КулЛиб электронная библиотека 

Приманка [Анатолий Махавкин ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Анатолий Махавкин Приманка

Александр откинулся на спинку кресла и подняв коммуникатор, сверился с данными, которые пульсировали в его голове. Девять иконок светились зелёным на экране, сообщая о том, что вся группа находится в пределах досягаемости, а бойцы — живы и здоровы. Как и предполагал командир, Фёдор вновь подключился к музыкальному каналу и слушал обычную ритмичную бодягу, а Егор полностью погрузился в виртуальную реальность, где, судя по уровню адреналина, добивал очередного босса.

В другое время Александр бы и не подумал вмешиваться в занятия подопечных, но сейчас, когда они сидели в кузове фургона, а сам автомобиль на полной скорости нёсся к пункту назначения, допустить ослабления дисциплины командир не имел права. Поэтому он активировал срочный вызов, отлично понимая, какую реакцию вызовет столь мощная встряска у парочки, погружённой в недра сети. Да и остальным не помешает взбодриться.

Иконки бойцов вспыхнули ослепительно жёлтым и тут же вернулись к привычному зелёному. Из салона донеслись громкие ругательства, а водитель покосился на соседа и криво ухмыльнулся. Да ему-то что: привёз-увёз. Ну, ещё посидит в заблокированном фургоне, отлично понимая, что ни одна тварь не сумеет проникнуть через модифицированную керамику.

— Капитан, какого чёрта? — голос Фёдора казался обезличенным и лишённым всяких интонаций, но Александр хорошо различал скрытую обиду, — Я же никогда не подводил тебя!

— Саня, ну реально! — подключилась Антонина, — Этот идиёт тут такие пляски с песнями устроил!

— Не расслабляться, — Александр подпустил строгости в голос, — Я же вам только позавчера демонстрировал последние инструкции и ориентировки. Помните, на седьмой минуте?

Фургон миновал последний перекрёсток перед промзоной и погрузился в недра плохо освещённых переулков между заброшенными бетонными коробками. Водитель включил дальний свет и снизил скорость. Понятное дело: навигатор, в его голове, отключился сразу же, как пропала связь с центральным ядром. Теперь они — сами по себе. К сожалению, ублюдков можно выманить лишь в подобные этому, неконтролируемые безлюдные места.

Как всегда, ощутив холодную пустоту в голове, Александр поморщился и тихо выдохнул короткое ругательство.

— О какой седьмой минуте ты говоришь? — хихикнула Антонина. Локальная связь продолжала действовать и вдали от центрального ядра, — Они же все пялились на сиськи той дуры, которая инструкцию рассказывала!

— Да всё мы видели, — недовольно отозвался Михаил — самый сильный в их группе. Жаль только, сила пришла на место ума и здоровяк едва проходил ежегодную аттестацию, вкладывая виртуальные предметы в положенные отверстия, — Так там же — полные дебилы были, сплошные новички, вот их и порвали, как Бобик грелку.

Александр промолчал, но лично для себя ещё раз прокрутил в голове ориентировку, делая остановки в особо интересных местах. Нет, группа, провалившая последнюю охоту вовсе не состояла из новичков, как думал Миша и её гибель доказывала лишь то, что твари вышли на новый уровень. Именно поэтому и ужесточились пункты инструкции.

Не удержавшись, капитан вызвал образ большегрудой мулатки, зачитавшей новые пункты и ощутил оживление за спиной. Да, такую ребята точно запомнят. Глядишь, и про безопасность не забудут.

Шутки шутками, а группа Лесовского, угодившая в засаду, наделала много косяков. Погибли хорошие оперативники, противник явно поднял самооценку, а главное, в его руки попала одна из приманок: вещь, для людей, бесполезная, но очень ценная для монстров, на которых они ведут охоту. А ведь осталось их совсем немного, поэтому каждая выдаётся под расписку и ответственность командира. Если бы знать заранее…

Фургон, неуклюжим медведем, развернулся между заброшенной подстанцией и бункером неизвестного назначения, преодолел неглубокий ров с остатками дождевой воды и мазнув светом фар по ржавой сетке ограды, остановился. Впереди виднелась бетонная конструкция, напоминающая башню.

Водитель заглушил двигатель, погасил сенсорную панель и повернулся к Александру.

— Приехали, командир, — он оскалился, — Не желаете прогуляться, подышать свежим воздухом?

Капитан неторопливо покачал головой, разминая шею, спрятал коммуникатор и достал из коробки автомобильного сейфа металлический кейс с приманкой. Сейф — хитрая штуковина. Если бы гад напали на них во время поездки он бы расплавил кейс, вместе с содержимым. И пусть бы они все погибли, но враг бы ушёл, не солоно хлебавши. К сожалению, во время операции такой возможности нет и если твари доберутся до приманки…

Нет! Александр оборвал себя. Они выполнят задание: уничтожат гадину, выбравшуюся из мрака и благополучно вернутся на базу.

Капитан повернулся к водителю.

— А сам прогуляться не желаешь? Могу приказать, — он пристально смотрел на весельчака, пока ухмылка не покинула наглую физиономию, — Сиди и не отсвечивай. Двери разблокируй. Ребята, на выход.

Восемь камуфлированных фигурок, словно чёртики выпрыгнули из чёрной коробки фургона и выстроились в ряд. Сосредоточенные физиономии — один в один, как иконки коммуникатора. И казалось, коснись пальцем любого и он так же информативно пропищит: Фёдор, Егор, Антонина, Людмила, Сергей, Михаил, Ольга, Алексей.

— Попрыгали, — пока все сосредоточенно отрывали ноги от земли, проверяя подгонку, капитан оценил степень готовности каждого и остался доволен: хороши! — Достаточно, кузнечики. Итак, брифинг никто не проспал и надеюсь, вводная усвоена в полной мере. Диспозиция ясна?

Вопросов не возникло, но Александру показалось, что у Михаила, на низком лбу обозначилась единственная, но глубокая морщина. Э-эх, а со слов комиссара, геном здоровяка взят за основу для проектирования следующих поколений. Ну да ладно; в будущем исчезнет проблема, с которой они безжалостно сражаются, так что лишние извилины окажутся ни к чему. Е если великан займёт позицию, где особо рассуждать не надо…

За спинами спецгруппы тихо пискнул автомобиль, блокируя двери бронеплитами и Ольга вздрогнула, а её рука сделала попытку лечь на рукоять дробовика. Нервишки!

— Спокойно, — Капитан выразительно посмотрел на бойца и та собралась, успокоилась и ответила улыбкой, — Вот так, молодец. Прошу обратить внимание на один момент: вероятность появления противника числом большим одного — совсем не вероятность. Невзирая на сокращение поголовья, твари стали нападать попарно, а то и боевыми тройками.

— И озлились, гады! — скрипнула зубами Антонина, — Римма, из пятого, рассказывала: обойму в него пустила, а он-таки дополз и ногу ей прокусил! Сухожилия, мудень, порвал.

— Вот! — Александр поднял указательный палец, а потом щёлкнул кнопкой графического проектора, — Поэтому, работаем только в связке с напарником и никакой самодеятельности. Всё внимание сюда, — вспыхнула сине-зелёная схема промзоны и капитан отрастил на пальце световую указку, — Михаил и Людмила патрулируют площадь перед центральным входом; естественно, в лоб они не попрут, но возможен отвлекающий манёвр. Антонина, снайперская позиция — в этом блоке. Егор — на подстраховке. Сергей и Фёдор, то же, но — здесь. Ольга и Алексей — со мной. Наше дело — приманка.

— Ага, — хохотнул Фёдор, — Пока мы там будем изнемогать, эта троица начнёт прохлаждаться и ещё…Как там этой штукой пользоваться?

— Извращенец! — констатировала Ольга, под общий смех, — Сейчас, я это вслух сказала!

Ну всё, общий настрой бойцов в порядке. Можно выдвигаться.

— По местам, — Александр свернул картинку, заблокировал передатчик и понизил температуру боевого костюма, — полное молчание в эфире: не забывайте — твари постоянно сканируют. Вся надежда — партнёра. Удачи вам, ребята!

Промзона очень напоминала задники какого-то фильма ужасов своими полуразрушенными зданиями, отсутствием растительности и серой дымкой, лениво ползущей из заколоченных колодцев. Пару месяцев назад, капитан ходил на сеанс с младшим и было очень забавно наблюдать за его переживаниями в самом начале сеанса, когда зловещий голос обволакивающе закружил по залу, объявляя название и перечисляя имена съёмочной группы.

Вот только в этот раз нигде не загорится обнадёживающий огонёк с изображением открытой двери, а если тебя схватят за ногу, то простым визгом дело не обойдётся. Придётся стрелять, а то и бить ножом, чтобы прикончить живучую тварь, выползшую из мрака подземелий за вожделенной добычей.

А как это просто делалось в самом начале! Ублюдки были слабы и почти беззащитны и он, ещё в бытность свежеиспечённым лейтенантом, участвовал в парочке массовых загонов. Тогда ещё действовал приказ шестьдесят три бис, проклятый всеми оперативниками. Калечить, пленять, но не убивать. Чёртовы либералы во власти боялись замараться кровью и пытались найти иной путь. Попытаться, например, использовать пойманных в спецлагерях, ха! Это кого? Этих мерзавцев? Ха, ещё раз!

Потом гады научились огрызаться, показывая зубы и чем меньше их оставалось, тем ожесточённее сопротивлялись. Теперь требовалось послать целую группу специально тренированных охотников, чтобы прикончить одного, если повезёт — двух, говнюков.

Парочки бойцов ныряли в переулки, растворяясь в густом мраке, точно камни, брошенные в чёрную илистую воду заросшего пруда. Трудно поверить, что люди вернутся обратно, разорвав оковы темноты и сети зловещих сил. Но — прочь сомнения! Победа будет за силами света.

Александр опасался, что враг устроит засаду ещё по пути к башне, но его сомнения оказались напрасными. Единственное, что немного задержало движение группы, это — автоматический шлагбаум, больше напоминающий ковш исполинского экскаватора, блистающий металлом среди бетонных серых стен, возведённых вокруг башни.

Последний Ритуал сожжения проводили так давно, что система распознавания жевала карточку, предъявленную капитаном, долгих десять минут, не торопясь зажигать зелёный огонёк. У Александра даже возникла досадливая мысль о переносе места засады, что было бы весьма неприятно. Именно в этот момент, капитан ощутил лёгкое, словно пушинка, касание чужого недоброго взгляда.

Все охотники способны чувствовать присутствие врага и Ольга тотчас встрепенулась, но невозмутимый Алексей сомкнул пальцы на её локте и обозначил улыбку кончиками губ.

— Спокойно, подруга, — пробормотал он, — Нас — ведут, как и было задумано. Пусть видят, что приманка у нас, а охранников — всего трое. Это добавит им смелости.

В этот момент пыльное окошко таки засветилось зелёным, а мощные механизмы подъёмника глухо заворчали, вынимая клыки шлагбаума из отверстий в земле. Пока стальная плита ползла вверх, освобождая проход, капитан достал таблетку коммуникатора и взглянул на иконки: все — на месте и светятся успокаивающим изумрудом. Значит, все члены группы живы и здоровы.

— Вперёд, — скомандовал Александр и троица нырнула под дрожащий металл преграды, нависающий над их головами подобно топору палача.

Откуда столько негативных сравнений? Капитан досадливо фыркнул. Стоит обратиться к комиссару по психологическому тренингу. Высокая пышногрудая блондинка знает множество способов снятия стресса и поднятия самооценки. Правда позже непременно сделает доклад начальнику. Ну, уж лучше это, чем нервный срыв во время операции или того хуже…

Не хотелось вспоминать про своих коллег, которые не просто сломались, но ещё и перешли на сторону врага. Особенно больно при воспоминании о Ларисе Ткачёвой — бывшей подруге. И ведь не просто предала своих, но ещё и совратила всю группу. Страшно представить, во что превратились теперь бывшие соратники. Да, зло коварно, многолико и манит тёмными удовольствиями. Поэтому, только дисциплина и выдержка помогут им победить.

Башня, где прежде комиссары проводили свои ритуалы, возвышалась над общим уровнем остальных построек, точно гигант над карликами. Какое прежде было назначение у постройки — никто не помнит, но судя по цехам у подножия — какая-то плавильня. Одну из топок, самую малую, разместили на верхнем ярусе башни, приспособив для жертвоприношений.

Лифты обесточили, поэтому пришлось шагать по пыльным ступеням спиральной лестницы. Александр посматривал в окна и один раз ему показалось, что он заметил блеск стекла на крыше одного из зданий. Значит, кто-то из снайперов, скорее всего — Антонина, успел занять позицию. С одной стороны — хорошо: прикрытие на месте. С другой — если разглядел он, может увидеть и враг.

Алексей осторожно потянул тяжёлую дверь со знаком Комиссариата Очистки и синий луч мощного фонаря пробежался по грязному полу, возвышению кафедры и багровой печи с тусклыми глазками вебкамер. Тишина. Вроде, всё спокойно.

Прикрывая командира с приманкой, пара бойцов прошлась по ритуальному залу, высвечивая каждый подозрительный угол, где мог бы притаиться враг. Возможно твари, на которых они устроили охоту, не поняли смысла видеообращения, которое группа техподдержки разместила в сети? Тогда — всё по новой: выслеживание осторожных переговоров, намёки в чате и наконец, почти открытое сообщение о месте нахождения приманки. Работа тех, кто забрасывает силки, не легче, а то и сложнее, чем усилия ловчих.

— Пусто, — сообщила Ольга и остановилась у жертвенного стола, — не похоже, что здесь вообще кто-то появлялся. Как поступим?

Она забросила дробовик за спину и это очень не понравилось Александру.

— Сохраняем готовность, — капитан выразительно сверкнул глазами на подчинённую и подошёл к столу, — не забывайте: ублюдкам не так просто покидать свои норы и добираться до места. Тем более, эти гады всегда чувствуют засаду. Сделаем вид, будто начинаем подготовку к Ритуалу.

Командир достал приманку из кейса и положил в специальную выемку жертвенного стола. Здесь имелось автономное питание и на боку печи тотчас вспыхнул индикатор готовности. Оставалось ввести параметры сожжения и потянуть за большой полосатый рычаг. После этого печь заурчит, включит транспортёр и проглотит предложенный дар.

— Если они собираются прийти, сейчас — самое время.

Алексей не успел закончить фразу, а коммуникатор принялся мелко вибрировать. Иконка Сергея дрожала, словно крылья бабочки, угодившей в пламя, а её цвет менялся из зелёного в оранжевый, а после — в красный. Откуда-то, издалека, донеслась приглушённая расстоянием и стенами автоматная очередь. Потом — ещё одна, а изображение Фёдора начало претерпевать те же изменения, что и лицо его напарника.

Коммуникатор перестал содрогаться, а оба бойца исчезли из списка группы. Александр глухо выругался и посмотрел на подчинённых. Те ответили ему взглядами в которых не было ни капли страха — только холодная ярость.

— Твари добрались до Серёги С Федькой, — констатировала Ольга и криво ухмыльнувшись, дослала заряд в патронник, — Ну-ну, сучий потрох, иди к мамочке!

— На позиции! — почти прошипел капитан, — Всё внимание…

В грохоте длинной пулемётной очереди, таблетка коммуникатора затряслась так, словно прибор испугался стрельбы. Судя по звуку, работало многоствольное чудовище Михаила, а судя по продолжительности огня, боец находился в панике.

— Ни хрена не вижу! — выкрикнул Алексей, из окна которого открывался вид на главный вход, — Надо было оставаться на связи!

— Заткнись! — Александр расстегнул кобуру с пистолетом и проверил, легко ли кинжал покидает ножны. Потом встал на колено рядом со столом, — Не ослаблять внимание!

Краем глаза он продолжал следить, как иконка Михаила, затрепетав крыльями, погасла, став такой же мёртвой, как исчезнувшая за пару мгновений до того картинка Людмилы. Однако пулемёт продолжал грохотать ещё несколько секунд и с внезапной горечью, Александр понял, что гашетку продолжают нажимать уже мёртвые пальцы.

Громыхнул выстрел снайперской винтовки и оглушительный вой раненого зверя пронёсся по тёмным улицам. Ольга подняла сжатый кулак и тихо прошептала: «Есть!» Вой затих под ещё пару, отдающих эхом, раскатов и глухо захлопал пистолет. Без подмигивания погасла картинка Егора, а лицо Антонины смазалось, но не потухло. Пистолет умолк, а потом вновь ожил, но уже с перерывами.

«Ну же! — скрипнул зубами Александр, — Держись, девочка!»

Дальше всё происходило стремительно. Алексей глухо застонал и нажав на спуск автомата, свалился на подоконник. Не успел капитан броситься на выручку, как тёмный силуэт перемахнул через обмякшее тело бойца и смазавшись, от огромной скорости, возник прямо перед командиром.

Палец ещё жал на спусковой крючок, а огненная боль уже разорвала грудь, отбросив охотника на пол. Чёрная фигура, пылающая четырьмя огненными глазами, занесла руку для последнего удара…

Бах! Бах! Бах!

Ольга шла через комнату и дробовик в её руках дёргался, подобно живому существу, выплёвывая смертоносные проклятия, адресованные мерзкой твари. Смутная, в полумраке, фигура, повернулась в сторону ловчей, глухо застонала и скрючилась на полу.

— Капитан!

— Цел я, цел, — он принял предложенную руку и постанывая, поднялся на ноги. Потом уставился на лохмотья кевларового костюма с вывернутыми наизнанку титановыми пластинами, — Почти достала, сука!

И точно: перед ними лежала женщина. Заряды дробовика разорвали её живот и грудь и теперь кровь нападавшей смешалась с кровью Алексея, ничем не отличаясь на вид. Четыре линзы начали сереть и внезапно Александру пришло в голову, что старое выражение: «четырёхглазый» теперь заиграло новыми красками.

— Капитан, приманка! — Ольга дёрнула его за руку и указала на жертвенный стол, — Её нет…

— О дьявол! — Александр покачнулся и опёрся на плечо бойца, — У неё был напарник. Нужно было догадаться.

Книга исчезла. А ведь в Хранилище их оставалось около полутора сотен. Если так пойдёт и дальше, скоро им станет нечем приманивать Знающих буквы. Комиссар будет в ярости.

Пока в голове капитана роились печальные мысли, Ольга подошла к трупу врага и пнув его в бок, презрительно выдохнула:

— Читатель!