КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Интересное проклятие (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Глава 1 Ты помнишь с чего начиналось

Эта битва для объединенного войска девяти родов оказалась последней, великий полководец Ынходын, который за пять лет завоевал половину мира, потерпел сокрушительное поражение. И кто бы мог подумать, что несметные войска, собранные с бескрайних степей, окажутся слабее стаи Идрумских собак, а ведь их даже в расчет не принимали, рассматривали как досадную помеху на пути к богатствам запада. К самим воинам претензий не было, каждый из них сражался как буйвол, и Ынходын тоже не допустил ни одной ошибки, под его командованием отряды теснили противника на всех направлениях, но когда в бой вмешались Идрумские маги, шаманы степей никого защитить от них не смогли. Магов оказалось на удивление много, они объединили свои усилия, и обрушили на наступающих такую мощь, что ни один шаман не мог противостоять этой силе. Итог плачевный, верховный шаман видел, как вскипевшая земля поглощает один отряд за другим, но ничем не мог помочь погибающим соотечественникам. Последним разверзшееся чрево земли поглотило и самого великого полководца. Это было тяжелым ударом для верховного шамана, проиграна была не битва, проиграна была жизнь многих родо́в, теперь в сте́пи снова придет междоусобная война, сильные будут добивать слабых. Что ж настало время уйти мир духов… или… пусть ему не занять достойного места в мире предков, но он может еще отомстить коварному врагу, немного поколебавшись, верховный шаман принял последнее в своей жизни решение.

* * *

Победа! Все легионеры ликовали, еще пару тэн (тэн — 8 минут) назад они не надеялись остаться в живых, и вдруг отряды степняков полностью повержены мощной магической атакой, подумать только десятки тысяч степняков нашли здесь свою смерть. И пусть никто из обычных людей по-прежнему не доверял колпачникам, которых небеса щедро одарили способностью управлять потоками силы, сегодня нельзя не признать, что только благодаря им одержана победа. Высший маг первого круга Кополоптус, уставший, но довольный, сидя на своем гроне (смесь лося и лошади), сопровождал полководца Гендиона и наслаждался всеобщим обожанием. Он прекрасно понимал, что уже завтра, никто не вспомнит заслуг высших магов, силами которых была выиграна война со степью, но пока еще радость не покинула восторженных сердец, можно было купаться в бушующем море людских эмоций. Только ради этого момента стоило совершить невозможное. Гендион со своим сопровождением, не торопясь поднялся на холм к юрте верховного шамана, не удержался от соблазна удовлетворить свое любопытство и взглянуть на того, кто смог сокрушить магическую мощь многих стран.

— И что здесь произошло? — Задал полководец вопрос магу, когда рассматривал странный знак, обозначенный телами степняков, в центре которого застыл сам верховный шаман.

— Трудно сказать, — пожал плечами Кополоптус, — двойная шести грамма с жертвоприношением, по всему выходит, что шаман решил обратиться за помощью к духу духов и для этого расплатился жизнью своих учеников.

— А почему учеников? — Хмыкнул Гендион. — Своей не хватило?

— Он заплатил своей душой, — пояснил маг, — обрек ее на вечные страдания.

— Интересно, — задумался командующий, — за что конкретно он решил заплатить такую высокую цену?

Ответить на этот вопрос никто не смог, да и никого это не интересовало, главное победа!!!

Вопреки опасениям верховного мага первого круга, о заслугах одаренных не забыли, казна щедро поделилась с ними доходами, теперь денег на безбедное существование хватало, хотя и до этого маги не бедствовали. Однако время шло, и радость побед постепенно забывалась, люди возвращались к привычной жизни, но что-то изменилось в стране. Что конкретно никто сказать не мог, однако на следующий год в королевстве не родилось ни одного мальчика. Жители страны всполошились и обратились за помощью к магам, однако те им ничем помочь не могли, любая попытка вмешаться в зачатие, что бы контролировать пол ребенка заканчивалась выкидышем, а то и смертью женщины. Второй год тоже не принес счастья семьям, лишь только на третий год на всю огромную страну родилось пять младенцев мужского пола, еще через год появились на свет уже сотни, через пять — тысячи. Однако спустя какое-то время соотношение полов перестало изменяться и остановилось, на семь девочек стало рождаться три мальчика. Это привело к тому, что через несколько поколений изменились общественные отношения в стране, роль женщин в обществе претерпела некоторые изменения.

* * *

Графиня Виграна Оспорона Горчес Контепрон возвращалась в свой замок из поездки в Менферо, в городе она посетила банк и произвела кое какие изменения в счетах, последнее время ей не понравилось как в семье тратились деньги. Если своих девочек, она воспитывало в строгости, как и было принято в благородном обществе, то по линии Полемеи творилось нечто непотребное, девчонки росли капризные и совершенно не горели желанием заниматься учебой, впрочем, как и их мать. Неделю назад между Виграной и Полемеей произошел конфликт, вторая глава семьи потребовала в очередной раз оплатить свои счета, а когда получила отказ, устроила жуткую истерику. Понятно почему, свои деньги она истратила еще два огна (огн — тридцать шесть дней) назад и надо было срочно ограничивать свои расходы, но делать этого не хотелось. Чтобы лишить Полемею возможности отслеживать размеры своих средств на счетах банка, Виграна решила перевести все свои деньги на специальный счет, а чтобы иметь свободный доступ к нему заказала чековую книжку и магическую печать. Теперь никто кроме нее не сможет воспользоваться этими деньгами.

— Ваше сиятельство, — заглянула в возок командир сопровождающего отряда, — боковое охранение обнаружило в стороне от дороги следы небольшого отряда, прошли коло пяти тэн тому назад.

— В сторону замка?

— Да, ваше сиятельство.

— Останавливаемся, разведчиц вперед, и позови ко мне Игну.

Игна это одна из доверенных лиц графини, когда-то девушка проходила обучение в закрытом военном училище, но была отчислена по неизвестным причинам, может быть для войны она и не годилась, но для хозяйки оказалась ценной находкой.

— Здесь печать, — передала Игне кожаный мешочек графиня, — бери самого лучшего грона и проберись тропой к замку. Печать передашь Антонадо, пусть хорошо спрячет ее. Если со мной что-нибудь случится, печать надо уничтожить, иначе его жизнь окажется в опасности.

Разведчицы обследовали лес с обеих сторон дороги, но никакой засады не обнаружили, и Виграна решила рискнуть продолжить движение. Это было ее ошибкой, атаковали их именно в том месте, которое разведчицы особенно тщательно проверяли. Нападавшие выпрыгнули из кустов и кинулись в атаку, нападение оказалось настолько неожиданным, что охранение не успело отреагировать и сразу лишилось половины своего состава. А потом вообще началось что-то непонятное, то одна, то другая защитница теряла концентрацию, и попадала под удар нападавших, не минуло и трети тэна как все охранницы оказались убиты. Такое могло быть только в том случае, если где-то рядом находился маг, а защитницы забыли взять с собой медальоны, защищающие от атак разума… или еще в одном случае. Графиня тяжело вздохнула, вытащила золотую заколку из волос, и переломила ее, на конце одного из обломков высунулась тонкая игла с темной капелькой жидкости, это алхимический яд, действует он небыстро, зато надежно. Медлить женщина не стала, игла сразу погрузилась в плоть, десяток ударов сердца и спасти ее невозможно, даже если отсечь руку. Все, теперь можно взглянуть в глаза убийцы, графиня не торопясь выбралась из возка на дорогу, как она и подозревала, нападать не нее никто не стал, только внимательно отслеживали каждое движение.

— Выходи Клегистар, я знаю, это все твоих рук дело, — повернувшись к кустам, громко крикнула Виграна.

В том, что ее враг не откажется покуражиться, она была уверена, и именно на это был расчет.

— Как хочешь, — раздался голос мага, он шагнул из тени кустов, и неспешно направился к жертве, — ты умная Виграна, я не боюсь в этом признаться, даже немного жалко, что моя сестра не такая. Хотя нет, с ней лучше, она никогда не следит за деньгами.

— Вот от того, что не следит у нее их и нет, на мои позарилась.

— А где она еще их может найти? — Пожал плечами Клегистар. — Только я ей говорил, что поздно спохватилась, ты не зря ездила в Менферо, наверняка перевела их на другой счет или оговорила дополнительные условия, чтобы их никто не мог снять. Я прав?

— Прав, — не стала скрывать очевидное графиня, — кроме меня теперь никто не сможет снять эти деньги. А я согласия не дам.

— Ты так думаешь? — Удивился маг. — Могу поспорить, что через две недели ты сама подтвердишь в присутствии представителя банка, что передаешь все деньги на счет Полемеи.

— Ты так же как и твоя сестра не блещешь умом Клегистар, — усмехнулась Виграна, — иначе должен был бы догадаться, что я могла предусмотреть такое развитие событий.

— К сожалению не я ставил тебе защиту, — скривился маг, — поэтому не могу прямо сейчас определить, правду ты говоришь или лжешь, но времени у нас впереди много, у меня хватит сил сломать твой разум.

— Да, впереди у тебя много времени, буду надеяться, что ты успеешь осознать свою ошибку. Прощай, позор своего рода.

— Что? — Клегистар силился понять от чего Виграна так уверена в том, что ей ничего не грозит. Но пристальней взглянув в глаза родственницы, понял, что она его сумела переиграть. — Отрыжка бездны, и не побоялась отравить себя.

Трупы убитых стащили с дороги и раздели до гола, не пощадили даже тело графини, потом вывели из леса трех степняков, которые находились в невменяемом состоянии и убили их тут же рядом с дорогой — пусть все думают, что это разбойничья банда позарилась на богатую добычу. Всем известно, что разбойники убитых с собой не забирают.

* * *

— Полемея, перестань кричать на меня, — Клегистар морщась, массировал виски, — я сделал все так, как ты требовала, не моя вина, что Виграна оказалась настолько предусмотрительна. Она заложила свои земли, взяв банковский заем, и отдельно оговорила содержание детей в случае своей смерти, теперь весь доход будет отходить напрямую банку до тех пор, пока заем не будет погашен.

— Но есть же еще ее выродок, — зарычала графиня, — надо оформить над ним опекунство и восстановить контроль над деньгами.

— Ничего не получится, — тяжело вздохнул маг, — Деньги были переведены на специальный счет, в случае утери печати, все, что там есть, будет считаться подарком к свадьбе Антонадо, то есть станет частью его приданного. Деньги в любом случае для нас потеряны.

— Раз так, убей выродка.

— Вот уж чего я делать не буду, — зло посмотрел Клегистар на сестру, — все видели как я забрал мальчишку с собой, и если что-то с ним произойдет, судейские знают, где искать, теперь он считается под моей защитой.

— Тогда вырежи родовую печать и отправь его к смердам.

— Вырезать родовую печать можно, — согласился маг, — вот только смерд из него не получится, да и род без печати определят, а дальше опять будут вопросы. Нет, это не выход.

— Если нельзя лишить его жизни — прокляни.

— Чтобы мне приписали использование магии проклятий и отправили в серый дом? — Приподнял брови в удивлении Клегистар и тут же замер пораженный догадкой. — Магия проклятий, отрыжка бездны, вот как можно решить вопрос.

— Что, — не поняла графиня, — что ты имеешь ввиду?

— Готовь два золотых сестрица, — усмехнулся маг, — после того как я поработаю с его мозгами, мы сможем легко избавиться от мальчишки и больше никогда его не увидим.

* * *

Щелчок, в голове возникает противный звук с постоянно изменяющейся тональностью, а во рту чувствуется запах горелой резины — это опять «лекарь» решил применить новомодное средство, электротерапию. Третий раз уже, за месяц, он бы и чаще его использовал, но прибор очень несовершенен, не может точно регулировать силу тока, плюс-минус километр, так как зарядка конденсатора разрядника производится по количеству оборотов рукояти, электростатического генератора. Хорошо хоть не использовался полный заряд, опасались, что пациент может не выжить, были уже случаи. Мне пока везет, возможно, это вызвано индивидуальной особенностью организма, другие после подобной процедуры дня три в себя приходят, а мне пары часов достаточно, однако показывать это нельзя, иначе снова добро пожаловать на процедуру. Потом меня два здоровенных бугая в кожаных фартуках, перекидывают на носилки и тащат в плату, на тридцать — сорок мест, где сгружают на двойной топчан, высокими бортами, дабы «больной», пока приходит в себя, не оказался на полу. Впечатление такое, да и ощущение не отстает, что в гроб кладут. Еще и матрас там не предусмотрен, от того, что доски прикрыты толстым сукном толку мало, но это никого не напрягает, бугаи с грохотом перекидывают мою тушку на топчан и с чувством качественно проделанной работы, отправляются за следующим телом. Сегодня, таких как я, будет еще с десяток, насколько серебряной фольги в приборе хватит. Противно, дело в том, что здесь нет индивидуальных мест «больного», куда сгрузили, там и лежишь эти дни, что кто-то до тебя здесь успел полежать в непотребном виде, никого не волнует. А ведь это еще не все, через неделю снова начнут кормить чем-то типа аминазина, ну и аналог инсулиновых шоков тоже не забываем, для полноты ощущений. Вот такая жизнь в сером доме, не в желтом, который в моем мире называется «Дурдом», а именно в сером.

Тому, кто решил, что «мой мир» это что-то типа моего представления, спешу сообщить, что «мой мир», это именно место моего существования до переноса сюда, в хрен знает что, по уровню развития — вроде как уже электричество открыто и всякие химические препараты вовсю применяют, а сила пара, судя по разговорам, еще не используется. Фигня какая-то. Что касается серых домов, то тут просто все не объяснишь, дело в том, что в этом мире существует нечто типа магии, причем не одной магии, а нескольких ее проявлений. Я пока еще в этом не разобрался, но из разговоров других сложилось впечатление, что здесь магия может проявляться как в виде материальных воздействий, то есть видимых ее проявлений, так и скрытых, опосредованных. С первым вариантом все ясно, эти магические воздействия можно наблюдать и ощущать, а вот со скрытой магией уже сложнее, кто, чего и каким образом там сделал, разобраться уже невозможно. Начертил пару хитрых знаков, запитал силой и, поди, разберись чего там, получается нечто вроде руной записи, если сразу не прибьет, то здоровье на раз отнять может. Ну и под конец есть здесь такая пакость, как магия проклятий, проклял кого, и все, тушите свет. Последний вид магии считается самым опасным, так как он не проявляется сознательно, не понравился тебе человек или подвернулся под горячую руку и все, заработал от тебя проклятие. А потом попробуй избавиться от него. Людей владеющих такой магией сразу объявляют вне закона, и изолируют от общества, если раньше их просто убивали, то теперь просвещенный век, век гуманизма, их не жгут на кострах, а отсылают в определенные места вроде колоний, где они тихо и мирно доживают свою жизнь. Но прежде чем их туда отправить, надо сначала избавить от агрессии и вбить в подсознание, что проклинать добропорядочных граждан нехорошо, именно для этого и существовали серые дома. Естественно, методы «лечения» в этом случае ничем не отличались от методов лечения буйных душевнобольных, причем если интенсивное лечение применялось к буйным только во время рецидивов, то к «проклинателям» на всем протяжении пребывания в сером доме. Вот только есть одна проблемка, вылечился человек или нет, определяет какой-то хитрый навороченный прибор, имеющий в своем составе много всяких колбочек. А степень опасности индивида для общества вычисляется по конфигурации кристаллов образующихся в этих стеклянных колбочках, короче, на каких принципах он работает неизвестно, может и не работает вовсе, но оспорить его вердикт невозможно, поэтому некоторые пациенты обречены лечиться до самой смерти. Помнится, у нас на земле тоже такой прибор был, «бароскоп» назывался, вот только верить ему было нельзя, ибо чего он мерит узнать невозможно.

Как я сюда попал? Убейте, не скажу, не потому что хочу что-то скрыть, а элементарно не в курсе, помню только, что корпоративчик хороший был организован в честь двадцатилетия уществования нашей торгово-промышленной фирмы. Помню как после торжественной части с основной массой сотрудников часть руководителей среднего звена, ну чуть повыше среднего, решила продолжить веселье отдельно, все же не нужно, чтобы подчиненные видели свое начальство в непотребном виде. А вот потом всё, очухивался уже здесь и долго не мог понять, какого черта я здесь делаю, даже попытался выяснить. Выяснил, не понравилось, так как разъясняли мне долго, с чувством, с толком, с расстановкой. В результате все равно ничего не понял, но решил, что переспрашивать ни к чему, лучше самому разобраться, вот и разбираюсь целый месяц. Правда с этим трудности, персонал с нами не разговаривает, совсем, мы для них неразумные животные, а если у кого вдруг промелькнет хоть искра разума, того сразу надо гасить, без разговоров, а те крохи информации, что по случаю мне перепали, это уже результат кропотливой аналитической работы. Вы думаете, я сильно рефлексировал по поводу того, что оказался в другом мире и в другом теле? Ну, да…, пару часов, а потом не до того стало.

Первое: по оценкам окружающих мне где-то около шестнадцати — семнадцати лет. Ну это я и сам понял по состоянию того тела, какое досталось мне по случаю, а в остальном пришлось опираться на чужое мнение, зеркал в лечебнице предусмотрено не было, даже воду не во что было набрать, чтобы отражение увидеть, никаких мисок здесь не давали, а в кружке много там разглядишь? Второе: никакой информации от предыдущего хозяина доставшегося по случаю тела у меня не осталось, то есть, моторика и понимание языка есть, а остальное, извините. Поэтому, кто я и как сюда попал тайна за семью печатями. Третье: судя по показаниям того хитрого прибора, который определяет кто нам друг, а кто враг, выйти мне из серого дома не суждено. Это стало ясно из рассуждений лекарей во время проведения обследования, мое тело твердо стало на путь порока. Есть еще четвертое и пятое, но оно настолько несущественно, что даже не стоит об этом упоминать.

Но главное, я не знаю что это за мир, поэтому даже если представится возможность, то сбежать не получится, я здесь выжить не сумею, нужна хоть какая социальная адаптация, а с этим трудно, особенно когда по три раза в месяц электрическим разрядом мозг разглаживают. Честно сказать, то, что я относительно спокойно отнесся к своему попаданию, как раз и есть результат проводимой здесь «терапии», попал под действие химических препаратов, первые дни как в липком киселе болтался, все вокруг в черно-белом кино, только через неделю краски прорезались. Уж не знаю, то ли это благодаря моему сознанию, то ли доставшийся мне от предыдущего владельца организм такой, но воздействие препаратов и процедур стали постепенно снижать свою эффективность и у меня появилась возможность немного соображать и анализировать. Пусть пока с перерывами на процедуры, но это огромный прогресс.

Такс, час прошел, можно потихоньку начинать шевелиться, после такой процедуры, с применением электрошока, почки начинают усиленно выгонять воду из организма, так как пациент еще сутки не может минимально соображать, то вся вода выливается из него там, где его положили. Конечно же, топчан периодически промывают, окатывают водой из ведра, но сами понимаете, что это не сильно помогает, запах мочи прочно пропитал как сукно, так и дерево из которого он сделан. Кстати одежды как таковой здесь контингенту не выдают, дают плащи, кусок ткани, в которую, при большом желании, можно завернуться как в халат, а такое желание обязательно возникнет, так как в этом здании теплых мест я не нашел. Видимо тоже один из элементов терапии. При отсутствии постоянных мест закрепленных за пациентами, опознают их по номерам, нашитым на этих плащах. Кстати, сегодня впервые обратил внимание, что «лекарь» ведет учет процедур в журнале по сокращенным спискам, то есть подошло время принятия лекарств группе болящих с номера такого-то, по номер такой-то, вот их и пичкают после приема пищи, в столовой же долго не посидишь. Если не подошел на раздачу, то никому и дела нет. Интересно надо будет еще понаблюдать, может быть и от электрошока можно будет так же откосить.

После посещения мест «общественного пользования» возвращаться обратно на свое место не планирую, наоборот перебираюсь в самую дальнюю палату, там хоть немного чище, так как наплыва народа не наблюдается. Все дело в том, что кормили здесь людей отвратительно, основное меню, оно же постоянное, это лепешка из злаков и кружка воды. Все, никаких других разносолов не предусмотрено. Думаете, пациенты кривились? Ага…, к столовой в очередь выстраивались за полчаса до времени прием пищи, да еще приплясывали от нетерпения, и ничего удивительного — единственное доступное здесь развлечение, вот и стремились оказаться ближе к раздаче, чтобы время на перемещение не терять. Что касается качества хлеба, то здесь ничего против сказать не могу, скорее всего, такой пекут для всех, и по количеству тоже вполне достаточно, сильно не зажиреешь, но и голодать не приходится, мне хватает. А вот по воде претензии есть, иной раз лучше из умывальника напиться, чем воду в столовой внутрь употреблять, и где только такую вонючку берут, неужели нормальной набрать не могут? Ладно, до обеда еще час, надо прилечь, а то индивидуальные особенности особенностями, а использование головы в качестве громоотвода здоровья не прибавляет.

Этот на самом деле двинутый на всю голову старожил серого дома, прицепился ко мне в конце дня, так-то он безобидный, агрессивности не проявляет, но своим безостановочным трепом любого может вывести из себя. И выводил, как-то раньше мне довелось видеть, как его взяли в оборот, хоть он мужичок и верткий, но от пары крепких тумаков увернуться не сумел. Что было с тем, кого он довел до крайности, я не знаю, с ним у санитаров разговор был короткий, дубинкой по голове и на носилки, а вот «доставала» немного погоревал и прицепился к следующему. Видимо следующий был совсем индифферентным индивидом, поэтому докопаться у мужичка не получилось и тут ему по пути попалось такое сомнительное счастье в виде меня. Что я могу сказать, опыт не пропьешь, сначала я как губка впитывал всю получаемую от него информацию, потом стал точечными вопросами задавать направление его трепу в интересную мне сторону, а через пару недель, поняв, что он как ослик стал трепаться по кругу, не выскакивая из колеи, решил прекратить это безобразие. Не так уж это и сложно оказалось, не надо было бить ему морду, достаточно было выключить восприятие, то есть сделать вид, что тот, кому он присел на уши с некоторых пор перестал слышать и все, побормотав еще пару дней, мужичек отправился искать новую жертву. Интересно его кто-нибудь, в конце концов, прибьет? Вся неприятность была в том, что сам мужичок оказался из охотников, с малых лет шатался по полям, лесам и болотам, отлавливал всякую экзотику в виде редких животных, на которых был большой спрос, но как-то так получилось, что однажды кто-то обвинил его в наведении порчи. Ну а дальше пошло поехало и в конечном итоге пожалуйте в серый дом. Видимо намолчался бедолага пока охотился, там лишний раз рта не откроешь, зато здесь решил наверстать упущенное, но если учесть, что без тренировки хорошего рассказчика не получается, то выслушивать его косноязычные рассказы то еще удовольствие. Мне-то ладно, необходимость, все-таки какое, никакое представление об этом мире, а другим каково? Зато узнать получилось много, и как в лесу на ночь устроиться и как хищных зверей от себя отваживать, и какие опасности могут подстерегать охотника. Конечно же, теория никогда не заменит практики, и не надо думать, что попав в лес, сумеешь легко выжить, но полученная от охотника информация поистине бесценна, просто не надо применять ее без критического отношения, байки они и всегда остаются байками.

А выводы мои по организации медицинской практики здесь оказались верными, процедуры действительно проводились в соответствии со списочными интервалами. Например, сегодня подошло время для инсулинового шока с номера пятидесятого по номер сто двадцатый, вот их и перехватывают на выходе из столовой, потому как бегать по палатам и вылавливать эти номера накладно, проще так поступить. График известен, чтобы избежать неприятностей достаточно в это время просто сделать перерыв в посещении столовой, некоторое время так и приходилось поступать, а потом решил, на черта мне это надо, просто в один прекрасный момент содрал подходящий мне номерок с какого-то бедолаги и спрятал его под нижнюю доску топчана. Теперь никаких проблем, в день назначения процедур прикрепляешь поверх своего номера другой и смело тащишься в столовую, никто на тебя внимания не обратит. Как мало человеку надо для обретения счастья. Кстати говоря, получив больше сознательного времени, стал уже целенаправленно выуживать желающих потрепаться, не то, чтобы всегда получалось удачно, но все же иногда натыкался на людей, информация которых давала некоторое представление о том, как живут на воле. Так вот, общество здесь было сословным, и самая низкая ступенька, это смерд, он волен поступать как хочет, никто ему не указ, может сесть на землю и заняться хозяйством, только налог за землю местному барону плати. Может податься в охотники, только опять налог стребуют, может в бригаду наняться, если руки из нужного места растут, может вообще ничего не делать, тогда и налог платить не надо, но долго так не проживешь, обязательно спросят, откуда денежку на прокорм достаешь? Следующая ступенька раб. Почему здесь по социальной значимости раб стоит выше смерда? А вот тут уже интересно, раб существует не сам по себе, у него есть хозяин и этот хозяин должен, подчеркиваю — Должен, заботиться о своем имуществе, которое защищено королевскими законами, то есть прав у раба больше чем у смерда и многие смерды мечтают стать рабом. А вообще рабов не так уж и много, только для статуса нужны, так что их можно считать счастливчиками. Еще выше стоит холоп — здесь он наемный работник, связанный договором с хозяином, как бы и является доверенным человеком хозяина и в тоже время может в любой момент покинуть его, заплатив неустойку, выкупиться. Далее следуют мещане и купцы, те, кто независим в своем существовании ни от кого, и налоги платят только от результатов своей деятельности, там уже сложнее, так-то они все едины на социальной лестнице, но делятся по величине достатка на категории. Третья категория самая худая, считай бедная, первая — самая значимая, богатая. Но в выборной системе категория не значит ничего, вес голоса богатого мещанина или купца, равен голосу самого бедного, так что хочешь, не хочешь, а должен заигрывать с «низами». Кстати говоря, в сельской местности, старост назначает барон, владелец земель, самый младший представитель знати, а в городах должность мэра выборная, причем происхождение особого значения не играет, известны даже выходцы из рабов. Более того, знать не больно-то стремится на эти должности, ей гораздо интересней иметь собственные земли с гарантированным доходом и бороться за место в столице государства, в идеале получить хоть какую-то должность при дворе. Чем отличаются титулы графов и герцогов, следующей социальной ступеньки за баронами, я не понял. С одной стороны для того чтобы стать герцогом, надо занимать какую-то высокую государственную должность, а чтобы быть графом, ничего не надо, этот титул переходит только по наследству, показатель заслуг перед короной. Получается графом быть выгоднее, прав чуть меньше чем у короля, зато ответственности никакой. Кстати, король тоже выборный, но выборы непрямые, решение принимается советом знати, никаких импичментов и перевыборов не предусмотрено, раз выбрали и до конца жизни. Вот закончит свое бренное существование старый король, тогда можно и о новом думать, а до тех пор утритесь. Интересное устройство государственной власти.

Ну и под конец самое важное, в этом мире матриархат, но матриархат не в том смысле, в котором понимаем мы. Нет. Тут матриархат в наследовании, то есть фамилия наследуется через женский род, мужчина не является главой семьи, он является ее представителем, под своей изначальной фамилией. То есть, если главе семьи, коим является старшая женщина, не понравился муж, она может легко дать ему развод и выгнать за ворота с тем, с чем он пришел в семью. Приданое здесь собирают не девушкам, а мужчинам, соответственно это накладывает несколько специфические отношения между мужским и женским полом. Хотя, с другой стороны, есть церковь, которая не позволит просто так женщине выгнать убеленного сединами пожилого человека за ворота в конце жизни. Выгоняешь? Будь добра содержать. Тут уж хозяйка должна двадцать раз подумать, стоит ли то таких расходов. Сначала мне было непонятно, откуда взялось такое устройство общества, но потом разобрался, в условиях, когда женское население превышает мужское более чем в два раза, такое положение дел неизбежно. Нельзя отдавать в мужские руки судьбу семьи в условиях неограниченного предложения женской ласки, мало ли куда мужик глазом закосит, а семья не должна страдать от очередного заскока заевшегося мужика. Так что, есть желание, забирай свое приданое и дуй куда хочешь, вот только если ты инициатор, то на содержание роток не разевай, да и титул, если таковой имеется с тобой не остается. Такие вот пироги. Ну а в остальном, полное равноправие полов, разделение на труд женский и мужской не предусмотрено. Например: есть мужчины белошвейки, есть женские строительные бригады, бригады грузчиков, две трети королевской армии тоже составляет женский пол. Есть даже женщины маршалы, вот только это скорее исключение, чем правило, тут все же мужчины доминируют, скорее всего, по причине того, что достигают они больших успехов из-за отсутствия заботы о подрастающем поколении, ведь им не надо покидать армию по беременности. А наличие детей это одно из обязательных условий высокого социально статуса. Этим же обусловлена и следующая проблема, активность женского пола и существование теневого рынка услуг, когда семья чтобы поправить свое финансовое положение, вынуждена сдавать своих мужчин в аренду. С одной стороны, в обществе такое не приветствовалось, но с другой придумать что-то другое не получалось, поэтому все дружно закрывали глаза на такое безобразие. На фоне нехватки мужского пола, особенно в рядах аристократии, появилось еще одно узаконенное явление, совмещенные семьи, альянсы, где главы семей делили одного мужчину. Кое-кому может показаться, что вот он мужской рай, цветник, земля обетованная, однако тут стоит двадцать раз подумать, сладок запретный плод, а когда твоим мнением не шибко-то интересуются, то интерес убивается на корню и вместо интриги получается элементарная случка. Бррр!

Время потихоньку движется вперед, в сером доме мой срок уже пошел на третий огн и никакого движения не видно, кого-то привозят из новеньких, кого-то увозят из стареньких, один я прописался здесь прочно. Все помещение, куда у меня имелся доступ, удалось изучить до мельчайших подробностей, и был сделан неутешительный вывод, сбежать отсюда не получится, выход из этого здания был только один, и его надежно прикрывала охрана. Даже и не выход из здания, а из палат первого этажа, что находится на втором этаже, а я смог за столько времени мельком увидеть, куда направлялся медперсонал после прохода через пост охраны, и вообще что находится за стенами здания, для меня по-прежнему оставалось тайной. Черт, может пожар устроить, должны же они будут куда-то людей вывести? Но потом отказался от этой идеи, стены каменные, даже не штукатуренные, пол тоже каменными плитами покрыт, так что заставить гореть можно только полати, а из них костер сделать не так просто, зато затушить, это пару раз из ведра плеснуть. Да и огонь просто так не добудешь, сначала нужно древесину хорошую отыскать. Нет, не получится. На окнах кованые решетки, а поверх еще и нечто типа рабицы, чтобы никто не мог добраться до крашенного стекла, все предусмотрели гады. Ладно, остается только ждать.

Глава 2 Движение — жизнь

— Госпожа префект-центурион, — кивком поприветствовал директор училища, представителя военной коллегии, — рад видеть вас в нашем училище. Последнее время нечасто нам оказывают внимание из столицы.

— Это правда Кеомис, — кивнула в ответ герцогиня Диметея, — в военной коллегии не так много представителей, чтобы уделить всем достойное внимание. А дороги у нас по весне сами знаете в каком состоянии, вот и приходится дожидаться когда они окончательно просохнут.

— Да, к сожалению это так, — вынужден был согласиться директор, — по нашим дорогам нормально можно передвигаться только зимой и летом. Но я слышал, что уже начато строительство дорог с использованием каменных плит.

— Есть такие дороги, — согласилась префект, — но каменные плиты совсем не предназначены для гронов, приходится надевать на их копыта дополнительные башмаки из железа или двигаться по обочине. Хотя для повозок новые дороги действительно хороши, вот только денег на их строительство казна выделяет не так уж и много.

— Зато один раз построив такие дороги, можно не заниматься их ремонтом долгие годы.

— Забота о снижении затрат за счет ремонта в будущем дело благое, однако не надо забывать и насущные проблемы. У королевства есть и другие заботы, которые надо решать сейчас, а не потом, иначе нашими трудами может воспользоваться кто-то другой.

— Я не слышал, чтобы нам кто-то угрожал, — насторожился Кеомис, — неужели кто-то осмелится на нас напасть?

— А почему нет? — Пожала плечами Диметея. — Разве южные королевства не могут объединиться против нас? Да и в степях война уже заканчивается, они снова обращают взор в нашу сторону. В восточных баронствах появились разбойничьи отряды степняков, а как известно, великая война началась именно с этого.

— Но я слышал, степь еще долго не сможет нам угрожать.

— По секрету скажу, — понизила голос префект, — в степи снова появился великий полководец, который собирает всех под одну руку. Судя по тому, как там в это время идут дела, до объединения родо́в не так уж и много времени, думаю хорошо если у нас будет года три в запасе.

— Это очень плохо, — покачал головой директор, — в великой войне на нашей стороне тогда магов было в трое больше чем сейчас, если степняки снова пойдут на нас войной, то будет очень трудно им противостоять.

— Именно. — Кивнула Диметея. — Поэтому коллегия настаивает на увеличения количества легионов вдвое против того, что имеем сейчас. Это означает, что вам надлежит подумать о расширении училища и улучшении качества подготовки младших командиров.

— Наши выпускники сегодня считаются самыми лучшими, — вскинулся Кеомис.

— Не всегда, но вынуждена признать, в ваших словах есть зерно истины, однако этого мало, в войсках отмечают недостаточную практическую подготовку, надо больше уделять внимания занятиям в поле. Особенно много жалоб идет из седьмого легиона.

— Госпожа, но седьмой легион имеет свои задачи, которые сильно отличаются от задач обычных боевых легионов, конечно же, мы не можем на базе нашего училища обеспечить полную подготовку.

— И тем не менее, к этому надо стремиться, господин директор. Вы знаете, что двое ваших воспитанников этого года признаны негодными к службе в легионе, они не смогли освоить методы полевого допроса на преступниках, осужденных к казни. Оказалось они вообще не готовы к виду крови, хотя теоретическая подготовка у них на высоте, их мало тренировали на животных и совсем не проводили обучения на людях.

— На людях… — Клеомис поежился. — У нас нет возможности выписывать осужденных на казнь преступников для обучения, их всех под свои нужды как раз седьмой легион забирает.

— Это понятно, и здесь к вам нет претензий. И все же такое обучение необходимо проводить, мы приняли решение использовать для этого пациентов «серого дома», есть там такие, которые не поддаются лечению и их годами не могут отправить в колонии. По существу эти люди обречены, год — два и они покидают мир живых, так что нет ничего страшного, если именно их использовать для подготовки воспитанников. Отбор пациентов будет проводить представитель коллегии, их привезут в ваше училище и ваша задача приставить их в качестве слуг к выпускникам, которые будут служить в седьмом легионе. Нужно, чтобы между хозяином и слугой возникли доверительные отношения, завершающий этап обучения будет проведен уже вне училища, во время пути на постоянное место службы. Жестоко, но без этого мы никогда не получим хорошего разведчика.

— Отрыжка бездны, — тихо прошептал директор, — это вообще жуть, Асон помоги воспитанникам пережить такое испытание.

* * *

Ждать пришлось еще около огна, почувствовал, что скоро звереть начну, хорошо хоть еще одного хорошего рассказчика из новеньких выцепил, а чтобы он часто не уплывал в пограничное, состояние научил его избегать неизбежных процедур. Вот и нашлось с кем время коротать, конечно же ему первое время было совсем некомфортно, все-таки резкая смена обстановки с хорошо на плохо повышению настроения не способствует, но благодаря божьей помощи длительной депрессии удалось избежать. Так что теперь я снова впитывал столь необходимую информацию по новому миру, а заодно приобретал навык общения с нормальными людьми, надо тренироваться, а то в случае удачи побега вписаться в это общество не получится. Но все изменилось в одночасье, на этот раз график был сорван и на выходе из столовой меня оттолкнули в сторону, не дав возвратиться в палаты. Сердце тревожно ворохнулось, что-то произошло необычное, ведь на этот раз мне был непонятен алгоритм отбора. В конечном итоге в группе оказалось девять пациентов этого заведения и нас повели в процедурную. Серебряную фольгу для электрошока достали? Нет, дней пять назад такую процедуру проделывали, тут что-то другое. Заводили в дверь по одному, обычно раньше с этим делом не заморачивались — незачем время терять, пока одного уносят, другой уже должен ложиться на пыточное приспособление, а тут аж с перерывом в пять минут. Меня втолкнули в кабинет третьим, и не успел я сделать несколько шагов, как прилетает мощная оплеуха. Естественно на ногах устоять не получилось, хотя и сознания не потерял. Зная, что медперсоналу сильно не нравится, когда больной долго изображает из себя немощного, постарался как можно быстрее снова занять вертикальное положение. Пусть и сильно качало, но с задачей справился. Спрашивать по какому такому поводу получил оплеуху, не стал, еще в первый день отучили, да и самостоятельно докапываться до причин тоже не стоит, захотят сами поведают, а сейчас остается только молчать и делать вид, что ничего такого не произошло, сам поскользнулся. Глазки в пол, открыто таращиться на всех нельзя.

— Замечательно, — раздался сзади женский голос, — никакой обиды и агрессии. Его мы тоже забираем.

— Э…, со сто девяносто третьим номером я бы не был столь категоричен, — тут же возразил лекарь, прибор показал потенциал агрессивности четыре из пяти.

— Не надо слепо доверять показаниям Альтофона, — тут же хмыкнула женщина, — вы же знаете, что в некоторых случаях он дает устойчивую ошибку.

— Возможно, но здесь он уже четыре огна и никакого прогресса прибором не обнаружено, — снова отозвался мужской голос.

— Вот видите, а хоть какие-то изменения должны были обязательно быть. Впрочем, это легко проверить. Возьми.

Перед глазами появляется женская рука с чем-то съедобным, по крайней мере, мне так показалось. Ну что ж, раз предлагают надо брать, отказываться нельзя, иначе могут обидеться, но только я протягиваю руку, как тут же следует оплеуха с другой стороны. Тут уж я надежно валюсь на пол, и подняться самостоятельно, несмотря на все усилия, не получается. В конечном итоге мне помогают встать и придерживают, чтобы сохранял равновесие. И снова в поле зрения появляется рука, протягивая мне что-то непонятное:

— Возьми.

На этот раз протягивать руку не спешу, тут даже насекомое поймет, что делать этого не следует, только зажмуриваюсь, ожидая очередного удара.

— Ну как? Ни грана агрессии, и хорошая обучаемость. — В словах женщины слышится торжество.

Это они называют хорошей обучаемостью? Фигня, это элементарная выработка рефлекса — раз больно, значит нельзя. Залез рукой в огонь, в результате ожог, неужели после этого снова в огонь руку сунешь? Научные деятели хреновы.

— Пожалуй, вынужден согласиться с вами, госпожа Инель, — признал свое поражение лекарь, — тогда я снимаю свои возражения.

— Давайте его на выход и заводите следующего.

Испытание тумаками выдержало пятеро, остальные чем-то даме не понравились, только вот я так и не смог понять, что это было. Можно только предположить, что таким образом решили проверить показания прибора измерения агрессии, как она его там обозвала? Альтофон? А я тоже как-то был уверен, что он полное фуфло, мерит цену дров тундре, или как она здесь называется. Теперь осталось определить, хорошие изменения произошли в моей жизни или не очень. Что хоть что-то изменилось это уже хорошо, остальное будем посмотреть, но как появится возможность затягивать с побегом не стоит.

Вот это удар по мозгам, не хуже чем в процедурном кабинете — выйдя на высокое крыльцо, я впервые увидал в этом мире Солнце… впрочем, здесь светило называли по-другому, Асон, и естественно его имя было идентично имени главного бога в веровании. Что хорошо в религии большинства стран этого мира, так это необязательность верований в конкретного бога, верь в кого хочешь, можешь поклоняться Асону, можешь сыну его Андру, можешь дочерям, которых много, но то женская прерогатива. А можешь вообще чему угодно поклоны отвешивать, никого сие не волнует, с выбором веры ты вбираешь себе защитника, опору в жизни, а если вдруг не повезло, то сам виноват, не того выбрал или плохо молился. Короче, опять местный заскок. И травка, зеленая, глаза уже давно отвыкли от этого цвета, все больше блеклое примечают, не одного меня шокировало, еще двое замерли у порога. Удивительно, но конвоиры, а мы были переданы под ответственность женского пола, не стали нас подгонять, а терпеливо ждали, когда пройдет шок, вызванный открытым пространством. Впрочем, это не помешало им чуть погодя затолкать нас в довольно-таки большую сколоченную из досок тюремную повозку с зарешеченными маленькими окнами. Интересно, куда нас везут? Наверное, в колонию проклинателей, где нам давно должны быть зарезервированы места. И еще хорошо было то, что пол в арестантском средстве перемещения был застелен толстым слоем сена, кайф, путешествие обещало быть комфортным. В пределах города повозка двигалась неспешно, так что никакого особого неудобства не ощущалось, все свободно устроились на полу и приготовились наслаждаться путешествием. Один я вцепился в решетку и наслаждался городом, стараясь впитать в себя как можно больше впечатлений, видеть деревья, дома, людей такое наслаждение. Но счастье длилось недолго, как только выбрались на тракт, скорость передвижения значительно увеличилась, и мне стало понятно, что без сена внутри до места назначения довезли бы только наши хладные трупы. Дороги королевства находились в весьма плачевном состоянии, а рессоры на повозке предусмотрены не были, трясло и качало немилосердно, а потом еще и пыль стала временами просачиваться внутрь, поэтому с комфортом пришлось обломиться, так и знал, что обязательно возникнет какая-нибудь гадость.

Видимо наши конвоиры спешили, так что до вечера отмахали немалое расстояние, сколько конкретно определить сложно, но если прикинуть скорость возка, в среднем километров пятнадцать в час, да непосредственно в движении находились около пяти часов, то получается, километров семьдесят одолели. Неплохо для позднего средневековья. Наконец, скачка прекратилась и повозка, съехав в сторону от дороги, а это сразу почувствовалось, встала. Я обрадовался, слава Асону закончилось это потрясающее, в прямом смысле этого слова, путешествие, но оказалось, ошибся.

Нас впустили из повозки и через небольшую полянку погнали к реке.

— Мыться, — приказала конвоир и кивнула на воду.

О, давно мечтал окунуться в чистую воду, за четыре огна мне ни разу не удалось нормально помыться, только иногда намочишь тряпочку водой да протрешь опрелые места, когда уж совсем край приходит. Представляю, как могут вонять мужики не мывшиеся четыре огна, ведь сами-то мы запахов не чувствуем, так уж устроен человеческий нос, перестает реагировать на запахи, которые нас окружают постоянно. Хорошо поплескался, мыла, конечно, никто нам предоставлять не собирался, поэтому пришлось использовать речной ил и песочек, и то не сам догадался, а взял пример со своих товарищей по несчастью. Чистота — залог здоровья. Покормили тоже неплохо, вместе с лепешкой выдали по небольшому куску мяса. Живем! Кстати, разглядел тех животных, которые здесь использовались в качестве тягловой силы, очень похожи на безрогих лосей, да и в пищу они предпочитали употреблять прибрежный кустарник, получается, здесь выведен новый ездовой вид животных. То-то я смотрю, как они бодро тянули повозку на протяжении длительного времени, наши лошади давно бы сдохли.

В силу выработавшейся за время заключения привычки отмечать детали, сумел заметить, что наш конвой, который состоял исключительно из дам, проявил «нездоровый» интерес к своим подопечным. Сильно мне не нравились липкие взгляды, коими нас постоянно награждали, да перешептывания с хихиканьем тоже настораживали, так что как только нас опять заперли в повозке, я немного поразмыслил, сопоставил наше правовое положение с некоторыми особенностями этого общества и решил переместиться в дальний угол, подальше от дверки. Когда на улице стемнело, тихо разложил верхнюю полку в арестантском возке, а здесь они были, ибо предназначались для перевозки гораздо большего количества людей, и забрался на нее, пусть спать на голых досках жестко, зато вряд ли кто сумет там меня при отсутствии света нашарить. Понятно, что после лечебницы все от нас нос воротили, уж дюже запах злой от тел шел, но как я уже упоминал, за людей никто проклинателей не считал, поэтому и заботиться никто о них просто так не станет, а значит, тут есть какой-то интерес. Какой, догадаться несложно, скорее всего, дамы решили немного развлечься в ночное время. Вообще-то, в обществе принуждение к интимным отношениям порицается, да и наказывается строго, не делая различий между полами, но как я уже сказал, мы не люди, поэтому за нас никто вступаться не будет. А так как тело мне досталось молодое и, судя по всему, к регулярной половой жизни пока непривычное, первый сексуальный опыт с изголодавшимися дамами лучше не приобретать, всему свое время.

Что могу сказать? Правильно поступил, очень даже правильно, в повозке ночью конвойные шарили несколько раз, и без лишних разговоров тащили арестантов наружу, так что времени на сон у попутчиков осталось совсем немного, если вообще дали сомкнуть глаз. До меня не достали, мало того, что я был дальше и выше всех, так еще и чутко дремал, вовремя реагируя, чтобы в пылу поисков в темноте на меня случайно никто не наткнулся. Хорошо, что они проявляли интерес не одновременно, а то сумели бы посчитать, что одного не хватает, а так хрен его знает, кто, кого, куда утащил. Никакая совесть у меня не проснулась, тут каждый сам за себя, к тому же откуда мне знать, может товарищам по несчастью наоборот, все это очень понравилось… Впрочем, беру свои слова обратно, уж слишком плохо они выглядели поутру, у одного была разбита губа, у второго наливался фиолетовый синяк под глазом, а двое вообще перемещались на раскоряку, оно и понятно, слишком много внимания им уделили. Мне вот интересно, арестанты еще не отошли от лечебных процедур, и изначально вели себя словно тупое безынициативное быдло, сексуального желания у них быть не должно по определению, а тут у конвойных настроение было отличным, они много смеялись и шутили. Как так то?

День опять прошел в пути, на этот раз пыль с дороги конкретно достала, когда в полдень нас выпустили из возка «до ветру», пришлось долго отплевываться, и отряхиваться. Еще один такой денек и заработаем силикоз легких, скорей бы доехать. Но переживал зря, остальной путь умудрились проделать в течение двух часов. Наконец-то конец.

Повозку загнали в какой-то двор и там нас выпустили на свет божий. Ага, все построено по линеечке, дорожки засыпаны мелким гравием с песочком, в какую-то воинскую часть привезли. Хм, насколько мне известно, здесь в армию рекрутов из арестантов не набирают. Что за шутки?

— Госпожа лейтенант, прошу отметить в сопроводительной, что все конвоируемые доставлены в целости и сохранности. — Обратилась старшая по конвою к встречающей нас женщине в военной форме.

— В целости и сохранности? — Хмыкнула та, рассматривая помятых арестантов.

— Какие достались, таких и привезли, — пожала плечами конвойная, отводя глаза.

— Понятно. Ладно сержант, добавляй к своему рапорту три серебряных и разойдемся по-хорошему.

Сержант была не согласна, она возмущенно вскинула подбородок и возразила:

— Три серебряных это грабеж, хватит десяти медяков.

— Это если бы вы им лица не попортили, и не только… — Прямо глядя в глаза заявила лейтенант. — Не согласна? Могу сделать запись в сопроводительной. Аккуратней надо было уговаривать, а то только один нормально выглядит.

— Ладно, три так три, — кивнула старшая конвоя, бросив при этом злой взгляд на одну из своих подчиненных, и всем сразу стало понятно, за чей счет банкет.

Мурыжить долго нас не стали, сразу после передачи с рук на руки повели в мыльню, где мы, наконец-то отмылись до хруста, далее нам выдали по куску холста и потащили на осмотр к лекарю, благо ее лечебница находилась метров в тридцати.

— Опять конвой развлекался, — покачала головой лекарская помощница, дама лет за сорок, посмотрев арестантам пониже живота.

Ну да, я уже имел счастье лицезреть от чего мне удалось откосить ночью, видимо совсем у девушек крыша поехала, что парней так за одну ночь заездили.

— А ты самый хитрый оказался? — Хмыкнула она, глянув на меня.

Молчу, уже знаю, в этом мире молчание иногда дороже золота. Ну а дальше пошла обычная процедура, прослушивание и простукивание легких, осмотр кожных покровов, проверка слуха, за века ничего не изменится, даже в моем мире сейчас точно так же относятся к призывникам, лишь бы передвигаться мог, в остальном здоров, дальше пусть госпиталь разбирается.

— Нея, смотри, — обратила лекарь внимание своей помощницы на мое плечо, — ничего не кажется странным?

— Ага, вижу, — отозвалась та, внимательно что-то рассматривая, — хорошо сделано, еще пара огнов и следов бы не было видно.

— Из благородных?

— Да кто ж теперь разберет, — пожала плечами помощница, — последнее время в «Домах» тоже стало модно свои печати ставить. Иной раз и не разберешь уже, кто из благородных, а кто из мещан. Но лекари при сером доме так тонко работать не будут, после удаления печати такие шрамы остаются, а тут мастер работала.

— А я о чем, получается хотели от него без огласки избавиться, вот и срезали печать до того как, — сделала вывод лекарь, — тот кто делал, хорошо свою работу знает, но и деньги за такое большие берут, немногие Дома могут столько платить. Надо будет его потом на кафедру сводить, Ноани сразу определит, работали ли с его памятью.

— А какое это может иметь значение?

— По секрету, — понизила голос лекарь, — если он из благородных и нам удастся узнать его имя, то семья дорого заплатит, чтобы мы его тут же забыли.

— Это если из баронов, — хмыкнула помощница, — а если из тех, кто повыше, то они могут так сделать, что и о нас все забудут.

— Повыше, своих родственников в серый дом не отдают, они сами проблемы решают.

Очень интересная информация, вот только не понял, какого хрена они при мне это все обсуждают, как будто меня здесь совсем нет. Почему вдруг они уверены, что мое мнение здесь десятое. Или есть у них веские основания думать обо мне, как о животном, мнение которого можно не учитывать?

После осмотра нас потащили другое строение, до него топать по гравию голыми ногами пришлось метров триста, и насколько я понял, это был обычный армейский склад с пристроенной каптеркой. Наконец-то нормальная одежда, а то надоели эти накидки, правда, для меня такая одежда все одно непривычна, но теперь не придется постоянно поддерживать кусок ткани одной рукой, как послушник буддийского монастыря. Все в соответствии с моими представлениями о средневековой моде — обычная рубашка, которая одевается через голову и не имеет не то, что пуговиц, но и даже шнуровки. Вроде как у благородных применяется шнуровка, а у мещан и купцов пуговицы. Бриджи, опять же без гульфика и пуговиц, вместо них используются завязочки, как вместо пояса, так и для фиксации штанин под коленями, ну и ботинки из мягкой кожи, которые летом носятся на голую ногу, а зимой с шерстяными чулками. А вот курток никаких не предусмотрено, они считаются одеждой смердов, на случай непогоды есть плащ. Кстати, плащ здесь считается универсальной верхней одеждой, тонкий для лета, теплый для зимы. Какая здесь зима, я еще не видел, зимних плащей тоже.

Завели нас в столовую для простолюдинов уже вечером и там хорошо накормили, честно сказать я сильно не проголодался, поэтому и наглеть не стал, хоть и хотелось попробовать некоторые блюда, являющиеся для меня экзотикой, успеется еще. На ночь разместили в большой комнате казармы с установленными рядами коек. Не топчанов, с толстым сукном вместо матраса, а коек с постельным бельем из грубого холста и толстенными мягкими матрасами. Пусть вместо подушек тут применялись чурбачки, как у китайцев, но это уже цивилизация. Хорошо. Да, комнату заперли и, судя по всему надежно, это, наверное, чтобы таких же эксцессов как с конвойными не произошло. Из разговоров сопровождающих я вычленил, что завтра нас распределят по воспитанникам. О каких воспитанниках велась речь и зачем это надо понятия не имею.

Нас утро встречает прохладой. Да, именно так, утром подняли ни свет, ни заря и повели на водопой, ну а как еще назвать такой завтрак, кусочек хлеба и кружка вина, под которым здесь понимают сок или напиток на основе каких-то ягод, а может быть и не ягод, просто по вкусу так показалось.

— Воспитанник Кентарий, — громко крикнул мой сопровождающий, и, дождавшись, когда обладатель столь интересного имени появится перед ним, продолжил, — на ближайшие полгода это твой слуга-ученик.

— Господин учитель, — сразу вскинулся тот, — мне не нужен слуга, я привык обслуживать себя сам.

— И что? — Пожал плечами преподаватель. — Ты подал заявку в седьмой легион, а у него свои специфические задачи, у всех кто там планирует служить должны быть слуги. Это одна из дисциплин в вашей подготовке, по тому, как ты его подготовишь, будут делаться выводы об умении работать с простолюдинами, к тому же надо нарабатывать умение командовать людьми и нести за них ответственность. Первое время тебе может показаться, что он невменяемый, но дня через три-четыре действие лекарств пройдет, и он станет нормально соображать. С этого дня он должен находиться при тебе как слуга, ты отвечаешь за его обучение и поведение. Если возникнут трудности, проконсультируйся со своим куратором, он подскажет, как надо делать.

— Слушаюсь, господин учитель, — обозначил поклон Кентарий и мрачно взглянул на меня. Интересно, а как запоет он, когда узнает, что я имею отношение к проклинателям, по-прежнему будет на меня волком смотреть?

Ну что ж, жизнь налаживается, Кентарий притащил меня в жилой корпус, где занимал отдельную комнату, причем комната была не одна, рядом с ней приютилась приличная каморка, которая как раз и предназначалась для слуги. Пусть в ней не было окна, и придется постоянно жечь масло, но это все-таки личное пространство, где, надеюсь, можно будет спрятаться от лишних глаз. Зато есть кровать-сундук, большой шкаф и главное, столик со стулом. И это все мне!

— Вот запасной ключ от комнаты, — Кентарий передал он мне железный жетон размером со спичечный коробок, в котором были насверлены дырочки, — клозеты в конце коридора. Без нужды из комнаты не выходи, вернусь с занятий, продолжим знакомство. Все понял?

Киваю в ответ:

— Не выходить, клозеты в конце коридора.

— Правильно, — впервые разгладилось хмурое лицо Кентария, — ну я пошел.

Такс, сидеть и тупо ждать я, конечно, не буду — скучно, поэтому приступим к осмотру личного пространства. Комната мне досталась размером четыре на два с половиной метра, приличный закуток, если бы не шкаф, вообще хоромы. Кстати, шкаф абсолютно пуст, и заполнить мне его нечем. Вот и пусть дальше пустым стоит, однако надо еще посмотреть наверху, со стула не достал, поэтому пришлось двигать столик.

— «Ага, что-то есть», — нащупываю в пыли какую-то книгу, — «что тут у нас»

Вообще-то, в этом мире я читать ни разу не пробовал, не довелось мне еще увидеть хоть одну книгу, вот сейчас и проверим, вдруг лекарки правы и мое тело имеет отношение к аристократам. Точно, имеет, потому как стерев пыль, читаю название книги, выдавленное на потемневшей коже: «Основы рунического письма от Камора». Интересно будет прочитать, все-таки магия, надо понимать, с чем ее едят. Однако уверен, что пробовать изучать любой предмет без наставника, гиблое дело. Ладно, продолжаем обследование, сверху посмотрели, надо и за шкафом глянуть. За шкафом тоже кое-что нашлось, хм, не ожидал, что здесь порнография тоже в ходу, для нашего мира это так себе, легкие фантазии на вольную тему, а здесь наверняка у молодого поколения крышу сносит. Мне это творчество ни к чему, надо будет как-нибудь при случае избавиться от таких картинок. Дальнейшее обследование закутков к находкам не привело, зато в углу стояло небольшая шайка из дерева, прикрытая тряпкой, это я так понимаю вместо помойного ведра.

Естественно вылезти из своего закутка пришлось, надо же как-то знакомиться с окружающим пространством, да и клозеты требовалось посетить. Нормальный туалет, особенно если учитывать, что на дворе средневековье, нечто типа унитаза здесь присутствовало, но высокий, без сильфона и отходы жизнедеятельности просто прямиком попадали в проточную воду. Главное громко не булькать, а то брызги могли высоко достать. Умывальник тоже здесь присутствует, это уже явный признак цивилизации, хотя об экономии воды здесь не слышали, течет она по желобку постоянно.

— О, новенький? — Натыкается на меня парень, когда я покидаю «заведение для раздумий»,

— Да, — киваю ей, — назначили в услужение господину Кентарию.

— Наконец-то, — радуется он, — хоть будет с кем поговорить.

— То есть, — не понял я его, — здесь никого из слуг больше нет?

— Почему никого? Присутствуют, — скривился он, — но остальные доверенные из домов, им со мной разговоры вести запрещено.

— И что же, они ни с кем не разговаривают?

— Между собой разговаривают, — хмыкнул парень, — а со мной нет. И твой господин тоже разговаривать со мной может запретить.

Пожимаю плечами, хрен его знает что у этих «господ» на уме:

— Ну, раз пока не запретил, ты можешь рассказать мне, что входит в обязанности слуги?

Попросил называется, радуясь возможности высказаться этот товарищ сразу присел на свободные уши, за какие-то минут сорок на меня вывалили кучу информации. Чит, а именно так звали нового знакомца, пятый ребенок в крестьянской семье, так как в приданное ему ничего не должно было обломиться, семья быстренько выпихнула проблемного родственничка в самостоятельное плавание, ну прямо как в нашем мире, только у нас бесприданница, а у них бесприданник. В данном случае паренек сумел пристроиться в военной академии слугой, и у него уже второй хозяин, сейчас копит деньги на будущее и мечтает попасть в услужение на постоянной основе. С последним сложности, Дома неохотно принимают со стороны, да и отношение в обществе к сему настороженное, считается неприличным брать мужчину на содержание.

Обязанности слуг самые разнообразные и определяются самими хозяевами, в этом плане нет необходимости узнавать у других, одним, к примеру, поручают весь быт, а другие вообще становятся доверенными лицами, иногда и отличить сложно, где хозяин, а где слуга. Что касается жития бытия, то судьба забросила меня в военное училище и оно совсем не похоже на те, которые существуют в моем мире. Во-первых: здесь совместное обучение как мужчин так и женщин; а во-вторых: понятия дисциплины и субординации здесь имеют зачаточные состояния, то есть никакого приветствия и отдания чести. Всему этому будут обучать уже в легионе. Что касается наставников или кураторов, то в этом качестве выступают представители легионов и именно они определяют главные предметы, которые учат воспитанники. Ага, наконец-то стало проясняться, это дело срочно надо обдумать, поэтому сославшись на задание хозяина, отправился в свой закуток, да и объем информации свалившийся на мою голову оказался слишком велик. Пока обдумывал полученную информацию, все никак не мог понять, что мне во всем этом кажется неправильным, а ведь что-то гложет. Хех, оставим пока, будет еще время подумать, лучше Камора почитаю, что там за руническое письмо такое.

Первую главу читал долго, здесь нельзя было просто проглотить текст, надо было обязательно осмыслить его, как бы не специализировался автор, а начальные понятия рунического письма, да и магии вообще он должен был дать. Так вот, сначала дается описание магической силы, это некая природная энергия, разлитая в пространстве, причем разлита она неравномерно, где-то ее больше, где-то меньше, но присутствует она везде. Вернее не везде, встречаются аномалии, где ее очень мало, можно считать, что нет, но таких мест пока известно только три и нам они неинтересны. Сама по себе эта энергия не статична, она как бы перетекает в пространстве как вода в реке, образуя энергетические потоки, и по возмущению этих потоков некоторое время можно судить о том, как они использовались. Магическая энергия взаимодействует с живыми организмами и этим обуславливается возможность ей управлять. Теперь минуточку внимания, взаимодействуют с энергией все живые организмы без исключения, но величина этого взаимодействия разная, причем она непостоянна, в определенные моменты, важные для жизни организма, связь с магической энергией может достичь очень больших значений. Теперь еще одно важное понимание, для того чтобы овладеть магией нужно сначала научиться взаимодействовать с магической силой, то есть это взаимодействие должно достигать некоего порога, что позволит создавать собственные энергетические конструкции, которые, собственно говоря, и есть магия. Но этим все не ограничивается, есть природные вещества, которые поглощают магическую энергию и при этом как то изменяют свою внутреннюю структуру, при определенном воздействии они могут вернуться к прежней структуре, отдавая запасенную энергию. То есть на нашем языке это означает, что существуют аккумуляторы магической энергии, сиречь, силы. Интересно, а существуют магические батарейки? Ведь в нашем мире аккумуляторы по емкости запасаемой электроэнергии сильно проигрывают химическим источникам тока.

Ну и завершающий аккорд, руническое письмо дает возможность управлять магической силой людям, обладающим слабым взаимодействием с магической энергией. То есть стать на уровень мага, не будучи им. Вот это перл. Каждая руна это некая проекция элемента магической конструкции, при размещении их определенным образом и запитав толикой силы, мы создаем магический конструкт, который по силе воздействия на поток энергии может превосходить воздействие мага. Однако есть и ведро дегтя в ложке меда. Создать сколь угодно большой магический конструкт с помощью рунического письма невозможно, при достижении определенного объема количество энергии на поддержание структуры конструкта возрастает скачком, и удержать структуру становится невозможно. У магов же этой проблемы нет, у них взаимодействие с силой происходит на интуитивном уровне, они сразу создают сколь угодно большие конструкты, им необходимы только якоря (заклинания). Но у них есть другая проблема, хоть мозг человека можно тренировать, но один хрен имеются ограничения, уделять внимание большому количеству заклинаний за раз очень и очень трудно. Этим и определяется квалификация мага, то есть мало иметь силу, надо еще и уметь ей воспользоваться — распараллелить потоки сознания. Вот в этом-то и скрыта вся закавыка, человек должен каждый день на протяжении всей жизни по многу часов ломать свой мозг, приспосабливать его под задачи оперирования магическими конструктами. Удавиться. Вот почему многие маги кажутся со стороны не от мира всего.

Очень интересно. Однако времени прошло достаточно, а хозяин не спешит обучать своего слугу. Забыл что ли? Только подумал как слышу торопливые шаги по коридору — помяни черта.

— Ага, ты здесь, — рывком распахивает Кентарий дверь.

Конечно здесь, а где же еще я могу быть если приказано сидеть и не шататься где не попадя?

— Пошли со мной, буду показывать где и чего, — говорит он мне и уверенный, что его не могут ослушаться устремляется прочь.

Эх, хе-хе. Ну, раз приказывают, пойдем, посмотрим, хотя я и здесь неплохо пригрелся, все-таки одиночество пока меня не тяготит. Что же собой представляет училище двумя словами — это комплекс жилых зданий, трех учебных корпусов и полигон. Тут надо еще учесть, что есть вспомогательные службы, которые как бы к самому училищу отношения не имеют, но без них будет сложно переносить «тяготы и лишения» воинской службы. К ним относятся прачечные, парикмахерские, пошивочные мастерские и магазины. Именно так, во множественном числе, насколько я понял в мирное время они есть то, что из себя представляют здесь, а вот во время военных действий, все это грузится на транспорт и отправляется вслед за армией, то есть все это маркитанты. Увеселительные и прочие заведения проведения досуга находятся за пределами территории училища, отправляется ли они вслед за армией, узнать не удалось, оно и правильно, нечего развращать молодежь.

Мужской и женский пол проживают раздельно, в комплексах разделенных расстоянием (в разных концах училища), а вот обучение ведется совместно. Несмотря на засилье женщин в стране, соотношение полов в армии, в смысле боевой составляющей легионов, примерно одинаково, это обусловлено текучкой кадров со стороны женского пола. Все-таки общество нашло хоть какой-то выход из сложившейся ситуации, безотцовщина в среде военнослужащих не порицалась, более того, существовал некий королевский фонд, который материально помогал женщинам военнослужащим ушедшим в дородовой отпуск. Причем после родов женщина формально сохраняла свою должность на время до полутора лет. Это что, программа решения проблем демографии в отдельно взятой стране? Оказалось нет, точно так же решался вопрос полов в соседних странах, конечно, там были свои нюансы, но в целом одно и тоже.

Теперь возникает вопрос, зачем тут нужен слуга, если сервис на высоком уровне? Надо отремонтировать одежду? Нет проблем, передал сообщение в общее представительство мастерских и через десяток минут прибежит портной из ближайшей пошивочной. Постирать? То же самое, даже сообщать никуда не надо, сами по нескольку раз на день по жилым комплексам шныряют, и комнаты убирают специально нанятые администрацией уборщики, если попробуешь их работу выполнить сам, получишь по морде. Единственно, зачем здесь нужен слуга, это демонстрировать статус и выполнять обязанности оруженосца во время практических занятий. Ой, не нравится мне это все, очень даже не нравится, так хорошо не бывает, напомнить всем, чем в конечном итоге оборачивается веселая жизнь трутней? Всему есть рациональное объяснение, только я его пока не вижу. Получается, что на ближайшие два дня у меня одна обязанность, сидеть в своей каморке и не отсвечивать. Оригинально.

— Трудно целыми днями в каморке сидеть, — пробую робко возразить, — без солнечного света и движения дистрофия начнется.

Кентарий замирает на секунду, обдумывая мои утверждения, но потом соображает, только что, он попытался низвести меня до положения узника. В конечном итоге он был вынужден разрешить мне прогулки по территории училища и заниматься своими насущными делами. Какими такими делами не уточнялось и это меня более чем устраивало. А так хорошо прогулялись: зашли в учебные корпуса, Кентарий показал мне аудитории, в которых его следует искать в случае срочной необходимости; сходили на полигон; посетили мастерские; заглянули в магазины, которые в моем понимании занимали меньше места чем бутики в нашем мире. Особенно мне понравилась лавка магических товаров, проще говоря, артефактов, их можно было подобрать на все случаи жизни и на любой вкус, только деньги плати. Но самыми дорогими оказались алхимические зелья, оказывается, труд зельевара в этом мире оценивался очень дорого. Только для того, чтобы получить возможность заняться этим делом, надо было учиться около пяти лет, а потом еще выкупить патент, который далеко не всякому был по карману.

Глава 3 Вспомнить чужую жизнь

Кстати, о деньгах. Самая малая денежная единица в стране, чешуйка. Это не чешуйка серебра, это именно чешуя какой-то крупной рыбы с хитрым образом обработанной поверхностью, от того она переливается всеми красками радуги. Десять чешуек, равны медяку, медные деньги по весу, от одного до пяти скрупул, 1-3-5. По моим прикидкам скрупул, соответствует весу полутора граммам. Пятьдесят медных монет равны одному серебряному, серебряной монете весом два скрупула, ну и пятьдесят серебряных монет, равнялись одному золотому того же самого веса. Со стоимостью этих монет еще предстоит разбираться, но если судить по зарплате, то недельная зарплата военнослужащего составляла от трех до пяти серебряных, от того и возмущалась старшая конвоя грабительским штрафом, дорого им ночное веселье обошлось. Посетили клинкур, аналог нашего кабака, хоть нас никто из него не гнал, но при наличии другого общепита в ближайшем обозрении, посещение данного заведения молодежью осуждалось. Все дело в том, что там подавались напитки туманящие сознание и улучшающие настроение, проще говоря, наркотики. Надо обязательно взять это на заметку, употребление наркотиков в этом мире не запрещалось. Кстати, в клинкурах были отдельные помещения, в которых не только пили, но и нюхали наркотическую пыльцу, вот этого уже стоило опасаться, ибо вылечиться от наркомании было можно, но лечение обходилось не дешево. Гложут меня смутные сомнения, что не зря Кентарий показал мне это заведение, неужели надеется, что его слуга падет в сети порока? Зря, денег у меня пока все одно нет. Кстати, запах пива я там тоже унюхал, верите, так захотелось хлебнуть пенного напитка, что аж слюна потекла.

Поздний ужин меня ждал все в той же столовой для простолюдинов, кормили под запись на имя хозяина, никакого разнообразия меню как в первый день, что сготовили на данный момент, то и будешь есть, а не нравится, можешь бежать к ресторану и покупать с кухонного окна — простолюдинов внутрь не пускали. Ну что же, основную информацию до меня донесли, и насколько я понял, несмотря на указание преподавателя, более тратить на меня времени Кентарий не собирался. Ну, нет — так нет, я и сам дальше соображу, главное, теперь у меня есть статус слуги, выдал «хозяин» мне вчера такую пайзцу на шнурке — деревянный кругляш с вырезанным орнаментом и выжженным именем хозяина, что-то вроде пропуска на территории училища.

Половину ночи провел за чтением книги, читал бы и дальше, но масло в светильнике закончилось, да и само помещение приходилось несколько раз проветривать от угара, не будешь же читать книгу на экономном освещении. В книге дошел до описания рунических знаков, базовых элементов всего сто пятнадцать, составных знаков около полутора тысяч, составных можно нарисовать и больше, но не имеет смысла, так как все это будут вариации на уже имеющуюся тему. Сначала у меня возникла ассоциация с иероглифами, но потом дошло, что никакого отношения эти знаки к ним не имеют, ибо не обозначают какое-либо понятие, а определяют набор свойств составного знака. Вся проблема в том, что нельзя просто так создать набор базовых элементов они просто не будут взаимодействовать, нужно разместить их таким образом, чтобы в знаке не возникало оттока силы. Каких-то правил на эту тему не существовало, видимо сами знаки формировались на протяжении длительного времени методом проб и ошибок, так называемый эволюционный процесс. Естественно у меня возник эффект новичка, это когда кажется, что ты вдруг оказался умнее всех, и теперь достаточно небольших усилий чтобы создать собственную теорию, которая объяснит все и можно будет творить. Сразу отбросил такие мысли, здесь люди не дурнее меня, наверняка не одна извилина двадцать раз перекрутилась, пока пытались нащупать непротиворечивое описание правил создания составных знаков. Не надо умничать, надо тупо учить знаки и описание их взаимодействия. Надобно еще где-то на территории училища найти эти рунические письмена и посмотреть на них в «полевых» условиях, а то теория теорией, а на практике могут появиться нюансы.

Заодно требуется еще покрутиться около алхимической мастерской, есть на территории училища такая, большинство алхимических зелий имеют ограниченный срок хранения, поэтому их запас нуждается в постоянном пополнении, вот там их и производят. А куда девают с истекшим сроком? Там ведь не в последний день старье изымают, должен быть какой-то разбег по времени, вдруг удастся хоть что-нибудь выклянчить. Зачем? А вот тут уже интересно, в лавке магических товаров увидел стеклянные баночки с какими-то слизнями, оказалось, что это светлячки, если на них капнуть зельем силы, то они на протяжении нескольких часов начинают светиться очень ярко. По силе света три светлячка, обработанных зельем, можно сравнить со светом от масляной лампы, то есть пяти светлячков отловленных около какого-нибудь ручейка мне хватит за глаза. Если вовремя подкармливать этих светляков, знать бы еще чем, то использовать их можно будет на протяжении двух — трех недель. Больше не получится и не потому, что они дольше не живут, а потому, что активный период у них заканчивается, а светятся они только в это время, и, кстати, ловят их не руками, а на приманку.

Ранним утром ко мне в каморку ввалился Кентарий:

— Забыл вчера, — бурчал он, протягивая мне клочок бумаги, — зайдешь в библиотеку по этой записке получишь книги, положишь их у меня на стол.

Записка? Да мне стыдно такую записку в руки брать, не то, что библиотекарю передавать, не мог на чем-нибудь приличном написать? Однако мнение свое пришлось проглотить — не мое это дело. Выждав где-то с полчаса, чтобы воспитанники отбыли на занятия и не мешали, отправился на пробежку, надо приводить это тело в порядок, нахождение в сером доме не способствует здоровью душевному и телесному, с первым мы кое-как справились, а вот со вторым надо будет заниматься долго и нудно. Хватило меня только на минут пятнадцать, да и не бегал я, трусил потихоньку, но пот уже заливал глаза, и в боку появилась ноющая боль. Да уж, что физическая подготовка этого тела на сегодня плохая, мне было ясно с самого начала, но что настолько плохая, не ожидал. Ничего, время есть, главное не лениться, за день еще парочку раз изображу из себя спортсмена.

Что я говорил? Девушка с брезгливостью подтянула ближе к себе замызганную бумажку:

— Скажи своему хозяину, — скривилась она, — что в следующий раз я не пожалею времени, но найду ему книги в точно таком же виде. Если он не уважает себя, так пусть подумает о других.

В ответ только поджимаю губы, «проблемы индейцев шерифа не волнуют», но тут же, спохватившись, делаю виноватое выражение лица. Как там они в будущем будут отношения выяснять это их дело, а мне следует всегда быть вежливым. Вежливость залог здоровья, особенно в мире, где существует магия. Еще раз пристально вглядевшись в мое лицо, девушка хмыкает, видимо решила что ее замечание достигнет нужных ушей и направляется к стеллажам с книгами. Мой ключ без проблем открывает замок комнаты Кентария, слуги здесь обязательно должны иметь доступ к жилью хозяина, чтобы поддерживать порядок, но так как мне это не поручили, то и задерживаться я здесь не собираюсь. Да и черт его знает, каким образом здесь принято осуществлять контроль за слугами, может какие специальные артефакты для этого есть. Сами учебные материалы меня не заинтересовали, глянул мельком, незачем мне заниматься изучением описаний исторических сражений, лично мне жизнь это никак не может облегчить. Ну а раз задание выполнено, то бежим к алхимической мастерской.

Все правильно я рассчитал, позади мастерской две девушки возились с батареей баночек:

— Счастливого дня вам красавицы, — поприветствовал тружениц.

— Ты смотри какой вежливый, — отозвалась одна из них, мельком скользнув по мне взглядом, и тут же буркнула, — искорки сегодня нет.

Ага, знать бы еще, что за искра такая, ну мы не гордые можем и вопрос задать. Видимо что-то не то я спросил, обе девушки удивленно поворачиваются ко мне.

— А разве тебя хозяин не за ней прислал?

— Причем здесь хозяин? — Удивляюсь я. — Ни о каких искрах он мне не говорил.

— Новенький, наверное. — Тут же сделала вывод вторая девушка, и тут же не поленилась объяснить. — «Искорка» это зелье, которое на время улучшает память, очень популярна среди воспитанников, когда надо продемонстрировать знания. Стоит двадцать медяков.

Ого! Однако зря я сюда приперся, если какая-то просроченная «Искорка» идет по цене двадцать монет, то сколько может стоить зелье силы? Впрочем, а чего я боюсь, за спрос денег не берут.

— Зелье силы два серебряных за одну черту, и золотой за пять черточек, — тут же выдали мне справку, черточки это степень воздействия на живой организм, условно можно связать со степенью концентрации алхимических веществ, — и, кстати, просроченные зелья не продаются, если им меньше огна до конца срока. За продажу просроченных зелий на каторгу упекут, а чтобы соблазнов не возникло, каталог ведется, где отмечается, когда и кто зелье сварил, и когда и кто его в яму слил.

— Жаль, — чешу в затылок, — я-то нацелился светляков им подпитывать, а то с этим масляным светильником задохнуться можно.

— А ты вечерком приходи сюда, найду как помочь, — хитро улыбнулась девушка.

Хм…, вот и напоролся на другой менталитет, здесь женский пол в отношении секса более активен, нежели в моем мире, и вовсе не физиология тому причиной, а воспитание, это мне непривычно, но здесь в порядке вещей, не мужчина озадачен созданием семьи, все заботы ложатся на женские плечи. Понятно, что в данном случае, ни о каком создании семьи разговора не идет, девушка увидела молоденького паренька и решила, что будет неплохо с ним встретиться без лишних глаз, вдруг да что-то вырастет из этих встреч. Не вырастет, есть у меня такое стойкое подозрение, останется от них только память. А впрочем, почему нет, девушка симпатичная, не буду же я всю жизнь от них бегать, правда и сильно наглеть тоже не стоит, а то хрен его знает, к чему это может привести. Мое раздумье девушка восприняла как замешательство и решила усилить натиск, пришлось сделать вид, что окончательно смутился, и дать себя уговорить — гормоны никуда не денешь, будь они неладны.

А светящихся слизней я все-таки отловил, дело оказалось простым, в землю заглубляется высокая баночка, края которой смазываются маслом, на дно баночки надо кинуть кусочек подгнившего фрукта, любого, спустя пару часов баночку можно вытаскивать, несколько слизней обязательно залезут полакомиться. Старых выкидываем, все равно светиться не будут, молодых оставляем, а потом отсортируем по силе света. Пока совершал послеобеденную пробежку, заприметил странный закуток позади здания, оказалось, что здесь хранили дрова на зиму, это было понятно по остаткам коры дерева и щепок. Посмотрел, прикинул и решил что лучшего места для чтения книги не найдешь, и светло, и свежо, только надо доску от лавочки сюда затащить, а то сидеть не на чем.

Остаток дня потратил на заучивание рунических знаков, мне еще долго их учить, надо не просто заучить начертание, но и запомнить, с какими другими знаками они могут взаимодействовать. Зачем я это все учу, если не владею силой? Если честно, то хрен его знает, но есть одна подленькая мыслишка, ведь упоминалось же о магических аккумуляторах, а значит, напитывать силой рунические письмена может и не маг. Напрямую в книге об этом не говорится, но ставлю сто к одному, что это в порядке вещей. А если это так, то можно попробовать создавать артефакты, все-таки кусок хлеба… на толстый-толстый слой шоколада.

Когда работать с книгой стало некомфортно, завернул ее в тряпку и вернулся в закуток, хоть слизней у меня набралось с полтора десятка, света от них было очень мало, без подпитки силой с ними не почитаешь, но все-таки не кромешная темнота, если приглядеться, то кое-что в каморке рассмотреть можно. На этот раз Кентарий даже не соизволил заглянуть ко мне, я слышал, как он бухнул дверью, а спустя минут пятнадцать заскрипела кровать — спать завалился. У него что, такой образ жизни? Очень интересно. Ну, раз так, то ничто не мешает мне отправиться на первое в этом мире свидание.

Что ж, должен признаться, что свидание состоялось и позволило мне лучше узнать этот мир, я хотел сказать нюансы отношений. Теперь я смело могу утверждать, что, несмотря на матриархат особого отличия в отношениях полов от патриархата я не заметил. Да, здесь женский пол более прагматичен и практичен, хоть романтические мечты у девушек далеко не на первом месте, но они все-таки присутствуют и о большой любви девушки тоже мечтают. Нет, не о принце на белом коне, это не их сказка, но от роли Василисы-Премудрой ни за что бы не отказались, вот хочется им быть одной любимой у мужа, от того и желают они держать его на коротком поводке ибо соблазнов вокруг много, а он такой ветреный. Ну и отношение к сексу соответствующее, стремление получше привязать к себе своего партнера с помощью секса приводит к тому, что невольно вспоминается концовка одного анекдота «она думает, что этот секс последний и такое вытворяет…». Да… уж… вытворяла. Не буду утверждать, что обогатился новыми познаниями в области сексуальных отношений, но зато какое стремление к совершенству… Наверное Хель, а именно так звали мою подругу, тоже понравилась эта черноглазая ночь, так как она хотела повторить полный комплекс и на следующий вечер, но тут мне пришлось дать задний ход, хорошо если после столь бурной ночи я за три дня в норму приду, а то с непривычки и этого времени будет мало. Приполз в каморку под утро и рухнул в кровать — все спать, до вечера меня не кантовать.

* * *

Второй огн осени, урожай с полей уже почти убран и вся аристократия востока устремилась в Менферо, во-первых: в это время начинался большой торг, когда владельцы земель заключали договора на поставку продовольствия в города, они уже точно знали какой у них урожай и могли определиться с объемами продаж. Во-вторых: сразу после окончания торга проводился большой прием в ратуше — бал, который здесь все называли «ярмаркой невест». Название не совсем верное, это в далекие времена на таких празднествах родители жениха присматривались к невестам и выкупали их у семьи, для того чтобы оженить своих великовозрастных чад мужеского полу. Прошло много времени, обстоятельство изменились, теперь в новую семью уходила не невеста, а жених, и в пору было заменить название с «ярмарки невест» на «ярмарку женихов», однако это тоже будет неправильно отражать суть происходящего. На этом мероприятии никто не заботился о счастье молодых, их мнение вообще в расчет не принималось, зато принимались во внимание аспекты взаимоотношения родов, и процветания семей. Мужчин в аристократических семьях рождалось еще меньше чем в целом по стране, примерно один к трем, и этим обусловлено создание союзов, где на одного жениха приходилось сразу две невесты. Однако на семейное счастье могли рассчитывать только старшие дети семей, остальные становились безземельными и вынуждены были терять титулы, переходя категорию мещан, селиться в городах и уже там образовывать свои семьи. Если род аристократов был достаточно богат, то ничего не мешало освоить новые земли и построить на них замок, что часто и происходило, но все же это было не сильно распространенным явлением.

Занимаясь торговыми делами, Полемея частенько пересекалось с другими семьями, у которых были женихи на выданье, однако те почему-то не проявляли интереса, хотя раньше охотно обсуждали тему будущих отношений. Сначала она пыталась заводить разговор только с семьями богатых родов, однако через некоторое время отказалась от своих амбиций и спустилась на уровень пониже. Но и здесь ей не сопутствовала удача, с ней по прежнему отказывались обсуждать важный вопрос, а времени до приема оставалось всего три дня, если до этого времени не сговориться, то придется надеяться решать вопрос на приеме, а это уже понижение статуса. Однако проблема скоро прояснилась, род Контепрон призвал графиню на малый сбор, благо что многие были сейчас в городе, где ей и объяснили причину игнорирования рода́ми ее семьи.

— Не могу понять, почему вдруг те, с кем раньше у меня были договоренности, вдруг решили сделать вид, что их не интересует моя семья. — Пожаловалась Полемея. — Ведь наше положение не хуже других.

— Хм, ты точно этого не знаешь? — Уточнила Терциана, сестра графини, прежде чем разъяснить суть проблемы.

— Да откуда? — Воскликнула Полемея. — Все стали шарахаться от меня как от прокаженной.

— В таком случае попробуй ответить мне честно, где сейчас находится Антонадо?

— Антонадо? — Удивилась графиня. — А какое отношение он может иметь ко всему этому?

— Самое прямое, — Отозвался Клементин, муж Терцианы, внимательно следя за глазами ответчицы, — никто не будет отдавать своего сына в семью, где с мужчинами происходит что-то непонятно. И так, что с Антонадо, почему он исчез вслед за Виграной?

— Никогда бы не подумала, что именно это может стать препятствием для брачного союза моих дочерей. — Помрачнела Полемея.

— Думаю, не открою тебе секрета, — вмешалась следующая глава семьи, — если скажу, что за такими, как Антонадо, следят многие семьи, им бы хотелось заполучить подобного жениха, парень был хорошо воспитан и образован, да и заявленное приданое тоже не стоит сбрасывать со счетов, что не так часто встречается в наше время.

— Почему был? — Возразила графиня. — Он жив, хотя не скажу, что с ним полный порядок.

— Тогда тебе ничего не стоит объявить это всем и предоставить доказательства. — Снова отозвалась Терциана.

— Это не тот случай, когда об этом можно кричать на каждом углу, — насупилась Полемея, — еще неизвестно что будет лучше, поискать жениха в среди худых родо́в или рассказать что случилось с родственником.

— Только не говори, что он сошел с ума или кого-то проклял. — Ухмыльнулась Терциана, она уже стала догадываться, что именно случилось с парнем. — Уже известно несколько случаев, когда семьи пытались таким образом поправить свою репутацию, не сумели обеспечить мальчиков достойным приданым.

— С приданым все в полном порядке, — вскинулась графиня, — Виграна об этом позаботилась.

— А кто об этом знает? — Пожал плечами Клементин. — Пока Антонадо не увидят здесь, никто не будет спешить верить. Так что мой тебе совет, вытаскивай парня в Менферо и все твои проблемы окажутся в прошлом, тем более, что люди перестали верить в магию проклятий без возможности управления силой.

— А в сумасшествие? Разве не мог Антонадо повредиться рассудком из-за смерти матери?

— Мог, но твой брат маг разума и этим все сказано, дальше ход за тобой. Нам не безразлично что произошло с твоей семьей, это вредит всему роду.

Город графиня покинула в тот же день, она только представила, какой позор ожидает ее с дочерью на приеме и сразу решилась бросить все дела, лучше попытать удачи на следующий год, решить проблему с Антонадо сейчас не получится. Будь проклята Виграна.


— Ты должен вернуть мальчишку, — заявила Полемея брату, — без него мы не сможем рассчитывать на приличную партию для дочерей.

— Для твоих дочерей, сестра, — усмехаясь, уточнил Клегистар, — и вообще избавиться от Антонадо было твоей затеей, не смотря на возражения с моей стороны. К тому же, неизвестно осталось ли у него что-нибудь в голове после того как мне пришлось с ним поработать.

— Чтобы ни осталось, надо показать его людям, — насупилась графиня, — что касается моих дочерей, то не забывай — от их удачного замужества зависит наше положение, доходов с земель не хватает ни нам, ни тебе, приданное жениха хотя бы на время поможет решишь эту проблему.

— Что я слышу? — Снова развеселился маг. — Моя злобная сестренка наконец-то решила, что лучше прислушиваться к голосу разума, чем наслаждаться местью.

— И все же, ты едешь? — Не отступала Полемея.

— Теперь-то куда торопиться? — Тяжело вздохнул маг. — На следующей неделе зарядят дожди, дороги раскиснут. Надо дождаться когда мороз скует землю, иначе придется долго месить грязь верхом на гроне.

— Хорошо, — согласилась графиня, — но сильно не затягивай с этим делом, помни, что и твое благополучие тоже в какой-то степени связано с нашим.

В ответ на это Клегистар молча махнул рукой и покинул кабинет сестры.

* * *

Прошел огн, начинаю привыкать к новой для себя жизни, это не казематы серого дома, это уже цивилизация. А все-таки с электричеством удобней, мы просто разбалованы цивилизацией и не понимаем, насколько комфортней сделали свою жизнь. Вот, к примеру, просыпаешься ты в темноте, щелкнул выключателем бра, и свет залил комнату, все видно, здесь приходится нашаривать колесцовое огниво, раздувать трут, и разжигать свечу или масляную лампу. Или как в моем случае, закидываю в баночку со слизнями, пропитанный зельем силы скатанный комочек тонкой шерсти и тихонько трясу, а спустя десяток секунд появляется тусклый свет, которого вполне достаточно, чтобы все разглядеть. Ну, а если нужно ярче, зелья приходится добавлять значительно больше. Что до воспетых в фантастических романах магических светильников, то здесь они есть, вот только расход силы в них достаточно большой и, следовательно, для подавляющей части населения недоступны, и мне в том числе. А часы? Попробуй здесь ночью узнать время. Это уже приходится тащиться на улицу и смотреть на положение Триона — самое яркое созвездие в этом мире. А если пасмурно? Все, сиди без времени. Кстати о часах надо подумать, недавно открыл для себя руну времени, это маги изобрели, чтобы было можно активировать артефакты в точно назначенное время, чуть модифицировать и можно сделать часовой механизм без маятника.

А что говорить о прочих благах цивилизации, машины, сантехника, связь, компьютеры… Здесь ничего этого нет, из развлечений только клинкур — напиться да забыться. Ну и очень повезет, если заглянет бродячий менестрель, хотя, на мой взгляд, убивать их надо сучковатым поленом пока рот не открыли, иначе придется слушать получасовое завывание, это они так воспевают подвиги неизвестных героев, неизвестно где, не известно по какому поводу. Вот по этой причине и тянутся молодые люди к совместному проведению досуга, я тоже иногда на них присутствую, если для всех это потребность души, то для меня необходимость, надо продолжить вживаться в общество. А как еще это можно сделать? Так как общество здесь сословно, то и посиделки могли проводиться только среди равных, с одной стороны это очень хорошо, здесь к тебе отнесутся серьезно и не удивятся, если попросить объяснить прописные истины. Но если взглянуть иначе, то это очень плохо, получается ты замкнут в своем мирке и вырваться за его пределы нет никакой возможности, и со временем станет хуже — пропасть между сословиями только нарастает.

Помните я рассказывал, что в первый день как очухался в сером доме решил прояснить что происходит и еле ноги унес. Так вот, мне повезло, все дело в том, что в этом мире уже существует большая разница в лексиконе благородного и подлого сословия и многое из тех слов, что употребляются в разговоре между благородными, нельзя употреблять в другой среде. Это как вставлять иностранные словечки в разговоре с ПТУшником, он ничего не поймет, да и вам будет сложно в его речи разобраться, ибо у него в разговоре приличными будут только предлоги. А теперь представьте себе, сидят санитары, ни о чем плохом не думают, делятся мыслями на своем языке, а тут заявляется неадекватный тип и начинает на смеси благородного и подлого предъявлять претензии. Не вырвался бы, убили. Это я сейчас разобрался, а первое время над моими оговорками по этому поводу не потешался только ленивый, приходилось все время держать язык за зубами. Выводы из всего этого я уже сделал, был уверен, хозяин этого тела, несомненно, раньше имел отношение к благородным. Очень интересно, почему вдруг он оказался в арестантской среде?

Отношения с Хель у нас «устаканились», видимо уже достаточно привыкли к друг другу, ночи теперь были не такие бурные как в первые дни, но на содержательность их грех было жаловаться. От нее узнал, что другие девушки ей завидовали, вроде как сумела подцепить паренька и тоже пытались завязать отношения с кем-то из слуг в жилых корпусах. Но вышел облом, здешние парни не очень стремились к знакомству с простыми работницами, считали, что достойны лучшего, поэтому больше заглядывались на женские корпуса, где было полно служанок, вот такой выверт в мозгах, есть возможность выбора, значит выбирают. Дошло до того, что Хель стали предлагать деньги, чтобы она уступила меня на парочку ночей. Однако. И это в обществе, в котором мораль играет очень большую роль, вот до чего озабоченных девиц безрыбье доводит.

Кстати, насчет морали, последнее время стал замечать, что не устаю после встреч с возлюбленной, то ли втянулся, то ли…, а не подкармливает ли она меня кое-какими снадобьями, которые способствуют повышению выносливости. С нее станется, ведь она имеет доступ до любых зелий, и если не наглеть, то вполне может иногда порадовать себя любимую. Теперь надо решить, нужна ли такая радость мне, ведь «ничто не проходит в жизни бесследно». Недавно встретил своих бывших товарищей по заключению, они попали в другой жилой корпус и их так же пристроили в услужение, внешне они вроде благополучны, но психику им сломали однозначно, они даже мне подчиниться готовы, для них теперь все хозяева.

А лекарка про меня не забыла, то, что этот огн я жил спокойно было связано с ее отъездом, а как только вернулась сразу взяла меня в оборот. Попытался спрятаться за Кентария, но тот только руками замахал:

— Вартана здесь считается вторым человеком после директора училища, так что ее приказы выполнять в первую очередь.

Реакции своего хозяина не удивился, он и раньше старался на меня внимания не обращать и сейчас продемонстрировал свое отношение ко мне, придется ближайшую неделю побыть в роли лабораторной крысы. Вот сегодня прямо с утра надо к ней идти.

Встретила меня Нея, потребовала заголить плечо, намазала каким-то зельем и велела сидеть и ждать. Лекарка заявилась только через полчаса, у меня от неподвижного сидения на неудобной лавке уже задница затекать стала.

— Как ты и велела, намазала плечо проявителем, — пока ничего не видно.

— Это на всякий случай, раз тут хороший маг работал, не должно ничего от печати остаться. А вот по структуре плоти кое-какие выводы можно сделать. Есть у меня нужный артефакт.

Вартана выдернула меня к столу, разместила так, чтобы плечо было хорош видно, и достала артефакт. Я внимательно наблюдал, сейчас она начнет напитывать артефакт силой и мне важно видеть как это делается. Лекарка зажала кругляш артефакта в ладони и закрыла глаза, через секунд пять я увидел какое-то слабое пульсирующее свечение исходящее от артефакта, но потом оно вдруг пропало, зато в открытых глазах Вартаны промелькнуло торжество. Понятно, артефакт активирован. Дальше лекарка подсунула его под плечо, и я увидел, что плоть руки побледнела, приобретая прозрачность, стало видно все мельчайшие кровеносные сосуды. Охренеть, такой артефакт любую томографию переплюнет. А вот и хирургическое вмешательство, сразу стали заметны нарушения в стройной структуре кровеносных сосудов, если не вглядываться в конкретные участки, то становится ясно, что неизвестным хирургом был заменен обширный участок плоти размером с пряжку ремня. Это и есть след от той самой пресловутой печати, по ней можно узнать род или Дом, к которому имеет отношение человек.

— Ну вот, печать действительно была, — сделала заключение лекарка, — а если судить по ее размеру, к Домам она отношения не имеет.

— Я ничего не слышала и мне это неинтересно, — картинно выпятила губу Нея, — не забудь это потом сказать тем, кто придет с тобой серьезно поговорить.

— Ах-ха, испугалась, — рассмеялась Вартана, — не бойся подруга, дальше им займется Ноани, а она сама может со многими серьезно поговорить.

И опять они свои планы обсуждают при мне не заботясь о том, чтобы их скрыть. Мне это уже не нравится, получается, что они уверены, что сведения от меня никуда не утекут. Упс, накаркал, Вартана вытащила из сумки следующий артефакт и принялась за его активацию, судя по тому, что она потом прижала его к моему лбу и принялась отсчитывать время, сей инструмент предназначается совсем не для лечебных процедур. Не знаю, что за этим должно было последовать, но мне на миг показалось, что возникло легкое головокружение, как после резкого разворота на триста шестьдесят градусов. Не пытается ли она мне с помощью этого артефакта память подкорректировать? На всякий случай быстро повторил в уме все что услышал, это один из способов перевести память оперативную в долговременную. Уж не знаю, действительно ли что-то из памяти улетучилось, но временных провалов позднее не обнаружил, диалоги шли друг за дружкой, не теряя логического смысла. Может и не сработала магия.

Второй раз меня выдернули через три дня, лекарка просто кинула мне плащ и приказала занимать место на запятках своего возка. Путь оказался неблизкий, или это мне так показалось, так как лето уже закончилось и тепло сменилось прохладой, а плащ мне выдали не теплый, каких-то полчаса и закоченел. Еще крепился некоторое время, потом решил плюнуть на все, забрался на место, предназначенное для дорожных сумок, и закутался в плащ с головой, авось не выпаду. Тряслись еще часа два с приличной скоростью, все-таки не зря у нас очень выносливых людей называют лосями. Когда колеса кареты мягко застучали по брусчатке, я решил, что ради того чтобы посмотреть куда мы приехали можно и потерпеть холодную погоду, поэтому снова занял место на запятках. Ну что можно сказать? Городок как городок, в меру заселен, в меру ухожен, по крайней мере, центральные улицы, а что в глубине, невидно, ну и в меру вонюч, опять же в центре несильно пахло, видимо тут имелась сливная канализация, но из переулков иногда пованивало. Прокатившись немного по городу, карета через массивные ворота въехала на территорию какого-то заведения, не сообразил обратить внимания на табличку с надписью при въезде, и остановилась возле огромного здания. Ага, наверное, это тоже что-то вроде учебки, судя по тому, что вокруг сновали молодые люди в одинаковых одеждах. Дальше меня провели по длинному коридору и оставили ожидать у двери. Опрометчивое решение, если молодежь не обращала на меня внимания, то люди зрелого возраста косились в мою сторону недовольно. Тут даже тупому станет понятно, что что-то идет не так. Ага, вот в чем дело, одна из девушек повстречалась с женщиной преподавателем и поклонилась, поклон конечно не такой глубокий как принято у японцев, но достаточно, чтобы показать уважение, в ответ на это она удостоилась легкого кивка. Ну, конечно же, если это учебное заведение, то приветствовать преподавателя обязательно иначе все решат, что молодой человек плохо воспитан. И хоть я действительно воспитан отвратительно, это не повод бросать всем вызов, так что когда мимо меня опять проходила преподаватель, я решил не рисковать и отвесил поклон.

— Студиоз, насколько я знаю, во всех группах занятия уже начались, — тут же зацепилась она за меня, — поторопитесь.

Хм, вот и делай благое дело, лучше выглядеть хамом, зато никто к тебе не пристанет, но преподаватель не спешит уходить и ждет от меня ответа.

— Прошу извинить меня госпожа, — снова сгибаюсь в почтительности, — но я не являюсь учащимся вашего заведения, сюда меня привела госпожа Вартана.

— Вартана? — Тут же реагирует женщина. — Зачем?

Вот откуда мне знать? Нет, если так уж подумать, то я знаю зачем, но зачем это знать другим? Ладно, выдадим ей нейтральный ответ:

— У госпожи Вартаны запланирована встреча с госпожой Ноани.

— Да, я тоже хочу ее видеть, — заявила преподаватель и решительно открыла дверь.

Когда дверь закрылась, меня прошиб холодный пот, я только что совершил большую глупость и упомянул Ноани, а ведь если артефакт сработал, то ни о какой Ноани я знать не должен. Проторчал в коридоре еще минут десять и за это время отвесил еще с десяток поклонов, мне конечно же это не трудно, но согласитесь, ситуация идиотская, вдруг поклоны здесь означают приветствие, а я так и буду здороваться весь день по кругу, как механический болванчик.

Наконец из-за двери прозвучал удивленный вопрос:

— Ты сейчас о ком говоришь?

Вартана вылетает в коридор, оглядывается, а потом удивленно смотрит на меня. Наконец у нее в глазах появляется огонек понимания и губы помимо воли растягиваются в улыбке:

— А что, похоже? — Выдает она и снова ныряет за дверь.

Спустя несколько секунд комната взрывается громким смехом, причем смеются с такими вывертами, что даже у меня на лице растягивается улыбка. Вот ведь заразы. Успел отвесить еще несколько поклонов, когда, наконец, в коридор выходит Вартана с двумя спутницами.

— Пойдем, студиоз, лекцию тебе прочитаем по случаю, только не помри раньше времени, — заявила она мне и все снова захохотали.

Да уж, попал как кур в ощип, в комнате куда меня привели, церемониться не стали, усадили в кресло и кожаными ремнями притянули к подлокотникам руки. Тут уж я сильно струхнул, однако меня собираются элементарно пытать, будить память так сказать. Не буду описывать всю процедуру, там много чего было, но по крайней мере безболезненно… до определенного момента, а вот потом… Сначала Ноани встала сзади и протянула руки к моей голове не касаясь ее, у меня сразу возникло такое чувство, что кто-то начал копаться в моих мозгах, перебирая извилины. Покопавшись так несколько минут, она положила одну руку на затылок и меня прострелила резкая боль, тело скрутила судорога.

— Однако, — как сквозь вату услышал я, — маг знал свое дело, мало того, что он чистил память, так еще и блок установил.

— Зачем ставить блок, если, как ты говоришь, память почищена, — удивилась Вартана.

— Всю память вычистить невозможно, что-то всегда останется в виде остаточных образов, — пояснила маг, — тем кто сходит с ума всегда после чистки памяти ставят блок, чтобы то, что осталось не мешало жить. Попробую сломать защиту.

На этот раз я не успел даже отреагировать, голова просто взорвалась болью, а потом, как после разряда электричества, возник противный звук в ушах. Сколько я точно пробыл в беспамятстве, сказать не берусь, но когда вернулся в реальный мир, все тело ломило, во рту чувствовался металлический вкус крови, а кто-то из помощниц оттирал тряпкой мое лицо от соплей. Однако нехило меня приложило. Больше меня не трогали, отвязали от кресла и положили на лавку, где мне снова удалось уплыть в мир грез.

В этот раз сознание вернулось относительно быстро, я так решил потому, что Вартана и Ноани еще не покинули пыточную, голова раскалывалась от боли, однако это не мешало мне воспринимать разговор.

— Ты не ошиблась, — говорила Ноани, — он действительно из благородных, но вряд ли из баронов, бери выше, с его памятью работал высший маг. Не нам с ним тягаться.

— Но зачем? — Удивилась лекарка. — Зачем решать проблемы столь сложным и ненадежным способом, проще раз и навсегда избавиться от него и забыть.

— В жизни бывают разные обстоятельства, — продолжила объяснять ее подруга, — возможно он стал не нужен семье и от него решили избавиться, но не захотели, чтобы кто-то стал палачом. А может быть так, что ему обещали сохранить жизнь, понимая, что такая жизнь хуже смерти. Не исключено так же, что это просто месть. Сейчас мы можем только гадать. Несомненно только одно, опасно знать истину, поэтому мой тебе совет, верни слугу хозяину и забудь о его существовании.

— Придется так и сделать, — вздохнула Вартана, — надеюсь, он после попытки сканирования памяти не окончательно все забыл?

— Сканирование тут не причем, — объяснила Ноани, — сработала защита мага. Еще немного и она спалила бы ему мозг, по самому краю прошли.

— Надо же, даже это предусмотрели, — удивилась лекарка, — тогда действительно лучше его не трогать.

И опять церемониться со мной не собирались, как только закончился разговор подруг, вызванные помощники, подхватили меня на руки и через пару минут закинули тело в возок, хорошо хоть не привязали на место багажа, и Вартана отправилась в обратный путь. В наглую воспользовался предоставленной возможностью и спокойно погрузился в объятия Морфея, в конце концов, сколько можно издеваться над сиротой… Сиротой? Конечно сиротой, успела мелькнуть последняя мысль

Утро добрым не бывает. Эту истину надо увековечить в камне и не забывать о ней никогда. С кровати, куда меня закинули уже глубоким вечером, сползал в три этапа, а куда денешься, если позвала природа, не в постель же пи-пи, весь путь до клозета и обратно занял с полчаса, болело все, даже кончики волос и пусть кто-нибудь скажет, что там болеть нечему. Только днем появился намек на улучшения самочувствия, вот только толку-то, до столовой не доберешься, а меня и вчера не кормили. Сволочи. Вот попадется мне эта лекарка где-нибудь в темном углу, кирпичом стукнутая, вот тогда уж, поверьте мне, отыграюсь, ишь шалава, решила по легкому денег срубить, да ей Полемея на раз голову оторвет… Крешь, какая еще Полемея? А ведь точно, родственница была у меня такая… Или есть? Нет была, после всего что она со мной сделала, никаких родственных чувств я к ней не испытываю, она враг мне, кровный враг. Но отомстить я пока ей не могу, сила не на моей стороне… Так, стоп, это не мои мысли, это мысли Антонадо Горчес Виграна Контепрон, графа по происхождению, единственного сына графини Виграна семьи Горчес. В памяти тут же всплывает картинка, гонец только что доставила вести о подлом убийстве матери, Виграны, и теперь все права на меня могут перейти второй главе семьи. Надо срочно отправляться в столицу, только королевский дом может защитить меня, но поздно, я даже не успел оседлать своего «боевого» грона, как на дороге к замку появились люди Полемеи. Ловушка захлопнулась, попытка закрыть ворота и сесть в осаду не удалась, среди напавших был высший маг, Клегистар, он не торопясь подъехал к поднятому мосту и попросил, именно попросил, стражников опустить мост и открыть ворота. Никто не посмел ослушаться его, хотя я точно знаю, что все стражники имели медальоны защиты разума, а значит, заговор за нашей спиной зрел давно. И тогда я сделал то, что должен был сделать, сломал печать, то есть отказался от всех денег Виграны, теперь их могу получить только после свадьбы в качестве приданого. Когда Клегистар вошел в главный зал и предложил мне отдать ему печать, я кивнул на камин, где обгорали обломки. Мне было прекрасно известно, что Полемея сильно стеснена в средствах, поэтому и решилась на убийство матери, посчитав, что став моей мачехой получит доступ до банковских депозитов.

— Зря ты это сделал, парень, — вздохнул Клегистар, и вытянул ко мне руку.

Сознание померкло и больше ничего не осталось в моей памяти, но оно и не к чему, и так понятно, что по приказу мачехи маг удалил печать семьи, с моего плеча, блокировал память и отправил меня в серый дом, чтобы довелось пройти все круги ада. Что же, расчет был верный, хоть он не может сам причинять страдания члену семьи, но это за него могут сделать другие. Представляю, как бесилась Полемея, когда узнала, что все ее старания оказались напрасны.

Планы мести рождались в голове один страшнее другого, душа требовала немедленных действий, и мне пришлось прикрикнуть на самого себя:

— А ну стоять, сосунок! Сейчас ты никто, смерд, нет никого ниже тебя, даже раб имеет больше прав, чем ты. Сначала надо чего-то самому добиться в жизни не по праву рождения, а за счет своего ума. И только достигнув определенного статуса в обществе, можешь рассчитывать на право мести. Но если ты этим правом воспользуешься, это будет означать, что ума у тебя по-прежнему нет. Самая страшная месть для убийц, это дать им знать, что их враг счастлив.

Ух, а ведь хорошо сразу стало, успокоился Антонадо. А теперь спать, предстоят великие дела, а я не выспавшийся.

Глава 4 Подготовка

И все же, несмотря на боль, вечером пришлось тащиться в столовую, не поешь сегодня, завтра к боли достанется слабость. Как там в песне: «я знаю пароль, я вижу ориентир», вот так мне и пришлось перемещаться, намечаешь ориентир и мелкими шажками, стараясь не потерять равновесия, перемещаешься к нему, а там все по новой. А лекарка все же человеком оказалась, оставила на столе пять серебряных, понятно, что это не компенсирует ту волну боли, которую мне довелось испытать, но хоть какой-то намек на извинения. Ну и ладно, понятно было, что и раньше на нее обижаться не следовало, откуда ей было знать, что Клегистар защиту от взлома поставил, вот очень хотелось ей свой социальный статус сменить, разве можно осуждать ее за это? А вот почему защита нормально не отработала, это уже вопрос, «наш» маг таких недоработок никогда не допускал. А может быть и не допустил, достаточно вспомнить, что электрошок на меня не действовал, следовательно, защита стояла, а если вспомнить, сколько мне ударов током досталось, то наверняка, в голове мешанина от магических конструктов осталась.

Последствия мозголомки проходили долго, оказалось, что болело все не просто так, это был результат запредельных мышечных сокращений, каждое неудачное движение отзывалось острой болью, как при радикулите. Но время лечит, вот и мне становилось все лучше, пусть не настолько, чтобы возобновить занятия по укреплению тела, но уж снова заняться изучением рунного письма ничто не мешало. К настоящему времени мне уже удалось хорошо усвоить где-то чуть меньше тысячи знаков, и начать выполнять упражнения по их начертанию, что оказалось делом не настолько простым как казалось в начале. Первое время задумывался, а почему здесь никто не переносит вязи рун с помощью клише? Чуть позже, при отработке упражнений по каллиграфии, разобрался, рунный знак, это не изображение букв, здесь есть четкие правила начертания, даже малейшее отклонение приводит к тому, что все старания оказываются напрасными. Хотя внешне рунное письмо, выполненное разными людьми, имеет существенное отличие, индивидуальность подчерка и здесь проявляется.

Знаки пишутся специальными чернилами, которые содержат в себе сваренный из каких-то животных компонентов лак, или так называемую основу, которая задает магические свойства чернил. Компонент секретный, но вроде как он добывается из желёз онкула — болотного крокодила. И специальным образом обработанная сажа, она одновременно отвечает за направление потоков силы и исполняет роль красителя. В целом чернила являются проводником магической энергии, при написании знака, движение пером задает направление, в котором эта магическая энергия должна перетекать. Опять же есть предположение, что в этом случае частички сажи вытягиваются в нужном направлении, что не позволяет магической силе растекаться в пространство. Типов магических чернил много: есть «легкие», это которыми нужно писать руны оперирования слабыми магическими потоками, в них рассеивание силы минимально; есть «силовые» они предназначены для взаимодействия с большими потоками силы; есть для красоты, просто чтобы все видели красиво начертанные руны на амулетах. Но это все знают зельевары, для меня сия премудрость пока недоступна.

Раньше Антонадо не интересовался магией, считал, что в жизни это ему не пригодится, но человек предполагает, а Асон располагает. Да, убить большую часть жизни на освоение магии без надежды на гарантированный успех — глупость. Лучше пойти по проторенному пути знати, тренировать свое тело в искусстве владения шпагой, в чем мой предшественник, хоть и юн, достиг немалых успехов, но магия … И интересно, раз бывший хозяин тела из благородных, да еще из графьев, то почему бы ему не иметь способности к магии? Ведь в этом мире происхождение играет в этом деле большую роль, если не определяющую, а даже наличие малой силы уже будет серьезным подспорьем в осуществлении планов, которых, кстати говоря, еще нет. Короче говоря, вот и планы на ближайшее время надо определиться с магическими способностями и раздобыть нужные книги.

Кстати, вчера прибежала Хель, не хотел раньше времени ставить ее в известность, слишком уж плохо себя чувствовал, теперь стало значительно лучше можно и потерпеть. Совсем скрывать свою болезнь от нее тоже нельзя, девушки здесь могут серьезно обидеться, почему-то они считают, что после начала отношений, в ответе за нас, мужчин. Вот и сегодня с утра она заскочила ко мне на минуточку и оставила пузырек с зельем легкого наркотического действия, чтобы унять ноющие боли, теперь вот решаю, стоит ли мне его применять, или ну его нафиг. Подумал и решил, что надо, а то надоели эти прострелы в пояснице.

Должен сказать, что зелье здорово помогло, думал боли вернутся, когда закончу употреблять «лекарство», но нет, и особых последствий не ощутил, если за таковые не считать желание употребить еще. Наркотик, и этим все сказано.

Так что еще неделя и наши вечерние «посиделки» снова возобновились. Аккуратно, чтобы не вызвать гнева за то, что лезу не в свое дело поинтересовался у Хель, а как она решает вопросы с предотвращением беременности? Сразу отвечать не захотела, отмахнулась, но потом все же поведала, что кустарник Синита Красная, молодые побеги и корни которого обладают сильным противозачаточным действием, растет здесь повсеместно, и хоть об этом все стесняются говорить, но иногда ходят в лесок за дарами природы. Девушки еще ладно, им многое прощается, но если за этим занятием заметят замужнюю даму, скандал выйдет знатный, от того и секрет Полишинеля. Интересные тут у них выверты в мозгах, вроде как до замужества можно позволить себе вольные отношения с кем угодно, если угодно, а после замужества ни-ни, особенно в отношении противозачаточных средств.

* * *

Как только дороги схватились морозцем, Клегистар собрался в путь, в этот раз он взял у сестры уже десять золотых, одно дело упечь парня в «серый дом» по надуманному обвинению и совсем другое вызволить его оттуда. Так-то маг прекрасно знал, какие лечебные процедуры входу у лекарей этого крайне закрытого лечебного учреждения, и знал, что после нескольких лет такого лечения от личности человека ничего не остается, если выживет, конечно, но это совершенно его не волновало. Его задачей было представить обществу Антонадо, а в каком он состоянии при этом будет, уже не к нему претензии, пусть дальше сестрица выкручивается. И вообще зря он ее тогда послушал. Узнать куда конкретно направили невменяемого паренька, проблем не составило, мог бы и сам догадаться, в достаточной близкой доступности здесь был только один «серый дом», так что, расставшись с двадцатью серебряными, маг снова отправился в путь.

До городка Колпоту, где и находилось это злополучное заведение, маг добрался на четвертый день, а вот дальше все застопорилось, никто не мог прояснить судьбу смерда Кира Юртена, вроде бы по бумагам он до сих пор должен был находиться на «излечении», но найти его не могли. Уж на что Клегистар был терпелив, но и его спокойствия хватило только на неделю, и он решил — раз не получилось по-хорошему, будет по-плохому.

Первым под раздачу попал один из санитаров, он после дежурства решил пропустить стаканчик — другой в клинкуре. Пропустил, видели его, а вот дальше пропал. Маг работал с санитаром долго, дотошно выясняя, куда отправляли пациентов за последние семь огнов, о здоровье любителя напитков он не заботился, поэтому подстегивал память несчастного, не оглядываясь на последствия и это принесло плоды, выяснилось, что три огна назад в серый дом приезжала представитель военной коллегии и по ее указанию было выбрано пятеро пациентов серого дома, причем она выбирала как раз тех, у кого шансы на «излечение» были минимальны. Куда их потом отправили, санитар даже приблизительно предположить не мог.

Вторым пропал лекарь, здесь уже Клегистар знал что спрашивать, так что уже ближе к утру он выяснил, кто конкретно представлял коллегию и где ее искать, к сожалению, куда увезли отобранных пациентов, узнать не получилось, просто никто не задавался этим вопросом. Что ж, никто не сказал, что будет просто. Ближе к обеду того же дня, маг в своем возке покидал негостеприимный городок, надо было ехать в столицу королевства, а это путь не близкий, сначала надо заехать домой подготовиться и отдохнуть, слишком много сил было затрачено на работу с работниками серого дома, а уж потом отправляться в далекое путешествие. Его «гости» очнулись ночью в каком-то сарае, они плохо соображали и ничего не помнили, поэтому еще долго бесцельно бродили по городу, продрогшие до костей, пока не попались ночному патрулю. И хорошо, что попались, патруль их отвел в тепло, где они и отогрелись, иначе бы никто не смог поручиться за их жизни.

— То есть пациентов увозят неизвестно куда, и никому дела до этого нет? — Удивилась Полемея. — И мы не сможем его никогда найти?

— Почему не сможем? — Хмыкнул маг. — Сможем, но для этого потребуется много времени, к тому же придется посетить столицу и кое-кого хорошо расспросить. Так что готовь еще золотые сестренка.

В ответ Клегистар удостоился злобного взгляда.

* * *

Последнее время у нас с Хель возникли трудности, вечерами стало очень холодно, все-таки вторая половина осени, еще немного и выпадет первый снег, все в училище перебираются в утепленные отапливаемые помещения, происходит так называемое уплотнение. Если раньше мы имели возможность уединяться в ее небольшой комнатке во флигеле расположенном на нейтральной территории, то теперь она должна переехать на чисто женскую половину, в капитальное строение для персонала, где размещали в комнате по двое. Настроение у девушки упало ниже плинтуса, особенно возмутил тот факт, что соседка, узнав о ее затруднениях, недолго думая, предложила делить мальчика на двоих.

— Хель, зачем ты мне об этом рассказываешь? — Удивился я.

— Зачем, зачем, — проворчала девушка, — ты же в мужском корпусе живешь, слуг там хватает, надо сговорить кого-нибудь для нее.

Ага, сейчас. Я как представил секс вчетвером на восьми квадратных метрах, так меня аж передернуло. Нет, не то у меня воспитание, да и я тут, понимаешь, радуюсь снижению сексуальной нагрузки на свой организм, а мне предлагают подсуетиться в обратном направлении. Так что на словах-то я ей пообещал приложить максимум усилий, а на самом деле даже в страшном сне такого делать не буду. И вообще, пора думать о прекращении отношений, как удалось узнать, с приходом зимы из летних лагерей в город возвращают легионы, и часть из них будут размещать в казармы училища. Причем размещают здесь легионы женского пола, у мужчин зимние квартиры в другом городе. Надо быть больным на всю голову, что бы ночью красться на женскую половину училища, прячась от патрулей. Нет уж, лучше вы к нам, а лучше и этого не надо, человек я здесь бесправный и статус мой до сих пор не определен, хорошо, что мой хозяин редкостный раззвиздяй, а то смотрю, другим шибко не повезло, целыми днями жужжат как пчелки, а все равно от наказаний отвертеться не могут. Даже думать не хочу, что они обо мне думают, стоит хоть раз уединиться с Хель в своей каморке и об этом будет известно всем. А ведь учеба у Кентария в конце зимы заканчивается, а что будет дальше неизвестно. И ведь опять накаркал.

— Завтра со мной идешь, — сообщил мне на следующей неделе Кентария, — будем походные занятия отрабатывать.

— Занятия? — Удивляюсь я. — У слуг?

— Будешь палатки учиться ставить, лагерь обустраивать, еду готовить, — начал перечислять хозяин, — там много чего будет, не один день заниматься будем.

Вот тебе бабушка и Юрьев день. Что-то не договаривает молодой человек, прежде чем идти в поле готовиться надо, а вот так с бухты-барахты не делают, да и утепляться время подошло. Срочно побежал к каптерщику, если не выдаст теплую одежду, так хоть подскажет что это за походные занятия. Оказалось, что действительно подошло время выдачи теплой одежды. Получил утепленные штаны, две пары шерстяных чулок, грубой вязки свитер, пончо (одеяло с дыркой под голову) и непонятное сооружение на голову, наверное, у них это форменная шапка такая.

— Сапоги хочешь? — Спросил каптерщик.

Не, я уже можно считать старожил, слышал такие истории, сапоги на слуге сильно раздражают окружающих, поэтому любителей пофорсить обязательно в самую грязь загонят.

Но умничать на эту тему не стоит, поэтому кривлюсь, тяжело вздыхаю и отказываюсь:

— Хозяин мне совсем денег не дает.

— Ну, тогда имей ввиду, всего за серебряный хорошие сапоги даю.


Странные у них какие-то походные занятия, вышли ранним утром из училища обозом, удались в лес от дороги километра на два и на какой-то полянке стоп. Задание: обустроить лагерь. Капрал, что нами командовал, тут же потерял ко всему интерес, отошел в сторонку и лениво за всем наблюдает. Слуги ждут, а их хозяева затеяли спор, с чего надо начинать обустройство лагеря и где конкретно разбивать платки. Ой, дебилы малолетние. Капрал не зря устранился, видимо это и есть один из методов обучения, наверняка он их заставит здесь ночь коротать. Сам-то он, как я вижу, тепло оделся, а воспитанники как на летнюю прогулку собрались, так что предстоит нам веселая ночка. Подождав еще немного, полез смотреть что конкретно находится на телегах. Здесь все четко, по-военному, одна телега — одна палатка со всем содержимым, это хорошо, не надо метаться по всему обозу и пытаться сообразить что откуда и куда.

— Ну что, будем смотреть, как господа спорят или начнем палатки ставить? — Спрашиваю у собратьев по несчастью. — Пока все не сделаем, нас отсюда не выпустят.

— Да как же без их приказа-то? — Вскинулся долговязый парень.

— Так пока все подготовим, они и определятся.

Надо сказать, что в отличие от хозяев их слуги оказались куда как толковее, уже через полчаса мы сумели срубить центральные стойки для палаток, развернуть плотную ткань и собрать верхние кольца — здесь палатки были сделаны в виде шатров, и в каждом должно было разместиться не менее пятнадцати легионеров. Наконец и наши хозяева определись со схемой лагеря. Чтобы не терять время мы сразу выделили двоих из своей команды, чтобы занялись готовкой пищи, и еще двоих наладили сгребать сухой лист для набивки матрасов, так что к вечеру лагерь был полностью обустроен. Осталось накормить народ, и наша задача на сегодня выполнена. В первом приближении. Почему в первом приближении? А потому, что как я уже говорил, воспитанники утеплением не озаботились, а палатки тепло без печки не держат и никаких накидок в повозках не нашлось. Как только стало понятно, что сворачивать лагерь команды не поступит, пришлось задуматься.

— Надо больше дров для костра заготовить, — заявил я своим, — господа ночью мерзнуть будут, хоть у огня смогут отогреться.

— А мы? — Последовал вопрос.

Хотел сказать — А нас к огню не подпустят, рылом не вышли. Но вовремя схватил себя за язык. Пришлось несколько смягчить:

— А нам надо думать, как ночь в тепле пережить.

Интересно, а как устроились обозники, ведь им даже палатки не положены. Пошел смотреть. Все оказалось просто, обозники на ночь заваливались в повозку по трое, и накрывались шкурой какого-то большого зверя, хватало на троих, когда было особенно холодно постоянно перемещали того кто лежал в центре на край, после того, как тот отогреется между товарищей. А что хорошая идея, так что мы быстренько разместили топчаны в один ряд и приготовили несколько рогож с повозок, чтобы накрыться с головой.

Как и предполагал, наши хозяева всю ночь устраивали пляски у костра, мне стало жалко Кентария, даже мысль появилась, поделиться с ним своим пончо, но тут же запинал ее куда подальше, пусть померзнет, так быстрее доходит.

Утром с приготовлением пищи возникли проблемы, во-первых: все дрова «господа» сожгли; а во-вторых: стоило снова разжечь огонь, как все место вокруг него оказалось занято и не освобождалось, несмотря на просьбы. Пришлось разводить еще два костра, чтобы получить доступ к огню, из-за этого завтрак был поздний.

Зато мы стали свидетелями замечательной оценки умственных способностей наших хозяев капралом. Уж не буду приводить здесь его речь, ибо разорялся он минут пятнадцать и ни одного приличного слова не сказал, только под конец пояснил, почему он так думает:

— Разметка лагеря произведена неправильно, охранные артефакты не выставлены, ночное дежурство не организовано, действия на случай нападения не оговорены, а слугами никто не управлял, они действовали сами по себе. Впрочем, хорошо, что никто не озаботился наставлением слуг, даже представить себе боюсь, что вышло, если бы вы стали им приказывать.

Однако капрал тоже допустил серьезную ошибку, разбираться с воспитанниками он должен был без наших ушей, никогда нельзя допускать ущерба авторитету хозяина, это сильно вредит делу. Но не мое это дело, пусть разбираются как хотят, лишь бы нас каждый раз не пинали. Сворачивали лагерь гораздо дольше, чем разворачивали, надо было аккуратно разобрать и свернуть палатки, разместить все на возы в строгом соответствии с указанием возничих, ибо потом всем этим заниматься никто не будет, возы загонят на склад где они и будут ждать следующего похода. С этого дня нас стали раз в неделю гонять в подобные походы, хоть мне это и не сильно нравилось, особенно после того как снежный покров накрыл землю, но должен признать полезность сего дела в деле обучения пополнения легионов.

Как я и предполагал, свидания с Хель пришлось прекратить, более того мы вообще были вынуждены вести осадный образ жизни, попасть ночью в лапы патруля никто не хотел. Так-то легионерки вели себя прилично и сильно кулаками не размахивали, уговаривая на «неуставные взаимоотношения», только по взаимному согласию, но кто сказал, что этого согласия нельзя добиться иными методами, клинкур рядом, а там наркоты на любой вкус хватает. Так что утром несчастного возвращали хозяину иногда в сильно потрепанном виде.

Изучение книги подходит к концу, знаки запомнил, способ начертания тоже, сейчас набиваю руку с помощью обычных чернил, да медитирую по нескольку часов в день. Направленная медитация это подготовка к определению магических способностей. В этом мире ни у кого эти магические способности спонтанно не открываются, нужно длительное время заниматься развитием способности концентрировать внимание, и только после того, как человек достигнет некоторого уровня, можно будет делать прогноз относительно возможности управления силой. Именно по этой причине магов здесь очень мало, хорошо если один на тысячу, и то из слабеньких, кому захочется сначала потратить много времени только лишь для того, чтобы определить свои способности, а потом годы на то, чтобы научиться управлять силой? Люди магов, конечно, уважают, но не завидуют, так как им недоступны простые радости жизни, у них вся жизнь подчинена развитию своих способностей и остановиться нельзя, это как у музыкантов, прекратишь занятия и потеряешь уровень мастерства. С высшими магами вообще засада, хорошо, если их в стране пара десятков наберется, и на службе у семей они состоять не хотят, такие как Клегистар в их среде исключение, просто он родился в «нашей» семье, вот и служит ей по привычке. Да и, если честно сказать, не служит он, просто привык к такой жизни и не хочет ее менять. Мне становиться магом не нужно, достаточно будет начального развития, уметь напитывать силой рунные цепочки, да управлять ускорением восприятия времени на минимальном уровне, что дает основное преимущества магам, остальное по мере возможности.

А сапоги я все-таки купил, но не у каптерщика, а в клинкуре, у подсевшего на наркоту сапожника, правда обошлось мне это тоже в серебряный, но качество не сравнить. У него же потом купил и меховую охотничью куртку, в несильно потрепанном состоянии, с ней на занятиях было куда как комфортнее, дальше ничего приобрести не успел, хозяин клинкура вовремя просек, кто ему весь бизнес ломает и распорядился больше меня на порог не пускать. Ну и ладно, не очень-то и хотелось, зато потихоньку стал прирастать походными вещами, там перепадет нужная вещичка, тут хозяин подарит от щедрот душевных, а то и по уставу положено, как слуге будущего легионера.

Наконец-то зима пошла на спад, ручьи еще не потекли, но снег подёрнулся легким настом, теперь уже серьезных морозов не будет, температура днем так и будет некоторое время крутиться около нулевых значений. Кентарий тоже готовился к выпуску, сдавал последние дисциплины и потихоньку ликвидировал долги, которые у него образовались из-за излишнего интереса к учебным материалам, библиотека здесь оказалась платной, кстати, тут и я потоптался, не удержался под шумок парочку нужных учебников заказать.

Окончание учебы выпускники праздновали, как это и положено, в клинкуре, в этот раз слуг туда не пустили, так что мы терпеливо дожидались своих хозяев в пристройке к конюшне. А что, здесь относительно тепло, все ж не на улице мерзнуть, да и ждать долго не пришлось, господа воспитанники, несмотря на слабость напитков, ужрались до поросячьего визга быстро, так что растащили мы их по своим местам еще до того как, вторая звезда в Трионе оказалась в зените (полночь). Самостоятельно раздеться Кентарий естественно не мог, поэтому мне пришлось помогать, так-то я сильно не прислушивался к его пьяному бреду, а тут почему-то обратил внимание:

— Хороший ты слуга, Кир, — бормотал он, — жалко только…, судьба у тебя такая…, только ты не обижайся…, это наставник решил…, но ты не бойся…, только в начале больно…, может тебе в следующей жизни больше повезет.

Вот так номер, это он сейчас о чем? Однако дальше ничего дельного не услышал, пошли банальные жалобы на учебу, а потом он и вовсе затих, погрузившись в глубокий сон.

Задумался, теперь надо разобраться с его откровениями, и чем больше я думал, тем больше мне это все не нравилось, вот я удивлялся своему статусу здесь. Подумать только, некая дама приезжает в «серый дом» и там отбирает пятерых молодых людей на роль слуг в училище, и это притом, что желающих занять место слуги в очередь до горизонта. Потом дальше, никто этим новообращенным слугам не платит, и платить не собирается, но и исполнения обязанностей от них особо не требуют. Вроде бы эти слуги есть, и в тоже время их как бы нет, не состоят на службе, не привязаны договором к хозяину, а теперь еще и вот этот бред. Сказать что я об этом думаю?

Ладно, Кентарий собрался служить в каком-то седьмом легионе, надо как можно скорее узнать, чем знаменито это воинское подразделение, появилась у меня еще одна подленькая мыслишка о том, что Кентарию предстоит еще один экзамен, который мне не получится пережить. А значит, надо срочно готовиться к побегу. Первым делом, не откладывая в долгий ящик, достал хозяйский атлас и занялся его изучением, так-то я давно его уже изучил вдоль и поперек, но освежить в памяти не помешает. И так, в первые дни опасность вряд ли может мне грозить, как мне уже было известно, обоз с выпускниками училища идет в сторону городка со смешным названием Глинтвейн, это для меня смешным, а для местных вполне себе приличное название. Народ здесь вдоль дорог селился достаточно плотно, так что вряд ли со мной что-то может произойти, Дальше обоз разделяется на обоз мужской и женский, мальчики налево, женщины направо. Левый обоз движется до развилки дорог на городок Адельвейн и в сторону баронства Глинтмар. Здесь обоз снова разделяются, часть выдвигается в городок, где расположение третьего и четвертого легиона, а меньшая часть идет в Глинтмар. Нам надо попасть в седьмой легион, значит, идем в баронство, путь туда проходит по глухим местам, дня три — четыре жилья, кроме заезжих домов по пути не будет, следовательно, мне надо покинуть своих благодетелей до этого срока. Где уходить в отрыв? А вот здесь, развилка находится в одном переходе от Глинтвейна, значит, пережидать ночь будем где-то в этом месте, рядом на карте обозначено озеро, которое сильно вытянуто на север. Где-то через тридцать эргов (один эрг — расстояние, которое мужчина проходит за двенадцать минут — тэн), озеро переходит в реку и по ней можно добраться до старого королевского тракта. Если на реке будет тонкий лед, то есть путь на север и эргов через десять получится выйти на дорогу в другое баронство. Но этот путь нежелателен, из того баронства выбраться будет трудно. Все основной путь побега намечен, подберем еще пару запасных вариантов и приступим к подготовке.

Следующие дни потихоньку занимались сборам в дальнюю дорогу, в казенный дом, то есть к новому месту службы, причем никто не мешал, в отличие от других, Кентарий к сборам меня не привлекал, сам все вещи упаковывал, так что мои догадки уже получили косвенное подтверждение. Ну, раз у меня появилось немного свободного времени, сбегал попрощаться к Хель. Девушка уже смирилось с тем, что ее летне-осенний партнер покидает училище навсегда, так что прощание обошлось без слез и упреков:

— Слушай, Хель, — решился я обратиться к ней за помощью, — мне в путь нужно зелье силы, на три черточки. Можешь продать?

Почему зелье силы на три черточки? А потому, что три черточки не считается боевым, и вполне доступно для прочего населения, но продается редко из-за цены, однако я уже говорил, что девушка имела свободный доступ к зельям и могла умыкнуть несколько пузырьков предельных сроков хранения. Упираться Хель не стала и за тридцать медяков, почти даром, я стал обладателем двух заветных пузырьков. Это будет моей страховкой в случае удачного стечения обстоятельств, ну а если «стечения» не случится, то и говорить не о чем.

И наконец, последний штрих к моим догадкам, узнал, что седьмой легион занимается глубокой разведкой, то есть в нашем понимании это разведывательно-диверсионное подразделение, а у них подготовка имеет свою специфику. И в частности в эту подготовку входит умение лишать жизни самым жестоким образом, чтобы в случае необходимости можно было легко разменять чужую жизнь за нужные сведения. Даже представлять себе не хочу, как это должно будет происходить на моем примере.

* * *

В этот раз поездка была куда приятней, дороги укрыл снег и его хорошо раскатали, так как возок катился мягко, Клегистар больше в пути занимался медитацией, чем был занят дорогой. Иногда он, правда, отвлекался от своего занятия, но только лишь на несколько минут, чтобы насладиться зимними пейзажами, да размять тело, все же изредка кровь следует разгонять. Спустя две недели он, наконец-то, добрался до цели своего путешествия. Столица встретила его обычной суетой и, хотя маг нисколько не устал, первым делом заехал гостиницу хорошо поужинал, а после купания, решил лечь спать — сил надо набираться впрок.

Представителя коллегии, которая отбирала пациентов в сером доме Колпоту, Клегистар нашел относительно быстро, для этого ему понадобилось всего лишь поговорить с глазу на глаз с двумя распорядителями, да хорошо поработать с ментальной защитой председателя комиссии по вопросам обеспечения армии. Последняя сама являлась магом, но специализировалась в боевой сфере, поэтому Клегистару хоть и с трудом все же удалось подобрать ключик к ее разуму и получить нужные ответы. А вот дальше появились сложности, баронесса Инель постоянно носила медальон защиты разума, поэтому подобраться к ней никак не получалось. Потратив два дня на наблюдение, маг понял, что тянуть дальше не стоит и решился на прямой разговор с ней.

Он не стал изобретать способов встречи с баронессой, а поступил так, как и поступил бы на его месте любой высший маг, он просто пришел к ней в дом. В отличие от хозяйки слуги не имели защитных медальонов, поэтому магу не стоило больших усилий подчинить их, так что ему открыли калитку, провели в дом, и помогли снять верхнюю одежду, ни у кого даже тени сомнения не возникло, в необычности происходящего.

— Кто вы? — Вскинула голову Инель, когда Клегистар без предупреждения вошел в ее кабинет.

— Маг, — просто ответил тот, — и мне надо получить от вас ответы на несколько вопросов.

— Я не буду отвечать ни на какие вопросы, — тут же вскочила женщина, — немедленно покиньте мой дом.

— Госпожа, — голос Клегистара стал жестче, — одно то, что я попал в ваш дом и сейчас стою перед вами, уже говорит о том, что со мной в таком тоне говорить нельзя, поэтому очень прошу ответить на вопросы, тем более они не будут касаться секретов.

Баронесса заколебалась, маг прав, он может настоять на своем, поэтому если действительно его вопросы не затронут интересов короля, можно и ответить, главное выбраться из опасной ситуации.

— Хорошо, — согласилась она, придя к решению, — задавайте свой вопрос.

— Несколько огнов тому назад, в сером доме городка Колпоту, вами было выбрано несколько подростков. Среди них находился Кир Юртен, мне бы очень помогло, если бы вы подсказали, где его сейчас искать.

— К сожалению, мне неизвестны имена этих людей, — пожала плечами Инель, — там они обозначались под номерами. И так же мне неизвестно место, куда их отвезли.

Маг разума сразу понял, что баронесса ему не соврала, но все-таки он высший, а потому ему не трудно было определить, что кое о чем умолчали, а значит все-таки, за полуправдой скрыли ложь. И что теперь делать? Ну что же, никто не сможет упрекнуть его в том, что он не пытался избежать крайнего варианта, ведь ему подвластна не только магия разума. Клегистар сжал в руке камень силы, заимствуя часть магической энергии, запасенной в нем, и все его последующие действия вместились в один удар сердца: мгновение и установлен защитный полог, легкое движение пальцев и рвется цепочка медальона защиты разума, а сам артефакт отлетает в сторону, еще одно движение рукой и баронесса застывает с открытым ртом, не в силах даже вскрикнуть.

Через три тэна (больше получаса) Клегистар спокойно вышел через калитку, все, что ему надо он получил, но так как действовал грубо, то следов своего присутствия, увы, скрыть уже не мог, поэтому в доме решил живых свидетелей не оставлять. Это столичный город и высшие маги кроме него здесь присутствуют, а вмешательство в разум они обнаружат легко, и так же легко определят уровень мага, который это все сотворил, а это уже опасно.

Столицу Клегистар покинул утром, надо было спешить, через шесть дней воспитанники покинут свое училище и тогда жить Антонадо останется совсем немного. Маг в первом же постоялом дворе сменил возок на верхового грона, ибо в самой столице это обходилось дорого, и ринулся нагонять время.

Глава 5 Нам не по пути

Обоз получился веселым, в прямом смысле этого слова, видимо всем выпускникам до чертиков надоела дисциплина и они теперь неподдельно радовались наступившим изменениям в жизни. До городка с не менее веселым названием Глинтвейн обоз добрался на третий день и здесь случился оболом, постоялый двор пользовался спросом у населения, поэтому вся толпа никак разместиться там не могла. Тем, кому не повезло, а тут и гадать не надо, кто оказался в неудачниках, направили в обозный барак. Есть здесь такие, длинный барак, разделенный на три части перегородками, и в каждой такой части по каменной печке, чтобы не дать обозникам замерзнуть. Подозреваю, что к обозам это сооружение отношения не имеет, скорее всего, такие бараки предназначены для армии, когда возникает необходимость переброски войск в зимнее время, ведь содержатся же они кем-то, пока простаивают и порядок армейский. Однако контроль за нами все равно ослаб, и я решил воспользоваться моментом, метнулся в городок, чтобы довести съестные запасы до планируемых объемов, а заодно надо было попытаться продать книгу по рунному письму. Никаких затруднений с продуктами у меня не случилось, прикупил и крупу и специи, и с котелком удачно решилось. А вот с книгой пришлось побегать, никто не мог определить ее ценность, в конечном итоге все-таки продал в одной лавке, за четыре серебряных. Подозреваю, жутко продешевил, книги здесь вообще дорогие, а уж за учебники по магическим дисциплинам никак не меньше золотого надо было требовать. Однако спроса нет, а денежка очень нужна. Вернувшись, тихонько забрался на свободные полати и дальше старался не отсвечивать, нет меня и все. Вообще весь путь я держался подальше Кентария, чтобы реже попадаться ему на глаза, это было одним из важных элементов моего плана, когда кого-то долго не видишь, о нем и не вспомнишь.

Рассчитал я все правильно, к вечеру следующего дня мы действительно остановились на развилке дорог и там же я увидел край озера, которое было свободно от снега, видимо ветра здесь сильные вот и сдули весь снег со льда. Постоялого двора в этом месте почему-то не было, зато обозный барак был, здесь он вместо постоялого двора служил пристанищем для поздних путников. Мы и стали этими путниками. От обязанностей заниматься бытовыми вопросами удалось легко откосить, там потерся, изображая бурную деятельность, в другом месте оказал сомнительную помощь, а потом, когда стемнело, вообще занял позицию наблюдателя и стал отслеживать караульную службу, без этого за охраняемый периметр не выберешься.

Мой план с побегом чуть не накрылся медным тазом, оказывается, здесь орудуют местные хищники, поэтому слуг за охраняемые пределы без сопровождения не выпускали. Вот ведь незадача. За ночь раз пять бегал, якобы, до отхожего места, на самом деле к примеченной дыре в заборе, надеясь, что кто-нибудь из караульных отнесется формально к своим обязанностям. Но время шло, а никто из назначенных в караульные, и не думал манкировать своими обязанностями, уже почти решился на отвлекающий маневр — подбросить с другой стороны за барак «шумелку». Это нечто типа рогатки, где между двумя натянутыми бечевками на рогульках закручивается палочка, она фиксируется на приклеивающуюся смоченную водой цепку и забрасывается подальше. Постепенно ледок со щепки сходит, выветривается, и освободившаяся палочка начинает раскручиваться таща за собой по снегу «шумелку», имитируя перемещение животного, редко кто от такой напасти не хватанет адреналина. Но обошлось, дождался, все же, разгильдяйство в армии неистребимо, один из будущих легионеров решил, что ничего страшного не произойдет, если он отлучится с поста на минутку, ну а так как «сигналка» не устанавливалась там, где был забор, прокрасться за границы охраняемого периметра большого труда не составило. И с небом повезло, сегодня оно чистое Трион хорошо видать, заблудиться будет сложно, через несколько минут вышел на лед озера и бодренько двинулся прочь от прежней жизни, с этой минуты я свободный человек. Преследования не боялся, во-первых: у меня на сапоги привязаны кожаные накладки, в которые вшиты каленые шипы, чтобы не скользить по льду; во-вторых: есть конек, с ним меня вряд ли кто догонит, и в-третьих: за все четыре дня, никто даже не поинтересовался, что делает слуга одного нерадивого выпускника училища, так что когда спохватятся, решат, что по ошибке ушел с другой частью обоза, не с мужской, так с женской… Тьфу, тьфу, не дай бог такому случиться.

Когда над горизонтом показался Асон, я уже успел отойти от барака километров на десять, то есть разглядеть меня на темной глади льда с такого расстояния вряд ли кто сможет, так и катился себе, не особо напрягаясь, торопиться не следует, не хватает еще ноги в первый же день сбить. Так-то о самом путешествии по озеру рассказывать нечего, катишь себе, сопишь в обе дырочки, да по сторонам посматриваешь. Скукота, даже спать на ходу тянет, ночью же не удалось глаз сомкнуть. Но потом понял, что начеку надо быть всегда. В какой-то момент услышал странный цокот по льду, повернулся и обмер, сзади, нагоняя меня, бежал шерф (вид северного гепарда), бежал это громко сказано, скорее пытался бежать у шерфов хоть и лапы, но когти как у собак, в лед не врезаются, поэтому чувствовал он себя как крова на катке. Идею бегать наперегонки отбросил сразу, хоть у хищника лапы и разъезжаются в разные стороны, но скорость у него будет всё равно выше, чем у меня, а значит надо не убегать, а использовать преимущество в устойчивости. Да и оружие у меня доброе есть, ударного действия, хорошая такая дубинка, увесистая. Так что пока радостный хищник добирался до легкой добычи, я скинул с плеч поклажу и встал в стойку бейсболиста, примеряясь к отбитию мяча…, то есть головы хищника, надеюсь, не промахнусь. Шерф набрал приличную скорость, пытаясь догнать свой обед, однако постепенно до него стало доходить, что охота идет по неправильному сценарию, вместо того чтобы убегать, добыча спокойно поджидает охотника и к чему-то готовится. Попытку затормозить хищник предпринял метров за десять до меня, и естественно ничего у него не получилось, с какой скоростью накатывался, с такой и накатил…, попытка затормозить привела лишь к тому, что его развернуло ко мне боком, прямо на дубинку… от смачного удара аж руку отсушило. А бил-то я изо всех своих сил, думаю, душа животинки отошла в мир иной с первого удара, но избыток адреналина требовалось выпустить, поэтому снова добрался до неудачливого охотника, уехавшего по инерции метров на двадцать дальше, и добавил, для надежности. Оказалось, что шерф молодой, он и размером поменьше и опыта в охоте никакого, увидел добычу и кинулся догонять, а нет, чтобы сначала разведку провести, определить степень опасности, и только потом уже думать, по зубам ли тебе добыча. Кстати, взрослый шерф очень даже не маленький, в холке он достигает полутора метров, да и веса в нем под сто пятьдесят килограмм, так что справиться с таким было бы трудно, хотя не думаю, что на льду он действовал бы много лучше того, который попал под раздачу.

Ладно, битва титанов завершилась, я победил, пора отправляться дальше. Но тут вдруг проснулось земноводное и начисто отказалось подчиняться голосу разума, я еще с ним пару минут поборолся, а потом капитулировал, достал сапожный нож, а другие слугам не полагались, и взялся снимать шкуру. Сколько конкретно может стоить такая шкура, не знал, но что-то осталось в памяти о повышенном спросе на нее, да и конец зимы, в это время мех животных имеет самый густой подшерсток, а значит и ценится больше всего. Пусть мне пришлось сделать остановку на часик с лишним, но зато теперь у меня к заплечному мешку привязана свернутая шкура хищника, грозы открытых пространств. Думаю, пяток серебряных за нее выручу, или больше, в моем положении глупо отказываться от любой возможности заработать. Все озеро пересек еще до полудня, это благодаря коньку, с которым передвигаться по льду одно удовольствие, особенно когда ветерок в спину подгоняет. Лед на реке, в которое перешло озеро, оказался прочным, так что решил продолжать движение прежним маршрутом, правда при этом чистый лед частенько прерывался снежными наносами, поэтому приходилось большую часть времени перебирать ножками — вечно везти не может.

На старый королевский тракт вышел к середине следующего дня, уставший и не выспавшийся, ночью вокруг выворотня, под которым я устроился на ночь, крутился какой-то хищник, даже пытался раздвинуть колючие ветки кромиса, которыми я закрылся. Только громким звуком капральского свистка удавалось его на время отогнать, а что, при режимах, звук от свистка сильно так бьет по ушам, далеко не каждый зверь его может терпеть. Утром, увидел следы, отпечатавшиеся на снегу, и меня прошиб пот, видимо руфар (хищный медведь не залегающий в зимнюю спячку) был не сильно голоден, или запах шерфа насторожил, раз решил не рисковать с непонятной добычей, а так, справиться ему со мной было раз плюнуть, у него лапа размером больше моей головы. Будем считать мне снова везет, однако сейчас появился новый вопрос, судя по следам на дороге, где-то за час до того как я здесь появился, в нужную мне сторону, проехали три возка, стоит ли мне их догонять? Пока отдыхал, решил, что не стоит этого делать, вроде бы и надо, это все-таки хоть какое-то прикрытие, меньше привлекаешь к себе внимания, двигаясь с обозом, но если посмотреть иначе, придется отвечать на вопросы, а это сейчас ненужный риск.

Первое поселение обошел стороной — вовремя заметил тропу, которая срезала дорогу, а вот второе обойти не получалось, да видимо уже и не стоило, неизвестно, успею добраться засветло до жилья или придется опять ночь в лесу коротать. Вот что хорошо в этом мире, так это то, что здесь на постоялых дворах хозяева не надоедают путникам своими вопросами, конечно, может кто-то из постояльцев проявить любопытство. Но и здесь соблюдаются некие правила, не принято сразу начинать разговоры с вопросов, а если интересных тем для завязки разговора не найдено, то и продолжения не следует.

На входе поздоровался с хозяйкой постоялого двора, которая скоблила длинный стол во дворе и поинтересовался:

— Еда и ночлег есть?

— Как не быть, — спокойно ответил та, откладывая в сторону скребок, — комната на одного попроще три медяка, меблированная десять, постельное — пять чешуек. Еда, насколько закажешь, цены такие же, как и везде.

Постельное это не то, что вы подумали — простынь там или пододеяльник, это вообще матрас набитый соломой и одеяло из двух слоев сукна, поэтому и отказываются редко, лежать на голых досках никому не хочется.

— Давайте комнату попроще, с постельным бельем, мне на ночь мебель не нужна.

— Ну, это понятно, — кивнула женщина, — если надумаешь в мыльню, то медяк.

Задумался, времени достаточно, так что успею, и поесть, и помыться, и выспаться. Надо соглашаться, деньги пока есть.

— Мыльня выстудиться не должна, — продолжила пояснять хозяйка, — с утра воду для стирки грели, скажу, чтобы еще дров подкинули. Пока будешь есть, вода хорошо нагреется.

Пока заселялся в комнату, решил заодно поинтересоваться, сколько может стоить шкура шерфа, и был сильно удивлен, оказывается такая шкура как у меня стоит двадцать серебряных, в городе цена будет значительно больше, может быть даже золотой, но для этого ее надо хорошо обработать, чего мне в походных условиях никак не сделать.

— Ну, что, звать Акадию? — Спросила хозяйка. — Она с ценой сильно хитрить не будет, здешние охотники предпочитают дело с ней иметь.

— Зови, пусть смотрит, — согласился я.

Мыльня здесь, это именно мыльня, в ней есть чистые скобленые лавки, шайки с горячей водой, щелок, мочало и кусок холстины в качестве полотенца. Всякие там добавки для запаха и цвета тоже есть, только уже за отдельную плату, но мне это ненужно, не графья… ой, а ведь на самом деле граф, но об этом пока тсс.

Акадией оказалась молодая женщина, которая рядом с трактиром держала лавку, она не только скупала добычу у охотников, но и снабжала их всем необходимым. Судя по тому, что она прибежала торговаться сама, дела шли не особо хорошо.

— Хороший мех, — кивнула она, проведя по нему рукой, потом принялась рассматривать края шкуры и ее целостность, — шерф молодой, шкура не попорчена. На петлю взял?

— На дубину, — ухмыльнулся я.

— Как это? — Удивилась она

— Стукнул пару раз по голове и все, — пожал я плечами.

— Да? — Акадия сразу метнулась рассматривать шкуру, снятую с головы, с которой и пришлось провозиться больше всего. — Ого, хорошо ты его огрел.

— Старался.

— А то некоторые пытаются шерфа ядом травить, так у них шкуры плохие получаются, мех начинает вылезать. — Просветила меня держатель лавки.

— Они что, алхимическими ядами их травят, деньги девать некуда?

— Это точно, есть такие горе охотнички, — хмыкнула Акадия, — а простыми ядами шерфа не возьмешь, он их сразу чует. Ну что, согласен на двадцать серебряных?

— Тридцать, сама говорила, что мех хороший и шкура без дыр.

— Это да, но шерф молодой, двадцать два.

— Вот именно, молодой, значит его мех нежнее, а шкурка легче. Двадцать восемь.

— Кому нравится нежный мех, а кому и грубый подавай. Вес шкуры от выделки зависит. Двадцать четыре.

Дальше торговаться был бессмыслено, все равно на двадцати пяти серебряных сойдемся, поэтому мне осталось только подвести итог:

— Ладно, давай двадцать пять и разбегаемся. Устал я, спать хочу.

— В твоем возрасте спать одному вредно, — заявила Акадия, отсчитывая деньги.

— Вдвоем не поспишь, — вздохнул я, доставая кошель, — а без отдыха долго не протянешь.

Да заметил я, все заметил, женщина уже давно проявляет интерес и поглядывает на мою левую руку, пытаясь рассмотреть на ней плетеный ремешок на запястье, здесь это аналог кольца женатого мужчины. Она конечно в моем понимании симпатичная, но надо учесть, что два дня мне нормально поспать не удалось, как завтра сонным отправляться в путь? Но Акадия отступать была не намерена, и как только, я спрятал пополневший кошелек, с ее стороны последовал кивок на мою левую руку:

— М?

Интересное приглашение к дорожному знакомству

— Не получится, — пришлось мне изобразить сожаление. — И так опаздываю, а если не высплюсь, то точно завтра на новый тракт не выйду.

— До нового тракта два перехода, — хмыкнула она, — все одно не успеешь. А так остался бы отсыпался завтра весь день.

Молча в отрицании качаю головой — тут уж взялся бежать, беги. Вот когда окажешься в полной безопасности, тогда и можно будет оглядеться, а пока извините.

Молодая женщина пожала плечами, схватила шкуру и быстренько выскочила за дверь, а меня вдруг пробил смех, вспомнился анекдот на эту тему:

Сидят динозавр со своей самкой.

Он: «М?»

Она: «Не-а!»

Вот так они и вымерли…

Да уж, здесь вымирание никому не грозит.

Рассвет встречал уже в пути, за день надо было сделать двойной переход, задача очень непростая, но следует поторапливаться, до Менферо, второго по величине города королевства, пути две недели, а оттепель не за горами, не хочется месить снежную кашу и форсировать многочисленные ручьи.

* * *

Маг спешил, за один день он совершал от полутора до двух верховых переходов, при этом гронов не жалел, когда они не могли дальше поддерживать нужный темп, он их просто менял на свежих. И все равно опоздал, воспитанники уже покинули училище и отправились по местам службы. По-хорошему надо было бы сделать остановку и вдумчиво расспросить лекарку, которая должна быть в курсе происходящего, но время… Поэтому подзаправившись дежурными блюдами в ресторане прямо в училище, Клегистар снова устремился в погоню. Нужный ему обоз воспитанников он догнал к вечеру следующего дня.

— Кир Юртен? — Стал вспоминать наставник. — А, это слуга воспитанника Кентария, по всей вероятности он перепутал обозы, только вчера обнаружили, что пропал. Кентарий плохо за ним следил, вот и произошла неприятность.

В том, что наставник не врет и действительно жалеет о происшествии, маг почувствовал сразу, но на всякий случай еще поговорил на эту тему с воспитанником, который и подтвердил полученные сведения. Что ж, надо снова отправляться в погоню, хотя уже хорошо, что Антонадо жив и теперь его жизни ничего не угрожает.

Обоз, идущий в сторону Адельвейна удалось догнать тоже к вечеру, но через день и перед самым городом, однако про Кира Юртена здесь никто не слышал и такого действительно среди слуг не оказалось. Тупик. Получается, что Антонадо сбежал, ведь в Глинтвейне его вспомнить еще могли, а на развилке уже нет. А сбежать Антонадо мог только в одном случае, если у него смогли снять блок защиты памяти. Интересно, кто на это в училище способен? Поэтому встреча с лекарем из желательной превратилась в обязательную. Тяжело вздохнув, Клегистар повернул своего вымотанного грона на постоялый двор, теперь спешить было некуда.

Прибытие новой партии воспитанников в училище ожидалось только через полтора месяца, дороги скоро раскиснут, так что работы у Вартаны поубавилось. Поэтому все свои обязанности она спихнула на Нею, а сама целыми днями наслаждалась одиночеством в своей комнате. В этот день побездельничать ей не дали, прибежала помощница и передала, что ее в лекарской ожидает важный господин.

— Интересно, кто бы это мог быть в такое время, — подумала лекарка.

Когда она увидела кто ее ждет, сердце ухнуло в пятки — маг, высший маг. Этому мог быть виной только мальчишка, бывший аристократ, все-таки зря она с ним связалась.

Клегистар сразу понял, что лекарь в курсе того вопроса, который его лично интересует, поэтому не стал ходить кругам, а сразу потребовал:

— Рассказывай про мальчишку, все рассказывай, и постарайся ничего не забыть, только так ты сможешь сохранить мое хорошее к себе отношение.

Естественно Вартана ничего скрывать не стала и все выложила как на исповеди, вот только маг хмурился все больше.

— Так говоришь, при попытке разблокировать память сработала защита? — Мрачно спросил он и, получив подтверждение, насупился. — Ерунда, его мозг после этого должен был превратиться в кисель, снять защиту мог только высший и то так быстро у него бы не получилось.

— Но это действительно так, — воскликнула лекарь, — Кир после этого пролежал три дня, а потом еще неделю не мог выполнять свои обязанности. Кстати, Ноани отмечала, что у мальчишки неожиданно оказалась очень высокая сопротивляемость к ментальному воздействию.

— Может быть, может быть, — задумчиво пробормотал Клегистар.

Он уже все понял, маг разума Ноани память Антонадо все-таки разблокировала, активировавшийся следом конструкт по какой-то причине не получил нужной силы чтобы разрушить мозг мальчишки и, следовательно, как только Антонадо пришел в себя, он много чего вспомнил. От того и сбежал, при первой возможности, искать его теперь бесполезно, уж Клегистар хорошо изучил родственничка и знал на что способен его изворотливый ум. Теперь надо отправляться снова в столицу, и пытаться перехватить его там, другого выхода у мальчишки нет, только король может вмешаться в его судьбу. Хотя нет, есть же еще приданое, ему достаточно всего лишь дать согласие на брак, но это только через год и без участия родственников такое провернуть сложно, а хватит ли у него терпения?

Жизнь Вартане маг пока сохранил, ключевое слово «пока», на самом деле он не собирался оставлять в живых такого свидетеля своего промаха. Но лишать ее жизни сейчас, было опасно, все-таки его помнило достаточно большое количество людей в училище, чтобы сделать выводы. Он немного подчистил память лекарки, заменив свой образ и исказив смысл беседы, и установил защитный конструкт, такой же каким одарил в свое время Антонадо. Слабая маскировка, если эта Ноани смогла разблокировать память мальчишке, то сможет тоже-самое проделать с лекаркой, именно поэтому он опять решил действовать радикально, так что это заклинание защиты сработает в любом случае, либо при попытке ментального вмешательства, либо через неделю, дольше ждать смысла нет. С магом разума лично решил не связываться, опасно, наверняка у нее стоит не одна защита.

* * *

Да уж, с гроном передвигаться было бы вдвое быстрее. Но пока ничего не получится, стоит он очень недешево. Двойной переход мне покорился, но добрался до дорожного дома на новом королевском тракте уже в сумерках и взмыленный как лошадь на скачках. Нет, такие нагрузки не для меня, и, к сожалению, дорожный дом это казенное учреждение, и сильно отличается от постоялого двора, там отдельных апартаментов не полагается, две больших комнаты с нарами и на этом все. Зато ночевка обходится в две чешуйки и за порядком следит дежурный наряд, поэтому в таких домах грабежи и воровство практически отсутствуют. То, что на нарах спать жестко, меня не сильно напрягает, а вот что не кормят очень неудобно, пришлось бороться с голодом собственными припасами. Утром увидел, что в отличие от старого тракта интенсивность движения на новом была довольно высокой, и если на старом тракте чтобы разъехаться кому-то приходилось съезжать на обочину, то здесь этого никто не делал, ширины дороги хватало. Здесь же увидел санные поезда, которых тянули четверкой быков, хоть их скорость была такой же как у пешехода, но зато не надо было бить ноги как я четыре дня подряд. Так что не пожалел медяка, чтобы меня довезли до следующего постоялого дома.

Путешествовать на санном поезде мне понравилось, это не ехать на возке, где вытрясает не только почки, но и душу, здесь именно поезд он движется плавно и неотвратимо. Первый день я еще наслаждался покоем, а потом забился в дальний угол и занялся медитацией, а то с этим побегом забросил свои занятия. Естественно у меня ничего дельного не получилось, как бы то ни было, но медитировать во время движение это извращение, но все же толк был, когда приступил к занятиям в нормальных условиях, проваливался в пограничное состояние гораздо быстрее. С этого времени так и повелось, днем я пытался отрешиться от всего, а вечером занимался уже серьезно.

В Менферо на санном поезде добраться не успел, на дроге снег раскис, и пока бригада поезда дожидалась подвоза каких-то запчастей, чтобы поставить свое средство передвижения на колеса, пришлось торчать на постоялом дворе. Получилась интересная ситуация, путников на постоялом дворе скопилось очень много, не один поезд следовало переделать на колесный ход, поэтому людей размещали везде, где только можно. Как и положено, в сословном обществе, о смердах заботились в последнюю очередь, поэтому о том, чтобы снять какую-нибудь захудалую комнату в ближайших окрестностях, речи не велось. Весь выбор ограничивался тем же самым поездом, ну а если очень хочешь ночевать в тепле, могут пустить в хлев, не беда, что запахи там специфические, принюхаешься. Была и еще одна лазейка для одиноких мужчин, для них всегда находились открытые двери, но там можно было провести ночь, о сне приходилось только мечтать.

Частично выручали местные смерды, видимо они давно подрабатывают на смене погоды, поэтому к постоялым дворам подогнали телеги, которые выглядели как пародия на нормальные возы. В них не спрячешься от дождя и ветра, да и грязь с колес разбрасывает во все стороны, в том числе и на пассажиров, но все же хоть какой-то выход из этой непростой ситуации. После первой ночевки в неприспособленном для этого месте я решил не разыгрывать из себя жлоба и нанял под себя любимого сразу всю телегу, завернулся в рогожу и продрых весь путь до города, все-таки толстый слой соломы хорошо скрадывает неровности дороги.

И так, зачем я стремился во второй после столицы город королевства, все дело в том, что, несмотря на сломанную печать, у меня есть доступ к кое-какой наличности — детские деньги, они сложились из подарков, которые дарились в дни рождения. Считалось, что если подарить ребенку деньги, то в будущем это поможет ему сохранить или приумножить богатство, конечно это был всего лишь символ, и деньги дарились небольшие, так что момент пополнения «детского вклада» представлял из себя всего лишь ритуал. А суммы, скопившиеся на счете, так и оставались до самой смерти владельца ибо воспользоваться ими считалось оскорбительным для аристократа. Но не в этом случае. Точная сумма, «детского вклада» неизвестна, аристократа она не очень-то интересовала, только если для прикола, но не менее пятидесяти золотых там должно было быть, для моего нынешнего положения этого более чем достаточно.

Однако деньги в банке, и хоть я имел полное право ими воспользоваться, надо было еще суметь добраться до банковского клерка. Все дело в том, что заявляться в банк в таком виде, в каком я сейчас, конечно же, не следовало, мало того, что могут не пустить, так и вообще стражу науськают, так что придется озаботиться внешним видом. Менферо город дорогой, а ценами здесь никогда не интересовался, не представлялся Антонадо такой случай, поэтому понятия не имею, хватит ли всей моей наличности на что-нибудь приличное. Но то уже можно будет сказать только после посещения торга у западных ворот, именно там была организована местная барахолка, и только там можно было приобрести вещи по дешёвке.

Ночевать снова пришлось в дорожном доме, только содрали с меня уже не две чешуйки, а полновесный медяк. Ничего себе цены в пригороде, какие же тогда за стенами? Да и дежурный наряд не слишком старался службу нести, хорошо, что я в пути выспался, а то сумели бы избавить меня от лишних вещей.

Ну что же, первое впечатление от посещения торга у меня такое — барахолки во всем мире одинаковы, но средневековая барахолка колоритнее, сюда ходят в основном не для того, чтобы купить или продать, сюда ходят, чтобы пообщаться. Из-за куртки меня все принимали за охотника, поэтому отношение было более чем доброжелательным, продавцы с радостью сообщали мне последние новости и давали консультации по нужной теме, а девушки просто стремились поболтать и позубоскалить, как потенциальный жених я здесь не рассматривался, статус не тот. Походив по торговым рядам пару часиков, я понял, что если хорошо поторговаться, то моих средств должно хватить, а вот дальше возник вопрос, кем в результате я должен стать, благородным или мещанином. Купцом не получится, в этой категории слишком много условностей, каждый элемент одежды что-то да означает, да и не знаком с их спецификой, впрочем, я и за мещанина сойду с большой натяжкой. Казалось бы, чего здесь думать, одежда благородного должна быть значительно дороже мещанской, но получается не так. Спроса нет. Носить одежду с чужого плеча для аристократа оскорбление, только очень бедные баронства могут пойти на такое, а другим сословиям риск, за это и штраф огромный могут прописать. Кстати говоря, мне тоже, печать-то Клегистар свел, единственная надежда на то, что никто не будет требовать ее показать, здесь никому даже в ум не придет, что кто-то без особых на то прав будет строить из себя благородного. Немного поколебавшись, решил все же, вернуть себе статус.

— Поосторожней парень, — приподняла брови торговка, когда я стал рыться в вещах, которые здесь не пользовались спросом, — уж не для себя ли выбираешь?

— Не хочешь продавать? — Сделал я удивленное лицо. — Мне уйти?

— Так ты все одно не купишь, замызгаешь только. — Проворчала женщина.

— Почему не куплю, если сговоримся? — И наклонившись к владелице вещей, в полголоса поведал. — Хозяин сам сюда прийти не может, а я по комплекции один в один его сынок, поэтому и поручили поискать чего-нибудь подходящего.

— А не врешь? — Она окинула меня взглядом, а потом хитро прищурилась. — Сам-то не ряженый, случаем.

— Конечно ряженый, — хмыкаю в ответ, — разве меня бы в платье слуги баронства на торг послали одежду выбирать, это позор какой.

— Я не про то, — нахмурилась женщина, — вдруг ты из благородных.

— Ты думаешь я сын барона? О… Польстила, — расплылся я в улыбке, — нет не посчастливилось сыном барона родиться. Хотя у своего хозяина сыном не хотелось бы быть, беден как монах, не жалует его супруга, денег много не дает, он все на пыльцу косится.

— А чего не лечит?

— Лечили уже, — махнул я рукой, — лекари протрезвят, а он опять за свое. Мага разума нанимать надо, чтобы в голове что-нибудь поправил, да денег у них не хватает.

— У баронессы денег нет? Врешь поди? — Засомневалась торговка.

— А тут веришь или не веришь, какое к делу отношение имеет? — Мне пришлось сделать вид, что обидели меня недоверием.

— Плечо покажи.

— Запросто, — вытаскиваю руку из куртки и закатываю рукав рубахи, — убедилась?

— Деньги покажи.

— Эмм… — краснею и в замешательстве оглядываюсь по сторонам, — они у меня слишком хорошо спрятаны.

— В штаны что ли засунул? А кошель чего тогда на поясе висит? — Удивляется женщина.

— В кошель я камней наложил, — винюсь перед торговкой, — чтобы воры до настоящих денег не добрались, а то хозяин с меня шкуру сдерет.

— Ладно, раз деньги есть подберем мы одежду для твоего барончика, — решилась она, — только сам не вороши, на выставке далеко не все выложено.

Хорошо, что у торговцев была примерочная палатка, а то ведь здесь нижнего белья не существовало, сверкать же перед народом голым задом, а особенно передом, как-то не очень хотелось. Подыскивали баронский комплект одежды долго, успели поцапаться, помириться и снова поцапаться. Дочка ее, которая была на подхвате, устала куда-то бегать и охапками приносить одежду, но все когда-нибудь кончается и после долгого торга я наконец-то стал обладателем полного комплекта одежды отпрыска благородной, но не богатой семьи. К сожалению, с тридцатью серебряными пришлось расстаться, а ведь еще надо нож купить, без него образ не будет закончен. На хороший нож денег уже не хватало, здесь оружие и нормальные ножи дорого стоят, так что пришлось приобретать откровенную дрянь из сырого железа, но тут уж не до жиру, главное не пришлось бы его из ножен вынимать.

На следующий день с утра побежал в баню, одевать на пропотевшее тело одежду благородного нонсенс, пусть здесь времена темные и жуткие, это не повод благоухать на окружающих всякими запахами. Позабавила реакция банщика, когда он судорожно пытался вспомнить каким образом сумел пропустить благородного в баню, не содрав с него серебряную монетку. Так и стоял с открытым ртом, когда я покинул сие заведение сомнительной чистоты. Одежда кардинально преобразила Антонадо, если раньше мне приходилось в городе прятать глаза и всем уступать дорогу, то теперь пер по улице как танк, никого не замечая на пути. И это вовсе не было состояние души, просто приходилось играть по правилам, стоило мне кому-то ниже по происхождению уступить дорогу и в мою сторону стали бы тыкать пальцем, так здесь устроено общество.

В представительстве банка я вел себя так же, не оглядываясь по сторонам, сразу прошел в комнату для приема знати, конечно барон не велика птица, но других более крупных птиц в банке с утра не бывает, так что имел право.

— Ваше благородие, — вскочил из-за стола клерк.

— Сиятельство, — поправил я его.

— Э… Ваше сиятельство, позвольте узнать цель вашего визита.

— Сначала провести опознание, остальное потом. — Вздохнул я.

— Опознание? — Удивился клерк.

— Так получилось, что в данное время мне нечем удостоверить свою личность, — поясняю затруднение, — у меня при себе нет никаких документов.

— Что ж, тогда прошу пройти со мной.

Тут надо пояснить, что банк в этом мире не просто финансовое учреждение, это еще и эквивалент паспортного стола, тут хранятся документы на всех, кто, так или иначе, имел дело с банком. Антонадо имел. Отвели меня не куда-нибудь, а к лекарю и тот недолго думая попросил меня заголить плечо, чтобы посмотреть печать.

— В том-то и дело, что печать мне свели, — сообщил я ему.

— Ничего ваше сиятельство, это можно исправить, — мягко ответил клерк, — но мы должны в этом удостовериться.

Дальше все прошло по той же самой процедуре, которую проделала Вартана.

— Судя по качеству выполненной работы, сводил вам печать высший маг, — сделал заключение клерк, — не хотите сделать заявление, ваше сиятельство?

— Нет, — мрачно ответил я, — чем меньше людей об этом знают, тем лучше.

— Понимаю, — кивнул представитель банка.

Тем временем лекарь произвел еще какие-то замеры артефактами, а потом стал пристально рассматривать подушечку большого пальца левой руки. Оказывается, здесь уже имели представление о дактилоскопии. Прошло каких-то десять минут и клерку передали лист бумаги.

— Граф Антонадо Горчес Виграна Контепрон, — прочитал клерк мое имя, — это ваше имя?

— Совершенно верно.

Вот так, несмотря на то, что Клегистар сделал все, чтобы меня не опознали, для возвращения имени понадобилось всего с полчаса. А теперь скажите, сколько времени для этого понадобится в моем высокоразвитом технологическом мире. Состариться успеете, пока пройдете все бюрократические препоны.

— И так я слушаю ваше сиятельство. — Обратился ко мне клерк, после того как мы вернулись в кабинет.

— Первое, я бы желал восстановить документы и печать рода. — Начал перечислять я. — Второе, считаю необходимым закрыть детский счет, десять золотых хотел бы получить прямо сейчас на руки, остальное тремя аккредитивами. Третье, мне предстоит учеба в непрестижном учебном заведении, чтобы не скомпрометировать род, хотел бы купить аватар.

Аватар здесь это аналог псевдонима, благородные часто покупают его, чтобы получить возможность скрыть свое настоящее имя. Вот только пользоваться им можно не всегда, для этого в документе ставят специальные скрытые метки, и если потом выяснится, что аристократ пытался использовать этот документ не по назначению, например обман с целью наживы, ему грозит крупный штраф или вообще конфискация всех средств, которые хранятся в банке.

В конечном итоге все, что хотел, я получил, родовую печать мне восстановили, и поверх ее нанесли печать аватара, обновлять которую требовалось каждый месяц, снабдили документами, они теперь хранились в маленьком водонепроницаемом пенале, а так же выдали аккредитивы. Что еще надо, чтобы начать новую жизнь. И я ее начал, задерживаться в Менферо не стал, если Клегистар узнает, что я посещал банк, он перевернет весь город. Маловероятно, что он здесь меня отыщет, но все равно опасно. Да и стоимость жития тоже играет немаловажную роль, гораздо дешевле коротать время до учебы в каком-нибудь захолустном городке, ну и сама учеба, про которую я говорил.

В королевстве, как и во всяком уважающем себя государстве имелись как коммерческие, так государственные учебные заведения. Естественно, учиться в платных альма-матер считалось престижным, там и преподавательский состав сплошь выдающиеся личности и учебных пособий хватает. Что касается государственных учебных заведений, то с ними не так просто, конечно учиться там значительно дешевле, но денежку надо все равно платить немалую, а если их в наличии нет, то можно взять беспроцентный кредит под обязательство поступить на госслужбу по окончании учебы. Но последнее делать я не собирался, как бы не было сложно, весить на шею ярмо совсем ни к чему, подписав обязательства, откупиться станет невозможно, это мещанин может «махнуть хвостом» в последний момент, а благородным этот путь закрыт, они не могут брать свои слова обратно. Однако это уже я забежал несколько вперед, сначала мне надо убедиться, что Антонадо действительно способен управлять потоками силы, от этого зависит какое учебное заведение ему доступно.

На следующий день, среди прочих путников город покидал барон Антоний Мадера, хоть он был небогат, но ему посчастливилось приобрести молодого, крепкого грона, так что теперь не придется считать колдобины на дорогах ментально чувствительным местом.

Через две недели, в осиротевший замок семьи Виграна приехал доверенный представитель банка, он проконтролировал работу управляющей, выдал наследницам деньги на карманные расходы и передал письмо Октории, предупредив, что об этом никто не должен знать.

Письмо? Девушка была удивлена, поэтому едва дождавшись отбытия доверенного банка, она поспешила уединиться, чтобы узнать, кто и что мог ей написать. И как только она развернула свиток, сразу узнала почерк брата:

«Счастливых дней тебе сестренка, так получилось, что я не могу тебя навестить, так же как и не могу тебе рассказать что со мной приключилось. Знай только одно, я жив и здоров. Скоро наступит время тебе вступить в наследство, и пусть это будут только долги, не отчаивайся, мама позаботилась о том, чтобы ты могла смело смотреть в будущее, так же как и Мирина. Об одном прошу, не доверяй Полемее и Клегистару, не заключай с ними никаких соглашений и договоров, как бы заманчиво они не выглядели. Помни, каждое их слово ложь, даже если оно кажется правдой. И не ленись учиться, залог на имущество семьи банком наложен не навсегда, было бы очень хорошо, если бы управляющая согласилась взять тебя в помощницы, у нее есть умение и опыт. Прощаюсь, надеюсь это ненадолго, еще раз обнимаю тебя и Мирину.

Твой брат Антонадо.»

Глава 6 Тише воды, ниже травы

Кифалакис тихий южный городок, обнесенный мощными стенами, когда-то, давно, он считался вольным городом и не входил в состав королевства, но после войны со степью, караваны пошли другими путями и некогда процветающий центр торговли потерял свое значение. Теперь это провинция, единственная достопримечательность которой, огромный дворцовый комплекс, где разместился большой королевский университет. Ни академия, ни институт имени какого-нибудь Там-Таратама, а просто королевский университет, и этим все сказано. Вот только, несмотря на простое название, специализация этого учебного заведения как таковая отсутствует, здесь занимаются всем и учат всему. К примеру, здесь есть факультет искусств, должен же кто-то писать портреты и высекать скульптуры из камня. Есть факультет точных наук — да, математикой и астрономией тут тоже увлекаются. Кафедра философии — ну как же без нее, балаболов тоже надо куда-то пристраивать. Не забыто и сельское хозяйство — специалистов по растениеводству и животноводству исправно учат два года, считают больше не надо. Правильно, кстати говоря, считают, в этом я с ними соглашусь. Это я упомянул направления, в которых магический дар в принципе не нужен, а вот факультет магии по сравнению с другими мелковат. Даже на кафедре артефакторики учится всего три курса по пятнадцать — двадцать студентов, меньше всех боевых магов, пять-десять студентов на курсе, но зато учатся пять лет. То есть магов тут явный недобор, поэтому приемный экзамен у них отсутствует, есть слабый дар, уже хорошо, добро пожаловать учиться.

Цены за учебу, честно говоря, кусаются, но нет худа без добра, подписываешь соглашение с королевским домом и все знания даются тебе бесплатно, потом погасишь кредит своей службой на государство. Самая дорогая учеба, это на специальность артефактора, считается, что эти специалисты всегда могут хорошо заработать. Кстати, зельевар здесь тоже не сильно по доходам отстает. Ну а самая «дешевая» кафедра — целительство, и владение магией здесь необязательно, тут уже вмешалась государственная политика, лекарей стране всегда не хватает, следовательно, надо создать такие условия, чтобы привлечь молодежь и хоть как-то ликвидировать провал в нехватке кадров. Однако «дешевая» не означает, что мне хватит средств на полноценную учебу, если не прорежется дар, придется выметаться с третьего курса.

И забыл упомянуть, что университет имеет еще коммерческий филиал, где учится золотая молодежь, расположился он недалеко, за пару кварталов от дворца, дом Юсерифа, существовал такой деятель сотню лет тому назад. Из истории известно, что этот Юсериф стал состоятельным гражданином, предоставляя правовую поддержку всем иностранным подданным. Дом был настолько большой, что иногда его называли малым дворцом.

Чем мне понравился этот городок, а не те, что поближе к столице? Да тем, что жить здесь гораздо дешевле, чем в других местах, Конечно, после поступления в университет можно вселиться в общежитие, но комната там не на одного и за неё хоть и дешевле, но тоже надо платить. Нет уж, лучше снимать жилье за пределами университета, знаем мы эту студенческую вольницу, учиться нормально не дадут, и про статус нельзя забывать, нехорошо, когда дворянин на глазах у всех деньги экономит. Мы уж как-нибудь разместимся подальше от любопытных глаз, будем жить скромно и питаться как на картине художника Федотова «Завтрак аристократа». Шучу, конечно, после таких завтраков, вся экономия на лекаря уйдет. Нарисовалась и еще одна неприятность, мне стукнуло семнадцать лет, здесь это считается возрастом дееспособности, а раз я барон, то мне теперь положено владеть боевым оружием, да и ходить без него по улицам даже такого города опасно, мало ли неадекватов посещает клинкур. Так-то Антонадо прилично владел клинком, от занятий не отлынивал, но, во-первых, сколько времени прошло без занятий? А во-вторых, надо опять тратиться на боевое оружие, здесь уже сырое железо в ножнах не прокатит. Жить в этом городке без статуса студента мне до середины зимы, только тогда я могу поступить в университет, а до этого времени придется вести «праздный» образ жизни, если не найду прилично оплачиваемую работу, например, в качестве подмастерья у артефактора, я же освоил рунное письмо. А если повезет, то и самого артефактора, это ремонт и создание амулетов, весьма денежное занятие.

Есть и еще один способ здесь хорошо зарабатывать мужикам, и я знаю, что некоторые студенты им пользуются, время от времени поправляют свое финансовое положение. Об этом я узнал, после того, как по подсказке какого-то шутника, сходу заселился в одну сомнительную гостиницу. Очень забавно получилось. А что, вроде чисто, уютно, да и находилась на тихой улочке, даже мыльня в постоянной готовности, чем я не преминул воспользоваться, все-таки в седле весь день.

И только я, понимаешь, обсох, как в дверь кто-то скребется, движимый любопытством, решил посмотреть, кому это вдруг не спится, несмотря на время отхода ко сну. И только я, понимаешь, открываю дверь, как в комнату бесцеремонно вламывается дама, быстренько оттесняет меня в сторону и смело шагает внутрь номера.

— Счастливого вечера, ласковый мой, — заявляет она, выставляя на стол корзинку со снедью.

— Счастливого…, — отвечаю ей, впав в ступор. Это я-то ласковый? Ведь ясно ошиблась женщина дверью, вот только не могу понять откуда такие манеры?

В этот момент женщина, облизав меня взглядом, расплывается в улыбке:

— Мне явно везет.

— Не знаю, в чем вам повезло, но поздравляю. — Отвечаю ей. — Однако вам не кажется, что вы зашли не в ту дверь?

На лице дамы появляется растерянность, она тут же снова разворачивается к двери, открывает ее и смотрит на номер со стороны коридора.

— Фух, — к ней снова возвращается улыбка, — а ты шутник. Неужели я так плохо выгляжу, что ты сразу даешь мне это понять?

— Госпожа, сказать вам такое кощунство, вот только я сегодня провел в дороге весь день и единственное мое желание это хорошо выспаться.

— Выспаться? — Удивляется она. — В первый раз слышу, чтобы в дом свиданий приходили с таким желанием.

— Оу…, — помимо воли восклицаю я, — и как такое со мной могла приключиться такая неприятность.

— Ты хочешь сказать, что не знал что это за место?

— Мне сказали, что это обычная гостиница. — Пожимаю плечами. — В таком случае прошу прощения за невольный обман, это видимо кто-то решил так пошутить и должен признать, что шутка ему удалась.

— Да уж, — рассмеялась женщина, — а представляешь, какого мне, впервые решилась оставить заявку на свидание, долго ждала, когда появится тот, кто может мне понравиться, волновалась как девочка и тут выясняется, что это всего лишь чья-то шутка.

— Так в чем затруднение? — Не понимаю я. — Подойдите к хозяйке, она сумеет подобрать вам кого-нибудь другого.

— Если бы, — вздыхает она, — мне не нужен любой другой, а молодой аристократ, с которым не стыдно было бы встретиться, большая редкость в наших краях.

— Как редкость? Здесь же университет, студентов полно.

— Вот именно, студентов, которые готовы на все, что бы оплатить учебу, — поясняет она мне положение дел в городе, — а они как шлюхи, готовы встречаться с кем угодно лишь бы их содержали.

— Не думал, что здесь могут возникнуть такие сложности. — Качаю головой. — А как к посещению «дома свиданий» отнесется ваша семья, ведь удержать в секрете это вряд ли удастся.

— Я уже три года вдова, — махнула рукой женщина, — повторно найти себе мужа в этой провинции сложно, так что отнесутся с пониманием.

Ладно, черт с ним, со сном, надеюсь, ранним утром меня отсюда не выставят, успею отоспаться, а пока поухаживаю за дамой, ей будет не так обидно, почему-то мне кажется не стоит устраивать ей такой облом на первом свидании. Гедамия, а именно так звали мою нежданную знакомку, оказалась довольно веселой, неунывающей аристократкой из семьи баронов, так как она была третьей дочерью в семье, то не могла претендовать на наследство, и ей пришлось отправиться в свободное плавание. Однако семья не бросила ее на произвол судьбы, Гедамии помогли удачно подобрать мужа из купеческого сословия и на его приданое приобрести дом в городе. Но счастье длилось не долго, из очередной дальней поездки в южные страны муж не вернулся, и судьба его осталась неизвестна. Что ж, риск не зря хорошо оплачивается, было бы иначе, никто бы не стал отправляться в опасное путешествие. Теперь женщина содержит лавку, где приторговывает всем, что находит спрос и воспитывает дочь, в которой души не чает. А не имея привычки предаваться меланхолии живет, в общем-то, неплохо. Надо сказать, что постепенно между нами возникло нечто большее, чем просто симпатия, и тут мне пришлось удивиться, насколько Гедамия была свободна в разговоре, настолько же она была робкой в отношении интимной близости. Пришлось призвать весь свой опыт, чтобы помочь ей преодолеть некий порог зажатости и окунуться в мир блаженства.

— Никогда не думала, что так может быть, — поделилась она утром со мной своими мыслями, — милый, только этой ночью я поняла, чего была лишена раньше, я просто не знала, как это можно улетать душой в небеса. Очень надеюсь, что ты не окажешься еще как-нибудь еще встретиться со мной.

Почему бы и нет, надо честно признать, что она мне нравится, не то, чтобы влюбился, нет, но мне с ней хорошо.

Когда покидал этот веселый дом, то заметил, что хозяйка смотрит на меня с восхищением, еще бы, ночью Гедамия не могла сдержать свои стоны, подозреваю, что никто из соседей не оказался в тот момент равнодушен.

Ладно, приятно иногда так порыться в делах минувших дней, однако надо и о хлебе насущном подумать. Северная и западная часть города мной уже обследована, никаких намеков на мастерскую артефактора, осталось обследовать восточную, может быть, там больше повезет. Скажу честно сам городок мне нравится, наверное это по тому, что здесь есть канализация, пусть она кое-где нуждается в ремонте, но так как в других городах здесь не воняет, да и улицы значительно шире, есть даже намек на тротуары. Вот и сейчас я иду по улице Болтливой, и разглядываю вывески лавок. Это у нас, судя рисунку на стене рядом с дверью, колбасник, не мог получше нарисовать, его колбаса походит на дождевого червя. А на этой кроме изображения куртки еще и надпись имеется «Портной», но вряд ли тут могут сшить что-то по мерке, скорее это мастерская по ремонту одежды, ибо там, где шьют хорошую одежду обязательно пишут: «Белошвейка». Во, здесь большой крендель повыше подвесили, это уже пекарь, надписи не требуется, да и запах сам за себя говорит, сглотнув слюну, прохожу дальше. Так, а это чего хотели сказать? Квадратики, кружочки, пойди, догадайся. Не выдержал, зашел внутрь, и сразу настроение резко улучшилось, оказывается это лавка торговли артефактами, а квадратики и кружочки это стилизация изображения амулетов. Некоторое время обследовал то, что лежит на выставке, а потом повернулся к хозяину:

— Счастливого дня, уважаемый, а не подскажете где в этом городе мастерская по созданию артефактов?

— В университете, господин, — отозвался лавочник, — большая часть, представленная здесь, имеет университетское клеймо.

— И как?

— Плохо, это же поделки студентов, — скривился продавец, — долго силу не держат и часто вообще отказываются нормально работать, приходится относить обратно. Поэтому и приходится сильно снижать цену, иначе их никто покупать не будет.

Ага, теперь становится понятно, нормальная мастерская артефактов в таких условиях существовать не может, люди все равно будут покупать то, что дешевле, а значит дорогой артефакт спроса не найдет, пусть он хоть в десять раз надежней будет. К тому же университет со своих поделок налогов не платит, и издержек за некачественную продукцию не несет — побочный продукт учебного процесса.

— Это в отношении простых артефактов, — не унимаюсь я, — а как из того что сложнее.

— Да так же, — пожимает плечами он, — сложнее артефакт, больше проблем.

Ну что же, логично. Спрашиваю, не будет считаться большой наглостью, если рассмотрю переставшие функционировать артефакты поближе.

— Да пожалуйста, сделайте одолжение, — ухмыляется он, вытаскивая из под прилавка ящик с поделками.

Однако, здесь студенты слишком активно переводят ценные ингредиенты на дерьмо. Но что-то мне говорит, что этот дядя не прост, раз он неудачные артефакты возвращает в университет, то не должно у него столько скопиться, скорее всего, сами студенты приносят ему свои поделки в обход преподавателя, чтобы хоть немножко заработать. Нечестно здесь играют. Во, так и есть, убеждаюсь в своей правоте, приглядевшись к одному из артефактов, подложка явно из невыдержанной древесины, к тому же плохо загрунтована, от того по поверхности пробежала тонюсенькая трещина. Естественно с трещиной основы артефакт если и будет работать, то утечка силы будет гигантская. Разгильдяи.

— Понятно, — бормочу я, — рассмотрев несколько поделок. А из металла или камня что-нибудь подобное есть?

— Как не быть, — снова улыбается продавец, и достает другой ящик.

Мля, а это даже уже не халтура, откровенная подстава, в детском возрасте так руны не пишут, это вообще работать не может в принципе.

Интерееесно, — тяну я и хитро смотрю на торговца.

Тот и не думает тушеваться, стоит и откровенно скалится.

— Скажите уважаемый, — наконец очухиваюсь я, — а не слишком расточительно платить за поделки, которые не работали изначально.

— Я за них не плачу, — откровенничает он, — их под реализацию приносят, чешуйка за огн. Так что, кроме прибыли убытка никакого.

Ну, это спорное утверждение, представьте себе такую ситуацию, приходите вы в бутик, а там весь товар развешен кое-как, а то и по коробкам валом лежит, хорошие, новые вещи рядом с подержанными тряпками продаются. Затратив много времени, вы, вероятно, найдете что-нибудь качественное по своей фигуре, но при этом придется перелопатить много откровенного старья. Захотите ли вы столь бездарно тратить свое время, да еще ожидая подвоха от продавца? Вот, вот, а я о чем? Так что дорого ему такой бизнес обходится, да оно и видно, наплыва покупателей не наблюдается. Как бы то ни было, вежливо поблагодарил хозяина лавки и отправился дальше, с этим торговцем мне договориться не получится ни при каких условиях, отдавать ему что-то на реализацию бесполезно, даже если это будет действительно качественно сделанная вещь.

И все же, кто ищет, тот всегда найдет, и знаете где? В книжной лавке! Кто бы мог подумать, а почему не в булочной? Кстати говоря, книжная лавка здесь тоже не очень-то страдает от наплыва покупателей, видимо поэтому старушка бросает какое-то свое занятие, не видно какое именно, и становится к прилавку. Сразу переходить к вопросу об артефактах не спешу, вежливо здороваюсь и начинаю расспросы про справочники по составным рунным цепочкам. Нужная вещь, между прочим, не надо сидеть и делать расчеты, сразу взял готовую цепочку и масштабировал на артефакт, правда тут есть одна неприятная особенность, постепенно артефактор превращается в обычного подмастерье, который неспособен творить сам.

— Ничего подобного у меня нет, — качает головой старушка, — книги по магии редкий и дорогой товар, здесь он ни к чему, проще в университетской библиотеке заказать.

— Жаль, — пожимаю плечами и перехожу к артефактам, — так это не университетские? Клейма не вижу.

— Нет, конечно, — фыркает продавец, — каждый день приходится от студенток отмахиваться, а эти из столичных мастерских привозят.

— И как, все работают?

— Все. — Кивает она, — Если что-то случается, что-то непонятное отсылаю обратно.

— То есть не все отсылаете?

— Иногда в том, что артефакт перестает работать, виноват покупатель, какие тогда могут быть претензии к мастерской?

Справедливо, на этом, пожалуй, можно закончить знакомство с продажей артефактов в городе. Все оказалось гораздо хуже чем я мог себе представить, для того чтобы на амулеты был спрос нужно доказать, что их создали в столичных мастерских. Заниматься же созданием амулетов-артефактов под прикрытием университета бесполезно, цена на них не может окупить затрат. Грустно, поэтому это дело требуется заесть (то есть подошло время обеда), а потом заняться ежедневной медитацией, без владения силой артефактор из меня получится только наполовину. Кстати, последнее время, мне кажется, что в тренировках достигнут определенный прогресс, удается достаточно быстро погрузиться в состояние зинай, это когда удается полностью отрешиться от мыслей и образов в голове, не теряя контроля за временем. В книге утверждалось, что для этого надо тренироваться в течение трех лет, поэтому и есть определенные сомнения. Окончательно станет понятно только тогда, когда получится достичь состояния интай, позволяющее чувствовать токи силы в собственном теле. Понятия не имею, как это можно почувствовать, но утверждалось, что у каждого это происходит по-своему.

* * *

Оливия Перкес Тимонда Ксорис

Оливия открыла глаза, сегодня ей особенно легко удалось скользнуть в зинтай, а значит, еще год и можно будет делать выводы о наличии магического дара. Это хорошо. Если она станет магом, то сама может выбрать, как ей жить дальше, а не идти по пути, который прочит ей матушка. Так-то ее понять можно, она искренне заботится о счастье своей четвертой дочери, хочет сохранить ей титул герцогини, но в этом случае придется брать в мужья довольно-таки потрепанного жизнью герцога Эртериса и становиться третьей линией семьи. Понятно, что это политический альянс, сама Оливия может никогда не пустить Эртериса в свою постель, но все равно противно. Ах, если бы самой можно было выбирать, уж она бы положила глаз на кого-нибудь моложе, пусть это будет не мальчик, но чтобы не старше лет тридцати. Нет среди герцогов? Ничего, и среди графов есть достойные аристократы. Слышала как-то, что в одном из родов, сосватали жениха из баронской семьи, конечно, это нонсенс, потому и запомнилось, но получается, что и этот путь не запрещен.

— «Интересно, а как оно с мальчиками? — Вдруг улыбнулась Оливия. — Если судить по реакции старшей сестры, которая уже лет десять как стала главой новой семьи, то не слишком хорошо, а если послушать других, особенно управляющую дома, то божественно, она всегда, упоминая этот момент, закатывает глаза, представляя своего возлюбленного в постели. И о какой любви идет речь? Как это можно любить мужчину?»

Последнее девушка понять не могла, за пределы имения ее выпускали редко, приходилось довольствоваться крохами информации, которые она иногда получала, сплетничая на королевских приемах со своими сверстницами. А романы, которые она изредка таскала у матери, это такая ерунда, что даже, не имея опыта, Оливия могла понять, в жизни так не бывает.

Сначала следует робкий стук в дверь, а потом в комнату просачивается служанка

— Ваша светлость, — говорит она, — вас хочет видеть ее светлость герцогиня Тимонда. Вам помочь одеться?

— Я оденусь сама, — девушка соскочила с кровати.

Раз уж она решила учиться на мага, то пора ей привыкать одеваться самой, студентам слуги не положены. Понятно, что в этом случае о платьях со шнуровкой сзади придется забыть, ибо надеть их одной не получится, поэтому, скорее всего это будут дорожные платья, которые шнуровались спереди.

— Я слушаю тебя мама, — предстала Оливия перед герцогиней, спустя три тэна.

— Деточка, я вчера получила из столицы письмо, герцог Эртерис плох, лекари утверждают, что у него кровь попала в мозг, и жить ему осталось совсем недолго. Так что нам надо искать тебе новую партию.

— Это ожидаемо мама, — пожала плечами дочь, — герцог был в возрасте и совсем не следил за своим здоровьем, прожигая жизнь на королевских балах.

— Да, это так, — согласилась мать, — он всегда был не умерен в еде. Но что теперь говорить об этом. Вся беда в том, что вряд ли тебе теперь удастся сохранить титул, при отсутствии альянса придется создавать свой дом и поражение в правах неизбежно.

— Я с этим уже давно смирилась, — вздохнула Оливия, — даже третьим дочерям иногда не могут подобрать жениха, а уж о четвертых в этом случае вообще не думают.

— Ты не права, я делаю все, чтобы все мои дети были счастливы, — расстроилась герцогиня, — но держать вас в неведении относительно будущего не считаю возможным. Если ты не передумала учиться, теперь сама судьба дает тебе такой шанс.

— Не передумала, — поджала губы дочь, — есть надежда, что я все-таки смогу стать магом. Зинтай уже покорился мне.

— Даже так, — удивилась герцогиня, — на этой неделе к нам приезжает столичный маг, будет инспектировать поместье, я попрошу ее проверить твои способности. Лучше заранее знать, чего ожидать, чем тешить себя надеждами.

— Хорошо мама, пусть проверит, — согласилась Оливия.


Маг действительно приехала через неделю, и девушку снова позвали на разговор.

— Её светлость, сказали, что ты уже освоила состояние зинтай, — начала разговор маг, — покажи мне, чего достигла.

Показать? Легко, последнее время проваливаться в него получалось очень быстро.

— Действительно, это на самом деле зинтай, — согласилась женщина, — причем погружение в него прошло на хорошей скорости, и хотя до погружения в интай еще тренироваться и тренироваться, уже сегодня можно утверждать, что способности к дару есть.

Оливия тихонько выдохнула, переживание все же было велико.

— Теперь следует определится с учебным заведением.

— Я бы выбрала королевский университет в Кифалакисе, — высказала свое мнение Оливия.

— Кифалакис далеко от столицы, — предупредила маг, — там конечно, есть филиал для знати, но в целом этот университет специализируется на обучении простолюдинов. Появление там герцогини вызовет ненужный ажиотаж, учиться станет очень трудно.

— Но в столице станет еще трудней, — не согласилась девушка, — я уже слышала об интригах, устраиваемых в столичном институте магии.

— Так и есть, — согласилась женщина, — столица тот еще клубок змей. Но зато это хорошая школа жизни для знати, дающая бесценный опыт поведения в этой среде.

— А где на боевого мага учат лучше? — Поинтересовалась Оливия.

— Естественно в университете, — последовал ответ, — но еще раз предупреждаю, там учат в основном простолюдинов, поэтому преподаватели не делают большого различия между самим университетом и его филиалом, а многие практические занятия проходят вообще совместно. Далеко не все готовы терпеть это.

— Я терпеливая — улыбнулась девушка, — не думаю, что это сильно огорчит меня.

— Что ж, твое упорство достойно уважения, — кивнула маг, — однако ты сейчас совершила выбор и должна нести ответственность за него. У тебя нет опыта жизни вне этих стен, поэтому ее светлость попросила меня подготовить тебя к этому. Учти, это будет не всегда приято, а иногда и просто тяжко, ты готова?

— Да!

— Тогда переодевайся и пошли, начнем с прачечной.

— Прямо сейчас? — Удивилась Оливия.

— А ты хотела как-нибудь потом? Привыкай, жизнь в университете для тебя окажется невыносимой, если ты не будешь знать, что тебя ждет.


— «Нет, госпожа, нельзя так яростно тереть ткань, — объясняла прачка секреты стирки одежды», — не прикладывайте больших усилий, вы просто сотрете себе руки, не достигнув результата. К примеру с шерстью вообще следует обращаться очень нежно, иначе она протрется или потеряет форму.

— Никогда бы не подумала, что здесь так много нюансов, — проворчала Оливия, смахивая пот со лба, — ведь есть же очищающие амулеты.

— В любом деле есть свои хитрости, — подтвердила маг, — все изучать тебе не нужно, но знать основы ты должна. Кстати, ты сейчас сильно потеешь, после того как переоденешься твое платье попадет сюда, ты уже можешь представить сколько будет затрачено труда, чтобы избавить его от пота, а каждое пятно на нем это дополнительный труд прачки. Что до очищающих амулетов, то труд прачки гораздо дешевле их применения, хотя дорогие платья стирать нельзя их чистят именно с помощью амулетов.

Девушка покачала головой, раньше она над этим не задумывалась, хотя это все равно ничего не меняет, судя по настрою мага теперь потеть ей придется много чаще.

Тэна через два стирку пришлось прекратить.

— Твои руки не привыкли к такому труду, — пояснила наставница, — поэтому надо сменить занятие, сейчас мы отправляемся на кухню, там тебя будут учить готовить себе еду на костре, без этого в походах никак. Еще предстоит осваивать верховую езду и научиться ухаживать за гроном. Думаю, за три огна тебя сумеют подготовить к походной жизни.

* * *

И все-таки я нашел себе работу, мне удалось заинтересовать своими умениями владелицу ремонтной мастерской. Чиним — что чинится, паяем — что паяется, лудим — что лудится, девиз ее многопрофильного предприятия, и это действительно так, работники у нее брались за любую работу, а если все же не могли сделать сами, искали тех, кто это сделать мог, главное чтобы заказчик был доволен. Единственно за что не бралась Дэния, так это за ремонт ювелирных изделий и восстановление работы артефактов. Последнее ее сильно огорчало, если на университетские поделки было плевать, то изделия других мастерских стоили дорого, поэтому заказчики готовы были хорошо платить за восстановление их работы. С ней мы встретились на торге, где я продавал своего грона, так-то хорошая ездовая животина мне попалась, но содержание ее в городе дорогое удовольствие, мне, по крайней мере, не по карману. Так вот, стою рядом со своим гроном, только что сорвалась сделка с очередным покупателем, и вижу как женщина проходя мимо все время пытается отмахнуться от назойливых ос, но осы от нее не отстают и настойчиво атакуют пятно на платье. Понятно, нечаянно пролила патоку и теперь не может избавиться от внимания насекомых.

— Разрешите помочь вам, мадам, — достаю я очищающий амулет.

— Если это возможно, — вымучено улыбается женщина, видимо эти осы ее здорово достали.

Не мешкая сжимаю амулет в руке, то есть активирую его, и провожу им рядом с пятном, прямо на глазах пятно исчезает, а на землю стекает легкая дымка. Осы мгновенно теряют интерес и, потыкавшись в разные стороны, рассасываются в пространстве.

— Спасибо, — поблагодарила меня женщина, — так-то у меня есть с собой очищающий амулет, но именно сегодня он почему-то перестал работать.

В качестве доказательства она достала амулет, и сжала его в руке.

— Позволите взглянуть?

— Вы в этом разбираетесь? — Она с готовностью протянула неработающее изделие мне.

— Немного, — ответил я, рассматривая красиво отделанную деревяшку. — Ага, понятно. Видимо вы его долго носили без футляра, на лицевой стороне в одном месте стерся защитный лак, две руны истончились, и поток силы изменил направление.

— Надо же, а так ничего не видно, — женщина с недоверием покосилась на меня.

— О, это заметить просто, поверните амулет к свету, чтобы видеть блик на поверхности, и сразу все станет видно.

Дама долго рассматривала деревяшку, поворачивая ее и так и эдак, а потом кивнула:

— Действительно, если хорошо приглядеться, можно видеть стертый лак. А исправить такое можно?

— Ничего невозможного нет, — пожал я плечами, — но иногда сделать заново проще, чем исправить. В данном случае придется подбирать состав для смывки лака, следом придется определять состав чернил, иной раз они значительно отличаются по составу, удалять стершиеся фрагменты знака и заново писать их. Причем далеко не факт, что все выйдет так, как хотелось, ведь при смывке защитного лака, мы воздействуем и на магические чернила.

— Надо же, никогда не думала, что все это настолько сложно. — Ворчит она. — Выходит, купить новый дешевле, чем ремонтировать старый.

— Я этого не сказал, — улыбаюсь женщине, — ведь мастерские продают готовые амулеты с большой наценкой, они вынуждены платить немалые налоги в казну, потом свой процент накручивает торговля, начальная цена увеличивается до трех раз, в этом случае ремонт становится выгодным.

— А в университете можно найти таких артефакторов?

— Этого я уже утверждать не могу, — изображаю на лице досаду, — я только планирую поступать туда учиться, и специализация у меня будет другая.

— Надо же, с таким знаниями и по другой специальности, вы, наверное, шутите, — хмыкнула дама, — и все же, лично вы могли бы взяться за такую работу.

— В принципе да, — пытаюсь сделать задумчивое лицо, — можно попробовать, но если нужные ингредиенты добыть у студентов можно будет легко, то, как быть с камнем силы, я же не маг, да и мастерская нужна, такая работа не любит суеты.

— А за это можете не беспокоиться, — обрадовалась женщина, — я Дэния Оркона, хозяйка мастерской, думаю, уж подобрать вам подходяще помещение мне не составит труда, и камень силы тоже найду.

Надо сказать, хватка у Дэнии была вовсе не женская, так что спустя неделю я был обеспечен всем необходимым, и первым отремонтировал именно ее амулет. Надо сказать, что смыть лак без последствий у меня не получилось, поэтому, недолго думая, я полностью очистил поверхность артефакта, не затрагивая подпись, и написал всю рунную щепочку заново. Всего каких-то полчаса и все заработало, можно сказать, что это был мой первый самостоятельно сделанный амулет, теперь я имел приличный доход, от одного до пяти серебряных с артефакта и большие возможности по совершенствованию своего мастерства. В университете у меня не было бы таких условий.

Удивительно, но успехи в медитации продвигаются ударными темпами, наверное, это потому, что почти все свободное время, исключая фехтование, я уделяю этому занятию, возможно к поступлению я уже определюсь со своими способностями. Хорошо бы.


Кстати с Гедамией мы продолжаем встречаться, пусть не так часто как хотелось бы ей и мне, но без этих встреч нам было бы очень одиноко.

— Сегодня я опять не смогла сдержать себя? — Спросила она меня после особенно бурной ночи. — Я сильно кричала?

— Что значит сильно? — Удивляюсь в ответ. — Кому не нравится, пусть затыкает уши.

— Вот, вот, — хихикнула она, прижимаясь ко мне, — вчера, когда я пришла, хозяйка просила рассказать, что ты со мной такое делаешь, и не заставляешь ли нюхать пыльцу. Мне стало так стыдно, не знала куда деваться, оказывается, к моим стонам здесь все прислушиваются, даже появилась одна пара, которая просит сообщать им, когда у нас очередная встреча. Возможно, они и сейчас за стенкой прислушиваются к нам.

— Серьезно? Чего только люди не придумают, — хмыкаю я, — так может и до просьбы поприсутствовать на наших встречах дойти, свечку подержать.

Гедамия снова захихикала в одеяло.

— Что? — Насторожился я.

— Именно это она и просила!

— Тааак, — тяну я, — ты же знаешь, меня трудно заставить покраснеть, но сегодня тебе это удалось.

— Да? — Она резко вскочила с кровати и кинулась к окну, которое закрывалось тяжелой шторой. — Извини, но я обязательно на это хочу посмотреть, никогда не видела краснеющего Антония

Да уж, сам то я достаточно циничен, однако от Антонадо что-то осталось, поэтому увидеть красного от смущения Антония, подруге все же посчастливилось. Ничего, придет еще время, отыграюсь на «эротическом» белье, посмотрим, кто больше покраснеет.

Вот такая она и есть, с одной стороны оторва, а с другой зажатая девочка, которую стоило больших трудов расшевелить. Зато когда проснулась, мало не кажется, вулкан страсти, Везувий, и Кракатау в одном флаконе

Глава 7 Мастер Антоний

Из столицы Клегистар приехал в отвратительном настроении, его засада не удалась, Антонадо так и не появился в королевской канцелярии, столько времени пропало зря. Деньги заканчивались, а ничего сделать не удалось, и главное не было идей, как можно найти мальчишку.

— Ни за что не поверю, что этот щенок сумел провести тебя, — кипятилась Полемея, — а может быть, он скрывается у своих сестер в замке, ведь нужно же ему на что-то жить.

— Если бы он пробрался в замок к сестре, то мне бы сразу донесли об этом, — пробурчал маг, — думаю, настала пора навестить нашу родственницу, а заодно посмотреть, какое содержание им выделяет банк.

— Я уже узнавала, на содержание сестер банк выделяет какие-то деньги, — откликнулась сестра, — но это очень мало, нам они в любом случае не помогут. Надо попробовать уговорить девчонку переселиться к нам, и сговориться с каким-нибудь состоятельным баронским родом, ради того, чтобы породнится с нашей семьей, они будут готовы выложить в качестве приданого большие деньги. Тогда мы на полном основании можем рассчитывать на часть приданого жениха. Ты же можешь помочь ей принять такое решение.

— Глупость, — насупился Клегистар, — во-первых: тут нельзя прибегать к помощи магии, управляющая поднимет тревогу и банк пришлет своего мага разума, который легко распознает чужое вмешательство; во-вторых: даже если такое удастся, то семья жениха не позволит нам распоряжаться приданным. Но налаживать отношения все-таки надо, нам это противостояние обходится дорого.

Отдохнув пару дней с дороги, маг взгромоздился на грона и в сопровождении двух стражников отправился в замок Виграны. В конце концов, он, умудренный опытом человек, сможет уговорить девчонку, не прибегая к помощи магии. Удивительно, но когда они подъехали к замку, ворота им никто не открыл, а командир новой стражи отказалась пропускать его внутрь. Честно сказать Клегистар был шокирован нанесенным ему оскорблением, он вспылил и попытался просто приказать открыть ворота, как сделал когда-то, но спустя некоторое время понял, что никто не собирается выполнять его команды. Тогда он достал камень силы, сформировал заклятие боли, и, влив в него всё, что смог получить от камня силы, накрыл пространство за стеной. Крики и стоны людей не заставили себя ждать, все-таки при такой мощи заклятия защитные амулеты не могут полностью оградить человека от боли, да и амулеты наверняка были теперь полностью разряжены. Клегистар снова потребовал открыть ворота, но и на этот раз ничего не получилось, более того, с надвратной башни выглянул маг, нанятый банком, и объявил, что обязательно сообщит о нападении на замок с применением боевых заклятий магии разума герцогу.

— Я хотел встретиться с детьми Виграны, вы не можете запретить мне этого, — кипя от возмущения, попытался добиться своего Клегистар.

— Опекуном дочерей графини в ее отсутствие является банк, — заявил маг, — вы можете встретиться с ними только с согласия сестер, однако с их стороны было объявлено, пока с ними нет их брата, такого согласия не будет. О чем была официально уведомлена графиня Полемея. А вы готовьтесь ехать в Менферо и давать в герцогском суде объяснение вашего поведения. Надеюсь, у вас хватит средств заплатить штраф.

«Родственник» скрипнул зубами от ярости и повернул своего грона обратно, спустя пару — тройку тэнов разум вернулся к нему, и только тогда пришло понимание в каком положении оказались они с Полемеей. Через четыре огна, старшая дочь Виграны, Октория примет наследство и хотя она будет по-прежнему находиться в финансовой зависимости от банка, никто не запретит ей принимать важные решения относительно будущего семьи. Что первым делом сделает девушка подозревающая, своих родственников во всех смертных грехах? Она разрушит альянс и вынудит Полемею объявить об изменении статуса семьи, если в течение полугода не создать новый альянс, то титул будет потерян. А где найти женихов дочерям Полемеи, если невозможно доказать, что Антонадо жив?

— О, боги, за что? — Привычно взмолился маг и тут же прикусил язык, есть за что. Видимо придется устраиваться на государственную службу, а там могут в такую дыру законопатить, что не сразу и выберешься.


— Почему ты меня не предупредила об уведомлении банка, сестра? — Маг мрачно уставился на свою родственницу.

— Да ну его, — легкомысленно махнула та рукой, — мало ли чего там Октория взбрыкнула, ты встретился с ней?

— Нет, меня даже на порог не пустили.

— Как не пустили? — Подпрыгнула Полемея. — Она вообще понимает что делает? Это же оскорбление, стоит нам заявить в суд…

— Остынь сестра, — прервал ее словоблудие Клегистар, — она была в своем праве, уведомление было передано тебе через банк и не ее вина, что мы не вняли предупреждению, так что суд будет на ее стороне. Но дело не в этом, ты даже не поняла, чего следует ожидать дальше.

— Но ты же найдешь Антонадо?

— Причем здесь мальчишка? — Повысил голос маг. — Как только Октория получит статус главы семьи, она сразу объявит альянс несостоятельным. Сказать, что последует за этим?

— Она не посмеет, ей тоже придется объявить об изменении статуса семьи.

— Вот как раз ей это делать необязательно, пока она находится под опекой банка, у нее времени на то, чтобы найти себе жениха будет более чем достаточно. А значит, есть время для создания нового альянса и тем самым сохранить титул.

— До того как она сделает объявление мы успеем подобрать дочери партию, главное доставить сюда мальчишку.

— Вот именно это главное! — Уже почти кричал сестре маг. — Но я не знаю где его искать, а времени у нас почти не осталось.

— Ты же высший маг, вымани девчонку из замка и узнай у нее, где искать брата.

Услышав это, Клегистар понял, что не сможет достучаться до разума Полемеи, ему пришлось успокоиться, и как он тогда пошел у нее на поводу, ведь у нее ума как у курицы.

— Сама Октория хоть и хорошо образована, не могла додуматься до такого, — взялся он объяснять расклады сестре, — за всем этим чувствуется рука ее брата. И прячется он от меня, не потому что боится за свою жизнь, хотя и это тоже, а потому, что хочет втоптать нас в грязь. Он прекрасно знает мои возможности, поэтому ни при каких обстоятельствах не станет сообщать сестре, где его можно найти. И не забывай, сейчас сёстры под охраной мага, и выманить их из замка не получится. Так что ищи другие возможности. А мне придется опять уехать, я немного пошумел у замка, банк подаст жалобу, если дело дойдет до суда, то присудят штраф и он будет большим, самое малое пятьсот золотых.

— Сколько? — От удивления Полемея замерла с открытым ртом.

— Да, да, дорого мне обошлось твое нежелание познакомить меня с уведомлением, — вздохнул маг, — так что давай мне сотню золотых на дорогу и может быть через год, я приеду обратно.

— Но у меня нет таких денег, Клегистар, — тяжело вздохнула графиня, — мы уже полгода как живем в долг, только осенью сможем поправить положение.

— Поправить? — Мрачно покачал головой брат. — Не верится, скорее всего, ты залезешь в еще большие долги. Ладно, нет, так нет, завтра уезжаю, мне еще в Менферо надо будет заскочить, попробовать обналичить счет, который собирал на черный день.

* * *

Изменение в жизни Оливия восприняла с энтузиазмом, какие там «не всегда приято, а иногда и просто тяжко», наоборот, это же здорово, проехаться на гроне, поохотиться в лесу, посидеть ночью у костра. Почему раньше ее лишали всего этого? Ну, да, многое из того что от нее требовали, она не умела, но это же не по ее вине, главное, что она учится и учится с удовольствием. И умение общаться со смердами тоже не бог весть, какая наука, главное представить, что они ничем не хуже тебя, что из того, что говорят они грубо и косноязычно, но понять-то их можно. Особенно было интересно наблюдать, за их посиделками, за тем как возникают симпатии между девчонками и парнями, как вспыхивает ревность, как глупо ведется мужской пол на лесть — жизнь во всех ее проявлениях. Это же совсем иной мир, о котором некоторые благородные никогда не узнают. Так что, когда мать, пригласила очередного инструктора, Оливия не испугалась, а наоборот, с нетерпением ожидала ее приезда.

Инструктором оказалась лекарь, она половину огна занималась с девушкой лекарскими секретами, учила тому, что было необходимо знать для выживания в дальних походах, показывала растения, которые обладали различными целебными свойствами, учила, как надо спасать жизнь другим. Пробовала Оливия и нюхать пыльцу, надо же было выработать к ней неприязнь, и научиться методике протрезвления, слишком многих коварное снадобье затянуло в свои сети. А однажды девушку подвели к какому-то красноватому кустарнику:

— Смотри и запоминай, Оливия, — ухмыльнулась лекарь, — это растение называется Синита Красная. Видишь у нее красноватая кора, но цветет она синими цветочками. Этот кустарник известен тем, что если пить отвар из его молодых побегов или корней, то женщина не сможет забеременеть. Для тебя это очень важные знания, часто в студенческой среде, благодаря вольным нравам, девушки встречаются с парнями не только для того, чтобы поговорить о звездах, в этом случае все заботы о предотвращении беременности ложатся на женский пол. И не красней, это только начало твоего обучения в части отношений между мужчиной и женщиной.

Это действительно оказалось только началом, дальше очень часто Оливии приходилось отчаянно краснеть, особенно на занятиях с «наглядными пособиями». В конце же, лекарь прочитала заключительную лекцию о влиянии сексуальных отношений на состояние здоровья, а потом провела одну операцию, о которой в приличном обществе стараются не упоминать, оказывается это обязательная процедура для всех девушек, которую проводят либо перед свадьбой, либо по достижении восемнадцати лет.

— Я думаю, тебе повезло с матерью, — напутствовала лекарь Оливию, — редко встречаются главы семей, которые считают необходимым готовить своих дочерей к взрослой жизни, поэтому то, что сегодня известно тебе, для многих женщин навсегда остается тайной. Есть и еще кое-что, о чем я должна предупредить. Нас, женщин, в королевстве много, мужчин на всех не хватает, поэтому иногда возникают любовные отношения между подругами. Но это не то, чего требует природа, это эрзац отношения, поэтому постарайся их избегать. И помни, теперь ты самостоятельна в своем выборе, семья не сможет обеспечить тебе альянс, поэтому искать спутника жизни тебе придется самой. Найти себе мужчину нелегко, найти любимого мужчину намного труднее, обрести счастье с любимым мужчиной вообще редкое везенье.

Потом было еще много инструкторов и учителей, которых нанимала мать, чтобы подготовить дочь к самостоятельной жизни, но из всего именно эту учебу девушка считала самой важной.


За интересной учебой время пролетело в один миг и вот, когда зима уже подходила к своему концу, Оливия верхом на гроне въехала в Кифалакис.

— Ничего так городок, уютный — думала она разглядывая очищенные от снега широкие улицы, — в таком можно некоторое время пожить, чем-то даже имение напоминает.

По пути девушка уже побывала в нескольких городах и видела, как там живут люди, не очень приятное зрелище, снег с улиц не убирают, а возле домов сугробы зачастую украшены отходами жизнедеятельности человека. Можно себе представить, что там будет твориться по весне.

Дом Юсерифа она нашла легко, да можно сказать и не искала его, высокую каменную башню времени, которую когда-то воздвигли рядом с нужным ей местом, видно было из любой части города. Во двор пустили ее, не спрашивая, а зачем обижать недоверием? Благородную видно издалека, зато группу бедно одетых девушек, из провинции, отогнали, нечего им виться у входа, ожидая, что кто-нибудь обратит на них внимание и возьмет в услужение. Кстати говоря, Оливия нанимать служанку не собиралась, во-первых: набирать в услужение с улицы не принято, мало ли на кого падет выбор, слуг брали только по рекомендации и уж никак не молоденьких дурочек, которые еще ничего не умеют. Во-вторых: девушка прекрасно могла обходиться без служанки, и не хотела снова привыкать к прежнему образу жизни. Пристроив грона в тепло, Оливия скинула с него свой невеликий скарб, сложила его в ящик рядом со стойлом и закрыла на замок-артефакт, который всегда возила с собой, замкам, выдаваемым на постоялых дворах, будущая студентка не доверяла.

— Держи, — кинула она медную монетку девчонке, которая здесь ухаживала за гронами. Так-то везде за дополнительный присмотр платилась чешуйка, но это город, а здесь свои правила, поэтому можно было порадовать девчонку медной монеткой, скорректировать оплату можно будет позднее. Коменданта искать не пришлось, дородная женщина не бегала по всей территории учебного заведения, а сидела там, где и должна была сидеть, у себя в кабинете. Она приняла документы у Оливии, выписанные на имя аватара, под которым скрывалась девушка и махнула рукой в сторону стула:

— Оливия Тициана Эльберто, баронесса из восточных земель, — хмыкнула она, — далеко же вас занесло, обычно к нам едут учиться из провинции. Те, кто поближе к столице обычно хотят учиться там.

— Мне сказали, что здесь преподают лучше.

— Не совсем так, — скривилась комендант, — что в столице, что здесь преподают одинаково, но вот спрос другой. Попробуй какую-нибудь герцогиню отчислить за неуспеваемость, не получится, там такие связи, что проще не обращать на нее внимание, вот и судят о качестве обучения по таким. Здесь все иначе, университет существует в основном на королевские деньги, платный филиал организован только для того, чтобы предоставить благородным больше комфорта, поэтому преподаватели не делают скидку на происхождение. Половина из вас покинет эти стены уже на первом курсе, особенно те, кто скрывается за аватарами.

— Аватарами? — Напряглась Оливия, — а зачем аватар, если здесь в основном местные?

— Встречаются иногда эксцентричные особы, — пожимает плечами женщина, предварительно внимательным взглядом окинув девушку, — видимо хотят кому-то что-то доказать, но попав в наши условия, начинают понимать, что такая учеба не для них. Будете сами снимать жилье, или устроитесь в наших апартаментах?

— А в чем разница?

— В условиях — сюда не пускают служанок, поэтому студиозы должны заботиться о себе сами. Конечно, уборщицы и прачки здесь есть, не придется самим убирать и стирать, но поддерживать порядок в комнатах никто кроме самих студиозов не будет.

— Тогда апартаменты.

— Как устроишься, найди Целию Скубию, — продолжила комендант, — у нас первое время новичками занимаются учащиеся вторых и третьих курсов. Она познакомит тебя с правилами университета и вообще поможет освоиться.

— Но я же еще не сдала экзамены — удивилась девушка.

— Ты поступаешь на факультет боевой магии, там нет конкурса, — пояснила женщина, — есть у тебя способности, чтобы стать боевиком или нет, станет ясно только к концу второго курса. Некоторые абитуриенты, которые имеют слабую подготовку, тоже иногда подают документы на факультет боевой магии, чтобы начать учебу, а потом, освоившись, переводятся туда, куда и хотели. Теперь главное, мужчинам здесь жить не полагается, они либо снимают жилье, либо размещаются в общежитии университета на общих основаниях, поэтому появление любого из них в ваших апартаментах, означает нарушение дисциплины и является поводом к отчислению обеих сторон. Драки и дуэли до третьего курса запрещаются, да и потом дуэли разрешаются только под наблюдением опытных наставников. И совет, осторожней с мальчиками, никто не запретит девушке с ними встречаться, но надо помнить, что здесь много тех, кому сложно оплачивать учебу, вот они и пытаются пристроиться к тому, у кого водится серебро в кошельке. В стремлении получить место любовника они часто переходят порог дозволенного, используют пыльцу, применяют приворотные амулеты.

А ничего так «апартаменты», Оливии они понравились, свой клозет и умывальник, спальня и комната для занятий, которая одновременно являлась гостиной, так же здесь имелся общий газовый светильник и настольная лампа со светляком артефактом. Вполне комфортно. Разложив вещи в шкаф, девушка выгладила их с помощью гладильного амулета, конечно, она могла отдать их в прачечную, это было бы значительно дешевле, чем тратить дорогой ресурс силы, но к чему экономить, она пока не бедствовала. Перекусив своими дорожными запасами, остаток дня Оливия провела в медитации, надо было срочно возобновлять тренировку, а то с этой дорогой медитировать было некогда.

* * *

Работа в мастерской Дэнии меня здо́рово выручала, теперь мне не приходилось думать как экономить каждый медяк, потихоньку я сменил «бюджетную» одежду на шитую по заказу и шляпу с несколько потертыми полями сменил на головной убор соответствующий статусу провинциального барона. В довершении образа обзавелся недорогим, но надежным клинком. Расту, однако.

К началу зимы обнаружил, что мне покорился интай, я смог увидеть потоки силы и теперь пытаюсь воздействовать на них, то есть перейти на следующую ступень развития. Однако недавно произошел случай, заставивший меня пересмотреть существующее представление о методах тренировки способности управлять потоками. Мне для ремонта притащили один хитрый амулет, его хозяин не посчитал возможным раскрыть информацию о том, каким действием он обладает. Но ведь это не проблема, любой грамотный артефактор на раз расшифрует, предназначение амулета. Так вот, судя по одной части рунной цепочки, этот амулет предназначался для усиления внимания. Описание второй части найти не удалось, но знаки, относящиеся к магии разума, присутствовали, так что сделал вывод, что это тоже что-то связанное с теми же функциям. Мне только осталось пожать плечами, зачем надо было скрывать это, ведь обычная бытовая поделка. Но я ошибся, что окислились магические чернила в цепочках знаков, определил сразу, еще подумал, что этим амулетом не пользовались долгие годы. Однако это меня не насторожило, от того и смело взялся за перо, переписать знаки больших трудов не потребовало, но действие отремонтированного амулета оказалось совсем не таким, каким ожидалось. Никакого усиления внимания почувствовать не удалось, амулет не работает? Но нет, артефакт определения токов силы показывал, что сила тратится, значит, какие-то действия совершаются. Я еще некоторое время покрутил безделушку, но так ничего не понял. Что ж бывают неудачные дни.

Придя к себе, как обычно занялся медитацией, надо было продолжать тренировки воздействия на токи силы, но как только погрузился в интай оказался совсем в другом мире. Токи силы теперь представлялись мне не просто какими-то невзрачными серыми линями, а четкими объемными струнами, которые вибрировали с разной амплитудой и частотой, постоянно меняя цвета. И струн этих было очень много вокруг, они иногда сплетались в жгуты, причудливо изгибались, рвались, возникали из ниоткуда и снова исчезали в никуда. Фантастика. Долго любовался на стоящее перед глазами видение, и только когда уже немного насытился созерцанием, попытался мысленно тронуть какую-нибудь струну. Не получилось, я и этот мир пока существовали отдельно друг от друга. Когда вышел из состояния интай, за окном уже давно властвовала глубокая ночь, но если раньше после медитации мне приходилось некоторое время приходить в себя, то теперь чувствовалась только легкая усталость.

Конечно же я сразу связал такой прогресс с действием амулета, с чего бы иначе произошел скачек в восприятии, поэтому на следующий день взял подготовленную основу и скопировал рунные цепочки, убедившись, что все получилось как надо, взял первый отремонтированный амулет подтер лак в нескольких местах рунной цепочки и засунул его в остывающую печку. То есть резко ускорил процесс окисления чернил и привел состояние амулета к первоначальному состоянию. Нечего такую тайну в чужие руки отдавать.

— Нет, к сожалению, ничего нельзя сделать, — сказал я владельцу амулета, — процессы старения зашли слишком далеко. Но если не секрет, откуда это, ведь видно, что им давно не пользовались, да и знак мастерской странный, никогда такого не встречал.

— Досталось в наследство, — вздыхает мужчина в самом расцвете сил, — нашлось в шкатулке матери, вместе с золотыми украшениями и я решил, что это нечто ценное.

— Нет, это не может быть ценным, — покачал я головой, — здесь применены рунные цепочки усиления внимания. Ваша мать маг?

— Да, она хорошо умела управлять силой.

Вот и часть разгадки, конечно не плохо бы было расспросить владельца о других предках, но это уже выйдет за рамки вежливого интереса и может насторожить. А мне такого не надо.

Постепенно я выяснил, что под действием амулета скорость наработки способности управлять силой возрастает больше чем на порядок, но все равно по времени воздействия существует некоторое ограничение, иначе говоря, можно сидеть под действием работающего амулета полчаса, а можно весь день, результат будет одинаков, только зря силу растратишь. К тому же он никак не способствует наработке практических навыков, так что посидел положенное время под воздействием непонятной цепочки рун, и добро пожаловать в интай, осваивать очередную порцию способностей.

Последнее время у меня скопилось довольно много основ амулетов, иногда люди приносят совсем убитые изделия, стерты рунные цепочки, глубокие царапины, сколы. Такие восстанавливать не берусь, слишком много труда требуется, вот и не забирают их заказчики. Вон в ящичке лежит, штук тридцать. Решился заняться отсебятиной — самостоятельно разрабатывать работающие амулеты, ведь потребность в них есть. К примеру, недавно увидел мышь у себя в комнате, хотел возмутиться, но оказалось, что мыши здесь вроде домашних животных, главное чтобы обувь и одежду не грызли. Или иной раз проветрить нельзя, откроешь форточку — выхолодишь, закроешь — спертый воздух получаешь. А ведь ничего сложного в подборе соответствующих рунных цепочек здесь нет, мышей выгнать просто. Пишешь три рунных знака, которые выполняют функции прерывателя силы, потом еще три отвечающих за генерацию нужной частоты, примерно сорок килогерц и еще один на регулирование амплитуды сигнала. Все, основная рунная цепочка готова, дальше идут дополнения, пустить это в звук, тогда в конце ставится только один рунный знак, или отправить на ментальный уровень с добавлением фильтра на вес животного, тогда следует добавить еще пять знаков. Кстати говоря, основная масса очищающих амулетов основана на принципе ультразвукового воздействия на грязь, правда там еще кое-что добавляется, чтобы не происходило разрушение ткани, но это уже частности. А прерывистый ультразвуковой сигнал будет значительно экономить силу, так что наверняка люди будут брать такой амулет.

С проветриванием вопрос решался сложнее, решить задачу теплообмена задача нетривиальная. Нет, организовать разделение воздушных потоков несложно, но когда начинается приведение температуры к нужным значениям, возникают проблемы влажности, там, где воздух охлаждается, начинает образовываться пар. Для того чтобы избавиться от него приходилось писать дополнительные цепочки управления влажностью, чтобы отводить избыток конденсата подальше за пределы окна.

Недавно услышал интересное утверждение, мол, уменьшение размеров рунных знаков не только снижает потери силы, но и приводит к уменьшению искажений магических конструктов полученных с помощью рун, надо будет проверить, для этого в мастерской мне делают пантограф, с его помощью я смогу создавать рунные цепочки меньше размером раз в восемь, а то ведь до хороших увеличительных стёкол здесь так и не додумались. Тоже бы надо заняться.

Но это все потом, на следующей неделе начинает работу приемная комиссия университета, я, как и планировал, подал документы на лекарский факультет, сначала основной причиной выбора специальности было наличие отсутствия достаточного количества денег. Но когда денежный вопрос худо-бедно разрешился, планы менять не стал, давно хотел попробовать себя в новом деле, да и лекарские знания всегда нужны.

Дверь без стука немного приоткрылась и в образовавшуюся щель просунулась голова, это дочка нашей приемщицы, никак не могу ее научить сначала стучать:

— Мастер Антоний вас мама зовет, советоваться хочет. — Быстро говорит она и, не заботясь о закрытии двери, устремляется вниз по лестнице.

Раз зовет надо идти, либо сложный случай, либо важный заказчик, который требует немедленного ответа.

— Что у нас тут? — Интересуюсь я, подходя к прилавку.

— Посмотрите, мастер Антоний, — приемщица протягивает мне навороченный артефакт, сможете это отремонтировать?

Такс, вижу цепочку формирования опоры или поверхности, далее следует цепочка захвата, цепочка скольжения и перемещения… Мля, это же банальный эпилятор, причем механический, правда выдергивание волос должно происходить на очень высокой скорости, настолько высокой, что инерция не даст коже потянуться вслед за выдергиваемым волосом. Не знаю насколько это болезненно, но, наверное, по сравнению с дерганием волос щипчиками небо и земля. Возвращаю артефакт приемщице:

— Глубокая царапина, разрушена часть магических символов, — даю заключение, — для восстановления потребуется очень много кропотливой работы, рекомендую не тратить деньги на ремонт, а сразу купить новый, тем более, что царапин на защитном лаке хватает, и гарантировать дальнейшую работу артефакта мы не сможем.

— Какой же ты тогда мастер? — Следует ехидный вопрос со стороны заказчицы.

Опс, если раньше я разрешил бы себя поуговаривать, а потом может быть и согласился, то теперь однозначно нет, претензии от такой заказчицы неизбежны в любом случае. Значит надо срочно отбояриваться.

— Простите госпожа, — начинаю блеять и усилено краснеть, — к сожалению, моя квалификация не позволяет браться за такой сложный ремонт. Но вы можете обратиться в университетскую мастерскую, наверняка там найдутся настоящие мастера.

— Я там уже была, — слышу в ответ, — они такие же неучи как и ты.

— Еще раз приношу свои извинения, — продолжаю ломать комедию, заикаясь на каждом слове.

Дама заворачивает нос кверху и с раздражением выскакивает наружу. Смотрю на приемщицу, та хватает платок и закрывает лицо, чтобы сдержать смех, в приемной есть еще посетители и демонстрировать веселье ни в коем случае нельзя. Да уж…, я качаю головой, встречаются же люди, понятно, что раздражение трудно сдержать, когда отказываются браться за ремонт в двух местах подряд, но зачем оскорблять? Приходится ерничать, устраивать спектакль с элементами тонкой издевки, вот и не может наша Заси удержаться от смеха. Хотя, если ее не знать, то можно подумать что она сейчас плачет. Вон, даже девушка сочувствует, мнет поясок с изящной пряжкой, не знает что делать.

Ладно, пусть разбираются, а мне работать надо, но только я поворачиваюсь к двери, как девушка решается обратиться напрямую:

— Мастер Антоний, вы не можете посмотреть мой амулет, он перестал работать, а мне надо срочно.

Почему нет?

— Извините госпожа, — киваю девушке, — мог бы сразу догадаться, но я сейчас как-то немного не в себе.

— Я понимаю, но мне действительно очень надо, — протягивает она ремешок.

Кстати, на мой взгляд, девушка очень красивая, за такой и приударить не грех, хотя местные со мной, наверное, не согласились бы, у них красота ассоциируется со здоровьем, а здоровье с упитанностью. То есть, чем толще, тем красивше. Однако с аристократками надо быть осторожней, у иной красавицы в голове столько нечистот, что не приведи господи с такой связаться, но тут вроде не так все плохо, не выработался еще командирский голосок. Беру ремешок рассматриваю пряжку с монограммой рода, и уже почти открываю рот, чтобы спросить с чем это едят, как вовремя затыкаюсь, да что сегодня со мной, это же женский амулет, он применяется в критические дни. Пряжка толстая, а значит двойная, должна раскрываться как медальон, поддеваю едва видимый язычок тонкой крышки, с обратной стороны и пряжка действительно раскрывается. Все сразу становится понятно, внутрь вставлена пластинка из шлифованного камня, это и есть основа, на ней, нанесена цепочка магических знаков, причем артефактор постарался, знаки без увеличительного стекла рассмотреть трудно. Действительно мастер. А проблема вовсе и не проблема, пластинка внутри пряжки фиксировалась золотыми язычками, два из которых разогнулись и теперь прижимные пружинки не сжимали выскочившую из гнезда основу, амулет просто не запускался в работу. Подниматься наверх лень, поэтому достаю из воротника толстую иглу, аккуратно подвигаю камешек в гнездо и подгибаю язычки на прежнее место. Потом проверяю как работают прижимные пружинки, закрываю амулет и протягиваю назад.

— Готово, ваша светлость, — без всякой задней мысли говорю я, — зарядка пока не требуется.

Девушка впадает в ступор, мило краснеет и в трансе поворачивается на выход.

— Понравилась, — спрашивает меня Заси.

— Еще как, — вздыхаю я, глядя вслед ушедшей красавице, понимая, что вряд ли посчастливится добиться от нее взаимности.

— Наш железный Антоний кажется влюбился, — делает вывод женщина, — и подарил своей возлюбленной целую серебряную монету.

— Какую монету? — Не понимаю, что имеет ввиду приемщица.

— Которую она должна была заплатить за ремонт амулета.

— Хм, даже не подумал об этом, но разве можно такую встречу опошлить блеском серебра? Поверь мне Заси не в деньгах счастье, — говорю я, открывая дверь, и тут же заканчиваю шуткой моего мира, — а в их количестве.

В спину мне несется громкий хохот, а я, поднимаясь по лестнице, мурлычу песню на языке, который здесь неизвестен:

Фонтан черемухой покрылся,

Бульвар Французский весь в цвету.

«Антоний, кажется, влюбился» –

Кричали девушки в порту

* * *

Утром Оливия почувствовала, что заболела, начал ныть низ живота, обычное дело, у женщин это происходит время от времени, надо просто перетерпеть и терпят… у кого мало денег, а кто не стеснен в средствах, тому терпеть не надо, достаточно купить хороший амулет и можно снова радоваться жизни. Девушка отыскала в своих вещах поясок с золотой пряжкой, толкнула на ее боковой поверхности рычажок и нацепила поясок на себя, ожидая, когда боль уляжется. Однако время шло, а боль не унималась, Оливия несколько раз потрясла амулет, подвигала рычажок, но ничего не изменилось. И что теперь делать?

Назначенную комендантом наставницу, Целию Скубию, девушка нашла быстро, вот только та ничем помочь не могла:

— Я свой амулет подруге отдала, — сообщила Целия, — могу, конечно, попросить у других, но тебя никто пока не знает, вряд ли захотят делиться. Если деньги есть, то тут недалеко аптекарский дом, один раз видела, как там их продавали.

Аптекарь девушку разочаровал:

— Продали мы женские амулеты еще два огна назад, — развел он руки, — следующий заказ уже только к лету поспеет. Для унятия боли могу предложить, настойку южной метахи.

— Нет, спасибо, — отказалась Оливия, она прекрасно знала, что действие южной метахи чем-то напоминает действие пыльцы, боль-то она на время снимет, но потом станет еще хуже.

— Ниже по дороге есть мастерская Дении, — подсказал аптекарь, — недавно у нее появился хороший мастер артефактор, попробуйте к нему подойти со своим амулетом.

А что еще остается? Девушка поплелась дальше, мастерскую она отыскала, вот только ей сильно не понравилось, что свой амулет из золота, она должна была отдать какой-то приемщице, а о результате ей сообщат только завтра. И оказывается, она была не одна такая, пока Оливия раздумывала и колебалась, в мастерскую ввалилась женщина и потребовала предоставить ей мастера.

— Не буду я ждать целый день, — заявила она, — пусть идет сюда и сразу скажет, может ли он восстановить работу артефакта.

Когда девушка увидела мастера Антония, настроение испортилось окончательно, разве может такой мальчишка быть мастером? Однако то, как быстро он разобрался с причиной неисправности артефакта, сразу сказало, что опыт у него какой-то был. Особенно позабавило Оливию, что этот молодой барон, настолько стушевался от наезда женщины, что покраснел и стал заикаться, да смерды себя увереннее чувствуют.

— Интересно, — думала она, — неужели его семья так бедна, что не сумела дать ему достойного образования, хотя раз его называют мастер, то образование он все-таки получил.

Однако женщина уже выскочила за дверь, мастер готовится уйти, а она все еще раздумывает.

— Мастер Атоний, вы не можете посмотреть мой амулет, он перестал работать, а мне надо срочно. — Решительно шагнула девушка.

Насколько Антоний прибывал в растерянности несколько мгновений назад, настолько уверенным он стал сейчас.

— Извините госпожа, — кивает ей он, — мог бы сразу догадаться, но я сейчас как-то немного не в себе.

А вот дальше происходит что-то невероятное, несколько уверенных движений, и амулет в его руках как по волшебству раскрывается. Антоний внимательно что-то рассматривает внутри, потом достает иглу, делает еще несколько движений, и протягивает собранный амулет Оливии. Как!? Это магия?

И окончательный удар:

— Готово, ваша светлость. Зарядка пока не требуется.

Светлость? Но откуда он узнал??? Он маг разума?

Оливия медленно вышла из мастерской и, сделав несколько шагов, остановилась. Совсем забыла, зачем сюда пришла, она надела поясок, сдвинула рычажок и прислушалась к себе. Работает, боль сразу явно стала сдавать позиции.

— Ну как? — Встретила ее Целия.

— В мастерской у Дэнии амулет отремонтировали, — поделилась радостью Оливия.

— Ага, где-то Дения опытного мастера сумела себе сманить, — подтвердила наставница, — у одной девочки очищающий амулет тоже работать перестал, она его в университетскую мастерскую носила, но там сказали, что отремонтировать нельзя, нужно новый покупать. Так она его к Дении отнесла, теперь снова работает.

— А ты знаешь, он ведь совсем еще молодой, этот мастер, — прищурилась Оливия, — а уже маг.

— Маг? И стал артефактором? — Удивилась Целия, — Зачем это ему? Неужели его семья настолько бедна?

— Наверное, ты права, — согласилась девушка.

— Ладно, раз у тебя все хорошо, может пойдем знакомиться с университетом?

— Идем, — согласилась Оливия.

Сначала они прошлись по территории, потом зашли в сам Дом Юсерифа. Большой дом, три этажа, широкая парадная лестница, высокие сводчатые потолки, скульптурные композиции и золотая роспись стен. Ничуть не хуже чем дворец в столице. Красота.

— В самом университете так же? — Спросила она Целию.

— Не везде, — ответила та, — центральный дворец изнутри выглядит даже лучше, а в остальных зданиях все проще, но это сама увидишь. Здесь проводятся только теоретические занятия, вся практика на территории университета. Расписание составлено так, что мы проводим там весь день. Та как ты будешь учиться на боевика, со второго курса тебя будут постоянно вытаскивать на полевые занятия, особенно летом.

— Ну, это не страшно, — улыбнулась Оливия вспоминая вечерние посиделки у костра.

— Не скажи, — не согласилась наставница, — с таких занятий они всегда возвращались грязные и злые.

— Посмотрим, — пожала плечами девушка.

Потом они отправились в сам университет, здесь было уже веселей, если в Доме Юсерифа было тихо и пустынно, то здесь кипела жизнь, студиозы сновали во всех направлениях и не вальяжно, как Оливия с Целией, а сосредоточенно с хмурыми лицами.

— Здесь всегда так?

— Нет, — откликнулась наставница, — когда идут лекции и занятия тут никто не носится как сумасшедший, просто в данный момент готовятся к экзаменом абитуриентов и некоторые пытаются догнать зачеты.

— Догнать зачеты?

— Ага, у нас курс это три семестра, — начала объяснять принцип организации учебы Целия, — каждый семестр заканчивается экзаменом, если преподаватель посчитал твои знания достаточными, то отмечает в журнале зачет. А если нет, то у тебя еще есть две попытки, причем каждая следующая попытка включает в себя и знания по новым лекциям. То есть, чем быстрее ты пройдешь экзамен, тем меньше вопросов к тебе будет, это и называется догнать зачет.

Ходили они по университету еще долго, насколько поняла Оливия, ее наставница сама еще не все успела обследовать, поэтому воспользовалась моментом и теперь совала свой нос во все щели.

— Ага, здесь у нас мастерская кафедры зельеварения, — сообщила Целия, заглянув за одну из дверей побитого временем здания, — здесь я не была, у нас по этому предмету только факультатив. Вон там, — девушка махнула рукой на другое здание, — мастерская кафедры артефакторики, если нужно узнать, почему амулет не работает можно зайти туда, за медяк найдут причину, ну а если смогут отремонтировать, то цена уже от двух серебряных.

— «Вот ведь глупая», — спохватилась Оливия, — «за ремонт амулета не заплатила, что теперь о ней подумают? Надо будет после этой экскурсии зайти в мастерскую и заплатить за работу».

— А там? — Кивнула девушка в сторону приземистого барака, чтобы хоть сколько-нибудь отвлечься от неприятной мысли.

— А туда лучше не попадать, — нахмурилась наставница, — там покойницкая, лекарей заставляют на них учиться. Бррр.

У Оливии тоже мурашки по телу пробежали, хоть лекарь и весьма уважаемая профессия, но возиться с покойниками…, нет уж, увольте.


В мастерскую девушка попала уже ближе к вечеру. Приемщица стояла чуть дальше за прилавком, а на ее месте сидела хорошо одетая дама и просматривала какие-то бумаги.

— Прошу прощения, — обратилась Оливия к приемщице, — сегодня утром мастер Антоний исправил мой амулет, но я забыла заплатить за работу. Сколько я должна?

— Нисколько, — пожала плечами та, — мастер Антоний сделал эту работу для вас бесплатно.

— Заси? — Дама оторвалась от бумаг и вопросительно уставилась на работницу.

— Все нормально, госпожа, — махнула рукой она, — мастер сказал, что не хочет «такую встречу опошлить блеском серебра».

— О! — Женщина, окинула взглядом Оливию. — Теперь я за него спокойна, наконец-то нашлась та, что смогла украсть сердце нашего железного Антония.

— Но почему? Я не давала повода. — Девушка покраснела до корней волос. — Мы даже не знакомы.

— Так скажите как ваше имя, и мы передадим его Антонию Мадере. Это и будет вашей платой за работу мастера.

— Оливия Тициана Эльберто.

— Рада познакомиться, — отозвалась дама, — я Дэния Оркона, хозяйка этой мастерской. Антоний работает у меня уже больше полугода, за это время его расположения пытались добиться многие местные красавицы, но понравились ему только вы.

— И что теперь? — Упрямо поджала девушка губы.

— Ничего, — пожала плечами хозяйка, — наш Антоний хорошо воспитан, поэтому не станет преследовать вас, если опасаетесь этого.

Глава 8 Gaudeamus igitu

«Дурют нашего брата, ой дурют. Внутре средневекового рыцаря — наши опилки»

Это я не про музей, это я про вступительные экзамены, перед которыми трясутся все абитуриенты. А чего там трястись?

— Читать умеешь? Да? Уже хорошо.

— А считать? О! Даже знаешь таблицу умножения? Да тебя сразу надо на третий курс.

— Что и историю тоже изучил? Слушай, а чего ты сюда приперся?

— Специальность получить? Ты деньги заплатил? Ну и нафиг тебе учиться?

— Они будут учиться, потому, что потом на королевскую службу идут, а там неучи не нужны. Ты же после учебы сам по себе будешь, так что завтра получай диплом и катись отсюда.

На самом деле это не так, гоняют на экзаменах без дураков, но честно говоря, не видят необходимости сильно приставать к тем, кто платит золотом. Так что вступительный экзамен для меня превратился в формальность, а если учесть, что основная масса поступающих имеет очень слабое домашнее образование и первый курс является чисто образовательным, то таких как я зачисляют сразу на второй, где уже начинается специализация. А таких, здесь не так уж и много, например на кафедре целительства всего двое, я и девушка из обедневшей дворянской семьи, с деньгами у нее совсем худо, она на кредит рассчитывает, поэтому чуть не прыгает от счастья, узнав что не придется первый курс оплачивать.

На проверке дара управления потоками силы, мне пришлось прижать свои способности, то есть в зинтай я прошел быстро, а в интай притормозил, остановился на «пороге». Так как здесь все пытаются выжать из себя максимум, ни у кого даже мысли не возникло, что это не предел. Поэтому удостоился твердой пятерочки в экзаменационном листе, здесь пятерка это не высшая оценка, а наоборот, показывает, что соискатель находится в самом начале пути развития дара, ноль это максимальное овладение даром.

Вот и всё, поступил ты или нет, становится известно сразу и сразу здесь выдается именной значок, на лицевой стороне которого в центре расположен символ университета, а цветовая гамма по кругу обозначает кафедру, имя студента гравируется на обратной стороне. На этом одни твои тревоги оказываются позади, а другие только подступают, сама учеба формально начнется через неделю, и начнется она с грандиозного мероприятия, на котором встречаются как выпускники университета, так и вновь поступившие. На этом празднике будут звучать, и напутствия, и наставления, будет звучать музыка, будут пляски, короче, будет весело. Так как студиозов в университете много, все в один зал не влезут, поэтому праздновать будут в трех местах дворцового комплекса, при этом старались группировать по родственным факультетам, но не обязательно, главное на что смотрели, это чтобы было не сильно тесно. Присутствовать на таких мероприятиях надо обязательно, увильнуть не получится, всех прибывающих отмечают в журнале, а чтобы потом никто по тихому не слинял, делают так же отметку во время убытия. Драконовский метод отслеживания, на занятиях тоже школьная система контроля, только отметку наличия студентов делают контролеры, преподаватели этим не занимаются.

Да, забыл…, на территории университета все должны носить мантию, скорее всего это можно назвать летним плащом, так как рукава у этой мантии не предусмотрены, а капюшон в наличии. Это, наверное, было задумано для того, чтобы скрыть сословные различия студентов, однако ничего дельного не получилось, благородные всегда найдут как выделиться. Перстни, серьги, дополнительная отделка мантии золотой вышивкой всегда лучше слов скажут о том кто перед тобой.

Получив свой значок, быстренько слинял с праздника жизни, здесь мне больше делать нечего, так как волей приемной комиссии меня зачислили сразу на второй курс, мне нет смысла толкаться среди учащихся первого курса. И вообще, вчера мне наконец-то доделали пантограф, надо начинать эксперименты с написанием рунных знаков уменьшенного размера, если получится как предполагаю, это будет новое слово в артефакторике. А еще заказал выпуклые стекла, так как здесь нет линз, то соединю два таких стекла, а внутрь залью воду, пусть линза получится плохого качества, но это хоть какой-то выход для работы с мелкими знаками.


Сразу заняться экспериментами не получилось, три дня ушло, чтобы довести состав чернил до нужной консистенции, но зато лини получались тоньше человеческого волоса, не присмотришься, не увидишь. Сделать надпись на обычной основе тоже сходу не вышло, грунт хоть и кажется гладким с виду, на самом деле слишком груб для таких чернил, да и поверхность идеально ровной не назовешь, пришлось заняться дополнительной шлифовкой и полировкой. Но зато результат полностью подтвердил предположение, утечка силы в амулетах написанных микро рунами действительно снизилась на треть, а искажение получавшегося конструкта практически полностью отсутствовало, что сразу выводило созданные артефакты на уровень лучших мастерских. При этом возникла другая проблема, на тех рунах, которые отвечали за формирование конструкта, все было нормально, а там где шло запитывание этого конструкта силой, рунные знаки выгорали, то есть, чернила быстро теряли свои магические свойства. Ожидаемо, и решить эту проблему можно было двумя путями, в одном случае, требовалось дополнительно прописать руны усиления, во втором банально увеличить расход чернил, то есть увеличить толщину наносимого слоя. Но это уже после, а пока надо вернуться к старой идее, созданию часов, сама идея должна быть рабочей, и с реализаций тоже особых проблем нет, а вот с представлением отображения времени сложности. Это не наши 24 Х 60 Х 60 — часы, минуты, секунды, тут 2 Х 10 Х 10 Х 10 Х 50 половины, части, тэны, вдохи, удары сердца. Половины, это половина суток, первые полусутки начинаются от стояния верхней звезды Триона в зените, вторые от зенита Асона, части это части половин их всего десять, тоже самое с тэнами. Вдохи, это не вздохи человека, это какой-то вулкан далеко на западе, который стабильно выдает клубы пара и дыма на протяжении многих столетий, ну а с ударами сердца понятно. Впрочем, это у меня стереотип сработал, зачем в магическом мире делать механические часы с круглым циферблатом? Эти 10 Х 10 Х 10 общее количество вдохов за полусутки одним числом, так что делаем по типу электронных сегментов и вперед, здесь еще другого представления не знают. Кстати, система счета десятеричная, по количеству пальцев на руках, числа похожи на арабские, и легко стилизуются под сегменты. Да забыл сказать, запись чисел идет не от старшего знака к младшему, а наоборот, от младшего к старшему, то есть сначала единицы, потом десятки, сотни и так далее. Жутко неудобно для меня, первое время мозг пришлось ломать.


Торжественное мероприятие, посвященное семидесяти летнему юбилею Великой… Тьфу. Пока здесь так не говорят, но идут к этому широким шагом. И помещение соответствует, не парадный зал Екатерининского дворца, но тоже не маленький. Сначала выступает главная распорядительница, нашего околотка, она долго восхваляет короля, благодаря которому мы имеем возможность прикоснуться к мудрости поколений, потом начинает восхвалять… короля, благодаря которому…, потом опять восхваляет…. Нет, это нечто с чем-то, так долго о чем-то говорить, не сказав ничего, высший пилотаж словоблудия. И ведь не повертишь головой со скучающим видом, не зевнешь лишний раз, ибо это кощунство, и за это полагается пять ударов кнутом. Наоборот нужно внимательно слушать и время от времени выражать восторг, ибо…, дальше можете продолжить сами. Вообще все, что касается неуважения Его Величества, лечится ударами кнута. Вот и стоим с блеском в глазах, и выражением восторга на лицах. Млять.

Так, одна словоблудная выступать закончила, теперь настало время другой, то же самое, но про университет и ректора, тут уже можно расслабиться и немного покрутить головой, и за зевание кнут не предусмотрен, но делать это надо осторожно, иначе можно получить замечание, что будет обязательно отмечено в личном листке. Слева от нас, лекарей, возникает небольшой шум, это золотая молодежь начинает переговариваться между собой, им можно, пока дело не касается короля, их будут терпеть. И непонятно, зачем их сюда пригнали? У них свой учебный филиал в доме Юсерифа, могли бы и там праздновать, здесь они только всех смущают, сверкают золотом в ушах, да драгоценным камнями на пальцах. И где-то там стоит Оливия, промелькнуло ее лицо в толпе, жаль, что ничего у меня с ней не получится, раз учится в филиале, не нужен ей бедный барон. Кстати, там я не нужен, зато здесь востребован на все сто, на весь второй курс будущих лекарей всего пять парней, было четыре, я пятый добавился, девчонки на новичка запали, подозреваю, что первое время жизни мне не будет, с женским любопытством бороться невозможно, его можно только пережить.

Ага, второй раунд восхвалений закончился, уже ноги начинают гудеть, почти полтора часа на одном месте стоять, что у нас на третье? А на третье торжественная выдача дипломов в малом зале, а здесь скоро начнется раут (танцы — по-простому), теперь можно рядами не стоять, строй ломается и все начинают разбиваться на кучки по интересам. Естественно все сокурсницы тянутся ко мне, новенький им интересен, вопросы летят со всех сторон, на какие-то отвечаю, некоторые игнорирую, а на неудобные отшучиваюсь.

— А почему ты не в филиал поступил, вроде бы не бедно выглядишь? — Закидывает удочку, одна их сокурсниц, в которой явно проглядывает южная кровь.

Так-то вопрос неприличный и даже в чем-то оскорбительный, поэтому надо срочно перевести его в шутку:

— Я не бедный, я хозяйственный. Чем больше сейчас сэкономлю, тем больше потом потрачу.

Девчонки смеются:

— Приданое собираешь? Зря, мы тебя и без приданого возьмем, еще и золотом осыплем.

— Зачем золото золотом осыпать? — Удивляюсь я.

— А почему ты лекарем решил стать, артефактором гораздо выгоднее.

Этот вопрос уже с подвохом, начнешь придумывать причины, и тебя примут за лоха, который отдаст последний медяк, лишь бы подтвердить свои слова. Но мы-то не из таких:

— А чего сама на артефактора не пошла?

— Там много за учебу берут.

— Вот ты и ответила. — Пожимаю плечами. Вроде как и намекнул, что с деньгами не густо, но и не сказал напрямую, что беден как монах.

Пока отвечал на вопросы, внимательно приглядывался к нашему курсу, парни сразу как-то отвалили в сторону, и естественно их одних старались не оставлять, а остальные девушки собрались вокруг меня группками, причем сразу стало видно, их отношение друг дружке, от подчеркнутого уважения до неприкрытой неприязни. Ну, это понятно, в женском коллективе не бывает ровных отношений всех со всеми…, в мужских, между прочим, тоже.

— В общежитие устроился?

— У дальней родни живу, — отвечаю честно. А что? Все люди произошли от Артакис и Фетакис согласно легенде сотворения мира, значит все дальние родственники.

Ладно, все это, конечно, весело, но пора допрос прекращать, у нас еще много будет времени на разговоры, поэтому увидев знакомое лицо, обрадовался:

— Извините девочки, — обрываю поток вопросов, я вас покину на пару тэнов. Дела.

На самом деле покинуть их я попытаюсь не на часть времени, а на все время мероприятия, мне вот так стоять и отбрехиваться совсем не хочется. А дела действительно были, ибо в толпе заприметил Жижус, девушку с, теперь уже третьего курса артефакторики.

— Счастливого дня Жижус, — здороваюсь с девушкой, — разговор есть.

— Счастливого, — кивает та, — неужели чернила закончились?

— Не, чернил мне надолго хватит, — машу рукой, — а вот с другим серьезные затруднения. Мне птичка нашептала, что вам альтийский камень привезли.

— Ты чего? — Отшатнулась она. — У нас каждая пластинка под учет идет, даже осколки после распила по весу проверяют. Нет, не смогу его тебе достать, даже не проси.

— А я и не прошу тебя мне готовые пластинки продавать, — успокаиваю ее, — меня как раз осколки интересуют. У вас же что меньше размером, чем на два пальца, осколком считается, вам они не нужны, а я бы взял осколки больше пальца размером по пять медяшек за штуку.

— Да? — Девушка на пяток ударов сердца зависла. — Ну, если так, то можно… десять медяков за штуку.

— Жижус, не наглей, а то обижусь, — смотрю на нее с укором, — я даже готов тебя в ресторан сводить, если ты все осколки в единый размер шлифанешь.

Девушка опять раздумывает, алчность в ней борется с риском потерять все, и, в конце концов, соглашается:

— Хорошо, но в ресторан меня с подругой пригласишь, без нее не получится.

— В принципе можно, — теперь уже я изображаю колебания, — но тогда пластинок должно быть больше сотни.

— Будет, — сразу соглашается она.

Альтийский камень считается идеально основой для изготовления амулета, он аморфный, то есть сила в нем не испытывает сопротивления в зависимости от направления, но дорогой, зараза, ужасно, одна пластинка стоит половину золотого, поэтому его редко используют для бытовых поделок, в основном идет на армию, да маги иногда покупают. А ресторан это действительно крючок для девушек, туда простолюдинок не пускают, только если они в компании с благородными, ничего особенного из блюд там не предлагают, то же самое можно и в других местах заказать, но зато в ресторане вай как круто.

Посмотрев как Жижус, в приподнятом настроении, поскакала делиться новостью со своей подругой, отправляюсь в свободное плавание, нечего с самого начала киснуть в своем болоте, надоест еще. Интересно, мне показалось, что студенческая среда везде одинаковая — «от сессии до сессии живут студенты весело». Так и есть, весело живут, по крайней мере, кислых лиц я не заметил, отношение к парням здесь более чем доброжелательное, можно подойти к любой группке девушек задать пару вопросов, например как пройти в ленинскую библиотеку, и через пару вдохов ты уже свой в доску.

— Что-то я здесь потерялся, не подскажите, куда второй целительский делся?

— Ты что, на втором курсе, а все еще теряешься?

— На второй меня с вступительных отправили, а так я здесь впервые.

— А нафиг сегодня они тебе нужны, оставайся с нами, у нас веселее.

— А почему у вас весело, а у них нет?

— А потому, что они на втором курсе будут покойников потрошить, вот и грустят. Знаешь, какие они страшные.

— Кто? Лекари?

Девушки громко смеются и толкают друг дружку локтями.

— Нет, лекари иногда очень даже симпатичные бывают, — бросают мне комплимент, — вот покойники…, ни за что бы к ним не подошла.

— Кусаются, что ли, — делаю испуганный вид.

Снова раздается хохот:

— Нет, они уже укусить не могут, даже если конструктом их поднять.

— А чего тогда их бояться? — Пожимаю плечами. — Они же на тебя не нападут и ни в одной просьбе не откажут.

— Не скажи, вдруг болезнь какая привяжется.

— Этого не стоит бояться, — машу рукой, отвечая им анекдотом моего мира, — им наши болезни уже не страшны.

На этот раз девущки долго не могут прийти в себя от хохота.

Такс, это же у нас зельевары, веселые девчонки, главное у них волком друг на дружку не смотрят, видимо профессия обязывает поддерживать ровные отношения, злючки здесь долго не живут, в прямом смысле слова. Еще немного повеселив девушек, опять делаю вид, что кого-то увидел, быстренько расшаркиваюсь, и продолжаю путь, где-то здесь аптекари прячутся, они мне край как нужны. Справедливости ради, надо отметить, что учиться на аптекаря сложно. Аптекарь здесь не столько фармацевт, сколько хороший химик, или как здесь говорят алхимик, это потому, что нет в этом мире заводов производящих лекарства в огромных количествах, все делается на местах, ибо имеет весьма ограниченный срок годности. То есть аптека это универсальное предприятие по выпуску большого ассортимента лекарственных препаратов. Ну и много чего еще, это и торговля амулетами любого направления, и короткими любовными записками, которые поднимают настроение, и даже посуда, которой приписывают некоторые полезные свойства, вроде как помогает защититься от проклятий. Шарлатанство.

— Куда спешим? — Раздается сзади. Аж вздрогнул от неожиданности.

Фух, это золотая молодежь развлекается, так-то здесь девчонки с курса стараются опекать своих парней, отгоняют соперниц, но изредка парни оказываются без присмотра, и тогда на них открывают охоту богатенькие, охочие до комиссарского тела. И их нельзя за это осуждать, некоторые мальчики специально выпадают из коллектива, чтобы покрутиться на глазах у обеспеченных студенток, овес нынче до́рог. Демонстрировать неуважение естественно не стал, неизвестно как жизнь повернется, тем более что девушки учатся на боевиков, сделал пару комплиментов, как положено по этикету, посетовал, что связан обязанностями, поэтому лишен возможности насладиться ослепительной красотой, и… отвалил подальше от возможных проблем.


Танцы шманцы обжиманцы. Нет здесь ничего такого, есть пляски, зато пляски энергичные, хм, чем-то напоминают канкан, только ногами не так сильно дрыгают, больше подпрыгивают и иногда с партнерами в разные стороны прокручиваются. Простенько, но зато весело, подурачиться можно, даже нужно. Пару раз и меня в круг вытаскивали, девочки с курса все-таки отследили беглеца и притащили поплясать, а что, я не против, надо же иногда лишние калории сжигать. Должен отметить, что знати это развлечение недоступно, им по статусу такие танцы не положены, вон, стоят в сторонке только глазками стреляют, зато простолюдины и мелкие барончики, вроде меня отжигают до упада.

Ну вот, обязательная программа выполнена, можно и покинуть сие мероприятие, но сделать это надо так, чтобы никто не успел сесть на хвост, а то желающих проводить благородного более чем достаточно. Здесь многие ищут дружбы со знатью, иметь в друзьях того же барона, это по существу получить бесплатную защиту, никто не будет третировать простолюдина, зная что у него в друзьях тот, кому закон хоть и писан, но к ответу хрен призовешь.

* * *

Оливия устала стоять и слушать восхваления, порой в стремлении проявить верноподданнические чувства провинциальная элита переходит рамки разумного настолько, что это уже можно рассматривать как едкий сарказм.

— «Неужели они не понимают, что так нельзя?» — Задавалась она себе вопрос, но вглядевшись в заместителя ректора, вдохновенно рассыпающей дифирамбы, сама же и ответила. — «Нет, действительно не понимают».

Однако ей крепко вбили в голову, все что касается короля обсуждению не подлежит, поэтому надо внимательно слушать, и не показывать, что тебе что-то не нравится. Наконец, этот кошмар закончился, но начался следующий, однако тут уже было легче, так как напрягаться не требовалось. Оливия потихоньку закрутила головой. Да уж, кто есть кто, сразу заметно, так-то все студиозы одеты в одинаковые мантии, но украшения под мантию не спрячешь, да и у третьего курса в филиале сами мантии уже имели дополнительную отделку, не предусмотренную правилами: золоченый кант, вышивки. В общем, кто на что горазд.

Стоп, девушке показалось, что она заметила знакомое лицо, еще раз пройдя взглядом по лицам стоящих студентов, она с удивлением обнаружила мастера Антония.

— «А он чего здесь делает? Неужели тоже учится? А впрочем, кто ему помешает? Жаль плохо видно, какая у него кафедра».

— Ты не знаешь, с какой кафедры наши соседи справа? — Спросила девушка у Целии.

— Это лекари, — ответила та, — у них значок цвета крови, не хотела бы я оказаться на их месте.

— Почему? — Удивилась Оливия.

— Они часто практические занятия в покойницкой проводят, — пояснила наставница, — рассказывали, что некоторые там сознание теряли. Дальше артефакторы, я тебе показывала, где у них мастерская.

Некоторое время пришлось снова молча внимать, слишком уж укоризненно смотрела преподаватель в их сторону, хотя некоторых и это не останавливало. Теперь Оливия поняла, почему всех студенток филиала построили как можно дальше от выступающих, никакого понятия дисциплины, а преподаватели тоже люди и краснеть за своих подопечных им не хотелось. Наконец, и эта пытка подошла к концу, теперь можно размять ноги.

— Ну что, посмотрим, чем простой народ дышит? — Толкнула локотком Целия. — Тебе это полезно будет посмотреть.

Действительно оказалось полезно, Оливия хоть и знакомилась со структурой университета, но видеть вживую гораздо интересней. Целия с подружкой взяли её под руки, и потащили по залу, треща без остановки:

— Это у нас лекарский, я тебе уже про них говорила, с окончанием третьего курса они уже считаются лекарями и получают бесплатный патент на лечение простолюдинов. Чтобы получить полный патент им надо доучиться до пятого курса, но там нужно иметь дар хотя бы слабенький. Мальчиков у них учится мало, считается, что девушки как лекари гораздо лучше.

— Ты смотри, как они своих мальчиков опекают, — хихикнула подруга, кивая на студенток, которые незаметно образовывали стенку между ними и представителями мужского пола, — боятся, и правильно делают, тут их без присмотра оставлять нельзя.

— Ага, — поддакнула Целия, — но эти нам неинтересны, сразу видно, что из мещан.

— А здесь другие бывают? — Удивилась Оливия.

— Конечно бывают, — кивнула наставница, — многие баронские семьи бедны, не могут в полной мере оплачивать учебу, поэтому им приходится брать кредит и в будущем отрабатывать его на королевской службе. Но лекари исключение, у них за обучение платится только треть, остальное доплачивает корона, это потому, что в королевстве их не хватает, никто не хочет возиться с болезнями. Дальше у нас артефакторы, профессия уважаемая и востребованная, особенно на государственной службе, платят за учебу много, а кредит выплачивают долго, полностью рассчитываются за десять — пятнадцать лет.

— Так долго, — ахнула девушка, — это же вся жизнь пройдет.

Подруги рассмеялись:

— Это не служба легионера, их никто не ограничивает в праве создавать семью, так что за них не переживай. Наоборот многих это устраивает, пусть с деньгами не густо, но и беспокоиться не о чем, есть работа или нет, жалование платят исправно. За артефакторами стоят зельевары, их тоже уважают, а попробуй не уважать, такое зелье могут сделать, ни один маг потом с ним не справится, хуже могут быть только проклятия.

— Что-то сильно весело у них, — вытянула шею вторая подруга, — это они мальчика так развлекают?

Оливия тоже стало интересно, и она тоже вытянулась, чтобы понять о чем речь. Действительно в кругу девчонок стоял студент и все на него заинтересовано смотрели, тут он что-то сказал, и студентки громко расхохотались. Парень чуть повернулся, и Оливия опять опознала мастера Антония, что-то часто стали пересекаться их пути.

— Интересно, чем он их там смешит? — Проявила интерес Целия, — к тому же он еще и барон.

— А почему ты решила, что он барон? — Что Антонио барон она знала, но как к такому выводу пришла наставница.

— Ты на обувь посмотри, простолюдины в таких туфлях не ходят.

— Целия, по-моему он сейчас покинет их общество, и останется один, — напряглась подруга, — попробуем перехватить?

— Конечно, — кивнула та, — разве можно упускать такой шанс? Оливия, ты с нами?

Шанс? Какой шанс? Тут до девушки дошло, что на ее наставница открыла на Антония охоту, и она дернулась назад:

— Ну, уж нет, тут вы как-нибудь без меня. Я лучше со стороны посмотрю.

— Правильно, смотри и учись, сейчас мастера работать будут, — ухмыльнулась подруга наставницы.

Девушки рванули на перехват Антония, а Оливия осталась наблюдать, прячась за спинами других студенток. Она видела, как подруги сумели-таки догнать парня и завязать с ним разговор, но удержать его у них не получилось, после нескольких фраз, Антоний вежливо откланялся и продолжил свой путь.

— Ну как? — Полюбопытствовала Оливия, подойдя к разочарованным подружкам.

— Отшил, зараза, — мрачно сообщила Целия, — но сделал это так куртуазно, что даже обидеться на него не получилось.

— О да, опыт по этой части у него большой. — Улыбнулась девушка.

— Ты его знаешь?

— Еще бы, это и есть тот опытный мастер в мастерской Дэнии, о котором ты говорила, Антоний Мадера. Как мне сказали «его расположения пытались добиться многие местные красавицы»

— А почему нам не сказала?

— Во-первых: не была уверена, что это именно он, — пожала плечами девушка, — ведь он мастер, а почему-то здесь, да еще на лекарском курсе; а во-вторых: хотелось посмотреть, правду ли о нем говорят.

— Да, такие красавчики могут себе позволить сами выбирать подруг, — Кивнула Целия, — получается ты тоже в нашей команде неудачниц, раз все про него выяснила?

— Пока я этого не знаю, — хмыкнула Оливия, — возможно даже и нет.

— Что, ну-ка, рассказывай.

Рассказать? Это можно, тем более, что ничего такого и не было, естественно про «вашу светлость» пришлось умолчать.

— И ты так спокойно отнеслась к тому, что мы пытались устроить на него загонную охоту?

— А чего здесь такого? — Пожала плечами девушка. — Мы с ним по-прежнему не знакомы, и лично мне он ничего такого не говорил, так что вы в своем праве.

— О пречистая Аталанис, — посмотрела в потолок подруга Целии, — почему так несправедлива жизнь, никогда не получаешь того о чем мечтаешь, а все достается тому, кто этого не желает. Прояви он ко мне хоть чуточку внимания, я бы на нем повисла прямо там, в мастерской, и не слезла бы с него, пока не запросил бы пощады. Я никогда не смогу тебя понять, в первый же день подцепить такого красавчика и не закрепить с ним отношения…

— Оставь ее, — встала на защиту подопечной Целия, — иногда для того чтобы крепче привязать к себе не стоит торопить события. Давай лучше пожелаем ей удачи.

— Спасибо, — поблагодарила Оливия.

— Пожалуйста, — кивнула наставница и тут же склонилась к уху девушки, — но если у тебя ничего с ним не получится, шепни, я тоже хочу попытать счастья.

Вскоре под сводами зазвучала задорная музыка, и студенты быстро освободили большое пространство в центре зала. Оливия наблюдала как лихо отплясывают простолюдины и как их глаза горят огнем от счастья, даже самой хотелось влиться в круг, но этого делать было нельзя, удел аристократии медленные гавоты со статичными позами. А вот Антоний на это не обратил внимания и когда его вытащили в круг, не спасовал, а весело запрыгал вместе с ними, иногда задирая ноги, насколько позволяла мантия. Это понравилось и остальным, спустя некоторое время студентки начали дурачиться, они сцеплялись руками, образовывая ряд, и в такт музыке синхронно «пинали» подол своей мантии спереди. Получалось довольно таки интересно, но пока Оливия отвлекалась, Антонио куда-то успел исчезнуть.

* * *

В прошлой жизни мне уже приходилось учиться на медика, но я быстро понял, что это не мое и свалил в политехнический. Так вот, мне хорошо запомнилась лекция одного преподавателя, он перечислил многочисленные стойкие заблуждения врачей прошлого, а в заключение сказал, что с тех пор ничего в медицине не изменилось, большинство врачей, как и прежде, продолжают заблуждаться. Поэтому впору ставить вопрос не о том, каким образом пациента удалось излечить, а о том, почему он сумел выжить, несмотря на все старания врача. Одно только утверждение, что кровопускание является чуть ли не панацеей при лечении большинства болезней, уже характеризует уровень медицины. Есть даже таблицы, сколько крови из болящего стоит слить, что бы ему стало лучше, например, при головной боли, достаточно две пригоршни, это грамм двести, а если пошла носом кровь, то готовься отдать уже кружку, объем которой уже около четырехсот грамм. В общем весело. Кстати, и слабительное тоже унесло много жизней. Казалось бы, при таком лечении народ должен загибаться на каждом углу, но ничего подобного не происходит, дело в том, что наряду с «дипломированными» лекарями существуют еще и знахари, услуги которых обходятся гораздо дешевле, так что лекарям достается только средний класс, мещане да изредка купцы. Благородные же, стараются обходиться без привлечения эскулапов, но уж если прижмет, то обращаются к магам, услуги тех очень дороги, но зато вероятность что тебя избавят от болезни и при этом не угробят, гораздо выше.

Что касается больниц, то здесь такие были, вот только о них шла дурная слава, в народе появилось стойкое убеждение, что если кто-то попал в больницу, то он уже оттуда не выйдет. Но тут надо учитывать, что в такие заведения люди попадали уже тогда, когда делать что либо, было уже поздно, но зато в качестве практического занятия для студентов они являлись идеальной средой, да простят меня боги за такое кощунство. Короче говоря, пользы от такой учебы я не видел, но изменить ничего было нельзя — хочешь сдать экзамен, заучивай основные постулаты как быстрее довести человека до могилы.

Но не все так плохо, кроме болезней существовала еще травматология, это ушибы, порезы, переломы… в общем все то, от чего человека можно и нужно лечить, и вот тут медицина в этом мире сумела достичь некоторых высот. В частности применение фиксирующих гипсовых повязок применялось повсеместно, так же имелись специальные станки, на которых правильно фиксировали кости, вытягивали компрессионные переломы позвоночника. Вовсю развивалась хирургия, уж слишком часто люди в этом мире пускали в ход колюще-режущее оружие, а ликвидировать последствия с помощью повязки порой было невозможно. Так как мне, не слишком улыбалось получать бесполезные знания по лечению болезней, я решил специализироваться на военной медицине, это, по крайней мере, честно в отношении себя.

Надо отметить, что я сильно удивил Консолату, которая у нас вела данную дисциплину, в ее понимании у мальчишек слабая психика и они плохо переносят вид крови:

— Ты уверен? — Уставилась она на меня. — Порой, когда пытаешься остановить кровь у раненого легионера, тебя всего окатывает кровью.

— Привыкну, — пожимаю плечами, — так же как и к запаху испражнений, которые сопутствуют таким травмам.

— Что ж, если ты и это знаешь, то надо будет попробовать сделать из тебя настоящего военного хирурга. Я поставлю специальную отметку в журнале, и завтра у тебя начнутся занятия в покойницкой, проверим, насколько ты не брезглив.

А чего там проверять? Я же говорил, что покойники мало того, что не кусаются, так они еще и не жалуются, так что нормально все прошло, даже определил, от чего человек загнулся, задохнулся он, засунули кляп в рот, а у него насморк был, вот и вся недолга.

— Почему ты пришел к таким выводам? — Удивилась Консолата.

— Во рту мелкие обрывки ткани, порвана уздечка языка, мелкие кровоизлияния склеры.

— Хм, а ты прав, — признала преподаватель, приподняв веко трупа. — Но нас это не касается, пусть судейские разбираются, если захотят.

С этого дня у меня появилось другое расписание, чему я был безмерно рад, все-таки заниматься делом гораздо интересней, чем заучивать заведомый бред. А еще, я решил создать кровоостанавливающий амулет, идея пришла ко мне, когда довелось присутствовать при операции, Консолата честно пыталась спасти человека, который получил глубокую резаную рану на дуэли, но элементарно не успела, потеря большого количества крови оказалась фатальна. И тут мне пришла в голову одна идея, ведь можно легко создать магический конструкт, который будет блокировать движение крови по сосудам, такие уже существуют, только используются не в целях лечения, а в целях прямо противоположных. Нужно провести серию экспериментов и подобрать такие режимы, чтобы блокировались только поврежденные сосуды, не затрагивая здоровые, тогда у раненного человека появится дополнительный шанс выжить.

Но за это возьмусь позже, пока у меня другие проблемы, часы. Сама рунная цепочка определения времени известна давно, артефакторы ее до сих пор с успехом применяют, причем отсчет идет не от какого-то момента, а в абсолютной величине, то есть цепочка сразу выдает величину силы в зависимости от того какое в данный момент время. За сутки эта сила меняется от полного отсутствия до максимального значения, знать бы еще она одинакова по всей планете или привязана к конкретным координатам. Дело осталось за малым, «оцифровать» силу и суметь донести эту цифру до потребителя. Вся проблема в том, что работу у Дэнии я не прекращал, и мне приходилось разрываться между ремонтом амулетов и разработкой часов, а это серьезная нагрузка на мой организм, банально не высыпался. Даже встречи Гедамией пришлось на время отменить, благо, что женщина оказалась не ревнивая и правильно все поняла…, или сделала вид что поняла. В таком режиме мне пришлось работать до начала лета, но в конечном итоге желаемого мне достичь удалось.

— Что это? — Дэния с удивлением смотрела на мое творение.

А действительно, в моем мире это называлось часы, от слова час, а здесь как? Вдохи? Тэны? Части? Стоп, части, сокращенно будет час.

— Это часы, по ним можно узнавать время не выходя на улицу.

— Как по башне времени? — Удивление хозяйки становится еще больше.

Башня времени это аналог солнечных часов, в каждом уважающем себя городе строилась такая башня, она была как бы эталоном, а уже потом горожане у себя во дворах сооружали солнечные часы. Вот только в пасмурный день определять время по Асону не получалось и тогда служитель должен был вычислять время по своему амулету и бить колотушкой в огромное бревно обозначая количеством ударов каждую часть. Должен сказать, что получалось неплохо, удар по бревну был глухим, не таким резким как в колокол, и в то же время бревно вибрировало на низких частотах, что позволяло слышать его почти по всему городу.

— Как думаешь, эти часы заинтересуют горожан? — Со скучающим видом спрашиваю Дэнию.

— Горожан? — Хозяйка мастерской с ошарашенным видом поворачивается ко мне. Но тут ей в голову приходит какая-то идея и глаза становятся злыми, — в бездну эту нищету. В столице мы сможем продавать это не менее чем за пять золотых.

Ух ты, как ее растащило бедняжку, по пять золотых, ее тогда быстренько к нолю приведут, тут без протекции Его Величества можно и на плаху сыграть. Хотя, если заключить сделку со столичными купцами не так уж и страшно. Впрочем, меня это все касается постольку-поскольку, главное чтобы расплачиваться не забывали. А насчет кражи идеи можно не опасаться, здесь такое ноу-хау, что хрен кто сможет повторить. На мелкой полированной пластине альтийкого камня с помощью пантографа, нанесены шесть длинных рунных цепочек, да еще сорок проводников силы к индикаторам. Получился некий аналог микросхемы, с виду все просто, а наворочано, хрен без бутылки разберешься. Да и сами индикаторы тоже вещь не простая, наши алхимики голову сломали, чтобы придумать состав, который меняет отражающую способность под действием силы.

— Подожди, давай не будем торопиться, — пытаюсь успокоить разыгравшееся воображение Дении, — пока эти часы существуют в единственном экземпляре. Делать их много я один не смогу, только на каждый артефакт придется тратить по неделе, тут требуется организовывать еще одну мастерскую, нанять людей и научить каждого делать только одну часть работы, но зато делать ее хорошо. На это нужно немало времени и денег, у тебя есть и то и другое?

— Возьму займ. Но ведь никто кроме тебя не сможет писать руны.

— Смогут, — махнул я рукой, — возьмем в обучение десяток девочек поусидчивее, и научим их работать через трафарет с помощью прибора. Пусть у них на первых порах будет мало получаться годных пластин, но, в конце концов, научатся. Вот когда мастерская заработает, вот тогда и можно будет везти часы в столицу.

Остыв, Дэния немного подумала, и согласилась со мной, надо сначала наладить производство часов здесь, а уже потом предлагать их в столице, а то ведь замотают заказами.

— И у нас есть еще один важный вопрос, — нахмурился я, поняв, что женщина пытается игнорировать главную проблему, — пока у нас были отношения хозяин — работник, меня они вполне устраивали. Но теперь нам предстоит совместная работа, а это уже партнерство, и нам надо подумать над договором, в котором будут четко прописаны обязанности партнеров и доли распределения дохода. Прежде чем бросаться в бурные воды, надо сначала договориться на берегу.

Ну а дальше пошел торг. Как говорится: дружба дружбой, а табачок врозь. Естественно Дения, как хомяк со стажем, пыталась под любым предлогом захапать себе как можно больше, а я, понимая, что всего на себе не потащить, потихоньку продавал свои позиции. Не сдавал, а именно продавал, продавал за будущий доход. Тут слово «доход» очень важно́, доход не прибыль, ведь есть еще текущие производственные затраты. Так как Дения в этом еще не сильно разбиралась, она радовалась, что моя доля дохода неуклонно снижалась и в конечном итоге съехала с половины до сорока процентов, зато обязанностей почти не осталось, от меня требовалось только курировать некоторую часть производственного процесса, да обеспечивать дефицитными ингредиентами, что не требовало большого труда.

С этого дня Дения развернула бурную деятельность, по строительству цеха, а я занялся изготовлением трафаретов, дело в том, что на каждую рунную цепочку следовало изготовить по три трафарета, ведь стило пантографа не должно дергаться на пересечении линий, вот и приходилось разбивать знаки на фрагменты. Сначала требовалось писать базу знака, а уже потом добавлять недостающие элементы. В целом работа двигалась в соответствии с намеченными планами, однако я стал все чаще задумываться, стремиться обеспечить себя хорошим доходом нужное дело, но не получится ли так, что за всей этой гонкой и жизнь пролетит со скоростью курьерского поезда, стоит ли мне повторять ошибки прошлой жизни? Ведь не успел оглянуться, а уже лето.

Глава 9 Мы все учились понемногу

Секретарь суда громко, но без обычных в этом случае интонаций, зачитала всем присутствующим суть происходящего:

— Рассматривается жалоба о неспровоцированном нападении высшего мага Клегистара Полемес Рианис Артомидос с применением магии разума, на отряд стражников нанятых для охраны имущества банка, а так же обеспечения безопасности лиц находящихся под его опекой. В связи с тем, что главный ответчик проигнорировал требования суда, и трижды не явился на судебное заседание, ответчиком по данному делу назначается глава его семьи графиня Полемея Горчес Рианес Артомидос.

Огласив причину судебного заседания секретарь села, взяла в руки перо и приготовилась вести протокол. Судья, ее светлость Доменсия дочитала жалобу банка, чтобы освежить память и перевела взгляд на Полемею.

— Вы ознакомлены с жалобой банка, графиня?

— Да, ваша светлость, — поджала та губы.

— В таком случае начинаем следствие. Что вы можете сказать в свою защиту?

— Все дело в том, ваша светлость, что мой брат Клегистар, накануне приехал из столицы, — начала излагать свою версию событий Полемея, — он не знал о заключении дополнительного договора между сестрами Виграна и банком. Поэтому для него оказалось полной неожиданностью, что в замке сменился отряд стражников, посчитав, что замок захвачен неизвестными и жизнь его родственников находится в опасности, мой брат решил применить силу. Как только он понял, что совершил ошибку, то сразу прекратил попытки ворваться в замок. Считаю произошедшее досадным недоразумением и готова принести публичные извинения банку и своим племянницам.

Но отговориться только этим заявлением не получилось, адвокат нанятая банком оказалась ушлой, она шаг за шагом разбила все аргументы и доказала, что вина за случившееся полностью ложится на Клегистара и Полемею и ни о каком недоразумении речи не идет. Более того был опять поднят вопрос исчезновения Антонадо, с которым последним контактировал Клегистар, что по мнению адвоката и явилось причиной нежелания сестер встречаться с «родственником».

Полемея как могла защищалась, но все ее оправдания выглядели откровенно слабо.

— Хорошо, мне понятна ваша позиция. — Кивнула судья, графине подводя итог. — Переживания уважаемого Клегистара за сестер понять можно, однако маг Клегистар применил боевые заклятия разума, что категорически запрещено на территории королевства. Вне зависимости от того какие обстоятельства вынудили к этому виновный обязан заплатить штраф сто золотых, то есть конкретно это суд рассматривать не будет. Теперь что касается последствий, в результате нападения, трое стражников получили серьезные болевые травмы, и после лечения они будут вынуждены оставить свою службу. По договору в этом случае все расходы по их содержанию берет на себя банк, вам же требуется возместить эти убытки банку в размере тридцати золотых, а так же уплатить штраф сто пятьдесят золотых в доход герцога восточных земель. Более того, так как в данный момент вы уже не входите в альянс с семьей Горчес, вам также надлежит выплатить им компенсацию за нападение в размере ста пятидесяти золотых. О величине судебных издержек вам сообщат секретариате. Напомню, что в случае неоплаты означенных сумм в срок, комиссией банка производится описание имущества должника, и под его залог оформляется судебный заем. И да, графиня, прежний ваш статус уже перестал действовать, после того как наследницей Виграны было объявлено о распаде альянса, вам надлежало официально зафиксировать нынешнее положение семьи и получить титул баронессы. За неисполнение этих правил законом тоже предусмотрены большие штрафы, учтите вежливость тоже имеет свои пределы.

Случившееся стало для графини серьезным ударом, Клегистар озвучил ей примерную сумму штрафа, но она отмахнулась от его утверждений, думая, что как всегда братец преувеличивает опасность. А вот теперь оказалось, что он не ошибся. Мало того, что ей прямо сказали об отсутствии прав на графский титул, так теперь еще она на время лишится собственности, станет платить за проживание в своем доме. Так и до мещан можно докатиться. Вот к чему привело желание отомстить Антонадо за крушение надежд.

Так или иначе, но первое что сделала Полемея после суда, это написала письмо Октории, где попыталась представить все произошедшее как недоразумение и просила о встрече, чтобы все же наладить отношения, даже если урегулировать все проблемы не получится. Последнее, конечно же, было откровенной ложью, графиня (вернее уже баронесса) надеялась на малый жизненный опыт родственницы, а раз так, то уговорить поменять свое мнение попытаться стоит. Впрочем, все ее старания канули в лету, девушка хорошо помнила письмо брата и понимала, что при личной встрече отстоять свои интересы может и не получиться, поэтому она твердо отказалась от сомнительного счастья лицезреть ту, которая, вероятно виновата в смерти матери. Да и просто не хотелось впустую тратить нервы, сейчас сестры усиленно налегали на учебу, как бы то ни было, теперь о своем будущем им надо было заботиться самим. То, что у брата все сложилось удачно, еще не означает, что так будет всегда.

Так что, не дождавшись ответа и перебесившись, Полемея снова отправилась в Менферо, надо выполнять решение суда, искать того кто может дать кредит, и собирать сведения о семьях баронесс, с кем можно создать альянс для своих дочерей. Пусть это большой шаг назад, но делать больше нечего.

* * *

Хм, никогда бы не подумал, что факультативы могут быть настолько интересными. Помните, как я говорил, что основа лечения лекарей средневековья, которое здесь и есть, по сути, это кровопускание, так вот, на самом деле все-таки и сюда проникают прогрессивные методы лечения. Например, к нам приезжал столичный лекарь Бастрис и читал серию лекций посвященных различным заразным заболеваниям. Лекция оказалась шоком не только для студиозов университета, но и для меня — оказывается, в этом мире уже существовала вариоляция, и даже внедрялась комплексная прививка. Но не это поразило меня, шоком оказалось то, что магия позволяла вообще обходиться без процедуры создания вакцины. Вот всем известно, что проводить вакцинацию во время эпидемии бесполезно, нужно время, чтобы в организме человека сформировался иммунитет, однако маг мог с помощью определенных манипуляций за короткое время так подстегнуть организм человека, что у вируса не оставалось шансов.

Конечно же, подробно действия магов не обсуждались, лекции для этого не подходят, но меня это очень сильно заинтересовало, поэтому не удержался и атаковал Бастриса после окончания лекции.

— Похвальный интерес, — улыбнулся столичный лекарь, — то есть вас заинтересовало, каким образом подстегивается иммунитет человека и нельзя ли на этой основе создать лечащий амулет?

— Конечно, ведь это должно было сразу заинтересовать артефакторов.

— А оно и заинтересовало, — кивнул Бастрис, — но пока особыми успехами никто похвалиться не смог. Все дело в том, что маги при создании лечащего конструкта учитывают много индивидуальных особенностей человека, а конструкт, созданный с помощью артефакта, это игнорирует, поэтому часто такое «лечение» заканчивается смертью больного.

Лекарь оказался человеком увлекающимся, и я оказывается, тоже, поэтому наш разговор на этом не кончился, мы еще долго обсуждали проблему создания лечащего амулета, для этого он даже продлил срок своей командировки в университет к радости ректора. И это принесло свои плоды, в результате обсуждения был нащупан способ создания лечащего амулета с обратной связью. То есть сначала производилась диагностика организма, и при наличии именно той болезни, на которую был настроен артефакт, в дело вступал лечебный конструкт. Но работал он не сразу в полную силу, первая его задача, заключалась в том, чтобы подавить возбудитель болезни, только спустя некоторое время включался механизм подстегивания иммунитета в нужном направлении. Однако, если реакция организма получалась сильно бурной, приходилось иммунные силы слегка подавлять. Последнее всегда приходилось делать при лечении головной горячки, коей в этом мире прозвали аналог серозного менингита.

Все правильно, как-то я интересовался этой проблемой у нас, так вот все дело в том, что вирус успевал заразить многие клетки выстилающих тканей нервных волокон и слишком бурная борьба организма с ними приводила к тому, что в результате возникла элементарная клеточная недостаточность. Просто не хватало времени для того, чтобы наросла клеточная масса. Поэтому приходилось вводить больному препараты подавляющие избыточную активность иммунитета.

С собой в столицу Бастрис увез два, сделанных мной на скорую руку, амулета. Будет проводить испытание, и думать над тем, как улучшить их работу. Не завидую я ему, это со мной у него так быстро вышло, так как я проявил к этому интерес, а с другими так не получится, артефакторы народ неспешный, да заниматься разработкой новых конструктов они не любят. Тут нужен человек увлеченный проблемой, и в то же время знакомый с аспектами магии. А где таких найдешь?

Нашел! Чего нашел? Нашел в библиотеке упоминание про амулет обучения, с помощью которого освоение интай у меня идет семимильными шагами. Оказывается еще до последней войны со степью, существовали школы, в которых обучали магов, так вот школы постоянно конкурировали между собой и разрабатывали методики обучения, которые значительно ускоряли процесс развития дара управления силой. Многие методики дожили до наших дней, но все они были направлены на самостоятельное овладение даром, всякие попытки подстегнуть этот процесс с помощью внешних усилий был признан вредным. Оказывается, бытовало твердое убеждение, что при ускоренном процессе освоения дара, маг недостаточно хорошо развивает свою память и это резко снижает количество магем, которыми он может оперировать. В дальнейшем такие скороспелые маги значительно проигрывали магам, которые продолжали грызть гранит науки традиционными методами. Амулеты обучения перешли в разряд запрещенных, а потом и вовсе были забыты. Интересная информация, но в отличие от людей этого мира, которые готовы верить всему, что написано, у меня несколько иное отношение к слову, принять к сведению можно, а вот верить…, ни в коем случае.

И так, теперь понятно что мне досталось по случаю и как дальше нужно осваивать овладение силой. На сегодняшний день взаимодействовать с потоками у меня получается, и самостоятельно направить поток силы в амулет или в накопитель, коим является камень силы, у меня тоже получается легко, однако к изучению магем я еще не приступал. Видел я их схематичное описание в трех проекциях, на плоскости запомнить трудно, а уж представить в объеме вообще только после полного слома мозга можно. И вообще, мне делать больше нечего, как годами эти базовые четыреста магем запоминать, а потом из них еще конструкции городить? Нет уж, овладел перенаправлением потоков силы и на этом можно закончить. Вот возьмите, к примеру, шахматы, есть люди, которым не дано освоить эту игру на приличном уровне, не могут сконцентрировать внимание и не в состоянии расширить восприятие, ведь решение ищется не на доске, а в голове, нужно представлять картину во временном пространстве, выработать пошаговую стратегию.

А еще в шахматах есть гроссмейстеры, они тоже представляют картину шахматной баталии в голове, но выстраивают стратегию не только в результате долгих расчетов, но и еще доверяют интуиции. Так вот, интуицию можно развить, если затратить огромное количество времени и сил, но тогда для тебя это будет уже другая жизнь, это будет другой человек, мысли твои всегда будут заняты анализом шахматных баталий. Выбирай, стать заложником игры, или жить обычной жизнью человека. Я лично хочу жить обычной жизнью.

Хм, интересно, вот я тут начал рассуждать про интуицию, но раз есть амулет обучения, значит, есть что-то на что он воздействует, а каким образом он воздействует на дар? Может найдется другой путь, кроме тупых расчетов и запоминаний, интуитивный? Обсасывал эту неожиданно пришедшую в голову идею со всех сторон, но никаких идей на этот счет не появилось. Да ну его нафиг, я же решил, что мне это не шибко надо.

* * *

И смех и грех, я же обещал устроить Гедамии незабываемую ночь, а обещания надо выполнять, поэтому пришлось тащиться в лавку модной одежды которую содержала Цисилея, уроженка далекого южного государства. Торговля у нее шла не очень бойко, конечно к ней частенько заходили городские дамы, но вот покупать не торопились, уж слишком необычно выглядела женская одежда, которая предлагалась на продажу. Все дело в менталитете, здешние дамы не могли и не хотели понимать, зачем нужно украшательство нижнего белья, ведь его не видно. Поэтому увидев ажурные чулочки, трусики и пеньюары, краснели и разворачивались на выход, частенько оставляя хозяйку в недоумении. Однако когда к ней в лавку приперся я, краснеть пришлось уже ей. Так, то она забавлялась, когда какой-нибудь представитель мужского пола по ошибке забредал на ее территорию, а тут на тебе, и ладно бы я молча ходил и рассматривал то, что не всякому взгляду предназначено. Но нет, мне нужны были конкретные вещи и на совершенно конкретного человека. Конечно же циник прошлой жизни ни капли не краснел.

— Вот, эти чулки были бы в самый раз, — тыкнул я пальцем в тончайший ажурный рисунок, — только нужно на ладонь длиннее и с отделкой по верху кружевами. Ага, вот те «кружавчики» как раз подойдут. Теперь нужен пояс такого же цвета но Ганейский…, точно, оно, хм, если можно то на размера два больше. Спасибо, как раз то, что нужно. А теперь давайте поищем трусики такого же цвета, нет, это не то, надо чтобы они были меньше по высоте и меньше закрывали верх бедра. Э…, не совсем то, чего бы хотелось, но если нет ничего лучше, то пойдет. Теперь давайте перейдем к выбору одежды для груди. О… вы уже понимаете что именно мне надо? Хорошо, давайте попробую довериться вам. Да, да, это именно то, что я искал, а можно вот здесь снизу пришить вот ту бахрому, уж очень она красиво выглядит и цветом один в один, мне кажется, что девушкам такое очень понравится. Восхитительно, но это темный цвет, а нам еще нужно что-то подобное, но уже белого цвета. Нет, не то же самое, а нечто подобное, чтобы кровь вскипела даже у столетнего старика…

— Господин, вы уверены, что ваша девушка это наденет?

— А почему нет? По размеру должно подойти, — издеваюсь я, делая вид, что не понимаю причин.

— Такое белье больше подходит девушкам из южных стран, там несколько другое воспитание, но даже в этом случае я не уверена, что они согласятся это надеть.

— А, вы про то, что наши женщины более стеснительны? — Продолжаю игру. — Поверьте, все это условности, когда партнеры доверяют друг другу, все эти ограничения в воспитании слетают в один момент. Я не могу ничего советовать и не стану никому ничего объяснять, но прошу поверить, нас с ней ждет волшебная ночь.

И действительно, ночь была поистине волшебной, мне так и не удалось Гедамию одеть полностью…

Насколько была хороша ночь, настолько отвратительно оказалось утро — помогая утром «своей женщине» сесть в экипаж нос к носу столкнулся с сокурсницей. Вот это повезло. Так-то в большинстве случаев ничего такого бы не произошло, но Шаляйс относилась к той группе девушек, к сожалению, которые всегда в поиске и которым всегда мало. И в доме свиданий она оказалась не просто так, где еще она могла найти приключений? Видимо слухи о наших бурных встречах с Гедамией уже получили достаточное распространение в специфической среде, поэтому у Шаляйс хватило наглости позднее подойти ко мне и нагло попытаться шантажировать меня, мол, если я не буду уделять ей достаточного внимания, то она ославит меня на весь университет.

— Да, пожалуйста, — пожал я плечами, — мне до этой славы нет никакого дела. Выставить меня шлюхой у тебя не получится, так как я работаю у Дении и имею неплохой доход, никаких отношений ты расстроить не сможешь — их просто нет, а в остальном кому какое дело с кем я встречаюсь? По тебе это больше ударит, приобретешь еще и славу сплетницы.

Видимо не хватило слов убедить девушку, не знаю что явилось причиной, скорее всего обида, что ее отвергли, но слухи о том, что некий студент постоянно посещает дом свиданий, где встречается с замужней дамой быстро распространились в студенческой среде. Так-то было бы плевать с большой колокольни на это, но вместо того, чтобы вокруг меня выросла стена неприязни, получилось все наоборот, почему-то многие решили, что встречи в доме свиданий обусловлены недостаточностью предложений со стороны женского пола. Представляете такую радость? В конце концов, пришлось применить контрмеры, в один из таких особо неприятных моментов я сделал вид что вспылил:

— Да откуда вы это все взяли? Кто вам мог сказать такую глупость?

— Так уж и глупость, — удивилась очередная соискательница на кусочек женского счастья, — тебя же Шаляйс у дома свиданий видела.

— Видела? А подумать? Во-первых: что она там делала, если видела; а во-вторых: теперь я знаю, на что способна девушка, которую отвергли.

Не скажу, что после этого от меня отстали, но напор все-таки был значительно снижен. Хотя были и неприятные последствия, слух дошел до Оливии, это стало понятно по тому, как она демонстративно меня не заметила при неожиданной встречи. Плохо, конечно, но оно и так не получилось бы завязать с ней отношения.

* * *

Сегодня были с Консолатой в больнице, проводили операцию, по отсечению конечности, гангрена, никакие маги и эликсиры тут не способны помочь, поздно. Должен сказать, что в этом мире гангрена встречается гораздо чаще, чем в том, откуда я попал, все-таки здесь что-то в большей степени способствует ее возникновению и скорее это специфическая микробная среда, а не внутренние заболевания как у нас. Я тут грешным делом подумал, что раз я такой исключительный то могу придумать пенициллин, но обломился, не нашел нужной плесени, и даже не понял, а она здесь вообще есть, эта плесень? Короче говоря, старые добрые способы борьбы с заразой здесь пока работали лучше, чем новомодные снадобья.

Последнее время лекарка все чаще таскает меня на подобные мероприятия, видимо чем-то ей не нравятся девочки, которые у нас специализируются на отрезании лишних частей тела, это, наверное, от того, что у них нервы не выдерживают, когда пациент очухивается в разгар операции.

— Ну как? — Это преподаватель поинтересовалась моими впечатлениями.

— Не очень, — скривился я, — света при проведении операции не хватало, приходилось постоянно напрягать зрение, пила имеет слишком крупные зубья, от того образовывались осколки костей, которые позже пришлось смывать. Для этой цели лучше использовать амулет, пусть дороже, но зато потеть не придется. Руки надо бы защитить перчатками, а то можно и пораниться об осколки кости, и иглы для зашивания лучше иметь изогнутые, тогда можно протыкать сразу два края плоти за один раз.

— Хм, дельно, — похвалила меня Консолата, — вот и займись этим. Эта наша операция не последняя. А что ты там за зелье заказал?

— Не только зелье, мне еще и шприц с тонкой иглой делают. Это чтобы в конкретном месте обезболивать, а не пичкать пыльцой до потери сознания.

— Ага, значит, основу зелья вытяжка из белой горчанки составляет?

— Совершенно верно, — киваю в ответ, — да я и не знаю ничего другого.

— На следующей неделе возобновляются полевые занятия у боевиков, — сообщила мне преподаватель, — их группы всегда сопровождают студенты лекари третьего курса, но в этот раз подготовленных студентов не хватает, поэтому тебя тоже привлекают. Завтра зайдешь в секретариат, там тебе выдадут патент на лекаря пятого круга, на складе получишь лекарскую полевую форму и сумку, потом подойдешь во второй блок, там будем собирать лекарский набор. Сразу скажу, лекарская сумка неудобная, если есть деньги, лучше купи себе ранец легионера, с ним ходить гораздо удобнее.

Вот ведь радость-то какая, всю жизнь мечтал с этими магинями в походы ходить, и приключения на свою задницу искать. Искать приключение это не в переносном смысле, а в самом прямом, полевые занятия нужны для отработки специфических навыков, учатся ходить по лесам и полям, подкрадываться к жертве и убивать, все это надо делать командой. Не пугайтесь, в качестве жертвы используются не люди, а дикие животные, то есть по существу девушки ходят на охоту. Правда тут есть одна особенность, между группами идет негласное соревнование, чем крупнее и опаснее зверь добыт, тем больше почета. Надо еще сказать, что каждая группа ходит в сопровождении опытного инструктора, а в окрестных лесах самый крупный хищник это синий вук, если подыскивать земной аналог, это большая рысь, на людей предпочитает не нападать. То есть если не наглеть и не хватать вука за хвост, то страшного ничего не произойдет. А чаще всего жертвой охотниц становятся кабаны, это даже не аналог, а именно земной кабан, так же занимается выкапыванием корешков и также опасен, хоть и не является хищником. Ну, еще в полях можно встретить ктанов, по-нашему бизонов или зубров, но девушкам охотиться на них запрещают, слишком опасно.

Для лекарей эти походы суровое испытание, в отличие от боевиков им приходится таскать дополнительный груз и охранять имущество пока воительницы выслеживают добычу. Для парня это будет труднее вдвойне, девушки будут при каждом удобном случае демонстрировать, что их физическая подготовка ничуть не хуже чем у парней. В общем, весело будет.

* * *

Учеба Оливии давалась легко, она уже освоила вход в интай и училась представлять пространственную конструкцию по проекциям. После того как она пройдет все упражнения, ей позволят изучать магемы, из которых строятся магические конструкты. Но до этого еще минимум года два, к этому времени она уже закончит университет.

— Оливия, мы в ресторан, пойдешь с нами? — Это Целия решила проявить о ней заботу.

Думать долго девушка не стала, есть ей хотелось, а вот идти в общую столовую, нет. В местном ресторане ей нравилось, конечно, это не столица, но сойдет, за неимением лучшего,

— Смотри твой Антоний здесь, — пихнула ее рукой Целия, когда они заняли столик на четверых, — с кем это он?

— «Мой?» — сразу вспылила девушка, — «В бездну таких знакомцев, готов на первую встречную клюнуть, стоит только поманить. Шлюха».

Но показывать раздражения не стала, сделала вид, что лениво бросила взгляд в указанном направлении, действительно за столиком у окна сидел Антоний Мадера и о чем-то разговаривал с дамой.

— Это Дения, хозяйка мастерской, Антоний на нее работает.

— А они… Это не…, — подруга Целии сделала неопределенное движение рукой.

— А кто его знает? — Скривилась девушка. — Если судить по последним слухам, то вероятность такая есть. Хотя вряд ли, она не стала бы мне его нахваливать.

— И все-таки, я тебя не понимаю, что из того, что он с кем-то встречается? Наоборот, это говорит о его зрелости, по крайней мере не придется ему объяснят что к чему. К тому же ходят слухи, что этот кто-то от него в восторге, неужели он тебе настолько противен.

— Почему противен? — Оливия, призвала всю свою выдержку. — Приятный молодой человек, но я еще раз говорю, мы не представлены.

— Не вижу никаких затруднений, — хмыкнула Целия, — я уже с ним имела однажды разговор, поэтому могу вас представить, если ты такая стеснительная и не можешь сама подойти к парню.

— Мы сюда есть пришли или знакомиться? — Улыбнулась девушка. — Давайте сначала поедим, а то неприлично знакомиться на пустой желудок.

Дальше все пошло как обычно, сделали заказ, а потом долго щебетали на разные отвлеченные темы. Оливия и думать забыла о желании Целии познакомить ее с Антони, как вдруг:

— Эх, сегодня тебе Оливия не повезло, — вздохнула Целия, уставившись куда-то за спину подруге.

Девушка обернулась и облегченно выдохнула, в это время Антоний Мадера в компании с дамой, покидали ресторан, позвать его к столику или еще каким-то образом обратить на себя внимание, будет бестактностью. Почувствовав проявленный к нему интерес, молодой человек повернул голову и встретился взглядом с Оливией, девушку как парализовало. Антоний кивнул, по-доброму улыбнувшись, но не удостоился кивка в ответ.

— Их взгляды встретились и судьба не дала им шанса отвести глаза, — прокомментировала Целия, — и целый мир для них перестал существовать. Только она и он.

— Прекрати, — смутилась Оливия, — обычная вежливость.

— Ага, обычная, — согласилась подруга Целии, — но почему он был вежлив только с тобой?

— Не завидуй, — откликнулась наставница, — а то твоя заступница пречистая Аталанис, тебя за это накажет.

— Она и так не слишком добра ко мне. — Хмыкнула та в ответ.

* * *

Король Партус уставился на своего секретаря:

— Повтори еще раз.

— Император крайних западных земель Плиний второй, желает долгих лет Партусу, королю Идрума, и предлагает заключить договор о дружбе и взаимопомощи между странами.

Его Величество откинулся на спинку кресла и скривился:

— Договор о дружбе можно и заключить, он ничего не изменит в наших отношениях, а вот насчет взаимопомощи надо подумать. Великая война показала нам чего стоят такие договоры, к тому же в землях Плиния сейчас неспокойно, войск для того чтобы сдержать недовольных уже не хватает, неужели он решил таким образом привлечь наши легионы к решению своих внутренних проблем? Винченца, а ты как думаешь?

— Я думаю, братик, что Плиний хочет снова попытаться реализовать давнюю идею, по укреплению своей власти.

— То есть опять будет настаивать на идее кровных уз?

— Ну да, — кивнула Винченца, — в прошлый раз у него ничего из этого не вышло, возник конфликт с нашим союзником, но теперь все о нем забыли и можно снова поторговаться с нами. Женив своих подданных из далеких земель на знатных девушках, он блокирует родственные отношения оппозиции и привнесет часть чужой культуры, ведь невесты поедут туда не одни. И здесь я не вижу особых проблем, кандидаток на поражения в правах у нас хватает, почти все дети третей очереди наследования в знатных рода́х остались без альянса.

— Не думаю, что это пойдет на пользу нашей стране, — задумался король, — наши девушки вряд ли будут в восторге от того, что их вынудят покинуть родину и переселиться в северные провинции империи. Слишком велика разница в воспитании, там жен за людей не считают.

— Поосторожней братец, — вскинулась сестра, — выделим от казны хорошее приданое, как у них принято, оговорим условия и будут считать.

— Если только так, — согласился Партус, — но тогда возникает еще одна неприятность, абы кого не подсунешь, Плиний наверняка пришлет своих эмиссаров, а это значит, придется приглашать всех кандидаток на форум и дать эмиссарам возможность предварительного отбора.

— Все правильно говоришь, — кивнула Винченца, — только я подозреваю, что в качестве эмиссаров приедут матери женихов, поэтому выбор будет не предварительный, а окончательный.

— А что будем делать с теми, кто не согласится ехать на чужбину? Или уже обручены?

— Не думаю, что семьи решатся противиться воле короля, — прищурилась сестра, — если будут упорствовать, у нас достаточно возможностей усложнить им жизнь, и я обязательно дам это понять. А обручение еще не семейный союз, для нас он практически ничего не значит, зачастую это чистая формальность, а если там на самом деле что-то серьезно, то пусть попробуют отстоять свои чувства.

— Жестоко, но возражать не буду, — принял решение король, — тем более, реализовывать все предстоит тебе. Но будет интересно посмотреть, чем это закончится, если Плиний на самом деле будет настаивать на кровных узах.

— Будет настаивать, — хмыкнула сестра, — у него не такой большой выбор, невесты привезут с собой много денег, это позволит на время решить проблемы северных земель.

— Хорошо, будем считать, что этот вопрос мы обсудили, — подвел итог Партус, и повернулся к секретарю, — подготовьте ответ, в котором отобразите сдержанную доброжелательность и готовность обсудить договор о дружбе, про взаимопомощь пока не заикаемся. Думаю, этого будет достаточно, чтобы дать понять, что мы в этом альянсе не сильно заинтересованы, дальше будем ждать дальнейших шагов Плиния. Готов доклад от военной коллегии?

— Да, Ваше Величество.

— Положи его на стол, сам почитаю. Есть еще что-нибудь достойного моего внимания?

— Гиблые земли, Ваше Величество.

— Что там опять произошло? — Проявил интерес король.

— Семья Дзенайде отказывается от своих земель и просит корону освободить их от взятых на себя обязательств. У них не хватает средств, чтобы поддерживать в надлежащем порядке эти территории.

— Королевская казна тоже не бездонна, — насупился Партус, — придется нанимать охотников и привлекать магов на вахты. Неужели доходы от добычи тварей не покрывают расходов?

— Последнее время спрос на органы тварей упал, поэтому многие охотники уже не хотят подвергать себя риску, — пояснил секретарь.

— Это происки южан, — отозвалась сестра, — я слышала, что они научились выращивать тварей в неволе и теперь получают требуемое без особого риска и затрат. Конечно, качество ингредиентов получается отвратительное, но цена все покрывает. Может нам стоить поднять ввозные пошлины?

— Пожалуй, стоит, — согласился Его Величество, — однако это не решает проблему гиблых земель.

— А если не придерживаться морали? — Снова подала голос Винченца.

— Поясни.

— Вот недавний пример, герцогиня Тимонда не слишком лестно высказалась о королевском законе создания альянсов, считает, что кое какие положения нуждаются в пересмотре.

— И что? — Пожал плечами король, — я сам не в восторге от некоторых положений закона. Скорей всего ты по какой-то причине недовольна герцогиней. Ну, а к чему ты это?

— К тому, что можно подарить ей эти земли, от королевского подарка отказываться не принято.

— Это действительно аморально, сестра, — скривился Партус, — в качестве серьезного проступка так поступить еще можно, а вот решать проблемы таким способом не стоит. Тем более сводить личные счеты.

— Да, я не сильно жалую герцогиню, — призналась Винченца, — она слишком надменна, всегда стремится иметь свое мнение. Не удивлюсь, если и ее дочери такие же, кстати, младшая как раз подходит для участия в форуме невест, так что если она попробует отказаться, я обязательно подарю ей замок Дзенайде.

— Ты не исправима сестра, — покачал головой король, — но учти, через два года, они все равно получат право отказаться от подарка.

— Ну и что, к этому времени найдется еще кто-нибудь.

* * *

Бег на большие расстояния сам по себе является серьезным испытанием для организма, а бег по лесным тропам вообще вымотает любого. Пять вдохов быстрый шаг, три вдоха бег, и так половину части, потом короткий привал на два тэна и все сначала.

— Я скоро просто сдохну, — просипела Эстенаси, студентка третьего курса боевой магии.

— Не так уж много и пробежали, — отозвалась инструктор, — посмотрите на нашего лекаря, он даже не запыхался.

— Лекарь давно умер, а покойникам, как известно, воздух не нужен, — подаю голос.

Вообще-то я хитрю, артефактор я или где? Все дело в том, что магическая сила в этом мире — вид энергии. Ну как электрическая там, или тепловая. И соответственно использовать ее для уменьшения веса груза можно только в статичном состоянии. Понадобилось груз приподнять, будь добр затратить энергию, опустил — назад свои затраты назад не отбил, просто энергия уже перешла в другое состояние, попробуй теперь ее выцарапать. А когда бежишь, да еще по лесу, постоянно движешься то вверх, то вниз, магическая сила тоже тратится постоянно, несколько минут и ты уже не можешь дотянуться до потоков. Так что ножками, ножками. Но есть одна хитрость, не надо облегчать вес, надо сделать гибкую опору на поверхность земли, это как на велосипеде ехать, силы, конечно, тратишь в гору, зато на прямой, а особенно под гору отдыхаешь. Хотя да, двигаться так далеко не просто, семь потов сошло, пока приспособился.

— Что-то ты слишком резвый для покойника, никак камень силы используешь, — покосилась на меня инструктор.

— Я конечно не нищий, — но тратить силу на бег, это уже слишком.

Не поверили, инструктор молча подошла и стащила с меня ранец, чтобы проверить вес. Глаза у нее полезли на лоб, ну да, по весу мой ранец раза в полтора тяжелее, чем у девчонок, я как-то подножным кормом перебиваться не хочу. А проверять не ранец надо, а пояс и погоны. Погоны как раз и есть те самые артефакты, которые помогают в переноске груза. Ну а пояс не дает мне улететь в сторону с тропы, инерция-то никуда не делась.

— А ему легче, — это снова Эстенаси, — у него спереди лишнего груза нет.

— Как это нет? — Возмущаюсь я. — Есть, только он значительно ниже находится.

— Ой, там груза-то этого…, — машет рукой девушка.

— У тебя не больше, — приходится огрызаться мне.

Остальные откровенно ржут:

— А давайте сравним.

— Хозяин поручил своему рабу купить косорту (козу), с крупным выменем, чтобы детей поить жирным молоком, — неожиданно начал я рассказ, — раб поехал на торг и вместо того, чтобы сразу после покупки идти с ней в имение, прокутил время в клинкуре. Дело уже к вечеру, а добираться далеко, и раб решил, проехаться на курьерской повозке, запряженной четырьмя гронамми. С косортой его внутрь не пустили и он, недолго думая, привязал ее к повозке сзади. Гроны бежали очень быстро, а дорога была покрыта мелкими камнями.

Девушки начали хихикать, они уже представили, что будет с бедным животным.

— Раб приехал до места, — продолжаю я рассказ, — выходит из повозки и видит сзади только ободранную часть животного без вымени, даже от шкуры только лохмотья. Косорта повисла на веревке, а глаза ее закатились. Раб со злостью пинает тушу и кричит: «Ты мне глазки тут не строй, говори, куда вымя девала?»

Ржали так, что птицы с ближайших деревьев в разные стороны порхнули.

— Все, перерыв закончен, — поднялась инструктор, — нам еще два раза как косорте бежать.

— Главное, чтобы потом глазки строить не пришлось, — хихикнула кто-то из девушек.

Зря я им этот анекдот рассказал, так и прилипло это выражение: «Ты мне глазки тут не строй».

А вообще хорошо время провел, это девчатам приходилось постоянно сайгаками по лесу бегать, а я оставался на хозяйстве. Добудут они что-нибудь к обеду или нет, меня слабо интересовало, ну какие из них охотники? Охотник по лессу не бегает, он добычу выслеживает, а как ее можно выслеживать, если ломишься через лес как кабан. Так что развешиваем на веточках сеть, кидаем приманку и прячемся в кустики, сначала мелочь прилетает, а потом и покрупнее добыча появляется, обычно за один заход трех цесарок поймать удается. Здесь они не крупные, хорошо, если по весу грамм двести чистого мяса с них наскрести удается, вот только ощипывать их удовольствие ниже среднего. Зато готовить проще некуда, закидываешь полутушки горкой на сковороду, накрываешь котелком, а сверху засыпаешь угли, часика через полтора достаешь все как из духовки. Когда мои охотницы возвращаются в лагерь пропотевшие и уставшие, их ждет нормальная еда. Если что до вечера подстрелят, то будет каша с мясом, ну а если нет, жри пустую крупу. За три дня ничего не подстрелили.

— Что-то не получается у нас девочки, — вздохнула Эстенаси, — опять пустые придем.

— Если по лесу бегать будете, то так и будет, — вякнул я.

— Ты хочешь сказать, что лучше нас сумеешь дичь добыть?

— Заранее хвалиться глупо, — пожимаю плечами, — но бегая по лесу, ее точно не добудешь. Вот скажите, какая добыча бегает медленнее вас и слышит хуже вас.

Девушки переглядываются и пожимают плечами, начинает доходить, что даже самый дохлый крончак (большой грызун похожий на морскую свинку) легко от них убежит.

— Так нам что, теперь по лесу ползать что ли?

— Ползать не ползать, а ходят охотники по лесу очень тихо, хрустнет хотя бы одна веточка под ногой и начинай все сначала.

— Прямо уж, — смотрят недоверчиво, а инструкторша старается спрятать улыбку, видимо она специально им ничего про это не говорит, хочет, чтобы до мозгов через ноги дошло.

— Ладно, давай арбалет, — встаю я, — пройдусь вдоль ручья, повезет, подстрелю чего-нибудь.

Далеко идти не пришлось, отошел-то от лагеря всего на два тэна (пятнадцать минут) и вот, пожалуйте, молодая серна. Дальше дело техники, то есть арбалетного болта, даже вытаскивать его не стал, чтобы кровью не измазаться, пусть девушки хоть так привыкают добычу разделывать, это тоже целая наука. На этот раз, на ужин у нас была каша с мясом.

Утром прочитал небольшую лекцию по приемам выслеживания добычи, и пожелал им счастливой охоты.

— Только мелочь не бейте, — говорю напоследок, — голова серны у нас есть, а за количество лишних очков не присуждают.

— Так это же не мы, а ты добыл, — удивляются девушки.

— Добыла группа, — поясняю им, — лекарь тоже в группе, мы команда, в этом случае неважно кто стрелял и чей болт.

Лекция пошла на пользу, вечером притащили голову кабана. Что ж, неплохо, вот только весу в ней прилично, если опять марш бросок будет, точно кого-нибудь по пути похороним.

Глава 10 У каждого своя правда

Как и во всех порядочных, подчеркиваю «порядочных» университетах, в Кифалакисе существовали свои не афишируемые хранилища. Это и книги, которые по тем или иным причинам были признаны нежелательными к ознакомлению студентами. И рецепты алхимических зелий, про которые следовало помалкивать. И артефакты, которые нельзя было выставлять на общее обозрение. Конечно же, хранилища были закрыты на надежные замки, но время есть универсальный ключ, ибо со временем все же находятся любопытные, кому плевать на все запреты и предупреждения. Вот и мне посчастливилось наткнуться на такого безответственного исследователя. Каким образом Кристис, исследователю артефактору, доверили ключи от хранилищ, только бездне известно, но случилось то, что случилось, и естественно исследователь став хранителем сразу сунула туда нос.

Только не надо думать, что в результате этого сразу возник апокалипсис местного масштаба, ничего подобного, артефакты в этом хранилище лежали десятки, а может быть и сотни лет, поэтому не могли находиться в рабочем состоянии. Но это же так интересно рассматривать то, что было сделано в далекие времена и угадывать предназначение того или иного артефакта. И вот в один прекрасный момент Кристис притащилась ко мне в мастерскую с одним из таких артефактов, для того чтобы смыть потемневший защитный лак и определить направление действия артефакта.

С расшифровкой рунной записи пришлось основательно повозиться, ибо многие рунные цепочки были сделаны «не по правилам», то есть в манере отличной от того, как было принято в современных наставлениях артефакторам. И, тем не менее, определить направленность действия артефакта нам удалось. Это был амулет подчинения, при длительном применении, от трех и более дней он полностью подавлял работу определенных участков мозга, блокируя волю человека и отключая критическое мышление. Этот амулет я сразу назвал «Зомби», так как после применения этого артефакта мы получали бессловесную скотину, готовую выполнить любой приказ со стороны. Обратимо это воздействие на человека или нет, мы не знали, но экспериментировать как-то желания не находилось, неудивительно что эту деревяшку упрятали поглубже в хранилище. И вообще непонятно, если этот амулет настолько опасен, зачем его хранить, не проще ли просто засунуть его в печь, ведь соблазн иметь такую вещицу в загашнике очень велик. Дальше как два «энтузиаста», а проще говоря, тем, кому без проблем не живется, договорились, что нечего тягать амулеты с хранилища, это и запрещено и опасно, проще изучать артефакты прямо в запасниках.

Должен отметить, что наши исследования перевернули мое отношения к артефактам, раньше я их воспринимал только как нечто бытовое, способное несколько облегчить жизнь людей, но понял, что жестоко ошибся. Оказывается за долгую историю люди здорово продвинулись в создании средств ведения войны, разнообразие различных способов умерщвления себе подобных не поддается описанию. В запасниках было все, от совершенствования свойств колюще-режущего оружия, до психологического воздействия на противника. Даже подумать страшно, если весь этот арсенал выпустить сейчас на волю. Не зря, ох не зря все это было скрыто от любопытных глаз. Даже мысль появилась, что пока не поздно надо прекращать такие обследования, любопытство сгубило кошку.

И вообще странно, какой идиот доверил ключи Кристис? Ведь это как козла в огород запустить. Вот только отказаться от посещения столь злачных мест я не смог, просто не хватило силы воли, ведь каждый день приносил все новые и новые открытия, разве можно от такого отказаться?

— А там, что за амулеты? — Киваю на большой стеллаж в самом темном углу.

— Там? — Кристис подслеповато таращится в темноту и пытается вспомнить. Наконец память ее отыскивает нужный ответ. — Учебные артефакты, когда-то очень давно в некоторых школах магов учили с помощью артефактов, но потом выяснилось, что такая учеба приносила больше вреда, нежели пользы. Учебные артефакты запретили, и навечно закрыли в хранилище. Многие из них уже рассыпаются от ветхости, надо бы их выкинуть в костер, чтобы тлен не распространялся на остальное.

Опля! Это я удачно спросил. Хочу, хочу, хочу.

Так вот, хранитель оказалась неправа. Нет в том, что большая часть амулетов имели в качестве основы дерево, это правда, однако хватало и тех которые были исполнены на камне, и камень этот был явно не из простых, только одно это делало их в моих глазах бесценными. Как позднее удалось выяснить, некоторые минералы, имеющие волокнистую структуру, могли использоваться в качестве хранилища образов, то есть работать как фотоаппарат. Как конкретно записывать образ известно, но дело это было неспешное и требовало больших затрат энергии как при записи, так и при воспроизведении, поэтому большого распространения не получило, дешевле было написать десяток картин, чем запечатлеть в камне хотя бы один образ.

Самое смешное, что когда я намекнул хранителю, что хочу основу «нескольких» артефактов использовать повторно, чтобы добро зря не пропадало, у нее даже мысли не шевельнулось, что они могут быть использованы по назначению. Все дело в том, как я уже говорил, магические чернила со временем окисляются, и через пару десятков лет редко какой артефакт остается в рабочем состоянии. Даже очень дорогие чернила, использующие в себе компоненты из каких-то там жутко редких ингредиентов, не могут прослужить больше ста лет, а тут считай не один век прошел. Однако не надо забывать, что лично я уже давно не провожу ремонт артефактов, слишком долго возиться, поэтому просто готовлю поверхность и пишу все заново. Кто помешает мне переписать рунные цепочки на старинных артефактах? Главное это не промахнуться мимо силовых точек, которые имеют выход на камне образов.

А теперь сюрприз, помните я говорил об одном артефакте, с которого и началось мое ускоренное вхождение в интай, так вот, порывшись в этой куче, я нашел амулеты со знаком этой мастерской, по всем признакам они тоже относились к учебным. И на одном я точно опознал цепочку знаков, которую изучал больше года назад. Что сказать, увидев это, я чуть не запрыгал от счастья, и почему-то решил, что все мои проблемы в изучении магии теперь решены. Ну и как это обычно бывает, жестоко просчитался.

Провозился с учебными артефактами с неделю, не так-то просто оказалось восстановить цепочки рун, уж слишком их много оказалось и хоть рабочая поверхность амулета была большая, как было уже сказано, необходимо было точно совместить некоторые знаки с местами воздействия силы, а это оказалось далеко не просто. А вот результат оказался отрицательным, хотя нет, не отрицательным, он оказался никаким. Не было никакого воздействия на мои способности, и даже движения потоков уловить было невозможно. Во время активации артефакта чувствовалось какое-то движение, а потом стоп и все прекращается, потребление энергии на уровне потерь. Нет в жизни счастья, сколько не ищи. Конечно же, просто так от мечты отказаться невозможно, поэтому эксперименты продолжаются, вдруг надо накопить некоторое время воздействия на мои способности, чтобы артефакт, наконец, включил режим обучения, но с каждой неделей надежды становится все меньше и меньше.

* * *

Цех Дения построила на удивление быстро, и так же быстро нам удалось наладить выделку часов, от начала работ до результата меньше двух огнов, и это вместе с обучением работников. Как я и предполагал, девочки, которые занимались нанесением рунных цепочек на полированную поверхность камней, первое время гнали сплошной брак. Но терпение и труд, все перетрут. В нашем случае это было верно вдвойне, ведь если у них цепочка не получалась, то приходилось ее с поверхности камня стирать, заново проводить полировку и снова заниматься кропотливой работой. В конечном итоге процент брака снизился до приемлемых величин, и мы смогли вздохнуть свободно, производство начало проворачиваться без нашего участия, особенно этому был рад я, ведь с этой гонкой у меня не было времени заниматься своими экспериментами, а кровоостанавливающие амулеты были нужны всем. И не только это, обильные кровотечения это в большинстве случаев повреждение крупных кровеносных сосудов, если мелкие иногда можно закупоривать и не бояться последствий, то с крупными, такой финт не пройдет, их нужно сшивать. Знаю, что просто так их сшивать не получится, в рваных, а тем более резаных ранах сосуды просто так не вытянешь, чтобы удобнее было штопать, а значит, применение рунных конструкций должно помочь этому процессу. Ну ладно, стянуть края сосуда и склеить его с помощью артефакта может получиться, но это уже конечная стадия операции, а вначале надо найти этот сосуд, зафиксировать, и не допустить деформации во время обработки. В этом случае амулеты бесполезны, работу надо делать руками и использовать обычный инструмент… или нет? А ведь тут без сетчатых вставок внутрь сосуда не обойтись, и нужно, чтобы спустя некоторое время эти сетчатые вставки растворялись в крови без следа. Мою идею Консолата одобрила и сама заказала алхимиками сетчатые трубки разных диаметров из паутины южного гигантского червя. На самом деле это никакой не червь это разновидность шелкопряда, только его паутинка очень толстая и прочная, как стальная проволочка. Таким способом личинка защищала себя от поедания птицами. Если эту паутинку обработать какими-то растворителями она становится мягкой и принимает любую форму, а после высыхания снова обретает прочность. Сделать из нее разрезные сетчатые трубочки трудной задачей не стало. Ну и очень важная особенность, эта паутинка бесследно растворялась в крови за две недели. Сначала мы проводили эксперименты на трупах, потом перешли на животных, не скажу, что всегда получалось удачно, огрехи все-таки были, но результаты впечатляли. Теперь осталось только внедрить это в практику…

Вот помяни черта! Эти полевые занятия вначале ничем не отличались от того что было раньше, но девочки были из другой группы, с другим инструктором и с ними мне не повезло. Уж не знаю, что я им сделал, но подлянки они стали устраивать с самого начала, то подтолкнут «нечаянно», в надежде искупать меня в грязи, то резко затормозят на ровном месте так, что невозможно не ткнуться, а потом возмущенно орут, мол, к ним приставили «самого тупого ублюдка во всем королевстве». И, конечно же, язвительные шуточки, переходящие в прямые оскорбления, это на всем пути и на привалах тоже. Так-то было понятно, будущие маг-боевики всеми способами пытались вывести лекаря из себя, но зачем непонятно. Самоутверждение такое? И инструктор помалкивает, хотя пресекать такие настроения она была обязана, или кто-то решил проучить золотую молодежь, ведь ни один барон такие оскорбления вынести не мог, значит, конфликт был запланирован. Но…, я-то на самом деле не барон и все потуги этой молоди были мне, в общем-то, до одного интересного места и уж быть пешкой в чьей-то игре не собирался, поэтому призвал все свое терпение и отмалчивался, покуда имелась такая возможность. Вот закончится наш учебный выход, там и разберемся, кто ублюдок, а кто и нет.

В конечном итоге вышли к лесистым холмам, где им выделили охотничьи угодья. Побросав свои ранцы на месте прошлого лагеря, девушки подхватили арбалеты и сходу ринулись в лес. Интересно, а разве сначала не надо лагерь обустраивать, или они на меня надеются? Так-то понятно, кто остается тот и заботится, но это если отношения в группе нормальные, а если нет…, то нет, не надо было хамить, так что заботьтесь о себе сами. Птичек ловить не стал, сегодня сухарями обойдусь и дров тоже не заготавливал, мне они не нужны, а «проблемы индейцев шерифа не волнуют». Что касается ночлега, то подозреваю этой ночью поспать не получится, я не я буду, если эти засранки не начнут мне пакостить. Так что надо ловить момент, быстро поставил по периметру охранные амулеты и завалился спать. Периметр сработал, когда Асон уже готов был нырнуть за горизонт, это охотницы вернулись с добычей. Не знаю, на что они надеялись, но я им не слуга, шипели как клубок змей, и костер я не подготовил, и палатки не поставил, и воды не принес. Все это я выслушивал, сохраняя невозмутимый вид, изредка уклоняясь от кидаемых в меня разных предметов, один раз даже лепешку не пожалели. Когда уже стемнело, подошла инструктор:

— Почему ты не подготовил лагерь, пока девочки были на охоте?

— А должен был это делать? — Удивляюсь в ответ. — Я не нашел таких пунктов в правилах.

— Прекрати, ты уже ходил с другими и знаешь, у кого какие обязанности в группе.

— В группе знаю, — соглашаюсь с ней, — но здесь нет группы, здесь есть отдельно вы и отдельно я. Как лекарь я буду делать все, что должен, несмотря на отношение, которого не заслужил.

— Ты еще не лекарь. Так что не дуйся и извинись перед девочками.

Да уж, зря я подумал, что инструктор должен быть мудрее своих подопечных.

— Я подумаю. — И снова принимаю невозмутимый вид.

— Когда вернемся, я доложу ректору о твоем поведении.

Молчание дороже золота.

Как только она отошла, я положил на свое место ранец и подтащил ветки, пусть думают, что это я здесь сплю. Асам отполз под дерево и накрылся плащом. Девушки остались верны себе, они сначала забрасывали мое место ночевки объедками, а когда те закончились стали бросать и кое-что потяжелее. Утром предстала неприглядная картина, вокруг моего ранца был разбросан весь мусор, который можно было найти в лагере. Ладно, я не гордый, ранец отряхну, а остальное пусть остается, нравится как свиньям жить, пожалуйста. С этого дня так и повелось, я в упор не замечал девушек, а они скопом пытались мне отомстить. А вообще хорошо было, днем предоставлен сам себе, отсыпаюсь, отъедаюсь, благо птичек здесь много, голодать не приходится, и вообще занимаюсь исключительно своими делами.

На четвертый день недоделанные охотницы нашли приключение на свои вторые девяносто. Так получилось, что в лесу они наткнулись на лесного грона и, не посоветовавшись с инструктором, решили его атаковать, рассчитывали, что победителей не судят. А подумать? Ведь почему они наткнулись на этого зверя? Да потому, что эта махина плевать на всех хотела, в природе ему редко кто может угрожать, вот и не убегал никуда, стоял и жевал свои веточки, никого не трогал и от других ожидал того же. Не дождался, всадили девчонки ему два болта в бок. Когда они поняли что совершили ошибку, было уже поздно, зверь атаковал охотниц, причем именно тех, которые оказались наиболее меткими. Одна успела занырнуть под выворотень, и тем самым избежать мести грона. Вторая же вместо того чтобы повторить маневр первой пыталась прятаться за деревом, но не учла, что не смотря на размеры, грон очень быстрое и верткое животное, и пинается одинаково хорошо во все стороны, так что увернуться от удара острым копытом у нее не получилось. Окончательно добить охотницу грон не успел, подоспела инструктор и сходу всадила болт в глаз исполина. Убить сразу тоже не получилось, но отвлечь вполне.

Я в это время настраивал сеть для ловли птиц, так как завтрак уже прошел, а у меня еще конь не валялся. Сигнал рожка — «Срочно нужен лекарь» услышал четко, охотницы по моим расчетам не могли уйти далеко, ну может километра на полтора. Если бы было что-то не сильно серьезное, то раненую притащили бы в лагерь, а значит надо поспешать. Быстро выдернул из ранца доработанную для переноски на спине сумку лекаря, и как заправский спринтер рванул на звук, поясной артефакт поддержки веса был настроен так, чтобы на две трети разгрузить ноги, так что бежал я очень быстро. Мля, опять сигнал, но уже с двумя переходами, в наших расшифровках это означало, что мне следует поторопиться, куда уж быстрее, но все-таки сумел еще чуточку добавить к скорости, если где-нибудь не удержу равновесие, будет очень плохо. Каждые тридцать ударов сердца, следовал короткий сигнал, чтобы я мог точнее держать направление. Вылетел на полянку с такой скоростью, что пропахал длинную борозду пытаясь остановиться. Ага, одна девушка лежит, откинула голову, другая, вся в крови зажимает ей внутреннюю сторону бедра, это плохо, скорее всего, пробита артерия, а значит, была большая потеря крови. Остальные стоят вокруг с бледными лицами, забыли все инструкции по оказанию первой помощи. Скидываю сумку и выхватываю кровоостанавливающий амулет, благо он лежит у меня с самого верха и прыгаю к пострадавшей, дальше дополнительно прижимаю кулаком выше раны, чтобы уменьшить ток крови, прикладываю амулет и сжимаю его края. Пошел процесс.

— Насколько серьезно, — спрашивает инструктор.

— Хуже некуда. — Отвечаю я, ожидая, когда амулет окончательно перекроет ток крови.

Так, теперь можно уже более предметно осмотреть рану. Хм, ничего себе, чем это ее? Да тут ничего целого не осталось, мышцы вместе со всеми сосудами перебиты, работы хирургам не на один раз и без университетской операционной фиг чего можно сделать, а значит, ее надо как можно скорее доставить туда. А пока срезаю остатки штанины и быстро бинтую, сейчас качественно повязку накладывать не надо, кровь остановлена, надо только чтобы в рану ничего не попадало. Потом выхватываю маленький топорик, который всегда при мне и вырубаю две палки, продел их в вывернутые внутрь рукава трех курток и завязал шуровку, соорудив таким образом носилки.

— Если мы не дотащим ее в университет в течение шести тэнов, она лишится ноги, если пройдет часть, то я не поручусь за ее жизнь. Теперь настала пора доказать ублюдку, что вы сделаете все чтобы спасти подругу. Затаскивайте ее на носилки и бегом.

Мне пришлось пожертвовать свои погоны артефакты, примотав их к палкам посередине, без них они бы не пробежали и трети. Должен сказать, что девчонки выжали из себя все, на что были способны, хрипели от напряжения, выпили по два зелья силы, но носилки до города дотянули в рекордное время, после таких скачек они будут неделю отходить. У двери операционной нас встречала Консолата, сигнал рожка, транслированный стражниками со стен, дошел до нее гораздо быстрее, чем мы прибежали, надеюсь что успели.

И действительно успели, жизнь и ногу девушке спасли, хотя она потеряла очень много крови.

Я сидел у стены операционной и пытался унять дрожь в коленках, все-таки выдержать такой темп, не каждому дано, даже инструктор с ее физической подготовкой сошла с дистанции у ворот, а мне было нельзя, без моей помощи Консолате было бы очень трудно управиться с артефактами. Но самое неприятное то, что мне пришлось вывернуть свой дар наизнанку, артефакты поддержки при таком режима бега стали быстро терять силу и я вынужден был подпитывать их всю дорогу. Где-то на середине пути я почувствовал, что не могу дотянуться до силы, но потом, каким-то образом все же получилось чего-то отщипнуть, чуть погодя еще чуть-чуть, а потом еще, и еще…, и каждый раз все больше и больше. Открылось второе дыхание?

— Хлебни, — протянула хирург мне флягу.

И я хлебнул без всякой опаски. Ух, до самых печенок достало, надо было все-таки сначала понюхать, организм Антонадо не привычен к такому, удар по мозгам будет знатный, но откуда здесь водка? Неужели из прокисшего пива гнали?

— Водку ключница делала, — просипел я.

— Чего?

— Не обращайте внимания, — мотаю головой, — это я так, о своем, о девичьем.

— Сегодня здесь останешься, — заявила мне Консолата, — как бы тебя самого не пришлось лечить. Ты хоть знаешь, что у тебя истощение?

— Догадываюсь. — Истощением здесь называют такое состояние как у меня сейчас, человек не может что-либо делать и адекватно реагировать. Эликсиры силы не дают энергию из вне, они одалживают ее внутри. — Надо еще девочек, из группы посмотреть, они тоже из себя все выжали.

— Посмотрим, то уже не твоя забота. Сейчас давай, перебирайся на кушетку, с едой кого-нибудь потом пришлю.

Ха, перебирайся, ноги не держат совсем, так что тащите сами, а у меня с глазами… плывет все… погодите…

* * *

— Что это с ним?

— Заснул.

— Вот так, сразу.

— А чего ты хочешь? Он же никогда кливля не пробовал. Зови наших студиозов, пусть перенесут парня на кушетку, не знаю, как будет чувствовать себя завтра, но сегодня он все свои силы исчерпал до донышка. Знаешь, я сразу не обратила внимания, в горячке многого не замечаешь, а ведь парень маг, он амулеты без камня силы активировал.

— Не может быть, у него же пятый уровень условно.

— Получается, что не условно и даже уровень явно другой, он в них силу без всякой натуги загонял.

— Ерунда какая-то. Зачем ему свои способности скрывать?

— А я про что?


Я бредил, это был полусон — полуявь, сначала мне казалось, что я погрузился в океан энергии, в котором едва угадывались потоки силы, вокруг меня постоянно что-то изменялось, перемещалось, возникало и исчезало. Мир иллюзий и реальности. Например, мне казалось, что я нахожусь в комнатке дежурного хирурга и уже через миг плыву по волнам эфира, в котором иногда смутно проявляются какие-то образы. Это как смотреть на облака, которые, плывя по небу, постоянно меняют свою форму и будят воображение, заставляя нас видеть то одно, то другое в зависимости от того, что именно мы хотим видеть. Вот сейчас вижу воздушный замок, сооружение парит в высоте, а вниз свисают какие-то корни, которые растут прямо из его нижней части. Немного погодя рядом можно разглядеть двух воинов сцепившихся в смертельной схватке, лицо неизвестного бородача, перекошенное ненавистью…, но все это проходит мимо сознания, не поддается осмыслению, оно не существует, не реально. А что реально? Что существует? Вот та комната? Нет, она тоже только в моем воображении, не надо даже прилагать усилий, чтобы стены исчезли, и я оказался под звездным небом. Повинуясь какому-то необъяснимому желанию, я потянулся наверх и через мгновение обозревал город с высоты птичьего полета, несмотря на темноту, я видел даже лучше чем днем, причем расстояние не играло особой роли, в памяти сразу всплывали все детали, как будто находился рядом с тем, на что обратил внимание. В друге время я бы удивился, а сейчас воспринимаю это как должное и главное ни капли интереса. А потом почему-то завис в сером пространстве, именно так — серое пространство, вроде бы в нем что-то есть, и в тоже время стоит туда перевести взгляд, ничего нет.

— А это что? О, это же конструкт, ну да, точно, теперь понятно как он выглядит, а для чего он создан?

Неожиданно конструкт распадается на отдельные составные части, в которых я распознаю магемы. Ну, это мне и раньше было известно…

— Ух ты, а это уже интересно.

Магемы распадаются точно так же как конструкт, и я вижу стилизованные рунные знаки.

— Это что получается, магемы можно создать с помощью рунных цепочек?

И словно в насмешку над этими моими выводам, рунная цепочка немного изменяется и возникает сразу конструкт, минуя стадию магем.

— Мля, и как это понять? Как то, что и руны, и магемы, и конструкты суть единого и целого? Опс…

А вот теперь вообще не знаю о чем думать, конструкт вывернулся на изнанку и перестал выглядеть структурой, он превратился в нечто цельное. А потом это цельное вывернулось еще раз, и вообще потеряло видимую форму, то есть, я знал, что конструкт есть, и вроде как вот он, но я его не вижу, я его представляю.

— Очень интересно. Получается конструкт можно представить, минуя все стадии процесса создания? Не, фигня какая-то, свойства конструкта определяются рунной цепочкой на стадии создания, а как создать конструкт сразу с заданными параметрами, какой механизм надо использовать, не держать же все эти конструкты в памяти?

А если представить все это как компьютер, к примеру, есть команды процессора, они чисто машинные инструкции, и когда-то, на заре развития вычислительной техники, пользовались этими инструкциями. Потом подумали и решили, что проще оперировать сразу группой инструкций, так возник машинно-ориентированный язык, например Ассемблер. Дальше, больше, были созданы языки высокого уровня, которые опираются на группы команд Ассемблера, а потом и вообще перешли на решения задач с помощью описания объектов и языка запросов, где не требовалось ломать голову над конкретным решением задачи, а достаточно было описать свойство объекта и правильно составить запрос.

Замираю от пришедшей в голову мысли. Ну конечно, язык низкого уровня это рунные знаки, язык высокого уровня это магемы, конструкты это готовые к исполнению программы. Но есть еще один уровень, который не вписывается в цепочку, а существует отдельно, это язык запросов, то есть не обязательно писать и запоминать программу, достаточно знать свойства объекта и правильно составить запрос. Ага. Всего-то? Дело за малым, получить описание свойств магической силы и правила составления запросов, то есть то, над чем бьются лучшие умы этого мира.

Однако неведомый учитель не дремал, дождавшись, окончания моих рассуждений он стал подкидывать мне невидимые образы, как я их назвал структурированные мысли или заклятия. Очень интересно, сами по себе заклятия не имеют значения, но снабженные представлением чего надо получить в итоге они оборачиваются цельными конструктами. Кстати, заклятий оказалось всего шестнадцать, и каждое отвечало за вполне конкретное направление деятельности, например, если мне требовалось организовать взаимодействие с неживыми предметами, то надо использовать вполне определенное заклятие, для живого мира — другое. Это не значит, что неправильный выбор приводил к фиаско, просто результат мог получиться совсем не таким, каким хотелось бы, как в песенке про волшебника недоучку: «Сделать хотел грозу, а получил — козу, Розовую козу с жёлтою полосой». Впрочем, это не совсем так, результат был известен заранее, сначала становилось известно что получится, а потом уже можно было активировать заклятие.

Сколько длилась учеба, сказать не берусь, в «подвешенном» состоянии время не ощущается, как и усталость, и вообще непонятно, спал я или бредил?

Проснулся утром в отвратительном состоянии, болели все мышцы, да и голова от них не отставала, ну еще бы, вчера нагрузил и то и другое. Где-то у меня был эликсир бодрости, может он поможет? Но только попытался встать, как рухнул назад, что-то слишком тяжело, и замутило, это точно похмелье. Говорила же мама — не пей. Полежал еще немного, но лучше не стало, надо вставать через «не хочу», а то скоро Консолата припрется, а у той сострадание на стадии рождения атрофировалось. Прежде чем решиться на подвиг, решил проверить действенность ночной учебы, которую на удивление хорошо помнил. Выбрал заклятие, напитал его вполне конкретными представлениями «чего хочу» и запустил на исполнение, то есть представил, как оно пошло в работу и добавил силы.

Ох, ни хрена себе — по телу вдруг прокатилась волна очищения и сразу перестала болеть голова, мышцы совсем болеть не перестали, но это не та боль, что была вначале. Так это что, ночью был не бред? Ладно, хватит рефлексировать, вчера что-то о еде говорили. Искомое нашлось на столе, тарелка с остывшей кашей, подсохшая лепешка и кружка вина. Вы представить себе не можете, какая это вкуснотища. После сытного обеда, по закону Архимеда…, надо прогуляться. Сказано, сделано, лето уже на исходе, за дверью истаивают остатки утреннего тумана, а трава блестит капельками росы.

— Эх! Красота-то какая?! — кричу я во всю силу своих легких.

— Мать… мать… мать! — Отвечает мне эхо.

Это не фантазии, имеется у меня такой амулет, если его активировать, он на громкий крик, выдает такой ответ, это я недавно решил такой прикол сделать, по анекдоту с поручиком Ржевским, вот и пригодился, а что имею право, погода хорошая, настроение отличное. Присаживаюсь на крылечко и как кот щурюсь на солнышко.

— И что это сейчас было? — Появляется Консолата из-за угла.

— Выражение чувств одного восторженного недоросля, — отвечаю, продолжая впитывать тепло Асона.

— Живой?

— Более чем.

— Вот и замечательно. — В ее голосе слышится удовлетворение. — Пойдем, посмотрим, что с девочкой, скоро сюда Роднарис подойдет, надо восстанавливать работу мышц, пока не срослись, а то всю оставшуюся жизнь будет задом вихлять.

— Не, это лучше без меня делать, — возражаю я, — вчера она в шоке была и под действием пыльцы, ничего не соображала, а сегодня со стыда сгорит. Нам это нужно?

— Да, это серьезная причина, — улыбается хирург, — просто я тебе хотела показать, как высшие маги работают. Но раз такое дело…

— Заманчиво, — соглашаюсь с Консолатой, — но нет, девочка из знатной семьи, пожалуется, мне голову оторвут.

— Или жениться заставят, — уже откровенно издевается она.

— Зачем им бедный барон?

— А вообще без мужа лучше?

— Без такого как я будет лучше, — хмыкаю в ответ, — с ней бы точно не ужился.

Женщина смотрит на меня и качает головой, для нее я еще неразумное дитя, ну и пусть, доказывать ничего не буду, и вообще этот вопрос закрыт, избалованные аристократки меня не интересуют, от них одни неприятности. Не удивлюсь если спустя некоторое время на меня всех собак захотят повесить, и здесь вопрос вовсе не в сволочном характере девочек, им надо будет оправдаться, а для этого следует найти того, кто виновен.

Идя в свою «берлогу» крутил в руках обучающий артефакт и гадал, что именно послужило пуском его активации? Истощение? Спиртное? Или сочетание этих факторов? И выполнил ли он свою функцию до конца, или осталось еще что-то и мне продолжать его таскать на своей шее? Вопросы есть, а ответа нет, вот как с этим жить?

* * *

— Слышала что вчера произошло? — Прибежал Целия. — В старшей группе одну девчонку на охоте грон поранил, а лекарь полным неучем оказался. Пришлось ее в университет тащить, так девочки всю дорогу бегом бежали, еле успели.

— Как это оказался неучем? — Сразу возмутилась Оливия. — Бить тогда его кнутом, а потом гнать из университета.

— Это точно, — согласилась подруга, — но думаю, замнут, как всегда, университету невыгодно, чтобы об этом стало всем известно.

— Но так же нельзя, а если и в следующий раз что-то такое произойдет? — Продолжала кипятиться девушка. — Опять бегом до университета бежать?

— Ой, да ладно тебе, — махнула рукой Целия, — ничего мы не сделаем, как ректор решит, так и будет. Пойду к нашим, они хотят завтра ректору протест заявить, чтобы лекаря наказали.

— Вот это будет правильно.

Позднее она узнала, что тем лекарем был мастер Антоний и вел он себя там настолько отвратительно, что инструктор сопровождавшая группу была вынуждена написать рапорт на имя ректора. Понятно, что в данном случае лекарь аристократ и кнутом его не накажешь, но для наказания аристократа есть другой путь — дуэль. Вряд ли он владеет оружием лучше, чем третий или четвертый курс боевиков, поэтому проучить наглеца девочки смогут. А вообще произошедшее с точки зрения Оливии было закономерно, разве может быть иначе, если этот аристократ ведет себя как последняя шлюха. Светит своим смазливым личиком, пристроился под бок старухе и не гнушается пользоваться ее деньгами.

О том, что жизнь гораздо богаче ее фантазий, девушка не задумывалась, с ее точки зрения все было ясно и очевидно.


— Ну? — Ректор вопросительно смотрела на своего заместителя.

— Очень плохо получилось, — ответила та, — наша инструктор вместо того чтобы помалкивать растрезвонила на всю округу, что во всем случившемся виноват лекарь.

— А разве он не виноват? Аристократки терпеть в своей среде охамевшего барончика не станут.

— В том-то и дело, что за все время он им ни одного слова не сказал, зато они отыгрались во всю, за такие оскорбления вне университета положена дуэль до смерти.

— У нас свои правила, — возразила ректор, — лекарь должен был выполнять свои обязанности и помалкивать.

— Так я ж и говорю, помалкивал он, ни разу не ответил на оскорбление, — махнула рукой заместитель, — а заниматься обслуживанием групп в бытовом плане, в его обязанности не входит. Теперь у нас между лекарями и боевиками назревает конфликт, лекари третьекурсники отказываются ходить в походы в составе групп боевиков.

— Почему? Им же за счет университета оформили патент?

— Такой патент они и сами могут легко оформить, так что нашей заслуги в этом немного. А вот риск быть в одной команде с аристократками очень большой. Кому захочется лишний раз подставляться.

— Надо ответственно относиться к своим обязанностям и ничего такого страшного не случится. Это же понятно по отчету инструктора.

— И это в филиале инструктору верят, а в университете наоборот считают, что девушка выжила только благодаря заботе Антония, поэтому и удивляются, откуда такая неблагодарность. Теперь и те и другие будут требовать от нас расследования. Кстати, по университету уже дознаватель ходит, студиозов опрашивает.

— Кто допустил? — Рассвирепела ректор.

— А как его можно не допустить? Происшествие связано с угрозой жизни, препятствовать нельзя.

— Кто бы ни был виноват, а с аристократками ссориться нам нельзя, нам проще избавиться от Антония и всего лекарского курса, чем упустить доход с одной благородной.

— Ну не знаю, — задумалась заместитель, — если выпустить все это из под контроля можем горько пожалеть впоследствии. С благородных станется самим вершить суд.

— Вот и пусть сами разбираются, главное чтобы университет в стороне оказался.

— Может и не оказаться, с девочек станется вытащить парня на дуэль, а там и до смертельных случаев дойти может. Не будем же мы слежку за ними устраивать. Кстати, мне удалось узнать, что этот лекарь недурно владеет клинком, все-таки он барон, а у них уметь хорошо управляться с оружием жизненная необходимость.

— Я наложу временный запрет на дуэли в университете, думаю, этого будет достаточно.

* * *

По тому, как дальше начали развиваться события, я понял, что «стрелочника» будут искать. И его обязательно найдут и вовсе не того кто виноват на самом деле, а того на кого более удобно спихнуть все свои огрехи. В своем мире я насмотрелся на такое.

Вот, допустим, произошло что-то такое неожиданное, авария например…, хотя признаю, пример не очень корректен, при нынешней ситуации, изношенности фондов и глобальном воровстве вышестоящих, а так же попытках урвать свою долю нижестоящими, аварии неожиданными не назовешь.

Далее начинается беготня и поиск виновных, берут одного за грудки, а он кучу бумажек, вот тут я предупреждал, тут писал докладную, а тут вообще запретил эксплуатацию объекта. Тогда хватают за задницу другого, а тот тоже вываливает кучу документов, которые прямо говорят, что виноват в конечном итоге только управляющий, ибо наэкономил себе на особняк. Но управляющего не укусишь, так как над ним еще один управляющий, а у него в родственниках и МЧС, и ФСБ, и прокурор, и вообще вся «королевская рать».

Сидит следак грустный, некого фигурантом сделать. И тут он видит, идет дядя Ваня с ломом очередную трубу править, ибо совсем уже в узел завязалась, вот-вот опять рванет. Вот он диверсант, почему вместо того чтобы прямо сейчас не принести новую трубу и заменить, он эти трубы правит. Ату его. А то, что кроме лома ему ничего не дают, не имеет значения.

Все знают, что это голимый трешак, но это не важно, главное отчитаться сейчас, а там хоть трава не расти. Потом, если этот дядя Ваня не загнется от свалившихся на его голову несчастий, пройдя все апелляции и вбухав совершенно нереальные деньги на адвокатов, обелит свое имя, никому интересно не будет, кроме самых близких, естественно. И значит, лозунг «Спасение утопающих дело рук самих утопающих» верен в любом мире при любом строе.

Пойду-ка я к Дении, срочно нужен дознаватель, она как-то хвалилась, что есть у нее такой в знакомых, надо чтобы он опросил девочек и зафиксировал их показания до того, как они изменятся.


Прошла неделя и я понял, что боги на моей стороне, черт с ним с золотым, который я заплатил дознавателю, но зато теперь меня хрена с два в асфальт закатаешь. Дознаватель оказался въедливый, взялся за дело серьезно, при свидетелях опросил девчонок из группы, восстановил в деталях весь день, когда произошло происшествие, а потом не поленился с понятыми сходить на место происшествия и все досконально зафиксировать. Естественно на этом он не остановился, чтобы закрепить результат были приглашены независимые эксперты, лекари при гарнизонах, которые обследовали пострадавшую и дали свои оценки.

Честно говоря, меня все это здорово достало, ректор уже два раза имела со мной разговор по этому поводу, и оба раза рекомендовала съехать в неизвестном направлении. Но если первый раз она попыталась мне просто приказать, то второй раз уже уговаривала, обещая вернуть те деньги, которые я уже заплатил за учебу.

— Возможно, я воспользуюсь вашим советом, — согласился я с ней, — но только через два огна. Можно и прямо сейчас, если получу свидетельство об отсутствии претензий со стороны университета.

— Ты должен понимать, что если будет суд, то штрафом ты можешь не отделаться, — пыталась запугивать меня ректор, — мы уже провели собственное дознание, твоя вина несомненна. Ты зря надеешься на Консолату, она опытный хирург, но ее мнение будет одно из многих.

— Госпожа, я все понимаю, и даже больше скажу, после этого скандала я не смогу учиться в вашем университете. Но покинуть его я смогу либо после получения документа об отсутствии претензий, либо через два огна. Что касается суда, то обязательно буду требовать проведения его в городском суде, так как меня в университете уже считают априори виновным.

Понятно, что никакого свидетельства об отказе от претензий я не получу, не для того меня пытаются выпихнуть в неизвестном направлении, а два огна мне нужны для истечения срока давности, если за это время мне ничего не предъявят, привет, пишите письма. Так что ректор хоть и скрежетала зубами, но поделать ничего не могла.

Зато могли другие, Весь третий курс боевиков приперся ко мне требовать сатисфакции. Причем каждая вручила мне написанный вензелями подтверждающий документ, обалдеть, это для них развлечение такое?

— Вы понимаете, что дуэли со студиозами второго курса запрещены? — Спрашиваю девушек.

— Ты конченый трус.

— Даже так? — Проблема не в том, что это как-то бьет по моему самолюбию, вопрос в репутации, здесь она для аристократа все, по ней в обществе формируется стойкое мнение о человеке, переломить которое очень трудно, если вообще возможно. Так что этим заявлением выбора мне не оставили, в таком случае надо действовать крайне жестко. — Хорошо я принимаю вызов, но мы не будем нарушать правил университета, вскоре я перестану быть студиозом, и тогда вы получите полное право убить меня на дуэли. Так как инициаторами являетесь вы, то объявляю правила: дуэль на клинках будет продолжаться до полной гарантированной смерти одного из дуэлянтов. Для чего будет нанят палач и все заранее подпишут согласие принять от него смерть, в случае если не смогут продолжить бой.

И с чего они вдруг все побледневши? А, понимаю, они думали, что дуэль будет происходить по университетским правилам, покрутят чуток клинком и накажут наглеца, а если не получится, то ничего страшного, подумаешь пара ссадин. Нет, шалишь, пора отвечать по взрослому, тут надо будет биться серьезно, один в любом случае отправится на небеса. Впрочем, я не маньяк какой, мне кровь благородных деток не нужна, оставим им лазейку…, заодно и попробуем обеспечить себя средствами к существованию:

— Отказ от дуэли возможен только при публичном извинении и компенсации неудобств в сто золотых.

Вот, вижу девушки порозовели и повеселели, а то совсем духом упали. И тут судьба наносит мне неожиданный удар, вперед выходит Оливия:

— Я, Оливия Тициана Эльберто при свидетелях вызываю Антония Мадеру на бой по его правилам и заранее отказываюсь от принесения извинений.

Мля, что же ты творишь девочка? На кой тебе это нужно, ты же не маг против меня тебе не устоять. Ну что за жизнь такая паршивая?

— Я слышал вас. — Только и осталось произнести мне.

Глава 11 Отступление самый сложный вид боя

Как ректор ни старалась, скрыть мой «проступок» ничего у нее не вышло, Не потому, что не хватило административного ресурса, а потому, что филиал, в котором училась золотая молодежь, взбунтовался и потребовал публичного суда. Непонятно чего они этим хотели добиться, но в данном случае их желания полностью совпадали с моими, гораздо хуже, если разбирательства не будет, а все так и повиснет в паутине лжи. Однако в последний момент администрации удалось перевести разборки на уровень учебного заведения, но тут уже уперся я, пусть будет в университете, но судья должна быть профессионалом, иначе о справедливом рассмотрении дела можно забыть.

Конечно же, просто так судью вытащить на чужую территорию не получилось, пришлось распечатать свой последний вексель, и в карман судьи и адвоката перекочевала моя плата за учебу на третьем курсе. Я решил — «раз пошла такая пьянка — режь последний огурец», но это того стоило, сторона обвинения сразу припухла, а когда появился адвокат, местная знаменитость, со своими помощниками, вообще погрузилась в уныние. Попытка затянуть разбирательства не удалась, хоть судья из провинции, но действовала жестко, пригрозила ректору такими санкциями, что та сразу предпочла уйти в сторону и не мешать, да и против моей защиты сильно не попрешь, они на процессах не одну собаку съели.

Увидев, что моего участия больше не требуется, я занялся подготовкой к отъезду. Прикупил ездового грона, экипировку и соорудил несколько стандартных защитных амулетов на всякий пожарный случай. Хоть путешествовать одному по сегодняшнему Идруму риск не велик, но все же «береженого Бог бережет». Следуя в этом же ключе, в качестве пассивной защиты бренного тела заказал у шорника специальный защитный жилет-панцирь, его особенность была в том, что и спереди и сзади он имел двойной слой кожи буйвола. Причем кожа обрабатывалась специальным пропитывающим составом, который делал ее очень жесткой, способной противостоять колющему оружию и арбалетным болтам. Надо сказать, сделал это очень вовремя. В этот день, я как раз выкупил свой заказ и возвращался к себе, а жилет после окончательной примерки снимать не стал, надо было проверить, насколько серьезно он осложняет жизнь хозяину, ведь вещь не для комфорта. Кстати говоря, хоть с жилетом идти было несколько непривычно, но терпеть его ради сохранения здоровья было возможно. Как-то так получилось, что у шорника я пробыл дольше чем рассчитывал, поэтому пришлось пробираться по улицам уже в сумерках, и конечно же, следовало больше внимания уделять своей безопасности, но все мы крепки задним умом. Когда уже подходил к своей обители, навстречу вышла женщина и меня, естественно, ничего не насторожило, да и как оно могло насторожить, яжемужчина… Кстати, давно пора отказаться от этого опасного стереотипа мышления, но это так долго вбивалось мне обществом, в котором воспитывался, что все переместилось в область подсознания. Я только взял чуть правее, уступая ей дорогу, и в тот момент, когда расстояние между нами оказалось минимальным, она сделала шаг в мою сторону, схватила за шею и резко дернула на себя. Причем силы этой «даме» было не занимать, от ее рывка даже что-то хрустнуло в холке. Ни сообразить, ни среагировать я не успел, но почувствовал, что чем-то сильно ткнули в поясницу, и только после этого сработал защитный амулет, посылая в сторону нападавшей хорошо насыщенный силой конструкт паралича.

— «Мля!» — Я схватился за пострадавшую шею. — «Вот какого хрена».

А вот такого! После того как немного пришел в себя принялся осматривать ту, которая обошлась со мной так не ласково. По всем признакам судьба свела меня с легионером в отставке, короче говоря, бывшая воительница решила подработать наемной убийцей, с чего пришел к таким выводам? Обычно грабители стараются обойтись без трупов, чтобы не привлекать к расследованию королевских дознавателей, так как те, используя соответствующие артефакты, могут по предсмертным эманациям жертвы, которые остаются на всем что рядом, выследить непосредственного убийцу. Здесь же воительница даже не пыталась действовать по другому, она сходу пустила в дело оружие — в правой руке наемницы был зажат стилет, и била она им не просто так в поясницу, в почки целила. Так что вполне могла меня отправить на очередное перерождение, хорошо, что жилет был сделан качественно, и толстую шкуру буйвола оружие не пробило, хотя удар был сильным. Что это? Меня защитили боги, или судьба так хранит Антонадо? Что заставило меня надеть жилет?

Теперь встал во весь свой немалый рост вопрос, нужно ли пытаться узнать у наемницы имя заказчика? С одной стороны надо бы, но с другой не вижу в этом особого смысла. Тут долго ломать голову не надо, логическая цепочка очень простая, Is fecit cui prodest — ищи кому выгодно. А выгодно это ректору, так как суд может сильно ударить по ее репутации, и инструктору, которая обвиняет меня во всех грехах, может оказаться так, что ее просто выкинут с работы. Студентов пока исключаем, они уверены, что суд докажет мою виновность, поэтому им моя смерть не нужна, вот когда восторжествует истина, тогда может быть, и то вряд ли, честь для них не пустой звук. Хотя кто его знает? Лично мне все едино, неважно кто из них заплатил убийце, никому я мстить не собираюсь и знания эти для меня лишние, поэтому поступаем жестко, снова активирую защитный амулет и направляю на несостоявшуюся убийцу еще два конструкта паралича более чем достаточно, чтобы лишить человека жизни. И проследить будет невозможно, ибо душа покинет тело далеко не сразу, мало того, что определить от чего погиб человек будет очень трудно, так еще и никаких эманаций смерти ко мне не прилипнет, просто потому, что меня здесь уже не будет. Ну и ходу, зависать надолго здесь не стоит, да еще срочно надо подлечить позвонки, от боли аж всего перекосило. Испытывал ли я какие-то муки совести при этом? Вы, верно, шутите.

Однако этот случай показал уязвимость моей защиты и с ней я разбирался особенно тщательно, хорошо, что киллер решила использовать стилет, на него и среагировал артефакт, а если бы она решила просто свернуть мне шею, то ей ничего бы не помешало. Уж чего, а по личным ощущениям был уверен, сил бы ей для этого хватило. Да и странная реакция амулета тоже смущала, почему конструкт паралича активировался с таким опозданием? Пусть он и покарал убийцу, но если бы не жилет, мне от этого было бы не легче. Разобрался. Оказывается, стандартные амулеты защиты не всегда реагируют правильно, когда в тело не тычут колюще-режущие предметы, а натыкают на них само тело, то амулеты будут реагировать только тогда, когда эти опасные предметы окажутся в теле хозяина. Ничего себе заявочки, нет уж, мне такие артефакты не нужны, поэтому срочно пришлось разрабатывать свою конструкцию амулета защиты, куда постарался вложить все подобные ситуации, в том числе и сильное дергание за шею, вдруг кому-то захочется испытать ее на прочность, а это очень болезненно.


Судебное заседание началось с оглашения заявления стороны обвинения, и народ в зале постоянно шумел, выражая недовольство действиями лекаря. Потом перешли к выяснению обстоятельств дела, и тут шум пошел на спад, стали выясняться кое какие подробности, о которых раньше было неизвестно.

Адвокат: — Госпожа, вы утверждали, что после подачи сигнала в рожок вам пришлось долго ждать лекаря, это так, —

Инструктор: — Да.

А: — Не подскажете, сколько это длилось по вашим ощущениям.

И: — Около двух тэн.

А: — Наверное, вы ушли далеко, если лекарь так долго до вас добирался?

И: — Нет, максимум полтора эрга.

А: — А сколько вы за это время подали малых сигналов?

И: — Не помню точно, около двух десятков.

А: — Следует ли понимать это как нарушение инструкций, ведь дополнительный короткий сигнал должен подаваться дважды за каждый вдох?

И: — Нет, я действовала строго по инструкции.

А: — Но два Тэна пройти не могло, двадцать коротких сигналов это чуть больше тэна.

И: — Возможно. Я тогда сильно волновалась и могла напутать.

А: — В таком случае правильно ли будет утверждать, что лекарь прибыл к месту происшествия без задержки?

И: — Скорей всего да.

По залу суда прокатился недоуменный гул, студиозы факультета боевой магии не могли взять в толк, почему инструктор так легко начала менять показания. И в то же время представители лекарей стали многозначительно переглядываться. Но это был еще не конец допроса.

А — Далее, вы утверждаете, что увидев раненую, лекарь растерялся и долго не мог решить, что делать. Это так?

И: — Да.

А: — Сколько времени это заняло?

И: — Я точно не скажу, но в пределах трех вдохов.

А: — И все это время он стоял в стороне?

И: — Нет, он осматривал рану пострадавшей и прижимал какой-то амулет.

А: — Какой амулет это был и для чего он использовался, вы знаете?

И: — Нет.

А: — Но все равно утверждаете, что лекарь не занимался спасением пострадавшей?

И: — Я не могу точно утверждать этого.

А: — Подождите. Вот у меня копия вашей докладной ректору университета и здесь вы даете четкую оценку того, что прикомандированный к группе лекарь практически бросил пострадавшую без оказания помощи.

И: — Мне не было известно, как действует амулет, поэтому сложилось впечатление, что лекарь не знает какие действия нужно предпринять для спасения и прячет свою растерянность, делая ненужные манипуляции, то есть, просто теряет время.

А: — Хм… Хорошо, попробуем спросить иначе. А «какие действия требуется предпринять для спасения» при подобном ранении?

И: — Самое главное это остановить кровь.

А: — Вы сделали это до прибытия лекаря?

И: — Нет. Характер ранения не позволял пережать артерию, чтобы уменьшить потерю крови пришлось зажимать рану руками, но этих мер было недостаточно.

А: — А прибывшему лекарю остановить кровь удалось?

И: — Да.

А: — Тогда получается, что вы давали неверную оценку действиям лекаря?

И: В докладной я изложила свое понимание ситуации.

— Госпожа судья, — подводит итог допроса адвокат, — вы уже могли заметить, что даже в соответствии с показаниями инструктора, лекарь сделал все от него зависящее, чтобы спасти пострадавшую. Однако вынужден заметить, что показаниям инструктора доверять вообще не следует. Сразу после случившегося, расследованием данного случая занимался дознаватель, показания всех свидетелей были записаны и заверены. Так, например, коротких сигналов с соответствующими интервалами инструктор подала только восемь, из этого следует, что лекарь прибыл к пострадавшей значительно быстрее, чем это происходит обычно. Утверждение о том, что лекарь был в растерянности ложно, в показаниях других прямо говорится о том, что он занялся пострадавшей без промедлений и сразу дал оценку ее состояния и тяжести травмы. Теперь я прошу разрешить опрос свидетелей, а в конце хочу ознакомить вас с выводами независимых экспертов, которые могут оценить действия лекаря с профессиональной точки зрения.

Далее пошла скучная процедура опроса свидетелей, где были подтверждены все факты следствия. Надо отдать должное адвокату, даже эту скучную процедуру он постарался превратить в шоу, там-то и вылезла причина конфликта между боевиками и лекарем, а так же неприглядные действия инструктора, когда она вместо того чтобы вмешаться и погасить конфликт, стала на сторону своих подопечных. Тут уже зал суда наполнился возмущенным гулом другой стороны, а золотая молодежь была вынуждена на время притихнуть. Ну а в конце, как и было запланировано, огласили выводы экспертов. Короче, все эксперты сошлись во мнении, что спасти пострадавшую при такой травме в полевых условиях было невозможно, и почему она осталась жива совершенно непонятно, ничем кроме как вмешательством богов объяснить это было невозможно.

Аут. Обвинения рассыпались, вердикт суда стал очевиден.

* * *

— Почему ты решил уйти из университета, ведь в суде тебя оправдали? — Это Консолата пришла поговорить со мной.

— Оправдали. Но знали бы вы, чего мне это стоило, со всеми накоплениями, что у меня были отложены на учебу, пришлось расстаться. На этот раз мне повезло, — объясняю ей проблему, — но именно, что повезло, а кто даст гарантию, что повезет в следующий раз? Нет, из такого учебного заведения надо уходить.

— Да, в этом ты прав. — Соглашается хирург. — Чем займешься?

— У меня много планов, — пожимаю плечами, — но для этого сначала надо выполнить обещание, которое был вынужден дать.

— Дуэль, — вздохнула Консолата, — и тебе не жалко девчонок?

— Жалко, — киваю в ответ, — но должен же кто-то им преподать урок.


Да, преподать урок, как бы тебе самому этот урок не преподали, среди тех, кто бросил мне вызов, два мага, пусть они слабы, но все же они умеют управлять силой. Казалось бы, а причем здесь это, ведь дуэль на клинках? А вот и нет, первое, что осваивают маги это умение управлять скоростью восприятия. Почему со стороны кажется, что маг применяет свое умение без задержки, хотя все понимают, что создать конструкт из магем занятие не быстрое? Да как раз потому, что маг ускоряет восприятие в несколько раз, он как бы замедляет время для себя. В этом случае даже посредственное владение клинком дает магу надежду на победу. А ведь у них в арсенале будут и еще кое-какие хитрости, вроде отведения направления удара, или воздействие на восприятие соперника. Конечно же амулеты помогают защититься от всего этого, но на все случаи жизни их не наделаешь, где-то да останется дыра в защите, и маги этим обязательно воспользуются. Ладно, нечего себя накручивать, это же не маги первого круга, они только в начале пути.

Так как университетская площадка для меня была закрыта, дуэль решили провести за городом на пустыре, там, где обычно проводятся ярмарки. А что, место хорошее, площадка ровная, рядом небольшой сарай, наличие закрытого от взора всех помещения очень важно для моих планов. Конечно же, я надеюсь, что большинство из тех, кто бросил мне вызов, окажется нормальными людьми, но ведь бывают и исключения, поэтому показательная порка необходима, а для этого заранее обсудил детали с нанятым палачом. Никого он добивать на глазах народа не будет, его задача затащить жертву в сарай и там вершить свое дело…, дать зарвавшейся дамочке понюхать пыльцы и аккуратно уложить ее отдыхать, а после протрезвления предъявить счет за услуги. Разборки с ее родственниками не входят в мои планы.

В назначенное время, а это было уже под вечер, народ потянулся к ристалищу, и тут я понял, что не учел интереса людей к данному «мероприятию», вообще-то присутствовать на дуэли в качестве зрителя считалось неприличным, но в данном случае, дуэлянтов оказалось много, и сопровождающие уже образовали толпу. Более того после суда симпатии однозначно перешли на мою сторону, и те кто бросил мне вызов, оказались в сложном положении, поэтому нельзя осуждать людей за то, что им до колик захотелось посмотреть как будут развиваться события дальше. Не гнать же их взашей.

Началось все с того, что первая же претендентка на встречу с предками попросила у меня прощение за свое неподобающее поведение и передала моему представителю кошелек с деньгами. Народ вокруг одобрительно загудел, никто даже не подумал возмущаться. Честно говоря, я на это и рассчитывал, для золотой молодежи сотня золотых не такие уж большие деньги, а биться на стороне зла вообще глупо, кроме всеобщего порицания ничего не заработаешь. Вторая девушка последовала примеру первой, а вот третья извиняться не захотела, уж не знаю, что стало этому виной, денег не хватило, или не переваривала таких как я, но вышла она в круг с обнаженным клинком, заработав от зрителей свою долю осуждения

Пришлось и мне обнажить оружие, но прежде:

— Госпожа, вы верно запамятовали, перед тем как мы начнем поединок, надо подписать согласие на смерть в случае невозможности продолжать бой.

— Я не буду ничего подписывать, — вздергивает она подбородок, но в голосе слышатся истеричные нотки.

— Это не благородно госпожа, — качаю я головой, — вы надеетесь, что у меня не хватит духу убить вас. Ну что ж, да будет так.

Должен сказать, что девушка владела клинком на приличном уровне, но все же Антонадо граф и учителя учили его на совесть, даже без толики силы справиться с ней оказалось достаточно легко. Каждый ее выпад в конце атаки я отбивал жестко, нанося удар ближе к основанию клинка, и тот нередко вылетал из ее руки, не прошло и пяти минут, как она просто не смогла поднять его в очередной раз, при таких ударах руку отбивает сильно. Понимая, что через мгновение может произойти что-то страшное, девушка взвизгивает, поворачивается ко мне пятой точкой и бежит прочь. Вокруг раздается хохот, мне ничего не остается, как в недоумении пожать плечами — детский сад. Больше всего всех позабавил палач, он тяжело вздохнул, покачал головой и, развернувшись, удалился в сарай, всем своим видом показывая, что работа для него сегодня вряд ли найдется. Дальше события развивались по прежнему сценарию — принесение извинений и передача увесистого кошелька.

Вот бы так и дальше, но… Вдруг веселый гомон стих, в круг вышла Оливия, ее клинок был обнажен. Это плохо, девушка явно захотела биться и биться до конца, так как без разговоров склонилась с пером над текстом соглашения. По толпе прошел ропот, видимо всем было известно, что эта участница дуэли заранее отказалась от принесения извинений. Из сарая снова высунулся палач, увидев, что девушка настроена решительно, он двинулся на свое законное место. И совершенно зря, сейчас не тороплюсь обнажать клинок, жду, когда народ немного угомонится, и когда все, наконец, успокоились, объявляю:

— Я Антоний Мадера, прошу прощения за неподобающее поведение и невольное оскорбление, если таковое состоялось, у Оливии Тициана Эльберто. И в знак примирения прошу принять компенсацию за доставленные неудобства.

Казалось бы, мой оппонент своим заявлением отрезала все пути к отступлению и дуэль должна состояться в любом случае, но это не так, в поставленных условиях не говорится, что извинения могут быть принесены только одной стороной, другая сторона тоже может воспользоваться этим правом. Кстати, чуть голову не сломал, пока придумал как можно выкрутиться, пусть для дворянки это будет выглядеть на грани оскорбления, не принято здесь принимать милость от противника, но зато полностью развязывает мне руки, по крайней мере, сегодня. Тут ведь какой расчет, пока она придет в себя и сообразит, что произошло, я уже успею съехать отсюда, на недосягаемую для нее дистанцию.

Последние слова прозвучали в полной тишине, молчание длилось пару секунд, а потом толпа взревела. Оливия стояла и ничего не понимала, и пусть, подруги разъяснят ей что произошло, а мне пора сворачивать весь этот балаган.

— Извини, — подхожу я к палачу, и передаю ему десяток серебряных монет, — не дали тебе сегодня заработать, вот в качестве компенсации.

— Ничего господин, — ответил палач, принимая деньги, — это же почти дети, я рад, что даже те мои услуги не понадобились. Удачи вам.

* * *

Оливия действительно ничего не могла понять, Антоний извинился перед ней. За что? На суде выяснилось, что он ни в чем не виноват, и даже наоборот охотница выжила именно благодаря его усилиям. Девушке было стыдно за свой глупый порыв. Когда Антоний озвучил правила дуэли, она увидела растерянность у девушек старшего курса и поняла, что этот самец хочет таким заявлением ускользнуть от наказания, хотя было понятно, что никто его убивать не собирался, так, поучить вежливости на досуге. И тогда она вышла вперед и сама вызвала наглеца, заранее отказавшись от дополнительных условий, надеясь увидеть страх в его глазах, но страха не было, была досада.

Разбирательства в суде показали ей, что нельзя доверять словам других, иногда по ошибке или сознательно, люди дают свое видение происшествия, которое далеко от истины, и она попала в эту ловушку. Однако принести извинения не могла, остался один путь принять смерть с достоинством, ибо после всего убивать того, кого оболгали, она просто не имела права. А еще она поняла, почему тогда в глазах Антония отразился не страх, а досада, барон отлично владел клинком, никто не смог бы с ним драться на равных.

— Пойдем Оливия, отпразднуем подаренную тебе жизнь, — подошла Целия.

— Но почему? Почему он извинился передо мной?

— Потому, что это была единственная возможность оставить тебя на этом свете, — усмехнулась подруга, — если бы я не знала о твоем отношении к нему, то решила, что только что он перед всеми почти признался тебе в любви.

Ночь девушка провела без сна, пыталась разобраться в том, что произошло, словам о том, что барон признался ей в любви, она не поверила, это полная ерунда, за все время они виделись только раза три и то мельком. Скорее всего, это очередное оскорбление, ведь извинение не было искренним, Антоний перед всеми показал ее незрелость. А деньги, которые он вручил Целии? Они как угли жгли руки. Нет, решено, завтра же она вернет их барону и пусть для нее это будет последним решением в жизни, но она снова вызовет мастера на дуэль. О том, что этим она поставит Антония в неприятное положение, девушка как всегда не подумала, свои переживания казались куда важнее.

Утром Оливия почувствовала себя совершенно разбитой, и чтобы не клевать носом на занятиях пришлось употребить зелье силы, слабенькое, с одной черточкой.

Как только студентка освободилась, то быстренько забежала к себе в комнату, схватила кошелек с золотом, и метнулась в мастерскую Дении. Ей повезло, хозяйка была там и как обычно проверяла список заказов.

— Сожалею, — сказала она, — Антоний Мадера сегодня утром уехал.

— Куда?

— Он не сказал. — Вздохнула она. — Но волноваться за него не стоит, такой человек нигде не пропадет.

— Мне он очень нужен, — продолжала настаивать Оливия.

В ответ только пожимание плечами.

— Вы что-то скрываете, — заподозрила девушка, и решила сказать наугад, — Антоний не такой он не мог уехать, не оговорив способа с ним связаться, скорее всего, он запретил вам сообщать мне, где его можно найти.

Тут женщина не удержалась и чуть приподняла брови, Оливия сразу поняла, что ее предположение попало в цель.

— Вы думаете, что знаете Антония? — Дэния бросила изучать список, и заинтересовано посмотрела на девушку.

— Нет, я его не знаю, но в то, что он мог уехать, бросив все, не поверю.

— Хм… — Хозяйка мастерской внимательно рассматривала девушку. — А ведь он прав, у вас действительно решительный характер. Что ж, если вы настаиваете… Антоний действительно оговорил возможность связаться с ним, но это будет не раньше, чем он найдет себе подходящее место для жилья. Знаю только то, что он собирается поселиться ближе к столице. Как только он обретет постоянное место, то пришлет весточку. Однако вам я все равно не смогу дать адрес, но если у вас есть что сказать, отправляйте послание через банк.

— Ну конечно, банк, — обрадовалась Оливия, — как же я сразу не сообразила.

— И последнее, — продолжила Дэния, — вы ничего о нем не знаете, живете в плену своих представлений, поэтому советую вам хорошо подумать, прежде чем его искать.

На следующий день, банк принял от Оливии Тициана Эльберто, сто золотых, чтобы пополнить счет Антония Мадеры. Деньги он обнаружит как только обратится в банк столицы, а так же краткую записку:

«Господин барон, я осознаю, что мой поступок не делает мне чести, но не прошу снисхождения, поэтому не считаю возможным принять ваши извинения. Деньги я возвращаю обратно и буду ждать случая, чтобы вновь решить наши разногласия.

Оливия»

* * *

В Кифалакисе задерживаться не стал, свалил из города ранним утром, пока еще все видели сны. Памятуя о том, что кому-то плохо живется, пока я жив, решил запутать след, сначала отправился прямиком на Север, по главной дороге, ведущей в столицу. Но отметившись на первом же постоялом дворе, вернулся немного назад и ушел на другую дорогу, в сторону Запада, которая через три перехода вывела меня на тракт, идущий к цели в обход небольшой горной гряды. Пусть этот путь получался на десяток переходов длиннее, но зато он был гораздо безопасней.

Эх, засиделся я в университете, забыл как оно в дороге. А ведь неплохо, просто раньше у меня была конкретная цель, и время рассматривалось как досадная помеха, а теперь я просто наслаждался путешествием. Ехал не торопясь, и как только удалился на достаточно большое расстояние от Кифалакиса, перестал устраивать ночевки в лесу — холодно, все-таки время осеннее. Решил, что под крышей проводить ночь гораздо комфортнее, и теперь иногда по два дня зависал на постоялом дворе, если он мне нравился, да и следовало заняться тренировкой дара, именно тренировкой. Помните, я удивлялся, как мне удавалось дотянуться до силы, когда все возможности были исчерпаны? Так вот, были исчерпаны обычные возможности, которые доступны через состояние интай, но оказывается, есть другая лазейка, достаточно выбрать заклятие работы с эфиром и заказать нужный объем энергии, потоки силы сами устремляются к тебе, только нужно желать столько, сколько надо, а то захлебнешься невзначай. Это к тому, что силы ты можешь получить много, а вот переправить ее, нет. Приходится тренироваться филигранно оперировать такой прорвой энергии, а то каждый промах стресс. И да, всякие фаерболы и прочие фантастические штучки, вроде ледяных копий по-прежнему недоступны, хотя аналог изобрести можно. К примеру, что такое фаербол? Это сгусток энергии, который заключен в форму шара. Можно такой сделать? Можно, но не с помощью силы, я уже говорил, что магическая сила это вид энергии, саму по себе ее в шар не свернешь, значит надо создавать плазму и придавать устойчивую форму. А теперь вопрос, сколько для этого понадобится энергии?

Опять же пример: в стакане горячего чая энергии столько, что можно поднять человека на высоту ста метров. Или это эквивалентно двадцати выстрелам из винтовки. Энергии в фаерболе будет на порядок больше, тут никаких возможностей не хватит, чтобы управлять потоками такой мощности. Поэтому надо не тупо вливать энергию, превращая в тепло, а заимствовать ее из других источников, вот как раз магия это позволяет, однако энергетические затраты один хрен очень велики. Почему маги разума считаются опасней других магов? Да потому, что их конструкты гораздо более действенны и энергии требуют в разы меньше.

Та же хрень с ледяными копьями, хочешь выделить из воздуха воду, и превратить ее в лед, да еще укрепить для прочности, гони энергию, и много, очень много энергии. Гораздо дешевле, в смысле энергетических затрат, выстрелить из арбалета — дешево и сердито, а уж на этот арбалетный болт можешь и навесить чего-нибудь попутно, для увеличения пробивной способности. Или даже такая, казалось бы, простая вещь, как щит, пока на него нет воздействия, он много энергии не требует, но как только его начинают пинать, будь добр раскошелиться. Гораздо проще сделать обычный материальный щит и уже потом крепить его магической энергией. И так во всем, единственно, что можно сделать без особых затрат, это иллюзии, но там другая засада, подвижная иллюзия это верх мастерства, надо быть Паганини и Страдивари в одном флаконе, здесь даже магия запросов не работает.

И все же, нельзя отвергать все сразу только потому, что ты вывел универсальную формулу затрат энергии, то что нельзя сделать прямым действием, всегда можно провернуть опосредовано. Тем и хороши потоки силы, что они позволяют управлять другими видами энергий. К примеру, кто бы мог подумать, что с помощью магии можно сделать идеальный термос. Стоит нанести на кувшин определенный конструкт, и он сколь угодно долго будет поддерживать первоначальную температуру без малейшей потери тепла. Кстати, такие артефакты здесь пользуются спросом, несмотря на дороговизну, ведь цепочка рун рассчитывается под каждый сосуд индивидуально.

Однако, несмотря на мои пространные рассуждения, были и конкретные задачи, которые требовали самого пристального внимания и скорейшего разрешения — нельзя забывать, что у Антонадо есть враг, и пусть у этого врага сегодня нет заинтересованности мстить, буду сильно удивлен, если Клегистар не воспользуется случаем. Поэтому, прежде всего надо наработать защиту от магов разума, если подумать, то именно они предоставляют наибольшую опасность. Артефакты защиты своей головы это, безусловно, нужные вещи, но нужно подумать и о том моменте, когда их может не оказаться под рукой. Это было одной из причин моего морального падения, я дворянин, в хрен знает каком поколении, без всяких угрызений совести «спёр» пару нужных мне книг из университетской библиотеки. А что было делать? Таких книг в книжной лавке не купишь, а изучить их надо, так что хрен с ней с совестью, пусть она немного поболит, но зато возможно это поможет мне остаться в живых. «Аспекты магии разума, от Ланкриста» именно так назывались эти две книги. На данный момент это самый авторитетный автор в этой области, так что осваиваю помаленьку, глядишь и своего «родственничка» еще удивлю.

Мое путешествие закончилось уже в Амальясе. Уж не знаю, чем приглянулся этот городок, так-то понятно, по историческим меркам он довольно молод — всего около ста пятидесяти лет. Несмотря на то, что защитных стен здесь не строили, город уютный и чистый, а может быть и чистый потому, что стены отсутствовали. Поселился в гостинице и прежде чем принимать решение, прожил в ней четыре дня. Этого времени хватило, чтобы хорошо изучить жизнь в этом месте. Сам городок появился благодаря столице, по мере того как чиновники выслуживали свои сроки, они были вынуждены покидать дорогую столицу и перемещаться туда, где для жизни не требовались большие доходы. Как раз местечко Амальяс удовлетворяло таким требованиям, пара часов пути до столицы, достаточно близко, чтобы про тебя не забыли и в тоже время достаточно далеко, чтобы тебе не надоедали. Преступность здесь не прижилась, так как жили в основном в особняках, а значит, всякое «лишнее население», которое тоже надо было чем-то занять, тут отсутствовало и сопутствующие ему трущобы тут не строились. Конечно же, такой город не мог существовать без инфраструктуры, но кто-то решил поступить радикально, сам город и пригороды разделены рекой. Жилая зона на одной стороне реки, все остальное на другой. Спорное, конечно, решение, но действенное, любой странный тип, появившийся в «элитных кварталах», сразу привлекал к себе внимание, и соответственно, стража знала, за кем надо присматривать в первую очередь. Особняки здесь продавали, и после долгих сомнений стал присматриваться к скромному двухэтажному особнячку площадью примерно шестьсот квадратных метров, скромным он был относительно остальных особняков, но мне должно хватить с избытком. Цена оказалась уж очень привлекательной, за все это счастье с мебелью надо было заплатить двести пятьдесят золотых, смешная сумма, если учесть что золотая молодежь университета снабдила меня двенадцатью кошельками. Почему так дешево? Вот в этом и есть закавыка, Во-первых: этот дом считается проклятым, и это правда, когда осматривал его, обнаружил действие двух конструктов, которые были похожи на те, что обычно использовались в охранных артефактах. Но, по всей видимости, было добавлено кое-что еще, и они в общем плане сильно меняли энергетику дома. Во-вторых: дом требовал ремонта, он и при хозяине был не в лучшем состоянии, а после его смерти уже прошло почти три года, риелтор отчаялся продать такую недвижимость. Что касается придомовой территории, то ее поддерживали в минимально приличном состоянии, то есть садовник тут изредка появлялся, иначе было нельзя — штрафы за ненадлежащий вид били по карману. Есть и третье: престиж — в городке селились люди непростые, чиновники, а у них иной менталитет, за свое они держатся до последнего, а вот чужого им не надо, западло, лучше свое построить. Но это им, а я бедный барон, мне простительно, тем более дружбы я здесь ни с кем водить не собираюсь, мало жителей моего возраста, сюда только проведать стариков приезжают, да внуков на время пристроить.

Со странными конструктами я разобрался, они действительно являлись частью охранной системы дома, но после того как его хозяин покинул этот мир, всю систему демонтировали, а их оставили, так как артефакты их поддерживающие в рабочем состоянии были замаскированы под гравюры. Вот и произошел перекос в потоках силы, сам по себе он не опасен, но долго находиться в таком месте неприятно, угнетает. Конечно же, если бы дом обследовал маг хотя бы четвертого круга, он без труда нашел бы причину, но, как я уже говорил, услуги магов здесь стоят очень дорого, ибо их мало. Кстати говоря, запас силы в этих конструктах подошел к концу, еще максимум полгода и они бы окончательно разрядились.

Так что дом решил купить, и нанял рабочие бригады для приведения его в жилое состояние, а пока там занимались ремонтом и перепланировкой в соответствии с моими пожеланиями, поехал в столицу, надо посетить банк. Я же не мог больше трех килограмм золота в кошельках везти, это и неудобно и опасно, так что оформил именные аккредитивы.


Интересная архитектура, рассматриваю я здание банка, видимо и здесь появился свой Монферран, слишком уж характерный купол над зданием и фронтон с колоннами. Надо отметить, что центр представлял собой единый архитектурный ансамбль, поэтому все выглядело органично и радовало глаз, особенно мне понравилась аллея скульптурных композиций, чем-то напоминает станцию «Площадь революции» в метро, только масштаб другой и не так давит ограниченность пространства.

— Барон Антоний Мадера или граф Антонадо Горчес Виграна Контепрон. — Констатировал клерк, получив документы из хранилища. — Вам прислали два сообщения. Хотите ознакомиться с ними сейчас.

— Да, обязательно, — киваю я.

— Прошу, — клерк протягивает мне два тубуса, в которых запечатаны письма, — а я, с вашего разрешения, пока закажу платежные чеки и печать.

Одно сообщение пришло от Оливии, девушка, как я и предполагал, от денег отказалась и, конечно же, продемонстрировала очередной заскок, фактически вновь вызвав меня не дуэль. Ага, сейчас, только штаны подтяну. За деньги конечно спасибо, мне они еще пригодятся, а вот записывать себя в убийцы глупеньких девочек я не собираюсь, во-первых: просто жалко несмышленышей; а во-вторых: родственники просто так это без ответа не оставят. Хорошо, что Оливия была в ступоре и не возразила сразу, так что формально дуэль состоялась. По местным правилам в ближайший год девушка не может без моего согласия вызвать меня в дуэльный круг повторно, придется ей мучиться и продолжать радоваться жизни. А там смотришь, и мужа ей хорошего найдут, и глупости, покинут больную голову.

Второе письмо было от сестры, в нем она сообщала о том, что вступила в наследство и в настоящее время альянс с Полемеей расторгнут, вследствие чего Полемея потеряла графский титул и стала баронессой. Сегодня она занята тем, что активно ищет женихов для своих дочерей, ибо ее финансовое положение отчаянное. На свое безденежье Октория не жаловалась, понимала, брату приходится во сто крат хуже, но все же посетовала, что в прошлом году, ей не удалось побывать на приеме в Менферо и в этом году, скорее всего, придется это мероприятие пропустить. Да уж, о семье Антонадо я как-то забыл, банк сестрам умереть с голоду не даст, и на минимальном уровне всем необходимым обеспечит, но не пойдут же девочки на прием в старых платьях, это и не принято и просто неприлично.

Решил перевести в пользу сестер двести золотых, время еще есть, для того чтобы успеть к приему сшить что-то новое, приличествующее празднику, думаю им этого хватит с избытком, пусть и на их стороне будет праздник. Надеюсь, родственники со стороны матери не откажутся морально поддержать сирот. Ответное письмо Октории писать не стал, и так догадается что с ее братом порядок, а вот Дении черкнул, где меня искать, если возникнут проблемы.

Сняв комнату на ночь, решил сходить в ресторан подкрепиться, да заодно посмотреть, как кормят в столице. Честно скажу, кормят дорого и не вкусно, в Кифалакисе готовят гораздо лучше. Хотя на кондиционере, а здесь такие есть, не экономят. Но в целом разочарован. Когда принесли молочный пудинг, я, было, обрадовался, уж сильно он на мороженное похож, но нет, ерунда полная, и сахара в нем мало, и загуститель неприятный вкус имеет.

Кстати, мороженное, здесь ничего подобного не видел, от того и пришло в голову:

— «А не зайти ли мне по этому случаю в магистрат и заключить с ними договор».

Здесь магистрат универсальный городской исполнительный орган, у него кроме исполнительных функций, есть еще обязанность контроля, в частности они выдают патенты и контролируют их исполнение. Патент здесь это право на занятие неким видом деятельности. Например, после того как университет выдал мне патент лекаря пятого круга, он обязательном порядке зафиксировал его в магистрате Кифалакиса. Так вот, по законам королевства, любой гражданин имеет право придумать вид деятельности и стать держателем патента на него, если кто-то после этого захочет заниматься тем же, он оплачивает разрешение использования патента. В данном случае будет придуман новый вид деятельности — производство мороженного, мне надо будет описать процесс, продемонстрировать его членам комиссии и заплатить немалую денежку, чем больше платишь ты, тем дороже патент для других и тем больше срок его действия. Причем уже неважно, какой потом будет придуман рецепт, это уже дело конкретного мороженщика, главное, что будет использоваться основной принцип, охлаждение десерта до стадии перехода в пастообразное состояние.

Не скажу, что все получилось быстро, пришлось задержаться в столице на неделю, но главное было достигнуто, документ на то, что я являюсь держателем патента на производство мороженного, мне выдали на тридцать лет. И обошлось мне это еще в двести золотых, чиновники в магистрате были в шоке, на их памяти столько за оформление патента еще никто не платил. Ну, что ж посмотрим, что из этого получится, надеюсь, новое лакомство быстро завоюет популярность, иначе все деньги будут просто выкинуты. И по случаю пришлось заключить еще одну сделку, с некой госпожой Виоландой, владелицей модных салонов. Она была привлечена магистратом в качестве эксперта, в оценке новизны вида деятельности, и заинтересовалась новым продуктом. Все дело в том, что при салонах существовали буфеты, где можно было быстро утолить голод, естественно их ассортимент постепенно дрейфовал в сторону сладостей, а мороженное для этого подходило как нельзя лучше. Так как мне была нужна реклама, то я согласился оформить Виоланду как делового партнера, в этом случае она могла производить мороженое для собственных нужд, не выкупая патент. Заодно дал конкретный рецепт на два именных сорта мороженного. Вообще-то, никакого имени сортам присваивать не собирался, но хозяйка салонов убедила меня, что сделать это надо обязательно. Раз такое дело, то мороженое, в состав которого входил сироп из аналога нашей малины назвал «Оливия», пусть хоть такая память останется о весьма своенравной девице. А то, которое с черно-вишневым сиропом, «Черный лекарь», вот понравилось мне в свое время это вино, которое пробовал, бывая в своем мире на Черном море.

Собственно говоря, на быструю отдачу от оформления патента я не рассчитывал, тепло на исходе, мороженным в холодное время года мало кто будет интересоваться, так что покидал столицу без особых надежд.

* * *

Ответ от императора Плиния, прислали меньше чем через полтора огна.

— Интересно, сколько гронов они загнали? — Хмыкнула Винченца, — император так торопится, что забывает о приличиях.

— Не так уж и быстро, — возразил король, — три недели туда, неделя на ответ, три недели обратно. Ты как всегда несправедлива сестра.

— Так чего он хочет? Кровные узы?

— Да. И сильно расстроился, что мы не поддержали идею военного союза. — Партус снова развернул письмо и, найдя в нем нужные строки, процитировал, — «такой союз будет иметь большие политические последствия, и заставит недругов задуматься о последствиях в случает недружественных действий». Хитро как завернул, а ведь у него нет недругов на границах, у него недруги только внутри. Нам не нужен этот союз.

— А степняки?

— Степняки? — Король скривился и махнул рукой. — Пока Плиний соберет свою армию и двинется в нашу сторону, степь успеет нас сожрать три раза подряд. Нет в этом он нам не союзник, к тому же я не уверен, что потом его армию можно будет выставить отсюда.

— И так, что решим, когда объявим форум? — Поинтересовалась Винченца.

— Родственники приедут в столицу не раньше зимы, — принялся рассуждать Партус, — значит, форум надо объявлять на десятый день от равноденствия. И требуется позаботиться о том, чтобы никто не узнал, зачем мы собираем в столице незамужних девушек, иначе мы никого здесь не увидим, они быстренько оформят фиктивные браки..

— Может пустить слух, что готовятся некоторые изменения в королевском законе об альянсах, тогда они сами с удовольствием прибегут сюда. — Хмыкнула Винченца.

— Прекрати сестра, — нахмурился король, — ты опять плетешь интриги против Тимонды. Как бы потом не пришлось пожалеть об этом. Да, о степняках, военная коллегия, обосновала необходимость увеличения количества легионов, и строительства новых лагерей на Востоке. И просит на эти цели дополнительно выделить на следующий год, четыреста тысяч золотых.

— Обойдутся, — нахохлилась Винченца, — им сколько не дай, все мало.

— Они-то обойдутся, — усмехнулся Партус, — вопрос в другом, обойдемся ли мы? Так что не жадничай. Но это не все, они советуют издать королевский указ о привлечении всех магов выше второго круга к службе. Пока будут проводиться только сборы, надо учить этих магов защищать легионы от шаманов степей, на это тоже понадобится золото.

Глава 12 Каждый жить мечтает, как в раю, каждый ищет выгоду свою

Ух, как интересно! Это я зашел в оружейный магазин торгового дома Сотоматис, подумал, что неплохо было бы приобрести оружие дальнего боя, а именно компактный арбалет, ну и мне посоветовали заглянуть сюда. Каких только стреляющих изделий тут не нашел, и большие тяжелые арбалеты с реечным домкратом для зарядки, и компактные арбалеты, которые заряжались специальным крюком, крепящимся на поясе, и даже многозарядные, дуги которых располагались друг над дружкой в три этажа. Но больше всего мне понравились пневматические арбалеты, заряжались они не с помощью накачки воздуха, а с помощью вталкивания арбалетного толкателя в ствол специальным приспособлением. Надо сказать, что оружейник, применивший такой прием, хорошо разбирался в сопромате, ведь ему было необходимо обеспечить давление на болт свыше трехсот килограмм, при диаметре болта около сантиметра в диаметре, давление воздуха в баллоне должно было составлять триста пятьдесят атмосфер. Да это же уровень огнестрельного оружия. Недаром на прикладе установлен дополнительный плечевой амортизатор, отдача должна быть такая, что получить синяк при стрельбе легче лёгкого. Но больше всего мне было интересно, с помощью какого конструкта мастеру удалось обеспечить настолько хорошее уплотнения толкателя, чтобы достичь абсолютной герметичности. Фантастика.

Для себя выбрал именно пневматический пяти ствольный арбалет, хоть и влетел он мне в двенадцать золотых, после долгого торга. Пусть весу в этом арбалете около пяти кило и штука довольно-таки неповоротливая, но такая артиллерия всех заставит уважать владельца.

Едва выехал за предместья столицы, на дороге образовался затор, а так как я был верхом не гроне, то попытался объехать его по обочине, но это сделать не удалось, наткнулся на караульного:

— Извините, господин, но дальше двигаться пока нельзя, — преграждает он путь, и тут же поясняет, — ночью здесь произошло нападение на мага, дознаватель занимается расследованием, нельзя затаптывать следы.

Понятно. Что ж не спорить же с караулом, придется ждать. Спешился с грона и, вышел на дорогу, здесь уже собрались любопытствующие и обсуждали происшествие. Решил присоединиться к мужской компании, хоть в ней, в отличие от женской, менее охотнее делятся мнениями между собой, но зато не пытаются выяснить подноготную молодых путешественников.

— Маг третьего круга был, — пояснял один мещанин, — поэтому и защитный артефакт у него слабым оказался, арбалетный болт его пробил.

— Не, я видел, как еще один болт нашли, — возражал другой, — не такая уж и слабая защита у него была, один болт у нее на время силу отобрал, а другой уже пробил. И зачем он ночью ехал, хоть и маг, а должен был понимать, что на разбойников может наткнуться?

Я покосился на своей арбалет притачанный к седлу грона, такой и за один раз бы защиту пробил, даже без дополнительной руны усиления болта.

— Да что ему разбойники? Потому и ехал один, что редко кто рискует на магов нападать. Да и для того, чтобы попасть ночью из арбалета, тоже магом надо быть. Странно это все выглядит.

А ведь прав мужичек, пустить ночью две стрелы из арбалета и попасть в движущуюся мишень, это нечто невероятное, тут простыми приспособлениями не обойтись, ну очень интересно.

— А может с разбойниками тоже маг был?

— Ну, ты скажешь… Зачем ему тогда разбойники? Он и один прекрасно справится.

Вот золотые слова, скорее всего именно так, маг нападал и вряд ли он был плохо подготовлен.

Хм, а ведь я тоже не сильно то и защищен от болтов арбалетных, жилет хоть и укреплен дополнительной защитой, но подкрепленный конструктом болт не выдержит, так что думать придется. Да уж, расслабился, а тут вон, даже мага третьего круга уконтрапупили. А вообще действительно интересно, как это ночью из арбалета в мага попасть, насколько мне известно, в этом мире приборов ночного видения не изобрели. Вот кстати, еще один артефакт, на который будет бешеный спрос.

Стояли с полчаса, пока дознаватель и его помощники не облазили всю дорогу и обочины, и постоянно тыкали в землю, какими-то артефактами, догадался, что именно так, фиксируют остаточные предсмертные эманации. Закончилось это неожиданно, все вдруг вскочили на своих гронов, и двинулись вслед за дознавателем, который как ищейка взял след.

— Все, не уйдет теперь убийца, — сообщили мне, — раз маг смог направление правильно взять, теперь не упустит.

— А может и упустит, если убийца тоже маг, — тут же последовало возражение. — Как-то слышал, что маги могут на чужой след дознавателей наводить.

Если маг, да еще подготовивший засаду, то уйдет, иначе зачем все это.

Интересно, вот еще чем надо будет заняться, работать дознавателем я не собираюсь, а вот, знать, как это делается, надо обязательно, такое в жизни обязательно пригодится. Дальше задержек до самого дома не приключилось.

Естественно на ремонт дома неделя времени это очень мало, только одну комнату до ума довели, зато качество отделки меня откровенно порадовало, умеют в этом мире удивить — поверхность стен получилась идеально ровной, лепнина на потолке не казалась вычурной, золотое покрытие отдельных фрагментов без излишеств. Молодец мастер. Заметили — не мастерица, а мастер. А вот внешней отделкой дома уже занималась женская бригада, не скажу, что делали они свою работу плохо, но как-то без души. Ладно, как будет закончен периметр и кухня, переберусь сюда, а пока надо заняться текущими делами. Во-первых: требуется усилить защиту от арбалетных болтов, это для меня самое опасное, если на обычное нападение можно успеть среагировать, то болт такая зараза, узнаешь о нем, когда он уже будет сидеть в теле. Во-вторых: дополнительная защита от колюще-режущего оружия тоже лишней не будет, если от одного противника можно отбиться, то двух, а тем более трех, без потерь не получится. В-третьих: надо сделать все, чтобы до столкновения вообще дело не дошло, а для этого стоит побеспокоиться о маскировке — скрыть свое истинное «я», и выставить на обозрение «я» ложное. Как это сделать еще не решил.

Что касается воздушного щита, то тут уже давно занимаются такими разработками, поэтому остается только выбрать подходящие к моему случаю и реализовать его в виде артефакта. Естественно, с некоторыми дополнениями. Чем я и решил заняться во флигеле, который скрывался в глубине заднего двора. В чем заключается идея воздушного щита? В уплотнении воздуха на пути опасного для жизни предмета. Есть идея постоянно действующего щита, то есть он заключает человека в кокон и до него становится не добраться, но и сам он тоже ничего сделать не может, то есть будет тупо наблюдать, как кто-то будет взламывать его защиту. Есть реализация идеи раскрывающегося воздушного щита, он активируется только в момент непосредственной опасности и только с ее стороны, как зонтик. Этот артефакт получил наибольшее распространение, так как не ограничивает владельца в подвижности и сила не тратится на поддержания щита. Ну и есть и еще одна разновидность щитов, они активные, то есть не только защищают владельца, но и производят кое какие действия, вроде замедления и захвата оружия нападающих.

Выбор пал на самораскрывающийся щит, который как раз и был предназначен для защиты от арбалетных болтов, однако известная цепочка рунных символов без некоторой модернизации не подходила для моих целей. Все дело в том, что щит раскрывался только перед быстро летящими объектами, если же, тебя хотели ткнуть ножом, клинком или копьем, то такой щит был бесполезен. Есть и еще один недостаток, ну или достоинство, тут как смотреть, щит тупо принимал всю силу удара на себя, то есть был вынужден терять энергию в том же объеме, что была затрачена на разгон болта. А это уже накладно.

Разработка своего артефакта самораскрывающегося щита оказалась сложной, но интересной, первым делом изменил и дополнил цепочку рун, которая отвечала за выявление опасности, теперь она реагировала, не только на быстролетящие предметы, но и на то, что летит медленнее, однако представляет опасность. Потом модернизировал сам щит, он перестал быть щитом, в том смысле как мы это понимаем, а был заменен на два конструкта, разрушения и отклонения. Первый конструкт был призван разрушить то, что быстро летит в мою сторону, второй нужен был, чтобы отклонить то, что получилось, куда-нибудь по другой траектории. Если что-то летело в мою сторону с меньшей скоростью, то конструкт разрушения не срабатывал, зато подключалось отклонение — очень неприятная штука, сам испытал, как только не пытался клинком достать активный артефакт, не получается, клинок скользит куда хочет, но совсем не туда, куда его направляют. Естественно одним артефактом не обошлось, пришлось весить их на пояс четыре штуки, да еще разбираться с синхронизацией, чтобы они не мешали друг дружке. Не очень удобно таскать такую тяжесть на поясе, ведь еще пришлось и камни силы туда же приделывать, но зато теперь я был защищен…, но не опасен.

За всеми этими заботами прошло полтора огна, землю надежно укрыло снегом, здесь это обычное дело поздней осенью, а ремонт здания был полностью завершен. Как только произвел окончательный расчет с ремонтными бригадами, меня сразу начали окучивать насчет найма прислуги. Я уже отмечал, здесь не принято нанимать прислугу с улицы, для этого есть доверенные агенты, которые и занимаются подбором прислуги в дома. Причем эти агенты тоже не проходимцы какие, это уважаемые жители города, которые сильно пекутся за свою репутацию. Естественно без накладок не бывает и за каждым из них водились ошибки, но в целом это хорошая гарантия, что ты не получишь в будущем проблем со слугами. В итоге сговорился с господином Мопсом, собственно его имя и послужило мне рекомендацией агентства:

— Домик у Вашей милости не такой уж и большой, — заявил он мне, — поэтому вполне можно обойтись пятью слугами.

Сколько!? Да он с дуба рухнул, на кой хрен мне там такая толпа. Мое выражение лица Мопс истолковал правильно:

— Это самый минимум, — заторопился он с пояснениями, — в первую очередь вам требуется охранник, без него никак. Потом вы же не сможете обходиться без кухарки, так как семьи у вас нет, достаточно будет одной, а если прибудут гости, можно будет нанять ей в помощь. Без горничной все вообще зарастет грязью, без ее заботы содержать дом в чистоте решительно невозможно. И садовник тоже нужен, кто-то же должен ухаживать за кустами. И наконец, дворник, конечно, летом его труд не так заметен, а зимой не обойтись.

Хм. Вроде правильно все говорит, но не лежит у меня душа ко всяким лишним нахлебникам, в виде садовника. Ведь умудрялся предыдущий хозяин обходиться тремя слугами. Хотя да, судя по состоянию дома, не обошелся. Ладно, уговорил собачий родственник, возьмем садовника, тем более, что зимой он почти не работает, только отслеживает, чтобы дворник, по лености своей, не погубил насаждения.

Охранник мне понравился, да он далеко не молод, но по виду дядька обстоятельный, надежный. Кстати, когда-то служил легионером, с ним чувствуешь себя в безопасности:

— Если у вас есть какие-то недруги, — заявил он мне, когда сговорились по оплате, — то рекомендую прикупить еще трех сторожевых Шкелей.

Шкели это одомашненный синий вук, аналог земной рыси, вот только в отличие от своих диких собратьев, они сильно привязываются к человеку, и хозяев считают вожаками своей стаи, что опять же не соответствует образу земных кошачьих, так что здесь они с успехом заменяют сторожевых псов. Да, они не так ластятся как собаки, и нет у них привычки помахивать хвостиком, выражая довольство, но так же преданы и никогда не отступят, защищая своих. А главное, никто до сих пор не нашел способа обмануть этих охранников, их можно было только убить. Глупо отказываться от такой дополнительной защиты, я и не стал этого делать.

— Климена, Ваша милость, — представилась кухарка, — раньше служила в семье Тормес, но после смерти хозяйки, туда жить переехала ее дочь со своими слугами.

Мысленно пожимаю плечами, ну посмотрел я на женщину, что толку, главное не как она выглядит, а как готовить умеет, вот и пусть демонстрирует свои таланты, а там посмотрим. То же самое можно было сказать и о садовнике с дворником, на эти должности были рекомендованы две тетки лет под сорок, хорошо хоть у меня не было собственной железной дороги, а то ходили бы с ломом и кувалдой по железнодорожным путям, как женщины в советское время на нашей земле. Тут даже оценивать их умения не собираюсь, хотя и мог бы, пришлось в одно время и дворником работать, и кусты в садах корчевать.

На их фоне горничная выглядела куда как интересней, этакая девочка ромашка, и умница, и скромница, и работящая, а глазки… блядские. Последнее я уже позднее сообразил, сразу не обратил внимания, мужик все же. Вполне естественно, на вторую неделю ромашка умудрилась заскочить ко мне в постель — я ведь не железный и понятно, что не смог удержаться. Может быть, и махнул бы рукой, оставил все как есть, в конце концов, не моя инициатива, а женщинам тоже бывает одиноко, но услышал, как в ее голосе в тот же день прорезались хозяйские нотки, и это вовремя отрезвило меня.

Господину Мопсу так и пояснил: горничная девушка молодая, интересная, привлекательная, я еще моложе, еще привлекательней, а когда столько достоинств собирается в одном месте, то и до беды не далеко. По-моему он не так чтобы все понял из моих объяснений, но просьбу подобрать горничную с меньшим набором достоинств уважил, теперь у меня в доме чистотой заведует этакая пышка-электровеник, которую родители нарекли Макария. Видимо у нее были проблемы с получением работы, поэтому женщина очень старалась, и это порой мне тоже не прибавляло настроения, но решил не усугублять, через некоторое время она успокоится и все войдет в нормальное русло.

Наконец-то получил письмо от Дэнии, хозяйка мастерской собрала свой караван и обещала появиться в столице через огн, как раз к началу зимней ярмарки. Вот и хорошо, надо будет навестить ее и узнать, как идут дела, а заодно и про университет расспросить, ведь я, перед тем как уехать оттуда, «сосватал» на свое место одного перспективного студента, у него хоть и второй курс, но в рунном письме соображает очень хорошо. Так что замену себе подобрал.

И так, кто в королевстве может чувствовать себя наиболее защищенным и кого все лихие люди стараются при любых обстоятельствах обойти стороной? Угу, курьеры, для того, чтобы на их жизнь никто не зарился, им запрещено иметь при себе деньги и любые ценности, они увешаны именными артефактами как елка и все без исключения обязаны уступать им дорогу. Напасть на курьера это накликать беду, искать наглеца будут не обычные дознаватели, а пришлют магов, а те обязательно найдут. Есть курьеры состоящие на королевской службе, есть курьеры банковские (никто не знает чего они перевозят, но не деньги), а есть курьеры почтовые, но статус у них всех один — курьерский. Удивительно только одно, почему еще никто под них не маскируется, а может и маскируется, только мне об этом неизвестно. Так что, решено, делаю артефакт с заменой путешествующего барона на спешащего курьера. Для этого пришлось несколько раз тащиться в дорожный дом, только там курьеры имели право останавливаться на ночевку под защитой местного караула. Я толкался во дворе и ждал когда появится какой-нибудь курьер, а потом старательно запоминал отличительные детали его экипировки, ведь мне следовало позже имитировать их с помощью артефакта. Спешу похвастаться, получалось хорошо, стоит только активировать артефакт, как перед встречными предстает не наглый молодой барончик, а уставший от дальней дороги курьер, сам себя со стороны рассмотреть не могу, но то, что вижу, оригиналу соответствует. Сделал несколько пробных выездов и решил, что лучшее враг хорошего.

* * *

Наконец-то кошмар далекого путешествия закончился, караван Дэнии Орконы въехал в предместье столицы, позади остались восемь недель пути, восемь недель волнений, когда каждая ямка на дороге отзывалась болью в душе. Хоть солому при упаковке нового товара не жалели, но изделия везли хрупкие, изящные, как там они выдержали эту ужасную дорогу. И это зимой, когда снег скрыл большую часть неровностей, а полозья обеспечивали относительную плавность хода, а как бы оно было летом? Подумать страшно.

Время — деньги, принцип существования бизнеса, он верен во все времена и во всех мирах, у любого, кто занимается делом, время обращается в деньги и наоборот. Ростовщик, заводчик, торговец, для всех время один из ресурсов который надо использовать с умом. Вот и Дэния не собиралась тратить его попусту, столица город дорогой, каждый день проведенный здесь это и прибыль и расходы. Столичная зимняя ярмарка всегда размещалась в западном предместье города, где находилось большинство складов купцов первого круга, и условно делилась на две части, на торговлю товарами в уличных палатках и торговлю оптом, где товар выставлялся на обозрение в закрытых помещения. С уличными палатками все понятно, там все привезенное продавали сразу и за живые деньги, а вот с оптовыми партиями товара было иначе, сделка не оформлялась сразу, купцам давалось время для того, что бы присмотреться и оценить товар. Сама торговля проходила позднее по правилам аукциона, причем аукцион назначался трижды. Первый проходил по обычным правилам, то есть торговец назначал начальную цену, а потом она росла по мере того как купцы пытались товар перекупить. Второй аукцион проходил по правилам снижения цены, экспертами назначалась максимальная оценка товара, а потом она постепенно снижалась до установленной продавцом минимальной цены с каждым ударом сердца. То есть действовал принцип, кто успел, тот и съел. Третий аукцион уже был утешительным, на него выставлялись непроданные товары с большими скидками, но они редко кого уже интересовали. Раньше Дэния никогда не пробовала своих сил в аукционе, продавала только в уличной палатке, а на этот раз решилась откупить себе выставочное место, надо было дать больше времени купцам, чтобы прицениться к новому товару. Палатку она тоже откупила, там выставит свой товар по огромной цене, двадцать золотых за одно изделие, и пусть никто не решится купить, но слух быстро разойдется по Ярмарке и задаст начальный уровень цены для аукциона.

— Какой товар выставляете госпожа. — Поинтересовался у Дении распорядитель оптовой ярмарки.

— Часы. Они позволяют знать время с точностью до удара серца при любой погоде.

— Это артефакты, которые служители башен используют?

— То, артефакт, там еще вычисления делать надо, а часы сразу время показывают, — пояснила хозяйка мастерской.

Распорядитель хмыкнул, ему было непонятно кого может заинтересовать такой прибор, но в конце концов это не его дело, главное чтобы сбор платился:

— Сколько товара в партии, и какую начальную цену выставите? — Стал вести запись мужчина.

— Вся партия восемьдесят штук, — скучающим тоном сообщила Дэния, — начальная цена тысяча золотых.

Женщина надеялась на то, что у распорядителя хотя бы дрогнет рука, но ничего этого не произошло, для него это здесь обычная цена за весь товар, это же опт. Ну и ладно, пусть не удалось произвести впечатление, но выглядеть она со своими часами будет не хуже других.

Дальше Дэнии стало не до глупых переживаний, она бегала по ярмарке и приценялась к товару, который закупит для своих нужд.

— Антоний! — Вскрикнула она, кидаясь к молодому человеку. — Ты все-таки нашел время навестить меня, хочешь поучаствовать в торговле.

— Счастливого дня Дэния, — приобнял он свою бывшую начальницу, — приехал навестить тебя и услышать кучу новостей.

— Новости? — Хмыкнула довольная женщина. — Какие могут быть новости в нашем захолустье, это мне у тебя новости про столицу узнавать.

— Некогда мне было по столицам ездить, — поморщился Антоний, — я же дом в Амальясе купил, все это время занимался ремонтом. Пойдем в ресторан, там подробней поговорим.

— О, ты становишься щеголем, — оценила Дэния одежду молодого человека, — это здесь стала такая мода?

— Нет, мода не изменилась, но я решил, что надоело быть одним из, и решил стать в чем-то отличным от всех, поэтому и заказал такую одежду. Стиль называется — благородный охотник.

— Да уж, ты и раньше был выдумщиком, а сейчас вообще хочешь стать законодателем мод. — Кивнула женщина.

А дальше она поведала, про события в университете после его отъезда. Произошел тихий бунт среди студиозов лекарей, они под разными предлогами отказывались сопровождать боевиков на полевых занятиях, а если их все-таки заставляли, то они вели себя совершенно независимо от групп. Они не участвовали в марш бросках, если группа боевиков «включала ноги», не брали на себя функций обустройства лагеря и не кашеварили, ожидая возвращения охотниц. Более того после суда, почти все написали заявление на имя ректора, что не в состоянии в полном объеме выполнять функции лекарей пятого круга, поэтому не могут отвечать за жизни боевиков. Вполне ожидаемо, зачем студиозам нести полную ответственность за экзальтированных дамочек и рисковать быть битым кнутом, когда можно просто отказаться от такой чести? Теперь ректор не знает, что делать в такой ситуации, придется университету либо пересматривать правила полевых занятий, либо нанимать настоящих лекарей. Такие вот последствия необдуманных решений. Но это то, что получило широкую огласку, о внутренних проблемах университета Дэния не знала.

Так же у нее кроме Оливии кто-то из лекарей интересовался, как можно связаться с Антонием, там что-то связанное с лечебными амулетами, университетские артефакторы не могут повторить их, возникли какие-то сложности. Но хозяйка мастерской, в соответствии с договоренностью не стала раскрывать, что ей что-то известно. На этом новости все закончились. Дальше обсуждали слухи, которые в большом количестве успел собрать Антоний.


Первый день в торговой палатке никто часы не покупал, все только дивились такой большой цене, да разглядывали диковинку, иногда подолгу ожидая, когда сменятся показания в окошке вдохов. Во второй день кто-то из купцов решил шикануть и купил одно экзотическое изделие, на третий день еще до полдня выкупили все оставшиеся. Четыреста золотых за полдня торговли! Это что-то невероятное, Дэния разглядывала два мешочка с золотом и щурила от удовольствия глаза, ей уже сообщили, что на выставке вокруг ее часов возник ажиотаж. Что-то будет на торгах. Даже если первые торги по невероятной причине провалятся, то можно снять всю партию с оптовой торговли и продать в розницу, при таком спросе это может быть даже предпочтительней.

Как ни свербело, на торги Дэния с Антонием заявились не в числе первых, волнение волнением, но марку надо держать. Каких мучений женщине стоило делать заинтересованный вид к чужому товару и обсуждать со своим спутником ничего не значащие вопросы? Об этом знает только она. Но вот распорядитель объявил торги на партию часов, объявил начальную цену, и сердце хозяйки ухнуло вниз, ей показалось, что купцы реагировали безумно долго, прежде чем кто-то поднял руку. А потом началось:

— Тысяча сто, — отреагировал аукционист, на первую поднявшуюся руку, и сразу продолжил, указав на другую, — тысяча двести.

Женщина медленно выдохнула, зря она так себя накрутила:

— Тысяча четыреста…, тысяча пятьсот…, тысяча семьсот…, — продолжал успевать накручивать цену аукционист, тыкая указкой на желающих купить, — тысяча девятьсот…, две тысячи сто…

Женщина нервничая повернулась к Антонию, но тот не проявил ни капли беспокойства, только кивнул ей и продолжил меланхолично наблюдать за битвой купцов.

— Три тысячи четыреста…, три тысячи семьсот…, раз! Три тысячи семьсот, два! Четыре тысячи сто…, раз! Четыре тысячи сто, два! Четыре тысячи сто, три! Продано…

Последние слова аукционера потонули в поднявшемся гомоне. Дэния медленно поднялась, оперлась на руку галантного Антония и с трудом сделала шаг в сторону выхода.

— Четыре тысячи золотых…, — шипела она своему спутнику, когда они оказались за дверью, — ты понимаешь? Четыре тысячи!!!

— Успокойся, — мягко похлопал Антоний свою спутницу по руке, — к следующим торгам мастерская сделает еще больше часов, пусть цена немного упадет, но надеюсь, золота за них ты получишь не меньше.

Успокоиться? О да, она успокоится, но чуточку позже, а сейчас надо насладиться этим чувством, чувством неожиданно свалившегося богатства. Да, она богата, ее доля составляет две тысячи четыреста монет, даже если прямо сейчас сбросить с себя все заботы по мастерской, она обеспечена до конца жизни. Но Антоний-то каков, ведет себя как граф, или даже герцог, будто его доля ничего не значит в общем доходе. Нет, в бездну рассуждения, сегодня праздник и она намерена отпраздновать его в центре столицы, в лучшем ресторане.

* * *

Первый курс подходил к концу, не сказать, что у Оливии с учебой все было прекрасно в практическом плане, но все, что касалось теории, должно было обойтись без особого напряжения. И вдруг письмо от матери, в котором она просила дочь срочно прибыть в имение. Зачем и почему не пояснялось, главное был указан предельный срок, а значит, задержка не предполагалась. Весь день девушка металась по преподавателям и в срочном порядке улаживала дела, а следующим утром отправилась в путь. Дорога запомнилась с плохой стороны, конец зимы всегда был ветреным и хмурым, да и тепла явно не хватало, но так или иначе, на двенадцатый день гонки Оливия наконец-то увидела свой родной край.

— Все разговоры завтра, — сразу предупредила ее мать, — сейчас тебе надо отмыться и отогреться.

Это запросто, девушке всегда нравилась процедура купания в огромной деревянной бадье, где можно полностью погрузиться в воду, иногда и с головой. И все-таки как хорошо дома, это начинаешь понимать только после долгого отсутствия. Вечером к ней в комнату пришла старшая сестра, она рассказала все новости, которые произошли за время отсутствия Оливии, поделилась сплетнями и поинтересовалась не нашла ли сестренка за время учебы себе жениха.

— Там некогда этим заниматься, — махнула рукой девушка, — да и выбора особого нет. Иной раз посмотришь на какого сынка барона, так и интереса никакого, что-то такое расфуфыренное и капризное, без своих слуг шага ступить не может.

— Это у баронов-то сыновья капризные? — Удивилась сестра. — А я слышала, мальчиков они в строгости воспитывают, но если даже у них так, то что тогда про герцогов говорить. Хотя да, если на нашу матушку смотреть, то не сильно она нам потакала.

— Ты удивишься, — пожала плечами Оливия, — но никого достойного я там не встретила. Был, правда, там один интересный лекарь, из обедневшего баронского рода, которого я поначалу посчитала достойным внимания, сам себе на жизнь зарабатывал мастером артефактором, но и тот в конечном итоге шлюхой оказался.

— Шлюхой? Неужели продавал свое тело направо и налево?

— Нет, — поморщилась девушка, — немного не так, просто он постоянно встречался с какой-то женщиной старше его по возрасту.

— И что? Ты же сама говорила, что он сам зарабатывал на жизнь. Если она его содержала, то зачем он работал?

— Да кто ж его знает? — В сердцах махнула рукой Оливия, запутавшись в своих рассуждениях. — Там еще одна история произошла, очень нехорошая, чуть студентка из наших не погибла. Его обвинили в неисполнении своих обязанностей лекаря.

— Сцепились? — Сестра не выдержала и ухмыльнулась.

— Если бы, — вернула ухмылку студентка, — я его на дуэль до смерти вызвала.

— Что? — Вздрогнула сестра. — Ты совсем без ума? Он тебя настолько сильно оскорбил.

— Никого он не оскорбил, — погрустнела Оливия, — а что без ума это точно, наговорам поверила. Потом все выяснилось, но отступать было уже поздно.

— Ты его убила? — От веселого настроения сестры не осталось и следа.

— У меня не было шансов, — скривилась девушка, — он прекрасно владел клинком, поэтому просто извинился передо мной и сохранил мне жизнь.

— И не побоялся, что его назовут трусом?

— Когда он это сделал, все вокруг рукоплескали ему. А на следующий день он уехал навсегда. — Вздохнула девушка.

— О…, даже в романах такого не встретишь, — в глаза сестры покрылись поволокой мечтательности, — я вот всю жизнь о таком женихе мечтала.

— Ты уже десять лет замужем, — удивилась Оливия.

— Замужем, — подтвердила та, и загрустила, — но пока больше завидую тебе.


— По приказу короля на десятый день равноденствия будет проводиться форум, — сообщила утром ей мать, — собирают всех девушек знатных родов третьей и четвертой очереди наследования.

— Хм, интересно, — удивилась Оливия, — откуда-то взялись женихи?

— Ты верно уловила суть, доченька. — Зло ухмыльнулась герцогиня. — Нет, женихов не прибавилось, они все давно учтены в раскладах. Многие предполагают, что будут изменения в законе об альянсах и это позволит девушкам, не претендующим на наследство образовывать альянсы с графскими родами, но это ошибка, такого ни один здравомыслящий монарх не допустит. Значит цель этого форума другая, а вот какая мне пока непонятно. Вас собирают по спискам, а занимается всем этим сестра короля Винченца, и отказы она не принимает, это заставляет меня сильно нервничать. Поэтому на форуме нужно быть очень внимательными и вовремя распознать суть интриги.

— Не понимаю, — пожала плечами дочь, — чего такого может придумать Винченца, и чего следует опасаться? Не съедят же нас всех там.

— Я уже голову сломала, — пожаловалась герцогиня, — но слишком мало мне известно. Надо собирать слухи, без этого не понять хитрости Винченцы. Как только будет готов твой наряд, выезжаем в столицу, попробуем найти причину такой ее активности.

* * *

«Журчат ручьи,

Слепят лучи,

И тает лед и сердце тает»

Пытаюсь я переделать хорошо запомнившуюся мне песню на местный язык, не получается и созвучие совсем другое почти ни одного слова нормального не подберешь. Видимо не судьба. А вот ручьи действительно журчат, нет чтобы подумать пустой башкой и не затягивать время поездки, стоило на неделю раньше отправиться и обошлось бы без грязи. Мне-то ладно, грязь до меня просто не долетает, поддерживать простенький полог в движении хоть и лишний расход силы, но комфортно, а вот попутным и встречным достается здорово, из-под копыт грона грязь вовсе стороны летит, даже когда почти пешком обгоняешь. Впрочем, сами виноваты, в такое время надо на постоялых дворах отсиживаться или в крытых повозках сидеть.

Сразу направился в столичный банк, надо узнать, не пришло ли письмецо от сестры, а заодно отослать ей еще денег, пусть девчонки порадуются, и покажут, что не беднота какая, графья должны обязательно это делать. Хм, а дела-то идут куда лучше, чем предполагалось, Октория писала, что осенью все-таки посетила Монферо и побывала на бале, где познакомилась с интересным молодым человеком. Позднее тетушка Азурра выяснила его подноготную, и вроде что-то наклевывается на альянс, есть только одно препятствие, приданое за этим молодцом не слишком приличное. Теперь сестра обращалась ко мне за советом, стоит ли дальше продолжать знакомство?

Вот глупая, причем здесь приданое, через четыре года она будет иметь полноценный доход с земли, сильно не пошикуешь, но на приличную жизнь хватит. Да и я ее в беде не оставлю, а если еще и найду кого, то и все причитающиеся семье деньги верну. Так и отписал, пусть про приданое забудет, главное взаимные симпатии, а то потом найдем ей идиота, зато с приданым. На этот раз перечислил семье сто золотых, баловать будем продолжать, но в разумных пределах. Кстати, неожиданно с патентов на мороженое упало на счет сто восемьдесят золотых, почти окупил свои затраты, дальше уже прибыль пойдет. Это что получается, что все рестораны столицы выкупили патент? Обалдеть, а что будет, когда в других городах начнут выкупать?

Встретился с Виоландой, так-то я ее целенаправленно не искал, пока шатался в центре она меня увидела и потащила в салон, чтобы похвастаться, как у нее все здо́рово организовано. Подтверждаю, действительно здо́рово, мороженое подавалось в красивых стеклянных вазочках и отдельно подавался горячий напиток, чтобы не застудить горло. Все это ставилось на столик не просто так — плюх, и жуйте на здоровье, а на ажурных салфеточках, что смотрелось особенно красиво. Мне сразу вспомнился торт-мороженое, и я не стал держать его в секрете.

— Только тут надо мороженщика-художника, чтобы на торте сверху картинки какие с помощью цветных сиропов рисовал, особенно детям это нравится.

Хозяйка салонов задумалась и обещала попробовать предложить его посетителям.

— Тут такое дело, Антоний, — замялась женщина, — через десять дней начнется королевский форум невест, который продлится три дня. Мне было поручено подобрать на него артье (партнер для танцев)…

— Прошу прощения госпожа, но нет, — перебиваю ее, — артье это удел мещан, а я все-таки барон.

Все дело в том, что такое занятие для мещан вполне обычно и не вызывает отторжения, а вот для знати быть артье, это все равно, что быть альфонсом. Надо мне такое?

— Извини, если я тебя оскорбила, — сразу дала задний ход Виоланда, — сейчас многие благородные пытаются проникнуть на столичные форумы под любым предлогом. Там у них появляется возможность познакомиться с девушками из высшей знати, а это уже шанс.

— Все немного не так, — поясняю ей суть форума, — не возбраняется баронам появляться на форуме, по специальным приглашениям. Но «проникать» туда нет смысла, никакого шанса там не будет, альянс герцогского рода с баронским домом хоть и не запрещен, но возникает очень редко, так как считается позором. Если вдруг между молодыми возникла великая любовь, что бывает довольно-таки часто, из-за отсутствия выбора у девушек, то соединить свои судьбы они могут, только выйдя из рода, ни о каком альянсе не может быть и речи.

— Тогда зачем специальные приглашения?

— Чтобы праздник все-таки стал праздником. Форумы это последний шанс, все интересные альянсы возникают до этого момента, потенциальные невесты это прекрасно понимают, и чтобы праздник не превращался в уныние, его стараются сделать веселым с помощью артье и других специально нанятых для этого людей, их задача создавать атмосферу веселья. Но прыгать и веселиться постоянно не получится, для этого нужен круг общения, вот поэтому и приглашают интересных молодых людей, они не озадачены выбором, и просто приятно проводят время.

— А тебе разве не хочется приятно провести время? — Улыбается Виоланда.

— Не особо, — пожимаю плечами в ответ, — бароны там знать второго сорта, и иногда встречаются дурочки, которые всячески пытаются дать тебе это понять. Кроме того, многие почему-то считают, что молодой человек из баронской семьи, будет млеть от счастья, если на него соизволили обратить внимание, а потому готов исполнить любой их каприз.

— Антони, откуда тебе это известно?

— Живу, смотрю, слушаю, запоминаю. — Ухмыляюсь в ответ.

— Не правда, — мотает головой хозяйка салонов, — глаза и уши у тебя обычных размеров.

— Зато запоминалка большая, — тыкаю пальцем в голову.

— И все же, я могу достать приглашение для тебя. — При этом лицо Вилоланды приобретает выражение хитрой лисички.

— Хорошо, тогда зайдем с другой стороны, — откидываюсь на спинку стула, — я не проявил интереса, но вы настаиваете. Зачем?

— А разве это не может быть простой благодарностью, за мороженое?

— Может, — соглашаюсь с доводом, — но я чувствую здесь ваш интерес. В чем он?

— Тебе же на форум понадобится красиво одеться.

— О…, — закрываю рукой глаза, — это решительно невозможно, я примерно представляю столичную моду и не хочу выглядеть как расфуфыренный лиган (аналог павлина).

— А какая, тогда одежда тебе нравится? — И опять хитрые глазки.

— Такая, какая сейчас на мне.

— Кстати, хотела сделать комплимент мастерской, которая ее сшила, она действительно смотрится на тебе хорошо, — кивнула Виоланда, — но для форума не подходит.

— А я на него и не стремился.

— А если на тебе будет одежда, такого же фасона, только сделана будет в моем салоне?

— Тааак, — до меня стало доходить, зачем собеседница прилагает столько усилий, — а почему сразу нельзя было сказать, что вам приглянулся этот стиль.

— Потому, что у нас не принято без спроса перенимать чужие идеи.

— Считайте, что вы спросили и получили согласие, — подвел я итог дискуссии, — этот костюм был заказан в мастерской Амальяса, и сшит полностью в соответствии с моими пожеланиями.

— Спасибо, — поблагодарила меня Виоланда, — я обязательно воспользуюсь такой возможностью. Однако вопрос демонстрации этой одежды на форуме по-прежнему остался. Поэтому я и предлагаю тебе хорошо повеселиться на форуме в костюме сшитом в моей мастерской.

Думал недолго, в конце концов, предложение очень заманчивое и не принять его это вызвать подозрение. Да и действительно, почему бы не сходить на этот злосчастный форум, вдруг там найду свою судьбу, мне ведь альянсы не нужны. Пока мастерская моей протеже в спешном порядке занималась нарядом, я готовился к форуму. Во-первых: одежда это важная, но далеко не единственная проблема, не забывайте, что я под аватаром, а на королевском форуме надо быть под своим родовым именем, поэтому требовалось выглядеть так, чтобы люди видели перед собой барона, но не могли обвинить его в явной попытке ввести всех в заблуждение. Значит надо с обратной стороны замаскировать родовой знак под украшение, и носить его в перевернутом виде, мол, этакий барон с претензией на графский титул, здесь таких полно, а значит не должно вызвать подозрение. Ну а если поймают за руку, здесь могут оказаться и знакомые, то можно извиниться и посетовать, что не заметил, как он перевернулся. Да и прическу тоже надо подобрать соответствующую, чтобы относилась к обоим сословиям одновременно. Во-вторых: танцев не избежать, а они здесь хоть и медленные, но содержат в себе много элементов, поэтому надо их все отработать до автоматизма, слишком нелепо выглядит молодой человек, который путается в движениях. Ну и третье: повторить этикет не помешает, на королевских форумах он несколько отличается, вплетаются нотки придворного этикета. Получается вместо того, чтобы предаваться безделью, пришлось все эти дни до форума суетиться с утра до ночи. И нафига я согласился?

Глава 13 Курощение строптивой

Когда-то Оливия уже почтила своим присутствием королевский бал, и теперь вынуждена была признать, что ничего с тех пор не изменилось, ее с мамой, как и тогда, встретил герольд и громко объявил об их прибытии, но хоть глотка у него была луженая, докричаться до всех он естественно не смог. Зайдя в общий зал, мать сразу направилась к своим знакомым, где и представила дочь, на этом обязательные действия были выполнены, и девушка с легким сердцем отправилась в свободное плавание.

— Оливия! — Окликнули ее, это была ее соседка по имению Женевье, она была старше своей знакомки на один год, но с женихами у нее была та же проблема. — Присоединяйся к нам.

Естественно девушка сразу присоединилась, не стоит отказываться от компании, позднее можно будет еще походить по залам и поискать собеседниц по интересам, но сначала надо застолбить место или как на эту тему всегда говорила мама, бросить якорь.

— Мы тут гадаем, что это за форум? — Защебетала подруга. — Мальчиков совсем немного, да и большая часть из тех уже обручена.

— А…, — махнула рукой Оливия, — мы с мамой тоже ничего не поняли, так что будем ждать, когда официально объявят о цели форума.

— А я слышала, — подала голос еще одна девушка из их компании, — что будут изменения в законе наследования и нас собрали, чтобы объявить.

— Непонятно зачем тогда собирать здесь всех, да еще требовать обязательного присутствия, — возразила подруга.

Дальше разговор перекинулся на другие темы интересные золотой молодежи.


Дрейфуя по залу от одной группы знати к другой, Тимонда не забывала внимательно поглядывать по сторонам и тут ее заинтересовали дамы из имперских северных территорий, их можно было опознать по наличию меховых накидок из редких животных.

— «А эти зачем здесь?» — заинтересовалась герцогиня.

Вопрос не праздный форумы всегда являлись внутренним мероприятием государства, до этого дня никого из других стран на него не приглашали, а значит, в их появлении здесь и заключается основная причина. Теперь Тимнода уже решила конкретно проследить за ними. Со стороны сначала можно было подумать, что эти дамы приехали сюда со своими дочерьми, как и большинство других, однако если внимательно приглядеться, то девушки их сопровождающие таковыми вовсе не являлись, скорее они были похожи на служанок. По крайней мере, они постоянно подходили к дамам и что-то сообщали, потом получали указание и снова отправлялись в путешествие по залу. Вот одна девушка подошла к группке молодежи, немного послушала их и метнулась к одному из распорядителей, что-то спросила, и после получения ответа снова отправилась на доклад.

— Милейший, — подозвала герцогиня распорядителя, — о чем вас только что спрашивала девушка?

— Она интересовалась дочерью герцогини Целестины, ваша светлость. — Ответил тот.

— И часто у вас интересуются подобными вопросами?

— Сегодня постоянно, такое впечатление, что гости из империи решили познакомиться со всеми приглашенными девушками.

— Вот как? — Удивилась Тимонда. — В таком случае и нам будет интересно кое-что о них узнать, не подскажешь, кто мне может дать наиболее полный ответ?


Наконец в соседнем зале зазвучала музыка, и девушки медленно двинулись туда, танцы это их стихия.

— Оливия, мне надо поговорить с тобой, — подхватила мама дочь под локоток и увлекла ее в сторону. — Ну что ж, плохи наши дела.

— Тебе что-то стало известно? — Напряглась девушка.

— Да, и это тебе не понравится, как и мне, — кивнула герцогиня, — весь этот форум король задумал для того, чтобы устроить политический альянс с имперцами. Прямо сейчас матери наследников северных территорий империи выбирают здесь невест для своих сыновей.

— Что? Вот так, не спросив нашего мнения, на сей счет?

— А что тебя удивляет? — Хмыкнула Тимонда. — Если ты помнишь, мнением твоей сестры никто не интересовался. Это обычная практика, формально ваше мнение спросят, но кто посмеет отказать королю, это уже оскорбление.

— Уйти прямо сейчас тоже будет оскорблением?

— Конечно, таковым же будет считаться ссылка на внезапную болезнь без подтверждения королевского лекаря.

— А если я уже помолвлена? — Попыталась уцепиться за соломинку Оливия.

— Король вправе своей властью расторгнуть помолвку, — вздохнула герцогиня и тут вздрогнула, — но не всегда, иногда даже король не может ничего изменить.

— Как это возможно?

— В твоем случае это неприемлемо. — Решительно заявила герцогиня, и обожгла взглядом дочь.

— Мама! — Девушка тоже не была покладистой.

— Дочь, я никогда от тебя не откажусь, — вскинула голову Тимонда, — а выйти из под власти короля можно, только если род откажется от тебя. В этом случае ты сама выбираешь свою судьбу, но попадешь в немилость.

— Король не вечен, и вообще я выбрала свою судьбу больше года назад, так что отказ рода от меня будет просто формальностью. А что может послужить официальной причиной?

— Оливия, прекрати, даже думать об этом не хочу. — Замахала герцогиня руками.

— Тогда меня отправят на чужбину, и кто знает, что там со мной будет. — Стала давить девушка на свою мать. — Ты этого хочешь? В империи к женщинам относятся как к вещи.

— Это не так, — отмахнулась Тимонда, — женщина там, прежде всего, мать, и на нее редко кто может поднять руку, но в одном ты права, наше мнение там никого не интересует.

— И как ты думаешь, я сумею выжить при таких условиях со своим характером?

Герцогиня посмотрела на дочь и грустно покачала головой:

— Хорошо, если так ставится вопрос…, самый безобидный проступок, который оправдывает отлучение от рода, это нежелательная помолвка. Допустим, ты потеряла голову от любви и настояла на помолвке с молодым человеком из менее благородного рода. В этом случае, чтобы избежать позорного альянса род отказывается от тебя. Не так уж редко это происходит.

— Отлично, — помрачнела Оливия, — осталось отыскать молодого человека, который решится на фиктивную помолвку. И где мне сейчас его найти?

— Вот в этом и есть вся сложность, — горько усмехнулась Тимонда, — отбор кандидаток скорее всего начнется завтра, до того как будет объявлено окончательное решение, у тебя уже должен быть избранник. Пойду, узнаю у Климены, когда-то она проворачивала сделку с фиктивной помолвкой, у нее должны остаться связи, может быть сможем ими воспользоваться.


В зал, где звучала музыка, девушка не пошла, вместо этого она повернула к буфету, надо было срочно попить водички, ибо от переживаний пересохло в горле, и обдумать создавшееся положение. Обычно во время балов и форумов буфет не пользовался популярностью, даже стаканчик выпитой воды приводил к тому, что девушки начинали потеть, а это осуждалось, но в данном случае Оливия последствий не боялась, сегодня ей не до танцев.

— Веселятся, глупенькие, не знают, что их ждет дальше, — думала она, — да и только ли их, может быть и ее тоже? Хотя все может быть, почему она решила, что выбор обязательно падет на нее?

От этой мысли студентка немного повеселела, а может быть вообще, отчебучить чего-нибудь такого, от чего у северян империи разом пропадет желание иметь с ней дело? Нет, проблема в том, что тогда будет опозорена семья. Хватит так сильно переживать, надо надеяться, что маме удастся найти подходящего человека для помолвки.

Однако ходить с унылым видом на празднике не принято, поэтому Оливия постепенно переместилась поближе к веселью, здесь не так заметно ее настроение, она тихонько скользила за спинами девушек и помимо воли внимательно рассматривала парней:

— «Этот из простолюдинов, нанятый танцор — для помолвки никак не подходит, даже для фиктивной, самое малое нужен барон.» — Тут ее взгляд выхватывает группку молодых людей, где два парня соревновались перед девушками в красноречии. — «Вот эти бы подошли в качестве кандидатов, оба из графского рода, конечно не лучший выбор, но даже к ним не подберешься… Тьфу, это же надо до чего докатилась, узнает кто, со стыда сгоришь.»

— Пречистая Аталанис, — вдруг прошептала она, — Антоний.

И на самом деле, когда музыка в зале смолкла, ее знакомец вывел какую-то девушку из танцевального круга и раскланялся в благодарности за танец. Другие девушки в этот момент ртом мух не ловили и стали по всем правилам военного искусства окружать молодого человека, каждая надеялась, что на следующий танец выбор падет именно на неё.

— А что, хоть Антоний и барон, но пыль в глаза пускать умеет, — думала при этом Оливия, — достаточно только обратить внимание на его одежду… Это он с памятной дуэли так разбогател? Вот ведь шлюха, подцепит здесь какую-нибудь дуру и продолжит жить себе припеваючи. Вон как у девочек глазки горят, вцепятся — не вырвется, пусть как жених не подходит, но в качестве воздыхателя вполне сгодится.

Но Антоний тоже не был простак, он ловким маневром вышел из окружения и, извинившись, покинул «прекрасное» общество. Помимо воли Оливия не выпускала из своего внимания молодого человека, и поведение его ей показалось странным, возникло впечатление, что лекарь чего-то ищет. Он как-то легко входил в компанию молодых людей, после пары тройки шуток, от которых никто не мог удержаться от смеха, тут же становился своим. Дальше разговоры продолжались недолго, несколько вздохов и Антоний снова в поиске. Изредка он приглашал очередную «дурочку» на танец, но потом неизменно приводил ее обратно, а далее следовал возврат к прежнему занятию.

— Интересно, кого он ищет? — Задумалась девушка. — Выбирает очередную жертву? А может он подойдет в качестве временного жениха, поманить деньгами, против них он точно не сможет устоять… Бездна, какие мысли в голову лезут, нет, надо срочно отвлечься.

Девушка усилием воли заставила себя отвести взгляд от молодого человека, и продолжила свой бессмысленный путь, несколько раз ей свои услуги предлагали артье, устроители форума хорошо знали свое дело, но развлекаться танцами с таким настроением как-то не хотелось.

Сам форум по времени состоял как бы из трех частей: Официальной (обязательной) части, когда давалось время на обмен мнениями (а проще говоря, обсуждению сплетен); Увеселительной части, это время отводилось молодым людям для танцев и прочих разговоров, чтобы завязать знакомства; И дополнительной части, это уже для тех, кто желает веселиться еще и лучше закрепить понравившееся знакомство. В принципе не считалось нарушением этикета прокинуть праздник в разгар веселья, но все же это могло быть неправильно (или правильно) истолковано придворными, а там и до недовольства короля недалеко. Соответственно всем приходилось дожидаться окончания «веселой» фазы форума, хотя и потом тоже получалось уйти не сразу, нельзя создавать толпу спешащих покинуть королевский дворец, такое тоже граничило с оскорблением, так что Оливии пришлось свою горькую чашу испить до дна.


Ох-хо-хо, вспомнил молодость, повеселился в свое удовольствие, хотя надо быть честным перед собой — веселья было мало. Танцы тут совершенно идиотские, сразу вспоминается песенка:

«Кавалеры приглашают дамов,

Там, где брошки, там перёд.

Две шаги налево, две шаги направо,

Шаг назад и две вперед.»

И все это медленно, каждый раз фиксируя позу на пару секунд, выдержать такое далеко непросто. Невольно проникнешься уважением к артье, это мне запросто сходил разок в кружок, отбыл обязательную программу и на отдых, пока язык работает, ноги отдыхают, а им хрен с маслом, все три часа крути свои па непрерывно. Интересно, а что будет, если вальс здесь замутить? Хотя нет, помнится мне, в нашем мире вальс поначалу приняли в штыки — слишком неприлично кавалер лапал женщину за талию. Или… решено, надо поговорить с Виоландой, подобрать группу и разучить вальс, красиво же. Единственно, от чего могут возникнуть проблемы, так это от возражений здешних красавиц, я же уже говорил, что здесь критерии красоты весьма своеобразные, чем больше веса, тем больше красоты. А теперь представьте, как будет порхать в вальсе настоящая здешняя красавица? Да и куда партнеру руку «покладать» (это шпилька в адрес ревнителей реформ русского языка, чтоб их в гроб клали) ведь талии у нее не будет, а держаться за то, что есть, не получится, ноги махом оттопчет. Интересно, а как среагирует знать столицы на танго, сразу распнут, или немного погодя, когда разгон наберут?

С выбором той единственной, с которой можно будет идти дальше по жизни, как и предполагал, полный облом, и статус у меня не тот, и отношение к браку у благородных девочек несколько другое, и мужчина рассматривается исключительно с практичной точки зрения — главное чтобы титул был соответствующий, остальное неважно. Да и воспитание, скажу я вам, далеко не каждый может выдержать общение с самоуверенными дамочками. Ну и пусть, зато с другой стороны дружеские связи завел и отработал одежду, многим фасон понравился, так что салоны мадам Виоланды без работы не останутся. Да и мне кое-что перепадет, не в смысле денег, а в смысле протекции, думаю, пора озаботиться созданием собственной артефактной мастерской, надо прибиться к какому-нибудь делу, которое будет приносить постоянный доход.

Наутро снова заявился в салон, надо было облачаться в новый костюм, вчера был «охотник» с преобладанием синих тонов, сегодня будет «благородный охотник» скромных серебряных расцветок, даже перья птиц на шляпе подобраны в тон. И все это выглядит совсем не крикливо, конечно, не скромно, но строго, хорошие мастера у мадам, подозреваю, что этим днем такая одежда произведет фурор, ну а мне опять придется поработать в роли манекена.

— Сегодня прямо с утра получила четыре заказа на костюм охотника, — похвасталась хозяйка салонов, — после твоего появления там уже в этом костюме, заказов явно станет больше.

— А может быть и нет, — фальшиво вздыхаю я, — вчера меня девушки чуть не разорвали на много мелких барончиков. Только чудом удалось отбиться, сегодня боги могут и не быть на моей стороне.

Виоланда довольно смеется:

— Что поделаешь, это участь всех привлекательных мужчин. Было бы позволено, я тоже не отказалась от такого маленького барончика.

— Нет, такой барон один, и делить его нельзя, — мотаю головой, — к тому же есть определенные правила, нарушать которые не позволено, иначе получишь порицание общества.

— Ох уж эти правила, — вздыхает женщина, — жить нормально не дают.

Это она про себя что ли? Ха, да она не знает насколько регламентирована жизнь у знати, вот где жить приходится с оглядкой, то нельзя, другое…, а во многих случаях обязан поступать так, как требуют негласные законы общества. А не следовать законам, могут и обструкцию учинить, мало не покажется. Ну, ладно, вроде бы мастера последние огрехи в одежде, видимые только им, устранили, пора во дворец. Где там боевая колесница мадам, с подобием гербов, хоть тут идти всего пять минут до королевской площади, но не принято, даже артье привозят в экипажах.

Пользуясь именным приглашением, как и вчера, проскочил мимо герольда, поэтому для всех я по прежнему темная лошадка. И это хорошо, молодежь на мои титулы не сильно обращает внимания, а те, кто постарше с вопросами не лезут, без процедуры знакомства такое непринято. Ну что ж, пошла работа.

Веселье было в самом разгаре, я уже успел уделить внимание в танце двум девушкам, как ко мне подошел один из помощников распорядителя:

— Ваше сиятельство, — обратился он ко мне, и в нашей группке молодежи, где в данный момент я практиковался в красноречии, у многих в удивлении приподнялись брови, — с вами желает поговорить одна знатная особа, прошу следовать за мной.

Вот зараза, весь кайф обломал, и вообще, откуда он знает, кто я есть? Неплохо поставлена здесь служба, очень не плохо, получается, что они знают всех в лицо и отслеживают, кто и где в данный момент находится. Однако. Поневоле преисполнишься уважением к организаторам форумов.

Идти пришлось недалеко, стоило пройти колонны, обрамляющие большой зал, как служитель подвел меня к одному из огромных окон, где в одиночестве ожидала знатная дама.

— Ваша светлость, граф Антонадо Горчес Виграна Контепрон, — представил он меня ей, и тут же представил даму, — Её светлость герцогиня Тимонда Алфея Перкес Ксорис.

Что сказать? Неожиданно. Ксорис известный род, он содержит в себе много семей, по крайней мере, влияния у них как бы не побольше чем у самого короля и если бы не еще несколько родов стоящих в оппозиции, то неизвестно кто бы правил в стране. Это может означать только одно, я негаданно-нечаянно попал в жернова большой политики… или все-таки нет? Ладно, чего уж там, в крайнем случае есть возможность сбежать в другую страну, в этом королевстве прикипеть еще не успел.

— Скажи Антонадо, — проявила любопытство герцогиня, после положенных по этикету расшаркиваний с моей стороны, — зачем тебе понадобилось скрывать свое происхождение?

— Мне есть от кого скрываться, Ваша светлость, — пожимаю плечами.

— О! В таком случае, следует тщательно скрывать свое местонахождение, ты наоборот выставляешь себя напоказ.

Началось. Следствие ведут колобки. Вот как тут быть, не объяснять же ей внутрисемейные разборки, доказательств-то никаких. Остается сделать многозначительный вид и промямлить, мол, так сложились обстоятельства, да и в королевском дворце риск минимальный.

— Мне сказали, что ты сирота, это соответствует действительности? — Задает она очередной вопрос.

Хм, это чего вдруг? Тут надо думать. Такой вопрос обычно следует при матримониальных намерениях, но герцоги и графы не могут обсуждать проблемы брака, здесь герцог это должность, а граф, можно считать, почетное звание, хоть по знатности они не далеки друг от дружки, но закон абсолютно четко запрещает альянсы между ними. Значит тут дело нечисто.

— Это правда, Ваша светлость, — киваю в ответ, — но к своему положению я уже привык.

— К этому невозможно привыкнуть, — поморщилась Тимонда, — к тому же, насколько мне стало известно, имущество вашей семьи в залоге у банка и твоя сестра испытывает серьезные финансовые трудности. Даже тебе пришлось заключить договор с хозяйкой салонов для показа одежды на форуме. Кстати, можешь передать, что ей удалось произвести впечатление, такая одежда наверняка заинтересует знать.

Ага, слышала звон, да не знает где он. Ну, слава Асону, а то уж я думал, где-то в банке протекло, а тут получается, кто-то сторонний информировал герцогиню и естественно этот «кто-то» опирался не на факты, а на слухи.

— Ваша светлость, — вздыхаю я, изображая нетерпеливого молодого человека, — финансовое положение семьи не такое уж и плохое, через четыре года закончится залог и все станет как прежде — моя сестра Октория приняла наследство матери и сейчас учится, чтобы стать полноценной хозяйкой. Так же у нас есть многочисленная родня, которая не оставит нас в беде. Я не понимаю, к чему вы ведете разговор.

Якобы не понимаю, хотя уже понятно, нужен молодой человек, аристократ, для реализации каких-то планов. Раз герцогиня Тимонда не может найти кого-нибудь подходящего в своей среде, значит это либо слишком опасно, либо нужно кого-то скомпрометировать. И то и другое мне не нужно, первое понятно почему, а второе… компрометируются обе стороны, а честь за деньги не купишь, поэтому отказ с моей стороны последует на любое, даже очень заманчивое предложение.

— К чему? — Её светлость сделала вид что задумалась. — Я могу помочь некоему молодому аристократу, попавшему в тяжелое материальное положение, за одну необременительную услугу.

Замечательно, всю жизнь мечтал получать материальную помощь за «необременительные» услуги, классика вербовки, потом это не обременение, станет очень даже обременительным, хрен поднимешь.

— Я могу только порадоваться за этого аристократа, — делаю воодушевленное лицо, — это замечательно, когда в трудное время кто-то может протянуть руку помощи. Теперь я знаю к кому в первую очередь надо обратиться, если действительно станет трудно в финансовом отношении.

Лицо герцогини Тимонды враз потемнело, она сразу сообразила, что дело вовсе в недопонимании молодым человеком намека, все он прекрасно понял и решил быстренько соскочить.

— Что ж, мягко не получилось, тогда поговорим иначе. — Как бы начала она разговор сама с собой, потом ее взгляд стал колючим. — Я немного неправильно выразила свою мысль, следует её понимать так: мне кажется, что молодой аристократ обязательно попадет в тяжелое материальное положение, если не окажет одну необременительную услугу.

Мля, вот уже и угрозы пошли, но блин сдаваться сразу нельзя, свою строптивость надо обязательно показать:

— То есть, о помощи молодому аристократу речи уже не идет?

— Еще немного, и речь будет идти о тяжелом материальном положении не только твоём, не забывай о семье, — понизила голос женщина, — не испытывай моего терпения Антонадо.

— Не буду, но честь дороже жизни, — набычился я, — а деньги всего лишь презренный метал. Если Вам нечего больше мне сказать…

— Молодость слишком категорична, ты отказываешься от предложения, даже не узнав его сути, разве этому учат молодых аристократов.

— Очень часто бывает так, Ваша светлость, что невозможно отказаться от предложения узнав его суть, а обещание легких денег почти всегда оборачивается большими проблемами.

— Ты идешь по грани, Антонадо, — начала сердиться Тимонда, — это уже звучит как оскорбление. Итак, последний раз могу выслушать твое решение.

Да что ж такое-то? Другая бы давно послала меня подальше, это может означать только одно, дела у герцогини очень плохи и она вынуждена терпеть и продолжать давить на молодого нахала. Однако мне было ясно сказано, какие последствия следует ожидать в случае отказа, а они точно будут, хотя бы потому, что «аристократ сказал — аристократ сделал». Не сделаешь, тебя никто не будет воспринимать всерьез. Вот за что мне такая напасть?

— Хорошо, если эта необременительная услуга не идет вразрез с законами и не затрагивает чьей-то чести.

— Вразрез с законами? — Удивилась Тимонда. — Нет, а честь…, тут как посмотреть, мне срочно нужен аристократ, который согласится на помолвку с моей дочерью.

— То есть помолвка будет фиктивной. На какой срок?

— Трудно сказать, — пожимает плечами герцогиня, — но не больше двух огнов. Потом помолвку расторгнем, и ты можешь быть свободен, однако должен понимать, что в этот период нужно забыть о публичной жизни.

— Не понимаю другого, — кривлюсь я, — почему выбор пал именно на меня?

— Для оформления помолвки нужно присутствие старших родственников, — разъяснила Её светлость, — а времени у нас нет, объявить о помолвке нужно немедленно. Ты сирота, и поэтому препятствий не возникнет.

Это дело, конечно, духами не пахнет, но если исключить из него материальную составляющую, пережить без особых потерь можно.

— Если проблема только в этом, то я согласен, — решаюсь в ответ, — но из благородных побуждений, деньги в данном случае меня не интересуют.

— Пусть будет из благородных, — пожимает плечами Тимонда, — тогда идем, познакомлю тебя с моей дочерью, а потом к стряпчему, дело действительно спешное.


Настроение Оливии было далеко от радостного, сегодня она уже сама наблюдала, как соглядатаи имперских семей шныряли по залам и пытались подслушать разговоры. Противно, её, аристократку, оценивают наравне с другими, как рыбу на торге. Рядом появилась одна из имперских гостей и замерла, пытаясь вникнуть в разговор аристократок. Девушка с трудом удержалась от колкости в адрес гостьи. Именно в этот момент ее нашел распорядитель и сообщил, что мама хочет видеть ее.

— Интересно, — рассуждала Оливия, — видимо удалось найти кого-то, кто согласился на фиктивную помолвку?

Маму она увидела сразу, та что-то объясняла молодому аристократу, тот кивал в ответ и иногда что-то переспрашивал. Подойдя ближе, девушке удалось рассмотреть молодого человека, и внутри сразу вспыхнул гнев.

— Ты?! — Прошипела она, чуть ли не набросившись с кулаками на Антония. — Пошел прочь отсюда! Шлюха.

В ответ на это молодой человек, с трудом вышел из ступора, в который впал, увидев ее, потом пожал плечами и повернулся к герцогине:

— Я думаю, наши договоренности теперь не имеют значения.

— Отнюдь, — нахмурилась та в ответ, — возникло некоторое недоразумение, которое мы сейчас разрешим. Подожди немного.

— Как это понимать? — Спросила герцогиня свою дочь, когда они удалились на достаточное расстояние, чтобы их не могли слышать.

— Этот человек, Антоний Мадера, — зло сверкнула глазами Оливия, — еще летом он учился в одном со мной университете. Не смотри на его кротость, на самом деле он очень хитер, мне точно известно, что будучи студентом он постоянно встречался с женщиной старше его по возрасту в доме свиданий.

— И что, — удивилась Тимонда, — на этом основании ты назвала его шлюхой?

— А как я должна его еще называть, — снова возмутилась дочь, — наверняка он встречался с ней за деньги.

— Даже если все это правда, Оливия, повторяю свой вопрос, «И что?».

— Но…, но это же могут узнать другие. — Глаза дочери стали большими от удивления.

— Вот и хорошо, в будущем это станет поводом для расторжения помолвки. — Усмехнулась герцогиня. — Но если тебя успокоит…, то, что ты сообщила, не соответствует реальному положению дел, во-первых ты училась не с бароном Антонием Мадерой, а с графом Антонадо Горчес Виграна Контепрон. Он сирота и у его семьи, которую в данный момент возглавляет сестра действительно затруднения с деньгами, но, тем не менее, он не зарабатывает себе на жизнь, продавая свое тело, об этом в столице сразу бы все узнали. Да, он заключил официальный договор с хозяйкой модных салонов, это не красит аристократа, но и не осуждается, многие хотели бы оказаться на его месте. Поэтому твое утверждение вызывает большое сомнение, ему это не нужно, тем более в провинции, в столице, он бы имел куда больший доход. И, в конце концов, какая тебе разница, тебе с ним не жить, так что прекращай свои истерики, и продолжаем следовать плану. Времени у нас совсем нет.

— Хорошо мама, — со скрипом согласилась Оливия, — но пусть он держится от меня подальше.

— Ты опять не хочешь думать, — покачала головой Тимонда, — как он может держаться от тебя подальше, когда в соответствии с нашей договоренностью после заключения помолвки должен не отходить от тебя ни на шаг.

Девушке только осталось скрипеть зубами от злости.

— Оливия, ты готова? — Герцогиня вопросительно взглянула на свою дочь и та утвердительно кивнула ей.


Стою совершенно офигевший, это же надо так попасть, оказывается меня шантажировала никто иная как мать Оливии, вот это семейка, одна другой хлеще, теперь понятно в кого доченька. Вон старшая свою недоросль строит, а та продолжает беситься. Может это и к лучшему, сейчас поругаются, и «свобода нас примет радостно у входа…». Нет не примет, мамаша дочь разом запинала, той осталось только повесить голову и кивнуть

— Идемте, — герцогиня кивнула в сторону, — мы еще успеем оформить помолвку.

Оказывается, здесь все было предусмотрено, во дворце дежурил стряпчий, который как раз и был нужен для оформления таких союзов.

— Ваш титул и полное имя? — Спрашивает он меня, после того как записал данные Оливии.

— Антонадо Горчес Виграна Контепрон, граф по происхождению.

— Условия заключения помолвки? — Невозмутимо продолжает стряпчий.

— Без условий, — отвечаю я, и поворачиваюсь к герцогине.

— Без условий, — подтверждает та.

— Поздравляю вас, Ваша Светлость, Ваше Сиятельство, — стряпчий тут же выдает браслеты, которые показывают всем, что сердце их владельцев занято и напутствует, — веселитесь, пусть этот форум станет самым счастливым в вашей жизни.

— Это успеется, — вмешивается герцогиня, — У нас еще одно дело, уважаемый, надо оформить официальный документ родового отлучения.

Что?! Мля…, это ж в какое дерьмо я влез?

Тут и до стряпчего доходит, что здесь в отношениях далеко не все просто, и его напутствие звучит как здравница на похоронах.

— Прошу прощение, Ваша светлость, — бормочет он, доставая следующую гербовую бумагу.

После такой «помолвки» настроение мое стремительно набирает обороты в минусовую сторону, а тут еще и Оливия начала испытывать мое терпение, то одну гадость на ушко прошепчет, то другую прошипит. Малолетка без мозгов, другой бы на моем месте давно психанул и плюнул на все договоренности. Надо срочно чем-то ее занять, а то когда коту делать нечего…, хм…, а чем занимается кошка, в той же самой ситуации? Она начинает выедать мозг коту?

— Мадам, позвольте пригласить Вас на этот чудесный танец, — довольно таки громко произношу я, когда мы оказываемся поблизости от группки аристократов.

Девушка сначала обжигает меня возмущенным взглядом, но тут до нее доходит, что статус у нее поменялся, она уже не Ваша светлость, и даже не Ваша милость, она в одночасье потеряла все титулы. Так, замечаю первую растерянность, Оливия видит, что на нее обращают внимание, и чтобы скрыться от недоуменных взглядов, отвечает согласием и сама тянет меня к танцевальному кругу, хотя вступительная часть будет звучать еще пару вздохов.

Ну вот, теперь можно и отдохнуть. Да помню я, помню что говорил о нелюбви к здешним танцам, но выслушивать подколки злобной фурии то еще удовольствие, а тут прямо идиллия, девушка сразу стала похожа на ангела, а главное молчит. Пусть глазками сверкает что электросваркой, при достаточном воображении такое можно принять за признак влюбленности. Все-таки правила форумов хорошо продуманы — запрещено посещать их с любым оружием, сейчас меня бы точно прирезали.

Ох, тяжело изображать из себя влюбленного идиота — как только девушка забывала о договоренности, я смело тащил ее в круг, пусть у меня уже гудели ноги, и ломило поясницу от постоянных невероятных поз, но добился своего, Оливия осознала, что выедать мне мозг чревато. Думаю что с ногами и прочими частями тела, ей было тоже не так уж комфортно, так что когда стало возможно, она с радостью устремилась на выход. Вот и ладушки.

— Ваша светлость, — с видом молодого человека, у которого совершенно снесло крышу от влюбленности, обращаюсь к герцогини, которая ожидает свою дочурку, — позвольте сделать вам комплимент — я был безмерно счастлив провести время в обществе вашей дочери. Тешу себя надеждами, что это не последняя наша встреча, и нам еще будет дано время лучше узнать друг друга.

От этой моей сентенции Оливия вздрогнула, и ее лицо перекосило от злобы, однако она нашла в себе силы промолчать. Это что-то новенькое, неужели мои старания не оказались напрасными? Тимонда сразу разгадала мою издевку, и не удержалась от язвительной ухмылки в адрес дочери.

Устал. Даже не успел ничего подумать, провалился в сон, едва моя голова коснулась подушки, а ведь еще хотел перед этим потренироваться в медитации, появилось несколько идей, которые нужно было попытаться обкатать, но не судьба. Утром намеривался долго валяться в постели, теперь мое присутствие на форуме не обязательно. Да, таковы правила, разумные, между прочим, правила, раз Оливии там не будет, то и мне делать нечего, это герцогиня мне сразу объяснила. Вот и хорошо, хоть отдохну.

Но моим планам не суждено было сбыться, в дверь комнаты бесцеремонно стали барабанить:

— Ваше сиятельство, — обратился ко мне посыльный, — спешу предупредить, что Вам велено немедля прибыть во дворец. Собирайтесь, я буду ждать вас внизу.

Да что ж, за жизнь такая?

* * *

Вечером Винченца просматривала списки выбора невест имперских домов.

— Что-то я не вижу здесь дочери герцогини Тимонды, — проговорила она, — неужели девушка настолько дурна, что никому не приглянулась?

— Дочь герцогини Оливия, сначала была заявлена как кандидат в невестки почти во всех списках, — пояснила секретарь, — но потом выяснилось, что она уже помолвлена.

— Когда состоялась помолвка?

— Сегодня с утра, примерно спустя часть после открытия форума.

— Очень интересно, — задумалась Винченца, — впишите ее в список приглашенных, и предупредите, что завтра присутствие обязательно. То же касается и ее избранника.


— Что-то случилось, сестра? — Поинтересовался король за завтраком, увидев мрачное настроение Винченцы, — Насколько я понимаю, северяне уже сделали предварительный выбор.

— Да списки кандидаток уже составлены, — кивнула сестра, — завтра для них будет устроен отдельный форум, где и произойдет окончательный выбор. Но видимо сведения об этом уже как-то просочились наружу.

— Почему ты так решила? — Удивился Партус, прерывая свое занятие по поглощению удивительно нежного паштета.

— Сегодня, по всем признакам, была оформлена фиктивная помолвка…

— Подожди, давай угадаю, — усмехнулся король, прерывая сестру, — конечно в этом вина герцогини Тимонды.

Винченца в раздражении скомкала салфетку и молча бросила ее на стол.

— Значит я прав, — сделал вывод Партус, — но ты сама планировала не обращать внимания на помолвки.

— Я и не беру их в расчет, но зато на них обращают внимание северяне, они вычеркнули из списков кандидаток дочь герцогини Оливию.

— Они вычеркнули, а ты снова впиши, — не мог понять затруднений своей сестры король.

— Для этого ты должен сначала объявить помолвку расторгнутой.

— Так в чем дело? — Пожал плечами Партус. — Надо — объявлю.

— Я не верю в наивность герцогини, — пояснила свои сомнения Винченца, — она прекрасно знает, что помолвка не защитит ее дочь, а значит, приготовила что-то еще.

— Давай, ты сейчас не станешь гадать, — меланхолично отозвался король, — завтра побеседуем с ними, и все выяснится. И поешь чего-нибудь, а то на пустой желудок у тебя всегда отвратительное настроение.


Что касается герцогини Тимонды, то найти ее посыльному не составило особого труда, где находится представительский дом Ксорис, знали все, а вот с избранником ее дочери вышла накладка. Молодой граф оказался большим оригиналом, в гостинице он зарегистрировался не под своим родовым именем, а под аватаром, поэтому найти его оказалось очень сложно. Однако королевская служба сыска оказалась на высоте, аристократа быстро вычислили, хотя для этого пришлось раскрыть его инкогнито.

* * *

Заявился на форум под «охраной». Думаю, что-то неприятное мне тут готовят, ну да, этого следовало ожидать, начинаются разборки. Мариновали недолго, где-то с полчаса, а потом так же, не выпуская из вида, куда-то повели.

О! Вот это влип, извольте видеть его Величество Партус 001, если что то «001» это уже я от себя добавил. Но чувствую, что это не его инициатива, так как в его глазах читается лишь легкий интерес не более. Он переводит вопросительный взгляд на стоящую рядом с ним женщину. Ага, видимо это и есть его сестра Винченца, занимающая должность казначея. Чуть повернув голову, замечаю, стоящую в стороне герцогиню с гордо поднятой головой и закусившую губу Оливию. Ясно, судилище, сейчас будет производиться допрос соучастника преступления, а значит, где-то здесь должен быть еще и детектор лжи, то есть маг разума. Мага можно не бояться, хрен у него получится у меня в мозгах покопаться, пусть не во всем мне удалось разобраться, просто времени не хватило, но кое что сделать получилось, да и скромный амулетик на себя цеплять не забываю. Впрочем, один черт лгать нельзя, мне же неизвестно чего здесь успели вытащить из герцогини с дочерью, поэтому будем говорить правду и только правду, но только в той части в которой мне выгодно.

— У нас возникли сомнения в честности ваших намерений при заключении договора вашей помолвки граф, — начинает говорить Винченца, — поэтому мы решили уточнить некоторые обстоятельства предшествующие ему. Вы готовы ответить на наши вопросы?

— Как на исповеди, Ваше Высочество, и обязательно развею ваши сомнения. — Главное не забыть поклониться.

— Это хорошо, — кивает сестра короля, — как давно вы знаете герцогиню Оливию?

— Герцогиню Оливию я знаю со вчерашнего дня, — в комнате возникает тихий ропот — это хорошо для последующего представления, теперь переворачиваем с ног на голову, — однако баронессу Оливию я знаю больше года.

— Поясните.

— Мы больше года учились в университете Кифалакиса, учились под аватарами, она как баронесса Оливия Тициана Эльберто, а я как барон Антоний Мадера.

— Хм, — Винченца на секунду задумывается, — вы учились на одном факультете.

— Нет, Ваше Высочество, она обучалась боевой магии на первом курсе, а я учился на втором курсе лекарского факультета.

— Вы часто там…, проводили время вместе? — Слегка улыбается сестра короля.

— Нет, за все время мы виделись мельком всего раза три.

— И когда же вы успели настолько хорошо узнать друг друга чтобы заключить договор помолвки?

— На дуэли, Ваше Высочество, баронесса Оливия вызвала меня на дуэль до смерти.

Вот удалось в чем-то шокировать общество — тихое перешептывание резко переходит в гул, люди спешат поделиться мнением, а скучающий вид короля трансформируется в заинтересованность.

— Что же послужило причиной вызова на дуэль? — Поинтересовалась Винченца, когда гул стих.

— Мы не сошлись взглядами на практикуемые в университете методы лечения. — Использую я наработки Дюма из «Трех мушкетеров»

— И кто оказался прав?

— Баронесса Оливия, — отвечаю я.

— Но вы остались живы.

— Баронесса Оливия была так любезна, что согласилась принять мои извинения. Надеюсь, именно с этого момента между нами возникли симпатии, — начинаю я безбожно врать, — но я был вынужден срочно покинуть город, и встретились мы уже только здесь вчера.

— Скажите граф, подписывая помолвку, не преследовали ли вы каких-либо корыстных целей? — Вводит в бой тяжелую артиллерию сестра короля.

— Каюсь, ваше высочество, преследовал, — винюсь я, опять добиваясь гула аудитории, — мне надо было успеть все оформить, пока герцогиня Тимонда не успела отговорить дочь от этого шага.

Люди в комнате уже откровенно смеются, хихикает и король, его забавляет такой допрос.

— Когда вы планируете окончательно оформить свои отношения?

— Оливия хочет сначала закончить обучение в университете, я же готов ждать ее хоть всю жизнь. — Во, даже не соврал, я действительно готов ждать свадьбу до конца жизни.

— Хорошо, надеюсь ваши ответы правдивы, граф, — процедила Винченца, бросив полный ненависти взгляд в сторону герцогини, — я думаю, после того как мы все проверим, Его Величество найдет способ помочь вам.

Нафиг, нафиг. Мне и так хорошо, думаю, без помощи короля я проживу, а вот с его помощью это утверждение может оказаться под большим вопросом.

На этом аудиенция была закончена, и я получили возможность покинуть общество Его Величества.

* * *

Когда дверь закрылась за молодым человеком, Винченца повернулась к дочери герцогини.

— Все что сказал граф, соответствует истине?

— Не совсем, ваше высочество, — вздохнула Оливия.

— Вот как? И в чем же он солгал?

— Он не солгал, просто не сказал всей правды, поэтому о нем может сложиться ложное впечатление.

— Интересно. Тогда у вас есть возможность исправить это упущение. Прошу.

— Во время полевых занятий боевиков третьего курса, произошел несчастный случай и кто-то распространил слух, что из-за того, что лекарь оказался неучем, все чуть не закончилось смертью пострадавшей студентки. Этим лекарем оказался Антоний Мадера. Опасаясь, что Антоний избежит наказания, все студиозы второго курса вызвали его на дуэль, я же находясь под впечатлением слухов, тоже вызвала его на смертельную схватку, заранее отказавшись от извинений. Позднее состоялся суд, где Антоний был полностью оправдан, а все приглашенные эксперты, утверждали, что ему удалось сотворить чудо, сохранить жизнь смертельно раненой девушке. Почти все, кто вызвал лекаря на дуэль, извинились перед Антонием, но я этого сделать не могла, и тогда он сам извинился передо мной, сохранив мне жизнь.

В комнате поднялся шум, придворные живо обсуждали интересное событие, и только после того как король поднял руку, призывая к тишине, все успокоились.

— Вы хорошо владеете клинком? — Продолжила допрос Винченца.

— Примерно на уровне третьего круга.

— Так может Антоний просто испугался?

— Я сказала, что извинения принесли почти все, но все-таки одна девушка решилась обнажить клинок. Хоть она и хорошо владела оружием, Антоний справился с ней без видимых усилий.

— И что с ней стало?

— Ничего, получив отпор, она просто сбежала с площадки, потеряв свое оружие. После этого ей пришлось бросить учебу и уехать, так как она стала изгоем.

— А что заставило Антония покинуть университет?

— Точно не скажу, могу только предположить, что он разочаровался в нравах, царящих среди преподавателей, ведь разобраться можно было и без суда, не доводя до волнений студиозов.

— Мы услышали вас, Оливия. Можете быть свободной. — Винченца скривилась как от зубной боли, — И, кстати, вам теперь нет необходимости посещать форумы знати. Герцогиня, мы вас тоже не будем задерживать.

Тимонда приподняла бровь и медленно повернула голову в сторону короля, последняя реплика его сестры была неприкрытым оскорблением, и тот должен был среагировать на это, однако Партус предпочел в этот момент рассматривать что-то на своем рукаве. Люди затихли, «сейчас прольется чья-то кровь».

— Благодарю за приятный разговор, Ваше Величество, — холодно произнесла она, в полной тишине, игнорируя Винченцу, — однако дела вынуждают меня покинуть вас, не уверена, что в будущем дом Ксорис сможет воспользоваться вашим приглашением.

Глава 14 Политика есть дело грязное

— Ну что, добилась своего? — Партус зло смотрел на сестру, когда они остались одни. — Теперь герцогиня и весь ее род окончательно перейдет в оппозицию. Зачем тебе это было надо?

— Тимонда знала о наших планах, вчера она проявила интерес к имперцам, это стало известно от одного из распорядителей, поэтому поторопила дочь срочно оформить помолвку.

— Даже если это и так, то оснований для обвинений нет, — попытался достучаться до разума Винченцы король, — молодые давно знали друг друга, и симпатия между ними явно прослеживается. Но главное ее дочь лишена родового знака, а значит, стала неинтересна имперцам, им нужны альянсы с домами, а не с безродными.

— Это всего лишь хитрый ход Тимонды, — зашипела сестра, — пройдет совсем немного времени и род снова признает ее своей.

— Скорее всего, так и будет, — согласился король, — но это не повод ссориться со знатью, я не удивлюсь, если после этого последует демарш родов, и тогда тебе придется принести публичные извинения, я не хочу получить прозвище Партус Лукавый. Остынь Винченца, на этот раз герцогиня переиграла тебя.

— Извиниться, перед этой…, этой грязной выскочкой? Никогда! Да и никто ее не поддержит.

В этот момент в дверь сначала нетерпеливо постучали, а потом в комнату ворвался главный распорядитель:

— Ваше Величество, приглашенные дамы покидают форум.

— Как это «покидают» форум? — Оторопела Винченца. — Мы же еще не перешли к официальной части? Немедленно остановить их.

— Ва…, Ваше Высочество, — начал заикаться придворный, — я не могу этого сделать.

— Немедленно составьте списки тех, кто ушел с форума, и принесите мне, — распорядилась разъяренная сестра короля.

Спустя три тэна такой список был составлен и в нем оказался не только дом Ксорис, демарш Тимонды поддержало еще шесть родов, что уменьшило количество приглашенных на две трети. Неприятности на этом не кончились, спустя некоторое время к Партусу запросился имперский посол.

— Ваше Величество, — поклонился он королю в имперской манере, — до меня довели информацию, что знать королевства Идрум воспринимает будущие альянсы с имперцами как принуждение, поэтому в знак протеста многие дома покинули форум. Если это так, то прошу принять наши извинения и передать знатным домам Идрума, что это всего лишь недоразумение, мы ни в коем случае не настаиваем на альянсах, все может происходить только на добровольной основе.

Королю пришлось немало попотеть, чтобы убедить посла, что проблема вовсе не в принуждении, а в неожиданном внутреннем конфликте, который будет урегулирован в самое ближайшее время. Поверил посол уверениям, или нет, осталось неизвестным, но был вынужден удовлетвориться объяснениями монарха

— Значит так сестренка, — мрачно смотрел Партус на притихшую Винченцу, — ты устроила весь этот демарш, тебе и извиняться. Понятно, что этот форум придется отменить, время тебе до лета. Даже не представляю, как ты сможешь уговорить Тимонду, принять извинения.

Сестра короля поняла, что в своем стремлении унизить герцогиню несколько перестаралась, вот только извиняться она желанием не горела, даже наоборот, хотелось сделать еще что-нибудь, чтобы еще больнее досадить строптивице. Однако, даже имея в руках власть, сделать ничего не могла, так как связана определенными правилами поведения. Впрочем, правила нужны лишь для тех, кто обязан их соблюдать, а когда находишься на вершине власти, следовать правилам, которые мешают, глупо. Кстати, насчет помолвки, расстроить ее не так уж и сложно, достаточно будет найти графу другую достойную кандидатуру, а уговорить молодого человека отказаться от Оливии труда не составит. А будет упрямиться, можно найти и другой способ воздействия, к примеру, подарить его семье гиблые земли. Пусть через год они смогут от подарка отказаться, но посетить замок Дзенайде будут обязаны. Вот когда это станет всем известно, можно будет и извинения принести. Конечно же, все поймут, что это тонкая издевка, но формально правила приличия будут соблюдены.

* * *

Да уж, крутой поворот судьбы у меня вышел, вляпался в фиктивную помолвку. И как со мной могло такое случиться? Пошел на поводу Тимонды, и на тебе. Тряпка, распустил нюни, испугался угроз, а теперь получил проблем гораздо больше, и назад не отгребешь, нельзя признаваться, что помолвка фиктивная. И вообще непонятно от чего такая волна пошла, даже король интерес проявил, неужели девчонка кому-то из высоких сфер приглянулась? Странно — я же говорил, что критерии красоты в этом мире весьма своеобразные, чем толщее, тем красивше, а Оливия в этом плане ни разу ни красавица. Хотя, хрен его знает, какие извращенные понятия красоты конкретно у кого-то могут быть, мне же она тоже поначалу нравилась.

Стою в буфете и скучаю, вообще плохо здесь буфеты организованы, ни стульев, ни диванчиков, только высокие столики, как в советских забегаловках моего мира. Так-то понятно, дамам на диван или стул не присесть, хоть здесь кринолин не используется, но бальные платья шьются пышные, воздушные, и сохранить такую форму присев на диванчик не получится, вот и проводят они, бедненькие, весь бал на ногах. Ну и мужикам за компанию приходится стойких оловянных солдатиков изображать. Представляете, шесть часов на ногах? Однако прошло уже черт знает сколько времени, а ни Тимоды, ни Оливии в зале не видно.

Что-то происходит, я с интересом наблюдаю за тем, как из танцевального зала потихоньку на выход потянулись дамы, да не одни, а со своими дочерями. Очень интересно, а как же третий акт Марлезонского балета? Хм, да тут определенно назревают какие-то события, срочно нужна Оливия, точнее ее мама́н, она точно должна знать что случилось.

— Ваше сиятельство, — подходит ко мне распорядитель, — герцогиня Тимонда и ее дочь покинули дворец, и просили предупредить вас, что завтра с утра они покидают столицу. Если возникнет надобность во встрече, вас известят.

Вот это новости, неужели опала? Хм, интересно девки пляшут, по десятку сразу вряд. Кстати, с одной стороны, если я не извещен официально, то не имею права покинуть форум, но хоть убейте, понятия не имею, как поступить, если «мою девушку» выгнали.

Благодаря завязкам, которыми успел обрасти за два предыдущих дня, вскоре удалось узнать, что весь этот форум был задуман для того, чтобы заставить нашу знать пойти на политический альянс с имперцами, да еще не просто с имперцами, а с северянами, где условия жизни были далеки от идеальных. Ой ля-ля, однако. Так вот почему столь спешно и настойчиво герцогиня навязывала мне эту помолвку, а теперь еще и на конфликт пошла получив формальный предлог. Вот это интрига, и чем мне это грозит? А ведь грозит, просто достаточно меня вывести из раскладов и кое-что меняется, пусть не так значительно, но все же будет большой глупостью не пытаться использовать это. Еще немного порассуждал и тоже рванул на выход, раз Оливия попала в немилость, значит, это распространяется и на меня, поэтому нечего ждать, когда на меня обратят внимание, надо валить и чем скорее, тем безопасней. И да, из столицы тоже сваливать надо срочно, кто знает, какие события последуют в дальнейшем, за дракой лучше наблюдать со стороны.

Затягивать со сборами не стал, даже с Виоландой не попрощался, только передал ей через посыльного, что так сложились обстоятельства, думаю, о демарше родов известие быстро распространится по городу, догадается что к чему. Асон еще не достиг своего зенита, как я уже выехал за ворота столицы, надо поспешать, а то вдруг опять кому-нибудь срочно понадоблюсь, снова тащиться куда-то на голодный желудок, никакого желания. Кстати, дома тоже не надо надолго задерживаться, объявлю всем, что пришло время навестить семью и drant Nacht Osten (натиск на Восток).


— Оливия, почему ты мне ничего не рассказала про Антонадо? — Спросила Тимонда, когда они оказались подальше от короля и его сестры.

— Что мы с ним учились в Кифалакисе, я тебе сообщила, а остальное, — дочь пожала плечами, — тебе, наверное, было не интересно.

— Ты зря так решила, — не согласилась герцогиня, — одно то, как он повел себя на дуэли, много говорит о его характере.

— Ты хочешь сказать… — приостановилась Оливия.

— Я хочу сказать, — перебила ее мать, — что теперь мы не можем тянуть со свадьбой до бесконечности, через два огна тебе придется либо входить за него замуж, либо разорвать помолвку.

— Но почему?

— Да потому, что ты такого наговорила про графа, — пояснила дочери Тимонда, — что теперь тебя просто не поймут. Не удивлюсь, если эта история получит широкую огласку в столице и обрастет еще какими-нибудь романтическими подробностями. Подумай сама, смертельная дуэль, граф просит прощения у герцогини, хотя уже всем известно, что она не права, потом любовь и помолвка, причем ради любви она соглашается на отлучение от рода. Я такого даже в романах не встречала, не удивлюсь, если этот сюжет вскоре будет востребован сочинителями. Представляешь, какое будет разочарование всех, если свадьба будет постоянно откладываться?

— Но я хочу продолжить учебу в университете.

— Теперь это вряд ли получится, — покачала головой герцогиня, — сегодня вы с Антонадо больно ударили Винченцу по самому больному, зависть будет грызть ее, не давая спать, а потому она не успокоится, пока не отомстит. Я не знаю, в чем конкретно будет заключаться ее месть, но она будет обязательно.

— И что, мне теперь всю жизнь прятаться?

— Зачем прятаться? — Ухмыльнулась Тимонда. — Это не поможет, Ее Высочество не будет связываться с наемными убийцами, ей важно видеть страдания врагов. Она найдет способ доставить вам много неприятностей.

— Король не вечен, — повторила Оливия фразу, которую произнесла недавно.

— Не вечен, — согласилась мать, — и даже больше скажу, он болен. Если бы не поддержка высшего мага, он давно бы уступил место другому, поэтому его сестра и получила столько власти. Но сколько он еще так проживет? Год? Десять лет? Ты готова ждать свои лучшие годы? Извини, но теперь я не уверена, что мы сможем тянуть с этой помолвкой до бесконечности.

— И что же делать?

— Пока ждать, дальше посмотрим. Едем.

В отличие от дочери Тимонда прекрасно разбиралась в политических раскладах, благодаря помолвке она сумела выиграть первый раунд у Партуса, а с раскрытием планов его сестры, по политическому альянсу с имперцами, упрочила положение своего дома среди знати. Но что дальше? А дальше надо было объединять дома в единую оппозицию, нужен был еще один повод. Кстати, в связи с помолвкой образовалось одно слабое звено — Антонадо. Тут в чем проблема, после такого демарша Винченцы, расторжение помолвки, неважно по чьей инициативе, может быть воспринято всеми как капитуляция. А значит, сестра короля постарается не упустить подходящего момента, и обязательно попробует все способы воздействия на парня. Тут не сложно догадаться, вход пойдет все, от обещания герцогского титула, до запугиваний, уж если самой герцогине удалось найти слабину, то у казначея возможностей значительно больше. Да и в случае чего никто не мешает решить проблему кардинально, тем более все видели, как она смотрела на графа, была бы ее воля, молодого человека лишили бы жизни тут же.

Хотя вряд ли Винченца настолько потеряет голову от ненависти…. Хм, а кто сказал Винченца? Тут для многих открываются большие перспективы, настало время для реализации своих планов, при достаточной осторожности можно много чего провернуть, ведь сегодняшним демаршем сестра короля открыла «боевые» действия родов. Вот и еще один повод, хотя на самом деле это не повод, одно дело размахивать флагом, борясь за права домов, и совсем другое действовать в том же ключе из мести. Тимонда задумалась, потом решительно кивнула своим мыслям — прости Антонадо, но пора тебя посадить в клетку, благополучие дома Ксорис превыше всего.

Как только герцогиня добралась до дома, она вызвала к себе в комнату начальницу охраны и дала ей кое какие поручения.

* * *

К сожалению, отбыть в дальнюю дорогу на следующий день не получилось. Во-первых: за мое отсутствие накопилось много дел, которые решить без хозяина затруднительно, все-таки деньги это ответственность, нельзя перевешивать финансовые вопросы на слуг. Во-вторых: дальняя дорога требует тщательной подготовки, торопливость в этом случае недопустима. Так что выехать из своего жилища смог только еще через день, да и гнать сейчас не следовало — весна не сильно приятное время для поездок, пусть снег сошел, но все же еще не лето, кое-где приходится преодолевать глубокие лужи на дорогах. Да и мосты здесь делались только на больших реках, а мелкие приходилось штурмовать вброд, хотя какие мелкие реки весной? Вода на прибыли, иной раз приходится забираться на седло с ногами, хорошо грон у меня достаточно рослый.

Вот на первой же переправе меня и попытались подловить. Так-то, понятно почему выбор пал именно на это место, вода высокая, особо в сторону не дернешься, да и вообще, что-то предпринять сложно, а нападающим, в распоряжение которых все прибрежные кусты, комфортные условия. Когда артефакты защиты сработали первый раз, я даже ничего не понял, больше был занят удержанием равновесия в позе орла на седле. Однако следующий прилетевший болт точно был снабжен дополнительной усиливающей руной, так как амулет отклонения сразу потерял до четверти заряда, о чем пришло предупреждение в виде звякнувшего колокольчика. Думаете это все? Как же, точно такой же болт прилетел и сзади, мне сразу стало понятно, что охотников за моей головой не менее трех.

Поворачивать назад не стал, это и потеря времени и не факт, что именно такой был расчет. Естественно о сохранении ног сухими пришлось сразу забыть, так и плюхнулся обратно в седло, ну а потом сразу полез за своей артиллерией, посмотрим у кого дубина тяжелее. Выбраться на берег до следующего выстрела арбалетчиков не успел, на этот раз колокольчик звякнул два раза, это означало, что попали в меня и спереди и сзади. Однако теперь мне удалось точно засечь, откуда был произведен выстрел. Медлить не стал, расстояние до кустов не такое уж и большое, поэтому стрелял навскидку. Попал, это сразу стало понятно после того, как кусты в том месте задергались, замечательно, где мой следующий оппонент. А тут и думать не надо, естественно занял кусты с другой стороны дороги, да вон нога за молоденькой листвой проглядывается, было бы лето, ничего бы не разглядел, а весной извиняйте.

— Кто не спрятался, я не виноват, — пошептал я, переводя свое оружие на новую цель.

Выстрел, и стрелка просто сносит куда-то вглубь. Ничего себе мощь. Так, не забываем, что сзади тоже стрелок, и скоро он сумеет перезарядиться, а значит, ходу, надо успеть проскочить дальше по дороге.

Больше выстрелов в спину не последовало, то ли не успели перезарядиться, то ли поняли, что защита у меня далека от стандарта, ну а раз так, то и нечего выстрелы тратить. Однако, несмотря на испуг, и значительный выброс адреналина, убегать я вовсе не собирался, тут уже хочешь не хочешь, а придется разбираться — кто, чего и сколько? Заведя грона подальше в лес от дороги, стараясь не терять время, но с предосторожностями, кинулся назад — тут требовалось и на стрелков посмотреть и дождаться их подельников, должны же они были после всего этого переправиться.

— Вот гадость… — Мое настроение и без того нерадостное, сразу ухнуло вниз еще на несколько пунктов, стоило увидеть кому достался первый болт пневматического арбалета. Это была девушка, в полной экипировке охранника, видимо во время зарядки арбалета она повернулась к своей жертве боком, поэтому болт угодил ей подмышку, пробив грудную клетку на вылет — мгновенная смерть. Перейти к кустам на другой стороне дороги незаметно не получалось, но и без того было ясно кого я смогу увидеть, а судя по отсутствию даже стона, ловить там нечего. Да уж, кто-то на меня заимел огромный зуб, раз даже не удосужился действовать через наемных убийц. Винченцу сразу из подозреваемых можно исключить, она точно не имеет возможности так делать, какую бы власть не имела, но отдавать прямой приказ охранникам она не может, уж слишком на виду у всего народа. Зато такую возможность имели герцогские дома, и кому я успел перейти дорогу?

Но все эти рассуждения пришлось пока прекратить, так как с другой стороны реки, из кустов, появилась еще одна сладкая парочка, женщины несколько раз пытались докричаться до своих соратниц, но ответа не получили. Как поведет себя нормальный человек в такой ситуации? Естественно захочет посмотреть, что могло случиться, а тут, кричат, машут руками, но через речку ни-ни, даже к кромке воды не подходят, дистанцию держат. Отсюда вывод, они уже догадались о смерти напарниц и в данный момент выполняют другую задачу, отвлекают внимание наблюдателя, если он есть. Хм, значит, существует пятая, которая пошла в обход и сейчас подкрадывается сзади.

Тихонько разворачиваюсь и, не обращая внимания на крики, начинаю внимательно отслеживать лес позади. Ну, что же, могу поздравить себя с предусмотрительностью, действительно, не прошло и пяти минут, как заметил движение. Да уж, сразу видно, что охрану учат действовать совершенно по-другому, их задача охранять, а не нападать, а поэтому все не так. Одежда сразу привлекает к себе внимание, о скрытности перемещения в лесу понятия не имеют и даже не пытаются чутко слушать лес, а видимо путь в обход был преодолен немалый, иначе бы «запаленная лошадь» догадалась, что птички-то помалкивают, а значит, впереди есть кто-то живой. Рефлексировать не стал, сразу было видно, что эта представительница женского пола для меня опасна, и как только появилась уверенность, что не промахнусь, я спустил курок. Несмотря на невероятную мощь арбалета, болт с трудом преодолел её защиту, он впился в правую сторону груди погрузившись в тело лишь наполовину, хотя должен был пробить человека насквозь. Неожиданно, но все-таки задачу по нейтрализации опасного противника выполнил. Ладно, хватит здесь Рэмбо из себя изображать, дорога не только для меня предназначена, быстренько допрашиваем и надо сматывать удочки.

— Поговорим? — Спрашиваю шипящую от боли женщину, которая уже успела накачать себя эликсирами. Естественно бдительности не снижаю и продолжаю держать ее под прицелом, а то знаю я, на что способны люди под действием снадобий.

— А что остается? — Откидывается она на спину, внимательно разглядывая жертву, неожиданно превратившуюся в охотника.

— Мне интересно только одно, имя того, кто приказал меня убить, — делюсь с ней очевидным желанием, — хотя это я смогу узнать и так, вряд ли вы думали, что все может пойти совсем не по плану, где-нибудь да остались регалии герцогского дома.

— И что, оставишь в живых?

— А мне убивать кого-то удовольствия не доставляет, — пожимаю плечами, — к тому же, если напарницы найдут тебя раненой, им не придет в голову преследовать меня.

— Бездна, рассуждаешь логично, — через силу ухмыльнулась она, — очень хочется верить. Но откуда тебе знать скажу ли я правду?

— Узнаю, у меня как раз для этого случая кое-какой артефакт имеется, — заявляю в ответ. Конечно же, это ложь, никакого такого артефакта у меня нет, но вдруг поверит, к тому же кое-чего я и сам могу, уж фантазию от правды отличить сумею.

— Ну, если так…, — задумывается раненная охранительница не моего тела.

Не тороплю, от чего-то возникла уверенность, что она решится сказать правду, ведь после того, как покушение закончилось неудачей, ей нет хода назад, да и вообще это дело дурно пахнет.

— Её светлость Агамина приказала от тебя избавиться, видимо не приглянулся ты ей в качестве будущего родственника дома Ксорис.

— Очень интересно, — удивляюсь я, — не понимаю, чем я ей не угодил? Она ведь тоже в оппозиции к сестре короля, неужели переметнулась на другую сторону. Или у нее там другие расклады с альянсами?

— У нее нет возможностей для альянсов, там видимо другие цели. Какие? Мне неизвестно.

— Что ж, понятно. — Тут уже пришлось задуматься мне, все может оказаться просто, банальная борьба за власть в рамках рода — нет жениха, нет оснований для конфликта. Все воспримут это как капитуляцию Тимонды, а то, что при этом не берется в расчет мое желание жить, никому не интересно. И это еще только начало, наступил на змеиный клубок. Однако времени нет, ответ получил, пора сматываться отсюда. — Благодарить не буду, но данное обещание выполню. Очень надеюсь на ваше благоразумие, второй раз шанса никому не дам.

— Это я уже поняла, — проскрипела женщина.

Вот только не надо тут передо мной изображать умирающего лебедя, мне известно действие эликсиров, сейчас они уже действуют в полную силу, поэтому ни особой боли, ни упадка сил у раненой быть не должно, скорее продолжает оценивать шансы на выполнение приказа. Вот поэтому и не будем провоцировать, отхожу от нее осторожно, продолжая удерживать под прицелом, и только когда расстояние достигает шагов тридцати, даю себе разрешение повернуться спиной.

Дальше улепетывал со всей возможной скоростью, даже не пожалел накопители, включив в действие артефакты поддержки веса, чтобы нагнать время. Потом надо будет перебраться на южный тракт, и ищи ветра в поле, там обходных дорог, что в степи — каждый караванщик свою тропу топчет. А еще надо срочно провести очистку, нельзя забывать про эманации смерти, так-то они сами за три дня развеются, но береженого бог бережет. Очистка это не сложно, надо только найти ключевой источник, родник, далее следует набрать из него достаточно воды произвести с ней кое-какие манипуляции известным конструктом, а потом банально умыться. Обработанная вода как губка впитает в себя все, что к тебе пристало. Так-то об этом в книгах старались не распространяться — секрет, но все секреты до поры до времени, молчат в одном случае, говорят в другом, кто соображает, легко сложит два плюс два.

Через четыре дня гонки, когда за день делал по два перехода, я перебрался на второстепенную дорогу, которая должна была вывести на южный тракт, все теперь можно и передохнуть. Эх, хорошо, когда тебе не надо торопиться, азарт охоты в ближайшем лесу, скворчащая на костре добыча и вкус хорошо прожаренного мяса, разве это не прелесть?

Встречались иногда и приятные попутчики, вернее попутчицы, все-таки у женщин здесь немного другой менталитет он позволял быстро заводить знакомства, только не подумайте, что это заканчивалось тем, чего никогда не было в СССР, вовсе нет, хотя каюсь, бывало — молодое тело и играющие гормоны сносят мозги на раз. Но об этом тсс…, я же «помолвлен».

Мелких приключений иного рода тоже хватало, даже один раз влип в конфликт, почему-то какой-то немолодой граф решил, что ему выказали недостаточно уважения и решил наехать на мальчишку, поучить его почтительности. Я уж извинялся, как мог, но нет, Его Сиятельство оставалось непреклонно, ему приспичило довести воспитательный процесс до конца. В итоге дело все-таки дошло до дуэли. Я так и не понял, на что он надеялся, владел сей знатный господин клинком отвратительно, так что я стал богаче на клинок, который мне в качестве отступного отдала его супруга. Клинок это, наверное, для того, чтобы граф больше не нарывался на очередную драку. Как это все знакомо.

Дом, родимый дом, сам-то я относился к этому индифферентно, но воспоминания прежнего Антонадо все-таки вносили чуточку ностальгии, поэтому сердце стало биться гораздо чаще. Охрана замка встретила меня не слишком любезно, но я не обиделся, люди честно исполняли свой долг перед нанимателем, а я для них был неизвестно кто, исчез задолго до их появления здесь. Навстречу с визгом выскочила Октория и повисла на мне, да уж выросла сестренка, она здорово в некоторых местах прибавила, если так дальше пойдет, то по местным канонам станет довольно симпатичной девушкой. Дальше все как должно быть при встрече родственников после длительной разлуки. Узнал много нового, и про то, как на замок напал Клегистар, и как сестренка торопилась на полученные от меня деньги шить платье на бал, и как встретилась там с одним интересным молодым человеком, с семьей которого уже сговорились о помолвке. В общем, сплошной восторг.

— А у тебя как? Рассказывай, — потребовала сестра, покосившись на браслет, — кто она?

— Она? — При этом рассматриваю браслет. — Она четвертая дочь из герцогской семьи, мы вместе с ней учились год в университете. Помолвлены с начала весны, но без образования в будущем альянса.

— Их род так беден? — Удивляется Октория.

— Не в этом причина, — пожимаю плечами, — там все настолько переплелось с политикой, что разобраться сложно, давай не будем об этом, тем более, что вряд ли эта помолвка закончится благополучно.

Отдохнул немного в замке, и отправились в вояж по родственникам материнской линии, надо было порешать многие вопросы, которые требовали моего вмешательства. Там я и сообщил всем «по секрету», что к моему исчезновению приложил руку не кто иной, как Клегистар по наущению Полемеи, однако доказать этого не могу, поэтому приходится помалкивать. Ага, помалкивать, если раньше об этом только предполагали, то теперь получили подтверждение из первых рук. Да об этом вскоре станет известно всей округе, только ленивый не станет о том судачить, причем самым неприятным образом, я же сообщил все это под большим-большим секретом, поэтому меня в клевете не обвинишь, а люди не глупые сопоставить некоторые факты смогут. Так что вскоре Полемею и ее родственников ожидает сюрприз, вот так, одно опрометчивое решение и вся жизнь кувырком.

Возвращались в замок спустя неделю и тут тоже — Сюрприз. Будущая «теща» вдруг обеспокоилась здоровьем «своего зятька» и прислала по его душу отряд охраны в десять бойцов. Так как перехватить меня дома в Амальясе им не удалось, раскачивались долго, то пришлось совершить дальнее путешествие на мою историческую родину, причем они так спешили, так спешили, что добрались до замка на неделю позже, меня и это если учитывать, что уйдя за южный тракт, путешествовал неспешно. Все бойцы — молодцы, в чешуе как жар горя…. Короче боевой десяток герцогского дома, и естественно все чудо богатыри женского пола. И на кой хрен мне такое счастье?

Так-то Тимонду понять можно, мое здоровье ей пока нужно, но кто знает, как оно дальше повернется, вдруг понадобится сакральная жертва? Ведь прибьет, глазом не моргнет, а дочка добавит, еще и спляшет на моих костях от радости. Мрачно выслушал Анустию, командира отряда охраны и, не стесняясь в выражениях, описал им тот путь, куда бы я хотел их отправить, включая весь герцогский дом. Одна отрада, в ее надменных глазах промелькнуло удивление, хоть так удалось выпустить пар, пусть в свисток, а все равно бальзам по сердцу.

Вы думаете с чего это я, ни с того ни с сего, вдруг взбеленился? А с того, что герцогиня вдруг решила, что может мной командовать, а я уже упоминал, что графский титул в этом мире дает привилегию посылать в дальние дали даже короля. Честно сказать король найдет способ поставить строптивца на место, но по закону это так, а уж герцогиня мне вообще не указ, то, что ей удалось заставить шантажом принять выставленные условия, вовсе не означает, что я буду всю жизнь плясать под ее дудку. Тем более после того как я проехался по родне и заручился поддержкой, еще неизвестно кто кому может проблемы с финансами устроить, оказывается мой род тоже чего-то стоит. Ничего Анустии объяснять не стал, что толку, она подневольный человек, что приказали, то и делает, но из своих расчетов отряд исключил, в случае чего это просто гиря на ногах. Опасная гиря, не угадаешь, куда и в какой момент может покатиться.

Кстати, неожиданно обнаружил, что обучающий амулет продолжает свое черное дело. Именно черное, если его вводная часть действительно дала мне очень много в части понимания основ магии, то дальнейшая учеба не понравилась, меня тупо стали натаскивать на стандартные ситуации, доводя все действия до автоматизма. Зачем??? Ведь интуитивный метод создания конструкта гораздо эффективней, а многократное повторение пройденного и автоматизм, это шаг назад, я даже поймал себя на мысли, что начинаю просто костенеть, при таких тренировках полет фантазии убивается на корню. Так что амулет пришлось снять и разрядить, теперь все медитации были направлены на то, чтобы научиться наиболее полно представить последствия воздействия, а то с этим у меня проблемы, то одного хочу, то другого, от того и конструкты получаются иногда какими-то неполноценными.

Постепенно перешел на тренировку с иллюзиями. А что? Иллюзии особого расхода энергии не требуют, если и устаешь, то только морально, что редко бывает. Одно время я с иллюзиями старался не связываться, слишком сложно было их создавать, а уж управлять подвижными конструктами иллюзий вообще за гранью зла и добра. Но тут в одной книге наткнулся на интересный пример взаимодействия конструктов по описанным правилам и в голове как щелкнуло, это же как в компьютерной игре, анимация, сначала создаешь набор элементов, а потом пишешь правила их взаимодействия. Иногда в результате такой результат получается, обалдеть, недавно создал иллюзию всадника, отработал движение его грона, установил привязку к местности, задал схему перемещений. Но вот беда, во время доработки его головы, нужно чтобы она хоть немного походила на человеческую, случайно активировал программу, и иллюзия двинулась в самостоятельное путешествие. Поначалу сильно не переживал, думал, раз мне известна схема перемещений, то сумею отловить конструкт конструктов. Но потом дошло, что схему-то задал, но запуск произошел не со стартовой позиции, и теперь понять закономерность перемещения иллюзии невозможно, так как конструкт произвольно отражается от всяких неожиданных препятствий. Вот и появился у нас в имении свой призрак, теперь люди частенько видят всадника без головы. И я на него не могу охоту устроить, ведь никто даже не догадывается о моих магических способностях. Хотя маг, нанятый банком, подозрительно косится в мою сторону, вот только подозрения к делу не пришьешь, а то, что с моим появлением здесь вдруг обосновалось приведение, явная случайность. Да и хрен с ним, с этим рукотворным привидением, в конце концов, вреда от него нет, а годика через полтора заряд в конструкте закончится, и иллюзия развеется, а пока пусть пугает приезжих, главное свои не боятся и ладно. Хм… может быть сделать иллюзию Клегистара, пусть его приведение ходит по округе и кается каждому встречному. Хотя нет, это уже будет слишком, да и сразу догадаются, откуда ветер дует.

* * *

— Ну, — поторопила сестра короля баронессу Оситею, которой было поручено заниматься вопросами молодого графа, — прошло уже почти два огна, а результата, как я понимаю, нет.

— Ваше Высочество, его и быть не может, — пожала плечами баронесса, — во-первых: Антонадо взбрело в голову отправиться к сестре, и сейчас он проводит время там. Во-вторых: забеспокоилась Тимонда, и вслед графу отбыл отряд охраны дома Ксорис, могу представить, какие инструкции получила командир отряда.

— Это все отговорки, — махнула рукой Винченца, — придумайте что-нибудь, чтобы выманить его в столицу, найдите надежных исполнителей, никто не ограничивает вас в фантазии.

— Все дело в том, что Антонадо оказался достаточно строптивым молодым человеком, — вздыхает Оситея, — никто ему не указ, поэтому крайне не предсказуем. Есть у нас один план, но для этого надо действительно выманить его из замка, а он даже требование герцогини проигнорировал.

— Предлагаешь послать ему вызов из дворца?

— Это было бы идеально, Ваше Высочество, — просияла Оситея, — главное чтобы он появился здесь, а уж тогда можно будет реализовать все наши планы.

— Хорошо, — кивнула Винченца, — это можно сделать, очень надеюсь, что вы меня не подведете.


— Что с извинениями? — Поинтересовался Партус у своей сестры, плюхнувшись в кресло.

— Она отказывается ехать в столицу, — поджала губы Винченца.

— Еще бы, после такого оскорбления, лично бы я год здесь не появлялся. — Кивнул Его Величество

— Надо послать ей приглашение за твоей подписью, пусть попробует игнорировать его.

— Думаешь, испугается? — Усмехнулся Партус. — Не надейся, она скажется больной и пошлет нас в бездну, а я буду выглядеть оплеванным. Все бы изменилось, если бы ты сама съездила к ней в имение.

— Ты сам знаешь, что после этого со мной перестанут считаться, — возразила сестра, — потом проще сразу передать казну другому. Я тут думаю, можно попробовать вытащить ее сюда с помощью дочери.

— И как это сделать, если сегодня ее дочь никто, отвергнутая родом? Не будешь же выкрадывать ее из имения?

— Да, ее дочь никто, поэтому мы не можем ее вытащить сюда, — согласилась Винченца, — но зато есть жених, а его род не отвергал.

— Жених граф, — возразил Партус, — у графов особый статус, если им что-то не нравится в королевских приказах, они могут их игнорировать.

— Пока он граф, да, может игнорировать, — хмыкнула сестра, — но получив должность, будет вынужден подчиняться приказам короля.

— Так, теперь давай подробно о том что задумала.

— Все очень просто, — ухмыльнулась Винценца, — графы действительно имеют особый статус, и могут игнорировать все, что не нравится…, кроме одного, дарования им титула герцога. После того как им будет дарован новый титул, они уже считаются на службе короля. Мне надо чтобы именно это дошло до ушей Тимонды, дальше она сама поймет, куда отправится ее зятек, если она не пойдет нам навстречу.

— Хочешь наградить его замком Дзенайде? — Скривился король.

— Должен же кто-то сдерживать разрастание гиблых земель и поддерживать там порядок.

— А если, этот, как его…? — Скривился Партус, пытаясь вспомнить имя жениха.

— Антонадо.

— Да, Антонадо последует примеру Тимонды?

— Не последует, он провинциал и за ним семья, не будет он идти против воли короля. — Уверено произнесла Винченца

— Если только так, — вздохнул король, — но я представил, что произойдет, если вдруг герцогиня не поддастся на шантаж и Антонадо, попавший по моей воле в гиблые земли погибнет. Тут уже мы получим мощный оппозиционный блок во главе с герцогиней, да нельзя забывать и о других сословиях, большинство отвернется от меня.

— Не погибнет, — махнула рукой сестра, — мы пошлем с ним легионеров, а чтобы это не выглядело как расправа с нашей стороны, отправим туда еще и беженцев с восточной границы.

Партус чуть не подскочил на кресле:

— Ты что говоришь? Беженцам и так досталось, а ты их еще и в гиблые земли отправляешь.

— А куда их еще девать? — Уперлась Винченца, — если мы их пропустим вглубь страны, то увидев это, за ними побегут остальные, возникнет хаос. А так дадим больше денег на поселение, и пусть осваиваются на новом месте.

— Какое поселение? — Уставился на свою сестру король. — Ты читала донесение наместника Вертса? Твари атакуют на всем протяжении пути, когда уходили из замка Дзенайде, погибло восемь стражников.

— Три центурии, которые мы туда отправим должны справиться с ними, — махнула рукой Винченца, — пошлем им в помощь мага Пифата, он недавно высказался по поводу того, что мы не уделяем внимания гиблым землям, вот пусть и займется этим делом.

— Ну, хорошо, допустим, легионеры сумеют очистить от тварей дорогу до замка, но их все равно не хватит, чтобы охранять всю территорию.

— Этим пусть занимается уже тот, кого назначим. — Снова отмахнулась сестра

* * *

— Тварь, какая мерзкая тварь, — Тимонда отбросила от себя письмо как что-то противное и ужасное.

Использовать детей для шантажа…, это уже не поддается оценке. Что ж, Винченца хочет войны, она ее получит. Правда при этом сильно пострадает авторитет короля, но это уже он сам виноват, не надо было давать столько власти сестре и слушать ее советов. Немного успокоившись, герцогиня послала за Оливией.

— Читай, — кивнула она на письмо, когда дочь пришла в ее кабинет.

Содержание письма не бросило девушку в жар, какие-то странные предостережения насчет ее «избранника», какие-то намеки на жалование титула… Ерунда какая-то, да какое ей до этого дело, пусть этот граф хоть в бездну отправляется, хотя и непонятно как такое возможно в этот просвещенный век:

— Не понимаю, — скривилась дочь, — зачем ты мне это показываешь? Ну, дадут Антонадо титул герцога, мне от этого никакого проку, и тащится с ним на край земли, я не собираюсь.

— Ты действительно не понимаешь? — Удивилась ее мать. — В данном случае сестра Партуса рассчитала верно, через Антонадо она бьет по тебе, а значит и по нашему дому. Винченца совсем потеряла стыд, она уже идет напролом, не обращая внимания на мораль. Думает, что загнала меня в угол и не понимает, что после этого я не могу пойти с ней на соглашение, иначе потеряю авторитет главы рода. Кроме тебя у меня и еще есть дети, и их будущее тоже решается сейчас. Винченца не остановится, если уступить ей сегодня, завтра она потребует больших уступок и наша жизнь превратится в ад. Если ей удастся сломать меня, то она будет думать, что сможет сделать то же самое и с другой знатью, а этого допустить нельзя ни при каких обстоятельствах.

— Значит граф…

— Да. В данном случае, я ничем не смогу ему помочь, по крайней мере, в ближайшее время. Только когда мы объединим усилия и создадим серьезную оппозицию королю, мы сможем вызволить его из гиблых земель. Но не в этом кроется основная часть проблем…, — поморщилась герцогиня, — тебе тоже придется отправиться вместе с ним.

— Зачем?

— Таковы условия игры. — Принялась Тимонда объяснять расклады своей дочери. — Как я и говорила, твои отношения с графом были востребованы сочинителями, по столице уже ходят рукописи, где ваша помолвка описывается исключительно в романтических тонах. Представь себе, какое разочарование наступит после ее расторжения? Нет, лучше мы представим обществу Антонадо как мученика, а если ты составишь ему компанию, то о Партусе вообще все будут говорить как о злобном короле, которому неведомы чувства.

— Но я не хочу ехать в гиблые земли, — вскинулась Оливия, — судя по слухам там жить невозможно, опасные твари подстерегают на каждом шагу.

— Слухи всегда несколько преувеличивают опасность, — отмахнулась герцогиня, — тебе лучше озаботиться подготовкой к свадьбе.

— Мама!

— А что мама? Я уже объяснила тебе все расклады, мы теперь не можем затягивать помолвку, надо решать, но расторгнуть ее сейчас — это признать поражение; продолжать делать вид, что ничего особенного не произошло, это дать понят, что чувств не было, и все поймут, что помолвка фиктивная. Остается заключение брачного союза, теперь нужно уговорить Антонадо, чтобы он дал согласие на брак, даже не представлю как, уж слишком велика у него к тебе неприязнь.

— Это не у него неприязнь, — засопела дочь, — это у меня к нему счет. И зря ты так беспокоишься, за деньги он согласится на все. Но нужно ли это нам?

— Бездна, кого я пытаюсь вразумить? — Вздохнула Тимонда. — Видимо университет плохо подействовал на твою голову, мне говорили, что люди начавшие осваивать магию не от мира сего, сейчас я вижу, что это правда. Очнись, дочь, ты не понимаешь своего настоящего положения. В настоящее время у тебя нет никаких прав, ты никто, завтра тебя могут привлечь на службу и я никак не смогу защитить тебя, ты этого хочешь? Единственно кто может обеспечить тебе защиту это Антонадо, и только в том случае, если будет заключен брачный союз. У тебя просто нет другого выхода. Так что усмиряй свою гордыню и налаживай отношения с графом. Не будешь этого делать, не получишь ни одного золотого из кассы дома. Мы все работаем на процветание своего рода и дома, если кто-нибудь не хочет этого делать, то зачем нам его содержать? И помни, твоя строптивость может помешать нашим планам, тут никому не интересны твои капризы.

Оливия была настолько ошарашена рассуждениями матери, что даже не нашла, что возразить. Раньше она не очень-то интересовалась политикой, но как оказалось, политике до этого дела нет, там мнение других в расчеты принимается редко.

Глава 15 Государственное дело

Мой вояж в родные пенаты закончился неожиданно, вдруг заявился курьер и передал волю короля, надлежало срочно прибыть в столицу, видимо конфликт сестры короля со знатью продолжал набирать обороты. Вот ведь неймется Винченце, опять пакость какую удумала. Так-то я вполне мог наплевать и «опоздать» к сроку, но чувствуя, что есть такая возможность, посыльному поручили присмотреть за молодым человеком на обратном пути. Понятно, придется ехать. Вот только мне не понравилось, как этот соглядатай стал подгонять меня, постоянно угрожая пожаловаться на то, что не тороплюсь выполнять распоряжение монарха.

Короче, достал он меня настолько, что решил его проучить, как только выехали на тракт, активировал амулеты поддержки веса, вставленные в седло грона, и погнал на максимальной скорости. Смотрю, моей животине такой расклад понравился, а что, повис на подпруге, да только копытами помахивай, и не устает сильно и скорость передвижения такова, что все вокруг мелькает. После того как отобедал на постоялом дворе, специально подождал курьера, чтобы тот успел сменить загнанного грона, предупредил, что остановлюсь на постоялом дворе в дневном переходе и снова в путь. Пусть попробует догнать. Не догнал, чего и следовало ожидать, ну а я решил, что будет правильным сначала заехать домой, привести себя в соответствующий вид, а уж потом можно и в столицу, надо предварительно разузнать, для чего меня туда тащат. Как потом мне стало известно, опередил я того соглядатая на четыре дня, хотя он ездовых гронов совсем не жалел.

В моем особнячке жизнь шла неспешно, этакая тихая гавань на фоне бурлящих событий столицы, вот только фасад дома стараниями садовника преобразился и теперь утопал в цветах, поэтому возникла еще ассоциация, что эта «гавань» может оказаться последней. Однако чересчур пышно, у меня не цветочная лавка, и нет нужды выделяться на фоне соседей. День отсыпался, все-таки две недели гонки здорово вымотали меня, представляю каково этому посыльному, у него таких артефактов как у меня нет, поэтому он должен был находиться в пути все время пока светил Асон, а сейчас дни длинные, а ночи очень короткие. В столицу тоже постарался проскочить инкогнито, через северные ворота, используя маскировочные артефакты по максимому, и спрятался в купеческом квартале, там и гостиницы дешевле, нежели в центре, и никто не обращает внимания на бедного барона. Здесь таких много, бароны тоже иногда кое-чем вынуждены приторговывать, только в отличие от купцов торгуют они только продукцией со своей земли. Таков закон.

Встреча с Виоландой оказалась очень полезной, дело в том, что благодаря сочинителям по столице уже ходило несколько романтических историй о невероятной любви двух молодых людей. Начальные условия в них были одинаковы, она из герцогского рода, он барон. А вот дальше начинались расхождения, в одних сочинениях говорится, что герцогиня давно увидела молодого барона и, воспылав к нему любовью, кинулась за ним на край света, а чтобы обратить на себя внимание вызвала возлюбленного на дуэль до смерти. Другие утверждали, что встреча состоялась случайно и именно на смертельном поединке между молодыми проскочила искра, которая зажгла пламя любви. Зная, что будущего у них быть не может, барон решил пожертвовать своими чувствами, но не допустить отлучения от рода возлюбленной, поэтому вынужден был уехать, не сообщив где его можно найти. Однако судьба распорядилась иначе, и волей проведения они неожиданно встретились на королевском балу, где любовь вспыхнула с новой силой, девушка без сомнений отказалась от рода ради того, чтобы быть рядом с любимым…. И все это на фоне совершенно идиотских диалогов и действий: она сгорала от страсти, он сгорал, она дрожала, он дрожал… Они что, все это время только сгорали и дрожали? Тьфу, это же надо чего насочиняли, поймать бы этих сочинителей да отдать на съедение троллям с интернет-форума моего мира, уж те бы не упустили своего, они что хочешь могут обгадить и по заказу, и из собственной инициативы, на это у них вся фантазия заточена, а тут и напрягаться не надо.

И что теперь делать? Расторгнуть помолвку? Ага, попробуй, пусть мне достанет наглости сделать морду тяпкой, и рубануть с плеча, но последствия…, придется надолго забыть о столице, общественное мнение вещь очень неприятная, помочь сильно не поможет, а вот жизнь испортить отношения со всеми запросто. Что остается? Улыбаемся и машем? Требуется срочно узнать какие планы на этот счет у Тимонды, два месяца прошло, в соответствии с договоренностями помолвку надо расторгать, вот только что-то говорит мне, что герцогиня сама стала заложницей ситуации, поэтому будет уговаривать продолжать игру в любовь.

Банк меня откровенно порадовал, за продажу патентов на мой счет упало две тысячи триста золотых. Живем, однако, и совсем неплохо живем, и это только начало, думаю, скоро морожено будет востребовано во всех городах, а не только близко к столице. Уже можно начинать разрабатывать конкретные планы по созданию собственной мастерской…. Хм, и снова извечная истина — хочешь насмешить бога, поведай ему о своих планах.

Ни хрена себе поворот, с чего это я должен ехать на край света и становиться владельцем гиблых земель. Добро бы с этого можно было чего-то поиметь, а то кроме сплошных минусов ни одного плюса. Денег казна не дает, торговля ценными ингредиентами с тварей в упадке, охотники и прочие защитники земель разбежались. Да еще требуют каких-то беженцев там разместить. Ага, как у Федота стрельца: «Исхитрись-ка мне добыть; То-Чаво-Не-Может-Быть!»

А теперь еще и эта дура, которая секретарь казначея, смотрит как на пустое место и командует. Не, это уже точно строки из «Про Федота-стрельца»

«Так что неча губы дуть,

А давай скорее в путь!

Государственное дело -

Ты ухватываешь суть?»

— Значица так, уважаемая, — говорю я, ознакомившись с «волей» короля, — вот придете к себе домой, и начинайте с порога командовать своим мужем, он у вас, наверное, смирный и любой ваш каприз будет исполнять. А мне не досуг тут ваши фантазии выслушивать.

Пережидаю бурю эмоций, которые выражаются в криках о том, что это не каприз, а воля короля, и я как подданный Его Величества, обязан ее исполнить точно и в срок, а за оскорбительные речи можно и ответить.

— Оскорбительные речи? — Делаю удивленное лицо. — Что в них конкретно вам показалось оскорбительным?

Опять жду когда она выговорится, через тэн ее красноречие начинает иссякать, вот теперь можно серьезно поговорить:

— Первое, приказывать графу не может даже король, он может только просить, поэтому все, что вы мне наговорили это действительно ваши фантазии. Второе, без полного денежного обеспечения, и не когда-то потом, а до того как я тронусь в путь, мне даже лень вникать в то, что вы от меня требовали. Ну и третье…, нет, третье потом.

— Вот, — она торжествуя предает мне очередную бумагу.

— И что это? — Рассматриваю указ короля о даровании мне должность герцога владетеля дальних земель. Мощно, и не вывернешься, старый закон в действии. Закон этот был придуман в давние времена, когда после войны образовался вакуум власти, ну, не горели «графья» желанием отказываться от своего привилегированного положения и взваливать на себя заботы по управлению землями, вот парламентарии и дали право королю в случае нужды привлекать этих ушлых товарищей на государственную службу. Однако закон так же четко оговаривал условия, на которых можно было это делать, то есть не просто выпнуть знатного лоботряса в дальний путь, а обеспечить подъемными из казны и сопроводить при поддержке легионов.

Ага, гиблые земли в дальние переименовали, умно, а вот хрен им с дипломатическими реверансами:

— В Идруме нет таких земель.

— Это гиблые земли, — вынуждена пояснить секретарь.

— Вот когда в указе будет написано, что дальние земли это гиблые земли, тогда он будет иметь силу. А так я не намерен каждый раз объяснять откуда какие земли взялись. Кто-нибудь может решить, что перед ним самозванец и казнит чего доброго.

— Хорошо, это мы исправим.

— Исправляйте, только в указе исправлять ничего нельзя, придется его заново переписывать.

— Перепишем, — соглашается она.

— Вот так просто? — Удивляясь оперативности. — Король каждый раз готов подписывать указы не выясняя, кто виноват и не пытаясь наказать за нерадивость?

— Это мы уже сами решим кого наказать.

Резонно. Итак, Винченца все правильно рассчитала, передав мне в управление гиблые земли, она получает рычаг воздействия. Не такой уж надежный, но все-таки. Понятно, что надолго она меня туда законопатить не может, после того как я побываю там лично, могу больше вообще не появляться в гиблых землях, и пусть все быльем порастет, никто мне слова не скажет. Но тут возникает другая неприятность, нужно содержать замок и его защитников, а это деньги, и деньги не такие уж и малые, без дохода с земель сделать это будет сложно. Если по каким-то причинам людям там удержаться не получится, то придется снова почтить замок своим вниманием, и так до бесконечности. Впрочем, нужно продержаться только год, потом пишу уведомительное письмо Его Величеству, плюю на земли, и все возвращается на круги своя, кроме потерянных денег. Подозреваю, в этом и видит выход из ситуации с гиблыми землями сестра короля, они будут вручаться как переходящее знамя неугодным лицам. Так-то неугодное лицо в данном случае герцогиня Тимонда, но ее не зацепишь, в отличие от меня.

Есть и другой путь, расторгнуть помолвку, на это мне усиленно намекала секретарь. Честно сказать, я был готов пойти по этому пути, при соответствующей информационной поддержке, но в том-то и дело, что расторжение должно было состояться по самому неприятному сценарию, со скандалом, а это меня никак не устраивало. А еще накануне произошли кое-какие события, которые мне сильно не понравились и если бы не моя готовность к провокациям, то быть беде.

Совершенно неожиданно в городе меня задержал патруль. Бывает, но для этого существует документ, который я таскал всегда с собой в тубусе. Однако на командира патруля документ никак не подействовал и облеченная властными полномочиями женщина, недолго рассуждая, затолкала меня в каталажку. Однако. Сейчас-то она покуражится, но дальше что будет делать? Ведь на этом дело не кончится, если уж даже барон может ей жизнь испортить, то что говорить про меня? Ладно, смотрим дальше, вроде обращаются вежливо.

Все было нормально, пока в этой обители скорби я один дожидался дознавателя, но вскоре ко мне за решетку подсадили трех горожан бомжеватого вида. Первый звоночек того, что во всем этом деле что-то нечисто — к благородным сброд не подсаживают. Второй звонок прозвенел после того, как эти горожане стали вести разговоры на местной фене, всячески демонстрируя свою связь с преступным миром. Ну и третий звонок не заставил себя ждать, когда они решили потрясти золотого мальчика на предмет наличия золотых.

Ну да, клинок-то у меня отобрали, потому и не боялись наезжать, но вот амулеты не догадались поискать, вроде как они за оружие не считается. Может и не считаются, но случаев когда их действие иногда приводит к смерти, предостаточно. Что и подтвердилось на практике, достаточно было сначала одногоимпульса паралича, чтобы выключить их на время, а потом добавить небольшой заряд в район затылка, выжить выживут, но будет тяжко и голова будет с неделю болеть. Сидеть в клетке с полутрупами пришлось около часа, пока охрана не соизволила поинтересоваться, отчего так тихо в обезьяннике? Дальше шок, игры закончились, тут и дознавателю хватило пяти минут, чтобы прибежать разбираться и командир патруля тоже мгновенно нарисовалась — ах, как же так можно порядочных горожан жизни лишать? Да какие же они порядочные, если устроили тут разборки и сами себя в порыве этих разборок поубивали? Вот, я все это видел своими глазами. О том, что эти придурки живы, предпочел умолчать, зато вон как все остальные зашевелились, будто скипидаром намазали.

Что сорвался какой-то сценарий, касающийся моего благополучия, я понял по поведению начальника патруля, которого тоже выдернули в караулку, слава Асону, это был мужчина, причем не только в анатомическом смысле. Никаких претензий он мне предъявлять не стал, только посмотрел документы, недоуменно фыркнул и сразу извинился, дав команду проводить меня до того места, которое я укажу, чтобы ни у кого не возникло желания снова попытаться меня арестовать. От услуг патруля я отказался, едва покинул здание караула, незачем снова испытывать судьбу, но в гостинице оставаться не стал, быстро оседлал грона и рванул в сторону представительского дома Ксорис, пора воспользоваться силовым обеспечением «любимой тещи».

Должен сказать, что управительница дома не оставила такое поведение патрульных без последствий, командир патрульной группы была вскорости отловлена в момент посещения клинкура и допрошена, со всей возможной вежливостью. До сих пор не понимаю, почему она вдруг решила рассказать все как на исповеди, наверное, совесть проснулась, не иначе. Выяснилось, что ей хорошо заплатили, дабы она затолкала именно меня в клетку, далее планировалось почистить мои карманы, с помощью переодетых граждан, и передать дальше по цепочке. Что сделают там со мной, она не знала, но вроде жизни лишать не собирались.

Ага, утешила… свою совесть. Однако, «там» оказалось банальным борделем, поэтому догадаться, зачем меня туда надо было передать, не сложно, кто-то затеял комбинацию по дискредитации жениха Оливии. Не думаю, что им бы это удалось, все-таки амулетов защиты на мне хватало, скорее всего, все закончилось бы банальным параличом участников акции. Впрочем, оно все одно закончилось не очень приятно, только не параличом, а чем похуже, нельзя простым гражданам поднимать руку на титулованных особ, иначе эту руку могут и обломать, что и было сделано, во время выяснения имени заказчика. Однако заказчика они не знали, а посредник вовремя успела смыться в дальние дали, подозреваю, она сразу просчитала последствия, и решила не испытывать судьбу. Ну, ничего, все одно когда-нибудь появится в столице, тогда и узнаем кто заказчик. А вот когда секретарь казначея стала делать намеки, мне сразу стало ясно откуда дул ветер. Как вы думаете, стоило бы мне идти на соглашение? Вот и я думаю, что с этого момента Винченца и Партус мне не друзья.

* * *

Покидая дворец задумался о том, что теперь меня не оставят в покое, надо срочно создавать свой бюрократический аппарат, это пока я был вольной птицей мне никто не был нужен, а теперь все: нужен секретарь, казначей, управляющий, распорядитель, начальник охраны… не было печали. Просить герцогиню нельзя, наверняка у нее есть на примете проверенные люди, но это ее люди, а мне нужны свои. По этой же причине нельзя обращаться в торговый дом Артесеи, который представляет собой некую биржу труда, есть у меня подозрение, что они не только на меня будут работать. Ладно, это потом, а сейчас надо делом заняться, раз мне предстоит ехать к черту в пасть, то не плохо бы было эту пасть изучить, нужны конкретные сведения, а это весь бестиарий гиблых земель. А заодно надо обследовать рынок ценных ингредиентов, вполне возможно, что там отношения далеки от простых, ведь не просто так разорилась семья Дзенайде, возможно снижение цен на них результат сговора. Ну и неплохо было бы потом найти охотников на тварей и узнать об их повадках. Впрочем, до охотников не скоро удастся добраться, а вот представительство разорившейся семьи в столице есть и даже пока функционирует, не навестить ли мне тех, кто там еще остался.

Как это ни странно но управляющего и казначея мне помогла найти Виоланда. Управляющим оказался мужчина сорока лет, который раньше работал в провинции, но что-то там у него с семьей не сложилось, и он решил попытать счастье в столице. Подозреваю, что время взбрыкнуть подошло — борода в бороду, бес в ребро, пытается доказать, что может и без поддержки семьи прожить. Однако ниша управляющих была прерогативой женского пола, мужчины в этом качестве хоть и встречались, но редко — экзотика, поэтому нормальную работу в столице он найти не смог, так и болтался все время на подхвате. Именно этой причине он, не раздумывая, ухватился за наше предложение, пусть в гиблых землях опасностей не счесть, но зато и конкуренции нет, не подсидит никто, как это частенько бывает в столице. Это мне по секрету хозяйка салонов сообщила, и так же поведала, что профессиональные качества у кандидата в управляющие вполне соответствуют нужному уровню.

Нужному уровню? Да пофиг, пусть начинает, а там посмотрю как справится, а то знаю я какой здесь уровень, все больше на помощников рассчитывают, вот таких, кто на подхвате.

С казначеем оказалось труднее, так-то желающих поработать на денежной должности хватает, стоит только заикнуться, как толпой подвалят, но прознав, ГДЕ именно придется применять свои таланты, сразу идут в отказ, еще бы, это вам не по Бродвею прошвырнуться, тут можно и самое дорогое потерять, жизнь. Но и туда нашлась «без мозгов», нет, соображала она нормально, даже можно сказать хорошо, а вот инстинкт самосохранения отсутствовал напрочь. На вопрос: «А не страшно ли вам отправляться в гиблые земли» она пожала плечами и выдала:

— Но вы же не боитесь, почему я должна бояться?

Хм очень интересная позиция, и она мне нравится, что до честности и неподкупности, то тут все просто, следуем старинному афоризму моего мира — «Доверяй, но проверяй», и уверяю вас, проблем не будет, если конечно к вам не пристроился человек, который замыслил украсть изначально.

Кстати, и секретарь попалась ей под стать, тоже без царя в голове, это же надо, поругаться с самой представительницей дома Ксорис, родственницей Тимонды. Мне потом не помог даже статус избранника Оливии, пришлось выслушать много неприятного, но на требование немедленно уволить «эту хамку», уперся всеми четырьмя, на этой должности мне нужен именно такой человек, который не побоится и герцогиню по матери послать. Осталось решить вопрос с начальником охраны и можно считать «круглый стол» у меня есть.

* * *

Как я и предполагал, Винченца оказалась в своем репертуаре и попыталась выпихнуть меня в дальний путь без денежного и материального обеспечения. Ага, бегу, бегу милая, спешу, уж в кровь расшибся, чтобы успеть выполнить твой каприз. Короче опять пришлось заявить, пока все положенное, кроме переселенцев, своими глазами не увижу, никуда за пределы столицы шагу не ступлю. А будут дальше тянуть, пошлю их…, в общем далеко пошлю, по закону имею право. Так и сижу, выжидаю, мне эта ситуация выгодна, по крайней мере есть время хорошо подготовиться.

Правда от подготовки меня отвлекли самым наглым образом, в столицу приехала Тимонда с Оливией, естественно все свои дела пришлось забросить и тащиться на разборки.

— Смотрю, ты не смог отказаться от «милости» Его Величества. — Сходу въезжает в ситуацию герцогиня.

— Там Винченца постаралась, — морщусь я, — все по закону сделано, отвертеться сложно.

— И что собираешься делать дальше?

— Ехать, — даю очевидный ответ, — моя задача добраться до замка и выбраться из него живым. Дальше по ситуации, если что-то можно будет сделать, делаю. А если все плохо, то по мере возможности пытаюсь спасти людей и забыть об этих землях до следующего лета.

Тимонда победно смотрит на свою дочь:

— Ты учись, учись — граф правильно рассуждает, не геройствует без нужды. Даже спасать себя не просил.

— А что, меня можно было как-то спасти? — Вмешиваюсь в семейный разговор.

— Трудно сказать, — пожимает плечами герцогиня, — но если бы ты разорвал помолвку, то шансы определенно появились бы.

— Они бы стали гораздо выше, если бы я пел серенады у двери Ее Высочества.

— Не обольщайся, — ухмыльнулась Тимонда, — место у ее двери уже занято. Там мастера петь серенады нечета тебе.

— Да я как-то совсем не страдаю по этому поводу.

Хм, а чего это герцогиня так на меня смотрит? И Оливия тоже все больше в сторону молчит, уж не угадал ли я, предположив, что Тимонда сама стала заложницей ситуации и отказаться от помолвки не может. Вот я попал. Говорила мне мама, не верь женщинам, обманут. И ведь обманывали в прошлой жизни…, а может быть, и нет. По этому поводу я всегда вспоминаю бессмертные строки: «Ах, обмануть меня не трудно!.. / Я сам обманываться рад!». Была все же надежда, однако сейчас становится понятно, что волею обстоятельств ни она, ни я стать инициаторами разрыва не можем. А значит, герцогиня потребует продолжение банкета.

— Антонадо, а ты слышал последние сплетни про тебя и Оливию? — Задает интересный вопрос герцогиня.

— Это вы про романы сочинителей? — Интересуюсь я, вопрос не праздный, единственный мой источник сплетен в столице это Виоланда, а он далеко не полный, так и хожу необразованный.

— Ну, да, — кивает Тимонда, — тут я виновата, упустила из виду, что жених моей дочери так и не был представлен членам нашего столичного клуба.

Ню, ню, так я и поверил об упущении из вида. Так там и ждут в герцогском женском клубе пацана с графским титулом, хоть бы сейчас не вешала лапшу на мои бедные уши. Видимо отношение к этому достаточно точно отразилось на лице, так как герцогиня сразу закашлялась, чтобы скрыть неловкость.

— Так что насчет сплетен? — Прихожу ей на помощь.

— В столице ходит слух, что между тобой и Оливией возникла такая любовь, что бедную девочку не остановило даже отлучение от рода. А твое извинение на дуэли однозначно трактуется как проявление любви к Оливии.

— Да? — Чешу затылок. — Очень интересный взгляд на события. Но Ваша Светлость, я уже призвал на помощь все невеликие остатки своего ума, но так и не в состоянии понять направление нашего разговора. Может, будет проще сразу перейти к делу?

— Не проще, Антонадо, — вздохнула мать Оливии, — это слишком деликатный вопрос, и мне нельзя его обсуждать с тобой в деловой манере.

— Даже так! — Тут действительно меня удивили. — А я подумал, что вы позвали меня, чтобы разорвать помолвку.

— Нет, я хотела обсудить с тобой полностью противоположную тему.

— То есть, у вас появилась причина рассматривать меня не только в качестве фиктивного жениха?

— Молодец, ты нашел правильную формулировку, — открыто улыбнулась Тимонда, — как ты отнесешься к таким изменениям?

— «А не пошли бы вы, Уважаемая…», — чуть не режу правду матку в слух, но вовремя спохватываюсь, неприязнь не повод для демаршей, тут не нужно «рвать с кровью», дом Ксорис пока еще мне нужен, поэтому надо попробовать славировать.

— Ваша Светлость, все же давайте говорить прямо, я уже пожалел, что два месяца назад дал свое согласие на помолвку с вашей дочерью. Теперь у меня проблем не счесть, нужно ли мне проблем еще больше?

— Почему больше? — Удивляется Тимонда, — после того как тебя одарят гиблыми землями ты станешь неинтересен сестре короля.

— Я не имел ввиду Винченцу.

— О…. — герцогиня покосилась в сторону дочери, — но тут все в наших руках, мы можем договориться.

— Зачем мне эти договоренности? — Пожимаю плечами, — У меня нет ни малейшего желания брать на себя какие бы то ни было дополнительные обязательства, мне и тех, что сейчас есть более чем достаточно.

— Но тебе предстоит сложная поездка, для этого понадобится много денег, — пошел в ход арсенал соблазнения блеском золота.

— Многие проблемы деньгами не решаются, — парирую я предложение Тимонды, — к тому же, зачем тратить больше чем это необходимо? Чем больше денег я получу со стороны, тем меньше будет выделено из казны. Разве не очевидно.

— Очевидно, — кивает герцогиня и тут же поворачивается к дочери, — Оливия, дорогая, мне кажется, тебе нужно привести себя в порядок после дороги.

— «Ясно, сейчас опять начнется шантаж», — пришло мне в голову, и не ошибся.

Как только дочь оказалась на достаточном удалении от нас, лицо Тимонды резко изменилось, былая доброжелательность испарилась, не оставив следа.

— Я могу понять твое нежелание связываться с моей дочерью, — начала она, — слишком много между вами накопилось неприязни. Однако обстоятельства требуют, чтобы девочка отправилась в опалу вместе со своим избранником. Будет ли это сделано с твоего согласия или нет, не имеет значения, Оливия в любом случае отправится вслед за тобой. А теперь подумай, как общество воспримет твое поведение, если ты будешь ее демонстративно не замечать, на чьей стороне окажутся симпатии?

Вот этого я не ожидал, все-таки главы домов мастера шантажа, шах и мат. Мне осталось только заскрипеть зубами от бессилия, стоило только представить, как это будет происходить.

— Вы хорошо знаете свою дочь, — сделал я еще одну попытку отпинаться от сомнительного счастья, — в конечном итоге она все равно не выдержит и возьмется за старое. Но терпеть ее выходки я больше не стану, как только это произойдет, я тут же отправлю ее назад.

— Куда назад? — Криво ухмыльнулась герцогиня. — Назад ей пути нет, отлучение от рода с этого момента перестает быть формальностью. Так что, если ты выгонишь Оливию, ей некуда идти и некому о ней заботиться.

— Опять пытаетесь воззвать к моей совести? — Хмурюсь в ответ. — Напоминаю, я один раз уже поддался на уговоры, второго раза не будет.

— Хорошо, — вдруг сдала назад Тимонда, — однако у меня еще много дел, поэтому прошу извинить, встретимся позже.

Что? Вот так легко сдалась? Да ни за что не поверю. И опять оказался прав на все сто. Через некоторое время, затраченное на утряску формальностей, выхожу за ворота представительского дома, и натыкаюсь на Оливию, она стоит рядом с дорожными сумками, оставленными прямо на мощеной улице, а ее лицо перечеркнуто дорожкой слез. Понятно, план главы дома в действии, мало ли чего я там говорил, а попробуй вот так пройти мимо, это и не по человечески, и вся столица взвоет от бездушия некоего молодого человека, который бросил бедную девочку лишившуюся всего ради любви. Тут мое отношение уже роли не играют, включается общественное мнение, которое я игнорировать не могу. Тяжело вздохнув, подзываю открытый возок, который здесь исполняет роль городского транспорта, и киваю вознице на вещи девушки.

Передав изгнанницу под опеку своему секретарю сам отправляюсь в ювелирную мастерскую, задумал я одну пакость сделать, которая поможет мне выжить в этом гадюшнике, а именно поступить так, как завещал великий Ленин: «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор». Ну, организовывать партию мне пока что здесь незачем, а пропагандировать и агитировать уже есть потр