КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Черепашки-ниндзя и Магический Кристалл (fb2)


Настройки текста:



Черепашки-ниндзя и Магический Кристалл


Глава 1. Ничего не предвещавшее начало

  Теплые июльские дни почти никак не изменили жизнь черепашек ниндзя. Они по-прежнему живо интересова­лись всем, что происходило в огромном шумном городе, поддерживали связь со своим старым верным другом Эйприл и искали приключений. Но, как это всегда быва­ло с ними, не они находили приключения, а при­ключения находили их. И тогда черепашки ниндзя ока­зывались в фантастическом мире, о котором многие толь­ко лишь мечтают, забывая, что чудеса и невероятные ис­тории происходят с теми, кто не просто этого хочет, а что-­то еще и делает.

  В это утро учитель Сплинтер разбудил черепашек ниндзя раньше обычного.

-   Хватит спать! - сказал он, входя к ним в комнату. - А ну просыпайтесь, сонные тетери!

-   М-м, - пробормотал Микеланджело, неохотно вставая.

-   Что еще стряслось такого важного, чтобы нельзя было до конца досмотреть удивительный сон? - пока­зался из-под одеяла Рафаэль.

-   Шевелитесь, шевелитесь, - подгонял учитель Сплинтер, пряча хитрую улыбку.

-   А я так и вовсе не сплю-у, - пробормотал сквозь сон Донателло и отвернулся к стенке.

-   Ну ладно, ребята, давайте поскорее! - уже более серьезно и настойчиво повторил учитель Сплинтер.

-   Но что все-таки произошло, учитель? - протирая глаза, поинтересовался Леонардо.

-   Сегодня у меня важные дела, - объяснил учитель Сплинтер. - Я думаю, вы послушные ребята и будете вести себя хорошо.

-   Учитель Сплинтер! - поднялся наконец с кровати Донателло. - Вы так говорите, будто собираетесь поки­нуть нас на неопределенно долгое время. А может быть, и навсегда.

-   Хм-м, - ухмыльнулся учитель Сплинтер. ­- Всякое может быть.

-   Вы это серьезно? - доверчиво произнес Рафаэль.

-   Вполне, - ответил учитель Сплинтер. - Но я думаю, что до этого не дойдет.

-   Правда? - успокоился Рафаэль.

-   А разве я вас когда-нибудь обманывал? - вопросительно ответил учитель Сплинтер.

-   Нет, нет! - почти одновременно ответили черепаш­ки ниндзя.

-   Ну, а раз нет, то марш умываться и на разминку! ­- скомандовал учитель Сплинтер. - А потом будем завтра­кать. У меня почти не осталось времени.

-   Хорошо, хорошо! - снова хором согласились чере­пашки ниндзя.

  Они дружно отправились умываться, а потом собра­лись в месте, которое было оборудовано для занятий гим­настикой ниндзя. Через полчаса Микеланджело, Дона­телло, Леонардо и Рафаэль сидели за столом и лакоми­лись пиццей, которую обожали и предпочитали всем прочим лакомствам на свете.

-   Ребята, мне пора! - сказал после завтрака учитель Сплинтер. - Сегодня я вернусь очень поздно. Но будьте готовы также к тому, что меня не будет день-два.

-   Учитель! - обратился к нему Донателло. - Тогда, может, и мы с вами?

-   Нет, я не могу взять вас с собой, - покачал головой учитель Сплинтер. - Встреча, на которую я отправля­юсь, будет для вас неинтересной. Да и потом, я уве­рен, что вы умные мальчики и сможете найти себе занятие более подходящее, чем таскаться хвостом за старой крысой.

  Он снова хитро улыбнулся черепашкам ниндзя, и те успокоились.

-   Ну что ж, тогда счастливого пути, - несколько раздосадовано согласился Донателло.

-   Какие будут предложения насчет сегодняшнего дня? - спросил Рафаэль друзей после того, как учитель Сплинтер ушел.

-   А какие могут быть предложения? - развел лапа­ми Леонардо. - Над городом такое палящее солнце, что мы вряд ли сможем продержаться на поверхности больше часа.

-   Это точно, - согласился Донателло. - Вчера я ду­мал, что задохнусь в этом адском зное.

-   Но я же не предлагаю отправляться наверх, - со­гласился Леонардо. - Я просто спрашиваю: какие будут предложения насчет свободного времени?

-   Я бы позанимался с ниндзя-то, - спокойно сказал Микеланджело.

-   Тебе что, не хватает занятий, которые проводит с нами учитель Сплинтер? - удивился Рафаэль.

-   Не-ет, хватает, - согласился Микеланджело. ­- Просто, на мой взгляд, в этой ситуации ничего другого не остается. Да и поддержание мастерства мне не кажется пустым времяпрепровождением.

-   Ты говоришь прямо как взрослый, - посмотрел широко раскрытыми глазами Донателло.

-   Научился у учителя Сплинтера, - съязвил Ра­фаэль.

-   Ладно, перестаньте, - вмешался Леонардо. - Я чувствую, что затеянный разговор ничем хорошим не кончится, кроме спора.

-   А сам ты что предлагаешь? - недовольно спросил Рафаэль. - Не зря же привык всех поучать.

-   Но, Рафаэль, - ответил Леонардо, - вопрос задал ты. Тебе первому и предлагать.

  Рафаэль успокоился. Ему понравилось, как Леонардо повернул ситуацию в его пользу. Он высокомерно огля­дел друзей и произнес:

-   Я знаю, нам не хватает острых ощущений. Поэтому-то и предлагаю восполнить этот пробел в нашей жизни!

-   Ну вот, попрекал Леонардо, а сам туда же, поучать, - недовольно промычал Донателло.

-   Да нет же, я совсем не собираюсь вас поучать, - ­захваченный своей идеей, радовался Рафаэль.

  Но черепашки ниндзя не спешили разделить его ра­дость. Донателло встал и включил телевизор.

-   Все равно ничего толкового мы не придумаем, - сказал он. - Лучше уж посмотреть телевизор. И то больше пользы будет.

-   Ты не прав, Донателло, - не соглашался Рафа­эль. - Мы можем оставаться дома и в то же время по­лучать острые ощущения!

-   Это еще как? - удивился Микеланджело.

-   Очень просто, - сказал Рафаэль, заметив, что друзья обернулись к нему и внимательно слушают.

-   Даже не сходя с места? - все еще не понимал Донателло.

-   Даже не сходя с места, - подтвердил Рафаэль.

-   Тогда объясни, мы тебя внимательно слушаем, - развел лапками Леонардо.

-   Я предлагаю создать соответствующую обстановку.

-   Но каким образом? - поинтересовался Микеланджело.

-   Мы возьмем несколько кассет с фильмами и поста­раемся перенестись в обстоятельства, в которых действу­ют герои картин, - ответил Рафаэль.

-   Вот еще, - разочарованно вздохнул Донателло. ­- А я- то уж решил, что ты и впрямь придумал что-то стоя­щее.

-   Наверное, именно это ты видел сегодня во сне? - с издевкой поинтересовался Микеланджело.

-   А ты как думаешь? - разозлился Рафаэль.

  В ответ Микеланджело только пожал плечами. Дона­телло отвернулся к экрану телевизора, а Леонардо неоп­ределенно хмыкал.

-   А какие фильмы будем смотреть? - снисходитель­но поинтересовался Микеланджело.

-   Да вы что, поддерживаете эту глупую затею Рафа­эля? - вдруг разозлился Донателло.

-   Мне, например, ничего на ум не приходит, - по­качал головой Леонардо.

-   Я предложил бы фильм ужасов, - таинственно произнес Рафаэль.

-   Ух ты! - уже что-то представил себе Микеланд­жело.

-   А может, лучше какую-нибудь фантастику? - пы­тался привлечь друзей на свою сторону Леонардо.

-   Можно и фантастику, но только потом, после ужа­стика, - согласился Рафаэль.

-   Видал, - недовольно пробормотал Донателло. ­- Они уже решили, что будут смотреть.

-   А тебе, Донателло, мы поручим выбрать филь­мы, - сказал Леонардо, подмигивая Рафаэлю и Мике­ланджело.

  После этих слов Донателло немного смягчился и раз­вернулся от телевизора лицом к друзьям. Обвел их взглядом, заметил хитринку в глазах Леонардо, но все же согласился:

-   Ладно. Вечно вы так. Всегда все сами решаете. А потом скажете, что ничего из этой затеи не получилось. И я окажусь виноватым.

-   Это почему же? - поинтересовался Леонардо.

-   Потому что вспомните не того, кто все задумал, а кто фильмы выбирал, - пояснил Донателло.

  Микеланджело, а вслед за ним Леонардо и Рафаэль, разразились дружным смехом. Донателло сначала не мог понять, чему они так радуются. А потом, догадавшись, и сам поддержал друзей.

  Вскоре черепашки ниндзя дружно направились в ма­газин проката видеокассет. Впереди всех шел Донателло. Ведь это ему было отдано право выбора фильмов.

-   Опять мы паримся в этих плащах и шляпах вместо того, чтобы наслаждаться прохладой, - недовольно фыркнул Рафаэль.

-   Вот вам и здравствуйте! - фыркнул Донателло. - ­Сам предложил нелепую игру с фильмами, а теперь еще проявляет недовольство.

-   Да, без кассет с фильмами мы не смогли бы иг­рать, - согласился Рафаэль.

-   В таком случае, могу дать тебе на будущее хороший совет: прежде чем что-то предлагать, нужно подумать, как это все получится, - веско произнес Леонардо.

-   Опять ты со своими поучениями! - развел лапами Рафаэль.

-   Ладно, ребята, после драки кулаками не машут, ­- решил пресечь надоевшие споры Микеланджело.

-   Тем более что вот уже и магазин, - поддержал его Донателло. - Только чур, прошу не мешать мне выби­рать кассеты, раз уж решили, что именно я должен это сделать.

-   Да ладно тебе, Донателло! - примирительным  тоном сказал Леонардо. - Фильмы-то мы будем смотреть все вместе.  Так что можешь снять с себя бремя ответственности.

-   Хорошо-хорошо, я на всякий случай предупреждаю, - пробубнил Донателло.

  В магазине, у длинных рядов с кассетами, черепашки ниндзя замешкались.

-   Вот это да! - почесал затылок Донателло. - Здесь такой выбор, что мы вряд ли справимся и за неделю!

-   Вы что-то хотите приобрести? - подошла к ним продавщица.

-   Да-а, - нерешительно отозвался Донателло. Его несколько смутило внезапное появление девушки.

-   Хорошо, - кивнула продавщица. - Тогда скажите: что вас интересует?

-   Мы хотели бы выбрать какой-нибудь фильм ужасов, - опередил всех Рафаэль.

-   Рафаэль! - недовольно остановил Донателло. - Мы же, кажется, договаривались?

  Девушка улыбнулась, заметив обиду в словах одного из покупателей.

-   Фильм ужасов? - переспросила она, обращаясь теперь только к Донателло.

-   Что-нибудь поинтереснее и поновее, - застенчиво ответил тот.

-   Тогда вы можете пройти к стеллажу 6 - Н, - подсказала девушка. - Там у нас самые последние поступления фильмов ужасов.

-   Большое спасибо, - поблагодарил Донателло.

  И черепашки ниндзя направились к указанному стел­лажу. Они быстро отыскали секцию с буквой «H» - но­винки - и стали наперебой читать названия.

-   Монстры в городе», «Ночные кошмары», - произ­носил Леонардо. - Это должно подойти, особенно Рафаэлю.

-   Это почему же именно мне? - поинтересовался тот.

-   Как почему? - переспросил Леонардо. - Ты же видел сегодня ночью какие-то сны...

-   Из-за чего мы теперь и копаемся в этих ужасных названиях, - добавил Донателло.

  В ответ Рафаэль только пожал плечами.

-   А посмотрите, что я нашел: «Рядовые преиспод­ней», «Великий Легба», «Воскресший из ада», - читал Микеланджело.

-   А ты выбрал что-нибудь интересное, Донателло? - поинтересовался Леонардо.

  Донателло стоял несколько в стороне и напряженно всматривался в названия фильмов, а потом смотрел про­спекты к ним. Он очень серьезно подошел к выполнению порученного задания и поэтому выбирал со всей тщатель­ностью.

-   Да, - спокойно ответил он на вопрос Леонардо и продолжал изучать рекламные проспекты.

-   Что, например? - спросил Рафаэль, видя в руках у Донателло уже несколько кассет.

-   Я взял три фильма: «Одержимые», «Возвращение зомби» и «Реинкарнация – III», - уверенный в своем вы­боре, произнес Донателло.

-   Ты уверен, что это классные фильмы? - поинтере­совался Микеланджело.

-   Если судить по рекламным проспектам и по названию, то да, - утвердительно ответил Донателло.

-   Тогда пойдемте. Я думаю, нам здесь больше делать нечего, - сказал Микеланджело.

  Черепашки ниндзя расплатились за прокат кассет и отправились в обратный путь.

-   Быстрее бы добраться до входа. Я изнемогаю от жа­ры, - задыхался по пути Леонардо.

-   Ребята, смотрите на вещи проще! - старался пошу­тить Микеланджело.

-   Вот и смотри, - не соглашался Донателло. - Только такие сумасшедшие черепахи и могут гулять в такую жару по раскаленным улицам города!

-   Ха-ха-ха! - засмеялся Микеланджело. - Где ва­ша физическая выносливость? А я ведь предлагал за­няться совершенствованием боевых приемов!

-   Слушай, Микеланджело, перестань издеваться, ­- перебил друга Рафаэль. - Ты же согласился пойти со всеми вместе за кассетами. Мог прекрасно провести вре­мя и дома, отрабатывая технику боевых искусств ниндзя.

-   Давайте прекратим эти бессмысленные споры и прибавим шагу, - оглядываясь по сторонам, сказал Лео­нардо. - А то прохожие примут нас за шайку злоумыш­ленников, разгуливающую средь бела дня в самом центре города.

  Остальные черепашки ниндзя осмотрелись вокруг. Действительно, некоторые прохожие подозрительно ко­сились на их компанию и старались обойти спорщиков стороной.

-   Вот это да, - разочарованно произнес Рафаэль. ­- Никогда не думал, что нас могут принимать за преступ­ников! Мы же всегда только всем помогаем в беде!

-   Посмотрел бы на себя со стороны! - много­значительно сказал Леонардо.

  Дальше черепашки ниндзя продолжали свой путь без споров и вскоре благополучно добрались до входа в го­родскую канализацию, где находилось их скромное жи­лище.

-   Фу-у, - облегченно вздохнул Донателло, снимая камуфляжные шляпу и плащ. - Мы уже почти дома.

  Его примеру тут же последовали Рафаэль и Мике­ланджело. Только Леонардо не спешил снимать маски­ровку.

-   Ты что, Леонардо, думаешь, нас могут засечь? - подшутил над другом Рафаэль.

-   Надеюсь, что нет, - спокойно и серьезно ответил Леонардо. - Однако мы еще не дома, чтобы так запросто раскрывать свое инкогнито.

-   Да ладно тебе, Леонардо, - заперечил ему Мике­ланджело. - Сколько раз мы бродили по канализацион­ным ходам, и никто никогда нас не видел.

-   Согласен, - ответил Леонардо. - И не собираюсь вас переубеждать.

  Друзья удивились такому поведению Леонардо, но тем не менее молча продолжали свой путь. Вдруг впереди послышалось что-то похожее на крик. Черепашки ниндзя остановились и прислушались. Нет, больше никаких зву­ков.

-   Интересно, кто или что это могло бы быть? - по­дал голос Донателло.

-   Лично мне показалось, что плещется вода, - ска­зал Рафаэль.

-   Нет, - не согласился Микеланджело. - Это было что-то похожее на крик о помощи.

-   А я думаю, что это были голоса преступников, кото­рые забрались в канализацию до темноты, чтобы потом выбраться на поверхность и творить свои черные дела, - выдвинул версию Леонардо.

-   Да-а, сколько мнений - и все разные, - подвел итог Микеланджело. - в одном не сомневаюсь: нужно быть осторожными и внимательными, чтобы, услышав еще раз эти звуки, постараться определить, что они могут значить.

-   Я согласен с Микеланджело, - сказал Леонардо.

-   И я, - прошептал Донателло.

-   И я, - кивнул Рафаэль.

  Черепашки ниндзя двинулись дальше. Но теперь они внимательно вслушивались в каждый свой шаг, в любой посторонний звук и даже шорох. Так почти доб­рались до своего убежища. И вдруг в одном из канализационных ответвлений снова услышали какие-то по­сторонние звуки.

-   Тс-с-с, - сделал предупреждающий знак Леонардо и первым прижался к стене.

  Остальные последовали его примеру. Потом черепаш­ки осторожно прокрались за угол и сделали это как нель­зя кстати. Едва они спрятались, как в дальнем конце бо­кового хода показался незнакомец. Он был закутан в гру­бые одежды, отдаленно напоминавшие индусские. На ли­це у него была маска из того же материала. На голове ­капюшон спортивного костюма, который, по всей види­мости, скрывался под одеждами.

  Черепашки ниндзя следили за незнакомцем, боясь не то что пошевелиться, а даже дышать. Незнакомец отда­лялся в противоположном направлении, то есть туда, где был выход из канализации. А черепашки замерли в ожи­дании, что кто-то появится вслед за ним. Это они вывели из того, что незнакомец время от времени оборачивался и смотрел назад, словно хотел удостовериться, нет ли за ним погони.

  Когда он отошел достаточно далеко, Донателло, нару­шив тишину, прошептал:

-   Странный тип. Я никогда не видел его в этих мес­тах.

  Он обвел взглядом друзей, ожидая от тех хоть какого-­то объяснения. Но остальные могли сказать не больше Донателло.

-   Интересно, как он пронюхал о нашем потайном хо­де? - недоумевал Рафаэль.

-   Что будем делать? - спросил Микеланджело.

-   Я думаю, нам следует проследить за ним, - предложил Рафаэль.

-   Зачем? - не понял Донателло.

-   На всякий случай, - просто объяснил Рафаэль.

-   А мне кажется, нужно сначала узнать, чем он здесь занимался, - предложил в свою очередь Леонардо.

-   Правильно, я согласен с Леонардо, - заявил Ми­келанджело.

-   Но пока мы будем заниматься расследованием здесь, он скроется в толпе и потом ищи-свищи, - стоял на своем Рафаэль.

-   И это тоже верно, - согласился Донателло.

-   Тогда давайте договоримся так: двое идут за незнакомцем, а двое остаются здесь, потом собираемся в ка­ком-нибудь условленном месте, - придумал план дейст­вий Леонардо.

-   Это было бы неплохо, - почесал затылок Донателло. - Но кто последует за незнакомцем?

-   Конечно же, Леонардо и... - замялся Рафаэль.

-   А почему это сразу я? - не согласился Леонардо.

-   Во-первых, потому, что ты все еще в камуфляже, - пояснил Рафаэль.

-   А во-вторых? - поинтересовался Леонардо.

-   А во-вторых, потому, что именно ты предложил идею выследить его подобным способом, - добавил Рафаэль.

-   Я чувствую, что, занимаясь этими разборками, мы не успеем осуществить ни одного нашего плана, - пога­сил начинающийся спор Микеланджело. - Поэтому да­вайте решим так: все вместе посмотрим, что он здесь де­лал, а потом все вместе двинем следить за ним на улицу.

-   Но мы потеряем его из виду! - недовольно заметил Донателло.

-   Да, но если будем спорить, то вообще вряд ли что­-нибудь успеем, - настаивал Микеланджело.

-   А что, если всем вместе отправиться за незнаком­цем? - неожиданно предложил Леонардо.

-   Как это? - удивился Микеланджело.

-   Очень просто: канализация от нас никуда не денется. Мы проследим за ним и вернемся сюда, - объяснил Леонардо.

-   Я думаю, это идея! - восторженно поддержал До­нателло.

-   Ну что ж, на том и порешим, - согласился Микеланджело, немного недовольный тем, что его план был отвергнут.

  И черепашки ниндзя двинулись в обратный путь, ста­раясь побыстрее добраться до выхода. На ходу об­лачались в свой привычный камуфляж. И только один Леонардо победно улыбался, глядя на старания своих друзей.

Глава 2. Странный прохожий

  Вскоре друзья были снова на шумной улице. Они стояли на тротуаре и вертели головами в разные стороны. Но одно дело видеть незнакомца в темноте, а другое - раз­глядеть его при ярком свете дня в многоцветной толпе прохожих и непрекращающемся потоке машин.

-   Все, мы потеряли его, - безнадежно развел лапами Донателло.

-   Конечно, - согласился Леонардо, - он ведь так спешил.

-   А я считаю, что ничего еще не потеряно, - возра­зил Микеланджело. - Только не стоять на месте. Давай­те прикинем: в каком направлении он мог пойти?

-   Если ему нужно было в эту сторону, - вслух стал размышлять Рафаэль, указывая направо, - то он мог пойти только по 67-ой улице.

-   Я думаю, что он пошел налево, - сказал Мике­ланджело.

-   Это еще почему? - поинтересовался Рафаэль.

-   Очень просто, - принялся объяснять Микеланд­жело. - Если бы он направился в сторону 67-ой улицы, то рисковал бы попасть в поле зрения своих преследователей.

-   Каких еще преследователей? - не понял Донателло. - Нас, что ли?

-   Возможных преследователей, - пояснил Микеланджело. - Это, во-первых. А во-вторых, 67-ая улица не так многолюдна и ведет в старые кварталы, где на него могут обратить внимание и запомнить.

-   Удивительно, Микеланджело, - сказал Леонардо. - Ты рассуждаешь прямо как детектив. Настоящий Эркюль Пуаро!

  Микеланджело был польщен словами Леонардо и думал о том, как поддержать это мнение в глазах Донателло и Рафаэля, которые пока еще никак не могли понять, куда же клонит их друг.

-   Ну, хорошо, - стал соглашаться Рафаэль. - А если он пошел в эту сторону...

-   Если он пошел в эту сторону, а я думаю, что это именно так, - продолжал рассуждать Микеландже­ло, - то у него есть множество шансов как ускользнуть от преследователей...

  При этих словах Микеланджело умолк, посмотрел на Донателло, как будто ожидая услышать очередной вопрос, и продолжал:

-    ...как ускользнуть от преследователей, так и не привлечь внимания окружающих.

-   Это еще почему? - удивился Донателло. - Разве в эту сторону улицы прохожие не ходят?

-   В том-то все и дело, дружище, что их здесь множество, - объяснил Микеланджело.

-   И незнакомцу легче среди них затеряться! - добавил Леонардо.

-   Да, - подтвердил Микеланджело. - К тому же, здесь находятся транспортные остановки. На любой из них он мог бы сесть в автобус или такси.

-   А через квартал - и в метро, - начинал понимать Донателло.

-   Вот именно! - поддержал его успехи в дедуктив­ном методе Леонардо.

-   Значит, чтобы найти его, нам нужно тоже идти в эту сторону, - подытожил Донателло.

-   Правильно! - воскликнул Микеланджело. - По­разительно, как быстро ты, Донателло, освоил дедуктив­ный метод.

-   Но я ведь тоже смотрел фильмы о Пуаро, - не по­нял иронии Донателло.

-   А теперь нам следует разделиться на две пары, - продолжал Микеланджело.

-   Это тоже по дедуктивному методу? - съязвил Рафаэль.

-   Нет, - ответил друг. - Двое пойдут по одной сто­роне улицы, двое - по другой. Мы же не можем сказать точно, где именно сейчас находится незнакомец. Он мог пойти по любой стороне.

-   Это верно, - согласился Леонардо.

-   Кто пойдет по этой стороне? - спросил Микеланджело.

-   Я и Леонардо, - ответил Рафаэль.

-   Хорошо. Тогда мы с Донателло отправимся по этой, - согласился Микеланджело. - Только не забы­вайте сигнализировать нам.

-   А вы нам, - сказал в ответ Рафаэль. - И смотри­те, чтобы не потерялись из виду.

-   Смотрите сами, - уже отдаляясь, буркнул Дона­телло.

  Леонардо и Рафаэль направились в сторону подземно­го перехода, а Микеланджело и Донателло не спеша по­шли вперед.

-   Давай-ка быстрее, - предложил Донателло. - А то мы не только не найдем незнакомца, но и изрядно под­жаримся на такой жарище.

-   Не спеши, - ответил Микеланджело. - Рафаэль и Леонардо еще не показались из подземного перехода.

  Донателло недовольно хмыкнул, но промолчал. Конечно, ему хотелось первым выследить незнакомца. Ко­гда начиналось интересное приключение, у него почти всегда возникала неодолимая жажда соперничества. Вот и теперь он старался уговорить Микеланджело оторваться от остальных. Но тот не согласился. Для него на первом месте были не приключения ради при­ключений, а общий результат. Микеланджело не мог просто так броситься в погоню за неизвестным и оста­вить при этом друзей.

-   Ну вот, теперь мы можем идти дальше, - сказал Микеланджело, когда Рафаэль и Леонардо появились на противоположной стороне улицы.

  Донателло посмотрел туда, куда ему указывал Мике­ланджело. Рафаэль помахал им лапой. Он тоже их заметил.

-   Да, - сказал Донателло, - если посмотреть со стороны, то мы в своих нарядах очень даже похожи на преступников.

-   С чего это ты взял? - не согласился Мике­ланджело.

-   Никакие нормальные существа не шляются под па­лящими лучами в такой тяжелой одежде, - объяснил Донателло.

-   Но у нас ничего другого нет, - ответил Мике­ланджело.

-   В таком случае нам следовало идти по той стороне, по которой сейчас идут Леонардо и Рафаэль, - сказал Донателло.

-   Это еще почему? - не понял Микеланджело.

-   Да потому, что на той стороне хоть маленькая тень, хоть какая-то прохлада, - растолковал Донателло.

-   Да, дружище Донателло, - согласился Микеланд­жело, посмотрев на противоположную сторону улицы, ­- тут ты безусловно прав.

  С каждым шагом Донателло все больше хмурился. Ему нестерпимо хотелось вернуться домой. Причиной была невыносимая жара. Он весь обливался потом, фыр­кал и часто дышал. Настроение падало еще и оттого, что никаких следов незнакомца им так и не удалось пока оты­скать.

  Микеланджело вел себя совсем иначе. Он шел не спе­ша, вглядывался в прохожих, осматривал витрины мага­зинчиков, провожал взглядом проезжавшие мимо авто­мобили и автобусы. Он вовсе не обращал внимания на жару, которая сгоняла с него, как и с Донателло, семь потов.

  Донателло шел и с надеждой думал, что скоро Мике­ланджело тоже станет невмоготу под палящими лучами солнца и он скажет: давай возвращаться. Но когда по­смотрел на него, то понял, что не услышит от друга ни единого слова недовольства.

  Микеланджело так вошел в роль детектива, что не за­мечал ни пота, который струился ручьями по лицу, ни Донателло, который шел рядом и все время недовольно фыркал.

-   Послушай, Микеланджело, - решился Донател­ло. - Ты что же, в самом деле думаешь, что нам у даст­ся напасть на след незнакомца?

  Микеланджело остановился и внимательно посмотрел на него.

-   Нужно глядеть в оба, - таинственно сказал он. - ­Чутье мне подсказывает, что мы взяли правильное на­правление.

  Эти слова были произнесены Микеланджело с такой серьезностью, какой, показалось Донателло, он никогда не замечал за другом.

-   Ты так думаешь? - переспросил так же серьезно Донателло.

-   Я не думаю, я почти уверен, - ответил Микеланджело.

  И тогда Донателло на какое-то мгновение забыл о жаре и о своем недовольстве. Он представил, как буквально за следующим поворотом их ждет удача и они наконец-то настигнут незнакомца. Но затем в голову снова пришли невеселые мысли, и Донателло не сдержался, сказал шепотом:

-   Будь он трижды неладен, этот проклятый незнакомец!

  И едва он успел произнести эти слова, как Микеланджело резко остановился. Донателло, который следовал за другом буквально по пятам, наткнулся на его панцирь, скрытый под плащом.

-   Тс-с-с, - цыкнул на Микеланджело.

-   Ты что, заметил его? - стараясь подражать другу, спросил Донателло.

-   По-моему, это он, - кивнул Микеланджело. - Или, во всяком случае очень похож на того, из канализации.

  Леонардо и Рафаэль, которые шли в том же направлении по противоположной стороне, заметили, как остано­вились Микеланджело и Донателло и уставились в витрину одного из магазинов одежды.

-   Скорее всего, они выследили незнакомца, - сделал вывод Рафаэль.

-   Возможно, - ответил Леонардо. - Но если так, то почему не сигнализируют нам?

-   Может быть, они увлеклись и забыли о нас? - предположил Рафаэль.

-   Тогда нам нужно самим поспешить на ту сторону, - сказал Леонардо.

-   Ты прав, - согласился Рафаэль.

  Но в следующий момент он остановился и положил лапку на плечо Леонардо, который высматривал ближайший подземный переход:

-   Послушай, Леонардо, а если они ошиблись? Может же быть такое?

-   В любом случае нам тоже следует посмотреть на него, - настаивал Леонардо. - Ты же знаешь, какая зрительная память у Микеланджело. А если ты увлечен преследованием, то недолго и спутать. Мало ли индусов или арабов может расхаживать по улицам такого большого города, как наш.

-   Я думаю, ты прав, - согласился, наконец, Рафа­эль. - Ну, где здесь ближайший переход?

  Донателло, который собрался было сигнализировать друзьям, увидел, что они направляются к переходу.

-   Надо же, какие шустрые ребята, - сказал он и об­ратился уже к Микеланджело: - Ты видел таких: я еще не подал им сигнала, а они сами направляются к нам.

  Но Микеланджело настолько был поглощен слежкой за незнакомцем, что никак не отреагировал на слова Донателло.

  «Да, с ним определенно что-то произошло, - сам себе сказал Донателло. - Скорее всего, после этого случая Микеланджело уйдет в детективы, откроет собственную контору и займется частным сыском».

  В это время сзади к Донателло и Микеланджело под­ходили Рафаэль и Леонардо. Они заметили, что Мике­ланджело напряженно всматривается в витрину магазина, а Донателло тем временем стоит рядом и что-то шепчет про себя.

-   Я вижу, друзья, вы всерьез занялись применением дедуктивного метода на практике, - пошутил Рафаэль.

-   Откуда такая поразительная наблюдательность? - с той же шутливостью ответил Донателло.

-   Ну как же, это каждому видно, - объяснил Рафаэль. - Один стоит и дает дельные практические со­веты, а второй их в точности выполняет.

-   Прямо как Эркюль Пуаро и Гастингс, - поддер­жал шутку Рафаэля Леонардо.

-   Или Шерлок Холмс и доктор Ватсон.

-   Угу-у, - недовольно промычал Донателло.

-   Смейтесь, смейтесь. А пока вы будете смешить прохо­жих, мы тем временем будем выслеживать незнакомца...

-   Все, - оборвал Микеланджело спор друзей. - Он выходит. Теперь будьте внимательны: он это или нет? Только не смотрите так, будто вы посланы полицией. Старайтесь не привлекать внимания.

  Микеланджело отдавал распоряжения таким тоном, что остальные черепашки ниндзя без возражения подчинялись. Они прекратили отпускать свои остроты и приняли вид случайных прохожих, которых что-то заин­тересовало в витрине магазина одежды.

  В этот момент из двери вышел незнакомец. Он остано­вился, посмотрел в ту сторону, откуда только что пришли черепашки ниндзя и несколько ранее их - он сам. Потом он обратил внимание на странных четырех субъектов, двое из которых упорно рассматривали витрину, один крутился у рядом стоявшего авто, а четвертый уставился подозрительными глазенками прямо на него. Незнако­мец был африканцем. Он нахмурил брови и тоже при­стально посмотрел в глаза этому четвертому. Потом сде­лал шаг в его сторону, улыбнулся и сказал:

-   Послушай, друг, мне кажется, тебе очень жарко.

  Его доброжелательная улыбка обезоружила нашего детектива и он ответил:

-   Меня зовут Донателло. А тебя?

  Африканец говорил со страшным акцентом и, скорее всего, плохо знал английский язык, потому что опять нахмурил брови и развел руками.

-   На моя родина тоже бывает жарко круглый год, - сказал он, - но я не могу привыкать здесь.

-   Как твое имя? - снова повторил Донателло и в очередной раз представился: - Меня зовут Дона­телло.

  При этом он ткнул себе в грудь лапкой.

-   Донателло, - повторил африканец. - Имя, йес?

-   Да, - утвердительно кивнул Донателло.

  Микеланджело стоял в стороне, чуть позади африкан­ца, и уже начинал злиться.

  «Черт бы побрал этого любопытного Донателло, - думал он. - Вечно суется со своими расспросами».

-   А мой имя есть Ли, - представился африканец.

-   Ли? - удивился Донателло.

  Остальные черепашки ниндзя тоже перестали притво­ряться и внимательно слушали разговор, который вне­запно возник между африканцем и Донателло. Донател­ло продолжал выпытывать:

-   Но это скорее какое-то корейское имя, чем афри­канское?!

-   Что? - не понял африканец Ли.

-   Твое имя похоже на корейское, а не на африканское, - стал растолковывать Донателло, жестикулируя руками.

-   Нет-нет, - отрицательно покачал головой африка­нец. - Это короткий форма. Полный имя есть Лиангом­бе, в честь великий бог мой народ!

  При этих словах он воздел руки к небу, Поднял голову и прошептал какие-то магические звуки, похожие на мо­литву. Пока он это делал, черепашки ниндзя успели об­меняться недоуменными взглядами. А Микеланджело, к тому же, что-то старался объяснить Донателло, но тот ничего не понимал и только вопросительно качал головой в ответ. Микеланджело же старался сказать, что им пора уходить, что не ради этих разговоров они вели преследование.

-   А это мои друзья, - сказал Донателло, указывая на черепашек ниндзя.

  Африканец оборвал на полуслове молитву своему бо­гу и заметил, как разговаривают жестами между собой эти странные незнакомцы.

-   Я это есть сразу понимать, - согласно покивал го­ловой Лиангомбе. - Вы есть странно, но очень похоже выглядеть.

  При этом он каждому кланялся, как бы здороваясь и приветствуя друзей своего неожиданного знакомого. Ко­гда любезности были исчерпаны, Лиангомбе посмотрел на часы:

-   Я есть спешить, мне пора в самолет, аэропорт, ­- объяснил он.

-   Так ты куда-то улетаешь? - на правах знакомого спросил Донателло.

-   Йес, - ответил Лиангомбе, - меня там ждать братья.

  Он снова улыбнулся и помахал на прощание рукой; уже собираясь уходить. А Микеланджело улучил момент и стал тянуть Донателло за рукав, делая вид, будто они тоже очень спешат. Но Донателло не хотел сдаваться.

-   Подожди, Микеланджело, - запротестовал он, вырываясь из лап друга. - Мы же еще не расспросили его, что он делал в нашем канализационном тоннеле!

  Донателло говорил так громко, что черепашки ниндзя осмотрелись вокруг, стараясь понять, не обратил ли кто­-нибудь внимания на их друга. К несчастью, африканец также оглянулся на громкий разговор друзей, который больше походил на разборку. Леонардо даже показалось, что тот услышал слова о тоннеле и понял, что черепашки преследуют его.

-   Ты чего так раскричался? - дернул он друга за рукав.

-   А что, нельзя? - дерзко ответил тот.

-   Пожалуйста, не кричи, - спокойно сказал Мике­ланджело. - Своим поведением ты только навре­дишь делу.

-   К тому же, - добавил Рафаэль, - этот африканец мог наврать нам. И он совсем не Ли... или как его там?

-   Почему это? - поинтересовался Донателло. - Ты что, подозреваешь, что он был неискренен?

-   Дорогой Донателло, - с напускной любезностью пояснил Леонардо. - Ты не маленький и сам прекрасно понимаешь, что всякое может быть. Ты же сам видел, как он крался в тоннеле, как будто уходил от преследования или боялся разоблачения.

-   Но почему? - все еще не понимал Донателло. - Мне показалось, что он хороший парень.

-   Если ты так доверчив, то это еще не значит, что все мы такие же, - ответил Микеланджело. - Кстати, ты сам мне сказал, как похожи на преступников Рафаэль и Леонардо, облаченные в маскировочные костюмы. Помнишь?

-   Да, это верно, - улыбнулся Донателло и осмотрел друзей.

-   Так почему же не предположить, что кто-то со сто­роны точно так же воспринимает и тебя, - вел дальше свою мысль Микеланджело. - Ведь и ты одет в одинаковую с нами одежду.

  Донателло посмотрел на друзей, потом на себя. Он не нашелся, что сказать, и молчаливо согласился с Микеланджело.

-   Я думаю, что ты, Микеланджело, как всегда, прав, - сказал он через какое-то время и опустил голову.

-   Ну что ж, я рад тому, что ты не безнадежен, - улыбнулся Микеланджело. - А теперь нам все же следу­ет проследить этого африканца.

-   Но мы же его увидели? - не понял Донателло.

-   Да, - выдохнул Микеланджело. - Он нас, сожалению, тоже.

-   Благодаря тебе, дружище Донателло, - добавил Рафаэль.

-   А если бы он обратился не ко мне, а к тебе? - стал оправдываться Донателло. - Чтобы ты тогда сделал и сказал?

  Рафаэль не знал, как бы повел себя в такой ситуации, поэтому предпочел промолчать.

-   И все-таки я думаю, нам следует проследить путь этого африканца с божественным именем, и на всякий случай посмотреть, что за братья ждут его в аэропорту, ­- высказался Микеланджело.

-   В таком случае нам надо спешить, пока он не исчез в людском потоке, - сказал Леонардо.

-   Но теперь нам придется держаться от него на рас­стоянии, - предупредил Микеланджело.

-   Почему? - возразил Донателло. - Мы же с ним как бы уже познакомились?

-   Именно потому, что он теперь нас запомнил, мы и должны стараться не попасть ему на глаза, - спокойно объяснил Микеланджело.

  В ответ Донателло только согласно закивал и последовал за компанией. Черепашки ниндзя стара­лись держаться на расстоянии от африканца, но и не упускать того из виду. Внимательнее всех следил за ним Микеланджело. Он так вошел в роль профессио­нального детектива, что друзья не узнавали его. Поэто­му от его зоркого взгляда не ускользала ни одна ма­лость из того, что делал африканец. Микеланджело бу­квально вцепился в него глазами. Тот шел по тротуару, потом на мгновение приостановился, что-то достал из кармана, внимательно осмотрел это «что-то», оглянул­ся по сторонам. Не заметив опасности, выбросил некий предмет в урну с мусором и еще быстрее зашагал по улице.

  «Интересно, что бы это могло быть?» - задумался Микеланджело.

  Остальные черепашки сознавали: они всего лишь со­провождают друга, который так увлекся ролью детекти­ва, что никого кроме преследуемого, не замечал.

  Когда черепашки ниндзя подошли к тому месту, где останавливался африканец, Микеланджело бросился изучать содержимое мусорной урны. Донателло, Рафа­эль и Леонардо переглянулись, но так ничего и не поня­ли. Однако спрашивать о чем-либо увлеченного своим занятием Микеланджело никто из них не решался.

  Сначала сыщик не обнаружил в: урне ничего интерес­ного - одни обертки из-под мороженого, пробки, окурки и прочий хлам. Но потом его внимание привлекла бумажка, лежавшая на самом верху. Ее, по всей видимости, и выбросил африканец с труднопроизносимым именем.

-   А ну-ка, посмотрим, что бы это значило? - сказал Микеланджело, вынимая и разворачивая бумажку.

  Донателло, Леонардо и Рафаэль подошли к Мике­ланджело и стали разглядывать смятый листок бумаги, на котором был план какой-то местности. В некоторых местах на схеме имелись надписи, некоторые были по­мечены крестиками или обведены кружками.

-   Что скажете? - обратился Микеланджело, протя­гивая листок друзьям.

  Рафаэль первым взял его в лапы и стал пристально всматриваться в надписи.

-   Ка-ра-обэ, - прочитал он одну из надписей и посмотрел на Леонардо в надежде на подсказку.

  Но Леонардо сам смотрел на схему и непонимающе хлопал глазами.

-   Ясно одно: все эти надписи имеют определенное значение, - сказал Леонардо. - Но мы не сможем их понять без помощи специалиста.

-   Или хотя бы того, кто в этом знает хоть какой-то толк, - добавил Рафаэль.

-   Эйприл! - тут же воскликнул Донателло. - Вот кто наверняка сможет нам помочь!

-   М-да-а, - задумчиво произнес Микеланджело. ­- В любом случае, мы должны прихватить эти каракули с собой.

  И он протянул лапку, чтобы забрать найденную схему у Рафаэля.

-   А теперь вперед, - сказал он, - Нужно спешить.

-   Мне кажется, дело приобретает интересный оборот, - толкнул локтем Рафаэля Донателло.

-   Ты думаешь? - спросил тот.

-   Да, - уверенно ответил Донателло. - И знаешь почему? В нем есть какая-то загадка.

-   Да, - согласился Леонардо, услышавший разго­вор друзей. - Определенно, этот африканец знает какую­-то тайну.

-   Вот будет здорово, если нам удастся разгадать ее! - предвкушая необыкновенные приключения, радо­вался Донателло.

-   Ладно, пойдемте скорее за Микеланджело, - ска­зал Леонардо. - А то мы потеряем и его из виду.

  И трое друзей поспешили за Микеланджело, который успел уже порядочно оторваться от них. Когда друзья его нагнали, он сказал:

-   Смотрите! Видите? Он вон там, на остановке.

  И Микеланджело, чтобы не указывать лапой на афри­канца, просто кивнул в ту сторону. Донателло, Рафаэль и Леонардо легко разглядели теперь уже знакомого не­знакомца среди ожидавших.

-   Что будем делать? - спросил Леонардо, обраща­ясь скорее к одному Микеланджело.

-   Если мы сядем в один с ним автобус, то это несомненно вызовет у него подозрение, - не то отвечая, не то размышляя, говорил Микеланджело.

-   А мы посмотрим, на какой маршрут он сядет, и по­едем на следующем, - подсказал Рафаэль.

-   Тогда мы рискуем потерять его из виду вообще, - ­возразил Леонардо.

-   А как же тогда поступить? - развел руками Донателло.

-   У нас еще остались деньги? - поинтересовался Микеланджело.

-   Да, но совсем немного, - ответил Леонардо.

-   А зачем тебе понадобились деньги? - спросил Рафаэль.

-   Мы мог ли бы взять такси и отправиться вслед за ним в аэропорт, - сказал Микеланджело. - Так мы не упустим его из виду и не попадемся ему на глаза.

-   Смотрите, смотрите! - перебил его Рафаэль.

  И все черепашки ниндзя обернулись в сторону оста­новки.

-   Он нас опередил, - продолжал Рафаэль. - Он сам решил взять такси.

  В это время африканец сел в такси, и машина трону­лась с места. Черепашки ниндзя почти в один голос ста­ли размахивать лапами и кричать:

-   Такси, такси!

  Вскоре возле них остановилась машина, и водитель спросил:

-   Куда?

-   В аэропорт! - ответил Микеланджело.

-   Давай! - согласился водитель, и черепашки ниндзя один за другим попрыгали в машину.

  На ближайшем светофоре они настигли преследуемо­го африканца.

-   Видите ту машину такси? - показал Микеланд­жело. - Нужно следовать за ней.

-   Только не привлекая внимания пассажира! - доба­вил Донателло.

-   В детективов играете, ребята? - обернулся водитель.

-   Что-то вроде того, - пожимая плечами и улыбаясь, ответил Донателло.

-   Ну-ну, - засмеялся в ответ таксист.

  Зажегся зеленый свет, и поток автомобилей устремился вперед.

-   А мы не потеряем их из поля зрения? - беспокоил­ся Леонардо.

-   Куда им деться, - ответил водитель. - Дорога в аэропорт одна.

  Но тут преследуемое такси, словно наперекор сказан­ному, вдруг повернуло с 64-ой на 65-ую улицу. Это про­изошло так неожиданно, что водитель еле успел среаги­ровать и вписаться в поворот.

-   Ну вы, ребята, даете, - смахнул пот с лица так­сист. - Сначала говорите - в аэропорт, а потом затевае­те погоню. Прямо как настоящие сыщики!

-   А мы и есть сыщики. Вернее, один из нас, - подтвердил Донателло. - И сидит он рядом с вами.

  Последние слова Донателло относились, конечно же, к Микеланджело. Таксист посмотрел на соседа справа, хо­тел еще что-то сказать, Но, видя серьезное выражение его лица, не решился.

  А тем временем преследуемая машина направлялась действительно не в аэропорт - 65-ая улица вела прямо за город.

Глава 3. Случайные свидетели

  Чем дальше уходило от черепашек ниндзя преследуе­мое такси, тем меньше оставалось транспорта на дороге. Машины разъезжались в разные стороны, и вскоре могло получиться так, что на трассе остались бы только эти два автомобиля: такси, в котором находился африканец, и второе, с его преследователями.

-   Послушай, Микеланджело, - наклонился и шеп­нул на ухо другу Леонардо. - Скоро кончатся последние кварталы города и мы окажемся один на один с африкан­цем. Тогда уж он точно нас заметит.

  Микеланджело и сам это прекрасно понимал, и волно­вался не меньше Леонардо.

-   Хорошо, - согласился он. - Если через квартал­-другой он не остановится, мы возвращаемся обратно.

  Таксист обратил внимание на перешептывания друзей и не упустил момента выдать одну из своих колкостей:

-   Ха-ха! Что, испугались?

-   С чего это вы взяли? - отрицательно покачал головой Микеланджело.

-   Просто мы договаривались, что будем играть в пре­следователей, но поедем только в направлении аэропор­та, - вмешался Леонардо.

-   А вообще, мы никого не боимся, - гордо заявил Леонардо.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся таксист. - Никого не бо­ятся только дураки.

-   Не знаю, может быть, вы и правы, - уклончиво сказал тот.

-   Леонардо, - толкнул локтем друга Рафаэль, - а денег не обратную дорогу у нас не хватит?

  Леонардо наклонился вперед и через плечо Микеланджело посмотрел на счетчик такси. Потом что-то при­кинул в уме и тихонько ответил Рафаэлю:

-   Пожалуй, придется добираться пешком.

  Рафаэль невольно глянул в заднее стекло автомобиля, будто пытался определить, так ли уж далеко они отъеха­ли от знакомых кварталов.

-   Ладно, - сказал вдруг Микеланджело. - Здесь остановите. Мы выходим.

-   Здесь? - переспросил Донателло и посмотрел в окно вокруг.

  Чтобы предупредить дурацкие вопросы, Леонардо толкнул его лапой. Донателло ничего не понял, но доби­ваться ответа не стал.

  Черепашки ниндзя расплатились с таксистом и вы­шли.

-   Желаю благополучно закончить расследование! Ха-ха-ха! - пошутил на прощание водитель и уехал.

-   Послушай, Микеланджело, - возмутился Дона­телло, когда черепашки остались одни. - Какого беса мы здесь вышли? Что нам тут делать?

-   А ты что предлагаешь, чтобы мы гнались за твоим знакомым до самой Африки? - спросил Микеланджело.

-   К тому же, - добавил Леонардо, пересчитывая оставшиеся деньги, - у нас осталось четыре доллара и во­семьдесят центов.

-   Да-а, - протяжно произнес Рафаэль. - Влипли, так влипли. Интересно, что скажет учитель Сплинтер на такие наши похождения?

-   Смотрите, смотрите! - вскрикнул Донателло, ко­торый стоял немного в стороне и провожал взглядом сво­его так называемого знакомого.

-   Что случилось? - спросил Рафаэль.

-   Он тоже остановился! - чуть ли не радостно ответил Донателло.

  И черепашки ниндзя все вместе стали всматриваться в сторону, куда указывал Донателло. Такси с африканцем и вправду остановилась. Немного погодя, Лиангомбе вы­шел из машины; и она стала разворачиваться. А африканец пошарил по своим карманам, что-то достал оттуда, посмотрел, а потом стал разглядывать район, в который он только что приехал.

-   Прячемся! - скомандовал Микеланджело и сам первым бросился в сторону от дороги. - Он может нас заметить!

  Остальные черепашки последовали его примеру.

-   Таксист был прав, - выдохнул Рафаэль. - Мы ведем себя, как сыщики в хорошеньком детективчике.

-   Да-а, - согласился Леонардо. - Одно плохо: что мы никому не сообщили, где находимся.

-   Что же нам теперь делать? - обвел всех вопроси­тельным взглядом Донателло.

-   Остается одно из двух, - сказал Леонардо. - Или мы продолжаем преследовать африканца и, в конце концов, узнаем, чем он здесь намерен заниматься, или от­правляемся домой...

-   Но тогда мы ничего не узнаем, - перебил его Ми­келанджело. - Это, во-первых. И, во-вторых, оставим на полпути неразгаданную тайну.

  Черепашки призадумались. Никто не решался что­-либо советовать.

-   Мне кажется, Микеланджело прав, - неожиданно для самого себя поддержал друга Донателло. - Нельзя бросать дело, на которое мы потратили уже столько времени.

  Скорее всего, Донателло сказал так потому, что очень любил всякие приключения и переделки, в которые чере­пашкам доводилось попадать. И хотя их часто заносило, появлялись всякие личные амбиции, возникали споры, он прекрасно понимал, что только в стихии приключений они все начинали жить по-настоящему. Остальные друзья, хорошенько подумав, решили поддержать  предложение Микеланджело и довести расследование до конца.

-   Чего бы нам это ни стоило! - самоуверенно приба­вил Донателло.

-   Нет уж, дружище! - тут же остановил его Леонар­до. - Всегда следует помнить, что ты принадлежишь к прекрасной породе супер-ниндзя черепашек. А они всегда…

-   …осмотрительные, осторожные, остроумные! - продолжил Донателло мысль друга.

-   Правильно, - поучал дальше Леонардо. - Как го­ворит учитель Сплинтер, никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах нельзя забывать этих трех правил, этих великих «О», если ты хочешь быть настоящим черепаш­кой ниндзя.

-   Да ладно тебе, Леонардо, - сказал Донателло, как будто ему было невыносимо скучно выслушивать друга.

-   Следует не только помнить эти правила, - не уни­мался тот, - Но и руководствоваться ими в жизни!

-   Поспешим, - сказал Микеланджело. - Скоро он скроется за поворотом, и тогда мы его упустим.

  И черепашки быстрым шагом двинулись за афри­канцем.

-   Интересно, - протяжно произнес Рафаэль. - Что это за квартал? Никого нет. Похоже, мы и африканец Ли здесь единственные живые существа.

-   Да, - согласился Донателло, - и день на исходе. Солнце вот-вот спрячется за высотными домами.

-   И тогда нам придется рыскать в полной темноте, - заключил Леонардо.

  Африканец тем временем свернул за угол какого-то строения и словно сквозь землю провалился. Черепашки ниндзя тотчас же остановились.

-    Странно, - за­думчиво произнес Микеланджело. - Растворился он, что ли? Здесь вроде бы и деваться-то некуда.

  Черепашки оглядывались по сторонам. Вдруг до них донеслись звуки работающего двигателя. Вскоре стал виден свет фары.

-   Это мотоцикл, - тихо-тихо произнес Микеланджело. - Нам лучше спрятаться.

-   Но где? - возразил было Рафаэль.

-   Давайте попробуем открыть вот ту дверь, - указал Леонардо. - Но, кажется, ею не пользовались уже де­сятки лет.

  Донателло первым подошел к двери вплотную и нава­лился на нее всей тяжестью своего тела. Та не поддалась.

-    Похоже на то, что она вросла в землю, - констати­ровал он. - Мне кажется, следует распрощаться с этой затеей и пробовать что-нибудь иное.

-   Что именно? - пожал плечами Рафаэль.

  И все черепашки стали лихорадочно искать укрытие. Они, как мыши, бросились в разные стороны и прятались где только можно. Рафаэль вскочил в пустой мусорный ящик и при этом успел крикнуть бежавшему за ним Лео­нардо:

-   Мы здесь вдвоем не поместимся.

  Донателло заметил черную нишу в стене. Втиснулся в нее и замер, как статуя, в надежде, что его не заметят.

  Тем временем Леонардо пробежал мимо Донателло и действительно не заметил его. Но он нашел кое-что по­лучше: выбитое вместе с рамой окно. Остановился и осто­рожно заглянул внутрь.

  «Кажется, никого», - про себя сказал он и про­скользнул в темноту здания.

  Один Микеланджело никуда не убегал. Он ос­тался на месте, быстро снял с себя плащ и шляпу, бросил их под стенку, а сам лег на них панци­рем вверх.

  «Так меня не распознают даже настоящие ищейки, - решил он про себя. - Мой панцирь точь-в-точь повторяет рисунок кирпичной кладки. Даже еще правдоподобнее».

  И действительно, мотоциклисты - их было двое, его не заметили. Как не заметили и Рафаэля, и Донател­ло, который так энергично обживал свою нишу, что, ка­залось, вдавил кирпичи в стену. Но... о, ужас! Они оста­новились как раз напротив выбитого окна, которое со­блазнило Леонардо. Один из них, тот, что сидел сзади, слез и подошел к самому окну.

-   Фью-у! - свистнул он.

  Никто не ответил. Тогда он повернулся в другую сто­рону.

-   Фью-у! - повторился свист. Теперь он был гораздо громче.

-   Фью-у-у! - послышалось в ответ.

-   Он здесь, - обернулся мотоциклист.

  Второй ничего не ответил - просто погасил фару и заглушил двигатель.

  В следующий момент Леонардо похолодел: из глуби­ны строения на него надвигался человеческий силуэт. Ле­онардо, конечно же, сразу сообразил, кто это мог быть. Да, это был тот самый африканец, которого они видели в канализационном тоннеле, потом у магазина одежды, а потом еще так старательно преследовали на такси, но в последние минуты потеряли из виду.

  Леонардо лихорадочно соображал, что ему делать. Двое неизвестных стояли почти рядом, к тому же заглу­шили мотоцикл, и малейшее движение могло вызвать шо­рох, настоящий шум, который нельзя будет не услышать. И все-таки он решился перевернуться на живот, панци­рем вверх. Старался изо всех сил, даже дыхание задер­жал и...

  Ему несказанно повезло. В тот самый момент, когда он шлепнулся на все четыре, африканец споткнулся обо что-то и наделал еще большего шуму.

  «Фу, пронесло», - облегченно подумал Леонардо. В ту же минуту чья-то нога грузно опустилась прямо на его панцирь, потом - вторая. Леонардо догадался, что это был африканец. Он лежал и боялся чихнуть, хотя пыль так забила его ноздри, что дыхание стало переходить в сопение.

-   Ну, как твои дела, Мбонго? - раздался чей-то голос.

-   Пока ничего существенного, - ответил почему-то африканец.

-   Ты что же, хочешь сказать, что не узнал, где будет проходить ритуал Лиангомбе? - с явной угрозой в голо­се спросил первый говоривший.

-   Понимаете, - стал оправдываться африканец, - он ничего мне так и не сказал. Хотя я был достаточно настойчив!

-   Та-ак, - раздумывал первый из мотоциклистов. - Ты что же, хочешь, чтобы мы шефу эту туфту на уши вешали?

-   Или, может, ты сам не прочь ему ответить за про­вал? - вмешался второй.

-   Нет-нет! - испуганно залепетал африканец. - Только не это! У нас ведь еще есть время.

-   У на-ас, - язвительно повторил первый мотоцик­лист.

-   Лично у тебя, парень, его почти не осталось, - про­должил второй.

  Леонардо услышал, как один из говоривших щелкнул зажигалкой.

  «Ну вот, - подумал он. - Этого я уж точно не вынесу».

  Леонардо был очень чувствителен к сигаретному ды­му.

  Африканец наконец-то шагнул через подоконник и встал рядом с мотоциклистами. Они отошли немного в сторону, и в этот момент Леонардо все же чихнул.

-   Что это? - испуганно вскрикнул один из мотоциклистов.

-   Ты не один? - задал вопрос второй.

-   Да нет, - сказал африканец, - сюда я приехал совершенно один, на такси.

  Все трое, насторожив уши, посмотрели в темноту оконного проема. Больше никаких посторонних звуков не было слышно.

-   Ладно, - успокоился первый мотоциклист. - Да­вайте отойдем подальше.

  И вся троица зашагала прочь от стены. Их голоса ста­новились все глуше, и вскоре Леонардо совсем перестал их различать. Только тогда он осмелился приподняться и выглянуть в окно. Три темных силуэта стояли шагах в ста от него, если, разумеется, мерить черепашьими шагами. Они о чем-то оживленно разговаривали, размахивали ру­ками, скорее всего, спорили и никак не могли прийти к общему мнению.

  «Странно, - рассуждал вслух Леонардо. - Очень странно. Что же за всем этим скрывается? Африканец, назвавший себя Ли, отзывается на имя Мбонго, какой-то шеф?.. Ничего не понимаю. Жалко, что ребята не слыша­ли этого таинственного разговора».

  Леонардо посмотрел на незнакомцев. Те стояли на прежнем месте.

-   Может, попробовать незаметно проскользнуть к друзьям? - снова вслух подумал Леонардо, но тут же отмел эту мысль: - Нет, они меня сразу же засекут. Что ж, придется ждать более удобного момента. Эх, подобрать­ся бы ближе! А то мы так ничего и не узнаем об их планах.

  Три подозрительных незнакомца закончили свой разговор и возвращались к мотоциклу.

-   «Может отойти в глубь строения? - размышлял Лео­нардо, - а вдруг не услышу чего-нибудь важного?»

  И он решил остаться у окна, в углу: все-таки тут не­много потемнее и его не так видно.

-   Ладно, - вдруг донеслось до слуха Леонардо. ­- Значит, ты понял, парень, что от тебя требуется?

-   Конечно, прекрасно все понял! - не без робости отвечал африканец.

-   О'кей! - сказал первый мотоциклист. - Мы сейчас к шефу. Если он смилуется, то у тебя будет еще время. Но запомни, не больше суток. Так что молись, чтобы шеф был в духе.

  Второй мотоциклист тем временем завел мотоцикл, и его тарахтение заглушило последние слова. Но помог сам африканец. Он повторил самое важное - время и место, где они снова встретятся:

-   Да, запомнил: через два часа, угол 61-ой и 60-ой улиц, сквер. Там и буду ждать.

-   Правильно, - подтвердил первый мотоциклист.

  В следующий момент двое сели на мотоцикл и понес­лись прочь, рассекая лучом света от фары незаметно над­винувшуюся тьму.

-   Фу ты, - вздохнул африканец облегченно, когда затих треск мотоцикла. - Что же мне теперь предпри­нять?

  Леонардо страсть как подмывало выйти из своего ук­рытия и вступить в разговор с африканцем. Ведь в какой­-то момент он его даже пожалел. А вдруг тот и вправду нуждается в помощи? Но все же сдержал себя: слишком уж много непонятного было в поведении и словах этого типа.

  Африканец постоял еще минуту и двинулся по дороге, по которой только что уехали его таинст­венные знакомые. Немного выждав, перелез через подоконник и Леонардо. Он прошел к тому месту, где они все вместе стояли, когда заметили мотоцикл.

-   Эй, ребята! - тихо, почти шепотом, окликнул он. - Вы здесь?

  Зашевелился и встал с земли Микеланджело. Потом, как из стены, вынырнул откуда-то Донателло. Последним вылез из своего ящика Рафаэль.

-   Ну что? - спросил Леонардо, посмотрев в сторону, куда ушел африканец. - Кто что видел, слышал?

-   Я только слышал, как они говорили о сквере на уг­лу 60-ой и 61-ой улиц, - сказал Рафаэль, отряхивая свой плащ от пыли.

-   И я, кажется, слышал то же самое, - подтвердил Донателло.

-   Ясно, - сказал Леонардо. - Значит, я слышал больше вас всех.

-   Еще бы! - развел лапами Микеланджело. - Ты же был чуть ли не в одной с ними компании!

-   Что правда, то правда, - довольно произнес Лео­нардо. - Хотя ради такого случая пришлось вытерпеть некоторые неудобства бытового характера.

-   Ты говоришь прямо как страховой агент, - отпустил шутку Рафаэль.

-   Так что же ты слышал? - не терпелось Микеланд­жело услышать рассказ Леонардо о планах незнакомцев.

-   Не знаю, ребята, кто они и чего хотят, - начал Ле­онардо, - но от всех их разговоров становится не по себе.

-   Так уж! - подзадорил его Микеланджело.

-   Да, - уверенно сказал Леонардо. - И если мы решим продолжить знакомство с этими подозрительными типами, думаю, нас ждут такие увлекательные приключения, какие вам даже и не снились.

-   Вот так да! - воскликнул Донателло.

-   И что же такого тебе посчастливилось узнать? - настаивал Микеланджело.

-   Ну, хотя бы то, что африканец совсем не тот, за ко­го себя выдает, - сказал Леонардо.

-   Как это? - был несколько разочарован Донател­ло. - Он не африканец?

-   Нет, он-то африканец, - пояснил Леонардо. - Вот имя у него вовсе не Ли, на корейский манер, а самое что ни есть настоящее, африканское.

-   Да-а? - протянул Донателло. - И какое же?

-   Бонго, кажется, или Мбонго, - неуверенно отве­тил Леонардо.

-   Вот так дела! - произнес Рафаэль.

-   Но самое интересное, - продолжал удивлять друзей Леонардо, - у него нет ни малейшего акцента.

-   Фью-у! - присвистнул Рафаэль.

-   Я это сразу подозревал, - сказал Донателло.

-   Да-а, - задумчиво произнес Микеланджело. - Это новости. Что еще?

-   Ну, эти парни с мотоцикла чего-то добивались от африканца, - продолжал Леонардо. - Но я так и не по­нял - чего. А еще они говорили о каком-то шефе, кото­рый может разозлиться, и тогда африканцу не поздоро­вится. Потом они отошли довольно далеко, и, о чем там говорили, я не расслышал. Затем возвратились и услови­лись снова встретиться. В сквере. Но это вы уже слыша­ли сами.

-   Да, - подтвердил Донателло.

-   Хорошенькие новости, ничего не скажешь, - заключил Микеланджело.

-   Однако, если мы хотим разобраться во всем этом, - сказал Леонардо, - то нам также следует быть через два часа в том самом сквере.

-   Я думаю, даже раньше, - сказал Микеланджело и пояснил: - Чтобы успеть спрятаться.

-   Тогда вперед, черепашки ниндзя! - бросил клич Донателло.

  И черепашки дружно поспешили к центру города.

-   Странно, - на ходу сказал Рафаэль, - за всеми сегодняшними перипетиями я даже забыл о еде и не успел проголодаться.

-   Не обманывай себя и свой желудок, - возразил Донателло. - Я, например, уже полдня только и мечтаю, что о горяченькой вкусненькой пицце. М-м, пальчики об­лижешь.

-   Ладно, не травите душу, - оборвал все разговоры о еде Микеланджело.

-   Лучше давайте споем! - предложил Леонардо.

  Но никто его не поддержал, и он затянул в одиночку:

-   Мы веселые букашки, супер-ниндзя черепашки...


Глава 4. Тайна троих неизвестных

  Черепашки ниндзя торопились. Они боялись не ус­петь в сквер на углу 60-ой и 61-ой улиц к назначенному неизвестным времени. Но когда добрались до места, то не обнаружили там ни африканца, ни его сообщников. В скверике было немноголюдно. Ярко светили фонари.

-   Боюсь, что здесь мы рискуем выдать себя, - с не­которым сожалением заявил Микеланджело.

-   Это еще почему? - удивился Рафаэль.

-   Хотя бы потому, что африканец нас запомнил, - ответил Микеланджело. - И это может вызвать у него подозрение.

-   К тому же, нельзя не обратить внимания на такую подозрительную компанию, как наша, - с юмором сказал Леонардо.

-   Но мы же не можем оставить под каждой скамейкой или на каждом шагу микрофоны для подслушивания, ­- запротестовал Донателло.

-   Да, - согласился Микеланджело. - И поэтому на­до срочно что-то придумать.

-   Эх, - вздохнул Донателло. - Вот если бы нам удалось сменить внешность!

-   Лучше уж вообще стать невидимыми, - пошутил Рафаэль.

-   А что, - поддержал Леонардо, - замечательная идея!

-   Ты серьезно? - не поверил в реальность своего предложения Рафаэль.

-   Вполне! - уверенно ответил Леонардо.

-   И каким же образом четверо черепашек ниндзя станут невидимыми? - поинтересовался Микеланджело.

-   На занятиях с учителем Сплинтером мы еще не дошли до изучения раздела о ниндзя-невидимках, но я кое-что сам читал на этот счет, - ответил Леонардо.

-   Ты всегда отличался от нас завидной ученостью, ­- не то в шутку, не то всерьез сказал Донателло.

-   Тогда не тяни, давай рассказывай, что нужно де­лать, - подгонял Микеланджело.

-   Во-первых, нам надо принять свой естественный вид, - стал объяснять Леонардо.

-   То есть, ты хочешь сказать, что мы должны снять свои камуфляжные одежды? - переспросил Рафаэль.

-   Именно, - кивнул Леонардо. - Мы должны снять плащи и шляпы.

  И черепашки ниндзя проследовали за ближайшие кус­ты, чтобы пройти курс обучения по превращению в неви­димок. Через несколько минут они красовались друг пе­ред другом своей маскировкой.

-   Нужно проверить, как это сработает, - разгляды­вая себя и друзей, предложил Рафаэль.

-   Ты прав, Рафаэль, - согласился Донателло.

-   Тогда вперед, - сказал Леонардо. - Вы идете вдвоем и исчезаете. А мы с Микеланджело следуем за ва­ми и проверяем, так ли хорошо вы усвоили курс обучения, как того требует практика ниндзя.

-   Мы согласны! - ответил за двоих Донателло и подтолкнул Рафаэля:

-   Пошли!

-   Только чур, не подглядывать! - бросил на ходу Рафаэль.

  И они ушли прятаться. Нужно было снять с себя яр­кие повязки и бросающиеся в глаза предметы. Но самое главное, умело использовать природный рельеф, ланд­шафт - малейшую возможность стать невидимыми. Ес­ли на дороге стоит дерево, нужно уметь превратиться в его часть. Если куст, - постараться так слиться с ним, чтобы новый куст выглядел правдоподобнее настоящего. Так объяснял Леонардо. Теперь черепашки самостоя­тельно проверяли свою смекалку.

-   Ох, и достанется же нам от учителя Сплинтера за самовольство! - качал головой Рафаэль в тот момент, когда Донателло старался стать частью дерева, а он, Ра­фаэль, маскировался под цветочную клумбу.

-   Мы идем! - раздался издали голос Микеланджело.

  Ответа не последовало.

-   Значит, они готовы, - сказал Леонардо.

  И вдвоем с Микеланджело они отправились на поиски своих друзей. Медленно шествуя по тропинке, осматри­вали каждый кустик, заглядывали за мусорницы и за ска­мейки, обследовали деревья и клумбы.

-   Я и не подозревал, что Рафаэль и Донателло такие хорошие ученики, - удивился Микеланджело.

-   Я тоже, - согласился Леонардо и в тот же момент заметил шевеление в цветочной клумбе.

  Он приостановился и тронул Микеланджело за рукав. Тот замедлил шаг, присмотрелся внимательнее и заметил Рафаэля. Он обернулся к Леонардо, чтобы что-то ска­зать, но тот поднес лапку ко рту и попросил его молчать, а затем жестом поманил за собой.

  Микеланджело осторожно последовал за другом, который тихонько подошел сзади прямо к Рафаэлю. Рафа­эль же лежал лицом вниз и не видел, как к нему подкра­лись Леонардо и Микеланджело.

-   Привет, Рафаэль! - почти у самого его уха сказал Леонардо.

  От неожиданности Рафаэль вздрогнул, но продолжал лежать без движения. Он подумал, что друзья просто хитрят в надежде, что он сам выдаст себя. Но тут Мике­ланджело ногой дотронулся до него и сказал:

-   Не притворяйся, Рафаэль! Мы тебя нашли.

  И Рафаэлю пришлось встать. Что ж, нашли так нашли.

-   Ты не обижайся, Рафаэль, - сказал Леонардо. - Мы с Микеланджело достаточно потрудились, чтобы тебя обнаружить.

-   К тому же, - добавил Микеланджело. - Ты шелохнулся, что практически сразу открыло твое инкогнито.

-   Да, но вы еще не нашли Донателло, - ответил на это Рафаэль.

-   Он должен быть где-то поблизости, - сказал Леонардо, обращаясь скорее к Микеланджело, чем отвечая Рафаэлю.

  И они стали осматриваться по сторонам.

-   Как ты думаешь, Леонардо, - спросил Микеланд­жело, - если мы его так и не найдем, может пусть тогда он останется следить за теми двумя типами и африканцем, а мы пойдем перекусить?

-   Эй, - раздался голос Донателло, - я так не играю!

  Черепашки повернули на голос головы. Донателло забрался на дерево и так хорошо там замаскировал­ся, что, если бы сам не выдал себя, его вряд ли бы нашли.

-   Ха-ха-ха, - засмеялся Микеланджело. - Вот и второй!

-   Ты болван, Донателло, - раздосадовано сказал Рафаэль, когда Донателло спрыгнул с дерева и подошел к ним. - Они взяли тебя на понт. А ты и поддался.

-   Но я подумал, что вы и вправду собираетесь уй­ти, - виновато ответил Донателло.

-   Ладно, - сказал Леонардо. - Конечно же, это бы­ла шутка. Но представь себе, Донателло, что о еде загово­рили бы преступники. Ты что же, повел себя точно также?

  Донателло виновато опустил голову. Шутки шутка­ми, игра игрой, но как только он услышал о еде, то забыл обо всем на свете.

-   Ребята, - вдруг сказал он. - А может, мы на са­мом деле сходим домой? Вы ведь тоже ничего не ели с самого утра.

-   Раз уж мы решили довести это дело до конца, - заперечил Микеланджело, - то отступать не имеем пра­во. Прости, друг. Это была моя ошибка - так опрометчиво вспомнить о еде.

-   Да и самое время появиться нашим незнаком­цам, - посмотрел в один и в другой концы аллеи Лео­нардо.

-   Тогда давайте занимать исходные позиции, - ска­зал Микеланджело. - У Рафаэля здорово получился этот фокус с клумбой. Пожалуй, ничего лучшего мы и не придумаем.

-   А я останусь на своем дереве, - тут же вставил До­нателло.

-   Хорошо, - согласился Микеланджело.

-   Я буду вон в тех кустах, - указал Леонардо.

-   Значит, мне остается какая-нибудь скамейка или мусорный ящик? - заключил Микеланджело. - Ладно, занимаем позиции.

-   Только запомните, - добавил Леонардо. - Ни в каком случае не шевелитесь и старайтесь не дышать. И уж тем более не реагируйте ни на какие слова.

-   Я думаю, это и так понятно, - ответил Рафаэль.

  И черепашки ниндзя стали расходиться и прятаться. Рафаэль направился к своей клумбе. Донателло не полез на старое дерево, а выбрал другое, на противоположной стороне аллеи. Леонардо снял свои цветные повязки и на­бросил на панцирь сплетенный из зеленых веток плащ. Потом он подошел к кустам и словно растворился в них. Микеланджело облюбовал маленькую ложбинку возле скамейки, втянул все свои лапы под панцирь, а сверху надвинул мусорный ящик.

-   Фу, чего только не приходится делать! - выругал­ся он в сердцах. - Но таковы правила игры.

  Заняв удобные наблюдательные позиции, черепашки стали дожидаться. Они старались соблюдать все прави­ла, по которым действовали в детективах великие кон­спираторы. Но чем дольше ждали, тем медленнее, каза­лось, тянется время.

  Донателло сидел на дереве, изо всех сил стараясь не думать о еде. И чем настойчивее он требовал от своего желудка, чтобы тот замолчал, тем громче становились мелодичные утробные звуки, напоминавшие о голоде.

-   Да, - недовольно бормотал Донателло, - голод не тетка. А что, если я упаду в обморок от подобных мело­дий? Нет, этого нельзя допустить. Если через минуту-­другую эти типы не покажутся на горизонте, я сдаюсь и больше в такие игры не играю.

  Рафаэлю тоже наскучило лежать в клумбе, уткнув­шись носом в землю.

  «Что за дурацкие правила маскировки?! - злился он. - Однако же Донателло терпит. Значит, и мне ничего другого не остается».

  Кусты, в которых спрятался Леонардо, тоже начина­ли шевелиться. Леонардо надоело неподвижно стоять на одном месте.

-   Кажется, я помаленьку превращаюсь в статую, - ­недовольно шептал он. - Интересно, сколько может человек простоять так на одном месте? Может, попробо­вать как-то присесть? Но если даже такие неженки, как Донателло и Рафаэль, молчат, что ж, придется потерпеть и мне.

  Микеланджело начинал засыпать. Он так пригрелся в своей ложбинке, что у него просто слипались глаза.

-   Я скоро усну, - говорил сам себе он. - Сказывает­ся усталость за целый день. Да еще и голод в придачу. Нет, надо заканчивать эту дурацкую игру. Наверное, не­знакомцы перенесли свою встречу или встретились со­вершенно в другом месте. Еще чуть-чуть потерплю - и выйду из укрытия.

  А в это время по аллее с противоположной стороны в сквер входил африканец. Он шел медленно, то и дело озирался. Сторонний наблюдатель сразу же определил бы в нем человека, который больше всего озабочен тем, чтобы избежать чужих взглядов.

  Первым заметил африканца Донателло. Он уже чуть было не слез и не провалил тем самым все дело.

-   Ух ты, - пробормотал он. - Хорошо, что я сооб­разил сначала оглядеться.

  Несколько раз тихонько свистнул, изображая ка­кую-то неведомую птицу. Донателло надеялся, что дру­зья услышат его и все поймут. Африканец же не обра­тил на свист внимания. Он так был погружен в свои мыс­ли, что не замечал ничего вокруг. Продолжая медленно идти по аллее, он вскоре достиг клумбы, где притаился Рафаэль, миновал ее и поравнялся с кустами, в которых переминался с ноги на ногу Леонардо. Здесь он остановился, потоптался на месте, оглянулся. Никого не уви­дев, двинулся дальше и вскоре очутился под деревом, на котором сидел Донателло. Тот смотрел на африканца сверху вниз и страшно волновался. Ему казалось, что африканец вот-вот поднимет голову и сразу же заметит старого знакомого. Поэтому Донателло изо всех сил вце­пился в ветки и затаил дыхание. Он даже подумал о своем противном желудке, который так разворчался от голода, что запросто мог выдать его.

  Но африканец не поднимал головы, потому что уже заметил своих компаньонов, подходивших к нему с противоположной стороны. Он огляделся и заметил в не­скольких шагах скамейку. Конечно, это была та самая скамейка, под которой прятался Микеланджело.

  «Везет же некоторым», - с досадой подумал Донателло.

  Ему страсть как хотелось услышать все, о чем будут говорить эти подозрительные типы. Но удача опять ус­кользнула от него, и Донателло разочарованно уставился на подходивших к африканцу парней.

-   Вот и мы, - сказал один из них.

  Африканец молча стоял возле скамейки - ему явно не терпелось услышать что-то еще.

-   Радуйся, - продолжал тот же парень. - Шеф дает тебе еще время. И за это скажи спасибо нам - мне и Бил­лу. - Он указал рукой на своего напарника. - Правда, теперь дело несколько осложнилось.

-   То есть? - не понял африканец.

  Парни подошли к скамейке и сели. Донателло со своего дерева все это прекрасно видел, но ему трудно было разобраться в смысле обрывочно доносившихся фраз.

-   Шеф думает, что магический кристалл уже исчез из города, - заговорил второй из парней.

-   Билл, - цыкнул на него первый. Видимо, он отводил себе роль старшего.

-   Хорошо, Дон, - смутился парень, названный Биллом.

  Африканец продолжал стоять рядом с ними и перево­дил взгляд с одного на другого. Он ничего не понимал. Парни же не спешили внести ясность.

-   Этого не может быть, - наконец догадался о чем-то африканец.

  Голос его дрожал от волнения, движения сделались нервозными, резкими.

-   Послушай, Мбонго, - говорил дальше Дон. - От себя я ничего не добавил, не убавил. Передаю то, что услышал от шефа. Действительно магический кри­сталл после ритуала отправили обратно в Африку.

-   Магический кристалл? - Мбонго явно был не в се­бе. - Ты сказал, магический кристалл?

-   Ну или как там его?.. - начал хитрить Дон. - Скажи ему, Билл. Я плохо запоминаю все эти названия.

  Билл хотел что-то сказать, но африканец не слу­шал его.

-   Я так и знал! - лепетал он так тихо, что Микеланд­жело пришлось поднапрячь слух. - Господи! Магичес­кий кристалл Лиангомбе! Я пропал! Я погиб!!

  Африканец схватился за голову и начал причитать на непонятном языке.

-   Прекрати паниковать! - повысил голос Дон. - Речь идет совсем о другом камне.

-   Нет-нет, - в отчаянии качал головой Мбонго. - Я сразу понял, что это не простой камень, как вы мне гово­рили. Он наделен магической силой. Он может прино­сить людям исцеление, но может и уничтожать их!

-   Послушай, ты! - стал нервничать Дон. - Тебе за­платили! И не такие уж малые деньги, чтобы ты тут нюни распускал. Шефу нужен этот камень.

-   Ты мог не соглашаться, - попытался смягчить ситуацию Билл.

-   Заткнись, праведник! - тут же осадил его Дон. - Тебе слова не давали.

  Билл замолчал. Отодвинулся на край скамейки и стал смотреть в сторону, словно обиделся и не хотел разговаривать с грубияном Доном.

-   Он погубит меня, - словно сам с собой говорил Мбонго. - Погубит меня и всю мою семью.

-   Не бойся, мы тебя в обиду не дадим, - успокаива­ясь, сказал Дон.

  Африканец бросил на Дона полный такого ужаса взгляд, что тому стало не по себе. Казалось, на него смот­рит сам дьявол, сама Великая Тьма. В какой-то момент он даже испугался.

-   Ты... ты что это, парень? - стал заикаться он. ­- Ты нас так не пугай.

-   Вы ведь просто не понимаете, - Мбонго даже побе­лел, - что повлечет за собой осквернение духов предков.

-   Ничего страшного. После всего ты пройдешь обряд очищения, - попытался шуткой смягчить ярость Мбон­го Дон.

-   Обряд очищения?! - возмутился Мбонго. - Не святотатствуй, Дон!

  Все трое замолчали. Каждый думал о своем. Билл за­таил обиду на Дона, который всегда затыкал ему рот, не позволяя вымолвить ни слова. Мбонго был до смерти на­пуган положением, в которое он попал, и которое сулило ему крупные неприятности.

  Магический кристалл Лиангомбе! Его нельзя было украсть, купить, продать, просто так владеть им. А шеф пошел на обман, на гнусную ложь только для того, чтобы заполучить этот камушек для своей коллекции. Он даже не представляет себе, что камни подобного рода просто так не исчезают. За ними тянется бесконечный шлейф крови, трупов и преступлений... Дон же задумался над тем, что ему делать. Билл нечаянно проговорился, а шеф этого не одобрит, и спрос будет с него, с Дона. Если аф­риканца не удастся уломать, то пусть пеняет на себя. Но камень любой ценой должен попасть в коллекцию шефа. Даже если для этого придется проползти на брюхе всю Африку. И сделать это предстоит ему, Дону.

-   Ладно, Мбонго, - спокойно заговорил Дон. ­- Может, я и не прав. Ну, хочешь, сейчас отправимся к ше­фу, и он тебе сам все объяснит. Я действительно плохо понимаю в подобных безделушках.

-   Нет! Нет! Нет! - как в экстазе, повторял Мбонго.

-   Пойми, дружище, - начинал пугать его Дон. ­- Если ты откажешься, с тобой рассчитаются. Понима­ешь?

  Он посмотрел вокруг. Нигде никого не было видно. Только редкие автомобили нарушали тишину вечернего сквера. Дон решил подойти с другой стороны.

-   А что это за магический камень, - поинтересовал­ся он, - и чего ты так его боишься?

  Мбонго посмотрел на Дона, потом на Билла. Он даже немного успокоился.

-   Магический кристалл, - поправил он Дона, - а не камень.

-   Пусть будет так, - согласился Дон. - Но в чем же его такая устрашающая сила?

-   Это очень древний магический кристалл бога Лиан­гомбе, - стал рассказывать Мбонго. - В давние-предав­ние времена, когда земля была еще очень юна, а люди со­всем не смышлены, этот камень упал с небес и возвестил людям о скором приходе бога Лиангомбе к ним на землю.

-   Вот как?! - не без иронии произнес Дон.

  Африканец пропустил мимо ушей реплику Дона и продолжал говорить. Казалось, он вообще никого и ничего не видит и не слышит вокруг. Он был полностью поглощен своим повествованием, находился в каком-то мистическом экстазе.

-   Когда Лиангомбе спустился с неба на землю, он породил всех царей, - продолжал Мбонго. - После смерти его душа вернулась на небо. Он геройски погиб во время охоты.

-   Что ты говоришь?! - всплеснул руками Дон.

-   Да, - говорил Мбонго. - Его земная жена однажды попросила достать ей шкуру буйвола. И Лиангомбе отправился на охоту! Но он сумел лишь ранить зверя, а сам был убит им.

-   Но он же бог! - вмешался в разговор Билл, всерьез заинтересованный рассказом Мбонго. - Разве боги умирают?

-   Он и не умер, - сказал Мбонго. - Лиангомбе удалился на вулкан Мухавура и стал выращивать на его пло­дородных склонах табак.

-   Что? Табак? - удивился Дон.

-   Да, - ответил Мбонго.

-   И лишь этим он знаменит? - спросил Дон.

-   Нет, - ответил Мбонго. - Лиангомбе является основателем общества имандва.

-   Черт побери! - хихикнул Дон. - Что это еще за общество? Трезвенников или любителей ананасов?

-   Тайного общества, связанного с культом предков царского рода, - ответил Мбонго и уставился гипнотизи­рующим взглядом прямо в глаза Дону, отчего у того пропала всякая охота отпускать колкости.

-   М-да-а, - почесал затылок Дон. - Думать не ду­мал, что это может быть так серьезно. И ты веришь во всю эту белиберду?

-   Это не белиберда, - строго сказал Мбонго. - Это сама жизнь!

-   Пойми, болван! - вдруг рассердился Дон. - Тебе конец, если ты не выполнишь обещание, которое дaл Кроузу! Ему наплевать на твои тропические сказки! Ему нужен этот камушек - и все!

-   Надо попытаться переубедить Кроуза, - сказал Мбонго. - Иначе дело кончится плачевно не только для нас, но и для него самого.

  Дон отрицательно покачал головой.

-   Ничего не выйдет, - сказал он. - Машина запущена. Ее уже не остановить.

-   Что ж, тогда я отказываюсь от своего обещания, - ­ответил Мбонго.

-   Да ты с ума сошел, кретин! - перешел на крик Дон. - Ты не знаешь шефа! Будь неладен этот Кроуз и его камни! Он же нас прикончит, с живых шкуру снимет!

-   Месть Лиангомбе будет страшнее, - спокойно от­ветил Мбонго.

-   Ха-ха-ха! - вдруг рассмеялся Дон. - Ну, ты иди­от! Боишься каких-то сказок больше, чем реального чело­века. Просто уму непостижимо!

-   Не кощунствуй, Дон, - угрожающе произнес Мбонго. - Ты не знаешь, что это такое - месть Лиангом­бе. Когда Нирангонго выступил против его власти, Лиан­гомбе рассек его пополам и принудил удалиться на вул­кан, верхушку которого срезал своим огненным мечом и сбросил туда своего противника. Знаешь, что он сделал потом?

-   Понятия не имею, - ответил Дон, которому, по всему было видно, порядком надоело выслушивать бред­ни африканца.

-   Он забросал его горящими головешками, - почти торжественно произнес Мбонго.

-   Бред какой-то! - схватился за голову Дон.

  А Билл сидел сбоку и с жадностью ловил каждое сло­во Мбонго о могуществе таинственного и неизвестного ему бога Лиангомбе.

-   После этого вулкан стали называть Нирангонго, ­- продолжал Мбонго. - По имени поверженного и погребенного в нем противника Лиангомбе.

-   Это все? - не выдержал, наконец, Дон.

-   А тебе мало? - удивился Мбонго.

-   М-да-а, - покачал головой Дон. - Знаешь, парень, мне кажется, я схожу с ума. Или, может, это у тебя крыша поехала?

-   Дон, - несмело обратился к напарнику Билл. - А что, если это все правда?

-   Еще один, ха-ха-ха! - запрокинул голову Дон. - Я же тебе велел заткнуться, кретин!

-   Мы с тобой напарники, - заперечил Билл. - И я имею такое же право высказать свое мнение, как и ты.

-   Мнение, вот именно! - сорвался на крик Дон. - ­Но не повторение всякой ерунды! Поэтому заткнись, бол­ван!! - Потом он повернулся к Мбонго и заговорил более спокойно: - Ладно, парень. Хочешь выйти из игры ­ладно. Посиди здесь, я скоро вернусь. Только позвоню шефу и вернусь. Не знаю, ничего не обещаю.

  Дон вскочил с места и быстро зашагал к ближайшему таксофону. На скамейке остались Мбонго и Билл. Когда Дон отошел достаточно далеко, Билл заговорил первым.

-   Послушай, Мбонго, тебе нужно бежать. И чем ско­рее, тем лучше.

  Африканец уставился на Билла непонимающим взглядом. Смотрел так, словно хотел глазами проделать дырку в его теле. И Билл не на шутку испугался.

-   Ты... ты ччего? - стал заикаться он.

-   Великий Лиангомбе есть посетить меня!

  Африканца было не узнать. Он на глазах переменил­ся. Стал медленно подниматься со своего места. Биллу даже показалось, что у Мбонго вдруг выросли когти и клыки. Глаза выкатились из орбит.

-   А-а-а-а! - в ужасе закричал Билл и пустился бежать по аллее.

  Африканец на негнущихся ногах двинулся за ним.

  Дон тоже услышал полный ужаса человеческий крик. Но кто кричал, он не мог разобрать. Застыл с трубкой в руке, вслушался. Нет, крик не повторился. И он начал набирать номер.

-   Алло! - сказал Дон, когда на другом конце прово­да сняли трубку. - Господина Кроуза, пожалуйста.

  Прошло еще несколько секунд, прежде чем он услышал голос шефа.

-   Кроуз слушает, - раздалось в трубке.

-   Алло, шеф, это я, - сказал Дон.

-   Ну, и чем ты меня порадуешь?

-   Понимаете, шеф, этот африканец - психопат, - стал объяснять Дон. - Он целый вечер несет нам какую-­то околесицу про тропических богов и их месть.

-   Зачем ты мне это говоришь? - спросил Кроуз. ­- Меня интересует только камень, ты же знаешь. Я не соби­раю этнографического материала о жителях Межозерья!

  Последние слова Кроуз сказал уже с угрозой в голосе. Дон пожалел, что позвонил ему.

-   Но, шеф... - начал было оправдываться.

  В следующий момент кто-то нанес ему сзади удар ост­рым предметом по затылку. Дон застыл, продолжая сжи­мать в руке трубку таксофона, из которой отчетливо до­носилось:

-   Алло, алло! Фу-фу! Алло, ты слышишь меня?

  Потом пошли короткие гудки. Дон выронил трубку. Последние слова, которые он услышал, исходили от тем­ного силуэта, горой возвышавшегося рядом с кабиной таксофона:

-   Месть Лиангомбе!

  И темная рука снова взметнулась над головой бедняги Дона...

  Сквер опустел. Нигде никого. Дон ушел звонить и не возвращался. Билл убежал от преследовавшего его африканца, напуганный и сбитый с толку. Где они теперь?

  Черепашкам ниндзя стало невмоготу сидеть в своих укрытиях. Первым выбрался из кустов Леонардо. Уви­дев его, спрыгнул с дерева Донателло.

-   Эй, где вы там? - позвал он Рафаэля и Микеланд­жело. - Поумирали, что ли?

  Зашевелился и встал с клумбы Рафаэль.

-   Знаете, - сказал он, - если бы я пролежал на этом месте еще полчаса, тоже превратился бы в цветочную клумбу. Как пить дать.

-   Тебе нужны еще полчаса, - пробормотал Мике­ланджело. - Вот, полюбуйся, я уже превратился в му­сорницу.

-   Зато тебе не давали скучать своими россказнями три типа, которые исчезли так же неожиданно, как и поя­вились, - с некоторой завистью сказал Донателло.

-   Это самый настоящий кошмар и ужас, ребята, - ­возбужденно говорил Микеланджело. - Да, я все слы­шал, но лучше бы мне не слышать этого никогда.

-   Ты о чем? - удивился Рафаэль.

-   О чем? - переспросил Микеланджело. - Да я слышал такое, что даже не смогу передать словами!

-   Вот те на! - развел лапами Донателло. - Чего же мы здесь торчали?

-   Подожди, Донателло, - вмешался Леонардо. - ­Это была самая настоящая чертовщина. Хотя я и не все слышал, но от того, что доносилось до моего слуха, бро­сало и меня в дрожь.

-   Жаль, я ничего не слышал, - досадуя, сказал Донателло и похвастал: - Зато я прекрасно рассмотрел их лица!

-   Это тоже существенно в нашем деле, - сказал Леонардо. - Мы ведь не имели такой возможности, как ты, - созерцать их в полной красе, как на ладони.

  Донателло был польщен. А Микеланджело продолжал молчать, ошарашенный тем, что ему довелось ус­лышать.

-   Ладно, - сказал Леонардо. - Думаю, нам больше нечего торчать в этом сквере. Они не возвратятся.

-   Интересно, куда же они подевались? - размыш­лял Микеланджело. - Они ведь не закончили свой раз­говор. Одного из них зовут Дон. Этот самый Дон ушел, чтобы переговорить с шефом по телефону. Кстати, фами­лия шефа - Кроуз.

-   А он-то нам зачем? - не понял Рафаэль.

-   Пригодится, - сказал Донателло.

-   Тогда, может, нам следует пойти по следу этого самого Дона? - предложил Рафаэль. - И через него вый­дем на всю компанию?

-   А что, - согласился Леонардо. - Можно попро­бовать.

  Черепашки ниндзя возвратились к кустам, где они оставили свои плащи и шляпы, и вскоре на аллее показа­лись четыре благопристойных джентльмена, направляв­шихся к выходу из сквера: одинаковые серые плащи, одинаковые серые шляпы.

-   Мне кажется, сейчас мы смахиваем не на преступ­ников, а на ночных детективов, - сказал Рафаэль. ­- Как думаете, а?

Глава 5. Ужасы бывают не только в кино

  Выйдя из сквера, черепашки ниндзя направились в ту сторону, куда перед этим ушел один из незнакомцев.

-   Там, впереди, видите? Кабины таксофонов, - ука­зал Рафаэль.

-   Да, но, кажется, все они пусты, - огорчился Донателло. - Его там нет!

-   Странно, куда же он мог подеваться? - размыш­лял вслух Микеланджело. - Я определенно слышал, что он собирался звонить Кроузу.

  Черепашки остановились и стали смотреть по сто­ронам.

-   Может, где-нибудь поблизости еще есть таксофо­ны? - высказал предположение Леонардо.

-   Нет, не думаю, - уверенно ответил Донателло. ­- Мне с дерева было прекрасно видно, как он повернул именно в эту сторону.

-   Все пропало, - разочарованно махнул лапой Рафаэль.

-   Так уж и пропало! - возразил Донателло. ­- Вспомни, сколько раз мы попадали в самые непредвиден­ные ситуации. Однако всегда находили выход.

-   Нет, - покачал головой Рафаэль. - Я совсем о другом, дружище Донателло.

-   О чем же? - поинтересовался Донателло.

-   Весь день мы потратили на африканца и этих двоих, - стал объяснять Рафаэль. - А мы ведь хотели с ут­ра взять кассеты и немного разрядиться просмотром ужа­стиков.

-   Ну, я думаю, сидение у телевизора никак не может идти в сравнение с настоящими приключениями, - всту­пил в разговор Микеланджело.

-   Я согласен с Микеланджело, - подал голос Лео­нардо.

-   Ладно, - уступил Рафаэль. - Чего тогда стоять? Пойдемте.

  И черепашки ниндзя продолжили путь.

-   Интересно, - сказал Донателло. - А что сейчас делает Эйприл?

-   Как что? Если последний выпуск новостей закончился то она, наверное, дома, и теперь уже смотрит третий сон, - ответил Леонардо.

-   Эх, если бы она знала, в каких переплетах мы сегодня побывали! - закончил свою мысль Донателло.

-   Не хватало еще, чтобы после тяжелого дня Эйприл выслушивала наши детективные истории, - возразил Микеланджело.

  Черепашки приблизились к таксофонным будкам.

-   А мне кажется, что тут и не пахло этим самым Доном, - разглядывая первую будку, сказал Рафаэль.

-   О, ужас! - вдруг вскрикнул Леонардо.

-   Что, что там такое? - насторожился Микеланджело.

  И все черепашки ниндзя поспешили к таксофонной кабине, рядом с которой стоял Леонардо.

-   А-ах! - почти одновременно вырвалось у них.

  На стеклянных стенках кабины, на полу и на самой телефонной трубке, которая болталась на шнуре и из ко­торой раздавались короткие гудки, были следы крови.

-   Это что, кровь? - как будто не поверил своим глазам Микеланджело.

-   А что же еще, по-твоему? - вопросом ответил Донателло.

-   Тогда это кровь несчастного Дона, который, возможно, так и не успел позвонить своему шефу, - грустно сказал Рафаэль.

-   Ну и ну! - произнес Донателло. - Что же нам теперь делать?

-   Надо бы сообщить в полицию, - предложил Рафаэль.

-   А что мы им скажем, ты подумал? - спросил у него Леонардо.

-   И как представимся? - добавил Донателло.

-   Ну, просто анонимный звонок, - держался за свою задумку Рафаэль.

-   Еще чего. Алло, в таксофонной будке обнаружены следы чьей-то крови, - перебил Микеланджело.

-   Но почему чьей-то? - удивился Рафаэль. - Мы же знаем, что это кровь Дона.

-   А если нет? - поставил друга перед дилеммой Леонардо.

-   То есть? - недоумевал Рафаэль.

-   Ну, если это кровь совсем не Дона? Что тогда?

-   Как это не Дона?

-   Мы же только догадываемся, что кровь - его, - старался растолковать Леонардо.

-   Правильно, - поддержал Донателло. - Лично я видел, как он направился в эту сторону, но я же не видел, что с ним случилось потом.

-   Да-а, задачка с тремя неизвестными, - заключил Микеланджело.

-   Мы всегда становимся нерешительными в тот мо­мент, когда нужно действовать без промедления! - не соглашался Рафаэль. - Мне кажется, что сообщить в по­лицию необходимо.

-   А дальше что? - спросил Микеланджело.

-   А что дальше - это уж их заботы, - пояснил Рафаэль.

-   Ну, приедут они, увидят следы крови, никого не найдут, ну, пусть даже прочешут район, - выстраивал предполагаемую цепочку действий полиции Леонардо. - Но ведь никого не найдут! Никакой зацепочки.

-   А мы им расскажем о трех типах, которые встречались дважды за сегодняшний день, - ответил Ра­фаэль.

-   И как ты собираешься им это сообщить? - поинте­ресовался Микеланджело. - Письменно или по теле­фону?

-   По телефону, конечно! - ответил Рафаэль.

-   Не будь наивным, Рафаэль! - настойчиво произнес Леонардо. - Тогда ты должен будешь выступить сви­детелем.

-   И тебя затаскают по участкам, судам, допросы, расспросы... И, возможно, опознание, - недвусмысленно намекнул Микеланджело.

-   Ладно, ладно, - уступил Рафаэль. - А, по-ваше­му, что нам следует делать?

-   Я думаю, что лучше всего податься домой, - вы­палил Донателло. - Возможно, учитель Сплинтер уже возвратился и начинает беспокоиться.

-   Другого ничего не придумаешь, - согласился Лео­нардо.

-   Тогда что ж, домой? - оглядел всех Донателло.

-   Домой, так домой, - вздохнул огорченно Микеланджело.

  Они молча шли по ночной улице, которую заливал не­оновый свет фонарей, рекламных щитов, вывесок мага­зинов, баров, кафе и многих других заведений, где жизнь продолжала бурлить так же, как и днем. По дороге взад-­вперед проезжали автомашины.

  Черепашки ниндзя ни на что не обращали внимания. Они были погружены в невеселые размышления. Целый день они гонялись за приключениями. Казалось, что гонка шла по возрастающей. И вот, на тебе, все их планы разлетелись в пух и прах. Африканец исчез, один из не­знакомцев, по имени Билл, тоже, а второй, к тому же, ос­тавил кровавые следы. Странно, что там могло произойти за несколько минут? Все эти загадки пока оставались без ответов, и потому им было грустно.

  Черепашки уже почти дошли до поворота, за которым начиналась улица со входом в их канализацию. Вдруг ря­дом с ними остановилась автомашина.

-   Привет, ребята! - раздался очень знакомый голос.

-   Эйприл! - почти одновременно воскликнули черепашки, словно они встретились после многолетней разлуки.

-   Где вы пропадали весь день? - спросила девушка. - Я пробовала несколько раз связаться с вами, но мне так никто и не ответил.

-   У нас было очень важное дело, - серьезно ответил Микеланджело.

-   Настолько важное, что вы даже не удосужились позвонить мне или хотя бы захватить с собой переговор­ное устройство? - удивилась Эйприл.

-   Понимаешь, Эйприл, - таинственно заговорил Донателло. - Мы вышли на след загадочных пре­ступников!

-   Вот как?! - всплеснула руками Эйприл.

-   Да! - вмешался Рафаэль. - И знаешь, что самое ужасное?

-   Что же?

-   Это загадочное преступление связано с убийством! - очень серьезно сообщил Рафаэль.

-   Скорее не с убийством, а с воровством! - поправил Леонардо.

-   А я думаю, с загадочным волшебным камнем, из-за которого поспорили и переругались незнакомцы! - уточнил Микеланджело.

-   Я вижу, вы неплохо провели день! - улыбнулась фантазиям черепашек Эйприл.

-   Ты знаешь, Эйприл, мы здорово переволнова­лись, - сказал Донателло. - К тому же, целый день го­лодали и совершенно выбились из сил.

-   О, - воскликнула Эйприл, - Это заметно даже по вашим лицам.

-   Нет, правда? - серьезно испугался Донателло.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялась Эйприл. - я пошутила, мальчики. Ну ладно, мне пора. Я очень спешу!

-   А у тебя разве еще на закончился рабочий день? - спросил Леонардо.

-   Закончился, - ответила Эйприл. - Но перед отъездом в отпуск я хотела сделать еще один хорошенький репортаж.

-   А о чем? - поинтересовался Рафаэль.

-   О, - многозначительно сказала Эйприл. - Это пока секрет фирмы. Думаю, завтра вы сможете его увидеть.

-   А все же о чем? - спросил Леонардо.

-   Так, одна таинственная вечеринка, - подмигнула Эйприл.

-   Вечеринка? - не понял Донателло. - Ты приглашена на вечеринку в качестве журналиста?

-   Ха-ха-ха! - рассмеялась Эйприл. - Да нет же, глупышка. Я просто так сказала. - Потом перестала сме­яться и добавила вполне серьезно: - Ладно, ребята, с ва­ми хорошо, но я действительно очень спешу.

  И она посмотрела на свои часы.

-   Эйприл, это не опасно? - поинтересовался Дона­телло.

-   Ты хочешь предложить мне услуги телохраните­ля? - снова улыбнулась Эйприл. - Спасибо, дорогой Донателло. Думаю, что этого не понадобиться. Чао, ребя­та!

  И Эйприл села в кабину. Автомобиль тронулся с мес­та. Черепашки ниндзя стояли и смотрели вслед удаляв­шимся огонькам задних габаритов.

-   Интересно, что имела в виду Эйприл? Что за таин­ственная вечеринка? - озадаченно произнес Леонардо.

-   Ты же знаешь, что у журналистов бывают профессиональные тайны, - объяснил Микеландже­ло. - Может, поэтому Эйприл и не захотела нам ничего говорить?

-   Что ж, завтра посмотрим ее репортаж и все узна­ем, - разочарованно вздохнул Донателло.

-   А тебе хотелось поехать с ней? - спросил Рафаэль.

-   Хоть что-то для удовлетворения любопытства за весь день не помешало бы, - ответил Донателло.

  И черепашки ниндзя двинулись дальше. Они были уже недалеко от входа в канализацию, как вдруг на встречу им попался подозрительный тип. Он волок, поминутно сменяя руку, огромный не то ящик, не то чемодан. Черепашки, ничего не говоря, спрятались за ближайший угол. Когда незнакомец подошел совсем близко, Донателло чуть не вскрикнул. Но Микеланджело, стоявший рядом, успел лапой прикрыть ему рот:

-   Тс-с!

  Да, встречным оказался никто иной, как... африканец Мбонго. Нес он большой коричневый чемодан. По всему было видно, что чемодан этот очень тяжел: африканец со­пел, кряхтел и через каждые пять-шесть шагов останав­ливался отдохнуть. Он так был занят своим чемоданом, что не замечал ничего вокруг. Африканец остановился напротив того самого угла, за которым спрятались чере­пашки. Они еще сильнее прижались к стене, чтобы ос­таться незамеченными.

  Мбонго постоял немного, поднял свой чемодан и про­должил путь.

-   Вот это встреча, - сказал Микеланджело, обо­рачиваясь к остальным черепашкам.

-   Да, я тоже думал, что больше никогда не увижу этого подозрительного типа, - согласился Рафаэль.

-   И я не мог поверить своим глазам, - как бы отря­хиваясь от чего-то, закивал головой Донателло.

-   Интересно, куда это он направился? - сказал Микеланджело.

-   Лучше спроси - откуда? - подсказал Леонардо.

-   Точно! - воскликнул Донателло. - Как я сам не догадался?!

-   Все-таки зря мы тогда не посмотрели, что оставлял африканец в тоннеле канализации, - с сожалением ска­зал Рафаэль.

-   Теперь-то уж мы точно знаем, что, - ответил Ми­келанджело.

-   Куда же он по-твоему держит путь? - спросил Рафаэль.

-   Теперь - куда угодно, - махнул лапой Микеланд­жело. - Хоть в аэропорт.

-   Не будь так уверен в том, чего не знаешь, - сказал на это Рафаэль.

-   Ха! - выдохнул Донателло. - Может, ты еще предложишь проследить за ним?

-   А что? Теперь-то он точно не сможет от нас скрыть­ся, - уверенно сказал Рафаэль.

-   Ты что, серьезно? - рассердился Донателло. - Тебе целого дня не хватило?

-   Именно днем у меня и не было настроения, - улыбнулся Рафаэль. - А теперь и во мне проснулся сы­щик.

  Остальные черепашки ниндзя стояли и молчали. Ни­кто не решался поддержать Рафаэля. Было поздно, хоте­лось поскорей добраться до своего жилища, поесть и по­спать. Рафаэль обводил взглядом друзей, но ни у кого не находил поддержки.

-   Вы что, - спросил он, - Действительно потеряли всякий интерес к приключениям?

-   Знаешь, Рафаэль, - стал оправдываться Леонар­до. - Донателло в чем-то прав. Нам нужно подкрепиться и отдохнуть. Если мы будем так выкладываться, то на­сколько же нас хватит?

-   Эх, вы, - разочарованно вздохнул Рафаэль, - а еще черепашки ниндзя.

-   Не обижайся, дружище, - положил лапу на плечо другу Микеланджело. - Может, завтра нам посчастли­вится повстречать настоящее приключение.

-   А это, по-вашему, не настоящее? - одернул плечо Рафаэль.

-   В этом деле должна разбираться полиция, - ответил Леонардо. - Ты же сам сказал...

  Но Рафаэль не успокаивался:

-   Ладно, сони, идите домой. А я пошел за африканцем, чтобы провести самостоятельное расследование.

  И Рафаэль быстро зашагал в ту сторону, куда направлялся африканец.

-   Остановись, Рафаэль! - крикнул ему вслед Ле­онардо. - Ты один ничего не сможешь.

  Но Рафаэль не           ответил. Он безнадежно махнул лапой и прибавил шагу.

  Микеланджело, Донателло и Леонардо молча смотре­ли ему вслед вскоре Рафаэль исчез в темноте. Черепаш­ки переглянулись. Первым тишину нарушил Леонардо.

-   Я думаю, что Рафаэль дойдет до ближайшего пово­рота и возвратится, - сказал он.

-   Не уверен, - покачал головой Микеланджело. - ­Слишком заносчиво он с нами разговаривал.

-   Тогда, может, поспешим за ним? - спросил Дона­телло.

-   Нет, - сказал Микеланджело. - Он все-таки вер­нется. Вот увидите. И часа не пройдет как заявится до­мой. Почему? Очень просто: все то, что мы сегодня узна­ли, осталось при нас. А ему без этого не обойтись.

  И Микеланджело направился ко входу в канализа­цию. За ним последовали Донателло и Леонардо.

  Рафаэль же тем временем шел так быстро, что вскоре нагнал африканца. Тот, как выяснилось, тащил свой тяжелый чемодан вовсе не на остановку, чтобы ехать в аэропорт, а повернул совсем в другую сторону. Он выбивался из последних сил, все чаще останавливался, чтобы передохнуть.

-   Теперь куда угодно, хоть в аэропорт, - бубнил се­бе под нос Рафаэль, передразнивая Микеланджело. - А этот, по всей видимости, туда вообще не собирался.

  Африканец прошел по хорошо освященной улице еще два квартала, потом свернул в переулок. Рафаэль немно­го помедлил, чтобы понаблюдать из-за угла. За все время преследуемый ни разу не оглянулся.

  «Или он так занят ношей, что никого не замечает, или полностью уверен в своей безопасности, - размышлял Рафаэль. - В любом случае нужно соблюдать дистан­цию и не спускать с этого типа глаз. Он ведет себя очень даже странно».

  Африканец дошел до конца переулка и свернул в проход между двумя стоящими близко друг к другу до­мами.

  Рафаэль остановился снова. Прежде чем пойти даль­ше, осторожно выглянул из-за угла.

-   Фу ты, черт, какая тьма! Не видно ни зги, - выру­гался негромко. - Жалко, нет фонарика. Или хотя бы спичек. Без огня здесь могут летать только совы.

  И он присел на корточки, чтобы вползти в темноту на четвереньках, как делают настоящие черепахи. Потом снова встал и прислушался. Нет ни единого подозритель­ного звука.

  «Куда же он мог запропаститься?» - спрашивал себя Рафаэль.

  И тут он отчетливо услышал где-то вверху голос. В том, что это была человеческая речь, он не сомневался. Однако, как ни напрягал слух, ничего не мог разобрать.

  «По всей видимости, там не более двух-трех чело­век, - сделал вывод Рафаэль. - Если они не вооруже­ны, то я вполне могу с ними справиться».

  Погруженный в темноту, давно, видимо, заброшен­ный дом, навевал всякие мрачные мысли. Рафаэль нашел входную дверь и тихонько открыл ее. В подъезде было еще темнее, чем на улице. Рафаэль стал осторожно нащу­пывать ногой ступеньки лестницы.

-   Ви-и, - раздался вдруг пронзительный писк.

-   О, боже, здесь еще и крыс полно, - остановился от неожиданности Рафаэль.

  С минуту он не решался сделать ни шагу. Потом все же пересилил нерешительность и пошел дальше. Вскоре нащупал лестницу и стал подниматься по ней. Когда добрался до третьего этажа, позади послышался скрип двери и быстрые шаги, кто-то поднимался по лестнице вслед за ним. Рафаэль быстро осмотрелся и толкнул ближайшую от себя дверь. Она не поддавалась. Тогда он решил подняться этажом выше в надежде, что там найдет для себя убежище. И действительно, одна из дверей на четвертом этаже была вообще снята. Рафаэль юркнул в этот проем и затаился.

  Вскоре шаги на лестнице приблизились, и Рафаэль ус­лышал отчетливые голоса. Говорили двое, но сколько их было всего, он не знал.

-   Ну и местечко же он выбрал, - сказал один.

-   Да, лучше не придумаешь, - согласился второй.

-   А потом мы куда? - спросил первый.

-   Черт его знает. Куда скажет, - ответил второй.

  Они стали подниматься выше, и Рафаэль различал только монотонное бормотание.

  «Вот это да, - произнес он про себя. - Сколько же их теперь здесь?»

  Шаги ночных визитеров затихли. Наверное, они доб­рались до нужного этажа. Рафаэль не знал, как ему по­ступить. Хотелось разведать, что делают с африканцем его ночные гости. Но в то же время он опасался, что едва станет подниматься по лестнице, его заметят. Не ис­ключено, что где-нибудь в темноте притаился наблюдатель.

  Часы отсчитали десять минут, как незнакомцы про­шли вблизи Рафаэля, а ему казалось, что они околачива­ются в доме уже больше получаса. И тогда, наконец, Ра­фаэль решился последовать за ними.

  «Была не была, - подбадривал себя Рафаэль. - Двум смертям не бывать, а одной не миновать».

  Покинув свое убежище, он двинулся вверх по лестни­це. При этом так старался соблюдать осторожность, что сбился со счета на двенадцатом или тринадцатом этаже.

  «Куда же они пропали? - спрашивал себя Рафа­эль. - Не на крышу же забрались».

  Но через несколько лестничных пролетов он услышал голоса. Это не был обычный разговор. Скорее, люди про­износили какую-то клятву или молитву. На такую мысль Рафаэля навела монотонность, с которой голоса звучали.

  «Черт побери, моя ночная эпопея будет похлеще на­ших дневных приключений, - чуть ли не завидовал са­мому себе Рафаэль. - Вот удивятся ребята. Нет, Дона­телло, скорее всего, вообще не поверит. Но это его личное дело, раз не захотел пойти со мной».

  Когда до незнакомцев оставалось два этажа, Рафаэль уже не только различал голоса, но и улавливал смысл то­го, о чем говорилось.

-   Приди, Великий Лиангомбе! - взвыл один из голо­сов.

-   Мы твои вечные слуги и готовы исполнить любое твое пожелание! - вторил другой.

  Голоса африканца Рафаэль не различал. Он хорошо запомнил его за сегодняшний день и узнал бы безоши­бочно, если бы только услышал.

  «Интересно, - размышлял Рафаэль, - чем они там занимаются? Нужно во что бы то ни стало посмотреть. Ради этого я забрался сюда».

  Он стал прокрадываться выше и, отсчитав два проле­та, увидел сноп света, падавший из открытой комнаты. Но только и всего. А ему хотелось еще увидеть и лица незнакомцев, посмотреть, чем они занимаются и почему взывают к своему таинственному божеству. Желание бы­ло так неодолимо, что Рафаэль на некоторое время даже позабыл об опасности. Иначе как объяснить, что он решился подняться на ту лестничную площадку, где горел тусклый свет и где находились африканец и его ночные посетители?

  Рафаэль шаг за шагом приближался к заветной цели и вскоре уже стоял на последнем пролете между этажами. Из-за дверного косяка возник силуэт человека: он стоял во весь рост со склоненной головой. Рафаэль сделал еще шаг и увидел второго, стоящего на коленях. Перед ними на полу без движения лежал третий. Больше никого не было видно. Если кто и был еще с ними, то его или их скрывала стена.

  У Рафаэля яростно билось сердце. Ему казалось, что этот ритмичный перестук в груди слышит не только он сам, но и незнакомцы, что склонились над телом лежаще­го.

  Однако нет, поглощенные своим таинственным ритуа­лом, незнакомцы ничего не слышали. Судя по всему, они были недалеки от экстаза. Вдруг из темноты на свет вы­ступил еще один участник церемонии, которого прежде не было видно. В руках он держал тот самый чемодан, что тащил африканец Мбонго. Поставил чемодан рядом с неподвижным телом, потом положил его набок, собира­ясь открыть.

  Между тем Рафаэль уже был на той же лестничной площадке, где и неизвестные. Заметил дверь в стене на­против комнаты, из которой падал свет. Слегка нажал на ручку, и дверь стала открываться. Но при этом издала такой скрип, что находившиеся в трех шагах незнакомцы не могли его не услышать.

-   Иди посмотри! - донеслось до черепашки. Он быстро развернулся и поспешил по лестнице вниз. Через один пролет остановился и на всякий случай присел на корточки. Из комнаты вышел высокий парень. Он посто­ял, прислушался, но не заметил ничего подозрительного.

-   Никого, - сказал успокоено. - Скорее всего, крысы. Их здесь полно.

  «Фу-у, - вздохнул Рафаэль. - Пронесло». И он сно­ва начал подъем, чтобы продолжить наблюдение. Очутившись на том же месте, где стоял раньше, увидел ужасную картину: в раскрытом чемодане оказались куски человеческого тела. Рафаэль просто остолбенел. А незнакомец, который объявился последним, взял черную ткань и стал, погружая ее в чемодан, смачивать кровью. Остальные задергались под очень быстро произносимые слова неизвестной молитвы. Незнакомец с черной тканью принялся обходить всех по очереди. Но что он при этом делал, Рафаэлю рассмотреть не удавалось.

  «Если я пережил еще и этот ужас, то должен узнать все до конца», - приказал себе черепашка.

  И он ступил еще ближе к открытой двери. Следующая картина еще сильнее потрясла его: смоченной в кровь тканью незнакомец натирал лица сидящих вокруг тела людей. Те исступленно извивались, запрокидывали голо­вы и вздымали вверх руки. При этом они не то стонали, не то произносили какие-то заклинания.

  От ужаса Рафаэль задыхался, у него закружилась го­лова. Он боялся потерять сознание. А перед глазами про­ходили новые и новые сцены ночной оргии. Рафаэль при­стально вгляделся в лица незнакомцев. Троих он точно видел впервые. Четвертый же, который с черной тканью в руках словно во сне двигался по комнате, был тот са­мый Билл, что приезжал за город на мотоцикле и потом приходил с напарником в сквер на встречу с африканцем.

-   Ну и дела! - прошептал Рафаэль. Но еще большим было его удивление, когда в лежавшем на полу он уз­нал... африканца Лиангомбе-Мбонго! Загипнотизиро­ванный Билл поднес последний раз смоченную ткань именно ему, африканцу, и сам тут же сел на корточки.

-   Встань, проснись, Лиангомбе! Встань, проснись, Лиангомбе! Встань, проснись, Лиангомбе! - трижды в один голос проговорили сидящие.

  И африканец Мбонго, превратившийся теперь в Вели­кого Лиангомбе, стал медленно подниматься. На его тем­ном лице кровь была не так заметна, как у других. Однако его выражение походило на дьявольское. Африканец двигался, как привидение. Он обвел стеклянным взгля­дом всех присутствующих и произнес:

-   Где мое сердце? Где моя жизнь? Где моя власть?

  После этих слов Билл подошел к африканцу и протянул ему магический кристалл в виде двух соединенных осно­ваниями пирамид.

-   Так вот о каком камне они все время говорили! ­- прошептал Рафаэль.

  И тут он почувствовал, что позади него кто-то стоит. Он ощутил это так отчетливо, что даже похолодел. Хотел обернуться, но не успел. Легкий укол в голову - и перед глазами все поплыло, превратилось в сплошную серую картинку. Рафаэль всем телом тяжело грохнулся на пол.


Глава 6. Ключ к разгадке

  Микеланджело, Донателло и Леонардо возвратились в свое жилище.

-   Боже! - воскликнул Донателло. - Наконец-то мы дома! Нужно посмотреть, не завалялось ли тут чего съе­добного.

  И он начал шарить повсюду, в надежде найти хоть ку­сочек пиццы.

-   Нет уж, дружище, придется приготовить, - усмех­нулся, глядя на его старания, Леонардо. - С самого ут­ра здесь никого не было. Интересно, кто бы в таком случае мог о тебе позаботиться.

  Донателло разочарованно развел лапами:

-   Действительно, ничего.

-   Ладно, - сказал Леонардо. - Сейчас что-нибудь придумаем.

  Он подошел к холодильнику и стал доставать из него продукты. Донателло успокоился и подсел к Микеланджело, развалившемуся на диване.

-   Где это задерживается Рафаэль? - вдруг резко сел Микеланджело. - Пора бы ему быть здесь.

-   А разве он маленький, чтобы за ним смотреть? - ­хмыкнул Донателло. - Не пропадет, скоро прибежит и потребует свою порцию пиццы.

-   Я согласен, он неправильно себя повел, - сказал Леонардо. - Но и мы были неправы. Хотя бы в том, что не сумели его переубедить. И раз уж не нашли нужных слов, то должны были помочь ему.

-   Вот еще, - недовольно поморщился Донателло.­ - Сам предложил играть в ужасы, а теперь вот лежат кассе­ты, а его нет...

-   Давайте к столу! - прервал разговор Леонардо.

-   Ух ты, как пахнет! - молниеносно оказался за столом Донателло. Он увидел, что Леонардо делит пиццу на четыре части.

-   Все-таки ты надеешься, что он заявится? - спро­сил Донателло.

-   Не на всю же ночь он пропал, - ответил Леонардо. - Когда Рафаэль придет, неизвестно, но не готовить же для него отдельно.

  И черепашки ниндзя приступили к трапезе. Они на­слаждались пиццей, и по мере насыщения их все сильнее клонило в сон. Вскоре после столь позднего ужина они без чувств завалились в постели, позабыв о своих дневных приключениях и о кассетах с ужасами, которые так им и не понадобились.

  ...Утром их разбудил звонок. Первым услышал его Микеланджело. Позевывая, взял переговорное уст­ройство:

-   Черепашки ниндзя слушают.

-   Эй, сони, вы что, еще не вставали? - послышался голосок Эйприл.

-   О, Эйприл, это ты! - узнал Микеланджело.

-   А кто же еще по-твоему, - сказала девушка. - Скоро будет моя передача.

-   Какая передача? - не понял Микеланджело.

-   Здравствуйте - до свидания! - сострила Эйприл. - До чего же короткая черепашья память.

-   Ах, да, - только сейчас вспомнил Микеландже­ло. - Ты ехала делать репортаж о таинственной вечерин­ке.

-   Наконец-то! - ответила Эйприл. - Ну-ка, подни­май своих сонных друзей и включай телевизор.

-   Хорошо, Эйприл, - сказал Микеланджело. - По­ка!

  Обернулся и только тут заметил, что Рафаэля нет.

-   Значит, он не ночевал дома, - произнес вслух. - ­Вот так дела.

-   Что ты там бормочешь ни свет ни заря, - недоволь­но проворчал Донателло.

  Леонардо тоже проснулся и высунул голову из-под одеяла. Он хорошо понял смысл последних слов Мике­ланджело, но спросонья никак не мог сообразить, почему Рафаэль не возвратился домой.

-   Как ты думаешь, Микеланджело, где он может быть? - спросил наконец.

  Донателло тоже понял, что что-то не ладно, и вскочил с кровати.

-   Как, Рафаэля еще нет? - удивился он. - Ну и ну! Полусонным взглядом он обвел друзей, но те только пожимали плечами.

-   А кто же тогда звонил? - спохватился Донателло.

-   Это Эйприл, - ответил Микеланджело.

-   Эйприл? И что она хотела?

-   Сказала, что по телевизору скоро покажут ее ночной репортаж, - ответил Микеланджело, думая со­вершенно об ином.

-   Так чего же ты ждешь? - поднялся Донателло и направился к телевизору. - Нужно срочно включить шестой канал.

  Тем временем Микеланджело и Леонардо принялись наводить порядок в спальной комнате.

-   Даже не помню, как вчера добрался до кровати, ­- сказал Донателло, когда Микеланджело и Леонардо по­дошли к телевизору.

-   Кажется, я никогда прежде так не уставал.

-   Во всем виновата чертова жара, - вздохнул Леонардо. И тут на экране телевизора пошла заставка выпус­ка новостей. - Приветствуем всех, кто сейчас находится у экранов своих телевизоров! - начал диктор. - Оста­вайтесь с нами, и вы узнаете потрясающие новости из на­шей жизни.

-   У них новый ведущий, - указал на телевизор До­нателло. - И как всегда первый блок новостей посвящен экономике, - продолжал диктор. - Интересно, где же все-таки подевался Рафаэль? - возвратился к неза­конченному разговору Донателло. - Он должен был явиться если не ночью, то хотя бы сегодня утром.

-   Это меня больше всего и беспокоит, - сказал Ми­келанджело. - Уже половина девятого, а его все нет.

-   Мне кажется, он попал в беду, - высказал Леонардо то, о чем не решались сказать Микеланджело и Донателло.

  Черепашки ниндзя переглянулись и замолчали. Все думали об одном и том же: где искать Рафаэля?

-   А теперь предлагаем вам посмотреть уникальный репортаж, который удалось заснять на пленку нашей коллеге Эйприл О'Нил, - вдруг сказал диктор.

-   Смотрите, смотрите! - оживился Донателло.­ - Сейчас будут передавать репортаж Эйприл.

  На экране появилась картинка ночного неба, погру­женная в темноту окраина города, и послышался голос самой Эйприл.

-   Привет всем, кто решил присоединиться к нам в столь ранний час и посмотреть репортаж, который с большим риском для собственной жизни был снят нами этой ночью в пригороде.

-   Вот это да! - воскликнул Донателло. - Почему же тогда Эйприл не взяла нас с собой? Знала ведь, что идет на риск. - На секунду задумался и добавил: - И Рафа­эль был бы сейчас с нами, а так - неизвестно где.

-   Нужно собираться, - сказал Леонардо и поспешил к шкафу, в котором находилось снаряжение ниндзя.

-   Куда? - не понял Донателло.

-   Как куда? На поиски Рафаэля.

-   Но где мы станем его искать? - развел руками Донателло. - У нас, представь себе, ни одной зацепки.

-   Ты предлагаешь сидеть и ждать? А если в этот са­мый момент Рафаэль нуждается в нашей помощи? Если его схватили? - разошелся Леонардо.

-   Кто его мог схватить? - не понял Донателло и по­смотрел на Микеланджело, который сидел задумавшись.

-   Да хотя бы африканец со своею шайкой, - выска­зал предположение Леонардо.

-   Но ведь африканец был один, - не соглашался До­нателло. - Какая у него может быть шайка?

-   В том-то и дело, что может, - возразил Леонар­до. - Раз он справился с этими двумя, значит он не один.

-   Ха, - ухмыльнулся Донателло. - Ты думаешь, Рафаэль не справился бы с африканцем и еще двумя-тремя такими же типами?!

-   Тут как посмотреть, - вмешался в разговор Мике­ланджело.

-   Обыкновенно посмотреть! - настаивал Донател­ло. - Я более чем уверен, что Рафаэлю ничто не угрожает. Он запросто возьмет верх над несколькими против­никами.

-   Мы приближаемся к лесному массиву, который на языке местных африканцев называется Роща Духов, ­- говорила в это время с экрана Эйприл. - Почему это ме­сто в лесу имеет такое название, вам станет понятно не­сколько позже, к концу нашего сюжета.

  Донателло снова уставился в телевизор.

-   Ух ты, настоящий фильм ужасов! - произнес он. Потом обернулся к Микеланджело и Леонардо и ска­зал: - Ладно, ребята, давайте досмотрим репортаж Эйприл и потом уж отправимся на поиски Рафаэля. Бу­дет по меньшей мере некрасиво, если мы не увидим его до конца. Она говорила, что вчера целый день звонила нам. Может, разыскивала именно для того, чтобы взять с собой на эту вечеринку. Но не нашла и поэтому реши­ла ехать одна.

-   Хорошо, - согласился Леонардо и присел на диван.

-   Сегодняшней ночью в Роще Духов произошло не­обыкновенное событие, - продолжала с экрана Эйприл. - Оно знаменательно тем, что наблюдается у нас впервые. И это не потому, что наши жители африканско­го происхождения не знали о нем. Просто ритуал, как нам удалось узнать, может состояться только в том случае, если в наличии имеются три главных предмета: гирлянда, ветка африканского дерева муко и магический кристалл.

-   Вот это да! - всплеснул лапами Донателло. - Вы только послушайте. Эйприл тоже говорит о каком-то магическом кристалле. Вот будет здорово, если речь идет об одном и том же камне.

-   Гирлянда должна быть сплетена из веток табака, - продолжала тем временем Эйприл. - Вы спросите: почему? Да, на первый взгляд непривычно и даже стран­но: ритуальная гирлянда из веток табака. Но все станет понятным, когда мы узнаем, что происхождение табака у африканских племен Межозерья связывают с именем бо­жества Лиангомбе.

-   Фью-у-у! - протяжно свистнул Донателло.

-   Дела-а! - от неожиданности Микеланджело откинулся на спинку дивана.

-   Все принимает совершенно новый оборот, - сказал Леонардо. - Где переговорное устройство?

-   Давай досмотрим до конца, - ответил Микеланд­жело.

-   После своей земной жизни бог Лиангомбе поселил­ся на вулкане Мухавура и там стал выращивать табак, - ­продолжала Эйприл. - Не правда ли, романтическая ис­тория?

  На телевизионном экране возникла ночная лесная чаща. Потом в глубине этой темной картинки засветилась какая-то точка. Она постепенно увеличивалась и вскоре превратилась в костер, горящий посреди большой поля­ны. Пламя разрасталось, видно, по мере приближения ка­меры. Стали слышны звуки пения, похожие на вопли. Черепашки старались смотреть очень внимательно, что­бы ничего не пропустить.

-   Сейчас вы видите, как мы приближаемся к риту­альной площадке, - комментировала Эйприл. - К ог­ромному моему сожалению, я не могу похвастать тем, что побывала в ритуальном круге и вблизи видела мате­риализовавшийся в полночь дух Лиангомбе. Но и то, что мы - а теперь и вы - смогли увидеть, не может не потрясти... Так вот, я сказала вам о гирлянде из табака. Вторым символом и неотъемлемым компонентом ритуала в честь бога Лиангомбе является веточка сакрального дерева мука. Теперь-то вы уж точно знаете, что и она не случайна в этой триаде, не так ли?

-   Послушайте, - вдруг вскричал Леонардо.- Мы сможем посмотреть это столько раз, сколько захотим.

-   Ты о чем? - не понял Донателло.

-   Эйприл всегда даст нам видеокассету с записью! - объяснил Леонардо.

-   Хорошо-хорошо, - согласился Донателло. - Но это потом. А сейчас давайте досмотрим до конца.

-   Дерево мука посвящено имандва, - говорила Эйприл. - Вы, разумеется, захотите спросить: а что же такое имандва? Хорошо, я скажу так, как сама это поняла. Имандва - тайное общество, основателем которого был Лиангомбе. Во всяком случае, традиция стойко приписы­вает это деяние божеству.

-   Ладно! - вдруг решительно сказал Леонардо, шаг­нул к телевизору и выключил его.

-   Что ты делаешь? - запротестовал Донателло.­

-   Посмотри, который час, - ответил Леонардо. - Мы бу­дем прохлаждаться у телевизора в то время как Рафаэль, возможно, нуждается в нашей помощи.

  Эти слова подействовали на Донателло, и он стал со­бирать свою экипировку.

-   Да, а что же мы скажем учителю Сплинтеру? - по­думал вслух Микеланджело.

-   Я думаю, все обойдется: мы найдем Рафаэля рань­ше чем возвратится учитель Сплинтер, - успокоил его Донателло.

-   В любом случае нам влетит, - возразил Мике­ланджело.

-   Нужно не забыть переговорное устройство, - на­помнил Леонардо. - Ты где его оставил, Микеланд­жело?

-   По-моему, на столике в спальной, - ответил тот Леонардо, возвратился с переговорным устройством и быстро связался с Эйприл.

-   Эйприл, это черепашки, - сказал он, когда услышал ответ.

-   А, черепашки! - послышался радостный голос. - Ну, как вам мой ночной репортаж?

-   Прекрасно, - ответил Леонардо. - Более того, хочу сказать, что по этому поводу у нас для тебя имеется уйма интереснейшего материала.

-   Не поняла, ты хочешь сказать, что еще что-то знае­те об этом ритуале? - переспросила Эйприл.

-   И да, и нет, - сказал Леонардо.

  И тут Микеланджело отнял у него микрофон. Он на­деялся более внятно изложить суть дела.

-   Понимаешь, Эйприл, - заговорил он. - Вчера це­лый день мы провели в слежке за подозрительными типа­ми. А потом оказалось, что один из них, африканец, даже называет себя именем этого божества. Ну, о котором ты рассказывала в репортаже.

-   Лиангомбе, - подсказала Эйприл.

-   Ну да, - согласился Микеланджело. - Короче, было столько всего-всякого, что хватило бы на несколько твоих репортажей. Но в результате мы потеряли Рафа­эля. И сейчас нам немедленно нужно отправляться на его поиски.

-   Подождите, я с вами, - сказала Эйприл.

-   Но мы уже выходим, - крикнул в микрофон Леонардо.

-   Я скоро буду! Чао!

  В следующее мгновение миниэкран переговорного устройства погас, и черепашки поняли, что Эйприл направляется к ним.

-   Я думаю, будет неплохо, если она пойдет с нами, ­- обвел друзей взглядом Микеланджело.

  И черепашки ниндзя двинулись к выходу из канализации. Когда вышли на поверхность, их уже ждала Эйприл со своей специально оборудованной машиной.

-   Привет, ребята! - поздоровалась она без обычной улыбки. - Где вы думаете искать Рафаэля?

-   Пока не представляем, - пожал плечами Микеланджело.

-   А какого мнения учитель Сплинтер? - спросила девушка.

-   Видишь ли, Эйприл, учителя Сплинтера нет до­ма, - ответил Леонардо. - Еще вчера утром он ушел по своим делам и до сих пор не вернулся.

-   Он говорил нам, что может задержаться на некото­рое время, - пояснил Микеланджело.

-   Та-ак, все ясно, - размышляла Эйприл. - Но я не понимаю: как мог пропасть ваш товарищ? Ведь вчера вечером, помнится, вы были вчетвером?

-   Да, - кивнул Донателло. - Но затем встретили то­го самого африканца, за которым следили весь день.

-   А что это за африканец? - спросила Эйприл.

-   Тот самый, что называл себя именем божества, о котором ты говорила в репортаже, - объяснил Микеланд­жело.

-   Лиангомбе? - подсказала Эйприл.

-   Да-да, - ответил Микеланджело.

-   Странно, - подняла брови девушка. - И как он выглядел?

-   Вот именно, что странно, - вмешался в разговор Донателло. - Вчера мы выследили его в нашей канализа­ции...

-   Где? В канализации? - еще больше удивилась Эйприл.

-   Вот именно, - продолжал Донателло. - Потом мы столкнулись с ним у магазина одежды на улице. Он подо­шел ко мне и заговорил. У него был такой страшный акцент!

-   Он через слово понимал нас, - добавил Микеланджело.

-   Даже через два, - уточнил Донателло. - Он сказал, что его зовут Ли.

-   А мы спросили, почему у него, у африканца, корей­ское имя, - вставил Леонардо.

-   Он же ответил, что полное его имя вот это са­мое... - Донателло показал лапой на Эйприл.

  Девушка улыбнулась, но имени божества уже не по­вторяла. Она поняла: все имеют в виду одно и то же.

-   Вечером мы дважды встретили его в подозритель­ной компании, - сказал Леонардо. - И знаешь, он пре­красно говорил, никакого акцента.

-   А в репортаже вы его видели? - спросила Эйприл.

-   Нет, - покачал головой Микеланджело.

-   А вы до конца его досмотрели? - хитро улыбнулась журналистка.

-   Прости, Эйприл, - извинился Леонардо, - но мы не могли торчать у телевизора, когда Рафаэль...

-   А я хотел досмотреть, - перебил Донателло.

-   Но Эйприл может потом дать нам кассету, - настаивал Леонардо. - Ведь правда, Эйприл?

-   Ну, конечно, друзья, - ответила девушка. - Ладно, теперь надо прикинуть, где лучше всего искать Рафа­эля, какое направление следует избрать?

-   Вчера вечером у нас возник спор, куда может направляться африканец с тяжелым чемоданом. Я предположил: куда угодно, ну, например, в аэропорт, - сказал Микеланджело.

-   С тяжелым чемоданом? - заинтересовалась Эйприл. - И это после того, как вы встретили меня?

-   Сразу же, - ответил Леонардо.

-   Так-так, - размышляла вслух Эйприл. - Это становится интересно. Вы видели меня в половине одиннадцатого, не так ли?

-   Наверное, - нерешительно ответил Донателло.

-   В это же время или немного позднее встретили подозрительного африканца с тяжелым чемоданом, - продолжала выстраивать гипотезу тележурналистка. - Кажется, я знаю, о ком мы говорим. Именно его я видела на ритуале в Роще Духов. Было примерно половина двенадцатого.

-   Что из всего этого следует? - не мог уловить ход ее рассуждений Донателло.

-   А из этого следует, что африканец шел в том же направлении, куда за несколько минут до него проехала я, - объявила Эйприл. - И искать его, скорее всего, нужно в конце 65-ой улицы, там, где заброшенные тру­щобы.

-   А если и там его нет? - с тревогой предположил Микеланджело.

-   Тогда дальше, по направлению к тому месту, где вчера ночью была я. Скорее в машину! - решительно скомандовала девушка.


Глава 7. Поиски Рафаэля

  Черепашки подчинились команде. Машина выехала на автостраду и помчалась в сторону старого квартала, где доживали свой век предназначенные под снос трущо­бы.

-   Эйприл, - неожиданно спросил Леонардо, - а от­куда ты узнала обо всем этом?

-   Да, Эйприл, - поддержал Донателло, - ты-то откуда узнала об этой чертовщине?

-   О, друзья мои, - посмотрела на черепашек девуш­ка. - Я - журналистка. А у журналистов свои источники информации. И не обязательно их раскрывать. Это было бы по меньшей мере нечестно. Но вам могу кое-что ска­зать, потому что вы мои очень близкие друзья. - И Эйприл снова внимательно обвела взглядом черепашек. - Я уже собиралась уходить домой, как вдруг на студию по­звонили и пригласили меня к телефону. Звонил некто Кроуз...

-   Кроуз?! - почти в один голос воскликнули чере­пашки.

  От неожиданности Эйприл резко нажала на тормоз, и машина остановилась посередине шоссе.

-   Как?! Вам известно и это имя?

-   Представь себе! - гордо заявил Микеланджело.

-   Но откуда, боже мой?! - развела руками девушка.

-   Мы слышали его от незнакомцев в сквере, - объяснил Микеланджело. - Они называли его своим шефом.

-   Шефом? - еще больше удивилась Эйприл.­ - Ничего не понимаю. Зачем тогда этот Кроуз звонил мне? - Она включила передачу и машина снова трону­лась с места. - Вот так новости, - недоумевала Эйприл. - Уж этого я не ожидала. Странно, одного не могу понять: если, как вы говорили, он хочет завладеть магическим кристаллом, то почему позвонил мне?

-   А может, Кроуз хотел как-то использовать тебя в своих целях? - предположил Леонардо.

-   Не знаю, - сказала Эйприл. - Во всяком случае, все это очень странно.

  Машина проехала еще несколько кварталов, потом свернула вправо и остановилась в переулке.

-   Ну вот, кажется, мы на месте, - огляделась по сторонам Эйприл. - Давайте выбираться.

  Черепашки открыли дверь и по очереди вышли.

-   Какое мрачное место, - заметил Донателло.

-   Да, здесь неуютно даже при свете дня, - согласилась Эйприл. - я и подумала: в самый раз для всяких темных делишек. Поэтому держитесь вместе и будьте начеку.

  И черепашки ниндзя вместе с Эйприл двинулись прочесывать переулки. Справа и слева на них подозри­тельно смотрели множеством своих пустых глазниц-окон старые обшарпанные дома. Высотные бетонные монстры стояли, готовые в любую секунду поглотить нежданных нарушителей их покоя. Вдоль стен шныряли большие темно-серые крысы, которые не обращали никакого вни­мания на прохожих, считая себя полноправными хозяе­вами положения.

-   Мне кажется, кроме этих тварей, мы здесь больше никого не найдем, - указал на крыс Донателло.

-   Ты воспринимаешь их так, будто забыл, что учитель Сплинтер тоже относится к этой породе, - заме­тил Леонардо.

-   Тоже мне, сравнил, - ответил Донателло. - ­Учитель Сплинтер совсем другое дело.

  Вдруг где-то вверху послышался треск и прямо на черепашек полетели куски штукатурки. Но смышленые ниндзя увернулись и прикрыли своими крепкими панцирями Эйприл.

-   Спасибо, ребята, - поблагодарила Эйприл.­ - Будьте все-таки поосторожней. Эти ветхие стены не вну­шают никакого доверия.

-   Эйприл, ты думаешь, штукатурка осыпалась сама по себе? - спросил Микеланджело.

-   Дорогой мой, посмотри, этим строениям давно пора превратиться в щебень, - ответила Эйприл. - Вообще удивительно, как они ухитрились столько простоять.

  Двинулись дальше и вскоре дошли до перекрестка, на котором ночью стоял и Рафаэль. Влево уходил более ши­рокий переулок, а вправо - совсем узкий, упиравшийся в тупик.

-   Эйприл, как ты думаешь, куда теперь? - вертел головой Донателло.

-   Думаю, не помешает заглянуть и сюда, - ответила Эйприл, указывая на переулочек, в котором обученная овчарка учуяла бы следы Рафаэля. - Но это на обратном пути, если будем здесь возвращаться.

  И вся четверка свернула в тот переулок, что был ши­ре. А в это время в затхлом, пропитавшемся сыростью темном подъезде, всего в двадцати шагах от друзей, из­нывал Рафаэль. Он был связан, во рту торчала тряпка. Незнакомцы сорвали у него с шеи красную повязку и ту­го стянули голову черной материей. Сколько Рафаэль на­ходился в беспамятстве, он не помнил. Однако, едва при­дя в себя, почувствовал, что поблизости никого нет. Про­бовал пошевелиться, встать, но лапы были связаны так крепко, что он оставил тщетные попытки и уснул.

  Проснулся от того, что крысы совершенно безбоязнен­но приближались к нему, обнюхивали и даже норовили пощекотать своими холодными хвостами. Рафаэль стал шевелиться в надежде отпугнуть эти мерзкие существа. Не помогло. Тогда он перевернулся на панцирь и стал раскачиваться, словно кораблик. Прочным панцирем он придавил хвост одной длиннохвостой твари. Она справила такой визг, что все остальные испугались и предпочли держаться подальше от неизвестного им суще­ства. Рафаэль снова и снова делал попытки избавится от пут. На помощь он уже не рассчитывал.

  А черепашки вместе с Эйприл прошли совсем рядом с ним и удалились в противоположную сторону.

-   Если Рафаэль нуждается в помощи, ну, если его связали или оглушили, то нам придется облазить эти тру­щобы от первого до последнего этажа, - посмотрел вверх Леонардо.

-   На что понадобится не меньше трех лет, - обвел взглядом заброшенные дома Донателло.

-   Все-таки меньше, дорогой Донателло, - возразила Эйприл. - Но суть дела от этого не меняется. Ты прав, нужно очень много времени, чтобы обойти все дома снизу доверху.

-   Ра-а-фаэ-эль! - вдруг прокричал Донателло.

-   Что ты делаешь? - вздрогнула от неожиданности Эйприл.

-   Если на поиски уйдет столько времени, то не лучше ли разойтись и попробовать звать его? - предположил Донателло.

-   Что ты хочешь сказать? - не понял Донателло.

-   Вдруг возле него находятся преступники? Они могут причинить ему боль, если услышат, что мы пришли выручать его! - объяснил Микеланджело.

-   Донателло, я думаю, Микеланджело прав, - под­держала Эйприл. - Мы только наделаем шума, что мо­жет пойти во вред Рафаэлю.

-   Сдаюсь, - поднял лапки Донателло. - Однако мне кажется, что продуктивнее все-таки звать. Он нашел бы способ подать ответный сигнал.

-   Давайте сначала посмотрим по подъездам, - ска­зала Эйприл. - Думаю, вам не нужно лишний раз напо­минать, что особое внимание - свежим следам. Здесь это будет несложно: кругом от времени накопилось столько пыли, паутины. Вы сразу заметите, если что-то будет не так.

  Радости Донателло не было границ. Еще бы! Теперь он мог применить свои детективные способности без подсказок и посторонней помощи. Не раздумывая, бро­сился к ближайшему подъезду и широко распахнул дверь. В безжизненное помещение пробился луч сол­нечного света. Донателло увидел, как с визгом шарахнулись в разные стороны грызуны, потревоженные неожиданным визитом. На потолках, стенах, лестничных ступеньках и перилах лежал такой слой пыли, что он не выдержал и чихнул.

-   Кажется, в последний раз сюда заходили во времена Всемирного потопа, - сказал Донателло и закрыл дверь.

  С противоположной стороны подъезды исследовали Леонардо и Микеланджело. Эйприл двинулась дальше по переулку.

-   Кажется, Эйприл права, - сказал друзьям Лео­нардо. - Никто сюда не заходил по крайней мере лет де­сять.

-   А кто рискнет ходить по этим лестницам, если не сегодня-завтра они рухнут? - ответил Микеланджело.

-   Да-а, - согласился Донателло. - Где же он мо­жет быть?

-   Ладно, давайте догоним Эйприл, - сказал Леонар­до. - Она уже скрылась.

  Эйприл действительно уже не было видно. Она свер­нула за угол и с удивлением обнаружила, что и этот пере­улок ведет в тупик.

-   Просто латиноамериканские улочки, - сказала она, когда черепашки ниндзя догнали ее. - Пойдемте об­ратно. Как ваши успехи? Что-нибудь заметили?

-   Ты была права, Эйприл, - развел лапами Леонардо. - Похоже, нога человека ступала здесь очень и очень давно.

  Все вместе стали возвращаться. Вдруг впереди послы­шался гул мотора.

-   Это не твоя машина? - спросил Микеланджело.

-   Нет, - ответила девушка, - свою я бы сразу узнала.

-   Тогда кто бы это мог быть? - насторожился Дона­телло. - Может, нам лучше спрятаться?

-   А зачем? - развел лапами Леонардо. - Мы же не воры. Правда, Эйприл?

-   Я бы предпочла, чтобы они не видели нашей маши­ны, - сказала в ответ девушка.

-   Воры - не воры, - стоял на своем Донателло. - А вдруг это африканец пожаловал со своими дружками?

-   Тогда он может узнать нас - вот и все, - ответил на это Микеланджело.

  Гул машины приближался, потом стал прерываться и через минуту совсем затих.

-   Они остановились и заглушили двигатель, - ска­зала Эйприл.

-   А нам то что? - храбрился Донателло. - Они по своим делам, а мы по своим. Место, надеюсь, не куплено. Пойдемте.

  И он первым шагнул дальше. За ним последовали Ле­онардо, Микеланджело и Эйприл. Вскоре после поворо­та они увидели грузовик, оборудованный под фургон.

-   Какие-то латинос решили покопаться в хламе, ­- сделала заключение Эйприл.

  Компания молча приближалась к стоящему автомоби­лю. Первым поравнялся с ним Донателло. Стал всматри­ваться в неизвестных. На улице стояли трое. Они не бы­ли похожи на латинос. В подъезде орудовали их дружки: оттуда слышались голоса.

-   Чего уставился, парень? - вдруг заметил Донател­ло один из троицы.

  Донателло ничего не ответил. Он как будто изучал людей и их автомобиль.

-   Я к тебе обращаюсь, эй! - начал злиться незнакомец.

  Но Донателло даже не пошевелился. Двое других тоже прекратили разговор и посмотрели на Донателло.

-   Да он издевается над тобой, Фил, - сказал один из них.

-   Проваливай, недоумок, не зли меня, - поддетый дружками, распалялся незнакомец.

  Потом схватил с земли камень и бросил, целясь в Донателло. Донателло ловко увернулся от него и продол­жал стоять.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся один из дружков. - Разве ты не видишь, Фил, он плюет на тебя! Ха-ха-ха!

  В этот момент из подъезда показались еще четверо. Они волокли большущий сверток. Сверток, как заметил Донателло, шевелился. Те, что стояли на улице, броси­лись им помогать и сразу позабыли обо всем. Теперь вни­мание Донателло было приковано к свертку, который грузили в фургон.

  «Что может быть в такой упаковке? И почему это «что-то» надо загружать вшестером?» - подумал Дона­телло и оглянулся на подходивших Леонардо, Мике­ланджело и Эйприл.

  Снова перевел взгляд на копошившихся возле маши­ны незнакомцев. И тут заметил, как что-то красное выпа­ло из свертка. Донателло присмотрелся и...

  «Да это же повязка Рафаэля!- осенило его.

  Он обернулся к друзьям и помахал лапой, чтобы они шли быстрее, а сам направился к автомобилю.

-   Эй, приятели! - крикнул с самым беспечным ви­дом. - А что это у вас в упаковке?

-   Отвали, любопытный, - пригрозил тот, кого назы­вали Филом.

-   Я ничего не имею против вас, - спокойно сказал Донателло. - Просто мы с друзьями тоже здесь кое-что ищем.

-   Вот и ищите, - вмешался в разговор приятель Фи­ла. - Нечего совать нос в чужие дела.

-   И все-таки мы хотели бы взглянуть на то, что вы грузите в свой автомобиль, - двинулся к незнакомцам Донателло.

  За ним подходили Леонардо и Микеланджело. Эйприл они попросили на всякий случай оставаться не­сколько поодаль.

-   В чем дело? - послышался голос из подъезда.

-   Чего вы там мешкаете, черт возьми? Я вам плачу не...

  Говоривший вышел на свет и увидел черепашек. Он уставился на них и не договорил. От неожиданности опешили и черепашки: перед ними стоял... африканец Мбонго.

-   О, кажется, старые знакомые? - быстро сообразил он. - Вы помните меня? Мы виделись с вами как-то на улице.

-   И мы тебя видели, - сказал Микеланджело, вы­ступая вперед. - И на у лице, и в заброшенном доме вблизи промышленного района, и в сквере, где ты был с Доном и Биллом.

-   Кто там спрашивает Билла? - появился из две­рей Билл.

-   О, так вы теперь вместе орудуете? - притворно удивился Микеланджело. - А где же твой дружок Дон?

  Глаза у Билла забегали так, будто он что-то украл и его схватили за руку.

-   Убейте их! - прошипел афри­канец.

  Дружки африканца приставили сверток к борту гру­зовика и теперь наступали на черепашек. Их глаза нали­вались кровью в предчувствии драки. Хватали в руки палки, железные прутья. Один угрожающе помахивал веревкой, второй достал откуда-то кастет.

-   Видимо, нам предстоит разминка, - шепнул друзьям Донателло.

-   Неплохо, - ответил Леонардо, - если учесть, что сегодня утром мы о ней забыли.

  Черепашки ниндзя стояли плечом к плечу и не думали отступать. Они никого никогда не боялись. Учитель Сплинтер к тому же говорил им, что защищать друзей и беззащитных - святое дело.

  Первым набросился на черепашек тот самый Фил. С первого взгляда ему так не понравился Донателло, что он причислил его к лику своих заклятых врагов. Фил был вооружен железным прутом и попытался ткнуть им До­нателло в живот. Но у Донателло была хорошая реакция. Он так ловко увернулся от нападавшего, что тот спо­ткнулся и, падая, изрядно задел себя прутом по голове. Ну как тут было не рассвирепеть? Он вскочил на ноги и стал размахивать прутом, держа его перед собой обеими руками.

  Вдохновленные поведением своего дружка, осталь­ные бандиты напали на Леонардо и Микеланджело. Те, следуя тактике ниндзя, разошлись в разные стороны. Сначала они не предпринимали активных действий про­тив незнакомцев. А те наступали, размахивали палками, цепями, кто-то даже бросил в Микеланджело камень. Но Микеланджело удачно отбил его лапой.

-   Ого, - сказал он. - Похоже, дело принимает серьезный оборот.

-   Эй, ребята, - сказал Леонардо. - Нам не хотелось бы причинять вам боль. Потому предлагаем закончить дело миром.

-   Что, струсили? Ха-ха! - выскалился один из бан­дитов. - То-то, сейчас мы вас так проучим, что внукам закажете.

-   По-моему, Леонардо, они обыкновенные гру­бияны, - сказал Микеланджело. - И совершенно не по­нимают человеческих слов. Их все-таки следует проучить.

-   Согласен с тобой, Микеланджело, - ответил Лео­нардо.

  И черепашки ниндзя, словно в непринужденном тан­це, сошлись вместе, ударили по рукам и выкрикнули свой боевой клич:

-   Банзай!!

  Они снова разошлись, выхватили из ножен мечи ниндзя-то и так стали молотить ими направо и налево, что незнакомцы, несмотря на численное превосходство, в последний момент пожалели о своей грубости и неучтивом поведении.

  В красивом прыжке Донателло настиг своего недоброжелателя Фила. Пока тот замахивался железным прутом, Донателло собрался в пружину, сделал молниенос­ный разворот на сто восемьдесят градусов и пяткой нанес бандиту такой удар в лоб, что тот отлетел к стене дома и упал без чувств. Убедившись, что Фил получил доста­точную порцию, Донателло поспешил на помощь друзь­ям.

-   Кия! - издал боевой клич Леонардо и в акроба­тическом прыжке уложил сразу троих негодяев.

  Донателло застал их в незавидном положении: банди­ты ползали по земле и не осмеливались встать на ноги.

-   Я сам справлюсь, - сказал Леонардо, оборачива­ясь. - Помоги Микеланджело.

  Но Микеланджело тоже не нуждался в помощи. Од­ним ударом меча ниндзя-то он выбил из рук противников палки, цепи и веревки и теперь победоносно возвышался над поверженными бандитами в ниндзя-позе с высоко поднятым мечом.

-   Ищи Рафаэля, - сказал он Донателло, когда тот подбежал. - А с этими негодяями я как-нибудь сам...

  Донателло бросился к подозрительному свертку. Лег­ким точным взмахом ниндзя-то он рассек веревки, и из кокона-свертка показалась голова...

-   Рафаэль! - радостно вскричал Донателло, вытас­кивая кляп у друга.

  Леонардо и Микеланджело обернулись на его крик и тоже увидели Рафаэля, живого и невредимого.

-   Ваше счастье, что наш друг цел, - сказал Леонар­до, обращаясь к побежденным.

-   Проваливайте! - добавил Микеланджело. - И чтоб духу вашего здесь не было.

-   Друзья! - прохрипел Рафаэль. - Как я рад, что мы снова вместе!

  Донателло помог Рафаэлю выбраться из пелен, и черепашки ниндзя крепко обнялись.

-   Внимание! Снимаю! - крикнула им Эйприл.

  Черепашки обернулись, и она щелкнула затвором фо­тоаппарата. Все дружно рассмеялись.

-   Ну, как приключения? - поинтересовался Донателло у Рафаэля.

-   Я так хочу есть! - вместо ответа произнес тот.

  И все дружно рассмеялись.

-   Ты шутник, Рафаэль! - сказал Леонардо. - Но у меня кое-что найдется.

  И он полез в свой маленький кармашек-ранец, в кото­ром обычно носил всякую мелочь. Все следили за его дви­жениями.

-    Вот это да! - воскликнул Донателло, увидев в лапах у Леонардо... завернутый в салфетку кусочек пиццы.

  Рафаэль с жадностью ел и приговаривал:

-   Никогда пицца не была такой вкусной, как сейчас.

  И черепашки ниндзя в полном составе вместе с Эйприл направились к машине.

-   Послушайте, - вдруг остановилась Эйприл. - А где же этот ваш африканец и его дружки?

  Только тут черепашки заметили, что их старые знакомые исчезли.

-   Пусть убираются подальше, - махнул лапой Ми­келанджело. - Главное, что Рафаэль опять вместе с нами.

-   И больше не попадаются нам на глаза, - пригро­зил Донателло.

  Друзья дошли до машины, сели в нее и покатили по шоссе домой.

Глава 8. Алмаз Имана

  Эйприл остановила машину у входа в канализацию.

-   Спасибо тебе, Эйприл, - поблагодарил ее Леонардо. - Не знаем, что бы мы без тебя делали.

-   Бросьте, парни, - ответила она. - Мы же друзья.

-   Нет, правда, правда! - в один голос защебетали черепашки. - Ты нас так выручила! Теперь мы твои должники.

-   Хорошо, - с хитринкой в глазах ответила Эйприл, - буду иметь в виду. Ну ладно, ребята, мне пора. Я и так задержалась. - Она завела машину. - Пока, мальчики! Будьте осторожны и больше не пропадайте!

-   Приходи сегодня вечером! - крикнул в ответ До­нателло. Эйприл улыбнулась и вместо ответа помахала рукой. Машина тронулась в места и, постепенно набирая скорость, вскоре исчезла в транспортном потоке. Чере­пашки стали спускаться в канализацию.

-   Все-таки хорошо, что у нас есть такой друг, как Эйприл, - не сдержал радости Рафаэль.

-   И такой, как Рафаэль, - прибавил Донателло.

  И черепашки ниндзя дружно разразились хохотом.

-   Ну вот, наконец мы и дома, - сказал Леонардо, когда они остановились у входа в свое подземное жилище.

-   А учителя Сплинтера еще нет? - спросил Рафаэль.

-   Как видишь, - ответил Донателло.

  Но в этот момент дверь распахнулась и на пороге появился учитель Сплинтер.

-   Как это нет? Это вас неведомо где черти носят!

-   Учитель Сплинтер! - в один голос воскликнули черепашки. - Когда вы возвратились?

-   Только что, - ответил учитель Сплинтер. - И вижу, что без меня здесь черт знает что творится!

-   А что именно вы имеете в виду, дорогой учитель? - поинтересовался Донателло.

-   Это я должен спросить у вас, негодные мутанты, ­- с нежностью в голосе сказал учитель Сплинтер. - У вхо­да в канализацию шастают какие-то подозрительные типы...

  При этих словах черепашки ниндзя переглянулись.

-   В доме не убрано, в комнату для занятий никто не заходил уже больше суток, - продолжал отчитывать сво­их подопечных учитель Сплинтер.

-   Это потому, учитель, что в последнее время здесь происходят такие странные события, такие странные! ­- объяснять Донателло.

-   Вернее - происходили, - уточнил Микеланджело.

-   Обождите, обождите! - остановил их учитель Сплинтер. - Когда я вас научу слушать? Вы же не умеете слушать даже друг друга. Из-за этого с вами происходят всякие истории.

  Черепашки виновато потупили взоры. Учитель Сплинтер попал в самую точку. Они уже много раз слы­шали от него эти слова, но все как горох о стену. Это и называется - не уметь слушать. При всем их хладнокро­вии, когда доходило до приключений, они окунались в них с головой и забывали обо всем на свете.

-   Ну ладно, - заметил смущение своих подопечных учитель Сплинтер. - Давайте в зал на тренировку. А я тут соображу что-нибудь поесть и присоединюсь к вам.

  Черепашки ниндзя посмотрели на учителя Сплинтера, заметили его доброжелательную улыбку с хитринкой в усах и заулыбались в ответ. Без лишних слов они, все четверо направились в зал и начали тренировку в ниндзя-упражнениях...

-   Ух, как хорошо, - гладил себя по брюшку Донателло, насытившись пиццей после утомительной утренней прогулки и полутора часов занятий в зале.

-   Так что же с вами произошло? - спросил, наконец, учитель Сплинтер.

  И тут черепашки снова забыли о словах учителя и хо­тели было устроить состязания по красноречию. Но учитель Сплинтер, предвидя такой оборот дела, поднял лапу, призывая к молчанию.

-   Успокойтесь, друзья мои, не спешите, - сказал он. - Если вы будете так тараторить, то только запу­таете слушателя и запутаетесь сами.

  Черепашки переглянулись, как будто решали, кому первому дать слово. Но стоило кому-то начать, как тут же вступал в разговор второй, за ним - третий. Учитель Сплинтер только хитро улыбался, потом сказал:

-   Ладно, пусть начинает Микеланджело.

  Микеланджело счел справедливым, что выбор учите­ля пал именно на него. Донателло обычно так бубнит, что не понять ни единого слова. А Леонардо слишком медли­телен, потому что старается не упустить ни малейшей подробности. Рафаэль в данном случае вообще не знал бы, о чем говорить, так как целую ночь пролежал связан­ный в этих проклятых трущобах. А вот он, Микеландже­ло, умеет передать самое главное, причем не очень много­словно.

-   Когда вы ушли, - стал рассказывать Микеландже­ло, - мы не знали, чем заняться. И Рафаэль предложил посмотреть видики. Мы пошли в магазин и взяли на про­кат несколько кассет по выбору Донателло. А когда воз­вращались, то увидели в канализационном тоннеле по­дозрительного незнакомца. Решили проследить за ним. Это был африканец, который притворялся, что плохо го­ворит по-нашему.

-   Но это мы поняли позже, - вставил Донателло.

  Микеланджело нахмурился.

-   Хорошо, продолжай, - сказал Донателло, поняв многозначительный взгляд друга.

-   Кое-как разговорились, - продолжал Микеланджело. - Он сказал, что направляется в аэропорт, а сам поехал в заброшенный промышленный район.

-   А это вы откуда знаете? - спросил учитель Сплинтер.

-   Но мы же все время следили за ним! - воскликнул Микеланджело. - Так вот. Там он встретился с двумя подозрительными типами... А что было дальше, пусть расскажет Леонардо.

  Микеланджело так неожиданно передал эстафету другу, что тот немного оторопел.

-   Давай же, Леонардо! - подогнал его Донателло.

-   Да, мы спрятались, - стал рассказывать Леонардо. - Эти двое были на мотоцикле и остановили его со­всем рядом со мной. Они долго говорили о каком-то кам­не, о том, что какому-то шефу не нравится волокита, что тот хочет поскорее заполучить камень за те деньги, кото­рые дал африканцу. Потом они условились, что встретят­ся через два часа в сквере на 65-ой улице, и разошлись.

  Леонардо посмотрел на Микеланджело и пожал плечами, как будто хотел сказать, что ему нечего больше добавить.

-   Мы решили опередить их, - продолжал Мике­ланджело. - Устроили засаду по всем правилам...

  Тут черепашка запнулся. Он вдруг вспомнил, как Леонардо предупреждал всех, что возможно, учитель Сплинтер не похвалит их за такое самоуправство.

-   Что же ты замолчал? - спросил учитель. - По ка­ким таким правилам вы устроили засаду?

-   По всем, - быстро ответил Микеланджело.

  Он снова посмотрел на Леонардо в надежде, что тот возьмет слово и сам все объяснит. Но Леонардо молчал, поэтому Микеланджело решил обойти трудный вопрос и  не подставлять друга.

-   Устроили, значит, засаду и стали дожидаться, - заторопился он. - Те вскоре появились, все трое, уст­роились на скамейке, возле которой лежал я...

-   Подожди, - перебил его учитель Сплинтер. - И они тебя не заметили?

-   Нет, - изобличенный вопросом учителя, растерял­ся Микеланджело.

-   А где же это ты так спрятался, что они тебя не заме­тили? - настойчиво добивался учитель Сплинтер.

  Микеланджело снова посмотрел на Леонардо. Тот продолжал молчать. От опытного и внимательного глаза учителя Сплинтера не ушли эти таинственные перегля­дывания Микеланджело и Леонардо, но он хотел, чтобы черепашки сами во всем признались.

-   Чего уж там, - спокойно и добродушно сказал на­конец учитель Сплинтер. - Выкладывайте все, как бы­ло. Я же вижу, что вы пытаетесь что-то скрыть. Но пой­мите, у вас это очень плохо получается.

-   Давай, рассказывай, Леонардо, - улыбнулся по­сле этих слов учителя Донателло.

-   Учитель, - начал Леонардо. - Я показал ребятам некоторые правила ниндзя-маскировки.

-   Но мы же с вами этого не проходили.

-   Прости, учитель, - продолжал Леонардо. - Я как-то увидел твою книгу, и от нечего делать сам прочел несколько глав.

-   Ах вот оно что! - понял все учитель Сплинтер.

-   Прости меня, учитель Сплинтер, - стал извиняться Леонардо. - Я поступил нечестно.

-   Что ж, похвально, что вы хотя бы задним числом осознаете свои ошибки, - сказал учитель Сплинтер. - А все ведь могло очень плачевно кончиться.

-   Но у нас классно получилось! - радостно восклик­нул Донателло.

-   Хорошо, что так, - согласился учитель Сплинтер. - А если бы номер не прошел?

  Черепашки ниндзя молчали. Они прекрасно понимали, что учитель Сплинтер любит их и желает им только добра. Если бы обладали способностью краснеть от сты­да, наверное, в данный момент это бы им очень приго­дилось.

-   Ну ладно, - вдруг сказал учитель Сплинтер. - Я умею прощать. Тем более что ваше непослушание и ша­лости иногда идут вам на пользу. Продолжай, Микеланджело.

-   Так вот, - стал говорить Микеланджело. - Я слы­шал все, о чем они говорили. Шеф, некто Кроуз, давал отсрочку африканцу, которого мы встречали днем, чтобы он как можно скорее выкрал камень для него.

-   Какой камень? - насторожился учитель Сплинтер.

-   Не камень, а магический кристалл, - поправил Донателло.

-   Магический кристалл? - поднял брови учитель.

-   Да-да, - подтвердил Донателло.

-   Я его видел, - вдруг сказал Рафаэль.

-   Я его тоже видела, - послышался голос Эйприл, которая так тихо вошла, что никто и не заметил.

-   Эйприл! - радостно вскочили со своих мест чере­пашки.

-   Здравствуйте, учитель Сплинтер, - поздоровалась девушка.

-   Здравствуй, Эйприл, - ответил учитель Сплин­тер. - Проходи, садись. Послушай, какие удивительные истории рассказывают мои мальчики.

-   Да я в курсе, - ответила Эйприл, садясь в кресло.

-   В курсе? - переспросил учитель Сплинтер.

-   Так я же делала репортаж о ночном ритуале в честь Лингомбе, - ответила Эйприл.

-   Постой, постой, - задумался учитель Сплинтер. - Это который проходил сегодняшней ночью в Роще Духов?

  Черепашки ниндзя и Эйприл от удивления разинули рты.

-   А вы откуда знаете о нем, учитель Сплинтер? - выдохнул Донателло.

-   Ха-ха-ха! - На лице учителя Сплинтера снова рас­цвела хитроватая улыбка. - Вы еще не так удивитесь, когда я скажу, что знаю об этом камне намного больше, чем вы.

-   Но откуда? - заговорило в Эйприл чисто профессиональное любопытство.

-   Мало ли, - пожал плечами учитель Сплинтер.

-   Я здесь принесла кассету, как и обещала ребятам, - сказала Эйприл. - Давайте посмотрим?

-   Ну что ж, - согласился учитель. - Давайте.

  Леонардо взял видеокассету из рук Эйприл и напра­вился к телевизору.

  Все расселись поудобнее и стали с самого начала смот­реть фильм, который сняла Эйприл позапрошлой ночью.

-   Ну что, учитель Сплинтер, - заговорила Эйприл, когда экран погас. - Вы будете по-прежнему настаивать, что знаете больше нашего?

-   Я же сказал, - обвел взглядом сидящих вокруг черепашек учитель Сплинтер. - Да, я могу рассказать много больше, чем вам известно.

-   Тогда поделитесь с нами, пожалуйста, - вновь за­говорила в Эйприл журналистка.

-   Слушайте, - согласился учитель Сплинтер и на мгновение задумался. - Магический кристалл, о котором вы узнали, называется еще алмазом Имана, - начал он. - Но, наверное, не ошибусь, если скажу, что все же наиболее известное его название «Слеза Имана».

  «Слеза Имана», - повторил про себя Донателло, стараясь запомнить нео6ычное название.

-   Эйприл в своей журналистской практике сталкивалась, наверное, со всякими историями про алмазы? - посмотрел учитель Сплинтер на Эйприл. В ответ та нерешительно пожала плечами. - Так вот, я должен сказать, что в мире есть несколько именитых алмазов. Именитых и в том смысле, что они имеют свою исто­рию, и в том, что им даны собственные имена, - гово­рил учитель Сплинтер. - Во многих каталогах по дра­гоценным камням вы найдете алмаз «Куллинан» весом в 3106 карат, и алмаз «Эксельсиор» в 971,5 карата, и алмаз «Йонкер» в 726 карат. Найдете множество более мелких, но не менее именитых бриллиантов. Даже нау­гад... - Учитель Сплинтер на мгновение задумался, что-то припоминая. - Например, бриллиант «Санси», проданный с аукциона в двадцатые годы Советской Россией, или алмаз «Шах» в 86 и семь шестнадцатых карата, который проделал огромный исторический путь от Древней Индии до Петербурга и был преподнесен императору Николаю I.

-   Я бы никогда этого не запомнил, - пролепетал Ле­онардо. - Учитель Сплинтер, откуда вы все узнаете?

-   Не так уж я много и знаю, - скромно ответил учитель Сплинтер. - Однако должен сказать, что зна­ния не приходят в один день. Нужны годы и годы, чтобы накопился мало-мальски достаточный багаж.

-   А дальше? - напомнил Донателло.

-   Что дальше? - спросил учитель Сплинтер.

-   Об алмазах.

-   Да, - согласился учитель Сплинтер. - Мы отклонились от нашей темы. Так вот, не всякий камень стано­вится драгоценным алмазом. Еще индийские мастера ус­тановили своеобразные правила, которым должен от­вечать алмаз высшего качества. Тут все имеет значение: вершины, грани, ребра. Камень должен быть брахма - что значит - абсолютно прозрачным. Алмаз «Слеза Имана» по своим показателям подходит под большинство из этих требований. Но... - учитель Сплинтер снова замолчал, чтобы в следующий миг ошарашить своих 6ла­rодарных слушателей почти сенсационными словами: - .­..все дело в том, что алмаз «Слеза Имана» - миф.

-   Как это миф? - переспросил Микеланджело.

-   Значит, выдумка, - объяснил учитель Сплин­тер. - Он то есть, то его нет. По легенде он весит 2007 и три одиннадцатых карата. А это значит, он должен быть занесен во все мировые каталоги под номером два, после алмаза «Кулинан».

-   А на самом деле? - поинтересовался Донателло.

-   А на самом деле за этой прекрасной легендой гоня­ются коллекционеры всего мира, но никому так и не уда­лось подержать его в руках, даже посмотреть на него с расстояния, - ответил учитель Сплинтер.

-   Но что же тогда видели мы? - удивилась Эйприл.

-   Возможно, выполненную в стекле подделку, ­- предположил учитель Сплинтер. - Однако надо вам ска­зать, что и за этой подделкой, тянется кровавый след через многие десятилетия. Люди не хотят расстаться с прекрасной легендой.

-   Тогда, может, вы объясните нам, как и почему возникла эта кровавая легенда? - спросила Эйприл.

-   Попытаюсь, - кивнул учитель Сплинтер. - Я, может 6ыть, не совсем прав, когда говорю о незначительной ценности «Слезы Имана». Она имеет цену хотя 6ы потому, что насчитывает многие сотни лет истории. По мифу, Имана является верховным божеством народов ньярунда и рунди. В их представлении, это божество создало мир: небо, землю, животных, растения, а также первую человеческую пару. От этой пары родились Бахуту и Батут­си, которые являются предками основных этничес­ких групп, проживающих в современном государстве Руанда. Вот такая интересная история.

-   А при чем тут алмаз? - спросил Леонардо.

-   Дело в том, что божество распределило обязанности между братьями - и соответственно между народами - таким образом, что скотоводы тутси заняли при­вилегированное положение по отношению к земледельцам хуту, а тем более к коренному населению батва. Этот момент легенды очень важен, потому что он объяс­няет ход всех последующих событий.

  Однажды к Имана пришла женщина и попросила для себя ребенка. Имана обещал помочь при условии, что она сохранит в тайне происхождение мальчика. Он взял гли­ну, вылепил человечка, смочил своею слюной и приказал девять месяцев обливать фигурку молоком. Так родился на свет первый царь ньярунда по имени Кигва. Потом бог подарил женщине еще одного сына и дочь. Но женщина проговорилась, и разгневанный Имана покарал ее, раз­лучив с детьми. Детей он отправил на землю, которая в те далекие времена была пустынна. Те взмолились о поща­де, и Имана даже прослезился от жалости. Одной из сво­их слезинок он и вручил Кигве в знак его царского поло­жения. Но Кигва, несмотря на это, работал наравне с братом и сестрой. Он косил траву, брат его управлялся с мотыгой, а сестра рассевала семена, которые дал им Има­на.

  Прошло много-много времени, пока люди размножи­лись и расселились по земле. Но Кигва никогда не забы­вал об окаменевшей слезе божества, которая символизи­ровала его главенствующее положение и верховную власть. А после смерти Кигвы «Слеза Имана» опять воз­вратилась на небеса. Но вот появился Лиангомбе. И Има­на, покровительствовавший ему, вручил алмаз как сим­вол царской власти именно Лиангомбе. В знак благодар­ности Лиангомбе учредил тайное общество имандва, ко­торое совершало ежедневные жертвоприношения и молитвы в честь богов. И главным атрибутом на всех этих церемониях стал алмаз «Слеза Имана», который выпол­нял роль магического кристалла.

-   Почему же тогда этот магический кристалл остался у людей, а не был возвращен своему хозяину? - спросил Донателло.

-   В какой-то степени этот момент упущен легендой из виду, - ответил учитель Сплинтер.

-   А я слышала, - вступила в разговор Эйприл, ­- что магический кристалл, который фигурировал в ночной церемонии, и есть не что иное, как первый и глав­ный атрибут бога Лиангомбе.

-   Да, - согласился учитель Сплинтер. - Наряду с гирляндой из табака и веткой дерева муко.

-   Вот именно, - сказала Эйприл. - Об этом я и в фильме говорю.

-   Но все это, как предполагают, вторично по отношению к первозданному мифу, - объяснил             учитель Сплинтер.

-   Значит, магический кристалл - простая выдум­ка? - разочаровался Донателло.

-   Я же сказал, что не совсем, - ответил учитель Сплинтер. - Этот магический кристалл ценен уже сам по себе, как предмет этнографии и археологии. Другое дело, как он попал в руки к людям.

-   Но вы же сказали, что об этом легенда ничего не говорит, - напомнила Эйприл.

-   Первозданная, первоначальная легенда, - пояс­нил учитель Сплинтер. - Но есть сведения, которые появились в более позднее время. Это уже не легенда, а, если хотите, местные предания.

-   И о чем же они говорят? - спросил Донателло.

-   Они говорят о том, что Лиангомбе не нашел себе преемника на земле, - начал новый рассказ учитель Сплинтер. - Но в последний момент, как это изложено и в фильме Эйприл, Лиангомбе надо было сразиться со своим заклятым врагом Нирангонго. Нирангонго струсил и не явился на поединок. Тогда с помощью Имана Ли­ангомбе огненным мечом отвел воду от земли своего врага и горящими углями поджег его жилище - вулкан. То, о чем говорила в своем фильме Эйприл, - что Лиангомбе низверг своего противника в вулкан и забросал головешками, - только лишь один из вариантов мифа.

  Поединок должен был состояться под деревом мука, из-за чего, кстати, ветка этого дерева считается сакраль­ной принадлежностью священного ритуала. Лиангомбе пришел под дерево первым и стал ждать. В ожидании противника он размышлял и подумал, что если он погибнет, то магический кристалл - символ верховной власти - достанется Нирангонго незаслуженно. Поэто­му решил спрятать «Слезу Имана» в надежное место. И поскольку ничего лучшего не придумал, то забросил его в озеро Киву. Оно и сейчас находится на том самом месте, на границе между Заиром и Руандой. Враг не явился, но Лиангомбе не стал доставать камень из во­ды - решил, что пусть он останется на дне озера. Пре­дание даже говорит, что после этого вода в Киву стала намного чище и прозрачнее.

-   Странно пожал плечами Микеланджело. - Тогда почему африканец представился при встрече с нами как Лиангомбе?

-   Это тоже своеобразное продолжение легенды, ­- ответил учитель Сплинтер. - Дело в том, что большая половина населения Межозерья до сих пор придержи­вается традиций и верований своих предков. Поэтому для любого из них взглянуть, не говоря уже о том, что­бы прикоснуться к священным предметам, означает прикоснуться к самому божеству, быть им отмеченным. Они становятся сопричастными его делам и мыслям.

-   Вроде как другом стать? - спросил Донателло.

-   Даже больше, - ответил учитель Сплинтер. - Если быть точным то при взгляде или прикосновении к свя­щенному предмету человек на некоторое время сам становиться этим божеством. Он так же карает и милует, как если бы это был сам Лиангомбе.

-   Да, вы правы, учитель Сплинтер, - вдруг загово­рил Рафаэль. - Ночью, когда я следил за африканцем и его компаньонами, я был поражен, что африканец, взяв в руки магический кристалл, вел себя так, словно он один в этом мире имеет право даровать жизнь или лишить ее.

-   Это своеобразный экстаз, который достигается в результате церемонии, заснятой Эйприл, - согласился учитель Сплинтер. - Доведенный до такого состояния человек способен выполнить любое приказание, если по­лучит его из уст того, кто изображает божество.

-   То есть, африканца Мбонго, - сделал вывод До­нателло.

-   Африканца Мбонго или любого другого, кто будет обладать сакральными предметами, - пояснил учитель Сплинтер.

-   Значит, он становится властителем их душ?

-   Похоже, что так, - сказал учитель Сплинтер.

-   А вы знаете, - вспомнил Леонардо. - Я смотрел как-то по телевизору передачу, рассказывающую о верованиях разных народов. Так вот, там говорили, что одна­жды один охотник возвратился с охоты. Была сильная жара, и он увидел сосуд с водой. Чтобы утолить жажду, он сделал из этого сосуда несколько глотков.

-   Ну и что? - не понял Донателло.

-   Не перебивай, - сказал Леонардо. - Лучше дослушай до конца. Так вот, он сделал несколько глот­ков, а на следующий день узнал, что отпил из сосуда, принадлежащего вождю. Представляете, он так расстроился, что слег с жаром и через несколько дней умер.

-   Ты, наверное, сам придумал эту историю? - не по­верил Донателло.

-   Нет, Донателло, - возразила Эйприл. - Это ис­тинная правда. Да и учитель Сплинтер скажет тебе, что в их обычаях нет ничего удивительного. Для них самих, конечно.

-   Я скажу даже больше, - подхватил учитель Сплинтер. - Во всех подобных верованиях и представ­лениях есть что-то схожее и с искусством ниндзя.

-   С искусством ниндзя? - в один голос спросили черепашки.

-   А вы не задумывались над этим?

-   Но учитель, - развел лапами Леонардо, - что общего может быть с искусством ниндзя и этими дикими ор­гиями, которые, как выясняется, часто бывают замешаны на крови невинных жертв?

-   И между тем, сходство существует, - повторил учитель Сплинтер. - Оно заключается в самом сущест­венном: механизме закрытых клановых церемоний и ри­туалов.

-   Надеюсь, нам-то такие тонкости знать незачем? ­- спросил Микеланджело.

-   Пожалуй, - согласился учитель Сплинтер. - Для себя вы можете просто знать, что между всеми и всякими явлениями в мире существует определенная взаимосвязь и схожесть.

-   А разве не интересно, что даже простой камень мо­жет оказаться магическим кристаллом и с ним может быть связано невероятное количество всевозможных ис­торий, - сказал Донателло. - Вот было бы здорово на самом деле попутешествовать по всем этим легендам и мифам.

-   Ха-ха! - засмеялся Микеланджело. - А тебе мало того, что случилось с нами за последние два дня?

-   Да уж тут ты прав, - ответил Донателло. - Но все это не то, согласись.

-   Тогда у меня к вам предложение, - неожиданно сказала Эйприл. - Собственно, чтобы об этом сказать, я и разыскивала вас вчера днем.

-   Какое предложение, Эйприл? - оживился Донателло.

-   Если разрешит учитель Сплинтер и если вы согласны, то я приглашаю вас в путешествие, - ответила Эйприл.

-   В путешествие? Вот так да! - всплеснул лапами Донателло. - А куда?

-   Вы будете страшно удивлены, но... в Африку! - ­ответила девушка и широко улыбнулась.

-   В Африку?? - одновременно воскликнули чере­пашки и учитель Сплинтер.

  Все действительно были немало удивлены.

-   Собственно, поэтому я и согласилась сделать ре­портаж об известном вам ритуале, - стала объяснять Эйприл. - Когда мне позавчера позвонил Кроуз, я сразу же дала согласие.

-   Кроуз? - переспросил учитель Сплинтер. - Этот скряга-коллекционер?

-   Именно! - ответила Эйприл. - Третьего дня я по­лучила приглашение от своей старой подружки. Она ра­ботает в Кигали, столице Руанды, спецкорреспондентом. Мы давно не виделись, и она очень настойчиво зовет меня в гости. Я поговорила с шефом, и он дал мне отпуск на целые две недели!

-   А позавчера вечером позвонил Кроуз, - сказал учитель Сплинтер.

-   Да, и предложил сделать репортаж. Вы понимаете, какая удача? Подруга приглашает меня в Кигали, а тут еще и история соответствующая подворачивается.

-   Странно, все очень странно, - задумчиво произнес учитель Сплинтер, но дальше эту тему не развивал.

-   Кстати, - посмотрела Эйприл на часы. - Сегодня утром Кроуз опять мне позвонил и поздравил с удачным материалом. А после обеда позвонил еще раз и попросил о встрече. Она должна состояться через... сорок минут.

-   Не верю я этому типу, - нахмурился Донателло.

-   Так что мне пора, - сказала Эйприл. - Спасибо друзья, за приятную компанию, учителю Сплинтеру за полезный и содержательный рассказ о камнях, особенно о «Слезе Имана». Вам остается только обдумать мое предложение насчет поездки на родину магического кристалла. А теперь убегаю. Чао!

  Эйприл подмигнула и улыбнулась черепашкам на прощание.

-   Вам не кажется подозрительным этот Кроуз? - озабоченно спросил Донателло, когда Эйприл ушла.

-   А что в нем подозрительного? - не понял Мике­ланджело. - Только то, что он позвонил Эйприл и пред­ложил ей сделать материал, а теперь назначил деловое свидание?

-   Подозрительно то, что он связывается с такими ти­пами, как Дон и Билл, как тот же африканец, а теперь еще пытается впутать в свои делишки и Эйприл, - выдал Донателло. - Разве я не прав, учитель Сплинтер?

-   Над этим следует поразмыслить, - ответил учитель Сплинтер. - Слишком уж много совпадений. ­Потом обратился к Рафаэлю. - А ты о чем весь вечер думаешь?

-   Вспоминает свои приключения, чтобы вновь пере­жить радость освобождения, - в шутку подсказал Лео­нардо.

-   Да, - согласился Рафаэль, - я вспоминаю свой ночные приключения. Но только по иному поводу. Я вспоминаю то, что видел и слышал, и сравниваю с тем, что сняла Эйприл, и о чем рассказывал здесь учитель Сплинтер.

-   И к какому же выводу ты пришел? - спросил Леонардо.

-   Наверное, он сделал открытие, - предположил не без иронии Донателло.

-   Нет, я серьезно, - нахмурился Рафаэль.

-   И что же тебя заботит? - поинтересовался учитель Сплинтер.

-   Мне непонятно, какое это отношение имеет к сего­дняшнему дню? - спросил Рафаэль.

-   То есть? - переспросил учитель Сплинтер.

-   Ну, зачем весь этот карнавал? - постарался объяснить Рафаэль. - Кому это нужно? Кому это выгодно?

-   Да, мальчик мой, - спокойно сказал учитель Сплинтер. - Ты очень тонко подметил и уловил то, что должен был сказать я, но пропустил по забывчивости.

  Донателло, Микеланджело и Леонардо перегляну­лись. На их лицах словно было написано: надо же, как изменился Рафаэль за одну ночь!

-   В легендах, которые я вам рассказывал, обосновы­вается превосходство одного племени над двумя осталь­ными. Единый народ, состоящий из трех племен, управ­ляется представителями только одного из них. Два же других вынуждены находится в подчинении. Но как ме­жду вами иногда вспыхивают споры, точно так же случается и в отношениях трех братьев-племен. И тогда в борьбу за первенство вступают тайные кланы, стараясь перехватить власть друг у друга. А одним из главных условий обладания властью являются атрибуты, связанные с Именем верховного бога-покровителя. Кто владеет ими, тот и правит страной.

-   А разве нельзя поспорить-поспорить, да и договориться править всем вместе? - спросил Донателло.

-   Выходит нельзя, - ответил учитель Сплинтер, улыбаясь наивности своего ученика.

-   Но почему?

-   Видно, такая штука эта власть, что ее нельзя поделить поровну, по справедливости.

-   Мы такими никогда не будем, правда, ребята? - оглядел друзей Донателло.

-   Конечно! - согласились черепашки.

-   Борьба за обладание предметами и атрибутами его избранности происходила и за триста, и за сто, и за три­дцать лет до наших дней, - продолжал рассказывать учитель Сплинтер. - В последний раз спор разгорелся лет двадцать тому назад. Теперь вот снова нужно ждать перемен...

-   Будем надеяться, что в лучшую сторону, - опти­мистично закончил Леонардо.

  Учитель Сплинтер улыбнулся и потрепал Леонардо по голове.

-   Ну и выдумщики же вы, - сказал он и поинтересо­вался: - Что вы намерены ответить Эйприл на ее предло­жение?

-   А вы что посоветуете, учитель? - спросил Мике­ланджело.

-   Она же сделала предложение вам, а не мне, - отве­тил учитель Сплинтер. - Вам и решать. Но если хотите знать мое мнение, то почему бы вам, коль вы уже видели гробницы фараонов на берегу Нила, не повидать истоков этой великой реки.

-   А Нил берет начало в той стране, ку­да собирается ехать Эйприл? - спросил Донателло.

-   Чем задавать такие вопросы, лучше, я думаю, съез­дить и посмотреть собственными глазами, - сказал учитель Сплинтер.

-   Интересно, какая там сейчас погода? - задумался Рафаэль.

-   Вообще-то вы не знаете окончательного решения Эйприл, а уже строите планы, - покачал головой учитель Сплинтер.

Глава 9. Предложение Кроуза

  Распрощавшись с друзьями, Эйприл отправилась на встречу с мистером Кроузом, которая была назначена на углу 59-ой и 60-й улиц. Девушку немного удивило пове­дение Кроуза. Это был очень известный человек. У него даже не каждому удавалось взять интервью.

  А тут он находит журналистку сам и назначает ей сви­дание.

  Эйприл была несколько обеспокоена. Ее внешний вид оставлял желать лучшего, но времени на то, чтобы при­вести себя в порядок, не было. В конце концов, между нею и мистером Кроузом должен был произойти деловой разговор. Другого объяснения происходящему девушка на находила.

  Расплатившись с таксистом, она вышла из машины. Огляделась. Кроуза еще не было. По часам до встречи еще оставалось три минуты. Эйприл улыбнулась. Этот Кроуз наверняка все рассчитал и приедет точно в установленное время. Ей уже приходилось встречаться с подобными людьми, у которых не бывает никаких отклонений от задуманных планов. И не только из-за того, что их день расписан буквально по минутам, а еще и потому, что так принято поступать в их кругу.

  Эйприл решила использовать возникшую паузу. Достала из сумочки зеркальце, поправила прическу и подкрасила губы. Улыбнулась своему отражению. Да, пожалуй, намного лучше.

  В следующее мгновение она увидела белый мерседес-лимузин, ехавший ей прямо навстречу.

  Быстро спрятала зеркальце в сумочку. Машина оста­новилась, из нее вышел мистер Кроуз. Сделал несколько шагов в сторону Эйприл. На лице у него была приветливая улыбка. Эйприл протянула мистеру Кроузу руку. Тот пожал ее и принялся благожелательно разглядывать девушку. В свою очередь, и он произвел на Эйприл, кото­рой приходилось часто встречаться с разными людьми хорошее впечатление. Несмотря на свои пятьдесят лет был подтянут, шикарно одет. Костюм отлично скрывал недостатки в фигуре. Из-за этого казалось, что он намного моложе своего возраста. Эйприл уловила тонкий запах одеколона и улыбнулась.

-   Очень рад, что вы откликнулись на мою прось­бу, - наконец произнес Кроуз.

-   Да, - немного смутившись, произнесла девуш­ка, - признаюсь, она была несколько неожиданной.

  Мистер Кроуз протянул Эйприл букетик роз. Та не­много стушевалась: она так увлеклась разглядыванием человека, с именем которого было связано множество тайн, что не заметила цветов.

-   Спасибо, - тихо сказала Эйприл. - Это так красиво!

  Она была буквально очарована Кроузом. Во всех его поступках чувствовался вкус. Такой человек мог позво­лить себе купить огромный букет, но его выбор пал имен­но на этот скромный изящный букетик.

  Возникла пауза. Эйприл все еще не знала, зачем она понадобилась мистеру Кроузу. А тот не торопился открываться. Он блаженствовал, видя, какое впечатление произвел на девушку.

-   Мне хотелось бы поговорить с вами, - наконец сказал он.

-   Пожалуйста, - сказала Эйприл. Ее лицо сразу же стало сосредоточенным.

-   Нет, - засмеялся Кроуз. - Только не здесь.

  Эйприл смотрела прямо в глаза этому таинственному человеку.

-   Позвольте пригласить вас куда-нибудь, где бы нам никто не помешал, и где мы могли бы немного расслабиться, - продолжал Кроуз.

  Эйприл догадалась, что мистер Кроуз имеет в виду ресторан. И ей хотелось пойти в ресторан с этим человеком. Но она внезапно вспомнила, что недостаточно хорошо одета и рядом с Кроузом будет выглядеть мокрой ку­рицей. А потом какой-нибудь журналист напишет об этом в светской хронике, и весь город будет смеяться над нею. Лицо Эйприл залилось густой краской.

-   Не беспокойтесь, - сказал мистер Кроуз. - Вы необыкновенная девушка, и с вами можно показаться в любом месте.

  Эйприл благодарно посмотрела на Кроуза. Он все больше нравился ей. С ним таким тактичным и преду­смотрительным было легко. Она даже не ощущала той пропасти, которая разделяла обычную тележурналисту и знаменитого миллионера.

-   Спасибо за комплимент, - сказала Эйприл. - Но мне не хотелось бы недостойно выглядеть рядом с вами.

  Кроуз рассмеялся. Потом, резко оборвав смех, произ­нес:

-   Не волнуйтесь, я знаю одно укромное местечко, где на нас не станут пялить глаза. Думаю, что оно вам тоже понравится.

  Эйприл пожала плечами. Ей ничего не оставалось делать, как принять приглашение мистера Кроуза. Тот проводил ее до лимузина, открыл дверцу.

  Всю дорогу они молчали. Эйприл теребила в руках изящный букетик, подаренный Кроузом, и думала об этом удивительном человеке. Он был похож на волшеб­ника из сказки - так тонко улавливал все ее желания. Она не понимала сейчас, почему Кроуз так не понравился черепашкам ниндзя. Немного подумав, решила, что те просто не знали его достаточно хорошо, чтобы оценить его по достоинству.

  Мистер Кроуз в это время тайком наблюдал за девуш­кой. Он не сомневался, что та попалась в сети его чар. Оставалось совсем немного, и эта тележурналистка, одна из самых известных в своем кругу, выполнит любое его желание. Даже сама станет предлагать свои услуги.

  Лимузин сбавил скорость, а вскоре и совсем остано­вился.

-   Вот мы и приехали, - сказал Кроуз.

  Он помог Эйприл выйти из машины. Та сразу узнала, куда ее привел мистер Кроуз. Это был маленький уютный африканский ресторанчик, открывшийся совсем не­давно. Она удивилась: в ее жизни начиналась полоса сов­падений. Совсем недавно она рассказывала черепашкам ниндзя о предстоящей поездке в Африку, и вот этот уди­вительный человек приглашает ее именно в этот ресто­ран. Если бы Эйприл не была так очарована Кроузом, совпадение бы ее насторожило, но сейчас она не заметила ничего подозрительного.

  Как только Кроуз и его спутница переступили порог заведения, их сразу же окружили чернокожие официан­ты. Они узнали известного миллионера. Такими клиента­ми нужно дорожить. Эйприл была счастлива. Еще никогда в жизни ей не приходилось ощущать на себе столько внимания. Сидела за столиком, слушала ритмичную аф­риканскую музыку, и постепенно это веселье стало овладевать ей. Она напевала мелодию про себя и улыбалась.

-   Вижу, вам понравилось это место, - сказал Кроуз.

-   Да, тут просто замечательно! - воскликнула Эйприл. - мне еще никогда не было так легко.

  Мистер Кроуз тихонько засмеялся. Украдкой посмотрел на часы. Прошло всего двадцать минут с момента их встречи, а он уже изрядно преуспел, вскружил, можно сказать, голову этой тележурналистке. Наступал момент, когда предстояло назвать причину их свидания.

-   Я внимательно слежу за вашими успехами на телевидении, - начал Кроуз.

-   Как?! - Эйприл не поверила своим ушам. Неужели ее скромная персона смогла заинтересовать такого известного человека?

-   Да, слежу, - продолжал собеседник. - И пришел к выводу, что вы - самая лучшая журналистка в городе, а может быть, и во всей стране.

  Это была откровенная лесть. Эйприл почувствова­ла фальшь, но ей все равно было приятно.

-   Особенно мне понравился ваш последний репортаж, - продолжал Кроуз. Он незаметно шел к своей цели.

-   Поэтому вы и привели меня в этот африканский ресторан? - улыбнулась Эйприл.

-   Не совсем так.

  Чернокожий официант нес на подносе к их столику какое-то дымящееся блюдо. Он услужливо поклонился и принялся раскладывать пищу по тарелкам. Затем налил в бокалы вина и бесшумно удалился.

-   Выглядит прилично, - произнесла Эйприл, вдыхая ароматы африканской кухни.

-   А на вкус и того лучше, - подхватил Кроуз.

-   Верю на слово, - сказала Эйприл. - Говорите, вы уже бывали здесь?

-   Нет, - отрицательно повел головой Кроуз. - Про­сто я могу представить себе вкус по запахам.

-   Поразительно!

-   Это блюдо приготовлено из овощей с добавками различных специй и пряностей, - добавил он.

  Эйприл была поражена. Ее собеседник действительно был по-своему уникален.

-   Ничего удивительного, - произнесла она вслух. - То, чем вы занимаетесь, также требует обширных познаний. Согласитесь, что у вас несколько странное хобби.

-   Какое хобби? - притворился Кроуз.

-   Я говорю о вашей коллекции камней, - уточнила Эйприл. Лицо у Кроуза вытянулось. Он заговорил серь­езно:

-   Это не простое увлечение. Это вся моя жизнь.

-   Извините, я не хотела вас обидеть, - поспешила исправиться Эйприл.

-   Ничего, - ответил мистер Кроуз. Он снова улыбнулся. - Но почему же вы не притрагиваетесь к пище?

-   И правда! - Эйприл поднесла ко рту ароматный кусочек. - Чудесно! Ничего подобного я никогда не пробовала.

-   Приятно иметь дело с человеком, который знает толк в еде, - сказал мистер Кроуз.

  Эйприл рассмеялась. Некоторое время за столиком царило молчание.

-   И все-таки я хотела бы взять у вас интервью о заня­тии, которое мы назвали главным делом вашей жизни, - сказала Эйприл, поднимая бокал.

-   Я к вашим услугам, - слегка кивнул Кроуз.

-   Вы знаете, с вами удивительно просто, - призналась Эйприл. - я даже начинаю забывать о своей про­фессии, хотя до этого, клянусь, помнила, что я тележур­налистка, даже во сне.

  Мистер Кроуз улыбнулся.

-   Почему вы занялись этим делом? - спросила Эйприл.

-   Значит, все-таки интервью? - Кроуз поцеловал ей руку.

  Это тронуло Эйприл. Она слегка покраснела. Чтобы не выдать беспокойства, говорила дальше:

-   Почему камни? Почему не монеты? Ведь монеты лучше, чем что-либо иное, рассказывают об истории?

-   Камни тоже о многом говорят, - не согласился мистep Кроуз.

-   Например?

-   Например, о человеке, о его связи с душой, с другими людьми, даже с космосом. Не говоря уже о тайных по­мыслах, которые скрываются в самых укромных уголках человеческого сознания.

-   Вот как? - удивилась Эйприл.

  Она не знала, принимать ли всерьез слова собеседника. Но тот говорил так вдохновенно, что сомнения сразу отпали. Она не проронила ни слова. Между тем, Кроуз продолжал:

-   Возьмите, к примеру, алмаз. По учению древних мистиков, он дарует добродетель, мужество и приносит победу. Однако он не сулит особого успеха тому, кто при­обретает его за деньги. И если окажется в руках преступ­ника, может навлечь на него гнев высших сил.

-   Как интересно! - воскликнула Эйприл. - Я ничего подобного даже не слышала.

-   Считалось, что царь-камень изгоняет греховные по­мыслы, но не может противостоять дьявольскому наваж­дению, - продолжал Кроуз, даже не обратив внимания на реплику девушки.

-   Но вы можете упрекнуть меня в том, что я увлекся мистикой, - спохватился Кроуз.

  Эйприл широко раскрыла глаза, удивленная резкой пе­ременой выражения лица собеседника. - Я... - Но ей так и не удалось закончить фразу: мистер Кроуз снова пе­ребил ее:

-   Кроме всего прочего, камни могут приносить также вполне ощутимую пользу. Например, лал, или красная шпинель. Его носили, чтобы защититься от слепящего солнца пустыни. Старики же спасались им от болей в по­яснице. Или александрит... Он регулирует восполнение крови в человеческом организме, очищает ее и укрепляет сосуды.

  Кроуз посмотрел на Эйприл. Та нежно улыбнулась в ответ:

-   Вы такой интересный человек. А какой камень вы посоветовали бы мне?

  Тот рассмеялся:

-   Сапфир.

-   Но почему?

-   Он необходим незамужней женщине, - сказал мистер Кроуз.

  Сама не зная, почему, Эйприл тоже рассмеялась.

-   Этот камень символизирует в народной молве веру, надежду, любовь, - сказал Кроуз.

-   Но с такими характеристиками он подошел бы лю­бому, даже вам, - не согласилась девушка.

-   Возможно. Но вот существует такое поверье, что незамужняя женщина, чтобы привлечь к себе возлюблен­ного, поила его из кубка, «заряженного» силой сапфира.

-   Тогда вы дадите мне на время этот камень для экс­перимента? - спросила девушка.

-   С удовольствием. Более того, я даже подарю его вам.

  Кроузу не терпелось приступить к делу, ради которо­го он позвал известную тележурналистку в этот ресторан и вообще пожелал с нею встретиться. Но та, увлеченная его рассказом, хотела узнать как можно больше о камня­х. Она спросила:

-   Скажите, а правда, что некоторые камни обладают магической силой, ну, скажем, способны менять судьбу человека или отводить от него опасность?

  Мистер Кроуз вздохнул. Эта тележурналистка задела его за живое. Он не мог уйти от ответа. Кто лучше и больш­е его знал обо всех существующих в природе камнях?

-   Правда, - после небольшого молчания ответил Кроуз. - Золотистый топаз древние называли камнем просветления. Его употребляли в борьбе с одержимостью и безумием как средство от бессонницы и дурного глаза. Родившимся в ноябре он приносит любовь и верность, в мае - буйную фантазию и неоправданный гнев. Вообще же это отличный талисман для укрепления безмятежной жизнерадостности и обострения вкусовых ощущений.

-   Вы тоже пользуетесь этим камнем? - неожиданно спросила Эйприл, вспомнив, как Кроуз по одному запаху определил вкус незнакомого блюда.

-   Вы проницательный человек, Эйприл, - улыбнулся Кроуз, указывая на булавку для галстука. Там дейст­вительно сверкал небольшой камешек.

-   Но, к сожалению, абсолютно не разбираюсь в кам­нях, - вздохнула девушка.

-   Этот пробел не трудно восполнить, - сказал Кро­уз. - Если хотите, я постараюсь научить вас этому.

-   Конечно! - воскликнула Эйприл.

  Вдруг она вспомнила, что Кроуз еще не сказал о цели их встречи. Надо же, насколько заговорила собеседника, что заставила его забыть о главном.

-   Какая же я! - попрекнула она себя. - Все, внима­тельно слушаю вас. Ведь вы же назначили мне свидание не для того, чтобы прочесть лекцию о драгоценных кам­нях?

  Кроуз облегченно вздохнул.

-   Кроме того, что вы замечательная девушка, ­- начал он, - вы еще и первоклассный специалист в жур­налистике. Это я уже говорил вам.

-   Да, - соглашалась Эйприл.

  Она заметила, как сразу переменился ее собеседник. Из любезного и предусмотрительного кавалера он пре­вратился в делового человека, который знает, что ему нужно в жизни и не отвлекается на разные мелочи. Вдруг ей показалось, что все, чем она так восхищалась в нем, было напускное. Что на деле мистер Кроуз холодный и расчетливый человек и ловко пользуется своими изысканными манерами, чтобы одурачить ее.

-   Так вот, - продолжал Кроуз. - Я знаю, что вы скоро отправляетесь в Африку...

-   Как вы узнали об этом? - удивилась Эйприл.

  О том, что она собирается в путешествие, было известно только черепашкам ниндзя, учителю Сплинтеру и ее подруге, которая собственно и прислала ей письмо с при­глашением.

-   Мне многое известно, - самодовольно сказал Кроуз.

-   Здесь что-то нечисто, - произнесла Эйприл. Это была, что называется, мысль вслух. Кроуз испытующе посмотрел на девушку. Он заметил, как та переменилась: в ее взгляде не было прежнего обожания. Пожалуй, он совершил ошибку и выдал свои намерения.

-   Все очень просто, - улыбнулся Кроуз, пытаясь ис­править положение. - Вы так известны, что не можете остаться незамеченной. Вы же настоящая телезвезда. Ес­ли не верите, выйдите на улицу и спросите любого встречного: «Не собираюсь ли я посетить Африку?» И каждый ответит вам: «Да, все только об этом и говорят!»

  Эйприл рассмеялась. Мистер Кроуз явно дурачился. Тот вздохнул. Ему не пришлось рассказывать, откуда шла информация, и ставить под удар подругу этой тележур­налистки.

-   Итак? - спросила Эйприл.

-   Итак, - повторил Кроуз, - зная, что вы собираетесь попутешествовать по этой экзотической стране, хочу предложить вам своего гида, который станет для вас вер­ным помощником.

  У Эйприл взлетели вверх брови.

-   Он знает местность, владеет языком. Вы же наслышаны, что в той стране, куда вы направляетесь, не поль­зуются английским?

-   Да, но я думаю, что мне поможет моя подруга, ­- ответила Эйприл.

-   Но ведь у той могут быть свои дела. К тому же, на­дежная опора совершенно необходима такой хрупкой де­вушке, как вы.

-   Вы предлагаете мне телохранителя? - улыбнулась Эйприл.

  Ее вопрос повис в воздухе. Кроуз не ответил, давая возможность собеседнице самой понять то, что он пред­лагал. В ее сообразительности он не сомневался.

-   Кажется, я догадалась, - разочарованно произнесла Эйприл. - Вас интересует алмаз «Слеза Имана»?

-   Да! - вскрикнул мистер Кроуз.

  Он не сдержался. Эмоции вырвались на свободу. Это­му человеку так не терпелось завладеть таинственным со­кровищем, что он позабыл о правилах приличия. Глаза Кроуза сверкали от возбуждения.

-   Понятно, - тихо произнесла Эйприл. - Значит, вы хотите, чтобы я занялась журналистским расследова­нием. Кажется, вы уже упоминали о моем последнем ре­портаже?

-   Вы обиделись? - спросил вместо ответа мистер Кроуз. - Но это расследование принесет вам миро­вую славу.

-   А вам - еще один нолик в вашем благосостоянии? - спросила Эйприл, глядя прямо в глаза Кроузу.

-   Неужели вы не понимаете, что коллекция имеет для меня большее значение, чем все эти нолики? Я даже готов отказаться от всего ради этого камня. Если... -  ­Мистер Кроуз замолчал.

-   Если он действительно существует, - закончила его мысль Эйприл.

-   Вот видите, - улыбнулся тот. - Мы с вами великолепно дополняем друг друга. И можем быть прекрасными партнерами.

-   Партнерами, - со вздохом разочарования повторила Эйприл.

  Мистер Кроуз непонимающе уставился на нее.

-   Я буду в Африке и там займусь этим делом, - ска­зала Эйприл минуту спустя. - Но от вашего предложения, боюсь, мне придется отказаться.

-   Но почему? - спросил Кроуз. - Уверяю вас, мой человек не помешает вам.

-   Я буду там не одна, - ответила Эйприл.

-   А с кем? - испугался Кроуз.

-   С моими друзьями.

  Эйприл радостно улыбнулась, вспомнив о черепаш­ках. Да, это настоящие друзья, и только на них она могла положиться в этой жизни.

  Воцарилось молчание. Кроуз обдумывал слова Эйприл. Ему не понравилось ее признание. Какие еще дру­зья? Может быть, они тоже заинтересованы в этом чудес­ном алмазе? И смогут навредить ему? Через минуту мил­лионер вздохнул. Нет, никто не сможет помешать ему завладеть алмазом, если он действительно существует. Деньги, как всегда, сделают свое дело. А ради этого кам­ня он готов пожертвовать любыми другими сокровища­ми, поставить на карту все свое благосостояние.

-   А все-таки подумайте над моим предложением, - не отступил от задуманного Кроуз.

-   Хорошо, - согласилась Эйприл.

  Про себя же девушка решила, что не станет больше связываться с этим скользким человеком. И даже если ей удастся разыскать алмаз, они ничего не скажет об этом мистеру Кроузу. Пусть купит информацию у кого-нибудь другого. Или дожидается известий из ее репортажа.

  Вечер был испорчен. И Кроуз, и Эйприл понимали это. Понимали также, что им нужно срочно расстаться, чтобы сохранить хоть какие-то отношения.

Глава 10. Рейс на Дакар

  Когда Эйприл вернулась домой, было уже слишком поздно звонить черепашкам ниндзя.

  «Должно быть, они уже спят», - подумала девушка, посмотрев на часы. Была половина одиннадцатого. Но заснуть ей не удалось. После встречи с Кроузом в голове вертелось столько вопросов, вставало столько «за» и «против», что о сне не могло быть и речи.

  Прошла на кухню, зажгла свет и машинально включила телевизор. Потом заглянула в холодильник, достала баночку пепси, откупорила ее и сделала несколь­ко глотков. Села на табурет у мини-бара, прямо напротив телевизора, но не обращала на него никакого внимания. Просто хотелось разбить звенящую тишину, которая вне­запно окружила ее со всех сторон и мешала думать. За время журналистской работы Эйприл привыкла к постоянному общению, постоянному шуму и движению вокруг себя. Она привыкла концентрировать свое внимание и думать не в тишине, а обязательно у приемника или теле­визора. Эйприл слышала человеческий голос, и ей каза­лось, что рядом кто-то есть, и с этим невидимкой в любую минуту можно поделиться мыслями или посоветоваться.

-   Странно, - подумала она вслух. - Этот Кроуз целый вечер рассказывал мне о камнях, об их свойствах и характеристиках, и даже не пригласил взглянуть на его коллекцию.

  Она покачала головой, будто отвечала невидимому со­беседнику, и тут же ответила сама себе:

-   В принципе, за каким чертом он должен показы­вать мне коллекцию? Эти скряги-коллекционеры так дрожат над своими собраниями, что иногда сами боятся лишний раз взглянуть на них.

  И Эйприл засмеялась невидимому оппоненту.

-   Все-таки какие они несчастные люди, - произнесла она вслух. - У них развивается мания преследования, постоянная боязнь быть ограбленными. А потом они становятся больными на почве страха. Тоже мне хобби. Уж лучше не иметь такого увлечения!

  Она встала и направилась в комнату. Подошла к стел­лажу, взяла с него телефонный справочник. Потом, опус­тившись в кресло, принялась медленно листать.

-   Аэропорт, - нашла нужное слово. - Вот сейчас и посмотрим.

  Развернула справочник на нужной странице и стала водить пальцем по строчкам.

-   Справочная ожидания, справочная наличия мест, справочная авиакомпаний... Справочная рейсов, - нако­нец нашла Эйприл то, что искала.

  Она положила развернутый том перед собой на жур­нальный столик и потянулась к телефону. Поставив ап­парат себе на колени, еще раз заглянула в справочник, затем набрала нужный номер.

-   Алло! - сказала Эйприл, услышав ответ. - Доб­рый вечер. Я хотела бы узнать, какой рейс вы можете предложить мне до Кигали?

  И стала внимательно слушать. Потом придвинула к себе блокнот и авторучку.

-   А прямых рейсов нет? - переспросила, выслушав ответ.

  Что-то записала в блокнот.

-   Да, я хотела бы в течение этой недели. - Эйприл продолжала записывать. - Хорошо, спасибо.

  Повесила телефон на место, взяла блокнот и перечита­ла написанное:

-   Рейс 995-1 до Дакара, из Дакара через Либревиль до Кигали. На все - девять часов.

  Задумалась, глядя на запись, представила себе воздушное путешествие над океаном, влажными экваториальными лесами, саваннами и редколесьями Африки в загадочный край Межозерья.

  Эйприл встала, положила на стеллаж телефонный справочник и, взяв вместо него Атлас Мира, возвратилась в кресло.

-   Африка, Африка, - тихо повторяла, листая атлас. Нашла раздел об Африке и погрузилась в чтение.

  Скупые сведения о политическом устройстве государств черного континента, о климате, животном и растительном мире. Пробегала глазами по страницам, медленно пе­реворачивая одну за другой, пока не дошла до «Центральной Африки». Стала читать внимательнее. За каждой строкой, за каждым словом вставали события и лица последних суток: Кроуз, ночная церемония в Роще Ду­хов, африканец Мбонго, его дружки-преступники, череп­ашки-ниндзя, учитель Сплинтер. Так зачиталась, что потеряла счет времени. Было за полночь, когда она уснул­а в кресле за чтением атласа. В таком положении ее и застал утром неожиданный звонок телефона.

-   О, господи! - взглянула Эйприл сначала на свои часы, а потом на окна квартиры. - Уже девятый час! Ну проспала же я. - Потянулась и сняла трубку. - Алло! А-а, Джек?!

-   Ты что, решила не выходить сегодня на работу? - послышалось на том конце провода.

-   С чего ты взял?

-   Не пришла к утреннему выпуску новостей, и шеф решил, что тебя не будет, - объяснил Джек.

-   А что еще сказал тебе этот всезнайка? - поинтересовалась Эйприл.

  Он прилюдно заявил, что ты, наверное, уже сидишь в самолете, который несет тебя за тридевять земель в тридесятое царство в объятия какого-нибудь черного вождя под палящим солнцем Африки, - засмеялс­я Джек.

-   Хм-м, - хмыкнула Эйприл. - Слушай, Джек, ес­ли ты решил разыграть меня и испортить настроение на целый день, тебе не сносить головы!

-   Я? Разыграть? - удивился парень. - Да я передаю только то, что слышал собственными ушами и видел собственными глазами.

-   Тогда можешь сказать своему шефу, что Эйприл О'Нил проспала. Понимаешь? Просто проспала! -  И Эйприл положила трубку.

-   Кретины! - не могла успокоиться, в то же время понимая, что злится на себя: опаздывать на работу было не в ее правилах.

  Выключила свет и телевизор, которые так и работали всю ночь напролет. Потом направилась в ванную, на ходу снимая с себя одежду. В этот момент снова зазвонил телефон.

-   Нет уж, дорогуши, - сказала вслух. - На этот раз я не намерена выслушивать вашу белиберду.

  Включила воду. Но телефон не умолкал.

  «Вот негодяи, - выругалась про себя. - Мало того, что я опаздываю, так они меня еще и задерживают».

  Телефон на минуту прервался, а потом начал трезво­нить с новой силой. Это вывело Эйприл из терпения:

  «Нет, если я не возьму трубку, они сведут с ума мой телефон!». - Алло! - бросила в трубку с нарочитой зло­стью. - Но в следующий момент хмурое выражение исчезло с ее лица. - Здравствуйте, мистер Кроуз.

-   Доброе утро, мисс Эйприл. Рад вас слышать. Вы тоже? Увы, этого не скажешь по вашему голосу, - гово­рил Кроуз.

-   Спасибо за прямоту, - с некоторой иронией отве­тила Эйприл.

-   Я звонил вам на телеканал, но мне сказали, что вы еще дома, - продолжал Кроуз. - Вы что же, не собирае­тесь на работу?

-   И этот туда же, - тихонько шепнула Эйприл.

-   Вы что-то сказали? - переспросил Кроуз.

-   Нет-нет, мистер Кроуз. Я просто зевнула. Извините...

-   Так вы что, проспали? - удивленно спросил Кроуз. - Уж не я ли тому виной?

-   А почему молодая свободная девушка не может опоздать на работу? - вопросом на вопрос ответила Эйприл.

-   О, нет! Ради бога! - как бы оправдываясь, загово­рил Кроуз. - Простите за беспокойство, но я хотел узнать ответ на вчерашнее мое предложение. Вы обдумали его?

  Эйприл еще вчера решила для себя, что она даст со­гласие. Но у нее оставались в душе кое-какие сомнения, которые надо было разрешить, и потому она ответила:

-   Извините, я еще не подумала и к тому же сейчас очень спешу...

-   О, хорошо, хорошо, - обрадовался Кроуз. - Не возражаете, если я позвоню вам к концу дня?

-   Не возражаю, - ответила Эйприл и повесила трубку.

  День черепашек ниндзя начался как обычно. Первым делом учитель Сплинтер провел с ними разминку, а потом отрабатывали приемы самозащиты и новые ниндзя-­упражнения.

-   Интересно, что за денек сегодня наверху? - проговорил Донателло, когда они дружно уселись завтракать.

-   Такой же знойный, как и все эти дни, - сказал без­различно Рафаэль.

-   Тебе хорошо так говорить, - заметил Донателло. - Ты можешь преспокойно торчать целый день до­ма, смотреть телевизор или те же кассеты. А я не могу сидеть на одном месте. Мне хочется приключений.

-   Но интересные приключения могут происходить и дома, - вступился за Рафаэля Леонардо. – К тому же кассеты мы так и не посмотрели.

-   Ага, спасибо, - ответил Донателло. - А больше ты ничего не придумал?

-   Ну, почитай интересную книгу. У меня есть, Эйприл приносила. Хочешь?

  Донателло промолчал, и Леонардо понял это как отрицательный ответ.

-   Значит, ты сам себе ищешь проблемы, - сказал он.

-   Не проблемы, - не согласился Донателло, - а приключения. Кстати, как там закончилась встреча у Эйприл с этим типом Кроузом? Она нам не позвонила.

-   Наверное, поздно возвратилась, а потом просто бы­ла занята, - предположил Микеланджело.

-   А будет свободное время - обязательно позво­нит, - добавил Леонардо.

-   Ты думаешь? - усомнился Донателло.

-   Уверен, - ответил Леонардо. - Она ведь спрашивала нашего согласия поехать. Значит, должна перезвонить и поинтересоваться, едем мы или нет.

-   Конечно, едем! - так и взвился Донателло, как будто это уже звонила сама Эйприл и ей требовался срочный ответ.

  Весь день черепашки ниндзя провели в ожидании. Донателло дважды пытался сам дозвониться до Эйприл. Но в первый раз ему ответили, что Эйприл нет и что она должна явиться где-то к обеду, а во второй, что была, но уже ушла куда-то по делам.

  Донателло даже допустил, что Эйприл находится в пути к ним. Но время шло, а ее все не было.

-   Странно, - раздумывал он вслух. - А что если после вчерашнего разговора с этим Кроузом она решила отменить поездку?

  Ни один из ответов не мог удовлетворить Донателло. И только сама Эйприл рассеяла все сомнения и переживания, когда заявилась ближе к вечеру.

-   О, Эйприл, - наконец успокоился Донателло. - Ты знаешь, я уже было подумал, что ты забыла о нас и решила уехать одна.

-   Но как же я могла уехать одна, если сама подала вам идею с путешествием? - спросила Эйприл и улыбнулась своей обычной теплой улыбкой.

-   Разве его можно переубедить? - сказал Леонар­до. - Целый день только и разговоров, что о поездке.

-   Потом я даже допустил такую мысль, что после вчерашней встречи с Кроузом ты отложила ее, - продол­жал рассказывать о своих переживаниях Донателло.

-   А кстати, - поинтересовался Леонардо. - Как у тебя прошла эта встреча?

-   Скажу честно, была уйма сомнений, - ответила Эйприл.

-   Ты говоришь «была», - поймал на слове девушку Микеланджело. - А теперь они развеялись?

-   Не совсем, - ответила Эйприл. - Но говорю «бы­ла» потому, что все-таки дала согласие ехать.

-   Дала согласие?? - в один голос спросили черепаш­ки. - Кому?

-   Не будьте такими подозрительными и требователь­ными, - улыбнулась Эйприл. - Кроузу. Я дала согла­сие Кроузу на поездку в Африку.

-   Мы тебя не понимаем, - покачал головой Леонар­до. - Вчера ты говорила, что подруга прислала тебе при­глашение...

-   Да, - согласилась Эйприл. - и вчера же Кроуз предложил мне поездку, маршрут которой практически совпадал с тем, что я намечала. Сегодня он снова просил о встрече, потому что вчера я ему ничего не ответила. И вот я только что от него.

-   И что? - поинтересовался Донателло.

-   Я согласилась, - ответила Эйприл. - А он в свою очередь обязался финансировать эту поездку от начала до конца. К тому же, он отправляет с нами своего человека, который знает французский и руандийский.

-   Да, но тебе в этом могла бы помочь и твоя подруга, - напомнил Леонардо.

-   Конечно, - согласилась Эйприл. - Но представьте себе, мальчики: он финансирует не только поездку, но и съемки! У меня будет уникальная возможность снять продолжение того фильма, который вы видели! И вы мне, надеюсь, в этом поможете.

  При этих словах Эйприл улыбнулась с той хитринкой во взгляде, которая тут же обезоруживала черепашек ниндзя. И они сдались и не стали больше ни о чем допра­шивать Эйприл.

-   И когда же ты едешь? - вдруг спросил Донателло.

-   Мы едем, - подчеркнула Эйприл. - Мы! Или вы что, не летите со мной? - Она недоуменно нахмурила брови.

-   Нет-нет! - замахал лапами Донателло. - Прости, Эйприл, я просто не так выразился. Мы, конечно же, едем с тобой!

-   Тогда марш быстренько собираться! - скомандова­ла Эйприл. - Сейчас семнадцать сорок, а самолет у нас в двадцать один пятнадцать. За это время мы должны со­браться и прибыть к самолету.

-   А билеты? - спросил Рафаэль.

-   Билеты уже есть, - ответила Эйприл и достала из своей маленькой сумочки несколько бумажек. - Рейс 995-1 до Дакара.

-   До Дакара? - переспросил Донателло. - А нам куда надо?

  Он обернулся и уставился на Леонардо, стоявшего у него за спиной.

-   В Кигали, - подсказал тот.

-   А эта Дакара далеко от Кигали? - поинтересовался Донателло.

-   Тысячи миль! - засмеялась Эйприл, а потом прибавила: - И не Дакара, а Дакар. Это столица Сенегала. Там у нас будет пересадка. А потом полетим дальше.

-   Ясно, - ответил Донателло.

-   А что брать с собой? - решил уточнить Рафаэль.

-   Все необходимое, в расчете на двухнедельное путешествие, - ответила Эйприл. - Но много не набирайте. Ну ладно, я тоже побежала собираться. Привет учителю Сплинтеру. Надеюсь, он вернется до нашего отъезда?

-   Да, - сказал Микеланджело, - обещал прийти к семи вечера.

-   Тогда чао, мальчики, я полетела. Я вам позвоню.

  Эйприл ушла, а черепашки стояли и не знали, за что хвататься. Кругом, куда ни глянь, были вещи, которые могли понадобиться им в любой день и в любую минуту. И когда они стали складывать чемоданы, то обнаружи­лось, что в них очень мало места даже для самого необходимого.

-   Нет, - сказал Микеланджело, - без учителя Сплинтера нам не справиться с этой задачей.

-   Ты прав, Микеланджело, - согласился Рафа­эль. - Без его советов мы нагрузимся так, что самолет не взлетит.

  И, раздосадованные своей беспомощностью, черепаш­ки ниндзя устроились рядком на диванчике и стали до­жидаться учителя.

  Когда тот появился в дверях, его взору предстало удручающее зрелище. Вещи были разбросаны по всем комнатам. В одном чемодане лежали гантели и полотен­ца, камуфляжные костюмы и туалетные принадлежно­сти, холодное оружие ниндзя и формочки для выпечки пиццы.

-   Ребята, вы куда-то переселяетесь? - удивился это­му погрому учитель Сплинтер.

-   Учитель! - радостно выкрикнул Донателло. - Ты забыл? Мы собираемся в Африку!

-   Странно, - покачал головой учитель Сплинтер. - Этот кавардак скорее наводит на мысль о землетрясении или наводнении, чем об обычном путешествии.

-   Понимаете, учитель, - заговорил Леонардо. - Приходила Эйприл. Она сказала, что наш самолет в де­вять с минутами. Значит, мы должны быть готовы не­сколько раньше. Она сказала, чтобы мы взяли с собой са­мое необходимое и ждали звонка.

-   Оказалось, что взять самое необходимое, это значит - решительно все, - понял учитель Сплинтер.

-   Как видите, - вздохнул Леонардо. - Поэтому мы и ждали вас, чтобы разобраться.

-   А что здесь разбираться? - спросил учитель Сплинтер.

-   Как? - не понял Леонардо. - Не брать же в самом деле все?!

-   Тогда вспомните, - не отвечая на вопрос сказал учитель Сплинтер, - вспомните свое путешествие по Египту. Вы и тогда таскали за собой столько всякой всячины?

-   Но Египет совсем другое дело, - нерешительно возразил Микеланджело.

-   Почему другое? - не согласился учитель Сплинтер. - Между прочим, тоже Африка!

  Черепашки ниндзя не стали спорить с учителем и ждали его советов.

-   Ладно, - уступил тот. - Раз уж вы решили ехать, так и быть, помогу борьбе с бестолковостью.

-   Ура-а! - запрыгали черепашки.

-   Ну все, все - остановил их учитель Сплинтер. - Вы будете отплясывать или собираться? Или думаете, что я сам буду укладывать ваши чемоданы?

  Черепашки ниндзя прекратили боевой танец и плотной стеной встали перед учителем Сплинтером.

-   Чего выстроились? - спросил Сплинтер. - Вам что, команда особая нужна?

-   Ага, - беззаботно ответил Донателло.

-   Ох, и беда же мне с вами, - покачал головой учитель Сплинтер. - Хорошо. Для начала приберите здесь все и разложите вещи по своим местам.

  И черепашки ниндзя бросились исполнять распоряжения учителя Сплинтера. Они навели порядок во всем жилище, освободили свои чемоданы, а затем снова при­нялись их наполнять, но уже под присмотром учителя. И вскоре необходимые для поездки вещи лежали в чемоданах, которые на поверку были вовсе не так малы, как ка­залось вначале: в них поместилось все и еще осталось свободное место.

-   Та-ак, - протянул учитель Сплинтер, когда с ук­ладкой вещей было закончено. - Теперь нужно решить вопрос с оружием.

-   А что тут решать? - удивился Рафаэль. - Оружие будет при нас.

-   Видите ли, - сказал учитель Сплинтер, - люди такие странные существа, что могут позволить вам что­-нибудь ужасное и никогда не простят незначительную провинность.

-   Что это значит? - переспросил Донателло.

-   Это значит, - стал объяснять учитель Сплинтер, - что взять в самолет холодное оружие ниндзя вам никто не разрешит.

-   Что же делать? - развел лапами Леонардо. - Мы ведь без своего оружия никакие не ниндзя, а так...

-   Черепахи, - разочарованно добавил Микеланджело.

-   Поэтому поступим следующим образом... - заго­ворщицким тоном произнес учитель Сплинтер. - Сейчас позвоним Эйприл и спросим, как она отправляет свою аппаратуру, - стал говорить учитель. - А она скажет, что аппаратура полетит багажом. Вот в этот же багаж под маркой видеоаппаратуры нужно поместить и оружие ниндзя.

  Учитель Сплинтер закончил и подмигнул черепаш­кам, которые в ответ тоже заулыбались.

-   Тогда я звоню Эйприл! - сказал Донателло.

  И он бросился в спальную комнату за переговорным устройством, принес его и стал нажимать кнопки, наби­рая номер Эйприл. На экране появилось ее изображение.

-   Ну, что тебе, Донателло? - спросила Эйприл. - Вы уже собрались?

-   Да, Эйприл, почти, - ответил Донателло.

-   Что значит почти? - не поняла Эйприл.

-   Мы хотели узнать, как ты повезешь свою видеоаппаратуру? - спросил Донателло.

-   Как обычно, - удивилась Эйприл. - Сдам ее в багаж.

-   Ха, отлично! - воскликнул Донателло, отметив про себя проницательность учителя Сплинтера.

-   Я не поняла: чему ты радуешься? - Эйприл, - вмешался в разговор Леонардо, - просто мы хотели вместе с твоей аппаратурой отправить багажом и наше оружие.

-   Ваше оружие? Его что, так много?

-   Нет, Эйприл, - сказал Леонардо. - Учитель Сплинтер сказал, что с ним нас не пустят в самолет.

-   А-а, - поняла, наконец, Эйприл. - Тогда хорошо. Только прошу вас, не опаздывайте. Скоро восемь. Я выхожу. Через полчаса будьте там, где мы всегда встречаемся.

-   Хорошо, Эйприл, - ответил Донателло.

-   Про переговорное устройство спроси, - подсказал Микеланджело.

-   Ах да, Эйприл! - будто вспомнил Донателло.

-   Ну, что там у вас еще?

-   А переговорное устройство захватить?

-   Я думаю, оно нам не понадобится, - ответила Эйприл. - Но если уж брать, то не одно, а два. Так что я тоже прихвачу свое.

-   Отлично, - сказал Донателло. - Тогда мы выходим. Чао!

-   До встречи, - ответила Эйприл. - Конец связи.

  И маленький экран переговорного устройства погас. Донателло вложил аппарат вместе со шнуром в футляр и подал его Леонардо.

-   Нам пора выходить, учитель, - напомнил Микеланджело.

-   Тогда давайте прощаться, - сказал учитель Сплинтер. - Мы с вами не увидимся целые две недели. Будьте внимательны и старайтесь избегать неприятно­стей, потому что вдали от дома любую неприятность нуж­но умножать на два.

-   Почему, учитель? - удивился Донателло.

-   Потому, мальчик мой, что вы будете не дома, - объяснил учитель Сплинтер. – И вам не на кого будет рассчитывать, кроме, конечно, самих себя. А дома, как известно, даже стены помогают. Присматривайте за Эйприл.

-   А что за ней присматривать? - спросил Рафаэль. - Маленькая она, что ли?

-   Конечно же нет, - ответил учитель Сплинтер. - ­Но у меня чувство, что эта девчонка связалась с такими типами, которые могут втянуть ее в пренеприятнейшую историю.

-   Нет, этому не бывать! - смело заявил Донателло. - С ней рядом будем находится мы!

-   И все равно, - настаивал учитель Сплинтер, - ­присмотрите за ней. Ну и, конечно же, сами слушайтесь ее. Я не пойду вас провожать, попрощаемся здесь.

  И учитель Сплинтер по очереди обнял, как родных, всех черепашек ниндзя, а черепашки обняли учителя Сплинтера.

-   С Богом, ребята, - напутствовал черепашек учитель, и они ступили за порог своего жилища.

  Донателло шел и тихонько всхлипывал - так был растроган прощанием.

-   Ты что, дружище, плачешь? ­- спросил Рафаэль. - Не хочешь лететь?

-   Нет, - покачал головой Донателло. - Может, я веду себя слишком сентиментально для ниндзя, но, думаю, для маленькой, непутевой черепахи это прости­тельно.

-   Конечно, - согласился Микеланджело. - Мне то­же жаль оставлять учителя Сплинтера. Как он тут выдер­жит без нас целые две недели?

  Черепашки вздохнули, поддавшись неожиданно на­хлынувшей грусти. Дальше шли молча, погруженные в свои мысли, и никто не решался заговорить первым. Доб­рались до того места, где обычно встречались с Эйприл, и стали ждать. Вскоре на дороге показалось такси. Маши­на остановилась, и Эйприл, открыв дверцу, скоман­довала:

-   Забрасывайте поскорей вещи в багажник. Мы опаздываем.

-   Но ты же сказала, что самолет в девять пятнадцать вечера? - удивился такой спешке Леонардо.

-   Да, - кивнула Эйприл. - Но нам нужно еще встретиться с Майклом Стенли.

-   Майклом Стенли? - ревниво переспросил Донателло. - А кто этот Майкл Стенли?

-   Помощник Кроуза, - объяснила Эйприл. - я же говорила, что Кроуз выделил мне переводчика и экскурсовода.

  Черепашки побросали в багажник вещи и стали вти­скиваться на заднее сидение такси. Вчетвером им было тесно, и они забавно кряхтели, подчеркивая это неудоб­ство.

-   Потерпите, ребята, - заметила это Эйприл. - Не заказывать же нам кадиллак за полтысячи баксов только для того, чтобы комфортно доехать до аэропорта.

-   Мистер Кроуз мог бы предложить свой лимузин ра­ди такого случая, - недовольно прокряхтел Донателло.

-   Ничего, - улыбнулась Эйприл. - Как-нибудь разберемся сами.

  И такси помчало Эйприл и четырех ее спутников по ночному городу. Вскоре машина оставила позади пробки и выехала на автостраду, которая вела прямиком к аэро­вокзалу.

  Все сидели, смотрели в окна и молчали. Каждый ду­мал о своем, рисуя в воображении встречу с Африкой.

  Вскоре они были в аэропорту. Черепашки ниндзя выбрались из такси и стали доставать вещи, а Эйприл рас­платилась с таксистом и теперь смотрела по сторонам, ища взглядом Майкла.

-   Что-то я его не вижу, - сказала она. - Ну ладно, пойдемте скорей. Может, он уже там. Время. Если что, встретимся у самолета. Нам нужно еще сдать багаж.

  И они все вместе направились в аэровокзал, в то кры­ло, где принимали багаж. Здесь их и встретил Майкл.

-   Я уже переволновался, - сказал он, поздоровав­шись. - Телефон не отвечает, никто не приезжает, даже решил было, что вы передумали.

  Майкл говорил, и все время старался сохранять на сво­ем лице улыбку. Но подозрительных черепашек раздра­жала его преувеличенная любезность.

-   Я же говорила, Майкл, что заеду за друзьями. Кстати, познакомься. - Эйприл обвела черепашек своим добродушным взглядом, будто хотела сказать: «Ребята, будьте полюбезнее». А Майкл в это время стоял молча и глуповато улыбался. - Это мои самые близкие и верные друзья, - представила Эйприл. - Вот Микеланджело.

  Микеланджело протянул лапу Майклу.

-   Микеланджело, - буркнул он.

-   А я Майкл, - ответил парень. - Надеюсь, мы станем друзьями.

-   А это Донателло, - продолжала Эйприл.

  Донателло не хотелось знакомиться с Майклом, кото­рого он с первого взгляда невзлюбил. Но, что было де­лать - назвал себя.

-   А это Леонардо, - продолжала представлять друзей Эйприл.

-   Очень приятно, - сказал Майкл. - Надеюсь, подружимся.

-   И Рафаэль, - закончила церемонию Эйприл. - Все они прекрасные ребята и не раз помогали мне. Скажу больше: они много раз спасали меня в самых критических ситуациях, из которых, казалось, не было никакого выхода.

-   Майкл, - протянул руку Рафаэлю парень.

-   Рафаэль, - ответил тот и сразу отошел в сторону.

  Когда сдавали багаж, черепашки незаметно рассовали среди телеаппаратуры свое оружие.

-   Ну, а теперь пора идти на регистрацию, - сказал Майкл.

  И они, уже вшестером, направились в другое крыло аэровокзала к регистрационным стойкам.

-   Вниманию улетающих рейсом 995-1 на Дакар! - ­раздалось вдруг из репродуктора.

-   О, это, кажется, касается нас, - улыбнулся Майкл. - Как вы думаете, ребята? - Он явно заискивал.

  Но черепашки ниндзя промолчали. У них не было ни малейшего желания разговаривать с этим типом, походившим на услужливую собаку своего господина.

-   Вниманию улетающих рейсом 995-1 на Дакар! - повторил голос из репродуктора. - Ваша регистрация и посадка осуществляются в секторе «A». Выход на посадку «A-2». Повторяем...

  Майкл на ходу посмотрел на часы.

-   Наш самолет взлетит через каких-нибудь двадцать минут. А еще через двадцать мы окажемся на такой высоте, что вам и не снилось.

  Ответом ему было молчание, Эйприл с самого начала заметила, что черепашки смотрят на Майкла с некоторым подозрением. Она чувствовала, что нить в их взаимоот­ношениях натягивается и в любой момент может лопнуть. И она окажется между двумя враждующими лагерями. Поэтому в знак солидарности с черепашками она тоже молчала. Как-никак те были ее давними друзьями, к тому же, очень верными, чего пока что нельзя было сказать о Майкле.

  В секторе «A» они стали в очередь на регистрацию, а немного погодя уже шли по закрытому трапу на посадку в самолет.

-   Добрый вечер! - встретила их стюардесса. - Ка­питан и его команда рады приветствовать вас на борту на­шего лайнера и желают хорошо провести время на протя­жении всего полета.

-   Спасибо, прекрасный наш ангел-хранитель, - со льстивой улыбкой поклонился Майкл. - Коль скоро вы летите с нами, то я уверен, что нам ничего не грозит.

  Девушка улыбнулась в ответ, но ничего не сказала, так как готовилась встретить очередную группу пассажиров и приветствовать их теми же словами, которые так очаровали наших черепашек.

  Они прошли в салон и заняли указанные в билетах места. Черепашки сели с одной стороны, а Эйприл - на­против них. Майклу досталось место позади Эйприл, и он тут же вступил в оживленный разговор с соседями. Казалось, что все они знали друг друга со школьной скамьи.

  Когда посадка закончилась, в салоне появилась другая девушка-стюардесса. Она тоже поздоровалась с пассажирами и приветствовала их от имени всего экипажа, который перечислила по именам.

-   Послушай, Леонардо, - наклонился к другу Рафаэ­ль. - Ты не в курсе, их что, заставляют заучивать наизусть все эти фразы?

-   Наверное, - ответил тот.

-   Полетал бы ты столько, сколько они, тоже, поди, запомнил бы все слова наизусть, - вмешался в разговор Микеланджело.

  Но тут Эйприл сказала:

-   Вы что, уснули? Пристегните ремни безопасности. Наш самолет выруливает на полосу. Скоро пойдет на взлет.

  И черепашки заметили, что все пассажиры вокруг пристегиваются.

-   Нам нужно сделать так же, как они, - констатировал Донателло, и первый принялся возиться с ремнями.

-   Ух ты! - ахнул Рафаэль.

-   Ты чего? - спросил Микеланджело.

-   Посмотри в окно. Какая красотища!

-   Вам с Донателло хорошо, - заметил Леонардо. - Устроились себе возле окна и радуетесь.

-   Не сердись, Леонардо, - успокоил его Донателло. - Пролетим полдороги и уступим вам с Микеланджело места у окна. Или, если хотите, будете сидеть здесь на обратном пути.

-   Ага, на обратном пути! - возразил Микеланджело. - А вдруг на обратном пути все наши места ока­жутся сбоку?

-   Хорошо, хорошо, - примирительно сказал Донателло. - Договорились: по полдороги.

  Самолет вырулил на взлетно-посадочную полосу и стал набирать скорость.

-   Ух ты, вот так видок! - продолжал восхищаться Рафаэль, чем немало злил Леонардо и Микеланджело.

  Вскоре в самолете произошла какая-то перемена и черепашки ниндзя поняли, что шасси оторвались от бе­тонки.

-   Ну вот, - сказала Эйприл, подмигивая друзьям, - мы уже летим.

Глава 11. В небе над Атлантикой

  Самолет вошел в крен, делая большой полукруг над городом, который остался далеко внизу и был так красив в лучах заходящего солнца, что не передать словами. Черепашки по очереди смотрели на это волшебство и не могли сдержать восторга от восхищения.

-   Вы первый раз летите на самолете? - вдруг услы­шали они голос у себя за спиной.

  Обернулись и увидели пожилого африканца с седи­ной в волосах, который сидел позади, немного наклонив­шись к ним.

-   Можно сказать, что первый, - взглянув предвари­тельно на друзей, ответил Донателло.

  Старик улыбнулся той же хитроватой улыбкой, за ко­торой скрывался опыт многих лет жизни и которую чере­пашки часто видели на лице учителя Сплинтера. Это сра­зу расположило их к старику.

-   Да, - вздохнул тот. - Чего только не придумает человек.

  При этом он трижды медленными движениями прило­жил руки к голове. И замолчал. А черепашки продолжа­ли смотреть на него, как будто ждали продолжения не успевшего начаться разговора. Но старик думал о чем-то своем и уже не смотрел на черепашек, так что им осталось только переглядываться и пожимать плечами.

-   А я вот такой старый, - вдруг продолжил старик, - и тоже лечу в брюхе этой железной птицы пер­вый раз.

  Черепашки снова переглянулись. Потом, не сговариваясь, оставили старика и глубже утонули в своих креслах.

-   Может он болен? - ни к кому не обращаясь, проговорил Рафаэль.

-   Не знаю, - ответил Леонардо, - Но что он со странностями, это сразу видно.

-   Вы еще совсем молоды, - прошамкал между тем старик, будто отвечая черепашкам на их недоумение. ­- У вас все еще впереди. И вы много и много раз сможете прокатиться в брюхе этой волшебной птицы, которую на­зываете самолетом. А я лечу в свой первый и последний раз. Вот захотелось попробовать перед смертью.

-   Но почему в первый и последний? - не понял Ми­келанджело. - Если летишь «туда», то можно полететь и «обратно».

  И тут старик поднял глаза и посмотрел на черепашек так, что те почувствовали непонятную вину перед этим седым человеком.

-   У вас очень добрые сердца, - сказал старик. ­- Пусть помогут вам небеса сохранить их такими же чистыми и отзывчивыми до конца всех времен.

  Черепашки не знали, что ответить старику. Им не час­то доводилось иметь дело с такими интересными и в тоже самое время загадочными собеседниками. К учителю Сплинтеру, на которого чем-то походил старый африка­нец, они просто привыкли, потому что жили с ним вместе и виделись каждый день. Наверное, этого странного се­дого человека они тоже воспринимали бы как учителя.

-   В ваших глазах я вижу столько вопросов, что не хватило бы даже двух таких перелетов, чтобы ответить на все, - прищурил глаза старик.

  Черепашки смутились еще больше.

-   Теперь он может подумать, что мы наглецы и бессо­вестные приставалы, - прошептал Микеланджело.

-   А мне кажется, он совсем не такой, - ответил До­нателло.

-   Конечно, - согласился Рафаэль. - У него очень добрые глаза.

-   Учитель Сплинтер как-то говорил, что все старики тянутся к молодым, - вспомнил Леонардо.

-   Это почему? - не понял Донателло.

-   Не знаю, - ответил Леонардо. - Я же не старик и не учитель Сплинтер. Может, Эйприл...

  Та, услышав свое имя оторвалась от книги:

-   Ну, что вы там шепчетесь?

-   Донателло хочет знать, почему старики тянутся к молодым.

  Эйприл не сразу нашлась что ответить. Посмотрела на пожилого африканца, монументально восседавшего в своем кресле, перевела взгляд на черепашек.

-   Не знаю, - сказала неуверенно. - Может, потом­у, что от молодых веет жизнью, а старики свое уже прожили?

-   Ты удовлетворен? - спросил Микеланджело.

-   Не совсем, - задумчиво ответил Донателло.

-   Тогда почему бы тебе самому не спросить у старика?

-   А что, и спрошу!

  Донателло обернулся. Их недавний собеседник, откинув голову на спинку кресла, созерцал плывущие под самолетом облака. И Донателло не решился перебить его размышления.

  Облака, подсвеченные закатным солнцем, переливались всеми цветами радуги. В вышине над ними, прорезались и мерцали далеким холодным светом неведомые звезды и созвездия.

-   А на земле уже ночь, - задумчиво произнес До­нателло.

-   Вернее будет сказать - опять ночь, - послышался уже знакомый старческий голос.

  Донателло быстро обернулся и хотел прямо в лоб за­дать старику свой вопрос. Но не решился. Тот, наверное, понял это движение Донателло, потому что улыбнулся, отчего Донателло засмущался и потупил взор.

  Тогда старик заговорил сам, отвечая на так и не задан­ный вопрос:

-   Мне становится легко и радостно, когда я вижу, как молодость наслаждается жизнью, каждым ее мигом, каждым ее проявлением. - Он говорил медленно, будто взвешивал слова, прежде чем произнести. - Вот почему старость так тянется к молодости.

  Ведь молодость и есть сама жизнь. И старики цепля­ются за нее как за соломинку, как за последний глоток свежего воздуха, чтобы спокойно удалиться в страну предков и передать там, что жизнь на земле еще не кончилась. Хочу дать вам один совет: никогда не оттал­кивайте стариков. Мне не раз доводилось слышать, как в споре со старшим молодой говорил: «Чего ты меня учишь?» А старик отвечал: «Я старше, потому и учу», на что следовало: «Старик, ты хочешь научить меня тому, что я пойму со временем без твоей помощи. Ведь рано или поздно я стану таким же дряхлым и занудливым, как и ты. Но все дело в том, что ты не станешь таким, как я». Я хочу сказать вам, что правы и тот, и другой. Вы можете, вы должны иметь свою точку зрения, но при этом не за­бывайте: все мы были молодыми и все станем старыми. Поэтому не обижайте стариков, которым уже не стать мо­лодыми. Если они тянутся к вам, значит, они любят жизнь и знают ей цену.

  Старый африканец перевел дух и замолчал, устремив взгляд в неведомые дали. А черепашки сидели и смотре­ли на старика, словно боялись упустить самую главную фразу, которую он вот-вот произнесет.

-   Ну что, парни, как вам полет? - неожиданно раздался над самым ухом у Микеланджело голос Майкла. ­- Вы же впервые летите на самолете?

  Черепашки обернулись и заерзали на своих местах. Им не хотелось вступать в разговор с этим неприятным типом, который стоял над ними и улыбался своей лакейской улыбкой.

-   Они целиком во власти впечатлений, - вмешалась Эйприл, чтобы как-то спасти положение. Она все больше у6еждалась, что у черепашек с Майклом назревает конфликт. И сам Майкл, кажется, тоже стал догадываться, как эта четверка относится к нему.

-   Да, я вижу, - сказал Майкл, не оборачиваясь. - Они так увлечены исследованием ночного неба, что проглотили языки.

  Последние слова были произнесены таким тоном, буд­то Майкл хотел вступить с черепашками в словесную перепалку, которая могла перерасти в настоящую ссору вплоть до рукоприкладства. Черепашки почувствовали это. Но они сдерживались, прекрасно сознавая, что сейчас не время и не место для подобных разговоров. Да и Майкл это понял. Он оставил попытки заговорить с ними и отправился на свое место.

-   Какой же все-таки противный тип! – прошипел Донателло.

  Эйприл заметила недовольные взгляды черепашек и, как только Майкл оставил их в покое, бросила на них укоризненный взор: «Ну так же нельзя».

-   Ребята, ради меня, - прошептала она вслух и подмигнула.

  Черепашки успокоились и ушли каждый в свои мысли.

-   Эйприл! - спустя какое-то время не выдержал Леонардо.

-   Ну, что еще? - ответила та, в очередной раз отры­ваясь от чтения.

-   Послушай, а сколько нам лететь?

-   Что-то около шести часов, - посмотрела Эйприл на часы. - Мы уже два часа в полете, значит, часа через три-четыре пойдем на посадку. А вам что, уже надоело?

-   Пока не очень, - со значением посмотрел на Майк­ла Микеланджело.

  Эйприл все поняла.

-   Увы, придется потерпеть не только эти три-четыре часа, - сказала она, - но и ближайшие две недели.

-   Вам уже захотелось на землю? - вдруг снова по­дал голос старик.

  Черепашки переглянулись, но тут же поняли, что он вовсе не ждет ответа, а просто искал повод заговорить. Так оно и было.

-   Да-а, - задумчиво продолжал старик. - А между тем мы пролетаем над великим океаном, над загадочным океаном, над таинственным океаном. Почему? Да хотя бы потому, что на его месте когда-то тоже была земля.

-   Я, по-моему, об этом уже где-то слышал, - похва­стался Леонардо.

-   Да? - приподнял брови старик.

-   Вы, пожалуйста, рассказывайте, - устыдился Леонардо своей несдержанности. - Возможно, я что-ни­будь перепутал.

  Старик испытующе посмотрел на него, потом перевел взгляд на других черепашек.

-   Так или иначе, - сказал он после паузы, - эту память хранили многие и многие поколения моего наро­да. Мне об этом поведал мой дед, а ему - его дед, а тот в свою очередь услышал от своего деда. И так, из поколения в поколение, передавалась история давних времен. - Старик умолк, будто что-то обдумывал или вспоминал. - Я тоже рассказал обо всем этом своему внуку. Только вот не знаю, как оно будет дальше.

-   Мне кажется, что ваш внук не нарушит традиции, - захотелось поддержать погрустневшего старика Донателло.

-   А вот я боюсь... - вздохнул тот.

-   Но почему?

-   Потому что он уже оторвется от земли предков, - ответил старик. - Он будет жить в большом шумном го­роде и, может быть, никогда не припадет к тому истоку, откуда берет начало его род, не призовет себе в помощь тени дедов, которые могли бы защитить его в любое вре­мя и в любом месте. А без этого человек ничто. Вроде он и есть на земле, и в то же время его нет.

  Старик снова замолчал.

-   А почему вы тогда не взяли внука с собой и не пока­зали ему родину? - поинтересовался Леонардо.

-   Он еще мал, - ответил старик. - Ему еще долго жить. А я направляюсь домой, чтобы именно здесь сойти в страну предков.

  Леонардо чуть не присвистнул от удивления.

-   Ты чего? - толкнул его в бок Рафаэль.

-   Он говорит о смерти, - прошептал Леонардо.

-   А ты откуда знаешь? - поинтересовался Донателло.

-   Слышал в одной телевизионной передаче, - объяснил Леонардо. - Африканские туземцы, когда говорят о стране предков, имеют в виду смерть.

-   Да ну! - привстал в кресле Донателло. ­- Значит, старик летит на родину только для того, чтобы там умереть?

-   Выходит, что так, - ответил Леонардо.

-   То-то он говорит о первом и последнем в своей жизни полете, - вспомнил Микеланджело.

-   Жаль мне его, - прошептал Донателло и уже громче спросил, обращаясь к старику: - Значит, вы летите домой?

-   Если бы ты спросил меня об этом хотя бы лет десять назад, я бы знал наверняка, что тебе ответить, - сказал старик. - А теперь... Теперь, пожалуй, скажу так: я лечу на встречу с теми, кого давно не видел.

  Черепашки не знали, как вести себя в подобной ситуации, чтобы подбодрить старика.

-   А что вы говорили о земле, которая когда-то была на месте океана? - неожиданно напомнил Леонардо.

-   Да, здесь была земля, - охотно сменил тему ста­рик. - Со своими полями и лесами, степями и пустыня­ми, зверями и птицами. Здесь жил могучий народ, умнее и благороднее современных людей.

-   А что потом? Что с ними случилось? - спросил Ле­онардо снова.

-   А потом... - Старик как бы прислушивался к самому себе. - Вы знаете, что солнце и луна никогда не встречаются друг и другом. Солнце ходит днем, и его удел согревать людей своим теплом. Луна же появляется только ночью, когда солнце уходит на покой. Но в те давние-предавние времена такого порядка не было. И солнце и луна появлялись в небе когда им вздумается. И вот однажды они встретились.

-   Вот это да! - нарисовал в воображении картину такой встречи Донателло.

-   Да, - говорил старик дальше, - они встретились, и солнце так обдало луну своей гарью, что она с тех пор не может до конца отмыться. Вы видели полную луну?

-   Конечно, - ответил за всех Донателло.

-   Так вот на ней есть темные пятна, - объяснял старик. - Это и есть гаревые пятна, которые луне никогда не удастся смыть.

-   А я читал, что темные пятна на луне - это кратеры, - снова вылез Леонардо.

  Но старик словно не услышал этой реплики. Он тихо сидел и что-то, видимо, припоминал из старой-престарой истории, которую ему когда-то поведал его дед, а тому - его дед. Донателло нахмурился и тронул лапой Леонардо за плечо, что значило: не перебивай человека, не возникай со своими книжными истинами.

-   Люди всегда думают, что они умнее богов, - про­должал старик, - тогда как духи тьмы затмили их ра­зум. Они говорят вам, что видят в свете тусклой луны ка­кие-то кратеры, а ведь там сидит мать, кормящая грудью ребенка. Этим умникам не дано увидеть блаженной кар­тины, потому что яркий свет огней дьявола ослепил их глаза.

-   А что же было дальше? - не мог дождаться про­должения истории о встрече солнца и луны Донателло.

-   Тогда солнце не только обдало луну гарью, - гово­рил старик. - Они так ударились боками, что луна отка­тилась в тень. С тех пор мы видим ее только по ночам и чаще - неполной: она стыдится поворачиваться к нам за­пачканным боком. От этой встречи пострадали и первые люди, которые тогда жили на земле. Приливная волна за­топила землю и она погрузилась под воду. А первые люди превратились в обезьян.

-   Люди в обезьян? - усомнился Донателло.

-   Да. А современные люди были созданы богами заново, - сказал старик. - Хотя, правда, когда я был ма­леньким, один очень старый человек в нашем селении говорил, что не все люди превратились в обезьян, а только мужчины.

-   А что стало с женщинами? - поинтересовался Донателло.

-   Они превратились в ящериц, - ответил старый африканец.

-   В ящериц?!

-   Да, - ответил спокойно старик.

-   Тогда, наверное, и мы произошли от женщин, - предположил Донателло.

-   А почему ты так думаешь? - в первый раз за все время разговора проявил любопытство старик. - Ты что, тоже ящерица?

-   Нет, - ответил Донателло. - Но известно, что они наши дальние родичи, может быть, даже двоюродные братья.

  И он переглянулся с друзьями.

-   Вы говорите загадками, - сказал старый африканец.

-   Мы - черепашки, - шепнул ему на ухо Донателло.

-   А-а, вон оно что, - понимающе кивнул старик. ­- Но черепахи никогда не состояли в родстве с ящерицами.

-   Почему это? - удивился Леонардо. – Черепахи - п­ресмыкающиеся, ящерицы - тоже, отряд чешуйчатых.

  Старик посмотрел на Донателло так, будто не поним­ал языка, на котором тот говорил. Потом отрицательно покачал головой.

-   Если ящерицы происходят от женщин, то черепахи тоже? - размышлял он над словами Леонардо. - Не знаю, как это у вас получается. Наверное, нахватались сора от тех умников, что проповедуют свои глупости, как истину в последней инстанции.

  Леонардо хотел поспорить со стариком-африканцем, но ему не позволило воспитание. Вот если бы сам старик полез в спор, тогда другое дело. К тому же, черепашкам было жаль этого человека, возвращающегося на родину после долгой разлуки только для того, чтобы там умереть, - Вот лучше я расскажу вам, откуда черепаха запо­лучила свой панцирь, - вдруг оживился старик. - И вы убедитесь, что ящерицы тут совершенно ни при чем.

-   Это, наверное, интересно! - загорелся Донателло.

-   Но если вы черепахи, то и у вас должны быть панцири? - усомнился старик.

-   А это что по-вашему? - прошептал Донателло и тихонько постучал кулаком по спине Рафаэля.

  Африканец перегнулся через спинку кресла и проделал то же самое.

-   Верно, панцирь, - сказал он. - Когда-то черепаха обходилась без него. И вот однажды ее сын приволок три банана, которыми его угостил Дятел. Черепахе понрави­лись бананы, и она попросила у Дятла еще. «Хорошо, - ­сказал тот. - Дайте мне большую сумку, и я принесу их много».

  Черепаха достала свою большую сумку, влезла в нее сама, и сын отнес ее к Дятлу. Тот полетел к банановому дереву, стал срывать плоды и класть в сумку. Но сколько ни старался, та не наполнялась. А черепаха спокойно си­дела и поедала бананы. Дятел заглянул в сумку и увидел черепаху. Разгневанный, он зашвырнул ее в реку. Чере­паха испугалась и стала просить рыб, чтобы те спасли ее, а взамен обещала сделать их красивее и длиннее. И глу­пые рыбы поверили - вынесли черепаху на берег. Та ра­зожгла на песке костер и, перепрыгнув через него, пред­ложила проделать это и рыбам. Первая прыгнула и, по­пав в огонь, вытянулась, как происходит с мертвыми. «Видите, какой красивый и длинной она стала?» - спро­сила черепаха. И тогда все остальные рыбы последовали примеру первой и, конечно, изжарились. Черепаха со­брала добычу и пошла домой. Но по дороге ее встретил Лев. «Что несешь?» - спросил он. «Несу хоронить сво­его отца», - соврала черепаха. «Давай я тебе помогу», - предложил Лев. «Мне нужно посоветоваться с духами предков», - сказала та, зашла за дерево и, прикрываясь им, убежала. Но Лев отыскал ее по следу. Вошел в дом и увидел, как черепаха ест рыбу. «Так вот как ты хоронишь отца!» - разозлился он. Схватил ступку и накрыл ею обманщицу, а сам съел всю рыбу и ушел. А ступку снять забыл. Вот с тех пор черепаха и таскает на себе панцирь. Так она навеки приобрела свой внешний вид.

  Черепашки во все глаза смотрели на старика, перегля­дывались, не понимая, то ли старик рассказывает им сказку, слышанную в далеком детстве, то ли на самом де­ле верит в то, что панцирь на спине черепахи происходит от какой-то ступки, которую надел на нее Лев.

  В салоне самолета было тихо. Пассажиры, запрокинув головы на спинки своих кресел, преспокойно спали. Майкл тоже спал на своем месте, а может, просто делал вид, что уснул, а на самом деле обдумывал какие-нибудь коварные планы.

-   Интересный старик, - шепнул друзьям Донателло. - Знает столько удивительных историй.

-   Между прочим, - перебил его Леонардо. - Я вспомнил историю, о которой упомянул этот старик. Он говорил об Атлантиде, загадочной стране, которую ищут же тысячу лет и никак не могут найти.

-   Почему? - удивился Донателло.

-   Потому что ее просто нет, - ответил Леонардо, - а возможно, никогда и не было. - Это все легенды, вроде тех, о которых говорил учитель Сплинтер. По легенде, такая страна существовала и населяли ее прекрасные атланты. Но потом случилась какая-то гигантская катаст­рофа и страна вместе с людьми погибла.

-   А что за катастрофа, там не говорится? - поинте­ресовался Рафаэль.

-   Ученые выдвигают всякие версии, - пожал плечами Леонардо.

-   Опять умничаешь, опять поучаешь, - съехидничал Донателло.

-   Никто тебя не поучает, - ответил Леонардо. - Я просто говорю то, что слышал и читал.

-   Так почему же они погибли? - спросил Рафаэль.

-   Есть легенда, будто бы на землю упал Фаэтон, сын Гелиоса - Солнца, - ответил Леонардо. - А если по научному, то на Землю упал ее спутник, который точно так же, как и Луна, вращался вокруг нее.

-   Ну и что было дальше? - недовольно спросил До­нателло: ему не очень нравилось, что Леонардо, хвастаясь своими познаниями, разрушает очарование от рассказов старого африканца.

-   Ничего, - серьезно ответил Леонардо. - Фаэтон пробил дыру в Атлантическом океане и потопил таким образом Атлантиду. От него самого ничего не осталось, кроме Гольфстрима.

-   А это что еще такое? - не понял Донателло.

-   Теплое течение в океане, - объяснил Леонардо. - Оно берет начало в Атлантике и огибает Скандинавию.

-   Умник, - недовольно буркнул Донателло и отвернулся к иллюминатору, за которым была почти сплошная тьма.

  Остальные черепашки занялись кто чем. Микеланджело смотрел на Эйприл. Та отложила книгу и, откинув голову на спинку кресла, дремала. Он тоже решил не­много отдохнуть. Рафаэль последовал его примеру. Лео­нардо взял какую-то книгу об Африке и принялся листать ее, а Донателло смотрел в иллюминатор на ночное небо и думал о том, что рассказал им старик.

  Время прошло быстро.

-   Дамы и господа! - объявила вошедшая в салон стюардесса. - Наш полет заканчивается. Просьба ко всем - пристегнуть ремни безопасности. Самолет идет на посадку. Командир и экипаж благодарят вас за то, что вы решили лететь именно нашим рейсом. Спасибо.

  Стюардесса удалилась, а пассажиры стали готовиться к выходу.

-   Интересно, - сказал Донателло. - У меня такое чувство, что мы никуда не летели, а просто покружили в воздухе и возвращаемся обратно.

-   Почему? - не понял его реплики Рафаэль.

-   Сам полюбуйся, - ответил Донателло. - Внизу столько же огней, сколько их было, когда мы взлетали.

-   Дело в том, что все города похожи как две капли воды, - подсказал старик.

  Это было последнее, что услышали от него в самолете. В следующий раз черепашки столкнулись со старым аф­риканцем в аэровокзале перед отлетом в Кигали. Однако это будет позже. А теперь...

  Самолет благополучно сел и зарулил на стоянку. Пассажиры потянулись к трапу.

-   Давайте пройдем в аэровокзал, - заговорил Майкл. - Там можно перекусить и отдохнуть. К тому же, нам нужно перерегистрировать билеты.

-   Хорошо, - согласилась Эйприл.

-   Вот и ладно, - продолжал распоряжаться Майкл. - Вы идите, а я тем временем решу вопрос с билетами.

Глава 12. Первые загадки

  Эйприл и черепашки ниндзя шли по длинному кори­дору аэровокзала. За время полета и сама девушка, и ее спутники изрядно устали и проголодались. Но никто не хотел признаваться в этом вслух. Да еще и нетерпение: каждый мечтал поскорее добраться до конечного пункта путешествия - Кигали, где жизнь сулила им бездну при­ключений в поисках таинственного алмаза. Никто уже не сомневался, что именно этим прежде всего им придется заниматься в далекой стране.

-   Где же эта чертова забегаловка, в которой мы смог­ли бы немного подкрепиться? - бубнил под нос Рафаэль, рассматривая на стенах таблички с условными знаками.

-   Нашему другу не терпится поскорее набить желу­док? - поддел Рафаэля Микеланджело.

-   Как будто вы не проголодались, - обиженно отве­тил тот.

  Донателло пришел на помощь Рафаэлю:

-   Я - за. Признайтесь, что сейчас хорошо бы проглотить по куску ароматной пиццы?

-   Только не надо о пицце, - засмеялась Эйприл. ­- Я знаю, как магически действует на всех вас это слово.

  И тут они увидели на противоположной стороне таб­личку «Мини-кафе» со стрелкой, указывающей на вто­рой этаж. Донателло радостно вздохнул:

-   Сейчас мы оценим здешнюю кухню.

-   Честно говоря, - призналась Эйприл, - я мечтала сначала запечатлеть на память этот аэровокзал.

  Она уже снимала с шеи маленькую камеру.

-   Ну уж нет! - воскликнули черепашки в один голос. - Ты не можешь так поступить с нами. ­Микеланджело водворил камеру на место. - К тому же, у нас еще будет время до отправления в Кигали.

-   Если хочешь, можешь снять это «Мини-кафе», - ­подхватил Донателло.

-   А если вам не понравится пища, которой вас там накормят? - пошутила Эйприл.

-   Тогда мы отправим отснятый материал в междуна­родную комиссию, занимающуюся общественным пита­нием, - нашелся Донателло.

-   С вами опасно связываться, - смеялась Эйприл.

  На втором этаже по запахам, доносившимся с кухни, быстро определили нужное направление.

-   Мне здесь уже нравится, - сказал Леонардо, входя в кафе.

-   Почему? - удивилась Эйприл.

-   Терпеть не могу очередей, - ответил тот. - А тут очереди нет, значит, это приличное место.

  Эйприл улыбнулась про себя. Ее друзья были неис­правимы: даже тут им только бы все критиковать.

  Чернокожий официант быстро принял заказ. Когда столик был заставлен блюдами, Рафаэль много­значительно произнес:

-   Вот сейчас наступает важный момент нашего пре­бывания на этой земле. Эйприл, ты не хотела бы запечат­леть его?

  Эйприл улыбнулась:

-   Нет, лучше я приму в этом событии непосредствен­ное участие. Пахнет замечательно. Я знаю одного челове­ка, который по запаху может различать, вкусно ли приго­товлена пища.

-   Кажется, я догадываюсь, о ком идет речь, - зая­вил Леонардо.

-   Послушайте! - деланно возмутился Рафаэль. ­- Если вам хочется поговорить, идите в зал ожидания и не мешайте остальным снимать пробу.

  Эйприл с нежностью посмотрела на него и взяла вил­ку.

-   Приятного аппетита, - сказала она.

  Некоторое время за столом царило молчание. Чере­пашки так быстро наполняли свои желудки, что Эйприл с восхищением смотрела на них.

-   Если мне понадобится снять занятный материал, то уже знаю, о чем он будет, - улыбнулась она.

-   О чем же? - чавкая, спросил Донателло.

-   Не ешьте так много, - рассмеялась в ответ Эйприл. - Вспомните, что нам еще предстоит перелет.

-   Ерунда, - махнул рукой с вилкой Микеланджело. - Настоящим мужчинам это повредить не может.

  Наконец Эйприл заметила, что черепашки насыти­лись. Леонардо и Микеланджело отвалились на спинки стульев, Рафаэль с умилением похлопывал себя по живо­ту. Один только Донателло засовывал в рот очередной кусок мягкой африканской булочки.

-   Вкусно! - приговаривал он.

  Эйприл посмотрела на часы, тревожно перевела взгляд на черепашек:

-   Наш провожатый что-то задерживается.

-   Не пропадет, - недовольно буркнул Донателло. - Дай нам отдохнуть от его нахальной рожи.

-   Интересно, почему он вам так не нравится? - по­интересовалась Эйприл. Ей самой был не очень-то симпа­тичен парень, которого приставил к ней мистер Кроуз, однако она старалась не выставлять этого напоказ.

-   Не знаю, - ответил за всех Леонардо. - Но в нем сквозит какая-то неестественность, как будто он скрыва­ет что-то от нас.

-   Возможно, - задумчиво произнесла Эйприл. ­- Но до прилета в Кигали нам не следует особо волновать­ся. А там я попрошу Джейн, свою подругу, найти другого гида. Но при условии, если Майкл проявит себя с плохой стороны.

  Эйприл говорила так уверенно, что черепашки ничуть не сомневались: она сумеет постоять за себя. К тому же, Эйприл была не одна. Все они в любую минуту могли прийти к ней на помощь и защитить не только от этого противного Майкла, совавшего нос во все дырки и пытавшегося командовать ими, но и от самого мистера денежного мешка, который его нанял.

-   И все-таки он запаздывает, - тревожно сказала Эйприл, снова посмотрев на часы.

-   Этот парень только делает вид, что все умеет и все ему по плечу. А на самом деле, наверное, заблудился где-то и не может отыскать дорогу назад, - пошутил Донателло.

  Черепашки засмеялись. Их веселье передалось и самой Эйприл.

  Вдруг она увидела, что Микеланджело кому-то при­ветливо машет рукой. Она посмотрела в сторону двери и увидела старого африканца, который летел с ними в са­молете. Приветливо улыбнулась ему.

-   Кстати, - сказала она, - о чем это вы так ожив­ленно беседовали с этим милым стариканом?

-   И к тому же, очень занятным, - подхватил Микеланджело.

  Эйприл ждала ответа. Черепашки переглянулись.

-   Он рассказывал нам про гибель Атлантиды, - ска­зал Донателло.

-   И еще всякие сказки про всемирный потоп, - под­хватил Леонардо.

-   Он мне понравился, - уловив ироничные нотки в голосе друга, добавил Донателло. - Знаешь, - обратил­ся он к Эйприл, - еще он рассказал нам историю о про­исхождении черепах.

-   Вот как? - заинтересовалась та. - А мне вы рас­скажете?

-   Как-нибудь в другой раз, - отозвался Рафаэль. - ­Сейчас не время заниматься интеллектуальными беседами: может повредить пищеварению.

  С этими словами он откинулся на спинку стула и за­крыл глаза.

  Эйприл и остальные черепашки тихонько засмеялись. Им был хорошо известен ворчливый характер друга.

-   Может, сходим в зал ожидания или побродим по аэровокзалу? - предложила Эйприл после недолгой паузы. - Не могу сидеть на одном месте, когда вокруг столько интересного.

-   Еще бы, это же твоя профессия, - сказал Донател­ло. - Но я согласен с Рафаэлем. Лучше подождать этого типа здесь. А тем временем и жирок завяжется.

  И он в свою очередь откинулся на стуле.

-   Вы невозможные лентяи! - разозлилась Эйприл. - С вами можно проспать все интересное.

-   Кто говорит об интересном? - сразу встрепенулся Донателло.

-   Ты взяла его на понт, - засмеялся Леонардо. - И, правда, что мы тут высидим? Нам еще столько лететь.

-   А если все же разминемся с Майклом? - озабоченно спросил Микеланджело.

-   Пусть ему будет хуже, - сказал Леонардо. ­- Пусть побегает и поищет нас.

-   Правильно! - подхватил Рафаэль.

  Они немного попутешествовали по верхним этажам здания. Донателло купил себе журнал с комиксами, чтобы не скучать во время перелета. Потом спустились на первый этаж и нигде не встретили Майкла. Эйприл охватила тревога. Она не знала, что и думать обо всем этом. Была одна надежда, что парень тоже зашел куда-нибудь перекусить. Но почему так долго? Через двадцать минут посадка, а тут ни Майкла, ни билетов на рейс.

-   Послушайте, - нетерпеливо сказала Эйприл, - у меня предчувствие, что мы сегодня не улетим.

-   Почему? - попытался отшутиться Леонардо, который тоже был обеспокоен, но старался это скрыть. - Нас захватит банда террористов?

-   Нет, - сердито ответила Эйприл. - Потому что наш спутник исчез.

  Она еще раз посмотрела на часы.

-   Куда же он мог исчезнуть? - спросил Микеланджело.

-   Не знаю, но чувствую, что что-то случилось.

-   Не впадай в панику, детка, - весело сказал Донателло. - Все равно тебе предстоит разыскать алмаз «Слеза Имана» и стать самой знаменитой девушкой на планете.

  Эйприл слабо улыбнулась. Но волнение не покинуло ее.

-   У меня есть предложение, - возвестил Леонардо. Все посмотрели на него. - Мы идем в сектор посадки. Может, наш приятель дожидается там?

-   Представляю его недовольную рожу! - воскликнул Донателло.

-   Правильно, - подхватила Эйприл. - Именно так мы и поступим.

  Но Майкла не было и там. Они тщетно пытались оты­скать его в толпе пассажиров. По предложению Эйприл стали так, чтобы быть на виду, но и это не помогло. Оста­валось десять минут. Эйприл потеряла контроль над со­бой. Черепашки тоже плохо скрывали волнение, но молчали, боясь еще больше расстроить Эйприл.

-   Вы кого-то дожидаетесь? - неожиданно услышали они.

  Обернулись. Перед ними стоял все тот же пожилой африканец.

-   Да, - ответила за всех Эйприл. - Наш товарищ должен был перерегистрировать билеты. Скоро посадка, а его нет. Вот мы и волнуемся: куда он мог запропас­титься?

  Старик улыбнулся, молчал несколько секунд, потом спросил:

-   Случайно это не тот парень, что сидел, мэм, у вас за спиной?

-   Да, именно он, - оживились черепашки. - А вы его видели?

-   Кажется, этот малый - изрядный прохвост, - продолжал загадочно улыбаться африканец.

  Эйприл перевела непонимающий взгляд со старика на своих друзей.

-   Что все это значит? - взял инициативу на себя Леонардо.

-   Он обманул вас, - уверенно произнес чернокожий старик.

-   Что?!

  Но ответа они не услышали, так как в это время приятный женский голос объявил, что рейс на Кигали задерживается на тридцать минут. Эйприл вздохнула: это бы­ло спасение. Она еще не понимала, что имел в виду афри­канец, но в глубине души чувствовала неладное. Как еще можно было объяснить исчезновение Майкла? Не мог же он действительно заблудиться или попасть в лапы к тер­рористам.

-   Нам нужно купить новые билеты, - сказала Эйприл.

  Микеланджело мгновенно все понял и уже был готов бежать к кассам, чтобы не терять ни минуты. Но рука чернокожего легла ему на плечо.

-   Не торопитесь, юноша, - сказал он.

  Порывшись в сумке, африканец достал оттуда помя­тые билеты и протянул Эйприл:

-   Они немного скомканные, но, думаю, еще могут годиться.

-   Что все это значит? - проговорила девушка.

  Она повертела билеты в руках. Это были те самые билеты, которые взял Майкл, чтобы перерегистрировать их для дальнейшего путешествия. Но почему он этого не сделал? И как билеты оказались у африканца? Лицо Эйприл выражало сплошные вопросы.

-   Я сейчас вам все расскажу, - начал старик. - Де­ло в том... Словом, как только я вышел из кафе, сразу же направился сюда. Я стар, и у меня есть одна причуда. Согласитесь, каждый может иметь причуды, если это не во вред окружающим. Так вот, я люблю наблюдать за людь­ми. Когда видишь лицо незнакомца, можно прочесть на нем многое, даже то, что пока неизвестно ему самому...

-   Мне кажется, мы немного отвлеклись, - вмешался Донателло. - Не лучше ли перейти к делу?

  Эйприл укоризненно посмотрела на друга. Но ей тоже не терпелось услышать, что знает старик о Майкле и об этих злосчастных билетах.

-   Ничего, ничего, - тихо произнес тот. - Я прощаю вам ваше нетерпение. Вы так молоды. Но я подумал, что мои наблюдения за этим парнем могли бы сослужить вам пользу...

-   Конечно! - воскликнула Эйприл.

  Она уже не волновалась. Профессиональное любо­пытство взяло верх над растерянностью.

-   Так вот, - продолжал старик. - Этот ваш при­ятель мне сразу не понравился. По-моему, он замышляет что-то нехорошее. У него очень злые глаза. В его возрасте нельзя быть таким холодным. Я заметил, что всю дорогу он злорадно ухмылялся себе под нос.

-   Нам он тоже не понравился! - воскликнул Рафаэль.

-   Вот видите, - подхватил старик. - А когда я при­шел сюда, то сразу увидел этого парня. Он куда-то очень спешил. И еще: вид у него был предовольный. Я решил проследить за ним. Он подержал в руках вот эти билеты, улыбнулся, взял один и сунул себе в карман. А остальные скомкал и выбросил в урну. К сожалению, я, вместо того, чтобы преследовать этого прохвоста, поспешил к урне и достал билеты.

-   Почему же к сожалению? - улыбнулась Эйприл.

-   Потому что именно из-за этого я не могу сказать вам, куда он направился.

-   Но без билетов мы могли бы не улететь этим рейсом в Кигали, - сказал Леонардо.

-   Если бы, к тому ж, его так кстати не отложили, - спохватился Микеланджело. - Эйприл! Давай скорее билеты, у нас мало времени.

  В следующее мгновение черепашка уже мчался к кассам, где уже заканчивалась регистрация.

-   Мы вам очень благодарны, - протянула старику руку Эйприл.

  Тот радостно улыбнулся. Эта маленькая компания ему нравилась. И африканцу хотелось еще что-нибудь сделать для них. Внезапно он вспомнил:

-   Не знаю, поможет ли вам это, но я все-таки проследил, куда направился ваш парень. Там стояло несколько людей. Могу поручиться за их принадлежность к секте поклонников Лиангомбе из страны Великих Озер.

-   Почему вы так думаете? - спросила Эйприл, ста­раясь скрыть снова овладевшее ею волнение.

-   Сам я из Северной Африки, но мне доводилось встречаться с этой публикой, - уклончиво ответил. ­- Извините, но мне пора.

-   Еще раз большое вам спасибо, - сказала Эйприл. - Если бы не вы...

  Она почувствовала, как ей на глаза набежали слезы.

-   Ну что вы, - улыбнулся африканец. - Хорошие и порядочные люди должны помогать друг другу. Иначе зло навсегда восторжествует на Земле.

  С этими словами таинственный старик удалился. Черепашки и Эйприл проводили его долгим взглядом и стали дожидаться возвращения Микеланджело. Посадка на самолет, следующий до Кигали уже началась.


Глава 13. Встреча с Джейн О’Коннор

  Через четыре часа самолет приземлился в аэропорту Кигали. За все это время никто из наших друзей не про­ронил ни слова. Каждый ломал голову над событиями, происшедшими в Дакаре. Было неприятно сознавать, что Майкл, приставленный к ним мистером Кроузом, оказал­ся коварным обманщиком. У Эйприл возникли сомнения и насчет самого Кроуза. Неужели по его приказу этот не­годяй так поступил с ними? Ситуация складывалась по меньшей мере неприятная. Само решение вопроса с ре­портажем и поисками камня затруднялось многократно. Она не знала страны, не знала языка. Оставалась только подруга, к которой она и хотела первоначально ехать. Но чем та могла помочь? У нее у самой, должно, быть, много дел. И с какой стати она станет нянчиться с ними? Эйп­рил старалась не показывать, что огорчена, черепашкам. Сама же подбила их на это путешествие. Конечно, приятно ощущать, что она не одна, что друзья рядом и всегда помогут в беде, но настроение было хуже некуда. Хоть ты возвращайся домой, где все так просто и понятно.

-   А здесь еще жарче, чем у нас, - хмуро констатиро­вал Рафаэль, выходя из самолета.

-   А ты думал, что Африка по соседству с Северным полюсом? - пошутил Микеланджело.

  Эйприл строго взглянула на друзей. Она не хотела выслушивать сейчас их словесную перепалку.

-   Послушайте, давайте-ка займемся делом. Раз уж мы оказались в такой ситуации, то должны серьезно смотреть на вещи, иначе пропадем в этой чертовой Африке.

-   О чем ты говоришь? - удивленно переглянулись черепашки.

-   Нужно искать отель, где бы мы могли остановиться.

-   И отдохнуть, - мечтательно протянул Донателло.

-   Отдыхать будут не все, - сказала Эйприл.

  Вопрос застыл на лице Донателло, но Эйприл не заметила этого. Она решительно двинулась вперед. Черепаш­ки едва поспевали за нею.

-   Если она будет так лететь, - задыхаясь, пробуб­нил Рафаэль, - я растаю, как мороженое.

-   Вот бы сейчас по порции, - сказал Донателло.

  Микеланджело и Леонардо переглянулись и рассмея­лись. Эйприл оглянулась и сердито бросила:

-   Пошевеливайтесь, если не хотите ночевать на улице.

  Донателло обиделся. Чего она злится? В конце кон­цов, это была ее идея - приехать сюда. А теперь разго­варивает с ними так, будто это по их вине Майкл оказал­ся прохвостом.

-   А мы можем остановиться и в канализации, - сказал он.

  Но сразу же получил от Леонардо пинка под зад.

-   Ты чего? - не понял Донателло.

-   Не видишь, как ей сейчас трудно?

-   А мне легко? - показал Донателло на чемодан, который, согнувшись в три погибели, нес.

  Эйприл подошла к стоянке такси. Как могла объясни­ла таксисту, что им нужно разыскать какой-нибудь приличный отель. Видимо, это была одна из немногих тем, на которые можно говорить без знания языка, так как, выслушав девушку, таксист кивнул и включнл зажигание.

  Эйприл и черепашки облегченно вздохнули.

-   По-моему, на первое время сойдет, - сказала Эйприл, оглядывая из окошка машины заведение, к которому привез их таксист.

-   Мы пробудем здесь недолго? - спросил Леонардо, подхватывая с земли тяжелый чемодан.

-   Там посмотрим. Мне нужно встретиться с Джейн О'Коннор.

  Они прошли в здание. Быстро зарегистрировавшись, Эйприл и ее верные друзья поднялись на второй этаж, отыскали комнаты, номера которых были указаны на ключах.

  Эйприл с ходу упала на кровать.

-   Как хорошо! - воскликнула она. - А главное, не нужно снова лететь.

-   Ты собираешься остаться здесь навсегда? - пошутил Микеланджело.

-   Бог с тобой! - испуганно сказала Эйприл. - Этого еще не хватало!

  Она уже не лежала, а сидела на кровати. Взяла су­мочку, порылась в ней, отыскала какой-то клочок бумаги.

-   Что ты собираешься делать? - спросил Донател­ло, который, не мог понять, почему Эйприл так быстро встала. Самого его не удалось бы поднять ни за какие деньги.

-   Вы тут отдыхайте, - сказала Эйприл, разглядывая себя в зеркальце, - а я скоро приду.

  Она подняла чемодан и поставила его на кровать. Достала легкое платье из немнущейся ткани, приложила к себе.

-   Как вы думаете, в самый раз? - спросила друзей.

-   Я бы вообще посоветовал тебе идти голышом, - пошутил Рафаэль. - Но и это не спасет от жары.

  Последних слов Эйприл уже не слышала - ушла в ванную комнату . Оттуда донесся звук льющейся воды.

-   Неплохая идея, - спохватился Микеланджело.

-   Ты о душе? - спросил Леонардо. - Но я первый об этом подумал.

-   А я первый сказал! - И Микеланджело спрыгнул на пол.

  Донателло сонным взглядом смотрел на друзей: надо же, спорить о таких мелочах. Он уже готов был уснуть, как в комнате снова появилась Эйприл. На ней было лег­кое платье нежно-голубого цвета.

-   Ого! - воскликнули в один голос черепашки ниндзя.

  Они никогда еще не видели Эйприл такой обворожительной и сияющей. Та улыбнулась в ответ и подошла к телефону.

-   Сейчас мы позвоним Джейн О' Коннор, - сказала она, набирая номер.

-   Да, - послышалось в трубке.

  Эйприл сразу узнала голос подруги, хотя прошло много лет, как они расстались.

-   Привет, Джейн!

-   Боже, неужели я слышу нашу милашку Эйприл?

-   Представь себе, так и есть.

-   Но откуда ты? - спросила подруга.

-   Не знаю точно. Я в каком-то отеле, - ответила Эйприл.

  В трубке повисло вопросительное молчание.

-   Ты в Кигали? - наконец снова спросила Джейн.

-   Да.

-   Но почему не сообщила о своем приезде? - возмутилась подруга.

-   Этого сразу не объяснишь. Если ты сейчас не занята, я приеду к те6е, и мы обо всем поговорим.

-   Вот так новости, - еще не пришла в себя Джейн. - Конечно... Но лучше скажи, где примерно ты находишься. Я сама приеду. Ты ведь не знаешь города.

-   Отель находится на восток от аэропорта, - пояснила Эйприл.

-   Поздравляю, - сказала Джейн. - Ты выбрала самое лучшее, что здесь имеется.

-   Да я и не выбирала, - произнесла девушка.

-   Будь на месте, сейчас я приеду.

-   Нет, - перебила подругу Эйприл. - Мне хочется самой. К тому же, не забывай, что я журналистка. А жур­налист не вправе заблудиться даже в сто раз незнакомом городе.

-   Хорошо, - рассмеялась в трубку Джейн. - Ты не­исправима. Жду с нетерпением.

  Послышались гудки. Эйприл радостно вскочила со стула. Обвела торжественным взглядом черепашек. От уныния и подавленности не осталось и следа. Черепашки вздохнули. Они снова видели перед собой прежнюю Эйп­рил, которой нипочем любые трудности.

-   Не скучайте, - бросила та на прощание.

  Через минуту она уже спускалась по ступенькам. А еще через некоторое время ехала в такси на встречу со своей подругой.

  Эйприл ощущала приятное волнение. Она так давно не видела Джейн! Когда-то они были очень близки. Вме­сте учились в колледже, вместе приняли решение стать журналистками. Даже влюблялись всегда в одних и тех же парней. Но это никогда не мешало их дружбе. Наобо­рот, девушки чувствовали еще большее родство душ. Эйприл давно мечтала о встрече. Она часто представляла, как это должно произойти. Как много она хотела рассказать Джейн О'Коннор, единственной подруге. Единственной, потому что так и не встретила никого, кто пони­мал бы ее так же хорошо, как Джейн.

  Джейн ждала Эйприл в своем офисе. Она была спецкорреспондентом солидной американской газеты. Работе приходилось отдавать себя всю, но она была довольна жизнью. Что ей светило на родине? Ну, была бы непри­метной журналисткой. А тут всякий грамотный человек знал, кого и что она представляет. И все уважали ее.

  Джейн всегда немного завидовала Эйприл, та намного та­лантливее ее. Но это была хорошая зависть. Она не ме­шала ей любить подругу.

-   Джейн! - перебил ее размышления звонок с про­ходной. - Тут к тебе сама Эйприл О'Нил.

  Джейн радостно улыбнулась. Даже в этой заброшен­ной стране ее подругу знали. Ее репортажи вызывали ин­терес повсюду.

-   Пропусти ее, - сказала Джейн и сама пошла на­встречу.

  Они смотрели друг на дружку и не могли вымолвить ни слова. У Эйприл ком застрял в горле. Еще секунда, и она бросил ась на шею подруге.

-   Джейн, - тихо шептала Эйприл.

-   Эйприл, - в тон ей отвечала подруга.

  Затем нежно отстранила Эйприл от себя, чтобы рас­смотреть получше.

-   Да ты совсем не изменилась! - воскликнула, довольная полученным впечатлением.

-   А ты стала еще краше, - сказала Эйприл.

-   Спасибо.

-   Ты же знаешь: я всегда говорю только правду.

  Обе вдруг спохватились: они совсем забыли, что не одни в комнате. Там был еще парень-журналист. Он на­блюдал за сценой встречи подруг и не верил своим гла­зам. Неужели это действительно Эйприл О'Нил?! Та, са­мая, репортажей которой он никогда не пропускал, кото­рая в профессиональном смысле была его идеалом!

-   Познакомься, - спохватилась Джейн, - это Том.

  Эйприл посмотрела на парня и приветливо улыбнулась. Потом перевела испытующий взгляд на подругу. Нет, та была невозмутима. И Эйприл потеряла всякий интерес к Тому. Тот же по-прежнему восхищенно смот­рел на нее.

-   Том, закрой, пожалуйста, рот, - пошутила Джейн, - и принеси нам чего-нибудь прохладительного.

  Парень умчался выполнять столь приятное поручение. Девушки рассмеялись ему вдогонку.

-   Ты произвела на него впечатление, - сказала Джейн. - Насколько я понимаю, эта встреча будет главной в его жизни.

-   Не преувеличивай.

-   Заметь, до сегодняшнего дня предметом его восхи­щения была я, - притворилась расстроенной Джейн.

-   Прошу прощения, - сказала Эйприл. Но вскоре заметила, что подруга шутит, и улыбнулась ей в ответ.

-   Вот так всегда, - сказала Джейн. - Стоит только мне найти парня, как ты непременно уведешь его у меня из-под носа.

-   Или такую же штуку проделаешь со мною ты.

-   Пожалуй, - согласилась подруга. - Тут мы с то­бой одинаковы. - Потом, немного помолчав, спроси­ла: - Как живешь, дорогая?

-   У меня все по-старому: сегодня работаю, завтра опять работаю...

-   Замуж не вышла? - перебила ее Джейн.

-   Нет, - рассмеялась Эйприл. - А ты?

  Джейн ответила не сразу. Но по выражению ее лица Эйприл догадалась, что подруга близка к названному ша­гу. Она из вежливости помолчала, уверенная: таится от нее та не станет. И не ошиблась.

-   По-моему, это скоро произойдет, - наконец ответила Джейн.

-   Поздравляю! - обняла подругу Эйприл. - Ты меня познакомишь с этим счастливчиком?

-   Еще чего! - улыбнулась Джейн.

  Девушки опять разразились хохотом. В эту минуту в комнату вошел Том. Он нес поднос, на котором красовался графин с ярким оранжевым соком, по бокам стояли высокие прозрачные стаканы и тарелка со льдом.

-   Молодчина! - похвалила парня Джейн.

  Она взяла поднос у Тома из рук. Тот не собирался ухо­дить. Он во все глаза смотрел на Эйприл. Пожалуй, в его взгляде было не только профессиональное восхищение.

-   Ты можешь быть свободен, - вернула его к реальности Джейн. - Не видишь, люди заняты?

  Том покраснел и вылетел из комнаты. Джейн указала Эйприл на диван и сама, разлив апельсиновый сок по стаканам, присела рядом.

-   Не возражаешь, если мы поговорим здесь? - спро­сила она. - В это время лучше не выходить на улицу - ­можно расплавиться.

-   Ты еще не привыкла к жаре?

-   А разве к этому можно привыкнуть?

  Какое-то время они молчали. Смотрели друг на друж­ку так, будто не верили, что они снова вместе.

-   Так почему ты не сообщила о своем приезде? - на­конец нарушила молчание Джейн.

-   Во-первых, хотела сделать тебе сюрприз, - отве­тила Эйприл и замолчала. Она не могла решить, следует ли посвящать подругу во все обстоятельства.

-   А во-вторых? - настаивала Джейн.

  Эйприл поняла, что теперь придется рассказы­вать все.

-   Сразу же после твоего приглашения посетить Кига­ли, я встретила одного человека, - начала Эйприл. - Он каким-то образом узнал, что я намеревалась здесь побывать. Это очень известный коллекционер драгоценных камней, некий Кроуз. Так вот, он предложил мне одно дело. И я согласилась. Но... по-моему, напрасно.

  Эйприл умолкла и задумалась. Отпила глоток сока. Она не заметила, как переменилось после ее слов лицо подруги.

-   Но почему? - спросила та.

-   Что почему?

-   Почему ты считаешь, что не следовало связываться с этим коллекционером?

-   Боюсь, он не совсем порядочный человек, - отве­тила Эйприл.

  Она рассказала подруге о Майкле, которого приста­вил к ней Кроуз, о том, каким проходимцем тот оказался.

-   Но, может быть, Кроуз сам не знает о предательст­ве этого типа? - предположила Джейн и сразу же осек­лась, как будто боясь проговориться.

  Эйприл пытливо посмотрела на подругу: ей показа­лось несколько странным ее поведение.

-   Хорошо бы, будь это так, - спокойно сказала она. - Всегда неприятно разочаровываться в людях.

  Рассказала Джейн о подробностях своей встречи с Кроузом.

-   Теперь ты понимаешь, какой скользкий это человек?

-   Да, пожалуй, - задумчиво сказала Джейн.

  Она смотрела на подругу и боролась с желанием при­знаться, что именно Кроуз подал ей мысль пригласить Эйприл в Кигали. И он же сказал, что предпочел бы ос­таться инкогнито. Этот человек, как выразилась Эйприл, действительно обладал какой-то непонятной силой, заставлявшей людей подчиняться ему. И все же Джейн ре­шила открыться. Лучше играть в открытую, иначе она могла потерять подругу.

-   А что ты скажешь, если узнаешь, что этот Кроуз был в Кигали и говорил со мной о тебе?

-   Как?! - удивилась Эйприл.

-   Это было совсем недавно. Он назначил мне встречу. И я тоже, как и ты, подумала, что он заинтересо­вался моей персоной. Был любезен, обходителен. И я со­всем потеряла голову. А потом догадалась, что ему нужно одно: чтобы ты приехала ко мне, чтобы я пригласила тебя сюда.

  Джейн перевела дыхание и украдкой посмотрела на подругу. Та была само внимание.

-   Понимаешь, когда я сообразила, что меня исполь­зуют в каких-то непонятных целях, было уже поздно, - ­продолжала оправдываться Джейн. - Он совсем вскружил мне голову.

  Эйприл улыбнулась:

-   Я не в обиде на тебя, Джейн. Сама испытала нечто подобное. В этом Кроузе есть что-то дьявольское. Но вместе мы сможем противостоять ему.

  Она обняла подругу. Джейн была несказанно рада: Эйприл оказалась такой молодчиной, поняла ее и простила.

-   К тому же, он, как ни говори, помог нам встретиться, - добавила Эйприл.

-   Значит, мы можем позвонить ему и поблагодарить? - засмеялась Джейн.

-   Обязательно!

  Разумеется, ни та, ни другая не собирались этого делать. Одно воспоминание о Кроузе было для них не­приятно.

-   Но что он от тебя хотел? - спросила Джейн.

-   Чтобы я узнала правду об алмазе «Слеза Имана».

-   Как? - удивилась подруга. - Но ведь его не существует.

-   Этого никто не знает определенно, - не согласи­лась Эйприл. - Даже самые отъявленные скептики не станут безапелляционно утверждать, что алмаз - чистая выдумка. В каждой легенде есть доля правды.

-   Возможно, его уже не существует, - поправила се­бя Джейн.

-   Может быть, - ответила Эйприл. Ее глаза возбуж­денно сверкали.

  Джейн улыбнулась. Подруга действительно была неисправима: совершив такой утомительный перелет, она снова думала о работе, без которой не могла прожить ни минуты.

-   Я проведу журналистское расследование, - сказа­ла Эйприл. - Правда, теперь мне будет трудновато...

-   О, можешь не волноваться, - перебила подру­га, - возьми в гиды хотя бы Тома. Он побежит за тобой на край света.

  Эйприл посмотрела в глаза Джейн и улыбнулась: до чего же она милая! Ей никогда больше не встретить такой подруги, как Джейн О' Коннор.

-   Я и сама помогу тебе, - сказала Джейн. - Когда не буду занята.

-   Я понимаю. Мы выбрали с тобой нелегкий хлеб, подружка.

  Эйприл снова обняла девушку. Та крепко прижалась к ней.

-   У меня у самой есть помощники, - продолжала Эйприл. - Они приехали вместе со мной. И на них можно полностью положиться.

-   Кто же это? - встрепенулась Джейн.

-   Мои друзья, черепашки ниндзя.

-   Кто?!

-   Обыкновенные мутанты, черепашки ниндзя, - повторила Эйприл, как будто в ее словах не было ничего удивительного.

-   Постой-ка, - отстранилась от подруги Джейн. - Кажется, я кое-что припоминаю. Не те ли это самые?..

-   Те, - коротко ответила Эйприл.

-   Значит, они существуют в реальности?

-   Конечно. И они великолепные друзья и помощники. Разве что немного занудные.

  Эйприл улы6нулась, вспомнив, как ругался Рафаэль, выйдя из самолета прямо в африканский зной.

-   Ты познакомишь меня с ними? - оживленно спросила Джейн.

-   Еще чего! - воскликнула Эйприл, копируя реак­цию Джейн на просьбу познакомить ее со своим женихом.

  Джейн не выдержала и рассмеялась. Дальше - боль­ше, и скоро комната наполнилась громким хохотом. Один из работников редакции, проходя мимо, сунулся в дверь, недоумевая, что здесь происходит. Но, увидев, что Джейн О'Коннор смеется как сумасшедшая, а какая-то незнакомая симпатичная девушка вторит ей, тоже улыб­нулся и пошел дальше.

-   Он никогда не видел ничего подобного, - задыха­ясь, выговорила Джейн.

-   Он больше никогда ничего подобного и не уви­дит, - согласилась Эйприл.

  Еще немного поговорили о прошедших годах, когда они вместе учились сначала в колледже, а потом универ­ситете, о старых знакомых. Потом Джейн вспомнила, что подруга приехала к ней прямо после длительного переле­та, и предложила отвезти ее в отель, где бы та смогла отдохнуть и набраться сил. Она уговорила Эйприл пода­рить ей следующий день. Джейн хотелось побыть вместе с подругой, прежде чем та с головой уйдет в свое рассле­дование о судьбе загадочного алмаза. Эйприл согласи­лась. Хотя ей и не терпелось приступить к делу, но трезвые доводы взяли верх: она давно не видела подругу и уж никак не хотела ее обидеть.

  Джейн довезла Эйприл до отеля, но в номер подниматься не стала: спешила по своим делам.

Глава 14. Приключения начинаются

  Черепашки ниндзя еще спали, когда к ним в комна­ту вошла Эйприл. Солнце уже высоко, и по-здешнему было довольно поздно. Эйприл, не раздумывая, откры­ла жалюзи.

-   Вставайте бездельники, - сказала она. - Смотри­те, как они разоспались! Солнце скоро пойдет к закату, а вы даже не думали вставать!

-   Эйприл, - недовольно пробормотал Рафаэль. - ­Зачем ты открыла окно?

-   Дай нам спокойно поспать, - поддержал друга До­нателло. - Мы же приехали отдыхать, а не работать.

-   Вставайте, негодники этакие! - повторила настойчиво Эйприл. - у нас сегодня, как и вчера, большая культурная программа.

  Черепашки, зевая и потягиваясь, стали подниматься.

-   А что за программа? - поинтересовался Леонардо.

-   Мы пройдемся по старым квартальчикам, побываем на рынке, - принялась объяснять Эйприл. - Джейн попросила своего друга Тома быть нашим экскурсоводом.

-   Надеюсь, он не такой, как Майкл? - с подковыр­кой спросил Микеланджело. - Он не бросит нас где-нибудь и не сбежит?

-   Ух, какие вы! - полушутя, полусерьезно упрекну­ла Эйприл.

-   А мне интересно, какие мы, - сказал Рафаэль. - Ну и какие же?

-   Злопамятные! - ответила Эйприл.

-   Вот, получили? - перешел на сторону Эйприл Леонардо. Рафаэль и Донателло переглянулись, подмигну­ли друг другу. - Мы веселые букашки, суперниндзя черепашки, носим панцири-рубашки. Хэй, юные таланты! Хэй! - запели они в один голос.

-   Юные лентяи, вот вы кто, - сказала на это Эйп­рил. - Ладно, давайте собираться. А кто не хочет, пусть остается в отеле. Потом я расскажу учителю Сплинтеру, как вы меня слушались.

-   Вот так всегда, - заторопились черепашки. - Тре­тий день мы в Кигали и третий день не отдыхаем, все ка­кие-то культурные программы.

  Но вскоре недовольное молчание прекратилось, и черепашки вместе с Эйприл вышли на улицу.

-   И где же твой Том? - посмотрел по сторонам До­нателло.

-   Что за намеки, Донателло? - развела руками Эйп­рил. - каким тоном ты разговариваешь?

  Донателло умолк, потому что никто из друзей не под­держал его. Он уже собирался извиниться, как вдруг к ним подошел незнакомый парень.

-   А вот и я, - сказал он. - Здравствуйте. Я не опоздал?

-   Привет, - ответила Эйприл. - Нет, ты как раз во­время. Познакомься, Том, это мои друзья. Леонардо, Микеланджело, Рафаэль, а этот дерзкий мальчишка, по­зволяющий себе двусмысленные намеки, - Донателло.

  Парень по очереди обошел черепашек, обмениваясь рукопожатиями, причем первому подал руку Донателло.

-   Очень приятно, - говорил он. - Меня зовут Том. И куда вы собираетесь направиться? - спросил, когда процедура знакомства закончилась.

-   Я думала, мы просто погуляем по старым предместьям, а потом будет видно, - ответила Эйприл.

-   О'кей! - согласился Том. - Тогда вперед!

-   Мы пойдем пешком? - поинтересовался Рафаэль.

-   Зачем пешком? - ответил Том. - Я на машине.

  У черепашек на душе отлегло.

-   Слава Богу, не надо будет таскаться по такой жаре. Этого добра хватало и дома, - пробормотал Донателло.

  Все шестеро сели в машину и двинулись в путь по го­роду. В открытые окна автомобиля врывался прохлад­ный ветерок и не давал палящим лучам изжарить любите­лей приключений, которые с интересом озирались во­круг. К тому же, Том и вправду оказался хорошим экскурсоводом. Он красочно рассказывал обо всем, что встречалось на их пути.

  Вскоре пришлось остановиться.

-   Дальше пойдем пешком, - объяснил Том. - От­сюда начинаются кварталы рынка, где всякое движение транспорта запрещено.

  Черепашки послушно вышли из машины вслед за То­мом и Эйприл и углубились в тесные улочки. Том без ус­тали тараторил, а Эйприл включила камеру и старалась снять как можно больше интересного.

-   Ты классный гид, Том, - не удержался от компли­мента Микеланджело. - Если бы мне велели провести экскурсию в моем городе на такой жаре, я бы, наверное, сдался через десять минут.

  Том показывал друзьям лавочки с местными сувени­рами, банановые ряды, палатки, где продавались лечеб­ные травы, и многое другое. Вскоре компания незаметно разделилась. Впереди шла Эйприл и время от времени принималась стрекотать своей камерой. За нею следовал Том с Леонардо и Рафаэлем, а чуть позади - Донателло и Микеланджело, которым хотелось присмотреться ко всему повнимательнее.

  Вдруг Донателло так неожиданно и резко толкнул Микеланджело, что тот чуть не загремел на банановый прилавок.

-   Чего тебе? - недовольно спросил он.

  Вместо ответа Донателло указал лапой в переулочек справа от них.

-   Тебе не кажется знакомой во-он та физиономия? - спросил Донателло.

-   По-моему, я ее где-то видел, - стал припоминать Микеланджело.

-   «По-моему, по-моему», - передразнил Донателло. - Это потому, что ты сидел под скамейкой и плохо рассмотрел их лица.

-   Билл? - неуверенно произнес Микеланджело.

  Остальная компания ушла вперед, и никто не обра­щал внимания, что Донателло и Микеланджело отстали.

-   Конечно, Билл, - подтвердил Донателло.

-   Вот так встреча, - покачал головой Микеланджело. - Что же нам делать?

-   Пока мы будем соображать, - как о решенном за­говорил Донателло, - пока позовем остальных, он смо­ется. Надо проследить за ним.

  Черепашки отступили к стене и смотрели во все глаза, стараясь не упустить из виду старого знакомого, оживленно беседовавшего о чем-то с двумя африканскими парнями, которые механически кивали в ответ на его энергичные жесты.

-   Пойдем за ним, - согласился Микеланджело. - Потом разыщем наших.

  И Донателло с Микеланджело осторожно двинулись вслед за Биллом, который уже расстался с чернокожими и уходил с большой корзиной в глубь переулка.

  ...А наша компания продолжала бродить по рынку и не замечала отсутствия двоих друзей. Том рассказывал, кто и что здесь продает.

-   Обычно это заметно сразу, - говорил Том. – Если продают овощи или фрукты, то это хуту. Они составляют' большинство населения и занимаются в основном земле­делием. А тутси - скотоводы. Следовательно, вы их тоже легко отличите.

-   Мне кажется, что все они на одно лицо, - признался Рафаэль. - Все чернокожие.

-   Нет, - улыбнулся Том. - Вот там, видишь? - И он кивком указал на негритянку с детьми в лохмотьях. Это не тутси и не хуту.

-   А кто же? - поинтересовался Леонардо.

-   Это батва, пигмеи, здешние аборигены, - объяснил Том.

-   Ну-ка, улыбнитесь! - скомандовала в этот момент Эйприл, наводя на друзей объектив видеокамеры. Но тут же опустила руки. Улыбка исчезла с ее лица. Она стояла с широко раскрытыми глазами.

-   Ты чего, Эйприл? - шагнул к ней Рафаэль.

-   А где остальные?

  И только тут все обнаружили, что Донателло и Мике­ланджело нет.

-   Странно, - подумал вслух Леонардо. - Еще ми­нуту назад они шли позади нас. Я своими глазами видел.

-   Тогда куда же они подевались? - волновалась Эйприл.

-   Не понимаю, - развел лапами Леонардо.

-   Давайте скорее искать, пока они не попали в какую-нибудь переделку, - сказал Том и первым зашагал в ту сторону, откуда они только что пришли. Леонардо, Рафаэль и Эйприл поспешили за ним.

-   Ничего не понимаю, - тихо сказал другу Рафаэль. - Они не могли так просто исчезнуть. Их что-то заставило. Что-то непредви­денное.

-   Может быть, - ответил Леонардо. - А может, и нет.

-   Что ты хочешь сказать? - не понял намека Рафаэль.

-   Они могли завалиться в какую-нибудь лавочку, - от­ветил Леонардо. - Заметил, какие здесь приставучие торговцы? Хуже, чем у нас дома. Пока не раскошелишься, ни за что не отпустят.

-   Да, - согласился Рафаэль, - в этом ты прав.

  Дошли до перекрестка, где Донателло и Микеланджело увидели Билла, и остановились.

-   Может, поищем на одной из этих улиц? - посмот­рела Эйприл на Тома. - Куда они ведут?

-   Эта, что справа, выходит на стоянку, где мы оста­вили автомобиль. А переулок, что слева, - к жилым кварталам аборигенов батва.

-   Куда же они могли запропаститься? - все больше волновалась Эйприл.

-   Знаете что? - предложил Том. - Я осмотрю этот переулок, а вы идите к стоянке. Если не найдете их, воз­вращайтесь сюда.

-   Хорошо, - согласилась Эйприл.

  И Том двинулся в сторону жилых кварталов батва, а Эйприл, Леонардо и Рафаэль - в направлении авто­стоянки.

-   Ну и горе же мне с вами, - жаловалась Эйприл. ­- Хорошо еще, что мы не в джунглях.

-   Эйприл, - стал успокаивать ее Рафаэль. - Они не могли отстать просто так, не предупредив. Нет, тут случилось что-то из ряда вон выходящее.

  Но его слова не успокоили Эйприл, а наоборот, доба­вили ей тревоги.

-   Того не легче, - сказала она, - они могли влип­нуть в какую-нибудь темную историю.

  Леонардо и Рафаэль, стараясь не отстать от Эйприл, заглядывали во все закоулочки и магазинчики, но ни До­нателло, ни Микеланджело нигде не было видно. Вскоре они вышли к автостоянке.

-   И здесь нет, - разочарованно сказала Эйприл. ­- Хорошо, если их нашел Том. Ладно, давайте возвра­щаться.

-   Смотрите, смотрите! - зашептал вдруг Рафаэль.

-   Что там еще? - обернулась Эйприл в ту сторону, куда указывал Рафаэль.

-   Я же говорил, - продолжал он, - что Донателло и Микеланджело не могут просто так исчезнуть. Ну вот, все понятно.

  Теперь и Эйприл с Леонардо заметили парня, которого видели в Нью-Йорке вместе с африканцем Мбонго.

-   Кажется, это Билл? - неуверенно сказал Леонардо.

-   «Кажется», - передразнил Рафаэль. - Это точно он!

-   Вот так встреча, - протяжно произнес Леонардо.

-   Значит, Донателло и Микеланджело должны быть где-то рядом, - сделал вывод Рафаэль. – Давайте-ка спрячемся и подождем. Они должны скоро появиться. Билл, по-моему, собирается уезжать.

-   А кто это с ним? - спросил Леонардо. - Этого я точно не видел.

-   Не знаю, - ответил Рафаэль. - Я тоже его вижу в первый раз.

  Билл и его дружок загружали что-то в шикар­ный джип.

-   И машина смотри какая у них, - сказал Леонардо. - Стоит под сотню тысяч баксов.

-   Да, - согласился Рафаэль, - все это интересно и очень странно.

  Эйприл стояла позади черепашек с наведенной на не­знакомцев камерой.

-   Ты их снимаешь, Эйприл? - спросил, не подумав, Леонардо.

-   На всякий случай, - ответила та. - Вы же не станете утверждать, что встреча с нью-йоркскими преступниками в Кигали не кроет в себе никаких загадок?

-   Это точно, - согласился Леонардо.

  В это момент сзади к Эйприл и черепашкам подходил Том. Он обшарил весь переулок, расспрашивая прохожих, но никто не видел иностранцев - черепашек.

-   Их нигде нет, - еще издали сказал Том.

-   Тс-с, - обернулся к нему Леонардо.

  И только тут Том заметил, что друзья за кем-то наблю­дают, а Эйприл, к тому же, что-то снимает на видеопленку.

-   Вы их нашли? - уже шепотом поинтересовался он.

-   Почти, - так же тихо ответил Рафаэль.

  Том ничего не понял из столь загадочного ответа, но уточнять не стал, а сам посмотрел в ту сторону, куда Эйп­рил навела камеру. Между тем обстановка начала разря­жаться.

-   Так, все, - сказал Рафаэль. - Они уезжают.

-   Но где же Донателло и Микеланджело? - недоумевал Леонардо.

-   Они должны скоро появиться, - заверил Рафаэль.

  Автомобиль, в который сел Билл со своим дружком, завелся и начал выбираться с автостоянки. Эйприл про­вожала его объективом видеокамеры.

-   Осторожно, Эйприл! - сказал ей Леонардо. ­- Они же могут тебя заметить.

-   Вряд ли, - ответила Эйприл. - Они ведут себя так самоуверенно, что ничего не видят и не слышат.

  Как только автомобиль Билла выехал на дорогу, из-за фургона, рядом с которым он только что стоял, показа­лись Донателло и Микеланджело. Они держали путь об­ратно на рынок и что-то оживленно обсуждали. Рафаэль окликнул их, и тут же вся команда оказалась в сборе.

-   Вы тоже видели эту парочку? - первым делом спросил Донателло.

-   Не только видели, но и засняли на видео, - ответила Эйприл. - А вы могли бы и предупредить нас, а не исчезать, как черепахи-невидимки.

-   Принимаем твой упрек, Эйприл, - ответил Микеланджело. - Но мы их сами чисто случайно заметили. Что оставалось делать? Они уходят, а вы далеко. Вот мы и решили...

-   Послушайте, - спохватился Донателло, - а ведь мы тоже на автомобиле!

-   Ну и что? - не понял Том.

-   Как что? Почему бы нам не узнать, куда они направляются?

-   Ты как? - спросила Эйприл у Тома.

  Он посмотрел на нее, перевел взгляд на черепашек, у которых глаза горели - вот бы здорово принять участие в погоне! - пожал плечами:

-   Мы же договорились, что сегодня я в вашем распо­ряжении.

-   Тогда в машину! - озорно улыбнулась Эйприл черепашкам.

-   Ура-а! - запрыгали те и закричали так, что на них стали пялиться прохожие.

-   Ладно, - сказал Том. - Только скорее, пока на нас не обратила внимания полиция.

  Все мигом расселись, и вскоре они настигли джип Билла и его дружка, пристроились сзади.

-   Интересно, - размышлял Леонардо, - куда они могут ехать?

-   Курс держат на юго-запад, - ответил Том.

-   И что это значит? - не удовлетворился ответом Леонардо.

-   Не знаю, - ответил Том. - Отелей там никаких нет. Жилой сектор остался южнее. Если они через пару кварталов не повернут налево, то попадут в промышлен­ную зону.

-   А куда вообще ведет эта дорога? - поинтересовал­ся Микеланджело.

-   Километрах в ста отсюда она раздваивается, - ска­зал Том. - Направо - в горы, к озеру Киву, а налево ­в город Бужумбура, столицу соседнего государства Бурунди.

-   Вот и разберись, куда они свернут! - не мог успокоиться Донателло.

-   Это мы сейчас узнаем, - спокойно ответил Том.

  Джип миновал первый поворот налево, о котором го­ворил Том, и, не сбавляя скорости, покатил дальше. По всему было видно, что останавливаться он не собирается. Но в какой-то момент Билл неожиданно повернул напра­во, на кольцевую дорогу.

-   Что это значит? - посмотрел на Тома Рафаэль.

-   Спросить бы у них самих, - хмуро ответил Том, который едва успел вывернуть руль и не проскочить по­ворот. - Здесь нет жилых кварталов, а сама дорога ре­монтируется.

  Машину действительно начало бросать, заносить, и вскоре она окончательно остановилась и забуксовала.

-   Все, - сдался Том, - дальше автобус не идет. До­рога кончилась.

-   Мы застряли? - с сожалением спросил Леонардо.

-   Да, - обреченно ответил Том. - У нас же не такой вездеход, как у них. Сидим на брюхе. Давайте, выходи­те. Видно, придется толкать.

  Черепашки один за другим выскочили из машины и пристроились сзади.

-   А ты Эйприл, - сказал Донателло, - сиди на месте. Мы вытолкнем эту черепашку вместе с тобой.

  И черепашки дружно рассмеялись.

-   Ну, взяли! - скомандовал Микеланджело, когда Том нажал на газ и машина бешено завращала колесами.

-   Ничего не выходит, - опустил лапы Донателло. - ­Том, попробуй назад.

  Том через окошко махнул рукой в знак согласия, и черепашки, обежав машину, облепили капот.

-   И, взялись! - снова крикнул Микеланджело. Ма­шина взревела, колеса стали яростно грести из-под себя землю, и черепашки почувствовали, что она потихоньку пошла назад.

-   Вот так! Еще раз! - продолжал командовать Микеланджело, хотя черепашки и без того не жалели сил.

-   Ура! Получилось! - заплясали они от радости, ко­гда машина, наконец, вырвалась из песчаного плена и взметнула из-под себя столб пыли.

-   Садитесь скорее, - сказал Том. - Может, мы еще прихватим их.

  Черепашки проворно расселись по своим местам. Том развернулся назад на автостраду. Вел машину медленно и все озирался, словно чего-то ожидал.

-   Странно, странно, - задумчиво бормотал он.

-   А что странного? Мы же отстали, - не выдержал Рафаэль.

-   Отстали-то мы отстали, это факт, - согласился Том. - Но дело в том, что дальше дороги нет, и им было некуда ехать.

-   Вот оно что! - сообразил Донателло. - Значит, они могли нас заметить и свернуть на бездорожье только для того, чтобы уйти от погони.

-   Скорее всего, так оно и было, - сказал Том. - Другого объяснения я не нахожу.

-   Представляете, ребята, - сказал Донателло. - Мы толкали автомобиль, а эти негодяи смотрели на нас из какого-нибудь укрытия и ухмылялись!

-   Вполне может быть, - согласился Рафаэль.

-   Все это очень подозрительно, - вмешалась в разговор Эйприл. - Чего им от нас убегать? Остается предпо­ложить, что они как-то связаны с Майклом...

-   Или с африканцем, - перебил ее Микеландже­ло. - Это ведь одна компания. Помнишь, Эйприл, когда освобождали Рафаэля, мы видели двух парней, которые последними вышли из подъезда? Один был черный, и это, понятно, африканец. А вот второй...

-   То-то, я смотрю, лицо и мне знакомо! - словно спо­хватилась Эйприл. - Теперь припоминаю...

-   Да, жаль, конечно, что мы их упустили, - с сожалением произнес Донателло.

-   Зато теперь у тебя появится новое занятие, - ска­зал Леонардо.

-   Ты это о чем? - не понял намека Донателло.

-   Ну как же! - объяснил Леонардо. - Я ведь тебя знаю: каждое утро ты будешь ходить на рынок и высле­живать Билла!

  Друзья невесело рассмеялись, а Донателло нахму­рился.

-   Вот еще, не хватало, - буркнул он. - Других дел, что ли, нет?


Глава 15. В одной связке

  Друзья возвратились в отель, и весь остаток дня проси­дели в номере, томясь от неопределенности. Уже стемне­ло, когда зазвонил телефон.

-   Алло! - взяла трубку Эйприл. - Да, Джейн, при­вет! Как твои дела? - и замолчала, выслушивая много­словный отчет подруги. - У нас? - переспросила Эйп­рил. - У нас, кажется, все нормально.

  При этих словах она обвела взглядом черепашек, которые, в свою очередь, выжидающе смотрели на нее.

-   А-а, - вдруг произнесла Эйприл, - значит, Том успел тебе обо всем рассказать? Да нет, какие там при­ключения!

  И опять говорила Джейн, а Эйприл слушала ее и время от времени перебивала короткими смешка­ми. Наконец переспросила:

-   То есть ты хочешь пригласить нас в гости? Не знаю, сейчас уточню.

  И Эйприл, прикрыв трубку рукой, повернулась к черепашкам.

-   Ребята, - сказала она. - Джейн приглашает нас в гости. Как, пойдем?

-   Но мы же были у нее, - ответил Донателло.

-   Тебе что, не понравилось? - удивилась Эйприл.

-   Да нет, почему, - ответил Донателло. - И пиццу она готовит классную. Но все равно скучно.

-   Так мы идем или нет? - напрямую спросила Эйп­рил. - Что мне ответить Джейн?

-   Конечно идем, Эйприл, - сказал Леонардо и толк­нул под бок Донателло, сидевшего рядом.

-   Ты чего? - повернулся тот.

  Эйприл уже снова заговорила по телефону и не смот­рела в их сторону.

-   Хочешь обидеть Эйприл? - прошептал на ухо дру­гу Леонардо.

-   И не думал, - пожал плечами Донателло. - Ну, сказал, что там опять будет скучно. Они усядутся вдвоем и будут целый вечер болтать о всяких пустяках. А нас ос­тавят с Томом, который не знает, о чем с нами говорить, а мы не знает, что он хотел бы услышать от нас. Вот и все! Разве не правда?

  Между тем Эйприл положила трубку.

-   Я знаю, что вам там опять будет скучно, - вдруг заговорила она. - Но мне так хочется поболтать о про­шлом с моей некогда самой лучшей подругой.

-   А теперь? - поинтересовался Донателло. - Она что, перестала быть твоей лучшей подругой?

-   Да нет, - с грустинкой ответила Эйприл, - просто прошло столько времени, и она, и я сильно переменились. Вот и все. Но мне все равно интересно с нею, как и много лет назад. Так что, вы едете?

-   Конечно, Эйприл, - ответил Леонардо. - Разве мы можем отпустить тебя одну неизвестно куда?

-   Да еще ночью, - добавил Рафаэль.

-   Да еще в незнакомом городе, - присоединился Донателло.

  Эйприл рассмеялась, и черепашки подхватили ее смех, и возник веселый шум, сквозь который едва про­бился новый звонок телефона.

-   Ну вот, - лукаво сказала Эйприл. - Джейн опять что-нибудь забыла сказать. Нет, она все-таки меньше пе­ременилась, чем я предполагала. Алло, Джейн? - под­няла она трубку и осеклась.

  Когда она повернулась к черепашкам, лицо ее выра­жало крайнее недоумение. Те заметили это и вскочили со своих мест.

-   Да, сейчас, хорошо...

-   Что случилось? - спросил Микеланджело, когда Эйприл опустила трубку.

-   Вы не поверите, друзья мои, - никак не могла прийти в себя Эйприл, - но только что я разговаривала с Майклом Стенли.

-   С кем? - удивился Донателло.

-   С Майклом? - присел от неожиданности Микеланджело.

  Наступило минутное замешательство. Никто не понимал, откуда взялся этот Майкл и каким образом он разыскал Эйприл и черепашек.

-   Вот так дела! - наконец выдавил из себя Рафаэль.

-   И что же он хочет? - спросил Леонардо.

  Эйприл отрешенно посмотрела на Леонардо и даже не сразу сообразила, чего он от нее хочет.

-   О чем он спрашивал тебя, Эйприл? - повторил вопрос Леонардо.

-   Он просит, чтобы я спустилась в холл, - ответила Эйприл.

-   Зачем? - спросил Донателло.

-   Он говорит, что это очень важно.

-   Нам пойти с тобой? - вызвался Рафаэль.

-   Еще спрашиваешь, - вместо Эйприл ответил ему Микеланджело.

-   Нет-нет, друзья, - помотала головой Эйприл. - я спущусь одна.

-   А если... - хотел возразить Микеланджело.

-   Нет-нет, - перебила его Эйприл. - и давайте не будем спорить.

  Она задержалась возле зеркала, осмотрела себя, по­правила прическу и вышла из номера.

-   Мы плохо сделали, что отпустили ее одну, - стал пенять себе Микеланджело, когда они остались одни.

-   Она и так волнуется, а ты хочешь, чтобы у нее со­всем голова пошла кругом от всяких проблем? - возра­зил Леонардо.

-   Я согласен с вами обоими, - сказал на это Донателло.

-   Не понимаю, - глядел на него в упор Мике­ланджело.

-   А что тут понимать? - ухмыльнулся Донателло и бросил озорной взгляд на окно.

-   Верно, - подхватил Рафаэль. - Что такое вто­рой этаж?!

-   Вы хотите сказать, что мы можем выбраться через окно и незаметно понаблюдать за этим типом? - дога­дался Леонардо.

  Вместо ответа Донателло подошел к окну и распах­нул его.

-   Ну что, пошли? - спросил, переставляя ногу на карниз.

-   А ты подумал, как мы заберемся обратно? - медлил Леонардо.

-   Назад можно возвратиться вот этим путем, - ука­зал Донателло на входную дверь.

  И только он это проделал, как дверь отворилась и в ней появилась Эйприл. Она заметила, что черепашки стоят у открытого окна и немало удивилась:

-   Что вы такое затеяли?

-   Понимаешь, - заикаясь, стал объяснять Леонардо. - В комнате...

-   Мы решили, что если он попытается тебя похитить, то мы нападем на него из окна, - напрямик ответил До­нателло.

  Мгновение Эйприл стояла и не сводила глаз с черепа­шек.

-   Ха-ха-ха! - внезапно рассмеялась она. - Вы дей­ствительно настоящие друзья, но к тому же и глу-пы-ши! Ха-ха-ха!

  Черепашки смотрели на Эйприл, переглядывались и ничего не могли понять. Эйприл переменилась. Тревога и растерянность, которые были у нее на лице, когда она вы­ходила из номера, улетучились.

-   Ты что, Эйприл? - недоумевающе произнес Дона­телло. - Ты все простила ему?

  Улыбка тут же исчезла с лица девушки, она подошла ближе, будто опасалась, что у двери ее могут подслушать.

-   Я не поверила ни единому его слову, - сказала по­лушепотом, приложив палец к губам. - Я его обманула.

-   Как это? - ничего не понимали черепашки.

-   Он приходил, чтобы предложить нам поехать посмотреть ритуал в честь Великого Лиангомбе, - сказала Эйприл.

-   Вот так новости! - почесал затылок Рафаэль.

-   И ты поедешь с ним? - спросил Леонардо.

-   Мы поедем с ним, - поправила Эйприл. - К тому же, я намерена пригласить Джейн и Тома.

-   Ого-о, - протянул Донателло. - Это будет неплохая компания.

-   На всякий случай, - подмигнула Эйприл. - А теперь, если вы не забыли, мы собирались в гости к Джейн. К тому же, нужно предупредить ее и Тома, что на них места тоже забронированы.

-   А что он сказал насчет своего таинственного исчез­новения в Дакаре? - вдруг вспомнил Микеланджело.

-   Все у него вышло очень логично, - ответила Эйп­рил, - но я, конечно не поверила. Он сказал, что увидел людей из секты лиангомбийцев и подошел к ним. Из раз­говора, - благо, он знает местные наречия - понял, что они везут на родину магический камень и намерены при­нять участие в ритуале. И он, мол, не мог не воспользо­ваться возможностью проследить за ними.

-   А ведь старик тогда, в аэропорту, тоже сказал, что видел Майкла среди них, - заметил Рафаэль.

-   Вот именно, - согласилась Эйприл. - Поэтому я тоже сперва вроде и поверила, но потом у меня возникли подозрения.

-   Какие? - поинтересовался Донателло.

-   Если он напал на след камня, то почему не отнял его или хотя бы не доложил своему хозяину, а решил втя­нуть в это дело меня?

-   И, тем не менее, ты решаешься ехать с ним? - раз­вел лапами Микеланджело.

-   Да, представьте себе, решаюсь, - ответила Эйприл.

-   Почему? Я лично не понимаю, - настаивал Микеланджело.

-   Во-первых, потому, что теперь-то я уж точно знаю, чего от этого Майкла можно ожидать, - говорила Эйприл. - Во-вторых, я не могу распрощаться с мыслью за­снять на видеокамеру этот ритуал. Деньги, которыми: снабдил нас Кроуз, должны найти применение. К тому же, удастся вывести на чистую воду не только Кроуза, но и его сподручных. Вам этого достаточно?

  Эйприл умолкла и внимательно смотрела на черепашек, ожидая с их стороны очередной атаки. Но черепашки молчали. Они не успели еще пережевать сказанное.

-   Хорошо, я согласен, - ответил Микеланджело и посмотрел на Донателло.

  В случаях, когда нужно было решать вопрос безотлагательно, каждый из них отвечал только сам за себя.

-   Я тем более, - сказал Донателло. - Ведь за приключениями мы сюда и направлялись.

-   Я тоже «за», - сказал Леонардо.

-   И я, - заключил Рафаэль.

-   Банзай! - прокричали черепашки свой боевой клич, да так громко, что Эйприл вздрогнула от неожиданности.

-   Тише вы, безумцы, - сказала она. - Сюда может сбежаться весь отель.

-   С одной половиной отеля мы справимся, - с серьезной миной на лице сказал Донателло. - А вот со второй...

  И все поехали от смеха. Но тут в номер постучали.

-   Тс-с, - приложила палец к губам Эйприл и тихонько подошла к двери. - Кто там?

-   Мэм, - послышалась английская речь. - У вас, извините, шум. Что-нибудь угодно?

-   Нет, спасибо, - ответила Эйприл. - Мы просто слушали телевизор.

  За дверью раздались удаляющиеся шаги.

-   Я же предупреждала, что мы не в канализации, - сказала Эйприл. - Ладно, пойдемте, а то Джейн устанет дать.

  Утром Эйприл разбудила черепашек раньше обычно­, Они дружно вскочили и начали собираться в путешест­вие по африканским просторам. Вскоре зазвонил телефон. Это была Джейн: они выезжают.

-   Давайте поторапливаться, - сказала Эйприл. ­- Джейн с Томом скоро будут здесь.

-   Джейн с Томом будут, - ответил Микеланджело, - а вот прохвост Майкл может опять не явиться.

-   Вряд ли, - не согласилась Эйприл. - Уж очень он вчера меня уговаривал поехать.

  В этот момент в дверь постучали.

-   Открыто! - сказала Эйприл.

  Дверь распахнулась: на пороге стоял Майкл, сияя своей лицемерной улыбкой.

-   Привет всем! - произнес он как ни в чем не бывало.

-   Привет, - ответила Эйприл. - Ты не слишком рано?

-   А вы что, еще не собрались?

-   Да нет, мы почти готовы, - сказала Эйприл. - Но нет моей подруги и ее спутника, о которых я тебе вчера говорила.

-   Тогда давайте отнесем вещи вниз и обождем их там, - предложил Майкл.

  Но ждать не пришлось: Джейн и Том уже входили в вестибюль.

-   Привет! - помахала рукой Джейн и с улыбкой по­спешила навстречу подруге и ее спутникам.

-   Знакомьтесь, - сказала Эйприл. - Джейн, это Майкл.

-   Очень приятно.

-   Моя давняя подруга Джейн.

-   Я тоже рад.

-   А это друг Джейн. Его зовут Том.

  И Майкл протянул Тому руку. Они обменялись руко­пожатием, и вся компания высыпала на улицу.

-   Где же твоя машина? - спросила Эйприл.

-   Вот она, - указал Майкл на темно-красный джип, который вчера днем преследовали они вместе с Томом.

  Все остановились как вкопанные. Майкл заметил их замешательство.

-   Вам что, не нравится моя тачка? - спросил он.

-   Майкл, - изображая восхищение, спросила Эйприл. - Где ты взял такую шикарную машину? В самолет ты садился, помнится без нее?

-   А-а, - польщено заулыбался Майкл. - Взял на­прокат. Классная, правда?

-   Да, мистер Кроуз не жалеет денег на это предпри­ятие, - сказала Эйприл и украдкой взглянула на Майкла.

  После этих слов девушки лицо Майка преобразилось. Суперменовская улыбка сменилась гримасой плачущей обезьяны. Когда Донателло увидел эту перемену, он еле сдержался, чтобы не разразиться хохотом. Но нужно бы­ло, как и условились, изображать святую невинность.

-   Ладно, давайте загружаться, - как-то справился с собою Майкл. - Дорога не близкая.

-   Леонардо, - прошептал на ухо другу Рафаэль.

-   Что?

-   Ты взял переговорное устройство?

-   Ой! - спохватился Леонардо.

-   Что случилось? - спросила Эйприл, заметив его растерянность.

-   Я забыл переговорные устройства, - ответил тот.

-   А ты уверен, что они нам понадобятся?

-   В таком путешествии все может понадобиться, - со значением произнес Леонардо и посмотрел на Майкла.

-   Тогда давай, только бегом, - шепнула Эйприл. И Леонардо помчался обратно в номер. - Куда это он? - спросил Майкл. - Забыл какую-то свою игрушку, - улыбнулась Эйприл. - Обождем минуту.

  Спустя некоторое время Леонардо уже возвращался с довольной улыбкой на лице. Едва он сел, как машина тронулась с места, взяв направление в ту самую сторону, куда ехала и вчера, преследуемая черепашками, Эйприл и Томом.

  Вскоре достигли того места, где джип свернул, и где машина Тома застряла.

-   Вы здесь никогда не бывали? - испытующе осмот­рел всех Майкл.

-   Мы - нет, а наши друзья живут здесь, - быстро среагировала Эйприл.

  Черепашки переглянулись. Они не могли понять, что Майкл замышляет. То, что он едет на джипе, на котором вчера раскатывал Билл, спрашивает, не бывали ли они здесь, настораживало. Уж не связан ли этот тип с компа­нией преступников? Это предстояло разгадать.

  А машина уже выехала за городскую черту и неслась все дальше и дальше. По сторонам были пустыри, потом пошел лес, но он быстро кончился, и перед глазами вста­ли великолепные горы. Казалось, они то приближаются, то снова отдаляются и никак не могут решиться принять путешественников в свои объятия или отпустить их на все четыре стороны. И вдруг, будто из-под земли, снова вы­рос и обступил машину высокорослый лес, который так же внезапно сменился саванной, на фоне которой синели горы. Повсюду росла трава, какой черепашки никогда раньше не видели.

-   А как называется эта трава? - поинтересовался Леонардо.

-   Трава как трава, - пожал плечами Донателло. ­- Ты лучше посмотри, вон там тоже трава, а вымахала в целое дерево.

-   Ха-ха, - не удержался от смеха Том. - Вы прямо-­таки настоящие естественники, которые из кабинета по­пали в лес и никак не могут сойтись во мнении, что перед ними: дерево или гигантская травинка.

-   Нет, а что это на самом деле? - спросил Донателло, указывая на странное дерево, которое он увидел.

-   Это зонтиковые акации, - стал объяснять Том. - По-моему, они относятся к кустарникам. Ты как дума­ешь, Джейн?

-   О, Томми, - притворно вздохнула Джейн. - Ты же знаешь, я никогда не была сильна в ботанике.

-   Смотрите, смотрите! - подскочил на месте и заво­пил Рафаэль, да так, что Майкл даже притормозил ма­шину.

-   Что случилось?

-   Вон там животное с детенышем, - возбужденно говорил Рафаэль, указывая вдаль. - Я знаю, это носорог. Точно такого я видел в зоопарке. А тут он с детенышем.

-   Да, я тоже его заметил, - сказал Микеланджело.

-   Это черный носорог, - вступил в разговор Том. - Ничего удивительного: недалеко отсюда начинается за­поведник Вирунга.

  По дороге стала встречаться та же трава, о которой спрашивал Леонардо, но теперь она была еще выше.

-   Интересно, как все-таки она называется? - за­думчиво проговорил Леонардо.

-   Кажется, слоновая, - без полной уверенности от­ветил Том.

-   Потому что ее едят слоны? - спросил Рафаэль.

-   Ха-ха, - засмеялся снова Том, - вот это открытие!

-   У-у-у! - послышался невдалеке трубный звук.

-   Точно, Рафаэль! Ты был прав, - сказал Донателло. - Это слоны! Смотрите, вон там. Я их вижу.

  И черепашки привстали в открытом джипе, чтобы не пропустить ни одной мелочи в открывшейся им картине жизни саванны.

-   Послушай, Том, - спросил Леонардо. - А почему все деревья стоят засохшие? Они что, погибли?

-   Вы приезжайте в следующий раз сразу после сезона Дождей, а не в июле, - ответил Том. - Тогда все и узнаете. Просто в период жары листья с деревьев опадают или их объедают животные.

-   Какие? - поинтересовался Микеланджело. - Слоны, да?

-   Ну почему? - немного замешкался Том. - Много других есть. Да вот... - Том увидел, как справа от них поднялась из травы голова жирафа, и указал на него ру­кой: - Вот еще один пожиратель листьев.

-   Ну и ну! - восхитился Леонардо. - Как здесь ин­тересно.

-   А во-он там, видите? - показывал Том, тоже встав на ноги. - Дерево толстое-претолстое, похожее на ва­лун. Видите?

-   Да, - ответил Рафаэль. - Что это?

-   Это баобаб, - сказал Том.

-   Баобаб? - удивился Донателло. - А почему он такой непонятной формы? Он же должен быть просто обыкновенным толстяком?

-   Ну, не знаю, - ответил Том. - Наверное, они раз­ные бывают. Впрочем, как и люди.

  Черепашки стояли и молча впитывали в себя красоту саванны.

-   А кого еще можно встретить в этих местах? - поинтересовался Рафаэль.

-   Ты что имеешь в виду? - не понял Том.

-   Ну, животные, птицы, - объяснил Рафаэль.

-   А-а, - сообразил Том. - Как обычно: лев, гепард.

-   Вот было бы здорово увидеть их на воле, а не в клетке зоопарка! - мечтательно произнес Донателло.

-   Нет уж, спасибо, не надо, - не согласилась Джейн. - Все-таки лучше, когда они сидят в клетке.

  Машина мчалась все дальше. Вскоре саванна рассту­пилась и к дороге выбежали какие-то непонятные расте­ния: не то кустарники, не то деревья. Все они казались засохшими на корню и были безжалостно скрючены ­- сплошное уродство. Зато со всех сторон снова стали подступать горы, и, наконец, впереди показались настоящие великаны, некоторые вершины которых были увенчаны белыми снеговыми шапками.

-   Мы скоро приедем? - спросил вдруг Мике­ланджело.

-   Тебе уже надоело? - вопросом на вопрос ответил Майкл.

-   Миль через семь - развилка, - сказал Том. - Не знаю, по какой дороге поедем мы.

  Майкл с любопытством посмотрел на него, но промолчал. Он о чем-то напряженно думал.

-   Мы повернем налево, - сказал вдруг, когда никто уже не ждал ответа. - А там еще миль тридцать-сорок ­и будем на месте.

  Снова замолчали. Вскоре автомобиль нырнул в виа­дук и покатил уже по новой дороге, оставляя справа от себя высокие горы с белоснежными вершинами. По обе стороны тянулись небольшие возвышенности, покрытые кустарниками и низкорослыми деревьями.

  Солнце поднялось уже высоко, но ветер, обдувая пу­тешественников в открытой машине, приносил прохладу.

  Спустя некоторое время Майкл свернул с шоссе на грунтовую дорогу, а еще через полчаса путешественники выехали на открытое пространство и увидели вдали ма­ленькое селение.

-   Вот, мы почти приехали, - сказал Майкл и обвел своих пассажиров тяжелым взглядом.

  Эйприл тоже посмотрела на черепашек, как будто спрашивала, готовы ли они как договорились, ко всему, что бы ни произошло. В ответ Донателло ободряюще улыбнулся ей и подмигнул.

  Машина въехала в селение и подкатила к строению, которое несколько отличалось от остальных хижин. Оно было побольше размерами, в два этажа, сложено из бре­вен, и под крышей из черепицы, в отличие от других, соломенных.

  Майкл заглушил мотор и посигналил.

-   Мы на месте, - сказал и спрыгнул на землю.

  В дверях показался человек, которого вчера черепаш­ки видели за рулем этой же машины.

-   А, вот и один из моих помощников, которых я на­нял сопровождать нас в путешествии, - увидев парня, сказал Майкл. - Познакомьтесь, это Капитан.

-   А почему Капитан? - удивился Том, изображая на лице почти детское любопытство.

-   Ха-ха-ха! - засмеялся Майкл. - Это давняя исто­рия. Мистер Джим Хьюз когда-то плавал на судне и был неплохим рулевым. Потом ему все осточертело, и он предпочел перебраться на берег, чтобы ощущать твердь земную под ногами. Но за годы плаваний он совершенно забыл свое настоящее имя и отзывается только на кличку - Капитан.

  Майкл говорил, а стоявший рядом с ним Капитан знай улыбался и согласно покачивал головой.

-   Эй! - вдруг прорычал Майкл. - А где остальные? Они что, еще спят?

-   Да нет, - ответил Капитан и хотел еще что-то ска­зать, но увидел в дверях своих дружков и указал на них пальцем: - Вот они все.

-   А это Чарли, - продолжал представлять своих людей Майкл. - Хороший парень, но бывает самоуверен, что просто плакать хочется. А это Рон и Сэм, большие охотники до приключений.

  При этих словах Майкл посмотрел на черепашек, что­бы не пропустить их реакцию. Но черепашки умело притворились, что им нет никакого дела до мускулистых парней , которые, скорее всего, подрабатывали в какой-нибудь забегаловке вышибалами, где их, наверное, и отыскал Майкл для своих грязных делишек.

-   Эй, Билл! - снова позвал Майкл.

  При упоминании этого имени даже выдержанные Черепашки вздрогнули и переглянулись. Вот так новости! Значит, Билл теперь с Майклом, а не с Мбонго. Интересно, когда это он успел перебежать и где подевался Мбонго?

  На пороге показался Билл, которого черепашки хоро­шо запомнили по Нью-Йорку, и как ни в чем не бывало подошел к компании.

-   А это строптивый Билли, - засмеялся Майкл. - ­Но в последнее время он стал перевоспитываться и ме­няться в лучшую сторону прямо-таки на глазах.

  Две группы людей пытливо рассматривали одна дру­гую. Никто не решался заговорить.

-   Ладно, - снова принялся командовать Майкл. - Давайте разгружать вещи и отдыхать. А ближе к вечеру двинемся в путь. Капитан!

-   Да, мистер Стенли.

-   Покажи гостям их апартаменты, - отдал распоряжение Билл. - И не забывай, среди нас появились пре­красные девушки. Догадываешься, о чем я говорю? Им нужна отдельная комната.

-   Все понял, мистер Стенли, - раболепно ответил Капитан и взял сумки Эйприл и Джейн. - Идемте со мной.

  Черепашки ниндзя с брезгливостью смотрели на до­вольную рожу Майкла. Он был вне себя от бешенства. Пользуясь тем, что знает и своих людей, и гостей, он не­заметно взял все в свои руки и вошел в роль командира, которому отныне все должны беспрекословно подчиняться.

  Черепашки в сопровождении Чарли пошли - им оп­ределили место в одной комнате на втором этаже. Ос­тальные помощники Майкла сгрудились вокруг само­званого командира. По всему было видно, что он отдает им какие-то распоряжения.

-   Не нравится мне все это, - тихо сказал Микеланджело, когда Чарли оставил их одних.

-   А кому нра­вится? - поинтересовался у него Донателло. - Эти типы явно что-то замышляют и вовсе не собираются делить­ся с нами своими планами.

-   Да, - согласился с черепашками Том. - С такими прохвостами нужно держать ухо востро. Вы посмотрите, мы вчера видели их, пусть даже из окна автомобиля, а сегодня они, как ни в чем не бывало, пожимают нам руки, знакомятся, словно видят в первый раз.

-   И в последний, - процедил сквозь зубы Дона­телло.

-   Донателло, - одернул его Том. - Мы же вчера вечером договорились: никаких самостоятельных решений. К тому же, в большой компании всякое самодоволь­ство будет похоже на выходку, а не на поступок.

-   Да-а, - почесал затылок Рафаэль. - Вот так влипли. Ладно, давайте прикинемся, что отдыхаем, а сами тихонько проверим имеющееся у нас вооружение, - предложил Микеланджело. - И вообще, все снаряжение нужно привести в порядок. Мы так спешно собирались, что сложили все как попало.

  И черепашки стали сосредоточенно рыться в своих вещмешках.


Глава 16. Вглубь саванны

  Когда солнце оказалось в зените, наступила такая духотища, что хоть ты ложись и помирай от удушья. Можно было подумать, что солнце, достигнув высшей точки, перестало двигаться. Черепашки чувствовали себя настолько разбитыми, что в конце концов не выдержали и сдались - уснули. Сколько они проспали, и что в это вре­мя происходило вокруг, одному Богу известно. Их разбу­дил Том.

-   - Просыпайтесь, ребята, - шептал он. - Скоро в дорогу.

  Черепашки стали приходить в себя.

-   Ну и погодка здесь! - вытирая со лба пот, пробор­мотал Рафаэль. - Такая жара!

-   А ты вспомни: разве жара дома была меньше, когда уезжали? - не согласился с ним Донателло.

-   Дома другое дело.

-   Одно и то же, - настаивал на своем Донателло.

  А Микеланджело уже подошел осторожно к окну и стал наблюдать за тем, что происходило на улице. Дона­телло заметил это.

-   Мы тут ничего интересного не проспали? - спро­сил он, обращаясь к Тому. - Или ты тоже спал?

-   Они куда-то уезжали, потом возвратились, спори­ли о чем-то, но как я ни прислушивался, ничего не мог разобрать, - тихо ответил Том.

-   А что они сейчас делают, Микеланджело? - снова спросил Донателло.

  Вместо ответа Микеланджело жестом подозвал Дона­телло к себе.

-   Смотри, - шепнул, указывая на копошившихся в отдалении Чарли, Рона и Сэма.

-   Что это они делают? - шепотом спросил Донател­ло, продолжая следить за дружками Майкла.

-   Ты, бы видел, сколько они положили в мешки динамита!

-   А зачем он им? - не понял Донателло.

-   В том-то и вопрос, - сказал Микеланджело. - Значит, собираются что-то взрывать.

-   Или кого-то, - хладнокровно подсказал Рафаэль.

-   Иди ты, - замахнулся на него Донателло. - Сплюнь.

  И они продолжали следить за парнями. Те закончили упаковывать мешки и направились внутрь жилища. Двор опустел. Черепашки отошли от окна.

-   Нужно хорошенько запомнить эти мешки, - ска­зал Донателло.

-   Для чего? - спросил Микеланджело.

-   Чтобы избавиться от них в подходящий момент, - объяснил свою задумку Донателло.

  За дверью послышались шаги, и на пороге показался Капитан.

-   Вы уже отдохнули? - Он был само добродушие.

-   Вполне, - ответил за всех Том.

-   Тогда собирайтесь. Скоро тронемся в путь.

-   Мы что, пойдем пешком? - удивился Донателло.

-   А ты рассчитывал, что за тобой пришлют «Боинг»? - ответил Капитан. - Конечно, пешком.

  И ушел.

-   Не по душе мне все это, - покачал головой Том.

-   Почему? - тихо спросил Леонардо.

-   Раз пешком, то, скорее всего, мы вторгнемся на территорию заповедника, - объяснил Том.

-   Там дикая охрана, - ответил Том. - Вооружен­ные до зубов черные молодчики, которые стреляют без предупреждения и могут сделать из нас фарш.

-   Ну и дела начинаются, - раздумывал Леонар­до. - Настоящие приключения!

-   Так вот зачем им столько взрывчатки? - сообразил Микеланджело.

-   Для чего? - спросил Рафаэль.

-   На случай, если придется отступать, - сказал Микеланджело. - Или обороняться.

-   Веселенькая ночь нас ждет, - сказал Леонардо. ­- Тут Донателло совершенно прав.

-   Друзья, - вмешался Том. - Вы упускаете из виду одно обстоятельство: с нами две девушки.

-   Ты ошибаешься, Том, - отрицательно покачал головой Донателло. - Только потому, что они решили по­ехать, и мы здесь.

  В это время, постучавшись, вошли Эйприл и Джейн.

-   Ну, как вы тут без нас? - спросила Джейн.

-   Хорошо отдохнули? - поинтересовалась Эйприл.

-   Не беспокойся, Эйприл, - браво ответил Донателло. - Мы в полной боевой готовности!

-   Вот и отлично, - вдруг выступил из-за спины Эйп­рил Майкл. - А то нам уже пора выходить.

-   Так чего же мы ждем? - разрядил обстановку Том. - В путь!

  И он стал собирать вещи.

-   Вы уже в курсе, что мы отправляемся пеш­ком? - спросил Майкл.

-   Конечно, - ответил Том.

-   Тогда я должен сказать вам, что нужно брать только самое необходимое, - продолжал Майкл. - Путь долгий, и желательно, чтобы поклажа была не очень тя­желой. Тем более что мы возвратимся через день-два.

-   Мы уже предупреждены, и все сделали, - ­ответил Том.

-   Тем лучше, - сказал Майкл. - Давайте вниз. Перекусим на дорожку и пойдем.

  И он первым стал спускаться по лестнице. За ним Эйприл и Джейн и, наконец, Том и черепашки.

-   Противная рожа, - тихо выругался Микеландже­ло. - Он становится наглее с каждой минутой. Тебе не кажется?

-   Ничего, - ответил Донателло. - Пусть потешит себя тем, что кругом одни глупцы, которые ничего не по­нимают и ничего не умеют. Пусть покомандует, а там по­смотрим по обстоятельствам.

  На дворе за столом уже сидели дружки Майкла. Пе­ред ними лежали бананы, ананасы, яблоки, кокосы. Но друзьям было противно садиться рядом с негодяями. Черепашки отказались от угощения. Их примеру после­довала и Эйприл, в знак солидарности.

  Вскоре все были готовы в путь. Дружки Майка, взва­лили на себя вещи девушек и свои мешки. Том взял на плечо большой тюк, а черепашки надели свои вещмешки и старались держать в поле зрения мешки со взрывчаткой.

-   Я думаю, пора отправляться, - сказал Майкл, гля­дя вдаль, туда, где садилось солнце. - Скоро солнце спрячется за горными хребтами Рувензори, и тогда быст­ро начнет темнеть. Нам желательно засветло добраться до места.

-   А сколько идти? - спросила Джейн.

-   Около десяти миль, - улыбнулся ей Майкл. - Ну что ж, тронулись.

  И путешественники, выступили навстречу при­ключениям, которые многим из них сулили большие не­приятности, если не что-нибудь похуже. Но об этом дума­ли только про себя, и никто не осмеливался высказаться вслух, хотя Майкл и его дружки уже знали, что они собираются сделать с этими капризными журналисточками и их провожатыми, а те, в свою очередь, знали, чего хотят от своих спутников и зачем за ними пошли. Они догады­вались, что ни Майкл, ни его дружки не собираются про­сто так их отпустить. Но что именно те хотят предпри­нять, было пока неясно. Поэтому, до поры до времени, приходилось хранить молчание и подчиняться дурацким командам Майкла.

-   Мне так противно слышать его голос, что когда-ни­будь я буду вспоминать его как отзвук кошмарных снов, - шепнул Донателло на ухо Рафаэлю.

-   Точно так же я не могу видеть самодовольной рожи Билла, который только прикидывается простачком, а на деле способен подложить свинью даже такому супермену, как Майкл, - ответил Рафаэль.

-   Капитан! - вдруг подозвал к себе помощника Майкл.

-   Что вам угодно, мистер Стенли? - подбежал тот.

-   Возьми с собой Билла и отправляйтесь вперед.

-   Хорошо, - кивнул Капитан.

-   Помнишь место? - спросил Майкл.

-   У подошвы той горы, которую мы облазили вчера, - ответил исполнительный Капитан.

-   Вот и прекрасно. Пока мы придем, соберете хво­росту и разожжете костер, - отдал последнее распоря­жение Майкл.

-   Я все понял, - ответил Капитан. - Мы должны подготовить место для ночлега.

  Он подошел к Биллу, переговорил с ним о чем-то, на что тот согласно кивал. Потом они отделились от осталь­ных и, прибавив шагу, вскоре исчезли впереди за кустами.

  А вокруг царила тишина. Природа замерла, словно ожидая наступления ночной темноты. Солнце повисло над горизонтом и, казалось, будет висеть так, пока путе­шественники не достигнут назначенного места ночевки. Но чем ближе подходили они к холмам, за которыми начинались настоящие горы, тем ниже опускалось солн­це, а потом исчезло совсем, оставив после себя бледно-розовое сияние. Оно на глазах слабело, темнота неумоли­мо спускалась с гор и заволакивала все вокруг, оттесняя последние блики дня далеко на запад.

-   Скоро без фонариков будет не обойтись, - сказал Том, зацепившись ногой за какую-то корягу.

-   Но половину пути мы, наверное, уже прошли? ­- поинтересовался Леонардо.

-   Спроси что-нибудь полегче, дружище, - ответил Том. - А если все-таки хочешь узнать, то обратись не ко мне, а к Майклу, который, похоже, ведет нас в обход, за­бирает вправо.

-   Ты так думаешь или уверен? - насторожился Ра­фаэль, который шел рядом и слышал, о чем говорят Лео­нардо и Том. - Вот и я думаю, зачем это Капитан и Билл пошли одной дорогой, а мы плетемся другой?

-   И еще у меня впечатление, будто нас охраняют, - добавил Том.

-   Не растягивайтесь, не растягивайтесь, - послышался за спиной голос Рона.

  Этот Рон все время держался вблизи и то обгонял их, то отставал.

-   Послушай, приятель, - обратился к нему Том, - а чего это ты нас пасешь? Мы что, воры какие-нибудь, или браконьеры?

  Рон от неожиданности попятился и быстро направился к Майклу, так и не ответив на вопрос.

  Позади снова послышались шаги и черепашки замети­ли, что их догоняет сам вожак этой братии.

-   У кого-то здесь были вопросы? - запыхавшись, спросил он. - Ну что ж, я готов ответить. Спрашивайте, чего же вы?

-   Мы только поинтересовались у парня, - Том кивнул в сторону Рона, который стоял за спиной у Майкла, - зачем такие меры предосторожности. Мы же не воры, в конце концов.

-   Послушайте, - сказал Майкл, - Давайте не будем друг друга подозревать. Путешествие только начинается. Но если оно и дальше пойдет так, то, увольте, я могу вас и назад отправить.

  Майкл сделал ударение на «Так», а потом еще и рука­ми развел, давая понять, что все здесь в его власти.

-   А тебя никто не избирал командиром, - шагнул к Майклу Рафаэль.

-   А нечего тут свои порядки устанавливать, - добавил Леонардо, следуя примеру друга.

  В это время подоспели Микеланджело и Донателло. Они не слышали, о чем был спор, поэтому решили не вме­шиваться, но на всякий случай показать, что держат сто­рону своих друзей и Тома.

  В сгущавшейся темноте черепашки показались Майк­лу такими огромными и устрашающими, что он даже вздрогнул, но держался изо всех сил, чтобы не выдать своей слабости.

-   В чем дело, ребята? Что случилось? - подошла Эйприл.

  Черепашки поняли, что Эйприл недовольна их вызы­вающим поведением, и виновато отступили. Пошли даль­ше, теперь уже держась друг друга. А Майкл испугался не на шутку. Когда наша компания удалилась на десяток-­другой, шагов он обернулся к Сэму и Чарли.

-   Немного отстаньте и зарядите наше оружие, - про­шипел тихо. - Но не копошитесь, сразу догоняйте нас.

-   О'кей, мистер Стенли, - приложил руку к голове Сэм. - Не беспокойтесь. Все будет сделано в наилучшем виде.

-   Надеюсь, - процедил сквозь зубы Майкл.

  В ярости он готов был уже здесь расправиться с Эйп­рил и ее спутниками, которым и невдомек, во что они ввя­зались, отправившись в столь утомительное и вредное для здоровья путешествие.

  «Я вам покажу, кто такой Майкл Стенли, сопля­ки!» - пригрозил Майкл неизвестно кому.

  Потом пустился догонять ушедших вперед, рисуя в воображении, как он отомстит Кроузу, рассчитавшись с этой глупышкой и задавакой Эйприл О'Нил...

  Черепашки шли молча: настроение у всех было ис­порчено неприятным инцидентом. Насуплено вглядыва­лись в темноту, откуда слышались то подозрительное рычание, то мяуканье, то плач, то шорохи. Было во всем этом что-то зловещее. Нет, их не столько пугала темнота, сколько они сами пугали себя, давая волю воображению.

  Команда Майкла чувствовала себя не лучше. Послы­шался треск ломающихся веток, и Чарли, который опять шел впереди, остановился. Смотрел в точную тьму и ро­бел посветить туда фонариком, который был у него в ру­ках.

-   Что еще? - спросил подошедший Майкл.

-   Там кто-то есть, - пролепетал Чарли.

-   Ну кто там может быть? - спросил Майкл и направил свет фонарика в темноту. Блеснули два огонька.

-   Видишь, кто-то стоит, - отступил на шаг Чарли.

-   Чего ты дрожишь? Это лисица-фенек, - объяснил Майкл. - Сейчас мы ее пугнем.

  Он достал из кармана пистолет, прицелился в ту сто­рону, где светились глаза зверька и выстрелил. От не­ожиданно громкого звука Эйприл и Джейн одновремен­но ойкнули и прижались друг к другу. Когда эхо от вы­стрела рассеялось, стало слышно, как кто-то убегает в чащу.

-   Ну вот, - самодовольно сказал Майкл, - можно продолжать движение. И не трусь, Чарли, будь реши­тельнее.

  И Майкл, выставляя напоказ свою смелость, первым пошел вперед.

-   Как ты думаешь, Микеланджело, зачем он выстре­лил? - спросил тихо Донателло.

-   Просто хотел припугнуть нас, - ответил Мике­ланджело. - Ты же видел, как он злился после стычки с Томом. Вот и решил еще раз подчеркнуть, кто здесь ис­тинный хозяин положения.

-   Да уж, хозяин, - ответил Донателло.

-   У-ува-а-ха-ха! - послышался вдалеке не то крик, не то громкий смех.

-   А это кто еще? - спросил Леонардо.

-   Стая шимпанзе, - спокойно ответил Том. - Похоже, их потревожил выстрел Майкла.

-   Он так распугает всю Африку, - пробормотал Рафаэль.

-   Ночью звук разносится далеко, - согласился Том. - Выстрел можно услышать даже за пару верст отсюда.

  Опять немного помолчали.

-   Послушай, Том, - первым не выдержал Леонар­до, - а кто вообще может напасть на нас?

-   Страшно? - улыбнулся Том, но в темноте Леонар­до этого не заметил.

-   Ничуть! - беззаботно ответил он. - Просто хочу знать, от кого может исходить опасность.

-   Хочешь, скажу по секрету, от кого? - интригующе спросил Том.

-   Давай, говори, - подгонял Леонардо.

-   От людей, - ответил Том. - И это в первую очередь.

-   Тише, - прошептал Рафаэль и остановился.

  Остальные тоже прислушались.

-   Кажется, навстречу кто-то идет, - поежился Ми­келанджело.

-   Мне тоже кажется, что это шаги, - согласился До­нателло.

  Теперь уже остановились все. Майкл, который шел впереди, даже фонарик погасил, а когда встречный был уже совсем близко, включил снова.

-   Кто идет? - Вероятно так должен был звучать его вопрос, заданный на непонятном языке.

  Ответа не последовало.

-   А на каком языке он говорит? - поинтересовался Донателло. - На французском?

-   Нет, - шепотом ответил Том. - Это какой-то из местных диалектов.

-   Стой, а то брошу копье! - снова подал команду Майкл, демонстративно щелкнул предохранителем пистолета и взвел курок. Он произнес свою фразу на том же языке, и она означала: стой, буду стрелять. Но шедший навстречу либо не понимал, либо не слышал его окриков. И лишь когда щелкнул взведенный кусок, шаги замерли.

-   Мистер Стенли! Это я, Капитан! - послышалось вдруг из темноты.

-   Фу ты, черт, - сплюнул Майкл. - Чего не отзыва­ешься? Я уже хотел выстрелить.

-   Простите, мистер Стенли, - оправдывался Капи­тан. - Я думал, вы меня узнали.

-   А что ты тут делаешь? Хворост для костра собира­ешь? - сострил Майкл.

-   Мы услышали выстрел, - стал объяснять Капи­тан. - Ну и я решил проверить. Мало ли...

  Остальное он говорил Майклу почти на ухо, и никто ничего не смог услышать. Но когда Капитан закончил, Майкл обернулся и осмотрел своих спутников.

-   Мы по дороге никого не потеряли? - навел он луч фонарика сначала на Эйприл и Джейн, потом на Мике­ланджело и Донателло, затем двинулся дальше, осветил Тома, Леонардо и Рафаэля и, наконец, добрался до Чарли, Рона и Сэма. - Кажется, все, - сказал успокоено возвращаясь на свое место впереди. Но в последний момент решил произнести краткую речь: - Друзья, мы почти пришли. Осталось меньше мили. Поэтому прошу вас со­блюдать предельную осторожность и тишину. От того места, где мы остановимся, совсем близко находится де­ревня хуту. У них сейчас что-то вроде вечеринки: гото­вятся к великому празднику. Не скажу, что этот народ агрессивен, но в том состоянии, в котором они пребывают сейчас, может быть всякое. Поэтому меры предосторож­ности прежде всего. Всем все ясно?

  Наступила минутная пауза. Майкл ожидал вопросов в свой адрес, но их не последовало.

-   Хорошо, - наконец сказал он, - можем двигаться дальше.

  И он зашагал вперед, стараясь при этом ступать как можно тише. Был очень серьезен и внимателен, даже вы­ключил свой фонарик, чтобы его не могли увидеть с вер­шины горы, к которой они приближались.

  Майкл не пошел в гору, а стал обходить ее слева, по­дав остальным знак следовать за ним. Шли молча, вслу­шиваясь в свое дыхание, шаги и тишину. Вскоре до слуха стал долетать отдаленный гул, который по мере их про­движения нарастал, становился громче.

-   Что это может быть? - шепотом спросил Леонар­до, обращаясь к Тому.

-   Там-тамы, - ответил тот. - Такие большие бара­баны, которые используются специально для ритуалов.

  Вскоре к этим уже громовым раскатам прибавились непонятные вопли, похожие на причитания.

-   Я знаю, что это такое, - сказал Леонардо. - Это ритуальное пение. Я слышал точно такое же в репортаже Эйприл, который она делала дома перед отлетом сюда. Только по телевизору это не так впечатляюще.

  Том ничего не ответил. Он знал из рассказа Эйприл, что камень «Слеза Имана», скорее всего, сейчас в этой деревне, у племени хуту. А коль это так, то где-нибудь здесь в засаде находятся воины - охраняют ритуальную церемонию, происходящую в деревне.

  Шли еще около часа. Плутали в темноте по бездоро­жью, натыкались на непролазные кустарники, обходили их, снова возвращались на старую тропу. Звуки там-та­мов и голоса то отдалялись, то приближались. Наконец впереди показалось хорошо различимое пламя костра и все поняли, что прибыли на место.


Глава 17. Предрассветный кошмар

  Билл сидел у костра и подбрасывал в огонь сухие вет­ки. Услышав приближающиеся шаги, встал и отошел не­много в сторону, растворился в темноте.

-   Это мы, Билл, - тихо подал голос Майкл.

  Билл вышел на свет.

-   Ну, рассказывай, - ступил к нему Майкл.

  Билл обвел взглядом подошедших.

-   А что рассказывать? Все точно так же, как было вчера.

-   Где они выставили своих часовых? - спросил Майкл.

-   Одного мы заметили в том конце деревни, пом­нишь, где проход к озеру, - отвечал Билл. - А осталь­ные на прежних местах. Правда... - Билл прервал свой рассказ, еще раз повел взглядом вокруг, будто не хотел при всех говорить. Посмотрел на Майкла, спрашивая разрешения.

-   Продолжай, Билл, чего ты замолчал? - сказал, как ни в чем не бывало Майкл.

-   Правда, сегодня они лучше вооружены и стоят по трое, а вчера были по одному.

-   Что значит «лучше вооружены»? - уточнил Майкл.

-   У них карабины, - вмешался в разговор Капитан, который сидел у огня и попивал кофе.

-   Вот так новости! - покачал головой Майкл.

-   А тот, что у озера, - снова продолжал Билл, - так и вообще с «Калашниковым».

-   Да, это серьезно, - размышлял Майкл.

-   Майкл, - вдруг вмешалась в разговор Эйприл. - Можно тебя на минуту?

  И она отошла в тень. Майкл последовал за нею. Воца­рилось молчание. Люди Майкла рассаживались у костра, Билл доставал чашки и разливал всем кофе. Черепашки не сразу поняли, зачем Эйприл отозвала Майкла, встре­вожились. А вдруг вспыхнет ссора?

  Тогда наверняка поднимется шум, и африканцы явят­ся защищать алмаз «Слеза Имана», свою реликвию.

-   Чего тебе? - спросил Майкл, приблизившись к Эйприл.

-   Майкл, пора говорить начистоту. Хочу напомнить тебе об обязательствах, которые ты взял перед мистером Кроузом, - полушепотом начала Эйприл.

  Майкл только ухмыльнулся.

-   Я понимаю, что тебе начхать на слово, данное Кро­узу, - продолжала Эйприл. - Но слово, данное вчера мне?

-   Чего ты хочешь? - спросил Майкл.

-   Не знаю, для кого и зачем, но ты намерен заполучить этот камень, - сказала Эйприл.

-   Ты догадливая девочка, - покачал головой Майкл. - Кроуз не ошибся, выбрав именно тебя.

-   Итак, я хочу, как мы и договаривались, его за­снять, - продолжала Эйприл. - Зачем? Во-первых, я уже делала о нем репортаж, но тогда мне пришлось обой­тись без самого камня.

-   О да, я видел этот репортаж, - снова ухмыльнулся Майкл, - и признаю, что в таком виде он проигрывает.

-   Во-вторых, чисто журналистское любопытство,­ - говорила дальше Эйприл. - И в-третьих: если ты не дер­жишь своего слова перед Кроузом, это твое личное дело. А я свое привыкла держать, даже если дала его такому отпетому негодяю, как этот Кроуз.

-   Похвально, похвально, - кивал Майкл. - Не вся­кий мужчина-журналист может похвастать истинно джентльменским поведением. А тут молодая красивая де­вушка и...

-   Я не слышу ответа! - настойчиво перебила болтов­ню Майкла Эйприл.

-   Хорошо-хорошо, - замахал руками тот. - Я тоже должен поступить как джентльмен. В такой ситуации по­-другому нельзя.

-   Вот и ладно, - спокойно сказала Эйприл. - Зав­тра с утра мы отправимся домой, а вы что хотите, то и делайте. Ведь мы так договаривались?

-   Я все прекрасно помню, - ответил Майкл. - Лад­но, пойдем, а то они подумают, что мы тут с тобой заговор замышляем.

-   Не беспокойся, не подумают, - со значением на­мекнула Эйприл.

  Майкл бросил на нее испытующий взгляд, но Эйприл больше ничего не сказала и первая направилась к костру.

-   Готовьте ночлег, - велел Майкл своим спод­ручным.

-   А вы куда, мистер Стенли? - поинтересовался Капитан.

-   Мы скоро вернемся, - ответил Майкл. - Девуш­ки хотят поснимать.

  Эйприл подошла к своим вещам, взяла видеокамеру и стала готовить ее к работе. Собственно, подготовка со­стояла в том, чтобы поставить объектив, который позво­лял бы снимать в темноте, да к тому же на почтительном расстоянии.

-   Да, с какого расстояния приблизительно мы будем наблюдать это спектакль? - спросила, оборачиваясь к Майклу.

-   Метров с трехсот, - подумав ответил тот. - А мо­жет, и меньше. Но в любом случае с высоты. Нам придет­ся подняться на эту гору.

  И Майкл ткнул пальцем в темноту, которая после пла­мени была чернее черного.

-   Эйприл, мы с тобой, - подошли черепашки.

-   Я и так еле уговорила Майкла пойти, - ответила Эйприл. - А если возьму еще и вас...

-   Ничего с ним не станется, - настойчиво сказал Донателло. - Быть в трехстах шагах от «Слезы Имана» и не взглянуть на таинственный камень хотя бы и с такого расстояния, было бы непростительно. Тем более, что до­бирались мы сюда ради приключений, а не ради костра среди африканской ночи. Нет, тогда я сам пойду к Майклу и скажу.

  А тем временем Майкл стоял совсем рядом и слышал весь разговор.

  «Приключения вам нужны, - потирал он руки,­ - Что ж, будут вам приключения. Да еще какие! За­качаешься! Но не сейчас, а под утро. Пока придется со­блюдать тишину, чтобы комар носа не подточил».

-   Майкл, - подошел к нему Донателло.

-   Что?

-   Мы хотели бы пойти вместе с Эйприл, - заявил Донателло. - Понимаешь, мы ведь ради этого и ехали за столько миль.

  «A что, пусть идут все, - осенила вдруг Майкла гени­альная, по его мнению, идея. - Может, прямо сейчас они и попадут в поле зрения воинов хуту. Те устроят за ними слежку и сцапают. А пока будут разбираться, мы тю-тю».

-   Хорошо, - сказал Майкл с таким видом, будто шел на невесть какую уступку.

  Донателло не ожидал, что этот самоуверенный болван так легко согласится. Думал, что его придется долго ула­мывать, а тут на тебе, прямо на блюдечке к самому носу.

-   И правильно, что берете с собой друзей, - продол­жал Майкл. - Они, наверное, тоже летели сюда через океан не ради костра в африканской саванне.

  Последние слова еще больше насторожили Донател­ло. «Ага, этот грязный тип явно подслушивал наш разго­вор с Эйприл!» Он даже усомнился: а может, и вправду не следует идти всем вместе? Может, так Эйприл будет грозить большая опасность?

  Донателло ни с кем не поделился своими сомнениями. Даже с Эйприл, которая в задумчивости стояла недалеко от костра. Именно этот ее задумчивый вид подсказывал: она тоже что-то заподозрила.

-   Готовы? - оглядел их Майкл. - Тогда - в путь.

  И он стал сперва медленно, а потом все быстрее под­ниматься в гору. Останавливался, протягивал руку Эйп­рил, предлагая помощь.

-   Спасибо, я сама, - отвечала Эйприл, стараясь не отставать от Майкла, который, на удивление, чувствовал себя в горах, как обезьяна на дереве.

  «А что тут удивительного? - подумал Донателло. ­Он же, наверное, жил среди этих людей, иначе откуда бы ему знать их язык?»

  Донателло на секунду замер, оглянулся. За ним ка­рабкались Том и Рафаэль, а еще ниже - Леонардо, Ми­келанджело и Джейн.

  «Может, все-таки отстать и поговорить с Микеланд­жело?» - мелькнуло в голове.

-   Не отставайте! - словно в ответ его мыслям проши­пел откуда-то сверху Майкл. - И будьте, пожалуйста, осторожны.

  «Тут внизу сойти с ума, - подумал Донателло, при­бавляя шагу. - Человек, который готовит нам какую-то пакость, а я это сердцем чувствую, так заботится о нашей безопасности, что хоть ты ему ручки целуй».

-   Донателло, - послышался голос Эйприл. - Где Джейн?

-   С нею все в порядке, - ответил Донателло, кото­рый наконец ее догнал и пристроился рядом. - Она с Микеланджело и Леонардо.

-   О'кей, - успокоилась Эйприл и стала готовить ка­меру к съемке.

  Донателло посмотрел на сторонам и нигде не увидел Майкла.

-   А где Майкл? - встревожился он.

-   Я здесь, - раздался голос справа, хотя, как помнил Донателло, он должен был оказаться совсем с другой стороны.

  Донателло махнул на это рукой и напряг зрение, что­бы хоть что-нибудь разглядеть.

-   Ни черта не видно, - сказал он. - Пляшут люди вокруг костра, размахивают руками, расходятся и снова сходятся. А самого главного...

-   А что самое главное? - поймал его на слове Майкл.

-   Магический кристалл, - повернулся к нему лицом Донателло.

-   Держи, - сказал Майкл и протянул Донателло от­куда-то появившийся у него в руках бинокль.

  Тот с недоверием посмотрел на Майкла, но би­нокль взял.

-   Ну, что там? - догнали их наконец остальные.

-   Сейчас, - ответил Донателло, глядя через бинокль в сторону поселка - туда, где то расширялся, то сжи­мался круг из пляшущих людей.

  Эйприл тем временем навела объектив па пламя кост­ра и включила камеру.

-   Майкл, - вдруг спросила она, не переставая снимать, - ты мог бы перевести, о чем они поют?

-   Не все, - ответил Майкл.

-   А почему? - подошла Джейн.

-   Потому что, кроме слов песни, там хватает всякой всячины.

-   Какой, например? - не отставала Джейн.

-   Ну, - замялся Майкл, - звукоподражания всякие, бессмысленные вопли...

-   Вопли? - вмешалась Эйприл. - Но почему вопли?!

-   Я потом вам все расскажу, - ответил Майкл, - для нас главное - молчание.

-   Потом будет неинтересно, - не отставала Джейн.

-   Еще как интересно, - бросил Майкл, а сан подумал: «Не хватало, чтобы вместе с вами и меня застукали».

-   Эй, Донателло! - прошептал Микеланджело.

-   Чего тебе?

-   Посмотрел в бинокль, дай и другим посмотреть.

-   Отвяжись, - буркнул на это Донателло.

-   Не жадничай, - сказал Майкл, отнимая у него бинокль. - Пусть и они утолят любопытство.

-   Ты видел «Слезу Имана»? - спросил Леонардо, подползая ближе к Донателло.

-   Я ничего не успел толком рассмотреть, - с обидой в голосе ответил Донателло.

  «Ну и ну! - подумал Майкл. - Веселитесь, мистер Кроуз, своей затее. Секретная миссия, называется. По­смеюсь я через пару деньков, когда буду далеко-далеко от этих мест: секретная миссия, подробности которой знает последний молокосос».

-   Микеланджело, а ты видишь ее? - спросил Леонардо.

-   Кого? - опустил бинокль Микеланджело.

-   Как кого? «Слезу Имана»!

-   А правда, где же она? - спохватилась Эйприл, отрываясь от видеокамеры. - Я ее тоже не вижу.

-   Смотрите внимательнее, - сказал Майкл. - Види­те, горит костер, а с трех сторон от него стоят такие столики?

-   И что? - посмотрела в объектив Эйприл.

-   Эти столики, - продолжал Майкл, - своеобразные алтари. На одном лежит ветка муко, на втором - та­бак, а на третьем…

-   «Слеза Имана», легендарный магический кристалл, - сказали в один голос Микеланджело и Леонардо.

-   Вот именно, - кивнул Майкл.

  Микеланджело снова навел бинокль и стал всматри­ваться в стоявшие вокруг костра столики-алтари, на од­ном из которых хотел увидеть знаменитый алмаз.

-   Ветку, кажется, вижу, - говорил Микеландже­ло. - Гирлянда из табака тоже на месте... А вот алмаза нет. - Он опустил бинокль и недоуменно уставился на своих друзей.

-   Это невозможно, - покачал головой Майкл. - Там непременно должны быть все три священных пред­мета. Они ведь призывают своего бога, Лиангомбе. Церемония длится уже четыре дня. Завтра последний, пятый.

-   А что потом? - спросил Леонардо.

-   Потом?.. - задумался Майкл. - Они верят, что бог уже видит их. По их представлениям, бог... - Майкл замешкался, не зная, как понятнее объяснить. - В об­щем, это как настройка у приемника.

-   Ну-ну, - поторопил его Леонардо.

-   Вот алмаз и служит для настройки, - продолжал Майкл. - Бог Лиангомбе придет только к тому, у кого есть этот алмаз. И сами африканцы словно ловят волну магического кристалла. Понятно?

-   Ну, вроде, - сказал Леонардо.

-   Они настраиваются на волну магического кристал­ла, и начинается ритуальная церемония, - рассказывал дальше Майкл. - Пляшут, кричат, бьют в барабаны целых пять дней...

-   Ух ты, целых пять дней! - раскрыл рот Донателло.

-   И без перерыва? - уточнил Леонардо.

-   Если им позволяет количество людей, - ответил Майкл. - Но крики и бой там-тамов должны продол­жаться круглосуточно.

-   Почему? - не понимал Леонардо.

-   Они думают, что этими громкими звуками могут разбудить бога и привлечь к себе, - ответил Майкл. ­- Для них бог вроде слепца, который идет на какой-нибудь звук. Но если этот звук прервется хоть на минуту, бог по­теряет ориентир, собьется с курса и попадет не туда.

-   И что тогда может случиться? - спросил Дона­телло.

-   Не знаю, - ответил Майкл. - Но по представле­ниям африканцев, это будет большая трагедия. Мне не­которое время довелось жить среди них, и я помню, как один старик рассказывал, что его дед, якобы, слышал от кого-то или видел сам, как во время вызывания дождя, которое длилось целую неделю, один там-тамщик уснул, просто задремал и пропустил несколько тактов.

-   И что? - спросил Леонардо.

-   Они принесли его в жертву богам, чтобы те взамен прислали дождь, - ответил Майкл.

-   Какой ужас! - выдохнула Джейн.

-   Да, они свято чтят свою веру, - сказал Майкл.

-   А что потом, - спросил Леонардо, - когда пройдут эти пять дней?

-   Бог должен их услышать и поспешить на праздник, который продлится еще два дня, - объяснил Майкл. - ­Хуту будут чествовать Лиангомбе и, может быть, попро­сят его помочь в уборке урожая, в чем-то еще. Мало ли...

-   И он действительно придет, этот бог? - спросил Рафаэль.

-   За пять дней они так хорошо подготавливают себя к этому, что бог точно придет, - ответил Майкл.

-   Как это подготавливают? - не понял Леонардо.

-   Как бы это тебе объяснить? - размышлял Майкл. - Понимаешь, за пять дней танцев и воплей они погружаются в особое состояние, в транс. И тогда любо­го, кто появится в маске бога, воспринимают как настоящего бога и поклоняются ему.

-   И верят этому обману? - удивился Леонардо.

-   Еще как! - ответил Майкл. - Поэтому я и предупреждал вас, что в подобном состоянии они готовы на все... Ну ладно, нам пора возвращаться, а то не успеем отдохнуть.

  И Майкл первым стал спускаться с горы, показывая дорогу остальным.

-   Эйприл, - прошептал Донателло, - ты что, со­бралась здесь заночевать?

-   Я сейчас, - ответила та продолжая снимать.

-   Потом ты поломаешь себе ноги в этой темноте, - сказал Донателло и потянул Эйприл за руку.

  Они спустились к костру, где о чем-то оживленно бе­седовали дружки Майкла. Заметив, что вожак возвраща­ется со всей компанией, те замолчали, искоса посматри­вая на черепашек, Тома, Эйприл и ее подругу.

-   Вы приготовили ночлег? - спросил Майкл.

-   Да, мистер Стенли, все готово, - ответил Капитан.

-   Тогда будем отдыхать, - сказал Майкл. - Наши друзья завтра утром собираются покинуть лагерь.

    «Странное дело, - подумал Донателло. - И наверху он вел себя по-человечески, рассказывал об этих хуту, как Том или учитель Сплинтер. И тут: «наши друзья». Что с ним произошло? Переменился? Нет, так не бывает! Скорее, затеял какую-то пакость и лезет из кожи для от­вода глаз».

  У него опять возникло желание обсудить все свои по­дозрения с друзьями. Но что он им скажет, если, кроме неясных ощущений, у него против Майкла ничего нет?

-   Я думаю, вам будет удобнее спать вот здесь. ­- Майкл обращался к Эйприл и Джейн, предлагая им лечь вместе вблизи костра под деревом.

-   Хорошо, - согласилась Эйприл, и они с подругой направились раскладывать спальные мешки.

-   А мужчинам я предлагаю место вот за тем валу­ном, - продолжал Майкл, имея в виду Тома и черепашек.

-   А вы сами? - спросил Том.

-   Со своими ребятами я разберусь, - ответил Майкл. - Тем более, что нам нужно еще решить вопрос об охране. Мало ли что может случиться ночью, - доба­вил для пущей убедительности.

  Черепашки и Том не стали противиться: за валуном так за валуном.

  Майкл остался со своими дружками у костра. Они ви­дели и тихо перешептывались о чем-то.

-   Интересно, о чем они там болтают? - задумчиво произнес Микеланджело.

-   Вы же слышали, - сказал Том. - Им нужно вы­ставить охрану.

-   Микеланджело, - вдруг не выдержал Донател­ло. - Ты ничего подозрительного не заметил?

-   Где?

-   Вообще, - объяснил Донателло. - В поведении этих парней, Майкла.

-   Нет вроде. А что?

-   Да так, ничего, - ответил Донателло.

-   Ладно, ребята, давайте спать, - сказал Том.

-   Ох, и устал же я за день, - зевнул Леонардо. - Спокойной ночи всем.

-   Спокойной ночи, - ответил Том.

  Приглушенно звучали барабаны и пение хуту, а из са­ванны изредка долетала возня какого-то, видно, зверя, потревоженного во сне.

-   Том! - прошептал Донателло.

-   М-м, - промычал тот сквозь дрему.

-   А нас здесь никакая гадость не укусит? - спросил Донателло.

-   Не думай об этом, спи, - недовольно пробормотал Том. - Кто тебя укусит? Муха це-це? Накройся с голо­вой. Все, спи.

  И Том снова засопел, погружаясь в сон.

  Донателло же уснуть не мог. Ему казалось, что в эту самую минуту к ним подкрадывается Билл, или Капитан, или Сэм, или Рон, или все они вместе, подкрадываются, конечно же, не с добром. Тогда Донателло широко от­крывал глаза и, затаив дыхание, вслушивался. Но кроме отдаленного гула там-тамов и потрескивания костра, ничто не нарушала тишину. Время от времени он припод­нимался и оглядывался по сторонам. Видел, что кто-то сидит у костра, но со спины не мог разобрать, кто именно. И больше нигде никого.

  «Наверное, они тоже легли, - думал Донателло. ­- Но где, в каком месте? Почему их не видно, кроме того, что сидит у костра?»

  На некоторое время успокаивался, начинал дремать. Однако напряжение было настолько велико, что он тут же просыпался, и все повторялось сначала.

  Наконец Донателло сдался, сморенный сном, но где-­то через полчаса снова открыл глаза, сел.

  Саванна спала. Половина неба была залита лиловым светом - через какой-нибудь час с той стороны должно было появиться солнце. Невдалеке, за горой, не спали африканцы. Они по-прежнему колотили в свои бараба­ны, пели и плясали вокруг костра.

  «Жаль, что не слышно птиц», - с улыбкой подумал Донателло.

  Он снова стал было закрывать глаза, но тут на ум при­шло все-таки посмотреть, что делают Майкл, Билл и их дружки. Начал с того, что сидел у костра. Впрочем, от костра осталось одно название: маленькой струйкой тя­нулся вверх дым и тут же рассеивался, в светлеющем небе.

  «Сторож, называется, - подумал Донателло, зевая. - Даже позу не изменил за всю ночь».

  И тут у него перехватило дух. Еще не веря себе, стал выбираться из спального мешка. Пока шел к костру, раз­глядел спящих Эйприл и Джейн, но больше никого нигде не было. Сердцу сделалось тесно в груди. Медленно при­ближался к ночному сторожу, и в голову все больше закрадывалось недоброе предчувствие.

-   Эй! - тихо позвал Донателло.

  Но тот, к кому он обращался, оставался неподвиж­ным. Донателло осторожно протянул лапу, дотронулся до его плеча, и сидевший стал медленно клониться набок...

-   А! - вскрикнул Донателло и отскочил.

  Его догадка подтвердилась: всю ночь их сон сторожи­ло чучело!

  «Вот почему они так подозрительно себя вели, - думал Донателло, пока шел будить друзей. - Это я во всем виноват. Если бы вчера поделился с Микеланджело свои­ми подозрениями...

  Подошел к спящим черепашкам и начал тормо­шить их:

-   Просыпайся, Микеланджело! Слышите, Леонардо, Рафаэль!

-   М-м-м, - промычал и перевернулся на другой бок Том.

-   Слышите! - шептал Донателло. - Просыпайтесь!

-   М-м, - недовольно бормотал Микеланджело. - Донателло, перестань. Дай спокойно поспать. Ни днем, ни ночью от тебя нет покоя.

-   Микеланджело, - продолжал тормошить друга Донателло. - Проснись! Нас предали!

  При этих словах первым вскочил Рафаэль. За ним стал выбираться из спального мешка Микеланджело, а потом и Леонардо. Они протирали глаза и озирались по сторонам.

-   Что ты сказал? - спросил Рафаэль. - Кто нас предал?

-   Майкл со своими дружками.

-   Откуда ты это взял? - не понял Леонардо.

-   А ты посмотри сам, - ответил Донателло и повел лапой вокруг. - Нигде никого. Они смотались сразу же, едва уложили нас спать.

-   А ты что же, не ложился? - спросил Мике­ланджело.

-   Я еще вчера пытался с тобой поговорить, расска­зать о своих подозрениях, - не столько ответил, сколько попрекнул друга Донателло.

-   Я просто очень хотел спать, - виновато заморгал Микеланджело. - Так хотел, что было не до разговоров.

-   Я беспокоился, - продолжал Донателло. - Но не было фактов - одни неясные предчувствия. Вы легли и сразу же засопели. А мне не спалось. Я смотрел на типа, что сидел у костра и охранял нас. Под утро все-таки ус­нул, но ненадолго: все время в голову лезли кошмары.

-   Это от предчувствия, - пояснил Леонардо.

  О дальнейшем Донателло рассказывал уже на ходу.

-   Я пошел к костру, от которого остались одни голо­вешки, - говорил он полушепотом. - Помнится, даже улыбнулся: этот тип так и просидел, скорчившись у огня, всю ночь. Думаю: кто бы это мог быть? Оказалось... ­- Донателло подвел друзей к тому месту, где был костер и толкнул ногой чучело.

-   Вот это да! - выдохнул Леонардо. - Они нас об­манули?

-   Что же 6удем делать? - спросил Рафаэль.

-   А может, они все-таки где-нибудь здесь? - высказал сомнение Микеланджело. - Может, мы слишком то­ропим события?

-   Надо бы осмотреть окрестности, - предложил Рафаэль.

-   Все это пустая трата времени, - сказал Донател­ло. - Но - давайте. Хотя бы для очистки совести.

-   Надо, видно, подняться на гору, куда нас водил Майкл, - подал мысль Рафаэль.

-   А я думаю, что нужно будить остальных и сматы­ваться отсюда, - тревожился Донателло.

-   Я за предложение Рафаэля, - сказал Мике­ланджело.

-   И я, - поддержал его Леонардо.

-   Ваша взяла, - уступил Донателло. - Не спорю с вами, чтобы не терять времени.

  И черепашки стали карабкаться на гору. Они спеши­ли, поэтому часто поскальзывались, скатывались вниз и снова карабкались.

  Были уже почти на вершине, когда слева от них, вни­зу, послышались неясные голоса.

-   Тише, - остановился Рафаэль. - Вы слышали?..

-    и тут они увидели нескольких африканцев, которые прокрадывались к тому месту, где остались Эйприл, Джейн и Том.

-   Смотрите, смотрите, - сказал Леонардо. - Они и там.

  И все посмотрели в противоположную сторону, куда указывал Леонардо. Там, совсем рядом с лагерем, тоже мелькали черные фигурки.

-   Нужно спасать Эйприл, - сообразил Рафаэль и хотел было бежать вниз.

-   Стой, куда ты? - зашипел Донателло, изо всей си­лы хватая друга за рукав.

-   Ты что, струсил? - остолбенел Леонардо. - Рафа­эль прав! Нужно спешить на помощь нашим друзьям.

-   Это следовало сделать раньше, - глухо сказал До­нателло. - Теперь поздно. Мы только выдадим себя.

-   Ничего не поздно, - вырвал лапу Рафаэль. - Мы еще успеем спасти их.

  И Рафаэль бросился вниз на помощь Эйприл и ее друзьям.

-   Эйприл! - кричал он. - Я иду! Иду-у!

  Африканцы от неожиданности остановились, ошара­шенные воинственным криком. Между тем Рафаэль уже был внизу. Он без раздумий напал на африканцев, не да­вая им подойти к девушкам. Эйприл, Джейн и Том тоже проснулись, разбуженные криком Рафаэля, и теперь ничего не понимая, смотрели то на него, то на африкан­цев. Рафаэлю удалось свалить нескольких человек, но тут вдруг послышались выстрелы: африканцы вели огонь по Рафаэлю. Наверное, стрелки из них были неважные, потому что он обернулся и бросился на стрелявших.

  Но в следующую минуту черепашки увидели, как Ра­фаэль упал и на него навалились семь или восемь чело­век. При помощи хитроумного лассо сбили с ног, стали вязать. Тома тоже связали. Он, как и надлежит мужчине, молчал, зато Эйприл и Джейн дали себе волю - от их криков холодела кровь.

-   Не могу этого слышать, - сказал Леонардо. ­- Иду им на помощь. А вы что сидите?

  И Леонардо выпрямился во весь рост, готовый ри­нуться в бой, вслед за Рафаэлем.

-   Стой! - крикнул ему Донателло. - Переговорное устройство у тебя? Дай нам одно на всякий случай.

  Леонардо не без насмешки посмотрел на друзей и по­лез в свою сумку. Достал переговорное устройство и про­тянул Донателло.

-   Банзай! - вскричал он и стал большими прыжками спускаться с горы.

  Африканские войны теперь отреагировали куда быст­рее, чем в случае с Рафаэлем. Они опять воспользова­лись своим оружием, в котором сочетались лассо и буме­ранг, веревка захлестнула ноги Леонардо, и Донателло с Микеланджело видели, как их бедный друг полетел вниз головой.

-   Надо искать укрытие, - сказал Донателло, присе­дая за камнем.

-   Нет! - не согласился Микеланджело. - Я должен быть сними!

-   Болван! - вспылил Донателло. - А кто потом бу­дет их спасать? Майкл? Или Билл? А может быть, Капитан?

  Микеланджело сразу отрезвел. То ли на него подейст­вовали слова Донателло, то ли сам сообразил, что Рафа­эль и Леонардо поступили безрассудно.

-   Что же нам делать? - спросил он.

-   Перво-наперво, спрятаться и переждать, - сказал Донателло. - Возможно, они захотят проверить, отку­да взялись Рафаэль и Леонардо, и нет ли здесь кого-­нибудь еще.

  И друзья стали отползать в сторону.

-   Во-он, видишь, какая-то расщелина, - сказал на­конец Микеланджело. - Может, попробуем укрыться там?

-   Давай!

  А в гору тем временем поднимались одиннадцать вои­нов племени хуту.


Глава 18. Кровавая «Слеза Имана»

  Пленников связали друг с дружкой, когда воины-раз­ведчики спустились с горы и доложили, что там никого больше нет, процессия двинулась в деревню, делая нема­лый крюк, чтобы обойти гору.

  Воины на ходу что-то бурно обсуждали.

-   О чем они говорят? - тихонько поинтересовалась Эйприл у подруги.

-   Если бы я толком знала этот язык, - ответила Джейн.

-   А где Донателло и Микеланджело? - спросил Ра­фаэль у Леонардо.

-   Остались там, - махнул рукой вверх Леонардо. - Может им удастся освободить нас.

-   Трусы! - зло сказал на это Рафаэль.

  Эйприл не слышала их разговора, и поэтому у нее бы­ли свои вопросы. Целых три.

-   Где Донателло и Микеланджело? Куда подевался Майкл и вся его шайка?

-   Донателло и Микеланджело, скорее всего, спрята­лись в горах в надежде помочь нам, - ответил Леонар­до. - Что же до всего остального, то я мог бы спросить тебя о том же.

-   Как?! - Эйприл даже замедлила шаг, но африкан­ский воин толкнул ее в спину и сказал что-то на своем языке.

-   Вы мне не ответили насчет Майкла и его друж­ков, - повторила Эйприл.

-   А что мы можем ответить, если сами разыскивали их, когда привалили эти? - сказал Рафаэль и кивнул в сторону африканцев.

-   Куда же они могли подеваться? - вслух подумала Эйприл.

  В это время процессия уже входила в деревню. Глазам открылась ужасная картина. Женщины причитали и рва­ли на себе волосы, вторя им плакали дети. Старики сиде­ли в безмолвном трауре. Костер, вокруг которого вчера совершался обряд, догорал, а чуть в стороне, возле бара­банов, лежали окровавленные тела пятерых молодых аф­риканцев.

-   Ужас! - прошептала Джейн. - Что здесь могло произойти?

-   Кажется, я догадываюсь, - тихо ответила Эйприл. - Видишь алтарь, на котором вчера лежала «Слеза Имана»...

  И тут одна из женщин набросилась на Эйприл и схва­тила ее за волосы. Эйприл закричала, но ничего не могла поделать: руки у нее были связаны.

  Пленники с отчаянием смотрели на происходящее, не в силах помочь Эйприл. Но в этот момент к женщинам подбежали воины и стали, что-то крича, оттаскивать их. Те отвечали, но отпускать девушку не спешили. Из их выкриков ничего нельзя было понять, кроме одного сло­ва: Имана, Имана...

  Воинам наконец удалось вызволить Эйприл, и они те­перь покрикивали на пленников, указывая вперед, что, скорее всего, означало: «Идите быстрее в ту сторону». Том, который был первым в связке, повиновался и ос­тальные потянулись за ним.

-   Жаль, что руки связаны, - сквозь зубы прогово­рил Рафаэль. - Я бы им показал!

-   Ладно, Рафаэль, - ежась от боли, сказала Эйп­рил. - Нужно поберечь силы. Да, теперь мне все по­нятно.

-   Что понятно? - посмотрела на нее Джейн.

-   Алтарь... - сказала Эйприл и оглянулась, нет ли кого рядом, чтобы не повторилась предыдущая сцена.

-   Что алтарь? - был тут как тут Леонардо.

-   Алтарь пуст, - объяснила Эйприл. - Магический кристалл исчез.

-   А его кровавый след тянется дальше, - добавил Рафаэль, кивая в сторону молодых негров, лежавших вблизи там-тамов.

  Черепашек подвели к хижине и приказали остано­виться. Один из сопровождавших вошел внутрь и тут же появился снова, а с ним - старый африканец, скорее все­го, жрец или старейшина племени. Он подозрительно ос­мотрел всех, начиная с Эйприл и кончая черепашками, затем что-то сказал воину, махнув при этом рукой, будто отправлял пленников на казнь или говорил: «Прочь с мо­их глаз».

  Воины, угрожая пленникам своими дротиками, погнали их дальше.

-   Нас что, хотят казнить? - спросил Леонардо.

-   Возможно, - обреченно ответил Том.

  Донателло и Микеланджело долго просидели в рас­щелине. Ждали, когда стихнет весь шум и африканцы уберутся восвояси. Из своего укрытия видели, как по камням, за которыми они до этого сидели шастали полу­голые воины: искали их, а может, просто хотели понять, чем там занимались Рафаэль и Леонардо.

-   Наверное, они подумали, что ребята вели наблюде­ние за их деревней, - грустно сказал Донателло.

-   Интересно, где они сейчас и что с ними делают аф­риканцы? - сказал Микеланджело.

-   Да, это вопрос, - карабкаясь из расщелины, гово­рил Донателло. - Как и то, почему они на нас напали и где подевались Майкл, Билл и их дружки.

-   А не связаны ли они каким-нибудь образом с афри­канцами? - вдруг осенило Микеланджело.

  Донателло присел. Он смотрел на друга безумными глазами.

-   Как это я сразу не догадался?! - проговорил он. - Майкл, заметь, знает местный язык.

-   Но от этого нелегче ни нам, ни тем более пленни­кам, - заметил Микеланджело.

-   К тому же, - словно не расслышав, продолжал раз­мышлять Донателло, - зачем понадобилось это вранье насчет оружия?

-   Ты о чем? - не понял Микеланджело.

-   Помнишь, когда мы только пришли, Билл отчитывался перед Майклом? Для чего они напридумыва­ли, что-де африканские воины вооружены до зубов? У них всего-то два-три карабина.

-   А я почем знаю? - ответил Микеланджело. - Те­перь это все равно не имеет никакого значения. Надо дей­ствовать.

  И он стал продвигаться поперек склона в поисках спуска вниз. Донателло последовал за ним. Оба соблюда­ли осторожность: ведь не только африканцы могли уст­роить засаду, нельзя было сбрасывать со счетов и Майк­ла с его дружками.

  Черепашки ниндзя спустились с горы чуть в стороне от лагеря. Теперь нужно было вернуться назад, осмот­реться, и тогда уже решать, что делать дальше.

-   Посмотри, - воскликнул Микеланджело, - что они здесь устроили!

  Друзья подошли к тому месту, где спали Эйприл и Джейн. Их вещи и спальные мешки были разбросаны и изорваны в клочья. Становилось понятно, что воины ху­ту неспроста напали на них. Они явно что-то искали.

-   Как ты думаешь, что им было нужно? - поинтере­совался Донателло.

-   Если мы найдем ответ на этот вопрос, то, скорее всего, сможем освободить и наших друзей, - сказал Ми­келанджело.

-   Смотри! - заметил Донателло видеокамеру, кото­рая была отброшена в сторону. Поднял ее, осмотрел. Крышка кассетоприемника оказалась расколотой. Воз­можно, один из африканцев ударил по ней своим дроти­ком или она дала трещину при ударе о землю. Раскололась также солнцезащитная крышка объекти­ва.

-   Но, по-моему, камера в рабочем состоянии, - за­ключил Донателло. - Как ты думаешь?

-   В любом случае, нужно спрятать все это, - ответил Микеланджело.

  Черепашки собрали спальные мешки и сумки, сложи­ли их в одном месте, замаскировали и двинулись по следу воинов в сторону деревни. Шли осторожно, оглядываясь по сторонам, нет ли чего подозрительного. Но кругом все было спокойно. Утро в саванне быстро переходило в душный день, и нужно было действовать без промедле­ния, пока жара, голод и жажда еще не давали по-настоя­щему знать о себе.

  На пути черепашек встал невысокий холм, из-за которого повевало прохладой. Они, не теряя следа, подня­лись на него и увидели прекрасное озеро, обрамленное со всех сторон горами.

-   Если бы мы так не спешили, можно было бы искупаться, - сказал Донателло.

-   Потом будем наслаждаться прелестями африкан­ской природы, - ответил Микеланджело. - Теперь пе­ред нами иная задача.

  Дальше двигались берегом озера, пока Донателло не остановился:

-   Смотри, здесь следы обрываются!

-   Они не обрываются, - возразил Микеланджело. - Просто поворачивают и уходят в сторону. Их пове­ли в деревню.

-   Но мы же не можем туда пойти? - огорченно сказал Донателло.

-   В любом случае нам нужно точнее узнать, где нахо­дятся наши друзья, разведать подходы к деревне и при­кинуть, как мы можем их освободить, - набросал план Микеланджело.

-   Эх, жаль, что у нас нет бинокля, как у Майкла, - вздохнул Донателло.

-   Ладно сожалеть, Донателло, - резко ответил Ми­келанджело. - Если мы хотим помочь нашим друзьям, то должны действовать быстро и четко, а не рассусо­ливать.

-   Быстро и четко... - задумался Донателло. - Вспомнил!

-   Что ты вспомнил? - обернулся Микеланджело.

-   Я же взял у Леонардо переговорное устройство! - ответил Донателло.

-   Это уже лучше, - обрадовался Микеланджело.

-   Сейчас попробуем, - сказал Донателло, доставая из чехла аппарат. - Если, конечно, они не обыскали на­ших и не отняли у Леонардо его переговорник.

-   Будем надеяться на лучшее.

  Донателло настроился на волну пленников. Но тщет­но смотрел на экран - шли только помехи.

-   Боюсь, что случилось не самое лучшее, - досаде сказал он.

-   Попробуй еще раз, - не оставлял надежды Мике­ланджело.

  Донателло снова и снова посылал вызов, но ответа не было.

  Леонардо услышал попискивание переговорного уст­ройства, но лапы у него были связаны, и он никак не мог дотянуться до своей сумки.

-   Чего ты ерзаешь? - недоуменно спросил Том, си­девший рядом.

-   Донателло и Микеланджело хотят связаться с нами, а я не могу достать переговорное устройство, - ­сказал Леонардо. - Помогите мне.

  И он повернулся на бок, чтобы можно было как-ни­будь дотянуться до сумки.

-   Дай я попробую, - сказал Рафаэль, придвигаясь ближе.

  Но пока черепашки старались незаметно для охраны извлечь из сумки, а потом из футляра оживший было ап­парат, сигналы прекратились.

-   Они замолчали? - не поверил своим ушам Ра­фаэль.

-   Наверное, подумали, что, либо я потерял устройст­во, либо его у нас отняли, - обреченно произнес Лео­нардо.

-   Не волнуйся, Леонардо, - сказала Эйприл. - До­нателло и Микеланджело не из тех ребят, чтобы сразу же сдаться.

  И точно, через минуту сигналы повторились. Рафаэль стал связанными лапами шарить в сумке Леонардо, но достать аппарат оказалось не так-то просто, тем более что приходилось все время наблюдать за охранником.

-   Ну что, получается что-нибудь? - торопил Леонардо.

-   Да, - ответил Рафаэль. - Он у меня в лапах.

-   Давай скорее!

-   А если этот заметит и отнимет? - кивнул в сторону охранника Рафаэль.

-   Не бойся, - успокоил друга Леонардо. - Зато мы успеем передать им хоть какую-то информацию.

  Но тут сигналы вызова снова прекратились.

-   Все, они потеряли терпение, - сказал Рафаэль.

-   Не огорчайтесь, ребята, - успокоила их Эйп­рил. - Не забывайте: мы сами можем вызвать их, как только у нас появится такая возможность.

  У черепашек отлегло на душе.

  Донателло опустил лапы. Он дважды пытался свя­заться с пленниками, но результат оказался нулевым.

-   Слушай, Микеланджело, - сказал он, - может, попробуем взобраться на гору и оттуда посмотреть, что там и как?

-   Это единственное, что нам остается, - согласился Микеланджело.

  И друзья стали карабкаться вверх по склону. Не одолев еще и половины подъема, заметили, что внизу вблизи лагеря появились африканцы. По убранству они не были похожи на тех, что утром атаковали лагерь. Эти, скорее всего, приплыли на лодках, которые виднелись из-за скалы.

  Африканцев было четверо. Они крались вдоль подошвы горы, ничем пока не выдавая своих намерений.

-   Неужели разыскивают нас? - подумал вслух Донателло.

-   А чем черт не шутит? - сказал Микеланджело.

-   Тогда, может быть схорониться на какое-то время?

-   Они нас пока не заметили, - заперечил Микеланджело. - Мы можем продолжать путь.

-   Тише! - замер на месте Донателло. - А не охотят­ся ли и они за магическим кристаллом?

-   С чего ты взял? - не понял Микеланджело.

  В ответ Донателло кивнул в сторону африканцев и присел. Микеланджело всмотрелся.

-   Это же Мбонго! - чуть не вскрикнул он.

  Донателло закрыл ему рот лапой.

-   Молчи, - прошептал он. - Возможно, именно он связан с Майклом и его компанией. А если это так…

  И тут вдруг черепашки услышали попискивание пере­говорного устройства.

-   Они вызывают нас! - радостно прошептал Дона­телло, доставая свой переговорник.

-   Вызываем Донателло и Микеланджело! - послышался голос Рафаэля.

-   Мы здесь, друзья.

-   Где именно? - спросил Рафаэль.

-   Совсем рядом, на горе у озера, - ответил Донателло.

-   Дай-ка я скажу им, - послышался голос Эйп­рил. - Эй, где там мои черепашки?

-   Мы слушаем тебя!

  На экране переговорника появилось изображение Эйприл и Джейн - они сидели рядом, связанные одной веревкой.

-   Вы должны разыскать Майкла и его дружков, от­нять у них алмаз и возвратить вождю хуту, - сказала Эйприл.

-   Задачка-а-а... - протянул Донателло. - Где же их искать?

-   Скорее всего, они направились обратно в Кигали. Вам нужно их догнать, - объяснила Эйприл. - И чем скорее вы это сделаете, тем скорее мы окажемся на сво­боде.

-   Мы выходим немедленно, - ответил Донател­ло. - Все, конец связи. Да, чуть не забыл... Берегом озе­ра в сторону деревни направляется Мбонго, а с ним трое каких-то африканцев. Эта информация может вам приго­диться?

-   Хорошо, спасибо, - сказала Эйприл. - Спешите, ребята.

  Донателло выключил переговорное устройство и спрятал его в сумку.

-   Ты помнишь дорогу? - спросил у Микеланджело.

  Тот неуверенно пожал плечами.

-   Что-то запомнил ты, что-то - я, - обнадежил дру­га Донателло. - Надо спешить. Если дадим им оторвать­ся, нам придется труднее. Пошли.

  И черепашки отправились в путь. Сначала пробира­лись по горам, избегая встречи с Мбонго и его единомыш­ленниками. Такая встреча их не страшила, но времени было в обрез, и они решили ни во что не ввязываться, а проследить Майкла и его дружков.

  Горы стали пониже и черепашки ниндзя спустились в долину: там было больше шансов напасть на следы шайки.

-   Они не напрасно выбирали ночное время, когда шли сюда, - заметил Донателло. - При свете дня мы бы запросто запомнили дорогу.

-   Давай держаться этих гор, - сказал Микеландже­ло. - Какое-то время мы шли вдоль них и лишь изредка отклонялись то в одну, то в другую сторону.

  Черепашки перешли на бег и довольно скоро обнаружили, что направление взято верно.

-   Смотри-ка, что это там? - указал Донателло в за­росли кустарника.

-   По-моему, это джинсовая куртка Капитана, - ска­зал Микеланджело.

  Черепашки осторожно раздвинули ветки и... О, ужас: в кустах лежала не джинсовая куртка, а сам Капитан. Друзья остановились в нерешительности, перегляну­лись, а потом все же решились подойти ближе. Перевер­нули тело Капитана на спину. Грудь была в двух местах простреляна и вся одежда залита кровью.

-   Магический кристалл оставляет свои кровавые сле­ды, - прокомментировал ситуацию Микеланджело.

  И черепашки двинулись дальше. Они сбивались с пу­ти и снова находили его по брошенным окуркам, притоп­танной траве, пачкам из-под сигарет. Они так торопи­лись, что почти не обращали внимания на жирафов, гор­деливо расхаживавших в отдалении, на недовольное хрюканье носорогов, которые тревожились за своих дете­нышей, на рычание львов, переваривавших пищу где-ни­будь под деревом.

  Духота стояла невыносимая. Зато черепашки нако­нец-то выбрались на тропу, которая, по приметам, вела в сторону знакомой деревни. И вдруг они услышали страшный топот, который с каждой секундой прибли­жался.

-   Что это? - расширил глаза Донателло. - Земле­трясение?

-   Похоже на то, - кивнул Микеланджело.

  И тут друзья увидели, что прямо на них несется целый табун антилоп бубала.

-   Они чем-то напуганы, - сказал Донателло. - Лучше их пропустить.

  Спрятались за дерево, которое, на их счастье стояло неподалеку. Табун пронесся. Можно было продолжать путь. Но тут снова послышался топот. Это были зебры. Небольшие полосатое стадо с гиканием пронеслось со­всем рядом, поднимая столбы пыли.

-   Фу! - перевел дух Микеланджело. - Ну, кто там еще проследует?

-   Давай поспешим, - нетерпеливо сказал Донател­ло. - А то простоим за этим деревом весь день.

  И они двинулись дальше, перебегая на всякий случай от дерева к дереву. Но их ждала еще одна встреча. О ней известило многоголосое рычание, наводившее на мысль, что целое полчище диких зверей собирается начать бит­ву. Так оно и было: свора гиен не хотела уступать шака­лам какую-то свою добычу. Звери расположились друг против друга, готовые к схватке, а то, из-за чего разго­релся сыр-бор, лежало между ними как бы на нейтраль­ной полосе. Микеланджело почему-то вспомнил убитого Капитана.

-   О, нет! - сдавленно произнес он и отвернулся.­ - Пошли-ка скорее отсюда, пока эти твари не добрались до нас.

  Они не пошли - побежали прочь от зловещего места.

-   Кто это был, Микеланджело? - допытывался у друга Донателло.

-   Кто бы ни был, задерживаться нельзя, - отвечал тот. - Боюсь, у нас не останется никаких шансов на ус­пех. Быстрее!

  По лапам и по лицу хлестала высокая слоновая трава, они проваливались в какие-то болотца, попадавшиеся на пути, но не замечали этого, потому что очень торопились.

Глава 19. Тайна озера Киву

  Было далеко за полдень, когда черепашки наконец до­брались до окраины деревни, где рассчитывали найти Майкла. Вернее, не то чтобы рассчитывали, а у Мике­ланджело, как он сказал «было предчувствие». Им пред­стояло пройти всю деревню, прежде чем они попадут в хижину, где вчера отдыхали перед тем, как углубиться в саванну.

-   Что будем делать? - спросил Донателло. - Я ду­маю, лучше сделать крюк и подойти к хижине с тыла.

-   Но ведь на улице ни души! - был удивлен таким предложением Микеланджело.

-   Правильно, - согласился Донателло. - Но если Майкл с его шайкой еще здесь, предосторожность не по­мешает. Пошли!

  Друзья крались в обход деревни и думали об одном: где сейчас Майкл и его дружки? Если их нет в деревне, что ж придется продолжать преследование. Но в глубине души оба верили, что преступники еще здесь, мало ли что могло их задержать, и обоим - и Донателло, и Микеланджело - хотелось лично сразиться с негодяем Майк­лом и проучить его как следует.

-   Хорошо, что нас скрывают кусты, - сказал Дона­телло. - По-моему они тянутся до самой хижины.

-   Кажется, да, - ответил Микеланджело.

-   Тогда нам удастся подойти вплотную и подслушать их планы, - продолжал Донателло.

-   Но мы еще не придумали, как собираемся их оста­новить, - напомнил Микеланджело.

-   А как мы всегда останавливали негодяев?

-   Тут особый случай, - рассудительно сказал Микеланджело. - Во-первых, они хорошо вооружены.

-   А во-вторых?

-   А во-вторых, сейчас от нас зависит не только наша собственная жизнь, но и жизнь наших друзей.

-   Я придумал, - хлопнул себя по лбу Донателло. ­- Давай попробуем вариант с маскировкой. Помнишь, как в сквере?

-   Некогда пробовать, - не согласился Микеландже­ло. - И, тем не менее, мы должны спасти наших друзей.

-   Что ты заладил одно и то же? - рассердился До­нателло.

-   Я не заладил, - ответил Микеланджело. - Я только...

-   Тише! - прервал друга Донателло. - Мы пришли.

  Он осторожно раздвинул ветви кустарника и стал на­блюдать за хижиной и за тем, что происходило вокруг нее.

-   Как будем действовать? - прошептал Донателло.

-   Я думаю, следует зайти с двух сторон, - сказал Микеланджело. - Если одного из нас и заметят, то вто­рой придет на выручку.

-   И все-таки я предлагаю вариант с маскировкой, - настаивал Донателло.

-   Черт с тобой, - махнул лапой Микеланджело. - Давай попробуем.

  И черепашки стали наскоро мастерить себе костюмы из веток и другого подручного материалы. Когда дело было сделано, посмотрели друг на друга и захихикали.

-   Ты похож на болотную кочку, - сказал Мике­ланджело.

-   А ты на объеденный куст шиповника, - ответил тем же Донателло.

-   Вперед, болотная кочка!

-   И ты не отставай, куст шиповника!

-   Ты с какой стороны будешь заходить? - предложил другу выбор Микеланджело.

-   Мне все равно, - покачал головой Донателло.

-   Тогда давай с этой, а я пойду справа.

-   До встречи! - сказал Донателло и, помахав другу лапой, взял курс левее большой хижины, которая нака­нуне послужила им гостиницей.

-   До встречи! - помахал в ответ Микеланджело и тоже двинулся к хижине.

  Черепашки разошлись шагов на десять и одновремен­но оглянулись.

-   Класс! - Оценил маскировку друга Донателло.

-   Класс! - кивнул ему Микеланджело.

  И они, убрав под панцирь лапы, превратились в на­стоящих черепах. Так продолжали и дальнейший путь ­по-черепашьи.

  Донателло добрался до угла хижины и замер. Осмот­релся: Микеланджело тоже был на месте. А деревня словно вымерла - нигде ни души.

  «Что ж, это к лучшему», - подумал Донателло и дви­нулся дальше.

  Проползая под окном, представлявшим собой про­стую прорезь в стене, он, как и ожидал услышал чело­веческую речь. Затаил дыхание и стал вслушиваться. Го­лоса то затихали, то взрывались криком.

  «Эге, - удовлетворенно крякнул Донателло, - они ссорятся. Вот и ладненько. Момент неожиданно­сти обеспечен. Но кто же это там?»

  Он приподнялся на передних лапах и заглянул в окно. На первом этаже хижины-гостиницы никого не было. И черепашка понял, что крутой разговор происходит навер­ху, в комнате, где вчера отдыхал с друзьями.

  Донателло проворно вскочил в окно, отступил от него и прижался к стене. Тут же в проеме входной двери поя­вился Микеланджело. Он стал подавать знаки, чтобы Донателло оставался на месте, а он-де пойдет наверх, из чего можно было заключить, что Микеланджело не слышал голосов и не догадывался, что происходит в верхней комнате. Донателло махнул другу лапой, чтобы тот подо­шел к нему. Но Микеланджело заупрямился: ему хоте­лось вступить в схватку первым. Тогда Донателло кив­ком указал вверх.

  Микеланджело прислушался. Он, видно, сразу раз­личил голоса, потому что быстро-быстро закивал голо­вой. Тут уже Донателло не выдержал, подполз, вопроси­тельно наставил ухо.

-   Майкл и Билл, - еле шевеля губами, прошептал Микеланджело.

-   Я не намерен больше выслушивать твои дурацкие упреки! - раздался вдруг крик Майкла.

  Потом Билл что-то доказывал Майклу, но его слов нельзя было разобрать, потому что говорил он очень ти­хо. Майкл тоже перешел на спокойный тон, и черепашки слышали только шаги по комнате и непонятное «бу­-бу-бу».

-   Значит, ты остаешься? - снова в полный голос спросил Майкл.

  Билл что-то ответил, и черепашки поняли, что Майкл от этих его слов рассвирепел.

-   Что ты сказал, повтори?!

  И Майкл набросился на Билла - наверху началась потасовка.

-   Что будем делать? - спросил Донателло, уже не боясь, что их услышат.

-   Я видел с той стороны лестницу, - сказал Мике­ланджело. - Приставлена к стене снаружи. Попробую подняться по ней. А ты - по этой.

-   Идет! - И Донателло стал снимать с себя маски­ровку, которая им так и не понадобилась.

  Микеланджело проделал эту операцию уже на улице. Подошел к лестнице, и тут ему в голову пришла иску­шающая мысль. Он поспешил к автомобилю Майкла, открыл дверцу и склонился над щитком управления. Чтобы сообразить, что к чему, понадобилось несколько секунд. Протянул лапу под щиток, оборвал провода зажигания.

  «Пусть поломает голову», - улыбнулся, довольный своей смекалкой.

  Донателло между тем осторожно поднимался по внут­ренней лестнице. Примерно на половине пути услышал: кто-то идет навстречу. Поднял голову и глаза в глаза встретился с Майклом. Тот опешил, замер с раскры­тым ртом.

-   Закрой хлебало, кишки простудишь! - с неожи­данной даже для него самого грубостью рявкнул Дона­телло.

-   А-а, - стал приходить в себя Майкл. - Старые знакомые?

  Он зловеще усмехнулся и отступил на шаг назад. До­нателло сделал шаг навстречу, на ступеньку вверх, что было его ошибкой.

-   Какими судьбами? - ехидно спросил Майкл.

-   Да так вот, шли мимо, - отвечал спокойно Донателло. - Дай, думаем, зайдем, проведаем.

-   До чего же вы мне надоели, молокососы! - сквозь зубы процедил Майкл и вдруг резко ударил Донателло ногой в грудь. Тот кубарем покатился вниз и так ударил­ся головой о последнюю ступеньку лестницы, что у него потемнело в глазах. Только и успел увидеть, как Майкл спускается вслед за ним.

-   Микеландж... - крикнул Донателло, теряя соз­нание.

  Микеланджело был уже наверху, когда услышал этот зов о помощи. Не раздумывая, бросился на знакомый го­лос. Стал сбегать с лестницы и вдруг остановился как вкопанный: Донателло лежал на полу внизу без движе­ния.

-   Донни! - Может, впервые за все время, что они были вместе, Микеланджело назвал друга этим ласковым именем. - Донни, что с тобой?

  Донателло не отвечал. На полу у его головы растека­лось пятно крови. На ум пришли страшные картины, что они видели сегодня на пути через саванну. На глаза Ми­келанджело навернулись слезы. Он медленно стал спус­каться по лестнице. Обошел Донателло, присел на кор­точки и осторожно приподнял его голову. Повел взгля­дом вокруг, заметил чью-то мягкую куртку. Дотянулся до нее и подложил под голову Донателло, который в этот момент тихо простонал.

-   Донателло! - обрадовался Микеланджело.

-   Он там, - показал вялой рукой Донателло.

-   Да-да, я знаю, - сквозь слезы отвечал Микеланджело.

-   Догони его! - прошептал Донателло и снова впал в забытье.

  Микеланджело опустил голову Донателло на сложен­ную куртку, а сам выбежал на улицу. Майкл стоял у ма­шины с поднятым капотом и, должно быть, гадал, почему она не заводится. Потом, вероятно, подумал, что это черепашки что-то подстроили, и злобно прошипел:

-   Молокососы!

  Микеланджело тихо подошел к нему сзади. Майкл ко­пошился в моторе и не видел, что всего в трех шагах от него стоит бесстрашный черепашка, готовый сразиться с ним в честном бою.

-   Банзай!! - вскричал Микеланджело за себя и за всех своих друзей.

  От этого «Банзай!», прозвучавшего почти над самым ухом, Майкл упал на колени, вскочил, снова упал - но­ги не его. Наконец как-то встал и повернулся лицом к Микеланджело. Голова у Майкла тряслась, как у челове­ка, страдающего тяжелой формой паралича.

-   Ха-ха-ха! - Дико засмеялся он. - Ты еще жив?

-   Защищайся, негодяй! - сказал Микеланджело. ­- Я никогда не позволю себе напасть со спины даже на са­мого отпетого преступника.

-   Подожди минутку, подожди, - бормотал Майкл. - Сейчас я тебя пристрелю, если ты так этого хочешь.

  Майкл оперся обеими руками о крыло машины и опус­тил голову. С минуту оставался неподвижным. Потом резко выхватил пистолет и направил его на Микеландже­ло. Прогремел выстрел, но Микеланджело успел при­сесть и, как выброшенный пружиной, взвился выше головы Майкла.

-   Кья-а!!

  Майкл даже не сообразил, что произошло: почему пистолета в руках нет, а он лежит на земле с распростер­тыми руками? И пока он приходил в себя, Микеландже­ло успел достать из своего боезапаса кассету звездочек ­незаменимого оружия ниндзя - и припечатать одежду Майкла к земле.

-   Я сдаюсь, - в бессильной ярости просипел тот.

-   Нет, - ответил Микеланджело, - я долго терпел твои выходки...

  И тут он увидел, как, держась за стену хижины, вы­шел на улицу Донателло. Мгновенная радость нахлыну­ла на Микеланджело. Он улыбнулся другу, и ответом ему была такая же открытая и полная братской благодар­ности улыбка.

-   Я вызываю тебя на бой! - обернулся Микеландже­ло к Майклу. - Донателло! Ты ничего не хочешь сказать этому негодяю, который валяется теперь у нас в ногах и просит о пощаде? Ха-ха-ха!

-   Мы должны выручить наших друзей, - напомнил Донателло.

-   Эх, если бы не эта спешка! - покачал головой Ми­келанджело. - Поднимайся!

  Он взял Майкла за ворот и потащил в хижину. Там они с Донателло нашли веревку и связали его по рукам и ногам.

-   А теперь ответь нам всего на один вопрос: где ка­мень? - спросил Микеланджело, перевязывая голову Донателло.

-   Какой камень? У меня нет никакого камня! - зале­петал Майкл.

-   Нам некогда разводить с тобой тары-бары, па­рень, - спокойно сказал Донателло. - Камень мы все равно найдем. А ты... Тебя мы предложим на ужин здеш­ним крокодилам. Микеланджело! Грузи его в машину. Он мне надоел, а крокодилы там проголодались.

-   Понял! - раскусил уловку друга Микеланджело и поволок Майкла на улицу.

-   Нет, я не хочу! - взмолился тот.

-   Мало ли, - ответил Микеланджело. - Твои дружки тебе верили и даже не думали, что пойдешь на полд­ник для гиен.

  Тут он спохватился: где же Донателло? Тот, как оказалось, поднялся наверх и в одной из боковых комнату­шек увидел Билла. Билл лежал на кровати и стонал. Вся его рубашка была в крови.

-   Что с тобой? - наклонился над ним Донателло.

-   Майкл... ножом... - простонал тот.

-   А где остальные? - спросил Донателло.

-   Он... - у Билла не было сил договорить, но Донателло понял его без слов. - А камень где?

-   У него...

  Донателло бросился вниз. Микеланджело уже погру­зил Майкла на машину и шел навстречу.

-   Что? - спросил он у Донателло.

-   Там Билл, - ответил Донателло. - Этот его ранил ножом.

-   А камень? - поинтересовался Микеланджело.

-   У этого, - кивнул на машину Донателло.

  Черепашки никогда не сидели за рулем. Надо было хитрить. Микеланджело с озабоченным видом подошел к дверце водителя, открыл ее.

-   А этого мерзавца где выбросим?

-   В саванне, - ответил Донателло. - Не сегодня, так завтра, не на ужин, так на обед кому-нибудь доста­нется.

-   Подождите, не спешите, - сказал, задыхаясь, Майкл. - Камень в мешочке, что лежит в шкатулке под вторым сидением.

  Донателло поднял сидение, нащупал лапой коробку, достал из нее маленький мешочек. Развязал его, и... в лучах солнца грубо обработанный шестигранный камень играл всеми цветами радуги. Черепашки смотре­ли на него и не могли понять, почему глупые люди убивают из-за него друг друга, выкладывают огромные деньги.

-   На, посмотри, - протянул Донателло камень другу.

-   Нет, - отказался Микеланджело, - не могу. На нем - кровь.

  Донателло понял. Опустил магический кристалл об­ратно в мешочек.

-   Не потерять бы, - сказал он. - Пошли скорее! Нужно спешить. А эти пока пусть остаются здесь.

  И черепашки двинулись в обратный путь. Очень ско­ро оставили позади саванну и добрались до гор. С первы­ми сумерками вышли к своему лагерю. Чтобы сократить путь, решили идти напрямик - через гору. Поднялись на вершину, и...

  Их взору предстала ужасная картина. Деревенька ху­ту, где оставались в плену их друзья, догорала. Каза­лось, там не было никого живого.

-   О, боже! - ужаснулся Донателло. - Этого не мо­жет быть!

-   Мы опоздали, - обреченно выдохнул Микеланд­жело. - Мы опоздали.

  Черепашки словно оцепенели. На ум ничего не прихо­дило. Спустились с горы и побрели той же самой доро­гой, по которой прокрадывались к деревне. И вдруг...

-   Пипи - пипи - пипи!

-   Это их сигнал! - обрадовался Донателло и поспешил достать из сумки переговорное устройство.

-   Ра-а-фа-а-эль! Леона-ардо-о! Эйпри-и-л! - кричал, не помня себя от радости Микеланджело.

-   Вызываем пленников! - сказал в переговорник Донателло.

-   Где вы запропастились? - послышался голос Ра­фаэля. - Мы тут с ума сходим, не знаем, что и думать!

-   Ха-ха-ха! - рассмеялись в ответ Микеланджело и Донателло. - Мы готовили вам сюрприз!

-   Где вы находитесь? - спросила Эйприл.

-   На вчерашнем месте, - ответил Донателло.

-   Тогда идите вдоль озера, там и встретимся, - сказала она.

  А минут через десять друзья счастливо обнялись при свете двух лун: одной на небе и другой в спокойных во­дах озера. Леонардо, Рафаэль, Том, Джейн и Эйприл по­ведали о том, как в полдень на деревню напали тутси, как они искали камень, не нашли и начали убивать всех под­ряд. Африканец Мбонго узнал их и решил было взять за­ложниками, в бою и сам погиб. А потом Рафаэлю чудом удалось развязаться, и уже он развязал остальных. Они тоже принимали участие в битве на стороне хуту, и после битвы вождь объявил их невиновными, потому что, ска­зал он, скорее виновен тот белый человек, который гово­рил на их языке и подсказал, что по ту сторону горы ста­ли лагерем подозрительные незнакомцы, намеревающие­ся причинить вред богу Лиангомбе. А когда все выясни­лось, вождь проклял магический камень, который стал виновником кровопролития и вообще приносит одни несчастья.

-   Да, - согласился Донателло, - мы с Микеланд­жело тоже поняли это за сегодняшний день.

-   А что за повязка у тебя на голове? - спросила Эйприл.

-   Неудачно съехал по лестнице, - отшутился Дона­телло. - Кстати, вы хотите увидеть виновника всех этих злоключений?

-   Он у тебя? - оживилась Джейн. - Покажи-ка!

  Донателло достал мешочек и посветил фонариком. Все молча смотрели на магический кристалл, но никто не проявил желания взять его в руки.

-   А знаете что? - начал Донателло. Друзья окружи­ли его и приготовились слушать. - Как называется это озеро, у которого мы сейчас стоим?

-   Киву, - ответил Том.

-   Учитель Сплинтер говорил, что тайну этого камня долгое время хранило озеро, - продолжал Донателло.

-   О, боже! - вдруг вспомнил Леонардо. - Он ведь говорил именно об озере Киву!

-   Так вот, - закончил Донателло, - я думаю, что будет справедливо, если мы вручим великую тайну «Сле­зы Имана» озеру Киву.

-   Отлично! - согласился Леонардо. - Я уже вижу заголовки в газетах: «Загадка озера Киву».

-   Нет, - не согласился Донателло. - Лучше ­«Тайна озера Киву».

  Он размахнулся и изо всей силы запустил камень па­раллельно поверхности воды. Друзья стояли и молча слушали, как он раза два подпрыгнул и, наконец, по­шел на дно.

-   Я думаю, ночью мы отдохнем, а завтра утром от­правимся в город, - сказала Джейн.

-   Принято! - ответила Эйприл.

-   А лучше бы сразу домой! - вздохнул Леонардо.

-   Да, - глубокомысленно произнес Донателло, - теперь и нам есть, что рассказать учителю Сплинтеру.

  Все громко рассмеялись и разошлись устраивать ночлег.





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики