КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

ALT-KOT+2 (fb2)


Настройки текста:



ALT-KOT+2

Пролог

I dare do all that may become a man, who dares do more is none.

(W. Shakespeare "Macbeth", act 1, scene vii)

Стеклянная стена выходила прямо на океан. Сегодня непогодилось, и волны хлестали прямо о прозрачную преграду. Силовое поле было отключено, брызги соленой воды оставались на толстом стекле и высыхали мутными белыми пятнами под лучами солнца.

- Никак не решишься усесться в кресло нашего отца? – Кир Громеш дотронулся до прозрачной стенки осторожно, словно брызги могли попасть ему на ладонь.

- Нет, - регал-командор Иту Громеш стоял рядом, равнодушно глядя на стихию.

- Тогда в чем дело? Теперь ты – нун, я должен при встрече с тобой падать на колени и полировать пол лбом. Только это мне сейчас и остается, а ведь раньше мы были братьями.

- Перестань, Кир. Ты прекрасно знаешь, что мы никогда не были братьями. В том смысле, который обычно вкладывают в это слово. Ты с детства ненавидел меня, я к тебе тоже не слишком хорошо относился, это нормально для такой семьи, как наша.

Кир оторвался от стекла, подошел к Иту, посмотрел прямо в глаза.

- Тогда для чего я здесь? Хочешь убить меня своими руками, а не руками подручных? Теперь, когда у меня нет дара, это гораздо проще.

Иту внезапно рассмеялся. Кир вздрогнул – он никогда не видел, чтобы его брат не то что хохотал, даже просто улыбался.

- Если бы я действительно хотел тебя убить, ты давно уже был бы мертв, - так же внезапно успокоившись и приняв привычный равнодушный вид, сказал командор. – Ты видишь только крохотную часть того, что происходит. Понимаю, твоя жизнь вдруг стала совершенно другой. Вчера ты был усмиряющим и наследником, а сегодня обычный лу, без способностей и особых перспектив. Твой бывший учитель, кстати, мой тоже, ан Траг, оказался нуном Апа-Илту, из тех Апа-Илту, которым наши предки целовали туфли и обмахивали веерами. Царство Кут снова существует, так же, как и его покровительница, проклятая богиня Эреш-кигаль, которая лишила тебя дара. Точнее говоря, передала его своей энси. Я ничего не пропустил?

- Кроме того, что ты приказал убить нашего отца?

- Семейная традиция, - пожал Иту плечами. – Твой прадед поступил так же, и наш отец, когда его двоюродный брат начал терять дар, тоже собирался его убить. Не получилось, эн Наамар-Уту вовремя сбежал, забрав внука, зато мать Марики и Тоалькетана удалось уничтожить, свалив все на ее отца. И под это дело вырезали всех Уришей, кроме одного, да и тот уже мертв. Что там говорить, мой собственный сын прикончил свою жену, правда не сам, на это ему духу не хватило, ан Ура попросил. Мы пожираем себя, как сказочный змей из древних сказаний, вцепившийся в свой хвост. Когда-то очень давно мы ценили жизнь каждого из ас-ариду превыше всего, а вот три с половиной тысячи лет все пошло наперекосяк, и с каждым столетием – все больше и больше. Но я позвал тебя не для этого.

Кир чуть наклонил голову в сторону, вопросительно глядя на старшего брата, но ничего не сказал.

- Когда вы были в мире, который оказался изначальным, пропал твой наемник, Ник Арраш. Ты помнишь, как это произошло?

- Да, - младший Громеш поморщился, - повелитель, из этого изначального мира, его убил. Я оставил всю информацию в семейном архиве. Там были свидетели, и Тодин, и Линник, и Марк. Запись стерта, потому что Марк прикончил этого повелителя, не знаю, как он это сделал, но с этим прыгуном вообще много странностей было. Марк был неплохим парнем, даже жаль, что умер.

- Нет.

- Что – нет?

- Марк не умер. По крайней мере, так утверждает энси царства Кут. И в этом наша проблема. Когда отец поручал тебе проследить за ним, да, я это знаю, он приказал, если что-то пойдет не так, убить прыгуна.

- В этом не было необходимости.

Иту достал золотую пластину со странными значками, протянул брату.

- Что это?

- Это твое ядро, богиня возвращает тебе его. Сейчас, авансом.

- После того, как отобрала?

- Поступки богов могут казаться странными, но это только потому, что мы ошибаемся, когда относимся к ним, как к людям, и приписываем им человеческие логику и эмоции. Зажми эту штуку между ладонями, а когда впитается, заберись в медкапсулу на пару часов, этого хватит, чтобы вернуть все. И даже больше.

- Что я должен сделать за такой щедрый дар?

- То же, что и должен был. Убить Марка Уриша. Когда и как, я тебе потом расскажу. 

Глава 1

«Внимание! Угроза дисбаланса миров. Текущая реальность временно заблокирована. Всем обладателям модулей переноса – покиньте узел переноса до истечения выделенного срока.»

«Вход в систему невозможен. Выбирайте альтернативные способы перемещения.»

«Портальные маяки не функционируют. Выбирайте альтернативные способы перемещения. Выбирайте реальности, находящиеся в резонансном состоянии. Список нестабильных реальностей доступен в блоке переноса. Блок переноса временно недоступен.»

«Элементы системы, оставшиеся в узле переноса после истечения выделенного срока, будут уничтожены. Поместите их в межхранилище и дожидайтесь восстановления работы системы.»

«Вся информация о состоянии системы доступна в блоках переноса.»

И значок «андер констракшн» сменился на мигающий красный восклицательный знак.


Не то чтобы я тянул время, в одной неделе почти сто семьдесят часов, десять тысяч минут или шестьсот пять тысяч секунд. Сердце обычного человека пускает кровь по телу примерно раз в секунду - наполненные кровью предсердия сокращаются, кровь через открытые клапаны нагнетается в желудочки. Стоит предсердиям расслабиться, и тут же происходит сокращение желудочков. Клапаны, отделяющие предсердия от желудочков, поднимаются, захлопываются и препятствуют возврату крови в предсердия, а аортальный и лёгочный клапаны открываются. Наступает самый длинный период в работе сердца – отдых. Во время него кровь из вен возвращается в предсердия и частично стекает в желудочки. И так шестьсот тысяч раз. В ритме модуля, отсчитывающего время до того момента, как я потихоньку начну становиться обычным человеком.

И не сказать, что я был не готов к этому, слишком недолго в этой жизни мне довелось побывать кем-то особенным. Сверхъестественным. Легким движением руки я швырял огонь и распоряжался судьбой целой планеты, а точнее – звездной системы, посылал людей на смерть и сам ходил по самому краю.

Никаких иллюзий у меня не было, модуль не скрывал, что случиться после того, как встроенные часы пропадут. Все элементы системы исчезнут, в том числе и он. Сначала закроется интерфейс, и перестанет отвечать. Доступ в систему будет закрыт окончательно. Пропадет доступ в системное хранилище, ядро начнет быстро уменьшаться, и уже через месяц я почти перестану видеть линии бору. А еще через полгода – чувствовать. Тогда же пропадет способность хоть что-то делать с этой энергией. Максимум год медленной деградации – прощальный подарок системы не оправдавшему ее надежд прыгуну. Золотая карточка са-гир тут не поможет, другой такой же модуль, как я Лизе сделал, мне не светит.

Вместе с модулем исчезнут и остальные элементы системы – эр-шатх, портальные маяки, пластины са-гир, эр-асу.

Погладил кота по гладкой шерстке, вот о ком я буду скучать.

До этого момента модуль должен закрыть все операции, и я останусь очень обеспеченным человеком. Смогу купить себе яхту, большую, метров триста длиной, набить ее травкой и шлюхами, и, когда время придет, отправиться в дальнее плавание. Способности Беловой никуда не денутся, в моих силах будет первое время их даже развить, а вот с сестрой возникнут проблемы. Неизвестно как подчиненный модуль поведет себя без основного, не успев закрепиться, скорее всего только-только начавшее формироваться ядро будет развиваться без поддержки медленно, и разовьется ли, еще вопрос. Хотя и другой вариант возможен, приживится без внешнего подчинения и увеличится до максимума.

А, пускай, как говорится, легко пришло, легко ушло.

Я зажег светляка под потолком – глубокая ночь, четыре дня как вернулись из Америк, у всех кроме меня возникли какие-то дела, которые надо было срочно решить. Ира с Сергеем пропадали на службе, какие-то на их счет начальство указания получило, Настя – та постепенно превращалась в звезду нетрадиционной медицины, с клиентами из высшего чиновничьего света, так что на эту неделю у нас ее забрали. Но обещали вернуть. Прямо пяткой в грудь били, что отдадут по первому требованию. Ашши с близнецами что-то там взрывали и выкапывали на новом военном полигоне километрах в трехстах от меня, готовя его к усиленной эксплуатации

А я ничего не делал. Прокрастинация. Полное отрешение от дел. Обычные люди смотрят телевизор, а я смотрел на таймер и мигающий восклицательный знак.

Расслабился, закрыл глаза, тут же открыл, и заорал – от боли.

Кот вцепился зубами в бедро и рванул мышцу на себя. Пока я останавливал хлещущую кровь, и залечивал рану, этот блохастый садист сидел и смотрел на меня. Стоило новой коже покрыть только что приживленный кусок мяса, опять потянулся – к другой ноге.

- Да понял я, понял, - вздохнул, потянулся в никуда, достал лист бумаги, кубик. Сполз с дивана на пол, положил перед собой на ковер. – Не бывает неразрешимых задач, да? Бывают неочевидные решения.

Провел ладонью над листом, на поверхности пергамента проступили контуры высокой башни в лесу. Мы сколько угодно раз могли бросать кубик, кристаллы-то я выдрал, и потом связь миров разрушил. Значит, есть другой способ, о котором я знаю, но не догадываюсь.

Хотя, что-то эта башня не нравится мне. Цепляет взгляд какое-то несоответствие. Уриш был тот еще прохиндей, мог и две оборудовать. Или три.

- Хоть бы намекнул, - укоризненно поглядел я на кота. – Самому небось туда хочется?

Кот улегся на пол на спину, подставил живот для почесывания, словно это не он только что рвал меня на клочки. Говорят, что, когда гладишь кошек, это успокаивает, и думается лучше. Не знаю, мне не особо помогало.

Кот не предаст, кот не уйдет,

Коту можно гладить толстый живот…

Хорошо, проблемы надо решать по степени важности. Я набрал первый номер.

- Лиза, спишь? Бери билет на первый же рейс и прилетай. Срочно. Да, никаких вопросов.

А потом позвонил еще раз, на другой континент. Другой Лизе.

- Мне нужно десять монет. Завтра. Не знаю, где ты их возьмешь, твои проблемы. Нет, долг с тебя не спишется. Ашши не в курсе, и ее это не касается. Да, можешь рассказать, но завтра ману должны быть у меня. Хорошо, пусть связывается. Нет, никаких подробностей. И я тебя не люблю.

Матерный английский беден, но сестра Ашши неплохо говорила на эме-гир, а там таких выражений было хоть отбавляй.


Утром следующего дня я был бодр и весел. И готов что-то делать, так бывает, когда сидишь, вроде все плохо и не идет, но мозг в это время работает, ищет решение, и наступает момент, когда на подсознательном уровне ты знаешь – пора.

Лиза, которая сестра, приехала в десять, требовала объяснений, а на предложение подождать заперлась в моей комнате. Хотела плазмой мне в лоб залепить, но почему-то передумала. Раньше времени я ее накручивать не стал.

Черный Джип Компасс с неприметным номером подъехал к нашему участку в полдень, я уже ждал у ворот. Мужчина в черном же костюме, белой рубашке и кедах на босу ногу отдал мне чемоданчик, молча пожал руку и уехал.


- Ну и что за спешка? – сестра недовольно хмурилась. – У меня между прочим итоговая аттестация, смешно, но я собираюсь получить диплом. По возможности – красный. Вся эта магия-шмагия не заменит знаний по анатомии.

- Сядь.

- Марк, я тебя таким серьезным не видела с тех пор, как твоя секретарша забеременела.

- Она не… Откуда ты знаешь?

- Спроси лучше, кто об этом не знал. Ладно, давай, проводи надо мной свои шаманские опыты.

Лиза уселась в кресло, закрыла глаза.

- Можешь смотреть.

Я открыл чемоданчик, на красном бархате лежали десять монеток с дыркой посредине.

- Вау, сколько ты говорил они стоят, по сто лямов каждая? Тут ярд в евро?

- Ага, почти, - я достал первую пару монет. Если сработает, отлично, нет – второй кандидат на очереди.

Приложил одну монету на висок, вторую на лоб, белая волна пошла прямо из груди, с каждым разом все лучше и лучше, даже жаль, что все скоро может закончиться. Лиза терпеливо сидела и терпела – это с врожденным ядром ману впитывается легко и приятно, с искусственным – через боль. Только губы кусала до крови и сознание теряла периодически.

Четыре монеты впитались за десять минут. Первая пара шла тяжело, даже сердце один раз остановилось. Вторая – легче, но тоже повозиться пришлось.

- Что чувствуешь? – Лиза пришла в себя минут через пять после того, как последняя золотая капля впиталась в кожу. Я не торопил ее, тут главное не переборщить.

- Не пойму, - сестра откашлялась кровью, - черт, со мной точно все в порядке?

- Ты же врач, вот и проверь. Появилась в твоем внутреннем интерфейсе команда «отвязаться»?

- Да, - Лиза старательно приводила себя в норму. – И что это значит?

- Потом объясню. Выбери – автоматически при потере управляющего компонента. И будь на связи.

- И никому не рассказывать? – сестра хитро улыбнулась.

- То, что ты золота в себя впитала на двести миллионов евро? Можешь кому угодно об этом сказать, у нас в стране каких только психов нет.

Лиза рассмеялась.

- Негативный сценарий почти подправил, - сообщил я коту, недовольному такими широкими жестами. – И не жадничай, уже вон, практически золотом гадишь.

Эр-асу фыркнул и запрыгнул к Лизе на колени – получать свою долю пси-поглаживаний.

А потом мы втроем пошли к собачкам.

Рык и Шарик настолько обжились у родителей, что казалось, будто только их за хозяев и считают. Но так только казалось, один представитель клана Громешей поставил на них свой знак. Не потому, что хотел в какой-то момент отдать важный приказ, после которого семья пенсионеров перестанет существовать, просто ему так было удобнее – приезжать, поддерживать энергетический каркас и следить за питомцами.

Анура я за это не винил, наоборот, даже благодарен был ему, но вот чужие закладки оставлять не следовало.

- Проследи, - попросил я кота, который внимательно смотрел за тем, что я делаю.

Эр-асу зевнул, потянулся и коротко мяукнул. Доберманы повалились на землю, брюхом вверх, и боялись даже пошевелиться.

Чужой знак снялся легко, собаки дернулись было, но я уже ставил свой. А потом заставил Лизу положить им руку поочередно на головы, будет у них новая хозяйка. Заодно и проследит, чтобы собачки не болели и хорошо, точнее говоря - правильно себя вели.


Следующей на очереди была Вика, вернувшаяся от друзей. Она словно даже не почувствовала, что получила допинг из двух ману. Ладно, хуже не будет. Девочка ни о чем не спрашивала, в ее недолгой еще жизни столько всего чудесного было, что впитывающиеся монетки, так, мелочи.

- Спасибо, дядя Марк, - только и сказала она, и снова занялась игрой на приставке. Джойстик юная колдунья не использовала, прекрасно обходилась мысленными приказами, причем, как мне показалось, игровые персонажи приобретали такую свободу действий, которая самой игрой предусмотрена не была.

А потом я целые сутки разгребал то, что накопилось. Переводил деньги, оформлял недвижимость и доли в компаниях, писал письма и инструкции. Может быть, все это не понадобится, и тогда можно просто все отмотать назад. Но вдруг не повезет, и выгорит то, что я задумал. Эн Телачи был уверен в успехе, а мне до повелителей один шаг. Или прыжок. Или еще что-то. В прошлый раз исчез неожиданно, без подготовки, и ничего, все живы и здоровы остались. Но лучше, чтобы с подготовкой.

И еще сутки провел с близкими, хотел сначала всех вместе собрать, но решил, лучше ничего особенного не предпринимать. Мать словно почувствовала, все спрашивала, не случилось ли что. И отец тоже, хоть вопросов не задавал, видно было, что беспокоится. С друзьями было проще, они к моим закидонам привыкли.

А вот Катя, которую Леха Милославский с собой притащил, словно все поняла.

- Если когда-нибудь увидишь Артура, передай, что между нами все кончено, - твердо заявила она. – И еще, я на него не обижаюсь.

- А на меня? – на всякий случай уточнил я.

- Еще не решила. С одной стороны, ты мерзавец, Марк. Обаятельный мерзавец. Подло сбежал, на звонки не отвечал, и вообще вел себя как последняя сволочь, а потом снова соблазнил, и снова бросил. А с другой, ты меня спас. Наверное, в тебе есть какие-то хорошие качества, вот только чтобы они проявились, кто-то должен умереть.


Довел таймер до двенадцати часов, чтобы наверняка. Прикинул, где лучше все это сделать – подходило любое безлюдное место, так, чтобы не помешал никто. Была тут недалеко заброшенная деревенька, с шизанутыми московскими варягами, там хоть появляйся, хоть исчезай, никто не заметит, оставленных хозяевами домов на отшибе стояло штук семь.

Белова привычно сидела за рулем, мы уже выехали за ворота, и уперлись в черный Эскалейд, преграждавший нам дорогу. Прямо перед ним стояла Ашши. Не спеша подошла, распахнула переднюю пассажирскую дверь, и плюхнулась на сиденье.

- Что уставился, дорогуша? А вы двое, грузите мои вещи в багажник. Кирилл, загони машину на участок, и документы не забудь в бардачке оставить.

Близнецы послушно перегрузили объёмный и очень тяжелый чемодан, Даша примостилась рядом со мной, через пару минут к ней присоединился Кирилл.

- Поехали, милая, - Ашши погладила Иру по щеке, - ты с каждым днем все хорошеешь. Я буду по тебе скучать.

Белова покраснела, обернулась.

- Едем, Ира, - разрешил я. – А ты не приставай к моей невестке. Золовке. Кто ты мне, а?

- Сноха? – Ира пожала плечами, выруливая на шоссе. – Никогда в этом не разбиралась.

- Вот-вот.

- Настя остается, - Ашши все эти замечания были как с гуся вода, - у нее бабушка, и родители возвращаются, и первая настоящая любовь, наверняка несчастная. А близнецов здесь ничего не держит.

Я только головой покачал. Если ани что-то решила, значит, спорить бесполезно. Сделал последнюю попытку.

- А если ничего не выйдет?

- Тогда, дорогуша, я разочаруюсь в тебе. И отберу кота, слабакам эр-асу не положены. Ты, мой черный красавчик, будешь у меня как сыр в масле кататься, ману на завтрак, обед и ужин, я богатая, у меня их полно.

Кот как-то нехорошо призадумался.


У дома, стоящего возле опушки леса, мерседес остановился. Гости из Москвы жили на другом конце деревни, там и строения были поприличнее, и сеть лучше ловилась. А покосившаяся изба еще явно довоенной постройки никому была не нужна, бревна пока держались, но после стольких лет разбирать дом если только самоубийца решился бы, того и гляди все рухнет.

- Вылезайте, - скомандовал я. Близнецов как ветром сдуло, а вот Ашши осталась сидеть.

Я вздохнул, не поднимать же руку на женщину, достал две золотые монетки.

- Это тебе, Ира. Наклонись, вот так. Потерпи чуть-чуть.

Когда монеты впитались, нарисовал на ее лбу три символа, Ашши пыталась рассмотреть, что там такое, но куда ей. Это только мы, пока еще обласканные системой, можем такое себе позволить.

- Ты надолго? – Ира вымученно улыбнулась.

- Если повезет, то через час выйдем, и я тебе отзвонюсь. Если нет, приезжаешь сюда через пять-шесть часов, вещи, которые останутся внутри, заберешь. Все инструкции придут тебе и Сереге завтра на почту. Ну как, чувствуешь что-нибудь?

- Дорогуша, - Ашши осуждающе покачала головой, - должно несколько дней пройти, прежде чем это проявится. А ты, милая, приглядывай за его семейством.

- За нашим, - поправила ее Белова.

На что ани только усмехнулась.


В доме было пыльно и темно, кот недовольно чихнул, пришлось приводить все в порядок. Внешне, если выйти за дверь и посмотреть на избу со стороны, ничего не изменилось, зато внутри стало гораздо уютнее.

Я расчистил посреди комнаты место примерно три на три метра, положил на стол лист, кубик, проклятый кинжал и две монетки. Ашши с интересом наблюдала, в очередной раз проверяя, все ли с собой взяла, и шпыняла близнецов. Кирилл вяло отбивался, а вот Даша – та только в мою сторону и смотрела. Тем более что посмотреть было на что.

Процесс соединения миров – очень энергоемкий и долгий. Ас-эрхан Уриш на это затратил годы, наверное. Или десятилетия. Надо было разместить кристаллы на достаточной высоте, чтобы они действовали как антенна, найти два похожих места в каждом мире, вызывая кратковременные проекции, а потом создать межмировой тоннель. На очень короткое время, настолько короткое, что не измерить, но этого хватило, чтобы один мир соприкоснулся с другим. Словно два шарика дотронулись друг до друга, отскочили, между ними натянулась нить и тут же порвалась. Так он сам утверждал в своем кристалле.

Кристалл, та очень незначительная часть, которую удалось расшифровать еще там, в системе Оранжевой, помимо наблюдений за порталами и колебаниями переходов самой звезды содержал и кое-какие записи об опытах Уриша. Еще до того, как засранца заперли, он целую теорию разработал. И потом в ссылке ее на практике опробовал. Мне оставалось этот путь повторить – не факт, что сработает, наверняка за двести лет, проведенных на задворках реальностей, Ас-Эрхан что-то менял и дорабатывал, но у меня двухсот лет не было. Был только модуль, который играл в подобие игры «горячо-холодно», и кот, на которого я надеялся.

Фактически он обошел систему, прыгнул без нее. Гений. У меня был якорь – изображение места, куда надо было перейти. И были две части системы. Мой модуль и кот. Долго думал, тогда еще, для чего нужны проклятые кости. В той, боярской реальности, они помогли найти место, из которого осуществлялся переход. Если я правильно догадался, этот путь записывался каким-то образом в кристалл, и тот вместо мира-ноль переносил владельца в нужное место.

На таймер даже смотреть не нужно было, оставалось восемь часов. Времени достаточно, чтобы Белова вернулась, и забрала меня отсюда.

- Дорогуша, я сгораю от нетерпения, - напомнила о себе Ашши.

- Попытка номер один, она же последняя, - торжественно объявил я. И положил кубик на стол.

Кот пихнул его лапой, покатившись по столу, и оказавшись на листе пергамента, кубик закрутился на месте. Все быстрее и быстрее. Вспыхнул, остановился. Тройка. Я ожидал результата получше, хотя бы пятерку, но ладно, что есть, то есть.

Поднял проклятый кинжал, крепко сжал в ладони, чтобы не передумать, и разрезал себе вену на руке.

Ашши ахнула, дернулась вперед, но тут же остановилась, она видела расползающуюся черноту, и только, а я видел, как эту черноту окружает все уплотняющееся кольцо сверкающих белых нитей. И пока они не зарастили рану, выдавил немного крови на лист.

Кровью это можно было назвать с большой натяжкой – густая жидкость фиолетового цвета растеклась по пергаменту тонким слоем, закрыв всю поверхность. И начала формировать рельеф. Рисунок на пергаменте обрел глубину, башня, так та вообще вытянулась на десять сантиметров вверх. Как там в кристалле Уриша это описывалось? При правильном использовании кубик давал максимум шесть измерений. Пространственные, указывающие на точное место, время – чтобы не застрять при перемещении на неопределенный срок в нигде, и еще два. Пятое отвечало за размер портала, а шестое – было обозначено непонятной закорючкой. Может, сам Уриш не знал, что оно делает, наверняка не сам до этого дошел, а может, не хотел всего раскрывать.

Подготовительную работу я провел, оставалось повторить слепок схемы, настолько сложной, что по сути, слабым звеном была именно она. Я даже предполагал, что некоторые линии просто не вижу, и в лучшем случае ничего не выйдет. А в худшем – нас размажет по внереальности. Хотя что это я, у меня тут есть гораздо более опытная псионша.

- Где ты нашел эту гадость, дорогуша? – Ашши внимательно разглядывала схему. – Наследство Уриша? Только он мог придумать подобные мерзости, вот откуда эн Телачи все это взял, от своего старого дружка. Так, я вижу, что эти части нужно разделить. Наложить на двух жертв. И потом уже, когда они умрут в жутких муках, соединить. Как знала, прихватила близнецов с собой, с кого начнем, с парня или девушки? Предлагаю сначала Кирилла убить, так проще будет с его сестрой справиться.

Глава 2

- Да пошутила я, что же вы такие нервные, - Ашши накладывала схему на карту. Аккуратно, ниточку за ниточкой, или стежок за стежком. Обычно схема формируется в мозгу, или что там у псиона вместо него, и активируется моментально, но тут ани решила подстраховаться. – Дорогуша, смотри, эта линия на твоем изображении здесь, а должна быть – левее.

- Надо как на изображении, - я любовался работой Ашши. Линии бору стекали с ее ладоней и ложились в нужном порядке, словно 3д-принтер что-то печатал. Вслух я такое говорить не стал, еще обидится.

Близнецы вон обиделись и испугались. Что они твердо успели усвоить за время обучения, так это то, что шутки Ашши отличаются от серьезных намерений только степенью воздействия. Типа убить, или шутя что-то сломать.

Наконец конструкт был готов, и я отметил на нем три точки шумерскими клинышками, добавив недостающие штрихи.

Время – однозначно. Мне бы не хотелось оказаться в другом мире через тысячу лет, застряв при переходе.

Мощность портала – тоже. Нас четверо, плюс кот, который по реальностям гуляет сам по себе, и чемодан Ашши. Итого круг диаметром в два метра. Меньше диаметр – меньше допуск по времени.

И непонятную закорючку, не столь важно, что она означала, но, если старикан поставил, надо использовать. Более того, выпади единица, я бы именно эту закорючку и вставил.

Клинышки замерцали, поднялись в воздух и впитались в кристалл.

- Чего только не повидала за сто восемь лет, дорогуша, - тихо сказала Ашши, - но такое – в первый раз. Что дальше? Переносимся? Погоди, я должна взять чемодан. Эй, Кирилл, Даша, что вылупились? Вещи мои, быстро.


Мы отошли от центра комнаты, где сиял кристалл. От него отделялись красные искорки, отлетали на метр и оставались на полу, образуя окружность. За пару минут она сделалась почти непрерывной, и начала мерцать – знак, что пора бы уже и пассажирам занять свои места, согласно купленным билетам. Кота – в центр, в первый класс, близнецов поместили рядом с ним, а мы с Ашши оказались в экономе. Пространственные характеристики не заданы, разбросать нас могло метров на триста, и уж лучше кот будет с наименее подготовленными членами команды. И багажом – огромный роскошный чемодан занял свое место поближе к домашнему животному.

Что внутри кожаного монстра, ани решительно отказывалась говорить, и я в догадках терялся, чего можно вывезти с моей Земли такого ценного. Может быть, там что-то из запасников Гугенхайма, Лиза, ее сестра, могла из Америки подогнать. Я в этот музей как-то раз попал как-то раз исключительно из небоходимости, спутница очень желала приобщиться к современному искусству, а вот мне – не зашло. Ашши – зашло, она прям в выражениях не стеснялась, когда рассказывала мне, что за чудесные экспонаты там видела и почти купила вместе с музеем и половиной города. Импрессионизм ее не привлекал, а экспрессионизм – очень даже.

Помню, один мой приятель, искусствовед, дававший экспертные оценки для аукционов, говорил: «Если взять детскую мазню, и сказать, что это написал какой-нибудь умерший дорогой художник, галереи драться будут за этот листок, потому что дети рисуют не обьекты, а эмоции. А так – детская мазня и есть детская мазня, и кроме родителей никому не нужна.»

Тогда, в принципе, не жалко, только настоящие ценители искусства могут восхищаться картинами Поллока, которые тот продавал в начале сороковых Пегги Гугенхайм за сто пятьдесят долларов, а через семьдесят лет их оценивали уже в сотню миллионов. Кусок холста, раскрашенный кое-как, не стоил и тех ста пятидесяти, по моему мнению. Кто знает, возможно, Ашши почистила мою реальность от всякого мусора.


Видно было, что одни искорки моргали с большей частотой, чем другие. Постепенно они синхронизировались, кроме одной – она никак не желала гаснуть и вспыхивать так же, как другие. Уриш и такое предвидел, нужно было заменить кристалл другим. Но другого-то как раз у меня не было.

- Давай, дорогуша, сделай что-нибудь, - Ашши нахмурилась. – Не могла же я в тебе ошибиться.

Я тоже не мог, эта последняя красная искра вела себя совершенно не так, как должна была. Она словно издевалась, подмигивая нам совершенно не в такт. Посмотрел на кота, это уже на уровне рефлекса было, если что-то идет не так, надо понаблюдать за эр-асу. Спокоен – значит, ничего опасного для его кормильцев нет, нервничает – вот тут как раз время для паники.

Кот был совершенно спокоен. Более того, он потянулся, выгнув спину, потом подошел к шикарному чемодану Ашши и начал точить когти, как обычный домашний питомец. Хваленое кевларовое покрытие расползалось под его когтями, словно обычный пластик. Что же в этой искорке такое знакомое?

На память пришел только один символ, вот его я и создал. И словно треугольной стеной, окружил моргающий огонек.


Вспышка. Сознание возвращалось какое-то время, я сидел на холодном каменном полу, в центре сложного белого рисунка. Никого из моих спутников поблизости не было, более того, метрах в десяти пространство превращалось в туман. Не просто свет так падал, или не хватало освещения, там не существовало ничего.

Неужели удалось войти в систему? Я попробовал пошевелиться. Руки-ноги слушались, ничего не болело, привычно попытался наложить защитную схему, но белые символы эме-галь, возникая, вспыхивали и тут же исчезали. Непривычное ощущение.

- Бесполезно, - раздался голос из того места, где не было ничего, и на свету проявился маленький дракончик. Он забавно взмахнул крыльями, пытаясь усесться на то, чего нет, потом дунул огнем, и под его лапами проявился пол. Дракончик приземлился, потоптался на месте и превратился в низенького бородатого старика – с изрытым глубокими морщинами лицом, узловатыми артритными кистями, лысиной на весь череп. Одет был старик в какой-то серый балахон.

- Не обращай внимания, - он сощурился, разглядывая меня, - каждый сходит с ума по-своему. Вот ты, Марк, как любишь?

- Вообще-то, - осторожно ответил я, - хотелось бы узнать, куда я попал. А потом уже в себе копаться.

- Справедливо, - дедок хмыкнул. – Ты в системе. Не знаю, как тебе удалось, но ты сюда попал. Этого не должно было случиться. Тебе повезло, и в то же время не повезло.

- А остальные?

- С этим сложнее, - старик ласково улыбнулся. Вообще настроение и выражение лица у него менялось чуть ли не каждую секунду. – Третий символ, Марк, не стоило его вообще вставлять в общую схему. Как думаешь, что он значит? Эта непонятная закорючка, которой ты сначала нарушил движение энергии, а потом, заблокировав управляющий элемент, вообще все испортил? Да что там, наверняка не знаешь. В нашем языке нет четкого сопоставления звуков и символов, как ты уже успел заметить. Один и тот же знак в разное время, в разных местах и у разных людей может означать совершенно разные вещи, потому что алфавит – двумерный, а у эме-галь минимум четыре измерения. Ты поставил предохранитель, который позволяет, если перемещающий контур нарушен, произвольно изменять последовательность действий.

- Не понимаю?

- Сто тысяч лет, Марк. Ты перенес всех на сто тысяч лет. В изначальный мир.

- И где они?

- Очевидно, мертвы, - старик сочувственно покачал головой. – Первая волна была лишь подготовкой, теперь в этой галактике не любят людей. Точнее говоря, им больше нет там места.

- А другие миры?

- Того мира, который ты помнишь, уже не существует. Наверняка ты изучил кристалл, знаешь, что Оранжевая звезда порождает разницу во времени, которая увеличивается по экспоненте. Изначальный мир остался почти там же, где и был, сто тысяч лет для него не срок, а остальные существенно от него оторвались. Разрыв уже составляет сотни триллионов лет, черные дыры исчезают, мертвое пространство готово превратиться в ничто.

- Погоди, - что-то этот дедок мне не нравился. Может быть, тем, что подсознание его просто обожало. – Мы должны были не в изначальный мир переместиться.

- Нет, но ты сам это устроил, не стоило трогать управляющий элемент. По сути, я тебе благодарен. Ты исполнил просьбу хранителя Третьего, а фактически - мою, вызвал Эрши, мы боролись с ней плечом к плечу, хоть и не смогли победить. Так что иди сюда.

Он поманил меня рукой, в пространстве возникла невысокая стелла с двумя красными кристаллами на уровне груди.

- Дотронься до любого. Считай, это последний подарок системы.

Плохо соображая, я протянул руку, прикоснулся пальцами к пульсирующему красному камню.

- Ты можешь выбрать, Марк. Положишь ладонь на правый, выйдешь из системы. Окажешься в изначальном мире, не там, где твои друзья, там слишком опасно. Еще остались обособленные мирки, где нет к-рангов, точнее их хозяев, они еще не добрались туда. Лет двести-триста у тебя будет, способности тоже никуда не денутся, станешь там вождем, заберешь себе самых красивых баб, будешь как сыр в масле кататься до самой смерти.

- Я так понимаю, второй вариант с подвохом?

- Да. Вселенная – лишь гибкий инструмент. Можно согнуть, но сломать сложно. Я могу вернуть тебя в тот момент, когда ты только начал накладывать символ на искру, только изменю его. Твоя реальность отделится от остальных, даже может быть начнет расширяться дальше, за пределы галактики, раньше-то не могла, все уходило на создание других реальностей, а в этом случае они разделятся и останутся в статичном состоянии. Не будет больше не слияний, не разветвлений. Это порок системы, и его можно исправить. Да что там, представляешь, у тебя будет собственный мир?

- И в этом есть одно «но»?

- Да. Проблема в Оранжевой, как ты ее называешь. Этот новый символ – он найдет проекцию звезды в твоем мире, хоть ее здесь не существует, и исказит. Оранжевая по сути – вирус, нелегальный путь к изначальному миру. Доступ она обеспечивает, но общая ткань реальностей от этого страдает, и система поэтому нестабильна. Не будет Оранжевой - система восстановится, но мир-ноль - исчезнет. Ваши реальности оторвет от изначального мира, расхождение прекратится. Хотя это, по сути, не так важно.

- Те, кто живет в мире-ноль, умрут?

- Исчезнут. К сожалению, во вторичных реальностях люди – это проекции, и даже когда миры сливаются, по сути две проекции одного человека сливаются в одну. Поэтому так мучительно происходит слияние разных по типу миров. А вот у жителей мира-ноль проекций нет. Те из них, кто останется в других реальностях, или в изначальном мире, выживут. Остальные не умрут, просто перестанут существовать.

- Знаешь, - я скептически посмотрел на камни, - это как вопрос к родителям, кого из двух детей они хотели бы оставить в живых.

- Оба ребенка мертвы, Марк. Я не предлагаю тебе оставить одного в живых, я предлагаю тебе одного воскресить. Тебе решать, по сути, мне хватает изначальной Вселенной, она не ограничивается одной галактикой. Люди – всего лишь одна из бесконечного многообразия форм жизни. К-ранги, энергетические существа, да что там, существуют такие, которые просто невозможно вообразить. Как тебе разумные атомы? Или разумные звезды? В общем решай, других вариантов нет.

- И много у меня времени?

- Вечность. Тут нет ни времени, ни пространства. Ты не стареешь, не можешь умереть, не можешь спать. А у меня эти потребности есть. Так что оставляю тебя одного. Выбрать-то все равно придется.

- Погоди, - я пытался потянуть время. – Так ты – Третий?

Дедок расхохотался.

- Нет, Марк. Я – Первый.


Десять лет прошло с тех пор, как Белова забрала нас обратно. Самые мрачные прогнозы не оправдались. Ашши не убила меня за то, что я не смог переместить ее в родной мир, и вместе с сестрой занялась космической экспансией. Одаренные потихоньку исчезали с Земли, не все, а те, в ком жила авантюрная жилка – обратная сторона Луны, а потом Марс и астероиды ждали первых космических захватчиков. Деятельная натура ани чувствовала себя на планете как в клетке.

С Лизой, сестрой, тоже было все хорошо. Модуль прижился, наша семья получила собственную одаренную. Умную, рассудительную, практичную – полную противоположность мне. Так что не чувствовал я себя ущербным. Да, способности практически пропали, светляка еще мог зажечь, но не более того. Оставалось надеяться, что оставшиеся сто-сто пятьдесят лет жизни пройдут спокойно, без пришельцев – почему-то я верил Первому, раз он сказал, что мира-ноль не существует, значит, нет больше потенциального рассадника путешественников по реальностям. Тех, кто в угоду своим желаниям или амбициям спокойно мог разрушить какой-нибудь мир, с людьми, животными и кометами. Не то чтобы я не чувствовал свою вину за целую реальность, двадцать с лишним миллиардов человек, причем большая часть – совершенно не виноватых в поступках ас-ариду. Но когда пришлось выбрать, из двух зол предпочел то, где мои родные живы и здоровы.

Остров Кайо-Коко я купил девять лет назад, когда способности начали потихоньку исчезать. Песок там напоминает сахарную пудру, а если лечь в воду лицом вниз, то можно любоваться морскими звездами, устилающими дно. Я любовался уже почти год.

- Марк, - отвлек меня от размышлений голос жены. – Лиза звонит.

- Иду, Леночка, - я несколькими гребками бросил тело к берегу, далеко не заплывал, зачем, вода идеально чистая везде. – Что она хочет?

- Вот сам узнай, - Лена мою сестру недолюбливала. Может быть, потому, что та мешала ей мной командовать, а может – потому что наши коты любили ее больше, чем хозяйку.

- Марк, привет, - на вылезшем экране появилось лицо Лизы. – Слушай, я хочу тебя кое с кем познакомить, не только тебя, вас всех. Похоже, я выхожу замуж.

- Не шути так, - строго сказал я. – Это уже пятый, и если и он сбежит, я утоплюсь.

Лиза рассмеялась.

- Братик, отжимай свои плавки, и через два дня жду вас в нашем доме. Кстати, Ира тоже обещала прилететь.

- Она-то зачем? – Белова уже пять лет как развелась с Серегой. Спасибо Ашши, та ей обьяснила, что одаренная должна иметь детей от обладающего ядром, а не унылой физиономией и занудством.

- Ты же ее командир. И вообще ты к Ире несправедлив, она всегда на твоей стороне. Как и Катя.

- Она что, тоже будет? – Неземная любовь Уфимцевой и Кеши разбилась как раз о Белову. По моему представлению, эти две симпатичные женщины должны были друг друга ненавидеть. А они наоборот, подружились.

- Так, все, - Лиза не любила долго трепаться. – Через три дня на ранчо. Форма одежды свободная. И мне не нравится родинка у тебя над левой бровью, приедешь, посмотрю.


Уж что-что, а это я мог сделать и сам, медицина не требует большого расхода энергии, и то, если лечить кого-то еще, а для себя, любимого, достаточно тех крох, которые остались.

Мать на молодости лет занялась фермерством, купила огромный участок в Эквадоре, и теперь выращивала там бананы и коров. Так что это было настоящее ранчо, на четырех квадратных километрах паслись стада.

Рык и Шарик встретили меня с достоинством, чуток приправленным опаской, хоть и прошло десять лет, кота они не забыли. Я тоже. Погладив собак, обняв родителей, уселся рядом с Беловой,з а это время она почти не изменилась. Чуть-чуть. Внешне – в лучшую сторону, характером – в худшую, одно другое компенсировало.

- Как жизнь, командир? – Ира приехала без Кеши, но с Катей. И поэтому Сергей искоса бросал на нее глубокомысленные взгляды, которые она игнорировала. – Киснешь?

- Ага, - я проводил глазами Вику, за это время превратившуюся в уверенную в себе молодую девушку. – Может, бросить здесь все, махнуть на Луну?

- Лена тебе махнет, - Ира помахала Сельчанской, еще одна близкая подруга. Вот ведь гадюшник прямо на груди пригрел. – Ногой. Какой у нее пояс по каратэ?

Я хотел отшутиться, но тут мать выбежала на огромную веранду центрального дома эстансии, что-то прокричала.

- Лиза приехала, - перевел я с кухонного на русский. – Сейчас своего кавалера будет показывать.

Белый лимузин заехал на круг возле дома, остановился у входа. Слуга распахнул заднюю дверь, оттуда выпрыгнула моя сестра. А из другой появился хорошо знакомый мне человек.


Уставшие гости давно разошлись по комнатам, дом темнел окнами - ни в одном не горел свет, все звуки утихли, и только мы с Лизиным женихом сидели в глубоких креслах под старой бальсой, укрывшей нас ветками и создавшей подобие отстранённости. Я раскурил сигару на двадцать минут, помахал ей в воздухе, отгоняя москитов. Хотя они и так меня не кусали, просто по привычке.

- Они не мучились, считай это подарком в честь нашей бывшей дружбы, - Кир Громеш проделал то же самое, оставляя в воздухе белый след. – Дар богини. Не удивляйся, в мирах многое изменилось. Хочешь меня убить?

- Хочу, - честно ответил я. Хотя, честно сказать, в душе была пустота. Как только я увидел Кира, я понял, что произойдет. Бежать, сопротивляться, что-то делать было бесполезно, на шее Лизы висела белая удавка, и она ее не чувствовала. За то время, что мы не виделись, наследник Громешей сильно вырос, похоже, повелителем стал. Такой может и всю планету уничтожить. – Убил бы, если мог.

Кир ничего не ответил.

- Как ты сюда попал? – первым нарушил я затянувшееся молчание.

- Кристаллы-то остались, - Кир пожал плечами, затянулся сигарой. – Десять лет твой мир был закрыт, но теперь снова сюда можно попасть.

- Что будет с остальными? – Я обвел рукой круг. Широко.

- Они останутся в живых, никто не будет устраивать здесь геноцид, да и с Маас-Арди ссориться не с руки.

- А с Уришами можно?

- Марк, сам понимаешь, когда убиваешь одного ас-ариду, месть неизбежна. Ты убил десятки тысяч, не считая всех остальных – и ассу-аридес, и обычных людей. Двадцать миллиардов тех, у кого не было проекций. Рано или поздно это должно было случиться, не я, так кто-то другой. Лучше я.

- Сколько?

Кир улыбнулся. Почти ласково.

- За то, чтобы убить тебя, другие сами готовы платить, в очередь выстраиваются. Мне повезло. Так что ману тут не при чем.

- Как все произошло?

- Я не знаю, в это время был на Оранжевой, она, кстати, теперь навсегда в изначальном мире, и доступна для порталов. Но ан Траг утверждает, что это не случилось мгновенно. Люди распадались, пусть доли секунды, но они это чувствовали. Мучились, умирая. Наверное, это больно, когда реальность вместе с тобой рвется на мелкие кусочки.

- Ан Траг спасся?

- Да, и те, кто был на Оранжевой и в соседних системах – тоже. И в других реальностях. Около трехсот тысяч человек.

- А…?

- Нет, прости. Она оставалась в мире-ноль, и Илани с ребенком, и Тодин с рыжей Линник. И Павел, и Тоальке. Ты словно нарочно убил всех, кто тебя любил, или хотя бы терпел. Возможно, оно того стоило. Более того, уверен, ты не мог поступить по-другому. Я – тоже. Ты готов?

Я кивнул. В принципе, если не для чего жить, то проще и не жить. Я сам сделал выбор, дал себе лишних десять лет. И по сути жизнь тем триллионам, что живут в изначальном мире – теперь у них есть шанс, возможно, они смогут отбиться от вторжения, с поддержкой оставшихся шумеров это более вероятно, чем без нее. И еще подарил жизнь тем людям, которые остались в отколовшихся реальностях, теперь они не будут сливаться, проекции останутся самостоятельными личностями, а время с основной вселенной синхронизировалось. Да и Громеш жив, по сути, только благодаря мне, так что, наверное, я все-таки сделал что-то хорошее. Вот только не для себя и своих близких.

И поэтому это не имело ровно никакого значения. Первый не совсем был прав. Если один из двух детей оживет, другой все равно останется мертв.

Глаза закрывать не стал, успел увидеть и даже почувствовать, как черный кинжал пронзает мое сердце.

А потом пришла боль. Боль каждого из двадцати миллиардов человек, их действительно рвало на куски, каждого – около одной сотой секунды, так что еще почти семь лет внутри себя я переживал то, что переживали они. Я был молодой женщиной с далекой планеты, и важным эгиром, и многими другими. И Эликой – она почти не страдала, одаренные блокировали в себе боль и ужас. И маленькой девочкой со светлыми волосами, очень похожей на меня, которая плакала, чувствуя, как растворяется в нигде. Я проживал последние мгновения их жизни как искупление, и только потом умер.

Вроде как.

Глава 3

- Какого черта?

Это я произнес, уже стоя на траве. И покрепче выражений еще добавил.

Траве другого мира. Даже ногой потопал – настоящая, зеленая, жесткая. Щипать себя за руку не стал, бесполезно, что такое привиделось, оставалось только догадываться. Но уж очень реально все это было, десять лет до смерти и семь лет после, словно действительно со мной произошло. Причем первые несколько секунд я чуть с ума не сошел от остаточных эмоций, потом как-то все стало распадаться, словно сон – вот просыпаешься, и кажется, что произошло только что очень важное что-то, очень реальное, прямо как откровение снизошло. Можешь в деталях все описать и рассказать, эмоции зашкаливают. Но проходит чуть времени, и понимаешь, что на самом деле приснились какие-то фрагменты обычной фигни, а промежутки между ними ты додумал и сам запомнил. Еще минута – и сон почти забывается. Ну или помнится что-то действительно яркое и необычное, но точно осознаешь, что это не взаправду происходило.

Так и здесь, если и в эти семнадцать лет видений, и сразу после, казалось, вот оно, очередная жизнь прожита и закончена, то чуть погодя и логические неувязки полезли, и несоответствия. И полное отсутствие новой информации – во сне мозг пользуется тем, что знает или может додумать.

Громеш – это понятно. Бедняга полежал на камне, я пропал, он остался, парню обидно. Хотя, спрашивается, какого хрена я десять лет там сидел и ждал у моря погоды, зная отвратительный характер шумеров. Если бы это действительно был я, подготовился бы, появление Кира ведь не стало неожиданным. Пусть он в моем сне сделался повелителем потоков, но Белова, Лиза и Вика его бы в тонкий блин раскатали с помощью других одаренных, стрелкового оружия и РПГ. Первые несколько дней после перехода любой псион уязвим, а с возможностями моих знакомых и систем наблюдения отследить новичка в этом мире – задача не из сложных. К тому же Лиза не из тех, кто заводит любовь до гроба с первым встречным, пусть по жизни она была девочка скрытная, но голова-то на месте.

Но скорее всего до появления Кира я бы просто не дожил. Уфимцевы первые постарались бы от меня избавиться, бывшие одаренные, когда кругом столько настоящих, не то что не нужны – мешают. Год-полтора может и дали бы побарахтаться, а там или утонул, купаясь в ванной, или на солнце обгорел до неузнаваемости.

Ира и Сергей… Вполне возможно, что так и будет, Беловой нужно рожать, и первые два ребенка должны быть от одаренного, иначе все дети без дара будут, Ашши это ей при мне объясняла, да и вообще, не слишком они друг другу подходят. Хотя любовь зла, полюбишь и моего брата. Нет, я его тоже люблю, и горло за него перегрызу, если понадобится, в переносном смысле – есть гораздо более эффективные и эффектные способы убить человека, но розовые очки давно уже не ношу. С детского сада. Поэтому вариант с Кешей вполне возможен, я бы даже сказал, наиболее вероятен. Один круг общения, возраст подходящий, среди новых колдунов полно подростков, а тех, кто умудрился до тридцатника дожить, нет почти.

Еще и эта девочка, дочь Илани. С чего я вообще решил, что это – она, а не он, да еще вилами по воде писано, моя это или не моя, ну да, такую возможность я допускал, верно. Но точный и правдивый ответ на это без очной встречи, наверное, только одна женщина могла дать, которая меня не слишком любила, скорее даже ненавидела и презирала. Интересно, мой памятник возле кафешки во владениях дяди Толи она уже снесла?

Элика, тут вообще просто. Воспоминания скорее были моими о ней, чем ее собственными. Мысли обо мне у нее проскользнули, в последнюю сотую долю секунды? Мои тапочки смеются. Нужен был бы я на том камне вместо Кира, давно там лежал. А что касается двадцати миллиардов… Сразу после того, как очнулся, я мог поклясться, что прожил каждую смерть. Но точно так же я сейчас был уверен, что, даже если попробую вспомнить хотя бы тысячу, это будут одинаковые ощущения с небольшими вариациями.

Опереточный Первый, дед-дракон. Ну дракон понятно откуда, на колонне я его видел в том храме в пограничном мире, где проходил местный вариант испытания на профпригодность. Там еще и другие животные были. Ясен пень, если есть Тринадцатая, все те, кого я перечислял, когда эн Телачи убивал, и Третий, то и Первый должен где-то там затесаться. Первый – значит старший, старик, все логично.

И как вишенка на торте – покупка острова. Вылезло из подсознания мещанство, хомячество и прочие никуда не пропавшие привычки. Казалось бы, избавился, нет, живут еще во мне. Планеты мало уже, иногда подумываю, не захапать ли все звездное скопление, а до кучи и Смоленское княжество, я ведь Рюрикович не хуже остальных, ворон вон как от меня балдел, даже грустил, когда я из того депрессивного мирка свалил.


Самое важное и серьезное, это соображения насчет временных флуктуаций – да, определенно так и должно быть, в кристалле Уриша об этом много чего было, в том числе что-то вроде анимации в реальном времени, только очень детализированной. Из-за оранжевой звезды дисбаланс времени между двумя реальностями нарастал, островок относительной стабильности заканчивался самое позднее через полторы-две тысячи лет, а потом клубок реальностей ждало ускоренное старение. По экспоненте, там и вправду намечались в недалеком будущем миллионы, а то и миллиарды лет за одну секунду в настоящем, изначальном мире, и остановиться этот процесс должен был, по расчётам старика Уриша, когда Оранжевая коллапсирует в какого-то пси-карлика и навсегда исчезнет из мира шумеров. По меркам мира-ноль, это случится очень нескоро, примерно через пятьдесят миллиардов лет. А в изначальном мире продет около десяти тысяч.

. Но я об этом и так знал, нового-то ничего не приснилось. И что с этим делать, я даже не представлял. Уничтожить мир-ноль, чтобы прыгающей звезде некуда было убегать? Как два пальца о пластобетон. Только не сейчас, других дел хватало. Самое большее, стоило задуматься, чего это меня так приплющило, волноваться из-за этого пока было рано.

Кота рядом не было, не то чтобы я испугался вероятности, что больше этого черного засранца не увижу, и то, что увиденное было какой-то возможной версией развития событий, теоретической, тоже допускал, но для спокойствия позвал эр-асу. Тот мне ответил, слабо, но уверенно и спокойно, мол, есть пока дела поважнее, чем наш турпоход. И вообще, по моим внутренним часам семнадцать лет назад он не особо волновался, когда я полез исправлять контур, наверняка знал, чем все закончится. А может быть, я преувеличиваю, и он просто такой обожравшийся золотом флегматик.


Мы вчетвером стояли у подножия черной башни. Другой – эта была пониже раза в полтора, и выглядела не такой заброшенной. На вымощенной камнем площадке у входа была припаркована черная машина на толстых колесах, размерами с микроавтобус. От площадки в лес шла дорога, залитая пластобетоном, похоже, стандартным материалом не слишком продвинутых миров, с разметкой и надписями перед висящей в воздухе голограммой ярко-красного шлагбаума, которая площадку и дорогу разделяла.

Охраны возле шлагбаума не было, никого не было и в машине, наверняка вместо людей тут наблюдение камеры вели, и нас уже засекли. Мир не совсем отсталый, даже в космос летали когда-то, автоматика и инфо-технологии на каждом шагу. Эскадрон местных правоохранителей уже спешит, помнится, в прошлый раз нас встречали шеренги штурмовиков из Звездных войн, а ведь компания тогда была не такая представительная, хоть по численности и схожая.

Близнецы оглядывались вокруг. В общем-то, понятно, это не на другой континент слетать. Хотя Земля – она везде одинаковая, даже экология не слишком поддавалась многообразию человеческого воздействия. Даша что-то втолковывала Кириллу, тот кивал, следуя взглядом за пальцем сестры.

- Ты что-то сказал, дорогуша? - Ашши скучающим взглядом смотрела на башню, словно на какое-то малозначительное, но досадное препятствие. – С тобой все в порядке? Какой-то ты бледный, словно переутомился. Знакомое место? С моим кристаллом все хорошо?

Ах да, кристалл.

Разжал ладонь, целехонький и полностью заряженный портальный маяк тут же был схвачен проворной женской ладошкой. Пока ани наслаждалась приобретением, а близнецы приходили в себя, проверил, как поживает подселенец в моей голове.

Таймер был выключен, точнее говоря, совсем пропал. Красный восклицательный знак тоже исчез, на его месте появилась прежняя коричневая кучка с лопатой. И несколько надписей.


«Осторожно, вы перешли в нестабильную реальность. Покиньте ее при первой же возможности.»

«Портальные маяки не работают, пользуйтесь альтернативными способами переноса.»

«Система перегружена, для перехода в другой узел пользуйтесь аварийным маяком в нестабильных областях. Аварийные маяки активированы на время дисбаланса системы.»

«Внимание. Маяки расположены в нестабильных областях. Нестабильные области могут быть опасны.»

«Включить поиск нестабильных областей? Активация займет 48 часов.»

«Внимание. Получены новые инструкции. Перейдите в блок переноса.»

«Переход в блок переноса заблокирован. Для входа в систему воспользуйтесь поиском нестабильных областей.»


- Что? – изобразил я чрезвычайную занятость. – Ты что-то сказала?

- Пора прощаться, зу Марк Уриш, - Ашши как-то грустно и мягко улыбнулась. – Или ты прыгнешь первый?

Вдали показалась черная точка. Казалось, она не едет по дороге, а плывет над ней. Хотя почему казалось, летела, спешила к нам.

- Переход заблокирован, - обрадовал я Маас-Арди, - но если хочешь рискнуть, давай. Знаешь, что такое нестабильная область?

- Ты врешь, милый, - неуверенно произнесла она. – Эй, вы, не видите, кто-то приближается, чему я вас учила. Охранять! Да не деревья, а мой чемодан, олухи. При чем здесь нестабильная область?

- Это нестабильный мир, в нем не работают кристаллы переноса, но есть нестабильные области. Перенестись можно только оттуда, - черный ховер остановился метрах в пятидесяти от нас, завис над дорожным полотном, оттуда выпрыгнули две фигурки. Только балахонов им не хватало, их с успехом заменяли черные шлемы с забралом, и доспехи, словно скопированные из саги про Звездные войны. За год местная мода не изменилась. – Хотя, может, с кристаллом и прокатит. Попробуй.

Ашши недовольно поглядела в сторону ховера, а потом взгляд ее прояснился. Я хорошо понимал женщину, надо ведь ей было сорвать на ком-то злость, на мне – опасно, на близнецах – слишком привычно. Гости для этого подходили как нельзя лучше.

Одна фигурка осталась стоять возле летающего танка, другая на своих двоих направилась к нам. Зу Маас-Арди плотоядно улыбалась, плазменный шарик уже горел над ее левой ладонью, а ту гадость, что формировалась над правой, я даже не знал, как обозвать.

- Гляди, - кивнул я на это безобразие, обращаясь к Кириллу, - вот как надо, а ты пукалку свою достал. Пуля доспехи не перешибет, видишь, там словно радужная пленка по всей поверхности? Активная защита, что-то посерьезнее надо, миномет, например, или бластер какой-нибудь. Не догадались с собой взять?

Кирилл помотал головой, Даша прыснула, и убрала пистолет. Из них двоих сестра была посообразительнее, и реакция у нее была получше. Со временем это сгладится, девочки взрослеют быстрее, и дар у них поэтому развивается раньше. Но слабее, как правило. Хотя не в этом случае.

- Лейтенант Союза пяти общин Соболев Пятый, военная милиция, - представился самый храбрый из экипажа ховера, а может – самый главный, на практически русском языке, немного проглатывая гласные и выделяя шипящие. Он равнодушно посмотрел на плазменный шарик, не в первый раз такое видел, судя по всему. – Прощения просим, господа и дамы, но не могли бы вы показать разрешающий колдовской знак?

- Храбрый, - одобрительно сказала Ашши. – И красивый.

Усмиряющая в этом вопросе разбиралась лучше меня, на вид обычный парень, светловолосый и светлоглазый, выше меня на полголовы. Молодец, не стушевался и не поддался, сделал знак сопровождавшим - ховер тут же нацелил на нас пушку.

- И тупой, - продолжала ани. – Ты, дурачок, куда полез со своей защитой? На танк надеешься? Так он тебя не спасет.

Похоже, лейтенант военной милиции это прекрасно понимал, но все равно сдавать назад не собирался. Значит, и подкрепление наверняка вызвал, для таких вот наглых колдунов предназначенное. Ведь что-то такое было у меня в закромах, валялось уже почти год. Из серии – положил, не понадобилось, забыл, но не выбросил. Достал из загашника серебряную пайцзу с иероглифами, покачал на шнурке.

Соболев отобрал у меня амулет, внимательно разглядывал некоторое время. Потом провел ладонью возле серебряной пластины, оранжевые искорки сверкнули. А лейтенант-то не из слабеньких, такой даже вот с близнецами на равных сможет огненными шариками покидаться.

- Я не знаю, что это такое, - честно предупредил лейтенанта, - но думаю, сойдет.

Тот вернул мне пайцзу.

- Ханьские пропуска больше не действуют, так что не советую их показывать кому-то из администрации Союза. Понимаю, положение пока сложное, еще не всех оккупантов додавили, но вы вроде не похожи на таких, которых они могли напугать. Вот девушка у вас какая… - он хотел сказать, мощная, но запнулся, подбирая эпитет понейтральнее.

- Красивая, - подсказала Ашши.

- Да, - согласился лейтенант спокойно. – Это тоже. Не могли бы вы представиться?

Я сделал знак, чтобы другие не торопились. Особенно Даша, ее-то красивой не назвали.

- Боярин Марк Львович Травин, - слегка поклонился, - пятый круг.

И ворона над ладонью показал, черная фигурка взмахнула крыльями, исчезла. Но перед этим я какой-то слабый отклик почувствовал, словно тот, прежний фамильяр отозвался.

Лейтенант поморщился, будто лимон съел.

- Это не в моей компетенции, - как-то нехотя сказал он. – Начальство будет через несколько минут. Могу я попросить тебя и твоих спутников. И спутниц, конечно. Подождать здесь?

- Ты подождешь здесь рядом со мной, дорогуша? – ани чуть ли не прижалась своей немаленькой грудью к краснеющему лейтенанту. – Расскажешь что-нибудь. О себе, своих увлечениях. Ты ведь увлекаешься разными полезными для здоровья вещами? Например, можем поплавать голышом, тут вроде речка недалеко.

- Я бы с удовольствием, - Соболев чуть отодвинулся, слегка покраснел. Молодец, долго держался, против ани еще ни один мужик не выстоял, кроме меня. – Но служба ждать не будет. Отряд незарегистрированных ханьцев замечен неподалеку, надо их к миру принудить, а то страх теряют иногда, думают, что старые времена могут вернуться. Вся надежда на нас, защитников веры и отечества.

- Ну как такому отказать, - Ашши поскребла пальцами по пластинам на животе лейтенанта. Радужная защита раздвигалась, казалось, еще чуть-чуть, и доспехи тоже начнут растворяться, а там и до обнаженки недалеко. – Поторопись, милый, я буду ждать.

Соболев дернулся, танк подлетел почти вплотную, забрал командира и ушел в чащу направо от башни, по оврагу.


- Боярин, значит? – Ашши уткнула в меня свой взгляд. – Марк Львович Травин, пятый круг. Да ты, я смотрю, везде побывал, знакомых себе завел. Вот не люблю я таких людей, вроде копаешь их, копаешь, как на ладони, а потом раз, и кот у него. Или бах, и призрачный меч. Или пятый круг и железяка странная. Пайцза. Слово-то какое неприятное, противное. В твоем языке так вообще матерное почти. Ты, дорогуша, из тех людей, которые полны загадок, только загадки твои какие-то с нехорошими ответами.

- Здесь мы с моим другом Ас-Эрханом встречались, - напомнил ей я.

- Ну да, слышала, что его в какой-то глухомани заперли. Только он здесь помер скоропостижно, от радостной встречи, до того счастлив был повидаться с тобой. Ладно, боярин пятого круга, что нам делать?

- Стойте здесь, - распорядился я. – Я хоть тут и не в первый раз, но так, пробежался быстро и удрал, как только возможность появилась. Многое не знаю. Судя по этому милиционеру Пятому, народ здесь мирный, но не робкий, так что не нарывайтесь понапрасну, и постарайтесь обойтись без ненужных жертв. А я пойду, прогуляюсь, знакомые места отыщу, понастальгирую.

- Вечно тебе все самое интересное достается, дорогуша, - обиженно протянула Ашши. Близнецы молчали дисциплинированно, но видно было, что и у них такое же мнение сложилось.


Внутри башни не было видно ни души. Сама она была ниже той, что мы почти год назад обследовали, но толще и основательнее. Просторный холл заканчивался небольшим аппендиксом с лифтами, возле трех кабинок горели фиолетовые кружочки. Помнится, в прошлый раз мне пришлось забраться на самый верх, прежде чем я нашел камушки. Если предположить, что все башни оборудовались по единому принципу, то мне надо на обзорную площадку – утолщение я и снизу видел. Можно было бы телепортироваться, или прыгнуть и взлететь, но тут камеры везде, зачем заранее показывать вероятному противнику свои сильные стороны. И слабые тоже.

Для вызова лифта требовался какой-то идентификатор. Можно было сломать нафиг всю эту защиту, но зачем портить то, что люди делали, если есть возможность другим путем пойти. Помнится, в другой башне была лестница, и вообще, тут должен быть пожарный выход.

Нужная стальная дверь была заперта только на магнитный замок, который открывался при отключении питания – такое я мог организовать не напрягаясь. Нажал на ручку, аккуратно затворил за собой, восстанавливая сигнал, а то еще тревогу объявят. Лестничный пролет шириной в полтора метра был освещен неярким матовым светом. Пожарная лестница шла, судя по всему, по спирали вокруг здания, через каждые сорок ступеней на лестничных площадках такие же двери, как внизу, были закрыты. За третьей, восьмой и десятой по счету определялись люди, и даже несколько одаренных, что они тут делали, не знаю, год назад такие места особым успехом не пользовались.

- Шестьсот восемьдесят, - посчитал я последнюю ступеньку.

Дальше хода не было, только наружу. Эта дверь поддалась без проблем, она была не заперта, и выводила практически на точно такую же площадку, как и в прошлый раз, диаметром метров в двадцать. Внизу Ашши что-то втолковывала близнецам, стоя возле черной машины, тыкала пальцем в корпус. Чемодан сиротливо стоял неподалеку, интересно, чего она там набрала с собой. Хотя нет, и так представляю. Сувениры из моей реальности. Магнитики на холодильник, как минимум.

Город виднелся в северо-восточном направлении, километрах в двадцати. Дорога шла к нему прямая, и совершенно пустынная. А вот над городом появилась черная точка, значит, кто-то решил нас с воздуха накрыть. Или посмотреть сверху вниз. Лететь ему несколько минут, за это время надо успеть. В прошлый раз был выход на крышу, но сейчас никаких узоров колдовских я внутри не заметил, и браслет совершенно индифферентно отнесся к выходу на крышу. Придется в горячо-холодно играть.

Затейник Уриш на этот раз запрятал камушки прямо в основании обзорной площадки. Узор из напитанной бору резьбы шел по нижнему краю на участке в три метра. И как раз в толще этого участка нужные мне красные кругляшки и находились. Браслет их почуял только совсем близко, значит, заряда там осталось всего ничего. В толще перекрытия образовались две воронки, вынесшие на поверхность два красных желудя, спрятал их в карман, потом, подумав, переложил в карман понадежнее.

Все, теперь этот портальный маяк зачищен, надеюсь, того, что я сделал, достаточно, чтобы конкретно возле этой башни никто не появился. Ту, первую, не разглядеть отсюда, а находится она под углом в сто двадцать градусов, если считать центром город. Логично предположить, что и третья есть, придется к ней тоже наведаться, обезопасить себя.

Черная точка укрупнилась, разделилась на три каплевидных летательных аппарата, тут я такие уже видел. Так что мешкать не стал, плавно прямо с обзорной площадки прыгнул вниз, к своей боевой группе и чемодану. С неба мой маневр заметили, два истребителя зависли чуть в стороне на высоте метров пятидесяти, развернулись, беря нас на прицел, а один приземлился на площадку. Остановился в двух метрах от каменной поверхности и в пятнадцати метрах от нас.


Мой старый знакомый почти не изменился. Все та же короткая стрижка, небольшая бородка и шрам на нижней губе. И знакомые по фотографиям черты лица. Даже балахон был все тот же, точнее – такой же, только во взгляде добавилось властности. Позади него выстроились пятеро бойцов в футуристических доспехах, посолиднее тех, что на лейтенанте были. И двое в балахонах, скрывавших лицо, с почти готовыми схемами возле ладоней. По классификации Силы Грановича Ухтомского – никак не хуже четвертого круга.

- Тебе это место медом намазано, боярин? – вместо приветствия спросил мой вероятный родственник. – В прошлый раз вроде сказано было, что тут не рады тебе и твоим спутникам.

- Вы знакомы? – влезла в разговор Ашши. – Как здорово. Марк, дорогуша, ты должен представить мне этого прекрасного воина.

Прекрасный воин поморщился. Его подручные колдуны приготовились, чтобы показать нам кузькину мать.

- А я не знаю, как его зовут, - я только головой покачал, действительно, Хотетовский в прошлый раз сразу представился, а этот так до конца и не раскрылся. – Извини, боярин, не знаю твоего имени. Ты ведь у нас человек-загадка.

Загадка поднял руку, останавливая своих подчиненных, которые того и гляди были готовы нас на кусочки порезать и на атомы распылить.

- Радомил, - представился он.

- Хорошо. Зу Ашши Маас-Арди, представляю тебе моего дальнего родственника, боярина Радомила Сергеевича Травина. От тут самый главный. Так ведь, Радомил Сергеевич?

Глава 4

Еще почти триста лет назад на этой Земле существовали отдельные государства. Был даже Союз пяти общин, с эмблемой в виде пятиконечной звезды, населением, говорившим на русском языке, причем на диалекте, очень близком к современному для меня варианту – загадка, на которую ответа не было. Остальных государств было немного – три в Америках, одно в Европе, одно на Ближнем Востоке, Китай, а вернее – Империя Хань в Азии и Австралии, и разделенная на зоны оккупации Африка. Населения было меньше, чем у нас, едва ли миллиард набирался, территорий – свободных больше, чем заселенных, поэтому страны тут особо не конфликтовали. Торговали, иногда ссорились, но так, чтобы огнем и мечом, за веру, царя и отечество, не было такого. Цари были, вера – тоже, отечество – куда без него, но эти вот аборигены научились жить более-менее мирно, до поры, до времени.

Все началось около семисот лет назад из-за Антарктиды, которая растаяла – переборщили с угольными электростанциями, а атомные еще не придумали. И вообще, о дружбе помнили, а про экологию даже не заморачивались.

Прибрежные районы материков затопило, а самым дешевым транспортом, как известно, является морской. Так что и портовые города тоже скрылись под водой – особенно пострадал Китай, потерявший множество островных территорий. Население отступило на несколько километров, потом еще на десяток. и еще. И так бы и отступало дальше, борясь со стихией и последствиями собственной глупости, но кто-то, поглядев на Луну, сказал – вот оно, место, где нет воды и где никто никого не затопит.

Большие государства могли себе многое позволить, война за ресурсы в этом мире отсутствовала напрочь, даже хватало всем и на все, а если надо было больше, то для этого существовала Африка. Так что с момента изобретения лампочки и до запуска первого спутника Земли прошло меньше пятидесяти лет. Еще через десять лет нога человека наступила на лунный реголит, а через пятьдесят на видимой стороне Луны, защищенной от астероидов Землей, красовались купола первых поселений и космодромы подскока.

И пошло по обычной для техномиров колее, на которую если выезжают, то уже не остановить. Холодный синтез, чистые металлы, фазовая решетка и полный распад. Освоение Луны, понимание того, что не размер – главное, и переселение на астероиды. Запуски первых межзвездных зондов, поиск пригодных для жизни планет и синхро-связь. Все уместилось буквально в триста лет – прогресс, если его не тормозить, идет по экспоненте, только бы людей хватало.

Несмотря на это, человечество держалось за материнскую планету. Даже те, кто родился в космосе, на станциях или планетах, считали Землю своей родиной. Но на этой Земле решили, что слишком жирно будет вот так отдать независимость людям, которые кроме пустоты вокруг и не видели ничего особо. Первой начала Центральная Америка, внезапно предъявив права на Марс лишь по той причине, что именно ее представитель первым ступил на эту планету. Тут же Северная решила, что Луна по той же причине принадлежит ей. Европа возмутилась и забрала себе пояс астероидов вместе со спутниками Юпитера. По иронии судьбы, большая часть Луны и карликовых планет была заселена выходцами из Союза пяти общин. Союз, вместо того, чтобы возмутиться, решил проблему силовым путем, ударами с орбиты превратив четыре столицы в руины. Впрочем, Европе было на это наплевать, почти все население уже жило в Африке, истребив последних аборигенов.

Китай, которому не досталось ничего, долбанул по старинным американским врагам из всего имеющегося в наличии оружия, те не остались в долгу, и на двадцать лет планета погрузилась в хаос. Когда все началось, Союз решил эвакуировать своих граждан, тех, которые остались в живых, часть космодромов в Африке была захвачена, часть – лежала в руинах, но за три года что-то сделать удалось. Эвакуационные пункты по всей стране собирали людей, вывозили в район Чада, где их грузили на транспортники и отправляли на лунную орбиту, а оттуда – в пояс астероидов.

Почти четверть граждан Союза при этом погибла, некоторые решили остаться дома и охранять огромные территории, куда уже струйками проникали китайцы, убегая из зараженных радиацией областей. Земля стала местом, где жить опасно, а помереть – легко. Автоматические фабрики, пока их не вырубили с орбиты, выпускали беспилотные танки и самолеты, которые сразу же летели и ехали уничтожать другие такие фабрики, люди вообще в этой ситуации были лишние.

Внеземные области отгородились, объединились, прервав вражду, и с Землей любые контакты были прерваны.

Поругаться всегда проще, чем помириться, Земля зарастила раны, даже ледяная шапка на Антарктиде почти восстановилась, климат тоже стал пригодным для жизни, но те, кто ушел в небо, возвращаться не торопились – все наукоемкое производство было там, где ресурсы и условия, в космосе. Там открыли межзвездные путешествия, скольжение и линзирование, уже почти три сотни лет из областей, близких к Земле, не шли сигналы, только спутниковая группировка на орбите осталась наблюдать за потомками общих предков, и рассылала информационные сообщения, где, собственно, вся эта история и рассказывалась.

Те, кто остался, об ушедших к звездам почти забыли, своих проблем хватало – оживить старую технику, отобрать у соседа урожай и женщин, сожрать и оттрахать отобранное, переместиться на сто километров восточнее и повторить. Города лежали в руинах, китайцы гонялись друг за другом, американцы строили храмы и резали там своих соотечественников, европейцы в Африке постигали прелесть наркоты и тропических болезней, а оставшиеся граждане Союза укрепились на небольших островках некогда огромной территории и погрузились в феодализм. Города, подобные тому, который мы с Белосельскими посетили, были раньше разбросаны по всей территории от Балтийского моря до Байкала. Те, которые за Уралом, ханьцы разрушили, а вот на европейской части около полутора десятков осталось. И они кое-как держали оборону на остатках былых запасов.

Через двести лет после исхода здесь появился последний из клана Уришей, который развлекался, соединяя миры, подбрасывая карты и вызывая туристов – а нестабильность дала возможность местным приобрести новые способности. Ну и прогрессорствовал немного, для собственного удобства.

А еще через двести один охреневший от безделья боярин с такими же отморозками и ленивым, но кровожадным котом этот мир от Уриша избавил, оставив Союз на растерзание другому боярину, ждавшему этого сотню лет.


Радомил с нами общаться не слишком хотел, но свой город посетить позволил. Ждать мне надо было еще почти двое суток, пока модуль разродится и покажет, где находятся нестабильные области, и небольшая экскурсия по местам боевой славы была как раз кстати. И на поле не мешает наведаться, где должен стоять небольшой курган, Ирий хорошо землю укрепил, на века. Вместе со всеми я туда не поеду, а вот один – обязательно. И к третьей башне неплохо бы съездить, а то лишние шумеры мне тут не нужны. Оставалось только надеяться, что активность старика Уриша этим городом ограничивалась.

Истребители улетели, забрав с собой сурового предводителя аборигенов, а нам дали возможность прогуляться пешком, настрого предупредив без персонального приглашения в центральный комплекс зданий не соваться.

- Выслать отсюда я вас не могу, - признал мой родственник, - но настоятельно рекомендую вести себя тихо и с местными не ссориться. За год многое поменялось. Так зачем ты вернулся, боярин?

- Я за наследством, - пояснил ему. – Оказалось, твой бывший начальник мой дедушка, и то, что он оставил – мое. На планету эту не покушаюсь, но вот если кристаллы какие остались, записи или фотографии в деревянной рамке, заберу.

- Если не отдам? – уточнил собеседник. – Попытаешься взять силой?

- Нет, но думаю, мы найдем, как договориться. Наверняка мы по-родственному сможем этот вопрос решить. Да и ненужное барахло тебе ни к чему, правда?

Радомил скептически усмехнулся.

- Хорошо, вернемся к этому позже.

И протянул мне кольцо. Черное, опутанное схемами очень плотно.

- Это пропуск, и одновременно кошелек. В сомнительные места не суйтесь.

На этом посчитал разговор законченным, развернулся и запрыгнул в свой истребитель. Туда же организованно загрузились его охранники. Один балахонник только, когда залезал, чуть капюшон откинул и Ашши подмигнул, на это она такой улыбкой его одарила, что молодой парень чуть мимо люка не промахнулся.


- Дорогуша, - ани отобрала у меня кольцо, зажала в ладонях, довольно улыбнулась, - ты все сделал, что хотел?

Я кивнул.

- Ну и молодец, а теперь я желаю чистую удобную постель, хорошую еду и какую-нибудь легкую музыку, и это только для начала. Мне твоя сестра рассказывала, что ты по молодости машины угонял?

- Не угонял, а перегонял, - поправил я. – Две большие разницы.

- Как скажешь, милый. Вот эту тачку надо перегнать, - и она показала на черную машину рядом с входом.

Ну а что, логично, стоит тут пепелац, считай, ничей, на время же берем, не навсегда. Подошел к машине, где дверь, можно было только по форме определить – спереди более вытянутая, видимо. Приложил ладонь к поверхности, браслет тут же считал данные встроенного блока управления, проанализировал, дал доступ. Бороздка пошла по корпусу, деля его на две неравные части, расширилась, и вот у нас уже две двухколесных машины получились.

В заднюю часть, отлично поместился чемодан, а в передней – из шести вмонтированных в пол кресел я поднял четыре, на передние мы с Ашшей уселись, близнецы – позади. Машина управлялась джойстиком, вся информация проецировалась на стекло, из которого, собственно, корпус и состоял. Точнее говоря, из прозрачного изнутри материала, который в нужных местах затемнялся. Полоска, показывавшая уровень заряда, занимала половину отведенного для этого места.

- Полбака, - привычно сказал я. – Надеюсь, хватит до города доехать.

И отдал приказ начать движение. Передняя и задняя части машины сомкнулись, она плавно тронулась, и набирая скорость, помчалась к городу.


По сравнению с прошлым моим путешествием город преобразился, его приводили в порядок ускоренными темпами. От центрального комплекса со звездным шпилем во все стороны по крайней мере на километр шла мощеная площадь, разрезанная лучами парков, за ней начиналась собственно городская территория. В прошлый раз совершенно разрушенная, сейчас она была полностью расчищена и отстроена. Широкие проспекты огородились домами в несколько этажей, пять концентрических окружности дорог шли через каждые два километра, деля город на кварталы, на каждом перекрестке высилась небольшая башенка, явно военного назначения. Три кольца вокруг центральной площади были полностью застроены, на площадках между третьей и пятой окружной дорогой шло активное строительство. На улицах было малолюдно, изредка проносились такие же, как наша, машины, над головами пролетала разного назначения авиация, окна, выходящие на проспект, были забраны ставнями.

- Словно в осаде живут, но их это не волнует, - высказала свои впечатления Ашши. – Куда твой строгий дядюшка сказал ехать?

- Строго говоря, он мне двоюродный дед, только из другой реальности, - уточнил я. – Гостиница в квартале семь дробь четыре. Это на другой стороне. Мы как раз по второму проспекту едем, на площади сейчас сделаем пол круга, и выйдем на седьмой. Там по правую руку и будет этот квартал. Между третьей и четвертой окружной. Могли бы и по ним поехать, но так, через центр, интереснее.

Квартал 7/4 еще застраивался. Дома по периметру уже стояли, а вот внутри, на большой территории почти в восемь квадратных километров, было пусто. Город отхватил часть леса, какие-то островки растительности еще сохранялись. Но по центру строилось явно что-то промышленное, прямоугольные корпуса возвышались на три десятка метров, окон в стенах предусмотрено не было, и смотрелось это все жутковато. Гостиница нашлась в одном из зданий периметра, она полностью занимала пятиэтажное здание, такую же безликую коробку из пластобетонных конструкций. Ну хоть окна тут были, и даже балконы, выходившие на небольшой пруд.

Машину мы оставили возле входа, на небольшой четырёхъярусной стоянке. Там уже висели три такие же, угнанную нами подняли на второй ярус, если владелец объявится, пусть забирает, мы вроде внутри ничего не испортили. Кирилл хотел написать что-то вроде «Киря и Даша были тут», но я его остановил вовремя – как раз на третьем слове.

Девушка за стойкой была явно чем-то увлечена. Перед ней висел прозрачный прямоугольник, мы через него девушку видели, а вот она нас – нет. Пальцы ее подрагивали, наверное, что-то печатала, я уже собирался покашлять, но за меня это сделала Даша.

- Эй, - бывшая детдомовка подошла к стойке, облокотилась, - подруга, чего залипла? Просыпайся, клиент попер, бабки принес.

- Ой, - девушка смутилась, мило покраснела, прямоугольник пропал. Зря, она не просто там время убивала, что-то научное читала. – Простите, у меня экзамены скоро. Я – Лена, администратор. Вас четверо? Два номера?

- Четыре, - уточнил я. – Только мы тут недавно, хватит денег?

И протянул ей кольцо.

- Черное, - выдохнула девушка. – А почему вы в наш квартал? Не в первый? Ошиблись, наверное?

По виду Кирилла я бы сказал, что мы ошибемся, если отсюда уедем. Он эту девицу прямо жрал глазами. По мне, так ничего особенного, да, миленькая, черты лица слегка кукольные, фигура слегка полновата, но это ее совершенно не портило. Даша тоже заметила, что брат ее дышит через раз, пихнула его в бок, кулак показала. А Ашши – на чемодан, мол, вот за этим надо следить, а не за всякими первыми встречными.

- Нет, мы именно сюда, - подтвердил я. – На сколько дней мы можем остановиться?

- Навсегда, - улыбнулась местная. – Черные кольца, они с бесконечным лимитом. Я такое первый раз в жизни вижу. Расскажу подружкам, что в руках держала, не поверят.

- Отлично, дорогуша, - Ашши отобрала колечко, - самый лучший номер – мне.

Молчаливый молодой человек в униформе легко подхватил чемодан и потопал к лифту. Ашши шла за ним, мы с Дашей – следом, а Кирилл задержался, ездил по ушам бедной девушке, та вроде не против была. Молодые, пусть развлекаются, пока возраст позволяет. Номер оказался не то чтобы шикарным, просторная комната, кровать, встроенный шкаф, голо-панель на стене, окна с режимом затемнения, стандартный санузел – никаких горшков или бассейнов, все чисто и аскетично. Рядом с кроватью стоял письменный стол, над ним горел прямоугольник анкеты. У противоположной стены два небольших диванчика стояли друг напротив друга, разделенные невысоким столиком.

Первым пунктом шел не вопрос о гражданстве или имени, или еще каких-то персональных данных, нет, я должен был ответить, как мне посчастливилось родиться – естественным путем или в результате клонирования, причем последний вариант разделялся на два, обычный или ускоренный вариант.

Симпатичное место. В сети, куда я залез сразу по прибытии, и все эти сведения о мире узнал, ну за исключением Уриша и всего того, что с ним связано, про это ни слова не было. Вообще местная паутина была скудновата, в основном какие-то справочники, защищенные доступы к управлению производствами, развлечений почти не было. Наверняка тут есть свой даркнет, только вот модуль его пока не нашел.

Технологический уровень этого мира от шумерского отличался, но технологические подходы были похожи, поэтому модуль здесь работал практически без ограничений. В связке с браслетом он подключился к блоку управления кварталом, легко, словно для него это управление и создано было. Чувствовалось наследие Ас-Эрхана, если амулет, который у меня родственничек тогда еще отобрал, действительно тут всем заправлял, то немудрено, что и браслет мог.

Так что при желании я мог остановить или ускорить постройку корпусов для производства оружия, отключить центр контроля за атмосферой, нанять или уволить работников, ну и статистику по всем, кто в квартале находился, получить.

Мы четверо обозначались как гости с рейтингом минус пять, что означало строгий контроль за нашим передвижением, тратами и прочим. До самого опасного – отрицательной семерки, было рукой подать. Разобьем вазу какую, или вон Кир девушку соблазнит, и все, выход из гостиницы закрыт будет, рейтинг понизится до семи, и нас расстреляют. Так что изменил его на минус первый, вроде как доброе дело сделали, тысячу старушек перевели через дорогу. Или еще что-то, кто знает, из-за чего тут эти рейтинги изменяются.

Тут же рейтинг понизился на единицу, и пришло короткое сообщение о том, чтобы дальше так не игрался. Браслет не заблокировали, куда им против шумерских технологий, не доросли еще, но без внимания не оставляли. Бдили.

- Дорогуша, - Ашши вошла в мою комнату без стука. – Ты обещал рассказать мне о нестабильных областях.

- А если бы я был неодет?

- Я надеялась, милый. Но на нет и суда нет. Так что там?

Таймер в моем мозгу показывал еще сорок часов, о чем я Ашши и сообщил.

- Печаль. Да, дорогуша, я чего зашла. Похоже, в этом мире мы из ас-ариду не одни. Точнее говоря, я.

Глава 5

До третьей башни я домчался за десять минут – нашу разношерстную компанию оставил в гостинице, Ашши, та не слишком-то и желала увидеть одного из своих, у Кирилла продолжался мощный гормональный шторм, а Даша уснула. Ну да, девочка, столько впечатлений. Немудрено. Нервы железные.

Перекрестки были разноуровневые, останавливаться не пришлось. И дорожной полиции не было видно. А вот на подъезде меня уже ждали – два ховера перегородили дорогу, нацелив пушки прямо на нашу беззащитную машину. Я вылез, не спеша подошел к танкам, помахал рукой, выставил средний палец с надетым кольцом.

Никакой реакции, за исключением того, что раньше эти оба монстрика с хоботками отслеживали только машину, а теперь один нацелился в меня. Так и стояли с минуту, пока очередной звездный десантник чином повыше не разрешил пройти мне пешком. Жестами показал, куда идти, а когда я отвернулся, изобразил фак. С кольцом, значит, я правильно поступил.

Над площадкой висели знакомые черные капли истребителей, под ними стоял Радомил, покачиваясь с пятки на носок, увидев меня, он снова сморщился, вот за что так не любит, непонятно. Роднее меня у него тут нет никого, плюс избавил его от строгого и несправедливого хозяина, можно сказать, на блюдечке город преподнёс. Хотя мог бы и себе забрать. Должен целовать мне ноги, а не морду воротить.

И тут же одернул себя, вот откуда у меня такие мысли стали в последний год появляться? Город, планета, звездная система, что дальше, Марк? Галактика? Галактика Марка? Или вселенная?

Пришелец сидел на лавочке возле входа. Рыжий, тощий, среднего роста, в черных узких брюках, заправленных в мягкой кожи сапожки, и черном же камзоле с золотой вышивкой и каким-то аляповатым орденом на груди, с мечами и бантами. Улыбка у ас-ариду была открытая и дружелюбная.

- Привет, Марк, - помахал он мне рукой, похлопал рукой рядом с собой, - сто лет не виделись. Как ты? Отлично выглядишь, прям красавчик.

Радомил скривился настолько, что, казалось, у него лицевые мышцы свело. Я не особо обратил внимания на такую невоспитанность, подошел к рыжему, сел рядом.

- Привет, Ним. Ты один?

Вместо ответа Арраш раскрыл ладонь, на ней лежали два красных камушка.

- Там, где ты появился, должны были быть такие же.

- И там, и из третьей башни я уже их вытащил.

- Молодец, - Нима совершенно не смущали ни нацеленные орудия, ни направленные на него стволы карабинов. – Как ты только все успеваешь? Но все сделал правильно, нам тут только друзей Уриша не хватало. Знакомы с этим мрачным молодым человеком? Пойдем, поздороваемся, как-никак мы гости, а он - хозяин.

И кивнул на Радомила. Тот терпеливо ждал, когда мы приблизимся. Даже глаза скосил, чтобы поравнодушнее выглядеть.

- Я помню тебя, - вдруг сказал он на эме-гир, глядя на Арраша. – лет восемьдесят назад ты тут появлялся на два дня, прежний хозяин тебе был совсем не рад. Но боялся.

- Конечно, Радомил, и я тебя отлично помню. Ты был совсем еще молодым человеком, - улыбнулся Ним. – Таким же заносчивым и скверным, с тех пор почти не изменился. Значит, теперь эта планета – твоя?

- Я всего лишь наместник, один из глав Союза пяти. Мои в Союзе только системы связи и несколько спутников, - сухо ответил Радомил. – Наземные укрепрайоны, у которых сохранился ИИ, прыжковые платформы, автоматические подземные фабрики. Исследовательские центры, из тех, которые удалось восстановить. Пункты обслуживания. Армия и милиция. На небольшой территории, этот город и еще пяток других. Твой друг ничего не делал для людей, только для себя. Приходится исправлять.

- Да, Эрхи был тот еще засранец, - согласился Ним. – От него что-нибудь осталось?

Радомил сначала сдержано улыбнулся, а потом и вовсе рассмеялся.

- Все вы, чужаки, одинаковые, вас интересуют только вещи и возможность их прибрать к рукам. Что этот, - он кивнул на меня, - что ты. Хорошо, вы получите то, что осталось, а уж как поделите между собой, ваше дело. Через один-два дня. Я дам знать. Твой друг покажет тебе, где остановиться. Идите.

Под бдительным взглядом наместника и следующими за нами стволами орудий мы с Нимом прошли к машине.

- Есть места, куда возвращаться неприятно, но нужно, - почему-то сказал он. Запрыгнул в открытый салон, на водительское место. – Не возражаешь? А то последний мир был такой отсталый, там даже на лошадях ездят. Прицепляют к ним повозку на четырех колесах, и хлещут бедных животных энергетическими хлыстами, живодеры. Ты здесь давно?

- Десять часов.

- Таймер отсчитывал последние часы?

Я кивнул.

- Странные дела творятся, дружище. Обычных прыгунов система наглухо заперла в реальностях уже с полгода, а мне перекрыли доступ в нулевую реальность. И в минус первую. Но до последней недели все было не так плохо, пока не пришло сообщение о дисбалансе.

- Как ты вообще оттуда смог перенестись? – спросил я.

- Потом расскажу, - Ним вывел машину на первую окружную. – Хочу осмотреться, тут раньше разрушено было все, ядерные бомбардировки. Китайцы воевали с местным населением, но судя по тому, что Радомил – наместник, веселая жизнь у них кончилась, наступила скучная и правильная. Ты лучше скажи, тебе как удалось сюда попасть? Браслет подсказал?

Я кивнул. С Нимом у меня отношения хорошие были, но про кристалл с данными ему знать незачем. Вообще он тут как-то слишком вовремя появился, реальностей огромное количество, и вероятность, что именно вот эту он случайно выбрал, уж слишком маленькая.

- Повезло. Но странно, что у тебя тоже таймер включался, видно, для чего-то ты понадобился – я в последней реальности с еще одним прыгуном был, у него никаких изменений не было в модуле, как сидел, бедолага, запертый, так и остался. Смотри, сколько всего понастроили, - он вывел карту на лобовое стекло, - площади, дороги, блоки жилые какие-то. Куда нам, в семь-четыре? Этот Радомил в молодости жутким педантом был, вообще не изменился. Сейчас доедем, и обстоятельно поговорим за стаканчиком чего-нибудь крепкого. Эх, я бы твоего чамби выпил, это не напиток, а концентрат наслаждения, вот везет тебе, Марк, на находки такие.

Арраш остановился на стоянке перед гостиницей, мы выбрались из машины, которую тут же подхватил механизм парковки. В холле все та же милая девушка Лена все так же пыталась что-то делать в своем планшете, и одновременно вяло отбивалась от Кирилла, который, похоже, все-таки имел шанс добиться своего.

- Это со мной, - кивнул я Ниму, а то тот уже глаза прищурил. Повелитель, даже просто обеспокоенный, для окружающих очень опасен. Кирилл ничуть не стушевался, только напрягся чуток и за пистолетом потянулся.

- Бойкий пацан, - Арраш ослепительно улыбнулся девушке. – Далеко пойдет. Мне номер, какой угодно, только у меня денег нет. Но я могу отработать, картошку почистить на кухне, лампочки поменять, или двор подмести. На все руки мастер.

Я представил это, и покачал головой. Что останется от блока, если Ним решит тут метлой помахать, на практике узнавать не хотелось.

- Он со мной. Номер – такой же, как и нам.

- Сколько вас? – Ним приложил ладонь к пластине, лежащей на стойке.

- Четверо.

- И ты смог еще троих сюда перетащить? Растешь, Марк. Молодец, я тобой горжусь. Лена, что у вас есть из очень дорогих и очень крепких напитков? Мы с моим другом желаем упиться в дрова, потому что с момента моей смерти не виделись и теперь должны это отметить.

Лена неодобрительно на нас покосилась, но что-то пометила на своем экране.


Мы уселись на диванчики в номере Нима, нисколько не отличавшегося от моего, на столике уже стоял большой стеклянный графин с прозрачной жидкостью, на дне лежал крохотный черный кусочек. Два граненых стакана намекали, что маленькие порции тут не в ходу.

- Тарквист, - кивнул на графин Арраш. – Ну ты должен быть в курсе, здесь же Ас-Эрхана замочил, в этом мире?

Я кивнул.

- Шикарная вещь. Существует только в нестабильных мирах, в обычных – такое же обычное серебро. Через систему перемещать бесполезно, она просто его не пропустит, а вот у нас есть шанс с собой захватить немного, неизвестно, куда попадем отсюда, а проклятое серебро – во всех пси-мирах ходовая валюта. С ним много интересных вещей можно делать. Ши получше будут, но тут и взять их негде. Уриш считал, что этот материал поможет ему воссоздать кристалл переноса, у него вообще было много разных бредовых идей, которые почему-то работали.

- Но сюда ведь можно перенестись?

- Только так, как мы с тобой – через обходные пути и способы. Ты ведь в блоке переноса сеть миров видел? Нестабильные подкрашены особым цветом, у меня, например – желтым, терпеть его не могу. До некоторого уровня их не видишь, да и потом сюда попасть непросто, богиня оставила такие штуки специально для экстренных случаев. Зато связки миров с нестабильными реальностями получаются даже у таких простых людей, как мы с тобой.

- А Уриш как сюда попал?

- Так же, через другую реальность. И чтобы внести ясность, мы с Ас-Эрханом никогда не дружили, он был приятелем моего отца какое-то время. И когда жрец-эгиб пошел вразнос, массовые кровавые жертвы и все такое, пришлось его сюда поместить. Я тогда еще ребенком был, а потом вот здесь пару раз побывал, по делам. Марк, я в мире-ноль уже почти год не был, с тех пор, как меня прикончили, ну ты помнишь, этот повелитель из изначального мира. Хесе. Ты сам – давно оттуда?

- Недели две после тебя, - ответил я. И вкратце рассказал, что случилось. Скрывать смысла не было, мы с Аррашем вроде как сейчас были в одной лодке.

Ним слушал и с каждой минутой мрачнел все больше. Налил себе треть стакана местного самогона, выпил одним глотком.

- Надо кое-что прояснить, Марк, - он вздохнул. – Прежде всего, думаю, никто тебе не хотел зла. Ни Пашка твой, ни Элика, ни ан Траг. Что их совершенно не извиняет, раз ты ас-ариду, никто не может диктовать тебе условия. Но теперь многое становится понятным.

- Объяснишь?

- Да, ты имеешь право знать. Помнишь, я рассказывал тебе как-то, что раньше царство Кут было самым сильным. Там было три правящих семьи - Апа-Илту, Аш-Урб и Зибу. Эгиры из этих семей чередовались, и когда началось восстание Семи, они вполне могли всех остальных вырезать. Или выжечь – если бы богиня приказала. Нун Аш-Урб вообще хотел Землю уничтожить вместе с окрестностями, года так на два световых, один бы – навряд ли, но верхушка трех семей, соединившись, могла. Но богиня решила иначе, у нее свои резоны были.

- Эреш-кигаль?

- Да, с богами ведь не спорят, накладно очень. Так вот, богиня почему-то посчитала, что нужно уступить. Апа-Илту выбрали скрытность, они остались в мире-ноль, только под другими именами. Мелкие чиновники, учителя, лекари, наемники – за три тысячи лет никто даже и не понял, что они никуда не делись. Ан Траг – один из них. Ну или из нас.

- Апа-Илту?

- Да. Представляешь, обычный уми на самом деле – Повелитель потоков и прямой потомок последнего эгира. Обхохочешься, правда? Громеши даже не догадывались, кто у них под боком. Почти все.

Мне что-то смеяться не хотелось. Вспомнился Кир Громеш на жертвенном камне. Правда, жалко мне его не было, как-никак подсознательно я теперь считал, что он меня убил. И ещё там была девочка Каллиста, вот о ней я беспокоился.

- Аш-Урб ушли на край галактики и основали собственную звездную империю, до сих пор считается, что в этом месте космоса ничего нет, только новые скопления. Твоя Оранжевая система появляется там раз в сотню-две лет. В других местах – никогда второй раз, а там постоянно.

- Что-то мне кажется, что у меня уже нет этой системы.

- Не знаю, - Ним улыбнулся как-то загадочно. – Может, и есть. То, что храм оказался именно на твоей планете, еще не делает ее чьей-то еще. И если кто-то решил ее прибрать к рукам, думаю, ты по этим рукам хорошенько надаешь.

Я только усмехнулся.

- Ну а подчиненные семьи, вроде Уришей, - продолжал Ним, - перебежали к другим богам. О них никто и не вспоминал.

- Я так понимаю, что ан Траг, точнее говоря – Апа-Илту, решил призвать богиню обратно?

- Да, - Ним снова помрачнел. – И думаю, не по своей воле. Понимаешь ли, мы, Апа-Илту, готовы к этому постоянно. Вот как в твоей реальности евреи ждут своего Мошиаха, но никто не верит, что этот момент наступит именно при них. Потому что приход богини – это война. Эреш-кигаль на самом деле не такая кровавая и жестокая, как ее изображают, но ни для нее, ни для Семерых, ни для остальных древних, которые в изначальном мире остались, человеческая жизнь ничего не значит. Нужно будет умертвить миллион, миллиард или вообще всех, для них это как для нас прыщ выдавить. Неприятно, противно, но, если мешает – раз, и все, нет прыща. Триллионов прыщей.

- Как думаешь, система поэтому не работает?

- Я только догадываться могу, Марк. По сути, мы с тобой почти одинаковы, отличие лишь в том, что тебе дар достался вместе с модулем, а я вживил себе модуль, когда дар уже был.

- Это ведь невозможно. Да? – я тоже налил себе местного пойла. Попробовал – неплохо, и даже пьянит немного.

- Эреш-кигаль оставила лазейку в виде этих золотых пластин, са-гир. Но обычному ас-ариду с ними ничего не сделать, изначальный язык, эме-галь, знают только прыгуны, и то далеко, очень далеко не все. Но даже если у прыгуна, вот как у тебя, получится заиметь знание этого языка, вероятность того, что ты сделаешь что-то путное с пластинами са-гир, очень мала, я тебе уже это говорил. И реципиентом может быть только повелитель, иначе ядро не выдержит и уничтожит и себя, и владельца. Так что все передается по наследству, и пластины, и вот такие умения.

- Значит, Элика теперь тоже может вот так, как я и ты? Прыгать по реальностям?

- Да, - Ним кивнул. Налил себе еще настойки тарквиста. – С детства мечтала. Может, поэтому ты ей и понравился, как-никак прыгун. Да шучу я, богатый внутренний мир ее привлек и красота неземная.

Я только головой покачал. Шуточки у этого парня так себе.

- Таких, как я и она, очень мало, чуть больше двух десятков, насколько я знаю, - продолжал Арраш. - Обычных прыгунов значительно больше. Правда, они все заперты сейчас. А так, по сути, мы, а точнее говоря – вы, это ее пятая колонна. Семеро копаются в мозгах в своих Храмах истины, а Восьмая – когда мы заходим в блок переноса. Но, по мне, так это честно, мы получаем возможности, а она те сведения, которые ей нужны. Если ты служишь богине, поддерживаешь равновесие реальностей, ты получаешь множество бонусов, вот как у тебя, и эр-шатх, и знание изначального языка, и пси-способности на уровне Усмиряющих, и даже что-то из арсенала Повелителей.

- Но кристаллы-то ас-ариду нам отдают.

- Фактически, нет. Кристаллы они отдают тем, кого изначально хотели перенести, вот как Тоалькетан своего сына. А вам, прыгунам, такое просто так достается, вспомни, как сам первый раз перенесся. Бракованный маяк, носитель выбирается случайным образом. Старые семьи почему-то считают, что прыгуны служат им, но на самом деле вы практически независимы, с некоторыми ограничениями. Это их кристаллы – как костыли, только из мира-ноль в другую реальность и обратно. Так что, Марк, истинные ас-ариду могут сколько угодно задирать свои носы, ты – гораздо круче.

- Только вот выбраться никуда не могу, - мрачно отметил я.

- Не кисни, мы все в одинаковом положении. Марк, ты жив, здоров, твой модуль, судя по всему, никуда не делся. Жизнь продолжается. Найдем нестабильную область, там натянута нить между реальностями, перенесемся в нулевой мир. А может и в изначальный, если тебе доступ откроется, вдруг черного котика найдешь где-нибудь. Шастают такие по мирам, иногда выбирают себе человека.

Я улыбнулся. Но спросил другое.

- Так как все-таки тебя звать – Ним Арраш? Или Ним Апа-Илту? Или вообще не Ним?

Ним рассмеялся.

- Зови как тебе привычнее. К тому же моя бабка из Аррашей, так себе семейка, как, впрочем, и остальные.

- А Элика?

- Ан Траг, который нун Апа-Илту – наш общий отец, матери только разные. Ты ведь догадывался, да?

- В общих чертах.

- Да ладно тебе, обычная шумерская семья, по большому счету, если копнуть, мы все друг другу родственники, популяция маленькая, скрещиваться приходится с кем придется из своих. Ты лучше вот что скажи, вас четверо. Одного я видел внизу, кто еще?

- Одна ас-ариду, у нее кристалл разрушился, когда она пыталась выбраться обратно в свой мир. И сестра этого парня, который внизу девушку охмуряет.

- Двое одаренных? Из твоей реальности? Ты же вроде как говорил, что там поля синхронизированы, то есть нет всплесков, а следовательно – и псионов. Обычный техномир, да еще на низкой ступени. Стабильный. Так твой дядя Толя, он же эн Громеш, рассказывал.

- Там еще Громеши были, - и я рассказал Ниму о Ануре, его деде и других замечательных шумерах, которые одарили мой мир магией и прочими неприятностями.

- Да, я слышал что-то такое, но не думал, что это у вас, - признался Ним. – Идея-то Уриша была, рискованная, но как оказалось – сработала. Кто там еще был из бывших старых пердунов? Ты их видел?

- Только одного, - и я рассказал ему об эн Телачи.

Ним нахмурился.

- Не он первый пытался создать кольцо реальностей. Мысль на первый взгляд отличная – взять нестабильный мир, завязать его через несколько стабильных на себя, закрыться от системы и жить своей жизнью, без прыгунов, туристов из мира-ноль и прочих неприятностей. Только о таких мирах никто больше ничего не слышал, что с ними дальше произошло, никто не знает, значит, и обратной дороги нет. Ас-Эрхан на что отморозок был, но даже он такого не стал бы делать, максимум – канал создал, все хотел кристаллы востановить. Так что ты свою реальность, возможно, спас. Или наоборот, тут уж не угадаешь. Но раз помог системе, должен был за это что-то получить, наверняка или уровень подняли, или дали подарочек. Кнутом и пряником.

- Неприятно чувствовать себя мальчиком на побегушках.

- А что делать, свобода – понятие эфемерное, всегда и ты от кого-то зависишь, и кто-то от тебя. Может, это и к лучшему, человек существо социальное. Но нам, Марк, надо отсюда выбираться. Система системой, а провести остаток дней в захолустной нестабильной реальности я совершенно не хочу, да и ты, судя по всему, тоже. Может, тут и шастают к звездам, и способности никуда не делись, но катаклизм лучше переживать в цивилизованном месте. Завтра-послезавтра отправляемся к местному царьку, потрошим архивы Ас-Эрхана, этот старый засранец наверняка что-то должен был оставить, кроме браслета и меча. Золотые пластины у него точно были. И без них бы прожили, но раз уж здесь, не оставлять же. Еще кристалл у него был со всякой чепухой, бред старого маразматика. Чисто поржать. А потом будем искать место перехода. Как раз должен поиск включиться, у тебя, наверное, тоже, так ведь? Отлично, вдвоем мы найдем гораздо быстрее то, что нужно. Еще по стаканчику?

Я поднялся.

- Пожалуй, пойду. У меня здесь еще дела есть. Да и то, что ты рассказал, надо переварить.


С невысокого холма на огромном поле просматривалась высокая черная башня. Машина сюда не доехала бы, пришлось добираться пешком, но так даже к лучшему – пробежка на свежем воздухе протрясла мозги, одно дело – заставить себя успокоиться. а другое – действительно стать спокойным. Я стал.

Кот появился словно из ниоткуда, потерся об ногу, провел лапой по высокой траве, разравнивая вокруг участок земли. Я почесал его за ухом, словно собачку, но эр-асу не возражал, он и живот охотно подставлял, эдакий супер-кот. Потом мы просто сидели рядом и пялились на этот холм, минут десять, я о своем думал, кот – тоже, наверное, о чем-то таком деликатно размышлял.

Ирий поработал на совесть, земля на холме спеклась в камень, он поддавался тяжело, вытягиваясь вверх в стройную фигурку женщины с отливающими платиной длинными волосами, затянутыми в хвост, с луком в руках – такую, какую я увидел ее тогда, на поляне, при свете почти такой же луны. Коту понравилось. Он подошел, потерся о каменную статую, она сначала засияла в лунном свете, а потом стала прозрачной и светящейся ярко-белым светом, словно сотканной из отдельных светлячков, приподнялась на высоту глаз и так повисла в воздухе и в моей памяти - навсегда.

Глава 6

Утром Ашши выглядела какой-то задумчивой и невеселой, хотя встретил я ее выходящей из комнаты Нима. Ну да, даме под сотню, а то и больше, кавалер тоже не первой молодости, и даже не пятой, но это их личные возрастные дела. Так что я не стал махать рукой, кричать «как дела, дорогуша, что-то ты хреново выглядишь», постоял, подождал, пока мимо пройдет, с максимально равнодушным выражением лица, показывая, что меня это совершенно не касается.

Ашши мазнула по мне взглядом, и скрылась не в своей комнате, а комнате Даши. Девушка вылетела уже через несколько секунд, кое-как одетая, прижалась к стенке, а ани, гордо подняв голову, проследовала в комнату Кирилла.

- Зверствует? – спросил я у Даши.

Та только кивнула. Из соседней комнаты вылетел ее брат, тоже одетый наспех, и раздался голос Ашши:

- Чего встали, бегом вниз. Занятия никто не отменял.

Подростки затравленно на меня посмотрели и засеменили к лифту.

- На лестницу, - заорала Ашши. – Удобства им подавай. Вас на полигон на Сальбаат-ан надо, на месяц, в десант, в вакуум, чтобы поняли, почем фунт ши.

- Двенадцать шиклу, - на всякий случай подсказал я. Пять зернышек ши в грамме, сто восемьдесят в одном шиклу, так и получается.

Только вот ани мой ответ не понравился, чуть ли не сожрала меня глазами и на месте не испепелила. Скрылась на лестнице, через несколько секунд ее голос уже слышался с нижнего этажа.

- Лютует? – Ним выглянул из-за двери. В отличие от зу Маас-Арди, он был в отличном настроении, даже напевать что-то пытался бодрое, фальшивя. – Марк, прекрасное утро. Как твой поисковик, не включился уже?

Я помотал головой.

- А мой – только что. Данных пока нет, но представляешь, эта область, она где-то недалеко. Вот повезло!

- На Земле?

- А где же еще, что бы там ученые разных реальностей не говорили, этот мир геоцентрический, все вертится вокруг этого небольшого каменного шарика с жидким ядром.

- Рядом, это насколько? – осторожно поинтересовался я.

- Точно не знаю, - если у Нима было хорошее настроение, то испортить его ничего не могло, - но мы туда точно доберемся. Только вот с другом нашим надо разобраться, да еще зу Маас-Арди не в духе, не знаешь, почему?

И подмигнул, паразит.

Гостиница чуть вздрогнула, а потом с улицы послышался грохот.

- Не мешай, - Ним удержал меня от немедленного рывка вниз. – Пусть успокоится, а то потом хуже будет, я ее знаю. Да и приятель наш, Радомил, ему стимул нужен, чтобы побыстрее от нас избавиться. Хочет оставить город целым, поторопится. За учеников не беспокойся, ни один уми не будет свои усилия понапрасну растрачивать, а совсем мертвый ученик, считай, потерянное время.


Насчет Радомила Ним был совершенно прав. Не успели мы позавтракать, а Даша – окончательно вылечить несколько переломов и разрыв селезенки, возле нашего столика появился старый знакомый, Соболев Пятый. По виду лейтенанта можно было предположить, что миссия эта ему не по душе, мрачностью он разве что с Ашши мог конкурировать. Псионов к порядку призывать – это не за беззащитными ханьцами гоняться, тут особый подход нужен, деликатный.

- Господа и дамы. Наместник ждет вас немедленно.

- Подождет, - Ашши выпила чашку чая одним глотком, швырнула пустую куда-то через низкую переборку, отделяющую зал от подсобных помещений, там что-то взорвалось и кто-то завопил, явно не от радости. – Передай ему, что у меня тут еще много дел и построек.

- Ашши, - примирительно произнес Ним, - давай не будем ссориться.

Ани четко и чуть ли не по слогам обьяснила, куда с такими предложениями лучше пройти Ниму, мне, близнецам, Соболеву и особенно наместнику. Хотя нет, она еще про меня добавила второй раз, значит, мне бы пришлось идти в два раза дольше. Или в три – туда, обратно и еще раз туда.

- В общем, я никуда не поеду. И они тоже, - она грозно посмотрела на близнецов. Те сидели тише воды, ниже травы и вообще изображали потрепанную мебель.

- Ну и отлично, - Ним вскочил, потянул меня за собой, - правильно, чего толкаться-то. Мы вдвоем съездим. Да, Марк? Лейтенант, черное кольцо доступа покрывает разрушения зданий, наведенные землетрясения, сбитые самолеты, падение метеоритов и массовые человеческие жертвы?

- Нет, - Соболев побледнел, но ответил уверенно и твердо.

- Подумай об этом, дорогуша, - подмигнул Ним шумерской принцессе, и быстро-быстро выскочил наружу, увлекая меня за собой. Надеюсь, у него от волнения все утро глаз дергается. – Марк, ты везучий человек. Столько времени знаком с ани, а до сих пор жив.

- Ты вроде тоже, - осторожно заметил я.

- Случайность, - Арраш пожал плечами, - и вообще, я фартовый. Лейтенант, веди нас. Полетим на штурмовике? Красота.


В здание с высоким шпилем и пятиконечной звездой мы попали через крышу – на одном из крыльев основного строения размещался аэродром, там стояли несколько каплевидных самолетов и еще два, в виде летающих тарелок.

Мой почти родственник ждал нас прямо на посадочной площадке. Не сказав ни слова, только рукой махнув, он развернулся и пошел, видимо, твердо уверенный, что мы следуем за ним. Соболев Пятый остался возле своего грозного летательного аппарата, хороший парень, боится, но в меру, не самоуверенный, но и не робкий. И способности есть, но не показывает. Значит, с головой все в порядке.

Мы шагали вниз, вниз и вниз. По лестнице, на лифте, потом снова по лестнице, разукрашенной зелеными узорами. Радомил шел уверенно, не наступая на ненужные значки и наступая на нужные, с того момента, как мы в первый раз встретились, он подрос в пси-уровнях, надеюсь, не с помощью черных кинжалов. И людьми управлял с легкостью, бывает такое вот с рождения, сначала личные слуги, потом своя команда, потом вот – целая страна, может и планета на подходе. И Уриш его не сломал, хотя мог бы, вот как покойного Хотетовского, но тот, пожалуй, изначально такой сволочью был.


Клубящийся знакомым туманом проем привел нас в небольшой зал с четырьмя колоннами и каменной плитой в центре. Судя по сверкающей чистоте и идеальной гладкости мраморной поверхности, ее раньше неоднократно использовали по назначению, а потом постарались все следы убийств стереть. Поверху лежали несколько предметов.

- Это все, - Радомил строго поглядел на нас. – Но прежде чем вы заберете, я хочу знать, для чего все это нужно.

Десять шиклу, золотой куб с гранью сантиметров в двадцать, две золотые пластины и два испорченных кристалла переноса, с мелкими трещинами – негусто для такого богатого старикашки, как Уриш. Если учесть, что тут я всего семь ману нашел, а обычные ас-ариду их сотнями считают, где-то наверняка у покойного Ас-Эрхана прикопаны еще сокровища.

- Шиклу, - Ним подошел к плите, отодвинул серебряные монетки в сторону, - это наши деньги. Могу тебе оставить их на память, для обычного человека – целое состояние, для аристократов так, прикупить нужных вещей типа эн-карни, на разок.

- Забирайте, - кивнул Травин-старший.

- Портальные маяки, - продолжал Арраш. – С дефектом, воспользоваться не получится. Но даже если бы были целые, перенос только в мир-ноль, откуда Уриш был родом, и то только с позволения носителей древней крови. То же самое, можешь своей жене подарить, в сережки там вставить или еще куда.

- Не женат, - Радомил сам пододвинул кристаллы к шиклу. – а это что?

- Са-гир, управляющая пластина, - Ним бережно поднял один золотой прямоугольник, повертел в пальцах. – Действительно ценная вещь. При удаче можно стать одаренным, построить маяк, вот вроде тех, что Уриш в башнях сделал, связать миры между собой, портальные кристаллы исправить. Но для этого еще ману нужны, кругляшки с дыркой посредине, штук двадцать.

Наместник задумался, на минуту примерно, явно что-то высчитывал.

- Нет, - наконец решил он, - нам не нужны костыли. И вообще мир должен жить своим умом, а не полагаясь на вот таких пришельцев, как вы и ваш Уриш. Но за эти две пластины ты мне поможешь, бывший хозяин поставил блок на некоторые управляющие системы, его нужно снять. А ключ, который после него остался, отказывается это делать.

- Договорились, - Арраш кивнул и присоединил пластины к шиклу и кристаллам. – Ну и осталось последнее, и самое ценное, а может наоборот, самое бесполезное. Лан-ту, или как раньше ее называли, дорога судьбы. Такая игра, похожая на шартранж, или шахматы, только чуть сложнее.

Он положил ладонь на куб, и тот распался на составляющие.

На мой взгляд, шахматами это можно было назвать с большой натяжкой. Тяжелая металлическая доска десять на десять, в два сантиметра толщиной, и с клетками по пять сантиметров, отделенными друг от друга неглубокими бороздками. По одной стороне первые три ряда были золотыми, по другой – серебряными, а центральные четыре ряда как раз вот на шахматы и были похожи, там клетки по цвету чередовались. Две правые клетки в крайних рядах, одна по диагонали напротив другой, немного возвышались над полем.

Правила простые, - Ним похлопал по доске, - в этом развлечении участвуют, помимо двух игроков, еще четырнадцать фигур – с каждой стороны два стрелка – видишь, вот эти, в такт-костюмах, с метателями. Два разведчика, которые с хапу, энергетическим мечом. Один штурмовик в боевом скафе, с метателем и наплечным деструктором. Один псион – вот он, руки развел, готовится какую-то гадость кинуть. И один жрец-эгиб.

Жрецом была фигурка в серебряной тоге, с правой рукой, сжатой в кулак и опущенной вниз, в левой, поднятой вверх ладонью, она держала малюсенький красный кристалл.

- Первый раз о такой игре слышу, - поделился я своим горем с Аррашем.

- Немудрено, - тот расставил фигуры вдоль доски, покачал головой, - было бы странно, если бы ты о ней слышал. Ага, вот так, расставим… не хватает еще двух фигурок.

Фигурки штурмовика и жреца стояли у меня на полке в моем монреальском поместье в мире-ноль, тут их как раз и не было.

- Так какие проблемы, сделай такие же, - не стал я обнадеживать товарища, раз Уриш оставил фигурки в хранилище, значит, здесь они не нужны были. Или из совсем другого набора.

- Нет, нельзя, - туманно ответил Ним. – В общем, эта игра запрещена уже три тысячи лет, с тех пор, как моих предков решили под корень извести. Когда-то только жрецы царства Кут могли начать игру, видишь эти клетки приподнятые? На них стояли фигурки жрецов, а настоящие начинали. Сейчас поймешь.

Он поставил оставшегося серебряного жреца на возвышение, на две центральные клетки того же ряда – псиона и золотого штурмовика, сказав, что так делать нельзя, и это только для примера, в следующем ряду на четвертую и седьмую клетку – стрелков, а в третьем ряду на вторую и девятую – разведчиков.

- Ну вот как-то так, - сказал он. – Можно играть двумя способами. Первый – кинуть кубик, специальный, его еще изготавливали, принося жертвы – не абы какие, а одаренных убивали, и расставить фигуры так, как он покажет. Обычная игра, для интереса, стандартная ставка была два шиклу, никакой практической пользы от нее нет, кроме того, что игра очень сложная и хорошо тренирует разум и пси-способности.

На мой взгляд, правила были проще некуда. Жрец ходил на одну клетку своего цвета и не мог ходить назад, причем чужие фигуры не могли стоять рядом с ним, стрелок бил на две клетки по диагонали и на одну вверх или вниз, псион – тот по прямой прыгал через две клетки, штурмовик ходил на одну, две или три клетки во все стороны, а разведчик делал два хода по одной клетке. Причем если фигурка попадала на середину поля, должна была убивать минимум через ход. Выигрывал тот, у кого кроме жреца еще оставались фигуры, способные поразить жреца противника.

Радомил осторожно дотронулся до фигурки псиона.

- Теплая, - сказал он.

- Так и должно быть, - Арраш провел ладонью над игрушечными солдатиками, все они заискрились оранжевым, буквально из воздуха сделал еще двух, недостающих. – Второй вариант – для ритуальных целей. Фигуры расставляли не игроки, вот как я сейчас, и не кубик, а жрец, и настоящую расстановку только он мог показать. Фигуры, перемещаясь по доске, оставляют след, который потом превращается в текст на эме-саль, это почти как эме-гир, только для ритуалов. Таким способом один жрец мог передать послание, ну там поздравление с днем богини, или рецепт праздничного пирога, или новый способ особо кровавой казни. А другой – получить. Или что-то надо было для потомков оставить, нетленное. Эти ребята вообще отличались своеобразной фантазией. Хотя знаешь, у тебя ведь есть браслет Уриша, попробуй. Прижми кисть к центру доски.


Стоило мне дотронуться до доски тем местом, где браслет впитался в кожу, фигурки дернулись, и встали совсем в другом порядке. Только жрец остался на месте. А созданные Аррашем заменители пропали.

- Видишь, - сказал он. – Нужен оригинальный набор, без этих двух фигурок только как коллекционная ценность пойдет.

- Забирайте, - вздохнул Радомил. – Красиво, но непрактично.

Ним снял солдатиков, нажал на доске на возвышающиеся клетки, и та снова превратилась в небольшой куб. А потом растворил фигурки в этом кубе, медленно погружая их прямо в металл. Пододвинул кучку ко мне, отделив одну пластину и один кристалл.

- Твое наследство, Марк, - торжественно сказал он. – Из Ас-Эрхана вышел хреновый богатый родственник, денег он не жалел, только зря растратил то, что было. Пойдем, Радомил Сергеевич, покажешь мне, где надо блоки снять. Ты же в курсе, что это я их ставить помогал? Я вообще талантливый, а уж что касается блоков – профи.


Кресло и стол – все, что нужно было для управления целой планетой. Уриш любил комфорт, и восстановил некоторые производства. А еще он любил власть, и наладил выпуск военной техники. Но не любил, когда кто-то влезал в его дела, и поэтому амулет управления, который достался Радомилу в мой первый визит сюда, мог большинство опций только включать и выключать, но не изменять.

Псионы, сославшие Уриша в дальние дали, тоже не любили, когда кто-то своевольничал. Когда Ним провел ладонью над столешницей, появился знакомый рисунок – центральный управляющий символ, через которые проходили диагонали, заканчивающиеся вершинами восьмиугольника. Правда, тут не было никаких красных кристаллов, только конструкты, запитанные сами на себя и на центральный символ на эме-галь, светящийся на серебряной пластине. Ним его просто поменял на другой, ни его, ни предыдущий я прочитать не смог, значит, и не должен был.

Восемь оранжевых клинышков поднялись с его ладони и впитались в грани управляющего контура, который принял вид небольшого октаэдра, висящего в воздухе над серебристой пластиной, на ней появились значки. Радомил кивнул, и начал водить пальцем по поверхности, соединяя нужные закорючки.

- Идет, - через некоторое время сказал он. – На сколько этого хватит?

- Навсегда, - небрежно кивнул Ним. – Проверить ты все равно не сможешь, но так и есть.


Радомил попробовал было возмутиться, но понял, что это сильно может укоротить ему жизнь, веселый, дружелюбный и вообще свой парень Ним Арраш мог моментально меняться, превращаясь в наследника могущественной старой семьи. Меня тоже аж пробрало, до дрожи, когда вместо рыжего добродушного совсем еще молодого человека возник надменный, властный и безжалостный тип, не просто готовый убить, а размышляющий, как бы это поболезненнее сделать. Буквально на секунду, но и этого хватило, чтобы Травин-старший понял, что возмущаться бесполезно. Но не испугался, просто принял это как данность.

- Благодарю, - холодно сказал он. – Не все ваши такие уроды, как Уриш. Дальше что? Останетесь здесь?

- Просто в прошлый раз тебе достался скверный ас-ариду. А в этот – хорошие. – Добродушный рыжий парень вернулся. –. Ну что, нам, наверное, надо определиться, где находится нужное нам место, думаю, пары часов будет достаточно. И транспорт нам какой-нибудь нужен. Желательно чтобы везде мог пролезть, а то гулять я люблю, но на небольшие расстояния. Слушай, а может и ты с нами? Сидишь здесь как сыч, а нас ждут приключения, ветер странствий и все такое?

- Нет, - Радомил покачал головой. – Может, лет через пятьдесят-сто брошу все, но не чтобы по Земле шастать, пусть и в других реальностях, будущее не на планете - в космосе. Сейчас некогда этим заниматься, надо исправить тот бардак, который местные и ваш Уриш на этой планете устроили. Может, для вас Земля – это пустой звук, а для меня это родина, где я хоть не родился, но вырос. И несу за нее ответственность. Сможете ли вы управлять самодвижущей повозкой, прости, штурмовым танком, спрашивать бессмысленно. Но чем скорее вы отсюда уберетесь, особенно это касается вашей чокнутой спутницы, тем лучше для вас.


Штурмовой танк по местной версии был универсальным транспортным средством. Он мог летать низко, для этого в корпус была встроена фазовая антиграв-решетка, мог – высоко, выпуская крылья и активируя плазменный двигатель, мог плыть под водой, над водой и при необходимости ползти по бездорожью на больших дутых колесах. С вооружением было не так шоколадно, импульсная пушка, установка с маленькими, но очень опасными ракетами, и активная система отражения огня, которая сама по себе могла наносить значительный ущерб всему, что приближалось ближе десяти метров. Не думаю, что Радомил от сердца этот пепелац оторвал, таких уже много было в его маленькой и победоносной армии, но все равно нас предупредил, что танк надо вернуть.

Встроенный реактор обеспечивал такой запас хода, что можно было три раза обогнуть Землю по экватору, если только не стрелять во все стороны, вооружение и защита тоже требовали энергии. Но когда в просторную машину величиной с междугородный автобус залезут повелитель потоков, усмиряющая, двое видящих, прыгун и чемодан, они сами по себе и защита, и вооружение, и реактор с крыльями.


Ашши была расстроена, что ей не дали порезвиться в городе, и бросала на нас с Нимом красноречивые взгляды. Близнецы только рады этому были, хоть на время остались без учительского внимания. У Кирилла эта радость была смешана с досадой, девушку за стойкой он так и не охмурил окончательно, прямо вот на волосок, по его представлениям, от успеха был, и тут такой облом.

- Она знает? – Ним украдкой показал на мочку уха ани.

- Нет, - улыбнулся я. Схемы на сережках зу Маас-Арди удалила, но два крохотных символа на эме-галь никуда не делись, так и висели на красных камушках. Тусклые, практически незаметные, они ничего не делали до тех пор, пока тот, кто их на украшения наложил, не активирует. Не факт, что сработает, все-таки сила и опыт многое значат, щиты ас-ариду держат не снимая никогда, но я надеялся, что хоть внимание на секунду отвлечет.

- Не сработают, - разочаровал меня Арраш. – Ашши слишком сильна для этого, даже изначальные схемы для нее в таком виде как для слона комариный укус. Но ты молодец, растешь и развиваешься, главное – в правильном направлении. Древний язык намного лучше и изящнее обычных схем, когда дело касается пси-воздействий, за счет многомерности. Не знаешь, что у нее в чемодане?

- Судя по весу – труп.

Я-то пошутил, а вот Ним, похоже, это всерьез воспринял. После чего и я задумался, хотя зачем Ашши труп с собой таскать.

Пока в транспорте меняли картриджи, Радомил терпеливо ждал. Только когда аппарат был полностью готов к отбытию, он облегченно вздохнул, словно до последней секунды не верил, что мы уберемся с его территории.

- Последний вопрос остался, - я дотронулся до руки почти родственника, привлекая к себе внимание. – В прошлый раз мы здесь были впятером, а ушли трое. Одна умерла, и еще одна осталась, рыжая такая. Тина.

Радомил первый раз за этот день улыбнулся.

- Хорошо, что ты спросил, боярин Травин. Настоящие родовитые вельможи никогда не бросят своих людей на произвол судьбы, а если такое случается, всегда возвращаются за ними. Твоя служанка ждет тебя на борту. И постарайся больше ее здесь не забывать.

Глава 7

- Ваша милость! – Тина попыталась изобразить радость от неожиданной встречи, но под моим взглядом быстро сделала вид, что смутилась.

А я пока даже не представлял, что делать с рыжей вдовой Куровой. Характер у нее был непростой, любила людей травить всякой гадостью, воровать, обманывать и вообще добропорядочностью не отличалась. И к тому же, из-за нее я уже несколько раз чуть не умер. Внутренний голос убеждал, что проблему надо решать радикально, раз и навсегда. Нет вдовы – нет проблемы. А другой Марк, который сидел внутри меня с детства и толкал на разные авантюры, советовал с этим не торопиться. Мол, предупрежден, значит вооружен. И вообще, жизнь в другой реальности пошла Тине на пользу, стройная молодая женщина, с большими честными глазами и простоватым выражением хорошенького личика словно еще больше помолодела, постройнела и похорошела. Не иначе как до медкапсул добралась. Но раз Радомил так легко ее отдал, значит, ценности в ней особой не было, хотя, может, избавиться мечтал, такое добро еще надо найти кому передарить. Ну кроме того, что на Тень была возложена почетная миссия стукачества, на тот случай, если передатчик в танке, транслирующий все, что происходит внутри, вдруг сломается. А сломался он практически сразу, большую часть данных посылать перестал, а то, что уходило, строго дозировалось.

Мои сомнения разрешила Ашши.

- Знаешь, дорогуша, мне по статусу положены эре, - надменно заявила она. – Я куплю у тебя ее за шиклу. Один.

- Договорились, - кивнул я. – Тина, у тебя есть выбор. Или я тебя убью – причины у меня есть, ты знаешь, или будешь рабыней у этой милой женщины. Ты ведь из Империи, там это в порядке вещей, правда?

Тина пожала плечами, кивнула, мило улыбнулась Ашши, как ни в чем не бывало встала на колени перед зу Маас-Арди и склонила голову. Зря она это сделала, через мгновение от роскошной рыжей гривы не осталось и следа. Вот только Тень это ничуть не смутило, она провела рукой по облысевшей голове и благодарно кивнула. Отсутствие волос ее ничуть не испортило, Кирилл вон как косился, так и продолжал, хотя больше не на голову, а на грудь и остальные выступающие части тела.

- Хорошая девушка, - Ашши показала Тине на сидение неподалеку, и Курова тут же его заняла. – Послушная, наверняка мстительная и подлая. Ты продешевил, Марк. Беспринципные люди всегда в цене. Что она сделала? Предала, убила?

- И то, и другое, - подтвердил я. – Причем много раз.

- Дорогуша, ты явно не разбираешься в людях. Дай угадаю, она и тебя хотела убить, но почему-то этого не сделала.

Я подумал, и согласился. В первый раз чудом жив остался, спасибо коту, не этому, другому, а во второй - ну да, опоила нас тогда с Ирием и Шушем гадостью нехорошей, но не до смерти же, остались бы здесь, может, тоже отхватили себе какой-нибудь городок, гоняли по тундре китайских захватчиков. Или по степям. Город – он как-то понадежнее планеты или звездной системы, его стеной можно обнести и башни с автоматчиками поставить.

- Вот, - Ашши подняла указательный палец вверх. – Погляди, как твой ученик слюни пускает. И даже Ним, уж на что не прошибить ничем, и то поглядывает.

Кирилл и вправду сначала робко жался в сторонке, а сейчас занял место рядом с Тиной и что-то ее расспрашивал. Та охотно отвечала, но собеседник, похоже, больше на вдову пялился, чем осознанно участвовал в беседе. Даша – та мою бывшую напарницу не приняла, и из-за брата, и из-за того, что к нашему разговору с Ашши прислушивалась, и была полностью на моей стороне.

- Я бы ее пришибла, Марк Львович, - так и сказала. – Хотите, сердце ей остановлю?

- Чуть позже, повод еще будет.

- Подожду, - Даша специально прошла мимо воркующей парочки, чтобы обдать Тину негодующим взглядом, подросток еще, я тоже таким был много лет назад. Очень много.

Машину тряхнуло, и она остановилась.

Мой сканер включился буквально час назад, но направление мы определили уже давно, Ним нарисовал нужную область диаметром примерно в пятьсот километров. Почти в четырех тысячах куда-то на юго-восток, на территорию привычного мне Ирака, как раз там на Земле-ноль располагались шумерские центры управления – Ниппур и остальные.

Ховер до границ территории, которую контролировал Радомил и управляемый им Союз, двигался на автопилоте, так что мы вот так могли спокойно сидеть и мило беседовать. Панель управления светилась, показывая маршрут, дороги в Союзе были неплохие, хоть и заброшенные, так что мы летели на низкой высоте, около двадцати метров, прямо над дорожным покрытием – выше подниматься не рекомендовалось, системы противовоздушной обороны могли принять нашу машину за вражескую, о чем наместник вскользь упомянул. Настолько вскользь, что можно было это и мимо ушей пропустить. И хотя ракетный удар для псионов в большинстве случаев заканчивается головной болью после телепортации, мы решили не рисковать.

Но территория, контролируемая Радомилом, закончилась, и вообще, зачем нам автопилот, если у меня есть собственный водитель, сержант-псион.

- Кирилл, за руль, - скомандовал я. Руля как такового не было, машина в основном сама выбирала, облететь ей холм, перелететь или сравнять с землей, управление сводилось к рисованию маршрута на панели, и контролю радара. – Разберешься, что и где тут?

- А то, - парень уже что-то рисовал на сенсорном экране, - это как танчики, только лучше. А она правда летать может, ну в смысле высоко? Ага, понял, показывает, что сейчас лучше по земле, проходим линию подавителей.

Радомил простым осознанием того, что ему принадлежат какие-то земли, не ограничился, поставив на границе охранные башни, через каждые пять километров. Башни уничтожали все, что считали чужим, панель ховера выдала сообщение, что с этого момента въезд обратно нам запрещен, встроенный ИИ попытался заглушить реактор и привести оружие в состояние металлолома, и с чего этот мой родственничек так ко мне неровно дышит? Я ведь как к родному к нему, в гости вон вернулся, да еще не один. Обидно.

Ну и ладно, подумаешь, пришлось еще при посадке перевести управление на себя, Ним было решил сделать то же самое, но передумал. И правильно, капитан Травин на борту.

- Что дальше, Марк Львович? – Кирилл с ролью стрелка-водителя освоился, вывел показания радара на большой экран, поставил фильтр на цели, каждую белку и муху нам не надо отслеживать, и осторожно вел машину по бездорожью, точнее говоря, над ним.

Принцип работы фазовой решетки во всех мирах примерно один, как только цивилизация додумывается до квантового перехода гравитонов и находит способ их замедлить, появляются вот такие устройства, позволяющие ограниченному объёму скользить над массивной поверхностью, которой в нашем случае являлась планета Земля. Технологически даже в моем мире такую решетку могли бы построить, лет через сто пятьдесят-двести. Так что мы скользили над землей метрах в трех, повторяя рельеф местности, не обращая внимания на низкие растения и облетая высокие.

Заправляться нам не нужно было, запасов реактора хватало на несколько недель вот такого неспешного движения, а с учетом постоянной подзарядки – на год, не меньше, можно было бы поднять штурмовой аппарат в нижние слои атмосферы, разогнаться до сверхзвука и долететь до нужного места за пару часов, но спутниковая группировка, висящая над планетой, контролировала любое передвижение. Радомил над своей территорией сигналы искажал, с помощью тех же подавителей, а часть спутников взял под контроль, но существовали еще другие, с зашитой программой уничтожения всего, что пытается оторваться от Земли – так ушедшие в космос первое время оберегали себя от воинственных соплеменников. А когда почему-то исчезли из Солнечной системы, оружие осталось.

- Гнилая отмазка, - заявил я Ниму на это объяснение. – Дай-ка догадаюсь, ты сможешь спокойно прикрыть нас от любого нападения.

- Ну не совсем любого, - пококетничал повелитель потоков, - но в принципе, этот ховер я защитить смогу. Наверное. Но ты на свой сканер взгляни. Цифры видишь?

- Да. Только что это такое, не пойму.

- Я тоже до этого не сразу дошел. Первое число означает амплитуду поля, второе – частоту колебаний. Нам на минимуме в точке переноса делать нечего, вероятность того, что нас выкинет в другую реальность, почти нулевая. А максимум где-то через дней пять-шесть будет. Так что торопиться некуда, поедем потихоньку. И к своему ядру приглядись, ничего не чувствуешь?

Я пригляделся, прислушался и причувствовался. Да, что-то с ним было не то, на первый взгляд все как обычно, а на второй – неправильность определенно ощущалась.

- Нестабильный мир, - обьяснил Арраш. – Он изначально такой неправильный, а с тех пор, как тут всплески поля добавились, и одаренные появились, еще хуже стал. На большей части территории все в порядке, почти, но в отличие от обычных реальностей тут поле колеблется не только по времени, но и по месту. В разных местах разный вектор. Поэтому в нестабильных областях схема может не так сработать, или вообще до конца не проявиться, ну а в других – вот так ощущается. Со временем это сгладится, с тех пор, как ты Уриша убил, наверняка получше стало, но еще лет двести этот мир будет лихорадить. Так что будь осторожен, и потом всех предупредим, тем более что оружие обычное от поля не зависит.

- А..

- Нет, не нравится мне твой пра-пра-прадедушка.

- Двоюродный дед, - поправил я.

- Да. Постоянно ему что-то нужно. Так что сидеть в городе и ждать, пока окно откроется, я не собирался. Кстати, поздравляю.

Я удивленно посмотрел на Арраша, а потом мысленно хлопнул себя по лбу. Легко и непринужденно мы поговорили на эме-галь, изначальном языке. То-то Ашши прислушивается, а понять ничего не может.

- Хорошо, какие планы? – перешел я на русский, благо вся компания его отлично понимала, даже Тина – местный язык она освоила, а на мой родной он был похож ну очень сильно, странность, причину которой я так и не смог выяснить.

- Смотри, - Ним развернул карту во всю ширину салона, и сразу остальные четыре пары глаз приклеились к проявившемуся изображению. – Если кто еще не понял, город, где мы были, находится почти точно на месте Новгорода.

При этом названии Тина оживилась. Ну да, в ее мире Новгород тоже был. И близнецы заулыбались, всегда приятно знакомые слова услышать.

- Мы сейчас приблизительно в Тверской области. Граница Союза, точнее той территории, которую они контролируют, заканчивается примерно на Волге, между Тверью и Клином, а потом идут дикие земли. Ни Москвы, ни других центров цивилизации дальше нет, а ехать нам между Черным и Каспийским морями прямо к Персидскому заливу. Я понятно обьясняю?

Тина ничего не поняла.

- Между Гирканом и Понтом, - объяснил я ей, на что она благодарно кивнула.

- Точно, - подтвердил Ним. – Над морем лететь не рекомендуется, можно вплавь попробовать, но по суше интереснее. К тому же там горы будут, а горы я люблю, там красиво и народ гостеприимный. Но в них мы тоже не полезем, как-нибудь в следующий раз. Обжитая зона находится на берегу Каспийского моря, тянется километров на четыреста. Видите?

Он показал на карте участок по обе стороны Кавказского хребта с пятью большими пятнами.

- Это Мидийская тирания, точнее, то, что от нее осталось. Пять больших городов, хоть Радомил щеки надувает, но там тоже уровень технологий не очень отсталый, а в чем-то и покруче Союза. Союз и тирания потихоньку друг к другу придвигаются, потом наверняка начнут войнушку, но нас это не волнует. Дорога до тирании занята китайцами, особой опасности они для нас не представляют, нападают обычно на одиночек или местных жителей. И мидийцы тоже, надеюсь. Мы их проедем, а потом там километров семьсот по прямой до нужной нам цели. Скорость у нас невысокая, Кирилл, сколько?

- Сто двадцать в час, - доложил подросток. – Но можем и пятьсот идти.

- Отлично. Видите на карте отметку там, где Волга сужается, у вас еще Сталинград на этом месте?

- Волгоград, - поправил я.

- Что хорошо в вашей реальности получается, так это постоянно названия менять, чтобы всех запутать. Там большой город Союза, который контролирует свою территорию, пока независимо от Радомила. Можем остановиться там, но по большому счету нам там делать нечего, лучше переждать в Мидии, там сходятся торговые пути, и путешественники – дело привычное. Сколько ехать?

- Если медленно - десять часов, на полной скорости – два с половиной, - бодро доложил Кирилл. – В пятидесяти километрах непонятные цели. Что делать, кэп?

Даша прыснула. Ладно, кэп так кэп.

- Ты – бди, - распорядился я. – А мы вздремнем. Трудный денек выдался, и вообще неделя была суматошная, так что отбой.

Ховер исправно передавал данные о нашем передвижении своим бывшим хозяевам, так что пришлось немного подкорректировать обмен информацией между ховером и спутниками, теперь они считали, что мы движемся километров на двадцать южнее, и немного по другой траектории. С моим местным родственничком любые меры предосторожности не помешают. Да и конечную цель нашего путешествия ему знать необязательно.

Ашши тут же согнала Дашу с места, уселась рядом с Тиной и начала тихо что-то выяснять. Судя по выражению лица Куровой, вопросы были ей неприятны, но все равно, отвечала. Сколько я ни силился, разобрать ничего не мог, все-таки зу Маас-Арди не просто так сотню лет небо коптила, и беседу свою от других псионов скрыть была способна.

Даша обиженно шмыгнула носом, но возразить уми не посмела. Заозиралась, свободных мест было не так уж мало, ховер был рассчитан на три боевые пятерки, причем ездили местные вояки с комфортом. Ним, заметив замешательство девушки, похлопал по сиденью кресла рядом с собой.

- Приземляйся сюда, красавица, я тебе что-нибудь интересное расскажу.

- На свой страх и риск, - покачал я головой на вопросительный взгляд Даши, - этот парень только с виду такой хороший, на самом деле все рыжие немного маньяки и вообще люди страшные.

- Точно, про маньяков, - Ним оживился. – Я только что из реальности, где существуют оборотни. Прикинь, люди себя так магически изменили, что могут превращаться в разных зверей, стоит обычный человек, и раз – медведь, или шимпанзе. А одежка валяется на земле рваная, эти бедолаги, когда обратно перекидываются, голышом бегают. И ладно бы стеснялись, нет, трясут своими прелестями, словно так и нужно.

Даша сначала присела на краешек кресла, потом продвинулась поглубже, и в конце концов под эмоциональный рассказ Арраша чуть ли не калачиком свернулась. Ним рассказывал мастерски, даже Ашши и Тина прервали свой разговор и прислушивались к каждому слову, только Кирилл, молодец, хоть и вполуха следил за повествованием, за дорогой, а точнее – за панелью тоже наблюдал.

А я прикрыл глаза и задумался. То, что произошло при переносе, казалось не просто странным, а пугающим. Судя по часам, мы появились в этом мире мгновенно, сразу после того, как я вмешался в процесс, не застряли где-то, так что не иначе как привиделось мне все. Но было такое ощущение, что происходило это реально, словно другой Марк в другой реальности, даже в другой вселенной прожил десять счастливых лет. И очень нехорошо умер. Меня аж снова передернуло, когда я вспомнил события последнего дня. Предостережение? Возможно. Хозяева миров, или хозяйка, и не такое могут устроить. Им плевать на чувства, наверняка меня не просто так мотает по этим реальностям, не просто так мне подбрасывают призрачные мечи и котов.

Только сейчас заметил, что глажу рукой что-то мягкое и пушистое. Открыл глаза – на коленях лежало черное чудовище, щурилось, подставляя голову под ладонь, и облизывалось. И еще не слышно было рассказа Нима.

Тот сидел и смотрел на меня, пристально и очень серьезно. Увидев, что я открыл глаза, встал, подошел, присел на корточки.

- Можно я его поглажу?

Я поглядел на кота, тот заурчал и вытянул шею, словно нехотя, Ним осторожно дотронулся пальцами до шерсти, тысячи белых искорок засверкали, впитываясь в эр-асу. Арраш улыбнулся, покачал головой. Хотел что-то сказать, но Тина его перебила.

- Ой, кот, - громко сказала она. – Марк Львович, у вас же почти такой же был. Но этот поупитаннее.

- Такой же? – Ашши дернула Тину за рукав и снова начала ее расспрашивать.

Интересно, откуда Тень про кота знала, вроде мы расстались нехорошо до того, как он появился, а потом нехорошо встретились перед тем, как я из того мира сбежал.

Ним уселся рядом со мной, кот спрыгнул на пол и неторопливо затопал к Даше, залез к ней на колени, улегся поудобнее.

- Так это у тебя второй? – словно так, мимоходом спросил Арраш. На эме-галь. И никто ухом не повел, словно он просто сидел и молчал.

Я только улыбнулся.

- Ты знаешь, что мало кто из ас-ариду вот так гладил этих существ? Ну за исключением повелителей, некоторым даже удавалось их приручать. – Ним вздохнул. – Мой ушел сразу, как только я привязал первый эр-шатх. Мне тогда как раз сорок исполнилось, была дурная мысль удержать эр-асу у себя, хорошо что отец по мозгам дал, не разрешил.

- А что так?

- Все, кто пытался их к чему-то принудить, плохо заканчивали. Как правило, умирали, в муках и кроваво, - Ним усмехнулся. – Повелители тщеславны, им, точнее – нам кажется, что в этих мирах нам все принадлежит. Вот кое-кто и пытается завладеть тем, чем не следует. Как я понял, у эн Телачи тоже был кот? И где этот повелитель потоков, гроза царства Лагаш, бывший эгир? Есть вещи, точнее, существа, которые нам не по зубам. Они выбирают, с кем и как. Так то, Марк. А может, будем звать тебя Везунчик?

- Имя мне больше нравится.

- Как скажешь, кэп! – снова перешел Арраш на русский.

Внезапно на экране, выведенном перед лобовым стеклом, появились красные точки. Далеко, километрах в десяти от нас, но их было много, очень много.

- Что будем делать? – Кирилл напрягся, даже на панель нажал не легко, а так, что костяшки пальцев побледнели. – Можно свернуть, но там, похоже, тоже кто-то есть. Марк Львович, то есть кэп, можно?

- Остановись.

Танк замер на месте, практически незаметно сбросив скорость до нуля, завис в пяти метрах над старой дорогой.

- Амль-ком? –вопросительно взглянул я на Ашши. Обычное путешествие – это хорошо, а в настоящей боевой схватке опыт намного важнее понтов.

- Вообще-то, дорогуша, я алу-ком, по-вашему – бригадный генерал, пятый штурмовой алу армии царства Урук. Давно это было, но ты молодец, что спросил. – Голос у Ашши изменился, Даша и Кирилл вскочили со своих мест и вытянулись. - Срелок-водитель – сержант Дарья Пасхина. Штурмовая группа – сержант Кирилл Пасхин. Занять свои места, оружие и боекомплекты в грузовом отделении.

И тут она вопросительно взглянула на Нима.

- Сержант, - подсказал тот.

- Пси-разведчик – сержант Арраш. Нер-кап Уриш, за тобой общая поддержка. А теперь посмотрим, кто в этой песочнице главный по совочкам.

Глава 8

Количество красных точек становилось тем больше, чем ближе мы подбирались к потенциальному противнику. Скоро их плотность просто зашкаливала, панель вся была залита этим цветом, хотя для нас это пока еще не было решенным вариантом. У ховера была своя система опознавания «свой-чужой», и если он решил, что впереди враги, вовсе не означало, что это наши враги. У нас с Союзом тоже отношения непростые были, вообще – нейтралитет самая лучшая жизненная позиция.

На всякий случай я вылез наружу и прилепил пайцзу прямо на броню, точнее – перед силовой броней, увеличенная в десять раз, она висела в воздухе. Как говорится, это не наша война, хоть мы и за русских. Надеюсь, местные китайцы правильно все поймут и будут своими делами заниматься, а не проезжающих мимо путников обижать.

Это Ашши сказала, Кирилл с Дашей возмутились, они не понимали, как можно проехать мимо, и не помочь своим, но приказа уми, а точнее – бригадной генеральши, ослушаться не посмели. Ним в споры не вступал, ему, по сути, что славяне, что ханьцы, были пофиг и одинаково.

- А вы что скажете, Марк Львович? – Даша сжала в руках штурмовой карабин, аж костяшки пальцев побелели. Лицо девушки раскраснелось, ну да, юношеский максимализм. Сам такой же был когда-то.

- Так, ко мне обращаться – капитан. Ясно?

- Да, капитан! – сказали хором близнецы и Ним.

- Давайте сначала посмотрим, что там творится, а потом уже будем решать. Может, там ярмарка, или слет байкеров-рыболовов.


Нет, ярмаркой это не было, высланные дроны с трех сторон передавали картинку того, что творилось в нескольких километрах.

Небольшое селение было обнесено металлической изгородью. Обычный сварной забор, окутанный силовым полем, за которым находилось несколько десятков построек. Жилых – два десятка, четырехэтажные дома, с забаррикадированными окнами, превращенными в бойницы. Несколько зданий явно хозяйственного назначения вообще были без окон, на крышах сидели бойцы, нацелив оружие за периметр. По углам забора были смонтированы вышки, высотой метров десять, с установленными на вершине пулеметами. Один из них даже очередь по дрону дал, но потом наш разведчик что-то такое переслал, и вышки окрасились зеленым цветом. А по дронам больше не стреляли.

Селение окружили ханьцы – может, это были монголы, или буряты, или корейцы с вьетнамцами, или даже камбоджийцы, но здесь, в этом мире, все народности монголоидной расы именовались одинаково, говорили на одном языке и вообще друг от друга не дистанцировались. Их было много, очень много. Десять тысяч солдат с разномастным вооружением, большая часть ханьцев пряталась по окопам, но были и те, кто на передовую вылез.

У нападавших было два десятка таких же ховеров, как наш, несколько гравиплатформ с установленными деструкторами, множество простых солдат, затаившихся в вырытых окопах, и даже конница. Во главе полусотни гарцевал на белом жеребце молодой человек в аляповатом халате – зеленом, расшитом золотыми узорами. Не просто так, иногда он хлопал в ладоши, и очередной огненный шар отправлялся в направлении осажденного поселка. Шар долетал до периметра, вспыхивал и исчезал – магическая защита у поселения тоже была. Сил у есаула. или кем там он считался, было немного, а гонора – полно, впрочем, для его бойцов и такой демонстрации колдовской мощи хватало, при каждом выстреле они радостно голосили и махали ружьями.

- Связь установлена, - ожила панель. И тут же заговорила совсем другим, женским голосом. – Община одиннадцати сов вызывает штурмовой танк Союза. Вы нас слышите?

- Да, - ответил Кирилл. Быстро, чтобы Ашши не успела его остановить. Ани досадливо поморщилась, но ничего не сказала.

- Отлично, - обрадовалась женщина на том конце «провода». – У нас нет связи, мы не можем передать сообщение наместнику. Включите транзит-канал.

Тут Кирилл оглянулся, виновато – ну да, командир должен отдавать приказы. Ашши небрежно кивнула, он приложил ладонь к панели, и заморгал индикатор пересылаемого сообщения. Минуту где-то мигал.

- Марк? – раздался голос Радомила.

- Да.

- Что вы там делаете? По моим данным вы южнее должны быть, но ладно, даже хорошо, что геолокация врет. Я уже передал, что мы выслали помощь, будет минут через сорок. Но похоже, защита столько не продержится – у ханьцев сильные колдуны, продавят через четверть часа. В общине триста человек, много детей, а собственных колдунов только пятеро. Если сможете, отвлеките на себя часть нападающих. Все функции танка я разблокировал, хотя, думаю, это ты уже сделал сам. И да, буду благодарен, если хоть что-то сделаешь. Предложить мне нечего, просто помоги.

Я посмотрел на Ашши, а та – на Нима. Арраш легонько кивнул головой, Даша взвизгнула и бросилась к нему на шею, потом сразу опомнилась, отодвинулась и покраснела. А наша генерал недовольно покачала головой.

- Колдуны, значит, - мрачно сказала она. – Хорошо, разомнемся. Так, ученики, задание меняется. Снаряжение оставить здесь, покажете, чему научились. Уриш, прикрываешь их. Танк перевести в автоматический режим, скрытный, действуем собственными силами. Ним, ты на подхвате, трофеи будешь собирать

И подмигнула ему.

Арраш только усмехнулся.

- Тина, остаешься в тылу, то есть в танке, следишь за котом. Он проследит за тобой, да, мой черный принц? А вы чего ждете? До противника километр, или ваши задницы туда на машине надо подвозить! Марш на выход!


Колдуны ханьцев кучковались обособленно. Их было двадцать человек, все в расшитых халатах, словно специально выделяли себя, чтобы было удобнее их отстрелить. Лиц видно не было – их закрывали разукрашенные маски. Со стороны поселения магический спецназ был защищен тремя ховерами, гравиплатформой и двумя сотнями бойцов, а вот с тыла стоял только небольшой пост из пяти человек, точнее говоря – уже лежал.

- Реальная опасность – те пятеро, - Ним показал на небольшую группу, стоящую обособленно, эти были одеты в красные шапочки и золотые халаты, подвязанные красными же поясами. Напряженность поля и вправду у них выше была. – Один из них точно усмиряющий, и смотри как слаженно работают.

Действительно, в то время как остальные одаренные просто забрасывали защиту огнем и каменными стрелами, эти стояли неподвижно и вроде бы вообще ничего не делали, но на самом деле – плели какую-то черную паутину. Пальцы их подрагивали, и с каждым еле заметным движением переплетение энергетических линий становилось все плотнее.

- Дилетанты, - фыркнула Ашши, впрочем, не теряя сосредоточенности, и тут же прикрикнула на близнецов. – Не расслабляться. Вам до такого еще расти и расти. Даша, Кирилл, берете ту пятерку, которая ближе к вам, с этими слабаками даже простой неодаренный справится. Начинать не раньше, чем мы с этими разберемся, а до этого не давайте обычным бойцам вмешиваться. Ним, что скажешь?

- Бьем в спину. А то мало ли у них какие фокусы припасены, - меланхолично отозвался Арраш, зажигая над ладонью белый символ. Скорее для нас, точнее для меня – подготовка ему точно была не нужна.

- Хорошо. Не вмешивайся, ученикам нужна практика. И Марку тоже. Уриш, ты со мной.

Произнеся это, Ашши странно на меня посмотрела. А Арраш недовольно, как мне показалось, опустил уголок губы. Но ничего не сказал.

- Накопители разряжены, - вдруг пробудилась незнакомка из общины, - еще минуту, и мы сдуемся.

Словно в ответ на ее слова, могучая кучка золотохалатников вскинула правые руки в едином движении. Практически в нацистском приветствии. Черная сеть поднялась, и начала разворачиваться.

- Пошли, - скомандовала Ашши.

И раскинула руки в стороны.

Между ладонями у нее словно зеленая струна натянулась, лопнула, образовав три зеленые искорки, которые в свою очередь стрельнули нитями прямо в центр черной паутины. Схема тут же нарушилась, стала бледнеть, один из колдунов, высокий и тощий, повалился на землю, изо рта его хлестанула кровь. А остальные тут же повернулись к нам.

- Твой выход, Марк, - Ашши уверенно отразила первое нападение, ее щит впитывал чужие заклинания и растворял без следа. – Покажи, на что ты способен.

Я хотел было отшутиться, но уж больно взгляд у ани был серьезен. Да еще меч проявился, толкнулся рукояткой в ладонь требовательно, словно только этого и ждал. Ну что же, придется помахать клинком. Вздохнул, и вышел вперед.

Вражеские колдуны уставились на меня, один, видимо главный, что-то гаркнул неразборчиво, и остальные, в халатах синего цвета, тоже подтянулись поближе. Девятнадцать пар глаз следили, как один человек, без защиты, со странным просвечивающим на свету клинком в руке, идет в их сторону. Наверное, со стороны это смотрелось комично, или страшно, не знаю, я не дошел до ханьцев метров десять, когда они всем скопом атаковали меня.

Девятнадцать заклинаний разной степени убойности ударили в то место, где я стоял. Только меня уже там не было. В этот момент я плавным, но быстрым движением повел клинок от плеча, срезая главарю голову. Ханец был буквально укутан в защитный кокон, но меч его словно не заметил, пройдя сквозь силовые линии, разрушив их и убив хозяина. Кровь не успела еще брызнуть из перерубленной шеи, как клинок продолжил свой путь, чуть ниже, наискось срезая у ближайшего колдуна голову вместе с частью плеча. Я крутанулся на месте, располовинив следующее тело, и тут меч встретил неожиданное препятствие.

Один из колдунов покрылся синей вязью, клинок замедлился, словно застрял, и начал дрожать, маска с противника слетела от удара, на вполне европейского вида лицо уже наползала торжествующая улыбка, когда я пустил через ладонь схему светляка. Не ту, которой я пользовался, когда обезвреживал ловушку в боярской реальности, и уже не ту, которой растворил синюю клетку эн Телачи. Крохотный клинышек эме-галь заставил меч вспыхнуть, и синие нити сжались, врезаясь в тело колдуна, он даже заорать не успел, рассыпаясь фиолетовым пеплом, а я уже выбирал себе следующую жертву. Точнее говоря, не я, а призрачный клинок. И, кстати, я почувствовал, что одна из искорок на эр-шатх разгорелась сильнее, видимо, этот умелец, с синей смертью в арсенале, сделал старому Уришу что-то плохое. Может, посмотрел не так, или не слишком сильно поклонился. Как бы то ни было, один долг я вернул

Четырнадцать трупов рассыпались пеплом, когда я остановился, указал близнецам на оставшуюся пятерку пси-ханьцев, жавшуюся позади.

- Они ваши.

И пока они занимались тренировкой в полевых условиях, постарался не потерять сознание. Может быть, перенапрягся, уничтожая синие нити, или меч попил из меня кровушки, только чувствовал я себя плохо, и никакие схемы и приемы не помогали. В какой-то миг даже подумал, что все, помру, но потихоньку, по меркам псионов, начало отпускать.

А мои спутники переключились на обычных бойцов.

Магической защиты у ханьцев больше не было, но силовая никуда не делась, и успешно отражала контратаки со стороны поселения. Более того, пока мы тут разбирались с халатоносцами, нападающим удалось прорвать периметр. Не меньше двух тысяч солдат бросились туда, где упала одна из вышек, большей частью они мешали друг другу, толкались, пытаясь пропустить товарищей вперед под пули и снаряды, но все равно, быстро растекались по территории поселения, под таким углом с крыш стрелять было бесполезно, от одного из нежилых зданий оторвалась гравиплатформа с огневой установкой, но ее тут же сбили.

Колдуны – это, конечно, сила, но десяток тысяч бойцов просто массой могут задавить. Даже с учетом того, что ханьцы были худые и тщедушные, тонн пятьсот там набиралось.

Ашши, словно прочитав мои мысли, небрежно повела пальцами в сторону конницы, и лошади словно взбесились. Не слушаясь седоков, они начали разбегаться по полю, давя неосторожно оказавшихся на пути, правда, с этой напастью окружившие поселок быстро справились, пристрелив и лошадей, и заодно всадников вместе с их главарем, которому все его невеликие магические умения не помогли от двух десятков пуль в груди и животе, но боевые порядки были нарушены.

Несколько ховеров развернулись в нашу сторону, а остальные пошли на штурм, вместе с гравиплатформами.

Недостатка в живой силе ханьцы не испытывали, поэтому на нашу долю пришлось не меньше тысячи солдат, неплохо вооруженных и мотивированных нашей малочисленностью. Ним и Ашши выставили щиты, они пока сдерживали и плазменные заряды, и кинетические, но платформы уже разгонялись в нашу сторону, ховеры – тоже, хотя оказались за спинами бросившихся на нас бойцов, и давить своих пока не стали.

- Многовато, - выразил общее мнение Ним. – Нечестно так нападать, всем скопом. Не по понятиям.

И сбил одну из гравиплатформ. Она рухнула прямо на нападавших, передавив не меньше двух десятков. Но на их общей численности это почти не сказалось. Щиты вспыхивали, отбрасывая прикоснувшихся к ним бойцов, но с таким количеством им было не справиться. Тем временем Ашши превратила один из ховеров в сжавшийся кусок металла, и принялась за другой. Поняв, что в этих консервных банках умереть легче всего, остальные начали спешно отступать. А вот с одиночными бойцами расправляться было куда сложнее. Ханьцы уже лезли напролом, не обращая внимания на защитные схемы, наваливались и проминали защиту. Первый круг обороны они прошли, оставалось еще два. Ховер, в автономном режиме подобравшийся к нам поближе, обстреливал их ракетами, жег плазмой, отпугивал инфразвуком, а они как тараканы перли.

- Шингалу бы сюда, а лучше двух, - Ашши сделала рукой круговое движение, и ближайшие к нам солдаты попадали на землю. Они не умерли сразу, а катались, держась руками за горло и пытаясь вздохнуть, жуткое заклинание, разъединяющее легкие и трахею. Но хватило его только на полсотни человек, и то было видно, что Усмиряющая работает на пределе возможностей. – Навели бы тут шороху.

От змея я бы тоже не отказался. Но если самого змея нет, то почему бы его не изобразить?

Пыль взметнулась с поверхности земли, складываясь в длинную змееподобную фигуру, плоская голова поднялась на высоту нескольких метров и дыхнула огнем. Нападающие попятились, а тут еще раздались торжествующие крики сзади – их товарищи прорвались в одно из зданий и уничтожили на крыше защитников, сверху стояли фигурки ханьских бойцов, тряся оружием и выкрикивая ругательства на своем языке.

Кирилл и Даша, видя, что наступление захлебнулось, выпустили очереди плазмы, большей частью мимо – им пока еще трудно было сосредоточиться на цели и на создании схем одновременно, но те, что попали, заставили жертв заорать от боли. Это внесло еще большую сумятицу в окруживших нас солдат.

- Отлично. Что дальше? – Ним кивнул на крышу соседнего с захваченным здания, где обороняющие развернули ракетную установку. – Можем перепрыгнуть туда.

- Прыгайте, - я кивнул. Близнецы телепортироваться не умели, а создавать портал для нескольких человек у меня времени не было.

- Молодец, - Ашши одобрительно улыбнулась, закручивая черную ленту, первые ряды приостановившихся ханьцев рубило на куски, - своих бросать нельзя. Но и поддаваться – тоже. Ним, даже не думай, это их бой.

Арраш кивнул. Развеял почти созданный портал, создавая одновременно радужный купол. Самое время.

- Мы умрем? – Даша прошептала чуть слышно, но я – услышал.

- Нет, - и показал на небо. Оттуда на головы осаждавших, а заодно и на наши, падали каплевидные штурмовики. Не меньше двух сотен. – Если щиты выдержат. Они ведь выдержат?

- А то, - Ним улыбнулся самодовольно. – Вот взрыв сверхновой – тут я бы еще сомневался, или если повелители бы нами занялись…

- Позер, - Ашши только головой покачала. – А эти вовремя появились. Но, сволочи, ждали несколько минут, не сомнут ли нас. Как думаешь, может стоит вернуться и пустить родственника Марка на колбасу?

- Это будет самая унылая и депрессивная колбаса из всех колбас, тот, кто ее сьест, проведет в туалете остаток своей мрачной и унылой жизни, - Арраш постепенно расширял купол, тот вытеснял живых и мертвых за свои пределы, пока не достиг радиуса в тридцать метров. Пришедшие на помощь поселению штурмовики в основном занимались теми, кто прорвал периметр, но и в нашу сторону немало выстрелов сделали, вроде как помогая, а по факту – чтобы заодно и нас с землей смешать. Один, самый бойкий, уже приземлился неподалеку, и пилот с белой удавкой на шее, тянувшей его в нашу сторону, сопротивлялся как мог, хватаясь за края проема.

- Такая судьба у героев, - Ашши вовремя прикрыла наш ховер, который тоже чуть было не оказался под дружественным огнем, - когда приходит беда, они нужны, а когда беда заканчивается, они начинают мешать.

- Не помню, чтобы ты раньше философствовала, - Ним уже подтащил пилота к радужному куполу, и погрозил ему пальцем. А потом отпустил. Близнецы смотрели на шумеров, разинув рты. Ну да, когда еще такое увидишь, одно дело – обычная схватка, пусть даже с магией-шмагией, а другое, когда два человека настолько превосходят остальных. И ведут себя соответствующе.

- Это я от Марка набралась, - Ашши стряхнула с пальцев зеленые искорки, они разбежались в разные стороны, очищая траву от человеческих останков. – Дурное влияние – прилипчивое.

- И не говори, - Арраш повернулся к близнецам. – Понравилось? Сражайтесь, тренируйтесь, и у вас тоже так будет получаться. Ну может похуже, но все равно, задатки у вас есть. Но всегда помните, что, если есть возможность не убивать, лучше – не убивать. Ясно?

Те закивали. Ну да, Ним до этого себя вел как обычный псион, Ашши и выглядела, и действовала куда внушительнее. А сейчас вот проявилось, радужный купол – до такого и мне еще расти и расти. Про сверхновую Ним поскромничал, на мой взгляд, этот купол вообще ничем было не пробить.

- Ты моих учеников не отбивай, своих заведи и опыт передавай, - ани посмотрела в сторону ховера, на броне сидел кот, лениво почесываясь. – Нет, я такого же хочу. Ладно, пойдем посмотрим, кого мы спасли, вдруг спасибо скажут.

- А колдун? – вдруг сказал Кирилл.

- Какой?

- Который упал первым. Вроде дышит. Добить?

Глава 9

Совсем еще юным девушкам нужен герой, немного повзрослев, они начинают больше ценить приземленные вещи - деньги, машины, вхожесть в тусовки и модную одежду от китайских брендов. На то же самое они смотрят и в подростковом возрасте, но юношеская непрактичность еще жива и при случае пробивается несмотря ни на что.

У Даши был выбор – с одной стороны, я красиво помахал мечом, развеивая врагов в буквальном смысле, и вообще был молод, определенно богат, вполне хорош собой и начальник. Но с другой стороны рыжий сержант, установивший немыслимый для большинства псионов радужный купол, встал на другую чашу весов, и похоже, перевешивал. Если бы девочка была неодаренной, я был бы вне конкуренции, но любой недавний колдун при виде того, что может сделать повелитель, либо завидовал, либо впадал в экстаз. Юная магичка нет-нет, да и поглядывала на Нима влюбленным взглядом, а тот, похоже, на это внимания почти не обращал, и это ее страшно злило.

- Марк Львович, - Даша прижалась ко мне, чуть ли голову на плечо не положила, попыталась взять за руку, - вы такой храбрый и ловкий, этих гадов порубили в момент. А где вы взяли этот меч?

И пока я рассказывал, как все происходило не на самом деле, не вываливать же на вчерашнего ребенка историю со злобным старикашкой, которому кот откусил руку, в этом нет ничего романтического и возвышенного, она охала, ахала и чересчур пожирала меня глазами. Кириллу было неудобно за сестру, хотя к рассказу он прислушивался, коту – пофиг, что кто-то заслуги другого кота себе приписывает, а Ашши откровенно веселилась. И только Ним почти не обращал внимания на попытки вызвать ревность с его стороны, он занимался нашей пленницей.

Колдунья, у которой кровь пошла из горла, пропустила все самое интересное, и теперь мрачно смотрела на нашу компанию, односложно отвечая на вопросы Арраша. Высокая, сантиметров на десять выше меня, худая, с тонкими чертами лица, очень бледной кожей, веснушками и гетерохромией. И главное – рыжими волосами. Теперь в нашей команде рыжих было трое, а ведь по статистике на Земле только один человек из семидесяти ходит с такой шевелюрой. Поскольку колдунью по сути именно Ашши чуть не убила, то она считала ее своей законной добычей, и приставила к Тине.

Тина, кстати, с появлением колдуньи вообще притихла и старалась признаков жизни не подавать, вжалась в кресло, хотя, похоже, за то время, что мы спасали общину Союза, а потом выслушивали от ее жителей слова благодарности, она оттуда и не вылезала.

А благодарность поселения плескалась в бутылках, загруженных в багажное отделение – самогон с тарквистом местные считали лучшим подарком. Правда, половину бутылок мы выпили вместе со счастливыми аборигенами, после чего поселение можно было брать голыми руками и делать с жителями любые непотребства, там все в лежку лежали, кроме нескольких псионов, но все равно, что-то осталось. Бухло и рабы, точнее говоря – рабыня, вот и вся наша добыча.

Пленницу звали Стелла Аквилия, и родом она была из той же реальности, что и Тина. И тоже, как и вдова Курова, из Империи, только из самой метрополии. На вопросы Стелла отвечала неохотно, рассказов о прошлом вообще старалась избегать, выяснилось только, что попала она сюда двадцать лет назад, случайно – шпионила за одним из бояр, владеющим землей на границе с Империей где-то в районе Польши, тот с группой и листочком Уриша перенесся сюда, и она за компанию. Ну а поскольку Союз общин казался ей чисто славянским государством, Стелла периодически принимала сторону их противника. Ханьцы, шманьцы, ей было все равно – отец боярина сжег ее дом вместе с родителями и братьями-сестрами, а такое плохо забывается. Кстати, та группа бояр до цели так и не дошла, сгинула от неожиданной и скоропостижной болезни.

Мы продвинулись уже больше чем на тысячу километров от спасенной деревни, ховер сам выбирал безопасные маршруты, летя на низкой высоте над бывшими автомагистралями со скоростью около трехсот, так что нас обстреляли только один раз – четыре ракеты местных поразили ложные цели, а потом наши две – настоящие, после чего активность нападавших стихла. Где-то в районе Волгограда мы по касательной обошли еще один город Союза, большой, может даже с миллпонным населением, браслет Уриша подключился ненадолго к их сети, попытался получить доступ к счету мертвого ас-ариду, но там ничего не оказалось. Жирный минус. И на счете, и Ас-Эрхану, доверившему деньги таким ненадежным людям. Наместники вообще не очень друг с другом ладили, до войны пока дело не доходило, так что несколько истребителей составили нам почетный эскорт, и отвалили, как только убедились, что мы в гости к ним не собираемся.

Дальше шла уже мидийская территория, ховер сам связался с граничной службой, получил разрешение на проход, с обязательным заходом в один из городов – пространства над морями до сих пор иногда обстреливались не вышедшими из строя системами защиты последней войны, и те, кто хотел переползти из Европы на Ближний восток, пользовались маршрутом через Кавказ. Плату за это не брали, а вот без остановок не пропускали. Путешественники – люди щедрые, и за гостеприимство готовы платить.

Ним оставил в покое Стеллу, и что-то там колдовал.

- Первый город проходим, - наконец сказал он. – Схемы плохо ложатся, не нравится мне это, как бы там сбоев не было. Проходим горы западнее, прямо по побережью, нас встретит радостно и гостеприимно город Фазис, остановимся, поедим, погуляем. Приобщимся к местной культуре. Время есть, проведем его с пользой.

Кирилл кивнул, выбирая на панели точку назначения, ховер послушно лег на курс, поднявшись еще на несколько метров и прибавив в скорости.

- Через пятнадцать минут будем, - предупредил наш пилот. – Температура за бортом плюс тридцать, солнечно, радиационный фон чуть повышен. Пассажирам пристегнуть ремни и допить прохладительные напитки.

Ну и хорошо, вроде в себя начал приходить, шутит, а то близнецы с момента переноса все никак себя в своей тарелке не чувствовали, в напряжении постоянно были. Хотя чего им дергаться, пси-способности – лучшее лекарство от неврозов и депрессии.

То, что до города рукой подать, было видно на высветившихся панорамах. Мидийцы впечатление отсталых не производили, наоборот – окраинный город встречал нас небоскребами высотой в несколько сотен метров, с каждой минутой движение становилось плотнее, летательных аппаратов в небе прибавилось, местная сеть выдала ховеру посадочный коридор, на котором уже находились около пяти десятков таких же машин, и мы понеслись над широкой полосой из пластобетона, с редкими вкраплениями средств ПВО. Рядом проходила нормальная дорога, по которой ехали колесные машины, она переходила в транспортную сеть, густую и разветвленную, так что, когда до самого города оставалось километров пять, скорость пришлось сбросить, перейти с воздушной линии на наземную, и там уже влиться в общий поток.

Никаких таможен и пограничников не наблюдалось, техника Союза регистрировалась сразу, как только пересекала границу, нам только присылали инструкции, что можно делать, а за что придется заплатить штраф. Слегка поплутав по широким городским проспектам, на которых движения почти не было – большая часть транспорта двигалась на высоте от десяти до ста метров по обозначенным в воздухе коридорам, мы выехали к высоченному зданию сплошь из темного стекла.

Ховер заехал в заполненное другими машинами подземное помещение, остановился на выделенной разметкой площадке, и сам заглушил двигатель.

- Вылезаем, - скомандовал я. – Поглядим, что тут и как.

Браслет Уриша уже связался с сетью горда, заблокировал рекламные послания, отсекая только самое нужное, убедился, что и тут у шумерского изгоя денег не осталось, и в отместку отключил Фазису очистные сооружения. Самостоятельным девайс давно уже не был, но иногда по старой памяти вот такие фортели выкидывал. К чести местных коммунальных служб, разлив нечистот удалось предотвратить, а то веселый бы нас ждал уик-энд.

Но, помимо веселья, нас еще ждали пять номеров в верхней части этого здания – кольцо Радомила постаралось, правда, дальше подтверждения наших желаний дело не пошло, денег на кольце тут почему-то не было, а безлимитный режим в другом государстве не действовал.

Стоило нам вместе с багажом покинуть машину, платформа, на которой она стояла, поднялась, и переправила ховер на стоянку, а мы по движущейся дорожке отправились на стойку регистрации.

- Стесняюсь спросить, но как мы будем за это великолепие расплачиваться, - поинтересовался Ним. – Мы, конечно, жители особого мира и все остальные разумные существа – пыль под нашими ногами, и можем прорваться отсюда с боем, но я что-то в последнее время размяк и пацифистом становлюсь.

С сомнением поглядев на повелителя, способного этот город если не разрушить, то слегка потрепать – точно, я достал из кармана колечко, подкинул.

- Мой родственник нас кинул. Денег нет. Попробую, может поверят на слово.

- Дорогуша, а разве этот способ еще где-то работает? – оживилась Ашши.

- Не знаю, но как-то жители Союза здесь расплачиваются. Посмотрим, не получится, я придумаю что-нибудь. У Уриша были темные делишки с местным криминалом, можем их постричь. Кота на них натравлю.

Кот фыркнул, а Даша гордо посмотрела на Нима, мол, учись у командира решать проблемы, и ласково мне улыбнулась. Рыжего прошибить этим было сложно. А вот Ашши почему-то попытки Даши привлечь внимание Арраша не нравились, она наоборот, втолковывала девушке, и не раз, какой я замечательный, добрый и нежный. Словно свести пыталась.

В небольшой комнате нас встретила целая делегация – чуть впереди стоял низенький смуглый человек в ярко-красном жилете и таких же брюках, за ним – двое мрачных типов в черной одежде, похожей на обмундирование нинзя, и два мордоворота в кожаных майках. Прямо садо-мазо клуб.

- Наш сарай счастлив приветствовать дорогих гостей, - слегка поклонился краснобрюкий. – Могу я попросить господ одаренных зажечь огоньки над ладонью?

Первым это сделал Ним, пожав плечами. Тусклый светляк, больше похожий на крохотную почти погасшую искорку, повис в воздухе. По всплеску энергии – слабенький Видящий, или по местной градации, самая граница пятого круга. Я изобразил почти то же самое, а вот у Ашши не получилось – ее искорка хоть и пыталась замаскироваться, но все равно выдавала в хозяйке сильную Усмиряющую. Ей смуглый поклонился чуть ли не до земли, чуть менее подобострастно – Стелле, дальше свою долю внимания получили близнецы, нам с Нимом он небрежно кивнул, а на бездарную Тину даже внимания не обратил, служанка она и есть служанка. Один из мрачных типов что-то зашептал смуглому на ухо.

- Двадцать динаров с уважаемой госпожи второго круга, - торжественно обьявил тот, - восемь с госпожи третьего круга, с молодых людей по три динара, по одному с…

Тут он попытался подобрать нужный эпитет.

- С других дорогих гостей, - наконец выкрутился он. – Слуги и животные – бесплатно. Это взнос с одаренных, ваши покои стоят по сорок динаров в день.

Кот нисколько не обиделся, а вот Даша за нас с Нимом – очень даже.

- Как же так, Марк Львович? – попыталась возмутиться она, и получила от Кирилла локтем в бок. Хорошо хоть, тут же сообразила, что возникла не к месту, и замолчала. Странно, раньше именно она была в их тандеме самой рассудительной, что случилось-то? Гормональная перестройка организма в присутствии рыжего катализатора?


С покоями в этом сарае было все в порядке, тем, кто был одинок, достался номер из двух комнат, а Кириллу с Дашей – из трех. Стеллу и Тину поселили в отдельной комнате, впрочем, везде были и удобства, да и сами комнаты были большие, метров по тридцать, так что никто себя стесненным не почувствовал. Наверное. Хоромы-то все равно не царские.

Ашши увела к себе в комнаты Тину и Стеллу – промывать мозги и доминировать, настроение у ани снова ухудшилось, так что рыжим и отчасти лысым женщинам я не завидовал. Кот куда-то исчез, по своим непонятным делам, Кирилл и Даша ушли к себе, молодые еще, деликатные, а мы с Нимом устроили военный совет.

- Я тут не был ни разу, но по слухам такое местечко есть неподалеку, - начал Арраш, развалясь на пухлых подушках прямо на полу, - там танцовщицы, просто закачаешься. Были восемьдесят лет назад.

Я представил старушенций с монистами, танцующих танец живота, и расхохотался.

- Это хорошо, что у тебя настроение хорошее, - Ним залез в местную сеть, выведя экран прямо в воздух перед собой, и пролистывал предложения разных злачных мест. – Что твой сканер показывает?

- Почти тысяча сто километров на юг. Плюс-минус две сотни.

- Та же фигня. Немного поменялось, но это нормально. Этот путь проделаем за день, для надежности отведем двое суток, если что, и в ховере поспим. Значит, здесь проводим три дня. Нехорошо.

- Что?

- Да место нам предстоит посетить такое, во всех реальностях оно со сложностями. В нашем мире змеиный клубок из старых семей, в твоем, вон, тоже чего только нет. Как бы там не случилось чего. И вообще, я в первый раз в такой ситуации.

С сомнением поглядел на повелителя потоков, у которого к тому же эр-шатх был. Правда, один всего, но и мой второй мне как бы принадлежал, и в то же время как бы нет, эн Телачи ведь добровольно мне его не отдал, в последний момент удалось перехватить. С этим присвоенным имуществом сложности были, уж очень оно хотело кого-то уничтожить. Желательно нового владельца.

И кота у Нима не было. Зато был опыт, многолетний. Кстати…

- Двести с хвостиком, чего там скрывать, - ответил на мой вопрос эн Апа-Илту, маскирующийся под простоватого сержанта-разведчика. – Но, когда доживешь до ста, поймешь, что возраст ничего не значит. Эмоциональный настрой – вот что действительно важно, и в триста лет можно быть молодым душой, а в пятьдесят глубоким стариком. Или в сорок.

- Это ты говоришь, потому что я по бабам с тобой идти не хочу? – уточнил я.

- Ага. Слушай, только от тебя знаю, что у вас с Эликой произошло с тех пор, как я свалил из той реальности, точнее говоря, из изначальной, но она далеко, а ты здесь. Ашши сказала, ты и в своем мире тоже от всех шарахался, это ненормально. На правах старшего товарища и даже в какой-то мере однополчанина, наказываю тебе пуститься во все тяжкие. Причем чем глубже в моральном плане ты утонешь, тем для тебя же лучше.

- Да ну, - пожал плечами, - если что, у меня и рядом полно возможностей. Вон, Тина, она вдовушка доступная, или пленница наша, или Ашши – вот уж кто только рад будет.

Ним как-то странно на меня посмотрел, но возражать не стал. Ну да, что-то такое вроде между ним и зу Маас-Арди происходило, зря я про Ашши сказал.

- Ладно, - махнул я рукой. – Пойдем. Не отпускать же тебя одного, потом развалины тут восстанавливать. А город вроде ничего, красивый, пусть живет.


Была мысль телепортануться вниз, пси-возможности тут без сбоев работали, но нет, как обычные путешественники, спустились на нулевой этаж. Полненькая носастенькая девушка за стойкой на вопрос Нима, где тут ближайшая остановка трамвая, невозмутимо попросила мое черное кольцо, положила его на серебристый диск.

- Сожалею, - судя по ее лицу, нифига она не сожалела, - этим вы расплатиться не сможете.

- Даже за трамвай? – уточнил я.

- Даже за трамвай, - совершенно без запинки произнесла незнакомое слово девушка. – Только что ваша спутница заказала обслуживание на четыре сотни динаров.

- Она может, - я вызвал Радомила, но тот не отвечал. Видимо, догадывался, с чего я его доставать решил. – Ним, а эти места, куда ты меня звал, там деньги дают, или платить надо?

- Разведчики денег не берут, - совершенно серьезно ответил Арраш.

- Вот видишь, - я покачал головой, посмотрел на стойку, - Лакшми, красивое имя. Так вот, Лакшми, у нас денег нет, зато есть рабыня, даже две, и ховер-танк. Не битый и не крашеный.

Лакшми закатила глаза, связываясь с кем-то.

- За рабынь можем дать по тридцать динаров, за ховер-танк – сорок тысяч, - наконец спустилась она на землю. – И только что ваша спутница заказала дополнительное обслуживание еще на шестьсот динаров.

- И еще тысячу мы возьмем сейчас, - Ним провел запястьем над диском, девушка кивнула. – Что поделать, ани Маас-Арди любит шиковать. Но ты правильно рассудил, Марк, раз Радомил решил оставить нас без денег, мы оставим его без ховера. Это справедливо.

- Ага, - поджал я губы. – Главное, чтобы до послезавтра этих денег хватило, а то, чувствую, и Тину с пленницей продавать придется.

- Вот, - Ним важно поднял указательный палец. – А ты говорил, что они под боком. Считай, что их уже нет.

В принципе, вопрос финансирования для меня важен не был – Уриш, при всей своей увлеченности местью и прочими важными для него вещами, человеком был практичным, и браслет его хранил много полезной информации. В том числе и о местных счетах, кое-что для своих опытов, в частности – тарквист, Ас-Эрхан закупал именно здесь, через третьи руки, которые по сути все равно принадлежали ему. Продажей ресурса занимались преступные кланы, и статус моего предшественника позволял получать почти неограниченный кредит.

Но затевать какие-то авантюры ради заработка в мире, который через несколько дней я, надеюсь, покину, и больше сюда не вернусь, смысла не было. Так что затея с ховером пришлась как нельзя лучше, и Радомилу насолить не мешает, жлоб поганый, мы его село спасли, соотечественников спаивали, а получили за это кукиш с маслом. И от лишнего имущества тоже избавляться надо.

Со мной уже связался представитель отеля, занимающийся долгами постояльцев, и мы обо всем договорились. Фактически ховер уже принадлежал им, но мы могли еще неделю-две им пользоваться, для этого в автопилот зашивались данные нового хозяина, и в назначенное время транспорт выкидывал за борт бывших владельцев, поднимался в воздух и спешил к новым. Если какой-нибудь знаток схем на изначальном языке не рассудит по-другому.


Еще по гулянкам в поместье моего шумерского дяди я помнил, что Ним умеет и любит отрываться. Не так грубо, как покойный Конташ, и не налегая на жратву, как еще один рыжий псион из ассу-аридес, зато от души и с размахом. Тысячу динаров мы прогуляли уже через полчаса, а к утру от ховера осталась хорошо если половина. И это без учета того, что Ашши отдала в дань своей широкой шумерской душе. В принципе, для псиона надобности в выпивке, травке и еде особой нет, всегда можно включить нужные рецепторы, и получать удовольствие от черствого куска хлеба или даже куска картона, но в том и ценность такого умения, что оно есть, но без него приятно обходиться. Почувствовать себя обычным человеком. Всеми девяноста процентами сознания почувствовать, пока остальные десять бдят и следят на окружающей обстановкой.

Нас два раза пытались отравить, один раз – опоить, но мы стойко веселились, не поддаваясь на провокации. Настолько уверенно и самоотверженно, что попытки эти прекратились, тут тоже были свои колдуны, и раз человек после десятикратной смертельной дозы яда продолжает рассказывать какие-то скучные истории про неизвестных никому людей, пытаясь зачем-то произвести впечатление на девушек, которым достаточно оплаченного времени, то чего зря на него и дальше ценный продукт переводить.

В сарай-отель мы вернулись бодрые и отдохнувшие, так что я даже сомневался, стоит ли мне насиловать организм и ложиться спать. Но когда открыл дверь своего номера, понял, что все решили за меня. На кровати с открытыми глазами лежала рыжая Стелла Аквилия. А одежда ее лежала на полу.

Глава 10

- Ты знал, что родственником лысой рабыни нин Маас-Арди был знаменитый игрок в щатрандж Руперт Пескатор? Его бюст стоит в Риме перед базиликой Диалектиана, не каждый выдающийся патриций удостаивается такой чести.

После того, как я прямым текстом сказал рыжей дылде, что самое последнее, что мне нужно от нее – это секс, мы вроде как поладили. Не знаю, чем руководствовалась Ашши, подсовывая мне эту ходячую рекламу анорексии, но тут женское чутье ее подвело. Хотя, кто знает, возможно именно на такой исход нашего со Стеллой свидания она и рассчитывала, я давно уже не пытался понять женскую логику. Или то, что женщины называют логикой.

- Гостиница этого Пескатора в одном городке сделана в стиле этой игры, - поделился я своими воспоминаниями. – Там пол разрисован, словно клетки игрового поля, лошадки на входе, и вообще все очень впечатляет. Словно клуб четырех коней.

- Так ты из славянских княжеств? – Стелла сделала большой глоток из разукрашенной серебром чаши, взяла из вазы абрикос и схомячила его вместе с косточкой. – Тина что-то такое говорила. То ли приказчик, то ли десятник.

- Знаешь, радость моя, - меня таким было не прошибить, но и спускать тоже не следовало, - еще что-нибудь в таком же духе услышу, голову оторву. В прямом смысле.

- Да пошутила я, - имперская колдунья подняла руки вверх, натягивая тунику на груди, непонятно как выросшей на этом дохлом теле. – Чего ты такой обидчивый? А почему тебя Тина зовет боярин Травин, а нин – зу Уриш? Если я правильно поняла, в том мире, откуда она и этот твой рыжий приятель, быть зу очень даже неплохо? Это ведь что-то вроде нобилиса?

И еще один абрикос с косточкой сожрала.

- Примерно.

- Так чего я о Руперте заговорила. Когда я была маленькой, он гостил в доме моего отца и учил меня играть в шатрандж. Забавный был человек, сам из Самарии, а сестра его вышла замуж за галла, из клана Теней. Она сама в шатрандж играла не хуже брата. Представляешь, вот наследственность у этой Тины, да? Мать – гений, и отец – наемный убийца. Не думаю, что на ней природа отдохнула, правда, из Империи они давно сбежали. Там что-то в клане произошло, я не знаю, разговоры ходили, этот Руперт оказался замешан в грязных делишках, и скрылся вместе с казной. А потом наш дом рядом с Пограничьем сожгли три славянских выродка. Хочешь, расскажу, как я их убила? Нет, лучше покажу. Ты ведь не боишься?

Фамильное заклинание, превращающее кожу в камень и выжигающее все внутри. Я заинтересовался, попросил продемонстрировать – из ладони Стеллы вылетела синяя нить, опутала мою руку, и поползла дальше, через плечо на грудь и спину. Сопротивляться не стал, синяя смерть – хорошая штука, смертельная, как и следует из названия, вот только не против меня. А коту очень не понравилось, еще, видимо, помнил, как его один шумерский поц в синюю клетку запер и устроил там кошачьи бои. Черный ленивец зашипел, выпустил когти, оскалил клыки, но потом вспомнил внезапно, что это слишком по-плебейски, и снова лениво развалился на кресле, внимательно наблюдая за нами.

По мере разрастания корки на лицо Стеллы наползала торжествующая улыбка. Я делал вид, что пытаюсь бороться, но не могу справиться с этим, даже натурально посинел лицом, и тут эта колдунья все испортила. Сжала ладонь в кулак, синяя нить замерцала и словно втянулась обратно. А потом она же меня и подлечила, пришлось для этого часть сознания выделять, с моим блоком только самолечение и помогает.

- Так кто кому голову оторвет? – снисходительно, и в то же время осторожно спросила Стелла.

Мне-то ответ ясен был, с первого мгновения, как увидел ее, белую удавку на шею набросил. Может у нее и третий круг, а судя по вот этой синей хрени – как бы и не второй, а изначальных заклинаний тут не знают, неоткуда.

Хотя, ну их, эти недомолвки.

- Что тебе обещала Ашши?

- Свободу, - Стелла покивала головой. – Если смогу убить – свободу. Обещала, что никто не будет преследовать, потому что ты в семье один. Некому мстить. А сами они сюда не вернутся больше, так что полная свобода действий.

- И что тебя остановило?

- Марк. Хорошее имя. Сильное. Племянника великого Цезаря звали Марком, он покорил сердце александрийской патрицианки, а она его отравила. Никогда нельзя доверять женщинам, мы говорим одно, думаем другое, а чувствуем третье. Так вот, Марк, моя теперешняя госпожа сильнее меня раз в десять, а то и больше. Она иногда говорит на странном языке, и если мой мир по сравнению с этим – отсталая провинция, то думаю, этот по сравнению с ее миром – так, дальняя заброшенная окраина, где только вчера научились писать палочками на восковых пластинах. И почему-то эта уверенная в себе женщина боится тебя до такой степени, что даже не решается сама убить. Она, кстати, сказала, что скорее всего синяя смерть не причинит тебе смертельного вреда, и надо будет добавить другое заклинание, ты чувствуешь его?

Я кивнул.

Нить, скользнувшая обратно в ладонь Стеллы, чуть поблекла, оставив во мне крохотную темную точку, словно краска сползла. И эта точка пыталась отпечататься в каждой клетке. Забавная схема, не видел раньше такую, можно человека в зомби превратить. Псиона – нет, не думаю. Хотя, в сочетании с синей смертью, вполне возможно.

- Ашши ошибается, - колдунья попыталась достать точку обратно, но модуль решил ее исследовать, и теперь эту игрушку у него было не отнять. – Не знаю, как ты это делаешь, те трое умирали долго и несчастливо, а они были сильнее тебя. Двое второго круга, и один третьего. Теперь еще лет пять не смогу что-то подобное сделать. Обидно, когда просто так пропадает хорошая заготовка. Так вот, она думает, что ты везунчик.

Я с интересом посмотрел на Стеллу. На самом деле и сам так думал.

- У тебя талант, Марк, выбирать правильных людей. Двое учеников Ашши стоят за дверью и ждут твоего сигнала, чтобы ворваться и разворотить тут все вместе со мной. Этот рыжий колдун, страшный человек, могущественный, очень сильный, считает тебя своим другом. Не знаю, что вы там не поделили с Ашши, но, если это разрешится, она тоже тебя поддержит.

- По мне так заметно, что я люблю грубую лесть? Лучше сразу скажи, что тебе надо.

Стелла прикрыла глаза, словно задумалась. Потянулась к коту, того ману не корми, дай только энергией с рук подзарядиться, предатель прыгнул к ней на колени и удобно улегся. Про синюю нить он тут же забыл, стоило энергии заструиться с рук женщины на его шерсть. Даша с Кириллом ушли, их вторжение не понадобилось, хотя и лишним бы не было в случае чего – как бы не повернулся наш интимный разговор, демонстрировать все свои умения мне не хотелось, иногда проще вызвать подкрепление.

- Зу Маас-Арди сказала, что отпустит меня, когда вы доберетесь до цели.

- Отлично. Давай сделаем вид, что ты меня сначала соблазнила, потом убила. Все, ты свободна. Проваливай.

- Нет.

Я улыбнулся.

- Значит, ты хочешь стать частью команды? А какая от тебя польза, заклинание родовое ты просрала, других особых умений у тебя нет, и вообще…

- Ты – командир. И заклинание я могу восстановить, дай один день. И могу расплатиться здесь за все, я богатая.

- Но…?

- Этот мир не для меня. Обратно я вернуться не могу, а там, за порталом, меня ждет целая Вселенная. Может у женщины быть мечта? К тому же, в том месте, к которому вы идете, я пригожусь, была уже там. И если бы не вы, больше туда не сунулась.

«Бери», - послышался в голове голос Нима. – «Если тебе не нужна, я ее возьму».


Путь до точки назначения мы должны были пройти за сутки – чуть больше тысячи километров по карте, заложенной в ховере, а последняя часть пути картами вообще охвачена не была, область, где словно не существовало ни дорог, ни селений, была похожа на кляксу примерно километров триста в самом широком месте, прямо у ее границы находился небольшой городок, где, собственно, ховер должен был нас высадить и отправиться обратно к новым хозяевам.

Но покупатель внезапно поменялся, ховер выкупила Стелла. Насчет денег девушка не врала, те сутки, что мы еще находились в городе, она провела очень активно, что-то покупая и продавая, и в конце концов набрала целую сумку багажа и снаряжения. Небольшую. Чудо, а не женщина.

Ашши была очень недовольна двумя вещами, во-первых, тем, что я остался жив, это она мне в лицо заявила. Так и сказала – Марк, что же ты, урод, не мог поддаться женщине и не помереть, сначала ее поимев, это была бы прекрасная смерть. И во-вторых, тем, что после того, как я чудом выжил, Стелла не за мной бегала, а за Нимом. В представлении ани, раз уж я себя так хорошо проявил, то должен был эту пленницу исключительно как секс-игрушку использовать. И вмешательство Нима было для нее ну совершенно неприемлемо.

Правда, с нашего приятеля все ее недовольство стекало как с рыжего гуся вода. Он улыбался, отшучивался, и под конец заявил, что мы в ответе за тех, кого взяли в плен, и собственно, он только обязанности Ашши возложил на себя.

Ани что-то там бухтела про долг каждого ас-ариду и обычаи обращения с пленными и рабами, причем подробности в основном касались секса, насилия и их сочетания, не выдержав, я этой наглой шумерке заявил, что она уже перешла все границы, вот нечего лезть так в мою личную жизнь. Мое личное дело, заводить себе игрушки или нет.

- Чего ты кочевряжишься, - недовольно фыркнула зу Маас-Арди. – То тебе не нравится, это тебе не нравится. Ты определись, Марк, может ты вообще по мужикам. Иди вон своего ненаглядного Нима по заднице похлопай.

И гордо удалилась.

Была еще одна недовольная – Даша. Если до этого все ее попытки обратить на себя внимание Нима ограничивались тем, что она забиралась ко мне на колени, теперь у нее появился смертельный враг. И конкурентка.

Ладно бы она это Ниму высказывала, или Ашши, или брату своему, так ведь нет, пришла плакаться ко мне.

- Марк Львович, - начала издалека, - а я красивая?

Я аж поперхнулся. В прямом смысле – моллюски в этой гостинице были очень вкусные, вот специально рецепторы без защиты оставил, чтобы почувствовать легкую горчинку и нежную структуру мяса. Как назло, в конкретном экземпляре горчинки было хоть отбавляй.

- Угу, - ответил с набитым ртом, - погоди, щас прожую. Вот так лучше. С моей точки зрения, Даша, ты очень красивая.

На самом деле – совершенно обычная девушка семнадцати лет от роду, подростковой угловатости уже нет, симпатичная, черты лица немного грубоватые, не сказать, что писанная красавица. Вот волосы, да, роскошные, черные, прям шумерский идеал, зря коротко стрижет, и глаза зеленые, необычное сочетание. Так что вроде и не соврал почти.

- Спасибо, что соврали. Знаю, что ничего особенного. А.вы бы стали со мной встречаться? – продолжала гнуть свое Даша.

- Нет, - строго ответил я. – Мне сорок лет, тебе семнадцать. В мирах, куда мы попали, это значения не имеет, но я человек старой закалки, и с малолетками в такие игры не играю.

- Ага, - обрадовалась девушка, - тут, значит, разница в возрасте значения не имеет?

- Понимаешь, какое дело, - решил, раз уж в мир-ноль попадем, надо быть ей готовой, - псионы живут до трехсот-четырехсот лет, и выглядят так, как хотят. Знаешь, сколько лет Ашши?

- Сто девятнадцать, - спокойно ответила девушка. – Я это все знаю, Марк Львович, и с вами бы встречаться тоже не стала. Вы нам с Кирюшей как старший брат, или может даже как отец, хотя для отца вы еще слишком молодой. Я родителей не помню, нам по четыре года было, когда они умерли, потом по детдомам жили, пока нас на проект не взяли. Но все равно, с братом всегда надеялись, что нас возьмут в семью. Поэтому мы вам всегда будем благодарны, что бы не случилось.

- Спасибо, - кивнул я.

- Мне вот только интересно, - продолжала Даша, - почему Ним в мою сторону вообще не смотрит, а на эту тощую рыжую стерву только что не запрыгивает? Я ей в лицо сказала, чтобы она к нему даже близко не подходила, а она только рассмеялась. Ну что мне делать, а?

Ну что я мог сказать? Излишняя активность Нима была очень натуральной. Даже слишком. Что он там задумал, я у него не спрашивал, но явно Стелла его не как женщина интересовала. Правда, Дашу в этом убедить не удалось, ну и ладно, в ее возрасте переживания полезны, потом будет что вспомнить на старости лет и посмеяться.


Стеллу, казалось, все это совершенно не трогало. Она покончила с обналичкой своих капиталов, явно не всех, и принялась за восстановление заклинания.

- Сто сорок девять… Нет, - с сомнением поглядела она на меня, - сто пятьдесят. Столько мерзавцев мне надо убить, чтобы допитать зародыш. Их, кстати, всего одиннадцать осталось, Марк, если тебе не сложно, верни как-нибудь мне обратно двенадцатый.

- Обязательно, - пообещал я. Обещать – не значит сделать. – Что дальше?

- А дальше нам надо в местную тюрьму.

Как таковой тюрьмы в городе не было – преступность в условиях тотального контроля была почти на нуле. А вот в отдаленном районе, километрах в ста пятидесяти на восток, что-то подобное присутствовало, подземный город для тех из случайно попавших в сети правосудия, кто еще мог выкупиться.

- Здесь у нас сидят убийцы и насильники, - директор этого заведения, высокий смуглый молодой человек, вывел на панель схему четвертого уровня. – Каждый может выкупить свою жизнь за несколько тысяч динаров. Есть те, кто способен это сделать, их я вам не отдам, а есть безнадежные, родных у них нет, или есть, но бедные, так что сотню динаров за голову я с вас возьму. Все равно толку от них мало, работать не любят, а указ великого царя Иштувегу до сих пор действует, приходится их каждый день кормить, поить и пытать. Вам как, чтобы совсем мразь и твари, или так, по мелочи, мелкое хулиганье? Если первых возьмете, еще и скидку дам. Но за жертвенный камень придется доплатить три сотни.

- Хорошо, - согласилась Стелла, а меня, Нима и Кирилла никто не спрашивал особо. Ашши, Даша и Тина остались в городе, не то чтобы мы их не звали с собой, но энтузиазма у них поездка по тюрьмам не вызвала. А вот Кирилл увязался, парню все было интересно. Я в его возрасте таким же был, поэтому не возражал.

Из пятисот заключенных колдунья выбрала сто шестьдесят, с запасом, как пояснила она. Отсчитала шестнадцать тысяч начальнику тюрьмы, кристаллом на предъявителя, выбранных жертв заковали в силовые наручники и приставили к ним двух охранников с карабинами – чтобы преступники сами себя не покалечили раньше времени. Комната, где должны были состояться массовые казни, ничего особенного из себя не представляла, на полу черный параллелепипед высотой в полметра, рядом – отверстие расщепителя, с захватом для тела, два дрона-уборщика на всякий случай, и камеры наблюдения.

Стелла подошла к камню, потянулась, выгибаясь чуть назад, Кирилл восхищенно улыбнулся, а Ним ему подмигнул. Потом колдунья провела рукой вдоль предплечья, и в ней материализовался черный клинок. Знакомая вещица, у меня такие тоже были. И комплектом, и по-отдельности. Милу вот таким же убили. Я слегка напрягся, причем заметил, что Ним тоже сразу стал серьезен. Кирилл только значения этому не придал, для него происходящее просто стало каким-то жутким трэшаком, очередным за последний месяц.

Правда, после третьей жертвы парню стало плохо, он ушел блевать в соседнюю комнату, бледный и даже кое-где зеленоватый, по крайней мере до тех пор, пока Ним не дал ему пинок и Кирилл не вспомнил, что он псион и может контролировать свое состояние. На сороковой жертве он вернулся и мужественно досмотрел казни до конца, видно было, что не нравится это ему, и хорошо – только садиста-маньячилы мне не хватало в команде.

Мы же с Нимом с интересом смотрели, как Стелла прислоняет черное лезвие ко лбу жертвы, резким движением продавливает его внутрь черепа, потом, оставив его так, погружает большие пальцы в глазницы, закрывает глаза и что-то там про себя бормочет. Вытаскивает пальцы из глаз жертвы, очищая их от слизи и крови полотенцем, кладет ладонь правой руки на рукоятку кинжала, а ладонь левой – на грудь преступника, еще чуть бормочет, и потом вытаскивает лезвие обратно. Было отчетливо видно, что красное зернышко возникает где-то в районе локтя, соскальзывает вместе с лезвием в череп жертвы, там набухает, раздваивается, разливается кляксами под глазной впадиной, потом червяком пробирается в сторону сердца, принимая постепенно фиолетовый оттенок, и через ладонь проникает обратно в тело колдуньи.

В каких-то преступниках червяк получался жирным, в каких-то совсем крохотным, как опарыш, но почти везде был результат. Только у четверых ничего не образовалось, красное зернышко просто растворилось, Стелла досадливо морщилась, видимо, эти люди ничего особенного не совершали при жизни. Может, их оговорили, или они думали, что сделали что-то, а на самом деле ничего не было. Мы с Нимом угадывали таких людей еще до того, как они ложились на жертвенный камень, но не всегда, я ошибся два раза, первый, когда принял виновного за невиновного, и второй раз – наоборот. У Арраша осечек не было, а вот Кирилл, включившийся в эту игру, даже попытался вырвать из рук Стеллы милую молодую женщину, практически подростка, рыдающую и уверяющую, что ее оболгали. И мы удерживали его до тех пор, пока он не увидел, какой жирный в ней получился червяк, мерзкий и нажористый. Но все равно, парень нам потом все высказал, и то, что мы невинных не спасли, и то, что мы живодеры.

- Привыкай, - жестко сказал ему Ним. – Тут все преступники, местные технологии позволяют отличить невинного человека от виновного. А когда тебе придется сражаться, те, кого ты будешь убивать, в большинстве случаев будут хорошими людьми. У них наверняка будут дети, или престарелые родители, за которыми они ухаживают, коты или собаки, может даже хомячки, по выходным они наверняка собираются всей семьей и дарят друг другу подарки, помогают незнакомым людям, если те попали в беду, возможно даже, они гораздо лучше тебя. Вся их вина в том, что они на другой стороне, и чем раньше ты это поймешь, чем раньше отучишься ставить эмоции впереди долга, тем лучше.

- И тогда я смогу спокойно убивать любого, кого заблагорассудится, да? – нервно спросил Кирилл. Чуть ли не на грани истерики. – Просто гасить всех направо и налево? Ради удовольствия? Тогда что, я стану идеальным псионом?

- Тогда я тебя убью, - спокойно ответил Ним. – Станешь мразью, я первый отрежу тебе голову. Не все в мире черное и белое, но есть вещи, которые без полутонов.

Мы уже летели к городу, до отправления к конечной цели оставалось несколько часов.

- Стелла, - отвернувшись от надувшегося Кирилла, Ним похлопал колдунью по колену. Фамильярно, и даже как-то нежно. Что интересно, Стелла не возражала, и даже уголок губы у нее вверх пополз, словно она вот чего-то такого только и ждала. – Откуда у тебя этот кинжал?

- Четыреста восемьдесят лет назад, - спокойно ответила та, - у одной колдуньи из другого мира и консула Империи родился мальчик. Мой прапрадед. Этот кинжал передается в нашей семье по сложной схеме, девочка, которая рождается первой, получает его и отдает самой младшей, когда ей исполняется пятьдесят. Не от матери к дочери, я, к примеру, должна была бы отдать его своей троюродной сестре, но возможно, за то время, что меня не было в Империи, родится кто-то еще. Мне он достался от моей тети.

- А как звали эту колдунью? – задал я логичный вопрос.

- Эристе Телачи, - ответила Стелла. – Она вернулась в свой мир, и мы больше ничего о ней не знаем.

Я улыбнулся. У этих Телачи, видимо, садизм в крови.

Ним напустил на себя серьезный вид.

- Стелла Аквилия, - сказал он. – До тех пор, пока мы не появимся в моем мире, никому и ни при каких обстоятельствах не говори, что у тебя есть этот кинжал, и что твоя прапрапрабабка была из семьи Телачи. Наверняка у нее был амулет, или браслет, или что-то, что она вам оставила. Не рассказывай и не показывай никому. Особенно – Ашши. Поняла?

Колдунья кивнула.

- Это очень важно. Кирилл?

- Что? – парень повернулся к нам, я успел заметить, как Ним подсадил ему что-то на шею. И это что-то тут же растворилось.

- Ты как думаешь?

- Думаю, что больше я на это смотреть не хочу, - ответил Кирилл. – Гадкое зрелище. Пусть они преступники, но одно дело – убить, а другое – заставлять мучиться. Так ведь?

- Именно так. Молодец, - улыбнулся Арраш.

Глава 11

Использовать ховер без карт – все равно что без навигатора по пригородным поселкам ездить. Как ни крути, или в шлагбаум уткнешься, или в огороженный участок посреди дороги, занятый трехэтажным новостроем. Но другого выхода пока не было – до цели оставалось сто с лишним километров, слепое пятно не просто так называлось слепым, понаблюдать, что там такое находится, не удавалось, даже запросив спутниковую трансляцию. С орбиты Земли это пятно было серым, словно покрытым плотным слоем облаков. Доступные нам средства наблюдения, вроде дронов, залетая на эту территорию, словно в тумане оказывались, сначала видимость была метров десять-пятнадцать, а потом и вовсе до одного метра падала, а вместе с ней – и сам дрон, прямо на землю, точнее говоря на песок.

- Бесполезно, - хозяин трактира, находящегося в ста метрах от границы пятна, невозмутимо протирал стаканы, ну прям типичный бармен из ковбойских фильмов, - думаете, вы первые, кто ленится ножками топать? На вашем месте я бы и ховер не брал с собой, техника там сбоит, реактор рвануть может. Или вы из одаренных? Тогда может и не рванет. Хотя вот до вас тоже была группа с двумя колдунами, пару дней назад выдвинулась на гравиплатформе, и до сих пор от них ни слуху, ни духу. А хорошие были ребята, молодые. Жить им еще и жить, зачем технике доверились. По старинке надо, ножками, как деды наши ходили, отцы и матери. И дяди с тетями. Далеко не заходить, взять рюкзачок небольшой, набрать, сколько нужно, и принести, надолго ведь хватит, продукт дорогой и редкий, на складах не залеживается, всегда есть спрос. Вот вы, госпожа, я ведь вас помню, уже ходили два или три раза, по-умному, своим ходом. И что? С прибытком вышли, разве не так? Скажите этим олухам, что не терпит Пятно техники, не любит оно ее. Да и с колдовскими штучками там не всегда выживешь, нехорошее место, странное.

- А ты сам-то там был? – Ним отхлебнул из стакана кристально-чистый и очень крепкий напиток с крупинкой тарквиста на дне. – В Пятне?

- Что я, дурак? – бармен даже пальцем у виска покрутил, показывая, какого сорта люди туда суются. – Мне и тут хорошо, пусть монетка малая идет, но все время, и жив до сих пор, а сколько там сгинуло молодых, здоровых и способных, не сосчитать. И все для чего, чтобы серебро это проклятое принести.

- Тарквист.

- И так его называют. Вы, господа хорошие, с виду не бедствуете, может, плюнете на все это и вернетесь домой? Сейчас еще время не то, чтобы соваться в самую нечисть. Вон, - и он показал на светляк, висящий под потолком. – Мигает. А его недавно обновляли, и до Пятна тут еще далеко, оно ведь в центре искажения дает, по границам еще ничего, первые десять километров так почти и не заметите. А все равно, стабильности нет. Три дня назад мигать начал, все сильнее и сильнее. Боюсь, завтра-послезавтра гасить придется, и еще неделю ждать, пока фон стабилизируется. Не убедил я вас? Ну как знаете. Госпожа вон порядок знает, из всего, что принесете, половину выкупает местный тиран. По хорошей цене, может, на пятую долю дешевле, чем сами продадите, зато вокруг и дороги в порядке, и вообще тихо, никто не нападает, считайте, до самой столицы безопасный путь. А тех, кто правила нарушает и старателей грабит, сразу отстреливают. Поэтому никто и не возражает против этих обычаев. Некоторые сразу все сдают, так спокойнее, деньги со счета просто так не отобрать. Тут уж вы сами думайте, если, конечно, решитесь. Но я бы не советовал, добыча, да, побогаче быть может, но и риск совсем другой. А уж на пике фазы только самые отчаянные лезут.

- Марк Львович, - шепнул мне Кирилл. – Это он нас отговаривает или подначивает? На слабо берет?

- Какая разница, - так же тихо ответил я ему, - сам знаешь, зачем туда идем. У нас вариантов-то все равно нет, хотя ты и Даша можете остаться. Там правда опасно может быть.

Парень обиделся, надулся, и какое-то время со мной не разговаривал. А ведь я хороший совет ему дал, колдуны везде в цене, в любом мире, чем вообще думал, когда подростков с собой потащил сюда. Кстати, в том варианте событий, что мне привиделось, их ведь не было. Словно и не существовало никогда.


Еще меня беспокоил тот факт, что кот как в городе пропал, так до сих пор и не появился. В прошлый раз, когда перемещались из мира в мир, он с нами в круге стоял, и мне было бы спокойнее, если бы сейчас он тоже принял участие в нашем мероприятии. На мои попытки позвать его черный дармоед отзывался фырканьем, значит, не пропал окончательно, но и шастать с нами по незнакомым местам не хотел.

- Ладно, поели, попили, собираемся, - я хлопнул ладонью по столу. – Тина, давно хотел тебя убить, но, если Ашши разрешит, можешь остаться здесь.

- Ашши не разрешит, - отозвалась зу Маас-Арди. – И это моя рабыня, хотел ей распоряжаться, нечего было продавать.

Я только головой покачал. Ну и ладно, с момента начала поездки Тень вела себя тише воды, ниже травы, приказы Ашши выполняла беспрекословно, и вроде бы даже они как-то сблизились. Может быть, на почве нелюбви ко мне. Или наоборот – любви. Кто их, женщин, поймет, они сами то себя не понимают.

Ним продемонстрировал пустой стакан, показывая, что в любой момент готов, Ашши отодвинула от себя тарелку с жареной змеей, на моей лежала такая же, когда-то даже не подозревал, что эти пресмыкающиеся такими вкусными могут быть. Кирилл и Даша – те с энтузиазмом вскочили. Стелла посмотрела на бармена, тот кивнул, куда-то ушел, вернулся с небольшим свертком.

- То, что ты оставляла, госпожа.

Рыжая колдунья провела запястьем над пластиной, услужливо поданной трактирщиком, судя по его лицу, и по тому, что до нашего отъезда он беспрестанно кланялся, переведенная сумма была немаленькой.


Прямо перед границей Пятна ховер подал сигнал о том, что впереди опасная зона, активировалась закладка Радомила, все еще надеющегося вернуть имущество назад, но мы ее давно нашли, так что вместо ховера наместник получил по каналам связи нарисованный кукиш. Сможет распечатать и повесить на стенку в рамочке, жадность – это всегда плохо, а искусство - хорошо.

Место впереди было нехорошее, одеты мы были в такт-снаряжение, приобретенное в мидийском городе, а ховер к тому же одарил нас дополнительной броней и вооружением, метателями плазмы, похожими на пистолет. Правда, если здесь все с техникой нехорошо, то и с плазмой тоже будет не очень, но на всякий случай у каждого из нас на поясе такая штука висела. Даже у Тины. Тень подобрала снаряжение по собственному вкусу, не знаю, где она до этого прятала свой кожаный костюмчик, но теперь он снова был на ней. И гогглы, и еще какие-то предметы, развешанные и запрятанные по всему телу. На колдовство воровка не надеялась, и правильно делала, с ее умениями она имела шансов выжить гораздо больше в этом месте, чем обычный колдун.

- А что, - в ответ на мой взгляд пояснила Ашши, - мое имущество, вот я о нем и забочусь. От тебя, дурака, такого бы не дождалась бедная девушка.

Бедная девушка, судя по выражению ее лица, со своей госпожой была полностью согласна. Я эту ее гримаску отлично знал, ждут ани при случае разные неожиданности. Не всегда приятные.


Ним отодвинул Кирилла от панели управления, посмотрел на Стеллу.

- Я никогда дальше тридцати километров не заходила, - сказала та. – Обычный рейд длиной в сутки, десять часов идем до первого пояса, собираем то, что есть, потом возвращаемся. Самые отчаянные уходят на восемьдесят, с ночевкой, до центра остается еще километров тридцать. Сколько слышала о тех, кто хотел туда дойти, никто так и не дошел. Или раньше повернули обратно, или не вернулись вообще.

- Ладно, - рыжий повелитель для вида поводил руками над сенсорами, - пока техника работает, едем. И со схемами поаккуратнее, могут сбоить, или работать не так, как должны. Если кто не понимает разницу, в первом случае плазменный шар взорвется у вас в руках, а во втором вместо него вы получите усыпляющую схему. Я понятно объяснил?

Все, кроме Тины, кивнули.

- Ну и славно, Стелла, давай, садись за пульт рядом с Кириллом.

Мы ехали по пустыне – Пятно, по крайней мере в исследованных местах, было покрыто песком. Барханы и полное отсутствие растительности отлично сочетались с возникающими миражами. Примерно километрах в пяти от границы мы проехали насквозь через селение – оно выглядело как настоящее, за исключением того, что через стены и тела проглядывали все те же песок и барханы. Наверное, из-за того, что солнце только всходило, на улицах селения никого не было, мы задавили всего человек десять, наверное, но те даже не заметили, продолжали заниматься своими делами. Двое с завязанными лицами стояли у открытого окна, ждали, когда их подельники ограбят дом, приличного вида прохожий в соседнем переулке мочился на уличный фонарь, торговка рядом с прилавком обтирала гнилые яблоки и чем-то их подкрашивала – мираж жил своей жизнью, ему было не до нас.

Единственно реальной в этой иллюзии была дорога – ховер летел на высоте нескольких метров, но сканер показывал, что под нами твердая поверхность. Впрочем, и она закончилась вместе с прозрачным поселком.

На панели танка горел значок отсутствия связи, шкала загрузки реактора сначала резко поползла вниз, а потом снова взлетела вверх и стабилизировалась – Ним чертыхнулся, и фактически одел ховер в кокон из еле заметных белых нитей. Первый раз видел, чтобы белые линии колебались, а они дрожали, словно кто-то на них словно на струнах играл. Но пока держались.

- Пока получается, - сказал Ним, проследив мой взгляд. – Не знаю, на сколько хватит, мы вроде километров на тридцать уже продвинулись. Стелла, что вы тут искали?

Непрозрачные конструкции ховера превратились в один большой экран, только сидения и наши вещи остались такими же, как были, казалось, мы сидели в воздухе.

- Вон там, - колдунья показала на какой-то предмет справа от нас, похожий на обломок скалы, - там может быть тарквист. Здесь он в виде вкраплений попадается, но, если камень сделать жидким, остается твердым. И наоборот. Поэтому без способностей здесь кроме как грузы носить делать нечего. Да и с ними все непросто, сам видишь.

- И много из такой глыбы добыть можно?

- Грамм, если повезет – два. Но дальше их больше будет, вполне реально несколько сотен граммов набрать, это если вглубь не идти.

Изображение вокруг нас замерцало, то пропадая, то вновь появляясь, Ним добавил нитям густоты.

- Первый рубеж прошли, - сказала Стелла, когда мы преодолели отметку в тридцать километров. – Пока все гладко идет. А это что там впереди?

Даша одновременно с ней ткнула пальцем в указанном направлении – пригляделся, там на песке стояла гравиплатформа. Видимо, та группа, которая ушла до нас, как раз закончила свое путешествие на первом рубеже. Кирилл изменил вектор движения, мы сделали полукруг, подъезжая к брошенному транспорту.

На первый взгляд платформа была совершенно целой, и даже исправной. Грибок в передней части, служивший пультом управления, функционировал, зарядные кристаллы в боковых держателях были заполнены на две трети, в основании грибка реактор тоже показывал, что полностью готов двигаться дальше. Ящик на платформе, куда, видимо, складывали добычу, был почти пуст, кусочки тарквиста даже не прикрывали дно.

Я выпрыгнул из танка, странно, в нем казалось, что мы двигаемся в плотном тумане, Стелла с Дашей молодцы, глазастые, да и повезло, рядом проходили, а уйди мы метров на тридцать левее, и не нашли бы ничего. Радар ховера упорно показывал, что никаких обьектов рядом нет, хотя в принципе это понятно было, оболочка, которую Ним создал, ухудшала сигнал в обе стороны.

А вот когда оказался снаружи, видимость резко улучшилась, метрах в ста какое-то подобие пелены стояло, но все равно и там можно было при желании что-то разглядеть, хотя бы силуэты. Бархан вон виднелся неподалеку.

- Что скажешь? – Арраш остановился рядом со мной, тоже не вытерпел, вылез. – О, смотри, наши коллеги.

В двадцати метрах от платформы по ходу движения лежали два тела, точнее, два скелета. Одежда практически полностью сохранилась, один из них был одет в обычное тактическое снаряжение, куртка, брюки, ботинки, теперь это свободно болталось на оставшихся костях. На втором было подобие туники с плащом, сапоги на ногах, на шее – амулет с синим кристаллом на черной цепи. но это хозяина не спасло, плоть начисто отсутствовала.

Ним присел на корточки, поводил рукой над останками, потом подцепил осторожно амулет, стянул с мертвеца.

- Интересная штука. Ему уже не понадобится. Видишь кристалл? Внутри искорка, показывает направление, вроде как на центр Пятна. Что же тут такое произошло?

Стелла, присевшая рядом, только головой покачала.

- А ну разойдись, неучи, - раздался голос Ашши. В ховере только близнецы и Тина остались, Даше я строго-настрого приказал следить за воровкой, девушка своей миссией прониклась и выполняла ее на все сто. – Так, что тут у нас? Ну это обычный человек, ничего интересного. При жизни был здоров как бык, только с почками небольшие проблемы, а вот этот в халате – колдун. Дорогуша, дай-ка мне его амулет.

Ним протянул Ашши кулон. Та зажала его между ладонями, что-то едва заметно вспыхнуло. Когда она разжала пальцы, камень внутри амулета изменил цвет на красный.

- Понимаю, милый, что вам, повелителям, ничего не страшно, но тащить такие вещи в ховер – нехорошо. Неужели ты не заметил, что там отложенное срабатывание на смену владельца? Хотя куда там, вот вернемся, расскажу твоему отцу, какой у него сын – олух.

Я внутренне усмехнулся. А ведь когда показывал я ани знак ан Трага, та сказала, что не знает такого, и я практически поверил. Вот ведь умеет себя контролировать. Значит, знакомы они?

Тем временем с руки Ашши соскользнула зелёная змейка, исчезла в черепе, потом проползла по всему скелету, вылезла из тазовых костей и вернулась к хозяйке.

- Смерть наступила около десяти часов назад, моментально, - Ашши довольно улыбнулась, словно этот факт ее обрадовал. – Похоже, второй колдун из группы их всех и убил.

- Всех? – спросил я.

- Конечно, дорогуша. Вон еще четверо валяются, - и она махнула рукой вперед. – Все – пустые, а трактирщик говорил о двух колдунах. А потом их обглодали. Скорее всего – мерцающий жук. Что скажешь, лу Стелла?

- Наверное все так и было, - Стелла нацепила гогглы, почти такие же, как у Тины, и тоже исследовала скелет. – Но я ничего не вижу, плоть словно растворилась. Здесь водятся такие слизни, они совершенно прозрачные, только в специальных очках их видно, да еще маги чувствуют. Эти слизни подселяются к людям, а если те умирают, то пожирают плоть начисто. Размножаются так. Но на самом деле они безобидные, стоит выйти из этой зоны, исчезают, пока человек жив, ничем не вредят. Наверное, это и есть мерцающие жуки, как ты их назвала. Странно, что с колдуном такое вышло, да еще защитный амулет у него был.

- На нас, надеюсь, никто не поселился, - замахал Ним руками, словно смахивая с себя непрошенных гостей, улыбнулся. - Ладно, есть проблема посерьезнее каких-то улиток. Не то чтобы мне это не нравилось, но убийца где-то бродит там, в Пятне, мало ли что ему в голову придет. Что скажешь, Марк?

- Платформу берем с собой, - решил я. – Пригодится, я ее и поведу. Вместе с Кириллом. Пойду впереди вас, кажется, это оборудование устойчивее. Только реактор сброшу, вдруг вразнос пойдет, на кристаллах полсотни километров точно протянет, а при необходимости я их заряжу.

- Ты герой, дорогуша, - иронично заметила Ашши. Протянула мне амулет. – Вот, а то заблудишься, Сусанин.

Кирилл выпрыгнул из ховера, а все остальные туда загрузились. Я вытащил картридж из основания гриба, создал вокруг него сетку нейтрализации – если рванет, мало не покажется, до кварковых батарей тут еще не додумались, но все равно, энергии там дохренища. И спрятал к себе в сумку.

- С Нимом Даша будет в безопасности, - ответил на молчаливый вопрос парня, - а ты мне тут нужен, мало ли что. Ничего не чувствуешь?

- Вроде нет, - Кирилл пожал плечами, - есть какое-то ощущение неправильности.

- Это ядро сбоит, то, о чем Ним говорил. Так что, если будешь схемы создавать, сразу не активируй. Обычное оружие с собой?

Кирилл продемонстрировал пистолет, тот еще, с Земли.

- Отлично. Здесь от пороха давно отказались, полагаются на электронные штучки, а по мне, самое надежное – это химические реакции и физика за девятый класс. Сколько запасных обойм, четыре? Стрелять не разучился? Ладно, поехали, а то наши попутчики волнуются уже. Вставай к грибу, клади руки на утолщение. Чувствуешь платформу? Трогай.

Парень даже улыбнулся, ему вообще любой транспорт нравился, а такой, фантастический по сравнению с тем, что в нашей реальности, и подавно. Платформа плавно тронулась, без реактора она не могла уже взлетать вертикально вверх, все, на что ее хватало – скользить в метре от земли с небольшой скоростью, но и этого вполне было достаточно. Кстати, понял, почему старатели использовали платформы – на открытом пространстве обзору ничего не мешало. Ним тоже понял, и погнал Дашу наверх, на крышу ховера, следить за округой. Я помахал девушке рукой, та в ответ только мрачно улыбнулась, конкурентка-то внутри осталась. Ховер поднялся метров на десять вверх, словно прикрывая нас с Кириллом.

Мы набрали крейсерскую скорость, километров восемьдесят в час, и двинулись к цели.

Глава 12

Ховер сдох на семидесятом километре – реактор пошел в разнос, и его пришлось заглушить. Заряда кристаллов в платформе пока хватало, так что мы взяли наш основной транспорт на буксир – Ним с третьего раза накинул силовую петлю, теперь маленькая машинка выгуливала большую, вставшую на колеса. Скорость резко упала, мы едва держали двадцать километров в час. На предложение перейти на платформу дамы ответили резким отказом, внутри пусть не работающего, но удобного танка им было гораздо приятнее путешествовать.

Схемы сбоили, Кирилл пытался наложить на себя защиту от пыли, которая лезла во все незащищенные места, но получил ожог на обе ладони. Благо, другая схема, создающая щит, пока работала, и хоть была гораздо затратнее, от пыли тоже спасала. Вообще все схемы, обращенные наружу, вели себя непредсказуемо, а вот те, которые внутреннее состояние организма контролировали и изменяли, с ними все было в порядке.

Мы проехали еще через одно поселение, мертвое и реальное – разрушенные здания стояли в ряд вдоль дороги, здесь явно очень давно никто не жил, все, что было сделано не из камня, превратилось в труху и ржавчину. Туман вокруг уплотнился до двадцатиметровой видимости, за ним смутно угадывались обломки, содержащие тарквист. Периодически они возникали на нашем пути, по лицу Стеллы я видел, что жаба душит ее, столько добра валялось вокруг, протяни руку и возьми. Тина сдержаннее себя вела, но и она бы, дай волю, выскочила из транспортера и набрала себе халявного добра. У нас была другая цель.

- Еще несколько километров, - почти шепотом сказала колдунья, но я отлично услышал.

Вообще звуки здесь приобретали особую отчетливость, любой шорох казался чуть ли не грохотом. Вокруг стояла такая тишина, что, казалось, нас окутал не туман, а звукоизоляция.

- Следы, - громко, аж уши могло заложить, произнес Кирилл.

Действительно, наш путь по диагонали пересекали отпечатки чьих-то сандалий.

- Похоже, второй колдун, - Ним тоже вылез на свежий воздух, громко отметив, что внутри ховера атмосфера просто невыносимая, уселся рядом со Стеллой и даже чуть ее приобнял. – Или местный житель. Марк, забьем на пару шиклу? Представляешь, Стелла, Марк лучший спорщик на свете. Однажды он переспорил одного моего приятеля в таком споре, в котором тот всегда всех переспо… в общем, побеждал.

- Что стало с этим приятелем? – проницательно спросила колдунья.

- Умер от неожиданной тяжелой болезни, связанной с нехваткой дыхания. Но моральная травма так и преследовала его до конца жизни, не отпускала. Что это впереди?


Высота стены была метров восемьдесят, не меньше, она выходила из песка и уходила в туман. Я забрался наверх, камни, из которых было сложено это ограждение, своими неровностями только помогали, встал на широкой верхушке – толщиной сооружение было метра три, такое при желании можно прожечь за несколько минут. С другой стороны не было ничего, абсолютная темнота. Словно в темной-претемной комнате без окон выключили свет. Граница между хоть какой-то видимостью и этой тьмой была четкой, до миллиметра ее можно было определить. И шла она по внутренней части стены.

Рассказывать то, что я увидел, остальным не было необходимости, прямо с сетчатки глаза изображение транслировалось на висящий в воздухе экран, так что, когда я слез, мои компаньоны уже спорили. Точнее говоря, спорили Ашши и Ним, а остальные занимались тем, что поддерживали ту или другую сторону. Только Стелла молчала.

- Что думаешь? – спросил я ее.

- Никогда сюда не доходила, но эта стена – желанная добыча для любого старателя. Тарквиста в стенах гораздо больше, чем в обломках, и добывать не так трудно. Трудно отсюда вывезти, сам видишь, ничего не работает. И местные, они просто с ума сходят, когда чувствуют тарквист рядом с живым телом.

- Местные? – Ашши недовольно нахмурилась. Ну да, о таких вещах лучше заранее предупреждать, перед поездкой.

- Сами увидите, - невозмутимо ответила Стелла. – Они не очень опасны, сами – прозрачные, практически бестелесные, но заметить можно. Оружие так себе, наше снаряжение не пробьет, да и не будут они на нас нападать, тарквист-то мы с собой не несем.

Тут она была не права. Тарквист мы несли – в себе, выпивка никуда не делась из организма. И я ощущал, как крохотные частички этого металла прямо-таки покрывают изнутри мой ЖКТ. Хотел было избавиться, это несложно, но махнул рукой, не будут же мифические прозрачные создания из-за такой ерунды на меня кидаться.

Пусть даже дальше придется идти пешком.

Действительно, гравиплатформа тоже практически сдохла и висела над землей почти бесполезным куском технологий и магии. Кристаллы, питавшие фазовую решетку, раскрошились и рассыпались, более-менее целым остался только один, который я специально укрепил, но и он на последнем издыхании уже был. Я чувствовал, что ядро нервно дергается, словно это мышца внутри меня была, и к ней подсоединили электрод. Близнецы чувствовали то же самое, а Даша ко всему – еще и перепугана была, сказала, что на сознание давит что-то.

Относительно неплохо себя чувствовала только Тина, тут отсутствие дара только плюсом было.

- Ваша милость, - подошла она ко мне, пока ее хозяйка лаялась со своим и моим приятелем, может, пойдем направо?

- Почему?

- Следы, которые мы недавно встретили, уходили в этом направлении. Тот колдун явно знал, что делает, значит, где-то тут есть проход.

- Не хочешь сама сходить на разведку?

- Если прикажете. Но, наверное, лучше не разделяться, - по лицу Тины было видно, что даже если прикажу, одна она никуда не пойдет.

- Смысл в твоих словах определенно есть, - кивнул я. – Ашши, Ним, кончайте ругаться.

Шумеры уже перешли на личности, и были на волосок от настоящей ссоры. Похоже, все те противоречия, что были между ними, вот тут и проявились. Но стоило мне их позвать, спор тут же прекратился, словно и не было ничего.

- Тина предлагает пойти по следам, но по мне, незачем всем рисковать. Если проход есть, то недалеко, мы следы видели в пяти километрах отсюда, и шли они под небольшим углом, так что метров сто-двести, может быть, отсюда. Пойду я и Тина, вы остаетесь здесь. Связь работает, если что, на помощь прийти успеете, или по крайней мере отомстите за нас, да?

- Обещаем, - за всех сказала Ашши. – Отомстить.

- Другого я и не ожидал. Тина, пошли.

Воровка кивнула, сжала в ладони рукоять длинного узкого клинка. Так что пришлось ее вперед пропустить.

- Тина, - произнес я, когда мы отошли метров на пятьдесят, наши спутники растворились в тумане, равно как и звуки. – Если у тебя остались ко мне претензии, давай решим это сейчас.

Клинок уперся мне острием в горло. И даже чуть кожу проколол, ровно настолько, насколько я это позволил. Струйку крови пустил для антуража, мне не трудно человеку приятное сделать. К тому же воровка все равно бы ничего не смогла сделать, только бы дернулась, и осталась без мозгов. Обычные схемы в этой зоне сбоили, а вот те, которые на символах эме-галь были основаны, им местные колебания полей были до одного места. Хоть они у меня и слабыми получались, хрупкой женщине много не нужно.

- Даже не знаю, ваша милость, - протянула Тина.

- Сиятельство, - подсказал я ей. – Мой титул теперь к княжескому ближе.

- Вот даже как. Долг за тобой, ваше сиятельство Марк Львович Травин. Долю-то мою ты украл.

Я сделал шаг вперед, позволив стальному лезвию с вкраплениями тарквиста проколоть мне горло и выйти с обратной стороны, Тина пыталась отдернуть руку, но ее ладонь словно приклеилась к рукояти. Вытащить шпагу она тоже не могла, та словно застряла в моем теле, и двигалась только вперед. Охранные амулеты даже не пытались защитить хозяйку, нельзя защитить от того, что не можешь почувствовать. Еще чуть-чуть, и мы стояли на расстоянии ее вытянутой руки, лицом к лицу.

- Теперь послушай меня. Там, куда мы отправляемся, попытка убить ас-ариду карается смертью. Долгой и жестокой. Ты, Тень, жива сейчас только благодаря мне. Захочу, и будешь заживо гнить сто, двести лет, превращаться в слизь, и при этом оставаться в сознании, чувствовать, как отмирает каждая клеточка твоего тела. Или каждый день буду отрезать от тебя по кусочку, пока не останется одна голова. И ты будешь жить, пока я не позволю тебе умереть. Могу придумать еще сотню способов, но в любом случае смерть твоя легкой и быстрой не будет, и никакая Ашши тебя не спасет и не защитит. Хочу, чтобы ты осознала, прочувствовала, что я держу твое сердце в своей ладони. Буквально.

Я поднял руку на уровень лица, чуть сжал пальцы, Тина побледнела. Ну да, аритмия, экстрасистолы – это неприятно. Не смертельно, но когда самый важный орган идет вразнос, заставляет задуматься.

- Прониклась? Молодец. А теперь пойдем. Надо найти следы того, кто тут так хорошо все входы и выходы знает.


- Я не виновна в смерти Милы, - мы прошли примерно с треть километра, Тина молчала, я специально прошел чуть вперед, чтобы она поменьше нервничала, а то нагрузил женщину своими мыслями о преступлениях и наказаниях. И тут прям решила она высказаться. – Хотетовский сразу определил, что она единственная одаренная среди нас. Меня и твоего слугу он вообще трогать не собирался. И если бы слуга не полез…

- Шуш.

- Что?

- Имя у него есть. Парня зовут Шуш, - я остановился, - думаю, Ирий бы тебя убил там же, если бы думал, что ты выдала его сестру. Так что не это главное.

- А что?

- То, что любая попытка предать меня для тебя станет последней. Да, и отрава на меня больше не действует, зря только шпагу свою пачкала. Мы пришли.

Вход был в пяти метрах от нас, так сразу и не обнаружишь, каменный козырек, имитируя поворот стены, скрывал его. Следы подходили к входу с другой стороны, наверное, колдун поплутал какое-то время, пока нашел нужное место.

Лаз находился на высоте двух метров, вполне достаточно, чтобы человек мог подпрыгнуть, подтянуться и забраться в узкую нору. Что я и сделал. Тина осталась снаружи, была мысль пустить ее первой, но, поразмыслив, я решил дать ей надежду – на то, что не вернусь.

Стена внизу была значительно толще, метров десять, не меньше, первую ловушку я встретил практически в метре от входа. Четыре черных камушка с натянутой между ними красной паутиной, даже если увидишь, просто так не протиснуться. Причем установлено препятствие было сравнительно недавно, может быть, пару дней назад. Тому, кто решит пройти дальше, ловушка готовила неприятный сюрприз в виде обрушения прохода, так что не стал рисковать, проверил схемы телепортации, благо их у меня было две – каноническая, от шумеров, и изначальная, в виде клинышка эме-галь. Первая сбоила, угрожая портануть меня вверх или вниз, под землей я оказаться не хотел, там неуютно, поэтому воспользовался вторым вариантом. Да, на большое расстояние с ним не прыгнуть, но мне нужно-то было всего несколько метров преодолеть.

По ту сторону стены меня ждал неприятный сюрприз – если раньше со схемами происходили какие-то непонятки, то теперь они перестали создаваться вовсе. А значит, большей части своего арсенала я был лишен, две надежды – на закорючки изначального языка и на Нима. Еще кот, но тот что-то совсем загулял, отзывался моментально, мол, на проводе, но лично появляться не желал.

Сам туман пропал начисто, стена окружала огромное пространство, она уходила в разные стороны, и где-то в двадцати километрах от этого места смыкалась, на трех сотнях квадратных километров внутри каменной ограды пейзаж немного поменялся – песок сменился травой, кое-где росли кустики, можно было различить остатки строений разной этажности, и это только в зоне прямой видимости. И главное – вдалеке виднелась башня высотой не меньше километра, а над ней висел огромный плазменный шар, заменявший тут солнце.

Повернувшись, чтобы проделать обратный путь, я краем глаза и частью сознания заметил какое-то движение, отбил летевший в меня прозрачный предмет, и энергетическим хлыстом располовинил нападавшего. Просвечивающее тело развалилось, опускаясь на землю, и исчезло. А предмет остался. Я поднял с земли клинок.

Как такового, его видно не было, только силовой каркас, позволяющий по едва заметным искажениям определить, что оружие все-таки существует. Острое, я порезал себе запястье, если бы чуть сильнее нажал, мог бы и кисть отрезать. Огляделся, вроде больше никто не хотел меня прикончить, вот оно какое тут население, о котором Стелла предупреждала, просвечивающее.


- Барахольщицы, - коротко отреагировал на имущество нашей экспедиции Арраш.

К огромному чемодану Ашши добавился тюк Стеллы. И если в ховере эти вещи много места не занимали, то сейчас, в отсутствие транспорта, выглядели устрашающе. Не знаю, когда ани успела встроить в чемодан антиграв, явно не на Земле, и это было очень предусмотрительно, но сейчас он не работал. С баулом Стеллы было проще, она взвалила его на плечо, чуть поморщилась, больше – для вида, лишние пятнадцать кило для одаренного не вес, и готова была идти с ним до конца. А у Ашши такого желания не было.

Зато у нее были близнецы.

- Эй, видите выступы у платформы? – Кирилл с Дашей чуть ли не по стойке смирно встали, дружно кивнули. – Очень аккуратно положили на этот нелеквид мой любимый чемодан, схватились за них и пошли. Марк, так ты башню там нашел? Милый, это так романтично, мы с тобой на высоте птичьего полета. Обязательно заберемся на самую верхушку. А ты что скалишься, дорогуша? Хочешь что-то сказать?

- Нет, что ты, - Ним тут же стал серьезным, даже голову повернул чуть влево, словно увидел что-то важное и теперь рассматривал. – Да, северный ветер, отлично. Будет не так жарко.

- Ты зубы-то мне не заговаривай. Устанут эти хиляки, будешь ты нести мой чемодан.

- А что в нем? – задал я интересующий всех вопрос.

- Много будешь знать, дорогуша, плохо будешь кушать. И спать. И двигаться, - отрезала ани. – Ну что встали, как козы беременные, а ну марш вперед.

Близнецы синхронно вздохнули, и печатая шаг, в ногу зашагали следом за мной. В принципе, могли бы и здесь периметр пересечь, но Ним возжелал посмотреть на ловушку, а точнее – вытащил и присвоил себе черные камушки, для коллекции, как он сам сказал. А потом проделал на месте лаза тоннель диаметром в четыре метра.


На той стороне на нас бросились сразу трое, двух Арраш положил, а одного – Ашши. Хоть обычные схемы и не работали, но вот зеленый хлыст Усмиряющей все так же легко активировался, а прозрачные тела уничтожал просто в ноль. Странно, у меня тоже был такой, но тут почему-то не работал. Так что держался я позади, предоставив алу-кому Маас-Арди расправляться с местным населением. Так было всегда – более цивилизованные нации приходили к менее цивилизованным с огнем и мечом.


- Ты понял, да? – ани обращалась к Ниму, подчеркнуто игнорируя нас. – Тут обычные линии бору резонируют. Схемы от этого и схлопываются.

- Ты – уми, - Ним разглядывал башню, прозрачные клинки он отдал близнецам, поиграться. – Тебе лучше знать, для меня все эти теории – темный лес. Километр в высоту, да? На шар посмотри, сколько там энергии. Могу ручаться, что появился он тут совсем недавно. А башня была, правда, я только изображение ее видел. Она Ас-Эрхана на башни-маяки вдохновила, но сюда он не совался, боялся.

Ашши рассмеялась.

- Ты намного лучше меня знаешь, что Уриш был обычным подражателем. Я-то с ним знакома не была. Только слышала о нем.

- Я тоже близким другом его не был, не то что твой папаша, нун Маас-Арди, - парировал Ним.

- А кто это построил? – Даша ткнула пальцем в башню. – Почему она здесь?

- Отличный вопрос, - Ашши довольно улыбнулась. – Приятно, когда у учеников в голове есть пытливый мозг. Не то что у некоторых. Но лучше тебе Ним обьяснит, потому что я такую штуку в первый раз вижу.

Ним покивал головой, небрежно отмахнувшись от нескольких прозрачных защитников башни, те, соприкоснувшись с белыми искорками, рассыпались в прозрачный же пепел.

- Это – хум-ту, аварийный маяк. Когда в нестабильных мирах перестают работать портальные камни, здесь такое иногда случается, это единственное место, откуда можно перейти в нулевую реальность. Правда, просто так он не заработает, очень много энергии нужно для активации даже обычного хум-ту, тот бывает в виде каменного столбика высотой в несколько метров, и никаких огромных мертвых пятен рядом, максимум – полкилометра. Найти его непросто, но зато и пользоваться ими легче, несколько сильных псионов вполне могут справиться. Тут другое дело, этот просто огромный, поэтому в этом мире теоретически привести в рабочее состояние его просто невозможно. Насколько знаю, башня эта всегда была неактивной.

- Но ведь он работает, - выразила общую мысль Даша.

- Да, и это здорово, иначе как бы мы отсюда выбрались. Так вот, шар над башней – это и есть портал, только без башни к нему не подобраться. По крайней мере, так гласит теория, потому что, опять повторю, стандартный хум-ту это маленький столбик, и с ним все значительно проще. Дотронулся ладонью, и ты в мире-ноль.

- А ты, похоже, спец по нестабильности, да, дорогуша? – Ашши не выглядела счастливой.

- Угу, - Ним кивнул, расчерчивая на земле белыми нитями какую-то сложную схему. – Скажем так, в нестабильном мире нестабильная область, это нестабильность в квадрате. Мой сканер показывает, что пик начнется через три-пять часов. А твой, Марк?

- Через тридцать-сорок.

- Будет два пика, с разницей в сутки - всплеск-откат-всплеск. Что это значит для нас – первый всплеск будет сглаженным, и шансов уйти отсюда будет гораздо больше, потом здесь начнется такое, что пережить будет сложно, башня в этом случае – единственное безопасное место. Следующий всплеск просто чумовой, забросить может куда угодно, галактика большая, но, если в первый раз не получится, рискнем.

- Третьего шанса не будет?

- Ну почему, - Ним пожал плечами. – Зона нестабильности здесь есть всегда, исчезнет, когда реальность войдет в общий поток, это случится нескоро, может, через тысячу лет. А сам портал может и год провисеть, все зависит от развития ситуации. Будем пробовать, другого выхода-то у нас нет. Правда, следующее окно через месяц почти, но если возможность перемещений восстановится, то и портал нам не понадобится, мы просто вернемся в тот мир, из которого сюда пришли – вы в свой, и я в свой. Марк, дай-ка амулет помершего колдуна.

Я протянул ему кулон, он положил его в приготовленную схему, выстрелил белой искоркой прямо в синий камень. Тот вспыхнул, и рассыпался.

- Отлично, - обрадовался чему-то Арраш.

- Объяснишь? – подняла руку Даша. Роль прилежной ученицы ей нравилась.

- Конечно, радость моя, - от такого обращения девушка покраснела. – Это будет наш разведчик, если заметит что-то необычное, предупредит.

Словно иллюстрируя слова Нима, кулон поднялся в воздух и не торопясь, двинулся в сторону башни. А мы двинулись за ним, только чуть в стороне.

- Сначала нам подсунули рассказ о группе искателей, потом гравиплатформу с трупами и амулетом, потом следы, ведущие в нужном направлении, - идя рядом со мной, на эме-галь произнес Ним. - Остается узнать, кто так хочет нас увидеть. А заодно лучше пусть этот незнакомец следит за амулетом, чем за нами.

- Подозреваешь кого-нибудь?

- Доживешь до моих лет, Марк, будешь подозревать всех. Но к этому времени, судя по тому, как ты прогрессируешь, уверен, тебе по большому счету будет на это наплевать. Вот как мне сейчас.

- О чем вы там шепчетесь? – подозрительно посмотрела на нас Ашши.

- О тебе, милая, - широко улыбнулся ей Ним. – Исключительно о тебе.

Глава 13

- Шикарно, - выдохнула Стелла. – Если бы знала, что тут такая красотища, не шлялась по задворкам, сразу пошла сюда. А что, тепло, сухо, эти прозрачные бандиты не пристают, не место, а мечта. И тарквиста тут – на всю жизнь хватит.

Мы находились в нижней части башни – с виду она была тонкая, не толще десяти метров, а внутри – во много раз шире. На площадке, на которой мы стояли, вполне можно было бы разместить футбольное поле, и еще трибуны для зрителей поставить. Потолка как такового не было, колонна в центре уходила вертикально вверх, а вот сама башня, похоже, сужалась на конус, хотя снаружи казалась прямым цилиндром.

Пол канавками был размечен на большие шестиугольники, в центре каждого горел синий камушек. Каждый сам по себе периодически менял оттенок с совсем светлого до темно-фиолетового, отчего на полу появлялись фантастические картины. Пусть их было видно только с высоты, но на то мы и псионы, чтобы не только с уровня глаз все видеть. А еще и с уровня подброшенного куска тарквиста – схеме наблюдения все равно, на что накладываться.

Тарквиста тут было действительно полно, из него, собственно, вся башня и состояла. Прозрачные воины, периодически нападавшие на нас, пока мы продвигались к центральному строению, всего каких-то десять километров по ровной местности, рядом с башней отстали и близко к ней не подходили. Не скажу, что это была приятная часовая прогулка, но пустив амулет почти по прямой, мы свернули к развалинам какого-то дома, а от него в сторону башни шла обычная дорога. И по твердой поверхности передвигаться было куда проще. Правда, на ней мы были как на ладони, щиты не ставились, но тактическую броню, в которую мы были обряжены, наши бестелесные противники пробить не могли, Тина уворачивалась, Ашши уничтожала противников еще на подходе, а нас с Нимом они обходили стороной – Арраш показал, как сделать белый круг защиты, и с пятой попытки у меня получилось. Правда, кое-как и слабенько, но я ведь не повелитель какой-нибудь. Только учусь.

Амулет пока еще путешествовал. Он заглядывал в каждую попадающуюся по дороге достопримечательность, местность вокруг башни была хоть и не плотно, но застроена, передавал нам данные, а заодно отвлекал нашего преследователя, по крайней мере, следов у входа в башню не было.

- Ничего не напоминает? – Ним показал мне на пол, на колонну.

Я кивнул. Ну да, похоже на заброшенный храм, где мы нашли пластины са-гир и кучу безделушек, логично было бы предположить, что и эта центральная колонна тоже таит в себе какие-то ценности.

- А ну, что вы такое видели и где, рассказывайте, - потребовала Ашши.

- Да так, на одной планете, мы там с Марком сражались с чудовищем одним, - Арраш небрежно помахал рукой, - Марк, кстати, его победил. Почти сам. Так мы потом вот в такой колонне нашли всякие мелочи, немного ману, золотишко, побрякушки всякие. Одна наша наемница нашла ни-су, ритуальный браслет, и Марк его за ману выкупил и своей девушке подарил.

Вот не знаю, чем мой сделанный кому-то подарок так Ашши расстроил, она чуть ли не зашипела, услышав это. И сказала, что только такой дебил, как я, мог поменять ману на какой-то ширпотреб. А по мне, так очень миленький браслетик был, и Элике очень понравился. Назначение у него, правда, странное, но раз я никаких ритуалов не проводил, наверное, это просто название. Шумеры любят все ритуальным называть, призрачным или проклятым, и в остальных реальностях такую же моду насадили. Как к чему не прикоснешься, так или проклятый меч, или призрачное серебро. Нет, наоборот.

И кот. Видимо, из-за воздействия тарквиста связь между нами ослабла, отозвался он еле-еле. Недовольно, словно я от какого-то важного дела его оторвал. Чувствую, от еды.

Хотел у Нима спросить насчет браслета, но решил, что сейчас не лучшее время. Тем более в присутствии Ашши, которая моей личной жизнью, похоже, интересовалась гораздо больше, чем собственной.

- Не пойму, - Стелла пыталась скастовать какое-то заклинание, - вроде башня должна быть островком стабильности. но ничего не выходит. Даже хуже стало. Вообще никак.

- Так и должно быть, - Ним поглядел, как Ашши пытается выпустить зеленый хлыст, и ничего у нее не получается, - сейчас мы обычные люди. Я тоже ничего не могу сделать, хотя и немного отличаюсь и от Марка, и от Ашши. И от тебя с близнецами. Кирилл, ты как?

- Странное ощущение, - парень тоже пытался создавать схемы, - я чувствую энергию, но словно забыл, как с ней обращаться. И вообще ничего не работает. Даже вон, гравиплатформа сдохла.

И он кивнул на нашу тележку, валяющуюся у входа. Действительно, стоило нам войти в башню, и силы у нее отказали окончательно, схема моя развалилась.

Ним скромничал. Как минимум несколько белых схем висели на нем, а одна даже над костяшками пальцев светилась, только вот кроме меня их никто не видел. С закорючками эме-галь рыжий сержант-разведчик управлялся гораздо лучше, чем я.

В том месте, о котором упомянул Ним, достаточно было влить немного энергии в камни на полу, и открывался сундук с сокровищами. Арраш чистой энергией делиться не желал, ну и я тоже не стал лезть вперед, мне еще всем этим пси-премудростям учиться и учиться.

Но Ашши мы рассказали, что надо делать с кристаллами в полу, та сначала попробовала сама, а потом и других припрягла, только толку от этого не было.

Камушки меняли цвет сами по себе, энергию в них влить не получалось, колонна оставалась нетронутой. По всей ее поверхности шел красивый орнамент, с вкраплениями символов на эме-гир, которые складывались в какую-то бессмыслицу. На высоте двухсот метров площадка обвивала колонну словно юбочка, и что там дальше – рассмотреть не удавалось.

- Полезем вверх? – спросил я Нима.

Тот покачал головой, разглядывая орнамент настолько увлеченно, словно его больше ничего не интересовало. И даже когда во входной проем начали проникать новые действующие лица, не вздрогнул, и не повернулся.

Первыми в зал вошли двое – один, низенький, смуглый и узкоглазый, в расшитом красными нитями коротком золотом халате, узких темных брюках и мягких тапочках на плоской подошве, и второй, высокий, русоволосый, на вид – истинный ариец, с серьгой в ухе и в обычном такт-костюме, таком же, что и на нас, может быть чуть покруче. Следом за ними по одному забегали бойцы – в шлемах и доспехах звездных штурмовиков, почти таких же, что и у солдат Радомила, только цвет отличался. Был каким-то грязным. Доспехи они нацепили зря – с выключенной батарейкой этот наряд от обычного бронежилета ничем не отличался, силовая броня требовала каркас, и в принципе от него больше ничего и не ждали. Камнем несокрушимые на вид латы не пробить, а чем посолиднее – вполне. Но ничего из солидного здесь не работало.

Поэтому в руках у бойцов были клинки – короткие и изогнутые, похожие на японские вакидзаси. Несколько человек бросились к Кириллу и Даше, оказавшимся ко входу ближе всех, повалили на пол, зафиксировали блестящими стяжками. Остальные окружили нас, их было человек двадцать.

Ханец что-то пробормотал своему арийскому приятелю, тот кивнул, вышел чуть вперед.

А Стелла, наоборот, сделала шаг назад, мне за спину, и я почувствовал, как ее ладонь уперлась мне в позвоночник.

- Родовое заклинание и тут срабатывает, - прошептала она мне на ухо, обдав горячим дыханием. – И теперь тебя, мразь, ничего не спасет.

Да я и сам почувствовал, как чернота с синими прожилками сгустилась у моих лопаток, прямо напротив сердца. Вот гадина, а ведь я ее по тюрьмам возил, словно лучшего друга. Подружку. Да что там, я своих девушек никогда в тюрьмы не звал, а с ней – пошел. Неблагодарная. Особой опасности я не чувствовал, ну попробует, есть у меня секретный щит. И незримый карающий меч.

Тина зашла за спину Ашши, и прижала острие своего клинка к затылку ани. Зу Маас-Арди злобно скривилась, но не двинулась с места.

- Неожиданная встреча, не скажу, что неприятная, - ариец вытянул вперед ладонь, зажег над ней шаровую молнию. Крохотную, да и та почти сразу исчезла. Молодец, у других и того не получалось. – Как видите, наши способности здесь очень ограничены, механизмы не работают, поэтому я привел с собой людей с обычным оружием, которое в этой башне действует превосходно.

- И что вы хотите? - отвлекся от колонны Ним.

- Ничего особенного, - русоволосый помахал рукой, словно мух отгоняя, - некоторое время назад вы убили группу моих людей, нанятых для одного специфического задания. Ценных людей, колдуны тут высоко котируются и за дорого продаются. За поддержку мы должны были получить много денег, но теперь наоборот, заплатим неустойку. Стелла сказала, что вы собираетесь уйти в какой-то другой мир. Сам понимаешь, мы не можем этого допустить, и просто так вас отпустить, нас после этого просто перестанут уважать. Так что вам сейчас предстоит выбрать, как умереть – быстро и безболезненно, или долго и очень сильно мучаясь. Наша общая знакомая настаивала на втором варианте, но я все же могу предложить вам первый. С условием.

- Каким?

- Вот у этого молодого человека, - ариец показал на меня, - есть черный клинок, который пробивает любую защиту. Отдайте его мне. Вам, мертвым, он все равно не будет нужен, а мне пригодится. Я и так неплохой колдун, а с мечом стану еще лучше. И вам хорошо, и мне. Идет?

- Может мы уйдем, куда собирались, и никому не скажем, что ты нас отпустил? – предложил я. – А денег тут вон сколько, целая башня из тарквиста.

Ханец еле заметно улыбнулся, а русоволосый громко расхохотался.

- Нет, - наконец сказал ариец, отсмеявшись. – Все равно кто-то узнает, репутация – важнее всего. К тому же я обещал Стелле. Да, дорогая? Вы ведь ее сердечного друга убили, прямо там, на полянке.

Имперская колдунья недовольно засопела, видимо, вариант быстрой и легкой смерти ее действительно не устраивал. И прижала ладонь плотнее.

- А тарквист, - продолжал русоволосый, - надо еще вынести. Если бы это было так просто, этой башни давно бы не было. Стоит мне хоть крупинку взять с собой, и воздушники не оставят от меня мокрого места. Сюда заходили целые армии, и от них ничего не оставалось, а воздушников становилось больше. Как раз на численность такой армии. Мне, друзья мои, не улыбается вечно тут бегать с прозрачным мечом за такими же искателями сокровищ, как и я. Ну что, договорились? Меч?

- Хорошо, - Ним посмотрел на меня. – Марк, отдай ему эр-шатх.

Крохотный символ на эме-галь зажегся в воздухе, мне даже показалось, что ариец пытается его рассмотреть, что-то он почувствовал, чуть дернул головой, словно сбрасывая наваждение. Ладно, раз Ним просит, чего бы не отдать.

Черный клинок медленно проявлялся в воздухе, сначала только прозрачные контуры, которые стали наливаться серым туманом, уплотнившимся окончательно меньше чем за минуту. Он повис в воздухе перед моим лицом, и я подтолкнул его к русоволосому.

Тот осторожно взял подлетевший меч, сделал несколько взмахов. Улыбнулся.

И рассыпался черным пеплом.

Стелла среагировала мгновенно, выталкивая черную кляксу, и та, пройдя через кожу, начала обволакивать мое сердце нитями. Не только синими, как в прошлый раз, но еще и какими-то грязно-бурыми, от них так и несло гнилью. Паутина растеклась по вовремя выставленному белому кокону. Я только начал поворачиваться, как краем глаза увидел черную фигурку, подскочившую к колдунье и проткнувшую ей голову. От уха до уха.

Ним не стал доставать свой эр-шатх, перекувырнувшись, он впечатал ладонь в ближайшего штурмовика, дробя тому грудную клетку, отобрал у него клинок, и тут же обратным движением оказался перед ханьцем. Тот словно ждал, когда главный, по его мнению, противник обзаведется оружием, коротко поклонился и замер, чуть присев и выставив меч вперед.

Остальные бойцы не нападали, даже те, которые поначалу бросились ко мне и Ашши, остановились и отступили назад. А Тина, наоборот, подошла ко мне поближе.

- Спасибо, - кивнул я ей.

- Сочтемся, Марк Львович, - спокойно ответила Тень, крутанув шпагой в воздухе.

Ханец словно ждал этого, проорав какой-то боевой клич на пиджин, он бросился на Нима. А штурмовики бросились на нас.

Ашши повторила движение Арраша, отобрав клинок у бойца противника, и отражала нападение аж семерых врагов, те нападали слаженно, ани крутилась на месте, но существенного вреда причинить им не могла, доспехи надежно защищали штурмовиков от ранений. Несколько врагов бросились на Тину и на меня, воровка легко ушла с линии нападения, оказавшись у бойцов за спиной, и проткнула одному затылок. Но все равно, силы были неравные.

Ним с ханьцем закрутились в бешенном темпе, им было явно не до нас – мужик в желтом халате определенно знал, как обращаться с мечом.

А я сжал ладонь с появившимся символом, и переместился прямо к Кириллу. Их с Дашей бросили – связанные близнецы, по мнению врага, опасности не представляли.

Кирилл только глаза удивленно распахнул, когда я навалился на него, выдирая пистолет из держателя, перекатился, попав локтем Даше в лоб, приземлился на одно колено, вздернул Глок 34 на уровень груди и нажал на курок, одновременно накладывая крохотные закорючки на патроны.

Выстрел, и голова штурмовика, зашедшего Ашши за спину, разлетелась на куски. Еще один, и второй штурмовик замер, разглядывая дыру у себя в груди. Я повел стволом влево, отстрелив сразу троих, наседавших на Тину, и снова вернулся к Ашши и ее соперникам. Которых сразу стало на четыре меньше. В магазине оставалось двадцать пять патронов, с избытком.

Все их я выпустил за следующие три секунды – пришлось наложить схемку на спусковой механизм, да, обычные конструкты тут не работали, а изначальные – без проблем. Ним вот только почему-то ничем этим не пользовался, фехтуя с ханьцем. Пока я отстреливал его бойцов, смуглолицый коротышка на это даже внимания не обратил, поединок с Аррашем захватил его полностью.

Зато против нас осталось всего двое бойцов, и Ашши, разозлившись и проорав, что это ее добыча, в два счета с ними расправилась, не спасли ни доспехи, ни выучка, ани отбросила клинок и добивала врагов голыми руками. Пока я освобождал Кирилла и Дашу, Ним и ханец сражались. Мы даже успели обойти валяющиеся тела, проверяя, не остался ли кто в живых и здоровых. Здоровых не было, а вот живых обнаружилось аж девять человек, после первых выстрелов я старался не убить, а вывести из строя. Но все эти штурмовики уже никакого вреда принести не могли. так что мы их оттащили к колонне.

Ним что-то выкрикнул, они с ханьцем отпрыгнули друг от друга. Замерли. А потом ханец бросил клинок на пол, опустился на колени, прижался лбом к полу.


- Талант, - Ним отшвырнул клинок в сторону, подошел к противнику, поставил ногу ему на затылок. – Я прям отдохнул душой. Вот идешь по жизни, и все жопа какая-то, а потом встретишь такого человека и понимаешь, что бывают светлые моменты. Что же с ним делать? Убивать жалко, а оставить вот так – он сам себя прирежет. С собой брать не будем, такое сокровище должно быть в каждом мире.

- А подарите его мне, - Тина выступила вперед. – Это Лу Янь, знаменитый мастер меча, я только слышала о нем, и об этом его хозяине, которого Марк убил. Нехороший человек был, богатый, но жадный.

Я кивнул, опускаясь на корточки перед кучкой пепла и осторожно дотрагиваясь до эр-шатха эн Телачи. Проклятье сработало на другом, и теперь он вроде был не опасен. Но все равно, кисть я укутал белыми силовыми нитями, прежде чем взять клинок в руки. С трудом, сине-бурые нити, не проникнув в сердце, постепенно расползались по всему телу.

- Его жизненный путь – служить, а я буду хорошей хозяйкой, - продолжала Тина. – По их обычаям, проигравшего врага можно отдать, и он обязан будет служить. Правда, убить может, но я куда лучше, чем его бывший хозяин. Договоримся.

- А как же новые миры? – спросил Ним, подмигнул ей.

Та фыркнула.

- Зачем они мне. В своем мире я принадлежала клану наемных убийц, потом – княжеской канцелярии, вон, Марк Львович в курсе, а здесь – сначала Радомилу, потом Ашши. Надоело кому-то принадлежать. Теперь я свободна, правда?

- Да, дорогуша, - Ашши кивнула. – Как и договаривались.

- И я не глупее всяких Радомилов, пусть даже у меня нет способностей, - Тина гордо вздернула голову. – Эти, которые остались в живых, мы их подлечим, потом вывезем на платформе, ну не всех, кого получится, а там я как-нибудь сама разберусь в своей жизни. Марк Львович, твое сиятельство, мы квиты?

Я посмотрел на Стеллу. C лужицей крови, вытекшей из обеих ушей. Валяющимся рядом черным клинком. И кивнул. Только сначала всадил колдунье ее же кинжал в затылок, тело выгнулось, глаза раскрылись, Стелла выругалась и умерла, окончательно.

- Значит, ты Радомилу хочешь нос утереть?

- Ну можно и так сказать, - невозмутимо ответила Тень, копаясь в пепле, оставшемся от арийца. Что-то там нашла, колечко какое-то, тут же нацепила на себя. – Но вообще-то я замуж за этого подлеца собираюсь, раньше вроде как не пара была, а теперь он точно не отвертится.

А потом она подошла к стоящему на коленях ханьцу, Ним положил ее руку ему на голову. И вдова Курова, воровка, убийца и отравительница стала хозяйкой мастера клинка в желтом халате и еще почти десятка полумертвых бойцов. Жизнь – штука сложная, она не делает своими хозяевами хороших людей. А делает – ловких и беспринципных. И только смерть расставляет все по своим местам.


Пока Тина отбирала из условно живых тех, кто, по ее мнению, наиболее перспективен в качестве носителей остальных калек, мы занялись колонной. Казалось бы, полтора десятка человек убили, должны быть какие-то мучения и угрызения совести, но их не было. А был таймер, отсчитывающий время до момента перехода, и не было идей, как подняться на километр, чтобы этот переход осуществить.

- Марк. ты как? – Ним бросил в меня несколько символов, - здесь не получится, зараза прилипчивая. Но вроде пока все в равновесии. Нам бы поскорее отсюда свалить, что-то ты выглядишь нехорошо.

Я кивнул. Наложенное заклятье постепенно выжигало мои внутренности. А изначальные схемы их восстанавливали. С одинаковой скоростью, так что жить я еще мог долго, но несчастливо – уж очень болезненными были ощущения. Хотелось их как-то приглушить, но вот не работали изначальные схемы на мне, мертвые ткани – пожалуйста, а как только приживлялись и становились моими, белая защита отступала.

- Может, снаружи заберемся? – предложила Даша. – Там платформа работала. К тому же вон, Тина с ее новыми слугами ее тарквистом зарядили, да еще сверху навалили. Значит, и мы можем. Заберем на время, им-то торопиться некуда.

Ним покачал головой.

- Нет, снаружи не получится. Если смотреть на кристаллы на полу, они каждый момент показывают какой-то символ. Похоже, надо такой же на колонне искать и нажимать. Или ждать, пока нужный загорится. Начнем с нижнего.

Следующий час мы играли в веселую игру угадайку. Нужный символ проявлялся кристаллами самого светлого оттенка, первый образовался примерно через минуту, Ним нажал на такой же на колонне, и появилась первая ступенька – плита шириной в полтора метра и длиной в пять, на ней мы свободно поместились, и разглядывать кристаллы стало проще. А когда поднялись еще выше – то еще легче, надо было только успеть нажать, Даша пропустила момент, и пришлось несколько минут ждать, пока символ повторится. Больше мы ее к этому ответственному действию не допускали.

Не знаю насчет равновесия, но мне становилось хуже, выступил пот, в глазах начало двоиться, Арраш как мог меня подлечивал.

Когда мы поднялись примерно на двести метров, кристаллы внизу стали обновлять изображение чаще, и символы надо было нажимать быстрее. Чем выше мы поднимались, тем быстрее моргало синее поле внизу. Последнюю сотню метров все происходило настолько быстро, что обычный человеческий глаз не заметил бы момента появления нужного символа. Мой –тоже, что-то совсем поплохело, и я в этих играх не участвовал. А другие развлекались, стоило нажать неправильный символ, и плита исчезала, сбрасывая нас на уровень ниже, Ашши так свой чемодан чуть не потеряла, не успей Кирилл его подхватить – лететь бы нам всем вслед за ним.

Последние три ступени только Ним способен был вовремя среагировать, что там мерцает внизу. Ашши могла, но не успевала нажать. Так что без нашего повелителя потоков, боюсь, ничего бы не вышло. Зато на последней ступени нас ждал сюрприз.

Кот.

Он появился вместе с плитой, раздвинувшейся в стороны в площадку практически по размеру башни, которая, правда, на этой высоте сузилась до десятка метров радиусом. Помахал нам хвостом, мол, чего так долго, подошел, обтерся об мои ноги, потом требовательно мяукнул. Пришлось взять его на руки.

Эр-асу – всегда к добру, - глубокомысленно заметил Ним.

Кот чихнул, сморщил мордочку. А потом впитался в меня.

С бурыми нитями эр-асу расправился за несколько секунд – разделившись на миллион крохотных котиков. Ощущения были такие, словно чесались печень, легкие и все остальные органы, но все равно – приятные. Для постороннего наблюдателя это выглядело, словно кот исчез на какое-то время, а потом снова появился у меня на руках, кажется, только Арраш смог заметить, куда тот делся.

- А вы аж порозовели, Марк Львович, - Даша заметила другое. – Лучше стало?

Я кивнул.

- Обязательно хочу такого котика. Где их раздают?

Глава 14

«Внимание, аварийный маяк активирован успешно.»

«Система недоступна. Перемещение будет производиться в ближайшую из доступных реальностей.»

«Производится синхронизация модулей. Группа подтверждена.»

«Сеть реальностей недоступна. Аварийный выброс.»

«Обнаружено несоответствие координат. Вводятся поправки.»

«Производится синхронизация. Координаты и время синхронизированы.»


- И где мы? – Ашши накладывала на себя щиты, воздух в том месте, куда мы попали, был не очень. Не то чтобы совсем плохой, и кислород, и водород в нем были, только азота гораздо меньше. Вместо него был гелий.

Мы кое-как справились. Близнецы, правда, с непривычки заглотнули этой смеси, и потом возмущались тоненькими голосами. Очень смешно было.

А вот какая-то громадная туша, при нашем появлении ломанувшаяся через густые заросли, к веселью не располагала, тут я бы смеяться не стал, весу в ней было не меньше двадцати тонн. Разглядеть удалось только задницу, местный зверек спешно удалялся от нас, проделывая в лесу небольшую просеку.


Переход из нестабильной области нестабильного мира поначалу происходил буднично – следуя подсказкам модуля и под требовательным взглядом кота, я положил обе ладони на выдвинувшуюся панель, в воздухе в полуметре от пола появилась плита из тарквиста, три на три метра. На нее мы все и забрались. После этого яркое плазменное солнце, висевшее над башней, впиталось в центральную колонну, плита по периметру вспыхнула красным, и мы очутились на поляне, заросшей травой по пояс, прямо вместе с этой плитой. Судя по всему, аварийный маяк предусматривал однократную акцию спасения, для одной небольшой группы псионов из нулевого мира, тем, кто опоздал, не светило ничего, в том числе и шаровая молния над башней.

- Поздравляю, зу Маас-Арди, - Ним шутливо поклонился, - мы на Земле.

- Какая это нахрен Земля, дорогуша? – Ашши хлопнула в ладоши, создавая следящую схему, выпустила ее в воздух. – Не помню, чтобы на нашей планете были такие безлюдные пространства. И где спутники, где сеть? Где вообще все и всё?

Небольшая шаровая молния, поднявшись до облаков, показала, что характер растительности в радиусе ста километров не изменяется, а потом пошла выше, пробившись через плотную облачность, и вышла на солнечное место. Правда, дальше десяти километров от поверхности ей пробиться не вышло, магнитное поле уничтожило сгусток энергии, но то, что надо, мы увидели.

В облачной пелене зияли прогалины, через которые отлично просматривалась земля, и вся она была не заселена.

- Может, это не мир-ноль? – Ашши проявляла чудеса догадливости.

- Тепло, - отозвался я.

- Ты перегрелся, милый? По мне, так тут холодрыга жуткая. Терпеть не могу такую погоду.

- Игра такая, - с погодой было все в порядке, шумерская принцесса просто капризничала. - Если начинаешь угадывать, я говорю – теплее. Если ошибаешься – холоднее.

- Похоже эта штука, которую рыжая дура в тебя запустила, сильно долбанула по твоим мозгам, - отметила ани. – Эй вы, двое, следите за чемоданом. Случится с ним что, я из вас обед сделаю. А то в этом месте, похоже, пожрать-то нечего, стейк сбежал.

Кирилл с Дашей переглянулись, и вцепились в ручки чемодана. Сколько раз пытался определить, что там внутри, ни разу не получилось, сначала не пробиться было через охранные заклинания, наложенные самой Ашши, а потом Ним еще добавил своих, так что даже в башне чемодан надежно хранил свою тайну. Вот и сейчас, когда только перенеслись, Ашши первым делом наложила схему скрытности на свое имущество. Я даже представить не мог, что такого ценного в нашем мире есть, чего нужно тащить в другие реальности. Наоборот – да, наладил бы канал поставки всяких чудес.

Ним довольно щурился, глядя на проглядывающее солнце, и гладил кота. Тот, похоже, отсутствием цивилизации не был огорчен, еду вообще ел исключительно потому, что так было нужно и приятно, а при ее отсутствии вполне обходился белыми искорками. Йогокот.

Ани подошла и врезала рыжему подзатыльник. И ведь она его младше, вроде бы, а ведет Арраш себя с ней, словно пацан.

- Спрашиваю тебя, Ним, в последний и окончательный раз, где мы, - отчеканила зу Маас-Арди. – Понятно, этот дикарь с его дурацкими туземными играми может и не знать, но ты-то точно знаешь. Говори.

- Мы на Земле, Ашши, - Ним потёр затылок, - но не в мире-ноль. А в минус первом.

Ани посмотрела на него как на идиота. Сначала. А потом задумалась. Ним тем временем развел руки, и земля на краю поляны начала проседать. Она словно раздвигалась, обнажая то, что было спрятано под ней. Край воронки колыхался, то поднимался вверх, то резко уходил вниз, словно помпа качала твердую породу, но через несколько минут все успокоилось. Мы с близнецами осторожно подошли к провалу.

На глубине виднелось что-то темное и плоское. И квадратное. И на этой плоскости стоял шар.

- Ничего не напоминает? – Ним подошел сзади, похлопал меня по плечу. – Пойдем, спустимся. А вы, ребята, ждите здесь, приглядите за уми, а то что-то она в себя погрузилась слишком сильно, застрять может.

Ашши действительно стояла задумчивая и растерянная, такой я ее еще не видел.

Внизу к абсолютно гладкой поверхности шара шли канавки, от впадин.

- Перенос всегда осуществляется к местам пересечения энергетических потоков, - туманно обьяснил Ним. – Раз Эреш-кигаль соорудила аварийные башни, то и выбрасывают они людей рядом с узлами ее храмов. Есть три варианта, или мы как-то связываемся с нашими через маяк, сигнал он способен послать, только вот не хотелось бы заранее объявлять себя живым, мало ли что тут за это время произошло. Можно связаться с твоими друзьями из местных, помнишь, тот чиновник из пограничного мира, он вроде как чуть ли не в любви тебе признавался. Или сначала воспользуемся порталом, наверняка он ведет в ближайший храм, а там, возможно, разживемся чем-нибудь полезным.

Я достал из кармана карточку, на черном фоне выделялись четыре серебряных квадрата, повертел в руках.

- Что-то пока не хочется себя обнаруживать.

- Правильно. Смотри, помнишь, в прошлый раз в плиту были вплавлены кристаллы? Сейчас их нет, но и без них можно обойтись. Хотя парочка у меня завалялась.

И он достал два красных кругляшка. Вздохнув, я достал два таких же, башням Уриша они точно больше не пригодятся. Мы вставили камни в углубления, Ашши, вроде пришедшая в себя, оттащила любопытных близнецов от края ямы, кот, фыркнув, отошел сам. Энергия потекла от одного камня к другому, замыкаясь в квадрат, потом по диагоналям к шару. И мы с Нимом рванули через пространство.


Пустой светлый зал, где мы очутились, явно кем-то часто использовался, и в последний раз совсем недавно – перед большим черным шаром на гранитном постаменте лежал маленький букетик свежих цветов. Вокруг ни пылинки, робот-уборщик проскользнул около стены, вычищая и без того сияющий пол.

- Какие идеи, Марк? – Ним с интересом разглядывал шар. – Смотри, он словно отполирован вручную, видишь еле заметные бороздки? Такие только обычный инструмент оставляет. Так что там твой модуль говорит?

Модуль, а точнее, браслет через модуль установил связь с зондами, и обменивался информацией. Пока сроки примерно совпадали, время тут отстало всего на несколько недель. С момента нашего отлета ни один носитель шумеров в Солнечной системе этого мира не появлялся, но это не значит, что жизнь здесь текла еле-еле. Примерно через месяц после того, как мы с командой приняли роды на Луне и свалили дальше в космическое путешествие, начался большой исход. Через портал ушли несколько дисков, вернулись с парой огромных транспортов, судя по информационному обмену, Землю покинули почти все члены секты. Осталось не больше нескольких десятков человек – в основном тех, с кем не особо считались. Еще через некоторое время в систему входили несколько кораблей, повисели над планетой и свалили.

- Наверняка это связано с активацией храма на Оранжевой, - Арраш положил руку на шар, погладил. – Теплый. Внутри кристалл, энергии почти не осталось, надо подзарядить. Эй, малыш, иди сюда.

Детская мордашка. несмело выглядывающая из-за угла, спряталась, а потом на свет появились две девочки.

- Ой, кто это? – взвизгнула одна, побольше.

Кот вовремя появился, как он такие моменты подгадывает, загадка.

- Эр-асу, - Ним присел на корточки, погладил кота, тот чихнул. Девочки захихикали, Ним достал что-то из кармана, протянул детям. На конфеты похоже. Малышки тут же выхватили из руки сладости, запихнули в рот, зачавкали.

- Вы здесь одни?

Девочки переглянулись и синхронно закрутили головами. Сладости и кот их интересовали куда больше, чем странные взрослые.

А кот тем временем важно подошел к шару, потерся об него боком, постепенно сливаясь с камнем, и неожиданно растворился в нем.

- Что тут происходит? – раздался скрипучий голос, и из бокового коридора в зале появилась женщина. Старуха. Узнала меня сразу, вот ведь память, никакого Альцгеймера в ее возрасте. – Ты.

Узловатый палец ткнулся мне в грудь.

- Что тебе надо, чужестранец?

Я не успел ответить, шар окутался голубоватым сиянием, по поверхности побежали золотистые искры, складываясь в глобус. Изображения континентов, знакомые еще со школы, завертелись вокруг оси, потом притормозили, остановились, и красная точка зажглась в районе Антарктиды.

Старуха больше не смотрела на меня, она плюхнулась перед постаментом, пытаясь одновременно обнять глобус руками и кланяться, получалось у нее плохо, но старательно.

- Благодать Тринадцатой осенила нас, - старуха наконец оторвалась от шара, встала на ноги, она даже выглядеть стала лучше, словно помолодела. – Наконец-то это случилось. Теперь вы должны уйти, только посвященным место в храме.

- Желание, - напомнил я ей, и заслужил презрительный взгляд. – Нам нужен внутрисистемник, и желательно поновее. Не навсегда, потом верну. Обещаю.


В диск, а я из оставшихся на Земле пяти выбрал самый большой, поместились все, и мы с Нимом, и Ашши с чемоданом, и близнецы. Все, кроме кота – тот как залез в шар, так пока больше и не появлялся, и что тревожило меня, не отзывался. Может быть, стоило подождать его возле шара, но после того, как глобус показал наше местонахождение, камень опять стал камнем, только крохотная оранжевая искорка осталась гореть в нескольких сантиметрах над ним, возбудив старуху настолько, что оставаться рядом с ней было опасно.

Стартовали с Южного полюса, диску не требовался космодром, он легко преодолел атмосферу и рванул к порталу, дорога до нужной нам точки в пространстве занимала около двух часов.


- Значит, минус один, - Ашши была недовольна. Ей вообще не нравился тот факт, что ее собственный мир – всего лишь производная от настоящего, хотя, как ни странно, она его особо не оспаривала. – Чушь какая-то. Может, мы в виртуальном стимуляторе?

Пока мы перемещались в пустоте, Ним показал целый фильм об этом мире – и про пластилиновых к-рангов, и про ящеров, и про то, как они вместе уживаются. Ну не то чтобы полноценный фильм, скорее видеоряд, разбавленный его собственными комментариями. Пришлось и мне включиться, рассказать про Союз, про внешние, пограничный и внутренние миры, и про местных богов.

- Так что наши боги – они из этого мира.

- И Наргал? – уточнила ани.

- Он здесь Десятый, - подтвердил я.

Ашши задумалась, и пока я объяснял близнецам, как к-ранги пожирют органику, и чем их лучше убить, не проронила ни слова. Достала кристалл, повертела в руках, снова убрала.

- Значит, твой отец не врал, - вдруг сказала она. Не мне, Ниму.

Тот кивнул.

- А мой отец знал?

Еще один кивок.

- И старый нун Громеш?

Ним, похоже, кивал уже просто так.

- Вот уроды, - в сердцах хлопнула ладонью по панели Ашши. – Козлы старые. От родной дочери скрыл, сволочь. Чувствую, быть мне скоро сиротой. Дорогуша, ты уж постарайся, расскажи мне все подробно. А то я тебе отрежу что-нибудь и прилеплю совсем в другом месте, я могу, ты меня давно знаешь. Расскажешь, все равно отрежу, но уже не тебе.


Пока шумерская знать собачилась и делилась знаниями, а детдомовцы с периферийной реальности впитывали в себя информацию, словно губки, я, воспользовавшись передышкой, занялся своими делами.

Судя по отчетам, пришедшим от портала, торговля чамби процветала. Мы с моим партнером Рурри богатели первые два месяца, а потом Рурри не стало – не в том смысле, что он умер, а в том, что у меня появился другой партнер, анонимный, тоже, как и я, гражданин Союза, вот только рангом пожиже. Видимо, торговца просто оттерли от продажи стратегического товара. Если бы смогли, наверное, со мной сделали бы то же самое, но граждан Союза второго ранга просто так не кинешь. А теперь-то вообще непонятно какого, что эти четыре квадрата значат, я только догадывался. Хранитель мне полное гражданство обещал, может оно и есть.

Отдельной проблемой были послания Лмейта из Службы контроля. Сначала истеричные – клан Ари пытался полностью блокировать поставку моего бухла в центральные миры, потом – наоборот, самодовольные, хеис решил проблему с помощью другого клана, примерно такого же по крутости, и требовал себе увеличенную долю. Ну и наконец, он посчитал, что раз я молчу, а деньги со счетов не уходят, то со мной точно что-то случилось, и тут уже послания приняли грустный характер. В одном он даже сказал, что будет сожалеть о моей смерти. Хороший человек. Хоть и жадный. Правда, одно из последних посланий поставило меня в тупик – новый партнер полностью рассчитался с Лмейтом. Вот интересно, кто этот щедрый за мой счёт незнакомец. И умный – насчёт анонимности я даже не озаботился, не узнал, как сделать, а он узнал и сделал.

Решил пока не торопить события, надо сначала со своими делами разобраться. Пусть шумеры отжимают одну систему за другой, но мою им трогать не следует – мало того, что она транзитная, а значит, самая ценная, я вообще неохотно со своим имуществом расстаюсь. К тому же, предстояло еще решить вопрос со всякого рода предателями, женоубийцами и прочими недостойными людьми.

Пришлось отвлечься, прозвучало имя Стеллы, Ашши и Ним спорили, стоит ли возвращать семье Телачи мой теперь уже черный кинжал. Этот мультиреальный мир словно сговорился, каждый разевал рот на мой мед. Так, кажется, в поговорке. Ничего, зу Уриш еще покажет всяким любителям чужого добра, где их место. И вообще, мне было любопытно, как мы допустили шпиона в свои ряды, и кто это допустил. Прямо об этом Нима спросил, а то все как-то упускал этот момент.

- Случайность, - пожал тот плечами. – Забрали с собой на всякий случай, мало ли пригодилась бы. Правда, она почти сразу раскрылась. Пыталась Тину на свою сторону переманить, давила своим имперским происхождением, обещала много чего. Но твоя рыжая подружка с головой дружит, выбрала правильную сторону. А потом как по пословице – держи друга близко, а врага еще ближе. Ну и любопытно было, что за родовое заклинание у них такое, у Телачи. С синей смертью редко какой псион умеет работать, это как сапер, который только один раз ошибается.

- Когда выбирает профессию, - машинально сказал я.

- Угу. Есть схемы, которые лучше никогда не использовать, потому что в конечном счете они взбрыкнут, и от их владельца ничего не останется. Ну если только пепел черный. Или фиолетовый. Еще желтый бывает, но я только раз такое наблюдал, и то со стороны. Короче, ты же сам видел, что за садистку мы приютили, не предала нас, пришлось бы ее прикончить прямо там, в башне. Таких лучше за спиной не оставлять, мир чище будет. Но об этом потом, смотри, мы уже на месте.


Действительно, диск скорректировал курс и начал кружиться вокруг портала. Я достал из несуществующего кармана черную карточку, положил на панель, прикрыл ладонью. Над панелью появился список систем, в которые я мог отправиться. Поискал Оранжевую, ее в перечне доступных систем ожидаемо не было, блок кроме меня никто снять не смог бы. Зато можно было посетить мир Рурри, а уже оттуда на носителе переместиться на мою планету, наверняка освоение скопления идет полным ходом.

Только я собирался это сделать, чего тянуть-то, как символы эме-галь заморгали, и перечень из трехсот тысяч звездных систем, содержащийся в одиннадцати меняющихся знаках, исчез. Зато появилась надпись на местном языке.

- Что эти закорючки значат? – недовольно проворчала Ашши.

- Я переведу, - Ним подмигнул близнецам, которые спрашивать не стали, но на ответ очень надеялись. – Здесь говорится, что хеис Уриш, полный гражданин Союза, должен немедленно явиться к хранителю Третьего.

- Полный гражданин Союза? – во взгляде Ашши что-то изменилось. Как бы не в худшую сторону. – Ты мне не говорил. Что это такое?

Похоже, Ним выложил Ашши не все, что знал обо мне. Но все равно, тот факт, что меня обсуждали, и возможно – не раз, слегка подбешивал.

- Полный гражданин это практически энгун, - твердо заявил я. – Не чета всяким зу. Не будете слушаться, сдам службе контроля, там сплошь мои дружбаны.

Презрительное выражение лица Ашши показывало, на каком не существующем у нее месте она такие службы вертела. К ани не только вернулись все ее способности, пропавшие в башне, похоже, ядро у шумерской принцессы подросло, и этот факт добавил ей самоуверенности. Близнецы тоже почувствовали, как сила воздействия, им доступная, увеличилась. Не сразу после перехода, а вот сейчас. Но их больше интересовал портал, перед которым мы висели, чем мой местный статус. Зрелище и вправду завораживающее, когда в первый раз смотришь, эдакое синевато-красное кольцо дыма, которое в космос выпустил неведомый гигантский курильщик.

- Звездные врата, - уверенно заявил Кирилл. – Я такие в сериалах видел, проходишь, и оказываешься на другом конце вселенной. Где захочешь. Там еще цифры надо совмещать. И выбирать, в какую вселенную отправиться. Но они в сериалах все придурки, лезут без подготовки.

- Так и есть, - подтвердил Ним, - мы не такие, мы – всегда готовы. Вот только вот вариантов тут, похоже, не много, да, Марк? Летим в пограничный мир?

Словно в ответ на его вопрос, портал выбросил белый жгут, подхватил нас, и втянул в красное мерцающее кольцо.

Глава 15

Как говорится, один в один.

Всё та же звезда земного типа, на орбитах – никуда не девшиеся пять планет, из которых две ближайшие к светилу были обитаемы. Близнецы с восторгом разглядывали изображения городов, уходящих ввысь на километры, Ашши больше интересовалась, какого хрена нас сюда занесло вместо того, чтобы сразу отправиться на Оранжевую, о которой мы ей все уши прожужжали. Похоже, без кухни под рукой, ани постепенно превращалась в брюзгу. Так и сказал, за что огреб какой-то неопасной, но очень болезненной зеленой кляксой по лбу.

На этот раз обошлось одним кораблём досмотра, с Лмейтом я связался сразу, как только мы вышли из портала. И из своих немаленьких доходов немного поделился, в качестве премии. Так что прибывший на досмотр псион был настроен благодушно. И даже обрадовался, увидев меня живым и здоровым.

- Хеис Уриш, - церемонно поклонился он. Сопровождения на этот раз не было, у двух давно не видевших друг друга деловых партнеров есть что обсудить наедине, с глазу на глаз, если такое вообще возможно в продвинутой цивилизации. – Рад видеть тебя в пограничном мире. И твоих спутников. Порядки ты знаешь, на планету можем допустить только тебя.

Я протянул Ллмейту черную карточку, тот взял ее бережно, зажал в ладонях.

- Хеис аис, - он произнес эти слова, смакуя, словно очень дорогое вино. Или мой чамби. – Полный гражданин. Позволь, я введу изменения в систему доступа. Размер отступных за товар сразу изменится, думаю, и ты, и твой загадочный партнёр будут довольны. Теперь твои спутники могут без ограничений спускаться на планеты, рекомендую вторую, там есть отличные места для отдыха, помню, один из вас там уже был. И мой друг из центральных миров, представляющий клан Тиа, наш самый крупный покупатель во внутренних мирах и очень могущественный во внешних, пожелал с тобой встретиться, так что, если вы задержитесь здесь хотя бы на несколько дней, мы успеем все вопросы решить.

- Мне еще в храм надо, - сказал я. – К хранителю.

Лмейт поперхнулся, но тут же пришел в себя.

- Да, конечно. Это – в первую очередь.

- И нам тоже бы туда, - Ним сделал шажок вперед, привлекая внимание.

- Хотите получить карту жителя Союза? Не получится, - хеис помотал головой. – Тут центральный храм ордена Восемнадцати, только для тех, у кого уже карта есть и требует подтверждения. Обычные люди проходят тестирование во внешних мирах. Вот если бы вы были одаренные…

Вместо ответа Ним зажег крохотного светляка над ладонью.

Лмейт кивнул, посмотрел на меня.

- Отлично, Марк. Если одаренный из твоего клана, это поднимет и твой уровень тоже, хотя дальше уже некуда, прости. Но лучше бы ты привез того человека, который охрану Ари раскидал, здоровый такой, тоже мог получить бы гражданство как минимум четвёртого ранга. Хотя любой одаренный ценится на вес того чудесного металла, который лежит в сумках у этих двух юных слуг. Значит, вас двое?

Я кивнул в сторону Ашши и близнецов. Ну да, ребята вместе с чемоданом притащили тарквист в рюкзаках, килограммом больше, или десятью, подумаешь, мелочи какие. Не уходить же из башни с пустыми руками.

- Этот день я запомню навсегда, - пообещал местный чиновник, с любовью разглядывая светляки над ладонями троих псионов, - четверо новых граждан, кому рассказать, не поверят. Хеис Уриш, ты должен еще кое-что для меня сделать. Скажи, что в твоём захолустье есть хесе.

Мы посмеялись. Все вместе. Особенно Ним хохотал, Лмейт даже взглянул на него с неудовольствием, мол, самый слабый здесь, а ржет громче всех.

- Нет, хесе у меня нет, - успокоил я чиновника. – Иначе ты бы с другим главой клана разговаривал.

- Странные у вас обычаи, в центральных мирах хесе не вмешиваются в дела простых одаренных, - озадаченно сказал Лмейт, - случай с кланом Ари – исключительный. Но у вас все не как у людей. Допуск я оформил, можете двигаться к станции подхвата, а оттуда на планету к храму. Как освободишься, обязательно свяжись со мной. Готовы?

Даша с Кириллом готовы были отправиться в храм хоть сейчас, ну да, столько новых впечатлений за короткое время. А вот Ашши раздумывала.

- Будешь из клана Уриш, - подмигнул я ей. – На время.

- Знаешь, дорогуша, я, пожалуй, соглашусь, - неожиданно сказала ани. – Интересно даже, чем это закончится.


Когда едешь в чужую страну, всегда сначала надо изучить местные обычаи. Это избавляет от многих проблем. Вот если бы я знал, что достаточно поручительства местного гражданина, пусть даже не полного, чтобы другие одаренные получили подтвержденный статус, раскрутил ещё в мире Рурри кого-нибудь из местных. Так нет ведь, я, как честный эмигрант, проделал длинный путь через одиннадцать звездных систем, сражался с к-рангами и чинил звездные порталы, изучал историю вторжения и пытался проникнуться ненавистью к захватчикам. Причем последнее было самым легким, если учесть их пищевые пристрастия.

Ним, Ашши и близнецы, стоило мне положить на столбик рядом со служителем храма свою карточку, квадраты на которой состыковались в один, поблекли и почти слились с фоном, тут же были отправлены на процедуру проверки. С близнецами все было понятно, у них выпытали информацию про нашу техногенную отсталую реальность, наградили двумя полосками на двоих, без всяких дополнительных условий. Новоиспеченные граждане первого ранга разглядывали карточки друг друга, проделывали те же фокусы, как и я когда-то – оставляли и отходили, сжигали, прятали и создавали дубликаты. Дети еще, пусть даже слишком рано повзрослевшие.

Ним слегка задержался, как шепнул мне служитель в белом халате с розовым пояском, возникли сложности, степень одаренности была слишком низкой даже для первого ранга. Но потом Арраш исправился, смог даже что-то такое сделать выдающееся, после целого цирка с надуванием щек, раздуванием ядра и неумелым жульничеством, так что и ему выдали карту – тоже с одной полоской, только потоньше, чем у близнецов.

Ашши посидела в кресле буквально минуту, служитель, низко кланяясь, пригласил ее к началу лабиринта, претендентке на третий, а может даже четвёртый ранг предстоял долгий путь к центру. Мне-то было проще, я видел и мог прочитать символы эме-галь, а вот Усмиряющей оставалось доверять только своему чутью.

- Я помню тебя, хеис аис, - служитель стоял рядом, глядя, как ани уверенно продвигается по спирали. – Хранитель примет тебя, когда твои люди закончат ритуал. Надеюсь, все пройдет нормально.

Только он это сказал, на том месте, куда только что наступила Ашши, сверкнула вспышка. Я дернулся, но служитель попридержал меня. В принципе, правильно, спешить смысла не было, равно как и не было самой Ашши. Зу Маас-Арди уже стояла возле центральной колонны и что-то там рассматривала.

- Марк, - вдруг заорала она. На таком расстоянии ее было отлично слышно. – Я понимаю, что тут написано. Правда, только одно слово. Тут написано «выход».

Я похлопал в ладоши. Ним покачал головой, картинно прикрыл глаза.

Брюнетка в ответ помахала нам одной рукой, показала фак другой, присела на корточки и стала водить пальцем по полу, зеленые искры вперемешку с красными стекали с ее пальцев.

- Что она делает? – смотрителю было интересно.

Мне тоже.

Сияющих белым символов эме-галь, нанесённых на пол и периодически вспыхивающих, Ашши не видела напрочь – но, видимо, чувствовала, что они есть, потому что старательно их обходила. Она создавала рядом с золотой колонной схему изменения вокруг изначальных схем. Кажется, ее замысел я понял.

- Она собирается утащить центральную колонну, - объяснил я человеку в халате.

Смотритель посмотрел на меня как на чокнутого. И я был с ним полностью согласен, нафига здесь любому человеку столько золота? Ну сожмет она этот столб в сотню раз, уменьшит вес до носибельных величин, а дальше что? Металл этот в галактике присутствует в избытке, равно как и любой другой стабильный химический элемент небольшой атомной массы, бери перерабатывающий блок, ставь на старательский бот, держи курс на пояс астероидов внутри орбит планет и потом хоть купайся в желтом металле. Есть способы сделать его жидким при комнатной температуре, только плотность никуда не денется, так что ощущения не самые приятные.

Под конец создания схемы зу Маас-Арди уже на коленках ползала, допитывая последние узлы. У обычного человека хотя бы пот на лбу выступил, а этой хоть бы хны.

- Готовьтесь, олухи, - закричала она.

Близнецы вздрогнули. Размер будущей ноши они уже оценили.

Ашши хлопнула ладонью по полу.

Красная сетка наползла на колонну, чуть отступила от поверхности, вверх выстрелили зеленые нити.

Вся эта конструкция сжалась, давя на обьект.

На колонне зажегся одинокий белый символ, покраснел. Я прочитал его и заржал.

Даже в кратком переводе изложение на русском языке занимало бы страницу мелкого текста. На эме-галь описывались умственные способности Ашши, предположения, как она к ста тридцати семи годам умудрилась настолько отупеть, правила обращения с имуществом храма, и предостережение всем, кто решит последовать ее примеру.

Впрочем, остерегаться было поздно, колонна словно лопнула, раздаваясь вширь и выкидывая Ашши за пределы лабиринта. И тут же на столбике появилась карточка. Черная с двумя полосами.

- Какого хрена? – Ашши ничуть не смутилась, подхватила свою карточку и сравнивала с моей, абсолютно черной. – Чего это я второго ранга, а ты полный. Полный дебил. А ты чего скалишься, придурок?

Служитель быстро стал серьезным. Поклонился.

- Прошу прощения, хеис. Ты всегда можешь вернуться и попробовать пройти ритуал еще раз.

- Если я вернусь, то только с полным крылом носителей, - мстительно пообещала ани. – Не знаешь, что это такое, дорогуша? Эта такие штуки, которая разнесут тебя, твой храм и твою планету на крохотные кусочки. Такие же крохотные, как твой мозг. Прямо на атомы.

- Она шутит, - поспешил успокоить Ним служителя. – На самом деле, сами носители не так уж и опасны, вот боевые станции с деструкторами – да, могут. Понадобится шесть штук, на синхронизацию масс может уйти несколько часов. Другой вопрос, кто ей разрешит такое сделать. Это же уничтожение населённой планеты, только глава клана может отдать приказ.

Служитель кивнул, чуть побледнев, вопросительно посмотрел на меня. Ну да, я же здесь главный.

- Чтобы увидеть хранителя, мне надо снова дойти до колонны? – решил я отвлечь беднягу от грустных мыслей о судьбе его планеты.

Тот покачал головой, показал взглядом на очерченный рядом со столбиком круг.


Мы с Ашши отошли чуть в сторону, в принципе, если захотели бы, нас не услышали и совсем рядом, но тут какое-то подобие приватности было.

- Вам с близнецами лучше вернуться на станцию, - попросил я ани.

- Хорошо, - почти вся дурашливость мигом слетела с Ашши. – Тебе точно не нужна поддержка, дорогуша? Этот тип в халатике подозрительно выглядит, как бы не изнасиловал тебя, пока нас нет.

- Думаю, что буду увереннее себя чувствовать, если вы будете хоть в какой-то безопасности.

- Расслабься, милый, уверена, у тебя все получится, - когда Ашши не ругалась, не ехидничала и не пыталась командовать – а обычно это происходило в разных сочетаниях, а то и одновременно, она становилась очень милой. – Эй, охламоны, идите сюда. Повторим схемы телепортации. Ним, за мной!


Мы со служителем ждали, когда фигурки рыжего парня, ребят и с виду молодой, но такой взрослой женщины исчезнут, еще через несколько минут Ним дал мне знать, что они на станции подскока, и при необходимости захватят ее, в чём я почти не сомневался.

- Я готов.

Мужик в белом халате с розовым пояском улыбнулся, положил ладонь на столбик. И перед входом в храм засиял красный портальный круг. В котором возник еще один – белоснежный.


Золотые столбы все так же опирались на золотой пол, уходя в высь, золотой трон, с золотыми ступенями никуда не делся, металл все также приятно холодил, но в отличие от прошлого раза, мои способности никуда не исчезли. Приглушились, это да, но все еще были со мной. Так что продрогшим я себя не чувствовал. Молодой парень в золотом балахоне сиял гораздо меньше – и от этого почти сливался с окружающим интерьером. Модуль просканировал локацию, порадовал меня сообщением, что мы находимся вне зоны доступа системы, и что экстренная эвакуация невозможна, и перешел в ждущий режим. Но к этому я уже привык, мой внутренний паразит постоянно чего-то ждал вместо того, чтобы делать.

Хранитель показал на пол, сам уселся, скрестив ноги, потом похлопал по золотой плите, вызывая все тот же низенький столик из белого камня, год прошел, а мебель у них не поменялась.

– Странное совпадение, Марк Уриш, - не поздоровавшись, начал он. – Стоило тебе появиться в системе Отступницы, как ее храмы активировались. Проснулись алтари, ящеры-мутанты бросили работу и службу и теперь торчат в этих храмах, словно чего-то ждут.

Я пожал плечами, уселся на пол напротив хозяина этого места.

- Не знаю, что произошло, энси, - сказал совершенно честно. – Я только передал то, что ты просил. Но это было давно.

Хранитель повел рукой, возле нас появилась знакомая белоснежная стена. Все те же десять черных плиток, и восемь серых.

- Тринадцатая так и не появилась, - энси внимательно смотрел на меня, а я взглянул на плитки. С непереводимыми надписями.

На шестнадцати плитках.

А вот на двух – я мог прочитать то, что написано. Не нужно было вглядываться, написанное отпечаталось у меня в голове, так что мимолетного взгляда было достаточно.

- Но ты выполнил договор, и я выполнил свое обещание, полный гражданин Марк Уриш. Теперь тебе доступны центральные миры, слышал, одна твоя спутница пыталась даже взорвать храм?

В принципе, вопрос-то был риторический, но я оторвался по-полной. За холодный пол, пустой разговор и просто так. Рассказал энси, как Ашши проходила ритуал, пыталась украсть колонну, как ее вышвырнуло из храма и как она чуть было не обрела, а потом потеряла способность понимать эме-галь. Если считать умение определять один-единственный знак за знание всего языка. И как близнецы радовались первому рангу.

Минут пять хранитель кивал, улыбался, переспрашивал.

- У меня столько времени, Марк, что ты не можешь и вообразить. Тут оно вообще не течет, - подмигнул он мне, когда я чуть выдохся.

Стало немного стыдно. Действительно, если он тратит мое время впустую, почему я поступаю так же?

- Зачем вам Тринадцатая? – в лоб задал я вопрос хранителю.

- Посмотри на плитки, - тут же ответил он. Без раздумий, - пусть одни из них черные, а другие – серые, в принципе они одинаковые. Никого из богов здесь нет. Мы сотню тысяч лет призываем десятерых, и без толку. Храмы работают, ранги присваиваются, некоторые одарённые получают знание древнего языка, но и только. Мы чувствуем слабые отклики, но это не та связь, которая должна быть между хранителем и его господином. Ни один ритуал вызова не сработал.

- Так может, их и нет вовсе? – спросил я.

- Может быть, - кивнул хранитель. – Но нам хотелось бы хотя бы одного, который действительно есть. Мир не может жить без присмотра, в постоянном ожидании катастрофы. Я не говорю о к-рангах, с ними вообще история запутанная, но случись что, и нам придётся плохо. Внешние миры словно застыли и не развиваются, но в центральных должно было быть все иначе, выходцы оттуда должны были достичь запредельных высот, уничтожить захватчиков и не дать захватить галактику, нанести ответный удар. Так задумали те древние, которые остались. Ничего не получилось, вместо развития хеис аис пытаются делить между собой галактику, не понимая, что она слишком велика для них.

- Вы ничего не можете сделать? – кивнул я головой.

- Можем, - слегка обиделся энси. – Система гражданства отбирает одаренных по всей галактике, и дает доступ в центральные миры, но за столько тысяч лет поток одаренных иссяк практически полностью. Какое-то развитие идет, через храмы мы можем поощрять людей, давать какой-то стимул. Но не можем одарять, понимаешь разницу? Только древние могут сделать из обычного человека – одаренного. Вот как сделали из тебя. Мы, хранители, не можем. Тринадцатая – может.

- А остальные семнадцать? Или хотя бы те семь, что ушли с Отступницей?

Хранитель пожал плечами.

- Возможно. Но в галактике есть храмы только двух древних – Первого и Тринадцатой, до других галактик мы пока не добрались, и доберемся ли вообще - вопрос. Храмы Первого ты видел, когда проходил тест на одарённость, считается, что они принадлежат всем Восемнадцати. Места поклонения Тринадцатой ты нашел. Другие древние оставили после себя только алтари активации в внутреннем центральном мире, где иногда один из хесе становится одним из нас. И, к тому же, мы оказались правы, когда поставили на нее. Смотри.

В воздухе появилось изображение каменного зала с высокими сводами и колонной посредине. На полу, занимая примерно три четверти зала, сидели ящеры, а в свободной четверти на помосте стоял каменный шар.

- Это произошло буквально несколько часов назад, - прокомментировал хранитель. – Вот сейчас увидишь.

Шар засветился голубым цветом, по его поверхности пробежали белые искры, складываясь в символы древнего языка, замелькали так быстро, что отследить их стало почти невозможно, белые росчерки начали темнеть, постепенно становясь черными, и с шара на пол стек черный кот. Мой кот. Оглядел уткнувшихся мордами в пол мутантов, важно прошелся вдоль ряда чешуйчатых макушек, небрежно мяукнул и исчез.

- Ее тварь, - раздался женский голос за моей спиной.

Я оглянулся – девушка в такой же золотой одежде равнодушно смотрела на изображение.

- Не все хотят, чтобы Тринадцатая вернулась, - энси сжал ладонь в кулак, изображение исчезло. – Хранительница Девятой недолюбливает Отступницу.

- Она нас бросила, - девушка села рядом с нами. – Прости. Продолжай.

- Марк, договор есть договор, ты его исполнил, и нам, в принципе, больше нечего тебе предложить, - хранитель Третьего посмотрел на девушку, энси и энси синхронно кивнули. – Я не могу сделать тебя хесе, им надо родиться, а в дела центральных миров мы не вмешиваемся напрямую, доступ туда нам почти закрыт. Поэтому я не смогу и повлиять на других хесе, если они вдруг решат тебе отомстить за смерть одного из них. Будь настороже.

- Хорошо.

- Мы можем только просить. Когда ты снова получишь возможность передать послание, просто расскажи, что ты здесь видел, и то, о чем мы говорили.

Я улыбнулся.

- Обязательно, - пообещал двум энси.

Парень и девушка синхронно кивнули, и я снова очутился возле заснеженного храма.

Служитель куда-то ушел, видимо, доверял мне, да и брать-то было нечего, кроме многострадальной колонны. Других посетителей не наблюдалось, и я медленным шагом направился к портальной площадке. Мог бы телепортироваться, но приятно было просто идти по похрустывающему снегу, подставить лицо прохладному воздуху и лучам местного солнца, пробивающимся сквозь облака чуть выше линии горизонта. Редкие следы через каждые двести метров показывали, какое расстояние близнецам удавалось преодолеть за раз. Неплохой результат для юных Видящих.

Связался с Нимом, они ждали меня на станции подскока, Лмейт пока не отзывался, видимо, впечатлений ему хватило надолго. Или у начальства получал плюшки за пятерых потенциальных жителей центральных миров.

Оставалось ждать. И решить, что делать дальше.

Обещать – не значит жениться, не думаю, что энси поверили моей решимости.

Символы на плитке Тринадцатой никакого особого смысла не несли, только информацию – список систем, где сохранялись ее храмы, настоящие. Около трех сотен на всю галактику, негусто.

Послание на плитке Первого было куда короче. Состояло из одной закорючки, и предназначалось именно мне, и никому другому.

«Помни».

Глава 16

Я родился уже после того, как американцы свернули лунную программу и уничтожили «Скайлэб» - станцию, с которой последние пять «Аполлонов» стартовали к спутнику Земли. Но сигналы станции, уведённой в межпланетное пространство с помощью последней ракеты «Сатурн», ловили до двухтысячных, когда она скрылась где-то в поясе астероидов, так что в детстве у меня была возможность помечтать о космосе.

Обычным людям казалось, еще десять-двадцать лет, ну тридцать, и человечество полетит к звездам. По официальной версии - не полетело, да и не до звёзд людям было в девяностые и начале двухтысячных, других проблем хватало, кризис за кризисом. Но все равно, морально я к этому был готов. Поэтому, когда попал в нулевую реальность, к тому факту, что люди живут на других планетах, отнесся совершенно спокойно. Не так уж эти планеты и отличаются, взглянешь на ночное небо, и видишь только звезды Млечного пути, расстояние до других галактик слишком велико, чтобы различать еще и какие-то детали в них.

Планета первого круга, куда мы попали, звездным небом была обделена – по тем данным, что удалось получить, весь центральный мир представлял собой небольшое, окружённое барьером непонятной природы, шаровое звёздное скопление, состоящее из двух слоёв, разделённых горячей газовой мембраной. Искусственное происхождение скопления было практически очевидным, не могла природа так равномерно расставить звездные системы. Двенадцать миров внешнего слоя находились четко в вершинах воображаемого икосаэдра, а в центре внутренней газовой сферы находился главный центральный мир, куда и мне, и остальным полным гражданам, не говоря уж о ранговых и прочих, доступ был закрыт. Вот эти двенадцать звезд, не считая центральную, которая выглядела как туманность, периодически на небе и возникали, а дальше шел барьер, через который практически не пробивалось никакое излучение. Но все же модуль почему-то считал, что мы находимся в мире «минус один», только где конкретно, он тоже сказать не мог. Но перемещаться из этой точки не советовал категорически.

Ним был с моим модулем полностью согласен, более того, даже пытаться не советовал. И что-то мне подсказывало, хотя я и модулю, и Ниму не доверял совершенно, что в этом вопросе они правы.

Возможно, мы были на расстоянии вытянутой руки от Оранжевой, может быть – совсем в другой галактике, кланы, если и знали, где расположены их планеты, этой информацией ни с кем не делились. А спросить больше не у кого было.

Хеис Лмейт не преувеличивал могущество местных правящих семей – каждой принадлежала собственная планета одной из звёздных систем внешнего уровня. Все эти владения обладали отличным климатом, океанами, островами и прочими атрибутами райской жизни. Планеты тоже кто-то бережно расставил вокруг каждой звезды – восемь штук на одной орбите, все на одинаковом удалении от светила. А на ближней к звезде орбите крутились два ее компаньона, коричневых карлика, с температурой поверхности в пятьсот градусов. Еще существовал пояс астероидов, наверное, в качестве ресурсной базы. На мой взгляд, эти миры больше были похожи на бункер, куда в случае опасности должны спрятаться самые ценные люди галактики, чтобы пережидать катаклизмы, купаясь в океанах и роскоши.

Существование как под копирку сделанных звездных систем в ту концепцию мира, к которой я привык, вообще никак не вписывалось. Ну да, можно изменить рельеф планеты, ее атмосферу, забросать ледяными астероидами, отчего на ней появится вода, даже немного изменить орбиту, направив на неё массивное космическое тело, но вот так расставить каменные шарики вокруг одного огненного и двух почти погасших, чтобы звездная система не пошла в разнос под действием сил гравитации, а потом соединить это с остальными одиннадцатью, выровнять скорости, бережно поместить тринадцатую систему в центр, уравнять гравитационные силы, это было из области даже по шумерским меркам фантастики. Если местные достигли такого уровня цивилизации, по моему мнению, всей шумерской артиллерии ловить здесь было нечего.

Девяносто шесть кланов управляли таким же количеством планет центральных миров. При численности населения, к примеру, на той, на которой мы очутились, под сотню миллионов человек, получался почти десяток миллиардов.

Стоило еще учесть, что, хотя эти миллиарды по отношению к общей численности населения галактики как капля в банке воды были, но управление развитыми звездными системами и союзами систем велось именно отсюда – только хеис аис, полные граждане, способные понимать изначальный язык эме-галь, могли управлять порталами. Закрывать их, например, с помощью приборчика, который мне прислали из клана Ари, или, наоборот, открывать. Чёрная карточка полного доступа к порталам не давала, иначе я бы похулиганил от души, но возможность такую теоретически предоставляла.


Портальные залы были расположены во всех населенных пунктах пограничного мира, естественно, каждый из них принадлежал какому-то клану, и вёл на клановую планету, даже мне, полнейшему гражданину, чужим порталом воспользоваться бы не удалось без разрешения его хозяев. Но, думаю, есть наверняка способы, как это сделать, заведу знакомства, пообщаюсь, налажу контакты, а потом буду шастать сюда, когда хочу, и куда захочу. И если захочу, что-то все эти цивилизации одинаковы, нет чтобы что-то новое придумать, а то стандартный набор – выпивка, девочки, игры, пляжи и покурить, с поправкой на технологии и магию. Причём сам сидел, голову ломал, вот что бы я такое тут устроил необычного, и ничего не придумал. Ашши, прознав про мои страдания, только по руке похлопала.

- Дорогуша, - сказала она, - люди везде одинаковы, и нужно им одно и то же. Расслабься, и получай удовольствие. Посмотри, какая рядом с тобой девушка, ты все нос воротишь, а Ним её уведёт.

- Надеюсь, - мы как раз добрались до порталов, и занимали свои места, Даша ходила за рыжим сержантом-повелителем как приклеенная, и я все ждал, когда же Ниму это надоест. – Отличная пара, ты не находишь?

Ашши привычно посоветовала мне самому поискать у себя ум, на всякий случай, вдруг обнаружится, и обиженно отвернулась.

Вещей, кроме чемодана Ашши, с которым она почему-то категорически не хотела отправляться в неизвестные дали, у нас почти не было, его решили оставить, и это обрадовало близнецов, пожалуй, больше, чем само путешествие по неведомым мирам. Свои рюкзачки с тарквистом они тоже оставили, Лмейт настойчиво посоветовал не брать с собой такой ценный груз. А дать ему время найти хорошего покупателя, который сделает из бедных близняшек первого ранга принца и принцессу. Нескольких дней казалось достаточно для небольшой туристической поездки, стазис-камеры хранения были при каждом пункте отправления, поэтому в новом мире мы оказались налегке.

В большом зале, где, кроме нас, находилась ещё сотня людей, мы уселись в удобные кресла, подождали, пока сигнальные светильники моргнут десять раз, встали и вышли непонятно где. Я пытался подсмотреть принцип действия этих порталов, но ничего не получилось. Понял только одно, к тем, что висели в космосе, они никакого отношения не имели.

- Вас ждут, - Лмейт показал на высокого человека в красной тунике и сандалиях, сидевшего прямо на полу. – И старайтесь общаться словами, здесь принято все делать так же, как это делают обычные люди. Ты – уже полный гражданин, можешь остаться здесь на столько дней, на сколько захочешь, но твои спутники еще год будут на временном положении, поэтому им нужно вернуться обратно в пограничный мир – в течение восемнадцати суток.

- Нас ждут? А тебя? Ты что, собрался меня бросить?

Лмейт невозмутимо покачал головой, мол, работа, дела, государственная служба, дела с тарквистом надо уладить. И распрощался. Ушёл обратно в зал переноса, вроде как проводил, сдал с рук на руки, и свалил.

- Младший надзиратель клана Тиа, - человек на полу даже не сделал попыток подняться, пришлось подойти к нему поближе, люди обходили его метров за десять, косясь на знак, висящий над его головой, - а ты, полагаю, хеис Уриш?

Я кивнул.

Встречающий легко вскочил.

- Этот пункт перехода, - как-то с ленцой произнёс он, - один для всех тех, кто хочет посетить планету. Вы же - личные гости клана Тиа, я провожу вас к внутреннему порталу, который ведёт в промежуточную зону. Это недалеко, следуйте за мной.

И пошёл куда-то, не оборачиваясь. Вроде как был уверен, что мы должны за ним были идти, хоть и невежливо с его стороны было так поступать, но я только головой покачал, мол, потом воспитаем, и мы тоже двинулись. Встречающий шел не торопясь, гордо выпрямившись, и было от чего – столько одаренных я давно не видел в одном месте. От портального зала, а точнее, от окружённого колоннами здания с куполом, расходились в разные стороны движущиеся дорожки, любые пси-воздействия тут блокировались, не то чтобы очень эффективно, но определённые сложности бы возникли. И в нашем направлении, и навстречу передвигались кучки псионов разной степени одарённости, на мой взгляд, слабенькие, примерно таким же я был, когда из боярского мира обратно в мир-ноль перенёсся. Это если с самыми сильными сравнивать.

Местные псионы смеялись, шутили над чем-то, может быть даже над нами, одеты они были разномастно, отличный показатель развитой цивилизации, когда удобство ставится перед формой, даже практически голые встречались, и судя по реакции остальных, это было в порядке вещей. Я в своей жизни тоже много голых людей повидал, а вот близнецы краснели.

Видимо, мы попали в какое-то подобие транспортного узла, жилых строений вокруг не было, но по обеим сторонам дороги стояли большие павильоны, где людей кормили. Причём кормили тоже псионы, до такой степени доходил уровень обслуживания, что даже официанты, и те были одарённые.

- Мы торопимся, - предупредил наш чичероне в красной тунике, идя не по движущемуся тротуару, а сбоку, по траве, - если вы голодны, лучше принимать пищу в промежуточной зоне, там есть специальные заведения для чужестранцев. Наша еда вам может не понравиться.

Из павильона, мимо которого мы проезжали, вышла девушка в свободной простыне на голое тело, в руках у неё был кулёк.

А в нем – ну точно пончики, жареные, посыпанные чем-то красным сверху, но этот запах я точно узнаю везде.

- Он прав, дорогуша, - Ашши поморщилась, - жареное тесто в жидком масле, это отвратительно. Я видела, как в твоём мире это уплетают за обе щеки, бедную сеньору Гомеш от них как раз и разнесло. Надеюсь, ты не из таких? Эй, ты, в красной скатерти на босу ногу, я хочу есть, так что веди нас быстрее в свою зону.

Провожающий кивнул, но шаг не прибавил.

- Я его придушу, - тихо, но так, чтобы все слышали, сказала зу Маас-Арди. На месте провожатого я бы уже писал завещание, а тот нет, как ни в чём не бывало топал в только ему известном направлении.


Движущаяся дорожка утыкалась прямо в красную пирамиду, провожатый, не оборачиваясь, прошёл через рамку, светящуюся красно-синим, и исчез, нам ничего не оставалось, как последовать за ним. Этот портал был понятнее, работал на обычных схемах, даже я такой смог бы соорудить. Да что там, любой Усмиряющий смог бы, если схему изучил. По презрительному выражению лица Ашши было понятно, что в местной магии она немного разочарована.

Сразу после арки безымянный младший надзиратель клана наконец-то соизволил повернуться к нам лицом.

- Хеис эсс Тиа, - и он нарисовал в воздухе символ, обозначающий конкретного человека, - не сможет тебя принять, клан Тиа могущественный и древний, тебя примет шестой советник младшей главы семьи. Жди, это произойдёт через два или три дня.

- Совсем обслуга распоясалась, - Ашши, небрежно разрушив какую-то сложную защитную схему, опутывавшую хама, сильно пнула надзирателя в бок ногой, отчего тот грохнулся на землю, но быстро вскочил, выставил ладонь с динамическим щитом, - ты, похоже, бессмертным себя считаешь. Глава клана Уриш прибыл на вашу нищую планетку, потому что кто-то из вашего клана умолял о встрече.

Возле нас появились несколько псионов с атакующими схемами, я снова убедился, что с подготовкой тут что-то неладное творится. Мало того, что схемы были статичными, так ещё и создавали их с запасом, вот как близнецы в первые недели. Если все скопом накинутся, может, мне одному и не совладать, но я-то не один.

Из ладони младшего надзирателя вылетела блестящая оранжевая сеть, окутала Ашши и тут же исчезла, Усмиряющая даже отмахиваться не стала.

Младший надзиратель тут же поклонился. Не мне – ани. Группа поддержки отступила, но схем не развеяла.

- Прости, госпожа, я должен получить инструкции. А пока клан Тиа думает, как принять дорогих гостей, вы можете поселиться где угодно. В зоне есть жилые дома. Можете занять любой.

- Этот идиот думает, что мы будем спать в чужих загаженных кроватях? – возмутилась ани.

- На то он и идиот, чтобы так думать, - раздался голос, буквально из воздуха появился человек в строгом местном костюме – обтягивающих штанах и подобии кафтана с двумя висюльками. – Пошёл вон.

Младшего надзирателя ветром сдуло. В буквальном смысле, незнакомец едва рукой шевельнул, и не назвавшего себя служителя клана вынесло наружу вместе с частью пассажиров. Этот псион был действительно силен. И не только я это понял, Ним вздохнул, чуть разведя руки в стороны, а Ашши приготовила что-то настолько убойное, что близнецы спрятались мне за спину.

- Третий советник Канг, - новопоявившийся начертил в воздухе символ, обозначавший его имя и статус на общем. – Младшая глава клана ждет вас через два общих часа в своей резиденции, если хотите, мы немного прогуляемся до личного портала семьи. Устрою вам небольшую экскурсию по этому месту. Уверяю, вам понравится.

- Я готова, дорогуша, - Ашши тут же подхватила его под руку, потащила к выходу, - обожаю новые места. Эй, Марк, милый, хеис Канг покажет нам, где тут исключительные граждане второго ранга покупают самые дорогие вещи. Раз я в твоем клане, готовься.

Ним рассмеялся, похлопал меня по спине, и понимающе покачал головой.

Меня же беспокоили две вещи.

Почему перестал откликаться кот – вот стоило нам в центральный мир попасть, и как отрезало.

И почему модуль, предупредив о невозможности переноса, тоже затих и на попытки его вызвать грудой сообщений не забрасывал.

На всякий случай проверил мечи и прочее имущество – с этим все было в порядке, что только усиливало беспокойство. Одно дело, когда не работает все, можно списать на кратковременный глюк, а другое, когда выборочно.


Промежуточная зона означала всего лишь очередной транспортный хаб, только уже с жителями и всем тем, что показывают путешественникам – торговлей, едой и развлечениями. Насколько я успел понять, случайных людей на планете почти не было, поэтому покупать, есть и развлекаться мы должны были наравне с местными и гостями из пограничного мира.

Строения в промежуточной зоне стояли хаотично, но вот людские потоки были организованы. Сюда явно прибывали не только за тем, чтобы зайти ещё в один портал и отправиться в ещё один транспортный узел, тут для кого-то и пункт прибытия был.

На небольшой улочке мы зашли отведать местной еды, не знаю, почему, но видимо, обычаи у людей, где бы они не находились, в каком бы мире не жили, схожи. И процесс приготовления пищи у африканских племен и в элитном ресторане примерно одинаков, свежие продукты подвергают термической обработке. Это если не считать едой то, что называют молекулярной кухней. Центральные миры не были исключением, тут тоже варили, жарили и пекли. Но большая часть работников сферы питания никаким даром не обладала, или тщательно это скрывала. Точнее говоря, и тут одаренным тут был только один человек, который проводил нас на крышу.

Не церемонясь, я прямо спросил об этом у третьего советника.

Вопрос, видимо, был бестактным, советник морщился, глядя, как близнецы уминают уже четвертую порцию каких-то осьминогов, но ответил. Тем более что, похоже, секретом это не было.

На планетах жили не десять, а почти сорок миллиардов человек. Одаренных на каждой было едва ли по две- три сотни тысяч, и число это хоть и колебалось постепенно, но в качество не переходило. Да, поначалу здесь селились только хеис, которые плодили себе подобных, да еще поток эмигрантов увеличивал их численность. Потом поток превратился в тоненький ручеек, а через десяток тысяч лет и вовсе иссяк, население во внешних мирах мутировало, приспосабливаясь к изменяющимся условиям, людей с нетронутой генетикой почти не осталось. На самих планетах тоже евгеникой особо не заморачивались, так что людей с даром рождалось все меньше и меньше, срабатывало правило, о котором говорила Ашши – третий ребёнок, считай, шел в брак, как и последующие. Поначалу от них не пытались избавиться, как-никак, родственники, потом, когда таких стало много, было уже поздно.

Порталы, доставляющие людей в центральные миры из пограничного и обратно, пропускали только одаренных. Подпространственные двигатели в этих мирах не работали. Простые люди охотно пользовались благами цивилизации, уехать, кроме как на соседнюю планету, или в ещё одну такую же звёздную систему, не могли, из-за этого всего особых стимулов у населения к миграции не было. Так что на планете жили небольшая кучка одарённых и огромная куча тех, кто даром не обладал. Галактическая экспансия в итоге для отдельного индивидуума свелась к жизни на одной планете.

Как раз по этой причине старшего главы клана не было на месте, одарённые могли шастать из своих мирков в огромную вселенную, и этим постоянно пользовались. Гораздо интереснее вершить судьбы звёздных империй, чем разбираться в дрязгах запертых на планете обычных людей, которые считают тебя своим родственником и постоянно что-то требуют.


- Теперь ты понимаешь, почему мы заинтересованы в тебе, - подытожил советник, - местное население практически не работает, желания нет, и необходимости тоже, вот эти милые люди – приятное исключение. А остальные сидят в виртуальных мирах, в основном совершенно бесполезных, едят и пьют. Так что ты треть их потребностей своим чамби обеспечиваешь. Кстати, вот и он.

Местный халдей притащил каменный кувшинчик, где плескалось не больше половины литра моего экспортного напитка. Поставил дымчатые плошечки, разлил по чуть-чуть и низко кланяясь, убежал. Узнав цену, я присвистнул, накручивали в сотню раз.

Кирилл под строгим взглядом Даши пить отказался, а вот Ашши попробовала. Сначала скривилась, и уже готова была выплюнуть на стол, но потом вдруг замерла.

- Марк, это твое? – отобрав кувшинчик, она прикончила его в одиночку и заказала второй. – Дорогуша, только не говори, что ты сам это придумал. Нет? Украл? Уверена, что да. Впрочем, все равно отлично получилось. Вместо шиклу за обучение этих недотеп ты до конца жизни будешь обеспечивать меня этим напитком.

- Твоей жизни или моей? – уточнил я.

- Это мы еще обсудим, милый. Но постановка вопроса мне понравилась.

- Не соглашайся, Марк, ани очень много пьёт, - тихо, на ухо, но так, чтобы Ашши услышала, прошептал Ним.

За что получил стандартный подзатыльник.

Советник недовольно поморщился, по его представлениям, настоящие хеис не должны были себя так вести.

- Если вы закончили, - начал он. – То…

- Конечно, дорогуша, - Ашши вскочила, потянула советника за собой, - пойдем, проведаем твою младшую главу. Скажи, а настоящий глава семьи – он какой? А то я давно мечтаю о новом спутнике жизни.

Советник растерянно посмотрела на меня, я только руками развел, мол, а что тут поделаешь, сам ее боюсь. И поэтому надеюсь, что кто-нибудь ее себе заберёт. Вот хотя бы глава семьи хеис эсс Тиа. Или сам Канг, слишком он румяный и довольный.

Глава 17

Личная резиденция младшей главы клана Тиа расположилась на северном полюсе. На планетах в этом месте находился остров. У всех – одинаковый, пятно среди океана размером с треть Австралии. Если бы я был топом в этой корпорации, подыскал себе место потеплее, но вот аборигены почему-то больше любили холод. Хотя для одарённых температура не так важна, как хорошая компания.

Выход из портала находился на километровой глубине, разумная предосторожность, на случай, если кто-то захочет захватить сразу всю верхушку, но глупая, если учесть, что захватчики тоже могут телепортироваться. Я – мог, и вот чувствую, на километр при необходимости переместился бы.

Но вели мы себя хорошо, вместе с третьим советником прошли к очередному порталу – наверх, и уже почти над уровнем моря, в огромном зале со стеклянными стенами, частично скрытыми под водой, наш Сусанин попросил нас немного подождать. Судя по мимолётным взглядам, которые он бросал на активный защитный контур, оставлял он нас с тяжёлым сердцем.

- Ну и порядки здесь. - Ашши достала откуда-то кувшинчик чамби, выпила залпом. - Ох, хороша, зараза! Знаешь, если с нами так будут обращаться, я сильно расстроюсь. На месте старой кошёлки, которая тебя сюда позвала, я бы этого опасалась. Ним, что думаешь?

- Адаптивная защита третьего класса, пять ступеней. На второй будет отскок, потом появятся динамические волновые щиты, когда пройдёшь четвертую ступень, контратака, думаю, у них что-то вроде направленных волновых дезинтеграторов, иначе не стояла бы эта штука в воде, видишь, вон там. Пытаются волны гасить, но эта конструкция у нас уже полторы тысячи лет не применяется, для владельца она более опасна, чем для нападающего. На пятой ступени ловушки, поглотители энергии и ещё схемы сброса наложены, обновляются регулярно. И наверняка выше что-то есть.

Когда и как он это увидел, я даже не представлял. Ну да, какая-то радужная оболочка присутствует, и только.

- Я всегда говорила, что ты и твой приятель Анур не тем занимаетесь. Вдвоём давно бы уже все царства под себя подмяли, а вместо этого шастаете непонятно где. Кем ты был в последнее время, когда я к отцу отправилась, разведчиком у Понс?

- У её сына.

- Отличная карьера, - Ашши сплюнула, по случайности – прямо на Кирилла. – А вы чего вылупились? Будете дурака валять, тоже ничего не добьётесь. Ну ничего, когда выберемся в наш мир, я вас обратно Уришу не отдам, себе оставлю. Сделаю из вас настоящих ассу-аридес.

По лицам близнецов было видно, что они, мягко говоря, не в восторге. Напуганы перспективой до усрачки. И это вернуло ани хорошее настроение.

- Ты бы за сколько управился? – снова обратилась она к Ниму.

Тот прикинул что-то в уме, сморщился.

- Нет, не возьмусь. Минут двадцать, а то и больше, а потом отлавливай этих местных псионов по всей галактике, убежать они точно успеют. Да и зачем, гравитационный ми-деструктор на корабле пустотного класса, две минуты, и от этого острова ничего не останется. Ты слышала про новую разработку, которая звезду сжимает до кварков?

- Это то, что один уникум в какой-то реальности придумал, а мы не смогли украсть три года назад? Уже доделали?

- Да, и мы недавно даже испытали прототип, правда, на малом объекте. Я бы, кстати, на твоём месте выкупил корпорацию у Громешей-Арке.

- У кого? У Понс?

- Вот у его брата Павла Громеша, - и Ним ткнул в меня пальцем. – У Марка, знаешь ли, не только планета, точнее говоря - четыре, есть, но и богатые родственники. Не такие богатые, как ты или он, но и не бедствуют.

Вот нет чтобы за меня порадоваться, Ашши, наоборот, надулась, и не разговаривала с нами до самой стыковки. А я в первый раз действительно задумался, сколько же может сейчас стоить моя звёздная система. По всему выходило, что слишком много.


Старая кошёлка на вид выглядела лет на двадцать пять – высокая стройная девушка с практически выбеленными волосами, в черных обтягивающих длинные ноги штанах, белом пиджаке на голое тело и белых же сандалиях. Очень стильно и даже немного возбуждающе. Когда я вошёл в помещение на самом верхнем этаже, она стояла и смотрела вверх, в стеклянный потолок, распущенные волосы доставали до пояса.

Ашши и все-все-все остались внизу, наверх их не пустили. Думаю, от мыслей ани о возможности нападения на это здание, до самого нападения, остался крохотный шажочек. Правда, кроме неё никто не возражал, близнецы спустились на уровень ниже и разинув рот смотрели на океанские глубины, где плавали монстры из фильмов ужасов, Ним тоже нашёл себе занятие – начал разглядывать украшавшие центральную колонну орнаменты из символов изначального языка. Он даже пальцем по ним водил, разочарованно кривился, причмокивал, качал головой, в общем, вёл себя отвратительно. Но очень натурально.

- Знаешь, что я чувствую, когда смотрю вверх? – произнесла на эме-галь вместо приветствия младшая Тиа, и показала мне на сверкающую точку прямо в зените. – Разочарование. Там, за туманностью, настоящий центральный мир, мир хесе, повелителей. И что бы я ни делала, я никогда туда не попаду. Там постигают вечность тысячи самых могущественных существ. Туда невозможно попасть никак, кроме как через портал, и этот портал пропускает только их. И это единственное, чего у меня нет.

- Примерно то же самое думал про центральные миры, - признался я. – Рай, куда нет доступа обычным людям.

- Не знаю, что такое рай, но я поняла, - девушка повернулась ко мне, подошла на расстояние вытянутой руки. Ростом она была чуть выше меня, вырез пиджака практически ничего не скрывал. – Хеис аис Уриш. Ты ведь знаешь, чем отличается полный гражданин от исключительного?

- Нет, - не стал скрывать я. Все, что я знал, что быть хеис аис – это по местным меркам очень круто. А вот в особенности местной иерархии меня даже Лмейт не стал посвящать, сказал, что сам все узнаю.

- Мы понимаем язык древних, и можем на нем говорить, только и всего. Никто не знает, почему одни одарённые могут это, а другие – нет. Но его невозможно выучить, или ты знаешь, и тогда твоё место среди нас, или нет, и можешь делать то, что мы прикажем.

- У нас в захолустной системе, - улыбнулся я, - о таких вещах даже не задумываются. И вообще, я через пятьдесят порталов добирался сюда, чтобы заключить договор.

- Конечно, - рассеяно ответила младшая Тиа, снова глядя на небо. – Обязательно это сделаем. На древнем языке. Мы говорим сейчас с тобой, и никто не сможет узнать, о чём. Мы заключим договор, и только мы с тобой будем знать, что в нем написано. Странно, правда?

Я только пожал плечами. Похоже, дамочка была повёрнута на туземной филологии. Когда только двое знают, что написано в договоре, кинуть делового партнёра – как нечего делать, обязательно должен быть кто-то третий, гарант сделки. Смотрящий, например. Тут мне предлагали в секреты поиграть, с детства этого не люблю.

- Хеис, одарённый, если он не хесе, но очень силен, может быть всего лишь третьего ранга, а ты, середнячок, полный гражданин, - продолжала она. – И все из-за того, что знаешь язык древних. Не сейчас, но потом ты обязательно расскажешь мне, откуда у тебя это умение.

- А хесе?

- Все хесе знают древний язык. И все они в разы нас сильнее. Возможно, они даже ближе к хранителям, чем к обычным людям. Ты их боишься?

- Что?

- Ты боишься хесе? – требовательно посмотрела на меня девушка. Я аж залюбовался – ноздри ее чуть раздулись, зрачки расширились, многие женщины вообще, когда волнуются, ещё красивее становятся. – Можешь не отвечать. Ты ведь уже убил одного. Обычный хеис Марк Уриш, с неизвестной никому планеты, которому служат одарённые, способные вырубить охрану важного человека младшей семьи. А ещё у него есть оружие, которое может превратить боевой корабль в крохотную звезду, технология, которую мы так и не смогли разработать, хоть и пытались. Клан Ари отказался от договора с тобой не потому, что они боятся хесе, обычно хесе не вмешиваются в дела кланов, и не мстят за своих, если те вдруг полезли в чужие дела. И не потому, что считали тебя ниже себя. А потому что не знали, что от тебя ожидать. Чего ждать мне, хесе аис Уриш?

- Наверное, того момента, когда ты станешь старшей главой клана, - улыбнулся я ей, легко смахивая схему подчинения, обосновавшуюся на выделенной для этого крохотной части моего сознания. – До тех пор тебе лучше держать свои желания при себе.


Оскорблять хозяина дома в его личных покоях – не слишком умный поступок, если, конечно, не просчитать все заранее. Я не то чтобы просчитывал, но и обходиться с собой так позволить не мог, точнее говоря – не хотел. Тут только дай слабину, сожрут.

В принципе, если бы нас выкинули обратно в пограничный мир, я бы это пережил. Лмейт как чувствовал, намекнул мне перед нашим переходом через портал, что еще минимум четыре клана, и соответственно – четыре планеты внутренних миров заинтересованы в чамби.

Или дело было вовсе не в спиртном, а в непонятной компании одарённых, которая внезапно появилась из какого-то медвежьего угла, при том, что даже в масштабах галактики такое – редкость? Ход был рискованный, и я аналитиков из мира-ноль хорошо понимал, такое внимание неизбежно должно спровоцировать столкновение, с жертвами, возможно – уничтоженными звёздами и выжженными планетами, но по-другому не оценить потенциал возможного противника. Сказкам о противостоянии кланов я не верил, за десятки тысяч лет они давно уже обо всем договорились.

Так что стоило проверить, насколько клан Тиа заинтересован лично во мне. Моих спутниках. И моем новом партнёре какого-то там ранга, которого ни Лмейт, ни его клановые друзья в глаза не видели, но из-за этого не капризничали.

Тиа к моей выходке отнеслась так, как и должна была. Не получилось, ну и ладно. Намекнула только, что ей все равно, с кем договариваться – со мной или с моим компаньоном, и предложила отвлечься от дел. Я было подумал, что меня сейчас начнут склонять к постельному решению вопроса, но младшая глава клана расщедрилась на большее.

- У меня есть сутки, чтобы показать вам нашу планету, - совершенно спокойно сказала она, когда мы спустились на первый уровень. – Возможно, вы решите, что она вам нравится, и переселитесь сюда. Наш клан всегда рад одаренным. Особенно таким, как ты, Ашши.

- Конечно, дорогуша, - закивала ани, - мы точно подружимся, я тебе обещаю. А ваш клан я уже люблю.

- Отлично, - возле нас появился глобус, планета была равномерно покрыта островами, от больших, размером с Японию, до совсем крохотных. Часть из них, ближе к полюсам, тут же окрасилась в синий цвет. – Это места, где живут наши обычные жители. Меньшая часть работает, гораздо большая - отдыхает, города, автоматические фермы и производства, развлекательные комплексы, но я бы не советовала. На каждом острове своё сложившееся общество, чужаков не любят, культы, обряды и традиции – все это гораздо интереснее во внешних мирах. К тому же, одарённым на планете охота на людей запрещена, вмешательство в рельеф – тоже, у местных опаснее метателей нет ничего, сами туда суёмся, только когда есть сведения, что неожиданно проявился дар у кого-то. Очень редко.

Область возле экватора плотно покрылась красными точками.

- Здесь поместья хеис, - Тиа провела пальчиком по контуру одного из крохотных островов, их было множество. – Можем и туда слетать, но надо спрашивать разрешения у хозяев. Многие из них переделывали природу под себя, в разрешённых пределах, есть очень интересные места.

Появились оранжевые точки.

- Промежуточные территории, одну из таких вы видели, когда переходили из портала в портал. Ничего интересного. А вот это я бы рекомендовала.

Зелёного цвета было много, территорию он занимал обширную, в основном на больших островах средней полосы.

- Здесь мы ничего не трогали. Когда-то давно наши предки решили часть планеты оставить в том состоянии, в котором она была. Вы ведь знаете, что центральные миры появились почти сразу после Нашествия? Те, кто создавал их, не делали это с нуля, какие-то места остались еще с того времени, когда эти планеты находились у других звезд. Исчезнувших, их, по нашим сведениям, тут было около восьми сотен. Иногда в таких местах находят странные вещи, за сотню тысяч лет, казалось, уже все должны были обыскать, но все равно, они появляются – ничего особенного, никакого супероружия или исказителей времени. Чем темнее фон, тем опаснее место даже для одаренных. Выбирайте, я с удовольствием прогуляюсь с вами.

Два самых больших острова находились на полюсах, и на изображении не подсвечивались почти никак. Понятно было, что они в турпоездку, скорее всего, не войдут.

- А что здесь? – Ним ткнул в крохотное белое пятнышко на северном полюсе. Прямо в центре острова, на котором мы находились.

- Лабиринт, - не раздумывая, ответила Тиа, словно ожидала, что мы именно это и выберем. – В центре находится главный портал хесе, но обычные хеис тоже пробуют его пройти. Неплохая тренировка для тех, кто хочет держать себя в форме, надзиратели – те обязаны каждый год хотя бы раз дойти до нужного уровня. Ничего уникального, здесь на каждой планете такой же. Этот лабиринт – настоящий, с лабиринтом в храме, который в пограничном мире, ничего общего у него нет.

- А эти хесе – они должны каждый раз проходить лабиринт? – уточнил Ним.

- Нет, - Тиа насмешливо посмотрела на рыжего, - но они единственные, кто может пройти ближний к порталу уровень. И первый раз в свой мир они проходят именно там. Так что ты можешь попробовать. Вдруг ты хесе, только ещё не знаешь об этом, храмы иногда ошибаются.

Арраш отрицательно покачал головой, мол, куда ему, а вот Кирилл загорелся.

- Конечно, - подтвердила хеис Тиа, - и ты можешь попробовать свои силы. Те, кому это не нужно, смогут отлично отдохнуть, вокруг лабиринта пусто, а вот если перейти порталом в другую зону, там есть все для развлечений, каких только пожелаете. Вы наши гости, и можете ни в чём себя не ограничивать.

- Будь уверена, милая, мы так и сделаем, - пообещала Ашши. – Уж я – точно.


Диск вылетел с третьего уровня и заскользил над морем, постепенно уходя вверх – Тиа решила показать нам планету с высоты птичьего полета, птицы тут летали очень высоко, километрах в ста от земли. Атмосферник обогнул планету несколько раз, мы успели полюбоваться красотами и достопримечательностями, при необходимости приближая заинтересовавшие нас места. Те острова, где жили местные одарённые, рассмотреть не удалось, они все почему-то были затянуты чем-то вроде мутной плёнки, можно было через неё пробиться, но я не стал. Потому что для примера хозяйка одно местопребывание хеис нам показала – довольно мило, кубики домов, никаких излишеств вроде высоких башен или вычурных колоннад, остров был приподнят над водой метров на десять, и владелец сделал себе небольшое море в центре, с белым песочком и чёрной плитой. Учитывая наклонности псионов, наверняка там кого-то резали или пилили, мы этот процесс не застали, поместье хеис было совершенно безлюдно.

Ашши его рассмотрела внимательно, задала несколько вопросов, особенно интересовалась, есть ли ещё свободные острова, или такие, хозяева которых должны скоро уйти из жизни, самостоятельно или с ее скромной помощью.

Места, где жили обычные местные жители, тоже ничем особенным не отличались. Как говорится, бедненько, но чистенько. Архитектура обходилась строгими линиями, вообще геометрия тут была в почёте, расчерченные квадраты полей, чёткие круги поселений, транспортные линии пролегали по прямым линиям на высоте примерно десяти-пятнадцати километров. Шумеры с помощью параллельных реальностей достигли приблизительно такого же уровня за пять тысяч лет, здесь – возможно, за то же время, дядя Толя называл это технологическим потолком, когда что-то новое можно придумать или сделать, только нарушив законы физики.

Наглядный пример – летательный аппарат, на котором мы обозревали окрестности. Двигатели неизвестной мне конструкции оказались Ашши хорошо знакомы, они с Тиа всю дорогу мило болтали о разных вещах, в том числе и о технике. И та, и другая не выяснили друг у друга ничего существенного, вывалили друг на друга огромное количество ничего не значащих фактов и предположений. В общем, когда диск мягко пристыковался к башне, где уже висел десяток таких же, эти две молодые с виду женщины были лучшими подругами.

- Я в клане Уриш временно, - в очередной раз успокоила Ашши свою новую подругу. – Дорогуша, ты меня вдохновляешь, не то что этот унылый тип, у тебя столько потрясающих идей, мы должны обязательно все их осуществить. Так ты говорила, я смогу взять здесь себе небольшой островок и делать на нем все, что хочу? Мечтаю об этом с самого детства. Белый песок, океан и только живые рабы, я их лично обрею налысо. Никаких дронов и прочих механизмов.

- Мы ее теряем, - грустно сказал Ним. – Клан осиротеет. Как думаешь, она еще слетает с нами на Дефтерон, или сразу останется здесь?

Кирилл с Дашей переглянулись, и мне показалось, что в их глазах зажглась надежда.

Глава 18

Местный полигон напоминал детскую пирамидку – тринадцать квадратов были нанизаны на пятикилометровый столб толщиной всего в восемь метров, смотрящий, казалось, прямо на хесе-облачко. Сторона нижнего была почти полкилометра, верхнего – едва ли двадцать метров. Толщина каждого элемента пирамидки была разной, начиная с двадцати, и заканчивая сотней метров. Это гигантское сооружение мы увидели издалека, ещё когда пролетали над резиденцией младшей главы.

Местные повелители-хесе ничем себя пока не проявили, я ждал мести, или каких-то подлянок, но нет, верхушка туземного общества в контакт с новым хеис аис вступать не желала. Может быть, этот лабиринт – очередная ловушка, куда в результате тонкой психологической игры нас завела младшая глава Тиа. Кстати, имя своё она так и не назвала, а оно у неё точно было. Или считала, что чужакам его знать необязательно, или знала, что эта информация все равно ненадолго. До затаившегося где-то в лабиринте отряда хесе, которые бросятся на меня в память о погибшем товарище и жестоко покарают.

Я бы выбрал первый вариант, второй едва ли тянул на реальный.

Мы вышли из диска на площадку причальной башни, неподалёку от пирамиды. Диск младшей главы был единственным, похоже, местные давно обленились и ничем кроме порталов не пользовались, люди изредка сновали между пирамидой и виднеющимися невдалеке сильно уменьшенными копиями полигона, только без торчащего в центре бревна.

- Тут нет других развлечений, кроме лабиринта, - предупредила Тиа. – Тому, кто не пойдёт, придётся подождать возле входа. Или порталом вон через те строения возвращайтесь в промежуточную зону, там старший надзиратель клана посоветует, как лучше провести время. Любые развлечения за счёт клана.

С того момента, как вся наша команда стала частью Союза, мы могли и с помощью туземной сети общаться, и подключаться к информационному каналу космических порталов, к которым ещё вернуться надо было. И мысленная речь никуда не делась. Но вот в пределах видимости этой колонны ментальное общение почему-то не получалось.

- Почему их тринадцать? – спросила Даша.

- Никто не знает. Внутри ты будешь двигаться фактически по плоскости, - третий советник Канг ждал нас внизу у причальной башни, и тут же включился в разговор. – Принято считать, что у хеис тринадцать уровней, и ещё хесе - они вне уровней. К рангам это отношения не имеет, но как правило, чем выше ранг у гражданина, тем он сильнее, и способен добраться до более высокого уровня. Каждый из нас время от времени проходит лабиринт, чтобы узнать собственные силы. У кого-то это занимает минуты, у кого-то – дни по его собственному времени, но сколько бы ты не находился внутри, снаружи появишься точно через стандартный час. На этот час тот, кто зашёл в лабиринт пропадает из сети, связь с ним недоступна, так что вполне возможно, что и находится он совсем не здесь.

- А там сейчас кто-то есть?

- Да, там всегда много народа, но вы с ними не встретитесь. Каждая группа идёт по своему пути, когда кто-то не может идти дальше, просто выходит наружу. На площадке первого яруса круги, их тринадцать. Вон, смотри, видишь людей, они появились во втором круге?

Мы тоже посмотрели, пусть спрашивала только Даша, но и остальным было любопытно. На верхней площадке первого яруса только что появились двадцать семь человек, они по очереди спрыгнули на землю с двадцатиметровой высоты, и, низко поклонившись Тиа, ушли в сторону портальной площадки.

- Что-то слабенько, - отметил Кирилл.

- Вообще-то большая часть хесе не проходит дальше второго, - мягко улыбнулся советник. – Третий уровень – это очень неплохо. Я доходил до шестого, но только один раз. Считается, что руководство клана доходит до восьмого и выше, но этого никто не знает, хеис аис появляются всегда в самом начальном, первом круге. Это не секрет, секрет в том, из какого уровня они туда попадают.

Младший глава Тиа стояла рядом, но на замечание советника никак не отреагировала. Она доказывала Ашши, что жизнь в клане Уриш – просто прозябание по сравнению с тем, что ее ждёт в клане Тиа. Ашши кивала головой, укоризненно на меня смотрела и вообще вела себя так, словно остров для неё на этой планете уже вопрос решённый. Равно как и тёплое место в клановой структуре.

Не знаю, ставила ли младшая глава Тиа перед собой цель разозлить меня, или тут так принято было – переманивать ценные кадры не таясь, прямо перед носом у их начальства, я с большим интересом присматривался к колонне, чем прислушивался к разговорам. Кранг явно не договаривал, для каждой организации важно знать, насколько квалифицирован работник, и, если топы здесь подчёркнуто объявляют, что силы у них почти нет, остаётся вопрос, как они разбираются между собой. Наверняка есть негласный зачёт для полных граждан. иначе зачем вообще нас сюда притащили.

Я повернулся к Ниму, чтобы на матерном русском языке поделиться своими соображениями, и мысленно выругался.

Такой взгляд я видел много раз, у разных людей он был практически одинаков. Совсем недавно на мою бывшую, Катю, так же смотрел ее новый сердечный друг Кеша. Любви, как говорится, все возрасты, но, когда мужику двести лет в обед, а сейчас у него вроде как послеобеденный сон, и он так пялится, это ни в какие ворота.

- Ты с этим завязывай, пень старый, - сказал я Ниму на своём родном языке. Расшифровывать новый язык с отсталой планеты наверняка уже давно начали с перехвата сообщений, и там их ждёт то же, что и младшую главу Тиа при взгляде на облачко хесе. Жестокое разочарование. Есть у нас в языке несколько волшебных слов, наверняка наследие эме-галь, в разных ситуациях они обозначают совершенно разные вещи.

- Что? – мне показалось, наверное. Ещё ни разу не видел, чтобы Ним смущался, пусть даже чуть-чуть. Наоборот, рыжий всегда и везде был эталоном хорошего настроения, пофигизма и здравого смысла. А тут такое.

- Сам знаешь, что. Твой отец такого не одобрит.

Тут уже Даша вздрогнула, зрачки расширились – наконец заметила. У неё появилась новая соперница. Да, нечестно с моей стороны, пришлось – если что, беспризорница против главы клана, даже младшей, не выстоит. Но, надеюсь, до прямого столкновения не дойдёт, да и не вмешайся я, таких взглядов все равно не утаишь. Ашши тоже прервалась на секунду, и посмотрела на свою новую подругу совсем по-другому, оценивающе.

- Дорогуша, - тут же сказала она, - а чтобы мне стать в вашем клане советником, какой надо уровень пройти?

- Пятый, или хотя бы четвёртый, - подтвердила Тиа слова советника Канга, - но ты и шестой можешь, уверена. Я только увидела тебя, и сразу поняла, что ты - просто находка.

«Дорогуша», - добавил я про себя. Эти две женщины друг друга стоили.

А вот Нима так просто сбить нельзя было. Взгляд никуда не делся, но обрёл ещё и решимость. А это ещё хуже. Не то чтобы я нанялся здесь следить за этим парнем, который зачем-то следил за мной, но с кланом Тиа мне пока нужны были исключительно торговые отношения. С кланом Ари – военные, одна из их звёздных империй находилась недалеко по космическим меркам от моего, как я уже потихоньку начинал считать, звёздного скопления. Милая женщина, почти год назад подогнавшая мне пульт управления порталами, была очень заинтересована, и не полоскала мозги, в отличие вот от этой милой блондиночки, много думала – и дозрела, стоило мне появиться в этой вселенной, как тут же связалась и сделала конкретное предложение. Причём иметь дело она соглашалась только со мной, а не с моим непонятным компаньоном, вот что значит репутация убийцы хесе.

До пирамиды пришлось идти пешком, всего каких-то полтора километра по отличной дороге. Пространство возле неё было вымощено черным камнем, напомнившим мне храмы истины в мире-ноль. Думаю, тут тоже что-то подобное, восемь ушли, а десять-то остались, им тоже нужно было место, где есть возможность залезать в мозги прихожан.

Чего ждём? – Мы остановились неподалёку от арки, одной из десятков, расположенных на первом ярусе. Эта была особенной, во-первых, на этой стороне яруса она была только одна, а во-вторых, остальные посетители, а их было немало, шли куда угодно, только не сюда. – Может, аттракцион закрылся на обеденный перерыв?

- Нет, - Тиа мило, наверное, через силу, улыбнулась нам всем, даже Ниму. который для неё был совершенно обычным рыжим слабо одарённым парнем. И к подобным взглядам она наверняка давно уже привыкла. – Лабиринт работает всегда. Мы ждём ещё одного человека, он пойдёт с нами.

- Значит, нас будет восемь? – уточнил я.

- Семь. Советнику Кангу там с нами делать нечего, - отрезала Тиа, Канг ни чуточки с виду не обиделся, только поклонился. Низко. – А вот и он.

По дороге к нам не торопясь шёл мускулистый мужчина средних лет, лысый, с очень светлой кожей и ярко-синими глазами, одетый во что-то бесформенное и свободное. Не доходя несколько шагов, остановился, небрежно кивнул Тиа, посмотрел на нас. Словно пересчитывая. Канг при появлении последнего члена команды поклонился ещё раз, ещё ниже.

- Младший глава клана Тиа, - представила его Тиа. Мужчина нарисовал символ в воздухе, ну да, по положению в семье они с блондинкой были на одном уровне, возможно брат и сестра. Или даже ближе.

- Уркчи, - мужчина сложил ладони перед грудью. – Мы придерживаемся свободных взглядов, у внешников в ходу имена, у нас тоже есть, зовите меня так.

- Уркчи в десятый раз попробует стать хесе, - небрежно заметила Тиа.

- Шестнадцатый, - поправил ее Уркчи. – Как-то раз я дошёл до десятого уровня.

Судя по недовольному взгляду Тиа, это был очень неплохой результат. Для меня – тоже, раз эти двое друг друга недолюбливают, вполне можно сделать ставку на другого представителя клана. Тем более что окончательное слово все равно не за ними. Думаю, я пройду этот лабиринт до одиннадцатого уровня, если тут на слово верят.

- Хеис Уриш, - Укрчи не обратил на это никакого внимания, - хеис Лмейт передал мне последние данные по поставкам, думаю, мы договоримся. Клан Тиа очень заинтересован в том, что ты продаёшь. Так что будь уверен, если некоторые представители клана говорят, что вопрос о расширении ещё не решён, они врут. Так ведь?

И он посмотрел на свою коллегу.

Та нехотя, но кивнула.

- А теперь пойдём и посмотрим, что лабиринт приготовил на этот раз, - продолжал Укрчи. – Может, на этот раз моей дочери повезёт, я наконец-то стану хесе и займусь настоящими делами, а не этой мышиной вознёй, она займёт моё место в Совете клана, а кто-то из вас станет полным гражданином, таким же могучим, как хеис аис Уриш.

Подколол, молодец. С такими людьми договариваться легко и приятно.

Убедившись, что мы все готовы, Укрчи повернулся и решительным шагом зашагал к входу.

- Отец! – Ним важно поднял палец и заспешил за ним. – Строгий, но справедливый. И внимательный, тебя вон как сразу раскусил.

- Почти как твой, дорогуша, - Ашши не торопилась, она даже придержала свою новую подругу, которая хотела пройти вперёд. – Милая, пусть эти неудачники идут вперёд, мы с тобой все равно лучше всех. Эй, я что сказала про неудачников? А ну, бегом!

Близнецы вздрогнули и рванули за папашей Тиа. А я вот тоже никуда не торопился, наоборот, пропустил всех перед собой. Подойдя ближе к входу, вообще засомневался, что мне туда надо.

Огромную чёрную арку, через которую шли местные владетельные искатели приключений на свою полную гражданства задницу, покрывал золотой орнамент на эме-галь. Повторялся один и тот же символ, который на этом языке означал хесе – местного повелителя потоков. Каждый символ – кого-то конкретного, их было семьдесят шесть. Семьдесят шесть повелителей только с этой планеты. С одной стороны, это много, всего на круг в центральных мирах наберётся больше семи тысяч, у шумеров-то поменьше было вроде в несколько раз, каждый повелитель потоков – это как уникальный алмаз. А с другой – что такая жалкая кучка людей делает в центральной звёздной системе, они же там как в тундре – один человек на один квадратный бескрайний простор?

Сверху к списку хесе добавлялся ещё один символ, похожий на косую чёрточку – Первый.

Под обозначением древнего местного бога, белоснежными силовыми линиями была нарисована фигурка маленького дракончика, один в один такого же, как в моей галлюцинации. Забавный крылатый пресмыкающийся скалил зубы, помахивал крылышками, отсчитывая входящих. Папаша Тиа и малышка Тиа дракончику низко поклонились, Ашши и близнецы повторили поклон за ними, но чисто за компанию, без энтузиазма. И Ним тоже небрежно головой кивнул.

А когда я подошёл к арке, и уже готов был пересечь черту, за которой скрылись мои спутники – очередной портал, на дракончике вдруг зажглись золотые искорки, сливаясь в крохотную фигурку, которая спланировала мне на плечо и цапнула за ухо. Больно. Эр-шатх чуть было не прыгнул мне в руку – меч завибрировал, словно почувствовал врага. И кот где-то там в неведомых далях недовольно заурчал, проявился, паразит. Но только еле-еле, а должен был, по-хорошему, прискакать на помощь. Припрыгать. Нет, это я погорячился, вальяжно прийти.

«Хорошо, что ты решил заглянуть ко мне», - раздался в моей голове голос. – «Марк, боярин Травин, эн Уриш, хеис аис, скользящий по системе миров Отступницы».

Я притормозил, самым верным решением было остаться снаружи, но какая-то сила плавно и настойчиво втянула меня внутрь пирамиды.


Круг, на котором мы очутились, был едва ли десяти метров в диаметре. Он висел во тьме, почти такую же я уже видел недавно. У каждого древнего свои методы работы, Тринадцатая отступница манила комфортом и выбором интерфейса, Первый, а это наверняка его рук было дело – ограниченную площадку и аскетичное гладкое покрытие. Хорошо хоть нескользящее.

Тьма, правда, не была такой уж кромешной, в ней проскакивали неясные отблески, белые искорки поблёскивали кое-где, ощущения, что ты пропадаешь в безвременьи, не было. Мрак действовал скорее успокаивающе, даже чуть спать захотелось. Такое случается, когда кто-то пытается залезть в мозги и хорошенько там пошуровать.

- Прекрасное место, - Укрчи развел руки в разные стороны, между ними натянулась оранжевая струна, лопнула, оставляя светящийся шар, который поднялся вверх, но светлее от этого не стало. А вот отблески исчезли. Силы в лысом клановце было хоть отбавляй. – Здесь можно прожить целую жизнь, и выйти через час наружу. Можно не есть, не спать и все равно чувствовать себя отлично – хотя, надеюсь, у вас с этим и так проблем нет. А главное, здесь хеис обычно получают знание древнего языка и становятся хеис-аис – полными гражданами. Странное название, оно идет еще из старых времен, до Нашествия.

- Значит, мы все станем хеис аис? – спросила Даша, наивно округлив глаза.

Уркчи улыбнулся.

- Такое случается очень редко. Но если кому-то из вас повезёт, буду очень рад.

- Это очень хорошо, дорогуша, - Ашши хмыкнула. – Раз ты тут не в первый раз, расскажи, что делать. А то у меня еще очень много дел запланировано, надо выбрать остров, построить на нем дом, набрать слуг и рабов. Твоя дочь предложила мне стать вторым советником, если я сменю клан Уриш на более влиятельный, например - ваш. Кстати, милая, почему не первым? Или ты мне не доверяешь?

Тиа рассмеялась, похлопала Ашши по руке.

- Давай отложим это до окончания нашего испытания, дорогуша. Место второго советника еще надо заслужить.

Я тоже улыбнулся.

Ани ничуть не обиделась.

- На его планете, - она ткнула пальцем в меня, - говорят, что за язык тебя, дорогуша, никто не тянул. Это значит, что вопрос решенный. И тебе с него не соскочить.

- Или что? – равнодушно спросила Тиа.

- Или я тебя убью, - так же равнодушно ответила Ашши. – Тут, знаешь ли, и деньги не помогут, и папашка твой тоже. Он своей лысиной только голубей может приманивать.

Тиа презрительно улыбнулась, видно было, что слова Ашши ее совершенно не напугали. А вот ее отец отнёсся к угрозам ани очень серьёзно. И Ним тоже. И близнецы, особенно Даша, которой эта идея очень понравилась.

Хоть мы и были знакомы всего несколько месяцев, я уже успел привыкнуть к тому, что Ашши слишком часто вела себя как капризная надменная стерва, и даже немного вжилась в эту роль. Но при этом всегда оставалась очень расчетливой и просчитывающей на много ходов вперёд, мудрой женщиной, матерью, как она сама сказала, двух очень талантливых детей. Хотя я только про первого знал, который Феран Маас-Арди, регал-командор и повелитель потоков.

Также не стоило спускать со счетов то, что отец Ашши тоже был повелителем потоков. А сама она таких повелителей учила, пусть даже основам. И если бы Ашши сказала мне, что убьет, то я бы не стал улыбаться, а попытался решить вопрос миром, несмотря на эр-шатх, непонятно куда девшегося кота, модуль в моей голове, два полных набора ритуальных кинжалов, пластины са-гир и звёздную систему в управлении с прилагающимся к ней небольшим звездным же флотом. И до сих пор не слетевшие метки эме-галь на ее ушах. Или попытался бы сбежать и затаиться так, что меня никто бы не нашёл. Да что там, именно так я и поступал до этого момента, благо схем маскировки на эме-галь было полно.

Такое отношение спутников, похоже, Тиа разозлило.

- Поединок, - цедя слова, произнесла она. – До подчинения.

- Как скажешь, дорогуша, - мило улыбнулась Ашши. – Заметь, ты сама это предложила, потом даже не думай отказываться, а то что-то ты слишком много говоришь и почти ничего не делаешь, я уже устала от твоей пустой болтовни. Но мы отвлеклись. Обожаю вот таких брутальных, мощных мужчин, как твой отец, жаль, что он лысый. Милый, так ты все-таки расскажешь мне, что нам предстоит? И что ты делаешь после этой утомительной прогулки? Покажешь мне остров? На моей планете на этом месте просто глыбы льда плавают, а тут все так красиво и романтично, словно создано для двух понимающих друг друга людей. Только сначала тебе не мешало бы сделать что-то со своей причёской, у нас ходить без волос неприлично.

- Конечно, - кивнул Укрчи, - только ты и я. Но не получится. Если в поединке победишь ты, Тиа перейдёт в ваш клан, и тогда вам всем придется покинуть нашу планету, вместе с ней, бывшим младшим главам клана Тиа здесь делать нечего. А если она – ты станешь ее служанкой, а со служанками в романтической обстановке я не встречаюсь.

- Третьей советницей.

- Пятой, - вступила в разговор Тиа. – И это очень щедро, милая. Поверь, даже хеис из старых родов и семей клана очень редко удостаиваются такого предложения.

- Договорились, - Ашши кивнула. Ткнула пальцем в грудь Уркчи, - а ты меня, красавчик, разочаровал. С таким отношением к женщинам, встречаться с пальмами будешь. Или сам с собой, тебе не привыкать.

Уркчи на ани не обиделся, наверное, место такое было тут успокаивающее, предупредил, что поединок обычно происходит в специальном месте, с защитой от постороннего вмешательства, и как только мы выйдем из этого лабиринта, он все организует в лучшем виде. Но если они хотят, могут решить это здесь и сейчас.

Мне оставалось только головой покачать. Ашши и так была не слишком надежным союзником, точнее говоря – временным. И если она решила, что у нее есть какой-то интерес здесь, в клане с лысым младшим главой, я ей мешать не стану. Помогать – тоже, если бы это понадобилось, был бы в курсе.

Ним отнесся к идее женской борьбы равнодушно, на мой многозначительный взгляд не ответил, высматривал что-то в темноте. Парень тоже темнит, начиная с его слишком своевременного появления в реальности Ас-Эрхана и Радомила, сплошные загадки. Пока что нам было по пути, но что движет вообще повелителями, да еще из старой династии, я не знал. Сегодня мы друзья не разлей вода, а завтра он своим черным мечом попытается мне глотку перерезать. И ведь перережет, нечего пока мне ему противопоставить, кроме кота, который шляется неизвестно где, ящеров очаровывает.

Словно в ответ на мои мысли, Ним повернулся и продемонстрировал свою шикарную улыбку. И пристально посмотрел на младшую Тиа влюблёнными глазами. Ладно бы в этом взгляде была какая-то наигранность, но нет, все было по-честному, хуже того, присутствовал собственнический оттенок, так смотрят на желанную, но вполне доступную вещь.

Уркчи на всякие взгляды было плевать. Он пришел сюда развлечься, и не собирался заниматься чужими личными делами. И то, что делала его дочь, видимо, блажью считал. Одной хеис в клане больше, одной меньше, для него это важным, судя по всему, не было.

- Прохожу этот лабиринт уже в сотый раз, - сказал он, - и все время нахожу что-то новое. Но всегда это какое-то место, откуда надо выбраться. Может быть небольшой дом, или храм, или даже город, в любом случае нам надо будет найти проход на следующий уровень, начинают обычно все вместе, но с каждым этапом многие отсеиваются. Те, кто отстает от группы и не может преодолеть барьер, выходят самостоятельно наружу. Ну а остальным – путь на вершину. Иногда у того, кто хочет стать хесе, это занимает десятки дней. Время здесь подстраивается под нас, и все мы появимся на одном из кругов через час. Неважно, куда мы пойдем, лабиринт уже приготовил нам испытания.

- Смертельные? – спросил Кирилл.

- Нет, иначе тут не шлялось бы столько народу. В основном ловушки, может быть нападет кто-то, но как только показатели организма показывают, что ты почти умер, тебя выбрасывает наружу. Так что если окончательно помрешь, то только по глупости или по недоразумению.

- Или если тебя хотят убить? – спросил я.

- Ну, даже если убийца достаточно быстр, проворен и смог незаметно подкрасться, смерть не наступает мгновенно, много раз тут пытались такое проделать, не слышал, чтобы кому-то удалось. Кстати, самому убить себя тоже не получится, просто оказываешься снаружи, но по мне, так проще выйти через проход.

- Похоже на созданную реальность, - заметил Ним.

- Так оно и есть, - подтвердил Укрчи, - лабиринт создаёт крохотный кусочек мира для каждой группы, а потом уничтожает. Но от этого кусочек не становится ненастоящим. Еше раз повторюсь, то, что происходит, не ставит целью нас убить, только раскрыть потенциал.

Младшая Тиа, которой, похоже, надоело все это слушать, решительно направилась к ближайшему к ней краю круга, тут же к нему пристыковались куски, и в пустоте возникла черная дорожка. Узкая, едва ли одному пройти, и пружинящая под ногами.

- Я так понимаю, если столкнуть кого-то вниз, то для него это приключение закончится? – снова поинтересовался Ним.

- Для всех, - сказал Уркчи. – Одаренные, которые не смогли перед испытанием оставить свои разногласия снаружи, едва ли достойны даже низшего уровня.

- Разумно, - Арраш чуть попридержал Ашши, которая держала на ладони убойное заклинание, черноту, перемешанную с зеленью, и двинулся вслед за блондинкой.

Видимо, он имел ввиду, что женщины поступили разумно, определившись перед тем, как начать испытание.

Глава 19

Тропинка закончилась быстро. Только что мы стояли на ней, и раз – под нами уже твёрдая поверхность серого пластобетона. Вытянутая колбаса острова, с дорогой от одного конца до другого, с возвышенностью посредине. Вот только звезды местного скопления находились совсем не на своих местах. Из трёх остальных планет системы Оранжевой видна была только одна, третья, без привычной дымки атмосферы. Остров Кахелос, прекрасное место, где растёт чамб и где есть много загадочных мест, вроде пещеры с пропадающим мусором. Только реальности в этом острове не было ни на грош, сомневаюсь, что во времена, когда на Тритосе не было воздуха, тут, на Дефтероне, уже лежал пластобетон. Материал прочный, но не настолько же.

Модуль не подавал признаков жизни, браслет Уриша координаты вычислить не мог, но я и так знал, где мы. - возле южной оконечности острова, там, где должна была быть военная база. Вместо неё к океану вёл крутой спуск, никаких строений не было – правильно, не хватало нам только заброшенных катакомб.

Ни базы, ни поселений для заключённых, по крайней мере в обозримой части острова. Я создал следящую схему, выпустил вверх, на сотню метров – остров был абсолютно необитаем. Чамб рос настолько плотно, что забил все остальные растения. Это меня немного развеселило, даже подумал, может стоит рассказать клановым, что тут растёт. Пусть копнут несколько раз, попробуют сами сделать то, что везут за тысячи световых лет, не факт, что смогут с собой унести, но тут ведь главное вовлеченность в процесс и немедленная дегустация.

Дорога – вот что выбивалось из общей картины. По обе её стороны на расстоянии по крайней мере пяти метров ничего не росло, ни травинки, только песок и мелкие камушки. И ещё животные, их тоже не было. Ни крокодилов, ни опоссумов, ни змей, только насекомые. Много, очень много, но и они тоже не приближались к дороге как раз на это расстояние.

- Никогда здесь не был, - сказал Уркчи. – Впрочем, ни разу не появлялся в знакомом мне месте, так что это нормально. Приятное место, море, видимо, мы на каком-то острове, возможно, у него есть реальный прототип в галактике. На звёзды не обращайте внимания, это не более чем иллюзия. Я много раз пытался проникнуть за границы лабиринта, но стоило добраться до какой-то черты, она ощущается, и пересечь ее на несколько метров, как тут же возвращался на то место на уровне, откуда начинал. Так что если хотите, можете попробовать сейчас.

- То есть мы здесь как в клетке? – протянула Ашши, выпустив крохотную зелёную схемку. Та зависла над нами на высоте нескольких метров и через секунду исчезла.

- На самом деле - нет, - неудавшийся лысый поклонник ткнул в едва светящийся прямоугольник, парящий в воздухе над дорогой. – Выйти можно только вот через такой проход на каждом уровне, видите контуры портала?

- Мне тут уже скучно, ещё немного, и я, пожалуй, воспользуюсь твоей подсказкой, дорогуша, - брюнетка присела, поводила ладонью над землёй.

– Третий советник должен хотя бы до пятого дойти, иначе – только в служанки, - усмехнулся Уркчи.

- А можно нам искупаться? – вдруг спросила Даша.

- Да, - я ждать ответа лысого клановца не стал, - конечно. Я тоже с удовольствием поплаваю.


Что вчерашние дети, что по нашим меркам глубокие старики вели себя одинаково – ныряли, брызгали водой друг на друга, строили какие-то невероятные замки из песка, способности-то никуда не делись, и даже в водоворот, устроенный Ашши, с удовольствием прыгали все.

Я не отставал – и прыгал, и дурачился, и создал десятиметровую волну, с которой на серфах из силового каркаса съезжали близнецы. Но вот неприятное ощущение не оставляло. Почему именно мой остров, только без следов человеческой деятельности. Если дракончик, который исчез, стоило нам оказаться здесь, как-то считал информацию из моего мозга, получается, блокировка моя для него ничего не значит.

Тиа вроде поначалу себя отстранённо вела, нехотя спустилась на берег, купаться не пожелала при свете звёзд и отражённом – третьей планеты, но потом все-таки влилась в общее безумие. Вот что значит сила коллектива, никого не оставит трезвым и здравомыслящим. Так что, когда Ним брал ее на руки и под ревнивыми взглядами Даши швырял на глубину, она визжала как вполне нормальная девушка.

Уркчи веселился вместе со всеми, то, что его дочь обнимается с каким-то рыжим незнакомцем, его совершенно не волновало.

- Отличное местечко, - плюхнулся он на песок рядом со мной. – Вот эти двое – твои ученики, или нашей будущей третьей советницы?

- Мы ещё не решили, как их поделить, - мне показалось, или от Тироса отделилась сверкающая точка и полетела куда-то в сторону предполагаемого пояса астероидов, - у нас в клане в этом отношении все свободно, у кого хочешь, у того и учись.

- Парень – очень способный, но вот девочка через несколько лет его обгонит, и серьёзно, - лысый создал воздушный конструкт в форме шара, запулил его в веселящуюся толпу. – Девочки – главная проблема.

- Почему? – нехотя спросил я. В принципе, ответ-то знал.

- У хеис рождается только два или три таких же ребёнка, мы давно это поняли. И если рожать только девочек, представляешь, сколько бы нас сейчас было? Но нет, пол ребёнка мы изменить не можем, и заранее устроить – тоже, рождается их чуть больше, чем мальчиков, только за счёт этого и растём.

И вопросительно на меня посмотрел.

- Нет, - покачал я головой, - Ашши сама решила, что ей делать, а эту, вторую, я не отдам. Да и зачем? Будущее ее уже определено, будет в баре торговать моим чамби, девушка она симпатичная, клиенты на руках носить будут.

Уркчи рассмеялся.

- Чамби – волшебный напиток, - сказал он. – Мы пробовали его синтезировать, точно такие же растения нашли, но ничего не выходит. Если в момент первого глотка не приглушать ощущения, а наоборот, усилить, эффект от него значительно больше.

- Это ты ещё эн-карни не пробовал, - я поднялся на ноги, посмотрел на восток, там уже появилась тонкая ниточка света, Оранжевая, или как я ее когда-то назвал – Эпсилон, вот-вот должна была выглянуть. – Объявляю ночные купания закрытыми. Тут можно всю жизнь провести, а у меня ещё дел много. Даша, прекрати отпихивать младшую главу Тиа от Арраша, мы в гостях, ты ведёшь себя неприлично. Ашши, хватай учеников под мышку, десять минут, и мы уходим.

Оранжевая, словно по заказу, наконец-то едва показалась над горизонтом, мы и в темноте неплохо видели, но ведь при солнечном свете всегда лучше замечаются разные детали. Например, то, что у Уркчи сзади на основании черепа, прямо за ухом, крохотная татуировка, три символа эме-галь, знакомые, но нечитаемые. У Каллисты, девочки, которую собирались принести в жертву вместе с Киром Громешем, было что-то подобное. Ничего, что текст был нанесён прямо внутрь кости, лучи Оранжевой, казалось, проникали сквозь тело.

Сквозь моё – тоже. Сначала я подумал, что мне померещилось, но нет, в моем мозгу отчётливо была видна какая-то похожая на медузу штука. Не очень приятная на вид, и похоже, мёртвая. Видимо, то, что осталось от попытки браслета Уриша захватить моё тело. На попытку подействовать на него силовым воздействием даже не дёрнулась. Я мысленно провёл по ней пальцем – непонятно как, но она ощущалась предметом твёрдым, будто нарост. Нет, скорее словно засохшая корочка на ранке, я даже попытался подцепить ее и сдёрнуть.

Возникло какое-то неприятное чувство, словно по живому отдираю корку со всего мозга, внезапно проявились тонюсенькие бесцветные жгутики, соединяющие это образование с моим ядром, или, по сути, со всей моей нервной системой. Миллиарды ниточек, куда там браслету Уриша с его попыткой захвата власти. Значит, это что-то другое. Тот самый дракончик, только заснувший? Внутренне перекрестился, это не изжить, и дёрнул за один, из толстых, который шёл к правой руке. С неприятным ощущением жгутик поддался, натянулся, а потом лопнул, такое ощущение - словно внутри пощекотали, а ядро внезапно на крохотную долю увеличилось, настолько незначительную, что мог бы и не заметить.

Тётя Света, когда ещё жива была, любила говорить, что все излишки организма надо отсекать сразу, без сожаления. Я так и сделал, собрался духом, решился, и отрубил разом все нити вокруг нароста, словно счистил. Голова закружилась, перед глазами появились тёмные пятна, хорошо, что я сидел, только благодаря этому не свалился. Но и так никто на меня внимания не обратил. Мои спутники смотрели на восходящую Оранжевую. Красиво, не спорю, восход – это романтика и естественное освещение.

Ну и ладно, осторожно подцепил инородный элемент, и собирался уже вытащить из головы, а уже потом выяснить, кто мне эту гадость подсадил, но заметил, что он засветился – в лучах Оранжевой проявлялась структура. Знакомая. Чужеродный предмет вспыхнул, но не сгорел, а наоборот, оживился.

И выдал привычные текстовые сообщения.

«Аварийный сброс. Пользователь атакован. Критическая ситуация. Модуль отсоединён. Переход в режим дезактивации.»

Мне захотелось треснуть себя по лбу, и покрепче. Привык, что этого паразита нельзя было никак найти, и принял это за аксиому.

«Выполняется уничтожение носителя.»

Жгутики дёрнулись бессильно, снова опали. Вот спасибо, значит, носитель – это так, расходный материал?

«Выполнено. Носитель уничтожен. Модуль готов к извлечению. Модуль извлечён. Готовность к активации.»

Я был жив, здоров, ядро, по ощущениям выросло раза в полтора, изменилось, стало насыщеннее и как-то естественнее, словно до этого были протезы, а теперь собственная конечность отросла. Хотя топологически оно все так же занимало весь объём моего тела. В том числе и голову, кстати. И вот в голове такого красавца и умника в автономном режиме плавал выключенный модуль. И я не знал, что с этим со всем делать. Куда вот я теперь без модуля! Но с ядром...

Внезапно откуда-то снова появился крохотный дракончик, похоже, никуда он не исчезал, просочился через кожу возле виска, метнулся к модулю, позволил захватить себя жгутиками, и на его месте возникла маленькая золотистая искорка.

«Модуль перехода активирован. Пользователь подключён, выполняется идентификация. Запись об уничтожении обновлена. Загрузка сохранённых значений. Выполняется построение ядра. Подавление поля включено, контроль установлен», - сообщил мне модуль, а от искорки к мозжечку протянулась тоненькая золотистая же ниточка.


Все это заняло несколько секунд – даже испугаться не успел. Спутникам до сих пор было не до меня. И чего они на Эпсилон пялятся? Обычный оранжевый карлик, с красным ядром внутри, но просто так оно не проявляется, только в момент перехода.

- Странное солнце, - отметил Ним, подставляя ладони рассеянному пока свету. - Что-то в нем не так.

- Определённо, - Уркчи даже глаза прикрыл. – Первый раз такое вижу. И это мне не нравится. Не думал, что это скажу, но пойдём-ка обратно.

И решительно зашагал к порталу. Стоило ему приблизиться к искрящемуся прямоугольнику, как тот замерцал и исчез.


Это светило, которое постепенно выползало на небосвод, определённо не было Оранжевой из принадлежавшей мне звёздной системы. Та – хорошая, теплая и ласковая. Эта – убийца.

Убивать нас начали не сразу, пока местное солнце не появилось почти полностью над линией горизонта, было терпимо. Лучи проникали через тело, пронизывая ядро насквозь. Когда интенсивность излучения была низкая, это ощущалось подобно щекотке, и даже удавалось защититься, ставя щиты. Когда звезда поднялась выше, щиты уже не спасали. Схемы, создаваемые на свету, разрушались почти моментально.

Одежда тоже не спасала, не спасал и слой земли, а вот слой камня – хоть и не полностью, но с этим справлялся. Мы сначала пытались укрыться на противоположном от звезды берегу, но отраженный от воды свет был лишь чуточку менее эффективен, чем прямой. Пришлось вырыть тоннель прямо в каменной толще, на десяток метров, под прямым углом сделать отвод, чтобы лучи не проникали, и выжечь пещеру. Небольшую, так, чтобы с комфортом разместиться.

- Объясни-ка мне, дорогуша, куда ты нас затащил, - Ашши ткнула пальцем в грудь Уркчи. – Что за хрень тут творится. Я не собираюсь сидеть под землей, пока тут все не наладится. Что с солнцем, Марк?

- Стоит на прежнем месте, - подтвердил я. Действительно, звезда, маскирующаяся под Эпсилон, быстро поднялась в самый зенит, словно мы находились на экваторе, да так и зависла, не собираясь скатываться обратно. Вечный день.

Уркчи только руками развёл.

- Могу поклясться чем угодно, что такого никогда не было. Может быть, те, кто стал хесе, и проходили такой лабиринт, без выхода и переходов на другой уровень, но я об этом не слышал. Я почти добрался до одиннадцатого несколько раз, и всегда можно было с любого уровня выйти обратно. И об излучении, которое разрушает силовой каркас, можно только мечтать, если бы такое существовало, его обладатель стал бы властелином нашего мира.

- Созданная реальность, - напомнил Ним.

- Верно, - включилась в разговор младшая Тиа. – Я тоже никогда о таком не слышала. Но если эта реальность не настоящая, может быть, нам ничего не угрожает?

По виду близнецов видно было, что им этого очень хотелось. Даше и Кириллу досталось больше всех, когда тоннель был почти готов, затаскивать их внутрь пришлось на руках, а потом еще и восстанавливать. Хорошо хоть радикальные меры, вроде вливания белого огня, не понадобились.

- Не может так быть, чтобы не было перехода на следующий уровень, - младшая Тиа явно нервничала, - мы же в пещере, и можем сидеть здесь хоть сто лет. У лабиринта своя логика, он выбирает из проходящих его – тех, кто способен преодолеть трудности. Какой смысл просто нас гноить под землей.

Я был с ней полностью согласен. Не потому, что она симпатичная и высокая, а потому, что высказала здравую мысль, которая давно уже пришла и в мою не слишком умную голову. Как-никак, о нескольких пещерах на этом острове я знал, и одна из них в настоящей реальности вела, условно говоря, на другой уровень.

- Младшая глава клана Тиа права, - поддержал ее. Быстрее Нима, тот только рот открыл, а я уже успел, у парня ещё будет шанс. – Стоит поискать естественные пещеры. Разобьемся на пары, и прошерстим этот островок. Не такой уж он и большой.

- Нет уж, - Ашши демонстративно зевнула, - вы можете шерстить сколько угодно и кого угодно, я остаюсь здесь. Кирилл, Даша – со мной, нечего вам наверху делать, или с дурными компаниями шляться. А эти пусть идут, если не испугаются.

Не испугались. Я думал, что Ним подхватит свою красотку, и помчит ее в темпе вальса на поиски. но нет, Арраш подошёл ко мне. Его дама сердца тоже решила не рисковать, от рыжего слабенького псиона в сложной ситуации помощи не дождешься, и встала рядом со своим отцом. Где она, хвалёная женская интуиция?

- Отлично, - сказал Уркчи. – Мы с Каану обходим остров справа, вы – слева. Если что-то нашли, отмечаете место и возвращаетесь сюда, мы сделаем то же самое.

И парочка младших глав кланов исчезла в тоннеле.

- Каану, - с придыханием произнес Ним. – Красивое имя.

- И главное – редкое, - фыркнула Даша. – Как думаете, Марк Львович, они вернутся?

Я прикинул расстояние, покачал головой.

- Могут и свалить. Но могут и вернуться, тут никогда нельзя загадывать заранее. Наша смерть для них бесполезна, но, с другой стороны, кто их, этих младших глав, поймет. Так что не будем оставлять им шанса нас предать, надо найти переход раньше них.

- Знакомые места, да, Марк, - подмигнул мне Ним. – Я сразу понял, куда нас занесло.

- И куда, дорогуша? – Ашши грозно нахмурилась. – Впрочем, мне плевать. Если вы двое так хорошо тут все знаете, валите и найдите нам выход.

Ним развернулся к выходу, я его остановил.

- Остальных тоже возьмём.

- А у вас есть идея? – Кирилл оживился.

- Есть, - кивнул я. – Так что поднимайтесь все, и вперёд – к приключениям. И ты, Ашши, а то отсидишь себе задницу, будет как у племянницы сеньоры Гомеш.

- Это кто? – Ним направился к выходу.

- Моя невеста, - ответил я под дружный хохот близнецов, видевших эту бразильскую красотку полутора центнеров весом. – Неудавшаяся.


Как я и предполагал, Тиа пошли вдоль берега. Ну как пошли – перемещались, береговая линия была извилистой, а переход мог быть и под водой, да ещё звезда подкидывала проблем, так что скорость у них была не очень большой, максимум на километр отдалились. Уркчи держался отлично, ему и прямые лучи особого вреда не наносили, если недолго под ними стоять, а вот дочка его с красивым и редким именем страдала гораздо больше, так что ему приходилось прикрывать и ее. Мужик был реально силен, степень развития псиона по схемам можно определить примерно, но вот то, что он делал, хоть и не ставило его вровень с повелителями, но где-то недалеко. Почти. Все портила топорность конструктов, никакого творчества, видно было, что это заранее заготовленные шаблоны, которые он словно вызубрил, но что с ними можно делать, не знает.

Кирилл с Дашей под лучами держались гораздо лучше, чем раньше, сказалась выучка Ашши – если один конструкт не заходит, и другой тоже, то их можно соединить. Взять, так сказать, все лучшее. А когда он разрушится, держать наготове следующий. К концу нашего марш-броска близнецы уже почти освоились, и могли продержаться под прямым светом не меньше десяти минут, но столько времени нам нужно не было.

Остров в поперечнике был чуть больше километра, да ещё надо было взять поправку в пять по диагонали. Шесть километров обычный человек проходит за час, пробегает – за двадцать минут. Псиону и пяти достаточно, главное, знать, куда двигаться. Я только задавал вектор движения, корректировал на каждой паузе, и у пещеры, один в один такой же, как та, где я прыгал в подземный храм, мы оказались через четыре минуты.

По пути я выдернул несколько растений, быстренько их рассмотрел и выкинул – может это и чамб, и клубни вроде такие же, но все равно что-то не то, подделка. А из подделки нормальный самогон не получится.

Вход в нужную нам пещеру был неудачный – с той точки зрения, что солнечные лучи беспрепятственно проникали внутрь. Пришлось городить защитный экран, возводя каменную преграду возле входа. Стало немного полегче, по крайней мере можно было заняться поиском прохода.

Помнится, лейтенант Орес со своим любимым пикефалесом тут что-то рисовали, но их портал появлялся с определённой периодичностью, и наводился с другой стороны. И по ночам, а ночи, судя по неподвижному светилу, тут не дождаться никогда.

- Та пещера лучше была, - сварливо заявила Ашши, оглядываясь. – Надеюсь, дорогуша, ты знаешь, что делаешь. Или я убью тебя вместо этой проклятой звезды.

Вместо ответа я подошёл к отполированной стене, на которой в оригинале этого места появлялся круг. Поводил рукой по поверхности, никакого отклика, потом ещё раз. Зелёная искорка, означавшая скорое появление портала, осталась в настоящей реальности. Хотя какая из реальностей настоящая, с каждым разом понять становилось все труднее.

- Что ищем? – Ним встал рядом и тоже начал водить руками по стене. – Вроде гладкая, сделана качественно, ты работу каменщиков проверяешь?

- Почти, - я кое-что заметил. – А ну, нажми вон на ту точку.

Арраш пожал плечами, мол, баре иногда странно развлекаются, и приложил ладонь туда, куда я указывал. Нажал. Со всех сторон к нему словно муравьи начали сбегаться оранжевые искорки.

- Ого! Марк, я впечатлён. Так и держать?

Я кивнул головой, дальше обследуя стену. Нашёл ещё одну такую точку, потом ещё. Каждая ничем себя не проявляла, кроме того, что искорка в моей голове загоралась чуть ярче. А вот когда дотронулся и нажал, как Ним, сбежавшиеся искорки образовывали символ на эме-галь. Но только одна, остальные хоть и отзывались, но ничего с ними не происходило.

- Можешь отпускать. И пойди, найди свою Каану с будущим тестем, - вступила в разговор Ашши. Ани быстро поняла, что значат все эти поиски, и почему точек оказалось семь – шесть по кругу, и одна в центре. – Похоже, без них тут ничего не выйдет.

Ним насчёт своего будущего семейного положения возражать не стал, только кивнул и исчез – телепортировался куда-то. А вот Даша серьёзно помрачнела.

- Дорогуша, - Ашши подошла к ней, обняла, девушка даже вздрогнула, от уми что угодно можно было ожидать, ну там пинка, льдышки в висок, разряда тока, но вот только не такого жеста. – Ты можешь дуться сколько угодно, но Ним – не для тебя.

- Это почему?

Мне, кстати, тоже было интересно.

- Разница в воспитании. Ты уж извини, милая, но в вашей реальности совершенно неправильное представление о браке – когда до самой смерти, в бедности и богатстве, в окружении детей и внуков. У нас принято в богатстве, это раз. Мы ведь псионы, а псион по определению не может быть бедным. И во-вторых, когда живёшь триста, а то и больше лет, и всегда выглядишь на двадцать-тридцать, глупо ограничивать себя одним мужчиной, как бы он не нравился. Или одной женщиной. Или десятком. Ним так с детства воспитан, так что все у вас закончилось бы сценами ревности, скандалами и прочими мещанскими развлечениями.

- А эта тощая клановая курица, значит, ему подходит? – едко заметила Даша.

- Ее не жалко, - Ашши пренебрежительно махнула рукой. – Кстати, насчёт тощей курицы. Что-то, дорогуша, у тебя задница начала расти, от того, что слишком много сидишь, наверное. Закончится вся эта нелепица, и я тобой займусь, уж будь уверена.

Кто бы сомневался, что этим все закончится. Любой разговор с Ашши был для неё поводом что-то изменить в воспитательном процессе – в сторону ужесточения.


Пока Ним охотился за клановыми, мы активировали остальные точки – сколько смогли. На стене горели пять оранжевых символов, один в центре, и три по окружности. Диаметр её получался около двух метров, вполне достаточно, чтобы пролезть неизвестно куда. Символы не гасли, просто висели в воздухе, в нескольких сантиметрах от поверхности, вполне эффектно, чтобы Тиа, зайдя в пещеру, уставились на будущий портал широко открытыми глазами.

- Невероятно, - хриплым голосом сказал Уркчи. – Ничего подобного не видел. Как вы это нашли?

- Случайно, дорогуша. Чего встал, иди, приложи свою руку немытую. Куда, догадаешься?

Лысого не надо было специально об этом просить, он дотронулся до стены бережно, даже ласково, точно в том месте, где должна была быть одна из отметок, и через несколько секунд оторвал ладонь.

Каану очень волновалась – рука ее слегка дрожала. Хотя, может, от усталости, по словам Нима, он за ними по всему острову носился, пока не перехватил. Последний символ зажегся, все они устремились в центр, складываясь в один. Точнее, образуя вполне понятную фразу.

- Остров будет уничтожен через двадцать минут, - вслух прочитала Даша. – Это что значит?

- Ну, во-первых, ты каким-то образом выучила этот язык, - спокойно ответил за всех Уркчи. – Поздравляю, если выживем, станешь хеис аис. А во-вторых, нам надо отсюда уходить, и побыстрее. Что-то я не хочу проверять, останусь ли я в живых после того, как тут все разрушится.

- Скорее – тут все выжжет, - Ним махнул рукой в сторону выхода, но мы и без этого заметили, что свечение местной звезды немного увеличилось. И продолжало усиливаться. – скоро тут будет очень жарко.

Оставалось только понять, что делать с этой надписью и как получить портал. Очевидно, что каждый символ приходился на одного из нас. Но надпись все решила за нас, снова распавшись на наши имена, которые теперь светились белым светом.

- Куда они пропали? – спросил Кирилл.

Ним хотел ответить, но вовремя спохватился. Правильно, белый свет – не для всех.

- Я его чувствую, - Уркчи приложил ладонь к центру. – Не вижу, но чувствую.

Он только чувствовал, а я их видел отчётливо. Круг завращался, и только моё имя оставалось неподвижным. Словно чего-то ждало. Крохотной белой искры, которую я в него кинул, Ним успел заметить, он даже одобрительно кивнуть успел перед тем, как из каждого символа выстрелили нити и утащили нас прямо сквозь стену.

Глава 20

Знакомое место – портальный круг немного выше поверхности пола, красные камешки по контуру, потолок неизвестно где, только у зала вместо восьми граней было тринадцать. Видимо, по числу уровней. Активным был проход только в одной из них, арка была затянута привычным туманом, красноватым, с проскакивающими золотистыми искорками.

- Сердце лабиринта, - спокойно, даже буднично сказал Уркчи. Он соскочил с платформы, прошёлся по кругу, дотрагиваясь до каждого проёма, двенадцать из них попытку их потрогать восприняли равнодушно, а вот тринадцатый отбросил лысого метров на пять.

- Ты тут уже был?

- Нет, - младший глава клана легко вскочил на ноги, - но знаю, что такой есть. Иногда лабиринт не может определиться, стоит ли группе проходить уровень за уровнем, особенно если разница в умениях большая, и они попадают сюда, каждый может выбрать себе испытание по силе. Отличие только в том, что на следующий уровень уже не перейти. Что выбрал, то выбрал. Но вот это странно.

И он показал на надпись над активной аркой.

Как там в Горце – There can be only one. Во времена моего детства в одной игрушке компьютерной даже такой чит-код был, переход к финальному ролику. Здесь финальный ролик мог только один из нас посмотреть, об этом недвусмысленно намекала надпись на общем языке, чтобы даже тот, кто до знания изначального не добрался, мог понять и никого не простить. И наши имена горели оранжевым - список на выбывание.

В общем, правильно, если не смог своих друзей перебить, какой же ты хесе-повелитель, они ведь, по представлениям клановцев, отбрасывали все условности и привязанности, переходя на свой секретный уровень. И получая при этом какое-то невероятное могущество, позволявшее им, как я уже успел убедиться, летать в космосе без подручных средств вроде носителей или ныряльщиков.

Правда, одну из таких могучих личностей я мечом прикончил, хотя это – секрет, тут считалось, что неизвестным науке способом. Если бы не непонятный клан за спиной, представители которого в лице Пашки-предателя гасили защитников местных правящих кланов направо и налево, думаю, меня бы давно похитили и разобрали на запчасти. А так мало ли сколько нас, таких умельцев, в галактическом захолустье. Ари вон какие сговорчивые стали. Кстати, эр-шатх был под рукой, даже оба – для них изоляция от внешнего мира ничего не значила. Тот, что раньше принадлежал эн Телачи, вроде успокоился и больше не пытался меня исподтишка уничтожить. Но все равно, своему я больше доверял.

- С кого начнём? - Ним размял пальцы, даже подпрыгнул пару раз на месте. – Да, тут не навсегда убивают, правда?

- Не навсегда, - успокоил его лысый. – Место известное, никто тут ещё не умер, правда, обычно арки другие активны, уровнями поменьше. Те, кому не повезёт сегодня зайти на последний уровень, очутятся снаружи, так что давайте быстренько перебьем друг друга, и я попробую наконец-то стать хесе. Или хоть посмотрю, что там такое, на последнем этапе, а то застрял на десятом, а это угнетает. Никто не возражает?


Пока никто нападать не спешил, да и на самом деле в лабиринт надо было попасть только одному человеку – Уркчи, не знаю, зря, наверное, он туда стремился, до десятого уровня может и доходил, но даже по шумерской градации что он, что его дочь были обычными, хоть и довольно сильными Усмиряющими. Он поопытнее, а дочка – посильнее. С повелителями все иначе – это или есть, или нет, врождённое генетическое уродство. Я бы, с моим подросшим ядром и неясным пока умением обращаться со схемами на эме-галь, точно туда не полез, из арки прямо-таки тянуло чем-то нехорошим.

Если оценивать реальные силы горцев, то я бы на первое место поставил Нима – думаю, против повелителей у этих клановых кишка тонка, ну а у нас, даже у меня, шансов точно не было, даже с эр-шатх, у Арраша был точно такой же. И владел он им куда лучше.

На второе место я бы поставил Ашши, та свой потенциал никогда не показывала, но что-то такое в пирамиде, где я эн Телачи прикончил, промелькнуло у нее, после чего я Усмиряющую совсем по-другому начал оценивать. Пусть не повелитель, но по силе – очень даже мощная женщина. Да, языки иностранные ей не даются так же легко, как мне или вон – Даше, но мастер спорта по боксу против лингвиста, это очевидный исход.

Мы с клановыми составили бы группу середнячков, у меня были свои козыри, у них наверняка – свои. Другое дело, что им было за что сражаться, а мне – нет.

Ну и близнецы в аутсайдерах. Правда, реальное оружие было только у них – они так и не расстались со своими Глоками и такт-скафами, на острове это не помогло, здесь и подавно вещи бесполезные, энергии хоть отбавляй, поле словно кто-то раскачивает со всей дури. Единственное, что не работало, так это телепортация, ее я первым делом проверил – перемещаться предстояло на своих двоих. Но если вдруг способности заблокируют, против пистолетов особо руками не помашешь, это мы ещё в тарквистовой башне проходили.

Уркчи внимательно оглядывал всех нас, явно выбирая, с кого начать.


- Поединок, - Ашши тоже заметила взгляды лысого. – Как раз самое время. А то потом помрете, и что с вас взять. Обоих. Не доверяю я вам.

Младшая Тиа обрадованно кивнула, старший, чуточку подумав – тоже. Ну да, одним конкурентом сразу меньше.

Свободного пространства было много, зал словно предназначался для всяких разборок, плита посередке отлично могла исполнить роль ринга, две женщины решительно двинулись в круг, встали друг напротив друга.

Правила поединка были очень просты – кто первый попросит пощады или умрет, тот и проиграл. Смерть для псиона – вовсе не конец жизни, а в лабиринте и подавно, поэтому первый вариант был более унизительным. Присутствующим помогать разрешалось, но не в критических ситуациях, судей не было, все на честном слове. Как в анекдоте про джентльменов и покер. Я восхитился таким доверием, особенно со стороны клановых, привыкших по трупам ходить и бить в спину, хотя шумеры – они тоже не ангелы были в этом отношении.

Ашши с равнодушным видом помахала рукой, отгоняя близнецов подальше, и продолжая движение, словно водой брызнула – в Каану полетели черно-зелёные капельки, в воздухе превращаясь в туманную взвесь. Из навешанных на девушку щитов половина слетела сразу, но вторая, с вкраплением красных и зеленых нитей, держалась, впитывая в себя чужую энергию, словно губка, и младшая Тиа тут же перешла в атаку. В ани со всех сторон полетели воздушные диски, один за другим. Их были тысячи, небольшие, размером с монету, они бились о защиту, растворялись, но постепенно щиты у Ашши проседали.

В который раз я убедился, что шумерские способы пси-атак на голову превосходят все остальные, виденные в этой и других реальностях, если первая схема у Ашши перемещалась в пространстве – хоть и очень быстро, следующие уже мгновенно переносились от точки создания к цели, перехватить их было невозможно, а при достаточной наполненности энергией они и сквозь щиты проходили, не взаимодействуя с ними. И это значило, что на схемы ограничение телепортации не распространялось. На расстоянии в несколько метров глазу это было незаметно, но на то мы и псионы, чтобы приглядываться к подобным мелочам.

Вообще, Ашши легко оперировала энергией, могла сделать с ней все, что угодно, конструкты возникали, сливались, разделялись, воздействие было не слишком сильным, но разнообразным. Если что-то не получалось, схемы изменялись прямо на лету. Каану защищалась с трудом, все, что она могла противопоставить – большой набор заготовок, причем некоторые были откровенно неэффективными. Зато у младшей Тиа сил было хоть отбавляй, да еще папаша ее, хоть сам на Ашши не нападал, и стоял поодаль, за пределами круга, но дистанционно держал щиты.

Я было тоже хотел помочь, но красноречивый взгяд Ашши мое намерение зарубил на корню. Ладно, раз не хочет, чтобы я вмешивался, не буду, взрослая уже девочка. К тому же, она не напрягалась. Да, впечатление создавалось, что работает псион на пределе, но я-то видел, что не старается особо.

Со стороны обычному человеку показалось бы, что две молодые женщины просто стоят на месте и смотрят друг на друга, слегка разведя руки, только вот камень возле них так и взрывался, правда, потом быстро зарастал, но мелкое крошево разлеталось как шрапнель. Хорошо хоть здесь они этим занялись, а не в людном месте, иначе быть многочисленным жертвам. А так – ну Кириллу ухо и щеку посекло, сам виноват, подставился, Даше чуть не оторвало руку и пропороло бок крупным осколком. Причем попала она под дружественный огонь, полезла посмотреть поближе, что Ашши делает, та ее и отогнала.

В глазах рябило от такого количества постоянно создаваемых схем, они вспыхивали, рассеиваясь, обе соперницы оранжевыми линиями бору не ограничивались, с успехом разрушая чужие заклинания зелеными жгутами.

Мы с Нимом отошли подальше от греха, близнецы лечили друг друга, и только лысый суетился возле ринга.

Ашши постепенно додавливала Каану. Все-таки опыт – великая вещь, а в сочетании с умением и талантом вообще давал потрясающий результат. Младшая Тиа едва успевала останавливать кровь, хлеставшую из многочисленных ран, ожоги покрывали не меньше половины тела, один глаз вдавился глубоко в череп от мощного воздушного удара, а правая рука ломалась уже не меньше десятка раз. Не знаю, что Ним в ней такого нашел, сейчас она выглядела так себе. А этот рыжий извращенец при виде таких травм даже ещё больше возбудился. Кеша Второй.

- Это чудо, а не девушка, - отмахиваясь от очередного обломка камня, заявил он мне. – Марк, как думаешь, я ей понравился?

- Ты вообще из достоинств, - из камешков я склепал скамеечку и сидел, вытянув ноги, удобство превыше всего. – Кто, если не ты. Кстати, помочь ей не хочешь?

- Нет. – Арраш пристроил свою скамеечку поближе к моей. – Девушкам полезно преодолевать трудности. А ты Ашши не хочешь помочь?

Казалось, зу Маас-Арди тоже досталось по полной, клок мяса, вырванный из бедра, болтался кровавым ошметком вместе с тканью, в разорванной щеке мелькали оставшиеся зубы, да и на месте она стояла еще потому, что с развороченной коленкой не побегаешь. Но все равно, преимущество было явно на ее стороне – и раны могла бы давно излечить, и темп нарастить. Может, клановым казалось, что силы у нее вот-вот кончатся, но я-то видел, Ашши по-прежнему свежа и полна энергии.

Последний удар она явно не собиралась наносить, сдерживалась, чего уж там, понятно было, что они с Тиа заранее договорились, и теперь как в рестлинге – работают на публику. Точнее говоря, Ашши работает, с Каану все было гораздо хуже, она и вправду держалась еле-еле, расходуя собственные резервы, и вот-вот могла упасть, даже без удара.

Вовремя вмешался лысый Тиа – увидев, что его дочери сейчас придёт конец, он подскочил к ней, положил ладони на виски, от его плеч к голове Каану заструился красный огонь, тут же щиты окрепли, схемы Ашши вязли в них, словно в песке. Младшая Тиа, вроде как поникшая, приободрилась, да и конструкты совсем другие у нее стали получаться, явно привнесенные – надо будет потом изучить, как они так могут, Уркчи явно сражался уже сам, используя Каану как куклу. Тысячи тонких красных нитей рванули к Ашши, опутывая ее, словно кокон, движения ани стали замедленнее, причём заметно – она даже ладонь не могла нормально повернуть, мешало что-то.

Я чуть дернулся, чтобы помочь, но Ним еле заметно покачал головой. Ну да, если надо, он сам вмешается. Кирилл вскинул пистолет, но тут уже я ему не разрешил, хотя идея проверить оружие в лабиринте – неплохая, вдруг сработает.

Ашши меж тем уже не двигалась, только стояла и злобно глазами вращала, слишком злобно, а Каану наоборот, решила, что хватит на месте топтаться. И сделала шаг в направлении соперницы, потом еще один, не переставая ее обстреливать новыми красными стрелками, каждая из которых причиняла Ашши видимую боль.

В руках младшей Тиа появился красный меч, полностью состоящий из туго сплетённых энергетических нитей, Каану махнула им несколько раз, словно проверяя, достаточно ли удобно сидит в руке, и приблизилась как раз на расстояние удара. Отвела руку в сторону, насмешливо посмотрела на ани.

- Сдаешься?

Та злобно что-то прошипела.

Каану кивнула, медленно повела мечом на уровне горла противницы.

И уперлась в подставленную руку Ашши.

Тиа недоуменно посмотрела на нее, нажала, но меч дальше не шел, и вырвать она его не могла – он словно увяз в схватившей его ладони ани. А по силовому клинку в сторону Каану выстрелила толстая синяя нить, опутала руку, и сметая щиты ринулась вперед. Ашши ничего не делала, просто стояла и смотрела, как синева опутывает соперницу, превращая ее кожу в камень, и начиная выжигать ядро. Ну что же, Стелла и в этом принесла пользу, поделилась фамильным секретом, только вот я не способен был сделать так же, а Ашши – легко.

Уркчи попытался отдернуть руки, но не мог, они словно прикипели к вискам дочери. Вся правая рука Каану покрылась черным наростом, он пошел дальше, вниз по телу, оставляя только шею и голову нетронутыми.

- Ну что? – тут Ашши сделала шаг, вплотную подойдя к младшей главе клана. – Хочу услышать от тебя одно слово, и учти, дорогуша, ядро после определенной степени разрушения уже не восстановить даже вашим хвалёным хесе. Твоего лысого предка это тоже касается. Ну?

Каану что-то прошептала, настолько тихо, что даже я не услышал, может, там и звуков не было, только губы двигались, но Ашши это было достаточно.

- Умничка, - улыбнулась она, заращивая повреждения, и вытягивая источник разрушения из тела жертвы. – Марк, помоги. А то и вправду помрет, бедняжка.


Пока тысячи белых искорок уничтожали синюю смерть, Уркчи ждал. А потом резким движением сломал дочери шею, та замерцала и исчезла. Тут же стал серым ее значок над входом.

- Она твоя, - бросил он Ашши.

И хлопнул в ладоши.

Такого я еще не видел, кровь, натекшая из Каану, поднялась в воздух мельчайшими капельками, они на ходу становились коричневыми, а потом дождем пролились на Ашши. Та для вида пыталась сопротивляться, но то ли сил уже не было, то ли желания и дальше развлекаться подобным образом, только капли прожигали ее насквозь, через секунду ани стала похожа на сито. По лицу Ашши пробежала недовольная ухмылка, сама она замерцала и тоже отправилась на точку местного респауна.


- Сильная, -Уркчи стряхнул руки, словно освобождаясь от чего-то гадкого, - но я – сильнее.

Спорить я не стал, хочет человек так думать, его право. Гендерный шовинист. Но одной Ашши лысый не ограничился. Он выставил ладони в сторону близнецов, спокойно стоявших поодаль, тех словно волной снесло, и через секунду их изломанные тела исчезли.

- Смерть в бою – ценный опыт, ты скажешь мне спасибо, Уриш, - и в сторону Нима полетело что-то убойное. Рыжий вполне натурально изобразил смерть, ослабив щиты практически в ноль, и тоже исчез. Ну и ладно, меньше народу, больше места для веселья.

Увидев, что мы остались одни, Уркчи остановился.

- Ты или я, - сказал он. – Хотя что там себя обманывать, я.

- Но Каану переходит в мой клан, - напомнил ему. – Тебя ведь устроил бы любой вариант?

Уркчи только криво улыбнулся, и бросился на меня, на ходу окутываясь в черный туман. Руки его словно удлинились, обхватывая мое горло, чернота, легко проникая в тело, начала расползаться, обволакивая нервные центры. Мужик был не только силен, но еще и опытен, он точно знал, где и как надо надавить, чтобы защита пропустила конструкты.

Но такое мы уже такое проходили, и не раз, правда, модуль меня обычно выручал, а тут он что-то подзавис в компании с дракончиком. Но с тех пор, как Ас-Эрхан Уриш решил, что ему не помешает еще одно тело, на месте я не стоял, думал и придумывал, как себя от такого же обезопасить в будущем. Чернота – она ведь опасна тем, что глушит поле, не дает ядру отзываться, поэтому и схемы не срабатывают, и внутренние повреждения не заращиваются. Создаётся дубликат ядра, фальшивый, и управляет им другой человек.

Это управление можно перехватить, если знать – как, а заодно и того, кто управляет. Можно лечить следствие, а можно причину. Мне всегда нравилась хирургия, когда отрезаешь все ненужное, а оставляешь – нужное. Не то что травматология, где отрезают все подряд. В молодости не стал врачом, не хотел, а теперь вот умел лечить, и что самое важное, себя, любимого.

Уркчи замер, и чёрный студень внутри меня завис, словно раздумывая, что делать дальше. Правильно, с проклятым клинком возле горла лучше резких движений не делать.

- Откуда у тебя это? – тихо спросил он.

Это он еще меч не видел, представляю, как удивится, если не прекратит хулиганить. И вообще, поболтать во время смертельного поединка моё хобби, этого я у других псионов набрался.

- Отобрал у одного хесе, - сказал чистую правду. Если этот Уркчи выживет и расскажет другим, возникнут вопросы, но я решил рискнуть.

- Но он слушается тебя. Как?

Я даже не знал, что ответить. Странный вопрос, кто держит ножик, того он и слушается. Если здесь, в этом мире, по-другому, мне их искренне жаль. Ашши вон кинжал Стеллы подобрала, и ничего, не болеет почти, да и у меня с давних пор полный комплект был, а с недавних – ещё один, если придётся, плита вон неподалеку есть, что делать, я знаю, а лысый для жертвы просто идеальный кандидат, и одарённый, и неприятный, и румяный – а значит, крови в нем много.

Уркчи, не дождавшись ответа, медленно, очень осторожно втянул обратно черноту, перестал наконец сжимать мою шею.

- Когда-то давно, - сказал он, - до того, как в нашу галактику вторглись к-ранги, такие кинжалы были у первых жрецов Восемнадцати, с их помощью они убивали одарённых. Точнее говоря, переселяли их сознание куда-то. Когда часть древних ушла, они унесли почти все с собой. Те, что остались, ими могут пользоваться только хесе, для остальных кинжалы бесполезны, обычные клинки, только уничтожить их нельзя. А этот, я его словно чувствую. Он как-то связан с Тринадцатой? Ты ведь тот, кому ящеры в храме указали верный путь?

И тихонько провел пальцем прямо по острию проклятого кинжала.

На подушечке пальца выступила чернеющая кровь, лысый начал чертить прямо в воздухе красные знаки – один в один те, что были у него на черепе выгравированы. Дорисовал, и уставился на меня. Ну прям великий мастер-архитектор, осталось только соединить наши руки в Тубал-каин.

Пригляделся к надписи, ну да, если поменять символы местами, может что-то и получится. Передвинул третий на место первого, Уркчи внимательно следил за тем, что я делаю. Но ничего не говорил, и лицо прям каменное, никаких эмоций. А мог бы и поддержать, мало ли не то совсем получится, и придется его тут убивать. Эр-шатх делал это качественно и навсегда, не думаю, что младший глава клана Тиа появится снаружи.

В голову пришла дикая совершенно мысль, эме-галь – язык гибкий и непредсказуемый, недаром каждый знак в нем существует минимум в четырех измерениях. С красными линиями у меня получалось не очень, да и пальцами в воздухе рисовать как-то по-детски получается. Сложил ладони лодочкой, и внутри загорелась закорючка, которую мне хранитель Третьего навязывал. А Эреш-кигаль, или кто там за нее в системе, отвергла, но не насовсем, а на время.

Белоснежный знак выплыл из ладоней, приблизился к красной надписи, и резко втянул ее в себя, превращаясь в символ покорности.

А потом впечатался в лоб Уркчи.

Тот радостно улыбнулся, хотел что-то сказать, но замерцал и исчез. Все же, как мало надо человеку для счастья, татушку на лоб набить.

Над аркой гордо мерцало моё имя, остальные серые значки пропали. Значит, придется идти, не просто же так меня сюда завело.

Попытался вызвать кота, с ним в такие места спокойнее соваться, но тот вообще не отвечал, словно отрезало. Хотя ещё недавно хоть слабо, но откликался. Связи вообще ни с кем не было, значит, придется выбираться отсюда как-то самостоятельно. Хесе мне все равно не стать, просто посмотрю, куда местные одаренные так стремятся.

Клубящийся туман пропустил меня свободно, я как раз делал шаг, чтобы наступить на продолжение пола за аркой. И провалился вниз.

Глава 21

Я лежал на каменной плите, практически голый, руки и ноги приклеены какими-то мерзкими серыми кляксами к граниту, любая попытка создать схему, хоть обычную, хоть из символов древнего языка, отзывалась только головной болью. Попытался ощутить рукоять призрачного меча, но его словно не было. Равно как не было вообще моего привычного внереального кармана.

Головой я мог вращать свободно, каменный квадрат, на который меня уложили, находился в небольшой комнатке, от края плиты до стены было всего метра два. Проем без двери, через который было видно коридор, находился со стороны ног, а со стороны головы пространство было занято столом, за которым кто-то явно сидел, судя по дыханию.

Послышался скрип чего-то отодвигаемого, и над моим лицом появилось другое – коротко стриженного молодого человека, с синеватым оттенком кожи. А может, тут освещение такое было. И черты лица у него были какие-то неправильные, словно от разных людей собрали.

Губы незнакомца раздвинулись, он что-то сказал, но я не понял – вместо звуков шли какие-то хрипы, сначала он просто пытался до меня донести свою мысль, а потом ещё и пальцем в лицо тыкать стал. Наконец, поняв, что кроме откушенного указательного пальца, ничего не добьётся, успокоился, хлопнул ладонью по столу и затих.

Минуту ничего не происходило, а потом в комнату зашла лысая девушка в обтягивающей одежде, закрывавшей ее полностью по шею от кончиков пальцев, с татуировками на черепе.

- Что тут у нас? – небрежно на меня взглянув, произнесла она на языке, похожем сразу на оба – и на общий, и на эме-гир. И эту смесь я, как ни странно, прекрасно понимал. – Очнулся? Отлично. Готовь аппаратуру.

Девушка наклонилась ко мне, слишком близко, практически улеглась, оттянула левое веко, нажала на висок.

- Вроде готов. Ты меня понимаешь?

Я кивнул.

- Странно себя ведёшь, словно память потерял. Ничего не помнишь? Третий случай уже за сегодня, блокиратор барахлит, наверное. Эти техники только изображают, будто работают, эй, тебе надо настроится. Можешь создать схему покоя? Не знаешь? Вот.

И она нарисовала значок на эме-галь.

- Давай, мысленно. Ох как хорошо, - похвалила она. А меня тем временем просто выгнуло от боли. Отличная шутка, надо будет повторить с кем-нибудь еще. – Ты не безнадежен. Ладно, красавчик, лежи, сейчас за тебя примутся. Что-то хочешь спросить?

- Где я? – задал тупой, но совершенно естественный вопрос.

- Я этим техникам руки поотрываю, - мстительно пообещала девушка, - совсем не следят за материалом. Ты на Слиянии, где же еще, глаза разуй. Подожди, как-то ты молодо выглядишь, и структура у тебя свежая. Не помнишь, из-за чего ты тут? Может, скрываешься от наблюдателей? Хотя плевать, все равно, я тебе завидую. Скоро ты присоединишься к новому Центру, какой у нас он по счету, шестой? Я бы не смогла вот так все бросить, и пожертвовать собой для других.

Я был тоже не готов. Как, впрочем, и к тому, чтобы воспринимать это как какое-то кино, боль была вполне натуральной, и противный запах изо рта склеенного парня – тоже. Но мое мнение девушку не особо интересовало. Она отпихнула хозяина кабинета, нацепила кусок студенистой массы мне на макушку.

- Лежи, сейчас хесе все сделает.

И быстренько выпорхнула из комнаты, оставив меня наедине с укушенным. Его лицо снова появилось над моим, усмехнулось приклеенными губами. Это он, что ли, хесе? Придурок этот?

- Сейчас ты сдохнешь, - кое-как через хрипы пообещал он.

И всадил мне в глаз чёрный кинжал.

Боли не было, наоборот, я почувствовал что-то вроде облегчения. Медленно, начиная с самых кончиков пальцев, мое тело начало превращаться в черную тянучую слизь. Размягчилось, образуя желеобразный комок, который через несколько минут стал совсем жидким, и стек через крохотные отверстия в плите, в трубу, сознание словно вырвалось из клетки, вместе с черной жидкостью потекло куда-то по невидимым проводам и оказалось среди тысяч таких же. А потом все померкло.


Ненадолго, я снова оказался жив и здоров, вот только не полностью. Не думал, что ощутить себя обычным человеком для меня – так необычно. Да, при желании можно заблокировать ядро, почувствовать все несовершенство тела и разума, но все равно, та часть сознания, которая отвечает за безопасность, при малейшей угрозе вернет все обратно. И блокировка эта скорее виртуальная, ядро никуда не исчезает, и ощутимо резонирует с всплесками энергетический полей.

Сейчас ничего этого не было. Возможно, ядро осталось, но я его не ощущал. Может быть, и часть сознания все еще бдила, но опять же, втайне от меня. Я мог сколько угодно пытаться создать схему, создать что-то из ничего – вполне решаемая задача, но не сейчас и не здесь. Вообще, если перед этим я был точно собой, то сейчас будто в другого человека вселился. Внешне и внутренне один в один, но будто создали клона, и в него копию моего сознания засунули. Да еще эта дурацкая явно военная форма на теле совершенно не подходила под мой облик свободного капитана-боярина. Зато отлично подходила под интерьер, вокруг было много металла, пластика, каких-то приборов и рядом с входом стояли двое в боевых скафах.

Хотел глаза протереть, помешали толстые перчатки.

- Вот ты где, - раздался голос сзади, язык не то чтобы незнакомый, что-то среднее между общим изначального мира, и эме-гир. Повернулся, на меня пялилась какая-то пожилая женщина с торчащими в разные стороны пучками волос, в такой же форме, как и у меня, только побогаче разукрашенной. – Новенький, забыл, где твое рабочее место?

Я кивнул. Мало того, не просто забыл – напрочь не знал.

- Бегом в третий сектор, там тебя заждались. И не забудь коммутационный хаб, - она протянула мне какую-то коробочку. – Чего уставился, не знаешь, как визор включается? Прислали пополнение на мою голову.

Она дала мне пощечину. Точнее говоря, я сначала так подумал, а на самом деле хлопнула за левым ухом, и сразу мир раскрасился в дополнительные цвета.

Возле женщины загорелся ряд клинышков. Главный специалист Ши-ин-ини. Охранники самые обычные рядовые, служба внутреннего контроля. Себя попытался рассмотреть, но тут главный спец меня чуть ли не носом ткнула в оранжевый пунктир, и я посеменил вдоль него к новому месту службы. Заодно нащупал за ухом бугорок, нажал – все пропало. Поскорее вернул обратно, самому даже интересно стало, что за последний уровень такой, армия?

Длинный коридор петлял, открывая проходы в разные помещения, в некоторых находились люди, но большинство были пустыми. В одном из них я заметил крохотный чёрный смерч, он ползал по полу, собирая пыль.

Оранжевый пунктир привел меня в большой зал, вокруг которого по кругу сидели люди за панелями управления. Не двигались, только ладони прижали к столешнице, словно медитировали. Мое место для дзена находилось между какими-то двумя сутулыми тощими парнями, с длинными нечёсаными волосами и тонкими ручками. На их месте я не стал бы носить майки-алкоголички, но мое мнение тут ничего не значило, именно в таких они и сидели. Так же, как и остальные. Расстегнул клапаны форменного кителя, убедился, что и на мне такая же фигня надета.

Уселся, положил руки на панель, перед глазами замелькали какие-то схемы, явно чертеж полезного агрегата.

- Ты готов? – это тот, который справа, меня спросил.

Я кивнул, в ладонь что-то кольнуло.

- Сегодня великий день, - правого проперло на общение, - запуск нового Центра-формирователя. Ты новенький? Что, просто послали сюда, ничего не объяснили?

Обожаю такие моменты, сейчас начнет вводить меня в курс дела.

Но правый не стал, прикрыл глаза и отдался работе. А у меня не клеилось с ней, что делать, я не знал, в чертежах ничего не понимал, и зачем вообще этот формирователь, даже не представлял. Меж тем производственный процесс подошел к какой-то важной точке, все, в том числе мои соседи, оторвали руки от панелей, сложили перед собой крест-накрест, прям секта. Я повторил движение за ними, смотрел туда же, куда и остальные. В центральную консоль.

От каждого места, прямо из панелей, отрывались искры, и через консоль впитывались в светящийся шар, висящий непонятно где. Голову сдавило, словно что-то вытягивало из меня мозг, я привычно поставил блок, и он неожиданно сработал. А другие работники старались вовсю, судя по их лицам, ощущения были не из приятных, но сжатые решительно губы, нахмуренные брови и складки на лбу говорили, что так нужно, и это нормально.

- Что-то не так, - Ши-ин-ини появилась возле меня, она поочередно клала руку на макушку трудягам, и до соседа моего сейчас очередь дошла. – Формирование замедлилось. Проверьте.

Сосед справа прижал ладони, от него к превратившемуся в звезду центру процесса протянулась ниточка, но я видел, что на шаре появились трещины, словно изнутри что-то пыталось его разорвать.

- Переполнение данных, - буднично доложил сосед. – Слишком много сознаний. Фиксирую дополнительные каналы, смотрите, их слишком много. Перегрузка матрицы. Мы теряем контроль над Центром.

Главный специалист выругалась, одним пинком снесла правого с его места, уселась, нить стала толще, ближние к нам трещины начали зарастать.

- Степень самостоятельности растет, - не унимался стоящий рядом задрот, - аварийная ситуация. Контроль утерян.

- Вижу, не слепая, - Ши-ин-ини старалась как могла, по ее морщинистому лицу катился пот, в зал вбегали люди в такой же форме, занимали места у панелей, вышвыривая прежних сидельцев и пытаясь стабилизировать ситуацию.

- Он уходит, - прокричал мужчина с белой шевелюрой, - портал не отвечает.

- Это не у нас, - женщина, занявшая место рядом со мной, откинулась в кресле, - сообщения из разных точек, формирователи выходят из-под контроля.

- А что круг?

- Кто знает этих Центров, возможно, смогут как-то противостоять. Их восемнадцать, он один. Так, а это что?

Место светящегося шара заняло изображение звездной системы, я ее сразу узнал.

Рядом с планетой висел этот самый шарик, небольшой, судя по масштабу, километров десять в диаметре, очень похожий на корабль к-рангов. Внезапно он выплюнул какой-то сгусток в нашу сторону.

- Что он делает? – Ши-ин-ини вскочила. – Там же люди, объявляйте эвакуацию.

- Уже, - беловолосый мужчина спокойно встал. – Мы не успеем всех вывезти, почему не дезактивировали формирователь?

- Не отвечает, - ответила женщина, тоже спокойно. Нажала что-то на панели, и та погасла. – Мы сделали это.

Ши-ин-ини потянулась за оружием, но охранники уже держали ее на прицеле. А остальные люди в скафах раскладывали по стенкам бывших операторов.

- Спокойно, - мужчина потянулся. – Эту галактику давно пора очистить от всякого балласта. Наплодили тупых дикарей, почти уничтожили потомков создателей, заселили планеты всяким сбродом. Миру нужна революция, а не эволюция, тогда может быть мы сможем… Что это?

- Боевая станция разворачивается в нашу сторону, готовится выпустить торпеды. Вы что, не блокировали портал? Сигналы от Второго не должны проходить.

- Идет перехват сигнала, - доложил еще один. – Но это ничего не значит, вся портальная сеть контролируется Шестнадцатым.

- Ну что же, мы это предполагали, пора уходить, - мужчина с белыми волосами вычертил в воздухе портал, полыхнувший красным. – Точку сбора вы знаете.

- А мы? – возмутилась женщина, сидящая рядом со мной. – Вы обещали нам убежище.

Мужчина только улыбнулся, и исчез. Вместе с ним исчезло еще трое из тех, кого я видел. А еще через несколько секунд вся лаборатория, в которой мы находились, превратилась в очень горячее место. Взорвалась.

Казалось, мое тело исчезло, а сознание мотает по пространству, словно пылинку в солнечном луче. Но постепенно движение мое замедлилось, я остановился – только для того, чтобы увидеть, как серая масса уничтожает органику на планете.


А потом тело мое вернулось, привычное, с ядром и способностями. И перехваченным модулем. Я сидел на холодном и очень жестком гранитном полу скрестив ноги. А напротив меня, на толстом матрасике, полулежал знакомый по глюку лысый дед. В узловатых артритных пальцах он держал пиалу с чем-то ароматным, отхлебывал и, хитро прищурясь, смотрел на меня. На белоснежных стенах висели картины садистского содержания, вроде тех скульптур, что я нашел в храме на своей планете. На первый взгляд обычные житейские ситуации, но вот стоит вглядеться в нарисованных персонажей, и понимаешь, что перед тобой маньяки и извращенцы. У кого нож за спиной, а у кого уже в спине, а то и похлеще чего.

- Это каждый хесе тут так, сначала кино смотрит, а потом беседует? – оставил картины на потом, решил прояснить ситуацию.

Дедуля хмыкул недовольно.

- А ты чего тут хотел найти, чудовищ? У каждого последний уровень свой, кто-то должен сражаться, кто-то созидать, а кто-то, как ты, Марк, ищет ответы на вопросы.

- Ничего я не ищу, - попытался откреститься от вселенских проблем.

- Ну как сказать, - дед швырнул пиалу в картину, нарисованный человечек с гадкой ухмылкой, цепко держащий за руку заплаканную девочку, поймал ее и спрятал в карман. – Ты же не пустил Уркчи, правда, делать ему здесь нечего, не бывать этому предателю повелителем потоков. Сам же припечатал его знаком Тринадцатой, а тот только обрадовался. Тебе, наверное, знакома эта ситуация, делаешь добро, а люди нос воротят, спасибо готовы говорить кому угодно, только не тебе.

- Так я тоже вроде как с вашей отступницей дружу, - признался. – Значит, не выйдет из меня хесе.

- Не выйдет, - согласился дедок. - Не дорос ты ещё, хотя от модуля сумел избавиться, молодец, сбросил поводок, значит, не все потеряно. Приходи лет через двадцать, так и быть, устрою тебя в эту теплую компанию.

- Загадки не люблю, - сообщил я деду. – С детства не перевариваю. Для меня все эти ребусы, кроссворды и шарады – пустая трата времени. Вот скажи, что ты хочешь, и я пойду. Меня ждут.

- Кто тебя ждет, - засмеялся собеседник, - оглянись назад, Марк, посмотри на свою жизнь. И найди в ней хоть одного человека, который сейчас в тебе нуждается.

Этот старый мудак был абсолютно прав. Просто сказал то, что я и сам прекрасно знал, но не очень-то хотел признавать. На моей Земле я сделал все, чтобы без меня с родными ничего не случилось, и они прекрасно себя чувствовали, в мире ноль я сам обрезал все нити, на моей новоприобретенной планете прекрасно все шло без меня. Вон, даже чамби у меня практически отжал какой-то таинственный компаньон. Никому я не нужен, такой хороший, умный и красивый.

- Может быть, ты нуждаешься? – осторожно предположил я.

- Может, и я. Только я не человек, - дедуля кивнул. – Ты же видел, как нас создавали. Помнишь ритуальный кинжал, сознание среди десятков тысяч других? Девятнадцатый, которого, говоря вашим языком, взломали одарённые? Центр терраформирования, отличный проект, он был предпоследним, и на его наполнение эти умники, которые устроили диверсию, пустили всякий сброд, вроде сектантов, всяких чокнутых идеалистов, преступников с отсталых планет, фермеров и добытчиков. Это по основному каналу шли военные и специалисты, ну вроде тебя.

- И что, вы все так созданы? Из сброда?

- Ну уж нет, с нами восемнадцатью все было хорошо. Энтузиасты-ученые, которые верили, что их разум после смерти тела послужит человечеству. Бойцы, срок которых подошёл к концу. Врачи, учителя, художники, все те, кто отдавал последние дни своей жизни будущим поколениям. Они стали основой для нас. Мы создавались из десятков тысяч добровольцев. Были среди них доминантные личности, взявшие верх над остальными, вроде Эрши, но другие сознания никуда не делись, так что я гораздо больше, чем просто человек.

- А остальные? Не доминантные?

- Ты помнишь те двадцать миллиардов, что прошли через тебя? В памяти остались немногие, остальные растворились – похожие судьбы, стандартные эмоции. Запоминается то, что выбивается из общей массы. Теперь такое не делают, не умеют, вот в старые времена и технологии были получше, и вообще все было зеленее и краше.

- Не могут слить сознания? – не поверил я.

- Чтобы те, кто слились, не чокнулись – нет. После второго десятка нужно контролировать процесс, а это нынешним недоумкам недоступно, - дедок хихикнул. – Иначе получится Девятнадцатый.

- Значит, вторжения не было никакого? – задал я очевидный вопрос.

- Отчего же, - Первый вздохнул, - оно было, только люди сами его создали. У вас, разумных и сознательных индивидуалистов, есть крайне неприятная черта, вы гадите там, где живете. Вроде когда вы вместе, каждый из вас прекрасный семьянин, товарищ и сослуживец, а копнуть, вон, на картинки посмотри, через одного мразь и подлецы.

Я спорить не стал, этому сборищу сознаний лучше известно. Но решил уточнить.

- Все ведь уже закончилось? Устроили небольшой производственный бардак, потом исправили, можно жить дальше.

- Нам пришлось пытаться исправить то, что сделали вы, люди, - поморщился дед, отхлебывая из десятой, наверное, по счету пиалы. – Переподчинили порталы, попытались уничтожить Девятнадцатого, но тот отожрался на обитаемых планетах, подлец, и распался потом на миллиарды отдельных личностей. Ущербных копий. Ты их видел – куски протоплазмы, метут все подряд, живут там, где обычный человек загнется. Поодиночке они безопасны, плохо будет, если снова соберутся вместе. Но оружие против формирователей у нас есть, если что, пустим в ход.

- Значит, никакой угрозы нет, и эти остальные восемь – они зря уходили?

- Им казалось, что нет, не зря. – Первый создал новую пиалу, снова принялся за чай. Тощий, а влезло в него уже литра три, не меньше. – Тринадцатой было известно что-то такое, из-за чего она испугалась. Но для того, чтобы узнать то, что знает один из нас, другой должен его поглотить, а это не такая уж лёгкая задача, скажу тебе. Может, со временем это и удалось бы, но она сама сбежала, и других с собой уволокла, потому что ей одной то, что они сделали, не осилить было.

Он прикрыл глаза, изображая уставшего старого человека, но я только молчал. А чего тут говорить, вечер откровений продолжается.

- Эрши сбежала, создала свой собственный мир, - дедок как ни в чём не бывало запустил очередной пиалой в очередного нарисованного мерзавца, - из крохотной сингулярности он за те сто с небольшим тысяч лет, что прошли здесь, достиг в поперечнике полторы сотни тысяч световых, каждый ваш год там раздвигает границы тоже на год, только световой. Вот и вышли у вас кастрированные реальности, размером чуть больше галактики. Подумать только, еще полтора-два миллиона лет, и вы сможете летать в соседние, хотя бы на краешек. Как у тебя она называется, ближайшая, Туманность Андромеды?

Я кивнул. Раз этот парень залез ко мне в мозг, то зачем вопросы задает. Деда это не смутило, монолог – значит монолог.

- Проблема в том, что сейчас вы в островке стабильности, время кое-как синхронизировалось несколько тысяч лет назад, и ближайшие полторы тысячи лет ничего особого не произойдёт. А вот потом, Марк, временные векторы начнут расходиться. Через сотню миллиардов лет по вашему времени на месте каждой реальности возникнет целая вселенная. Представь, здесь – одна, а там – миллионы, даже коллапса черных дыр не нужно ждать, возникнет перекос, эту вселенную просто разорвет. И ладно бы на вашей стороне что-то осталось, но там тоже уже ничего не будет.

- Знаешь, Первый, - я поднялся, подошел к одной из картин, на которой несколько мрачных личностей в черных балахонах кого-то разделывали на части прямо руками, похлопал по ней, - в чем разница между нами? Мы, в отличие от вас, чокнутых непонятно каких сознаний, смертны. А значит, все наши ощущения и планы субъективны, не станет нас, и их тоже для нас не станет. Мне вот плевать на то, что будет через полторы тысячи лет. Ни меня, ни моих детей, ни их детей скорее всего в живых уже не будет, на наш век хватит и этой вселенной, и тех реальностей. Почти полторы тысячи лет стабильности, вот что нас ждет. А потом можете коллапсировать хоть по три раза на дню.

- Очень разумно сказано, я в восторге, - Первый несколько раз приложил одну ладонь к другой, аплодируя, - ты не учёл только одного. Точнее говоря, не знаешь. Закончится окно, закончится возможность для живых существ свободно проникать через границу миров. Звезда, которая переносит вас из мира в мир и создает возмущение поля, превратится в кротовую нору, как вы говорите, соединяющую нас. Но там есть такая штука, как горизонт событий – с той стороны сюда никто не пройдет, а с этой – бессмысленно. На происходящее уже нельзя будет повлиять. Что бы ты делал, если бы, скажем, кто-то на твоей планете вырыл глубокую шахту, заложил туда заряд, и может его взорвать. И от этого взрыва от планеты не останется ничего. Сидел бы и ждал?

- Нет, прибил бы подлеца, - честно ответил я. – Заблаговременно.

Дед шевельнул пальцами, перед нами появился диск, полный крохотных точек. Млечный Путь. Потом он сам превратился в крохотную точку среди таких же, они тоже объединились, стали искоркой и растворились среди миллионов себе подобных.

- Вселенная не бесконечна, но очень велика. Сейчас она превосходит все те реальности, которые созданы. Сколько их там, десятки тысяч, сотни, пусть даже миллионы, крохи по сравнению вот с этим. А теперь представь, что произойдет, когда каждая из этих реальностей разрастётся до размеров вселенной. У вас пройдут десятки миллиардов лет, а здесь – только десять тысяч. Размер имеет значение, Марк, эту вселенную просто высосет через сингулярность.

Я недоверчиво хмыкнул.

- Не веришь? У меня было время подумать и просчитать, для этого, собственно, меня и создавали. Самый простой вопрос, который приходит на ум – почему никто за время существования вселенной не сделал то же самое, ведь существовали и другие цивилизации в огромном множестве галактик, и наверняка существуют сейчас, и каждая придумывала и придумывает способы, как эту вселенную уничтожить. Я нахожу только один вероятный ответ, те, кто это попытался сделать, их стёрли. Не то что раздавили как букашек, там все-таки пятно остается, просто как тряпочкой по столу провели – без следа, ни артефактов, ни останков, ничего. И нас тоже сотрут, вместе с реальностями и прочими изобретениями чокнутых центров сознаний. И тебя, и твоих родных, и какого-нибудь пятилетнего мальчишку на далекой планете в далекой реальности вместе с его родителями, бабушкой и младшей сестренкой – всех, никто не спасется. Знаешь, так, мимоходом, раз, и нет человечества. Еще одна мертвая галактика, за сорок миллиардов лет их много накопилось. С прошлой генеральной уборки.

- А не проще эту кротовую нору убрать? – задал я другой вопрос, ещё более очевидный.

- Можно, - дедок улыбнулся. – Для этого и нужна Тринадцатая. Пусть уберёт за собой. В сущности, ты уже мне помог, первый из всех тех, кто пытался, или делал вид, что пытается. Ты единственный передал Эреш-кигаль моё послание, прекрасная работа, система переноса раньше сбоила иногда, а сейчас капитально грохнулась именно благодаря тебе, и остался единственный вариант – в этот мир. Установил прочную связь между нестабильными реальностями и этой вселенной, дал мне в эту систему, как у вас говорят, допуск. И выпустил эту тварь Тринадцатой, связал все узловые точки резервной сети, которую она когда-то тут оставила. Если и после этого она не появится, я буду думать, что она действительно мертва.

- А она – нет?

Дед аж поперхнулся.

- Мы, в отличие от вас, бессмертны, спасибо создателям, позаботились.

- А где остальные, Третий и другие, хранители говорят, что не отвечают боги уже давно, - поинтересовался я.

- Не знаю, - Первый чисто по-человечески пожал плечами, - сто тысяч лет их не видел. Может быть, скрылись в созданных кусках пространства, может, в обличии людей ходят где-нибудь. Они с самого начала не хотели вмешиваться, по сути, все пришлось делать самому. Так что, если остальные вернутся, им будет чем заняться. Но Эрши – в первую очередь. Ты уж постарайся. А за это тебе будет подарок.

- Ценный?

- Ага, можно сказать, уникальный, - Первый блаженно прикрыл глаза, выдержал театральную паузу, потом чуть приоткрыл правый, подмигнул. – Твои соплеменники, те, кто прорывался сюда, тоже могли это получить, для этого надо было лишь сделать то, что сделал ты, а они осторожничали, все выгадывали что-то. Ладно, чего тянуть, ты умеешь читать на нашем языке, даже простейшие символы создавать, сложные - неосознанно, это могут делать все хеис аис, но вот могу поспорить, ты не осознаешь, как это происходит.

- Ну почему, - возразил я, - ничего сложного нет, представляешь, что и кому хочешь сказать, и текст появляется.

- Вот подумай, Марк, почему иногда одно слово требует нескольких знаков, а целый рассказ – одного?

- Не знаю, - честно признался. – Но ведь это свойство языка такое?

- Не совсем, - Первый хитро улыбнулся. – Я научу тебя писать.

- И что изменится?

- Ничего, недоумок, кроме того, что ты сможешь делать это так, как нужно тебе, а не вложенным в язык правилам, - припечатал Первый. – Ты сам будешь этим правилом, неужели не понятно?

Овладение грамотой, как мне показалось, много времени не заняло. Может быть секунду, а может быть – день, тут не нужно было стараться, нужно было почувствовать. А это получалось у меня все лучше и лучше, с каждым разом.

- Создай своё имя, - втолковывал в очередной раз мне дед. – А теперь представь, что от тебя потянулась ниточка сведений о тебе, твой рост, вес, строение тела, где ты находишься, все о себе. Видишь?

Я видел. Созданная мной закорючка, повисшая в воздухе, и поначалу означавшая только обезличенное имя Марк, постепенно вбирала в себя мою индивидуальность. Через несколько секунд неуловимо изменившийся знак мог рассказать обо мне практически все. Кроме того, что я не хотел рассказывать Первому, а этого тоже было достаточно. Ну и других личных вещей. Можно было стереть символ, и начать все заново, так все и делали. А можно было изменять прямо внутри него. Этим я и занимался.

Дед мои усилия оценил. Усмехнулся.

- Усвоил? В этом символе несколько измерений, те три, которые ты можешь увидеть, и другие, которые чувствуешь. Идеальный язык, сначала это было что-то вроде программы, создатели придумали его, чтобы хранить информацию, но потом оказалось, что передавать ее так тоже очень удобно, а описывать варианты воздействия на поля, которые по сути и дают вам такие способности – ещё удобнее.. Это тебе взамен подарка Эреш-кигаль, поводок я сбросил теперь ты самостоятельная личность, Марк, и система уже не сможет тебе навредить.

- Только вместо одного поводка – другой?

Дедок покачал головой, нарисовал перед собой белый светящийся знак.

- Сможешь повторить? Сам, чтобы не было подозрений, будто подсаживаю тебе что-то.

Я кивнул. Знак был безобидный, повторение сущности, словно маскировка.

- А теперь подставь в тот знак, который ты создал до этого, то, что нужно знать модулю, и соедини их, а потом выброси оттуда все, в чем сомневаешься.

Я так и сделал. Оба символа сверкнули, и слились в один, совершенно на них непохожий. Дракончик в моей голове шевельнулся, я догадался, что надо делать. Переместил то, что получилось, между ним и модулем, белая искорка сверкнула, обволакивая паразита, летающий символ Первого взмахнул крылышками, и мгновенно переместившись на ладонь хозяина, и впитался в нее.

- Чтобы все было по-честному, - лысый дед подмигнул мне. – Подарок на будущее. Это второй.

- Будет ещё и третий?

- А как же, самый ценный. Совет. Как думаешь, ты правильный выбор сделал тогда, возле двух камней?

- Не было правильного, - твёрдо ответил я.

- Вот, - поднятый вверх указательный палец изменил траекторию и чуть ли не ткнулся мне в нос. – Когда вдруг окажешься в той же ситуации, вспомни об этом. У человека, как бы слаб он не был, всегда есть свой вариант, собственный, и надо держаться его, даже если не предлагают. Правда, если он, этот вариант, стоящий.

- А мне придётся?

- Обязательно, - Первый кивнул. – Уж будь уверен.

Глава 22

Близнецы стояли и озирались на четвёртом круге, неплохой результат для вчерашних школьников-детдомовцев, Ним спокойно стоял на первом, Каану переступила через границу шестого, а Ашши пинком выпихивала Уркчи из одиннадцатого. Все-таки мужику удалось поднять уровень. Я же оказался на свободном от кругов месте. Вне категорий.

Не убедил меня этот Первый. Особенно туманной истории о девяти бросивших все древних, которые на самом деле никакие не древние, я не поверил. Вполне мог этот дедок их поглотить. Вон какую систему отстроил, а для этого развиваться надо, пусть и за счет других. Народ-то тут умениями особыми не блещет.

И неясно, что произошло с двадцатым Центром, о котором Первый только упомянул. Своего прямоугольника на стене у хранителя тот не удостоился, как и Девятнадцатый, но тот-то понятно за какие грехи.

По-хорошему, мне бы затаиться где-нибудь, но один самоуверенный кретин-исследователь зачем-то решил покопаться в собственном мозгу, и что теперь с ним будет, он не знал. Но осознавал, что скорее всего – ничего хорошего. Если кто и мог мне помочь, то это кот, или его хозяйка. Скорее – второе, раз она ставила модуль, ей и чинить, потому что с ядром явно творилось что-то нехорошее. Когда вдруг способности резко возрастают, непонятно, к чему это может привести.

К тому же есть только один способ понять, что происходит – выслушать другую сторону. Но в систему мне пока прямого хода нет, прячется Эреш-кигаль от своих боевых товарищей, видимо, доминантная личность, которая там взяла верх, очень умная и осторожная. Глядя на систему и то, что эта богиня наворотила, я бы сказал – гениальный параноик. Но раз я еще жив и здоров, проблема оторванного модуля отсроченная, вытащу кота из его деловых поездок, пора бы ему отработать те тонны продуктов и килограммы золота, что он сожрал. Да и вообще, с ним как-то спокойнее.

Для перемещения между этой вселенной и миром-ноль есть Оранжевая, как домой попасть, я теперь знаю, через нестабильные реальности – красные кристаллы можно и обратно в башни встроить, если в одну сторону дорогу нашел, то и обратно дойти смогу. Мануал в кристалле Уриша есть, хоть и неправильный. Хоть где-то, но будет возможность пробраться в систему. А не смогу, есть одна идея, не очень хорошая, но как мне кажется, вполне работоспособная.

Туманный намёк на спасителя вселенной, а Первый меня к этому явно подталкивал, совершенно не вдохновлял. Я вживую с подобными личностями знаком не был, но судя по фильмам, книгам и прочим источникам непроверенной информации, заканчивали они все так себе. Не ценил их народ, толпе куда понятнее и ближе другие люди, которые подвига не совершают, но умеют его изобразить правильно. Ну там не воевать, а рассказать или спеть о войне. Или в горы опять же – забираться на какой-нибудь заснеженный пик опасно и для здоровья не полезно, а рассказать об этом приятно и выгодно. На крайний случай – нарисовать. Этих людей я никогда не осуждал, каждый живёт как может, сообразно талантам и возможностям. Петь я не умею, рисовать – не люблю, поэтому, если придётся, как-нибудь обязательно всех спасу, но сейчас мне бы с текущими проблемами разобраться, а потом уже браться за глобальные.

Первую проблему выпихнули ко мне из одиннадцатого круга. Припечатанный благодатью лысый добрался до земли быстрее всех – телепортировался. И теперь стоял напротив, сверлил меня взглядом. И чего, спрашивается, узоров на мне нет, и цветы не растут. Все, что произошло в лабиринте – остается в лабиринте, в конце концов.

- Клан Тиа подтверждает договор, - наконец разродился младший глава, и церемонно наклонил голову.

Тут же мне на комм упало подтверждение, что этот клан и дальше готов со мной торговать. Причем только со мной, безо всяких компаньонов. Моего таинственного партнера от сделки оттерли.

- Клан Уриш подтверждает договор, - ответил я. И тут же получил тычок в бок – Ашши переместилась одним прыжком, прямо мне за спину.

- Дорогуша, про остров не забудь, - напомнила она. – Мне еще эту драную козу учить хорошим манерам, я за просто так не работаю.

- Точно, - подтвердил я.

Уркчи вздохнул, кивнул, и Ашши получила на планете свой кусок земли, с блэк-джеком и всем остальным. Зачем он ей, ума не приложу, но судя по довольному виду, своего она добилась. Может быть, потом и всю планету себе захапает, эта зу Маас-Арди – такая, палец в рот не клади. По такому же куску получили и мы с Дашей, девушка подарку явно обрадовалась, но промолчала. Умничка, не стоит делать поспешных телодвижений. Да и я не торопился в свои новые владения.

- А теперь нам нужно расстаться, - лысый изобразил сожаление. Не слишком натурально. – Старший глава клана встретится с тобой в другой раз. Или посетит тебя на твоей родовой планете. Клан Тиа признает клан Уриша равным. Список подконтрольных систем ты получил, везде наши наместники готовы оказать любую помощь, особенно тем, кто служит Древним.

И высветил значок эме-галь, специально для меня. Ну да, мы теперь фактически братья по вере, адепты Тринадцатой. Я в долгу не остался, ответил серией закорючек, после чего мой новый лысый брат повернулся и исчез. Оставив нас вместе со своей непутевой дочерью.


С планеты нас вежливо выпроводили – портал в пограничный мир находился практически рядом с пирамидкой, и работал в одну сторону. Я уже наметил план действий, первым делом надо было купить какое-нибудь летающее корыто, желательно с подпространственными двигателями, до системы моего бывшего партнера мы бы добрались и через порталы, а тот, который вел в систему Оранжевой, был мной заблокирован, и обратно включать я его не собирался. Можно было взять какой-нибудь звездолет у клана Ари, и возможно, я именно так и поступил бы, но тут на связь вышел Лмейт. Судя по довольному лицу чиновника, клан Тиа с комиссионными не поскупился. А когда чиновник младшую главу клана увидел, готов был нас в задницы перецеловать. Некоторых – по два раза.

- Поздравляю, - вкрадчиво начал он. – Два новых полных гражданина – это огромное событие. Клан Уриш – всегда желанный гость в пограничном мире. Но есть небольшая сложность. Крохотная. Твой партнер сейчас в системе, и желает знать, почему он не может больше самостоятельно торговать с кланом Тиа. Требует связать его с другими кланами. И угрожает.

- Сильно угрожает?

- Не очень, - голограмма Лмейта пренебрежительно махнула рукой. – Корабли такого типа опасности не представляют, капсуляторами можно отсталые планеты пугать, и то недолго, пока на сигнал бедствия не отреагируют те, кому надо. Станции охраны уже блокируют нарушителя. Но я хотел попросить тебя, хеис аис Уриш, разобраться с этим. Переключаю.

Он исчез, а над круглой пластиной появилась голова молодого парня.

- Сейчас я поговорю с этими дикарями и доложу, не беси меня, - сказала голова куда-то в сторону. – Кто тут?

- Привет, засранец, - помахал я ему рукой. – Сто лет не виделись.


Это был мой эсминец, и он меня не забыл. Точнее говоря, те закладки, которые я оставлял, никто убрать не удосужился, так что в любой момент управление я мог взять на себя. Внутри тоже все было по-прежнему, даже команда почти не поменялась.

Только уменьшилась сильно, до двух человек, и вместо блондинки кораблём управляла брюнетка.


- Ты все хорошеешь, - я на правах почти родственника приобнял Трис Ису-Таке, брюнетку-инженера. – А где мой торговый партнёр?

- ПашулЯ, - практически без запинки по-русски произнесла имя Трис, делая ударение на последнем слоге, - сейчас отдыхает. На самом деле, Марк, он заперся в своей комнате и сидит там, дрожит от волнения. Очень смешно. Я его таким никогда не видела. Причём, когда ты на блюдце связи появился, он радовался, будто миллион ману выиграл, а потом затрясся и сбежал. Хорошо, что успел.

- Но он же выйдет когда-нибудь? – с сомнением посмотрел я на схему корабля. Каюта Пашки была окрашена в красный цвет – аварийный протокол, к нему даже телепортацией теперь не проникнуть. В принципе, дверь я выломать могу, но свою собственность как-то нехорошо ломать.

- Еды и выпивки там года на полтора, - успокоила меня Трис. – А что на нашей скромной компании делает ужасная ани Маас-Арди с тремя слугами-псионами?

- Учениками, - поправил я грудастую инженершу. – Почему ужасная? Милая женщина, готовить любит и воспитывать. А какие она делает плюшки, ты просто не пробовала! Я бы их ел на завтрак, обед, ужин, второй ужин и ночной перекус. Да, ещё на ланч и полдник.

Трис только головой покачала. И заявила, что уж если ком-алу Маас-Арди, самая богатая нин царства Урук, у которой главы корпораций сами лезут в деструкторы, стоит ей лишь нахмуриться, начала готовить, то она тем более готова примеру Пашки последовать, и спрятаться где-нибудь, лучше – вообще в другом затерянном мире, потому что, если ей придётся выбирать между Понс и Ашши, она всегда выберет Понс, хотя при виде Понс ее всегда потряхивает, так же, как и других, особенно ее сына Кира Громеша, с которым, кстати, все в порядке.

Насчёт Кира я уточнять не стал, судя по отметкам посещений, он на этом эсминце был несколько месяцев назад, причём с пси-меткой, значит, и вправду ничего с ним не случилось. А я-то переживал, ночей не спал. Отметки Тодина и Элики тут тоже были.

Ашши, перейдя на эсминец, сразу взяла под контроль все системы корабля, и теперь она считалась тут главной. Протокол подтвердил право алу-кома на власть, секретной частью – моё право эту власть сместить, а Ним щедрой рукой подправил кое-какие из оставленных мной схем, так что несмотря ни на что эсминец был всецело на стороне Уришей, а не каких-то там Маас-Арди.

Но оспаривать командирские амбиции Ашши я не собирался, пусть оторвётся старушка перед возвращением в родной мир, там у нее есть свой нун, эгир и энси, уж они как-то управу найдут на беспокойную брюнетку, или она займется ими, и забудет про меня. Меня больше другая проблема занимала, на разговор с Пашкой надо было настроиться, с одной стороны, разобраться с его предательством, а с другой, решить, стоит ли вообще когда-нибудь рассказывать ему о тёте Свете. Это скорее нужно с его отцом обсудить. При мысли об этом почти ощутил в ладони рукоятку призрачного меча.

- Прости, какой адмирал? – я настолько ушёл в свои мысли, что почти прослушал то, что говорила Трис. Даже с псионами такое случается.

- Элика Эсте, новый нер-ком, ну та блондинка, которая с нами была, подружка твоя, - Трис лукаво улыбнулась. – Ты же к ней торопишься, я ее, правда, не видела давно, но вот ПашулЯ – он говорил, что ты первым делом к ней побежишь. Она в нашем мире сейчас, переход – через несколько дней, небось ждёшь не дождёшься?

- Ну да, конечно, - рассеяно ответил я, выбирая портал из доступного списка, благодаря абсолютно чёрной карточке он разросся теперь до нескольких миллионов. Оранжевой в списке не было, значит, или никто мою защиту не снял, или был ещё один список, для тех, кто круче хеис аис, для хесе, например. – Мы обязательно вернёмся, только на часок буквально заглянем кое-куда. Или на денёк, как придётся.


В принципе, зонды, которые были в нужной мне системе, могли стучать в наш шумерский Центр, поскольку находились на прямой связи, так что я первым делом, очутившись в системе жёлтого карлика, гуляющего по галактике со скоростью в десятую световой и забредшего ненадолго в то скопление, где была Оранжевая, их заблокировал. Не такая уж сложная задача, первым делом зонды связались с эсминцем, получили от него порцию информации вместе с нужными командами, маяки – неверные координаты, и на пару дней, пока техника не придёт в себя, у меня был резерв времени.


Неподалёку от портала в пустоте висела крохотная кварковая звёздочка, которая раньше была кораблём младшей семьи клана Ари, но наш путь лежал на планету. Надеюсь, ящеров оттуда уже вывезли.

- Знакомые места, - Ним, не спрашивая, залез в бот вместе со мной, я не возражал, он-то мне и был нужен. – Хочешь прогуляться по местам боевой славы?

Мы приземлились аккурат возле шара в небольшой пещере, как раз там, откуда портал храма слизал Арраша в прошлый раз. Просто так в храм было не проникнуть, он находился непонятно где в толще, и проявлялся, только когда канал был активирован.

Ним спрыгнул на землю, нет чтобы, как все нормальные псионы, телепортироваться, так что пришлось его немного подождать. Вид у сержанта-разведчика был самый что ни на есть доброжелательный.

- Зачем ты здесь? – тем не менее спросил я его.

Ним пожал плечами.

- Считай, я за тобой присматриваю. И лучше не задавай такие вопросы, если человек следит за тобой, чтобы навредить, то он попытается тебя убить, а если для того, чтобы помочь – сам посуди, молчит, значит, так надо.

- Ты же не собираешься меня убивать? – уточнил на всякий случай.

Арраш задумался. Через пару секунд помотал головой.

- Нет, но такая мысль меня посещала в последнее время много раз. Где тот весёлый парень, что спорил с Конташем, или напивался в поместье Громешей, а потом тащил красавиц к себе в комнату? Где беззаботный Марк Травин, продающий бухло и помогающий революционеркам? Где охотник за сокровищами и швырятель ману? Ты становишься таким же, как все, скучным и прагматичным.

- Это временно и пройдёт.

- Обещаешь?

- Клянусь. Давай лучше спустимся вниз, я покажу тебе кое-что.


Шар в четыре руки активировался быстро, дорожка уже проторена, и буквально через минуту мы оказались внизу, там, где на стене подземной пещеры предок Громешей ползал перед предком моего рыжего приятеля.

- Я иногда думаю о том, чтобы забрать ее с собой, - кивнул на барельеф Арраш. – Как думаешь, кусок стены влезет в эсминец? Хотя нет, проще воссоздать. Ты чего молчишь, хотя понимаю, аж дух захватывает от такой красоты. Кстати, сегодня здесь тихо, чёрного туманного друга нет, можем прогуляться к колонне, посмотреть, все ли клады забрали. Ты ведь за этим сюда пришёл?

- Не совсем, - я подошёл к наскальному арт-объекту почти вплотную, положил ладони на свободный от рельефа участок. – Мне бы хотелось, эн Апа-Илту, чтобы ты вернул тут все, как было.

- Что именно? – тон Нима не изменился совершенно.

- То, что было на стене. До того, как ты это стер, и нарисовал вот эту милую картинку.

- Да тут и не было почти ничего, на этой стенке, так, одно изображение, может оставим все как есть? Меньше знаешь – крепче спишь, Марк. Ты уверен, что тебе это нужно?

- Я сплю в полглаза, - успокоил я сержанта-разведчика. – Вот уже два года.

- Тогда я за тебя спокоен, - мне показалось, что Арраша моя просьба даже обрадовала. – Это займет некоторое время.

Изображение великого эгира прошлого начало смазываться, псиона-слуги – тоже, по стене пошли волны, разглаживая складки. Они докатывались до незримой границы, и устремлялись обратно, к центру барельефа, чтобы потом, собравшись в один пик, снова разойтись.

- Старался, на века делал, - похвалился Ним, ладони его колыхались вместе со стеной. – Талант не пропьешь.

Прежний рисунок исчез, и начал появляться новый, практически повторяющий сюжеты скульптур в ритуальном зале на Дефтероне, только здесь их было больше, между началом кровавого пиршества и его окончанием воспроизводился весь ряд событий.

- Противненько, - Арраш оторвал ладони от стены. – Как ты догадался, что тут был другой рисунок?

Я только головой покачал, глядя на комикс-ужастик. Да, познавательно, но абсолютно не то, что нужно. Неужели это не та стена, хотя не бывает, чтобы вот так совпало. Это не

- Наверное, я ошибся.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Это не то, - я махнул на картинки. – Эта стена была совсем другой, точнее говоря, это не та стена. Ну да, все не по-настоящему, с чего это я решил, что так и должно быть.

- Ты меня пугаешь, - сказал Ним серьезно. – Псион с поехавшей крышей – это опасно, а когда еще он с таким ядром…

Он прервался, подошёл ко мне, и не спрашивая разрешения приложил ладонь к моему виску.

- Ты знаешь, что твоё ядро выросло с того момента, как мы тут появились, в два раза? Причем до лабиринта все было в порядке?

- Но это же хорошо? – знал, что нет, но все равно спросил.

- Не уверен, - он оторвал ладонь от моей головы, - надо спросить у отца. Как бы тебя на кусочки не разорвало, мой юный друг. Ладно, что ты хотел сделать с этой стеной?

Я вздохнул.

- Мне казалось, что я тут раньше был. Ну как бы во сне. Вот в этом зале, только тогда здесь стояло оборудование, люди были, а потом все взорвалось. Была одна странная вещь, вокруг все очень утилитано, абсолютно гладкие стены из пласта, пол, потолок, кроме куска одной стены. У той стены кусочек, наверху справа, был точно такой же.

Ним небрежно махнул рукой, стена стала абсолютно гладкой.

- Давай-ка, изобрази, что там такое было нарисовано.


Через десять минут я оторвал ладони от поверхности и поглядел на результат. Да, я не повелитель какой-нибудь, и не могу за несколько секунд разукрасить пещеру наскальной живописью, но, кажется, получилось точно, хоть и неспешно.

Центр занимала трехлучевая спираль из крошечных фигурок людей. Каждая фигурка была уникальна, не повторялась, десятки тысяч крошечных человечков сливались в центре спирали в объёмный икосаэдр.

Вокруг спирали были нарисованы существа, где-то – похожие на людей, какие-то – больше схожие с кляксами, но все равно, это были явно живые организмы. Они в основном сражались, пожирали друг друга или преследовали, но кое-где вели себя мирно.

И по контуру шёл орнамент из переплетающихся линий разной толщины, словно дымка, он окружал картину, нигде не прерываясь.


- Вот, кажется, так, - я отступил ещё на несколько шагов, с такого расстояния даже лучше смотрелось. – Эйдетическая память – это круто.

Ним не ответил ничего, он стоял, пялясь на картинку, даже рот приоткрыл, хотя это было явно лишним. А потом подошёл, приложил ладонь к центру спирали, и в воздухе, рядом с нами, появилась голограмма – двенадцать звёздных систем, ориентированных полюсами в центр. Возле каждой звезды – восемь планет на большой орбите, и две на маленькой.

А в центре клубился чёрный туман.

Глава 23

Мы с Аррашем сидели на скамеечке, изображение центральных миров никуда не делось, при желании можно было приблизить каждую планету, и все пирамидки были на месте. Только не было городов и всего остального, никаких следов человеческой деятельности.

Я достал кристалл Уриша, который обнаружил в банке Ур-Наммурапи, молча протянул Ниму.

- Что это?

Вместо ответа показал и рассказал ему почти все, что со мной произошло в лабиринте, начиная от дракончика на входе, и заканчивая уроком каллиграфии на тринадцатом уровне. И ещё многое другое добавил - про синхронизацию времени двух миров, про то, как на самом деле умер Уриш, про глюк, с которым я перенёсся в предыдущую реальность, и про остальные свои приключения. Про находку в столе, про две фигурки игры лан-ту у меня в доме в мире-ноль. В сжатом виде, благо многое можно образами передать, за полчаса управился.

- Это все, - подытожил я. – И, Ним, если ты хочешь что-то узнать, не обязательно за мной следить и ходить по пятам. Просто спроси.

- Так ты говоришь, на этом кристалле Уриш записал все, что знал?

- Не знаю, - пожал я плечами. – Наверное. Модуль расшифровать полностью его не смог, а теперь и подавно не будет этого делать.

Арраш убрал кристалл в карман, усмехнулся.

- Ну почему ты постоянно ставишь меня в тупик? Все люди как люди, со своими секретами, жаждой власти и денег, стремлением спасти человечество или наоборот, его поработить. Тайна – неотъемлемая часть жизни. Что тебе мешает быть как все?

- Это – риторический вопрос, лучше скажи, что с моим ядром?

- Этот паразит, как ты называешь, не давал твоему ядру вырасти не потому, что держал тебя под контролем и очень хотел тебе навредить, а потому, что ты в конечном счёте можешь с ним не совладать, даже наверняка не справишься – рост замедлился, но недостаточно, к тому же началась качественная перестройка. Ядро или просто сожрёт тебя изнутри, или твой организм чудом адаптируется, и ты станешь таким же как мы. Поэтому прыгунами самостоятельно становятся только повелители потоков – мы можем контролировать внутреннюю пси-топологию, подстраивать ее, брать рост ядра под контроль, и модуль переноса у нас другой, это просто схема, которая позволяет войти в систему. Отец тебя посмотрит, он в этих делах опытнее гораздо, но мне кажется, помочь тебе только сама богиня сможет. Ну или Центр сознаний, если тебе так проще.

- Я предпочитаю считать ее богиней.

- Я тоже. Но это вопросы идентификации, ты сам-то понимаешь, что мы сейчас видим?

- Да, - я кивнул. – По-видимому, это и есть то место, где начали объединять сознания, именно там и создали Первого. Они и сейчас сливаются в нем, думаю, хесе перед смертью отправляются прямо к этому Центру, звезды, наверное, действуют как концентраторы поля, там в спектре определённо что-то есть. Эту технологию создали не совсем люди, не просто так нарисованы разные существа. А здесь была лаборатория, где создали предпоследний Центр сознаний. Девятнадцатого, который в итоге чуть было не сожрал всю галактику. Ну и что?

- Как ну и что? Марк, - Ним усмехнулся, - мы за пару тысяч лет приблизились к этому, и то только теоретически. Ты первый, кто получил подтверждение, и будь уверен, это без награды не останется. Я проходил лабиринт четыре раза, даже добрался до последнего уровня, дальше заходить не стал, но с Первым ни разу не встречался. И никаких разговоров там не было.

- Для меня это ценности никакой не имеет. – Скамейка была жёсткая, так что создал из каменной пыли себе подушечку. – Через полторы тысячи лет Оранжевая может быть превратится в чёрную дыру, а может быть – нет, мне кажется, такие события в космическом масштабе за одну секунду не происходят, должны быть какие-то предпосылки. А это значит, что я ещё тысячу лет как минимум могу пить чамби, развлекаться и наслаждаться жизнью. Ты вон привёз себе туземку, я, может быть, тоже найду кого-нибудь, или с Эликой помирюсь, будем дружить семьями, ходить друг к другу в гости, если мне станет скучно – создам звёздную империю и стану императором Марком Аврелием, понесу к звездам доброе и вечное огнем и мечом. Не стоит волноваться раньше времени, этот Первый ждал сто тысяч лет, подождёт ещё немного, Тринадцатая пряталась, пусть и дальше не отсвечивает. Все, что было важно, я тебе рассказал и показал, если хочешь чем-то поделиться в ответ, прошу, не сейчас, а лучше никогда. Мне вполне хватило того, что уже знаю. Теперь и ты это знаешь, пусть у тебя и всех твоих Апа-Илту голова болит. А меня оставьте в покое.

- Погоди, и никаких требований, ну вроде там быть среди нас равным, в долю войти, получить свой кусок в виде нескольких реальностей или части галактики? Или корпорацию? Все равно тебе понадобится поддержка, рано или поздно. Одиночки долго не живут.

- Ним, - я вздохнул, - не сравнивай меня с собой. Вы три тысячи лет, или сколько там, шли к своей цели, поколение за поколением, держали мир у ногтя, тайно властвовали и управляли. Я два года назад занимался сомнительными финансовыми операциями, настолько мелкими, что сейчас и вспомнить смешно, ловил рыбу и пробовал выращивать спаржу – кстати, не растет нихрена. Управлять страной, планетой, звёздным скоплением или реальностью – это выращивать ту же спаржу, только на очень большой грядке, а мне сельское хозяйство никогда не нравилось. Особенно когда сорняки – это человеческие жизни, и пропалывать их приходится регулярно. Почему-то любая идея о том, как дать людям лучшую жизнь, начинается с многочисленных жертв, и большей частью ими же заканчивается. Поэтому максимум, чем я в ближайшее время займусь – это второй планетой Оранжевой, и менять там ничего не буду. Более того, носа оттуда не высуну.

- Значит, будешь просто так сидеть и ничего не делать?

- Ты всё равно не поверишь. Давай притворимся, что именно так и будет.

- Хорошо, так и сделаем, - Арраш хлопнул себя по ноге, поднялся. – Возвращаемся? Делать тут больше нечего, взрыв ничего от лаборатории не оставил, когда мои предки появились здесь больше двух тысяч лет назад, и нашли этот храм, все было оплавлено. Оборудование, даже если оно и было, за сто тысяч лет рассыпалось в пыль, если и существовали тут другие залы, скорее всего их тоже уничтожило взрывом, мы ничего не нашли, осталась только та комната наверху, с колонной, ее кое-как восстановили. Все, что она может делать, это накапливать энергию. Ещё остались несколько артефактов, работающих на пси-энергии, вроде уборщика, который на Громеша бросился, им время не помеха. Есть и посмертоноснее, их только надо разряжать вовремя, и тогда несколько лет они не опасны.

Я поморщился, показывая, что вот нахрена мне эти подробности. Даже если я знаю, что все немного не так. И представляю примерно, куда исчезали люди из этой лаборатории, потому что, когда ищешь, не надо смотреть вниз. Надо - вверх. Но подсказывать не собираюсь, пусть своим умом живут.


В моей комнате на корабле меня ждал сюрприз. Весом в сто двадцать кило – на шумерских хлебах Пашка отощал слегка, даже щеки втянулись. Надеюсь, совесть его так изнутри грызла.

- Прости меня, Марк, - заученно и уверенно сказал он. – Я виноват.

- Ты виноват, прощаю, - так же уверенно ответил я.

- Погоди, - Пашка аж головой замотал, - и это все? Марыч, это нечестно. Я речь готовил целый день, а до этого представлял, как тебе все расскажу, ты может быть врежешь мне в глаз или в нос, и правильно сделаешь, а может разговаривать не будешь месяц или два. Нет, это много, три дня.

- Могу врезать. Только зачем? Первый вопрос – ты это сделал потому, что хотел мне добра, или потому, что тебя заставили?

- Мне сказали, что, если ты появишься, и что-то пойдёт не так, ты можешь не пережить ритуал, если будешь в сознании, а ты появился, - начал Пашка. – И тогда я…

- Стоп. Просто ответь на вопрос.

- Добра, - твёрдо ответил Громеш-младший.

- Хорошо, второй вопрос. Мы братья?

- Ты же знаешь, что моя мама, на самом деле…

- Паша, какого хрена? Я задал тебе конкретный вопрос.

- Да.

- Выпить хочешь?

Вместо ответа Пашка кинулся на меня и сжал в объятиях. Может он и похудел, но слабее от этого не стал. А в магическом плане, так даже сильно вырос. И это меня радовало.


Чёрный прямоугольник лежал на панели управления, портал приближался со скоростью в одну сотую световой, и менее чем через десять минут нас должен был захватить жгут. Даша сидела рядом и с интересом наблюдала за тем, что я делаю, в прошлый раз они с братом шлялись по кораблю и пропустили самый важный момент, но сейчас второй на нашем эсминце полный гражданин училась управлять маршрутами через порталы.

- Кладёшь ладонь на карту, и смотришь список. Много? Ничего страшного, вспомни ту систему, которую я показывал, и она найдётся. Вот, выбираешь ее, теперь портал будет знать, куда нас отправить.

- И это все?

- Почти. В этой вселенной мы всегда с тобой будем на связи, где бы не находились. Если неподалёку есть портал, один хеис всегда может связаться с другим.

- Здорово, - Даша заворожённо смотрела, как портал начинает наливаться синевой. – Мы как тигры прыгнем в горящий обруч?

- Хорошее сравнение. Да.

- Марк Львович, а скажите, вот Павел, он женат чисто формально? И эта Трис, она ведь ему никто, правда?

- Даша, - серьёзно сказал я, наблюдая как кольцо портала пульсирует в предвкушении, готовясь нас проглотить. – Я принял твёрдое и окончательное решение. На планете, куда мы летим, я, как старший товарищ и строгий командир, выдам тебя замуж за местного олигарха. Он толстый и красивый. И главное, жених заранее согласен.

- Да я… - возмутилась девушка, и тут нас захватил белый жгут и забросил в обруч.


Когда древние римляне зашли на территорию современной Испании, местное население не было дикарями, и кельтиберрийские воины были экипировны не хуже римских легионеров. Те же Gladius Hispaniensis, гладиусы, позволявшие в тесном строю атаковать колющими ударами и бывшие в ходу у пиринейцев, вскоре стали стандартным римским вооружением.

Но все это не помешало римлянам захватить Пиринейский полуостров. Потому что центурии и легионы мерной поступью, не спеша, когда надо – отступая, при любом удобном моменте – отжимая противника, двигались единой армией от селения к селению. Центурия за центурией. С теми же, кто готов был биться до конца, воевали серебром, мелкие правители охотно продавали свой народ за тридцать денариев.

Так же действовали и ас-ариду. Они поглощали одну звёздную систему за другой, там, где оказывалось сопротивление – уничтожали, где силы противника были слишком велики – покупали. Правда, у шумеров было ещё одно секретное оружие – ментальное воздействие. После недолгой обработки в капсуле мало кто не проникался их идеями.

За тот почти год, что меня не было, практически все звёздное скопление перешло под власть пришельцев, и никто не протестовал. Никто не слал в центральные миры вопли о помощи, хотя в той системе, где я получил свою первую чёрную карточку, возле портала висело несколько боевых станций. Это в моем мире авианосец строят десять-пятнадцать лет, тут автоматические комплексы собирали конструкцию за неделю, максимум – две, а потом за три дня Понс с помощниками активировали внутренние системы, и километровая махина готова.

Если бы не радар эсминца, я бы эти станции не заметил, да и как среди множества летающих космических тел выделить обычные с виду астероиды, они такие же, как остальные, только если следить пристально и долго, понимаешь, что их траектория отличается от других. Вместе эти четыре станции, оснащённые М-деструкторами, способны были из обычного жёлтого карлика сделать белый, а из эсминца, подобного нашему, туманное облачко. Или крохотную кварковую звёздочку.

- Это было потрясающе, - Даша прямо светилась от счастья, вот что человеку надо, чтобы отвлечься от грустных мыслей о бывшем травматологе. – Как языком слизнуло.

Я вопросительно на нее посмотрел.

- Ну такая штука белая нас схватила, и затащила внутрь, - объяснила девушка. – Я даже испугалась, может, померещилось?

- Нет, так и есть. Что-нибудь ещё заметила?

- Да, - близняшка помахала карточкой. – Странное кое-что. Нас ведь на эсминце восемь – вы, ани, эта тощая овца клановая, мой брат, я, Ним, грудастая стерва, кому только такая может понравиться, и Паша.

Последнее имя она произнесла с придыханием.

- Ага.

- А по карточке получается, что девять.

- Что ты имеешь ввиду?

- Ну, когда мы прошли это красивое колечко, карта сформировала инфо-пакет. Перекинуть его вам?

- Давай, - ничего подобного я не помнил, мои переходы через порталы никакой бюрократии не генерировали.

На линк упал блок данных, я открыл его и слегка прифигел. Там чего только не было, и полное описание корабля, и груз, и статусы членов экипажа, и их количество, и даже где именно находился каждый разумный, неразумный и единица багажа. Расписано было все настолько подробно, что даже беспокоило. В частности, то, что оружие классифицировалось по общей системе третьим рангом, не самым опасным, а вот двигатели проходили по первому.

Все люди, находящиеся на эсминце, порталом были пронумерованы, и даже можно было отследить, сколько раз и где до этого конкретный человек проходил через другие порталы. Одарённых от неодарённых он не отличал, если те заранее по храмам не шастали, зато хеис от обычных жителей Союза – легко. Я на себя посмотрел в этом списке, точно, все звёздные системы и порталы, через которые я проходил когда-то, мой статус – все это было упомянуто.

- А как ты это обнаружила?

- Да там же много всего, Марк Львович, и статус карты, и этот блок данных, и изменения по списку порталов, и информация о новых конфликтах, все карта пересылает. А если в неё залезть, там ещё больше.

Я так и сделал, и мысленно постучал себе кулаком по лбу. Сильно, чтобы мозги на место встали. Действительно, пока я не был хеис аис, ничего такого карточка мне не предлагала, а вот прошлый переход, когда мы прыгали из пограничного мира в систему с уничтоженной лабораторией, у меня тоже такой блок данных появился, просто я на него внимания не обратил. И там тоже был лишний пассажир. Причём местонахождение его не менялось – он как был в личных семикомнатных покоях Ашши, так там и оставался.

- Ты молодец, - похвалил я девушку. – Я тобой горжусь.

Даша смутилась, покраснела.

- Но, - продолжал я, - враг не дремлет. Идём, выведем твою уми на чистую воду, выясним, кого она там на борт корабля провела контрабандой. А то через двадцать минут нас носитель подхватит, не хватало только, чтобы в мою систему какой-то чужак пробрался.

Но ученица волшебницы категорически отказалась от этой миссии. У Даши тут же нашлись дела, срочные, и вообще, кто-то должен дежурить у пульта управления, вдруг произойдёт что-то из ряда вон, и все системы эсминца перейдут на ручной режим. А некому – Трис успокаивает ПашулЮ после нервного истощения, хотя он наверняка об этом не просил, и она вообще ему не нравится, Ним прыгает козлом вокруг клановой макаки. Все были при деле. Даже Кирилл, паразит, обнаружил бассейн и вылезать отказывался, особенно после того, как узнал, в чью дверь, фигурально выражаясь, надо постучаться.


Створки проёма исчезли, стоило мне подойти к капитанским апартаментам, Ашши я заранее предупредил.

- Чего припёрся? – зу Маас-Арди была не в духе, кухни в классическом понимании на эсминце не было, и она страдала. – Где носитель?

- Стыковка через несколько минут, - доложил я. – Эд-кап Ру Санташ.

- Ты мне зубы не заговаривай, дорогуша, я ещё всяких эд-капов помнить должна? Чего надо?

- Ашши, у тебя в комнатах никто посторонний не завалялся?

Ани выругалась, потом моргнула, явно кого-то вызывая, и через семь секунд в коридоре появился Кирилл в плавках на босу ногу, местами даже мокрый.

- Где тебя носит? – заорала на него Ашши, - совсем страх потеряли, паразиты. А ну в гостевую спальню за чемоданом. Совсем о нем забыла. Может, там уже и нет никого.

Кирилл метнулся вправо, не знаю, может телепортироваться научился, но я даже моргнуть не успел, как чемодан, этот здоровый кожаный спутник наших странствий, уже стоял перед нами. А возле входа стоял Ним, тоже не очень-то довольный, видимо, его от практических занятий с новой ученицей оторвали.

- Так, ты, юноша, вали отсюда, - распорядилась наш адмирал, - живо. А ты, рыжий, давай-ка, выводи из стазиса груз.

Ним вздохнул, покачал головой.

Я тоже – на мой взгляд, в чемодане ничего не было, по всем параметрам, кроме веса и инерции, он был абсолютно пуст. До того момента, как с ладони Арраша не слетела крохотная белая искорка, опутывая багаж еле заметной сеточкой, вбирающей в себя схемы, которые я даже не заметил.

А потом Ашши ударом ноги откинула крышку.

Как раз в этот момент носитель по силовому лучу вобрал в себя ныряльщик, и через несколько минут всплыл в пятистах миллионах километров от Оранжевой звезды.

Глава 24

- Марк, я имею вам кое-что сказать. Это просто-таки таим рецах, ничего лучше я в своей жизни не пил, я себе знаю. Пилэ плаим, – Вениамин Семенович Гольцман, заметно помолодевший с нашей прошлой встречи, и лишившийся седой шевелюры, сидел в импровизированной столовой и отхлёбывал чамби из большой прозрачной кружки. Ювелир был взволнован, это выдавали фразочки на идиш и иврите, языках, которые Гольцман с детства не знал и до старости так и не выучил.

- Как вас сюда занесло, дядя Веня? – участливо спросил я. Хотя предысторию уже представлял.

– Госпожа Мизарди чудесная женщина, она вылечила Майю за просто так, не сказала цену взамен. У деточки была редкая и очень смертельная болезнь, мы уже с ней попрощались. Но случилось чудо. Нэс. И когда Ашши Леопольдовна предложила мне лететь с ней, я не мог отказать. Чувствовал себя обязанным.

- Обещала долгую и приятную молодость?

- Мы говорим - аз эс кумт цум лебн, стайте нит кайн йорн. Это значит, что, когда только начинаешь прилично жить, эта жизнь почему-то заканчивается.

- И красные камни показывала? – понятливо кивнул я головой.

- Ох, вы меня понимаете. Кто бы мог подумать, Марк Львович, что вы такой загадочный персонаж. У вас правда здесь целая планета? Мазаль тов! Моя внучка Майя - чудесная девушка, в неё невозможно не влюбиться, когда вернёмся, я вас обязательно познакомлю. Вы точно не еврей?

- Неужели похож?

- Внешне нет, но в вас определённо что-то такое есть, совсем капельку идишкайт, простите за дерзость. Не просто так этот старый поц Лейбмахер, пусть живёт долго и несчастливо, сватал за вас свою Машу. Как думаете, здесь можно открыть небольшую мастерскую? Мы вдвоём, только вы и я, обещаю, у нас будет хоть и маленький, но стабильный гешефт.

- А как же Ашши Леопольдовна?

- Она поймёт. Нет, думаете, у неё есть виды на меня? Ой вэй. Я такой видный мужчина теперь.

- Именно так, дядя Веня. За все приходится платить. Вы сидите, пейте. Этот браслет на руке – комм, он связан напрямую с мозгом. Так что ничего важного не пропустите. И не побрезгуйте советом от простого русского человека – не злите Ашши. Для многих это очень плохо кончилось. А для тех, кто не злил – иногда даже хорошо.

Вениамин Семенович только вздохнул. И налил себе ещё кружечку чудесного напитка.


Ашши Леопольдовна Мизарди, незримо присутствовавшая при разговоре, посоветовала мне свои липкие ручки к ее ювелиру не тянуть, не для этого она на своём горбу перла тяжёлый груз, на что я в ответ посоветовал ей не слишком-то наезжать на хозяина этой звёздной системы. Получил порцию ругательств, в ответ отвесил две. Душу отвели, и хорошо. Думаю, старушка будет скучать без меня, через день-два, когда Оранжевая станет красной и перенесёт себя и окружающие несколько световых часов в другой мир, наш договор силу потеряет, а вот тёплые дружеские чувства никуда не денутся. Надо только быть начеку, она не пыталась убить меня в последнее время, значит, хорошенько приготовилась для следующего раза.


Изображение планеты с континентом во весь экватор наплывало, заполняя экраны, на браслет сыпались информационные пакеты о поставленных обрабатывающих комплексах, выпущенных носителях и боевых кораблях, новых отделениях лабораторий крупных корпораций, которые они переносили в царство Кут, заявившее права на новый мир. Весь. Такое впечатление, что неизвестно откуда всплывшие бывшие нуны потихоньку подгребали под себя не только изначальный мир, но и мир-ноль, среди воинских частей, расползавшихся по местному скоплению, были соединения разных царств, и все они подчинялись единому командованию, которое находилось здесь

Семья Уриш, пока меня не было, перешла из одного государства в другое, не то чтобы я был против, меня просто не спросили. Ну и ладно, потому что эта система была теперь моя, личная. На каждом инфо-пакете, на каждом блоке данных стоял именно мой личный отпечаток, не хранителя имени и носителя традиций семьи Уриш, а эн Марка Уриша, благодарственный пендель тому, кто об этом позаботился. Это значило, что в любой момент я мог взять управление в свои, как сказала Ашши, липкие ручки, чтобы меня снёс безудержный поток дел.

Времени оставалось на самом деле немного, Оранжевая – непредсказуема, момент переноса может лежать в довольно большом временном промежутке, точно, до секунды, не угадать. Но минимум несколько часов было, а может быть даже сутки, чтобы хорошенько подготовиться.


В этом мире у меня было несколько проблем, которые требовали решения.

Больших - две. Их я отложил напоследок, сначала решив мелкие.


Первая большая проблема ожидала меня сама, на базе носителей, на полпути между порталом и местным солнцем. Большая часть персонала готовилась к ротации – на базе было пустынно, даже в приёмной амль-кома почти никого не было. Только секретарь. Секретарша. Я шепнул Аглае несколько слов на ухо, она чуть побледнела, но быстро пришла в себя, кивнула и исчезла, очень быстро.

Дядя Толя сидел за столом, напряжённый и мрачный, обложенный щитами по самую макушку. Явно меня ждал – несколько слов, оброненных там, где не нужно, резкая фраза, сказанная не вовремя. У эн Громеша было время подготовиться. Где-то там, за оболочкой боевой станции, Оранжевая уже покраснела и готовилась выплеснуть волну излучения. Когда я вошёл, мой родственник коротко кивнул на стул напротив себя, не изображая удивления. Садиться я не стал, сверху вниз смотреть удобнее.

- Ты знаешь, - вместо дружеских рукопожатий, вопросов о здоровье и о том, где я пропадал, заявил эн Громеш. – Все раскопал?

Вместо ответа я бросил ему на стол тоненькую пачку листов пластика. Специально распечатал, не создавать же в воздухе весёлые картинки. Там были и отчёты наружного наблюдения за доверенными людьми Викентия Павловича Майера, и то, что накопала Белова, и доклад военной разведки, и расшифровки записей телефонных разговоров, все то, что мне добыли Уфимцевы. Много чего уместилось на десяти листочках формата А4, если убрать воду и оставить только то, что важно.

- Действительно все. Тогда ты понимаешь, почему я это сделал, - дядя Толя внимательно, но очень быстро все прочитал, положил ладонь на пластик, и тот превратился в крохотный шарик, растёкся по столу кляксой. Громеш поднялся на ноги, чуть наклонился ко мне, опершись руками о столешницу. – Твоя тетка хотела меня убить, Марк. Меня – эн Громеша, псиона, заказала своим дружкам. Неужели ты думаешь, что я должен был простить эту тварь? Не собираюсь перед тобой оправдываться. Я – настоящий ас-ариду и делаю то, что считаю нужным. Смерть за смерть. Скажи спасибо, что ты и твои родители остались живы, по старой дружбе, хотя, по-хорошему, и вас надо было прикончить. Цени мою доброту. Но Паша не должен это узнать, никогда. Он ведь это не видел?

- Нет, - я кивнул. – И обещаю тебе, что не увидит.

- Ладно, считай, этот вопрос мы утрясли. Я понимаю, ты недоволен. Хоть по всем законам я прав, придумаю, чем тебе компенсировать. С планетой что ты собираешься делать?

Он произносил последние звуки, когда чёрный клинок, материализовавшись в моей руке, разрубил ему плечо, уходя ниже и по диагонали. Кто более виноват – жена, пытавшаяся убить мужа, или муж, за это отомстивший? Или киллер, нанятый мужем? С точки зрения ас-ариду, эн Громеш был абсолютно прав, и Анур Громеш тоже. Я не ас-ариду, у меня собственные критерии справедливости. Вопрос, в сущности, не в степени вины, а в степени наказания. Если один преступник мёртв, то и другой заслуживает того же, но я – не палач и не судья. На самом деле я дал шанс Громешу самому решить свою судьбу.

Что он и сделал.

До конца располовинить тело я не успел – фамильный меч Громешей, поигрывая оранжевыми всполохами, вошёл мне прямо в сердце. Слово «делать» начинается с ударного слога, вот на нем дядя Толя и ударил, раньше меня, мало ли что я там обещал, оставлять свидетелей – не в привычках истинного ас-ариду и бывшего боевого офицера российских спецслужб.

Заодно и вторую мою проблему решил. Надеюсь, мы с котом не ошиблись, портя золотые пластинки.


«Аварийная ситуация. Угроза жизни носителя».

«Вход в систему недоступен. Выполняется поиск свободных зон».

«Свободных зон не найдено».

«Аварийный канал создан».

«Система заблокирована для пользователей. Пользователю присваивается новый уровень. Вне уровней».

«Доступ открыт. Задействован резервный блок переноса. Функциональность ограничена».


Мир-ноль, сутки спустя. Система Тиррен.


- Эн Громеш ударил первым, - ан Траг, он же нун Апа-Илту, развалился в кресле с стаканом чамби, - ловко устроено. По официальной версии – Марк Травин и эн Громеш погибли в момент перехода из-за резонанса ат-блока малого деструктора, образец которого был в кабинете Громеша. Ну и ещё хорошо, что только этот отсек пострадал, обошлось без жертв, чудом – помощница нашего командора убежала оттуда, словно за ней демоны межреалья гнались. Что скажешь?

- Насчёт жертв? – Ним, сидевший напротив него, усмехнулся. – Да ладно, понятно там все. Обрати внимание, двигаться начали они почти синхронно, но Марк свой призрачный меч достал только после того, как меч Громешей уже был в его теле.

- И точно в то время, когда станция находилась в нестабильном поле. А это пять-семь минут, не больше. Поэтому и щиты не сработали. Мог он так все рассчитать?

- Да, - Арраш кивнул. – Конечно, Марк все рассчитал. Это нетрудно, если поставить такую цель. Поставил на образец схему, которую Громеш нашёл, и вторую, которую тот нашёл только с помощью модулятора искажений. А третью, наверняка эме-галь – нет. Потому и вел себя Тоальке так уверенно. Ни про особые умения нашего друга, ни про его призрачный меч он не знал. Эр-шатх проходит через любые препятствия, но человека можно отшвырнуть волной, или придавить гравитацией, в конце концов, можно комнату свернуть в изолированное пространство, не дотрагиваясь до призрачного клинка. Громеш был всего лишь средним по силе Видящим, но, если бы не вспышка звезды, мог отклониться. Вопрос в другом, засчитает ли система первый удар смертельным и хорошо ли Марк подготовился. Я бы, кстати, не рискнул. Что они не поделили?

- Семейные дела, - ан Траг пренебрежительно приподнял уголок рта. – Нас это не касается. Запись в архиве, можно было бы ее оттуда убрать, но пока я ее просто скрыл. Хотя, думаю, есть копии – на случай, если кто-то начнет копать и засомневается в правильности поступка нашего молодого Уриша. Ты бы на его месте стал подставляться под удар?

- Вот еще, - Ним усмехнулся. – Молодость и дикарское воспитание, это его извиняет. Известно, кто устроил взрыв?

- Нет, и не будет известно. На записях схемы на изначальном языке не отражаются. А вот кто поставил опытный образец – да, помощник коммандера, капитан Аглая Оморхес. Точнее говоря, она уверена, что выполняла приказ коммандера, и любое сканирование это подтвердит. Сам понимаешь, мы можем только догадываться, каким образом заряд активировался, но думаю, что сразу, как только посчитал, что наш эн Уриш мёртв. Опытный образец оборудования доставили за два часа до его визита, что тоже вполне объяснимо – разработки только закончили. Теперь будут испытывать заново – как-никак, два ас-ариду погибли.

- А что с кристаллом Уриша?

- Фальшивка, хоть и неплохо сделанная, - ан Траг пренебрежительно махнул рукой. – В хранилище мы клали совсем другой, значит, его подменили. Настоящий-то так и не нашли.

- Как ты и предполагал, энси постарался, заменил.

- Да ну тебя, - нун рассмеялся. – Неужели ты думаешь, что я двести с лишним лет назад знал, что какой-то прыгун отрубит Уришу голову, заберёт его эр-шатх и потом ещё наследство прикарманит? Надо было подкинуть нашим богам приманку, только и всего, дальше они сами уже развели эти шпионские игры. Пусть развлекаются.

- Неплохое развлечение в виде прыгуна, который постоянно мешается под ногами.

- Не преувеличивай, вот насколько вы, молодые, любите рубить с плеча. Чем-то мне этот Марк даже симпатичен.

- Тем, что охмурил твою дочь, которая, кстати, уже узнает, что он вернулся, или тем, что придумал вот это? – Ним приподнял почти пустой стакан. – Дешёвый заменитель эн-карни?

- Ну не сам придумал, нашёл какого-то уникума. Но все равно, мы на этой планете столько лет копались, и ничего такого не обнаружили, вот что значит свежий взгляд на вещи. Рецепт на редкость удачный. Итак, что мы имеем с нашим непоседливым другом? Как ты его нашёл в нестабильном мире? Да ещё вместе с Ашши?

- Почти случайность. Когда система заблокировала прыжки, а потом включила таймер, пришлось выбирать – или ждать, или выбираться через нестабильный мир, а я всего их три знаю. Тот, где вы Уриша закрыли, был самый приличный, остальные два просто кошмар. Ашши была в реальности Марка вместе со своим отцом. Который теперь, как я понимаю, здесь.

- Полон сил и энергии, - усмехнулся ан Траг. – Сам не ожидал, что у них все получится настолько быстро. Это так приятно, что семьи снова воссоединились со своими бывшими главами, которые припомнят все то, что произошло в последнюю пару сотен лет. Представляю, как Ур-Наммурапи рад старому нуну Громешу. До смерти. Вернувшийся с того света повелитель потоков, да ещё с новым перестроенным ядром – это великолепно. Жаль, что Телачи для нас потерян, но что сделано, то сделано, повелителем больше, повелителем меньше. Так что там с Ашши?

- Помнишь, ты ей когда-то для экстренной связи подарил кулон, тот, что в виде змейки? Как только я перешёл в нестабильную реальность, получил сигнал о помощи. Сам понимаешь, я не мог ей отказать, - Ним многозначительно посмотрел на отца, но тот только головой кивнул, мол, продолжай. – Марк для своего возраста и опыта – просто молодец. Стыковочную башню обезвредил сам, потом послушно выполнял то, что я ему говорил. И до того момента, как мы активировали аварийный маяк, и после. Запоминал и анализировал. А вот когда он попал в лабиринт, что-то он там такое увидел и узнал очень важное. Настолько, что рассказал мне практически все.

- Но не все?

- Конечно. Эти его попытки убедить меня, что он ни во что не будет вмешиваться – я сделал вид, что поверил, он сделал вид, что поверил, будто я поверил.

- У него есть причины не доверять нам.

- Ещё бы.

- Ты слишком старался. Но это хорошо, пусть пробует, наверняка ему известна очередная пустышка. Но существует ничтожно малая вероятность, что он действительно узнал что-то неизвестное нам.

- Поначалу я вообще не понимал, зачем столько внимания какому-то прыгуну, - Ним развеял стакан, создал новый. – Когда ты велел мне спасти Марка от Конташа и его банды, я считал, что только время зря теряю. Чем он отличается от других таких же, тех, что были до него?

- Ну, во-первых, он нравится твоей сестре. – Начал загибать пальцы ан Траг. – Во-вторых, не нравится ее матери. В принципе, мне этого достаточно, но он ещё и удачлив. Как кот, падает на все четыре лапы. Кстати, эр-асу – это в-четвертых. Припомни хоть одного прыгуна, у которого был бы свой призрачный кот. И в-пятых, он, как и те, кто были до него, вносит в наши планы элемент случайности. А это очень важно, так мы можем отслеживать реакцию этих существ, которые считаются нашими богами. Вы ведь вернулись почти сутки назад?

- Да. Он ещё на планете побывал. Ничего особенного, если не считать встреч с южным правительством, с анархистами., с мафиозными кланами на экваторе и еще с десятком людей. Когда только успел. В храм спускался один раз, возможно, встретился с энси. Забрал двести ману из тех, что там хранятся. Переговорил с Понс. Ну а потом, ты сам видел, что он со своим бывшим покровителем сотворил.

- Не наоборот?

Ним только усмехнулся.

- Хорошо, - ан Траг хлопнул в ладоши. – А что с остальными?

- Эр-асу. Когда Марк вернулся на носитель с планеты, был с ним. Сейчас снова исчез. И вообще, мне, на самом деле, обидно, почему у нас они появляются на короткое время, когда работа системы под угрозой, или когда эр-шатх привязать, или эр-иту, призрачный щит, а с ним вот этот конкретный экземпляр таскается, словно прям домашнее животное себе завёл.

- Кто из них? – нун рассмеялся, покачал головой. – Это только доказывает, что нужный нам момент приближается. Что ещё?

- Те двое псионов из его реальности, что были с ним. Они исчезли. Предположительно – за три часа до вспышки прыгнули через портал. Девочка – хеис-аис, отправиться могла куда угодно, с ныряльщиком, или как Марк называл – эсминцем, который они угнали, связи нет. Вместе с ними исчезли сын Тоальке и его спутница, которая из Ису-Таке, и кое-что из новых образцов. И данные по новым технологиям, очень много.

- Какие именно?

- Неизвестно, результаты копирования уничтожены. Но передача велась на эсминец.

- Вот тебе и ответ. Там, где всплывёт этот эсминец, мы и найдём Марка.

- Если он не перескочит сюда.

- Пусть. Он не представляет для нас опасности. В крайнем случае мы всегда можем его уничтожить, но умные люди заводят не врагов, а друзей. И вообще, мы даже как бы почти одна семья.

- Уверен?

- Не думаю, что надолго, но если Элика что-то решила, то своего добьётся. Они оба друг друга стоят, пусть разбираются между собой.

- А наша маленькая энси?

- Пока что она не получает прямых указаний, до тех пор, пока самой Эреш-кигаль нет, опасности она для меня не представляет. А когда богиня появится, ей будет не до нас – мне кажется, поэтому она не торопится. Если у твоего друга все получилось, то мы о нем ещё услышим. Если же нет, одной проблемой меньше. Из-за разрыва во времени у нас есть десять дней, чтобы заняться другими важными делами, а Марк твой этой декады не имеет.

-Тогда ничего важного больше нет.

- Ну как же нет, - ан Траг подмигнул сыну. - Младшая глава клана Тиа – это очень важно. Ну чего ты насупился?

- Между прочим, - Ним на это только вздохнул и руками развёл, - ты сам требовал, чтобы я остепенился, перестал шляться по реальностям и, хотя бы на некоторое время, осел на одном месте.

- В конкретном месте. У твоей матери.

- Нет, мы об этом уже говорили. Ее двоюродный племянник отлично справляется с будущей ролью главы семьи Аш-Урб. И с Эликой они бы составили отличную пару.

- Сам ей об этом скажешь?

Отец и сын рассмеялись и понимающе переглянулись.

- Согласен, вся в мать. Так что будем делать? – Ним встал.

- Ничего, - его отец пожал плечами, тоже поднялся. – Я мог бы сказать, что раз ты теперь вхож в местное правящее общество, то наладишь связи с хеис, они хоть и послабее нас будут, но наверняка что-то знают. К тому же из них выбираются местные энси – хранители. Что ты наконец-то возьмёшься за ум, потихоньку подомнёшь эти центральные миры под себя, а эта девочка – наш очередной ключ к Первому, и возможно, хотя я на это уже не надеюсь, к технологии слияния.

- Но ты не скажешь?

- Нет. На то мы и повелители, чтобы иногда делать что-то не для пользы дела, а для удовольствия.


Изначальный мир, Империя Саар-тау, под протекторатом клана Эрран. Окраина владений


Небольшой имперский звездолёт выпрыгнул из портала у звезды, находящейся на самом краю Галактики – Империя существовала тридцать тысяч общих лет, и потихоньку продвигалась по одному из рукавов к центру. С одной стороны, порталы обесценивают расстояния, а с другой, между ближними звездами на обычных гипер-приводах тоже удобно перемещаться, всегда есть шанс найти затерянные системы. Хозяева империи из центральных миров тоже следили, чтобы их подопечные не залезли на территорию конкурентов, когда все владения вперемешку, кроме регулируемых могут возникать и спонтанные конфликты.

За сотни тысяч лет люди не придумали ничего нового. Торговля, добыча ресурсов, экспансия и снова добыча и торговля. Для цивилизации – трагедия и стагнация, а для отдельного поколения сложившийся порядок вещей, удобный и привычный.

Корабль пролетел эклиптику насквозь, ускоряясь, и уже хотел уйти в прыжок, чтобы через некоторое время появиться в другой системе, в двух световых годах отсюда, но что-то произошло, гипер-привод не сработал. Так бы и летел звездолёт с обратным ускорением, пока не вернулся на одну из ремонтных станций системы, но словно ударился обо что-то, и исчез.

Точно так же, как и летевшие из звёздной системы астероиды и прочая материя, соприкасаясь со сферой, окружившей систему, они исчезали. А сфера сжималась, сначала поглотив пояс астероидов, потом – дальний газовый гигант, следом за ним огромную ледяную планету. Пришла очередь населённой, второй от светила, ее жители даже не поняли, как и когда умерли. Не поняло этого население многочисленных станций и баз, а сфера все сжималась и сжималась. Поглотила портал, дошла до звезды, и через некоторое время от целой звёздной системы размером в треть светового года осталась небольшая чёрная дыра диаметром в четыре километра. Сначала она висела практически неподвижно, по космическим меркам, а потом начала вращаться. Все быстрее и быстрее.

.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики