Черепашки ниндзя и Звёздный меч (fb2)


Настройки текста:



Черепашки-ниндзя и Звёздный меч (Черепашки-ниндзя)

ПЛАНЕТА РИГЕЛЬ


ГЛАВА I

— Вот мы и прилетели,— сказал Леонардо, гля­дя в иллюминатор.

Космический корабль со странным названием «Ниндзя 1», пролетев миллионы световых лет, от­деляющих Землю от созвездия Орион, опускался на поверхность планеты Ригель.

Экипаж корабля состоял из четырех черепашек-ниндзя: командир корабля

— Леонардо, борт-инженер — Рафаэль, пилот — Микеланджело, врач — Донателло.

Для посадки корабля Леонардо выбрал лесную поляну милях в двух от маленького городка, протя­нувшегося по берегу просторного залива.

— Снижаемся,— прокричал Раф, пристегиваясь ремнями.

Через минуту космический корабль, слегка за­виснув в воздухе, мягко опустился на поверхность планеты. Черепашки-ниндзя облегченно вздохну­ли. Позади остались миллионы миллионов миль. Земля была далеко, так далеко, что Солнечной системы словно бы и не существовало.

— Отчаянный пилот ты, Лео,— восхищенно ска­зал после посадки корабля Микки.

Он встал, потянулся во весь свой рост, и черепашки-ниндзя услышали, как хрустнули его су­ставы.

— Да-да, приехали,— повторил Лео, посмотрев в иллюминатор.

Такой свежей зелени он не видывал с детства. Озера, как капли, да холмы. Зеленые холмы.

— Как хорошо,— мечтательно протянул Дон.— Ни тебе шумных автострад, ни рекламы, ни горо­дов-спрутов…

— Зелень, словно на футбольном поле, которому нет конца,— подхватил его настроение Раф.— Го­няй себе мяч хоть на десять тысяч миль в любую сторону.

— Неплохая идея,— рассмеялся Дон.— Здесь можно поиграть в крокет или гольф.

— Нет-нет, друзья,— перебил Дона Лео.— Луч­ше всего здесь лежать с травинкой в зубах, полузакрыв глаза, вдыхать запахи трав и дремать, дре­мать, как на вечном празднике, вставая лишь за­тем, чтобы с треском вогнать полосатый деревян­ный шар в крокетные воротца.

— Если какую-нибудь планету и можно сравнить с женщиной, то это она и есть,— заметил Микки.

— Внешность женская, а нутро мужское,— ска­зал Дон.— Приборы показывают, что внутри все настоящее: железо, медь, уран. Косметикой нас не одурачишь.

Он направился в отсек, где стояли телекамеры, и сделал несколько пробных кадров с поверхности планеты.

Лео подмигнул ему:

— Уж мы приберем ее к рукам, эту красотку, Дон.

— Да, я знаю,— тихо сказал Лео.

На секунду черепашки-ниндзя замолчали.

— Что-то она слишком зеленая, слишком мир­ная,— сказал Раф.— Не нравится мне это.

Он повернулся к Лео:

— Возьмем с собой лазерные ружья.

— Нет,— коротко сказал Лео.— Распоряжаться здесь буду я, если не возражаете.

— Ладно, пошли погуляем,— сказал Дон.

— О, не так быстро,— воскликнул Лео.— Жи­тели городка понятия о нас не имеют. Если они ви­дели, как садился наш корабль, то сейчас там мо­жет быть настоящая паника.

— Вот мы и рассеем все их страхи,— пожал пле­чами Микки.

Так уж и все?

— Да, все.

— Вы это серьезно? — спросил Лео.

Черепашки молчали.

— Так вот,— продолжал Лео,— здесь я за вас отвечаю. Приказ: Микки остается в корабле, а остальные пойдут со мной.

— Просто вот так возьмут и пойдут? — возму­тился Раф.

— А тебе что, нужно приглашение? — сказал Лео.

— Строго говоря…— начал было Микки, но его уже не слушали.

Всем не терпелось выйти из корабля. Конечно, Микки было жалко, что его не берут. Но приказ есть приказ.

— Ничего, Микки,— утешил его Раф.— Кому- то же нужно оставаться.

— По инструкции,— сказал Дон.

Но Микки резко прервал его:

— Плевать я хотел на инструкции!

— А если с нами что-нибудь случится,— объяс­нил ему Раф.— Тогда кто придет к нам на по­мощь, а?

Микки замолчал.

Черепашки-ниндзя спустились по трапу и окуну­лись в заросли высоких трав, покачивавшихся от легкого ветерка и наполнявших воздух упоитель­ным ароматом. Над головой шумели деревья. Их пышные кроны четко вырисовывались на темно- синем фоне неба. Розоватый свет разливался по полевым цветам, над которыми порхали причудли­вые насекомые. Это было, как в сказочном раю.

— Эге-гей! — закричал Раф.

— А-а-а! — поддержал его Дон.— Я захватил бейсбольный мяч и биты, мы сыграем потом.

— Вот это красота! — простонал и Лео.

Черепашки-ниндзя были по-летнему одеты и от­правились в путешествие налегке. Только Дон все же нес на плече лазерное ружье, да Раф прихватил рацию, достаточно мощную, чтобы вызвать Микки.

Завидую жителям этой планеты,— сказал Лео.

— Кое в чем стоит,— отозвался Раф,— хотя, может быть, их природа слишком хороша.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Дон.

Но Лео их перебил:

— Вот бы пройтись здесь с косилкой, а? От неожиданности они остановились — дальше трава была скошена.

— Я знал, что здесь что-то не так,— глубокомыс­ленно сказал Дон.

— Да, действительно,— протянул Лео.— Взгляните-ка — траву только что скосили.

— Может быть, это разновидность дихондры?

— Плевать я хотел на инструкции!

— А если с нами что-нибудь случится,— объяс­нил ему Раф.— Тогда кто придет к нам на по­мощь, а?

Микки замолчал.

Черепашки-ниндзя спустились по трапу и окуну­лись в заросли высоких трав, покачивавшихся от легкого ветерка и наполнявших воздух упоитель­ным ароматом. Над головой шумели деревья. Их пышные кроны четко вырисовывались на темно- синем фоне неба. Розоватый свет разливался по полевым цветам, над которыми порхали причудли­вые насекомые. Это было, как в сказочном раю.

— Эге-гей! — закричал Раф.

— А-а-а! — поддержал его Дон.— Я захватил бейсбольный мяч и биты, мы сыграем потом.

— Вот это красота! — простонал и Лео.

Черепашки-ниндзя были по-летнему одеты и от­правились в путешествие налегке. Только Дон все же нес на плече лазерное ружье, да Раф прихватил рацию, достаточно мощную, чтобы вызвать Микки.

— Завидую жителям этой планеты,— сказал Лео.

— Кое в чем стоит,— отозвался Раф,— хотя, может быть, их природа слишком хороша.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Дон.

Но Лео их перебил:

— Вот бы пройтись здесь с косилкой, а? От неожиданности они остановились — дальше трава была скошена.

— Я знал, что здесь что-то не так,— глубокомыс­ленно сказал Дон.

— Да, действительно,— протянул Лео.— Взгляните-ка — траву только что скосили.

— Может быть, это разновидность дихондры? — спросил Раф.— Она всегда невысокая.

Лео сплюнул на зеленую траву и растер плевок башмаком.

— Не нравится мне это, совсем не нравится,— сказал он.— Если с нами что-нибудь случится, на Земле об этом даже не узнают.

— Может быть,— начал было Раф,— может быть, за нами следят, чтобы в любую минуту заре­зать, застрелить…

— А затем сварить из нас обед,— закончил фра­зу Лео.

Все дружно рассмеялись. Они стояли на вершине невысокого холма.

— Послушайте,— воскликнул Лео.— Вспомни­те, как мы бегали в детстве. Как в лицо хлестал ве­тер и казалось, крылья вырастают за спиной… Бе­жишь и думаешь: «Сейчас взлечу». С вами такое случалось?

— Случалось, случалось,— Дон пробежал не­сколько шагов.

— Черт возьми, ну что за ветер!

— Знаете, друзья,— продолжил Лео,— а мы ведь никогда и не летали сами: лететь, сидя внутри стальной коробки,— это не настоящий полет. Ни­когда мы не летали, как летают птицы.

— Да, что верно, то верно,— согласился с ним Дон.— До чего, наверное, здорово просто вытянуть руки вот так,— он вытянул руки,— и бежать.

Дон побежал.

— Осторожней,— закричал Лео. ; Дон бежал и посмеивался над своим дураче-ством.

— И взлететь! — крикнул он. И стал подыматься. Взлетать.

Черепашки от неожиданности застыли, как вко­панные.

А Дон летал и смеялся. Летал и смеялся.

— Немедленно спускайся,— приказал ему Лео.

Но никто его не слышал. Все стояли задрав голо­вы, а где-то вверху летал Дон. Летал и смеялся.

Наконец он приземлился.

— Видели? Господи, я летал! Черепаха лета­ла, а? Пожалуй, я сяду. Ну и ну!— Дон опустился на землю.

— Я был, словно орел. А теперь вы по­пробуйте!

Черепашки не решались.

— Ветер как подхватил меня и как понес,— про­изнес Дон, задыхаясь и дрожа от восторга.

— Пойдем отсюда,— Лео медленно пошел на­зад, оглядываясь и всматриваясь в голубое небо.— Это ловушка. Кому-то надо, чтобы мы взлетели, а потом оно швырнет нас вниз и убьет. Я возвра­щаюсь на корабль.

Но черепашки стояли, как вкопанные. Дул мяг­кий прохладный ветерок.

— Я просил ветер подхватить меня,— сказал Дон,— и он меня подхватил.

Тогда Лео знаками попросил друзей отойти в сто­рону.

— Теперь попробую я. Если погибну, возвра­щайтесь все на корабль.

— К сожалению, ты не сможешь это сделать,— сказал Дон.

— Почему?—удивился Лео.

— Ты — капитан,— ответил Дон.

— Да, да,— подхватил Раф,— мы не можем то­бой рисковать.

Он достал пистолет.

— Убери пистолет,— спокойно произнес Лео.

— Ни с места, друзья! — закричал Раф.

— Неужели вы еще не поняли? Эта планета, похоже играет с нами, поджидая удобного случая.

— Для чего?

— Чтобы убить нас.

— Убери пистолет,— повторил Лео.

Раф спрятал оружие.

— Не мешайте мне!

Лео побежал и вдруг закричал. Закричали и остальные черепашки-ниндзя.

— Я лечу, лечу!

Лео парил в воздухе.

Дон, ошеломленный, сидел на вершине холма.

— Боже, это ли не блаженство,— наконец ска­зал он.

Они могли летать, как птицы.

— Очнись, Раф! Ведь здорово, а? — спросил он Рафа.

— Это невозможно,— Раф зажмурился.— Это­го не может быть.

— Может, Раф.

— Есть лишь одно объяснение — планета жи­вая.

— Живая или волшебная — какая разница?

— А если она нас убьет?

— У каждого свое предначертание,— глубоко­мысленно изрек Дон.— Зато мы полетаем.

И как бы в подтверждение, появился Лео, держа в каждой руке по фляге.

— Я нашел ручей с чистой и вкусной водой. По­пробуйте!

— Осторожно, она может быть отравлена! — вскричал Раф.

Но Дон уже приложился к фляге.

— Восхитительно! — произнес он, оторвавшись от фляги.

— Похоже на пепси-колу,— сказал Лео.

— Нет на херши,— согласился с ним Дон.

Черепашки рассмеялись.

И в этот момент они увидели, как из лесу появил­ся мальчик. По земным понятиям ему можно было дать лет пять. Меньше метра ростом, он обладал большой головой, что увеличивало его сходство со сказочным эльфом. Длинные белокурые волосы, круглые ушки, тонкие черты лица, вполне челове­ческие, за исключением слишком высокого лба да огромных фиолетовых глаз, только усиливали оча­рование. На загорелом тельце не было надето ни­чего, кроме белой набедренной повязки. Одной четырехпалой ручкой он весело махал. В другой руке был поводок. На конце поводка — привязан кузнечик величиной с гиппопотама.

Нет, конечно, это не кузнечик, как стало ясно, когда мальчик подошел ближе. Голова действи­тельно, как у кузнечика, но четыре лапы, на кото­рых он двигался, были короче и толще, а еще не­сколько ложноножек висели по бокам в виде жал­ких бескостных придатков. Тело было покрыто яр­ко расцвеченной кожей, а не жестким панцирем, как у насекомых. Лео заметил также, что тварь дышала легкими. Все равно это было жуткое чу­довище, и оно беспрерывно жевало, пуская слюни.

— Местный вид,— сказал Доп.— Несомненно, безобидный, а то бы он не стал… Но ребенок! Как весело и беззаботно идет он к чужим!

Дон улыбнулся и опустил ружье.

— Ребенку все кажется чудесным,— сказал он.— Для нас это находка. Он поможет нам позна­комиться со взрослыми.

Маленький мальчик подошел к Дону на метр, поднял свои огромные глаза, пока они не остановились на его лице, и произнес очаровательным голо­сом с неотразимой улыбкой:

— Будьте так добры, мистер, не могли бы вы угостить крекером моего спутника?

Черепашки от неожиданности лишились дара речи, а через мгновение они обнаружили, что уже идут все трое по пятнистой от солнца лесной тро­пинке. Мальчик, приплясывая, семенил подле них, беспрерывно тараторя. Чудовище неуклюже пере­валивалось сзади, пережевывая данное ему лаком­ство. Когда прямой луч солнца падал на его вы­пуклые глаза, они переливались, точно пригоршня бриллиантов.

— Меня зовут Мириен,— сказал мальчик,— а мой папа делает разные вещи из дерева. Не знаю, как это называется по-английски.

— Плотник,— подсказал Лео.

— Ах, плотник! Спасибо, вы очень добры. Мой отец много думает. А мама сочиняет песни. Это очень красивые песни. Она послала меня собрать мягкой травы. Но когда я увидел, что вы спускае­тесь, точь-в-точь как рассказывал мне отец, я ре­шил встретить вас и отвести в городок. Наш горо­док расположен под Деревом Познания. Папа гово­рил, что крекеры страшно вкусные. Может быть, дадите и мне попробовать?

Лео оторопело протянул ему крекер. Дон стрях­нул с себя оцепенение и без обиняков выпалил:

— Откуда ты знаешь наш язык?

— Да у нас его все знают. С тех пор как приле­тела богиня Кара и научила нас. Это было давно. Мы так надеялись, что вы прилетите. Нам нужна ваша помощь.

Кара…

— Странное имя,— пробормотал Лео.

— Зачем Кара прилетела к вам? — спросил Дон.

— Посмотреть, как мы тут живем. И помочь нам. Ее убил Величайший Колдун.

— Колдун?

— Да, Величайший Колдун,— продолжал гово­рить мальчик.— Он втерся в доверие к Каре. А по­том, погубив ее, захватил всю эту планету, заста­вив друидов работать на него.

— А кто такие друиды? — полюбопытствовал Раф.

— Это мы, жители планеты Ригель.

— А где сейчас тот Колдун?

— Этого никто не знает,— ответил мальчик.— Он появляется в самых неожиданных местах и так же быстро исчезает.

— Нам бы хотелось с ним поговорить,— сказал Лео.

— Поговорить и сразиться,— добавил Раф.

— Ну, уж не без этого,— уточнил Дон.

— Что вы, что вы,— затараторил мальчик.— Если он узнает, что вы прилетели, он уничтожит вас.

— Пусть только попробует! — не унимался Раф.

— Он летает на своем волшебном крейсере,— продолжал свой рассказ мальчик.— И у него есть Волшебный меч.

— Ну, у нас тоже кое-что есть,— сказал Дон.

— И не думайте с ним сражаться,— испугался мальчик. — Он вас сразу же убьет. И нам будет вас жалко.

— Так что же нам делать?

— Жить среди нас,— объяснил мальчик.— А ес­ли Колдун пожалует к нам, мы вас спрячем.

Он подошел поближе к своему чудовищу и по­гладил его по голове, прошептав:

— Тебе нечего тревожиться, малышка!

Чтобы отвлечь его мысли от Колдуна, да и свои собственные, Дон сказал:

— Почему ты зовешь этого красавца «малыш­кой»? Ведь это не настоящее его имя?

— Конечно, нет,— мальчик сразу позабыл свой рассказ о Колдуне.— Это яо, а его настоящее имя… В-общем, я зову его «большеногий, пуче­глазый, самый сильный из зверей». Это я сам при­думал. Он мой, и я его очень люблю.

Он потянул за один из усиков, и животное до­вольно заурчало.

— Кара рассказывала нам о яо, который живет на Земле. Он волосатый и робкий, на нем возят ве­щи, и он тоже пускает слюни, как яо. Поэтому я и решил, что это хорошее английское имя. А разве нет?

— Очень,— сказал Дон слабым голосом.

— Что вы там говорите о яо? — спросил Лео.

— Вы знаете, я люблю Киплинга,— неожидан­но сказал мальчик.— Как-то вечером я прочитал несколько его поэм. Кажется, одна из них была о верблюде. Киплинг — очень хороший писатель.

— Возможно,— сказал Рафаэль.

Через несколько минут лес кончился, и они вы­шли на широкий луг, сбегавший к морю. На его сверкающем фоне темными силуэтами рисовались очертания домов — остроконечные крыши домов из дерева и тростника, изящные и приятные для глаза. Освобожденные от снастей лодки были вы­тащены на песок рядом с развешанными на про­сушку рыболовными сетями. Неподалеку от бере­га стояла на якоре еще одна лодка, почти корабль. Ярко выкрашенный корпус благородной формы, на корме — спаренные рулевые весла, тканые па­руса — все было так необычно по сравнению с тем, к чему черепашки привыкли на своей сверхмеха­низированной Земле. Но лодка была оснащена по всем правилам корабельного искусства, а на берег ее, по-видимому, нельзя было вьггащить из-за глу­боко сидящего киля.

Жители городка, не заметившие, как садился корабль, побросали свою утварь — валки для стир­ки, горшки и миски, прялки, гончарные круги — и кинулись к ним. Все были одеты так же просто, как мальчик. Несмотря на крупные головы, не вы­глядевшие, однако, безобразно большими, непри­вычные для человеческого глаза кисти рук и уши да слегка отличающиеся пропорции тела, на жен­щин было приятно взглянуть.

— А они хорошенькие,— сказал Лео.

Безбородые длинноволосые мужчины оказались красивы, под стать женщинам; и те, и другие бы­ли грациозны, как кошки. Они не шумели и не толпились без толку. Было тихо и торжественно, только на берегу кто-то зали­висто играл на рожке. Мальчик бросился к седому мужчине, схватил его за руку и вытянул вперед.

— Это мой папа,— радостно залепетал он.— Сейчас его зовут Сарато. Его последнее имя нра­вилось мне больше.

— Надоедает, когда тебя все время зовут оди­наково,— засмеялся Сарато.— Добро пожаловать, земляне! Вы оказываете нам большую… лула… Прошу прощения, мне не хватает слов. Ваше по­сещение — большое счастье для нас.

Его рукопожатие — наверное. Кара рассказала им об этом обычае — было крепким, и он смотрел черепашкам прямо в глаза: с уважением, но без подобострастия.

Он представил всех друидов по роду занятий: охотник, рыбак, музыкант, пророк.

Черепашки обнаружили отсутствие всяческих табу и малей­ших сословных различий.

Затем к ним подошел мощного сложения юноша в тунике и приветствовал их. Ему отчаянно хоте­лось показать черепашкам свою лодку. Лео усту­пил его умоляющим взглядам, и они сплавали к ней.

— Отличная работа,— сказал Лео совершенно искренне, взобравшись на палубу.— Есть только одно замечание. Для плавания вблизи берегов не­подвижный киль не нужен.

И он описал устройство подъемного киля.

— Вот так,— закончил Лео.— Тогда она сможет подходить вплотную к берегу.

Да, Сарато уже додумался до этого. Он даже начал строить свою собственную лодку по этому принципу. Он еще хочет отказаться от рулевых ве­сел и укрепить вместо них плоский кусок дерева посередине кормы. Это правильно?

— Да,— ответил Лео, с трудом скрывая изум­ление.

— Вот и я так думал,— улыбнулся юноша.— Поток воды так же легко делится на две струи, как и воздушный. Кара объяснила нам законы сложе­ния и разложения сил. Потому я и додумался по­строить такую лодку.

Затем Лео и юноша вернулись. Весь городок жужжал, как потревоженный рой, готовясь к пра­зднику. Лео потихоньку выбрался из этой суеты и пошел бродить по пустому пляжу, слишком взвол­нованный, чтобы сидеть на месте. Вглядываясь в море и вдыхая по-земному соленый аромат океана, он погрузился в смутные размышления. Их пре­рвал мальчик, который первым увидел космиче­ский корабль. Он волочил за собой небольшую те­лежку.

— Хэлло! — закричал он.— Меня послали со­брать ароматных водорослей. Хотите мне помочь?

— Конечно,— ответил Лео.

Мальчик скорчил гримасу.

— Я рад, что убежал от всех. Папа и другие рас­спрашивают мистера Донателло о земной ма-те-ма-ти-ке. А я еще слишком маленький, чтобы инте­ресоваться функциями. По мне, было бы куда луч­ше, если б мистер Рафаэль рассказал о Земле. Рас­скажите мне о Земле! Я когда-нибудь полечу туда?

Лео что-то пробормотал. Мальчик начал соби­рать в пучки нежные гирлянды водорослей, выбро­шенные на берег прибоем.

— Раньше я не любил эту работу,— сказал он.— Приходилось ходить в деревню с каждой охапкой. А брать с собой ко мне тоже не разрешают, потому что он болеет, когда промочит ноги. Я им говорил, что могу сделать ему ботиночки, но они все равно не разрешили. Зато теперь совсем другое дело — с этим… этой… Как вы это называете?

— Тележка. У вас раньше не было таких штук?

— Нет, никогда. Только волокуши на полозьях. Это Кара рассказала нам о колесе. Плотник Хуана тут же начал прилаживать колеса к волокушам.

Лео нагнулся и рассмотрел конструкцию колеса. Оно было собрано из частей, искусно вырезанных из дерева и кости, а сбоку по всей окружности шел орнамент и какие-то письмена. И колеса не были просто насажены на оси. Мальчик позволил снять крышечку с одной из них, и Лео увидел кольцо из прочных круглых орехов.

— Я все думал и думал,— сказал мальчик.— А что, если сделать большую, огромную тележку, чтобы ее мог возить я. Только как получше его привязать, чтобы ему не было больно тащить и что­бы можно было управлять им? И мне кажется, я придумал…

Он замолчал и стал рисовать на песке схему сбруи. Судя по всему, упряжка была вполне под­ходящая.

Тяжело нагрузив тележку, Лео и мальчик пока­тили ее к городку. Лео был в совершенном восторге от искусной резьбы, покрывавшей балки и карнизы домов. Появился отец мальчика, оставивший свою беседу с Донателло. Он показал Лео свои инстру­менты, изготовленные из острых кусков вулкани­ческого стекла. Отец мальчика рассказал, что жи­тели прибрежных деревень выменивают такое стек­ло у горцев, и спросил, нельзя ли достать у чере­пашек кусочек стали.

— Конечно, конечно,— ответил ему Лео.

А не будете ли так любезны объяснить, как из земли получают железо? — спросил он еще раз у Лео.

— Это долгий разговор,— ответил Лео.— Оста­вим его на следующий раз.

— Как вам будет угодно, - ответил отец маль­чика.

Как и ожидали черепашки-ниндзя, музыка, танцы, пантомимы, беседы

угощение, — все было великолепно, если не сказать больше.

Черепашкам все же пришлось огорчить хозяев, отказавшись остаться у них на ночь. Весь городок провожал их до самой ракеты при свете факелов. Дорогой друиды пели причудливые песни, постро­енные по какой-то сложной музыкальной системе. Черепашки не слышали в жизни ничего прекрас­нее. Когда они достигли ракеты, друиды тут же отправились назад. Мальчик шел в самом конце про­цессии. Он поотстал и еще долго стоял, махая че­репашкам ручонкой.


ГЛАВА II

На следующий день после приземления черепашек-ниндзя Величайший Колдун на своем воздуш­ном корабле, похожем на китайскую посуду, при­близился к маленькому городу, расположенному в Долине Печали. Он любил внезапно появляться среди друидов, наводя на них жуткий страх. И так же внезапно исчезать.

Его корабль приземлился прямо на центральной площади. Но, к своему изумлению, он не увидел на площади ни одного друида. Его явно не ждали.

Величайший Колдун вышел из корабля и напра­вился к зданию мэрии. Но и там никого не было.

— Мне надоело ждать,— сказал Величайший Колдун начальнику своей охраны.— Почему они не идут?

— Понятия не имею,— отозвался начальник охраны.

— Я уничтожил восемьсот девять рыцарей, де­вятьсот друидов, четырнадцать землян, двух сума­сшедших, двух женщин и одного мальчика. Кроме того, мною уничтожено двадцать городов и шесть деревень. К этому прибавим и здание мэрии.

Величайший Колдун выхватил из ножен Волшеб­ный меч и направил острие его в сторону здания.

Вспышка света прочертила воздух. И сразу после этого здание мэрии превратилось в яркий пы­лающий костер.

— Пусть горит,— засмеялся Колдун.— Может быть, они явятся посмотреть, что тут горит. Вот уже десять минут, как мы приземлились, и что же? Никакого внимания… Где делегация встречающих, рукопожатия, где оркестр? Никого!

Колдун фыркнул, постучав пальцем по часам.

— Что ж, даю им еще час, а затем…

— Что затем?

— Затем мы пролетим над их городком на макси­мально низкой высоте и сожжем все их дома.

— Может быть, они не видели, как мы призем­лились? — спросил начальник охраны.

— Видели. Они смотрели на нас, когда мы про­летали над окраинами.

— Почему же они не бегут сюда по лугу?

— Не знаю..

— Может быть, они спрятались?

— Вряд ли.

— Струсили?

Величайший Колдун покачал головой.

— Нет. Возьмите бинокль. Посмотрите сами. Видите? Они бродят вокруг городка. Но они не на­пуганы. Они… ну, похоже, что им все равно.

Величайший Колдун задумался.

Начальник охраны украдкой взглянул на него, отметив на его лице морщины раздражения, уста­лости и непонимания. Казалось, что Величайшему Колдуну уже миллион лет. Он никогда не спал после того, как захватил эту планету, мало ел и за­ставлял все население планеты трепетать в страхе перед его именем. Случившееся было для него не­постижимо.

— В данный момент,— тихо сказал начальник охраны,— мы ожидаем появления мэра.

— Поздно,— ответил Величайший Колдун.— Неблагоприятное время.

— Неблагоприятное? — переспросил начальник охраны.

— Да, милейший.

В это время к ним подбежал один из воинов, по­сланный узнать, что же случилось.

— Вчера,— задыхаясь, сказал он,— в городе произошло нечто великое.

Что?!

— Мне нужно сесть,— воин потерял равновесие и тяжело сел, задыхаясь.

— Говори!

Воин молчал.

— Говори! Что произошло?

— Вчера в городе появились вестники Неба — жители планеты Земля,— наконец произнес он.

— Планеты Земля? — удивился Величайший Колдун.

— Да, Великий Повелитель.

— Ну и что же?

— Они вошли в город. И теперь наше появление для них уже ничего не значит.

— Как так не значит?

— Они знают, что вы прилетели, но не хотят ид­ти в город,— закончил рассказ солдат.

— Неужели они прилетели сюда, чтобы украсть мою власть, мою славу? — Величайший Колдун стиснул руку начальника охраны. Лицо его стало бледным.

— Как звать этих людей?

— Они называют себя черепашками-ниндзя. А звать их Микки, Раф, Дон и Лео.

— Так их всего четверо? — удивился Величай­ший Колдун.

— Да, мой повелитель,— солдат преданно смот­рел в глаза Колдуну.

— И что же они такого сделали, что никто из друидов не пришел встречать наш корабль?

— Они объяснили им теорию относительности, исцелили больных, а также весь вечер гуляли и ве­селились вместе со всеми друидами.

— Ты что, напился? — Величайший Колдун при­стально посмотрел на солдата. Тот отступил на шаг и упал на колени.

— Этого не может быть! — Величайший Колдун смотрел в ту сторону, откуда к нему вели мэра.

— Ты мэр? — Величайший Колдун ткнул в грудь друида пальцем.

— Да,— ответил тот.

— Я спрашиваю о вчерашнем событии,— сказал Величайший Колдун.— Это правда?

— Да.

— Где они?

— За городом, в ракете.

— С ними можно поговорить?

— Да.

— И как же выглядят эти земляне?

— Я не могу их описать.

— Почему?

— Слова лл^вы. Великий Повелитель.

— Тогда скажи мне, что они за люди?

— Ну,— начал мэр городка,— они очень добрые и мягкие…

— Дальше.

— …Еще они обладают большими познаниями во всем.

— Да-да, я знаю, знаю,— Величайший Колдун помахал рукой,— общие слова. — Мне нужно нечто осязаемое. Как они выглядят?

— Это неважно, Великий Повелитель.

— Очень важно,— сурово оборвал его Кол­дун.— Мне необходимо описание внешности этих типов. Если ты не хочешь отвечать, ответят другие. Мэр молчал.

— Они похожи на Кару? — спросил Величай­ший Колдун.

— Нет, Великий Повелитель.

— Тогда — на кого?

— На черепашек.

— Кого-кого? — переспросил Величайший Кол­дун.

— На черепашек. И одновременно на земного человека.

— Как, говоришь, они себя называют?

— Черепашки-ниндзя.

— Ниндзя?

— Да, великий повелитель.

— И что они сделали такого, из-за чего вы неот­ступно ходите за ними?

— Они… они спасли моего сына…

— Твоего сына?

— Да, моего сына,— тихо сказал мэр.— Он уми­рал, но черенашка-ниндзя, которую звали Рафа­эль, не дала этому случиться и спасла его от неми­нуемой гибели.

— Ты сам видел?

— Да, ведь это мой сын.

— Это еще не доказательство,— произнес Вели­чайший Колдун.— Твой сын мог сам выздороветь.

— Нет, Великий Повелитель,— возразил мэр.— Он умирал.

— Послушай, мэр! — вскричал Величайший Колдун.— Ты хочешь, чтобы я поверил тебе на сло­во? Ну, нет!

— Извините,—В глазах мэра смешались страх и жалость.

— Что еще?

— Черепашки ходили среди нас. И они были прекрасны и добры.

— А какого цвета у них глаза?

— Цвета моря и цветов ночи.

— Достаточно,— резко оборвал его Величайший Колдун.— Даю еще один час. Всего один час! Вер­нитесь в город. Если этого не случится, ваши дома будут уничтожены. А вы,— приказал он охране,— захватите корабль пришельцев. Пусть это сделают черные собаки.

Сказав это. Величайший Колдун повернулся на месте, а затем на глазах присутствующих растаял в воздухе.


ГЛАВА III

Лео все-таки удалось поспать несколько часов, пока не начало светать. Потом первые лучи, про­никавшие сквозь иллюминатор, разбудили его, и больше уснуть ему не удалось. Дон, Микки и Раф все еще спали. Навалявшись вдоволь, Лео спустил­ся на лифте и вышел на поляну.

Вокруг царила тишина. Звезды уже гасли, но за­ря на востоке еще только занималась. В прохлад­ном воздухе из темного леса, обступившего поляну, доносились первые трели птиц. Лео сбросил баш­маки и прошелся босиком по мокрой траве.

Он почему-то не удивился, когда из леса появился мальчик, волоча на поводке своего яо. Потом бросил поводок и кинулся к Лео.

— Эй, мистер Леонардо! Я так надеялся, что кто-нибудь уже встал. Я еще не завтракал.

— Сейчас что-нибудь сообразим.

Лео схватил его и начал подбрасывать в воздух, пока мальчик не завизжал от восторга.

— А потом, может быть, совершим небольшую прогулку на ракете. Как ты на это смотришь?

— О-о,— фиолетовые глаза округлились.

Лео опустил крошку на землю. Тот долго соби­рался с духом, а потом спросил:

— До самой Земли?

— Нет, боюсь, что на этот раз капельку поближе. Земля ведь далеко.

— А когда-нибудь в другой раз? Ну, пожалуй­ста!

— Когда-нибудь? Наверняка, малыш. И ждать не так уж долго.

— Я полечу на Землю! Я полечу на Землю!

Он крепко обнял яо за шею и прижался к нему.

— Ты будешь обо мне скучать, большеногий, пучеглазый, самый сильный из зверей? Не пускай так грустно слюни! Может быть, тебя тоже возьмут. Возьмем его, мистер Леонардо? Это такой хороший яо, честное слово, и он так любит крекеры.

— Ну… не знаю. Может, возьмем, а может, и нет,— честно сказал Лео.— Но ты полетишь, обе­щаю тебе. Любой житель планеты, если захочет, сможет посетить Землю.

Лео погладил Мальчика по головке.

— Пойдем,— сказал он.— Пора готовить зав­трак.

Позавтракав, они поднялись на холм.

Лео и мальчик стояли на холме, а перед ними было узкое, заросшее лесом ущелье с водопадом. С этого места Лео ощущал, как тянет прохладой от падающей воды. Кругом росли папоротники и деревья, громадные деревья, похожие на узлова­тые дубы, которые обычно встречаются на иллю­страциях к историям о короле Артуре и Робин Гуде.

По берегу речки и вверх но склону бежала тро­пинка. Ветерок доносил музыку.

По тропинке шла девушка. Она была тоже из племени друидов, но ростом выше, чем другие, ко­торых видел Лео.

Затаив дыхание, Лео следил за ее приближением и на мгновение забыл, что она из племени друидов, и потому думал о ней только как о хорошенькой девушке, которая .идет по лесной тропинке. Она была красива, она была прелестна.

Девушка увидела его и захлопала в ладоши.

— Вы, наверное, Лео,— сказала она.

Лео пошел ей навстречу.

— Ваши друзья вас ищут,— продолжала она.—

— Мы надеялись, что найдем вас именно здесь.

— Меня зовут Леонардо и мне сказали…

— Конечно, это вы и есть,— сказала девушка.— Вам даже не надо представляться. Это у вас на уме.

Она обвела рукой вокруг головы.

— Меня послали к вам ваши друзья,— повтори­ла девушка.— Величайший Колдун прилетел в го­род и очень разгневался, что его не встречают.

— Кто прилетел? — спросил Лео.

— Величайший Колдун,— ответила девушка.

— Тот самый, о котором ты мне говорил? — спросил Лео у мальчика.

— Да,— ответил тот.

— И что он хочет от вас?

— Он хочет, чтобы мы вернулись в город. В про­тивном случае он уничтожит город.

— Я и мои друзья защитим вас.

— Это невозможно,— грустно сказала девушка.

— Почему? Дело в том, что Величайший Колдун владеет Волшебным мечом. С его помощью он непобедим.

— Это мы еще посмотрим,— сказал Лео.

И тут он увидел, что мальчик вынес из леса осле­пительной красоты меч.

— Что это? — спросил он.

— Это Звездный меч,— ответил мальчик.— Его привезла богиня Кара. С его помощью ты будешь непобедим!

Лео опустился на одно колено и принял от маль­чика меч.

— Клянусь защищать всех, на кого посягнет меч Величайшего Колдуна,— торжественно произнес Лео.

Он нагнулся и поцеловал меч. Затем встал и вло­жил меч в ножны.

— Я знал, что это произойдет,— тихо сказал мальчик.— Вожди племени доверили мне передать вам меч, который богиня Кара перед смертью спря­тала в лесу. Если бы этот меч достался Величай­шему Колдуну, он стал бы неуязвим. А так у нас есть шанс.

— Шанс на победу,— добавил Лео.

После этого все трое спустились с холма и напра­вились к космическому кораблю, где их уже ждали друзья.


ГЛАВА IV

В это раннее утро в космическом корабле оста­вался один Рафаэль. Он спал. Спал крепко. Лео вместе с мальчиком поднялись на холм, а Микки и Донателло отправились в город.

Рафаэлю снилась Земля.

Раф так и не проснулся бы, если бы чужие лапы не сомкнулись на его шее.

Какое-то мгновение единственное, что он ощу­щал, была душная волна безумного страха. Ему казалось, что он снова плавает в невесомости на конце длинного фала, а перед его глазами тысячи ледяных звезд несутся в бешеном хороводе. Вот огромная балка вырвалась из своего гнезда и летит на него, медленно, со всей своей многотонной инер­цией, крутясь и поблескивая в земном свете, а един­ственный звук — это его собственный крик в шле­ме. Вот он тщетно пытается оторваться от фала, балка мягко толкает его и, не останавливаясь, ле­тит дальше, увлекая его за собой. Вот его ударяет о стену станции, вдавливает в нее. Изуродованный скафандр вспенивается, пытаясь залатать свои пробоины. Он наполняется кровью, смешанной с пеной, его кровью…

Раф закричал и проснулся. Судорожным дви­жением он оторвал от своего горла и швырнул из­вивающееся черное тело через весь салон корабля. Оно гулко ударилось о стену.

Существо, которое Раф сбросил с себя, приглу­шенно стонало от боли и ползало вдоль стены. В полной темноте он попытался нащупать нож.

Снова раздалось царапанье когтей. Люк! Они лезут через люк! Ничего не видя, Раф двинулся им навстречу. Его сердце лихорадочно стучало. В нос бил чужой смрадный запах. Схватив нового врага, Раф почувствовал, что тот раза в два меньше его. Зато у него были шесть ног со страшными ког­тями и пара трехпалых рук, которые потянулись к его глазам. Раф выругался, поднял корчащееся тело и грохнул об пол. Раздался стон и хруст ко­стей.

— Ну, давайте!

Раф изогнул спину и зашипел па своих врагов.

Они лезли через люк в салон. Пока Раф боролся с одним, который, извиваясь, впился всеми когтями в его затылок, целая дюжина этих тварей наполни­ла тесное помещение. Они цеплялись за ноги, ста­раясь вскарабкаться на спину. Раф упал, и сразу же целая куча навалилась на него. Потом он снова встал, подняв на себе всю эту чудовищную груду.

Теперь Раф мог разглядеть своих врагов. Они были черного цвета. Их головы — достаточно ве­лики, чтобы вместить мозг, конечно, меньше чело­веческого, но, пожалуй, побольше обезьяньего. Их тут была целая стая. Они выбирались из-под обломков и снова с угрожающим видом бросались на Рафа.

— Но почему? — подумал Раф. И тут же отве­тил сам себе: «Они хотят захватить корабль».

Его грудь вздымалась, с шумом качая воздух сквозь больное горло. Раф схватил жезл, подарен­ный ему мэром, переломил его пополам и начал вращать твердой, как железо, палицей. Ближай­шему от него врагу он снес череп, второму — пере­бил хребет. Третьего он ударил так, что тот с пере­ломанными ребрами отлетел к четвертому, и они оба рухнули. Раф захохотал. Это становилось за­бавным.

— Прочь с дороги! — заорал он и бросился к лю­ку, преследуя стаю.

Подвывая, враги кинулись врассыпную. Раф гнал их до тех пор, пока последний не скрылся в ле­су. Затем Раф вернулся к кораблю.

Тяжело дыша, он оглядел трупы. Его тело крово­точило и болело. Но он им показал! Неожиданно ему страшно захотелось закричать от радости по­беды. На мгновение он заколебался. А почему бы и нет? Он задрал голову и торжествующе заорал в честь своей победы.

Потом Раф принялся за работу. Прежде всего он разложил костер. Где-то вдали завывала стая. Они еще не оставили его в покое, они еще вернутся. Так думал Раф.

В это время и подоспели черепашки-ниндзя. Рас­сказав им о нападении, Раф наглухо задраил вход в космический корабль, после чего все вместе от­правились в город, чтобы там сразиться с Величай­шим Колдуном.


ГЛАВА V

После того, как воины и черные псы Величайше­го Колдуна отправились, чтобы захватить косми­ческий корабль пришельцев, повелитель планеты изъявил желание посетить свою наложницу. Она только что приняла ванну, надушившись и по­завтракав фигами с розовыми апельсинами.

Увидев Величайшего Колдуна, наложница радо­стно улыбнулась. Она отослала рабов и подбежа­ла к Колдуну.

— Ты одна? — удивился Колдун.

— Одна,— ответила наложница.

— Это почему же?

Все мои обожатели сбежали, как только уви­дели космический корабль пришельцев.

— Сегодня я его уничтожу.

— Это правда, любовь моя?

— Да.

Колдун привлек наложницу к себе и поцеловал. В это время в комнату вбежал начальник охраны.

— Великий Повелитель! — закричал он.— Вели­кий Повелитель, они идут сюда!

— Ну, наконец-то.

— Они идут сюда…

— Ну, конечно, куда же им еще идти,— засмеял­ся Колдун.

— Я говорю о пришельцах с планеты Земля,— сказал начальник охраны и упал на колени.

— Так вы не уничтожили корабль?

— Нет, Повелитель.

— Я прикажу тебя казнить! — заорал Колдун, страшно сверкая глазами.

— О пощади! Умоляю! — простонал начальник, целуя землю перед Колдуном.

Но тот уже вышел из комнаты.

Прямо перед ним на площади стояли четыре черепашки-ниндзя. Четыре неразлучных друга — Рафаэль, Донателло, Микеланджело и Леонардо.

— Мы вызываем тебя на бой! — громко сказали они.

— Меня? — удивился Колдун.

— Да, тебя. Величайший Колдун.

Колдун громко рассмеялся.

— Мы вызываем тебя на бой во второй раз, слы­шишь?

Колдун все еще смеялся.

— Мы вызываем тебя на бой в третий раз, слы­шишь, ты. Колдун?

В это время раздался страшный оглушительный рев. Казалось, лопнут ушные перепонки.

— Ну, что молчите? Страшно?

— Нет.

— Нет?

— Нет.

— Хорошо же.

Колдун свистнул. Откуда ни возьмись перед ним появился трехглавый дракон, изрыгающий огнен­ные струи.

— А теперь боитесь? — спросил он у черепашек- ниндзя.

— И теперь не боимся.

— Я уничтожил восемьсот девять рыцарей, де­вятьсот друидов, нескольких землян, двух жен­щин и одного мальчика. Кроме того, мною уничто­жено две армии и пять мятежных толп.

— Ну и что?

— А то, что в день, когда я появился на свет, было убито сто тысяч. После чего земля пропита­лась кровью. Листья на деревьях к полуночи стали коричневыми. А к рассвету огромные черные гри­бы — они называются гробовиками — выросли под деревьями. А вслед за ними из-под земли выполз я.

— Кто ты?

— Я — сын войны,— продолжал Величайший Колдун.— Война — это я. Кровь мертвых течет в моих жилах…

— Это холодная кровь,— перебил его Лео.

— Совершенно верно, холодная,— Величайший Колдун сделал паузу.— Вот поэтому я так холо­ден, спокоен и точен в бою.

Черепашки молчали.

— Мой вам совет,— продолжал Величайший Колдун.— Не искушайте свою судьбу. И убирай­тесь подобру-поздорову на свою планету Земля.

— А если мы этого не сделаем? — спросил Лео.

— Тогда весь город будет смотреть на вас с ужа­сом, а затем обрадуется вашей смерти. Вам пред­стоит бесславная гибель. Понимаете?

— Нет.

— Я вижу, вы решительны по-прежнему?

— Даже больше.

— Вы — достойные противники.

— Благодарю вас,— отвечал Колдуну Лео.

— Поэтому я буду воевать с вами всерьез.

— Отлично,— сказал Раф, вынимая лазерное ружье.

— Это значит, что я убью вас немедленно.

— Когда?

— Сейчас. Здесь.

— Не удастся,— сказал Микки.

— Почему?

— Потому что мы не боимся тебя,— прокричал Дон.

— Не боитесь?

— Да, не боимся,— ответил Величайшему Кол­дуну Лео.

Он вытащил из ножен Звездный меч.

— Откуда у тебя этот меч? — спросил его Кол­дун, обнажая свой меч.

— Этот меч передала мне богиня Кара,— отве­тил ему Лео.

— Ты лжешь, чужестранец! — закричал Кол­дун.— Кара давно мертва.

— Но дух ее бессмертен! — Лео сделал шаг в сторону Колдуна.— Защищайся, Колдун!

Вдруг что-то похожее на огромного паука выка­тилось из-за соседнего дома и прыгнуло на чере­пашек. От удушающего смрада, внезапно окутав­шего черепашек, они чуть было не потеряли со­знание.

— Ха-ха-ха! — засмеялся Колдун и нанес удар мечом в направлении Микки. И если бы не Лео и его Звездный меч, Микки был бы повержен в прах.

Лео подставил под удар свой Звездный меч. За­тем, отразив удар, Лео ударил Колдуна мечом по голове. Но тот, подставив под удар Волшебный меч, бросил что-то липкое и сыпучее в черепашек. Это были сети, покрытые вязкой клейкой смолой. Черепашки-ниндзя, словно мухи, прилипли к се­тям. Тщетно пытались они вырваться из-под сетей. Ничего у них не получалось. Величайший Колдун подошел к ним и занес свой Волшебный меч. Каза­лось, развязка неминуема.

Вдруг, словно из-под земли, рядом с черепашка­ми появился мальчик. В руках его горел яркий фа­кел. Не раздумывая, мальчик пережег клейкую паутину. А через мгновение черепашки-ниндзя 1шовь были свободны.

— Проклятие! — выругался Величайший Кол­дун.

— Я… Я вызываю тебя на поединок, Величайший Колдун,— закричал Лео, размахивая Звезд­ным мечом.— И если ты откажешься, я все равно отрублю тебе голову.

— Я откажусь? — удивился Колдун.— Никогда!

И они закружились в бешеном, смертельном тан­це. Удары сыпались с обеих сторон.

— Сдавайся! — кричал Величайший Колдун, нанося страшный удар слева.

— Никогда! — Лео подставил меч и отразил удар, а затем уже сам со всего размаха нанес удар но голове.

Величайший Колдун зашатался, но все же смог устоять.

— Ко мне, мой Верный! — закричал Колдун во весь голос.

Послышался оглушительный рев, и на городскую площадь с небес спустился огромный трехглавый дракон. Из его ноздрей вырывались клубы дыма.

Недолго думая. Колдун вскочил ему на спину и они взмыли в небо, оставляя после себя дымный, тягучий след.

— Ура! — закричали черепашки-ниндзя.— Мы победили.

— Ура! — кричали друиды, заполнившие город­скую площадь.

— Теперь он надолго запомнит наш суровый урок,— гордо сказал Лео.

К нему подошел мэр.

— Я благодарю вас, чужестранец, за проявлен­ное мужество и желаю, чтобы оно как можно доль­ше не покидало тебя в столь трудные для нашей планеты времена. Величайший Колдун покорил наш мир, сделал нас рабами. Но души наши все же свободны.

— Ур-ра! — закричали друиды.

— Мы преподнесли тебе этот меч, дар богини Кары, чтобы ты, чужестранец, стал нашим освобо­дителем. Освободителем от зла и насилия. И, как говорилось в древних манускриптах, придет сын Неба и освободит вас от страшного Властелина. Этот час настал!

Друиды подняли черепашек-ниндзя на плечи и принялись их раскачивать и подбрасывать в небо.

Таким образом они выражали свое восхищение и восторг победы над жестоким и коварным вра­гом — Величайшим Колдуном.


ГЛАВА VI

Вечером мэр устроил праздничный вечер в честь победы над Величайшим Колдуном. Для этой цели выбрали уголок, прорезанный ущельем, поросшим деревьями и цветами. Тут же была горная речка с водой, прозрачной, как стекло, и холодной, как лед. Собралось много друидов. Они устраивали в честь победителей различные игры и боролись. Черепашки-ниндзя вместе с друидами плавали, пили, ели, а затем вместе со всеми слушали расска­зы мэра об истории их планеты.

К ночи разложили костер и, усевшись вокруг не­го, разговаривали, шутили, смеялись, оставив воз­ле космического корабля для охраны лишь одного друида.

— Не бойтесь,— говорил мэр.— Сегодня Кол­дун свое получил. Сегодня он не сунется.

— А если все же нападет? — спросил его Лео.

— Тогда мы его еще раз поколотим. Но на этот раз уже все вместе.

Микки лежал, глядя на огонь, прислушиваясь к разговору, радуясь, что его оставили в покое.

Он смотрел на огонь и вспоминал, как когда-то с друзьями совершал вылазки за город, как они раскладывали костер и лежали вокруг него, глядя на небо, на старое знакомое небо Земли.

— А здесь другой костер. И люди другие — друиды.

Микки посмотрел на Леонардо. Тот задумчиво глядел в небо. «О чем он думает?» — подумал Микки.

А Лео в этот момент думал лишь о Катане. Ка­тана жила на Земле и была девушкой Лео. И он очень любил ее. Но расстались они при весьма странных обстоятельствах.

— Может быть,— неожиданно перебил воспоми­нания Леонардо мэр городка,— может быть, вы опишете нам жизнь на Земле? Нам было бы очень интересно послушать.

— Я знаю, что у вас есть игра, называемая шах­матами,— сказал отец мальчика.— Мы пока играть в нее не умеем. Но мне было бы интересно погово­рить с вами о технике и философии игры в шах­маты.

— Не все сразу,— сказал мэр.— Сначала наши друзья, как и обещали, расскажут нам легенды.

Друиды сразу же притихли и уселись поплотнее вокруг костра.

— Я не совсем понимаю, с чего я должен на­чать? — растерянно спросил Лео.

— Но это же ясно,— сказал Микки.— Начни с самого начала.

— С начала?

— Да.

— Хорошо,— сказал Лео. Он глубоко вздох­нул.— Однажды, давным-давно, на острове Бри­тания жил великий король, которого звали…

— Именуемый,— поправил друга Раф.

— Почему именуемый? — обиделся Лео.

— Потому что так всегда говорят,— объяснил Раф.

— Это древнее слово, архаичное. В некоторых вариантах легенд…

— Когда-нибудь мы с тобой обсудим происхож­дение этого слова,— сдался Раф.

— Продолжайте рассказывать,— попросил мэр.

Лео снова глубоко вздохнул.

— Однажды, давным-давно, на острове Брита­ния жил великий король, которого звали Артур. Женой его была королева Джиневра, а Ланселот был его самым верным рыцарем…

— Смотрите! Смотрите! — вдруг закричал один из друидов.

Все оглянулись и посмотрели в том направлении, куда указывала рука кричавшего.

Из лесу вышел на поляну целый отряд.

— Это Древние,— объяснил черепашкам мэр, глядя в сторону пришельцев.— Они были искон­ными хозяевами этой планеты, нашими старшими братьями. Но жестокий Колдун лестью и обманом погубил их города и царства. Это они спрятали у нас Звездный меч Кары.

При скудном свете звезд черепашки-ниндзя ви­дели, что во главе отряда, на белом королевской породы олене с гирляндами на рогах ехал мужчина невероятной, неземной красоты: его гордое холод­ное лицо обрамляли платиновые волосы, волнами спадавшие на плечи из-под рогатого шлема. Плащ трепетал за его спиной, словно живые крылья. Кольчуга цвета изморози позвякивала при каждом шаге оленя.

— Это — Наставник,— тихо шепнул Лео мэр.

Чуть позади, слева и справа ехали двое с меча­ми, на которых то и дело вспыхивали и мелькали крохотные огоньки. В небе с трелями и смехом ку­выркались на ветру какие-то существа. Неподале­ку от их стаи зависли полупрозрачные сгустки ту­мана. Остальных, что следовали за Наставником между деревьями, разглядеть было труднее. Но они двигались столь быстро и грациозно, словно ручей из ртути, перетекающий под звуки арф и труб.

— Наставника зовут Лорд Эрхард,— в голосе мэра слышалось беспредельное обожание.— Он — главный хранитель тайны.

— Леонардо!— воскликнул Лорд Эрхард.— Я хочу с тобой поговорить. Леонардо встал и направился к Лорду Эрхарду.

— Здравствуй, Лео,— тихо сказал Лорд Эрхард.

— Здравствуйте,— вежливо ответил Лео и при этом невольно улыбнулся.

— У тебя хорошая улыбка,— произнес Лорд Эрхард, на что Лео ничего не сказал ему в ответ.

— Мы тебя ждали,— продолжал Лорд Эрхард.

— Ждали? — удивился Лео.

— Да, ждали.

— Меня?

— Именно тебя.

— Почему?

Лорд Эрхард вздохнул:

— Это долгий разговор, Леонардо. Я подожду,— сказал не без юмора Лео.—

— У меня достаточно времени, чтобы…

— Чтобы слушать?

— Нет, чтобы понять,— поправил Лорда Эрхарда Лео.

— Тогда садись на оленя и поедем. — приказал ему Лорд Эрхард

— Зачем? — встревожился Лео.— Куда?

— Не задавай мне глупых вопросов,— ответил Лорд Эрхард.

Лео сел на оленя. Процессия, повернув, исчезла так же незаметно, как и появилась.


ГЛАВА VII

Время летело. Олень без устали скакал вверх по склону, ни разу не споткнувшись. Леонардо заме­тил еще один отряд, спускавшийся вниз мимо них.

— «Куда они так мчатся?» — подумал Лео.

И, словно прочитав его мысли. Лорд Эрхард сказал:

— Это наши дозорные.

— Дозорные? — удивился Лео.

— Они охраняют наши владения от нашествия Величайшего Колдуна.

Вскоре на фоне звезд — маленьких волшебных звезд, показались странные конусообразные воз­вышения.

Они въехали внутрь одного из сооружений, где спокойным и ровным пламенем горели свечи, мело­дично журчали фонтаны и вдохновенно пели пти­цы. В воздухе разливался аромат цветов руты и роз. Обитатели пирамиды ждали Леонардо у вхо­да, и как только он показался, забросали его цве­тами. За стройными рядами встречающих мельте­шили дети.

— Мы прибыли,— сказал Лорд Эрхард неожи­данно хриплым голосом.— Отныне вас будут назы­вать Спасителями.

Он пригласил Лео в просторный зал.

Осматривая своды, Лео почему-то вспомнил Катану. Точнее, четверостишие, которое она прочла перед их расставанием:


Из груди ее цветок

Потянулся алый,

Но лето сожгло его,

И песни не стало.


— Хорошие стихи,— неожиданно сказал Лорд Эрхард.

— Вы читаете мысли? — изумился Лео.

— Нет. Я читаю настроения,— ответил Лорд Эрхард.— Усаживайтесь в это просторное кресло. Мне надо многое вам рассказать.

— Зачем?

— Затем, что вы являетесь единственным хра­нителем и владельцем Звездного меча, который завещала вам сама богиня Кара.

— Я?

— Да, вы.

— Как вы докажете это?

— Мне ничего не придется доказывать,— ска­зал Лорд Эрхард.— Садитесь и слушайте.

Лео опустился в огромное кресло.

— Сколько вы здесь прожили? — спросил он.

— Двенадцать лет,— ответил Лорд Эрхард.

— Многовато,— Лео в упор смотрел на Лорда Эрхарда.

— Итак, мой друг,— начал свой рассказ Лорд Эрхард,— я расскажу вам краткую историю этой страны вплоть до вашего появления… Много лет тому назад на планету Ригель прилетели Черные Монахи. Сначала они вели себя тихо и кротко. По­этому большинство из них стало жрецами. Но впо­следствии они стали оказывать все большее и боль­шее воздействие на управление планетой.

А вскоре планету посетила экспедиция, возглав­ляемая божественной и несравненной Карой…



ИСТОРИЯ ПЛАНЕТЫ РИГЕЛЬ


ГЛАВА I

В тот вечер молодой четырнадцатилетний правитель планеты Ригель, которого все население называло просто Хош, что означало священный, был не в настроении.

— Чем же развлечь тебя,— спросил у Хоша наставник, занимавший к тому же пост хранителя сокровищ.— Не позвать ли танцовщиц? Они позабавят тебя, и сердце твое развеселится.

— Нет, Кагабу, мне сейчас не до плясок. Меня весь день преследуют мысли о Каре, моей матери, хотя я и не помню ее. Ты ее видел? Ты говорил с нею? Расскажи мне о ней!

— Что ты! Что ты! — взволнованно зашептал старый царедворец, опасливо озираясь по сторонам.— Подумай, о чем ты просишь! Ты же знаешь, что Величайший Колдун запретил произносить ее имя. Вспомни, сколько горя пришлось пережить твоему отцу из-за нее. Постарайся забыть земных пришельцев, принесших нам столько несчастий.

— Но я ничего о них не знаю. От меня скрывают все, что с ними связано, а я сльш1ал, они многому нас научили и открыли тайну…

— Тише! Тише! Умоляю тебя…

— Даже отец не хочет со мной об этом говорить.

Как жаль, что Кара умерла, когда я еще ничего не понимал!

— Зачем же требуешь сказать то, о чем молчат твои родные?

— Если ты не хочешь выполнить мою просьбу,— вспыхнул юный Хош,— пусть она станет приказом! Да, я требую сказать все, что ты знаешь!

Наставник низко поклонился.

— Если так, великий государь, пойдем в сад, дворцовые степы имеют уши.

Они отправились в глубину сада, где распола­галась беседка, густо увитая виноградом. На круг­лом столе лежала небольшая доска, разделенная на квадраты, их занимали фигурки.

— Сыграем? — предложил Кагабу.

— Нет,— сказал Хош, опрокидывая фигурки,— хотя эту игру и придумала моя мать, я пришел сю­да не играть, а узнать все, что связано с ее именем.

— Повинуюсь, государь. Только не торопи меня. Я расскажу все по порядку.

Кагабу внимательно посмотрел на юного пове­лителя. Разговаривать с ним о Посланцах Земли было строго-настрого запрещено Величайшим Кол­дуном. Но рано или поздно ему нужно открыть правду. И теперь этот день пришел. Наставник начал издалека. Ведь речь шла о важных событиях, повлиявших на всю историю планеты Ригель.

Посланцы Земли прилетели к нам в царство­вание твоего деда,— рассказывал Кагабу.— После их появления твой дед заметно изменился, стал сто­рониться Черных Монахов и вскоре сделал наслед­ника своим соправителем. Затем твой отец женил­ся на Посланнице Земли — Каре, которая и родила тебя, Хош. Следуя советам Кары, твой отец решил искоренить поклонение многочисленным богам, мстительным и коварным, а также уничтожить кол­дунов. Он стал говорить, что все люди братья и всем надо жить и любить так, как любил когда-то на Земле людей Христос. Поэтому правитель за­крыл старые храмы и изгнал из них колдунов. Но на этом борьба с колдунами не закончилась. Те с помощью коварства и силы Величайшего Колду­на свергли власть твоего отца, предав проклятию его имя. Затем отец после смерти Кары удалился в уединенную резиденцию. Вот почему тебе при­шлось так рано надеть на свою голову корону. И поскольку ты был сыном Дочери Земли, женш,и- ны нецарской крови, тебя рано женили на Хес, мать которой была царской дочерью.

Выслушав длинный рассказ главного хранителя сокровищ, Хош сделал нетерпеливый жест.

— Но кто же эти Посланцы Земли?

Кагабу ответил не сразу.

— Твоего отца называли мечтателем. Да, появ­ление Посланцев Земли перевернуло всю его жизнь, заставило искать новые пути к счастью, но этого не поняли те, кто окружал его…

Послышались тихие шаги. Кагабу раздвинул листья.

— Величайший Колдун,— прошептал он и бы­стро стал расставлять на доске фигурки.

— Теперь тебе начинать, государь! — громко объявил он.

Мимо беседки медленно прошествовала высокая фигура в черном одеянии. Казалось, Величайший Колдун о чем-то сосредоточенно думал и даже не взглянул в сторону беседки.

Он следит за нами. Будем осторожны. Делай вид, что играешь. Завтра я принесу тебе ману­скрипт, где мной записана история Посланцев Земли, и ты узнаешь обо всем, что тебя волнует. Только береги его, иначе мне не сносить головы…

Тут они снова увидели Величайшего Колдуна.

— Что тебе нужно? — спросил Хош.

— Я хотел сказать моему господину,— спокой­но ответил Колдун, внимательно поглядев на Кагабу,— что назначено заседание Совета, который ты должен почтить своим присутствием.

Вернувшись во дворец, Хош сразу же отправил­ся на половину жены.

Худенькая, с большими черными глазами, длин­ными ресницами и пухлыми губами, она казалась моложе своих десяти лет.

— Посмотри, посмотри,— весело воскликнула она, увидев входящего супруга,— посмотри, какую мне подарили дочку!

— Хорошая кукла! — улыбнулся Хош, с дет­ским любопытством разглядывая нарядную игруш­ку, сделанную с большим искусством.— Довольна ли ты прогулкой, Хес?

— Очень, очень довольна! Всю дорогу играла музыка, и мы пели песни. Но я вижу, ты чем-то оза­бочен. Что случилось, дорогой муж?

Легким движением головы Хош дал понять присутствующим, что хочет остаться наедине с женой.

— В зале приема послов,— сказал он,— стерли со стены изображение моего отца.

Хес испуганно взглянула на мужа.

— Отец осведомлен об этом? — спросила она.

— Не знаю. Это козни жрецов. Они мстят отцу за то, что он запретил молиться многим богам и хо­тел установить равенство и братство всех жителей планеты Ригель.

В это время распахнулись двери, и в сопровож­дении пышной свиты вошел Величайший Колдун.

Высокого роста, широкоплечий, с большой голо­вой, покрытой шлемом, он выглядел внушительно и рядом с четырнадцатилетним Хошем казался исполином.

— Какими делами будет заниматься сегодня ве­ликий государь? — спросил он, поклонившись.

— Мы поедем к мастеру Туту,— поспешно от­ветила Хес.

Предупрежденный о предстоящем посещении го­сударем и царицей художественных мастерских, главный скульптор Тут ждал их у входа.

— Я приехала за обещанным зеркалом,— ска­зала Хес, здороваясь с прославленным худож­ником.

Проводив высоких гостей в мастерскую. Тут вру­чил царице отполированный до блеска серебряный диск, ручкой которого служила золотая фигурка девочки с туго заплетенными косичками и изящны­ми линиями рук и ног. Стройную фигурку облега­ла полупрозрачная ткань легких одежд.

— Как мне нравится это зеркало! — воскликну­ла царица,— такого у меня еще не было!

Улыбнувшись, мастер Тут протянул ей выточенную из кости фигурку плывущей девушки, держа­щей в вытянутых руках красную полированную ложечку.

— Это тоже для тебя.

Юная царица, не скрывая своего восторга, поспешила к Хошу показать полученные подарки.

Хош велел Кагабу щедро наградить мастера.

— Раньше так не умели делать,— сказал Хош. Этим мы обязаны, повелитель, твоей матери.

Она научила нас правдиво изображать лица и фи­гуры. Правила, преподанные ею, и лежат в основе нашего искусства.

— У тебя не сохранилось ее портрета?

Мастер Тут не успел ответить. В этот момент в мастерских появился Величайший Колдун.

— Государь,— обратился он к Хошу,— не хо­чешь ли ты взглянуть на чертежи нового дворца?

Сопровождаемый свитой, Хош направился в ар­хитектурную мастерскую.

Оставшись одна, юная царица стала рассматри­вать фигурки, стоявшие на полках. За большой вазой, в самом углу, она нашла изображение строй­ной женщины с большими, как у ребенка, глазами и странным выражением лица. И наряд у нее был какой-то необычный, не знакомый царице. Долго любовалась она найденной статуэткой, пока не услышала испуганный возглас Кагабу:

— Где ты нашла ее, царица?

— На полке. Она стояла позади вот этой вазы.

Подошли Хош, Величайший Колдун и свита при­дворных.

— Что это у тебя? — спросил Хош.— Какие уди­вительные глаза, точно живые, и как странно смот­рят они! Кто это? — обратился он к мастеру Туту.

Мастер молчал.

— Чья это статуэтка? — повторил вопрос Хош.

— Заклинаю тебя. Повелитель, не спрашивай,— сказал Величайший Колдун.— Пойдем отсюда. А ты,— гневно обернулся он к побледневшему ма­стеру Туту,— сегодня же явишься ко мне.

— Я запрещаю тебе так разговаривать с моими мастерами,— вспыхнул Хош.

Подозвав Кагабу, он взволнованно спросил:

— Кто прототип этой статуэтки?

— Твоя мать — Дочь Земли,— тихо ответил главный хранитель сокровищ.

Ты доставишь ее сегодня же ко мне во дворец,— твердо сказал Хош и, кивнув на прощание Колдуну, направился с царицей к выходу.

Вечером Кагабу явился во дворец. Бережно по­ставил на стол завернутую в плотную ткань статуэтку и вручил правителю небольшой свиток.

— Вот,— сказал он,— то, что я обещал тебе. Я разрезал манускрипт на несколько частей, чтобы легче было скрыть его от любопытных глаз. Завтра я принесу следующий кусок. Только береги его и никому не показывай. Здесь записано все, что известно мне о Дочери Земли.

Помолчав, Кагабу доверительно добавил:

— Прости, государь, но ты поступил очень не­осторожно, взяв эту статуэтку. Этим ты можешь навлечь на себя гнев Великого Колдуна.

— Но ведь он по должности мой первый друг?

Старый царедворец с укоризной посмотрел на

Хоша.

— Юности свойственно ошибаться. Но не повто­ряй больше подобных ошибок. Я постараюсь пре­достеречь тебя от них.

— Спасибо, Кагабу, я никогда не забуду того, что ты для меня сделал.

Поклонившись, главный хранитель драгоценно­стей удалился.

Хош развернул статуэтку и долго смотрел на нее, потом осторожно поднес к губам и нежно по­целовал.

— Мама! Моя мама!

Он позвал юную царицу.

— Сейчас мы с тобой прочтем то, что здесь напи­сано о моей маме.

Они сели к столу и, склонившись над манускриптом, углубились в чтение. Задумчиво глядели на них грустные глаза Дочери Земли…

…На мгновение Лорд Эрхард прервал свой рас­сказ. В зале воцарилась священная тишина.

— Невероятно! — воскликнул Леонардо.— Ваш рассказ — не рассказ. Я словно увидел все собст­венными глазами!

— Это так и есть,— улыбаясь, сказал Лорд Эр­хард.— Я просто перенес вас в те времена, когда то случилось.

— Но как вам такое удается? — изумился Лео.

— У каждого народа есть свои тайны,— глубо­комысленно изрек Лорд Эрхард.

— Давайте продолжим? — нетерпеливо предло­жил Лео Лорду Эрхарду.

Они не знали тогда, что уже в течение часа за ними наблюдают пронзительные глаза Величай­шего Колдуна. Словно две мертвые планеты, за­стыли они под куполом, ловя каждое слово, каждое движение говорящих…

…— «Они сели к столу,— повторил Лорд Эр­хард,— и, склонившись над манускриптом, углуби­лись в чтение. Задумчиво глядели на них грустные глаза Дочери Земли».


ГЛАВА II

Как-то вечером Повелитель сидел на террасе и слушал музыку. Вдруг раздался странный шум. Такого шума еще никто никогда не слышал. В небе появилась громадная птица. Она летела очень бы­стро, и из ноздрей ее вырывалось пламя. Придвор­ные пали ниц, а Повелитель и жрецы стали читать заклинания. Птица исчезла в той стороне, где захо­дит солнце, но в небе долго оставались следы от ее полета — белые полосы.

Прошло много дней, и ко дворцу примчался гонец с известием о том, что в песках опустилась большая огнедышащая птица. Из нее вышли два человека в странных одеяниях, похожие и в то же время не похожие на друидов. Жители всей округи пребывали в большом страхе. Отец Хоша собрал совет и отправил наследника с большой свитой к Небесным Посланцам.

Прошло еще много дней, и вот однажды ранним утром наследник со свитой и таинственными при­шельцами прибыл в столицу.

Оставив Небесных Посланцев в большом зале, царевич поспешил к отцу.

— Они не похожи,— сказал он,— ни на кого из тех, кого мы знаем, но они добрые и очень умные. Это брат и сестра. Его зовут Тот, а ее — Кара. При­летели они с Земли в железной птице, которая оста­лась в песках под охраной наших воинов. Я прика­зал никого близко к ней не подпускать, а чтобы птица не улетела, ее приковали цепью. Посланцы Земли угостили нас диковинными яствами, кото­рые они привезли с собой. Отец, да будешь ты жив и могуч, окажи достойный прием высоким гостям.

Так сказал царевич.

Назавтра Верховный Правитель велел облечь се­бя в парадные одежды. В тронный зал, где собра­лись все придворные, вошли Посланцы Земли.

Приблизившись к трону, они низко поклонились.

Привет, Великий Правитель, от неведомых тебе доселе далеких братьев! — сказал Посланец, который называл себя Тотом. Голос его был звонок и мелодичен.— Со временем я подробно расскажу тебе о том мире, где мы живем, а пока посмотри, что мы привезли с собой.— И пришелец поставил перед правителем небольшой ларец. Передняя стенка его вспыхнула, и все увидели безбрежные пески, на которых покоилась серебристая птица, окруженная воинами.

— Это охрана, которую я оставил стеречь пти­цу! — воскликнул наследник.

— Ты великий чародей,— сказал Тоту Повели­тель.— Твое окно, позволяющее видеть так далеко, воистину волшебно.

Придет время,— ответил Посланец Земли,

и ваши мудрецы создадут вещи еще более чудес­ные, чем те, что мы привезли.

— Я слышу речь наших воинов! — снова вос­кликнул наследник,— они прославляют имя моего отца, да будет он милостив и всемогущ!

Голоса воинов звучали так громко, как будто они находились рядом.

Все это было поистине удивительно.

— А теперь я покажу тебе нашу Землю,— ска­зал Тот.

В волшебном окне появились высокие деревья, широкие, блестящие, как зеркала, улицы. Стреми­тельно проносились по ним диковинные машины, из которых выглядывали чьи-то лица.

— Это Нью-Йорк,— сказал Тот. - А это наши колесницы.

Кто же их везет? — спросил наследник.

— Они сами себя везут.

В небе пролетали серебристые птицы, подобные той, что опустилась в песках планеты Ригель. Вы­сокие светлые здания были домами жителей Земли.

Но вот волшебное окно погасло, словно кто-то изнутри закрыл его. И Тот стал вынимать из своих сундуков другие любопытные предметы.

— Это Волшебный меч,— говорил Тот.— С его помощью можно уничтожить любого врага. А это — Звездный. Обладание же двумя мечами делает вас непобедимыми и неуязвимыми для любого против­ника.

Рассматривая оружие, Повелитель и Посланцы Земли не заметили, как жадно сверкнули глаза Колдуна, который едва сдерживал свое желание похитить мечи…

…На этом месте обрывался текст манускрипта.

Лорд Эрхард взглянул на Леонардо.

— Как в сказке! — воскликнул Лео.— Почему же от вас скрывали прилет жителей Земли?

— Величайший Колдун боялся любви, которую несли нам земляне,— объяснил Лорд Эрхард.— Ведь главное его оружие — ненависть.

— Ненависть?

— Да, ненависть и страх,— объяснил Лорд Эр­хард.— Жрецам пришлось не по нраву все, что де­лали Дети Земли. И они захотели их уничтожить.

— Каким образом?

— Терпение, мой друг, терпение.— Лорд Эр­хард достал еще одну часть манускрипта и стал читать…

…Прошел год. Правитель рассказал Дочери Зем­ли о планете Ригель, а Кара, в свою очередь, поде­лилась с ним своими обширными познаниями мира.

Тебе надо многому учиться,— говорила она Правителю.— Ты должен думать не только о том, чтобы сытно поесть, хорошо одеться, но и о том, чтобы получить знания. Вспомни вашу мудрую по­словицу: «Глупец, ничего не читающий, подобен глухому, с которым приходится говорить жеста­ми»… Наши ученые давно уже летают к другим мирам. Они наблюдали и за планетой Ригель. Зная, что у вас такие же разумные существа, как и у нас, решили послать меня и моего брата, чтобы позна­комиться ближе с вашей жизнью. Когда мы с Тотом летели к вам, мы знали, куда посадить желез­ную птицу, потому что у нас есть изображения ва­шей планеты, на которых обозначены и горы, и мо­ря, и реки, и долины.

Пройдет время, и мы пришлем к вам ученых, ко­торые поделятся с вами своими знаниями, потому что все мы дети одного Бога.

Вскоре к Правителю явились жрецы.

— Те, что называют себя Посланцами Земли,— сказал Величайший Колдун,— скрывают от нас свои истинные цели. Женщина, которую называют Дочерью Земли, говорит всем, что они собираются послать сюда каких-то ученых. Мы обратились к магии, и она открыла нам, что не Земля послала этих гостей, а злые силы, которые хотят погубить нас, сделать рабами. Берегись их, милостивый вла­дыка!

— Но ведь они ничего худого пока нам не сде­лали,— возразил Правитель,— они научили нас

тому, чего мы раньше не знали.

— Это хитрость,— сказал Колдун.— Сейчас они ничего не могут сделать потому, что их только двое, но если прилетят ученые — а сколько их будет, мы не знаем,— тогда они покажут свои когти. Тот и Кара — лазутчики,— говорил Величайший Кол­дун.

В тот день наследник пригласил Кару на большую охоту, которую устраивал Правитель.

Впереди ехали на повозках, украшенных драго­ценными каменьями и священными символами, Правитель, наследник и Кара.

Неожиданно из-за кустов выскочил огромный зверь. Правитель пустил стрелу, но она пролетела мимо. Вторую стрелу пустил наследник. Ранив зве­ря, он привел его в ярость. В два прыжка зверь ока­зался у повозки и ударом огромной лапы повалил яо. Наследник закрыл лицо руками, готовясь к страшной смерти. Но Кара протянула в сторону зверя маленький блестящий предмет, сверкнул луч света, зверь покачнулся и упал на песок. Когда подбежали охотники, зверь уже был мертв. При­близились придворные к Дочери Земли и низко поклонились ей.

— Покажи мне, дочь моя, твой волшебный лук,— попросил Правитель.

— Вот он,— отвечала Кара,— но в руки я его тебе не дам, потому что ты не умеешь с ним обра­щаться, и он может причинить тебе большое зло.

— Благодарю тебя за мудрые слова,— отвечал Правитель.— Да распространится слух о тебе по горам и долинам! А теперь покажи нам еще раз чу­десную силу твоего волшебного лука. Не знал я, что есть на свете такое хитроумное оружие.

— Хорошо,— сказала Кара,— смотри. Видишь, как бьется на земле яо, которого ударил лапой зверь, сломав ему ногу? Он все равно обречен, и я избавлю животное от мучений.

Дочь Неба подняла руку, блеснул луч света, яо вздрогнул и замер. И снова все поклонились Доче­ри Земли.

Вскоре после этих событий сын Правителя при­знался Тоту, что хочет жениться на его сестре и просит его согласия. Сын Земли ответил, что у них девушки сами распоряжаются своей судьбой. И как ни противились жрецы. Правитель дал согласие на брак царевича с Дочерью Земли. И была сыграна пышная свадьба.

Правитель часто навещал Тота. Он охотно бесе­довал с ним о далеких мирах и однажды признался, что, если бы не преклонный возраст, охотно поле­тел бы с ним на далекую лучезарную звезду по имени Земля.

— Звезды, которые ты видишь,— говорил Тот,— такие же планеты, как и Ригель. И на некоторых живут такие же люди, как вы.

— А Величайший Колдун говорит, что никаких людей на небе нет. И вы, наверное, не люди, а вол­шебники. Вот послушай, что я тебе расскажу… Был у друидов волшебник. И звали его Джеди. Он, как и ты, был великий чародей. И дожил Джеди до глубокой старости. Призвал его однажды Пра­витель и говорит: «Джеди, хоть и пришла твоя ста­рость, хоть и близок день твоей смерти, твоего по­гребения и твоих похорон, но ты подобен человеку, еще не достигшему преклонных лет: твой сон без­мятежен, болезней ты не ведаешь, и даже кашля у тебя нет! Слышал я, что ты можешь приставить на место отрезанную голову». И ответил Джеди: «Да, я могу это сделать, о Повелитель, господин мой, да будешь ты жив, здоров и могуч».

Тогда приказал Повелитель: «Пусть приведут ко мне из темницы узника, которого должны казнить!»

Но Джеди сказал: «Нет, не могу я этого сделать с человеком, о Повелитель, господин мой, да бу­дешь ты жив, здоров и могуч, ибо запрещают это волшебные силы».

Тогда принесли гуся и отрезали ему голову. По­ложили гуся у западной стены зала, а голову — у восточной. Джеди проговорил магические заклина­ния, и поднялся гусь, и пошел, переваливаясь, и голова его тоже поднялась ему навстречу. И вот голова гуся вновь приросла к его шее. Встрепенул­ся гусь и загоготал. И принесли Джеди утку, и с нею он сделал то же самое. Затем Повелитель при­казал привести быка. Отрубили ему голову и по­вергли на землю. Но вот произнес Джеди свои ма­гические заклинания, и бык встал и пошел за ним сам… А ты можешь приставить отрезанную голову?

— Нет, не могу,— сказал Тот и засмеялся.

Жрецы неотступно следили за Тотом. Он стал их

заклятым врагом, он отвращал народ от магии, не скрывал симпатий к простым людям. И знатный вельможа, и простой друид были для этого Сына Неба совершенно одинаковы. И жрецы захотели избавиться от Посланцев Земли, подорвать их мо­гущество. Они задумали уничтожить железную птицу, чтобы лишить Тота связи со своей родиной. Но они боялись его и потому действовали с боль­шой осторожностью.

А Дети Земли все выспрашивали, что происходи­ло на планете Ригель в стародавние времена. Мно­гое им уже рассказали, но не все было правдой. Друиды приукрашивали то, что было на самом де­ле. Ведь Посланцы Земли, казалось, пришли из волшебной сказки, и речь у друидов все больше шла о кудесниках и чародеях.

И повелел великий чародей,— рассказывал друид по имени Солли,— принести ему ларец, где хранилась его книга заклинаний. И еще велел при­нести кусок воска. И принесли ему ларец с книгой заклинаний и воск. Чародей слепил из этого воска страшилище длиной в семь пальцев и произнес за­клинание: «Если придет враг, чтобы омыться в мо­ем пруду, схвати, схвати и унеси его на дно!» И ко­гда враг пришел и, раздевшись, вошел в воду, восковое страшилище превратилось в настоящего дракона и, схватив врага, унесло его на дно пруда.

Посланцы Земли улыбались, слушая такие исто­рии.

— Это все интересно,— говорила Дочь Земли,— но нас с братом интересуют подлинные события прошлого, которые или записаны в ваших ману­скриптах, или сохранились в народных преданиях. Тебе, Солли, приходилось слышать о том, что дав­но-давно к вам прилетали наши братья? Их желез­ная птица опустилась где-то в этом районе.

— Я знаю об этом,— воскликнул Солли,— они жили на острове.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю! Об этом написано в манускрипте, кото­рый хранится у Величайшего Колдуна. Я вам его перескажу, так как у меня превосходная память.

— Я расскажу о том,— начал Солли,— как один друид попал на остров и встретил там змея, гово­рившего человеческим языком.

Солли закрыл глаза и продекламировал:

«…И сказал змей: «Я расскажу тебе о несчастье, которое приключилось на этом острове. Здесь я жил со своими собратьями и детьми, и всего нас было семьдесят пять змеев. Еще была среди нас одна девочка, дочь простой смертной, но я ее не считаю. И вот однажды упала с неба звезда, и пла­мя охватило всех. Случилось это, когда меня с ни­ми не было. Они все сгорели, лишь я один спасся. Но когда я увидел эту гору мертвых тел, я сам едва не умер от скорби…»

Непонятно,— сказал Тот,— о какой упавшей с неба звезде идет здесь речь. Они, наверное, ис­правляли повреждение сломавшейся железной пти­цы, и в этот момент она взорвалась.

— Я тоже так думаю,— согласилась Кара.— А где этот остров, ты знаешь, Солли?

— Он погрузился в волны моря, и его больше нет. У наших жрецов есть тайные записки о каких- то людях, упавших с неба, но они никому не пока­зывают их. Они думают, что это может принести вред их могуществу…

Вскоре вернулся из похода военачальник по име­ни Ром. Он отличался не столько храбростью, сколько хитростью и вероломством.

Проведав о том, что Тот собирается показать По­велителю, как летает железная птица. Ром по на­ущению жрецов решил помешать ей вернуться на Землю. Пробравшись ночью к железной птице, он забрался в нее, но один из воинов, охранявших птицу, заметил это и сообщил во дворец. Рома схва­тили и заключили под стражу, но он клялся, что хотел только посмотреть, что у птицы внутри, ни­чего не трогал там. Тоту ничего об этом не сказали, чтобы не расстраивать его.

Наступил день, назначенный для полета. Вместе с Тотом поехали Повелитель, наследник с Дочерью Земли и жрецы.

Когда Тот вошел в птицу и затворился в ней. Дочь Земли повелела, чтобы все отошли подальше, легли на песок и крепко зажмурили глаза.

— А кто встанет и будет смотреть,— сказала Кара,— того поразит смерть!

Что-то зашипело, зашумело внутри птицы, блес­нуло яркое пламя, такое яркое, что его увидели все, хотя глаза их были закрыты, и дрогнула зем­ля. А когда шум затих, птицы уже не было.

Вдруг Дочь Земли громко вскрикнула и побежа­ла к оленям.

Скорее, скорее! — торопила она.— С Тотом случилось несчастье, его птица загорелась, она падает…

Погнали оленей во весь дух, но птицы нигде не было видно. Долго мчались они, пока олени не упа­ли в изнеможении. Затем снова помчались.

Много дней скакала Дочь Земли, пока не добра­лась до берега моря. Рыбаки, жившие на берегу, видели, как горящая железная птица упала в волны и как вода закипела вокруг. И поднялся огромный водяной столб, и задрожала земля от сильного грома.

Долго ходила по берегу моря Дочь Земли, проли­вая горькие слезы, а рыбаки рассказывали, как из горящей птицы выскочило что-то объятое пламенем и полетело над морем. К вечеру на берег выбросило волнами великое множество уснувшей рыбы.

Когда стало известно о гибели Тота, вспомнили Рома и стали обвинять его в случившейся ката­строфе. И повелела Дочь Земли привести к ней Рома.

В большом дворцовом зале в присутствии Пове­лителя, наследника и всех придворных Ром дер­жал ответ. Он повинился в том, что испортил же­лезную птицу по наущению жрецов. Когда он умолк. Дочь Земли встала и гневно сказала:

— Ты виновен в смерти моего брата, и нет тебе прощения. Ужели ты не представлял себе, каких трудов нам стоило добраться к вам? Ты отнял жизнь не только у брата, но и у меня, потому что теперь я не смогу вернуться на родину. И я знаю, что тоска убьет меня.

Ты нанес вред всем людям. Ты порвал ту нить, которую мы с таким трудом протянули между на­шим и вашим мирами. Только безумец мог это сде­лать. Тех же, кто толкнул тебя на этот варварский поступок и теперь трусливо прячется за чужими спинами, ждет бесславное будущее. Я знаю это. Они заставят вас забыть наши имена, уничтожат записи того, что мы говорили, но никогда не сотрут из памяти народа воспоминаний о посещении пла­неты Ригель жителями Земли. Настанет время, ко­гда и к нам прилетят жители Ригель. Но это будут не жрецы, а друиды, простые смертные, которым мы скажем от чистого сердца: «Добро пожаловать, дорогие собратья но разуму!»

— Пообещай мне, Повелитель,— обратилась Кара к владыке, и ты, мой милый супруг, выпол­нить мою последнюю волю. Чувствую я, что недол­го осталось мне жить. Пусть муж воспитает моего сына. Похороните меня так, чтобы в усыпальнице моей было, как внутри железной птицы, чтобы ка­залось, будто я снова лечу с милым братом.

Так она сказала и горько заплакала. И поклял­ся Повелитель, что выполнит все ее желания. И повелел он найти высокую гору, которая, постепенно суживаясь, как бы уходила ввысь, туда, откуда пришла Дочь Земли, а в основании этой горы со­орудили последнюю обитель жены наследника.

Дочь Земли загрустила, затосковала по далекой родине. С нетерпением ждала она наступления но­чи и подолгу глядела на звезды. Затем она записа­ла все, что надо знать, отправляясь в далекое путешествие. Это завещание Дочери Земли она переда­ла мужу, чтобы тот сохранил его для грядущего. И угасла она, оставив сына.

Так завершилась повесть о Детях Земли, как за­писал ее от начала до конца Кагабу, главный писец Повелителя…

…Лорд Эрхард, закончив чтение, посмотрел на Лео. В глазах Лео застыли слезы.

— Ты плачешь? — спросил Лорд Эрхард.

Лео ничего не ответил.

— Не плачь,— сказал Леонардо Лорд Эрхард.— Не надо плакать.

— Что же произошло дальше?

— Дальше?

— Да, после того, как умерла Кара?

— После ее смерти,— начал рассказывать Лорд Эрхард,— друиды сделали Кару своим божеством. Они стали развешивать ее изображения на Древах Познания и молиться им.

— Молиться?

— Да, молиться,— Лорд Эрхард многозначи­тельно посмотрел на Лео.— Узнав об этом, Вели­чайший Колдун приказал уничтожить Деревья По­знания, а также вместе с ними — все изображения богини Кары.

— Чего же он хотел?

— Он хотел уничтожить ее душу…

— Душу?

— Да, Лео,— продолжал Лорд Эрхард.— Имен­но душу. Как ты уже знаешь, душа наша бессмерт­на. А Величайший Колдун решил ее погубить, что­бы держать всех нас в страхе.

— В страхе перед чем?

— Перед смертью, Лео.

— Но это же безумие! — поразился Лео.

— Отнюдь нет,— отвечал Лорд Эрхард.— Мно­гое из задуманного ему удалось. В частности, дер­жать наш народ в повиновении и страхе.

— Каким же образом?

Колдун похитил Волшебный меч, который привезли Кара и ее брат. С его помощью он теперь сеет кровь и разрушение на всей планете Ригель. С его же помощью он мечтает завоевать и Землю.

— Землю?!

— Да, Землю,— продолжал Лорд Эрхард.

Когда-то раньше, много лет тому назад в одном из своих воплощений он уже жил на планете Земля. Более того, он был мужем Кары.

— Кары?

— Да, Лео,— подтвердил Лорд Эрхард.— Он околдовал ее, а затем погубил.

— Погубил?

— Да, погубил, чтобы затем перенестись на пла­нету Ригель,— продолжал Лорд Эрхард.— А за­тем, завоевав ее, покорить уже всю Вселенную.

— Понимаю теперь,— задумчиво произнес Лео,— почему Кара прилетала на планету Ригель. Она хотела…

— Она хотела сделать нас свободными,— закон­чил мысль Лео Лорд Эрхард.— И это ей почти удалось.

Лорд Эрхард подошел к столу и нажал какую-то кнопку. В зал вошли два друида-близнеца.

— Нас зовут Трилли и Ялли,— представились они Лео.— А тебя как?

Лео. Отлично, — искренне обрадовались братья-близнецы.— Будем друзьями.

Затем они поставили на стол блестящий предмет. Внешне он напоминал огромный кристалл и переливался всеми цветами радуги.

— Это подарок Кары,— сказал Лорд Эрхард, а затем объяснил: — С помощью этого кристалла можно переноситься во времени, а также видеть нее то, что было много лет тому назад.

— Лорд Эрхард! — неожиданно воскликнул Лео.— Давайте перенесемся во времена правления Хоша!

— Отличная идея, Лео,— Лорд Эрхард, подой­дя к кристаллу, произнес несколько магических слов.

Яркая вспышка света озарила зал. Она была настолько мощной, что глаза Колдуна, застывшие под куполом зала, задрожали, а затем закрылись. Этого мгновения было достаточно, чтобы Лео и Лорд Эрхард перенеслись во времени…


ГЛАВА III

Открыв глаза, Лео увидел, что он находится вну­три храма. Рядом с ним на верхней террасе стоял сам Лорд Эрхард.

— Где мы? — тихо спросил Лео.

— На заседании Совета,— ответил Лорд Эр­хард.

Лео посмотрел вниз и увидел Величайшего Кол­дуна. Тот стоял на возвышении и собирался высту­пать.

После традиционного приветствия Величайший Колдун помолчал, а затем, словно собираясь с мыслями, медленно заговорил. Каждую его фразу Хош воспринимал, как удар молота по наковальне. Юный наследник старался не пропустить ни одного слова, чтобы потом, передав все слышанное отцу и своему наставнику Кагабу, попросить у них со­вета. Своего жизненного опыта у него еще не было. Ведь ему шел только пятнадцатый год.

— Черные дни настали для планеты Ригель,— начал свою речь Величайший Колдун.— Наш Правитель отверг религию предков, запретил покло­няться богам, которых друиды чтили на протяже­нии тысячелетий.

Хош растерянно посмотрел вокруг. Жрецы избе­гали его взгляда.

— И боги покарали отступника,— продолжал Величайший Колдун, возвышая голос,— соседи перестали платить нам дань, народ уклоняется от работы, казна пустеет. Знать отвернулась от своего кумира, войска перестали ему повиноваться. Горе нам! Горе планете Ригель!

— Твой отец,— обратился он к Хошу, и в глазах его сверкнула ненависть,— поверил наветам при­шельцев, выдававших себя за Детей Земли. Мы го­ворили с богиней Неба, и она ответила, что не знает их и не посылала к нам своих детей. Пришельцы были смутьяны и богохульники. Твой отец не толь­ко поверил их бредням, но и стал проповедовать их лжеучение Христа. Это ли не кощунство! И Бог покарал его за это.

«Он мстит,— подумал Лео, глядя на Величай­шего Колдуна,— мстит, чтобы потом захватить власть».

А Величайший Колдун продолжал:

— Недавно здесь был твой отец. Он отрекся от своих заблуждений и проклял пришельцев.

Юный наследник закрыл глаза руками, чтобы скрыть слезы, блестевшие на его длинных ресни­цах. Он понял, что отец принес эту жертву, дабы спасти его, Хоша.

Вечером Хош направился к отцу.

— Отец,— тихо попросил он,— дай мне мамино завещание.

Зачем оно тебе? Не надо. Лучше вовсе не знать, чем скрывать какую-то тайну. Это очень тяжело, мучительно тяжело. А теперь позволь мне обратиться к тебе с просьбой. Чувствую, что дни мои сочтены. Поэтому поручи тем, кто строит твою усыпальницу, тайно сделать небольшой склеп в скалах. Неподалеку от твоей гробницы захоронена Кара, твоя мать, пусть между вами захоронят и меня. Не надо ничего ценного класть в гробницу, потому что воры, подстрекаемые жрецами, разгра­бят ее. Единственное, что ты положишь туда,— завещание твоей матери Кары. Оно будет в шка­тулке, запечатанной моей печатью. Не открывай се. Так будет лучше для тебя. Не пришло еще вре­мя, чтобы постичь то, что для нас пока непонятно. Со временем найдут это завещание и используют его. Я верю. Старость настигла меня, и слабость пошла в мое тело: померкли мои глаза, ослабели руки, ноги больше не служат мне, сердце мое уто­милось. Близок час моей кончины, и скоро уже по­несут меня в город вечности, в город могил. Иди, мой сын, я хочу, чтобы никто меня больше не беспокоил.

Поцеловав отца, взволнованный наследник вер­нулся во дворец.

— Ты заметил,— сказала жена,— как изменился величайший Колдун.— Он не ходит, а ступает, не говорит, а изрекает, не сидит, а восседает, точно владыка Вселенной. Не знаю, почему я начала бояться его. Когда он входит, у меня появляется такое чувство, какое должна испытывать малень­кая птичка, попавшая в пасть чудовища.

— Царица никого не должна бояться, тем более Колдуна,— улыбнулся Хош.

— Смотри! — вдруг воскликнула царица, ука­зывая рукой на небо.— Что это?

По небу летел яркий метеор, оставляя за собой длинный сверкающий след. Стало светло, как днем.

— Мне страшно…— прошептала жена.

Метеор исчез, и снова все погрузилось во тьму.

— Куда он полетел?

— В сторону моря.

На террасе появился Кагабу.

— Ты видел? — тревожно спросила его цари­ца.— Что это? Ученые, о которых говорила Кара?

— Не знаю, может быть, и ученые, а может быть, хвостатая звезда. Я в детстве видёл такую.

— Но ты видел и железную птицу.

— Железная птица прилетела днем и не блестела так ярко, а впрочем, кто его знает, что это…

— Как бы я хотел, чтобы это были Дети Зем­ли! — невольно вырвалось у Хоша.

На следующий день по решению Совета жрецов Величайший Колдун отдал приказ направить вой­ска в западные районы страны. Жрецы готовились по-своему к появлению Посланцев Земли; если это окажется только их железная птица.

С нетерпением и тревогой ждали во дворце из­вестий.

Однажды после обеда Хош с женой спустились в сад. У подножия Дерева Познания пестрели цветы.

— Посмотри, сколько цветов! Я сплету тебе из них венок.

Нарвав цветов, царица стала украшать им голо­ву мужа.

— Что с тобой? — обеспокоено спросила она.— Ты побледнел, и взгляд у тебя какой-то странный…

— Мне нехорошо. Я хотел бы лечь.

— Ты нездоров?

— Не знаю, что со мной.

Он встал и, пошатнувшись, снова опустился на скамью.

Хоша уложили в постель. Жена не отходила от него. Но с каждым часом Хошу становилось все хуже, и вскоре он потерял сознание. Жена в отчая­нии ломала руки, заливаясь слезами.

— Почему ты молчишь, Кагабу? — спросила она

старого царедворца.

— Я думаю, его отравили,— ответил Кагабу.

— Что же делать? Чем помочь?

К вечеру Хош, не приходя в сознание, скончал­ся…

…— Что же было дальше? — спросил Лео у Лор­да Эрхарда.

— А дальше, Лео, Величайший Колдун начал Осуществлять задуманное,— сказал Лорд Эрхард.— Сначала он похитил шкатулку…

…Лео увидел, что возле храма стоят закутанные в плащи люди. Он услышал голос Величайшего Колдуна:

— Не забудьте, что он разрезан на четыре части, которые могут лежать в разных местах. Отыщите их во что бы то ни стало.

Затем Лео увидел Кагабу. Тот притаился и, ко­гда фигуры скрылись за углом, пошел следом.

Кагабу понял, что речь шла о манускрипте, пе­реданном Хошу и погребенном в царской усыпальнице.

«Неужели они осмелятся осквернить могилу?» — думал он.

Миновав городские ворота, незнакомцы направи­лись к царским могилам.

Кагабу старался не терять их из виду.

Неизвестные уверенно направились к могиле Хо­та. Предположения Кагабу подтверждались.

Спрятавшись за развалинами, он с трудом разли­чал во тьме силуэты незнакомцев, сдвинувших большой камень, за которым зиял провал. Видимо, ход был прорыт несколько дней тому назад. Зло­умышленники зажгли фонарь и скрылись в прова­ле. Кагабу терпеливо ждал.

— Смотри, смотри! — зашептал Лео Лорду Эрхарду.— Какие-то люди наблюдают за Кагабой. Давай поможем ему?

— Т-с-с! — Лорд Эрхард приложил палец к гу­бам,— нам нельзя ни во что вмешиваться.

— Как жаль! — только и смог ответить ему Лео.

Прошел час. Посльш1ались приглушенные голо­са, и в отверстии показался свет фонаря. Грабители вылезли из провала. В руках они держали знако­мый эбеновый ларец с манускриптом.

— Святотатцы! — крикнул Кагабу, бросаясь на них.— Как вы смели осквернить могилу Власте­лина!

Точно из-под земли выросли две темные фигу­ры. Кагабу повалили на землю, заткнули ему рот и крепко связали.

Обвинительную речь произнес Величайший Кол­дун:

— Вот истинный святотатец,— сказал он, указы­вая на Кагабу,— которого боги отдали нам в руки. Зная, какие ценности погребены в могиле, он ночью, как вор, проник в гробницу, чтобы похитить их. Он осквернил останки Правителя, который без­гранично доверял ему, считая своим лучшим дру­гом. Покойный владыка возвысил его, возведя в сан царедворца. Так вот какова его благодарность! Показаний выследивших его жрецов совершенно достаточно, чтобы уличить в преступлении. В лар­це, который он хотел похитить, хранилось самое ценное сокровище усыпальницы.

Ложь! Гнусная ложь все, что ты говоришь! — воскликнул Кагабу, вырываясь из рук схвативших его стражников.— Только такой негодяй, как ты, мог…— ему не дали закончить, заткнув платком рот.

— За все свои злодеяния,— продолжил Вели­чайший Колдун, - он заслуживает смерти. Уведите его.

Вечером Величайший Колдун вошел в спальню царицы.

Испуганно глядела на него юная царица, пред­чувствуя недоброе.

— У меня к тебе срочное дело,— сказал Вели­чайший Колдун, делая присутствующим знак уда­литься.

— Что случилось?

Вместо ответа Величайший Колдун поднял моло­дую женщину и положил на постель. Взяв подуш­ку, он накрыл ею лицо Хес. Царица встрепенулась. Величайший Колдун прижал подушку сильнее. Вздрогнуло тело царицы, тщетно она пыталась бороться, силы постепенно оставляли ее. Вот мел­кая дрожь пробежала по телу, словно трепетала птичка, пойманная в сети. Судорожно уцепившие­ся за руку Величайшего Колдуна пальцы медлен­но разжались…

Все было кончено.

— Теперь только я — единственный властелин планеты,— Величайший Колдун вытащил из ножен Волшебный меч.— Клянусь этим мечом и всеми силами зла, что никогда никто из жителей Земли не посетит эту планету.

Блеснула молния. Яркая вспышка огня на мгно­вение ослепила глаза Лео, наблюдавшие за этой сценой. Затем все погрузилось во тьму…


ГЛАВА IV

Когда Лео открыл глаза, он увидел, что нахо­дится в том же зале. Рядом с ним сидел Лорд Эрхард. Он сидел в той же позе, что и до путешествия. Лео на секунду показалось, что время останови­лось. Вдруг он услышал тихий голос Лорда Эрхарда:

— А теперь, мой друг, я открою тебе еще одну тайну.

— Не много ли тайн за один вечер? — иронично

спросил Лео.

Но Лорд Эрхард, не обратив внимания на иро­нию, сказал:

— Дело в том, что тайна касается лично тебя.

— Меня? — удивился Лео.

— Да, тебя,— Лорд Эрхард встал и подошел к Лео.— В конце своей недолгой, но прекрасной жизни Кара, чувствуя, что Правитель теряет власть, а Величайший Колдун ее захватывает, предсказала, что конец власти Колдуна наступит лишь тогда, когда планету Ригель посетят жители Земли. Она сообщила также, что их будет четверо и одного из них будут звать Леонардо. Он-то и бу­дет тем сыном Земли, который сразится с Величай­шим Колдуном.

— Вы это серьезно? — спросил Лео.

— Более, чем когда-либо,— тихо сказал Лорд Эрхард.— Она просила также передать тебе Звезд­ный меч, а также посвятить тебя в тайны рыцарского искусства. Готов ли ты к этому, Лео? — голос Лорда Эрхарда был торжественен и строг.

— Да,— ответил Лео.

Тогда опустись на колени,— промолвил Лорд Лео медленно опустился на пол.

— Клянись, положа одну руку на сердце, а дру­гую на этот манускрипт,— сказал Лорд Эрхард.— И повторяй за мной все то, что я произнесу.

Лео положил руку на манускрипт.

— Я, командир космического корабля Леонар­до…— начал обряд посвящения Лорд Эрхард.

— Я, командир космического корабля Леонардо, - повторил Лео.

— …клянусь…

— …клянусь…— голос Лео звучал, словно эхо.

— …не покидать эту…

— …не покидать эту планету до тех пор…

— …пока власти Колдуна…

— …пока власти Колдуна не придет конец, - Лео вздрогнул и поднял глаза. Из-под купола на него смотрели огромные страшные глаза Величай­шего Колдуна.

— Наконец-то я нашел тебя, Лео! — закричал Колдун.

Он сидел верхом на огромной летучей мыши и размахивал над головой Волшебным мечом.

— Берегись! — внезапно закричал Лорд Эр­хард. Он кинулся к Лео, сбивая его с ног.

Через мгновение сноп огня обрушился на то ме­сто, где недавно стоял Лео.

— Ах, так? — Лео, вскочив на ноги, выхватил из ножен Звездный меч.

— Я не боюсь тебя, инопланетянин.— Величай­ший Колдун верхом на летучей мыши вновь взмыл под купол, чтобы оттуда начать новую атаку на Лео.— Ты глупец, Лео! Ни один смертный не может противостоять силам Зла.

- Если ты такой сильный, то спускайся вниз!

И Лео, стиснув руками меч, приготовился к обо­роне.

Летучая мышь, издав гнусный душераздираю­щий крик, вместе с Величайшим Колдуном камнем упала вниз, прямо на черепашку-ниндзя.

— Гнусная тварь! — ударил ее мечом Лео.— Сейчас разделаюсь с тобой!

Он занес меч, чтобы добить летучую мышь, кото­рая упала ему под ноги, но она прямо на глазах у Лео превратилась в очаровательную девушку.

От неожиданности Лео уронил меч на пол.

— Кто ты? — спросил он девушку.

— Я? Я — твоя любовь,— сказала девушка и по­ложила свои легкие изящные руки на плечи Лео. Через мгновение руки уже обвивали его шею. От неожиданности Лео выронил Звездный меч.

И девушка сразу же, на глазах у Лео стала вновь превращаться, но теперь уже не в летучую мышь, а в огромного трехглавого дракона, готового про­глотить Лео целиком.

— Мы — твоя смерть! — прошипели головы, из­вергая пламя.

Величайший Колдун, воспользовавшись момен­том, схватил упавший на пол меч и вместе с ним прыгнул на спину дракону.

— Он мой! — закричал Величайший Колдун.— Он мой!

В этот момент что-то тяжелое пролетело над го­ловой Лео. Огромный каменный шар, пущенный меткой рукой Лорда Эрхарда, угодил Величайше­му Колдуну прямо в грудь.

— Проклятье! — закричал тот, роняя Звездный меч прямо под ноги Лео.

Подбежавший Лорд Эрхард поднял его и пере­дал в руки Лео.

Когда-то в молодости я был мастером по ме­танию ядра…

— Смотрите! Он улетает! — перебил его Лео, указывая рукой вверх.

Вспышка молнии на мгновение осветила зал. Этого было достаточно, чтобы увидеть в куполе огромную рваную брешь, в которой исчезал Вели­чайший Колдун вместе с драконом.

— Какая досада! — возмущению не было гра­ниц.— Какая трусость! Нужно догнать его! До­гнать и сразиться!

— Хорошая мысль, мой друг,— Лорд Эрхард подошел к столу и нажал на кнопку.

В зал вбежали друиды-близнецы Трилли и Ялли.

— Скорее приведите наших оленей! — попросил их Лорд Эрхард.

Друиды исчезли.

— А теперь нам предстоит самое трудное,— ска­зал Лорд Эрхард, обнимая Лео за плечи.

— Самое трудное?

— Да, Лео.— Лицо Лорда Эрхарда стало груст­ным.— Нам предстоит совершить опасное путеше­ствие во дворец Величайшего Колдуна. Никто еще не возвращался оттуда живым.

— Мы будем первыми,— Лео крепко сжал руку Лорда Эрхарда.

— Надеюсь, Лео.

Через минуту они уже мчались на оленях сквозь ночь по направлению ко дворцу Величайшего Кол­дуна.


ГЛАВА V

На следующее утро после отъезда Леонардо Микки, Дон и Раф были приглашены мэром на торжественный завтрак, в котором принимало участие почти все население городка. Появление черепашек-ниндзя было встречено аплодисментами.

Мэр благожелательно улыбался, глядя на растерянные лица черепашек-ниндзя.

— Какую кухню предпочитаете? — спросил у них мэр.— Китайскую, японскую, французскую или швейцарскую? Наш повар недавно научился готовить швейцарский сыр.

— Швейцарский сыр? — удивился Дон.

— Да,— ответил мэр.— Сыр просто превосходен. Он тает прямо во рту.

Лица черепашек-ниндзя разгорелись, как неоновые вывески.

— Швейцарскую! — закричали они, размахивая руками, как дети.— У нас никогда еще не было на завтрак швейцарской кухни.

— А вы что предпочитаете? — спросил у мэра Рафаэль.

— А я предпочитаю китайские блюда,— ответил мэр,— и также очень люблю ваше пиво.

— Пиво? — удивились черепашки.

— Да,— ответил мэр.— Мы делаем его из хме­ля, который растет в наших лесах.

Черепашки-ниндзя устроились за столом. Благо­желательные официанты-друиды тут же окружили их своим вниманием.

— А что на десерт? — спросил у них мэр.— Яблочный пирог? Или торт из шоколада?

Рот Дона раскрылся от изумления.

— Каким же образом вы освоили нашу земную кухню? — спросил он у мэра.

— Всему этому нас научила Кара,— объяснил черепашкам-ниндзя мэр города.— Она и ее брат оставили после себя множество книг по кулинарному искусству. Вот мы и воспользовались ими.

— О, как вкусно! — в диком восторге восклик­нул Микеланджело.— Ваш повар просто волшеб­ник!

— Волшебник и гений,— добавил Рафаэль.

— А вечером у нас будут американские блюда,— весело сказал мэр городка.

— Американские? — восхищенно воскликнул Дон.— Мы так давно их не ели, что они покажутся нам совсем новыми. Раф, ты хочешь американскую еду?

— Японскую,— предложил Раф, но потом доба­вил: — Ладно, если вы хотите американскую, пусть будет американская!

Лицо мэра просияло.

— А потом мы угостим вас новинкой сезона — воздушной кукурузой,— мэр городка был просто неотразим.

— Воздушной?

— Да, воздушной,— сказал мэр.— Она появи­лась совсем недавно.

Микеланджело загадочно улыбнулся.

— А почему вы ее любите? — спросил он у мэра.

— Легкая, воздушная, она дает нам необходи­мые витамины,— отвечал мэр.— А как прекрасно хрустит во рту!

— Как хорошо вы все знаете! — сказал Дон, за­канчивая завтрак.

Черепашки-ниндзя поднялись из-за стола.

А теперь… а теперь мы все вместе пойдем купаться,— предложил черепашкам мэр города.

Идея была превосходна. Черепашки-ниндзя вместе с друидами направились к морю. Но не прошло II десяти минут, как их догнали друиды-близнецы. Трилли и Ялли были очень взволнованы и никак не могли доходчиво объяснить, что случилось с ни­ми этой ночью.

— Он напал…

— Он напал на Лео,— взволнованно кричали они, перебивая друг друга.

— Нет, не дракон…— начинали они объяснять нее с самого начала…— не дракон, а Величайший Колдун.

— На Лео напал Колдун?

— Да, Колдун,— отвечали Трилли и Ялли.—

Величайший Колдун сидел верхом на драконе, а в руках его блестел Волшебный меч.

— И чем же закончилась схватка? — спросили у них черепашки-ниндзя.

— Победой…

— Победой Лео,— отвечали им братья-близне­цы.— Величайший Колдун позорно бежал. А Лео с Лордом Эрхардом пустились за ним в погоню.

— Но это же недопустимо! — воскликнул мэр.

— Что?

— Что недопустимо? Пускаться в погоню за тем, кто коварен и зол.

Еще никто не возвращался живым из дворца Вели­чайшего Колдуна.

— Тогда почему мы еще здесь? — громко закри­чал Микки.— Немедленно в путь!

Не прошло и получаса, как черепашки-ниндзя вместе с мэром и братьями-близнецами отправи­лись в путь.


ГЛАВА VI

Дворец Величайшего Колдуна был построен дру­идами на одной из высочайших скал горного хреб­та по имени Джугет. Попасть в него простому смертному было невозможно. К тому же, пропасть отделяла его от ближайшей горы.

Выйдя на дорогу, ведущую ко дворцу, Лео и Лорд Эрхард остановились. Лорд Эрхард посмот­рел на Лео.

— На этой дороге нас ожидает смерть. Поэтому мы должны попасть в замок другим, окружным пу­тем. Ты, Лео, будешь беспрекословно выполнять все то, что скажу тебе я. Итак, вперед!

И Лео вместе с Лордом Эрхардом стали спу­скаться по едва приметной, истершейся от древно­сти лестнице вниз, в ущелье. Лорд Эрхард легко и быстро шел вперед. Придерживаясь за выступы скал, внимательно поглядывал на Лео. Из-под его огромных ног летели камни, отдавались в пропасти эхом.

— Здесь Величайший Колдун казнил наших вождей,— сказал Лорд Эрхард.— Сейчас ты уви­дишь это место.

На середине пропасти лестница ушла вглубь ска­лы, в узкий тоннель. Из темноты тянуло влажной сыростью. Нагибаясь, Лео с трудом двигался меж­ду отполированными стенами. Ощупью он нашел плечо Лорда Эрхарда.

Тоннель окончился полуосвещенной пещерой. Повсюду поблескивали базальтовые колонны. В глубине взлетали легкие клубы пара. Журчала вода, однообразно падали капли с неразличимых в глубине сводов.

Лорд Эрхард шел впереди. Его черный плащ и острый колпак скользили над озером, скрываясь иногда за облаками пара. Он сказал из темноты: «Осторожнее»,— и появился уже на узкой, крутой арке древнего моста. Лео почувствовал, как под ногами дрожит мостовой свод, но он глядел только на легкий плащ, скользящий в полумраке.

Становилось светлее. Заблестели над головой кристаллы. Пещера окончилась колоннадой из низ­ких каменных столбов. За ними видны были зали­тые вечерним солнцем вершины.

По ту сторону колоннады лежала широкая терра­са, покрытая мхом. Ее края обрывались отвесно. Едва заметные лесенки и тропинки вели наверх, в пещерный город. Посреди террасы лежал, до по­ловины ушедший в почву, покрытый мхами Свя­щенный Порог. Это был большой, из массивного золота саркофаг. Грубые изображения зверей и птиц покрывали его с четырех сторон. Наверху по­коилось изображение спящего Правителя. Одна рука его положена под голову, другая прижимала к груди какой-то музыкальный инструмент. Остат­ки рухнувшей колоннады окружали эту удивитель­ную скульптуру.

— Это могила последнего Правителя планеты Ригель,— тихо сказал Лорд Эрхард.

Он опустился на колени перед Порогом и поце­ловал в сердце изображение спящего. Когда он поднялся, его лицо было задумчиво и спокойно. Лео тоже присел у саркофага.

С левой стороны, в скале, среди надписей вид­нелась золотая дверца. Лорд Эрхард разгреб мох и с трудом отворил ее. Это было древнее жилище хранителя Порога — темная пещерка с каменными скамьями, очагом и ложем, высеченным в граните.

— Вот мы и пришли,— сказал Лорд Эрхард.— За этой дверью,— указал он на дверь в скале,— жилище Величайшего Колдуна. Замыкается круг долгих тысячелетий. Быть может, мы — послед­ние древние на планете Ригель.

Лорд Эрхард замолчал.

— А мое сердце говорит иное,— Лео поднялся и пошел вдоль обрыва, поднимая клочки сухого мха, сухие веточки.

Собрав их, он вернулся к Лорду Эрхарду и сло­жил костер. Затем, опустившись на колени, под­жег траву. Костер затрещал, разгораясь.

Тогда Лорд Эрхард поднял голову к проступаю­щим во тьме звездам и запел негромко низким, пе­чальным голосом:


Бродил бродяга Эрхард

Среди полей и холмов,

Под сенью лесных дрожелистов

И вдоль поющих ручьев.

Вьется под деревом наш хоровод,

Где огнецвет цветет.

Шептал бродяге ветер,

И в воздухе пахло травой,

Светили на небе две звездные лампы,

Холмы блестели росой.

Вьется под деревом наш хоровод,

Где огнецвет цветет.

Свою вспоминая подружку,

Что ждала, где неба свет.

Он замер, увидев сиянье звезд.

Где звезд в самом деле нет.

Вьется под деревом наш хоровод.

Где огнецвет цветет.

А там под огромной скалою,

Во мраке неверных теней

Резвился, приплясывал древний народец

Среди золотых огней.

Вьется под деревом наш хоровод,

Где огнецвет цветет.

И в танце каждый друид,

Как ветер, огонь и ветер.

Все пляшут под звуки серебряных струн

И не устают никогда.

Вьется под деревом наш хоровод,

Где огнецвет цветет.

Навстречу ему вдруг выходят Кара и Правитель ветров и тьмы,

И звездами блещет Правителя взгляд

И холодом дышит зимы.

Вьется под деревом наш хоровод.

Где огнецвет цветет.

Любовь, словно свет небесный,

Во взгляде Кары горит.

Становится с Эрхардом рядом Правитель…


Костер догорал. Лео глядел на угли. Они озаря­ли красным жаром лицо Лорда Эрхарда.

- По древнему обычаю мужчина перед боем должен спеть песню,— пояснил Лорд Эрхард.

Затем, поднявшись, сказал:

- А теперь, Лео, давай войдем в эту дверь. Лео и Лорд Эрхард подошли к двери, ведущей во дворец Величайшего Колдуна. Лорд Эрхард нажал какую-то кнопку, дверь отворилась, и они вошли во дворец.


ГЛАВА VII

Величайший Колдун сидел на своем троне под стальным навесом в форме колеса. Его полирован­ная кольчуга блестела в приглушенном свете. А го­лова была покрыта шлемом с двумя рогами по бо­кам.

«Коварное, бесчувственное создание»,— поду­мал о Колдуне Лео, захлопывая за Лордом Эрхардом дверь. Его рука коснулась рукоятки Звездного меча, и сразу же дрожь пошла по всему его телу.

— Я завоюю Землю,— говорил Величайший Колдун камергеру, стоявшему неподалеку от его трона.— А затем и другие планеты Вселенной. С планетами нельзя церемониться. Их нужно брать за глотку. Врываться и переворачивать все вверх дном: уничтожать животных, сжигать поля, рубить деревья — словом, сдирать с нее шкуру. Ясно?

— Да, мой повелитель,— камергер жадно вни­мал словам Величайшего Колдуна.

— Но прежде, чем это сделать, необходимо уничтожить Посланцев Земли.

Голос Величайшего Колдуна звучал, словно эхо.

Нужно было что-то делать. И Лео, сделав глубо­кий вдох, шагнул навстречу своей судьбе.

— Я здесь. Величайший Колдун! — закричал он, выхватывая из ножен меч.

И я пришел убить тебя!

Величайший Колдун вздрогнул и тоже схватил­ся за рукоятку Волшебного меча. Но не вытащил его из ножен. Поднявшись с трона, он сказал: — Наконец-то ты здесь.

Величайший Колдун произнес эти слова так, словно он и Лео были не противниками, а друзья ми, которые не виделись много лет.

— Тебя прислали друиды? — спросил у Лео Ве­личайший Колдун.— Зачем они тебе?

— Я — Посланец Земли,— коротко ответил Лео.— Это о многом говорит.

— О многом?

— Да, Колдун,— в голосе Лео послышались ме­таллические нотки.— Ты позабыл, что на Земле есть такие понятия, как отвага, честь, достоин­ство…

— Все это пустые слова, Лео,— перебил его Ве­личайший Колдун.— Зачем ты пришел ко мне?

— Чтобы убить…

— Убить? — Величайший Колдун не смог сдер­жать смеха.

— Да, убить, освободив жителей планеты Ри­гель от такого тирана, как ты.

— Посмотрим, как это тебе удастся,— Величай­ший Колдун резко оборвал смех.— Значит, война?

— Да, Величайший Колдун.

— Но ведь друиды — дикари. А ты, Лео — ци­вилизованное существо. И если внимательно по­смотреть, между нами есть некоторое сходство. Вы прилетели сюда с целью завоевать этот мир. И я хочу того же. Подумай об этом, Лео. Если мы объединим наши усилия, мы,— Величайший Кол­дун сделал паузу, а затем произнес,— мы будем непобедимы.

— Я уже сделал свой выбор,— коротко ответил Лео, шагнув к Лорду Эрхарду, и положил ему на плечо руку.

Ты пожалеешь об этом, житель Земли.— Ве­личайший Колдун выхватил меч.— Жаль, что жи­телей Земли с такими способностями, как у тебя, я не смогу использовать должным образом. Но у тех, кто не хочет быть со мной, лишь одна подру­га — смерть.

— Я жду тебя,— Лео, широко расставив ноги, принял боевую стойку.

— Я изрублю тебя на мелкие кусочки, житель Земли! — вскричал Величайший Колдун и бросил­ся к Лео.

— Давай, крикливый трус,- расстояние между Лео и Величайшим Колдуном сокращалось.

— Лео,— прошептал стоящий рядом Лорд Эрхард.

— Минуточку, лорд Эрхард,— Лео сорвался на крик.— Я сдеру с тебя шкуру. Величайший Кол­дун!

Внезапно Величайший Колдун остановился.

— Последний раз предлагаю тебе сделку! — выкрикнул он срывающимся от злости голосом.— Ты уходишь живым, а я в награду тебе дарю цар­ство друидов…

— Нет! — перебил его Лео.

— Ну, тогда берегись! Быстро расскажи о его слабых сторонах,—

попросил Лео Лорда Эрхард а.

— Он уязвим в тот самый момент, когда подни­мает Волшебный меч для смертельного удара,— ответил Лорд Эрхард.— К тому же, он несколько лет не участвовал в поединках. Но будь начеку — он очень опасный противник.

— Спасибо, Лорд Эрхард,— успел сказать Лео.

— Что мне делать, если тебя убьют?

— Бежать от этого Колдуна как от дьявола.

В этот момент Величайший Колдун нанес свой страшный удар.

Лео быстро нырнул вниз. Он действительно бле­стяще владел мечом.

— Ну, давай, давай,— дразнил он соперника.

Стратегия, если можно так назвать его действия,

состояла в том, чтобы уворачиваться от страшных ударов Величайшего Колдуна и вконец измотать его. И когда Величайший Колдун зазевается или потеряет бдительность, нанести смертельный удар, который и решит исход поединка.

Тотчас, словно разъяренное животное, Величай­ший Колдун замахнулся снова. Его Волшебный меч просвистел так близко около уха Лео, что тот уже был уверен, что лишился его.

— Ты обращаешься с мечом, словно это бабкин горшок,— съехидничал Лео.

Лорд Эрхард прыснул от смеха. Обезумев от ярости, Величайший Колдун замахнулся снова, как дикий дверь. На этот раз Лео был стремитель­нее, уклонился и отступил назад.

— Землетрясение, землетрясение! — закричал он, когда Величайший Колдун грохнулся на зем­лю. Лео стремительно замахнулся и нанес колю­щий удар в сторону. Величайшего Колдуна.

Но Величайший Колдун увернулся, и лезвие ме­ча вошло так глубоко в расщелину колонны, что Лео не смог его вытащить.

— Берегись! — закричал Лорд Эрхард.

«Я слишком устал от бессонных ночей,— поду­мал с сожалением Лео.— Промахнуться было почти невозможно».

В первый раз за время поединка ему стало страшно.

Величайший Колдун взгромоздился на ноги и замахнулся мечом в сторону ноги Лео. У Лео было только две возможности: или все-таки вытащить меч, или спасти ногу. Он выбрал второе.

Но теперь он был безоружен, и Величайший Колдун с торжеством в черных диких глазах наступал на него. Измотанный Лео гадал, что будет дальше. Он почти задыхался. Краешком глаза он посмот­рел на Лорда Эрхарда. Лорд Эрхард стоял и спо­койно ждал.

«Господи,— пронеслось в голове Лео,— он уве­рен, что я бессмертен!».

Теперь Лео отступил вниз, на огромную простор­ную площадку, в центре которой было большое озеро. Он увлекал за собой Величайшего Колдуна, одетого в тяжелые латы, гадая, что тот станет де­лать, когда они достигнут озера.

В конце концов, Лео оказался зажатым между кромкой воды и смертельно опасным Волшебным мечом. Он попытался рвануться хоть в каком-то направлении, словно собираясь вернуться за своим мечом. Величайший Колдун, сознавая свое превос­ходство и небрежно размахивая мечом, отрезал ему все возможные пути.

— Ну, что, попался, Лео? — издевался Величай­ший Колдун.

Лео с трудом уходил от ударов меча.

— Иди-ка поближе, Величайший Колдун, а то твои люди сочтут тебя трусом.

С омерзительным воплем Величайший Колдун атаковал Лео. Он занес меч над головой Лео. Страшное оружие стремительно опускалось вниз. Блокируя нападение, Лео в прыжке ударил по ко­леням противника.

— Штрафной удар с пятнадцати ярдов за не­обоснованную грубость,— успел сказать Лео, ко­гда Величайший Колдун перевернулся через него и рухнул в воду.

Браво, браво! — захлопал в ладоши Лорд Эрхард.

Хлопки ладоней Лорда Эрхарда прозвучали в пустом зале, как удар грома.

Стоя по колени в воде и без ума от ярости, Вели­чайший Колдун искал свой Волшебный меч и, есте­ственно, не мог его найти, потому что тот остался лежать на берегу. Величайший Колдун, наконец, увидел меч и попытался схватить.

— Я не хочу убивать тебя,— неожиданно про­говорил Лео, наступив одной ногой на Волшебный меч.— Предлагаю тебе лишь, чтобы ты навсегда убрался с планеты Ригель.

Величайший Колдун, изловчившись, ухватился за меч. Лео толкнул меч ему навстречу, ранив его. Величайший Колдун упал на колени, но все же схватил Волшебный меч.

Тогда Лео отбежал назад и вытащил из расще­лины колонны Звездный меч.

— Я не хочу тебя убивать,— повторил Лео, под- 1шмая меч.

— Зато я хочу убить тебя! — проревел Величай­ший Колдун.

Он поднялся на ноги и вновь и вновь нападал на Лео.

Они ударили друг друга одновременно. Меч Ве­личайшего Колдуна плашмя ударил Лео по голове. Тот упал на землю. То же самое произошло и с Ве­личайшим Колдуном. Но Лео, упав на землю, сразу же поднялся на ноги. А Величайший Колдун про­должал лежать. Это означало, что Лео выиграл поединок.

Величайший Колдун открыл глаза и увидел, как Лорд Эрхард обнимает Лео.

— Убейте его! — завопил Величайший Колдун.

Наблюдавшая за ходом поединка охрана стала приближаться к Лео.

— Берегись! — закричал Лорд Эрхард, закры­вая своей спиной грудь Леонардо.

Пущенное чьей-то умелой рукой, копье вошло ему между лопаток.

— Прости меня,— успел он сказать Лео, и упал навзничь.

Это был конец. Лео почувствовал нестерпимо острое желание обнять Лорда Эрхарда, но теперь было уже слишком поздно. И Лео бросил послед­ний взгляд на то место, где находился трон Вели­чайшего Колдуна.

Неподалеку от трона Лео заметил огромный кри­сталл. От него исходило сильное сияние.

«Генератор энергии!» — осенило Лео.

И внезапно шальная мысль возникла у него в го­лове.

Он стремительно бросился вниз, по направлению к трону.

— Держите его, держите! — дико закричал Ве­личайший Колдун, догадавшийся о планах Лео.

Но было уже поздно.

Лео, сражая на пути противника, стремительно приближался к своей цели.

— Не делай этого! — кричал Величайший Кол­дун.— Не смей!

Лео занес Звездный меч и ударил им по кри­сталлу.

Купол раскололся от удара страшной молнии. Раздался взрыв, какого Лео еще никогда в своей жизни не слышал. Невероятная сила подбросила его вверх, в облака. Сознание затуманилось, и он лишился чувств.


ГЛАВА VIII

Лео очнулся и открыл глаза: прямо над ним было небо, по которому плыли белые облака. Теплый ветер ласково тронул его лицо. Он вздрогнул и об­лизал губы: они были сухие, потрескавшиеся. Во рту все пересохло, и ощущался вкус крови. Челю­сти болели, словно он что-то жевал несколько дней подряд.

Еще мгновение он лежал, чувствуя спиной про­хладу земли, а руками — беглую ласку травинок. В нем остались лишь удивление и неясный ужас. Он шевельнул головой, и мысли захлестнули его торопливыми горячими волнами. Лео вспомнил, как погиб Лорд Эрхард. Словно ослепленный эти­ми мыслями, он закрыл глаза, потом снова открыл их и увидел высоко над собой летящую черную точ­ку — возможно, птицу. А может быть, нечто совсем иное.

Ветер вновь погладил его, прошуршав в траве. Он резко сел и тут же скривился от боли в правой ноге. Серая ткань комбинезона была разодрана. Он раздвинул ее и обнаружил длинную черную струйку засохшей крови. Он медленно шевельнул ногой, вспоминая ход поединка.

Все обернулось неудачей. Лео скрипнул зубами от боли. «Хорошо еще, что я не истек кровью»,— подумал он. Если б рана продолжала кровоточить, он бы умер.

«Где же мои друзья, неужели они не придут мне на помощь?» — думал Лео.

Он повернул голову и осмотрелся. Вокруг — ни­кого, только горы.

«Но где же Дон, Микки, Раф? — мелькнуло в голове Лео.— Что, если?..»

Сознание его на миг помутилось от ужаса и го­ря. Потом он подумал: «Значит, так суждено!» Он приподнялся на локтях и вновь осмотрел мягкие очертания гор. До Земли было много световых лет, а здесь вокруг него раскинулась знакомая и одно­временно такая чужая планета Ригель.

Что-то заверещало в траве, и Лео закусил губу, вдруг испугавшись этой возможной угрозы, возник­шей из полной тишины.

Верещание смолкло, и он услышал вокруг тыся­чи невнятных шумов. Шорохи, потрескивание, посвистывание, позвякивание… Мир кишел жи­знью — насекомыми, грызунами, птицами, ины­ми существами, которых он не мог опознать. Он был одинок.

Лео с трудом встал и двинулся к вершине холма. Его правая рука лежала на рукоятке меча, и он не отрывал глаз от темной стены чужого леса. Там могли таиться все опасности нового мира.

На краю леса Лео остановился. Правое бедро горело, ногу словно парализовало. Его взгляд не отрывался от зеленоватого сумрака, заполнившего просветы между гладкими коричневыми стволами громадных деревьев. Светлые облака затянули все небо, но их почти не было видно сквозь густой по­толок темной листвы.

В лесу Лео могли подстерегать многочисленные опасности. «Но ничто,— подумал он,— ничто не устоит перед Звездным мечом». Рука машинально легла на холодную гладкую рукоятку. Он мог унич­тожить весь лес, чтобы устранить любую угрозу, скрытую в его сумраке.

Первые капли дождя заставили Лео вздрогнуть:

он растерянно глянул на небо. Ветер посвежел, и вдруг над горами прокатился гром.

Лео поднял капюшон комбинезона. Через не­сколько секунд дождь превратился в ливень. Лео вышел в лес и остановился, как только ветви де­ревьев укрыли его от струй. Из глубины леса доно­сился пряноватый запах.

Вскоре дождь превратился в серый туман, в кото­ром тонули лес, небо и светлая зелень холмов. Лео тщательно осмотрел кору дерева. Она состояла из многочисленных красных и коричневых чешуек. Лео осторожно коснулся ее — дерево как дерево. Он запрокинул голову и с подозрением посмотрел на черный навес ветвей. Одинокая дождевая капля разбилась о его П1,еку. Все казалось спокойным, привычным, почти земным.

Вдруг в глубине леса послышалось ворчание. Лео обернулся, сердце его забилось. Это не был гром. Он насторожился и различил сквозь шум дождя глухой храп. Определить расстояние было трудно, но вряд ли это далеко.

«У меня есть Звездный меч,— сказал он себе.— Почему бы не пойти и не посмотреть, что там?»

Лео прислушался, но храп стих. Лео углубился в лес.

Ковер из иголок потрескивал под его ногами. Высоко, по ветвям хлестал дождь. Иногда Лео чув­ствовал холодок упавшей капли. Лес был полон странных запахов и казался вымершим. Лео поду­мал, что животные, наверное, убегают при его при­ближении. По крайней мере, мелкие: грызуны и беззащитные птицы, напуганные чужаком.

Но другие…

Едва он подумал о них, вновь послышался гром­кий храп. И теперь значительно ближе.

Лео остановился, прислонился спиной к дереву. Боль в ноге снова вернулась.

«Храпящее животное должно быть приличных размеров»,— думал Лео. Через несколько мгнове­ний он его увидит.

Храп то становился тише, то вовсе замирал. Лео не слышал треска ломающихся веток и подумал, что животное, пожалуй, находится на открытом месте. Когда он выбрался на вершину холма, шум опять стал громче. Наверное, под холмом была лу­жайка, и на ней паслось несколько животных, хра­певших по-разному. Такое объяснение удовлетво­рило Лео.

Он взял Звездный меч в правую руку и стал осто­рожно спускаться по склону. Дождь прекратился. Лео уже не слышал шороха, хотя отдельные кап­ли еще изредка падали на его лицо и руки. Внезап­но пронзительное кудахтанье разорвало тишину. Рефлекс сработал безотказно: Лео обернулся мгно­венно, держа в руках Звездный меч.

Лео увидел силуэт птицы, которая удалялась, лавируя между деревьями, и облегченно вздохнул.

Храп, как и в первый раз, превратился в рев, и Лео усмехнулся. Теперь животное было уже ря­дом.

Солнечный луч пробился сквозь ветви в то самое мгновение, когда Лео заметил поляну. Он застыл и присел на корточки. Существо должно было на­ходиться там. Оно смолкло, но тишина казалась еще более тяжелой. Лео приложил ладонь к земле и ощутил ее дрожь. Существо продолжало дви­гаться. Сердце Лео бешено заколотилось, он обли­зал губы и почувствовал вкус крови.

Почва была взрыта. Лео видел два поваленных дерева. Их красные корни напоминали мертвых животных, вырванных из земли.

Напрягая слух, Лео пытался услышать храп или какой-либо другой шум, чтобы отыскать по нему чудовище. Но различал только множество посто­ронних звуков: чириканье птиц, шорохи насекомых и далекое ворчание какого-то зверя.

Согнувшись вдвое, Лео подобрался к краю по­ляны и встал на колени за деревом. Теперь он ви­дел множество поваленных стволов, глубокие раны коричневой земли. Неужели это ревущее чудови­ще ополчилось на лес? Он его не видел. Может быть, оно удалилось? Нет, земля продолжала дро­жать.

Лео выпрямился, вышел из тени и зажмурился, ослепленный.

Вдруг раздалось громовое рычание, и краем гла­за он увидел нечто, несущееся прямо на него. Склон холма скрывал чудовище, но теперь оно стремительно двигалось к нему. За мгновение он разглядел тяжелый пунцовый сверкающий на солн­це панцирь и две черные конечности, вырывающие куски земли. Скорость чудовища была ошеломляю­щей, и Лео едва успел направить меч в его сторону.

Вспышка затмила сияние дня. Послышался вой, и от чудовища ничего не осталось. Почва остекле­нела, и от черного фона теперь отражалось солнце. Вновь воцарилась тишина. Полная. Ни чириканья птиц, ни жужжания насекомых, ни рева зверей.

«Никого! — подумал Лео.— Одно движение Звездного меча — и не осталось в живых никого и ничего…»

Он осмотрелся по сторонам, опасаясь появления другого пунцового чудовища. Но другого чудища не было.

Тогда он встал и двинулся по склону, поросшему травой.

Тьма между деревьями густела, но Лео уже не вздрагивал от каждого крика невидимых животных и шороха крыльев среди ветвей. Ему не хотелось ни есть, ни пить, боль почти совсем утихла.

«Может быть, мои друзья все-таки меня ищут»,— подумал Лео. Он остановился, внезапно очутив­шись на открытом месте.

Деревья расступились, и перед ним оказалась узкая полоса, которая рассекала лес. Он понял, что это своего рода тропа. Дорога, по которой хо­дили неизвестные животные… Лишь бы не пунцо­вые чудовища…

Он ступил на тропу. По утоптанной земле Лео пошел быстрее. Небо темнело, по нему пробегали странные красные блики. В лесу трещали бесчис­ленные насекомые.

После поворота тропа стала шире, и он вдруг услышал знакомый храп. «Значит, верно,— поду­мал Лео.— Пунцовые чудовища проложили эту лесную тропу. И она, наверное, ведет к их логову… Если я до них доберусь, будет хорошее побоище!»

Пока же к нему приближалось еще одно из чу­довищ.

Лео отодвинулся в тень и спрятался за высоким деревом.

Храп прекратился на несколько секунд, потом стал громче. И вот чудовище появилось. Его внеш­ность обескуражила Лео. Это не был пунцовый зверь, подобный тому, которого он уничтожил. Не­знакомец был крупнее. Чуть пониже, но гораздо массивнее. В лесной полутьме он выглядел черной движущейся массой, его невообразимые глаза, ка­залось, отражали блеск солнца. На голове чудови­ща виднелось что-то вроде хобота. Лео поднял меч, но тут животное прыгнуло на него, и Лео ударил его мечом. Дикий рев потряс воздух. Животное дернулось и упало.

«А не натравили ли их на меня? Может, Кол­дун?» — подумал Лео и углубился в лес.

Медленно опускалась ночь. Появились звезды, и Лео, охваченный волнением, остановился. Он видел белые, красные, желтые солнца. Одно из них было Землей.

«О нет. Землю не стоит вспоминать. Надо думать лишь о том, как выжить, а затем уже, встретив дру­зей, вновь сразиться с Величайшим Колдуном,— так думал Лео, шагая через лес.— Боже, как хочет­ся спать. С каким бы удовольствием я поспал…»

Ноги несли Лео сами собой. На мгновение ему показалось, что между деревьями пляшет рой огоньков. Потом все опять утонуло во мраке.

Он остановился, прислонясь к дереву. Он весь дрожал от холода. Трясущейся рукой провел по липкому лбу, потом снова двинулся вперед и через несколько метров почувствовал, как невидимые кусты хлещут его по ногам. Листья шуршали под рукой, а шипы цеплялись за комбинезон. Он дер­нулся, пытаясь освободить правую ногу, и застонал от боли в бедре. Неожиданно кустарник уступил, и Лео, не рассчитав усилия, упал. Он скатился в ложбинку, полную влажных листьев и мягкой земли.

Наполовину зарывшись в листву, он лег на спину, лицом к своду леса и провалился в сон.

Ему снился бой с Величайшим Колдуном. С серого тяжелого неба обрушивались плавящиеся камни, и Лео, задыхаясь, убегал. Вначале он был на громадном корабле, потом на белой, залитой солнцем равнине. Должно быть, это на берегу мо­ря, потому что он слышал рокот волн и ощущал на губах вкус соли. Он лизнул свою руку и вспомнил детство. Он продолжал бежать, но теперь бежал обнаженным по белому пляжу. Морские птицы с черными клювами летели слева от него, словно со­провождая. В ушах неумолкая грохотало море, а во рту был все тот же вкус соли. Лео посмотрел на небо и увидел, как на трехглавом драконе к не­му приближается Величайший Колдун.

Он проснулся, чувствуя, что задыхается.

Соль во рту оказалась его собственной кровью, смешанной с землей. Он выплюнул ее.

Рев над ним не был ревом моря. В серой туман­ной мгле, где-то над деревьями, жужжало и ревело неведомое чудовище. Лео едва успел заметить бы­струю тень. Потом рев удалился и стих.

«Ужас! — подумал Лео.— Теперь за мной охо­тится чудовищная птица…— Лео встал на ко­лени.— А может быть, это Величайший Кол­дун?»

Правая часть его тела была, как бревно, недви­жимое и холодное. Он пощупал грудь. К ней при­липли земля и остатки листьев. Он огляделся. Де­ревья неясными серыми силуэтами выплывали из тумана, который еще окутывал Лео. Небо, однако, светлело быстро. Угрожающее жужжание стихло, но Лео услыхал вдали странный крик, нечто вроде призыва дикого животного. И другой, в противопо­ложной стороне.

«Боже, где мои друзья? — Лео обхватил голову руками. Лоб его болел и на ощупь казался ледя­ным.— Я совсем один!».

Розовый свет зари просочился в лес. Лео увидел перед собой крохотное черное животное. Потом с ветки сорвалась птица. Жизнь в лесу просыпа­лась. Он больше никого не страшил.

«Да, теперь им нечего бояться,— с горечью по­думал Лео.— Теперь дичью стал я…».

Поэтому он едва не вскрикнул от радости, увидев между деревьями тропу. И почти тут же раздался рев приближающегося чудовища. Это был огром­ный дракон.

Лео не стал рисковать. Он поднял Звездный меч и, как только уродливая громадина выскочила из- за поворота, бросился к дракону. От удара мечом дракон упал. И тут Лео увидел второе чудовище, которое остановилось позади первого и попыталось отступить. Он уничтожил и его.

И сразу же, не теряя ни секунды, двинулся по тропе, оставив позади себя двух, сраженных Звезд­ным мечом, драконов.

Утро разбудило птиц, и они появились над остры­ми вершинами деревьев. Лео осторожно шел по краю тропы. Его правая рука сжимала рукоятку меча. Лео бросился в лес.

Вдруг снова огромная когтистая птица пронес­лась над тропой. На мгновение Лео показалось, что она улетает. Но она вернулась и, когда все во­круг стихло, Лео понял, что птица села.

«Нужно узнать, где она села,— подумал Лео.— Звездный меч уничтожит врага, будь-то птица или зверь».

Взошло солнце, и на деревья легли золотистые пятна. Тучи насекомых вырвались из кустарников. Лео уже не соображал, куда он идет. Мысли пута­лись, обрывались, голова болела. Иногда в его во­ображении возникали черепашки-ниндзя, Величай­ший Колдун, Лорд Эрхард, друиды. Затем все это исчезало, словно задернутое пеленой. Деревья превращались в колонны, а тропа становилась до­рогой циклопов.

«Земля никогда не узнает,— думал Лео,— Зем­ля…» Она была только словом. Он закрыл глаза и сжал виски руками, чтобы вернуть образ Земли. Но только пустота и страх кружились в голове черепашки.

Вдруг послышался гул, а затем уже рев. Лео напомнил о гигантской птице, опустившейся рядом с тропой. Лео почувствовал опасность. Он хотел уйти с тропы, скрыться в лесу под темным и мяг­ким сводом больших деревьев.

И тут он увидел друида. Его длинные светлые полосы струились по плечам. Это был мэр городка.

— О, господи,— произнес Лео. Ему хотелось плакать.— Наконец-то вы нашли меня.— Он при­близился к мэру.— Где мои друзья? Где Дон, Мик­ки, Рафаэль?

— Мы здесь, Лео! — радостно закричали черепашки-ниндзя. Они подбежали к Леонардо и креп­ко его обняли.

— Мы видели страшный взрыв во дворце Вели­кого Колдуна и подумали, что тебя уже нет в живых…

— Что ты мертв,— на глазах мэра городка показались слезы.

— Бедный Лорд Эрхард, - тихо сказал Лео. Он рассказал черепашкам-ниндзя обо всем, что произошло во дворце Великого Колдуна: о поедин­ке, о смерти Лорда Эрхарда, спасшего Лео от смер­ти, о взрыве.

— Ну, наконец-то мы разделались с Величайшим Колдуном,— гордо сказал Раф.

Черепашки-ниндзя весело рассмеялись.

Погодите, погодите смеяться,— мэр городка был чем-то расстроен.— Величайший Колдун — жуткое существо. И только тогда, когда мы увидим его мертвым, сможем сказать, что власти Величай­шего Колдуна пришел конец.

- По крайней мере, на сегодняшний вечер,— пошутил Дон. Затем, сделав небольшую паузу, сказал: — А сейчас мы отправимся на рыбалку.

- Ур-ра! — закричали черепашки-ниндзя и от радости принялись подбрасывать победителя Ве­личайшего Колдуна, черепашку-ниндзя по имени Лео.



КАТАНА


ГЛАВА I

Звездолет лейтенанта Катаны двигался на ог­ромной высоте. С двух его сторон летели на пере­пончатых крыльях двое извивающихся, покрытых бурой шерстью облезлых животных. Круглые го­ловы их с плоскими зубастыми клювами были по­вернуты к иллюминаторам. Вот одно из них, увидев лейтенанта Катану, нырнуло вниз и царапнуло пастью по стеклу. Катана откинула голову и рас­смеялась.

Звездолет миновал горный массив, где кратеры ощерились, выставив свои клыки. Острые и серовато-белые, они резко контрастировали с тьмой, на­полнявшей чашу гигантского кратера.

Пока звездолет снижался, в нем царила невесо­мость. Плохо укрепленные предметы плавали в воздухе. Откуда-то сверху выплыла фотография с изображением Лео.

Лейтенант Катана поймала фотографию и поло­жила ее перед собой. В этот момент перед ней вспыхнул огромный экран. На связи Земля.

Полковник Джексон хрипел в микрофон:

— Алло, звездолет… Лейтенант Катана… Кто-нибудь… Вы нас слышите?.. Передатчик работа­ет?.. Или только приемник?.. Черт бы все это побрал, я не могу вам сказать даже пару ласковых слов!..

Лейтенант Катана нажала на одну из клавиш.

— Я слушаю вас, полковник.

— Лейтенант Катана, немедленно вернитесь на Землю, немедленно вернитесь на Землю…

— Поздно, полковник, мой звездолет совершает посадку на планете Ригель,— Катана с нежностью посмотрела на фотографию Лео.

— Слушай меня, Катана,— голос у полковника был тверд и строг.— Я сомневаюсь, что Лео нахо­дится на планете Ригель.

— А я — нет, полковник,— спокойно ответила Катана.

— У нас нет показаний, чтобы с уверенностью судить об этом.

— А у меня есть.

— Какие?! — полковник еле сдерживался, что­бы не закричать. Как и многие полковники, он был неврастеником.

— Моя любовь.

— Любовь?! Что за чушь!

— Да, полковник. Любовь,— Катана грустно улыбнулась.— Вчера мне приснился сон, что Лео и его друзья находятся на планете Ригель.

— Но это же иллюзии! — громко простонал пол­ковник.

— Иллюзии?

— Да, лейтенант,— полковник Джексон явно не находил нужных слов.— Я приказываю вам: возвращайтесь!

— Поздно,— Катана протянула руку и, нажав на клавишу, прекратила связь с Землей.

Звездолет резко пошел вниз, пролетел над дальними озерами и опустился на просторной площад­ке, висящей над пропастью.

— Ну, вот и хорошо,— тихо сказала Катана, на мгновение закрыв глаза.

Катана не знала, что Величайший Колдун в сво­ем дворце уже давно наблюдает за приближением ее звездолета. Глядя на экран своего монитора, он в мельчайших подробностях видел детали посадки.

— Отличная машина,— восхищенно произнес Величайший Колдун после того, как звездолет кос­нулся поверхности планеты Ригель.

Каково же было его изумление, когда он увидел, что из звездолета вьш1ла молодая хрупкая женщина!

Она была одета в форму лейтенанта Вооружен­ных космических сил Земли, и ее узкую талию опо­ясывал изящный красный пояс с элегантной ра­цией на боку.

Катана поднесла микрофон к губам и прошептала:

— Лео, я тебя люблю!

— Проклятье! — закричал Величайший Колдун.

— Лео, я тебя люблю, я тебя люблю, я тебя люб­лю…— неслось над планетой Ригель.

Самообладание покинуло Величайшего Колду­на.

— Стража! — закричал он.

В зал вбежали воины Величайшего Колдуна.

— Я приказываю во что бы то ни стало захватить звездолет! А если это не удастся, уничтожьте его!

— Вместе с людьми? — поинтересовался один из воинов Величайшего Колдуна.

— Да, вместе с людьми! — рявкнул Колдун.

Он еще раз взглянул на экран и увидел, что к звездолету по воздуху приближается летательный аппарат.

«Что бы это могло быть?» — подумал он.

Но уже через мгновение Величайший Колдун понял, что этот летательный аппарат мог быть толь­ко дельтапланом Посланцев Земли.

Через мгновение он уже наблюдал, как Катана обнимает Лео.

— Я все равно убью тебя,— процедил сквозь зубы Величайший Колдун и вышел из зала.


ГЛАВА II

Дельтаплан Лео приземлился возле звездолета лейтенанта Катаны.

Стоя с закрытыми глазами, Лео судорожно гло­тал воздух, словно только что взбежал на высокую гору.

— Ты здесь?..

— Да, Лео,— руки Катаны обвились вокруг его шеи.

— Не могу поверить, или мне кажется?..

— Нет, это я,— Катана поцеловала его в губы.

— Кто ты?

— Я, Катана,— поцеловала она его еще раз.

— А я…

— А ты — то самое создание, без которого я не могу жить…

— Подожди….

— Чего ждать, Лео?

— Подожди, я приду в себя.

Ее голос доносился до него словно издалека. Будто во сне. Но это был не сон. Лео на мгновение снова закрыл глаза.

— Что с тобой?

— Просто голова закружилась, - ответил он, обнимая Катану.

— Леонардо, ты помнишь нашу первую встре­чу? — спросила Катана.— Я сидела на скамейке, когда…

— Когда я подошел и сказал…

— Когда ты подошел и сказал: «Девушка, у вас не найдется немножко нежности?..»

«Нежности?» — удивилась ты…

— Я хотела уйти, но ты протянул свою удиви­тельную лапку и сказал: «Меня зовут Леонардо, а вас?»

«А меня… а меня Катана»,— после паузы отве­тила ты и пошла по направлению к ближайшему танцзалу…

Воспоминания о жизни на Земле разбудили у Лео давно забытые чувства.

— Катана! О, Катана…

Она была уже в его объятиях, прижималась гу­бами к его губам, дрожащими руками обняв его за голову. Он привлек ее к себе.

Несколько раз, тихо смеясь. Катана отрывалась от него, чтобы отдышаться. Но сейчас ее смех был не тем обычным веселым смехом, который он так хорошо знал. У нее был очень утомленный вид, тени вокруг глаз, усталый взгляд, и Лео почувство­вал, как его охватила жалость.

— Любимая,— прошептал он.

— Лео, не здесь… О, милый, я надеялась, что найду тебя… Вчера мне приснился удивительный сон. Я видела тебя в окружении каких-то невысо­ких людей в разноцветных колпачках. Они были похожи на гномов.

Это друиды. Катана.

— Друиды?

— Жители планеты Ригель.

— Но среди них я видела еще несколько доволь­но высоких людей, отдаленно напоминавших ви­кингов.

— Это Древние…

— Древние?

— Древняя раса планеты Ригель,- объяснял сон Лео.

— И еще я видела в небе дракона, который летел прямо на вас.

— На нас?

— Да, Лео,— глаза Катаны округлились.— На драконе сидел какой-то человек. На нем был шлем с двумя рогами по сторонам, а в руках он держал меч…

— Волшебный меч,— перебил ее Лео.— Неуже­ли этот тип жив?

— Какой тип жив?

— Величайший Колдун, - Лео осторожно от­странил от себя Катану и направился к звездолету.

В это время на площадке появились Микки, Раф и Донателло.

— Друзья… Я хочу сообщить вам кое-что. Неко­торые из вас уже знают… так вот… нас посетила девушка… девушка… на которой я собираюсь же­ниться…

У Лео был голосок испуганного маленького маль­чика.

После паузы, которая, казалось, никогда не кон­чится, Лео представил Катану своим друзьям.

— Познакомься, Катана,— представил он Ра­фаэля.— Это обворожительное существо зовут Раф.

Рафаэль…

Черепашки-ниндзя дружно засмеялись.

Следующим был Дон. Донателло подошел к Катане и, как того требовал этикет, нежно поцеловал ей руку.

— Мы знакомы,— тихо сказал он, глядя в голу­бые глаза девушки.

— Вы знакомы? — удивился Лео.

Но Катана не позволила ему продолжить.

— Ты все забыл, Лео. Мы с Доном познакоми­лись на вечеринке у одного твоего приятеля.

— И этим приятелем был я,— произнес Микеланджело, целуя руку Катаны.

— О, Микки! — воскликнула Катана.— Я рада тебя видеть!

— И я тебя! — Микки еще раз поцеловал Катану, но теперь уже в розовую щечку.

— А помнишь, мы танцевали? — глаза Катаны заискрились безумным огнем.

— Конечно, помню,— ответил Микки.— Мы тан­цевали мой любимый танец.

— Какой?

— Танго,— ответил Микки, косясь на Лео.

— Правильно, танго,— Катана всплеснула рука­ми, а затем продолжила свой рассказ.— Ты так крепко держал меня за талию, что я подумала, Лео обязательно начнет ревновать.

— Кто, я?

— Да, ты, Лео,— в глазах Катаны заплясали озорные огоньки.— Весь вечер ты только этим и занимался.

— Этого не может быть…

— Может, может,— черепашки-ниндзя явно бы­ли на стороне девушки.

А та обвела их взглядом, затем сказала:

Как хорошо, что мы снова вместе!

— Как хорошо снова видеть тебя! — сказал Лео.

— И я безумно рада видеть тебя,— отозвалась Катана.

— Пойдем, - Катана повела его к звездолету.- Давай присядем и поговорим.

Они сели за звездолетом, отделявшим их от черепашек-ниндзя.

Место было уединенным, и Катана прильнула к Лео. Он почувствовал, как она вся дрожит.

— Что, нелегким был перелет? — спросил он по­чему-то хриплым голосом.

— Да, Лео…

— А зачем ты…

— Не смей так говорить! — Катана не дала ему договорить, и в ее словах послышался упрек. Она заставила его замолчать, прижавшись своими гу­бами к его губам.

— Я люблю тебя,— через некоторое время ска­зала она.— И это единственное что-нибудь значит, правда?

Лео молчал.

— Правда ведь? — она заплакала.

— Может быть,— Лео кивнул.— Насколько я понял, ты нарушила приказ Земли.

— Да, Лео, но…

— У тебя будут неприятности.

— Но какое это имеет значение, милый? Они забудут обо всем, когда мы вместе вернемся на Землю.

— На Землю?

— Да, Лео,— глаза Катаны были полны слез.— Пора возвращаться.

— Зачем?

— Зачем? — удивилась Катана.— Затем, чтобы жить.

— И кем я буду на Земле?

— А кем ты хочешь быть, Лео?

— Кем я стану? — в голосе Лео послышалась горечь.— Устроителем пышных приемов, вежли­вым слушателем скучных и извращенных речей? Достаточно ли этого, Катана? Ведь нельзя же всю свою жизнь заниматься только любовью!

Катана молчала.

— Или же я стану преуспевать в одной из тор­говых фирм на Земле? Партия зеленого меха с но­вой планеты Ригель или тысячи слитков чистого золота с какого-нибудь астероида… Ты этого хо­чешь, Катана?

Катана молчала.

— Или армия… Рядовой, встать! Ать-два! Так и так!.. Сэр, вот последние разведданные из космо­са. Сэр, мне известно, что орудия не отвечают сво­им техническим характеристикам. Сэр, генерал приказывает вам присутствовать на банкете для офицеров штаба… Готовься! Целься! Пли! Так будет со всеми предателями Земли!.. А может быть, науч­ная карьера… Видите ли, сэр, в этой работе гово­рится, что формула имеет следующий вид… Извините-спасибо…

Руки Лео в отчаянии еще сильнее обхватили та­лию Катаны.

— Пойми, Катана,— мрачно заявил Лео,— я рожден для другого… Я всегда буду выделяться среди серой толпы… Я никогда не брошу эту плане­ту, пока…

— Пока что?

— Пока не освобожу ее от тирании и зла… Впро­чем, ладно. Давай поговорим о доме. Как там, на Земле?

Лео поднял голову и увидел, что Катана плачет.

— На Земле? — Катана смахнула слезы и все- гаки засмеялась. У нее была воля.— Просто чу­десно! Просто удивительно!

— Сейчас у нас дома цветут сады: яблони, абри­косы, персики, вишни,— Лео закрыл глаза.

— Да, Лео,— Катана нежно коснулась губами шеи Лео.

— Затем появятся плоды,— продолжал мечтать Сочные, спелые, нежные, как приятные

Лео.- сны.

— Да, Лео,— Катана поцеловала его.

— И все это будет надышаться одним коротким словом: «лето»,— Лео не выдержал и неожиданно для Катаны тоже рассмеялся.

Улыбнулась ему и Катана.

— А потом наступит осень,— сказала она.

— А потом наступит осень,— сказал Лео.— Листья на деревьях начнут желтеть и падать… Пойдет дождь, а, возможно, и ливень… И не будет всему этому конца,— Лео посмотрел на Катану и грустно улыбнулся.— Катана,— тихо произнес он.— В пяти шагах ходьбы отсюда в Черных горах есть пещера. И в той пещере лежит книга. Она уже исписана до половины. К ней никто не прикасает­ся, но страница за страницей прибавляется к напи­санным раньше, прибавляется каждый день…

— Кто пишет эту книгу? — спросила Катана.

Кто пишет? Мир! Горы, травы, камни, де­ревья, реки. Они видят все, что происходит на пла­нете Ригель. Им известны все преступления Чер­ных Монахов, Величайшего Колдуна, все несча­стья страдающих друидов. От ветки к ветке, от камня к камню, от облака к облаку доходят до пе­щеры в Черных горах жалобы, и книга та растет! Если бы на свете не было этой книги, то деревья засохли б от тоски, а вода стала б горькой.

— Для кого пишется эта книга?

— Для меня, Катана.

— Для тебя?

— Для нас. Для меня и немногих других. Перед смертью Лорд Эрхард рассказал мне об этой кни­ге. Я не поленился и добрался до нее. А, заглянув, понял, что не успокоюсь вовеки, пока не уничтожу власть Величайшего Колдуна… На эти жалобы нельзя не ответить. И черепашки-ниндзя отвечают.

— Как?

— Мы вмешиваемся в дела друидов. Мы помо­гаем им в борьбе с Величайшим Колдуном.

— Но ведь он может тебя убить?

— Убить?

— Да, убить,— Катана крепко прижала Лео к своей груди.

— Лучше смерть, чем позорное рабство,— Лео мягко отстранил от себя девушку и встал.— Я вы­зову его на поединок.

— Лео…

— Что?

— А как же я? — Катана вопросительно посмот­рела на Лео.

Лео опустил глаза.

— Ты должна вернуться,— сказал Лео.— Вер­нуться и ждать.

— Ждать чего? Кого?

— Меня,— Лео привлек к себе девушку и нежно поцеловал ее в губы. Затем повернулся и пошел по направлению к Микки, Дону и Рафаэлю.

Подойдя к ним, Лео увидел среди них еще одно­го друида.

— Что случилось? — поинтересовался Лео.

Только что прибежал гонец,— Дон кивком головы указал на друида.— Гонец сообщил, что по направлению к звездолету движется огромный от­ряд воинов Величайшего Колдуна.

— Чего же они хотят? — спросил Лео.

— Они хотят захватить звездолет, а вместе с ним и Катану.

— Нам нужно их остановить,— Лео положил руку на плечо Дона и властно сказал: — Приказы­ваю немедленно выступить навстречу противнику, чтобы остановить его любой ценой.

— А как же я? — спросила Катана, подойдя к друзьям.

— Ты… Ты останешься здесь, - подумав, ответил Лео. Затем добавил: -Останешься здесь, чтобы охранять звездолет.

— Охранять?

— Да, Катана,— Лео пытался говорить как можно мягче.— Ты должна защитить свой звездолет.

— Но…

— Никаких «но»! Это приказ. Катана,— Лео подозвал к себе мэра.— Оставайтесь с Катаной здесь, возле звездолета, на случай непредвиденных обстоятельств.

— Я?..

— Да, вы,— перебил его Лео.— Если с вами что-нибудь случится, немедленно дайте нам знать.

Через пять минут отряд друидов во главе с Лео покинул площадку, на которой остались Катана, мэр городка и десять воинов-друидов.

Катана долго смотрела им вслед. Затем подошла к мэру и попросила:

— Расскажи мне сказку.

— Сказку? — удивился мэр.

— Да, сказку,— в глазах девушки застыли слезы.

— Какую же? — спросил у нее мэр.

— Сказку о прекрасной планете Ригель,— от­ветила Катана и закрыла глаза.


ГЛАВА III

— Это случилось много лет тому назад,— на­чал свой рассказ мэр.— На планету Ригель приле­тели Черные Монахи. Став жрецами, они стали все дела свои совершать ночью, в глубине горных уще­лий, когда солнце скрывалось за горизонтом.

И сразу же глубокая печаль объяла планету.

Монахи бродили во тьме, оскверняя алтари, пили кровь спящих животных, похищали жен, уби­вали застигнутых в дороге воинов.

Но и они были смертны, и потому исстари дру­иды, звери, а также боги, охраняющие планету Ригель, боролись с ними и побеждали.

Но вот много лет назад среди них появился Кол­дун и его помощник Камергер. Не было существ свирепее и сильнее их. Колдун с помощью магии мог превращаться в гору, иметь одновременно де­сять голов и двадцать рук. И не было никого, кто мог бы сравниться с ним в сражении на мечах, в метании копья или стрельбе из лука. Колдун был быстр, хитер и беспощаден.

Когда он вступал ногой в море, вода выкатыва­лась на берег, а если ему приходилось идти среди гор, то он, задевая их, сворачивал вершины, и зем­ля тряслась так, что рушились дома в городах. Еще он был прожорлив, и боги, взирая с небес на опустошения, которые он причинил, задумывались: не обречет ли Колдун, в конце концов, на голод пла­нету Ригель?

И однажды они решили испытать силу Колдуна, приказав ему уничтожить легион злых духов, пе­редвинуть семь гор и углубить ложа четырнадцати морей.

Все это сделал Колдун.

Тогда пораженные боги сообщили ему через по­сланца, что готовы в награду исполнить любые его желания.

— Я не боюсь никого из смертных,— сказал Колдун,— и поэтому прошу одного: чтобы мне не грозила смерть от руки богов или от когтей и клы­ков зверя планеты.

Боги согласились. С тех пор Колдун стал Вели­чайшим. Местом же своего жительства он выбрал остров в океане.

Вот когда не стало никому спасения от свирепого Колдуна. Он молнией носился по планете Ригель, сея повсюду смерть и ужас. Ни могучие звери, ни сами боги не могли защитить друидов от злого де­мона.

Тогда боги снова собрались на совет: что делать с безжалостным Колдуном? И вспомнили, что, про­ся волшебного дара. Колдун забыл попросить за­щиты от смерти от руки земного человека, любого земного существа.

Теперь они решили, что пора родиться герою, который бы избавил мир от злого демона. И вот тогда на планете Земля родились Лео и его друзья черепашки-ниндзя…

Мэр замолчал, а затем вдруг воскликнул:

— Вот для какого великого подвига был рожден твой Лео!

— И все-таки ему нужно быть осторожным,— задумчиво сказала Катана.

— Конечно! — согласился с ней мэр.— Для этого и вручил ему Звездный меч Лорд Эрхард. Но эту историю я расскажу в следующий раз.


ГЛАВА IV

Отдав приказ захватить звездолет, Величайший Колдун остался один.

«Вот и настал мой час»,— подумал Величайший Колдун и тотчас же позвал слугу, который умел принимать облик любого животного.

— Ты отправишься со мной,— сказал Величай­ший Колдун.— Там, в горах, возле звездолета сидит женщина, которую нужно похитить. Но с ней находятся воины-друиды. Я не хочу их убивать, и поэтому ты обернешься оленем и будешь бегать около звездолета до тех пор, пока они не погонятся за тобой. А я спрячусь в кустах. Уведи их подаль­ше. Как только воины удалятся, я унесу женщину. Ты меня понял?

— Я понял все, о Величайший! — ответил слуга.

Величайший Колдун и слуга сели на трехглавого

дракона, который помчал их по небу, все дальше удаляясь от острова в океане.

Когда вершины гор закрыли полнеба, дракон опустился в густом лесу. Величайший Колдун и слуга пошли вперед, раздвигая руками кусты. Они шли до тех пор, пока не увидели горную площадку, па которой стоял звездолет. Возле него сидела женщина. Мэр городка рассказывал ей сказку. Неожи­данно женщина рассмеялась.

— О чем они разговаривают? — спросил слугу Величайший Колдун.

Слуга пожал плечами.

Тогда они подползли поближе и спрятались за небольшой скалой неподалеку от звездолета.

— …У ястребов, самых быстрых и смелых из птиц, был свой царь, которого звали Джата,— на­чал свой второй рассказ мэр городка.— Джата жил вместе со своим младшим братом, они очень лю­били друг друга и никогда не разлучались.

Надо сказать, что птицы во всей Вселенной бо­ятся смотреть на солнце, и только самым отважным и сильным дано это счастье. Джата и его брат очень гордились тем, что могут не закрывая глаз разглядывать дневное светило.

Но однажды Джата сказал:

— О брат мой! Меня терзает любопытство. Мы с тобой одни из немногих, кому боги дали волшеб­ный дар смотреть на солнце. Но то, что видим мы, ничего не прибавляет к тому, что мы давно знали о божественном диске. Я думаю, что это происхо­дит от того, что мы смотрим издалека, а издалека даже самое прекрасное дерево кажется лишь тем­ным пятном. Давай взлетим в небо и постараемся взглянуть на солнце вблизи!

— Я всегда с тобой! — ответил младший брат, и две гордые птицы поднялись в воздух.

Сначала они кружились, поднимаясь все выше и выше в воздухе, теплом, напоенном ароматом цве­тущих лесов. Потом воздух стал прохладным, и только едва ощутимые запахи трав говорили о том, что теперь под ними поля, полные зеленых трав. Затем он стал чистым и прозрачным, как родниковая вода, холодным, как лед, а солнечные лучи, пронзавшие его, стали подобны раскаленным иглам.

Все выше поднимались два ястреба, все нестер­пимее становился солнечный жар.

— Останься, я полечу дальше один,— сказал Джата.— Ты чувствуешь, как ранят огненные стре­лы? Я лечу выше!

— Я всегда с тобой! — отвечал брат.

Они поднялись еще выше, и планета внизу стала похожа на океан, а снежные горы, вьш1е которых пет на свете, стали казаться белыми зубчиками.

— Брат мой, умоляю тебя, останься! — снова попросил Джата.

— Я всегда с тобой! брат.

Они приблизились к солнцу и широко раскрыты­ми глазами взглянули на него. И тогда боги, возму­щенные их дерзостью, приказали солнцу вспых­нуть с утроенной силой. Поток лучей хлынул навстречу птицам.

Младший брат сразу почувствовал, как начинают тлеть его перья, и понял, что сейчас наступит ги­бель. И тогда, развернув крылья, он взлетел и за­слонил Джата от солнечных лучей. Огонь обрушился на него, воспламенил крылья и хвост, обуг­лил перья на груди и выжег глаза, потом настиг и Джата, после чего обе птицы, кувыркаясь, полете­ли к земле.

Крылья, которые ценой жизни сберег ему брат, спасли Джата. Он остался жив, но покинул своих подданных и стал птицей-отшельником, чтобы то­скуя размышлять на досуге о силе братской любви и неистовом стремлении богов хранить свои тай­ны…

Так закончил свой второй рассказ мэр городка. Он поднял глаза и увидел, что Катана его не слу­шает и смотрит куда-то вверх. Там, в небе, на боль­шом расстоянии от них парила огромная черная птица. Она описывала странные круги и что-то гор­танно кричала.

Между тем солнце поднялось над горизонтом. Подул жаркий ветер, и пыль столбом встала над площадкой возле звездолета.

— Вот теперь пора, ступай! — приказал слуге Величайший Колдун.

Слуга, обернувшись золотистым оленем, прыж­ками выскочил на поляну.

— Смотрите, кто пожаловал к нам! — закричала Катана.

Катана, мэр городка и друиды замерли возле звездолета и стали любоваться, как олень то выбе­гает, словно танцуя, на площадку возле звездолета, то скрывается в кустах.

— Какое чудесное животное! — сказала Ката­на.— Как бы я хотела, чтобы этот олень был пой­ман!

Мэр городка переглянулся с одним из воинов, а затем, перекинув лук через плечо, быстрыми ша­гами направился к кустам, возле которых стоял олень.

— Мы поможем тебе! — крикнули ему вслед воины.

Они стали подкрадываться к оленю с разных сторон, чтобы схватить его, но животное в послед­ний момент отскочило в сторону.

Снова и снова пытались они поймать животное, но олень каждый раз ускользал из рук, все дальше углубляясь в чащу.

Мы удаляемся от звездолета! — сказал мэр.— Вернитесь!

Но воины были так увлечены охотой, что не услы­шали слов мэра.

Едва они скрылись из виду, Величайший Колдун, приняв облик старца, вышел из кустов и направил­ся прямо к звездолету. Удивленная появлением старца, Катана все же сказала:

— Будь гостем, добрый старец. Скоро вернутся из леса мои друзья. Они будут рады тебе.

Величайший Колдун поблагодарил Катану кив­ком головы. Но как только Катана приблизилась к нему, он крепко схватил ее за руки и подал знак. И тотчас же с неба явился трехглавый дракон. Ве­личайший Колдун вместе с Катаной вскочил на пего, и дракон поднялся в воздух.

— Кто ты? Что тебе надо? — в ужасе восклик­нула Катана. - Зачем ты похищаешь меня?

— Кто я? - усмехнулся Величайший Колдун и принял свой обычный облик.

Увидев Величайшего Колдуна, Катана потеря­ла сознание.

А тем временем, предчувствуя недоброе, мэр вы­хватил из колчана стрелу и выстрелил в оленя. Олень упал с пробитым сердцем и, едва только кос­нулся земли, сразу же превратился в уродливого кривобокого слугу Величайшего Колдуна.

В ужасе стоял мэр над телом слуги.

—              Назад! Нас обманули! — крикнул он воинам.

Они побежали изо всех сил. Ручей — они пере­махнули через него… Поляна — пронеслась, как ветер… Вот и площадка, на которой стоял звездо­лет, но на ней ничего нет. Ни звездолета, ни Ка­ганы.

О ужас! — вскричал мэр городка и в отчаянии упал на землю.


ГЛАВА V

Два отряда, два полчища — тысячи воинов Ве­личайшего Колдуна во главе с Камергером и отряд друидов, возглавляемый черепашками-ниндзя, бряцая оружием и издавая нетерпеливые крики, стояли друг против друга. Все ждали начала битвы.

— Наконец-то займемся делом,— громко сказал друидам Дон.

И началось!

Сомкнутым строем двинулись друиды на войско Величайшего Колдуна. Грохот пронесся над зем­лей: столкнулись тысячи щитов, сотни копий уда­рили в панцири, тысячи стрел с визгом впились в кольчуги.

Войско друидов во главе с Лео полетело на чер­ную стену воинства Величайшего Колдуна. Зазве­нели мечи. Ливни дротиков неслись над землей. Словно разъяренные слоны, шли воины друг на Друга.

Если падал пронзенный мечом командир и отряд оставался без вожака, на его место вставал другой, и воины вновь обретали мужество.

— Мы тесним их, Лео! — восторженно закричал Рафаэль.

Что-то пролетело у него над головой. Пробитое кольями тело друида рухнуло на землю. За ним — еще одно, но теперь уже воина Величайшего Кол­дуна.

Не отдавая себе отчета в том, что произошло, Раф увидел перед собой еще одного воина Вели­чайшего Колдуна. Раф замахнулся на него топо­ром, но удар копьем повалил его на землю. Он вско­чил на ноги, харкая кровью, но в этот момент воин Величайшего Колдуна занес над ним свой меч.

— Я убью тебя! — вскричал воин Величайшего Колдуна.

Он ударил Рафа по руке и тот неожиданно для себя уронил топор на землю. Ладони его теперь были пусты.

Неожиданно воин крикнул, схватился за горло, в котором торчала стрела, а затем упал, скорчился и замер.

Микки наложил на тетиву новую стрелу и сказал:

— Я же говорил, что лук — неплохое оружие.

— Я…— Раф обернулся и с благодарностью по­смотрел на друга.

— Иди,— сказал ему Микки,— помоги друидам прорваться в центре. Я буду тебя прикрывать.

В глазах Микки загорелся зеленый огонь.

В это время в воздухе раздался такой сильный шум, что он на время заглушил другие звуки битвы.

Раф тут же прыгнул на ближайший валун и уви­дел высоко в небе трех пикирующих вниз драконов.

Дальнейшее происходило словно во сне. Лео по­вел друидов в бой. Это была тяжелая и кровавая битва, которую вели топорами и ножами, зубами и когтями, крыльями и хвостами. И хотя у Лео не было ни клыков, ни крыльев, ни хвоста, удары его Звездного меча фактически решали исход боя.

В это время к нему подбежал гонец. Он еле стоял на ногах, харкал кровью, а в боку его зияла страш­ная рана.

— Там… мэр говорит… пропал звездолет… Ка­тана…— худое тело гонца изогнулось и бессильно упало на землю.

Лео склонился и подхватил гонца на руки. Он услышал бульканье в легких, пробитых копьем.

Мама, мама… — тяжело стонал гонец.— Он ударил меня копьем… Камергер… Мамочка… Не дай мне так страдать!

Через мгновение он был уже мертв.

— Проклятье! — закричал Лео и бросился за бе­гущим в панике врагом.

Глаза атакующих разъедал дым, ползущий со всех сторон, и от этого трудно было понять, кто пе­ред тобой — друг или враг.

Вдруг прямо перед Лео вырос Камергер. В руках у него был трезубец. Лео прикрылся от удара щи­том, а затем неожиданно для Камергера нанес мгновенный удар ногой. Удар пришелся в живот Камергеру и на некоторое время перебил ему ды­хание. Лео размахнулся и ударил его в челюсть. Камергер вскрикнул и навзничь упал на землю.

Это решило исход боя.


ГЛАВА VI

Едва только дракон, на котором сидел Величай­ший Колдун с Катаной, начал свой полет, проснул­ся сидевший на Скале Плача царь ястребов Джата.

После гибели брата его подобрали и спасли Древ­ние во главе с Лордом Эрхардом. Как и его спаси­тели, Джата люто ненавидел Величайшего Колду­на и мечтал сразиться с ним. Вот и сейчас, увидев летящего дракона, Джата встрепенулся и подумал: «Куда торопится этот дракон, и почему я слышу громкий женский плач?»

Он взмыл в воздух и, догнав дракона, увидел Ве­личайшего Колдуна, который держал в объятиях молодую женщину.

— Отчего рыдает эта женщина, равная но кра­соте дочери Земли Каре? — крикнул ястреб.

— Прочь с дороги! Не то мой дракон разорвет тебя! — бросил в ответ Величайший Колдун.— Я — повелитель этой планеты! Но ты не ошибся: эта женщина — жительница Земли. Сегодня же она станет моей женой!

И тогда старый ястреб, сложив крылья, бросился с высоты на Величайшего Колдуна.

Завязалась битва. Величайший Колдун выхватил лук и осыпал смелую птицу потоком стрел. Джата снова и снова поднимался в небо и обрушивал на Величайшего Колдуна свои удары. Он бил крылья­ми, рвал когтями грудь, терзал клювом руки.

Но Величайший Колдун лишь хохотал: он знал, что ему не грозит смерть в бою с птицей, и продол­жал осыпать ястреба ливнем стрел. Они впивались в тело Джата, так что скоро тот стал похож на дико­браза, парившего в воздухе. В последний раз, тя­жело двигая крыльями, поднялся израненный царь птиц в небо и камнем упал с высоты на Величайше­го Колдуна. Ястреб ударил о его щит с такой силой, что куски полетели в разные стороны и сверкаю­щим дождем опустились на землю.

Тогда Величайший Колдун выхватил свой Вол­шебный меч и на лету отрубил смелой птице крыло. Тоскливо вскрикнул ястреб и, кувыркаясь, поле­тел вниз.

Увидев это, Катана потеряла сознание, а дракон понесся дальше на юг, туда, где у крайней точки земли расстилается океан, а за ним голубеет зуб­чатая полоска — остров Величайшего Колдуна.

«О Лео,— горестно подумала Катана,— как мне послать тебе весть? Как помочь в твоих трудных поисках, которые ты предпримешь?»

Она со страхом взглянула вниз и увидела боль­шую гору, покрытую лесом. На вершине ее стояли, как показалось Катане, несколько человек.

Гора приблизилась, и Катана поняла, что не ошиблась. На вершине горы действительно стояли высокие стройные люди. При виде дракона Вели­чайшего Колдуна они с достоинством, не торопясь, отступили в тень деревьев.

«Какие странные существа! — подумала Ката­на.— Это не простые люди. Что, если в своих по­исках Лео дойдет до этой горы? Может быть, они помогут ему?»

Едва дракон скрылся из виду, люди снова вышли из-под крон деревьев.

Существа, которые так удивили Катану, были из того же племени, что Древние и Лорд Эрхард. Они тоже ненавидели Величайшего Колдуна и меч­тали с ним сразиться.

— Я видел в руках Колдуна женщину,— сказал вождь Древних.— И я подумал, она в беде. Значит, что-то случилось… Но что именно? И еще, мне ка­жется, это знак приближения тех перемен, которых мы. Древние, так давно ждем.


ГЛАВА VII

После победы над воинами Величайшего Кол­дуна черепашки-ниндзя вместе с друидами верну­лись на то место, где когда-то стоял звездолет. Не в силах произнести что-либо, они застыли на том месте, где когда-то встретились с Катаной, и мол­чали.

— Время… время уходит,— сказал наконец Ра­фаэль.— Скорее в путь!

— Куда? — возразил ему Дон.— Мы даже не знаем, кто похититель.

— Неужели не ясно, что ее вместе со звездоле­том похитил Величайший Колдун? — Лео еле сдер­живался, чтобы не заплакать.— Давай поищем следы.

Они обошли площадку, но смогли найти и раз­глядеть на песке лишь легкие отпечатки женских ног.

— Это шаги Катаны,— сказал Лео.— Я понял: ее похитил Величайший Колдун, здесь были его люди. Только он может скользить по земле, не за­девая ее.

— Ты прав,— согласился Дон.— Но все равно кто-нибудь да видел похитителей. Идем!

Набросив на плечи плащи, черёпашки-ниндзя стали обходить окрестности, расспрашивая всех, кто попадался им по пути, о Катане.

— Нет, мы не видели ее,— отвечали друиды, жившие в лесу.

— Мы не видели ничего, - отвечали, пряча гла­за, люди Величайшего Колдуна.

— Был полдень, и мы спали в тени,- уклончиво говорили жители других племен.

И только олени, когда черепашки-ниндзя обра­щались к ним, ничего не говоря, уносились вдаль, да река, печально журча, устремляла туда же свои струи.

— Вы знаете, не напрасно бегут олени и недаром река меняет свое течение,— сказал Лео.— После­дуем за ними.

И действительно, стоило только им пройти путь, равный половине дня, как они заметили в траве горящие на солнце кусочки золота.

Лео нагнулся и поднял один.

— Странно,— сказал он.— Такими пластинками искусные мастера обивают воинские щиты. Но как могла эта пластинка попасть сюда, в лесную глушь, где нет ни воинов, ни дорог? Что бы это значило?

Черепашки-ниндзя сделали еще несколько шагов, и куски золота стали попадаться все чаще. Наконец они увидели капли крови на траве, а за­тем услышали жалобный стон.

С тревогой и испугом бросились в кусты черепашки-ниндзя и наткнулись на лежащего в траве Джата.

— Что с тобой, благородный ястреб? — спросил Лео, наклоняясь над ним.— Кто так жестоко изра­нил тебя?

— Торопитесь выслушать, что я скажу,— про­шептал умирающий царь птиц.— Недавно здесь, сидя на драконе, промчался Величайший Колдун. У ног его лежала прекрасная женщина. Я знал, что Величайшему Колдуну не суждено погибнуть от когтей птицы, но не мог не вступиться за женщину, и бросился в бой. Величайший Колдун победил… Спешите на юг, к океану. Там воздвигнут дворец Величайшего Колдуна. Туда, должно быть, и понес Колдун эту женщину…

Сказав это, царь птиц закрыл глаза и умер. Черепашки-ниндзя подняли его тело и, как велят по­ступать с героями, положили его на груду сухих веток. Они воспламенили их, и скоро от погребаль­ного костра осталась только куча тлеющих углей.

Затем черепашки-ниндзя продолжили свой путь. Они шли к океану дорогой, которую указал им бла­городный Джата.


ГЛАВА VIII

Только к вечеру дракон достиг острова, на кото­ром возвышались стены дворца Величайшего Кол­дуна. Дракон сделал круг и опустился на площади прямо перед дворцом.

Его золотые крьш1и горели на солнце, стены были украшены драгоценными камнями и алмазами, играла бравая музыка.

Величайший Колдун и Катана вошли во дворец.

Сначала Колдун поручил Катану безобразным оборотням. Но вскоре, соскучившись, он отослал оборотней и, приняв облик прекрасного юноши, пришел в отведенные для Катаны покои.

— Выслушай меня. Катана,— сказал Величай­ший Колдун.— Однажды я увидел девушку. Ее красота поразила меня. Это была Кара — дочь Земли. Но случилось несчастье — Кара умерла. И я дал себе слово, что все равно женюсь на доче­ри Земли. Теперь ты здесь, в моем доме. Слы­шишь — гремят ножи? Это повара готовят празд­ничный обед. А музыканты будут играть до утра. Служанки ждут твоих приказаний; в сундуках, ко­торые открыли они,— одежды и драгоценности, о которых даже не может мечтать ни одна женщина Земли. Торопись надеть их!

Но Катана, опустив голову, отвечала:

Что значат драгоценности и сотни слуг по сравнению с любовью и долгом?.. Напрасны твои приготовления. Величайший Колдун! Я люблю только Лео. Ты никогда не заменишь мне его. Разве ты не знаешь, что невеста всегда хранит верность?.. Или ты никогда не слышал рассказа о Сали, кото­рая до конца следовала за своим мужем?

Великий Колдун молчал. И тогда Катана расска­зала ему такую историю.

«Молодая и прекрасная Сали встретила в глухом лесу юношу по имени Ван и полюбила его. Они ре­шили стать мужем и женой. Но мудрые отшельни­ки, жившие в том же лесу, открыли Сали страшную тайну.

— Этот юноша через год умрет,— сказали они.— Стоит ли тебе, такой юной и прекрасной, стано­виться его женой, чтобы через считанные месяцы овдоветь? Найдется много мужчин, которые будут рады ввести тебя в свой дом, и ты будешь счастли­ва всю жизнь.

— Нет, я полюбила,— отвечала кроткая Сали,— и ничто не заставит меня сделать Вана несчастным.

Они совершили свадебный обряд и продолжали жить в лесу. Но время неумолимо летело, и пришел день, когда должно было исполниться предска­занное.

С утра Сали ни на шаг не отходила от своего му­жа. Увидев, что он собирается в лес за кореньями и плодами, она сказала:

— Я иду тоже.

Долго бродили они среди деревьев, собирая упав­шие плоды и выкапывая съедобные корни, пока наконец муж не сказал:

— Я что-то плохо чувствую себя. Прилягу-ка я.

Он лег у подножия дерева и закрыл глаза. И не

успела Сали опуститься рядом с ним, как увидела, что кровь отхлынула от его щек, и что около мужа уже стоит кто-то, одетый в красные одежды.

Это была сама смерть.

Быстро и ловко извлекла она душу из тела умер­шего — она была похожа на маленького человечка с палец величиной — и, не говоря ни слова, отпра­вилась в путь.

Сали, опустив голову, последовала за ней.

— Что ты идешь за мной, женщина? — спросила у нее смерть.

— Я жена и дала слово, что повсюду буду следо­вать за своим мужем,— отвечала Сали.

Смерть ничего не ответила и продолжала свой путь. Спустя несколько часов она снова спросила:

— Знаешь ли ты, куда я направляюсь?

— Да,— отвечала Сали,— ты идешь ко входу в свое подземное царство.

— Но последовать туда за душой твоего мужа может только твоя душа. А для этого ты должна будешь тоже умереть.

— Я знаю,— отвечала Сали.

И они снова молча пошли вперед.

Так шли они несколько дней. Платье Сали разо­рвалось о колючие кустарники. Раны на ногах и руках кровоточили. Но она молча следовала по сто­пам смерти.

Наконец смерть остановилась.

— Сали,— сказала она,— мы скоро придем. Еще раз подумай о том, что делаешь. Ведь из моего подземного царства пути назад нет. Тебе осталось ; жить всего несколько часов.

— О беспощадная! — сказала Сали.— Ты разъединила наши тела, позволь же нашим душам остаться вместе!

И тогда воскликнула смерть:

— Ты тронула мое сердце, Сали! Не было слу­чая, чтобы я отпускала попавшего в мою сеть. Но на этот раз пусть будет так!..

Она вдруг исчезла, а Сали очутилась вновь в знакомом лесу, около дерева, у подножия которого на траве лежал ее муж. И едва только она опустилась на колени около него, как кровь прилила к его бледным щекам, он раскрыл глаза и сказал:

— Как долго я спал! Почему ты не разбудила меня? Уже вечер, и в лесу просыпаются хищные звери.

— Прости меня,— кротко сказала Сали.— Ты прав, мне надо было разбудить тебя раньше.

Она помогла мужу подняться, и они направились домой и жили вместе много лет, до глубокой ста­рости».

— Не понимаю, для чего ты рассказала мне эту сказку? — рассердился Величайший Колдун.— Ради тебя я бился с ястребом. Я готов выдержать еще десятки битв, лишь бы ты была моей. Ведь этот дворец, все его богатства — твои.

— Ты ошибаешься. Величайший Колдун,— от­вечала Катана.— Ты думаешь, что я могу забыть Лео и польститься на твое золото? На драгоценно­сти и жизнь в великолепном дворце? Я лучше умру, но не соглашусь. И еще я скажу тебе: Лео никогда не забудет меня. Он будет искать меня, пока не найдет. Он придет сюда и уничтожит тебя и твоих воинов.

— Если ты не хочешь быть моей женой, и это ре­шение бесповоротно, сделай тогда так, чтобы твой Лео отдал мне свой Звездный меч. Если это слу­чится, я отдам вам звездолет и отпущу на Землю.

— Это правда? — тихо спросила Катана.

— Да,— ответил Колдун.— Но если ты не сде­лаешь этого, ты умрешь.

— Не надо мне угрожать. Если Лео не спасет меня, я и сама не захочу жить,— сказала Катана Величайшему Колдуну.

Тогда Величайший Колдун приказал увести Катану из дворца и запереть ее вместе со служанками в храме, который все называли Храмом Смерти.


ГЛАВА IX

Уже вторую неделю черепашки-ниндзя брели через леса, по звериным тропам, страдая от зноя, голода и жажды. Они переплывали на плотах ре­ки, продирались сквозь заросли деревьев и колю­чих кустарников, но нигде не встречали следов Катаны.

Наступила пора дождей. Черепашки-ниндзя ка­рабкались на холмы, поднимались на скользкие склоны, побеждали в пути хищных зверей.

Но вот однажды они вышли к подножию горы, на вершине которой увидели высоких людей. При их появлении люди спрятались, и только один про­должал стоять, не выказывая признаков испуга.

— Идем дальше, что нам какие-то люди,— ска­зал Дон.— Солнце уже склоняется к закату, плохо, если мы не достигнем до ночи жилья.

— В этих краях нет жилья,— возразил ему Лео.— Подождем: мне кажется, это не простые лю­ди. Они очень похожи на племя Древних. Видишь, один из них направляется к нам.

Действительно, человек, который не скрылся при виде черепашек-ниндзя, уже спускался к ним с го­ры. Скоро он предстал перед черепашками-ниндзя.

Это был простой человек, в глазах которого све­тились ум и отвага. На плечи его был наброшен алый плащ, а в руке он держал копье.

— Кто ты, незнакомец? — спросил его Лео.— Мы — черепашки-ниндзя, разыскиваем похищенную дочь Земли Катану. Ответь мне, кто ты?

— Меня зовут Уман. Я — слуга Лорда Веллинга, повелителя Древних,— ответил незнакомец.— Это он скрывается сейчас на вершине горы. С ним его придворные. Мы все — изгнанники, нашу страну коварством захватил враг.— Он рассказал черепашкам-ниндзя о Величайшем Колдуне.— Толь­ко могучий, непобедимый воин может спасти нас. Лорд Веллинг уже дважды выходил на бой с по­мощником Величайшего Колдуна Калифом, и тот каждый раз побеждал.

Лео задумался.

— Я был бы рад помочь вам, — сказал он,— но Катана — моя невеста. Ее похитил Величайший Колдун. Сейчас мы держим путь к океану.

— И очень торопимся,— добавил Рафаэль.

— О, конечно! — согласился Уман.— Но у Ве­личайшего Колдуна огромное войско. Вам без помощи Древних не обойтись. Ждите меня здесь!

С этими словами он снова отправился на гору и вернулся, ведя за собой Лорда Веллинга и его придворных.

Едва только повелитель Древних услыхал от Лео горестную историю Катаны, он сразу же вытащил из кармана кусочек золота.

— Это кусочек упал с неба,— сказал он.

— Золото со щита Величайшего Колдуна! — воскликнул Лео. Значит, это он пролетал здесь!

— И промчался на юг,— добавил повелитель Древних.

— Да, Джата не ошибся: Величайший Колдун увез ее на остров… Я,— Лео протянул свою руку Лорду Веллингу,— предлагаю тебе союз, повели­тель Древних. Я вызову на бой Калифа!

— А я помогу тебе в войне с Величайшим Колду­ном,— сказал Лорд Веллинг.

И Рафаэль воскликнул:

Мы вместе спасем Катану!


ГЛАВА X

Долго шли черепашки-ниндзя за Древними, про­бираясь через горы, поросшие лесом, пока не до­стигли городка, из которого жестокий Калиф из­гнал Лорда Веллинга. Но когда в вечернем сумра­ке перед путниками заблестели огни домов, а на вершине холма смутно заблестел прекрасный дво­рец, Уман сказал:

— Останемся здесь на ночь. Но сначала надо решить, кто выйдет завтра сражаться с Калифом.

— Я же сказал, что это сделаю я,— ответил Ума- ну Лео.— В прошлый раз я его победил.

Но Лорд Веллинг после долгого молчания про­говорил:

— И все-таки мой долг первым выйти сражаться с ним. Я — повелитель Древних, и мои подданные не должны думать, что я трус.

— Он прав! — воскликнул Раф.

И Лео нехотя согласился:

— Он прав.

Но черепашки-ниндзя тут же решили, что зата­ятся в кустах близ места поединка и будут оттуда наблюдать ход боя.

Всю ночь на стенах города Древних горели факе­лы, протяжно перекликалась стража, ей отвечали из черного леса голоса ночных птиц и рев вышед­ших на добычу зверей.

Когда рассвело, Уман подошел к городским во­ротам и крикнул:

— Жители города! Мы вернулись, чтобы осво­бодить вас от жестокого Калифа! Радуйтесь! По­велитель Древних здесь — он вызывает Калифа на бой!

Не успел замолкнуть его голос, как послышался шум: это, грохоча боевыми сандалиями и гремя мечом, к воротам спешил поднятый с постели Ка­лиф.

После боя с отрядом друидов он надолго залег и постель — залечивать старые раны. Но ему не терпелось сразиться с Лордом Веллингом.

Повелитель Древних ждал его на опушке леса.

Ворота распахнулись. Косматый, длиннорукий Калиф, подняв меч, устремился навстречу сопер­нику. Они сошлись. Скрестились мечи, и снопы искр вырвались из металла. Калиф думал, что и на этот раз легко одолеет противника. Но близость Лео придала Лорду Веллингу силы. Его удары с каждым разом становились все сильнее. Калиф почувствовал, что устает, и решил действовать хитростью, он притворился, что ранен, опустил меч и застонал. Лорд Веллинг тоже остановился. Тогда Калиф одним прыжком налетел на него и сбил с ног. Лорд Веллинг выронил оружие, Калиф захохо­тал, обнажил ему горло и занес над ним острый меч…

Это произошло так быстро, что черепашки-ниндзя не успели выбежать из-за кустов.

— Он погиб! — воскликнул Донателло.

Но не успел опуститься меч Калифа, как зазве­нел лук Лео. В воздухе сверкнула стрела. Она со свистом пронзила воздух и пробила навылет грудь Калифа.

Черепашки-ниндзя подбежали к соперникам. Те лежали на земле. Лорд Веллинг был без чувств, а Калиф уже умирал, его глаза начали терять блеск. Последним усилием он поднял голову.

Так вот кто убил меня,— прошептал умираю­щий.— Почему ты оказался здесь, Лео? А если ты хотел моей смерти, почему не вышел на открытый бой, почему стрелял из засады?

— Видно, такую смерть определила тебе судь­ба,— печально ответил Лео.— Ты сам не оставил мне времени. А здесь я по просьбе Лорда Веллинга, моего друга; ты причинил ему зло.

— Будь ты проклят! — прошептал Калиф и умер.

Так Лео вернул Лорду Веллингу город и обрел могучего союзника.

У повелителя Древних снова оказались тысячи и тысячи подданных, сильных и смелых, готовых по первому его зову идти в бой.

Но прежде чем двинуть войско Древних на ост­ров, Лео решил узнать, где спрятана Катана и что за войско держит Величайший Колдун. Обо всем этом он сказал Лорду Веллингу.

Нелегко будет сделать это,— ответил повели­тель Древних.— В океане по пути на остров живет страшное чудовище, которому Величайший Кол­дун поручил охранять остров. Его невозможно по­бедить в бою. Но там, где беспомощна сила, успех может принести хитрость. Твое поручение, Лео, может выполнить только Уман. Знай, что его ма­терью была простая женщина из рода Древних, но отцом — маг и волшебник с планеты Орион. Он прилетал на планету Ригель двадцать лет назад и полюбил мать Умана. Когда Уман родился, отец подарил ему чудесное умение летать. И научил уменьшать и увеличивать размеры тела, подобно тому, как сам Ветер увеличивает и уменьшает раз­меры облаков. И еще вот почему нам важно пере­хитрить чудовище: в древних манускриптах напи­сано, что боги определили, если оно пропустит на остров хотя бы одно живое существо, то навсегда покинет эти воды, и путь вам будет открыт… Я зову Умана!

Выслушав Лорда Веллинга, Уман сказал:

— Хорошо, я проберусь на остров. И, может быть, даже повидаю Катану. Но как поверит она, что я прислан тобой, Лео?

Тогда Лео снял с пальца перстень, с которым не расставался никогда, и, протянув его Уману, ска­зал:

— Это — подарок Катаны.

В тот же день Уман во главе маленького отряда Древних отправился в путь. Дорога вела его туда, где узкий мыс Смерти с трех сторон омывается океаном.

В кармане плаща у него лежал перстень Лео.


ГЛАВА XI

Прошло несколько дней, и маленький отряд до­стиг берега. Там, впереди, за зеленой водной пу­стыней лежал таинственный остров Величайшего Колдуна.

— Но как же нам доплыть до острова? — спро­сил один из воинов.— У нас нет корабля.

— Даже если б он был, воины Величайшего Кол­дуна заметили бы его и потопили,— добавил дру­гой воин.

Но Уман не слушал эти разговоры. Он подошел к воде, протянул руки к далекому острову и вдруг стал расти. Уман стал, как гора, присел и, оттолк­нувшись от земли, устремился вперед.

Как темная туча, мчался он по небу, рассекая облака. Разноцветные птицы и бесстрашные драко­ны, завидев его, испуганно бросались в стороны.

Но опасность, о которой предупреждал Лорд Веллинг, уже подстерегала Умана. На дне пролива проснулось чудовище. У него была огромная пасть и грива, спутанная и косматая, как морские водо­росли.

«Кто-то летит»,— услыхав свист, подумало оно, всплыло, выставило из воды голову, раскрыло гла­за и увидело Умана.

— Торопись, несчастный! — прошипело чудови­ще, и от его шипения задрожали волны.— Я дало обет Величайшему Колдуну, что никто из стремя­щихся на остров не избежит моей пасти. Готовься!

Оно уперлось головой в облако и распахнуло пасть так, что пасть эта встала на пути Умана, как устье пещеры.

Но у Умана была приготовлена на этот случай хитрость.

— Я готов стать твоей жертвой! Пусть свершит­ся воля богов! — крикнул Уман и стал стремитель­но уменьшаться. Он уменьшился сначала до раз­меров орла, потом — ласточки, влетел в пасть чу­довища и, облетев ее, вылетел обратно.

— Не сердись, о могучий! — крикнул Уман.— Твоя клятва Величайшему Колдуну не нарушена: я не миновал твоей пасти. Прощай!

И он помчался дальше, увеличиваясь в размерах, а чудовище, содрогаясь и взбивая пену, погрузи­лось в пучину вод, чтобы навсегда покинуть про­лив.

Полный сил и радости, несся теперь Уман над океаном. Вот и голубые вершины острова, желтый песчаный берег, город, белые стены, а над ними.

как дневные звезды, медные копья воинов.

«Никто не должен видеть, что я достиг остро­ва!»— подумал Уман. Он уменьшился до разме­ров кошки и, пролетев над крепостной стеной, опу­стился на холме, откуда хорошо был видет весь остров.


ГЛАВА XII

Глядя на город, на его прекрасные здания, уто­пающие в тенистых садах, Уман подумал: «Где среди них дворец Величайшего Колдуна?» И вдруг в глубине города он рассмотрел обнесен­ное высокой стеной здание с позолоченной крышей. Оно было окружено прекрасным садом.

«Вот где живет Величайший Колдун»,— решил Уман.

Дождавшись заката, он, как кошка, шмыгнул под городские ворота и очутился в городе. Пробе­жав по пустынным улицам, незаметно достиг двор­ца, взобрался на его стену, а с нее прыгнул в откры­тое окно.

Странное зрелище увидел он здесь. Во всех комнатах стояли столы, заваленные едой и застав­ленные кувшинами с вином. За столами, в креслах и на полу спали утомленные пиром, увешанные оружием воины Величайшего Колдуна. Они друж­но храпели, вскрикивали во сне и что-то бормотали.

Долго бродил Уман по дворцу Величайшего Кол­дуна, пока в самой дальней комнате не увидел огромную кровать с балдахином. На ней лежал погруженный в глубокий сон Величайший Колдун. У его ног лежала женщина дивной красоты. Она была одета в дорогие одежды, а руки и грудь были унизаны огромными бриллиантами. Женщина улы­балась во сне.

«Неужели это и есть Катана — та, в поисках ко­торой Лео обошел почти всю планету Ригель? Жен­щина, из-за которой вот-вот начнется война? — подумал Уман.— Нет! Эта не может быть невестой Лео. Это, наверное, лишь одна из жен Величай­шего Колдуна».

Уман еще раз обошел дворец, но так нигде и не обнаружил пленницы. Тогда он вспомнил про сад, снова влез на стену и шел по ней до тех пор, пока не увидел в дальнем конце сада молодую прекрас­ную женщину. Она сидела в окружении безобраз­ных оборотней на грубой подстилке, горестно скло­нив голову.

«Это и есть Катана,— подумал Уман.— Но как отвлечь от нее оборотней?»

Он возвратился во дворец и набил карманы жа­реными зернами пшеницы из чаш, которые стояли на всех столах. Затем, вернувшись в сад, Уман стал посыпать зернами дорожки. Тотчас налетели ночные птицы и стали драться из-за зерен. Они носились между деревьями, производя страшный шум.

Оборотни, которым Величайший Колдун прика­зал стеречь не только Катану, но и сад, кинулись гонять птиц. Тогда Уман быстро вскарабкался на высокое дерево, затем перескочил на второе и очутился прямо над головой пленницы.

— Взгляни наверх, скорее,— прошептал он Катане.

Та вздрогнула, подняла, голову и увидела среди веток Умана.

— Кто ты? — испуганно спросила она.

Оборотни были далеко. Уман спрыгнул на зем­лю, но, увидев в глазах Катаны ужас, понял, что она считает его демоном, посланным Величайшим Колдуном.

Тогда он достал из кармана перстень Лео. Узнав его. Катана радостно вскрикнула, а Уман торопясь стал рассказывать ей историю странствий черепашек-ниндзя и историю их союза с Лордом Веллингом.

— Держись, Катана! — закончил Уман свой рас­сказ.— Ждать осталось недолго: скоро придет Лео со своими друзьями и освободит тебя. Я ухожу — не хочешь ли передать ему что-нибудь?

Оставив себе перстень, Катана сняла с шеи дра­гоценный камень и, протянув его Уману, сказала:

— Это подарок Лео.

Но тут послышались голоса идущих назад обо­ротней. Уман одним прыжком вернулся на дерево и спрятался в его ветвях.

— Что с тобой? Почему на твоих щеках румя­нец? — удивились оборотни.— А на губах улыбка? Уж не жених ли твой побывал здесь, пока мы бега­ли по саду?

И оборотни дружно рассмеялись.


ГЛАВА XIII

Один из оборотней поднял голову и увидел на дереве Умана. Он дико заорал. Окружив дерево, оборотни стали метать в Умана копья. Но Уман так близко прижался к стволу, что копья пролетали ми­мо него.

«Надо бежать,— подумал посланник Лео.— Не то я могу не вернуться и не расскажу о том, что ви­дел на острове Величайшего Колдуна. И потом, у меня в кармане — послание Катаны. Беги, Уман».

И он, уклоняясь от копий, стал прыгать с дерева на дерево, пока не добрался до деревянной бе­седки.

На шум прибежали другие воины. Они окружи­ли беседку и стали пускать в Умана стрелы. Уман ловко увертывался, но одна все же слегка задела его руку.

— Стойте! — вдруг закричал один из воинов.— Это существо заколдовано. Давайте сожжем его!

Оборотни принесли из дворца огненные стрелы и с воем и хохотом начали стрелять ими в Умана. Крыша беседки была сложена из сухих пальмовых листьев, и те сразу же вспыхнули. Уман почувство­вал, как горит на нем одежда.

— Смотрите, у него загорелась одежда! Вот по­теха! — вопили оборотни.

«Горящая одежда — это, конечно, смешно,

подумал Уман.— Но сейчас будет еще смешнее».

Сильным прыжком он перелетел с беседки на стену сада, со стены на деревянный дом, в котором жили слуги Величайшего Колдуна. Здесь Уман сбросил с себя горящую одежду. Дом сразу же вспыхнул. Затем огонь перекинулся с дома на сто­рожевую башню. Башня загорелась. С башни огонь переполз через улицу на соседний дом. Он тоже запылал. С крыши на крышу — Уман мчался, по­всюду оставляя за собой дым и искры пламени.

Скоро половина домов в городе пылала. Черные клубы взвивались в небо, горестный вопль воинов величайшего Колдуна повис над городом.

Не успели доложить Величайшему Колдуну о случившемся, как Уман уже достиг городской сте­пы, перебрался через нее, а затем, перебежав поле, очутился на берегу океана.

Там он снова начал расти и стал таким огромным, как гора. Уман присел, оттолкнулся от берега и прыгнул изо всех сил, простирая руки в сторону материка. Толчок его был столь силен, что воины величайшего Колдуна, выбежавшие из городских порот, попадали навзничь, а стены города пошат­нулись.

Уман взлетел высоко в небо, пробил головой об­лака и помчался над океаном, подобный черной туче.

Подлетая к берегу, он снова уменьшился и плав­но опустился на песок у костра, вокруг которого сидели воины, готовые уже оплакивать смерть сво­его товарища.

— Скорее в путь! — воскликнул Уман.— Я нашел Катану!

С этими словами он поднял над головой драго­ценный камень, врученный ему дочерью Земли.


ГЛАВА XIV

Ранним утром, когда город Древних еще утопал и тумане, стража у городских ворот увидела, что из леса вышли несколько огромных фигур. Это бы­ли великаны, которые направлялись к городским воротам. Стража подняла тревогу, но туман рассе­ялся (а ведь именно в тумане все предметы кажутся непомерно большими), и все увидели, что это воз­вращается отряд Умана.

Отряд проводили во дворец. Там черепашки-ниндзя вместе с Лордом Веллингом ждали Умана.

— Я выполнил ваше поручение,— сказал Уман, обращаясь к Лорду Веллингу и Лео.— Я был на острове. Катана томится во дворце Величайшего Колдуна, окруженная оборотнями. В городе много воинов. Войско Величайшего Колдуна ни на час не покидает столицу.

— Говорил ли ты с ней? — воскликнул Лео.— Видел ли ты ее?

Вместо ответа Уман протянул ему камень. Дол­го и безмолвно держал его в руках Лео.

— Ну вот, теперь можно выступать,— сказал, прерывая его молчание. Лорд Веллинг.

— Можно выступать,— как эхо откликнулся Лео.— Сколько ворот в стенах города? — спросил он Умана.

— Одни с севера, одни с юга, одни с востока и одни с запада.

— Мы должны иметь четыре армии, чтобы за­переть воинов Величайшего Колдуна в городе.

— Мои войска уже собраны. Их достаточно. Воины рвутся в бой,— сказал Лорд Веллинг.

Когда спала дневная жара, он, Уман, и черепаш­ки-ниндзя, выйдя из городских ворот, стали впере­ди четырех армий и повели их на юг, к тому месту, откуда совершил свой удивительный полет сын мага и волшебника Уман.


ГЛАВА XV

С ревом и хрипом шагало по лесам войско Древ­них. Огромные воины рубили непроходимые леса, шли по горным тропам, и от их шагов дрожала зем­ля. Тучи пыли закрывали солнце. Птицы, испуган­ные звериным ревом, перестали петь. Но вот пер­вые отряды достигли берега океана и остановились;

— Я предлагаю построить корабли,— сказал Лорд Веллинг. — Неподалеку, близ мыса Смерти живут рыбаки, искусные в сооружении судов.

— Но у нас тысячи и тысячи воинов. Сколько потребуется кораблей? И как долго мы будем их! строить? — возразил ему Лео. — Не забывай, что! мы должны торопиться. Я предлагаю построить мост.

— Хорошая мысль! — воскликнул Рафаэль, но мудрый Уман только покачал головой.

И вот тысячи воинов Древних стали выворачи­вать с корнем вековые деревья, отбивать от скал огромные камни и бросать их в воду. Но волны оке­ана уносили дерево за деревом, а камни, оставляя на поверхности тысячи шипящих пузырей, скрыва­лись в бездонной пучине.

Подошла ночь, и все увидели, что после дня ра­боты на поверхности океана не видно ничего.

— Коварная стихия! — воскликнул Лео.— Веч­но изменчивый и непостоянный океан встал на нашем пути. Завтра на рассвете я выжгу тебя Звездным мечом, а наше войско по огненному мосту, проложенному мной в небе, как радуга, перейдет на остров Величайшего Колдуна!

С этими словами он завернулся в плащ, лег на песок и заснул.

Когда восточный край неба заалел, Лео проснул­ся, подошел к берегу и ударил по воде Звездным мечом. И мгновенно на глазах воинов над водами океана вырос огромный мост. И сразу же тысячные отряды Древних устремились по нему к острову.

Пораженные, смотрели со стен города на прибли­жающуюся армию воины Величайшего Колдуна.

— Как же нам победить Древних, если даже оке­ан им не помеха? Горе нам! — воскликнул один из оборотней.

Но Величайший Колдун, уверенный в своем бес­смертии, только расхохотался. Он стоял на белока­менной стене города и смеялся, забыв, что, испра­шивая свою неуязвимость, назвал врагами только небожителей и зверей своей планеты, а о том что Лео — всего лишь простой житель Земли, такой же, как и другие. Колдун забыл.

И все-таки, вернувшись в свой дворец. Величай­ший Колдун задумался.

— О женщины! Вы всегда обрекаете меня на об­ман и жестокость! — Величайший Колдун прика­зал привести к себе искусного мага, способного силой волшебства создавать людей и оружие.

— Ты звал меня? — спросил маг, появляясь в покоях Величайшего Колдуна.

— Мудрец! — обратился к нему Величайший Колдун.— Все знают, что твое искусство удиви­тельно. Ты можешь создать из песка птицу, а из птичьего крыла — меч. Я приказываю тебе создать из воздуха голову моего злейшего врага — жителя Земли Лео, а кроме того, сотворить из сухой палки его Звездный меч, лук, а из перьев — такие стрелы, которые бы ничем не отличались от тех, которыми владеет Лео.

Слушаюсь и повинуюсь,— ответил маг Вели­чайшему Колдуну.

Он отступил на один шаг от Величайшего Кол­дуна. Затем зачерпнул ладонями воздух, прошеп­тал слова волшебного заклинания, и в руках у него появилась голова, которую ни один из черепашек- ниндзя не смог бы отличить от головы Лео. Затем маг приказал принести себе из сада сухую палку и пучок перьев. Приняв все это из рук слуги, он снова прошептал волшебные слова и бросил на пол перед Величайшим Колдуном меч, лук и стрелы, точно такие, как те, что были у Лео.

— Я сделал так, как ты приказал,— сказал маг.— Но только помни: сила волшебства, кото­рым созданы голова, меч, лук и стрелы, рождена твоим желанием, Величайший Колдун. Пока ты держишь их в руках, а умом боишься Лео, они су­ществуют, но стоит тебе выпустить их из ладоней и перестать бояться — они исчезнут.

— Хорошо! — сказал Величайший Колдун. За­тем он поднял с пола голову, меч, стрелы, лук и тя­желым шагом направился в сад.

По пути он приказал слугам принести горсть пы­ли с площади и чашу с кровью только что убитого быка. Он посыпал пылью и забрызгал кровью го­лову, меч, лук и стрелы, и они стали выглядеть так, будто их только что подобрали на поле жестокого сражения.

Войдя в сад, Величайший Колдун отыскал Ката- ну, но не приблизился к ней, а, став за кустом, воскликнул:

Катана! Ты сама обрекаешь своих близких друзей на муки и смерть. Так знай: сегодня Лео прибыл с войсками Древних под стены города. Только что закончилась битва, в которой мои воины обратили войско Древних в бегство. Вместе с ними бежали, теряя оружие, черепашки-ниндзя, бояться которых ты так уговаривала меня…

— Они бежали? — воскликнула, встрепенув­шись, Катана.— Тогда что ж ты не говоришь ни­чего о Лео? Что стало с Лео? Почему ты стоишь за кустом, пряча что-то за спиной?

И тогда Величайший Колдун вышел из-за куста и протянул Катане голову Лео.

Как смерть побледнела Катана и долго всматри­валась в дорогие черты Лео.

— Да, это его меч, лук и стрелы,— прошептала она наконец.— Значит, Лео погиб…

Но тут кровь вновь прилила к ее щекам, и, пылая от гнева, она воскликнула:

— Ты думаешь. Величайший Колдун, что смерть Лео изменит мое решение? Ты добился только од­ного — я умру сейчас. Ты этого хотел?

Но Величайший Колдун не успел ей ответить. За стенами дворца загрохотали барабаны и раздал­ся топот тысяч ног, обутых в боевые сандалии.

— Мы ждем тебя. Величайший Колдун! Веди нас! — раздались голоса оборотней.

И Величайший Колдун, охваченный гневом, вскричал:

— Я убью Лео!

Он швырнул к ногам Катаны голову, меч, лук, стрелы и, ломая кусты, бросился из сада.

Но едва только он выпустил их из рук, голова ис­чезла, а на дорожку посыпались перья, а затем упа­ла и сухая палка.

— Какая низость! Какой обман! — воскликнула Катана.

Она позвала служанок и приказала им взобрать­ся на стену, окружавшую сад.

- Что вы видите? — спрашивала она их.— Что творится за стенами города?

— Мы видим на улицах наших воинов,— отве­чали служанки,— в океане видим мост и войско Древних, которые, как поток, толпами идут по нему.

— Не видите ли вы впереди них жителей Земли?

— Видим, но их всего четверо. Они одеты в пла­щи. И у одного из них огромный светящийся меч.,

— Это идут черепашки-ниндзя! — воскликнула Катана.— Великолепно! Величайший Колдун солгал — битвы еще не было.


ГЛАВА XVI

Предвидя исход боя, Величайший Колдун по­слал Камергера за помощью. Камергер через по­тайной ход вышел к горам, где в одной из пещер спал огромный великан.

Камергер вместе с воинами, приблизившись к го­ре, увидел, что трава у входа в подземелье колы­шется. Могучий ветер то вырывался из пещеры, то вновь устремлялся в нее. Держась за каменные сте­ны и освещая себе дорогу факелами, посланцы во­шли в пещеру и увидели зрелище, которое лишило их дара речи. Посреди огромного зала, свод кото­рого терялся в темноте, лежал великан, а вокруг него стояли блюда с жареными оленями и кабана­ми, а также бочки с вином и водой.

— Что это — слон, похожий на человека, или человек, которого нельзя отличить от слона? — в ужасе стали спрашивать друг друга воины.— Не убьет ли он нас в гневе, если мы нарушим его сон?

Но как ни велик был их ужас, они не посмели не выполнить приказа Величайшего Колдуна и приня­лись будить великана.

Сперва они щекотали ему копьями в носу, потом вонзали стрелы в пятки. Затем, видя, что исполин не просыпается, стали шуметь, бить в барабаны, кричать, но великан даже не реагировал на это. Он захрапел еще сильнее, и оборотни, увидев, что нет на свете силы, которая могла бы разбудить его, понурив головы, собрались было покинуть пещеру. Вдруг великан пошевелился, перевернулся со спи­ны на бок, открыл один глаз и зевнул.

Не обращая внимания на оборотней, исполин потянулся, громоподобно икнул, сел и, схватив обеими руками зажаренную кабанью тушу, отпра­вил ее в рот. Так он уничтожил двадцать оленей и пять кабанов, выпил четыре бочки вина и был го­тов снова упасть на спину и захрапеть, как вдруг в тусклом свете факелов увидел воинов, в ужасе столпившихся вдоль стен.

— Что надо вам, оборотни? — хриплым голосом спросил он.

— О великий и несокрушимый великан! Мы при­шли по велению Величайшего Колдуна,— отвечал Камергер.— Страшная беда обрушилась на ост­ров. Жители Земли с полчищем Древних напали на нас, чтобы разрушить город и убить Величайше­го Колдуна. Величайший Колдун ждет тебя. Если ты не придешь, город падет, а Величайший Колдун будет убит.

Великан был жесток и глуп, и огонь ненависти сразу же запылал в его сердце. Он вскочил и, заде­вая головой свод пещеры, направился к выходу.

В одной руке он нес меч, а в другой копье, отрав­ленное змеиным ядом. Железные доспехи гремели на нем, земля прогибалась под каменными сан­далиями, вершины гор содрогались, когда он заде­вал их.

Воины Величайшего Колдуна послушно бежали следом.

- Отчего это черные тучи сгустились так низ­ко? — шепотом спрашивали они друг друга.— Смотрите, синие вороны каркают, кружась над ве­ликаном, а звери хрипят.

В это время затянутое облаками небо прорезала огненная комета. Она пронеслась над островом и упала в море, вызвав огромные волны.

- Быть беде! — решили оборотни.

Но великан шел, не обращая внимания на зло­вещие приметы. Он перешел через горы, окружаю­щие остров, и очутился перед городскими стенами.

Воплями радости встретило его появление вой­ско Величайшего Колдуна. Сам Колдун поспешил навстречу.

- Я не вижу твоих врагов,— сказал ему вели­кан, свирепо вращая глазами.— Где эти жители Земли, пришедшие с неба? Сейчас я уничтожу их по одному.

И тогда из лагеря вышел Рафаэль и не таясь стал приближаться к великану. В руке его был только дротик. Он шел на исполина с открытой грудью, не прикрыв даже голову шлемом.

Великан двинулся ему навстречу. Обе армии за­таили дыхание. Начался бой.

Великан поднял меч и первым нанес удар. Лов­ким движением Раф отразил его, а затем метнул дротик. Великан швырнул навстречу дротику меч, они столкнулись в воздухе и со звоном упали в тра­ву. Тогда Раф вырвал из земли огромное дерево и, размахнувшись, ударил им великана. Тот зашатался. Но, собрав силы, метнул в Рафаэля копье.

Рафаэль со смехом уклонился, хотя кончик копья все же задел его руку.

— Какая пустяковая царапина! — крикнул Ра­фаэль.— Ты плохо целишься, великан! А теперь берегись! — И он нагнулся, чтобы поднять громад­ный камень и нанести им решающий удар вели­кану.

Но камень, который он начал так легко подни­мать, вдруг стал тяжелеть, а потом сделался тяже­лее горы, выскользнул из рук Рафаэля. Ноги черепашки-ниндзя подкосились, и он без сил упал на землю.

Радостный вой вырвался из груди великана, ведь копье было отравлено. И крики всех воинов, со­бравшихся на поле боя, ответили ему: радостные — это кричали воины Величайшего Колдуна, и пе­чальные — это в ужасе восклицали воины Лорда Веллинга.

Черепашки-ниндзя выбежали на поле и опусти­лись на колени вокруг Рафаэля. Они перенесли его в лагерь Древних и, расстелив на земле плащ, положили Рафаэля.

Полуденное солнце, взглянув на эту печальную картину, закрылось облаком.


ГЛАВА XVII

Сраженный копьем великана, Рафаэль лежал на плаще. Глаза его были закрыты, дыхание еле слыш­но. Яд, которым был смазан наконечник копья, растекался по телу. Рана раскрылась.

— Бедный Раф! — воскликнул Лео.— Почему я не вышел вместо тебя сражаться против ужас­ного великана?..

Найдя глазами Лорда Веллинга, Лео сказал:

— Прикажи своим воинам разыскать на острове самых искусных лекарей, пусть они осмотрят Рафаэля.

Сорок самых искусных врачевателей тотчас же были доставлены воинами из разных концов острова. Они осмотрели Рафаэля и каждый из них пока­чал головой. Что может спасти от змеиного яда, проникшего в сердце? И только один из них, самый старый лекарь, всю жизнь проживший в лесах, по­думав, сказал:

— Существует только одно средство. Далеко, па севере, там, где земля касается небес, есть гора, на вершине ее растет много трав. Эту гору легко узнать — она стоит особняком. Травы, растущие на пей, все целебны, но есть среди них такая, которая одна способна выгнать яд из сердца воина. Трава эта очень редкая, и женщины, которых посылают собирать ее, часами ползают на коленях, раздвигая руками стебли. Но торопитесь: каждый человек, пораженный ядовитым копьем, умирает, не пере­жив первого заката. Вам осталось всего полдня.

— Целых полдня! Разве это мало? — восклик­нул доблестный Уман.

Он взмыл в воздух и устремился на север. Уман мчался, как стрела, со свистом прорезая облака, то взмывая выше гор, то опускаясь к самой земле.

Но север был так далек от острова, что Уман не скоро добрался до него. Был уже вечер, когда он достиг предгорий и увидел стоящую отдельно гору. День уже клонился к закату, и длинные голубые тени ползли по земле. Уман опустился на вершину горы, стал на колени и начал торопливо искать вол­шебную траву. Он перебирал пальцами стебли, на­клонялся к самой земле, но ночь наступала быстро, и он понял, что не успеет. Тогда могучий Уман, поднявшись во весь рост, вырвал всю траву, кото­рая росла на горе. Держа ее у груди, Уман поднял­ся в воздух и пустился в обратный путь.

Тысячи воинов, облепив холмы и вершины де­ревьев, с тревогой всматривались в небо — не мелькнет ли в нём тень возвращающегося героя;

Черепашки-ниндзя с нетерпением и ужасом смот­рели туда, где у самого горизонта уже заблестели звезды.

Врачи то и дело наклонялись к груди умирающего, прислушиваясь, как угасает его дыхание.

И вот последние лучи уходящего дня окрасили кровью западный край неба.

— Горе нам,— прошептал Лео.— Наш Рафаэль сейчас покинет нас…

И вдруг светлая тень прочертила темнеющее не­бо, земля задрожала от ветра, и Уман, испуская призывные крики, опустился у ног Лео. Он береж­но положил на землю траву и сказал:

— Торопитесь!

И тогда старый врач, проживший половину жиз­ни в лесах, подбежал к траве и нашел в ней целеб­ную. Он срезал ее и приложил к ране Рафаэля. И на глазах удивленных воинов края раны дрог­нули и закрылись. Синева сбежала с лица раненого Рафаэля. Он вздохнул полной грудью, шевельнул­ся, а затем открыл глаза.

Хвала богам! — воскликнул Лео.— Наш друг Рафаэль будет жить!



БИТВА


ГЛАВА I

Прошла ночь. Утром, умывшись росой, Лео, ви­дя, что Рафаэль почувствовал себя снова крепким, взял в руки Звездный меч и сказал:

— Рафаэль! Я иду на поле битвы, чтобы ото­мстить великану за твою рану.

— Не надо, Лео! — воскликнул Раф.— Оставь это мне, иначе получится, что великан победил меня.

— Но ты же еле стоишь на ногах! — возразил Лео, но было уже поздно.

Рафаэль, натянув на голову шлем, вооружился луком и стрелами и вновь вышел на поле.

Увидя Рафаэля на поле сражения, затихли и полчища Древних на холмах, и воины Величайшего Колдуна под стенами города, который они защищали.

А Рафаэль же, забравшись на вершину холма, закричал:

— Великан! Я снова здесь, я жду тебя!

И тогда одна из башен города покачнулась, пото­му что на нее легла огромная волосатая рука вели­кана, из-за башни показались его голова и плечи. Великан перешагнул через стену и, приминая зем­лю, направился к Рафаэлю.

Он поднял свое отравленное копье и, прицелив­шись, метнул его в грудь Рафаэля. Но на этот раз черепашка-ниндзя был проворнее, он уклонился, и копье со свистом пролетело мимо него. Оно упало посреди леса. И тотчас из того места, где оно вонзи­лось в землю, забил ядовитый источник. Подрезан­ные под корень деревья рухнули, на месте пре­красного леса внезапно возникло болото, над кото­рым поднимался ядовитый туман.

Тогда Рафаэль поднял копье и метнул его в голо­ву великана. Копье, просвистев в воздухе, отрезало у великана кончик уха.

Дико взревел великан. Затем он стал вырывать из земли деревья и метать ими в Рафаэля. Черной тучей, осыпая поле землей, неслись они к черепашке-ниндзя.

Но навстречу им уже устремились стрелы Древ­них. Они мчались подобно потоку, разбивая в щеп­ки деревья, которые бросал великан. И вдруг Ра­фаэль, опустив руку на пояс, почувствовал, что у него нет меча.

Увидев это, великан отделил от горы огромную скалу и, взвалив ее на плечи, пошел к Рафаэлю. Он шел, и ноги его от страшной тяжести вязли в земле.

— Сейчас он обрушит на него скалу! — горестно закричали Древние.— Горе нам, во второй раз смерть приближается к Рафаэлю!

Они в ужасе закрыли глаза. Но это же увидел преданный черепашкам Уман. Быстрее ветра мет­нулся он к Лео, взял у того Звездный меч и, стрелой пролетев над полем, вложил его в руки Рафа.

И едва только великан, приблизившись, поднял над своей головой камень, чтобы обрушить его на Рафа, Звездный меч, направленный меткой рукой черепашки-ниндзя, вонзился ему в грудь.

Пошатнулся великан, а затем, издав дикий и ужасный рев, рухнул на землю.

И земля, не выдержав его тяжести, со стоном раскололась, поглотив его вместе со скалой, которую он держал в своих руках.

Тогда затряслись мостовые и стены города, из ворот выехала колесница, запряженная страшным зеленым драконом. В ней стоял во весь свой огромный рост Величайший Колдун.

— Посмотри на эти белые стены в последний раз! — проревел он, обращаясь к Лео.— За ними мой дворец, а в глубине его сад, в котором ждет окончания битвы твоя бывшая невеста Катана. Сейчас ты будешь убит, и она станет моей.


ГЛАВА II

И началась битва. Это было великолепное зрелище. Время от времени отряды Величайшего Кол­дуна переходили в наступление, преодолевая барь­еры из трупов своих же воинов. Иногда они шли вперед, держа перед собой тела убитых, чтобы за­щитить себя от ударов копий Древних. Но все было бесполезно.

Отряды Древних теснили воинов Величайшего Колдуна. Черепашки видели, как Колдун, будто на параде, выкрикивал приказания воинам. Когда же налетала очередная волна атакующих, он на­правлялся туда, где завязывался самый горячий бой, чтобы принять участие в отражении атаки.

И все же еще более великолепное зрелище пред­ставлял собой Лео. Тело его было покрыто кровью, и никто не мог выдержать нанесенного им удара. Поражая врага, Лео кричал:

— Нн-дзя! Нн-дзя! — совсем как его далекие предки.

Его удар пробивал щит, ломал в щепки копье, обрушивался на череп врага, пока наконец уже ни­кто по собственной воле не решался приблизиться к великому сыну Земли, который убивал, оставаясь сам невредимым.

Но внезапно в рядах врагов возник крик: «Ве­личайший Колдун! Величайший Колдун!»,— и из самой гущи атакующих наконец-то показался сам Величайший Колдун, вооруженный Волшебным мечом, щитом и одетый в кольчугу.

— Где же ты, Лео, ты, сын Земли, разрушитель всех моих планов? Посмотрим, удастся ли тебе убить меня! — крикнул он и метнул копье прямо в Лео. Тот, к счастью, это заметил и подставил на­встречу копью свой щит.

Копье пронзило щит и осталось торчать в нем, зажатое железным каркасом.

Затем с воплем Величайший Колдун прыгнул вперед, прямо на Лео и нанес своим Волшебным мечом такой удар по его щиту, что одно только потрясение от удара заставило Лео упасть на ко­лени.

Однако на этом поединок и окончился, так как отряды Древних в тот же момент перешли в атаку.

Лучшего момента для этого нельзя было найти. И уже спустя пять минут все было кончено. Полки Величайшего Колдуна, охваченные с обоих флан­гов противником, обратились в бегство. Вскоре бе­гущие в панике воины рассыпались по всей равнине. Вокруг них грудами лежали мертвые воины Ве­личайшего Колдуна.

Все было кончено. Лорд Веллинг на своем олене выехал вперед и обратился к Древним:

— Воины! Вы отстояли честь Древних. О сего­дняшнем сражении будут говорить дети ваших де­тей.— Затем он обернулся к Лео и пожал ему ру­ку.— Ты великий и непобедимый, сын Земли,— просто сказал он.— Я провел свою долгую жизнь среди воинов и знал много отважных, но такого, как ты, встречаю впервые.

Затем Древние и Лео вошли в город. Пройдя не­большую часть пути, они вдруг заметили Микки. Он сидел на обломках и что-то рассматривал впе­реди себя. Рядом с ним лежал труп Камергера.

— Вероятно, Микки ранен,— взволнованно ска­зал Лео.

В тот же момент произошло нечто ужасное. Мерт­вое тело Камергера, точнее, то, что казалось мерт­вым телом, внезапно вскочило, сшибло Микки с обломков, так что тот полетел вверх тормашками, и начало наносить ему удары копьем. В ужасе че­репашки бросились туда и, подбежав, увидели, что Камергер тычет копьем в распростертого Микки, который при каждом таком ударе задирает вверх все свои конечности. Увидев, что черепашки при­ближаются, Камергер в последний раз с особой яростью пырнул копьем Микки и с криком «Умри, сын Земли!» удрал.

Микки не шевелился, и черепашки решили, что с ним все кончено. Они подошли к нему и увидели, что, несмотря на бледность и очевидную слабость, он безмятежно улыбается.

Кольчуга просто замечательная,— прошеп­тал он, когда черепашки наклонились к нему. — Здорово я его надул! — И с этими словами он по­верял сознание.

Осмотрев его, черепашки обнаружили, что он был ранен в ногу стрелой, но копье Камергера не причинило ему никакого вреда. Кольчуга спасла его, и он отделался синяками, покрывавшими все его тело. Он удивительно счастливо избежал опас­ности.

Так как в данный момент черепашки ничем не могли ему помочь, его положили на щиты, сплетен­ные из прутьев, которые применялись для пере­носки раненых, и понесли с собой.

Подойдя к ближайшим воротам города, они уви­дели, что один из полков Древних уже охраняет ворота. Остальные полки стояли на страже у дру­гих выходов из города. Командир полка подошел к Лео и доложил, что армия Величайшего Колдуна укрылась в городе, туда же бежал и сам Величай­ший Колдун. Но это было не совсем так. На одной из башен города показался Величайший Колдун.

— Приветствую тебя. Лорд Веллинг! — вскри­чал он с иронией в голосе.— Ты, кто ел мой хлеб, а теперь с помощью сынов Земли внес смуту в мои владения и разбил мою армию,— приветствую те­бя! Какую участь ты мне готовишь, о Лорд Вел­линг?

— Такую же, какая постигла моего отца, кото­рого ты убил пять лет назад! — последовал суро­вый ответ.

— Хорошо. Я покажу тебе, как надо умирать, чтобы ты мог припомнить это, когда пробьет твой час. Смотри — там, где садится солнце, небо по­крыто кровью,— Величайший Колдун указал сво­им окровавленным мечом на огненный диск заходящего солнца.— Хорошо, что и мое солнце скроется вместе с ним. А теперь, Лорд Веллинг, я готов умереть в бою. Ты не можешь отказать мне в этом, иначе даже те трусы, которые сегодня бежали с по­ля боя, будут смеяться над тобой.

— Я разрешаю тебе это. Выбирай же, с кем ты желаешь сражаться. Сам я не могу драться с то­бой, так как предводитель Древних сражается только на войне.

Мрачный глаз Величайшего Колдуна оглядел ряды воинов. Колдун сказал:

- Что скажешь ты, Лео? Не завершить ли нам то, что мы начали сегодня, или мне придется на­звать тебя жалким трусом?

— Нет,— прервал его Веллинг.— Ты не должен сражаться с Лео.

- Конечно, нет, если он страшится этого,— ска­зал Величайший Колдун.

К несчастью, Лео понял это замечание, и кровь бросилась ему в лицо.

- Я буду с ним сражаться,— сказал он.— Он увидит, боюсь ли я его!

- Ради бога, Лео,— умоляюще обратился к не­му Лорд Веллинг,— не рискуйте своей жизнью, сражаясь с этим дьяволом! Ведь всякий, кто видел тебя сегодня во время боя, знает, что ты не трус. К тому же, я чувствую, что во всем этом кроется какая-то западня.

- Я буду с ним биться,— угрюмо ответил Лео.— Никто не смеет назвать меня трусом. Я готов! — И, сделав шаг вперед, он поднял свой Звездный меч.

Не сражайся с ним, сын Земли,— обратился к Лео Уман, дружески положив руку на его пле­чо,— ты достаточно уже сделал сегодня. Если ты пострадаешь от его руки — это рассечет надвое мое сердце.

— Я буду с ним биться, Уман,— повторил Лео.

— Что ж, тогда иди, Лео. Ты отважный! Это будет хороший бой. Смотри, Величайший Колдун готов встретить тебя в бою.

Величайший Колдун дико расхохотался, шагнул вперед и стал лицом к лицу с Лео. Мгновение сто­яли они таким образом. Лучи заходящего солнца озарили их мужественные фигуры и одели их обоих и огненную броню. Это была подходящая пара.

Затем они начали описывать круги, обходя друг друга с поднятыми мечами.

— Берегись, Лео! — крикнул Уман, взвившись и воздух.— Он сейчас обрушится на тебя!

Но Лео первым сделал прыжок вперед и нанес своему противнику ужасающий удар Звездным мечом. Однако Величайший Колдун успел отсту­пить в сторону. Удар был настолько силен, что Лео чуть не упал сам. Величайший Колдун мгновенно воспользовался этим моментом. Вращая над голо­вой свой Волшебный меч, он вдруг обрушил его с такой невероятной силой, что черепашки поду­мали: это конец. Но нет — быстрым движением ле­вой руки Лео поднял щит и заслонился от удара величайшего Колдуна. В результате Волшебный меч отсек край щита, и удар пришелся Лео по ле­вому плечу. Однако щит настолько ослабил удар, что тот не причинил особого вреда. Лео нанес но­вый удар Величайшему Колдуну, но маг также принял его на свой щит. Затем удары последовали один за другим. Противникам пока удавалось или уклоняться от них, или закрываться щитами. Во­круг нарастало волнение. Древние, которые наблю­дали за ходом поединка, забыли о дисциплине: они подошли совсем близко, и при каждом ударе у них вырывались крики радости или отчаяния.

Как раз в это время Микки, которого положили на землю рядом с местом поединка, очнулся и, приподнявшись, стал наблюдать за происходящим. Через мгновение он вскочил на ноги. Схватив Рафа за руку, он прыгал с места на место на одной ноге, таская его за собой и выкрикивая ободряющие замечания Лео.

— Валяй, черепашка! — орал он.— Вот это удар! Целься в центр!

Лео, загородившись щитом от очередного удара, вдруг сам ударил со всей своей силой. Удар про­бил щит противника и прочную броню, прикрытую им, и нанес Величайшему Колдуну рану в плечо. С воплем ярости и боли Величайший Колдун вернул удар с такой силой, что рассек кольчугу и ранил Лео в лицо.

Вопль отчаяния вырвался из толпы Древних, когда они увидели, что Звездный меч упал на землю. А Величайший Колдун вновь поднял свое страшное оружие и с криком бросился на Лео. Микки за­крыл глаза. Когда он открыл их вновь, то увидел, что щит Лео валяется на земле, а сам он, охватив своими мощными руками Величайшего Колдуна, борется с ним. Они раскачивались взад и вперед, сжимая друг друга в страшных объятиях, отстаи­вая свою жизнь, драгоценную для каждого, и еще более драгоценную честь. Сверхусилием Величай­ший Колдун заставил Лео потерять равновесие, оба они упали и, продолжая бороться, покатились по мостовой. Величайший Колдун все время пытал­ся нанести Лео удар по голове Волшебным мечом, а Лео силился пробить кольчугу Величайшего Кол­дуна Звездным мечом, который он поднял с земли.

Этот поединок гигантов представлял собой ужа­сающее зрелище.

— Отнимите у него меч! — вопил Микки.

Лео, бросив свой меч, ухватился за меч Величай­шего Колдуна, который был прикреплен к руке ремешком из кожи дракона. Катаясь по земле и тяжело дыша, они дрались за меч, как дикие жи­вотные. Внезапно кожаный ремешок лопнул, и Лео вырвался из объятий Величайшего Колдуна. Ору­жие осталось у него в руке. В следующую секунду он вскочил на ноги. Из раны на его лице струилась алая кровь. Вскочил также и Величайший Колдун. Вытащив из-за пояса огромный нож, он обрушил его на Лео. Сильный удар попал в цель, но кольчу­га вновь спасла Лео от смерти. С диким криком Ве­личайший Колдун нанес новый удар. Его тяжелый нож вновь отскочил от стальной кольчуги, заставив Лео пошатнуться. Величайший Колдун опять по­шел на своего противника. В это время Лео, собрав все свои силы, обрушил на Величайшего Колдуна удар своего Звездного меча. И в это же время все усльш1али дикий крик Величайшего Колдуна, кото­рый звал на помощь.

— Ко мне, мой дракон!

Огромный зеленый дракон, камнем упав с неба, приземлился на месте поединка. Величайший Кол­дун вскочил на него и помчался прямо на Лео. Тот не мешкая вскочил на оленя и приготовился к поединку.

Как только они встретились, копья ударили по щитам, столкновение было столь сильным, что копье Лео разлетелось на куски, а копье Величай­шего Колдуна, скользнув по щиту противника, упало на землю. Лео пошатнулся и стал падать назад.

Когда, казалось, что он вот-вот должен упасть с оленя, завязки его шлема лопнули. Шлем был сорван с головы, и Величайший Колдун пролетел мимо со шлемом на острие копья.

— О ужас, Лео падает! — закричали Древние.— Сейчас он свалится с оленя!

Но Лео не свалился. Величайший Колдун по­пытался остановить дракона, чтобы повернуть обратно и напасть на Лео раньше, чем он придет в себя, но дракон так стремительно мчался вперед, что остановить его Величайшему Колдуну было невозможно.

Наконец противники вновь повернулись друг к другу. Но у Лео не было копья и шлема, а на острие копья Величайшего Колдуна висел шлем его противника, от которого он тщетно пытался освободиться.

— Вытаскивай меч! — кричали Древние.

Лео опустил руку, чтобы взяться за меч. Но не сделал этого и, оставив меч в ножнах, пришпорил оленя и вихрем понесся на Величайшего Колдуна.

— О боже! — закричали кругом.— Сейчас он погибнет!

Действительно, казалось, что этим все и закон­чится. Копье Величайшего Колдуна было направ­лено на незащищенное лицо Лео, но, когда копье было совсем близко, Лео выбросил вперед свою длинную правую руку и, обхватив Величайшего Колдуна, словно стальным крюком, сорвал его со спины дракона. Дракон помчался вперед без Вели­чайшего Колдуна, а олень — с двойной ношей — Лео и Величайшим Колдуном.

Величайший Колдун обхватил Лео за шею, и тела их переплелись, черные доспехи перемешались с белыми. Противники раскачивались на олене, пока не упали на землю. Некоторое время они молча лежали на песке.

— Кто убит? — вскричали Древние.

Наклонившись вперед, Микки посмотрел на зем­лю. Лицо его было мертвенно-бледным.

— Глядите! — вскричал Лорд Веллинг.— Они упали вместе, вместе и зашевелились, а теперь поднялись невредимыми.

Лео и Величайший Колдун отскочили друг от друга. Лео, у которого не было шлема, держал высоко свой щит, чтобы защитить голову, и спо­койно ожидал атаки.

Величайший Колдун первым нанес удар, и его Волшебный меч, который ему удалось поднять с земли, со скрежетом столкнулся с мечом Лео. Прежде чем Величайший Колдун успел вновь стать в позицию, Лео нанес ему ответный удар, однако Величайший Колдун успел пригнуться, и Звездный меч только просвистел в воздухе над головой Вели­чайшего Колдуна. С быстротой молнии устреми­лось острие меча Величайшего Колдуна прямо в лицо Лео, но тот успел чуть отклониться, и удар миновал его. Вновь атаковал Величайший Колдун и нанес удар такой силы, что, хотя Лео успел под­ставить свой щит, меч Колдуна скользнул по нему и пришелся по незащищенной шее и плечу. Кровь окрасила белые доспехи, и Лео зашатался.

— Величайший Колдун побеждает! Величайший Колдун побеждает! — вопили остатки армии Вели­чайшего Колдуна.

Вслед за этим наступило минутное молчание, и в этой тишине в толпе раздался женский голос, в котором Лео узнал голос Катаны:

— Нет, Лео нападает!

Не успел замереть звук ее голоса, как Лео, ви­димо, разъяренный болью от раны, с боевым кли­чем «Да здравствуют черепашки-ниндзя!» собрал все силы и ринулся прямо на Величайшего Колдуна. Древние увидели, что половина шлема Величайшего Колдуна валялась на песке. На этот раз пришла очередь Величайшего Колдуна покачнуться. Более того, он выронил свой щит.

— Вот это удар! Хороший удар! — раздались голоса воинов.— Лео! Лео!

Лео, увидев, что противник потерял щит, тоже отшвырнул свой щит и, схватив меч обеими руками, бросился на Колдуна. С этого момента, хотя он был без шлема, исход поединка уже не вызывал сомнений.

Лео наносил удар за ударом, пока удары его Звездного меча по стали доспехов противника не стали напоминать удары молота по наковальне. Это были страшные удары, но сталь еще выдерживала, и Величайший Колдун сопротивлялся изо всех сил, отступая, пока наконец не оказался рядом со своим преданным драконом.

Вскочив на него. Колдун закричал:

— Катана никогда не будет твоей!

И умчался, уносимый чудовищем по направле­нию к закату солнца.

Так закончился этот поединок.


ГЛАВА III

По улицам, покрытым, как ковром, телами вои­нов Величайшего Колдуна, вступили в город Древ­ние во главе с Лордом Веллингом.

— Но где же Катана? — повторял Лео, огляды­ваясь вокруг.— Я слышал ее голос.

— Не волнуйся Лео,— успокаивал друга Дон.— Она где-то здесь.

— Мы найдем ее, — решительно сказал Рафаэль.

Но Катаны нигде не было.

Тогда Уман, взлетев, помчался туда, где за ка­менной стеной, в саду Величайшего Колдуна, он увидел Катану. Но ее не было и там.

А в городе по-прежнему шел бой. И Лео помчал­ся туда, не задумываясь об опасности. Он ворвал­ся во дворец Величайшего Колдуна.

Фонари ярко освещали поле боя. Воины Вели­чайшего Колдуна, как сообщили Лео подбежавшие к нему Древние, отчаянно сопротивлялись. Контр­атакой Древних они были остановлены, и теперь, хотя кое-где стычки еще продолжались, сражение к основном было закончено. Тут и там на каменных плитах дворца лежали убитые, воины уносили раненых.

И тут Лео усльш1ал голос Катаны. Он рванулся в здание и побежал наверх. У входа в помещение он споткнулся о распростертое на полу тело страж- пика. В самом дворце еще шел яростный бой. Лео, не медля, присоединился к Древним.

— Катана! Где ты? — кричал он, обрушивая меч па головы наседавших воинов Величайшего Кол­дуна.

— Это он! — раздался вдруг крик в их рядах, и все внимание воинов обратилось на Лео. Голос кричавшего показался ему очень знакомым.

Их было много, яростных воинов Величайшего Колдуна, они перекрыли Лео дорогу к отступлению и сражались с отчаянной решимостью. По-видимому, он нужен был им живым.

Не избежать бы Лео пленения, если б не подо спел отряд Древних.

Оставшиеся в живых воины, сомкнувшись плечом к плечу, пробились к окнам, выходящим в сад.

— За ними! — крикнул Лео и перекинул ногу через подоконник.— Смерть Величайшему Колду­ну! — воскликнул Лео и прыгнул вниз.

Тут он увидел в стене потайную дверь. Рывком открыв ее, он столкнулся лицом к лицу с двумя воинами Величайшего Колдуна. Преимущество его заключалось во внезапности нападения, и поэтому эти двое были повержены раньше, чем успели схватиться за оружие.

Пробегая длинным коридором к выходу из зда­ния, он наткнулся еще на одного воина Величай­шего Колдуна. Тот, сразу все поняв, успел вы­хватить меч.

— Чудесный бой, не так ли? — сказал Лео, отбивая удар.— Война — обычное занятие на пла­нете Ригель. Но ты, конечно, зря напал на меня. Сейчас ты это поймешь. Вот так…

Расправившись с воином, Лео побежал дальше, к другой двери. Ее охраняли двое. Яростная атака Лео была для них полной неожиданностью.

Всем телом навалившись на массивный Метал­лический брус, запиравший дверь, Лео отодвинул его. Оставалось только распахнуть дверь и выбе­жать за порог. Однако сразу это сделать не уда­лось. Распахнулась внутренняя дверь, и из нее тя­жело выбежал один из воинов Величайшего Кол­дуна.

— Умри! — воскликнул он и швырнул в Лео похожий на стеклянный шар.

Это я возьму с собой,— Лео легко поймал диковинный снаряд и сунул его за пазуху.

Затем он ворвался в небольшой зал и прямо перед собой увидел распахнутое окно, из которого свисала веревка, привязанная к тяжелому сундуку.

— Катана! — закричал Лео, бросаясь к веревке.

Он положил меч на пол и сильными рывками

начал втягивать веревку в комнату. В это время к нему подбежали Раф и Дон.

Ночь была темной, но все же они увидели, что происходило внизу. Начальник охраны дворца на­меревался спуститься по веревке на крышу под окном, но когда Лео начал тянуть ее назад, он, очевидно, растерялся и упустил момент, когда мог спрыгнуть вниз.

Лео увидел в темноте белое пятно — начальник охраны Величайшего Колдуна смотрел вверх. С каждым рывком Лео он поднимался все выше, дергаясь на конце веревки, как рыба на крючке. Вдруг начальник охраны разжал руки и со страш­ным криком полетел вниз.

— Может, он еще жив? — Лео схватился за ве­ревку и потащил ее на себя, собираясь спуститься на крышу. Ему почему-то хотелось взглянуть на­чальнику охраны в лицо. Лео обвязал конец верев­ки вокруг своего пояса.

— Ты считаешь, за этим что-то кроется? — спросил его Раф.

— Да, считаю.

— Ну что ж, спускайся, только помни: змея, которой сломали хребет, опасна вдвойне. Величай­ший Колдун не из тех, кто, умирая, оставляет в живых своего врага.

Лео пролез через окно и стал спускаться. Он ступил на крышу, скинул с себя петлю, а затем направился к неподвижно лежащему начальнику охраны.

Когда Лео опустился на колени рядом с телом, то сразу понял, что, несмотря на страшные увечья, начальник охраны жив. Медленно, с большим тру­дом умирающий повернул голову и встретился с Лео взглядом.

Лео взяла оторопь, когда он увидел глаза началь­ника охраны, в которых были лютая ненависть, и еще… нечто нечеловеческое.

— Робот?! — выдохнул Лео.

Да, безусловно, перед ним лежал робот — испол­нитель злой воли Величайшего Колдуна. Лео до­статочно повидал этих ходячих мертвецов-роботов на других планетах. Но этот был не такой, как предыдущие. Начальник охраны не был оболочкой, лишенной души: боль и ненависть в его глазах становились все сильнее, а то, что выдавало в нем робота, как будто исчезало с каждым его вздо­хом.

— Ты слышишь меня? — спросил у него Лео.— Где Катана?

Робот с трудом разжал губы.

— Я умираю. Но ты тоже умрешь…

Лео пожал плечами.

Как и все люди, робот, - сказал он, надеясь, что робот услышал эти слова.

Губы робота снова зашевелились, но на этот раз на них выступила кровь. Он попытался приподнять голову, но она тут же упала, и его глаза остек­ленели.

Лео бросил взгляд на подбежавшего Рафа.

— Это был робот,— сказал он спокойно.

— Но его нельзя назвать только роботом…

— Нельзя. И все же это робот.

— Ты в этом уверен?

Так же, как в том, что я — это я. Он оставался начальником охраны Величайшего Колдуна и в то же время был роботом.

— Вот так новость,— Раф помрачнел.— Выхо­дит, кроме живых существ, Величайший Колдун использует еще и таких вот помощников?

— Именно так,— спокойно ответил Лео.— Я ду­маю, нужно предупредить об этом Древних, и как можно быстрее.

— Но ведь робот не способен подчинить своей воле людей древней расы,— заметил Раф.

— Будем надеяться,— сказал Лео.

— Воины Величайшего Колдуна не сдаются в плен,— ответил Раф.

— Я должен помочь Древним! — воскликнул Лео и побежал туда, где все еще шел бой.

Катана была где-то рядом, и Лео должен был отыскать ее, прежде чем с ней случится беда, впол­не возможная в этой кровавой свалке. Он чувство­вал ответственность за судьбу этой девушки. Она оказалась на этой планете из-за него, и он, Лео, должен был позаботиться о ней.

Во дворце бой подходил к концу. Обходя сторо­ной небольшие группы сражающихся друг с дру­гом воинов, Лео и черепашки-ниндзя пробрались на кухню. Воины Величайшего Колдуна укрылись под столами, а одного из них, напавшего на Лео с большим кухонным ножом, пришлось остановить ударом меча.

— Где Катана? Говори! — приказал Лео пред­водителю.

Напуганный до полусмерти, воин готов был от­крыть все известные ему тайны Величайшего Кол­дуна, но он не знал, где находится Катана.

Ориентируясь по доносившимся до него крикам и звону оружия, Лео добрался до главного зала дворца, увешанного черными флагами.

Здесь бой был в самом разгаре. Сражающиеся друг с другом воины то и дело спотыкались о тела раненых и мертвых. Целый шквал стрел, выпу­щенных из дальнего конца зала, заставил атакую­щих поднять щиты и временно отступить. За ше­ренгой лучников стоял Камергер.

Он заметил Лео, как только тот вбежал в зал. Камергер указал на него мечом и что-то крикнул окружавшим его людям. Они расступились, и Лео увидел за их спинами Катану, закованную в канда­лы. Один из воинов Величайшего Колдуна держал у ее груди нож. Эти обреченные люди недвусмыс­ленно давали понять: не нападай, иначе девушка будет убита. Они не знали, что она значит для Лео, но сейчас, уже теряя надежду на спасение, использовали свой последний шанс.

Лео понимал, что в этой ситуации переговоры невозможны. Остановить воинов Лорда Веллинга, опьяненных предчувствием близкой победы, он не смог бы. На их неотвратимую атаку воины Вели­чайшего Колдуна сразу же ответят убийством Ка­таны. И поэтому, не теряя времени, Лео бросился вперед.

— Я здесь. Катана! — закричал он, размахивая мечом.

Несколько стрел пролетело в дюйме от него. Пробив ударами меча брешь в шеренге лучников, Лео рванулся на помост, где стоял Камергер. В пы­лу безрассудного порыва он не заметил, как воины Величайшего Колдуна сомкнулись за его спиной и преградили дорогу тем, кто попытался поддер­жать его атаку.

В группе стоящих на помосте находился человек, которого Лео сразу не заметил. Это был Колдун, Величайший Колдун, изощренный преступник и грандиозный палач!

Нож уже взметнулся над Катаной. В отчаянном броске Лео успел отвести от девушки удар и от­швырнул убийцу. Со всех сторон на него наброси­лись разъяренные воины Величайшего Колдуна, видевшие в Лео причину всех своих несчастий.

— Лео, берегись! — закричала Катана.

Теперь герою предстояло сражение уже за соб­ственную жизнь.

Силы были не равны: пятеро или шестеро на одного. Но Лео надеялся, что ему удастся выпу­таться из этой переделки. Продержаться-то нужно было всего несколько секунд — пока не подоспеют на помощь черепашки-ниндзя. Они были рядом, и Лео слышал их победные крики.

Отразив с дюжину ударов, он даже сумел сде­лать несколько удачных выпадов и сбить двух-трех воинов с ног.

Но это все же слишком трудное дело — круговая оборона в такой свалке.

— Умри, сын Земли! Умри, Лео! — крикнул кто-то за его спиной.

Лео стремительно обернулся и — вот она, понял он — смерть, так давно и упорно ходившая за ним по пятам! Всю свою Силу Величайший Колдун вложил в удар длинного и узкого Волшебного меча. Лео видел, как быстро скользнуло по направлению к нему блестящее лезвие, и подставил под удар свой Звездный меч.

В этот же момент он увидел, как Катана, вырвав­шись из цепких рук воинов Величайшего Колдуна, схватила лежащий на полу нож. Она, не раздумы­вая, вонзила его себе в палец, а затем капнула кровью на камень, который подарил ей Лео.

Неимоверно яркая вспышка света ослепила напа­дающих. Огромная багровая молния рассекла кры­шу над головой. Стены рухнули, погребая под со­бой воинов Величайшего Колдуна.

А фантастическая гроза продолжалась. Вспышки молний и грохот, новые вспышки и снова грохот, и ветер, ветер, ветер, но ни капли дождя!

После очередного мощного разряда Лео на какое-то время ослеп и оглох… И вдруг все кончи­лось.

Лео открыл глаза.

Вдруг он увидел, что к Катане приближается робот. Тот схватил девушку и поволок за собой. Катана отчаянно сопротивлялась, но руки в желез­ных перчатках, конечно, были сильнее, и она уже билась в объятиях робота. Лео подбежал к нему, но пока еще не решался нанести удар мечом. Тогда он подбежал сзади и изо всей силы пнул врага пяткой по затылку, да так, что отбил себе ногу, а тот, потеряв равновесие, рухнул ничком, увлекая Катану за собой. Лео схватил робота за брониро­ванное плечо и «отвалил» его от задыхающейся Катаны. Робот теперь лежал, словно перевернутый на спину жук и слабо шевелил конечностями. Прорезь клювообразного забрала была обращена к небу. Катана подбежала к нему и принялась расстегивать ремни на шлеме поверженного.

— Бежим! — скомандовал Лео.

Но Катана отрицательно качнула головой, про­должая заниматься своим делом. Наконец тугой ремень поддался, и она сняла с воина шлем. Лео боялся даже представить, что он может увидеть. Воображение рисовало ему самые ужасные карти­ны, но открывшееся лицо совершенно не оправ­дало его мрачных предположений.

В это мгновение подбежал Лорд Веллинг.

Катана отвела руки Лео и твердо взяла воина за подбородок. Не давая двигаться его голове, она внимательно вгляделась в ничего не видящие глаза робота. Немного погодя она решительно оттолкну­ла от себя голову поверженного и с ожесточением принялась вытирать руки. Лео, сурово наблюдав-; ший за ней, неуверенно спросил:

— Робот?

— Убей! — буркнула Катана сквозь зубы, и Лорд Веллинг молча потянулся за мечом.

— Стой! — крикнул Лео.— Нельзя же убивать так безжалостно!

Лежащий, в самом деле, не представлял, на его взгляд, никакой опасности, поскольку находился без сознания.

Катана холодно взглянула на Лео и кивнула на дергавшуюся голову поверженного:

— Посмотри сам!

Лео почувствовал, что не очень-то хочет это де­лать и все-таки взял голову обеими руками. Он тотчас отдернул их, не ощутив тепла человеческого тела. Однако то был даже не холод металла или камня, а холод слизняка. Посмотрев еще раз в не­мигающие глаза робота, Лео подумал, что никакой удар не мог бы вызвать в глазах человека такой пустоты, какую он обнаружил там.

Последовав примеру Катаны, он машинально вытер руки, затем быстро встал и пошел прочь, чтобы не видеть, как Лорд Веллинг взмахнет мечом над тем, кто давно уже был мертв.

Снимите с них шлемы! — приказал Лорд Вел­линг. Под каждым остроклювым шлемом воины Лорда Веллинга находили все те же бледные бес­кровные лица, светлые волосы и выцветшие сине-зеленые глаза.

Лорд Веллинг остановился подле одного тела. Рука поверженного дернулась, в горле застрял предсмертный хрип.

— Убить! — приказ прозвучал твердо и был немедленно выполнен.

Одного за другим Лорд Веллинг осмотрел всех, и еще трижды отдавал тот же приказ. Уголки его рта подергивались, и лучше было бы не видеть его глаз. Он подошел к Лео и Катане.

— Все они зомби,— мрачно произнес Лорд Вел­линг.

— Были зомби,— уточнила Катана.— Они давно уже не люди, очень давно. Ты же сам видел это,— обратилась она к Лео.— Они механические солда­ты, которыми управляет Величайший Колдун. В них нет жизни. Когда Древние «выкурили» их из дворца, они подчинились одному-единственному приказу Величайшего Колдуна — хватать и уби­вать! Величайший Колдун использует их в войне против нас, чтобы истощить наши силы прежде, чем он прибегнет к другому оружию.

Губы Лорда Веллинга дрогнули в горькой усмешке.

— Что, если это его слабое место? Может, у не­го не хватает людей? — он с силой вложил меч в ножны.— Да и вообще, кто знает, что у него на уме? Раз он способен на такое, можно ожидать от него чего-нибудь и похуже.

Лео направился к выходу из дворца. Покидая то место, где они встретились с войском Величай­шего Колдуна, он не хотел видеть, как исполняет­ся приказ Лорда Веллинга. Кроме того, он не мог спокойно думать об обезглавленных мертвецах; ему с трудом верилось в реальность происходящего.

— Мертвые не воюют! — Лео не заметил, как произнес это вслух.

— Человека определяют тело, разум и душа,— вмешался в разговор Лорд Веллинг.— Разве и твоем мире, Лео, дело обстоит иначе? Ведь ты двигаешься, думаешь и чувствуешь! Убей тело — останется душа. Убей разум — останется тело. Но убей душу, оставив тело и разум,— его голос дрог­нул,— это будет самый тяжкий грех. Воинов Ве­личайшего Колдуна лишили души. То, что двига­лось в их обличье, уже давно не люди, Лео. Ка­ким-то вмешательством, чуждым нашему миру, он сделал их такими.

Черепашки-ниндзя молчали.

— То же самое было уготовано нам всем,— продолжал Лорд Веллинг.— Правда, пока мы их одолели. Но что, если легионы таких мертвецов полезут на нас? Человек силен духом, но силы его не беспредельны. Враг может одолеть нас числом, просто смять, вы же видели — они ничего не боят­ся, не страшатся и лезут напролом.

Ни Лео, ни Катана не нашлись с ответом.

— Ты, конечно, можешь сомневаться, Лео,— бесстрастно заметил Лорд Веллинг,— но тебе все равно придется сразиться с Величайшим Колду­ном. Так нужно. И тогда уж Величайший Колдун обломает себе зубы. А нападет он обязательно.

Лео посмотрел на Катану.

— Ты можешь сказать что-либо. Катана?

Она покачала головой.

— Не жди от меня большего, Лео. На этот раз нас спасла сила любви. Я ведь даже засады не видела. А ты, Лео?

Лео обернулся.

Я? — он помолчал.— Умом я понимаю, что мы победили, и все же чувствую себя здесь, как в ловушке.— Лео говорил, не задумываясь, но был уверен, что прав. — Не надо говорить об этом Лорду Веллингу, — тихо сказала Катана.

Они молча стояли и смотрели на дворец, на вос­ходящее солнце, и все больше этот дворец казался им не убежищем, а клеткой.


ГЛАВА IV

На следующий день Катана покидала планету Ригель. Она покидала планету по приказу с Земли. После того, как Древние нашли ее звездолет, по­хищенный людьми Величайшего Колдуна, ничто уже не могло помешать ей вернуться на Землю.

У звездолета ее ждали человек двадцать Древ­них. Среди них был и Лео. Увидев его. Катана воскликнула:

— Может быть, ты передумаешь, и мы вернемся вместе?

— Ты же знаешь, что это невозможно,— отве­тил Лео.

— А как же я?

— Ты для меня — символ Земли, а также моей прошедшей юности.

— И любви? — спросила его Катана.

— Я ни о чем не жалею,— ответил ей Лео.

— Ты останешься,— в глазах Катаны появились слезы.

- Не могу иначе,— грустно сказал Лео.— Покинув Ригель, я потерял бы не только друзей, но и себя.

— Расстаться, оторвать свою душу от матери- Земли…— голос Катаны дрогнул.

Она привлекла Лео к себе, шепча таинственные женские утешения.

— Пора,— тихо сказал Лео.

Он почувствовал, что у него нет слов, чтобы вы­разить чувства, кипевшие в его груди.

— Пора,— еще раз повторил он.

Катана, откровенно всхлипнув, прижалась к его груди. Они несколько секунд стояли щека к щеке, затем Лео поцеловал ее и что-то шепнул ей на ухо. Катана вспыхнула, вырвалась и бросилась к звездолету.

Лео стиснул руки, и черепашки-ниндзя услы­шали, как хрустнули суставы его пальцев.

Катана исчезла в звездолете, после чего из люка выдвинулась овальная плита такого же серого цвета, как и весь звездолет. Секунда — и даже зоркий глаз не смог бы различить следов отверстия на корпусе звездолета. Он высился на своих опо­рах, словно исполин, презрительно взирающий по­верх людей. Грозно заревели сигналы первой го­товности.

— Она больше не увидит нас,— тихо сказал Микки.

— Не плачь, Раф,— тихо сказал Дон.

Под килем звездолета загорелись зеленые огни.

— Звездолет получает сигнал отправления,— сказал Лео.

Внезапно звездолет издал яростный вой и пога­сил огни. Один, два, три, четыре раза окрестности пронзил этот душераздирающий рев. И казалось, что это сам корабль кричит в тоске прощания.

Вой оборвался так же неожиданно, как и начал­ся. Стена невообразимо яркого пламени встала вокруг корабля. Затем огонь превратился в колон­ну, и звездолет оторвался от земли.

- Прощай, Катана! — вскричали черепашки-ниндзя.

- Прощай!- ответило им эхо. На глазах Лео набежали слезы. Он незаметно для черепашек смахнул их и наконец прошептал то, что так и не успел сказать на прощание: — Я люблю тебя. Катана!



КОВАРСТВО


ГЛАВА I

Сквозь разноцветный пластик витражей в замок Величайшего Колдуна, скрытый далеко в горах, проникали лучи заходящего солнца. Над троном непрерывно вращалось серебряное колесо. А над колесом, выделяясь на фоне темнеющего неба, возвышалась статуя Демона тьмы. Невидимый хор пел «Гимн сатане», хотя в зале никого, кроме Ка­мергера, не было.

Камергер сидел на подушечках рядом с троном и что-то тихо бормотал. Его водянистые глаза бес­покойно обегали своды зала, но всякий раз, когда взгляд натыкался на изображение колеса, он опус­кал глаза.

Неожиданно гимн завершился пронзительным диссонансом. Камергер встал и аккуратно положил подушечку на место. Глаза его закрылись, губы шевельнулись, словно он принимал важное реше­ние. Камергер был похож на зверя, который гото­вился к прыжку с большой высоты.

- Это мой единственный шанс,— сказал он.

В это время в зал стремительно вошел Величай­ший Колдун.

- Лишнего времени у нас нет,— сказал Кол­дун, взглянув на статую Демона.— Повторим еще раз все то, что мы узнали о наших врагах.

Согласно наиболее достоверной информации, полученной нами. Древние вместе с черепашками- ниндзя намерены в ближайшее время начать на­ступление на наш последний оплот — горный замок.— Камергер многозначительно посмотрел на Величайшего Колдуна.— В первой линии будут идти друиды, затем Древние. Правым флангом командует Лео, левым — Лорд Веллинг. Дон, Раф и Микки возглавят центр.

— Земная стратегия,— устало пробормотал Ве­личайший Колдун.— Это похоже на битву при Ватерлоо.

— Во всяком случае, так сообщила мне наша разведка,— доверительно сказал Камергер.— Во втором эшелоне располагаются войска, ведомые Уманом. Там около тридцати тысяч бойцов, а дальше идут…

— Достаточно,— перебил его Величайший Кол­дун.— Ваши предложения?

Его глаза вопросительно смотрели на Камергера. Тот, словно ждал этого момента, чтобы сказать:

— Нам необходимо обезглавить противника.

— Как?

— Есть только один способ,— Камергер пере­шел на шепот,— уничтожить их вождей.

— Любопытная мысль,— Величайший Колдун подошел к трону и сел.— Продолжай!

— Я узнал, что черепашка-ниндзя по имени Рафаэль любит одинокие прогулки,— продолжал излагать свой план Камергер. Это наш единст­венный шанс, чтобы схватить его…

— А потом?

— А потом очередь Лео,— Камергер злорадно усмехнулся.

— Но каким способом?..

— Узнав, что Величайший Колдун схватил его друга Рафаэля,— продолжил излагать Камер­гер,— Лео предпримет безрассудную попытку освободить его. Вот здесь-то мы и должны устроить ему западню.

Отличный план,— сказал Колдун, потирая руки.— Но почему ты думаешь, что Лео клюнет на это?

— О Величайший Колдун! Я знаю этих черепа­шек,— снисходительно сказал Камергер.— У них, как у всех жителей Земли, сильно развито чувство дружбы. Они все отдадут, чтобы спасти своего Друга.

— Отличный план,— еще раз повторил Величай­ший Колдун.— Для его осуществления отдаю в твое распоряжение свою личную охрану.

Величайший Колдун поднялся с трона, а затем, подойдя к изваянию Демона тьмы, воскликнул:

— О, Демон тьмы! Помоги мне уничтожить этих жителей Земли, а вместе с ними такие их чувства, как вера, надежда и любовь.


ГЛАВА II

День близился к концу. Раф ехал среди холмов, возвращаясь к своим друзьям после утомительной прогулки в лес.

«Какой прекрасный пейзаж!» — подумал он, глядя на ручей, прорезающий окрестные холмы.

Его олень явно устал и ступал тяжело. «Надо найти какую-нибудь хижину, чтобы отдохнуть»,— подумал Раф.

Вдруг нечто привлекло его внимание. Вдалеке, на дороге, показалось облако пыли. Оно станови­лось все больше и росло прямо на глазах. «Кто это? — подумал Раф.— Древние? Но почему они не на оленях?»

Он пристегнул шлем, повесил на руку щит и вы­свободил из ножен меч. Всадники скакали прямо на него. Их было ровно восемь, и вооружены они были мечами и луками.

Внезапно Раф узнал седобородого человека, скачущего впереди. «Люди Величайшего Колдуна! Гарпаг!» — мелькнуло в голове Рафа.

У него не хватило времени испугаться, надо было принимать решение.

Всадники уже были всего в сотне ярдов от Рафа. Он видел глаза Гарпага, начальника охраны Ка­мергера, сверкающие из-под кустистых бровей. Пришпорив оленя, Раф свернул с дороги и поска­кал прямо через луг.

— Стой! — закричал позади него начальник охраны.— Остановись, землянин!

Раф погнал своего усталого оленя.

— Стой или будем стрелять!.. Стой!.. Стреляйте! Только не убивать. Стреляйте по оленю!

На опушке леса Раф соскочил с оленя. Позади послышалось злое жужжание стрелы и тяжелый топот. Раф оглянулся и увидел, что бедное живот­ное упало на колени.

— Черт побери! Он заплатит мне за это! — за­кричал Раф.

Но он был один, а их — восемь. Тогда Раф поспешил под защиту деревьев.

Стрела вонзилась в ствол, просвистев мимо плеча.

Раф побежал, пригибаясь и петляя из стороны в сторону. Он радовался, что мягкая, покрытая хвоей земля не издавала ни звука под его деревянными сандалями. Ветки деревьев хлестали по лицу.

Внезапно Раф остановился. Где-то журчала во­да. Он двинулся в направлении этого журчания, вверх по крутому склону холма, покрытому большими валунами. Но преследователи не отставали.

«Нужно сбить их со следа,— подумал Раф, слыша за спиной их шаги,— тогда можно будет спрятаться и переждать».

Резкие голоса раздавались за его спиной, кровь громко стучала в висках Рафа.

Он вышел на высокий берег. Внизу, под ногами по направлению к долине тек ручеек. И Раф по­шел к нему. Тина и скользкая грязь холодили ноги. Деревья стеной поднимались вдоль обеих берегов. Наверху виднелась только узкая полоска неба. В вышине парила птица. Становилось все холод­нее.

Раф не замечал, как острые камни изранили его обутые в тонкие сандалии ноги, как неверен его шаг и как сильно шумит вода. Он повернул в сто­рону и увидел воинов.

Их было двое. Они брели вниз по течению. Свер­ху же по берегам ручья шли еще двое, прочесывая лес. Одним из них был Камергер. Они тут же со свистом вытащили длинные мечи из ножен.

— Стой! — вскричал начальник охраны.— Стой, землянин! Сдавайся!

Раф остановился, как вкопанный. Те двое, что шли по реке навстречу, казались Рафу нереаль­ными: их темные лица были совсем не видны. Вы­делялась только белая одежда и мерцающие лезвия их мечей. Раф вздрогнул: преследователи видели, как он вошел в ручей.

— Взять живым,— напомнил начальник охра­ны.— Можете ранить его в ноги, если придется, но возьмите живым.

Раф захрипел от ярости и повернулся лицом к берегу.

Ну подожди же, негодяй! Ты сам напросился!

Двое воинов, идущих по реке, с криком броси­лись вперед. Один поскользнулся и упал лицом в воду. Воин, двигавшийся вдоль берега, съехал вниз по склону, сидя на заду.

Береговой склон был покрыт грязью. Раф с тру­дом выбрался из воды. И тут он встретил началь­ника охраны. Лезвие в его руке сверкнуло, обру­шиваясь на Рафа сверху. Раф наклонился, под­ставляя шлем, который погнулся, но выдержал удар. Меч соскользнул со шлема и задел правое плечо, но не очень сильно. Раф почувствовал не­большое жжение. Он упал на траву и поднял щит. Как раз в это время его ударили. Начальник охра­ны сделал выпад, пытаясь достать его ноги. Раф и этот удар парировал своим мечом. Сталь противника со свистом рассекла воздух. Раф искусно прикрывался щитом, отражая выпады и удары. А сам старался как можно ближе подойти к на­чальнику охраны, чтобы тот не мог действовать своим длинным мечом и сам оказался не защищен­ным от меча Рафа. Начальник охраны отскочил назад.

Еще трое воинов вскарабкались на берег и с кри­ком бежали к нему. Атака была беспорядочной.

Раф прислонился спиной к дереву. Первый воин подбежал к нему совершенно беспечно, его меч зазвенел о щит Рафа. Клинок Рафа сверкнул из-за бронзового овала щита. Раф почувствовал, как клинок вошел во что-то мягкое. По прежнему опы­ту он знал это ощущение. Он быстро вытащил кли­нок и отскочил в сторону. Воин медленно осел на землю, истекая кровью.

Остальные воины были уже рядом с Рафом. Нависающие кусты не давали им воспользоваться арканом. Раф отразил щитом нападение слева.

Тем самым он приоткрыл правую сторону груди, но так как врагам было приказано взять его живым, он мог себе это позволить. Воин справа пытался подсечь ему ноги. Раф подпрыгнул, и меч про­свистел под ним. Теперь воин слева ударил ниже, и внезапно Раф ощутил боль и увидел лезвие, тор­чавшее в его ноге. Он отдернул ногу и увидел позади себя лужу крови, заблестевшую алым цве­том. Раф почувствовал, как нога начинает подги­баться.

— Так, так! — возбужденно выкрикивал началь­ник охраны, подпрыгивая футах в десяти от места сражения,— рубите его.

Уклоняясь от очередного удара, Раф выкрик­нул, немного опустив щит:

— Рубите! Сам-то он на это не решается, трус! У вашего начальника духу не хватает сразиться со мной самому. Ведь он уже бежал от меня, под­жав хвост!

Расчет Рафа оказался правильным, атака воинов немедленно прекратилась. Рафаэль снова загово­рил, не давая им опомниться.

— Ну что, струсил? — «доставал» он началь­ника охраны.

Тот кинулся к Рафу, осыпая его проклятиями. На секунду Раф увидел дикие расширенные глаза на худом лице с ястребиным носом. Он повернулся боком и пошел вперед, подволакивая ногу. Двое из воинов на секунду заколебались; этой секунды было достаточно, чтобы Раф и начальник охраны встретились.

Меч начальника охраны взлетел и упал, отско­чив от щита и шлема Рафаэля, скользнув к его ноге. Чуть подняв плечи, Раф сделал выпад мечом и вон­зил его в грудь начальника охраны.

Он вытащил меч, слегка повернув его привыч­ным профессиональным движением черепашек-ниндзя, обеспечивающим смертельную рану. Затем развернулся на правой ступне и отразил щитом удар одного из воинов. Раф и начальник охраны мгновение в ярости смотрели друг на друга. Потом Раф краешком глаза увидел, что еще один воин пытается зайти ему за спину. «Что ж,— промелькнула у него смутная мысль,— по крайней мере, еще одним противником меньше…»

Вдруг он увидел, что прямо на него надвигается человек с огромной дубиной в руках. Раф закрыл­ся щитом.

И тут же на него обрушился град ударов. Человек колотил Рафа по голове и плечам, выискивая слабые места в обороне и рассчитывая хотя бы на секундное замешательство.

Раф, стиснув челюсти, старался не отставать, по все же еле-еле успевал отбивать сыпавшиеся на него удары. Когда он понял, что ушел в глухую защиту, у него засосало под ложечкой.

Раф блокировал удар по голени, отбил рикошет » голову, подставил нижний конец меча под очеред­ной удар в живот… но это была лишь оборона.

Он предпринял лихорадочную попытку защитить голову, однако воин получил желаемую фору, и Раф краем глаза увидел опускающуюся на него тяжелую дубовую палку.

Он отпрянул, увертываясь от удара, но тот обру­шился на его череп, словно удар грома. У Рафа из глаз посыпались искры, в ушах зазвенело.

Под победные крики следящих за поединком 1ЮИНОВ он попятился назад, чисто интуитивно от­бивая удары противника.

«Совсем никуда не гожусь»,— закружилась в голове мысль. Его учили драться против тех, кто владел дубинкой, но Раф не практиковался уже больше года, а воин сражался играючи — он был мастером своего дела. Вероятно, для него это было просто развлечением, равно как фехтование — для Рафа. Воин был хозяином положения, и он знал это. У Рафа оставалась лишь одна возможность. Он отскочил назад, ухватился обеими руками за середину меча и закрутил его, словно жезл регу­лировщика.

Раф стиснул челюсти и вложил в это вращение всю свою силу. Его меч превратился в свистящую воронку смерча.

Это был французский фехтовальный прием — le moulinet!. Скорее всего, воин не знал этого приема.

Окружавшие их воины разинули рты. Изумлен­ный противник сделал шаг назад. Затем он озабо­ченно нахмурился, и его дубинка тоже преврати­лась в вихрь.

Скорость вращения дубинки воина была невелика, в то время как меч Рафа весьма смахивал на циркулярную пилу. Он имел превосходство над воином в скорости, а, значит, и в силе удара.

Противник тоже понимал это. Он попытался ускорить вращение, и узлы мускулов на его шее сильно напряглись.

«Пора»,— подумал Раф. Он прыгнул вперед. Его меч прервал свой танец, нырнул вниз и встретился с крутящейся дубинкой противника.

Отдача была такова, что у Рафа клацнули зубы. Он пришел в себя на. долю секунды раньше против­ника и обрушил на его дубинку два молниеносных удара, выбив ее из рук воина.

Но когда Раф занес над своей головой меч, чтобы прикончить противника, аркан, брошенный меткой рукой одного из воинов, крепко обвил его тело.

Раф попытался освободиться от веревок, но в то же мгновение сильный удар по голове поверг его на землю.


ГЛАВА III

Простившись с Рафом, черепашки-ниндзя реши­ли под покровом ночи тайком войти в город, чтобы встретиться там с Лордом Веллингом.

После того, как Величайший Колдун подавил восстание Древних, Лорду Веллингу пришлось скрываться для того, чтобы не попасть в лапы к оборотням, охраняющим город.

— Мы должны найти Лорда Веллинга,— тихо сказал Лео, приближаясь к городским воротам.

— А вместе с ним и Умана,— добавил Дон.

— Хорошо, что мы переоделись и сохранили инкогнито,— размышлял Микки.— По крайней мере, теперь никто не заметит, куда исчезли черепашки-ниндзя.

— А вот и нет,— захихикал тонкий голосок.

Микки замер, Лео повернул голову и обомлел.

Среди корней дуба стоял ухмыляющийся широ­коплечий человечек, ростом всего дюймов двена­дцать. Он был одет в коричневый камзол и шаро­вары, зубы его сияли странной желтизной. Он имел весьма жуткий вид.

Величайшему Колдуну доложат о твоем при­бытии, Лео,— хихикая, сказал карлик.

Лео бросился вперед.

Но человечек исчез, вновь хихикнув на проща­ние.

Лео стоял неподвижно, слушая, как ветер шеле­стит листьями дуба. Среди его могучих корней затихали последние отзвуки гнусного смеха.

— Дон,— сказал Лео,— Дон, ты видел это?

Ответа не последовало.

Лео нахмурился и обернулся.

— Дон! Микки!

Но черепашек-ниндзя нигде не было.

— О, черт!

Низкий гул колокола возвестил наступление двенадцати часов ночи.

— Самое лучшее время для колдунов и ведьм,— раздался позади Лео голос Микки.

Лео с облегчением рассмеялся и хлопнул Микки по плечу.

— Перейдем к делу,— сказал Дон.— Каким именем мне здесь назваться?

— Почему не Казановой? — пошутил Микки.—

Это одно из тех немногих имен, которое подойдет тебе.

Дон покачал головой.

— Слишком напыщенно. Мне это надоело. Мои предки так и не смогли избавиться от своих аристо­кратических замашек.

Черепашки-ниндзя дружно рассмеялись.

— Они действительно были аристократами, Лео,— не унимался Дон.

— Так же, как и все другие черепашки-ниндзя на планете Земля.

— Мы почитаем за честь…

Довольно,— смеясь оборвал его Лео.— Ты не забыл, что мы так и не выбрали себе имена?

— Если ты настаиваешь.— Дон не скрывал разочарования.— Мы можем прикинуться воинами Величайшего Колдуна?

— Это оправдывает бродячий образ жизни.

Дон содрогнулся.

— Мог бы прикинуться и бродячим менестре­лем…

Лео покачал головой.

— Менестрель должен быть в курсе текущих событий. Хотя это неплохая идея. Песни могут провести нас туда, куда не пробиться мечом.

Черепашки-ниндзя остановились. Издали до них донесся глухой гул толпы.

— Это еще что за сборище? — поинтересовался Лео.

— Лео, будь поосторожнее…

— Неплохая идея. Жми дальше.

Лео перешел на другую сторону и двинулся по узкой, залитой лунным светом улочке, прижимаясь к видавшим виды стенам. Остановившись у пере­крестка, он высунул свою голову за угол.

— Что ты видишь, Лео? — спросил его Дон.

— Толпу,— ответил Лео.

— Гениально, Лео. А что еще?

— Свет факелов и одного молодого человека из Древних, который вскарабкался на помост.

— Черепашки, постойте-ка здесь,— сказал он.— Я пойду на разведку.

Он повернул за угол и зашагал по-солдатски вразвалочку, держа руку на рукоятке меча.

Площадь была запружена орущей, толкущейся толпой. Отблески огней сосновых факелов прида­вали всей картине демонический характер.

Приблизившись, Дон увидел друидов, которые совсем недавно сражались против Величайшего Колдуна, а теперь влачили жалкое рабское сущест­вование.

На помосте стоял молодой человек из рода Древ­них. Его лицо с курносым носом и голубыми гла­зами пылало страстью. Прилично сшитый камзол и шаровары были безупречно чистыми. На бедре висела шпага.

— Ясно, что парень — человек Лорда Веллинга,— заметил про себя Дон.— Какого черта он де­лает здесь, в этом городе?

Юноша вскинул руки, и толпа заревела. Те, кто держал сосновые факелы, придвинулись ближе к помосту, чтобы лучше осветить его.

— Чьи плечи несут самое тяжкое бремя? — крикнул парень.

— Наши! — взвыли друиды.

— Чьи руки изуродованы мечами?

— Наши!

— Кто создает все богатства, что расточает Ве­личайший Колдун.

— Мы!

— Кто воздвиг ему гранитные замки?

— Мы!

— Разве мы не заслужили все это?

— Заслужили!

— Это наша земля! — взревел юноша.

Толпа неистовствовала.

— Ты слышишь, Лео? — позвал черепашек Дон.

— Да, Дон,— ответил Лео.

— Все это богатство — ваше! — кричал юно­ша.— У друидов есть на него право, так как это наша земля, а не Величайшего Колдуна!

Толпа снова взвыла.

— Отдаст ли он то, что нам причитается?

Рев друидов вдруг перешел в зловещий ропот.

— Нет! — гаркнул молодой человек.— Значит, вы должны уничтожить Величайшего Колдуна!

Толпа воплем откликнулась на его призыв.

— Куда вы пойдете? — крикнул юноша из рода Древних.

— К замку Величайшего Колдуна! — завопил кто-то, и другие голоса подхватили этот крик, скан­дируя:

— К замку! К замку!

Вдруг их крики заглушил пронзительный вой. Толпа затихла. Худой скрючившийся человек крикнул:

— Воины Величайшего Колдуна! Не меньше роты!

— Уходите по переулкам! — приказал юноша.— Встретимся через час.

К удивлению Дона, никто не проронил ни звука. Поток друидов ручейками стал втекать в извили­стые улочки. Не было ни паники, ни давки.

Дон вжался в дверной проем и смотрел, как затаптывают факелы. Сотни друидов, неслышно сту­пая, безмолвно проходили мимо него, и их погло­щала темнота переулков.

Площадь опустела. Слабые отзвуки поспешного бегства стихли вдали. Во внезапно наступившей тишине Дон отчетливо услышал приближающиеся шаги — это шли воины Величайшего Колдуна, спешащие обуздать друидов.

Дон сошел на мостовую и на цыпочках припустил за угол, где его поджидали черепашки-ниндзя.

Дон прошептал:

— Бежим быстро и тихо.

Они мчались по городу, постепенно взбираясь нее выше и выше по склону холма, на вершине которого стоял замок Величайшего Колдуна.

В верхней части города они наткнулись на двух­этажную постройку, которая с трех сторон окружа­ла освещенный факелами двор. Четвертую сторону замыкал деревянный частокол с воротами. Из во­рот как раз вывалилась компания молодых людей. Дон уловил обрывки застольной песни. Гремели тарелки, кто-то требовал мяса и вина.

— Мне кажется, мы набрели на один из лучших трактиров в городе,— сказал Лео.

— Я бы сказал, что это верное предположение, Лео,— ответил Дон.

— Похоже, здесь можно недурно провести ноч­ку,— сказал Микки.— Как ты думаешь, Лео, в этом обществе знают, что такое колбаса с чесно­ком?

Черепашки засмеялись.

Лео аж передернуло — он не любил чеснока.

— Дон, у тебя крайне извращенный вкус,— ответил Лео.

— Дорогу! Дорогу! — раздался крик за их спи­нами.

Обернувшись, они увидели отряд воинов, скачу­щий прямо на них. За ним катился позолоченный, с богатой резьбой экипаж.

Перед воинами Величайшего Колдуна скакал герольд.

— Посторонитесь-ка! — крикнул он.— Едет ка­рета Камергера.

— Камергера? — вскинул брови Дон.— Да, да! И вправду, давай-ка посторонимся!

Он толкнул Лео коленом. И черепашки убрались с дороги, встав на обочине так, чтобы хорошенько рассмотреть кортеж Камергера.

Занавески в карете были полуопущены, но оста­валась щелка для обзора. Мягкий свет фонаря позволил Дону бросить взгляд внутрь проезжаю­щего экипажа.

Камергер сидел очень прямо и имел крайне ре­шительный вид. Во всей его напряженной позе был некий вызов.

Дон уставился вслед удаляющемуся кортежу.

— До-о-н!

Дон вздрогнул, потряс головой и осознал, что карета давным-давно скрылась из виду.

Дон сердито взглянул на черепашек.

— В чем дело?

— Мы уже забеспокоились, не заснул ли ты.

Черепашки тихо засмеялись.

— Нет,— Дон изогнулся в седле, оглядываясь на поворот, за которым скрылась карета.

Лео участливо спросил:

— Опять сумасбродная идея, Дон?

Дон нахмурился. — Ты должен признать, Дон,- сказал Лео,- есть нечто изначально смешное в черепашке, кото­рая облетела полгалактики в поисках приключе­ний.

— О да, миллион раз да,— ответил Дон.— Но разве не это делает нас жителями Земли?

Лео промолчал, затем сказал:

— Ладно, давай-ка посмотрим, нет ли тут где-нибудь стойла, где мы могли бы спокойно переже­вывать свою информацию о Величайшем Колдуне.

Черепашки повернулись и прошли через ворота во двор.

Они никогда не думали, что в помещении, где не курят табак, может быть столько дыма.

На этой планете искусство сооружения дымо­ходов явно влачило жалкое существование,— сказал черепашкам Лео. - Хотя клиенты, похоже, не жаловались.

В помещении стоял громкий гул. Друиды и древ­ние смеялись, грубо шутили, спорили во весь го­лос. Огромный зал вмещал двадцать с лишним больших круглых столов. Освещение состояло из чадивших вовсю сосновых факелов, капающих прямо на гостей, а также огромного очага, на ко­тором можно было зажарить быка.

Полный лысоватый человек в фартуке, обмотан­ном вокруг необъятной талии, выскочил из кухне с огромным дымящимся блюдом.

Толстяк поднял глаза и, увидев черепашек-ниндзя, тут же сунул блюдо ближайшей служанке. Вытирая руки о фартук, он подлетел к Дону:

— Чем могу служить?

— Кружку вина, кусок мяса толщиной в два твоих больших пальца и столик на троих,— улыб­нувшись, сказал Дон.

Трактирщик уставился на него, раскрыв рот. Дон улыбнулся.

— Ну, чего ты ждешь? — рявкнул он.— Пото­ропись!

Хозяин подпрыгнул и рванулся прочь.

Дон схватил его за плечо.

— Столик,— напомнил он.

Трактирщик сглотнул, кивнул и отвел черепашек к столику, поспешив прочь.

Дон оглянулся. Вокруг черепашек сидели люди Величайшего Колдуна. Через минуту появился трактирщик. Он с обеспокоенным видом стоял рядом, вытирая руки о фартук. Вероятно, ждал, как черепашки примут его стряпню.

Дон хотел было успокоить его, но слова так и застряли в глотке. Он принюхался и медленно расплылся в улыбке.

Вроде, пахнет колбасой с чесноком? — спросил он и посмотрел на Лео. Тот поморщился.

— О да! — сказал хозяин.— На самом деле пах­нет колбасой с чесноком, и, к тому же, превосход­ной колбасой с чесноком, если позволите.

— Моей милости угодно,— подтвердил Дон,— и presto allegro, сэ-эр.

Трактирщик шарахнулся от него и припустил со всех ног.

— Что это с ним? — поразился Дон.— Должно быть, что-то эдакое было в моей фразе. А я был так горд этим «сэ-эр»…

Черепашки попробовали мясо и только стали запивать его вином, как на стол плюхнулась тарел­ка с колбасой.

— Молодец,— сказал Дон,— и мясо очень даже ничего.

Трактирщик имел довольный вид; он было по­вернулся, чтобы уйти, но затем снова посмотрел на черепашек.

— Ну, что еще? — пробурчал Дон, набив рот колбасой.

Прошу прощения, но…

в волнении он тере­бил руками фартук и наконец выпалил:

— Вы случайно не сыны Земли?

— Мы? Неслыханно!

Для пущей убедительности Дон ткнул столовым ножом в сторону трактирщика. Огромный живот толстяка испуганно съежился, и хозяин мгновенно ретировался.

— Он нас «заложит»,— сказал Дон, пережевы­вая огромный кусок отбивной. Черепашки мол­чали.

— Никогда не едал мяса лучше,— сказал Мик­ки.— Должно быть, все дело в дыме. Интересно, какое дерево они используют? — Микки был не­

возмутим.

Черепашки-ниндзя и не собирались никуда бе­жать.

Дон осушил кружку и стукнул ею по столу. Тут же появился трактирщик с кувшином и снова на­полнил кружки доверху. Лео хотел было благодар­но улыбнуться, но вспомнил, где находится, и превратил улыбку в ухмылку. Пошарив в кошель­ке, он нащупал золотую монету — свободно конвертируемую валюту всех планет Вселенной — и сунул ее трактирщику.

Издав булькающий звук, трактирщик рассыпал­ся в благодарности и скрылся.

Лео с досады закусил губу. Что-то в этом зале было не так. Веселье казалось нарочитым: излишние громкие голоса, натянутый, мрачноватый смех; не прикидывались лишь те, кто выглядел угрюмо. Их мысли были черны, как деяния Величайшего Колдуна.

— Что за создания? — ужаснулся Дон.— Взять хотя бы вон ту парочку головорезов за третьим столиком справа.

— Надо послушать, о чем они говорят,— сказал Дону Лео и повернул свой перстень, направив это на головорезов.

— Мне кажется, что это те, кого так упорно ищет Величайший Колдун,— говорил один из них, глядя па черепашек-ниндзя.

— Возможно,— отвечал другой,— хотя мне ка­жется, что те были значительно выше.

— Нет,— не соглашался с ними третий.— Это они.

Надо проверить,— подвел итог спора первый головорез.— Тем более, что мне так хочется по­драться.

Через мгновение что-то громадное врезалось » Лео, припечатав его к столу.

Лео уперся в стол и резко толкнул плечом. Туша отшатнулась. Затем Лео, нащупав печатку перст­ня, отключил его и вытащил кинжал.

Над ним возвышался человек ростом футов в восемь и шириной с фургон.

— Эй ты! — прорычал он.— Че не глядишь, куда я иду?

Лео повертел ножом перед носом великана.

— Отвали, приятель,— сказал он тихо.— Оставь честного человека наедине с его вином.

— Честный человек, как же! — заржал тот.— Вояка зовет себя честным человеком! — его гогот подхватили за другими столиками.

Вдруг смех прекратился.

— Эй, опусти-ка свою игрушку,— сказал вне­запно здоровяк,— и я докажу тебе, что могу тебя вздуть.

Черепашкам было понятно, что все это подстрое­но, но Лео все же пробормотал:

— Я с тобой не ссорился.

Здоровяк злобно уставился на него.

— Не ссорился, теперь он говорит. Встал на пути так, что и пройти нельзя.

Огромная лапа сгребла Лео за ворот, ставя его на ноги.

— Я тебе покажу! — прорычал здоровяк.

Правая рука Лео, метнувшись вперед, рубанула

того по локтю. Ручища здоровяка разжалась и бес­сильно упала.

Лео поджал губы и сунул кинжал в ножны. Сде­лав шаг назад, он слегка согнул колени и помас­сировал кулак правой руки о ладонь левой. Было ясно, что человек Величайшего Колдуна ни черта не смыслил в боксе.

Великан взревел от ярости, затем сжал руку в ку­лак и обрушил на Лео удар, способный сокрушить псе.

Но Лео ловко увернулся и резко толкнул того сзади в плечо.

Затем он схватил правую руку здоровяка за запястье, резко завернул ее за спину и рванул вверх. Здоровяк взвыл. Пока тот выл, рука Лео проскользнула подмышкой обидчика и, надавив на загривок, поймала его шею в полунельсон.

— Неплохо,— комментировал бой Дон. Пока ему не было нужды помогать Лео.

Тот врезал здоровяку коленом в поясницу, и одновременно разжал захват. Великан вылетел на открытое пространство и упал. Загрохотали пере­вернутые столы. Посетители бросились врассып­ную.

Великан рухнул на колени, затем потряс головой и поднял глаза на Лео, который с угрюмой ухмыл­кой стоял перед ним в боевой стойке, маня его к себе обеими руками.

Пригнув голову, великан бросился на Лео, слов­но разъяренный бык. Лео шагнул в сторону и под­ставил ногу. Великан с разбегу врезался прямо п первый ряд столов. Лео зажмурился и стиснул зубы.

Раздался треск, словно четыре шара одновремен­но врезались в кегли. Лео содрогнулся, но открыл глаза и заставил себя смотреть. Из груды деревян­ных обломков показалась голова великана с ши­роко раскрытыми глазами и отвисшей челю­стью.

Лео печально покачал головой и поцокал языком.

У тебя была тяжелая ночь,— сказал Лео.— Почему бы тебе не пойти домой и не проспаться?


Великан поднялся на ноги и принялся ощупывать свое тело в поисках повреждений.

Убедившись, что все на месте, он притопнул ногой, упер руки в бока и уставился на Лео.

— Ты дерешься не так, как дерется житель планеты Ригель,— сказал он наконец.

— Да уж,— согласился Лео.— Попробуешь еще разок? Все или ничего!

Здоровяк оглядел свое тело, словно сомневаясь в его прочности. Он пнул обломки дубового стола, стукнул кулаком по своим мощным бицепсам и кивнул.

— Повторим, как только я буду готов,— сказал он Лео.

— Хозяин сказал тебе, что я — житель Земли, не так ли? — спросил Лео. Его глаза горели не­добрым огнем.

Великан молчал.

— Так? — еще раз спросил Лео.

Тот кивнул.

— Я так и думал, что это он сказал тебе.— Лео взглянул на трактирщика, который, бледный, как мел, дрожал у столба.

Когда он снова перевел взгляд на великана, то увидел, что его нога направлена прямо ему в жи­вот.

Лео отпрыгнул назад, поймал наглеца за ступню и сильно дернул.

Нога великана описала широкую дугу. На ка­кой-то миг он повис в воздухе, затем рухнул на пол.

В это мгновение из-за стола поднялся Дон. Он схватил великана за грудки и поставил на ноги. Тот тут же завалился вперед. Дон подставил плечо подмышку здоровяка и рывком вернул его в вер­тикальное положение.

- Признавайся! — заорал он на здоровяка. — Кто подослал вас?

— Камергер…

— Камергер? — Дон от удивления даже при­свистнул.

— Да, Камергер по приказу Величайшего Кол­дуна,— отвечал великан.

Дон оттолкнул его и тот мгновенно сбежал.

— Эй, хозяин! — крикнул Лео.

Трактирщик тотчас подлетел к нему.

— Комнату на троих.

— Слушаюсь! — сказал трактирщик и сразу же сбежал.

Лео скрипнул зубами и повернулся к своим друзьям.

— Закон джунглей,— сказал он.— Если кто-то выглядит слабым — терзай его. Если он окажется сильным — склонись перед ним, позволь ему тер­зать себя и надейся, что он тебя не сожрет.

— Легче стало? — спросил с издевкой Дон, дожевывая колбасу с чесноком.

— Терпеть не могу чеснока,— сказал Лео и вы­шел во двор.

Пройдя несколько шагов, он наткнулся на лест­ницу. У подножия ее находилась дверь, которой пользовались явно нечасто.

Двор был залит мягким, золотистым светом трех лун. Наибольшая из них по величине немного уступала земной, но, находясь значительно ближе к поверхности планеты Ригель, занимала добрых тридцать процентов небосвода, словно тут было вечное полнолуние.

Отличная планета для влюбленных,— задум­чиво произнес Лео, вспомнив Катану.— Где она сейчас?

Лео не заметил серой полоски шнура, натяну того чуть выше порога, и упал.

Он вытянул руки вперед, чтобы смягчить удар о землю. Что-то твердое ударило его по затылку, и фейерверк искр затопил мир.

Его окружала красноватая дымка, голова раска­лывалась от боли. По лицу Лео провели чем-то холодным и мокрым. Он вздрогнул и пришел в себя.

Лео лежал на спине, над ним нависал потолок из сталактитов. Снизу вверх тянулись сталагмиты. Лео находился в огромной подземной пещере. Свет исходил отовсюду. Пляшущий, мерцающий, он за­ставлял искры на потолке кружиться в немысли­мом танце.

Лео лежал на чем-то мягком. Это был мох тол­щиной в три дюйма. Лео попытался протянуть руку и коснуться мха, но обнаружил, что не в си­лах пошевелить ни рукой, ни ногой. Приподняв голову, он поискал взглядом путы, но не увидел ничего такого.

Лео помотал головой, пытаясь унять боль, кото­рая мешала ему мыслить трезво.

— Где я? — прошептал он.

Ответа не последовало.

Лео закусил губу. Теперь он был предоставлен самому себе.

Он вздохнул и улегся обратно на ковер из мха.

Низкий голос начал напевать справа от него. Лео повернул голову и увидел маленького друида. Тот поднял свои зеленые глаза и встретился взгля­дом с Лео.

— Ха! — произнес друид.— Ты очнулся!

Лео нахмурился.

- Чего ты хочешь от меня? — спросил он друида.

- Ты — сын Земли,— сказал друид.— Ты явил­ся в падающей звезде.

- Минуточку,— перебил его Лео, - откуда ты знаешь, что я сын Земли?

— Мы — крошечный народец,— невозмутимо ответил друид. - Мы живем у Древа Познания, поэтому все знаем.— И через секунду сказал:

- И еще мы знаем, что ты слышишь, о чем говорят и доброй полумиле от тебя. Он подошел к чаше.

Лео вдруг почувствовал, что его жутко мучает жажда.

— Эй, слушай… Это случайно не бренди? Друид покачал головой.

— Джин? Ром?

— Нет, то настой другого рода, - Он подскочил к Лео и поднес миниатюрную кружечку к его губам.

— Спасибо,— Лео пригубил и, причмокивая, накатил глаза.— На вкус словно мед.

— Я беру там, где сосут дикие пчелы.— Друид вприпрыжку вернулся обратно к чаше.

— Совсем недурно. Не поделишься ли рецеп­том?

— Ну, разумеется,— ухмыльнулся друид.— Мы сделаем для гостя все, что в наших силах.

— Гость! — фыркнул Лео.— Мне крайне не­приятно подвергать сомнению ваше гостеприимст­во, но такое «обездвиживание» трудно назвать встречей с распростертыми объятиями.

— О, мы вскоре все исправим,— друид помешал содержимое чаши.

Что-то будто щелкнуло в голове у Лео. Волосы па затылке зашевелились.

- Э-э, скажи-ка, э… по-моему нас не представили друг другу, но… ты, должно быть. Славный Малый? Он же Ась?

— Верно говоришь,— друид со стуком поставил чашу на место.— Я тот самый, о котором ты так много слышал.

Лео, смеясь, повалился на ковер из мха.

— Скажи-ка, Ась, ты не против, если я буду тебя так называть?

— Нет.

— Спасибо, э… а я — Леонардо, черепашка-ниндзя.

— Нам это известно.

— Ну, я просто подумал, что мне стоит пред­ставиться официально. Теперь ты вроде бы не пи­таешь ко мне никаких злых чувств, поэтому… э-э… могу я спросить… э-э, почему я «обездвижен»?

— Дело в том,— ответил Ась,— что Величайший Колдун научился принимать обличия наших дру­зей. И, возможно, ты— это не ты, а Величайший Колдун. Мы должны это выяснить.

— О-о,— Лео прикусил губу.— Если я окажусь Лео, вы отпустите меня?

Ась кивнул.

— А что будет, если вы решите, что я Величай­ший Колдун?

— Тогда ты будешь вечно спать.

У Лео возникло такое чувство, будто к его челю­сти присоединили электрод со слабым током.

— Может вы перестанете играть и просто скажете, что убьете меня?

— Нет,— покачал головой Ась, оттопырив ниж­нюю губу.— Мы не убьем тебя. Ты будешь спать вечно и видеть приятные сны.

Понимаю. Вы меня повесите?

Ась поднял брови.

— Будь спокоен, никто тебя вздергивать не соби­рается. Друиды не питают любви к казни через повешение. У нас существуют другие методы.

— Ну, мне кажется, это может служить некото­рым утешением. И каким же образом я могу дока­зать, что я — не Величайший Колдун?

— Ясно как,— ответил Ась.— Мы растянем тебя.

Лео уставился на него:

— Это еще зачем? Разве я и без того недоста­точно велик?

Лицо друида расплылось в широкой улыбке:

— Нет, нет! Растянем тебя! Удалим заклинания, которые связывают тебя!

— А-а! — Лео откинулся назад со вздохом об­легчения. Затем рывком сел.— Освободите меня! И это послужит доказательством, что я — Лео, сын Земли.

Само по себе это ничего не докажет, нет,-

ответил Ась.— Весь фокус в том, где мы освободим тебя.

Он хлопнул в ладоши. Лео услышал топот десят­ков маленьких ножек, приближающихся к нему сзади. На его глаза набросили повязку из темной материи и завязали на затылке.

— Эй! — запротестовал Лео.

Спокойно,— сказал Ась.— Это путь к сво­боде.

Множество крошечных ручек подхватили Лео. Он смирился и расслабился, готовый насладиться необычным путешествием.

И в самом деле, это был довольно приятный спо­соб передвижения — что-то вроде пружинного мат­раса на колесиках.

Ноги Лео вдруг оказались выше головы, а топот маленьких ножек стал тише — они взбирались вверх по склону.

Влажный ночной воздух омывал лицо. Лео слы­шал шепот легкого ветерка в кронах деревьев.

Вдруг его бесцеремонно уронили и сорвали по­вязку с глаз.

— Эй! — запротестовал он.— Что я, по-вашему, мешок с картошкой?

Слева от пего слышалось журчание ручья.

— Теперь ты свободен, Лео,— шепнул ему на ухо Ась и исчез.

Лео сел, разминая конечности, чтобы убедиться, что они снова могут двигаться. Огляделся.

Он находился на залитой лунным светом лесной поляне. Слева струился серебристый ручей. Ство­лы деревьев отливали металлом, листья блестели, как мишура. От стволов падали черные тени.

Одна из теней пошевелилась.

Огромная фигура двинулась на Лео. Лео сразу же вскочил на ноги.

Фигура медленно приближалась к Лео. Она остановилась футах в десяти от него. Это был одноглавый дракон.

— Неужели жизнь настолько не дорога тебе, что ты добровольно пожаловал в клетку к дракону?

— К дракону! — словно эхо, повторил Лео и огляделся.— Мне кажется, эта клетка весьма про­сторна.

— Вокруг этой рощи магическая сила,— про­шипел дракон.— Это тюрьма, которую друиды создали для меня. Они держат меня впроголодь.

— Да-а? — Лео краем глаза взглянул на дракона.— И чем же тебя надлежит кормить?

Вкусным красным мясом,— осклабился в ух­мылке дракон, показывая полный клыков рот.

У Лео по спине забегали мурашки.

— Замаливай свои грехи,— сказал дракон,— ибо настал твой последний час.

Когти начали расти, загибаясь внутрь. Дракон припал к земле и прыгнул.

Лео метнулся в сторону, но дракон, уже взлетев, сумел слегка повернуться, и его зубы разодрали Лео предплечье от локтя до запястья.

Дракон приземлился, а затем снова прыгнул.

Лео присел, опустившись на одно колено, но дракон изогнулся в полете и рухнул па него сверху. Его задние лапы рвали Лео грудь, огромные челю­сти примеривались, как бы половчее вцепиться в Лео.

Лео с трудом вскочил на ноги, наклонился впе­ред и изо всех сил пнул дракона в брюхо. Тот отле­тел в сторону, но успел клыками разодрать Лео спину.

Дракон тяжело рухнул на спину и взвыл от боли. Затем вскочил и стал кружить вокруг Лео.

Тот вертелся на месте, все время держась лицом к дракону. Как можно его одолеть, если Лео не за­хватил с собой Звездный меч?

Дракон снова прыгнул, целясь Лео в горло.

Лео низко пригнулся и нанес резкий удар рукой, который пришелся дракону в голову.

Лео отпрыгнул назад, принимая стойку. Дракон скреб землю когтями, стараясь восстановить дыха­ние, чтобы жизнь снова влилась в его жилы.

Лео кружился вокруг него, надеясь на удачу.

«Чем можно одолеть дракона? — размышлял Лео.— Ясное дело — мечом. Но Звездного меча тут же нет!»

Дракон зарычал и начал рыскать вокруг Лео, выискивая его уязвимые места.

«Так преимущества не добиться»,— подумал и сменил направление движения, пытаясь браться к дракону сзади. Дракон снова прыгнул.

Лео повернулся на сто восемьдесят градусов, пы­таясь ударить дракона справа в челюсть, но тот поймал его кулак в пасть.

Лео взвыл от боли и пнул дракона в брюхо. Дра­кон снова взял тайм-аут, распахнув от нехват­ки воздуха зубастые челюсти, и отпустил руку! Лео.

«Серебряные пули? Но огнестрельное оружие уже несколько тысяч лет как вышло из употребления… Распятье?» — Лео принял решение всерьез! взяться за религию.

Тем временем его соперник снова собрался с силами и прыгнул.

Лео шагнул в сторону, но дракон явно рассчитывал на это. Он приземлился прямо на грудь Лео, покрытые слюной челюсти рвались к вене на горле. < Лео упал на спину. Он поджал ноги, уперся ступнями в брюхо дракона и резко пихнул его, отправив подальше от своего тела.

«Чего еще не любят драконы? Чеснока? Может он, как и я, не любит чеснока?»

Лео закружил вокруг дракона, нащупывая в кармане оставшуюся от обеда колбасу с чесноком. Дракон разинул пасть.

Лео, морщась от отвращения, набил полный рот колбасой с чесноком.

Дракон вскочил, напрягся и прыгнул. Лео схва­тил зверя, подавшись назад под тяжестью его тела, и дохнул ему прямо в морду. Затем отпустил дра­кона и отпрянул в сторону. Дракон, отплевываясь, кашлял, хватая пастью воздух, покатился по земле. Затем он вытянулся, расслабился и замер.

На траве, лицом вниз лежало обнаженное тело высокого жилистого мужчины. Он был без созна­ния и тяжело дышал.

Лео встал на колени. Его тошнило — спасен кол­басой с чесноком! Невероятно, но факт!

Рядом зашевелилась трава. Лео посмотрел в смеющиеся глаза друида.

— Возвращайся с нами, если пожелаешь, Лео, ибо наши тропы — теперь твои тропы, ходи по ним и свое удовольствие.

Лео устало улыбнулся.

- Он мог бы убить меня,- сказал он, кивая на лежащего без сознания дракона.

Ась покачал головой.

— Мы следили за схваткой и предотвратили бы смерть любого из вас, а что до твоих ран, так мы их в два счета залечим.

Лео поднялся, недоверчиво глядя на друида.

— И потом,— добавил Ась,— мы знали, что та­кой могучий сын Земли, как ты, в силах одолеть это.

— Да-а? — поднял бровь Лео.— А если нет? Что, если бы я оказался Величайшим Колдуном?

— Ну тогда,— усмехнулся Ась,— ты бы объеди­нился с ним против нас и попытался бы вырваться из тюрьмы.

— Гм,— Лео задумался.— А разве это не поста­вило бы вас в довольно сложное положение?

— Нет,— снова усмехнулся Ась.— Два колдуна никогда не устоят перед магическими силами де­сятков друидов.

— Понятно,— потер подбородок Лео.— Значит, вы оградили свои ставки. Но вы, конечно, не могли знать об этом. А раз я находился в неведении, моя схватка с драконом доказала, что я отношусь к славным парням?

— Частично.

— О-о? А что еще?

— Хотя дракон несколько раз оставался безза­щитным, ты, Лео, не убил его.

— И это доказывает, что у меня доброе сердце.

— Именно,— согласился Ась,— а также то, что ты уверен в своих силах и потому можешь позво­лить себе проявить милосердие. Это служит дока­зательством того, что ты — сын Земли, а не Вели­чайший Колдун.

Лео зажмурился.

- А теперь, Лео, я должен сообщить тебе пренеприятнейшее известие,— друид взглянул на Лео. затем опустил глаза.

- Какое? — напрягся Лео.

- Твой друг Рафаэль схвачен людьми Камер­гера и доставлен в замок.

- О ужас! — воскликнул Лео.

- Не желаешь ли вернуться? — спросил дру­ид.— Мы проводим тебя к постоялому двору.

- Да, и как можно быстрее,— сказал Лео. Он обернулся, чтобы бросить прощальный взгляд на лежащую в центре поляны груду костей и жил.

- Лео? — в голосе Ася чувствовалась озадачен­ность и тревога.— Что тебя беспокоит?

Лео тряхнул головой, прогоняя мысли о Ра­фаэле.

- Ничего,— ответил он, оборачиваясь,— мы его спасем!

- Конечно!

Дело шло к рассвету, когда Лео, сбив ноги в кровь и падая от усталости, приплелся в трактир.

Он растолкал спящих черепашек-ниндзя и рас­сказал им о пленении Рафаэля.

— А где ты был? — спросил его Дон.

— Да, так, гулял, пока меня не шандарахнули по голове.

— Шандарахнули! — в голосе Дона появились стыдливые нотки.— Пока мы спали!.. Да…

— Хватит об этом,— перебил его Лео.— То была не ваша вина.

Он подошел к окну.

— Все равно я не подвергался реальной опас­ности. Просто ночное деловое свидание, вот и все.

— Как так, Лео?

Лео хотел было ответить, но передумал.

— Я расскажу тебе утром, Дон. Возможно.

— Но почему не сейчас? — спросил его Микки.

Лео покачал головой и повернулся к выходу.

— Утром, Микки. Может, ты и способен пове­рить в это прямо сейчас, но я не уверен, что сам смогу…

Дон пытался заговорить, но у него сел голос. Он прочистил горло и предпринял новую попытку.

— Что принесет нам грядущий день, Лео?

— Поездку в замок,— ответил Лео.— Узнаем, не требуется ли Величайшему Колдуну еще один воин.

— Ты что, с ума сошел?

Лео привычно поднял бровь:

— Не хочешь ли ты сказать, что у тебя есть дру­гой план, как спасти Рафа?

Дон ничего не ответил…

И тогда Лео сказал:

Слушайте меня, черепашки. У меня в голове созрел гениальный план.


ГЛАВА IV

На следующее утро Лео вместе с черепашками-ниндзя покинул постоялый двор. С вершины холма открывался великолепный вид на встающее на востоке солнце.

Дон глубоко вдохнул утренний воздух и улыб­нулся Лео через плечо.

— Прекрасный будет денек!

— Но прохладный,— добавил Лео и поднял во­ротник, спасаясь от ветра, дувшего в спину.

— Ну, да! Разве я не сказал, что он будет пре­красен?

— Я затрудняюсь разделить твою любовь к низ­ким температурам,— буркнул Лео.— Выше голову, Микки. Мы почти у цели. А теперь, друзья, вы должны покинуть меня,— и не попрощавшись, Лео направился к замку.

— Остановись и назови себя,— крикнул ча­совой.

— О боже! — вытаращил глаза Лео.

— Как тебя зовут и что тебе нужно в замке Ве­личайшего Колдуна?

— А не много ли ты на себя берешь? — поко­сился на стражника Лео.

На лице часового заиграли желваки.

— Не твое дело,— рявкнул он.— Я воин Вели­чайшего Колдуна, и ты будешь с почтением разговаривать со мной.

— Вряд ли,— снисходительно ухмыльнулся Лео.— А зовут меня Лео.

— Лео,— нахмурился воин.— Ты зря теряешь время, у Величайшего Колдуна уже есть шут.

Если судить по тебе, то у него их много,— хмыкнул Лео.— Позови начальника стражи, чтобы он принял меня на службу.

Часовой смерил его сердитым взглядом.

— Не так просто вступить в армию Величайшего Колдуна.

— Да ну-у! — нахмурился Лео.— Я должен доказать, что я — воин?

Он спешился, спрыгнув на землю в ярде от часового.

— Если ты и воин, то довольно паршивый,— презрительно фыркнул часовой.

— Я воин,— сказал Лео,— и неплохой.

Неожиданно для стражника Лео выкинул вперед правую руку. Воин удивленно крякнул и отступил назад. Воспользовавшись этим, Лео зацепил ногой его лодыжку. Часовой рухнул на землю, заскрежетав, словно консервная банка.

Лео вырвал пику из рук упавшего часового и за бросил ее за решетку.

— Ну что,— сказал он,— не попробовать ли нам еще разок?

Часовой вскочил на ноги, вопя во всю глотку:

— На помощь! На помощь!

— О нет! — Лео закрыл лицо руками.— О нет!

Прибежали трое гвардейцев с пиками наперевес.

Главный несколько раз поочередно взглянул на Лео и на часового.

— Кому это тут потребовалась помощь? — на­хмурился он.

Часовой дрожащей рукой ткнул в сторону Лео.

— Этот субъект…

— Да? — улыбнулся Лео.

— Он ни с того ни с сего сшиб меня с ног и от пял мою пику!

Будь я на твоем месте, я не хвастал бы этим,— пробормотал Лео.

— Это правда, парень? — сердито глянул на Лео главный.

— Правда,— кивнул Лео.

— Ну, тогда…— выпрямился главный и нахму­рился, подбоченясь.

— Что тогда? — поднял брови Лео.

Воин разозлился.

— Ну, чего тебе надо?

— Я хочу вступить в армию Величайшего Кол­дуна. Этот воин потребовал, чтобы я показал, на что способен.

Начальник охраны глянул сперва на изумленно­го часового, затем на Лео и кивнул.

— Мы дадим тебе шанс,— сказал он.— Идем.

Шанс предстал в образе дородного воина, воору­женного широким мечом и круглым щитом.

— Не взять ли и тебе щит, парень? — буркнул начальник охраны.

— Нет, спасибо.— Лео вынул из ножен кин­жал.— Этого вполне достаточно.

— С таким-то кинжальчиком и коротким тонким мечом против длинного меча и щита! — печально покачал головой один из воинов.— Ты, должно быть, жаждешь умереть молодым!

Лео удивленно взглянул на него.

— Благодарю,— сказал он.— С тех пор, как мне стукнуло тринадцать, никто ни разу не сказал, что я выгляжу молодо.

— Тогда скрестите мечи,— вздохнул воин.

Когда Лео с начальником охраны выполнили

команду, воин шагнул вперед и раздвинул их клин­ки своим мечом.

Начальник охраны от души размахнулся, готовясь нанести сокрушительный удар. Воспользовавшись секундной задержкой, Лео сделал выпад, целясь ему в живот. Щит скользнул вниз, чтобы отразить удар, но клинок Лео прошел чуть выше руки начальника охраны и распорол ткань под его сердцем.

— Прекратить! — крикнул воин-судья, и меч начальника охраны замер на полпути. Бросив щит, он стал озираться по сторонам.

— Что случилось?

— Если бы этот Лео дрался всерьез,— ответил воин,— вы уже были бы покойником.

Начальник охраны озадаченно посмотрел на Лео.

— Никогда не думал, что можно использовать острие меча.

— Можно мне испытать тебя длинным луком?

Блефуя, Лео пожал плечами. Арбалет — это еще

куда ни шло. Но длинный лук…

Откуда-то сверху донесся глухой-скрежещущий смех. Воины во главе с начальником охраны под прыгнули.

Лео задрал голову в поисках источника смеха.

На одной из массивных дубовых балок сидел, барабаня пятками по дереву, карлик. Голова у него была не меньше, чем у Лео, а плечи — даже шире. Его руки и ноги были столь же мощны. Слов но кто-то взял и просто-напросто укоротил нормального человека могучего телосложения.

У него были сильные плечи, бочкообразная грудь и бычья шея. Лохматая голова казалась непропорционально большой для этого усеченного тела. Черные кудрявые волосы спадали на шею, кустистые брови резко выделялись на плоском покатом лбу. Глаза были большие, угольно-черные; в данный момент они искрились весельем. Резко выделялся ястребиный нос. Толстые мясистые губы ухмылялись сквозь черную окладистую бороду, открывая ровные белоснежные зубы. Казалось, кто-то попытался затолкать великана в бочонок для гвоздей и почти добился желаемого.

— Длинный лук! — проревел он басом.— Даю голову на отсечение, он такой же стрелок, как и мой племянник.

— Ваш племянник-недоумок? — спросил у него Лео.

— Что за чушь ты несешь? — прорычал карлик.

— Ничего,— отвел взгляд Лео, качая головой.— Мне следовало ожидать чего-нибудь подобного. Все, что угодно, может случиться на этой безум­ной… э-э-э… планете Ригель.

Карлик усмехнулся, озорно сверкнув глазами.

— Ха, если я не ослышался, тут вроде прозву­чало нечто, порочащее планету Ригель?

— Нет-нет! Я не имел в виду…— и Лео замолк, вспомнив, что воину не подобает оправдываться.

Он выпрямился и высокомерно поджал губы.

— Ладно,— сказал он,— если ты так напраши­ваешься, то это было оскорбление.

Карлик радостно взвыл и вскочил на ноги на стропилах.

— Теперь тебе придется с ним драться, Лео,— вскричал начальник охраны,— и тебе понадобится все твое мастерство, до последней крохи.

Лео удивленно посмотрел на него. Неужто он не шутит? Какой-то карлик и вдруг даст Лео же­стокий бой?

Карлик глухо хохотнул и соскользнул вниз. Спрыгнув с двадцатифутовой высоты, которая втрое превышала его рост, он приземлился как ни в чем ни бывало, даже подпрыгнул и встал в бор­цовскую стойку.

Затем он выпрямился и, хихикая, направился к Лео.

Лео похлопал начальника охраны по плечу и прошептал:

— Спасибо. И не беспокойтесь за меня. Этот карлик такой же, как и мы с вами. А если он такой же, то я смогу одолеть его.

У карликов, должно быть, очень тонкий слух, ибо тот тут же крикнул:

— Ага, значит сможешь? Это мы еще посмотрим!

Карлик каким-то образом вновь оказался на стропилах.

— Давай! — крикнул он.— Начинаем!

Лео мигом принял стойку, держа руки наготове.

Карлик стоял на балке, уперев руки в бока и кивая своей огромной башкой.

— Да, будь настороже. Но…— глаза его зажглись зловещим огнем, он хохотнул и сиганул с балки ногами вперед, целясь Лео прямо в голову.

Пораженный внезапностью нападения, Лео еде лал шаг назад. Затем сработал рефлекс. Вскинув руки вверх, он поймал карлика за пятки и отшвыр­нул его прочь.

Ожидая, что карлик рухнет спиной на гранитный пол, Лео бросился вперед, чтобы подхватить его. Но карлик сделал сальто и, приземлившись на ноги, быстрым ударом отбросил от себя Лео.

— Учтивый жест,— пробасил он,— но неразумный. Твоя защита провалилась. Прибереги свое милосердие для тех, кто в нем нуждается, сын Земли.

Снова став в стойку, Лео отступил на шаг и посмотрел на человечка с большим уважением.

— Кажется, я недооценил вас.

Лео усмехнулся и поманил того обеими руками.

— Ну, давай продолжим.

Мгновение карлик оставался на месте, разгля­дывая Лео, затем хмыкнул, осклабившись в недоб­рой улыбке, и кивнул.

Он прыгнул, целясь ногами прямо в челюсть Лео.

Тот вскинул руки, чтобы снова поймать карлика за пятки, пробормотав при этом:

— А я-то думал, что ты чему-то научился.

Он снова рванул ноги карлика вверх, но на сей раз тот ухитрился задеть головой подбородок Лео. А у Лео ведь была очень крепкая голова.

Лео пошатнулся от удара, но успел крепко об­вить руками тело карлика.

Карлик затрясся от смеха.

— А дальше что? — прохихикал он.— Ладно, ты меня схватил, а что ты со мной будешь дальше делать, Лео?

Тяжело дышавший Лео промолчал.

Это был дельный вопрос. Лео ни капельки не сомневался в том, что стоит ему лишь на миг осла­бить захват, как карлик тут же пнет его в живот. Он мог бы уронить карлика или швырнуть его в сторону, но тот был настолько ловок, что, вероятно, смог бы с лету врезать Лео точно в челюсть.

Тогда Лео рухнул на пол, держа тело карлика под прямым углом к собственному и пытаясь взять колено и шею карлика в жесткий захват.

Однако тот был проворнее. Правая рука карли­ка обвилась вокруг левой руки Лео, и он, словно в тисках, зажал его локоть.

Лео корчился от боли в локтевом суставе. Теперь выбор был прост: или разжать левую руку, или отключиться от боли. Нужно было принимать ре­шение.

Лео сделал ставку на свою выносливость и уплот­нил захват вокруг шеи карлика.

Тот крякнул от удивления.

— Другой давно бы заскулил от боли и отскочил от меня, Лео.

Карлик согнул колено и уперся спиной сперва Лео в грудь, затем в подбородок и надавил изо всех сил.

Лео издал приглушенный стон. Его шею будто пронзило огнем,— когда позвонки стали тереться друг о друга.

— Теперь тебе придется отпустить меня, Лео,— процедил карлик,— иначе ты окунешься во мрак.

Лео попытался что-то свирепо прохрипеть в от­вет, но вокруг становилось все темнее и темнее, а искорки в глазах разгорелись в костры. Казалось, еще немного, и он потеряет сознание.

Лео разжал захват, оттолкнулся руками от пола и, шатаясь, поднялся на ноги. В ушах звенело про­тивное хихиканье.

Однако карлик, не выпуская руки Лео, ухватил­ся за его ворот и всем своим весом тянул обратно на пол.

Когда ноги карлика коснулись пола, он резко оттолкнул Лео.

Потеряв равновесие, Лео зашатался и упал. Но он прижал подбородок к груди и упал на предплечье, смягчив тем самым падение.

Увидев, что Лео все еще в сознании, карлик взвыл от радости и прыгнул.

Лео воспользовался предоставленной ему секун­дной паузой и сделал резкий выпад ногой. Попав карлику прямо в живот, он ухватил его за руку и отбросил прочь.

Тот пролетел футов двадцать вверх тормашками и приземлился на каменные плиты, крякнув от изумления. Приземлился он, конечно, прямехонь­ко на ноги и обернулся с громким хохотом.

— Очень ловко, Лео, очень ловко! Но не доста­точно…

Лео снова был на ногах. Он тяжело дышал и тряс головой. Карлик подскочил к нему поближе и снова прыгнул.

Лео низко пригнулся, надеясь на то, что карлик способен хоть разок промахнуться. Но длинная рука человечка ухватила Лео за шею, и его тело, описав полукруг, приземлилось у Лео между лопа­ток.

Уперев ногу в загривок, карлик ухватил обеими руками за глотку и рванул на себя.

Лео захрипел и вскочил на ноги, выгибаясь назад под весом карлика. Он схватил его за предплечья и, быстро пригнувшись, бросил через себя.

Карлик перелетел через голову Лео и сделал сальто. Едва коснувшись ногами земли, он за­вопил:

— Отменно сделано, парень! Отменно!

С прежним веселым блеском в глазах он повер­нулся к Лео.

— Но мне уже начала надоедать эта игра. Да­вай-ка закругляться.

— П-попробуй,— выдохнул Лео.

Карлик пригнулся и стал наносить своими длин­ными руками удар за ударом, прощупывая защиту Лео. Затем он попытался ухватить Лео за колено. Блокируя его выпад, Лео опустил правую руку, а левой обхватил плечи карлика, пытаясь сбить с ног. И тут руки карлика снова сомкнулись на шее Лео.

Пытаясь сбросить карлика, Лео выпрямился и несколько раз ударил его по локтям. Но захват карлика лишь усилился.

Подавшись всем телом вперед, человечек сделал подсечку. Лео споткнулся и увидел надвигающую­ся на него землю.

Перепрыгнув через Лео, карлик на лету схватил его за ногу. Лео исполнил на каменном полу танец живота, но приземлился на предплечья, ухитрив­шись при этом не удариться головой.

Он попробовал было подняться, но кто-то словно навалил на его плечи мельничный жернов.

Лео попытался перекатиться на спину и разо­рвать этот полунельсон, но на его правом запястье сомкнулись клещи и сделали ему «гусиную лапку».

— Сдавайся, парень,— прошептал ему в ухо го­лос карлика.— Сдавайся, ибо теперь тебе не сбро­сить меня.

Подчеркивая сказанное, он так надавил на за­пястье Лео, что тот заскрипел зубами.

Каким-то образом сумев подняться на ноги, Лео попытался стряхнуть человечка, но тот обвил нога­ми его талию.

— Нет,— процедил карлик сквозь зубы.— Я же сказал, что тебе не сбросить меня.

Лео встряхнулся, как терьер, но карлик вцепил­ся в него, как бульдог. Секунду Лео раздумывал, а не упасть ли ему на спину, придавив при этом карлика. Очень обидно проиграть противнику, рост которого в три раза меньше твоего. Но он тут же отбросил эту мысль. В схватке было полно моментов, когда карлик мог бы так же грязно подставить Лео.

Значит, карлик строго придерживался правил честной игры, и Лео не простит себе, если карлик окажется благороднее его.

— По-прежнему не сдаешься, приятель? — прорычал карлик ему в ухо.

Карлик изо всех сил надавил Лео на шею, впе­чатав его подбородок в ключицу. Лео пошатнулся и выставил вперед ногу, чтобы не упасть. Все мускулы его спины стонали от этой пытки; правая рука умоляла сдаться, диафрагма сжалась в ко­мок, решительно отказываясь пропустить хоть один глоток воздуха. Горло свела судорога, а лег­кие разрывались от отсутствия воздуха. И вдруг внезапно опустилась ночь, и звезды заметались по небу…

Лео открыл глаза. По его лицу текла вода. Она струилась по языку и текла прямо в желудок.

Лео помотал головой и почувствовал, что лежит на холодном камне.

В голове звенели голоса. Он увидел над собой склонившееся круглое лицо с большими карими глазами, обрамленное густыми черными волосами и бородой.

Голова уплыла прочь, и вокруг завертелись ка­менные блоки. Уставившись на отблески света на наконечниках копий, Лео глубоко вздохнул, и все перестало кружиться перед глазами.

В ушах прогрохотал голос.

— Он — чудо! Он заставил меня попотеть!

Могучая рука приподняла плечи и голову Лео.

— Ты неплохо дрался, парень,— пробасил кар­лик.— Я не бывал в такой переделке с тех пор, как стал мужчиной.

Лео стиснул руку карлика и попытался улыб­нуться.

Затем над ним склонилось покрытое шрамами лицо начальника охраны. Старческой рукой он взял Лео за плечо и поставил на ноги.

- Брось, парень, не вешай носа! Ибо теперь ты - воин Величайшего Колдуна!

— Воин Величайшего Колдуна! — прогудел кар­лик, каким-то образом вновь оказавшись на стро­пилах. Стены сотрясались от его смеха.

— Нет, начальник охраны, на этого парня пре­тендую я!

— А, может, я? — вмешался в разговор Камер­гер, незаметно появившийся среди воинов Вели­чайшего Колдуна.

Увидев его, карлик моментально исчез.

— Я знаю, чего ты хочешь,— сквозь зубы ска­зал Камергер.— Ты ищешь Рафа, не так ли?

— Да, Камергер,— ответил Лео и опустил глаза.

— Тебе никогда не найти его,— Камергер сде­лал знак, и стража обнажила мечи.

— Тогда я попрошу тебя,— Лео посмотрел на Камергера,— доложить о моем приходе Величай­шему Колдуну Вселенной.

— Вселенной? — изумился Камергер.

— Да, Вселенной,— уверенно подтвердил сказан­ное Лео.— Я так считаю. И я хочу с ним поговорить.

Лео.

- О чем?

- А вот этого я тебе не скажу, - ответил ему Лео.

- Так, так…

На худом лице Камергера промелькнула тень страха. Он начертил в воздухе какой-то знак. По­том хрипло спросил:

— И все же…

— Я же сказал,— Лео перешел на повышенный тон,— что тебе этого не сообщу.

— Скажешь!

— Нет!

— Скажешь!

— Нет!

Губы Камергера задергались в нервном тике.

— Я хочу, хочу знать!

Вдруг Лео вспомнил про кинжал. Он лежал у него под рубашкой и приятно холодил кожу.

— Ну что же,— после паузы сказал Камергер.— Если ты не хочешь говорить — дело твое. Но знай, что дыба и клещи извлекут из тебя все, что мне нужно.

Лео отпрянул назад, но в ту же секунду овладел собой.

— Может быть, ты пришел раскрыть наши тай­ны? — спросил Камергер.

И, не дожидаясь ответа, он сделал знак страже.

— Отведите его вниз!

— Я должен увидеть Величайшего Колдуна! — громко закричал Лео.

— Взять его! — взревел Камергер.

Сража бросилась выполнять приказание. Лео отскочил, крича, что отдается на милость Вели­чайшего Колдуна. Он кричал изо всех сил.

Два воина с поднятыми мечами прижали его к стене. Через их головы Лео увидел, как Камергер вскочил с кресла.

— Схватить и отрубить ему голову,— тихо при­казал он.

— Но он сдался нам без боя,— возразил Камер­геру начальник стражи.

— Убить его! — яростно закричал Камергер.

Кто-то попытался схватить Лео за правую руку.

Дело начало принимать иной оборот. Тогда Лео боковым ударом расквасил стражнику нос. Тот попятился. Лео вырвал у него меч, отпрыгнул и парировал удар воина, нападавшего слева.

С дикими криками стража бросилась на Лео.

Он взмахнул мечом, и один из стражников попла­тился пальцами руки. Искусством владеть ору­жием Лео превосходил большинство нападавших, но долго так, конечно, он бы не продержался. У него ведь не было Звездного меча. Поэтому, уклонившись от очередного удара, направленного в голову, Лео нырнул за колонну. Затем нанес удар, и рука атакующего воина безжизненно по­висла. Перепрыгнув через падающее тело в латах. Лео выбежал на середину зала. Камергер поднял­ся с кресла, выхватывая из-под мантии меч: он. разумеется, не был трусом. Лео развернулся, так что Камергер оказался между ним и стражей. Их мечи скрестились. Затем Лео постарался подойти к нему вплотную, чтобы стражники не смогли мет­нуть в него копье. Но воины стали окружать его сзади.

Вдруг раздался громкий крик:

— Стойте! Все — ниц! Величайший Колдун!

В дверях появился глашатай, огромный муж­чина в алом плаще.

Стража застыла на месте, не сводя с него глаз, а затем попадала ниц. Камергер уронил меч. Лео чуть не рассек ему череп, но вовремя сдержал руку и, заслышав торопливую поступь воинов, тоже бросил свой меч. Секунду они с Камергером, зады­хаясь, глядели прямо в глаза друг другу.

— Он услышал… и пришел… сразу же…— с трудом выговорил Лео.

Камергер подобрался, как кот, и зашипел:

— Берегись! Я буду наблюдать за тобой. Попы­таешься хитрить — я убью тебя!

— Величайший Колдун! — вскричал стражник.

Сначала в комнату вошли бессмертные и вы­строились в две шеренги, образуя широкий проход к трону. Затем вошел сам Величайший Колдун в длинной мантии, развевавшейся при каждом его широком шаге. За ним следовало несколько приближенных, одетых в кожу.

Голос Величайшего Колдуна разорвал абсолют­ную тишину.

— В чем дело? Где Лео, который сдался мне на милость?

Лео приподнял голову. У Величайшего Колдуна было узкое темное лицо со шрамом на левой скуле, карие глаза, прямой нос и полные губы. Его слегка вьющиеся черные волосы были зачесаны назад, а борода коротко подстрижена.

— Где тот сын Земли, о котором сообщил мне слуга? — спросил Величайший Колдун.

— Я здесь. Величайший Колдун,— сказал Лео, затем добавил,— по крайней мере, я хочу, чтобы мы поговорили без чужих ушей.

— Нет, Лео,— возразил Величайший Колдун,— говори здесь!

В зале воцарилась полная тишина, после чего Лео сказал:

— Я пришел к тебе. Повелитель Вселенной, что бы сказать…

— Что?

— Чтобы сказать…

Лео замолчал. Он не находил нужных слов.

— Ну, говори же! — торопил его Величайший Колдун.

— Чтобы сказать, я остаюсь…

— Ну же!

Остаюсь на планете Ригель, чтобы беспрекословно подчиняться тебе и быть твоим верным воином.

— Неужели??? — удивлению Колдуна не было границ.— Что ты сказал? Повтори!

— Я остаюсь,— медленно повторил Лео.— Я не хочу возвращаться на Землю… и я хочу быть твоим воином.

— Хочешь быть моим воином?

— Да, Повелитель Вселенной,— Лео опустил глаза.

От неожиданности у Величайшего Колдуна пе­рехватило дыхание. Затем он выпрямился и сказал:

— Ты лжешь! Ты не тот, за кого выдаешь себя.

Лео опешил.

Рука Величайшего Колдуна принялась теребить череп-медальон, висящий у него на шее.

Слегка нервничая, Лео откашлялся.

— Вот я стою перед тобой — простой воин Зем­ли без герба на щите, готовый служить тому, кто покорил Вселенную. Но уже третий раз за послед­ние два часа мне говорят о том, что я — не тот человек.

— У меня есть основания полагать, что это прав­да,— зловеще усмехнулся Величайший Колдун.

Он уселся на трон и, крепко сжав подлокотники, некоторое время пристально разглядывал Лео.

— Кто ты, на самом деле, сын Земли? С какой целью пришел ко мне в замок?

Лео развел руками, стараясь придать лицу вы­ражение оскорбленной невинности.

— Я — воин! Воин удачи, и только!

— И только? — передразнил Величайший Кол­дун, гневно сверкая глазами.

Лео нахмурился, почувствовав себя мышкой, с, которой играет кошка.

— Я воин, мой повелитель!

Это твое хобби — лгать, и твое прикрытие.

А теперь назови мне свою истинную цель. .

Мозг Лео лихорадочно работал. Один за другим он отверг несколько вымыслов, нока не остановился на наиболее очевидном, хотя и наименее правдоподобном.

— Моя профессия — оберегать жизнь Повелителя Вселенной.

— В самом деле? — глаза Величайшего Колдуна лучились злорадством.— И кто же обучал тебя этой профессии? Кто настолько верен мне, что послал тебя сюда?

И вдруг Лео понял, что вся эта насмешливости воинственность — всего лишь маска, щит. За ним скрывается очень страшный и ужасно одинокий человек, который мечтает, просто жаждет кому-то довериться. Но он не может ни на кого положиться.

Лео посмотрел ему в глаза так мягко и проникновенно, как только мог, и сказал, вложив в эти слова всю свою душу:

— Нет в мире человека, которого я бы звал Повелителем Вселенной. Я сам пришел сюда, ибо люблю тебя. Величайший Колдун, всем сердцем и храню верность твоей силе.

Искра отчаяния сверкнула в глазах Величайшего Колдуна, руки судорожно впились в подлокотники.

— Ты врешь! — дико закричал Величайший Колдун.

— О нет, мой повелитель!

— Врешь!

— Нет!

— Тогда отдай мне свой Звездный меч.

Лео замолчал.

Ну, почему молчишь? — продолжал Величайший Колдун.— Думаешь, я не знаю, зачем ты пришел? Ты пришел, чтобы спасти Рафа, не так ли, Лео?

Лео молчал.

Тогда Величайший Колдун приказал:

— Приведите сюда пленника!

И пока стража выполняла приказ, Величайший Колдун, подойдя к Лео вплотную, тихо сказал:

— Кто ты? Кто ты на самом деле? Ты ведь не так прост, каким кажешься, а?

Лео улыбнулся краем рта.

— Ты спрашиваешь, на кого я работаю?

— На Древних?

— Нет, только на себя. Величайший Колдун!

— Нет,— покачал головой Величайший Колдун.— Не верю. Я тебе не верю. Но я имел ввиду не это.

Лео приподнял бровь.

— Вот как?

— Да. Я хочу знать, кто ты, что за существо?

Лео нахмурился.

— Во мне нет ничего необычного. Есть! Ты ведь не убьешь воина между делом. Потехи ради!

— Да-а? — уставился на него Лео. Затем под­жал губы: — И это, значит, не в порядке вещей?

— Естественно! И ты заступаешься за этих друи­дов, доверяешь Лорду Веллингу. Кто ты, Лео?

Лео покачал головой и, глухо рассмеявшись, развел в замешательстве руками.

— Землянин. Просто пришелец с планеты. Земля.

Величайший Колдун долго и задумчиво глядел ему в глаза.

Да, это так,— наконец произнес он.— Я получил ответ, о котором догадывался. Все жители Земли заражены этим вирусом.

— Вирусом? Каким?

— Вирусом любви, который разрушает даже смерть.

Величайший Колдун повернулся к двери и рас­пахнул ее.

— Введите пленника!

В дверях появился Раф. Руки его были закованы в кандалы. Наконечники двух пик воинов были нацелены ему прямо в грудь.

— Что все это значит? — осведомился Лео у начальника охраны.

Тот, заикаясь, ответил:

— Величайший Колдун запретил приводит!, пленника, пока его не закуют в цепи.

— А-а,— Лео на миг поджал губы, затем веж­ливо кивнул Величайшему Колдуну.

— Значит, меня тоже закуют в цепи?

На лице Величайшего Колдуна появилась зло­вещая улыбка.

Тогда Лео, отбросив от Рафа пики, сгреб начальника охраны за шиворот и бросил его в гущу бро­сившихся вперед воинов. Затем он изо всех сил пнул закрывшуюся за Рафом дверь.

В это мгновение в зале погас свет. Буквально долю секунды Лео стоял с отвисшей челюстью и кромешной тьме. Затем он стремительно схватил Рафа за руку, и они сломя головы бросились к двери.

Шум будет хорошим прикрытием! Они выско­чили в коридор. И тут Лео наткнулся на чей-то торс. Этот кто-то зарычал и попытался ударит его. Лео быстро пригнулся и почувствовал, что кулак прошел выше. Он нащупал кнопку на рукоятке кинжала и в мерцающем свете увидел, что тут никто иной, как Камергер.

Неожиданно в Лео с яростным воем врезалось худое, как щепка, тело. Лео пошатнулся и вскрик­нул, когда стальное жало впилось ему в плечо.

Стилет вышел из плеча Лео, и он, почувствовав теплую струйку вытекающей крови, откатился в сторону.

Но Камергер вновь насел на него. Лео наугад отмахнулся и, к счастью, поймал врага за руку, сжимавшую кинжал.

Камергер был невероятно силен. Под его дав­лением рука Лео опускалась все ниже и ниже, и Лео почувствовал, как острие стилета уперлось ему в горло.

Он попытался оттолкнуть лезвие другой рукой. Его плечо заныло от боли, но рука Камергера даже не шелохнулась.

Лезвие опустилось еще на дюйм. Лео ощутил, как кровь заструилась по горлу, и страх сковал его душу.

Ослепляющий, парализующий, животный страх… И вдруг Лео услыхал глухой стон.

Камергер вскричал, стилет упал на пол, и сила, давящая на Лео, отпустила его.

— Бежим! — закричал Раф, переступая через тело Камергера.— Лео! Шестьдесят оборотов! Три­ста миль в час!

В голове Лео что-то загудело, и страх мгновенно испарился. Лео повернулся и, спотыкаясь, побе­жал за Рафом, надеясь, что они выбрали правиль­ное направление.

Где-то позади визжал Камергер.

— Сюда! Тупицы! Ублюдки! Негодяи!

Холодный ветерок овевал щеку Лео.

— Следуй за мной! — гудел Раф.

Лео не стал медлить.

Он мчался за Рафом, словно бегун по пересе­ченной местности, вытянув вперед здоровую руку. Но это не очень помогло. Лео со всего размаху врезался раненым плечом в каменный косяк и за­вертелся на месте от острой боли. Вскрикнув, от­ступил к стене.

Прижавшись к ней спиной, Лео пытался отды­шаться.

Торопись,— снова прогудел Раф.

И тут они увидели Дона и Микки. — Премного благодарен вам,-

прохрипел

Лео,— вы появились как нельзя кстати.

Микки пренебрежительно махнул рукой, но нечто похожее на улыбку мелькнуло на его лице.

— Вот уж точно,— Микки на секунду привалил­ся к стене.— Судя по всему, ты все тщательно продумал. Хотел бы я знать, как тебе' удалось вывернуть пробки у этих факелов?

— Вывернуть… пробки? — нахмурился Лео.

— Ну, тот фокус со светом. Лео нахмурился еще сильнее.

— Разве это не твоих рук дело?

Микки изумленно уставился на него, затем вы­ставил вперед ладонь.

— Эй, минуточку! Минуточку. Итак, ты решил, что это сделал я… а я думал, это сделал ты, Лео.

— Верно.

— Но ты этого не делал?

— Нет.

— И я этого не делал.

— Похоже, что так.

— Тогда…— Микки сглотнул.— Кто?..

— Кто здесь? - проревел Рафаэль прямо в ухо Лео.

Его пальцы впились Лео в плечо. Лео охнул.

— Пожалуйста, Раф, если тебе не трудно, схва­тись за другое плечо.

— Что это был за помощник? — прорычал Раф.

— Помощник? — огляделся вокруг Микки.— Какой еще помощник?

— Да тот, что задул факелы?

Лео пристально посмотрел Рафу в глаза. Тот явно еще не пришел в себя от случившегося.

Но мгновение спустя они уже двинулись дальше.

Микки, ругаясь, нащупывал дорогу.

«Когда свернем за угол,— подумал он,— там бу­дет царить кромешная тьма».

Поэтому, уже за углом, он вытащил кинжал… и тут увидел прямо перед собой блуждающий ого­нек. Он изумленно уставился на него, по спине пробежали мурашки. Когда глаза черепашек при­выкли к тусклому свету, они разглядели лицо и тело, а также вытянутую руку с блуждающим огоньком на ладони. На лице застыло тревожное выражение.

— Лорд Веллинг,— тихо сказал Лео.

Лорд Веллинг не скрывал радости и облегчения, но лишь на миг. Затем в его глазах мелькнул озорной огонек.

— Как вам мой фокус? — спросил он у чере­пашек.

— Что это было? — спросил у него Лео.

Лорд Веллинг взглянул на светящийся шарик.

— Это было всего лишь крохотное заклинание, которому меня научила моя мать. А этот огонек будет освещать нам путь в этом лабиринте.

Пускай светит,— согласился Лео.— А могу ли я спросить, как удалось одновременно потушить факелы во всем огромном зале?

Лорд хотел было ответить, но внезапно нахму­рился.

— Об этом сразу не расскажешь. У нас есть время?

Лео, поджав губы, пристально посмотрел ему в глаза.

— Времени мало… Но это ваших рук дело?

— Да, Лео.

— Еще одно крохотное заклинание…

— …которому меня научила моя мамочка,— весело сказал Лорд Веллинг.

— Ла-а-адно! — протянул Лео.— Почему бы и нет? Пошли, черепашки.

Лео начал ощупью спускаться по узким ступе­ням, вздрагивая, когда его плечо касалось стены.

— Лео! — ахнул Лорд Веллинг, потянувшись рукой к его плечу.— Ты ранен!

— Пустяки,— тихо сказал Лео.— Вам ведь тоже нелегко?

— Пустяки,— отвечал Лорд.

Скользкие каменные стены потайного хода об­ступали их с обеих сторон. Между плечами и сте­нами оставалось не более трех дюймов. Вверх по лестнице, поворот, снова вверх, еще на один про­лет. Камни сырые и скользкие, с потолка капает вода — наверху над ними озеро. Клочья светлого мха облепили стены, словно язвы. Низкий потолок затянут сетями паутины.

Когда они миновали двенадцатый пролет, Лео услышал отдаленное журчание воды.

— Здесь проход к озеру,— объяснил ему Лорд Веллинг.— Он должен вывести нас прямо на берег.

Обернувшись, он взглянул на Лео.

— Как твое плечо?

Пока терпимо,— буркнул Лео.

— Кровь не идет?

— Нет. В прачечной мне, наверное, предъявят убийственный счет.

— Гм-м,— Лорд Веллинг отвернулся и поспешил дальше.— Надеюсь, ты продержишься, пока мы не выйдем к берегу реки. Поторопитесь, друзья. Мы должны добраться туда до того, как Величайший Колдун додумается, куда мы направляемся…

— Осторожней! — неожиданно закричал Микки.

Лео переступил через что-то, лежащее у них на

пути.

Раф остановился, чтобы получше разглядеть предмет.

Это был миниатюрный человеческий скелет дли­ной дюймов в восемнадцать, но с пропорциями взрослого человека, а не ребенка. Скелет весь по­зеленел от плесени и сырости.

Раф посмотрел на Лорда Веллинга.

— Скелет лежит здесь с недавних пор,— сказал он.— Кто это был?

— Один из друидов, Раф.— Он стиснул зубы.— В этом замке не так давно царили злые чары Ве­личайшего Колдуна.

Удивленный его тоном, Лео поднял глаза.

Раф сильно горевал.

— Бедный малыш,— прошептал он.— А мы даже не смеем задержаться, чтобы предать твой прах земле.— Он повернулся и пошел дальше.

Осторожно переступив через хрупкий скелет, Лео последовал за ним.

— Что это были за чары? — спросил он, нагнав Лорда Веллинга.

Ну, нечто, напоминающее… пение… воздуха, Лео, слышимое не ухом, а разумом. Если бы вы или я попробовали преодолеть это, оно остановило бы нас, точно стена. Но для друидов это пение смертельно.

Лео нахмурился.

— Пение, говоришь?

— Да, Лео. Но, как я уже говорил, его не

слышно. «Так это же силовое поле!»

хотел было вос­кликнуть Лео, но вместо этого спросил:

— Давно оно здесь?

— Заклятие это наложено два года назад Ве­личайшим Колдуном. Оно действовало около меся­ца, ибо его хозяин не заметил, что я снял его, и не наложил вновь.

Лео встал, как вкопанный, и Дон наткнулся на него. Лео уставился на Лорда Веллинга, идущего впереди, затем, словно очнувшись, вновь последо­вал за ним вперед.

А Лорд Веллинг закончил свой рассказ:

— После этого случая друиды сюда больше носа не кажут, и я думаю, что они правы…

— А вот и берег! — воскликнул Микки.

Лео задрал голову и увидел вдалеке слабую полоску света. Светящейся шарик на ладони Лор­да Веллинга мигнул и погас.


ГЛАВА V

Мгновение спустя они вышли через поросшее травой жерло тоннеля на залитый лунным светом берег. Неподалеку текла река. После сырости тон­неля свежий ветер пробирал до костей. Лео по­ежился. И в это мгновение черепашки услышали звук боевой трубы. Это Древние, не дождавшись Лорда Веллинга, пошли на приступ замка.

Лео схватил Дона за руку и побежал в сторону, но был остановлен Лордом Веллингом.

— Нет, Лео,— твердо заявил он.— Сперва мы должны осмотреть твое плечо.

— Которое? — буркнул Лео, поводя здоровым плечом.

— Слушай, Лорд, нет времени…— начал было Дон.

Но Лорд Веллинг перебил его:

— Это рано или поздно задержит нас,— строго сказал он.— Лучше заняться раной сейчас, тогда это займет у нас лишь считанные секунды.

Лео вздохнул и сдался. Он внимательно смот­рел, как Лорд Веллинг поторопился к реке.

— Тут он прав,— проворчал Дон, поворачивая Лео лицом к себе.— Потерпи.

Он расстегнул одежду Лео. Тот начал было про­тестовать, но внезапно вскрикнул от боли, когда Микки рывком распахнул верхнюю одежду, оторвав по ходу дела струп засохшей крови.

— Пусть малость по-кровоточит свободно,— бур­кнул Микки, освобождая раненое плечо.

Тут подошел Лорд Веллинг с пригоршней ка­ких-то чудодейственных трав и маленьким бурдючком вина.

— Через минуту все будет в порядке,— ска­зал он.

И действительно, боль в плече прошла, словно ее и не было.

Внезапно перед ними возник Уман.

Лорд Веллинг! Лео! — вскричал друид.— Нас жестоко теснят воины Величайшего Колдуна.

Вы должны прийти к нам на помощь!

Он исчез столь же неожиданно, как и возник, оставив в руках Лео Звездный меч.

И Лео бросился в бой. Он тотчас же отправил на тот свет воина Величайшего Колдуна, париро­вав его удар в грудь, нанеся молниеносный удар в щель между шлемом и нагрудной пластиной.

Затем он вскочил на оленя и поскакал вдоль строя Древних. Он увидел, как долговязая фигура закованного в латы Величайшего Колдуна с пы­лающим мечом в руках движется ему навстречу. Один из Древних пытался исправить положение, но его рассек надвое меч Величайшего Колдуна. Тот меч испускал странное сияние. Лео знал, что это такое.

Но он ворвался в эту сечу, проложив себе путь сквозь сцепившиеся пары воинов, и вскинул щит, чтобы отразить удар. Затем он размахнулся для последнего удара.

Олень рухнул на землю, а Лео с воплем вылетел из седла, выпустив Звездный меч, который отлетел далеко в сторону.

Воины мигом отпрянули назад, чтобы магический меч не задел их при падении.

Лео же побежал к мечу, слыша, как воины Ве­личайшего Колдуна ахают:

— Колдовство!

— Нет, это всего лишь магия! — крикнул Лео.

Вокруг него кипел бой. Сталь била в сталь,

кость — в кость, и никто не просил пощады. Сце­пившиеся воины сгрудились, словно гигантская пульсирующая амеба.

Древние, судя по всему, имели значительное превосходство перед воинами Величайшего Кол­дуна в рукопашной схватке. Тут они были в своей стихии. Многие из них сложили головы, но редко кто из них умирал, не прихватив с собой в могилу шестерых, а то и больше воинов Величайшего Колдуна.

Вдруг Величайший Колдун поднялся за спинами воинов и закричал:

— Ко мне!

Тысячи воинов начали пробиваться к Величай­шему Колдуну, прокладывая себе дорогу мечами и арбалетами.

Лео нахмурился и привстал на цыпочки, чтобы разглядеть, куда же все-таки стремится Величай­ший Колдун.

Там, в самой гуще схватки, двадцать оборотней бешено трудились, собирая какую-то машину: паукообразную треногу, увешанную предметами странной формы.

К Лео подвели нового оленя. Лео пришпорил его, и тот взвился в воздух. Однако Лео все же чуть промедлил с прыжком.

Олень взлетел над головами сражающихся и пропахал борозду к группе, во главе которой был сам Величайший Колдун. В тот же миг Лорд Веллинг прорвался к ним с другой стороны с жалкими остатками своего войска Древних.

На какое-то время наступила зловещая тишина.

Затем воины взвыли, сгрудились вокруг своей машины и с отчаянной яростью выставили вперед свои мечи.

Войско Лорда Веллинга окружило их и кинулось вперед.

Мечи в руках воинов Величайшего Колдуна — смертельно опасное оружие, но чтобы поразить цель, надо нанести удар, а Древние прекрасно умели увертываться, оставаясь целехонькими.

Хоть многие Древние пали, разрубленные попо­лам, но оставшихся в живых было все же куда больше. На каждого воина Величайшего Колдуна приходилось по четыре воина Древних. Они вгры­зались в ряды врагов. Воины Величайшего Кол­дуна кричали и погибали.

В центре круга Лео видел одинокую фигуру, продолжающую яростно работать над машиной. Это был Величайший Колдун.

Затем около него осталось всего лишь пятеро воинов. Величайший Колдун с криком отчаяния отвернулся от машины и что-то вытащил из своих ножен. Да, в его руках сверкнул Волшебный меч. От него исходило сияние.

«Лазерный меч»,— подумал Лео.

Он припал к оленю, таким образом укрывшись от Величайшего Колдуна, а затем нажал кнопку на рукоятке своего меча. Звездный меч в один миг превратился в Огненный.

Слыша пронзительные крики Древних, которые падали под ударами Величайшего Колдуна, Лео помчался прямо на него и нанес сокрушительный удар мечом. Величайший Колдун с воплем схва­тился за колено и упал. Лорд Веллинг издал воин­ственный клич. Древние кинулись вперед. Засвис­тели копья, стрелы, валя наземь оставшихся в живых воинов Величайшего Колдуна.

Величайший Колдун, перекатившись с одного места на другое, приподнялся и взмахнул мечом. Луч света, отраженный от меча, угодил Лорду Веллингу в плечо. Тот закричал, закрутился на месте и упал. Полуползком-полуподпрыгивая, Ве­личайший Колдун бросился к Лорду, чтобы добить.

Лео тоже взмахнул Огненным мечом, но про­махнулся.

Величайший Колдун взвыл и нырнул за тело убитого.

Лео вонзил каблуки в бока оленя:

— Живо! Прежде, чем он, Колдун, очухается!

Олень прыгнул. В момент приземления Лео соскочил с него, тоже сделал несколько кульбитов. Тут он увидел Величайшего Колдуна, который наводил на него Волшебный меч.

Огромное тело Лорда Веллинга врезалось в Ве­личайшего Колдуна.

Величайший Колдун отлетел прочь, выронив Волшебный меч.

Огненный меч Лео постигла та же участь. Он принялся лихорадочно оглядываться вокруг в по­исках оружия.

Лорд Веллинг покатился, вскочил на ноги и ки­нулся к Величайшему Колдуну, схватив по пути меч, но споткнулся о труп.

Шустрый, как угорь. Величайший Колдун рва­нулся вперед, подхватив вывалившийся из рук Лорда Веллинга меч и замахнулся.

Лео прыгнул.

Его плечо угодило Величайшему Колдуну в жи­вот, заставив того перевернуться. Меч опустился на землю, не причинив вреда. Величайший Колдун удержался на ногах и вновь поднял меч, повер­нувшись к Лео.

Лео привстал на колени и тут увидел занесенный клинок. Лорд Веллинг с ревом врезался в Лео, отшвырнув его от смертоносного меча.

Пылающее лезвие опустилось и отсекло Лорду Веллингу плечо вместе с третью грудной клетки.

Лео закричал, вскочил на ноги и кинулся на убийцу. Он не помнил себя от злобы и ненависти, силы его удесятирились. Его рука обвилась вокруг горла Величайшего Колдуна, а колено уперлось в поясницу. Что-то хрустнуло.

Величайший Колдун вскрикнул и обмяк, пронзи­тельно заверещал. Меч выскользнул из его рук.

Лео бросил Колдуна оземь.

Все так же пронзительно вереща, Величайший Колдун шарил по земле руками в поисках Вол­шебного меча.

Лео припал на колено и ударил рукой наотмашь. Намозоленное ребро его ладони раздробило гор­тань и шейные позвонки Величайшего Колдуна.

Тот издал булькающий звук, задергался в кон­вульсиях и затих. «Но надолго ли? — подумал Лео.— Чародеи — они многое могут… Или это действительно конец Величайшего Колдуна?»

Лео некоторое время стоял, тяжело дыша, затем повернулся и увидел, как из плеча Лорда Веллинга фонтаном бьет кровь. Его лицо исказила гримаса боли.

Лео вновь опустился на колени, лихорадочно шаря в мешанине из окровавленных трупов.

Наткнувшись на Огненный меч, он повернулся к Лорду Веллингу.

Оставшиеся в живых Древние, шатаясь, кину­лись вперед, но слишком медленно. Прежде, чем они добрались до Лео, он сделал небольшой разрез вокруг раны Лорда Веллинга. Тот вскрикнул.

Тут Древние кинулись на Лео, молотя его чем попало.

— Нет! — издал Лорд Веллинг крик — слабое подобие прежнего рева.— Пустите его, глупцы! Разве вы не видите? Он остановил мне кровь!

Поддерживающие Лорда Веллинга руки задро­жали и опустили его. Лорд Веллинг грузно осел наземь. Лео захромал к нему, потирая едва зажившее плечо. Все его тело покрывали многочислен­ные ссадины.

Сморщившись от боли, он опустился на колено рядом со стонущим обрубком человека. В нос уда­рил запах паленого мяса. Лорд Веллинг с трудом приоткрыл глаза и попытался улыбнуться.

— То было хорошо задумано… Пару минут на­зад… Это… могло бы спасти меня.

Лео сорвал с себя плащ, свернул его и положил под голову Лорду Веллингу.

— Лежи и отдыхай,— проворчал он с усилием.— Ты здоровенный буйвол и сумеешь выкарабкаться. Потеря крови не так уж велика.

— Нет,— выдохнул Леорд Веллинг,— слишком много… вытекло. И… общий шок.

Его лицо исказил спазм боли. Лео нащупал ампу­лу в одном из своих карманов. Приковыляв обратно к Лорду Веллингу, он приложил ампулу к обож­женной плоти.

Издав вздох облегчения, Лорд Веллинг рассла­бился, как только анестезия начала действовать.

— Спасибо,— едва слышно прошептал он.— По крайней мере, моя смерть не будет мучитель­ной.

— Не говори так,— лицо Лео застыло.— Ты будешь жить!

— Нет, Лео,— покачал головой Лорд Веллинг, закрывая глаза.— Мое время пришло.

Рано тебе умирать. Ведь если ты испустишь

дух, то за мной останется долг. А я этого не люблю.

— Плевать я хотел, любишь ты это или нет! — сплюнул Лорд Веллинг, слегка оживившись.— Тот, кому я теперь принадлежу, тоже плевал на это,— видно, анестезия сделала свое дело. Лорд Веллинг словно здорово захмелел.— И еще. Тот, кому я теперь принадлежу, могущественнее тебя; настанет день, когда и тебя приберут к рукам.

Лорд Веллинг откинулся назад, тяжело дыша.

Лео молча стоял на коленях подле него.

Уцелевшая рука Лорда Веллинга ухватила Лео за предплечье.

— Да, ты теперь у меня в долгу, хоть и не по моей воле.

— Не по твоей воле? — нахмурился Лео.—

О чем ты говоришь? Ты спас мне жизнь!

— Да, и потому лишился своей собственной. Но я никогда не поступил бы так на трезвую голову.

— На трезвую голову?

— Да. В пылу битвы совершаешь первое, что придет на ум.

На миг он замолк, переводя дыхание. Затем его пальцы вновь впились в руку Лео.

— И все же, когда я умру, ты все равно оста­нешься у меня в долгу! А раз ты не можешь отдать долг мне, воздай его сторицей моему народу!

Лео попытался высвободить руку.

— Нет!

— Да! — глаза Лорда Веллинга расширились, пылая гневом.— Вот какую я требую плату! Моя жизнь в обмен на твою, проведенную здесь, на планете Ригель, в трудах на благо моего народа!

— Я не принадлежу себе…

— Нет, Лео, ты должен так поступить,— Лорд Веллинг снова устало откинул голову назад.— А если ты не понимаешь этого, то ты…

— Цена слишком высока,— перебил его Лео.— Моя смерть в бою — да, с радостью. Но прожить здесь остаток своих дней… я не могу. Я тоже служу мечте…

То был и мой выбор,— вздохнул Лорд Веллинг.— Мечта или человек. Теперь выбор за тобой.

— Я связан обетом…

— Тогда мой обет переходит к тебе, освобождая тебя от прежнего. Теперь ты должен служить толь­ко мне и моим…

Лицо умирающего помрачнело.

— Я думал, что знаю, каким путем им лучше всего идти… но теперь все перемешалось…

Он вдруг приподнялся, тело его забилось в аго­нии; Лорд истекал кровью. Лео обхватил его рука­ми, поддерживая.

Приступ прошел. Лорд Веллинг слабеющей ру­кой вцепился в плечо Лео и выдохнул:

— Нет, тогда… твой разум… яснее… ты должен решить…

— Тише, - взмолился Лео, пытаясь уложить его.- Не приближай свой конец…

— Нет! – словно пьяный, вцепился в него Лорд Веллинг. - Дай мне сказать. Величайший Кол­дун… Он своего добьется… Мы… боролись с ним… здесь… на…

—              Тише,— умолял Лео.— Побереги дыхание. Я знаю, о чем ты хочешь сказать.

Лорд Веллинг вытянул шею, чтобы взглянуть на него.

—              Ты?

—              Да,— кивнул Лео.— Ты только что вставил последнее недостающее звено в мозаику планеты Ригель. А теперь лежи.

Лорд Веллинг обмяк в его руках. Лео мягко опустил его, положив голову на пропитанный кровью плащ.

Лорд лежал, тяжело дыша.

Скажи мне… Я должен знать… знаешь ли ты…

— Да, я знаю,— прошептал Лео.— Древние по­бедят.

— Да,— едва заметно кивнул Лорд Веллинг.— Ты… должен решиться… сейчас… и…

Он очень тихо пробормотал что-то и с трудом сде­лал новый вдох. В его открытых глазах застыла тревога.

Лео нагнулся, приложил ухо к губам Лорда Веллинга.

— Не умирай ради… мечты…

— Не понимаю,— нахмурился Лео.

Он подождал, а затем спросил:

— Что ты имеешь в виду. Лорд Веллинг?

Ответа не последовало.

Лео медленно выпрямился, глядя на остекленев­шие глаза и безвольно открытый рот.

Он коснулся вены у основания шеи.

Текли минуты, а Лео все никак не мог убрать пальцы, затем он медленно отнял руку и закрыл умершему глаза.

Медленно поднявшись, он пошел прочь, ничего не видя перед собой.


ГЛАВА VI

Постепенно придя в себя, Лео оглядел скорбя­щих Древних, которые не сводили глаз с мертвого тела Лорда.

В их круг уверенно шагнула стройная фигурка Умана. — Лео?

Лео обернулся и тоже шагнул вперед. В этот миг оставшиеся в живых воины Величайшего Колдуна приблизились и опустились на колени перед телом Лорда Веллинга.

Лео отошел в сторону, печально опустив голову.

— В чем дело, Уман?

— Лео,— смущенный взгляд Умана был направ­лен на воинов Величайшего Колдуна.— Лео, они… Они молят о пощаде. Что делать?

— Пощады? Ах, да. Они хотят капитулиро­вать,— кивнул Лео, закрывая глаза.

Он повернулся и брос11л взгляд на группку воинов.

— Ну, я не знаю. Что говорят черепашки-ниндзя?

— Лео, твои друзья говорят: их надо пощадить. Но Древние против.

— Древние сказали «нет»,— кивнул Лео, стис­нув от злости зубы.— И они хотят, чтобы я разре­шил их спор, не так ли?

— Да, Лео.

В кольце воинов Величайшего Колдуна образо­валась небольшая брешь, и Лео увидел восковое застывшее лицо Лорда Веллинга.

Он вновь повернулся к Уману.

— Да, черт возьми! Пощадить их. И найдите для меня труп Величайшего Колдуна.

— Мы искали его,— ответил Уман,— но он исчез.

Лео шумно вздохнул.

Солнце опустилось за холмы, окрашивая небо в розовый цвет.

Двенадцать воинов Величайшего Колдуна стоя­ли перед черепашками-ниндзя, закованные в цепи. Рядом с ними — Уман и воины Древних.

Лео отвернулся.

— Меня тошнит от всего этого! Даруйте им жизнь, дабы больше не лилась сегодня кровь. Пусть живут. Без вероломного Величайшего Кол­дуна они будут верны Древним. Пусть живут, даруй им всем жизнь, Уман. Теперь они хорошо усвоили урок.

Сказав это, Лео замолчал. Он чувствовал себя опустошенным.

— Да, эта страна навеки в долгу перед вами,— глаза Умана пылали.— Вы спасли нашу планету и развеяли чары Величайшего Колдуна.

Лео слабо улыбнулся.

— Спасибо, Уман.

— Когда тень нависла над нашей землей и не было ни малейшего проблеска надежды, вдруг яви­лись вы, упав с неба, словно в ответ на наши мо­литвы. Наши заботы не касались вас, но вы все-таки приняли их как свои собственные,— Уман бла­годарно смотрел на Лео.— Почему вы спасли нас?

Лео горько улыбнулся:

— Ради мечты.

— Что? — не понял Уман.

Лео обратил свой взор к звездам, поколебался на секунду, затем сказал:

— Дон, запиши это.

Он повернулся к Уману, затем к черепашкам-ниндзя, поднял здоровую руку и ткнул пальцем в небо.

Поглядите туда. Видите эти звезды? Вокруг каждой из них кружатся миры, подобные этому, там встречаются влюбленные, враждуют люди, сбрасывают королей с их тронов. Потому что у меч­ты есть имя. Свобода — это моя самая сокровен­ная мечта. И вот почему так много значит для меня планета Ригель. Теперь же пришел час, когда мы должны вернуться на Землю.

Лео тяжело вздохнул, хлопнул себя по бедрам.

— Если ты должен покинуть нас, значит, так тому и быть,— сказал Уман.— Ни один человек не должен нарушать данного им обета. Отправляй­тесь на Землю, но помните, если когда-нибудь кто-либо из вас будет искать себе пристанище, то оно ждет вас здесь.

Лео не знал, что и говорить.

Немного погодя Уман спросил:

— Скажи мне, только ли мечта причина тому, что вы покидаете нас?

— Да,— ответил Лео.— И постарайся понять. У каждого человека должна быть своя мечта. В этом и заключается главное отличие человека от животного. А человек, который утратил свою мечту, уже не мужчина, и он не достоин такой жизни.

— А что будет с нами, если Величайший Кол­дун явится вновь? — спросил вдруг Уман.— А он наверняка вернется, так как ненависть неизмеримо глубока!

Лео нехотя кивнул, выражая свое согласие с этой мыслью.

— И что же тогда будет с мечтой, Лео? — до­бавил Уман.

На какой-то миг Лео замер.

— Черепашки! — позвал он тихо.

— Да, Лео?

— Дон, отправь на землю сообщение, что мы остаемся.

— Что?

— Мы остаемся.

— Что?

— Мы остаемся. Сколько раз повторять! И по­торопись!

— Но, Лео, твой долг…

— А пошел ты! Величайший Колдун может вер­нуться. Он уже сделал это один раз, значит, может сделать и вновь. Отправляй!

Дон послушно отправил сигнал на Землю.

Затем голова Лео безвольно упала на грудь.

— Лео! — ахнул Уман.

Лео устало поднял руку.

— Со мной все в порядке. Я поступил правильно и вскоре стану счастливейшим человеком на свете. Впервые за всю нашу жизнь мы будем действовать сами по себе.

— В этом весь смысл,— добавил Рафаэль.— Мы сожгли мосты. Они больше не стоят за нами — наш дом, наша Земля.

— Ваш дом здесь, черепашки,— прошептал Уман.

— Мы знаем, знаем, мы будем счастливы, как никогда. Но пока…

Лео посмотрел на Умана и слабо улыбнулся:

— Со мной все будет в порядке.

— Лео,— прошептал Микки.

— Да, Микки,— поднял он голову.

— Они прислали ответ, Лео. Лео напрягся.

— Прочти.

— Доклад получен. Просим прислать точные координаты для посылки проверочной экспедиции.

Лео кивнул, губы его горько сжались.

— Сообщи им их. Что еще?

— Они поручают нам постоянное задание по охране планеты Ригель от Величайшего Колдуна.

Лео выпрямился, уставившись в пространство.

- Что?

- Они хотят узаконить сделанный тобою выбор, Лео. — ответил Дон.

— Что такое, Лео? — спросил Уман.

— Они хотят, чтобы мы остались,— чисто авто­матически ответил Лео.

Он повернулся к Уману, ошеломленное выра­жение на его лице сменилось радостным:

— Они хотят, чтобы мы остались!

— Остались, Лео? — переспросил Уман, удив­ляясь столь бурному проявлению чувств земля­нина.

— Остались здесь! — проревел Лео, вскочив на ноги и широко распахнув объятия, будто пытаясь обнять всю планету.— Здесь, на планете Ригель!

Лео упал на колени и поцеловал землю.

— Я люблю тебя. Ригель! — прокричал он.

- Отныне и навеки, Лео! — воскликнул Уман, сжимая его в своих объятиях.


КАМЕННАЯ РЕКА ИЛИ МИККИ СПАСАЕТ ДРУЗЕЙ


ГЛАВА I

Прошло несколько звездных лет с тех пор, как черепашки-ниндзя остались на планете Ригель. Вместе с друидами они защищали Дерево Позна­ния, одно из многих, растущих в волшебном саду друидов, от покушений Колдуна и злых волшеб­ников.

Окруженный Лео, Доном, Рафом и друидами, Микки чувствовал себя всегда в безопасности, но несколько вяло. Особенно, когда приходилось выполнять повседневную работу, как, например, сторожить плоды познания.

Ему нравились яркие подвиги, сражения, путе­шествия. Он не любил засиживаться подолгу на одном месте. Всегда он находил что-то особенное, что привлекало его внимание и влекло к изучению. В этом он был близок друидам с их постоянными опытами и открытиями.

Микки находил удивительное в самом простом. Иногда его привлекало насекомое с крыльями, лапками, или листья какого-либо дерева, или но­вые, причудливой формы цветы, или плоды на деревьях с необычной окраской.

Иногда Микки было приятно оставаться одному. Он никогда не чувствовал, что может отстать от своих товарищей или заблудиться. Мир вокруг него всегда представлял собой неиссякаемый источник для удивлений и открытий.

Оставив на посту у Дерева Познания Рафа, Мик­ки, повинуясь странному желанию, пошел наугад по тропке, затем он нагнулся и сорвал пучок мел­ких оранжевых цветов, похожих на ногти, с тягу­чим, но приятным запахом. Он почувствовал, как приятно держать эти цветы в руках.

Микки отправился на юг — здесь начинались холмы. Где-то рядом была Каменная река, и Мик­ки знал это.

Ведомый простым любопытством, он подумал, что, если сможет найти реку, возможно, в какой-то момент он дойдет и до ее источника.

Так он достиг холма. И то, что увидел, застави­ло его сердце сжаться…

Там было… что? У Микки не было слов для опре­деления возвышающихся там предметов.

У него по телу пробежала дрожь — он при­помнил смутные очертания звездолета Колдуна и его слуг, роботов-истребителей, но тут же понял, что это не они. То, что он увидел, высилось молча, словно часть ландшафта.

Торчавшие вверх, словно пальцы, эти высокие предметы были слишком плавных очертаний, и они образовывали странный порядок. «Нет, кто-то или что-то использовало эти камни для постройки, но зачем?» — подумал Микки.

У самого края такой постройки текла река из камня. О ней говорили, что это Каменная река, прямая и пустынная. Только кое-где в камнях про­росла трава, кое-где сновали маленькие ящерицы. «Понятно,— решил Микки,— это и есть источник реки, о котором рассказывали друиды. Итак, река была кем-то сделала. Скажем так. Но для чего и каким образом?».

Микки с минуту раздумывал, вернуться ли в го­род друидов к друзьям или продолжить свое оди­нокое путешествие. И решил выбрать второе. Он хотел встретить каких-либо новых существ, чтобы поделиться затем своим новым открытием с Лео, Доном и Рафом. Но все его поиски пока не при­вели к успеху. Тем не менее, в нем пробуждалось любопытство, которое всегда требовало немедлен­ного удовлетворения.

Наконец, странная Каменная река кончилась, и Микки подступился ближе к непонятным высо­ким холмикам. Они отличались друг от друга по размерам. Некоторые были почти вровень с ним, тем не менее, были и другие: Микки приходилось задирать голову, чтобы увидеть высоко над собой их вершины, которые почти касались неба. Почти горы…

Теперь Каменная река вела его между этими каменными холмами. Микки колебался. Он так хо­тел все посмотреть, но все же был начеку. Ведь друзей рядом нет! Он остался один на один со своими приключениями. Еще и еще раз он огляды­вался по сторонам в поисках присутствия кого-ли­бо из разумных живых существ. Ведь он знал, что на планете Ригель их было великое множество!

Он снова и снова вопрошал тишину, стремясь встретить тут опасность. «Интересно, Лео знает об этом месте? — подумал Микки.— Странная была у него реакция, когда они вместе с друидами в первый раз увидели Каменную реку. Лео не предупредил ни о малейшей опасности, а просто проигнорировал этот каменный ручей. Почему?»

В каменных холмах было много отверстий, больших и поменьше; они находились на равном рас­стоянии друг от друга, как будто их сделали с определенной целью, а не потому, что один из кам­ней выпал со временем из своего места.

Держа наготове крючок-копье — единственное захваченное с собой оружие,— Микки двигался шаг за шагом вперед. Он поминутно тревожно оглядывался по сторонам: его чувства и мысли были настороже.

Теперь эти ряды «дырок» находились на уровне его головы. Они несколько напоминали ему входы в пещеры, но те так математически ровно не пов­торялись!

«Похоже на те пещеры, о которых рассказывали друиды. Они прятались там от Колдуна».

Повинуясь любопытству, Микки вступил в одно из этих отверстий. Там было темно и тихо. На полу, странно ровном, перемежались с тенью полосы света, которые уходили все дальше в пустоту, где было еще одно отверстие. Под ногами Микки пыль лежала ковром, и, когда он прикоснулся к како­му-то предмету в пыли острием своего копья, этот предмет рассыпался в прах. Микки вскрикнул и быстро вскочил: ему не понравился тот слабый аромат, который он ощутил в этом месте: раньше он никогда в жизни такого запаха не ощущал. Но Микки все еще было любопытно. «Эти большие каменные холмики по обе стороны от каменной дороги — неужели они все одинаковые внутри?» — подумал он.

Он отметил в своей памяти пучки трав и листья, которые проросли на некоторых стенах этих хол­миков.

Микки вышел на широкое открытое место, кото­рое тоже было окружено холмиками из камня.

Ему сразу стало страшнее: незащищенность и соб­ственная слабость испугали его, и он даже отпрыг­нул в тень, отбрасываемую одним из холмиков. Там тоже оказалась река из камня: она рукавом отделялась от той, по которой он сюда пришел. И там тоже были видны холмики, и тоже голые и пыльные.

Ящерица прошмыгнула у Микки под ногами. Маленькие зеленые создания занимали эти места с удобством и комфортом для них и жили тут долго-долго. Если, разумеется, под воздействием ра­диоактивных опытов Колдуна не превращались в огромных атомных ящеров, пугающих всех живых существ планеты Ригель.

Каменная дорога вывела на еще более открытое место, посреди которого возвышался самый боль­шой холм, выше всех других вокруг. Камни здесь лежали, образуя удобные уступы, так что можно было с легкостью по ним взбираться. Микки и стал взбираться все выше и выше… И неожиданно замер на месте.

Там, на самой вершине кто-то стоял и дожидал­ся. Микки чуть не упал от неожиданности. Он смотрел и смотрел на того, другого. Тот оказался выше Микки, но не был похож ни на ящера, ни на робота-истребителя…

Нет, это лицо…

Ее лицо! Он понял это сразу же, когда присмот­релся как следует. Этот «кто-то» был похож на Кару, прекрасную Кару… И она была из камня…

Микки стал рассуждать. «Возможно, те, кто со­здал каменную дорогу, превратил Кару в камень. Или нет, этого не может быть. Просто тут умели обрабатывать камень. И чудо такого умения заста­вило меня замереть от восторга!»

Микки пришлось пройти прямо к фигуре на по­стаменте, чтобы прикоснуться к ней и убедиться в правильности своих рассуждений.

Поверхность фигуры была холодной и гладкой. Камень не был груб, он плавно переливался под пальцами Микки.

Микки нравилось прикасаться к этой фигуре, проводя пальцами все выше и выше, пока доста­вала рука. Он даже привстал на цыпочки, но все равно не мог дотянуться до лица, достал только до подбородка…

Тут он отметил, что когда-то давно камень не был чисто-белым — на него были нанесены и другие краски. В складках одежды статуи виднелись пят­на слабо-голубого цвета, на шее у нее были надеты бусы, которые переливались выцветшим желтым…

Волосы не спадали длинной волной на плечи, как обычно, а были собраны в нечто массивное, что делало фигуру еще выше. Одна рука была протя­нута к Микки, ладонь повернута вверх прелестным жестом, свойственным Каре.

Повинуясь странному чувству, Микки встал на цыпочки и, протянув руку, плотно прижал свою ладонь к этой протянутой ладони.

— Нет!

Он отпрянул назад от этой каменной женщины.

— Нет! Это не Кара! — пробормотал Микки.— Нет! Не она!

Он никак не мог сосредоточиться. В его голове была странная пустота. Что же случилось? Он ожидал встретить холодный камень, как и раньше, когда проводил рукой по складкам ее одежды. Однако, когда он прижал руку, случилось нечто такое, чего он не мог ни понять, ни объяснить.

Внимательно и осторожно, с удивлением, Микки еще раз исследовал фигуру, желая понять, что же все-таки произошло. Спокойное, неподвижное ли­цо, которое он перепутал с лицом Кары, смотрело прямо на дорогу — на ручей из камня, по которому Микки сюда пришел. Как будто ожидало кого-то.

Разумеется, женщина была неживая. Теперь Микки стало смешно, ведь он ее недавно так боял­ся! «Ничего, абсолютно ничего не произошло»,— подумал Микки. И тут… Внезапно ему показалось, что он заснул — и снова проснулся. Он решил больше не трогать ту каменную ладонь — на это не было ни сил, ни желания. Вместо этого Микки обошел фигуру сзади и рискнул посмотреть, что же все-таки скрывается в этом большом камне. Сначала Микки шел медленно, потому что смутный отсвет изнутри казался почти не существующим. Он привык к яркому солнцу.

Потом, когда у Микки привыкли глаза, он уви­дел, что вошел в большое, похожее на огромную пещеру место, где рядами стояли высокие округ­лые опять же камни, поставленные друг на друга. Они напоминали странные деревья, но только без листвы. Верхние части этих каменных деревьев исчезали высоко над головой Микки, в тусклом свете.

Внезапно Микки вздрогнул. Почему-то эта ка­менная женщина заставила Микки вспомнить о врагах. О Колдуне, о роботах, о ящерах… Но и эти мысли, как и еще не удовлетворенное любо­пытство, заставили Микки упорно шагать дальше.

Так же как и Каменная река имела свой конец и свое начало, так и ряды этих каменных деревьев сами показывали ему, куда идти. Теперь он даже стал различать, что впереди света становилось все больше.

Микки ускорил шаг, его ноги по колено утопали в толстом слое пыли на камнях, по которым он сту­пал. Здесь, выше было гораздо большее отверстие, выходившее, казалось, прямо на небеса. Рядом с отверстием лежал огромный камень, целая камен­ная громада, которая была не серо-белого оттенка, как все вокруг. Она, эта каменная штука, состояла из множества красок, которые как бы наслаива­лись одна на другую. Основанием всех цветов служил черный.

Микки, присматриваясь, приближался. Кое-где виднелись блестки весьма яркого цвета, похожего на желтый. Какие-то лепестки! Многие места све­тились и сияли так, точно на них падал яркий свет. Эти блестящие пятна повторялись в разных соче­таниях на всех четырех сторонах камня — так ре­шил Микки, обойдя камень вокруг. Однако их по­ложение или количество ни разу не повторялись. Он не видел, что там, на верху камня, так как было слишком высоко. «А вдруг наверху что-то новое? И я удивлю Лео! И вообще, что значит все это?» — подумал Микки.

Он решил вскарабкаться наверх. Прикасаться к камню он боялся, помня то странное чувство, когда впервые прижал свою ладонь к ладони ка­менной фигуры. Микки встал на отбитый край, потом подпрыгнул.

Там, наверху, не было больше никаких блестя­щих пятен и точек, там было…

Он отскочил назад потрясенный, чуть не потеряв равновесие. Привиделось это ему или действитель­но было? Он увидел, увидел очень неясно… Лицо?

«Если увидел, значит, это новая каменная фигу­ра»,— Микки старался себя успокоить. И что мо­жет сделать ему это каменное создание? Во всяком случае, до тех пор, пока он к нему не прикоснется?

Решившись, он снова вспрыгнул на прежнее место и стал внимательнее рассматривать камень. На поверхности толстым слоем лежала вездесущая пыль. «Там, внизу, не было такой ныли»,— вспом­нил Микки. Он попробовал было рукой смахнуть ее. Нагнулся, не касаясь камня руками.

— Да, вот оно! — прошептал Микки.

«Но только внутри камня такого не может быть!» — тотчас же мелькнула мысль.

Будто бы в целом камне было дупло, точно в старом дереве, а сверху положено что-то прозрач­ное, словно вода в ручье, так что можно смотреть и видеть то, что находится внутри.

Затаив дыхание, Микки прикоснулся к тому прозрачному, что покрывало каменное дупло, и на этот раз не ощутил того странного чувства, как от прикосновения к ладони каменной женщины. Но это прикосновение помогло Микки понять, что сверху действительно есть необычная крышка: прозрачная, сквозь которую все видно.

Его настороженность куда-то исчезла, и Микки припал к этому прозрачному материалу, чтобы хорошенько рассмотреть все внутри.

Там, внизу, в камне лежала фигура. Он стал рассматривать ее. Тело было завернуто в саван, кроме рук и ног, в несколько слоев кусками мате­риала, который слабо светился. Очертания рук были, в общем, нормальными; правда руки и все остальное были гораздо больших размеров, чем у Микки.

Руки отдыхали, лежа на уровне груди, пальцы слегка сжимали какое-то орудие. Оно было крас­ного цвета. Микки не мог разобрать черт лица спя­щего: на лице лежала маска такого же цвета, поэтому нельзя было ничего как следует рассмотреть.

«Может, он мертв? Может, его оставили тут друзья?» — подумал Микки и оглянулся. Но во­круг царили только пыль и сумрак.

«Если это так, то незнакомец лежит здесь уже с давних пор»,— решил Микки.

Он спрыгнул на пол.

Как долго спал здесь этот незнакомец, Микки не мог сказать. Глядя на пятна света на пыльном камне, Микки поежился. Затем подбежал к двери, миновав каменную женщину, но не стал больше на нее смотреть.

Снаружи, под солнцем, он почувствовал себя лучше. Но странное ощущение все еще давило на Микки. Теперь он уже хотел скорее выбраться отсюда, возвратиться к своим друзьям: Лео, Рафу, Дону, друидам.

Побежав вниз по Каменной реке, он даже начал задыхаться: настолько спешил оставить позади эти холмики камней.

И вот Микки покинул Каменную реку и вернулся на знакомую и теплую траву. Он не остановил ни на минуту своего бега-полета, пока не оказался опять на том же месте, откуда в первый раз увидел каменные холмы.

Солнце уже садилось. Вокруг Микки собирались тени. Он почему-то начал дрожать. Не от холода, нет. Просто он никак не мог понять, что же с ним все-таки случилось.

«Кажется, Лео был прав,— подумал Микки.—

Каменную реку и каменные холмы не следует включать в свою жизнь, их надо обходить сторо­ной — и как можно дальше».

Успокоившись и переведя дух, Микки двинулся по направлению к городу друидов. Однако при этом он никак не мог забыть спящего с маской на лице, там, в каменном холме. Микки еще мучило любопытство.

«Кто же это был? Почему он так лежал, как будто ждал кого-то или чего-то?». Микки потряс головой, точно хотел вытрясти из нее все эти не­свойственные ему мысли.

На ветке дерева он увидел сочный плод, налитый соком и солнцем.

«Вернуться ли еще раз одному в это жуткое ка­менное место,— подумал Микки,— или сначала рассказать о своих приключениях Лео и потом всем вместе отправиться туда?»

Микки как раз потянулся за плодом, когда нечто весьма важное отвлекло его от этого занятия. Что-то произошло. Но что конкретно?.. Он был срочно нужен. Да. Так подсказало ему чуткое сердце воина. Особое чутье всегда помогало ему в трудные минуты жизни.

Он бросился бежать так быстро, как только по­зволяли трава и корни деревьев. В нем поднима­лось ощущение надвигающейся беды, которая ка­салась и его самого. Микки терялся в догадках: нападение Колдуна на друидов или что-то случи­лось с друзьями? Он думал о самом страшном.

«Может быть, Колдун вместе с атомными яще­рами или с роботами-истребителями вернулся сюда?» — думал Микки.

Он не успел добежать до городка друидов, когда прямо перед ним появился Раф.

— Маленький Ась и Ялли пропали! — восклик­нул Раф.

Микки, тяжело дыша, остановился и привалил­ся к Рафу. Первая мысль, которая пришла ему в голову, была о том, что Ась и Ялли последовали за ним туда, по Каменной реке, и заблудились там, в этих каменных холмах.

— Где? — спросил Микки.— Где это произошло, тебе известно?

Раф молча указал через плечо Микки туда, где начиналась Каменная река.

— Они пошли за мной,— сказал Микки.— Все ясно.

Он стал размышлять о множестве мест, в кото­рых могли спрятаться друиды, и о том, что могло с ними произойти в надвигавшейся темноте.

— Может, они затеяли просто игру? — предпо­ложил Раф.

Микки глубоко вздохнул.

— Скажи Лео, чтобы оставался здесь на всякий случай; я сам пойду искать друидов.

В гаснущем свете дня у каменных холмиков стал какой-то тревожный и зловещий вид, которого Мик­ки не заметил днем. Тогда на них падали лучи солнца. А с приближением тьмы там словно просы­пался кто-то страшный, жестокий и злой. Микки заставил себя не думать об этом и сконцентрировал мысли на одном: что же все-таки находилось в кон­це Каменной реки? Только теперь он по-настоя­щему испугался. Но чего именно? Этого он пока не знал.

«Может, друиды попали в беду, или они уже мертвы?» — вдруг подумал Микки. Он обнаружил, что давно бежит, не осознавая своего движения вперед. Он не ждал, пока Раф последует за ним или кто-либо из черепах. Микки чувствовал в слу­чившемся свою вину, только свою.

«Если Ась и Ялли находятся в каменных холмах, только я сам должен отыскать их и привести обрат­но в город»,— думал Микки.

Ноги быстро несли его все вперед и вперед по Каменной реке. Он держал свое единственное оружие наперевес.

Несмотря на то, что днем он был тут лишь ради любопытства, теперь у него появилась непонятная, необъяснимая злость, и поэтому Микки было стыд­но. Он стыдился своих чувств.

«Значит, Ась и Ялли видели, как я ушел, и по­следовали за мной со свойственной им наив­ностью»,— думал Микки. Кто мог знать об опас­ности? Кто мог сказать, какая она, где таится? В этих каменных мешках, теперь наполненных темнотой и тенями? Его собственный опыт (там, с этой каменной женщиной),— Микки и сам не мог сказать, что он тогда почувствовал. И там ведь могли быть и другие ловушки-опасности, с которыми друиды никогда не встречались!

Добежав до первых камней, Микки замер на месте. Он почувствовал сердцем страх маленьких Ася и Ялли.

— Ялли! — позвал Микки.— Где ты? Ялли!

Микки попробовал создать мысленную связь, как часто бывало, когда друиды звали черепашек на помощь в тот миг, когда им грозила опасность. Но связь прервалась, Микки было не за что ухватиться. Он посылал свою мысль всюду, но тщетно.

Тогда Микки прошел мимо того холмика, где видел спящего и каменную фигуру женщины, и свернул на каменный ручей, который был гораздо уже остальных. Каменные холмики торчали над головой Микки. Они казались такими непрочными, что каждую минуту он инстинктивно нагибал голо­ву. Камни ведь могли обрушиться на него, и тогда Микки навсегда остался бы под ними.

Микки пришлось побороть свою собственную растерянность, чтобы еще крепче ухватиться мыслью за ощущение ужаса, держащее в плену друидов.

Микки приближался к ним. Он это чувствовал. По крайней мере, он понимал, что идет в правиль­ном направлении. Потом голова его вдруг повер­нулась, как будто его ударили.

- Направо! Внутрь! — скомандовал сам себе Микки.

Как и все остальные отверстия, то, что было перед ним, не имело преграды для входа. Никакой каменной фигуры не находилось там, в темноте, приглашая зайти или, наоборот, отпугивая. Там, внутри, было тихо и темно. Микки закричал, поль­зуясь теперь не мыслью, а голосом:

- Эй, друиды! Ялли! Ась!

Имена друидов перекатывались эхом в темноте до тех пор, пока Микки не пожалел о том, что позвал так громко. Тем не менее, в ответ что-то стремительно выскочило из темноты и бросилось к Микки. Голова немедленно спряталась у него на груди, а тонкие ручонки обвились вокруг пояса, вцепившись до боли в кожу.

Маленький Ась трясся так, что Микки пожалел его, и ему тоже чуть-чуть стало страшно. Очень уж бурной была реакция друида. Когда тельце Лея немного успокоилось и перестало трястись, Микки сказал:

- Бедный Ась, маленький Ась…

Он повторял имя Ася спокойно и тихо, стараясь и надеясь преодолеть тот ужас, который сотрясал Ася. Микки хотел получить нужный ответ.

— Ась, где Ялли?

Маленький Ась всхлипнул. Он и не пытался поднять голову и взглянуть Микки в лицо. Более того, он еще плотнее прижался к Микки. Микки тоже крепче прижал его к себе, он старался быть спокойным. Надо узнать, что произошло, и отыс­кать Ялли.

— Где Ялли? — говорил Микки медленно, отчет­ливо, произнося слова нарочито без интонаций и оттенков.

Маленький Ась опять начал было плакать, но все-таки ответил:

— Его взяла стена. Она его проглотила!


ГЛАВА II

«Как бы там ни было,— решил Микки,— Ась верит в то, что видел своими глазами. Но что же это за стена, которая глотает живых существ?»

Сам Микки постарался спрятать поглубже свой страх. Он, конечно, был не против того, чтобы, подхватив Ася в охапку, унестись со всех ног от этого зловещего места, которое напоминало о вся­ких ужасах. Оно почему-то, так или иначе, связы­валось у Микки, да и не у него одного, с именем Колдуна. Оно само, это имя, было страшнее, чем любая ловушка. Но ведь здесь, где-то здесь Ялли! Надо непременно его спасти!

Микки не мог оставить Ялли одного. Поэтому прежде всего ему надлежало успокоить Ася на­столько, чтобы как следует почувствовать его мысли.

Конечно, Микки был не столь опытен в этом, Лео гораздо лучше пользовался передачей мыслей па расстоянии, но кое-какие навыки Микки тоже имел.

Он легонько схватил Ася за светлые волосы на макушке и постарался оторвать его голову от своей груди — и увидел искаженное страхом лицо в туск­лом свете этой странной пещеры.

Теперь Микки предстояло освободить Ася от грозных когтей его страха и наконец выяснить, что же все-таки произошло.

«Если ничего не узнаю,— подумал Микки,— то Ялли погибнет!»

Поборов свой собственный страх, Микки стал пристально смотреть в глаза маленького Ася. А те уставились в одну точку, словно Ась до сих пор видел перед собой то ужасное, что ему пришлось пережить, и находился в плену этого события.

Микки стал использовать свой поток энергии, прикасаясь к мыслям мальш1а, стараясь смягчить состояние напряженности, прорваться через барь­ер ужаса, пока еще разделяющий их.

Маленький Ась весь сжался, рот у него скорчил­ся в гримасу. Микки сосредоточился. Он был с ним, Ась теперь не один в этом страшном месте, и они должны вместе найти Ялли! Как раньше Микки говорил медленно, специально интонацией выделяя слова и придавая им особый смысл,— так теперь он внушал мысли Асю.

Объятия рук, обнимавших пояс Микки, ослаб­ли. Теперь Микки знал, что малышу легче. Его собственное нетерпение еле сдерживалось понима­нием необходимости не спешить, не прервать налаживающийся между ними контакт.

Они теряют тут время, а там может что-либо случиться с Ялли — эти мысли Микки отверг сра­зу же. В настоящий момент его задачей было узнать о случившемся тут, в этом месте, и выяснить все, что знал Ась о Ялли и таинственной стене.

Спустя некоторое время, которому, казалось, не будет конца, Микки мысленно назвал Ялли по имени:

— Ялли!

Маленький Ась отошел от Микки и остановился поодаль. Его лицо теперь было совершенно спокой­ным, даже безразличным.

— Обратно, туда,— махнул маленький Ась в темноту и пыль,— там еще одно отверстие. Мы были там.— Кончиком языка Микки облизал пере­сохшие губы.

«Идти в темноту,— мысленно приказал он себе самому,— это нужно. Это необходимо». Микки ре­шительно поднял свое оружие. По крайней мере, он сможет не идти сам в черную тень и зловещую тишину, а прикоснуться к неизвестности кончиком своего оружия. Его черепашье чутье воина подсказывало ему, что там, в темноте, не было живого врага, движущегося и коварного, который мог бы напасть на него. Но ведь от самих этих каменных холмов исходило странное чувство тревоги — та­кое, какое никогда не тревожило Микки прежде.

— Еще раз, сюда,— донесся до него из темноты удаляющийся голос друида.

Микки бросился следом за Асем. Пройдя в тем­ноте через еще два отверстия, которые излучали слабый свет, очевидно, тоже выходя на открытое пространство, Микки и Ась замерли перед третьим отверстием. Его закрыла стена из камня. Но ма­ленький друид подошел к этой стене, твердой и каменной, с таким видом, как будто в ней было отверстие, не видимое для других.

Ялли,— он протянул руку вперед.— Он положил руку сюда,— сказав это, Ась заставил свою ладонь прикоснуться к камню.

Послышался глухой скрип. От прикосновения Ася зашевелился не только камень перед ним, но также и верхний, и боковой. Ась неожиданно поте­рял равновесие и… упал в темноту отверстия, ко­торое открылось перед ним. Микки быстро сунул туда свою палку. Камни вновь возвращались на свое место, но теперь их держала палка.

Микки слышал, как маленький Ась закричал. Микки нажал на палку еще сильнее. Камни снова начали раздвигаться, отверстие становилось боль­ше, но он понял, что палка скоро переломится от тяжести камней. Микки пока ничем не мог по­мочь, надо было отпустить камни и идти туда, внутрь в стену, несмотря на тайну, которая ее окру­жала.

Микки смело шагнул вперед и услыхал, как за спиной заскрипели тяжелые камни. Ему стало не по себе.

— Где ты, Лео? Где твой Волшебный меч? — проговорил Микки.

Затем он снова шагнул вперед, оставив за спи­ной стены этой новой тюрьмы. Его нога не нашла опоры. Там, внутри ее просто не было.

Микки падал недолго. После того, как ударился обо что-то твердое, он попытался удержаться на гладкой поверхности, задержать падение, но про­должал сползать все ниже. Он так старался заце­питься, что не заметил, как тело больше не цара­пает о грубый камень. Теперь под ним было что-то необычайно мягкое, такое, что пальцы просто тону­ли в нем.

Казалось, этот странный способ путешествия был предусмотрен заранее, и его оснастили всем необходимым для удобства живого существа, кото­рое им воспользуется.

Все время вниз, вниз, вниз. Микки больше не имел понятия, как долго это продолжалось.

— Ась! — крикнул он и стал ждать ответа.

В конце концов, до него донесся голос. Но сла­бый, еле слышный. Микки послал мысленный сиг­нал. Ась снова был в состоянии страха и удивле­ния, но тем не менее жив и не ранен.

«Если этому мягкому тоннелю придет конец,— подумал Микки,— я найду Лея и, возможно, увижу и Ялли». Цели устройства этого мягкого тоннеля Микки не знал и даже понятия не имел, для чего это все кем-то сделано или существует в при­роде.

«Может, это западня, чтобы ловить незваных гостей, которые в давние времена приходили сюда чтобы вредить обитателям?» — подумал Микки. Но сердце его не поддержало такой мысли.

«Нет, это что-то иное, пострашней и посерьезней. И, вероятно, связано с Колдуном. Ведь недаром я сначала увидел в каменной женщине не кого-то иного, а именно Кару»,— решил Микки.

Темнота теперь не была уже полной. Над головой и впереди Микки увидел проблеск света, и сразу немного приободрился. Находиться не в полной темноте уже легче; по крайней мере, ты увидишь движение своего врага.

Теперь Микки стал скользить не так быстро, как раньше. Угол падения тоннеля, по которому снача­ла стремительно неслось тело Микки, стал более пологим, света становилось все больше, он шел из круглого отверстия впереди. Микки надеялся, что долетел наконец до конца…

Он уже видел почти все и сумел встать на четвереньки, прямо перед проходом. Теперь он высу­нул голову в проход.

— Ась!

Маленькие руки легли ему на лицо, гладили по щекам, а заплаканное личико прижималось к его носу.

Но выхода наружу тут не оказалось. Микки теперь был уверен, что они находятся глубоко под землей, в пещере.

«Но откуда же струится этот серый свет?» — подумал он. Микки не видел его источника, но с благодарностью думал: «Господи! Хоть есть свет! И то хорошо!»

— Микки, я хочу уйти отсюда! — голосок ма­ленького Ася дрожал от страха. Микки мог бы снова успокоить друида, но вся его энергия была теперь направлена на поиски Ялли.

— Мы уйдем отсюда,— Микки, возможно, лгал, но теперь это было его единственным оружием,— но только сначала найдем Ялли.

— Где же он? — маленький Ась поворачивал голову в поисках Ялли.

— Пойдем сюда,— Микки держал Ася за плечо, толкай его вперед, так как тот рвался из его рук.

Когда они сделали несколько шагов по этой пе­щере, Микки увидел, что она гораздо больше, чем он ожидал. Она, если можно так сказать, прости­ралась вокруг них в сером свете, словно равнина там, на поверхности. Микки увидел и другие отвер­стия в стенах, похожие на те, откуда они с Асем только что пришли. Значит, эта пещера была мес­том, где сходились все эти отверстия.

Тут было ужасно тихо, мертвая тишина, которой не существовало там, наверху, где маленькие дру­иды понастроили себе домов, весело перешептывались и шумели-галдели под солнцем. Микки не­терпеливо потряс головой. У него появилось стран­ное чувство, что тишина обволакивает его, точно вода в ручье, что она хочет прервать его мыслен­ную связь, его магическую силу, направленную на поиски Ялли.

Как далеко от них теперь Ялли? Микки замер на месте, когда Ась вдруг крикнул:

— Ялли!

Это прозвучало, как плеск водопада, потом ото­звалось эхо, и еще одно эхо, и еще одно. Казалось, в пещере закричало много малышей одновременно.

Маленький Ась всхлипнул и прильнул к Микки. Тот обнял его.

— Пожалуйста,— заплакал маленький Ась.— Мне тут не но нраву. Давай поскорее найдем Ялли. И сразу пойдем с тобой наверх!

Микки забеспокоился: а вдруг Ялли идет впере­ди, удаляется от них все дальше и дальше? Он теперь был уверен, что Ялли находится где-то здесь, но как же отыскать его?

Микки и Ась уже больше не видели отверстий в стенах вокруг, но пространство, внутри которого они шли, впереди них вдруг стало сужаться.

Теперь они шагали между двух стен. Между этими стенами не было никакого отверстия. В то же время серый свет усилился, и тут Микки увидел на пути преграду. Она не была похожа на стены по сторонам. Это нечто чуть сверкало, словно кусок какого-то блестящего материала, поставленный вертикально.

«Сможем ли мы здесь пройти?» — задумался Микки. Он надеялся, что смогут.

«Ялли!» — он снова стал мысленно звать друида по имени.

Вскоре Микки удовлетворенно вздохнул: он по­нял, что Ялли где-то недалеко. Может быть, имен­но за этой преградой. Или еще ближе.

Когда Микки подошел к преграде, то увидел в ней небольшую шель. Он прикоснулся к щели концом своего оружия. Она подалась под прикос­новением, и затем медленно, точно нехотя, начала открываться все шире. У Микки руки стали мокры­ми от пота, он нажимал, нажимал… Тут к нему присоединился и маленький Ась, который добавил свои силенки к общему делу.

Сантиметр за сантиметром щель подавалась до тех пор, пока не образовалось отверстие, доста­точное для того, чтобы в него пролезть. Микки вдруг замер на месте. Контраст между тем, что он там увидел, в этом отверстии, и коридором, по ко­торому они сюда пришли, был слишком разителен. Его глазам потребовалось несколько минут, чтобы осознать это и привыкнуть. Здесь было так много цветов и оттенков, что они накладывались друг на друга, сражались друг с другом, чтобы еще пол­нее проявить себя. По стенам были рассыпаны блестящие пятна… Вокруг до самого потолка воз­вышались те самые каменные разноцветные пред­меты, которые Микки уже видел там, наверху, во время своего первого путешествия.

Некоторые из камней были прозрачными, как тот, где лежал спящий. Микки видел, что внутри них также лежит великое множество самых разно­образных предметов.

Яркость, красота и блестки света, а также столь­ко неизвестных вещей — все это встревожило Микки.

Ялли тут не было видно. Но он был здесь, Микки чувствовал это своим особым чутьем! Микки закричал, громко и отчетливо выговаривая его имя:

— Ялли!

— Микки…— ответ Ялли пришел откуда-то сле­ва, рядом с пестрой стеной, сверкающей, как солн­це. Теперь, когда тревога оставила его, Микки увидел, что эти краски и пятна образуют целые картины. Недалеко от стены как-то отстраненно сидел Ялли. Он смотрел на нечто прямо перед собой.

— Ялли! — воскликнул маленький Ась.— Что…

Ялли поднял руку и махнул как-то неопределен­но, даже не глядя на Ася.

— Микки, Ась! Видите? Видите? Какой-то на­род.

— Где? — не понял Микки.

— На этих картинах. Мне кажется, что это сыны и дочери Неба.

— Откуда это здесь? — недоверчиво покачал головой маленький Ась.— Среди камней подзе­мелий…

Микки тоже чувствовал нечто недоброе в том заточении. Картины на стенах выглядели странно, они не были нарисованы на плоской поверхности, но каким-то образом выступали наполовину из стены, точно фигуры были ее частью, частью кам­ня, а еще часть их оставалась там, в глубине, и не была видна.

Там, куда показывал Ялли, была изображена группа женщин, которые вместе делали что-то та­кое, чего Микки не понял. Едкий дым окружал их тела. Перед женщинами было много коробок и ящи­ков разных размеров и очертаний с пятнами из различных красок. Женщины держали руки в неко­торых из этих коробочек. Рядом с ними лежали какие-то предметы.

Микки перевел взгляд на другую картину. Здесь он увидал мужчин, каждый из которых держал в руке такой же красный стержень, какой он уже видел под руками спящего.

Один из мужчин что-то делал своим стержнем: из кончика стержня вырывался тонкий луч света и ударял по огромному камню, одному из тех, которые бесформенной грудой громоздились перед ним. На некотором расстоянии от него находилась вторая груда, такая же, как и первая. Но стенка первой груды там, где к ней прикасался луч, была гладкой и прямой. Микки нахмурился, глядя на эту странную картину. Мужчины не понравились ему. Глаза их были пусты, и лица не выражали ничего.

— Смотрите, что я нашел! — услышал Микки голос Ася.

Маленький Ась взмахнул над головой красным стержнем, вертя его так, что блестящая поверх­ность отражала яркий свет.

Микки, повинуясь инстинкту, схватил малыша за руку. Их руки встретились на поверхности стержня. Из его кончика вырвался луч, такой яркий, что Микки на некоторое время совершенно ослеп. Он услыхал, как кричат в испуге друиды, услыхал звук падения чего-то металлического. Микки отпрыгнул назад к стене, прижав к глазам ладони жестом защиты.

— Ась! — закричал Микки.— Оставь в покое эту вещь! Не смей больше ее трогать.

— Я ничего не вижу, Микки! — теперь малень­кий Ась вопил изо всех сил.— Микки! Ялли!

Все в порядке,— послышался голос Ялли.— Это я, Ась. Возьми меня за руку. Эта штука, Мик­ки… Почему, откуда идет свет, если в этой штуке нет солнца? Почему?

Микки мигнул, его глаза слезились, он видел так смутно, точно был под водой. Красный стер­жень лежал теперь на полу. Микки обошел его кругом, направляясь теперь от стены к друидам. Зрение его постепенно восстанавливалось.

Ялли прижимал к себе Ася, крепко обнимая его за плечи, но смотрел почему-то назад.

Микки тоже посмотрел туда же. Там, где прежде громоздились до самого верха груды чего-то пест­рого, теперь не было ничего. Власть красного стержня и луча света, который в нем жил, дейст­вительно, была грандиозной! Теперь эта власть казалась Микки зловещей.

— Ничего здесь ни в коем случае не трогайте,— приказал Микки друидам.

Он не мог предвидеть, что будет дальше. Его начал бить озноб, когда Микки подумал о том, что могло произойти с Ялли, если б тот оказался рядом с этим разрушительным лучом.

Микки поднял свою палку:

— Надо уходить,— сказал он друидам.

Друиды послушно пошли за Микки.

На их пути было много вещей, которые пытались привлечь их внимание, но они уже не обращали на них внимания. Так было надо.

Пока они шли, картины на стенах все время ме­нялись. Вначале картины показывали, как люди занимаются чем-то непонятным; но потом уже можно было разобрать, что люди занимались чем-то непонятным в лесу или в поле…

Неожиданно Микки замер перед совершенно жи­вой сценой. Звездолет Колдуна! На нем Колдун, Камергер и… Кара… Все сразу связалось в уме Микки: и страшное оружие, которое он нашел здесь, и каменная фигура женщины перед входом, в ладонь которой он вкладывал свою ладонь…

— Микки! — Ялли, даже не удостоив взглядом ту картину, которая так поразила Микки, прошеп­тал: — Там друиды и сыны Неба!

Так и было на самом деле. Те, казалось вот-вот выйдут к ним навстречу из стен. Все связанные по рукам и ногам друиды. Среди них Микки сразу узнал Трилли, а рядом с ним были изображены сыны и дочери Неба с опустошенными лицами.

Микки застонал. Так он и думал. Это одна из… изощренных ловушек Высочайшего Колдуна.

— Что они делают? — спросил, глядя на карти­ну, Ялли.— Почему они так связаны?

— Потому,— ответил Микки сквозь зубы,— что они пленники Колдуна. Ох, давайте выбираться отсюда поскорее!

Микки толкнул Ялли вперед. «Есть же тут ка­кой-то выход! Я должен, должен его найти!» — только и думал Микки.

Наконец, они дошли до самого конца огромного зала. Микки не смог бы правильно определить его величину, потому что в нем было слишком много непривычных и непонятного назначения вещей.

В конце зала Микки увидел блестящую дверь. Она была близнецом той, которую он открывал раньше.

Ялли неожиданно шагнул вперед и протянул руки. Микки хотел его одернуть, но не успел: друид уже прижал ладони к этой стене, и дверь со скри­пом и грохотом подалась под его руками, открывшись настолько, чтобы туда смогли пройти Ялли и Ась, но только не Микки, который ничему тут не верил.

Прежде чем идти туда самому, Микки схватил в руки лежащую на полу большую красную коробку и сунул ее в проем двери, чтобы не дать двери закрыться у него перед носом.

Теперь дальше друзья пошли уже вместе. Впе­реди оказался еще один проход. Правда, он подни­мался вверх, поэтому Микки надеялся, что, идя по нему, они выйдут на поверхность. Сзади послы­шался жуткий треск — коробка, которую он сунул, проходя в дверь, окончательно сжалась под ее тяжестью.

— Ялли? Ведь ты открыл дверь? — спросил Микки.— Как и откуда узнал ты этот секрет?

— Я подумал, что там должна быть линия, и стал нажимать на стену руками,— сказал Ялли.— Как в тот раз, когда стена ушла у меня из-под рук.— На лице Ялли появилась улыбка, обычная в таких случаях, когда он считал себя самым умным и знающим все на свете.

— Микки,— маленький Ась суетился вокруг него, словно его мучила какая-то мысль.— Этот народ на стенах, ну, то есть мы, друиды, нарисо­ваны или сделаны только понарошку, да? И сыны Неба — понарошку, да?

— Нет, Ась, это предостережение. Прими мою мысль так,— ответил Микки.

— Значит, мы можем попасть в плен к Колдуну или… или уже попали?

— Не бойся, Ась,— попытался успокоить его Микки.— Только не верь ничему и никому здесь… пока не выберемся.

— Значит, теми, которые нарисованы на картин­ках, управляет Колдун? — не унимался Ась.— Или управлял?

— Я не знаю. Я уверен в одном: чем быстрее мы выберемся отсюда, тем лучше для нас!

Ялли вдруг опустился на пол.

— Я устал и не могу больше идти так быстро, Микки. Я есть хочу.

— И я тоже хочу есть! — заплакал тотчас же маленький Ась.— Я хочу выйти отсюда, Микки.

— Мы и так идем наверх, но пока не можем дойти…

Он был прав. Дорога, по которой они шли, взби­ралась все выше и выше, но Микки не мог сказать, сколько им еще предстоит подниматься.

— Мы выберемся отсюда, и очень скоро,— Мик­ки постарался придать своему голосу бодрость. Он тоже очень устал и хотел уже бежать вперед, но друиды спотыкались от усталости. Микки пони­мал: единственное, что сейчас нужно — это не оста­навливаться.

— Я устал! — снова повторил Ялли, на этот раз еще громче.— Я уже не могу идти вверх и вверх, Микки.

— Можешь,— сказал Микки.— Ты ведь такой умный, Ялли. А вдруг нам снова потребуется от­крыть двери? Нам потребуется твоя помощь, если мы снова придем к дверям. Как же мы без тебя?

Ялли посмотрел на Микки с некоторым сомне­нием, но все же стал идти бодрее, хотя и медленно. Маленький Ась обогнал его и почти бежал впереди, так что Микки то и дело окликал его.

Микки пугало то, что чем больше они поднима­лись, тем меньше странного серого света, который наполнял все вокруг, оставалось тут. Становилось темнее. Микки боялся потерять друидов в полной темноте.

Стой! — сказал он, наконец.— Ялли, держись за меня! — и Микки, взяв Ялли за руку, обратился к маленькому Асю: — Стой там, где ты сейчас стоишь!

Когда они подошли к Асю, Микки схватил его рукой за плечо.

— Ну, вот, теперь все вместе! Отныне нам надо идти рядом, чтобы не заблудиться во тьме и не по­терять друг друга.

Проход начал круто подниматься вверх, и путни­ки, тяжело сопя, стали карабкаться выше и выше, толкаясь и задыхаясь в темноте.

Наконец, прямо перед ними показалось отвер­стие, и… они вышли на ровное место. Воздух здесь, конечно, свежее, но вокруг по-прежнему были стены.

В темноте Микки, хоть и осторожно ступая, все шагал и шагал. Наконец, впереди забрезжил какой-то свет, но пока еще слабый и нечеткий. Озна­чал ли он новую опасность, Микки не мог опреде­лить. Но у него должен ведь быть хоть какой-то ориентир. А этот был единственным, на который он сейчас мог рассчитывать.

Держась друг за друга, все трое оказались в том самом месте, где Микки уже был — в большом зале, где он видел спящего. Тот по-прежнему ле­жал в своем сверкающем камне.

Разноцветные пятна сверкали при дневном свете, но теперь они стали еще ярче; некоторые мерцали, как цветы на ветру, некоторые горели так, что глазам было больно.

«Ладно,— решил Микки,— по крайней мере, те­перь известно, где выход».

— Что здесь такое? — спросил маленький Ась.

— Не знаю наверняка,— ответил Микки,— но теперь хоть ясно, где мы находимся. И у нас по­явилась возможность отсюда выйти. Поспешим же!

Они обошли каменное подножие, где лежал спя­щий, и очутились перед фигурой каменной женщины, которую Микки принял за Кару.

Вскоре путники снова очутились на Каменной реке, которая должна была вывести их к городу друидов.

Но это было, как оказалось, самое опасное место. Кожа Микки покрылась пупырышками. И то не являлось результатом свежего ночного ветерка! Микки чувствовал, что какую-то неясную опас­ность таит в себе этот участок. Его непонятный, необъяснимый тихий ужас все нарастал и на­растал, пытаясь завладеть Микки целиком. А Мик­ки, как только мог, все сопротивлялся и сопро­тивлялся этому чувству.

Но не всегда это ему удавалось…

Вот он все больше и больше, не понимая того сам, пытался шагать назад, в каменную пещеру, словно она должна была дать ему приют в этой страшной ночи.

«Нет, надо бежать отсюда! К Лео, к Рафу, к До­ну, к друидам»,— вдруг сказал сам себе Микки. Это сила воли помогала ему побеждать свое зомби­рованное непонятными чарами сознание.

Вдруг Ялли споткнулся и упал.

— Я не могу больше никуда идти, Микки,— захныкал он.— У меня болит нога, и я очень устал.

Выхода, казалось, не было. Микки протянул свое оружие Асю:

— Постарайся не убегать никуда от меня!

Он взял Ялли за руки. Шли по самой середине Каменной реки, окруженной каменными же глы­бами.

Несмотря на ночную темноту, видимость оказа­лась достаточной. Ась тащил за собой палку, ее конец ударял по камням: он был слишком мал, чтобы нести ее ровно.

Они шли, проходя один поворот за другим. Дважды Микки пришлось опускать Ялли на землю и переводить дух.

Микки уже хватал ртом воздух, когда путники миновали последние каменные пещеры и вышли на открытое место. Микки плохо видел в темноте и смог различить лишь край холма, за которым был город друидов.

Каменная река, к счастью, кончилась! Микки взял из рук Ася свое оружие. Ялли лег на землю, а маленький Ась тут же улегся с ним рядом. Микки стоял на страже, подняв свою палку. Несмотря на то, что не мог мысленно связаться с черепахами и позвать их, Микки знал, что такая связь, если сосредоточиться, все же должна состояться. Он вложил в это важное дело все свое умение.

— «Да! — Микки наконец вздохнул с чувством облегчения.— Чую: Лео где-то поблизости». Микки вновь сосредоточился, стараясь мысленно пере­дать Лео, что ему нужна помощь.

Однако, к его удивлению и разочарованию, про­шло какое-то время, но никто из его друзей так и не появился из темноты.

Микки вспомнил угрожающие картины на стенах пещеры, где он видел связанных по рукам и ногам друидов… Мысль эта обожгла его, как неожидан­ный удар по лицу.

— Я здесь,— думал Микки со всей силой, на которую был способен.— Я — Микки, ведь это же я… Я!

Шло время, и надежда Микки тускнела и гасла. Друиды не могли долго оставаться ночью на холо­де. Микки должен был найти им убежище.

Микки, я хочу есть,— снова жалобно захны­кал маленький Ась.— Пошли, Микки, в город, пошли.

— Пошли,— ответил Микки.

— Но ведь ночь, и нам надо подниматься вверх,— возразил Ялли.

— Вперед!!! —приказал Микки.

Ялли и Микки начали подъем, Ась уже полз где- то впереди.

Высокие ветви кустов начали смыкаться перед глазами Микки. Он ломился сквозь них вслепую, шаг наверх, еще один. Еще…

Вскарабкавшись на холм, Микки поднял голову. Наконец, он увидел в темноте Лео.

Микки бросился вперед с криком:

— Лео!

Тотчас показались из темноты Раф и Донателло. Они взяли на руки маленького Ася и Ялли и по­спешили в город.

— Микки, что случилось? — воскликнул Лео.

— Я решил пойти по Каменной реке,— виновато ответил Микки.

— Ты?!

— Я первым пошел туда, а потом уже Ялли и Ась отправились за мной. Я не знал, что они тоже идут следом.

— Ты не должен был идти туда, Микки,— с укоризной сказал Лео.— Ведь у друидов сущест­вует закон — не ступать и ногой в каменные пеще­ры. Они свято чтили это правило… А ты его нару­шил… Понимаешь, Микки, маленькие всегда идут следом. Мы не должны подавать им плохой при­мер…

— Но я точно теперь знаю, Лео, что эти пещеры таят в себе опасность гораздо большую, чем мы себе предполагали… Это пещеры Величайшего Колдуна… Это заколдованные пещеры…

Лео поднял меч, дав знак Микки молчать.

— Идем теперь вместе,— сказал он.

Лео круто повернулся. Микки последовал за ним.


ГЛАВА III

Они вновь двинулись к холмам, но теперь по направлению на северо-восток, а не к каменным кручам, где побывал Микки.

Лео шел ровно, словно знал о цели пути. Микки шагал быстро, стараясь не отставать от него.

Незаметно наступил рассвет.

Они не остановились даже тогда, когда показались такие же камни, по которым карабкался Мик­ки в то место, где лежал Спящий. Здесь росла тра­ва, а кое-где между камнями, в земле, виднелись мелкие синие цветы.

— Смотри! — сказал Лео, когда они, наконец, остановились.

Микки взглянул туда, куда указывал Лео своим мечом. На дне одной из каменных ям он увидел кости.

— Кости? — удивился Микки.

— Посмотри, чьи это кости…

Микки пригляделся. То были кости больших черепах.

В одно мгновение в голове Микки пронеслась мысль:

— Он угрожает нам,— произнес он вслух.

— Думаю, да,— ответил Лео.— И вызывает на

бой.

Это я во всем виноват,— вздохнул Микки. - Вечно я лезу не туда, куда нужно… Если бы я не пошел в эти каменные кучи, ничего б не случи­лось…

— Теперь у нас нет времени об этом рассу­ждать,— трезво заметил Лео.— Если возникла опасность, надо быть готовыми принять бой.

— Что ты думаешь делать? — спросил Микки.

— Один из нас останется здесь, у Каменной реки; другой вернется в город, предупредить друи­дов и указать путь сюда Рафу или Дону…

— Я останусь,— быстро сказал Микки.— Я ви­новат в этой истории, значит, мне и вступать в бой первому. Ты, Лео, возвращайся к друидам. Вели­чайший Колдун хитер, он любит нападать с тыла… Друидов надо защитить. У тебя меч — а, значит, и главная сила…

— Мы догоним тебя, Микки…— ответил Лео и скрылся из глаз.

Оставшись один, Микки направился в сторону холма. Он вышел к Каменной реке. Медленно брел по берегу и время от времени шарил руками по дну в поисках для себя хоть какой-то еды.

«Надо бы найти себе и оружие на случай напа­дения»,— вдруг подумал Микки.

Около воды было так славно, что Микки не стал отходить далеко от берега. Он нашел несколько веток, застрявших в камнях, но отверг их, так как те уже разбухли и могли легко сломаться. «Нет, пойду-ка я лучше в лес и там поищу себе настоя­щее оружие, под деревьями»,— решил Микки.

Когда Микки уже собирался отвернуться от во­ды, то неожиданно заметил резкий отблеск среди камней, как раз впереди. Любопытство заставило его нагнуться.

Что там такое среди камней? — проговорил Микки вслух.

Часть берега — глинистого обрыва — упала в во­ду, и таинственный отблеск привлек взгляд Мик­ки. Он не знал, какое дерево могло походить на это. И, к тому же, та вещь могла быть и не из де­рева.

Он вытащил «что-то» из грязи, куда эту штуко­вину увлекла вода, либо куда она сама упала — неизвестная вещь была тяжелой и мокрой. Микки никогда раньше не держал в руках такого тяже­лого дерева. Казалось, что от найденного предмета отделяется слой красной пудры или порошка, ко­торый прилипал к ладоням, оставляя на них крас­ные же следы. Присев на корточки, Микки подо­брал на берегу камень и начал скоблить свою на­ходку: его настойчивость освободила от порошка большую часть поверхности того, что, как он теперь решил, было металлом.

Микки взял горсть песка и стал тереть. Наконец, в руках у него оказалось орудие с крючком на конце. Крючок имел заостренный край…

«Похоже, это одна из хитрых штук, используе­мых Колдуном,— подумал Микки.— Но для чего она предназначена?»

Вдруг чья-то неясная тень возникла на песке. Она послужила для Микки предостережением… У Микки даже не осталось времени, чтобы под­няться с колен прежде, чем его атаковала с небес птица Тор… Послышался звук, такой визгливый и пронзительный, что у Микки заболели уши. Пти­ца Тор крикнула от восторга, когда летела прямо на Микки, не поворачивая головы из стороны в сторону. Она была словно живой таран. Микки взмахнул своей находкой, тщетно пытаясь остано­вить пикирующего хищника. Над головой он уви­дел только одну нападавшую птицу, две других, поменьше — возможно, птенцы — кружились по­одаль.

Яростный удар пришелся прямо по телу напа­давшей. Случайно Микки использовал для удара как раз конец с загнутым крючком. Сильная отда­ча отбросила его тело в сторону. Он ждал теперь нового удара — второго и, как он полагал, послед­него. Однако после такого решительного отпора Микки птица не могла придти в себя. Она снова закричала, но на этот раз не от восторга битвы, а в ярости и агонии. Одна из огромных когтистых лап повисла без движения. Из глубокой раны густым потоком лилась темно-алая кровь.

Захлопав крыльями, птицы улетели прочь. Мик­ки встал на ноги, но тут же ему пришлось снова сесть на камень, настолько он был напуган неожи­данным нападением.

Два птенца поменьше присоединились к своему старшему товарищу.

«Еще не кончено,— промелькнуло в мозгу у Микки,— у меня есть только пауза, чтобы пере­вести дух».

Кровь, которая была теперь на остром крае крюч­ка, потекла и по его руке. Он тут же переложил ору­жие в левую руку и вытер правую о край своей одежды. «Когда три птицы Тор вместе, они не ухо­дят без победы»,— подумал Микки. Он об этом знал. Поэтому практически у него не было никаких шансов остаться в живых. Раненая птица закри­чала еще раз, нападая на него, но на этот раз Мик­ки не зевал. Теперь он уже знал, как следует обращаться с новым оружием. Только на этот раз нужно правильно нанести удар.

Он заставил себя дождаться последнего момента жуткого полета, и только тогда яростно взмахнул своим оружием, стараясь дотянуться до длинной извивающейся шеи, полных ненависти кровавых глаз. Он промахнулся, но острая часть все же глу­боко процарапала большое крыло в том месте, где оно росло из тела.

Теперь атакующая птица могла пользоваться только одним крылом, размахивая им из последних сил. Ее крики слышались по всей равнине. Неспо­собная продолжать битву в воздухе, она рухнула на землю на другом берегу; из обеих ее ран выте­кала кровь, и птица дико кричала от боли.

Кровь заливала траву и воду в реке.

Микки, все еще не веривший в свою победу, пе­рестал обращать на раненую птицу внимание, он видел только одно свое чувство — сконцентриро­ванное чувство команды и приказа. Как и все остальные его друзья — черепашки-ниндзя, Микки мог мысленно обращаться ко всем обитателям мира, но он не мог ничего мысленно приказывать.

Две птицы все еще описывали круги над его го­ловой. До сих пор Микки не заметил никаких при­знаков того, что хоть одна из них собирается напа­дать. Возможно, потому что они были еще малень­кими и слабыми, птицы пока старались просто на­блюдать и учиться, а не нападать; однако рассчи­тывать, что они отступят, не следовало: держа свое оружие в руке, наготове, Микки ждал.

Несмотря на то, что эта птица была меньше, чем ее родитель, бьющийся в агонии бессильной злобы, она была серьезным противником. Микки расста­вил ноги и приготовился к атаке. Он был уверен, что только необыкновенное оружие спасло ему жизнь. Но он не мог надеяться на то, что судьба окажется к нему милостива и во второй раз. Поэто­му надо было рассчитывать не на удачу, а только на себя.

Птица резко пошла вниз, на этот раз молча, без крика. И еще раз удар Микки поразил цель. Пти­ца пискнула, а потом упала на песок. Микки не­сколькими ударами добил противника.

Тяжело дыша, он шагнул обратно в свое убежище между камней и стал ждать атаки третьей птицы. Но она и не собиралась продолжать битву по примеру товарищей. Покружившись еще неко­торое время в воздухе, птица улетела.

Микки перевел взгляд на безголовое туловище на песке у своих ног, потом на вторую птицу, брыз­ги крови которой долетели до ног Микки. Она уми­рала. Они умирали. Две птицы Тор! Микки знал от друидов, что опаснее птицы Тор нет хищника на всем этом свете!

Понятно, что птица Тор была одним из созданий, которые служили Величайшему Колдуну. И Микки не верил в то, что ему удалось победить их. А вдруг они опять оживут? Оружие было липким от крови, все тело Микки тоже было запятнано кровью его врагов. Даже камни и песок стали красными. Но ведь Микки остался жив! Ослабев, он упал на кам­ни, которые больно впивались в его спину.

Микки вспомнил, как несколько раз вместе с Лео, Доном и Рафом они убивали атакующих птиц Тор. Но всегда только вместе, когда у них был го­тов план обороны. Поэтому сегодня Микки был чрезвычайно горд своей неожиданной победой!

Брызги крови, грязь и тела мертвых птиц — все это немного помутило его рассудок. Микки поднялся чуть выше по реке и стал там плавать в чистой воде. После этого, он протер песком свое оружие так, чтобы на нем не оставалось никаких следов убийства.

Микки нежно провел рукой по поверхности своего нового друга, особенно по тому месту, где один конец чуть загибался крючком вверх и был похож на огромный клык. Теперь Микки решил поднять­ся еще вверх по реке и найти место, где он мог бы подыскать себе «гнездо» на случай ночлега…

«Неизвестно, что сейчас происходит в городе друидов. Может быть, Лео, Раф и Дон сражаются с ожившим Величайшим Колдуном… И кто знает, когда их ждать. А опасностей на каждом шагу видимо-невидимо… Надо быть готовым к любым нападениям со всех сторон»,— размышлял Мик­ки. Здесь, рядом с кровью, которую он пролил, ему оставаться не хотелось. Но с этой минуты он решил не расслабляться до такой степени, чтобы забывать о жизни вокруг себя, которая может неожиданно напасть на него…

«Теперь все время,— решил Микки,— мне сле­дует держать мир под наблюдением чувства самозащиты».

Вскоре Микки нашел отличное место среди кам­ней — круглое, словно маленькая ладонь,— и на­таскал туда травы. Пока он рвал траву, приходи­лось все время быть начеку. Микки боялся, что птицы могут снова напасть. Было еще довольно светло, а он уже нашел среди кустов съедобные плоды и стал рвать их, нагибая ветви своим крюч­ком. Земля вокруг была теплой и жирной, но ничьих следов Микки на ней не заметил. «Возмож­но, неподалеку гнездо птиц Тор»,— подумал Микки.

Вернувшись к своему месту, Микки стал думать о Лео, черепахах и друидах. Но никак не мог мыс­ленно прочесть хоть какой-либо ответ на свой зов, обращенный к ним.

«И зачем я направился к этим каменным холмам? — в который уже раз сокрушенно подумал Микки.— Если бы не мое любопытство, если б я не нарушил запрета… ведь Каменная река для друи­дов являлась, по сути, границей их владений… Если б я не пошел вниз, по Каменной реке, может быть, Величайший Колдун не объявил бы новую войну нам и друидам?»

Микки беспокойно заворочался внутри своего уютного убежища.

«Одно дело — спать так, ночью, зная, что стоит протянуть руку — и рядом окажется свернувший­ся калачиком Раф… или Дон… или Лео… — по­думал Микки.— И совсем другое, когда…».

Он никогда еще не спал в одиночестве. Теперь он лег на спину, закрыл глаза, но никак не засыпал. Ему не спалось. Он все смотрел на реку и траву, и еще на небо. Птица Тор не летает и не напа­дает по ночам. Микки знал и это. Его чувство опасности не подсказало ему, что в небесах сущест­вует опасность, но все же что-то непонятное проис­ходило там, наверху… Микки нутром почувство­вал это.

И вдруг он увидел в небе полосу перечеркнув­шего его живого яркого огня.

— Что это? — пробормотал Микки.

Он так крепко обхватил свою железную палку, что у него побелели ладони. Он встрепенулся, словно предчувствовал новый жестокий удар по своему телу.

Смутная тревога передалась ему на расстоянии.

«Я должен вернуться в город друидов, помочь друзьям! — решил Микки.— Вот что меня трево­жит… Почему я так долго их ждал?»

Он уже стремительно бежал по песку, решая в уме, что могло произойти в городе друидов за время его отсутствия.


ГЛАВА IV

Упав на землю, Микки подвернул ногу, и это при­вело его в чувство.

Микки сел на корточки, потирая ушибленный подбородок, глядя в темноту, словно ожидая отту­да нападения невидимого врага.

— Я уверен, что в небе видел корабль Величай­шего Колдуна! — вслух сказал Микки.— Значит, он все-таки опустился… Но где? Как успеть рас­сказать об этом Лео?

Микки поднялся. Он решил быть осторожным, зная, какая опасность грозила теперь с неба… У Микки болела нога, он шел медленно, опираясь на свою железную палку.

Начинался новый день, когда Микки, упрямо двигаясь вперед в сером рассвете, оказался у хол­ма. Он падал, снова ушибался и снова шел. У него все время болело колено, тело ныло от усталости.

«Лео, Раф, Дон, друиды!» — мысленно звал Микки. Он хотел мысленно передать им то, что видел. Микки старался сконцентрировать свои мысли, но ощущал в себе только пустоту. Микки не поддавался панике этой пустоты: он понимал, что это может привести его к несчастью.

«Может, Величайший Колдун, или ящеры-урод­цы, или роботы-истребители — уже в городе?» — подумал Микки.

Он начал медленно и осторожно спускаться с холма. Вниз, вниз… Теперь он уже был у того са­мого места, где шли они недавно вместе с Ялли и Асем.

«Вот и город друидов, сейчас, за последним по­воротом Каменной реки»,— облегченно вздохнул Микки.

Он бросился было быстрей, но вдруг… Вместо веселого города друидов увидел пустые, потухшие окна домиков, потрепанные деревья, разбросан­ные повсюду плоды…

Домики были пусты. Микки побежал к тому из них, где жили Ялли и Трилли. Там никого не было!

«Значит, Величайший Колдун был здесь и увел с собой друидов,— подумал Микки.— Но, может, друиды вместе с Лео, Рафом и Доном сами ушли куда-то спрятались или ищут меня? Но куда же идти мне? Куда?» — воскликнул он мысленно.

Он направился на юг, туда, где он увидел при­земление звездолета Колдуна.

«Может быть, друиды пошли туда, еще не зная о грозящей опасности?» — вдруг подумал Микки.

Через несколько шагов Микки увидел малень­кие следы…

— Это друиды! — радостно воскликнул он.—

А вот следы черепах… Значит, я на верном пути!

Перебегая через Каменную реку, Микки старал­ся нестись во весь дух. Кругом была высокая тра­ва, вокруг потянулись поля; на горизонте показа­лись заросли кустов, но до них пока еще было да­леко. Микки все время держался настороже. Он старался идти как можно быстрее, чтобы быстро приблизиться к спасительным кустам и деревьям леса, так как враги могли теперь заметить его с неба. На него лились потоки тепла, солнце начало по-настоящему припекать.

Следы, по которым Микки держал ориентир, не прерывались… Они шли так уверенно, словно у его друзей был заранее продуманный план. Это несколько успокаивало Микки и в то же время удивляло.

Наконец он вышел к ручью, и, рухнув в прохладную воду, на минуту забыл обо всем. Тело ныло от усталости.

Затем Микки уселся на берегу ручья, понимая, что ему необходимо отдохнуть.

Вдруг он услышал неясный шум. Бормотание и поскрипывание напоминало звуки ветра.

— Нет! Это не ветер! — решил Микки.

Он никогда раньше не слышал такого звука. И тут все поплыло у него перед глазами.

Глядя из-под куста, он обнаружил у себя над головой странное создание. Наверху у него была укреплена штука, напоминающая винт вертолета, но она была сложена из нескольких вырванных с корнем деревьев.

Микки попробовал снова вступить в мысленный контакт… У него от этих усилий даже сжалось сердце. Тем не менее осторожность заставила его не броситься на открытое место. Осторожно, слегка закрыв глаза, он снова попробовал контакт с ра­зумом.

Микки нашел правильный уровень контакта и на минуту удержал его. Но ненадолго, потому что всезнающий космический разум ответил, заметив вторжение Микки, и ответил неожиданной тре­вогой!

«Значит, это не управляемый солнечной энер­гией разум!» — неожиданно решил Микки.

Штука, похожая на вертолет, зашевелилась в воздухе, и нависла как раз над кустом Микки.

Микки затаился. Он прикрыл образовавшееся в листве оконце, припал к земле.

Звук, производимый «деревянным» винтом «вер­толета», не исчезал. Он становился громче и гром­че — значит, за Микки следили.

Он побоялся снова вступать в контакт и решил рассчитывать только на свой слух. Припал к земле и пополз в траве между кустами, чтобы его не увидели сверху — это был единственный выход.

«Только вперед, в лес, туда, где приземлился звездолет Величайшего Колдуна»,— сказал себе Микки и, окруженный морем травы, двигался те­перь именно в том направлении.

Секунды шли, а странное сооружение все висе­ло над ручьем, терпеливо ожидая, пока Микки вый­дет из убежища. Лес был вокруг необычным и тихим. Все живое в нем затаилось в ожидании, как и сам Микки. И потому он старался, чтобы продвижение вперед было абсолютно бесшумным. У Микки не было теперь никакого ориентира, он не знал, в какую сторону ему двигаться. Он пере­ползал от дерева к дереву, опасаясь, что делает бесполезные круги по лесу. Сломанная ветка — он чуть не споткнулся об нее — значит, здесь были друиды… Он увидел, что плоды на ней были обо­рваны… «Может, это Величайший Колдун?» — пронеслось в голове у Микки.

Он осмотрелся, осмотрел и землю, но следов Величайшего Колдуна не было, хотя многие ветки вокруг оказались обломаны, плоды с них сорваны и некоторые из них валялись неподалеку в траве. Это было совсем недавно, потому что из срезов все еще тек сок, а плоды не успели засохнуть.

Микки пополз дальше, перед ним теперь была поляна. Трава в некоторых местах — вырвана с корнем, и там виднелась черная земля. Он стал разглядывать свидетельства происшедшей здесь борьбы. Все ясно: на этом месте друиды были не­ожиданно атакованы грозным противником.

Микки не обнаружил следов крови. Но увидел массу полураздавленных фруктов, которые валялись в траве, привлекая к себе насекомых.

Деревянный «вертолет»!

Микки не рискнул выйти на открытое место, ему и так все было хорошо видно. Конечно, ползти в лесу страшно неудобно, но зато Микки невозмож­но заметить сверху!

В этот момент «вертолет» снова стал кружиться над открытой поляной — местом битвы, как теперь окончательно понял Микки.

И вдруг, к его невероятному изумлению, с неба посльш1ался голос:

— Микки-и-и…

Его имя, только как-то странно произнесенное, прозвучало словно свист.

«Откуда они узнали мое имя?» — подумал Микки.

Голос с неба требовал именно его, спрятавше­гося в траве.

— Микки-и-и…

Опять этот крик, этот голос!

«А вдруг то новые проделки Колдуна? Его опы­ты? Вдруг он научился управлять чужим моз­гом? — подумалось Микки.— Вдруг он управляет и моей волей?»

— Микки-и-и…

Опять этот голос…

У Микки снова вспыхнуло желание опять всту­пить в контакт, попытаться заставить диковинный «вертолет» сесть, чтобы все толком разузнать. Внезапно появилась мысль, что они, те, кто навер­ху, поймали черепах и друидов, а теперь, может быть, хотят поймать его самого?

У Микки теперь никого и ничего для его защиты не было, оставались только — руки, голова, ору­жие… И еще звездная энергия воина… Он был как бы в одиночестве. Хотя, если хорошенько по­думать… Тем временем «вертолет» изменил на­правление полета: раньше он летел на юг, теперь круто повернул на север.

«Зачем он ищет меня?» — подумал Микки. И оставался в своем укрытии до тех пор, пока шум «вертолета» не растаял в небесах.

— Надо идти к тому месту, где приземлился звездолет Колдуна! — сказал себе Микки.— Я дол­жен узнать обо всем сам… Все, что я хотел сказать друидам и черепахам, теперь не имеет значения… Наверняка, они все в плену. И им стало все ясно без моих слов…

Микки зарылся в траву. Он уснул, крепко при­жимая к себе оружие…


ГЛАВА V

Сон Микки был прерван ливнем удивительной силы. Микки больше не слышал ничего — «верто­лет» улетел совсем. Возможно, гроза заставила его покинуть небо. Но дождь и ветер не мешали Микки идти все время на юг.

Наконец он увидел…

Внизу, у подножия холма, была долина, проре­занная стрелой ручья. Неподалеку от этой спокой­ной воды стоял звездолет Величайшего Колдуна. Около корабля земля была черной, оплавленной огнем.

Микки сосредоточил свое внимание на звездо­лете. Около него он увидал тот самый диковинный «вертолет», который охотился за ним с небес. Мик­ки стало страшно. Тревога охватила его. Из звездо­лета сбоку высунулся длинный стальной «язык», словно собираясь лизнуть траву. «Язык» с шумом ударился о камень и замер, и по нему стал спу­скаться… человек.

Нет. Это был не Величайший Колдун. Но лицо человека было очень похоже на лицо Колдуна.

— Кто же это? — пробормотал Микки. «Неуже­ли черепахи и друиды — все теперь на звездолете пленниками?» — подумал он.

Все тело человека, вышедшего из звездолета, было до самой шеи покрыто черным блестящим скафандром. В руке он держал странный пред­мет, напоминающий меч. Человек постоянно пово­рачивал этот предмет перед глазами в том направ­лении, где прятался Микки.

«Откуда он знает, что я здесь? — подумал Мик­ки.— И что будет, если он меня найдет? А вдруг он начнет выпускать в воздух смертельный туман, ядовитые газы, отравленные запахи, шоковый дурман, как это делает Величайший Колдун,— и я тогда стану беспомощным…» — Микки содрог­нулся от ужаса.

А тот, кто стоял внизу, куда-то направился. Он теперь даже не смотрел в сторону Микки, но про­должал свои исследования. Дождь усилился, но человек не обращал на него внимания. Он снова повернулся к «языку», по которому недавно спус­тился, и махнул рукой — тот втянуло назад в звез­долет.

Микки звездолет этот показался зловещим чуди­щем, таким, каких Микки никогда прежде не ви­дел в своей жизни.

«Может, стоило бы приложить свою энергию к разуму этого человека? — подумал Микки.— Но хватит ли у меня одного сил? А вдруг я уже потерял возможность помочь друидам и черепахам, кото­рые находятся, конечно же, там, внутри?»

Микки отполз от своего наблюдательного поста. Он еще не верил, что все хорошо кончилось. Ему казалось, что этот человек из звездолета, до стран­ности похожий на Величайшего Колдуна, его обна­ружил, но скрывает это…

«Лучше всего убраться отсюда подальше и найти другое место для наблюдения»,— сказал себе Микки.

Он отполз назад и уже собирался подняться, как вдруг упал без чувств и потерял сознание…

У Микки болела голова. Это было то единствен­ное, в чем он был абсолютно уверен, придя в себя. Такая боль, что она разламывала не только голову, но и все тело. Микки даже не пытался пошеве­литься, и боль стала отступать.

Он открыл глаза. Потом тут же зажмурился — необычайно яркий свет ударил ему в глаза — но не солнечный! — и сделал головную боль еще бо­лее невыносимой.

Звуки… Микки старался сосредоточиться на зву­ках…

«Ветер в траве и шорох листьев,— подумал он.— Нет».

Этот голос словно мурлыкал над ним, но Микки никак не мог заставить себя понять слова.

Запахи…

Тело Микки напряглось. Он лежал теперь на чем-то мягком, а повернув голову, увидел рядом страшные предметы.

— Нет! — проговорил Микки.

И тут же рядом появилась чья-то фигура. Кто-то стоял перед ним, вне пределов досягаемости его рук. Над ним наклонилось лицо — нет, это было лицо не Величайшего Колдуна.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался человек.

Микки закрыл глаза.

— Кто… вы… такие? - с усилием спросил он.

Человек кивнул:

— Я просто робот.

— Робот? — удивился Микки. Он не привык видеть роботов, столь похожих на живых существ.

— Где я? — снова спросил Микки.

— В звездолете Тортона, Хозяина Времени…

— Кто такой Тортон?

— Хозяин Времени, слуга Величайшего Кол­дуна.

Микки вздохнул. Он всеми силами старался не выдать охватившего его волнения.

— Понятно. А где же черепашки, мои друзья? Где Лео, Раф, Дон? Где друиды?

— Твои друзья в безопасности.

— Как он тут? — позади Микки возник еще один, человек. Это был тот самый, которого Микки видел, когда человек выходил из звездолета.

— Он пришел в себя,— ответил робот.

— Прекрасно действует усыпитель,— произнес второй человек.

Он тотчас вставил в рот Микки какую-то трубку.

— Соси,— приказал он, и голос его прозвучал как из тумана.

Микки, превозмогая себя, спросил:

— Где Лео?

— Лео? — повторил человек в черном комби­незоне.

Вы погубили Лео и всех моих друзей? — спросил Микки.— Где они? Вы их убили?

Человек в черном скафандре поежился.

— Нет… Они находятся…— он запнулся на полуслове и вышел из комнаты, где лежал Микки.

Напрягаясь изо всех сил, Микки послал мыс­ленный приказ роботу:

— Отвечай, что сделали с Лео? Веди меня к Лео!

Робот, покорно ступая, повернул к двери, шагая так, точно он сражался каждым мускулом тела, но безусловно подчиняясь тем командам, которые посылал ему Микки. Робот есть робот. Его тело словно раздваивалось. Оно слушалось сразу двух хозяев: Тортона — Хозяина Времени, человека в черном комбинезоне и Микки.

Робот двинулся по узкому коридору, нетерпели­во перебирая ногами. Микки следовал за ним. Он чувствовал, что этот робот боролся с его властью, и поэтому Микки обрушивал на него все новые и новые волны своей энергии. Робот вел Микки по узкому проходу вперед.

Очень медленно он поднял руку. Робот сам не хотел этого делать, но Микки у него за спиной все время приказывал ему. На мгновение ладонь ро­бота прижалась к стене; потом эта стена, как и та, которая «проглатывала» Ялли разошлась, и… Они очутились в том самом месте, которое искал Микки.

Там был Лео, прикованный к стене. Металли­ческие полосы поднимали его над полом, а его голова была в каком-то мешке. Лео стонал. Это зрелище чуть не лишило Микки рассудка.

На другом конце этого места пытки к стене точно так же был привязан Донателло. Его голова све­силась на грудь. Умные темные глаза были закры­ты. Он, казалось, спал, но он тоже стонал: слабо, чуть слышно.

Робот, сидящий рядом на стуле, оторвал затума­ненный взгляд от машины, которая громко гудела. Потом взглянул на Микки и на другого робота, который привел его сюда, и вернулся на свое место.

— Лео! — вдруг раздался позади Микки голос Ялли. Он тоже, значит, сумел пробраться сюда! Ялли прижался к распростертой фигуре Лео на стене.

Но робот рядом с машиной опередил его. Он отнял бьющееся тело Ялли от Лео.

Микки был потрясен. Он на миг забыл о своем контроле над роботом, пришедшим сюда вместе с ним.

И тогда робот вырвался из-под власти Микки — его рука рванулась к поясу, где было оружие.

У Микки не было оружия, но он не растерялся и схватил с ближайшего стола кусок гибкой лозы, стремительно свернул его в кольцо. Микки метнул его, и кольцо больно ударило по запястью робота.

— Что вы все тут делаете? — вырывающийся Ялли все еще не давал второму роботу вступить в драку с Микки.— Что вы делаете?

Робот в ответ только тряхнул его за плечи, но это нисколько не подействовало на Ялли.

Микки бросился на робота. Его тело задело стол, и с него посыпались какие-то мелкие штучки, гайки, винтики, детальки и зазвенели по полу… Однако робот легко уворачивался от ударов Мик­ки и в ответ тяжело шлепал его своими руками.

Тогда Микки, собрав все силы, послал ему пучок своей звездной энергии натиска.

Робот — его рука уже была поднята для следую­щего удара! — шагнул вперед и внезапно рухнул на колени посреди деталей, упавших со стола.

Микки, нагнувшись к его телу, крепко-накрепко связал ему руки за спиной куском лозы.

— Микки…— прошептал Я л ли.

Второй робот держал его одной рукой. В другой руке было оружие, нацеленное в лицо Я л ли. Мик­ки должен был сделать последнее усилие. Правда, он и сам не знал, как много у него теперь осталось сил. Но он еще раз использовал свои способности для нападения.

Лицо робота исказилось. Он стал кричать вы­соким тонким голоском, словно Микки причинил ему невероятную боль. Ялли вырвался из его рук, мгновенно прыгнув на ту руку, где было зажато оружие. Он вырвал его. И направил на робота, нажав кнопку на рукоятке.

Его жертва рухнула лицом на пол, рядом с рас­простертым телом другого робота.

— Его… туда же!

Ялли поднял оружие.

— Не убивай…— милосердно начал было Мик­ки, но ответом ему был смех Ялли.

— Это не убивай, они просто засыпают,— он опять нажал кнопку, и робот тоже затих у его ног.

Ялли посмотрел на Лео и Дона, а затем перевел глаза на Микки.

— Я не знал, Микки, про все это, я совсем ни­чего не знал… Я просто искал своих друзей…

— Теперь мы все знаем,— отозвался Микки.— Но я не представляю, как мы выведем их отсюда и как сами выйдем.

Ялли был уже рядом с Лео, развязывая те полосы-ремни, которые поддерживали его неподвиж­ное тело. Но они не поддавались его пальцам — тут была какая-то тайна. Ялли не мог ее разгадать.

Мы должны торопиться, иначе Тортон — Хозяин Времени, уничтожит нас! — сказал Ялли.

Микки тоже стал теребить эти таинственные штучки-дрючки, нажимая то здесь, то там…

«Может, машина, к которой подключены про­водки, держит их?» — подумал Микки. Он начал разглядывать множество кнопок перед глазами. Какая из них?.. Он боялся попробовать нажать хоть одну — а вдруг он причинит друзьям еще большую боль, чем сейчас?

— Микки, смотри-ка! — Ялли был рядом с ним и протягивал ему оружие.— Попробуй, может, ты сумеешь разбить этим?

Микки не хотел прикасаться к этой вещи. Она представляла ту силу, которой он не знал и не понимал, которой не хотел пользоваться.

— Брось это! — сказал Микки.

— Нет! Если мы… Если мы сумеем выйти с этим отсюда!.. Мы просто усыпим всех, кто захочет нам помешать!

«Что ж, тоже верно,— подумал Микки.— Пока эта штука будет защищать вход сюда, у нас будет больше времени, чтобы освободить Лео, Дона и Рафа».

— Ми-ики-иии…

Потрясенный, Микки обернулся. Дон поднял голову. Его огромные глаза были теперь широко открыты. Он до предела использовал свои способ­ности речи, чтобы испустить этот крик.

— Сейчас, Дон… Сейчас, Лео, Раф,— отозвался Микки.— Ялли,— приказал Микхси сквозь зубы,— иди туда, к двери, и пускай в ход оружие, если кто-то захочет войти.

Ялли кивнул и, пройдя мимо недвижимых робо­тов — двух своих жертв на полу — встал навы­тяжку у входа. Он держал оружие наготове, при­жав его к груди.

Микки начал указывать пальцем на кнопки, идя по ряду; он знал, что Дон, Раф и Лео наблюдают теперь за ним. Но никакой реакции не последова­ло.

«Понимают ли они?» — подумал Микки.

Первый ряд, потом второй… Но, как только кон­чик пальца Микки указал на первую кнопку треть­его ряда, Лео чуть слышно свистнул. Микки нажал на нее. Последовал щелчок, и то приспособление, что держало черепах на стене, распалось. Тяжело ступая, Дон и Лео подошли к телу Рафа. Надо было освободить и его из плена.

— Микки, я слышу, как идут сюда! — крикнул Ялли.

Одним прыжком Микки оказался рядом с ним и вырвал у него из рук оружие.

— Где друиды?

— Они в каменных пещерах,— отвечал Ялли.

— О Боже! — воскликнул Микки.— Что делать?

Лео подмигнул ему. Раф, поддерживаемый До­нателло, подошел к Лео, слегка пошатываясь.

— Внимание на звездолете! Тревога Пурпура! Пурпурная тревога!..— раздался резкий пронзи­тельный голос.

В первую секунду Микки решил, что это сказал один из пленников-роботов, лежащих на полу без движения. Он взглянул — они мирно спали. Тогда кто это?

Микки стал озираться по сторонам в поисках того, кто это сказал.

Ялли привстал перед ним на цыпочки и прошеп­тал на ухо:

— Так они переговариваются из кабины в каби­ну. Это сказал Тортон, Тортон — Хозяин Времени.

Вы меня слышите? — продолжал голос Тортона.— Черепахи, вам не выйти отсюда! И ты, Мик­ки, больше не сможешь влиять на нас своим… солнечным… или звездным… Тьфу ты… Попро­буй…

Голос звучал так громко и убедительно, что Микки попробовал. Его мысль-пожелание и вправ­ду наткнулась на непреодолимый барьер.

— У нас отняли единственное оружие — нашу энергию Солнца и звезд! — воскликнул Микки, обращаясь к друзьям.— Как мы выйдем отсюда?

— Теперь ты все понял? — продолжал голос Тортона.— Мы можем стереть вас в порошок, мо­жем усыпить, как это делали раньше!

— Возможно,— пробормотал Микки. Он поня­тия не имел о той силе, которой владел Тортон.

— Подумайте сами, жалкие черепахи, выхода у вас нет,— звучал голос Хозяина Времени.

Микки гордо вскинул голову. Что-то внутри у него не сдавалось. Теперь уже он заговорил: гром­ко, чтобы его тоже было хорошо слышно.

— Подумай и ты тоже, у нас двое твоих роботов!

— Это так. Но если вы будете обращаться с ни­ми, как с пленниками, мы в долгу не останемся. Можете сидеть там, пока сами не выйдете.

Вдруг Ялли, схватив огромную палку, ударил по машине изо всех сил. Стеклянная плита наверху машины брызнула осколками во все стороны.

— Проклятый дьявол Тортон! Ты — жалкий слу­га паршивого Колдуна! — закричал Ялли.— По­пробуй-ка теперь использовать свою машину на черепахах или на ком-то еще!

Охваченный паникой и ненавистью, близкой к истерике, Ялли крушил все вокруг.

Микки, Лео, Дон и Раф и пальцем не пошевели­ли, чтобы остановить его.

— Остановите его! — закричал Тортон.

— Остановите! — робот, который раньше сидел за машиной, а теперь поднял голову с пола, с ужа­сом смотрел на действия Ялли.

— Почему? — спросил Микки.— Вы пользова­лись ею, чтобы мучить черепах…

— Он сожжет все схемы! Он сожжет их, и мы все погибнем! Мы сваримся тут, как в печке! — закричал голос Тортона.

— Это лучше, чем оставаться в плену! — усмех­нулся Дон.

— Ялли,— Микки обнял его за плечи в тот мо­мент, когда он поднял свое оружие в третий раз, нацелившись на эту странную машину. Теперь от­туда, из глубины, шел странный неприятный запах.

— Пусти меня! — Ялли оттолкнул руку Микки.

— Еще не время,— сказал спокойно Микки.

Ялли пристально посмотрел ему в лицо.

— Как вы полагаете? — спросил Микки у робо­та, который полз к ним на коленях — у него пока не было сил подняться.

Позади него лежал второй робот, но глаза его были теперь открыты.

— А сейчас слушайте меня внимательно, оба. Я думаю, что Ялли решил правильно. Мы, черепахи-ниндзя, решили разрушить всю эту лаборато­рию… Мы не терпим насилия и зла… А я, Микки, ненавижу, когда мучают моих друзей… Вы меня слышите?

— Мы никого не мучили, мы просто экспери­ментировали…

— Мы знаем эти идиотские эксперименты Ве­личайшего Колдуна… Мы знаем, что делает он с живыми существами, с деревьями…

Чего же ты хочешь? — спросил робот.

— я могу приказать Я л ли, чтобы он продолжил свою работу, да и мы все поможем ему, причем с удовольствием. Верно, Лео?

Черепахи закивали.

— Но,— сказал теперь второй робот,— чего же ты хочешь? Что тебе нужно?

— Свободно уйти с вашего звездолета вместе с черепахами — моими друзьями, и с Ялли…

Микки ждал, выпустив Ялли, и тот снова поднял палку.

— Поговорите с Тортоном, и если он скажет «нет», или Ялли устанет, я охотно приду ему на помощь. С большим удовольствием. Слышите, с удовольствием! — повысил голос Микки.


ГЛАВА VI

Черепашки выбрались из звездолета, выбрались из плена. Микки держал за руку Ялли. Он чув­ствовал себя снова сильным, солнечным воином, самим собой.

— Теперь надо найти друидов,— сказал Лео.— Микки, ты уже несколько раз побывал в каменных пещерах. Веди нас.

Лео протянул Микки свой меч.

Голова Микки работала четко и ясно, все тело казалось как будто новым.

— Здесь, в этих каменных глыбах, больше опас­ностей, чем на звездолете Тортона,— сказал Микки.

Они прошли совсем немного, когда Ялли, идущий впереди всех, свернул направо. Микки шагал за ним по пятам. В тени с этой стороны было ка­кое-то отверстие.

Они снова очутились на открытом месте — там росли высокие кусты, и следы маленьких ног друи­дов тянулись рядом с ними влево. Именно тут Микки услышал знакомый звук. Это был шум ду­рацкого «вертолета».

— Они возвращаются! — воскликнул Раф.— И их теперь много; к тому же, роботы хорошо во­оружены…

Микки одной рукой сжимал свою металлическую палку, другой — меч Лео. 7

Неожиданно до него донесся странный запах, он огляделся по сторонам…

— Друиды пошли этой дорогой,— уверенно ска­зал Лео.

— Да,— согласился Микки.— Но ты чувствуешь запах, Лео?

Черепахи заурчали.

— Чем пахнет? — спросил Дон.

— Здесь живут пятнистоголовые,— ответил Ял-

ли.— Это злые полуживотные-полурастения…

Микки все выше приподнимал голову и приню­хивался.

— Что из себя представляют эти пятнистоголо­вые? — быстро спросил он у Ялли.

Они могут свободно разгуливать повсюду…

Они никому не подчиняются, кроме Величайшего Колдуна и его слуг…

— Так, понятно,— сказал Дон.— Готовимся к бою!

Микки огляделся. Вокруг были густые заросли кустов, а слева поднималась высокая стена.

Где же друиды? — спросил он.

— Надеюсь, они живы, спрятавшись где-нибудь поблизости,— сказал Раф.

К своему удивлению, Микки увидел, что Раф начал быстро продвигаться вперед. Микки и все остальные пристроились позади, тропинка была узкой, чтобы идти рядом. Сгущались сумерки. Микки почувствовал тревогу.

— Раф, ты поосторожней здесь,— предупре­дил он.

— Ладно,— буркнул Раф.

— Эти пятнистоголовые в темноте становятся наиболее опасными, верно, Ялли? — сказал Микки.

Ялли молча кивнул.

Микки прижимал к себе свое оружие, меч. Но против этих чудовищных растений он чувствовал себя бессильным: из-за запаха, который они испус­кали перед тем, как нападать.

Вышли на большое пространство. Там было нечто вроде бассейна. Царила мертвая тишина. Тут никто не жил. Посреди бассейна, в черной и грязной воде, увидели огромное количество пятнистоголовых.

— Какой ужас! — проговорил Дон.

— Это результат атомных испытаний Величай­шего Колдуна,— пояснил Ялли.— Но тут… еще маленькие… Обычно они бывают громадными.

Даже яркие красные верхушки растений в темно­те выглядели тусклыми. А у многих листья висели, будто они умирали, не зная пищи и света. Верхуш­ки свешивались на стебле, словно у них не хватало сил подняться вверх. По их колонии пробежал шелест при приближении Рафа и Микки, как будто ветер тронул их листья. Они почти умирали здесь, они были слабыми, но они знали, когда прибли­жаются их жертвы!

Микки бросился вперед и взмахнул мечом. Одно­го удара было достаточно, чтобы острый конец меча отсек голову ближайшему растению. Оттуда полилась желтая жидкость с таким запахом, что Микки и Раф отпрянули назад. Но враг уже уми­рал на их глазах.

Растения теперь зашевелились, но так медленно, что Микки, подняв свое оружие, бросился в но­вую атаку.

— Ты направил бы лучше на них усыпитель, Лео! — быстро сказал он.

Раф тоже стал наносить удары с торжествую­щим ворчанием, отсекая головы этим хищным растениям-животным.

Когда Микки, воодушевленный победой, про­рвался на другую сторону бассейна, он чуть не попал в ловушку, которую подставила ему его же самоуверенность. Последний пятнистоголовый скор­чился в темной воде — видимо, судьба собратьев заставила его притаиться. Теперь же, прямо перед Микки, он выпрямился во весь свой рост. А он был настоящим гигантом, какого Микки еще не видел!

Темно-красный цвет его пятен различался даже в темноте, которая окружала черепах.

Микки уже видел эти красные пятна шара, при­готовившегося выплеснуть ему в лицо свой аро­мат — ослепляющий, одурманивающий — мертвый!

Два верхних листа, окруженные похожими на клыки шипами, повернулись к нему.

— Микки, назад! — закричал Раф.

Микки отпрыгнул назад с громким криком, в то время как один из листьев пролетел в нескольких пальцах от его щеки. Он встал на колени, вернее, упал и, взмахнув своим оружием, попал в проти­вника…

— Раф, берегись! — прокричал Микки.

Он промахнулся!.. Его меч лежал у корней этого чудовища. Оно стало выбираться из воды. Если бы кругом была земля, у Микки больше не оста­лось бы шанса; но корни скользили по камням. И чудище неуклонно двигалось на Микки, насту­пало… Передние листья тянулись к нему… А он отступал все дальше… У него не было времени сказать Рафу, что нужно подобрать меч и ударить. У него была только надежда, что Раф сам дога­дается поднять меч и станет бить им…

Край переднего листа ухватил Микки за рукав и вырвал длинную полосу, обнажив руку, зали­тую кровью. Это было, точно прикосновение брит­вы к обнаженному телу. Два нижних корня начали двигаться к Микки, шевелясь и подтягиваясь по дороге.

«Если я упаду, то погибну,— подумал Микки.— Даже если на помощь потом придет Раф, я буду уже мертв, пойманный между корнями и листьями с клыками, у меня нет защиты от этого ночного убийцы…»

Микки поскользнулся — в ту же секунду что-то блеснуло! — это Раф схватил, наконец, меч и уда­рил изо всех сил.

Чудовище рухнуло и забилось, поднимая вихрь из листьев вокруг.

— Бежим, черепахи! — крикнул Микки.— Ско­рее!

Они бросились бежать.

— Почему бежим? — спросил Дон на ходу.

— Оно теперь выпустит свой страшный запах,— пояснил Ялли.

Пролетев несколько переходов, они остановились. Тут Раф протянул Микки меч. И внезапно они услышали голос:

— Черепахи! Микки!

— Это маленький Ась! — сказал Ялли.

— Я тоже узнал его! — подтвердил Дон.

Микки, не оглядываясь на друзей, бросился впе­ред. Прежде, чем он нашел правильный путь, он вновь услыхал крик. Ась боялся чего-то. Микки почувствовал его страх.

«Но где же Лео с усыпителем?» — подумал Микки.

Вдруг он увидел отверстие, которое вело к Лею. Микки замедлил свой бег, стараясь больше не шу­меть. Впереди стало еще темнее, только кое-где брезжил серый свет.

Он прислушался. До него донесся слабый плач Лея. Микки шагнул дальше в темноту и услышал крик:

— Нет! Нет! Не уходите!

Ась так жалобно всхлипывал, что Микки сжал кулаки.

— Ась! — окликнул он друида.

Он шагнул еще ближе. Медленно тронулся к тому углу, где слабо различалось скорчившееся тело маленького Ася-

Тот снова закричал:

— Нет! Нет! Не уходите!

— Ась,— прошептал Микки ласково,— ведь это же я, Микки…

Ась все еще плакал, потом спросил:

— Микки?

Микки встал на колени и прижал к себе друида.

— Где остальные? — тихо спросил Микки.

Маленький Ась не переставал дрожать, его кожа была холодной.

— Я так ждал, что вы придете, черепахи, - шептал он слабо.- Я все равно ждал…

— Где друиды? — спросил Микки.

— Их отсюда увели…

— Кто?

— Роботы… Они пришли в шлемах, я раньше никогда не видел таких… Они умеют в этих шлемах даже разговаривать… Мы пришли в то место, где были пятнистоголовые. Трилли использовал против них универсальное средство из своих препаратов, и мы благополучно прошли… Но потом появились эти роботы со звездолета… Я успел убежать и спрятаться.

Из темноты показались силуэты Лео, Рафа, Дона и Ялли.

— Ась! — обрадовался Ялли.— Где же друиды?

— Я поведу вас,— сказал Ась.

— Нет, Ась. Я пойду первым,— вызвался Микки.

Дон взял Ася на руки. Микки шел медленно, поминутно оглядываясь.

— Надо идти к центру Каменного города,— сказал Микки.— Я это чувствую. Туда, где стоит каменная женщина, похожая на Кару!

Они уже почти вошли в каменный мешок, когда Микки вдруг услышал слабый звук: тот самый «вертолет». Этот звук все рос и ширился.

— Надо спешить,— проговорил Микки.

Они торопливо зашагал вперед. Маленький Ась крепко вцепился в плечи Дона. Ялли шел ря­дом с Лео.

Они так петляли в переходах, что Лео стал вол­новаться, не потеряли ли они дорогу. Но Микки шел уверенно, словно заранее выверил каждый СВОЙ шаг. Наконец, при свете луны Микки увидел впереди длинные ступени.

Микки начал стучать по камням мечом. Лео взял на руки Ялли, пока они поднимались наверх.

Перед ними оказалась пещера, залитая красным светом. Там были живые люди.

— Кто это? — прошептал Дон.

— Это роботы. Их тут двое,— ответил Мик­ки.— А рядом — Трилли…

— Жив? — спросил Ялли.

— Кажется, цел и невредим,— отозвался Микки.

С осторожностью Микки вошел в пещеру. При­стально посмотрел на роботов.

— Ты, Микки? — воскликнул Трилли.— Скажи им, чтобы они отпустили меня.

Микки заметил брошенный в углу пещеры шлем. Одним прыжком Микки кинулся туда, схватил шлем и прижал к груди, держа перед собой меч. Теперь он смотрел прямо на роботов.

— Все равно мы поймаем тебя, ты и твои чере­пахи отсюда не уйдут,— сказал один из роботов.

— Это земля друидов! — громко ответил Мик­ки.— А вы принесли сюда разрушение и гибель. Вы, слуги Величайшего Колдуна, истребляющие все живое! Всю живую природу! Уничтожающие всех живых существ!

— Что ты хочешь, жалкая черепашка? — спро­сил другой робот.

— Я хочу, чтобы друиды, которых вы, я уверен, заперли в каменных глыбах и пещерах, были сво­бодны! Освободите их!

Он направил на роботов всю силу своей энергии. Теперь она удваивалась энергией, идущей от меча.

Ты не сумеешь ничего сделать, дурачок! — сказал робот. Его слова проникли в шлем, который был теперь в руках у Микки. Голос робота напом­нил Микки голос Тортона.

— Не следует так говорить,— сказал Микки.— Лео, Раф! Сторожите этих роботов, смотрите за ними хорошенько, а я скоро вернусь!

— Будь осторожен,— прошептал маленький Ась.

План Микки мог провалиться в любую минуту, но он все равно должен был сделать то, что заду­мал.


ГЛАВА VII

У Микки оставался только один-единственный шанс.

— Вызываем вертолет! Отвечайте, вы меня слы­шите? Это робот!

Микки откинул назад голову от неожиданности, его руки метнулись к шлему. «Чей голос звучит там? — подумал он.— Неужели голос Тортона? Значит, там, на звездолете, ищут пленников…»

Он пошел на этот звук, осторожно ступая по мостовой, залитой лунным светом. В руках сжимал меч. Наконец, Микки подошел к Каменной реке. Тени давали ему защиту, он двигался, невидимый и неслышимый.

Голос в шлеме вдруг сказал:

— Последняя передача была из этого централь­ного здания. Мы можем начать поиски оттуда.

«Эти, с вертолета, идут в том же направлении, что и я»,— подумал Микки.

Он пустился бегом, чтобы добраться до своей цели раньше, чем они. Запыхавшись, он оказался перед отверстием, где стояла каменная женщина, похожая на Кару. Пока он поднимался наверх, то смотрел на нее.

«Что за сила пришла ко мне, когда я посещал ее?» — подумал Микки.

Он замер, глядя еще и еще в это спокойное лицо, в глаза, которые смотрели поверх его головы на город внизу. Он начал поднимать руку с мечом… и не смог. Он не мог превратить ее в ничто.

— Не теперь,— пробормотал Микки.

Он, спотыкаясь, кинулся вниз. Он пролетел мимо Спящего в камне. Сквозь шлем он видел все вокруг так же отчетливо, как днем. Перед Микки возник целый ряд коробок разной величины. Ре­шительным жестом Микки поднял руку. Взмах меча — и пламя вспышки ослепило его. Возможно, потому, что он был в шлеме. В то же мгновение коробки перед ним исчезли, от них ничего не оста­лось, даже пыли на полу. Он опять поднял меч, вторая груда пропала. На третий раз вспьш1ки не последовало, хотя Микки и взмахнул яростно ме­чом, изо всех сил.

— Что-то тут не так…— забеспокоился Мик­ки.— Я, вероятно, теряю энергию? — Он сосредо­точился.— Я должен освободить друидов из этих каменных глыб! Я должен вернуть их к жизни! — скомандовал он себе.

Он провел рукой по камню Спящего. И вдруг отдернул руку — то же чувство, что в него перехо­дит энергия от кого-то другого, как и в случае с каменной женщиной… Микки опять положил руку как раз над лицом Спящего, над маской, которая его прикрывала. Там было нечто — его пальцы сказал и ему, что это контур женской руки. Он не ви­дел эту руку, но его сердце говорило — она есть.

— Скройтесь в укрытии, скройтесь, как можно скорее! — ворвался к нему голос из шлема. Это был голос Хозяина Времени Тортона.

— Нет времени! — пробормотал Микки.

Он нажал рукой на то место, где была маска на лице Спящего. Он ощутил огромную силу, кото­рая ударила ему в плечо. Он не мог оторвать руку, даже когда старался изо всех сил сделать это. Более того, Микки ощущал, что пойман противни­ком, что его тянет все ниже… Через это прозрач­ное покрывало на Спящем он видел, что тот уже двигается.

— Отпусти! — изо всех сил крикнул Микки, взмахнув мечом.

Все прозрачное, что окружало фигуру Спящего, на глазах распалось в пыль. Воздух словно фырк­нул, на Микки упали капли влаги…

Он бросился назад к коробкам. Микки направил на них меч… Вспыхнуло пламя, коробки исчезли.

— Все, что осталось, надо разрушить! — воск­ликнул Микки.— Тогда друиды окажутся вновь на свободе!

— Кто там? Эй, робот!

Микки услышал голос и прижался к каменному дереву. Теперь ему надо встретить этих роботов, встретить лицом к лицу и провести в жизнь свой план. До конца.

Он взмахнул мечом! Их было четверо, они пе­ребегали от колонны к колонне. Двое из них несли на плечах оружие. Микки прицелился и нанес удар первому. Робот упал ничком. Оружие выпало у него из рук и покатилось по камням.

Микки видел, как другие роботы подняли головы.

Один из них нагнулся за оружием. Тут Микки еще раз взмахнул мечом.

— Оставаться на месте! — услышал он голос.— Кто бы там ни был, он там. Бей его лазером!

Потом Микки увидел луч, который прошел над его головой и слегка опалил ему руку. Он при­гнулся.

— Я его поджарил, Хозяин,— раздался голос.

Тут последовал такой удар, что Микки вскрик­нул и схватился руками за шлем, стал срывать его, у него раскалывалась голова, все плыло перед ним.

— Что это?

Он видел, как роботы выбежали на открытое место, ко входу. И потом появился свет. Из той колонны, где был Спящий, шел этот свет. Спящий поднимался теперь из своего ложа. Поднимался не так, как человек после сна. Только голова в мас­ке с неподвижными плечами тянулась… Теперь Спящий поднялся во весь рост. Но ничто еще не доказывало, что он жив.

Тут внутри у Микки возник голос:

— Это и есть пробуждение… Пробуждение, как и было предсказано…

— Кем? — хотелось спросить той части его су­щества, которая ничего не понимала.

Микки шагнул вперед, к роботам. Он поднял меч. Они стихли и упали.

Микки приблизился к Спящему. Он был теперь так же неподвижен, как и каменная женщина.

Это Гуда, она повелевает властью туч. Гуда, которая никогда не умирает, потому что внутри нее есть силы, которые вечны…— услыхал Мик­ки.— Но час ее пробуждения еще не настал… Гуда… Одна из богинь… как великая Кара…

Микки побежал по ступенькам, остановился перед Спящим.

— Гуда, ты дала мне силу, чтобы разбудить Спящего! — воскликнул Микки.— Но теперь я должен помочь всему живому на этой планете! Помочь друидам!

Он протянул руку с мечом к маске. Зажмурил глаза — и ударил. Вспыхнуло пламя. В камне больше ничего не было. Только пустота…

— Теперь к звездолету! — воскликнул Микки.

Он легко нашел звездолет Тортона. Звездолет

тоже оказался пустым.

— Все равно он должен исчезнуть, даже если Тортон успел скрыться в своем царстве.

Микки взмахнул мечом. Звездолет закачался и рухнул, лишившись опоры.

Микки бросил шлем на траву и заплакал.

Внезапно он услышал позади себя голоса друи­дов, смех маленького Ася, а затем тяжелая рука Лео легла ему на плечо.

— Ты молодец, Микки,— сказал Лео.

Микки встал и отдал Огненный меч Лео. Потом улыбнулся, посмотрев на друидов, и, широко рас­кинув руки, побежал по мокрой траве.

— Свобода! — закричал он.

— Свобода! — подхватили все.


Оглавление

  • ПЛАНЕТА РИГЕЛЬ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке