джин исполнит их все было бесполезно. Ведь джин пообещал, что исполнит всего три. Какие выбрать? Желаний много, а загадать можно только три.

Алладин загнул сначала один палец, потом второй, потом третий.

Абу повторил движения хозяина.

–    Э, да я вижу, у вас шесть желаний, – прогрохотал джин.

–    Как шесть? – изумился Алладин.

–    Три у тебя, три у твоей обезьянки.

–    Я думаю, мы с ним договоримся, – воскликнул Алладин и усадил Абу себе на колени. – Договоримся?

Абу кивнул кивнул...


Ну вот, читатель, вновь Алладин оказался перед выбором. К тому же, выбирать есть из чего. Но выполнить можно только три желания. Какое же загадать первым?

Ведь не успеешь досчитать до трех, как возможности джина иссякнут, и ты не сможешь насладиться другими желаниями.

Итак, какое же загадать первым?

Во-первых, можно поесть. Алладин страшно голоден. А думать на голодный желудок не так уж удобно.

Ну что ж, решение как решение, если ты считаешь, Алладину следует сказать: с Джин, накрой мне стол со всевозможными яствами», тогда переходи к Главе 7с.


Я понимаю, самым главным для Алладина является желание стать свободным. Но что настораживает, первое желание, пришедшее в голову, не всегда самое лучшее.

Итак, если ты считаешь, Алладину следует сказать: «Джин, вынеси меня на волю», читай Главу 7б.


А может, тебе пришло в голову совсем уже невероятное желание. Наверняка ты сам задумывался над тем, чтобы тебе загадать, будь у тебя в руках лампа.

Беда обладателя лампы в том, что желаний всего три.

А вдруг ты поразмыслил таким образом: а что, если самому стать джином и тогда ты сможешь выделывать то же самое, что и обитатель лампы? Он же продемонстрировал неограниченные возможности. Если тебя прельщает перспектива стать джином, то скажи вместо Алладина: «Я хочу стать джином», и обитатель лампы тут же исполнит твою просьбу.

В таком случае, читай Главу 7а.

Глава 6б

Значит, мой дорогой читатель, ты решил, что Алладин должен держаться твердо и не поддаваться на уговоры гнусного волшебника Джафара, даже не взирая на то, что его жизни грозит опасность.

Посмотри, что из этого получилось.


Джафар тянул свои крючковатые пальцы к Алладину. Тот силился дотянуться, чтобы ухватиться за руку колдуна.

Джафар продолжал шептать:

–    Лампу, лампу!

–    Нет, ты вытащи меня, потом получишь лампу.

–    Дай лампу, ты же сорвешься, глупец, ты все погубишь!

–    Это мое дело, – прокричал Алладин, решив стоять до конца и не поддаваться на уговоры колдуна.

–    Шайтан с тобой! – прохрипел Джафар и заглянул вниз.

Внизу кипела огненная лава расплавленного золота и подбиралась к ногам Алладина. Еще немного, и он сгорит заживо, и лампа сгорит вместе с ним.

Колдун что было силы схватил руку Алладина и потащил его наверх.

Наконец, изнуренный юноша оказался наверху.

–    Ну вот, я выполнил твою просьбу, – прохрипел, пытаясь отдышаться Джафар, – теперь отдай лампу.

–    Ах ты гнусный колдун, ты хотел меня погубить!

–    Что?! – заревел Джафар, выхватил кривой кинжал и занес его над Алладином.

Юноше ничего не оставалось делать, как только наброситься на колдуна и столкнуть его в зияющее жерло пещеры, в котором уже клокотало расплавленное золото.

–    Кто вновь потревожил мой покой? – проговорила каменная голова и пасть сомкнулась, земля задрожала, и голова чудовища исчезла в песке.

Еще какое-то время над воронкой клубился дым. Но вскоре налетел ветер, и дым рассеялся.

Джафар был погребен на дне сокровищницы Али-Бабы в расплавленном золоте.

Алладин вздохнул с облегчением. Только сейчас он почувствовал страшную усталость и опустился на песок.

Жалобно скуля, Абу подполз к нему и улегся у его ног.

–    Ну вот, Абу, все и кончилось, – промолвил Алладин и хлопнул себя по груди.

На песок выпала позеленевшая старая медная лампа.

Алладин небрежно поднял ее, осмотрел со всех сторон.

–    Из-за этой безделушки мне пришлось рисковать жизнью. Не стоит она этого, был бы в ней хотя бы фитиль, было бы налито масло, тогда я отнес бы ее домой и она светила бы мне по вечерам. А так ее даже не продашь на базаре за ломаный грош. А тащить ее мне не хочется. Правильно я говорю, Абу?

Абу почему-то покрутил лапкой у виска.

–    Ах, Абу, ты говоришь, только дурак мог послать меня в пещеру за этой лампой? Я с тобой согласен. И только дурак мог согласиться рисковать своей жизнью из-за такой безделицы. Ну ее к шайтану.

Осерчав, Алладин широко размахнулся и швырнул лампу к подножию бархана.

Юноша еще какое-то время сидел на песке. Дул сильный ветер, песок пересыпался через гребень, и вскоре лампа исчезла под слоем горячего песка.

–    Ну что, хватит сидеть, пойдем, – Алладин хлопнул себя по колену, – хоть Багдад и далековато, – он взглянул на светлеющий горизонт, – но мы, надеюсь, доберемся с тобой туда к вечеру и сможем выспаться, хотя вряд ли нам удастся сегодня разжиться хотя бы кусочком хлеба.

Алладин запустил руку в складки одежды и извлек два облепленных песком финика.

–    На тебе, Абу, а второй съем я сам.

И хозяин, и его обезьянка потащились по песку к виднеющемуся на горизонте Багдаду.

Добрались они туда уже на закате. Ворота города оказались запертыми, и стража не пустила Алладина. Пришлось ему ночевать под городской стеной среди таких же неудачников, как и он сам.


А утром, с купеческим караваном он вошел в город.

Там повсюду царила радость и веселье. Ему сообщили на базаре, что вчерашним утром появился в городе очередной жених принцессы Жасмин принц Багир из Валенсии. И никто не мог объяснить решение принцессы, разве что сам Алладин. Она беспрекословно подчинилась отцу и согласилась выйти замуж за принца. Но поставила одно условие: торжеств в Багдаде не будет, и она уедет вместе с принцем из Багдада.

Султану ничего не оставалось, как покориться решению дочери.

И еще одна новость будоражила умы жителей Багдада: куда-то бесследно исчез тайный советник султана злой Джафар. Но, по правде говоря, в Багдаде мало кто жалел об его исчезновении, скорее всего, это была еще одна радость для жителей.

Горевал только попугай Яго. Теперь некому было кормить его подсоленными орешками и засахаренными цукатами. Он, нахохлившись, сидел на ветке в саду султанского сада, и старый султан время от времени обращался к нему с каким-нибудь вопросом. А попугай голосом тайного советника Джафара давал ему советы.


Вот так, дорогой читатель, иногда один единственный поступок круто изменяет жизнь человека или же, наоборот, не изменяет ее, и она продолжает идти по накатанной колее, не принося с собой ничего нового. И каждый прошедший день становится похожим на последующий, как одна песчинка похожа на другую.

Благодаря твоему решению Алладин прожил жизнь в одиночестве, которую немного скрашивала обезьянка Абу.

Глава 7а

Как оказалось, читатель, тебе мало исполнения трех желаний, тебе хочется, чтобы исполнялся любой твой каприз. А такого не бывает.

Посмотри, что получилось, когда Алладин воскликнул: «Хочу быть джином!»


–    Хочу быть джином! – воскликнул Алладин. – Вот мое первое желание.

Джин загадочно улыбнулся.

–    Ты хорошо подумал, Алладин?

–    Конечно, я всегда думаю, прежде чем делаю.

–    Посмотрим, – пробормотал джин, – мое дело подневольное, я должен выполнить твое желание. Но учти, Алладин, за последствия я не отвечаю.

–    Что-то ты слишком осторожничаешь, наверное, не думал, что я придумаю такое хитрое желание, – возгордился собственной хитростью Алладин.

–    Тебе кажется, что оно хитрое, а на самом деле... Может, ты хорошо поразмыслишь и откажешься?

Алладин задумался.

«Нет, я все продумал, – сказал сам себе Алладин. – Если он не хочет выполнять это желание, значит, чувствует, какой подвох я ему приготовил. Теперь мне не понадобятся никакие джины, я сам смогу выполнять свое желание, делать все, что захочу. К тому же, джинам не нужно ни еды, ни питья, они могут переноситься на любые расстояния, делать все, что им заблагорассудится».

–    Да, я хорошо решил, – выкрикнул Алладин, – исполняй мое желание!

Джин улыбнулся еще шире.

–    Учти, ты сам этого хотел.

Джин хлопнул в ладоши. Тут Алладин почувствовал, как его тело наполняется силой, как он раздувается, его голова упирается в свод пещеры.

–    Я джин, – захохотал Алладин, – я всемогущ, я могу делать все, что угодно! – и он потряс своими могучими руками.

И тут он услышал, как на них зазвенели золотые браслеты размером с колесо арбы каждый.

–    Ты стал джином, – услышал он голос и повернул голову, но голос звучал повсюду.

–    Да, я джин.

–    Раз джин, значит, полезай в лампу, – и послышался раскатистый смех. – Получив силу, ты становишься пленником лампы.

–    Я не хочу! – закричал Алладин, когда почувствовал, что его тело сжимается, превращается в дым и втягивается в узкий носик старой лампы. – Не хочу, не хочу! – кричал Алладин. – Ой! Ой, не надо, мне тесно!

И тут вокруг него стало темно, лишь где-то в отдалении маячил тусклый свет. И только тут Алладин сообразил, что это носик лампы, через который его втянуло внутрь.

–    Теперь тебе придется, – прозвучал голос, – может быть, десять тысяч лет ждать, пока появится другой Алмаз Неограненный, который сможет войти в пещеру и выйти из нее, унеся с собой лампу. Может быть, он потрет ее и тогда вызволит тебя из неволи. Но все равно, ты останешься его рабом. Ты сменишь множество хозяев и не каждый из них будет хорошим человеком. Тебе придется творить злые дела, ты сам захотел этого.

Голос смолк.

Алладин чувствовал, как стены лампы сжимают его огромное тело. Он не мог ни пошевелиться, ни выпрямиться, ни даже вздохнуть.

И тут он услышал попискивание обезьянки. Он бегал возле лампы, пытаясь понять, куда же запропастился его хозяин. Он тряс лампу, пыталась поднять крышку, но та держалась крепко. Затем Абу подул в носик лампы, затем засунул пальчик в носик лампы, и Алладин едва не задохнулся.

«Даже если он потрет лампу, – подумал Алладин, – ничего не произойдет, она подвластна только человеку».


Вот что случилось с Алладином, когда он принял решение стать джином.

Глава 7б

А вот что произошло, когда он уже было открыл рот, чтобы сказать джину: «Вынеси меня из этой пещеры».

Ты бы так и сказал, мой читатель. Конечно же, что может быть дороже свободы, за нее не жалко отдать даже одно желание.

А вот Алладин был немного похитрее тебя. Он чуть было не бросил спасительную фразу: «Джин, вынеси меня из пещеры», но вовремя успел закрыть рот. Нет, он не отказался от своего желания, он только решил немного схитрить.


–    Чего ты, Алладин, то открываешь рот, то закрываешь. Я уже готов был выполнить твое желание, – сказал джин.

–    Я передумал, – сказал Алладин, – я что-то не очень доверяю тебе.

–    Почему?

–    Ну что это за джин, который не может даже воскресить человека из мертвых, не может заставить девушку полюбить парня.

–    Я всемогущий, – обиделся джин.

–    Да какой ты всемогущий, – и Алладин подмигнул Абу, – кажется, нам придется обойтись без его помощи, самим отыскать выход из пещеры, – Алладин заложил руки за спину и не спеша направился в дальний угол пещеры. – Идем-идем, мой мохнатый друг, этот джин ничем нам не поможет.

– Да я... да я... – джин принялся колотить себя кулаками в грудь, от чего стены пещеры заходили ходуном, – да я могу все!

Алладин остановился и смерил джина презрительным взглядом.

–    Ты подумай, юноша, ты же сам потер лампу, вызвал меня из небытия, а теперь отказываешься от моих услуг?! Такого еще не бывало, чтобы кто-то отказался от услуг всемогущего джина. Э, нет, парень, так не пойдет, – джин наклонился, сгреб Алладина в кулак и поднес к самому своему носу. – Это я-то не могу отыскать выход из пещеры? – закричал джин и вдруг стал такого же роста, как и Алладин.

Все они вместе, и джин, и юноша, и Абу оказались стоящими на летающем ковре.

–    Не веришь мне, так я тебе сейчас продемонстрирую.

Джин гордо выпятил грудь и прикрикнул на своих спутников:

–    Крепче держаться!

И Алладин, и Абу вцепились в края ковра, а джин выпустил из своих глаз сноп искр.

–    Вперед!

Ковер-самолет рванулся с места и взмыл к самому своду пещеры.

–    Мы разобьемся! – закричал Алладин.

Они стремительно неслись к скале.

–    Ха-ха, – захохотал джин, – для меня нет ничего невозможного!

Скала оказалась не такой уж страшной и неприступной, как выглядела снизу. В ней была узкая расщелина, в которую и устремился ковер-самолет.

Внезапно Алладин почувствовал, что они находятся на открытом воздухе и открыл глаза. Звезды, казалось, находятся буквально рядом, протяни руку, и ты соберешь их с черного бархата неба.

Если бы в это время какой-нибудь путник смотрел на ночное небо, он увидел бы удивительное зрелище. По небу неслась комета с огненным хвостом. Но самым удивительным было другое: эта комета мчалась не с неба к земле, а наоборот. Она вырвалась из глубины земли и неслась к звездам.

Абу открыл на мгновение глаза и тут же зажмурился и прижался к своему хозяину.

–    Не бойся, не бойся, Абу, – погладил обезьянку Алладин.

Алладин подставлял разгоряченное лицо свежему ветру и радовался тому, как он ловко провел джина, заставив его исполнить одно из своих желаний задаром.


А во дворце султана происходило следующее.

В тронном зале находились султан, принцесса Жасмин, а перед ними стоял, склонив голову, тайный советник Джафар. На его плече покачивался попугай Яго, вращая глазами в разные стороны, зорко следя и запоминая все, что происходит на его глазах.

–    Джафар, – выговаривал своему тайному советнику султан, – если бы ты не служил мне верой и правдой много лет, я изгнал бы тебя из дворца.

–    Но, мой повелитель, – прошептал дрожащим голосом тайный советник, не поднимая глаз.

–    Молчать! – ударил султан кулаком по колену. – Когда говорит султан, все должны молчать, никому не дано право перебивать его!

–    Но я же советник и если буду молчать, то не смогу дать совет.

Султана это явно озадачило. Он поправил тюрбан, почесал затылок и заговорил еще более грозным голосом.

–    Так вот, Джафар, запомни. Прежде, чем выполнить приговор и обезглавить преступника, ты должен будешь советоваться со мной.

–    Мой султан, – воскликнул Джафар, – но ведь преступников так много, что у тебя не хватит времени обсуждать судьбу каждого.

–    Это мое дело, – ответил султан и гордо посмотрел на принцессу, как бы давая понять дочери, что он очень строг со своими подданными, и что он принял к сведению ее упреки.

Жасмин же продолжала смотреть на тайного советника султана явно недоброжелательно.

И тогда султан взял свою дочь за руку, подозвал к себе Джафара и сказал:

–    Ты должен извиниться перед моей дочерью, и тогда она простит тебя. Ведь у нее очень доброе и кроткое сердце.

Джафар склонился перед Жасмин и пробормотал извинение.

–    А теперь, я считаю, недоразумение исчерпано. Что там голова какого-то оборванца, их так много в моем государстве...

Но Жасмин эти слова задели.

–    Отец, – воскликнула девушка, – но ведь тот юноша был очень смел и ни в чем не виновен!

–    Я же говорю тебе, дочь, произошло недоразумение, Джафар извинился перед тобой, так что помиритесь, и пусть во дворце воцарится мир и покой, как прежде.

Султан соединил руку своей дочери с рукой Джафара. Девушка тут же выдернула ладонь из цепких холодных пальцев тайного советника и спрятала руки за спину.

Джафар льстиво улыбнулся, заглядывая Жасмин в глаза.

–    Я немного виноват, принцесса, но уже ничего невозможно поправить, придется смириться.

–    Джафар, – шепотом произнесла девушка, – когда я выйду замуж, то у меня будет достаточно власти, и я не потерплю твоего присутствия во дворце.

–    Ну вот, все и уладилось, – не расслышав, что сказала дочь, потирая рука об руку, сказал султан. – Теперь, дорогая Жасмин, давай поговорим о более важных делах.

–    О чем?! – воскликнула Жасмин, уже догадываясь, о чем сейчас заведет разговор султан.

–    Я хочу поговорить о твоем замужестве.

–    Правильно, повелитель, – воскликнул Джафар, – это очень важный государственный вопрос.

–    Вот видишь, дочь, даже тайный советник говорит, что это очень важно.

Но Жасмин уже не слышала слов султана. Она стремглав бросилась из тронного зала в свои покои.

Султан, увидев, как мелькнули голубые шаровары, бросился вдогонку за дочерью.

–    Жасмин! Жасмин! – закричал он. – Погоди, давай поговорим!

Джафар зло заскрежетал зубами, а Яго неудовлетворенно каркнул.

–    О, шайтан, я так пресмыкался перед этим толстым и глупым султаном! Если бы у меня сейчас была лампа, я бы расправился со всеми, кто мне неугоден, и Жасмин была бы моей женой.

Джафар зло ударил своим жутким посохом о каменные плиты. На мгновенье глаза кобры вспыхнули желтым светом и погасли.

Яго закивал.

–    Да-да, мой господин, противно преклоняться перед этим напыщенным болваном.

–    Замолчи, и говори потише, – зашипел Джафар, – пока еще он хозяин дворца.

–    Но ведь это пока, ненадолго, – каркнул Яго.

–    Я тебе сказал молчать, а иначе завяжу клюв.

– Не надо, я нем, как рыба.

–    Вот это другое дело, – и Джафар двинулся по дворцу.

Но тут же остановился и огляделся по сторонам. Вокруг никого не было, и тайный советник взобрался на трон султана и уселся поудобнее.

–    Как я выгляжу? – задал Джафар вопрос своему попугаю.

Тот отлетел в сторону, уселся на краю фонтана и, склонив голову, вначале в одну сторону, затем в другую, оглядел своего хозяина.

–    Лучше и не бывает. Только султану положено иметь белые одежды, а ты, мой господин, в черных.

–    Одежду сменить несложно, Яго, ведь у меня на плечах одежда, а не перья, и сделать это можно абсолютно безболезненно.

Яго, услышав о своих перьях, недовольно нахохлился, затем принялся чистить перышки.

Тайный советник соскочил с трона султана и горделиво прошелся по залу.

–    Ничего, – бурчал он, – скоро все изменится. Уж тогда-то я вдоволь поиздеваюсь над всеми. Я буду глумиться над ними, куражиться и издеваться, я заставлю их ползать передо мной на коленях, я заставлю их питаться червями, они будут хуже самых последних оборванцев с багдадского базара. И вот тогда-то Жасмин сама приползет ко мне и попросится в жены. И я ее, конечно, возьму, ведь нет во всем подлунном мире девушки более красивой, чем Жасмин...

–    Все это хорошо, мой господин, – поудобнее усевшись на плече Джафара, проговорил попугай, – но может случиться и другое...

–    Что ты имеешь в виду, глупая птица?

–    Жасмин может найти себе глупого толстого муженька, которым сможет управлять, и тогда нам несдобровать.

–    Что ты имеешь в виду, глупая птица?

–    Может быть, я и глупая, но кое-что я понимаю, на своем веку я повидал много султанов и много тайных советников, и ни один из них не умер естественной смертью.

–    На что ты намекаешь, Яго?

–    Мне могут выщипать перья, а тебе, мой господин, не только снять одежду, но и отрубить голову.

Джафар вздрогнул, услышав такое страшное предположение. Он схватился своими костлявыми пальцами за горло и прохрипел:

–    Заткнись, глупый попугай, я выдеру тебе все перья, если ты будешь говорить подобные гадости!

–    Перья могут отрасти, мой господин, а вот голову еще никому не удалось вырастить. Ты не горячись, мой господин, есть вариант еще лучше.

–    Говори, глупая птица.

–    Да перестань ты меня обзывать, иначе я замолчу.

–    Ладно, говори.

–    Самый лучший вариант – это тебе, мой господин, стать глупым муженьком принцессы Жасмин, и тогда ты станешь султаном, и тогда тебе будет не нужна никакая волшебная лампа, ты будешь править миром, как захочешь.

Эта мысль, высказанная попугаем, явно утешила Джафара. Порывшись в складках одежды, он вытащил несколько соленых орешков и подал попугаю.

Тот жадно схватил их с ладони и защелкал клювом. Насытившись орешками, попугай Яго совсем уж размечтался. Он завращал глазами, взгромоздился на посох Джафара и, глядя в глаза хозяину, сказал:

–    Но ты же вечно не будешь любить Жасмин? Она же как цветок, который скоро завянет, как персик, который хорош, пока еще не сгнил, а потом ты прирежешь своего тестя султана, а Жасмин столкнешь в какую-нибудь глубокую пропасть и женишься вновь на молоденькой и красивой. Так поступали многие султаны, поверь, я это знаю.

Джафар мечтательно закатил глаза.

–    Умная птица, умная.

–    Если умная, дай еще орешков.

Тайный советник покопался за отворотом рукава, нашел один орешек и протянул его попугаю.

–    Я тебе рисую такие сладкие перспективы, а ты жалеешь мне орехов.

–    Я просто забочусь о твоем здоровье, Яго. Помнишь, как ты однажды обожрался орехами и чуть не помер?

Попугай завертел головой, отгоняя неприятные воспоминания. Действительно, тогда он чуть не околел и два месяца не мог летать. Только колдовские снадобья Джафара спасли его от смерти.

Обрадованный попугай стал раскачиваться на посохе, его лапа сорвалась с головы кобры и он, не успев расправить крылья, шлепнулся на мраморные плиты.

–    Надо быть осмотрительным, – прокомментировал его падение Джафар.

–    Да-да, мой господин, – отряхивая ушибленные крылья, согласился попугай, и они вдвоем, глядя друг на друга, захохотали абсолютно одинаковыми голосами.


А в это время ковер-самолет мчался над землей. Местом посадки ковра-самолета джин выбрал пальмовую рощу невдалеке от Багдада.

Ковер плавно опустился на землю, даже Абу не почувствовал приземления.

–    Вот и окончился наш полет, – сказал джин, ступая на твердую землю.

–    Да летать на ковре-самолете приятно.

–    А еще приятнее летать самому, – сказал джин.

–    Ну, это я не назвал бы приятным. Мне пришлось совсем недавно падать в пещеру, и знаешь, джин, этот полет не принес мне ни малейшего удовлетворения.

–    Падать – это не летать. Летаешь вверх, а падаешь вниз. Когда летаешь – ты паришь, ты управляешь собой. Это то же самое, Алладин, как идти самому или же идти, подчиняясь чужой воле, например, связанным или закованным в цепи, окруженным стражниками.

–    Да, это неприятно, – согласился юноша.

–    Ну, как тебе мои способности? – джин воспрянул духом, видя довольное лицо Алладина.

–    Да, какое-то впечатление производит, но знаешь, честно говоря, я ожидал большего.

–    Как большего? – возмутился джин. – Я выполнил твое желание, а ты недоволен, – и он загнул один палец из трех.

–    Э, брось, приятель, – возмутился Алладин, – я тебя не просил выполнять какие-либо желания, у меня как было три желания, так и осталось.

Джин повертел головой, явно не в силах сходу сообразить. А затем до него дошло, что Алладин его ловко провел.

–    Ах ты проказник, ах ты хитрец, ну конечно же, это было не твое желание, я сам напросился, безмозглый болван, – и джин стал колотить себя кулаком по лбу. – И откуда во мне это? Так люблю похвастаться, что сам от этого и страдаю.

–    Я действительно тебя не просил, – лукаво улыбаясь, подмигнул джину Алладин, – правда ведь, Абу, мы ничего с тобой не просили?

Абу согласно закивал головой и стал ловить кончик своего хвоста.

–    Алладин, рядом с тобой я временами начинаю чувствовать себя глупой овцой, – и в мгновение ока, как бы в подтверждение своим словам, джин превратился в барашка и заблеял.

Алладин хотел его погладить, но джин в мгновение ока вернул себе свой прежний облик.

–    Ну, ты и хитер, ну и хитер, хитрее всех на свете! У меня еще никогда не было столь хитрого хозяина. Но ты мне нравишься, так и быть, первое желание не в счет, я сам виноват. Хотя знаешь, Алладин, если бы на твоем месте был кто-то другой...

–    То что тогда? – задал вопрос Алладин.

–    Я бы его перенес назад в пещеру по своей воле.

–    Не притворяйся, джин, ведь ты не можешь причинить вред своему хозяину.

Джин кивнул своей огромной головой.

–    Снова я начинаю хвалиться, бахвалиться прежде времени, и ты меня на этом ловишь. Обидно, обидно, чувствую себя болваном, ведь я довольно смышленый, Даже среди джинов я славлюсь своей сообразительностью. Ладно, – джин разлегся в воздухе и закинул руки за голову, – я пока немного подремлю, а ты подумай над своими желаниями и подумай хорошенько, какое желание будет первым, что ты предпочтешь сделать вначале.

Алладин действительно задумался и стал расхаживать в тени пальмы, глядя себе под ноги.

Абу принялся копировать движения хозяина. Он ходил след в след за Алладином, строил рожи, загибал пальцы, разве что не бормотал себе под нос.

Наконец Алладин остановился рядом с висящим в воздухе джином и ткнул его вбок. Рука Алладина прошла в тело джина, и тот открыл глаза.

–    Послушай, джин, – тихо сказал Алладин.

–    Ах, ты придумал свое желание? – обрадовался джин и сел на теплый песок.

–    Пока нет, но я хочу задать вопрос тебе.

–    Вот беда, – воскликнул джин, – зря только проснулся, а я видел такие прекрасные сны.

–    Ладно, не заговаривай мне зубы, а то загоню тебя сейчас назад в лампу.

–    Только не это, только не в лампу! Там так тесно и темно, там даже временами нечем дышать. Я готов отвечать на любые вопросы, слушать любые истории и даже рассказывать их. Я буду терпелив, спрашивай, мой господин, все, что пожелаешь, только не возвращай меня в лампу.

–    Так вот, джин, – Алладин потер указательным пальцем переносицу, – ответь мне на такой вопрос.

–    Да, мой господин, – с готовностью подался вперед джин.

–    Представь, что перед тобой джин, способный выполнить любое желание, что бы ты заказал?

Джин опешил.

–    Мой господин, никто у меня, сколько я существую, никогда не спрашивал подобной вещи, никого не интересовали мои желания.

–    Раньше никто не спрашивал, а сейчас я у тебя спрашиваю.

Лоб джина сморщился.

–    Я даже не хочу об этом говорить, потому что не верю, что когда-нибудь мое желание будет выполнено.

–    Ну все же, джин, – ласковым голосом, заглядывая прямо в глаза, осведомился Алладин.

–    Нет-нет, и не спрашивай, – засмущался джин, голубоватое лицо покрылось испариной, а на щеках выступил румянец смущения. – Ты будешь смеяться надо мной.

–    Да говори же ты, не тяни, что ты хочешь?

–    Понимаешь, Алладин, я могу все или почти все, но у меня нет одной вещи, маленькой и огромной одновременно. Она, вроде, ничего из себя не представляет, но имеет такую ценность, что ее даже ни с чем невозможно сравнить.

–    Даже с сокровищами Али-Бабы? – изумленно воскликнул Алладин.

–    Ты же был в сокровищнице Али-Бабы, почему же ты не остался там?

–    Свобода для меня дороже всех сокровищ на земле, – сказал немного грустно Алладин.

–    Вот видишь, для тебя свобода дороже всего на свете и для меня, всемогущего джина, нет ничего дороже свободы. Если бы ты знал, мой господин, как я ненавижу эту медную лампу, как мне надоело жить в ней!

Алладин посмотрел на позеленевшую лампу.

–    Да, в самом деле, в ней тесно.

–    Тесно, – воскликнул джин, – это не то слово, даже ты, такой маленький, говоришь, что в ней мало места. А представь, каково мне? Представь, что значит десять тысяч лет или сто тысяч лет не слышать человеческого голоса, не видеть звезд, травы, воды, не слышать пения птиц, не видеть красивых девушек? – джин улыбнулся.

–    Да, представляю, – Алладин одним глазом заглянул в лампу. – Там темно и наверное, холодно.

–    Холодно? Да что ты знаешь о холоде, человек? Там не холодно, там что-то другое, там я превращаюсь в кусок льда, я не могу пошевелиться, я весь скован, мне там плохо! – и на глазах джина появились слезы.

Каждая слеза была такой величины, что в ней можно было утонуть. Когда слезы упали на песок, образовалось два маленьких озерца.

–    Я желаю быть хозяином самого себя, идти туда, куда мне хочется, делать то, что пожелаю или не делать. В общем, жить так, как живешь ты.

–    Но я тоже, джин, не совсем свободен.

–    Не совсем? – воскликнул джин. – Ты свободен, как птица, ты можешь двигаться на север или на юг, можешь лежать здесь, под пальмой, а можешь подняться и идти в город. Ты можешь попросить меня перенести тебя в любую точку земли, я могу забросить тебя на самую далекую звезду и вернуть назад. Но только учти, это будет уже два желания: одно туда и одно обратно.

Алладин улыбнулся.

–    Ты хитер, джин, но разве ты видел когда-нибудь монету с одной стороной?

Джин задумался.

–    Я видел столько монет, сколько не видел никто из смертных, но никогда не видел монету с одной стороной, и даже мне не под силу изготовить такую.

–    Вот так и желание туда и назад. Это как одна монета.

Джин потер голову и наморщил лоб.

–    Ты хитер, как шайтан, ты все время обманываешь, Алладин, и хочешь заставить даром выполнять желания. А разве ты видел когда-нибудь, Алладин, кошелек, из которого достаешь монеты, а в нем не убывает?

На этот раз Алладин наморщил лоб и почесал затылок.

–    Но я думаю, джин, если тебя попросить, ты смог бы изготовить дюжину таких кошельков за одно мое желание.

–    Нет, лучше я буду молчать, и перестану хвалиться, – джин плотно сжал губы.

–    Так значит, для тебя, джин, самое главное – свобода?

–    О, да, – утробным голосом ответил джин, не открывая рта.

–    Но ведь ты, джин, всемогущ и почему сам не можешь даровать себе свободу?

–    Дело в том, Алладин, что я могу выполнять только чужие желания.

–    Из этого следует... – Алладин задумался, но джин не дал ему договорить.

–    Есть только один путь, Алладин, – джин зашептал на ухо юноше, – если хозяин лампы отпустит меня на волю, то есть потрет лампу и скажет: «Я хочу, джин, чтобы ты был свободен», тогда я обрету свободу. Но это, Алладин, будет одним из желаний моего хозяина. И я, поверь, не встречал ни одного свободного джина и не видел ни одного хозяина, согласившегося бы подарить одно свое желание джину.

–    Да, джин, человек должен быть очень щедрым.

–    Вот и я говорю, очень щедрым, вот таким, как... – джин осекся и потупил взор.

–    Послушай, джин, – вполне серьезно предложил Алладин, – если ты выполнишь два моих желания, то я подарю тебе третье, – и Алладин протянул свою руку джину.

–    Нет-нет, я не могу принять такой жертвы.

–    Но согласись, так будет справедливо. Ты же выполнил одно мое желание, хотя я его и не произнес вслух.

Джин кивнул головой, понимая, куда клонит Алладин.

–    Так давай же договоримся, ты выполняешь два моих желания, а третье будет твоим.

Джин не верил своим ушам. Он конечно же не верил, что Алладин, когда у него останется последнее желание, сдержит слово, но само предложение не могло оставить джина равнодушным, такого хозяина ему никогда не приходилось видеть. Прежние постоянно держали его в лампе и вызывали только для исполнения желаний. А этот юноша позволял ему разгуливать на свободе. И джин был уверен, что попроси он у Алладина отпустить его на недельку, Алладин с легким сердцем бы согласился.

–    Знаешь, Алладин, такого хозяина у меня еще никогда не было, – каким-то дрожащим голосом произнес расчувствовавшийся джин.

Алладин потрепал джина по плечу так, словно тот был его старинным приятелем, так, словно они вместе много раз воровали на багдадском базаре орехи.

–    Тогда, Алладин, если пошла такая игра, то поверь, я кровно заинтересован в том, чтобы ты как можно скорее придумал два своих желания.

Алладин наморщил лоб. Придумать два желания самому для Алладина было невероятно тяжело. Совсем другое дело – придумать тысячу желаний.

И Алладин принялся чесать затылок и наверное, протер бы в своей голове дырку, если бы джин не стал носиться вокруг него.

–    Я помогу тебе, мой господин, советом, добрым словом, я приложу все свои старания, чтобы учесть мельчайшие детали при выполнении твоих желаний. Я сделаю их, – джин так расчувствовался, что приложил руки к груди, – я выполню их так, как будто стараюсь для себя лично.

Но Алладин никак не мог решиться произнести заветные слова.

–    Понимаешь, джин, – наконец-то Алладин решился, – есть одна девушка...

Джин обхватил голову руками и грохнулся на песок и попытался зарыться поглубже, чтобы не слышать продолжение речи Алладина. Но тут же он вынырнул, подняв фонтан пыли.

–    Я же тебе говорил... – стуча в грудь кулачищами, закричал джин, – все, что угодно, только не любовь девушки, я над любовью бессилен! Я могу подбросить девушку к солнцу и поймать ее, я могу доставить ее из любого места сюда, к тебе, но я не могу приказать ее сердцу любить тебя. И так же, Алладин, я не могу заставить тебя разлюбить ее, хотя это был бы выход.

–    Джин, послушай меня, она умная, веселая, сообразительная к тому же она красива, как только что распустившийся цветок вишни.

Джин облизнул пересохшие губы и, закатив глаза, прошептал:

–    Все равно, не могу.

Это был стон, даже ветви пальм закачались, и финики посыпались на землю.

Обрадованный Абу бросился собирать плоды.

–    Джин, – не унимался юноша, – у нее такие глаза, как у газели, а глубоки они, как колодец.

Джин морщился от каждого слова, а Алладин заливался соловьем. Он прикрыл глаза, на его лице появилось мечтательное сладостное выражение, будто ему кто-то щекотал пером пятку.

–    У нее такие волосы, джин... как морские волны. Они такие же легкие и подвижные. А ее губы, джин... губы!

–    Замолчи! – выдохнул из себя джин. – Я знаю, о ком ты говоришь. Она, конечно, красива, но не так, как ты описываешь и на мой вкус, Алладин, она немного маловата ростом.

–    Джин, ты ничего не понимаешь в девушках, – горестно заламывая руки, воскликнул Алладин и обхватил мохнатый ствол пальмы.

– Алладин, ты обнимаешь дерево так, словно это девушка, словно это принцесса Жасмин.

–    Я не могу с собой ничего поделать, джин, я не могу совладать со своим сердцем, оно готово вырваться из груди и полететь к ее ногам.

–    Ладно, успокойся, мой господин, – джин положил свою тяжелую ладонь на плечо Алладина. – Хочешь, я стану холодным, как лед и немного остужу тебя?

–    Да, джин, но только не за счет одного из желаний.

–    Ладно, я сделаю это задаром.

И тут же Алладин задрожал от холода, будто бы он находился на самой высокой горной вершине, продуваемой всеми ветрами.

–    Ну что, хватит? Ты успокоился, поостыл? – спросил джин.

–    Да, – посиневшими от холода губами промолвил Алладин, – теперь меня сможет отогреть только поцелуй Жасмин.

–    А хочешь, я превращусь в эту девушку и поцелую тебя? – предложил джин.

–    Все равно ты останешься синего цвета, джин, я это знаю. И тем более, ты засчитаешь это как исполнение желания.

Джин рассмеялся. У него еще никогда не было такого дружелюбного и веселого господина.

–    Ну, говори, говори, – торопил Алладина джин.

Тот распрямил плечи, набрал полную грудь воздуха и выдохнул:

– Я хочу стать принцем.

–    Все? Назад слова не берешь? – воскликнул Джин.

Алладин задумался.

–    Нет уж, нет уж, сказал, так сказал. Принцем, так принцем, это будет твое первое желание, – и джин загнул один огромный, как хобот слона палец. – Итак, начнем, – он забегал вокруг Алладина, пристально оглядывая его. – Мне не нравится твоя одежда, слишком она убогая.

Джин прикоснулся пальцем к Алладину и тот вмиг преобразился. Сейчас на его голове была шелковая чалма, украшенная страусиным пером, в центре ее сверкал огромный бриллиант. На плечах повис, ниспадая до самой земли, легкий белый плащ, подбитый небесно-голубым шелком. На ногах появились красные сафьяновые сапоги с загнутыми носками, широченные шаровары и тканный золотом кушак. Роскошная рубаха засверкала серебряным шитьем, на груди появилась массивная золотая цепь, украшенная сотней рубинов.

–    Ну вот, теперь мне твой вид нравится, посмотри, – и перед Алладином появилось огромное зеркало в золотой раме.

Алладин даже вздрогнул и сразу не узнал самого себя. Он всматривался в полированное серебро и прищелкивал от изумления пальцами.

–    Неужели, это я?

–    Ну конечно же ты, не я же, я перед тобой. Я джин, а ты принц. Принцем какого государства ты хочешь быть?

Алладин пожал плечами.

–    Не знаю, сделай какого-нибудь.

–    Что значит, какого-нибудь? Надо быть принцем могущественного, великого государства, вот оно, – и джин развернул перед Алладином карту, вышитую шелком на полотне, – вот твое государство, смотри, оно простирается от моря до моря. Но ведь тебе на чем-то надо ехать.

Алладин посмотрел на ковер-самолет.

–    Нет-нет, – тут же запротестовал джин, угадав ход мыслей Алладина, – во-первых, он слишком потертый, во-вторых, нельзя никому показывать, что твое величие – следствие волшебства. Поэтому мы сейчас кое-что придумаем.

На глаза джину попалась обезьянка.

–    Ах, маленькая, ты сейчас сослужишь нам службу.

Абу испуганно задрожал, прикрыв голову лапками, ему-то как раз никем не хотелось становиться.

Но было уже поздно.

Джин щелкнул пальцами, направил на мохнатого друга голубой луч одного из своих глаз, и тот превратился в белого скакуна с ниспадающей до земли гривой и седлом, украшенным бриллиантами.

Но джин тут же поморщился.

–    Это слишком претенциозно, и лошади есть почти у всех принцев. Тебе надо что-нибудь получше.

И Абу в мгновение ока превратился в большого верблюда с двумя горбами. Но и это джину не понравилось.

–    Так ты будешь похож на богатого купца, а ты все-таки принц.

Алладин стоял, прислонясь спиной к пальме, и уже жалел, что высказал это желание.

А джин не унимался.

–    Так, так, так... – напряженно перебирая всевозможные варианты, шептал он. – Тебе нужен... – джин щелкнул пальцами, – я знаю, что тебе нужно.

И тут же верблюд на глазах превратился в гигантского слона с огромным хоботом и золочеными бивнями.

–    Вот это то, что надо. Когда, Алладин, ты будешь сидеть у него на спине, тебя будет видеть весь город, и тебя никто не сможет сбросить.

Абу, превращенный в слона, испугался и бросился к пальме. Он стал карабкаться на дерево, но только сломал ее.

–    Осторожно, Абу, не забывай, ты уже слон, и служи своему хозяину так же верно, как и прежде, – наставительно произнес джин. – Только не вздумай, пожалуйста, взбираться к нему на плечо.

Алладин расхохотался.

–    Достаточно ты покаталась на моем плече, теперь я покатаюсь на твоей спине, – сказал Алладин и погладил слона.

Тот замахал хоботом и громко затрубил.

–    Но и этого маловато, – джин был явно недоволен. – Тебе надо создать антураж. Тебе надобно много слуг, богатые дары, музыканты. Стражники должны сопровождать тебя, ведь ты все же звезда Востока. Я в этом кое-что понимаю, я скитался по свету, я видел фараонов и жрецов. Не одного я сделал султаном, правда, все они потом кончили бесславно. Надеюсь, тебя минует подобная участь.

Алладин кивнул.

–    Хотелось бы верить.

–    Значит так, займемся антуражем.

И ту же в пальмовой роще начали появляться богато одетые слуги, сундуки с всевозможными дарами, лошади, верблюды, стражники, музыканты с фанфарами, барабанщики, а также укрощенные хищные звери – львы, тигры, пантеры.

–    Не волнуйся, Алладин, это произведет впечатление, поверь, я разбираюсь в психологии людей. К тому же, они вполне безобидные, это жуки, мухи, которым я дал другую жизнь.

–    Но все это не исчезнет? – спросил Алладин.

–    Да ты что? Если джин что-то делает, то он делает это навсегда. Так что не волнуйся, одежда не слетит с твоих плеч и ты не останешься нагишом перед Жасмин, – и джин хихикнул.

А Алладину стало немного не по себе. Он был довольно стеснительным и боялся предстать перед девушкой в непотребном виде.


А во дворце никто и не подозревал о том, что в Багдад готовится настоящее нашествие очередного соискателя руки Жасмин.

Тайный советник предстал перед своим повелителем. В руках Джафар сжимал длинный свиток.

Но прежде, чем начать чтение, Джафар вернул султану его волшебный перстень с голубым бриллиантом. Теперь он был ни к чему тайному советнику, он знал, что Алмаз Неограненный навсегда погребен в сокровищнице Али-Бабы.

–    Мой повелитель, я оформил на бумаге то, о чем мы с вами говорили прошлый раз.

Султан кивнул, и Джафар развернул свиток и прочел:

–    Если принцесса к назначенному сроку не выберет себе жениха из принцев, то она должна выйти замуж за тайного советника султана. А значит, за меня.

–    Я думал, это был просто разговор, – заметил султан.

–    А вот я воспринял его всерьез, – ухмыльнулся Джафар и направил глаза своего посоха-кобры на султана.

Султан, подверженный действию лучей, исходящих из колдовских камней, согласно закивал.

–    Да-да, Джафар, конечно, если она не выберет принца, то выйдет замуж за тебя.

–    Завтра последний день, мой повелитель, – напомнил тайный советник.

–    Но может, кто-нибудь еще приедет? – испуганно промолвил султан, не уверенный в собственных словах.

–    Да-да, конечно приедет, – рассмеялся Джафар, ведь он-то был уверен, нигде в окрестностях Багдада на два дня пути не видно ни одного богатого каравана.

Его верный помощник Яго облетел Багдад со всех сторон и с большой высоты осмотрел окрестности.

–    Надо поставить печать, – сказал Джафар, подсовывая свиток султану.

Тот мешкал.

И тогда тайный советник вновь направил глаза кобры на султана.

Старый султан покорно поставил своим перстнем печать в углу свитка.

–    А если Жасмин не захочет?

–    Значит, ты, султан, должен будешь приказать своей дочери.

–    Да-да, я прикажу, – дрожащим голосом произнес султан.

–    Но, Джафар, ты ведь слишком стар для нее!

–    Стар? – воскликнул колдун, направляя посох на султана.

–    Нет-нет, ты молод, – пробормотал султан.

Джафар в ответ улыбнулся...


И тут послышался далекий звон фанфар и гул толпы. Султан сразу же бросился к балкону, забыв о своем тайном советнике.

На улицах Багдада творилось что-то невероятное. Такой богатой процессии видеть жителям Багдада еще никогда не доводилось, хоть их султан слыл самым богатым монархом в мире.

По центральной улице, в направлении дворца двигалась сверкающая золотом и драгоценными камнями процессия. Две сотни музыкантов одновременно трубили в трубы и били в барабаны. За музыкантами шли белые скакуны, за ними двугорбые верблюды, все груженные богатой поклажей. В центре процессии на гигантском слоне с золочеными бивнями восседал прекрасный принц в белых одеждах. Его плащ был подбит небесно-голубым шелком и развевался на ветру.

Принц смотрел по сторонам и приветливо махал жителям Багдада рукой, то и дело запуская руку в чашу, стоящую перед ним, и разбрасывая направо и налево золотые монеты.

Все жители Багдада были восхищены. С такой невиданной щедростью им никогда еще не приходилось сталкиваться. Монеты золотым дождем сыпались им на головы. Их хватило всем.

Факиры и дрессировщики шли в процессии, на ходу глотая ножи и изрыгая огонь. Прекрасные танцовщицы двигались, совершая замысловатые движения. Таких искусных танцовщиц жителям Багдада еще никогда не доводилось видеть.

– Эй, вы! – оглушительным голосом кричал глашатай. – К вам едет принц Али! Все на площадь! Принц Али – это новая, самая яркая звезда Востока!

Глашатай кричал так громко, что даже на самой дальней улице, в самой бедной лачуге можно было слышать его голос.

Султан удивился столь невиданной процессии.

–    Вот это да! Неужели и от принца Али откажется Жасмин? Нет, – тут же обрадовался старый султан, – есть закон, что она обязана выйти за того, кто прибудет не позже завтрашнего вечера.

–    Проклятый попугай! – воскликнул Джафар и поискал взглядом Яго.

Тот сидел высоко на капители колонны и щелкал клювом, размахивая крыльями.

–    Я клянусь, хозяин, никого не было! Этот принц появился из-под земли!

–    Ты меня обманул, ты, наверное, никуда не летал, а просидел со своими гнусными воронами на базаре.

–    Да нет, господин, я облетел Багдад, принца нигде не было, поверь!

–    Что б ты сдох! – крикнул Джафар, бросая в попугая вазой.

Ваза, конечно же, не долетела и разбилась о колонну.

А Алладин продолжал свое триумфальное шествие по Багдаду и уже все горожане видели, что это едет настоящий жених, который добьется руки Жасмин и вскоре будет править Багдадом. Такому принцу-красавцу невозможно было отказать.

А глашатай не унимался. И откуда только в нем было столько силы? Никто не знал, что это всемогущий джин превратился в глашатая и решил, наконец-то, выговориться, ведь он молчал целых десять тысяч лет.

–    Нет такого силача, как принц Али! Он сильнее десяти богатырей, вот смотрите!

И принц на виду у всех ломал подковы, гнул пальцами золотые монеты.

Алладин сам удивлялся собственной прыти.

Услышав шум, на балкон своей башни выбежала Жасмин. Видя ослепительное шествие, принцесса конечно же хотела изобразить скучающий вид, но это ей не удалось.

Лишь только она увидела принца, лишь только услышала звуки музыки, лишь только прислушалась к словам глашатая, как ее губы тронула улыбка, а на щеках заиграл румянец.

Но все же принцесса отличалась удивительным упрямством. Она была строптива и своенравна.

Досадливо фыркнув, она убежала с балкона, но дверь не закрыла и стала следить за процессией, закрывшись занавеской.

А на площади звенело золото, слуги принца Али угощали всех желающих сладчайшим щербетом, девушки танцевали и постепенно Багдад охватило ликование. Впечатление было такое, что свадьба уже началась.

Султан Багдада сделал так, как никогда не поступал прежде. Он сам, пораженный тем, что творится в городе, вышел навстречу принцу.

Принц Али вместо того, чтобы спрыгнуть со слона, вдруг совершил невообразимый полет и опустился напротив султана. Под его ногами был потертый голубой ковер с шестикрылыми птицами. Конечно, это был ковер-самолет. Но даже если бы его и не было, всемогущий джин устроил бы подобный трюк.

–    Я восхищен! – воскликнул султан. – Мне никогда не приходилось видеть подобного!

–    Принц Али, – представился юноша, учтиво склонившись перед султаном.

И тут же слуги стали подносить дары. Сыпалось золото, сверкали бриллианты, расстилались ковры и ткани, открывались сундуки и ларцы, вводили коней, диковинных животных.

Султан вскоре потерял счет подаркам. А его писцы сбились со счета, и чернила кончились в их баночках, а перья затупились.

И только один человек во всем Багдаде оставался мрачным. Конечно же, это был тайный советник султана Джафар.

Он не улыбнулся даже тогда, когда султан представил ему заморского принца. Что-то показалось знакомым ему в лице принца Али.

–    Так откуда вы прибыли, принц? – осведомился Джафар.

–    О, я думаю, почтенный, вы никогда не бывали в тех далеких краях.

Наконец султан вдоволь налюбовался подарками и подошел к принцу Али.

–    Ты замечательный юноша, принц.

А затем султан обратился к тайному советнику:

–    Джафар, наверное, тебе повезет, и тебе не придется жениться на строптивой Жасмин. Конечно же, я понимаю, ты хотел принести себя мне в жертву, но видишь, какой достойный отыскался претендент.

–    Мой повелитель, – зашептал тайный советник, – мне кажется, что никакой он не принц.

–    Знаешь, Джафар, – резко оборвал своего визиря султан, – в чем в чем, а вот в людях я разбираюсь. И этот юноша – самый настоящий принц чистейших кровей.

И тут в зале появилась принцесса Жасмин. Она появилась как раз в тот момент, когда Джафар стал спорить с принцем Али, имеет ли он право находиться во дворце султана без официального разрешения.

–    Разрешение выдается за месяц вперед, – приложив руку к сердцу, клятвенно заверял тайный советник.

–    Джафар только что сам придумал это правило, я отменяю свой указ! – закричал султан. – Самое главное, чтобы ему понравилась Жасмин.

Принцесса, услышав это, зло сверкнула глазами.

–    Я хочу хотя бы познакомиться с ней, – воскликнул принц Али.

–    Да как вы все смеете за моей спиной решать мое будущее! – сверкая прекрасными глазами и топая ножкой, воскликнула принцесса Жасмин и, не дожидаясь ответа, убежала из тронного зала.

–    Не стоит волноваться, принц, – султан взял под руку юношу и отвел в сторону. – Погостишь у меня несколько дней, она к тебе попривыкнет, вы сможете встретиться, переговорить и думаю, все будет в порядке...


Джафар ударил своим посохом в каменные плиты пола.

–    Никогда этому не бывать, никогда, – прошептал он, – и никакой он не принц, зря я отдал перстень султану, так бы я точно мог знать, кто он. Ведь такое богатство могло быть создано только колдовством, только с помощью могущественных чар.


Прошло уже два дня, а Жасмин все еще отказывалась встречаться с принцем Али.

Султан делал все, что мог.

И тайный советник делал все, что мог, чтобы помешать их встрече.

А принц Али с разрешения султана разбил свой шатер под балконом принцессы, чтобы хоть изредка иметь возможность увидеть свою избранницу. И днями и ночами Алладин сидел в своем шатре или расхаживал рядом с ним. Он раздумывал, что же ему делать, что же предпринять, как встретиться с Жасмин, как с ней заговорить.

И теперь он понял, что быть нищим иногда выгоднее, чем могущественным принцем. Будучи бродягой, он сумел встретиться с Жасмин, он даже провел несколько часов с ней на крыше своего жилища, глядя на звезды и сжимая ее руку. А теперь он и шагу не мог ступить без сопровождения. Его все время сопровождали слуги, выполняя любое его желание...


Так вот, мой читатель, как же сейчас поступить Алладину? Может быть, ему стоит тайком пробраться в покои принцессы, встретиться с ней, поговорить с глазу на глаз, сразу признаться, что он никакой не принц, а обыкновенный воришка с багдадского базара, тот самый, который спас ее от разбушевавшегося торговца, тот самый, с которым она смотрела на мерцающие звезды?

Если ты считаешь, что Алладин должен поступить так и раскрыть свою тайну, не мешкая, то читай Главу 8а.


А если ты считаешь, что Алладину не следует раскрывать свою тайну в ближайшее время, а нужно сперва добиться того, чтобы Жасмин полюбила его как принца, а уж потом, может быть, напомнить девушке о торговце на багдадском базаре, о крыше, о мерцающих звездах. Если ты считаешь, что этот вариант лучше, то читай Главу 8б.

Глава 7с

Мой дорогой читатель, может быть, ты выбрал самый хитрый путь, какой только можно. Да, ты потратишь одно желание, но верь, Алладин достаточно хитер, чтобы ничего не делать зря. Ты правильно ему доверился.


–    Итак, джин, я хочу поесть, это мое первое желание, – абсолютно не покривив душой, сказал Алладин.

Мгновенно джин изготовился выполнить желание. Он хотел было уже накрыть стол прямо перед Алладином.

–    Но ты не спросил, что я хотел есть?

Джин от удивления раскрыл рот, а потом, справившись с минутным замешательством, сказал:

–    На моем столе будет все.

–    Нет, – покачал головой Алладин, – одну вещь ты не поставишь.

–    Какую же? – удивился джин. – Я ни о чем не могу забыть.

–    На нем не будет вчерашней лепешки с медом.

–    Хочешь, Алладин, все будет вчерашнее, – заверил джин.

–    Нет, я хочу именно ту лепешку с медом, которую я вчера украл у лавашника, а потом угостил ею нищих детей. Она уже съедена, джин.

–    Да, Алладин, ты задаешь сложное желание. Но в общем-то, оно выполнимое. Я могу переносить вещи во времени.

–    Хорошо, тогда перенеси меня во вчерашний день на базар, когда я стоял рядом с печью лавашника и вдыхал ароматный запах.

–    Что ж, будь по-твоему, – сказал джин, все еще не заподозрив подвоха, уготованного Алладином.

Он щелкнул пальцем, и Алладин оказался на багдадском базаре, а рядом с ним был джин, переодетый в такого же бродягу, как и он сам.

–    Ну что, мой господин, у тебя теперь два желания.

–    Пока два, – улыбнулся юноша.

–    Сейчас два, потом будет одно, потом не останется ничего, – злорадно усмехнулся джин.

–    Э, нет, вот тут-то ты ошибаешься. Теперь-то я знаю, что меня ожидает впереди, и так или иначе я попаду в сокровищницу Али-Бабы и завладею лампой. Я потру ее, явишься ты, и я вновь попрошу тебя перенести меня во вчерашний день. То есть, в сегодняшний. Но самое главное я тебе не сказал, мне очень хотелось встретиться с одной прекрасной девушкой, скоро она появится. Прошлый раз я повел себя неправильно, слишком долго с ней говорил, а нужно было обнять ее и поцеловать.

Джин тяжело вздохнул.

–    Алладин, ты перехитрил меня, теперь-то ты точно знаешь, твоей жизни ничего не угрожает, я обязан буду быть рядом с тобой и оберегать тебя. Но запомни, теперь твоя жизнь пойдет кольцом, в ней будет всего лишь два дня, которые будут непрестанно повторяться. Ты попадаешь в пещеру, берешь лампу, трешь ее, появляюсь я и переношу тебя к печи лавашника. Ты встречаешь девушку, и все идет снова.

–    Джин, я согласен, эти два дня – не худшие в моей жизни, и я не так глуп, как ты надеешься. Я даже сейчас могу попросить тебя перенести меня в будущее и вырваться из заколдованного круга. У меня же осталось еще два желания и следующий раз, вернувшись в пещеру, я могу попросить тебя не переносить меня в прошлое, а выполнять другие мои желания.

– Ты меня окончательно запутал, – схватился руками за голову джин, – вот когда окажемся в пещере, тогда и загадывай свои желания. А сейчас отправляйся искать свою девушку, а я буду следовать за тобой...


Так вот, читатель, ты можешь вместе с Алладином вновь вернуться на базарную площадь, вновь встретить Жасмин и попытать счастья снова. А затем, оказавшись в пещере, если тебе наскучит по нескольку раз удирать от стражников, по нескольку раз разговаривать с Жасмин, сидя на крыше, ты прими другое решение. Выбор вариантов ты можешь взять из конца Главы 6а.

Можешь сразу отправляться туда.

Глава 8а

Ты считаешь, мой читатель, что сделал правильно, решив, что Алладину стоит во всем признаться принцессе Жасмин? Но учти, что жизнь не всегда награждает правдивых, иногда приходится и соврать. Правда, в народе говорят: все тайное всегда становится явным. И это действительно так. Посуди сам: бывает так – съешь тайком от родителей мороженое и не скажешь об этом матери, боясь, что наживешь себе неприятности, промолчишь, в надежде, что ничего и не случится. И вдруг – бац! – и заболеешь.

Так что посмотри, как пошли события дальше, что случилось с Алладином, когда он решил признаться в обмане принцессе Жасмин.


Итак, Алладин, стоя возле своего шатра во дворе султанского дворца, с тоской смотрел на высокий балкон принцессы Жасмин.

За окном горел свет, на небе мерцали яркие высокие звезды.

«Я должен подняться к ней, – решил Алладин, – и как можно скорее обо всем рассказать, чего доброго, она еще сама узнает, что я обыкновенный оборванец, а никакой не принц. Будь что будет, от судьбы не уйдешь, и если мне суждено расстаться с принцессой, пусть это произойдет как можно скорее. А если нам суждено долго и счастливо жить вместе, то пусть так оно и будет».

–    Эй, ковер, – воскликнул Алладин и хлопнул в ладоши.

Волшебный ковер тут же распластался под ногами, приглашая ступить на него.

–    Ты куда? – встревожился джин, выбираясь из шатра.

–    Спрячься, а то тебя кто-нибудь увидит.

–    Если хочешь, я могу залезть в лампу, – обиделся джин, – я могу сделаться видимым только для тебя, и меня никто не увидит.

Алладин задумался. Конечно, хорошо иметь рядом с собой советчика, но как каждому парню, Алладину было бы нестерпимо стыдно произносить слова любви в присутствии постороннего.

–    Нет, ты останешься здесь, – твердо сказал юноша.

Джин попробовал возразить.

–    Подумай, без меня ты можешь попасть в переплет.

–    Как-то я жил до того, как познакомился с тобой, – воскликнул Алладин, – и думаю, один вечер смогу провести в одиночестве.

Джин улыбнулся.

–    По-моему, Алладин, ты врешь, не один ты будешь в этот вечер.

Алладин покраснел.

–    Да ладно, джин, не обижайся, я собрался к принцессе Жасмин.

Джин потер руку об руку, довольный тем, что все складывается подобным образом. Но он был мудрым джином и понимал, Алладин может без него совершить какую-нибудь глупость.

–    Давай я залезу тебе в тюрбан и буду шептать тебе на ухо? А если хочешь, залезу тебе в ухо.

Алладин потряс головой.

–    Ты что, джин, это будет слишком щекотно, и я чего доброго рассмеюсь. К тому же, знаю я твои штучки, специально начнешь меня смешить, и принцесса Жасмин подумает, что я сумасшедший.

–    Нет, я буду вести себя чрезвычайно осмотрительно, – сказал джин.

Но Алладин был непреклонен. Он помнил, как однажды, когда он спал, к нему в ухо забрался муравей и потом пришлось наливать в ухо воду, чтобы муравей выбрался оттуда.

–    Я полетел, – выкрикнул Алладин, и ковер взмыл к звездам.

–    Эй, приятель, – воскликнул Алладин, – не так высоко, наша цель чуть пониже.

С высоты птичьего полета он всматривался в залитый светом балкон принцессы Жасмин. На ветру колыхались полупрозрачные занавески.

Джин досадливо крякнул.

«Конечно, стоило бы полететь за ним, но приказ хозяина есть приказ, придется мне дожидаться его в шатре. А может, мне действительно лучше спрятаться в лампу? Чего доброго, кто-нибудь зайдет в шатер и увидит меня развалившимся на хозяйских подушках».

И тут же джин, превратившись в облачко дыма, исчез в лампе. Та качнулась, но устояла на месте.

Абу тут же устроилась подле лампы, чтобы сторожить ее.

А Алладин в это время уже облетел высокую башню султанского дворца, прикидывая, с какой стороны лучше причалить к балкону. Его сердце холодело от предчувствия встречи с принцессой.

«Что я скажу ей? Какие слова будут первыми? Может, немного помедлить и не сразу во всем признаваться? Может, вообще лучше сейчас полетать, а поговорить с ней завтра?»

– Ты трус, – сказал сам себе Алладин, – боишься сказать то, о чем думаешь, о чем мечтаешь. Ведь твой язык уже сам произносит эти слова. – Вниз, – скомандовал он ковру, и тот стремглав понесся к залитому светом балкону. – Тормози.

Ковер замер возле балюстрады.

Алладин перебрался через перила и ступил на каменные плиты балкона.

Жасмин была у себя в покоях. Она сидела на огромном, сплошь забросанном подушками ложе и смотрела куда-то вверх. Она явно не видела того, что происходит перед ее глазами. Она ушла мыслями в себя. Она никак не могла решить, кого же она все-таки любит, того парня с базара, Алладина, которому по приказу злого Джафара отрубили голову или этого прекрасного принца, который так похож на того парня.

Жасмин готова была поклясться, что это один и тот же человек. Но Алладин мертв, к тому же, откуда у бродяги такие деньги, горы драгоценных камней, караваны верблюдов, слон... Нет, принц Али и Алладин – это разные люди.

–    Алладин мертв – и с этим нужно смириться, – сказала себе принцесса Жасмин.

«А принц очень мил и надеюсь, не его богатства заставляют меня смотреть на него благосклонно. Вот если бы он появился здесь, сам пришел бы в мои покои... я, возможно, и сказала бы ему «да». А так мне не позволяет гордость, да и не хочется мне действовать по воле отца».

И в этот момент шелковая занавеска качнулась, отошла в сторону, и испуганная Жасмин увидела, что на пороге ее спальни стоит прекрасный принц – тот, о ком она только что вспоминала.

–    Я прошу прощения, Жасмин, – дрожащим голосом проговорил прекрасный принц, – я нарушил твой покой.

–    О, принц Али! – воскликнула Жасмин.

–    Я не принц Али, – качнул головой Алладин.

–    Тогда кто же ты? – с надеждой спросила девушка.

–    Я бродяга с базара, – с трудом вымолвил Алладин и сорвал шелковую чалму.

Его черные волосы рассыпались по плечам, а на лице появилось такое знакомое выражение – хитрость и смущение, робость и смелость.

Сердце принцессы дрогнуло.

–    Алладин! – вскрикнула Жасмин и всплеснула руками.

–    Да, это я, Жасмин.

–    Но ведь тебе отрубили голову! Ты же мертв!

–    Нет, я не призрак, Жасмин, я перед тобой, вот он, я, смотри, – прикоснулся он к своей руке, пытаясь этим убедить девушку, что он не призрак и не привидение.

Жасмин подошла и прикоснулась к плечу Алладина.

–    Теперь я верю, что ты – это ты.

–    Да, да, я. Мне очень стыдно, Жасмин, что я обманул тебя и твоего отца, но пойми, ведь у меня не было другого способа добиться твоей руки.

–    Так значит, ты меня любишь? – робко произнесла девушка и зарделась как маков цвет.

Глаза Алладина засверкали.

–    Конечно же, а иначе зачем все это?! Зачем я здесь?!

–    Ты обманщик, Алладин, – уже с улыбкой произнесла девушка, полностью уверовав в то, что перед ней ее добрый друг бродяга Алладин. – А к чему тогда все это – тюрбаны, шаровары, халат, верблюды, сокровища, подарки... Зачем был нужен весь этот маскарад? Откуда ты это все взял?

–    О, это очень длинная история, Жасмин, и она настолько фантастична, что в нее тяжело поверить. Но она правдива от начала до конца, если ты хочешь, я тебе ее расскажу.

–    Нет-нет, не сейчас, – махнула рукой девушка, – мне кажется, нам надо поговорить о другом.

Ни Жасмин, ни Алладин не могли видеть, что в темном углу спальни, на высокой колонне притаился попугай Яго.

«Ах, вот оно что! – подумал Яго. – Тогда все понятно. Этот мерзавец завладел лампой, которая должна была принадлежать моему хозяину. Ах, негодяй! Ах, обманщик! Надо срочно обо всем рассказать хозяину!»

Алладин и Жасмин были так заняты друг другом, они так преданно держались за руки, глядя в глаза друг другу, а их взгляды говорили так много, что они не обратили внимания на шелест крыльев попугая, когда он вылетал в арку, ведущую на балкон.

–    Что там? – вдруг воскликнула девушка.

–    Да это ветер, обыкновенный ночной ветерок качнул занавески.

–    Ветер... а помнишь тот вечер на крыше?

–    Да, конечно же помню, это лучшее воспоминание в моей жизни, – признался Алладин.

–    И в моей тоже, – немного смущенно произнесла строптивая принцесса.

Яго прилетел к угрюмому Джафару, который сидел в своих тайных покоях и зло перебирал четки.

–    Господин, – защелкал клювом попугай, опускаясь ему на плечо.

–    Не отвлекай меня, глупая птица, я думаю, – зло прохрипел колдун.

–    Что ты думаешь? Я все уже придумал.

–    Что? Ты споришь со своим хозяином? Я тебя велю зажарить.

–    Погоди, Джафар, не надо меня жарить, я расскажу тебе кое-что такое, от чего у тебя сразу же изменится настроение, – и попугай гордо нахохлился, расправив крылья.

–    Пока тут принц Али, меня ничто не может развеселить.

–    Да никакой он не принц, – защелкал клювом попугай, – это проходимец, бродяга с базара, это тот, кого ты назвал Алмазом Неограненным.

–    Алладин?! – воскликнул Джафар, вскакивая с ковра.

–    Да, да! Алладин!! – защелкал клювом Яго.

–    Не может быть! – все еще не веря в слова попугая, воскликнул тайный советник. – Ведь Алладин погиб в пещере.

–    Это ты так думаешь, а он, скорее всего, завладел лампой, превратился в принца Али и теперь хочет похитить у тебя принцессу Жасмин и хочет стать султаном.

–    Проклятье! – воскликнул Джафар. – Я его убью!

–    Вот сейчас я узнаю своего хозяина, – радостно щелкал клювом Яго.

–    Где этот мерзавец?

–    Да он любезничает на балконе с принцессой Жасмин, пока ты сидишь и думаешь неизвестно о чем.

–    На балконе? Во дворце? Но там же стража!

–    А вот этого я не знаю, мне непонятно, как этот проходимец туда пробрался. Может, он подкупил стражу, а может сделал длиннющую лестницу и забрался на балкон. Эти проходимцы, мой господин, на все горазды.

–    Шайтан ему на голову! Ах так, я знаю, что нужно делать, – сказал Джафар сам себе под нос.

–    Ну и что ты будешь делать? – осведомился попугай.

–    Сейчас увидишь.

Джафар открыл один из своих многочисленных сундуков, вытащил лук и колчан, шитый золотом, полный стрел, затем взял одну из своих бутылей и стал окунать наконечники стрел в зловонную жидкость.

Даже попугай Яго завертел головой, настолько омерзительным был запах.

–    Что это такое? Чем так воняет? – прощелкал клювом попугай.

–    О, ты не вздумай когда-нибудь попробовать, это яд самых страшных змей, какие только живут па земле. Этот яд достался мне от отца, а моему отцу от моего деда.

–    А может, он утратил силу? – засомневался попугай.

–    Попробуй, – Джафар протянул одну из стрел попугаю, тот недовольно отвернулся.

–    Не хочу я пробовать эту гадость, чего доброго, на самом деле погибну.

–    Если бы она утратила силу, эта отрава, она бы так не воняла.

–    Да-да, – закивал попугай.

После того, как Джафар смочил стрелы ужасным ядом, он завернул лук и колчан в плащ и направился в сад. Там он спрятался в тени кипариса за кустом диких роз и стал следить за балконом.

Попугай сидел на ветке и следил за тем, что делает его хозяин.

–    Яго, поднимись наверх и глянь, чем они там занимаются.

Попугай замахал крыльями и вскоре вернулся.

–    Ну... – нетерпеливо прошептал Джафар.

–    Все еще держатся за руки и смотрят в глаза друг другу.

–    Ужасно, – прошипел Джафар, – неужели мне здесь придется торчать до рассвета.

–    Нет, я кое-что придумал, – сказал смышленый попугай.

–    Ну, мой верный друг?

–    Я сейчас поднимусь, сяду на перила балкона и прокричу что-нибудь голосом султана. Алладин и Жасмин сразу же выскочат на балкон – и тогда стреляй. Только смотри, я тебя прошу, не попади в меня!

–    Джафар никогда не промахивается, Яго.

–    Хорошо, хозяин, – немного переполошился попугай, – я это знаю, но на всякий случай...

–    Не будет никакого случая. Мой глаз и моя рука не ошибаются.

–    Знаю, – тихо промолвил попугай, – все люди любят хвастаться, – ворчал попугай, поднимаясь к балюстраде балкона.

Затем он уселся и голосом султана громко воскликнул:

–    Принц Али, я так рад видеть тебя, подойди ко мне!

Жасмин и Алладин вздрогнули и разжали пальцы.

–    Отец! – испуганно выдохнула девушка.

–    Да, – крикнул попугай.

Алладин выбежал на балкон.

–    Султан, где ты! Я тебя не вижу.

–    И не увидишь, – попугай нырнул в темноту, а Алладин подбежал к балюстраде и стал всматриваться в темноту – туда, откуда прозвучал голос.

Зазвенела тетива, пропела стрела и отравленный наконечник вонзился Алладину в сердце.

Юноша вскрикнул и упал вниз.

Ковер-самолет конечно же подхватил своего хозяина, принес к шатру, но Алладин уже был мертв.

–    Алладин! – воскликнула принцесса Жасмин, подбегая к краю балкона. – Алладин!! – позвала она в ночь.

Но девушке никто не ответил. Ее возлюбленный был мертв.


Мой дорогой читатель, теперь уже неважно, в чьи руки попадет лампа. Завладеет ли ей злой Джафар или же какой-нибудь добрый человек, джин все равно не умеет воскрешать мертвых, и сказка про Алладина кончена.


Все, что произошло потом в мире уже не касалось Алладина.

Глава 8б

Ты решил, мой читатель, что Алладину не стоит признаваться в том, что он не принц, а обыкновенный бродяга. Конечно, принцесса Жасмин не может выйти замуж за безродного юношу.

Итак, Алладин, следуя твоему совету, решил отправиться на встречу с принцессой, но не признаваться ей в том, кто он на самом деле. Может быть, судьба будет более благосклонна к нему, и девушка сможет полюбить не только веселого бродягу с базара, но и прекрасного принца Али.


Посмотрим, так ли это на самом деле.


–    Ковер, неси меня к принцессе! – приказал Алладин.

Джин не на шутку встревожился.

–    Ты хороший парень, Алладин, но иногда совершаешь опрометчивые поступки.

–    Ты думаешь, джин, мне не стоит встречаться с принцессой? – рассмеялся Алладин.

–    Я еще не знаю, что ты ей собрался сказать.

–    А я и сам не знаю, – пожал плечами Алладин, – я знаю одно – мне не стоит признаваться ей, кто я такой на самом деле.

Джин почесал затылок.

–    Честно говоря, это единственное, в чем я не разбираюсь. Любовь – это такое запутанное дело, что никогда не знаешь, к чему приведут те или иные слова. Когда дело касается мужчины, тут я могу просчитать все на сто шагов вперед. А женщины... лучше о них не думать. Дельного совета я тебе сейчас не могу дать.

Алладин уселся на ковре и поджал под себя ноги.

–    Джин, а по ходу разговора ты сможешь дать мне дельный совет?

–    Может быть, смогу, – самодовольно рассмеялся джин.

–    Но ты слишком большой, – окинул своего друга взглядом юноша, – принцесса Жасмин тебя сразу заметит и испугается.

–    Для меня ничего не стоит превратиться в светлячка и, жужжа возле твоего уха, нашептывать советы.

–    Вот это другое дело. Ты действительно сообразительный джин и кое-что умеешь.

Джин смутился.

–    Только поверь мне, Алладин, необязательно следовать моим советам. Могу тебе признаться, я еще никогда в жизни не влюблялся и совсем не знаю, как следует обращаться с женщинами.

–    И я не знаю, – раздосадовано воскликнул Алладин, – но всему в жизни приходится учиться впервые. Надеюсь, мы с тобой пройдем неплохую школу.

Джин тут же пробормотал заклинание, превратился в тускло поблескивавшего светлячка и зажужжал возле самого уха Алладина.

–    Я тебе не помешаю, о мой господин, своим присутствием?

–    Только не жужжи так громко и не в самое ухо.

–    Ладно, – прожужжал джин.

–    А теперь вперед! – скомандовал Алладин.

–    Нет, мы еще не все взяли, – сказал Алладин и позвал Абу, – подай-ка мне лампу.

Абу тут же исполнил приказание.

–    Уж не хочешь ли ты меня засадить в лампу? – забеспокоился джин.

–    Да нет, пока не собираюсь, но согласись, если у нас с Жасмин все пойдет как следует, то твое присутствие... – Алладин замялся.

–    Ладно, ладно, – засмеялся джин, – я все понял, третий лишний. Когда она уже будет готова тебя поцеловать, я спрячусь в лампу. Дальше советовать бесполезно, все равно вы слушать не будете.

Алладин поглубже засунул лампу за пазуху и приказал:

–    Вверх, к балкону!

И тут же звезды закружились у него перед глазами. Внезапно совсем вблизи возникла огромная башня султанского дворца.

Заложив лихой вираж, ковер подлетел к самой балюстраде и замер, как вкопанный.

Алладин осторожно поднялся и заглянул за перила. Арку, ведущую в спальню принцессы, прикрывали шелковые занавески. Ветер плавно покачивал их, иногда Алладину удавалось увидеть Жасмин.

Девушка сидела на подушке, а у ее ног расположился тигр.

–    Какая она красивая! – прошептал Алладин.

И тут же джин отозвался возле его уха навязчивым жужжанием:

–    Чего же ты медлишь? Или собираешься всю ночь простоять на ковре возле перил?

–    Я боюсь, – прошептал Алладин.

–    Да не бойся, я тебе обещаю, Жасмин уже любит тебя, ты ей нравишься.

–    А ты откуда знаешь? – зашептал Алладин.

–    Да это видно по ее глазам.

–    Она же сидит спиной к нам!

–    Видел я ее глаза.

–    И что там? – спросил Алладин.

–    Там я видел твое отражение, так сильно она про тебя думает.

–    Да хватит тебе врать, – обиделся Алладин.

–    Так иди же, Иди, Алладин. А если будешь медлить, то мне придется превратиться в великана и, взяв тебя двумя пальцами за шиворот, поставить перед принцессой. А согласись, для принца появляться подобным образом как-то не к лицу.

–    Да ладно, я пойду сам.

Алладин дрожащими руками взялся за перила балкона и перебрался на другую сторону.

Коврик поджидал своего хозяина, как верный конь седока.

Джин конечно же увязался следом за Алладином. Ему было безумно интересно, как же отреагирует принцесса на появление Алладина, ведь джин приложил столько стараний, чтобы его хозяин выглядел подобающим образом.

Каждый следующий шаг давался Алладину все с большим трудом.

Наконец его ноги отказались идти, когда он оказался перед самой занавеской.

–    Нет, джин, я не могу сделать больше и шага.

И тут Алладин почувствовал, как его оторвало от пола и понесло в комнату.

–    Я не хочу! – прошипел Алладин, но было уже поздно.

Жасмин повернула голову и вскрикнула от удивления. В трех шагах от нее стоял принц Али.

Тигр тут же грозно зарычал.

–    Успокойся, успокойся, – погладила его по загривку принцесса, – это свои.

Ободренный таким началом, Алладин учтиво поклонился и поприветствовал принцессу.

–    О, прекрасная Жасмин, я пришел пожелать тебе доброй ночи.

Девушка улыбнулась.

–    И это все?

Алладин растерялся.

–    Значит, ты сделал то, что хотел? – рассмеялась Жасмин.

Алладин только крутил головой.

И тут джин пришел ему на помощь:

–    Да говори же ты что-нибудь, болван!

–    Что говорят в таких случаях? – еле слышно прошептал Алладин.

Джин раздосадовано хмыкнул.

–    Ну, скажи, что она прекрасна, как... как... – джин никак не мог подобрать нужного сравнения, – как звездное небо.

–    Ты прекрасна, принцесса, – сказал Алладин, – как звездное небо.

Жасмин, склонив голову, слушала принца. Его голос ей казался удивительно знакомым.

–    Нет, мне это только кажется, – пробормотала принцесса, – Алладин мертв, и мне повсюду слышится его голос, чудится его образ.

А джин продолжал назойливо жужжать:

–    Главное, говорить, не останавливаясь! Все девушки любят ушами. Чем больше ты будешь говорить всякие глупости, тем лучше для тебя. Только смотри, ничего конкретного не обещай ей.

–    Ну что, что сказать ей дальше?

–    Скажи, что ее голос журчит, как фонтан в летнюю ночь.

–    Твой голос, принцесса, журчит как фонтан в летнюю ночь.

И тут Жасмин, не удержавшись, прыснула смехом.

–    Да я ничего тебе еще не успела сказать, принц.

–    А твой смех, – жужжал джин, – как серебряные колокольчики, а твои глаза, как два бездонных колодца, как две звезды, взошедшие над холмами, а волосы, как морские волны.

Алладин еле успевал повторять за джином, время от времени путая сравнения.

Но Жасмин было уже все равно. Она сидела, зачарованная учтивостью принца, растаявшая от таких изысканных комплиментов.

–    Ну, почему ты замолчал? – спросила она, когда у джина кончились сравнения, и он подыскивал слово, способное передать белизну ее кожи.

–    Как снег, – жужжал джин. – Нет, погоди, это плохо, ты уже говорил, вспоминая ее шею... как перо лебедя... Нет, погоди, это неправильно... с полетом пера мы лучше сравним ее походку или как она танцует, но, к сожалению, пока она еще не поднялась с подушки. А скажи-ка ты ей, что она прекрасна, как утренняя звезда... Нет, как утренняя заря, – уточнил джин.

–    Ты прекрасна, как утренняя заря, – вкрадчивым голосом произнес Алладин и зарделся.

– Наверное, ты любишь стихи? – задумчиво спросила Жасмин.

Джин тут же зажужжал:

–    Только не о стихах, Алладин, вот тут я полный профан. Скажи: «Никакие стихи не могут сравниться с твоей изысканностью, о принцесса!»

И Алладин покорно повторил.

Принцесса уже буквально растаяла, никогда прежде ей не приходилось слушать такие прекрасные сравнения. Хотя конечно же, сравнения были не такими уж новыми, тысячи юношей награждали возлюбленных подобными словами, но Жасмин была девушкой веселой и понимая, что принц Али, возможно, и не знает больше сравнений, тут же предложила:

–    А что ты, принц Али, можешь сказать о моем тигре?

Алладин хотел сказать, что у него четыре сильных лапы и очень мягкий мех, но джин прожужжал совсем другое:

–    Только у такой прекрасной хозяйки может быть такой прекрасный зверь, он ленив, как знамя султана.

–    Как это? – задала вопрос принцесса.

И Алладин принялся рассказывать сам, без подсказки джина, о том, как днем смотрел на знамя, развевавшееся над дворцом, смотрел на его ленивые переливы и видел, как солнце вспыхивает на нем.

–    Хватит, хватит, – жужжал джин, – к делу переходи, Алладин, иначе ты утомишь ее, и она посчитает тебя болтуном. Скажи, что любишь ее, хотя... нет, еще рано. Подойди и как бы невзначай возьми за руку.

–    А если она оттолкнет меня? – прошептал Алладин.

–    Да не оттолкнет, я заглянул в ее глаза, она только об этом и мечтает.

Алладин сделал робкий шаг, и принцесса сама поднялась с подушек. Их руки встретились.

В прикосновении рук принца было что-то такое знакомое, что заставило Жасмин вздрогнуть.

–    Что с тобой, принцесса? – воскликнул Алладин.

«Нет, это не принц Али», – подумала девушка и закрыла глаза.

Она тут же вспомнила бездонное небо, крышу заброшенного дома, вспомнила прикосновение пальцев Алладина к своим ладоням.

«Это он, – догадалась девушка и приоткрыла один глаз. – Но зачем скрывает от меня? Нужно все вернуть, – подумала Жасмин, – мы должны вновь оказаться под звездным небом на ветру, вновь под нами должен расстилаться Багдад, словно отражение звездного неба. И он не сможет соврать мне и признается, что он и Алладин – одно и то же лицо, что он никакой не принц Али».

–    Здесь душно, – прикоснулась рукой к глазам Жасмин, – выйдем на балкон.

–    Конечно, принцесса, я повсюду готов следовать за тобой.

Жасмин легким движением отстранила занавеску, и они оказались на балконе. Алладин прислонился к перилам так, чтобы закрыть от взгляда принцессы волшебный коврик, поджидавший своего хозяина.

И они посмотрели в глаза друг другу.

– Только не моргай, – жужжал джин, – только не моргай и не отводи взгляда, она должна потупить взор первой.

Они смотрели и читали в глазах друг друга все, что только было за тысячелетия написано в книгах о любви. Им не надо было говорить никаких слов, все слова были в их взглядах, их взоры говорили больше, чем любые самые красноречивые слова.

И Алладин, и принцесса Жасмин были счастливы. Огромный тигр положил голову на лапы и смотрел на влюбленных. Ему тоже было хорошо.

–    Все идет прекрасно, все идет прекрасно, – жужжал джин, – вот так и стой, ничего не говори, а то ляпнешь какую-нибудь глупость и все испортишь.

Долго стояли, глядя в глаза друг другу влюбленные. Но джин не любил бездельничать.

Он подлетел к самому уху Алладина и прожужжал:

– А теперь спроси, согласна ли она стать твоей женой, сейчас самый подходящий момент.

–    Не могу, язык не поворачивается.

–    Да говори же ты, Алладин, говори! – настаивал джин.

–    Принцесса Жасмин, согласна ли ты стать моей женой? – не своим голосом произнес Алладин, и его сердце похолодело от ужаса в ожидании ответа.

И джин, даже не дожидаясь ответа принцессы прожужжал:

–    Конечно же, она тебе скажет, «нет», но ты не бойся. И сразу же, когда она скажет «нет», заломи руки и выкрикни: «Тогда я умру, жизнь без тебя, Жасмин – не жизнь, это мука!» А потом сразу же вниз головой с балкона!

Алладин даже не успел обдумать слова джина и возразить, как услышал ответ строптивой принцессы:

–    Нет, принц!

И уже ничего не оставалось, ведь он не успел ничего придумать, как картинно заломить руки и выкрикнуть:

–    Без тебя, принцесса, жизнь для меня хуже пытки! Уж лучше я умру, чем так страдать! – и, сгорая от стыда, он перевалился через перила балкона.

Ковер-самолет был наготове. Алладин упал на него, а джин голосом Алладина протяжно завыл:

–    А-а-а-а... – словно бы тот летит к земле.

–    Что ты наделал? – прошептал Алладин и уже готов был схватить и зло раздавить его.

–    Подожди, подожди, – жужжал джин, – уворачиваясь от рук Алладина.

–    Я люблю тебя! – и принцесса Жасмин, горестно заламывая руки, бросилась к перилам. – Что я наделала!

К немалому удивлению принцессы, принц Али оказался совсем рядом. Он лежал на ковре, подперев голову рукой и, улыбаясь, смотрел на принцессу.

–    Ты подлый обманщик, принц.

А принц в это время протянул девушке руку. Та подала свою ладонь и перескочила через перила. Они оказались вдвоем на ковре.

–    Хочешь, я покажу тебе весь мир?

–    Хочу, – сказала Жасмин, не сводя взгляда с принца Али.

–    Тогда полетели, – и ковер взмыл к звездам.

Принцессе казалось, что она вот-вот прикоснется к самой большой звезде ладонью.

–    Взгляни, Жасмин.

Девушка боязливо выглянула за край ковра и увидела весь Багдад. Мерцали тысячи огней, высились минареты, как лезвия кинжалов застыли кипарисы, облитые лунным светом, и тень ковра стремительно скользила по городу.

У принцессы Жасмин даже дух захватило. И она не стала сопротивляться, когда Алладин обнял ее и прижал к своей груди.

Ковер вошел в облака, и в это мгновение юноша поцеловал девушку.

–    Эй, эй, что ты там делаешь, я ничего не вижу! – зажужжал джин.

Алладин отмахнулся.

–    Я слышала чей-то голос, – испуганно воскликнула принцесса Жасмин.

–    Да нет, это тебе показалось, это свист ветра, а может быть, звон высоких звезд.

–    Я еще никогда так высоко не летала.

Ковер выбрался из облаков, и теперь они лежали, словно кучи хлопка, только что собранного с полей.

–    Как здесь красиво! Облака кажутся мягкими, как пух.

–    Ты можешь их потрогать.

Девушка тут же опустилась на колени и, выставив ладонь, стала ловить пальцами барашки облаков.

–    Это прекрасно, – шептала она, глядя на капли росы на своих пальцах.

–    А взгляни вверх, – предложил Алладин.

Жасмин подняла голову и даже зажмурилась. Такого количества звезд ей никогда не приходилось видеть.

–    Сколько же их? – прошептала девушка.

–    Их невозможно счесть, – сказал Алладин.

–    А где мы сейчас? – оторвав взгляд от сверкающих созвездий, осведомилась принцесса.

–    Я не знаю, сейчас увидим.

И ковер, покорный воле Алладина, нырнул вниз, и их взору открылись иные земли – горные пики, ущелья, снежные вершины.

–    Где мы находимся?

Алладин пожал плечами, ведь он и сам толком не знал, где он сейчас и какие земли под ними.

Джин прожужжал:

–    Да это же Индия.

И Алладин с видом знатока бросил:

–    Это Индия.

–    Индия? – изумилась девушка, – Мы так быстро попали в Индию?

–    Да что здесь такого. А вот сейчас начнется Китай, вот за этой стеной начинается Желтая империя.

–    А почему она называется Желтой? – задала вопрос девушка.

–    Потому что император носит желтые одежды, он считает, что он сын солнца, – вслед за джином повторял Алладин.

–    Откуда ты все это знаешь?

–    Скажи, что ты читал много книг...

–    Да я и читать не умею, – огрызнулся Алладин.

–    Это проще простого.

Алладин и джин стали спорить.

–    Так откуда ты все это знаешь? – глядя на причудливые пагоды, повторила девушка.

–    Я прочел это в книгах, я много путешествовал, бывал в разных краях, – уже врал от себя Алладин войдя в роль знатока и богатого принца.

Ковер скользнул еще ниже и понесся над залитыми водой рисовыми полями.

–    А почему здесь так много воды?

–    Это рисовые поля.

–    Так вот откуда привозят рис?

–    Да-да, именно из Китая привозят рис и шелк.

–    А что это за город там, впереди, он куда больше Багдада? – воскликнула девушка.

Джин прожужжал:

–    Это столица Империи, там находится дворец императора.

–    Это столица Империи, и там находится дворец императора. Хочешь его увидеть? – повторил за джином Алладин.

–    Да, – кивнула девушка, которая была удивлена и потрясена, что бывают города богаче и больше Багдада.

Она-то считала своего отца самым великим и самым богатым человеком на земле.

Ковер подлетел к самой высокой пагоде и плавно опустился на последний маленький балкончик.

–    Как здесь замечательно, я никогда не видела ничего подобного!

–    Сейчас начнется, – прошептал джин.

–    Что начнется? – задал вопрос Алладин.

–    Скажи Жасмин, что это в честь нее...

–    Что в честь нее? – злился Алладин.

–    Сейчас увидишь, говори, быстрее!

–    А сейчас, Жасмин, в твою честь... – и в это мгновение раздались тысячи хлопков, и в небо взмыли разноцветные пороховые ракеты, и начался фейерверк, посвященный седьмой луне.

Ракеты взлетали, рассыпались на тысячи разноцветных пылающих звезд. Весь мир вокруг преобразился. Сменялись цвета, глаза Жасмин сверкали ярче алмазов, отражая все великолепие императорского фейерверка.

–    Если бы это мог видеть мой отец! Он, наверное, устроил бы подобное для жителей Багдада, – прошептала девушка.

–    Если хочешь, такое будет на нашей свадьбе. Вспыхивали и гасли вороха разноцветных огней.

–    А почему ты не отвез меня в столицу твоего государства? – спросила принцесса Жасмин.

Алладин смутился.

–    Я повезу тебя, когда ты станешь моей женой, – прожужжал на ухо Алладину джин.

И тот сразу же повторил слова советчика с улыбкой на губах.

–    А может быть, я еще и не захочу туда.

Алладин сразу же погрустнел. Казалось, слезы вот-вот могут брызнуть из его глаз.

И девушка, видя то, как мучается юноша, крепче сжала его пальцы, давая понять этим знаком, что она пошутила и просит прощения за неосмотрительно произнесенные слова.

Джин зашептал.

–    Устрою тебе любую Империю, любое государство, самое распрекрасное, но это будет одно желание.

–    Какой ты скряга, джин, – промолвил Алладин.

–    С кем ты все время разговариваешь? Твои губы все время шепчут какие-то слова...

И тут же джин прожужжал:

–    Скажи, «мои губы шепчут твое имя».

–    Но нельзя же все время говорить мое имя?

–    Скажи, что имя «Жасмин» такое же свежее, как глоток холодной воды в сердце пустыни.

–    Твое имя, как глоток воды в бескрайней пустыне.

–    Смотри, ты можешь захлебнуться, – пошутила девушка, и Алладин покраснел.

–    Али, – Жасмин приблизила свое лицо к лицу юноши.

–    Да, я слушаю.

–    Придумай для моего имени еще одно сравнение, – и хитрая девушка тут же закрыла ладонями уши Алладина.

Джин, как ни пытался, не мог найти между ее ровными пальцами ни единой щелочки. Он уже хотел было залезть в рот Алладину, но губы того были плотно сжаты.

Алладин напряженно думал и ему в голову пришло, на его взгляд, замечательное сравнение.

–    Твое имя так же желанно, как кусок горячей лепешки на багдадском базаре для голодного и нищего оборванца.

И тут Жасмин все стало ясно. Она сняла чалму и черные волосы Алладина рассыпались по плечам.

–    Ну вот я и узнала тебя, ты проговорился.

Алладин все еще продолжал играть роль принца, но Жасмин уже не верила ни единому его слову. Она была счастлива, что принц Али и ее спаситель, юноша с багдадского базара, один и тот же человек.

–    Выпутывайся, как хочешь, – прожужжал джин, – я уже и не знаю, что делать. Как знаешь, а я прячусь в лампу, мне стыдно за тебя, – и джин, щекоча Алладина, залез в горлышко лампы, которая находилась за пазухой юноши.

И теперь чтобы извлечь его оттуда, нужно будет вновь потереть лампу...


Так что же делать, читатель, какое принять решение Алладину? Ведь его тайна раскрыта, Жасмин узнала его. Но Алладин, посмотрев в ее глаза, понял, девушка еще сомневается, еще можно попытаться убедить ее, что он принц, что он юноша, просто похожий на Алладина, о котором не имеет ни малейшего понятия. И тогда, возможно, она выйдет за него замуж как за принца Али. Закон неумолим, принцесса может выйти замуж только за принца.

Если ты считаешь, что Алладину следует стоять на своем, убеждать Жасмин, что он принц Али, тогда читай Главу 9а.


А если же ты считаешь, что Алладину следует во всем признаться, рассказать о волшебной лампе, о всемогущем джине, тогда читай Главу 9б.


Только не забудь, существует закон, по которому принцесса может выйти замуж только за принца. Подумай, согласится ли принцесса Жасмин стать сообщницей Алладина, решится ли она пойти на обман собственного отца, и станет ли она подыгрывать Алладину в его вранье.


Итак, читатель, вперед.

Глава 9а

И вот, мой дорогой читатель, Алладин вместе с Жасмин стоят на маленьком балкончике самой высокой пагоды. Под ними расстилается столица Желтой империи, мелькают огни фейерверка, и нет у него времени на раздумья. Он уже сам поверил в то, что он принц, ему не хочется расставаться с этим обманом, ему не хочется рядиться в прежние одежды. Он принц Али и верит в то, что станет мужем принцессы Жасмин. Так что же ему сказать? Как исправить положение? Как убедить девушку в том, что он настоящий принц?

Может, ты сам этого и не знаешь, но Алладин достаточно хитер, и если ему удавалось из-под самого носа торговца горячим хлебом утащить его товар, то ему под силу обмануть принцессу. Говорят, обманывать нехорошо. Но если обман к лучшему, и никто от него не пострадает, то можно и попробовать.

Итак, Алладин решился на обман.


–    Ну конечно же, принцесса, твоей наблюдательности следует воздать должное. Это я был с тобой на базаре, это со мной ты сидела на крыше заброшенного дома и смотрела на звезды.

–    Так ты не принц?! – брови Жасмин, изогнутые, как серп молодой луны, изумленно взметнулись вверх.

–    Да, я – Алладин, – рассмеялся юноша.

–    Откуда тогда такое богатство, ты – колдун?

–    Нет, я – Алладин, и я – принц Али.

Алладин аккуратно принял из рук девушки тюрбан и надел его себе на голову.

–    Неужели ты думаешь, что молодой человек с таким благородным лицом мог родиться нищим? – говорил Алладин, и сам верил в свои слова.

Принцесса немного смутилась. А может, она зря обидела молодого человека, предположив, что он мог быть базарным воришкой?

Пока Алладин сидел на балконе пагоды и убеждал принцессу Жасмин в том, что он является самым что ни на есть настоящим принцем Али, тайный советник Джафар беседовал со своим попугаем.

–    Так ты говоришь, никого в спальне нет?

–    Шайтан знает, куда она могла подеваться. Я облетел весь дворец, был в саду, заглянул во все закоулки. Принцессы нигде нет.

–    А где принц Али?

–    Вот это самое любопытное; мой господин, его в шатре нет.

–    Ты точно там был?

Попугай гордо щелкнул клювом.

–    Конечно же, был.

–    И что ты там видел?

–    Слуги, подушки, слон, сундуки с драгоценностями, а принца там нет.

–    Значит, они скрылись вместе, – предположил Джафар.

–    Что ж, они обязательно вернутся.

–    Конечно, захотят есть и вернутся, – прощелкал клювом попугай.

Джафар щелкнул пальцем и тут же как из-под земли в двери появился начальник стражи и завертел головой, не понимая, как он тут оказался.

–    Молодец, ты очень быстро прибыл на мой зов, – развеял его сомнения Джафар. – Сейчас возьмешь верных людей и пойдешь к башне, где живет принцесса. У ее подножия стоит шатер принца Али.

–    Что, нам охранять его? – поинтересовался начальник стражи.

–    Идиот! – выкрикнул Джафар. – Лишь только появится принц, немедленно схватить его!

Затем Джафар, поманив пальцем к себе начальника стражи, добавил:

–    Это секретный приказ султана, понял?

–    Понял, – закивал головой начальник стражи.

–    И никто не должен знать, никто, понял?

Начальник кивнул и умчался выполнять приказ тайного советника.

А Алладин, сидя на балконе пагоды, уже изрядно устал в своих попытках убедить принцессу Жасмин, что перед ней самый настоящий принц Али.

И тогда он прибег к последнему козырю. На вопрос: «А почему же ты тогда был нищим на багдадском базаре?», принц кивнул, чистосердечно признавшись:

–    Я люблю иногда устраивать веселые розыгрыши. Мне нравится, когда меня принимают за другого.

А дальше ему пришлось врать.

–    Я – принц, но хотел разузнать, что говорят о тебе жители Багдада.

–    Ну и что же ты разузнал? – осведомилась принцесса.

–    Я переоделся нищим, оставил свой караван в одном дне пути от Багдада, а сам отправился пешком в город. И вот, бродя по базару под видом нищего оборванца, я наслушался всевозможных историй о тебе, о султане...

–    Наверное, тебе сказали, что я строптивая и злая, что я капризная и непослушная?

Алладин пожал плечами.

–    Разное говорят о тебе, принцесса.

–    Нет-нет, скажи, говорили тебе, что я непослушная?

–    Говорили, – признался Алладин. – Но ведь ты, Жасмин, должна понять меня, ты же переоделась нищенкой, закуталась в рваное покрывало и тоже бродила по улицам Багдада.

–    Но ведь я – это другое дело, я просто убежала из дому, я не хотела выходить замуж за нелюбимого.

–    Я тебя понимаю. И честно тебе признаться, я уже собирался уезжать из Багдада, но Аллаху было угодно, чтобы я встретился с тобой и влюбился.

–    Так ты меня любишь?

Алладин кивнул.

–    И ты в самом деле богат? И ты в самом деле принц?

–    Конечно же, разве может быть по-другому? Я так богат, что даже у моих слуг есть слуги, а у моих рабов есть свои рабы.

Жасмин изумленно всплеснула ладонями.

–    Я и думать не могла, что бывают такие богатые принцы!

–    О, да, бывают, один из них сейчас перед тобой.

–    Принц, наверное, меня уже хватился отец и ищут по всему дворцу, ведь я никому не сказала, что улетела с тобой.

–    Вполне возможно, надо скорее возвращаться, может, и меня хватились.

Юноша и девушка уселись на волшебный коврик, и он помчался сквозь тучи и облака, скользя под самыми звездами, в сторону Багдада.

Теперь уже всю дорогу Алладин не выпускал из своей руки пальцы Жасмин. Прекрасная принцесса задумчиво улыбалась. Она несказанно радовалась тому, что все сложилось так удачно, и Алладин оказался принцем. А это означает, что ее отец, султан Багдада, несомненно отдаст свою любимую дочь в жены принцу Али.

А Алладин укорял себя за то, что не нашел в себе сил честно признаться в своем вранье. Он ведь прекрасно понимал, что рано или поздно придется во всем сознаться, и поэтому его всю дорогу мучили угрызения совести.

Даже Жасмин это заметила.

–    Почему твоя рука стала такой холодной?

–    Наверное, от пронзительного ветра, ведь мы летим под самыми звездами.

–    А я не замечаю холода...

Юноша и девушка вскоре летели над Багдадом.

–    Завтра ты придешь к отцу и попросишь моей руки.

–    Конечно, с самого раннего утра.

–    Я соглашусь, – заулыбалась Жасмин, – только не обижайся, я буду делать вид, что это мне не очень приятно.

–    Почему?

–    Понимаешь, я не привыкла соглашаться со своим отцом с первого раза. Я люблю, когда меня долго упрашивают.

–    Что-то я этого не заметил, – сказал Алладин и улыбнулся.

А Жасмин смутилась, ее щеки залились румянцем...

Они подлетели к балюстраде балкона и Алладин, подхватив свою избранницу на руки, бережно опустил ее на балкон.

Обрадованный появлением хозяйки, огромный тигр заурчал, как домашний котенок, и радостно застучал хвостом по полу.

–    Спокойной ночи тебе, принцесса Жасмин.

–    И тебе, принц, тоже.

–    Приятных сновидений. Я даже знаю, что я увижу во сне.

–    Что?

–    Я увижу твои сияющие счастьем глаза, Жасмин.

–    А я увижу тебя, принц.

–    Ну вот и прекрасно, – промолвил юноша и разжал пальцы.

Ладонь девушки выскользнула из его руки, но она все еще продолжала смотреть в глаза Алладину.

Он улыбнулся, и Жасмин, глядя на своего избранника, направилась в спальню.

А Алладин приказал коврику опустить его к шатру. И коврик тут же исполнил приказание хозяина.

Наконец, Алладин почувствовал под ногами твердую землю. Он расправил плечи и с радостной улыбкой взглянул на горящее окно спальни Жасмин.

И в этот момент стражники набросились на юношу. Они закрутили ему руки, крепко связали толстыми веревками, и как ни сопротивлялся Алладин, как ни пытался вызволяться, силы были слишком неравны. Стражников была дюжина, а Алладин один.

Они тащили его по темному саду, пинали ногами. Алладин хотел закричать, позвать на помощь, но ему заткнули рот.

«Эх, если бы они связали мне руки впереди, а не за спиной, тогда я смог бы прикоснуться к лампе и вызвать на помощь джина».

Но это сделать было невозможно, и Алладин от злости скрежетал зубами, пытался защищаться ногами. Но куда одному против дюжины стражников!

Его тащили довольно долго.

«Куда же они меня волокут? Если бы хотели убить, то убили бы на месте, значит, они задумали что-то ужасное. Наверное, они действуют по приказу злого колдуна Джафара», – догадался Алладин, но ничего не мог поделать.

Ему только оставалось уповать на Аллаха, что тот ему поможет каким-нибудь чудесным образом высвободиться из неволи.

– Ну вот и пришли, – прохрипел начальник стражи, чернобородый Мустафа. Смотри, принц, последний раз посмотри на звезды.

Алладин почувствовал, что потянуло прохладой, затем услышал странный шум и догадался, что они на обрывистом берегу реки.

–    Ну все, насмотрелся! – рявкнул чернобородый Мустафа. – Привяжите к его ногам камень!

И тут же тугая веревка обвила ноги Алладина и его столкнули с обрыва.

Алладин сразу же пошел на дно, ведь камень был очень тяжелый.

«Неужели ничего не смогу сделать?» – подумал Алладин, задержав дыхание.

Вода наливалась в нос, он задыхался.

Камень коснулся дна, и падение остановилось.

Лампа, выскользнув из-за пазухи, упала на дно. Лунный свет был настолько силен, что пробиваясь сквозь толщу воды, освещал лампу. Она лежала всего лишь в одном шаге от Алладина. Если бы его руки были свободны, то Алладин даже со связанными ногами, с тяжелым камнем мог бы до нее дотянуться и вызвать на помощь могущественного джина.

Но руки были связаны очень крепко. Медленно качались водоросли, Алладин задыхался в бесполезных попытках освободить руки.

Поняв, что еще несколько мгновений, и он захлебнется, Алладин предпринял отчаянную попытку. Извиваясь как червяк, он перевернулся и спиной лег на лампу. Почувствовав под своей ладонью носик, он указательным пальцем судорожно потер ее бок...

И в тот же миг призрачный лунный свет мерк в глазах Алладина...

И тут вода вокруг забурлила. Всесильный джин от прикосновения человека к зеленоватой меди вырвался на свободу. Но он не знал, что делать, Алладин должен был ему приказать. Он видел, что юноша погибает, что воздуха у него уже нет.

–    Говори! Говори! – кричал джин. – Ты хочешь освободиться, ты хочешь оказаться на берегу в своем шатре? Говори же поскорее, еще секунда, и ты станешь утопленником, а я не могу воскрешать мертвых, ты же это знаешь! – объяснял джин своему хозяину, носясь вокруг него голубым дельфином. – Но если не можешь говорить, то кивни головой.

И Алладин из последних сил качнул головой.

–    Ну все, приказание отдано, – обрадовался джин, схватил Алладина на руки и, взмыв над рекой, перенес его в шатер.

И только тут Алладин вздохнул.

–    Что бы ты без меня делал? – в сердцах набросился на своего хозяина джин.

Он сыпал упреками так, как сеятель разбрасывает зерна. Казалось, им не будет конца. Джин обвинял Алладина в глупости, в неосмотрительности, в самонадеянности и еще в миллионах всяческих прегрешений.

Алладин устал слушать упреки джина.

–    Если ты не замолчишь, я загоню тебя в лампу и залеплю ей носик.

–    Кстати, мы забыли на дне лампу, – тут же вспомнил джин, – разреши, я за ней слетаю.

–    Уйди с глаз моих, только чтобы стало тихо.

–    Я, конечно же, мог воспользоваться твоей неосмотрительностью и посчитать это третьим желанием, но я великодушен, так и быть, вернусь к тебе с лампой, – и джин унесся прочь, сотрясая ветви на деревьях сада.

Если бы кто-нибудь сейчас видел реку, он был бы изумлен. Огромный синий джин плюхнулся в воду, и река вышла из берегов. Вода забурлила, высокие волны закачали воду, пару суденышек перевернулись...

Наконец джин появился. Двумя пальцами он держал маленькую лампу. И он держал ее так бережно, как держит девушка драгоценный перстень, подаренный любимым женихом.

Алладин уже успел просохнуть, когда вернулся джин и поставил к его ногам медную лампу.

–    Господин, мне кажется, что тебе надо убраться отсюда.

–    Ты думаешь, надо?

–    Конечно, это все происки Джафара, это он хотел тебя убить. Мы должны появиться в нужный момент, иначе никогда не сможем убедить султана, что Джафар желает зла ему и его дочери, – пояснил джин.

Алладин кивнул.

–    Делай, что считаешь нужным.

И тут же Алладин оказался со всеми своими слугами, верблюдами, лошадьми за городскими стенами в той пальмовой роще, откуда он начал свое великолепное шествие в Багдад.

Наутро тайный советник султана был полностью уверен, что принц Али лежит на дне реки, и его жрут рыбы. Дело оставалось за малым – убедить султана, что принц Али не захотел взять в жены принцессу Жасмин и скрылся в неизвестном направлении.

Джафар вошел в покои султана, едва сдерживая радость.

Выслушав вранье Джафара, султан едва удержался, чтобы не расплакаться от расстройства.

–    Поговаривают, – продолжал Джафар, – принц уехал из-за того, что твоя дочь, красавица Жасмин, очень строптива и капризна.

–    О, аллах! – воскликнул султан, заламывая руки, – А я ее уже видел женой принца Али. Наверное, это козни шайтана, и никогда я уже не буду счастлив, никогда мне не придется ласкать внуков.

–    О, я все это понимаю, – горестно закивал головой тайный советник, – я понимаю, как тебе тяжело султан, я понимаю, как тяжело на старости лет видеть непослушание дочери. Но знаешь, мой великий султан, – Джафар опустился на колени и стал похож на черного ворона, – я готов принести себя в жертву.

–    Как это? – осведомился султан.

–    Я стану мужем принцессы Жасмин.

Султан хотел замахать руками, возражая на подобное предложение, но тайный советник тут же направил колдовские лучи своего посоха на султана, и тот покорно опустился на трон.

–    Да, это будет лучший выход, ты мой спаситель, Джафар.

–    Вот он, спаситель, – Джафар ткнул себя пальцем в грудь.

–    Я так тебе благодарен, Джафар, ты, и только ты в тяжелую минуту можешь меня понять и выручить.

–    Да, мой султан, ведь я предан тебе как никто другой в Багдаде. Я готов сделать для тебя все, пойти на любые жертвы, даже взять в жены строптивую Жасмин.

–    О, это так мило с твоей стороны, – зачарованный колдовскими лучами, шептал султан, не сводя глаз с Джафара. – Когда я умру, а мне осталось уже недолго, – бормотал султан, – ты, Джафар, примешь власть в свои руки, будешь править всеми моими подданными, и я буду спокоен.

Джафар согласно кивал головой, продолжая своим посохом гипнотизировать старого султана.

–    Так позови же сюда свою дочь и объяви о своем решении.

–    Да-да, Джафар, я сейчас это сделаю, – и султан приказал позвать к нему Жасмин.

Девушка, думая, что сейчас она услышит приятные слова, тут же прибежала к отцу и с удивлением посмотрела по сторонам. Принца Али нигде не было видно.

–    Дочь моя, любимая Жасмин, – проговорил султан, – случилось непоправимое горе.

–    Что такое, отец?

–    Принц Али предал нас, он позорно бежал из Багдада, ночью, как вор. Он оказался ужасным лжецом.

Джафар следил, как султан разговаривает со своей дочерью и не скрывал презрения к султану. Улыбка змеей скользила по его губам.

А попугай Яго, сидящий на плече тайного советника, то и дело кивал своей яркой головой, довольный тем, как поворачивается дело.

–    Сейчас все решится, – шептал попугай.

–    Заткнись, глупая птица, – одернул тайный советник Яго.

–    Так вот, моя дорогая дочь, и надо же было такому случиться, чтобы на мою седую голову обрушился такой позор. Все в Багдаде будут смеяться над старым султаном.

–    Отец, – воскликнула Жасмин, но султан не дал ей договорить.

Два зеленых, еле различимых луча из глаз кобры-посоха устремились в затылок султану, и он продолжал бормотать.

–    Так вот, моя дочь, только благодаря доброму Джафару, который готов принести себя в жертву, мы можем избежать бесчестья.

–    Я не понимаю тебя, отец.

–    Тебе необязательно понимать меня, Жасмин, – строго заговорил султан, – ты должна покориться моей воле, ты станешь женой Джафара. И не надо со мной спорить!

–    Нет, никогда! – прошептала принцесса Жасмин и упала на ковер, лишившись чувств.

–    Правильно, султан, – сказал Джафар, – строптивых дочерей надо учить.

Султан хотел оправдаться, хотел броситься дочери на помощь, но в это время распахнулась дверь и в тронный зал вбежал Алладин.

Он тут же склонился над бесчувственной Жасмин и поцеловал ее в губы.

Жасмин вздрогнула и открыла глаза.

–    О, принц! – воскликнула она.

Видя, что Жасмин уже пришла в себя, Алладин встал и гордо расправил плечи. Затем он указал пальцем на трясущегося Джафара.

–    Султан, я хочу открыть тебе правду.

Джафар, чувствуя, что его власти над султаном приходит конец, задрожал еще сильнее. Даже Яго испугался до такой степени, что спрятал голову под крыло и поджал хвост.

–    Твой тайный советник вор и обманщик. Он злой человек, он велел стражникам от твоего имени схватить меня, нарушив священный закон Аллаха о гостеприимстве, и утопить меня в реке. И только чудо помогло мне спастись.

–    О, принц Али! – воскликнул султан, и слезы потекли по его морщинистым щекам. – Неужели это правда, я не верю своим ушам! Но слава аллаху, ты жив и ты не обманул мои надежды.

–    Разве я мог обмануть, султан, посмотри на меня! Я честный человек и еще никто никогда не упрекал меня в обмане, – и тут же принц Али покраснел.

Скольких он обманул в своей жизни на багдадском базаре, на узких улочках и площадях!

И тут же он добавил:

–    Меня, принца Али, никто еще никогда не уличал во лжи. А вот он злой человек, и он желал моей смерти, чтобы завладеть рукой твоей дочери и твоим троном, султан. Он пошел на убийство, на нарушение священных законов!

–    Стража! – закричал султан, и тут же в зал вбежали могучие стражники, готовые по первому слову султана броситься на обидчика.

Джафар успел направить еле заметные зеленоватые лучи из глаз посоха-кобры в глаза султану, и тот вместо приказа принялся бормотать бессвязные слова, а ведь этого только Джафару и надо было.

–    Взять его! – закричал Джафар, указывая крючковатым пальцем на Алладина.

Стражники, ничего не понимая, смотрели то на султана, то на Джафара, то на Алладина.

–    Ни с места! – закричала принцесса Жасмин, видя, в каком состоянии находится отец.

А Алладин, воспользовавшись замешательством, как тигр бросился к Джафару, вырвал из его рук посох и со всего маху ударил им о колонну.

Костяной посох рассыпался на множество осколков, и два зеленоватых камешка раскатились в стороны. Джафар тут же потерял свою власть над султаном.

–    Отец! – закричала принцесса Жасмин, и султан мгновенно пришел в себя.

–    Вот этой дрянью, мой султан,, он заставлял тебя покоряться своей воле, – сказал Алладин и подцепив носком сапога голову кобры, закатил ее под сундук.

–    Схватите этого гнусного обманщика! Хватайте тайного советника!

Стражники несколько мгновений медлили, все еще не решаясь схватить всемогущего тайного советника. И этих мгновений хватило Джафару, чтобы пробормотать несколько ужасных заклинаний, от одного звука которых кровь стыла в жилах.

Дворец вздрогнул, и на том месте, где еще мгновение назад стоял тайный советник, заклубился едкий зеленоватый дым.

Один из стражников успел вонзить копье в этот дым, и древко тут же обуглилось, а наконечник со звоном упал на каменные плиты пола.

–    Это колдовство! – воскликнул перепуганный стражник и, уронив древко, отступил на несколько шагов.

–    Теперь султан, надеюсь, ты видишь, кем был твой тайный советник.

–    Да-да, отец, – поддержала Алладина принцесса Жасмин, – я же тебе говорила, что Джафар злой человек, что он замышляет недоброе, что он замышляет только одно – погубить нас с тобой и завладеть твоим троном.

–    Да, дети мои, – сказал султан, – но аллах всемогущ, и он помог разоблачить мерзавца.

Принц Али приблизился к трону и опустился на одно колено перед султаном.

–    О, всемогущий, у меня к тебе просьба.

–    Говори же, принц Али, я за твои услуги готов отблагодарить тебя чем угодно.

–    Мне ничего не надо, всемогущий султан, я хочу просить у тебя лишь руки Жасмин. Я хочу, чтобы она стала моей женой.

Девушка, не дождавшись, что скажет отец, вы-крикнула:

–    Я согласна, отец!

–    И я согласен, – промолвил старый султан и всплакнул.

А молодые стояли, держась за руки.

Вскоре султан пришел в себя. Он промокнул слезы и вызвал старшего глашатая.

Тот тотчас явился перед султаном.

–    Объяви всем жителям Багдада, что через три дня состоится свадьба моей дочери принцессы Жасмин и принца Али. Пусть все готовятся к свадьбе. И еще скажи, султан всех приглашает принять участие в пиршестве, и если кого-то не окажется за праздничным столом, я велю посадить его в темницу, – султан усмехнулся, довольный шуткой.

А принц Али и Жасмин стояли, держась за руки, они были поглощены только собой. Они даже не слышали, что говорил султан, они не слышали, как на городских стенах запели трубы, и как сотни глашатаев принялись оповещать жителей Багдада о решении султана.

Вполне довольный тем, как складывается его жизнь, Алладин удалился в шатер, достал лампу и потер ее бока.

Тут же появился джин.

–    Ты все слышал? – спросил Алладин.

–    А как же, – ухмыльнулся джин, – могу тебя поздравить.

–    Давай теперь подумаем, как мы устроим свадьбу.

–    Не стоит забивать себе этим голову, – сказал джин, повисая в воздухе, – я заказал таких музыкантов, таких танцовщиц, что весь Багдад и через двести лет будет вспоминать эти бешеные танцы. А еще я заказал таких фокусников и факиров, что султану и во сне не снилось.

–    А что ты предложишь надеть мне на свадьбу?

–    По-моему, твой наряд и так хорош. Но если тебе не нравится этот, я могу предложить сотню новых. Только я знаю, ты не сможешь выбрать сам.

–    Так выбери для меня.

–    Алладин, ты почти что султан, я сделал для тебя все, что мог. Я спас тебе жизнь, сделал тебя принцем, женил на Жасмин.

–    Свадьбы еще не было, – напомнил Алладин.

–    Не было, так будет, это дело времени. И послушай, приятель, пусть теперь болит голова у султана. Ты становишься таким же несносным, как и Жасмин. Наверное, и она пристает к отцу с расспросами, какой наряд ей больше к лицу. Не уподобляйся женщинам, Алладин, иначе тогда я даже не знаю, как мне с тобой разговаривать.

–    А у тебя когда-нибудь была хозяйка-женщина? – задал вопрос Алладин.

–    Помилуй меня аллах от этого! – воскликнул джин, всплеснув своими огромными ручищами. – Все что угодно, пусть лучше моим хозяином станет обезьяна, только не женщина. У них же тысячи вопросов, на которые не существует ответов, они сами не знают, чего хотят. Когда темно, они хотят света, когда светит солнце, подавай им ночь. Когда идет дождь, им хочется засухи. Хорошо, что ты не женщина, Алладин, хотя твои желания меня иногда сбивают с толку. Я хочу напомнить тебе, мой господин, об одном нашем разговоре. Может, он не очень приятен для тебя...

Алладин тут же нахмурился.

–    Говори, джин.

–    Как-то раз, когда мы сидели в пальмовой роще, ты пообещал, что последним твоим желанием будет даровать мне свободу, – джин неприязненно посмотрел на лампу.

Алладин нахмурился сильнее.

–    Ну, чего тебе не хватает? – не унимался джин. – Все у тебя есть, ты самый богатый человек во вселенной. У тебя есть любимая, которая через пару дней станет твоей женой, тебя ждет трон султана и если хочешь, я могу устроить так, что эти два дня пролетят в мгновение ока.

–    Нет, не хочу, – скривил губы Алладин, – я сам не знаю, чего хочу. Казалось, я всю жизнь мечтал стать богатым, а теперь не знаю, что мне делать. Когда я был бродягой и нищим, все было куда проще.

–    Так ты выполнишь свое обещание? – рассердился джин.

–    Какое? – с наигранной наивностью осведомился Алладин.

–    Как это какое? Самое главное – дать мне свободу.

–    Я подумаю, – Алладин почесал затылок.

–    Да сколько можно думать, мы же обо всем договорились! Ты же пообещал.

–    Ну да, мало ли чего я пообещал, ты же сам знаешь, джин, я же обманщик, вор и проходимец.

–    Э, нет, ты благородный принц Али, таким я тебя создал.

–    Вот именно, – бросил Алладин, – я сам ничего не сделал, все сотворено тобой – груды золота, драгоценные камни...

–    Ну, нет, Алладин, все не так. Жасмин полюбила тебя, и тут обошлось без колдовства. Главное тут сделал ты. Ты взял в руки лампу, к которой никто не прикасался десять тысяч лет и вызволил меня из небытия, а теперь снова хочешь навсегда упрятать в лампу?

–    Почему, может быть, я когда-нибудь загадаю третье желание, и лампа попадет в чьи-нибудь хорошие руки.

Джин рассмеялся.

–    Так не бывает, Алладин, если ты загадаешь третье желание и навсегда упрячешь меня в лампу, то не пожелаешь, чтобы она досталась хоть кому-нибудь. Ты спрячешь ее так, что она будет покоиться в каком-нибудь тайнике еще десять тысяч лет, и мне придется прозябать в неволе.

–    Я не знаю, – вконец растерялся Алладин, – конечно же плохо не сдержать свое слово, тем более, что я принц, но, джин, повремени немного, после свадьбы я выполню свое обещание, ты станешь свободным.

Джин нахмурился.

–    Все вы так говорите. Скольких хозяев мне довелось сменить, и никто из них не дал мне свободы. И ты такой же, Алладин, а я-то думал, ты мне друг.

–    Друг, друг, – попытался успокоить юноша джина.

–    Я даже смотреть на тебя не хочу! – возмутился джин и тут же сделался маленьким облачком дыма и исчез в лампе...


Так вот, читатель, как обстоят дела на настоящий момент. Джин исчез в лампе, а Алладин находится в растерянности и может повести себя по-разному. Может обидеться на джина, дескать, пусть посидит в лампе, подумает и поймет, что не так уж легко быть хозяином всемогущего джина, придумывать ему желания. Ну в самом деле, что это взбрело ему в голову – отпусти его на свободу немедленно? Свободу еще нужно заслужить. Ждал же десятки тысяч лет, подождет еще.


Так вот, если ты считаешь, что Алладину стоит оставить джина в покое сидящем в лампе, а самому выйти из шатра и отправиться к принцессе, то тогда читай Главу 10а.


Если же ты считаешь, что джина нужно вызвать назад и попытаться убедить его повременить со своей просьбой о свободе – все-таки лучше договариваться, чем ссориться – то тогда читай Главу 10с.


А если же ты, мой читатель, считаешь, что джину не нужно давать свободу – в конце концов, джины и существуют, чтобы жить в лампах и выполнять приказания своих хозяев, - читай Главу 10б.


Итак, вперед, к той главе, которую ты избрал.

Глава 9б

Мой читатель, ты решил, что Алладину лучше всего признаться, кто он такой на самом деле, и пусть прекрасная Жасмин сама решает, как ей поступить в подобном случае.

Вообще-то, честность лучше вранья, но иногда за нее приходится поплатиться. А иногда она приносит вознаграждение. Как будет в этом случае? Ты же знаешь пословицу: «Худая правда лучше, чем красивая ложь».

Но ложь иногда бывает спасительной. Таков этот случай или нет, решать тебе самому.


–    Да ладно, Жасмин, скажу тебе всю правду, – Алладин покраснел и отвел взгляд в сторону. – Я никакой не принц Али, вернее, я – принц Али, но только сейчас, а на самом деле, я именно тот Алладин, которого ты знаешь, я тот, с кем ты встретилась на багдадском базаре у прилавка торговца фруктами. Я всю свою жизнь воровал, обманывал, дурачил людей. Правда, я никогда не обманывал бедных, признаюсь, – и Алладин приложил руку к сердцу. – Видит аллах, я говорю правду. Я даже часто делился с ними последним.

–    Последним украденным? – уточнила Жасмин.

–    Да, – кивнул Алладин.

–    Да, теперь мне все понятно, и я рада, что ты именно тот юноша.

Алладин робко улыбнулся. Ведь он ожидал услышать совсем другое, а слова принцессы Жасмин возродили в нем надежду.

–    Но как же быть теперь? – вздохнула девушка и посмотрела на юношу.

Ее уже не интересовали россыпи разноцветных огней над столицей Желтой империи.

–    Как же быть? Как же быть? – твердила девушка.

–    О чем ты? – задал робкий вопрос Алладин.

–    Но ведь я тебя люблю...

–    И я люблю тебя! – воскликнул Алладин, набравшись смелости.

–    Но как же нам быть, ведь я могу выйти замуж только за принца. Хотя, подожди... – тут же задумалась принцесса Жасмин. – Мне кажется, Алладин, ты меня обманываешь, ты никакой не Алладин, ты просто узнал, что я полюбила парня с базара и хочешь себя за него выдать.

Алладин уже не знал, как доказать свою правоту.

–    Точно тебе говорю, откуда я знаю все подробности? Откуда я знаю, что ты сидела на крыше с оборванцем, смотрела на звезды? Я и есть тот самый оборванец, – Алладин уже жалел, что на нем нет подранных штанов и старой рубашки.

–    А как тогда ты стал принцем? Откуда у тебя деньги, верблюды, слоны? Нет, ты меня обманываешь, – Жасмин обиженно поджала губы и отстранилась от юноши.

Тот готов был расплакаться от бессилия. И тут он вспомнил о волшебной лампе.

–    Сейчас ты мне поверишь, Жасмин, обязательно поверишь. Держись крепче за перила балкона.

Юноша извлек лампу и потер ее бок. И тут же легкий дым возник над носиком и появился огромный джин.

–    Что, мой господин, слушаю и повинуюсь, – джин специально напустил на себя солидный вид, не говорил никаких глупостей, Алладин в глазах девушки должен был выглядеть настоящим хозяином лампы, который не позволяет джину фамильярничать с собой.

Девушка сперва испугалась, но потом справилась с собой, все-таки она была принцессой и умела держать себя в руках.

–    Это джин? – спросила она.

–    Да, – кивнул Алладин.

Не веря Алладину, принцесса обратилась прямо к джину:

–    Ты и впрямь житель лампы?

–    Да, о возлюбленная моего господина, я джин, слуга лампы и раб Алладина.

–    Ну вот, Жасмин, – сказал юноша, – не буду объяснять как, но в мои руки попала эта лампа, я стал хозяином джина, и он сделал меня принцем. И если ты соблаговолишь стать моей женой, я расскажу тебе эту историю, поверь, она очень занимательная. Мы будем долгими вечерами сидеть на балконе, смотреть на звезды, а я буду рассказывать тебе мою историю.

–    Ты обманщик, – поджала губы Жасмин. – Я-то знаю, как ты умеешь дурачить торговцев, думаешь, одурачить и меня? Дешевое колдовство хочешь выдать за джина.

–    Это я-то дешевка? – не удержался джин. – Я могу все, что угодно, это я превратил бродягу с базара в принца.

–    Ну-ну, не очень-то задавайся, – воскликнул Алладин, и джин тут же сложил ладони пред грудью и поклонился своему хозяину.

–    Все равно я тебе не верю, – стояла на своем девушка, – все твое богатство – одна видимость, оно не настоящее.

–    Я делаю все основательно, о возлюбленная моего господина, и без обмана, – проговорил джин.

–    Я знаю точно, – сказала Жасмин, – только джины умеют переносить во времени, только они умеют возвращать прошлое. Ты это умеешь? – спросила она у джина. – Тогда... – Жасмин принялась накручивать прядь волос на свой изящный палец, – тогда, чтобы я поверила, перенеси нас с Алладином в то время, когда мы забрались на крышу и сидели рядом, смотрели на звезды. А я взгляну в глаза настоящему Алладину, смогу сравнить, он передо мной сейчас или принц Али-обманщик.

Джин вопросительно посмотрел на своего хозяина. Алладин в этот момент готов был сделать для своей возлюбленной все что угодно.

–    Джин, перенеси нас на крышу моего жилища, и пусть все будет так, как было тогда.

–    Алладин подумай, ведь это желание, – шепотом напомнил джин.

–    Но если ты не исполнишь его, она не поверит, что я есть я, – прошептал Алладин и погрозил джину кулаком. – Говорят тебе, выполняй, значит, выполняй!

Пагода затряслась, вокруг молодых людей потемнело пространство, звезды померкли, их закрутило волчком.

Принцесса Жасмин испуганно вскрикнула, но тут же почувствовала свою ладонь в руке Алла дина.

Они вновь сидели на крыше, вновь на Жасмин было наброшено старое покрывало, а Алладин сидел рядом с ней в подранных шароварах и старой рубашке. Над ними сияли яркие звезды.

Девушка взглянула в глаза юноше.

–    Теперь я верю, что это ты, – прошептала она.

–    Если любишь меня, поцелуй, – ответил Алладин и закрыл глаза.

Он почувствовал, как губы принцессы касаются его губ и тут же послышался визг обезьянки и крики стражников:

–    Вот он, хватайте! Хватайте, не давайте уйти!

Жасмин испуганно прижалась к Алладину.

И вновь вокруг них все потемнело, исчезли звезды, крики и топот стражников, затихли вдали.

Алладин и принцесса вновь стояли на балконе пагоды. Джин, как и прежде, голубоватым облаком покачивался перед ними.

–    Убедилась, о возлюбленная моего господина? – спросил джин.

–    Да, – прошептала девушка. – Но как же нам теперь быть?

–    Ах, Алладин, – покачал головой джин, – говорил я тебе, не связывайся с женщинами, они сами не знают, чего хотят. И стоило возвращаться в прошлое, чтобы вновь нарваться на стражников? Не будь я твоим другом, я бы оставил тебя в прошлом и пусть тащат тебя в темницу, раз ты не умеешь ценить данные тебе возможности.

–    Я ни о чем не жалею, – сказала принцесса Жасмин, – а ты, Алладин?

–    Я тоже. Те мгновения в самом деле' были сладостными и прекрасными, я бы хотел их пережить вновь.

–    Нет-нет, только не это! – воскликнул джин.

–    Так как же нам поступить? – спросила принцесса.

–    Жасмин, – воскликнул Алладин, – помнишь, когда мы разыграли торговца на багдадском базаре, я говорил, что ты сумасшедшая, а я твой родной брат, и ты подыграла мне?

–    Конечно помню, – мечтательно проговорила Жасмин.

–    Давай сделаем то же самое. Ты же не боишься нарушить закон? Ты же не боишься стать женой Алладина? Тебе же не нужен принц Али?

–    Мне все равно, кто ты, я тебя люблю и в образе бродяги, и в образе принца.

–    Тогда возвращаемся назад, – воскликнул Алладин. – Мы вернемся во дворец, предстанем перед твоим отцом, а ты не будешь больше артачиться и упираться, согласишься стать женой принца Али.

–    Но что будет потом, Алладин? Всю жизнь тебе придется скрывать, кем ты был до этого, – грустно сказала принцесса.

–    Ладно, молодые люди, – сказал джин, – я вижу, вы сами никогда не придумаете, как устроить свою жизнь, как стать счастливыми. Ложь еще никому не приносила счастья, но если быть честным, то и правда тоже. Всегда нужно выдерживать грань между искренностью и обманом. Предоставьте дело мне, я прекрасно позабочусь о вас.

–    Но каким образом, джин?

–    Как я этого добьюсь – это мои проблемы. Можете положиться на меня. Вы должны согласиться. Вы согласны?

Принцесса Жасмин и Алладин переглянулись.

–    Наверное, да, – сказали они в один голос.

–    Главное, молодые люди, не мешайте мне. Ты, Алладин, не будешь никаким принцем, на тебе вновь появятся твои драные шаровары, старая рубашка, а ты, принцесса Жасмин, конечно же останешься дочерью султана, ты ею родилась. Я перенесу вас в Багдад, и вы предстанете перед султаном. И ты, Алладин, честно во всем признаешься, попросишь прощения, а ты, Жасмин, искренне простишь его.

Принцесса усомнилась.

–    А вдруг мой отец не захочет отдавать меня замуж за Алладина?

–    На это есть третье желание, еще не использованное Алладином. Но прибережем его для страховки, так сказать. Я думаю, султан все поймет и простит и тебя, и Алладина. Только не забывайте, молодые люди, все должно выглядеть как в жизни. Ты, Жасмин, разыгрывай удивление, как будто первый раз узнала от принца Али, что он Алладин. Или же, наоборот. Главное, подыгрывайте мне, а я буду умолять Алладина, чтобы он не давал мне свободы, а вновь стал принцем. И так я устрою ваше счастье.


Мой дорогой читатель, вместе с Алладином и Жасмин ты сказал джину «да», и он перенес молодых людей во дворец, поставил перед султаном.

А что из этого получилось, можешь узнать, прочитав Главу 12а.

Глава 10а

Значит, ты, читатель, считаешь, что Алладин поступил правильно, оставив за собой на время еще одно желание, и не стоит спешить давать джину свободу. Пусть посидит в лампе, одумается, поймет, что значит настоящая дружба. Друзьям нужно доверять, если они сказали, что дадут свободу, значит, жди и верь.

Посмотрим, что из этого получилось.


–    Ах, так ты даже не хочешь со мной разговаривать! – рассердился Алладин. – Тогда и сиди в лампе. Вот увидишь, я свое слово сдержу, а чтобы наказать тебя, ты всю мою свадьбу просидишь в заточении. Не хотел обо мне позаботиться, значит, и я не буду заботиться о тебе.

–    Принц Али! Принц Али! – услышал Алладин голос одного из многочисленных слуг султана.

–    Меня зовут, – Алладин поднялся и вышел из шатра.

Он не увидел, что на ветке дерева напротив входа в шатер сидел, прижавшись к стволу, попугай Яго. Он косил на Алладина налитым кровью глазом и беззвучно щелкал клювом.

–    Ага, – сказал сам себе Яго, – вот теперь мне все стало ясно. Никакой это не принц Али, а самый обыкновенный воришка Алладин, Алмаз Неограненный. Все твое богатство – плод колдовства, все за тебя сделал джин. И за то, что ты когда-то продал меня за три лепешки, не желая со мной поговорить по душам, я отплачу тебе такой же черной монетой.

И попугай, взмахнув крыльями, влетел в шатер, схватил своими когтистыми лапами лампу и, тяжело махая крыльями, умчался к горным пещерам, где прятался колдун Джафар.

«Вот обрадуется мой хозяин! Жаль, что я не человек и не могу сам потереть лампу, чтобы вызвать джина. Тогда бы я заказал себе сто мешков соленых орешков, потом еще двести. А когда бы я съел все орешки...»

Но додумать Яго не успел, потому что уже влетал в черную страшную пещеру, в глубине которой теплился очаг, а у очага сидел, обхватив голову руками, Джафар и посылал проклятья на голову султана и принца Али.

–    Господин, – закричал Яго, – хватит убиваться горем, посмотри, что у меня в лапах, – в лампа упала к ногам Джафара.

–    Зачем ты приволок эту дрянь? – не отнимая ладоней от лица, спросил Джафар.

–    Хозяин, ты еще ничего не понял, ведь это та самая лампа.

–    Лампа? – переспросил Джафар.

Ну да, помнишь, Алмаз Неограненный? Так вот, этот Алмаз и принц Али – один и тот же человек, бродяга Алладин.

–    А как же караваны, драгоценности, слон?

–    Все это проделки джина, хозяин. Алладин завладел лампой и заставил джина сделать себя принцем. А я украл лампу, и джин сейчас сидит в ней.

Глаза Джафара вспыхнули недобрым огнем.

–    Ах, моя умная птица, дай я тебя поцелую, – и Джафар сгреб Яго в кулак.

–    Тише, господин, можешь задушить.

–    Ох, моя умная птица, – Джафар отбросил попугая в сторону и схватил трясущимися руками лампу. – О, теперь я властелин мира, – все еще не веря в удачу, шептал колдун. – Наконец-то свершится главное мое желание. Глупцы те, кто раньше владел лампой, они желали малого, а я в отличие от них знаю, чего пожелать.

Легкая ленивая струйка дыма потянулась из носика лампы, и облако собралось под сводами пещеры. Из дымного облака возник джин, но он был обижен на Алладина и не собирался поворачиваться к своему хозяину.

–    Так значит, ты не дашь мне свободы, – проговорил джин и только тут заметил, что находится не в шатре, а в какой-то темной пещере.

И тут же услышал за собой страшный раскатистый хохот.

–    Нет, свободы ты у меня не получишь, – воскликнул Джафар, – а ну-ка называй меня как следует!

Увидев Джафара, джин сразу же погрустнел. Но делать было нечего, закон требовал повиноваться хозяину лампы.

–    Слушаю и повинуюсь, о господин.

–    Кто ты? – спросил Джафар.

–    Я джин, раб лампы.

–    Вот так-то лучше, – уже немного более миролюбиво сказал колдун.

Джин ничего не отвечал. Он висел в воздухе, прижав руки к груди, глаза его были закрыты.

–    Можешь мне не рассказывать о своих возможностях, – улыбнулся Джафар.

–    Да, господин, – пробормотал джин.

Попугай Яго на всякий случай проковылял в дальний угол пещеры и там забился в кучу тряпья.

«Мало ли что взбредет в голову Джафару и не стоит раньше времени попадаться ему на глаза».

Колдун развалился на ковре и стал поигрывать лампой, надев ее на указательный палец.

–    Я тебе не позволю подолгу разгуливать на свободе, выполнишь желание и залезешь в лампу.

–    Да, господин, слушаю и повинуюсь.

–    Я тебе еще ничего не приказывал. Итак, джин, ты должен сделать меня самым могущественным и самым великим волшебником в мире.

–    Но все равно, господин, твоя власть будет меньше, чем у джинов.

–    Я это знаю, – раздраженно сказал Джафар, – и можешь мне не указывать, делай, что велят.

– Слушаю и повинуюсь, о господин, – зло проговорил джин и тут же сверкнули молнии, перед входом в пещеру пронесся ураганный ветер.

Вскоре все стихло. Джафар лежал на ковре, джин висел в воздухе с закрытыми глазами.

–    Все? – спросил Джафар.

–    Да, господин. Могу я исчезнуть в лампе?

–    Тебе не хочется погулять на свободе?

–    Я хочу в лампу, – ответил джин и пробормотал себе под нос, – что-то не очень мне нравится смотреть на его наглую улыбку.

–    Ну что ж, полезай в лампу.

Джин мгновенно превратился в облако дыма и тонкой струйкой перетек в лампу.

– Теперь-то я тебя буду носить при себе, – ухмыльнулся Джафар и опустил лампу за пазуху.

Яго выбрался из-под кучи тряпья и тут же стал поздравлять своего господина.

–    О, великий волшебник, самый великий колдун в мире, я рад приветствовать тебя в новом качестве. Надеюсь, ты никогда не забудешь, что лам ну тебе принес я?

Джафар расхохотался.

–    Твоя услуга ничего не меняет в наших отношениях, Яго, ты исправно будешь получать соленые орешки, а если вздумаешь болтать лишнего, то я уж придумаю, в кого тебя превратить.

–    Но ты уверен, господин, что джин не схитрил? Я смотрю на тебя и не замечаю никаких перемен.

–    Это можно проверить, – Джафар вышел из пещеры и окинул взглядом пустынные окрестности.

–    Чего ты не умел раньше? – спросил Яго.

–    Мне были не подвластны солнце, луна и звезды.

–    Давай их поменяем местами, – предложил попугай.

–    Ого, – воскликнул Джафар, – теперь мне уже не требуется колдовская книга, все заклинания я знаю наизусть, – и он пробормотал страшное заклинание.

И тут же на дневном небе вспыхнули звезды. Яго замахал крыльями.

–    Давай вернем все на место, мне так не нравится.

–    Ладно, пусть до времени никто ничего не замечает, – и вновь ничто не нарушало однообразной голубизны неба. – А теперь в Багдад! – воскликнул Джафар, превращаясь в черного ворона.

И вместе с Яго они полетели к виднеющейся на горизонте столице Вселенной.

А в это время во дворце происходило следующее.

На площади перед воротами собралась уйма народу. Каждому хотелось услышать о том, что же скажет султан.

Алладин был вне себя от счастья. Старый султан пообещал, что после свадьбы он передаст трон мужу своей дочери.

Но радость оказалась недолгой.

–    Все-таки я – обманщик, – прошептал юноша, – и трон султан передает не Алладину, а принцу Али.

Он тут же бросился искать Жасмин, чтобы успеть во всем признаться ей.

Жасмин встретила его в тронном зале.

–    О, мой дорогой принц Али, как я счастлива!

–    Жасмин, я должен тебе что-то сказать...

–    Потом, идем, послушаем, как будет говорить перед народом мой отец. Жители Багдада любят тебя, принц Али, и будут рады видеть тебя своим султаном.

–    Но я не могу стать султаном! – воскликнул Алладин.

Но Жасмин уже не слышала его. Гул толпы перекрыл последние слова Алладина.

Султан появился на балконе над воротами.

–    Да здравствует принц Али! – кричала толпа. – Да здравствует наш султан!

Старик поднял руку, и шум тут же улегся.

–    Я хочу тебе сказать... – зашептал Алладин.

–    Нет, потом, – закричала Жасмин, увлекая с собой юношу, – ты тоже должен стоять на балконе. Мы должны стоять все трое, народ должен нас видеть.

–    Но я не тот, за кого себя выдаю, – настаивал Алладин, перепрыгивая через ступеньки, чтобы поспеть за девушкой.

–    Я знаю, ты любишь притворяться нищим, любишь ходить в одеждах оборванца по базару – так, как это делал великий Гарун-Аль-Рашид. Если хочешь, после свадьбы мы проделаем с тобой это вдвоем. То-то позабавимся!

–    Я не об этом...

Но тут впереди винтовой лестницы блеснул свет, и Жасмин с Алладином оказались на балконе рядом со старым султаном.

И вновь крики толпы чуть не оглушили Алла дина.

–    Принц Али! Великий Али! Щедрый Али! – неистовствовала толпа.

Султан улыбнулся.

–    Видишь, принц, как они тебя любят.

Признаться старому султану во всем сейчас, стоя на балконе, Алладин не решился. Да тот про сто не поверил бы ему. Юноша понимал, теперь ничего не изменишь, от него самого теперь ничего не зависит.

Султан поднял руки, пытаясь успокоить народ. Над площадью зависла тишина.

Султан набрал полную грудь воздуха и крикнул:

–    После свадьбы я решил передать власть мужу своей дочери принцу Али.

–    Да здравствует принц Али, будущий султан Багдада! Да здравствует наш мудрый султан! Да здравствует принцесса Жасмин!

Принцесса крепко сжала руку Алладина.

–    Видишь, как они тебя любят. Ты будешь хорошим правителем, ты же знаешь, что им нужно

И тут среди яркого солнечного дня тень внезапно легла на султана, Алладина и Жасмин, стоявших на балконе. Огромный черный ворон сел на перила и расправил крылья.

Попугай Яго посчитал лучшим сесть на карниз и наблюдать со стороны.

Ворон превратился в Джафара. Он взмахнул плащом и расхохотался.

Жасмин испуганно вскрикнула, султан от удивления раскрыл рот.

–    Где моя лампа? – тут же спохватился Алладин и вспомнил, что оставил ее в шатре.

Но Джафар не дал никому опомниться. Тут же по его приказу небо заволокло тучами, хлынул дождь, засверкали молнии.

Он извлек лампу и, покачав ее на мизинце, показал Алладину.

–    Все, кончилась твоя власть, ты не стал султаном.

–    Отдай! – выкрикнул юноша, но тут же сноп искр ударил из глаз Джафара, и Алладина отбросило к стене.

Хохот злодея полетел над онемевшей площадью.

–    Я самый могущественный колдун во всем мире!

Джафар потер лампу, и из нее появился джин. Народ, собравшийся на площади, закричал.

–    Джин, сделай меня султаном!

–    Слушаюсь и повинуюсь, – грустным голосом произнес джин.

–    Неужели ты послушаешься этого мерзавца?! – закричал Алладин. – Сделай же что-нибудь!

–    Не могу, – развел руками джин, – теперь он хозяин лампы.

И тут же белые одежды Алладина исчезли, он снова оказался в старой рваной одежде, слон, стоявший во дворе, тут же превратился в обезьянку Абу.

Султан и Жасмин, ничего не понимая, смотрели на это превращение.

И тут налетевший ветер сорвал с головы султана чалму, и она оказалась на голове Джафара.

Его черные одежды сделались белыми, и он подошел к краю балкона, протянул руку, и мириады искр посыпались на толпу.

Все смотрели на Джафара как загипнотизированные. Затем он взмахнул правой рукой, и все на площади замерли. Остановились даже птицы в полете, остановилось само время.

Колдун приблизился к Алладину и рассмеялся.

–    Ну что, оборванец?

Алладин пытался дотянуться до своего обидчика, но Джафар сделал так, что юноша завис в воздухе и не мог коснуться ногами земли. Алладин барахтался, не в силах что-нибудь поделать.

–    А вы, – обратился колдун к султану и его дочери, – теперь будете прислуживать мне. Ты, султан, с этого момента мой придворный шут, – и тут же на старике появились одежды, сшитые из разноцветных лоскутков, а на голове появилась шапочка с бубенчиками. – Ты шут и будешь меня смешить, – Джафар расхохотался. – А ты, Жасмин, внимательно посмотри на своего принца, не думаю, что он тебе нравится в таком виде. Никакой он не принц, а самый обыкновенный проходимец, обманом пытавшийся захватить власть. А ты чуть не стала его женой.

–    Алладин... – позвала девушка, – что происходит?

–    Я хотел тебе сказать, – грустно произнес юноша, – хотел во всем признаться, но, к сожалению, мне приходится делать это слишком поздно. Никакой я не принц, а воришка и базарный обманщик. И единственное, что я могу сделать – это просить у тебя прощения.

–    Алладин, – воскликнула девушка, – я все равно люблю тебя. Помоги нам!

Юноша развел руками.

–    Я ничего не могу сделать, сила теперь на стороне Джафара. Прости меня.

–    Ты – мерзавец! – закричал султан, но тут же замолк, потому что на его шапочке зазвенели бубенцы.

–    Молчи, шут, – рассмеялся Джафар, – ты хорошо умеешь смешить своего господина.

–    Ты гнусный обманщик, ты украл лампу! – закричала Жасмин. – Ты никогда не будешь правителем Багдада!

–    Я уже правитель Багдада, – спокойно отвечал Джафар, – и ты станешь моей женой.

–    Никогда! – выкрикнула девушка.

Джафар поднял руку и тут же глаза принцессы затуманились, на лице появилась улыбка. Она видела перед собой не Джафара, а Алладина, но юноша не знал этого.

–    Подойди ко мне, – скрипучим голосом проговорил колдун.

Жасмин сделала несколько неуверенных шагов и улыбнулась растерянно и нежно.

–    Поцелуй меня, любимая, – усмехаясь, попросил Джафар.

И Жасмин, видя перед собой только Алладина, трогательно поцеловала колдуна в щеку.

–    Вот видишь, Алладин, все подвластно моей воле, Жасмин забыла тебя.

–    Ты подлый обманщик! – кричал юноша, размахивая руками. – Это все колдовство, Жасмин никогда не полюбит тебя!

–    А то, что ты был принцем Али, разве это не колдовство?

Алладину пришлось замолчать. Но он понимал, Жасмин по-прежнему любит его, и только это служило ему утешением.

–    Итак, нужно кончать, – подытожил Джафар. – Два моих желания уже выполнены, третье оставим на потом. Я хочу, чтобы Алладин был мертв, – и Джафар принялся бормотать заклинание.

Но ничего из этого не получилось.

–    Джин, – громко крикнул колдун.

–    Да, господин.

–    Ты сделал меня беспомощным колдуном?

–    Ничуть, – возразил джин. – Каждый владелец лампы должен знать, джины не умеют убивать.

–    Но я – не джин.

Гигант пожал плечами.

–    Но сила твоя, Джафар, происходит от джина, значит, запреты распространяются и на тебя.

–    Тогда... тогда... – Джафар прямо позеленел от злости и уже не соображал, что говорит, – тогда пусть Алладин со всеми своими пожитками исчезнет из Багдада и отправляется туда, где лежит вечный снег.

И тут же колдун пробормотал заклинание, такое же страшное, как его обезображенное злостью лицо.

Поднялся страшный вихрь, Алладина закружило.

–    Я люблю тебя! – услышал юноша крик Жасмин.

Тут же громыхнула молния, он почувствовал па своем плече обезьянку Абу и что-то колющее ткну лось ему в лицо. Он еще не понимая, что происходит, обхватил скрученный в трубку волшебный коврик, и ветер унес его.

Джафар злорадно потер руки.

–    Ну все, с Алладином покончено. Если я сам не могу убить его, дело докончит мороз.

Джин понурил голову.

–    А теперь полезай в лампу.

Алладин от ужаса закрыл глаза. Его переворачивало через голову, бросало из стороны в сторону, а потом он упал на что-то мягкое, но очень холодное.


Юноша открыл глаза. Вокруг него расстилалась бескрайняя белая пустыня. Он лежал на снегу. Рядом, в сугробе, без чувств лежал его верный друг Абу. Коврик наполовину занесло снегом.

– Как здесь холодно! – поежился юноша и зябко поджал пальцы босых ног. – Эй, Абу, очнись!

Он вытащил его из снега и стал отогревать своим дыханием. Тот вскоре очнулся, глубоко вздохнул и с грустью посмотрел на своего хозяина.

–    Ну что, Абу, – улыбнулся Алладин, – наши дела еще не так плохи, этот злой колдун от ярости не понимал, что делает. Он сказал, чтобы я со всеми пожитками исчез из Багдада, а все мои пожитки – ты, да волшебный ковер.

Абу радостно замахал хвостом и обхватил лапками шею своего хозяина.

–    Эй, коврик, – позвал Алладин, – ты еще не замерз?

Тот скрипнул льдом, налипшим на него, и несколько раз сложившись, распрямился. Льдинки осыпались на снег, и ковер-самолет подлетел к своему хозяину.

–    Мне что-то не хочется здесь оставаться надолго, – сказал Алладин, усаживаясь на ковер. – Хотя, в общем-то, здесь интересно. Итак, ковер, возврати меня в Багдад, в султанский дворец.


Вот что получилось, мой читатель, когда Алладин оставил без присмотра волшебную лампу. Хорошо еще Джафар по недосмотру отправил его в снега вместе с волшебным ковриком. На волосок от гибели был Алладин со своей верной обезьянкой.

А теперь его ковер летит к Багдаду. Согласись, это еще полдела добраться до столицы Вселенной, там же хозяйничает злой Джафар. Времени на раздумье у Алладина не так уж много.

Ну, вернется он в Багдад – и что? Нужно ре шить, зачем он туда летит. Признайся, Алладин не так уж дорожит султанским троном, который ему пообещал отец Жасмин, ему важнее любовь девушки.

Так что можно, прилетев в город, похитить принцессу Жасмин и скрыться вместе с ней на волшебном ковре, даже и не пытаясь завладеть лампой.

Все равно Джафару осталось только одно желание, и он вряд ли решится потратить его на то, что бы вернуть в Багдад беглую принцессу и Алладина.

Если ты считаешь, что юноше и не следует пытаться завладеть волшебной лампой, а нужно только попытаться украсть Жасмин у колдуна, тогда читай Главу 11б.


А если же, мой дорогой читатель, ты считаешь, следует попытаться завладеть лампой, рискуя при этом своей свободой, свободой Жасмин, тогда читай Главу 11а.

Глава 10б

Читатель, ты посчитал за лучшее для Алладина наотрез отказать джину. Пусть всегда остается рабом лампы.

Нет, конечно же, временами Алладин будет вы пускать его из лампы, хотя не сможет загадать ни одного желания. Как я понимаю, для тебя важно знать, джин не попадет в чужие руки, лампа всегда будет при Алладине.

Ну что ж, может быть, ты и прав.

Смотри!


Алладин склонился к горлышку лампы и зло прокричал:

–    Ты никогда не получишь свободы, джин, – и тут же вышел из шатра.

–    А я никогда отсюда и не вылезу, – пробормотал джин, сидя в лампе, хотя прекрасно понимал, что ему придется выбираться, едва хозяин потрет позеленевшую медь пальцами.

–    Все будет хорошо, – пытался утешить себя Алладин, разгуливая по саду.

Он смотрел на высокий балкон, за аркой которого ярко пылали светильники.

Жасмин вышла на балкон и посмотрела на звездное небо.

«Как она смотрит на звезды! – восхитился Алладин. – Наверное, она вспоминает тот день, когда мы вместе с ней сидели на крыше. Но как ей сказать о том, что я не принц Али, а безродный бродяга, по недоразумению заполучивший в свои руки волшебную лампу. Это ужасно, стать мужем принцессы и всю свою жизнь мучить себя вопросом – признаваться или же продолжать играть роль принца».

Пока Алладин смотрел на принцессу, попугай Яго, до этого сидевший на ветке дерева и слышавший весь разговор юноши и джина, радостно взмахнул крыльями.

–    Так вот в чем оно дело! Вот кто на самом деле знаменитый принц Али! Да он обманщик и проходимец. То-то обрадуется мой господин, когда я доставлю ему лампу!

Попугай влетел в шатер, схватил своими когтистыми лапами лампу и, тяжело махая крыльями, полетел по саду.

Алладин внезапно заметил Яго и бросился за ним в погоню.

–    Эй, отдай лампу! – кричал юноша, схватив с земли камень.

Яго еле увернулся, камень просвистел мимо. Он чуть не выпустил из лап лампу.

–    Пошел вон! – огрызался попугай и, взмахнув крыльями, попытался подняться чуть выше.

Но лампа оказалась достаточно тяжелой.

–    Отдавай! – кричал Алладин, продираясь сквозь кусты.

–    Не догонишь! – щелкнул клювом Яго и еле-еле добрался до верха каменной ограды.

Там он устроился передохнуть и, склонив голову набок, посмотрел вниз.

Алладин только что выбрался из зарослей и оглядывался, куда запропастился попугай.

–    Прощай, – ехидно сказал Яго и, подцепив лампу, спланировал на другую сторону ограды.

Алладин в бессильной ярости подбежал к каменной стене и стал колотить в нее руками...

На одной из улочек Багдада Яго уже поджидал Джафар. Он с ног до головы закутался в черный плащ, лишь только злобные глаза сверкали из узкой прорези между чалмой и плащом.

Еле живой от усталости, Яго опустился на плечо Джафару и выронил лампу.

–    Зачем ты ее нес с собой? – спросил колдун, еще не понимая, что это и есть та самая волшебная лампа, за которой он охотился всю жизнь.

–    Он не принц Али, – еле живой от усталости, прощелкал клювом Яго, – он Алладин, Алмаз Неограненный, а это – та самая лампа.

И тут же глаза Джафара алчно вспыхнули. Он опустился, бережно поднял лампу и оглядевшись, сунул ее за пазуху.

–    Так он спасся, выбрался из пещеры?

–    Да, мой господин, и все его богатство – проделки джина.

–    Ага, – Джафар захихикал, – мы найдем на него управу. Теперь я стану султаном, а ты, Яго, будешь моим тайным советником. Мы уничтожим Алладина, старого султана сделаем шутом, а Жасмин станет моей женой.

Яго защелкал клювом.

–    Это великолепно, мой господин, об этом только можно мечтать.

–    Всему свое время.

Джафар выбрался за пределы города через одному ему известный подземный ход. Устроившись в узкой расщелине между скал, потер лампу.

Джин, думая, что это Алладин трет лампу, неохотно выбрался из нее и замер, повернувшись к своему хозяину спиной.

–    Если ты думаешь, Алладин, – проворчал джин, – что мне хочется с тобой говорить после того, как ты отказался дать мне свободу, то... – и тут Джафар громко рассмеялся.

–    Ну, отвечай джин, как следует, скажи мне, кто ты? – хохот эхом отдавался в скалах.

Джин обернулся и увидел перед собой злого колдуна. Делать было нечего, теперь тот стал владельцем лампы.

–    Я раб лампы, слушаюсь и повинуюсь.

–    Значит так, – улыбнулся Джафар, – ты должен выполнить три моих желания, знаю, ты не умеешь убивать, не умеешь воскрешать мертвых, и ты не имеешь власти над человеческими чувствами.

–    Еще я не могу создать из ничего другого джина, – напомнил своему хозяину раб лампы.

–    Вообще-то это интересная мысль, – задумался Джафар, – мы к ней еще вернемся. А теперь вот что, мое первое желание такое: я становлюсь султаном Багдада.

Джин пожал плечами.

–    Если это приказ, то я готов его выполнять. Готово.

–    Что готово?

–    Ты султан Багдада.

–    Это точно? – переспросил колдун.

–    Посмотри, на тебе белые одежды, а на голове султанская чалма.

И впрямь, Джафар преобразился.

–    А мое второе желание будет таково: перенеси Алладина далеко-далеко – туда, где лежит вечный снег, и пусть он там замерзнет.

–    О, хитрец, – воскликнул джин, – ты, зная, что я не могу убивать людей, придумал отправить Алладина в снега, чтобы он там замерз?

–    Да, – усмехнулся Джафар, – сказано – выполняй, это мое второе желание.

Делать было нечего. Джин взвился в воздух, перелетел городскую стену и, прилетев к ограде сада, увидел Алладина, сидевшего прямо на траве.

Юноша обхватил голову руками и причитал:

–    Я сам все погубил.

–    Алладин, – тихо позвал джин.

Тот вскинул голову.

–    А, это ты? Как хорошо, что ты прилетел.

–    Извини меня, друг, – сказал джин, – теперь я не принадлежу тебе, лампой владеет Джафар, и я обязан слушаться его.

–    Джин, скажи, что мне делать?

–    Мне очень жаль, Алладин, но ты сам виноват во всем. Если бы ты даровал мне свободу, то лампа стала бы бесполезной игрушкой, а так я должен погубить тебя.

–    Но ты не можешь убивать, – вспомнил юноша.

Джафар придумал другой способ, – я обязан отнести тебя в вечные снега и ты там замерзнешь, – и с этими словами джин подхватил Алладина и взмыл в небо.

–    Неужели ты выполнишь этот приказ? – спрашивал юноша, задыхаясь от пронзительного ветра.

–    Да, мне ничего не остается делать, я не могу ослушаться нового хозяина лампы.

–    А ты не можешь его обмануть?

–    Нет. Ты сам виноват, Алладин, ты не дал мне свободу.

Внизу показалась заснеженная равнина, и джин, опустившись на снег, бережно поставил Алладина.

–    Прощай, мой друг.

–    Погоди, джин, я понимаю, ты бессилен спасти меня, но пообещай, что ты отомстишь за меня.

–    Что ж, возможно, – сказал джин, – не знаю как, но мне хочется наказать Джафара.

–    Я знаю, как это сделать, – Алладин поманил к себе джина и стал что-то шептать ему на ухо.

Юноша опасался, что сквозь какой-нибудь магический кристалл Джафар подсматривает за ним.

Джин грустно улыбнулся.

–    Ты хорошо придумал, хоть это и не спасет тебя.

–    Зато я узнаю, если Джафар исчезнет, Жасмин будет в безопасности.

–    Прощай, – еще раз сказал джин, и из его глаз упало несколько больших слез.

Он закрыл лицо ладонями и взмыл в холодное звездное небо.

Алладин какое-то время брел по снежной пустыне, спотыкался, падал, вновь вставал, но вскоре силы оставили его.

Однажды упав, он не поднялся, и ветер намел над ним небольшой сугроб...

А джин, вернувшись в Багдад, вновь предстал перед своим новым хозяином.

Джафар сидел на плоском камне и смотрел в волшебный бриллиант. Там среди сверкающих граней проносились снежинки, и нигде не было видно одинокого путника, лишь только небольшой холмик на всей снежной равнине.

–    .Итак, джин, – Джафар, ухмыльнувшись, спрятал волшебный бриллиант, – ты выполнил мое поручение.

–    У тебя осталось только одно желание, – напомнил джин.

–    К сожалению, да, – признался Джафар, – и мне не хотелось бы терять его понапрасну.

–    Ты, Джафар, наверное, хотел бы быть таким же могущественным, как и я.

–    Вообще-то, это неплохая идея, – колдун задумался.

–    Да, но я не могу создавать джинов из ничего, – прикрыв глаза ладонью, сказал джин.

–    Погоди-погоди, – спохватился Джафар, – ты сказал, джинов из ничего?

–    Да.

–    А кого-нибудь сделать джином ты можешь?– Джафар подался вперед, ожидая ответа.

И тут джин искусно разыграл отчаяние.

–    Я проговорился, – воскликнул он, – как же я был неосмотрителен!

–    Ха-ха, – неистовствовал Джафар, – теперь я знаю, что мне нужно. Я приказываю тебе сделать меня всемогущим джином!

–    Ну что ж, приказ есть приказ, – и джин забормотал заклинание.

Джафар рос и возносился. И вот он уже стоял гигантом, куда более высоким, чем самый высокий минарет в Багдаде.

–    Я джин, – закричал Джафар, – я всемогущ, я могу сделать все, что угодно.

Но тут он услышал хохот джина.

–    Да, Джафар, ты всемогущ, но сила дается только невольнику, ты теперь раб лампы.

И тут Джафар почувствовал, как его огромное тело превращается в дым, а тот, в свою очередь, исчезает в носике лампы.

–    Не хочу! – закричал колдун, но было уже поздно.

Он весь, без остатка, исчез в лампе, став ее рабом.

Джин взял лампу, заглянул в ее носик одним глазом.

–    Вот так, Джафар, с тобой покончено, теперь я спрячу лампу так, что до нее никто не доберется сто тысяч лет. Как жаль, что моя сила исчезла, теперь я не могу ничего, я такой же, как люди. Но зато Джафар наказан, а Жасмин спасена.

Джин присел на камень и на всякий случай попробовал немного поколдовать:

–    Хочу, чтобы здесь вырос великолепный дворец.

Он всматривался в песчаные барханы, в скалы, возносившиеся над пустыней.

–    Ничего, ровным счетом ничего не возникло, сказал сам себе джин, – значит, я теперь свободен. Бедный Алладин!

Джин размахнулся и зашвырнул лампу к подножию бархана. Вскоре песок спрятал ее, и только не большой холмик напоминал о том, что на этом свете существовал злой колдун Джафар, ставший всесильным джином, рабом лампы.


Ну вот, мой читатель, сказка и окончена. Алладин погиб в снежной пустыне, Джафар погребен под песком.

Слезы Жасмин через полгода высохли на ее щеках, и она вышла замуж за принца, приехавшего к ее отцу просить руки дочери султана.


Вот так и окончилась эта сказка.

Глава 10с

Я смотрю, ты упорный, читатель, ты считаешь, любой спор, любое разногласие лучше всего решать переговорами. И ты посоветовал Алладину попытаться еще раз уговорить джина в том, что со свободой следует повременить. Но спор на то и спор, что заранее неизвестно, кто кого сумеет убедить.

Так что, разговор Алладина с джином продолжается.


–    Ну, выходи, бездельник! – рассердился Алладин и потер край лампы.

Уставший джин выбрался наружу.

–    Да оставь ты меня в покое! Надоело тебя слушать! Или ты оставишь меня в покое, или даешь мне свободу.

–    Нет, – Алладин спрятал лампу под подушку, – пока мы обо всем не договоримся, я не успокоюсь.

–    Давай, говори, – джин сел и заткнул уши.

–    Так не пойдет.

–    Неужели ты, Алладин, не понимаешь, я всемогущий джин и могу слышать, даже если в мои уши вставлены пальцы.

–    Тогда хотя бы отвечай.

–    Не буду.

–    Неужели тебе нужна свобода немедленно, и ты не можешь подождать пару дней?

–    Дело в том, Алладин, что я умею заглядывать в будущее и если о чем-то прошу, значит так оно и нужно.

–    И что меня ждет в будущем? – спросил юноша.

–    Вот этого я не могу тебе сказать, это уже будет выполнением желания.

–    Ну хоть одним глазком я могу туда взглянуть?

–    Нет...

–    Ты плохой друг, – обиделся Алладин.

–    Ладно, я не могу сказать тебе напрямую, – джин сделался немного меньшего роста и уселся у ног Алладина, – но кое о чем могу намекнуть. Тебя ждут большие неприятности, если ты не дашь мне свободу.

–    Я погибну?

–    Все зависит от того, какие ты будешь принимать решения. Если ты в дальнейшем будешь вести себя глупо, то погибнешь, а если станешь слушать мои советы, все окончится...

–    Чем? – спросил Алладин.

–    Ну конечно же, свадьбой. Ты женишься на Жасмин и станешь султаном.

–    Ты все-таки открыл мне тайну будущего, – рассмеялся юноша.

–    Нет, так может быть, но необязательно, что так будет, – напомнил джин.

Алладин сильно задумался.

–    Наверное, ты прав и можешь принимать правильные решения исходя из того, что знаешь будущее.

–    А ты сомневался? – улыбнулся джин.

–    Хорошо, я готов слушаться тебя. Только учти, если ты все это затеял для того, чтобы получить свободу, то поберегись.

–    Неужели ты еще не понял, Алладин, я твой единственный и настоящий друг. Только я желаю тебе счастья.

–    И себе тоже, – вставил юноша.

–    Было бы глупо не желать себе счастья. Итак, слушай мой план, – джин вольготно расположился на ковре и стал втолковывать Алладину. – Ты, конечно же, понимаешь, что принцесса Жасмин любит Алладина, а не принца Али.

–    Да.

–    Но выйти замуж она может только за принца.

–    Вот в этом-то и вся проблема, – согласился юноша.

–    Неужели ты думаешь, ей не хотелось бы выйти замуж за Алладина?

–    Думаю, она об этом мечтает, впрочем, как и я мечтаю жениться на ней.

–    Так к чему обман, к чему страдания? Давай признаемся девушке во всем.

–    Но есть закон, – Алладин наморщил лоб, – и он не позволяет Жасмин выходить за кого-нибудь, кроме принца.

–    Предоставь дело мне, – джин приосанился, – и я устрою вашу свадьбу. Ты же уверен, что девушка простит тебя, если узнает, об обмане, на который ты пошел ради любви?

–    Скорее всего, да, – согласился Алладин.

–    А почему тогда ты считаешь ее отца глупцом, не способным понять таких простых вещей?

–    Существует закон, – Алладин развел руки в стороны.

–    Законы издают султаны, и если он поймет тебя, то примет новый закон. Теперь же нет Джафара, который может все испортить.

–    Джин, я согласен. Если ты устроишь мою свадьбу, я дарую тебе свободу.

–    Ты хитер, Алладин. Устроить свадьбу – это одно желание. Но мне ничего не остается, как выполнить его даром. Итак, завтра, если ты согласен, я верну тебе твой прежний облик бродяги и оборванца, таким ты и предстанешь перед Жасмин в тронном зале.

–    Не очень-то приятная перспектива, – поежился Алладин. – А если все-таки султан не разрешит Жасмин выйти замуж за базарного воришку?

–    Тогда, Алладин, у тебя остается еще одно желание, и ты, если положение окажется безвыходным, используешь его. Скажешь мне, чтобы я сделал тебя настоящим принцем.

–    Тебе не кажется, джин, это довольно глупо. Я и сейчас принц, потом задаром становлюсь оборванцем, затем, использовав одно желание, к тому же, учти, джин, последнее, вновь делаюсь принцем Али.

–    Ты забывчив, Алладин, я умею заглядывать в будущее, так что такой вариант оставим для страховки.

–    А если и Жасмин откажется признать меня?

–    Я отправлю тебя к ней, и ты ей обо всем рас скажешь. Прямо сейчас. Захочешь – оставайся принцем, захочешь – вновь станешь Алладином. Но только пообещай: если я все устрою наилучшим образом, ты даруешь мне свободу.

–    Согласен, – сказал Алладин.

–    Тогда отправляйся к Жасмин. Надеюсь, она тебя поймет и чудесно подыграет тебе, разыгрывая удивление в присутствии отца.

Джин щелкнул пальцем, и Алладин оказался на балконе принцессы. На нем вновь были драные шаровары, старая рубашка.

Он отодвинул шелковую занавеску и шагнул в спальню.

Жасмин вскинула голову и замерла в удивлении.

–    Алладин? – вырвалось у нее из груди.

–    Да, – ответил юноша.

Он сделал шаг навстречу девушке, ожидая, что та прогонит его.

Но Жасмин бросилась к нему, обняла и принялась целовать.

–    Мне сказали, что ты погиб.

–    Это все происки Джафара. Скажи мне, Жасмин, кого ты любишь, Алладина или принца Али?

–    Конечно же, тебя, – засмеялась девушка.

–    Ты хочешь стать моей женой?

–    Это невозможно.

Тут в спальне появился невидимый для Жасмин джин.

–    Но принц Али и Алладин – это все я, – воскликнул юноша и тут же на нем появились богатые одежды.

Жасмин ахнула.

–    Так что же нам делать?

–    Садись и слушай.

Алладин усадил девушку на ковер, сам уселся рядом и приказал:

–    Джин, явись.

Джин появился перед принцессой в полупрозрачном виде, чтобы не так испугать ее. Но все равно Жасмин сразу же лишилась чувств, лишь только увидела синего гиганта.

Джин, не растерявшись, зачерпнул пригоршню воды из фонтана и швырнул ей в лицо.

–    Принцесса, ты слишком чувствительна, – наставительно сказал джин, когда Жасмин открыла глаза. – Приступая к важному делу, нельзя отдаваться на волю чувств.

–    Кто это? – чуть слышно пролепетала Жасмин.

–    Это джин, мой друг, он и сделал из меня принца.

–    Это невозможно! – воскликнула девушка.

–    Это самый настоящий джин, такой, о каких рассказывают в сказках.

Наконец-то принцесса поверила в то, что перед ней не видение, а самый настоящий джин.

И вот они вдвоем изложили перед ней свой хитроумный план.

Жасмин согласилась подыграть, только попросила об одном:

–    Пусть мой отец не удивляется появлению джина, ты сможешь это сделать? У него все-таки слабое сердце.

–    Да, для меня такое по силам. Когда он увидит меня, то ничуть не удивится. Я приснюсь ему сегодняшней ночью и подготовлю к встрече.

–    Хорошо, – сказал Алладин, – и если все удастся, ты получишь свободу.

–    А если султан не согласится? – вздохнула Жасмин.

–    У Алладина есть третье желание.


Итак, мой дорогой читатель, Алладину ничего не остается, как только ждать завтрашнего дня, чтобы вместе с Жасмин и джином предстать перед султаном, покаяться во всем и надеяться на его милость.

Итак, не желая отказываться от задуманного, Алладин направляется прямиком в Главу 12а.

Глава 11а

И вот, следуя твоему выбору, Алладин летит на ковре-самолете в Багдад, в султанский дворец, в надежде завладеть волшебной лампой, вырвать ее из рук алчного Джафара, ставшего теперь волшебством джина султаном и самым могущественным колдуном на Земле.


А Джафар в полной уверенности, что с Алладином покончено навсегда, в том, что он погребен во льдах, хозяйничал в султанском дворце, как хотел. Султан в шутовской шапочке, позванивая бубенчиками, забился в угол и был рад, что о нем хоть на время забыли. Хватило с него издевательств и злословия Джафара.

А вот Жасмин пришлось несладко. Бывший тайный советник, а теперь султан Багдада Джафар усадил ее на ковры и заставлял улыбаться. Конечно, Джафар мог заставить ее улыбаться своим волшебством, но он понимал, нужно сломить строптивый характер девушки, нужно научить ее притворяться. Ему доставляло несказанное удовольствие унижать султана и его дочь.

–    Нет-нет, Жасмин, ты улыбаешься слишком грустно.

У девушки в глазах и без того блестели слезы.

–    Ну-ка, правый уголок губ немного повыше, вот так. Такой ты мне нравишься. А блеск твоих глаз, несравненная Жасмин...

Принцесса не выдержала и разрыдалась, уткнувшись лицом в камень.

–    Ничего, Жасмин, скоро это пройдет, ты привыкнешь ко мне. Скажи, я красив? – Джафар поднялся во весь свой рост и развел руки.

Он напомнил Жасмин старого черного ворона, только что прилетевшего с городской помойки, хотя на нем и были белые одежды султана.

Но больше всех упивался властью, как и водится, второе лицо в государстве, если птицу только можно назвать «лицом».

Попугай Яго сидел на султанском троне и чистил клюв о его бархатную обивку. Он отполировал его до блеска и то и дело разглядывал свое отражение в большом золотом блюде, на котором лежали жареные орешки. Он отполировал свой клюв так, как не полировала свои ногти даже принцесса Жасмин. Он настолько пресытился ощущением собственного величия и съеденными орешками, что даже крадись к нему сейчас кот, он поленился бы взлетать. Он чувствовал себя властелином мира. Он обнаглел настолько, что даже позволял себе не отвечать на вопросы господина и то и дело почесывал горло правой лапой, запуская свои желтоватые когти глубоко в перья. Ведь это же он, Яго, украл лампу, это он дал своему хозяину власть, и теперь он понимал, что хозяин будет безмерно дорожить им.

Яго горделиво осмотрелся по сторонам. И, заметив султана, прокричал.

–    Эй, ты, дряхлый беззубый старикашка, ну-ка раскуси мне пару грецких орехов!

Султан встрепенулся, и по его морщинистым щекам побежали слезы. Такого унижения он даже и представить себе не мог. Ведь кто знал, что все сложится подобным образом и он, всемогущий султан, владыка вселенной, будет шутом при дворе злого Джафара.

Старик поднялся и, пошатываясь, звеня бубенцами, побрел к трону выполнять просьбу общипанного попугая.

А тому показалось, что султан идет слишком медленно.

–    Эй, стражник, – приказал Яго, – всыпь-ка плетей старику, что-то он совсем обленился!

И в этот момент Жасмин умоляюще взглянула на Джафара.

Тот поднял руку. Стражник с занесенным кнутом замер.

–    Эй, Яго, полегче! – грозно сказал Джафар. – Мне кажется, что твоя наглость не знает предела.

– Да разве это наглость, мой господин? Я просто попросил султана о маленькой услуге, ведь я уже устал щелкать орехи.

–    Замолчи, а то я тебя посажу в клетку.

–    Не хочу в клетку! – капризно огрызнулся попугай.

–    Тогда и молчи, а то завяжу клюв шнурком.

–    А вот говорить мне никто не запретит!

Джафар тут же выхватил из рукава шелковый шнурок и мгновенно сделав петлю, завязал на большом клюве попугая.

Как зло ни вращал глазами Яго, это не помогло. Он даже попытался своей когтистой лапой стянуть шнурок, но это ему не удалось и поэтому, обидевшись, он забрался в угол и отвернулся к стене, при этом подумав:

«Ладно-ладно, Джафар, ты меня еще о чем-нибудь попросишь, тебе еще нужен будет совет мудрого Яго. Вот тогда-то я и посоветую тебе какую-нибудь дрянь. И ты обязательно сломаешь шею, ведь без моей помощи ты ничто – глупый колдун, возомнивший себя невесть чем. А я птица стоящая, я знаю себе цену и не позволю унижать».

С этими мыслями попугай сунул голову под крыло и стал неподвижным, похожим на безглавое чучело.

Джафар хлопнул в ладоши, и в тронный зал вошли музыканты. Они расположились полукругом и по знаку нового султана заиграли. Зазвучала заунывная музыка, и Джафар кивнул принцессе.

–    Танцуй, Жасмин.

–    Я не какая-нибудь уличная танцовщица.

–    Но я же султан, – усмехнулся Джафар, – а если ты не станешь танцевать, я прикажу всыпать плетей твоему отцу. Не забывайся, ты теперь не принцесса, а дочь шута, – и Джафар расхохотался.

Жасмин понимала, что обещание колдуна будет тотчас выполнено, если она не станцует.

Жасмин сбросила накидку и стала танцевать со слезами на глазах.

А Джафар, развеселившись, захлопал в ладоши.

–    Резвее, резвее!

Музыканты заиграли быстрее, и Жасмин ничего не оставалось делать, как следовать музыке.

Джафар так разошелся, что вскочил сам и, широко разводя руки, стал хлопать в ладоши.

И тут лампа выпала у него из-за пазухи.

–    О, мое бесценное сокровище! – упал на колени перед лампой Джафар и заглянул в носик. – Ну как, мой милый джин, ты не ушибся?

В ответ из носика лампы вырвалось маленькое облачко дыма.

–    Ну-ка, назад, назад, я не тер лампу, можешь не притворяться.

И Джафар, чтобы лампа не мешала ему танцевать, поставил ее на невысокую колонку с бархатной подушкой наверху. Лампа, тронутая благородной зеленой патиной, была самой бедной с виду вещью в тронном зале. Здесь все блестело золотом, драгоценными камнями и шелками.

Жасмин с ненавистью смотрела на Джафара, но продолжала танцевать.

–    Ну-ну, какие мы злые, – рассмеялся Джафар, – ничего, Жасмин, это скоро пройдет, и ты полюбишь меня.

–    Никогда! – выкрикнула девушка.

Джафар достал плеть и занес ее.

–    Не надо! – взмолилась Жасмин.

–    Тогда смотри поприветливее и не позволяй себе грубых слов.

И тут глаза Жасмин засветились радостью. Джафар обрадовался, думая, что этот полный радости и нежности взгляд предназначен ему.

А дело было в том, что Жасмин увидела в оконном проеме Алладина. Тот стоял на ковре, держа на руках обезьянку, и прижимал указательный палец к губам. Девушка чуть не вскрикнула от восторга, но сдержалась, потому что в любой момент Джафар мог заметить ее возлюбленного и расправиться с ним.

Алладин, стоя на ковре, медленно вплыл в тронный зал и тут же исчез за колонной.

Жасмин тут же поняла его план.

–    Джафар, прошу тебя, потанцуй со мной, – как можно ласковее произнесла принцесса и протянула вперед свои руки.

Джафар даже онемел от удивления, и какое-то время хлопал глазами. Он никак не мог придумать объяснения столь разительным переменам, произошедшим с девушкой.

–    Ну что ж, Жасмин, наконец-то ты образумилась. Я хоть и не уличный танцовщик, но музыку люблю.

Джафар, расправив свой белый плащ, плавно подошел к Жасмин и взял ее за руку.

А Алладину этого только и нужно было. Он, крадучись, выбрался из-за колонны и двинулся к лампе.

Единственный, кто почувствовал что-то недоброе, был попугай Яго.

Он обернулся и увидел крадущегося Алладина. Попугай Яго хотел крикнуть, предупредить своего господина, но крика у него конечно же не получилось, ведь Джафар завязал клюв.

Тогда попугай взмахнул крыльями, чтобы подлететь к своему господину, но тут же Абу, соскочив с плеча своего господина, бросился на попугая и прижал его к полу.

Попугай забился, пытаясь вырваться, а Джафар, прикрыв от удовольствия глаза, стоял с Жасмин посреди зала.

Музыканты играли так громко, что Джафар даже не услышал возни, происходящей у него за спиной.

–    Джафар... – томно произнесла принцесса и взмахнула своими длинными ресницами.

Колдун, как завороженный, посмотрел в ее огромные глаза... и тут увидел в них отражение крадущегося к лампе Алладина.

–    Ах, негодная! –воскликнул Джафар, отталкивая принцессу.

Он бросился наперерез юноше, но Жасмин вцепилась в его плащ, повисла на нем и этим, возможно, спасла Алладина.

Алладин схватил лампу и только собрался потереть его бок, как в руке Джафара блеснул кривой клинок кинжала.

Он схватил принцессу за волосы и приставил острие к горлу.

–Если ты, мерзавец, потрешь лампу, я тут же убью ее! А ты сам знаешь, джины не умеют воскрешать мертвых.

Алладин застыл.

–    Не обращай на меня внимания, Алладин, – закричала принцесса, – он все равно убьет меня! Не верь обманщику!

–    Эй, Джафар, – крикнул Алладин.

–    Отдай мне лампу, и я отпущу ее, – ответил колдун.

И тут Алладина осенило. Он вспомнил, как дурачил на базаре торговцев, вспомнил свои былые выходки.

И без всякого предупреждения он высоко подбросил лампу и только затем крикнул:

–    Лови!

Джафар, растерявшись, выпустил Жасмин, выронил кинжал и бросился ловить лампу.

А Алладину этого только и нужно было.

Он успел подхватить кинжал и лишь только лампа оказалась в руках колдуна, как клинок вонзился в его черное сердце.

Слабеющей рукой Джафар провел побоку лампы. Былое облако дыма вырвалось из носика и появился джин.

–    Я... я... – прохрипел Джафар.

Джин наклонился к хозяину лампы, пытаясь расслышать, что же тот говорит, но в этот момент черная кровь хлынула из горла колдуна, и он зашелся кашлем.

–    Наверное, он хочет сказать тебе, чтобы ты оживил его, – сказал Алладин, обращаясь к джину.

–    Я этого не умею, – джин развел руками, – так что скажи ему, Алладин, что зря старается.

Джафар потянулся своими крючковатыми пальцами к лампе и испустил дух.

Гулко звеня, лампа покатилась по мраморному полу к самым ногам Алладина. Он нагнулся и поднял ее.

И тут произошло чудо.

Одежды на мертвом Джафаре вновь стали черными, а на султане появились его прежние одежды и вновь засиял бриллиант на чалме.

Тело мертвого Джафара вспыхнуло голубоватым огнем и сгорело без дыма.

Через несколько мгновений на том месте, где лежал страшный колдун, уже ничего не было, не осталось даже крошки пепла.

Султан с удивлением посмотрел на свои руки, на них сияли драгоценные перстни, а на его троне вновь лежали символы власти.

–    Я вновь султан! – обрадованно произнес отец Жасмин.

–    Да! – бросилась к нему дочь и нежно поцеловала в щеку.

Султан со слезами на глазах обнял принцессу и разрыдался на ее плече.

Алладин скромно отошел в сторону и посмотрел на свое отражение в большом золотом блюде. Вид у него был не ахти какой – подранные шаровары, старая рубашка.

В углу тронного зала сидел нахохлившийся попугай, напуганный исчезновением своего хозяина.

Абу тут же вскочил на плечо Алладину и нежно потерся о его щеку.

Джин висел в воздухе, любуясь идиллией, воцарившейся в тронном зале. Теперь ему предстояло дело куда более тонкое, чем все то, чем он занимался прежде.

–    Возводить дворцы, рушить города – это легко, – пробормотал он, – а вот устроить свадьбу Алладина и Жасмин теперь будет не так уж просто. Но джины умеют все.

Наконец султан, выплакав весь запас слез, а в последние дни ему пришлось пролить их немало, поднял голову с плеча своей дочери и с изумлением, округлив глаза, посмотрел на Алладина.

–    Принц Али?

–    Я сейчас вам все объясню.

Джин прикрыл глаза.

–    Теперь-то и начнется самое сложное...


Мой читатель, Алладин стоит перед султаном, он вновь бродяга и нищий. На него смотрит Жасмин, он должен объяснить, почему обманывал султана и его дочь. Конечно, можно снова наврать с три короба, сказать, что он принц, который любит переодеваться бродягой. В конце концов, султан поверит ему, ведь Алладин вернул ему трон, но Жасмин... Стоит ли ее обманывать?

Итак, перед Алладином стоит выбор: сказать правду или вновь соврать.

Значит, если ты считаешь, Алладину стоит во всем признаться, а затем и отпустить джина на свободу, как он обещал ему, читай Главу 12а.


Если же ты считаешь, Алладину лучше вновь воспользоваться услугами джина и превратиться в роскошного принца Али, тогда читай Главу 12б.


Только учти, это последнее желание Алладина, и он не сможет сдержать своего слова, а джин навсегда останется пленником лампы...


Пусть Алладин поступит так, как ты считаешь нужным.

Глава 11б

Итак, Алладин взмыл на волшебном ковре в звездное небо. Он летит к Багдаду с единственной мыслью – вырвать принцессу Жасмин из рук бесчестного Джафара. И пусть колдун правит Багдадом, пусть султан остается шутом, главное, спасти Жасмин. Справедливость все равно когда-нибудь восторжествует, зло будет наказано. В конце концов, лампа не принесет счастье Джафару.


Итак, Алладин подлетает к Багдаду в надежде спасти Жасмин.

– Вот и дворец султана, – обрадованно произнес Алладин, полностью уверенный в том, что ему удастся похитить Жасмин и улететь с ней куда-нибудь на край земли, где они будут счастливы.

Ковер-самолет подвез юношу к самому окну высокой башни. Алладин заглянул в окно и увидел Жасмин, сидящую на ковре и горько плачущую.

Сердце юноши сжалось от тоски. Алладину показалось, что в спальне принцессы никого нет, и она одна.

Он быстро влез в окно и, тихо ступая, двинулся к девушке.

–    Жасмин! – негромко окликнул плачущую принцессу юноша.

Та вздрогнула и медленно обернулась. И по ее щекам побежали еще более крупные слезы.

–    О, Алладин! – воздев к небу руки, воскликнула принцесса. – Зачем ты пришел, сейчас тебя схватит Джафар!

–    Я пришел за тобой, Жасмин. Мы должны убежать.

–    Убежать? А как же мой отец, лампа..?

Алладин пожал плечами.

–    Жасмин, мы можем спасти и султана, на ковре-самолете предостаточно места.

Слезы тут же высохли на щеках девушки.

–    Ты такой храбрый, я так счастлива, что ты не забыл обо мне, о моем отце...

–    Я поступил так, как велит совесть, я не мог оставить вас в беде. А где султан?

Жасмин пожала плечами.

–    Наверное, он в темнице, Джафар всегда запирает моего отца на ночь в сыром и холодном подвале, а утром зовет и начинает над ним издеваться.

–    В подвале... – задумчиво произнес Алладин, – это усложняет дело, но тем не менее, мы должны попытаться его спасти. Пойдем.

Юноша и девушка, взявшись за руки, двинулись вниз.

Но если бы они только знали, какая беда их подстерегает.

Джафар, оказывается, не спал, он сидел в одной из тайных комнат и знал все, что происходит во дворце.

Он тут же позвал стражу и приказал схватить Алладина и отрубить ему голову.

Когда юноша и девушка, спустившись по винтовой лестнице, уже стояли у двери подвала, и Алладин поворачивал ключ в замке, со всех сторон на них бросились люди Джафара.

Алладина связали по рукам и ногам, а Жасмин схватили и бросили в темницу к отцу.

Она слышала, как Алладин посылал проклятья на головы продажных стражников, как проклинал Джафара. А затем она услышала свист меча, и все стихло.

Голову Алладина положили в кожаный мешок и отнесли к Джафару. Колдун был счастлив, как никогда. Наконец-то он мог быть спокоен, Алладин мертв и уже никто не может помешать ему править миром.

Он от возбуждения потирал руку об руку и, расхаживая из угла в угол, строил в голове планы будущего. Теперь он мог спокойно подумать, каким будет его третье желание, а главное, подумать не спеша, ведь волшебная лампа была у него за пазухой, а голова Алладина лежала в кожаном мешке у его ног.


Читатель, если тебе интересно, что же произошло дальше с нашими героями, то в нескольких словах я тебе могу рассказать.

Сердце старого султана не выдержало всех унижений и оскорблений, и он вскоре умер. А убитая горем принцесса Жасмин, прекраснейшая из прекрасных девушек, когда-либо рожденных под луной, по прошествии двух недель поняла, что не сможет противостоять колдуну Джафару, бросилась с балкона своей спальни.

Жителям Багдада было запрещено оплакивать Жасмин.

Но все равно, на багдадском базаре, который никогда не умолкает, все только и говорили о без-жалостном султане Джафаре, и о том, что в конце концов и на его шею найдется петля.

А когда старикам надо было поставить в пример молодым то, как следует относиться друг к другу, они всегда вспоминали Алладина и Жасмин, так сильно любивших друг друга...

Глава 12б

Мой дорогой читатель, Джафар повержен и исчез даже без дыма. От него не осталось и горстки пепла. В тронном зале султан, принцесса Жасмин, Алладин и джин.


–    Так ты не принц? – воскликнул султан, глядя на лохмотья Алладина, и зло сверкнул глазами.

Алладин встретился взглядом с джином. Тот умоляюще прижал руки к груди, напоминая о данном юноше обещании.

–    Я хочу... – произнес Алладин, обращаясь к своему другу.

–    Я все понял, – бесстрастным голосом произнес джин и взмахнул рукой.

Время остановилось, все замерли. Лишь Алладин и джин продолжали жить в этом замершем мире.

–    В конце концов, – признался обитатель лампы, – я не приспособлен жить на свободе и не знаю, что мне делать, если я потеряю свою силу. Каждый должен заниматься своим делом.

–    Но ведь и я не принц, – возразил ему Алладин.

–    Сейчас ты им станешь.

–    Мне очень неудобно, джин, – обратился к своему другу Алладин, – но пойми, другого выхода у меня нет, я должен стать принцем, так сложилась жизнь.

–    Жизнь всегда складывается так, как надо, – сказал обитатель лампы, – сейчас ты станешь принцем, султан забудет о том, что был злой Джафар, но Жасмин по-прежнему будет любить тебя. И заметь, Алладин, без всякого волшебства.

–    А что станет с тобой, джин?

–    Я исчезну, моя лампа вернется в сокровищницу и будет ждать своего часа. Ты принц, – с грустью в голосе произнес джин, – и прощай...

Он еще раз взмахнул рукой и растворился в воздухе. Исчезла и лампа.

Алладин стоял перед радостно улыбающимся султаном и его дочерью Жасмин.

–    Ну вот, все и решилось, – сказал султан, – я согласен на то, чтобы вы поженились. И ты, принц Али, после свадьбы станешь султаном, а я удалюсь на покой.

–    Но почему ты такой грустный? – воскликнула Жасмин, подбегая к юноше. – Почему ты грустен, принц Али?

–    Если я расскажу тебе, Жасмин, ты тоже загрустишь, – попытался улыбнуться юноша.

–    Тогда думай о будущем, – Жасмин поцеловала его.

Недолго грустил Алладин. Вскоре праздничные заботы закружили его, и он с головой окунулся в веселье. Ликовал и весь Багдад...


Ну вот, мой дорогой читатель, так могли закончиться приключения Алладина, если бы он не сдержал своего обещания, данного джину...

Глава 12а

Итак, мой дорогой читатель, ты вновь во дворце султана в великолепном тронном зале. Перед тобой султан в своих великолепных одеждах, красавица Жасмин, Алладин в грязных отрепьях и джин, на время покинувший свою лампу...


–    Прости меня, Жасмин, – воскликнул юноша, – прости меня за мой обман.

–    Он твой избранник, моя любимая дочь? Принц Али?

–    Я не принц, – с горечью в голосе произнес Алладин. – О, султан, я сейчас тебе все объясню.

Жасмин бросилась к отцу и упала перед ним на колени.

–    Я люблю этого юношу и мне все равно, принц он или бедняк, он храбрый или отчаянный, а главное, он справедлив и любит меня. Отец, позволь мне выйти за него замуж!

–    Но закон гласит... – султан наморщил лоб, напряженно раздумывая, – ты можешь выйти замуж только за принца.

И тут в разговор вступился джин.

–    О султан, о владыка вселенной, если проблема заключается только в этом, то ее нет. Одно желание молодого человека, и он станет принцем какой угодно страны.

–    Нет, я не могу пойти на это! – воскликнул Алладин, хватая джина за руку. – Я обещал тебе, что ты получишь свободу, я обещал третье желание подарить тебе.

Султан не мог прийти в себя.

Какие-то джины, желания, чудесные превращения принца Али в Алладина, просьба дочери... Свет мерк у него перед глазами.

А Жасмин требовательно трясла его руку.

–    Отец, он дал слово джину и должен его сдержать. Неужели ты хочешь, чтобы будущий султан нарушил данное им слово?

–    Погоди, дочь. Если он возьмет свое желание и станет принцем, то он женится на тебе и потом сделается султаном. А султан, нарушивший данное им слово, не может быть султаном.

–    Конечно же, отец.

Султан Багдада тяжело вздохнул.

–    Но с другой стороны, дочь, ты не можешь выйти замуж за безродного бедняка.

–    Я готов пожертвовать собой, – воскликнул джин, – мне не нужно свободы, будь принцем! – и джин раскрыл рот, будто и впрямь собирался произнести заклинание, превращавшее Алладина в принца.

–    Я не могу принять этой жертвы, – Алладин закатил глаза и скрестил на груди руки.

Жасмин навзрыд заплакала.

–    Отец, сердце мое разрывается!

Султан опустил руки, а затем искра надежды вспыхнула в его глазах.

И он задал один единственный вопрос:

–    Ты любишь ее, юноша?

–    О, да, великий султан, – Алладин тоже упал на колени, – я не мыслю своей жизни без прекрасной Жасмин.

–    Тебя, дочь, я и не буду спрашивать, это видно по твоим глазам, и ты мне уже все уши прожужжала. Короче, так: чтобы все остались довольны, чтобы не нарушался закон, чтобы никто не мог упрекнуть будущего султана в том, что он не держит данного им слова, я повелеваю – отныне Алладину дается титул принца. И теперь ты, принц Алладин, можешь взять в жены мою дочь.

Юноша и девушка бросились в объятия к султану. Джин с улыбкой наблюдал за этой сценой.

А султан, растроганный счастьем молодых, даже всплакнул.

Возможно, так и стояли бы они до самого заката, если бы не джин.

Он легонько прикоснулся к плечу Алладина.

–    Эй, принц, чтобы все было правильно, ты должен сдержать данное тобой слово.

–    Минуточку, – сказал Алладин и разжал объятия.

–    Скорее! – поторопила Алладина принцесса.

Он взял лампу, потер ее и улыбнулся.

Джин воздел руки и воскликнул:

–    Приказывай мне, о властелин лампы!

Алладин, понимая всю торжественность момента, стал важным, как настоящий принц, и, постучав по лампе указательным пальцем, произнес:

–    Я желаю, чтобы ты, джин, получил свободу.

–    Ура! – закричал джин и тут же превратился в юношу, в чем-то очень похожего на Алладина, ведь все счастливые юноши похожи друг на друга.

–    Так ты такой? – удивилась принцесса Жасмин.

Юноша, раньше бывший джином, улыбнулся.

–    А разве я изменился?

Алладин поднес к его лицу большое золотое блюдо.

Юноша, округлив от удивления глаза, рассматривал свое изображение.

–    Вообще-то, получилось неплохо, я даже не рассчитывал на такой результат.

Алладин подал юноше теперь уже бесполезную старую лампу.

–    Возьми себе на память и храни ее.

–    Лучше ты храни ее, Алладин, она мне так надоела... – и тут юноша, бывший джином, нахмурился, – неужели я и в самом деле свободен? Нужно проверить. А ну-ка, пусть передо мной возникнет жареный барашек!

Он несколько раз хлопнул в ладоши, но барашка так и не возникло. Юноша рассмеялся:

–    Вот видите, ничего не получается, значит, я свободен.

–    А вот у меня получится, – рассмеялся как мальчишка старый султан и хлопнул в ладоши.

Тут же появились слуги.

–    Поставьте перед этим юношей жареного барашка.

И тут же быстро, как в сказке, приказ султана был исполнен.

–    По-моему, это начало свадьбы, – сказал султан.

И тут во дворце поднялась веселая суматоха, бегали слуги, приносились яства, на площадь перед дворцом выносились угощения, весь город ликовал.

И как-то в этой кутерьме все забыли о юноше. А когда опомнились и бросились искать, его уже в Багдаде не было.

Он пошел странствовать по миру и рассказывать сказки. Ведь он знал их неисчислимое множество.


Мой дорогой читатель, и вновь мы с тобой оказались наедине. Наверное, ты. хочешь спросить меня, откуда я знаю все эти истории. Так вот, я открою тебе маленький секрет.

Я вижу по твоим глазам, ты уже догадался: я тот самый юноша, только немного состарился. Все- таки прошло много лет, а странствия никого еще не молодили.

Ну вот, сказка и окончена. Надеюсь, мы с тобой еще встретимся много раз, и я расскажу тебе пару занятных историй.

Ты помнишь дверь, через которую вошел сюда? Что на ней было написано? «Вход»-? Теперь ты уже не заблудишься в лабиринте комнат, ты знаешь, что прячется за номерами, закрепленными на дверях...

А теперь...


До скорой встречи, мой дорогой читатель!

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3а
  • Глава 3б
  • Глава 3с
  • Глава 4
  • Глава 5а
  • Глава 5б
  • Глава 6а
  • Глава 6б
  • Глава 7а
  • Глава 7б
  • Глава 7с
  • Глава 8а
  • Глава 8б
  • Глава 9а
  • Глава 9б
  • Глава 10а
  • Глава 10б
  • Глава 10с
  • Глава 11а
  • Глава 11б
  • Глава 12б
  • Глава 12а
  • Иллюстрации



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики