КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Черепашки-ниндзя против Черного Колеса (fb2)


Настройки текста:



Черепашки-ниндзя против Черного Колеса 


Глава 1. Загадочные исчезновения

 Если вы захотите поехать в город Нью-Йорк, который находится в Америке, поезжайте. Если вы захотите разыскать на улице Веселых Смельчаков водопроводный люк, то непременно разыщите его. Но только не пытайтесь найти там всем известных черепашек-ниндзя, потому что их нет…

 Но не стоит огорчаться. Просто наши веселые друзья решили перебраться в отель, который находиться неподалеку.

 Теперь у них нет проблем с электричеством, ведь, согласитесь, что неудобно в темноте играть в шашки. Или, к примеру, рисовать фломастером забавных зверушек. Да мало ли чем еще можно заняться при электрическом свете! Совершенно ясно, что свет нужен всем!

-   Наконец то мы будем жить как цивилизованные существа! – восторженно воскликнул Микеланджело, не успев переступить порог отеля.

-   Угу, - пробурчал Донателло. – Особенно ты, который больше всего на свете любит чистоту. И поэтому, наверное, я никогда не видел тебя с метелкой в руках.

-   Можно подумать, что ты просто не слезаешь с метлы, - огрызнулся Микеланджело. – Уж чем ты действительно умеешь мести, так это языком!

-   Да хватит вам! – поспешил успокоить друзей миролюбивый Рафаэль. – Каждый волен выбирать себе занятие по вкусу.

-   К тому же, насколько мне известно, но­мера убирают горничные, - застенчиво улыбнулся Леонардо и весело предложил: ­- А давайте-ка лучше позавтракаем. Ведь это наша первая трапеза на новом месте.

  Предложение было принято с восторгом. Уж чего-чего, а полакомиться черепашки-ниндзя любили.

  Микеланджело решил доказать Донател­ло, как тот ошибался. И потому рьяно принялся накрывать на стол. Порывшись, он нашел у себя в тумбочке оставленную кем­-то газету.

-   Вот отличная скатерть! - порадовал­ся Микеланджело.  - Можно одновременно кушать и читать!

-   Да, а еще толкать под столом ногой Рафаэля, смотреть в окошко и ковырять вилкой в зубах, - не унимался Донателло. - От этого еда станет в тысячу раз вкуснее.

-   Вы как хотите, а я сяду вот с этой сто­роны, - Микеланджело было не просто сбить с толку. - Тут, кажется, заметка о бразильском зоопарке. Страсть как люблю читать про животных!

  Леонардо и Рафаэль только посмеива­лись, глядя на своих друзей.

  Не прошло и двух минут, как стол был накрыт. Все черепашки расселись по сво­им местам и принялись уплетать завт­рак.

-   Ого! - воскликнул Микеланджело. - Из зоопарка в Бразилии убежали два тиг­ра. Как же их теперь поймают? Не хотел бы я повстречаться с ними на узкой до­рожке.

-   Я и одному бы не обрадовался, - чи­стосердечно признался Леонардо, - но ес­ли бы нужно было кого-то защитить...

-   Знаем, знаем, - нетерпеливо перебил его Донателло, - но что зря болтать? Я думаю, не за горами тот день, когда нас снова покличет в дорогу чей-нибудь зов о помощи. Вот тогда и потолкуем.

-   А у меня тут, - вступил в разговор до сих пор молчавший Рафаэль, - какая-то странная заметка. Смотрите, всего несколько строчек. Но мне от них что-то не по себе.

  Друзья посмотрели на то место в газете, которое им указал Рафаэль.

-   «Черное колесо», - прочитали они заголовок.

  Далее сообщалось следующее:

-   «В последнюю неделю в Нью-Йорке уча­стились случаи исчезновения детей. Со дня пропажи первых трех мальчиков прошло пять дней. За это время ряды несчастных родителей заметно пополнились. Исчезло еще восемнадцать детей. Полиция пока отказывается комментировать эти происше­ствия. Однако немногочисленные свидете­ли утверждают, что исчезновению детей предшествовало появление некого черного круга или, как выразился один из них, «колеса». Всех, кто может оказать помощь в розыске детей, просим откликнуться по телефонам: 322-200-222 или 322-200-333».

  Решительный Донателло встал и напра­вился к двери.

-   Эй, куда ты? - хором спросили черепашки.

-   Как «куда»? - искренне удивился Донателло. - Звонить по телефону. Разве вы не хотите помочь искать пропавших де­тей?

-   Конечно, хотим, - сказал Микеланд­жело. - Но чем ты можешь помочь?

  Донателло пожал плечами.

-   И вправду, я ведь ничего не знаю об этом черном круге... - признался он.

-   Вначале необходимо все хорошенько продумать, - Микеланджело повернулся к Донателло. - А пока не стоит пороть го­рячку. Лучше сядь на место...

  Донателло повиновался. Вне всякого со­мнения, он был очень умный. А раз он был умный, значит, умел быстро признавать свои ошибки. В самом деле, не будете же вы грызть неспелое яблоко только из-за то­го, что минуту назад назвали его спелым. Куда разумнее будет весело согласиться с родителями: «Да, пожалуй, я рано взо­брался на дерево за этим яблоком!»

  Итак, черепашки крепко призадумались. Первым нарушил молчание Рафаэль. Он с сомнением покачал головой и изрек:

-   Пожалуй, без учителя нам не обойтись.

-   Ну прямо сорвал с языка! - подхва­тил Леонардо.

-   А может быть, не так тут все и сложно? Изловить это черное или чертово коле­со и задать ему трепку по первое число! ­- с энтузиазмом воскликнул Микеланджело.

  Все повернули головы и посмотрели на Рафаэля. Вид у того был удрученный.

-   Чует мое сердце, - сказал он, - что и учитель вряд ли поможет нам. Что-то здесь не то, ребята. Ведь, как я понял, де­ти исчезают бесследно. А гнаться за кем-то невидимым по невидимому следу... Это не такая уж легкая задача.

-   Одним словом, решено, - подытожил Донателло, - идем к Сплинтеру.

-   Эх, жаль, нет с нами Эйприл! - ­вздохнул Леонардо. - Уж она бы точно что-нибудь подсказала.

-   Можно подумать, что это единствен­ная причина, по которой ты сожалеешь, что нет Эйприл, - поддел друга Микелан­джело.

  Леонардо только отмахнулся. Хорошее настроение у всех как рукой сняло. Ведь не секрет, что есть на свете такие широкие натуры, которые способны искренне запла­кать, когда у другого болит. А наши дру­зья черепашки-ниндзя как раз и были та­кими натурами. Но они не плакали, а сме­ло бросались на помощь.

  Дом учителя Сплинтера находился всего в двух кварталах. Обычно путь к нему за­нимал у черепашек около десяти минут. Но на этот раз они домчались в два раза быстрее. Однако, озабоченные своими мрачными мыслями, они даже не замети­ли этого.

  На одном дыхании подлетев к двери кра­сивого желтого особнячка, друзья в нерешительности остановились.

-   Что-то я не пойму, - озадаченно про­изнес Рафаэль. - Куда подевались толпы ребятишек, которые обычно приходят по­глазеть на террариум?

-   Да, обычно здесь такая суета, - под­держал Донателло. - Хуже, чем в аэро­порту.

  Маленький особнячок Сплинтера был по­строен так давно, что не один десяток поколений пауков, живших здесь, считали себя хозяевами. В этом доме умерли их бабушка и дедушка, здесь родились дети, по­явились внуки... Сплинтер, который заселился в особняк значительно позже пау­ков, решил не воевать с ними. Он завел до­ма небольшой террариум. И ночью (с девя­ти вечера до полуночи) выпускал лягушек и жаб, а потом ящериц и змей (с полуночи до утра) погулять по дому.

  Эти далеко не теплокровные обитатели жили на веранде в стеклянных ящиках. Именно поэтому у особнячка Сплинтера с утра до вечера торчали дети со всей округи.

  Но, когда черепашки подошли к дому, ребятишек не было. Несколько минут дру­зья встревожено переглядывались, и, наконец, Донателло предложил:

-   Хватит ломать голову, что да как. Лучше спросим у учителя, куда подева­лись юные натуралисты.

  Леонардо решительно нажал на кнопку звонка. Из дома донеслось кваканье лягу­шек и послышались торопливые шаги учи­теля. Дверь распахнулась, и на пороге по­казался Сплинтер. Он был бледен и взвол­нован.

-   Проходите, проходите! - Сплинтер с трудом улыбнулся и отступил на шаг на­зад.

  Все, не сговариваясь, направились в ка­бинет учителя, где размещалась библиоте­ка. Озабоченный хозяин даже не предло­жил гостям сесть. Но черепашки забыли обо всех правилах хорошего тона и плюх­нулись кто куда.

-   Ну, дорогие мои, - первым нарушил молчание Сплинтер. - Как я понимаю, вас волнует то же, что и меня. Таинственные исчезновения детей в нашем городе.

  Черепашки переглянулись.

-   Когда вы узнали об этом? - захотел уточнить учитель.

-   Да, честно говоря, если бы наш дружи­ще Микеланджело так не любил почитать во время еды, мы бы до сих пор преспокой­но полеживали у себя в номере, - признал­ся Донателло. - И забавлялись бы с игро­вой приставкой, которую купили вчера ве­чером... Это Микеланджело где-то выкопал газету с заметкой о пропавших детях.

-   А я понял, - продолжил Сплинтер, ­- что случилось что-то неладное, два дня на­зад. Дело в том, что среди моих маленьких гостей были два отличных мальчугана. Они близнецы. И большие любители жи­вой природы. Как вы понимаете, в наших окрестностях с живностью не густо.

  Черепашки дружно закивали.

-   Близнецы были готовы торчать у ме­ня на веранде с утра до ночи. Мальчики даже завели дневник наблюдений, в кото­ром описывали повадки моих питомцев. И представьте себе мое удивление, когда по­завчера дети не явились. Я слышал от дру­гих ребят, что в гости к ним приехал их двоюродный брат. Я успокоился, решив, что мальчики играют у себя дома. Но ког­да они не пришли и вчера...

-   Нужно было послать кого-нибудь к ним домой, - нетерпеливо перебил Микеланджело.

-   Так я и сделал, - кивнул учитель. - Я отправился к ним сам... Меня очень дол­го изучали в глазок. Вы знаете, есть такой глазок, который называется «рыбий глаз». Даже если ты встанешь сбоку или ляжешь на пол - все равно тебя видно...

-   Ух ты, здорово! - не выдержал Мике­ланджело. - Вот бы мне такой глазочек! Я бы видел всех, кто вздумает подкрасться ко мне сзади.

-   В таком случае тебе надо было ро­диться хамелеоном. Именно у них такие глаза, - хмыкнул Донателло и, спохва­тившись, вежливо добавил, обращаясь к учителю: - Простите, Сплинтер, что пере­били вас. Продолжайте, пожалуйста!

-   Да, да! - поспешил воспользоваться правом главного рассказчика Сплинтер. ­- Так вот, разглядывали меня долго. Потом, на­конец, дверь открылась, и я увидел их маму. У нее было испуганное и заплаканное лицо.

  «А-а, вы тот самый чудак, который раз­водит змей у себя в доме», - зло проговорила она и задрожала от негодования: ­«Где мои мальчики, признавайся! Ведь они исчезли из твоего дома!» Я хотел было спросить, отчего она так решила, но женщина громко закричала: «Как ты посмел явиться сюда!..»

  Тут уж и я потерял терпение: «Да объяс­ните же вы мне, в чем дело. Я и сам хотел бы узнать, что стряслось».

  Тут на пороге показался мужчина. На его бледном лице гневно сверкали глаза. Он осмотрел меня с ног до головы и сжал кулаки. Правда, мама близнецов уже успокоилась. И это было очень мудро с ее сто­роны. Ведь любому ребенку ясно, что криками и воплями ничего не добьешься.

-   И что было дальше? - поторопил Ле­онардо, которому не терпелось узнать, чем закончился визит учителя к родителям мальчиков.

-   Мама и папа близнецов пригласили меня войти в квартиру и попросили рас­сказать обо всем, что мне известно. Но, к сожалению, я знал очень мало.

-   Точнее, не знали ничего, - печально вздохнул Микеланджело.

  Сплинтер кивнул.

-   Да, ты прав. Я, к своему стыду, не знал ничего. Чтобы как-то успокоить не­счастных родителей, рассказал о том, что пропал один из моих питомцев... Черный уж... Они были настолько испуганы и рас­строены, что не обратили на мои слова ни­какого внимания. Хотя, мне кажется, эти два исчезновения как-то связаны между собой. Родители близнецов выпроводили меня за двери... По-моему, я им не понра­вился.

-   Да, ничего себе история! - протянул Рафаэль. - Все это очень странно...

  Сплинтер развел руками.

-   Думаю, друзья, что вы, как и я, по­няли, дело здесь нечисто.

-   Да уж, конечно, не обошлось без ка­кой-нибудь злодейской шайки! - выкрик­нул Микеланджело и сжал кулаки.

-   Ребята, надо их как-нибудь остано­вить... - неуверенно произнес Леонардо и добавил: - Вот только я не знаю, о ком мы говорим.

-   Вот именно! - сурово поддержал его Донателло. - Попадись они мне, эти похитители детей, уж я бы им показал!

-   А мне кажется, - задумчиво произ­нес Рафаэль, - что все это как-то связано и с остальными случаями, о которых мы читали в газете. Там тоже почти не было свидетелей, и еще... Черное колесо... Вам не кажется, что черный уж...

-   Ну и ну! - воскликнул Микеландже­ло. - Мистика какая-то!

-   Но ведь он безопасен, этот уж... - не­уверенно подал голос Леонардо.

-   Это еще как посмотреть, - возразил рассудительный Донателло. - Иногда, ес­ли к какой-нибудь очень плохой мысли прибавить пусть даже неплохую вещь...

  Донателло замолчал, словно сам испу­гался сказанного.

  Тут поднялся Сплинтер.

-   Друзья мои! Мы с вами забыли о мо­ей волшебной книге! Только она сможет нам помочь!

-   Эврика! - закричал Микеланджело.

-   Погоди, торопыга! - охладил его пыл Донателло. - Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь.


Глава 2. Первая схватка

  Пока остальные черепашки лениво пере­говаривались между собой, Рафаэль и Сплинтер принялись искать заветную кни­гу. Обычно учитель носил ее с собой. Но, когда оставался дома, клал тяжелый том на книжную полку.

-   Вот она, дорогая наша! - Рафаэль вы­тащил книгу и нежным щелчком спрова­дил с нее паука.

  Сплинтер раскрыл заветный том и стал перелистывать страницы. Черепашки, за­таив дыхание, склонились над ним.

-   Ага! Вот: «Сгусток черных мыслей и слов катится по городу. Он обрастает как снежный ком. Каждый, рассказавший страшную историю, внес свой вклад в рож­дение этой мерзкой субстанции. Каждый, кто замыслил недоброе, вложил свою часть черного вещества в это страшное колесо. И вот оно набрало силу...»

  Черепашки озадаченно переглянулись.

-   Чушь собачья, - наконец не выдер­жал Микеланджело. - Лично я ничего не понял… При чем здесь мерзкая субстанция и черные мысли?

-   Ты не прав! - осторожно возразил Ра­фаэль. - Волшебная книга подсказала нам, в чем кроется тайна...

-   Но где же разгадка этой тайны? - ­опять не утерпел Микеланджело. - Как победить это колесо?

-   Видно, еще рано открывать нам это решение, - сказал Сплинтер. И вдруг пробормотал: - Колесо соткалось из черных мыслей... И они ожили...

  Неожиданно учитель посмотрел на Дона­телло.

-   Дружище! Ты оказался прав! По­мнишь, несколько минут назад ты сказал про черного ужа и плохую мысль?

-   Помню.

-   Это как раз тот случай, когда плохие мысли материализовались...

-   Ничего не понимаю, - признался Ми­келанджело. - А при чем здесь пропав­шие дети?

-   Погодите, погодите! - вдруг вспом­нил Рафаэль. - Ведь вы говорили, что к мальчикам приехал брат. А где же он?

-   Не знаю, - ответил Сплинтер. - Воз­можно, они привели его в террариум, и кто-то из них…

-   Стал рассказывать что-то жуткое, ­- подхватил Донателло. - Но что произош­ло дальше?

-   Свидетелей не было, - вздохнул Лео­нардо.

  Рафаэль сидел, откинувшись на спинку кресла. Он задумчиво смотрел на паутину громадных размеров, которая висела в углу.

-   Свидетели всегда есть, - вдруг не­громко проронил он. - Только нужно уметь их увидеть и услышать. Ведь некото­рые из них просто не умеют разговаривать.

  С этими словами он указал рукой на ма­ленькую дверцу, ведущую в подвальное помещение.

-   Смотрите, любое место, в котором не хозяйничал Сплинтер больше двух дней, затянуто паутиной.

-   Учитель, - обратился он к Сплинте­ру, - вы давно ходили в подвал?

-   А что мне там делать? Зимние припа­сы съедены, а новых я еще не заготовил... Уж не хочешь ли ты сказать?..

-   Именно так. Этой дверью недавно кто-­то воспользовался.

-   Так вперед! - крикнул Микеландже­ло. - Что же мы сидим? Нужно немедлен­но обследовать весь подвал!

  На этот раз все его поддержали. Микеланджело первым подскочил к двери и дернул ручку на себя.

-   Погоди, я хотя бы возьму фонарик, - ­сказал Сплинтер.

  Но черепашки уже ринулись в неизвест­ность.

-   Стоп, стоп! Погодите, не надо так спешить. Ведь мы идем по следу, который да­же не виден, - мудрый Сплинтер вновь попытался охладить пыл черепашек.

  Друзья начали двигаться осторожнее, внимательно оглядываясь по сторонам.

-   Похоже, здесь никого нет, - наконец сказал Донателло.

-   А это что за щель? - указал на ото­двинутую доску Рафаэль.

-   Не знаю. Я в прошлом году делал ре­монт. Здесь все было в порядке, - ответил Сплинтер.

  Рафаэль сдвинул доску подальше и всу­нул голову в образовавшийся проем.

-   Дайте мне фонарик, - попросил он и вытянул руку.

  Сплинтер выполнил просьбу Рафаэля, и все замолчали в ожидании новостей.

-   Э-э, да тут система водопроводных и канализационных труб, - прояснил обста­новку Рафаэль. - Знакомое местечко.

  Неожиданно что-то чавкнуло, и свет погас. Рафаэль отшатнулся. В его руках ни­чего не было.

-   Что случилось? - спросил Леонардо. ­- Что ты там увидел?

  Но прежде чем Рафаэль успел ответить, доска с треском проломилась и куда-то ис­чезла. Сплинтер щелкнул зажигалкой, и друзья увидели, что доску поглотила лип­кая черная масса.

-   Все наверх! - скомандовал Донател­ло. - Будет лучше, если мы выберемся из этой темноты. Противника желательно знать. Или хотя бы видеть.

-   Пожалуй, пока мы не можем похвас­таться ни тем, ни другим, - поддержал Рафаэль, вылезая наверх.

  Черепашки с учителем вернулись в ком­нату. Они вытащили из-за пояса палки и приготовились отразить атаку. Но атаки не последовало.

-   Впервые сталкиваюсь с таким против­ником, - после паузы сказал Леонардо. ­- Ни рук, ни ног... Хотя, руки, видимо, все же есть. Ведь чем-то оно схватило фонарик.

-   Ну прямо черная рука какая-то, ­- попробовал сострить Донателло.

  И только он открыл рот, чтобы добавить несколько метких словечек, как погас свет. В комнате стало совсем темно.

-   Вот досада! - раздался в темноте го­лос Сплинтера. - В зажигалке, как назло, сточился кремень. Я не могу ее зажечь.

  Все снова замолчали, словно ожидая че­го-то.

-   Тише, - вдруг прошептал Рафаэль. - ­Т-с-с! Вы слышите?..

  Все навострили уши и огляделись. Отку­да-то сверху до них донесся тоненький плач и тихий свист. Так продолжалось не­сколько минут. Время от времени свист прерывался шлепками и чавканьем...

  Вдруг на середину комнаты выкатилось светящееся, словно намазанное фосфором колесо. На глазах у изумленных друзей оно стало расти, пока не превратилось в огромного паука. У паука из пасти торчал кривой клык. Глаза были как мертвые, и один из них все время нервно моргал.

-   Черную руку захотели? - неожидан­но гнусаво спросил паук. И, тихонько присвистнув, вдруг зычно крикнул: - Нате, возьмите!

  От такого поворота событий все растеря­лись. Неожиданно Сплинтер захрипел и рванулся в сторону. Черепашки поверну­лись к учителю и увидели, что его горло крепко сжимает черная перчатка! Леонар­до и Рафаэль бросились на помощь Сплинтеру. А Донателло и Микеланджело атако­вали паука.

-   Банзай! - крикнул Донателло и, раз­бежавшись, нацелил свой удар в огромное брюхо страшилища.

  Совершенно неожиданно он, пролетев сквозь паука, шлепнулся на пол.

  Тем временем Леонардо и Рафаэль дела­ли тщетные попытки оторвать перчатку от горла Сплинтера. И хотя они ее хорошо ви­дели, но нащупать никак не могли. Паль­цы друзей скользили по воздуху, словно перчатки вообще не существовало. А бедный Сплинтер терял последние силы...

  Тут Рафаэль заметил, что какое-то тем­ное существо подбирается к чудесной кни­ге, лежащей на письменном столе. Мгно­венно оценив обстановку, он бросился на­перерез существу и двумя руками уцепил­cя в заветную вещь.

  И тут произошло такое, чего никто не ожи­дал. Вылив на черепашек целое ведро злобного свиста, шипения и хрипа, чудище рети­ровалось тем же путем, каким и появилось. Паук уменьшился до размеров колеса. Потом сам стал колесом и быстро укатился прочь. Вместе с ним исчезла перчатка. Сплинтер рухнул на пол и застонал. И в ту же секун­ду зажегся свет, словно и не гас вовсе.

Глава 3. Волшебная книга

-   Ну как вы, учитель? - спросил Дона­телло после того, как черепашки перенес­ли Сплинтера на кровать. - Вам уже луч­ше?

-   Да, - еще слабым голосом отозвался тот и смущенно улыбнулся. - Кажется, меня застали врасплох...

  Черепашки молча переглянулись.

-   Так что же это все-таки такое? - пер­вым нарушил молчание Рафаэль.

-   Кажется, я начинаю понимать, - ска­зал Донателло, вспомнив свое падение на пол. - По-моему, их нельзя победить на­шими обычными методами.

  Он потер ушибленное место чуть пониже спины.

-   И я думаю так же, - согласился Сплинтер и предложил: - А давайте-ка мы опять заглянем в нашу книгу. Может быть, теперь там появились новые страни­цы, и мы узнаем, как победить зло.

-   Так вот почему они явились к нам! - вдруг догадался Рафаэль. - Они боятся, что мы найдем это средство в книге. Пото­му и хотели ее утащить.

-   Знаете что, - неуверенно начал Ми­келанджело, - я бы не против чего-нибудь перекусить...

  Сначала возникла пауза. Потом все пере­глянулись, а затем, расхохотавшись, весе­ло и наперебой закричали:

-   Ну молодец! Ничем тебя не проймешь!

-   Ай да Микеланджело! А может, прямо на книжке перекусим? Кажется, самые важные новости приходят к нам во время еды! - посмеялся Леонардо.

-   К кому-то аппетит, а к нам - ново­сти. Веселенькая жизнь!

  Сплинтер на правах радушного хозяина пошел в кухню, где несколько раз хлопнул дверцей холодильника. А потом появился на пороге с целым подносом еды.

  Черепашки принялись уплетать за обе щеки и весело вспоминать свои приключе­ния. Когда была выпита последняя банка кока-колы, утихли и последние смешки. Друзья снова стали серьезными и озабо­ченными.

  Книга, полная загадок и разгадок, лежа­ла перед ними. Даже веселясь, черепашки не спускали с нее глаз. Теперь они уже совсем иначе посматривали на пауков. Их миролюбивый вид больше не мог обмануть никого из присутствующих.

-   Ну, посмотрим все слова на букву «ч», ­- сказал Сплинтер, и страницы быстро замель­кали.

  Черепашки обступили его со всех сторон, нетерпеливо поглядывая на пожелтевшие от времени листки.

-   Ч-ч-ч... Чернобыль... Челленджер... А, вот!.. Черное колесо... Кажется, мы на­шли то, что искали, - от волнения голос учителя стал хриплым.

  Черепашки склонились ниже и прочита­ли: «Черное колесо - злобное и очень опас­ное энергетическое существо, питающееся страшными детскими фантазиями. Способ­но изменять свой облик. Появляется в са­мых неожиданных местах. Средства борь­бы: американский мальчик по имени Тэд».

  Сплинтер пожал плечами.

-   Ну и дела! - пробормотал он. - В Америке миллионы мальчиков с таким именем. Как же нам его отыскать?.. Хотя погодите, кажется, в самом низу страницы я вижу маленькую приписочку каранда­шом: «Тэд сейчас находится в Англии».

-   Где?! - черепашки склонились над книгой, но тут же недоуменно перегляну­лись.

-   Учитель, - осторожно начал Донател­ло. - Но здесь же ничего нет... Я имею в виду, никакой приписки.

  Сплинтер протер глаза и уже менее уве­ренно сказал:

-   Но я не мог ошибиться. Да, сейчас на странице чисто, но мгновение назад я чет­ко видел надпись карандашом.  Черепашки подняли головы и крепко задумались.

  Первым нарушил молчание, конечно же, Микеланджело:

-   По-моему, на раздумья у нас нет вре­мени. Обсудим все по дороге.

-   Верно, - поддержал его Донателло. ­- По крайней мере, мы знаем, что нам следу­ет лететь в Англию.

-   Я с вами, - сказал Сплинтер. - У од­ного моего давнего приятеля есть своя ча­стная авиакомпания.

-   А, это Джон Патэрс, которому вы ког­да-то спасли жизнь? - догадался Мике­ланджело.

-   О, какие пустяки! Он просто мой хороший друг. И без труда домчит нас в лю­бую точку земного шара.

-   Подождите! - вдруг воскликнул Лео­нардо. Лицо его радостно засияло. - Да ведь и Эйприл сейчас в Англии! Она отпра­вилась туда по туристической путевке. У них там проходит какой-то слет юных журналистов. Вот она и помчалась туда со своими воспитанниками.

-   И я помню, как она рассказывала, что слет будет проходить в отеле неподалеку от Лондона, - поддержал его Рафаэль. - Ка­кой-то старый журналист-англичанин взял на себя организацию этого мероприятия... Эйприл говорила, что он выбрал отель, расположенный в старинном родовом зам­ке.

-   Ну так и отправимся для начала пря­мо к ней, - предложил Леонардо. - Мо­жет быть, она сможет нам подсказать, как быстрее разыскать Тэда. Она наверняка прекрасно знает Англию.

-   А ты представляешь, где находится этот замок? - спросил предусмотритель­ный Донателло.

-   Нет. Но я не думаю, что все предмес­тье Лондона сплошь заставлено родовыми замками с отелями внутри.

-   В любом случае, другого выхода у нас пока нет, - подвел итог Рафаэль.

-   Ну, все в порядке! Летим сейчас же, ­- Сплинтер сунул под мышку книгу и направился к двери.

  Черепашки последовали за ним.

  На веранде Сплинтер неожиданно остановился. Насыпал всем своим питомцам побольше корма. Наполнил водой большие миски. И, немного подумав, открыл четы­ре маленькие двери. Несколько ужей и пя­ток здоровенных ящериц неторопливо вы­ползли на волю.

-   А теперь вы, ребятки, - сказал он своим питомцам, - не давайте паукам за­быть, кто в доме хозяин.

  И с гордым видом Сплинтер последовал за черепашками на улицу.

  Через полчаса друзья уже прибыли в ча­стный аэропорт Джона Патэрса. Хозяин встретил их радушно в своем офисе. Он внимательно выслушал просьбу черепашек и согласился им помочь. Отдал несколько распоряжений по телефону и налил всем пепси - колы.

-   Значит, Лондон? - спросил он. - А что, если не секрет, вы там забыли? Уж, наверное, дело необыкновенной важнос­ти.

-   А почему вы решили, что мы летим по делу? - насторожился Донателло.

-   Да уж, - засмеялся Джон, - только важное дело может заставить черепашек летать в сырой и туманный Лондон. Ведь вы такие теплолюбивые существа.

  Донателло смутился. Он уже был готов выложить всю историю этому веселому человеку с добрыми глазами, но...

-   Джон, дружище! - обратился к хозя­ину Сплинтер. - я непременно расскажу тебе обо всем, но только потом. Пока мы сами ничего еще толком не знаем.

-   Ну что же, - не обиделся Джон, - ­рад был помочь. Если что, обращайтесь. Ваш самолет уже готов.

  Все вшестером они вышли на взлетную полосу. Донателло, не дожидаясь приглашения, направился к самому маленькому самолету. Такой самолет был рассчитан как раз на пятерых пассажиров.

-   Нет, нет! - поспешил его остановить Джон. - Я приготовил вам самолет, рассчитанный на десять пассажиров.

-   Зачем такой большой? - удивился Донателло. - Нам вполне хватило бы и пятиместного.

-   Грузоподъемность не та, - скромно улыбнулся Джон и покосился на черепа­ший панцирь.

  Донателло растерянно заморгал глазами.

-   Ну что, умник, - толкнул его локтем Микеланджело в бок. – Может «шкаф­чик» свой дома оставишь?

  Черепашки засмеялись. Каждый из них вдруг с гордостью ощутил свою весомость. И даже значимость. И кое-кто надулся от гордости.

  Помахав на прощание рукой, Джон скрылся в здании аэропорта. Пилот, кото­рого звали Майкл, весело покосился на не­обычных пассажиров. А потом сказал:

-   Пожалуйста, пристегните ремни. Путь нам предстоит неблизкий, - и вдруг неожиданно зевнул.

  Черепашки недоуменно переглянулись. Однако никто не придал этому особого значения.

  Друзья откинулись на спинки кресел. Каждый из них был поглощен своими мыс­лями. И, конечно же, никто не увидел, как медленно закрывающаяся дверь на ми­нуту приостановилась. Мелькнула едва за­метная тень, и в салон проскользнуло что­-то темное и бесформенное. Дверь закры­лась, и самолет покатил по взлетной поло­се.


Глава 4. Опасное путешествие

-   Я предлагаю здоровый сон! - сказал Донателло, откинувшись в удобном крес­ле. - Лететь и спать одновременно - это так забавно!

-   Да-а!.. - мечтательно протянул Рафа­эль. - Даже птицы, которым я иногда за­видую, не способны на подобный трюк.

-   Ошибаешься! - удивил всех своим за­мечанием Сплинтер. - Есть такая птица. Называется она альбатрос. Представьте се­бе, она способна шесть дней и шесть ночей лететь без передышки. Я думаю, что во время своего перелета альбатросы иногда позволяют себе поспать.

-   А когда же они едят? - полюбопыт­ствовал Микеланджело.

-   Как и ты, когда вздумают почитать, ­- съязвил Донателло.

  Рафаэль сладко потянулся и распрямил затекшие конечности. Его правая нога вдруг наткнулась на что-то жесткое под передним сиденьем. Рафаэль наклонился и увидел черный резиновый шланг.

-   Что, другого места не нашли, что ли? ­- пробурчал он и отодвинул шланг ногой в сторону.

  В этот миг самолет основательно тряхну­ло. Очевидно, он попал в «воздушную яму».

  Вскоре путники провалились в глубокий сон.

  Мотор самолета гудел ровно и убаюкива­юще. Тот, кто когда-нибудь летал на самолете, конечно, знает, чем лучше всего за­няться в эти часы: непременно нужно сесть у окна и посмотреть вниз.

  Отсюда очень хорошо видно землю, та­кую голубую, мерцающую и пушистую от тумана. Все поля и деревья сливаются в зе­леноватую шерсть. Она затейливо расшита блестящими бусинами озер. Особенно ин­тересны эти узоры, когда пролетаешь над Скандинавскими странами. И почти по­всюду тянутся зеркальные ниточки рек. А когда засверкают тысячи светлячков, зна­чит, самолет летит над большим городом. Только светлячков непременно должна быть целая орава...

  Вот о чем думал мечтательный Рафаэль, который за восемь часов крепкого сна великолепно выспался. И теперь смотрел в иллюминатор.

  Рафаэль потянулся и увидел, что под си­деньем, стоящим впереди, совершенно пу­сто. Он подумал, что шланг убрал второй пилот, пока все спали. Рафаэлю даже ста­ло неудобно.

  «А вдруг они слышали, как я разбурчал­ся из-за таких пустяков? - подумал он. ­Какой же я иногда бываю несносный, про­сто кошмар!»

  Но тут его самобичевание прекратилось. Рафаэль даже не мог объяснить, чем это вызвано. Внезапная неосознанная тревога? Или резкий толчок в сердце? Так или иначе, но чувство надвигающейся опасности поглотило его целиком. Опасности грозной и таинственной.

  И вдруг он почувствовал, что самолет резко накренился на одно крыло. Потом дернулся. И, наконец, запрыгал вниз, словно по гигантским ступеням.

  Не разбирая дороги, Рафаэль кинулся в кабину пилота. Рванул на себя ручку две­ри и... застыл в ужасе. Оба летчика непо­движно лежали на полу, а их руки, лица и одежда были почти невидимы под киша­щими пауками. Эти твари не только обле­пили несчастных пилотов с ног до головы, но и расползлись по всей кабине. На раз­думье не было ни секунды.

  Издав боевой клич, черепашка перевер­нулся в воздухе и упал на спину. Послышался омерзительный хруст. Большая часть незваных тварей успокоилась под его панцирем навсегда. Очистив себе путь к управлению, Рафаэль вскочил на ноги и бросился к штурвалу. Резко потянул его на себя, но вдруг неведомая сила отброси­ла Рафаэля назад. Ему с трудом удалось удержаться на ногах и не потерять управ­ления. Самолет начал постепенно выхо­дить из штопора.

  В эту минуту в кабину пилота влетели Донателло и Микеланджело. За их спина­ми показались встревоженные лица Лео­нардо и Сплинтера.

-   Что случилось? - закричали они хо­ром.

  Рафаэль оглянулся - и изумление отра­зилось на его лице. В кабине он не увидел ни единого паука. Обстановка была такой, словно здесь ничего не произошло. Рафа­эль молча кивнул на летчиков. В эту мину­ту один из них открыл глаза и поднялся. Сделал несколько нетвердых шагов и занял место за штурвалом.

-   Какой ужасный сон мне приснился, - ­с омерзением проговорил он и вдруг бросил испуганный взгляд на черепашек. - Что-то произошло? Почему вы здесь?.. А как это я заснул?

  Потом он перевел глаза на спящего Май­кла.

-   Случилось то, что вы оба заснули мертвецким сном, - наконец произнес Ра­фаэль.

  Он старался казаться спокойным. Ему вдруг пришло в голову, что пилотам не стоит ничего рассказывать.

  В кабине повисло неловкое молчание. Проснувшийся Майкл уже взял себя в ру­ки. Он быстро сориентировался и теперь повел самолет на снижение.

-   Ладно, поговорим на земле. А теперь все по местам! - скомандовал Сплинтер и повернул в салон.

  Через несколько минут Майкл мягко и неслышно посадил самолет. Пилоты оста­вили свои места и направились к черепашкам.

-   Я ничего не понимаю... - начал было Майкл, едва переступив порог салона.

-   Не огорчайтесь, ребята, - перебил Рафаэль. - Вы ни в чем не виноваты.

-   А чтобы вы не сомневались в нашей искренности, - добавил Сплинтер, - я даю вам слово, что ничего не расскажу сво­ему другу Джону. Иначе он может рассердиться и наказать вас. А это будет неспра­ведливо.

  И он улыбнулся летчикам. Сплинтер, ко­нечно, не знал подлинной причины происшедшего, но он верил Рафаэлю. Уж если тот сказал, что летчики не виноваты, зна­чит, так оно и есть.

  Пожав на прощание друзьям руки, пило­ты отправились в обратный путь.

Глава 5. Замок Стэффордов принимает гостей

-   Ну и холодрыга тут! - сказал Мике­ланджело, поеживаясъ от утренней сырос­ти. - Куда как приятней, когда тебя со всех сторон обогревает солнышко!

-   Для того, чтобы было со всех сторон, тебе придется повертеться. Примерно так, как утка на вертеле, - не утерпел Дона­телло.

-   Нет уж, дудки! Я не хочу быть уткой на вертеле, даже в тепле. Я согласен быть черепашкой на своих ногах. Пусть даже в тумане.

-   Это ты верно заметил, - вступил в разговор Леонардо. - Пожалуй, от тумана нам здесь уже никуда не деться.

-   Ладно, хватит вам попусту болтать, ­- заметил Сплинтер. - Нам пора где-нибудь уединиться на время. Ведь есть что обсу­дить, не так ли?

  Черепашки и Сплинтер направились в сосисочную. Она располагалась как раз в здании аэропорта. По пути Рафаэль оглянулся и бросил прощальный взгляд на уле­тавший самолет. И тут ему показалось, что дверца на мгновение отъехала в сторону и в воздухе мелькнула какая-то тень... Но все же туман еще не совсем рассеялся, а потому Рафаэль подумал, что все это могло ему померещиться.

-   Вот они, мои любимые сосисочки! - ­потер руки Микеланджело, когда друзья расселись за столиком.

-   Да погоди ты, обжора! - цыкнул на него Донателло. - Мне просто кусок в гор­ло не лезет.

-   Не хочешь - отдай свою порцию мне, - с набитым ртом промямлил Мике­ланджело.

-   Ну, Рафаэль, расскажи нам теперь, что произошло там, в воздухе, - не обра­щая внимания на Микеланджело и Донателло, спросил Сплинтер.

  Рафаэль без колебаний рассказал друзьям все, начиная от исчезновения черного шлан­га и заканчивая пробуждением пилотов.

  Черепашки слушали, затаив дыхание. Микеланджело забыл проглотить проже­ванную сосиску. От этого он стал похож на зеленого хомяка. В другой момент кто-нибудь обязательно подтрунил бы над ним, но сейчас друзьям было не до смеха.

  Поразмыслив несколько мгновений, Сплинтер со вздохом произнес:

-   Думаю, вернувшись домой, я обнару­жу, что мой террариум разорен. Жаль. Я так привязался к своим питомцам...

  Никто из черепашек не задал вопроса «почему?». Все прекрасно поняли, что имел в виду Сплинтер. От этого им стало еще тяжелее.

-   Ну что же, - снова заговорил Сплин­тер. - Пока мы ни на шаг не приблизи­лись к разгадке. Думаю, настало время продолжить путь.

-   Я предлагаю отправиться в справоч­ное бюро, - сказал Леонардо. - Там мы узнаем, какие отели расположены в родо­вых замках и где их искать.

-   Отличная мысль! - поддержали чере­пашки и дружно поднялись.

  Найти справочное бюро не составило тру­да. Оно было как раз рядом с сосисочной.

  Приветливая женщина объяснила чере­пашкам, что таких замков-отелей всего три. Все они расположены довольно дале­ко друг от друга.

-   Так что вам придется потратить нема­ло времени, чтобы проверить все, - мило улыбнулась она. - Если, конечно, у вас нет собственного автомобиля.

  Автомобиля у черепашек, разумеется, не было.

-   «Ехать, так ехать», - сказал воробей, когда кошка тащила его из клетки, - мрачновато пошутил Донателло.

-   Не дрейфь, все у нас получится! - подбодрил его Леонардо. - Я нисколько в этом не сомневаюсь. Просто не появилась еще сила, которая способна победить та­кую дружбу, как наша.

  Купив в ближайшем киоске карту мест­ности, черепашки быстро сориентирова­лись, куда идти. Самый ближайший за­мок-отель находился на западной окраине города. Он принадлежал лорду Стэффорду.

  Погода выдалась отличная. Дорога была ровной. Чего еще желать путнику? То тут, то там вдоль дороги маячили призывные вывески. «Кемпинг». «Мотель». «Ресто­ран». «Пицца». Однако, несмотря на госте­приимность и жизнерадостность местных жителей, черепашки никак не могли изба­виться от тревоги и напряжения.

  Первым не выдержал Рафаэль.

-   Смотрите, что получается, - негром­ко начал он. - Черное колесо все время крутится вокруг нас. Но каждый раз мы побеждаем его. Оно не может навредить нам, потому что мы не употребляем мерзких слов и не рассказываем ужасных ска­зок. Но стоит кому-то поблизости от нас это сделать, как появляются кошмары. Вы заметили эту закономерность?

-   Да, да! Только один раз мы попались с этой черной рукой, - возбужденно затараторил Микеланджело. - Но теперь нас уже не поймаешь. Необходимо, чтобы все это поняли.

-   Ты думаешь, дети когда-нибудь пере­станут рассказывать страшные истории? - ­с сомнением спросил Леонардо.

-   Вряд ли. Но, может быть, что-то изме­нится? - с надеждой проговорил Рафаэль.

-   А знаете, - сказал Сплинтер, - ведь были времена, когда дети сплошь и рядом рассказывали страшные истории. Они дро­жали от ужаса, представляя себе всяких чудовищ. И никто не набрасывался на них. Дети никуда не исчезали, потому что Черного колеса тогда не существовало.

-   Да, конечно, - согласился Рафаэль и добавил: - Ведь любой сосуд когда-нибудь наполняется. Страшные истории долгое время копились прямо в воздухе. Но когда они были разбросаны поодиночке, то не представляли большой опасности.

-   Поодиночке и мы гораздо слабее,  - ввернул Микеланджело.

-   …И вот, - продолжил свою мысль Рафаэль, - они постепенно стали цеплять­ся друг за друга. И получился один боль­шой ком.

-   Да-да, как будто шарики ртути! - воскликнул Леонардо. - Когда у меня случайно разбился градусник, я видел не­что подобное.

-   Вот так и получилось это Черное ко­лесо, - подвел итог Рафаэль.

  Друзья шли долго, так долго, что уже стемнело. И тут впереди показался родо­вой замок Стэффордов.

-   Похоже, что нам придется в нем зано­чевать, - сказал Донателло, - даже если Эйприл мы сегодня не найдем.

-   Там наверняка подают прекрасный ужин, - мечтательно пропел Микеланд­жело. - Пицца, капуста кольраби!..

-   А мне кажется, что не такое уж это приветливое местечко, как ты думаешь, - засомневался Рафаэль.

  Микеланджело пожал плечами.

-   А мне кажется, что пахнет жареным чесноком!

-   Смотри, как бы не запахло жареным для кого-нибудь другого, - охладил его пыл Донателло. - Да мы уже почти при­шли, вот сейчас и посмотрим.

  Замок высился как скала. Черепашки вошли в огромные ворота и с интересом огляделись.

-   Послушайте, тут такой огромный сад. И столько тропинок! Какая же из них ве­дет к главному входу? - озадаченно поче­сал затылок Леонардо.

-   А вот, видите, какой-то автомобиль виднеется у стены. Я думаю, что его оста­вили как раз у двери, - предположил Ра­фаэль, указывая на большой старинный роллс-ройс.

  Тут на аллейке внезапно возник темный силуэт. Он появился настолько неожидан­но, что друзья одновременно подумали примерно следующее:

  «Такое впечатление, что невидимые пальцы вылепили его прямо из темноты».

-   Приветствую вас, дорогие гости, в на­шем отеле! - силуэт придвинулся побли­же, и только тут путешественники рассмо­трели незнакомца.

  Это был высокий, статный мужчина с се­дыми волосами. Черепашкам сразу понравились его горделивая осанка и приятный баритон, но интуиция подсказывала, что в данной ситуации никому нельзя доверять.

-   «Наверное, это и есть лорд Стэффорд», - подумал Леонардо.

-   Я хозяин здешнего замка. Хотя и не лорд, - словно прочитав мысли черепаш­ки, - сказал высокий. - Мое имя Добсон. Джером Добсон. Мы с моей женой Брижит выкупили этот замок несколько лет назад. И оборудовали его под отель.

-   Ну что же мы стоим, - спохватился он. - Прошу вас, будьте нашими гостями.

  Он круто повернулся и зашагал к двери, над которой маячил фонарь.

-   Это ваша машина? - спросил любо­пытный Микеланджело, указывая на чер­ный роллс-ройс.

  Мужчина обернулся.

-   Где? Ах, эта! Да нет, несколько часов назад сюда прикатил один постоялец. Сия машины принадлежит ему, - неожиданно Джером понизил голос до шепота: - Надо сказать, ее хозяин не вызвал во мне симпа­тий.

  Друзья переглянулись. Им польстила та­кая откровенность.

-   Сразу разобрался, что мы классные ребята и нам можно доверять, - шепнул Рафаэль на ухо Донателло. - Он неплохой психолог...

  Хозяин отеля, услышав это, улыбнулся.

-   Это моя профессия, - сказал он. - Я умею отличить добрую душу от злой. Я писатель. И вы мне сразу понравились. Прошу!

  Он с необыкновенной легкостью распахнул массивные дубовые двери.

  Микеланджело бросил уважительный взгляд на мускулистую загорелую руку.

  «А он ничего, в форме», - подумал че­репашка-ниндзя и переступил высокий порог.


Глава 6. Легенда о Мэри

  В огромном холле черепашек встретила хрупкая женщина с застенчивой улыбкой.

-   Я услышала голоса и спустилась вниз. Проходите! Мы всегда рады гостям. Осо­бенно таким милым, - она выразительно посмотрела на Рафаэля. - Вы, вероятно, путешествуете?.. Да! Я забыла вам пред­ставиться. Меня зовут Брижит. Сейчас я прикажу приготовить для вас комнаты. И, конечно, хороший ужин.

-   А пока прошу вас присесть, - Дже­ром жестом указал им на мягкие диваны и кресла.

-   Цель нашего путешествия - не экс­курсия, - Сплинтер сразу решил выяс­нить интересовавшие их вопросы. - Мы прилетели из Америки по важному делу: разыскиваем свою подругу, журналистку Эйприл... Она отправилась в Англию на слет своих коллег. А с ней пятеро ее юных друзей.

-   И где же проходит этот слет? - спро­сила Брижит.

-   То-то и оно, что нам известно немно­гое. Только то, что Эйприл с ребятами жи­вет в отеле. А отель находится в родовом замке. Таких отелей в окрестностях Лон­дона три. Ваш - первый, куда мы загля­нули.

-   Ну что же, теперь все понятно, - ото­звался Джером. - Но, к сожалению, пер­вый ваш визит не принес желаемого ре­зультата. Однако беды никакой нет, не правда ли? Вы отдохнете, а завтра продол­жите поиски.

  С таким мудрым решением нельзя было не согласиться. Тем более, когда тебя поджидает дымящийся на блюде ужин и мяг­кая теплая постель.

  Вскоре принесли горячую пиццу и чай с медом. Когда все было съедено, черепашки с довольным видом откинулись на спинки мягких сидений. Они с удивлением обнаружили, что, несмотря на усталость, им совершенно не хочется спать. А, напротив, очень хочется побеседовать с милыми хо­зяевами отеля.

-   А почему отели только в трех замках? - первым завел разговор Микеланджело. - ­Что же тогда находится во всех остальных?

-   А во всех остальных живут потомки древних родов. Мы, как вы поняли, не лорды, но своим писательским трудом ско­пили приличную сумму денег и решили ку­пить вот такое прекрасное сооружение, ­- поведал Джером.

-   Мы ведь тоже американцы, - сказа­ла Брижит. - Но тяга к перемене мест на­столько сильна, что ей трудно противосто­ять. Вы, наверное, заметили, что даже в юном возрасте люди не похожи друг на друга?

-   Еще бы! - подхватил Микеланджело. - И не только люди. А вот, к примеру, и мы, черепашки, еще как отличаемся друг от друга!

-   Конечно, кто-то любит поесть, кто-то помечтать, а кто-то и почитать умные книжки, - с гордостью сказал Донателло. Под любителем книжек он, конечно же, подразумевал себя.

-   А пуще всего отличаются от других те, кто любит похвастаться, - лукаво улыбнулся Леонардо.

  Хозяева негромко рассмеялись, выслу­шав эту словесную перепалку. Уж кто-кто, а они, писатели, без труда могли отличить тех, кто старается обидеть других от из­бытка злости в душе. А упражнения в ост­роумии совсем не вредны для молодого, растущего организма.

-   Конечно, все очень разные, - продол­жила свою мысль Брижит, - одни любят погулять по улицам, еще в детстве обша­рят все окрестные музеи, парки. А других за уши не вытащишь из библиотеки. И на­до сказать, что с помощью книг можно пу­тешествовать не менее интересно. Даже в другие века и на другие планеты. Но каж­дый волен выбирать себе развлечение по душе.

-   И я вижу, что у вас прекрасный вкус! ­- сделал комплимент Сплинтер. - Жить в та­ком месте, конечно же, одно удовольствие. Как здесь все торжественно и красиво!

-   А где же прежние обитатели этого замка? - спросил Рафаэль. - Умерли, да?

-   Последний человек из рода Стэффор­дов - молодая женщина по имени Мэри. Она бесследно исчезла лет десять тому на­зад, - ответил Джером.

-   Это очень темная история, - сказала его супруга. - И довольно длинная. Но ес­ли вы хотите, мы можем ее рассказать. Мы с Джеромом встаем поздно, а ложимся за полночь. И если вы не слишком устали...

-   О, да! Расскажите нам эту таинствен­ную историю, - горячо попросил Мике­ланджело.

  Остальные промолчали. В глазах Леонардо и Донателло появилось сомнение, а Рафаэль молча посмотрел на учителя, как бы спрашивая его совета.

  Но тут Сплинтер спокойным и твердым голосом произнес:

-   Расскажите, пожалуйста, нам будет очень интересно ее послушать.

  Он двумя руками крепко прижал к гру­ди заветную книгу. На лице его в тот мо­мент отразилась уверенность и решимость.

  И Джером с Брижит начали свою исто­рию. Они так умело дополняли друг друга, что не было никаких сомнений: Добсоны не только живут вместе, но и вместе сочи­няют свои рассказы.

-   Пять лет назад, - начал Джером, ­- я приехал в Лондон к своему другу Эдгару. Он инспектор полиции в Скотланд-Ярде. Как раз тогда ему поручили провести расследование по делу об исчезновении Мэри Стэффорд.

-   Ты еще говорил мне тогда по телефо­ну, что Эдгар очень плохо себя чувствует.

-   Да-да, он постоянно жаловался на ли­хорадку и тяжелые головные боли... Но начну все с самого начала: в один из вече­ров, таких же пасмурных и холодных, как этот, Мэри Стэффорд бесследно пропала. На ноги была поставлена вся полиция. Однако, как ни старались лучшие сыщики докопаться до истины, у них ничего не вышло. Дело закрыли за неимением улик, и осталась только легенда, которой некото­рые пытались объяснить исчезновение мо­лодой женщины...

-   Но легенду к делу не пришьешь, ­- ввернула Брижит.

-   А между тем она заслуживала внима­ния, - Джером перекинулся многозначи­тельным взглядом с супругой и сказал:

-   Откроем вам наш маленький секрет: этот замок был приобретен нами в надеж­де раскрыть давнюю тайну. Вы представ­ляете себе, какой великолепный сюжет для детективного романа мы смогли бы тогда приобрести? Нам диктовала бы стра­ницы сама жизнь. Вот о чем мечтает каж­дый писатель!

-   Да-а, смелые вы люди, - с уважени­ем сказал Сплинтер. - Не каждый день встретишь на своем пути таких.

-   Мы почли бы за честь подружиться с вами! - поддакнул Леонардо.

  Остальные черепашки одобрительно за­кивали. Добсоны с благодарностью улыбнулись, и Джером продолжал рассказ.

-   Мэри была единственной наследницей лорда Стэффорда. Жена его рано ушла из жизни, и старик один воспитывал свою дочь. Она была его единственной радостью. Как и всякий любящий родитель, он бало­вал ее подарками. Хотя справедливости ради надо заметить, что хороший родитель не тот, кто дарит подарки. А тот, кто и в беде, и в радости поддержит сына или доч­ку, не забывая при этом поругать за про­ступки.

-   Конечно, ведь без этого нельзя. Одни­ми похвалами да подарками не стоит ограничиваться. Иначе может вырасти эгоист. А эгоистов никто не любит.

-   А кто такой «эгоист»? - спросил лю­бознательный, но не начитанный Микелан­джело.

-   Эгоист - это тот, кто думает только о себе. Тот, кто все вкусненькое съедает в одиночку, - ответил ему Донателло и ух­мыльнулся.

  Микеланджело невинно улыбнулся.

-   И вот, - Джером вновь завладел все­общим вниманием, - Мэри выросла и ста­ла такой красавицей, что разбила немало сердец... Парни, живущие по соседству, каждый день увивались вокруг замка в на­дежде хотя бы одним глазком увидеть Мэ­ри. Ей не исполнилось и восемнадцати, когда она объявила отцу о своей помолвке.

-   Похоже, в Англии в чести ранние бра­ки, - заметил Донателло. - Вспомним хотя бы Ромео и Джульетту.

  Ничего не скажешь, Донателло и впрямь был очень начитанным черепашкой.

-   Ну, время идет, кое-что меняется, ­- сказала Брижит, правда, не совсем уверен­но.

  После неловкой паузы Джером продол­жил:

-   Надо сказать, что выбор Мэри удивил всех без исключения. Ее женихом стал бедный художник. Только отцу Мэри ху­дожник пришелся по душе. Сам старик, несмотря на свое богатство, был большим трудягой. Он частенько работал в саду, иногда даже готовил обеды. Некоторые бездельники считали, что ему нет нужды работать, и втихую посмеивались над лор­дом... Но ведь так можно и со скуки уме­реть, не правда ли?

-   Конечно, - тут же согласилась Бри­жит, - ведь человека держат на земле три вещи: работа, семья и религия...

-   А что такое религия? - заинтересо­ванно спросил Рафаэль.

-   Ну, религия - это огромное сочета­ние мыслей и историй о жизни людей на земле, и не только на земле... Вот, например, индусы считают, что душа человека после его смерти переселяется в животных. А христиане полагают, что души людей обитают на небесах... - объяснила Брижит.

-   На свете есть очень много религий, ­- добавил Джером, - но давайте вернемся к нашему повествованию. А то я уже сам на­чинаю забывать, на чем остановился.

-   На том, что отцу Мэри очень понра­вился ее жених, - подсказал Леонардо.

-   Да. Как я уже говорил, лорду Стэф­форду нравились трудолюбивые люди. Ху­дожник, которого звали Генри, не был бо­гат, но своим талантом мог гордиться. Ве­роятно, когда-нибудь его могли ожидать слава и успех. Услышав о выборе дочери, лорд только спросил: «Мэри, ты любишь этого человека?» «Конечно, - ответила она, - ведь он будет рисовать мои портре­ты и прославит меня на века». Услышав такое, старый лорд только покачал голо­вой. Он слишком хорошо знал свою дочь, поэтому в глубине души жалел несчастно­го Генри.

-   Так это ее портрет висит вон там, над камином? - спросил Рафаэль.

-   Да, их в доме несколько. И все очень разные, - ответил Джером и продолжал: - Шло время. Старый лорд умер. Он завещал все свое состояние дочери. Вскоре Мэри, которую постоянно одолевала жажда обогащения, взяла все завещанные отцом деньги и вложила их в одну фирму. Она даже не удосужилась справиться о репута­ции этого предприятия. Просто послуша­лась одного из своих приятелей, которых у нее было множество.

-   Он-то и был держателем этих акций, ­вставила Брижит. - Бедняжка Мэри попа­лась на удочку.

-   Да, - продолжал Джером, - очень скоро этот обманщик пропал вместе со все­ми денежками. Я слышал, что недавно его все-таки разыскала полиция. Но бедная Мэри об этом уже никогда не узнает... Обанкротившись, она впала в отчаяние и обозлилась на весь свет. Но в первую оче­редь на своего мужа. С утра до вечера Мэ­ри изводила его постоянными упреками и скандалами. А однажды она привела в дом толстого самодовольного человека. Он не был так красив и талантлив, как Генри. Но у него было много денег. И Мэри сказа­ла мужу: «Убирайся. Он будет здесь жить. А ты мне больше не нужен». В этом не бы­ло ничего удивительного. Ведь Мэри любила только себя. И еще деньги. А Генри она никогда не любила. «Хорошо, - ответил оскорбленный художник. - Я уйду. Но только завтра утром. Мне необходимо за­кончить свою работу и собрать вещи». Мэ­ри нехотя согласилась. И по этому поводу закатила пир до рассвета.

  Наутро Генри навсегда покинул этот за­мок, где он никогда не чувствовал себя счастливым по-настоящему. Если, конеч­но, не считать тех долгих часов, которые проводил за мольбертом.

  Через некоторое время Мэри уехала на­вестить свою старую больную тетушку. Та чувствовала себя особенно плохо в полно­луние. А тут как раз наступили такие дни.

  Вернувшись домой, Мэри очень удиви­лась, почему новоявленный супруг не спу­стился в гостиную, чтобы встретить ее. Ре­шив, что тот еще спит, поднялась в спальню, распахнула дверь и... дикий крик вы­рвался из ее груди.

  Ее муж сидел на кровати, прижавшись к стене. На его лице застыла гримаса ужаса, а глаза вылезли из орбит. Мэри подошла к мужу и дотронулась до его руки. Она была холодной как лед. Мэри стало страшно, но она быстро справилась с собой и, спустившись вниз, вызвала полицию.

  Началось расследование, и Мэри стала главной подозреваемой. Ведь все знали о ее банкротстве и повторном замужестве.

-   И как же ей удалось отвертеться? - спросил Леонардо.

-   Старая тетка подтвердила, что в ту ночь, когда умер толстяк, Мэри ни на ми­нуту не оставляла ее... Но радость Мэри продолжалась всего месяц. А потом она за­гадочным образом исчезла.

-   Да-а, странная история. Но она еще не такая древняя, чтобы называть ее леген­дой, - справедливо заметил Сплинтер. - ­И, возможно, вам когда-нибудь удастся раскрыть эту тайну.

  В гостиную робко заглянула служанка. Она подошла к хозяйке и что-то прошепта­ла ей на ухо. На лице Брижит появилась досада.

-   О, простите, - сказал она, обращаясь к черепашкам, - но сейчас у нас свободна только одна комната. Она совсем малень­кая, там три кровати...

-   Послушай, - перебил Джером, - а что, если предложить им номер в конце коридора?

  Брижит с сомнением покачала головой. А потом неуверенно спросила:

-   Вы не будете против, если двоих из вас мы поселим в комнате, которая когда-­то была спальней Мэри?

-   Подумаешь! Ничего страшного, - решил показать свою храбрость Микеланд­жело. - Я согласен провести там ночь. Кто пойдет со мной?

-   Ну что ж, это довольно любопытно, ­- отозвался Донателло. - Поселимся там вместе.

  Брижит подозвала служанку и распоря­дилась приготовить для постояльцев номер в конце коридора. Та побледнела и отшат­нулась. Потом взяла себя в руки и быстро закивала головой.

-   Хорошо, хорошо! Я все сделаю, - со­гласилась она и собралась уходить, но Бри­жит остановила ее:

-   Скажи, а кто это наверху все время хлопает дверью?

-   Это новый жилец, - поморщилась служанка. - Тот, что приехал на автомобиле. Через каждые полчаса он выходит в коридор и прогуливается из одного конца в другой. Но мне неудобно делать ему за­мечание...

-   Все правильно, - похвалила хозяйка.

  Служанка вышла из гостиной, и черепашки проводили ее заинтересованными взглядами. Джером, заметив это, пояснил:

-   Она работала еще при старом лорде. Мы не стали ее увольнять, она очень исполнительная работница.

  Черепашки понимающе закивали.

  Не прошло и пяти минут, как служанка возвратилась и сказала, что все готово.


Глава 7. Месть художника

  Рафаэль, Сплинтер и Леонардо заняли трехместный номер с большим окном, выходящим в сад. А Донателло и Микеланд­жело отправились в ту комнату, которая когда-то служила пропавшей Мэри спаль­ней. Переступив порог, черепашки с любопытством огляделись. Ведь не каждый день доводится ночевать в комнате, где с людьми случаются странные вещи.

-   Ничего особенного. Комната как ком­ната, - первым поспешил с выводом До­нателло.

-   Да? - на этот раз Микеланджело не был таким бойким, как обычно. - А мне что-то неуютно здесь. По-моему, меня на­чинает знобить.

-   Ну конечно, ведь последние полчаса вы ничего не ели, сэ-э-р! - на манер англичан сказал Донателло и захохотал.

-   Сам ты сэ-э-р! - передразнил его Микеланджело. - Да ну тебя! Я спать хочу!

  И он с разбегу бухнулся на кровать.

  Тем временем Донателло с любопытством рассматривал флаконы, стоящие на комоде. Он взял один из них в руки и понюхал.

-   Какой приятный запах! Очевидно, это духи! Или одеколон, - и он снова поднес флакон к носу.

-   А там нет лейкопластыря? - спросил Микеланджело, натягивая одеяло на голову.

-   Зачем?

-   Чтобы заклеить тебе рот. Тебе же говорят: я спать хочу! - и Микеланджело продолжительно зевнул.

-   Как с тобой скучно! - Донателло на­правился к выключателю, но по пути нео­жиданно споткнулся о большой ящик с высокими розовыми цветами, стоящий у стены.

  И вдруг он ощутил, что у него резко за­болела голова. Потом затрясло как в лихо­радке, а все тело покрылось потом. Это продолжалось не больше секунды, но До­нателло забеспокоился.

-   Эй, Микеланджело! - позвал он дру­га. - Что-то я неважно себя чувствую...

-   Да гаси ты свет, наконец, и ложись! Чего только не придумаешь, чтобы не спать, прямо как ребенок! - отмахнулся Микеланджело.

  Донателло погасил свет, но прилечь так и не успел.

  Полная луна залила светом всю комнату, и поэтому он отчетливо увидел, как Микеланджело медленно поднимается со своей постели и со страхом смотрит на окно. До­нателло быстро оглянулся и едва не закри­чал от страха.

  На фоне темного неба, посеребренного луной, отчетливо выделялся силуэт мертвеца. Остекленевшие глаза в упор устави­лись на черепашек.

  Первым опомнился Донателло. Он воин­ственно крикнул и, схватив флакон с одеколоном, запустил им в непрошеного визи­тера. Послышался звон разбитого стекла, и мертвец исчез. В комнату ворвались хо­лодный ветер и капли дождя.

  Черепашки сорвались со своих мест и подскочили к окну. Они свесились с подоконника, но ничего, кроме темных деревь­ев, не смогли разглядеть.

-   Включи свет, Микеланджело!

  Тот бросился к выключателю, щелкнул им, и тут в дверь постучали.

-   Эй, что случилось? Откройте! - по­слышался громкий голос Джерома.

  Донателло распахнул дверь, и в комнате появился хозяин отеля. Из-за его могучей спины выглядывали Сплинтер, Брижит, Рафаэль и Леонардо.

-   Что произошло? - спросил Джером и посмотрел себе под ноги. - Господи, чем это так пахнет? И почему на полу оскол­ки стекла?

-   Мы увидели за окном пренеприятней­шую рожу... Это был самый настоящий мертвец, - торопливо пояснил Микеланд­жело. - А эта розовая жидкость - одеко­лон, пролившийся из флакона. Донателло швырнул им в мертвеца...

-   У меня больше ничего другого не ока­залось под рукой, - попытался оправдать­ся тот.

  Джером смущенно улыбнулся.

-   Разбитое окно - это сущие пустяки в сравнении с тем, что вам пришлось пере­жить, - поспешил успокоить он. - Ниче­го страшного, я пришлю служанку, и она приберет в комнате...

  Черепашки приободрились и сразу по­чувствовали себя гораздо лучше.

-   Что это? - вдруг воскликнул Мике­ланджело, указывая пальцем на осколки.

  Проследив взглядом за его рукой, все ах­нули. На полу лежал большой кусок оконного стекла, залитый розовой жидкостью. На нем было нарисовано ужасное лицо с пус­тыми глазницами.

  Вдруг за спиной Сплинтера послышался чей-то сдавленный возглас. Все оглянулись и увидели побледневшую служанку. Не­сколько секунд она смотрела на рисунок, а потом выдавила из себя:

-   Это покойный лорд Стэффорд. Только в жизни он был очень приятным челове­ком, а тут...

  Джером наклонился и поднял кусок стекла. Потер пальцами его поверхность и показал черепашкам, что рисунок исчез.

-   Лицо было нарисовано на окне с помо­щью каких-то необычных красок, - пояс­нил он.

  Все озадаченно посмотрели друг на дру­га.

  Тут Донателло хлопнул себя по лбу.

-   Ну конечно! Ведь первый муж пропав­шей Мэри был художником, - почти за­кричал он. - Вот кто мог нарисовать этот ужасный портрет.

-   Пожалуй, ты прав, - поддержал его Сплинтер. - Вероятно, проводя долгие ча­сы у себя в мастерской, Генри не тратил времени даром...

-   ... и изобрел чудодейственную краску, которая видна только при очень сильном лунном освещении. А сегодня как раз пол­нолуние. Луна светит так ярко, что впору ягоды да грибы собирать, - ввернул Микеланджело.

-   Кто о чем... - подмигнул ему Донателло, в глубине души гордясь тем, что с его помощью приоткрылась завеса много­летней тайны.

-   Слушайте, меня уже стало трясти от всех этих ужасов, - сказала Брижит, бли­же всех стоящая у ящика с растениями. - И голова раскалывается...

  Донателло и Микеланджело перегляну­лись.

-   Меня тоже начало лихорадить, как только я переступил порог этой комнаты, ­сказал Донателло, начиная кое о чем дога­дываться.

  Он покосился на ящик и отошел от него подальше.

-   Да и я неважно себя чувствую, - под­держал его Леонардо.

  Брижит повела носом.

-   От этих растений исходит такой нехороший запах, - сказала она. - Почему я раньше этого не замечала?

-   Обычно мы заглядывали в эту комна­ту только на минуту, - напомнил Дже­ром.

-   Погодите, погодите, - призвал всех к вниманию Рафаэль. - Так что же получается? Значит, второй муж Мэри увидел это лицо однажды ночью и умер от разрыва сердца, так? Утром его и нашли в этой ком­нате. Но куда же подевалась сама Мэри?

  Неожиданно служанка, до этого молча стоявшая рядом, громко разрыдалась. Она все время порывалась что-то сказать, но слезы и всхлипывания мешали ей это сде­лать. Через несколько минут она успокои­лась и, подняв заплаканное лицо, прогово­рила:

-   Я сознаюсь во всем. Это я виновата в исчезновении Мэри...

-   Вы?! - изумился Джером. - Значит, вы убили Мэри?

-   Нет, я не убивала ее! - запротестова­ла служанка. - Однажды утром я зашла в спальню хозяйки и увидела, что она мерт­ва... А всего месяц назад на той же самой кровати умер ее муж.

-   Ну конечно же, ведь полнолуние на­ступает через двадцать восемь дней. Почти месяц, - нашел подтверждение предыду­щим догадкам Рафаэль.

-   Сначала мне стало очень жутко отто­го, что я увидела, - продолжала женщи­на. - Лицо хозяйки было перекошено от ужаса, а глаза смотрели прямо перед со­бой. Потом мне стало страшно за себя. Ведь я не забыла о том, что Мэри долгое :время подозревали и едва не отправили на виселицу. Только показания старой тетки спасли ее. Но у меня не было алиби, и полиция заподозрила бы меня... в ту ночь замок был пуст. Остальные слуги получили отгул на выходной день.

-   Да, вас запросто могли обвинить в убийстве, - согласился Джером.

-   И что же вы предприняли? - Мике­ланджело просто сгорал от нетерпения.

  После тяжелого молчания служанка от­ветила:

-   Я спрятала ее тело.

-   Куда? - почти хором воскликнули Микеланджело и Донателло.

  Женщина молча кивнула на ящик с растениями, источавшими такой неприятный запах.

-   Вы знаете, что это за растение? ­- спросила она.

  Никто не ответил.

-   Это такой особый сорт табака. Он называется тютюн. Покойная Мэри очень много курила. Я всегда пыталась отговорить ее от этой вредной привычки, но она только грубила в ответ... Когда я спрятала тело хозяйки в этот ящик и засыпала зем­лей, то через некоторое время с удивлением обнаружила, что косточки Мэри дали всходы... Через несколько месяцев вырос­ло это мерзкое растение, которое вызывает у людей лихорадку и головную боль. В ее организме было слишком много никотина.

-   Да-да, теперь я начинаю припоминать, где слышала этот неприятный запах, ­- сморщила лоб Брижит. - Один мой при­ятель обожает этот сорт табака.

-   А, так вот почему мой приятель Эд­гар, которому было поручено когда-то вес­ти дело об исчезновении Мэри, все время жаловался на головную боль! - вспомнил Джером.

-   Да-а, вот так и раскрываются тайны старинных замков, - весело пропел Микеланджело.

-   Теперь вам есть о чем написать книгу,­ - с улыбкой обратился к Джерому и Брижит Леонардо.

-   Но что же будет со мной? - испуганно спросила служанка. - Теперь вы отда­дите меня в руки полиции?

-   Ну, что вы, - успокоил ее Джером, - ­ведь вы только пытались защитить себя от несправедливых подозрений.

-   Давайте выбросим отсюда этот ужас­ный ящик и забудем об этой страшной ис­тории, - предложила Брижит.

  Джером шутливо погрозил жене пальцем.

-   Дорогая, как ты могла сказать такое: забудем? - спросил он. - А наш детек­тивный роман?

-   Ах, по-моему, мною начинает овладе­вать интерес к другому жанру, - смеясь, ответила Брижит.  - Я бы с удовольствием написала книгу о животных.

  Черепашки-ниндзя, самодовольно улыба­ясь, подхватили ящик с табаком и отнесли подальше от замка. Положив его в огром­ный мусорный контейнер, вздохнули с облегчением.

-   С этим покончено, - потирая руки, сказал Донателло.

-   Но есть еще кое-что, о чем мы не должны забывать, - напомнил Леонардо.

-   О, конечно, кто же спорит!..

  Усталые, но довольные черепашки вер­нулись в замок. Попив горячего молока, отправились спать. Супруги Добсоны пре­доставили Донателло и Микеланджело свою комнату. А сами решили провести эту ночь в гостиной, у камина. Супругам было о чем поговорить.

  Разве они могли предполагать, что их подстерегает опасность?


Глава 8. Оборотень

  Леонардо открыл глаза и сладко потя­нулся. Солнце уже стояло довольно высоко над горизонтом, а от утреннего тумана не осталось и следа.

-   Кажется, денек обещает быть ничего себе, - вслух произнес он, а про себя по­думал:

  «Может быть, сегодня мы, наконец, най­дем Эйприл?»

-   Да-а, - задумчиво протянул Рафаэль, глядя в окно. - Вокруг такая красота! И почему днем все страхи и ужасы куда-то исчезают? Кажется, что при свете солнца они просто-напросто испаряются.

-   Если бы это было так, - глубокомыс­ленно произнес Сплинтер, - то было бы гораздо легче бороться со злом.

-   Давайте-ка спустимся вниз. Наверное, все уже встали, только мы, как последние сони, никак не вылезем из своих коек, - ­предложил Леонардо.

  Друзья быстро оделись и спустились вниз.

  В холле их уже ждали Донателло и Ми­келанджело.

-   Нам уже давно пора, а вы все еще ко­паетесь, - пробурчал Донателло. - Завт­ракайте скорее, мы уже съели свои порции.

  И он удовлетворенно погладил себя по животу.

-   С кем поведешься, от того и набе­решься, - прыснул со смеху Леонардо, глядя на сытые лица Донателло и Мике­ланджело.

  Друзья быстро проглотили свой завтрак, так как им не терпелось поскорее отпра­виться в путь. Никто из черепашек ни на минуту не забывал о том, что привело их в Англию.

-   А где же Джером и Брижит? - Рафа­эль растерянно оглянулся. - Надо же с ними попрощаться...

  Не успел он договорить, как в дверях по­явился Джером. Черепашкам показалось, что с тех пор, как они видели Джерома в последний раз, хозяин отеля здорово изме­нился. Его загорелое лицо стало очень бледным и приобрело мертвенный оттенок. К тому же Джером почему-то с трудом по­ворачивал голову, словно у него болела шея.

-   Что с вами, Джером? - не удержался Леонардо. - Вы хорошо себя чувствуете?

-   Да-да, - прохрипел тот. - Я почти не спал ночью, да и шею где-то продуло.

  Сказав это, Джером нервно заморгал правым глазом.

  Сплинтер, заметив, что хозяину непри­ятно говорить о своем здоровье, поспешил перевести разговор на другую тему.

-   Ну а где же Брижит? - спросил он.

-   Да! Мы же хотели с ней попрощаться, - поддержали остальные.

-   А она поехала к своей тетке в Лондон, ­- снова два раза моргнув, ответил Джером.

  При этих словах чувствительного Рафаэ­ля как будто что-то кольнуло. Ему показа­лось странным, что Брижит, которая про­никлась такой симпатией к черепашкам, уехала, не попрощавшись. Но раздумывать ему было некогда: Леонардо уже направ­лялся к выходу.

  На улице все еще раз повернулись к Джерому, чтобы сказать «до свидания», как вдруг тот вновь их удивил.

-   А зачем вам идти пешком? - спросил он и сделал попытку улыбнуться. - Я мо­гу вам одолжить автомобиль.

  И Джером небрежно кивнул на «роллс-ройс».

-   Как?! - вырвалось у озадаченных черепашек, - ведь эта машина принадлежит не вам, а одному из ваших постояльцев.

  Джером на мгновение смутился, но тут же сказал:

-   Он разрешил мне пользоваться ею все то время, пока будет у нас проживать. А мне просто приятно уступить ее вам на де­нек-другой.

  Рафаэль бросил настороженный взгляд на Джерома и хотел было отказаться от автомобиля, но не успел. Его друзья уже за­брались в салон и нетерпеливо махали ему руками. Вздохнув, Рафаэль последовал их примеру.

-   Счастливого пути! - сказал на проща­ние хозяин отеля и сдержанно улыбнулся.

  И на мгновение Рафаэлю показалось, что он уже где-то слышал этот голос, но не вчера, а гораздо раньше.

  Леонардо завел мотор, и машина плавно тронулась с места. Дорога разматывалась перед ним, как широкая серая лента.

  Некоторое время приятели ехали молча. Каждый думал о чем-то своем.

-   Какую все-таки хитрую и жестокую месть придумал этот художник, - вдруг сказал Донателло. - Разве люди, создан­ные творить прекрасное, могут опуститься до такого безобразия?

-   Могут, могут! - поспешил с ответом Микеланджело, - вот я, например, раньше мало кушал и сочинял много стихов. Но с тех пор, как ты стал надо мной под­трунивать и сверх меры язвить, я круто изменил свой облик.

  И он принял выразительную позу, кото­рая на любопытном языке актеров могла означать примерно следующее: «Вот что ты сделал со мной, несчастный!»

-   Ну, если говорить серьезно, - подсо­единился к разговору и Сплинтер, - ко­нечно же, очень важно, с кем ты живешь. Ведь не секрет, что люди и животные со временем становятся похожи на тех, кто постоянно бок о бок с ними.

-   Точно! Я слышал, что даже собаки по­степенно становятся похожи на своих хо­зяев, - поддакнул Леонардо.

  И только все собрались обсудить это на­блюдение, как Микеланджело хлопнул се­бя по лбу и закричал:

-   Ну какие же мы глупцы! Ведь в лю­бом туристическом агентстве мы могли узнать, где проходит слет юных журналис­тов!

  Черепашки и их учитель переглянулись.

-   У русских людей есть такая послови­ца, - сказал начитанный Донателло: - «Хорошая мысля приходит опосля», что в переводе на английский язык означает примерно следующее...

  И, повернувшись к Микеланджело, он прокричал ему прямо в ухо:

-   Чем же ты раньше думал, балда?

-   Сам балда, - ничуть не обиделся Микеланджело и засмеялся.

  Остальные тоже улыбнулись. Шутка пришлась им по душе.

-   Ну ничего, мы еще успеем... - начал Леонардо и вдруг осекся.

  Он почувствовал, что мягкая кожа, кото­рой был обтянут руль, мгновенно стала твердой. Леонардо опустил глаза и оторо­пел: вместо руля он сжимал пальцами ко­лесо невероятного вида, состоящее из об­глоданных куриных косточек. Не прошло и двух секунд, как косточки рассыпались, а Леонардо растерянно повертел руками, хватаясь за пустоту...

  Машина мгновенно потеряла контроль и дико завихляла из стороны в сторону.

-   Рви ручной тормоз! - закричал Дона­телло.

  Но ручной тормоз вдруг тоже куда-то ис­чез, как будто его и не было в этой черто­вой машине.

  Внезапно Сплинтер просунул руку с волшебной книгой в открытое окно и, размахнувшись, бросил ее на дорогу перед авто­мобилем.

  От поднявшейся пыли стало темно. Все зажмурились, а когда открыли глаза, то с удивлением заметили, что стоят прямо на середине дороги. Проклятой машины и след простыл, а в двух метрах от Сплинте­ра на земле лежит заветная книга.

  Учитель бережно поднял ее, сунул под мышку и, погрозив кулаком, прокричал, обращаясь к кому-то невидимому:

-   Ну погоди, мы еще с тобой поквитаем­ся!

  Отряхнув как следует с себя пыль, чере­пашки стали решать, что им делать даль­ше.

  И тут их мнения разделились. Леонардо и Микеланджело настаивали на том, чтобы идти на север, к замку лорда Бэкингема. Но все остальные были категорически про­тив.

-   Как вам не стыдно? - увещевал дру­зей Донателло. - Вы убегаете как послед­ние трусы. Мы должны вернуться и разо­браться в этой истории.

-   К тому же, - добавил тихо Рафаэль, ­- совершенно ясно, что Добсоны попали в бе­ду... Мне вообще кажется, что тот человек, который предложил нам автомобиль, был вовсе не Джером.

  Черепашки оторопело уставились на Рафаэля. Только Сплинтера ничуть не удиви­ло это предположение.

-   Раз такое дело, тут уж двух мнений быть не может, - без промедления перешел на их сторону Микеланджело. - Мы должны помочь нашим друзьям.

  Леонардо не оставалось ничего другого, как присоединиться к большинству.

  И черепашки решительно зашагали в об­ратном направлении.


Глава 9. Битва за Добсонов

  Они отъехали от замка на очень корот­кое расстояние, поэтому путь назад был не долгим. Когда впереди показались ворота, черепашки, не сговариваясь, ускорили шаг. Однако не успели они взяться за руч­ку парадных дверей, как услышали тихий стон, раздававшийся из глубины сада.

  Леонардо ринулся в заросли белого ши­повника и через минуту выбрался оттуда, неся на руках связанную Брижит. Все те­ло женщины было исцарапано колючими стеблями шиповника. Черепашка положил Брижит на траву и распутал веревки, свя­зывающие руки и ноги. Потом вытащил изо рта кляп.

-   О-о, спасибо вам, друзья мои, - про­шептала она. - Я знала, что вы не остави­те нас в беде.

  Брижит попыталась встать, но потеряла сознание. Рафаэль бережно положил голо­ву женщины себе на колени и принялся обмахивать несчастную листом лопуха.

-   ­Наверное, и Джером где-нибудь неподалеку, - сказал Донателло. - Давайте обша­рим парк.

  Все, кроме Рафаэля, бросились на поис­ки.

  Джерома нашли неподалеку, в неболь­шой канавке. Он лежал, уткнувшись но­сом в траву и даже не был связан. На за­тылке виднелось большое кровавое пятно. Леонардо наклонился над Джеромом и ос­торожно перевернул его на спину. Послу­шал, бьется ли сердце, и радостно вос­кликнул:

-   Он жив!.. Принесите срочно из кухни воды!

  Микеланджело молнией метнулся туда и обратно, и Леонардо влил воды в рот Дже­рому.

  Хозяин отеля открыл глаза и обвел всех затуманенным взором. Он узнал черепа­шек и попытался улыбнуться.

  «И как мы могли спутать его с тем, кто утром провожал нас в дорогу?!» - одно­временно подумали все.

  Теперь уже никто не сомневался, что не­сколько часов назад им довелось общаться с оборотнем. И совсем нетрудно было дога­даться, кто именно скрывался под этой ма­ской...

  Черепашки бережно перенесли в дом супругов Добсонов. Уложили в постель, на­поили горячим чаем и рассказали обо всем, что с ними произошло. Джером, вни­мательно выслушав черепашек, тяжело вздохнул.

-   А теперь, друзья мои, позвольте изло­жить и нашу историю, - начал он и, заме­тив в глазах черепашек нетерпение, про­должил: - Было три часа ночи, когда все разошлись по своим комнатам. А мы с Бри­жит устроились внизу, на мягких подуш­ках, возле камина. Хотелось поделиться впечатлениями, ведь не каждый же день такое случается. Потом Брижит вспомни­ла, что нужно закрыть входную дверь. Она встала и вышла, а я остался один.

-   Я подошла к двери и уже хотела за­щелкнуть замок, как вдруг мое внимание привлек странный звук, доносящийся с улицы... Как будто кто-то пищал и чавкал. Я решила, что к нам забрел потерявшийся или бездомный щенок, и открыла дверь, чтобы впустить бедолагу. Но там никого не оказалось. Тогда я вышла на улицу. Что было потом, помню довольно смутно. Мне зажали рот и стали чем-то обматывать. Потом брызнули в нос какую-то дурно пахнущую жидкость, и я потеряла сознание... А больше ничего не помню.

-   А я, конечно, забеспокоился, когда Брижит не вернулась через пару минут, и пошел вслед за ней, - продолжил Дже­ром. - Дверь была распахнута. Я вышел на улицу, огляделся и увидел Брижит. Она стояла на высоком пне и манила меня пальцем. Я очень удивился, но все же ре­шил подойти. Не успел сделать и шагу, как свалился в канаву. Когда попытался оттуда выбраться, на мою голову обрушил­ся страшный удар.

-   Это просто здорово, что вы верну­лись! - сказала Брижит. - А иначе Дже­рому пришлось бы совсем плохо. Да и мне ложе из веток шиповника не показалось уютным.

  Все заулыбались, радуясь тому, что уда­лось вовремя предотвратить беду. Леонар­до еще раз вспомнил о пережитых непри­ятных мгновениях, когда в его руках рас­сыпался руль из куриных косточек.

-   Мне сразу не понравился этот постоялец! - высказал свое мнение Джером.

-   И мне тоже, - поддержала его Бри­жит. - Мне все время почему-то казалось, что от него пахнет палеными перьями. Этот запах мне неприятен еще с детства. Я помню, как зарезали моего любимого пе­тушка, а потом осмаливали на огне. Я плакала и кричала, что ни за что не стану его кушать.

-   Да, кажется с тех пор Брижит и ста­ла убежденной вегетарианкой, - вступил в разговор Джером.

  Эта новость пришлась черепашкам по душе. Им все больше и больше нравилась эта энергичная веселая женщина.

-   Так кто же он такой, в конце концов? - спросил у черепашек хозяин отеля.

-   Да как бы вам это объяснить? - поче­сав затылок, сказал Леонардо. - Ну, это од­на из тех гнусных тварей, которых создало человеческое воображение... Черное колесо...

-   И вот теперь это Черное колесо объя­вило войну всему человечеству, - добавил Донателло. - И от этого особенно страда­ют дети.

-   Дело в том, - сказал Сплинтер, - что в Нью-Йорке за последний месяц про­пало очень много ребятишек. Полиция сбилась с ног, но ничего не смогла разуз­нать. Но у нас есть волшебная книга, в ко­торой мы нашли ответ. Победить это Чер­ное колесо сможет американский мальчик по имени Тэд. Он сейчас в Англии. Мне ка­жется, что ему грозит опасность. Ведь злые силы способны слышать и видеть на большом расстоянии.

  Брижит испуганно вскрикнула и прижа­ла ладони к груди.

-   Но у нас есть большое преимущество, ­- успокоил Сплинтер. - Мы можем мыслить, у нас есть ум и смекалка, чего нет у наших врагов.

  Рафаэль, который не участвовал в разго­воре, горячо воскликнул:

-   Мы должны доказать всему миру, что ясный ум и доброе сердце сильнее слепой ненависти и. тупой злобы!

-   Мы ищем Эйприл, нашу подружку, которая проживает сейчас в одном из зам­ков-отелей. Она очень умная и наверняка поможет нам разыскать Тэда, - предполо­жил Леонардо и со вздохом добавил: - К сожалению, времени у нас не так много.

-   Не знаю, как насчет Тэда, - сказал Джером, - но найти Эйприл я вам помо­гу.

  С этими словами он снял трубку с теле­фонного аппарата и позвонил в туристиче­ское агентство, где ему любезно предоставили всю информацию о слете юных жур­налистов.

-   Друзья мои, ваша Эйприл находится совсем недалеко отсюда, в замке лорда Бэ­кингема, - сообщил Джером.

  Черепашки радостно переглянулись.

-   А чтобы не терять времени даром, я действительно предоставлю вам свою ма­шину... Надеюсь, у вас не возникнет на этот раз сомнений? - смеясь, спросил Джером. - Я сам отвезу вас, это всего в сорока милях отсюда.

-   Дорогой, я бы очень хотела поехать с вами, но мне придется остаться здесь. Ведь гости прибывают и убывают. Кто-то же должен сказать им «хелло!» и «гуд бай!» ­- с этими словами Брижит расцеловала всех черепашек и Сплинтера и весело помахала на прощание рукой. - Приезжайте к нам еще! Гуд бай!

-   Бай-бай! - закричали друзья, и ма­шина резво покатила по мощеной дороге, удаляясь все дальше и дальше от гостепри­имной Брижит и этого огромного замка. Больше он не казался черепашкам таким мрачным, как вчера.


Глава 10. Жабы, ящерицы, змеи и прочие, прочие, прочие…

-   Приготовьтесь, друзья мои. Сейчас вы будете немало удивлены, - сказал черепашкам и Сплинтеру Джером, когда на го­ризонте замаячил громадный и высокий замок. - Это сооружение самое удивитель­ное из всех, которые я когда-либо видел.

-   Иногда мне кажется, что меня уже трудно чем-нибудь удивить, - зевая, ска­зал Донателло.

  И... так и остался с раскрытым ртом. Потому что расстояние между ними и зам­ком, благодаря бешено мчащейся машине, резко сократилось, и громадина предстала во всей своей необыкновенной красоте.

  Автомобиль остановился в двухстах шагах от замка. Черепашки медленно выбра­лись наружу и принялись расхаживать во­круг здания, обмениваясь восторженными возгласами. У машины остались лишь Сплинтер и Добсон.

-   Я уже видел подобные сооружения, ­- сказал Сплинтер Джерому, - правда, только на фотографиях. Кажется, этот замок создан по проекту известного архитектора, вот только я забыл его имя.

-   Гауди. Его имя Антонио Гауди, - ответил Джером.

-   Он, несомненно, оригинален.

-   Да. Таким же оригиналом был покойный лорд Бэкингем.

-   Фамилия известная. Он потомок знат­нейшего рода?

-   Да. Одного из самых знатных и ста­ринных в Англии.

-   Замок не похож на старинный.

-   А он и не старинный. Это все причуды Бэкингема. Он нанял тогда еще никому не известного Гауди, который разработал проект вот этого замка. Самые лучшие мастера в короткий срок воздвигли эту шту­ковину.

-   А где же прежний замок? Родовой? Его снесли? - удивился Сплинтер.

-   Нет. Представьте себе, старинный фа­мильный замок находится, словно в скле­пе, внутри этого сооружения.

-   Не думаю, что предкам этого самого Бэкингема понравилась бы подобная затея.

-   Может быть, вы и правы, - отозвал­ся Джером. - Может быть, прав Бэкин­гем, который захотел разнообразить жизнь свою и жизнь окружавших его людей. Мне это неведомо. Но доподлинно известно то, что последний из рода Бэкингемов, тот, что построил этот новый замок, умер не своей смертью и при весьма загадочных об­стоятельствах. Об этом вот уже много лет ходят всякие слухи и кривотолки.

-   Мне кажется, что окрестные замки Лондона напичканы тайнами, как желудок обжоры - едой, - засмеялся Сплинтер.

  Джером задумчиво кивнул.

-   Ну а что же стало потом с тем архи­тектором? - поинтересовался Сплинтер.

-   О, он стал очень знаменит. И все бла­годаря своей первой работе, - Джером по­казал рукой на замок. - Позже он постро­ил множество сооружений по всему миру. Я читал, что по его проекту воздвигнуто здание даже в очень далекой от нас, амери­канцев, стране, которая раньше называлась Советский Союз. Вот только я забыл, к сожалению, город, где оно находится. Киюс, что ли?

-   Киев, - подсказал Джером. - Да, мы с Брижит много путешествовали, и нам довелось там побывать и видеть это здание.

-   А я совсем мало поездил по свету, ­- с сожалением вздохнул Сплинтер, а потом вдруг спохватился: - Что-то не видно черепашек...

  Он с тревогой посмотрел по сторонам.

-   Куда это они запропастились? - рас­терянно пробормотал учитель.

-   Не волнуйтесь, они рассматривают за­мок, - успокоил Джером. - Все равно по­ка некуда спешить.

  ...А тем временем черепашки обследова­ли диковинный замок. Донателло и Микеланджело начали обходить его с правой стороны, а Леонардо и Рафаэль - с левой.

  Стены замка украшали не колонны и лепные карнизы, как это обычно бывает. И даже не рельефы с различными фигурами. На стенах и крыше располагались огром­ные скульптурные изображения всевоз­можных ползучих и прочих гадов: жаб, ящериц, змей, улиток, дракончиков... И это был далеко не полный перечень обита­телей «каменного террариума» под откры­тым небом. Все это так поразило черепа­шек, что они несколько секунд молча раз­глядывали необычные украшения.

-   Смотри, как они замысловато пере­плелись между собой, - первым не выдер­жал Микеланджело и кивнул на обняв­шихся на узком выступе огромных яще­риц.

-   Да уж, просто банан и клубника в одной жвачке.

-   Видишь, какие тут повсюду проходят странные каменные выступы и лестнички?

-   Прекрасное место для того, чтобы спрятаться, - заметил Микеланджело.

-   От кого это ты собираешься прятать­ся? Уж не заразился ли ты где-нибудь по­зорной болезнью под названием трусость?

-   Сам ты заболел, - огрызнулся Мике­ланджело. - И похоже, что от дефицита ума в голове. Разве ты забыл, что нас за каждым углом подстерегает опасность? И если я просчитываю некоторые шаги для возможного отступления, то это вовсе не означает, что я струсил. Это обычная так­тика боя.

-   Да ладно тебе, - примирительно сказал Донателло, - я же пошутил. Пожа­луй, ты прав, нам и впрямь не помешало бы обследовать эти стены.

  Микеланджело подошел к дереву и, об­хватив ствол, начал карабкаться вверх. Добравшись до уровня третьего этажа, он машинально глянул в окно и чуть не вскрикнул от неожиданности. Через стек­ло на Микеланджело смотрел... Джером. Но не тот, который только что привез их сюда. Это был тот самый Джером, который провожал их сегодня утром в путь и услужливо подсунул свой поганый автомобиль.

  Мнимый Джером вытаращился на Микеланджело, прижимаясь к стеклу все плот­нее и плотнее. Потом попытался дружелюбно улыбнуться, обнажив кривой клык. Стекло, не выдержав такого насилия над собой, с тихим звоном хрустнуло. Во все стороны побежали маленькие трещинки, образуя узор, очень похожий на паутину.

-   Тьфу на тебя! - крикнул Микеланд­жело, так как сделать большего он был просто не в состоянии: его руки крепко об­нимали ствол дерева.

  В подобных случаях совсем неплохо вце­питься во что-нибудь покрепче. Потому что от неожиданности можно брякнуться вниз, даже если ты при этом не на дереве, а гораздо ниже. На стуле, например.

  Вероятно, на этого мнимого Джерома плевали не каждый день и не в каждом ок­не. И уж, конечно, не со всякого дерева. А потому он, вероятно, обидевшись, момен­тально исчез.

-   Этим подонкам просто жизненно необ­ходимо нанести хоть какой-нибудь ущерб. Если не моральный, так хоть материаль­ный, - проворчал Микеланджело, недовольно разглядывая треснувшее стекло. - Но самое обидное то, что и среди людей иногда попадаются такие любители.

  Микеланджело начал потихоньку спускаться с дерева. Но тут одна из веточек треснула, и он, не удержавшись, полетел вниз.

  Ловко перевернувшись на лету, черепашка шлепнулся на свой панцирь. Он тут же вскочил на ноги и бросился навстречу спе­шащим к нему друзьям.

-   Эй, надо ведь поосторожнее, дружи­ще! - обеспокоено проговорил Рафаэль.

-   Куда это тебя понесло? - полюбопыт­ствовал Леонардо.

-   Он решил прикинуть, как черепашка будет смотреться среди всей этой компа­нии, которая облепила стены замка, - за­хохотал Донателло.

-   Тише ты, громила! Людей разбу­дишь! - Микеланджело понизил голос до шепота. - Пока мы тут ползаем, они уже пробрались в замок!

-   Кто? - не понял Леонардо, но тут же догадавшись, воскликнул так же тихо: ­- Неужели?.. Надо срочно предупредить Сплинтера и Джерома. Ведь они ничего не подозревают.

-   Да, покой нам только снится, - неве­село пошутил Донателло.

-   Боюсь, что и поспать нам здесь особенно не придется, - уверенно заявил Рафаэль.

  Друзья быстро зашагали к автомобилю. Джером встретил их с улыбкой:

-   А мы уже начали беспокоиться за вас!

-   А мы - за вас, - ответил ему Микеланджело. - Только что в окне замка я увидел вашего вчерашнего постояльца, хо­зяина черного драндулета, на котором мы прокатились сегодня утром.

  Услышав эту новость, Джером не уди­вился.

-   Вы же сами говорили, что они могут видеть и слышать на расстоянии, - про­бормотал он. - Так что нет ничего необыч­ного в том, что он опережает каждый ваш шаг.

-   Ничего, им это не поможет, - погро­зил кулаком Микеланджело. - Мы най­дем на них управу!

  В это время со стороны замка послыша­лись оживленные голоса. Черепашки, Сплинтер и Джером переглянулись.

-   Это юные журналисты, воспитанники Эйприл, - предположил Леонардо. - По-моему, нам стоит с ними познакомиться.

  И вся компания двинулась к главному входу замка-отеля.

  В ту минуту, когда они уже готовы были позвонить в дверь, она сама распахнулась, и из замка вылетела Эйприл. Лицо девушки светилось от радости.

-   Ах вы мои дорогие! - закричала она, обнимая черепашек и Сплинтера. - Я уви­дела вас через окно и поспешила навстре­чу. Как это здорово, что вы решили навес­тить меня!

  Черепашки, поддавшись ее настроению, тоже запрыгали от восторга. Несколько минут друзья обнимались и целовались, совершенно позабыв обо всех неприятнос­тях. Наконец Эйприл заметила Добсона, который скромно стоял в стороне. Девуш­ка вопросительно посмотрела на черепа­шек.

-   А это наш товарищ Джером, - сму­щенно крякнул Донателло. - Мы с ним очень подружились. Джером - хозяин отеля, который находится неподалеку, все­го в сорока милях отсюда.

-   Буду рад видеть вас у себя в гостях, ­- ввернул Джером и приветливо улыбнулся.

-   А кто это прячется у тебя за спиной, Эйприл? - вдруг спросил Донателло.

-   Мог бы и сам догадаться, - девушка обернулась и потянула за руки несколько мальчишек и девчонок.

  Это их любопытные мордашки только что высовывались из-за спины Эйприл.

-   Хочу вам представить моих будущих коллег, - торжественно произнесла она. - Юные журналисты: Тэдди, Боб, Мари, Сара и... еще один Тэдди!

  Черепашки как по команде открыли рты, а Сплинтер насторожился. Джером, который был в курсе всего происходящего, даже присвистнул от такого поворота со­бытий.

  Каждый подумал о том, что один из мальчиков по имени Тэдди запросто может оказаться тем самым, который победит Черное колесо.

  Пока вся эта большая компания знако­милась, смеялась и раскланивалась, к ней подошел совершенно лысый человек гро­мадного роста. Он озадаченно рассматри­вал не совсем обычных гостей. Сначала в его глазах можно было прочитать сомне­ние, но постепенно его колючий взгляд смягчился.

  Этот лысый человек был хозяином оте­ля. Он прожил долгую, и интересную жизнь. Куда только не забрасывала его судьба! Ему даже довелось побывать в ла­пах у пиратов ХХ века и пройти через множество испытаний. А если бы на голове у него еще остались волосы, они наверняка стали бы седыми еще до того, как к нему незаметно подкралась старость.

  Как только хозяин отеля увидел необычных гостей, то сразу догадался, что они появились здесь не просто так.

  «3десь кроется какая-то тайна», - решил он.

-   О, сэр Роберт! - Эйприл неожиданно обернулась и первая заметила наблюдавшего на ними хозяина Бэкингемского зам­ка. - Ко мне приехали мои друзья, чере­пашки-ниндзя. Познакомьтесь, пожалуй­ста. С ними их учитель Сплинтер и хозяин соседнего отеля сэр Джером Добсон.

-   Наслышан!.. Наслышан!.. - неизвест­но почему ответил сэр Роберт.

-   Очень приятно, - отозвались чере­пашки.

-   Гм!.. - тут лысый замялся на секун­ду, но сразу же нашелся: - О-о-чень, очень приятно!

-   Джером Добсон!

-   Роберт Смол! Хозяин здешнего отеля.

-   Я слышал о вас, - улыбнулся ему Джером, - кажется, вы так же, как и мы с женой, купили родовой замок, у которо­го не осталось больше наследников.

-   Да, так получилось. Я хорошо знал лорда Бэкингема. Это был сумасбродный старикашка, но лично я люблю людей необычных, как говорят, не от мира сего.

  Помнится, он частенько говаривал: «Если, Роберт, дружище, ты не сможешь делать то, что тебе нравится, то пусть тебе хотя бы нравится то, что ты делаешь». И непременно запивал эти слова огромной кружкой рома. Сам он страстно желал стать простым моряком, невзирая на свое знатное происхождение, но был от рожде­ния хром. Наследников лорд не оставил. Его первая жена умерла очень молодой. Погоревав несколько долгих лет, лорд вновь женился. Через месяц вторая жена, не выдержав его сумасбродного характера, сбежала. Лорд остался один и многие годы только тем и занимался, что воплощал в жизнь свои бесконечные выдумки и причу­ды.

  Вся компания с интересом слушала это повествование. Постояльцы чрезвычайно удивились разговорчивости сэра Роберта, обычно замкнутого и нелюдимого.

-   Я сейчас приготовлю сам две отлич­ные комнаты! - прогремел Роберт Смол, голос которого никак нельзя было отнести к разряду тихих.

-   Это будет чрезвычайно любезно с вашей стороны, сэр Роберт! - ответила за всех Эйприл.

-   Ну, мне пора, - воспользовавшись паузой, сказал Джером. - Брижит уже, наверное, заждалась меня.

  Он повернулся к черепашкам и Сплинтеру.

-   Не забывайте, что для нас вы всегда будете желанными гостями!

  Друзья тепло распрощались, и Джером Добсон направился к своему автомобилю.

  Неожиданно парадная дверь распахну­лась, и все увидели очаровательную юную леди в накрахмаленном переднике. Это бы­ла служанка здешнего отеля.

-   Прошу вас, ваши апартаменты гото­вы, - служанка мило улыбнулась и пред­ложила войти в замок...


Глава 11. Разговор с Эйприл

  Черепашки решили расположиться в комнатах таким же образом, как и у Дже­рома: Донателло с Микеланджело в одной, а Сплинтер, Леонардо и Рафаэль - в дру­гой. Обе комнаты находились как раз на­против друг друга.

  Микеланджело переступил порог своего нового жилища и неожиданно почувство­вал, как в нос ему ударил неприятный за­пах паленых куриных перьев.

  Но вошедший вслед за ним Донателло ни­чего подобного не учуял, хотя Микеландже­ло настойчиво призывал его принюхаться еще и еще раз. Наконец он сам безнадежно махнул рукой и успокоено сказал:

-   Да я уже и сам ничего не слышу!

-   Может быть, ты хочешь кушать? - придавая своему лицу озабоченное выра­жение, спросил Донателло. При этом глаза его хитро посмеивались.

-   Само собой, что я не отказался бы от пиццы, - делая вид, что не понял намека, сказал Микеланджело.

  В эту минуту его взгляд упал на окно, и черепашка победно закричал:

-   Ага! Ну, что я тебе говорил?! - и он показал пальцем на треснувшее окно.

-   Как мне все это надоело! - вздохнул Донателло. - Нам необходимо поскорее продолжить начатое расследование!

-   Думаю, надо пойти в комнату к на­шим друзьям и позвать туда Эйприл.

-   Ты прав, ее нужно как можно скорее ввести в курс дела.

-   Как ты думаешь, нет ли среди этих двух Тэдов того, кого мы ищем?

-   О, это было бы большой удачей!

-   Конечно, но кто сказал, что она не должна нам улыбнуться?

-   Я считаю, что она просто обязана это сделать.

  С этими словами черепашки направи­лись в комнату, которая располагалась на­против.

-   Ну как? Вы уже готовы к тому, чтобы начинать дальнейшее расследование? - с порога спросил Донателло.

-   А то нас уже прямо подталкивают в спину! - добавил Микеланджело. - Пред­ставьте себе, что нам попалась именно та самая комната, из окна которой на меня таращился мнимый Джером.

-   Микеланджело уверяет, что в комнате даже пахло палеными куриными перьями. Помните, Брижит говорила, что так пахло от их постояльца? Похоже, он смылся из этой комнаты прямо перед нашим приходом.

  Тут в комнату постучал сэр Роберт и спросил, как черепашки устроились на новом месте.

-   Спасибо, все отлично! - ответил за всех Микеланджело и на всякий случай спросил: - Скажите; пожалуйста, а вы уверены, что в наш с Донателло номер ни­кого не поселили?

  Хозяин отеля обиделся.

-   О, что вы! Как можно? - пробормотал он, а про себя подумал: «Чутье не измени­ло мне. За приездом этих необычных гос­тей скрывается какая-то тайна. И я ее непременно узнаю!»

-   Простите, мы не хотели вас обидеть, ­- извинился за Микеланджело Сплинтер. - У нашего друга богатое воображение, но ведь это не порок, верно?

  «Да уж, куда вернее, - подумал Роберт, - ­твою хитрость тоже нельзя назвать пороком, старый волк!»

  Вслух же сказал:

-   Все в порядке! Сейчас я распоряжусь, чтобы вам принесли ужин! Вы ведь проголодались в дороге, не так ли?

  И с этими словами он удалился, даже не дождавшись ответа. Нет-нет, сэр Роберт не был злым человеком. И коварным он становился только иногда, так сказать, в целях самообороны. Да и черепашки ему понрави­лись. Просто Роберт Смол, который был большим любителем приключений, терпеть не мог, когда что-то интересное происходило без его непосредственного участия.

  Во всяком случае, черепашки могли найти в его лице отличного и храброго со­юзника. Только они пока еще об этом не догадывались...

  Не успели черепашки позвать Эйприл, чтобы обо всем ей рассказать, как она са­ма постучала к ним в двери.

-   Эй, вы там еще не заснули? Можно войти? - услышали они ее звонкий голос, доносившийся из коридора.

  Леонардо бросился к ней навстречу.

-   Конечно! - обрадовался он и втащил девушку в комнату.

-   Ну, выкладывайте, что у вас там про­изошло? Я ведь понимаю, что вы не просто так пустились в этот неблизкий путь.

-   Да, ты, как всегда, права! - улыбнул­ся Сплинтер.

  И черепашки рассказали Эйприл все, на­чиная с заметки в газете и заканчивая тем, что произошло полчаса назад.

  Эйприл очень внимательно слушала, иногда поеживаясь от страха. Но, когда рассказ был закончен, на ее лице можно было увидеть только решимость. И еще тревогу. Тревогу за своих воспитанников. А главное, за мальчика Тэда, который, возможно, тот, кого разыскивали черепашки.

  Уж кто-кто, а Эйприл отлично знала, что ее ребята иногда любят рассказывать друг другу страшные истории. Особенно на ночь.

-   Знаете что? - поразмыслив, сказала она. - Вы думаете, что тот мальчик Тэд, который сумеет победить Черное колесо, никогда не рассказывает жутких историй? Но ведь это можно легко выяснить! Я сей­час же пойду к ребятам и все узнаю.

-   Только осторожно! - испуганно про­говорил ей вслед Донателло. - И не рас­сказывай им ничего!

-   Глупыш! Неужели я сама бы не догадалась?

  С этими словами Эйприл вышла из комнаты.

  Через несколько минут приветливая служанка доставила новым постояльцам пиццу с чаем и вареньем. Проголодавшиеся: черепашки с жадностью набросились на еду.

-   Как бы мне хотелось валяться сейчас где-нибудь на вершине горы или у самого моря и ни о чем не думать!.. - мечтатель­но сказал Микеланджело, когда трапеза была закончена.

-   Для того чтобы ни о чем не думать, тебе не обязательно забираться на вершину горы, - Донателло никак не мог отказать себе в удовольствии подшутить над Микеланджело, - да еще у самого моря. Ты прекрасно справляешься с этим в любых условиях. И все двадцать четыре часа в сутки.

-   А если к твоему жалу добавить еще и соответствующую внешность, то ты с пол­ным правом мог бы именоваться гремучей змеей, - не остался в долгу Микеланджело.

-   Друзья мои, направьте свою энергию на что-нибудь другое, - призвал к благо­разумию Сплинтер, - или поберегите ее пока. Не сомневаюсь, что она вскоре пона­добится.

  В это время дверь распахнулась и на по­роге показалась Эйприл. Глаза ее возбуж­денно поблескивали.

-   Боюсь, что наши предположения подтвердились, - с порога начала она. - Мне удалось в шутливом разговоре выяснить, что Тэд Смит, действительно, никогда не рассказывает страшных историй. Более то­го, он всегда пытается урезонить Тэда Уолкepa, который просто обожает это делать!

-   Так чего же ты так растревожилась?.. Мы даже и не мечтали о такой удаче! - ­потер руки Донателло.

-   Так-то оно так, - задумчиво протянула Эйприл, - но я очень боюсь за Тэда Смита. Вы ведь сами говорили, что ему уг­рожает опасность. Он такой хороший мальчик. Самый талантливый из всех мо­их воспитанников...

-   А для чего мы здесь? - храбро сказал Леонардо. - Уж будь уверена, что мы сде­лаем все возможное и невозможное для то­го, чтобы ни с Тэдом, ни с кем другим ни­чего не случилось!

  Эйприл с сомнением покачала головой.

-   Не знаю, не знаю...

-   Утро вечера мудренее, - осторожно заметил Рафаэль и предложил: - Давайте лучше спать. Ведь уже довольно поздно.

-   ­Будем надеяться, что хотя бы первая ночь не преподнесет нам неприятных сюрпризов, - сказал Донателло.

  Он вместе с Микеланджело направился к двери. За ними поднялась и Эйприл.

-   Спокойной ночи!

-   Спокойной ночи!

  Все разошлись по своим комнатам, не переставая думать об опасности, которая подстерегала их в каждом углу старого замка...


Глава 12. Статуя-вампир

  В это самое время в спальне мальчиков произошел такой разговор.

-   Как вам понравились приятели нашей Эйприл? - спросил самодовольный Тэд Уолкер. - Похоже, что в каком-то зоопар­ке день открытых дверей!

-   А мне они очень понравились. Классные черепашки, - сказал Боб.

-   У тебя все классное, - ухмыльнулся Тэд Уолкер. - Ты это слово повторяешь не меньше тридцати раз на день.

-   Лучше повторять тридцать раз на день слово «классный», чем быть все вре­мя всем недовольным, как ты, - париро­вал Боб.

-   А вам не показалось, что они чем-то встревожены? - спросил Тэд Смит, кото­рый слегка напоминал Рафаэля. Он был таким же мечтательным и застенчивым.

-   Вот еще! Нашли о чем говорить! - ус­мехнулся Тэд Уолкер. - Очень мне нужно забивать себе голову всякой ерундой!

  В комнате воцарилось молчание. Вдруг Тэд Уолкер вскочил и возбужденно взмах­нул руками.

-   Знаете что! - сказал он. - Я расска­жу вам сегодня такую историю - закача­ешься! Мне родители купили недавно ви­дик, и я смотрел этот фильм перед отъез­дом.

-   Опять какие-нибудь «ужастики»? - с недовольством спросил второй Тэд.

-   Что ты понимаешь?! - возмутился Уолкер. - Такая клевая вещичка! Жаль, что родители не дали мне взять с собой в Англию видеомагнитофон.

-   Очень нужно, - возмутился Тэд Смит. - Хватит того, что ты без устали рассказываешь нам свои сюжеты на ночь.

-   Ой, ну как же с тобой скучно! Я еще не встречал такого зануды, как ты. Не зря тебя называют «Маленький принц», ты на­стоящая неженка.

-   Ну вот ты и показал свою необразо­ванность, - вступился за друга Боб. - Ес­ли бы ты читал эту замечательную сказку, то знал бы, что Маленький принц - храб­рый и отважный малый. И придумал эту сказку не кто иной, как знаменитый лет­чик-герой из Франции. Его имя Экзюпери. Он самый классный писатель!

-   Да ладно вам, умники! Раз не хотите - не надо. Я пойду к девчонкам. С ними куда веселее, чем с вами!

  Сказав это, Тэд Уолкер вышел в коридор и направился в соседнюю комнату, где по­селились девочки.

-   Странно, - сказал Тэд Смит, когда за Уолкером закрылась дверь. - Неужели родители Тэда позволяют ему смотреть та­кие мерзкие «ужастики», где каждую ми­нуту льется кровь, и люди убивают друг друга, а всякие страшилища нападают на детей? Ведь все доктора в один голос ут­верждают, что все это очень плохо сказы­вается на детской психике. Неужели им безразлично здоровье собственного сына?

-   Да нет, я знаю его родителей, - воз­разил Боб. - Они у него очень классные, просто у них мало времени. Они все время заняты работой и даже не знают, какие фильмы смотрит Тэдди.

-   А где же он берет все эти «ужасти­ки »? Ведь у нас в Америке запрещено про­давать детям такие фильмы.

-   У него есть какой-то приятель. Взрос­лый человек. Это он продает Тэду эти кас­сеты. Родители дают деньги на мороженое и всякие вкусности, а Тэдди тратит их на эту ерунду.

-   А мне его жалко, - сказал Смит. - Ведь на свете есть столько разных интересных книг и фильмов, которые написаны умными и красивыми людьми. А он ниче­го этого не знает. Он же сам себя обкрады­вает.

-   Думаю, что Тэд непременно когда-нибудь поймет свою ошибку, - сказал миро­любивый Боб. - По большому счету, он классный парень, просто ему не хватает общения, так как его многие не любят... И мало кто хотел бы с ним дружить... Вот он и развлекается как может, в одиночестве.

-   Сейчас он устроит девчонкам вечер ужасов, - сказал Тэд. - Они потом долго не заснут.

-   Ну, Сара тоже любительница подоб­ных штучек, - заметил Боб. - Помнишь, как она хотела проникнуть в кинотеатр, куда детей до шестнадцати лет не пуска­ют? Там как раз шел какой-то фильм ужа­сов.

-   Конечно, помню. Она недавно расска­зывала об этом. Остается только надеять­ся, что они не слишком «достанут» Мари. Ведь она, как и я, не выносит жутких рас­сказов.

-   Еще бы, Мари такая трусиха!

-   Может быть, но девчонке, я думаю, это простительно.

-   Конечно, тем более такой красивой, как она, - с улыбкой сказал Боб и бросил на Тэда многозначительный взгляд.

  Тот сделал вид, что не понял намека. Вскоре мальчики заснули, убаюканные шелестом густой листвы за окном. Им и в голову не могло прийти, что, проснувшись утром, они будут не на шутку встревожены одним происшествием.

  Тэд Уолкер осторожно подошел к комна­те девочек и негромко постучал. Дверь от­крыла Сара и, увидев на пороге Тэда, радо­стно улыбнулась.

-   А, это ты! - она отступила назад. - ­А я только что о тебе подумала!

  Ни для кого не было секретом, что Тэд и Сара нравились друг другу. Однако никто не мог бы с уверенностью сказать, что они дружат. Причиной этому был ужасный ха­рактер обоих. Дети частенько ссорились, начиная словесную грызню по любому по­воду.

  Ничего не поделаешь, всем известно, что среди детей попадаются и такие, которые своим скверным характером нередко пор­тят настроение не только окружающим, но и самим себе. Наверное, не стоит на них особенно сердиться, ведь они и сами стра­дают.

  Итак, Тэд переступил порог и заявил:

-   Я пришел к вам, чтобы рассказать одну чудесненькую историю. Эти скучные Тэдди и Боб не захотели меня слушать. Ладно, Тэд - он известный зануда. Но на этот раз и Боб попал под его скверное вли­яние! Одним словом, я пришел к вам, чтобы вас развлечь.

  Мари зябко поежилась, почему-то не выразив ни малейшего восторга, а Сара сказала:

-   Как здорово! Это тот фильм, который ты смотрел по видику перед отъездом? Ты еще в самолете обещал рассказать мне его.

-   Ну, раз так, то я готов начать прямо сейчас.

  Мари ничего не оставалось делать, как молча согласиться. Но на всякий случай она придвинулась поближе к стене и натя­нула одеяло до самого подбородка.

  И Тэд повел свой рассказ, который то и дело сопровождался репликами и вопросами Сары.

-   Дело было в России. Дети поехали отдыхать в скаутский лагерь...

-   Да нет там никаких скаутов! - вставила Сара.

-   Это раньше не было, а сейчас есть! Книжки надо читать! - не замедлил куснуть Сару Тэд и обиженно добавил: - ты бы поменьше перебивала меня, а то не будет так интересно!

-   Больше не буду, - быстро сказала хитрая Сара и преданно посмотрела Тэду в глаза: - Продолжай, пожалуйста!

-   Хорошо. Дело было так. На берегу моря находился скаутский лагерь. На лето туда съехалось много мальчишек и девчонок. Среди них были Маша и Дима. Они очень дружили между собой. Когда Маше  исполнилось тринадцать лет, Дима пода­рил ей на день рождения колечко с краси­вым желтым камушком. Девочка взяла это колечко с собой в лагерь, ведь она никогда с ним не расставалась.

-   Ах, как это романтично! - пропела Сара. - Вот если бы мне кто-нибудь пода­рил такое колечко, я бы тоже носила его все время.

  При этих словах она невинно посмотрела на Тэда. Но он не обратил на это никакого внимания и продолжил:

-   Однажды Маша и Дима крепко поссо­рились, потому что Маша  пошла погулять возле моря с другим мальчиком. Ее можно было понять: он приехал из Индии и был очень хорош собой. Его звали Раджив.

  Дима подрался с Радживом, а Маше сказал: «Больше я не желаю с тобой дружить», - и ушел в свою комнату.

  Маша расплакалась. Ведь она совсем не хотела ссориться с Димой, а Раджив был просто хорошим мальчиком, вот и все.

  Индиец стал ее утешать. И, желая хоть как-нибудь рассмешить Машу, сказал: «Знаешь, что? А давай наденем это колеч­ко, которое тебе подарил Дима, на палец вон той статуи с веслом, которая стоит у входа в корпус».

  Маше эта идея показалась забавной, к тому же она была зла на своего старого друга. И она согласилась.

-   Вот глупая, - сказала Сара, - я бы ни за что не рассталась с таким красивым колечком!

  И она весело засмеялась. Ей было совсем не страшно, в отличие от Мари, которая почему-то вся тряслась от ужаса.

-   Да не перебивай ты меня, вредина! ­- выкрикнул Тэд. - Как ты не понимаешь, что так будет совсем не интересно?

  Целую минуту он делал вид, что обидел­ся, а потом продолжил прерванный рассказ:

-   Так они и сделали. Но на следующий день Маша уже пожалела о своем поступке и пошла к статуе, чтобы забрать кольцо назад. Но оттого, что девочка увидела, ей стало так страшно, что мороз пробежал по коже. Рука статуи, где находилось кольцо, была сжата в кулак. Маша хорошо помнила, что вчера эта рука была с растопыренными пальцами, ведь иначе она просто не смогла бы надеть кольцо...

  Другая же рука крепко сжимала весло. Женщина эта была вся белая, потому что ее сделали из гипса.

  Маша ужасно испугалась, но никому об этом не рассказала.

  А ночью все дети проснулись от страш­ного крика. Сначала никто не мог понять, что произошло. И только Маша узнала го­лос своего друга Димы. Когда все вскочи­ли со своих кроватей и зажгли свет, то об­наружили, что нет одного только Димы.

  Кинулись на поиски, но мальчик как сквозь землю провалился. Правда, на тер­ритории лагеря ничего подозрительного не обнаружили. Только Маша, которая уже начинала догадываться, в чем тут дело, за­метила, что статуи нет на своем обычном месте. Однако девочка рассказала об этом только Радживу.

  На следующий день Маша увидела, что статуя стоит на прежнем месте, но кольца на руке уже нет. Маша и Раджив решили устроить засаду и посмотреть, чем занимается эта статуя.

  Дети дождались, когда уснут их товарищи, и вышли из домика. Спрятались в кустах и принялись наблюдать за статуей. Когда взошла луна, они увидели, что глаза статуи загорелись красным огнем...

-   Это был альбинос гипсовой породы, - ­хихикнув, вставила Сара, которую трудно было чем-либо пронять.

  Тэдди не обратил на реплику никакого внимания.

-   ...а весло превратилось в огромную кость. Опираясь на нее, как на палку, ста­туя, кряхтя, слезла со своего постамента и направилась в сторону прибрежных скал. Когда она проходила мимо дрожащих де­тей, те увидели, что рот у нее растянулся до ушей и из него торчат два острых клыка.

  Несмотря на то, что им было очень страшно, дети тихонечко пошли за гипсо­вой женщиной. Она вошла в какой-то грот, но испуганные дети не решились последо­вать за ней.

-   И правильно сделали, я бы тоже туда не сунулась, - заявила Сара и, покосив­шись на Мари, которая вся дрожала от страха, спросила: - А ты?

  Но та ей даже не ответила.

-   ...Вскоре гипсовая женщина вышла из грота, - прошептал Тэд, который вошел в роль. - Из ее клыков капала кровь, а рот растянулся в довольной ухмылке. Маша и Раджив бросились прочь, не разбирая дороги.

  А утром они все рассказали начальнику лагеря, а также остальным детям.

  Все вместе они отправились к морю и в гроте нашли мертвого Диму. У него на пальце было кольцо с желтым камушком, а на теле две дырочки от клыков. Но ког­да Диму побрызгали морской водой, он ожил.

  Гипсовую женщину с веслом сломали и внутри у нее обнаружили много человечес­ких косточек. Больше в этом лагере никто не пропадал.

-   И все? - разочарованно спросила Сара. - Я ожидала, что ты расскажешь что-­нибудь поинтереснее.

-   Так, может, у тебя получится лучше? - обиделся Тэд.

-   Пожа-а-алуйста! - надменно протянула Сара. - Хоть сейчас!

  Но Мари, которой надоело трястись от страха, собралась с духом и храбро возразила:

-   Ну уж нет! Хватит с меня ваших «ужастиков»! Я и так, наверное, от страха всю ночь не сомкну глаз.

-   Ладно, ладно! - успокоил ее Тэд. - Пожалуй, уже, действительно, поздно. Я пойду спать.

-   Спокойной ночи, трусишка! - напоследок подразнила его Сара.

-   Спокойной ночи, язва! - огрызнулся Тэд. - До свидания, Мари!

  Дверь за ним закрылась, и девочки даже не заметили, что как-то уж очень быстро затихли его шаги в коридоре.


Глава 13. Сэр Чарльз спешит на помощь

  Черепашки-ниндзя были в прекрасном расположении духа. Они отлично выспа­лись, хотя, откровенно говоря, совсем на это не надеялись.

  Молоденькая служанка, которую, как выяснил Рафаэль, звали Исабель, пригла­сила постояльцев спуститься вниз, в рос­кошный холл, где уже был накрыт стол для завтрака.

  Черепашки с энтузиазмом согласились. Однако не успели они приступить к завтраку, как в холл вбежали встревоженные Боб и Тэд Смит.

-   Эйприл, ты знаешь, мы нигде не мо­жем найти Тэда! - сообщили они.

  От такой новости Эйприл едва не подави­лась сандвичем.

-   Как?! - растерянно спросила она.

-   Утром, когда мы проснулись, его не было, а постель аккуратно заправлена, - пояснил Боб. -  Обычно он встает позже всех и никогда не застилает за собой постель...

  Эйприл испуганно вскочила с места.

-   А в саду вы его искали?

-   Не только в саду: мы облазили всю округу в радиусе километра! - возбужденно ответил Боб.

-   А когда вы видели его в последний раз? - спросил Донателло, поднимаясь с места.

-   Еще вчера вечером. Мы отказались слушать его рассказ про очередных страши­лищ, и он и пошел в гости к девочкам, ­- доложил Боб.

  Черепашки ринулись на второй этаж, где находилась комната девочек. Через две секунды они уже усиленно барабанили в дубовые двери.

-   Кто там? - донесся из комнаты сон­ный голос Сары. - Что за переполох?

-   Мы ищем Тэда Уолкера. Он исчез! ­- громко сказал Донателло. - С ним навер­няка что-то случилось.

  На пороге появилась испуганная Сара.

-   Как исчез? - спросила она. - А ку­да же он мог деться? Вчера поздно вечером он вышел из этой двери и отправился в свою комнату. Что могло с ним произойти за то короткое время, пока он шел от на­шей двери до своей? Ведь тут всего не­сколько шагов!

-   Бывает так, что опасность подстерега­ет на каждом шагу, - глубокомысленно изрек Донателло.

-   Но мы ничего не слышали, - подала голос Мари. - Вчера вечером я долго не могла уснуть... Ведь он рассказал нам на ночь такую жуткую историю...

  Черепашки понимающе переглянулись. Они были уверены, что найти Тэда Уолке­ра будет трудно.

-   Если бы на него кто-нибудь напал, то я бы услышала, - заверила Мари. - Ведь в замке так тихо по ночам...

  С минуту царило молчание. Все размышляли по поводу случившегося.

  Наконец Сплинтер сказал:

-   Нам необходимо обследовать замок.

  Черепашки дружно закивали, а учитель повернулся к испуганным детям.

-   Но нам нужна помощь, - пробормо­тал он. - К сожалению, сэр Роберт уехал рано утром в Лондон и вернется только за­втра.

  Все озадаченно переглянулись.

-   Я знаю, кто нам поможет! - вдруг ра­достно воскликнула Эйприл. - Сэр Чарльз, организатор нашего слета. Он добрый и чудный человек. И обожает англий­скую старину.

-   А нам он рассказывал, - добавил Боб, - что очень давно дружит с сэром Poбертом и лично знал старого лорда Бэкингема.

-   Пожалуй, это действительно тот, кто нам нужен! - согласился Сплинтер и обратился к служанке, которая с интересом прислушивалась к разговору. - Миледи, не могли бы вы позвать сюда сэра Чарль­за?

  Исабель пулей взлетела на третий этаж, где проживал сэр Чарльз.

  Через пять минут в холл, куда уже пере­местилась вся компания, спустился ма­ленький горбатый человек. Но не старость согнула его спину. Сэр Чарльз был горбу­ном с самого рождения. Когда сэру Чарль­зу исполнилось десять лет, он перестал расти. Врачи утверждали, что виной всему горб, но так и не смогли помочь несчастно­му человечку. Однако сэр Чарльз не уны­вал. Он окончил колледж, потом универси­тет, где был общим любимцем. Обычно по­сле пяти минут общения с этим человеком никто не обращал внимания на его недо­статки.

-   А вот и я! - спустившись в холл, ска­зал сэр Чарльз и приподнял темно-зеленый котелок.

  Этот головной убор он снимал только в двух случаях: когда укладывался спать или для приветствия.

  Сейчас как раз был такой случай.

-   Знакомьтесь! Мои друзья, черепашки­-ниндзя и их учитель Сплинтер! - Эйприл по очереди назвала имена всех черепашек.

  Каждый раз, услышав новое имя, Чарльз снимал свой котелок, а потом надевал его снова.

-   А это - наш дорогой сэр Чарльз! Он необыкновенный выдумщик и великолеп­ный мастер своего дела.

-   Ведь вы журналист, не правда ли? ­- спросил Леонардо и почтительно покло­нился старику.

  Тот ответил тем же.

-   Дорогой коллега!.. - начала Эйприл, не зная, как бы ей получше объяснить сэ­ру Чарльзу, что именно от него требуется.

  Но не успела она сказать о том, что про­пал один из ее воспитанников, как в дальнейших разъяснениях сразу же отпала всякая нужда.

-   Так что же мы сидим? - подхватил­ся с места энергичный старик. - Нужно немедленно осмотреть замок и его окрестности. Я помогу вам это сделать!

  Черепашки переглянулись.

  «До чего же приятно иметь дело с таким сообразительным человеком!» - подумал каждый из них, но все промолчали.

  А зря. Всем известно, как иногда похвала, сказанная вовремя, может окрылить человека. Потому совсем не вредно бывает говорить ласковые слова тем, кто тебя окружает.

-   Не будем действовать сгоряча, - ска­зал мудрый Сплинтер. - Давайте сначала обсудим кое-что. Я предлагаю подняться к нам в комнату.

-   А вы, ребята, - обратилась Эйприл к своим воспитанникам, - займитесь пока чем-нибудь. Когда понадобится ваша по­мощь, мы вас непременно позовем. И не обижайтесь. Ведь дело может оказаться весьма опасным. А я за вас в ответе.


Глава 14. Где же Тэд?

  Оставшись одни, ребята и не думали слу­шаться совета Эйприл. Заняться своими делами? Сейчас, когда пропал их товарищ и они даже понятия не имеют, где он и что с ним?

-   Мы проведем свое журналистское рас­следование, - решительно сказал Тэд Смит.

  И все, даже робкая и тихая Мари, без ко­лебаний согласились.

-   Пускай взрослые рассуждают, а мы немедля начнем действовать, - заявил Боб, который не отличался особым терпе­нием.

-   Я предлагаю начать поиски с осмотра замка снаружи. Вы заметили, сколько на нем всяческих выступов и потайных ниш? ­- спросила у ребят наблюдательная Мари.

-   ­Вообще-то я не обращал внимания, но сейчас как раз представится такая возможность, ­- ответил ей Боб.

  Ребята, не тратя больше времени на раз­говоры, отправились в сад.

-   Смотри, - дернула подругу за рукав Мари. - Разве эта статуя стояла здесь вчера? По-моему, ее вообще не было.

  Она указала на женщину с олененком на руках. Эта скульптура располагалась в самом конце ряда статуй, украшавших центральную аллею сада.

-   Фу, Мари, какая же ты мнительная! Ну разве ты не видишь, что она такая же старинная, как и все остальные! - фырк­нула Сара и резонно заметила: - Если бы она появилась здесь недавно, то уж навер­няка была бы, как новенькая.

  Мари ничего не ответила, но про себя ре­шила, что ей не стоит упускать статую из вида.

  Дети подошли к стене замка.

-   Мари и Сара останутся внизу, - ско­мандовал Тэд, у которого в минуты опасно­сти неизвестно откуда появлялись выдерж­ка и хладнокровие, - а мы с Бобом поле­зем наверх, вот по этим каменным ступенькам. Если увидите что-то необычное, дайте нам знак.

  Девочки отошли и принялись наблюдать за попытками мальчишек вскарабкаться на стену. Когда ребятам это удалось, Мари облегченно вздохнула, повернула голову в сторону статуи и едва не вскрикнула от ужаса: она хорошо помнила, что лицо женщины было обращено к главному входу. Но теперь статуя смотрела туда, где между каменными изваяниями, облепившими замок, мелькали спины Боба и Тэда. Мари зажала себе рот рукой. Ну в самом деле, что могла она крикнуть ребятам? Нет, нужно самой еще раз хорошенько убедиться!

  Тем временем Тэд, карабкаясь мимо ок­на, вдруг обратил внимание на то, какие глубокие оконные проемы имеет замок. «Никогда не видел ничего подобного!» ­- подумал мальчик.

  Тэд Смит отличался большой сообрази­тельностью, и не прошло и нескольких се­кунд, как его осенила догадка.

  «Ну конечно! Между наружной стеной и внутренней наверняка есть проем! Но что там, внутри?»

  Ах, как жаль, что в эту минуту Тэд не мог слышать рассказ сэра Чарльза! Ему бы тогда не пришлось ломать голову над этой загадкой...

  Мальчики добрались до самой крыши высокого замка и там встретились.

-   Ну, видал что-нибудь необычное? - ­нетерпеливо спросил Боб.

-   Знаешь, в общем-то нет, если не считать того, что я сделал маленькое откры­тие...

  Боб насторожился:

-   Тихо!.. Слышишь?

  Тэдди прислушался.

-   Мне кажется, кто-то тихонько плачет. И всхлипывает, - наконец неуверенно произнес он.

-   Да. А вначале я слышал едва различимые стоны, - поделился своим наблюдением Боб.

-   Может быть, это мертвецы? Ведь в каждом замке есть склепы, куда после смерти складывают всех предков этой династии.

-   А с чего бы им плакать?

-   Ну, не знаю... Да, может, это и не мертвецы вовсе. Что ты выдумываешь? - ­Тэду, наконец, надоело бояться. - И вооб­ще фамильные склепы обычно располага­ются в подвалах, а не на крыше. - Но ты же сам слышал, что кто-то плачет!

-   Слышал. Но ведь это не пропавший Тэд?

-   Нет, по-моему, у него не такой тонкий голос.

-   А может, это сэр Роберт кого-нибудь тут прячет? Он ведь довольно странный тип, к тому же подозрительно, что он уехал как раз тогда, когда пропал Тэд!

-   3наешь что, Бобби, - поразмыслив, сказал Тэдди Смит, - давай-ка еще раз тут хорошенько все рассмотрим. Чует мое сердце, что нам это еще пригодится!

  Сказав это, Тэд углубился в изучение ог­ромной ящерицы, которая высилась непо­далеку от них.

  Боб же исследовал все ниши и закоулки, которые находились на крыше. Они посвя­тили этому занятию еще добрых полчаса, но ничего интересного так и не обнаружили. Стонов и плача больше не было слышно.

  Ребята потихоньку спустились вниз, где их ждали девочки.

-   Пока что нам ничего не удалось разуз­нать, - сказал Боб. - Вот только мы слы­шали чей-то жалобный плач на крыше.

-   Это Тэд? - воскликнула Сара, кото­рая давно уже перестала храбриться.

-   Нет. Его голос мы бы узнали. Пожалуй, нужно будет сделать засаду на кры­ше, - предложил свой план Тэдди.

-   А когда мы сделаем засаду? - спро­сила его Мари.

-   Не «мы», а «вы», - ответил ей Тэд. ­- Мы пойдем вдвоем с Бобби, ночью. А вы будете спать в своей комнате. Не женское это дело - сидеть в засадах.

  Девочки возражать не стали, но, на вся­кий случай, спросили, где именно они собираются спрятаться.

-   Я присмотрел в стене одну нишу, - сказал Боб, - оттуда можно одновременно наблюдать за крышей и за главным входом в замок.

  На том и порешили.

  А до вечера Тэд предложил всем разойтись по своим комнатам и написать кое-ка­кие заметки по поводу происходящего.

-   Мы все-таки будущие журналисты! - с гордостью сказал он.


Глава 15. Ошибка Эйприл

  В то время, когда ребята лазили по кры­шам, в комнате у черепашек произошел следующий разговор.

-   Дорогой сэр Чарльз, - обратилась Эйприл к своему коллеге, - расскажите нам, пожалуйста, поподробнее, что вы знаете об этом замке.

-   Дорогие мои, - в тон ей ответил ста­рик, - неужели вы думаете, что я глуп как пробка? Перед вами - старая лиса, - он повернулся к Эйприл. - Разве вы пло­хо меня знаете?

-   О, нет! - покраснела та. - На ваших работах выучилось не одно поколение жур­налистов. Как я могу усомниться в вашем уме и прозорливости?

-   Тогда почему вы не доверяете мне? Почему вы не расскажете мне все, что зна­ете сами? Повторяю, я не так глуп, чтобы не понять, что дело тут из ряда вон выходящее. Иначе вы бы просто позвонили в полицию. Разве я не прав? Однако вы это­го не сделали! - сэр Чарльз откинулся на спинку кресла и забарабанил пальцами по подлокотнику.

-   Вы совершенно правы, коллега! - Эйприл обвела глазами всех своих друзей и поняла, что она выскажет общую мысль: - ­Мы с самого начала не должны были во­дить вас за нос. Вы заслуживаете полного доверия.

  И друзья рассказали старому журналис­ту все, что им удалось узнать и увидеть.

  Несколько минут сэр Чарльз молчал... Было ясно, что он напряженно думает. При этом старик все время находился в движении: то он закручивал ноги в замыс­ловатый узел и обхватывал ладонью все лицо, то закидывал руки за голову.

-   Вот что я вам скажу, уважаемые! - наконец изрек он, заметив, что всех поряд­ком утомило ожидание. - Тут нужно рас­суждать логически. Ребенок пропал? Про­пал. Но живой или мертвый, где-нибудь он все-таки есть? А? Это - первое! - и он по­бедно выставил вперед один палец. - Да­же если допустить, что те дети, которые пропали в Нью-Йорке, где-то спрятаны, то ведь наш юный друг Тэд пропал здесь. Значит, он находится рядом! И это - вто­рое! - и он выставил вперед два пальца. При этом вид у сэра Чарльза был такой, словно он уже нашел всех пропавших детей.

-   Ну и что вы предлагаете? - хмуро спросил Донателло, которого уже начал раздражать этот залихватский тон.

-   Как «что»? Искать, конечно же! Вы знаете, что в этом замке имеется неисчислимое множество потайных ходов? - спросил сэр Чарльз. - Причем находятся они не под землей, как обычно, а в толще сте­ны. Дело в том, что она внутри пустая...

  С этими словами старик поднялся, подо­шел к стене и постучал по ней своим кост­лявым кулаком.

  Раздался гулкий звук, и все сомнения рассеялись.

-   ... А получилось это оттого, - продолжил свою мысль сэр Чарльз, - что новый замок, которым обнесли старинный, родо­вой... кстати, вы в курсе? Ну и отлично... новый замок отстает от прежнего на доб­рых два фута.

  Леонардо встал и заглянул между окон­ными рамами.

-   Действительно! Неимоверно широкие стены в оконных проемах! Я никогда та­ких не видел.

-   И это еще не все! - старик поднялся и подошел к Леонардо.

  Он открыл первую раму, а затем проде­лал какую-то манипуляцию.

  Через минуту удивленным гостям замка открылся темный проем. И вверх, и вниз от него вели миниатюрные ступени, вдвое меньше обычных. В нос пахнуло холодной сыростью и еще чем-то очень знакомым.

-   Что там, курятник, что ли? - ляпнул было Микеланджело, но сразу же осекся. ­- Опять этот запах паленых перьев! Чувству­ете?

  На этот раз запах почувствовали все.

-   Такие лестницы подводят к каждому номеру в здешнем отеле, - сказал сэр Чарльз. - Покойный лорд Бэкингем был очень даже непрост.

  В эту минуту из проема донесся чей-то сдавленный крик.

-   Это Тэд! - воскликнула Эйприл. - я узнала его голос!

  Не раздумывая ни секунды, черепашки бросились к лестнице. Леонардо и Мике­ланджело ринулись наверх, а Рафаэль и Донателло - вниз.

  Остальные столпились возле окна, встре­вожено прислушиваясь к напряженной тишине.

  Донателло, держа кулаки наготове, про­бирался по темному коридору. Сама лестница оказалась очень крутой, отчего идти было неимоверно трудно.

-   Какой хитрый этот лорд Бэкингем! - вдруг догадался идущий позади Рафаэль. - Он придумал такие лесенки для того, чтобы всем, кроме него, было по ним трудно передвигаться!

-   Почему это?

-   Ну как же! Ты разве забыл, что покойный лорд был от рождения хромым!

-   Верно! - воскликнул Донателло. - А мне это как-то и в голову не пришло.

-   Но откуда же был этот крик? - Рафа­эля уже начала беспокоить воцарившаяся тишина.

-   Нам остается только идти дальше, - отозвался разумный Донателло. - Ведь свернуть все равно некуда.

  Не успел он произнести последние слова, как в воздухе что-то зашелестело. В следу­ющее мгновение на друзей упало множест­во мелких пушистых комочков. Из-за тем­ноты черепашки не могли разглядеть про­тивников, но чувствовали, что те мягкие и мохнатые. Их острые когти больно царапа­ли черепашек. Те отбивались, как могли, но вскоре начали терять силы. Особенно раздражал мерзкий писк маленьких чудо­вищ и шелест невидимых крыльев.

  Внезапно в коридорчике вспыхнул яркий луч фонарика.

-   Держитесь! Я иду вам на помощь! - это был голос сэра Чарльза.

  Через мгновение он оказался рядом.

-   Кыш! Кыш отсюда! - громко и не­много визгливо закричал сэр Чарльз и по­вернулся к черепашкам. - Друзья мои, не волнуйтесь, это всего лишь летучие мыши!

-   Летучие мыши? - почти хором вос­кликнули те. Их удивлению не было пре­дела.

  Испуганные ярким светом, ночные зверьки немедленно оставили свои жертвы и с шумом поднялись в воздух.

-   Я совсем забыл предупредить вас, что этих тварей тут превеликое множество, - ­сэр Чарльз чувствовал себя виноватым. ­- Они еще не очнулись от зимней спячки, а вы их потревожили. Вот они и наброси­лись на вас. Их можно понять. Любому не понравится, что его оторвали от сладкого сна.

  Черепашки перевели дух и вместе с хра­брым стариком двинулись дальше на поис­ки мальчика.

  Тут Рафаэлю показалось, что где-то вни­зу скрипнула дверь. Он ускорил шаг, а за ним поспешили и двое его спутников.

  Через минуту они действительно увидели перед собой дверь, обитую скользкой и ржавой жестью.

  Вдруг на этой ржавчине отчетливо проступило лицо Тэда Уолтера. Глаза его выражали огромный испуг, а лицо словно свело судорогой. Он как будто силился что-то крикнуть и не мог. Но вот ему с трудом удалось произнести только одно слово: «Я...»

  И тут дверь с грохотом рассыпалась на множество мелких кусочков. Через секун­ду груда щепок и обрывков ржавой жести превратилась в зловонную лужу. Она была похожа на маленькое болото, только пахло не тиной, а сырой штукатуркой и куриным пометом. На поверхности громко чавкали огромные пузыри. Эти пузыри со звоном лопались и превращались в огромных пу­затых пауков, которые разбегались в раз­ные стороны.

  Не успели черепашки открыть рты, как болотце исчезло, а на его месте появился обыкновенный дощатый пол. На этом полу сидел маленький мышонок и как ни в чем не бывало грыз корочку хлеба. Присмот­ревшись, преследователи увидели, что это была вовсе не корочка, а малюсенькая ку­риная косточка.

-   У, мерзкий мышонок! - закричал До­нателло, поскольку ему больше не на ком было сорвать свою злость.

-   Опять нас провели, как последних глупцов! - Рафаэль на это раз тоже поте­рял терпение.

-   Мы должны найти способ борьбы с ни­ми! - упрямо сжал зубы Донателло. - ­Клянусь своим шикарным панцирем, что мы их скоро одолеем!

  Мышонок, омерзительно чмокнув, исчез, а друзья отправились в обратный путь.

  Микеланджело и Леонардо тоже вернулись ни с чем.

  Эйприл была в отчаянии. А когда чело­век в отчаянии, он может совершать ошиб­ки. И Эйприл совершила одну ошибку. Она должна была рассказать детям обо всем, что узнала от черепашек, но не сде­лала этого. Как и все взрослые, она счита­ла, что детям нельзя доверять важные тай­ны. А зря. Сколько неприятностей можно было бы избежать, если бы дети с первого дня знали о Черном колесе.


Глава 16. Да здравствует чеснок!

  Сара и Мари укладывались спать. В окно заглядывала красноватая луна. Старин­ный сад был очень красив при этом осве­щении. Из окна девочкам была видна цен­тральная аллея.

  Стоящие вдоль аллеи скульптуры выри­совывались золотыми силуэтами. В них было столько красоты и покоя, что Мари стала думать, что все страхи, которые вы­звала у нее статуя женщины, ей помере­щились. В самом деле, олененок был так мил и забавен, а женщина так красива и величественна, что все плохие мысли уле­тали прочь.

  Ах, если бы Мари могла в этот момент рассмотреть поближе эти две фигуры!

  Лицо женщины, бывшее минуту назад таким прекрасным, вдруг превратилось в резиновую маску. На щеках и на лбу вы­ступила плесень, а рот исказила кривая ухмылка. Два коричневых клыка придава­ли этому лицу необыкновенно злобный вид. Олененок же не особенно изменил свой облик. Если не считать того, что гла­за его загорелись красным огнем, а чудные копытца вдруг превратились в куриные лапы с огромными железными когтями.

-   Как ты думаешь, Сара, - спросила Мари, - куда мог подеваться Тэд?

-   Не знаю, что и думать, - ответила Сара.

  Девочки растерянно посмотрели друг на друга.

  В эту минуту в дверь кто-то постучал. Стук был совсем тихий, но очень настойчивый.

-   Кто там? - спросила Сара, ставшая с некоторых пор осторожной.

-   Это я, Тэдди! - ответил из-за двери хриплый голос.

-   Нет, это не Тэд! - с сомнением произнесла Сара. - Это не его голос!

-   Да я это, дурочка! Вот открой и увидишь! - не унимался за дверью непрошенный гость.

  На этот раз Саре показалось, что это действительно Тэд, и девочка, с минуту помедлив, открыла дверь.

-   Ах, это ты! - воскликнула она радостно. - Где ты пропадал?

  Порог комнаты переступил Тэдди Уол­кер. Только одет он был как-то странно. На нем болтался темно-серый дырявый свитер и полосатые пижамные штаны.

-   А что с твоим голосом? - спросила недоверчивая Мари.

-   А это я в Лондоне мороженым объелся! - не задумываясь, ляпнул Тэд.

-   Так ты был в Лондоне? - укоризненно воскликнула Сара. - А мы-то тебя обыскались!

-   Да. Я ездил туда с сэром Робертом. Он хотел привезти оттуда в подарок всем де­тям порции мороженого, вот и попросил меня поехать с ним, чтобы помочь ему.

-   В чем помочь? - насторожилась Ма­ри.

-   Ну как «в чем»? - нисколько не сму­тившись, продолжал Тэд. - Выбрать сорт мороженого, конечно же! И помочь его привезти сюда.

-   А зачем нам столько много морожено­го?

-   Чтобы съесть его! Ну какая же ты глу­пая! - Тэд явно начинал злиться.

-   А что это на тебе за одежда? - пере­шла в наступление и Сара.

-   А, это? - Тэд внимательно оглядел себя с ног до головы. - Это сэр Роберт ку­пил мне в подарок новый костюм.

  Девочки встревожено переглянулись. Им совсем не понравился ответ приятеля.

  «С Тэдом происходит что-то неладное», - одновременно подумали они.

  Видя, что его россказням никто не поверил, Тэд почесал голову.

-   Ну ладно, так и быть, расскажу вам всю правду, - лениво начал он. - Хотите знать, что со мной произошло на самом деле?

  Сара неуверенно кивнула, а Мари про­молчала.

-   Вчера вечером, когда я вышел от вас, меня встретил в коридоре сэр Роберт, - ­начал Тэд. - Он спросил меня, почему я не сплю так поздно. Я ответил ему, что мне совсем не хочется спать. Тогда он предложил мне погулять с ним по саду.

-   Как? Ночью? - не утерпела Сара.

-   Конечно! - невозмутимо продолжал Тэд, два раза подмигнув ей правым глазом. ­- Ведь этот сад при лунном освещении особен­но красив.

  Сказав это, он посмотрел в окно и растянул губы в усмешке. Но девочки не придали этому значения, думая, что Тэд просто улыбается своим мыслям.

-   Мы вышли в сад, и сэр Роберт показал мне одно старинное сооружение из темно-красного кирпича. Он сказал мне, что фамильный склеп лордов Бэкингемов. Возле склепа сидел какой-то странный че­ловек с длинными белыми волосами, кото­рые были завязаны сзади в хвост. Он держал в руках огромных размеров лейку и лил из нее воду на маленькую клумбу. «Что это вы делаете?» - спросил я у него. «Да вот, поливаю одно хорошее растеньице!» «А почему вы поливаете его ночью?» - снова спросил я. «А потому, что днем я сплю», ­- ответил странный человек и посмотрел мне прямо в глаза. Тут я заметил в его взгляде страх. «А почему же вы не спите ночью?» ­- поинтересовался я. «Потому, что я не могу ночью спать. Ночью я должен охранять вот эту клумбу. А заодно и поливать ее». «А что же это за растение?» «О, оно очень хорошее! Оно помогает от...» Тут он запнулся и с испугом поглядел за мою спи­ну. «Так что же это за растение?» - снова спросил я у него, даже не оглядываясь. Я знал, что за моей спиной стоит сэр Роберт, и потому бояться мне нечего. «Это чес­нок!» - вдруг выкрикнул человек и быст­ро закрылся лейкой. Потом он вырвал торчащий из земли зеленый пучок и бросил его прямо перед собой. В эту минуту я ог­лянулся и увидел страшную картину: гла­за сэра Роберта внезапно загорелись красным огнем. Из его рта вылезли два клыка с которых капала слюна. Не успел я вскрикнуть, :как сэр Роберт набросился на меня и вонзил острые клыки мне в шею.

  С этими словами Тэд Уолкер оттянул ворот своего дырявого свитера и показал два крошечных пятнышка.

  Девочки смотрели на него с ужасом. Caру осенила страшная догадка.

-   И ты... ты теперь... - пролепетала ед­ва слышно она и закрыла лицо руками.

-   Да! - противным голосом закричал Тэд и громко захохотал.

  Девочки увидели, что во рту у него по­явились два клыка, хоть и маленьких, но очень острых.

-   Я пока что начинающий вампир! - цыкнув зубом, прохрипел Тэд. - А вот мои дорогие и ненаглядные учителя!

  С этими словами он радостно показал на окно. Вид у него при этом был такой, слов­но девочки должны обрадоваться вместе с ним.

  Чувствуя, что они вот-вот потеряют со­знание от страха, подруги машинально по­вернули головы в ту сторону, куда указы­вал кривым пальцем Тэд. То, что они уви­дели в лунном свете, заставило их затрепе­тать и прижаться друг к другу.

  За окном, мерно покачиваясь, висела по­золоченная статуя женщины. Она криво улыбалась страшным ртом. Олененок при этом задумчиво посасывал свой острый куриный коготь, злобно сверкая красными горящими глазами.

  Неизвестно, чем бы кончилась вся эта жуткая чертовщина, если бы не произош­ло следующее.

  За окном послышался топот быстрых ног. Он становился все громче и отчетли­вее. Кто-то спешил по дорожке парка. Од­нако девочки совершенно не испугались. Они понимали, что хуже им быть уже не может. И единственное, на что они еще на­деялись, так только на чудо.

  И чудо произошло. Девочки вдруг уви­дели, как олененок насторожил длинные уши. Потом резко повернул голову. И тут внезапно в женщину и ее олененка полете­ли какие-то зеленые перья.

  Догадливая Сара мгновенно сообразила, что это чеснок. А бросает его не кто иной, как тот седой человек, о котором им толь­ко что, на свою беду, рассказал Тэд.

  Прохрипев непонятное ругательство, Тэд на глазах изумленных девочек превратил­ся в огромного мохнатого паука, а затем, со злобным свистом, ринулся к окну. Приблизившись к форточке, он скрутился в маленькое Черное колесо, на котором зияла красная пасть. Эта пасть раскрылась и пролаяла, капая слюной красного цвета:

-   Если кому-нибудь расскажете о том, что вы видели, вам несдобровать! - С этими словами колесо выкатилось в форточку и вобрало в себя статую.

  Трепеща от страха, смелая Сара все-таки подошла к окну и успела разглядеть, что Черное колесо скрылось в одной из много­численных ниш замка. Для того чтобы это увидеть, Саре пришлось наполовину высу­нуться из окна. Но мы ведь уже знаем, что Сара была очень отважной.

-   А где же тот садовник, который спас нас? - спросила Мари, которая тоже подо­шла к окну.

-   Не знаю. Я так и не успела его разгля­деть. Очевидно, он быстро убежал.

-   Что же нам теперь делать? - спросила Мари. - Ведь мы должны предупре­дить всех.

-   Ты же слышала, что сказало это стра­шилище? - возразила ей Сара.

  Она была не только храброй, но еще и очень осторожной.

-   Видишь, как тут все запутано, - ска­зала Сара. - Теперь я совершенно уверена, что это был не Тэд. Мне сразу показался подозрительным его голос.

-   Да и все эти враки про мороженое и новый костюм... Ведь он такой же новый, как одежда тех, кто лежит в склепе, о ко­тором рассказывал этот паук.

-   Может быть, он как раз именно отту­да, - задумчиво протянула Сара.

  Девочки посоветовались и решили рас­сказать обо всем своей воспитательнице Эйприл и ее верным друзьям черепаш­кам.

-   Все равно, хуже уже не будет, - ре­шительно сказала Сара. - К тому же, мы уже знаем, как бороться с этими чудови­щами... С помощью самого обыкновенного чеснока!

  Поскольку до утра было еще довольно далеко, девочки побоялись выходить из комнаты. Они легли в кровати и приня­лись ждать рассвета.

  Когда между густыми кронами старых деревьев показались первые лучи солнца, девочки облегченно вздохнули.

-   Пожалуй, нам пора, - сказала Сара, которая не любила откладывать дела в долгий ящик.

-   Давай сначала разбудим Тэдди и Боб­би, - попросила Мари. - С ними нам не будет страшно, к тому же и они должны непременно узнать обо всем.

  Девочки осторожно приоткрыли дверь в коридор. Сара высунула нос и с опаской оглядела все вокруг.

-   Кажется, никого нет, - наконец заключила она. - Можно идти.

  И девочки бегом кинулись к двери, за которой жили Тэд Смит и Боб. А еще недавно и Тэд Уолкер, который так любил рассказывать ужасные истории.

  Сара громко постучала в дверь.

-   Кто там? - раздался из комнаты за­спанный голос Боба.

-   Это мы, - шепотом сказала Сара, ­- открывайте скорее!

  Дверь открылась, и Боб удивленно уста­вился на девочек.

-   Что вам неймется в такую рань? - не­довольно пробурчал он, так как больше всего на свете любил поспать.

-   Сначала дай нам войти, а потом бу­дешь задавать вопросы, - прошипела Са­ра.

  Она оттолкнула мальчика, и переступила порог комнаты. За ней прошмыгнула и Ма­ри.

  Увидев девочек, Тэд Смит вскочил с по­стели. Он принялся изо всех сил тереть глаза кулаками, пытаясь окончательно проснуться. Но это ему никак не удава­лось.

  Разве когда-нибудь еще сон бывает таким крепким и сладким, как в детстве?

-   Да проснитесь же вы, сони! - совсем рассердилась Сара. - С Тэдом стряслась беда, теперь мы это точно знаем!

  При ее словах мальчики, не сговарива­ясь, повернули головы в сторону той кро­вати, на которой обычно спал Тэд Уолкер.

  Заметив это, Сара окончательно вышла из себя:

-   Вы что, уже забыли, что Тэд пропал прошлой ночью? - закричала она, совер­шенно забыв, что в этот ранний час все по­стояльцы еще спят. - Что вы таращитесь на его постель, словно он только что там был?

  Мальчики словно по команде закивали головами.

-   Что вы хотите сказать? - тут уже и Мари не выдержала. - Что Тэд вернулся?

-   Ну да, - кивнул Боб. - Мы укладывались спать вместе!

-   Дело в том, что он вчера нашелся, ­- поддержал друга Тэд. - Он появился довольно поздно, сказал нам, что был вы­нужден отлучиться по делу, но сейчас он очень устал, а потому расскажет нам обо всем завтра.

-   Да, мы очень обрадовались тому, что он нашелся, и не стали донимать его расспросами. И, поскольку у нас отпала необходимость устраивать засаду для поисков Тэда, мы преспокойненько легли спать.

-   Он заснул гораздо раньше нас, и мы понятия не имеем, куда же он мог поде­ваться, - пробормотал Тэд и вздохнул. ­- Неужели эта история еще не закончи­лась?

-   Эта история только начинается! - Са­ра была все так же сердита.

  «Вот так герои! - с досадой подумала она, оглядывая мальчиков с ног до головы, ­преспокойненько выспались, не обращая внимания на привидение, явившееся им в образе Тэда, а мы, как зайчики, всю ночь дрожали от страха!»

-   Девочки, милые, ну расскажите нам, в конце концов, что произошло! - попро­сил Тэдди.

  Мари стало жаль обескураженных мальчиков, ведь они действительно ни в чем не были виноваты.

  И девочка поведала ребятам все подроб­ности прошедшей ужасной ночи. Иногда Мари замолкала, так как снова чувствова­ла непреодолимый страх, и тогда продол­жала Сара.

  Не успев дождаться конца истории, Боб кинулся к кровати, на которой вчера вече­ром сладко заснул мнимый Тэд. Он откинул одеяло с постели, которая осталась незаправленной, и замер.

  Подбежавшие к нему девочки и Тэд Смит увидели, что вся простыня покрыта черной жесткой шерстью.

-   Да-а, на волосы Тэда это никак не по­хоже, - сказал Боб, вспомнив своего бело­курого товарища.

  С этими словами он поднял с кровати ма­ленькое черное перышко, похожее на ку­риное.

  Тэд машинально повернулся к окну. Его внезапно осенила мысль, что этой ночью не только девочки, но и они с Бобом под­вергались большой опасности.

  Тэд в задумчивости опустил глаза и вдруг увидел на полу, под окном, зеленые стрелки, на концах которых красовались белые круглые шарики. Это был чеснок.

-   Вот и нам спас жизнь этот странный человек с седыми волосами, о котором вы рассказывали, - взволнованно произнес Тэдди Смит.

  Всем известно, что дети доверяют взрослым куда больше, чем взрослые - детям. А потому ребята пришли к единодушному мнению: необходимо срочно рассказать обо всем Эйприл и ее храбрым и преданным друзьям, черепашкам - ниндзя.


Глава 17. Несколько слов о черных кошках

  В эту ночь Рафаэлю спалось очень плохо. Он то и дело просыпался и вскакивал с кровати.

  «Не может быть, чтобы наши враги без­действовали, - думал он. - И хотя про­шлая ночь была спокойной, это еще не повод думать, что Черное колесо оставило нас в покое... И как же нам все-таки разыскать Тэда? Самый лучший выход: устро­ить засаду. Иногда неплохо бывает поучиться чему-нибудь у своих врагов. А уж на засады и ловушки они мастера. Хотя, конечно, до окончательной победы, вероятно, далеко. Похоже на то, что разгадка не так уж и проста».

  Обеспокоенный такими мыслями, Рафа­эль внимательно прислушивался, но так ничего и не услышал. Может быть, потому, что окна детей были довольно далеко, а может быть, об этом кое-кто позаботил­ся.

  Когда подошло время завтрака, черепашки и Сплинтер спустились вниз. Там уже находились Эйприл с ребятами и неугомонный сэр Чарльз. «Не надо быть большим психологом, чтобы понять: снова что-то случилось», - подумал Донателло, осматривая встревоженные лица детей. Леонардо кинулся к Эйприл:

-   Что-то произошло?

-   Да, - кивнула та. - Мы сделали большую ошибку, что не рассказали ребя­там, что случилось вчера. Про то, как мы слышали голос Тэда, и про все остальное... Если бы мы сразу ввели их в курс дела, то, возможно, они были бы осторожными...

  Эйприл повернулась к своим воспитан­никам.

-   Дети, считаю, что наши друзья имеют право знать обо всех ваших приключени­ях.

  И ребята, перебивая друг друга, поведа­ли черепашкам и сэру Чарльзу обо всем, что произошло ночью.

  Когда Рафаэль услышал их историю, то готов был кусать себе локти от досады. Как он мог прошляпить эти происшествия? Ведь он не спал почти целую ночь! Не теряя времени, Рафаэль поделился с друзь­ями своими планами.

-   Ну конечно, засада! - хором воскликнули мальчики. - Мы собирались это сде­лать! Нам помешал мнимый Тэд!

-   А теперь мы обсудим подробности нашего плана, - сказал Сплинтер.

  Но он очень хорошо помнил о том, что их могут подслушать, и потому предложил всем присутствующим подвинуться побли­же. Пока компания шепотом совещалась, хитрый Донателло держал над всеми вол­шебную книгу, раскрыв ее на самой важ­ной странице. Он закрыл ею своих друзей, словно зонтиком. Хотя, конечно, никакой дождь не сравнился бы с той опасностью, которая обступила замок. Даже дождь с громом и молнией.

  Все их планы оставались тайной до на­ступления назначенного срока.

-   А теперь давайте-ка подумаем, как скоротать день, - сказал сэр Чарльз.

-   Я предлагаю погулять по саду, - не задумываясь, предложил Микеланджело.

-   Отличная мысль! - подхватил Донателло. - К тому же там есть много такого, что нам не мешает рассмотреть поближе.

  Сказав это, он хитро подмигнул. Всем сразу стал понятен смысл его слов.

  Но самым главным было то, что все чувствовали, насколько они стали сильнее, объединившись против общего врага.

  Жаль только, что никто пока еще не знал того верного средства, которое навсегда избавит людей от Черного колеса. Не знал этого средства пока и сам Тэд. Теперь уже никто не сомневался, что он и был именно тем Тэдом, которого черепашки искали. Мудрый Сплинтер давно понял, что, если бы они пошли по ложному пути, его книга давно бы сказала им об этом. Но волшебная книга молчала. Значит, все по­ступки черепашек были верными.

-   Послушайте, а куда все-таки подевал­ся сэр Роберт? - вдруг вспомнил о хозяи­не отеля Тэд Смит.

-   Вообще-то я по нему совершенно не соскучилась, - фыркнула Сара, вспомнив прошлую ночь.

-   Зря вы так, - обиделся за своего ста­ринного друга сэр Чарльз. - Вы ведь сов­сем его не знаете.

-   Конечно! Ты что, будешь верить рос­сказням этого паука? - пристыдил ее и Боб.

-   А я думаю, - высказала свое мнение Мари, - что он - прекрасный человек, раз эти мерзавцы попытались его очернить в наших глазах.

-   Совершенно верно! - просиял сэр Чарльз. - Он отличный малый! Храбрый и честный! Робби даже не побоялся вступить в единоборство с морскими пиратами! Я не сомневаюсь в том, что мы смело можем рассчитывать на его помощь!

-   Отлично! В нашем полку прибыло! - потер руками Микеланджело. - Морские волки нам еще как пригодятся!

  И он весело покосился на Сплинтера.

-   К тому же у Роберта есть еще одна положительная черта, - добавил старый журналист. - Робби - большой весель­чак. Он здорово умеет рассказывать забав­ные истории. В молодости ему не было равных. Все так и покатывались со смеху, когда очередь доходила до него.

-   А-а! Вот и наш сэр Роберт! Легок на помине! - закричал Чарльз.

  На аллее, ведущей к главному входу, по­казался знакомый силуэт.

  Вдруг, откуда ни возьмись, на аллейку выбежала черная кошка. Она стремглав кинулась наперерез идущей компании.

-   Ах, чтоб тебя! - погрозил ей кулаком Боб. - Пошла вон отсюда!

  Сара затопала на кошку ногами, а черепашки засвистели. Несчастное, затравленное существо металось среди большого скопления народа. Кошка, похоже, и сама была не рада, что ее занесло на эту аллею.

  В эту минуту сэр Роберт подхватил кош­у на руки и прижал к себе.

-   Эй, вы, янки! - пробасил он. - Чего вы пристали к бедному зверьку? Это моя любимица, Тутси. Я за нее любому глотку перегрызу!

  Все, кроме Чарльза, подивились такой любви к черной кошке. И кое-кто уже начал сомневаться в том, что хозяин отеля хороший человек.

  В самом деле, разве мы не знаем, кто портит всем жизнь, внезапно перейдя где­-нибудь дорожку? Разве не черные коты и кошки прислуживают темным силам и всячески помогают им в борьбе против доб­ра и справедливости? Почему же тогда сэр Роберт так защищает эту тварь?

  Тут старого сэра Чарльза осенила какая-то догадка. Он громко шлепнул себя по лбу и захохотал, даже приседая от удовольствия.

  Все недоуменно уставились на старика. И даже его поклонница Эйприл растерян­о пожала плечами.

  Наконец он утер сухощавым кулаком выступившие слезы и смог объяснить причину своего безудержного смеха.

-   Друзья мои! Все очень просто! Как же я мог забыть, что вы, американцы, считаете появление черной кошки плохой приметой и, более того, даже относите ее к членам той шайки, с которой мы с вами боремся...

  Услышав такое, сэр Роберт от удивления открыл рот. Он даже чуть не выронил свою любимицу. Но умное животное, памятуя о том, что ему пришлось только что пере­жить, вцепилось в хозяина всеми четырьмя лапами. От неожиданности ее хозяин просто взвыл. Но он любил свою кошку и понял, что она так поступила не со зла. А потому не стал ее наказывать.

-   Ну конечно! - сказал за всех Боб. - Черная кошка приносит несчастье!

-   Это у вас, в Америке, - возразил ему сэр Чарльз и хитро прищурился. - А вот у нас в Англии черных кошек даже остере­гаются пускать во двор. Почему? Вдруг ук­радут этакое счастье! Ведь даже самый ма­ленький англичанин знает, что черная кошка сулит большую удачу!

-   Ух ты! - восхитился Боб и посмотрел на Тутси, которая под защитой хозяина уже успела задремать.

-   Так что же получается? - спросил смышленый Тэдди Смит. - Если эту кош­ку взять и перевезти с собой сейчас в Аме­рику, она сразу же станет нехорошим жи­вотным? Так что ли?

-   Во-первых, никуда я ее не отпущу, ­- заявил сэр Роберт, - а, во-вторых, разве все вы сильно изменились оттого, что пере­брались из Америки в Англию?

-   Конечно, нет! - сконфузился Боб. ­- А знаете что? Надо собрать в Америке всех черных кошек и переправить их в Англию!

  Тут уж все не выдержали и расхохота­лись.

-   Да-да, - смеясь, проговорила Сара, ­- и ты войдешь в историю Англии как чело­век, притащивший ей целую кучу удачи!

-   Видите, друзья мои! - сказал сэр Чарльз. - Нужно просто избавляться от предрассудков. Очень часто люди опасают­ся совсем не того, чего нужно.

-   А в результате страдают несчастные животные, - пробурчал Роберт.

-   Нужно собрать всех американцев, ко­торые верят такой чепухе, и отвести их в клуб борьбы с предрассудками, который со­здали, кстати, ваши соотечественники, американцы, - посоветовал гостям старик Чарльз. - Организационное собрание этого клуба состоялось 13 числа, в комнате № 13 на 13 этаже. Заседание шло под звон разби­ваемых зеркал, докладчики во время своей речи рассыпали соль, а хозяйка помещения была окружена 13 черными кошками.

-   Откуда вы все знаете? - с восхищением спросила Мари.

-   Я много чего знаю, деточка, - ласково ответил Чарльз. - Знаю, к примеру, что в древнем Египте кошка была священ­ным животным. И при пожаре выносили сначала кошку, а потом уж домашний скарб. Даже за случайное лишение жизни этого четвероногого полагалась смертная казнь. Из-за своей любви к кошкам егип­тяне проиграли войну с персами...

-   Сэр Чарльз хотя и прославился на весь мир как журналист, - шепнула вос­хищенная Эйприл на ухо рядом стоящей Мари, - но по образованию он историк.

-   Персы прибегли к хитрости. Передние ряды выставили перед собой кошек, в ви­де щита. И египтяне, из боязни убить кош­ку, не решались посылать свои меткие стрелы в ряды персов. Вот так они и про­играли войну.

-   Видите, как важно иметь боевую сме­калку! - поднял вверх палец Донателло.

-   Но не за счет слабых животных! - ­возмутился сэр Роберт, которому вся эта история с персами пришлась явно не по душе.

-   Ну а потом наступил средневековый мрак. И в Европе для кошек, и не только для черных, наступили черные дни, ­- продолжил сэр Чарльз. - Инквизиция объявила их орудием дьявола. А так как они в грехе не сознавались, их сжигали, топили, сбрасывали с высоких башен. Что и говорить, плохо приходится животным, когда их окружают темные и необразован­ные люди! Средневековье оставило в на­следство многим страх перед светящимися в темноте кошачьими глазами.

-   А отчего они светятся? - заинтересо­ванно спросила Мари, которая, будучи очень доброй по натуре, любила кошек и вообще всех животных.

-   Все очень просто, - ответил ей сэр Роберт, который, судя по всему, тоже знал немало. - Конечно, внутри кошки элект­рической батареи нет. Их глаза отражают свет: часть лучей возвращается по тому же пути, по которому они пришли. Кстати, глаза светятся не только у котов, но еще и у собак, овец и лошадей. И кроликов!

-   У, ты моя кисонька! - сказала хит­рая Сара и почесала Тутси за ушком. Она совсем не хотела, чтобы ее считали невежественной и темной.

  Увлеченные этой беседой, друзья не заметили присутствия еще одного человека.

  Только Мари уже давно толкала локтем в бок Сару, но та так увлеклась поглаживанием кошки, что никак не реагировала на жест подруги.

-   Дорогой мой Жорж! - первым при­ветствовал человека Роберт. - Ты уже вернулся из своего отпуска? Как я по тебе скучал!

-   Да, я приехал вчера, и уже успел при­вести в порядок кое-какие участки сада. Тут изрядно все заросло за время моего отъезда.

  Все присутствующие с интересом следи­ли за разговором. Дело в том, что человек, которого сэр Роберт назвал Жоржем и ко­торый, по всей вероятности, был здешним садовником, полностью соответствовал описанию человека, выращивающего чес­нок.

  На вид ему можно было дать лет пятьде­сят. Невысокий, широкоплечий и мускулистый. Седые длинные волосы были со­браны сзади в аккуратный пучок. Все опи­сания совпадали, кроме одного: в глазах этого человека не было страха. Наврал ночной гость. Не было, да и не могло быть. Такой добротой светились эти глаза, что дети невольно шагнули ему навстречу.

-   Мари! - первой протянула руку обыч­но застенчивая Мари.

  Следом за ней с Жоржем познакомились и все остальные.

-   А что же это мы все время стоим на одном месте? - спросил Сплинтер. - Не пора ли нам, наконец, прогуляться по парку?

  Все с энтузиазмом поддержали это предложение и разбрелись по аллеям.


Глава 18. Нелегкая победа

  Тэдди Смит брел по парку, опустив голову. Он размышлял. Сегодня ему стала из­вестна вся эта история про Черное колесо. И та новость, что раскрыть эту тайну и по­бедить злые силы выпало именно ему, не­много пугала.

  «Как же я смогу это сделать? - ломал голову мальчик. - Разве я один сумею противостоять целой банде злодеев?»

-   Тэдди! - неожиданно позвала его Ма­pи.

  Мальчик услышал ее ласковый голос, и ему сразу стало легче на душе.

-   О чем ты размышляешь? - спросила девочка. - О том, что сказала волшебная книга, да?

-   Конечно! Мне это не дает покоя!

-   Тут нужно хорошенько подумать. Уж, конечно, речь идет не о том, чтобы ты их всех отдубасил.

-   Я понимаю, - усмехнулся Тэд, представив себе, как он бьет кулаком по голове огромной статуи. - Нужно придумать какой-то способ борьбы, который будет для них пострашнее тумаков.

-   К тому же вряд ли они испытывают боль, как мы, люди. Ведь они неживые!

-   Ты думаешь? - усомнился Тэд.

-   Само собой! Раз их нельзя убить, к примеру, выстрелом из пистолета, они неживые.

-   Помнишь, черепашки рассказывали, как Донателло попал в пустоту, ударив паука?

-   Конечно, помню! Но ведь все-таки они существуют!

-   Да, ты ведь слышала, что они материализуются там, где очень большое количе­ство плохих мыслей. А у нас, по счастью, только Тэд Уолкер рассказывал страшные истории. Они были очень сильны в тот мо­мент, когда Тэд рассказал «ужастик». Вот и украли его.

-   А теперь эти существа, о которых он говорил, явно стали слабеть.

-   Ну! Им не хватает моральной поддержки! - пошутил Тэд.

-   Знаешь что, Тэд? - опасливо сказала Мари. - Ведь в замке, кроме нас, есть еще мальчишки и девчонки. Вот сегодня утром приехала целая группа юных фехтовальщиков из Италии. Кто может поручиться, что они ночью не станут рассказывать страшных историй?

-   Не хотелось бы! Ведь именно сегодня ночью мы устроим засаду на Черное колесо.

-   Но ведь им ничего не объяснишь! Раз­ве кто-нибудь поверит в такое, пока сам не увидит?

-   Пожалуй, ты права! - согласился Тэд. - Нам остается рассчитывать только на себя и на своих друзей.

  В эту минуту они увидели на дорожке сэ­ра Жоржа, который сидел на корточках возле маленькой клумбы.

-   Привет, деточки! - сказал им садов­ник и что-то проглотил.

-   Мы ведь уже здоровались с вами толь­ко что, - удивился Тэд.

  Мари, которая была очень хорошо воспи­тана, толкнула его в бок и пошептала:

-   Он же старый человек, мог и забыть! Что ты придираешься к нему?

  А вслух сказала:

-   Добрый день, уважаемый! Не правда ли, сегодня чудная погода? А что это за растение вы поливаете?

-   Ах, это? - садовник ткнул грязным пальцем в какой-то сорняк. - Это орхи­дея.

-   Мари, которая всегда имела на занятиях по ботанике высший балл, удивленно ок­руглила глаза. Она было открыла рот, чтобы возразить, но вовремя остановилась, подумав, что это может быть какой-нибудь неизвестный ей сорт. Ведь орхидей суще­ствуют тысячи видов.

-   А где же растет ваш чеснок? - спро­сил Тэд и наклонился, чтобы лучше рас­смотреть то, что здесь назвали орхидеей.

-   Я тебе покажу чеснок! - вдруг злоб­но крикнул садовник и вцепился в Тэда. На руках его мгновенно выросли темно-си­ние когти, а шея начала удлиняться, удли­няться, пока не выросла на добрых полто­ра фута. Голова его стала совершенно пло­ской, и на ней появились четыре огромных уха.

  Тэд попытался вырваться, но не мог, по­тому что его пальцы все время хватали пу­стоту. Мари была ни жива ни мертва от ужаса. Но желание помочь другу подбод­рило ее, и девочка, что есть силы вцепившись в Тэдди, стала тянуть его в свою сто­рону.

  Вдруг мерзкое существо завертело синей шеей, на которой торчали реденькие черные перышки. Самым невероятным было то, что шея крутилась все время в одну сторону и в конце концов стала похожа на скрученный синий шнур от утюга. Одновременно огромные уши завертелись на манер пропеллера, а из пасти закапала слюна и вырвался злобный свист.

  Несчастные дети с ужасом почувствовали, что гадкое существо начинает подни­маться в воздух. Вот уже их ноги тоже оторвались от земли...

  Неизвестно, чем бы все это закончилось, но тут из густых зарослей малины выско­чили Рафаэль и Микеланджело. За ними несся Сплинтер, высунув язык.

  Умные черепашки и их учитель все это время старались не упускать из виду Тэда. Ведь все знали, что ему грозит опасность. Но все-таки чуть не опоздали.

  Рафаэль схватил за ногу уносившуюся прочь не по своей воле Мари и с силой по­тянул вниз. Дети опустились ниже на не­сколько сантиметров. Этого было достаточ­но, чтобы подбежавший Микеланджело схватил за ноги и Тэда.

  Несколько минут длилась эта борьба. Са­мым неприятным было то, что из плеч у Тэда, в которые вонзились когти чудища, уже текла кровь. Но Тэд мужественно мол­чал.

-   Если мы будем продолжать тянуть детей к себе, - прокричал Рафаэль, - то мы просто разорвем их пополам!

  На секунду все растерялись. Но тут Сплинтер, вспомнив историю с машиной, с силой размахнулся и запустил в оборотня книгой, которую, как известно, всегда но­сил с собой. Тот, злобно каркнув, выпустил Тэда из своих когтей, но почему-то не улетел. Он продолжал висеть в воздухе, прямо над ними. Седые волосы, собранные в пучок, встали дыбом, шея продолжала бешено вращаться, а уши по-прежнему иг­рали роль пропеллера.

  Тэд, Мари и черепашки упали на траву.

  Ниндзя приготовились отразить новую атаку, но тут на полянку выбежали сэр Ро­берт, Жорж и старый журналист.

  Увидев оборотня, сэр Роберт ничуть не испугался, а громко захохотал и крикнул:

-   А это что еще такое? Похоже, что к нам прилетел престарелый седой Карлсон, которого, к тому же, последние восемь лет не кормили!

-   Эй, ты! - поддержал старого друга и сэр Жорж. - Не согласишься ли ты пора­ботать пугалом у нас в саду? А то я уже с ног сбился, отгоняя от посевов твоих родственниц - ворон!

  Тут вся честная компания не выдержала и от души расхохоталась.

  Страх, который еще минуту назад буквально пожирал детей, вдруг куда-то ис­чез. От этого на душе у Мари стало так легко, что она снова звонко рассмеялась.

  И тут все увидели, что чудище выпусти­ло из себя черное облако, которое повторя­ло его очертания. Под звонкий девичий смех оборотень рассыпался в воздухе на множество маленьких черных жуков. А потом все они один за другим попадали на землю.

  В том месте, где жучок касался земли, тут же вырастало небольшое растение, на­звание которого Мари точно знала. Это был чертополох.

-   Смотрите! - сказал Тэд. - Они боят­ся смеха! Может быть, это и есть средство борьбы с ними?

-   Но не будешь же ты все время, с утра до ночи, хохотать? - резонно заметила Мари.

-   А заодно и ночью, - ввернул Мике­ланджело, - потому что это их самое лю­бимое время.

-   Так-то оно так, - ответил им Тэдди и крепко задумался.


Глава 19. Странный почтальон

  В этот день в замке было очень оживленно. Ребята, которые приехали из Италии, оказались шумными и веселыми.

  Они громко разговаривали и при этом все время размахивали руками. Сдержанный Жорж поморщился, глядя на них. Его по-английски сдержанная натура с трудом выносила такое шумное общество, и он по­спешил обратно в свои зеленые владения.

  Когда садовник остался один, он занялся своим любимым делом - стрижкой кус­тов.

  Спустя некоторое время к нему подошли Тэд Смит и Рафаэль, который теперь неот­ступно следовал за мальчиком.

-   А где же ваш чеснок? - снова задал свой вопрос неугомонный Тэд. Ему очень хотелось узнать, что ответит настоящий садовник.

  Жорж поднял голову и пристально по­смотрел в глаза мальчику.

-   Откуда ты знаешь про чеснок? – спросил он.

-   Знаю. Вас видела Сара из окна своей комнаты прошлой ночью, - соврал Тэд, сам не зная почему.

  Но садовника было не так-то легко сбить с толку.

-   Неправда, - резко ответил он. - В свои пятьдесят лет я еще неплохо бегаю, и Сара не могла меня увидеть.

-   А! Так это все-таки были вы! - обрадованно воскликнул Тэд. - Но почему же вы это скрываете? Ведь вы спасли нам всем жизнь!

-   Ну хорошо, сознаюсь, что это был я, - ­нехотя ответил садовник. - Но искрен­ность - за искренность. Теперь твоя оче­редь говорить правду. Откуда ты узнал про меня и чеснок?

-   Это рассказал оборотень, который приходил к девочкам в образе Тэда Уолке­ра.

-   Та-ак! Похоже, они все-таки вычисли­ли меня. Что ж, тогда будем играть в от­крытую!

-   Но что это все значит? - не унимал­ся Тэдди. - И откуда вы узнали, что чес­ноком можно прогонять этих тварей?

-   Прогонять, только прогонять! К сожа­лению, чеснок не может уничтожить их окончательно. Я знаю, малыш, что ты должен справиться с ними, - тут сэр Жорж с надеждой посмотрел на Тэда. - старый Чарльз рассказал мне твою историю. Можешь смело рассчитывать на мою помощь! А что касается чеснока...

  Тут сэр Жорж рассказал Тэду и Рафаэлю свою историю.

-   Я родился и вырос в этом замке, - начал садовник. - Мой отец, который дав­но умер, тоже служил садовником у сэра Бэкингема. Кстати, я прекрасно знал ста­рого лорда. Мой отец умер довольно рано, и я в двадцать лет стал главным садовником всего этого огромного парка. С самого детства я постоянно слышал рассказы о вампирах, ведьмах и оборотнях. Покойный лорд Бэкингем был большим любителем подобных историй.

-   Нам говорили, что о его смерти ходи­ли самые невероятные слухи, - вставил молчавший до сих пор Рафаэль.

-   Ерунда, - отозвался Жорж. - Да, его нашли на крыше замка, он лежал там мертвым. Но я-то знаю, что он скончался от сердечного приступа. Он забрался ночью, один, на самый верх, а здоровье у не­го в то время уже было слишком слабым. Не забывайте, что ему было почти девяно­сто лет!

-   А что он забыл ночью на крыше замка?

-   Ну, в этом не было ничего особенного. Я же говорю вам, что он был большим лю­бителем всяких необычных развлечений. И большой выдумщик. Вот он и лазил иногда ночью на крышу, где просиживал до утра среди чудищ, - с этими словами Жорж указал на ящериц и драконов на вершине замка. - Там старик сочинял всевозможные страшные истории, а потом рассказывал их всем, кого он знал.

-   Ну а про чеснок-то? - нетерпеливо напомнил Тэд.

-   Дело в том, что несколько дней назад мне приснился мой покойный отец, - сказал садовник, кивнув мальчику. - Он был отличным знахарем. Многие злые люди называли его колдуном, но я-то прекрасно знаю, что он только лечил людей и никогда никому не сделал зла. Просто он очень хорошо разбирался в лекарственных тра­вах и с их помощью исцелял больных.

  И вот он явился ко мне во сне и сказал, что над нашим домом нависла большая опасность. Что существа, подобные тем, которых когда-то создало воображение ста­рого лорда Бэкингема, набрали силу. Для этого им потребовалось не одно десятилетие, но все-таки пришел их черед. Отец сказал мне, что он не знает современных средств борьбы с ними, но один старинный рецепт может хотя бы немножко помочь.

-   Здорово! - не удержался Рафаэль.

-   Вот так я и узнал о чесноке, - закончил свое объяснение садовник. – то, что ко мне ночью в саду подходили сэр Роберт и Тэд Уолкер, конечно же, враки, но то, что я видел своими глазами золоченую ста­тую и прогнал ее с помощью чеснока, правда. Заодно я заглянул и в ваше окно, забравшись по лесенке на выступ. Это было как раз в тот момент, когда к тебе при­ближался огромный паук. Тогда я бросил в форточку чеснок, и он удрал. Вот и все, что я знаю!

-   Большое спасибо! - горячо поблаго­дарил садовника Тэдди. - Если бы не вы, мы бы просто пропали той ночью.

-   И от нас спасибо! - сказал Рафаэль и от души пожал руку сэру Жоржу. - Мы чрезвычайно рады тому, что в Англии нам повсюду встречаются такие замечательные и отважные люди, как вы!

-   Какие пустяки, - ответил скромный человек и добавил с улыбкой: - Что касается чеснока или там петрушки, мы, садовники, всегда рады помочь!

  Наступило время ужина. Все постояльцы собрались внизу. В этот момент у двери зазвонил колокольчик. На пороге возник пренеприятного вида молодой человек. На голове у него была шляпа с пером, как у охотников. Через плечо висела огромная сумка, из которой торчали газеты и журналы. Он обмахивался сложенной вчетверо газетой, словно ему было очень жарко.

-   Кто из вас сэр Роберт Смол? - спросил вновь прибывший.

-   Я! - отозвался хозяин отеля. - Что вам угодно, сэр?

-   Я принес вам срочную телеграмму из Лондона!

-   А где же наш почтальон, сэр Гарри?

-   Он утром вывихнул ногу! - развязно ответил неприятный субъект и почесал скрюченным пальцем правый глаз.

-   Очень жаль, - посочувствовал сэр Роберт и нетерпеливо сказал: - Ну давайте скорее вашу телеграмму!

-   Распишитесь вот тут! - с этими словами почтальон положил газету на жур­нальный столик и достал огромное гусиное перо, а следом - чернильницу.

  «Интересно, как это он умудрился не разлить ее в кармане?» - подумала Мари.

  Сэр Роберт, не глядя, подмахнул протянутый листок и взял телеграмму.

-   Какое несчастье! - воскликнул он, прочитав послание. - Скончался наш общий приятель, сэр Купер.

-   Ай-яй-яй! - запричитал сэр Чарльз. - Какой он был славный человек!

-   Да, - поддержал его и Жорж. - помните, какие чудесные вечера проводили мы все вчетвером за игрой в бридж!

-   Что же делать? - растерянно обра­тился к друзьям хозяин отеля. - Нам не­обходимо срочно ехать на похороны. Они состоятся завтра, но его вдова просит нас помочь ей. Потому мы должны отправить­ся немедленно.

-   Конечно, поезжайте! - сказала им Эйприл. - Мы постараемся справиться без вас.

  И трое старых друзей поспешили в свои комнаты, чтобы упаковать вещи.


Глава 20. Страшилки по-итальянски

  Было уже довольно поздно, когда Мари, Сара и Эйприл собрались в холле. Они ус­троились на диване и принялись разговаривать, чтобы как-то скоротать время.

-   Давненько я не интересовалась новостями, - сказала Мари и протянула руку, чтобы взять газету, оставленную странным почтальоном.

-   Читай вслух, - попросила ее Сара, - нам тоже интересно!

  Мари развернула первую полосу и... возглас удивления вырвался из ее груди.

-   Так ведь это... - она удивленно посмотрела на Сару и Эйприл и прочитала: ­- 17 мая 1899 года... Но этой газете почти сто лет!

  Сара размышляла недолго:

-   У, противные твари! Они все же обвели нас всех вокруг пальца!

-   Но что же теперь будет с сэром Чарльзом, Жоржем и хозяином отеля? - испуганно спросила Мари.

-   Надеюсь, что они-то как раз в безопасности, - задумчиво произнесла Эйприл. - Нашим врагам просто нужно было отправить их отсюда подальше. Ведь охотятся они не за сэром Чарльзом и даже не за Жоржем, а за Тэдди Смитом.

-   Вот именно, - поддержала Сара, - а теперь наших защитников стало на целых три человека меньше! Вся надежда только на черепашек-ниндзя.

  При этих словах Сара посмотрела на Эйприл.

-   Уж будьте уверены, они не подведут! ­- горячо заверила та.

  Все трое поднялись и, не сговариваясь, направились на третий этаж, где жили че­репашки.

-   Ну что же, - придется обойтись сво­ими силами! - сказал Леонардо, узнав о том, что принесенная телеграмма оказа­лась ненастоящей.

  Признаться честно, Леонардо не очень огорчился. Ему представлялась прекрас­ная возможность доказать Эйприл, какой он смелый и отважный. Ему совсем не хо­телось, чтобы над Черным колесом одер­жали победу не черепашки, а какой-то там сэр Жорж с охапкой чеснока.

  Сплинтер посмотрел на часы.

-   Пора, друзья мои, - сказал он. - Уже четверть двенадцатого. До полуночи осталось совсем немного времени.

-   Сейчас я сбегаю за Бобби и Тэдом! – живо откликнулась Сара и выскочила за дверь.

  Девочка отыскала ребят в их спальне. Они, на ходу застегивая пуговицы, как раз собирались уходить.

-   Что вы копаетесь? - поторопила Сар­а. - Вас уже заждались!

  Все вместе они вышли из спальни и на­правились в комнату к черепашкам. Вдруг Боб остановился возле одной из дверей и поднес палец к губам.

-   Тихо! - он приложил к двери ухо и стал напряженно прислушиваться.

  Из спальни доносился чей-то монотонный голос.

-   Это та комната, в которую сегодня ут­ром поселили юных спортсменов из Италии, - прошептала Сара.

  Она вслед за Бобом припечатала свое ухо к двери, но тут же разочарованно протянула:

-   Фи, так они же говорят по-итальян­ски! Я ничего не понимаю!

-   Зато я отлично все понимаю! Не мешай! - зашипел на нее Боб и опять прильнул к широким доскам.

  Сара хотела было возмутиться и напомнить о том, что подслушивать под чужими дверями нехорошо, но ее что-то остановило. Наверное, то, что у Бобби было чрезвычайно взволнованное лицо.

  Для того, чтобы понять, отчего так расстроился Боб, нужно перевести с итальянского все то, что он услышал.

  А услышал он вот что.

-   В одном колледже не было воспитате­ля, - так начал свой рассказ мальчик по имени Адриано, чей голос слышали, стоя в коридоре, Сара, Боб и Тэд. - Никто не хо­тел устраиваться туда на работу, потому что интернат находился неподалеку от кладбища. Но вот однажды пришла жен­щина и сказала, что она хочет здесь рабо­тать. Директор очень обрадовался, потому что ему было очень трудно обходиться без помощника. «Вы, наверное, живете неда­леко отсюда, поэтому решили устроиться на работу к нам?» - спросил директор. «О, да, - ответила женщина. - Я живу совсем близко. Но все дело в том, что я уже работаю воспитателем в одном интер­нате. Я освобождаюсь там только вечером, после захода солнца. Поэтому у вас могу быть только ночным воспитателем. Я буду следить за порядком вечером и укладывать детей спать. А утром мне придется уходить на работу в другой интернат». «Но когда же вы будете отдыхать?» - спросил обес­покоенный директор. «О, не волнуйтесь за меня! - ответила женщина. - Когда дети заснут, я тоже могу лечь и поспать хоть немного».

  Директору делать было нечего, и он со­гласился. Вскоре дети в интернате начали страдать от какой-то неизлечимой болез­ни.

  Однажды воспитательница привела с со­бой огромную собаку и сказала детям: «Это моя помощница. Она будет вместе со мной следить за порядком в интернате. Ночью она будет ходить у вас по комнатам и смо­треть, чтобы никто не шалил».

  С тех пор ребятам стало совсем плохо. Когда вечером кто-нибудь хотел посмеяться или пошутить, собака начинала громко рычать. А глаза ее загорались страшным красным огнем.

  Один мальчик уже умирал в больнице от страшной болезни. Дети пришли навестить его. Больной мальчик сказал своему другу: Мне кажется, что я умираю оттого, что воспитательница дотронулась до меня своим красным зонтиком».

  Дети вернулись в интернат и решили все выяснить. Когда собака вечером пришла к ним в комнату, мальчики дали ей колбасы, в которую запихали таблетки очень сильного снотворного. Собака, жадно рыча и капая слюной, проглотила эту колбасу. Через несколько минут она заснула.

  Двое мальчиков остались присматривать за спящей собакой, а двое пошли следить за воспитательницей. Мальчики заметили, что она всю ночь ходила по спальням, где находились другие дети.

  Когда стало светать, женщина пошла ту­да, где была ее собака. Увидев, что та спит, она не стала ее будить, а взяла на ру­ки и вышла из интерната.

  Дети побежали следом, чтобы узнать, ку­да она пойдет.

  Когда воспитательница дошла до клад­бища, то собака в ее руках вдруг превра­тилась в огромного упыря с красными гла­зами. А женщина стала белой как мел и тощей как скелет. Он нее запахло плесе­нью.

  Она быстро отодвинула один из надгроб­ных камней и прыгнула в могилу. «Ижи шюда! » - позвала она к себе упыря, шам­кая беззубым ртом.

  Чудище быстро последовало за ней. Дети, которые видели все это, были ужасно напуганы. Они просто дрожали от страха...

  Бобби, Тэд и Сара не стали ждать, чем все-таки закончится эта история, а побе­жали к черепашкам-ниндзя.


Глава 21. Зловещие превращения Черного колеса

  Когда дети вошли в спальню черепашек, то лица у них были перепуганные и встревоженные.

-   Итальянцы опять на ночь глядя рас­сказывают ужасы! - выпалил с порога Боб.

  Ему понадобилась всего пара минут, что­бы вкратце рассказать друзьям то, что он только что услышал.

  На некоторое время все погрузились в раздумье. Потом слово взял Сплинтер:

-   Девочки и Эйприл будут дожидаться нас здесь. Это решено уже давно. Но, по­скольку обстоятельства изменились, Бобу и Тэдди тоже нельзя идти с нами в засаду.

-   Да, - поддержал учителя Микеланджело. - Вы все останетесь ждать нас в этой комнате.

-   А я хочу попросить нашего учителя Сплинтера, чтобы он тоже остался, - сказал Донателло. - Ведь должен же кто-то охранять Эйприл и детей.

  На том и порешили, и черепашки отправились на улицу.

  Донателло и Микеланджело по ступенькам стали подниматься на крышу замка. Рафаэль и Леонардо отправились в сторону фамильного склепа лордов Бэкингемов.

  Когда черепашки забрались на крышу, Донателло оглянулся по сторонам и вдруг увидел, что Микеланджело куда-то исчез. Он очень встревожился и стал звать друга.

-   Я тут, - шепотом отозвался Микеланджело.

  Его голова в этот момент высунулась из большой, но совсем незаметной ниши за хвостом дракона.

-   Иди сюда, - позвал он Донателло. - Тут отличное местечко для засады.

  Донателло забрался к нему и спросил:

-   Как тебе удалось приметить этот ук­ромный уголок?

-   Это место еще днем мне показал Боб­би.

-   Так я и думал, что это не твоя заслу­га. Если ты и умеешь отыскивать хорошие местечки, то только такие, где вкусно кор­мят.

-   Не вижу в этом ничего плохого! А ты, вместо того чтобы ворчать, лучше бы повнимательнее смотрел по сторонам!

-   Ничего не скажешь. Обзор отсюда просто великолепный.

-   Да. И очень хорошо, что видно окошко комнаты, где остались наши друзья. Как я за них переживаю!

-   Не волнуйся, - утешил его Донател­ло. - Ведь мы договорились, что будем по­давать друг другу сигнал при встрече, на случай, если опять появятся оборотни.

-   Я помню. Скрещивать средний и ука­зательный пальцы. Но все-таки нельзя за­бывать, что наш противник очень коварен.

  Тут Микеланджело замолчал, потому что услышал, что кто-то взбирается по камен­ной лестнице на крышу замка. Он высунул голову из своего укрытия и увидел, что это Исабель, служанка сэра Роберта.

-   Навер­ное, ее прислала к нам Эйприл, - прошеп­тал он.

-   А вдруг это оборотень? - предполо­жил Донателло.

  Микеланджело задумчиво почесал подбородок.

-   Не стоит выдавать ей наше укрытие! ­- решил он. - Пожалуй, я выйду ей навстре­чу.

-   Обрати внимание на ее пальцы.

-   Ну ты умник! Откуда же она может знать? Ведь мы не посвящали ее в наши дела! - усмехнулся Микеланджело и с этими словами двинулся навстречу Исабель.

  Увидев черепашку, Исабель чуть не свалилась от неожиданности.

-   А, это вы!

-   Да, это я! А разве не Эйприл послала вас за мной? - спросил простодушный Микеланджело. - У них что-то случи­лось?

-   Очевидно, да! - быстро ответила Иса­бель. - Они просили вас срочно прийти.

  Черепашка и девушка спустились вниз и направились к главному входу в замок.

  Вдруг впереди из темноты показались две красные точечки. Через секунду на до­рожку выбежала огромная собака.

  Микеланджело мгновенно вспомнил рас­сказ Боба и крикнул девушке:

-   Берегись, Исабель!

-   Что же вы испугались? Это моя любимая собачка!

-   Разве у вас есть собачка? - удивлен­но спросил черепашка.

-   Ну ко-о-не-е-чно! - протянула Иса­бель и вдруг резко обернулась к Микелан­джело.

  Он увидел перед собой не Исабель, а страшную белолицую тетку, которая смотрела ему прямо в глаза и злобно ухмылялась.

  Собака, которая только что стояла на тропинке, оказалась высоко в воздухе. На ее спине в один миг выросли огромные перепончатые крылья.

  «Как у летучей мыши», - пронеслось в голове у черепашки.

  Собака подлетела совсем близко к лицу Микеланджело. Теперь было отчетливо видно, как ее морда растянулась и из нее образовались две страшные присоски. Ла­пы превратились в стальные крюки, а глаза по-прежнему горели злобным и страшным огнем.

  Микеланджело лихорадочно соображал, что же ему предпринять. Он прекрасно по­мнил, что эти мерзкие твари совершенно бестелесны.

  Тем временем упырь не терял времени даром. Он задел голову черепашки своим крылом и больно царапнул острым шипом. Таких шипов на перепонках торчало великое множество.

  Все-таки Микеланджело не был так глуп, как это утверждал Донателло. Он сразу вспомнил, что страшилища становятся материальны, когда вокруг собира­ется слишком много плохих мыслей. 3начит, теперь и до них можно дотронуться!

  Он выхватил из-за пояса палку и с размаху шлепнул ею по ненавистной морде упыря. Пакостное создание тут же захлебнулось кровью. Уж чего-чего, но этого у него было вдосталь. Особенно чужой.

  Ведьма, до этого стоявшая неподвижно, при виде крови озверела и тоже бросилась на черепашку.

  Микеланджело не растерялся и подставил ей свою спину. Уродина ударилась о твердый панцирь и выбила себе два по­следних зуба. Взвыв от боли, взмахнула руками и поднялась высоко в воздух. Она мигом догнала собаку, которая, слизывая с себя кровь, тащилась по небу, то и дело ос­танавливаясь.

  Ведьма уселась на загривок упырю, и оба они полетели в ту сторону, где находилось старинное кладбище.

-   И это все? - храбро спросил черепаш­ка, хотя в глубине души был, конечно же, рад, что все закончилось вполне благопо­лучно.

  Конечно, если не считать кровоточащей царапины на голове. Но черепашке было не впервой зализывать раны. Поэтому он весело улыбнулся и побежал к своему на­парнику.

  Донателло, оставшийся в засаде, напряженно прислушивался к каждому шороху. К сожалению, Микеланджело с мнимой Исабель отошли слишком далеко, и Дона­телло ничего не услышал. Несколько минут он напряженно всматривался в темноту, а потом перевел взгляд на окошко, за которым находились Эйприл, Сплинтер и ребята.

  Как было договорено, шторы в комнате не задергивали, и Донателло мог хорошо рассмотреть, как в комнату вошел Микеланджело.

  «Очень хорошо, - подумал про себя че­репашка, - значит, Исабель была настоя­щая».

  Но тут что-то насторожило Донателло. Он всмотрелся внимательно и понял, что в комнату входит не кто иной, как... он сам!

  Донателло слегка опешил, но тут же до­гадался, что его друг попал в западню. Бы­стро выбравшись из своего укрытия, он стал спускаться по каменной лестнице. Когда позади осталась ровно половина пу­ти, послышались чьи-то стоны и плач.

  «Опять!» - мелькнуло в голове у черепашки, который вспомнил рассказ мальчи­ков о том, как они лазили на крышу.

  Но возвращаться назад было некогда. Донателло волновался, что его друзья сейчас находятся в большой опасности. Черепашка решил вначале помочь им, а потом вернуться и выяснить, кто стонет в стенах замка.

  По дороге он чуть не налетел на Микеланджело, который уже возвращался к своему товарищу.

  Мудрый Донателло вспомнил о том, что Микеланджело увели с помощью обмана и что до ребят он не дошел. А потому преду­смотрительно выхватил палку и размах­нулся, чтобы нанести сокрушительный удар.

-   Ты что, очумел? - выкрикнул Мике­ланджело и быстро выставил вперед два скрещенных пальца.

-   А, это ты! - обрадовался Донателло, опуская свое оружие. - Я, на всякий слу­чай, решил подстраховаться.

-   В следующий раз страхуйся как-ни­будь иначе, - попросил приятель и вдруг выхватил свою палку и тоже замахнулся на Донателло.

-   Чокнутый! - заорал тот и выставил вперед два пальца.

-   Я тоже решил подстраховаться! - хитро улыбнулся Микеланджело и миролюбиво протянул руку.

-   Ладно, ничья, - отшутился друг и, подхватив Микеланджело, потащил его вниз, на ходу рассказывая о том, что видел в окне.

  Черепашки вбежали в замок и на одном дыхании добрались до третьего этажа. Пе­ред дверью они остановились, чтобы перевести дух.

  Вдруг Донателло глянул на Микеланджело:

-   Ты ничего не замечаешь?

-   Не-е-т...

-   За дверью так тихо, будто там никого нет...

  Сказав это, Донателло решительно распахнул дверь и... обомлел...

  Рафаэль и Леонардо сидели в кустах возле фамильного склепа лордов Бэкингемов и тихо переговаривались.

-   Чует мое сердце, что зря мы оставили Эйприл и ребят одних, - убивался Леонардо.

-   Ты преувеличиваешь, - успокоил его добрый Рафаэль. - К тому же, разве ты забыл, что с ними Сплинтер?

-   Конечно, нет. Но мне все равно как-то не по себе.

-   Это оттого, что тебе приходится глухой ночью торчать в кустиках возле склепа. А вместо этого ты бы мог лежать в теплой постельке и видеть сладкие сны.

-   Какая постелька, когда наши друзья в опасности?!

-   Ну тогда сиди и не бубни, - урезонил Рафаэль приятеля.

  В это время из склепа донесся шорох. Черепашки приготовились к схватке. Они вытащили из-за пояса палки и подползли к самому входу в склеп.

  Каково же было их удивление, когда от­туда выбралась маленькая хорошенькая девочка с собачкой на поводке. Увидев че­репашек, она стала горько плакать.

-   Не плачь, маленькая, - сказал лас­ково Рафаэль. - Ты, наверное, заблуди­лась?

-   А где твоя мама? - принял участие в детском горе и Леонардо.

-   Мы с мамой живем в здешнем отеле, ­- пропищала девочка и горько разрыдалась. ­- Я вышла погулять и заблудилась. Этот сад такой большой!

-   Не надо плакать, - успокоил Рафа­эль. - Сейчас мы отведем тебя в отель, к маме. Это недалеко.

-   Вот спасибо, - обрадовалась девочка и почесала за ухом своим маленьким крас­ным зонтиком.

  Черепашки проводили малышку и ее пушистую собачку до дверей отеля.

-   Дальше я сама! - крикнула она.

  Черепашки, довольные тем, что сумели помочь несчастному ребенку, поспешили вернуться в укрытие.

  Они так торопились, что даже ни разу не обернулись. И, конечно, не могли видеть, что произошло дальше.

  Маленькая девочка вошла в холл и огля­делась. В это время туда спустилась Иса­бель. Служанка держала в руках поднос с чашками и, увидев малышку, слегка уди­вилась. Но не успела Исабель открыть рот, как девочка подскочила к ней и уколола зонтиком. Служанка потеряла сознание и упала на пол. Малышка ловко связала ее и затолкала под диван. Потом приняла об­лик Исабель и направилась к выходу. Со­бака, не медля ни секунды, выросла до размеров огромного пса и помчалась за хо­зяйкой...

-   Ах, какие мы глупые! - вскричал Ра­фаэль, когда они с Леонардо вернулись к склепу.

-   Да-а-а, - протянул с досадой Леонардо. - Похоже, что эта малышка обвела нас вокруг пальца!

  Друзья в растерянности озирались вокруг. Трава была вся смята, а двери открыты настежь.

-   Пока мы провожали ее до отеля, отсюда выползли все обитатели этого мрачного подземелья, - вздохнул Рафаэль.

-   Давай-ка мы на всякий случай заглянем внутрь, - предложил Леонардо, - может быть, что-нибудь разузнаем.

  Черепашки забрались в склеп и увидели, что все гробницы стоят нетронутыми, а по­койники на своих местах. Род Бэкингемов не в чем было упрекнуть. Лорды друж­ненько лежали там, где нужно, ничем не портя существование живым людям.

-   Так я и думал, - сказал Рафаэль. - Значит, днем здесь прячется Черное коле­со.

-   Подумать только, как лихо они сига­нули отсюда! - сказал Леонардо. - Веро­ятно, детки сегодня вовсю соревнуются, кто больше всего знает страшных исто­рий.

-   Да, эти итальяшки сами накликают на себя беду. Нет никакого сомнения, что все эти твари ринулись по направлению к отелю.

-   Так что же мы стоим?

-   А мы уже и не стоим! - на бегу откликнулся Рафаэль.

  Через несколько минут черепашки были в замке.

  Они подскочили к двери своей комнаты как раз в тот момент, когда Донателло рас­пахнул ее настежь.

  В первую секунду черепашкам показа­лось, что по комнате пронесся ураган. Все было перевернуто, а на полу валялись кло­чья серой шерсти.

  Черепашки еще раз осмотрели комнату. Вдруг Донателло заметил, что проем в тол­ще окна открыт. Он ринулся туда, но не успел сделать по лесенке и двух шагов, как наткнулся на что-то мягкое и липкое.

-   Учитель! - Донателло наклонился над лежащим на полу Сплинтером. - Что с вами?.. Вы весь в крови.

  Однако тот лишь тихо простонал. Донателло бережно поднял своего учите­ля и понес его в комнату. Осторожно поло­жил на кровать и перевязал раны.

  Леонардо и Микеланджело бросились об­следовать узкие ходы в толще стены, но ничего не обнаружили. Посовещавшись, они решили возвратиться в свою спальню.

  Сплинтер уже пришел в себя. Он открыл глаза и обвел друзей затуманенным взглядом.

-   А, это вы ... - прошептал он.

-   Что здесь произошло?

-   Где дети? Куда они подевались?

-   Где Эйприл?

  Черепашки наперебой задавали вопросы.

  Вот что рассказал им Сплинтер, еле шевеля распухшим языком.

-   Мы сидели и разговаривали... Само собой, что никто и не собирался спать в эту ночь. Вдруг в дверь постучали. Эйприл спросила: «Кто там?» Но вместо ответа двери отворились, и на пороге показался Донателло!

-   Да, я видел это из своего укрытия, ­- подтвердил черепашка. - Но, к сожале­нию, не успел вовремя.

-   Я готов был поклясться, что недавно сам запер эту дверь на ключ, - продолжал Сплинтер. - Но вошедший был так похож на Донателло, что я потерял бдительность. Только Эйприл не растерялась. «А пока­жи-ка мне свои пальчики, дорогой Дона­телло!» - сказала она ему, намекая на наш пароль.

  Вошедший протянул руку с растопырен­ными пальцами. Мы многозначительно пе­реглянулись между собой. «Вот что, ­- сказал мнимый Донателло, пряча руку в карман и сразу переходя к делу. - Я при­шел, чтобы взять книгу. Она нам срочно понадобилась. Дайте-ка ее сюда!» Не успели мы ничего ответить, как из проема между створками окна начали выползать огромные черные ящерицы. Они набросились на детей и Эйприл, обвили их своими огромными длинными хвостами. На каж­дом таком хвосте было большое количест­во присосок. Я в ту же секунду бросился на помощь несчастным.

  Но тут меня ударили по голове палкой. Скорее всего, это сделал мнимый Донател­ло. Теряя сознание, я успел увидеть, что отвратительные ящерицы тащат свои жертвы в тот лаз, откуда только что по­явились сами... Дальше перед моими гла­зами все поплыло. Но как только я очнулся, сразу бросился в погоню. Правда, мне не удалось сделать и двух шагов. Кто-то снова набросился на меня и располосовал мне голову острым предметом.

-   Рана неглубокая, учитель, - сказал Донателло, который осматривал Сплинте­ра. - Хотя довольно опасная. Если бы ее нанесли на один дюйм правее, то мы бы уже не разговаривали с вами.

-   Врача вызывали? - послышался чей­-то приятный голос.

  Черепашки обернулись и увидели в дверях красивую девушку в белом халате.

-   Нет, не вызывали, - настороженно сказал Донателло.

  Черепашки не собирались больше нико­му доверять.

-   Меня прислала Исабель. Она проходи­ла мимо вашей двери и услышала, что кто-­то из вас пострадал, - сказала девушка.

  Черепашки промолчали, и девушка шаг­нула к постели больного. Донателло реши­тельно преградил ей дорогу.

-   Убирайся отсюда, чертовка! - крик­нул он.

  В ответ гостья улыбнулась во весь рот. Донателло остолбенел. Таких огромных зу­бов ему еще никогда не приходилось ви­деть.

  И в ту же секунду докторша бросилась на Донателло и попыталась вцепиться ему в шею. Микеланджело подставил ей под­ножку, и девушка упала на пол. Она злоб­но зашипела и медленно поднялась. На глазах у опешивших друзей хорошенькое личико превратилось в отвратительную рожу зеленого цвета.

  «Самая настоящая мегера!» - подумал Рафаэль и поежился.

  «Девушка» прекрасно понимала, что с черепашками совладать ей не под силу. Поэтому она огромными скачками переместилась к окну и приготовилась удирать.

-   У, мерзкое страшилище! - закричал Микеланджело и, размахнувшись, сильно ударил ее палкой по голове.

  Голова громко треснула и раскололась на две половины. Из нее быстро выскочил маленький мышонок и юркнул в проем. В ту же щель просочилась и мегера.

  Издав боевой клич, друзья бросились за ней следом. Только Донателло остался, чтобы охранять тяжелораненого Сплинтера.


Глава 22. Девушка с лошадиными зубами

  Первым убегавшую нагнал Леонардо: он вытащил из кармана фонарик и осветил ее. Неожиданно та сделала гигантский прыжок и скрылась за поворотом. Когда преследователи тоже свернули за угол, там уже никого не оказалось.

-   Где же она? - воскликнул Леонардо.

-   Смотрите, здесь дверь! - сказал Рафаэль, дергая за ручку.

  Но дверь не поддавалась. Похоже, что с той стороны кто-то удерживал ее с нечело­веческой силой.

-   Раз дверь нельзя открыть, то ее нуж­но просто выбить! - крикнул Леонардо и, подскочив высоко в воздух, с силой ударил по двери ногой.

  От мощного толчка доски разлетелись в разные стороны.

  Черепашки ожидали увидеть за дверью все, что угодно, но только не это.

  Перед ними расстилался зеленый луг, на котором паслись белые кони, а невдалеке виднелась деревушка.

  Они машинально обернулись и увидели, что никакого коридора уже нет, а со всех сторон их обступает зеленая равнина.

  Вдруг черепашки услышали чей-то плач. Рафаэль кинулся в густую траву и через мгновение возвратился, держа на руках маленького мальчика. Тот, размазывая по лицу слезы, тихо всхлипывал.

-   Что с тобой, малыш, почему ты плачешь? - спросил Микеланджело.

-   Я плачу, потому что в нашей деревне появилась какая-то страшная тетка с ло­шадиными зубами. По ночам она набрасы­вается на спящих людей и перегрызает им маленькую венку на плече. После этого люди хоть и не умирают, но очень сильно мучаются. Они не могут ни есть, ни пить, ни говорить.

-   Если их не спасти, - тревожно прого­ворил Леонардо, - то люди могут погиб­нуть от голода или жажды.

  Мальчик, плача, кивнул. Оказалось, что в беду попали его родители и старшая се­стра.

-   Не плачь, малыш! - сказал ему Лео­нардо. - Мы спасем людей. Но для этого ты должен нам помочь.

-   Да, - поддержал приятеля Рафаэль. - Расскажи нам все, что ты знаешь об этой тетке. Ведь наверняка людям уже удалось то-то разузнать о ней.

-   О, да! - кивнул мальчик и вытер слезы. - Моей сестре удалось подсмотреть, куда она прячется днем. Она уходит в дом на окраине деревни.

-   А что еще сказала тебе твоя сестра? - ­спросил Рафаэль.

-   Больше она не знала ничего. А на сле­дующий день и ей пришлось пострадать от этих лошадиных зубов.

  Леонардо решительно поднялся и попро­сил мальчика проводить их в дом, где пря­чется чудовище.

-   Не сомневаюсь, друзья, что это ее мы преследовали полчаса назад, - сказал Микеланджело.

  Когда мальчик показал нужный дом, че­репашки отправили его домой.

  После того, как успокоенный ребенок убежал к своим родителям, черепашки­-ниндзя переступили порог.

  Они обшарили каждый уголок, но нико­го не нашли. Потом обыскали дом еще раз, но снова безрезультатно. Неожиданно Лео­нардо удивленно вскрикнул и показал ру­кой на коврик, висевший на стене.

  На коврике была изображена сидящая у воды девушка. На первый взгляд в ней не было ничего необычного, если не считать что зубы, которые она обнажила в улыбке, казались чуть больше обычного.

  Но черепашки прекрасно знали, кому принадлежит это лицо. А потому, не теряя времени, обступили со всех сторон коврик, достали свои палки и начали что есть силы лупить по нему.

  Сначала полетели целые тучи пыли, потом клочьями повалила густая черная шерсть. Наконец, черепашки услышали, как громко залязгали зубы. Девица, изоб­раженная на коврике, ожила. Она хотела было соскочить на пол, чтобы набросить­ся на черепашек, но у нее ничего не вы­шло. Предприимчивый Микеланджело быстрым жестом скрутил коврик в тру­бочку.

-   Молодец! - засмеялся Леонардо. - Мне бы и в голову такое не пришло.

-   Все это потому, что коврики у нас до­ма обычно убираю я! - не моргнув глазом, сказал Микеланджело.

-   Ладно, ладно, врунишка, - остановил его Рафаэль. - У нас и ковриков-то никог­да не было!

  В эту минуту из скрученного ковра высу­нулась знакомая голова и громко защелка­ла зубами.

  Так продолжалось минуты две, пока че­репашкам не надоел этот концерт.

-   Кушать хочешь? - язвительно спро­сил у головы Микеланджело. - Или просто решила поиграть на своем инструменте?

  Неожиданно для всех девица разрыда­лась.

-   Выпустите меня отсюда! - попросила она. - Я вам все расскажу!

-   Сначала скажи, как спасти людей! ­- потребовали черепашки.

-   Для этого нужно сорвать с меня эту маску! - продолжая рыдать, прогундосила девица с лошадиными зубами.

-   Ты хочешь сказать, что это не твое ис­тинное лицо? - усмехнулся Микеландже­ло, который не собирался больше верить этим мерзким тварям.

-   Не мое! Не мое! - закричала девица, вращая головой во все стороны и явно ища сочувствия.

-   Ладно, - сказал наконец Рафаэль. ­- Выкладывай, что у тебя там?

-   Мне просто очень не повезло, - нача­ла свой рассказ девица. - Однажды я воз­вращалась очень поздно домой...

-   Нечего шляться по ночам! - сказал ей Микеланджело. - Порядочные девуш­ки по ночам не ходят где попало.

-   И вот случайно возле речки я встретила мужчину, у которого торчали вот такие лошадиные зубы, - пропустив мимо ушей слова Микеланджело, продолжала та. - Он сказал мне, что его отец был колдуном и мучил людей. При этом старый колдун ходил все время вот в такой маске с лошадиными зубами. Когда он умирал, то передал по наследству сыну эту маску. Мужчина сказал мне, что пришла его очередь умереть, а наследников у него нет. Но у колдунов остались несметные бо­гатства. Их нужно охранять только в этой маске.

  С этими словами он снял маску и отдал ее мне, а сам тут же умер.

  Я хотела выбросить маску, но решила сначала показать ее своим подругам. Надо было переплыть реку, а маску девать было некуда. Я временно надела ее на себя. А на берегу не смогла снять, так как маска при­росла.

-   И с тех пор ты стала ходить по дерев­не и портить людям жизнь? - грозно спросил ее Микеланджело.

-   Но я не виновата. Пока есть сокрови­ща, которые я должна охранять, я буду но­сить эту маску.

-   Так взяла и раздала бы все сокровища людям! - сказал ей Рафаэль. - Глядишь, и маска бы отвалилась!

-   Еще чего! - надула губы девица. - Жалко!

-   Ну, в таком случае эта масочка тебе как раз к лицу, - заключил Микеланджело.

-   Да, - поддержал его Леонардо. ­- Нам тут делать нечего. Пусть остается в маске.

  И черепашки сделали вид, что собирают­ся уходить.

-   Постойте! - закричала девица. - Не уходите! Я расскажу вам, где спрятаны со­кровища.

-   Ну, побыстрее тогда! - грозно сказал ей Леонардо.

-   Они спрятаны в этой стене, на кото­рой висел коврик.

  Микеланджело и Рафаэль мигом разломали стенку и достали оттуда огромный сундук с золотом.

  В эту минуту с улицы послышались воз­бужденные голоса. Как оказалось, мальчик не утерпел и рассказал всем жителям деревни, что их пришли спасти какие-то милые чудаки.

  Люди, не помня себя от радости, сбежались к заброшенному дому.

-   А вот это очень кстати! - воскликнул Микеланджело.

  С этими словами он вышел на улицу и отдал людям все сокровища, найденные в стене.

  В ту же секунду с девицы свалилась маска. Под ней черепашки увидели сморщенное старушечье лицо.

  Леонардо выпустил старуху из плена. Она посмотрела на черепашек, не скрывая своей радости.

-   Ну наконец-то я могу спокойно уме­реть, - сказала старуха и навсегда закры­ла глаза.

  Тут же дверь открылась, в дом вбежал мальчик и сообщил, что его родители и старшая сестра выздоровели. И не только они, но и все люди, которые пострадали от страшных лошадиных зубов.

  Прокричав все это радостным голосом, мальчик побежал к своим родителям.

  Когда дверь за ним закрылась, комната вдруг стала быстро уменьшаться. Наконец она сузилась до размеров коридорчика. Дневной свет куда-то исчез, но на смену ему появился электрический. Леонардо опустил глаза и увидел в своей руке фонарик. А прямо перед ними находилась дверь, куда убежала девица с лошадиными зубами.

  Рафаэль машинально дернул еще раз за ручку двери. Ручка осталась у него в рук­ах, а стена стала совершенно гладкой.

-   Возьми ручку на память и пошли об­ратно, - пробурчал Леонардо. - Здесь нам больше ловить нечего.

-   Хотя мы и помогли жителям деревни, - сказал Микеланджело, - но на душе по-­прежнему тяжело.

-   Ничего удивительного, - ответил ему Рафаэль. - Ведь мы так и не знаем, где наши похищенные друзья.

  Вдруг черепашки услышали, что в двух шагах от них кто-то тихо крадется по лестнице.

  Комната, где остались Сплинтер и Донателло, была уже совсем рядом. Черепашки видели светлый проем.

-   Кто-то идет нам навстречу, - прошептал Микеланджело.

-   Наверняка решили снова напасть на Сплинтера, - также шепотом предположил Леонардо.

-   Ничего, сейчас они у нас попляшут, - пригрозил, пока еще неизвестно кому, Ра­фаэль, идущий впереди.

  До проема оставалось всего несколько шагов. Вдруг на его светлом фоне возник темный силуэт.

  Рафаэль сделал рывок и с силой толкнул незнакомого субъекта в комнату. Своим внезапным нападением он хотел испугать непрошеного гостя.

  Однако испугаться как раз пришлось ему. Но не за себя, а за Эйприл, которую он только что толкнул.

-   Извини, - пробормотал Рафаэль и по­мог девушке подняться.

-   Ну, ты, громила! - набросился на не­го Леонардо. - Ты что, не видишь, кого бьешь?

-   Пока не вижу, - насупился Рафаэль, пытаясь оправдаться.

-   И я пока не вижу! - вдруг сурово произнес Донателло, который дал себе сло­во, что его больше не удастся провести.

-   Да я это, я! - устало махнула рукой девушка и скрестила два пальца на руке.

  Тут же черепашки дали волю своим чув­ствам.

-   Эйприл, дорогая! - наперебой кричали они. - Где же ты была?

-   Что с тобой приключилось?

-   Как тебе удалось удрать?

  Они по очереди обнимали Эйприл и жа­ли ей руки.

-   Тише, тише! Не раздавите меня! ­- смеясь, говорила та.

  Сразу было видно, что она не меньше Черепашек рада своему спасению.

-   А у меня для вас сюрприз! - с улыбкой сказала девушка и вытащила из-за пазухи книгу. - Мне удалось утащить ее у них, хотя это было и нелегко.

-   Рассказывай все по порядку, - по­просил Сплинтер. - Что с детьми? Они живы?

-   Сейчас я все расскажу, - сказала Эйприл и поведала черепашкам то, что ей удалось увидеть и узнать.


Глава 23. Чудесное спасение Эйприл

- Нас потащили по темным коридорам, - начала девушка. - Казалось, что им не бу­дет конца. Глаза щипало от едкого запаха, который исходил от противных ящериц, но я старалась ни на секунду не закрывать их, чтобы запомнить дорогу. Ведь мысль о побеге не оставляла меня с первых минут похищения.

  Так я узнала, что между фамильным склепом лордов Бэкингемов и замком есть подземный ход, который берет свое начало в одном укромном местечке. Позже я пока­жу вам его.

  Вначале нас притащили в склеп. Ящери­цы отцепили свои хвосты и куда-то пропа­ли. Вместо них появился огромный паук, от которого сильно пахло палеными перьями. «Теперь, деточки, вы никуда отсюда не денетесь!» - злорадно сказал он и громко захохотал.

  То существо, которое приняло вначале облик Донателло, тоже все время нас со­провождало, только уже в своем настоящем обличье. Это был мальчик лет десяти со стариковскими глазами и черным лицом. Поначалу я приняла его за негритенка, но потом увидела, что руки и шея у мальчика белые. Он не переставая тараторил какой-то вздор про вампиров, колдунов и покойников. Нетрудно было догадаться, что лицо его стало таким от черных мыслей, скопившихся в голове.

  Нас всех посадили на длинную лавку. Паук вскоре удалился, приказав мальчику за нами приглядывать.

  Я посмотрела на детей и увидела, что они находятся в оцепенении. А черный мальчик смотрел на нас по очереди и про­должал нести свой бред. Тут я смекнула, что дети находятся под гипнозом этого рас­сказчика.

  Теперь мне стало ясно, почему нас даже не попытались связать. Страшилища были уверены в силе своих сказок.

  Но лишь в одном они просчитались: в том, что приняли меня за подростка.

-   Гм, похоже, что они не очень-то хоро­шо осведомлены о тех, кто ведет с ними борьбу, - вставил Донателло. - Это радует!

-   Они не догадались, что я - взрослый человек. Оставили меня с детьми, думая, что я, как и все, поддамся гипнозу. Но на взрослых эта ерунда никак не влияет.

  Хотя я была в состоянии действовать, но решила не спешить. Я сидела тихо, делала вид, что слушаю и цепенею, а сама поти­хоньку присматривалась.

  Перед уходом паук положил книгу на гробницу. Улучив момент, когда мальчик отвернулся, я быстро схватила ее и сунула себе под одежду.

  Когда мальчик убедился в том, что все окончательно загипнотизированы, он громко свистнул.

  На его свист откликнулись все те же безобразные ящерицы. Они подползли к нам и снова обмотали нас своими дурацкими хвостами с присосками.

  Я все время боялась, что вернется паук и заметит исчезновение книги, но мне повез­ло. Очевидно, он где-то задержался... Нас притащили на крышу замка. Зловредный мальчишка начал проделывать вот что. Подходя к каменным жабам и ящерицам, облепившим крышу, он щелкал их по носу каким-то блестящим предметом. Пасти бы­стро раскрывались. После этого он безо всякого усилия поднимал на руки ребят и прятал их по одному в этих каменных истуканах. Мари он посадил в жабу, Сару - в кобру, Боба - в ящерицу, а Тэда - в дракона.

  Пока он занимался этим, я успела неза­метно шмыгнуть в небольшую нишу возле ящериц. Мальчик с черным лицом этого, по счастью, даже не заметил. Оказавшись в безопасности, я огляделась и заметила маленькие ступеньки. Эти ступеньки я сразу узнала. Ведь мы вместе увидели их в первый раз, когда сэр Чарльз открыл нам тайну двойных стен.

  Конечно, я сразу же сообразила, что смо­гу добраться по ступенькам до вас, друзья мои.

-   Какая ты молодец! - восхищенно сказал Леонардо. И засмущавшись, доба­вил: - Правда, я всегда это знал!

-   Не только ты один! - решил подраз­нить его Рафаэль.

-   Ладно, не подлизывайся, - ответила ему Эйприл, потирая ушибленное плечо. ­- Спасибо, что хоть не сделал из меня отбив­ную котлетку.

-   Кстати, о котлетках ... - начал было Микеланджело.

  Однако Донателло сурово перебил:

-   Вот когда спасешь детей, тогда и по­лучишь то, что для тебя дороже всего на свете, обжора ты этакий!

-   Ну нет, Микеланджело все-таки прав, - ­не согласился с ним Сплинтер. - Так нам можно и ослабеть. Давайте-ка хорошенечко перекусим.

-   И то верно, - поддакнул Леонардо. - ­Кстати, пока мы тут разговаривали, насту­пило утро. Мы с Эйприл спустимся вниз и попросим Исабель, чтобы она подала нам завтрак сейчас же. Согласны?

  Не дожидаясь ответа, Леонардо схватил за руку Эйприл и выскочил вместе с ней за дверь.

  Однако ни на кухне, ни в комнате слу­жанки не оказалось. После недолгих поис­ков друзья нашли девушку в холле под ди­ваном. Они развязали ее и постарались ус­покоить. Девушка сама не знала, как ей повезло. Ведь сегодня ночью ее ткнули красным зонтиком, от укола которого лю­ди начинали сильно болеть. Но на Исабель были кожаные брючки, и зонтик не сумел сделать своего черного дела.

  Через несколько минут Исабель сумела взять себя в руки и отправилась поторопить поваров.


Глава 24. Неожиданное предсказание

  Через полчаса в комнату принесли завт­рак. Правда, ни у кого из друзей не было аппетита, и поэтому еда на тарелках оста­лась почти нетронутой. Поблагодарив Иса­бель, черепашки расселись на постели учи­теля и принялись обсуждать свои дальней­шие планы.

-   Как будем действовать? - первым на­чал Сплинтер.

-   Тут нужно все хорошенько обдумать! ­- сказал Микеланджело.

-   Очень ценный совет, - поддел его До­нателло. - Неужели ты согласен исполь­зовать свою голову для размышлений?

  Микеланджело надулся и отвернулся в сторону.

-   Скажи, Эйприл, а что это был за бле­стящий предмет, которым черный мальчик открывал пасти каменных существ? - спросил до сих пор молчавший Рафаэль.

-   Не знаю, - пожала плечами девушка. - ­Было довольно темно. Я и сама все время ломаю над этим голову.

-   Если мы узнаем, что это за ключик, мы сможем освободить детей, - сказал Донателло.

-   Теперь понятно, кто стонал по ночам на крыше замка, - произнес Микеланджело. - Думаю, что мы найдем в этих каменных темницах не только тех, кто исчез в этом замке, но и тех детей, которые пропали еще в Америке.

-   Наверняка ты прав! - поддержал его Сплинтер.

-   Эйприл, миленькая, постарайся вспомнить, что же это было! - попросил девушку Леонардо. - Ведь ты наверняка могла видеть этот предмет в руках у маль­чика раньше, когда вы еще были в склепе.

-   Ты умница! - неожиданно закричала Эйприл и, бросившись на шею Леонардо, чмокнула его в щеку. - Ну как же я забы­ла! Ведь когда паук уходил из склепа, мальчик закрыл за ним дверь ключиком. Кажется, он потом все время держал его в руках.

-   Ну вот и отлично, - сказал Леонардо, который не сразу пришел в себя от счас­тья. - Только где же нам взять этот клю­чик?

-   Нужно поторопиться, - ответила Эй­прил, - и поскорее разыскать его. Ведь Тэдди Смит, пока его еще не загипнотизи­ровали, успел шепнуть мне, что он уже близок к разгадке.

-   Как? - воскликнули разом Микелан­джело и Леонардо. - Почему же он мол­чал?

-   Да потому, что он еще сам не уверен, ­- ответил за Эйприл Рафаэль. - Я знал, что Тэдди все это время напряженно думал, пытаясь найти разгадку. И мне кажется, ему это почти удалось.

-   В таком случае, - заявил Сплинтер, - ­нам нужно во что бы то ни стало освободить мальчика как можно скорее!

  В эту минуту в комнату заглянула пре­красная Исабель и спросила, может ли она унести посуду.

-   А как чувствуют себя итальянские де­ти? - осторожно поинтересовалась Эй­прил. - Они уже обжились на новом мес­те?

-   О, да! - ответила девушка. - Они уже проснулись и веселятся, как обычно.

  Черепашки переглянулись. Похоже, что на этот раз маленьким итальянцам повез­ло.

-   Просто сегодня ночью паук и его при­служники были заняты нами, - сказала Эйприл, когда дверь за Исабель закрылась.

-   Может быть, нам попробовать извлечь детей из этих темниц без ключика? - предложил Леонардо.

-   Не думаю, что это возможно, - ответил Рафаэль, - но попробовать стоит.

  Леонардо и Рафаэль решили немедленно отправиться на крышу. А тем временем Микеланджело и Донателло пошли обсле­довать пространство между стенами двух замков.

  Эйприл осталась возле раненого Сплин­тера. Не прошло и десяти минут, как чере­пашки вернулись с крыши.

-   Что случилось? - удивленно спроси­ла Эйприл, видя, что лица у черепашек со­вершенно озадаченные.

-   Так я и думал, что тут не обойдется без какой-нибудь мерзости! - горячо вос­кликнул Леонардо.

  Рафаэль, не скрывая своей грусти, объ­яснил, что пасти у всех каменных тварей, восседающих на крыше, открыты. Но в них, разумеется, пусто.

-   Нет, друзья, - подумав, сказал Сплинтер, - как видно, нам придется вое­вать с ними только ночью.

  Не успел он договорить эти слова, как из проема появились Микеланджело и Дона­телло.

  Микеланджело был до крайности возму­щен.

-   Вот мерзкие создания! – воскликнул он, потрясая кулаками. - Вы знаете, что они нам подсунули?

  И, не дожидаясь ответа, продолжил:

-   Идем это мы, идем, освещаем дорогу себе фонариком, как вдруг видим такую картину: повсюду растут крошечные голу­бые цветочки, а над ними порхают бабочки. Ну просто тишь да гладь!

-   Да они просто издеваются над нами! ­- поддержал его Донателло.

-   А не пора ли нам еще раз заглянуть в волшебную книгу? - подумав, спросил Сплинтер.

  Он извлек из-под подушки старинный фолиант и открыл его. Сразу стало ясно, что появились новые строки, которых раньше не было. Учитель прочел их вслух:

  «Разгадка тайны спрятана в каменном драконе. Ключ найдете на карнавале. Пусть тот, кого освободят из дракона с помощью ключика, сразу начинает действовать. Он уже знает, как победить Черное колесо».

-   Что еще за карнавал? - удивился Микеланджело.

-   Терпение, друзья мои. Я чувствую, что наша победа не за горами, - подняв палец кверху, изрек Сплинтер.

  Немного погодя черепашки спустились вниз. К ним подбежал итальянский мальчик и начал что-то весело кричать, размахивая руками. Эйприл, которая немного понимала по-итальянски, перевела черепашкам:

-   Он говорит, что приглашает всех на карнавал, который состоится сегодня но­чью. Итальянские спортсмены устраивают его в честь начала своих соревнований, на которых намерены победить.

-   Да. Эти ребятки не промах, - сказал Донателло. - А кто им, интересно, разре­шил? Ведь сэра Роберта нет на месте...

-   Ну что ты? - в тон ему проговорил Микеланджело. - Разве ты не видишь, что они чувствуют себя хозяевами в любом месте!

  Эйприл поблагодарила мальчика, кото­рый с любопытством разглядывал Сплин­тера и черепашек. При этом она пообещала, что они непременно будут.

-   Ну вот вам и карнавал! - весело улыбнулась она, повернувшись к друзьям. - Все идет по плану!

-   Ой, а я уже и забыл! - шлепнул себя по лбу Микеланджело.

-   Что ты, как можно? - сделал большие глаза Донателло. - А вдруг там будут раздавать горячую пиццу?

-   Не волнуйся, я и так пойду, - заверил его Микеланджело.

  Вдруг Эйприл опрометью бросилась к дверям. Друзья посмотрели ей вслед и уви­дели, как в отель входят сэр Роберт, Жорж и старый журналист.

  Эйприл подскочила к ним и обрадовано затараторила:

-   Ой, как хорошо, что вы вернулись! Я так за вас беспокоилась! Мы же сразу поняли, когда вы уехали, что это ловуш­ка!

  И Эйприл рассказала им про газету, которую нашла Мари.

-   Мы выяснили это еще вчера, - отве­тил ей сэр Роберт. - Как вы понимаете, в Лондоне мы застали своего друга в добром здравии.

-   Однако обратный путь оказался слишком длинным, - продолжил садовник.

-   Нам пришлось идти пешком всю ночь, ­- добавил сэр Чарльз, - потому что наша машина сломалась.

  Тут он поймал настороженный взгляд Донателло и, словно что-то вспомнив, весе­ло засмеялся. А потом выставил вперед два скрещенных пальца. То же самое сделали сэр Роберт и Жорж.

-   Нам нужно многое вам рассказать, - шепнула Эйприл на ухо журналисту.

  Вся компания удалилась в сад, где Эйприл поведала о событиях прошедшей ночи.

  Сэр Роберт Смол только подивился тому, как итальянские ребята лихо распоряжаются его владениями.

-   Ну, раз это необходимо для нашего де­ла, пусть устраивают карнавал, - сказал он.


Глава 25. Подготовка к карнавалу

  Целый день Эйприл готовила карнаваль­ные костюмы для всех своих друзей. Чере­пашкам она сделала костюмы мушкете­ров, Сплинтера решили нарядить Щелкун­чиком, сэр Чарльз должен был превра­титься в гнома, сэр Роберт - в грозного пирата, Жорж изобразить Дровосека, а са­ма Эйприл сшила себе костюм летучей мыши.

-   Не сомневаюсь, что в этом одеянии кое-кто примет тебя за свою подружку! - ­пошутил Донателло, когда девушка приме­рила свой костюм.

-   Это мне и нужно! - ответила та. ­- Не сомневаюсь, что мальчик с черным ли­цом появится на карнавале. Вот я и при­глашу его на танец, чтобы потихоньку стащить ключик!

-   Здорово! - восхитился Леонардо.

-   А вдруг он узнает тебя? - забеспокоился Рафаэль. - Ведь он общался с тобой довольно долго!

-   А это ты видел? - спросила Эйприл и приложила к лицу еще не дошитую маску.

  На Рафаэля глянула гадкая рожица с торчащими по сторонам присосками.

-   Фу-у, какая ты противная! - в шутку воскликнул Донателло.

-   Противная, зато умная! - сказала Эй­прил и показала черепашкам остальные костюмы. - Смотрите, как я здорово все придумала! Ведь мушкетерам положено носить при себе шпагу. Таким образом, вы будете вооружены!

-   Да, а Дровосек может засунуть за по­яс топор, - пробасил сэр Роберт, весело улыбаясь Жоржу.

-   Ну а старому пирату просто необходи­мо явиться с пистолетами за поясом! ­- подмигнул Жорж своему другу.

-   А я, - сказал Сплинтер, - такой пре­красной челюстью просто откушу не одну черную руку!

-   Кто-кто, а та девица с лошадиными зубами, которую мы выпотрошили из ков­рика, умерла бы от зависти, - засмеялся Леонардо.

  Один только сэр Чарльз сидел в уголоч­ке и грустно покачивал своей седой голо­вой.

-   А чем же я буду громить наших врагов? - жалобно спросил он, держа в руках седую бороду и колпак гнома.

  Вид у него при этом был такой комичный, что Эйприл и все остальные не выдер­жали и расхохотались.

-   Еще не поздно все поправить! ­- сквозь смех сказала девушка. - Леонардо, подай-ка сюда вон тот тюбик. Сейчас мы выкрасим эту бороду, и вы, дорогой сэр Чарльз, станете у нас Синей Бородой!

-   И не одна ведьмочка пострадает от мо­их чар! - тут же развеселился забавный старик.

  Когда все костюмы были готовы, друзья решили немного поспать, поскольку до ве­чера, когда должен был начаться карна­вал, оставалось совсем мало времени.

  И вот наступила полночь.

  Из всех комнат отеля потянулись гости, одетые в причудливые маскарадные костю­мы. Здесь были и прекрасные Принцессы, и гордые Рыцари, и огромные Коты в сапо­гах, и маленькие Зайчата, и веселые Робин Гуды, и... Словом, кого здесь только не бы­ло! Даже притащился откуда-то Санта-Кла­ус с белой бородой.

  Исабель, которая по случаю карнавала попросила у сэра Роберта выходной, наря­дилась великолепной Белоснежкой. Увидев ее, сэр Чарльз тут же пожалел, что не согласился быть гномом.

-   Какая прекрасная традиция - устра­ивать карнавалы! - восхищенно щебетала Исабель. - Жаль только, что они бывают так редко!

-   Так в чем дело? - весело прогово­рил хозяин отеля. - Мы можем перевес­ти наше заведение в разряд увеселитель­ных. Пусть сюда каждую ночь съезжают­ся те, кто хочет развлечься в каком-ни­будь сказочном обличье. Не сомневаюсь, что у нас с тобой не будет отбоя от постояльцев!

-   Отличная идея! - похвалил его Жорж, - только не допускай, чтобы эти мероприятия выплескивались в парк, ина­че от моего прекрасного розария ничего не останется. Ведь каждый непременно захо­чет подарить прекрасной даме хотя бы од­ну розочку!

  С этими словами Жорж вытащил из-за пазухи алый цветок и вручил его Исабель.

  Эйприл обреченно махнула рукой.

-   Я знаю, - пошутила она, - что в та­ком костюме мне не видать цветов как сво­их ушей. Да и все кавалеры разбегутся.

  И она пошевелила мышиными присоска­ми.

  Леонардо с готовностью подставил ей свой локоть:

-   Прошу вас, миледи! - с пафосом воскликнул он.

  Эйприл и черепашка засмеялись и скрылись в толпе танцующих пар.

  Карнавал набирал силу.


Глава 26. Непрошенные гости

  Между тем Донателло и Микеланджело прогуливались среди приглашенных гос­тей. Впрочем наверняка здесь уже появи­лись и не приглашенные гости.

-   Господин Портос! - обратился к Ми­келанджело Донателло, явно желая пошу­тить с товарищем. - Не желаете ли вы пройти со мной в бар?

-   Господин Атос! - в тон ему ответил Микеланджело. - Если вы скажете еще хоть одно слово, то я пройду с вами не в бар, а к барьеру.

  Донателло сделал вид, что не расслышал:

-   Что? К бармену?

-   На дуэль, болван!

-   Сам болван!

  Так, перебрасываясь вполне безобидны­ми репликами, неразлучные друзья про­хаживались по кругу возле танцующих пар.

  Тут навстречу им из толпы вышел Рафа­эль.

-   А, господин Арамис! - начал было Микеланджело, но осекся, потому как увидел, что его приятель чем-то очень встревожен.

  Микеланджело нахмурился и спросил у Рафаэля:

-   Ну что еще стряслось?

-   Только что я проходил мимо двух Арлекинов. Я заглянул под маски и узнал их: это были итальянские ребятишки. Один из них сказал другому: «Посмотри, как все это похоже на ту историю, которую расска­зал нам вчера Адриано!» «А что он расска­зывал?» - спросил второй. «Как? Ты раз­ве не слышал?» «Нет. Я вчера очень быст­ро заснул».

  И тогда один мальчик рассказал другому страшную историю про то, как в одном замке на балу появилась красная маска. Никто не знал, откуда она взялась. Ведь принц сам лично рассылал приглашения и знал, кто в какой маске прибудет.

  И будто бы эта маска приглашала свою жертву на танец, а после этого у человека из тела улетучивалась душа. По окончании бала почти никто не жил больше девяти дней.

-   Ох уж мне эти детки, - погрозил паль­цем в сторону Арлекинов Донателло. - Даже на карнавале они не могут не рассказы­вать пакости.

  Внезапно Донателло увидел, что к Эй­прил подошел кто-то в красной маске и пригласил на танец.

  Девушка кивнула и хотела войти в круг, но не успела. Бесстрашный Донателло под­летел к девушке и грозно сказал незнаком­цу в маске:

-   Сожалею, сударь, но этот танец дама обещала мне!

  Из-под маски вдруг вытекла капелька крови. Очевидно, тот, кто за ней скрывал­ся, в отчаянии прикусил губу.

  Не дожидаясь возражений незнакомца, Донателло подхватил Эйприл и закружил ее в танце.

-   Ты что, - зашипел он укоризненно, - ­забыла, где находишься? Разве можно со­глашаться танцевать неизвестно с кем? Ты же знаешь, на что они способны!

  После этого он наклонился к девушке и шепотом выложил ей ту историю, которую только что узнал от Рафаэля.

-   Спасибо, милый Донателло! - побла­годарила Эйприл. - Ведь ты спас не толь­ко мою жизнь, но и мою душу!

  Тут девушка повернула голову в сторону входа и сделала большие глаза.

-   Вон он! - тихо проговорила она. - Я узнала его сразу, даже в маске! Это черный мальчик!

  Донателло посмотрел в ту сторону, куда указывала Эйприл, и увидел, как в зал входит маленький человечек. На лице у него красовалась маска клоуна, но она не могла закрыть черные уши, торчащие в разные стороны.

  Мальчик с невозмутимым видом прогу­ливался вдоль танцующих пар. Хотя, справедливости ради надо заметить, что другого вида и не могло быть у того, кто надел на себя маску клоуна.

-   Я пойду приглашу его танцевать! - решительно сказала Эйприл.

-   Хорошо, - поддержал Донателло. - На всякий случай я буду поблизости.

  Девушка выскользнула из объятий чере­пашки и смело направилась в сторону мальчика.

  Донателло, посвистывая, двинулся за Эйприл.

  Она подошла к клоуну и сделала кник­сен. Тот поклонился в ответ, и новая пара закружилась в числе прочих.

-   О! Вы отлично двигаетесь! - попробо­вала завязать разговор Летучая Мышь. - Можно узнать ваше имя?

  В ответ клоун пробормотал что-то нечле­нораздельное.

  Эйприл уже давно заметила ключик, ви­севший на поясе маленького подлеца. Но незаметно стащить эту вещицу было не­просто. Улучив удобный момент, девушка осторожно срезала ключик и передала его в руки Донателло, который все время оши­вался поблизости. Тот незамедлительно растворился в толпе.

  Танец закончился, и Эйприл, подняв обе руки, помахала ими на прощание черному мальчику.

-   Чтоб тебя в чистом поле дверьми при­щемило! - еле слышно прошептала де­вушка ему вдогонку.

  Затем она поверну­лась на каблуках и с гордым видом отпра­вилась разыскивать Донателло и всех ос­тальных.

  Ах, если бы она знала, какие ужасные события произойдут на карнавале. Она бы побежала бегом, чтобы только поскорее ос­вободить Тэда, который один знал, как по­бедить Черное колесо.

  Красная маска, которая без устали кру­жила по залу, приглашала на танец вот уже вторую свою жертву. Ею оказалась Исабель.

  Микеланджело, который заметил это, решил во что бы то ни стало помешать Красной маске.

  Иначе с Исабель могло произойти то, что уже случилось с маленьким Арлекином. Именно он стал первой жертвой Красной маски. После танца Арлекин отошел к од­ной из колонн зала и устало опустился на пол. Маска съехала набок, и теперь каж­дый мог разглядеть лицо мальчика, став­шее в одну минуту серым и каким-то без­жизненным. Глаза его ничего не выража­ли, потому что в них была пустота. Он так и сидел на полу возле колонны, но никто не обращал на него внимания. Все увлек­лись танцами и весельем, и никому не при­шло в голову всмотреться повнимательнее в лицо того, кто сидел так неподвижно.

  Только Микеланджело разглядел эту внезапную перемену и теперь лихорадочно соображал, как ему спасти Исабель.

  Но вот он увидел, что тот, кто пригласил Белоснежку, протянул руку к своей маске. «Если он сейчас снимет ее хоть на секун­ду, все пропало!» - мелькнуло в голове у черепашки.

  Не раздумывая, Донателло подскочил к Красной маске сзади и вонзил ему в спину свою острую шпагу.

  Результат превзошел все ожидания: танцующий с шипением сдулся, словно воздуш­ный шар. Красная маска упала на пол. До­нателло увидел, что у партнера Исабель нет лица. Вместо него на голове зияла огромная дыра. Спустя мгновение из этого отверстия быстро-быстро побежали вверх мыльные пу­зыри. Когда лопнул последний из них, маленький Арлекин поднялся с пола и засме­ялся заливисто, как колокольчик.

  Исабель, которая едва не упала в обмо­рок, быстро взяла себя в руки. Она сразу смекнула, что Донателло ее спас и посмот­рела на черепашку глазами, полными благодарности.

  Скоро от того, кто скрывался под Красной маской, ничего не осталось, если не считать небольшой скользкой лужицы.

  По залу пробежал шепот. Кое-кто был испуган, кое-кто удивлен. Но кто-то был явно раздосадован. В зале можно было ус­лышать не только шепот, но и какие-то по­дозрительные звуки. Что-то вроде свиста, шипения и тихого кудахтанья.

-   Карнавал продолжается! - вдруг рявкнул чей-то громкий и неприятный голос.

  В ту же секунду грянула музыка, которая несколько минут назад стихла.

  Пары снова закружились в бешеном танце.


Глава 27. Заживо погребенные

  Эйприл поторопила Микеланджело и Ле­онардо, которые вместе с ней собирались на крышу, чтобы освободить несчастных детей. Осталось прихватить только Дона­телло, у которого был ключик. Он не за­ставил себя ждать.

  Стараясь оставаться незамеченными, друзья потихонечку выбрались из зала и стали подниматься по лестнице на третий этаж. Эйприл сказала, что они без труда смогут попасть на крышу через проем, на­ходящийся в их комнате.

  Неожиданно навстречу им вышла старушка, которая волокла за собой кудрявую болонку на цепочке.

-   Где тут проходят танцы? - осведоми­лась она у черепашек, приветливо улыба­ясь.

  Леонардо открыл рот, чтобы ответить, как вдруг узнал красный зонтик, который старушка старательно пыталась спрятать за спину.

-   Сейчас мы с тобой потанцуем, старая карга! - крикнул Леонардо и, выхватив из рук бабушки зонтик, уколол хитрую бестию в шею. Та задергалась, застонала и вдруг рассыпалась на множество мелких букашек.

  Ее собаку, которая даже не успела принять свой настоящий облик, постигла та же участь.

-   Бежим, - дернул Леонардо за рукав Эйприл, которая ошалело таращилась на ползающих насекомых.

-   Никак не привыкну к этим превращениям, - сказал она и, глядя на противных букашек, поморщилась.

-   Больше они никому не сумеют причинить вреда, - сказал Леонардо и, перело­мив зонтик пополам, отшвырнул его в сторону.

  Через несколько минут друзья благополучно добрались до крыши. Как они и ожидали, пасти каменных изваяний были закрыты.

-   Сначала Тэд Смит! - прошептала Эйприл и бросилась к дракону.

  Донателло дотянулся ключиком до его пасти, и она быстро и тихо открылась.

  Черепашка забрался внутрь и через се­кунду подал на руки Леонардо Тэдди Сми­та, который тихонько стонал.

-   Тэд! Тэдди! Очнись! - стала теребить мальчика Эйприл. - Ты в безопасности.

  Но Тэд смотрел на нее бессмысленными глазами и ничего не отвечал.

  Вдруг из открытого окна высунулась страшная маска с лошадиными зубами. Шустрый Микеланджело размахнулся сво­ей палкой, которую он захватил в комнате, намереваясь ударить непрошеного гостя.

-   Ну, ты совсем нюх потерял! - неожи­данно раздался голос Сплинтера.

  Учитель снял маску Щелкунчика, кото­рую ему сделала Эйприл, и выбрался на крышу.

-   Я знал, что понадоблюсь вам, когда вы достанете из темницы Тэда и других де­тей.

  С этими словами Сплинтер извлек из-за пазухи книгу и, раскрыв ее, поднес к гла­зам мальчика.

  Тэдди мгновенно очнулся и вскочил на ноги.

-   Ну, раз уж ты очухался, - ласково сказал ему Сплинтер, - то уж будь добр, прочти, что тут написано.

  И он снова поднес книгу к глазам маль­чика.

  Тэдди быстро прочел написанное и горя­чо произнес:

-   Да-да, я действительно уже знаю, что нужно делать!

-   Вот и отлично! - похвалил его Сплинтер. - Пришел твой черед, малыш!

-   Я пойду вместе с Тэдом! - вызвался Донателло. - А вы освобождайте поскорее других детей.

  Через секунду Тэд Смит и Донателло исчезли в нише.

  Эйприл стала торопить черепашек. Предстояло еще много работы, а им в любую минуту могли помешать.

  Следом за Тэдом вытащили Мари, потом Сару, затем пришла очередь Бобби.

  При помощи волшебной книги Сплинтер приводил детей в чувство. Было очень при­ятно наблюдать, как те освобождаются от страшного гипноза.

-   Спасибо вам, друзья, что выручили нас из беды, - открыв глаза, сказала Ма­ри. - Было просто ужасно находиться внутри этого чудища.

-   Как? - удивилась Эйприл. - Ты все чувствовала? Нам показалось, что ты была без сознания...

-   Так-то оно так, - ответила девочка, - но одновременно я прекрасно понимала, что со мной произошло.

-   Да, - поддержала ее Сара, которая стала тише и задумчивей, - такое чувство, наверное, испытывают те, кого похоронили заживо.

-   Бр-р-р! - Эйприл передернула плечами. - Представляю, что вам пришлось пережить. Бедные вы мои!

-   А вы нашли Тэда Уолкера? - спросил Боб, который все это время молча прислушивался к разговору.

-   Нет... - растерянно сказала Эйприл. ­- Вас мы нашли легко, потому что я видела, куда вас спрятал черный мальчик. Вы уже, наверное, догадались, что мне уда­лось удрать тогда?

-   Мне кажется, что я знаю, где Тэд, - ­вдруг проговорила Сара. - Я время от вре­мени слышала его голос. Это совсем рядом от того места, куда посадили меня.

  Леонардо, оглянувшись и заметив рядом с темницей Сары огромного жука, подско­чил к нему и ключиком, который взял у Донателло, дотронулся до носа насекомо­го. Тут крылья у жука поднялись, и все увидели Тэда Уолкера, который сидел внутри.

  Глаза мальчика были открыты, из них непрестанно текли слезы, но Тэд никак не реагировал на свое освобождение. Понят­но, что и тут не обошлось без книги.

-   Какие вы милые черепашки! - всхли­пывая, запищал Тэдди, бросаясь на шею Леонардо. - Как же я сразу не понял, какие вы хорошие!

  От напыщенности Тэда не осталось и следа. Конечно, можно было бы сказать о том, что надо всех вредных детей для перевос­питания прятать на какое-то время в такие темницы. Но, пожалуй, это было бы слиш­ком жестоко! Может быть, многим детям стоит просто объяснить, как именно не на­до поступать? И им этого будет достаточно, не правда ли?

-   Не пора ли отыскать и других детей? - поторопил всех Леонардо, который чувство­вал большую ответственность за все, что происходило вокруг.

-   Конечно! - подхватила Эйприл. - я предлагаю открывать ключиком все пасти по очереди. Думаю, так мы не ошибемся.

  Не успела она договорить последние сло­ва, как над ее головой что-то скрипнуло. Эйприл быстро обернулась и увидела, что каменная ящерица, которая до этого непо­движно восседала за ее спиной, вдруг рас­крыла свою огромную пасть. И даже без всякого ключика.

  Из пасти вылез длинный раздвоенный язык, которым ящерица собиралась слизать девушку. Микеланджело, стоявший ближе всех, подскочил и дернул ящерицу за язык. Язык тут же оторвался и превра­тился в большую змею, которая обратила свой гнев на черепашку.

-   Бегите! - крикнул своим друзьям Микеланджело и, ловко схватив змею за голову, прижал ее раскрытой пастью к сте­не.

  Сначала дети, потом Эйприл и Сплинтер скрылись в нише. Они бросились по ма­ленькой лестнице вниз и вскоре добрались до комнаты черепашек.

  Леонардо остался, чтобы помочь своему другу расправиться с ожившей ящерицей и ее самостоятельным языком. Увидев, что змея в руках у Микеланджело истекает по­следним ядом, Леонардо достал палку и принялся что есть силы дубасить огром­ную ящерицу по морде. Та попыталась встать на задние лапы, и ей это удалось. Чудище было таких огромных размеров, что могло запросто достать тучу своей кри­вой лапой.

-   Банзай! - крикнул Микеланджело и, оттолкнувшись, подскочил вверх.

  При этом он лихо выбросил вперед пра­вую ногу и что есть силы вмазал по смор­щенному животу ящерицы.

  В том месте, куда пришелся удар, по­явилась трещина. Леонардо ударил еще раз, и ящерица рассыпалась на множество маленьких камушков. Через минуту на ее месте была лишь небольшая кучка грани­та.

-   Вот уж не думал, что от такой боль­шой твари останется так мало, - усмех­нулся довольный Леонардо.

  Вдруг он заметил в этой куче чей-то ви­храстый затылок. Черепашка бросился от­капывать пленника. Им оказался белобры­сый мальчонка лет десяти. Не успел Лео­нардо помочь мальчику выбраться, как увидел второй такой же затылок. Подо­спевший Микеланджело раскопал еще од­ного пленника. Это был мальчик, как две капли воды похожий на первого.

-   Я догадался! - воскликнул Микелан­джело. - Это те братья-близнецы, которые пропали из дома нашего учителя.

-   Ах, ну да! Любители живой природы!

-   Помнишь, Сплинтер говорил нам, что к мальчикам приехал их двоюродный брат.

-   Конечно, помню! Он ведь тоже пропал вместе с близнецами!

  Леонардо принялся усердно рыться в ку­че щебня. Увидев, что там никого больше нет, он растерянно посмотрел на Микелан­джело:

-   Похоже, его спрятали где-то в другом месте.

-   Осторожно! - крикнул вдруг Микеланджело и указал рукой за спину своего приятеля.

  Черепашка быстро оглянулся и увидел, что еще одной твари, а именно, пучеглазой жабе, надоело сидеть неподвижно. Она за­шевелилась и перешла в наступление.

  Раздумывать было некогда. Жаба, конеч­но же, заслуживала хорошей взбучки, но рядом с черепашками находились двое бес­помощных мальчишек. Книгу Сплинтер унес с собой, и поставить их сейчас на но­ги не было никакой возможности.

  Друзья подхватили близнецов и быстро скрылись в нише.


Глава 28. Непобедимый смех

  Тэдди Смит и Донателло вошли в зал, где продолжался карнавал. К ним сразу же подлетел Рафаэль.

-   Как здорово, Тэд, что мы нашли тебя!­ - радостно шепнул он. - Ведь я так привязал­ся к тебе!

-   Хватит рассыпаться в любезностях! - буркнул Донателло. - Ты что, забыл, что зал просто кишит чудищами и вампирами. Потом будете обниматься!

-   Ладно, зануда, докладываю! - живо перешел на деловой тон Рафаэль. - Несколько масок я уже вычислил.

-   Отлично, - храбро сказал Тэд. - По­кажи-ка мне одну из них.

-   Что ты собираешься делать?

-   Танцевать! - загадочно улыбнулся Тэд. А потом озабоченно попросил:

-   Найдите мне, пожалуйста, сэра Робер­та и Жоржа. Пусть они все время держат­ся поблизости, куда бы я ни пошел.

-   А мы тебе не можем помочь? - оби­делся Донателло.

-   Ну конечно! Вы же самые главные на­ши герои! - улыбнулся мальчик. - Но всему свое время.

  Рафаэль показал Тэду одну из масок, за которой скрывался вампир. Это была со­вершенно безобидная Царевна-Лягушка. Тэдди смело направился к чудовищу. За те полчаса, которые мальчик провел в ком­нате у черепашек, он здорово переменил­ся.

  Весь фокус был в том, что энергичная Эйприл с помощью Сары и Мари живо смастерили Тэду карнавальный костюм Маленького принца. Его лицо закрывала маска, украшенная блестками и лепестка­ми роз. Тэдди смело подошел к Царевне­-Лягушке и пригласил ее на очередной та­нец.

  Черепашки, не отрываясь, следили за этой парой. Сэр Роберт и Жорж, которых разыскали по просьбе Тэда, тоже находи­лись неподалеку.

  Самым хитрым оказался веселый старик Чарльз. Он протиснулся вплотную к Тэду и Царевне-Лягушке и закружился в танце с какой-то фрейлиной, то и дело отбрасывая назад свою синюю бороду.

  Вот что удалось услышать старому жур­налисту:

-   Послушайте, очаровательная жаба! ­- сказал Тэд своей партнерше. - У меня к вам есть важное дело. Я знаю, что вы ­вампир!

  Тут Тэдди увидел, что глаза под маской загорелись красным огнем. Однако он не испугался, а продолжал:

-   У меня предложение. Я очень люблю рассказывать детям страшные истории. Но я уже выболтал все, что знаю. Если хоти­те, можете рассказать мне свою историю, а я завтра ночью поведаю ее своим друзьям. Благодаря этому вы станете в сто раз силь­нее. Ну как, идет?

  Царевна-Лягушка почесала затылок и, причмокнув, сказала:

-   Согласен!

  Тэдди только это и было нужно.

-   В одном старом доме... - начал вам­пир свою личную историю, но тут старика Чарльза вместе с его фрейлиной оттеснили куда-то в сторону. И он больше ничего не услышал.

  Только спустя несколько минут до его слуха донесся заливистый смех Тэда. Ста­рик увидел, как все танцующие повернули головы туда, где кружился в танце маль­чик.

  В зале снова послышался злобный шепот. Сэр Чарльз, бросив на произвол судь­бы свою фрейлину, стал протискиваться между парами к месту происшествия.

  После его ухода фрейлина разочарованно вздохнула. Ну что ж, ей следовало быть ос­мотрительнее и не танцевать с Синей Боро­дой. Ведь любой ребенок знает, что от это­го типа жди одних неприятностей.

  Когда сэр Чарльз, он же Синяя Борода, наконец пробрался сквозь толпу, то уви­дел, что на полу валяется маска Царевны­-Лягушки. А под ней - небольшая кучка мухоморов. Тэда Смита рядом не было. Му­зыка снова заиграла, карнавал продолжался.

  Пока публика хлопала глазами, Тэдди Смит быстро улизнул с места происшест­вия. Через несколько минут он уже входил в комнату черепашек. Его сопровождал верный Рафаэль.

  Эйприл, Сара и Мари за это время приготовили для Тэда новый костюм. На этот раз ему сшили костюм Тома Сойера. Мас­ка, разрисованная фломастерами, опять спрятала лицо Тэда.

-   Кто это сделал такую здоровскую маску? - спросил Тэд.

-   Классная маска, правда? - поддержал его и Боб.

-   А это наши спасенные друзья! - лас­ково сказала Эйприл и повернулась к жур­нальному столику.

  Там с фломастерами в руках сидели два совершенно одинаковых мальчугана.

  Тэдди зажмурился и помотал головой. Все рассмеялись.

-   Это мои приятели, братья Сэм и Билл, ­- представил близнецов Сплинтер.

-   Отлично! У нас еще будет время по­болтать! - улыбнулся Том Сойер и выско­чил за дверь.

  Девочки, мальчики и Эйприл быстро принялись готовить для Тэда следующий костюм.

  Когда друзья вошли в зал, Рафаэль пока­зал Тэду следующую маску, под которой скрывалась ведьма. Мальчик, не раздумы­вая, направился к ней.

  На этот раз ему пришлось пригласить на танец существо в маске Бабы-яги.

-   Что это ты, красавица, надела на себя маску? - Тэдди так воодушевила предыду­щая победа, что он совсем осмелел. Однако на ведьму это не произвело впечатления.

  Еще бы! Ведь на счету этой дамочки бы­ла не одна загубленная душа...

-   А чем тебе не нравится моя маска? - агрессивно спросила она.

-   У тебя же своя рожа точно такая же! ­- проговорил Тэд и весело рассмеялся.

-   А что ты можешь обо мне знать, мерзкий мальчишка? - прорычала ведьма и так сжала руку Тэда, что кость едва не хрустнула.

  Вообще-то, с одной стороны, было совсем неплохо, что она это сделала. Сразу стало ясно, что Тэд слишком рано рассла­бился. Он, взяв себя в руки, быстро проговорил:

-   Прости, пожалуйста, я повсюду тебя искал! Мне необходимо знать твою исто­рию, чтобы рассказать ее на ночь своим друзьям. Я обожаю смотреть, как они трясутся от страха.

-   Да ты отличный гражданин! - сказала ведьма и, приподняв маску, показала Тэду свои зеленые зубы.

  «Какая мерзость!» - подумал мальчик и вслух произнес:

-   Я настоящий любитель «ужастиков»!

-   Молодец! - похвалила ведьма. - Именно благодаря таким деткам, как ты, мы и существуем! Если будешь себя хоро­шо вести и продолжать в том же духе, мы примем тебя в наши ряды!

  И она похлопала Тэда по плечу.

-   Прошу вас, расскажите мне свою ис­торию! - еще раз попросил тот.

  Ему необходимо было знать всю подно­готную этой тетки, чтобы расправиться с ней. Надо выслушивать жуткого рассказ­чика до определенного момента, а потом вдруг прервать его. В самом ответственном месте, когда должна наступить развязка, Тэду следует все обратить в шутку. Или в веселый анекдот!

  Именно таким способом Тэдди победил вампира. Тот воодушевленно стал расска­зывать, как «…ночью дети проснулись от звука, доносящегося из ванной: кап-кап-­кап. Ушел один брат и не вернулся, потом другой... Настала очередь младшего. А из ванны все доносится: кап-кап-кап ... (Вам­пир имел в виду, конечно же, свое любимое лакомство - кровь.) Вошел в ванну млад­ший брат...» Но тут Тэд воскликнул: - А там двое старших братьев кран закручива­ют! - и звонко рассмеялся.

  А противный вампир сразу же исчез, ос­тавив только маску Царевны-Лягушки.

  Итак, теперь Тэду предстояло разде­латься с ведьмой. Вот поэтому он просил ее, как и вампира, рассказать свою исто­рию. Чудища обожали говорить и слу­шать все, что касается их самих, а потому ведьму не пришлось долго упрашивать.

-   В одной квартире, - начала она, предвкушая сладостную жуть, - посели­лась семья. Однажды на потолке появи­лось желтое пятно. Отец увидел его и упал. Мать увидела и тоже упала на пол. Мальчик, дрожа от страха, полез на чер­дак (они жили на последнем этаже). Ему захотелось узнать, что же это за пятно. Кстати, пятно было точно такое, как у ме­ня на лбу, - заметила ведьма и еще раз приподняла маску.

  Не успела она водрузить маску на прежнее место, как Тэдди выкрикнул:

-   Мальчик залез на чердак, а там в углу писает котенок! - и расхохотался от души.

  Рафаэль, который дежурил поблизости, тоже не выдержал и рассмеялся.

  И на этот раз у Тэда все получилось как нельзя лучше. Ведьма, издав тихий свист, превратилась в ту самую лужу, о которой только что упомянул Тэд.

-   Смываемся! - шепнул Рафаэль и потянул за рукав мальчика.

  Через две минуты они благополучно добрались до комнаты, где их ждали друзья и новый карнавальный костюм.

  Не успели прибежавшие закрыть за собой дверь, как вслед за ними в комнату за­скочил сэр Роберт.

-   Негодный мальчишка! - пробасил он. - Ты почему не предупредил, что сни­мешь костюм Маленького принца и оде­нешь эти тряпки? Мы же должны охра­нять тебя!

-   Не сердитесь на меня, сэр! - сказал Тэд. - я просто совсем закрутился в такой кутерьме.

-   У меня есть неприятные новости, ­- сказал хозяин отеля. - Мы с Жоржем слышали, как эти гадкие мальчишки-фех­товальщики шепчутся про всякую чертов­щину. Их озадачили странные исчезнове­ния Лягушки-Царевны и Бабы-яги. Они ничего не знают.

-   Что же делать? - воскликнула Эй­прил. - Получается, пока мы стараемся и уничтожаем этих неприятных субъектов, ­- она брезгливо сморщила носик, вспомнив кучу насекомых, оставшихся от старухи, - ­эти мальчишки запускают сюда целую шай­ку новых! Как же нам быть?

-   Есть идея! - секунду подумав, произ­нес сэр Роберт. - Я попрошу своих пова­ров поскорее приготовить для итальянцев мороженое. И заморозить его как можно сильнее. Мы угостим им ребят. Авось, они все подхватят ангину и хоть какое-то вре­мя помолчат.

-   Но мы ведь поступим не очень хоро­шо, - тихо сказала Мари.

-   Это еще не самое худшее наказание, которое бывает за подобные рассказы! ­- возразила Сара. - Не так ли?

  С этим нельзя было не согласиться. Не­чего и говорить о том, что все дети предпо­чли бы хоть сто раз объесться мороженым, чем провести хоть одну ночь в желудках у каменных истуканов.

-   Да ведь сэр Чарли, который знает ита­льянский язык, уже пытался их урезо­нить, - вспомнил хозяин отеля. - Но они только посмеялись над ним.

-   Ну, в таком случае поделом им! - воскликнула Сара.

  Сэр Роберт с гордым видом удалился на кухню.

  Повара хорошо знали свое ремесло, и уже через час в зал стали вносить огром­ные подносы с мороженым.

  Эйприл, которая отлично владела италь­янским, спустилась вниз. Она принялась предлагать мальчикам попробовать моро­женое еще и еще. Ведь сортов было вели­кое множество: апельсиновое, банановое, малиновое, абрикосовое, яблочное, орехо­вое и даже со жвачкой внутри!

  Не прошло и часа, как теплолюбивые итальяшки объелись так, что у них обледенели зубы.

-   Ура! - тихо шепнул Рафаэль сэру Роберту. - Вы подали отличную идею! Ду­маю, теперь им будет не до болтовни.

  В это время появились Микеланджело и Леонардо.

-   Где вы пропадаете? - подлетел к ним Донателло.

-   А ты где? - не растерялся Микеланджело.

-   Да я глаз не свожу с Тэда!

-   По-моему, глаз с него не сводит Ра­фаэль! - возразил Леонардо. - Мы все время были поблизости и кое-что видели!

-   А я не свожу глаз с них обоих, - не успокоился Донателло.

-   Ух ты, как повезло Рафаэлю! - воскликнул Микеланджело и засмеялся. - А может, ты заодно и нас поохраняешь?

-   Да ну вас! - махнул рукой Донателло. - Вы знаете, что Тэд уничтожил двух злодеев?

-   А как же!

-   И вы знаете, как он это делает?

-   Разведка донесла! - подмигнул Мике­ланджело.

-   А не пора ли и нам последовать его примеру? - спросил Донателло у своих друзей.

  Черепашки в ответ только расхохота­лись.

-   Да мы уже давно этим занимаемся! ­- наконец выговорил сквозь смех Микеланд­жело. - А ты иди охраняй Рафаэля, кото­рый охраняет Тэдди Смита, который...

  И черепашки снова покатились со смеху, оставив Донателло с открытым от удивле­ния ртом.

-   Хватит вам задаваться! - Донателло решил приструнить не в меру зазнавшихся приятелей. - Я тоже не дурачок! Лучше послушайте-ка, что я придумал.

  Черепашки сделали над собой усилие и постарались быть серьезными.

-   Мой план такой, - начал Донателло. - ­Нужно объявить, что карнавал закончился. Все начнут расходиться по комнатам...

-   Сомневаюсь, что комнатки заброниро­ваны для всех, кто тут отплясывает! - хо­хотнул Микеланджело.

-   Так я же на это и рассчитываю! ­- рассердился на непонятливость друга До­нателло.

-   Кажется, я тебя понял! - радостно воскликнул Леонардо. - Таким образом, мы сразу накроем всю шайку нечисти.

-   Ну, наконец-то, дошло до вас! - про­ворчал Донателло. - Давайте поторопим­ся, надо поставить в известность всех на­ших друзей! Необходимо, чтобы они были начеку. Наступает самый ответственный момент!

-   Чувствую, что нам предстоит последняя схватка! - потер руки Микеланджело.

  Перекинувшись еще несколькими фраза­ми, черепашки разошлись в разные сторо­ны, чтобы поведать своим товарищам о разработанном плане.

-   Мне кажется, что детям и Сплинтеру надо тоже спуститься в зал, - подумав, сказала Эйприл, когда Леонардо выложил ей идею Донателло.

-   Зачем? - не понял черепашка.

-   А затем, что Сплинтер, который охра­няет детей, должен быть здесь, с нами. Ведь у него волшебная книга. Она может нам очень пригодиться.

-   Ну, тогда пусть детей охраняет кто-нибудь другой.

-   Кто, например? Ты?

-   Вообще-то хотелось бы принять участие в том сражении, которое здесь состоится...

-   Вот видишь, - улыбнулась Эйприл. - ­Я уверена, что так ответят и остальные че­репашки. Ведь вы настоящие бойцы!

  И девушка ласково потрепала Леонардо по щеке.

-   Хорошо! - воскликнул черепашка. ­- Тогда я пойду наверх и приведу всех сюда. Я думаю, пока дети будут переодеваться в костюмы, вы разберетесь, кто есть кто.

-   Отлично! Встретимся тут через пят­надцать минут! - ответила девушка.

  Леонардо выскочил из зала и на одном дыхании взбежал на третий этаж.

-   Готовьтесь, ребята! Наш выход, - с порога крикнул он и в двух словах изло­жил план дальнейших действий.

-   А как мы будем с ними бороться? - ­спросила Мари.

-   А как вы узнаете, кто есть кто? - задал вопрос Сплинтер.

-   А где сейчас Тэд?

  Леонардо замахал руками:

-   Тише, тише, не все сразу! Самое глав­ное, срочно замаскируйтесь. Это первое! Второе - вы должны знать наш условный сигнал на случай появления оборотней - ­два скрещенных пальца! (Это было сказано для Тэда Уолкера и близнецов.) И запом­ните, что ваша основная задача - погромче хохотать, когда мы с Тэдом Смитом бу­дем расправляться с Черным колесом и его «начинкой»!

  Не прошло и пятнадцати минут, как все были готовы. Ребята нарисовали себе смешные маски обезьян, поросят и зайцев.

  Сплинтер вновь обрядился Щелкунчиком. Теперь можно было отправляться в зал.


Глава 29. Непобедимый смех

  Тем временем в зале Донателло сложил руки рупором и прокричал:

-   Уважаемые маски! Карнавал окончен! Просим всех занять свои комнаты и укла­дываться спать! Завтра вас ожидает боль­шой сюрприз!

-   Что ты имеешь в виду, обещая людям сюрприз? - прошептала Эйприл, которая находилась рядом.

-   Как это «что»? - так же шепотом ответил черепашка. - А разве избавить людей от всей этой нечисти - не сюр­приз?

-   Ну конечно! Только, надеюсь, ты не станешь объявлять об этом прямо сейчас?

-   И что это вы сегодня, все по очереди, норовите выставить меня полным дура­ком? - взбеленился Донателло.

  Пока они препирались, гости потихонь­ку покидали зал. Было видно, как маски тянутся дружной вереницей по лестницам и пропадают за дверями своих комнат.

  Гостей оставалось все меньше и меньше. Пока черепашки без устали расправлялись с теми масками, под которыми скрывались злые существа, Эйприл собрала всех детей в одном углу зала.

  Тем временем Донателло подскочил к мальчику с большими ушами и завел не­принужденный разговор. Видя, что тот ни­как не реагирует, а молча смотрит прямо перед собой, черепашка прямо попросил его рассказать свою историю.

  Черный мальчик встрепенулся и на­чал:

-   Одна семья получила новую кварти­ру. Когда дети осматривали свою комна­ту, то вдруг увидели на полу большое чер­ное пятно. Мать терла-терла, но у нее ни­чего не получилось. Стал тереть сын. Пят­но пошевелилось, но не исчезло. Дочь то­же терла напрасно. А ночью мальчик и девочка пропали. Мать вызвала полицию. Полиция приехала, залезла в подвал, а там...

-   А там связанные дети, а рядом ­мальчик с черной головой, сын негра, - ­выкрикнул, смеясь, Донателло. - Поли­ция спрашивает у мальчика: «Ты зачем крадешь детей?» А он ответил: «А чего они мою голову трут?»

  Тут Донателло захохотал так громко, что закачались люстры.

  Дети, тихо сидевшие в уголке, мигом вспомнили о том, что они должны делать. Сначала неуверенно, а потом все громче и веселее они начали смеяться.

  Черный мальчик, конечно же, не выдержал такого издевательства над своими нервами. Он задрожал, но, вопреки ожиданиям Донателло, не исчез.

  На глазах удивленных ребятишек мальчик сорвал маску, затем начал изо всей силы тереть руками лицо.

  Донателло во все глаза смотрел на своего противника. Он то и дело порывался шлеп­нуть скверного мальчишку по мягкому ме­сту, чтобы тот, наконец, исчез и не портил людям кровь. Однако все время черепашку что-то останавливало. Вероятно, в глубине души Донателло пожалел нехорошего мальчишку.

  И тут случилось чудо. Мальчик убрал ладони от лица, тяжело вздохнул и, наконец, расхохотался так же звонко и весело, как и все другие мальчишки и девчонки.

  Тут Сэм и Билл, братья-близнецы, повскакивали со своих мест и с радостными воплями бросились к мальчику, лицо которого стало обыкновенным.

-   Керк! Керк! - наперебой закричали они. - Братишка наш! Наконец-то ты на­шелся!

-   Вот так дела! - удивленно протянул Донателло.

  Эйприл же погрозила Керку пальцем и сказала:

-   Ну погоди, несносный мальчишка! Я с тобой еще потолкую! Задал ты мне вчера хлопот!

  Но тут внимание друзей привлек какой-­то шум в другом конце зала.

  Кто-то очень высокий и толстый бегал из одного конца в другой и что-то шептал оставшимся на маскараде вампирам и чу­довищам. И Эйприл, и черепашки, и Сплинтер сразу догадались, кто перед ни­ми. Вне всякого сомнения, это был он, смотритель Черного колеса, мохнатый и злой паук.

  Похоже, план черепашек и Тэда был рас­крыт. Черный паук увидел, что теряет сво­их подданных и решил убежать.

  Когда все твари собрались вокруг своего повелителя, он что-то прохрипел, потом покрутился волчком на одном месте и пронзительно свистнул. В следующее мгновение паук уменьшился в размерах и превратился в Черное колесо.

  Страшилища принялись стаскивать с се­бя маски и швырять их на пол. А потом, не мешкая ни секунды, один за другим ис­чезли в Черном колесе.

  Леонардо и Микеланджело, видя, что враги ускользают из рук, забеспокоились.

-   Сейчас я их остановлю! - храбро крикнул Микеланджело и выхватил из-за пояса палку.

  Палку он уже давно нахально таскал с собой, совершенно плюнув на то, что муш­кетеру, которого он изображал весь вечер, такое оружие явно не полагалось.

-   Не спеши, - схватил его за руку Сплинтер. - Пусть они кучкуются себе и дальше. Так легче будет с ними расправиться.

-   Одним махом! - прогремел голос сэра Роберта, который услышал их разговор.

  «А ведь верно, - подумал Тэд, - нужно подумать, какую историю им расска­зать, чтобы уничтожить их всех «одним махом».

  Тем временем Черное колесо, раскачиваясь, стало быстро перемещаться в сторону двери.

-   Направление в общем выбрано верно, - пошутил старик Чарли, и все за­смеялись.

-   Сейчас я его остановлю! - крикнул Микеланджело и смело бросился наперерез колесу.

  3а ним ринулись и остальные черепаш­ки.

  Микеланджело схватил колесо обеими руками, поднял в воздух и собирался шлепнуть его как следует об пол, но не ус­пел.

  Из Черного колеса быстро высунулась черная мохнатая рука и вцепилась чере­пашке в шею. От неожиданности тот по­шатнулся, но колесо все же не выпустил. Черепашки попытались оторвать черную руку от шеи Микеланджело, но не смогли.

  Донателло отскочил в сторону и начал скороговоркой рассказывать:

-   Одна маленькая девочка все время плакала и жаловалась родителям, что ее преследует черная мохнатая рука. Когда она ложилась спать, в форточку просовы­валась эта пакость и раздавался шепот: «Девочка, дай мне апельсинку!» И не ис­чезала, пока не получала свое. Позвонили в полицию. Полиция приехала и сказала, чтобы девочка больше не давала апель­син.

  Тут рука еще сильнее сжала горло Мике­ланджело, и тот начал задыхаться.

  Увидев это, Тэдди Смит быстро крикнул:

-   Когда рука появилась снова и начала клянчить апельсины, ей ничего не дали. Тогда в форточке показалась мохнатая обе­зьяна и спросила: «А что, апельсины кон­чились?»

  Последние слова Тэда утонули в общем хохоте.

  Рука отпустила шею черепашки, но спрятаться назад в колесо не успела, а рас­сыпалась в пыль.

  Колесо снова сделало попытку удрать, но черепашки отбросили его назад.

-   Сейчас я расскажу последнюю исто­рию! - крикнул Тэд. - Дети слушали ра­дио. По радио говорили: «Черное колесо покатилось по городу! Черное колесо похи­щает маленьких детей! Черное колесо на­правляется в вашу квартиру!..» Дети так сильно затряслись от страха, что чуть не умерли. Они уже хотели прыгать в окно, но тут по радио сказали: «Мы передавали сказки для наших маленьких слушате­лей!»

  Все присутствующие в зале стали смеять­ся как можно громче и веселее, зная, что только так можно победить нечисть.

  Колесо закружилось на месте волчком, его затрясло как в лихорадке. Можно бы­ло подумать, что внутри происходит ма­ленькое землетрясение. А потом оно про­сто рассыпалось в пух и прах. Во все сто­роны полетела черная шерсть, а в воздухе запахло палеными перьями.

  Все это происходило под громкий хохот всех, кто находился в зале.

-   Ой, я уже не могу больше смеяться! ­- пропищала Мари.

-   Давай, давай, продолжай! - подза­дорила ее Сара. - Ведь ты же не хо­чешь попасть в пасть к каменному чудо­вищу!

  Тут девочки увидели, что из-под облом­ков колеса, крадучись, выбрался мохна­тый паук. Он покрутился на одном месте, а потом быстро-быстро поковылял в угол. Наверняка там можно было найти какую-нибудь щелочку. Даже издали было видно, что проклятый паук прихрамывает. Вот кому недавно пришлось расстаться со сво­ей мохнатой лапой!

-   Держи его! - хором завизжали девоч­ки и стали показывать пальцами в угол, куда улепетывал паук.

  Донателло в два прыжка нагнал его и хо­тел было наступить на паука пяткой, но вдруг передумал. Черепашка склонился к пауку и закричал:

-   Тебе ведь было ясно сказано: «Сказки все это!» - и весело захохотал.

  В ту же секунду паук лопнул как мыль­ный пузырь.

  Вдруг послышался подозрительный гро­хот. Казалось, стены замка вот-вот рухнут.

  Друзья один за другим стали выскаки­вать на улицу, и их глазам открылась уди­вительная картина.

  Небо окрасила утренняя заря. На фоне розовых облаков высилось прекрасное ве­личественное сооружение. Все невольно за­любовались стройными башнями, остроко­нечными крышами и узенькими окошками с цветными стеклами.

-   Ах, какая красота! - всплеснула ру­ками Эйприл. - Подумать только, мы жи­ли в таком красивом замке и не догадыва­лись об этом!

-   Насколько я помню, мы заселялись совсем в другой замок, - не очень уверен­но сказал Донателло.

-   Это он, замок великих лордов Бэкин­гемов! - пояснил всем сэр Роберт.

  Садовник и старик Чарльз согласно за­кивали головами.

-   А куда же подевался замок, который построили поверх этого? - спросила Мари.

-   Неужели вот эти кучи щебня - все, что осталось от него? - удивленно протя­нула Сара и перевернула носком ботинка несколько камушков.

-   Вероятно, так оно и есть, - ответил Сплинтер. - Похоже, что оболочка исчез­ла вместе с Черным колесом.

-   Ай! - испуганно вскрикнула Мари и прижалась к стоящему рядом Тэду Смиту. - Там что-то шевелится!

  И она показала рукой на руины. Донателло и Микеланджело бросились туда и обнаружили среди камушков маль­чика, который старался выбраться на по­верхность. Тут черепашки заметили шевеление еще в нескольких местах. Не про­шло и минуты, как отовсюду начали выби­раться девочки и мальчики.

-   Держу пари, что это и есть детишки, которые пропали в Нью-Йорке! - сказал Леонардо.

-   Вот уж не думал, что ты такой догад­ливый! - засмеялся Рафаэль. - Пойдем, поможем детям.

  Когда все были освобождены, Донателло вдруг воскликнул:

-   Стойте, дети! Прошу всех оставаться на местах! - и он, словно заботливая наседка, при­нялся деловито пересчитывать их.

-   Все на месте! - наконец выкрикнул он, закончив свои подсчеты.

  Спасенные дети радостно хлопали глаза­ми. Они еще не понимали, в чем тут дело и кто эти удивительные существа. Но зато они прекрасно понимали самое главное: опасность миновала, и теперь все дети смо­гут увидеть своих родителей.

-   О-е-ей! - покачал головой Сплин­тер. - Как же вас всех переправить в Нью-Йорк?

  Услышав название родного города, дети окончательно пришли в себя и громко за­галдели.

-   Тише! Тише! - пытался урезонить их Донателло. - Весь отель спит сладким сном. Вы же разбудите гостей сэра Робер­та.

-   Я думаю, что этих гостей теперь и пушкой не поднимешь! - сказал хозяин отеля и подмигнул ребятишкам. - Они се­годня чересчур много танцевали!

-   Послушайте, сэр Роберт! - обратился к нему Леонардо. - Сейчас же прекратите подмигивать! Меня это наводит на непри­ятные воспоминания!

  Вместо ответа сэр Роберт снова подмигнул черепашке и выставил вперед два скрещенных пальца.

  Все дружно рассмеялись.

-   Пожалуй, пойду позвоню в Нью-Йорк своему другу. Пусть высылает несколько самолетов! - вздохнул Сплинтер.

-   Как?! - хором воскликнули сэр Чарльз, садовник и хозяин отеля. - Разве вы не по­гостите в новом отеле хотя бы еще денек?

  И сэр Роберт с улыбкой показал на за­мок, который действительно стал неузна­ваем.

-   Мы бы с удовольствием! - откликну­лись черепашки. - Вот только родители этих пропавших деток до сих пор льют по ним слезы. Необходимо как можно скорее утешить их.

-   Ну что ж! - улыбнулся сэр Чарльз. ­- Вы, как всегда, правы, милые черепашки! Мы поможем вам доставить детей до Лон­дона и проводим в аэропорту.

-   В таком случае прошу всех к столу! - ­воскликнул сэр Роберт. - Вам необходимо как следует подкрепиться.

  Сэр Роберт гордо улыбнулся и, подхва­тив прекрасную Исабель, пошел отдавать распоряжения по поводу завтрака.

  Вернулся Сплинтер, который уже успел позвонить в Нью-Йорк.

-   Самолеты за нами вылетают немед­ленно, - сказал он. - К тому же в Нью-Йорке, дети, вас ожидает сюрприз!

  И мудрый Сплинтер загадочно улыбнул­ся.

-   Я думаю, у нас еще будет время за­ехать в замок Стэффордов, чтобы попро­щаться с Добсонами, - сказал Микеланд­жело.

-   Отличная мысль, - поддержали его остальные черепашки.

  Завтрак прошел в приподнятом настрое­нии. Потом все сели в такси, которые вы­звал сэр Роберт из Лондона. Машины по­катили в сторону замка Стэффордов.

  Милые и гостеприимные Добсоны с вели­чайшим интересом выслушали рассказ сво­их друзей.

-   Какая интересная история! - вос­кликнула Брижит. - Жаль, что мы не бы­ли непосредственными участниками. А то непременно написали бы об этом.

-   Когда я вырасту, я обязательно напи­шу об этом книгу! - сказала вдруг тихоня Мари.

  Все с уважением посмотрели в ее сторо­ну.

-   Зачем же ждать? - спросил Тэдди Смит. - Можно начать сразу, как вернемся домой. А я мог бы тебе помочь! Будем с тобой, как Добсоны!

  Все засмеялись, а Мари и Тэд почему-то покраснели.

-   Я согласна! - кивнула Мари.

  Вскоре гости Добсонов опять расселись по машинам и покатили в Лондон.

-   Не забудьте прислать нам один эк­земпляр вашей книги! - крикнула на про­щание Брижит и помахала рукой.

  В аэропорту друзья простились со стары­ми веселыми англичанами и расположи­лись в трех самолетах.

-   Не поминайте лихом! - крикнул на прощание сэр Роберт. - Ждем вас в гос­ти!

  Садовник Жорж грустно улыбался им вслед, а веселый старик Чарли даже про­слезился.

  Летчик высунулся из кабины и попри­ветствовал черепашек. Это был старый знакомый пилот Майкл. Он благодарно кивнул Сплинтеру, ведь тот сдержал слово и ничего не рассказал своему другу про злосчастный полет.

  Через несколько часов самолеты приземлялись в Нью-Йорке.

  Навстречу ребятишкам бросились их счастливые мамы и папы.

-   А вот это и есть сюрприз! - сказал Сплинтер. - я попросил своего приятеля оповестить всех родителей, что дети спасе­ны и вскоре будут дома.

-   Все получилось как нельзя лучше! ­- сказала Эйприл.

  Даже родители близне­цов жали Сплинтеру руки и просили про­щения за то, что так невежливо обошлись с ним.

-   Едем ко мне в гости, - предложил Сплинтер. - У меня есть отличный чай!

  Когда Сплинтер переступил порог свое­го желтенького домика, то изумленно раскрыл глаза и даже охнул от удивле­ния.

-   Уж на это я никак не надеялся! - ра­достно воскликнул он.

  Черепашки-ниндзя заглянули через пле­чо учителя и увидели, что жители терра­риума мирно дремлют в своих стеклянных домиках, а в комнатах не видно ни одной паутинки.

-   Вот здорово! - воскликнул Микелан­джело. - Похоже, что все, что кончается плохо для нечистой силы, кончается хоро­шо для всех остальных!

-   Ну, надо сказать, что все случившее­ся похоже на сказку. А сказки ведь всегда кончаются хорошо, не правда ли? - спросил Леонардо и весело улыбнулся своим друзьям.

  И черепашки, Эйприл и Сплинтер не за­медлили улыбнуться ему в ответ.

-   Ну конечно! - хором ответили они.




MyBook - читай и слушай по одной подписке