КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Академия второго дыхания: выход пантеры (fb2)

Светлана Суббота АКАДЕМИЯ ПЕРВОГО ЧУВСТВА

Глава 1 СЛАБЫЕ УДАРЫ ВАЛЯТ БОЛЬШИЕ ДУБЫ

«Little strokes great oaks» (поговорка)

— Выше колени! Давай-давай! Слабаки! Чего нюни развесили? Вы слабее девчонки!

Преподаватель Бринелли бежал рядом с багровыми от напряжения парнями и грубо их подзуживал. По-другому его словесные уколы назвать было трудно.

— Совсем тряпкой стал? Куда характер дел, тебе юбку купить?

Мы бежали по кругу, высоко подкидывая колени, на плечах удерживая обрубленные стволы деревьев. Чуть не так развернешься — и можно сбить соседа. При особой удаче — и двоих.

По мнению учителя, мы сейчас моделировали вынос раненого через пересеченную местность. Вдоволь натешившись с парнями, он переключился на меня.

— Что, поняла, куда попала? Заплачь, заплачь, покажи, что ты просто девчонка.

Он почти заглядывал мне в лицо. Мешал нормально бежать, перекрывая дорогу массивным телом. Так и хотелось немножко развернуть бревнышко.

Все начало занятий мне пришлось терпеть молчаливое презрение остальных членов олимпиадной команды. Здоровые молодые парни, лучшие из лучших, элита академии, все старшекурсники и громилы. И я, девчонка-первокурсница.

Не вразумило их даже заступничество Итана, альфы и капитана команды. Мне кажется, его мгновенно заподозрили в личной заинтересованности. Не помогло даже мое страшненькое бледное лицо, искаженное амулетом.

Больше половины команды оказались оборотнями, причем, судя по шкафообразным фигурам, явно в крупные виды животных. Жаль, в человеческой ипостаси я плохо чувствовала запахи, для точного определения мне необходимо дотронуться. А это последнее, чего бы я сейчас хотела. Только не подходить и не трогать их обнаженные, блестящие от пота торсы.

Четыре месяца я только училась и тренировалась. Практически сутками. Каждое утро просыпалась с ощущением, что попала в ад. Ад для половозрелого оборотня, вынужденного находиться среди себе подобных и не следовать инстинктам, завязывать их узлом.

Мой день начинался в пять утра с пробежки. И завершался в полночь, когда я буквально выползала из тренировочного зала. Душ и сон. Отключка, как в небытие.

— Стоп! Остановились. Приседания! Спины ровные. Ногами как кролики не трясем. Кай! Ты куда все время смотришь? Попросишь потискать ее зад после тренировки, а сейчас свои булки сожми, пока я ими не заинтересовался.


Раздались смешки. Парни знали, что с Каем, оборотнем-медоедом,[1] мы давно дружим. Итан, наш капитан, тоже постоянно смотрел в мою сторону. Сделав простые выводы, остальные кандидаты в олимпиадный отряд с интересом ждали, когда же два конкурента сцепятся за право быть со мной и чем это закончится.

Не дождутся. Мы с Каем перемигнулись. И бодро продолжили приседать.

Конкуренты выбывали один за другим. Кто-то тихо оседал, слабея коленями. Кто-то просто ронял бревно и ошалело мотал головой. За такими зорко следил Бринелли, чтобы успеть подхватить деревяшку и не травмировать соседей.

Первым из конкурса ушел единственный чистопородный человек. Очень жаль, что так высоки требования по физнагрузкам. Скорее всего, парень — очень талантливый маг, иначе не прорвался бы через кандидатский конкурс.

Затем выбыли двое вампиров. Они оказались недавно проявленными, еще полными эмоций. Недовольно переругивались между собой, упав без сил на траву. В боевой форме они бы еще посоревновались с оборотнями, но в человеческой ипостаси, несмотря на высокий рост и крупные формы, показали себя слабее.

В кругу остались самые сильные и твердолобые. Итан — наш альфа-приор,[2] мы с Каем и еще два самых здоровых оборотня. Похожий на медведя, немного косолапящий Брайан. И более гибкий, остроглазый Рапира.

Мой друг Кай — невысокий и верткий, держался сейчас исключительно на силе воле, у медоедов этого добра полна коробочка, упрямства не занимать. Вот теперь он его и использовал на всю катушку в нужных целях. И с удивлением поглядывал на меня, с каждым подъемом обнаруживая, что я все еще остаюсь в кругу.

Даже он, друг, знающий и ценящий, не ожидал ничего особенного от моей физической формы. А я приседала и приседала.

— Мистер Бринелли, это точно девушка? — спросил недоумевающий человеческий маг, который никуда не ушел, а остался на поляне, чтобы посмотреть, кто же выиграет.

— Я лично не проверял, — ответил преподаватель, посмеиваясь. Он-то присутствовал на моих ежедневных тренировках и видел, как некоторые упражнения я заканчивала почти при потере сознания. Потом вставала и продолжала.

— Итан, — подал голос один из вампиров, — ну в тебя-то мы верим, ты точно пробовал. Что скажешь, она — девушка?

Раздался ржач, и из круга, ругаясь, еле удерживая падающее бревно, вышел Рапира.

— Придурки, — хрипло сказал Итан, — а глазами не видно?

— Я ее уже всю глазами проверил, парни, точно деваха. Смотрите, как от напряжения соски торчат, — это подключился уже разлегшийся на траве Рапира.

Я не реагировала, сохраняя ровное ритмичное дыхание. Еще. Еще. Еще.

Тихо осел Кай.

Мы остались втроем. Итан, Брайан и я. Теперь можно было выходить из сражения, возможности я показала, больше пока и не нужно.

Тяжело вздохнув, медленно опустилась. Бревно выскользнуло из ослабевших рук и было тут же подхвачено преподавателем и уложено в горку к остальному нашему временному инвентарю.

Опершись назад на локти, я поворачивала голову, разминая затекшую шею, и наблюдала эпическое сражение между багровыми от напряжения русоволосым красавцем Итаном и горой из мускулов по имени Брайан. Оба, очевидно, решали давно возникший спор кто круче, приседали практически одновременно, глядя друг другу в глаза.

— Еще десять раз, и все, останавливаетесь, — сказал, ко всеобщему облегчению, учитель. Иначе эти двое упахали бы себя до смерти.

Справа ко мне подкатил смешливый Рапира. Темная челка падала ему на глаз, и он сдувал ее, чуть скашивая отлично вылепленные губы. Обнаженный торс, слишком гладкий для оборотня, оказался в опасной близости. И когда Рапира наклонился, чтобы прошептать на ухо, меня коснулось его плечо. Люпус. Волчара, — определила моя замурлыкавшая с интересом природа.

— Мари. — Я постаралась осторожно отодвинуться, не резко. Не хватало еще показать, как опасаюсь контакта. — Аккуратненько у тебя бревно выпало… И дыхание почти не сбилось. Молись, лапа, чтобы это заметил только я, иначе тебя ждут большие, БОЛЬШИЕ неприятности. Итан многое простит девушке, но только не конкуренцию по выносливости и силе.

Мы оба лежали на траве и смотрели, как два несгибаемых здоровяка делают последние приседания. Брови Итана были насуплены, губы плотно сжаты, глаза оценивающе смотрели на противника. Когда тот упал на траву и дернул в судороге ногой, приор расслабился. Обведя взглядом команду, остановился на мне и широко улыбнулся.

— Поняла, не дура, — тихо ответила я неожиданному собеседнику-подсказчику.

И искренне улыбнулась Итану. Он молодец.

— А в душ она с нами в общий? — заинтересованно спросил один из вампиров.

Эх, как я дальше-то с ними буду?

В олимпиадную команду я попала случайно. Услышала, что сам конкурс между юридическими академиями, легендарная Олимпиада Тайн, будет проходить в Хаксе, это от нас всего день поездом. Сам по себе город как город, но рядом были закрытые для посещения человеческие городки, и проехать двуликому в него без специально оформленного разрешения — крайне затруднительно.

А рядом с Хаксом находился один из Замков Белого Крыла, куда я давно хотела попасть. Я чувствовала себя на перекрестке дорог без единого указателя, брошенная невеста, забытая девушка.

Несколько поданных прошений в Белое Крыло ни к чему не привели. Вампиры отказывали мне в гостевом разрешении раз за разом, не давая возможности увидеться с находившимся в Белом Замке на обучении молодым вампиром. Моей первой любовью, Кристофером Ера.

Он сам вызвался туда уехать, просто разорвал нашу помолвку и отправился «искать себя», попросил поставить наши отношения на паузу.

Искать себя в Белом Крыле, которое кормилось на весьма специфических эмоциях: страсти, восхищении, восторге, вожделении, — то еще объяснение разрыва помолвки. Белыми вампирами часто становились художники и литераторы, актеры и просто любители прекрасного. Может быть, я зря себя накручиваю и Кристофер сейчас рисует натюрморты с яблоками под классическую музыку?

А еще Белые Замки славились оргиями и свободными отношениями. Гостевые билеты на такие мероприятия раздавались налево-направо. И отказы на мои прошения о коротком визите выглядели по меньшей мере подозрительно.

В общем, я решила явиться по факту. Понять, почему мой бывший жених не пишет, закончились наши отношения или у них есть шанс.

Приглашение пройти кандидатский отбор на Олимпиаду Тайн пришлось как нельзя вовремя. Пора понять, закрывать ли мне страницу прошлых отношений.

— У нас опять место освободилось, народ не выдерживает гонки, — сказал как-то Итан, сидя на подоконнике в моей комнате и качая ногой, — а времени почти не осталось, надо на команду документы оформлять, едем в Хакс через два закрытых города. Если опоздаем с оформлением, просто не пропустят и придется ехать не полным составом.

Итан приходил редко, заглядывал за конспектами иногда, видел, как я не в восторге от его приходов. Моя кошка при его приближении начинала просто бесноваться. Как ни придет Итан, я потом бегу в тренажерную.

Роскошная золотая грива волос. Не знала бы, что он тигр, точно приписала бы ему ипостась льва. Широкое скуластое лицо с внимательными желтыми глазами. Уверенный и сильный. Все, как нравится моей мурлычащей кошке. Смотрит и смотрит.

— Попробуешься все-таки на отбор?

— Ладно. Приду.

И пришла. С Каем. Благо к этому времени уже два места освободилось. Уговорить приятеля-медоеда было несложно.

— Идиотский план, — сказал он, узнав, что нужно будет много заниматься, а вероятность, что увидим Криса, ничтожно мала. — На отборе упашемся, на Олимпиаде академию опозорим — как потом нашим в глаза смотреть. А в Замок без разрешения не пустят. В итоге только под стенами постоим. По мне так глупость полная, Мари, ты уж извини.

— Да я в курсе, что глупость. Могу на тебя рассчитывать?

— Конечно!

Вот за что ценю друзей, ничего доказывать не надо, убеждать, доводы приводить. Доверие — безоценочно и незыблемо, оно есть по факту и не требует никаких ресурсов. Как невидимый кредит, который дают вперед только потому, что ты — друг. И уничтожить этот кредит можно лишь двумя способами: полным расставанием или предательством.

Первое мы не планировали, на второе — не были способны.

И сейчас, после тренировки, бедный Кай пытался встать с травы, проклиная себя, меня и мистера Бринелли за компанию.

— Кай, хватит валяться. Нам еще олимпиадные тесты на логику делать. И отчет по психологии пора сдавать.

— Давай, добей еще меня, давай! — картинно застонал медоед и приоткрыл один глаз, контролируя, чтобы я не подошла слишком близко.

В прошлый раз после кандидатского отбора мне пришлось плеснуть в него из кружки холодной водой, и усталость как рукой сняло. Бегал за мной, не побоюсь этого сравнения, как ошпаренный. Теперь держит фланги под контролем, вон как глазом косит.

— Оу, какая красавица! — Я округлила глаза вслед какой-то старшекурснице, проходящей мимо тренировочного поля.

— Где?

Ага, подскочил. Знаю я, чем зацепить медоеда. У него, как и любого оборотня, как и у меня, кстати, слишком активна ориентация на другой пол. Вон как глаза у Кая засверкали.

Когда мой парень уехал, уже на следующий день я обнаружила невыносимую сложность находиться в компании оборотней. Спасало только то, что кошку я успела дисциплинировать. Еще выручало мое страшненькое лицо. Точнее мой амулет, ухудшающий внешность, покрывающий лицо и тело иллюзорными неровностями и мелкими прыщиками, делающий меня более болезненной и блеклой.

Без амулета на меня устроили бы охоту. И тогда… я боялась даже подумать, что случится, если я потеряю контроль над любвеобильной кошкой, сидящей внутри меня.

Когда кровь оборотня начала менять мою внешность, а инстинкты срываться с цепи, я выпросила артефакт у декана и радуюсь этому решению каждый день.

— То есть ты не ревнивая?

Кроме нас с поля еще не ушли только мистер Бринелли с Итаном, выравнивающие бревна в уложенной пирамиде, и все подмечающий Рапира. Он переводил взгляд со старшекурсницы на меня с Каем и щурился.

— Ты странные вопросы обо мне задаешь, — зубасто улыбнулась я. — Начал интересоваться страшилками?

— Да, — тепло выдохнул мне в лицо волчара. — Интересные страшилки — мое хобби.

— Ты смотри, чтобы я тебе другое хобби не оторвал, — мрачно сообщил Итан, завершая помощь учителю и обращая внимание на кружение Рапиры возле меня.

Волк хищно зыркнул, агрессивно распрямил плечи, как будто разминаясь, и я поняла, насколько сложно приору удерживать лидерство в этом временно собранном коллективе «олимпиадников».

— А почему ты на медоеда не реагируешь, а, приор?

— Не надо приору на меня реагировать, пусть на меня лучше девушки реагируют! — громко заявил Кай и подскочил с травы. — Пора нам, Мари, на тесты. Чего зеваешь? Так и опоздаем из-за тебя.

И мы с ним пошли сдавать тесты.

— Неладно в команде-то, — заметила я, когда мы отошли на безопасное расстояние, — народ какой-то напряженный. И Итану как лидеру вызов бросают все кому не лень.

Медоед посвистел вслед очередной раскачивающей бедрами красотке, проходящей мимо. Почесал затылок и посмотрел на меня озадаченно.

— А ведь ты права, я как-то не обратил на это внимание. Раньше у Итана были замы, и они помогали ему держать дисциплину. А теперь вожак без штаба — какой вожак. Вот на него и начали огрызаться. Поэтому и народ в команде срывается. Понимают, наверно, что все идет к поражению. А кто хочет себе такую запись в личное дело? Слушай, может, ну ее, эту поездку?

«Ну, так дело не пойдет, — подумала я, — проиграть из-за оборотнических стайных штучек? Да ни за что».

— Кай, — твердо сказала я, — считай, у Итана есть штаб.

— Это кто? — удивился сообразительный друг.

— Мы, — сообщила я и с удовольствием посмотрела, как его брови полезли на лоб.

— Мари, вот за что тебя обожаю, как ты умеешь на пустом месте приключения находить!

И он довольно захохотал.

У выхода с территории спорткомплекса мы встретили грустно сидящего на скамье мага.

— Итан уже освободился? — спросил он.

— Скоро выйдет, а что? — Медоед любил новости так же, как поесть. А поесть он любил сильно.

Парень вздохнул, потоптался, посмотрел на нас оценивающе и махнул рукой, дескать, какая тут тайна.

— У меня диплом скоро, а я устаю как собака на этих тренировках. И при этом — всегда последний, как сегодня. Только Итан и поддерживает, а остальные… В общем, ухожу я из команды. Пусть другого мага ищут.

— Ага, — сказала я.

— Ага, — повторил медоед и шепнул деловито: — А что «ага»?

— Да есть у меня на примете отличный маг, Родерик Торш, наш друг, знаешь такого?

Пока медоед думал, уходящий из команды маг покачал головой. Его уставшее лицо выразило все оттенки сожаления по поводу моей наивности.

— Торши — прагматики, — сказал он, — в изначально проигранный проект вы их ничем не заманите. Я тут только ради Итана держался, мы в прошлом году пятое место взяли, так он на последнем задании меня от маньяка собой прикрыл. Сейчас быть бы мне инвалидом, если бы не приор. Но и диплом сливать ради этих новеньких дегенератов тоже не хочу. А вот Торш вас с этой идеей пошлет далеко и сразу.

Через двадцать минут мы поймали Родди Торша и сообщили, что хотим записать его на кандидатский отбор в олимпиадную команду.

— Мы-то отбор уже прошли, — гордо сказал Кай. — А тебе мистеру Бринелли физподготовку и мистеру Донахью общие тесты по предметам надо сдать. Потом к нам присоединишься, будем штабом Итана.

— Это та команда, из которой все уходят? — уточнил Торш, привычно подкручивая небольшие рыжеватые усики. Наш друг был настоящим франтом, о его складки на брюках можно было порезаться, а упругие усики торчали вечными неунывающими антенками.

— Точно, шансов выиграть Олимпиаду почти нет, но зато в Хакс документы оформят, — честно выдала я самое важное.

— А, — сказал Родди, — и в наши личные дела запишут проигрыш на Олимпиаде. При этом, чую, если Мари загорелась, мы опять во что-то ввяжемся и ран нахватаем. Вы, как оборотни, тут же отрегенерируете, а мне опять в лечебном корпусе валяться. Так? И вы думаете, я на это пойду?!

Через пять минут мы, весело толкаясь, шли к Итану записывать Родди.

Держись, Олимпиада…

Глава 2 СМОТРИ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПРЫГАТЬ

«Look before you leap» (поговорка).

Минут через пятнадцать мы подъедем к Хаксу. Настроение было приподнятым, но немного тревожным, как в предчувствии надвигающихся событий.

Юридическая Академия Лоусона отправила на Олимпиаду Тайн делегацию из восьми участников конкурсной команды, а также сопровождающего нас куратора-преподавателя миссис Беридер и ее помощницу-лаборантку мисс Шани Дабблтон. Девушку небольшого роста, пухленькую, скромно одетую, смущенную от внезапно обрушившегося на нее мужского внимания.

Присутствие мисс Шани весьма скрасило дорогу. Умеют же люди легко и непринужденно создать атмосферу домашнего уюта даже в казенных вагонах государственного поезда. Она сновала туда-сюда с салфеточками, пирожками, успевала всем ответить и всем помочь.

Как выяснилось, девушка была троюродной племянницей миссис Беридер и совмещала работу с функциями личной помощницы, вследствие пожилого возраста нашей преподавательницы по психологии. Одно появление пухленькой Шани на перроне при отправлении поезда вызвало оживление в рядах мужской части команды и рождение напряженного неудовольствия на лице достопочтимой миссис Беридер.

— Внимание! Вы едете участвовать в серьезной Олимпиаде, результаты которой повлияют на вашу дальнейшую жизнь. Тому, кто вместо конкурса настроен на глупости, я лично хвосты пооткручиваю. Всем ясно?

Выполнить ее пожелание парням будет явно непросто, потому что мисс Шани оказалась болтушкой и непоседой. Она присаживалась за ужином к Брайану, здоровенному медведю-оборотню, и просила разрешения потрогать его бицепсы. А потом так восхищенно и томно вздыхала, что даже наш медведь пару раз улыбнулся.

Ахала, когда увидела у Рапиры за поясом кинжал в ножнах, а потом замирающим голосом спросила волка: «Можно потрогать орудие?» И он с хохотком разрешал ей трогать «любое из его орудий», вызывая смущенный румянец и растерянность на ее простеньком личике.

Особенно ей была любопытна я. Хоть веником отгоняй, никакой возможности спокойно подумать или посовещаться с друзьями. Мисс Шани постоянно прибегала в мое одиночное купе, мешая попыткам собраться на совещание нашему небольшому штабу из Кая, Родди и меня.

— Ты такая храбрая, — поделилась Шани. — А я всего боюсь. Даже тетя опасается меня оставлять одну. Но я так мечтаю когда-нибудь стать такой же сильной и самостоятельной, как ты.

Да уж, одну я тоже опасалась бы ее оставить, попадет еще по глупости в какую-нибудь историю, опасную для репутации молоденькой девушки. Даже выгонять из купе ее было неудобно, все равно что выставить за дверь щенка.

На ужине она сидела рядом с миссис Беридер, но с тоской поглядывала на меня, уже записав в подруги и наперсницы девичьих тайн.

Атмосфера в команде стала лучше, мы с друзьями во всем поддерживали Итана, Брайан и Рапира уже не лезли на рожон, единственный вампир по прозвищу Бинго выглядел довольным и расслабленным.

А вот его собрат неожиданно прямо перед поездкой слился и был оперативно заменен на молодого полноватого человека в артефактных очках, обвешанного с ног до головы множеством девайсов[3] и приспособлений. Имя Пуф быстро превратилось в Пуфик, на что он абсолютно не возражал.

— Записался на пару тестовых артефактов, — признался он мне доверительно, пытаясь снять жужжащую металлическую стрекозу со своего плеча. — Отлично работают, когда не ломаются.

Стрекоза неожиданно взлетела и села на локоть Родди. Тот осмотрел раскачивающееся тонконогое создание, снял и осторожно передал благодарному Пуфику.

— А я б прихлопнул, — мрачно заметил медведь. — Нечего всяким жужжалкам без присмотра летать.

— Дорочка — отличный воздушный разведчик. Ее можно направлять туда, куда лезть самому опасно. Я не очень разбираюсь в боевых действиях, но артефакт разведки лишним не будет, так ведь? — сказал Пуфик неуверенно, как будто извиняясь. Из его рта упали несколько крошек.

Потому что поесть Пуфик любил и совмещал дрессировку Дорочки с поеданием вкуснейшего пирожка.

Остальные с уважением покосились на Дорочку. Такая малость вполне могла нам пригодиться.

— Значит, так. Странные штуки Пуфика не трогаем, он наш криминалист-артефакторник. Досрочно записан в городской полицейский штат за недавнюю помощь в поимке заезжего преступника, — глава команды и приор следственного факультета Итан говорил веско, и впервые никто из присутствующих не комментировал и не оспаривал его речь.

Рядом с ним сидел Кай и выжидающе обводил присутствующих глазами. Больных на голову, решивших связаться с медоедом, среди присутствующих не наблюдалось. Кая вполне можно победить разок, даже толстая шкура не всегда может спасти. Но Кай был из тех, кто после падения тут же поднимался и пер снова, неостановимо и все более распаляясь. Лучше иметь во врагах стаю тен, чем одного медоеда.

Итан сделал паузу и обвел глазами всех сидевших за столом. Некоторые, типа меня, ничего не опасаясь, встречались с ним взглядом. Другие предпочитали смотреть в сторону. Но внимательно слушали все.

— В прошлом году я впервые участвовал в Олимпиаде Тайн. Судьи выбирают город, в котором происходит несколько похожих преступлений, работает рецидивист. Пять команд из разных академий расследуют преступление, соревнуясь с полицией, но не имея ее возможностей и ресурсов. Это необычайно трудно.

— То есть полиции невыгодно, чтобы преступника нашли студенты? — уточнил Рапира.

— Абсолютно точно. — Итан кивнул. — Мы встретим противодействие не только со стороны конкурентов, нам не будут помогать местные следователи, от нас станут шарахаться свидетели, которым надоест бесконечно рассказывать одно и то же, нас будут провоцировать судьи.

Миссис Беридер довольно попыхивала своей неизменной трубкой.

— Добавь к этому, — сказала она пронзительным, чуть скрипящим голосом, — что дело уже пытались раскрыть и не раскрыли. Значит, преступник опытный и хитрый. А вам предстоит довести его до суда, собрав достаточное количество доказательств.

Итан приподнялся, уперев кулаки в стол, и спросил присутствующих:

— Все ли готовы временно спрятать свою гордыню, дурные привычки, желание поспорить? Готовы ли стать одной командой и выиграть у самых лучших выпускников других академий, вписав свое имя в историю Олимпиад, а свою победу — в личное резюме?

Сидящие за столом заулыбались и начали кивать. Теперь в глаза лидеру смотрели все. Это еще не команда, так, набросок, но, по крайней мере, у нас появилась надежда когда-нибудь ею стать.

Родди, несмотря на то что сам помогал Итану создать эту короткую речь, выглядел особенно воодушевленным и постоянно трогал кончики своих усиков. «Вписать свое имя в историю» — это было его мечтой, почему бы не начать ее воплощать прямо со студенчества?

Итан подмигнул нашему магу и широко всем улыбнулся.

— Мы прибываем в Хакс. Задача следующая. Внимательно смотрим вокруг, подмечаем любую малость. Держимся вместе и во всем помогаем друг другу.

Это было дельное замечание, про «внимательно смотреть». Потому что уже в первые секунды прибытия, глядя из вагона тормозящего поезда на вокзальную площадь, я увидела удивившую меня высокую фигуру в длиннополом плаще.

Несмотря на необычную для него одежду, этого типа я опознаю по одному только хищному повороту головы. На перроне разговаривал с невысоким человечком, одетым в служебный железнодорожный китель, и при этом цепко оглядывал прибывающих глава территории оборотней Лоусона собственной персоной. Примарх Люшер.[4]

Даже через стекло на меня повеяло тайной. И заныло в животе.

— Мари! Ты чего застыла? Пошли! — позвал выходящий из вагона Родди. И я задумчиво двинулась за ним. Но недостаточно задумчиво, чтобы не углядеть, как рука Рапиры мягко погладила и сжала одну из пышных ягодичек идущей впереди по проходу Шани.

А девушка даже не оглянулась, что-то деловито отвечая своей тете.

Вот, значит, как. Или она постеснялась обернуться, не зная, как отреагировать на подобное заигрывание, или «в тихом омуте». В любом случае не мое дело. Может, там первая любовь.

Я вспомнила свои глупости с Крисом и вздохнула. Время сделало боль глуше, обида почти затушила так когда-то ярко горевший костер, осталось скорее удивление и желание расставить все точки над «и».

Кошка внутри заворочалась и забурчала. В поезде не было возможности изнурять себя физическими тренировками, и я чувствовала опасное нарастающее напряжение.

Пора было не только срочно поселиться в гостинице и узнать правила Олимпиады, но и пробежаться кругов этак двадцать-тридцать по какому-нибудь тихому району, чтобы потом спокойно уснуть.

На вокзале нас встретили без всяких фанфар и музыки. Деловой мужчина в гражданском сюртуке строгого покроя пригласил нас разместиться в двух пассажирских каретах, а сам поехал впереди на небольшой дребезжащей и пыхтящей машине. Судя по всему, ее артефактная система давно нуждалась в подзарядке.

— Скорее всего, у города не очень хорошо с магами, — шепнул мне тоже обративший внимание на хрипящую машину Родди.

Мы пока просто собирали информацию, еще не зная, сможем ли ее использовать в дальнейшем. Смотрели, как богато одеты жители. Хакс кормили угольные шахты и пара серебряных рудников, плюс налоги приходили от окрестных замков, принадлежащих вампирам, и от известных в стране местных ювелирных фирм.

Двуликих в городе было много, несмотря на расположенные рядом закрытые человеческие поселения. Вечерний город был по-своему красив, отличаясь от Лоусона детальными проработками фасадных порталов, почти полным отсутствием на домах защитных артефактов и тотальной неожиданной любовью хозяев к бирюзово-зеленым окрасам ставень.

Из кареты мне помог выйти Итан, тепло его руки я почувствовала даже через перчатку. Смущенная, я быстро убрала руку, стараясь сохранить невозмутимое лицо.

Расселение было долгим. Почему-то принимающая сторона не ожидала прибытия в команде девушки, и номера были выделены только парные. ...

Скачать полную версию книги





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики