Алая печать (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Кошмар начался или же это галлюцинации? ==========

Дарлин

Последний учебный год в университете права всегда представлялся мне чем-то особенным. Это же последний год, когда я смогу побыть частью моего любимого Гарварда, в который мне посчастливилось попасть три года назад, выиграв грант на бесплатное обучение. Его приходится подтверждать каждый семестр, выучивая материал так, чтобы он отскакивал от зубов даже во сне, но это того стоит.

Гарвард — это невероятное место. У нас есть абсолютно всё, о чём может мечтать любой студент. В свободном распоряжении каждого из нас находится несколько спортивных площадок, оснащённых по полной программе самыми современными конструкциями; множество различных кафешек, где можно выпить не только вкусный кофе, но и опробовать на вкус несколько видов кухни; музеи различных видов; выставки по всевозможным областям науки и искусства и многое другое, чем отличается наш вуз.

Плюс ко всему, мы живём в общежитиях или домах, предоставляемых абсолютно любому студенту. Не бесплатно, но стипендии достаточно, чтобы оплатить проживание, медицинскую страховку и всякие мелкие расходы.

— Ты чего зависла? — Элли поправляет свои белокурые локоны, укладывая их.

Элли Ларсон — моя лучшая подруга и соседка по комнате. Если бы не она, я бы точно сошла с ума в этом огромном месте. Она слишком много говорит, иногда беспричинно, но она довольно забавная. И искренняя. Очень искренняя. Её белокурые локоны идеально сочетаются с утончёнными чертами европейского личика. А эти незатейливые и огромные серо-голубые глаза сводят с ума не только мужскую половину нашего института, но и женскую. Полные губы, аккуратный носик и милая улыбка лишь дополняют её ангельскую красоту. Иногда мне казалось, что она и вправду была ангелом, сошедшим с небес.

— Это наш последний год. Хочу вдоволь насладиться этим местом. И этим домом, — встаю с кровати, подходя к большому напольному зеркалу, имеющему чёрную рамку и подсветку. Оцениваю свой внешний вид.

До уровня Элли мне далеко. Я точно не первая красавица нашего вуза, но вполне себе симпатичная и даже сказала бы, что сексуальная. У меня длинные черные волосы, опускающиеся практически до поясницы; чуть полные нежно-розовые губы и небольшой носик. Я практически ничем не отличаюсь от большинства других студентов. Разве лишь глазами. Элли всегда говорит: «Твои каре-зеленые глаза, вроде бы, совершенно обычные. Но как только бросишь хоть один взгляд на них, то уже невозможно оторваться. Есть в них что-то необыкновенное». Но она мне льстит.

Мы выходим из нашего дома. К счастью, или к сожалению, мы удостоились чести жить в Леверетт хаусе за особые успехи в обучении. Я никогда не могла понять, как у Элли выходит уделять время учёбе, да и ещё учиться на отлично, когда она ходит на свидания практически каждый день. У меня на одно лишь право уходит по три часа в день, а это только один из множества предметов, что мне приходится изучать в Гарварде.

Нас встречает кембриджский осенний воздух, насквозь пропитанный ароматами природы, а точнее цветами. Неподалеку от нашего Хауса располагается цветочный сад, являющийся одной из главных достопримечательностей вуза. Идти к нашему корпусу нужно было сквозь небольшую зелёную полянку, по обе стороны которой располагались причудливой формы кустики и металлические скамейки с фирменной гравировкой вуза. Студенты называли это место зоной отдыха, а мы с Элли любили проводить здесь вечера, любуясь на закаты. Именно отсюда было видно их во всей красе.

За лето корпус не изменился. Белые стены каменного здания встречали нас своей родной атмосферой: большие старинные окна с волшебными решётками и витражами, мозаика на стенах во внутреннем убранстве, статуэтки философов и мыслителей практически на каждом углу. За три года мы полюбили это место практически так же, как и своих родных. Институт права считался одним из лучших факультетов Гарварда, и мы гордились тем, что являемся частью этого места.

— Ну что, идёшь сегодня на вечеринку в честь нового учебного года? — Ларсон держала в руках небольшую афишу с кричащим заголовком: «Оторвемся по полной».

— Если там снова будет эта ужасная музыка, что была в прошлый раз, то я пас, — я закатила глаза, вспоминая прошлогоднее празднование. Я никогда в жизни ещё не слышала столь ужасного плейлиста. Тогда сложилось такое впечатление, что диджей включал треки с закрытыми глазами и ушами. Ну невозможно было бы включить такую ахинею, имея уши и глаза при себе!

— Нет, в этот раз обещали крутую живую музыку. Дар, — Элли ласково называла меня так. — Чего дома сидеть-то? Ну пойдём! — она посмотрела на меня своими прекрасными глазами, наигранно пытаясь изобразить всем своим видом мольбу.

— Хорошо! Только ради тебя! — я подняла руки вверх, сдавшись под натиском этих глаз. Иногда мне кажется, что я бы и сама не против сходить с ума по лучшей подруге. Она ведь и вправду ангел.

Мы расположились в просторной аудитории на третьем этаже, стены которой украшали портреты великих правоведов. Огромное пространство занимали преподавательская трибуна и около десяти рядов с местами для студентов. Мы с Элли заняли любимые места на втором ряду. Здесь было хорошо слышно и видно профессора Дэвидсона, к которому я не питала особой любви. Этот немолодой мужчина с сединой на висках и заметной залысиной на затылке, которую он всячески пытался скрывать под смешными головными уборами; хоть и был добрым дядечкой, но очень строгим и требовательным к своему предмету. К его экзамену приходилось готовиться на протяжении всего семестра, ведь он мог задать абсолютно любой вопрос из курса.

Студенты начали потихоньку собираться в аудитории, рассаживаясь по своим привычным местам. Когда аудитория была полностью заполнена нашими одногруппниками, профессор Дэвидсон предстал перед нами в своём чёрном костюме, который он носил неизменно три года подряд. Рядом с ним стоял высокого роста и спортивного телосложения шатен с аккуратной и ухоженной щетиной, прибавлявшей ему несколько лет. На вид ему было около двадцати пяти лет. Его большие медовые глаза изучали аудиторию, пока профессор подбирал слова.

— Добрый день, дорогие студенты, — манерно и громко поздоровался правовед, ожидая полной тишины. Когда она наступила, он продолжил.

— Рад всех вас видеть в здравии и в хорошем расположении духа. Этот год будет для вас решающим. Но об этом мы успеем ещё поговорить, а сейчас представляю вашему вниманию нашего нового студента, — он окинул взглядом парня, запустившего в свои густые каштановые волосы ладонь, взъерошив их. На доли секунды мне захотелось прикоснуться к этим блестящим волосам, но я тут же отбросила эту мысль.

— Стэнли Росс, — не выдержав, пока профессор представит его, кареглазый заговорил властным и сильным голосом с приятной хрипотцой. Все девушки сразу же обратили внимание на новенького, начав перешёптываться, чем вызвали у красавца насмешливую ухмылку. Даже Элли смотрела на него с взглядом, полным влюбленности, что было совсем на нее не похоже.

Мне же парень показался немного странным. Слишком уж идеальные черты внешности и до боли приятный голос. Таким голосом мог обладать кто угодно, но уж точно не обычный парень. Всего два слова, произнесённые им на всю аудиторию, заворожили всю женскую половину группы. Хотела бы я иметь такую силу.

Бросив свой взор на целую аудиторию, Стэнли Росс будто бы изучал не её убранство, а людей, пытаясь одним лишь взглядом заглянуть в их души. Когда его глаза встретились с моими, я почувствовала, как по телу медленно разливается холод, а пальцы рук немеют. Я вздрогнула, опустив глаза в тетрадь, и холод сразу же исчез. Стэнли же расположился на первом ряду прямо передо мной, отчего меня бросило в дрожь.

***

В первый учебный день нас обычно не загружали парами. Проходило лишь одно занятие по основному предмету нашего факультета и организационное собрание, где мы отмечались в журнале с помещениями и записывались на предстоящие события. Сегодня такое собрание проходило на свежем воздухе в зоне отдыха.

— Ну что, ты примешь участие в этом году в конкурсе поэтов? — подруга держала в руках свою анкету, просматривая список событий вуза, расписанный на год вперёд.

Я принимала участие в этом конкурсе три года подряд и все три года оставалась на один шаг позади первого места. Его неизменно занимал Сирил Грэйс, учившийся на факультете дизайна. Мы вечно с ним соперничали, но, благодаря своей широкой и белоснежной улыбке, он постоянно одерживал верх надо мной.

— Нужно же хоть раз обыграть Сирила, — я поставила в своей анкете галочку напротив данного мероприятия, продолжив изучать список. Всё как прежде. Конкурсы красоты между парнями и девушками. Песенные конкурсы. Спортивные мероприятия. Список оставался неизменным традициям Гарварда.

— Девушки, — тело бросило в дрожь от громкости голоса стоявшего позади человека. — Не подскажете, что это за конкурс поэтов? Услышал, что вы его обсуждали. Извините, если напугал вас, — Росс положил на моё плечо свою ладонь, от чего мне стало неуютно и очень холодно. В голове возникло странное ощущение, похожее на ощущение смерти. Что-то тёмное и очень холодное, даже леденящее, было в его прикосновении.

— Ежегодное соревнование между студентами, сочиняющими и читающими свои стихи, — я аккуратно убрала ладонь новенького, помассировав плечо в попытках его разогреть.

— Дарлин, кстати говоря, принимает в нем участие, — Элли никогда не отличалась тактичностью, но в этот раз это было точно не к месту.

Мне не хотелось даже знать об этом странном парне, способном вызывать у меня ощущение смерти одним лишь прикосновением. В нём есть что-то очень непонятное. Он смотрит не в глаза, а в душу.

— Значит, ты Дарлин, — Стэнли протянул мне свою изящную руку, и мне пришлось ответить взаимностью. Нехотя и с опаской я дотронулась его руки. Она была теплой, а кожа бархатной и нежной. Но теплой была лишь кожа в середине ладони. Это я поняла, когда случайно коснулась пальцев парня. Они были чертовски холодными словно у мертвеца.

— Дарлин Хикс, — я распылась в широкой улыбке, пытаясь изобразить любезную приветливость. Но страх лишь нарастал. С ним точно не всё в порядке.

Наши взгляды снова встретились, и я случайно и буквально на секунду заметила, как в его глазах загорелся огонь. Настоящий огонь. На секунду эти медовые глаза превратились в огненно-красные, и я даже потеряла дар речи. Тело онемело от увиденного. Мне точно не показалось. Это было реальностью. Но это просто невозможно…

— Ещё увидимся, Дарлин Хикс, — заметив моё оцепенение, Стэнли расплылся в зловещей улыбке и быстро испарился.

Я ещё долго пыталась понять, как он смог сделать такое со своими глазами, но так и не нашла хоть одно вразумительное объяснение.

Комментарий к Кошмар начался или же это галлюцинации?

Вот такая вышла первая часть. Надеюсь, вам понравится. Это что-то принципиально новое для меня.

Как думаете, что не так со Стэнли? Вообще, какими видите дальше развития событий? Нравится ли вам такое начало?

Буду рада абсолютно любому мнению. И каждому прочтению❤️

========== Два огненных шара внутри ==========

Дарлин

До вечеринки оставалось пару часов, поэтому Элли оставила меня в гордом одиночестве, чтобы подобрать себе что-нибудь крутое для танцев. Вообще, она любила прихорашиваться. Ещё бы, у неё ведь фигура мечты любой девушки. Тонкая талия, длинные ноги, не имеющие целлюлита и аккуратная пышная грудь. Будь бы я мальчиком, точно бы захотела с ней встречаться.

Расположившись на своей небольшой деревянной кровати, стоявшей у окна, я положила ноутбук на колени. На самом деле, мы с Ларсен воевали за эту койку почти две недели, пока она не проиграла мне в споре. Элли не была бы собой, если бы смогла выполнить условия того спора. Она, конечно, прекрасная подруга и удивительная личность, но порядок и она — абсолютно разные вещи. Конечно же, она не смогла убирать все свои вещи по местам, не раскидывая их по всему пространству комнаты, аж целую неделю. Наверное, с таким бы огромным гардеробом и я бы не смогла, но спор есть спор. Победа за мной, как и кровать с прекрасным видом. Наши окна выходили на сад, где росли около тысячи различных видов цветов.

У меня из головы никак не выходил этот взгляд Стэнли. Эти огненные глаза, вспыхнувшие и погаснувшие в долю секунды. Я точно это видела и теперь мне хотелось понять, что же это было. Поэтому с опаской и странным чувством я набрала в поисковике запрос «Огненные глаза». Ничего глупее я никогда не делала, но попытка — не пытка. Пролистав около сотни различных сайтов со всякими бреднями сумасшедшего, иначе назвать эти странные статьи было нельзя, отложила ноутбук. Надо бы и мне выбрать, что надеть на вечеринку.

***

— Я думала, мы снова будем в Метер Хаусе, — Элли расстроенно осмотрела огромный особняк, находившийся в 20 минутах от нашего Хауса и никоим образом не относящийся к целому комплексу Гарварда.

— Этот тоже неплох, — на самом деле описание «неплох» было не самым подходящим. Скорее, пошло бы замечателен или восхитителен. Здание возвышалось на три этажа и казалось невероятно величественным. Оно было сделано из какого-то дорогого материала, название которого я даже не знала. Музыка была слышна уже на улице, и она явно была лучше, чем, а прошлом году.

Мы с Элли вошли в особняк. Внутреннее убранство этого огромного дома было ещё великолепнее, чем внешнее. Стены обклеены светлыми обоями с золотистыми узорами по краям; мебель сделана из дорогого дерева. Большие панорамные окна с видом на Гарвард. Студенты разбрелись по всему дому, подтанцовывая под мелодичную музыку, исходящую из огромной стереосистемы.

— Пойду потанцую, — подруга протянула мне дорогущий бокал с тёмной жидкостью, взяв себе такой же, после утопала в сторону своеобразного танцпола. Танцполом послужила абсолютно свободная от мебели гостиная. На потолке висело несколько огромных световых прожекторов, создающих особое свечение, играя со светом.

Я решила прогуляться по особняку. Не всегда выдаётся возможность оказаться в таком роскошном доме. Поднявшись на второй этаж, я оказалась в коридоре с теперь уже чёрными обоями, имеющими белые сплошные полосы сверху и снизу. Коридор простирался по всему этажу, по обе стороны коридора можно было разглядеть белые двери. Одна из дверей была приоткрыта. Любопытство одолело меня, и уже через несколько минут я находилась внутри.

По всей видимости, я оказалась в одной из спален. Она была весьма необычной. Чёрные обои простирались по всему пространству комнаты, посреди которой стояла большая кровать с багрово-красным постельным бельём, напоминавшем, скорее, кровь. Также внутри имелись несколько книжных полок с весьма необычной литературой. Темой практически всех книг, что я смогла рассмотреть одним лишь взором, оказалась какая-то сатанистская хрень. Большой черный шкаф был приоткрыт, поэтому можно было заметить внутри мужскую одежду. Отлично, я застряла в спальне парня.

— Обычно стучатся, когда хотят войти в незнакомое место, — снова этот очаровательно властный голос, разливающийся по моему телу холодом. Почему я слышу его голос, и мне становится холодно?

— Извини, — я обернулась, увидев наглую ухмылку на лице Стэнли, изучавшего мой зад. — Какого чёрта?! — возмущению не было предела.

— Ты без спроса изучаешь мою спальню, а я твой зад. Всё честно. Хотя, я бы посоветовал тебе в следующий раз приходить сюда без одежды, — он пренебрежительно изучил мою белую шёлковую блузу и черную пышную юбку длиной чуть выше колен.

«В следующий раз»… Какой, к чёрту, следующий раз? Я не хочу больше находиться в комнате у человека, который читает книги про дьявола, явно восхищаясь им. Или как можно объяснить эти багровые простыни? Он слишком странный.

Я поплелась медленным шагом к белоснежной двери, чтобы поскорее избавиться от непонятного чувства страха, медленно пронизывающего каждую клеточку моего тела. Я почти была у выхода, как вдруг Росс взял меня за руку, резко притянув к себе. Его прикосновение было таким обжигающим, что мне на секунду показалось, будто бы у меня теперь ожог в том месте, где побывали его пальцы.

— Ты.Ты очень странный, — резко бросила я, отойдя от него на несколько шагов назад. Не хочу находиться слишком близко к нему.

— Ты тоже, — он посмотрел своими медовыми глазами в мои так пристально, что я перестала дышать. Страх усилился, а Стэнли лишь разразился громким смехом. Его забавляло то, что мне страшно? Или он пропитывался моим страхом? Я знаю, он его почувствовал. И, судя по его самодовольной ухмылке, ему это нравилось.

— Господи, — еле слышно отозвалась я, когда он снова проделал этот странный трюк с глазами. Но теперь это было не на секунду, а чуть больше. Медовый оттенок резко приобрел багровые тона с примесью оранжевого, превратив глаза Росса в два огненных шара, готовых забрать мою душу прямиком в… Ад?

Не выдержав пытки этим странным взглядом, я резко оттолкнула новенького в сторону и убежала прочь на первый этаж. Он, явно не ожидая такого действия, не сразу сообразил, что произошло. Значит, я выиграла время. Мне срочно нужно было отыскать Элли. Я больше не хочу находиться здесь ни минуты. Больше никакого Стэнли Росса с дьявольскими глазами. Или что это вообще было?

Оказавшись на первом этаже, я разыскала подругу взглядом в толпе. Сделать это было несложно. Элли не изменяет своему стилю — быть яркой. Сегодня не стало исключением. Её классического кроя лавандовое платье, отделанное пайетками, выбивалось из всей массы нарядов. Я подбежала к ней, испуганно схватив её за руку. Видимо, так сильно, что она отдернула руку.

— Что случилось? Ты такая бледная, — Элли посмотрела на свою руку, где красовались красные следы от моего крепкого и резкого захвата. Я виновато на неё посмотрела, а потом увидела своё отражение в зеркале, висевшем сзади подруги. Моя чуть смугловатая кожа приобрела белый оттенок, сделав меня похожей на вампира. Не удивительно, что парень, увидевший меня пару минут назад на лестнице, попятился назад. Если он был пьян, то я могла показаться ему мертвецом.

— Мы должны срочно отсюда уйти. Здесь небезопасно, — но подруга меня даже и не слушала, она лишь обернулась в правую сторону, где появились музыканты. И солист.

Он запел. Я не смотрела на импровизированную сцену, которой служила огромная круглая конструкция. Мне не нужно было туда смотреть, чтобы убедиться в том, что обладателем голоса солиста являлся Стэнли Росс. Все резко притихли, внимательно слушая в его исполнении какую-то странную песню. Они смотрели на него так завороженно, будто бы он гипнотизёр, а все они — жертвы удачных попыток введения людей в транс.

Точно, транс. Другого более точного слова для состояния абсолютно всех, находившихся тут и слышавших Росса, подобрать было невозможно. А мне вновь стало страшно и холодно. Теперь мне казалось, что ноги обдувает сильный холодный ветер, хотя внутри помещения его не должно быть. А руки постепенно начинают терять свою теплоту. Особенно в тот единственный миг, когда новенький смотрит на меня, зловеще ухмыляясь.

Как только он закончил петь, все вышли из-под его власти. Он что-то делает с помощью своего голоса. Он делает странные вещи, безумно сильно пугающие меня. И этот Росс очень странно на меня влияет. Почему-то остальные смотрят на него как на завороженного, а мне кажется, что он несёт в себе смерть и разрушение.

— Он такой красивый, — я увидела во взгляде подруги детскую влюбленность, когда она посмотрела на меня.

— У него горят глаза, — было весьма опрометчиво говорить о таком с Элли, ведь она не верит в существование чего-то хоть капельку не объяснимого.

— Особенно когда он поет. Не знала, что можно петь настолько прекрасно. Он просто божественный, — и это говорила моя подруга? Та, которая может отшить парня лишь потому, что он неправильно выбрал цвет костюма на первом свидании? А Стэнли даже не узнал её имени.

— Ты идёшь со мной? — с каждой секундой пребывания в этом страшном доме мне становилось жутко.

— Нет, я, пожалуй, останусь тут, — показывая всем своим видом, что она сделает всё, чтобы добиться внимания новенького, Элли распылась в широкой улыбке.

Я обняла её на прощание, быстро выбежав из особняка. Я бежала, сломя голову до тех пор, пока не настигла нашей с Ларсен комнаты на третьем этаже. Вбежав вовнутрь, я заперла дверь на замок, чтоб наверняка. И всё же решила дочитать одну из странных интернетных статей, содержание которой все больше казалось мне правдой.

«Если вы вдруг встретили человека, который умеет изменять цвет своих глаз с натурального на огненный буквально за секунду, то будьте уверены, что перед вами посланник из Ада. Его величество Дьявол. Ну, или у вас просто белая горячка ».

Ещё днём эта мысль казалась мне странной, но не сейчас. Сейчас я чувствовала, что со Стэнли Россом что-то не то. И я выясню, что он такое.

Комментарий к Два огненных шара внутри

Как думаете, зачем Стэнли пугает Дарлин? Что он хочет от нее? Кто он, по-вашему?

Буду рада вашим мнением;) они мотивируют и дают знать, что в работе плохо, а что — хорошо.

Глава вышла такой вот завязкой событий. Надеюсь, вы прочтете ее с удовольствием!)

========== Ты делаешь из меня мертвеца? ==========

Дарлин

Утром мне стало легче. Гораздо легче. Беспокойство и страх улетучились, оставив после себя лишь маленькую тревожность. Сегодня полноценный учёбный день, и начинается он с моей любимой литературы. Помимо важных профильных предметов нашей специальности, мы имели право выбрать и те предметы, которые хотели бы изучать как добавочные. Литература входила в их число.

Завязывая шнурки на белых кедах, я в последний раз посмотрела на себя в зеркало. Чёрный топ на бретелях, тёмно-синие джинсы с завышенной талией и зелёная рубашка в белый небольшой горошек, послужившая мне накидкой, были сегодня одним целым моего образа. Волосы я оставила распущенными, поскольку придумывать с ними хоть что-то — слишком долго и муторно. От макияжа отказалась. Я люблю естественность. Да и макияжем моему детскому лицу явно не поможешь.

Абсолютно все девушки, учившиеся со мной на факультете, выглядели на свои 21, а я максимум на 16. И меня это нисколько не радовало. Как может радовать то, что меня считают ребёнком многие люди, только взглянув на моё лицо? Я устаю всем доказывать, что мне уже точно есть 21, когда покупаю алкоголь нам с Элли. Иногда мне кажется, что природа надо мной подшутила, когда вдобавок к моему детскому лицу дала мне и маленький рост.

Идти на занятие пришлось одной. Элли не ходит на литературу, так как её дополнительным предметом является биология. Да и не в состоянии она сегодня. Вчерашняя вечеринка, кажется, одну лишь меня привела в ужас. Подруга вчера пришла под утро, где-то в четыре часа. Она была очень пьяной и очень счастливой. А следы засов на её шее говорили о весьма жаркой ночи с очередным симпатичным парнем. Мне даже интересно, с кем именно. Надо будет разузнать у неё всё, когда вернусь домой.

Литература проходила в другом корпусе Гарварда, а именно в институте искусства. Топать туда пришлось около десяти минут по песчаной тропинке, усыпанной мелкими камешками. Я ненавидела путь к этому заданию. Больше всего меня раздражал этот идиотский фонтан с правой стороны. Возле него вечно собиралась мужская команда по баскетболу, участники которой бросали в сторону проходящих девушек весьма неприличные словечки.

— Отпадный зад, — высокорослый блондин, больше похожий на куклу, чем на живого человека, разразился смехом в мою сторону.

— У тебя второй или третий? — его затею подхватил крупного телосложения рыжеволосый парнишка с большими веснушками на обеих щеках.

Я молча прошла мимо, стараясь не обращать внимание на их выкрики и вопросы. Им просто скучно, вот они и занимаются всякой ерундой. Ну, или они просто дураки.

Институт искусства встретил меня своим величественным шармом. По обе стороны здания можно было увидеть скульптуры различным художникам из гранита и мрамора. А на самом здании приглядывались старинные барельефы, рассказывающие историю основания Гарварда. Внутри было ещё красивее. Необычной овальной формы окна были разукрашены витражами, выполненными лучшими студентами факультета. Стены украшали картины великих живописцев со всего мира, что придавало помещению величественный вид.

Аудитория находилась рядом со входом, поэтому идти долго не пришлось. Через пару минут я была уже внутри, расположившись на третьем ряду. Это была моя любимая аудитория. Её кремово-розовые стены всегда заставляли меня улыбаться, а маленькие ангелочки из гранита, расставленные на подоконниках, поднимали настроение. Чувствовалась здесь какая-то любовь, что ли.

— Четвёртый курс, доброе утро, — профессор Маршал — невысокая женщина со светлыми волосами и утончёнными чертами лица, мило улыбнулась нам. — Очень рада, что вас стало больше.

Я не поняла последних слов, пока не увидела, как на место рядом со мной плюхнулся Росс, самодовольно улыбаясь моему возмущённому взгляду. Ну да, конечно, он же любит почитать, судя по его книжным полкам. Но какого хрена нужно было сесть именно рядом со мной? Я огляделась по сторонам, обнаружив, что свободных мест достаточно.

— Дарлин, какая неожиданная встреча! — Стэнли широко улыбнулся, повернувшись ко мне всем своим телом. Только сейчас я заметила, что у него отменный вкус в одежде. Черная рубашка из дорогой ткани и черные брюки, делавшие его и без того сексуальное тело ещё более выразительным.

Я молча начала записывать лекцию. Мне не хотелось с ним говорить. И видеть его тоже. Холод снова подступил к моему телу, разливаясь по конечностям. Я почувствовала, как пальцы заледенели, отчего мне стало неудобно держать ручку. Они стали непослушными. Я судорожно начала растирать ладони об бёдра, пытаясь разогнать кровь по телу. Не вышло. Стало лишь ещё хуже. Теперь меня бросило в дрожь. Тело покрылось мурашками, а коленки стали дрожать.

Я замерзаю в помещении, где всем остальным душно, судя по их внешнему виду. Что со мной происходит? Почему когда этот парень находится рядом со мной, я чувствую себя, словно человек, из которого выжали все жизненные соки. Словно…мертвец? Слово снова возникло в моей голове.

— Что ты со мной делаешь? — шепотом я задала свой вопрос Стэнли. Почему-то моя уверенность в том, что это делает он, была несокрушимой.

— Ничего, — Росс посмотрел на меня так, будто бы увидел что-то, чего не должен был видеть. Его глаза наполнились странной эмоцией, значение которой я так и не смогла понять.

Сердце бешено колотилось. Казалось, оно готово покинуть моё тело прямо сейчас. Но холод не отступал. Решив проверить свою теорию, я немного отодвинулась от Стэнли, увеличив расстояние между нами практически на метр. Слава богу, слева от меня никто не сидел. Благополучно расположившись на новом месте, я почувствовала, как по телу стала разливаться кровь, разгоняя холод. Мне стало гораздо теплее. Дрожь практически улетучилась, а пальцы перестали быть ледяными. Я смогла дышать свободной грудью и почувствовала себя так же свежо, как и утром.

Получается, что Стэнли Росс вызывает своим близким присутствием рядом со мной чувство холода. Он делает из меня мертвеца? Или же я просто себе это внушаю, потому что он мне не нравится? Всё слишком странно.

***

Пары пролетели одна за другой. Элли так и не появилась ни на одной из них. Видимо, похмелье её одолело. Выйдя из института права, я расположилась на траве возле огромного дуба, находившегося почти что в самом конце территории, принадлежавшей Гарварду. Мне нравилось проводить тут время, когда нужно было всё обдумать. А обдумывать нужно слишком многое.

Пара по истории правовых норм соединённых штатов Америки была настолько скучной, что я воспользовалась случаем и потратила время на поиски своих предположений. Ничего не вышло. Ни одна статья в интернете не дала ответа на мой вопрос. Хотя, как можно было ответить на это? Как можно дать ответ на вопрос: «Почему по телу разливается холод, когда рядом находится человек»? Если бы мне задали такой вопрос ещё несколько дней назад, я бы точно сочла того человека за странного. А теперь я сама ищу на него ответ.

— Хорошее местечко, — этот голос сложно не узнать. Росс встал рядом со мной, опустив голову вниз. Его прямые и шелковистые волосы развивались на ветру, от чего мне на минуточку показалось, что он не такой уж и грозный. Но это лишь на минуточку.

Стэнли опустился на траву справа от меня. Он вытащил из рюкзака книгу, прислонившись к стволу дерева. Расстояние между нами было не таким большим, поэтому я снова почувствовала что-то странное. Это был не холод. Пульсирующая боль в висках, тихий звон в ушах, лёгкое головокружение. Он будто бы воздействовал на мой разум, пытаясь в него проникнуть. Он что, пытается прочесть мои мысли? Или же просто копается в них?

— Кто ты такой? — я неожиданно прервала тишину, выхватив книгу у него из рук и захлопнув её с громким звуком.

— Стэнли Росс. Кажется, я уже говорил тебе своё имя, — он издевается? Его глаза вновь загорелись огнем. Но теперь мне было не страшно, а любопытно. Я стала вглядываться в них, не скрывая интереса.

— Как ты это делаешь? — мне резко захотелось дотронуться руками до его лица, но я вовремя себя одернула.

Стэнли ухмыльнулся в ответ на мой вопрос, слегка рассмеявшись. Его смех был таким звонким и грозным одновременно. По телу даже прошлись мурашки от этих зловещих «ха-ха».

— Интересно, — Росс изумлённо на меня посмотрел. Внутри появилось ощущение страха, распространившегося по всему телу прямиком к мозгу. — Почему же на тебя это не действует?

— Не действует? Ты о чём? — мы оба начали прожигать друг друга пристальными взглядами. Он своим кроваво-огненным, а я испуганным. Атмосфера накалялась, а мои болевые ощущения увеличивались с каждой секундой все больше и больше.

— Тебе холодно? — Стэнли резко сменил тему, заметив, что последнюю минуту моё тело дрожит от холода.

— Мне очень холодно. У меня болит голова и звенит в ушах. А ещё, я чувствую себя, словно меня вытащили из могилы, снова убили и положили обратно. И это происходит, когда ты рядом! — я швырнула в него книгу, случайно попав ему в лицо.

Если до этого его глаза просто горели красными огнями, то сейчас они вспыхнули так резко, что меня накрыла новая волна страха. Говорить и дышать не получалось. Двигаться тоже. Я просто смотрела, как он берёт меня за руку, крепко притягивает к себе и смотрит мне в глаза. Но это было таким ощущением, будто он смотрит не в глаза, а в душу.

— Не начинай со мной вражду, это закончится плохо. Для тебя, — Стэнли отпустил мою руку, чуть отшвырнув меня в сторону. Я упала лицом на траву, поглаживая руку в том месте, где он только что меня держал.

На теле можно было увидеть лёгкий ожог. Настоящий ожог. Как такое возможно, черт возьми? Я хотела обернуться и задать ему очередной вопрос, но его и след простыл. Успокоившись, я поднялась с травы и отправилась в Хаус.

***

В комнате было тихо. Элли сидела на своей кровати, рассматривая в зеркало свои засосы, очень странно светясь от счастья.

— Привет, — положив вещи по местам, я села рядом с ней. — Что это за парень, оставивший на твоём теле эти красивые отметины?

Я провела пальцем по одному из засов, обнаружив, что его пронзает холод. Снова этот холод. Снова это ощущение.

— У меня был сногсшибательный секс со Стэнли Россом, — подруга распылась в широкой улыбке, восторженно моргая своими большими ресницами.

Я снова провела рукой по шее подруги. Холод опять разлился по телу. Какого черта происходит? Как эти небольшие отметины могут вызывать во мне то же чувство, что и присутствие Стэнли? Мне стало страшно.

Комментарий к Ты делаешь из меня мертвеца?

Вот и новая глава. Надеюсь, вам нравится эта принципиально новая история лично для меня. Я никогда раньше не писала подобного.

Как думаете, почему Стэнли так воздействует на Дарлин? Может быть, она особенная? Или с ней что-то не так? У вас есть догадки по поводу того, кто такой Стэнли? Было бы очень интересно их послушать🤗

Очень важно ваше мнение, оно даёт мне вдохновение и указывает на те моменты, что вам нравятся или не нравятся.

========== Прочь из моей головы ==========

Дарлин

Элли смотрела на меня глазами, полными счастья. Непонятного мне счастья. Как она могла переспать с человеком, который даже не узнал её имя при нашей первой встречи? Как она вообще могла с ним переспать? Он же… такой странный. Я посмотрела на шею подруги снова и снова. Потом на руку, где до сих пор чувствовался этот странный холод. И виднелся ожог.

— Ты прямо светишься, — я попыталась откинуть мысли о происхождении ожога в сторону, сосредоточившись на эмоциях подруги. Обняла её за плечи, сев рядом.

— У него просто невероятные губы, а тело… — щеки Элли залились румянцем, а уголки губ приподнялись, изображая широкую улыбку. — Он такой манящий. Будто бы в нём есть какая-то сила. И это так возбуждает.

— Мне он показался отвратительным и пугающим, — в голове всплыл образ его огненных глаз, а потом ощущение смерти и холода.

— Ты никогда не разбиралась в мужиках, — она посмотрела на меня с лёгкой усмешкой, наверное, припомнив моего прошлого парня. Да, это было отвратительное время. Он оказался полным уродом, параллельно встречающимся с тремя девушками. И как я только могла повестись на такого?

— Может быть, но Стэнли точно странный. Я видела его глаза и, поверь мне, тебя бы такое точно испугало, — я прикоснулась пальцем к ожогу на другой руке, почувствовав обжигающую боль. Он был реальным. Если до этого я не верила, что он настоящий, то сейчас точно в этом убедилась.

— Видела, они медового цвета. Такие прекрасные. Единственное, мне показалось весьма странным, что он запретил мне прикасаться к своей спине. И когда я случайно коснулась её ладонями, то он сильно разозлился, оскалившись. Мне даже в один момент показалось, что я слышала дикое рычание. Но это могло лишь показаться, — подруга бормотала без остановки, вспоминая прошлую ночь, как какое-то важное событие.

Я задумалась, прислонившись спиной к стене. Кровавые глаза. Прикосновения, оставляющие после себя ожоги и холод. Запрет на касание спины. Что не так с этим Стэнли Россом? Хоть страх и поселился плотно в сердце, любопытство занимало практически равную со страхом позицию. Мне было одновременно страшно и любопытно узнать, кто же этот новенький. Страшно любопытно.

Остаток дня мы с Элли провели вместе, прогуливаясь по саду. Я рассказывала ей о том, что здесь жили и учились великие люди, а она мне о цветах. Пары биологии точно не прошли для неё просто так. Ларсен теперь так много знает о цветах и растениях. Я слушала её с открытым ртом, лишь изредка посматривая по сторонам. Меня заинтересовала фигура чуть впереди нас, когда мы в очередной раз остановились около нового цветка.

Фигура явно была мужской. Тёмное пятно зловеще размахивало своими руками, явно на что-то злясь. Мы двинулись ещё дальше, и фигура обрела очертания. Ей оказался Стэнли. Он стоял около клумбы, где росли такки. Это были экзотические растения бордово-чёрного цвета с необычными цветками, похожими на голову дьявола, именно поэтому в народе цветы прозвали «дьявольский цветок». Как иронично. Странный Стэнли Росс стоит рядом с цветами, имеющими весьма необычное название.

— Ой, смотри, Стэнли, — Элли увидела парня, склонившегося над клумбой. Я хотела попросить её не идти в его сторону, но, даже не успев открыть рот, увидела, что подруга уже шла в сторону Росса.

Мне стоило огромных усилий сделать хотя бы один шаг в их сторону. Но я смогла. Шаг за шагом я преодолевала расстояние между нами по ярко-зелёному скошенному газону, с каждым шагом чувствуя, как ко мне приближается чувство могильного холода.

— Привет, — Росс вдохнул приятный аромат цветов, бросив мне через плечо приветствие. Я встрепенулась, поймав себя на мысли, что эта картина мне нравится.

Стэнли вдыхал аромат цветов так изящно, что мне тоже захотелось насладиться этим запахом. Тело стало будто не моим. Я практически мгновенно присела на корточки перед клумбой, впустив в лёгкие приторно-сладкий аромат, напоминающий запах свежего мёда. Росс ухмыльнулся так довольно, что моя попытка подняться увенчалась провалом. Меня повалило вниз из-за того, что я неправильно перенесла вес тела, вставая.

— Ты как всегда, — Элли рассмеялась, увидев мое положение тела. Ещё бы, я бы тоже рассмеялась. Я лежала на спине, распластавшись на траве, словно большое жирное пятно. Уверена, сверху это выглядело весьма смешно.

— Держи, — перед моим лицом появилась мужская сильная рука. Стэнли проявил благородство, подав мне свою руку. Но брать его руку мне было страшно. Вдруг он снова меня обожжёт своим прикосновением?

— Спасибо, — я всё-таки взяла предложенную мне ладонь, поднявшись. Странно, но я не обожглась. И холода тоже не почувствовала. Я лишь увидела в его глазах что-то такое, что заставило меня невольно улыбнуться. Мы смотрели друг на друга ещё несколько секунд. Мне было весьма неловко, ведь мне приходилось очень высоко задирать голову, чтобы видеть его глаза.

Глаза… Они не были огненными. Вообще, сейчас мне казалось, что Стэнли немного другой. Сейчас он не холодный, а живой. По-настоящему живой. Мне снова захотелось прикоснуться к нему. Я подняла руку, направив её в сторону его груди, но вовремя одумалась. Я хотела было что-то сказать, но наши гляделки были прерваны подругой.

— Вы так странно смотрите друг на друга, это немного пугает, — Элли встала рядом со Стэнли, и он оторвал от меня свой взгляд. По телу снова разлился леденящий холод, необъяснимо проникающий в самое сердце.

Подруга начала что-то говорить Россу, они смеялись, улыбались друг другу. Казалось, будто они знают друг друга всю жизнь и могут говорить на абсолютно любые темы. Я не заметила, как они отдалились от меня на несколько метров. Холод исчез. Мне стало легче, но теперь из головы не выходил этот теплый взгляд Стэнли.

Я решила уйти домой, чтобы не мешать им проводить время вместе. Им явно было не до меня. Развернувшись в сторону выхода из сада, я прошлась по песчаной тропинке. У самого входа я в последний раз бросила взгляд на подругу с новеньким. Они выглядели такими счастливыми. И это было очень странно.

***

Ночью я проснулась в поту, сжимая одеяло между ног. Что-то внизу живота трепетало от сна, что мне приснился. Я чувствовала всё так, будто бы это было наяву. Будто бы кто-то ворвался в мой сон и управлял им. И это был Росс. Во сне он целовал меня так страстно, так нежно. Я до сих пор чувствую вкус его губ на своих. И это пугает. Как возможно чувствовать вкус его губ, если я ни разу с ним не целовалась?

У меня было точное чувство, что если бы мне и пришлось целоваться с ним вживую, то я бы почувствовала тот же вкус. Но это не всё. Наши поцелуи были не единственным, что я чувствовала на себе. Прикосновения его горячих пальцев к моему телу. Мне до сих пор казалось, что нежная кожа его пальцев касается моей груди, опускаясь ниже и ниже к животу, а потом и к промежности. Меня бросило в жар. Чёрт, я до сих пор чувствую это тянущее чувство внизу живота, а нижняя часть белья оказывается предательски влажной. Как такое возможно? Как?

Немного повертевшись на кровати в попытках избавиться от ощущения рук Стэнли на моём теле, я всё-таки уснула.

***

На паре по экономическим правам я сидела рядом с Элли, пытаясь понять, что же всё-таки произошло со мной ночью. В попытках отвлечься я начала рассматривать интерьер помещения. Тёмно-синие стены создавали ощущение чего-то морского. Белый потолок и пол лишь придавали помещению изящность. Вдоль стен висели портреты деятелям экономической науки, несколько причудливых и странных картин и часы. Цвет рамки часов напомнил мне о моём сне. Во сне всё было таким чёрным: стены, кровать, одежда Стэнли. Лишь наши тела имели естественный цвет.

Я отогнала мысли о Россе, взглянув на подругу. Она с интересом рассматривала преподавателя по экономическим правам. Он был очень молодым мужчиной, я бы даже сказала парнем. Его золотые прямые волосы, длиной чуть выше плеч, разлетались в разные стороны, когда он их поправлял. А голубые глаза казались такими ангельскими. Казалось, он был ещё одним ангелом, сошедшим с небес. И предназначался он именно Элли. Кажется, из них вышла бы идеальная парочка. Очень гармоничная.

Остаток пары я провела в рассуждениях о профессоре Вебере и Элли, представляя то, какой бы они вышли идеальной парой. Я даже смогла отбросить в сторону мысли о прошлой ночи. Покинув аудиторию, я вышла на улицу. Снова заняв место возле своего любимого дуба, я вытащила из сумки тост с арахисовой пастой, принявшись за его употребление.

Очередной кусок застрял в горле комом, когда Стэнли в своих чёрных идеально отлаженных брюках и белоснежной рубашке, у которой были расстегнуты первые три пуговички, обнажавшие часть его груди, опустился на траву рядом со мной. Я сразу же вспомнила свой сон. Могу поклясться, что во сне эта оголенная часть тела была точно такой же!

— Ты вся красная, — он увидел мой румянец на щеках, появившийся от стыда, и залился смехом. Мне снова стало как-то необычно. Тело пронзила лёгкая дрожь, дыхание участилось.

— Это от погоды, — я попыталась оправдаться, но понимала, что это звучит глупо.

Сердцебиение стало прерывистым, а внизу живота появился узел, тянущий вниз. Я знала это чувство, и теперь мне стало не по себе. Снова это чувство из сна. Мне больше нравилось, когда он воздействовал на меня ощущением холода, чем возбуждением.

Я заметила, как Росс изучает меня своим пронзающим взглядом. Мне стало ещё неуютнее, чем было до этого. Складывалось такое впечатление, что он копается в моей голове, создавая там те образы, что я видела во сне. Жар разлился по телу так сильно, что ладошки намокли. Я судорожно обтерла их об свою атласную клетчатую юбку.

— Как вчера день прошёл? — будто бы невзначай спросил он, от чего меня ещё больше бросило в жар.

— За последние несколько дней я только и делаю по ночам, как думаю о том, что ты за существо такое. И каждый раз мне становится все страшнее и любопытнее, — созналась я, заметив, как Стэнли тянется своей рукой к моей коленке. Секунда, другая и его огромная ладонь уже лежит на моем колене, обжигая кожу с каждой секундой всё сильнее.

Он улыбнулся так, будто бы задумал что-то очень страшное и пошлое. Я не могла пошевелиться, предвкушая каждое его действие. Это было странно, но мне на секунду даже захотелось, чтобы он проник своей рукой под юбку. Но оцепенение прошло так же быстро, как и желание прикасаться к нему вчера вечером.

— Не стоит, — я стряхнула его руку с моего колена, увидев красный след от жаркого прикосновения.

— А вчера ночью ты была иного мнения. Во сне. Тебе же понравилось, я прав? — самодовольная ухмылка заиграла на его лице.

Комментарий к Прочь из моей головы

Простите за столь долгое отсутствие. Я очень по вам соскучилась. Во всем виновата блокировка аккаунта на почти что неделю, но теперь я снова с вами🤗 надеюсь, вы тоже скучали💙

Как вам такой поворот? Зачем Стэнли забрался в сон к Дарлин? Что он пытается этим доказать? Как думаете, он хочет ей навредить или у него другие мотивы?

Я буду очень счастлива, если вы напишите мнение об этой части. Оно очень важно. Так я вижу все недочёты и прочее, что модно исправить. Очень на вас надеюсь. И спасибо заранее всем, кто пишет мнение и читает историю❣️

========== Я хочу знать о тебе все, Дарлин Хикс! ==========

Стэнли

Меня забавляло наблюдать за Дарлин. За её реакцией на мои странности, на мои слова и действия. Мне нравилось то, как отчаянно она пытается побороть страх, что разливается по её телу лишь при одном взгляде на меня. Я чувствую, как её кожу прожигает холод, вижу её дрожь и учащенное дыхание.

— Как ты, чёрт возьми, это сделал? Как? — она отбросила в сторону свой тост, устремив на меня взгляд, полный страха и злости.

Я провёл рукой по траве, задумавшись. Мне было очень интересно, почему на Дарлин не действует большая часть моих чар. Что в ней такого особенного? Обыкновенная девушка. Разве лишь эти глаза, полные надежды и жажды к жизни.

— Я дьявол во плоти, — саркастически сознался я, ухмыльнувшись ей в лицо.

Хикс лишь нервно рассмеялась. Она привстала с травы, нависнув надо мной. Все её тело дрожало от страха. Я видел, как она всячески пытается разогнать по своим венам кровь, чтобы та вернула ей тепло. Но страх пожирал её изнутри, хоть она и пыталась это скрыть.

— Ты псих. Чертовски неприятный псих. Я не знаю, как ты делаешь со мной такие вещи, но это не смешно. Попробуй ещё хоть раз залезть в мою голову, и я выбью из тебя всю эту дурь. Мало тебе точно не покажется, Стэнли Росс, — Дарлин сверлила меня своим пронзительным взглядом, обтирая руки об юбку. Она пыталась быть смелой и угрожающей, но я чувствовал абсолютно все её эмоции.

Внутри неё боролись страх, тревожность, любопытство и ужас. Хикс цеплялась за каждую возможность избавиться от моего присутствия в голове, и выходило у неё это здорово. Я не понимал, как она может с лёгкостью избавиться от моего влияния, и меня это злило. Злило так сильно, что хотелось рушить всё на своём пути.

— Очень страшно, — я рассмеялся, сдавливая в себе гнев. Она же гордо задрала голову наверх, тряхнув ей, от чего её иссиня-чёрные волосы разлетелись на лёгком ветру, сделав её похожей на лесную нимфу. Хикс исчезла из моего поля зрения, оставив меня наедине с мыслями.

Я так сильно взбесился, что почувствовал, как по телу разливается огонь. Прикосновение к траве стало обжигающим. Она загорелась так же быстро, как и потухла. Каждый раз, когда я выходил из себя, предметы, которых я касался, имели свойство загораться жгучими языками пламени. Как и в прошлый раз, во время нашего с Дарлин разговора, я позволил себе дотронуться до её нежной кожи рук, оставив после себя на ней ожог, свидетельствующий о моём гневе.

Иногда мне казалось, что лучше было не спускаться на землю и не пытаться жить человеческой жизнью, ведь из этого ничего не выходит. Я не умею держать себя под контролем. Это моя вечная проблема. И годы, проведённые в аду, лишь ещё больше вывели меня из себя. Сейчас я наслаждался жизнью, а значит, не был подвластен контролю над собой. Мне хотелось всего и сразу. И обычно я получал это, но не с этой странной девчонкой. Она не поддаётся никаким моим фокусам, и это выводит меня из себя ещё сильнее. Она не знает, с кем связалась.

***

После пребывания в аду мне захотелось погрузиться в полноценную жизнь людей, поэтому я и выбрал Гарвард. К счастью, мой человеческий облик был именно возраста студента последнего курса, поэтому поступить сюда было не проблемой. Конечно, пришлось немного попыхтеть над тем, чтобы меня приняли сюда. Ректор института права оказалась очень одинокой женщиной, и ей очень понравилось моё предложение — обменять пару жарких ночей на моё поступление в институт. Не обошлось и без моих чар, но в основном пришлось удовлетворять её физическим способом.

— Привет, — ко мне подсела Элли. Она улыбалась так, будто бы считала меня своим лучшим другом и думала, что я буду рад каждой нашей встрече. По правде говоря, она меня бесила. Слишком уж ангельское личико, напоминавшее мне о моих собратьях в раю.

— И тебе привет, — я тихо отозвался на её улыбку лёгкой гримасой.

— Какие у тебя планы на сегодняшний вечер? — девушка дотронулась до моей руки своей маленькой ладошкой так, будто бы это было обыденным делом для нас обоих. Я мгновенно стряхнул её конечность со своей руки, поправив складки на рубашке.

— Хотел изучить город. Я здесь недавно, может, вы с Дарлин покажете мне все достопримечательности? Было бы круто, — я попытался быть достаточно милым. Пришлось растянуть губы в широкой улыбке и взять Элли за руку, хоть и удовольствия мне это не доставляло.

Я хотел узнать о Дарлин всё. Абсолютно всё. Раз уж она сама не хочет со мной иметь никаких дел, то я сделаю это через её подругу. Тем более, эта ангельски милая девчушка, похоже, страстно в меня влюбилась. Конечно же, ночь, которую я провел с ней, была очень страстной и горячей, но она должна понимать, что это был просто секс. Я не собираюсь тратить своё время на земле на слишком простую и открытую личность. Меня куда больше интересует её подружка, незаметно присоединившаяся к нам и занявшая место рядом с Элли.

— Дар, — блондинка окликнула подругу, нервно теребящую угол тетради, — покажем сегодня Стэнли Кеймбридж?

— Я в этом не участвую, — Хикс краем глаза посмотрела на меня, а потом на подругу.

— Пожалуйста, ты же знаешь, я плохо ориентируюсь тут. Мы без тебя не справимся, — Элли умоляюще посмотрела на подругу. Стоит признать, что блондинка не настолько глупа, как мне показалось. Она знает, как нужно воздействовать на Дарлин, чтобы та передумала.

Это и вправду сработало. Хикс тяжело вздохнула, закатив глаза, но всё же сменив грозный вид на улыбку.

— Ладно, но если он хоть раз ко мне притронется, то я сразу же уйду, — Дарлин прожгла меня своим взглядом, от чего её лицо приобрело такой необыкновенный вид. Глаза стали такими большими и притягивающими. Я только сейчас заметил, что карие глаза были не однотонными, а имели особое зеленоватое свечение, делавшее взгляд девушки более выразительным.

— Спасибо, девчонки, — я поправил свои волосы, запустив в них пальцы. Краем глаза я заметил, как за этим процессом наблюдала Дарлин. Она сглотнула слюну, когда моя рука оказалась в волосах. Ей однозначно нравилось за этим наблюдать.

***

После окончания занятий я вернулся в свой особняк, где, бросив вещи где-то в гостиной, поднялся в свою спальню. Тут даже сейчас чувствовался запах сладких духов Дарлин. Я вспомнил, как она с интересом рассматривала моё маленькое логово и как потом испугалась моих глаз. Мне всегда было интересно, почему люди так боятся моих огненных глаз? По-моему, в этом не было ничего страшного. Лично я бы удивился такому, но уж точно не испугался.

Для встречи с девушками я подобрал бежевые классические укороченные брюки, заправив в них однотонную рубашку с длинным рукавом голубого цвета. Верхние пуговицы по привычке расстегнул. Мне нравится некая сексуальность в том, что они обнажали некоторую часть моей накачанной груди. Волосы зачесал назад при помощи геля. Не знаю почему, но мне хотелось выглядеть сногсшибательно.

Мы договорились встретиться на каменном огромном мосту, растянувшемся над рекой Чарльз, что отделяла Кеймбридж от Бостона. Было удивительно непривычно находиться в толпе людей, проходивших по мосту каждую минуту. Я пришел минут на пять раньше назначенного времени, ожидая прибытия подруг.

— Привет, — к моему удивлению это произнесла одинокая Дарлин, явно не пребывающая в восторге от встречи со мной. На ней было лёгкое чёрное коротенькое платьице, оголявшее её плечи и бедра.

— Привет, а где подружка? — поинтересовался я, когда Хикс приблизилась ко мне вплотную. Я снова почувствовал страх, что так и сочился из её тела.

— Кинула меня, укатив на встречу со школьным другом. Как можно было забыть про встречу, которую ты наметил почти месяц назад? — она злилась. Её ноздри раздувались от нахлынувшего на неё гнева, а кулаки сжимались.

— Мы и вдвоём отлично проведём время, — именно это мне и требовалось. Я восторженно схватил её за руку, но она словно обожглась, отдернув свою руку.

— Мне достаточно одного странного ожога от твоего прикосновения, — Дарлин коснулась своими маленькими пальцами до красненькой ранки на её руке, всем своими видом показывая мне, что виноват в этом лишь я.

Мы двинулись вперёд по мосту. Шли молча. Лишь изредка Хикс смотрела на меня косо, будто бы выжидала, что я снова причиню ей боль. Но я не собирался, хоть меня и начинало потихоньку раздражать наше молчание. Мы вышли на огромную улицу, по обе стороны которой возвышались небоскребы, ярко пестрящие различными вывесками магазинов, кафе и прочих развлечений людей. Люди носились из одного небоскрёба в другой, радостно беседуя друг с другом. У меня лишь появилось ощущение лживости во всех их действиях.

Мы пошли ещё дальше, пока не оказались на опушке леса. Зелёная трава, усыпанная цветами, так и манила присесть на неё. Вокруг пели птички и пахло свежестью. Именно свежестью и чем-то необычным. Такого запаха я прежде никогда не слышал. Лес был буквально в паре шагов от нас, но Дарлин туда не пошла.

— Люблю это место, — она вдруг подала свой звонкий, нежный и манящий голос. Я только сейчас расслышал все эти нотки в её голосе. Хикс опустилась на траву, подложив под себя ноги. Я последовал её примеру.

— И чем же оно особенно? — если я хочу знать о ней всё, то такие мелочи тоже важны. Она на меня не смотрела, погрузившись в свои мысли. Как будто бы она вспоминала что-то очень важное. Что-то, что причиняло ей одновременно и тепло, и боль. Сейчас я не чувствовал её страх, теперь мне казалось, что она готова броситься ко мне в объятия от нахлынувших на нее воспоминаний.

— Неважно, это слишком больно, — Дарлин быстро вытерла с щеки слезинку, чтобы я этого не заметил. Но я увидел.

— Эй, что причиняет тебе такую боль? Я видел много людской боли, но твоя какая-то другая. Ты можешь мне довериться, — я аккуратно заключил её руку в свою, начав поглаживать тыльную сторону ладони большим пальцем.

Дарлин выглядела разбитой. Казалось, она вот-вот и рассыпется на сотни маленьких осколков, которые уже будет не собрать воедино. Я прочувствовал каждую её эмоцию так сильно, что мне стало не по себе. Королю ада не по себе? Никогда бы об этом не подумал.

— Мы часто собирались тут с семьёй, пока не попали в аварию. Это было то самое место, где мы делились друг с другом всякими переживаниями, поддерживали друг друга и устраивали самые лучшие пикники в моей жизни. Вообще, та жизнь была лучше этой, — Дарлин посмотрела вперёд, а потом закрыла глаза, начав резко трясти головой. Она будто бы пыталась выкинуть из головы картинку из прошлого.

— Что с ними произошло? — я почувствовал, как она крепко вцепилась своими пальцами в мою ладонь.

— Мы возвращались все вместе обратно в Бостон. Мы там жили раньше. В общем, какой-то идиот на полной скорости подрезал нас справа. Нашу машину откинуло на несколько метров вперёд, мы перевернулись несколько раз, пока не остановились. Родители на передних сиденьях погибли мгновенно, а мы с младшей сестрёнкой ещё пытались зацепиться за жизнь. Но удар справа оказался такой силы, что моя маленькая Энжел не выдержала и скончалась по пути в больницу. Я тогда впала в кому, а ещё пережила клиническую смерть.

Дарлин крепко ко мне прижалась, уткнувшись лицом в мою грудь. Мне стало неловко от такого количества нежности, но я не стал её отталкивать. Она доверила мне важную часть своей жизни, я должен принять это с достоинством и поддержать её, если мне хочется узнать о ней всё.

— Ого, — всё, что я смог из себя выдавить. Для меня было странно переживать. Я не испытываю эмоций. Дьявол не имеет души.

— Я умерла на какие-то пять минут, а потом резко ожила, будто бы кто-то решил, что ещё не время. Я видела тот свет в конце тоннеля, о котором говорят люди, — она начала всхлипывать, а потом моя рубашка стала влажной.

— Тише, — погладил её по голове, а потом коснулся ожога на руке. Нежно проведя по нему пальцами, я увидел, как ранка затянулась. Это было самое лучшее, что я мог бы сейчас сделать для неё.

— Какого чёрта? Как ты это сделал? — остаться незамеченным у меня не вышло.

Комментарий к Я хочу знать о тебе все, Дарлин Хикс!

Что это такое со Стэнли? Как думаете, он влюбился? Или с ним что-то другое?

Как вам глава от лица Стэнли? Надеюсь, что понравилась. К сожалению, реакций на мой труд все меньше и меньше, но я не отчаиваюсь.

Благодарю всех, кто читает и отвечает на мои вопросы. Всех, кто оставляет отзывы. Это важно ❤️

========== Дьявол собственной персоны ==========

Дарлин

Я снова взглянула на свою руку, а именно в то место, где был ожог. Его нет. Ещё один взгляд, касание пальцами — ничего. Он словно испарился, не оставив ни одного следа после себя.

Я не на шутку перепугалась. С одной стороны, меня радовало отсутствие отметины на коже, а с другой — это всё очень странно и просто необъяснимо. Как он заставил испариться ожог одним лишь касанием своей руки? Я отодвинулась от него так, чтобы он не смог коснуться меня, если ему вдруг вздумается. Вытерла слёзы, глубоко набрав в легкие воздуха.

— Окей, задам вопрос тебе ещё раз. Как ты это сделал? — сердце бешено колотилось, оно было готово вырваться наружу. А ноги приобрели такую странную силу, что казалось, если я сейчас встану и начну бежать, то смогу добежать до центра Бостона за несколько минут.

— Ты совсем меня не слушаешь, Дарлин, — Стэнли разгладил образовавшиеся от моей головы складки на рубашке, промокнув мокрое от моих слёз место на груди салфеткой, что оказалась у него в руках.

— О чём это ты? — я удивлённо приподняла на него глаза, заметив, как он изучает моё лицо.

Ещё пару минут назад я чувствовала, как между нами что-то происходит. Какое-то единение. Я рассказала ему историю, которую не рассказывала ещё никому. А теперь мне паршиво осознавать то, что он явно не такой, каким выглядит или пытается казаться. В нём есть что-то поистине странное, одновременно устрашающее и притягательное. Стоит признать, что выглядел он сейчас сногсшибательно. Эта фишка с расстёгнутыми верхними пуговицами рубашки очень круто дополняла образ засранца, который он пытался создать.

— Я говорил тебе ещё днём, что я не обычный человек. Точнее, я даже не человек. Сатана, дьявол, принц тьмы. Называй как угодно. Смысл от этого не поменяется, — Росс посмотрел на меня таким полным надежды взглядом, что на секунду мне показалось, будто бы он говорит правду.

— Ты хоть понимаешь, как абсурдно это звучит. Это… очень странно, и я почему-то тебе не верю, — я скрестила руки на груди, ожидая хоть одно вразумительное объяснение происходящему.

Наши глаза встретились. Снова эти огненные шары, наводящие страх и ужас. Но сейчас они больше выражали грусть и отчаяние. Ему явно было что-то неприятно, но что? Стэнли потянулся своей рукой к моей, но я не позволила ему до себя дотронуться.

— Если ты считаешь это абсурдным, то как тогда объяснишь происходящее? Скажешь, что у меня в руках был супер-гель, способный излечить ожог за минуту? Или что? А что ты скажешь по поводу этого? — он вышел из себя, указывая на свои огненные, практически кровавые глаза.

— Я… — мне хотелось попросить его перестать пугать меня, но Стэнли снова громко заговорил. Его голос приобрёл гневные нотки, проникающие глубоко под кожу и оставлявшие на ней укусы.

— Это тоже обычно, да? Это тоже абсурд? Ты видела хоть одного человека, способного менять цвет глаз на этот грёбанный красный? Дарлин, пойми же, я тот, о ком ты боишься даже заговорить. Прекрати лгать самой себе! — Росс полностью потерял контроль над собой. Его глаза стали ещё более огненными, а кулаки то сжимались, то разжимались. В воздухе запахло жареным от напряжения между нами.

В попытках успокоиться он начал водить ладонью по траве, и в какой-то момент она загорелась. Языки пламени начали плясать на траве, усыпанной цветами, оставляя после себя выгоревшие чёрные круги. Я сглотнула слюну. Сердце перестало биться, а тело приобрело такую огромную силу. Я вскочила с травы, побежав прочь.

Я бежала, сломя голову и не оглядываясь по сторонам, до тех пор, пока не оказалась у входа в свой Хаус. Переведя дыхание, я провела электронным пропуском по специальной конструкции, войдя в помещение. Оставалось лишь подняться на свой этаж. Секунду поразмыслив над выбором способа поднятия вверх, я побежала по лестнице. Пару минут, и я уже на третьем этаже. Ещё пару минут, и вот я на своей теплой кровати.

Зарывшись под одеяло с головой, я попыталась уснуть. Но абсолютно каждая попытка заканчивалась тем, что, закрывая глаза, я вздрагивала от ужаса, вспоминая огонь и Стэнли. Уснуть у меня получилось лишь тогда, когда Элли вернулась от школьного друга. Она любезно согласилась лечь рядом со мной, не задавая лишних вопросов.

***

— Расскажешь всё-таки, что вчера тебя так напугало? Ты всю ночь плохо спала, — Элли попыталась вывести меня на разговор, пока мы шли в сторону столовой.

Высокие потолки и огромные колонны придавали помещению ощущение бесконечной вместительности. Повсюду были слышны голоса студентов, бурно обсуждающих что-то, что их волновало. Взяв поднос, я положила на него кофе без сахара и овощной салат. Есть мне не хотелось. Элли же набрала полный поднос сладостей и бургеров.

— Так и будем молчать? — мы расположились за столиком в углу столовой, рядом с которым было огромное панорамное окно.

— Прости, — я тихо отозвалась, опустив взгляд в салат, — но я не хочу обсуждать эту тему.

Я стала безжалостно протыкать вилкой овощи. Когда наткнулась на ярко-красный помидор, в сердце что-то сжалось от испуга. Я испугалась, что со Стэнли могло что-то произойти. Ведь я бросила его там одного в огне, да ещё и в незнакомом ему месте. Чувство вины разлилось по венам, совсем перебив аппетит.

— Мы на сегодня всё? — я отодвинула поднос с едой чуть дальше, посмотрев на подругу. Она аппетитно уминала гамбургер, запивая всё это дело горячим шоколадом.

— Да, с парами всё. Ты хотела куда-то сходить? — Элли бросила на меня заинтересованный взгляд, улыбнувшись.

— Есть одно дело, — я встала из-за стола. — Расскажу всё вечером. Не скучай.

Я чмокнула её в щеку на прощание, двинувшись в сторону выхода из столовой. Я не знаю, зачем вообще решила это сейчас сделать, но теперь я не отступлю. Таков у меня характер. Если уж что-то решила, то обязательно сделаю это.

На ватных ногах я вышла из института права, свернув на тропинку, ведущую к главному выходу. Когда я была уже за главной решёткой, пути назад больше не было. Я прекрасно помнила, как нужно было идти к дому Стэнли, но сейчас эти несколько минут казались вечностью. С каждым шагом внутри всё разрывалось. Мне было одновременно страшно застать его в том же состоянии, что и вчера, либо вообще его не застать.

А вдруг он настолько сильно вчера вышел из себя, что перестал осознавать реальность происходящего? Вдруг он не смог выбраться с этой опушки и сгорел там? Каждая мысль была хуже другой. Я и не заметила, как оказалась возле старинной деревянной двери, ведущей в дом Росса. Непослушной рукой я дотронулась до звонка, несильно на него надавив. Минута, полторы, три — ничего. Я уже хотела уйти, но дверь распахнулась.

Передо мной предстал Стэнли Росс во всей красе. Чёрные атласные брюки на ремне шикарно подчеркивали стройность его фигуры, а оголённый торс дал возможность разглядеть его тело без лишней ткани. Атлетичное тело, словно у какого-то Бога. Широкие плечи, идеальные кубики пресса. Загорелая кожа. Он явно много времени проводил в спортзале. Ну иначе просто нельзя заполучить настолько прекрасное тело!

— Хватит на меня пялиться, — он рассмеялся, самодовольно ухмыльнувшись. Видимо, я слишком долго смотрела на него. Мои щёки залило краской, стало жарко.

— Извини, — тихо пробормотала я, переминаясь с ноги на ногу.

— Входи, раз уж пришла, — он сделал приглашающий жест рукой, и я зачем-то вошла.

Прихожая была огромной. Изумрудного цвета обои делали её такой необыкновенной. Я невольно раскрыла рот от удивления. Мы прошли в гостиную. Теперь здесь не было ни сцены, ни танцпола. Мебели стало гораздо больше. Вообще, помещение наполнилось уютом, несмотря на чёрные стены и серый пол.

— Ты… всё хорошо, да? — я ещё раз взглянула на него, но уже не пялилась. Я искала следы или хоть что-то, что могло бы показать, что он пострадал вчера.

— Вообще, можно было не беспокоиться. Я бессмертен, но спасибо. Мне приятно, — он улыбнулся широкой и искренней улыбкой.

«Я бессмертен», — пронеслось эхом в голове. Он либо псих, либо это правда. Я не знала, верить ему или нет. Любопытство разъедало меня изнутри, но страх не давал шансов поверить хоть в одно его слово.

— Что вчера произошло? — успокоившись, я посмотрела на него взглядом, полным интереса. Я была готова выслушать всё, что он мне скажет. И только после этого я решу, верить ему или нет.

— Я вышел из-под контроля. Так обычно происходит, когда я сильно зол. А ты знатно меня вчера разозлила, — Стэнли сел на огромный диван, жестом предлагая мне расположиться рядом с ним. Я же села на кресло, находившееся напротив дивана. Так мне было спокойнее.

— То есть когда ты выходишь из-под контроля, то всё, чего ты касаешься, начинает гореть? — я не могла поверить, что произношу столь абсурдные слова вслух.

Росс покачал головой, будто бы для него было пыткой рассказывать мне всё это. Он встал, куда-то ушёл и вернулся через минуту с чашкой кофе для меня и бокалом с темной жидкостью для себя.

— У меня много странных особенностей, но да, это так. Тогда я тебя тронул в гневе, вот у тебя и появился ожог. Прости, — буквально на секунду в его глазах появилось сожаление. Хоть его голос был как всегда властным, я слышала в нем нотки раскаяния.

— Допустим, что это правда. Но как ты убрал его? Это же безумство чистой воды, — я снова взглянула на свою руку, будто бы боясь, что ожог вернётся волшебным образом. Но всё было как и вчера вечером. Чистая кожа.

Стэнли набрал в лёгкие воздуха, тяжело вздохнув. Его утомляли мои вопросы. По телу снова разлился адский холод с примесью ужаса, я невольно начала дрожать. Пальцы перестали реагировать на прикосновения к поверхности кресла.

— Как я могу объяснить тебе хоть что-то, если ты меня боишься? — он посмотрел на меня, всячески пытающуюся согреть ледяные пальцы рук, покачав головой.

— Это так страх выражается? Ты чувствуешь мои эмоции? — я подняла свой взгляд на его лицо. Он был расстроен тем, что я его боялась.

Я попыталась успокоиться, отпив несколько глотков горячего кофе. Тёплая жидкость начала двигаться по моему телу, избавив меня от дрожи. Пальцы постепенно согрелись, приобретя подвижность.

— Да, я чувствую твои эмоции. Сейчас ты удивлена, тебе уже не так страшно, тебе больше интересно, — Стэнли в точности описал всё, что происходило в моей голове.

— Но как? Ты и вправду… дьявол? — последнее слово я произнесла как можно тише, будто бы боялась, что меня накажут за то, что я сказала его вслух.

Росс хмыкнул, встав с дивана. Он подошёл ближе ко мне, сев на корточки прямо передо мной. Его рука коснулась моего колена.

— Собственной персоной, — он смотрел мне прямо в глаза. Вдруг его янтарно-медовые глаза приобрели тот самый огненный оттенок, что я видела уже не в первый раз.

— Это очень пугающе, — созналась я, и Стэнли тут же убрал свою ладонь с моего колена. Он развернулся ко мне спиной, двинувшись на место на диване. Но я поймала его за локоть, остановив на полпути. Меня привлекли странные следы на его спине. Как будто бы шрамы. Я аккуратно дотронулась до них пальцами. Они и вправду были шрамами.

— Что это? — я ещё раз провела по ним рукой, но Стэнли раздражённо сбросил мою руку со спины, развернувшись ко мне лицом.

— Слушай, на сегодня достаточно откровений. Тебе пора, — он двинулся в сторону прихожей. Я за ним, совсем не понимая, что произошло.

Росс открыл входную дверь, всем своим видом показывая мне, что я должна убраться из его дома прямо сейчас же. Боясь, что он снова что-то подожжёт, я вышла за дверь, непонимающе посмотрев в его обречённые глаза. Дверь с хлопком захлопнулась перед моим лицом, оставив меня в полном шоке. Что это, чёрт возьми, сейчас произошло?

Комментарий к Дьявол собственной персоны

Как думаете, почему Стэнли выставил Дарлин за дверь? Что же это шрамы такие? Возможны ли между героями хоть какие-то отношения?

Я так расстраиваюсь, когда вижу, что читателей все меньше и меньше, а отзывов от силы 1-2. Но я надеюсь, что хоть кто-то читает. Мне и вправду важно видеть мнение. Это способ общения с читателем. А я люблю с вами обсуждать и сюжет, и ваши эмоции.

========== Рядом с ней я чувствую себя человеком ==========

Стэнли

Всю неделю Дарлин всячески избегала любого соприкосновения со мной. На парах литературы она заходила в аудиторию лишь после того, как я войду в неё и займу себе место. Хикс же располагалась очень далеко от меня, занимая место практически на три-четыре ряда сзади. Когда я попытался сесть рядом с ней, то она попросилась выйти, а после села в другое место, подальше от меня. Все попытки с ней заговорить во время перерыва заканчивались тем, что она молча уходила в другую сторону. Мне всё это изрядно надоело. Неужели можно было обидеться на меня за то, что я выставил её из дома? Ну, переборщил немного. С кем не бывает. Осознаю. Но как перед ней извиниться, если она не подпускает меня к себе?

— Элли, привет, — я поймал белокурую подружку Дарлин за локоть после пары иностранного языка.

— Ой, Стэнли, рада видеть. Как твои дела? — её испуганное выражение лица приняло радостный вид, когда она обернулась ко мне лицом.

— Есть дело, не поможешь? — я увлек её за собой в подсобное помещение, чтобы никто не смог нас увидеть.

Облокотившись об старый стол, я поправил растрепавшиеся волосы ладонью, пока Элли садилась на подоконник. Ларсен закусила губу, рассматривая меня. Я чувствовал, чего она хочет. Хоть это и было бы отличным способом отвлечься, я всё же решил для начала разобраться с тем, что меня беспокоило.

— Ты же знаешь Дарлин уже почти 4 года. Как можно с ней помириться? А то она меня игнорирует, — я вопросительно посмотрел на Элли, изменившуюся в лице. Если до этого я чувствовал её заинтересованность и желание мне помочь, то сейчас почувствовал расстройство. Улыбка мгновенно исчезла с её лица.

— Так это ты её обидел, — она смахнула с лица несколько прядей волос, мешающих ей.

— Ну, можно и так сказать. Неважно, — меня начинало бесить её поведение. Я уже пожалел, что обратился к ней. Только бы не выйти из-под контроля. Думаю, её я напугаю гораздо больше, чем Дарлин.

— У неё завтра день рождения. Подари ей что-нибудь, она, конечно, разозлится, но обрадуется. Только не дари ей игрушки и шоколад, она ненавидит это, — Ларсен слегла улыбнулась, спустившись с подоконника.

— Супер, спасибо тебе, — я улыбнулся ей как можно искренне, вложив в улыбку всю свою благодарность. Видимо, Элли решила, что тёмное помещение было не просто местом для разговоров.

Она вплотную приблизилась ко мне, положив свои маленькие ладошки на мою грудь. Тело мгновенно среагировало на нежные прикосновения девушки. Блондинка стала водить своими руками по моей груди, пока не остановилась, чтобы расстегнуть пуговицы на рубашке. Одна за другой пуговицы поддавались давлению её нежных пальцев, пока не были расстегнуты все. Элли распахнула мою рубашку, оставив торс оголенным. Я наблюдал за всем с самодовольной ухмылкой. Будто бы спрашивая разрешения на дальнейшие действия, она подняла взгляд на меня, я ответил утвердительным кивком головы.

Покрепче схватившись за старую столешницу обеими руками, я выжидал, что же Элли будет делать. Её руки скользнули по моему ремню, быстро расправившись с его пряжкой. Ларсен приспустила мои брюки чуть ниже, запустив одну из рук в боксеры. Я удовлетворённо улыбнулся, слегка простонав. Возбуждение захватило моё тело полностью, вызвав жёсткий стояк. Вскоре мои боксеры поравнялись с брюками, а Элли могла рассмотреть разгоряченный орган во всей красе. Вены пульсировали по всей длине паха, когда Ларсен начала водить своей рукой то вверх, то вниз. Мои руки вцепились в столешницу ещё сильнее, а по телу прошлась волна наслаждения. Я издал приглушённый стон, не заметив, как Элли опустилась на колени, а её пухлые губки коснулись головки моего члена. Она осторожно попробовала разгоряченный орган на вкус, взяв его в рот. После чего она прошлась своим ртом вверх-вниз несколько раз, плотно прижимая к пенису язык. Потом она обхватила рукой ствол, крепко сжимая его в своей маленькой ладошке, а языком начала вырисовывать узоры на головке. Свободной рукой Ларсен несильно схватила яички, нежно надавливая на них. Кульминация настигла меня через несколько минут, и я кончил Элли в рот.

— Понравилось? — облизывая уголки губ, она поднялась с пола.

— Делаешь ты это профессионально, — подметил я, надевая боксеры и брюки обратно. На лице у Ларсен выразилось недоумение. Она явно ожидала продолжения, но у меня не было времени на развлечения. Я застегнул все пуговицы на рубашке, заправив её обратно в брюки.

— А благодарность? — она требовательно посмотрела на меня.

— Спасибо, — я сдавленно ей улыбнулся, покинув помещение.

Стоит признать, минет дал мне эмоциональную разрядку. Думалось уже гораздо лучше. Решив не идти на последнюю пару по истории, я отправился на поиски подарка для Дарлин. Честно говоря, я никогда не понимал этой странной традиции дарить подарки человеку на день рождения. Но если так принято, то значит так и должно быть. Покинув Гарвард, я вернулся в особняк.

Когда я в последний раз был на земле, здесь был конец 20 века, где-то восьмидесятые. Тогда люди дарили друг другу всякие безделушки. Помню, как одна из женщин тогда сказала своей подруге, расстроившейся не столь ожидаемому подарку, что главное то, что он сделан своими руками, и в него вложена душа. Думаю, за почти половину столетия не многое изменилось. Зацепившись за эту мысль, я мгновенно придумал подарок для Дарлин.

***

Сегодня нам нужно было ко второй паре, а это значит, что я смогу навестить Дарлин в её Хаусе. Адрес я узнал ещё неделю назад, когда отправлял ей цветы. Прихватив с собой подарок, я отправился к Хаусу. Через пятнадцать минут я стоял у огромного дома, возвышавшегося на двадцать этажей.

— Привет, — я широко улыбнулся миловидной девчушке, замешкавшейся у входа. Мои чары подействовали на неё сразу же.

— Привет, — она поправила свои русые волосы, оголяя плечи. Я немного рассмеялся, но успокоился практически сразу. Мне же нужно было как-то попасть вовнутрь. А без электронного пропуска сделать это будет весьма сложно.

— Поможешь мне оказаться внутри? А я выполню любое твоё желание, — я снова расплылся в широкой улыбке, задействовав своё обаяние.

— Да, конечно, — она приложила карточку к странной штуковине, и мы оказались внутри. — Поцелуешь меня?

Я покачал головой от типичности желания, но всё же выполнил его. Дьявол всегда сдерживает условия сделки. Такова моя работа. Обхватив маленькое и очень детское личико русоволосой обеими руками, я накрыл её губы своими, проникнув языком в её рот. Мы страстно сплетали свои языки несколько минут, после чего я извинился и удалился.

Благо Элли на вечеринке болтала слишком много и как-то вскользь упомянула о том, что они живут на третьем этаже в угловой комнате. И вот, я стою перед дверью, переминаясь с одной ноги на другую, будто бы я школьник какой-то. Но стоит признать, что Хикс запала мне в душу. В надежде, что Элли сейчас на своей паре по биологии, я постучался в дверь. Её распахнула укутанная в халат Дарлин.

— Чего тебе? — она явно не ожидала увидеть меня здесь.

— Хотел поговорить, — я расплылся в широкой улыбке, рассмотрев её внешний вид. Заспанная, такая растрёпанная и такая милая одновременно. Длинные волосы были запутаны, хаотично располагаясь по всему её телу. Под глазами небольшие отёки, а на правой стороне лица отпечаталась подушка. Такой она мне понравилась ещё больше.

— У тебя есть ровно десять минут, — она приглашающе распахнула дверь полностью, и я прошел за ней.

Комната была небольшой. Две односпальные кровати, стоящие по разные стороны стены. Одна у окна, вторая — у самой стены. Несколько полочек над кроватями, половина забита косметикой, видимо, принадлежавшей Элли. Вторая, полностью забитая книгами, точно принадлежала Хикс. Дарлин села на кровать у окна, подложив по себя ноги. Я расположился на стуле, стоявшем перед её кроватью. Чуть правее меня располагался письменный стол, а левее, у самой стены, стоял огромный шкаф.

— Осталось восемь минут тридцать четыре секунды, — она посмотрела на часы на правой руке. Я чувствовал, как она сдерживает гнев.

— Во-первых, с днём рождения тебя, Дарлин Хикс, — я вытащил из внутреннего кармана кожаной куртки, надетой поверх белой футболки, коробочку, протянув её имениннице.

— Спасибо, но я не приму, — она даже не шевельнула рукой, лишь скептически изучила чёрную коробку среднего размера, перевязанную красной ленточкой.

— Эм… Но там нет ничего, что могло бы тебя обидеть. Посмотри хотя бы, тебе должно понравиться, — я решительно настаивал на своём, смотря на Дарлин пристальным взглядом. Через пару минут она сдалась, взяв в руки коробку. Красная ленточка скользнула, оставшись в руке у Хикс. Она открыла крышку, и я увидел, как на её лице застыло восхищение.

— Ты сам это сделал? — она взяла в руки рамку, внутри которой лежал её портрет, выполненный акварелью. Я кивнул в ответ, увидев, как она с удивлением рассматривает рисунок.

— Нравится? — я заговорил через пару минут. Хикс уже снимала со стены какой-то постер, висевший на нескольких гвоздиках. Я поднялся со стула, помогая ей повесить рамку с портретом на место постера.

— Это очень круто, спасибо тебе. Мне ещё никто не дарил такое, — она расплылась в широкой улыбке, кинувшись мне в объятия. По телу мгновенно прошлась лёгкая дрожь, от чего стало очень странно. Рядом с ней я чувствую себя человеком. Это очень странно.

— Я хотел запечатлеть твою красоту на бумаге, а рисование — одно из моих любимых занятий. Рад, что понравилось. И прости за тот вечер, — мне стало сразу же легче. Груз изнутри куда-то исчез, и я смог дышать свободной грудью.

— Только в том случае, если ты мне расскажешь, что это за странные следы у тебя на спине. И объяснишь, почему выставил меня из дома так грубо, — Дарлин выбралась из моей крепкой хватки, заняв место на кровати.

— Это очень сложно. Я ненавижу эту историю. Это очень долго, — я попытался отмазаться, сославшись на длительность рассказа, но Дарлин лишь грустно покачала головой.

— У нас есть ещё достаточно много времени, и я готова выслушать твой рассказ. Иначе, покинь мою комнату, — со взглядом, полным строгости и решительности, она указала рукой на дверь.

Я немного подумал, вспоминая всю ту боль, что связана с этими следами на спине. Потом снова посмотрел на Дарлин. Она всем своим видом выражала в себе поддержку и что-то такое, что заставляло меня быть мягким и покладистым.

Сделав глубокий вдох, я начал своё повествование.

Комментарий к Рядом с ней я чувствую себя человеком

Горячее начало, плавно перетекающее в эмоциональный конец. Так бы я описала эту главу, а вы?

Что ж, пока Стэнли не раскрыл тайну шрамов, даю ещё один шанс угадать, что же за ними скрывается?) Как вам глава? Думаете, между Стэнли и Дарлин что-то произойдет? Или опять что-нибудь им помешает? Или вам больше нравится пара Стэнли/Элли?

Спасибо всем, кто читает и оставляет отзывы. Я очень счастлива, что хоть кому-то нравится. Очень надеюсь на ваши отзывы♥️

========== Плевать на Дарлин, ты гораздо лучше ==========

Дарлин

Мне было безумно приятно, что Стэнли сделал мне столь необычный и восхитительный подарок. Даже несмотря на то, что за последнюю неделю мы с ним ни разу не заговорили. Я постоянно избегала его, но, а как ещё иначе? Он выставил меня из дома так грубо, что этого даже врагу не пожелаешь. Я понимаю, возможно, я сделала лишнее, но можно же было попросить меня покинуть дом как-то помягче, а не хлопать дверью перед моим лицом. Но сейчас он сидит напротив меня, и мне нравится наблюдать за ним.

Его внешний вид как всегда идеален. Я никак не могла понять, как ему удается выглядеть даже в обычной одежде как-то особенно и изящно. Белая футболка облегала его подтянутое тело, синие джинсы придавали ему обыденный вид, а чёрная кожаная куртка делала из него эдакого засранца, как в фильмах о подростках. Мне определенно нравилась его небрежность в волосах сегодня. Он их не уложил гелем, поэтому они хаотично спадали на его лоб, создавая такое ощущение, будто бы он только что встал с кровати. Выглядело это довольно мило. А щетина на его лице явно стала чуть больше за неделю, но ему это шло. Кажется, я понимаю, почему он выглядит так превосходно во всем. Он же дьявол. В жизни бы не подумала, что буду сидеть рядом с самим сатаной и спокойно с ним говорить. Видимо, моя спокойная реакция на правду о том, кто он, его тоже не удивила. Наверное, я выгляжу такой спокойной, что меня невозможно напугать.

— У каждого из ангелов и демонов есть крылья, — он прервал мое любование им, начав историю о появлении странных следов у него на спине.

— Но дьявол ведь не относится ни ко одному из этих видов? — я сдвинулась чуть вперед, взяв его руку. Он постарался не подать никакого внимания к моему жесту, но я увидела его лёгкую улыбку.

— Именно, но прежде, чем стать дьяволом, я был ангелом. У меня были огромные белоснежные крылья, они отличались своей невинностью от крыльев других ангелов. Они росли именно там, где ты видела следы. Но после того, как мой отец сослал меня в ад в наказание за мой протест, он лишил меня и крыльев. Видимо, ему было мало того, что мне придётся править миром грешников, каждый день видя или принимая участия в их пытках. Он собственноручно отрезал мне крылья перед тем, как я отправился в ад. А это шрамы, — Стэнли содрогался, вспоминая те страшные события своей жизни.

Было видно, как изнутри его прожигают боль и гнев. Гнев разливался по его телу, и я почувствовала, как его рука стала обжигающе горячей. Я рефлекторно отдернула свою руку, как от горячего чайника. Его глаза стали огненными, а на лице замигали маленькие красные пятна, кажущиеся раскалёнными шарами. Он будто бы горел изнутри. Ещё минута, и он точно взорвется.

— Тише, — преодолев свой страх и то расстояние, что было между нами, я коснулась его локтя. Он прерывисто дышал, одежда на нём была горячей. Прикасаться к коже было страшно, она явно была раскалённой как лава, вытекающая из жерла вулкана. Лицо его то покрывалось пятнами, то очищалось.

— Стэнли, прекрати! Стэнли! Ты меня пугаешь. Пожалуйста! — я истерично стала бить его в грудь кулаками, пытаясь вывести его из транса. Страх в моём теле медленно проникал под каждую клеточку кожи.

— Прости, — резко отозвался он, и я почувствовала, как одежда медленно остыла, а лицо приобрело нормальный вид. Я слегка коснулась его руки, она уже была обычной температуры.

— Слава Богу, — я облегчённо вздохнула, а Росс скептически на меня посмотрел.

— Думаю, что отдавать ему всю славу слишком глупо, он её не заслужил, — его губы растянулись в ненавистной улыбке.

Я уже пожалела, что вообще спросила у него про эти шрамы. Я и не думала, что ему настолько больно от них. Бедный Стэнли, он ведь не такой плохой, каким кажется. За что отец так поиздевался над ним? На минуточку мне тоже захотелось возненавидеть Бога за ту боль, какую он причинил Стэнли.

— Прости, не стоило спрашивать тебя об этом. Было слишком глупо интересоваться такими вещами, — я почувствовала, как наши пальцы сплелись.

— Всё хорошо. Знаешь, мне даже легче стало. Тем более, ты мне уже доверилась, вот и моя очередь, — Росс посмотрел на меня. Я увидела в его взгляде что-то очень теплое и необъяснимое. Медового цвета глаза были такими полными и глубокими.

— У меня тоже есть шрамы, — я решила перевести тему с него на себя, чтобы ему стало немного легче.

Развязав пояс на халате, я отвернулась, обнажив ему свою спину. Вдоль моих лопаток и ребер можно было насчитать несколько небольших шрамов, оставшихся от ран, полученных во время аварии. Рука Стэнли коснулась кожи на спине, проведя по каждой отметине своими тёплыми пальцами. Тело покрылось мурашками, стало жарко.

— Это от аварии? — он дышал мне в затылок. Я утвердительно кивнула головой, повернувшись к нему лицом.

Теперь перед ним предстала моя передняя часть груди. Отметина располагалась над пупком, прерываясь, и продолжалась чуть ниже пупка. Именно в это место попал самый большой осколок стекла. Помню лишь, как тогда горело это место диким огнём. Но я не обращала на него внимания, пытаясь докричаться до сестры. Потом свет от мигалки скорой помощи, странные звуки и темнота. И этот ужас во время того, когда я шла к белому свету. А потом всё в миг рухнуло, когда объявили, что сестра умерла, пока нас везли в больницу.

— Я ненавижу свой день рождения, — созналась я, снова прокрутив воспоминания того вечера в голове.

— Почему же? — Стэнли теперь дотронулся до шрама на животе. Кожа на нем была съежившейся, и я ничего там не чувствовала.

— Авария произошла ровно четыре года назад. В этот день, — слёзы подступили тяжёлым комом к глазам. Я сдерживала их как могла. Мне не хотелось снова плакать на плече у Росса. Я сильная, я справлюсь. Я всегда справлялась.

— Прости, я не знал. Это так больно, я представляю. Но ты такая сильная, ты должна двигаться дальше. В тебе столько жизни, ты светишься и заряжаешь позитивом. Знаешь, с тобой я чувствую себя живым, хоть мне уже и много тысяч лет, — он крепко прижал меня к себе, будто бы пытался уберечь меня от всех этих воспоминаний, терзающих меня каждый день.

Мне стало очень тепло и хорошо. В сердце разлилось что-то такое, что невозможно было объяснить. Стэнли определенно сделал сегодняшний день особенным.

— Спасибо тебе, — я поцеловала его в щеку, вложив в этот поцелуй всё то, что чувствовала сейчас.

— А тот, кто врезался в вас тогда, его нашли? Наказали?

— Нет, он сбежал с места преступления. Машину оставил, а сам сбежал, — я обратно укуталась в халат, встав с кровати.

Подойдя к зеркалу, я увидела, что у меня опухшие глаза. Лицо отёкшее, а волосы такие растрёпанные, будто бы я не расчесывала их год. Неужели Стэнли смотрел на меня такую? Щеки налились краской от стыда и смущения.

— Отлично, значит, я смогу это исправить, — Росс сверкнул огненными глазами на мгновение, после чего принял обычный вид. Я вообще не поняла, к чему он сказал эту фразу, поэтому не придала ей никакого значения.

— Подождёшь меня за дверью? Мне нужно привести себя в более менее нормальный вид, — я улыбнулась ему, подходя к большой тёмно-синей шторке, что висела правее шкафа, открыв её. Там была дверь, ведущая в ванную комнату и туалет.

— Конечно, но ты и так хорошо выглядишь, — Стэнли покинул мою комнату.

***

— Дарлин, дорогая, с днём рождения! Я тебя так сильно люблю! — не успели мы со Стэнли подойти к аудитории, где будет проходить политическое право, как на меня налетела Элли. Она заключила меня в крепкие объятия.

— Спасибо, солнышко, — я искренне ей улыбнулась, одарив её щеку дружеским поцелуем.

— Ты утром спала, я и не стала тебя будить. Подарок я тебе потом отдам, он остался в комнате, — подруга стала передо мной отчитываться и оправдываться, что вызвало у меня раздражительный взгляд, и она сразу же перестала нести чушь.

Мы расположились в аудитории. Я посередине, справа — Элли, а слева — Стэнли. Выглядело это очень странно, но с ними мне было очень хорошо. Я вспомнила, как Стэнли вышел из-под контроля утром, и меня пробило на дрожь. Видимо, он почувствовал мой страх, поэтому я не удивилась его руке на моем колене.

— Ты снова меня боишься? — эти бархатные нотки власти и хрипотца в его голосе сводили меня с ума, пока он шептал в моё ухо.

— Нет, просто нехорошее воспоминание, — я положила свою руку на его. Ещё неделю назад мне было бы страшно касаться его, а сейчас я не чувствую того леденящего холода, что был раньше.

— Хватит думать о плохом, сегодня твой день рождения, — он говорил это так весело, что меня пробило на смех. А ведь он прав! Сегодня мне нужно отрываться по полной, у меня сегодня день рождения. Пора бы уже прекратить превращать этот день в поминки. Думаю, родные были бы счастливы, зная, что мне весело.

Пара закончилась так же быстро, как и началась. Замешкавшись у выхода, я потеряла из виду Элли и Стэнли. Побродив по институту, я так и не смогла их найти. Меня начали мучить различные грустные мысли. Мне казалось, что они бросили меня в этом месте одну, решив, что с меня хватит. Но потом я вспомнила, какое единение произошло между мной и Россом утром. Сегодня однозначно был хороший день, его точно не могло ничего испортить. Абсолютно ничего.

Остановившись около подсобного помещения, где мы с Элли любили прогуливать пары, я невольно расплылась в широкой улыбке. Тихо распахнув дверь, я начала рассматривать внутреннее убранство. Все было как и прежде. Я уже хотела уходить, но меня привлекли звуки чуть дальше. Я тихо вошла вовнутрь, пытаясь рассмотреть, что же там происходило. Картина была маслом. Я спряталась за старый стеллаж, чтобы меня не было видно. Убедившись, что мне не показалось, я почувствовала, как сердце уходит в пятки. А последовавшая фраза из уст Росса заставила моё сердце сжаться так сильно, что боль пронзала все тело.

— Плевать на Дарлин, ты гораздо лучше! — Стэнли устроился между ног у сидящей на столешнице Элли, осыпая её тело жаркими поцелуями.

«Плевать на Дарлин…ты гораздо лучше»… «Плевать на Дарлин». — эхом разносилось в моей голове, пока я пулей вылетала из подсобного помещения. Да, он мне ничего не обещал, у нас ничего не было, но сегодня было таким особенным. Мне показалось, что я ему дорога, а теперь ему на меня плевать. Ему. На меня. Плевать. Я ненавижу тебя, Стэнли Росс. Ненавижу.

Комментарий к Плевать на Дарлин, ты гораздо лучше

Вот и душераздирающая история о шрамах Стэнли. Как вы, не разочаровались? Концовка получилась довольно грустной.

По-вашему, Дарлин захочет после этого общаться с этими двумя? Вообще, как думаете, что произойдет дальше? Могу лишь сказать, что это будет связано с прошлым Стэнли. Есть догадки? Интересно было бы послушать;)

Спасибо всем огромное, что уделяете время моему творению. Надеюсь, что вы оставите хоть малюсенькое мнение и об этой главе. Мне было бы приятно. Всех сильно обнимаю❣️

========== Сегодня я не хочу быть паинькой ==========

Дарлин

Я выбежала из института права на улицу, врезавшись в кого-то и упав прямо в его ноги. Белые спортивные кроссовки замаячили перед моим лицом. Огромная мужская рука была протянута мне, и я с опаской взялась за неё, поднявшись. Моим препятствием и спасителем одновременно стал рыжеволосый кучерявый парнишка с круглым лицом, усыпанным невероятным количеством причудливых веснушек. Его зелёные глаза придавали ему вид волшебного существа. Да, Сирил Грейс был изумительным красавчиком. Но отвратительным человеком.

— Спасибо, — широко ему улыбнулась, стряхивая с одежды грязь. Белоснежное платье, что я выбрала сегодня утром, приобрело сероватый оттенок в области живота и юбки. Стряхивать грязь было не лучшей идеей, я тупо её размазала. Отлично, к моему отвратительному настроению прибавилось испорченное платье.

— Куда ты так бежала? Чёрта что ли увидела? — он улыбнулся мне своей широкой улыбкой, проговаривая каждое слово с ноткой издёвки. Голос Сирила всегда такой высокий и немного писклявый, но его внешности это подходит.

— Да неважно, забей, — я попятилась назад, пытаясь избавиться от общества Грейса как можно скорее, но он поймал меня за локоть, осторожно притянув к себе.

— Кстати, с днём рождения, Хикс. Желаю тебе не облажаться на конкурсе в этом году, — он язвительно ухмыльнулся, отпустив меня. Внутри всё сжалось. Каким нужно было быть отвратительным человеком, чтобы так поздравлять с днём рождения? Лучше бы вообще молчал.

Кафе. Сейчас мне нужно успокоиться и выпить кофе. Кофе — мой личный кайф, мой наркотик. Я могу выпивать около пяти чашек за день совершенно спокойно.

Пройдясь по асфальтированной дорожке, я оказалась около входа в прозрачное кафе. Это была такая фишка. Стены были из стекла, чтобы люди могли любоваться природой. Хотя любоваться тут было нечем, если честно. Одни лишь деревья, давно приевшиеся всем студентам. Я расположилась в углу кафешки около небольшого стенда с цветами. Это было моё любимое место. Я всегда приходила сюда, когда мне было грустно, как и сейчас.

Не зря говорят, что день рождения — грустный праздник. Во-первых, я стала старше на целый год, за который я не добилась ровным счётом ничего. Парня у меня до сих пор нет, да и кому нужна такая скучная и однотипная девушка как я? Я не курю, не пью, не ложусь в постель к первому встречному. Я сплошное разочарование 21 века, миром которого правят разврат и идиоты. Многие, наверное, захотели бы изменить себя на моем месте, но не я. Меня всё устраивает. Я такая, какая есть.

— Пожалуйста, приятного аппетита, — симпатичный парень с чёрными волосами положил на мой столик чашку любимого эспрессо и чизкейк.

— Но я заказывала только кофе, — я одарила его удивлённым взглядом.

— Мисс, вы расплачивались карточкой с личными данными. Она показала, что у вас сегодня день рождение, и это наш подарок. Всего наилучшего вам, — официант широко улыбнулся, подмигнув мне правым глазом.

— Спасибо, — я ответила ему взаимной улыбкой, и он ушёл к соседнему столику.

Ладно, хоть одно приятное событие за день. Отпив небольшой глоток горячего и ароматного напитка, я ещё раз заметила, что кофе здесь отменный. Чизкейк тоже оказался довольно вкусным. Клубничная начинка была не слишком сладкой, а шоколад сверху горьким. Всё как я люблю. Обычно все мои дни рождения проходили в компании Элли, но сейчас мне не хотелось возвращаться домой.

Интересно, а можно ли Хаус назвать моим домом? Да, мне там хорошо. Определенно, у меня есть своё личное маленькое пространство, мне там уютно, но нет ощущения того, что это мой дом. Такое ощущение было лишь в Бостоне, когда я жила с родителями. Наш небольшой домик из камня с большими панорамными окнами и антиквариатной мебелью был чем-то особенным. Каждый раз, когда я там находилась, внутри разливалось тепло и что-то очень уютное. А в Хаусе я зачастую чувствую себя не в своей тарелке, особенно когда Элли приводит парней. Никогда не думала, что в 22 года я не смогу найти места, где я бы чувствовала себя как дома. А в Бостон не вернуться. Пришлось продать родное логово, чтобы оплатить страховку и проживание.

Я не любила Кеймбридж, но сегодня решила прогуляться по нему несколько часов. Домой всё же пришлось идти.

***

— Где ты была? Ты не отвечала на звонки, что-то случилось? — подруга встревоженно произносила каждое слово.

— Гуляла, впрочем, это неважно, — я бросила сумку на угол кровати, лишь сейчас заметив, что Стэнли сидит на моём спальном месте.

— Мы переживали за тебя. Что случилось? Ты какая-то расстроенная, — Росс посмотрел на меня своими глубокими глазами, выражавшими беспокойство. Его губы были такими манящими. Мне хотелось вцепиться в них страстным поцелуем, но я сдержалась. Я должна быть сильной и гордой. Я не позволю поливать меня грязью за глаза.

— День просто не задался, — я вытащила из шкафа красное коротенькое платье на тонких бретельках с v-образным декольте.

— Дар, что случилось? Ты сама не своя. Игнорируешь нас, теперь не отвечаешь на вопросы. Что не так? — Элли подошла ко мне, забрав платье из моих рук.

— Ребят, у вас были очень важные дела в подсобке. Вот и занимайтесь ими дальше. Я не хочу принимать в этом участие, — я отобрала у подруги платье, отправившись в ванную комнату. Там я переоделась. Волосы расплела, заколов передние пряди назад. Сделала неброский макияж, ярко выделив губы красной помадой. В комнате откопала в шкафу чёрные босоножки на высокой шпильке, обув их.

— Ты за нами сделила? — Стэнли выгнул левую бровь, косо посмотрев на меня.

— Делать мне больше нечего. Я искала вас везде, а потом случайно наткнулась на подсобку. Уж извините меня, — взяла со стола телефон, убрав его в маленький красный клатч.

— Боже, Дарлин, и ты на это обиделась? — Ларсен вытащила из прикроватной тумбы разноцветную коробочку, видимо, приготовленную для меня.

— Мне плевать на ваш секс, просто в следующий раз не обсуждайте меня за моей спиной. Не нравлюсь? Скажите мне в лицо, хорошо, Стэнли? — я скептически посмотрела на Росса, кажется, понявшего, о чем я держу речь. Он опустил глаза в пол, рассматривая наш нежно-розовый пушистый коврик.

— Дарлин, прости, это была минутная слабость. Страсть, не более. На самом деле… — я не дала ему закончить бессмысленную речь, перебив его.

— Мне плевать, что ты думаешь обо мне на самом деле. Серьёзно, мне абсолютно плевать. Но раз ты такой придурок, меняющий своё мнение каждые десять минут, то держись от меня подальше! И плевать, кто ты там есть! — последние несколько слов я уже не говорила, а кричала. Меня бесило, что утром он был таким милым и хорошим человеком, а сейчас я видела в нем самого настоящего дьявола. Истинное зло.

Элли убрала коробку обратно, увидев мою злость. Я не злилась на неё, напротив, прекрасно понимала. Я бы тоже не устояла перед таким красавчиком, но можно же было сделать это хотя бы не в мой день рождения? Открыв дверь, я вышла прочь. Мне нужно развеяться. Мне нужен глоток свободы и веселья. Перед глазами сразу же всплыл ночной клуб, находившийся в двадцати минутах ходьбы от Гарварда. Я отправилась туда.

***

Неоновая вывеска «Оттенки ночи», выведенная вычурным шрифтом, так и манила войти вовнутрь. Немного замешкавшись у входа, я всё же вошла в помещение. Громкая музыка заволакивала всё помещение. Танцпол был набит людьми, двигающимися в такт музыке. Возле бара скопилось несколько человек, пробующих горячительных напитки. Кто-то болтал на диванчиках ярко-красного цвета, расставленных в хаотичном порядке по всему помещению. Было жарко, слишком жарко. Окон в помещении не было, ими служили небольшие отсеки в потолке, сквозь которые не могло проникнуть достаточно воздуха.

Я взяла один бокал виски, выпив его залпом. Тёмная жидкость обожгла горло, оставив приятное ощущение внутри. Иногда можно выпить. Я хочу забыться хотя бы сегодня. Мозги немного затуманились, конечно, я же ещё никогда не пила виски. Заказав ещё один бокал и осушив его буквально через полминуты, я решила потанцевать. На танцполе практически не было места, но это лишь придавало страсти и горячих ощущений людям. Неуверенно и с боязнью я шагнула в самую гущу.

Удивительно, но так хорошо мне ещё никогда не было. Я кружилась в такт странной музыки, убаюкивающей мой разум и мои мысли. Она проникала в каждую клеточку моего организма, вызывая множество приятных эмоций. В голове стало пусто. Теперь я понимаю, почему многие люди могут тут расслабляться. Одни пары мужских рук сменялись на другие, мы обменивались взглядами, улыбались и смеялись. Безудержное веселье захватило меня с головой. Через какое-то время мне стало настолько жарко, что я больше не могла вынести нахождения в центре танцпола. Еле вылезя из гущи, я дошла до уборной.

К сожалению, она была не только женской, но и мужской. Шесть кабинок с серыми дверьми располагались по правую сторону стены, левая стена была забита несколькими раковинами и сушилками для рук. Запах стоял отвратительный, но зато тут было прохладно. Я включила воду в одной из раковин, жадно захлебывая ладонью немного жидкости, чтобы попить. Потом умыла лицо. Жар спал, стало гораздо лучше, поэтому я вернулась на танцпол.

Музыка стала другой. Более громкой. Она приобрела басы и рокерские нотки, что было совсем не в моём вкусе. Я решила больше не танцевать, а выпить соку. Холодный апельсиновый сок проникал в мой желудок, оставляя за собой приятный кисловатый привкус.

— Не скучно? — на высокий стул рядом со мной упал молодой человек. Он был явно пьян. Его щеки приобрели румянец, а зрачки имели расширенный вид. Но, в целом, он выглядел хорошо. Золотистые волосы блестели на свету, а нежные голубые глаза увлекали.

— Немного, — я сделала ещё один глоток сока, развернувшись к нему лицом.

— Развлечёмся? — он положил свою ладонь мне на руку, широко улыбнувшись. Улыбка у него была очень красивой.

Я утвердительно кивнула ему в ответ, и через пару минут мы уже кружились в танце. Он нахально положил свои руки мне на задницу, но я молчала. В любой другой день я бы точно отбила ему его член, но не сегодня. Сегодня я не хочу быть паинькой. Мы танцевали слишком долго. Ноги перестали меня слушаться, поэтому я упала бессильно на один из красных диванчиков. Белокурый парень принес нам коктейли.

— Спасибо, — я осушила свой залпом, расплывшись в благодарной улыбке.

— Надеюсь, тебе понравится мой сюрприз, — незнакомец как-то странно улыбнулся, по-детски хлопая в ладоши.

Приблизительно через пять минут мне стало плохо. Голова стала тяжёлой, будто бы не моей. Ноги подкашивались, но я всё же смогла выйти на улицу. Свежий воздух проник в грудную клетку, но и его не было достаточно. Мир перед глазами поплыл, растворившись в жгучей темноте.

Комментарий к Сегодня я не хочу быть паинькой

Вот и новая часть. Меня так сильно расстраивает, что внимания к моему труду стало в разы меньше. Отзывов от силы 1-2. Я просто не могу так понять, хорошо ли у меня получается передать вам то, что я задумала. Отзывы играют огромную роль. Да и приятно мне с вами общаться. 🤗

Итак, как думаете, что за сюрприз, о котором говорил незнакомец? Дарлин-таки сможет простить Росса или скорее она его прибьет? Как вам Сирил? Обещаю, вы ещё удивитесь с него. 😅

Жду вашего мнения, мои хорошие. Это очень важно, так же, как и нажатие вами кнопочки “жду продолжения”. Раньше было по 7-8 ждущих, а сейчас только 2

Это очень грустно 😌

========== У тебя нет души, ты дьявол ==========

Стэнли

Я понимал, как было глупо и неправильно спать с лучшей подругой той девушки, что кажется мне небезразличной. Но я же дьявол. Мне свойственно делать резкие эмоциональные решения, не задумываясь об их последствиях. В аду вообще никого не волновали последствия. Там все делали то, что я скажу. Никто не имел права меня ослушаться, а если и пытался, то его настигала страшная кара. А теперь мне приходится думать об этих гребаных последствиях.

— Ты меня бросишь? — Элли бросила на меня недоумевающий взгляд, когда увидела, как я иду к двери.

— Считай, что так, — я вышел за дверь. Преодолев лестницу и выход, я оказался на улице.

Впервые за эти несколько недель, что я на земле, начался дождь. Холодные капли падали на моё лицо, оставляя мокрую дорожку на нём. Другие капли попадали на одежду, впитываясь в дорогую ткань. Я никогда и не думал, что так приятно стоять под дождём. В аду с неба сыпался лишь пепел, изредка он заканчивался, и тогда место становилось ещё более жутким. А тут такое разнообразие.

Солнце. Я никогда не видел, чтобы кто-то так сильно радовался раскалённому шару. Но люди явно любят солнце, оно дарит им тепло и свет. Нужно видеть, как маленькие детишки выбегают на улицу с первыми лучами этого странного объекта и наслаждаются им. Дождь тоже был особенным. Хоть и не все люди любят ту сырость и слякоть, что получается вследствие дождя, но некоторые из них восхищаются этим процессом. Как и я сейчас. Мне нравится стоять с распахнутыми в сторону руками, впуская в себя эти холодные капли.

Я прошёлся чуть вперёд, расположившись под деревом. В голову сразу же пришел образ Дарлин. Её длинные, роскошные волосы цвета ночного неба, её карие глаза с зеленоватым отливом. Такой приятный и манящий голос. Она никак не выходила у меня из головы, и это меня пугало. Дьявол не умеет любить. Я просто не создан для этого. Я разрушаю, ломаю, наказываю, совращаю — делаю всё, что можно себе представить, но только не люблю. Слишком высокое для меня чувство.

Дождь закончился слишком быстро, и это меня расстроило. Он как никто другой описывал моё сегодняшнее состояние. Дарлин меня ненавидит. Я увидел это в её глазах. Она доверила мне всё самое сокровенное, оголив передо мной свои шрамы, что, я уверен, далось ей с трудом. А я просто плюнул ей в душу, признав, что Элли лучше. Да Элли в жизни с ней не сравнится. Она слишком простая и открытая, её совершенно неинтересно изучать и разгадывать. Дарлин же как старинная шкатулка с секретиком, никогда не знаешь, что она для тебя приготовила. И мне это чертовски нравится.

Пока я размышлял, стало темно. Мои ноги сами по себе привели меня к какому-то странному ночному клубу. Возле входа скопилось несколько человек, изучавших чьё-то валяющееся на земле тело. Я пробился сквозь толпу, чтобы рассмотреть упавшего. Наверняка им был какой-нибудь перебравший алкоголя студент. Каковым же было мое удивление, когда я узнал в девушке Дарлин. Она беспомощно лежала на холодном асфальте без сознания. Ее грудь то вздымалась, то опускалась, обозначая её дыхание. Ближе всех к ней находился какой-то испуганный блондин. В его глазах читался испуг, а тело насквозь было пропитано чувством вины.

Я схватил парнишку за шиворот кофты, оттащив его к стене. Он затрясся, увидев, как мои глаза изменили свой цвет. Тело пропиталось гневом. Мне хотелось его задушить, вырвать ему его сердце, свернуть шею. Но я не позволил себе убийство. Лишь крепко схватив его за шею, тем самым перекрыв ему доступ к кислороду, я процедил сквозь зубы.

— Когда ты умрёшь, я лично придумаю для тебя пыточную в Аду. Не сомневайся, тебе понравится, — моя рука сжала горло заплаканного мальчишки, оставив на нем огромный ожог. Он практически задохнулся. Его губы посинели, а тело перестало отвечать на мои действия. Одумавшись, я вовремя убрал руку, отбросив его в сторону. Блондин прижал свои колени к груди, громко заплакав, что усложняло его попытки отдышаться.

Я снова вошёл в центр толпы, подняв Дарлин с земли. Перекинув её через плечо, я направился к своему особняку. Ей срочно нужно оказаться в холодной ванне.

***

Я уже не помню, как оказался на втором этаже своего особняка. Судорожно и торопясь, я уложил Дарлин в ванную, начав заполнять её холодной водой. Через три минуты Хикс была полностью в воде, торчали лишь её голова и плечи. Она неуверенно начала приподнимать свои веки, озираясь по сторонам. Когда её взгляд приобрел ясность, она скривила губы в недовольной, но благодарной улыбке.

— Вытащи меня отсюда! — возмущаясь, Дарлин подняла руку вверх, хлопнув ей по воде. На меня попало несколько брызгов.

— Как скажешь, — я выпустил воду из ванной, сняв с вешалки свой теплый махровый халат. Дарлин уже выскочила из ванной, разогревая своё тело руками.

— Можно мне полотенце? — она старалась на меня не смотреть. Я чувствовал, какую боль ей причинили мои слова. И мне было стыдно. Удивительно, но я действительно чувствовал, как внутри скреблись какие-то маленькие человечки, каждый раз создавая ощущение уколов или укусов какого-то зверя. Это была совесть. Я точно это знал.

— Конечно, — я протянул ей полотенце и халат, оставшись внутри. Хикс бросила на меня пытливый взгляд, и мне пришлось выйти в спальню.

Я чувствую стыд? Я? У меня есть совесть? У меня, да? Я никак не мог смириться с тем, что испытываю поистине человеческие эмоции. Дьявол не может испытывать этих эмоций. Я бесчувственен. У меня нет души. Хотя в последнее время я в этом сомневаюсь. Меня терзало странное чувство каждый раз, как только я видел Дарлин. Не понимаю, как совершенно обычная девушка могла разбудить во мне эмоции и чувства. Или она не совсем обычная? На обычную я бы точно не обратил внимания. С ней явно что-то нечисто. Но что?

— Спасибо, — мои мысли были прерваны нежным голосом Дарлин, зявязывающей на талии пояс халата. Как же он чертовски ей шел! Концы её волос намокли в воде, слегка завитые, они ниспадали по плечам, придавая ей невероятную сексуальность. Махровая ткань обволакивала каждый сантиметр её кожи, идеально с ним сочетаясь.

— Да не за что. Дарлин, прости за мои слова. Это было сказано вскользь, несерьёзно, — я присел на край кровати, приглашающе хлопая рядом. Хикс, колеблясь, всё-таки присела, но гораздо дальше, чем я ожидал.

Хоть её лицо и не выдавало никаких эмоций, кроме благодарности, я всё же чувствовал тревожность внутри неё. Дарлин убрала волосы с плеч лёгким движением руки, но, клянусь, выглядело это бесподобно. Будто бы какая-то богиня убирает свои золотистые локоны назад. Да, Дарлин выглядела сейчас как богиня. По-домашнему милая и такая уютная.

— Спасибо, что помог мне прийти в себя. Правда, огромное тебе спасибо за это, и за мой портрет. Но я не хочу слышать ничего, что касалось бы твоего мнения обо мне. Прости, но я больше не хочу иметь никакого дела с тобой. Ты и вправду дьявол, — она слегла улыбнулась, но улыбка была натянутой. Её прекрасные глаза цвета молочного шоколада выражали грусть и разочарование. Разочарование во мне.

— Дарлин, я не такой двуличный, как тебе могло показаться. Ты дорога мне. Очень дорога, — я двинулся вперёд, оказавшись слишком близко к ней. Между нами наэлектризовался воздух. Её теплое дыхание обжигало мою кожу, а волосы щекотали шею.

— Нет, Стэнли, пожалуйста… — прошептала она.

Мне нравится, как Дарлин шепчет моё имя. Она будто бы пробовала его на вкус. Эти нотки нежности, ненависти и тепла одновременно создавали невероятное ощущение внутри. Чёрт, мне слишком жарко. Даже в Аду никогда не было настолько жарко, как сейчас. Она сводит меня с ума. Определено.

— Ты сводишь меня с ума, Дарлин. Я чувствую себя слишком странно. Как ты это делаешь? — я вложил свою руку в её, наши пальцы сплелись.

Дарлин посмотрела на меня неловко, будто бы боялась, что я разузнаю все желания в её бездонных глазах. Я и так всё знал. Я чувствую, как бешено стучит её сердце, как вздымается грудь от прерывистого дыхания, а кожа покрылась мурашками. Она хочет того же, что и я. Но она боится. Боится, что я сделаю ей больно.

— Не надо, Стэнли… — она снова шепчет, ещё больше развивая моё желание вцепиться своими губами в её. И я это делаю.

По-хозяйски, будто бы тело Дарлин принадлежит лишь мне, я обхватываю её лицо ладонями, накрывая ее губы страстным поцелуем. Губы Дарлин на вкус как сладкая малина, такие нежные и приятные. Наши языки сплетаются воедино, мы боремся ими, не давая спуску. Воздух вокруг становится невыносимо горячим. Адским. Я убираю одну руку с головы Хикс, проводя ей по плечам и спине, нежно и аккуратно. Дарлин вздрагивает, когда моя рука оказывается на её груди, проникая под теплую ткань халата. Лёгким движением я спускаю с одного плеча свободную верхнюю часть халата, оголяя плечо и немного грудь. Со второй стороной проделываю тоже самое.

Дарлин закрыла глаза, ожидая моих дальнейших действий. Я продолжаю раздевать её, теперь уже развязывая пояс на талии. Когда с поясом было покончено, халат спал, оставшись где-то возле поясницы. Я прильнул губами к шее, осыпая её поцелуями. Сначала нежными, аккуратными и долгими. Опускаюсь ниже, достигая ложбинки между пышными грудями. Целую её. С языка Дарлин срывается лёгкий стон. Я продолжаю свой путь по телу Хикс, опускаясь ниже, к животу. Я провожу пальцами по шраму, целуя кожу вокруг. Дарлин дрожит, но не от холода, а от возбуждения. Я снимаю халат с неё полностью, выкидывая его куда-то в сторону. Теперь Дарлин сидит неподвижно, её тело прикрывают лишь маленькие кружевные трусики.

Я неспеша провожу рукой по животу, опуская её к заветному месту. Запускаю несколько пальцев под тонкую ткань, замечая её влажность.

— Да ты вся горишь, — я самодовольно улыбаюсь, ловя на себе испуганный взгляд Дарлин.

— Стэнли, пожалуйста, не нужно. Я не хочу, ты не такой. Мы не сможем…ты не человек… — Дарлин аккуратно убрала мою руку из-под ткани своего белья, встав и облачившись в халат.

— О чём ты? — я запустил пятерню в волосы, нервно взъеровших их. Мне искренне было непонятно, почему Дарлин так сказала. Её слова неприятно ударили мне в сердце. Я не человек? Я гораздо лучше любых людей.

— Ты дьявол, Сатана, и это так глупо. Я боюсь даже представить, какой грех совершу, если пересплю с тобой. Я чертовски боюсь. Ты не умеешь держать себя под контролем. Ты уже однажды ранил меня, что будет, если ты сделаешь это снова? Это всё так глупо, — её глаза стали стеклянными, а тело дрожало. Я чувствовал, что она врет. Она врёт. Она точно врёт.

— Ты лжёшь, я чувствую это. Я дорог тебе так же, как и ты мне, — я приблизился к ней вплотную, взял обе руки в свои.

— Нет, Стэнли, я не лгу. Прости, я знаю, это больно. Но тебе не должно быть. У тебя же нет души, ты дьявол, — Дарлин отдернула обе руки, после чего ушла в ванную, видимо, за одеждой.

Я просунул в щель между дверью в ванную комнату и спальней свою толстовку, которая могла бы стать ей платьем. Дарлин забрала её у меня и вернулась уже одетой. Черная ткань смотрелась на ней идеально. Толстовка послужила отличным платьем: она оказалась длиной чуть выше колена Хикс. Рукава были большеватыми, но это ничуть не портило общего вида. Напротив, придавало какую-то изюминку.

— Может, останешься? — гнев растекался по телу, но я сдерживался.

Дарлин покачала отрицательно головой, открыв дверь, чтобы выйти из спальни. Лестничный пролёт, гостиная, прихожая. И вот мы у входной двери. Она смотрит на меня такими полными и грустными глазами. Я чувствую, что больно не только мне, но и ей. Она боится быть со мной, не позволяет себе лишь потому, что я не такой. Я же дьявол. У меня же нет души. Но это не так. Что же тогда так сильно болит, если я не умею чувствовать?

— Прощай, Стэнли Росс, — мы снова встретились взглядами. Я пытался зацепиться хоть за что-то, но Дарлин была настроена слишком серьёзно. Она ушла в темноту, оставив после себя приятный аромат тела и горький привкус боли, разливающейся по всему телу.

«У тебя нет души, ты же дьявол» — эта фраза стояла комом внутри. Её нежный голос был не своим. Она выдавила из себя эту фразу, ранив меня. Гнев поглотил мой мозг. Я и не заметил, как поджёг касанием руки входную дверь.

Любуясь, как языки пламени охватывают дверь полностью, прожигая её насквозь, я кое-что решил для себя. Раз уж я такой дьявол, раз уж у меня нет души, то именно таким я теперь и буду для Дарлин.

Комментарий к У тебя нет души, ты дьявол

Уф, большая вышла глава. Я собой довольна. Надеюсь, и вам понравится такой поворот.

Как думаете, почему Дарлин сказала так Стэнли? Почему она сначала позволила ему делать с собой такие вещи, а потом резко прервала его? Стэнли теперь будет обижать Дарлин? Или он все же не станет ее трогать?

Черт, мне так интересно узнать, что же вы думаете по поводу главы. Вообще,я просто обожаю с вами все обсуждать! Спасибо всем, кто читает, комментирует и жмёт заветную кнопочку “жду продолжения”. Всех люблю💙

========== Я такая дура ==========

Дарлин

Не знаю, зачем я отказала Стэнли, но одно меня точно беспокоит — мой сон. Нет, не тот, что я видела тогда из-за воздействия Стэнли, а сегодняшний. Скорее, это был не сон, а видение. И его явно кто-то послал. Но кто? Кому нужно, чтобы я не общалась со Стэнли? Это всё очень странно. Особенно это видение.

Когда я отключилась около клуба, то перед глазами всё было тёмным и страшным, а потом стали возникать образы. Какой-то человек, хотя он не особо был похож на человека. Чёрные, слишком чёрные, будто бы их облили чернилами для перьевых ручек, волосы ниспадали по плечам. Глаза такие же чёрные, бездонные, своим видом источающие страх и смерть. Ростом этот мужчина был выше меня почти на две головы, телосложение как у Аполлона. Из одежды на нём была лишь чёрная мантия, небрежно развевающаяся на ветру. События сна происходили в каком-то сером месте, похожем на бесформенное желе. Он стоял напротив меня. Всем своим естеством он выражал смерть. Его голос был таким пугающим, низким и хриплым как у змеи. Он явно и очень грозно произнес несколько слов: «Стэнли Росс принесёт тебе лишь смерть. Держись от него подальше». Потом он взмахнул своими откуда-то возникнувшими крыльями чёрного цвета и улетел. А я очнулась в ванной у Стэнли.

Образ этого странного существа так и возникал в моей голове, пока я преодолевала расстояние от дома Росса до Хауса. Его тёплая толстовка была насквозь пропитана ароматом его одеколона и кожи. Странно, но пах он удивительно вкусно, притягательно. Шоколадные нотки с каким-то сексуальным и дерзким запахом вперемешку создавали невообразимое ощущение. Страшно признавать, но этот тип из сна меня напугал.

Дойдя до Хауса, я плюхнулась на траву перед дверью. Ночью воздух был необычайно холодным. Он пронизал каждую клеточку моего тела, создавая ощущение дикого холода. Но мне было не холодно. Я вспоминала наш со Стэнли поцелуй. Такой страстный, чувственный. Его прикосновения к моей коже. Он так нежно меня трогал, будто бы я драгоценность, которую можно легко повредить. Боже, его губы действительно были такими на вкус, как и во сне. Мое тело до сих пор чувствует тепло его рук, нежность губ. Но мне дико страшно, что этот человек снова вернётся, но уже не во сне, а наяву. Поэтому теперь со Стэнли должно быть покончено. Раз и навсегда. Я больше не хочу испытывать смерть. Одного короткого раза было достаточно.

Я закрыла лицо руками, прижавшись к коленям. Мне ещё никогда не было так стыдно и так больно. Я нагрубила Стэнли сознательно и специально, но ведь он этого не заслужил. Я видела, как в его глазах появилась боль, перешедшая в непонимание и маленькую надежду. Он надеялся, что всё это невсерьёз. А я разрушила в нём эту надежду. Никогда не забуду тех грустных, стеклянных глаз, что провожали меня. Боже, я такая дура. Ду-ра.

— День всё-таки не удался? У тебя так каждый день рождения? — высокий голос с нотками писклявости прозвучал где-то сбоку меня. Я подняла лицо с колен, убедившись, что это Сирил.

— Чего тебе, Грейс? — грубо и сухо бросила я. У меня просто нет сил и настроения с ним говорить. Да и не заслужил он того, чтобы с ним можно было говорить по-человечески.

— Ой, да ладно тебе, Хикс, не строй из себя такую. Тебе не идёт. Я вижу, что тебе плохо. Хотел помочь, — он сел рядом со мной. В нос ударил резкий запах спиртного вперемешку с табаком. Он пьян. Этого мне ещё не хватало.

— Ты пьян, думаю, тебе и самому нужна помощь, — я обернулась на него. Он выглядел разбитым и таким поникшим. Мне стало его жаль.

Вообще, Сирил Грейс — это воплощение жизнерадостности и успеха. Он всегда и во всём первый. И спортсмен хороший. Он, кстати, капитан школьной команды по футболу. И студент отличный. Всегда всё делает вовремя, учится на отлично. Не человек, а машина. Я никогда не видела его таким. Он бывал всяким, но уж точно не разбитым.

— Ты когда-нибудь любила по-настоящему? — кажется, он решил открыться мне.

— Нет, не доводилось случая. Но, кажется, сегодня я разбила сердце человеку, которому была дорога. И себе тоже, — я снова вспомнила прощальный взгляд Стэнли.

Внутри всё горело. Злость на себя преодолела всевозможные границы. Я ненавижу себя за то, как поступила с Россом. Он точно не заслужил такого.

— Сегодня идиотский день. Моя невеста мне изменила. Изменила с каким-то старым мудилой, член которого вот-вот и развалится. Она выбрала деньги, а не меня. Понимаешь? — боже, у него по щекам потекли слёзы. Сирил плачет. Это невозможно.

Этот надменный и заносчивый тип, постоянно задевающий всё, что движется, своим дрянным словом, плачет? Я придвинулась к нему ближе. Наши плечи стали соприкасаться. Ему плохо, и я не могу на него нормально смотреть. Каким бы отвратительным человеком он ни был, он нуждается в поддержке. Я взяла его руку, начав поглаживать тыльную сторону ладони большим пальцем. Грейс удивлённо опустил свой взгляд на наши руки, и его лицо озарила улыбка благодарности.

— Прости меня за идиотское поздравление утром. Ты такая хорошая, что бесишь, вот я и сказал так, — он тяжело вздохнул, накрыв мою руку своей второй ладонью.

— Всё хорошо, у всех бывают сложные дни. Ты со всем справишься, я в этом уверена. А если нужна поддержка, ты знаешь, где меня можно найти, — я широко и искренне ему улыбнулась.

Мы просидели так до трёх часов ночи, а потом разошлись по своим комнатам. Элли не заметила моего прихода, и это было к лучшему. А то она начала бы задавать сотню лишних и ненужных вопросов.

***

Утром мы с Элли практически не разговаривали. Она всё боялась, что я снова буду зла на неё, но мне было абсолютно плевать на тот случай. Ночью мне опять приснится этот мужчина в чёрном, он снова шептал те же слова, что и во время моей отключки. Это сильно пугало. Очень сильно. Но я всё же решила пойти в институт, поэтому мы с Элли быстро собрались и отправились на пару по праву.

— Элли, — я взяла подругу за руку, всем своими видом показывая, что я не в обиде на неё, — будем играть в молчанку?

— Я думала, это ты со мной не разговариваешь. И где ты вчера была? — она строго посмотрела на меня.

— Гуляла, ходила в ночной клуб. Ничего интересного. Вообще, вчера был не лучший день, но и не худший, — я вспомнила тот портрет, что мне подарил Стэнли.

Я была такой красивой на нём. Как будто бы это я, но не я. Неужели он видит меня именно такой? Будто лесная нимфа или богиня. Я себя такой не чувствую, а дьявол, именно дьявол, видит меня столь привлекательной. Боже, какая я глупая. Не стоило так грубо с ним. Он прекрасный человек. Он — кто угодно, но точно не дьявол.

Мы вошли в институт права, расположившись возле большого панорамного окна. Я прислонилась к стенке, а Элли присела на подоконник. Где-то в толпе мой взгляд выцепил Сирила. Он радостно и очень искренне мне улыбнулся. Видимо, он благодарен мне за вчерашнее. И я ему тоже. С ним мне было гораздо легче забыться. Ведь если я не думаю о чём-то другом, то обязательно снова возвращаюсь к Стэнли. И к моему поступку.

Как-то незаметно началась пара по праву. Мы уже сидели почти полчаса в аудитории. А я была вся на иголках. Меня нервировало и беспокоило то, что Стэнли до сих пор не пришёл. Может быть, его так ранили мои слова, что он решил перестать ходить на пары? Или он просто решил не приходить? Может быть, с ним что-то произошло? Хотя он бессмертен, что с ним может случиться? Или вернулся обратно в ад? Такого расклада я бы точно не хотела. Мне будет очень плохо, если он больше никогда тут не появится. И когда я стала так зависима от него?

Остальная часть пары прошла так же спокойно, как и предыдущая. Для всех, кроме меня. Я так и не смогла сосредоточиться на теме, постоянно выискивая в студентах Стэнли. Не было его и в столовой, куда мы с Элли отправились во время обеденного перерыва.

— Дарлин, ты где сегодня витаешь? — подруга похлопала перед моим лицом в ладоши, вырвав меня из моих мыслей.

— Кажется, я сделала вчера очень больно одному хорошему человеку. И теперь жалею об этом, — призналась я, отпивая из белой чашки чёрный эспрессо.

— Извинись перед ним, — её белокурые локоны светились от лучей солнца, придавая ей ещё более ангельский вид.

— Ты бы смогла принять мои извинения, если бы я сказала тебе, что ты не человек? — я скептически посмотрела на неё, выдохнув.

— Ничего себе, и кому ты такое сказала? — Элли от удивления раскрыла рот, так же быстро его закрыв.

— Да неважно, — я отмахнулась от её вопроса рукой. Она ведь права, чего мне стоит извиниться? Попытка, как говорится, не пытка.

***

Литература тоже прошла в гордом одиночестве. На ней Стэнли не появился. И мне было очень грустно осознавать, что он меня избегает. Он явно меня избегает.

Покинув институт искусства, я побрела на выход. Путь до дома Росса казался мне невыносимым. Я постоянно думала, что же мне ему сказать. Я ведь говорила всё это лишь под испугом того странного видения. Может быть, Стэнли знает этого мужчину в чёрном? Он же разбирается в мифических штучках.

Наконец-то, я стою возле входной двери в дом Росса. Мне хотелось нажать на звонок, но рука предательски дрогнула, и я не стала этого делать. Присмотревшись внимательнее к двери, я увидела, что она не закрыта. Странное предчувствие окутало меня с головы до ног. Пусть Стэнли и бессмертен, но кто знает, что может произойти даже с бессмертным? Я аккуратно дернула за ручку, распахнув дверь нараспашку. Вошла.

Внутри меня встретила тишина. Прихожая была пустой, собственно, как и гостиная. Предметы мебели так и стояли на своих местах, но нигде не чувствовалось присутствие Стэнли. Я поднялась вверх по огромной мраморной лестнице, оказавшись на втором этаже. Ноги дрожали, как и всё тело. Мне было страшно застать Стэнли мёртвым, или вообще его не застать. Одна дверь сменялась другой, пока я не настигла нужной. Слегка дёрнув ручку, я открыла её. Внутри меня ожидала весьма необычная и очень неожиданная картина.

Я, конечно, понимаю, что все люди справляются со своими эмоциями по-разному, но такое вижу впервые. У меня не хватает слов, чтобы описать увиденное. Дыхание резко прекратилось, а ноги начали подкашиваться. Я ещё раз оглядываю черную спальню, как вдруг Стэнли оборачивается на меня своими огненными глазами, абсолютно не выражающими никаких эмоций.

— Дарлин, не присоединишься? Мы не кусаемся. Или они тоже не люди? — Стэнли довольно ухмыляется, смотря на меня с явной издёвкой, пока одна из девушек с короткими рыжими волосами сидит перед ним голой и делает ему минет. Вторая девушка с огромными голубыми глазами и каштановыми волосами танцует возле кровати стриптиз, а третья — жгучая брюнетка, оголяет самое интимное место женского тела, садясь им прямо на лицо Стэнли.

Воздух резко заканчивается, внутри всё перевернулось. Я понимала, что ему было больно, но что я сейчас видела? Слёзы предательски наворачиваются на глаза, пока я выбегаю из комнаты. Сбегаю по лестнице и резко падаю на одной из ступенек, кубарем скатываясь вниз. Кромешная темнота поглощает мой разум, а потом снова появляется мужчина в чёрном.

Комментарий к Я такая дура

Вот и новая часть. Надеюсь, вам понравится такой поворот)

Как вам откровения Сирила? Он стал вам нравиться больше? Или вы испытываете к нему всё те же неприятные чувства? Что же это за тип в черном? Ваши предположения а студию! Как вам концовка? Ожидали что-то подобное от Стэнли?

Очень жду вашего мнения. Важно видеть, что вам нравится, а что нет. Всем огромное спасибо за ваши просмотры,прочтения, отзывы и ожидания. Я всех вас люблю 🥰

========== Я хочу её всю ==========

Стэнли

Сегодня был определенно хороший день. Так много и так часто я давно ещё не расслаблялся. Как говорится, 33 удовольствия одновременно. Мои сегодняшние подружки отлично выполняли свою миссию — расслабить меня как следует. Но Дарлин снова это сделала. Она снова явилась тогда, когда ей не следовало этого делать. Я отмахнулся от одной из подружек — той, что садилась на моё лицо для интимных ласк. Она обидчиво фыркнула, но переместилась к той, что занималась минетом, начав нежно поглаживать её ягодицы. Кажется, им и без меня отлично. Я отогнал от себя и вторую девицу. Теперь прогнал всех троих, надевая боксеры.

Девушки с недовольными лицами начали одеваться, после чего стали поочередно покидать мою спальню. Когда одна из них оказалась на лестнице, я услышал крик. Душераздирающий. Это был крик испуга. Недолго думая, я побежал на звук. На самой нижней ступеньке лежала Дарлин, вокруг её головы образовалось кровавое пятно, видимо, от удара об одну из ступенек.

— Вон! — я прорычал сквозь зубы столпившимся около меня девушкам, и они исчезли в прихожую, а потом и вовсе из дома.

Не может быть. Этого не может быть. Она была не одна. Эти чёрные тряпки я узнаю из тысячи. От него веет холодом и смертью. Конечно, как же может быть по-другому? Он же ангел смерти.

— Ну, здравствуй, Гидеон, — я посмотрел на тень одного из своих братьев. Неудивительно, что его не заметили другие девушки. Он невидим. Он же забирает души умерших, его могут видеть лишь смертники и другие ангелы. Но что он делает рядом с Дарлин?

— Стэнли, дорогой, рад тебя видеть. Как тебе на земле? — его голос всегда такой низкий и грозный. Мы встретились взглядами, начав пожирать друг друга.

— Отлично. Что ты здесь делаешь? И что тебе нужно от Дарлин? — я посмотрел на бессознательное тело Хикс. Она выглядела такой бледной и такой неживой.

— Я уже как-то предупредил её о том, что с тобой лучше не иметь дел. Она снова вернулась к тебе. Вот и ответная реакция, — самодовольная ухмылка заиграла на его лице.

Гнев разлился по всему телу. Я чувствовал, как сгораю изнутри. Быстрым и ловким движением я прижал его к стене так сильно, что услышал хруст его крыльев. Он поморщился от боли. Хоть Гидеон — мой брат, но я вправе ненавидеть его за его же поступки. Зачем он вмешивает в нашу тысячулетнюю войну беспомощную девушку?

— Не смей к ней прикасаться! — мои прикосновения обжигали его кожу. Кое-где проступали ожоги и кровяные рваные раны. Мой смертоносный братец не заставил долго ждать ответной реакции, поэтому уже через несколько секунд мы катались по полу, жадно избивая друг друга.

Я вкладывал в каждый свой удар ту ненависть, что появилась у меня от его поступка. Как он мог навредить ей? Она и так потеряла всех своих близких, оставшись одна. Она пережила клиническую смерть, а он ранит её своими неземными силами.

— Ох, Стэнли, ты такой ранимый, когда в твоей жизни появляются смертные девушки. Ты же знаешь, что я могу забрать её хоть сейчас. Ты боишься этого, — он издевательски произносил каждое слово, пытаясь меня напугать. Да, он может это сделать, но он не настолько плохой. По крайней мере, я все ещё верю в его хорошие стороны.

— Что ты от меня хочешь? — я перекатился по полу в другую сторону, прислонившись к стене. Нос кровоточил, правая бровь была разбитой. Все лицо жутко гудело от ударов. Я посмотрел на брата, он тоже был не в лучшем состоянии. Оба его глаза украшали синюшные кровоподтёки, губы больше были похожи на две мочалки, истекающие кровью.

Мы всегда недолюбливали друг друга. Особенно Гидеон меня. Он ненавидел меня за то, что я мог спокойно покинуть свой дом в аду и жить на земле человеческой жизнью. Он же был невидим всю свою жизнь и ему никогда не светило такой прекрасной жизни, какую имею я. Зависть поглощала его с головой.

Я аккуратно переместился к Дарлин, положив её голову на свои колени. Рассмотрел рану. Слава богу, она не оказалась слишком глубокой. Я могу её излечить, но это точно не стоит делать перед Гидеоном. Да и не очнётся она, пока он здесь. Он же причина её бессознательного состояния.

— Стэнли, бедный Стэнли, — я слышал, как он смеётся над моими действиями, но мне было плевать. Плевать, что он обо мне думает. Дарлин не должна быть причастной ко всему этому.

— Заткнись и говори, что ты от меня хочешь, — я стиснул зубы, чувствуя, как вот-вот и взорвусь. Аккуратным движением я стал гладить Хикс по щеке, мне от этого становилось легче.

— Ты должен вернуться в ад как можно скорее, иначе я устрою этой невинной девушке адскую жизнь прямо на земле. Ты знаешь, я могу, — блеснув короткой улыбкой, Гидеон одним ловким движением вправил сломманные кости на крыльях, распахнув их. С громким гулом ветра он покинул особняк, вылетев в открытое окно.

Я нежно провел рукой по ране на голове Дарлин, вложив в это прикосновение все самые благие намерения. Как ангел я могу залечивать раны людей, полученные при помощи вмешательства небесных и адских существ. Пусть рана Хикс и была получена от удара об ступеньку, но подстроил всё это Гидеон, а значит она должна спокойно исчезнуть. Так и произошло.

Ещё пару минут я смотрел на Дарлин, её лицо стало приобретать прежний румянец, и вскоре она очнулась. Снова этот растерянный взгляд, пытающийся понять, где же она сейчас. Почувствовав мою руку на своей щеке, она невольно улыбнулась. Еле заметно, будто бы боялась любого проявления чувств. Но я точно видел эту улыбку. Счастливую, благодарную и такую теплую. Ей так же хорошо со мной, как и мне с ней.

— Прости, я так перед тобой виноват. Очень сильно виноват, — я снова погладил её по щеке, почувствовав, как по телу разливается тепло от каждого прикосновения к ней. Она делает со мной что-то странное, и мне так хорошо от этого.

— Кто этот странный мужчина в чёрном? — Дарлин подняла свою голову с моих колен, сев напротив меня. Она дотронулась рукой до того места, где несколько минут назад была рана. Её удивлению не было предела. Видимо, боль ещё осталась, поэтому она ожидала почувствовать на том месте хоть что-то.

— Гидеон — ангел смерти. Мой брат. Вообще, отвратительный он. Ненавижу его больше, чем всех остальных братьев. Он вечно мне всё портит, — злость подступила комом к сердцу. Я сжал кулаки так сильно, что ногти впились в кожу, оставив следы на ней.

Дарлин взяла одну из моих рук, став аккуратно поглаживать костяшки. Кулак ослабился, и рука приобрела обычное положение. Мы сцепились пальцами, изучая друг друга взглядами. Я чувствовал, как Дарлин боится того, что с ней происходит, когда она рядом со мной. И это было взаимно. Меня тоже пугало то, как внутри всё разгорается при виде неё. Всё полыхает диким огнём, распространяясь по телу таким приятным теплом, задевающим каждую клеточку. Внизу живота появляется странное ощущение какого-то узла, развязать который способна лишь Хикс.

— Стэнли, прости меня. Прости, что вчера так поступила. Я пришла извиниться, а тут ты с этими девушками. Знаешь, это было больно. Я думала, ты грустишь, а ты развлекаешься, — Дарлин старалась на меня не смотреть. Да и я на неё тоже. Когда мы смотрим друг на друга, то мне хочется целовать её. Везде и всегда.

— Как бы глупо сейчас это не прозвучало, но именно так я обычно и грущу, — я слегка улыбнулся, ловя на себе неодобрительный взгляд Хикс.

— Он…он вернётся, да? — Дарлин слишком резко перевела тему, и мне стало не по себе.

Я не могу испугать её ещё больше. Я вижу, как дрожат её губы, когда она говорит о Гидеоне. Но и врать ей тоже было глупо. Он вернётся, если я не вернусь в ад. А я не хочу возвращаться туда, где я никому не нужен. Здесь я чувствую себя как дома. Мне не нужно ни за кем следить, не нужно пытать людей их же собственными кошмарами. Меня не донимают демоны, не заставляют делать ничего, что мне не нравится. Тут всё по собственной воле. И тут есть Дарлин. Она делает мою жизнь такой яркой и разноцветной, убирая из неё все серые оттенки.

— Нет, не вернётся, — я соврал. Я соврал ей лишь потому, что не хочу её пугать. В её жизни и так слишком много всего плохого.

Дарлин поднялась с пола, я за ней. Только сейчас я заметил, что всё также находился лишь в одних боксерах. Мне не было неловко, но нужно было видеть этот изучающий взгляд Дарлин на моём теле. Самодовольная улыбка заиграла на моём лице.

— Можно сегодня остаться с тобой? Уже поздно, — она просмотрела в окно, где улицу накрыли сумерки. Я и не заметил, что наш с Гидеоном разговор затянулся на столь долгое время.

— Конечно, я постелю тебе в соседней комнате, — я указал жестом на лестницу, и мы начали подъём.

— Можно мне с тобой? Пожалуйста, мне немного страшно, — Дарлин перегородила собой путь в мою спальню. Я увидел, как она дрожит и почувствовал её страх.

— Конечно, — мы прошли в спальню.

Дарлин начала расхаживать по комнате, пока я прибирал весь бардак, оставшийся от моего бурного времяпрепровождения с тремя девушками. Разбросанные по всей комнате секс-игрушки, бельё, бутылки с алкоголем.

Хикс взяла одну из моих книг в старом кожаном переплете, раскрыв её где-то в середине. Со страниц слетела пыль. Она вдохнула её, закашлявшись.

— Она такая старая, — Дарлин хотела прочесть текст, но её лицо заблистало удивлённой улыбкой.

— Это древний ангельский язык, — я опередил её вопрос, встав рядом.

— И о чём же книжка? — мы переглянулись. По телу снова разлилось тепло. Что же она со мной делает? Она аккуратно дотронулась рукой до разбитой брови, нежно погладив вокруг подушечками пальцев. Я вздрогнул, почти что потеряв сознание от удовольствия её прикосновений.

— Типа библии, но только ангельская. Проще говоря, свод небесных правил. Не знаю, зачем она мне, — я аккуратно забрал книгу из рук Хикс, положив её на место.

— И ты даже ничего мне не прочтёшь? — она обиженно надула губки. Теперь мне захотелось их поцеловать. Страстно, нежно, а потом грубо.

— Ложись спать, любопытная моя, — я крепко обхватил её за талию, приподняв и уложив на кровать.

Наши тела соприкасались и мне становилось невыносимо жарко. Будто бы меня жарят в самом горячем котле в аду. Я схожу с ума, когда она рядом. Я чертовски сильно хочу её целовать и обнимать, но как? Как это возможно? Я не умею чувствовать. Не умею.

Лежавшая ко мне спиной Дарлин развернулась лицом. Её волосы разложились веером по подушке, а щеки стали такими румяными. Эти безумные, бездонные, понятливые глаза изучали моё лицо, плавно спускаясь ниже. Хикс положила свою руку мне на спину, нежно проведя ей по лопаткам. Потом ниже, дойдя до поясницы. Внутри закололи сотни тысячи маленьких иголочек, обратившись в мурашки по всему телу.

Я хочу её всю. Без остатка. И будь, что будет. Пусть всё горит адским пламенем!

Комментарий к Я хочу её всю

А вот и маленький занавес семейных отношений Стэнли. Это, кстати, не единственный брат, что появится в истории.

Неужели между Дарлин и Стэнли что-то произойдет? Или она снова его отошьет? Как думаете, Гидеон и правда устроит для Дарлин адскую земную жизнь?

Очень жаль, что актив практически нулевой. Хуже ещё никогда не было. Но спасибо всем, кто всё-таки проявляет хоть какой-то актив, радуя меня своими отзывами и нажатиями заветной кнопочки. Надеюсь, вы будете более активными. Для меня важно ваше мнение 💙

========== Дьявол постарался на славу ==========

Дарлин

Рядом со Стэнли мне хорошо. Я чувствую себя такой защищённой именно с ним. Это невозможно объяснить, но это чертовски круто. Только сейчас я по-настоящему понимаю, кто именно находится рядом со мной. Он не просто обычный парень с обычными человеческими загонами, он – дьявол, во всех смыслах этого слова. Хоть Стэнли и говорит, что на меня не действуют его чары, но я чувствую, как слабеют мои мышцы рядом с ним. И даже сейчас я хочу крепко к нему прижиматься и целовать его так сильно, как никогда ещё и никого не целовала.

— Стэнли, почему на меня не действуют твои силы? — я перестала трогать его спину, серьёзно посмотрев ему в глаза. Сдерживать свои желания рядом с ним довольно сложно, но у меня слишком много вопросов. Я хочу иметь ответы.

— Я и сам об этом думал, — он ответил на мой серьёзный взгляд задумчивостью. Его лицо приобрело такой новый для меня вид. Он нахмурился, брови чуть изогнулись, придав ему одновременно и удивительный, и очень завораживающий вид.

— И что же ты надумал? — я игриво дотронулась рукой до его плеча. Да, я не могу себя сдерживать. Он слишком притягателен. Слишком красив, чтобы это было правдой.

— Вообще, думаю, это связано с твоей краткосрочной смертью. Получается, тогда ты пересекла эту невидимую границу между людским миром и миром божественных существ, но смогла вернуться обратно. Ты живая, но ты уже была мёртвой. Это играет большую роль. Мы можем воздействовать на людей, что никогда ещё не покидали землю ни на одну минуту. А ты, получается, пробыла в небытие несколько минут. Это и сделало тебя невосприимчивой к моим силам и, думаю, к силам других моих собратьев, — он невольно улыбнулся.

Других его собратьев? Сколько у него вообще этих братьев? Если все такие же пугающие, как тот ангел смерти, то я сожалею ему. Иметь таких родственников — самое худшее наказание, что можно придумать.

Высказанное Стэнли предположение переварилось в моей голове лишь спустя пару минут. Сложно понимать то, с чем ни разу не сталкивался. Это как физику начать рассказывать о том, что понимают под преамбулой, или же когда наступает юридическая ответственность,

— Ты любил когда-нибудь? — я резко перевела тему, опустив свой взгляд на живот Росса. Изящные черты тела сводят меня с ума. Я видела много красивых парней, но он – настоящий лидер среди всех. В нём всё чертовски идеально. Наверное, если бы я его не встретила, то думала бы, что Сирил — воплощение безумного красавца. Но Стэнли гораздо лучше во всём, что он делает.

— Бунт, который я учинил отцу много тысяч лет назад, произошёл лишь из-за того, что я был влюблен. Это слишком больно, — Росс прикрыл рукой глаза, пытаясь скрыть от меня свои эмоции. Удивительно, но я почувствовала, как ему стало больно в этот момент.

Я убрала руку с его лица, придвинувшись к нему максимально близко. Между нами не осталось ни одного миллиметра свободного пространства. Теперь его заполняли наши тела, горячо соприкасающиеся друг с другом. Я чувствую, как бьётся сердце Росса в унисон с моим. Мы оба воздействуем друг на друга, но оба боимся сделать хоть что-то.

Я скользнула рукой по его спине, опустившись на ягодицы. Стэнли понял мой намёк. Неожиданно я оказалась под ним. Его горячее тело нависало надо мной, а похотливый взгляд изучал меня. Его руки начали скользить по моему телу, раздевая меня. Одной рукой он расстегнул все пуговицы на моей белой блузе, распахнув её. Щеки налились румянцем. Приподнявшись на плечи, я дала возможность снять тонкую ткань с меня полностью, что, собственно, Росс и сделал. Вскоре блуза куда-то улетела.

— Подожди, — я прервала его, когда он коснулся своими горячими губами моей шеи. Он удивлённо на меня посмотрел, прервав действие, — ты же будешь аккуратен? — неловкий вопрос вылетел из моих уст, отозвавшись у Стэнли ещё большим удивлением.

— Ты ещё девственница? — его интонация выражала всю силу его удивления.

— Наполовину, если это можно так охарактеризовать, — кажется, сейчас я была очень красной, будто бы меня жарили на раскаленной сковороде.

Три года назад, когда я была в отношениях со своим первым парнем, мы всё же решили заняться сексом. Мы оба были девственниками, поэтому перед этим решили немного выпить. Я убрала тогда волнение одним бокалом шампанского и ушла в душ. Он же выпил почти полную бутылку виски, но несмотря на это, я согласилась на продолжение. Уж очень мне хотелось попробовать то, что вызывало у всех моих знакомых такое огромное удовольствие. Прелюдия была длинной, сладкой, как мёд. Когда дело дошло до того, что пора уже было войти друг в друга, он аккуратно вошёл в меня наполовину, так и не дойдя до заветной преграды, а потом просто вырубился. Он отрубился прямо в тот момент, когда его член находился во мне. Это было ужасно отвратительно, и этот случай нанёс мне дикую травму. После мне всегда казалось, что и другой парень уснёт во время всего этого. Но со Стэнли все по-другому. Я чувствую это.

— Понял, расскажешь мне эту историю после. Обещаю, буду максимально нежным, — произнеся последнее слово как можно ласковее, Росс продолжил начатое.

Его губы коснулись моей шеи, страстно её целуя. Он стал опускаться ниже, прокладывая по телу дорожку из горячих и нежных поцелуев. Вставший на пути бюстгальтер оказался снятым буквально за пару секунд, обнажая мою пышную грудь. Всё тело горело. Соски набухли, оттопырившись, и Стэнли приник к одному из них, нежно посасывая его. Я скользила руками по его плечам, спине, ягодицам. Когда он закончил с одним соском, он повторил всё то же самое и с другим. Каждое его движение отзывалось во мне теплом и странным ощущением внизу живота. Я чувствовала, как ткань трусов становилась влажной, от чего меня бросило в краску. Оторвавшись от моей груди, Росс продолжил целовать моё тело. Ложбинку между грудями, живот, обвёл языком кожу вокруг пупка. Я выгибалась в пояснице и вздрагивала от каждого горячего поцелуя на моей коже, разлившегося по телу невероятными ощущениями.

Расположившись между моих ног, Стэнли приподнял ткань юбки, оголив заветное место. Машинально я потянулась рукой, чтобы опустить юбку, но Росс аккуратно поймал мою ладонь, и я запустила её в его прекрасные волосы. Он провел кончиками пальцев по промежности, довольно улыбнувшись влажной ткани. Через пару секунд трусики скользнули вниз, оставив меня полностью голой. Лишь юбка могла бы меня прикрыть, но не успела я об этом подумать, как и она скользнула вниз. Стэнли дотронулся пальцами до промежности, вызывая невероятные ощущения. Я расслабилась, раздвинув ноги. Росс прильнул своим языком к заветному бугорку, описывая на нём волшебные узоры. Он целовал меня везде, время от времени проникая своим поганым языком внутрь, от чего я невольно постанывала.

— Стэнли…— будто бы не своим голосом прошептала я.

Удовольствие разлилось по всему телу, когда Стэнли в очередной раз описывал своим языком внутри меня невероятную картину. Отпрянув от меня, он потянулся в тумбочку, вытащив оттуда презерватив. Росс вложил в мою ладонь золотистую упаковку, придвинувшись ко мне чуть ближе. Он стоял на коленях, и я смогла увидеть его эрекцию. Кажется, он горел ничуть не меньше меня. Я растерянно посмотрела на упаковку в руках, открыв её.

— Но я не умею, — я опустила глаза на презерватив, а потом подняла их на Стэнли.

— В этом нет ничего сложного, у тебя получится, — его явно заводил тот факт, что надевать резинку буду ему я.

Коснувшись рукой тугой резинки трусов, я отодвинула её, приспустив боксеры вниз. Возбуждённый член Росса выскочил из них, будто бы ошпаренный. Я видела в кино, как девушки помогали своим парням надевать презерватив. Теперь я попыталась повторить их действия, с третьей попытки у меня получилось. Стэнли задержал мою руку на своем пахе, и я начала движения ладонью туда сюда, ещё больше возбуждая его. Росс издал приглушённый стон, когда я сжала в руках его яички.

— Встань на четвереньки, пожалуйста, — размеренно и властно прохрипел он, когда я закончила ублажать его член. Я сделала то, что он попросил.

Росс расположился сзади меня, а его разгорячённый орган касался моей промежности. Положив свою руку мне на поясницу, Стэнли аккуратным движением вошёл в меня. Дав мне немного привыкнуть к новым ощущениям, он продолжил входить в меня, но чуть глубже. Когда его пах пробил ту самую преграду, мне стало немного больно, но вскоре движения Стэнли внутри меня оттеснили это чувство. Он двигался аккуратно и медленно, постепенно увеличивая темп. Тело содрогалось с каждым его толчком все сильнее, стоны уже хаотично и громко вырывались из меня, заполняя комнату. Вскоре мы оба достигли кульминации.

Мы расположились на кровати. Я лежала на плече у Росса, пытаясь восстановить дыхание. Он же гладил мою щёку своими нежными пальцами, изредка вдыхая аромат моих волос.

— Чёрт возьми, меня лишил девственности дьявол, — от осознания того, что сейчас произошло, мои щёки стали гореть. Я переспала с самим сатаной. Это что-то невозможное.

— Судя по тому, как ты кричала, дьявол постарался на славу, — самодовольная ухмылка заиграла на лице Росса, плавно перетекая в искреннюю. Я стукнула его кулаком в бок, прижавшись ещё ближе. Глаза самопроизвольно закрылись, погрузив меня в царство Морфея.

***

— Сильно болит? — Стэнли заметил, что практически каждое движение отдавалось болью внизу живота, когда мы собирались на пары.

— Немного, но я ни о чём не жалею, — я распылась в широкой улыбке, взглянув на Росса. Выглядел он шикарно. Изумрудного цвета рубашка с чёрными пуговицами была идеально заправлена в тёмно-синие бархатные брюки, сочетаясь с кожаными чёрными туфлями. Волосы его были зачёсаны гелем назад, а лицо светилось от…счастья? Он тоже счастлив? Или мне кажется?

— Ещё бы жалела, с тобой спал его величество Дьявол, — он усмехнулся, запуская свою руку в мою. Наши пальцы сплелись, от чего мне стало дурно и очень хорошо. Боже, кажется, я сейчас упаду от счастья. Я не верю в то, что происходит. Меня держит за руку тот человек, которому я так же дорога, как и он мне. Ничего прекраснее этого я ещё никогда не чувствовала. Разве это может что-то испортить?

Всю дорогу до института мы шли, держась за руки. Мы молчали, но нам было всё понятно и без слов. Мы оба чувствовали себя рядом друг с другом как дома. Такое непонятное, но такое родное чувство разливалось по нашим телам, придавая нам силы и воодушевление. Я знаю, Стэнли чувствует это же. Я вижу его волшебную улыбку и некое подобие смущения, когда он ловит на себе мой взгляд.

В институте нам пришлось всё-таки расцепить руки и разделиться. Стэнли подозвал наш преподаватель по физической культуре, а я, воспользовавшись моментом, отошла в уборную.

Помещение уборной тоже было роскошным. Мраморная плитка на полу и стенах, идеально белые кабинки, плавно сочетающиеся с нежными оттенками бежевых раковин. Большие зеркала в нескольких местах: над раковинами и около выхода.

Я включила воду в одном из умывальников, аккуратно промокнув лицо. Прохлада овладела моим лицом, ослабляя моё идиотское предчувствие. С самого утра мне казалось, что что-то должно произойти. Что-то страшное.

Как-то неожиданно и слишком резко по телу прошлась дрожь и возникло дикое ощущение смерти. Она поглощала, заставляя паниковать. В отражении зеркала сзади себя я увидела его.

Комментарий к Дьявол постарался на славу

Надеюсь, горячая сцена вам зашла:)

Я старалась описать все красиво😅

Как думаете, Стэнли готов начать отношения с Дарлин? Или он просто играется с ней? Может, он не такой хороший, каким кажется? Или парочке все же придется придержать свои эмоции до тех пор, пока Росс не разберется со своими братьями?)

Я постаралась дать ответы на некоторые вопросы уже сейчас. Надеюсь, вам понравилась глава. Жду вашего мнения. Заранее всем огромное спасибо, что удостаиваете меня своим вниманием. Это очень важно для меня❣️

========== Девочка для битья ==========

Дарлин

Я быстро вытащила из сумки самый острый предмет, что у меня имелся. Им оказалась большая пилочка с заострённым наконечником. Страх разливался по телу, доносясь до каждой клеточки головного мозга. Как я вижу его? Стэнли сказал, что его могут видеть лишь мертвецы.

— Что тебе от меня нужно? — я развернулась к нему лицом, пытаясь не выдавать своего страха, но коленки предательски дрожали, а ладошки становились влажными.

— Я обещал кое-что Стэнли, я пришёл исполнить своё обещание, — его черные крылья громко вырвались из его спины, ударившись об дверь одной из кабинок. На ней появилась огромная трещина.

— О чём ты? — меня пугали все его действия.

Глаза Гидеона стали чёрными как смола, будто бы в них не было ничего, кроме чёрного цвета. Я вытянула руку с пилочкой вперёд, уже понимая, что сейчас произойдет что-то очень нехорошее. Что-то очень страшное. Гидеон развернулся ко мне спиной, пока я пыталась пробраться к выходу из уборной. Попытка оказалась тщетной. Ангел смерти взмахнул своими крыльями, грубо припечатав меня к стене. Боль разлилась по всему телу. Перед глазами прыгали маленькие точечки, а мир терял свою резкость.

— Передай Стэнли, что это только начало, — его лицо озарила огромная зловещая улыбка, от чего мне стало тошно.

— За что ты так со мной? — я скатилась по стене, зарывшись лицом в колени.

— Дарлин, мне так тебя жаль, но, прости, ты лишь инструмент, который я могу использовать против своего братца. Будет лучше, если ты перестанешь с ним общаться. Все равно это ни к чему не приведёт. Ты закончишь так же, как и все его предыдущие пассии. Горько и смертельно, — последние слова Гидеон произнес практически смеясь.

О чём он? Что же происходило с предыдущими, как выразился Гидеон, пассиями Стэнли? Я хотела было задать ему вопрос, но он исчез так же незаметно, как и появился. Теперь я могла дать волю всем своим эмоциям. Я дотронулась рукой до головы, потом посмотрела на ладонь. Отлично, кровь. Мало того, что он пробил мне голову, так теперь ещё и мое тело мне не подчиняется. Я пытаюсь встать, но у меня ничего не выходит. Ноги настолько слабы, что они не держат меня. Очередная, где-то двадцатая, попытка подняться всё-таки увенчалась успехом. Придерживаясь рукой за стену, я покинула комнату.

Пара уже шла как двадцать минут, поэтому я, несмотря на жгучую и пульсирующую боль, всё же направилась в сторону аудитории. Путь оказался непростым. Каждый шаг отдавался болью в голове, что делало невыносимым ходьбу. Я остановилась, снова скатившись по стене. Закрыв лицо руками, я облокотила голову на колени, пытаясь успокоиться.

— Дарлин, что с тобой? — моего локтя коснулась чья-то рука. По голосу я узнала Сирила.

— У меня очень сильно болит голова, я…я… — у меня не получалось связывать слова в предложения. Слёзы потекли по щекам.

Стэнли подверг меня такой опасности. Он знал, что Гидеон вернётся, но соврал мне. Но зачем? Он хотел заполучить секс со мной? Да пусть подавится им! Я не хочу жертвовать своей жизнью ради глупых игр братьев. Я не игрушка. Я живой человек. Я хочу любви, нежности и ласки, а не всего этого. Если Росс не может мне обеспечить безопасность, ну или хотя бы не делать из меня девочку для битья, то я больше не хочу с ним иметь никаких дел. Это слишком опасно для здоровья. Слишком опасно.

— Да у тебя кровь, — Грэйс посмотрел на моё лицо, по которому, судя по всему, скатилась капля крови из раны на голове. — Давай руку, я помогу тебе дойти до медицинского кабинета. Там тебе помогут.

Сирил протянул мне свою огромную руку, и я крепко за неё схватилась. Встав, я обхватила его под локоть, и мы направились в сторону медицинского кабинета, находившегося чуть дальше столовой. Сирил нежно поддерживал меня, не давая мне упасть.

— Что произошло? — он любопытно разглядывал меня, пытаясь понять, что же со мной случилось. Конечно же, сказать ему правду я не могу. Это будет слишком странным.

— Подскользнулась в туалете, кто-то пролил воду около входа, — соврала я, понимая, как же абсурдно звучит моё оправдание.

В медицинском кабинете мне оказали всю необходимую помощь. Перемотали голову бинтом, предварительно обработав рану. Она оказалась не слишком глубокой. Осмотрели всё остальное тело, гематом не обнаружили. Единственное, кое-где было несколько синяков, но от них лекарства нет.

Сирил всё это время благородно ждал меня за дверью кабинета. Когда я вышла, он улыбнулся такой искренней и радостной улыбкой.

— Всё хорошо? — его голос был таким обеспокоенным. Интересно, что это с ним? Мы никогда раньше нормально не общались. Неужели он это из-за того ночного разговора?

— Да, ты можешь идти, я всё равно пойду в Хаус. Хочу немного поспать, — я крепко обняла своего спасителя, улыбнувшись во все 32.

— Провожу тебя и обязательно пойду обратно, — снова подхватив меня под руку, Грэйс повел нас в сторону Хауса через цветочный сад.

Ароматы цветов заполняли лёгкие, разливаясь приятным теплом. Каждый запах ассоциировался с каким-нибудь приятным образом или воспоминанием в моей жизни.

Кустовые розы подарили мне воспоминание о маме. В нашем доме в Бостоне мама любила выращивать кустовые розы в небольшом саду. Она так тщательно за ними ухаживала, что мой отец иногда сильно бесился по этому поводу, ревнуя её к цветам. Помню, как мы с Энджел всё время смеялись над их маленькими ссорами из-за роз. Больше всего нас веселил тот момент, когда нервы родителей были на пределе, и мама начинала хитрить. Она кокетливо улыбалась отцу, обнажая свою искреннюю и безумно красивую улыбку. Отец никогда не мог сдержаться, чтобы не поцеловать её в этот момент. Вообще, родители были идеальным примером отличных отношений даже сквозь года совместной жизни. Хотела бы я, чтобы меня кто-то любил так сильно, как мой папа любил мою маму.

Дерзкие нотки в ароматах гиацинтов сразу же восстановили в моей голове события вчерашней ночи. Кожа до сих пор горела от прикосновений Стэнли. Я помню каждый его поцелуй. Его горячие губы, шаловливый язык. Его нежность, с которой он прикасался ко мне. Боже, это невыносимо. Невыносимо понимать, что я могу лишиться всего этого лишь потому, что Росс подвергает меня опасности, а Гидеон использует меня как приманку для него.

— Ты там аккуратнее, — я и не заметила, как мы с Сирилом оказались возле двери в мою с Элли комнату.

— Постараюсь, спасибо за всё, — я ещё раз крепко заключила парня в свои объятия, напоследок одарив его щеку нежным поцелуем.

***

Когда я открыла глаза, то увидела перед собой Стэнли, сидящего на краю моей кровати. Я мгновенно вздрогнула, но по телу всё же разлилось необыкновенной величины тепло. Он точно мне не безразличен. Он мне нравится, или я даже влюблена в него.

— Что произошло? Дарлин, я искал тебя везде, а ты, оказывается, была всё это время здесь, — Росс выглядел весьма озадаченным и обеспокоенным. Он то и дело смотрел на повязку на моей голове. Я осмотрелась. Элли нигде не было, поэтому можно было говорить всё, как есть.

— Спроси у своего братца, — я зарылась с головой в одеяло, не желая слушать ничего, чем он мог бы оправдать себя или своего брата.

Стэнли аккуратно стянул с моей головы одеяло. Его взгляд принял ещё более обеспокоенный вид. Кажется, он испугался. Росс придвинулся ко мне ближе, дотронувшись кончиками пальцев до повязки на голове. Его лицо было слишком близко ко мне. Я чувствовала, как его горячее дыхание обжигало мою кожу, вызывая во мне жгучее желание его поцеловать.

— Что он сделал? — Стэнли пытался сдерживать свой гнев, но я всё равно увидела, как его глаза изменили цвет.

— Стэнли, твой братец припечатал меня своими огромными крыльями прямо к стене. Я не чувствую ничего, кроме адской боли в своей голове. Знаешь, такое ощущение, будто бы внутри всё взрывается, разрываясь на маленькие части. Ты соврал мне, — по щекам потекли ручьём слёзы, ещё больше усиливая головную боль.

Я не могу терять всего того, что между мной и Стэнли, но если так и дальше будет продолжаться, то наше общение будет игрой, где ставка — моя жизнь. Я не хочу больше испытывать всю эту боль. С меня хватит.

— Дарлин, прости. Черт возьми, я убью его! — Росс со всей силы втемяшил кулак в стену, оставив на ней небольшую трещину. Бетон так легко раскололся под его силой.

— Я не знаю, что происходит в ваших отношениях. Но я не хочу быть приманкой для тебя. Оставьте меня в покое! Я хочу жить нормально, без всего этого. Пожалуйста, — новая волна слёз накатила на меня. Щёки щипало, глаза болели.

Росс нежно погладил меня большим пальцем руки по щеке, вытирая слёзы. Его глаза приобрели такой грустный вид. Казалось, вот-вот он заплачет. Его рука коснулась моего затылка, приподняв мою голову. Стэнли начал поглаживать то место, где располагалась рана. Начало жжечь. Так сильно и так приятно одновременно. Несколько секунд спустя жжение прекратилось, и боль исчезла сама по себе. Будто бы ничего и не было. Он снова применил на мне свою силу.

— Я сделаю всё, что ты захочешь. Только прошу тебя, не лишай меня общения с тобой. Ты мне дорога, — его ладонь стала гладить мою голову. Уголки губ Стэнли приподнялись в небольшой искренней улыбке. Кажется, он только что признался мне в своих тёплых чувствах. Сердце резко сжалось, разнося по всему телу приятные ощущения.

— Правда, что все твои отношения с земными девушками оканчивались их трагической смертью? — я резко перевела тему, взяв вторую руку Стэнли в свою. Наши пальцы сплелись.

Я подняла взгляд на него. Росс прятал свои глаза от моих, будто бы боялся, что я смогу разглядеть в них правду. Рука, что гладила мою голову, была резко отдернута. Стэнли запустил её в волосы, растрепав их. Теперь он осмелился взглянуть на меня. Его взгляд потупился, а к глазам, кажется, подступали слезы. Это правда. Это всё правда.

— Это всё из-за Гидеона, он постоянно вмешивается в мою жизнь. Он всё разрушает. Но я не позволю ему больше причинить тебе боль, — он крепко сжал мою руку. Так, что костяшки его побелели, а моя рука была готова разломаться на части. Увидев то, что я пытаюсь отдернуть руку, Росс ослабил хватку.

— Ты соврал мне уже один раз, почему я должна тебе верить сейчас? Стэнли, ты тоже мне дорог. Но просто посмотри сам на ситуацию. Ты говоришь, что все твои земные девушки умирали после знакомства с тобой. Какова вероятность остаться живой у меня? Думаю, практически нулевая, — моя грудь вздымалась и опускалась так быстро, что мне казалось, будто бы я сейчас задохнусь. Мне чертовски не хватало воздуха.

Я присела, потянувшись руками к шее Стэнли. Обвив её, я нежно коснулась своими губами его губ. Короткий, но такой нежный поцелуй, который станет прощальным. С ним слишком опасно. Росс положил свою руки мне на бедра, крепко сжав их. Я чуть отодвинулась.

— Дарлин, я сделаю всё, чтобы защитить тебя. Обещаю, — он сделал убедительную интонацию, но глаза его выдавали. В них был страх. Стэнли и сам не знает, что будет завтра. Он боится за меня.

— Я хочу тебе верить, но не могу. Уходи, пожалуйста. Так будет лучше для нас обоих, — я прижала колени к груди, зарывшись лицом в них. Не могу видеть глаза Стэнли. Не хочу поддаться чувствам и зацеловать его всего. Я не смогу потом с ним попрощаться.

Стэнли будто бы почувствовал моё желание вцепиться ему в губы и легонько потянул меня за ноги, а потом, перехватив на руки, он усадил меня на письменный стол. Его губы коснулись моих, и я утонула в его бездонных глазах. Мне больше нет спасения.

Комментарий к Девочка для битья

Глава в вашем распоряжении😅

Что скажете? Как думаете, Гидеон всё-таки устроит Дарлин ад на земле? Или Стэнли убьет своего брата ради любимой девушки? Вообще, как вам кажется, что будет дальше? Могу сказать лишь то, что будет много неожиданностей. Например, от Элли. И от самого Стэнли. Есть предложения?

Счастлива, что хоть кто-то это читает. Люблю всех вас, особенно моих преданных читателей. Спасибо каждому за все♥️

========== Дьявол любит? ==========

Стэнли

Я целовал Дарлин так, как ещё никого не целовал. Её руки обвили мою шею, нежно сжимая кожу на ней. Никогда в жизни не подумал бы, что смогу так себя чувствовать. Да, у меня были другие смертные девушки, но ни одна из них не сравнится с Дарлин. И с тем, что я чувствую к ней. Это больше, чем симпатия или забота, это влюблённость, или даже любовь. Слишком сложно, но так неописуемо хорошо, когда мы вместе. Я готов на всё ради неё, и уж точно не хочу её потерять. Ни за что.

— Стэнли, прекрати. Мы не должны, — Хикс оторвалась от моих губ с огромным усилием, но рук с шеи не убрала.

— Ты такая сексуальная, когда злишься. Так и хочется взять тебя прямо на этом столе, — я набрал в лёгкие воздуха и снова принялся за поцелуи. Теперь шея. Дарлин охотно отзывалась на каждое касание моих губ к её коже, незаметно для себя подставляя тело всё ближе ко мне.

Я снял с неё футболку, небрежно заправленную в шорты. Кончиками пальцев стал водить по ключицам, животу, бокам. Кожа Дарлин покрылась мурашками. Она вздрагивала от каждого прикосновения. Жадно, будто бы боясь, что я исчезну прямо сейчас, Хикс притянула меня к себе ещё ближе за край рубашки. Она начала расстёгивать пуговицы, при этом закусывая свою нижнюю губу. Выглядело это чертовски сексуально. Я позволил ей закончить с пуговицами и снять с себя рубашку. Воздух между нами наэлектризовался. Мы оба горели от прикосновений друг друга.

— Стэнли… — прошептала Дарлин в тот момент, когда я расправился с её бюстгальтером, закусив один из вздыбившихся сосков. Я удовлетворённо прорычал ей в кожу, продолжив ласкать грудь. Она цепляла мою кожу своими острыми ноготками, щекоча спину и плечи. Оставить на мне царапины было бы невозможно, это могут лишь ангелы или демоны.

Руки Дарлин переместились к пряжке моего ремня, с лёгкостью расправившись с ней. Брюки скользнули вниз, а за ними и боксеры. Хикс неуверенно взяла в руку мой пах, начав водить ладонью вверх-вниз. Я издал негромкий стон.

— Ты можешь делать это не только руками, — я поймал на себе удивленный взгляд Дарлин, медленно опускающейся на колени передо мной.

Она аккуратно провела языком по головке, вызвав по моему телу мурашки. Ещё один раз, второй, третий. Теперь Дарлин погрузила орган в свой рот, начав посасывать его. Волна бешеного наслаждения накрыла меня с головой. С каждой минутой движения Хикс становились всё более уверенными, и вскоре я кончил ей прямо в рот.

Она встала обратно на ноги, и я снял с неё шорты, а потом и трусы. Усадив Хикс обратно на стол, я расположился между её ног. Резким толчком я вошёл во всю длину, вызвав у Дарлин громкий стон наслаждения. Не дав ей привыкнуть к ощущениям, я продолжил резкие и быстрые толчки. Каждое моё движение внутри Хикс отзывалось её громким стоном. Она кусала мочку моего уха, цеплялась рукой за волосы, грубо оттягивая их и царапая кожу головы. Мне нравилось видеть её такой раскрепощённой и дерзкой. Ещё несколько грубых толчков, и мы оба пришли к кульминации. Наши тела содрогались от полученного оргазма. Мы оба удовлетворённо улыбнулись друг другу.

Я подал Дарлин руку, чтобы она смогла спуститься со стола без последствий для себя. Думаю, сейчас её тело слишком расслабленно, чтобы нормально удержать её на ногах. Она крепко вцепилась в мою руку, спустившись. Приблизившись ко мне вплотную, Хикс зарылась головой в мою грудь.

— Ты чертовский засранец. Как ты это делаешь? — она злилась. Её руки стали колотить меня по спине, каждый удар отзывался лёгким покалыванием в спине. Мне было не больно, скорее щекотно.

— Вот это да, — сзади послышался удивленный голос Элли, видимо, только вошедшей в комнату. Картина, конечно, предстала шикарная: мы оба голые стоим в обнимку.

Дарлин резко сняла со своей кровати одеяло, прикрывшись им. Я же просто нашёл боксеры, надев их. По виду Элли было понятно многое. Она явно не была довольна таким раскладом. Ещё бы, во время нашего последнего секса, она призналась мне в любви, а теперь я стою рядом с её подругой. Мы абсолютно голые и безумно счастливые. Уверен, со стороны мы выглядели именно такими.

— Элли, у тебя же биология должна быть ещё целых двадцать минут, — Дарлин полностью покраснела от накрывшего её стыда.

— Нас отпустили раньше. А ты, я смотрю, времени зря не теряешь. Ты же говорила, что он тебе не нравится. Что изменилось, Дар? — Ларсен с отвращением оглядела письменный стол, с которого упали абсолютно все вещи. Меня картина забавляла.

— Ты не поймёшь, — Дарлин собрала с пола своё нижнее бельё. Я вежливо придержал ей одеяло, пока она надевала бельё и мою рубашку. Изумрудная ткань идеально подошла по цвету к глазам Хикс, смотрясь на ней безумно сексуально.

Подруги то дело и обменивались взглядами. Элли смотрела на Дарлин с такой ненавистью. Я чувствовал, как внутри неё разгорается гнев и ненависть к подруге. К счастью, или к сожалению, я чувствовал абсолютно все их эмоции. Дарлин же продолжала сгорать от стыда и неловкости. Она вцепилась в мою руку так сильно, как утопающий хватается за спасательный круг.

— Не пойму чего? Того, что ты нагло за моей спиной увела у меня парня? Дарлин, это так некрасиво! — Ларсен несла какую-то чепуху, принижая достоинство Дарлин. Я уверен, она никогда бы не увела у подруги парня. Это точно не в её стиле. Кажется, пришло время вмешаться.

— Стоп, Элли, я никогда не был твоим парнем. С чего эта глупость возникла в твоей голове? Мы просто пару раз переспали, и всё. Спасибо за хороший секс, но не более, — я кинул на блондинку злобный взгляд.

Дарлин прижалась ко мне ещё крепче, чем прежде. Её тело дрожало, а сердце билось в бешеном ритме. Рука, что сжимала мою руку, ослабла. Я нежно провёл свободной рукой по её щеке, одарив губы лёгким поцелуем. Мне хотелось, чтобы она понимала, что я на её стороне и готов поддержать в любую секунду. Она слишком мне дорога. Глупо, но правда. Дьявол печётся о земной девушке. Дьявол любит, да, именно любит. Я люблю эту маленькую девочку, тающую в моих крепких руках и отчаянно цепляющуюся за каждый волосок жизни.

— Знаете, вы оба такие противные. Я больше не хочу иметь с вами ничего общего. Вы оба использовали меня в своих собственных целях. Ты, — Элли указала рукой на меня, — чтобы добиться Дарлин, а она, чтобы я могла выслушивать её глупые капризы. Боже, ты всегда была такой жалкой. Даже сейчас за тебя вступается этот идиот, ты даже не можешь мне ответить, — Ларсен произносила каждое слово с такой ненавистью, что мне казалось, будто бы она сейчас ударит чем-нибудь Дарлин. Но вместо этого она расплакалась, зарывшись лицом в свою подушку.

Дарлин перестала дышать. Она сглотнула слюну, сдерживая свои слёзы. Сняв с себя мою рубашку, Хикс оделась. Я последовал её примеру, наконец-то облачившись в свою одежду. Она выбежала из комнаты, захватив лишь телефон. Я выбежал за ней, нагнав её только возле выхода из Хауса.

— Дарлин, не стоит расстраиваться из-за Элли. Она всё сама себе придумала, — я схватил её за локоть, притянув к себе.

— Я такая жалкая, да? Я действительно такая? — по её щекам текли слёзы ручьём, отчего мне сделалось очень больно.

— Эй, не говори глупостей, — я заправил выбившуюся прядку волос ей за ухо, — ты очень сильная. По-настоящему сильная, живая и искренняя. Я ещё никогда не видел столь жизнерадостного человека, пережившего столько боли. Ты прекрасна как роза. Думаю, твои родители тобой гордятся, — я прижал её к себе, заключив в крепкие объятия.

Мы стояли посреди тропинки, ведущей в Хаус. В обнимку. Проходящие мимо студенты озирались на нас удивлёнными и скептическими взглядами. Вокруг был слышен лишь шум деревьев и пение птиц.

— Стэнли, а мои родители и сестра где? Им там хорошо? — Хикс резко сменила тему, подняв на меня свои бездонные глаза. Вопрос поставил меня в ступор. Я думал несколько минут, прежде чем дать ответ.

— В аду их нет. Они на небесах, в раю. А рай не зря называют раем, там для каждого воплощается самая заветная мечта. И человек, попавший в рай, живёт в своей мечте. Семьи, кстати, могут жить вместе. Думаю, твои родные живут вместе в каком-нибудь красивом домике на берегу моря и радуются твоим успехам, — я говорил чистую правду.

Хоть я и не был в раю уже много тысяч лет, я знаю, как там всё устроено. Если же Ад выбирает самое худшее, что мучает человека всю его жизнь, в качестве пытки и места для пребывания там сотни тысяч лет, то рай — полная противоположность. Там всё слишком идеализировано, но зато люди могут там провести сотни тысяч лет в полной гармонии с собой. Они там общаются между собой, ходят в гости, любят. Вообще, живут той же жизнью, что и на земле, но уже на небесах.

— Они меня видят, да? — Дарлин изучала мой взгляд. Сложилось такое впечатление, будто она смотрит в мою душу. Хотя это моя работа. Не её.

— Да, это не выдумки. Это правда. Люди могут видеть родных и близких, они сопереживают каждой удаче и неудаче того человека, за которым они наблюдают, — в глазах Дарлин возникло что-то необъяснимое. Её эмоции я смог лишь почувствовать. Она была спокойной и воодушевленной. Кажется, я только что ответил на вопрос, что волновал её целых четыре года.

***

— Ты умеешь готовить? — Дарлин удивлённо смотрела на меня, пока я возился около плиты.

Мы ещё немного постояли возле Хауса, и я всё-таки смог увести её к себе домой. Тут ей будет легче. И тут она рядом со мной, а значит в безопасности и под моим присмотром. Никто не сможет испортить наш вечер.

Я решил удивить Дарлин своей фирменной запечённой уткой в придуманном мною соусе. Разрезав утку на несколько частей, я замариновал её. Выложил на подносе, убрав в духовку на некоторое время. Теперь мои руки принялись за приготовление пасты. Я обожаю готовить пасту. Вообще, я люблю готовить вкусные обеды или ужины, жаль, что делаю это весьма редко.

Дарлин внимательно за мной наблюдала. Ей нравился этот процесс. Она изредка закусывала нижнюю губу или наматывала на указательный палец прядку своих волос. От её грусти не осталось и следа. И это меня радовало. Чёрт возьми, я зависим от этой прекрасной девушки. Как ей удается владеть мною так сильно?

Когда ужин был готов, я разложил всё по тарелкам, украсив это дело несколькими листиками петрушки. По стаканам я разлил сок.

— Это очень вкусно. Стэнли, ты во всём так идеален? — Дарлин отрезала ножом кусочек утки, зацепив его вилкой и закинув в рот. Следом она поглотила пасту, удовлетворённо облизнув губы. Выглядело всё это дело невероятно сексуально.

— И в чём же я ещё идеален? — я ухмыльнулся, зная, что за ответ последует.

— Сам знаешь, — щеки Хикс налились румянцем, а уголки губ приподнялись в широкой улыбке.

Мы практически всё доели и допили, когда со стола слетела вся посуда, разбившись вдребезги. Это могло значить только одно. Я взглянул на влетевшего в окно человека, раскрыв от удивления рот.

Комментарий к Дьявол любит?

Ох уж эта Элли. Ожидали от нее чего-нибудь такого? Как думаете, кто же явился к Стэнли?

Вообще, даю вам некоторые подсказки о дальнейшем сюжете. Все будет очень сложно. Вспомните разговор Стэнли и Дарлин о виновнике аварии. И ещё, о его невозможности контролировать себя. Появились какие-нибудь мысли? С удовольствием выслушаю вас:)

Спасибо всем за ваши отзывы, за ваши прочтения. Люблю всех безмерно 😻

========== Он их всех убил ==========

Дарлин

Я в страхе разглядела мужчину, что предстал перед нами. К счастью, а может и нет, это был не Гидеон. Этот мужчина был, напротив, не таким мрачным и страшным. Он, скорее, излучал свет. Его огромные голубые глаза были настолько проницательными, что я чуть не утонула в них, когда взглянула на его лицо. У мужчины были золотистые кудрявые волосы, длиной чуть выше плеч. На нём было что-то наподобие белой простыни, перевязанной золотистым поясом в районе талии. За спиной красовались серые крылья. Они чуть оттеняли его белоснежный вид, но общее впечатление не портили. Мне он показался светоносным.

— Какого черта, Грегори? — Стэнли чуть не подавился глотком сока, когда мужчина спрятал свои крылья.

— Есть разговор, брат, — Грегори поправил свои золотистые кудри, бросив свой взгляд на меня. Я почувствовала, как он рассматривает меня, изучая.

— Это тоже твой брат? — я осеклась, задав вопрос Россу. Оба парня посмотрели на меня удивлёнными и строгими глазами. Я опустила взгляд в тарелку, тыкая вилкой по оставшимся от утки крошкам.

— У меня много братьев, Дарлин. Ты можешь говорить тут, Грегори. У меня нет секретов от неё, — по телу разлилась приятная дрожь. Стэнли мне доверяет?

Мужчина в белом сел на свободный стул между мной и Стэнли. Он крутил в руках свой кулон. Скорее, это было что-то похожее на кулон. Большая круглая штучка с голубым камнем внутри. Она светилась каждый раз, как только он до неё дотрагивался. Меня сразу же посетило множество вопросов, но я не стала их задавать. Я просто внимательно за ними наблюдала.

— Гидеон проник в ад, он учинил там хаос. Демоны разбушевались. Им нужен король, ты должен вернуться. Стэнли, ты им нужен, иначе война неизбежна, — Грегори посмотрел с надеждой на Стэнли, но тот лишь рассмеялся ему в ответ.

— Неужели ты думаешь, что я вернусь в ад лишь потому, что Гидеон устроил там хаос? Да мне плевать на них всех. Здесь мой дом, не там. Я больше никогда не вернусь в ад! — глаза Стэнли приобрели кровавый оттенок, а руки сжались в кулаки. Он начинал злиться, а это точно не к добру. Его глаза становились всё больше кровавыми, а лицо снова покрылось вспыхивающими раскалёнными пятнами. Росс резко ударил по столу кулаком так сильно, что тот раскололся на две большие части.

Я отпрянула в сторону, понимая, что сейчас что-то произойдёт. Вся еда скатилась с осколков вниз, упав на пол. Посуда мгновенно разбилась.

— Стэнли, ты не сможешь жить здесь. Ты не умеешь себя контролировать. Ты не боишься, что один раз выйдешь из-под контроля тогда, когда эта милая девушка будет рядом? Ты же причинишь ей боль, — Грегори посмотрел на меня сочувствующим взглядом.

А ведь он прав. Он чертовски прав. Что, если Стэнли выйдет из себя, а я не смогу его успокоить? Что тогда будет? Я снова взглянула на Росса. Кажется, гнев захватил его полностью. Раскалённые пятна перестали мигать, чётко выразившись на коже его лица. Они были большими, казалось, будто бы в этих местах попросту отсутствует кожа, а тело, что внутри, сгнило. Зрачки пропали из глаз, они стали полностью кровавыми. Белая часть глаз покрылась огромными красными венами, будто бы Стэнли не спал сто лет. Кулаки, что были на столе, тоже изменили свою внешность. На них тоже проявились те же пятна, что и на лице. Я начала водить взглядом по всему телу Росса, оно полностью было покрыто гнилыми или выгоревшими пятнами тёмно-красного цвета. Мне стало жутко. Таким я его ещё не видела.

— Вон из моего дома! Вон! — Стэнли прорычал сквозь зубы, обратив зловещий взгляд на Грегори. Тот не испугался, но попятился.

— Стэнли, я желаю тебе лишь лучшего. Гнев поглощает тебя. Одумайся, пока не поздно. Иначе снова произойдет сам знаешь что, — осуждающе взглянув на Росса, Грегори удалился сквозь то окно, что и появился.

Мне было страшно поднимать свой взгляд на Стэнли. Я вскочила со стула как ошпаренная, выбежав из кухни. Я упала на диван в гостиной, не было сил больше бежать. Надо просто подождать, пока он успокоится. Росс появился лишь через десять минут. В нормальном состоянии.

— Я тебя напугал? — он коснулся рукой моего локтя, я со страхом его отдёрнула, забившись поглубже в диван.

Страх захватил моё сознание так сильно, что я отказывалась верить в происходящее. Что я, чёрт возьми, делаю? Зачем я вообще с ним связалась? Зачем? Я жила себе спокойно, училась, дружила с Элли, а теперь я потеряла подругу и влюбилась в… чудовище? Именно таким я его и видела на кухне. Ноги и руки дрожали, а глаза начало щипать от нахлынувших на меня слёз, которые я всячески пыталась сдерживать. Я сильная, но не настолько.

— Дарлин, пожалуйста, посмотри на меня. Я хочу увидеть твои прекрасные глаза, — манящий голос Стэнли распространялся по моему телу, но страх был сильнее. А вдруг он снова станет таким?

— Пожалуйста, можно я побуду тут? Ты можешь оставить меня одну? — я произносила каждое слово через пелену страха. Меня практически не было слышно, настолько сильно был тих мой голос. Вся его сила куда-то пропала, как и моё воодушевление.

— Хорошо, — Росс тихо согласился с моей просьбой, удалившись.

Через пару минут моё тело укрыл теплый плед. Я поглубже зарылась в него, вдыхая аромат тела Стэнли. Я и не заметила, как погрузилась в сон.

***

Я проснулась утром. Точнее, меня разбудил громкий грохот на кухне. Накинув на плечи плед, я вышла на звук. Стэнли стоял около плиты в своём чёрном махровом халате и что-то готовил. Видимо, упало что-то из кухонных принадлежностей. Я с опаской огляделась по сторонам. Каждый шорох и звук наводил на меня страх. Вдруг снова кто-то ворвётся сюда и начнет выводить Стэнли из себя? А вдруг это будет Гидеон? Вдруг он снова меня ранит? Я больше не хочу бояться. Ещё и эта фраза, что врезалась в моё подсознание диким уколом: «Иначе снова произойдет сам знаешь что». Что же Грегори имел ввиду? Тайн всё больше, разгадок всё меньше.

— Выспалась? — из размышлений меня вывел нежный голос Стэнли. Так он ещё никогда не говорил. Властность куда-то делась, её заменила нежность. Он положил на огромный стеклянный стол прямо передо мной тарелку с золотой тесьмой по краям, доверху набитую блинчиками.

— Не особо, — я тихо отозвалась на его вопрос, не подняв на него глаз. Всю ночь в моей голове возникал тот страшный образ Росса в гневе. Эти странные пятна. Они действительно были похожи на сгнившее мясо.

Чуть поодаль тарелки на стол опустилась с лёгким грохотом небольшая чёрная кофейная кружка, доверху наполненная ароматным кофе. Рядом сахарница странного вида. Она была ярко-красной, а ручками служили своеобразные дьявольские рожки. Какое самолюбие. Сам же Стэнли расположился напротив меня.

Выглядел он грустным. Как бы я не старалась на него не смотреть, в конце концов у меня не вышло. Я подняла на него глаза, получив укол боли в сердце. Он поникший. Его медовые глаза наполнены грустью и чувством вины. Боже, я вижу отчётливо в них чувство вины. Его волосы взъерошены и немного спутаны. Мне так захотелось дотронуться до его прекрасных локонов, но я тут же передумала. Улыбки не было. Напротив, уголки губ были опущены, создавая общую грустную мину.

— Прости меня, я не хотел тебя испугать. Больше всего на свете я не хотел, чтобы ты видела меня таким, — он протянул свою руку к моей, лежавшей на столе. Его ладонь легла сверху, и по телу прошлась дрожь. Меня снова укутывало убаюкивающее тепло.

— Не хотел, но сделал, — усилием воли я отдернула руку, взяв в неё блинчик.

Я откусила от него кусочек, наслаждаясь вкусом. Стоит признать, готовит Стэнли просто отлично. Не знаю, у кого он брал уроки готовки, но такие вкусные блины готовила лишь моя мама. Как же мне её не хватает… Она бы точно подсказала мне, что делать дальше. Что мне, чёрт возьми, делать дальше?

— Дарлин, я знаю, это было очень пугающим, но я никогда в жизни не причиню тебе боли. Никогда, — он вложил в свой голос убедительность. Его взгляд был полон надежды, а мой нет. Мне чертовски страшно, хоть я и сдерживаю свои эмоции, ведь он их чувствует.

Я молчала, продолжая мусолить во рту кусочки блинчика, тщательно их пережевывая. Можно ли ему верить? Можно ли ему довериться? Он слишком неоднозначен. Но чертовски притягателен. И я люблю его. Я, чёрт его побери, люблю самого дьявола. Это невозможно, но факт. От самой этой мысли в голове всё разрушается на миллион маленьких осколков, больно колющих мозг.

— Уже причинил однажды. Стэнли, я не знаю, что мне делать дальше. Но я чувствую, что ты мне врёшь. В чём-то ты мне точно врёшь, — меня не покидало это странное ощущение, будто бы он что-то недоговаривает или попросту врёт.

Стэнли собрал руки в замок, расположив их на столе. Он с интересом рассматривал меня, явно не понимая, к чему я веду. Но я точно ощущала, что есть какая-то недоговоренность. И я хочу знать, что же он от меня скрывает.

Особенно после фразы Грегори. Я прокручивала её в голове уже миллион раз. И я видела, как в тот момент изменился взгляд Росса. Буквально на секунду он просиял, затуманившись и будто бы наполнившись слезами, а потом снова приобрел гневный вид. Что же это всё могло значить? Любопытство разносилось по всему телу.

— О чём ты? Я рассказал тебе всё, что ты от меня требовала. Если есть ещё вопросы, то задавай. Я не хочу, чтобы между нами что-то стояло. Я хочу, чтобы наши отношения были честными, — он расплылся в широкой улыбке.

Отношения? Какие к чёрту отношения? Хотя, звучит это круто. У меня не было серьёзных отношений, как таковых. А тут мне предлагает отношения сам дьявол. М-да уж, звучит, конечно, как бред сумасшедшего. Да и если честно, я хотела бы прожить в его крепких объятиях всю свою жизнь. Я хотела бы, чтобы он целовал меня своими нежными губами и касался моей кожи руками. Мне до сих пор не по себе от его прикосновений. И я помню каждый изгиб его спины. Помню вкус его губ, шеи, торса. Это невыносимая пытка.

— Что имел в виду Грегори, когда произносил ту последнюю фразу? Я видела твой взгляд. Ты явно о чём-то сожалел. Я хочу знать правду, — мой голос приобрел твердость, к моему удивлению.

Стэнли попятил взгляд на стол, потом на свои руки, сцепленные в замок. Лишь спустя пару минут он всё же посмотрел на меня. Я прочитала в его взгляде боль. Ему больно? Да что же кроется под этими словами? Я потянула свою руку к его рукам, накрыв замок из его ладоней своей ладошкой. Не знаю, зачем, но я хотела придать ему уверенности.

— Я соврал тебе, когда сказал, что все мои бывшие земные девушки погибли из-за Гидеона и его проделок, — он сглотнул слюну, а мне стало все понятно.

Боже мой, ноги резко затряслись. Я потеряла дар речи, стало дико холодно, как в первый день нашего знакомства. Я уже знала, что скажет Стэнли, когда он снова заговорил.

— Они погибли из-за меня. Из-за моей неспособности держать себя под контролем, — он тихо проговаривал каждое слово, пытаясь не выдавать своих эмоций. Но я почувствовала в его взгляде сожаление о содеянном, хоть это и не смогло смягчить моего отношения к нему.

Он убил их всех. Он их убил.

Комментарий к Он их всех убил

Как вам Грегори? Он, кажется, не так плох)

Ожидали что-то подобное от Стэнли? Или же вы думали, что во всем виноват Гидеон? Как думаете, Дарлин сможет после такого заявления говорить с ним нормально? Или теперь для них все кончено?

Спасибо всем огромное за приятные отзывы. За ваше чтения. Рада, что хоть кому-то нравится мое странное творчество. Жду вашего мнения и под этой главой😈♥️

========== Я хочу осчастливить Дарлин Хикс! ==========

Стэнли

Дарлин посмотрела на меня с такой ненавистью во взгляде, что мне стало не по себе. Чёрт возьми, мне стало жутко неловко и плохо. Я вижу, что она боится меня. Вижу, как она убирает свою ладонь с моих рук. Я попытался задержать её руку, но она отдёрнула. Я чувствую, как по её телу разливается страх. Он пробирается в каждую клеточку её головного мозга, разрывая изнутри.

— Дарлин, я никогда не причиню тебе боли. Обещаю, — это выглядело безумно глупо. Я пытался оправдаться. Хотя знаю, что я не смогу нести ответственность за свои слова.

Хикс молча встаёт со стула, задвигая его за собой. Деревянные ножки со скрежетом двигаются по полу, врываясь в мозг дикой болью. Я встаю за ней. Дарлин упрямо двигается вперёд, проходя через гостиную, где обувает свои балетки. После она идёт в прихожую. Её требовательный взгляд меня убивает. Она хочет, чтобы я выпустил её из особняка. Но как только я это сделаю, я потеряю её навсегда. Я чувствую это. Чувствую, как ненависть начинает пожирать Дарлин изнутри. Её глаза уже на мокром месте. Она во мне разочарована.

— Подожди, Дарлин, дай мне тебе всё объяснить, — я аккуратно беру её за руку, но она отдергивает свою ладонь с силой и пятится назад.

— Мне не нужны твои оправдания. Стэнли, ты соврал мне. Как я могу верить твоим словам снова? — её голос дрожит, как и она сама.

Я подхожу к Хикс вплотную, касаясь своими губами её лба. Дарлин резко отталкивает меня обеими руками ударом в грудь. Боль разливается по телу. Не физическая. Моральная. Она больше никогда не сможет мне поверить. Я больше никогда не смогу целовать её прекрасных губ, трогать её роскошные волосы, вдыхать приятный аромат её бархатистой кожи. Какой из меня дьявол, если я так сильно зависим от желания касаться Дарлин? Нет, даже не просто касаться её, а быть частью её жизни. Если бы у меня спросили, каково моё истинное желание, то ответ был бы однозначным.

Я хочу осчастливить Дарлин Хикс, как бы сложно и противоречиво это ни было.

— Я знаю, это было ужасно глупо — поступать так с тобой, но я боялся, что ты отвернёшься от меня навсегда. Я не хочу тебя терять, — мой голос стал таким необычным. Каким-то нежным, ласковым. Я впервые слышу себя таким.

Дарлин качает головой, смотря мне прямо в глаза. Её же наполнены слезами и разочарованием. Боль прожигает её изнутри. Она подходит ближе к двери, дёргая за ручку. Дверь предательски открывается. Дарлин делает шаг вперёд, останавливаясь, и смотрит на меня вполоборота.

— Можешь больше не бояться. Я претворяю твой страх в жизнь, Стэнли Росс, — Хикс разворачивается обратно к двери, делая ещё один шаг вперёд. И ещё один. Ещё. И ещё.

Не знаю, сколько я смотрел ей вслед, но, судя по тому, что погода успела поменяться, прошло как минимум несколько часов. Я и не думал, что может быть настолько больно. Раньше для меня самой большой пыткой был тот момент, когда отец собственноручно отрезал мне крылья. Никогда не забуду эту поистине адскую боль. Я не думал, что смогу испытать что-то более сильное, но ошибался. Сейчас мне было больнее в сотни тысяч раз, чем тогда. И если та боль прошла, как только раны затянулись, то эта пройдёт лишь тогда, когда всё встанет на свои места. Если она вообще пройдёт.

Сегодня ещё как назло был выходной. На пары идти было не нужно, а мне так хотелось. Мне так хотелось увидеть Дарлин, поговорить с ней. Попытаться ей всё объяснить, но у меня даже нет возможности этого сделать.

Я ударил кулаком по стене со всей силы. Бетон треснул, пустив по стене несколько маленьких царапинок. Я никогда не понимал людей, которые говорили, что у них на сердце раны. Теперь мне стало понятно и это. Как только Дарлин покинула порог особняка, на сердце будто бы сделали несколько глубоких порезов. И теперь они кровоточили. Как иронично. У самого короля Ада болит сердце, которое нужно ему лишь для того, чтобы существовать.

Я отправился в спальню. Распахнув дверцы шкафа, я начал собираться. Раз уж у нас нет пар, то я могу провести весь день на территории Гарварда. Там всегда много всяких развлекух, вдруг выпадет возможность поговорить с Дарлин. Если она вообще станет меня слушать.

Белая хлопковая рубашка окутала мой торс, идеально выпячивая все его выпуклости. Низом послужили чёрные классические брюки из мягкой ткани с чёрным кожаным ремнем. Рубашку я заправил в них. На ноги обул чёрные кожаные туфли, начищенные до блеска. Волосы расчесал, оставив их без укладки гелем. Хаотичное расположение прядей придаёт мне более привлекательный вид. Хотя, кому я вру. Так больше нравится Дарлин, я видел, как она завораживающе смотрела на мои волосы, и как ей постоянно хотелось до них дотронуться. Как и мне до её роскошных локонов.

Дорога до Гарварда показалась мне поистине длинной. Я чувствую себя так странно. Я каждую секунду прокручиваю в голове наш с Дарлин разговор. И её глаза, когда я озвучиваю ей правду. Она наверняка подумала, что я убил их собственноручно, но это не совсем так.

До Дарлин у меня было ровно две земные девушки. Скорее, не девушки, а подруги. С одной я познакомился ещё в 1670 году. Её звали Беатрис. Безумной красоты блондинка. Длинные белокурые волосы, вечно собранные в странных тех времён прически. Пышная грудь, аккуратная осиная талия. Утончённые черты лица. Сейчас бы её явно назвали моделью, но в Берлине она была всего лишь простой служанкой. Она влюбилась в меня без памяти, а мне нравилась её детская наивность. Мы могли разговаривать часами о чем угодно, она доверяла мне всё самое сокровенное, а я показал ей свою тайну. Она по-ребячески отреагировала на правду, да и мне так были проще. Всё было прекрасно. Мы проводили время вместе днями напролёт, пока меня не стали беспокоить мои братья. В один из прекрасных дней ко мне снова явился Гидеон. Он, как и всегда, был зол на меня. Мы жёстко поспорили, начали биться друг с другом. Я вышел из-под контроля и не заметил, как случайно в драке, нанёс Беатрис удар рукой по груди. Когда я пришёл в себя, её окровавленное тело лежало на полу. Она, видимо, ударилась об угол стола, когда падала от моего сильного удара. Я ненавидел себя за это, вернувшись обратно в ад. Я до сих пор ненавижу себя за это. Оживлять людей, к сожалению, не в моих силах. Я бы обязательно её оживил.

Второй моей знакомой и вторым моим верным другом стала Изабель. Ох уж эта прекрасная чёрноволосая и такая горячая испаночка. Мы познакомились в 1986 году в Мадриде. Она увлекалась лошадьми, а я любезно согласился научить её кататься верхом на лошади. От занятия к занятию наши отношения становились более доверительными, а потом и вовсе дружескими. Наши встречи мы больше не называли занятиями, мы именовали их «дружеская беседа с дьволом». Изабель нравилось, что я дьявол. Она чувствовала в этом какую-то страсть, опасность. Её это заводило. Вообще, наши отношения были такими эмоциональными. Мы часто ссорились, но также часто и мирились. В одну из ссор и произошло то самое, что до сих пор меня гложет. Я вышел из себя. Изабель наговорила мне всяких глупостей, признавшись в любви, мы сильно повздорили. Дошло до того, что она ударила меня по лицу своей маленькой ладошкой. Я в гневе поймал её вторую руку, когда она снова попыталась меня ударить, оставив на ней сильный ожог. Она так сильно испугалась, что выбежала из нашего тайного лошадиного загона, где мы проводили сутки напролет. Она бежала невпопад, и я лишь услышал пронзительный крик боли. Когда я осмелился пойти на шум, то увидел, как над телом Изабель стоит мужчина. Он её сбил не нарочно на своей машине.

Они обе погибли из-за меня, но я не убивал ни одну из них. И не любил ни одну из них. У нас были сугубо дружеские отношения. Да, мы целовались пару раз, но до постели не доходило ни разу. Лишь Дарлин смогла растопить лёд в моем сердце. Лишь ей я смог доверить свою любовь.

***

Гарвард был наполнен весёлыми студентами. Я прошелся вдоль сада по аллее с большими деревьями. По всем кафешкам и музеям. Даже эти идиотские выставки посетил, но Дарлин нигде не было. Потом я краем уха услышал, как кто-то говорит о репетиции перед конкурсом поэзии. Я вспомнил, что Дарлин хотела принять в нём участие, поэтому направился в институт искусства.

Репетиция проходила в огромном актовом зале. Белые большие стены занимали всё пространство, их украшали различного рода вывески и надписи, кое-где висели воздушные шары и ленты, с потолка свисали какие-то странные декорации. Видимо, зал ещё не до конца был готов, но атмосфера уже чувствовалась. Тут было уютно и комфортно. Огромные панорамные окна служили единственными источниками света, что создавало атмосферу какого-нибудь романтического вечера. Безумно странное ощущение, но мне понравилось, как это место на меня подействовало. Я расслабился, расположившись на последнем ряду. Кожаное кресло оказалось гораздо удобнее, чем могло показаться. Я расположился в нём так, чтобы меня не было видно, окунувшись в мир поэзии.

Я всегда любил поэзию. Не знаю, как люди смогли додуматься до того, чтобы складывать из слов не только обычные предложения, из которых создавали прекрасные литературные прозаические произведения, но и зарифмованные предложения. Каждое стихотворение по-своему прекрасно, в него вложена не просто душа или идея, в него вложены пережитые по-настоящему эмоции автора. Я знаю это не понаслышке. Я сам пишу, причём довольно часто.

Студенты Гарварда, кстати говоря, неплохо сочиняли. Я прослушал уже около десяти человек и хотел было уйти, но вдруг услышал голос Дарлин. Я приподнялся на кресле, чтобы можно было внимательно её рассмотреть. Чёрное пышное платье, подчёркивающее её талию и грудь. Завитые в локоны роскошные волосы, ниспадающие по всему телу. И такое грустное лицо. И всё из-за меня. Дарлин читала громко, с выражением, эмоционально. Я проникся каждой строчкой.

— Жизнь моя теперь без солнца,

Ведь я без памяти люблю монстра. — она закончила этой фразой, навсегда врезавшейся в моё подсознание.

Она видит во мне лишь монстра? Но я не такой. Я должен ей это доказать. Я встал, чтобы двинуться в сторону сцены, но ноги не шли. Пришлось остаться и дослушать последнего человека. Им оказался какой-то рыжий парень. Он прочел что-то о любви, потом спустился вниз и взял Дарлин за руку. Она ему мило улыбнулась. Они о чём-то перешёптывались и смеялись, как вдруг он накрыл её губы своими.

Никто не имеет права целовать мою Дарлин. Никто. Особенно какие-то рыжие парни. С особой злостью я отправился в сторону целующихся, не понимая, как так быстро настиг их.

— Сирил, что ты творишь, твою мать? — Дарлин оттолкнула парня в сторону руками, но он снова притянул её к себе и снова поцеловал.

— Убери от моей девушки свои руки, немедленно! — я схватил рыжеволосого за воротник рубашки, оттащив его в сторону. Дарлин раскрыла рот от удивления.

Комментарий к Я хочу осчастливить Дарлин Хикс!

Вот вам маленькие истории из жизни Стэнли. Как вам они? Как глава в целом?

Ожидали чего-нибудь такого от Сирила? А такого заявления от Стэнли? Как думаете, что же Дарлин ответит обоим парням?

Уф, у меня столько идей! Хочу услышать ваши идеи и мысли:)

Спасибо всем за чтение, отзывы и вообще за все. Всех люблю ✨🖤

========== Ты манипулируешь мной ==========

Дарлин

Что сейчас произошло? Какая я ему, к чёрту, девушка? Раскрытый от удивления рот вернулся в привычное ему положение, и я немедленно подошла к парням. Не хватало мне ещё их разборок. Стэнли всё держал Сирила за воротник рубашки. Грейс пытался вырваться, дёргая руками, но ничего не получалось.

— Отпусти его, — я посмотрела на Росса, пытаясь сделать из своей просьбы приказ. Кажется, сработало. Стэнли отпустил ворот рубашки Сирила.

— Кто этот придурок? — Грейс указал пальцем на Росса, явно сдерживая свой гнев. Его бледная кожа приобрела багровый оттенок, а вена на лбу раздулась, время от времени пульсируя.

— Тот же вопрос, — Стэнли брезгливо оценил взглядом Сирила, запустив в волосы пятерню. Стоит признать, на фоне Сирила Росс выглядел гораздо лучше. Он был практически безэмоционален. Лишь во взгляде можно было почувствовать недовольство. Ну, и постоянные движения руками в попытках разгладить складки на рубашке, тоже выдавали его нервозность.

Ситуация выглядела глупо. Мы стояли посреди свободного пространства между сценой и первым рядом. На нас смотрели около сотни пар любопытных глаз. Я чувствую, как к щекам приливает жар. Ненавижу находиться в центре внимания.

— Значит так, — я вложила в интонацию всю ту убедительность, что ещё осталась во мне, обратив свой взгляд на обоих парней, — вы оба немедленно убираетесь отсюда и не подходите ко мне. Иначе я точно не сдержу свой гнев и прибью кого-нибудь из вас!

Я бросила строгий взгляд на Стэнли, а потом на Сирила. Развернувшись, я направилась в сторону выхода из актового зала. Надеюсь, никто из них не увяжется за мной.

«Убери руки от моей девушки…» — в голове эхом разносилась эта фраза, пока я шла к Хаусу. От моей девушки. Моей. Неужели он может считать меня своей девушкой после всего, что между нами произошло? Я смотреть на него нормально не могу, а он записывает меня в ряды своих девушек. Ну уж нет. Извольте избавить меня от этого сомнительного удовольствия.

Ещё и Сирил с чего-то решил, что имеет право меня целовать вот так просто. Без разрешения. Без каких-либо намёков. Просто взял и поцеловал посреди толпы. Какого чёрта? Между нами даже ничего не было. С чего он вообще решил, что я хочу с ним целоваться? Он мне не нравится. Как друг, может быть. Но точно не как парень. Господи, как же всё сложно. И на кой чёрт я связалась с этим Стэнли? Пока его не было в моей жизни, всё было просто прекрасно. А теперь я даже боюсь возвращаться домой.

Ручка двери в нашу с Элли комнату легко поддалась, и я оказалась внутри. Элли лежала на своей кровати, прижимая к груди свою любимую подушку-сердечко. Я подарила ей её на день всех влюбленных ради прикола. С тех пор она ночевала с ней каждую ночь. Ларсен приподняла на меня взгляд, тут же опустив его обратно. Боже, она выглядит ужасно разбитой.

Я села на край её кровати, внимательно изучив подругу. Спутанные волосы, растёкшаяся тушь. Синяки под глазами от недосыпа. Она даже не сменила одежду со вчера. Совсем на неё непохоже. Неужели она была влюблена в Стэнли так сильно? Или произошло что-то ещё?

— Элли, прости меня, — хоть я и дулась на неё из-за тех слов, что она бросила со злости, но я безумно сильно люблю свою подругу, чтобы так просто с ней расстаться.

Я дотронулась своей рукой до ее локтя, пытаясь поймать на себе её взгляд. Элли лишь уткнулась лицом в подушку, не желая со мной говорить.

— Ты была в него влюблена? — я разговаривала с пустотой. Она даже не пыталась изобразить вид, что услышала меня.

— Немного, — спустя почти десять мучительных минут молчания подруга отозвалась на мой вопрос, подняв на меня свои заплаканные глаза.

Я ещё раз коснулась её локтя, теперь она на меня реагировала. Ларсен отложила сердце в сторону. Она поменяла положение своего тела так, что её голова теперь лежала на моих коленях. Она всегда так делала, когда ей было грустно. А грустила она довольно редко. Я погладила подругу по золотым локонам, пытаясь их распутать.

— Он был таким манящим, каким-то запретным, слишком хорошим. Мне казалось, будто у нас особая связь, но потом я всё поняла. Он с самого начала заинтересовался тобой. Ещё тогда, когда спрашивал про конкурс. Он смотрел на тебя тогда так изучающе, оценивающе. А вчера он смотрел на тебя влюблёнными глазами. Это было немного больно, — Элли сдерживала свои слёзы. Она не любила казаться слабой при мне.

— Он полный идиот, — я улыбнулась ей, пытаясь разрядить обстановку.

— Не ври, я видела, как ты на него смотришь. Он тебе небезраличен, — подруга подняла голову с моих колен, сев рядом.

Элли стала вытирать подтёки от туши влажными салфетками, а я обратила свой взгляд к портрету на стене. Почему все мои мысли снова и снова возвращаются к Стэнли? Почему я чувствую себя так погано? Я ещё никогда не испытывала такого странного ощущения. Внутри меня всё переворачивается, когда я его вижу. А внизу живота появляется жгучая боль. Каждое его прикосновение к моему телу делает меня сумасшедшей. Господи, дьявол меня соблазнил. Я спала с дьяволом. Я влюблена в дьявола.

— У нас очень странная связь. Я не знаю, но с ним мне хорошо, а без него как-то пусто, — именно так я смогла истолковать своё ощущение, возникшее во мне после ухода из дома Росса.

Да, я злюсь. Злюсь, что он мне соврал. Я боюсь его. Я боюсь того, что он может со мной сделать, когда он не в себе. Но этот страх ничто, по сравнению с тем, что я к нему чувствую. У меня дикая потребность в близости с ним. Не в физической близости, а в моральной и эмоциональной. В ощущении чего-то необыкновенного, что появляется внутри, когда мы вместе. Но это всё невозможно, пока он представляет для меня угрозу.

Я до сих пор не могу выкинуть из головы тот факт, что он убил своими действиями своих спутниц. Плевать, что он дьявол. Плевать на всё, что может его оправдать. Человеку, что совершил убийство, нет оправданий. А его отговорка по поводу неумения себя контролировать слишком уж глупая. Ему уже сотни тысяч лет, он давно мог бы научиться контролю. Просто его всё устраивает. Его устраивает то, что его боятся. В какой-то степени он даже этим наслаждается. И это меня пугает ещё больше. Я не смогу быть с тем, кто не хочет быть лучшей версией себя.

— Это называется любовью. Дарлин, прости меня за те глупости, что я тебе наговорила, — Элли крепко меня обняла, расплывшись в широкой улыбке. Такой она мне нравится гораздо больше.

— Дурёха ты, я ж никуда без тебя, — мы одновременно рассмеялись.

***

Утро было необычайно красивым и приятным. Вчерашний вечер мы с Элли провели вместе. Мы обсуждали всё, что произошло с нами за эти практически три недели учебы, оценивая изменения в нашей жизни. Это была безумно весёлая и душевная беседа. Мы давно так не болтали.

Понедельник встретил нас новыми погодными изменениями. Кеймбридж всегда был солнечным городком, но сегодня дождь шёл рекой. Иначе эти капли назвать нельзя. Дождь льёт, не переставая. Пришлось одеваться по случаю. Цвета металлик джинсы на завышенной талии, черные кроссовки из водоотталкивающего материала и толстовка Стэнли.

— Милая кофточка, но тебе не слишком большая? — подруга рассмотрела чёрную ткань на мне, улыбнувшись.

— Она классная, — я вдохнула аромат, которым пропиталась ткань. Что-то среднее между запахом кожи Росса и дорогого виски. Невероятное ощущение. Мурашки прошлись по коже, заставив меня передернуться.

Мы неохотно вышли из Хауса, пробираясь сквозь огромные лужи. Зонт хоть и спасал немного, но такой дождь невозможно ничем оттолкнуть. Спустя три минуты джинсы практически по колено намокли, а в кроссовки затекла вода сверху. Хорошо, что голову защищал зонт и капюшон толстовки. Дорога до института была адской пыткой, но мы всё же дошли.

— Я в дамскую комнату, — Элли неудачно выбрала наряд, надев свою любимую мини-юбку. Все её ноги намокли, а к колготкам прилипла грязь.

Я подошла к автомату с кофе, пытаясь купить горячий шоколад, чтобы немного согреться, но он как назло не работал. Видимо, кто-то сломал его в попытках купить кофе. Я развернулась, чтобы пройти к свободному месту на скамейке, но путь был перегорожен Стэнли.

— Чего тебе, Росс? — я взглянула на него.

Он выглядел немного мокрым, но это ничуть не портило его шикарного вида. Как и всегда. Одет с иголочки. Чёрные брюки, заправленная в них белая рубашка с мокрыми пятнами сверху и черный пиджак с красным платочком в нагрудном кармане. Его волосы немного завились от высокой влажности, придав ему такой необычный вид. Он держал в руках два стакана с чем-то горячим. Пар выходил из стаканчиков огромными потоками. В нос ударил запах горячего шоколада. Боже, неужели он принёс это для меня?

— Сегодня так дождливо и прохладно, я решил порадовать тебя чашкой горячего шоколада, — Росс протянул мне один из стаканчиков, и я жадно выхватила его у него из руки. Отпила пару глотков, чувствуя, как внутри всё согревается. Росс довольно улыбнулся моей реакции и своей толстовке на мне.

— Спасибо, — я расплылась в улыбке, делая очередной глоток.

— Поговорим? — Стэнли поправил свои волосы, но они не слушались. Кудрявые прядки снова выбились из общей массы волос, вызывав у меня улыбку.

Я утвердительно кивнула ему в ответ, и мы ушли в сторону. Мы шли по огромному коридору около пяти минут, пока не свернули за угол, где Стэнли открыл одну из белых дверей. Мы вошли в тёмное помещение. Когда Росс включил в нём свет, я огляделась. Помещением оказалась комната, где собирался студенческий совет. Небольшая, выполненная в светлых оттенках комнатка, обставленная яркими диванчиками, стульями и столами. Где-то в углу стояла огромная доска, где были записаны какие-то высказывания. На подоконниках можно было заметить цветы в белых горшках. Мы расположились на синем диване, стоявшем около окна.

— Говори, — я допила содержимое стакана, рассматривая его. Мне хотелось смотреть на Стэнли, не на стакан. Но я не могла. Чувства спутывали все мысли.

— Дарлин, я знаю, ты довольно чувствительная личность, но и я не без чувств. Да, я бываю чересчур эмоционален. Я могу выйти из себя, но я ни за что не причиню тебе боль. Ты должна мне верить, — он преодолел расстояние между нами, приблизившись ко мне вплотную.

Моя голова находилась на уровне его груди, поэтому я чувствовала его горячее дыхание на макушке головы. Его рука коснулась моей щеки, аккуратно поглаживая её большим пальцем. Я отодвинулась от него. Он манипулирует моими эмоциями, ведь он чувствует их. Каждое его касание заставляет меня верить его словам. Но я не хочу так. Я хочу оценивать всё трезво.

— Не касайся меня, — я провела рукой по щеке, пытаясь избавиться от ощущения руки Росса. Выглядело это глупо, но зато я смогу адекватно принимать решения. Пора бы уже признаться самой себе в том, что рядом с ним я перестаю думать, а когда он меня касается, то я ещё и не дышу.

— Хорошо, — он отодвинулся от меня ещё немного. Теперь между нами могло вместиться несколько человек.

Повисло молчание. Мы смотрели друг на друга, каждый раз пряча взгляды либо в пол, либо на потолок. Стаканчик в моих руках уже принял форму ладони, что так крепко его сжимала. Каждая минута ожидания давалась мне невыносимо. Я хотела бросить всё и целовать его вечность.

— Я чувствую, что ты хочешь меня поцеловать. Я тоже этого хочу, может, к чёрту все эти обиды? — Стэнли улыбнулся мне наглой ухмылкой, вызвавшей у меня лишь злость.

— Это не обида, Стэнли. Это намного серьёзнее. Ты соврал мне. Ты манипулируешь моими чувствами. Ты чертовски опасен, и мне очень страшно, — «и я люблю тебя» — я не договорила, но должна была закончить именно так.

Росс напрягся, костяшки на его пальцах побелели. Он зол, но не на меня, а на себя. Его глаза испепеляют пол, а ногти, кажется, скоро проткнут кожу. Но вдруг он прекращает злиться и меняется в лице. Он становится серьёзным и очень странным. Его глаза выражают победный вид.

— Вообще, я хотел извиниться. И вот ещё, — Стэнли вытащил из внутреннего кармана пиджака какую-то бумажку, развернув её.

— Что это? — он меня чертовски заинтриговал. Его взгляд стал ещё более победным, а на лице заиграла самодовольная ухмылка.

— Я нашёл того чувака, что стал виновником аварии 4 года назад, — Росс протянул мне бумажку, и я взяла её дрожащими руками.

Комментарий к Ты манипулируешь мной

Убийца найден. Делаем ставки, кто это, и что с ним сделает Стэнли? Он же явно не оставит это просто так.

Рады примирению Элли и Дарлин? Кстати, скоро обещаю прям душевный разговор подруг. И ещё будет кое-что очень жесткое от Стэнли. И это будет касаться Дарлин. Есть идеи? Мне очень интересно:)

Жду вашего мнения, мои хорошие. Спасибо всем за отзывы, люблю вас всех. Приятно, что читаете. 🤎

========== Я ненавижу тебя ==========

Стэнли

Всю оставшуюся часть вчерашнего дня я провёл в архивах Бостона. Почти пять часов удручающих поисков смогли привести меня к событиям четырёхлетней давности. Судя по всему, полиция тогда не стала разбираться в произошедшем. Но мне удалось найти достаточно информации о владельце того Роллс Ройса, что врезался на полной скорости в машину родителей Хикс. И вот сейчас я отдаю бумажку с именем виновника Дарлин, понимая, что она всё равно не станет его наказывать. Но я-то могу. Я могу устроить ему ад на земле, а потом и в аду.

— Если честно, то мне бы не хотелось знать, кто это, — она развернула бумажку, притянув к себе, и резко вернула мне её обратно.

— Почему? Он же разрушил твою жизнь, я бы на твоём месте наказал его, — в моих глазах мелькнул огонь, и я спрятал взгляд от Дарлин, чтобы она не смогла в нем разглядеть ярость.

Она слишком хорошая, чтобы наказывать кого-то. Её пальцы дрожат от тревожности, настигнувшей после моего заявления. Я преодолеваю расстояние между нами, касаясь своей ладонью её руки. Хикс опускает взгляд на наши руки, сплетая свои пальцы с моими. Поднимает на меня свои грустные глаза и расцепляет наши руки.

— Я не хочу никого наказывать. Уверена, этому человеку и так не просто, жизнь сама его накажет. И ты не смей его наказывать, слышишь? — она требовательно смотрит на меня, вцепляясь своей рукой в моё колено. Её пальцы грубо сжимают ткань моих брюк, и мне становится не по себе.

— Но он заслужил, — глаза вновь вспыхивают огнем, и я крепко сжимаю руки в кулаки.

Дарлин замечает мой гнев, отодвигаясь от меня. Она недовольно качает головой, прожигая меня своими грустными глазами. Она недовольна, что я снова вышел из-под контроля. Я чувствую, как по венам разливается кровь, проникая прямо к головному мозгу. Она разогревает моё тело, делая его обжигающим. Я с трудом сдерживаю себя, чтобы не стукнуть по стене. Пришлось поднять кулаки с дивана, чтобы не сжечь его ненароком. Хикс разочарованно рассматривает меня, держась на расстоянии.

— Прекрати эти свои штучки с гневом сейчас же! — она пытается на меня злиться, но я вижу, как она тает, рассматривая меня снова и снова.

— Дарлин, он убил всю твою семью, и ты готова простить его? — гнев никуда не уходит, но я постепенно начинаю владеть им. Кожа приняла обычную температуру, остались лишь кровавые глаза.

— Я не убийца и не палач. Я просто хочу жить нормально. И мне не нужно никого наказывать. И ты этого не сделаешь, пообещай мне, пожалуйста, — она осмеливается взять мою руку в свою, смотря на меня снизу вверх.

Боже, этот волшебный взгляд. Её невероятные глаза цвета молочного шоколада с изумрудным отливом. Я вечно готов тонуть в них. Дарлин крепко сжимает мою ладонь в своей, тяжело и прерывисто дыша. Тепло её рук избавляет меня ото всякого гнева, и теперь мне хочется её поцеловать.

Я резко сокращаю расстояние между нами, обхватывая лицо Хикс своими ладонями, и впиваюсь в её губы страстным поцелуем. Я закусываю её нижнюю губу, пока она пребывает в шоке. Шок быстро исчезает, и теперь Дарлин запускает в мой рот свой горячий язык. Мы сплетаемся языками, устраивая ими борьбу за выживание. Я отрываюсь от её губ, спускаясь к шее, где оставляю несколько засосов. Дарлин полностью расслабляется от моих поцелуев, обмякнув в моих руках.

— Пообещай мне, прошу тебя, — она вдруг становится серьезной, прерывая мои сладкие поцелуи.

— Только ради тебя. Обещаю, — хотя кому я вру? Ничего я не обещаю. Я накажу его во что бы мне это ни стало. Человек, что разрушил жизнь этой прекрасной девушке понесёт заслуженное наказание. Он будет гореть в аду.

Я снова тянусь к шее Дарлин, но она отталкивает меня лёгким движением руки в грудь. Я вопросительно смотрю на неё, но Хикс непоколебимо встаёт с диванчика, направляясь к выходу.

— Это была минутная слабость. Я все ещё не хочу иметь с тобой ничего общего. Ты всё ещё не можешь держать себя под контролем. Сегодня ты это вновь доказал, — строгость её слов пронзает сердце.

— И ты откажешь мне в прогулке вечером? — я был бы не собой, если бы не предложил этого.

Я тоже встал с дивана, нагнав Дарлин. Мы вместе покинули помещение, двинувшись в сторону нашей аудитории. Я протянул свою руку к руке Дарлин, но она даже не шелохнулась. Интересно, она всегда пытается быть такой холодной и бесчувственной? Но зачем? Она ведь совсем не такая.

— Только прогулка, без всяких там касаний и поцелуев. Если ты рассчитываешь на большее, то я пас, — мы подошли к нужной аудитории, и лишь тогда Хикс одарила меня своим строгим взглядом.

— Хорошо, просто прогулка. Сегодня вечером, я зайду за тобой, — я распахнул дверь перед ней, пропуская её вперёд, как истинный джентльмен.

Она сама не выдержит без касаний и поцелуев. Особенно когда узнает, куда мы пойдем.

***

Вечером я, как и обещал, зашёл за Дарлин. На мне была белая облегающая футболка и чёрные джинсы на кожаном ремне. Ждать Хикс мне пришлось на улице, так как у меня не было пропуска. Благо номер её телефона я узнал в деканате.

Я: Я уже на улице. P. S. Стэнли.

Ответ пришёл не сразу, за это время я успел рассмотреть здание внимательнее. Теперь понятно, почему сюда отправляют только за хорошую учёбу. Здание было выполнено в современном стиле, на первом этаже имелись всякие разные магазинчики, видимо, для свободного доступа к продуктам в любой момент. Комнаты тут явно было лучше, чем в местном общежитие. И комендантского часа тут не было. Вообще, здесь студентам давали слишком много свободы.

Дарлин: Уже иду. Откуда у тебя мой номер?

Я невольно улыбнулся ответу Хикс, как раз в то время, когда она вышла из здания Хауса. Белая воздушная юбка и заправленная в неё нежно-розовая блузка придавали ей невероятно сексуальный вид. Волосы она завила, собрав в конский пышный хвост.

— Куда идём? — Дарлин встала рядом со мной, улыбнувшись мне.

— Маленькая тайна, тебе понравится, — я хитро прищурился, улыбнувшись ей в ответ.

Мы пересекли главные ворота Гарварда, оказавшись на противоположной стороне улицы. Пройдя чуть вперёд, я вывел нас к небольшому озеру, окружённому цветочными полями. Отовсюду разносился аромат полевых цветов, наполняя лёгкие приятным запахом. Пение птиц придавало особенную атмосферу месту. Здесь было немноголюдно, видимо, от того, что мало кто знает об этом месте. Оно достаточно хорошо спрятано от людских глаз.

Дарлин осмотрелась, и я увидел на её лице восторженную улыбку. Она вдохнула аромат, ещё раз расплывшись в широкой и искренней улыбке.

— Тут очень красиво, — Хикс снова огляделась, впитывая в себя красоту места. Да, здесь было действительно очень красиво. По-настоящему райское место.

— В раю бы оценили это место, — я плюхнулся на траву, сложив ноги по-турецки. Похлопал рядом с тобой, привлекая Дарлин сесть рядом. Немного поколебавшись, она села напротив меня.

— И что мы будем делать? Любоваться красивым местом? — она бросила на меня свой вопросительный взгляд, тряхнув головой.

— Ещё три минуты, — я сверил время на наручных часах, заинтриговав Хикс.

Она выжидающе смотрела то на меня, то по сторонам, пока ровно через три минуты солнце не начало садиться. Нам открылся невероятный вид на постепенно появляющийся закат. Дарлин быстро переместилась со своего места, сев рядом со мной. Отсюда было лучше видно, как небо постепенно приобретает розовые оттенки, плавно перетекающие из одного тона в другой. Потом появляется оранжевый цвет, заслоняя собой розовые оттенки и придавая им багровый отблеск. Небо играет красками. И это, пожалуй, лучшее, что я видел когда-либо в своей жизни. Солнце совсем село через полчаса, а мы все ещё сидели как заворожённые и смотрели в небо.

— Не знала, что отсюда можно наблюдать за закатом, — Дарлин невольно коснулась своей рукой моего колена, быстро отпрянув.

— Это было первое место в Кеймбридже, которое я увидел, когда вернулся из ада на землю, — я посмотрел в небо вновь, вспоминая тот день в красках.

— А как ты вернулся, если у тебя нет крыльев? — Хикс посмотрела на меня заинтересованным взглядом, зажмурившись. Видимо, она вспоминала шрамы на моей спине.

— Попросил братишку отвезти меня сюда на ручках. Тедди — бравый малый, и единственный ангел, что относится ко мне с теплотой, — я вспомнил лицо своего брата.

Его кучерявые пепельно-русые волосы, вечно спутанные, но такие блестящие. Зелёные глаза, небольшой нос и такие круглые щёчки. По ангельским меркам он был ещё подростком, но уже слишком смышлёным и вполне себе серьёзным. Вообще, он, наверное, единственный мой брат, к которому я испытываю братские узы. И которым я дорожу. Он же и согласился любезно иногда заглядывать в ад, чтобы присматривать за моими демонами, но, кажется, отец запретил ему это, раз демоны взбушевались.

— Прям на ручках? Как маленького ребёнка? — Дарлин не смогла сдержать веселья, залившись звонким смехом. Таким нежным и приятным. Мне тоже захотелось смеяться.

— Да, именно так, — я аккуратно ткнул её кулаком в бок, за что получил ответный удар, но уже в живот.

Я повалил Хикс на траву, нависнув над ней. Мое дыхание обжигало её кожу, а её дыхание обжигало мою. Мы смотрели друг на друга пытливыми взглядами, ожидая дальнейших действий. Воздух запах жареным. Трава под моими ладонями взмокла от вспотевших рук, а в трусах стало тесно. Дарлин неловко провела своей рукой по моей щеке, опустив её на мою шею.

— Ты ужасно невыносим, Стэнли Росс. Ты безобразный, похотливый, пугающий, но такой притягательный, — её грудь то вздымалась, то опускалась, раз за разом касаясь моей.

— Я обещал, никаких касаний, — я хитро улыбнулся тому, как её вторая рука пробирается сквозь мою футболку и скользит по торсу. Хикс нервно закусывает нижнюю губу, смотря мне прямо в глаза.

Я чувствую, как она наполняется желанием соединиться со мной в единое целое, но я медлю. Я не касаюсь её, а лишь наблюдаю. Я же обещал. А дьявол сдерживает свои обещания. Хикс убирает вторую руку с моей шеи и берётся ею за край футболки. Обеими руками она приподнимает её вверх, пытаясь снять её с меня. Я сажусь, снимаю футболку и ложусь на спину. Теперь Дарлин берёт ситуацию в свои руки.

— Ты серьёзно так и будешь просто наблюдать? — она садится на меня так, что наши интимные части тела соприкасаются. Что ж, она сама хотела этого. Мой пах мгновенно отзывается на действие эрекцией и упирается в промежность Хикс. Она сглатывает слюну, но не встаёт.

— Я дал тебе обещание. Я держу свое слово, дьявол всегда так делает, — я положил руки под голову, расплываясь в хитрой улыбке.

Дарлин стиснула зубы, но не сдалась. Она начала водить своими ладонями по моему торсу, вызывая во мне ещё бо́льшее желание, но я сдерживаюсь. Мне просто интересно, как она будет вести себя дальше. Я не железный, но разок потерпеть смогу. Хикс применяет тяжёлую артиллерию, начиная тереться своим пахом об мой. И без того сильная эрекция становится ещё больше. Кажется, штаны сейчас лопнут от давления на них. Я начинаю тяжело дышать, но все ещё держусь.

— Я хочу тебя, — она смотрит на меня умоляющим взглядом, не зная, что ей делать дальше.

— Я обещал, — я издевательски ухмыляюсь, срывая травинку. Я беру один кончик травинки в рот, впуская в себя сок.

— Ты издеваешься? Чего ты добиваешься? — Дарлин нервно теребит прядь своих волос, учащённо дыша.

— Ничего, мне просто нравится за тобой наблюдать. А по тебе и не скажешь, что ты можешь быть такой дерзкой, когда возбуждена, — я вынимаю травинку изо рта, аккуратно поднося её к шее Хикс. Щекочу ей кожу, замечая, как она становится гусиной.

— Да иди ты, — она обиженно и стыдливо начинает вставать с меня. Её щеки заливает краска. Я успеваю перехватить её за руку, обратно усаживая на себя. Я запускаю руки ей под юбку и крепко сжимаю ягодицы. Так крепко, что Дарлин вскакивает от моей резкости.

— Пойду, но только в тебя, — я возбуждённо облизываю губы, спуская с Хикс трусики и юбку одновременно. Обе вещи падают к её коленям. Теперь с неё слетает блузка и бюстгальтер. Я рукой прошу Дарлин встать, и она послушно повинуется мне. Юбка и трусики спадают на траву, оставляя Хикс полностью голой. Я расправляюсь со своими джинсами и боксерами, аккуратно раскладывая свою одежду, как подстилку под наши тела. Трава всё-таки немного колется.

— Может быть, всё-таки, лучше не здесь? — Хикс рассматривает территорию снова, понимая, что нас могут застукать за этим делом в любой момент. Меня же это лишь ещё больше заводит.

— Брось, тебе понравится, — я беру её за руку, и она падает в мои крепкие объятия.

Мы начинаем целоваться, сплетая языки. Наши руки беспорядочно шастают по телам друг друга, поглаживая и возбуждая ещё больше. Я становлюсь на колени, и Дарлин быстро улавливает намек, переводя своё тело в нужное положение. Она становится на четвереньки, оттопыривая попку. Я резко вхожу в неё, двигаясь грубо и беспорядочно. Я вдалбливаюсь в Дарлин со всей силы, что у меня имеется, входя во всю длину.

— Стэнли… — она приглушённо шепчет, но я не слышу окончания фразы. Я слишком сильно увлечен процессом.

Каждое моё движение внутри Хикс грубое и жёсткое. Она начинает ёрзать попкой из стороны в сторону, пытаясь ослабить мой пыл. Но я ещё больше вхожу в кураж, усиливая темп и силу толчков.

— Хватит! — Дарлин кричит на меня надрывистым голосом. И я прихожу в себя, останавливаясь. Кажется, я слишком увлекся. Она отскакивает от меня на несколько сантиметров вперёд, быстро одеваясь. Её глаза наполнились слезами.

— Чёрт, Дарлин, прости, — я тоже быстро одеваюсь, приближаясь к ней вплотную.

— Не подходи, — слёзы стекают по её щекам, причиняя мне боль. И стыд.

— Я не хотел сделать тебе больно. Это вышло совершенно случайно. Я увлекся твоим прекрасным телом, — я снова пытаюсь приблизиться к ней, но Хикс вновь увеличивает расстояние между нами.

Дарлин смотрит на меня невероятно грустными глазами, наполненными болью. Мне становится не по себе. Мало того, что я не контролирую свой гнев, так ещё и доставил ей боль во время секса, слишком сильно увлекшись. Я вообще ничего не контролирую, когда она рядом со мной.

— У тебя всё выходит совершенно случайно. Господи, Стэнли, иди ты к чёрту. Я…я ненавижу тебя! — произнося последние слова гневным голосом, она убегает прочь. Что я наделал?

Комментарий к Я ненавижу тебя

Стэнли такой Стэнли, ахпх

Думаю, Дарлин после такого его вообще к себе не подпустит

А, может, он совсем слетит с катушек и будет творить всякую хрень, наплевав на Дарлин и ее мнение?

Как вам, вообще, глава? Нравится хоть?)

Немного из прошлого Стэнли, кстати говоря:) и ещё чуток о его братьях)

Мне вот интересно стало, а от кого главы вам нравятся больше? От Дарлин или от Стэнли?

Спасибо всем за просмотры, отзывы, да, вообще, за все. Люблю всех безмерно 🖤🤗

========== Омут под названием Стэнли ==========

Дарлин

Я добежала до Хауса как можно скорее. Всё тело пронзала дикая боль. Слёзы безостановочно стекали по щекам, превратив всё моё лицо в нечто ужасное и мокрое. Я вбежала в комнату, минуя Элли, протиснулась в ванную комнату, где набрала горячую воду доверху, погрузившись в неё. Прямо в одежде.

Горячая вода разливалась по телу, расслабляя меня. Дышать нормально у меня не получалось. Чёрт возьми, зачем я вообще всё это начала? Он ненормальный. Неконтролируемый. Я же просила его остановиться ещё в начале, быть нежнее, но он даже меня не слушал. Никогда в жизни бы не подумала, что окажусь в такой ситуации. Человек, которого я люблю, причинил мне боль. Он даже не попытался остановиться или прислушаться ко мне. Он просто делал то, что нравилось ему. И плевать на мои ощущения. Плевать, что каждое его движение отзывалось дикой болью. Его руки так крепко сжимали мои ягодицы, что даже сейчас я чувствую дискомфорт. У него нечеловеческая сила. И он это знал, но всё равно не смог контролировать свои желания и следить за своими действиями. Теперь я, кажется, понимаю, почему все его предыдущие девушки погибли. Он же просто не следит за собой, как только какое-то чувство им овладевает. Будь то страсть, как сегодня, или гнев, как до этого. Но так же нельзя. Нельзя быть настолько неконтролируемым. Я же видела его другим. Нежным, чутким, но почему он тогда так часто выходит из себя? Что кроется за его неумением контролировать себя?

Элли тихо приоткрыла дверь, войдя внутрь. Она удивлённо осмотрела меня, непонимающе разглядев.

— Что произошло? Ты даже не поздоровалась. Просто вбежала сюда, как психопатка какая-то, — она встала около умывальника, слегка облокотившись об него. Её глаза выражали беспокойство.

— Мы со Стэнли не поняли друг друга. Он слишком грубо повел себя, — я снова вспомнила то, как он безостановочно продолжал двигаться во мне, несмотря на мои просьбы. Любящие люди так не делают. Может, он вовсе и не любит меня? Может быть, я сама себе всё придумала?

— А именно? — она тряхнула головой, сбрасывая с лица мешающие прядки волос.

Вода уже остыла, кожа на пальцах рук приобрела скрючившийся вид, будто у какой-то старушки. Слёзы уже перестали течь, осталась лишь редкая пощипывающая боль в глазах. Я снова взглянула на подругу, прикидывая в голове варианты развития событий, если я скажу ей правду о произошедшем. Зная её импульсивность, лучше не стоит.

— Извини, но я не хочу об этом говорить. Уже всё хорошо, иди в комнату. Я сейчас вернусь, — я умоляюще посмотрела на Ларсен, она покачала головой, но всё же вышла.

Я выпустила воду из ванной, встав под душ, но прежде раздевшись. Зеркало, стоявшее недалеко от душа, отчётливо показывало наличие огромных синяков на ягодицах и бедрах. Несколько небольших на боках, ближе к пояснице. Со стороны можно было подумать, будто меня кто-то хорошенько так избил.

Приняв душ, я укуталась в свой тёплый халат, выйдя в комнату. Элли сидела на своей кровати, держа в руках кружку чая. Перед её кроватью стоял небольшой столик, где стояла ещё одна кружка, но с какао. Я точно уверена, что предназначается она именно мне. Я плюхнулась на кровать подруги, взяв чашку. Отпила несколько глотков, наслаждаясь вкусом любимого после кофе напитка.

— Дарлин, расскажи мне, что у тебя происходит. То ты ходишь счастливая и держишься за ручки со Стэнли у всех на виду. Это потом ещё и обсуждают на каждом углу. То приходишь вся в слезах, убитая и расстроенная. Мы же подруги. Ты можешь мне доверять, — лицо Элли приняло серьёзный вид. Давно я такой её не видела. Она явно пыталась вывести меня на разговор, но я не могу. Я не знаю, имею ли я право рассказывать тайну Росса подруге? Но с другой стороны, он даже и не скрывает этого.

— Все слишком сложно, Эл, — я криво ей улыбнулась, примкнув губами к чашке.

— Никогда не бывает просто. Но друзья и существуют для того, чтобы можно было облегчить тяжесть проблем. Давай, расскажи мне, — она отложила свою чашку на столик, расположившись вплотную со мной.

Подруга приобняла меня за спину, вложив в это лёгкое касание всю ту поддержку, что у неё была. Раньше мы всегда делились всем. А сейчас всё настолько покрыто тайнами, причем не моими, что я уже боюсь говорить хоть о чём-то. Я знаю, это обижает её, но по-другому никак. Я перевернулась на спину, положив ногу на ногу. Белый потолок казался таким странным. Вообще, сегодня всё было таким странным. В глазах маячили образы сегодняшнего вечера, а сердце бешено стучало, как только в голове возникал образ Стэнли. И почему, несмотря на всю ту боль, что он мне причинил, я вспоминаю о нём снова и снова? Я не могу без него, стоит уже признаться самой себе в этом.

— Я, кажется, люблю Стэнли. И он меня, кажется, тоже. Но у него дикие проблемы с контролем своих эмоций. Он выходит из себя и может причинить боль тому, кто будет с ним рядом в этот момент. И он не пытается измениться, — общую суть проблемы я изложила, избавив Элли от подробностей мифического происхождения.

Подруга тоже перевернулась на спину, положив руки под голову. Беседа так расслабляла. Казалось, будто бы весь груз с души уходит с каждой произнесённой фразой. Она впитывала информацию несколько минут, потом издала звук, похожий на писк, и заговорила.

— Может быть, он просто не знает, с чего ему начать? Ты пыталась с ним говорить на эту тему? — она посмотрела на меня, и я отрицательно помогала головой. — Попробуй помочь ему с этим, если он тебе дорог. И если ты и вправду его любишь. Поверь мне, если ты поможешь ему, он будет только рад. Ему самому захочется потом продолжить развивать в себе эти изменения, — она повернула ко мне голову, улыбаясь во все 32.

А ведь мы и вправду никогда не говорили с ним на эту тему серьёзно. Стэнли вечно отнекивается от этого разговора. Но как мне с ним теперь говорить, если даже при упоминании его имени в моей голове возникает произошедшее сегодня вечером. И это просто отвратительно.

— Спасибо, я поговорю с ним. Завтра, — я ответила подруге взаимной улыбкой.

***

Обеденный перерыв всегда помогает уложить мысли в кучу. И сегодня мне приходится проводить его в гордом одиночестве. Элли закончила на пару раньше и укатила по магазинам. А с остальными ребятами я толком не общаюсь. Отлично, значит моё любимое место возле дуба верно меня ждёт.

Так и есть. Я плюхаюсь на траву, доставая из рюкзака тосты с рыбой. Кусаю один из них, запивая всё апельсиновым соком. Погода сегодня радовала. Солнышко озаряло лицо тёплыми лучами, так и заставляя улыбаться всему, что только встречается на пути. Ветра совсем не было. Было очень тепло. И я уже пожалела, что надела сегодня джинсы и футболку, а не какое-нибудь платье.

— Привет, — сзади звучит голос Сирила. Его компания мне бы, конечно, не помешала, но мы не говорили с ним с тех пор, когда он нагло поцеловал меня.

— Здравствуй, — я оборачиваюсь назад, приветливо улыбаясь Грейсу. На нем футбольная форма, идеально подчёркивающая все рельефы его атлетичного тела.

— Слушай, — он чешет затылок и косо рассматривает меня сверху, — я хотел извиниться. За тот поцелуй. Не стоило так делать, — Сирил садится рядом со мной, умоляюще смотря на меня.

— Будем считать это глупой ошибкой, повторять которую ты больше не будешь, — я пододвигаю ему контейнер с тостами, и он с улыбкой забирает один себе.

— А что у тебя с этим чудиком? — Си искоса рассматривает засос на моей шее, который я мгновенно прикрываю волосами.

И правда, что у меня со Стэнли? Я и сама не знаю. Что у нас вообще происходит? Сегодня от него не пришло ни одного смс, ни одного звонка. На парах он не появлялся. Неужели он так сильно воспринял мои слова? Внутри разливается беспокойство.

— А тебе зачем это знать? — я криво улыбаюсь Грейсу, пытаясь увильнуть от ответа. Он несколько секунд думает, попутно отрывая траву и комкая её в руках.

— Хотел пригласить тебя на свидание, но прежде узнать, занята ли ты этим чудиком, — он робко рассматривает свои руки, а его щеки заливает краска.

Свидание? Ну уж нет. Никаких свиданий я больше не хочу. Даже с Сирилом. Свидания – точно не моё. Хотя, предложи он мне это буквально месяц назад, я бы согласилась, но теперь – нет. Теперь я повязла с головой в омуте под названием Стэнли Росс. И я даже не представляю, как мне оттуда выбраться. Можно ли вообще оттуда выбраться.

— Извини, Сирил, но у нас ничего не получится, — я дружелюбно толкнула его плечо своим, пытаясь разрядить обстановку, возникшую после моих слов. Грейс же молча поднимает на меня свой взгляд. Он огорчен моим отказом. Его губы дрожат, а глаза становятся такими холодными.

— Окей, — произносит он и встаёт с травы. — Тренировка не терпит отлагательств.

И он уходит, а я ловлю себя на мысли, что только что обидела ещё одного хорошего человека. Да, Сирил Грейс теперь для меня хороший человек. Я корю Стэнли за его невозможность контролировать себя, за то, что он причиняет людям боль, хотя сама частенько так делаю. Может, я и сама не умею контролировать свои эмоции? Или я просто не умею ими управлять?

Пара литературы тоже проходит в совершенном одиночестве, что расстраивает меня ещё больше. Я всем своим телом жажду встречи со Стэнли, а он даже не явился ни на одну из пар. Вчерашний его поступок почему-то уходит на второй план, теперь мне хочется просто обнять его. Мне серьезно хочется обнять его. И поговорить с ним. Я желаю ему помочь, если он, конечно, не против моей помощи.

В Хаусе Элли я не обнаружила, поэтому решила прогуляться по Кеймбриджу в гордом одиночестве. Очередная улочка встречала меня своими людьми. Они все чем-то занимались. Приятно было видеть, как женщина рисует на холсте пейзаж, что открывается отсюда. Или как мужчина нежно держит на руках свою маленькую дочурку, целуя её маленькие ладошки. Или как бездомный кот ластится об ноги прохожих, выпрашивая у них ласки и еды. Ласки. Да, мне бы тоже хотелось ласки.

Я сажусь на скамью, рассматривая улицу дальше. Асфальт простирается на всей территории. Здесь нет небоскребов, обитателями этой улочки являются обычные высотные дома и большие супермаркеты. Уличные фонари украшают голое пространство, а скамьи придают некоторый уют. Телефон начинает вибрировать. Я пытаюсь его игнорировать, но какое-то странное чувство внутри подсказывает, что нужно посмотреть на экран. Сообщения. От Стэнли.

Я дрожащими пальцами набираю пароль, открывая мессенджер. Буквы расплываются, собираясь постепенно воедино. Я так надеялась, что он извинится, но текст был весьма странным.

Стэнли: Обещания даются лишь для того, чтобы их нарушать. Тебе больше не о чем беспокоиться, Дарлин Хикс.

Я непонимающе изучаю текст сообщения, пытаясь сообразить, к чему это. Обещания. Стэнли обещал мне не трогать виновника аварии. Чёрт, неужели он сделал то, о чём мне даже страшно подумать. Я убью его. Вдогонку приходит ещё одно сообщение.

Стэнли: Дьявол не терпит убийц. Он наказывает их самым жестоким способом. Дьявол никогда не изменится. Он ведь дьявол. Он и есть сущее зло.

И что это значит? Что он пытается мне этим сказать? Что он зло? Я перестаю уже понимать, что происходит в этом мире.

Комментарий к Омут под названием Стэнли

Ещё немного вам дружеских посиделок Элли и Дарлин. И немного Сирила:)

Не жалеете, что Дарлин отказала Сирилу? Мне кажется, их них вышла бы неплохая парочка. Или вы больше топите за Дарлин/Стэнли? Как вас его резкие сообщения Дарлин? Кажется, будет серьезный разговор. Или драка, ахах

Спасибо всем за активность. Без вас мне было бы грустно. Люблю всех безумно сильно♥️ и жду ваши отзывы🖤

========== А того ли я наказал? ==========

Стэнли

Сегодня был однозначно полезный день. Я сделал всё, что хотел. В особенности, наказал того чувака. Кажется, Дарлин была права. Ему и так было не особо хорошо, он губил свою жизнь в алкоголе. Когда я приехал к нему домой, то застал его в очередном состоянии алкогольного опьянения. Похоже, не только алкогольного. Вообще, парень имел неплохой дом. Судя по его кубкам, стоявшим в гостиной, раньше он был отличным спортсменом, но алкоголь погубил его жизнь.

Хотя нет, скорее, он сам погубил свою жизнь. Про аварию вспоминать ему не хотелось, но я заставил. Я заставил его вспомнить всё в мельчайших подробностях. Я рассказал ему, как было больно и плохо Дарлин. Как в муках умерли её родители, как младшая сестра не прожила и пяти лет на этом свете. И как сама Дарлин чуть не умерла. Сначала он не слушал, но ему пришлось, когда я схватил его за грудки и крепко прижал к стене. Гнев меня уничтожил. Я не следил за своими действиями и очень сильно испугал парня. Да, виновником оказался именно парень 27-ми лет. Лукас Уайт, так было написано на моей бумажке.

Лукас долго приходил в себя после моего рассказа и после увиденного им. Мои кровавые глаза напугали его так сильно, что, кажется, чёрные волосы приобрели немного седой оттенок. Я беспорядочно таскал его тело по его же дому, то за руки, то за шею, то за засаленную футболку. Если парень захочет теперь рассмотреть своё тело, то испугается огромного количества ожогов различной степени и размера, проявившихся от моих грубых прикосновений к нему. Я не стал его убивать. Нет, я не убийца, хотя мне хотелось, чтобы этот подонок больше не ходил по земле. Я избил его так сильно, что бедолаге понадобится чья-то помощь, чтобы хотя бы встать на ноги. И, конечно же, я запугал его. Он собственноручно при мне вылил весь алкоголь в своем доме от сильного испуга. Он думал сначала, что ему померещилось, но как только понял, что я не видение, а реальный человек, то стал молить меня о пощаде. Он просил, чтобы я не отбирал его жизнь, чтобы не ссылал в ад. Конечно, я не буду отправлять его в ад, он сам туда попадёт, но прежде проживёт свою жалкую человеческую жизнь в страхе и ужасе.

Единственное, что меня смутило — это его слова: «Я не причем, это всё он. Он заставил меня это сделать. Он такой, как ты». Что он имел ввиду? Кто такой этот он? И почему он такой же, как и я? Может быть, в аварии замешан кто-то ещё? Но кто? Эти вопросы не давали мне покоя, пока я держал свой путь к особняку

Плевать, что я нарушил данное Дарлин обещание. Она всё равно не простит мне моего поступка, ведь я причинил ей боль тогда, когда она хотела ласки и нежности. Ну не умею я себя контролировать. Эмоции захлёстывают с головой и я становлюсь неконтролируемым. Минус дьявольской сущности. Минус всех ангелов и демонов. Правда, многие справляются с этим и учатся контролю, а я нет. У меня не выходит. Хотя, по правде говоря, я и не пытался.

До особняка оставалось дойти пару миль. Я был измотан и выглядел так себе. Наверное, не стоило надевать белую рубашку, ведь она теперь полностью запачкана кровью того придурка. Собственно, брюки тоже пострадали. Волосы у меня растрепались, а на руках осталась запекшаяся кровь Лукаса. Я свернул к дому и перед моим взором предстала весьма неожиданная картина. Дарлин сидела на траве возле входа в особняк, рассматривая что-то в телефоне. Когда я приблизился к ней, и она увидела меня, то её лицо исказила злобная гримаса.

— Что ты, чёрт возьми, сделал? — Хикс злобно задала мне вопрос, поднявшись с травы. Её волосы растрепались на лёгком ветру, а бежевая футболка так подходила под естественный румянец её щек, что мне захотелось её поцеловать. Но я не решился. Дьявол боится сделать что-то неправильно. Худшего абсурда я ещё не слышал.

— И тебе привет, — я тихо отозвался на её явную раздражительность, продолжая изучать её глаза. Такие несчастные, такие взволнованные. И всё из-за меня. Я виноват во всех причинах её боли.

— Стэнли, чья это кровь? — она поймала меня за край рубашки, давно выправившейся из-под брюк. На минуточку в её глазах проблеснуло беспокойство, но тут же сменилось гневом, когда её взгляд изучил меня внимательнее. Видимо, не обнаружив на мне ни одной царапины, она и сама всё прекрасно поняла.

— Дарлин, ты же сама все поняла. К чему эти вопросы? Я устал, я хочу отдохнуть, — я и сам удивился своему спокойствию, когда обошел её и открыл входную дверь.

Может, так нам будет лучше? Раздельно. Я пугаю её, а она делает из меня что-то непонятное. И это пугает меня. Дарлин несколько минут стоит молча, а потом заходит в дом. Она всячески отказывается отступать от своей идеи сделать из меня лучшую версию себя, и это веселит. Нет, серьёзно. Это забавляет. Она так отчаянно цепляется за любую попытку изменить меня, что я иногда и сам начинаю верить в то, что это возможно.

— Ты серьёзно? Ты просто пойдёшь и будешь заниматься своими делами дальше? — Хикс обгоняет меня, переграждая собой путь на лестницу. Я утвердительно киваю ей в ответ, начиная расстёгивать пуговицы на рубашке. Мне нужно скорее избавиться от этого грязного куска ткани.

— Останешься на шоу? — бросаю рубашку на пол, осторожно отодвигая Дарлин с дороги, и двигаюсь в спальню, где наконец-то смогу принять душ.

Я слышу, как она негромко рычит. Да, именно рычит. Краем глаза я замечаю, как Хикс хватает мою рубашку и идёт следом за мной. Откуда в ней столько упрямства? Может, этим она меня и зацепила? Я негромко ухмыляюсь, заходя в спальню. Распахивая дверь в ванную комнату, я оставляю её открытой. Внутри набираю ванную, раздеваюсь и погружаю своё уставшее тело в воду. Сегодня потрачено слишком много энергии.

— Ты даже не попытаешься извиниться? — из спальни звучит громкий крик Дарлин. Она явно не хочет заходить вовнутрь.

— Заходи, попробую, — я хитро улыбаюсь своему отражению в зеркале, выжидая дальнейших действий Хикс.

Несколько минут висит тишина, потом я слышу тихие шаги, усиливающиеся с каждой секундой всё больше. Дарлин останавливается на пороге, смотря на меня. Наверное, я никогда не забуду этот взгляд. Такой презрительный, расстроенный и с нотками любви. Она переминается с ноги на ногу, не отваживаясь задерживать свой взгляд на мне дольше, чем на десять секунд.

— Я хотела тебе помочь, но, видимо, ты не нуждаешься в моей помощи, — Дарлин сминает концы своей футболки, оставляя на ней помятости.

— Я тебя не понимаю, вот честно, — я сжимаю в кулаках пену для ванной, ловя на себе вопросительный взгляд Хикс, — я всячески тебя отталкиваю. Доставляю тебе одни лишь неприятности, а ты всё равно приходишь ко мне и предлагаешь свою помощь. Чем я заслужил такое хорошее отношение к себе?

Дарлин абсолютно всегда приходит ко мне, как бы больно ей ни было. Я раню её, обжигаю, подвергаю её опасности, а она снова возвращается. Мне искренне это непонятно. Я разрушаю её жизнь одним лишь своим присутствием, а она, будто намагниченная, всегда приходит обратно, готовая сделать всё для меня. Даже сейчас. Она предлагает мне помощь, хотя я видел вчера, каким ненавистными глазами она на меня смотрела.

— Я и сама этого не понимаю, но с тобой мне хорошо, — Хикс медленно движется ко мне, садясь на край ванной.

Она запускает руки в свои длинные волосы, разглаживая их. Её движения такие плавные и такие манящие. Ей со мной хорошо. Кому-то хорошо со мной? Звучит как бред сумасшедшего. Но приятно. Приятно вызывать у людей такие эмоции. Особенно у Дарлин. Каким-то странным образом мне нравится всё, что связано с ней. Может, я узнаю в ней себя молодого?

— Прости меня за вчерашнее. За всё прости, — я вытаскиваю руку из воды, протягивая её Дарлин. Аккуратно касаюсь её руки, ожидая отрицательной реакции, но она спокойно сцепляет свои пальцы с моими. Такое нежное прикосновение. Такое приятное, родное.

— Стэнли, понимаешь, просить прощение, конечно, хорошо, но ты должен научиться контролю. Иначе ты так и будешь всю свою жизнь срываться на других, причиняя им боль. Причиняя боль мне, — Дарлин тяжело дышит, крепко цепляясь своими пальцами в мои.

Контроль. Что вообще значит этот контроль? Я же человек, я чувствую. Эмоции тоже захлестывают меня, как и других людей. Как их можно контролировать? Что, вставлять затычку куда-нибудь? Или же убегать, как только я чувствую, что сейчас сорвусь? Это глупо. Если она меня любит, то должна принимать меня и таким. Я же не пытаюсь её изменить. Переделать под себя.

— Я такой, какой есть. Глупо пытаться изменить человека, которому сто двадцать девять тысяч лет триста шестьдесят пять дней по ангельским меркам, — от осознания моего возраста у Дарлин глаза залезают на лоб.

— Сколько?! — она мотает головой в разные стороны, пытаясь правильно понять информацию.

— Сто двадцать девять тысяч лет триста шестьдесят пять дней ангельских лет, — спокойно повторяю я, поднимаясь.

Вода стекает по моему телу, оставляя капли. Взгляд Дарлин падает на мой торс, оживлённо его изучая. Потом ниже, пока не достигает паха. Она закусывает нижнюю губу, машинально облизывая губы. Потом вскакивает с ванной, прикрывая глаза руками. Но щель между её пальцами говорит лишь о том, что она спокойно любуется мной и через неё. Я беру полотенце, обматывая нижнюю часть своего тела им. Лишь тогда Хикс убирает руку от глаз.

— То есть у тебя, получается, завтра день рождение? — мы вместе покидаем ванную комнату, располагаясь в моей спальне.

Хм, а ведь точно. У меня завтра день рождение. Юбилей, так сказать. Только праздновать это я не собираюсь. Слишком глупо.

— Типа того, — я плюхаюсь на кровать, облокачивая голову об мягкую спинку. Дарлин садится на край кровати, подкладывая под себя ноги.

— Ты не будешь это праздновать? Круто ведь будет, — она сама не уверена в своих словах, но ей хочется верить в лучшее.

Я чувствую, как напрягается каждая мышца её тела, когда она смотрит на меня. Вена на её виске медленно начинает пульсировать, а грудь вздыматься и опускаться с бешеной скоростью. Она возбуждена.

— Ты снова на меня пялишься, — я криво улыбаюсь, запуская руку в волосы. Дарлин прячет глаза вниз.

Мне нравится эта игра, в которую мы постоянно с ней играем. Она всё время строит из себя невинную и скромную девушку, но я-то знаю, что она совсем другая. Она вовсе не скромняшка с застенчивым взглядом. Скорее, в тихом омуте черти водятся. И это точно описывает Дарлин Хикс, когда речь заходит об интимной жизни.

— Так оденься, чтоб я не пялилась. Ты бы ещё голым ходил, — её слова прозвучали, как вызов. Она думает, что мне слабо ходить голым при ней? Пф, да запросто. Так даже удобнее.

— Ты бросаешь мне вызов? — я смотрю ей прямо в глаза, прищурившись. Она умело прячет свои эмоции, но я чувствую, как внутри неё все горит.

— Нет, Стэнли, это просто фраза. Не надо ходить голым, пожалуйста. Я не вынесу этой отвратительной картины, — Дарлин закатывает глаза, зарываясь лицом в руки.

— Отвратительной? Да ты бы видела свой восхищённый взгляд, когда я предстаю перед тобой обнажённым. Врунишка, — со смехом заключил я и бросил в неё подушку.

Хикс поймала подушку, швырнув её обратно. Она быстрыми движениями переместилась по кровати, оказавшись головой на одном уровне с моим животом. Дарлин лежала на животе, время от времени поднимая на меня свой томный взгляд. Молчание нагнетало и бездействие тоже. Нас определенно тянет друг к другу, но Дарлин ставит перед собой стену, пробить которую мне не удаётся. Я чувствую в каждом её движении отказ к близости со мной, отказ от моих прикосновений.

— Зачем ты тронул того человека? — она смотрит на меня внимательно и пытливо, будто бы пытается разузнать у меня тайные мотивы.

— Он заслужил. Дарлин, ты не сможешь вечно всех прощать. Он убил твою семью, навсегда перечеркнув твои дни рождения. Ты каждый год должна разрываться между празднованием дня рождения и скорбью к смерти семьи. Разве это правильно? — Дарлин положила свою голову мне на живот, и я аккуратно коснулся рукой её головы. Начал гладить её так, будто бы она была маленьким беззащитным котёнком.

Коснувшись её щеки большим пальцем, я почувствовал, как на него скапывает слеза. Она не должна плакать. Не должна. Я начинаю судорожно вытирать её слёзы своими пальцами, но они лишь усиливаются. Понимая, что уже ничего нельзя поделать с истерикой Хикс, я заключаю её в свои крепкие объятия. Она тихо успокаивается спустя несколько минут.

— А вдруг это был не он? Вдруг ты наказал не того человека? — Дарлин смотрит на меня своими заплаканными глазами, и я вижу в них одну лишь боль. Боль, что поглощает её каждую секунду. Она отбирает у неё всё самое дорогое. Она отбирает у неё саму себя.

— Это был он. Единственное, мне показалось, что он говорил о присутствие какого-то другого человека, якобы как я. Но что он имел ввиду? Что значит «как я»? — я снова рассматриваю лицо Дарлин.

Опухшее от слёз, но такое родное лицо. За время нашего общения она стала мне поистине родным человеком. Человеком, которого я люблю. Если раньше мне казалось, что я ничего к ней не чувствую, то сейчас я с точностью могу определить своё чувство как любовь. Дьявол любит обычную земную девушку. Хотя нет, если я её люблю, то она уже необычная. Обычная бы меня не зацепила.

Дарлин несколько минут осмысляет мои слова. Её лицо сменяет несколько выражений подряд. Сначала оно имеет вопросительный вид, который плавно перетекает в задумчивый, а потом полностью растворяется и превращается в догадливый. Она бледнеет, румянец исчезает с её щек. Кажется, Хикс что-то поняла. Она точно что-то поняла.

— Кажется, я знаю, что он имел ввиду, когда говорил это, — её голос надрывист и испуган. И это делает испуганным и меня.

Комментарий к А того ли я наказал?

Вот и история про убийцу. И ещё маленькая тайна:)

Как думаете, что поняла Дарлин? Неужели у нее со Стэнли все будет хорошо? Они через столькое прошли, нужен ли им счастливый конец?

Хотя это ещё далеко не конец:)

Жду ваших отзывов, люблю всех вас❣️😘

========== Где твои шрамы, Стэнли? ==========

Дарлин

В миг в моей голове прокрутились все события того дня. Свет фар, ужасный грохот, запах жжёной резины. В голове всё закружилось. Казалось, будто бы я сейчас упаду в какую-нибудь пропасть и больше никогда не смогу оттуда выбраться. Почему, почему именно я? Этот вопрос застал меня врасплох, как только в голове появилась картинка, забыть которую я уже точно никогда не смогу.

Вот что это было тогда. Чёрная тень, мигом вылетевшая из окна машины. В тот момент мне показалось, будто у меня галлюцинации от дикой боли, но теперь я уверена, что это были не галлюцинации. Это был кто-то из ангелов или демонов. Кто-то из братьев Стэнли. Но зачем? Зачем этому кому-то понадобилось убивать меня и всю мою семью?

Стэнли выжидающе рассматривал моё задумчивое лицо. Его пальцы били по тумбочке, нервно действуя мне на мозги. Он молчал, и его молчание раздражало ещё больше. Что, если я скажу ему об этом, и он просто напросто выйдет из себя? Что, если он решит уйти обратно в ад, чтобы разобраться, кто же это был? И тогда я потеряю его навсегда. Но я не хочу. Не хочу его терять.

— Я тогда не обратила на это никакого внимания, но теперь, кажется, поняла, что это было, — я прервала повисшую тишину, начав своё повествование. Давалось оно мне тяжело. Каждая мускула лица дрожала, вспоминая тот день в красках.

Стэнли заметил моё волнение, и лишь ещё крепче прижал меня к своему разгорячённому телу. Его руки тепло обжигали мои, распространяя по всему телу тепло и поддержку. Я чувствую, как колотится его сердце ровно в том же ритме, что и моё. Будто бы у нас одно на двоих сердце. Это невероятное единение, которое я сейчас чувствую прямо на себе. Необъяснимо, как это происходит, но ощущать такое единение — что-то волшебное. Самое волшебное, что я когда-либо чувствовала. И я ни за что не хочу это терять. Ни за что.

— И что же это было? — его ладонь забирается под ворот моей футболки, нежно щекоча мою шею и лопатки. Я невольно вздрагиваю, покрываясь гусиной кожей.

— Чёрная тень вылетела из окна автомобиля, похожая на большую птицу. Сейчас я понимаю, что это была вовсе не птица, а ангел или демон. Но кто? Кто это был? Стэнли, зачем ему нужно было трогать мою семью? — я вырвалась из объятий Росса, сев так, чтобы видеть его лицо. Мне хотелось видеть его эмоции.

Стэнли молча воспринял информацию, долго впитывая в себя сказанное мной. Он смотрел перед собой, видимо, пытаясь понять, что там вообще происходило. Потом он потянулся руками к тумбочке, стоявшей около кровати, и взял оттуда бутылку виски и бокал. Налил себе тёмную жидкость, залпом выпив содержимое. Снова повторил действия в том же порядке и лишь после взглянул на меня.

— Хотел бы я и сам знать ответы на твои вопросы, — тихо произнес Росс, смотря на меня такими глубокими глазами. Боже, как же он прекрасен.

— Зачем я была нужна хоть кому-то? Стэнли, я так устала. Я думала, что ситуация с аварией давно меня отпустила, но я снова и снова возвращаюсь к ней. Когда всё это закончится? — я выхватила у него из рук бутылку с виски, отпив из неё нескольких небольших глотков.

Жидкость обожгла горло, оставляя приятный привкус внутри. Виски был хорош. Да и у Стэнли всё хорошо, не то, что у меня. Стэнли отобрал у меня бутылку, убрав её обратно на тумбочку. Я легла спиной на подушку, закрыв глаза ладонями. Мне хотелось расплакаться. Хотелось забыться навсегда. Почему жить так больно? Я думала, что жизнь дают для того, чтобы ей наслаждаться. А она лишь калечит и ранит. На моём теле и так слишком много шрамов, так и сердце кишит ими словно грибы, поеденные червями.

— Дарлин, бедная моя Дарлин, — он склонился надо мной, заправляя мне за ухо несколько выбившихся прядей. Так нежно и аккуратно. Глаза его изучали моё лицо, расплываясь в широкой и счастливой улыбке. Сердце начало бешено стучать. Оно готово вырваться из груди прямо сейчас.

Почему? Почему тот человек, которого я люблю, одновременно меня пугает и делает счастливой? Почему именно с ним я чувствую себя такой воодушевленной и готовой на всё? Жизнь играет со мной в злую шутку? Но это же глупо. Глупо любить того, кто никогда в жизни не постареет, не умрёт. Он не сможет вечно быть со мной. Рано или поздно я умру. Ещё раньше начну стареть, и его это вряд ли обрадует. Из наших чувств не выйдет ничего толкового, но мне так хочется.

— Я даю тебе слово дьявола, что разберусь со всеми, кто был причастен к той злосчастной аварии. Считай это сделкой с дьяволом, но ты не должна будешь ничего взамен, — его губы медленно двигались, проговаривая каждое слово своим размеренным и властным голосом. Прекрасным голосом. Готова слушать его вечно. Но этого никогда не произойдет.

— Спасибо тебе за всё, Стэнли, — я приподнимаю голову и нежно целую его в губы. Такой короткий поцелуй, но такой чувственный.

Я отрываюсь от манящих губ, тяжело выдыхая. Росс снова начинает меня целовать, но уже более требовательно. Он проникает своим языком в мой рот, начиная изучать окрестности. Страстный и пылкий поцелуй сводит меня с ума. Стэнли заводится в миг. И его руки начинают беспорядочно блуждать по моему телу. Каждое прикосновение отзывается теплом и возбуждением. Но я не могу. Не могу сейчас. Та идиотская ситуация ещё не отпустила. Мне нужно время, чтобы все забыть.

— Не сегодня, пожалуйста, — я настойчиво отодвигаю его руки из-под своей футболки, пытаясь успокоиться. Сердце колотится так сильно, что я не могу нормально дышать.

Стэнли умиротворенно улыбается. Он ложится набок, поворачиваясь лицом ко мне. Я тоже ложусь набок. Теперь мы смотрим друг на друга. Без слов. Между нами что-то непонятное, что-то, что делает нас сильнее. Стэнли сглатывает слюну, а я наблюдаю за ним. Наблюдаю за тем, как его грудь вздымается при каждом вдохе и опускается при каждом выдохе. Как он моргает, а его медовые глаза манят к себе.

— Знаешь, мне тоже с тобой хорошо. Определенно – очень хорошо, — он кладет руку под голову, а вторую ставит на мою. Мы переплетаемся пальцами. И я мысленно улыбаюсь.

***

— Вкусно пахнет, — Стэнли заходит на кухню, где я уже во всю готовлю нам завтрак. Сонным я его ещё ни разу не видела. Волосы его растрёпаны, немного запутаны. Глаза ещё не до конца привыкли к яркому солнечному свету, а лицо расслаблено. Из одежды на нём лишь белые боксеры с серой резинкой, подчёркивающие все его достоинства.

Так непривычно готовить завтрак на такой огромной кухне. В Хаусе у нас одна маленькая кухонька на каждые две комнаты. А тут целое разнообразие предметов кухонной утвари, аж глаза разбегаются. На мне сиреневого цвета рубашка Росса. Мне нравится то, как она красиво облегает мои бёдра. И как вкусно она пахнет. Вообще, все вещи Стэнли пахнут как-то необычно. Слишком приятно для моего носа. Если бы я была токсикоманом, то зависела бы именно от этого запаха.

Росс плотно приближается ко мне сзади, обхватывая своими руками мою талию. Его дыхание горячо обжигает мою шею, а губы слегка касаются мочки уха. По телу в миг пробегает приятная дрожь. Я разворачиваюсь к нему лицом, и он целует меня в губы так, будто бы это обычное дело — целовать меня. Будто бы мы делаем это всю нашу жизнь. И мне это нравится. Нравится, когда между нами это невообразимое тепло.

— У тебя в холодильнике так много продуктов, но моей фантазии хватило лишь на яичницу с беконом. Будешь? — мы расцепляемся, и я беру в руки сковородку. Стэнли молча кивает, садясь за стол.

Я раскладываю по нашим тарелкам завтрак, попутно наливая в стаканы кофе. Такой ароматный кофе. Когда все приготовления окончены, я сажусь напротив Стэнли, и мы начинаем трапезу.

— Я, как истинный дьявол, привык всегда говорить правду, — он вынимает изо рта вилку, рассматривая её. Потом он делает небольшой глоток кофе и продолжает с невозмутимым видом.

— Яичница просто отвратительная, а кофе ещё хуже. Ты, вообще, готовить умеешь? — Росс смотрит на меня так возмущённо.

Кажется, я начинаю краснеть. Я сама пробую яичницу. И на вкус она оказывается абсолютно нормальной. Потом я снова смотрю на Стэнли, и он смеётся. Ему смешно? Он издевается надо мной?

— Идиотская шутка, — я обидчиво толкаю его ногой под столом, на что он лишь снова рассмеялся.

— Прости, просто ты сидела с таким серьезным выражением лица, вот я и решил разрядить обстановку. На самом деле, всё очень вкусно, — он доедает последний кусок и откидывается на спинку стула, довольно улыбаясь.

Я тоже доедаю всё содержимое своей тарелки, вставая со стула. Я убираю тарелки в раковину, разворачиваясь, чтобы снова сесть напротив Росса, но он перехватывает меня за руку, и я падаю своим лицом прямо ему на грудь. Стэнли обхватывает меня обеими руками за талию, прижимая крепко к себе. И я решаюсь сесть ему на колени.

Теперь его рука гладит мою спину, а губы беспорядочно изучают шею. И почему мне постоянно так хочется, чтобы он меня касался? Это как какой-то наркотик. Если не получишь хотя бы одно касание, то считай, что начнется ломка. Я касаюсь своими губами его губ, и мы сливаемся в лёгкий и нежный поцелуй. Стэнли не настойчив, и мне это сейчас нужно. Мне нужно, чтобы он был со мной нежен. В конце концов, я ранимая и хрупкая, а не такая сильная, какой пытаюсь казаться.

— Это то, о чём я думаю? — я начинаю ёрзать на коленях Росса, чувствуя его разгоряченный орган прямо под собой. Он упирается мне в промежность, возбуждая.

— Ну, смотря, о чём ты думаешь, — Стэнли ухмыляется, и я больше не нуждаюсь в ответе.

Мне так нравится его ухмылка. Она такая необычная. Уверенная и соблазнительная одновременно. Вообще, он сам по себе необычный. Может, это и есть особенность дьявола, но это волшебство в нём такое особенное. Не дьявольское, а именно необычное. Он имеет особый шарм. И это чертовски манит.

Я все же остаюсь на его коленях, привыкая к ощущениям внизу. Мои руки начинают блуждать по его телу. Я массирую его плечи и шею, поглаживая их. Мне нравится эта бархатная кожа Стэнли. Он будто бы сделан из самых лучших материалов. Опускаюсь чуть ниже, к лопаткам. В голове сразу же возникает картинка из прошлого. То, как Стэнли выставляет меня из своего дома, как только я обнаруживаю на его спине шрамы. Тогда это было так больно и так обидно, а сейчас у нас такой прогресс. Я спокойно могу трогать его спину, мы уже слушаем друг друга и пытаемся понять.

Руки начинают нащупывать съежившуюся от шрамов кожу, но не находят её. Какого чёрта? Я приподнимаюсь, чтобы рассмотреть спину Стэнли внимательнее. Ничего. Нет никаких шрамов. Теперь я полностью встаю с его колен, быстрым шагом обхожу его и снова рассматриваю его спину. Ни одного шрама. От них не осталось и следа. Как такое возможно?

Росс недоумевающе смотрит перед собой, раз за разом поворачивая ко мне голову. Он пытается понять, что же такое я нашла на его спине. Но дело ведь в том, что я там как раз ничего и не нашла. Я начинаю водить пальцами по тем местам, где раньше были шрамы, и нащупываю маленькие выпуклости. Типа бугорков. Еле заметных. Совсем небольшие выступы. Что это такое?

— Стэнли, а где твои шрамы? — я снова провожу пальцами по этим бугоркам, пока Стэнли пытается понять смысл моего вопроса.

— На месте были ещё несколько дней назад, — он встаёт со стула и идёт в гостиную. Я за ним как хвостик.

Мы оказываемся перед огромным напольным зеркалом, обрамлённом чёрно-красной рамкой. Стэнли становится спиной к зеркалу, разворачивая голову то с одного бока, то с другого. В его глазах появляется удивление. Такое искреннее. Я ещё никогда не видела его таким удивлённым.

— Там какие-то бугорки, — я отвечаю на его вопросительный взгляд, а он отходит от зеркала, становясь посреди гостиной. Между диваном и лестницей, что ведёт на второй этаж.

— Не может быть, — Стэнли тихо произносит эту фразу, напрягая мышцы спины.

Через пару секунд из его спины появляются два огромных белых крыла. Как у большой птицы, но гораздо лучше. Они такие светоносные. Такие большие и невероятно красивые. У Стэнли крылья. Ангельские крылья.

Комментарий к Где твои шрамы, Стэнли?

Крылья Стэнли к нему вернулись. Как думаете, каким именно образом? И почему они вообще снова появились?

Кстати говоря, я придумала потрясный финал для истории, и совсем скоро вы сможете его прочесть. Хи-хи 🤣

Люблю вас всех очень сильно😘😈

========== Все кончено, Стэнли ==========

Стэнли

Мои крылья вернулись? Как это вообще возможно? Сотни тысяч лет я жил без них, а тут они взяли и появились сами по себе? Очень странно. Очень. Каждый день, чёрт его побери, новые открытия, объяснений которым попросту не находится даже у меня. Я снова напрягаю мышцы спины, убирая крылья, и становлюсь перед зеркалом. Проделываю тоже самое, рассматривая крылья в отражении. Это и правда они. Мои родные ангельские крылья. Те, что мой отец собственноручно отрезал сотни тысяч лет назад. Огромные, с белоснежными перьями различных размеров.

Дарлин изумлённо изучает меня издалека, боясь пошевелиться. В её глазах я замечаю восторг и удивление одновременно. Она неспеша подходит ко мне, останавливаясь сзади. Её взгляд падает на одно крыло, пробегаясь по всей его длине. Восторг в её глазах усиливается, она улыбается так по-детски. Будто бы ей показали что-то невообразимое, невероятное. Хотя это так и есть. Так близко она ещё никогда не видела ангельских крыльев.

— А можно потрогать? — она смотрит на меня с опаской и интересом одновременно. Я молча киваю в ответ.

Хикс аккуратно касается одного крыла, и я чувствую лёгкое щекотание. Её пальцы начинают нежно перебирать перья, вызывая по моему телу сотни тысяч маленьких разрядов. Она улыбается мне в отражении зеркала, изучая руками крыло. Её рука обошла каждый изгиб, каждое пёрышко так аккуратно и нежно, отчего я невольно улыбнулся. Ей нравится эта особенность моего тела, а мне нравится её реакция. Не испуг, а восторг. Искренний и такой милый восторг. Как у малышки, увидившей впервые белого медвежонка.

— Они такие красивые. И очень мягкие наощупь, — теперь Дарлин становится рядом со мной, и мы оба рассматриваем себя в зеркальном отражении.

Я беру её за руку, переплетая наши пальцы. Прячу крылья обратно, и мы становимся похожими на нормальных людей. Наше отражение такое милое. Да, именно милое. Мы смотримся так, будто бы мы обычная человеческая парочка, но это совсем не так. Всё совсем не так, как хотелось бы нам обоим.

— Они и правда красивые, но зачем они снова появились? — я отпускаю руку Дарлин, садясь на диван. К счастью, на столе оказывается бутылка с виски. Недолго думая, я открываю её и залпом отпиваю четверть содержимого. Алкоголь распространяется по моему телу, разогревая кровь. Думать лучше это, конечно, не поможет, но хотя бы расслабит на несколько минут.

Дарлин садится рядом со мной, подбирая под себя ноги. Её волосы ниспадают по плечам, делая её такой красивой и необыкновенной. Она проницательно на меня смотрит, и каждая клеточка моего организма отзывается на её взгляд. Хикс кладёт свою руку мне на колено, некрепко сжимая его. Она вкладывает в это касание поддержку, но и это не помогает мне думать лучше. В голове каша. Невероятная каша, распутать которую я не могу. Не представляю как.

— Стэнли, я не знаю, почему они снова появились. Но, быть может, их появление как-то связано с тем, как они исчезли? — Дарлин изучает моё тело своим взглядом. Рука, что лежала на моём колене, поднимается выше и нежно гладит меня по плечу.

— Не знаю. Отец отрезал их в наказание. Но он не говорил ничего, что могло бы сказать, когда они вернутся обратно. И вернутся ли они вообще, — я снова отпиваю из бутылки несколько глотков.

Воспоминания возникают в голове самопроизвольно. Рай. Его небесно-розовые «стены», а точнее, невесомые облака, врезаются в моё сердце огромным ударом боли. Тот день навсегда останется для меня самым худшим днём в моей жизни. Отец на своеобразном троне из дерева, обвитым зелёными листиками и розовыми цветами, смотрит на меня так, будто бы я разрушил его жизнь. Но это он разрушил мою жизнь. Это он убил мою любимую девушку. Мою первую любовь.

Лили… Боже, она была такой прекрасной. Золотые кудряшки, небесно-голубые глаза, алые губы, стройная фигура и восхитительный голос. С ней никто не мог сравниться. Мы так сильно любили друг друга. Но она была низшим ангелом, а я считался высшим. Мы не могли вступать в любовную связь, это нарушало законы рая, но мы не удержались. Любовь была настолько сильна, что мы наплевали на правила и занялись сексом прямо в райском саду, за одним из деревьев. Отец узнал обо всем от Гидеона и устроил суд. Суд решил, что Лили должна умереть, ведь она низший ангел, а низшие за нарушение правил караются смертью. И я устроил бунт. Я собрал свою собственную армию из ангелов, но ничего не вышло. На словах, моя армия была согласна на всё, а на деле они просто сбежали. И отец сослал меня в ад, предварительно создав его. И отрезал крылья, чтоб я никогда не смог прилететь на землю.

— Может, это как-то связано со мной? — Дарлин положила свою голову мне на плечо.

А ведь правда. Это может быть связано с Дарлин, но как? Почему всё крутится вокруг Дарлин? Что с ней не так? Кто она вообще такая? А вдруг это отец её послал ко мне, чтобы следить за мной? Вдруг это она и вернула мне мои крылья? Пока мы с ней не переспали, их не было. Пока я не полюбил её, пока не открылся ей, ничего вообще не было. Кто она такая? И зачем она связалась со мной?

Злость распространилась по всему телу, превратившись в гнев. Кожа начала медленно нагреваться, и Дарлин мгновенно убрала свою голову с моего плеча.

— Твоя кожа, она горячая. Стэнли, не стоит поддаваться гневу. Мы во всём разберемся, — она смотрит мне прямо в глаза, а я всё больше злюсь. Её невинность во взгляде раздражает меня.

— Кто ты, чёрт возьми, такая? Почему, как только я с тобой связался, со мной начала происходить какая-то дичь? — я вышел из себя. Снова.

Я ударил кулаком по дивану и Дарлин резко вскочила с него. Она испуганно изучила мой изменившийся внешний вид. Да, теперь она точно могла видеть, как абсолютно всё моё тело покрылось трупными пятнами, а глаза стали кровавыми. Хикс начала медленно пятиться назад, озираясь по сторонам.

— О чём ты? Я не понимаю. Стэнли, что происходит? — она практически плакала. Её голос был надрывист, а руки дрожали.

Но мне было плевать. Я выведу её на чистую воду. Плевать, что я её люблю. Она точно не та, кем представляется. Она либо врёт, либо слишком хорошо играет. Я не могу поддаваться своим чувствам к ней сейчас, вдруг они окажутся неправдой? Вдруг всё это мне внушили? Она ведь явно как-то на меня влияет, вдруг это и есть её суперспособность.

— Ты расскажешь мне всё, — я тоже встаю с дивана, ускоряя шаг. Я догоняю Дарлин, и прижимаю её всем своим телом к стене.

Я чувствую, как её тело дрожит под моим, а сердце готово выпрыгнуть прямо сейчас. Её щеки покрываются слезами, а губы подрагивают. Я смотрю ей прямо в глаза, прожигая их своими огненными шарами. Дарлин жмурится, пряча взгляд.

— Стэнли, что происходит? Отпусти меня, пожалуйста. Мне страшно. Я ничего не понимаю, — у неё начинается истерика.

Каждая её попытка оттолкнуть меня в сторону оказывается бессмысленной. Она лишь обжигает ладони об мою горячую кожу. Боже, что же я творю? Её страх истинный. Я чувствую его. Чувствую, как внутри неё разливается непонимание. Она плачет по-настоящему. Она не играет. Чёрт, я снова причиняю ей боль. Я снова это делаю.

— Дарлин, чёрт, — я чуть отступаю назад, хватая её обе руки. Я провожу по ним своими ладонями, избавляя её от ожогов.

Она перестает плакать, но всё ещё всхлипывает. Её глаза наполнены болью и непониманием. Она скатывается по стене, пряча лицо в колени. Я сажусь рядом с ней, аккуратно вкладывая её ладонь в свою. Хикс отдергивает руку.

— Я думала… Думала, что ты больше не станешь так себя вести. Мне казалось, ты пересмотрел своё отношение ко мне, но ошиблась. Чёрт, я снова ошиблась, — Дарлин встаёт с пола, отправляясь к лестнице.

Быстрым шагом она настигает моей спальни, где начинает искать свою одежду. Я следую за ней по пятам. Чувство вины поглощает меня с головой. Я начинаю медленно себя ненавидеть за то, что поступаю с ней так. Я каждый раз причиняю ей боль. Каждый раз.

Всякий раз она меня прощает, возвращаясь ко мне. Но теперь, я уверен, она меня не простит. Больше никогда не простит. Я видел её страх. Видел её глаза. Они сказали всё за неё. Дарлин будет бояться меня всю свою жизнь, а сегодняшняя ситуация заставит её возненавидеть меня.

— Так и есть. Просто на меня что-то нашло, — я хватаю Дарлин за локоть, притягивая к себе. Нежно обхватываю её талию обеими руками, разглаживая на ней футболку.

Дарлин несколько секунд смотрит мне в глаза прежним взглядом, но потом он снова становится холодным. Сердце резко укололо. Его будто бы разрезали на сотни маленьких кусочков, протыкая каждую при этом гвоздями. Так больно мне ещё никогда не было.

— У тебя вечно есть отмазки. Я простила тебе ту ситуацию с твоим грубым поведением во время секса. Я простила тебе и остальное, но это уже предел. Стэнли, ты… Ты, боже, я не хотела произносить это вслух, но, кажется, пора, — она застегивает пуговицу на джинсах, вытаскивая из-под футболки волосы.

Боль распространяется по телу диким огнём, прожигающим каждую часть. Каждый чёртов орган горит так, словно его жарят в аду. Снова и снова. В горле всё пересыхает, я не могу говорить. Не могу произнести ни единого слова. Меня будто парализовало.

— Кто же я? — вопрос вырвался из груди самопроизвольно.

Я боюсь услышать ответ. Глупо, но я боюсь. Его величество король Ада, боится услышать ответ какой-то обыкновенной девчушки. Хотя, кому я вру? Она самая необыкновенная из всех, кого мне приходилось знать. И я люблю её так сильно, что готов на всё ради неё.

— Чудовище, — Дарлин тихо произносит слово, что навсегда останется в моём сердце.

Я? Чудовище? Страшно признавать, но так и есть. Я чудовище. Я чудовищно глупый. Я вообще ничего не понимаю в этом мире. И я снова обидел самую лучшую на земле девушку.

— Постой, Дарлин, — мне приходится ускориться, чтобы догнать её бегущее к выходу из особняка тело.

У самого выхода я останавливаю её. Аккуратно. Мы встречаемся взглядами, но Дарлин отводит свой в сторону. Я чувствую, что страх захватывает её с головой. Она вся дрожит. Слёзы безостановочно льются из её бездонных глаз, и мне от этого так больно. Я разрушил то, что она так старательно выстраивала.

— Я больше не хочу тебя никогда слышать. И видеть не хочу. И трогать больше тоже никогда не хочу. Я делала всё, чтобы быть с тобой мягче. Я спускала тебе с рук все те глупости, что ты вытворял, но это стало последней каплей. Стэнли, убирайся из моей жизни! Я больше не хочу тебя знать! — её голос звучит так страшно.

Ненависть. В нём явно слышно ненависть. Я и не думал, что можно ненавидеть кого-то так сильно. Но теперь я понимаю, как это бывает. И я не вправе осуждать Дарлин. Она права. Она абсолютно точно права. Она всё сделала, чтобы мы могли быть настоящей парой, но я раз за разом всё это рушил. И сейчас я перешёл черту.

— Я люблю тебя, — признание само по себе вырвалось из моих уст. Дарлин подняла на меня свой взгляд, проверяя, не ослышалась ли она. На секундочку в её глазах промелькнула любовь ко мне. Я видел это.

— Что? — она наморщила лоб, сглотнула слюну и снова посмотрела на меня.

— Я люблю тебя, Дарлин Хикс. Люблю тебя больше всего на свете, — я нежно провожу пальцами по её щеке, вытирая вновь упавшую на неё слезу. Она трётся своей щекой об мою ладонь, закрывает глаза и коротко целует мою руку.

— Это больше не имеет никакого значения, Стэнли Росс, — уже спокойно Дарлин убирает мою руку со своей щеки, открывает дверь и уходит прочь.

Я признался ей в любви, и она была счастлива этому. Я видел её глаза. Они были такими полными надежды и любви. Но она ушла. Дарлин подарила мне лишь лёгкий поцелуй в руку и ушла. Это точно конец. Она больше никогда меня не простит. Никогда.

Я начинаю закрывать входную дверь, но чья-то сильная рука придерживает её. Передо мной появляется чёрная тень, а потом и весь человек. Гидеон. Он всегда появляется так вовремя?

— Чего тебе? — я сухо бросаю ему фразу, уходя вперёд. В гостиную. Там виски, там можно выпить. И забыть всё это. Забыть Дарлин.

Чёрт, да не смогу я её забыть. Ни за что не смогу. Она – самое важное сокровище в моей жизни. Дороже лишь моя любовь к ней. И почему я всё время делаю ей больно? Зачем? Я не смогу жить без её волшебной улыбки, без её прекрасных изгибов тела. Без неё, целой и невредимой. Моя жизнь просто потеряет смысл, если в ней не будет Дарлин Хикс.

— Пришел рассказать тебе правду о Дарлин, — грубый голос брата раздается сзади, и я разворачиваюсь к нему лицом.

Правду? Какую правду? Что он может знать о Дарлин, чего не знаю я? Интересненько.

Комментарий к Все кончено, Стэнли

Тадам, ахах

Самый важный секретик будет расскрыт в следующей главе, ахах

Как вам эта глава, родные мои?

========== Ты особенная, Дарлин ==========

Дарлин

Он чуть меня не убил. Стэнли был готов меня убить. Я видела его кровавые глаза. Они были готовы разорвать меня на сотни маленьких кусочков. Я обожглась об его тело несколько раз, хоть он и залечил все эти раны, осадок всё равно остался. Как я могу принять с достоинством его слова о любви ко мне, если перед этим он винит меня во всех своих бедах? Нет, теперь всё кончено. Навсегда. Это будет нелегко, но я справлюсь. Нелегко, очень нелегко.

Я беру в руки телефон и набираю Сирилу. Он вряд ли помнит мой номер, но мне срочно нужно отвлечься. Мне нужно с ним поговорить. С ним спокойно. На том конце трубки доносится сонный голос, но такой милый.

— Дарлин? — он вопросительно отвечает на мое короткое приветствие, и я невольно улыбаюсь. Он узнал меня по голосу. Это довольно приятно.

— Ты не занят? — я сидела на скамейке перед входом в главные ворота Гарварда.

— Нет, у тебя всё хорошо? — голос Сирила стал таким заботливым и обеспокоенным.

— Можно мне к тебе?

Как только я услышала утвердительное «конечно», сразу же сорвалась с места и быстрым шагом отправилась в наш Хаус. К счастью, Сирил жил в нём же. Я мигом поднялась на тринадцатый этаж, постучавшись к комнату под номером 111. Дверь мне открыл светловолосый парень высокого роста с невероятно красивой улыбкой и серыми глазами. Видимо, сосед Сирила.

— Проходи, Сирил сейчас выйдет из душа, — он пропустил меня жестом вперёд, и я прошла вовнутрь.

Синие обои показались мне немного яркими для общего убранства комнаты, но выглядело довольно забавно. Вообще, комната была такой же по размерам, как и у меня с Элли. И обстановка была той же. Единственное, тут был небольшой бардак, хотя, не совсем небольшой. Повсюду валялись различные вещи, кое-где были банки от пива, упаковки от пиццы. На столе лежала огромная кипа тетрадей и бумаг, а на стуле висело несколько пар штанов и кофт. Казалось, будто бы стул сейчас встанет и пойдёт, как человек.

— А тебя как зовут? — я села на свободный от вещей стул в углу комнаты, рассматривая стеллаж с наградами.

— Можешь называть меня Сэмми, — он плюхнулся на свою кровать, расплывшись в широкой улыбке.

Мне стало как-то неловко. Сэмми выглядит, конечно, довольно милым и привлекательным парнем, но я совсем его не знаю. Что можно так долго делать в душе? Мне срочно нужен Сирил. Я смотрю в сторону двери в ванную комнату, и она распахивается.

Грэйс выходит с мокрой головой и в одних лишь пляжных шортах. Он видит меня и улыбается широко и искренне, садясь на свою кровать. Он кидает на Сэмми строгий взгляд, и тот смеётся ему в ответ. Пара секунд, и белобрысый паренёк удаляется из комнаты, захватив с собой лишь телефон.

— Чего ты там в углу сидишь? Садись со мной. Я ж не кусаюсь, — Грэйс двигается чуть в сторону, освобождая мне место рядом с собой. Колеблясь, я всё же сажусь рядом.

— Прости, что разбудила тебя, — мне действительно не хотелось доставлять ему неудобств, но мне так нужно было с ним поговорить. Как тогда ночью, когда он пришел ко мне.

— Брось, всё оки. Что случилось? — он неловко протягивает свою руку к моей щеке, начиная поглаживать её большим пальцем.

Как же мне хочется рассказать всё в самых мельчайших подробностях, не упуская не единой детали, но предать тайну Стэнли я не могу. Но и молчать мне уже осточертело. Это невыносимо — умалчивать важные детали, когда твои друзья так отчаянно пытаются вывести тебя на душевный разговор. Но и рассказывать столь сумасшедшие для обычного человека вещи — глупо. Если мне кто-то и поверит, то лишь для того, чтобы я больше не несла ерунды.

— Я очень сильно запуталась. Я влюбилась впервые в жизни. Это, правда, круто — чувствовать мысленное и физическое единение с тем человеком, которого ты любишь. Но что мне делать, если раз за разом он постоянно рушит мои представления о нём. О нас, — я закрываю глаза и снова возникает Росс в гневе.

Эти бешеные глаза, грубые движения. Он действительно был готов сделать со мной абсолютно всё, чтобы выбить из меня какую-то неизвестную мне правду. Но что на него нашло? Он ведь был таким нежным, таким заботливым. Я люблю его, когда он со мной наедине, когда он не в гневе, но сегодня было что-то непонятное. Необъяснимое. И я снова ищу ему оправдания. Хотя их нет. И быть не может.

— Может, он не любит тебя? — Си понимал, что речь идёт о Стэнли, поэтому его вопрос был немного глуп и одновременно понятен.

— Он признался мне в любви. Сирил, я не настолько дура, хотя и бываю ей. Просто как мне ему объяснить, что так нельзя. Ты же уже имеешь опыт в отношениях. Помоги мне, пожалуйста.

Сирил тяжело выдыхает, снова набирая воздух в легкие. Напоминание о его отношениях выражается у него на лице болью. Но он быстро избавляется от грустной улыбки, превращаясь в обычного Грэйса. В того, которого знаю я. Мне нравится такой Сирил. Не надменный, не задира, не идиот, а обычный парень. Хороший друг.

— Отношения — это работа двоих. Вы не сможете быть нормальной парой, если пытаться исправить и решить проблемы будешь только ты. Он тоже должен осознавать свою вину и принимать участие в решении проблемы. Иначе никак. Иначе просто будет что-то непонятное, что рано или поздно закончится болезненно для вас двоих. Либо вместе, либо раздельно. По-другому никак, — он крепко прижимает меня к своему горячему и влажному телу, обнимая меня так по-дружески.

Он прав. Абсолютно прав. Либо мы работаем вместе, либо никак. Другого пути нет. Но сегодня я не хочу говорить со Стэнли. И вообще, я устала делать первый шаг. Пусть он делает первый шаг, иначе какой из него дьявол, если он не может первым передо мной извиниться? Какой из него мужчина, если всё и всегда решаю я? Я должна быть слабой, а он должен быть сильным. А у нас получается всё иначе.

— Хочешь поиграть в приставку? У меня тут новая версия фифы вышла, погоняешь со мной? — Сирил отпускает меня из своих объятий.

Он подходит к плазме, что висит на противоположной от кровати стены. Включает её с помощью пульта, подключает какой-то провод. Достаёт джойстики и подходит ко мне, предлагая один из них. Я недоумевающе рассматриваю черную фиговину, пользоваться которой я совершенно не умею.

— Эм, если ты научишь, — я несмело хватаю джойстик, рассматривая разноцветные кнопки на нем.

— Всё просто, — Сирил садится рядом, указывая мне на одну из кнопок, — это бежать. Это бить. Это отбивать. Разберёшься по ходу игры, я помогу.

Мы начинаем битву на футбольном поле. Расслабление, которое так сильно мне сейчас нужно.

***

— Ты выиграла меня три раза, — Сирил стукнул меня кулаком в плечо слегка. И мы рассмеялись.

— Это не я, это Реал Мадрид! — торжественно произнесла я, прикладывая руку к сердцу. Мы снова смеемся.

Три часа в компании Сирила пошли мне на пользу. С ним безумно весело и легко. Он просто отличный друг. Жаль, что мы раньше с ним так не общались. Мы многое упустили. Из нас бы вышли суперские друзья и отличные напарники.

— Ну, моя Бавария тоже неплоха, — он играет бровями, улыбаясь мне.

Мы вместе убираем джойстики и весь мусор от чипсов и напитков, очищая комнату. Веселье продолжается. Уборка не проходит скучно. Сирил кидает в меня несколько чипсинок, я в ответ в него ещё несколько. Мы начинаем войну, и вскоре комната полностью наполняется чипсами. Они валяются абсолютно везде: на кроватях Сэмми и Сирила, на полу, даже к стене что-то прилипло.

— Кажется, мы заигрались, — я обращаю наше внимание на тот кавардак, что мы устроили. И мы снова начинаем убираться, но уже без драк.

— Вроде бы, всё, — Грэйс кидает свой серьезный взгляд на убранную нами комнату.

— Спасибо тебе за всё, — я заключаю его в свои крепкие объятия.

Сирил гладит меня по спине. Нежно и аккуратно. Я чувствую, как его сердце бешено колотится. Его руки обхватывают мою талию, прижимая меня к себе ещё крепче. Между нами не остаётся ни миллиметра свободного места. И Грэйс накрывает мои губы своими. Я мгновенно отстраняюсь, бросая на него свой строгий взгляд.

— Сирил, я люблю Стэнли. И я не могу целоваться с другим, — в его глазах происходит резкая смена эмоций. Грусть. В них появляется грусть.

Я понимаю, что ему больно. Понимаю, что я ему могла понравиться, но мои чувства к Стэнли слишком сильны, чтобы я могла так просто целоваться с другим. Нет. Пусть мы и в ссоре, пусть я не давала ему никаких обещаний, но я верна прежде всего самой себе. И даже прекрасный вечер с Сирилом не сможет затмить моих чувств к Россу. Он слишком сильно засел в моей голове, в моём сердце. Все мои мысли постоянно возвращаются к нему, лишь к нему одному. Я люблю этого идиота, вечно разрушающего мою жизнь. Как бы глупо это не было. И я не смогу жить без него.

— Прости, просто ты мне как бы нравишься, — он чешет затылок, и на его лице появляется кривая улыбка.

— Ты классный, Си, но ты мне лишь друг, не более, — я снова крепко его обнимаю, но чувствую неловкость в каждом его действии. Он расстроен. Мне жаль его, на самом деле.

Никогда в жизни не подумала бы, что буду нравиться одновременно двум парням. Тем более, Сирилу Грэйсу, с которым у нас постоянно до этого были контры. Мой последний год в Гарварде должен был пройти совершенно спокойно, но это вовсе не так. Уже начало учебного года принесло в мою жизнь столько всего нового. Чего только стоит встреча с дьяволом, а потом и моя влюбленность в него. Ещё и эти ангелы и демоны, что я успела повидать за это время. Жизнь меня к такому не готовила. И это одновременно и круто, и страшно. Кто знает, что будет дальше? Я боюсь.

— Друзья? Хорошо, давай попробуем, — он улыбается мне, и я мысленно успокаиваюсь. Мне больше нравится видеть его улыбку, чем грусть.

***

Расставшись с Сирилом, я отправилась на свой этаж. Моя комната встретила меня совершенной пустотой, и это меня расстроило. Мне так хотелось поговорить с Элли. Мы могли бы с ней устроить пижамную вечеринку, но она куда-то исчезла. Ну и ладно, я смогу нормально всё обдумать.

Я открываю настежь окно и ложусь на кровать, обнимая свою единственную мягкую игрушку. Плюшевый медведь среднего размера с разорванным носом и без одного глаза. Страшный и потрёпанный, но такой родной. Единственная вещь, что осталась мне от сестры после её смерти. Я подарила ей этого медведя на пятилетие, и буквально за полгода она его привела в это состояние. Но зато я точно знаю, что он ей нравился. Я так скучаю по своей малышке. Она могла лишь одним своим голосом заставить меня улыбаться. Мне так нравилось, когда она ночью тайно пробиралась ко мне в комнату, пока я была в ванной. Потом я ложилась на кровать, а она уже там. И мы засыпали вместе. С ней было очень весело. Мой белокурый ангелочек. Я так хотела бы вновь увидеть её. Сейчас бы ей было почти десять. Она была бы уже такой взрослой. Была бы, но не будет. Я больше никогда не увижу ни ее, ни родителей…

Я вообще скучаю по всей своей семье. По нашим вечерам с совместными ужинами, по выходным поездкам в различные интересные места. Мы были очень счастливой семьёй, а теперь ничего этого нет. И все это разрушил один из братьев Стэнли. И я никак не могу понять, зачем это хоть кому-то могло понадобиться. Что было необычного в самой обыкновенной семье? Зачем нужно было устраивать весь этот цирк с аварией? Как же много в моей голове вопросов. И как мало ответов.

— Дарлин, — чей-то незнакомый голос слышится сзади меня. Этот кто-то явно влетел в моё открытое окно и стоит сейчас сзади меня.

— Что происходит? — я оборачиваюсь и вижу перед собой молодого парня. Немного пухленького, рыжеволосого. С такими милыми веснушками. Его спину украшают огромные серые крылья, а на теле что-то наподобие белого платья из простыни. Он кажется таким милым и безобидным, но я больше не доверяю никому из братьев Стэнли. Никому.

— Не пугайся, прошу. Я тебя не трону. Я лишь пришёл сказать, что ты не такая, какой ты себя видишь. Ты особенная, — его голос такой высокий и звонкий, что я могла бы слушать его вечно. Вообще, он внушает доверие своим видом и своими движениями, но можно ли верить ему?

— Кто ты? — я встаю с кровати, изучая его.

— Тебе вовсе неважно знать моё имя. Я делаю это ради Стэнли. Я люблю своего братишку, а он любит тебя. И я хочу, чтобы вы могли быть счастливы вместе, — он улыбается мне широко, а после вылетает через окно.

И что же во мне особенного? Отлично, ещё одна загадка, разгадку к которой придется искать целую вечность. Счастлива со Стэнли? Это вообще возможно? Боже, когда же уже закончится этот идиотский день! Когда вообще закончатся все эти загадки? Я так устала.

Комментарий к Ты особенная, Дарлин

Извините за ожидание. Возникли некоторые трудности из-за учебы. Ловите главу:)

Мне кажется, она получилась довольно насыщенной и интересной.

С вас мнение:) как думаете, в чем же особенность Дарлин? Ваши предложения в студию, ахах

А я потом посмотрю, кто из вас угадал:)

Всех люблю 💙

========== Я больше не хочу жить вечно ==========

Стэнли

Слова Гидеона застревают в моей голове, как осколок от какого-то огромного стекла. Они разрезают мозг изнутри. У меня такое ощущение, словно кто-то вынул из меня все мои внутренности, перекрутил их через мясорубку, поджарил, а потом снова запихнул в меня. Как это вообще возможно? Я снова и снова прокручиваю наш с Гидеоном разговор, и каждый раз мне становится ещё хуже. Я никогда не чувствовал себя таким разбитым. Таким беспомощным.

Дарлин — не человек? Но как такое возможно? Как я упустил это? Как я мог быть рядом с ней и не заметить того, что она не такая, как все остальные. Я списывал всё это на её клиническую смерть, а всё было куда проще. Она не человек, точнее, она не полностью человек. И её родители, что погибли в аварии, на самом деле не её родители. И сестра тоже не её сестра. Черт возьми, она жила всю свою жизнь во лжи.

— Стэнли, ты где? — Гидеон расхаживал по гостиной из стороны в сторону, бросая на меня нервный взгляд.

— Почему я должен тебе верить? — я сверлю его гневным взглядом, пытаясь понять, врёт ли он мне. Но он не отворачивается. Не прячет глаз. Он смело смотрит на меня, а это означает лишь то, что он говорит правду.

— Можешь спросить у отца, ну, или у Лили, — когда брат произносит имя моей первой возлюбленной, внутри всё начинает трепетать от злости.

Отец не убивал Лили. Всё было подделкой. Вся моя жизнь была подделкой с того момента, как меня сослали в ад. Лили разыграла свою любовь ко мне, а я повёлся, как какой-то идиот. Она не любила меня, она всегда любила моего отца. Она видела во мне опасность, поэтому и решила меня соблазнить. А отец пожалел её, хотя я видел её казнь. Но теперь понимаю, что тогда мне вся эта ситуация не показалась неправдоподобной, она таковой и была. Меня сослали в ад, лишили крыльев, а Лили жила себе спокойно в раю и дальше, спускаясь на землю тогда, когда ей вздумается.

— Но почему вы не убили ребёнка, рождённого от союза человека и ангела, ещё тогда? — я не мог понять, почему Дарлин до сих пор жива, если она является самым большим нарушением правил ангельского свода законов. Поверить не могу, что Дарлин Хикс — это дочь Лили и какого-то человека. Она полуангел.

— Лили слишком хорошо спрятала твою возлюбленную, отдав её на воспитание семье Хиксов. Они как раз искали младенца в детском доме, а тут подвернулась такая удача. Подброшенная на порог малышка. Они и приняли её за свою дочь, — ненависть разливалась по моим венам слишком быстро. Ненависть к Лили и к отцу.

Как можно было обмануть меня? И главное — зачем? Я искренне любил Лили, я был готов на всё ради неё. Я учинил бунт отцу ради неё, а она всё это время жила. Её просто спрятали там, где я не мог найти. Мало того, что она меня обманула, она врала мне о своих чувствах, так ещё и та девушка, которую я теперь люблю, — её дочь. Как теперь с этим жить? Как теперь смотреть на Дарлин? Теперь я понимаю, почему Хикс была для меня кем-то особенным. Да, у неё определенно есть черты Лили. Но Дарлин совершенно другая, и я уверен, она не врёт мне о своих чувствах.

— Это ты устроил аварию? — я настиг Гидеона в два счёта, крепко припечатав его к стене.

— Не совсем. Это мы с Лили устроили этот цирк. Хотели избавиться от Дарлин и всей её семьи. Разом. Но не вышло, — в его глазах блеснуло чувство азарта. Он восхищается своим поступком?

— Крылья. Ты вернул мне крылья? — я вдавливал его в стену так сильно, что кости на его спине начали хрустеть. У меня нет времени на лишние вопросы. Мне нужно знать всё прямо сейчас. Мне нужны чёртовы ответы.

— К тебе вернулись крылья? — искренне удивление Гидеона дало мне понять, что к этому он не причастен. Отлично, снова мучиться с этим вопросом.

— Неважно. У тебя есть ровно три минуты, чтобы уйти отсюда. Иначе я обещаю тебе, что ты больше не сможешь вернуться домой. Я вырву тебе твои крылья, а потом сам прикончу Лили, — гнев настигает меня с бешеной скоростью.

Я снова выхожу из себя, начиная вспыхивать трупными пятнами, но вовремя прекращаю злиться. В голове возникает образ Дарлин и я успокаиваюсь. Она положительно на меня влияет, и я хочу быть таким, чтобы она меня не боялась. Я люблю её, и плевать, кто она такая. Раз уж она сама об этом не знала, значит мы оба стали заложниками своей жизни. И теперь всё будет иначе. Мы точно будем счастливы, но прежде я разберусь со всеми, кто манипулировал мной и Дарлин.

— Стэнли, правда была тебе сказана для того, чтобы ты вернулся обратно в ад. Но ты не собираешься, — брат презрительно на меня смотрит, и я снова ловлю себя на мысли, что он мне больше не брат. Такой мне не нужен. Родные не строят подлостей друг другу.

— Я же уже говорил тебе, что я туда ни ногой. Проваливай, — я начинаю тяжело дышать, свирепствуя. Гидеон качает головой, в его глазах сверкает ненавистный взгляд, но он всё равно уходит.

Прежде, чем поговорить с Дарлин и объяснить ей всё, что связано с ней, мне нужно осмыслить всё самому. Иначе как я буду рассказывать ей то, в чём сам не разбираюсь? Мне нужно время. Думаю, нам обоим нужно время. Мы должны побыть раздельно некоторое количество дней, чтобы понять, как нам лучше. Вместе или по-отдельности.

***

Две недели спустя

Мы с Дарлин так и не поговорили. Она меня не избегает, но и не считает нужным со мной хотя бы здороваться. Видимо, ждёт, пока я сделаю первый шаг. Я как раз созрел для того, чтобы с ней поговорить. Полностью и честно поговорить. На все те темы, что я осмыслил за эти последние две недели.

Я стою перед выходом из Хауса, где живёт Дарлин. На мне мой любимый бархатно-бордового цвета костюм, под ним белая рубашка. В нагрудном кармане изумрудного цвета платок, аккуратно сложенный прямоугольником. Волосы я уложил гелем, но из-за высокой влажности воздуха они уже успели немного растрепаться.

Дарлин должна была точно выйти отсюда в течение нескольких минут, ибо у нас сегодня первой парой право, а она его никогда не пропускает. Я так давно не слышал её голос и уже успел дико соскучиться по нему. По этой нежности и мелодичности, по его красивым тонам. Вообще, я успел соскучиться по всей Дарлин. Целиком. По её губам. Сладким, как спелая малинка. По её невероятным изгибам тела. По этим причудливым шрамам, по её глазам. Глубоким и бездонным. Невыносимая пытка — хотеть коснуться человека, но не иметь возможности.

— Привет, — я ловлю Хикс за руку, притягивая к себе. На ней джинсы на завышенной талии голубого цвета и большой розовый вязаный свитер.

— И тебе привет, — она не убегает, а напротив улыбается мне искренне. Она тоже скучала? Я вижу это в её глазах.

Взгляд Дарлин падает на моё лицо, она изучает меня. Улыбка не сходит с её лица и мне безумно хочется поцеловать её бархатные губы. Сегодня на них ярко-красная помада, и она делает её губы ещё желаннее.

— Поговорим? — я останавливаю своё желание вцепиться губами в губы Дарлин и нежно беру её за руку. Она несмело сплетает свои пальцы с моими, и мне становится хорошо.

— Если честно, я давно хотела поговорить, но ждала от тебя первого шага, — мы идём по песчаной дорожке к скамейкам, что стоят в парке. Мне снова так хорошо, что я готов взлететь на седьмое небо от счастья

Погода уже не такая теплая, но всё равно безумно красивая. Я бывал на земле несколько раз и каждый раз здесь было лето, а теперь невероятной красоты осень. Деревья покрыты разноцветными листиками, они будто бы украшают мир своими причудливыми кронами. На земле тоже валяются разноцветные листочки, поднимающиеся от ветра и создающие листопад разноцветных огоньков. Красота неописуемая. Невероятная. Как же везёт людям, что они могут наслаждаться этим каждый год. В аду никогда не было настолько красиво.

— Мне нужно было всё обдумать. Досконально, — мы сели на скамью, повернувшись боком друг к другу.

Глаза Дарлин прожигают меня своим взглядом. Они такие глубокие, такие невинные. Я вижу в них грусть. Вообще, наверное, ей было нелегко. Мы остановили свои отношения на весьма отрицательной ноте, и я виноват в этом. И я даже не извинился за то происшествие. Мы смотрим друг на друга так, будто бы не виделись сто лет, хотя прошло всего две недели.

— Кажется, мне тоже было, что обдумать, — она загадочно улыбается. И я не могу сдержать своей восхищённой улыбки.

Она безумно красивая. Совершенно обычные черты лица, но столь необычные вместе, что ими можно любоваться безостановочно. Теперь я точно вижу в Дарлин некоторые схожести с Лили. Та же улыбка, тот же разрез глаз. Такой же манящий голос. Но если Лили, в целом, оказалась подлой, то в Дарлин этого точно нет. Я вижу все её мотивы, чувствую все её эмоции. Она искренняя со мной, а я с ней.

— У меня есть несколько новостей для тебя. Думаю, ты будешь в шоке ото всех сразу же, — я взял руку Хикс в свою, нежно поглаживая её.

— Начинай меня шокировать, — она усмехнулась, внимательно посмотрев на меня.

—… В общем, вот такая фигня. Но как всё это связано с возвращением моих крыльев я так и не понял, — когда я закончил повествование, то смог увидеть на лице Дарлин совершенно незнакомую мне эмоцию.

Я никак не мог её истолковать. Дарлин то улыбалась так, будто бы она психически больна, то её брови двигались самопроизвольно и нервно, то губы дрожали. Вообще, вид был довольно странным и немного пугающим. Может быть, так и проявляется шок у людей? Единственное, что я ясно чувствовал — так это то, как крепко она впивается своими ногтями в мою руку. И это даже немного больно.

— Звучит так, будто бы ты перед тем, как прийти ко мне, выпил сто литров виски и теперь несёшь всякую ересь, — спустя практически пять минут она отозвалась на мои слова.

— Но это правда, — я придвинулся к ней ближе, вдыхая аромат её тела. Обожаю этот запах. Она пахнет так по-родному, так приятно и притягательно. Я бы хотел просыпаться и засыпать с этим запахом на своей подушке. Я бы хотел чувствовать этот запах во всём своём доме. Я бы точно хотел, чтобы мы были настоящей парой. Настоящими влюблёнными. По-своему сумасшедшими, но настоящими.

— Я бы не поверила твоей истории о моем рождении, если бы не приход одного из твоих братьев ко мне две недели назад. Я долго думала над его словами о моей особенности, но теперь понимаю, к чему это было, — та странная эмоция исчезает с лица Хикс, и к ней снова возвращается лучезарная улыбка. Моя любимая улыбка.

Вообще, за эти две недели я понял, что любовь — не настолько страшное чувство, каким я его представлял себе после разлуки с Лили. Ведь с ней у нас всё было не по-настоящему. С Дарлин – иначе. Я чувствую, как мы дополняем друг друга словно детали пазла. Когда мы вместе, то нам все горы по колено. Это и есть любовь. Это и есть единение. И я хотел бы чувствовать это всю свою жизнь. Я готов отказаться от всего ради жизни с Дарлин, если она захочет это.

— Он не представился?

— Нет, но потом я вспомнила о том, что единственный брат, что любит тебя — это Тедди. Это точно был он, ведь он сказал мне, что любит тебя, — мы расцепляемся руками и смотрим друг на друга.

Дарлин неловко пододвигается ко мне, складывая свою голову на моё плечо. Несмотря на всё плохое, что я ей привнёс в жизнь, она все ещё способна быть со мной рядом. Неужели это моя награда за все мои страдания? Я уверен, так и есть. Дарлин — моя награда, мой приз, что достался мне за всю мою боль, за всё, что мне пришлось пережить за эти сто тридцать тысяч ангельских лет. Если мы и есть судьбы друг друга, то я готов был ждать столько лет.

— Да, Тедди — мой любимый братишка. Дарлин, я долго думал. Этот перерыв между нами… Я многое переосмыслил и у меня есть отличная мысль, как сделать тебя счастливой, — мой голос предательски дрожал.

Да, я волнуюсь. Я чертовски волнуюсь, ведь это решение далось мне нелегко. И я готов его принять, если Дарлин будет со мной. Это безумие чистой воды, это точно никогда не будет прощено мне моим отцом, но я уверен, что это не ошибка. Ради любви люди совершают жертвы, и я тоже готов жертвовать. Ради Дарлин.

— Тише, я безумно по тебе соскучилась, — она поднимает свою голову с моего плеча, нежно касаясь своими губами моей щеки. Кожа покрывается мурашками, а сердце бешено колотится. Короткий и нежный поцелуй. Лёгкое касание губами моей щеки, и я уже практически сошёл с ума. Дарлин сводит меня с ума. Дьявол во мне разрушается, как только она рядом.

— Я тоже скучал, — теперь я целую её, но уже более настойчиво и в губы.

— Что за решение? — она отрывается от моих губ, изучая своим внимательным взглядом мою шею. Она такая маленькая в моих руках. Её тело дрожит, и я чувствую тепло, что разливается по её телу. Оно захватывает с головой и меня.

— Я хочу отказаться от бессмертия, чтобы прожить с тобой человеческую жизнь, — мои слова вызывают у Дарлин немую реакцию. Она перестает дышать. Её глаза становятся огромными от удивления. А мне становится страшно услышать её ответную реакцию.

Мне действительно плевать, что как только я откажусь от бессмертия, то потеряю статус дьявола. Потеряю свои крылья, свои чары — всё, что делало меня особенным. Всё, что делало меня сыном самого Бога. И я готов на всё это ради нашей с Дарлин любви.

Хикс долго молчит, пытаясь понять сказанное мной. У неё снова появляется это странное выражение лица, что я видел чуть ранее, но теперь оно более пугающее. Она вздыхает громко и долго, а потом начинает говорить.

Комментарий к Я больше не хочу жить вечно

Тарам-пам-пам, вот такой вот поворот🤗

Как вам глава? Простите, что так долго. Учеба отнимает слишком много времени, но я стараюсь искать его.

Надеюсь, вам все нравится.

Что вы ожидаете далее? Какой хотели бы видеть финал?

Будет максимум ещё 3 главы. Но это прям максимум.

========== Отрежь мои крылья и сожги их ==========

Дарлин

Стэнли смотрит на меня с таким воодушевлением. Мне нравится эта улыбка на его лице. Она приобрела новые оттенки, более тёплые и влюблённые. Он счастлив. Настолько счастлив, что он хочет отказаться от бессмертия? То есть он больше не будет тем, кем является? Больше никакого гнева, огненных глаз, крыльев и трупных пятен на теле? Он точно уверен, что он готов к этому?

— А ты точно готов к тому, что ты больше не сможешь вернуться в ад? Не сможешь иметь своё обаяние и всякие там дьявольские штучки? — я беру его за руку, сплетаю с ним свои пальцы. Мои холодные мгновенно становятся тёплыми в его горячей ладони.

— Да, я думал об этом две недели. Две чёртовых недели я прокручивал в голове всевозможные варианты развития событий после того, как я это сделаю. И я готов, — он крепче сжимает мои пальцы. Его костяшки белеют, а мне становится больно. Но не успеваю я сказать хоть одно слово, как он расслабляет руку.

Я не хочу, чтобы он жертвовал всем ради меня. Если он это делает лишь ради того, чтобы я смогла прожить с ним до конца своей жизни, то я того не стою. Но если он действительно принял совершенно взрослое решение, которое, я уверена, далось ему весьма сложно, то попробовать можно.

Я встаю со скамейки, останавливаясь около огромного, ещё зелёного, дуба, рассматривая его листья. Руки скрещиваю на груди, обнимая саму себя. Мне стало резко холодно. Дрожь пробирает сквозь тёплый свитер, заставляя меня мёрзнуть так сильно, будто бы меня полностью окунули в ледяную воду. Стэнли становится сзади, притягивая меня к себе за талию. Я чувствую его дыхание на своей шее. Тёплое, даже горячее. Обжигающее.

— Ты мёрзнешь? — он чувствует мою дрожь и отпускает меня. Снимает с себя свой пиджак, оставаясь в одной лишь рубашке, и накидывает мне на плечи.

Аромат его кожи резко ударяет мне в нос, заставляя меня невольно улыбнуться. В голове у меня сотни тысяч вопросов, всё кругом. Я одновременно и хочу, чтобы он принял это решение и исполнил его, и одновременно не хочу, потому что лишу его всего, что он имеет. А вдруг у нас ничего не выйдет? Что тогда будет? Он будет жалеть об этом всю свою оставшуюся жизнь.

— А вдруг у нас не получится, Стэнли? Что ты тогда будешь делать? — я разворачиваюсь к нему лицом, смотря ему прямо в глаза.

— И это я уже тоже рассмотрел. Если у нас не получится, то я буду счастлив, что провёл с тобой хоть какую-то часть своей жизни. Я же говорю, я готов на всё. Но хочешь ли этого ты? — он крепко прижимает меня к себе, обнимая.

Руки Росса гладят мою спину нежно и аккуратно. Одна из его рук поднимается чуть выше, к вороту свитера, проникая своими пальцами под ткань. Горячие пальцы дотрагиваются до моей кожи, и я покрываюсь мурашками.

— Я не могу принять решение за тебя. Ты должен решиться сам, если ты этого хочешь, — я ловлю его ладонь рукой, и между нами повисает молчание.

Такое странное молчание. Мы, вроде бы, понимаем, что пути назад нет. Мы готовы на всё ради друг друга, но мы и боимся, что всё будет зря. Никто из нас не может заглянуть в будущее и проверить — что же будет дальше. Хотя это было бы очень даже кстати. Я люблю Стэнли, а он любит меня. Мы хотим быть вместе, но почему же мы тогда боимся сказать это друг другу?

— Дарлин, я уже всё решил. Я хочу услышать от тебя, готова ли ты принять меня человеком, а не дьяволом? — его медового цвета глаза останавливаются на моих. Боже, как же он прекрасен. Я вижу в его взгляде что-то необычное. Необыкновенное. Это не присуще ему. И это похоже на надежду и веру в счастье.

Стэнли вытащил свои руки из-под моего свитера и я сразу же взяла его ладони в свои. Это даёт мне мысленную поддержку. Да и вообще, я чувствую себя другой с ним. Необычной. Для меня возможно абсолютно всё, когда он рядом. И, о, чёрт, я хочу прожить с ним свою грёбанную жизнь. Хочу просыпаться и засыпать рядом с ним. Хочу увидеть детишек, похожих на нас. Хочу, чтобы мы спорили, кто будет сегодня готовить ужин, или на кого из нас больше похожи дети.

— Если честно, то ты всегда был для меня человеком. Просто особенным. И если ты решишь сделать то, что задумал, то ничего ровным счётом для меня не изменится. Я так и буду относиться к тебе со всей нежностью и любовью, — я уткнулась ему лицом в грудь.

Грудь Росса вздымалась и опускалась с огромной скоростью. Его сердце бешено колотилось. Оно было готово разорвать его тело и выпрыгнуть вон. Он так сильно переживает, и это чертовски мило и приятно. Приятно, что он так вырос. Эмоционально и психически вырос. Он стал настоящим человеком, умеющим принимать взвешенные решения. Теперь Стэнли принимает во внимание не только своё собственное эго, но и советуется со мной. А это значит, что он точно многое обдумал. И это доказывает его уверенность в принятии правильного решения. Самое главное, чтобы он потом не пожалел.

Стэнли крепко обнимает меня своими руками, нежно поглаживая по спине. Его руки такие тёплые и такие большие. Невероятное чувство, когда он рядом. Вот, говорят, что когда ты любишь, то ты на подсознательном уровне тянешься к человеку, несмотря ни на что. Ты не замечаешь ничего плохого в нём, а даже если и да, то ты не принимаешь это в штыки. Вот и у меня так. Да, Стэнли причинил мне достаточно боли, но что-то внутри всегда возвращало меня к нему. И всегда будет. В этом я точно уверена.

— Как-то ты сказала, что я чудовище, — он усмехнулся нервно. Его пальцы несильно сжали ткань на моём свитере. И я почувствовала себя неловко и неуютно.

Да, я когда-то говорила так. Более того, я считала Стэнли таким какое-то время, но это было раньше. Сейчас всё иначе. Сейчас мы стали другими. Родными друг другу. Я без него никто, а он без меня. Я чувствую это. Чувствую между нами единение и гармонию.

— Эй, — я обхватила его лицо руками, проницательно посмотрев на него, — это было давно. Это было сказано под воздействием страха. Сейчас я тебя не боюсь. Стэнли, ты вовсе не чудовище. Ты прекрасный человек. Человек, которого я люблю.

Я впервые произнесла признание в любви Россу вслух. И его реакция навсегда останется в моём сердце. Стэнли расплылся в такой широкой улыбке, которую я ещё никогда у него не видела. Его глаза приобрели такой мягкий вид, такой необычный. Он точно был готов расплакаться от счастья. Неужели признание в любви может сделать человека настолько счастливым? Теперь я это знаю.

— Я тоже тебя люблю, Дарлин. И я принял решение окончательно и безповоротно, — он накрыл своими губами мои, оставив на них нежный поцелуй. Такой короткий, но такой теплый и родной.

— И что же ты решил? — я попыталась улыбнуться как можно искренне и шире, но мне было тревожно. Тревожно за Стэнли и за его решения. Я не хочу, чтобы он пожалел о содеянном потом. Ни в коем случае. Я желаю ему лишь счастья.

Росс убирает свои руки с моей талии, обхватывая меня так, что в одно мгновение я оказываюсь в его сильных руках. Моя голова ложится на плечо Стэнли, а его руки крепко придерживают меня. Волосы Стэнли щекочат мне лицо, а дыхание обжигает шею. Как же мне не хватало этих ощущений. Ощущений того, что он рядом. Что мы едины и непобедимы.

— Я больше не буду бессмертным. Я отказываюсь от дара, что был дан мне при рождении, — Росс произнёс это как торжественную клятву, поцеловав меня страстно в шею на последнем слове. Тело мгновенно покрылось мурашками, а в голове всё закружилось. И всё-таки, с ним я сама не своя.

— А как ты собираешься это сделать? — я задумчиво изучала его лицо, пока он коварно улыбался.

Конечно же, он продумал всё до мелочей. Иначе он не был бы Стэнли Россом, если бы не его предусмотрительность. Он ставит меня на землю рядом с собой, берет за руку, и мы начинаем движение.

***

— Куда мы идём? — очередная тропинка сменялась другой. Мы шли уже полчаса в непонятном мне направлении, и меня это уже начинало раздражать.

Я крепко сжимала руку Стэнли в своей, время от времени рассматривая его задумчивое и решительное лицо. Наверное, так и выглядят те люди, которые точно уверены в своих действиях. У него серьёзные глаза, они светятся от счастья, даже блестят. Его лицо немного напряжено, но не сильно. Только брови чуть создают напряжение. Они неестественно выгнуты, но выглядит это довольно забавно. Губы Росса расслаблены, лишь изредка он их облизывает, видимо, от того, что они пересохли. Вообще, за Стэнли весело наблюдать. Каждое его действие выглядит особенно, ведь некоторые из них он делает впервые. Он, вообще, впервые действует настолько рационально. До этого он всегда был импульсивен.

— Почти пришли, — он ласково произносит каждое слово. Его голос убаюкивает меня. Подумать только, а раньше мне он казался страшным. Но на самом деле он никогда и не был таким. Просто мы не знали друг друга.

Вообще, люди часто вешают клише друг на друга, лишь взглянув разок. И потом считают так всю свою жизнь. Так было и с Сирилом. Мне всегда он казался каким-то заносчивым и неприятным, но стоило мне с ним поговорить наедине и по душам, как вдруг он показался мне совсем иным человеком. Так и со Стэнли. Отвратительно страшный тип стал для меня самым любимым во всей Вселенной человеком. Неужели так бывает?

— И куда мы пришли? — я изучила место взглядом.

Огромное поле, усаженное различными растениями. В основном, пшеницей. Выглядело оно безмерно большим. С того конца, на котором мы стояли, не было видно ни одного другого. Пахло изумительно. Да и выглядело также.

— По нашим правилам, который придумал когда-то мой отец, мы должны лишаться своего бессмертия в определенном месте. Это должно быть поле с цветами и растениями, либо какая-нибудь поляна, либо берег моря. В общем, что-то, что связано с природой. И где практически не бывает людей. Это как раз подходит, — продолжая говорить, Росс начал снимать с себя рубашку.

— Что ты творишь? — я изумлённо посмотрела на него, пока он аккуратно складывал верхнюю часть одежды где-то рядом с собой.

— Выполняю следующие указания этих долбанных правил, — на последнем слове Стэнли мне подмигнул, выпустив из спины свои роскошные крылья.

Интересно, а можно ли сделать его смертным, оставив ему лишь крылья? Я бы с удовольствием любовалась на них каждый день. Уж очень они красивые. И совсем не страшные, как у всех остальных его братьев.

Лёгкий ветерок обдавал его перья и они плясали в необыкновенном танце. Вообще, вся эта картина выглядит очень странно: парень с крыльями ангела стоит полураздетый в поле, а напротив стоит девушка и смотрит на всё это с завороженным видом. Со стороны, наверное, можно подумать, что мы полные идиоты.

— И что дальше? — я подошла к нему ближе, и Росс засунул свою руку в карман пиджака, что до сих пор согревала меня. Когда он вытащил конечность из кармана, я заметила там необычного вида нож. Зигзагообразный с блестящими металлическими лезвиями. Очень старинный.

— Нет, я не собираюсь себя им убивать, — он опередил мой вопрос, рассмеявшись.

— А зачем тебе тогда этот странный нож? Вообще, все это выглядит как старинный обряд каких-нибудь индейцев. Это немного пугает, — я нервно рассмеялась в ответ.

Конечно же, я боюсь всего этого. Кто знает, что будет дальше? Что будет, когда Стэнли лишится бессмертия и дьявольского лика? Вдруг он сразу же состарится как в фильмах о вампирах? Или же больше не сможет ходить? Откуда он так уверен, что всё будет хорошо? И самое главное — зачем ему нож?

— Любой ангел или демон, ну или же полуангел, должен принять участие в так называемое обряде. В общем, нужно, чтобы этот человек отрезал мне крылья, а потом сжёг их. После этого нужно будет вернуть мне нож и я завершу начатое, — Стэнли протянул мне нож, и я с опаской на него посмотрела.

— Я не буду отрезать тебе крылья! Росс, попроси кого-нибудь другого! Это уже слишком! — страх и ужас в моём сердце превратились в гнев. Он что, решил меня убить этим своим решением?

Я не хочу причинять ему боль. Не хочу принимать участие в этом сомнительном обряде. Если он и решил принять смертность, то пусть делает это сам.

— Дарлин, тебе всего лишь нужно отрезать мне крылья и сжечь их. Финальную часть я сделаю сам, — он требовательно и умоляюще смотрел на меня.

Внутри всё разрывалось на части. Почему я? Я не хочу. Я не смогу разрезать его кожу. Я не смогу тронуть его и причинить ему боль. Это слишком странно. Но Стэнли так горит желанием стать смертным, что я просто не могу ему отказать. Я люблю его. И мне придется принять это предложение, если я хочу быть с ним навсегда. Мы должны поддерживать друг друга в любых начинаниях, пусть и в таких сумасшедших.

— Хорошо, как мне их резать? — я встала за спину Россу, рассматривая те места, из которых торчали ангельские крылья.

— Приложи лезвие к первому наросту, а потом проведи вниз с лёгким нажатием. Лезвие острое, оно быстро их разрежет, — я неловко сжимала в руке рукоять ножа.

Пальцы дрожали, а сердце бешено колотилось. Я провела свободной рукой по спине Стэнли, и его кожа покрылась мурашками. Он так быстро реагирует на мои прикосновения. Теперь я дотронулась рукой до одного крыла, перебирая в нем перья. Такие нежные и мягкие. Провела пальцами по основанию крыла, пощупывая его. Твердое, с хрящиками. Его будет сложно так просто разрезать.

— Зачем их нужно отрезать и сжигать? — я пыталась оттянуть момент, закидывая Росса вопросами.

— Я должен вернуть земле и небу то, что связывает меня с божественным миром. Крылья — небесное тело. Режь уже, — Стэнли заметно нервничал. Он неровно дышал и вздрагивал при каждом моем движении.

Я приложила острую сторону ножа к основанию крыла, замерев. Лёгкое нажатие на нож мгновенно прорезало начало основания крыла, оставив на нём кровавый след и глубокий порез. Кровь начала медленно сочиться наружу, отчего мне стало плохо. Ещё одно нажатие на нож, но уже более сильное, и лезвие скользнуло чуть глубже, оказавшись посередине первого нароста. Ещё одно нажатие, и крыло безжизненно падает вниз, а с губ Стэнли срывается негромкий крик боли.

— Прости меня, — по щеке скатывается слезинка и я быстро её вытираю. Потом глажу Стэнли по плечам, пытаясь заглушить его боль. Рана ужасно кровоточит, а Стэнли дёргается от боли. Его мышцы на спине сокращаются с бешеной скоростью.

— Давай второе. Всё хорошо, — он пытается произнести фразу как можно спокойнее, но его голос дрожит. Но сдаваться уже поздно. Нужно закончить начатое, и я снова прикладываю лезвие ножа к основанию уже второго крыла.

Комментарий к Отрежь мои крылья и сожги их

История плавно близится к концу. Только пока не понятно, к счастливому ли, ахах

Как думаете, какой будет финалочка этого своеобразного обряда? И почему Стэнли умалчивает о ней? Вообще, как думаете, чем же всё-таки закончится вся эта история? Очень интересно ваше мнение♥️

========== Шанс на спасение ==========

Стэнли

Дарлин излучала всем своим видом страх и безумие. Они текли по ее венам, ударяя ей в самое сердце. Каждое ее движение давалось ей с трудом, но она все равно продолжала делать то, что я попросил.

Рана на спине болела так сильно, что казалось, будто бы ее поджигают вновь и вновь. Все мое тело болело. А это ещё только одно крыло. Кажется, когда отец отрезал мне крылья, было не так больно, как сейчас. Тогда все было слишком странно, но уж точно не больно.

— Ты дрожишь, — Дарлин обвила своими руками мою талию, прижавшись крепко ко мне. Но так, чтобы не касаться раны на спине.

— Не каждый день мне вживую крылья отрезают, — я криво улыбнулся, погладив Хикс по одной из рук.

— Ты сам принял такое решение. Терпи, — она спокойно произнесла каждое слово, хотя я знаю, что ей страшно и самой. Но она пытается всячески меня поддержать. Наверное, именно так и поступают люди, когда любят друг друга. Мне предстоит ещё так много узнать и многому научиться, но рядом с Дарлин — это будет лучшее время в моей жизни. Я в этом уверен. Никто и ничто не посмеют разрушить нашу жизнь.

— Пожалуйста, покончи уже со вторым крылом, иначе с каждой секундой боль все сильнее, — я пытался сдерживать ту злость и ярость, что вырывались из меня от боли.

Дарлин оторвалась от моей спины, расцепив руки. Она снова провела ладонью по крылу, ласково и нежно погладила, будто бы успокаивала его или убаюкивала, чтобы было не так больно. Потом Хикс приложила нож к основанию крыла и резким толчком провела вниз. Крыло с небольшим грохотом рухнуло вниз, а по телу прошлась адская боль. Она равносильна потери любимого человека или смерти. Это что-то невероятное, слишком больно и слишком горячо.

— Теперь тебе нужно их сжечь, — я вытащил из кармана брюк зажигалку, протягивая ее Дарлин.

— Просто сжечь. Боже, как это глупо звучит. И ещё хуже выглядит, — окровавленными моей кровью руками она взяла металлическую зажигалку, покрутив ее в руках. Я улыбнулся ее испуганному лицу, пытаясь хоть как-то сгладить всю эту ситуацию, но в ответ получил лишь вымученную улыбку Хикс.

— Я буду тебе очень благодарен. Просто сделай это и все, — теперь мы обменялись искренними улыбками.

Дарлин со страхом в глазах и каким-то странным безумством рассматривала зажигалку, резко открыв ее крышку. Пламя начало плясать в воздухе, перетекая из одного оттенка оранжевого красного в другой. Выглядело все это безумно красиво и странно. Вообще, я бы на месте Дарлин давно бы сбежал от себя, но она стоит тут и делает то, что я ее прошу. Это очень многое для меня значит.

— Прощайте, красивые крылышки. Уж по вам я точно буду скучать, — с ноткой грусти в голосе Хикс бросила зажигалку на валяющиеся на земле крылья, и они мгновенно загорелись. Пламя охватило сначала одно крыло, а потом перешло и на другое. Запахло жареной плотью. Этот запах навсегда останется в моей памяти, как то, что подарило мне свободу от отца и от своей семьи.

— Спасибо, — я улыбнулся ей, подойдя к пламени.

Оно всё ещё танцевало на почти сгоревших крыльях, и я поднес к нему наконечник ножа. Когда наконечник стал достаточно горячим, я вытащил его из огня, резким движением вонзив себе в грудь, а точнее в солнечное сплетение. Стало очень темно и немного страшно. Лишь крик Дарлин, такой пронзительный и такой громкий, звучал в моей голове.

Резкая боль пронзила всю мою грудь, а перед глазами замаячили какие-то белые точки, постепенно растворившись в темноте. Запах жареной плоти усиливался и доставлял максимальный дискомфорт. Какой-то странный страх окутал мое сознание, сквозь которое прорывались испуганные крики Дарлин. Я чувствовал некоторые удары по своим щекам, видимо, от ее рук. Она явно пыталась привести меня в сознание, но время ещё не пришло.

Такое странное ощущение. Один из моих братьев как-то проделывал данный ритуал, и он говорил, что это было самое непонятное в его жизни. Ты, будто бы жив, но мертв одновременно. Вот так я себя сейчас и чувствую. Я слышу происходящее вокруг через раз, улавливаю все запахи, но нахожусь сознанием в кромешной темноте. Я не могу шевелиться и не могу говорить, но чувствую себя абсолютно хорошо.

Вдруг мир полностью теряет и все запахи, и звуки — вообще все, что меня окружало, и я погружаюсь в полную тьму. Становится очень горячо, будто бы меня сжигают заживо. Я чувствую, как каждый сантиметр кожи обугливается, покрываясь волдырями и коркой. Мне нечем дышать, и это наводит на меня панику. Потом огонь прекращается, и по телу проходится волна холодного воздуха, приятно охлаждающая мое тело и заживляющая все раны на нем. Такое ощущение, будто бы меня окунули в холодный бассейн. Так приятно. А далее следует очередное погружение во тьму.

***

— Стэнли, черт возьми, очнись ты уже наконец! — я медленно открываю глаза и вижу над собой заплаканную Дарлин. Она вытирает слезы рукавом моего пиджака, всхлипы из ее груди доносятся каждую секунду до меня все сильнее. Она сидит рядом со мной, и одна из моих рук лежит в ее. Я пытаюсь пошевелить этой рукой и ловлю на себе удивленный взгляд Хикс. Она с облегчением вздыхает, рассматривая меня.

— Ты придурок! Идиот! Господи, да ты ненормальный! Почему ты мне не сказал об этой финальной части? Я чуть с ума не сошла, — каждая ее фраза заканчивается ударом в мое плечо. И каждый удар чувствуется по-новому. Теперь мне не щекотно, а немного больно, неприятно. Значит все сработало.

— Тише, тише, — я смеюсь злости Хикс и ловлю ее руку, — прости, так было нужно. Иначе ты бы сразу же отказалась, — я привстаю, принимая сидячее положение.

— Я очень сильно испугалась, — по ее щеке скатилась очередная слеза, потом ещё одна. Она начала плакать, а я судорожно ловить каждую ее слезинку.

— Я знаю, — я обхватил лицо Дарлин обеими руками и нежно поцеловал ее в губы.

Поцелуй оказался другим по ощущениям. Раньше мне казалось, будто бы Дарлин в наших поцелуях отдается эмоционально больше, но теперь и я почувствовал эту эмоциональность. Теперь поцелуй казался мне настолько нежным, словно меня целуют не губы, а лепестки роз. Невероятное ощущение, которое невозможно описать. Внутри все трепещет и колотится. Внутри бушует буря, она готова сносить все на своем пути. Брать все, что ей принадлежит.

— Никогда больше так не делай, — когда поцелуй закончился, Дарлин положила свою голову мне на плечо.

— А где нож? — я осмотрел свою грудь, но ни ножа, ни шрама от него не осталось.

— Пока ты был в отключке, он странным образом вылетел из твоего тела и испарился. Как и исчезли сожжённые крылья, — она прижималась ко мне все крепче, и я чувствовал биение ее сердца.

— Действительно, — я осмотрелся.

Следов на земле, где были сожжены крылья, не оказалось. Крыльев, а точнее обуглившихся кусочков тоже нет. И запах пропал. Ни одного следа происхождения ритуала, а значит все точно сработало.

— Как теперь жить с этим дальше? — Дарлин рассматривала мое тело, изучая каждую впадинку на нем. Каждый миллиметр.

Ее глаза светились от счастья нахождения со мной, но и одновременно грустили, ведь ей пришлось пережить все это. Я не знаю, о чем она думает, но точно уверен, что ей страшно, как и мне. Мне страшно, что у нас больше ничего не выйдет. Вдруг все наши чувства были лишь иллюзией, внушенной мне моим отцом? Или же Дарлин не сможет полюбить меня человеком? Вдруг ей нравились эти страсти и та таинственность от моего дьявольского происхождения, что настоящий я ей не понравлюсь?

Так много вопросов, ответы на которые я не могу найти. Я не представляю, что будет дальше, но знаю точно одно. Если я раньше чувствовал, как сильно я люблю Дарлин, то теперь я чувствую это в сотни тысяч раз сильнее. Каждая моя клеточка просто жаждет касаться ее и целовать вечно. Мне хочется согревать ее в своих объятиях всю свою жизнь. И это невыносимо прекрасно.

— У нас с тобой теперь вся жизнь впереди. И я обещаю, что сделаю тебя самой счастливой девушкой на всем белом свете. Я люблю тебя, Дарлин Хикс, — я снова накрыл ее губы и своими, настойчиво проникая своим языком в рот Хикс. Она обмякла в моих руках, словно растаявшая во рту сахарная вата.

— Ты полный идиот, но я так сильно тебя люблю, — мы улыбнулись друг другу настолько искренне, что на сердце стало тепло.

Я поднялся с земли, начав надевать рубашку. Только сейчас я смог почувствовать, как, оказывается, бывает холодно. И что такое, вообще, это холодно. Это когда каждая клеточка твоего организма требует тепла. Она сжимается и разжимается с бешеной скоростью, создавая во всем теле дрожь и дикое ощущение того, что тебя трясет. И когда ткань касается твоей кожи, согревая тебя, ты чувствуешь, как внутри все расслабляется, словно благодарит тебя за то, что ты прислушался к своему телу. Невероятное ощущение. Я столько много всего упускал, пока был дьяволом.

Оказывается, люди не такие уж и беззащитные и никчемные существа, коими нас учат их видеть. Люди — это самые сильные существа во всем мире. Только человек способен сам причинять боль себе подобному одним лишь словом, что ни есть хорошо. Но и только человек может так отчаянно бороться за свою жизнь и жизнь других людей, как бы плохо это потом не закончилось. И самое главное — только человек способен чувствовать настолько сильно. Когда все тело разрывает на мелкие кусочки, которые собираются воедино лишь тогда, когда ты счастлив. Люди уж точно не никчемны, они имеют смысл жизни. Они живут для того, чтобы быть счастливыми. Не важно — какое у них счастье. Будь то создание прекрасной семьи или же возможность путешествовать по всему миру всю свою жизнь — главное — то чувство, что они при этом испытывают. Что-то, что невозможно описать. Можно лишь почувствовать и помнить это всю оставшуюся жизнь.

Моим же счастьем станет Дарлин. Я не знаю, чем все это обернется через месяц, через год или десять лет, но что-то внутри меня подсказывает мне, что все будет так, как мы оба захотим. Только мы способны создавать свою судьбу, мы вправе решать, что будет завтра, а что будет через год. И никто не может нам помешать жить так, как нам хочется. Иначе смысл жизни, если ты не берешь от нее все, что тебе хочется?

— О чем ты думаешь? — держась за руки, мы идём сквозь деревья в сторону моего особняка, который станет скоро нашим. Я хочу делить с Дарлин все, что у меня есть. Я хочу, чтобы мы стали неотъемлемыми частями друг друга, как две половинки одного единого целого.

— Представляю нашу счастливую жизнь, — Дарлин улыбается мне в ответ, и я таю в одно мгновение.

— И с чего начнется наша счастливая жизнь? — она рассматривает меня с особым интересом, игриво улыбаясь.

— С твоего переезда в наш особняк, — я вижу ошарашеное выражение лица Хикс, которое плавно переходит в улыбку счастья.

— Наш? — она с особым спокойствием, которого я раньше никогда не замечал, умиротворенно улыбается, обращая на меня свои удивлённые глаза. Мои любимые глаза.

— Угу, у нас теперь все общее будет, — мы доходим до особняка, останавливаясь около входной двери.

Я крепко обнимаю Дарлин за талию, чувствуя, как она расслабляется в моих руках. Она ответно обвивает своими ладонями мою шею, целуя меня в губы. Такая маленькая, но такая сильная и мудрая. Да, именно такая. Особенная. Невероятная. Девушка, которая смогла растопить лёд в моем сердце настолько сильно, что я готов разделить с ней свою человеческую жизнь.

— Знаешь, а дьявольская сущность в тебе была лишней. Теперь я вижу настоящего Стэнли, и он мне определенно нравится гораздо больше, — мы пересекаем порог особняка.

— А ты мне всякой нравишься, — я поднимаю Дарлин на руки, начиная кружить с ней по прихожей. Заношу ее в гостиную, а оттуда в спальню, где аккуратно кладу на кровать и нависаю над ней. Наши губы сплетаются в пылком поцелуе, а тела уже готовы слиться воедино.

— Отмечаем новую жизнь сексом? — она рассмеялась, а я лишь ухмыльнулся. Да, такой я люблю ее ещё сильнее.

— Именно, — я расплылся в широкой улыбке, а через секунду целовал шею Хикс, опускаясь все ниже, пока она пыталась меня раздеть.

Теперь у нас есть шанс на спасение друг друга, на ту самую жизнь, которую мы бы хотели прожить только вдвоем. На любовь и на счастье. И мы используем этот шанс на все тысячу процентов. Мы возьмём от жизни все то, что мы так хотим — все, что нам потребуется для счастливой совместной жизни.

***

Жизнь — безумно странная штука. Как ни крути, как не пытайся закрываться от всего и ото всех, но рано или поздно каждого настигнет тот самый момент, когда уже не спрячешься. Появится тот человек, что сможет растопить ледяное сердце даже снежной королеве. И не важно, каким он будет — обычным парнишкей с соседнего двора или королем Ада. Каждый заслуживает шанс на счастливую жизнь и каждый должен использовать его по максимуму. Иначе смысл жить, если ты не используешь свои возможности в полной мере? Нужно жить так, чтобы в старости было стыдно вспоминать о молодости. Да, где-то будет больно, где-то вы потеряете своих друзей, где-то вам, возможно, разобьют сердце, а где-то вас предадут, но все эти потери будут абсолютным ничем в сравнении с тем, что вы обрете на своем пути. Истинное счастье — вот то, к чему нужно стремиться. Вас обязательно полюбят, вы обязательно найдете себе друзей, у вас обязательно будет все, о чем вы только пожелаете, если вы будете использовать возможности своей жизни на все сто процентов.

Никто не знает, что произойдет с Дарлин и Стэнли дальше. Возможно, они обретут счастье и создадут ту самую счастливую семью, о которой они мечтали. Возможно, Стэнли не сможет быть нормальным человеком, и их отношения с Дарлин сойдут на нет. Возможно, они останутся просто друзьями. Но пока они вместе — это их сила. Любовь — всепоглощающее чувство, оно может оставить шрам на сердце, но может стать такой большой силой, что никто и ничто не смогут разрушить эти волшебные чары.




MyBook - читай и слушай по одной подписке