Снега Перемен: Пророчество. Том 1 (без редактуры) (fb2)


Настройки текста:



Снега Перемен: Пророчество. Том 1

Пролог

4000 лет назад.

Молодой мир, где-то на Периферии Ойкумены.

Древний Хьёрд.

Высоко в небесах средь облаков раскрылся гигантский, многокилометровый разлом… разлом в самой ткани пространства. Появляясь, он сгенерировал ужасающий и очень сильный гул, заставляющий каждого услышавшего его оцепенеть от страха. Маня взгляд, словно бесконечная тёмная бездна, он неожиданно исторг из себя объятую пламенем фигуру.

С большой скоростью она стала лететь в сторону земли, рассекая толщи воздуха, будто стараясь спастись от чего-то.

Вдруг, со стороны разлома появилось ещё две фигуры. Это были две молодые на вид девушки, невиданной и нечеловеческой красоты. Они обе были одеты в схожие великолепные золотые доспехи, каждая из них держала по длинному волшебному копью, а их зелёные волосы развивались по ветру.

Стоя прямо в воздухе, более старшая из них стала осматриваться в поисках беглеца. Тот уже успел улететь очень далеко, но расстояние не было препятствием для её взгляда. Быстро найдя цель, девушка ринулась в погоню, а вторая полетела следом за нею.

В спешке, улетающий, был похожим на человеческого мужчину, но лишь похожим. Ведь закрученные красные рога на голове, а также покрытая трещинами, из которых вырывалось пламя, кожа, никак не могло быть присущим человеческой расе.

Мужчина был сильно ранен, вплоть до локтя отсутствовала его левая рука, а также множество внутренних травм остались скрыты в его теле. Но более страшные раны, были нанесены его душе.

Из последних сил он летел как можно дальше, пытаясь скрыться от преследователей.

Вырывающаяся из его раны серебристая кровь, орошала далекую под ним землю. Попадая на неё, маленькие серебристые капли заставляли все вокруг себя пылать сильнейшим пламенем. Ибо температура его крови достигала многих десятков тысяч градусов.

Путь его побега отмечался множеством огромных пожаров, но остановить кровотечение мужчина не мог.

Внезапное чувство опасности заставило его сделать неожиданный рывок влево, что отдалось сильной болью во всем теле. В том месте, где он только что был, за доли секунды после его уклонения пролетел слепящий глаза белоснежный луч.

Свет умчался дальше, за секунды пересекая сотни километров, он, в конце концов врезался в землю. Пылающий мужчина мог видеть, как далеко впереди, в месте попадания атаки, появился гигантский белоснежный купол, накрывший земли у горизонта и уничтоживший всякую материю в том месте.

Повинуясь собственным ощущениям, беглец резко вскинул целую правую руку, в которой был зажат пылающий боевой топор. Благодаря этому движению, в последнюю секунду, близь своей головы, он успел остановить лезвие смертоносного копья.

Прекрасная воительница нагнала его.

Отлетев из-за не равносильного столкновения, мужчина ужасно зарычал от боли встревоженных ран.

– Тебе больше не скрыться! – зазвучал прекрасный голос напавшей девушки. – Сложи оружие, и прими же свою участь!

– Сколько пафоса! – грубым, ломающим скалы голосом ответил мужчина. – Знай! За меня отомстят! Да и что ты сможешь сделать с мой душой!? Тебе не по силам развоплотить меня!

Девушка ничего не ответила. Сверкнул наконечник копья, свет которого ослепил всех существ во всей округе. Теперь красавица стояла в метре от противника, а лезвие её оружия вошло в сердце мужчины.

– Этим меня… не убить, – злобно улыбаясь выплюнул он.

Лицо воительницы продолжало оставаться холодным и безмятежным.

– Тёмный Пантеон вскоре падёт, – негромко произнесла она. – Умрешь и ты, Варлгал!

С последними её словами, всё копье покрылось древними и могучими рунами, увидев которые, глаза Варлгала расширились от ужаса.

– Откуда у тебя… – резко выкрикнул он, вместе с этим из последних сил замахиваясь топором. Но вместо того, чтобы попасть по противнице, он застыл. Руны засветились тёмно-синим цветом, полностью обездвижив цель, – руны древних…

Девушка прокрутила копье.

Со страхом в душе, Варлгал наблюдал как всё его тело начинает засасывать и деформировать, притягивая к наконечнику копья. Он никак не мог поверить в собственную кончину. Для него, смерть, казалась невозможной. Варлгал не верил в это…

Невидимая сила сжимала всё его тело в небольшой квадратный предмет. Искривлялось пространство, и вскоре, от него остался лишь небольшой оранжевый куб, изрисованный разными символами и узорами.

Взяв в руку предмет, который мгновенно сжег бы любого смертного, прекрасная девушка решила уничтожить его.

– Стой, сестра! – выкрикнула находящаяся рядом вторая красавица. – Уничтожив его, мы обречем этот мир на погибель! Он попросту не выдержит отдачи! Стоит ли победа этого!?

Холодные глаза старшей сестры взглянули на говорившую, от чего младшую укутал душевный мороз, заставивший её оцепенеть.

– Война без жертв не возможна! – ответила та, и направила копье на куб.

Многих трудов стоило младшей, чтобы пересилить себя, и преодолеть страх перед сестрой.

– Ну постой же ты, прошу! – взмолилось она, схватив сестру за руку. – Мы находимся на самой Периферии изведанных миров, этого мира даже нет на картах. Лишь волею случая мы оказались здесь, но я более чем уверена, что война более не коснется его! Позволь же сохранить его!

Ледяной взгляд вновь упал на неё, будто пытаясь заковать душу в лёд и подвергать её вечным пыткам. Но желающая сохранить этот мир девушка держалась.

– Тогда… что ты предлагаешь? Извлечь куб из этого мира у нас уже не выйдет.

– Я знаю, – выдохнув, кивнула младшая. – Насколько мне известно, Гробница Душ срастается с душой, заточенной в ней. И уничтожив артефакт, вместе с ним развоплотиться и душа. Но есть и иной способ! Для поддержания существования, гробница вытягивает силы из собственного пленника, то есть Варлгала! Я хочу сказать, что рано или поздно, но он сам умрёт! Нужно лишь спрятать артефакт.

– Ты же понимаешь, что Варлгал будет сопротивляться, и время от времени пробуждаться?

– Да. Но я верю, что смертные этого мира смогут пережить его эманации. Это всё же лучше, чем полное уничтожение.

Воительница с копьем несколько секунд провела в размышлениях, сомневаясь, стоит ли так поступать. Но в итоге, слова её сестры убедили девушку.

– Тогда нам придётся задержаться здесь, а также скрыть этот мир, от возможно взора иных Высших.

– Да! – радостно кивнула младшая.

***

Наши дни.

На северо-западе континента Хьёрд, располагалось множество пронзающих небеса горных пиков, кои во всём континенте были известны как Варлгалские Пики. С древних пор здесь жилы орлуны – представители антропоморфной расы, имеющей многие сходства с медведями. Очень высокие и крупные, они были полностью покрыты мехом. Их мощные конечности увенчаны матово-черными когтями, а сам их облик мог навеять ужас на любого человека.

Но какими бы опасными они не казались, орлуны были миролюбивыми существами, почитающими своих предков и историю. Но они отнюдь не были беззащитными, ибо превосходили по силе любого человека.

Основой их культуры было верованье в духов окружающих все зримое и не зримое, а также поклонение Матери Земли. А смыслом жизни каждого орлуна, с самого момента рождения было духовное единение с миром, через нескончаемое саморазвитие. Поэтому живя в мире и гармонии, представители этого народа занимались ремеслом и охотой, проводя свободное время в тренировках своего тела и разума (посредством медитации).

По всем землям Варлгалских Пиков, было разбросано пять племён орлунов, каждое из которых имело свою роль в их обществе.

На юге гор, прямо у границы с людскими странами обитало племя Белого Меха. Его представители отличались абсолютно белым цветом, а также самым крупным и выносливым телом. Среди всей общины племён, их называли – Защитники. Причиной этому была их вечная задача – защищать земли предков от людских вторжений, с коей они прекрасно справлялись многие века.

В этот день, у одного из горных пиков, на краю отвесной скалы сидел особо огромный белоснежный орлун. Глаза его были закрыты, но находясь в позе для медитации, душа его взирала куда-то вдаль.

В какой-то момент, он открыл глаза и обратился:

– Сагаш, что-то случилось? – пробасил он, с нотками естественного рычания в голосе.

– Да. Пришла весть с Горы Духов, созывается Великий Совет. И вы, как Первый Воин Белого Меха также должны быть там, – отозвался Сагаш стоящий в нескольких метрах позади. – Вождь Мурдум Старый Шрам уже ожидает вас для отправки.

– Что ж… Раз такова воля предков, то не мне ей противится, – изрек могучий орлун, медленно поднявшись.

Покинув пик, они, петляя меж скал, направились к поселению.

Там их уже ожидал вождь и некоторые воины, что подготавливали походные рюкзаки.

Завидев пришедших, один из орлунов, на лице коего был длинный чёрный шрам, а за спиной красовался, несвойственный их расе, меч, заговорил:

– Урнак! – радостно воскликнул он. – Рад тебя видеть! В своём уединении ты провёл аж три месяца, я даже начал волноваться. Но вижу, что всё в порядке…

– Мой Вождь, – выделив последнее слово, слегка кивнул Урнак. – Я так же рад вас видеть… Так в чём же причина Великого Совета, который не проводили уже как пять сотен лет?

– Ты как всегда серьёзен, – вздохнул Мурдум. – Ничего конкретного не знаю, лишь то, что Верховный Шаман увидел предсказание. И судя по тому, что собирают Совет, то ничего хорошего он увидеть не мог…

Урнак ничего не ответил, и лишь смутные мысли терзали его. Он не мог понять, связанно ли это предсказание с теми изменениями в потоках маны, что он стал ощущать несколько месяцев назад.

И даже не голосом разума, а наследуемым от древних предков предчувствием зверя, он ощущал – грядёт нечто великое.

Получив подготовленный рюкзак, только он и вождь выдвинулись в путь на северо-восток. Им не требовалось сопровождение, а учитывая их массивные тела и горную местность, никаких ездовых животных у орлунов не водилось. Любые путешествия были пешими.


Четыре дня спустя, двое путников, пройдя сквозь сокрытую горную тропу, наконец приближались к Горе Духов.

Она представляла из себя самую высокую гору к северу от озера Людум. Её пик никогда не покрывался снежными шапками, а подойдя ближе, можно было заметить, что он переливается всеми цветами радуги.

Особенно красиво, это бывало во время рассвета или заката.

Именно у подножья Горы Духов, находился единственный во всей их расе город. Так как обычно, орлуны обитали в больших деревнях, разбросанных среди гор. Этот народ любил большое количество личного пространства, и редко когда более нескольких сотен орлунов проживало в одном месте.

Но вот город Горы Духов был особенным, ведь всё племя Пятнистого Сердца проживало именно в нём. Они занимались ремесленной нишей в обществе орлунов. Также, здесь находился Алтарь Матери Земли, а значит и Круг Шаманов, с Верховным Шаманом во главе.

Можно было сказать, что этот город являлся сердцем всей их цивилизации.

Вождь и Первый Воин Белого Меха, приблизились к городским вратам. Там находилось лишь пара стражей из племени Черной Лапы. Они хоть и обратили внимание на эту пару, но никак не отреагировали, ведь среди орлунов не было преступников.

Попав в город, они первым делом направились к Алтарю Матери Земли, для молитвы и ритуала очищения.

И лишь на следующий день после обеда начался Великий Совет

***

В одном из домов города Горы Духов, сидя кругом на полу, собрались вожди и Первые Воины всех племён.

Начинался Великий Совет.

– Приветствую всех присутствующих в моём доме и в городе Горы Духов, – начал совет средних размеров орлун бурого цвета, но при этом полностью покрытый желтыми круглыми пятнами. – Для тех, кто меня лично не знает, представлюсь. Я вождь племени Пятнистого Сердца, Онок. Именно я попросил вас всех собраться в этом месте сегодня. Причиной этому является тревожное виденье, кое увидел Верховный Шаман неделю назад. Теперь передаю ему слово.

Взгляды десятерых орлунов, сместились на их сородича необычайного пепельного цвета, который был обвешан различными украшениями и артефактами.

– Представляться не буду, так как все и так меня знают. Сразу перейду к делу, – начал Верховный Шаман Тух, который лично проводил посвящение всех присутствующих здесь вождей и Первых Воинов. – Увиденное мною виденье, предсказывало следующее: чуть более чем через год с этого дня, пробудится огненный Варлгал, что был запечатан в древние времена.

Тух умолк, дав время каждому обдумать услышанное.

В зале совета повисла тишина, а в голове Урнака промелькнуло некое осознание…

Вскоре, первым тишину нарушил вождь племени Острый Коготь Бьёрн Разрывающий.

– Подтверждает ли это предсказание, легенду о Расколе Небес? – спросил представитель племени, члены которого имеют самые маленькие размеры тела, схожие с людскими. Но при этом, они были быстрейшими орлунами с самыми острыми и длинными когтями. В атаке мало кто мог с ними сравниться.

Верховный Шаман медленно кивнул, тем самым подтвердив догадки Бьёрна.

Увидев это, все присутствующие сразу же стали вспоминать легенду, кою знал любой орлун от мала до велика. В этот раз вместо молчания, некоторые из них стали паниковать, повышая голос, споря и перебивая друг друга. Ведь сомневаться в легенде о Расколе Небес, не смел ни один уважающий себя орлун.

Но вскоре, устоявшийся галдёж прервал рык одного из них.

– Хватит! – угомонил всех Урнак именующийся титулом Сильнейший, поэтому никто не смел проявлять к нему неуважение. Вновь устаканилась тишина. – Великий Совет собран ради решения проблемы, а не споров и балагана! Не позорьте память предков.

Никто не ответил, но все успокоились. Вскоре голос подал самый старый из всех присутствующих. Ерген, прозванный Живучим, вождь племени Бурого Глаза – охотников.

– Тут я соглашусь я юношей, – только он смел так называть Урнака. После чего, посмотрев на Верховного Шамана и вождя Онока, Ерген обратился: – Позвольте спросить… Что гласят письмена предков в отношении Раскола Небес? Вы же не просто так нас собрали, точно что-то придумали заранее?

– Ты прав, брат Ерген, – изрек шаман Тух Мудрейший. – Согласно древним письменам, во время прошлого пробуждения Варлгала, предки использовали сильнейшую магию, укрыв все племена в этом городе и ближайших территориях на многие века. Лишь так мы выжили. Но… но сейчас, мы не ровня великим предкам, и возможности повторить их подвиг у нас нет…

После такого, некоторые даже и не знали, что сказать. Поэтому первым вопрос задал никогда не унывающий Мурдум.

– Раз так, то, что нам делать?

– Как раз об этом мы и хотели поговорить. Ибо перед тем, как вы все прибыли…– шаман взял паузу, – мы обсуждали вариант ухода с Варлгалских Пиков на несколько веков…

Даже Туху Мудрейшему было тяжело сказать это, из-за чего он понурил голову.

Вновь тишина. Слишком много потрясений за этот вечер…

– Но… как? Разве предки примут такое? А что делать с Горой Духов и городом? Да и куда нам идти!? – в панике выкрикнул кто-то из присутствующих.

– Главное желание предков – это сохранение нашей расы! Лишь после, нужно думать за наши земли! – со сталью в голосе произнес Онок. – Магией можно сокрыть город и защитить его, на время нашего отсутствия. Что касается горы, то у людей не будет ни малейшего желания соваться сюда, после пробуждения Варлгала. Ну, а вот куда нам идти… это предстоит решить именно сейчас.

Вот только, мало кто из орлунов знал о землях вокруг их дома. Очень редко кто из них, вообще покидал Варлгалские Пики. Среди сидящих здесь, лишь двое бывали вне земель предков – Мурдум и Урнак из Белого Меха.

К ним то и устремились все взгляды.

– Люди нас не очень-то любят, – задумано изрек Мурдум, глядя куда-то вверх. – Точнее – любят, но лишь как добычу… А они же как муравьи расселились почти по всему материку!

– Именно, что «почти», мой вождь, – выделил это слово Урнак. – На всём известном мне континенте, есть лишь четыре места, не заселённые людьми. Пустоши – далеко на востоке, земли с запада от наших, Падшее Королевство на юго-западе и Магический Лес, находящийся южнее Падшего Королевства.

– И что же ты предлагаешь? – спросил его шаман Тух.

Урнак поднял правую руку, показав четыре пальца.

– Пустоши слишком далеко, и что бы попасть в них нам придется пересечь Теократию Теорн – самую агрессивную страну в отношении нашей расы. Такой переход станет лишь самоубийством… – загнул он первый палец, отрицательно покрутив головой. – С запада же от нас, хоть и нет людей, но там живут некие странные существа, о которых я слышал лишь слухи. Затевать войну я думаю мы не намерены (взглянул он на каждого, после чего загнул второй палец), вот и остается два варианта.

Сделав глубокий вдох, Урнак Сильнейший продолжил:

– Падшее Королевство занимает огромные территории, и там нет ни единого человека. Но и мы там жить не сможем, – орлун загнул третий палец, – ведь потоки маны там сильно искажены, и любое живое существо подвергается невероятным и ужасным изменениям…

Остался протянутым только один указательный палец.

– Выходит… ты предлагаешь уйти нам в Магический Лес? – спросил его слово шаман.

– Да! Место это далеко, и путь к нему не простой. Но там, как и в наших землях более сильный ток маны, а территории не обжиты из-за множества магических зверей, что только нам на руку, – пояснил громадный белоснежный орлун, достав карту материка.

Он аккуратно развернул её, положив в центр их круга на пол. Карта была приблизительная, и не имела границ стран, но это всё еще оставалось одним из важнейших сокровищ Урнака.

– Вот тут, мы должны будем выйти, – его коготь указал в самую южно-восточную точку Варлгалских Пиков. – Далее, практически прямой линией на юг, будет находится граница Королевства Лютус и Падшего Королевства. Пройдя вдоль неё, не менее полутора тысяч километров, мы попадём в крайнюю северо-западную точку Магического Леса (его коготь прочертил прямую линию, указав на конкретный участок карты). Так как там находится граница сразу двух государств людей, падшего королевства и самого леса, нам нужно будет уйти на юго-восток в глубь леса.

– Погоди Урнак! – воскликнул вождь Пятнистого Сердца. – Но разве ты не предлагаешь нам пройти через земли Падшего Королевства, про опасности которого сам и говорил!? Не пойдём же мы через земли людей!?

– Так и есть. Но на границе этих земель, искажения маны слишком слабы и редки, что позволит нам пройти. Хотя, возможно, и потребуется использовать защитную магию, но более безопасного маршрута мне не известно.

Сидящие на полу орлуны стали размышлять.

Через время равное сотни ударов сердца, Верховный Шаман заговорил. Предложив принять окончательное решение, орлуны стали голосовать. В итоге, хоть и с сомнениями или неверием в душе, было принято единогласное решение временно покинуть земли предков, следуя предложенным маршрутом. Урнака же было выбрано в роли их проводника и главы похода.

Весть разошлась птицами. И уже на следующий день, каждый орлун любого племени, знал о ситуации. Начиналась подготовка к предстоящему уходу.

В то же время, многие обитатели Хьёрда даже и не подозревали о грозящей им опасности.

Ибо никому не удастся спрятаться.

Ведь пробуждение Варлгала, затронет всех!

Глава 1

17 день 6го месяца 1345 год Нового Календаря. Суббота.

Республика Таартон. Северный Тьёрт.

Со второго этажа дешёвой таверны спускался уже не молодой мужчина. Старые доски ступеней противно скрипели с каждым его шагом.

«Ремонт здесь уже давно не делали…» – покачал он головой, параллельно с этим делая продолжительный зевок.

Хотя солнце только что зашло, Кайлер Дорс лишь сейчас проснулся, после чего покинул арендуемую комнату на втором этаже, дабы подкрепиться.

Первый же этаж таверны «Желтая Свинья» был типичней харчевней, с десятком круглых столиков и длинной барной стойкой.

В это время суток, особенно перед единственным выходным в неделю, здесь было довольно-таки многолюдно. Стоял сильный шум, весёлых и пьяных мужчин. Свободных столиков не было, а у стойки осталось лишь два пустых стула. К ним то он и направился.

Подойдя ближе, он взглянул на оба стула, что стояли рядом. У него тут же возник вопрос: «А куда сесть-то?». Причиной этому было то, что один из них был полностью покрыт чем-то очень сильно напоминающим еду. Только еду которая уже побывала в чьем-то желудке, на долго там явно не задержавшись.

Второй же стул был чист, но судя по тому, что из четырёх предполагаемых ножек у него осталось лишь три, комфортно посидеть точно не выйдет.

Вот за такой вот дилеммой, своим боковым зрением мужчина внезапно заметил, как со стула справа (через один) кто-то встал. Быстрыми и четкими движениями он занял освободившееся место, слегка улыбнувшись.

– Какого хера, старик!? – вскрикнул внезапно кто-то позади него.

Обернувшись, Кайлер увидел худощавого и усатого мужчину лет тридцати – типичный работяга, напивающийся в любой возможный момент. Ибо спиртным от него разило аж за три метра.

– Я тебя спрашиваю, – неуверенно указал он пальцем на Кайлера. – Я вообще-то собирался сюда сесть!

– И что с того? – нейтрально спросил старик. – Сядь в другом месте…

На лице пьяницы промелькнула злоба. Сделав пару шагов ближе, он бросил свою руку на плечо Кайлера, после чего процедил сквозь зубы:

– Слышь, старый пёс! – приблизил он свое лицо, обдав Дорса вонью изо рта и крепко сжав его плечо. – Либо ты сейчас сам встанешь, либо я тебе помогу! Уяснил!?

Всё еще спокойный, старик (хотя таковым он себя не считал) взглянул в глаза пьяному идиоту.

– А что, если нет? – ответил он.

От взгляда и слов старика, у усатого мужчины резко закружилось в глазах, его дыхание участилось, а сердце стало стучать словно желая выпрыгнуть из груди. Казалось, словно он, резко попал в ледяную воду в полной темноте. Некий животный страх затмил его разум.

В таком состоянии он сделал несколько шагов назад, пока не упал на пол, ибо ноги больше не держали.

Секундами спустя это состояние стало пропадать, но воспоминания о нахлынувшем ужасе всё никак не отпускали его. Будто на ватных ногах и с трусящимися руками, он быстро покинул таверну.

Понаблюдав за этим всем, Кайлер повернулся обратно к стойке. Остальные же клиенты этого заведения даже не обратили внимания на произошедшее, и лишь небольшая, дурно пахнущая лужица в месте падения пьяницы осталась единственным следом происшествия.

Положив ладони на деревянную стойку, Дорс резко отдернул левую руку от неожиданности.

– Да твою ж! – негромко выругался он. – Занозу загнал… Эй, мать! Ты подойдёшь ко мне иль как?

– Чего тебе? – ответила ему дородная женщина, стоящая за стойкой.

– Есть чё пожр… то есть, что поесть? – поправил он себя по старой привычке.

– Закуски… – подошла она к нему. – Ну ещё может быть рагу осталось… холодное.

– Неси! И эля давай, любого.

Женщина “агакнула” и пошла на кухню.

Кайлер же тем временем пытался вытащить клятую занозу. То зубами, то ногтями, но чертовка никак не поддавалась, и это слегка бесило его.

Так, незаметно прошло несколько минут, и вот, казалось, он почти её подцепил, как плюхнувшаяся перед ним тарелка и кружка, резко сбили его с цели. Прознающим взглядом, он сначала посмотрел на посуду с едой, а затем и в глаза толстухе. Но всё же промолчал.

– Ладно, – мысленно махнул он рукой. – Сама выйдет.

Мужчина приступил к трапезе.

Как и говорила женщина – рагу оказалось холодным, но при этом всё еще вкусным. Расправившись с ним, Кайлер перешёл к элю, чуть позже потребовав закусок к нему.

Вот так сидя и распивая уже третью кружку спиртного, Дорс блуждал по тропам воспоминаний. Так бы и длилось это аж до поздней ночи или утра, если бы его чуткий слух не уловил один интересный разговор за ближайшим столиком.

– Ты уверен? – спросил владелец очень хриплого голоса.

– Точно тебе говорю! – отозвался второй мужчина, сильно картавя. – Поставок из империи ближайшие месяца не будет!

– Откуда такие знания? – с натугой спросил хриплый (так его окрестил Кайлер).

– Мне брат письмо написал. А он, между прочим, в столице на мага учится, говорит скоро станет магом 2го порядка! Так вот, он пишет, что в Южном море изменился поток маны, и из-за этого началась сильнейшая буря! Говорит, что она будет длится не менее пары месяцев.

– А вдруг это не правда? Где доказательства? – не сдавался он. – Да и чё такое “мана”?

Вместо ответа, картавый приложился к кружке с алкоголем, пока не осушил её полностью.

– Дурья твоя башка… – вытер он рот рукавом. – Да можешь хоть сейчас поехать на юг, к морю. В любом порту будут стоять сотни кораблей! Никто сейчас не плавает. Чай кормить рыб не хотят!

Рассмеялся он своей шутке, после чего продолжил:

– А о мане, я и сам мало чего знаю. Брат рассказывал, что эта такая невидимая хрень, летающая вокруг, и перемещающаяся из одного места в другое. Именно её маги и используют для своего колдовства! И как я понял с его слов, она может влиять на погоду, типа, когда еее… – покрутил он пальцем в воздухе вспоминая слова, после чего произнес чётко заученную фразу, – течение и атрибут маны локального сегмента меняются из-за внешнего воздействия множества факторов! – гордо произнёс он.

– Ага… – закашлялся хриплый, – ты хоть понял чё сказал?

– Не особо, – заулыбался его друг, после чего окликнул официантку.

Дальнейший их разговор скатился к более похабным речам, от чего Кайлер перестал их случать.

«Интересно это получается, – задумался старик. – Если он говорил правду, то к морю мне путь заказан. Ждать же я не намереваюсь, так что завтра нужно будет перепроверить эту информацию и в случае чего отправляться через север… Чёрт! Как же не вовремя эта буря началась! Всё же надеюсь, что это неправда…».

Расправившись с седьмой кружкой эля, но при этом практически не опьянев, Дорс расплатился и вышел прогуляться. Заняться было нечем.

Ночное небо украшала огромная фиолетовая Луна. Испещрённая множеством кратеров, она притягивала к себе его затуманенный взгляд.

Прохладный ветер заставил оголенные предплечья покрыться мурашками, и Кайлер слегка вздрогнул от гуляющего по коже мороза. Хоть и был последний месяц лета, но всё же после захода солнца на улице спешило похолодать.

Блуждая средь одно- и двухэтажных каменных домов Северного Тьёрта, Кайлер вновь окунулся в омут старых воспоминаний. Шаг за шагом он сворачивал в мелкие переулки, бездумно направляясь куда вели ноги. Лишь редкие стражи города встречались у него на пути, практически не обращая на путника никакого внимания.

Вчера ночью, его дела в этой стране закончились. Теперь ему предстоит отправиться в столицу Теократии Теорн, дабы разыскать кое-кого. После чего он наконец закончит… закончит дело последних шести его лет.

Республика Таартон, в которой он сейчас находился, была самой юго-западной человеческой державой. И самой молодой. Помимо этого, она была частично изолирована от всего мира. Ибо с севера граничила с землями Падшего Королевства, а с востока с Магическим Лесом. Лишь Южное море, омывающее республику с юга и запада, позволяло поддерживать связь с остальным континентом.

Поэтому, если аномальная буря действительно началась, то это очень сильно ударит по экономике государства. Так как не имея какого-либо импорта и экспорта несколько месяцев, начнётся сильный дефицит многих товаров из Империи Маар, кои сама республика пока не в состоянии производить.

Страна с всего лишь тридцатилетней историей была слишком ограниченна, и сильно зависела от своего ближайшего союзника – империи. Даже валютой здесь была грания, чеканивщаяся также в империи.

История самой же республики была довольно интересна, ведь по факту, земли, которые она сейчас занимает, раньше были частью Магического Леса.

Всё началось семьдесят пять лет назад. В те времена Падшее Королевство было известно как Людурт. Тогда оно было самым продвинутым государством, как в технологическом, так и в магическом планах. Можно сказать, что оно стояло на ровне с Теократией и Империей, и возможно даже превосходило их.

Тогдашний король – Родерик Людуртский, был гениальным магом и правителем, носил титул одного из четырёх архимагов Хьёрда. К несчастью, продолжить своё правление у него не вышло…

В один из зимних дней, произошёл неизвестный науке катаклизм – мирно текущая мана, начала бушевать, изничтожая и искажая всё на своём пути. Менее чем за сутки, почти половина всего населения королевства умерла или превратилась в ужасающих монстров. Жить на этих землях стало невозможно.

Сотни тысяч беженцев с южной части, уже Падшего Королевства, могли уйти лишь на юг. Так как чем ближе к центру, тем сильнее было воздействие аномалии. Лишь на окраине и при помощи магов, им удалось выжить и бежать.

Вот тогда-то бывшие подданные Людурта и совершили невозможное – стали заселять часть Магического Леса. Место, известное крайне большим количеством различных магических существ, в десятки, а то и сотни раз превосходящих людей по силе, которые и не позволяли двуногим даже помыслить о жизни в этом месте.

Но у беженцев не было выбора. Имея более страшную угрозу позади себя, они массово входили в Магический Лес, отчаянно сражаясь с магверями (магическими зверями).

Обоюдное истребление длилось почти сорок лет, пока люди не смогли освободить для себя достаточно земель. Погибло более семидесяти процентов изначально бежавших из Падшего Королевства. На их костях, крови и героизме, выжившие построили новое государство. А так как все те сорок лет практически вся власть была у целой группы различных людей, то Таартон стал республикой. Во главе которой стоял парламент, избираемый гражданами раз в десятилетие.

Вскоре, первые лучи солнца, попав в глаза Кайлеру, заставили его опомнится. Ведь в своем бесцельном брождении по городу, он забрёл аж в самый дальний район.

Спать совсем не хотелось, поэтому мужчина решил направиться в центр города.

Идя дальше, он изредка встречал вышедших на улицу людей. Хотя и был выходной, некоторые всё же продолжали работать, либо просто имели совсем другой график.

Через полтора часа неспешного шага, Кайлер наконец добрался до фонтана – главной достопримечательности, украшающей центральную площадь Северного Тьёрта. Усевшись на одну из скамеек, он стал разглядывать окружающие фонтан здания. А посмотреть было на что, ведь в отличие от большинства домов города, здесь находились большие четырех- и пятиэтажные строения. Среди коих был банк, мэрия, роскошная гостиница, аукцион и здание прессы.

Вот последнее его и интересовало.

Благо этот город был одним из важнейших в республике, поэтому здесь печатались газеты. Он стоял наравне со столицей Баркот и Южным Тьёртом.

Новые выпуски газет выходили как раз по воскресеньям, освещая события прошедшей недели, кои собирались журналистами из множества мест. Поэтому если информация о аномальной буре правдива, то её точно осветят в сегодняшнем выпуске. Кайлеру осталось дождаться лишь начала продаж.

Вскоре, мало по малу в здание прессы стали приходить различные люди – работники, и уже буквально через час они начали работать. Открылся центральный вход, начали прибывать почтовые дилижансы и гонцы-всадники.

Купив газету за десять граний одной серебряной монетой, что было не очень-то и дёшево, Кайлер принялся читать. Привлёкших его внимание новостей было несколько, а самой основной стала следующая:

«Бушующая аномалия, или временная изоляция!?» – гласил заголовок.

«Как сообщают многие моряки и работники портов у южного побережья Республики, приблизительно десятого числа этого месяца на горизонте образовалась огромная чёрная туча, вскоре покрывшая весь небосвод. В Южном море разразилась огромнейшая буря за всю историю нашего государства!

Вся морская промышленность встала!

Как вскоре сообщила экспертиза, которой руководил Магистр Люциус Гонв – эта буря не является естественной, а лишь результат резкой и аномальной смены течения маны в этом регионе.

– Такое поведение магической энергии – маны, является крайне редким событием. Так что в ближайшие пару месяцев она должна прийти в спокойствие, после чего погода нормализуется, – сообщает Магистр Люциус.

В связи с этими печальными событиями, временно, наша Республика становится отрезана от морской связи с Империей Маар и Торговым Альянсом. По этим же причинам, от имени Верховного Парламента Республики Таартон, просим граждан и приезжих сохранять спокойствие и не поддаваться панике!

Наше растущее государство способно выдержать этот период изоляции!»

Худшее опасение Кайлера подтвердилось – путь морем перекрыт. Остается выдвинутся лишь крайне опасной дорогой вдоль границ Магического Леса и Падшего Королевства.

Шансов умереть – девяносто девять из ста. Но другого пути не оставалось, а ждать конца бури он не собирался.

Теперь требовалось купить детальную, а значит дорогостоящую карту той местности, после чего составить маршрут и закупить припасы.

Дорога обещала быть очень сложной. Но об этом Кайлер подумает чуть позже, сейчас же он решил дочитать газету.

Ну не зря же он потратил на неё столько денег?

***

«Долгожданная экспедиция»

«Как сообщает Председатель Верховного Парламента Юлиус Раставери, точно 1го числа 10го месяца этого года, в первый же день зимы, выступит Первая Северная Экспедиция.

Её целью станет исследование территорий Падшего Королевства, и поиск возможных причин случившейся катастрофы семьдесят пять лет назад.

В состав экспедиции будет входить более сорока человек – воины и маги 4го порядка и выше. Но конкретные имена пока не разглашаются. Известна лишь причина выбора этой даты.

– Разработанные республикой новые заклинания сокрытия и защиты от искажений, более эффективно работают при пониженной температуре, – говорит Юлиус Раставери. – Это в разы повысит выживаемость экспедиции, а также поможет в борьбе с абиссалами.

Для наших читателей разъясним.

Абиссалы – существа, порожденные искаженными потоками маны, населяющие земли Падшего Королевства. Они невероятно сильны, агрессивны и опасны.

Что ж, мы лишь можем пожелать успехов и удачи этим смельчакам, и ждать их возвращения!»

***

«Будущее поколение магов»

«Начинается набор новых студентов Башни Магов – лучшего места Хьёрда для изучения магии!

Проводимый раз в десять лет, очередной набор будущего поколения магов обещает стать самым массовым. Молодые и талантливые люди со всех уголков материка, уже давно выдвинулись в путь к Башне. Ведь ходят слухи, что в этот раз сам Повелитель Башни Магов, владеющий титулом Архимага, будет присутствовать во время отбора кандидатов в студенты.

Напомним, что благодаря программе «Поиск Талантов», созданной Верховным Парламентом ещё три года назад, в этот раз представителей нашей Республики отправилось более трёх сотен. Что в двадцать пять раз больше, чем в прошлом десятилетии.

Этим нашим гражданам, очень повезло, что они отправились раньше, чем произошла печально известная Аномальная Буря.

Сейчас, согласно расчетам, они должным уже пересекать территории Теократии Теорн, и через несколько месяцев прибыть в земли Башни Магов.

Можем лишь поддержать и пожелать им удачи в предстоящем отборочном экзамене, который пройдёт 10го числа 1го месяца следующего года.»

***

«Очередной военный конфликт»

«Как сообщает наш информатор из Торгового Альянса, на границе королевств Тристан и Льюс, начались очередные боевые стычки, пока лишь с применением заклинаний низкого порядка. Но обстановка накаляется.

Две воинствующих уже более трёх сотен лет державы, никак не могут остановится. Особенно, агрессивной стал Тристан, после того как Льюс в Третей Войне потерял громадное количество своих территорий (ибо первым принял удар от угрозы с востока), ныне превратившихся в Пустоши.

Ведь до этих событий двадцатилетней давности, именно огромное королевство Льюс представляло большую угрозу для Тристана. Сейчас же, после того как оно стало размером лишь с четверть нашей Республики, пришла очередь их оппонентов показывать зубы.

Двухлетнее перемирие закончилось… но ещё есть возможность что большие державы вмешаются в этот конфликт, на что сильно надеется ослабленный Льюс.

Наш информатор и далее будет продолжать следить за ситуацией.»

Глава 2

Уже на следующий день, в понедельник, Кайлер Дорс покинул Северный Тьёрт верхом на коне. Ему предстояло добраться до деревни Дальняя, после чего покинуть пределы Республики Таартон.

Составленный им ранее маршрут, предполагает, что он будет продвигаться по крайним землям Падшего Королевства, почти не ступая в Магический Лес.

Там должна быть старая дорога, что когда-то соединяла линию фортов, защищавших Людурт от набегов магверей. Сейчас же форты уже уничтожены или разобраны беженцами более тридцати лет назад, а магвери и сами не желают больше вторгаться в Падшее Королевство.

Но сама дорога должна была остаться.

По крайней мере Кайлер надеялся на это…

После первых суток, под мерный цокот копыт его лошади, Кайлер продвигался к деревне. Точнее это была дорога к пограничному городу, а дабы попасть в Дальнюю требовалось свернуть на полпути. По его расчетам осталось где-то часов двадцать дороги.

Деревня была крайне отдаленной, оттого так и назвали.

Через пару часов езды, не доезжая до поворота на деревню всего несколько километров, мужчина увидел впереди себя группу мельтешащих людей прямо посреди дороги.

Подъехав ближе, Кайлер наконец смог разобрать общую картину происходящего. Все было просто и банально – десяток разбойников остановили и грабили очередных путников.

Вскоре они заметили Кайлера, от чего несколько из них натянули стрелы и навели оружие на старика.

– Опа… Новый клиент! – выкрикнул некто из них, из-за чего вся шайка рассмеялась. Затем он, взмахнув рукой, крикнул: – Эй! Сюда шагай, и не вздумай рыпаться!

В десятке метров от бандитов, Кайлер спешился и зашагал к ним, положив левую ладонь на рукоять клинка. Его спокойный и цепкий взгляд уперся в кричавшего, который предположительно и был командиром этих бандитов.


– Старик ты из ума выжил!? – указал их главарь пальцем на жест Кайлера. – Думаешь такая рухлядь как ты, справится с десятком мужиков одним лишь этим ножичком? К чему он тебе вообще?

Будто по команде, остальные его приспешники дружно рассмеялись этой, по их мнению, смешной шутке.

Остановившись в паре шагов от говорившего, Дорс продолжал молчать.

– Твое молчание продолжает меня бесить! – выпалил разбойник, после чего послышался звук извлекаемого меча. Приставив оружие к горлу Кайлера, он улыбнулся. – Плевать… Сейчас же доставай все свои деньги, ценности, а также отдавай нам оружие и коня! И только вздумай что-нибудь учудить – сразу последуешь за ними!

С кривой ухмылкой, бандит указал пальцем свободной руки за спину, где на земле лежало двое трупов мужчин. Увидев это, лицо Кайлера изменилось в гримасу отвращения, после чего он вновь вернул себе прежнее спокойствие. Всё это случилось столь мимолетно, что никто даже и не обратил внимания.

С самого рождения, Дорса учили ценить человеческую жизнь и оберегать её. Но проживая уже седьмой десяток и видя истинную суть человечества, он сформировал собственный кодекс поведения. Благодаря одному из первых изученных на опыте своей горькой жизни уроков, Кайлер понял: человеческая жизнь ценна, но есть и те, кто эту ценность отбросил…

Переместив взгляд с трупов на главаря разбойников, Кайлер сказал:

– Знаешь… А ведь оружие создано не для угроз, – со сталью в голосе произнес старик.

– Ты идио… – не успел бандит договорить фразу, как застрявший в его горле меч помешал этому действию.

Разбойники спохватились не сразу. Никто даже не успел заметить движений Кайлера, поэтому несколько секунд они в ступоре смотрели на умирающего капитана.

Легкое движение рукой и голова их командира падает на землю, за ним поспешило и тело.

Синхронный крик ярости, вырвавшийся из нескольких глоток товарищей падшего преступника, вывел остальных из ступора и ознаменовывал команду к атаке.

Разбойники стали резко выхватывать оружие. Кто меч, кто топор. Лучники же поспешили прицелится и спустить тетиву.

Но Кайлер не дал им и шанса.

Сумасшедшей силы давление упало на каждого из них, заставив рухнуть на колени и выронить оружие. Кроме физической тяжести, было так же и психологическое давление: страх и ужас из самых потаённых глубин подсознания заполнил их разумы.

Покрывшись морозным потом, они стали хвататься за горло, не способные сделать даже и малейшего вздоха. После чего звук треска костей и пена изо рта предзнаменовали их конец.

Кажущаяся вечностью для них пытка, на самом деле протянулась не более пять секунд, после которой у каждого бандита остановилось сердце. Абсолютно все они в последние мгновения своей жизни смотрели на старика перед собой, видя в нём ужасающего монстра.

Их глаза остекленели, оставив лишь пустой выжженный взгляд. Души покинули эти бренные тела…

Виновник же всего происходящего, продолжал холоднокровно взирать куда-то вдаль за облака. Будь здесь кто-нибудь посторонний и наблюдай он за Кайлером, то мог бы испугаться той отрешённости что демонстрировал старик. По его спокойному выражению лица, нельзя было даже сказать, что здесь только что умерла дюжина людей. Слишком мирным оно было.

Старый воин уже давным-давно ничего не ощущал в таких ситуация, слишком холодной стала его душа, лишь изредка позволяя давно забытым эмоциям взять верх…

Резким росчерком меча по воздуху, он оросил землю кровью, тем самым очистив клинок, чтобы затем вложить его в ножны.

Оседлав гнедую, он направился дальше.

В то же время, оставшиеся за его спиной трупы зажглись тёмным пламенем, кое вскоре поглотило их всех без остатка, не оставив и следа. Следом пропало и оно само.

***

В суме около двух суток заняло его путешествие к деревне. Там он остановился на лишь на ночь, после чего в конце концов выдвинулся к границе.

Пол дня спустя он уже видел пограничный гарнизон, охраняющий подходы как со стороны Падшего Королевства, так и со стороны Магического Леса.

На подъезде к гарнизону, который расположился в обнесенной четырехметровой стеной крепости, Кайлера уже сопровождали взглядом и стрелами несколько часовых. Не доезжая до закрытых ворот с десяток метров, он остановился, взглянув на них.

Дорса окликнули:

– Кто таков? По какой причине прибыл к границе? – выкрикнул настороженный лучник, не заметив военной формы на всаднике.

Конечно, Кайлер мог бы обойти военных, пересёкши границу в другом месте. Всё же такие гарнизоны стояли в отдалении аж пятидесяти километров друг от друга. Но таки было несколько причин, пройти законным способом.

Для начала, он знал, что в каждой крепости есть артефакт, генерирующий невидимую стену от одного гарнизона к другому. Она не создавала препятствий, но пройдя сквозь неё, пограничники сразу узнавали о нарушителе и могли его выследить, так как стена оставляла магическую метку.

Но даже это не было главной проблемой, точнее для Кайлера даже и не являлось проблемой.

Главная причина его приезда сюда, это то, что прямо за этой крепостью и находилась та самая дорога, по которой он собирался ехать. А обходить гарнизон, да и вообще связываться с военными (которые могут и в погоню бросится) он не горел желанием. Поэтому и решил пройти границу как положено в других странах – через гарнизон.

Хотя именно эту границу изнутри обычно и не пересекали…

– Я простой путник! Хочу пройти через границу! – выкрикнул Дорс им в ответ.

Четверо часовых синхронно переглянулись после его слов, молча недоумевая. Тот, кто обращался к Кайлеру изначально хотел было прогнать этого чудака, но немного поразмыслив, ответил:

– Ожидайте! – после чего повернулся к другому часовому и приказал ему нечто.

Получивший приказ быстро покинул пост, дабы выполнить его.

Через чуть больше, чем пять минут на стену, вместе с вернувшимся часовым, поднялся высокий и худощавый мужчина в офицерской форме. С недовольным и заспанным лицом, он постоянно бубнил что-то, своим лицом выражая негодование. Отдавшие честь лучники, прикладывая правый кулак к груди (мизинцем к сердцу), коротко пересказали ситуацию.

Офицер, покивав, взглянул на ждущего у ворот.

Кайлер ответил тем же.

Продержав зрительный контакт с десяток секунд, худой мужчина резко собрался и приказал отворить дверь в воротах. Сам же он спустился вниз.

Вскоре, из открывшейся двери (встроенной во врата) вышел этот офицер.

– Мне сообщили, что вы желаете пересечь границу!? – утверждая, но в тоже время будто спрашивая сказал он. – Я капитан Оттон Гаронс, заместитель начальника гарнизона. Предлагаю пройти внутрь.

Кайлер слез с коня и под внимательным взглядом часовых, уже опустивших луки, прошел внутрь стен. Проследовав за капитаном, он оставил лошадь снаружи, сам же пройдя в здание крепости. Попав в кабинет капитана, Дорсу предложили выпить, от чего он не отказался.

Налив бокал вина, капитан передал его гостю, после чего сел за стол.

– А себе? – спросил сидевший напротив Кайлер.

– В рабочее время нельзя, – немного грустно выдохнул офицер, разведя руками. – Перейдём к вашему делу. Мне нужно знать, что вы не преступник. Можете показать ваш документ, подтверждающий личность?

– Я не гражданин республики. Так что у меня есть лишь это, – протянул он металлический браслет, снятый с правой руки.

Капитан Оттон удивленно приподнял брови, но всё же взял протянутый предмет. В тот же момент, как прохладный метал прикоснулся к его коже, в голове военного стали мелькать различные образы: браслет передал информацию о Кайлере прямо в разум.

Потерев переносицу и встряхнув головой, офицер вернул артефакт.

От внимательного взгляда Кайлера не скрылась мелкая дрожь в руках офицера, кою он к своей чести быстро унял.

– Хм. Я, конечно, слышал о Дальних Рубежах, но никогда и подумать не мог, что увижу легендарный именной браслет Первой Стражи, – взял он паузу. – Что ж, это честь для меня встретится с ветераном Третьей Войны. Я сейчас же заполню документы и затем вы сможете покинуть республику.

– Благодарю, – кивнул старик, одновременно с этим слегка приподнимая бокал.

Потягивая вино, он дождался пока Оттон заполнит нужный документ, и затем расписался на нём, тем самым подтверждая, что осознает всю опасность вылазки на ту сторону границы.

Закончив с этим, они оба покинули кабинет, и заместитель начальника гарнизона проводил Кайлера ко вторым вратам, выводящим на сторону Падшего Королевства. Уже за стенами, Оттон пожал Кайлеру руку, пожелав удачи в нелегком и опасном пути.

Вернувшись в кабинет, капитан умостился за своим стулом закинув ноги на стол и занялся своим обыденным занятием – чтением различных документов и отчетов.

Меньше, чем через час, к нему пожаловал один его старый друг и сослуживец.

– Старина, мне тут птичка нашептала, что ты у себя принимал кого-то, а затем даже лично проводил его к воротам! – театрально подняв палец вверх, второй рукой погладил он свои пышные усы. – Что же это такое на тебя нашло, что наш грозный зам начальника – «Ужас новобранцев», спустился к простому смертному?

Оттон исподлобья взглянул на вошедшего без стука в дверь друга, молчаливо сверля его взглядом. Резко встав с рабочего кресла, он подошел к шкафу и на мгновенье задержав взгляд на часах, открыл дверцу. Взяв откупоренную лишь сегодня, дорогостоящую бутылку вина, подаренную ему когда-то в честь получения звания капитана, он наполнил себе сразу же полный до краёв бокал.

Под удивленный взгляд лейтенанта, он залпом выпил его, чтобы затем наполнить заново и сесть обратно.

– Что на меня «нашло», спрашиваешь? – наконец подал голос Оттон, выделив это слово. – Я бы сказал удача, Марк! Вот что это было…

– Не понял. Давай поконкретней! – развернув стул для приема посетителей спинкой к столу, Марк сел в ожидании ответа.

– Ты же помнишь, что я близок к тому, чтобы стать магом 4го порядка? – дождавшись утвердительного кивка, Оттон продолжил. – Так вот, уже почти неделю, как я могу более-менее точно определять конкретный порядок.

– Хочешь сказать, что тот тип силен? – уточнил лейтенант.

– Силен!? – странной интонацией вымолвил капитан, нагнувшись ближе к столу. – Всего лишь три слова. Воин. Седьмого. Порядка, – чётко произнёс он последние слова, выделяя каждой из них.

Брови Марка взлетели вверх, будто собираясь покинуть его лицо. Забавно пошевелив усами, он наигранно вздохнул.

– Магистр… – прошептали его уста.

– Он самый! – резко воскликнул Оттон, после чего вновь осушил бокал.

– Но… Он из Верховного Парламента или генералитета? Что забыл в этой глуши человек способный в одиночку вырезать весь тысячный гарнизон!? – слегка испуганно выпалил Марк, хлопнув по столу ладонями.

– Нет. Он не из верхушки… даже не из республики.

– Да!? – удивился Марк, сразу же кое-что вспомнив. – Кстати, ты сказал, что это была удача. Что-то я так и не понял к чему ты это говорил?

– Удача в том, что именно меня первым встретил часовой, и я не поленился подняться на стену. Благо я смог определить в нём Магистра и действовать соответственно, – раздался очередной звук наливающейся в бокал красной жидкости, но уже с другой стороны стола. – Но и это не всё! На просьбу предоставить документы для оформления, он дал мне именной браслет Первой Стражи, Марк!

Также наливший себе вина приятель, успев лишь немного отхлебнуть этого напитка, чуть не подавился услышав последние слова Оттона.

– А теперь подумай… – продолжил капитан. – Кем может быть человек с Дальних Рубежей, ветеран Третьей Войны и воин-Магистр, которого можно встретить далеко от востока.

На всё это, Марк лишь разразился каркающим смехом, но даже в нём просматривались слегка панические нотки. Отсмеявшись, с неким боевым азартом в глазах, он произнес:

– Неужели ты намекаешь на Проклятого!?

– Не намекаю, а говорю прямым текстом! – сделал Оттон глоток вина и недоумевая, взглянул на почти опустевшую бутылку. – Шрам над левым глазом, строгий, но в тоже время отрешенный взгляд, будто его вообще ничего не волнует. Серебристый клинок и некоторые другие детали! Всё это точно, как в той легенде что мы слышали более пятнадцати лет назад!

Вымолвив последние слова, Оттон, уже слегка покрасневший от алкоголя, отправился за второй бутылкой, явно более не намереваясь говорить на эту тему.

– Подумать только. На этом стуле сидел человек, которым матери пугают непослушных детей. Наверное, это действительно удача… что мы всё еще живы…

Глава 3

20 день 6го месяца 1345 года Нового Календаря. Вторник.

Империя Маар. Окрестности горы Тур.

– Ваше Высочество! – заговорил подошедший слуга. – Плохие новости, пришла весть о странной аномалии в Южном Море у берегов республики. Из-за разразившейся бури наши корабли не могут более плавать в том направлении. Предполагается прекращение поставок таартонских кристаллов маны на ближайшие пару месяцев.

Человек, к которому он обращался, был одним из трёх сыновей недавно почившего императора. Звали его Крейген фон Санрей, он был средним братом, но также претендовал на титул нового главы государства.

Уже более восьми месяцев между тремя братьями велась борьба за трон. Их главной целью было склонить на свою сторону как можно больше влиятельных людей, дабы в день, когда окончится Императорский Траур (длившийся ровно год со дня смерти предыдущего императора) получить больше всего поддержки. Как политической, так и экономической, и военной.

В отличие от старшего брата-идиота, практически никак лично не способствовавшего своей победе и надеявшегося только на преимущество старшинства среди них, Крейген и самый младший – Даргин, вели тяжелую войну.

Крейген имел большую сферу влияния на знать занимающуюся промышленностью и армией. Даргин же уповал на поддержку церкви и иностранных союзников.

Хотя был и третий противник.

Пока Лансет (старший брат) утопал в плотских утехах своего гарема и алкоголя, и плевал на любой раздел власти с высокой колокольни, его молодая жена Виктория не сидела сложа руки.

Грамотно манипулируя супругом, за его спиной она стала наращивать связи и создавать союзы. Её целью было усадить Лансета на трон, и через него управлять страной, став императрицей.

Часть консервативной аристократии, признающей лишь майорат (всё наследство старшему), а также криминальный мир Империи были на её стороне. Тем самым создавая серьёзную оппозицию Крейгену и Даргину.

Крейген – высокий и темноволосый мужчина под тридцать, молчаливо глядел вниз на гористые земли империи.

Империи, что станет его!

Одетый в латный доспех его деда, изукрашенный особыми узорами, что делали доспех не только очень красивым, но и могущественным магическим артефактом, принц впал в раздумья. В это же время, прохладный горный ветер играл с его длинными волосами и плащом, колыхая их в разные стороны и задевая длинный прямой меч.

Расположенный в магически закрепленных на спине ножнах, он был не обычным оружием, а древним артефактом способным накапливать силу владельца и высвобождать её.

Потратив минуту на размышления, Крейген слегка повернул голову влево, дабы отдать приказ ожидающему слуге.

– Пошли весть графу Даркону, – зазвучал величественный низкий бас. – Передай ему, что я желаю скорейшей встречи. Пускай прибудет в моё северное поместье.

– Как прикажете! – отозвался слуга, и поклонившись, спустился вниз, направившись к поместью.

Крейген понимал, что хотя изоляция республики в основном ударит лишь по младшему брату, но и его, и Викторию, это также заденет.

Республика Таартон, как часть Магического Леса в прошлом, имела высокий уровень маны на своих землях. Именно из-за этого в лесу и жили магвери, развившиеся из обычных животных под воздействием столь сильного потока маны. Поэтому и в самой республике количество магов росло огромными темпами.

Но самым главным при такой особенности были кристаллы маны.

Под высокоплотным влиянием маны, в земле формировалась особая руда, кою в будущем можно было добывать в шахтах и очищать, превращая в кристаллы. Именно кристаллы маны были самым важным ресурсом на всём континенте. Содержащие большое количество магической энергии, их можно было использовать как батарейки в различных артефактах и для колдовства.

К примеру, у Империи Маар была лишь одна такая шахта, находящаяся под горой Тур. У теократии их было три, а у Башни Магов и Торгового Альянса также по одной. В республике же, их было аж девять, что автоматически делало Таартон главным поставщиком кристаллов и руды маны во всём Хьёрде.

Именно эта особенность и позволила им стать быстро развивающейся державой, даже будучи сильно отрезанной от других государств.

Хотя, вероятно, эта же отрезанность и спасла их от возможного захвата жадными соседями.

Снижение поставок кристаллов, также может пошатнуть позиции Крейгена, как и в принципе сильно ударить по экономике Империи Маар в целом. А ведь до выборов нового императора осталось всего лишь около четырёх месяцев.

Жаждущему власти принцу предстояло преодолеть нагрянувшею проблему.

Утром следующего дня, в северное поместье Крейгена, прибыл граф Даркон. Будучи одним из приспешников принца, он никак не мог не отреагировать на вызов или опоздать.

Слуга провёл его в сад, к белоснежной беседке с куполообразной крышей, поддерживаемой колонами.

– Мой принц, – граф сделал небольшой поклон, оставшись стоять в ожидании ответа.

Крейген сидел за круглым белым столиком внутри беседки и писал письмо чёрным как крыло ворона пером. Одетый в деловой костюм, он поднял свой взгляд на графа.

– Присаживайтесь, – изрек принц.

Дождавшись пока граф сядет напротив него, Крейген сложил перо, коему не требовались чернила, и начал разговор:

– Уверен, что вы уже слышали новость о республике, – не спрашивал, а утверждал принц.

Даркон кивнул головой.

– Что скажете на счёт наших запасов кристаллов маны? А также про темпы добычи под Туром? – Крейген закинул ногу на ногу и сложил ладони на коленке.

– Ваше высочество, желаю заверить вас, что склады моей компании сейчас практически полностью заполнены, – выпалил граф, активно жестикулируя. – Всё благодаря заслугам вашего высочества! Таких запасов нам хватит на три квартала продажи при нынешнем спросе. Что же касается темпов добычи, тот тут у нас также всё прекрасно! Недавно найденная новая жила оказалась богаче чем предполагали наши маги земли, так что объем добычи увеличится почти в два раза! Единственный минус — это отсутствие новых рабочих, что не позволяет начать работу на новой жиле в полную меру.

Уголки рта Крейгена слегка растянулись, показывая легкую улыбку. От этого действия взгляд графа немного дрогнул в небольшом испуге.

– Приятно слышать… Но скажи, Синдикат всё еще контролирует четверть шахты?

Лицо Даркона тут же скривилось в отвращении и ненависти: Синдикат был его самой больной темой.

– Д… да, ваше высочество… – вспотел гость. По его мимике, а также мелким резким движениям тела было понятно, что он опасается человека перед собой. – Эти ублюдки всё также держат мою семью и компанию под прицелом, продолжая отбирать двадцать пять процентов добычи. Мы уже пытались с ними бороться, но они слишком разрозненны и скрытны, так что убийство их группы по сбору добычи не даст никакого эффекта. Они лишь отомстят и ужесточат условия…

Синдикат – огромная преступная группировка, занимающаяся рейдерством, убийствами, грабежами, похищениям людей и наркоторговлей. Все её члены очень скрытны и практически всегда являются магами или воинами, что лишь усложняет борьбу с ними. А главное, что за почти столетнее свое существование, они так прочно вплелись в правящие слои империи, что искоренить их стало практически невозможно.

Особенно посодействовало этому жалкое и никчемное правление Ричарда – отца Крейгена – бывшего императора.

Унаследовав трон в очень раннем возрасте, Ричард был абсолютно не готов к этому. Развитие империи его никак не интересовало. Выросши глупцом и трусом, он довел некогда великую державу к упадку. Армия стала распадаться, а её остатки перешли под крыло аристократии. Синдикат набрал огромную мощь, а фактическая власть перешла к высшим слоям знати.

В конце концов Ричарда отравили, так что относительно не слишком долго он и прожил. Но даже за те года его правления, Маар сильно ослаб. Лишь слава семьи Санрей, особенно деда Крейгена – архимага Демиана, а также было величие Империи Маар, сдержало опасных соседей от вторжения. Хотя они всё же и так сильно вмешались в жизнь страны.

Чего только стоит возросшее влияние церкви под руководством теократии, и Золотого Банка под эгидой Торгового Альянса.

– Что ж, – встал и вышел с беседки принц. Граф же поспешил за ним, – осталось почти четыре месяца до момента окончания Императорского Траура, после чего определится новый правитель. Пора же начать действовать, – Крейген резко развернулся на пятках и расставил руки широко в стороны, чем заставил аристократа слегка попятится назад, – Слушай мой приказ! Прекрати продажу кристаллов маны из уже добытых, и увеличь их охрану. Работников шахты распредели на все жилы, и продавай лишь добытую руду, не очищая её! Цену на руду повысь в три раза, а любую информацию о причинах скрывай или просто ври о массовой скупке Торговым Альянсом из-за долгов империи!

С каждым новым словом принца, голова графа дергалась, будто забивался очередной гвоздь крышки гроба – его гроба!

– Но как же?.. И по… почему… – стал бубнить Даркон.

– Не беспокойся! – прервал его Крейген. – Я всё предусмотрел! Дополнительную охрану я тебе выделю, а твоя семья может временно переехать в мою западную усадьбу. Что касается других возможных потерь, то я всё компенсирую. Ну а вскоре, Синдикат вообще не будет проблемой!

От последнего заявления принца, глаза графа полезли на лоб. Слушком уж фантастическим оно казалось.

– Не можешь понять? – ухмыльнулся принц так и не заданному вопросу. – Всё дело в ашгоне!

– Вы про тот вызывающий сильную зависимость наркотик, на котором сидит добрая десятая часть населения империи!?

– Да. Нам наконец удалось определить его состав. Главным компонентом оказался порошок, созданный на основе кристаллов маны!

– Вот оно как… – выдохнул Даркон. – Кажется, я понял ход ваших мыслей. Уверен у нас будет время, прежде чем Синдикат заподозрит неладное и засуетится.

– Ты прав, но это еще не все.

Крейген подошел обратно к столу в беседке и взял письмо, написанное им ранее. Скрутив его, он вложил бумагу в специальный заколдованный тубус и протянул графу.

– Передашь его лично герцогу Разкому, пускай действует согласно указаниям! – отдав письмо, принц сел обратно. – Также сообщи южной коалиции следующее: действуя согласно ранее переданным инструкция, пускай захватывают все корабли, имеющие какое-либо отношение к Торговому Альянсу. И пошли весть в столицу – пора кончать с Золотым Банком! Разрешаю тебе на несколько дней воспользоваться навыками Роуна. Можешь исполнять!

– Слушаюсь, – произнес граф и попрощался поклоном, после чего покинул беседку оставив принца в одиночестве.

Крейген же смотрел в спину уходящему Даркону, пока тот не скрылся за поворотом.

Труды многих лет его приготовлений начинают обратный отсчет.

Настала пора очистить империю от преступной грязи и иностранного мусора, настала пора приблизить день получения трона!

***

На следующий день.

Империя Маар. Герцогство Нулим. Поместье герцога Разкома.

Обычно, после обеда, герцог Разком фон Нулим любил потратить часок-другой на чтение литературы, особенно художественной. Вот и сейчас, как и множество раз до этого, он, сидя у фонтана в его усадьбе, читал новый роман. В момент, когда Разком перевернул очередную страницу, желая узнать, что же будет дальше, его времяпрепровождение наглым способом прервали.

Резко появившийся нарастающий гул, заглушающий шум воды в фонтане, заставил его повернутся к железным вратам, отделявшим территорию его поместья от окружающего леса. Ибо гул исходил именно с их стороны.

Оставив закладку на так и не начатой странице, и взяв книгу в руку, герцог направился к источнику шума.

У самих ворот появилась светло-синяя точка, вокруг которой начал бушевать ветер. С каждым мгновеньем она расширялась, создавая все более сильный гул и грохот.

Пара стражей, карауливших ворота, направила свои копья на неизвестный объект, но увидев это, Разком окликнул их:

– Успокойтесь! – выкрикнул аристократ. – Это не враг!

Взглянув на господина, а затем и друг на друга, оба воина опустили оружие и отошли подальше.

Точка же уже успела разрастись, и теперь представляла из себя трехметровый, в диаметре, синий диск, спирально закручиваюшийся во внутрь. Вскоре шум прекратился, а странный объект остался висеть прямо в воздухе. Внезапно поверхность диска пошла рябью и из него начала появляться человеческая стопа обутая в черный мужской туфель. Продвигаясь все ближе, она скоро стала ногой, после чего из диска вышел полноценный человек, а за ним и второй.

Этим диском был портал – созданный с помощью магии и позволяющий перенестись из одной точки пространства в другую, чем эта пара и воспользовалась.

Вышедший первым осмотрелся и завидев герцога слегка скривился, Разком ответил ему тем же. Второй же человек остался возле портала, добродушно улыбаясь.

– Роун! – улыбнулся герцог. – Рад тебя видеть, твоя магия, как всегда, на высоте!

– Благодарю, ваша светлость, – уважительно ответил стоящий у портала Роун. – Я также рад видеть вас.

– На меня совсем внимания не обращаешь? – пробурчал подошедший к Разкому мужчина.

– Если бы мог, я бы вообще хотел не знать тебя! – сменилась его улыбка на ничего не выражающую гримасу, как только герцог повернулся к говорившему. – Лишь из-за службы его высочеству, я до сих пор терплю тебя Даркон!

– Хех. Аналогично!

– Так зачем же ты прибыл? Уж надеюсь не в гости? А то свободных комнат у меня для тебя не найдется, максимум могу в конюшне постелить, – поспешил съязвить хозяин поместья.

– Размечтался! Да даже мертвые собаки не возжелают к тебе в гости, не то что я! – не остался в долгу граф.

Так бы они и продолжали грызтись друг с другом как кошка с собакой, если бы не Роун.

– Гкхм! – издал он отчетливо громкий кашель.

Всё же мана для поддержания портала была не бесконечной, и лежавший в его сжатой ладони фиолетовый кристаллик, постепенно истощался.

Обратившие внимание на мага аристократы успокоились, хотя и желали вцепится один одному в глотку.

Растущая между ними вражда еще со времен юношества никак не могла прекратится, поэтому многие годы эта пара не имела вообще никаких связей, почти забыв друг о друге. Но став на сторону принца Крейгена еще с десяток лет назад, они оба работали, не зная об общем сюзерене. А когда те встретились шесть лет назад на первом общем сборе союзников, то чуть не бросились в смертельную дуэль, пока их не остановил их же покровитель. Тогда-то они и познали могущество и страх перед принцем, за что еще больше стали его уважать.

Конечно, поток гадостей при каждой встречи так и остался, но сражаться они уже не собирались.

– Ну так и что ты хотел? – приподнял одну бровь герцог.

– Вот, – протянул Даркон тубус с посланием. – Его высочество просил передать лично.

Выхватив протянутый предмет свободной рукой, Разком сказал:

– Все... Ты передал, можешь бы свободен, – кивнул герцог на портал.

– Хпмф! – гордо вздернул голову граф, и зашагал обратно к пространственному переходу, после чего скрылся за синей рябью диска заклинания.

– Роун, хорошего пути! Наведывайся как-нибудь к старику, я и моя семья будем рады встретить тебя! – вернул себе прежнюю любезность Разком, обратившись к магу.

– Спасибо за теплые слова, господин Нулим. Обязательно как-то навещу вас… когда будет свободное время, – улыбнулся под конец Роун, намекая на его большую занятость, и затем вошел в портал.

После исчезновения мага, портал, в отличие от появления, не стал обратно медленно уменьшатся, а резко схлопнулся в первоначальную точку и пропал. Создав громкий звук хлопка, он обдал герцога и двух стражей рядом, сильным и резким потоком ветра.

Наконец все стихло, не оставив и намека на посетителей.

Засвидетельствовав уход этой парочки, герцог направился прямиком в поместье – откладывать послания его высочества не стоило.

Зайдя в дом, Разком сразу же направился на второй этаж, где находился его кабинет.

Быстро поднявшись по ступеням, герцог Нулим чуть не столкнулся со своей беременной женой Ланой, лишь в последний момент остановившись.

– Ох, прости, – сказал он.

– Не стоит так спешить, – покачала она головой, и уже более оживленно спросила: – Скажи, я слышала сильный хлопок, что-то произошло? Это был Роун?

– Да, это был тот мальчик. Честно говоря, я до сих пор удивляюсь, где его высочество нашел его. Он хоть и не гений развития, и его предел, это магия четвертого порядка, но всё же иметь предрасположенность и разобраться в секретах пространства это нечто, – энергично ответил Разком. – Мало кому такое дано. Обычно, на несколько тысяч магов, найдется лишь один такой. Всё же секреты пространства слишком сложны и уступают только секретам времени… – прошептал под конец он.

– Ты хоть хорошо к нему отнесся?

– Конечно! – с укором во взгляде ответил герцог. – Очень важно иметь такого полезного друга семьи. Поэтому, естественно, я не могу быть к нему грубым!

– Прости, я не подумала, – стушевалась Лана, опустив голову.

Разком улыбнулся, поцеловал её в щечку и отправился дальше к кабинету, сообщив что будет занят.

Попав за свое рабочее место, Разком фон Нулим приложил кольцо с печаткой, на своем среднем пальце правой руки, к специальному углублению в тубусе. Произошел щелчок, и герцог достал письмо.

Не сделай он этого ритуала, ему бы грозила опасность от защитного заклинания-ловушки, наложенного принцем на тубус. Конечно, как маг пятого порядка, он смог бы защитится и даже не пострадать, но вот только послание было бы полностью уничтожено. Для этого он и использовал специальное кольцо, полученное прямиком из рук его высочества Крейгена.

Наконец, развернув бумагу, Разком принялся читать новый приказ его господина.

Ему предстояло потрудится во имя будущего императора!




Глава 4

22 день 6го месяца 1345 года Нового Календаря. Четверг.

Теократия Теорн. Столица Мармал.

По длинному, широкому и очень светлому коридору раздавалось отчетливое эхо от стука чьей-то ходьбы. В этот полуденный час, сей проход был необычайно пуст, и оттого, шаги идущей девушки были слишком громкими.

Но её это ни капли не волновало. Ибо разум девушки был занят восхищением и гордостью от созерцания красоты, окружающей её.

Десятиметровые потолки были полностью испещрены сияющими желтыми кристаллами, что освещали помещение в любое время суток. Стены же, что поддерживали данный свод, были расписаны лучшими из лучших мастерами Хьёрда, отображая весь тернистый путь человечества рисунками событий сотней и тысяч различных историй. Попытайся изучить их все, смельчаку понадобилось бы не менее десятка лет на это.

Попадая сюда лишь во второй раз в жизни, Лимерия Шаксан никак не могла налюбоваться этими шедеврами, исполненными невероятно завораживающе и эмоционально. Особенно поражала драгоценность самой работы, ведь вся стена была в золоте, серебре и прочих благородных металлов с вкраплением тысяч драгоценных камней. Лишь одного участка стены в квадратный метр, хватило бы на роскошную жизнь на многие десятилетия, а суммарно, оценить вообще всю стену не представлялось возможным в принципе.

Девушка даже представить не могла, откуда могло взяться столько ресурсов на её постройку, а это лишь только часть гигантского храма.

Прикоснувшись правой ладоней к стене, Лимерия разглядывала нарисованных левиафанов – колоссальных размеров существ, обитающих в морях очень глубоко под водой. Данная экспозиция отображала первую встречу людей и этих морских владык, что будто тюремные надсмотрщики нападали на любые судна, тем самым не позволяя отплыть от Хьёрда дальше пары тысяч километров.

Следом за этой росписью шел воплощенный в искусстве отрывок Третей Войны, а конкретно – момент триумфа Вампиров – врагов всего человечества. В тот печальный день, эти мерзкие и ужасные создания принесли в жертву почти сотню тысяч беззащитных и невиновных людей. Детей и стариков, мужчин и женщин – убивали всех подряд.

В момент их смерти, души погибших покидали тела и сливались с маной, временно повышая её плотность в том месте, после чего растворялись и должны били вернулся в лоно бога Агмана. Но презренные твари, использовали этот огромнейший всплеск маны, случившийся от одновременной смерти сотни тысяч людей, и провели ритуал наложив сильнейшее проклятие на все окружающие земли. С тех пор во всем мире они известны как Пустоши. Все живое там погибло и более не может существовать. Находится в тех местах могут лишь сами вампиры и люди, защищенные магией среднего уровня, то есть той, что не ниже 4го порядка.

Отныне там нет ни зверья, ни растений. Вода стала отравленной, температура практически круглый год близкой к нулю, а также время от времени, из-за проклятия, поднимается нежить и появляются мстительные призраки, атакующие всех живых в Пустошах.

К счастью, это была последняя победа вампиров в Третей Войне. Объединенные войска людей, под предводительством церкви, смогли в конце концов уничтожить вторгнувшиеся войска нелюдей, а остатки оттеснить обратно на восток за Дальние Рубежи и Мрачные горы.

Вскоре, девушка дошла до больших семиметровых врат, полностью отлитых из метала. Украшенные различными узорами, они будто неприступный монументальный колосс возвышались над хрупкой с виду Лимерией.

Остановившись прямо перед ними, одетая в длинные до пола одежды в белых и золотых тонах, девушка, взглянула вверх своими ярко голубыми глазами. Ниспадающие на плечи светлые волосы слегка колыхнулись. Справа на боку у неё была закреплена красная книга, обрамлённая специфичным золотым крестом, а в левой руке Лимерия держала длинный золотой посох на навершии коего был такой же символ.

Подняв правую руку, она указала ею на врата.

Подчинившаяся ей мана, витающая вокруг, хлынула прямо в металлических гигантов, отчего выдавленный в них такой же крест вдруг ярко засветился. Вскоре ворота полностью открылись вовнутрь.

Пройдя вперед, девушка попала на специальную площадку, перед которой находилась узкая лестница, ведущая вверх. По бокам же… не было ничего.

Площадка, как и лестница, находились на улице.

Лимерия уже и забыла то потрясающее чувство, что она испытала впервые побывав здесь. Ведь оглядевшись по сторонам, можно было с высока увидеть необъятные земли теократии, а также белоснежные тучи, мерно проплывающие под храмом.

Нет.

Единственный и неповторимый, великий Небесный Храм Владыки Солнца Агмана не стоял на горе.

Он левитировал прямо в воздухе, находясь ровно в центре столицы теократии, но в десятке километров над нею.

Резкий порыв ветра сдернул капюшон Лимерии, а её саму пробрало сильным морозом. Дышать разреженным воздухом стало невозможно.

Условия на столь большой высоте были крайне неблагоприятными.

Но сделав небольшой мысленное усилие и легкий жест свободной рукой, девушку окутал слегка светящийся прозрачный барьер, что вмиг отрезал её от шумящего, подавляющего ветра и защитил от холода. Дыхание наладилось.

Теперь, Лимерия будто вновь вернулась под своды коридора, абсолютно не ощущая влияния десятикилометровой высоты.

Выдохнув, девушка направилась вперед, прямиком к возвышающимся ступеням. Взойдя на них, она бесстрашно и непреклонно шла дальше, окруженная огромной пропастью в метре с обоих сторон.

На вершине не длинной лестницы, находились аналогичные первым, врата, но в разы меньшие. Открыв их, Лимерия попала в большой и очень светлый круглый зал, в центре коего стоял прекрасный серебристый стол, с восемью роскошными креслами вокруг него.

Это был Зал Небесного Совета.

Внутри уже было четверо людей, так что Лимерия пришла пятой. Осталось дождаться остальных, прежде чем совещание начнется.

Подойдя к своему креслу, девушка, улыбнувшись сказала:

– Приветствую вас небесные братья и сестра, – обратилась она как равная, после чего села.

– И мы тебя приветствуем, наша новая небесная сестра, – мягким и ласковым, материнским голосом ответила, до недавнего времени, единственная женщина в совете.

Нагустина была очень рада, что именно Лимерию назначили новым архиепископом и главой Ордена Правды. Женщина, как глава Ордена Жизни, имела очень хорошие с девушкой отношения.

Помимо Нагустины Гонтри, в зале также присутствовали главы Ордена Правосудия, Ордена Веры и Ордена Меча, которые в ответ на приветствие Лимерии просто кивнули, сразу же вернувшись к своему разговору.

Вскоре, один из восьми входов, специально предназначенных для каждого из совета, отворился, и в зал вошел архиепископ Силвеэри Улейнст, глава Ордена Терзаний. Иными словами – инквизиции.

Низкий седоволосый старик, сгорбившись, медленно шаркал к центру зала. Зыркая исподлобья своими маленькими, глубоко посаженными глазами, он словно пиявка цепко осматривал каждого из присутствующих. Крайне неприятный взгляд.

Дольше всего он задержался именно на Лимерии, и на мгновение ей даже показалось, что старик поморщился увидев её.

– Небесные братья и… сестры, – будто выплюнув последнее слово, кивком, поприветствовал он всех присутствующих.

Бросив свои старые кости в кресло, он уткнулся взглядом в пол, и неразборчиво стал что-то бормотать. Его же острые ногти мертвой хваткой впились в подлокотники, оставляя в них очередные углубления.

В течении еще десяти минут прибыл последний член Небесного Совета, а именно – Накван Рашли, глава Ордена Волшебства.

Наконец собрались все семеро архиепископов Теорна. Пустым осталось лишь одно кресло, но оно было предназначено Кардиналу – наместнику Владыки Солнца Агмана в мире людском.

По факту, Кардинал являлся именно тем, кто имел полную власть в теократии. Поэтому и стояло особое кресло лично для него, в случае если он пожелает посетить Небесный Совет.

Вообще, в стране была следующая иерархия.

В самом низу находились миряне и армия. Чуть выше – представители орденов. Дальше же шло духовенство: священники, епископы, архиепископы.

А над всеми ними стоял Кардинал, и выше был лишь сам бог Агман.

Собственно, почти всеми глобальными, государственными делами занимались архиепископы, коих ровно по количеству орденов было семеро. Так как любой, выбранный Небесным Советом или Кардиналом, архиепископ, автоматически занимал должность главы одного из орденов.

Также, помимо деятельности орденов, каждому из них подчинялась одна из семи архиепархий-провинций Теорна, коими они и правили.

Обычно, получить этот титул могли лишь избранные Магистры, то есть маги или воины 7го порядка. Но в случае с Лимерией сделали исключение.

На данный момент девушка была магом лишь шестого порядка, но ей было только тридцать два года, что доказывало её невероятный талант и гарантировало становление Магистром. Очень и очень редко кому удавалось, раньше, чем к пятидесяти годам прорваться на шестой порядок, а она смогла это сделать уже в двадцать девять лет.

Также сильно повлияло то, что девушка оказалась Святой – имела уникальный дар, дарованный Агманом. Что вызвало огромнейшую поддержку Лимерии у простого народа, отчего не избрать её новым (взамен почившего) архиепископом, Небесный Совет попросту не мог.

Хотя был и тот, кто голосовал против…

– Что ж, объявляю восьмой созыв 1345 года Нового Календаря открытым. Прошу приступить к работе, – огласил начало мероприятия Зан, глава Ордена Мечей и руководитель собрания на этот раз. – Первой на повестке дня, будет новость о странной активности в районе Варлгалских Пиков. Разведчики докладывают, что нелюди стали поспешно собираться в их столице и заготавливать провизию. У кого какие мысли по этому поводу?

– А больше информации нет? – удивленно спросил Уильям, глава Ордена Правосудия, смотря то на Зана, то на Лимерию.

– Нет, – коротко обрубил Зан, переведя взгляд на молодую главу Ордена Правды.

– Проблема в том, что орлуны слишком чутки к чужому присутствию, и моим разведчиками не удается безопасно наблюдать более детально… – смолкла Лимерия, заметив, как резко все присутствующие повернулись к ней.

Не стоило ей произносить «орлуны», ибо признающая лишь человеческую расу церковь Агмана, не считалась с этими существами, называя из попросту нелюдями. Но быстро взяв себя в руки, девушка продолжила:

– И кроме этого, напомню, что теократия заключила мирный договор с их вождями сто двадцать лет назад. Так что мы не имеем права вмешиваться в их жизнь столь открыто!

– Деточка… О чем ты говоришь!? – проскрипел своим раздражающим голосом Силвеэри. – Какой договор? Разве эти твари, отрицающие великого Владыку Агмана, имеют вообще какие-либо права? Это была лишь уловка дабы временно остановить этих озверевших животных!

Лимерию аж слегка затрясло от негодования и злости, на этого наглого старикашку. Не успела она вернуть себе хладнокровие и ответить, как главный инквизитор вновь заговорил:

– Ты архиепископ всего лишь на бумаге, – намекнул он на её магический порядок. – Так что тебе бы следовало не выгораживаться какими-то там договорами, а просто послать своих людей в полноценную разведывательную миссию, и начать вести себя как послушная девочка!

В этот раз, глава ордена историков, а по совместительству и разведчиков, не выдержала.

– Это мои люди и мой орден! И только мне, Кардиналу или Владыке Агману позволено приказывать им! Если вы уж так хотите узнать, что же там такое происходит, то почему бы вам самим не послать в разведку своих инквизиторов!? – яростно выпалила Лимерия, быстро продолжив: – Но только перед тем, как вы сделаете это, то я напомню! Вы как раз и были одним из тех членов совета, кто подписал «какой-то там договор»! Так вот, разве ваше слово и подпись ничего не стоят, старикан!? – не удержавшись, произнесла она в конце, в отместку за «девочку».

– Ах ты смер… – начал было глава инквизиции, но был прерван.

– Прошу прекратить! – глубоким грудным голосом выкрикнул Зан, заметив распаляющуюся злость и ярость в глазах Силвеэри. – Не стоит устраивать балаган на Небесном Совете! Покайтесь пред Владыкой Агманом!

Окрик руководителя собрания заставил всех замолчать.

Лимерия стала успокаиваться, делая длинные и глубокие вздохи.

Силвеэри Улейнст также замолчал, но продолжил злобно и ненавистно смотреть прямо на неё, от чего она старалась не обращать на него внимания.

Взглянув на Нагустину, девушка заметила дружелюбный взгляд и одобряющую улыбку. Её сразу же стало комфортней.

– Раз, вести полноценную слежку мы не имеем возможности, то, я, от имени всего Небесного Совета, прошу продолжить нынешнее наблюдение по мере возможностей, – произнес архиепископ Зан, обращаясь к Лимерии.

– Хорошо, – кивнула она.

– Тогда продолжим. Дальше у нас идут, Аномальная буря, временно изолирующая Республику Таартон, и борьба за трон в Империи Маар, – закончил мужчина, ожидая комментариев.

– По поводу империи, предлагаю следующее… – внес идею один из архиепископов, продолжая совет.

– И на окончание совещания, вынесено голосование, – устало выдохнул Зан. – Наша небесная сестра, Лимерия Шаксан, просит разрешения на вход в тайный архив, на правах архиепископа. Для принятия решения требуется четыре голоса, исключая голос самой Лимерии. Кто за?

Поднялась одна, две, три… всего три руки. Это были Нагустина, Уильям (Орден Правосудия) и, собственно, сам Зан. Остальные же были против дарования пропуска в место доступное лишь Магистрам, из-за чего даже будучи архиепископом, Лимерия не могла попасть туда.

Молчаливо осмотрев присутствующих, глава Ордена Меча тяжко вздохнул, будто извиняясь перед девушкой, и сказал:

– Решение принято не было. В просьбе отказано… – будто приговор произнес он, после чего поднялся. – На этом объявляю совещание оконченным, можете быть свободны.

Члены Небесного Совета стали расходиться. Лимерия же быстро покинула зал.

Обсуждение различных важных, как внешних, так и внутренних новостей и проблем, продолжалось долгих три часа. Каждый из совета, успел порядком подустать.

Выйдя обратно на площадку, Лимерия засвидетельствовала прекрасную картину. А именно – вид захода солнца с высоты в десять километров, окрашивающий весь небосвод в оранжево-красные тона.

Завораживающий пейзаж слегка приободрил и обрадовал, уставшую и огорченную отказом девушку.

Налюбовавшись им пяток минут, она всё же пошла дальше.

Пройдя тем же коридором, что и пришла, девушка попала в специальный зал с большим круглым выступом в его центре. Ступив на него, Лимерия кивнула сидевшему в специальном месте служащему, который активировав артефакт, запустил процесс переноса.

Мигнула яркая вспышка, и стоявшая ранее на платформе девушка пропала, но в тот же момент оказалась в схожем зале, уже в Земном Храме Владыки Солнца Агмана. Который находился ровно под своим «Небесным» собратом, но уже на земле.

Покинув храм, девушка села в личный экипаж и направилась в свои владения. Ей предстояло придумать, как всё же получить достаточное количество голосов на следующем совещании, что произойдет через полтора месяца.

Сдаваться она не собиралась. Ведь еще с самой юности её мучала жажда знаний, знаний истины. И где как не в тайном архиве, она могла найти ответы на отягощающие её вопросы.

Вопросы, связанные со Священным Писанием, кое она всегда носила с собой, со многими историческими событиями, зарождением церкви и истории Хьёрда в целом.

Пытливому уму Лимерии, удалось обнаружить целое множество несостыковок в различных признанных исторических трудах (в том числе и Святом Писании), будто некто пытался максимально скрыть что-то от широкой публики. Также бросался в глаза жестокий контроль за так называемыми «запрещенными» книгами.

Чего опасалась церковь?

Каждый раз размышляя над всеми несостыковками и пробелами истории, в светлой голове юного архиепископа промелькивали мысли, идущие в разрез с канонами и постулатами церкви, а иногда даже и полностью противоречащие им.

В любом случае, девушка не намеревалась отступать и желала всей душой отыскать истину.

Глава 5

Уже третьи сутки длилось путешествие Кайлера Дорса, вдоль границы между Падшим Королевством и Магическим Лесом. Эти дни он спокойно продвигался по старой, но ещё целой дороге, преодолевая по сотне километров в сутки. За все время, старый воин не встретил ни одной опасности, а слабые отголоски искаженных потоков маны блокировались простым барьером третьего порядка, защищавшего как самого Кайлера, так и его лошадь.

Но вот под конец третьего дня пути, Кайлер всё-таки встретился с первым препятствием – лесом. Отправляясь в это путешествие, мужчина не предусмотрел вариант того, что Магический Лес может разрастись за эти года, что, собственно, и случилось. Теперь вместо продолжающейся дальше каменной дороги, перед ним высились многочисленные деревья. Лес продвинулся на десятки километров в сторону Падшего Королевства, и на неизвестное расстояние вдоль самой дороги, поглотив её целиком.

Вообще, сам Магический Лес в основном состоял из мелорнов. Именно эти деревья имели самый высокий потенциал поглощения маны, от чего и доминировали на просторах этих земель. В отличие от их простых собратьев, мелорны были во много раз прочнее обычной древесины и очень плохо поддавались горению, что многократно усложняло вырубку леса, но при этом делало их очень ценными материалами. Также они достигали, в среднем, сотни метров высоты, а чтобы их обхватить потребовалось бы не менее пяти крупных мужиков.

Вот только то, что сейчас наблюдал перед собой Кайлер, разительно отличалось от виденных ранее деревьев. Вместо них простирались сухие, переплетенные меж собою голыми ветвями, черные, будто гнилые, деревья, кои мелорнами и слепой бы не назвал. Участок леса выглядел абсолютно безжизненным, и отсутствие каких-либо звуков лишь подтверждало это. Каждое древо было уродливо искривлено, а разлившийся меж них плотнейший серо-зеленоватый туман, отдавал могильным холодом.

Но самым ужасным, что Кайлер, как Магистр, мог увидеть, это сильнейшее излучение искаженной маны, исходящей от деревьев. Ясно было сразу – все это результат воздействия искаженного потока маны, который впитали растущие здесь мелорны, превратившись в эти проклятые деревья.

Отныне, следовало бы назвать этот призрачный участок, не частью Магического Леса, а отдельным – Проклятым Лесом. И судя по ощущениям – через многие года на картах нечто подобное и будет. Ведь он продолжал расти, пуская свои корни все дальше в земли Падшего Королевства.

Смотря на это могильное место, Кайлер неосознанно вздрогнул и покрылся мурашками. Его лошадь же, испуганно заржала, желая поскорее убраться отсюда. Старый Магистр ощущал страх и панику, исходящие от неё.

Погладив верного спутника, он влил в коня чуточку маны, успокоив его разум.

Теперь перед Дорсом стояла дилемма: попытаться объехать проклятую область, углубившись дальше в земли бывшего Людурта, или отправиться через Магический Лес, что будто стеной огородился от распространения искаженных деревьев. Всё же вариант направиться прямиком вперед, не нравился ни ему (хотя он и не считал то место опасным для себя), ни его жеребцу.

Немного задумавшись, Кайлер решил идти через Магический Лес. Попытка объехать проклятую область казалась ему глупой затеей, по той простой причине, что мужчина не знал, насколько далеко продвинулся этот тёмный лес. Это может замедлить путешествие в несколько раз, да и шанс потерять Янсона (кличка коня) в разы возрастал.

Попав в Магический Лес, Кайлеру пришлось замедлиться: неровная поверхность и множество мелких преград, не позволяли им передвигаться быстрее. Хорошо хоть мелорны росли не слишком плотно, и у Янсона вообще была возможность двигаться через лес.

Достаточно проехав вглубь, дабы отдалиться от границы с проклятым местом, Дорс достал компас. Определившись с направлением северо-востока, он спокойным ходом двинулся вперед.

Солнце клонилось к горизонту, близился закат.

После его захода, мужчина нашел подходящую полянку, но которой и решил заночевать.

Напоив и накормив Янсона, Кайлер привязал его к самому тонкому из ближайших мелорнов – молодому, – и стал собирать хворост. Благо в округе хватало опавших веток, а отсоединившись от ствола, они со временим переставали быть сверхпрочными и огнеупорными, медленно превращаясь в обычную древесину, сохранявшую лишь полезные лекарственные и ремесленные свойства. Поэтому старик и искал более старые части мелорнов.

Аккуратно сложив незамысловатый костер, Кайлер сел на найденное ранее бревно и щелкнул пальцами. В тот же миг, несколько палок костра загорелись, постепенно зажигая соседние.

Отужинав сыром, колбасой, да хлебом с вином, которые он закупил еще в республике, Кайлер улегся прямо на землю рядом с костром. Конечно, перед этим установив сигнальное заклинание вокруг всей поляны, которое предупредило бы Магистра при чьем-то приближении. Хотя даже если и пришел бы кто-нибудь, способный ощутить и незаметно развеять заклинание, то чутье старого воина тут же бы разбудило его, с предупреждением об опасности.

Вскоре, спокойно наблюдая за прекрасными и сияющими звездами, под звук трещащего хвороста в костре, Кайлер медленно отправился в царствие Морфея.

***

Утро выдалось ужасным.

Резко проснувшись, Дорсу крайне не понравилась происходящая вокруг ситуация.

Нет. К нему не пожаловали опасные магвери желающие им закусить. Просто пошел дождь…

Или скорее даже целый ливень.

Собрав немногочисленные, разложенные по поляне, пожитки в сумку и справив нужду, Кайлер отвязал коня и двинулся дальше в путь.

Засиживаться на одном месте в Магическом Лесу не стоило.

Дождь лишь усиливался, поэтому мужчина сотворил простенький барьер-зонтик, который невидимой стеной навис над всадником, отбивая падающие с небес капли и заставляя их обтекать всадника и его коня.

Спустя несколько часов езды, найдя участок с достаточно густыми мелорнами, под которыми дождь был достаточно слаб, Кайлер решил устроить привал. Но не успел он пройти и пары шагов от Янсона, как боковым зрением заметил нечто находящееся на земле. Повернув голову в сторону зацепившего его внимание объекта, старый воин увидел след – огромный, размером с бычью голову, отпечаток лапы опасного хищника.

Кайлер не был умелым следопытом, да и неумелым тоже. Но даже он мог понять, что продавленный в мокрой земле след был сделан не так давно, и определенно тварью, весившей не менее пары тон – слишком глубоким был след. А следующий отпечаток лапы, находившийся аж в двух метрах от первого, определенно сигнализировал об огромных размерах монстра.

Проследив за направлением следов, Дорс двинулся в противоположную сторону, намереваясь объехать возможную опасность.

Ускорив Янсона (насколько это было возможно в лесу), он направился на северо-северо-восток.

Ещё семь часов пути под ливнем были выматывающими, но Магистр надеялся, что убрался достаточно далеко, и вновь вернул прежний курс на северо-восток.

Темные тучи непроницаемым для света препятствием покрыли небеса, заставляя прийти темень раньше положенного. Кайлер решил закончить путешествие на сегодня.

Но не успел он остановить жеребца, как где-то справа раздался приближающийся дикий вой нескольких хищников.

Он не успел, их выследили…

Спрыгнув с коня, Кайлер быстро оголил свой клинок, встав в боевую стойку и наблюдая за округой.

И вот появились они.

Громадные, трехметровые, волкообразные, но прямоходящие существа – вервульфы. Покрытые темно-серой шерстью и массивными мышцами, они имели внушающий страх вид.

Изначально их вышло четверо, пока не появился Он – пятиметровый вервульф со светящимися красным глазами и пастью. Одно его предплечье было размером с Кайлера, а будь он на коне, то максимум достал бы макушкой до пояса этому монстру.


От каждого из трехметровых Дорс мог почувствовать ауру 5го порядка, а от их вожака – шестого. А с учетом, что обычный вервульф изначально сильнее обычного человека, то и по порядкам они были сильнее людей с аналогичным уровнем.

Приложив ладонь к голове застывшей в ужасе лошади, Кайлер заставил её заснуть, после чего поставил вокруг Янсона максимально прочный барьер, на который старик только был способен. Затем же мужчина медленно начал отходить от коня в сторону, переводя взгляды магверей лишь на себя. Хищники же тем временем, медленно, будто их далекие предки – волки, стали окружать свою добычу.

Но затем, случилось то, чего Кайлер никак не мог ожидать, что значило что он сильно ошибся.

– Чело… век… В… вкусный… сладкий… слабый… – устрашающим голосом прорычал сильнейший вервульф.

Произошедшее означало близость этого магверя к седьмому порядку, ведь речь – это первый зачаток полноценного разума у магверя, который проявляется у особей седьмого порядка или близких к нему. Хотя сами вервульфы и являются полуразумными с рождения, превосходя обычных животных, говорить они все же не умеют.

Пятиметровый вервульф стоял прямо напротив Кайлера в двадцати метрах, и смотрел человеку в глаза. Сам же мечник следил за общей обстановкой вокруг.

Красноглазый магверь резко замер, не делая ни малейшего движения. В разуме Дорса тут же промелькнула мысль – собрался атаковать.

В тот же момент вожак оказался рядом с Дорсом, атакуя его двумя объятыми пламенем кулаками. Появившаяся над головой человека фиолетово-прозрачная стена из маны мгновенна была разрушена колоссальной сильной вервульфа, но это дало Кайлеру мгновенье, чтобы успеть поднять меч над головой и заблокировать атаку.

Но он, как и его оружие, всё же выдержали.

Над головой зверя сформировался фантомный клинок из маны, и резко полетев вперед, попал, не ожидавшему такого, вервульфу в глаз. Монстр взревел от боли и схватился руками за голову, а затем в порыве гнева выдохнул громадное количество огня, окружив себя им полностью.

Заметив выжившего человека, магвери остановили потоки пламени, уставившись вверх.

Сорвавшиеся огромные потоки пламени в его сторону лишь подтвердили это. Температура огня оказалась настолько высокой, что соединившиеся, четырехметровые столпы всепожирающей стихии, каждого их четверых магверей, прожгли десяток огнеупорных мелорнов. Ближайшая территория мгновенно превратилась в локальный филиал ада.

– Ниже, – донеслось до вожака.

Вытаскивая клинок, и повернувшись к валуну, ища взглядом очередного вервульфа, Кайлер отметил, что маны в огне было совсем мало, и по сути, та атака ему почти не угрожала.

Прежде чем остальные вервульфы заметили смерть сородича, Кайлер, собрав и влив в свой меч большое количество маны, рубанул им по воздуху. С лезвия клинка, в полет сорвался длинный и невероятно плотный разрез, что с легкостью срубил несколько мелорнов и долетев до ещё одного магверя оборвал его жизнь, разделив тело на две половинки.

Мгновенно оказавшись перед зверем, мужчина с легкостью срубил голову не успевшего среагировать монстра.

Услышав предсмертный вой собственного собрата, вожак перестал заливать все пространство пламенем, которое не могло навредить лишь ему самому. Убрав лапы от головы, понимая, что остался один, жаждая мести он стал бешено осматривать округу уцелевшим глазом. Вертя головой из стороны в сторону, он никак не мог найти проклятого двуногого убившего его братьев.

Рыская глазами вдоль огромного камня, Дорс пытался зацепится за большой образ зверя, но никак не мог его найти.

На следующий день дождь закончился, стояла идеальная безоблачная погода.

Вонзив меч по рукоятку в один из мелорнов, Дорс повис в воздухе.

Единственной потерей за этот вечер оказался сгоревший рукав.

Под многотонным ударом магверя, земля вокруг старого воина сильно просела, а его стопы погрузились в грунт. Пылающие кулаки вожака, заставили кожу правой руки и части лица Кайлера покрыться ожогами, весь рукав его одежд и небольшая часть седых волос сгорели.

Если бы Кайлер не успел предугадать атаку и сделать прыжок в высь на три десятка метров, то он мог как минимум серьёзно пострадать, а возможно и отправиться в загробный мир. Обтекающий доспех – редкое заклинание, спасшее его при первом ударе вожака, не смогло бы остановить воздействия столь высокой температуры.

Обойдя огромный белоснежный валун, который лежал у берега реки, Кайлер потянулся за флягой, висевшей на его поясе. Но в ту же секунду его чутье закричало об опасности. Тело среагировало быстрее чем разум, сделав перекат в сторону. Над тем местом, где он только что стоял пронесся разгоряченный поток пламени.

Вот так стоя под струями воды, Кайлер сконцентрировался и используя окружающую ману создал заклинание среднего исцеления. Места его ожогов на лице и руке покрылись зеленоватой дымкой. Пару минут спустя следы боя на его теле пропали, и даже сгоревшая часть волос восстановилась.

Увидевшие этот побег вервульфы, огромными прыжками могучих ног бросились за ним, схожим с человеком образом отталкиваясь от деревьев.

***

Но не успел он опустить морду, как сильный удар в грудь заставил его потерять вздрогнуть и оступиться. На его туловище красовалась широкая рана – человеческий клинок пронзил сердце зверя насквозь. Удивленно взглянув сначала на вытекающую кровь, а после и на такую же кровь, капающую с оружия двуногого, пятиметровый вервульф не мог понять, что же произошло.

«Что ж, не так уж и плохо, как могло быть», – подумал Кайлер.

Спешившись, он решил пополнить запасы воды. Да и искупнутся не помешало бы.

Секунда затишья, и из проделанного дупла появилась фигура абсолютно невредимого Дорса. Зрачки вожака вервульфов расширились, он никак не ожидал, что слабый с виду двуногий не пострадает от его крушащего стволы мелорнов удара.

Увидев смерть сородича, пятиметровый вервульф не смог сдержать оглушающего рева, который создал звуковую волну, оттолкнувшую падающие капли дождя на десятки метров, а также, чуть не заставившую Дорса попрощаться со своими барабанными перепонками. В глазах монстра плескалось пламя дикой ярости.

Отдалившись от Янсона более чем на пару километров, Магистр решил продолжить бой. Приземлившись на мокрую от дождя землю, и видя приближающихся монстров, Кайлер сделал сильнейший рывок в сторону одного из трехметровых вервульфов, отчего целый пласт земли позади него, волной улетел назад.

Требовалось отвести их подальше, ведь один раз ему уже повезло – спящий Янсон оказался с противоположной стороны от направления огня, но это не значит, что повезет и во второй раз.

Подняв голову к небу, старый воин закрыл глаза, ощущая сотни попадающих на его лицо каплей, никак не прекращающегося ливня. Погоде было плевать на дела смертных под небесами.

Не успевающий за скоростью вожака, последний из вервульфов пятого порядка, лишь в этот момент добрался к месту, где пятиметровый зверь только что атаковал Кайлера. Но вместо того, чтобы найти там свою добычу, он попал под удар своего же сородича, практически мгновенно сгорев заживо.

Битва продлилась не более нескольких минут.

И лишь моментом спустя, в поле его зрения попала фигура… фигура маленькой девочки!?

Раскачавшись на мече, старик вынул клинок из ствола, и используя накопленную инерцию, полетел к ближайшему мелорну. Мгновенно сгруппировавшись, Кайлер поджал под себя ноги и развернулся в воздухе спиной к растению. Долетев до древа, будучи всё еще на высоте в два десятка метров, он с большой силой оттолкнулся от его ствола, полетев прочь от вервульфов.

Продолжая движение на северо-восток, верхом на так и не пострадавшем Янсоне, Кайлер внезапно услышал шум. Недалеко была речка. Направив коня в сторону звука текущей воды, Дорс вскоре увидел неширокую, около десятка шагов, речушку.

– Тц. Мелюзга мешает, – сказал стоящий уже на земле воин, обращаясь к вожаку.

– Горазд же ты… – хотел добавить свой комментарий Кайлер, но указывающие на него лапы монстров, заставили мужчину замолкнуть.

Вытерев меч об тушу вервульфа, Кайлер вложил оружие в ножны. На сегодня его клинок достаточно настрадался.

После высокоскоростного прыжка, задержавшись когтями ног о ствол мелорна, он резко поднял левую руку, и выпустив острейшие когти замахнулся на старого воина. Но прежде, чем магверь пятого порядка что-либо понял, Кайлера уже не было на месте, а голова монстра стала отделена от шеи. В последние мгновенья своей жизни, зверь в недоумении наблюдал за собственным телом со стороны, после чего тьма поглотила его.

Силы поспешно покидали его. Упав на колени, магверь шестого порядка издал последний вздох, после чего его громадное тело завалилось полностью.

Он сделал ошибку… не верный вывод. Это были не просто вервульфы – это были огненные вервульфы.

Быстрее чем сотая доля от времени требующегося мухе для взмаха крыльев, и вот громадный монстр оказался перед человеком. Удар могучей и когтистой рукой, и Кайлер, как мешок с костями, мертвой куклой полетел в гущу леса на невероятной скорости. Будто снаряд, врезавшись в толстенный мелорн, он своим телом пробил углубление в прочном как сталь древе.

– Хех, слегка недооценил я тебя, псина… – до того, как Кайлер договорил, справа от него появился один из трехметровых вервульфов.

Глава 6

Сидевшая у валуна красноволосая девочка лет десяти на вид, указывала своей ладошкой на Кайлера. У кончиков её пальцев формировалось пламя, готовое вот-вот сорваться в атаку.

Дорс сильно удивился, но самообладания не потерял. Будто назойливой мухе, махнув рукой в сторону девочки, он подавил готовящееся заклинания. Пламя пропало, а девчушка скривилась от отдачи, из-за насильного вмешательства в её концентрацию.

Под булькающий звук поднимающихся из фляги пузырей воздуха, девочка поджала тонкие губы, решая отвечать или нет. В конце концов, выдохнув, она сказала:

– Бросить тебя тут, означало бы попрать собственную честь, – холодным голосом ответил он. – Так что я помогу. Иначе, мне бы стоило сразу же оборвать твою жизнь… – закончил он более тихим и печальным тоном, почти перейдя на шепот.

Продолжая перекус, Кайлер задавал ей вопросы, узнавая все больше и больше.

– Да. Но сейчас вижу, что ты не племенной и говоришь на теорнском языке, – объяснила она.

Перед ним точно Святая – отмеченная Владыкой Солнца Агманом!

– Я уже не ребенок! – вспыльчиво выкрикнула она. – Да и с чего ты взял, что я умирающая, мм?

– Ты… ты действительно можешь почувствовать чью-то силу!? – выпалил он.

Одиннадцать лет. Третий порядок. Врожденная способность к магии огня. Да и этот цвет волос…

Девочка не спешила его брать, так что Кайлер положил продукты рядом с ней и отошел обратно к Янсону. Слабыми движениями, Арлея развязала узел и увидела манящую взгляд еду, а затем до неё добрался и аппетитный запах, заставивший её желудок заурчать. Недолго думая, девочка набросилась на харчи, став яростно их поглощать. Разобравшись с последними крошками, она не оставила ничего.

– Эко как тебя пробрало… ну конечно, доза же рассчитана на полноценного взрослого… – пробормотал Кайлер, наблюдая за переменами.

Закончив наполнение фляги, которая была зачарована на больший объем чем казалась внешне, Кайлер повесил её обратно и решил умыться. Но прежде, спросил:

Это и стало причиной того, что их враги – племя Чен’кви, решились напасть. Племя Арлеи пало, и стояло на грани истребления. Ей же самой удалось сбежать и скрываться здесь последние дни.

Дважды беглянка… дважды выжившая… Сколько же ей пришлось пережить?

– Племя Чен’кви что-то не поделило с моим Шигоном, произошла война и мое племя было уничтожено. Вот поэтому я здесь… – необычайно спокойно объяснила она.

– Одиннадцать… – непонимающе ответила девочка.

– Легко тебе говорить, я могу почувствовать, что ты очень-очень сильный маг… В Найве точно не пропадешь, – буркнула она.

Так прошло полтора часа, Янсон уже достаточно отдохнул, так что пришла пора выдвигаться дальше, что понимала и сама Арлея.

Успокоив бурлящую кровь, Арлея осторожно взглянула на Дорса.

– А ты думаешь, что смогла бы прожить в этом месте более недели? – как ни в чем небывало, ответил вопросом на вопрос Кайлер, параллельно садясь на плоский камень и собираясь трапезничать.

– Зачем ты на меня напала? – решил начать разговор мужчина.

– Прячешься? Да и про какие племена ты говоришь? – не мог понять Кайлер.

– Да, конечно… Только перед этим, расскажи кто ты и что тут делаешь? – раскусил он её.

Все это, кстати, объясняло её знание теорнского языка – общего для людей, почти на всей территории Хьёрда. Так как племена Магического Леса были столь древними, что имели собственный язык, кардинально отличающийся от всеобщего.

– А разве мне нужна причина, чтобы помочь умирающему ребенку? – спокойно ответил он, доставая схожий с первым сверток еды и бурдюк с вином.

Ополоснув лицо и услышав ответ Арлеи, мужчина обернулся. Только сейчас он обратил внимание, что девочка вся в какой-то порванной одежде, полностью в синяках и ссадинах, а по лицу можно понять, что без еды и сна она провела несколько суток. Но при всем этом, она старалась не выдавать свою слабость и усталость, из последних сил мужественно держась с гордо поднятой головой. В её глазах пылало пламя борьбы.

– Нет, только перестань менять подавлять пожалуйста. Это… неприятно, – изображая жалось, пыталась она использовать некие актерские навыки.

Пивший в тот момент вино Дорс, чуть не захлебнулся. Откашлявшись, он с неверием в глазах уставился на Арлею. Ему сразу же вспомнилась сила выпущенного ею ранее пламени.

– Найве? – спросил Кайлер, практически никак не удивившись присутствию людских племен в этом месте.

Открывая и закрывая рот, словно выброшенная на сушу рыба, Арлеи не нашлось что ответить.

Будучи уверенной в своем выводе, девочка залпом опустошила пузырек. Вскоре, прямо на глазах у Дорса, её синяки и прочие ушибы, как, впрочем, и мешки под покрасневшими глазами стали пропадать. Бледно-зеленоватая кожа вновь налилась кровью, приобретя здоровый, чуть смугловатый, цвет. Фонтан сил заставил девочку вздрогнуть, сейчас она ощущала себя будто после длительного и приятного отдыха.

Глаза девочки расширились от удивления, но она поспешно попыталась скрыть свои эмоции.

С тех пор девочка и жила здесь. Её мать умерла пару лет назад от тяжелой болезни, поэтому Арлея осталась одна в чужом для себя мире.

– Подумала?

Кайлер вернул меч в ножны и достал флягу для набора воды. Пока ему ничего не угрожало.

– Меня зовут Арлея, я из племени Шигон. Ну а тут я прячусь…

Установилась тишина. Держась за свое запястье, девочка молча смотрела на Кайлера своими сияющими золотыми глазами.

– Я подумала, что ты из племени Чен’кви, – ответила она, пытаясь что-либо предпринять, но Магистр всей своей мощью подавлял магию девочки. Её попытки били тщетными, от чего она слегка сердилась из-за своей беспомощности.

Последние слова Кайлера не сразу дошли до разума Арлеи, но как только она поняла их смысл, все её нутро сжало холодными тисками.

– Так и почему ты тут одна?

– Ага, – несвязно пробубнил Кайлер с набитым ртом, вернувшись из глубин размышлений. – Я Кайлер... Кайлер Дорс, и да – я не маг, а воин, – погладил он навершие эфеса собственного меча.

Лишь к этому моменту к ним вышел Янсон, из-за чего-то задержавшийся ранее. Заметив Арлею, своевольное животное лишь фыркнуло и направилось к водопою. Очередной человек его никак не интересовал.

Почувствовав сброшенный с плеч груз и вновь ощутив свободу души, девочка, вяло, но облегченно вздохнула, после чего перевела взгляд на Дорса. Он же в ответ взглянул на неё, будучи готовый к возможной атаке. Но сил у Арлеи почти не оставалось, так что она спокойно села обратно под валун, больше не намереваясь и не видя смысла нападать.

Хотя в самого Владыку Солнца, Кайлер не особо то и верил, но вот встречать однажды Святого ему приходилось. Ошибиться с выводом он не мог.

– Не точно, но я могу понять кто сильнее, а кто слабее. – пожала она плечиками. – Я всегда могла чувствовать чужую ауру, а также управлять огнем.

Дабы выживать в столь опасных местах, племенные колдуны изобрели магию позволяющую скрывать собственные поселения от магверей и других людей в том числе. Но беда произошла пару недель назад, из-за несчастного случая старший колдун их племени не смог обновить заклинание сокрытия вовремя. Уже на следующие сутки, на их поселение внезапно напали магвери, убив многих сильных воинов и сильно ослабив Шигон.

Словив вещицу, девочка откупорила емкость и увидела внутри синеватую жидкость. Из пузырька раздался запах трав.

– Помоги мне добраться до империи, – обратилась она, но понимая свое положение, продолжила: – Мне нечем отплатить, но клянусь, я сделаю что угодно если ты мне поможешь. А кроме того, я могу быть полезной, я знаю где можно достать карту Магического Леса! А также много чего другого, что упростит и ускорит передвижение по Найве!

Кивнув своим мыслям, Кайлер убрал давление, не позволяющее Арлее колдовать.

– Ах, да. Люди из внешнего мира практически ничего не знают о нас. В Найве, с давних пор живет несколько людских племен. Вот я и из одного такого, – пояснила Арлея, медленно поднимаясь на ноги.

Оказалось, Арлея родом из республики. Почти семь лет назад, она с её родителями, морем, направлялась в империю, дабы оттуда отправиться к Башне Магов и там развивать способности Святой. К несчастью, из-за разбушевавшегося шторма их корабль разбился о берег Магического Леса. Какое-то время они выживали там, в надежде что появится помощь или их заметят проплывающие судна. Но с каждым новым днем отчаяние все больше поглощало группу выживших после кораблекрушение, до тех пор, пока не появились Они – истинные жители Магического Леса – магвери.

– На вот… Поешь что ли, – протянул он ей сверток со своими запасами пищи.

– Так ты больше не будешь на меня нападать? – спросил он, поглядывая за красноволосой и засунув руку с емкостью в воду.

– Зачем ты мне помогаешь? – не могла она понять действий человека, на которого напала.

– Значит… ты возьмешь меня с собой?

Кайлер кивнул.

Про себя же, Кайлер, многого не рассказал, раскрыв лишь свой маршрут с республики до теократии.

– Итак, где же находится карта леса? – уже более оживленно спросил он.

С самых древних времен, в разные периоды истории, в разных частях Хьерда можно было встретить особенных людей. С детства они имели минимум второй порядок души, а также владели особой способностью недоступной обычным людям. Таких как они называли Святыми, ибо своей силой, они вершили многие благие дела. А отличительной внешней чертой таких людей, всегда был цвет волос: от абсолютно белого и просто светлого, до рыжего и даже красного. Из-за чего их особенности соотносили с солнцем, а позже и с самим Агманом.

Услышав её ответ, Кайлер сразу же сконцентрировался и проверил порядок Арлеи. То, что он узнал, поразило его.

Кайлер усмехнулся, и подойдя к коню погладил его гриву.

– Это зелье восстановления!? – воскликнула Арлея, принюхавшись.

– Только что, ты совершила четыре ошибки, – проверяя ремни и лямки крепления седла и сумок, стал объяснять старый воин. – Не разбрасывайся клятвами так просто. Не говори, что сделаешь что угодно, а четко определяй условия, иначе можешь сильно пострадать в будущем. Не сообщай о том, про что ты знаешь, не будучи уверенной в возможности сохранить это знание. И в конце концов, сопоставляй факты. Думаешь я бы просто так дал тебе еду и зелье восстановление, чтобы после этого, все равно оставить умирать?

Слушая слова Кайлера, девочка все больше хмурилась и опускала голову, пока не услышала его последнее предложение. Резко подняв взгляд, она с огоньком в глазах и надеждой в голосе, спросила:

– Кстати, ты так и не сказал, как тебя самого зовут, – обвинила Арлея его в отсутствие норм приличия.

Благодаря жертве отца Арлеи, ей с матерью удалось скрыться в дебрях леса, но вечно так продолжаться не могло. В итоге их нашли, но не животные, а люди – племя Шигон. В конце концов спасавшихся захватили как трофей и сделали рабами.

Кайлер подошел к коню и спокойно стал рыться в одной из сумок, пока тот медленно утолял жажду. Найдя желаемое, мужчина направился к Арлее. Она же пристально следила за Дорсом, и поняв, что он направляется к ней, слегка испугалась, но осознала, что полностью беззащитна.

– А сколько тебе лет? – задумчиво спросил старый воин.

– Наелась? – неожиданный мужской голос вернул её в реальность. – Предлагать вина не буду, но на вот, выпей-ка это, – бросил он ей небольшой стеклянный пузырек.

– Магический Лес, на вашем языке.

Глава 7

Со слов Арлеи, еще до уничтожения их племени, она собиралась устроить побег и подготавливала различные вещи. Одной из них, стала срисованная карта. Однажды ей удалось добиться работы прислугой вождя, что открыло дорогу в его дом, в котором и висела большая карта Магического Леса. Раз за разом, девочка вглядывалась в неё, запоминая многочисленные детали. После чего переносила их на собственную карту, закончив которую, спрятала в тайнике в своей хижины.

Вот туда, верхом на Янсоне, они сейчас и направлялись.

– Мы уже близко. Вот от этого большого мелорна до поселения осталось несколько километров, – указала пальцем, сидящая перед Кайлером Арлея.

Оставалось решить: дерзнуть прорваться через охрану моста, которая точно не ждет здесь никого стороннего, или же дождаться окончания происходящего и пересечь перекрёсток в более спокойных условиях.

Судя по резко изменившимся лицам жителей Магического Леса, ответ им совсем не понравился. Крепче по сжимав оружие, они стали более агрессивно смотреть.

– Лучше удалиться подальше пока они не оклемались, и сдуру не решили броситься на нас, – неожиданно заговорил он. – Всё же люди – это не магвери, сложно предугадать их действия и возможные тузы в рукавах.

– Ей, ты чего? – взволнованно спросила Арлея, заметив изменившееся состояние Дорса. – С тобой все в порядке?

Мужчина задумался. Если они пойдут указанным маршрутом, то подвергнуться возможной опасности. Но, судя по всему, другого пути у них нет. Конечно, оставался вариант действительно отправиться на север, где и брала исток преграждающая им путь река, и попытать удачу пройти через Проклятый Лес. Но эта идея казалась ему более безумной чем первоначальный вариант.

Каждой частичкой своего тела он смог ощутить Её – силу восьмого порядка. Существа, коего в древних легендах называли Небесным Королем.

Хмыкнув, но ничего не ответив, Кайлер сам оседлал коня и направил того в лес.

Он ходил в разные стороны, делая различные пасы руками и манипулируя окружающей маной, уровень которой заметно вырос в плотности из-за массы смертей.

Дальше, магверя донесли к самому алтарю, положив у статуи птицы. Взяв кривой ритуальный клинок, маг, забравшись на тушу зверя, резкими и сильными движениями единственной руки, вскрыл грудную клетку монстра. И лишь в тот момент Кайлер понял – магверь был ещё жив, и его убили лишь только что.

Отъехав от уничтоженного поселения несколько километров, и понимая, что их все-таки не преследуют, Кайлер остановил Янсона. Закинув руку за спину и нащупав в сумке карту, он достал её и развернул перед ними.

– Отлично.

Сидя у края более чем стометровой отвесной скалы, свесив ноги вниз, Арлея смотрела на завораживающий и стремительный поток воды. Тысячи тонн бушующей жидкости протекали прямо под ней, торопясь куда-то на юг. Там они, вместе с восточным и западным потоками, сходились в Перекрестном Озере, после чего ещё большим количеством утекали всё дальше и дальше, в конце концов впадая в Южное Море.

Но, с другой стороны, магвери, которые также ориентировались и сильно зависели от потоков маны, и близко бы не подошли к такому месту. Для них, оно представляло бы пугающую, всепоглощающую тёмную пропасть.

Кроме территории вервульфов, в Магическом Лесу также есть еще около двадцати областей, в которых господствуют различные виды магверей. Что касается их силы, то почти все были относительно равны, так что они лишь изредка воевали за территории и для пропитания.

У таких как они, начинался формироваться собственный, примитивный, но подобный человеческому, разум. Первое чему они обучались – это речи. До сих пор неизвестно как, но при обращении к людям, их язык трансформировался в понятный человеку. Иначе, Кайлер никогда бы не понял слов говорившего тогда вервульфа.

А затем, всего лишь на несколько секунд, всё Перекрёстное Озеро накрыло невероятно могущественной аурой. Ударив по разуму каждого, она не обошла стороной и Кайлера. В тот момент кровь в его жилах застыла, и ему показалось будто гигантский, нечеловеческий глаз появился перед ним, подавляя и изучая мужчину словно какое-то насекомое.

Маг достал самый большой, который Кайлер только видел в своей жизни, кристалл маны из груди вервульфа. Прямо из того места, где должно было находиться сердце животного.

Ведь развиваясь, скопленная в теле магверя мана, собирается в кристалл, постепенно заменяя зверю сердце. Так что охота за ними достаточно выгодное дело, впрочем, как и достаточно опасное.

– Только есть одна проблемка, – произнесла она.

«Не прокрадется и мышь!» – говорил им колдун.

– Перекрестные Озеро – это земля племени Чен’кви.

Пролежав в укрытии ещё двадцать минут, Дорс уже было хотел психануть и уйти, но настойчивая интуиция просто кричала ему не делать этого. Так что он ждал…

– Раз так, – почесал он бороду, – то возможно нам даже удастся незаметно перебраться на ту сторону, не потревожив их.

– Алтарь?

Кайлер сразу понял – кто-то сражался, и судя по несдержанной ауре, разразившейся вместе со звуком удара, одним из них был некто шестого порядка.

У Кайлера было очень хорошее зрение, так что ему не составило труда провести некоторую параллель, заметив озлобленное лицо главного колдуна, при взгляде на вервульфа.

Переведя полупустой взгляд на неё, Кайлер вернулся из отрешенного состояния, и кивнув, покинул хижину. Ожидая Арлею, он продолжал прислушиваться к колебаниям потоков маны. Медленно, но происходящая совсем не далеко битва стихала.

– Чего!? – слегка удивился Кайлер. – А не многого ли они хотят? Тем более в проигрышной ситуации… Передай им, что мы уже уходим и пусть нам не мешают.

– Зачем? – спросил Кайлер, витая в облаках.

– Я переоденусь, – слегка смутилась она.

Из-за смерти столь сильного существа уровень маны вновь возрос, повысившись почти в два раза.

По очереди подойдя к каждому из воинов, Кайлер, легким касанием их голов заставил стражников крепко заснуть. Этому трюку с маной он научился ещё в далеком юношестве, единственными минусами которого было требование прямого контакта с головой жертвы, а также отсутствие какого-либо сопротивления с её стороны.

– Ты о чем? – искренне не понимала она.

Кайлеру это совсем не нравилось, ведь осознавая всю глубину той задницу, которую пытались сотворить эти глупцы, у него не оставалось никакого иного выбора, кроме как вмешаться.

Скрытой тропой оказался странный, абсолютно пустой, широкий овраг. А странным в нём было то, что там не было ни капли маны. Все её потоки, роящиеся по Магическому Лесу, будто стекающая в бесконечную бездну вода, пропадали в этом месте. А это значило лишь одно – под ними сейчас находилось целое состояние. Именно так можно описать то количество залежей магической руды, требуемой для создания такого эффекта.

Из густого леса вышел Кайлер. Снять среднеуровневое заклинание для него было проще простого.

– Ай! – с испугу вскрикнула она. – Предупредил бы!

Скрытно продвигаясь вдоль разбитых переулков, они следовали к тайнику красноволосой девочки. Зайдя достаточно глубоко в поселение, все трое неожиданно услышали сильный удар по земле, раздавшийся неподалеку от них.

Устоявшаяся ситуация не могла продолжаться вечно, поэтому один из племенных магов пятого порядка выкрикнул что-то на неизвестном Кайлеру языке. Старый воин взглянул на Арлею.

До противоположной стороны такого же обрыва, на который им и нужно было попасть, было несколько километров расстояния, с яростной стихией в виде преграды.

На тела разгоряченных воинов племени Чен’кви упало сокрушающей силы давление ауры Кайлера, они хоть и могли сопротивляться ему, но вот колоссальную долю боевого настроя растеряли. Теперь они поняли – КТО именно стоит перед ними.

Мужчина слез с коня, после чего спустил Арлею. Взяв жеребца за вожжи, они пошли вперед.

Согласно очерченным по всему острову линиям, лежали обезглавленные тела тысяч людей, выстроившихся в некой пентаграмме самого что ни на есть обычного жертвоприношения.

– Забудь… – вздохнул Кайлер.

Затем девочка двинулась к другой части дома, и стала там что-то искать.

– Все?

В целом, исходя из её объяснений, окружающие земли принадлежали именно этому виду магверей, которые, имея ограниченную способность распознавать чужую силу, не приближались к Кайлеру. Лишь те пятеро огненных вервульфов, всё же рискнули напасть, не рассчитав свои возможности. Оценить истинную силу кого-либо, разума у них не хватало.

Девочка кивнула, и выполнила просьбу.

Покинув хижину, они направились той же дорогой, которой и пришли. Но покинули поселение они не одни. Из другой его части, в том же направлении, вышла группа из двадцати человек. Заметив Кайлера, Арлею и Янсона, они направили свои копья, мечи и стрелы на них.

Тайны магии, что уж тут скажешь…

– Если мы собираемся идти северо-восточным путем, то вот так мы можем выйти за границы Найве, – очертила она дугу на карте. – Тогда особых препятствий быть не должно.

С аурой лишь третьего уровня и малым опытом колдовства, на неё никак не влияла пропажа потоков маны. Она даже не заметила этого…

Посему выходило, что данное племя собиралось пробудить то, что находилось под озером.

Наверное, стоило все-таки подождать.

Проклятье, и нужно же было так вляпаться.

Следуя за указаниями девочки, Кайлер направлял Янсона в нужном направлении, пока они не увидели само поселение. Разрушенное и сожженное, оно выглядело абсолютно пустым.

– Угу, – не задумываясь поддакнула девочка, поднявшись на ноги и отойдя от манящего взгляд обрыва.

В центре, у самого алтаря стоял морщинистый однорукий престарелый в какой-то мантии. Даже отсюда, с расстояния более километра, Дорс мог отчетливо ощутить, что этот старик маг седьмого порядка. Хотя и сильно ослабевший.

– Нет. Они живут дальше, а там находится лишь какой-то их алтарь и немного стражников.

Никто не решался сделать первый шаг.

Наваждение быстро прошло, и сжав зубы, Кайлер заставил свой разум успокоиться. Очень, очень давно он не ощущал того, что привыкли чувствовать его жертвы при полной активации ауры Магистра.

Вскоре, они вслед за бегущей водой двинулись к перекрёстку. Путь оказался недолгим, и уже к полудню они почти достигли нужного места.

– Да?.. – со скепсисом протянула девочка, но ничего не сказала на этот счет. – Хорошо. Тогда остается дорога через лес. Так как это все территория вервульфов, то лучше всего идти тут, – указала она на отмеченную линию, – это одна из скрытых троп нашего племени. В тех местах магвери редко бывают. Но дальше у нас будет большое препятствие – Перекрестное Озеро. Вот здесь четыре линии, указывают на реки, но вот протекают они между крутыми и высокими обрывами, расстояние меж которыми не менее километра – перепрыгнуть не выйдет, обойти тоже. Но есть место, где все четыре потока сходятся в перекрестке. Вот там и есть мосты ведущие на другие стороны.

Будь он не воином, а магом, то так легко бы не отделался. По факту, практически любой маг, становился здесь полностью беспомощным…

Тот же маг, который ранее обращался к Кайлеру, сейчас же раздавал команды. Агрессивно действовать они больше не собирались. Заметив это, мужчина улыбнулся и неожиданно для Арлеи поднял её и посадил на Янсона.

– Чен’кви, – холодно произнесла Арлея, заметив их.

Через несколько минут они добрались до нужно места. Найдя неожиданно целую, на фоне разрушенных соседних, хижину, Кайлер и Арлея вошли внутрь. Обстановка внутри была верх дном, но кажется, девочку это никак не волновало. Сориентировавшись, она быстро зашагала в дальний левый угол, в котором лежал перевернутый стол. Подвинув мешающую мебель, девочка присела и стала расшатывать доску, медленно, но постепенно поднимая её вверх. Вынув первую, она также поступила и с другими.

Поднявшись с насиженного места, он сделал пару шагов в сторону зарослей, как тут же свалился без чувств.

– Тут нам ловить нечего, – изрек стоявший чуть позади Кайлер. – У озера про которое ты говорила, находиться поселение того племени?

– Они не мои… – тихо буркнула Арлея.

– Почти, – отмахнулся он, – разве ты не чувствуешь?

Браня все, на чем свет стоит, Кайлер принялся рассматривать детали.

– Он говорит, чтобы мы сложили оружие и подчинились им, так как находимся на их территории, – перевела она.


Они убили вожака и правителя магверей этих окрестностей…

Арлея молча задрала голову вверх, посмотрев в серые глаза возвышавшемуся за ней Кайлеру.

– Где мы? – задал он закономерный вопрос.

– Нет. Ни капли, – повертела головой Арлея. – Даже наоборот – я благодарна за дарованный шанс сбежать. Жизнь рабыни меня совсем не устраивала.

В конце концов, Кайлер решил.

Следившая, уже как несколько часов за округой, пара стражников, откровенно маялась от скуки. Но воспоминания о жестоком вожде, не позволяли им совсем уж бездельничать и не выполнять поставленную задачу. Но полностью отдаваться работе они не собирались, и нарушая запреты, негромко переговаривались друг с другом. Все равно установленное колдуном сигнальное заклятье сработает раньше, чем эти двое воинов третьего порядка заметят кого-либо.

– Нам в какую сторону? – решил уточнить Дорс.

Внезапно раздавшийся в кустах шум, неподалеку от них, заставил мужчин синхронно повернуться туда, удивленно взирая на произошедшее.

Почти…

Это также отразилось и на бойцах. Многие из них были в ранах и увечьях. Некоторых несли на себе раненых.

Теперь понятно кто сражался.

Точнее жертв.

Продвигаясь дальше, вдоль оврага, ближе к ночи они преодолели большую часть маршрута. Оставшийся путь было решено пройти на следующий день. Компания устроилась на ночлег.

Один из них всё же решил проверить те кусты. Мало ли, может упало что…

– Ты ненавидишь их? – беззаботно спросил Кайлер.

Став медленно отползать назад, дабы вернуться к Арлее и покинуть это место на какое-то время, чутье Кайлера, которое никогда его не подводило, резко завопило, побуждая мужчину остаться на месте. Воинское чутье подсказывало понаблюдать ещё.

Основными представителями Магического Леса были магвери третьего и, изредка, четвертого порядков. Редко кто среди них достигал пятого и шестого, так что таких было меньше, но они становились правящей верхушкой в звериной иерархии. Также существовали магвери седьмого порядка, являющиеся сильнейшими существами в каждой из областей. Всего их было до пары десятков на весь Магический Лес.

Резко подорвавшийся и схвативший с земли копье второй стражник, собирался было закричать, но прилетевший в его голову камешек, утихомирил мужчину, заставив того осесть бессознательным грузом.

Положив добытый кристалл у ног, или скорее лап, статуи, в специальной выемке, он стал начитывать странную мантру. Вновь взявшись за манипуляции потоками маны, маг выстраивал из них определенную структуру, опоясывающую сначала весь остров, а затем и озеро. В поддержке у него находились те самые восемнадцать человек, что помогали ему, распределяя нагрузку через свои тела.

Чем ближе к самому алтарю, тем больше можно было заметить охраняющих действо воинов, а прямо у самого мага Магистра собрался целый отряд из двух воинов шестого порядка, и двадцати – пятого. Событие определенно было очень важным для них.

– Туда, – указала девочка в противоположную, от битвы, сторону.

Арлея пальцем указала на отметку на пергаменте.

Вскоре, на их пути показалось крайне огромное, даже по меркам мелорнов, древо.

Даже сложно представить, скольких жертв стоила его поимка и пленение.

Резко хлынувшая под землю мана заставила её слегка вздрогнуть, а воду покрыться кругами. После чего целую минуту продлилась убийственная тишина.

Сразу же вспомнился убитый племенными воинами вервульф, в бывшем поселение Арлеи.

***

На мосту также были воины, но более слабые и малочисленные.

Сложив карту обратно, и сверившись с компасом, Кайлер направился согласно плану.

– Да, – кивнула Арлея, – можем уходить.

Требовалось поскорее убраться отсюда, если он не хотел влезать в заварушку.

Проклятье, видимо они совсем страх потеряли после победы на каким-то магверем, а может и возымел место эффект толпы. Кайлер не знал причину такой глупости, но доводить до стычки не желал: Арлея и Янсон могли пострадать.

К её сожалению, если бы не сгоревший дом вождя, они могли бы раздобыть более точную и детальную карту, а также другие полезные вещи.

Хоть представители этого племени и направили оружие на путников, но большинством в их отряде были воины и маги четвертого порядка, а несколько из них – пятого, так что ощутить ауру Магистра Кайлера мог каждый из них. И так потрёпанный недавним боем отряд, не спешил начинать новое… возможно последнее для себя сражение.

Судя по тому, что вместо ментального удара, у всех из племени вспыхнули защитные артефакты – они были готовы или даже ожидали этого.

– Не выйдет, – помахал головой Дорс. – Я там был, и повторять не желаю. Тот путь для нас закрыт, в этом твоя карта слегка неточна. Нужен другой вариант.

– Хорошо, значит туда и пойдем, – беззаботно произнес мужчина.

До разоренного и сожженного поселения племени Шигон оставалось несколько часов пути. В процессе езды, Арлея рассказала, что в тот день, когда не успели возобновить скрывающую магию, именно стая вервульфов напала на них. Этим она поделилась после вопроса Кайлера, о том, почему он до сих пор не встретил других магверей кроме огненных вервульфов. Что и заставило её вспомнить об этих существах.

Вскоре вышла Арлея, переодевшаяся в чистые одежды, взамен грязных и порванных. Помимо этого, она также собрала свои волосы цвета закатного неба в хвост, достававший до её поясницы. За плечами у девочки висел тот самый рюкзак.

Ещё на подъезде, Кайлер почувствовал стоявших далеко впереди людей, загодя остановившись. Оставив девочку и коня, он выдвинулся на разведку.

Кайлер заметил их чуть раньше, так что уже был готов к возможной атаке. Осматривая этот отряд, мужчина не мог не отметить странную разукрашенную деревянную броню, надетую на них. Следом за этим, Магистр заметил левитирующего чуть позади них, пятиметрового вервульфа, от которого разило рассеивающейся аурой шестого порядка.

Приложив спящих красавцев к деревьям и подперев их неострыми концами копий, он сделал их отдаленно похожими на верно несущих службу стражников.

– Выйди, пожалуйста, – сказала Арлея, найдя одежду.

– Пойдем как ты предложила, но сначала отправимся к самой реке, и лишь после, к перекрестку. Возможно, выйдет что-то придумать, с этими твоими обрывами…

– Да, – кивнула Арлея. – В центре Перекрёстного Озера находиться небольшой остров, на котором тот и стоит.

– Какая? – опустил он взгляд, взглянув на Арлею в ответ.

Театрально обтрусив и так чистые руки, Кайлер зашагал дальше. Выйдя на свободный от леса участок, он наконец смог увидеть Перекрёстное Озеро, а также четыре моста, соединяющих каждую сторону леса. А ещё там был остров, где-то паре сотен метров ниже обрыва. И алтарь, со статуей некой птицы. И воины племени Чен’кви. И множество трупов…

И вот наконец, стало происходить что-то, выбивающееся из общей картины. Восемнадцать человек, только недавно прибывших на остров, разошлись вокруг пентаграммы, после чего, в определенных местах, вставили громадные кристаллы маны. Каждый был размером не меньше с арбуз, даже в шахтах добыть такие практически не представлялось возможным, тем более в таком количестве. Единственный вариант – это кристаллы из тел магверей шестого и выше порядков.

Но не это действие было главным. Сразу же после установки кристаллов, из-за скрытого для взгляда Кайлера угла, вынесли здоровенный, десятиметровый труп вервульфа, с истлевающей аурой 7го порядка.

Именно он его и убил, заплатив за это левой рукой и поврежденной аурой.

Тайник оказался под полом. Достав оттуда дорожный рюкзак и проверив его содержимое, Арлея протянула Дорсу свиток. Развернув его, Кайлер смог увидеть карту Магического Леса, после чего скрутил её обратно, сложив в свой заплечный мешок.

Попав в это место, Кайлер сначала был слегка дезориентирован. Ведь в бытности Магистром, он полагался не столько на слух и зрение, сколько на ощущение потоков маны. Став отрезанным от них, его даже немного затошнило и закружилась голова. Крайне мерзкое состояние. Но быстро справившись с мимолетной слабостью, он продолжил путь.

Вмешиваться же, он не собирался. Мертвым не поможешь, а больше потенциальных жертв и не наблюдалось.

Глава 8

Возвращаясь к Арлее, старик занимался обдумыванием плана. По его наблюдению и подсчетам, ритуал должен продлиться еще с десяток часов. Мужчина не знал, как и почему под озером оказался запечатанный магверь уровня Небесного Короля, звания аналогичного Архимагу. Но он отчетливо понимал, что если этот монстр освободиться, то это повлияет на весь Хьёрд. Скрыться не получиться.

Нужно действовать быстро и решительно… но все же продуманно.

Но просто так он не отделался. Врезавшись в непреодолимое препятствие на столь высокой скорости, Кайлер ощутил, как несколько его ребер треснули. Не будь он Магистром, превратился бы в кровавую кляксу.

– Теперь, затаитесь здесь и ждите. Это может продлиться несколько часов, так что можешь перекусить если что, – похлопал он подсумок, закрепленный у седла, в котором находились съестные припасы. – Ну а мне пора приготовиться.

– Убью! Убью тебя! Презренный! Как ты смел нарушить пробуждение спящего!? – в ярости кричал маг, брызгая слюной. – Ты станешь следующей жертвой на пути пробуждения спящего предка!

Старый воин никак не среагировал на его слова, и приземлившись вернул себе меч, собираясь вновь сотворить Рассечение. Вырвавшаяся атака быстро полетела вперед, но у самого алтаря, где стоял маг, врезалась в невидимую стену воздуха и разрушилась.

Остров сильно затрясся, а в точке взрыва сформировался глубокий кратер.

– Ничего, – усмехнулся Кайлер. – Янсон парень умный, так что просто держись крепче. Он сам все понял, – мужчина погладил гриву довольного от похвалы животного.

Врагов более не было и быть не могло…

Вторую атаку, Дорс ощутил заранее, так что вновь уклонился, после чего ринулся к волшебнику в рывке. Но практически добравшись до однорукого мага, Кайлер понял, что попал в ловушку. От сильнейшего удара об воздушную стену, его спас лишь активный Обтекающий Доспех и попытка затормозить перед столкновением.

Кайлер слегка повернул голову назад, и интригующе ответил:

Так думал Кайлер в этот момент, вот только…

В ту же секунду вся сотня пузырей лопнула, слившись в едином, могучем взрыве, центром которого стало местонахождение Дорса.

Недобро покосившись на коня, девочка всё же с натугой, но кивнула.

С последними словами вождя, в сторону Кайлера полетела двухметровая сфера сильно сжатого воздуха. Лишь в последний момент воин успел отскочить от невидимой угрозы, доверившись интуиции.

Продолжая вслушиваться в шум могучей стихии, неожиданно он стал слышать отдаленное и непонятное перестукивание, исходящее из-за водопада.

И вроде бы, ему даже удалось отодвинуть желание помочиться, куда-то на задворки сознания.

Максимально напряженные мышцы ног взбухли, а вены расширились, ткань его штанов стала трещать от натуги. Перед тем как ближайший пузырь достиг старого воина, он исчез с мелорна, а отдача от его рывка заставила могучий ствол завалиться в противоположном прыжку направлении.

Каждый, будь то маг или воин, мужчина или женщина, слабый или сильный, смог увидеть полную картину. Разогнанные течением воды, прямо из водопада вылетали десятки широчайших стволов стометровых мелорнов, концы коих были заточены словно копья. А на самом крупном из них восседал мужчина.

Вскоре все остальные смогли понять, что же побудило их к такому поведению.

Из-за мешающего и замедляющего магического урагана, Дорс приземлился и восстановил равновесие с задержкой, что позволило пузырям вновь окружить его.

А ветер все усиливался.

Сразу же после этого, стоявшие высоко над ними, на мостах, стражники, стали неразборчиво и дико кричать, указывая куда-то на север, откуда шел южный поток. Стучание достигло своего апогея.

– Но… но я же не умею ездить верхом…

Выжившие стонали и кричали от травм и последствий.

Подобная магическим зверям способность?..

Забившая набатом чуйка, а затем и промелькнувшая в голове мысль, заставили зрачки Кайлера максимально расшириться, а лицо исказиться. Он попытался что-то предпринять…

– Все вопросы потом! Сейчас же, слушай и запоминай, – ошарашил он её. – Когда я подам сигнал, выдвигайся к мосту и как можно быстрее пытайся перебраться на нужную сторону. Тебе никто не должен помешать, но на всякий случай, – протянул он ей небольшое деревянное изделие в виде миниатюрного щита, изукрашенного узорами. – Если будет грозить опасность, то просто разломай его, но только в крайнем случае. После этого у тебя будет минута под защитой этого одноразового артефакта.

– Прими же свое наказание, нарушитель! – выкрикнул маг.

Достав очередной метательный нож, Кайлер влил в него как можно больше маны, и затем резким росчерком создал Рассечение, отправившееся наперерез ветряным лезвиям. Не выдержавший такой нагрузки нож рассыпался песком, а встретившиеся в воздухе заклинания взаимоуничтожились, создав порыв ветра, откинувший мужчину на землю.

Целую секунду лесные люди, находясь в ступоре смотрели на летящие в них снаряды, пока вспышка оцепенения не пропала, и они не поняли, что совершают.

Попытавшись уничтожить, окружающие себя пузыри Рассечением, Кайлера ждал крах в этом деле – сферы воздуха попросту пропускали атаку сквозь себя, реагируя лишь на настоящую материю.

Пузыри поплыли вверх, но Кайлер, прыгая от дерева к дереву стремился к магу, опережая их на доли секунд. Добравшись до ближайшего к магу мелорну, воин встал на краю плоской верхушки древа. Он приготовился к последнему рывку.

Переминаясь с ноги на ногу, один из воинов четвертого порядка, стоявший во внешнем кольце охраны, никак не мог продолжать терпеть. Жажда справить нужду начинала брать верх. Но его скорее прирежут свои же, чем позволят отлучиться в этот несомненно знаменательный день. Продолжая сдерживаться, он старался перевести мысли в другое русло и не выдать себя внешне.

***

Всё это летело прямо на остров, прямо на каждого из присутствующих здесь. Будто россыпь выпущенных врагом стрел, армада деревянных стволов приближалась к месту проведения ритуала.

Спрыгнувшую на землю фигуру мало кто мог заметить, из-за мешающей пыли, но Кайлеру это было только на руку. Закрыв глаза, ориентируясь лишь на слух и ощущения маны, он легко находил переживших все это.

– Тс, тихо, – слегка озлобленно, но все еще шепотом, ответил сосед, не желая нарушать правила. – Ничего я не слышал! Молчи лучше!

Атака не возымела должного эффекта, но кое-чего она все же добилась. Небольшая, размером с палец, трещина повисла прямо в воздухе, в месте предполагаемого барьера.

Конечно, волшебник не собирался просто смотреть и ждать собственной кончины, так что он поспешил принять контрмеры. Резкий и яростный порыв ветра оттолкнул Кайлера на четыре метра, что дало магу несколько мгновений. Заставив воздух закружиться у своих ног, вождь племени стал подниматься вверх, взлетев на десяток метров.

Маг стал приземляться на землю. Бой был окончен…

– Как же ты достал! Будущее предрешено! Ритуал должен быть проведен! – зациклившись, выкрикивал сбрендивший маг. – Так что склони голову, и дай спокойно себя убить!

Ритуал же не собирался останавливаться, все ближе и ближе приближая тот час, когда пробудиться Небесный Король.

Метровые сферы воздуха окружили его как с боков, так и с верху.

Это заклинание было схожим с тем, что использовал Кайлер в бою с вервульфами, но в отличие от него не требовало меча для сбора и подготовки маны. При воздушном лезвии, мана трансформировалась в кромку из очень сжатого воздуха, так что дополнительных предметов не требовалось.

Сильные в их племени получали всё, слабые же ничего. Если ты можешь что-то взять – ты это берешь, если нет – то подчиняешься более сильному. Простая логика, впитываемая вместе с грудным молоком матерей с самого детства. Так они жили. Так жили их предки. Так будут жить их потомки.

Именно он и призвал ветер.

Видимость вновь стала нормальной, и немногие выжившие смогли увидеть весь тот ужас, что их окружал. Остров был утыкан десятками мелорнов, которые погрузились в землю будто опорные колоны. Вокруг каждого их них растекалось по большой луже крови, вытекшей из раздавленных тел их соплеменников.

– Кстати, а какой будет сигнал? – чуть не забыла поинтересоваться Арлея.

– Умри! – выкрикнул улыбнувшийся скорой победе вождь, и взмахнув единственной рукой, послал в Дорса два длинных, параллельных ветряных лезвия.

Попав в мелорн позади него, сфера лопнула и вырвавшийся воздух создал ударную волну, разорвавшую ствол древа.

Маг не щадил даже своих соплеменников, которые будто куклы отрывались от земли и терзались ветрами, пока не попадали в пузыри и не заставляли их сдетонировать.

Взяв и рассмотрев полученный предмет, Арлея взглянула обратно на Дорса.

Остров превратился в словно разворошённый муравейник. Никто не хотел погибнуть от падающих деревьев.

Найдя взглядом виновника всего произошедшего, он, с невероятной ненавистью на лице, сказал:

Но мгновенье, и он вновь услышал перестукивание чего-то деревянного, но уже ближе, чем раньше. А затем ещё раз, и ещё раз. Теперь уже несколько людей пялились в сторону водопада южного течения. Даже некоторые старейшины, стоящие у алтаря, обратили на это внимание.

Магвери и так никогда не подходили к Перекрёстному Озеру, а людей опасаться не стоило. Ведь все, окружающие эту область Магического Леса, племена, либо подчинились и стали частью Чен’кви, либо стали жертвами в сегодняшнем ритуале.

Найдя девочку и коня, на том же месте, где и оставил их, Кайлер, жестом ладони попросил её воздержаться от рвущихся расспросов, и заговорил сам:

Потеряв ориентацию лишь на мгновенье, мужчина отпрыгнул назад, но было поздно. Дюжина небольших ветряных лезвий летела прямиком в него, ужасающе быстро настигая воина. Не имея возможности уклониться в воздухе, Кайлеру пришлось создать себе опору из погрузившегося в землю меча. Оттолкнувшись от него, мужчина поднялся выше, успевая в последний момент уйти от кромок спрессованного воздуха.

Сколь сильными бы, и отважными не были воины племени Чен’кви, мало кто из них смог не дрогнуть, и не начать в приступе паники убегать как можно дальше от предполагаемого эпицентра падения. Многотонные махины не оставили бы от них и мокрого места.

Ещё в начале движения, Кайлер собирал ману в клинке, продолжая делать это и в полете. Но он не исторг эту энергию в Рассечении, а лишь продолжал накапливать.

Лишь сейчас, будучи уверенным на все сто процентов, волшебник раскрыл свою возможность активировать взрыв пузырей по собственному желанию.

Перестукивание все усиливалось.

– Ей, – тихо шепнул он стоящему рядом другу. – Ты слышал это?

Так они думали…

Поначалу это лишь прибавило им чувства собственной важности, как воинам самого крупного племени Найве. Но простояв здесь и занимаясь ничегонеделанием добрую половину суток, многие из них уже успели пожалеть о решении помочь в ритуале. Лучше бы они остались в поселении, где была холодная брага и теплые женщины.

Сигнал был подан…

В какой-то момент мужчина оказался полностью окружен, так что ему оставалось лишь воспользоваться трюком, что он провернул в бою с вервульфами. Присевши, он прыжком подлетел к одному из вонзившихся в землю мелорнов, зацепившись за него мечом.

– Хватит этих игр… – неожиданно изрек колдун.

– Больше не прыгнешь! – выкрикнул парящий маг.

Кайлер же с гордой улыбкой восседал на толстейшем мелорне, что с секунды на секунду должен был обрушиться на землю. И практически долетая до острова, он достал один из метательных ножей, и выверенным движением кисти послал его в упавшую ранее сумку. Попав точно в цель, он спровоцировал химическую реакцию: огненный порошок активировался, мощнейший и очень громкий взрыв накрыл окрестности.

Практически зажатый в угол, воин, на пределе своих сил проскальзывал меж пузырями, двигаясь как можно быстрее. Маг оттеснял его от себя, но Кайлер продолжал приближаться к алтарю.

Первый воин тихо выдохнул. Возможно, ему просто показалось…

Разве сильный должен заниматься такой ерундой?

Кайлер видел схожее заклинание когда-то очень давно. Любое прикосновение к пузырю заставит его лопнуть, а вырвавшийся из него воздух сильнейшим порывом разлетится вокруг, сгенерировав взрывную ударную волну.

– Хм, – издал Дорс.

Что странно, Кайлер мог понимать, что тот говорит.

Наблюдая за огромным водопадом южного потока, обрушивавшего громадные водяные массы, способные перемолоть его закаленное тело в труху, он концентрировался на могучей и непоколебимой воде.

Дезориентированные и ошеломленные, они были не способны остановить песнь смерти, что нес с собою клинок Кайлера Дорса. Лишь испуганные вскрики звучали по всему острову, но все они быстро обрывались.

Не успев отойти и нескольких метров в противоположную от озера сторону, Кайлер услышал вопрос.

Ритуал был прерван, но еще не окончательно…

Можно было сказать, что их племя полностью захватило все окружающие земли, убив даже сильнейшего из стаи вервульфов.

А на остров наконец обрушились десятки гигантских копий, одномоментно убив более тысячи человек. Практически никто ниже шестого порядка не смог защититься от прямого попадания такой силы. Сильнейший удар множества стволов встряхнул остров и заставил огромные клубы пыли подняться в воздух. Всю поверхность заволокло дымкой.

Прошло почти три часа, как отсутствовал Кайлер. Маясь от безделья, Арлея пообедала и рассматривала собственную карту, будто пытаясь найти что-то новое для себя.

Трещина расширилась до нескольких метров в длину, и толщины руки в ширину. Но продолжать далее стало практически невозможно. Пузыри заполнили всю поверхность острова и начали двигаться в сторону Кайлера, окружая его. Ветер же, в тоже время стал столь сильным, что был готов вот-вот оторвать мужчину от земли и швырнуть в сторону. Крепко стоять на земле становилось все менее возможным, и Кайлеру приходилось поддерживать сцепление с ней используя ману. Но ветер все продолжал усиливаться.

Осознавая неспособность попасть по равному своему уровню противнику, маг ветра стал создавать метровые пузыри, медленно разлетающиеся над поверхностью острова. Что интересно, порывы искусственного, магического ветра, никак не влияли на движение пузырей.

Впрочем, это было неважно. Главной задачей Кайлера стало убийства мага, иначе все его старания были напрасны и лишь временно приостановят ритуал, но конечный результат не измениться.

– Умри же!

Также, по всему острову валялось более сотни тел с отрубленными головами или проткнутыми сердцами. Все приготовления к ритуалу были уничтожены, уцелела лишь центральная часть острова, которую закрыл щитом их вождь – однорукий маг Магистр.

– Хватит! – раздался выкрик из центра острова, а вместе с ним пришел и поток ветра, что разогнал так и не успевшую осесть пыль.

Скучала не только девочка. Стоящие на острове стражи, продолжали наблюдать за округой, не имея права даже разговаривать друг с другом. Вождь племени лично отобрал их для защиты этого великого события, так что все было очень строго.

А затем случилось, то, чего не ожидал никто. Откуда-то выше по течению вылетел небольшой тёмный объект, и пролетев огромной дугой упал на остров. Проследив за ним взглядом, каждый смог понять, что это была сумка. С недоумевающими выражениями лица, все наблюдавшие не могли понять, что же это значит.

Сейчас же они занимались практически бесполезным делом. Именно такие мысли проскакивали у некоторых.

– О! Ты точно его заметишь, так что волноваться не стоит, – произнес он, после чего ушел.

Но одна из них все же задела его голень, разрубив защиту, и остатком своих сил нанесла неглубокую рану. Кайлер даже не обратил на это внимания, ведь перед ним встала куда более важная дилемма. Не имея опоры под ногами, мужчина сам себя загнал в ловушку. Ведь нет ничего опасней, чем сражаться с магом в пределах его родной стихии. В данном случае с магом ветра.

Так прошла половина минуты, после чего послышался яростный крик.

Окружающие потоки маны всколыхнулись, вокруг острова начал закручиваться ветер. Усиливаясь с каждой секундой, он постепенно превращался в полноценный ураган со множеством мелких вихрей внутри.

Кайлер сразу же почувствовал, как на его плечи наваливается огромная тяжесть, сильно возросшего атмосферного давления. Ноги слегка подогнулись, стоять оказалось в разы труднее. Прыгнуть действительно казалось невозможным, но мужчина понимал, что так долго маг не сможет продержать это давление, вкупе с другими активными заклинаниями. Главное изо всех сил уклоняться и не сталкиваться с пузырями. Нагрузка продержится ещё несколько секунд, важно лишь продержаться.

Появившись как раз перед той стороной барьера воздуха, которую он атаковал ранее. Мужчина со всей силы, держа меч двумя руками, вонзил его в трещину. Лишь в тот момент он высвободил скопившуюся ману, усиливая собственную атаку. Все это дало результат – стена воздуха рухнула, освободив путь к магу.

К сожалению, надеждам мага не было суждено сбыться.

Да и кого здесь боятся? От кого охранять?

Но и Кайлер не собирался сидеть сложа руки. Создавая Рассечение раз за разом, он намеревался пробить защиту волшебника, посылая их в одну и ту же точку – в место трещины.

Глава 9

Круживший у ног мага вихрь, постепенно стих, стопы однорукого старика коснулись земли. Отвернувшись от покрытого дымкой кратера, маг осмотрел разрушенный остров.

Десятки воткнутых в землю голых стволов мелорнов, торчали будто иглы из специальной подушечки. Море трупов заполонило поверхность острова. Здесь валялись тела, как принесенных в жертву, так и соплеменников вождя. Выживших практически не было, а те единицы редких счастливчиков, блуждающих средь побоища, были самыми обычными воинами племени. Из личного отряда, в котором состояло два воина шестого порядка, и двадцать воинов и магов пятого порядка, не осталось никого – Кайлер убил их всех.

– Да так. Кое-кому помешал, кое-что сделать… – неясно сказал он, не намереваясь вдаваться в подробности.

Верить в его смерть совсем не хотелось.

Я долго думала, спрашивать или нет. Ведь я и так ему сильно обязана, и не должна просить ещё что-либо. Вот только после вчерашней ситуации, я подумала, что это будет выгодно не только мне, но и ему.

Мы застряли в очень опасном месте, но каждый надеялся на спасение. Несколько недель мы выживали, каждый день опасаясь возможной встречи с магверями. И хотя многие продолжали верить в чудо, я понимала, что если до империи плыть почти полтора месяца, то раньше этого срока искать нас не будут.

Весь изнеможённый, еле передвигая ногами, он добрался до брошенной здесь лодки, и с её помощью добрался до выдолбленной в обрыве лестницы. Поднявшись, Кайлер взошел на мост ведущий к нужной стороне, и медленно поплелся на поиски Арлеи.

После прихода тьмы, мы устроили ночлег, а на утро, ошарашив Кайлера, я все же решилась.

Выпив нечто из пузырька схожего с тем в котором было зелье восстановления, Кайлер стал выглядеть лучше. После этого мы отправились дальше, а он все никак не желал отвечать на мои расспросы о том, что же произошло на острове.

Так как мне было всего пять лет тогда, родители поплыли со мной. Вместе со специальным посланником, мы сели на корабль и отплыли в сторону Империи Маар. Несколько дней плавания прошли спокойно, хотя меня слегка укачивало. Вот только вскоре спокойствию настал конец.

Вот теперь, бой по-настоящему был окончен.

Тогда я осталась одна. Тогда я решила сбежать…

– Я устал, – произнес он, добравшись до нас.

Время вновь вернулось в нормальное состояние. Лишь теперь, когда мечник был столь близко, маг смог полностью ощутить невидимый доспех, покрывающий тело врага. И он был толще того, что Кайлер наложил на себя в начале боя. Только на руках и верхней части туловища, его прослойка практически исчезла, намекая на результаты взрывов.

Резко забравшись на коня, я даже не успела схватиться, как он поднялся и быстро направился к озеру. Взобравшись на крепкий подвесной мост, мы стали пробегать над водопадом, а мне открылась вся картина происходящего внизу.

А следом за ними пришли воины Чен’кви.

Проводя подготовку, я и не заметила, как пролетело более двух лет. А затем, после очередной охоты, вернувшийся в деревню верховный колдун слег и не успел обновить заклинание сокрытия, окружающее наше поселение. Как уже потом я поняла, колдуна отравили во время охоты. Подозреваю, что это был кто-то перешедший на сторону Чен’кви. Но до этого я догадалась позже…

Устало отойдя от растения, он наблюдал как оно дальше продолжает самостоятельно расти, постепенно захватывая весь остров, оплетая трупы людей и стволы своих собратьев, дабы затем поглотить их, сделав питательными веществами.

– Что случилось? – спросила я, смотря на то, как Кайлер ищет что-то в сумке.

– Наконец-то ты открылся, – тоном палача произнес Кайлер.

Множество обрезанных стволов мелорнов торчали по всему острову, а под ними расположилось целое море трупов, окропивших землю своей кровью. Меня чуть не стошнило от увиденного, так что я отвернулась и закрыла глаза, полностью доверившись необычайно умному жеребцу.

Проехав ещё с десяток минут, мы наконец остановились. Осталось дождаться Кайлера. Я не знаю, что там происходило, но увиденное испугало меня. Надеюсь, с ним будет все хорошо.

Когда мне было восемь, в очередную зиму мама заболела, её пытались подлечить, но не справившись с этим, решили не тратить время лекарей и ресурсы племени, оставив её умирать. Еще год она прожила, после чего скончалась.

Добродушный волшебник никак не мог пройти мимо такого случая. Отказавшись от отплаты за свои услуги, он даже наоборот решил помочь нам, сообщив что обратиться за помощью к своему другу из Верховного Парламента, дабы помочь мне с обучением. Глупо было не развивать мой талант.

Отныне этот мелорн станет практически непреодолимым препятствием для возможных желающих повторить сегодняшний ритуал.

Тогда я решилась попросить помощи. Я хотела окончательно покинуть это чужое для меня место. Отчитав меня, Кайлер всё же согласился помочь, что сильно обрадовало. Так началось наше путешествие.

Мгновенно появившись перед магом, Кайлер вскинул свободную, левую руку.

В один из дней напала очень большая группа монстров, так что нам пришлось бежать вглубь Найве. Тогда отец и тот сопровождающий нас посланник сумели задержать их, дав нам с мамой и еще нескольким людям шанс убежать. В страхе мы скитались по Магическому Лесу, пока не встретили племенных.

Забрав свои вещи из тайника, мы, верхом на странном коне Янсоне, направились к Перекрёстному Озеру. Хотя я и знала о возможной опасности, про которую и сообщила Кайлеру, мы всё-таки направились туда.

Почти стометровый ствол покрылся зеленоватой дымкой.

Прошла минута, затем две. Срубленный мелорн все продолжал впитывать энергию словно губка…

В той суматохе я не успела забрать вещи из тайника, мне крайне повезло, что я вообще тогда успела сбежать, не попавшись никому на глаза. Я долго бежала без остановок, постоянно оборачиваясь. Каждую секунду мне казалось, что сейчас меня выследят и догонят. Сердце стучало словно сумасшедшее, не позволяя мне остановиться. Страх захватил меня полностью. Люди казались мне более страшными существами чем магвери.

Сегодня племя Чен’кви потеряло очень многое, но это не значило крах – всего лишь временную задержку. Силы поселения можно восстановить, ресурсы собрать заново, а жертв найти в других, более отдаленных местах.

Моя тревога прошла, когда вскоре я заметила шедшую к нам фигуру – это был он. Хотя что странно, его одежда полностью отличалась от той в которой он ушел. Это что, вещи кого-то из Чен’кви?

– А? – не поняла я.

Тогда я еще не подозревала что происходит, а вскоре на деревню напали магвери. Было такое чувство что они будто знали когда и где не будет действовать скрывающая магия, словно кто-то скоординировал их. Животных удалось перебить, но ценою почти всех сильных воинов и магов.

Его душа была очень сильна, даже сильнее того лекаря Рагвара, который сказал, что я Святая. И хотя мужчина выглядел старо, он был достаточно крепким и сильным. Он казался грубым и мрачным, но всё же помог мне, дав еды и даже зелье восстановления. Я знала, что оно было лишь у сильнейших воинов своего бывшего племени, так что осознавала всю ценность этой вещицы.

Разразился очень сильный шторм, капитан и вся команда делали все возможное и невозможное дабы сохранить судно, но природе не было дела к делам смертных. Огромнейшими волнами нас смыло к берегу Магического Леса, о который мы и разбились. Многие выжили лишь чудом.

За это время Кайлер сильно побледнел и начал учащенно дышать. С каждой секундой силы всё больше и больше покидали его.

Ему сильно повезло, что затея с мелорном увенчалась успехом. Но всё же он сделал глупость, растратив почти все силы на это. Теперь, полностью выдохнувшись физически, он нуждался в долгом отдыхе. Что глупо в условиях того места, где он находился. Победить его сейчас, смог бы и какой-нибудь воин или маг даже четвертого уровня.

Тогда-то я и встретила старого волшебника-лекаря Рагвара, который был аж пятого порядка. Только увидев его, я тут же почувствовала огромную ауру, словно водопад ниспадающую на меня.

А затем я услышала шум чьих-то шагов. Решив, что меня всё же выследили, я усилием воли подавила кратковременный испуг и решила дать отпор. Поток огня сорвался с моих рук, но незнакомец ловко увернулся, после чего прервал мою вторую атаку и лишил меня сил. К своему удивлению, я поняла, что это не воин племени Чен’кви, и даже не какого-либо другого. Это был человек из внешнего (как называют его в Найве) мира.

– Ты… – собрался что-то предпринять колдун, но мечник исчез.

Там я просидела несколько дней, с каждым разом все больше погружаясь в отчаяние и принимая безысходность. Смерть уже не казалась чем-то ужасным.

Мелорн оживал.

Магия исцеления поспешно стала восстанавливать лопнувшую и разорванную взрывами кожу рук, а также треснувшие кости ребер.

– Ты… – откашлянул маг целый глоток крови, заполнившей его легкие, – ты… скрыл свою… силу…

А затеем пришли магические звери, нападая и поедая многих выживших в кораблекрушении, они сильно сократили наши ряды. Воинов и магов среди нас было всего трое, каждый не выше четвертого порядка.

Маг ветра умер с безумной улыбкой на лице...

Попав на другую сторону, Янсон стал бежать дальше, заходя все глубже в лес. Я боялась, что мы так уйдем слишком далеко и Кайлер не найдет нас потом, так что как могла, пыталась остановить коня. Но странное животное, словно зная, что делает, не реагировало на мои бесполезные потуги.

Такие как я очень редко рождались и на тот момент, во всей Республике Таартон кроме меня было ещё лишь двое Святых. И это почти при тридцатимиллионном населении нашей страны! К несчастью, из-за её удаленности, церковь Владыки Солнца Агмана (который и даровал мне эти силы) была слабо распространена в наших краях, так что узнать о моей особенности заранее мы не могли.

– Слушай, – обратил он на меня внимание, – а можешь пожалуйста обучить меня магии?

– Ты тоже, – холодным, словно окончательный приговор судьи, голосом, изрек Дорс.

Эти мысли одолевали меня, но в какой-то момент я будто проснулась. Морок спал, и я взяла себя в руки. Нельзя было сдаваться, я должна была выжить и выбраться. Я должна была бороться.

К моему удивлению, как я поняла по прибытию, нечто происходило в том месте.

Но в определенный момент всё изменилось – древо стало пускать корни. Медленно и непринужденно, но стабильно и неизбежно они прорастали вглубь острова. Словно в ответ на их зов, начали появляться ростки, а затем и целые ветки.

В целом, правительством было решено поддержать нового Святого своего государства, так что я должна была отправиться на несколько лет в Башню Магов для обучения.

Из уцелевшего, остался лишь сам алтарь и статуя великого предка, которые колдун защищал самолично. За прошедшее время, Спящий, успел пробудиться почти на треть, так что все случившееся лишь печальная и случайная оплошность.

Так и не выронив клинка, он, с полностью окровавленными руками и лицом, стойко стоял на земле до сих пор не потеряв сознания.

Не существовало двух равных по силе Магистров. Стоя на одной ступени развития, были как более сильные, так и более слабые. Прошедший через тысячи боев не на жизнь, а на смерть, Кайлер Дорс знал это как никто другой. В отличие от мага-вождя…

Договорить ему Кайлер не позволил. Резко сжав и выдернув кулак, он вырвал сердце из груди волшебника. Бездыханное тело завалилось оземь.

Так я познакомилась с Кайлером.

Все это, Кайлер сделал неспеша, потратив около получаса времени в сумме. Ему никто не мешал, так как крайне немногочисленные выжившие уже давно успели покинуть это место. Средь живых тут был лишь он один.

Естественно, увидев это, мои родители пришли в ужас, но, к счастью, быстро успокоились. Впрочем, тогда они решили разобраться во всем, так что мы отправились в большой город – Южный Тьёрт. Используя папины сбережения, мы посетили дорогую больницу одного известного мага.

Воронка, созданная ударами Кайлера, стала затягиваться, а вставленный кристалл маны сливаться с деревом, пока окончательно не пропал в толще коры.

Бессмысленно размышляя над всеми этими вопросами, я наблюдала за мерно проплывающими по небу облаками. Время пролетело быстро, и я даже чуть не заснула. Но в один момент произошел сильный и очень громкий взрыв, из-за которого я резко подорвалась. Покрутив головой, я взглянула на Янсона. Тот прекратил бесконечное поедание травы, взглянул куда-то в сторону озера, а затем перевел взгляд на меня будто призывая к чему-то. Не сразу поняв, чего он хочет, я осознала момент лишь когда конь лег и злобно, словно поторапливая меня, заржал. Этот взрыв и был сигналом!

Требовалось поскорее найти девочку и выпить зелье восстановление, коих изначально у него было только три штуки.

– Это оши… ошибка… – борясь со слабостью, рывками сплевывая красную жидкость с противным, металлическим привкусом, говорил вождь. Его руки и ноги словно налились свинцом, а тело покрылось сковывающим могильным холодом. Он утратил связь с маной. Зрение медленно заволакивало вечной тьмой. – Я… я видел ведение… сбылось пророчество… Лишь под сенью крыльев Лесного Спящего, мы сможем спастись от ярости Скального Спящего! – таким же полубезумным тоном, из последних сил выкрикнул маг. – Ритуал должен… должен быть…

На этом странности не закончились. Однажды, когда я была чем-то очень сильно расстроена, неожиданно вокруг меня появился огонь. Но оно не обжигало и мне не было больно, пламя ощущалось родным и близким. Я могла играться с ним, управляя огнем как того желала.

Также пришлось потратить время на обирание трупов: почти вся одежда Кайлера была разорвана и более не пригодна к использованию. Основной задачей было подобрать подходящие по размеру вещи, не заляпанные чьей-то кровью. Но прежде, потребовалось смыть собственную кровь, чем он и занялся, используя воду в озере.

Вложив в неё кристалл, Кайлер приложил ладонь к стволу, чтобы затем вновь сотворить заклинание Среднего Исцеления. Но не для себя, а для мелорна. Словно гигантский насос, Кайлер заставлял всю окружающую ману, огромным потоком вливаться в дерево.

Ритуал будет продолжен любой ценой!

Ожидание длилось уже больше получаса, а я все никак не могла отделаться от чувства, что странная лошадь что-то знает и совсем не беспокоиться о судьбе своего хозяина. А Кайлера все так и не было. Я даже подумывала пойти обратно и поискать его, но боялась разминуться и потеряться.

На самом деле, изначально нас нашли не Шигон, а какое-то другое племя, но они продали нас на общем рынке рабов, а затем нас вновь перепродали. В конце концов я и мама попали именно в Шигон. Там мы и жили, а мне даже удалось выучить местный язык.

На всякий случай разрушив алтарь и статую, Кайлер наконец мог покинуть треклятый остров.

(От лица Арлеи)

Раздавшийся шум позади мага, заставил его резко обернуться. Осевшие клубы пыли открыли стоящую в центре места взрыва фигуру.

Вождь, а с ним почти все воины и маги племени Чен’кви умерли сегодня. Но это не значило, что когда-нибудь, кто-то не возжелает вновь провести подобный ритуал. Большая удача, что именно в этот день Кайлер застал их, иначе была бы великая беда. Ибо любого Небесного Короля, можно сравнить с глобальным, неконтролируемым катаклизмом.

С этим событием древо стало расти быстрее, используя энергию кристалла. Это облегчило ношу Дорса, ибо он мог продержаться еще не более минуты. Истратив последние силы на подпитку мелорна, Кайлер полностью выдохся.

Определившись с действиями, я подошла к старику, и посмотрев на него, сказала:

Вождь племени Чен’кви и просто маг седьмого порядка, будто в замедленной сьемке, с ужасом наблюдал за движением конечности противника. Не способный и не успевающий что-либо сделать, он смотрел за тем, как пальцы, а затем и вся кисть воина, без какого-либо сопротивления входят в его грудную клетку.

Побродив по острову, мужчина смог найти кристалл маны добытый из вожака вервульфов. Но только лишь его. Остальные же, похоже, уже успели использовать до его прибытия. Жаль…

Дойдя до ближайшего к алтарю мелорна, а точнее к его голому и обрубленному стволу, Кайлер сильно ударил по нему кулаком. Древо затряслось, а в месте столкновения человеческой плоти и древесины появилось небольшое углубления. Кайлер стал повторять это действие до тех пор, пока образовавшаяся выбоина не обрела требуемых размеров.

Дерево становилось истинным хозяином острова. Теперь оно будет поддерживать здесь низкий уровень маны, и даже высасывать силы из заточенного под озером магверя.

Родителей и так сильно беспокоили мои волосы неестественного цвета, и странные истории про ауры, которые я рассказывала. А увидев еще и пламя, они встревожились и решили не экономить.

Требовалось предотвратить возможное пробуждение этого магверя восьмого порядка.

Он выслушал рассказ родителей, и взглянул на меня с сильно выраженным интересом, никак не скрываемым на лице. Я тогда еще не знала, но он безусловно ощутил мою ауру третьего порядка, ещё больше воодушевившись. Сопоставив факты, маг все объяснил – я оказалась Святой.

С самого рождения я осознавала, что отличаюсь от всех других. Непонятным для себя образом, я могла чувствовать ауры людей и сравнивать их со своей. Когда я впервые увидела мага в нашей маленькой деревне на юге республики, то сильно удивилась тому, что его аура была слабее моей, хотя он и был магом аж второго порядка, прибывшим из столичной академии.

Омыв тело и сменив одежду, Дорсу осталась только одна задача.

Кайлер был еще жив.

Слишком многое поставлено на кон!

Спрыгнув с коня, я села на землю в ожидании сигнала, который как сказал Кайлер, я обязательно пойму, когда услышу его. Что за глупости? Почему нельзя сразу было рассказать о происходящем, куда он так спешил?

***

В отличие от Малого, заклинание Среднего Исцеления могло справиться и с такими повреждениями. Его единственным минусом было невозможность применять в бою, так как требовалась очень сильная концентрация разума на этой задаче. Точнее это была проблема именно Кайлера, так как настоящие маги-целители, вероятнее всего смогли бы творить это заклинание параллельно с другими действиями. Уже то, что Кайлер, как воин, смог его изучить было, большим достижением. Редко кто из их братии осваивал что-то сильнее Малого Исцеления.

Стальной хваткой сжался кулак Кайлера вокруг сердца мага.

Выдохшись, полностью обессиленная, я свалилась у огромного валуна, что лежал близь ручейка.

Не совсем поняв его, я всё же решилась прислушаться к словам воина, и принялась ожидать. А Янсону было все равно, он медленно поедал окружающую нас траву, не обращая внимания ни на что другое.

Старик выглядел сильно уставшим, но вроде бы целым. Я облегченно выдохнула.

В отличие от республики, общество племенных людей развито хуже, так что условия содержания рабов были достаточно плохи.

Кайлер сказал, что когда я услышу сигнал, то нужно будет перебежать на другую сторону через мост, и даже дал мне защитный артефакт. После чего он ушел.

Глава 10

– Магии!? – удивленно переспросил Кайлер Дорс. – Но разве ты уже не владеешь ею?

Девочка покрутила головой.

Кайлер вновь сделал глоток вина, как вдруг случилось то, чего Арлея уже и не ожидала. Алкоголь наконец закончился, казалось бы, бесконечный и бездонный бурдюк никогда не будет осушен, но это всё же случилось. И вся горечь этого события моментально отразилась на лице старика.

Старый воин рассказал, что хайсы – это люди, но отличающиеся большим размером. В среднем они достигали двух-трёх метров и были в разы сильнее простых людей. Хайсы населяли север Хьёрда – территории раздробленных княжеств Хайсноу, и редко покидали свои земли. Да и с церковью у них были очень плохие отношения, из-за веры в другого бога.

– Я думаю тебе должно быть известно, что более развитые магвери становятся более разумными, вплоть до того, что не уступают в разуме человеку! Причиной этого являются изменения в их телах, по мере магической эволюции. Примером тому могут быть те же орлуны, предки которых развились так сильно, что, по сути, стали отдельной и разумной расой!

В конце концов, спустя две недели у Кайлера почти закончилось продовольствие. Остался лишь овес для Янсона.

Кайлер вновь прервался на поглощение алкоголя. Арлее иногда даже казалось, что этот бурдюк с вином бесконечен. Так уж часто его использовал старый воин.

На секунду, Арлее даже показалось что Дорс взгрустнул.

Пойти же двумя путями было невозможно из-за целого ряда причин, основной из которых была простая нехватка времени. Пытаясь быть и магом, и воином, а значит изучать заклинания и параллельно тренироваться с оружием и закалять свое тело, человек был обречен умереть раньше, чем смог бы реализовать весь свой талант. Ну а тем, у кого его не было и подавно было глупо мыслить о таком.

Девочка уже была готова внимать учению о магии, но ехидно улыбнувшись, Кайлер сбил весь её настрой.

– Ну ладно…

Девочка, кажется, начала понимать, но судя по лицу, всё еще несколько вопросов её беспокоило. Кайлер продолжил:

Эта черта магии уравнивала волшебника и воина в продолжительности применения своих способностей, ведь тратили они один и тот же ресурс на разные дела. Чем выше был у человека порядок, тем меньше требовалось сил на использование того же объема маны.

– Вот так мы подошли ко второй части души ­­– внешней, или как её еще называют – Аура! – специально направил вверх указательный палец старик, дабы подчеркнуть её важность. – Именно с этого места и начинается про саму магию! Ведь именно с помощью ауры можно управлять маной.

Девочка лишь завороженно слушала, желание стать магом давно теплилось в самом укромном уголке её разума.

Они как длинные фиолетовые нити протягивались вокруг, в определенных местах собираясь вместе и формируя так называемые потоки, ведь они действительно текли и передвигались без остановок. Завороженно наблюдая за ними, Арлея неожиданно услышала голос Кайлера.

– Прямых доказательств наличия у них души нет, но вот многие существующие истории и легенды Хьёрда говорят о существовании так называемых Духов! Существ, появившихся из невероятно развитых растений! За свое долгое существования, они поглощали такое количество маны, что изменялось само ядро их души, и оно становилось более материальным. Так что духов, можно назвать проявлением разума растений. К сожалению, из-за глобального падения уровня маны на всем континенте более двух тысяч лет назад, все духи вымерли. Некоторые маги даже называли их – чисто магическими существами, – пояснил Кайлер. – В целом, современное общество магов считает, что душа есть у всего живого, а редкие волшебники выдвигают гипотезы, что даже неживое может иметь душу.

– Кстати чуть не забыл, – отвлёкся он от первоначальной темы. – Продолжай манипулировать маной лишь собственным воображением, не используя движения руками. С ними, конечно, проще, и многие именно так и обучаются, но эта идиотская привычка сильно въедается в разум и в будущем человек станет очень зависим от жестов. А это может стоить драгоценных в бою секунд, так что в конечном итоге, контроль лишь силой воли в разы полезней.

– Так… я вроде про ауру начал говорить… – сделал он нарочито долгий глоток, заставляя девочку сердиться. – В общем, как я уже и сказал ранее, с помощью ауры можно управлять маной, а значит колдовать. По сути, магией называют практически всё что связанно с использованием маны. А ману можно трансформировать и перемещать. В итоге, именно в этом и состоит работа мага. Так как ты родилась уже с третьим порядком ауры, то у тебя не должно быть с этим проблем.

– Да! – радостно улыбнувшись, кивнула Арлея.

– А что насчет растений? – не могла успокоиться девочка.

Ну и также же всё зависит от таланта.

– У меня, как в принципе и у большинства существ нет конкретной предрасположенности. Мой цвет таков, из-за других причин, – сказав это, Кайлер присел напротив девочки. – Раз ты наконец смогла освоить первую для каждого адепта волшебства магическую способность, то пора переходить ко второму уроку. Отныне ты должна тренироваться передвигать и всячески манипулировать маной. Магическое Зрение нужно для того, чтобы упростить этот процесс. В будущем ты не будешь так на него полагаться.

Перекусив вместе с Кайлером, и даже сделав это раньше, чем закончил мужчина, Арлея принялась ждать продолжения урока. Неспеша доев, старик достал вино и заговорил.

Именно предрасположенность, а точнее её присутствие и было основной причиной выбора пути мага. Ибо многие её не имеющие, такие как Кайлер, выбирали иной путь. Путь воина.

– А я и не думала их использовать.

Обычно у воинов и тело и аура были одного порядка, и только в случаях, когда кто-то лишь недавно перешел на уровень выше, могло быть что порядок тела отстает от порядка ауры, но это все выравнивалось.

Так они продолжали переход через Магический Лес, все ближе и ближе приближаясь к границам человеческих владений. Путешествие выходило спокойным, и лишь изредка они натыкались на магверей. Пару раз Кайлеру удалось почувствовать их заранее, и они обходили тех стороной. Но были и моменты, когда переоценившие себя магвери пятого порядка нападали на путников. Не представляя для воина никакой угрозы, они бессмысленно погибали.

– У любого живого существа есть душа! – начал Кайлер издалека. – У меня, у тебя, у зверей и даже у растений. Душа формируется через год после рождения существа, так что у новорожденных её ещё нет. Они выступают лишь пустыми оболочками и подчиняются заложенным в них законам природы.

Суть была проста и сложна одновременно. Ведь чтобы мана превратилась в желаемый элемент, требовалось лишь захотеть этого, а конкретнее – очень детально представить. Но как говориться: «Вампир кроется в деталях». Требовалось не просто представить картинку, а сделать это очень ярко и с многочисленными деталями, коих чем больше будет, тем выше шанс успеха. А это значит, что нужно было очень многое знать о мире, о том же огне и что он вообще такое. Так что каждому магу предстояло постоянно учиться и познавать всё окружающее.

– Для начала, не стоит говорит об этом так легко. Если даже самый талантливый может достичь седьмого порядка, то это не значит, что ему суждено стать Архимагом. Тут не сработает тот же способ развития, как и раньше. Существует какой-то другой, очень сложный метод им стать, о котором ни мне, ни кому-либо другому, кроме существующих ныне Архимагов, неизвестно, – строго объяснил мужчина. – А что касается твоего вопроса, то ответ один – воин не может перейти на восьмой уровень. Только магам это доступно.

– Я помню. Но воины же, тоже использую ману и могут творить некоторые заклинания, не так ли? – наклонила она голову вбок. – Я бы могла помогать в случае чего, если бы ты меня научил!

– Душа — это тоже мана? – не могла не поинтересоваться красноволосая девочка.

По сути, развитие магов и воинов заключалось именно в взращивание собственной ауры.

В итоге, на следующий день, как и ожидалось, Арлея засыпала Кайлера ещё большим количеством вопросов.

Также, в зависимости от размеров и плотности ауры, определялся максимальный срок жизни человека. Так что чем выше был порядок, тем дольше могли прожить люди. Так, например, некто шестого порядка может прожить около двухсот пятидесяти лет, Магистр аж до четырехсот лет, а Архимаг до тысячи. Но это всё в лучшем случае, ибо также, сильно влияло здоровье человека, так что очень многим, весь дарованный аурой срок, прожить до конца не удавалось.

Практически любой человек (исключая Святых как Арлея), начав осваивать магию будет называться магом первого порядка – такова изначальная сила души обычных существ. Имея хоть малейший талант, он сможет достичь второго, а редкие счастливчики дойдут до третьего – боевого. Именно третий порядок считался переломным, так как человек становился достаточно опасным, чтобы считаться с ним в бою. Ведь чем сильнее аура, тем большее количество маны может использовать человек, а значит он становиться могущественнее и опаснее.

– Ну тогда слушай, начну со слов своего же учителя! – произнес старый воин, и начал свой урок. – Мана есть всё, мана есть везде. Всё сущее – это порождение маны! Владея маной – владеешь миром!

– А кто такие хай…

Осознав всю трудность процесса, девочка не сдалась, а наоборот стала более упорно заниматься. Каждый день их путешествия в моменты привалов, а также перед и после сна она тратила время на обучение. Её самоотдача была заметна даже мало на что обращающему внимание Кайлеру.

Интересным являлось то, что хотя в большинстве своем воины и не использовали сложных заклятий, что требовалось для развития ауры, их развивающиеся тела нивелировали это требование. Для усиления их ауры требовалось лишь полностью отдаваться тренировкам, растрачивая и восполняя силы вновь и вновь, а также чтобы тело и аура были равны меж собой.

Удлинившееся, из-за Проклятого Леса путешествие, а также неожиданный спутник заставляли закрома старого воина опустошиться раньше сроков. Это вынудило Кайлера заняться охотой, в которой он ни грамма не смыслил. Лишь благодаря чуткому ощущению потоков маны, ему удалось найти нескольких магверей, которыми оказались огромные хищные зайцы. Обычных животных, которых, кстати, также было достаточно в Найве, Кайлеру отыскать не удалось, так как их ауры били слишком слабыми, чтобы поколебать потоки магической энергии.

– Ясно… – выдохнула Арлея. Ей хотелось переварить свалившуюся на её голову информацию, но Кайлер продолжил свой урок дальше.

– И да, и нет, – усмехнулся Дорс видя непонимающее лицо девочки. – Все эти три вещи хранятся не только в ядре души. Мана – нематериальна, но вот человеческая голова и мозг – материальны. Поэтому, находящиеся личность, сознание и память в разуме человека, позволяют ему быть… разумным. У животных же, мозг недостаточно развит, чтобы истинная душа могла проявлять себя полностью. А у растений вообще нет физической формы мозга, так что их личности, воспоминания и сознания хранятся только в душе. Поэтому они не способны их проявлять в материальном мире.

Тщательно приготовив мясо магического зверя дабы избавиться от возможных в нём паразитов, Кайлер добавил специй (которые носил с собой почти всегда) и попробовал блюдо.

К несчастью, никто из них не разбирался в ягодах и грибах, так что рисковать отведать местные дары природы они не стали.

– Всё просто – чем опытнее тот, кто использует ману, тем ближе он к развитию Чутья Маны. Это такое особое чувство, по типу зрения или слуха. Мне сложно это объяснить. Я просто непонятно чем, возможно самой аурой, ощущаю все эти потоки и даже цвет аур и их силу. Просто прими как данность, что опытные маги и воины не используют Магическое Зрение. Оно сильно уступает Чутью, по сути являясь его неполноценной версией, – пожал плечами мужчина, после чего приложился губами к неведомо как появившемся в его руке бурдюке с вином. – Ну а теперь приступай к новой тренировке и параллельно слушай полезную информацию.

Тяжело вздохнув, толи от такой энергичности Арлеи, толи от закончившегося вина, мужчина ответил:

– О! Не ожидал, что ты так быстро сможешь обучиться этой способности.

– Но как так?

От этого, Арлея слегка выпала из реальности, не совсем поняв происходящего.

– Нет, – сурово ответил старик. – Хотя Архимаг и может управлять в восемь раз большим объемом маны, это абсолютно не значит, что восьмерка Магистров будет ему ровней. Говоря слово “сила”, я имел ввиду не совсем то, про что ты могла подумать. Чтобы победить настоящего мага восьмого порядка, понадобиться не менее четырех десятков Магистров. То же относиться и к другим порядкам, хотя и не с таким соотношением, – прервался Кайлер чтобы положить в сумку опустошенный бурдюк. – Порядок – это не только запас сил, но и знания, навыки, и самое главное – опыт… Кстати, на втором уровне можно почувствовать кто есть маг или воин, на третьем узнать сильнее он или слабее, а на четвертом осознать истинный уровень человека перед тобой.

Также, помимо врожденного таланта, от которого зависел прогресс развития, существовала врожденная предрасположенность к определенной школе магии. От него зависело насколько просто будет даваться магу тот или иной вид волшебства. Это не в коем случае не мешало использовать желанную магию, а просто позволяло определенным людям (или магверям) делать это с меньшими усилиями. Та же Арлея, имеет врожденную, даже не предрасположенность, а способность к огненной магии, от чего она и могла её применять, по сути, не зная даже основ волшебства.

Арлея продолжала тренироваться уже более часа, слушая этот рассказ Кайлера.

Мясо оказалось жестким, но относительно приятным на вкус, так что есть было можно.

– Ясно… – умудренно покивала девочка, а затем засыпала старика новыми вопросами. – Кстати, а как я пойму, что перешла на новый порядок? И я давно хотела спросить, а разве порядков не десять? Почему же тогда титул архимага дают лишь на восьмом, да и почему нет аналогичного титула для воинов, ведь Архимаг это же явно … маг?

– Я только и умею что немного создавать пламя, да слегка управлять им. И в большинстве случаев это происходит лишь с помощью эмоций… – объяснила Арлея. – Меня никто никогда не учил магии, и я про неё ничего не знаю.

Из-за всей это зависимости от таланта, в каждой стране Хьёрда было не более нескольких десятков Магистров на многомиллионное население. А среди ныне живущих, на всём континенте было известно лишь о двух Архимага – магах восьмого порядка. Ими были Повелитель Башни Магов и Кардинал Теократии Теорн.

И Кайлер стал рассказывать об аурах. Как могла заметить Арлея, разница между плотностью и размерами её ауры, и ауры Кайлера была большой. Этим и отображалась разница в их порядках, ведь у неё был лишь третий, а у старика, как он только что её сказал, седьмой.

– Человеческого? – зацепилась Арлея за это слово.

– Да, – печально кивнул Кайлер. – Тем же магверям, вампирам, а также хайсам это по силам. Их тела изначально более сильны с самого рождения, и превосходя в этом человека, они могут усилиться аж до восьмого порядка. Таким воинам даруется титул Мастера Войны, а если это магверь, то Небесного Короля.

Конечно, воины могли использовать некоторые заклинания, а маги несколько усилить свое тело, но различать пути всё же следовало.

– А? Почему? – не поняла девочка.

– Эх… ладно, продолжим что ли, – в тщетной попытке он потряс емкость горлышком вниз, но кроме пары упавших капель ничего не появилось. – Осталось рассказать о порядках. Каждый более высокий порядок увеличивает силу в размере номера этого порядка. Маг второго порядка – вдвое сильнее мага первого. А воин седьмого порядка в семь раз сильнее воина шестого. А Архимаг в более чем сорок тысяч раз сильнее мага первого порядка, вот и вся арифметика. Поэтому и название такое – порядок.

– Так, всё! Хватит! – прервал очередной её вопрос Кайлер. – Пора спать. Ещё будет время поговорить.

Воин отличался от мага тем, что концентрировался на развитии и усилении собственного тела, взамен изучения заклинаний. Делал он путем постоянных физических тренировок и насыщения собственного тела маной, по примеру того, как делала это Арлея с глазами пытаясь открыть Магическое Зрение. Когда тело восстанавливалось после тренировки, магическая энергия неизвестным способом делала человека сильнее, вплоть до того, что он становился сверхсильным.

Переведя взгляд со старика на свои руки и остальные части тела, Арлея увидела, как вокруг них обвилась красная дымка. Но не такая большая и плотная как у Дорса.

– А у тебя?

– Как ты узнал? – повернулась она к нему. Под воздействием Магического Зрения, старик, в её глазах был окутан тёмным и невероятно плотным маревом, которое всё же позволяло увидеть его самого. Двигаясь вместе с Кайлером, оно задевало потоки маны, заставляя их колебаться и изменять направление. – И что с тобой?

– Ну а перед тем, как я расскажу тебе, как можно подчинить и управлять маной, думаю нам стоит перекусить, – сказав это, он пошел за едой.

Ну и конечно же, после нескольких дней, спустя которые девочка демонстрировала хорошие результаты в контроле маны, Кайлер наконец рассказал, как именно создаются заклинания.

– Есть предел человеческого тела, сильнее Магистра ему развиться.

Кстати, о работе с маной. На её использование нужно затрачивать собственную выносливость, как это происходит при обычной физической работе. Именно по этой причине, Кайлер и был сильно уставшим после событий на острове, а точнее выращивания гигантского мелорна.

На этом Кайлер закончил, оставив девочку тренироваться. Когда прошли первые сутки после их разговора, Арлея всё же поинтересовалась, почему же у неё ничего не выходит. Отсмеявшись, Кайлер объяснил, что обычно, неофиты могут освоить этот навык после полугода или даже целого года активных тренировок. И хотя Арлея является Святой, даже её понадобится не менее нескольких недель.

– Хм… – не спешил с ответом мужчина. – В принципе, а почему бы и нет?.. Хорошо. Но так как я не маг, я смогу рассказать и научить лишь тому немногому что знаю сам.

– Но как!? – прервала его Арлея. – Разве у растений есть личности, сознания и воспоминания!?

Ещё одной важной причиной было различие в ауре воина и мага. Если у первого она из-за постоянных тренировок прилегала близко к телу, то вот у второго аура распространялась на несколько метров вокруг, из-за работы с маной на расстоянии. Эта разница также позволяла определить кто есть маг, а кто воин.

– Для начала сядь на землю в удобной позе, закрой глаза и расслабься, – девочка исполнила сказанное. – Теперь тебе нужно начать представлять окружающую нас ману, не важно в какой форме, главное, что бы ты искренне верила в это. Прорисовав эту картину у себя в голове, ты должна представить как мана повинуется тебе и затем направить её прямо себе в глаза. Когда ты почувствуешь странное ощущение в них, это будет значить что ты активировала Магическое Зрение – основной навык начинающих волшебников. Можешь приступать к тренировке, когда удастся сделать это, то мы перейдем ко второму уроку.

Росла она благодаря частому использованию, но это не значило что можно лишь баловаться маной и порядки будут расти. Важно, как человек использует ману. Чем более изощреннее его колдовство, чем сильнее он напрягает свой разум и, собственно, саму ауру, те лучше результаты роста.

– Да у тебя все на лице написано, чего тут узнавать? А ты на себя посмотри!

– Это аура, – пояснил Кайлер. – У каждого она своего цвета, который зависит от многих факторов, но обычно он обозначает предрасположенность волшебника к определённой магии. В твоём случае это магия огня.

– Верно! – подтвердил он её предположение. – Но не всё так просто! Душа, на самом деле состоит из двух частей: внутренней и внешней. Внутреннюю называют ядром души или же истинной душой! О ней известно, что она хранит сознание, личность и воспоминания.

– Да? – хоть и скрыто, но Арлея определенно заинтересовалось этой темой. – А что по поводу титула Архимага?

Продолжая день за днём пытаться активировать Магическое Зрение, Арлея села на землю, в очередной раз начиная тренировку. Так как она не знала, как выглядит мана по-настоящему, то представила её в виде светящегося синего воздуха. Затем, словно невидимыми руками, она брала его и приближала к своим глазам. Просидев так уже полчаса, она вновь повторяла эту сцену в своем воображении, как вдруг нечто странное случилось с её глазами. Девочке показалось, будто что-то, приятно растекшись, обволокло её глазные яблоки. Резко открыв их, она смогла увидеть всю феерию потоков маны.

– Верю, – кивнул старик. – Но вот обязательно решилась бы на это, осознав начальную трудность без них. И не спорь. Любой новичок пришел бы к применению жестов, если бы ему заранее не запретили это, и не объяснили бы причину.

– Эвоно как… – задумчиво покивал Кайлер, почесывая бороду. – Но я же воин, а не маг!

– Насчет первого, то всё просто. Ты почувствуешь взбодряющий хлопок по всему телу и поймешь, что запас твоих сил возрос, – ответил Кайлер, почесав в очередной раз бороду. – Что же касается следующего вопроса, то, да. Уровней действительно десять. Поговаривают, что те, кто сможет достичь девятого станет Бессмертным, а если десятого, то Богом. Но это лишь миф, никого из них никогда не существовало, так что просто забудь.

Как бы не было это печально, но не всякому дано покорить ману. Лишь каждый десятый сможет открыть в себе Магическое Зрение, лишь каждый сотый наделен возможностью достичь только второго порядка, а каждому тысячному – третьего. И так, чем выше порядок, тем меньше людей может достичь его.

– Это значит, что восемь Магистров смогут победить одного Архимага, – тут же посчитала девочка и задала вопрос.

– А… е… что!?

Глава 11

– Вот, создай для начал это, – приподнял Кайлер ладонь, и над ней тут же появился небольшой шарик огня. – Это одно из простейших заклинаний школы огня, а учитывая твою врожденную способность, тебе не должно быть трудно. Главное помни о детальности того, что ты представляешь. Сначала собери ману в шарик, а затем возжелай превратить его в пламя, используя фантазию. Ах да, если что, огонь – это горящий газ, такой как воздух, но чем-то отличающийся. За основу можешь брать мое заклинание, так что приступай, – сказав это, мужчина оставил шарик из пламени прямо в воздухе, постоянно поддерживая его. – Создав заклинание однажды, тебе будет проще это делать с каждым новым разом, так как разум будет лучше запоминать весь процесс.

– Хорошо, – сосредоточилась Арлея, почесав левое предплечье, которое было слегка покрасневшим.

Понимая, что абсолютно всё идет крахом, и все члены его фракции, замечая это, словно крысы начинают поспешно покидать «тонущий корабль», Даргин не смог сдержаться. Плотину его негативных эмоций наконец прорвало, что в сухом остатке и вылилось в виде разрушенного кабинета. Но это еще не значило, что он уже проиграл. Несколько козырей у него всё же оставалось.

Ведь нападением на корабли Альянса – его главного союзника, неприятности третьего принца не ограничились. Не так давно, на главные филиалы Золотого Банка в империи были совершенны преступные налеты. Лишь в паре случаев удалось защитить отделения банков, остальные же были либо полностью разграблены, либо уничтожены и разрушены.

Под дальнейшим руководством, комментариями, советами и поправками Кайлера, девочка продолжила тренироваться, пока не наконец не смогла создать такой же сильный огненный шар. Мужчине оставалось лишь поражаться её таланту, он уже и не сомневался, что когда-нибудь Арлея сможет стать Магистром Огня.

До сих пор паривший в воздухе шар огня, который Кайлер создал для примера, резко сорвался в полет и врезался в то же место. Произошел взрыв, который мог бы нанести опасные травмы и ожоги, попади шар в человека.

– Молодец, – похвалил её Кайлер. – Но это не предел, ведь существуют более улучшенные варианты того же огненного шара… Других заклинаний магии огня я не знаю, но ты можешь попытаться придумать нечто сама, – развел он руками. – Например, стрелу огня, попробовав сделать её острой. Или тот же поток огня. Придумывай… ограничитель – лишь твоя фантазия и уровень знаний.

Сомневаясь отвечать или, нет, старик, после минуты размышлений всё же решил объяснить.

Древний город Анселван позволял найти свой дом людям уже более полторы тысячи лет подряд. Разрушенный и восстановленный множество раз за свою долгую историю, ныне он блистал. Широкие мостовые и опрятные высокие дома, три огромных стены разделявших город и множество сияющих (как в прямом, так и в переносном смыслах) стражников, всё это придавало Анселвану особого шарма.

– Вайен! Долго я тебя буду ждать!?

– Эй, старик! – окликнула она Кайлера. – А что дальше делать?

Лишь политика Виктории могла бы позволить Даргину оставить за собой всё имущество Золотого Банка. После назначение Лансета императором, младший брат легко смог бы найти себе место в будущей империи, продолжая увеличивать собственный капитал.

– Некоторые из них достаточно сложные в освоении, а я не самый лучший учитель. Некоторые используют только с мечом. Ну а некоторые… – притих Кайлер, – я не могу раскрыть из-за давних клятв.

Сам город, тремя стенами делился на три части.

– Я сколько раз тебе говорил не называть меня стариком… – повернулся он, но замолк. Дорс никак не ожидал, что она справиться с этим заданием так быстро. Ладно бы если это произошло через пару дней, при том что обычно требуется от недели и более. Её врождённая близость с огнем просто потрясала воображение. – Что дальше говоришь? Брось его… вот в то дерево, например.

– Ненавижу… – тихо, сжав зубы процедил он, а затем выкрикнул имя. – Вайен!

– По сути, эти два заклинания одни из самых популярных. Практически любой маг или воин изучает их, – кивнул Кайлер. – Первое способно вылечить легкую хворь или небольшую рану, а второе – это простой, но действенный вариант барьера. Чем больше в нём маны, тем сильнее он.

У двадцатитрехлетнего Даргина, обычно спокойного и меланхоличного парня, эмоции били через край, и вырывавшаяся злоба и гнев обрушивались на предметы мебели в виде усиленных ударов руками и ногами.

Практически…

Менее десятка минут понадобилось девочке, чтобы создать такой же пламенный шарик. Воспарив перед ней, Арлее приходилось концентрировалась, чтобы поддерживать его существование.

Империя Маар. Столица Анселван.

Хотя голос слуги и был необычайно спокойным, он на самом деле волновался за Даргина, но желая дать чуть больше времени господину чтобы успокоиться, Вайен специально задержался.

– Сам я использую лишь восемь заклинания, – произнес, после быстрого подсчета, Кайлер. – Но научить могу только трём. Это: Малое Исцеление, Барьер Маны и Фантомный Меч. Но я не уверен, что третье тебе подойдёт, вместо него лучше сконцентрируйся на пламени.

Прошедшая ранее вспышка ярости, отчасти ознаменовала проигрыш Даргина.

Разграбляемая могущественной преступной группировкой – Синдикатом, а также Золотым Банком, она совсем не могла дать отпор. Часть населения империи уже давно подсела на наркотик ашгон, а иная часть была по уши в долгах у того самого банка, который повсеместно скупал земли и предприятия, подкупая коррумпированных чиновников.

– Бросить? Как?

Испуганные слуги, и даже некоторые более сильные чем он охранники, слышали все происходящее, но боялись зайти в ту комнату дабы не попасть хозяину под руку.

17 день 7го месяца 1345 года Нового Календаря. Понедельник.

И пока проходил Императорский Траур, страной управлял Совет Знати, который, как понятно из названия, состоял из аристократии. Все герцоги, графы и бароны Маара делились на различные фракции, поддерживая одну из трёх противоборствующих сторон, или оставаясь в нейтральной позиции. Именно они и должны были решить кто будет следующим императором, и так как происходящее в стране было на руку двум из трёх фракций, изменить что-либо не представлялось возможным.

Полная тишина.

Раз больше истинные владельцы Золотого Банка не желали его поддерживать, то церемониться не стоило. Провернув фиктивное ограбление и захват, оставшиеся филиалы легко перейдут в руки Даргина, а под защитой будущего императора, иностранные представители точно ничего не станут предпринимать. Слишком много доказательств есть у Даргина, свидетельствующих о незаконном вмешательстве в политику империи.

Требовалось лишь выбрать правильную сторону…

– Аргх, – издал он громкий звук, покривив лицом из-за мерзкого (лично для него) на вкус пойла. – Зараза…

– Молчи! Ты собираешься перечить моим приказам!? – воскликнул юноша.

Упоминание присланного из альянса телохранителя – воина шестого порядка, заставило утихающее пламя злости в душе Даргина вновь запылать.

– Нет… Простите, ваше высочество. Я сейчас же исполню ваши приказы.

Даргин не пил, и не любил это дело. Но сейчас, желая потушить свой гнев, он, не задумываясь подобрал и откупорил уцелевшую емкость. Немного принюхавшись, парень слегка скривился от забористого медового, но крепкого запаха, а затем решительно влил содержимое бутыли в себя, сделав несколько глубоких глотков.

Естественно, все три события легко было связать с Викторией, женой Лансета. По неофициальной информации – внучки одного из главарей этой преступной группировки. А в условиях продолжающейся борьбы за трон, каждому претенденту и их окружению было абсолютно понятно, что она собирается возвести непутевого старшего брата на престол любыми способами.

Будучи умной девочкой, Арлея не стала вдаваться в расспросы о личном, так что перешла к другому.

Сейчас, если попытаться сохранить и уберечь нынешнее состояние его дел, то, есть очень большой шанс оставить себе всё то, что успел отнять Золотой Банк у подданных империи, взымая долги.

Расправившись с последним целым предметом, он стал заставлять себя успокоиться, что местами, но помогало. Постепенно, делая глубокие вдохи и выдохи, он пытался взять себя в руки.

Даргин нисколько не сомневался, что победа девушки неизбежна, если он станет на её сторону. Как и не сомневался в том, что жена Лансета встретит его сегодня вечером.

***

Он очень любил богатства.

Девочка приступила к попыткам провернуть это, а Кайлер продолжил следить за ней. Минуту спустя шарик всё же сдвинулся, но лишь слегка, а уже через две минуты он быстро полетел в дерево. Врезавшись в него, он пшикнул и словно жидкость разлился по небольшой площади, пламя быстро выгорело, оставив лишь черные отметены на мелорне.

– Звал я его… – злостно передразнил слугу принц. Вновь опрокинув в себя спиртное, он стал осматривать разрушенное помещение. Каждый более-менее крупный предмет был разломан или разрезан, цел остался лишь толстый магический сейф в углу комнаты. – Напиши послание в Императорский Замок. Укажи, что третий принц Даргин фон Санрей желает встретиться с Викторией фон Санрей сегодня вечером. Даже не так! Напиши, что я прибуду вечером! Воспользуйся моей печатью аристократа. Кроме этого… прикажи слугам убраться тут и пускай приготовят мне ванную.

Вдруг, взгляд молодого человека зацепился за лежавшую на полу и всё еще целую бутылку какого-то алкоголя. Подаренная когда-то одним из приближенных, до сего времени, она просто стояла в кабинете, украшая общую обстановку.

Да, часть банков разграбили. Но это была мелочь… мелочь на фоне того, что осталось храниться в центральном банке в Анселване. Сотни документов на право владения различной землёй и многим другим, а также основной капитал Золотого Банка в империи. Всё это было там.

Сразу же после этого стали происходить массовые протесты простых горожан, что блокировали работу многих компаний и организаций, так или иначе связанных с Торговым Альянсом.

Произошло совсем не то, чего ожидала девочка.

Пришедшие через некоторое время туда слуги, лишь ужаснулись тому, что осталось от прекрасного некогда помещения. После чего принялись за массовую уборку.

Вслед за этим стали появляться доклады о случаях с границы, где сообщалось о нападениях и ограблениях сухопутных караванов из империи в альянс. И в этих происшествиях также была замечена рука Синдиката, чьи люди и были исполнителями всех грабежей.

И тут, словно ожидая второго выкрика Даргина, в его кабинет зашел Вайен – личный помощник третьего принца.

Хотя Виктория и переиграла его, по сути исключив из игры, и он её люто ненавидел, но честно признаваясь самому себе, парень понимал, что может перейти только на её сторону. Зная взгляды Крейгена, а также их личные отношения, Даргин скорее бы добровольно отправился на плаху, чем стал союзником брату.

Объяснив это, Кайлер стал описывать процесс их созидания и прочие нюансы. Учеба Арлеи продолжалась.

Именно поэтому и связался с Золотым Банком.

– Хорошо, – энергично кивнула девчушка. – А есть что-то не из магии огня что ты знаешь?

Третий принц хоть был молод и жаден, но глупцом себя не считал. Понимая, что остался без основных союзников и влияния, он осознавал свой проигрыш в борьбе за престол. Но это не означало конец, еще оставался шанс сохранить всё, и даже приумножить.

Мужчина ненадолго задумался, приставив палец к виску, а затем ответил:

– Дело в наполнении заклинания, – с профессорским видом начал объяснять Кайлер. – Да, ты превратила ману в огонь собрав его в форме шара… Но добавила ли ты в него возможность взорваться при столкновении? А контролировала ли температуру? А что насчет плотности сжатия огня? – стал перечислять мужчина. – Важен каждый фактор! Всё что вложит твоя душа, твоя фантазия и как сильно ты это сделаешь, от того и будет зависеть эффективность заклинаний!

На самом деле, Даргин не столь сильно стремился к титулу императора, больше всего его прельщали деньги.

– Но, господин! – удивился Вайен. – Густав же, сейчас находиться на важном задании и не сможет вас сопроводить! Может стоит повременить со встречей?

И самое главное – множество работающих там людей, до сих пор оставались верны ему...

– Тогда расскажи про Малое Исцеление и Барьер Маны, – улыбнулась красноволосая, – пожалуйста.

После чего, практически не пьющий Даргин громко и заливисто рассмеялся. Закончив свой полубезумный хохот, и сделав еще один короткий глоток, он выкрикнул:

– А теперь смотри за моей сферой, – произнес старик.

Вновь поклонившись, помощник покинул полностью разрушенный кабинет. Минутой спустя, вслед за ним оттуда вышел и сам принц, держа в руке уже наполовину опустевшую бутылку спиртного.

Но вот на расстоянии нескольких километров, в роскошном доме у самой стены, что разграничивала Ремесленное Кольцо и Кольцо Аристократии, жил его брат – Даргин фон Санрей, третий принц.

Находясь в собственном кабинете, младший брат бушевал. Он по-настоящему был в ярости. Браня всё и вся, он громил и уничтожал любые объекты в помещении. Будучи магом воды третьего (почти 4го) порядка, ему не составляло трудности разломать любой окружающий его предмет. Будь то раритетный, дорогой и очень крепкий деревянный стол или даже часть каменной стены.

Но решающими событиями, что вызвали такую вспышку ярости у Даргина, стал отказ церкви продолжать помощь, без какого-либо объяснения с их стороны. А также прервавшаяся связь с партнерами из альянса.

Оставалось лишь доказать свою пользу Виктории, дабы занять теплое местечко при новой владычице империи.

Отмокая в комфортно-горячей воде собственной купальни, покрасневший словно рак Даргин, обдумывал свои дальнейшие действия.

Внешнюю и самую большую, называли Кольцом Бедняков, среднюю – Ремесленным Кольцом, а внутреннюю – Кольцом Аристократии, в центре которой стоял гигантский императорский замок. Ныне занятый Лансетом фон Санреем, первым принцем и пока что главным претендентом на трон.

– Мана хоть и превратилась в пламя, но всё еще находиться под твоим контролем. Просто представь как этот шарик летит вперёд… Заставь его сделать это!

Но прекрасен он был лишь внешне. Как и всё государство, её столица полностью прогнила изнутри. Утопающая в коррупции и беззаконии, она была главным рассадником всего этого зла в некогда великой империи.

– Но, ваше высочество…

Продолжалось путешествие.

– А почему только трём?

– Ваше высочество, – поклонился вошедший без стука (ибо дверь теперь отсутствовала) пожилой, высокий мужчина в дорогом чёрном костюме, – вы звали меня?

«Всё было так замечательно. Золотой Банк захватывал всё больше и больше, отбирая имущество из-за долгов, как простых подданных, так и знати. А церковь Агмана помогала промывать мозги тупой черни… Почему же всё так обернулось!? – мысленно восклицал парень. – Сначала пришла весть об утонувшем торговом корабле Альянса, а вскоре появилась ещё одна, а затем и ещё… Корабли стали массово тонуть, а со слов немногочисленных выживших они не просто тонули – их топили. Нападавшие плавали под черным флагом с перевернутой красной восьмеркой по центру. Каждый в империи знал этот символ – Печать Синдиката…»

Пытаясь как-нибудь прекратить происходящие из-за действий Синдиката убытки, он использовал специальный артефакт для сверхдальней связи, но со стороны заграничных союзников не было никакого ответа.

Переговоры обязательно состояться.

– И заметь – маны мы затратили почти одинаковое количество. Это было заклинание, соответствующее практически третьему порядку.

– Но как так!? Я же вроде бы сделала всё так же, – опечалилась девочка.

– Дрянь! Тварь! – окруженный водной пленкой кулак врезался в шкаф, разнеся часть его в щепки. – Да почему же так! Будь проклята эта церковь и сраный альянс! Будь проклята эта Виктория! – вырвавшаяся с его рук струя, на огромной скорости понеслась в сторону люстры, разрушив старинное украшение

– Нет! – рявкнул парень. – Встреча произойдет именно сегодня! Найди какого-нибудь другого телохранителя вместо Густава!

Глава 12

В запряженной четырьмя белоснежными скакунами карете, восседал алчный раб денег. Сквозь широкие мостовые, Даргин направлялся из своего поместья в императорский замок. Как и ожидал принц, Виктория согласилась встретить его, послав соответствующее письмо обратно.

Проезжая через улицы Кольца Аристократов, парень наблюдал за молодой “элитой” Анселвана, и Маара в целом. Прекрасные юноши и девушки, в дорогих и цветастых одеждах бродили по вечерней столице. Они жили припеваючи, во всю используя деньги своих богатых родителей. Деньги, которые так любил Даргин.

Первым в свое время его покинул Крейген, за пару лет до внезапной смерти бывшего императора. Отстроив несколько усадьб по всей территории империи, он быстро оставил родной дом. Затем, уже после смерти Ричарда, их отца, осознав всю ситуацию, Даргин также, поспешно покинул отчий дом, оставив здесь властвовать Викторию и Лансета.

И именно этот строй… эта игра, позволяла людям с недостаточной силой иметь несоразмерную ей власть. А ключевым посредником во всем этом и выступали пресловутые деньги.

Виктория поднялась и договорила:

Вспышка осознания словно стрела промчалась в разуме Даргина.

– Так вот оно что, – задумчиво произнесла красавица, хлопнув в ладоши. – Какое занимательное предложение… На самом деле мне тоже это очень интересно. Вот только…

Стражи у врат сразу опознали Даргина по вышитому на одежде гербу семейства Санрей, на котором был изображен гордо восседающий ястреб. Благодаря сообщенной им заранее информации о прибытии принца, они не стали его останавливать и пропустили внутрь. Вместе с принцем шел и телохранитель – маг 5го порядка.

Люди глупы. Дав Лансету титул императора, они самолично передадут власть над собой. Отдадут ему почетную роль Императора в этой великой театральной игре.

– Что!? Что ты имеешь ввиду?

– Оставь эти формальности, – резко отсек Даргин. – Каждый у кого есть хоть что-то в голове знает, что именно ты главная здесь. Так что предлагаю не пустословить зазря…

Что ж, Даргина такое вполне устраивало…

– Турская шахта также находиться под его контролем. Точнее под контролем его пешек, так что твой скрытный братец наконец решился сделать свой ход, ударив по нам обоим… Но всё это вторично, важно следующее. Ты же явно не за выяснением отношений сюда приехал, так ведь?

– Мне самой это не очень нравиться, но кто-то использовал знаки Синдиката чтобы ввести тебя в заблуждение, – цокая языком, Виктория покрутила головой. – Это были не мои люди.

Обычно добродушное и наивное выражение лица девушки, изменилось на холодное и беспринципное. Она наконец сбросила маску дружелюбной леди.

– Хватит притворятся! – Даргин вновь перевел взгляд на девушку, сделав более длинный глоток. – За потопленными кораблями, атакой на филиалы Золотого Банка и разграблением караванов на востоке определённо маячит длинная рука Синдиката. Так что давай не будем рассказывать сказки.

Сначала это была попытка занять императорский трон, теперь же он собирался влиться именно в ту, достаточно сильную группу, способную восседать на вершине этой системы.

Принц считал, что именно общепринятое негласное правило считать деньги чем-то ценным, и было одним из тех, что привело людей от животной бытности к современной цивилизации. Люди сами поддерживали этот строй, в котором каждый играл определённую роль и следовал правилам игры. Ведь владение чем-либо есть власть, а любая власть основывается на возможности защитить свои владения (в каком бы виде они не выражались). Иными словами – власть основывается на силе.

– Вот только не тебе никчемному, ставить условия… – с презрением изрекла она.

Кучер открыл дверцу, и принц вышел на улицу. Сейчас он находился перед гигантскими центральными вратами Императорского Замка, полностью отлитыми из зачарованной стали. Дальше ему предстояло пройти пешком. Всё же он пока еще был соперником и врагом, а не союзником.

На этом моменте Виктория нагнулась вперёд, открыв перед Даргином вид, перед котором не многим мужчинам удалось бы устоять и не взглянуть. И принц смотрел… неотрывно, словно загипнотизировано смотрел, но не туда куда ожидалось бы, а в глаза. Всё в те же завораживающие, действительно светящиеся сиреневые глаза. Он не мог, и не пытался отвести свой взгляд. Сознание всё глубже погружалось в пучины одурманенного разума. Хотелось отдохнуть…

– Даргин, – слегка кивнула она головой в приветствии.

Вскоре, двери вновь открылись и в комнату вошло двое людей. Тот же слуга, что и привел их сюда. Сейчас он нес два бокала и бутылку некоего вина.

Раздалось конное ржание, прекратился мерный стук копыт, карета остановилась.

Осознав, что мысли стали медленно уходить в другое русло, он встрепенулся и вновь вернулся к реальности.

Немного отпив вина, девушка произнесла:

– Признаю, – произнес он, смотря на бокал, – ты победила. Я не ожидал, что у тебя будут такие силы и возможности, чтобы смести меня. Непонятно только, зачем же ты тянула так долго? Были же и более удачные времена для атаки…

Ведь в этом странном человеческом мире, они могли превратится во что угодно. Будь то сила, ресурсы, имущество и многое другое. Во всей этой системе был лишь один изъян – её противники. И тех, кто выступал против всего этого, ждало лишь две участи.

– Ты думаешь я тебе поверю!? – взорвался выкриком Даргин, слегка приподнявшись с кресла.

– Виктория, – ответил её тем же принц.

Девушка ухмыльнулась.

Вспомнив изначальную причину встречи, Даргин сказал:

Именно к этому и стремился Даргин. Не обладая должным талантом чтобы заиметь силу способную повлиять на систему, он направил свои стремления к развитию того, что может дать эту самую силу – финансов.

Второй вариант возможен лишь в случаях, когда истинная сила противника системы (личная или групповая) столь велика, что может её сильно задеть. В такой ситуации игра попросту поглощает нежелательные элементы, возвышая их на вершину иерархии всего строя.

– О, раз так, – наигранно ласково, но в то же время ехидно произнесла Виктория. – Тогда почему же ты прибыл сюда сегодня?

– Лишь то, что он не в моей фракции, – сделала она намёк. – А ещё вспомни, а у кого в поддержке находятся владельцы множества кораблей. Возможно сильных кораблей, способных топить другие судна…

Получасом позже, из комнаты вышел весёлый и радостный Даргин. Он спокойно покинул замок, будто ничего и не случилось. А его фракция вскоре начала вливаться в ряды сторонников Лансета.

Встретивший их слуга, сопроводил гостей в зал для встреч и сообщил, что Виктория скоро прибудет, после чего молча удалился.

– Не твое дело, – перебила его Виктория. – Лучше подумай своей головой, чьи владения находятся на востоке у границы с альянсом.

– Крейген! – медленно и со злостью процедил сквозь зубы принц, а следом осушил бокал. – Действительно, похоже на него. Заставить нас сцапаться с друг другом и потом добить победителя.

Одно из колец на его пальце стало приятно согревать, обозначая отсутствие яда в напитке. Так что, учуяв чудный аромат редкого напитка, он слегка распробовал его, отведав весь букет декадентского вина.

– Да, я хочу предложить тебе союз. С моей поддержкой у Лансета будут все шансы занять трон, Крейген же ничего не сможет противопоставить. Взамен я прошу лишь должности императорского наместника, и помощи в присвоении остатков Золотого Банка в империи.

Даргин с туманным взглядом и глупой улыбкой на устах свалился без чувств, будто труп распластавшись на кресле.

– Вздор! – слегка повысив свой голосок, гневно произнесла Виктория. – Думаешь я буду отчитываться перед тобой?.. Но если всё же хочешь знать, то у нас самих сейчас большие проблемы. Поставки кристаллов маны прекратились, как из республики, так и из шахты под Туром. Так что у нас пока нет дела до тебя.

А также Виктория, собственной персоной. Как всегда обворожительно красивая, сегодня она была в длинном фиолетовом платье, что лишь подчеркивало необычный сиреневый цвет её глаз. Обтягивающая дорогая ткань заставляла любого мужчину акцентировать свое внимание на стройной, точёной фигуре и пышной, подтянутой груди третьего размера, которую обрамлял глубокий вырез декольте.

Одна – этот стать преступниками. Вынужденно или нет, но в таком случает этот строй, в виде поддерживающих его игроков, попросту избавлялся от нежелательного элемента.

Лицо Виктории на мгновенье дрогнуло.

Девушка так ничего и не отвечала, лишь молча смотрела на Даргина своими чудными, словно светящимися глазами.

– Что ты хочешь сказать?

– А зачем вам кристаллы…

– Да, вот только… Ты действительно думаешь, что он нейтрален и не входит ни в какую из фракций?

– Но если это не твоих рук дело, как ты говоришь, – почему-то парень стал меньше сомневаться в словах красавицы перед собой, – то, есть ли у тебя хоть какие-то доказательства?

А затем подойдя к Даргину, схватила его за волосы и подняла голову. Её глаза засветились, и вскоре то же самое случилось и с глазами третьего принца.

Утонченно усевшись в кресле прямо напротив него, темноволосая девушка, коей на вид было не более двадцати лет, элегантно закинула ногу на ногу. Сделав простой жест, она отдала приказ слуге, и тот покинул помещение, заранее расставив бокалы и откупорив емкость с редким вином.

Да, давно он не отвлекался от дел…

Установилось молчание. Выдохнув, парень уселся обратно и вновь прильнул к вину. Чудесный напиток растекся внутри него, вызвав приятное чувство услады и расслабления. Хотелось отдохнуть…

Перед тем как ответить, и так уже частично опьяневший парень, наполнил свой бокал. Жестом задав немой вопрос и получив кивок в ответ, он также наполнил бокал жены его брата.

Как внешне, так и внутренне замок совсем не изменился. С тех времен, когда Даргин был совсем мал, это великое сооружение ни капли не растеряло своей красоты и величественности. Всё такой же монументальный, Императорский Замок продолжал молчаливо подавлять своих обитателей. Внешне белоснежный и со множеством шпилей, внутри он был словно лабиринт, пытающийся заставить заплутать нежеланных гостей.

Сегодня был день исключений…

– И так, – девушка взглянула в глаза принцу и слегка улыбнулась, – что же понадобилось его высочеству, что он возжелал со мной встретиться лично? Разве не стоило назначить встречу с моим мужем?

– Так, дайка подумать… Да, я что-то слышала об этом, – покивала она. – Но вот только… поспешу сообщить тебе, что ты ошибся в выводах.

– О чем это ты? – невинно захлопала лестницами красавица, состроив непонимающее личико.

Девушка кивнула.

– Насколько я помню… – пробиваясь сквозь пелену алкоголя вспоминал Даргин, – того нейтрального старика. Как его там, – пощелкал парень пальцами, – а, герцога Разкома!

В комнате остались лишь Виктория и Даргин. Телохранителя же, он попросил остаться за дверьми, не стоило слушать их разговор кому попало.

Глава 13

19 день 7го месяца 1345 года Нового Календаря. Среда.

Варлгалские Пики. Город Горы Духов.

– Эх… Всё понятно, – грустно вздохнул слепец, – значит по-хорошему говорить ты не желаешь. Тогда пойдем другим путем…

Зашло солнце, пропадал свет небесной зари.

– Вот оно что… – задумчиво пробормотал маг-сенсор. Теперь все пазлы ставали на свои места, и смысл действий орлунов стал ему понятен.

Урнак лишь глубоко кивнул.

Начинался великий поход целой расы.

Вскоре, к продолжавшему наблюдать воину подошел Мурдум – вождь его племени Белого Меха. Как и всегда, Старый Шрам носил свой излюбленный меч, а в этот раз даже вырядился в особый доспех. В целом, орлуны редко использовали элементы одежды, в основном полагаясь лишь на толстый мех, защищавший их как от непогоды, так и от неприятеля. Простым мечом пробиться сквозь него было очень трудно, а ведь помимо этого, каждый из орлунов мог делать нечто наподобие доспеха из собственной шерсти. Лишь чудаковатый Мурдум выделялся на их фоне, используя человеческие приспособления.

После чего, он, поддерживаемый своими учениками, медленно поплелся в сторону остальных сородичей.

Эти двое также входили в Орден Правды. Будучи специализированными воинами четвертых порядков, их целью был скрытный шпионаж и разведка.

Безоблачный закат окрасил близлежащее озеро Людум, именуемое людьми Кристальным, в нежно-багровые тона.

Размяв шею, он неожиданно обратился в пустоту:

Проверка прошла удачно.

Ощутив возможность говорить, второй воин закричал:

Но его целью была раса орлунов, чей город находился почти в сотне километров от него. Для этого он использовал все свои силы, полностью концентрируясь лишь на той области. Ближе подойди он не мог, так как шаманы этой расы смогли бы засечь его, так что приходилось ютиться на этом холме уже почти неделю. А из-за тех же шаманов, слежка не могла быть слишком явной, так что он мог видеть лишь общую картину, но не детали.

Пока волшебник погрузился в свои размышления, пара воинов переглянулась и один из них вновь начал разговор.

На самом деле, это был не совсем купол, а полноценная сфера, окружающая город, как над землей, так и под нею. Так что ни одному вторженцу не было суждено создать обходной путь в виде подкопа.

– То, что сравнялось с заклинанием восьмого порядка оказалось гигантским защитным барьером, отгородившим город этих монстров от остального мира, – продолжил он. – А заклятье Урнака предположительно должно было проверить прочность барьера. Глава отряда и его заместитель остались там для продолжения наблюдения, выслав нас к вам для отчета.

Выглядел этот процесс как постепенный и медленный рост синеватых стен, начиная с земли, и неспешно поднимаясь вверх, чтобы затем соединиться в точке над центром города. Вслед за этим, из места соединения вниз опустилась длинная энергетическая колона, попав прямо в Алтарь Матери Земли. Это нужно для того, чтобы находящиеся в храме остатки кристаллов маны подпитывали барьер ещё долгое время.

– Что там произошло? – взглянул он в конкретном направлении, в котором ничего не было. – Я ощутил два очень мощных всплеска маны, седьмого и даже словно… восьмого уровней!

Стоя на расстоянии в пять десятков метров от магической стены, огромный белоснежный орлун прозванный некогда Сильнейшим, закрыл глаза и сделал глубокий вдох своими могучими легкими. Несколькими секундами позже, он открыл свои веки, а его зрачки сузились до минимума. Мана в округе резко и яростно взбушевалась, сотворив сильные, но короткие порывы ветра.

В то же время, пока почти десять тысяч орлунов пересекали свои земли, чтобы в итоге их покинуть, на юге от озера Кристальное происходило совсем другое событие.

Еще до конца суток, Лимерия Шаксан получила очень важную и полезную для себя информацию. Находясь в собственном кабинете в цитадели Ордена Правды, что размещалась в столице восточной архиепархии городе Ирдене, она быстро разобралась с полученными сведеньями и придумала соответствующий план действий.

В том же месте, куда глядел незрячий маг, медленно, будто мираж, стал появляться высокий мужчина во всем черном. А не далеко от него проявился ещё один человек, также одетый в черное.

***

Будь рядом с ним сейчас хоть кто-нибудь достаточно сильный, то смог бы ощутить колоссальную по размерам ауру пятого порядка. Но не это было тем, что могло удивить. Ведь хотя мужчина и, очевидно, вглядывался куда-то, его зрачки были полностью белыми – человек был абсолютно слеп.

Теперь, окончательно попрощавшись со своей святыней, засвидетельствовав создание великой защиты и её прочность, каждый орлун мог наконец-то выдвинуться в путь.

Но сенсор умел ожидать столько сколько требовалось, а артефакты позволяли обходиться без еды, воды и каких-либо телодвижений очень долгое время.

Ходят слухи, что этот орлун когда-то давно, как и Урнак, покинул земли предков и отправился в странствия. Там он и познакомился с людской культурой, которая сильно запала ему в душу. Говорят, что у него даже был друг среди маленьких лысых двуногих, который и обучил Мурдума искусству фехтования. А для орлунов, “друг” – это не просто слово, для них друг это тот, кто готов отдать жизнь за товарища. Так что встретить такого среди людишек крайне редкая удача.

– Готов? – неожиданно спросил он.

Теперь ему предстояло связаться лично с архиепископом Лимерией, и передать всю информацию по орлунам, а также о только что случившемся. Ну а также отправить предателя к мастеру по допросам их ордена. После чего следовало продолжить разведывательную миссию. Покидающий собственные земли народ заставлял задавать слишком много вопросов, ответов на которые пока что не было.

Встретившись со столь могучей атакой, купол не прогнулся, и даже не затрещал. Он, будто совсем не ощутив ничего, попросту отразил этот удар, заставив фантомную лапу распасться, и в итоге пропасть от отдачи. После чего даже простым орлунам было заметно как остатки могучего удара начинают поглощаться барьером – заклинание было самовосстанавливающимся.

Урнаку же предстояло проверить прочность заклинания, убедив каждого из их расы в надежности защиты.

Как и в Магическом Лесу, в регионе Варлгалских Пиков также росли эти магические деревья, но в гораздо более меньшем количестве.

Скрытые под масками лица шпионов скривились: маг был полностью прав. Так что им не оставалось ничего кроме перехода к плану “Б”.

На вершине высокого скалистого холма сидел худой лысый мужчина, со странной татуировкой на голове в виде линий и кругов. Находясь в позе лотоса, он смотрел вдаль, в сторону Города Горы Духов, пока его простая серая накидка развеивалась по ветру.

Хотя в этом поколении орлунов и не было никого, кто бы смог достичь уровня выше седьмого, используя столь большое количество энергии кристаллов, а также каждого шамана, им удалось сотворить защитное заклинание превосходящее заклятья восьмого порядка. Отныне, оно будет оберегать этот город в течении, как минимум, трёх веков. А как открыть его будет знать лишь Верховный Шаман, который передаст это знание своему будущему приемнику.

Урнак Сильнейший молчаливо наблюдал за тем, как его сородичи совершали последние приготовления к предстоящему походу. Чуть более месяца понадобилось его народу, чтобы окончательно подготовить провиант. Теперь каждый орлун со всего региона собрался в Городе Горы Духов. Первый воин никогда не видел такого количества представителей своей расы в одном месте. Город по-настоящему кишел, словно переполошенный муравейник.

– Можешь приступать.

Солнце уже давно зашло, и темень накрыла землю. Устало вздохнув, мужчина на время прервался, остановив действие чар, требовалось передохнуть.

Титаническая лапа наконец столкнулась с окружавшим город магическим щитом. Произошедшее столкновение сотворило оглушающий по силе удар, волной мгновенно разошедшийся на многие километры, и даже заставивший землю затрястись. Каждый из орлунов смог прочувствовать всю мощь одного лишь отголоска произошедшей атаки. Все они молча и встревоженно наблюдали за барьером.

– Эта девка абсолютно не заслуживает поста главы нашего ордена! – яростно забрюзжал он слюной. – Вы идиоты, прогнувшиеся под юбку этой бабы! Она не достойна…

Но это не было препятствием для него, ибо обычного зрения он лишился намеренно, что позволило ему взамен развить Чутье Маны до невероятных высот.

– Ты прав, – маг повернул к нему свой жуткий, не способный к обычному зрению, взгляд. – Но у этой миссии особый ранг, так что первоначально нам следует отчитываться лишь перед Её Превосходительством, мисс Лимерией.

Несколько часов спустя, у Алтаря Матери Земли собрались все вожди, Первые Воины и Верховный Шаман. Проведя молитву, а затем и общий ритуал очищения, суть которого состояла в общении с духами предков, они в конце концов покинули опустевший город. Взять алтарь с собой, они, к сожалению, не могли.

К сожалению, в отличие от Урнака, его вождь побывал мало где, так что не мог сильно помочь в предстоящем путешествии.

Поддерживающий концентрацию Урнак, синхронно с падающей лапой опускал и свою, обозначая движение заклинания. Этот орлун был не магом, а воином. Но лишь одному ему, за последние века, удалось постичь мистическую технику Аватар Прародителя, позволяющую создавать гигантские части своего медвежьего тела, и использовать их как оружие, так и как защиту. Урнак поистине заслуживал своего титула.

Сам же Верховный Шаман, стоял у врат и держал самый большой из наличных кристалл маны. Они готовились к созданию защитного барьера над Городом Горы Духов, дабы защитить его на те века пока они будут отсутствовать.

Лысый мужчина был магом-сенсором из Ордена Правды. В его задачи входила разведка местности и наблюдение, в чем ему и помогали специальные заклинания и навыки. Именно это и было причиной его раздутой ауры, что расширилась настолько сильно под воздействием постоянных тренировок контроля маны на очень дальних расстояниях. Сейчас ему было доступно наблюдать за всеми окружающими его территориями в радиусе многих десятков километров.

Подойдя ближе, Старый Шрам достал из подсумка у поясницы не большую (по меркам орлунов) трубку для курения. Та была сделана из обработанной древесины мелорна, которая, если успеть её правильно отделать после срубки древа, будет такой же прочной и огнестойкой, как и живой мелорн.

Не сдерживаясь, тысячи антропоморфных медведей громко и радостно стали рычать, таким образом выражая собственную гордость. Не только за мощь защиты их города, но и за силу, показанную их сородичем Урнаком.

Отныне им предстояла игра на перегонки со временем. Практически через год, в начале 8го месяца 1346 года произойдёт пробуждение огненного Варлгала. Специально для этого, шаман Тух создал особенные заколдованные часы, отсчитывающие оставшееся время. За этот год орлуны должны будут пересечь нелегкий маршрут к Магическому Лесу, обосноваться там и приготовиться к последствиям пробуждения.

Застигнутый врасплох разведчик быстро сориентировался и попытался замахнуться для броска своих кинжалов, покрытых смертельным ядом. Но не успев сделать и вздоха, как он понял, что не может пошевелиться: магические оковы наложенные на этот участок земли, полностью парализовали горе-убийцу.

Около десяти метров расстояния разделяло их и лысого мужчину. Воины сделали резкий рывок к волшебнику, намереваясь быстро преодолеть пространство меж ними. Они решились убить его, и разница в порядках не сильно страшила их. Ведь у них было преимущество во внезапности, их двое, ну а также играло роль то, что сенсор – это не боевая специализация.

– Два заклинания, – начал давать отчет один из них. – Одно сотворил Магистр, предположительно Урнак. А второе было глобальным, массовым заклинанием, созданным несколькими сотнями шаманов, при использовании просто гигантского запаса кристаллов маны.

– Согласно законам теократии, при обнаружении заклинаний восьмого и выше порядков, требуется немедленно доложить в Небесный Совет!

Единственный способ для связи – специальный артефакт, был лишь у этого мага, как главы всей их разведывательной миссии. Поэтому именно к нему и обратился разведчик.

Маг хлопнул в ладоши, и воин четвертого порядка мгновенно потерял сознание.

– Да, мой вождь.

– Наконец-то вы раскрыли себя предатели, – подал голос татуированный. – Но наша госпожа куда дальновидней, чем вы бы могли себе представить. Требовалось дать лишь повод... А теперь скажи, на кого ты работаешь, и кто ещё работает с вами?

Вдали уже стояли в ожидании готовые к переходу орлуны, а вокруг города рассредоточилось несколько сотен орлунов-шаманов из разных племён, но подчиняющихся Туху Мудрейшему. Каждый из них держал полный энергии кристалл маны, размерами не уступавших тому, что достал из груди вервульфа седьмого порядка однорукий маг убитый Кайлером. Такое их количество, по сути, практически опустошило все закрома и тайники всей расы орлунов.

Волшебник, что ожидал эту атаку обратился к скованному воину, ибо второй его подельник сейчас попросту лежал на земле, припадочно дергая конечностями и пуская пену изо рта. Профессиональный сенсор просто на просто выжег мозг этому бедняге, который даже не удосужился обратить внимание на изменившиеся потоки маны вокруг его головы перед их атакой. Татуированный маг работал очень тонко, а находясь так близко, он никак не мог не почувствовать намеренье убийства исходящее от этой пары воинов.

Набив в чашу курительной трубки некую смесь трав, Мурдум, небольшим усилием над маной зажег их. Начав раскуривать, он выпустил небольшое облачко приторно-сладковатого дыма.

А затем, каждый орлун, будь то ребенок или взрослый, смог заметить, как высоко над городом стало нечто появляться. Вскоре оно приняло определённые формы и очертания гигантской полупрозрачной желтоватой лапы. Её огромная тень упала на землю, а следом и она сама начала двигаться прямиком к городу. Попади она в него, запросто снесёт как минимум четверть всей столицы.

Мало кому было в радость покидать свои земли, на которых их предки жили тысячелетиями. Но каждый понимал, что иного пути нет. Для выживания их расы эта миграция была необходима.

Совместное заклинание таких масштабов было очень трудным делом и занимало несколько часов, которые каждый член их расы умиротворенно ожидал. Наконец, полностью истощив запасы энергии в кристаллах маны, им удалось сформировать гигантский синевато-прозрачный купол над сердцем земель предков.

– Приготовления почти окончены. Онок говорит, что уже к заходу солнца мы сможем выступать, – Мурдум сделал очередную тягу. – Мы не должны терять ни минуты.

Посмотрев на Урнака, уставший предводитель шаманов сказал:

Написав письмо Наквану Рашли, главе Ордена Волшебства, девушка, наспех собравшись, на карете отправилась в северо-западный регион, которые граничил с землями орлунов. А точнее в город Айтвирн, столицу территорий подконтрольных Наквану и резиденцию его ордена.

Путь намечался не близкий, и именно Урнаку предстояло взвалить на себя тяжкое бремя лидера и проводника. Как единственному орлуну из ныне живущих, кто за свою жизнь успел изведать просторы великого Хьёрда, ему пришлось взять на себя ответственность за жизни сородичей.

Практически преодолев половину расстояния, один из них резко схватился за голову, свалился на землю и начал кричать от разрывающей его разум боли. Второй же, добравшись до цели, вонзил в сенсора оба своих клинка. Но не успел он обрадоваться, как внезапно фигура раненного волшебника растаяла, а он сам оказался дальше, чем должен был быть. Это была лишь иллюзия.

Глава 14

Уже более месяца длилось путешествие Кайлера и Арлеи сквозь дремучие земли Магического Леса. Единственным плюсом всего этого, были пару десятков магических кристаллов, собранных мечником из трупов магверей пятых и шестых порядков. Именно такие существа рисковали вступать в смертельный бой с опытным Магистром.

За всё время, под клинок Дорса попадали совершенно различные виды магических зверей. Сначала были вервульфы и гигантские хищные зайцы. Со вторыми Кайлер изрядно намучался, особенно когда встретил человекообразных зайцев-магверей. Ведь их невероятно развитые ноги, позволяли этим существам совершать сверхскоростные прыжки на многие километры, при которых с ними не то что было сложно сражаться, их даже увидеть практически не удавалось из-за размытости силуэта.

– Сейчас! Узнаю сколько еще осталось до границ империи, – воодушевлённым голосом ответил старик. Ему не терпелось поскорее попасть в лоно цивилизации.

Неожиданно к нему подбежал молодой парень в голубом доспехе.

– Это вряд ли, – усмехнулся Кайлер и ловко перекинул мужику блестящую монетку. – Спасибо!

– Раз уж ты знаешь мое имя, то хотя бы сам назвался, – сказал Кайлер, наблюдая за действиями лекаря.

Все замерли.

Странное в общем утро…

– Ох. Где же мои манеры. Не привык что меня не узнают в лицо, – усмехнулся мужчина. – Меня зовут Крейген фон Санрей, я второй принц империи Маар.

Осознавая, что с девочкой что-то не то, подойдя ближе, мечник первым делом попытался её разбудить – но безуспешно. Тогда его взгляд зацепился за мелкую деталь. Резко задрав рукав левой руки Арлеи, он обнаружил, что всё её предплечье было невероятно красным, а кожа будто покрылась трещинами, из которых исходило нечто зеленоватое.

– А почему не разбудил? – нахмурилась девочка. Обычно Кайлер не любил затягивать сон, желая поскорее пересечь Магический Лес.

Вокруг него уже бурлила мана, сообщая о готовом воплотиться в любой момент заклинании, а кулак его телохранительницы застыл на так далеко от виска Дорса. При этом женщина явно была усилена магией седого старика, а её кулак странно вибрировал, даже на расстоянии заставляя Обтекающий Доспех Кайлера понемногу крошиться.

– Предлагаю подумать, – располагающе улыбнулся мужчина.

Не тратя ни мгновенья, мужчина поставил свою раскрытую ладонь над предплечьем Арлеи, после чего стал формировать Среднее Исцеление, направленное на руку девочки. Лишь спустя пару минут лечения, конечность Святой стала приходить в порядок, в конце концов явив здоровую кожу. Дыхание девочки выровнялось, и её мирный сон продолжился далее.

К счастью заградительное заклинание здесь, отличалось от такового в республике. Из-за пониженного уровня маны, магвери не спешили покидать пределы Магического Леса. Так что для экономии сил, времени и ресурсов, это заклинание было в несколько раз проще. Оно реагировало лишь на живые объекты с аурой выше второго уровня, после чего помечало их особой магической меткой для наводки особого отряда.

Спохватившись, мужчина остановил коня, но к тому моменту девочка потеряла сознание, не упав лишь из-за поддержки Кайлера. Её глаза закатились назад, а дыхание участилось. Прикоснувшись к её коже, мечник ощутил, насколько высока температура девочки, а ужасная и мерзка ситуация с её левым предплечьем вновь вернулась, и казалась даже большей чем раньше. Хворь не излечилась и вновь вернулась. Девочка умирала.

Заметив новые лица, Кайлер разжал ладонь, и стражник свалился на землю.

Сейчас троица попала в широкий луг, на котором Янсон смог разогнаться еще больше. Вскоре, своим чутьем Дорс наконец ощутил проходящий впереди пограничный сигнальный барьер. Перед которым им пришлось замедлиться.

С четвертого порядка ауры можно было понять порядок других, а вот с пятого удавалось его скрыть, получая возможность выдавать себя за простого человека. А уж такой человек как воин седьмого уровня, мог провернуть это не только с собой.

Паучьи отряды поспешили за ними, ловко передвигаясь вдоль нитей паутины. На своей территории они не боялись никого, но чувствуя силу Кайлера покидать её и нападать не спешили, и просто шли за ними, но со своей стороны леса.

Сразу же всплыл в памяти момент, где он обучал её огненному шару, в котором у неё уже была покрасневшая рука, кою она постоянно чесала. Но тогда Кайлер не обратил на это внимания. Сейчас же было отчетливо понятно, что её отравила какая-то местная живность. Вот только почему изменения произошли так резко? Ведь еще ложась спать, Дорс помнил, что с Арлеей всё было в порядке.

– Я полагаю с лечением стоит поспешить, – спокойно продолжил говорить аристократ, словно у его шеи сейчас не было никакого меча. – Да и моя сделка будет полезна не только в этом. Ведь вы, Кайлер Дорс, прозванный Проклятым, довольно известная личность на территории империи, – услышав собственное имя из чужих уст, мечник скривился. – Я не знаю куда вы держите путь или что делаете в Мааре, но уверен, что вашей персоне не просто находиться на территории нашего государства. Ну или как минимум, это еще вызовет трудности. Я же могу помочь в этом деле, а то слыхал я об паре других Магистров яростно жаждущих разорвать вас на кусочки. Но даже это можно уладить… Так что вы скажете?

– Предлагаю сделку, и тогда мой слуга поможет исцелить твоего товарища, – выкрикнул он.

– Я… мне… мне плохо… – прерывисто говорила она тяжелым и не здоровым голосом.

После обеда, когда большинство облаков разошлось и день стал более ярким, Кайлер неожиданно слез с Янсона и направился к невероятно огромному, выбивающемуся из общего вида мелорну.

С последними словами, мужчина резко присел и могущественным прыжком быстро взмыл вверх. Кайлер собирался провернуть трюк с вонзенным клинком, дабы зацепиться за верхушку древа и осмотреть округу с высоты.

Еще немного понаблюдав с высоты, Кайлер вскоре спустился и сообщил новую информацию Арлее, от чего та стала более радостнее. Поездка продолжилась.

– Я ищу лекаря. А напали они сами. Я лишь защищался и про лекаря спрашивал.

Наконец сблизившись, мечник окликнул его.

Добравшись до самой верхушки кроны, мечнику открылся прекраснейший вид на лесное море. Необычно огромное, почти трёхсотметровое дерево, позволяло оглядеть очень многое.

– О… один, – судорожно сказал испуганный стражник.

Сконцентрировавшись, Кайлер легко смог учуять более сотни противных членистоногих в радиусе менее километра от них. Эта область Найве просто кишела гигантскими пауками третьих и четвертых порядков. Но такое количество среднеуровневых магверей не представляло никакой опасности для мечника, в отличие от… от тонн паутины, обвившей всё впереди. Невероятно прочная и липкая, она являла угрозу даже для Магистра. Запутавшись в ней, мужчина попросту не смог бы выбраться и растратив всю выносливость на защиту от пауков, рано или поздно всё равно бы умер.

Желудок Арлеи яростно заурчал, особенно под воздействием сочного запаха жаренного мяса.

– А известные маги-лекари там есть? – взволнованно спросил Дорс.

Так что, двинувшись на юг, они четко решили обойти эту область.

Направив свой острый взор на восток, Кайлеру, как Магистру, не составило труда заметить очертания границы леса. Приблизительно полторы сотни километров разделяло их. Оставалось лишь немного, и уже к завтрашнему вечеру они в конечном итоге покинут Магический Лес.

Тем временем, лишь сегодня прибыв в свое поместье на западе империи, высокий мужчина с длинными черными волосами встречал немногочисленных местных вассалов. Позволив семье одного из них пожить здесь, он решил сопроводить их. Ему очень нравилась эта усадьба, главной изюминкой которой было громадное цветочное поле, окружавшее само поместье.

Пока глубокой ночью, когда от ярко полыхающего костра остались только слегка полыхающие деревяшки, сквозь дремоту, Кайлер не услышал чьи-то болезненные стоны и громкое, прерывистое дыхание.

К большой удаче Кайлера, уже менее чем через час, он наткнулся на типичную, но столь нужную проселочную дорогу ведущую куда-то на юг. Выдвинувшись вдоль неё, мужчина надеялся в скором времени попасть в какой-нибудь город. Мечник не мог ориентироваться в окружающей местности, да и какой-либо карты у него также не было. Оставалось формировать маршрут лишь таким образом.

– Лекари спрашиваешь… Есть, как же им не быть! В Серграде даже есть какой-то могучий волшебник, к которому даже наш местный барон наведывается. Поговаривают, что у него не всё в порядке с мужской силой, вот он и захаживает к лекарю, – заулыбался селянин, оголив желтые и кривые, но к удивлению здоровые зубы. Мог значит позволить себе услуги целителей.

– Господин, нас атакуют! – не преклоняя колена, взволнованно произнес он.

В какой-то момент, далеко впереди замаячил размытый образ, спустя пару минут, Кайлер смог разглядеть обычную деревянную повозку с двумя запряженными в неё волами. Сам транспорт был пустой, и лишь одинокий, крупный мужик восседал за вожжами. Его взгляд был направлен вниз, так что Кайлера он пока не заметил.

С приближением очередной ночи, затянутой мрачными тучами, Кайлер и Арлея устроили ночлег. Девочка развела костер, после чего они отужинали. Кайлер улёгся спать, а юная волшебница, немного потренировавшись, также вскоре приготовилась к отправке в царствие Морфея.

Заставив себя продрать глаза, он, всё еще сонно, приподнялся и, зевая, осмотрел все вокруг. Кинув заспанный взгляд на Арлею, мужчина заметил, как покрылось потом и покраснело лицо девочки. Почему-то, продолжая спать, именно она и издавала пробудившие Кайлера звуки, параллельно держась за левое запястье.

– Ты куда?

– Хорошо, – вздохнул мечник, а следом и убрал клинок в ножны. Телохранительница также отступила, а седой старик, заметив жест аристократа направился к коню.

Спустя пяток часов безостановочной езды, троице наконец удалось достигнуть земель, где заканчивались владения членистоногих. Паукам оставалось лишь обиженно смотреть своим множеством глаз вслед удаляющимся лакомствам.

Мужик лишь и успел удивленно словить награду, смотря вслед быстро ускакавшему мечнику. Рассмотрев попавшее в его руки, он радостно улыбнулся. Кайлер дал ему небольшую серебряную монету, номиналом в целых пятьдесят граний. Этого ему хватит как минимум на несколько весело проведённых вечеров в трактире.

Затем, покинув территории этих зайцеобразных, путникам предстояло встретиться со странными существами, кои были антропоморфными лисицами. Но к счастью, им удалось пройти их земли лишь после первой и единственной стычки, в которой естественно победил Кайлер. После этого лисы на них не нападали, хотя Кайлер и продолжал ощущать, что за ними постоянно наблюдают сразу несколько представителей этого вида. Так продолжалось вплоть до того, как они не покинули эту область.

Практически приблизившись к невидимому барьеру, мужчина не стал останавливать Янсона, а вместо этого сконцентрировался на мане, а также своей и Арлееной ауре.

Кайлер мгновенно переместился и его клинок теперь находился у шеи говорившего.

Ближе к закату, ещё верхом на жеребце, мечник заметил странное молчание девочки. Да еще она и перестала тренироваться в волшебстве. Устала что ли? Но прежде, чем Кайлер спросил что-либо, Арлея заговорила первой.

Шелестящий паучьи лапы заставили Арлею покрыться мурашками, а волосы встать дыбом. Эти существа страшно пугали её, особенно после провальной попытки сжечь паутину, которая оказалась очень огнеупорной.

Проснувшись, она огляделась, пока не заметила фигуру старика, откуда-то добывшего нескольких обычных, не магических зайцев. Те уже были разделанными и даже прожаренными.

– Нежахотел, – с набитым ртом ответил мужчина, пожав плечами и продолжив активно пережевывать сочные куски зайчатины.

– Да каждый это знает! – махнул он рукой. – Он отгрохал себе громадный дом немного восточней Серграда. Даже отдельную дорогу провел прямиком к этой. Не доезжая до города, можно найти её. Только не говори, что ты туда собрался? Убьют же и глазом не моргнут…

Мечник же, продолжая использовать Среднее Исцеление, решительно направлялся вперёд, собираясь найти опытного целителя любой ценой. Ему было плевать на какую-то там знать, не впервой он нарушал законы…

– Недалече, чуть больше лиги по прямой, – Кайлер уже собирался поблагодарить мужика и двинуться как можно скорее, но тот задержал его. – Погоди ты! Я смотрю девке то совсем нехорошо…

– Как ты понял кто я?

По крайней мере, так и было…

– Чаво? – приподнял мужчина свой взгляд, прикрытый обычной соломенной, широкополой шляпой. Завидев всадника с девочкой, он сообразил откуда раздался вопрос. Ведь обычно на этой дороге он никого и не встречал. Пристально осмотрев старика и заметив у того меч, крестьянин решил ответить. – Как это куда? Так прямиком в славный город Серград!

Уже после рассвета, когда по облачному небу стало подниматься солнце, изредка выходя из-за туч, своими лучами оно заставило спящую девочку наконец пробудиться.

– Ходил слух, что приехала какая-то важная фигура голубых кровей. Так что евоный лекарь, о котором я молвил, наверняка поехал на поклон к этой знати. Не найдешь ты его сейчас в городе, как пить дать не найдешь… – опечаленно смотря на Арлею, покрутил головой мужик.

И уже ближе к полудню, в суетливой спешке, мужчина не сразу заметил, как закончились мелорны. Спустя более чем месяц, они наконец покинули пределы Магического Леса.

– Ясно, далеко ещё до города?

Ночь, а затем и утро проходило впопыхах. Без перерывов на сон или еду, продолжалась гонка, ставка в которой – жизнь. В какой-то момент Кайлеру даже пришлось заимствовать энергию у накопленных в Найве кристаллах маны, а затем, когда и они кончились, мечник использовал последний флакон восстанавливающего зелья, разделив его меж собой и Янсоном.

Образовалась патовая ситуация.

Всё это владелец усадьбы произнес улыбчиво и вежливо, будто он был абсолютно уверенным в своем успехе.

Аристократ задумчиво посмотрел на напавшего, затем заметил далеко у самих врат коня, на котором был кто-то. А затем его голову озарила идея.

Для мечника это стало интересным и приятным открытием, ведь не приходилось всё время контролировать округу, готовясь к возможному нападению. Хотя осторожности он сильно и не поубавил.

Кайлер облегчающе выдохнул, вытерев проступивший на лбу пот рукавом.

– Кто ты? Зачем напал на мой дом и моих людей? – придержав рукой готовую броситься в бой Лину, сказал темноволосый аристократ.

Поездка продолжилась. С каждым новым километром, уже более опытная в магии, Арлея, могла ощущать, как постепенно снижался уровень маны.

– Твою мать! – выкрикнул на весь лес мечник. – Ха-ха, ты думаешь я позволю тебе так легко умереть? Мечтай!

Магический Лес таил в себе гораздо больше опасностей, чем представлял себе старый воин…

Находясь сейчас на заднем дворе усадьбы, он проводил небольшую экскурсию своим временным гостям.

Взволнованный и одновременно разгневавшийся, Кайлер применил Среднее Исцеление, но в этот раз не только на её руку, но и на все тело в целом. Но к ужасу старика, это не помогало, а лишь незначительно ослабляло болезнь, поддерживая угасающую жизнь в теле Арлеи. Требовалось вмешательство настоящего лекаря.

Времени искать форт, чтобы пройти сквозь него не было. Требовался профессиональный маг-лекарь, а в нынешние времена, в Мааре такие почти ни дислоцировались в пограничных гарнизонах. Нужно было искать город, в коем если бы Кайлер и не нашел способного помочь доктора, то по крайней мере смог бы купить еще зелий.

Захватывающее зрелище с такой высоты завораживало взгляд и заставляло дыхание замирать. Сотни и тысячи гордых мелорнов возвышались в округе, словно далеко внизу рассыпанные зеленые листья.

– А ты знаешь где живет этот аристократ?

До рассвета оставалась пара часов, так что Кайлер подбросив хвороста и усилив пламя, решил понаблюдать за состоянием Арлеи. Развитое тело седьмого порядка, на самом деле позволяло Дорсу обходиться без сна более десятка дней, так что он мог и не продолжать свой отдых. Только потребность во сне у Янсона и Арлеи способствовало этому действию и у Кайлера.

Добравшись до места боя, они обнаружили лишь разбросанную толпу стражников в таких же голубых доспехах. Но что странно, никто из них не был мертв. А в самом центре, держа в воздухе главу стражи за шею одной рукой, стоял зверь в человеческом обличие. Никто из охраны поместья не мог ничего противопоставить ему, ведь среди них были лишь воины четвертых и пятых порядков. Напавшему даже не потребовалось доставать клинка, чтобы победить более сорока человек. Такова была мощь Магистра.

Ведь по факту, куда бо̀льшая опасность угрожала не лично Кайлеру, а Янсону и девочке, что, по сути, были абсолютно беззащитными в Магическом Лесу. А оберегать кого-то, это в двойне труднее, чем защищать лишь свою жизнь…

Кайлер слегка задумался, но вспомнив о потраченном сейчас времени, и умирающей Арлее, он всё же кивнул.

Целый кусок леса перед ними был покрыт всем белым, а тут и там были слышны шелестящие звуки перебирающих лапок. Десятки огромных пауков сновали по свитой вокруг мелорнов паутине. Этот участок леса был не проходимым.

Даже после захода светила, Кайлер не прервал езды, постоянно продолжая поддерживать жизнь Арлеи, время от времени применяя целительную магию. Уже глубоко за полночь, ближе к рассвету, ему пришлось применить одноразовый усиливающий медальон на Янсоне, дабы тот мог продолжать ехать. Да и сам жеребец относился к специально выведенной магами породе, способной развивать куда большую чем обычные кони скорость, а также иметь повышенную выносливость.

– Эй! Подскажи, куда ведет эта дорога?

Собравшись, мужчина резво запрыгнул на Янсона. Верный спутник и сам всё понимал, так что максимально быстро двинулся на восток. В империю они доберутся раньше, чем это ожидалось.

Они наконец-то приближались к границам Магического Леса. Места, где она провела последние семь лет и потеряла обоих родителей. Вскоре она окончательно покинет его…

Владелец поместья переглянулся со стоявшей рядом женщиной, которая была воином шестого порядка и его личным телохранителем. Синхронно кивнув, они направились за стражником ко входу на территорию усадьбы. А пока мужчина шел, ранее надетое на него кольцо, стало медленно, словно жидкость растекаться по его телу, вскоре превратившись в полноценный доспех. Также кроме него, телохранительницы Лины и стражника, с ними еще шел седой старик – верный слуга и маг пятого порядка, специализирующийся на целительстве и поддержке.

– Я могу заплатить, но совершать сделки не намерен!

***

Девочке оставалось лишь удивиться такому необычному поведению старика, а затем и самой приступить к завтраку. Во время которого, она никак не могла вспомнить что ей снилось, казалось, что это было нечто страшное, но память о сне быстро выветрилась. А ещё Кайлер время от времени неестественно косился на неё.

Дорс раньше имел дело с такими нелепыми заклинаниями у границ, так что это препятствия таковым и вовсе не являлось.

Аккуратно пройдя сквозь магический заслон, мечник понял, что никак не потревожил его, так что они вновь набрали скорость.

– Ты это к чему? – с угрозой в голосе спросил мечник, но крестьянин этого явно не заметил.

– Всё просто. Сила седьмого порядка, уникальный тёмный цвет ауры, и конечно же золотой браслет Первой Стражи. И это не говоря о других деталях. Эти приметы сложно не заметить, если знать о них.

Практически круглый год здесь стояла прекрасная погода, а создаваемый цветами запах создавал невероятную атмосферу идиллии. Хотя и проходилось тратить огромное количество средств на поддержание всей этой красоты и оплату работы множества слуг, мужчина считал, что оно того стоило.

Далее им пришлось делать огромный крюк, ибо сквозь одну из территорий даже Кайлер отказался идти. Дело в том, что на подступах к ней, троица встретила людей, а точнее то, что от них осталось – огромные коконы.


– Сколько их?

Следом за этой не самой приятной встречей, Кайлер и Арлея попали на территорию необычных магверей. Это были человекоподобные олени, а то, что их сильно отличало от других, ранее встречавшихся существ, это то, что они были мирными. Даже завидев путников, они попросту проигнорировали людей и прошли мимо. Пара человек и лошадь их никак не интересовали.

Глава 15

На время лечения девочки, принц Крейген предложил Кайлеру остаться в его особняке, чем мечник и воспользовался. Первое время, старик еще продолжал наблюдать за действиями лекаря, но в конце концов убедившись в отсутствии каких-либо негативных намерений, он отступил, позволив целителю с облегчением делать свою работу дальше. Вскоре, после нескольких часов работы, он сообщил, что состояние Арлеи стабильно-тяжелое. Это значило, что прямо сейчас она будет продолжать жить, но если убрать поддержку, то её неминуемо ждёт эта печальная участь. А также он сказал, что никогда ранее не встречался с чем-либо подобным, из-за чего поиск лечения может занять какое-то время, после чего закрылся где-то в левом крыле особняка принца. Целитель оказался настоящим фанатиком своего дела, так что, осознав это, Кайлер больше не беспокоился.

Так наступила ночь.

– Архиепископ Силвеэри, вам не стоит волноваться, – ехидно улыбнувшись, сказала девушка. – Небесный брат Накван уже позаботился об этом, и большая часть его ордена уже должна была пересечь границу.

Вслед за этим, мечник обнаружил себя прямиком у той комнаты, которую все это время искал, а открытое рядом настежь окно, спокойно обдувало его ночным ветром.

Вернувшись ко входу в здание, которое охраняли косо поглядывающие на старика стражники, мужчина зашел внутрь. Вот только поместье оказалось слишком огромным, из-за чего мечник успел и позабыть, где же находиться его комната. Внутренняя архитектура коридоров и помещений, создавала иллюзию лабиринта. А возможно это была и не иллюзия…

Быстро летевшее огненное заклинание в форме метрового, заточенного копья грозило попасть в цель. Но выверенный и хлесткий удар странно вибрирующего кулака, попав в центр атаки, буквально разрушил магию пламени, заставив заклинание распасться обратно в нити маны. Тоже случилось с ещё тремя атаками, от которых единственное что осталось, это небольшой и резкий порыв теплого воздуха.

– Но разве такое…

***

– Два месяца, – поднял Крейген аналогичное числу количество пальцев, – ровно столько времени работы моим телохранителем я прошу… Помимо этого, я также могу исполнить любую вашу просьбу. Конечно, в разумный пределах…

– Тогда это многое меняет, – дал он свой ответ. – Но каковы твои условия?

На фоне огромного окна, за котором светила необычно близкая и гигантская луна, стояла Она. Симпатичная девушка с обычными карими глазами и светлыми волосами с маленькими колокольчиками, заплетенными в них. Она была одета в простое и опрятное холщовое платье, а черты её лица были столь знакомы Кайлеру.

Услышав эти слова, мужчина никак не мог поверить. Наконец сумев дотянуться до неё, Кайлер попытался прикоснуться к девушке, но в тот самый момент она попросту рассеялась и пропала. Лишь обдавшая Кайлера прохлада напоминала о её мимолетном присутствии.

– Хорошо, по рукам!

1 день 8го месяца 1345 года Нового Календаря. Понедельник.

Взглянув в спокойные глаза принца, мечник изрек:

Словно дожидаясь конца этой небольшой истории, к столику подошёл Сагвар – тот самый лекарь, спасший Арлею. С собой он нес странную продолговатую штуку, покрытую черной тканью.

И подозревала Лимерия, что крайне вероятно это дело рук именно Силвеэри, так рьяно выступающего против любых её действий. Зачем ему это, она не совсем понимала, так что послала ответных шпионов в земли его закрытой архиепархии. То, что ей доложили, попросту поразило девушку.

Другим же событием, гложущим Святую, стало раскрытие предполагаемых предателей в рядах её ордена. Но попытка проникнуть в разум одного из них, чтобы получить информацию, привела к активации ментальной печати, наложенной на него кем-то, что мгновенно убила предателя. Это не позволило выудить знания из его головы, но сузило круг тех, на кого они работают. Ведь только в Ордене Волшебства и Ордене Терзаний были специалисты способные на это заклинание.

Ускорив свой шаг, дабы догнать её, Кайлер неожиданно услышал звонкий и мелодичный женский смех, идущий с той стороны, в которую ушла незнакомка. Наконец завернув вслед за этой фигурой, мечник внезапно замер.

– Ну у тебя и вкусы, – изрек мечник, словно выплюнул, на что Крейген лишь рассмеялся.

Услышав требование принца, Дорс задумался ещё раз. Но осознавая ценность возможности, о которой принц говорил раньше, а также значимость долга у такой серьезной фигуры, Кайлеру было сложно придумать возможный отговорки. Да и его личный кодекс чести, не позволял отказаться от сделки, раз он в принципе согласился на неё ещё в тот день. Два месяца было не большим сроком, для человека способного жить сотни лет.

– Это нечто, мой господин. Я никогда такого раньше не видел, – восторгался он. – Но, прежде чем я расскажу об этой хвори, и о том, как я её вылечил, я попрошу господина Кайлера не делать поспешных и эмоциональных решений.

Сложнейшее заклинание Высшее Исцеление, могло восстановить утерянную конечность и даже вырвать человека из лап смерти, исцелив смертельное ранение или последние стадии опаснейших болезней.

Это невероятно взбесило главного инквизитора, из-за чего его глаза стали словно вылазить из орбит, а вены на руках и лице неестественно набухать. Казалось, что он сейчас же броситься вперед, дабы впиться в горло столь ненавистной девке.

И пока его голову заполняли яростные мысли, а также помыслы о том, как не остаться на задворках этого куша, он даже прослушал окончание беседы и объявление следующей информации.

Кайлер ненадолго задумался.

Набросив черную ткань обратно на колбу с паразитом, седой старик удалился. Проводив его взглядом, Крейген повернулся обратно и произнес:

– Хм, пуская так, но и за пределами империи найдутся ваши недоброжелатели, способные вставить множество палок в колеса. В таком случае я могу помочь в сокрытие вашей личности.

Так или иначе, Кайлер заблудился средь сотен коридоров шестиэтажного здания. К своему удивлению, ему ни разу не встретился ни один из слуг или стражей. Поместье казалось безмолвно пустым.

– Тогда как же вы извлекли его? – уточнил Кайлер.

Сама же девушка хоть и была очень рада, ныне волновалась о другом. Взор её был направлен на пустующее кресло четвертого по счету Кардинала Церкви Владыки Солнца Агмана.

– Ты… это… это невозможно… – шептал Дорс.

Мечник непонятливо и неопределенно кивнул.

Бродя по ночному саду, мужчина плутал средь старых воспоминаний, одновременно с этим плутай и в реальности. Ему очень нравились такие моменты, когда жизнь позволяла на мгновенье остановиться и передохнуть. Вскоре, уже когда прошло несколько часов, лишь снизошедшая прохлада ночи заставила Кайлера направить свой шаг обратно к особняку.

Продолжая шагать, он неожиданно добрался до миниатюрного коридорного перекрестка, а затем откуда-то раздался легкий звон колокольчиков. Посчитав что это кто-то из прислуги, мужчина решительно свернул направо. Там был очередной длинный проход, конец которого вел куда-то на сторону окон, и именно на фоне освещенного звездами ночного неба, взор Кайлера заметил сворачивающую налево фигуру.

– Что!? Вы!.. – завертел он головой, переводя взгляд то на Лимерию, то на главу Ордена Волшебства. Ибо только что сказанное Святой обозначало, что эти двое сговорились, и отныне практически все богатства Горы Духов достанутся именно Наквану на правах первого. Остальным, конкурирующим меж собой архиепископам понадобиться слишком много времени, чтобы подготовить людей и доставить их на место.

Сердце словно остановилось, чтобы затем взорваться вспышкой невыносимой боли. На еле гнущихся ногах, он пытался делать нелепые шаги в её сторону, протянув к ней дрожащую руку.

Шел уже второй час девятого созыва архиепископов в этом году. Все семь кресел были заняты, и лишь место Кардинала пустовало. Как в прочем и многие разы до этого…

– Для начала повторю действия со своей стороны. Я делаю возможным ваше спокойное пребывание на территории империи. Вас более не будут разыскивать, а также я поспособствую тому, чтобы обозленные на вас имперские Магистры Эннот и Лаур забыли о прошлых обидах.

После исцеления девочки, он неожиданно заперся в лаборатории, продолжив изучать первопричину дивной болезни, подхваченной в Магическом Лесу. Так что они впервые видели его с тех пор.

– В начале обследования девочки, – продолжил седой старик, – я обнаружил, что очагом заболевания является левая рука Арлеи, а конкретнее предплечье. Сконцентрировавшись на нём, я ощутил слабый, но всё же четкий отклик чужеродной жизни внутри её руки. Это оказался вот этот паразит, – с последними словами, целитель демонстративно стянул черную ткань, показав на свет закрытую колбу с водой, внутри которой находилось длинное, метровое существо похожее на очень тонкую веревку. Всё его тело было ярко красного цвета, а сам он словно пульсировал.

Теократия Теорн. Столица Мармал. Зал Небесного Совета.

Старый архиепископ словно создал свое собственное государство внутри другого, которое безумно терроризировал.

Сейчас же, она проводила небольшую тренировку с Арлеей. Уже как четыре дня прошло с момента прибытия Кайлера в поместье Крейгена, а сама девочка выздоровела более суток назад. Ещё в момент пробуждения, юная волшебница сильно удивилась резко сменившейся обстановке, от Магического Леса до прекрасной усадьбы второго принца. Но она неожиданно быстро свыклась с новой реальностью, и даже практически ничего не проявила, узнав о грозящей ей ранее смерти. А вот когда Арлея встретила телохранительницу Крейгена, то сразу же воспылала желанием поучиться у столь сильной женщины, так что спустя несколько часов уговоров, Лина все же сдалась и решила провести легкую тренировку со Святой. Кстати, что странно, так это абсолютно индифферентное отношение принца и его окружение на святость девочки. Это, Кайлер мог списать лишь на высокое их положение в структуре империи, а соответственно другие взгляды и опыт.

– Погодите, пожалуйста! – выкрикнул мечник, но фигура никак не ответила.

– Неужели Высшее Исцеление? – слегка приподняв бровь, удивленно спросил мечник.

Лимерия всё-таки добилась своего раньше времени, еще даже не став Магистром, а значит и полноценным архиепископом.

– О, поверьте, это самое наименьшее что выделяет вас. В первую очередь в глаза бросается аура, и лишь потом в памяти знающих о Проклятом всплывают другие детали. Будь у вас обычный и широко распространенный цвет ауры, я бы ни за что не признал в вас того, кем вы на деле являетесь, – развел руками Крейген.

Практически круглый год Кардинал отсутствовал и находился в неизвестном месте, лишь изредка появляясь на публике в особо важные дни, как например назначение Лимерии на пост главы Ордена Правды и дарования ей титула архиепископа. Но что было более странным, так это то, что безымянный Кардинал, чье имя забирается при вступлении в пожизненную должность, жил уже более как тысячу лет, что вызывало крайне большое количество вопросов. Ведь при этом, он определённо не собирался почивать в скором времени.

Странная магия Лины, позволяла ей использовать элемент вибраций, который сливался с её руками, давая ей возможность вот таким вот образом разрушать чужую магию, а также просто усиливать свои удары. Ведь она была воином, специализирующемся на кулачном бое.

Мужчина уже очень давно плутал… плутал в иллюзиях, порожденных собственным разумом…

– Мой знакомый архитектор постарался на славу, – улыбнулся принц. – Ходила легенда, что еще до того, как образовалась империя Маар, а была лишь одна человеческая держава, в этом месте стоял замок. В окружающих его землях жило множество людей, отрицающих веру в Агмана, так что безумный хозяин замка ловил их, и запирал в своих тёмных подвалах. После многочисленных пыток, он выпускал этих людей из темниц, заставляя искать выход на поверхность. Но подвалы замка были действительным и смертельным лабиринтом, так что практически никто и никогда не находил пути на свободу. За многие века, под влиянием тысяч человеческих жертв, здесь сформировался особый ток маны, влияющий на ориентацию людей и заставляющий их блуждать. После тёмных времен Великого Раскола, замок был уничтожен. И уже на его руинах я построил свою усадьбу.

На территории этого безумного старика были замечены частые пропажи людей, а также вновь активировавшиеся инквизиторы, держащие народ в постоянном страхе. Частые прилюдные казни посредством костра уже стали для местных чем-то обыденным. Казалось, что велась намеренная борьба против неизвестного противника.

– Какой странный у тебя особняк, словно лабиринт… – внезапно произнес Кайлер, не привыкший к такой роскошной обстановке.

– А… ага, – облегченно выдохнул целитель, ожидая совсем иной реакции.

– К сожалению, это… даже не знаю, как назвать, существо, крайне плохо поддавалось уничтожению, а помимо этого, оно слишком крепко срослось с плотью девочки.

Слова принца заставили Кайлера посерьёзнеть. Сузив глаза, он кивнул.

Происходило обсуждение процесса исхода орлунов со своих территорий, а также применение чар восьмого порядка, случившегося там же.

Призраки прошлого продолжали преследовать его…

***

Девушка мило улыбнулась и зажмурилась, словно солнечный зайчик попал ей в глаза. Из-за этого, и так кажущаяся невыносимой боль, превысила любой разумный предел.

Ступая в поисках хоть кого-нибудь, мужчина проходил один поворот за другим, и лишь блики слегка светящихся артефактов в виде каменных свеч, а также звук его шагов были его единственными спутниками. Конечно, Магистр мог использовать свое чутье маны, чтобы сориентироваться, но почему-то ему не хотелось этого делать.

– Прошу, оставь свой путь… – произнесла она, хоть и с улыбкой на лице, но с печалью в голосе.

– Вновь выноситься на голосование, требование нашей небесной сестры Лимерии, получить доступ к тайным архивам, – заговорил Уильям Ёген, глава Ордена Правосудия и нынешний руководитель Небесного Собрания. – Напомню, требуется минимум четыре голоса для принятия решения, исключая таковой мисс Шаксан.

– Что скажешь Сагвар? – спросил Крейген, не оборачиваясь.

– Ну раз девочка теперь цела и здорова, думаю следует перейти к обсуждению нашей сделки, – заговорил Крейген о том, про что молчал все предыдущие дни.

– Пришлось прибегнуть к полной ампутации конечности, – глядя на мечника с опаской, произнес лекарь.

Этот крайне странный и скрытный человек, уже более двух десятков лет как сбросил всю полноту власти на присутствующих в зале архиепископов. От чего великая страна стала страдать из-за раздирающей её внутренней конкуренции нынешних глав орденов.

Сейчас же, пока проходил этот дружеский спарринг, на их фоне находились Кайлер и Крейген, что спокойно наблюдали за ними и попивали, как нестранно не алкоголь, а редкий сорт чая.

– Четыре голоса, решение принято большинством. Поздравляю, – улыбнувшись, кивнул Уильям.

– И ты сообщаешь это лишь сейчас!? – свирепел архиепископ Силвеэри, крича в сторону сообщившей информацию Лимерии. – Следует немедленно послать туда масштабную исследовательскую миссию! Это же какой шанс! Так называемая Гора Духов теперь не имеет своих мерзких защитников. Теперь мы наконец можем получить доступ к этому огромнейшему месторождению кристаллов маны! Эти идиоты буквально подарили нам это богатство своим уходом!

Опомнившись, и вновь прокрутив у себя в голове слова Уильяма для осознания, Силвеэри злобно усмехнулся, ожидая очередной провал Лимерии. Поднялись те же три руки что и раньше, а затем, неожиданно для каждого, руку поднял архиепископ Накван Рашли. Теперь становилась понятна суть сговора глав Ордена Волшебства и Ордена Правды.

– Прятать браслет или менять клинок я не намерен, – упирался Кайлер.

– Что ж, господин Кайлер, Ваше Высочество, – по очереди поклонился Сагвар. – Я, пожалуй, вернусь за исследование этого дивного красавца.

Старику почему-то не спалось, поэтому он решил прогуляться по усадьбе. Выйдя на улицу, он попал прямиком в спокойное, но ветряное пространство прекрасной ночи. Взглянув вверх, взгляд мужчины зацепился за убывающую и все такую же фиолетовую луну. Её же в свою очередь окружали мириады прекраснейших и столь далеких звезд.

– Первое меня не сильно интересует, так как я не собираюсь излишне задерживаться в Мааре, – отрезал мечник.

В ожидании реакции, даже Крейген обернулся обратно к Кайлеру. Но к их удивлению, лицо воина никак не изменилось, сохраняя прежнею хладнокровность.

Вся троица с удивлением уставилась на это “нечто”. Казалось, что даже шум спарринга стих.

– Все возможно, – перебил его принц, хитро улыбнувшись.

Глава 16

5 день 8го месяца 1345 года Нового Календаря. Пятница.

Теократия Теорн. Город Лабр.

Приближаясь ближе к центру, где и должен был находиться цирк, парень заметил, что у одного местечка скопилось особо много людей. Подойдя ближе и без труда пробравшись сквозь что-то окружившую толпу, Марик наконец понял, что тут происходило.

Мужичок стал вращать чаши, но почему-то, всем казалось, что в этот раз, он делает это медленней чем раньше. Но таковой был план шулера.

– Какого вампира!? Это была моя очередь! Эй малой пошел прочь! Откуда ты вообще тут взялся? – перебив стража, закричал ожидавший своей очереди рыжебородый мужчина. Судя по почти двухметровому росту и мощному телосложению, а также по загруженной товаром телеге, стоявшей позади него, тот был никем иным как кузнецом, прибывшим выручить деньжат за свои работы в дни праздника.

Порыскав по внешним, а затем и внутренним карманам, заставив при этом стражника нервничать из-за ожидания, Марик наконец достал требуемое количество денег. Две монеты номиналом по десять граний каждая, и еще одну в пять граний.

Закончив перетасовку, мужичок остановился.

Повернув голову и взглянув на старшего по званию, стражник всё же никак не хотел доводить до его пробуждения.

– Ого… – грустно вздохнул парень, но и не вздумал пытать выведать правду. А кузнец слушавший их разговор, лишь злорадно улыбнулся этому, не собираясь помогать парню.

– Да! Но при этом вы должны поставить всё что у вас есть, играете ва-банк! – выпалил зазывала.

Сначала парень долго смотрел на каждую из них, словно пытаясь увидеть сквозь дерево, а затем натянув улыбку, указал на правую чашу. Подняв её со злобным скрежетом зубов, мужчина показал всем лежащую под ней монетку. Куш Марика вновь возрос. Толпа ликовала, и даже многие сомневающиеся захотели сыграть после этого.

Посмотрев перед собой, он хотел было выкрикнуть ещё что-то, но понял – парня нет. Мотая головой в поисках Марика, он никак не мог увидеть его, а вскоре и все остальные заметили странную пропажу удачливого парня.

– Но при этом, вы сразу выложите на стол всю суму, которую я могу выиграть!

Но Марик, ни секунды не сомневаясь, указал на вторую чашу с права от него. На лицах зазывалы и шулера расцвели мерзкие и широкие улыбки. Наконец они вернут себе деньги у слишком глазастого парня, что чуть не стал их несчастливой звездой в сегодняшний день.

Натянув глупую улыбку, парень проходил мимо столпившейся здесь очереди, состоящей из сотен людей и десятка повозок. Но вместо криков и оскорблений, люди попросту не замечали его, словно их взгляд проходил сквозь парня, никак не желая цепляться за его фигуру.

Указательный палец парня потянулся к той же чаше, в которой монетка была раньше. Но не успев указать на неё, его выбор упал на другую чашу.

Ехидно улыбаясь, он смотрел как парень наконец проиграет. Неважно что он выберет, монетки там точно не будет.

– Тут!

Купив одну небольшую хлебную лепешку и булочку с ничем, Марик направился дальше, попутно утоляя свой голод. К несчастью, лишь пары хлебобулочных изделий было мало, чтобы нормально насытиться, но больше денег у парня осталось. Лишь две медные монетки, кои и потратить было не на что.

Радостно поднимая чашу, мужчина уже был готов сгрести все деньги обратно, но неожиданно замер. С ужасом, он наблюдал за все той же монеткой, лежавшей под этой чашей. Его веки раскрылись настолько, что казалось вот-вот и глаза повылазят из орбит, ибо первую монетку он продолжал ощущать у себя в рукаве.

Все затаили дыхание.

– Поздравляю! – улыбаясь, выкрикнул зазывала, и положил к двум монеткам ещё шесть. – Теперь у тебя есть уже восемь медных мун! Желаешь ли продолжить?

Проходя мимо различных лавок с самыми разнообразными товарами, начиная от простых изделий кузнеца и заканчивая лавкой алхимика, торгующего различными зельями и снадобьями, взгляд Марика неожиданно зацепился за место, где продавалась самая разная выпечка. Подойдя ближе, ему удалось разглядеть весь наличный ассортимент, который до этого скрывался за спинами покупателей. Тут были и простой хлеб, и булки с различными начинками, и лепешки, и даже некоторые сладости. А приятный запах свежей выпечки, стоявший вокруг лавки, лишь привлекал все больше и больше посетителей, одним из которых и стал Марик.

Азарт заплескал в глазах парня.

– Ставлю всё!

Услышав эти слова, слегка взбешённый воин резко смекнул, сразу же став спокойнее и даже улыбчивей. Взглянув в разноцветные глаза парня, он вежливо сказал.

Подняв чашу, перемещавший их мужичек, показал, что было под ней – там лежала монетка.

– Как меня тут не было? – удивился парень. – Но как бы я тогда здесь оказался? Почему меня никто из очереди не остановил, раз, по вашим словам, меня тут не было? Да и вообще, вот есть доблестный страж, – повернулся парень к воину. – Неужели вы бы допустили, чтобы кто-то пролез мимо очереди и нарушил общественный порядок? Нет же! Я уверен, что в этом хорошем городе каждый стражник крайне ответственен! Так ведь? Вы же согласны? Да и думаю вон тот офицер также будет согласен, может стоит спросить у него?

– Мужчина, вы задерживаете очередь, – воодушевленный речами парня, сказал страж сурово взглянув на кузнеца. – Этот парень тут действительно стоял, вам видимо причудилось.

Случилось это, когда он остановился на ночь в одной захолустной гостинице в небольшом городишке у самой границы теократии и королевства Тристан. Поутру, так и не найдя своих вещей, или хотя бы тех, кто мог их украсть, Марику пришлось отправиться дальше лишь с маленькой суммой денег оставшейся в карманах одежды. Да и то она быстро истратилась к тому моменту как он добрался до Лабра. Так что у входа в город ему пришлось прибегнуть к этому обманному трюку, ибо здесь он и собирался подзаработать средств на дальнейшее путешествие.

– Оплата, – протянул мужчина руку.

– Да, конечно. Садитесь молодой человек, – вежливо улыбался заводила. – Сколько вы готовы поставить?

Увидев все это, парню захотелось сразу же что-то купить, но никаких денег (кроме тех, что дал страж у врат как сдачу) у него с собой не было. Как и не было вообще ничего, кроме одежды и кинжала. Ведь у путешествующего по Хьёрду парня недавно украли все сумки с пожитками и сбережениями.

С надеждой в сердце, и страхом в глазах, оба мужчины взглянули вниз на столик – никаких денег там уже не было…

Посмотрев на легко заработанные деньги, Марик улыбнулся и кивнул.

– Хорошо, я согласен!

– Ага, – радостно кивнул стражник, наконец получив деньги, и протянув обратно шесть медных мун. Марик даже и не заметил, что возвращенная ему сдача, оказалась подсчитана совсем по другому курсу. Подав сигнал человеку, отвечающему за артефакт, который генерировал барьер у ворот, стражник дождался пока тот пропадет на десяток секунд, и сказал: – Всё, можешь проходить в город! Следующий!

– Марик.

– Ваше имя? – монотонно задал страж вопрос, который повторял сотни и тысячи раз за свою нелегкую службу.

Зазывала, ожидавший что теперь парень все проиграет, но разгорячённый азартом начнет выкладывать уже свои денежки, выразительно взглянул на шулера. Тот в ответ мог лишь растерянно, но незаметно пожать плечами.

Продолжая вертеть чашами, одним незаметным для глаза, ловким движением, он перебросил монетку из одной чаши в другую, после чего удостоверился в направлении взгляда парня – оно не изменилось. Закончив их перемещать, мужчина убрал руки от чаш.

На небольших стульчиках сидела пара человек, а между ними находился маленький, низкий столик с тремя небольшими, деревянными чашами, что перевернутые стояли на нем. Происходила стандартная шулерская игра, в которой редко кто побеждал. Но в этот раз, человек, который должен был угадывать в какой из чаш находится монетка, отвечал верно уже не первый раз – его куш лишь увеличивался.

Проверив, взыскав оплату, записав и пропустив очередного человека, стража собиралась повторить то же самое со следующим. Но вместо того, чтобы принять крепко сбитого мужчину с ярко-рыжей бородой, перед ними, будто из ниоткуда появился по-дурацки улыбающийся молодой парень.

Мужчина скривился, но понимая всю ситуацию, пошел на попятную и кивнул. Напротив денег Марика появилась стопка из двух золотых монеток и восьми медных, у парня же сейчас было восемь серебренных и тридцать две медных.

Ставки поднялись слишком высоко.

– В четыре раза большую говорите… – задумался Марик.

– Что? – воскликнул бородач, удивившись такому нахальству. Он был абсолютно уверен, что этого парня здесь и в помине не было минуту назад. – Не лги! Тебя тут только-что не было!

В указанном парнем направлении действительно находился дежурный у этих ворот офицер, но тот в данный момент сладко дрыхнул, неведомым образом развалившись на обычном стуле.

Всё это подстегивало и привлекало толпу. Некоторые лишь улыбаясь хмыкали, понимая, что это подставной игрок. Кто-то всё еще сомневался, хоть и видя такую возможность заработать, но многие нехорошие слухи отдергивали их от попытки сыграть. Другие же горели азартом, но денег у них попросту не было.

Прошла секунда… две…

Равнялись меж собою эти две валюты по граммам серебра и золота в самой монете, так что две серебренные муны стоили те же пятьдесят граний, так как вторая была в два раза тяжелее по весу. Что касается золота, то тут грании были легче мун в половину, так что одна золотая муна равнялась двум однотысячным монетам граний.

Услышав это, худой мужичок вновь положил монетку под центральную чашу, после чего незаметно взглянул на подельника-зазывалу. Заметив кивок, он начал перемещать чаши. Теперь удача наивного парня должна была прерваться.

Началась игра.

– Ну, кто готов рискнуть и попробовать выиграть в нашей игре? – кричал мужчина, стоявший рядом с тем, кто крутил чаши с монеткой. – Правила просты, ставь ставку и в случае правильного ответа получай в три раза больше!

Перемещая чаши по плоскости столика, он неожиданно ускорился, сбив внимание всех наблюдающих, в том числе и Марика. Мужчина стал догадываться, что парень достаточно ловко наблюдает даже за перебрасыванием монетки, так что в этот раз он пошел другим путем.

Пройдя в первый ряд кольца людей, окруживших играющих, Марик наблюдал как победивший мужичок забирает горстку серебристых монеток.

Одна грания изготавливалась из биллона – сплава меди и серебра, в равном количестве. С возрастанием номинала, росло и количество серебра в монете, и уже в пятидесятигранийной монете было практически идеально чистое серебро. С золотом происходило то же самое. Появлялось оно в монете ста граний, а в монете номиналом в целую тысячу было уже максимально очищенное золото.

Эту информацию было важно помнить многим приезжим в Теорн, дабы не остаться полностью облапошенными.

Муна – это валюта теократии, монеты которой, в отличии от империи, где ходило лишь серебро и золото, были из трех типов материалов: золота, серебра и меди. В теократии уже как несколько десятилетий устоялось следующее соотношение: одна золотая муна равнялась двадцати серебренным, а одна серебренная муна – шестидесяти медным.

Взволнованный и шокированный зазывала резко среагировал на слова парня.

– Готов? – спросил мужичок, собирающийся крутить чаши.

Зазывала облегченно выдохнул, параллельно с этим показав шулеру какой-то знак пальцами.

Прикрытое капюшоном лицо худого мужичка покрылось потом, а сам он нахмурился. С нежеланием подняв указанную чашу, он явил всем лежавшую под ней монетку. Марик вновь угадал.

– По нынешнему курсу, это будет… – изобразив активную умственную работу, стал считать он, – одиннадцать имперский граний. Но так как у тебя с собой оружие, – указал он на висевший за поясом Марика кинжал. Всё же путешествовать по Хьёрду хотя бы без какого-либо оружия, было откровенно глупой идеей. – То проход будет стоит в два раза больше, а это двадцать две грании, – решил нажиться стражник на наивном дурачке, не знающем местных порядков и среднего обменного курса. Ведь не было никакой платы за оружие – только за вход.

– Погодите пожалуйста! – стал он нервно говорить с Мариком, при этом активно и растерянно жестикулируя. Им требовался последний шанс отыграться. – Предлагаю особую игру! Мы поставим четыре чаши, но и в случае победы вы получите в четыре раза большую суму!

Неизвестным образом парень обманул стражника, заставив того поверить в то, что это были деньги.

Ощутив резкий прилив паники и страха, он открыл сундук, куда отложил оставшиеся деньги того парня. В сундуке также были куски коры дерева и камешки.

Сказав это, он перевел взгляд обратно на странного юношу. А кузнец же резко замолк, не желая спорить с представителем закона. Возможно, ему действительно причудилось…

Он был в синем камзоле, под которым виднелась несуразная белая рубаха, и с более светлой – небесной накидкой за спиной. А надетые на него простецкие тёмные штаны естественно переходили в типичные коричневые, кожаные сапоги, достающие почти до колен. На груди, в районе сердца, у него был закреплён необычный золотистый значок в форме подсолнуха, а на правой руке надета плотная красная перчатка, что сильно выделялась на фоне с остальной одеждой.

Спустя минуту, наконец остановившись, парню предоставили возможность угадать. Толпа молчала, но почти каждый наблюдавший считал, что монетка находилась в левой чаше. Такой же выбор сделал и Марик.

(Примечание автора: 10 граний приблизительно равны 2,5 долларов, или одна серебренная муна равна около 6,25 долларам)

Сделав резкое движение рукой, что захватило внимание парня, он тайно перебросил монетку в другую чашу, но в полете не словил её, а отбил так резко, что она улетела ему в рукав. Никто не должен был этого заметить, теперь Марик точно не угадает, а проверить все чаши тот ему не даст.

Зазывала, будто вкопанный смотрел на эту ситуацию. Ему было сложно вымолвить хоть слово.

Услышав сумму, кричавший мужчина чуть не скривился: сумма была печально мала. Но всё же подавив это желание, он, продолжая улыбаться кивнул.

Высокий, но худой, парень, будучи на целую голову выше стражника перед собой, всё также глупо ухмылялся. Лицо у него одновременно простым, но в тот же момент и крайне странным. Простой горбатый и даже слегка искривлённый нос, угловатый подбородок, тонкие губы и высокий лоб, резко контрастировали с длинными белоснежными волосами и разноцветными глазами. Левый был светло-карим, а правый ярко-зелёным.

За свое долгое сотрудничество, они уже давно научились понимать друг друга с одного взгляда. Сейчас им требовалось отыграться, и к их удаче, Марик захотел вновь сыграть, в очередной раз поставив все на кон.

– А у меня только грании есть, я только недавно в Теорне. Это сколько будет? – растерянно и наивно спросил Марик, никак не реагируя на тон и манеру речи стражника.

Выиграв теперь аж двадцать четыре медных, его состояние составило тридцать две медные мун – почти половина серебряной. Легкая нажива сподвигла его сыграть еще раз, поставив опять все деньги.

– Марик Лупец.

– Цель прибытия в Лабр?

Провернув повторяющиеся вновь действия, он начал перемещать чаши, выкладываясь полностью. Чаши стали мельтешить перед глазами Марика так быстро, что он практически потерял наблюдаемую чашу. Но на этом действия шулера не закончились, теперь он стал перекидывать монетки из одной чаши в другую, постоянно меняя их. Вконец удостоверившись, что парень не только потерял нужную чашу из вида, но и стал следить за совсем другой, мужичок закончил.

Радостный Марик продолжал гулять по городу, осматривая местные достопримечательности и людей. Улицы были очень шумными, но в тот же момент веселыми. Толпы народу сновали по ним, осматривая различные лавки с товарами. Кто-то бегал, кто-то спокойно шел, где-то проезжали целые повозки и дилижансы, а иногда это были лишь одинокие всадники. Город дышал жизнью, а сегодня эго дыхания было особо ярким и горячим.

Теперь худой мужичок определённо добьётся того, что они вернут все обратно.

– Оплата за вход! – нервы стража стали сдавать, этот наглый и чудаковатый парень начинал доставать его.

– Полное имя! – раздраженно произнес он, приготовив перо для записи в специальную книгу. Мужчине приходилось стоять, склонившись над столом, ведь всё тот же стул забрал себе офицер.

– Пятнадцать медных мун! – чуть ли не выкрикнул воин.

Парень стал размышлять, с каждой секундой все больше нагнетая обстановку, но неожиданно улыбнувшись, он сказал:

Именно эти валюты и доминировали на континенте средь людей, разделив страны на два табора: южноморский и центральный. Как понятно из названий, к первому относились страны, имеющие прямой выход к Южному Морю, а это были Республика Таартон, Империя Маар и Торговый Альянс. Конкретно они и использовали имперскую гранию. А в Теократии Теорн, Башни Магов и королевствах Льюс, Ригон, Тристан и Лютус применяли именно муны.

Всё это, а также резкое появление парня заставило стражника слегка встать в ступор. Но требовалось отдать должное, тот быстро пришел в себя и начал стандартный диалог проверки для пропуска в город.

Народ стягивался со всех уголков региона: пропустить такое событие мало кто желал. При таком раскладе, градоначальник Лабра не преминул воспользоваться этим, и соответственно повысил плату на вход в город. Так что тем, кто не был жителем Лабра, служителем церкви или членом какого-либо ордена, приходилось платить на целых пять медных мун больше, что в сумме составляло аж одну четвертую серебренной муны.

Судорожно рыская по столу, взгляд стража зацепился за записную книгу, в которую записывались все входящие в город. Глянув на последнего в списке, мужчина с ужасом осознал, что имя парня почему-то стало размытым, и теперь его было невозможно прочитать. А сам стражник, из-за специфики работы уже давно не запоминал имена гостей города, попросту фильтруя входящую в его разум информацию.

Все это помогало относительно молодым граниям конкурировать со старой валютой теократии, а также практически не зависеть от колебаний цены на золото и серебро.

Вслед за этим, шулер положил медную монетку под центральную чашу. А затем его руки начали движение. Они были быстрыми, но к своему удивлению, Марик мог уследить за положением той самой чаши. Вместе с ним, наблюдали и другие люди.

Толпа ахнула.

Улицы также полнились стражниками, бдительно следящими за сохранением общественного порядка. Их основным занятием было вылавливание воришек, что активизировались при виде такой толпы на улицах Лабра.

Недостающую сумму ему теперь придется выплатить из своего кармана...

– А сколько?

К неожиданности самого Марика и даже всей толпы, скорость его движений вновь возросла, увеличившись почти вдвое. Но делал он это, даже не глядя на чаши, его взор был прикован к лицу Марика. Мужичок следил за глазами парня.

– Ваше имя…

– Ага, – кивнул Марик.

– Да какого хрена!? – не выдержав такого, резко подорвался шулер, при этом сильно швырнув чашу об землю.

– Какой запал! – радостно выпалил зазывала. – Что ж, тогда продолжим!

Благодаря магии, монеты чеканились с наименьшей долей примесей, но при этом достаточно крепкими и устойчивыми. Что кардинально отличалось имперской валюты. Ведь после основания Маара, в нём была проведена реформация денежной системы, что излилось в виде создания монет различного номинала, коих в теократии и в помине не бывало. Работало это за счет того, что серебренные и золотые грании, на самом деле не были полностью таковыми.

– А можно для начала только две медных муны поставить?

– А сдача будет? – поинтересовался парень.

– Ой простите! – раздался молодой и энергичный голос парня, обернувшегося к кузнецу. – Но я стоял перед вами! Почему это я должен уходить? Сейчас я войду в город и тогда и наступит ваша очередь!

Оглядывая толпу, цепкий взгляд мужчины выискивал готового рискнуть дуроч… игрока.

– Я думаю, что можно закончить, – неожиданно стал сгребать свои деньги парень. – Это было сложно…

Марик отправился дальше по улицам Лабра, вскоре затерявшись где-то в толпе. Стражник же, разменяв монеты, нужную часть из них отправил в специальный сундук, а оставшиеся положил себе в карман. Радостно поглаживая легко заработанные деньжата у себя в кармане, мужчина неожиданно почувствовал, что они какой-то странной формы. Достав все наружу, он увидел, что вместо монет, на его ладони лежат пуговицы и маленькие плоские камешки.

Худой мужичок вновь положил монетку под центральную чашу и начал их перетасовывать. В этот раз, скорость его движений была еще выше, так что парень мог уследить за чашами лишь полностью сконцентрировавшись. Но и на этот раз Марик угадал.

На юго-востоке этого государства людей, на землях архиепархии подконтрольной Ордену Жизни находился славный торговый городок Лабр, второй по размерам после столицы области. Будучи и так почти городом-миллионником, в этом году он превзошел сам себя. Лабр кишмя кишел людьми, ибо все готовились к Празднику Урожая, проводимому ежегодно спустя неделю после последних жатв. Этой осенью он обещал быть ещё масштабней, а причинами были, то, что вся эта архиепархия, по сути, и была основным производителем существенной части урожая в Теорне, ну а также то, что как раз на дни празднования в Лабр приезжал известный на весь Хьёрд цирк.

Одним из таких приезжих и был молодой парень, весело шагающий в сторону длинной вереницы из людей у городских ворот, желающих поскорее попасть внутрь. Прибыв не так давно в Теорн, он абсолютно не имел при себе валюту теократии, а только лишь имперские грании.

– А можно мне? – тихим голосом спросил Марик. Но мужчина его сразу же услышал.

– Какая оплата? – искренне удивляясь, спросил Марик.

– А… это… я просто путешествую, вот! – подозрительно взглянув на парня, страж записал и это. – Слышал цирк тут у вас будет, захотел посмотреть!

***

– Ничего страшного, положите свои деньги на столик и готовьтесь внимательно следить за чашами, – произнес он, подав незаметный сигнал пальцами, который заметил лишь худой мужичок, сидевший напротив Марика.

Глава 17

Продолжая свою прогулку по вечернему Лабру, Марик наслаждался вкуснейшим жаренным мясом на палочке, которое купил у одной лавки в городе. Он мог пока не ограничивать себя, ведь теперь в его карманах покоилось два золотых и семь серебренных мун. Остальную часть своего выигрыша он уже успел потратить, на различные вкусности и безделушки.

Парень был очень рад, что наткнулся на тех жуликов желавших его обдурить, но которых он облапошил сам. Его магия наконец пригодилась и в заработке. Ведь Марик Лупец был магом четвертого порядка, специализирующимся на Магии Иллюзий, или как иначе её величают – Волшебстве Обмана.

– А я и не знаю, – пожал плечами парень, – что вы можете мне предложить необычного?

Весь он был изранен, а одной его конечности, торчащей со спины, не хватало. И кажется, Марик догадывался кто именно успел побороться с этой тварью, и даже сделал так что она не стала буйствовать в городе.

Представитель бурого племени мирно сидел в своем нежеланном доме, практически никак не реагируя на проходящих мимо людей. Но даже будучи заключенным в клетке и использованным в цирке, в его глазах было заметно пламя не примирения. Мудрое и свободолюбивое существо не желало сдаваться, и впадать в пучину отчаяния. Рассудок еще не покинул его.

В реалиях Хьёрда, каждой людское государство использовало так называемый Новый Календарь. Появился он, когда закончились времена, обозванные Тёмными Веками… Веками заката единственной тогда на весь Хьёрд человеческой державы – Теократии Теорн.

Зайдя дальше, то, что он увидел в максимально крепко зачарованной клетке, действительно внушало страх. Внутри находилось страшное чудовище. Высотой, превышающей немаленький рост Марика почти в четыре раза, оно неистовствовало в своей клетке, даже не смотря на множество цепей, ограничивающих множество его конечностей.

Вот только, какой-нибудь хищник, по типу волка или лисицы определенно не имеет возможности одним движением повалить толстое дерево. А именно это и произошло после атаки Марика, на что парню все же пришлось обернуться.

– А это что? – указал он на странную подвеску в виде звезды. Как-то сильно она привлекала внимание Марика.

– Что вас интересует? – спросил у него маленький и пухлый торговец, с тоненькими усиками и цилиндром на голове. Неведомо каким образом, учуявший наличие денег у парня. – У меня многое найдется!

Применив Отвод Взгляда, парень быстрыми движениями зашагал прочь отсюда.

– А она настоящая?

– А я ведь всего лишь хотел в цирк сходить…

Да, именно что множество.

И словно насмехаясь над ним, судьба уготовила ему новую встречу. Так как именно в этой гостинице, в это время и за этим столиком сидели встреченные ему ранее пара мужчин, а именно шулер и зазывала, коих он вчера сам и обыграл. И кажется, они тоже узнали его…

С трудом открыв глаза, парень нашел себя сидящим под деревом.

Они тоже были в клетках, но в этом случае, ограждение требовалось не чтобы защитить зрителей от уродов, а совсем наоборот. Ведь хоть и с такой внешностью, внутри они были все теми же людьми, а вот тех, кто имел здоровое тело, но уродскую душу хватало и по ту сторону клетки. Вот и приходилось защищать “работников” цирка.

Не успел парень что-либо ответить, как огромные и мускулистые ручищи мужика схватили худого волшебника, и с большой силой швырнули куда-то внутрь первого этажа гостиницы. И лишь в полете, Марик узнал эту ярко-рыжую бороду кузнеца, стоявшего позади него в очереди на вход в Лабр.

Попав внутрь, парень заметил лишь три огромных клетки. В самой первой сидело необычное существо, с громадным телом зверя, но при этом с головой совы. По бокам у него была сложена пара огромных крыльев, а сам он бал полностью покрыт перьями. Как вишенкой на торте, хвост этому существу заменяла змея.

Наконец отыскав гостиницу на самом краю города, где бы еще оставались места, Марик отужинал и отправился спать. Следующее утро потрясло весь город вестью о побеге орлуна, так что каждый в столовой гостиницы обсуждал это событие, и лишь Марик спокойно уплетал еду за обе щеки. Хотя была и неприятная новость – вместе с медведем пропал и абиссал, что определенно не входило в задумку парня, но то, что никаких жертв не было успокаивало его.

Слова Марика были ему совсем непонятны, так что магверь решил никак не обращать на это внимания. Но вскоре он поймет, что имел ввиду этот парень. Ибо уже через несколько часов, когда горожане и гости Лабра отправляться ночевать, и улицы опустеют, тогда-то заточённый орлун и ощутит, что мана в ошейнике полностью иссякнет, а значит пропадет контроль над ним.

Но даже будучи раненой, тварь продолжала регенерировать, медленно, но верно затягивая все свои раны, и даже отращивая утерянную конечность. Аура чудовища была третьего порядка, но поваленное с такой легкостью дерево, явно намекало Марику, что истинная её сила, как минимум на два уровня выше.

Еще немного погуляв по Лабру, парню пришлось возвращаться в гостиницу.

Все это Марик мог видеть так как был связан с клонами ментально, чтобы контролировать их движения. Осознавая, что тварь стала вновь рыскать в поисках скрывшегося в лесу и не останавливающегося парня, Марику пришлось ускориться. Но всё же уродливое чудовище смогло взять след, и кинулась прямиком в сторону убегающего парня.

Тварь, созданная искаженными потоками маны.

Без проблем проходя сквозь шастающих повсюду зевак, парень добрался до столика со странными вещицами.

Вдоволь насмотревшись на редкое существо, силы которого ослабли без подпитки искаженными потоками маны, Марик все же покинул эту зону. А вскоре и саму площадь. Выступления цирка начнутся лишь завтра…

Громадная тварь же никак не среагировала на него, лишь продолжая издавать приглушенный рык и смотреть на волшебника.

– Братан, это он! – выкрикнул худой мужичок. – Верни деньги, урод!

Для себя орлун уже решил, что парень относиться к тем редким чудаковатым людишкам, кои находили его неволю забавным и делали что им вздумается.

Второй же полюбившейся ему особенностью этой магии стало изменение в ауре парня. Проучившись семь лет в Башни Магов, постоянно фокусируясь именно на этом виде магии, аура Марика также приобрела скрытые свойства. Теперь, если кто-то не собирался проверить являлся ли он магом или воином, то просто так узнать о его порядке люди не могли.

В целом, магами было рассчитано, что их планета делает полный оборот вокруг солнца ровно за 403 дня. Триста девяносто из них припадали на месяца, а вот последние тринадцать были днями Праздника Междугодья. Название которых произошло от того, что они не относятся к самому году, а как бы являются особым временем, начинающем свой отсчет после окончания ушедшего года, но еще до начала следующего. Все эти тринадцать дней считаются праздничными и выходными, так что такая традиций уже давно прижилась и полюбилась среди всех людей континента.

Рядом с поваленным растением стоял он – тот самый сбежавший абиссал.

Марик лишь покачал головой, такое его совсем не интересовало.

Так подумал волшебник…

Нет, не так. Он был воистину Испепелен!

Величие некогда единственного государства окончилось.

Он наконец получит столь желанную свободу.

В отличие от других магверей, клетка этого существа была простой, не содержащей ни капли волшебства, но на нём самом был надет толстый металлический ошейник с особенным магическим клеймом. Марик знал этот узор, в Башни Магии он описывался как мощнейший конструкт заклинания контроля тела. Оно попросту не позволяло сделать орлуну то, чего не желал его владелец.

Особенно Марик любил две возможности. Первой было заклинание Отвод Взгляда, что позволяло ему проходить почти где угодно и при этом никто не смотрел в его сторону, а даже если и смотрели, то разум людей попадавших под чары не желал видеть парня, полностью игнорируя его существование.

***

Почему-то не позаботившись об этом раньше, Марик блуждал в поисках гостиницы, где бы оставались свободные номера, продолжая кутаться в свою тонкую накидку. Холодный ветер вовсю шастал по изрядно опустевшим улицам. Осенняя ночь уже полноправно вступила в свои права.

Массивное чудовище было покрыто голой и серой кожей, а голова твари словно сросшись с шеей вытянулась вперед, и оканчивалась огромной, полной острейших зубов пастью. А над ней, из лба чудовища рос странный красноватый рог.

Словно падающее домино, задевая друг друга, среди кучи пьяных мужиков завязалась драка. И даже целая группа стражников, отдыхавших тут ввязалась в неё.

Родители же решили, что парень умственно пострадал, и лишь сейчас немного восстановился, но всё еще оставался неполноценным. Не желая обижать и так бедного ребенка, они всё же согласились привести его на экзамен в Башню Магов. Но каково же было их удивление, когда семнадцатилетний парень, коего они считали немного умалишенным, с легкостью прошел экзамен и даже сам Владыка Башни Магов отметил Марика, сказав, что у того большой талант.

– Хороший выбор! – радостно произнес пухлый торговец, отдав парню медальон и получив свои деньги. Особенно хорошо было ему из-за того, что глупенький парень даже не стал торговаться, что было естественным делом во всех краях материка.

Теократия пережила множество реформаций, дабы удержать свои позиции и стать подобием нынешнего Теорна. Установился всеобщий мир. С тех пор и начался отсчет Нового Календаря, как символа новой эпохи.

Успев заклятьем смягчить свое скорое падение, парень врезался в чей-то столик, полный еды и напитков, который тут же сломался от удара.

Наконец парень добрался до центральной площади Лабра. Она было огромной, здесь могло бы уместиться несколько тысяч человек единовременно. Сейчас же в центре многолюдного пространства стоял высокий разноцветный шатер, именно тут власти позволили расположится цирку.

Естественно, родители не стали сидеть сложа руки, и еще в первый день после удара молнии повезли парня в больницу к их знакомому целителю. Но проверив Марика, тот никаких повреждений не нашел. Единственное, что сильно тревожило их, так это странное молчание сына, ведь за все время после удара молнии, он не произнес и слова. Так что лекарь предположил, что она могла повредить мозг, но в таком случае он ничего не мог поделать.

Сильно гудящая от удара голова, никак не позволяла парню осознать, что же всё-таки произошло, и почему он был в другом месте, когда очнулся. Хотя, подозревал Марик, что даже будучи целым и здоровым, все равно не смог бы раскрыть тайны произошедшего…

Дела на континенте тогда шли очень плохо, слишком ужасной была политика церкви Агмана. Именно это и привело к тому, что начались многочисленные восстания, что в конце концов излились в отсоединения нескольких больших территорий теократии. Тогда-то на карте и появилась Империя Маар, Башня Магов, Королевство Людурт, Империя Ноквен (полностью уничтоженная во время Второй Войны), а также земли Вольных Городов, в будущем объединившихся под флагом Торгового Альянса.

“Ловкая Лань” была дешевым местом, так что первый её этаж был и комнатой регистрации, и столовой для постояльцев.

Неизвестно скольких жизней стоила его поимка, ведь Марик знал – эти существа имеют огромное сопротивление магии, так что подчинить, усыпить, парализовать, подавить или что-либо еще подобное с ним сделать было невозможно. Лишь захватить голой силой и затем сковать.

Неожиданно, опора под ногами пропала, и Марик кубарем полетел вниз с крутого склона. Крутящееся тело наконец закончило свой падающий танец, а сам парень сильно ударился головой об что-то твердой.

Так что, мага обмана, обмануть так легко не выйдет.

Но его мысли прервал резкий, едкий и вонючий запах чего-то горевшего. Повернув голову вправо, ему открылась шокирующую картина. Кусок поляны у самого склона, диаметром не менее чем в десяток метров был сожжен.

Пробираясь все ближе, парень замечал, как вокруг шатра расположилось множество повозок и вольеров с диковинными животными. Различные люди сновали по площади, показывая разнообразные трюки и фокусы. А в специально выделенном участке находились несколько торговцев, продающих диковинки с разных уголков Хьёрда, а также редкие и необычные виды блюд. Даже Марика заинтересовало это.

Даже пьяный он оказался достаточно меток: снаряд попал волшебнику прямиком в лоб. Но большего страж сделать не мог, ведь его и Марика разделяла целая толпа дерущихся мужиков.

Ну а так как парень определенно не был боевым магом, и проиграл бы даже равному по порядку противнику, то про какой-либо бой и говорить не стоило. Волшебнику оставалось лишь бежать.

– Беру! – изрек Марик.

Бедное существо уже более как двадцать лет было пленником мелких людишек, поймавших его в землях Хайсноу ради забавы.

Далее шел ряд с уродами. Так называли людей, что по неизвестным причинам очень сильно отличались от здоровых. Здесь был и двухголовый мужчина, и трехногая женщина, и полностью покрытый шерстью старик, и даже семиглазый парень, у которого было по лишнему локтю и колену на каждой из конечностей.

– О! Это медальон способный отпугивать призраков и мертвецов! Всего четыре серебрушки, и он ваш! – любезно пояснил торговец.

«Не наделай шума», – удалось разобрать удивленному орлуну, после чего парень пошел дальше.

Уже за полдень, добравшись до перепутья, в котором дорога расходилась в две стороны, Марик стоял и разглядывал карту, решая куда же ему следует двинуться. Конкретного маршрута путешествия у него никогда и не было.

Подобрав попавшую в себя кружку, Марик допил то, что не успело разлиться, и наконец покинул гостиницу.

Да, точно… что-то задержался он в этом городе…

Какое же совпадение было встретить его здесь.

– Ты! – брызнув слюной сказал он, но не успел что-либо сделать, как пудовый кулак рыжебородого кузнеца врезался стражнику в голову.

Табличка описания содержала лишь одно слово – абиссал.

Специальный редкий артефакт в виде пергамента, который мог показать детальную карту любой страны лишь по одному желанию держащего её. А возможность увеличивать или уменьшать масштаб была полезной как-никогда. Именно такую вещицу и держал сейчас у себя в руках Марик. Всё же Башня Магов являлась удивительным местом, с невероятным количеством самой разной магии и волшебных предметов.

Услышав внезапное шуршание, раздавшееся за очень большим кустом где-то слева, а следом и некое рычание, парень решил, что это обычный местный хищник.

Всё также на целую голову ниже, пред ним оказался именно тот стражник, который хотел его надурить.

Но мальчик не умер, и полностью целый, без каких-либо повреждений молча поднялся, и под удивленным взглядом друзей ушел домой. С того времени и начали происходить странные события. Сначала из обычного брюнета, Марик превратился в парня с абсолютно белыми (не седыми) волосами. Затем у него появилась гетерохромия, так как цвет правого глаза сменился.

Весь этот день Марик гулял по открывшейся ярмарке, посвященной Празднику Урожая. Но нем парень то и делал, что лишь набивал свой желудок различной вкуснятиной. А к окончанию ярмарки, когда уже вечерело, волшебник, как и множество других людей, направились к площади желая попасть на выступление цирка. Но неожиданно она оказалась полностью оцеплена стражей, а открытие шоу перенесли на следующий день из-за побега сразу двух опасных существ.

Необычный парень вновь вернулся к месту перед клеткой, и посмотрел прямиком в глаза орлуна. Странно, но магверь чувствовал, что от парня не исходит каких-либо негативных эмоций. А понять он мог это легко, ведь, как и многие свои сородичи, этот представитель расы орлунов не был обделен способностью к сильной эмпатии. Поэтому среди орлунов и не существовало преступников.

А пока он продолжал гулять.

– Да! Я выкупил её у одного из бывших членов банды, выжившего после Большой Чистки, – именно так, громко и отчетливо выделив последние слова, произнес торговец. Ибо Большая Чистка поистине заслуживала того, чтобы писаться с большой буквы. Ведь десять Магистров, более сотни людей шестого порядка, и несколько тысяч воинов и магов других уровней выступили единой коалицией из разных стран, дабы побороть банду Разбойников Джока. Хотя и бандой это было сложно назвать, скорее целой преступной организацией, превосходящей даже Синдикат. – Так что ручаюсь своей честью торговца! Она истинно настоящая! Хотя я и не знаю где находятся другие две части…

Тварь громко взревела, и бросилась в погоню, на что парень использовал новый метод. Рядом с ним появилось еще двое Мариков, которые побежали в разные стороны. Волшебник создал иллюзорных клонов, и к его радости, тварь не смогла определить кто из них настоящий. Вот только парень недооценил скорость этого абиссала, который за несколько минут добрался до каждого их двойников и одним ударом развеял их.

– Пять золотых, – ответ торговца остудил пыл наивного парня. Таких денег у него и в помине не было.

Двигаясь как можно быстрее, парень не останавливался, подгоняемым бьющим по вискам страхом. Липкое и мерзкое чувство ужаса захватило его полностью.

Да и черт с этим цирком. Что он там не видел?

Парень улыбнулся еще шире, вслед за чем его губы беззвучно задвигались.

Никаких вещей в гостинице он не оставлял, так что его тут ничего не держало.

Отойдя от торговца, парень повесил украшение себе на шею, запрятав его под рубаху. Следующим делом он направился рассматривать различных существ, привезенных вместе с цирком. В основном тут были разнообразные виды магверей. Начиная с тех же вервульфов, кои были сильно распространены на всем континенте, и заканчивая необычными четырехкрылыми птицами, схожих на огромных ястребов.

– Хо-хо, – погладил торговец свои усы, после чего указал на большую (по человеческим меркам) курительную трубку. – Как насчет вот этого? Я добыл её у одного странного мужчины, который когда-то давно торговал с орлунами. Эта трубка для курения, которую сделали эти существа. Поговаривают, что если курить из такой, то легкие станут сильными как у этих существ, и выносливость вырастит в несколько раз.

Тварь имела их аж пять пар, из которых четыре припадали на руки, если конечно их так можно было назвать. Первая пара рук торчала из ребер, и была совсем крохотной, конечно же относительно всего размера монстра. Вторая – стандартная, представляла из себя очень длинные руки, увенчанные острейшими когтями красного цвета.

– Кыш! – сказал он, а затем возле него сформировался небольшой шарик огня, резко умчавшийся в сторону раздавшегося звука. Все это парень провернул, не отрываясь от изучения карты.

Пока внезапно не столкнулся спиной с каким-то мужчиной, толкнув того в спину и заставив разлить свое пиво. Марик и он развернулись одновременно.

Словно смотря в пустоту, могучий орлун стал замечать, что на него слишком долго пялиться какой-то человечек. Сфокусировав взгляд, он обнаружил необычного парня в синей одежде, что странно улыбался, смотря на него. Глупое человеческое дитя слегка смутило орлуна своим необычным поведением. Парень детально разглядывал магверя, уже в который раз обходя клетку по кругу.

Новые клоны задержали монстра на более чем десять минут, что позволило настоящему Марику убежать на несколько километров, вот только трата на заклинания и бег, заставляла выносливость парня почти иссякнуть. Колдовать он больше не мог.

Вообще, сам Марик был довольно необычной личностью. Родившись в довольно обеспеченной семье, в юные годы он был самым обычным и заурядным ребенком, пока в пятнадцать лет не произошло одно неприятное событие. Гуляя в открытом поле, под абсолютно чистым и безоблачным небом, в парня неожиданно ударила желтая молния. По крайней мере так рассказывали те, кто был с ним тогда рядом, ведь сам Марик совсем не осознал, что же приключилось.

«Орлун», – было вырезано на деревянной табличке.

«Я умер? – раздалась мысль в его голове. – Это мир мертвых? Или лоно бога Агмана?»

Детально рассмотрев удивительное чудо коллег по ремеслу, Марик перешел к следующей клетке. В ней же сидел медведь. Но так это могло показаться лишь на первый взгляд.

Но окружавшая его, знакомая обстановка леса, а также залитое кровью лицо, дали ему понимание, что он все еще жив. Попытка подняться, отозвалась сильной болью по всему телу и резкой тошнотой: падение со склона так просто не далось. Наконец встав на ноги, конечно, не без использования дерева как опоры, парень тут же вспомнил он находящемся где-то рядом абиссале, и нужде продолжать бег.

– И сколько же стоит она? – загорелся желанием Марик.

«Химера-грифон», – гласило название на табличке рядом с клеткой. Также там было описано, что данный зверь был не рожден, а создан с помощью магии.

Так и жил парень словно безвольная и молчаливая кукла, разъезжая вместе с родителями по разным местам в поисках лечения. Но нигде помочь им не могли, пока спустя год бессмысленных и отчаянных попыток, Марик неожиданно не заговорил. Радости его родителей не было предела. Сын вновь стал нормальным.

Неведомое чувство, горящее пламенем внутри его сердца, заставляло парня странствовать то тут, то там. Казалось, словно нечто постоянно звало его, но он никак не мог найти что…

Люди сновали меж этими существами, наблюдая за ними, тыкая пальцами и даже кидая в них едой. Но животные слабо на все реагировали, ибо были под воздействием некоторых чар, дабы те не буянили и не пугали посетителей.

Добравшись до парадной двери, Марик уже собирался её открыть, как внезапно кто-то резко сделал это вместо него. Изнутри вышел сильно пьяный, крупный мужик, перегородивший парню проход. Марик уже собирался было обойти того, но мужик неожиданно закричал:

– Да ты шутишь что ли? – только и сказал Марик.

Всё же ярко намекающей на это, бурой шерсти, прилипшей к некоторым ранам абиссала, хватало сполна. Что ж, благородный представитель свой расы выплатил свой долг за спасение. Хотя и оставался вопрос, как же чудовище выбралось из клетки, неужели совпадение?

Но при этом парень был всё еще достаточно талантливым, хотя и сильно ленивым. А затем, спустя родно год после достижения четвертого уровня, парень неожиданно покинул Башню Магов в неизвестном направлении. Он прекратил свою учебу, явно охладев к изучению магического ремесла.

Парень засомневался. За такую цену можно было арендовать комнату на пару ночей в дешевой гостинице, при этом даже с завтраком и ужином включительно. Но всё же, неведомая чуйка или же просто интуиция подсказала парню решение.

Непонятно как, но отделавшись лишь разбитой губой и парой синяков, парню удалось выбраться из гостиницы, в которой словно пожар заполыхала массовая драка. Уже у самого входа он услышал, как разъярённым зверем кричит встреченный им ранее страж.

Так как не этого желал юный Марик, когда-то создававший свои наработки и открывший их для свободного изучения…

– Он мой! – закричал верзила.

В эти последние мгновенья единственное что мог делать Марик, так это молиться.

Второй же резко поднял парня, и как мог врезал Марику по лицу.

Далее шли еще две пары конечностей. Одна выходила из области поясницы, а вторая от лопаток. Но вместо кисти, на их окончаниях виднелись непонятные отростки похожие на крюки.

Чувствуя, как приближается аура абиссала, парень вновь создал двойников, но в этот раз аж пятерых. Ему требовалось оторваться как можно дальше.

Грустно выдохнув, парень спросил:

Понимая, что Отвод Глаз не сработает на абиссале, он использовал полноценную невидимость. Парень всей душой надеялся, что сможет уйти. Так оно и казалось поначалу, и монстр встал в ступор потеряв цель из виду, но затем засветившийся рог на лбу чудовища развеял все надежды Марика. Взгляд твари смотрел именно на убегающего парня, полностью игнорируя, то, что тот был невидимым.

Наверное, уже была пора продолжить путешествие дальше на восток…

Следующая и последняя клетка платного сектора находилась укрытая дополнительными ширмами, а у входа красовалось предостережение, что цирк не несет никакой ответственности за возможные последствия от увиденного далее. Что ж, Марик решил рискнуть.

Силы теократии были слишком слабы и разрозненны по территориям всего Хьёрда, так что им удалось удержать лишь центральные земли. Но даже так, в течении следующих десятилетий отсоединились королевства Льюс, Тристан и Ригон.

Дверь закрылась, отрезав шум беснующихся внутри людей.

Это было полезно для парня во множестве случаев, хотя бывали и свои казусы.

Поступив на обучение в башню, парень провел там целых семь лет, изучая общую теорию магии и магию иллюзий. Но что странно, хотя заклинания и давались Марику легко, но вот сама его аура росла медленней чем ожидалось, не достигая скорости немногочисленных гениев Хьёрда. Так что лишь в двадцать три он достиг четвертого порядка.

Это как с одеждой, хотя цвет носков и не был скрыт, но умышленно не проверяя это, узнать о нем не представлялось возможным. Так что пока кто-то не задастся целью проверить ауру Марика, он и не будет обращать на неё внимания, подсознательно думая, что общается с простым человеком.

Окончание дня парень провел в еще одной гостинице, которую успел найти. И уже на утро, позавтракав, парень очень рано покинул город.

Но все это произойдет потом, когда неизвестно почему, контур заклятья выгравированного на ошейнике замкнется, и вся энергия начнет истрачиваться в сотни раз быстрее. И обнаружив все это после, никто и не посмеет предположить, что здесь мог пройти какой-то парень, имевший непосредственное отношение на разработку именно этого заклинания…

Последние же клетки были ограждены ограждением, и чтобы пройти дальше требовалось заплатить. Но очень многие желали увидеть что-же там было, так что шли дальше и платили по половине серебряника за человека. К ним присоединился и Марик.

– Тогда что скажете про это? – показал торговец на небольшой и плоский деревянный футляр. – Внутри лежит одна из трех частей карты, показывающей, где легендарные Разбойники Джока запрятали свои сокровища, скопленные за более полувека грабежей по всему Хьёрду!

Календарь делился на двенадцать месяцев, не имеющих каких-либо конкретных названий. Их называют просто по номеру. Месяца начинают свой счет с окончания зимы и прихода весны, так что седьмой, восьмой и девятый месяца – это осень.

Все первые девять месяцев включают в себя по тридцать дней, ровно по количеству времени, требующемуся для полного оборота местной луны вокруг планеты. Но вот последние три зимних месяца состоят по сорок дней, так как зима на Хьёрде суровая и продолжительная.

Будучи изобретенным несколько лет назад, оно быстро стало популярным среди рабовладельцев и тех, кто заводил себе магверей как питомцев. Такие люди могли позволить себе высокую стоимость создания этого заклинания. Взломать его не представлялось возможным, по крайней мере прецедентов пока не было. А работа с уникальным отпечатком ауры владельца не позволяла получить контроль кому-либо еще.

Перед Мариком, по сути, лежало небольшое озерцо из лавы, в центре которого неожиданно виднелись части тела… предположительно принадлежавшие когда-то абиссалу.

У парня закружилась голова, и он быстро зашагал назад, стараясь не упасть. Худшего невезения и придумать было сложно.

***

Вскоре дыхание сбилось, а от нехватки растрачиваемого кислорода в крови, в его глазах стало темнеть, но конечности парня двигались словно самостоятельно, игнорируя недомогание.

Со временем они заметили, что характер парня изменился, он стал более глуповато и чудаковато себя вести. Но при этом Марик сильно заинтересовался чтением, а затем и вообще захотел податься в маги.

– Ублюдок, так это ты! – обдал он Марика противным смрадом из своего рта.

Сильно пьяный, он хватил парня за плечи.

– Я найду тебя! Тебе не скрыться в городе! – и как подтверждение своих слов, он резко метнул полную пива деревянную кружку в Марика.

Так им казалось по началу…

Теперь он жаждал путешествий, так что все последние три года разъезжал по странам востока Хьёрда, лишь сейчас направившись в теократию. Единственное что связывало его с прошлым, это редкие письма, посылаемые им к родителям, друзей же у него не было.

Вязкая, красная жидкость стала стекать на его лицо, в глазах парня все двоилось, а картинка то и вовсе пропадала, то появлялась. Неспособный подняться, теряя сознание, Марик внезапно услышал сильный удар не так далеко от себя. Удар схожий с падением чего-то очень большого и тяжелого. Из последних сил повернув голову, волшебник с ужасом смотрел на нашедшую и догнавшую его тварь, вслед за этим парень потерял сознание.

Глава 18

10 день 8го месяца 1345 года Нового Календаря. Среда.

Торговый Альянс. Окрестности города Лурим.

Но к его удивлению, клинок, не долетев нескольких метров до пола, завис в воздухе. Ошарашенный наемник не сразу заметил легкие блики тончайших серебристых нитей, обвивших рукоять кинжала и не давших ему упасть. Тянущиеся через полкомнаты они исходили из ладони Дариуса, в которую тут же начали быстро втягиваться, вернув клинок обратно в руку парня.

Погрузившись по рукоятку, один из кинжалов парня вошел в правое плечо наемника, с легкостью пробив зачарованный доспех.

Времени на размышление не оставалось, так как еще две атаки направлялись в сторону капитана. Это мужчина ощущал в разы отчетливее прошлого раза, так что успел парировать нападение широким лезвием клинка. Но вот от резкого выпада Дариуса, он успел уклониться лишь частично.

С последними словами своего помощника, тот, кого назвали капитаном неприятно покосился на толстяка.

– Что-то произошло? – обеспокоенно спросил он.

Сплотившись вместе, они и образовали современный Торговый Альянс.

– Там это… – задыхался воин, – на нас… напали…

Предвещая серьезные последствия от такого удара, Дариусу пришлось прекратить атаку левым кинжалом. Извернувшись прямо в воздухе, словно цирковой акробат, и используя лишь плечо наемника как опору, он пропустил под собой грозящий переломать все кости кулак. Обдав молодого парня порывом воздуха, атака рукой также сформировала резкий всплеск маны, что энергетическим ударом быстро улетел по направлению атаки, разрушив часть дальней стены.

Сами же властители, имели власть лишь над собственными городами и окрестными землями, в которые также припадали более мелкие городки и деревни. А раз в семь лет проводились выборы, в коих население каждого региона голосовало за нового правителя собственных территорий.

На небольшом и мягком диванчике развалился крупный мужчина, с короткой тёмной стрижкой и зазубренным клинком приставленным рядом. В отличие от всей остальной стражи, его доспехи и оружие были на целый порядок лучше, а сам он источал ауру аж пятого уровня.

Неожиданно, один из часовых, караулящий во внешнем кольце охраны, увидел приближающуюся к нему фигуру в темном плаще, выходящую из-за леса. Но так как воин не знал от чего именно они защищают их нанимателя, то спешить атаковать не стал. Не хотелось потом разгребать проблем с убийством случайного прохожего. Да и не ощущал наемник от него какой-либо ауры, исключая лишь ту, что присуща простым людям.

– Я не знаю… – ответил наемник, подойдя к ним.

Окончание битвы пришлось на ту самую гостиную, в которой она и началась.

Ведь хотя Дариус и мог проиграть, в чем сам Саймон сомневался, охота за ним не прекратится, и пришлют иного члена этой Великой Семьи.

Температура организма повысилась.

Дальняя атака? Магия?

Дариус замедлил свой шаг, но все же продолжил направляться к толстяку.

Прошла минута… затем вторая. Но на них никто так и не нападал.

Несколькими секундами спустя, позади широкой спины Саймона оказался среднего роста, сероволосый парень с желтыми глазами, вышедший прямиком из тени толстяка. Одетый в кожаные одежды с металлическими вставками, в каждой руке он держал по острейшему кинжалу.

– Тут ты прав, – расщедрился парень на объяснение. – В этой массовой чистке, мы бы даже и не обратили бы на тебя внимания. Вот только тебе сильно не повезло, когда ты связался с Золотым Банком и делами в Мааре… Понимаешь ли, – подойдя ближе, Дариус приподнял подбородок толстяка и взглянул тому в глаза, – один имперский принц крайне сильно хотел разобраться с вашей компашкой, так что заплатил непомерно ценной вещицей… Хотя сам он про её истинную стоимость и не догадывался… – произнес Дариус последние слова полушепотом, затем вновь вернувшись к обычному тону. – Так что наш личный список смертников слегка пополнился вот такими как ты, тебе просто не повезло. Впрочем, это неважно! Я что безумец, чтобы общаться с мертвецами?

Воспользовавшись немногими оставшимися при нём артефактами, в виде зачарованной бижутерии, лысому толстяку удалось добраться достаточно далеко по его мнению. Арендовав комнату на ночь в одном небольшом городке, он подкупил персонал гостиницы, дабы тот сообщил ему в случае прибытия сюда кого-нибудь похожего на ассасина.

– Как? Стой!.. Кто ты? Из какого взвода? – в один момент интуиция офицера, закаленная множеством боев, закричала об опасности.

О существовании этого скрытного семейства мало кто знал среди простого народа. В основном это были люди связанный с верхушкой правительства альянса. Ведь кому как не им знать об истинных правителях этой страны. Тех, кого еще с основания Торгового Альянса боялись и кому подчинялись “избираемые” власти.

– Когда? Кто? – слегка растерялся офицер. – Почему внешнее кольцо не подало сигнал?

Питер вновь расслаблено свалился на диванчик, что жалобно заскрипел под весом крупного мужчины в латных доспехах. Натянув легкую улыбку, мужчина продолжил наслаждаться напитком. Даже если на них сейчас нападут, он был уверен на все сто процентов, что его отряд сумеет справиться с угрозой.

Ни один из присутствующих не выжил, но им все же удалось подать сигнал о нападении. Теперь уже все в замке знали о неизвестном вторженце. Это также заметил и Питер – капитан наемников Черного Крыла. Только толстяк Саймон оставался еще в неведении, но даже он заметил резко переменившееся выражение лица воина, находящегося рядом.

Задав этот вопрос, парень резко вонзил правый клинок в сердце Саймона.

Гнев и ярость запылали в сердце мужчины.

– Капитан! Мы должны отступить из замка! – кричал испуганный боец. – Я не знаю, что это за монстр, но нам даже не удавалось заметить его движений. Он неожиданно появлялся в разных местах, а люди умирали раньше, чем мы могли понять что-либо вообще!

Только сделать у него это не вышло…

– Этот ублюдок найдет здесь только смерть, – самоуверенно произнес он.

Исходящий от кристалла свет освещал весь стол, а большая тень от массивного тела Саймона падала куда-то на пол позади него. Не имея ни малейшего подозрения, магнат и не догадывался что только что, секундой ранее его тень словно жидкость пошла рябью.

– Ха! Похоже по твою душу все же пришли, – поднялся воин, разминая шею и предвкушая неминуемую битву. – Да и кто-то непростой пришел к тебе… Очень непростой…

Договорить Питер не смог, ибо невидимая, но четкая угроза моментально приблизилась к его голове. Уклониться он успел лишь в самый последний момент, но всё же, глубокий порез на его щеке остался ярким напоминанием о столь стремительной атаке.

И пока шокированный наемник тратил доли секунды на наблюдение за отпавшей кистью, незнакомец уже стоял перед ним. Хлесткое и незаметное для глаза движение руки фигуры в плаще, и глаза воина покрывает непроницаемая черная пелена. Шлем, а значит и голова в нём глухо ударяются о землю, пока обезглавленное тело застыв в ступоре продолжает стоять, как и раньше.

Укол опасности, пронзивший его разум, заставил Питера уклониться в сторону, благодаря чему он лишь в последний момент успел уйти из-под атаки метившего в его сердце кинжала. Параллельно с этим, уворачиваясь, он словно в замедленной сьемке наблюдал как оседают на пол обезглавленные тела его товарищей, в том числе и помощника Лира.

Скрипя зубами от боли, Питер продолжил круговое движение туловищем, проводя удар громадным левым кулаком, облаченным в латную перчатку.

Наблюдение за входами было бессмысленным делом – убийца и так уже был среди них.

Сбежать было невозможно!

Отужинав и приняв ванную, Саймон сел за стол, на котором лежали приготовленные им ранее бумага и перо. Требовалось связаться с основателем Золотого Банка, после чего окончательно залечь на дно и даже постараться покинуть Торговый Альянс.

– Пф, – скривился Саймон, – просто делайте свою работу…

Тело Питера кусками плоти разлетелось по всей округе, окропив окружающее пространство кровью. Лишь на Дариуса не попало ни капли, из-за самого обычно барьера сформированное заранее перед ним.

Комната, арендованная толстяком, была не из дешевых, так что вместо обычной свечи, на его столе находился специальный, зачарованный кристалл, испускавший мягкий, но достаточно яркий свет, который можно было регулировать по собственному желанию.

Услышанное заставило Саймона побледнеть. Его ноги подкосились, и толстяк свалился в удачно оказавшееся под ним кресло.

В сравнении со всеми прочими, мужчина был полностью расслаблен, и даже беспечно попивал алкоголь. Пока в тот же момент напротив него стоял, а точнее ходил кругами, лысый толстяк.

– Потому что я вас нанял! – на высоких тонах выкрикнул толстяк, чье лицо ныне было крайне мерзким, а мешки под глазами и полопавшиеся капилляры намекали на бессонную ночь. – Пришла весть, вчера ночью был убит один из моих партнеров уже в Луриме! При этом он также был окружен множеством охраны, как и я, только это ему не помогло! Так почему же твои, Питер, люди должны прохлаждаться, когда я плачу вам столько денег!?

Многомиллионный Лурим является одним из Первый Городов, что более тысячи лет назад, на ряду с несколькими другими, откололся от Теократии Теорн. Первые года, эти земли звались Вольными Городами, но вскоре, осознавая, что Теорн возвращает былую силу, одиннадцати крупнейшим городам и близлежащим землям не оставалось ничего кроме как объединиться.

Развернувшись на пятках, Питер сделал взмах своим могучим клинком, который создал целый порыв ветра, разметавший мелкие предметы по комнате. Но убийца лишь ловко увернулся от атаки, сделав заднее сальто и никак не пострадав.

Вскоре к ним вбежал помощник капитана и несколько других наемников Черного Крыла. Все они были сильно потрепаны и покрыты чужой кровью во многих местах.

Осколок ребра определенно пробил его легкое, но дорогой целительный амулет, висящий на шее Саймона, стал исцелять мужчину и слегка приглушать боль.

– Порезвимся!? – дико прорычал он, после чего ринулся в атаке прямиком к Дариусу.

Физические характеристики наемника возросли вдвое.

Деньги правили альянсом, и богатейший город Лурим был тому явным доказательством. Так что он даже считался неофициальной столицей всей страны, ибо ни один из Первых Городов не желал уступать этот титул другим. Поэтому за более чем тысячелетнюю историю, в богатом государстве так и не была названа конкретная и официальная столица.

Оружие члена семьи Роуз была куда лучше, этой железки.

Куда-нибудь подальше. К примеру, в республику или в то же королевство Ригон, или просто на север теократии…

– Как смешно, – холодно сказал парень, словно выплюнул. Смотря как горделивый ранее мужчина начинает унижаться перед ним, Дариус испытывал еще большее презрение чем раньше. – Мусору нет места в этом мире…

– Молодец, Лир, – похвалил он парня, не оборачиваясь. – Только мне тоже интересно зачем же было так суетиться и спешить, а мистер Саймон?

Внутри самого замка, в одной из многих гостиных, расположилось трое людей. Средь роскошной мебели, окруженные золотистыми тонами комнаты, беседовали двое из них.

– Не боись! – воин освободил из ножен огромный меч, вытянувшийся почти в два метра длинной. – Даже если сюда кто-то доберется, то мимо меня ему не пройти. Отработаем мы твои денежки.

– Оу… Вдвойне неожиданно что тебе ведома эта фамилия. Неужели этот жирный свин растрепал тебе о нас? – указал парень на забившегося в углу Саймона, молящегося о спасении. – Но да, ты прав. Позволь представиться, Дариус Роуз, третий сын главы семейства… Впрочем, вам это знание и так не понадобиться, ибо все же вы сегодня умрете.

Исключений не было никогда!

Только сейчас капитан наемников обратил внимание на очень молодое лицо убийцы, которое крайне сильно контрастировало с проявленной только что силой. Ведь хотя Питер и ощущал исходящую от него ауру третьего порядка, но прекрасно понимал, что будь это правдой, то парень никогда бы не добрался до этой комнаты. Недавнее краткое столкновение и проявленная убийцей скорость принадлежали воину минимум пятого порядка. Что звучало как полный абсурд, учитывая двадцатилетнюю внешность убийцы. И лишь одно могло объяснить это.

Гулко ударившись всем телом о крепкую стену, толстяк сплюнул целый глоток крови.

Этот вопрос был направлен именно к богачу, который и владел этим замком.

Откупорив зубами и резко влив себе в горло зелье восстановление, он выкинул склянку и применил на себя заклинание Кипящая Кровь. Пока рана на его плече затягивалась, кожа мужчины стала краснеть, а вены набухать и пульсировать.

Услышав имя напавшего на них парня, трясущийся толстяк моментально замер. Одна единственная мысль пульсировала в его голове – за ним действительно пришли из семьи Роуз.

Предпоследняя цель была наконец ликвидирована, так что оставалась еще одна.

И при этом, ни одна из дверей не была открытой, а тот, кто напал на него и убил остальных был одет в доспех их отряда.

Но было уже поздно. Хищник подобрался слишком близко.

Наемник получил шанс провести еще один ход, пока ассасин находился в воздухе, но предвещая неудачу, он предпочел разорвать дистанцию прыжком назад. Отступив, Питер резким движением вырвал так и продолжавший торчать из его плеча кинжал. Издав сдержанный и легкий рык боли, он откинул оружие в дальний угол большой гостиной, намеренно подальше от убийцы.

– А ну замолк! – грозно выкрикнул капитан, что проняло даже Саймона. – Неужели в моем присутствии вы страшитесь какого-то противника!? Я что принимал в отряд трусов? Быстро окружили толстяка, и начали наблюдать за всеми входами в комнату.

Все здесь были максимально собраны, словно готовились отражать атаку неизвестного врага. Что в принципе и было правдой…

Сам же толстяк уже и не слушал наемника, а лишь бормотал себе что-то под нос.

А пока внутри замка эти двое расслаблялись, люди из Черного Крыла продолжали нести службу, тщательно наблюдая за округой. Нынешний капитан наемников самолично отбирал каждого при вступлении к ним, так что среди этих воинов не было халатных людей. Но и брали за свои услуги они не мало, но звание одних из лучших наемников в альянсе позволяло им завышать цены.

Но к удивлению бывалого бойца, на незнакомца его слова не подействовали, и фигура как шла, так и продолжала идти.

Медленно стягиваясь, они рассекали плоть капитана.

Апатия и безнадежность заполняли разум трусливого магната, но как неожиданно, лишь страх позволял ему оставаться в своем уме.

Тем временем, к югу от Лурима, в нескольких километрах стоял средних размеров роскошный замок. Вокруг него сейчас рассредоточились десятки бойцов, закованных в дорогостоящие магические доспехи иссиня-черного цвета. Каждый из воинов был не ниже третьего порядка, а среди их офицеров было несколько тех, кто достиг даже 4го.

– Так, это мне более не понадобиться, – сказав это высокомерным тоном, Дариус сбросил шлем на пол. Скрывать лицо теперь было ни к чему. – Пора заканчивать…

Шагая взад и вперед, от одной стены гостиной до другой, он нервно грыз собственный ноготь, обильно потея. А кроме этого, его очень сильно бесило спокойствие и ветреность воина на диване.

Нападение на замок наконец началось, и пока пост этого наемника не проверят, никто здесь и не узнает, что их жизни теперь под угрозой. И лишь спустя четверть часа, наемники начнут замечать, что люди среди них стали пропадать, но сообщить об этом они не успеют.

Осознавая свою проигрышную позицию, как со стороны боевых навыков, так и со стороны магии, Питеру оставалось применить лишь свой главный козырь.

– Роуз? – в неверии произнес капитан.

– Что случилось? – спросил один из офицеров, поднявшись со стула и направившись к собрату по ремеслу.

Вот теперь все входы в помещение были под наблюдением, убийце больше не застать их врасплох.

– Кха-кха… постой… – продолжал он откашливать попадающую в легкие кровь, – я практически никак кха… никак не причастен к подготавливаемому перевороту… я был лишь связующим. Я даже не мог и подозревать… что смена местной власти может потревожить интересы вашей семьи… кгха-кгха…

Гробовая тишина и томительное ожидание боя с неизвестным противником лишь заставляли нервничать каждого в этой комнате. Затишье перед бурей только подстегивало страх в крови наемников, поэтому заметивший странную тишину капитан, набрал в легкие побольше воздуха дабы криком приободрить подчиненный.

– Какого… Ты оглох!? – на этот раз боец не сдерживался, и резко дернул рукой, собирайся извлечь клинок до конца и проучить наглого смерда.

С произнесенными словами, парень сжал обе ладони, чем натянул нити до предела, которые резко издали сильный свистящий звук, что быстро прекратился.

Цель превыше всего!

– Ха-ха-ха, – раскатисто засмеялся Питер. – Это все потому, что твой партнер был жлобом! Наверное, нанял какую-то ребятню, что даже меч в руках правильно держать не умеют. Вот теперь и слег в землю! Мы же, – воин указал пальцем себе в грудь, а его лицо сменило шутливое выражение на крайне серьезное и суровое, – наемники Черного Крыла, так что не смей недооценивать нас!

– Эй ты! Пошел прочь! Это частные владения, – для весомости своих слов, воин третьего порядка слегка извлек меч из ножен, издав этим характерный металлический звук.

Сам же наемник так и не понял, что же произошло. Ибо Дариус так и продолжал стоять на своем месте в нескольких метрах от воина, совсем не двигаясь.

– Эй, послушай парень, – терпя боль по всему телу заговорил наемник. – Я же не твоя цель, я просто делал свою работу, может пощадишь меня? Клянусь я больше никогда не встану у тебя на пути! Пожалуйста! Я сделаю что угодно!..

Завязался ожесточенный бой.

Незаметные, невероятно быстрые, сверхострые и столь же прочные, они и были тем, что атаковало Питера в первый раз. Создаваемые магией Дариуса, нити могли легко рассекать зачарованный металл, о чем и говорили следы на мече наемника, которым он блокировал нити ранее. Лишь особый сплав позволил капитану сохранить оружие, но даже так оно оказалось повреждено.

***

Именно из-за силы этих семейств, во времена Великого Раскола подконтрольные им государства стали первыми странами, отсоединившимися от Теократии Теорн.

– Капитан, все караулы расставлены по периметру. Внутри замка также размещены посты, так что добраться досюда не представляется возможным, – перевел дыхание спешивший сюда молодой офицер. – К сожалению нам пришлось задержаться с расстановкой сил из-за внезапности приказа. Слишком рано и неожиданно подорвали наших бойцов…

Сам же ассасин стоял прямо напротив наемника, лишь в метре от противника. Потрепанный и перепачканный, он, тем не менее, был без каких-либо видимых повреждений.

Что же касается превосходящей силы представителей этого клана, которая и была только что продемонстрирована Дариусом (ведь даже Святые практически никогда не способны достичь пятого порядка к двадцати годам. Даже Лимерия достигла этого уровня лишь в 23), то она исходила из того, что семья Роуз являлась одной из четырех Великих Семей Хьёрда.

Продолжая писать письмо, с требованием сберечь его финансы, он никак не мог заметить, что прямиком из его же тени стала выплывать вверх фигура.

Дариус Роуз наконец нагнал свою цель спустя аж двое суток после боя с наемником. Недооценил он скорость побега толстяка, вот только тот и не догадывался о особых способностях выслеживания в семье Роуз.

Толстяка, или хотя бы его тела, нигде не было. Цель его задания успела сбежать во время их боя. Дариус слишком зациклился на своем первом, настоящем смертельном бое с равным по уровню противником, так что аж забыл о наставлениях отца.

Сам же Саймон Жайвег, воспользовавшись суматохой боя между Дариусом и Питером, поборол собственный страх и чудом, оставшись целым, улизнул из замка. Встретив первую попавшуюся на глаза лошадь, он оседлал её и стал гнать бедную как можно быстрее на юг, пытаясь скрыться от семьи Роуз.

– Да как ты смеешь смотреть на меня сверху вниз, сопляк? – вспыхнул гневом горделивый капитан, которого только что ни во что не поставили. – Да плевал я на твою семью с высокой…

Даже усилившись, капитану наемников Черного Крыла не удалось победить члена Великой Семьи Роуз. Но к удивлению Дариуса, наемник смог продержаться целую четверть часа, что достаточно длинный промежуток времени, учитывая на каких скоростях передвигаются воины пятого порядка.

Что ж, теперь ему предстояло вновь выслеживать никчемного свина. К счастью, тот не должен был уйти слишком далеко…

– Неплохо… – снисходительно изрек ассасин.

– Хи-хи-хи, – истерично посмеивался он. – Я так и думал еще тогда. Не стоило мне влезать в эту кампанию с переворотом… А теперь все мертвы. И Джон, и Цавьяр, и Зейла… Остался лишь я и основатель Золотого Банка, но никто не ожидал такой неожиданной и неостановимой расправы над всеми участниками… Мне даже пришлось оборвать любые связи с тем сосунком из империи, но за мной всё таки пришли… Может ли это быть дело рук Той семьи? Меня кто-то сдал? Неужели я умру?..

Так и проходили их часы. Саймону требовалось переждать несколько дней, пока к нему на помощь не подоспеет еще один его партнер. Вот только неизвестная личность убийц и заказчика продолжала пугать толстяка, наводя его на крайне абсурдные и невероятные предположения.

Острейшие нити с легкостью рассекли наемника.

Таким образом, аристократии в Торговом Альянсе уже давным-давно не существовало, вот только их места заняли магнаты. Олигархи. Именно поэтому, хотя де-юре альянс был демократическим государством, но на деле олигархические кланы прочно обосновались на верхушке правления, практически не позволяя занять важные посты кому-либо не приближенному к ним.

Расправившись с мешавшим ему наемником, парень огляделся, чтобы затем крепко выругаться.

Поэтому, хоть Совет Городов и правил Торговым Альянсом, но лишь номинально и до тех пор, пока это не шло вразрез с желаниями семьи Роуз, которые на самом деле в основном и не вмешивались в дела страны.

– Как неожиданно, – снисходительно промолвил напавший на замок человек, – здесь даже оказался воин пятого порядка.

***

Третьим же человеком, был относительно молодой парень, только что зашедший в комнату, чем сразу же обратил на себя внимание толстяка. Подойдя к воину пятого порядка, парень в таких же доспехах стал отчитываться.

Истекая кровью, в самом центре некогда прекрасного помещения находился наемник. Но вместо того, чтобы стоять на земле, он оказался в воздухе. Десятки оплётших его тело нитей, подвесили Питера над полом.

Окружающие их воины подобрались и приготовились к предстоящей битве, стоило им лишь услышать о нападении.

Но так как каждый из Первых Городов не желал отдавать всю власть кому-то одному, то система правления стала республиканской. Не было единого источника власти, а вместо этого объединившиеся поселения создали Совет Городов, в котором заседали правители каждого из одиннадцати полисов, решая судьбу Альянса.

Слова Питера подействовали на всех, так что наемники взяли их нанимателя в кольцо и стали наблюдать за всеми тремя дверьми ведущими в помещение. Сам же капитан стал около трясущегося Саймона.

Каждая из нитей, обвивших Питера, проходила через всю комнату цепляясь за различные объекты, но в конце концов заканчивалась у пальцев рук Дариуса.

Хотя и сам шанс этого был крайне мал, ведь как Дариус мог догадаться, где вообще спрятался сейчас толстяк? Одних городков на юге от его замка было до десятка, а в каждом из них по пять-семь разных мест, где можно снять ночлег.

В самом замке, во внутреннем дворе, лишь через который можно попасть в остальные уголки строения, базировался целый взвод наемников из пятнадцати человек, среди которых были и двое офицеров четвертого порядка. Внезапно вбежавший к ним наемник с опущенным забралом стал неожиданностью. Он странно хромал, и казался побитым.

Так как именно семья Роуз была тем, кто заставил, некогда, объединиться упертых правителей Вольных Городов в одно государство посредством страха. Ибо потомственный клан искуснейших убийц мог в любой момент избавиться от каждого противящегося. Против сильнейших ассасинов не помогали ни армии, ни высокие крепости. Любой сопротивляющийся и отказывающийся им подчиняться в скором времени погибал от рук семьи Роуз.

Тот был одет в простую, но в то же время дорогостоящую мантию, поверх которой свисал тёмного цвета камзол. Множество драгоценностей, начиная с перстней и заканчивая золотыми серьгами, определённо указывали на крупное состояние этого человека.

Попав в ловушку Дариуса, он уже был не способный выбраться, а любые его порывы сделать это силой, лишь приводили к углублению нитей в его тело. Разорвать их не представлялось возможным, а действие Кипящей Крови не могло длиться слишком долго, из-за больших нагрузок на тело.

Часть замка, где находилась гостиная была разрушена. Многие комнаты, находившиеся раньше на разных этажах, теперь стали одной большой, после того как утратили разделяющие их стены и потолки.

Оглядывая комнату, взгляд воина зацепился за одно единственное окно, выходящее во внутренний двор замка. Улыбнувшись, мужчина стал напротив него.

Роуз, Ноквен, Санрей и Людуртские – четыре Великих Семьи, в роду которых бывали Архимаги, а также у которых сохранилось великое наследие, позволяющее членам этих семей раскрывать весь свой потенциал быстрее кого бы то ни было. Даже скорость развития ауры Святых не могла сравниться с ними.

Незамечающий ничего странного, лысый мужчина внезапно ощутил сильнейший и крайне болезненный удар ногой по его торсу, заставивший тело весом в центнер резко полететь к стене. Хоть Дариус и бил не во всю силу, даже такой удар заставал многие ребра Саймона поломаться.

Вот только что-то пошло не так – кисть перестала ощущать тяжесть меча, зажатого в ладони. Взглянув вниз, мужчина увидел, как его рука неотвратимо приближается к земле под воздействием гравитации. Тончайший и филигранный разрез разделил его руку на две части, создав по столь гладкому срезу с обоих сторон, что даже не появилась, словно тело еще не поняло, что же случилось.

Питер был слишком самоуверен, так как знал, что их противником был кто-то точно ниже шестого порядка, это ему подсказывала интуиция наемника, что не раз уже помогала ему в принятии заказов.

И хотя Дариус и допустил пару ошибок, заведомо не перепроверив силы наемников и забыв о цели во время боя, он считал, что справлялся достаточно хорошо. Так что по возвращению домой, отец однозначно оценит его достижения, и зачтет прохождение семейного испытания во взрослую жизнь, которым издавна являлась миссия на чье-либо устранение.

Глава 19

Империя Маар. Неизвестное место.

В необычной тёмной комнате находилось двое. В её углу, у стола с документами, стояла скрытая в тени фигура, повернутая спиной к остальной комнате. Шелестя бумагами и читая их даже без света, она параллельно слушала доклад второго человека.

Помыв волосы и тело особыми, дорогими средствами, мужчина ополоснулся и направился в сторону водоема с горячей водой. Погрузив свое голое тело внутрь, принц оказался в пяти метрах напротив Кайлера.

– Что я тут могу поделать, – развел руками целитель. – Анализы такие.

– А если так, – сказал он, после чего произошло нечто необъяснимое для Кайлера.

– Поэтому мы поедем на бал, – продолжил принц, – и крайне важно, чтобы вы уже владели возможностью подменить уровень своей ауры к тому моменту.

– Исключая Синдикат, о котором мне крайне мало что известно, то, официально у неё в союзниках находятся двое воинов и один маг шестых порядков, а также маг-Магистр, – пояснил принц. – Кроме этого в замке будет еще один Магистр, служащий советником императора еще со времен моего деда. Но Цеппини точно не будет вмешиваться в наши дела, так как с самого дня смерти моего отца сохранял абсолютный нейтралитет ко всем сторонам.

– А цвет? – ухмыльнулся Крейген, словно прочитав мысли старика.

Пересекая равнинные земли империи, с каждым новым днем они все ближе приближались к столице, не задерживаясь абсолютно нигде по пути. Весь провиант уже был с ними, а охрана для них была попросту бессмысленной. Единственным не связанным с балом человеком среди них был кучер, которой помимо управления транспортом также занимался и кормежкой четверки лошадей по вечерам и поутру.

***

В Анселван они прибудут к сроку.

Каждые из четырех ворот ведущих на замковую территорию были сегодня забиты гостями. Поэтому даже Крейгену и остальным пришлось прождать не менее получаса, чтобы попасть внутрь. И это с учетом того, что каждые врата достаточно широки, чтобы пропускать четыре повозки одновременно.

Несколько минут ожидания понадобилось троице, дабы дождаться небольшой группы людей, подошедшей к ним только что. Это были важнейшие персоны фракции Крейгена, а также его верные подчиненные. Среди них находились герцог Разком и граф Даркон, еще несколько графов южных земель, а также маг пространства Роун, который по велению принца занимался сбором всех союзников для этой встречи. Именно поэтому он не мог позаботиться о перемещении Крейгена, Кайлера и Лины в столицу.

Прямо сейчас Кайлер расслаблялся в горячей воде огромных купален, построенных в поместье на первом этаже. Жидкость идеальной температуры приятно обволакивала мускулистое тело мечника, принося расслабляющее удовольствие. Особенно это было ощутимо после более чем месячного путешествия через Магический Лес, где ни о каких элементах роскоши и говорить не следовало.

Попав в просторную раздевалку, Кайлер стал одеваться в чистую одежду, полученную в этом же поместье. Так как, то рванье, в котором он прибыл сюда из Магического Леса, уже давным-давно выбросили и сожгли в печи.

– Правда-правда! Можешь даже у целителя спросить, – указал мечник рукой. – Вон он стоит!

– Клянусь своим именем и честью, что никогда и никому, прямо или косвенно, действием или бездействием не передам те знания, что вы собираетесь мне сообщить! – осознавая всю серьезность даже лишь увиденного, Кайлер сразу же составил и произнес обет.

Солнце уже отчасти успело зайти за горизонт, так что ночь начинала набирать свои силы, медленно, но верно укрывая город тьмой. А прохладный осенний ветер, гулявший в округе, лишь заставлял гостей праздника укутываться в свои накидки и поскорей направляться внутрь.

В ближайшее время ей предстояло серьезно потрудиться.

Мужчина внезапно развернулся к девушке. Тьма продолжала скрывать его фигуру, и лишь ярко-красные глаза, словно два светлячка были видны Виктории. Её тело пробила паническая дрожь, но осознание что она нигде не напортачила придавало ей сил и уверенности, что её не накажут.

Проводя часы времени в томительно ожидании прибытия, они наконец добрались до великой столицы империи Маар. Еще даже не въехав в город, каждому в карете был виден возвышающийся над Анселваном императорский замок, а уж когда они подъехали к самому центру, то гигантское строение показалось величественной горой, возвышающейся над всеми ними. Окруженная десятками разнообразных карет, в этот особенный день замок казался еще величественнее и пышнее, чем всегда.

– У меня нет выбора, – покачал головой принц.

Прикрыв веки, и погрузившись в воду вплоть до шеи, Кайлер раздумывал над тем, чем бы ему заняться завтра. Внезапно раздавшийся звук открывающейся двери, невольно заставил мечника открыть глаза и взглянуть в сторону единственного входа в обширный зал купален, в коих разместилось бы не менее сотни человек.

– Правда? – нахмурилась Святая, по-детски строго взглянув на Кайлера.

Взглянув в глаза мечника, принц улыбнулся и начал диалог.

Вскоре карета остановилась у специальной площадки, и троице пришлось наконец выйти. Сама же карета, ведомая кучером направилась в место для стоянки экипажей.

Мощное давление души резко упало на комнату, заставив пар рассеяться, а воду пойти рябью и даже всколыхнуться. Плитка в некоторых местах пошла трещинами и раскололась. Воздух моментально стал тяжелее.

– Я принимаю вашу клятву! – торжественно произнес Крейген. – Этот секрет неизвестен даже в Башне Магов или верхушке теократии. Лишь Великие Семьи обладают знаниями о том, как исказить свою ауру для внешнего наблюдателя. Так что я не мог просто так поведать вам этого. Теперь же, после того как мы покинем купальни, я обучу вас этой технике. А сейчас же я хотел сообщить об еще кое-чем.

Этим мужчиной был Патриций Уоррен, личный помощник Виктории и просто воин шестого порядка.

Въехав внутрь, сидящей внутри кареты троице открылся прекрасный вид внутреннего убранства окружающих замок земель. Многочисленные фонтаны, диковинные растения, скульптуры из камня и кустов, величественные арки, бесчисленные фонари и многое другое. Все это заставляло гостей прильнуть к окнам своих экипажей, с интересом и вдохновением наблюдая за округой.

– Я рада что вы все же прибыли на это мероприятие, Ваше Высочество, – улыбаясь произнесла она. Но любой, имеющий хоть каплю разума у себя в голове, понимал, все это просто фарс, и привычная для Виктории игра на публику.

– Поклянитесь, что никогда и никому не сообщите ту информацию, что я собираюсь вам сегодня рассказать, – посерьезнел принц. – Только так я могу исполнить свою часть нашей сделки.

– Да? – расстроенно протянула девчушка. – Но я себя чувствую хорошо…

– Из тех, кто имеет имперское подданство, то в Мааре в эти нелегкие времена насчитывается всего лишь пять Магистров, – печально вздохнул принц. – Про Дункана и Цеппини я уже сказал. Также еще есть известные тебе Эннот и Лаур, точившие ранее на тебя зуб. Первый это маг, занимающийся алхимией и артефакторикой. Именно его бизнес, в больших масштабах, пострадал от твоих действий шестилетней давности. Но мне всё же удалось добиться твоего прощения у этого старика. Сам он очень закрытый человек, постоянно занятый в своей лаборатории и редко покидающий замок на юго-западе. Так что на бале его точно не будет.

Пришедшим, оказался никто иной как лично принц Крейген. Заметив Кайлера, он кивнул мечнику, и рассекая толщи пара, заполонившего все помещение, направился к месту для обмывки.

Установилась внезапная тишина.

– Нет его. Предрасположенность отсутствует.

– Безусловно.

– Ах да! – внезапно развернулся принц, словно что-то вспомнив. – Я забыл еще о Яре – трехсотлетней волшебнице, специализирующейся на магии растений. Но она уже как три года покинула империю, отправившись в очередное путешествие по Хьёрду и ныне никто не знает её местоположения. Поэтому о пятом Магистре Маара не стоит беспокоится, этой экстравагантной бабульки точно не будет на бале.

– А что вообще на счет других Магистров в Империи, сколько, их и будут ли они присутствовать на бале? – потянулся мечник, намереваясь уже выбираться из воды. Что-то долго он тут засиделся.

– Не затягивай со всем этим. Нужно увеличить поставки как можно больше, в ближайшие сроки, – молвил он. – Можешь быть свободна, жду тебя в скором времени новоявленной императрицей!

Вскоре подошел Крейген с Линой, так что они уже были готовы загружаться в карету.

Поприветствовав принца, вся группа наконец направилась ко входу во дворец.

– Что-то еще? – не отрываясь от бумаг, нейтральным тоном спросил мужчина, от которого на лице Виктории отобразился след испуга.

Всё же бывалому воину крайне непривычно оказалось носить строгий костюм, а уж как непривычно ему было без верного клинка у пояса и словами трудно передать. Ведь даже понимая, что главный спутник по жизни покоится в специальном кольце-артефакте, способном к одноразовому пространственному сжатию, мечнику казалось, словно он утратил руку.

– Хотелось бы узнать о силах, которыми располагает эта Виктория, – поинтересовался Кайлер этим, ведь именно ему предстояло стоять в первом ряду в случае чего.

Также там присутствовал самый младший из троицы принцев – печально известный Даргин. Он шел прямо позади Виктории, словно маленькая собачка, идущая за хозяйкой. В его глазах зияла пустота и безволие. Нечто странное произошло с братом Крейгена за это время.

Заметив движение Кайлера, принц также стал вылезать из воды. Времени нежиться у него более не было. Шлепая босыми ступнями о плитку купальни, двое мужчин синхронно направились к раздевалке.

– Я сколько раз повторял тебе не называть меня стариком… – занудно произнеся это, махнул он рукой. – Да и нельзя тебя с нами?

– Но он оказался невероятно жадным и алчным, – как ни в чем небывало продолжил Крейген свою речь, – так что достаточно весомая сума, даже по моим меркам, позволила ему забыть об возможной мести, а мне исполнить эту часть нашей сделки… Его также не будет на бале, ибо Лаур крайне скверный человек и мало кто желает иметь с ним дело.

– Это… невозможно… – пошептал ошеломленный мечник. – Твоя сила… Как?

– А я как рад! – изобразил удовольствие Крейген. – Я многое ожидаю от этого вечера!

Но в отличие от большинства, мелкий холод практически никак не задевал прибывшую троицу, поэтому они пока не спешили проходить дальше, а кое-чего ожидали. И пока они это делали, Кайлер продолжал постоянно ворочаться и поправлять одежду.

Переварив услышанное, Кайлеру не нашлось что сказать. Политика определенно не была тем, в чем он смыслил достаточно. Его роль состояла в другом…

– Полностью согласна, – девушка нисколь не уступала притворству принца. – Я думаю вам очень понравиться! Только… – сыграла она легкую грусть, – как бы все остались довольны в самом конце…

– Нет, – повертел головой Крейген. – Сама Виктория, как в принципе уже и Даргин, должны быть четвертого порядка, а мой старший брат – пятого. Так что основную угрозу составляют та троица шестых порядков, и Магистр Дункан.

Дорога была не близкой, и компании предстояло преодолеть почти полторы тысячи километров. Но благодаря построенным более пятисот лет назад имперским трактам, опоясывающим весь Маар, карете принца требовалось направляться только по прямой и удобной дороге, ведущей прямиком в столицу. А специальные артефакты, установленные в транспорт и особый вид лошадей, позволит им проезжать очень много километровв день, останавливаясь лишь на ночлег.

– Расскажи о нём. Маг или воин? Сколько уже живет? Чем занимается, и на чем специализируется.

Странный вопрос заставил мечника приподнять бровь в удивлении, но Кайлер всё же ответил.

– Это потому, что… эээ… ну… потому что ты еще не до конца выздоровела! – нашелся что ответить мечник.

– Вы уверенны в этом? – отчасти засомневался Кайлер.

– Эх… – насупилась Арлея.

А ведь их в поместье было аж две. И конкретно эта была предназначена для мужчин.

В отличие от того же Магического Леса, где опасности были на каждом шагу, в остальном Хьёрде существа шестого и выше порядков считались высокоуровневыми и крайне редко встречались. Относительно меньший, чем в Найве, уровень маны не позволял кому бы то ни было развиваться так интенсивно как это происходило бы в землях Магического Леса.

Прибывших людей было слишком много. Оно то и понятно, ведь именно на этом событие может решиться дальнейшая судьба империи.

Лишь Крейген остался спокоен, так как за прожитые здесь ранее года уже успел привыкнуть ко всей этой красоте. Хотя стоило отдать должное Виктории, к 1350 годовщине основания Маара она сделала это место еще лучше. Так что даже принц слегка удивился.

– Вы говорили про какое-то важное событие? – смекнул мечник, вспомнив ранее произнесенные принцем слова.

– Еще что-то?

Одетая в пышное и дорогущее алое платье, девушка плавно стала приближаться к вошедшему только что Крейгену. Шагая словно, паря над полом, она рассекала толпы людей, пока подле неё следовали трое человек.

Прошло два дня.

– Что же касается Лаура, то это относительно молодой воин. Держал на тебя сильную злобу, ведь всё же именно его город Енос, и три миллиона его жителей, ты, Проклятый, стер с лица земли шесть лет назад, – нарочито упомянув это и перейдя на “ты”, Крейген взглянул в глаза мечника.

Уже через несколько минут, готовый экипаж с Кайлером, Линой и Крейгеном внутри, отъехал от усадьбы. Теперь им предстояло добраться до Анселвана – имперской столицы и места проведения бала в честь годовщины основания Маара.

– Дункан — это маг земли и металла, а также есть информация что он еще и заклинаниями элемента воды владеет не плохо. Ему уже за сотню. В Мааре обитает он не так давно, а многие десятилетия до этого обучался и жил в Башне Магов. Из которой, по слухам, был с позором изгнан еще на шестом порядке, из-за того, что промышлял продажей редких и запрещенных заклинаний.

– Ах! – издал стон удовольствия Крейген, попутно разминая шею и плечи. – Что-то я подустал сегодня…

Магистр Дункан. Внешне абсолютно ничем не примечательный человек, выглядящий лет на сорок и одетый в простой строгий костюм. И лишь мерзкая ухмылка на его лице выделяла волшебника среди троицы.

– Да мисс Арлея, – важно кивнул Сагвар, подтвердив ложь Кайлера. – Ваше состояние еще не до конца стабилизировалось, так что мне требуется еще какое-то время для наблюдения.

– Это еще почему? – уперла девочка руки в бока. – Я сильная! Я могу постоять за себя! Так почему же мне нельзя с вами?

– Я слушаю тебя Виктория, – хриплый мужской голос эхом раздался в помещении.

– Я не понимаю.

Внешне, Кайлер продолжил выражать холод и спокойствие, но в его душе словно вновь открылся и стал кровоточить старый, уродливый шрам. Звук яростно крика и плача тысяч людей раздался в его голове, ночным кошмаром напоминая о событиях тех дней. Многих трудов ему стоило, чтобы не проявить сейчас каких-либо эмоций.

– Лина и ты едешь? Неужели я останусь одна с этим еще одним стариком? – указала она на Сагвара.

– Такая у меня работа, – присела перед ней телохранительница, положив руку на плечо девочки. – Но не расстраивайся, мы уезжаем не на долго, а может быть в ближайшее время ты и сама сможешь приехать к нам.

– Я прибыла навестить вас с докладом, мой господин, – почтительно откликнулась красавица. – Все ваши приказы были исполнены. Фракция третьего принца теперь в моем подчинении, так что усадить Лансета на трон будет проще простого. После чего вы станете полноценным владыкой империи, и более ничто не сможет ограничивать вас.

Наблюдающий за подготовкой конного экипажа Кайлер, внезапно услышав этот девичий возглас, обернулся.

– Эй-эй, старик! – подпрыгивала Арлея, находясь у ворот на территорию усадьбы Крейгена. – А можно я поеду с вами? Я хочу посмотреть на замок.

Но Крейгена это никак не задело, так что он ответил крайне искренней и дружелюбной улыбкой. Ну, насколько это вообще возможно сделать талантливым актерам.

С тех пор, как Кайлер заключил сделку с принцем на двухмесячный срок, прошло уже около двух недель. Но за все это время, мечник совсем ничем не занимался, просиживая штаны в поместье Крейгена. Безделье и скука даже слегка залили старика, но в тот же момент он понимал, что такой как он – телохранитель седьмого порядка, всего лишь фикция. Одного его присутствия достаточно дабы оберегать тушку принца, а настоящие бои между Магистрами дело столь редкое, что некоторые из них никогда и не сражались с противниками равного уровня.

– Ясно… – серьёзно кивнул Кайлер, глубоко задумавшись над предстоящим событием.

– Бал? – спросил он.

– Не так давно, мой младший брат – Даргин, вступил в союз с Викторией, а члены его фракции влились в ряды приспешников Лансета, – вздохнул Крейген. – Так что теперь я единственный противник моего старшего брата, а точнее его жены на пути к престолу… Сейчас у Виктории достаточно полномочий, чтобы еще до завершения Императорского Траура объявить нового правителя. А в случае моего неприбытия на этот важнейший бал, у нее будет сильнейший повод сделать это, прикрываясь серьезной ситуацией в стране.

Мужчина кивнул.

– Ага, – кивнул Крейген, опустившись обратно в воду. – Через шесть дней произойдет бал в императорском дворце в честь годовщины основания империи. Я обязан там присутствовать!

Остановившись в паре метров от Крейгена, девушка неожиданно для всех сделал реверанс.

– Ну ладно, я подожду! – улыбнулась Святая, вслед за чем Лина заботливо потрепала девочку по голове. За все время пребывание в особняке, эти двое достаточно крепко спелись друг с другом, словно настоящие сестры.

– Состоится, господин! Кто бы что не предпринял, это все равно будет нам на руку.

Кайлер тут же кивнул.

Простояв друг на против друга несколько секунд, принц отвернулся и зашагал дальше.

– Но разве это не ловушка? Вам опасно туда приезжать. Зачем отправляться в логово противника, когда еще идет борьба за трон? – слегка взволнованно произнес Кайлер, так как за время пребывания в этой усадьбе уже успел узнать о политической ситуации в империи в деталях.

Заметив стоящего рядом Сагвара, старик подмигнул ему, после чего утвердительно кивнул.

В тот же момент множество людей, уже успевших прибыть ранее, повернули свои головы в сторону принца. Среди них также была и та, кто пригласила сюда всех этих вельмож, – Виктория собственной персоной.

Улыбка расцвела на устах принца, а сам он поднялся.

Им была прекрасная девушка в центре комнаты, склонившая голову и колено перед фигурой у стола.

– Ах да! – с нотками паники в голосе продолжила девушка. – С Крейгеном вскоре будет покончено. По моему приказу, все силы Синдиката наконец выдвинулись в атаку на ключевые объекты его фракции. Крупнейший порт на юге, земли герцогства Нулим и шахта у горы Тур. Вскоре все эти три точки будут захвачены, и власть Крейгена на этом закончиться.

Ведь второй принц именно что актером и являлся. Возможно даже одним из лучших…

Ну а возле левого плеча девушки, шел очень высокий, но худой и смуглый мужчина, с небольшим родимым пятном на лбу, напоминающим птицу. Выряженный в белоснежный костюм, несуразно сидящий на нем, он смотрел вперед, но казалось, что его взгляд проходил сквозь людей. От такого у многих слабовольных персон спина покрывалась мурашками, а им самим становилось некомфортно.

Аура принца резко вспыхнула, возросла в размере и плотности, сменив при этом собственный цвет.

– Да, мой господин. Я не подведу вас! – выпалила красавица, после чего покинула это место.

Мечник лишь сдержанно кивнул.

Остальные же, менее важные члены фракции уже давно ушли в замок: не следовало собираться толпе.

Час бала приближался.

Попав внутрь, несколько слуг подошло к новоприбывшим гостям, и с их разрешения, те стали сопровождать персон к главному залу. Вскоре, глашатай объявил о прибытии второго принца Крейгена на всю округу, когда тот, с Кайлером и Линой стоящими с боков, плавно и улыбчиво вошел в помещение.

И лишь один единственный Кайлер на весь императорский замок, ощутил в тот момент странный и легкий укол.

***

– Третьего, – сказал старик, что попутно заставило его задуматься об этом. Ведь слишком невысокий уровень был у того, кто принадлежал к чете одной из Великих Семей. В его-то тридцать лет, это оставался слабый результат даже для простого человека, наделенного такими ресурсами. А ведь дорогие эликсиры весомо влияли на скорость развития ауры. Единственным объяснением лишь третьего порядка у Крейгена, мог быть крайне низкий талант принца, что не должно быть присуще для таких родов как Санрей.

Обернувшись, девочка заметила стоящего неподалёку лекаря, который тут же ответил на незаданный ею вопрос.

Укол неприятного предчувствия.

– Скоро произойдет одно важное событие, так что пора бы подготовиться… – умышленно сделал он паузу. – Кайлер, я знаю… нет! Я чувствую, что истинно человек чести… Скажите, какого я порядка?

Глава 20

– Кто это там!? – раздался внезапный и громкий мужской выкрик, разошедшийся эхом на весь зал. – Неужели это мой никчемный братец приехал?

С левой стороны от Крейгена, в паре десятков шагов от него, стоял муж Виктории – Лансет.

– Если бы он только был сейчас жив… – сквозь зубы процедила девушка.

– Мой господин, – уважительно обратилась Лина, к которой и адресовалось последнее оскорбление кронпринца. – Как вы можете быть таким спокойным и продолжать терпеть грязные слова этого мерзкого типа!? Позвольте мне вызвать его на дуэль, дабы отстоять вашу честь!

А Кайлер в тот же момент удивлялся поведению принца. Хоть мечник также был спокоен, но он не представлял, что же должен был пережить относительно юный Крейген, дабы иметь такую непоколебимость и трезвость разума.

Молодая девушка, дочь одного из приближенных Крейгена успела первой пригласить второго принца, прежде чем его успели окружить другие женщины. Галантно кивнув, он естественно согласился на предложение станцевать, удалившись от вечно следующих за ним охранников.

– Ты так и будешь тут стоять? – донесся до Кайлера женский голос.

Ведь кто бы что не говорил, не рассказывал, как стоит вести себя в вот таких вот неприятных беседах, на деле людям было достаточно трудно держать себя в руках, сохраняя разум холодным. Особенно, когда тебя поливают помоями так рьяно и ненавистно, но и чью-либо моральную поддержку ты принять не можешь, так как этим только дашь слабину в глазах противника.

Слова Крейгена заставили женщину остудиться.

Хотя обширная фракция кронпринца явно превосходила людей Крейгена в числе, но в сплоченности, а также влиятельности в империи, силы второго принца были слегка впереди, даже после перехода сторонников Даргина к Виктории. Но требовалось и учитывать многих отсутствующих здесь фигур, по причине их пребывания вне закона. Конкретно это относилось именно к Синдикату.

Шло время, знатные персоны вели меж собой общение, поделившись на некоторые группы интересов. Пока вскоре не выступил Магистр Цеппини с речью в честь праздника, после чего объявили ожидаемый танец.

– Все просто, – сохраняя свойственную себе улыбку решил ответить принц. – Я переиграл тебя! Сила Синдиката заключалась в неуловимости его членов, а также работе по одиночке, от чего выйти на других через одного не представлялось возможным. Но ты же, собрала целых три ударных группы, объединив в них основную массу боеспособных членов группировки. Не полакомится таким кусочком я точно не мог, особенно зная об их местоположении и маршрутах. Вот что это значит – ты проиграла Виктория, потеряв почти все силы Синдиката!

– Госпожа? – откликнулся Магистр.

– Ха! Если бы… Я помню, как Синдикату легко было манипулировать им. Именно поэтому прошлого императора и пришлось убрать как можно скорее…

– Борьба еще не закончена! – словами упиралась Виктория, хоть единственная из всей своей фракции понимала, что без поддержки Синдика остальные и ломаного гроша не стоят.

– Дорогой, – раздался ласковый и слащавый голос, – может уже прекратишь? Все же сегодня праздник.

Но именно эта линия поведения, которой придерживался Крейген, заставила Викторию отозвать мужа от ругани. Разумная девушка понимала, что если её вторая половинка продолжит так же рьяно набрасываться на брата, пока тот спокойно стоит и ничего не отвечает, то муженёк её будет выглядеть неким дурачком в глазах окружающих. Лающей собакой. А учитывая статус всех сегодня собравшихся тут, это явно того не стоило.

Военный с рождения… разве должен он был уметь вещи присущие знатным вельможам?

– Хватит… – холодно произнес мечник, лишь своим голосом заставив Лансета на секунду оцепенеть, словно его тело сковал многовековой лёд.

Рука кронпринца, подошедшего достаточно близко, резко потянулась к стоящему рядом брату. Замечающая это Лина, еле сдерживала ярость внутри себя, дабы прямо сейчас не броситься на ублюдка Лансета. Но неожиданно для всех, конечность старшего в семействе Санрей остановилась на половине пути.

Разве что, только если учитывать масштабное наследие множеств поколений Великой Семьи Санрей. А уж то, что Архимаг Демиан фон Санрей, дед Крейгена, владел несколькими заклинаниями магии бури, в чем-то намекало Кайлеру на возможную искусственность нынешнего шторма возле Таартона. Хотя это все еще и звучало слишком фантастически.

Окружающий её шум и картинка пропали. Перед глазами появился лишь один вопрос…

– Тц, – скривился Лансет, слышав слово брат в свой адрес.

После этих её слов, мечник наконец смекнул зачем ей это нужно. Всё же Кайлер не был профильным телохранителем, в отличие от опытной в этом деле Лины. Кивнув и подхватив женщину за руку, он направил их в сторону успевшего удалиться принца, попутно обхватывая её талию и начиная плавный танец.

– Убейте их всех пожалуйста… – прошептали уста девушки.

– Да, моя госпожа. Наконец пришла информация от “других” ваших слуг…, – завуалированно обозначил он таким образом слово Синдикат. – Наконец-то все кончено!

В их семье не бывало бесталанных. А сама мысль, претящая этому, вызывала гневную дрожь у Лансета.

Услышанное, заставило каждого в бальном зале притихнуть и прислушаться. Казалось, что даже музыка стала играть значительно тише, оставаясь едва на грани слышимости.

Крик Виктории стал спусковым крючком, после которого события стали лишь ускоряться. Десятки фигур вокруг них начинали действовать и предпринимать свои действия.

Несколькими минутами позже, группа людей, состоящая из Виктории, Лансета, Уоррена, Дункана, Даргина и еще двоих подчинённых воинов шестых порядков, направлялась через зал. Рассекая кучки людей словно могучий фрегат, они заставляли всех прочих расходится в стороны.

Перед нею теперь стоял совершенно другой человек, никак не похожий на известного ей Патриция, коего она знала уже более трех лет.

Уже успевший изрядно напиться, первый принц, абсолютно плевал на любые нормы приличия. Единственный одетый нестандартно, щеголяя в излюбленном золотистом доспехе, голубоглазый блондин приближался к Крейгену.

Все же за свою карьеру телохранительницей, она не раз работала на богатую знать. Так что уметь исполнять дворцовые танцы и знать этикет ей было написано по статусу. Но вот другое дело мечник, который, как она слышала, был родом с Дальних Рубежей.

Мужчина в доспехах вырвал свою руку, спрятав ей под плащ. Но те немногие, кто были способны на это, успели заметить появившиеся на латном и зачарованном наруче Лансета мелкие трещины.

Мертвой хваткой, Кайлер схватил руку Лансета.

И пока Крейген вновь беседовал с членами своей фракции, болтая о всяком разном, но ни о чем серьёзном, Кайлер, стоящий рядом вновь стал ощущать то неприятное предчувствие. Казалось, что оно стало даже слегка сильнее, что заставило мечника начать оглядываться по сторонам.

Естественно, он и его фракция заметили их заранее, так что, приготовившись и насторожившись, гордо ожидали прибытия своры Виктории.

– Что это значит? – нахмурившись, но все же сохраняя присущее ему спокойствие, спросил Крейген.

Сама же телохранительница, короткостриженая брюнетка с крепкой фигурой и голубыми глазами, удивлялась тому, что мечник исполняет этот непростой танец слишком хорошо. Двигаясь, словно заправский танцор, за все время он даже ни разу не наступил ей на ногу, чего она ожидала изначально.

– Зачем? – сразу же ответил Кайлер, совсем не понимая смысла её предложения.

А самые приближенные, в том числе и Кайлер, понимали – теперь все началось.

После этих слов, Лансет, Виктория и её приближенные удалились, оставив Крейгена и его людей одних.

– Не неси чуши! – гневно произнес кронпринц. – В нашей семье не может быть слабаков! Я-то надеялся, что за те года что мы не виделись ты хоть немного подрастёшь! Но ты, как и был слабаком, так им и остался!.. Как ты можешь использовать фамилию нашей великой семьи, будучи лишь никчемного третьего порядка в свои-то года!?

Этот вопрос не оставлял мысли Лины в покое еще какое-то время…

Широкая улыбка расцвела на лице девушки, тем самым оголив ровные и белоснежные зубки. Пламя невероятной радости и победы заиграло в её сиреневых глазах, а тонкие пальчики рук стали сжиматься и разжиматься. Сердцебиение девушки участилось. Прямо сейчас ей хотелось заплясать словно простецкий крестьянин, но вдолблённые за многие года нормы поведения позволили Виктории сдержатся.

– О чём это ты, брат мой?

Сказанные только что речи, никак не соотносились с материнским, ласковым тоном Виктории. Но каждого из фракции второго принца, они заставили разозлиться и помрачнеть.

– Патриций? – повернулась девушка к нему, прервав беседу с Магистром Дунканом. – Не поведаешь мне хороших новостей?

На слова старшего брата Крейген же ничего не ответил, молчаливо смотря в глаза сопернику за трон.

– Собери всех! – приказала ему девушка, предвкушая скорые события.

Хотя Лина и выглядела лет на тридцать, Кайлер чувствовал, её реальный возраст должен был составлять около шестидесяти лет. Так как она все же была воином шестого порядка, а значит и старела значительно медленнее чем обычные люди.

Достигнув уже пятого порядка и имеющий довольно-таки высокий уровень таланта, Лансет с самого детства презирал слабаков, и в том числе своего родного брата. И если Даргин был еще достаточно молод для своего почти четвертого порядка, то наличие такого члена семьи как Крейген было для него словно бельмо на глазу. Ведь даже их никчемный идиот-отец смог достичь четвертого порядка к тридцати годам, а про архимага деда и говорить не стоило.

– Чушь! Чушь! Я не верю в это! – психуя и крича, топала она ногой, подвергая бедную туфлю неприятным нагрузкам. – Хочешь сказать, что все так благоприятно совпало, и ты предсказал, что я решусь напасть? Если бы не шторм возле республики, то ты бы не смог ограничить нас в кристаллах маны, а значит и спровоцировать Синдикат на это нападение! Тебе просто повезло!

– Перестань себя обманывать! – хитро щурясь и ухмыляясь произнес принц. – Ты проиграла еще в тот момент, когда решила влезть в борьбу за трон после кончины Ричарда.

– А то и значит! – начала проявлять свою истинную личину Виктория. – Север, восток и юг. Главные столпы твоего могущества ныне уничтожены! Уоррен, объясни ему, что все кончено! – ухмыльнулась в конце девушка.

– Муж мой… – негромко произнесла Виктория, стоя с опущенной вниз головой. Кровавая пелена ярости заволокла её взор. – Дункан…

– Хочешь оставить Его Высочество одного посреди десятков мельтешащих людей не только из нашей фракции? – слегка гневно произнесла женщина.

Хотя сторонников, Лансет и не потеряет, но все же так можно было и посмешищем стать, даже имея титул императора. Возможные слухи могут подорвать авторитет Лансета достаточно сильно, чего Виктории точно не требовалось.

Сквозь толпу людей в различных нарядах шел вечно собранный Уоррен – правая рука Виктории. Мало кто заметил, что после начала бала он неожиданно куда-то пропал и лишь сейчас вернулся. Обнаружив взглядом свою госпожу, мужчина направился прямиком к ней.

Наконец приблизившись к принцу и его партнерше по танцу, Кайлер и Лина закружились в танце, постоянно следя за самим Крейгеном и окружающими его людьми.

– А ты действительно считаешь, что аномальный и уникальный шторм в Южном Море совершенно случаен?

Вскоре люди стали постепенно прекращать танцы, хотя музыка всё еще продолжала играть. Поблагодарив партнершу за проведенное время, Крейген вернулся к компании своих людей, собравшихся у одного столика с закусками и прочими деликатесами.

– Станцуем? – наклонив головой вбок, она забавно нахмурилась.

Бальный зал разделился на две неровные части. Центр и место со столами с едой отошло разросшейся фракции Лансета, а вот дальний угол заняла свора Крейгена, заметно уступающая в количестве персон.

– Госпожа Виктория, – негромко окликнул он её, подойдя ближе.

– Нашего отца, – поправил его Крейген, продолжая улыбаться, – брат мой.

– И ты смеешь еще ухмыляться? – взбесился Лансет, от спокойствия Крейгена, кое злило его еще с самого детства. – Мусор…

– Крейген, – продолжила вместо мужа Виктория, – будь паинькой… Спустись вместе с моими слугами вниз, в замковые казематы. После чего беспрепятственно и спокойно позволь нам заточить тебя в темнице. Посидишь несколько месяцев, а там глядишь мы тебя и отпустим. Зато живим останешься…

Лицо прекрасной девушки вдруг резко скривилось в неистовой злобе, став похоже на мерзкую скульптуру. Казалось, страшнее исказиться уже было невозможно, но после того, как один из её людей нашептал ей нечто на ухо, подтвердив слова псевдо-Уоррена, она превзошла представляемые пределы.

Целью их движения была фигура принца Крейгена.

Спокойно продолжавший стоять на месте мечник, повернул голову влево. На него странно таращилась Лина, протягивая руку.

Смуглый мужчина в белом костюме кивнул.

Насколько давно Крейген начал готовится занять императорский трон?

Согласно старинной традиции, дамы приглашали мужчин.

– Какого вампира!? – разъярённо закричала девушка. – Крейген! Ты, клятый ублюдок, что все это значит!?

Вот на этом моменте, уже даже Кайлер был вынужден удивиться. Неужели даже та аномалия была делом рук Крейгена? Но разве такое возможно?

– Нет, и… нет, – улыбнулся бледно-белый мужчина средних лет, все в том же несуразном белоснежном костюме. – Ваш дорогой и верный помощник уже как два с половиной года мертв. А моя магия трансформации тела, определенно не является иллюзией. А то ваш артефактный амулет правды, давно бы её раскрыл.

– Конечно, моя госпожа, – кивнул парень, и неожиданно для всех, сделал несколько шагов в сторону Крейгена. – Как я и сообщил вам ранее, всё действительно кончено!.. – помощник остановился между Линой и принцем, после чего развернулся к ним спиной и лицом к Виктории. – Впервые за всю свою историю собравшись в таком количестве, девяносто процентов сил Синдиката наконец-то уничтожены… Все кончено!

– Дорогая? – отозвался Лансет.

Но судить только поэтому было не совсем правильно, ибо важно также учитывать возраст, когда человек достиг определённого уровня ауры. Так как именно с того момента старение замедлялось достаточно заметно.

– Что ты несешь!? – внезапно сорвалась на крик Виктория, после трехсекундного молчания. – Патриций Уоррен, что это значит!? Что за чушь!? Неужели… ты, неблагодарный смерд, посмел предать меня!?

– Лина, – по-доброму произнес Крейген, глядя на свою телохранительницу словно умудренный старец, – мою честь не попрать глупыми словами моего братца. Так что тебе нечего отстаивать за меня… Да и не для этого мы приехали, так что будь пожалуйста сдержанней. Всё же не стоит уподобляться Лансету в свои речах…

– Неужели ты!?... – спохватился Лансет, осознав слова брата.

– Думаю ты права, жена моя, – повернулся Лансет к Виктории. – Нечего нам здесь находиться, пошли отсюда… – взяв девушку под руку, слегка повернув голову он напоследок произнес. – Можешь и дальше продолжать прятаться под юбкой свой цепной собаки…

– Что!? – удивился кронпринц. – Да как ты смеешь смерд!?

– И как это у тебя хватило смелости не поджать хвост и прибыть в замок моего отца!? – надрывался Лансет.

– Па… Уоррен? – ошарашено произнесла девушка, вытаращив глаза, всё еще не осознавая произошедшего. – Это что, иллюзия?

Так, плавно, время перешло за полночь, но гости замка пока и не думали покидать торжество. Тем временем, пока люди веселились, танцевали, беседовали и дегустировали самые разнообразные блюда лучших поваров дворца, в дальнем углу огромного зала собралось несколько человек.

Почти каждый услышавший это впал в ступор и непонимание, и лишь на лице Крейгена промелькнула мимолетная улыбка.

– Крейген! – прежде чем они успели подойти, самодовольный Лансет выкрикнул на весь зал имя брата. – У меня есть для тебя крайне выгодное предложение!

Поэтому не всегда можно было определить истинный возраст человека с сильной аурой с одного лишь взгляда. Требовалось более детальное изучение ауры для этого.

А Виктория в тот же момент не могла промолвить и слова. Пазл в её голове наконец сложился. Смерть Ричарда, неожиданное покидание Крейгеном дворца за два года перед этим, очень быстрое нахождение союзников вторым принцем, высокоуровневые слуги в его рядах, шпион возле неё, шторм в Южном Море, проигрыш Даргина, поражение Синдиката…

– Нашел новую псинку, подобающую тебе? – съязвил кронпринц, намекая на исходящие колебания ауры Кайлера лишь пятого порядка. – Уже старик, а добился лишь этого…

– Пожалуйста, – выставил вперед свою ладонь её помощник… бывший помощник. – Не стоит кричать, а тем более так грубо вспоминать имя собственной правой руки… – внезапно лицо Уоррена стало неестественно и отвратительно бугриться пузырями, что, впрочем, происходило и со всем остальным телом мужчины. А затем неизвестный, никогда неслышимый Викторией ранее голос заговорил. – Чтобы он сказал, услышав это, если бы давным-давно не был в земле… – печально вздохнув, покрутил головой мужчина.

Глава 21

Зал практически опустел.

Перед почти никак не шевелящимся Крейгеном стоял его брат, Лансет.

Прервавшись, Лансет громко вздохнул.

– Но вот теперь мы стоим тут… – кровожадная улыбка расцвела на устах старшего брата. – Я, держащий отцовский меч в руке… И ты, полностью беззащитный передо мной… И никто не сможет помешать мне совершить желаемое.

Стремительно достигши брата, кронпринц не взмахнул клинком, а вместо этого со всей силой воина пятого порядка ударил Крейгена кулаком в грудь. Выпущенной стрелой улетел второй принц, с сильнейшим грохотом врезавшись в стену и заставив её потрескаться.

– Возможно, что сейчас мы направляемся в место, которое очень давно искали по всей империи, но так и не могли найти… – туманно объяснил Крейген, но женщина поняла.

Мимолётная злость накатила на него, заставив с размаху вдарить по твердому полу. Это деяние возымело лишь один результат – боль в руке. Но она же его и отрезвила.

Лицо Лансета стало синеть, а сердечный ритм ускорился. Вены на лице заметно набухли, а дыхание участилось. Асфиксия начинала медленно проявлять себя.

– Ты не поверишь, как же долго я ждал этого момента! – выкрикнул он, опуская голову обратно. – Как желал самолично убить тебя! С самого детства мне постоянно ставили тебя в пример! Как же это бесило! Я старший! С меня нужно брать пример!.. Наши воспитатели постоянно указывали мне, что каждый мой успех, будь то учеба наукам, фехтование, конная езда, изучение заклинаний, этикет и прочая чушь, абсолютно ничего не стоили. Во всем и всегда ты превосходил меня! Я ненавидел тебя каждой клеточкой своего тела, и ненавижу до сих пор!

Кронпринц так и не успел понять что произошло, и лишь заметил, как стена, в которую врезался Крейген, взорвалась, разметав пыль и камни повсюду.

Лансет сделал еще один шаг, становясь все ближе к Крейгену.

Подойдя ближе, мужчина заметил странные взгляды со стороны принца и его слуг.

– Помню.

Крейген лишь заторможенно кивнул. После чего сменил тему.

– Она любила нас обоих! – возразил Крейген.

– Виктория двинулась в том направлении, – указал рукой Шакс на стену.

– Неужели… неужели вы предполагаете, что это может быть логово Синдиката? – шокировано выпалила Лина.

– Я тоже, – вторил за ним принц. – Но у меня есть догадка…

Глухой треск и глаза кронпринца закатились назад. Сломанная шея ознаменовала смерть.

Ожидающий активного ответа, Лансет, с каждой новой секундой начинал злиться, а ухмылка спадать с его лица. От услышанного, на лице Крейгена не вздрогнул ни один мускул. Вечное спокойствие, продолжало укутывать его брата.

С последними своими словами, прекративший ждать Лансет, рванул вперед.

Сошки лишь пятого порядка не могли противопоставить абсолютно ничего настоящему боевому Магистру. Лина же своей магией могла разрывать тела ритуалистов на куски так, что они уже более не могли продолжать бой. Что касается Шакса, то ему пришлось повозиться, но прикрываемый остальным он все же справлялся.

Виктория оказалась магом, специализировавшимся на ментальном волшебстве, позволяющем влиять на чей-либо разум. До этого момента даже Крейген не знал об этом: настолько тщательно девушка скрывала свои способности. Но с этой информацией, сильная верность Лансета и Даргина могла быть разумно объяснена. Как, в принципе, и присоединение многих других людей во фракцию кронпринца, кои раньше этого и сами не желали.

– Не поделился? – договорил вместо брата Крейген. – А зачем мне это нужно? Зачем делиться с таким вечным неудачником как ты?

– Как ты… кгха… смог скрыть… – говорил с трудом Лансет, из-за давящей на его горло хватки брата. Пошевелиться же он не мог, ибо был полностью скованный давлением ауры Крейгена. А секундой спустя, единственная из возможных догадок пронзила разум кронпринца. – Неужели… ты нашел… наследие нашей семьи?..

Не медля ни мгновения, все четверо, синхронно направились прямиком внутрь тайного коридора.

– Милостивый Агман… – произнесла Лина.

– Нашел! – сообщил Шакс. – Она спустилась вниз замка, и почему-то движется в сторону входа в подземные казематы.

Около сотни человек в красных балахонах синхронно повернулись к принцу и его слугам, полностью прекратив свои предыдущие дела и достав по кинжалу откуда-то из-под одежды. Намеренье убийства стало явно читаться в ауре каждого из них. Словно куклы, они сразу же направились к нарушителям, посмевшим вторгнуться в происходящий ритуал.

Теперь же он весел над полом, схваченный и поднятый чьей-то рукой за шею. Перед ним стоял абсолютно целый Крейген, от которого исходила сумасшедшая, подавляющая аура.

Указав в определенном направлении рукой, с его пальцев тут же сорвалась слепящая молния, моментально уничтожившая могучую колону в центре помещения. Женский вскрик сразу же подтвердил его ощущение.

Успев повернуть голову назад, Кайлер увидел, как лишившийся нижней половины человек в маске продолжил свою атаку кинжалом, практически приблизившись к шее мечника. Смертельна рана никак не помешала ритуалисту, а смерть так и не пришла за ним.

Всё же мало кто хотел ненароком помереть в предстоящем бое, ареной для которого и станет замок.

Атака Виктории сильно потрепала его разум, и если бы не разница в уровнях аур, то так легко Крейген бы не отделался. Высвобожденная девушкой мощь, попросту убила его будь он даже пятого порядка.

Но и четверка потратила достаточно много сил на это, ибо не каждого удавалось упокоить с первого раза, а постоянные атаки превосходящих в количестве противников заставляли тратить намного больше выносливости.

А основная проблема для прибывшей четверки, заключалась в том, что от каждого из этих адептов исходила аура воина пятого порядка. А их же было аж под сотню, против всего-то троих воинов шестого порядка и одного Магистра.

– Простите… – покрутил головой Шакс, – я неправильно выразился. Я все еще вижу Викторию, но она покинула пределы замка.

Короткими путями, ведомыми ему еще с детства, Даргин быстро и без остановок покинул стены замка. Но и на этом замедляться он не стал, решительно направившись сначала к своему особняку.

Неожиданно для всех, Шакс остановился.

– Угу, – кивнул мечник.

Улыбка на лице кронпринца стала еще более дьявольской, а его разум предвкушал реакцию Крейгена. Ведь Анвия была той, кто заменил им и мать, и отца. И если с первым все понятно, все же тот полостью плевал на собственных отпрысков, то вот родная их мать умерла при родах второго сына, в чем Лансет также винил Крейгена. Всё же магия могла спасти не всегда, сколь бы сильной она не была.

Вспыхнувшие светом сиреневые глаза увеличили её выносливость еще вдвое. Никак не сдерживаясь, девушка использовала все доступные ей силы в одной единственной атаке. В результате, для неё это излилось в виде кучи полопавшихся сосудов, бледности и почти потери сознания.

Откинув срубленную голову в сторону, мечник попытался сложить клинок в ножны, но сразу же вспомнил, что те остались в усадьбе Крейгена. Так что клинку так и пришлось остаться в руке Кайлера.

– Давно не виделись, – вновь раздался его голос, разнося повсюду мощь настоящего Магистра, – Проклятый!

У тех не было и шанса против вторгнувшихся.

– Адепты! – эхом раздался её голос. – Убейте вторгнувшихся сюда!

– Какого… – ошарашенно протянул Шакс.

Проверять это на себе лично, Даргин определенно не хотел. Поэтому, наметив ближайший к себе выход, стал быстро и максимально скрытно направляться к нему. Конечно, он также заметил обездвиженного и беззащитного Крейгена, но пытаться как-либо навредить ему не собирался. Кто знал когда защитники второго принца подоспеют обратно, а встретить их лицом к лицу, парень абсолютно не желал. Да и мало какие защитные артефакты могли быть у его брата.

***

Несколькими минутами спустя, далеко впереди, перед четверкой показался тусклый алый свет. За все это время, они успели спуститься аж на километр под землю.

– Что случилось? – обеспокоилась Лина.

И даже когда взмах клинка Кайлера лишил того руки, адепт никак не замедлился и попробовал атаковать оставшейся рукой.

И вправду, через несколько секунд, Лина и Крейген также ощутили невероятно мощный и противный запах с привкусом железа. Никто и предположить не мог, что же ждало их дальше.

Встав в полный рост, конечно же не без помощи Лины, принц заметил стоящего чуть поодаль Шакса, маскировавшегося ранее под Патриция Уоррена. Несуразный белый костюм мужчины оказался изорван, да и был уже совсем не белым, а его левый глаз был ныне рассечен, так что Шакс мог видеть теперь лишь правым. Помимо этого, кисти на его левой руке не хватало, поэтому сейчас он занимался остановкой крови используя Слабое Исцеление.

– Мы незнаем, – ответила Лина, повертев головой. – Должно быть еще сражает…

– Веди скорее! – оборвал дальнейшие расспросы Крейген.

Вся сотня адептов этого мерзкого места была в конце концов убита…

Все пять прудов были соединены в одном единственном месте, возле которого расположился алтарь для жертвоприношений. И прямо сейчас, на нем уже покоилась очередная жертва, чью кровь полностью вытягивал этот камень, распределяя по озерцам.

Используя заклинания ветра, молнии, а также свои особые доспехи и меч доставшиеся от деда, он с легкостью уничтожал всех своих противников. Наследие Великой Семьи было воистину могущественным и пугающим.

Девушка, находившаяся там, ждала победы своего почившего мужа, но никак не могла ожидать осуществления сложившейся ситуации. Радость, от скорой победы моментально сменилась на страх смерти. Вслед за этим её поглотило давление ужасающей ауры Крейгена.

Попав в коридоры казематов, четверка стала двигаться в ряд, следуя за Шаксом. Ныне, из-за шума сверху, здесь практически никого не было, а сами темницы в большинстве своем пустовали уже более нескольких лет.

– Что значит “пропала”? – удивился Кайлер.

Сквозь удушье прорвались слова Лансета.

А недалеко от самого выхода, перед группой предстало очередное препятствие – огромная дыра в полу.

– Что это за место? – удивленно спросила Лина, пока они на высокой скорости продвигались вдоль подземного грота.

То же самое относилось и ко всем остальным людям в балахонах. Неизвестно что с ними произошло, но старуха с косой неохотно приходила за их душами. Что лишь усложняло бой.

Смерть Лансета он видел также, как и видел побег Виктории. И сейчас был самый важный момент в жизни Даргина – ему также требовалось сбежать. Ведь кто знает, пощадит ли Крейген своего брата, или поступит также, как и со старшим.

– Осторожно! – закричала рванувшая вперед женщина. – Сзади!

– Ай, – помассировал аристократ переносицу, – забудь…

С легкостью разрубив первого человека в балахоне, мечник начал этот ожесточенный бой.

Но даже так…

Казалось, что они сражаются не с людьми, а с куклами.

От множества колон, подпирающих величественные полотки мало что осталось, а из сотен пышных люстр уцелело не более пары десятков. Тут и там виднелись следы боя в виде повреждений на стенах и полу.

Незнакомец был одет в зачарованные стальные доспехи и длинную, кольчужную боевую юбку с красным покрытием. Наряд известный как Кайлеру, так и начитанному Крейгену.

Но бой все же закончился, и к сожалению, Виктории вновь удалось сбежать.

Сама же Виктория, впрочем, как и Даргин со многими другими, скрылись. Но второй принц подозревал, что эта девушка далеко не ушла, и откуда-то наблюдает за всем происходящим.

Принц же имел особый стиль боя. Крейген не был воином, но и не был магом. Он являлся редким представителем класса паладина, одновременно и воином, и магом. Его аура была не стабильна, что позволяло с одинаковым успехом использовать как магию, так и быть равным по силе воину шестого порядка.

Тем временем, пока второй принц пребывал в беспамятстве. Прятавшийся в просто гигантском бальном зале, в котором одновременно происходили несколько боев, Даргин, ощутил резкие изменения в своем разуме.

Взмах серебренного меча заставил стену рассеяться в пыли. Перед четверкой воинов открылся темный желоб туннеля, уходящий куда-то еще глубже. Но ни одному из них не потребовался свет, дабы увидеть, как глубоко он уходит.

– Простите, – неожиданно откликнулся мечник, чего Крейген точно не ожидал.

– Ха-ха-ха, странно как твое тело не разорвало на части от моего удара, – засмеялся Лансет. – Такой слабый и жалкий, такой бесполезный…

– Но… почему ты…

Продвигаясь вдоль огромного бального зала в сторону выхода, каждый успел отметить все окружающие разрушения. Проведенные здесь несколько боев высокоуровневых бойцов, превратили некогда величественное помещение в руины.

Ни секунды не промедлив, Крейген сотворил Воздушный Удар, что, попав в стену, заставил её потрескаться, но все же выстоять. Что было странно, ибо значило что она зачарована на прочность, так как будь эта стена обычной, то ни за что не выдержала бы атаки принца.

– Что это? – внезапно прервал их диалог Кайлер. – Вы чуете этот запах?

А тем временем, пока прибывшая группа тратила секунды времени на возвращение себя в руки, цель их преследования уже успела их заметить. Грозный выкрик Виктории, заставил воинов опомниться.

– Конечно! Как же бы ты не помнил!? – еще один шаг совершил Лансет, оставив между ними только два метра. – Тварь, постоянно потакавшая лишь тебе, и не ставившая меня ни во что!

Скорость высокоуровневых воинов превосходила таковую у Виктории, так что когда она только спустилась под замок, то они уже успели добраться до входа в дворцовое подземелье.

Разжав ладонь, Крейген отпустил мертвое тело брата, которое со звоном металлического доспеха упало оземь.

Находясь словно в тумане, он постепенно приходил в себя. А затем стали всплывать образы воспоминаний последних недель. Медленно, но третий принц начинал понимать, что еще тогда, на встрече с Викторией, его разум оказался в плену чар волшебницы. А сам Даргин не более чем новой марионеткой.

А точнее… его прервали.

– Где Кайлер? – более-менее придя в себя, спросил принц.

Вот только то, чего он никак не мог ожидать, это ощущения опасности со спины и выкрика Лины.

– Кстати, помнишь Анвию, нашу няню? – неожиданно задал вопрос Лансет.

Мужчина лишь кивнул и моментально сорвался с места.

– Нужно спешить! – отозвался Шакс. – Виктория скоро покинет пределы моей магии.

Даргин же была рожден уже новой женой тогдашнего императора Ричарда.

– Кайлер!

Конечность оно безусловно не восстановит, но заставит рану поскорее зажить.

Образовалась тишина, нарушаемая лишь отдышкой Лины и Шакса. Крейген хотел как можно скорей вернуться к преследованию Виктории, но и слишком напрягать и так пострадавшего сегодня слугу также не желал. Поэтому, дав тому минуту на отдышку и залечивание мелких ран, принц уже собирался отдать ему приказ, но прервался.

– Знаешь, когда твои успехи и в развитии ауры стали опережать мои, я чуть с ума не сошел. Казалось, все кончено… – сделал он один шаг вперед. – Но вот когда в свои двадцать, ты так и не смог преодолеть порог третьего порядка, а мне же наконец удалось тебя обогнать, то моей радости не было предела. Вот тогда-то я и решил убить тебя! Удалить это черное пятно из своей жизни! Того, кто даже во снах всегда превосходил меня, и в чьей тени пряталась моя фигура…

– Что же это у тебя за охранники, раз бросили своего господина? – улыбался кронпринц. – Или ты припрятал очередной трюк в рукаве, и думаешь, что сможешь справиться со мной?

– Какая?

– Она… Виктория пропала, – слегка растеряно произнес мужчина.

Встречал еще во времена далекой Третьей Войны.

Воин с легкостью смог соотнести позицию Виктории и воображаемую карту замка, в коем он провел не мало времени и который знал детально, так что он быстро выдал результат.

Несколькими минутами спустя, путь их закончился на самом глубоком подземном этаже, где когда-то удерживались опаснейшие из преступников. Сейчас же тут было пусто, а группа стояла перед одной открытой настежь темницей. Зайдя внутрь, они, естественно, никого не обнаружили.

– Виктория близко, мы почти догнали её.

– Постой! – панически выкрикнула она.

Вскоре, наконец покинув крайне сырой и опостылевший туннель, группа воинов оказалась в просто гигантской пещере. Но не это заставило каждого из них замереть словно вкопанным.

Ну а уже на новом месте он сможет легко устроиться. Всё же Даргин фон Санрей был не абы кем, так что определенные навыки и знания у него имелись. А имея стартовый капитал, начать и обустроить комфортную жизнь заново не должно составить проблем.

Рядом стояла израненная, но, в общем, целая Лина. Она первой из всех вернулась к своему господину, поэтому, перекинув руку Крейгена через плечо, помогала ему подняться. Слабость и головокружение еще не позволяли принцу встать самостоятельно.

Молчавший доселе Крейген, кивнул.

– Браво, браво… – раздался сухой и хриплый голос.

– Да, – подтвердил мужчина и тут же принялся творить заклинание Поиск Ауры.

Только растрата Викторией всех своих сил, заставила действующую на разум парня магию рассеяться под сопротивлением его ауры. Всё же на такое требовалось постоянная подпитка заклинания, которую девушка более не могла совершать.

– Я не знаю, – откликнулся Шакс.

После чего, из тени, уходящего в толщу земли туннеля, вышел высокий мужчина.

В итоге, лишь срубленная голова принесла смерть противнику Дорса.

Следующими с места сорвались бойцы шестых порядков, в числе коих была и Лина, а также засланный Виктории шпион, притворяющийся Патрицием Уорреном. Так как он оказался слугой Крейгена, то теперь силы основных воинов фракций сравнялись.

По краям пещеры находились сотни клеток, внутри которых сидели обездоленные и сломленные люди. А вот в самом центре громадины разместились пять больших, кипящих и бурлящих прудов с кровью. Именно от них исходил тот капах, который учуяли воины еще в туннеле.

У всех прибывших, не считая Кайлера, комок подошел к горлу, а мурашки целым табуном прошлись по телу. Их пробил легкий мандраж.

Только благодаря невероятной силе воли, она смогла устоять на ногах, и кое-как выпить припасенное заранее Зелья Восстановление. И хотя оно помогло, результат был в разы хуже чем обычно. Тело девушки сильно пострадало от перегрузки и использования чрезмерно большого количества маны за раз. Но как показал результат, оно того стоило, так что, получив для себя шанс, Виктория бросилась наутек.

– И кто это наделал… – помрачнел и нахмурился принц, слегка расстроенный. Ведь именно ему потом тратиться на ремонт замка. А в своей победе он уже не сомневался.

Перед ними оказался бледный человек со свисающими тёмно-серыми волосами и светящимися красными зрачками. В его правой руке был зажат меч с серебристой рукояткой и гардой, но вместо ожидаемого металлического клинка, каждому было доступно увидеть необычное, словно сотканное из крови лезвие.

Осмотрев окружающий его зал и обтрусив руки, мужчина активировал артефактное кольцо, что начало медленно проявлять черный доспех вокруг принца. А пока это происходило, Крейген использовал Чутье Маны, дабы в кое-чем удостовериться. И догадка его оказалась верной.

– Мерзость! – сплюнул кронпринц. – Ненавижу это твое постоянное хладнокровие!

– Запах? – не сразу обратила на это внимание телохранительница.

По всей площади пещеры оказались разбросаны сотни человеческих трупов, меж которых сновали десятки фигур в ярко красных балахонах и с красными масками на лицах.

И хотя она находилась достаточно далеко от мужчины, Виктории приходилось прилагать невероятные усилия дабы на свалиться на месте.

***

– Тепличный цветочек. Совсем не имел настоящего боевого опыта, вот и проиграл так легко, – пояснил Кайлер, пожав плечами.

За колонной, в сотне метров от Крейгена находилась никто иная, как Виктория.

Осознавая неминуемость своей скорой гибели, Виктории не оставалось ничего кроме как самой попытаться атаковать. Засиявший на её руке браслет, и сразу же после этого сломавшийся, пятикратно усилил способности девушки.

Странно, но за весь бой, сидящие в клетках люди, совсем не реагировали ни на что, будто находясь в некоем трансе.

Неизвестно что могло быть в логове сильнейших преступников империи.

Следом, заставив четверку напрячься еще больше, раздались громкие и металлические хлопки.

– Кровь, – изрек Шакс. – Очень много крови.

– Какой ты догадливый, – усмехаясь кивнул его брат. – Наш дед не желал оставлять все достояние предков семьи Санрей своему недостойному сыну. Так что и наше поколение не получило бы его, если бы я волей случая не наткнулся на подсказку.

Менее чем через минуту спустя, мужчина наконец открыл глаза.

– Чушь собачья! Тебя любили все! А меня лишь презирали из-за неудач! Так вот… – указал своим клинком Лансет на брата, – на самом деле, она умерла не от несчастного случая… Это я её убил!

На это Крейген лишь по хищному улыбнулся.

Боевое облачение Первой Стражи.

– У меня не так давно появилось такое предположение, – кивнул в темноте принц. – Но проверить я этого не мог, но вот сейчас… Как говориться, если хочешь что-то спрятать, то прячь это на видном месте.

Судьба вечно была к нему несправедливой…

С гордо поднятой головой и льдом во взгляде, он спокойно направился к остальным. Удивление читалось на лицах каждого, в том числе и самого принца. Ведь в отличие от остальных, на мечнике не было, не то что хотя бы малейшего повреждения, на его костюме, не оказалось и капли крови, словно Кайлер совсем и не сражался. Но вот серебренный меч в правой руке, и голова Магистра Дункана, удерживаемая за длинные волосы, в левой, говорили совсем об обратном.

Первым в бой ринулся никто иной как Кайлер, что практически никак не был шокирован, в отличие от той троицы. Но кроме одной единственной детали… схожие озерца крови он уже когда-то очень давно встречал.

Новый шаг вновь сократил расстояние между ними.

– Шестой… порядок… – вылупив глаза, с неверием смотрел он на собственного брата, который последний десяток лет не мог подняться выше третьего уровня. Теперь же от него исходила дичайшая аура шестого порядка, при этом достаточно близкая к достижению седьмого. Максимум еще десятилетие потребуется на получение ранга Магистра. – Как?..

Крейген же не ожидал такой атаки от волшебницы лишь четвертого уровня, так что не воспринял угрозу в серьез. В мгновение ока на его разум обрушился сильнейший удар, ноги перестали его держать, и мужчина упал на колени. Вспышка боли разрывала голову, а все пять чувств единовременно пропали.


Из-за всего этого Крейген остался один, стоя лицом к лицу со старшим братом. Не предпринимая никаких действий, он наблюдал как Лансет нарочито медленно достает свой меч.

– Не понимаешь? – усмехаясь спросил Крейген. – Сложно в это поверить?

После неожиданных слов Виктории, происходящие события завертелись круговоротом. Кайлер, сразу заставил Магистра Дункана обратить на себя внимание, так как неожиданно проявившуюся у мечника ауру седьмого порядка, тот попросту не мог проигнорировать. Многие даже не успели ничего осознать, как двое сильнейших из присутствующих испарились со своих мест, предпочитая провести бой на удаленном от их нанимателей расстоянии.

Раздавшийся звук приземления и обдавший их ветер, заставили девушку замолчать. Словно услышав разговор о себе, мечник прибыл именно в этот момент.

Требовалось подготовиться, а после этого… покинуть империю. Возможно даже навсегда.

Крейген определенно побеждал в этой кульминации борьбы за трон, так что оставаться под носом будущего императора, Даргин не был намерен. Неизвестно как с ним поступят при новой власти, так что лучше покинуть пока страну от греха подальше. Специальная заначка, как раз для такого случая, у парня давно имелась.

Да, так он и поступит.

Практически все гости сегодняшнего торжества с паникой и страхом покинули, или еще покидали, императорский дворец. И причина тому была серьезная.

Тело Крейгена, словно мощный снаряд, застряло в толстенной стене дворца. И лишь торчащие конечности виднелись оттуда.

Крейген не знал сколько времени он провел в этом оглушенном состоянии, но вырвал его из бездны боли встревоженный крик телохранительницы Лины. Вернув себе зрение, а затем и остальные чувства, продолжавший стоять на коленях принц медленно огляделся.

– Приготовьтесь к возможному бою, – напомнил Кайлер.

Оно позволяло через Чутье Маны увидеть ауру каждого существа в определённом радиусе, а уже затем, зная конкретную ауру, в данном случае Виктории, он мог найти её.

– Шакс, ты сможешь отследить куда сбежала Виктория?

– Какая чушь, – раздался ледяной голос.

Прокатившийся эхом по пещере, отчетливый звук чьих-то шагов раздался в округе. Каждый резко напрягся. Со стороны одного из туннелей, коих тут насчитывалось множество, кто-то к ним приближался.

– Будьте осторожны, – предупредил Крейген. – Вряд ли бы она так просто туда направилась…

– Отлично, – произнес Крейген. – Веди нас Шакс! Пора бы поставить финальную точку в этой борьбе.

Внезапно Лансет дико рассмеялся, приложив ладонь к лицу и задрав голову к высокому потолку.

Глаза Лансета налились кровь, а сам он даже смог немного дёрнутся, начав что-то нечленораздельно мычать. Услышать эти слова вновь, он боялся всю жизнь. Ярость и обида заиграли в его сердце…

Глава 22

Никто не мог произнести ни слова. События повернулись слишком круто, и четверка точно не ожидала встретить тут невероятно сильного воина седьмого порядка, багровая аура которого бушевала словно необъятное море.

Но сильнее всех был шокирован Кайлер, ибо никогда более не ожидал встретить здесь того, когда считал мертвым уже очень долго.

Не сразу молодой Кайлер вспомнил имя этого парня. Всё же здесь все они росли с самого рождения, а Дорс прибыл лишь недавно, став первым в истории тринадцатым кандидатом в Золотое Поколение.

– Как ты выжил? – только и смог что повторить мечник.

Помогая друг другу передвигаться и шагая навстречу инструкторам, что заменили им отцов и матерей, восемь парней и пять девушек улыбались. Их тела, души и разум закалились, пройдя сотни различных испытаний не на жизнь, а на смерть. Но все справились. Все получат титулы.

– Знаешь, – произнес Охотник. – Я ненавижу тебя и вампиров. Но больше всего я ненавижу жалких людишек, прячущихся за нашими спинами! Поэтому, тогда, по завершению Второй Войны, я осознал, что все это: друзья, честь, долг… Все это бессмысленно! Важна лишь сила! Только она способна защитить и исполнить желания, только она способна сохранить жизнь! И как видишь, кровь даровала её мне!.. Так что, сразись же со мной!

В этот момент в душе Кайлера словно что-то надломилось. Он знал… догадывался о том, что за ним могут прийти. Прийти, дабы свершить месть за его грехи. И сколько бы десятков, а то и сотен лет не прошло, он не переставал корить себя за совершенное.

– Да!? – издалека выкрикнула девушка Кира. – Это должно быть интересно!

Вплоть до уровня Архимага или Мастера Войны.

Анелон – бойкий парень, самого первого дня вступления к ним Кайлера донимал его один желанием.

Главной мечтой парня было именно получение этого титула из многих существующих, каждый из которых давался кандидатам в Золотое Поколение после прохождения испытания в двадцать пять лет. И среди всех известных титулов, Мечник давался самым сильным из всего поколения.

Улыбчивый, безусый и наивный, тот стоял с деревянным мечом из мелорна. Взгляд полон жизни и стремления к великим свершениям, а тело насыщенно здоровьем. Таким был тогда Анелон, что через пять лет получит титул Охотника.

Они были рады что живы и целы все из них. А на сами титулы им уже было плевать. Главное – это хорошее оружие в руке, верный друг рядом и великая цель в груди.

А значит – прошел испытание.

Бой не продлился долго. Как и пять раз до этого, полностью избитый, но не признающий поражения, на земле валялся Анелон.

– Ха! Нашел дураков. Здесь же ни у кого из нас нет никаких денег. Да и зачем нам твой золотой? Подтереться им что ли? – откликнулся кто-то еще, заставив всех окружающих рассмеяться.

Мана начала вливаться в красный клинок мужчины, он собирался применить то же Рассечение, известное Кайлеру, но уже с добавлением магии крови. Эта атака должна быть в разы сильнее прошлой, бывшей лишь простым проявлением взмаха руки.

Барды будут петь, а поэты слагать стихи о сильнейшей Мечнице Кире, о самом метком в мире Лучнике, или о невероятно выносливом Рыцаре.

Мечник тут же впал в ступор. Моменты его жизни, тогда, три сотни лет назад, стали проносится перед глазами.

Грусть наполнила взгляд Кайлера.

Начнется Вторая Война.

Так что и Кайлеру не оставалось ничего, кроме как терпеть и идти дальше.

– Ставлю золотой, что победит новичок! – выкрикнул один из них.

– Отомстить вампирам и отомстить тебе! – продолжал Охотник. – Двадцать лет, столько мы провели, сражаясь ради людей плечом к плечу. Каждый… и я в том числе, считали тебя другом. Братом! У нас был шанс победить, но ты убежал словно последний трус! Предал нас… Проклятый… ты действительно оправдываешь свой титул. За время нашей службы я так и не понял этого. Но слухи, дошедшие до меня после окончания Третьей Войны, расставили все по местам. Как там говорилось?.. Человек, рядом с которым гибнут все… Не иначе как – проклятый. Так ведь!?

Синхронный кивок.

Вновь раздавшийся голос Охотника, приправленный его давящей силой, вернул Кайлера из дебрей воспоминаний.

Прошел ровно день. Ровно сутки как закончилось важнейшее испытание среди кандидатов в Золотое Поколение – Титульный Экзамен.

Несчастье из былых времен продолжало и будет продолжать одолевать Кайлера. И этот грех ему ничем не искупить. Шарм на душе остался, и будет продолжать кровоточить и дальше, пока Кайлер в конце концов не умрет.

Но вот есть кое-что, о чём не каждый знал…

Кровь. То, о чем говорил Охотник – это кровь. Человеческая.

Услышав слова о себе, Крейген вновь было попытался вернуть себе подвижность. Но все оказалось тщетно, только слегка шевельнуть рукой в итоге он смог. Давление ауры Охотника не спадало ни на йоту.

Пять лет спустя.

Громадное войско вампиров выдвинется на северо-запад, прямиком к землям существующей тогда империи Ноквен. Высший Лорд и более двадцати простых Лордов нелюдей, равнявшихся соответственно Архимагу и Магистрам, будут непреодолимым препятствием для неготовых к такому войск Дальних Рубежей, и Первых Стражей в том числе.

– Эй, ребята! – окликнул он стоящих вдали товарищей. – Тут Анелон опять решил шоу затеять!

Поднимающийся на несгибаемых ногах в тот момент Кайлер замер, его полупустой взгляд поднялся на Охотника. Очередное воспоминание всплыло в его разуме.

То ли желая найти свой конец…

– Вот ты и принял мой вызов! – оскалился Охотник, после чего исчез.

Встретить здесь…

Секунды шли словно часы, и сколько бы они не отбивались, победить все равно не могли. Кто-то умирал, а кто-то начинал молить о пощаде. Большинство же, просто яростно сражались. А затем ему пришла весть, заставившая его разум замереть.

Щепотка разума проявилась во взгляде Проклятого.

Ибо никто за многие века и не подозревал, что раса нелюдей сможет собрать такую мощь.

Охотник всегда был вспыльчивым, но в то же время придерживался устава. Будучи вторым по силе, после той, кого в будущем назовут Мечницой, он всегда и со всеми соревновался в бою. И когда к ним неожиданно присоединился новичок, то Анелон стал постоянно проверять его.

И сколько бы Дорс себя сейчас не корил, судьбу изменить не дано никому.

К тридцати пяти годам, каждый из них достигнет шестого порядка. Так что им даже удаться уничтожить ближайший город вампиров, находящийся в сотнях километров от границы разделяющей земли двух рас.

И лишь объединившиеся силы всего Хьерда смогут дать отпор этим существам аж через четыре года, загнав их обратно на далекий восток…

И вместе с ним, они будут сражаться с врагами всего человечества – вампирами. Будут защищать мирных людей, не ведающих всех ужасов этих существ. Каждый из них будет готов принести себя в жертву ради них, а также ради собственных товарищей, что стали кем-то большим чем даже семьей.

А годом спустя, молодые, но полные сил бойцы, достигнувшие пика пятого порядка, отправятся в Хеллус. Выдвинуться на свою первую жатву, дабы сократить число нелюдей. Там они впервые истребят целый вампирский отряд, и с выполненным долгом вернуться обратно.

– А что это тут? – спросил занимающийся с железом парень, заметивший предстоящее событие. Огромный, выше двух метров, и крайне плечистый, он взглянул на Кайлера. Это был Ортан, в будущем получивший титул Рыцарь. – Наш надоедливый Анелон опять пристал к тебе, Кайлер?

Картина того, как могущественные Лорды вампиров окружают их, во время вылазки в земли Хеллуса в дни Второй Войны, как отчаяние проявляется на лицах его товарищей, тех кого он звал братьями и сестрами, предстала перед его взором.

Отчаянно и безысходно, глаза без меры преданных принцу Шакса и Лины завращались словно сумасшедшие.

Каждому из них дадут особый, золотой медальон.

– О! Как же я ждал этого вопроса, – кровожадная улыбка проявилась на лице Охотника. – С того самого дня, как мы, тогдашнее Золотое Поколение Первой Стражи вышли на нашу очередную жатву… С того самого момента как мы попали в ловушку вампиров… С того самого мгновенья как ты сбежал… Я мечтал об этом вопросе!

– Охотник? – вырвалось из уст Дорса.

Друг перед ним уже давно был не тем человеком, коего мечник знал давным-давно. Поэтому следовало оставить прошлое в прошлом и наконец…

Замок. Огромная цитадель. Тренировочная площадка. Инструктор, гоняющий будущее Золотое Поколение молодых юношей и девушек по плацу. Перерыв.

Тогда, триста двадцать семь лет назад ему предстоял выбор. Остаться и сражаться до конца в надежде победить, либо же… сбежать. Свое решение он принял. То решение, о котором печалился каждый последующий день свой жизни. И даже спустя многие года он совершал одиночные вылазки за территории Мрачных Гор. То ли в надежде найти тела боевых товарищей, то ли пытаясь отомстить.

Так будут проходит года. Слава о новом Золотом Поколении начнет простираться дальше на запад, приходя в города и села различных государств.

К тому моменту, лишь Мечница и Рыцарь достигнут уровня Магистра, остальные же будут на пике шестых порядков. И этого будет мало.

Проведшие целый месяц среди Мрачных Гор парни и девушки наконец вернулись. Многие из них были изранены, почти все изнемождены. Но каждый из них выжил.

Встав в стойку, парень приготовился к началу спарринга. Дух соперничества пылал во взгляде Анелона.

– Кайлер, не слушай его! – выкрикнул Крейген. – Это враг…

Кайлер в очередной раз победил, но это в дальнейшем заставит Анелона тренироваться лишь больше и усерднее.

– Тогда… В бой! – взмахнул рукой этот великан.

– Как ты выжил? – спросил лишь это Кайлер.

Удар от столкновения откинул Кайлера далеко назад, разорвав верхнюю часть одежды и покромсав и так полную шрамов грудь мечника. Но все же он остался цел, хотя и сам Охотник вложил лишь крупицу силы в свою атаку.

В тот же момент, разум Дорса был погружен в омут печали, вырваться из которого он не мог до сих пор. Грозящая ему атака совсем его не волновала, и лишь натренированное до автоматизма тело, рефлекторно выставило меч для парирования.

Сердце мужчины сжалось от невыносимой горести.

– Эй, новичок! – по-хозяйски, словно он здесь самый главный, обратился парень. – Давай спарринг! Сразись же со мной!

Они стали частью друг друга.

Кайлер и Анелон решительно рванули друг к другу…

Улыбка предвкушения появилась на лице Анелона. Этот вздох он уже знал.

– Нет! – раненым зверем закричала Лина, сумев на мгновенье преодолеть давление ауры Охотника.

Мгновенно проявившийся перед Крейгеном мечник, смог полностью отразить атаку Анелона в последний момент, заставив ту пропасть без следа. А самого принца, Кайлер рукой отбросил назад.

Договорить принц не смог, ибо даже его ауры не хватало чтобы преодолеть давление силы Охотника. Каждому из троицы показалось словно они окунулись в бездонную реку крови, не имея никакой возможности пошевелиться.

Ярчайшее Рассечение высвободилась из клинка Охотника, и грозя скорой смертью направилось к Крейгену. Оставляя за собой метровой глубины разрез в земле, заклинание практически приблизилось к принцу.

Один лишь Кайлер был способен предпринять что либо, но в данный момент его разум погрузился в кошмарную пучину воспоминаний, что неожиданно стали всплывать из глубин его памяти. Впервые, за многие года, мужчина утратил присущее ему спокойствие и хладнокровие.

– Давай! Подними свой меч и начни сражаться! – вторил Охотник. – Иначе… иначе я начну с этого мальчишки, помешавшего мне получить всю власть в этой дряхлой империи.

– Анелон… – негромко произнес он.

Об этом знал каждый более-менее образованный житель Хьерда.

– Слышишь меня, Проклятый? – скалясь, повторял Анелон. – Сразись же со мной! Позволь наконец убить тебя!

Пройдет еще день. Проверяя специальные артефакты, сохраняющие все действия кандидатов в Золотое Поколение, инструктора увидят прохождение ими Титульного Экзамена. И в соответствии с этим выдадут сами титулы.

А через пять лет придет война. Та, которая получит название.

В тот день, двадцатилетний Кайлер, как и всегда проводил время за медитацией. Она сильно помогала ему концентрироваться на обучении, а также закаливала разум. Неожиданно кто-то стал его тормошить. Открыв глаза, Проклятый обнаружил загораживающего ему солнце парня.

Раскатистым, словно гром, басом рассмеялся добряк Ортан, глядя на эту ситуацию.

– Анелон мёртв! – скривился тот. – Остался лишь Охотник!

Разъярённо выкрикнув свои последние слова, Охотник взмахнул кровавым клинком в направлении Кайлера. В полет сорвался огромный росчерк алого цвета.

– Я узрел кровавые ритуалы Лордов вампиров! – безумно оскалился Охотник. – Запечатлел силу, даруемую кровью! В тот момент… жадность проснулась в моей душе. Две сотни лет я занимался исследованиями и созданием Синдиката. В конце концов, я смог переделать кровавый ритуал для человека! Создал способ стать более сильным… Сильным, дабы отомстить!

Люди оказались не готовы. И ценой этому стало падение одной из великих держав.

– Готовы? – произнес Ортан.

– Вот увидите, используя свой новый прием я выиграю! – бахвалился Охотник. – Я точно получу титул Мечника в будущем!

Перешептываясь и шутя, группа парней и девушек направилась к месту проведения поединка.

Его товарищ, его друг, его брат… Тот, кого он оставил умирать… Тот, кто был его вечным соперником… Тот, кто желает его убить…

Вскоре одиннадцать человек окружили стоящих друг напротив друга Анелона и Кайлера.

Позволено лишь продолжать жить дальше. И смотря вперед, изредка оглядываться назад. Ибо жизнь в прошлом никуда не приведет, но и забывать про него не стоит.

Пытаясь сделать хоть вдох, Кайлер совсем не мог пошевелиться, полностью скованный воспоминаниями прошлого.

Погибающее прошлое Золотое Поколение, что и было инструкторами нового, приказом отправят своих наследников отступать, а сами сложат жизни в их замке, хоть немного задержав тем самым вампиров.

– Давай же, не трусь! Я сильно быть не буду, – дружелюбно провоцировал он Кайлера. – Иначе я не отстану от тебя аж до сна!

– Вижу ты связался с этим мальчишкой, мешающим моей внучке открыть мне путь к власти в этой стране, – пожурил мужчина с кровавым мечом. – А ведь мне так не хватает еще людей для получения крови. С полнотой власти в стране было бы легко это проворачивать, но вот эти мошки решили встать у меня на пути. Даже помешали изготовлению наркотика, приводящему людей на жертвенный камень.

Кайлер медленно поднялся, взял такой же тренировочный меч из специальной стойки и молча проследовал к кругу для поединков. Дорс знал, если Анелон сказал, что не отстанет, то он действительно не оставит его в покое. Лучше было провести спарринг один раз, чем отбиваться от настырного парня весь оставшийся день.

Радостный Охотник зашагал за ним.

Новый, элитный отряд Первых Стражей наконец будет сформирован.

Молчаливый Дорс громко выдохнул.

– Вспомнил все-таки, – криво улыбаясь каркнул тот, кого назвали Охотником. – А ты постарел… Проклятый, за эти то 327 лет, что мы не виделись. Или лучше сказать… с того момента как ты предал нас?

– Хм. Какой ты скучный… – нахмурился мужчина. – Меня не убили на месте. Как и многих других, в том числе Лучника, Рыцаря и Мечницу. Нас взяли в плен. Мерзкие твари потешались над тем, что смогли одолеть Золотое Поколение. Людей, подготовленных стать первой преградой для вампиров в людские земли. Но знаешь что?.. Мне удалось сбежать! С каждым днем я пересекал сотни километров, бежав словно умалишенный, лишь бы меня не догнали. Но пересекая земли Хеллуса, я узрел! Узрел причину могущества этой нечисти!

Но самым ужасным было то, что вернись он сейчас в тот самый день, как бы он не оплакивал падших друзей, он все равно поступил бы также, как и тогда. У него не было выбора.

… и наконец заняться его нынешними долгами.

Ресурс, в котором нуждается каждый существующий вампир. Человеческая кровь – это еда и молодость. Но не только. Поглощая кровь сильного человека, кровосос также будет становиться сильнее. Чем больше крови, тем больше сила.

***

***

Глава 23

Кайлер все еще продолжал смотреть вперед, в то место, где только что находился Охотник, но мозг мечника еще не успел осознать и обработать новую информацию. Слишком быстро все произошло, а Анелон уже стоял перед Дорсом.

– Беги… – выкрик Кайлера прервался сразу же.

– Я недооценил тебя, – неведомо как произнес Охотник тем, что осталось от его рта.

Я резко повернулся. Передо мной оказался большой и дорогущий дом. Такой далекий и родной…

– Но как же наши товарищи…

Как же больно. Обтекающий Доспех опять слетел, а от костюма подаренного Крейгеном не осталось ничего. Насколько же безумной стала сила Анелона. Он хотя еще и не Мастер Войны, но физически точно превзошел уровень Магистра.

– Думаешь сможешь спрятаться? – разнесся над всем городом, усиленный магией голос Охотника, через сорок секунд после начала моего побега. – Хочешь оставить эту бабу умирать?

– Думаешь сможешь удержать меня за городом? – взревел Охотник. – Давай-ка проверим, получиться ли у тебя это!?

Мой дом.

Не поднимаясь на крыши ради незаметности, я уже преодолел несколько километров от места битвы.

– Ну наконец-то! – кровь забурлила в жилах Анелона, пока тот продолжал кровожадно скалиться.

Разум начал покидать меня. Звериная ярость поглотила моё тело.

Я помню каждую секунду тех трех дней. Дней, когда я впервые утратил постоянный контроль над Этим. Когда я поддался соблазну сущностей. Когда совершил ошибку…

– Надеешься восстановиться, а после, вновь попытать свои силы сразившись со мной? – словно прочитав мои мысли, произнес откуда-то издалека Охотник. – Но не задумывался ли ты, ради чего сражаешься? Ради чести? Долга? Может быть ради кого-то близкого или просто денег? На самом деле, это все ширма. Все мы сражаемся лишь ради самих себя. У каждого из нас есть цель, желания, мысли… Но в конце концов, все это мы делаем только для самих себя. Эгоистично, низко… не так ли?

Все тот же безумный шепот, не прекращающийся ни на минуту, сменился – сущности перестали сдерживать себя.

Сила переполняла тело Анелона, и даже без его ведома, словно неистовый водопад, она тушила очаги враждебной магии. Помимо этого, фигура Охотника постоянно увеличивалась, из-за растущих объемов мышц, созидаемых магией крови.

Но всё же, с каждой секундой, наседающий Охотник понемногу теснил Кайлера, и вот-вот близился момент, когда мечник мог совершить ошибку. Выносливость Дорса подходила к концу.

Сделав резкую попытку вырваться, Анелон ощутил лишь внезапно возросшую силу Дорса. Тело Охотника засело еще глубже, ведомое все дальше хваткой Кайлера. Скорость восстановления магией крови не поспевала за раздирающейся кожей. Часть его лица по бокам стерлась подчистую, оставив только голую кость черепа. Превосходящая сила мужчины была практически бесполезной в этой ситуации.

– И это все!? – оскалился Анелон. – Сейчас я покажу тебе настоящую мощь!

Так что хотя мощь Анелона всё еще превосходила Кайлера более чем на порядок, сам Охотник не мог ничего сделать с мечником. Мастерство Дорса просто нивелировало этот факт.

С каждым мгновеньем моя личность… моё сознание угасало…

Я слышал голос Анелона доносящийся до меня, но казалось, что я словно попал на большую глубину под воду. Слова Охотника искажались и не доходили до моих ушей.

Огонь ярости начинал разгораться в моей душе.

Впервые за более чем три сотни лет.

Анелон ощущал всем своим естеством, что это не обманка и не иллюзия. Атака являлась настоящей.

Сколько у меня есть времени? Минута, две? Как долго продержится Лина, прежде чем этот монстр погубит и её?

Уверенно стоя на ногах, тот волевым взглядом глядел на Охотника. Меч Проклятого был отведен назад, но оказался направлен в землю. Тело казалось расслабленным, но в тот же момент готовым ко всему.

– Силвеэри.

Собрав последние крупицы сил в своем теле и убедившись, что верный клинок все также крепко лежит в руке, я как можно быстрее бросился в противоположную от них сторону. Ныряя в уличные повороты и переулки, я старался скрыться как можно лучше. Сорвав по дороге какую-то ткань, свисающую из окон одного из домов, я, не останавливаясь, укутал в неё свое тело. Требовалось восстановить свои силы, а затем вывести Охотника из города, и уже там дать ему бой.

Раздался удар грома. Вспышка молнии осветила ночь.

– Но пора бы закачивать этот фарс! – изрек Анелон, после чего осевшая на землю кровь начала подниматься обратно в воздух и впитываться в его тело.

Тут стояли старики держащие факелы и мужчины приготовившие различную домашнюю утварь в роли оружия. Фонарей и стражников в этой части города не было. Я увидел группу женщин, рядом с которыми жались их дети. Каждый из присутствующих пробудился от разошедшихся по всей столицы отзвуков нашей битвы, а также от голоса Анелона.

Красные, яркие и гипнотизирующие глаза Охотника. Они одновременно пугали и манили, не позволяя оторвать от себя взгляда. Такие алые словно…

Клинок Кайлера лишь слегка дернулся, но целый десяток колотых ран образовался на теле Охотника моментально. Исключительно благодаря рефлексам, Анелону удалось избежать попаданий в жизненно важные места. Уследить за мечом Проклятого стало в разы сложнее. Тот словно слился с рукой Дорса, став целостным продолжением конечности.

Дитя. Прими нас. Вкуси нашу силу. Впусти в свое тело. Позволь одолеть твоего врага. Отдайся нам. Мы поможем. Прими нас. Обрети могущество. Открой нам путь на волю. Лишь мы можем спасти тебя. Ты слаб. Мы дадим силу. Прими нас. Открой свою душу и тело. Сорви печать…

Сила удара Анелона заставила фундамент столицы всколыхнуться, а каждый в городе ощутил мощные подземные толчки.

Оно начинало покидать меня.

Близился дождь.

Пылающий клинок внезапно появился в нескольких сантиметрах от лица Охотника, тот стал резко тормозить. Пытаясь уклониться, он поспешил опустить корпус и саму голову.

Левая рука Анелона падает на землю, приземляясь у двухсантиметрового разреза в ширину, уходящего вглубь земли, прямиком под город.

Запросто уклонившись от моей атаки, в которой не было ни грамма фехтования, Охотник провел свою. Словно разрезая теплое масло горячим ножом, он без проблем рассек очередной Обтекающий Доспех, а затем оставил глубокую и длинную рану на моей груди.

Осталось около пары километров до городской стены. Моё тело почти исцелилось, так что и смогу принять бой вновь.

Нечеловеческая сила.

Теперь корпус Кайлера был лишь на половину повернут к противнику, а правая рука согнута в локте, поэтому его меч оказался занесен Дорсу за голову. Мечник выглядел полностью собранным и сосредоточенным.

– Думаешь это тебе поможет!? – нечеловеческим голосом прорычал Анелон, достигнув уже аж двух метров в высоту.

Кайлер полетел вверх на невероятной скорости. Врезавшись в высокий и крепкий свод пещеры, инерция от удара не иссякла, движение Дорса не остановилось ни на мгновенье. Пробивая километровую толщу земли, тело Кайлера прошило её насквозь, после чего вылетело уже на поверхности, продолжив движение, пока не поднялось в небо над Анселваном.

Успев покинуть пределы Анселвана тайной, подземной тропой, она неожиданно для себя упала на землю. Её крик раздался по округе, а сама она стала очень быстро стареть, что также происходило и со всеми остальными. Их лица покрывались глубокими морщинами, а волосы поспешно седели.

В глазах словно стоял туман, я мало что мог видеть. Лишь контуры остановившейся передо мной фигуры. Продолжая так и лежать в пробуренной собственным телом земле, я мог видеть лишь одно.

Жизнь покидала их тела.

Я больше не позволю чему-либо управлять своей душой. Своим разумом. Своим телом.

– АНЕЛОН! – раненым животным прокричал я его имя, а затем сломя голову рванул в бездумной атаке.

Безумный шепоты сотен голосов, хором раздался в голове, грозя свести меня с ума.

Мечник не знал, что одновременно с этом, у многих людей по всему Маару также появилась схожая метка. Все они были членами Синдиката, и каждый из них в то же мгновенье ощутил невыносимую боль, а силы их тела стали пропадать, вытягиваясь заклинанием Охотника.

Истинная сила Кайлер – это искусность. Его мастерство меча практически позволяет превосходить собственные пределы, и даже сражаться сразу с несколькими противниками равного уровня.

Кровавая волна не оставила от здания ничего.

Засни. Отдай свое тело. Покорись. Умри. Подчинись. Прими нас. Возобладай силой. Отомсти врагу. Уничтожь всех. Убей. Разорви. Уничтожь. Получи могущество. Прими нас. Завладей. Покори. Отдай свое тело. Прими нас. Сорви печать…

Привычное и непоколебимое спокойствие, что Кайлер утратил, когда встретил Охотника, вновь вернулось.

(От лица Кайлера)

Но при этом, именно я…

– Как же его там звали? – Анелон оказался рядом со мной, вновь замахиваясь своим багровым клинком. – Кажется…

Тонкая, но сверхплотная полоска Рассечения отправляется в сторону Охотника. Тот слегка уворачивается, но все же моя атака находит себе цель.

Я наконец-то стал…

Но и Анелон не стоял на месте, и с легкостью уклонился. После чего ринулся к Лине.

Силвеэри.

Не могу пошевелиться. И дышать трудно. Кожа на спине практически полностью разорвана, нужно применить Среднее Исцеление… Твою мать! От заживающего тела стало лишь невыносимей.

Раздался раскат грома. Молния ударила где-то. Но не здесь, а там…

Перед мною стояла Эмма. Моя жена. Моя мертвая жена…

Бесшумно, без каких-либо изменений в потоках маны, мечник оказался так близко.

Дорс взмахнул клинком перед собой. В глазах Анелона этот взмах казался слишком медленным, что ему даже стало на мгновение смешно. Охотник подготовил свой меч для отражения атаки.

Охотник, стоящий у края кратера, сплюнул, а в его голосе сквозило разочарование.

Как поступить? Неужели вновь оставить товарища?

– А ты знал… – закованный в латную перчатку кулак Анелона врезается мне в бок, всё же заставляя оторваться от земли и взлететь вверх. Глоток крови вырывается из моего рта, но я так и не прекращаю вливать ману в клинок, что делаю еще с самого момента побега.

Анелон тут же атаковал Кайлера. И судя по его движениям, сила и скорость Охотника вновь увеличились.

Резкое и сокрушающее движение рукой вниз, вкупе с еще не иссякнувшей инерцией тела, несущей вперед, не дали Охотнику и шанса для сопротивления. Голова мужчины вонзилась в мокрую от дождя землю.

– И это все что ты можешь? – насмехался он. – Атакуй меня хоть раз! Давай же! Я же чувствую, что ты еще жив!

Город пыхтел жизнью. Жизнью… которую я же и уничтожил.

В реальном мире.

… словно глаза вампира. Недоставало лишь привычных им веретенообразных вертикальных зрачков, похожих на кошачьи. Разве были у него они такими когда-то раньше?

Секунда, и каждый человек стоящий передо мной, в том числе и та пара с ребенком пропали. Все они моментально превратились в кровавый туман, расщепившись от опустившейся на них силы Анелона.

– Почему ты молчишь, Проклятый? Боишься, что я смогу найти тебя таким образом? – вновь разнеслось над Анселваном.

Силы стали резко пропадать.

Кратер, на дне которого лежал Кайлер, засыпанный камнями и обломками домов, вздрогнул. А затем, все содержимое внутри взорвалось и разлетелось в стороны. Частично исцеленный мечник, за время проведенное под завалом, ринулся в атаку на Анелона. Новый, но более слабый Обтекающий Доспех вновь окутал тело старика.

– Так о чём это я, – присел он, собираясь прыгнуть ко мне вверх. – Как-то раз обратился к нам один архиепископ из Теорна. Смекаешь к чему это я?

Находясь в воздухе, сила, сформировавшаяся от столкновения, откинула нас в разные стороны. Я свалился на чей-то двухэтажный дом, пробив собою крышу. Внизу послышались крики и шум. Кто-то здесь жил. Но сейчас мне было все равно, шевелиться не хотелось.

В это же время, рванувший к Анелону Кайлер, пытался наконец оборвать его жизнь, но Охотник лишь отступал. Пока все его тело исцелялось прямо на глазах, наращивая новую кожу, восстанавливая кости, сосуды и мышцы. Восполняя все утерянные силы.

Казалось, словно мечник теперь стал проигрывать, но на самом деле он не получил ни одной царапины, но уже смог нанести более сотни ответных атак, попавших в разбушевавшегося Охотника. Хотя и не принесших заметного результата…

– Помню, как шесть лет назад мне доложили об этом заказе, – послышался хриплый голос Охотника. – О том, как этот Силвеэри Улейнст хочет отомстить некому Дорсу. Желает отнять у него самое ценное. Жаждет что бы мои люди убили его жену!

Каждый умер мгновенно.

Анелон помнил эту стойку. Сам же Кайлер уже успел и позабыть о ней, но вот тело – нет.

Проломив пару деревьев самим собой, и в конце концов вспахав несколько десятков метров своим телом, Охотник наконец остановился. Чтобы в ту же секунду отпрыгнуть в сторону.

– Не надоело тут лежать? – потешался Анелон.

Все поле боя было словно на ладони перед взором Дорса.

А затем взгляд зацепился и за того, кто позвал меня. А точнее – ту.

– Умер что ли… – шорох рядом, прервал мысль Анелона.

Кайлер едва успел избежать его, но Охотник остался в самом центре.

Сердце пропустило удар.

В глубокой воронке, образованной взрывом, стоял Анелон. Все его тело было голым, а кожа, что должна была покрывать его, отсутствовала практически везде. Кайлеру было доступно наблюдать за оголенными мышцами и сосудами. Все тело Охотника было в крови, которая хоть и смывалась напористым ливнем, но все еще продолжала течь во многих местах.

Волна черного пламени, соединённая с Рассечением, обрушилась на то место, где только что был Анелон, не оставив там ничего. Даже часть земли сожгло.

Два меча все еще были скрещены, так что сила взмаха Анелона мгновенно передалась всему телу Кайлера. Старик вновь улетел далеко назад, тараня и пробивая насквозь различные здания своим телом. Десятки людей умерли в мгновение ока от разрушительной ударной волны, следующей за избитым мечником.

Не прерываясь, я попытался произвести очередную атаку кулаком свободной руки, но и тут Анелон смог меня превзойти. Словив мою руку, в стальной хват его перчатки, он начал безудержно сжимать свою ладонь. Лопнул Обтекающий доспех в том месте, лопнула кожа…

Резкий, жужжащий звук заглушил слова Охотника, а также заставил его мгновенно отступить назад, и при этом крайне болезненно извлечь свой багровы меч из моей плоти. Я наконец освободился и упал на землю. А прямо передо мной, в том месте, где только что находился Охотник, пронеслась устрашающая вибрирующая атака, расщепляющая землю и даже сам воздух на мельчайшие частицы.

Вспышка удивления промелькнула в глазах Анелона, утратившего ясность разума от распирающей его тело мощи. Проклятый сменил свою стойку, на совершенно незнакомую Охотнику.

Свободной рукой, будто того ожидая, мечник словил голову Анелона в свою хватку.

– Эй мужик, что там происходит? – заметив выбежавшего меня, крикнул один из лидеров улицы – молодой, но плечистый мужчина. Рядом с ним стояла его беременная жена, с маленьким ребенком на руках. – Ты из какого района? Чей это голос разноситься?

Пока неожиданно, откуда-то не донесся призрачный, но столь любимый голос…

– Не пытайся заговорить мне зубы! – криком перебил он меня, при этом еще сильнее сжав свою хватку. – У тебя нет права называть, то, Золотое Поколение товарищами! Да и… думаешь сможешь выиграть время на восстановление? Что ж… попробуй сделать это с этим!

Сильнейший удар стопой от усиленного кровью воина-Магистра, пришелся мечнику в область груди. Созданный еще во время защиты Крейгена, прочнейший из возможных, Обтекающий Доспех моментально лопнул из-за образовавшейся от удара силы давления. Раздался оглушительный звук разбитого стекла.

Прости Лина… И спасибо за шанс.

– … знал, что Синдикат также занимается наемными убийствами? – смотря вверх, спокойно заканчивает он свое предложение, совсем не печалясь о потере конечности. Безумная улыбка продолжает обрамлять лицо Охотника.

Он собирался сражаться всерьёз впервые с того самого дня…

Правая рука мужчины стала набухать от увеличивающихся от бушующей в ней силы, а часть доспеха надетая на неё жалобно скрипеть.

Вернув себе зрение и рыча словно дикий зверь, Охотник стал осматриваться по сторонам. Кайлер нашелся быстро, находясь в паре сотен метров.

***

– Даже не пытайся, – оскалился Анелон. – Мой клинок уже должен был парализовать тебя…

Я наконец-то пробудился!

Неожиданно Охотник перестал ощущать ауру Кайлера.

Лишь опережая на доли секунды хаотичные взмахи Анелона, Дорсу удавалось уклоняться. Каждый удар Охотника грозил стать фатальным. С каждой секундой частота и сила его атак лишь увеличивалась, заставляя Мечника уйти в оборону.

На многострадальную грудь Кайлера вновь обрушился дикой силы удар, пулей отправивший мужчину к земле. Все произошло беззвучно, и лишь после, вслед за падающим телом последовал отстающий звук. При столкновении с землей, в месте падения Дорса образовался широкий кратер, а десяток окружающих домов подчистую смело ударной волной.

Произошел оглушительный взрыв, уничтожая все вокруг на десятки метров кровавым маревом. Тонны земли разлетелись по округе.

Нужно что-то делать… Двигайся! Двигайся же, клятое тело! Я не могу умереть здесь. Только не сейчас. Я еще не достиг своей цели…

Забурившись в почву, дезориентированный я, влекомый силой ударов, насильно покинул Анселван.

Прошло не более секунды как Кайлер вылетел за пределы столицы Маара. Последовавший за ним Охотник остановился на высокой городской стене.

Но на этом Охотник не остановился, и резко швырнул меня вверх со всей силы. От такой мощи броска, многие мышцы и сосуды в моей руки разорвались.

– Спрячься же, идиот! – повторила она в более грубой форме, вслед за чем с её пальцев сорвалось новое атакующее заклинание.

Её голос.

А затем на его лбу загорелся ярко-красный символ, неизвестный Кайлеру.

Но почему-то, именно в этот момент мне было все безразлично. Но вскоре эта пустота начала стремительно заполняться…

Неожиданно тело Охотника пронзила жуткая боль. Каждая рана на его теле, оставленная недавней атакой Кайлера, пылала тем самым черным огнем. Неизвестное заклинание, что применял Проклятый еще со времен Второй Войны, словно живое, пожирало тело Анелона.

Беспорядочно вертясь в небе, мой затуманенный яростью и гневом разум не сразу заметил приблизившегося Анелона. Несколько новых ударов заставили меня стремительно улететь к земле, где я и закончил свое падение, пробив собой насквозь первую городскую стену.

***

Да, понятно, что это Крейген отдал такой приказ, так как он осознает, что в тот момент, когда я умру, Анелон придет и за самим принцем. Но всё же, решится на такое… это стоит многого.

Органы и часть спины уже успели восстановиться, нужно еще немного времени.

– Человеческая жить превыше всего? – произнес он основное правило Первых Стражей. – Это ложь! Она абсолютно ничего не стоит. Важна лишь сила, и ничего больше. Единственное что могут дать простые люди, так это свои никчемные жизни и кровь.

Я выбежал на некую площадь, на которой почему-то собрались толпы людей. По лицам, по голосам и самое главное – по глазам, было понятно – каждый здесь обеспокоен происходящем в столице.

Там, где Кайлеру требовалось лишь одно движение, Анелон делал десять лишних. Это его и подводило.

Что же делать? Вместе с неё вступить в бой? Но мы же не победим… Да и мое тело все еще сильно изранено.

Вслед за этим происходит то, чего я никак не мог ожидать.

Несколькими секундами спустя все улеглось.

Поверхность земли сотряслась, а Охотник почти добрался до Кайлера.

В кого же ты превратился, мой старый друг.

Это виденье напомнило мне…

Ярость окончательно поглотила мою душу, поэтому, вслед за ней пришли Они...

Приближающуюся магическую атаку просто гигантской мощи, я ощутил не сразу, лишь в последний момент успев вынырнуть из окна на чердаке.

– Аааааааааааа! – бешено и яростно голосил Охотник, противовес молчаливому Кайлеру.

– Кайлер… – донеслось со стороны.

А затем… Кайлер рванул вперед.

Но теперь, ярость покидала меня.

Каждое действие Кайлера содержало ровно ноль лишних телодвижений, каждая секунда была рассчитана безупречно. То же касалось и противника, все его мельчайшие шевеления были легко предсказуемыми для взора мечника.

Огонь. Всюду было пламя и разруха.

Сколько людей умерло лишь за эти мгновения нашего боя, а скольких он уже успел принести в жертву на своих кровавых ритуалах…

Полностью окровавленный, но всё еще живой благодаря крепкости тела Магистра, Кайлер смотрел на небо. Но не видел ни звезд, ни луны. Сегодняшнее ночное небо было затянуто тёмными и хмурыми грозовыми тучами. Так бы мужчина и продолжил смотреть вверх, одолеваемый силой притяжения, если бы прямо над ним не появился Охотник, с занесенной верх ногой.

Сделав обманный маневр с простой грязью, мечник мгновенно разорвал дистанцию с Анелоном, пока тот на мгновенье оказался дезориентирован.

– Сдохни! – взревел Анелон, приложив каждую унцию свой мощи в создании опасного для них обоих всплеска бушующей маны.

Рывок в сторону Анселвана оставил на местной поверхности глубочайшую воронку, Анелон спешил вернуться в столицу, дабы заставить Кайлера вести бой в условиях окружающих их тысяч простых людей. Но этим его планам не было суждено сбыться.

Лишь используя силу каждой мышцы своего тела мне удалось выстоять и вновь не улететь в очередное путешествие по столице. Распределившаяся по телу отдача направилась в землю, от чего, та, с грохотом осела на несколько добрых десятков сантиметров.

Если бы я не дернулся назад в самый последний момент, то он смог бы легчайше располовинить меня, тут же закончив на этом бой.

– Но кажется ты забыл – от Охотника не скрыться! – внезапно раздалось из-за моей спины.

– Пытаешься исцелиться? – неожиданно раздался голос Анелона откуда-то рядом. – Похвально…

Бессмысленно…

– С того самого момента, как ты, Проклятый, уничтожил Енос в порыве ярости за свою любимую, я знал, – кричал Анелон. – Знал, что когда ты выследишь всех, разбежавшихся от страха по Хьёрду, убийц Синдиката, то отправишься искать заказчика. Но и наши дороги должны были пересечься! И наконец-то это случилось!

Отныне, уже в каждом уголке Анселвана люди успели прочувствовать надвигающуюся бурю.

Повернув голову влево, я увидел, как в ста метрах от меня стоит обессиленная созданием этой атаки женщина.

Толика отчаяния зародилась в моей груди.

Кровь, что должна политься из плеча Анелона замирает на месте, а после этого начинает стремительно двигаться в сторону упавшей руки, словно разумное животное. Достав до места разреза, будто живая, кровь подцепляет отпавшую конечность и начинает притягивать её обратно.

Меч чуть не вырвало вместе с пальцами.

Но сердце Анелона продолжало биться, он был всё еще жив!

– Убегай, – раздался выкрик Лины.

Это и стало его ошибкой.

Не останавливайся, Лина не далась бы так просто. Ты видел её способности – она сильна и будет сражаться до конца. Не трать зазря дарованный шанс, не делай её жертву напрасной.

Боль. Тело в огне. Сложно пошевелиться, я отдал многие силы дабы пережить то событие во время Второй Войны, так что теперь не могу сравняться с воинами седьмых порядков в физической силе.

С каждым ударом сердца, тьма всё сильнее поглощала всё моё естество.

Несколько капель воды упало мне на лицо…

Серебряный и кровавый клинки столкнулись, сотворив оглушительный звуковой удар, разрухой разошедшийся по улицам столицы. Вытянувший вперед руку для блокирования удара Охотник, не сдвинулся ни на дюйм. Сила атаки Кайлера оказалась полностью погашенной и абсорбированной.

ПОШЛИ ПРОЧЬ!

Уже открыв глаза, Анелон находит себя стремительно удаляющимся от столицы империи, беспорядочно летя сквозь равнины.

Атаку меча Анелона я чуть не пропустил. Руки предательски задрожали.

На ней было простое, сероватое платье.

Прими нас. Отдайся нам. Возьми силу. Убивай. Разрушай. Прими нас. Испепеляй. Покорись. Сорви печа…

Кайлеру требовалось закончить бой в ближайшие минуты, иначе победы ему не видать.

Но даже так, Кайлер высчитывал идеальные моменты, и проводил редкие атаки по доступным точкам. К сожалению, новосозданный доспех Охотника оказался слишком прочным, а зажигающееся черное пламя в местах ударов Дорса затухало моментально.

Приближался дождь.

У широких решетчатых врат стояла милая девушка, со все теми же карими глазами и светлыми волосами. Ветер забавно игрался с маленькими колокольчиками, заплетёнными в её косы, заставляя приятно звенеть.

Очередная вспыхнувшая молния осветила лицо мужчина. В его глазах остался лишь холод и несгибаемая воля. Он был готов к настоящему бою.

Неожиданно ребенок в руках милой и невысокой девушки заплакал, заставив мужчину резко повернуться обратно к дитю, дабы помочь успокоить его.

Второй раунд начинался!

Сила стала прибывать к Охотнику напористой рекой. В тот же момент, когда активировался символ на его лбу, Чутье Маны Кайлера отобразило нечто необъяснимое – более сотни плотно сконцентрированных потоков энергии начали вливаться в тело Анелона, приходя со всех сторон империи.

Уже за пару мгновений Анелон вновь стал полностью целым, но даже на этом действие магии крови не закончилось. Сплетаясь и обвивая все его тело, багровая жидкость начинала затвердевать, создавая особый доспех вокруг Охотника. Полностью облепив его, она оставила лишь прорезь для лица, став крайне прочной, но гибкой защитой.

Я утратил контроль на этой вещью, я позволил им получить чуточку свободы…

Время словно замерло.

Узкий переулок неожиданно закончился, а впереди показался свет.

Но в тот же момент, перед глазами всплыла давно забытая картина. Причина того, зачем же я продолжаю жить. Дело последних шести лет – цель, которую я еще не достиг. И я не могу так просто сдаться, у меня нет на это права.

Ярость и активность этих существ разрывало мое тело, душу и разум. Я потерял возможность двигаться.

Но стоило ему приблизиться в область поражения клинком Кайлера, а их мечам почти столкнуться, как неизвестно откуда, прямо в воздухе появился еще один меч, как две капли воды похожий на оружие Дорса. Он атаковал снизу вверх, двигаясь зеркально клинку Кайлера, но совершенно самостоятельно.

Нужный момент и идеально рассчитанное время – только лишь это понадобилось Кайлеру дабы получить преимущество. Не будь его аура скрыта, то Охотник запросто бы ощутил движения Дорса, увидев их через потоки маны. Но теперь Анелону приходилось полагаться на более примитивные чувства, что и позволило мечнику атаковать.

Но Охотник лишь безумно и с надрывом загоготал своим мерзким смехом, похожим на воронье карканье.

Услышанные мною только что слова, заставили готовящихся высвободиться тройку заклинаний Фантома Меча рассеяться.

Развернувшись на пятках, я лишь в последний момент успел отразить колющий удар Охотника, что метил прямо мне в сердце. Сформировавшаяся от столкновения наших мечей сила, заставила находящийся рядом дом разлететься на куски, а кости в моей руке затрещать.

Утерянная рука вновь возвращается на место, и как ни в чем не бывало, Анелон начинает её разминать.

Губы и щеки, покрывающие челюсть и зубы, исчезли, оставив отвратительную для вида картину.

Со своими последними словами, Анелон воткнул свой алый меч мне в левое бедро. Адская боль пронзила мою конечность. Я отчетливо стал ощущать как клинок Охотника, медленно высасывает кровь из меня.

– Да, Проклятый! Именно мои люди убили твою любимую Эмму! – он приготовился отражать мое нападение, но перед этим оскалился: – Ах да, кажется, я слышал, что она была беременной в то время…

Такова была истинная сила, настоящих, боевых Магистров. Словно боги в человеческих обличиях для простых смертных, в их власти было уничтожать города и стирать сотни тысяч людских жизней в прах.

Среди них была и Виктория, внучка Анелона.

Я знал, что делать. Больше я не поддамся. Спокойствие растекалось по венам. То, неведомое чувство, что постоянно не позволяло мне спокойно вздохнуть с того самого дня как я бросил друзей… Не позволяло держать верный клинок так, как умею, как нужно… Не позволяло жить как раньше…

Енос пылал.

Повернув голову вправо, он увидел стоящего в метре от него Дорса.

– Видишь! – раздался голос Анелона. – Вот она сила человеческой крови! Но ты… почему же ты стал столь слаб, Проклятый? Почему сила твоего тела упала до шестого уровня? Неужели… время таким образом взяло свое? Всё же нам уже должно быть по 371 году… Так или иначе, тот кто некогда смог превзойти Киру, теперь выглядит столько жалким.

Капля дождя попадает в глаза Охотника, привычный даже Магистрам, простой человеческий рефлекс – моргание, заставляет его прикрыть глаза лишь на тысячную долю секунды. И именно в этот момент колоссальная сила удара обрушивается на его тело.

Это не тот Анелон которого я знал. Не тот напористый, но простой и прямолинейный парень, с которым я служил. Тот мой друг давным-давно умер, оставив лишь безумную оболочку, жаждущую силы.

Сжав зубы, мне пришлось продолжать применять заклинание как можно быстрее.

Я стремился в бесконечную бездну…

Пробуривая телом, а в основном головой Охотника, глубокую и протяженную траншею, своей скоростью, Дорс, не позволял Анелону совершить какое-либо сопротивление. Постоянно растущее давление на тело, заставляла его медленно разрываться.

Начался дождь.

Она улыбалась. Позади раздавался веселый шум улиц.

Этот, изобретенный им когда-то давно стиль боя, идеально подходил для сражений с высокоуровневыми существами.

Я был виноват во всем этом. Мне и предстоит исправить все.

А я внезапно оказался в прекрасном и процветающем городе. Всюду сновали люди. Каждый был весел и улыбчив. Шла бойкая торговля, а окружающие казались счастливыми.

– Но как же первое правило? – попытался достучаться я до голоса его разума.

А следом за этим, он подошел ближе и схватил меня за голову, после чего резко вырвал из земли и приподнял перед собой. Челюсть, за которую он и держался, мгновенно свело дикой болью, знаменуя как минимум о вывихе.

Клинок Кайлера пылал черным пламенем, а вокруг тела мечника не было совсем никакой ауры. Она была абсолютно полностью скрыта. Чутье Маны охотника никак не могло “увидеть” Дорса. Оставалось полагаться лишь на простые чувства по типу зрения и слуха, привычные больше обычным людям. Диссонанс взыграл в голове Охотника. Ощущение неправильности…

Стали дробиться кости.

Охотник прекрасно помнил это безжалостное пламя, которое если вовремя на затушить, разрасталось все сильнее с каждой секундой. А развеять его можно было лишь используя вдесятеро больше сил, чем было затрачено на изначальное создание. Что он и провернул, мигом затушив все ростки огня по своему телу. Но сил на это потребовалось не мало, отныне, каждая атака темным пламенем будет представлять не малую опасность для Анелона.

Бездна!

Декорации сменились.

Наконец кровавый символ погас.

– Посмотри сколько ресурсов ты перевел! – намекал Охотник на человеческие жертвы. – Сколько крови пропадет-то… Знаешь, я так много раз представлял момент нашей встречи, но вот теперь, когда она наконец произошла, я даже не знаю, как же следует тебя убить… Да еще и кровь твою нужно сохранить. А то хотя вампиры и умеют использовать лишь часть крови, дабы человек за свою жизнь дал её как можно больше, у меня же так не получилось. Приходиться изымать всю до последней капли…

Мгновенно потрескавшиеся и поломавшиеся ребра стали лишь началом. Долей секунды позже, часть внутренних органов оказалась повреждена, и лишь после этого сила удара Охотника начала действовать на все тело.

Остановив взмах Кайлера своим клинком, Охотнику пришлось словить вторую атаку рукой, закованной в Кровавый Доспех. А следом отступить назад, дабы не лишиться части кисти.

Второй меч пропал также неожиданно, как и появился.

Кайлер же совсем не сдвинулся с места, вновь сменив стойку. Теперь он стал вполоборота к Охотнику левой стороной, а руку с клинком отвел назад, согнув в локте, но направив кончиком меча на Анелона.

Опомнившись, теперь Охотник атаковал более осторожно, готовясь повторно отразить эту аномальную атаку в случае чего.

Сам же мечник, сохраняя свою сосредоточенность, произвел колющую атаку.

«Где?» – промелькнуло в голове Анелона, пока он судорожно рыскал глазами, пытаясь предсказать новое проявление странной атаки.

И он её заметил. Такую же, несущуюся вперед лишь кончиком, грозя проткнуть его тело.

Вот только… теперь их было аж три новых, а если считать и основную, то целых четыре.

Многих трудов и сил потребовалось Охотнику, дабы отразить их все.

Но на этом ничего не закончилось. Следом, уже сам Кайлер двинулся вперед, и теперь целых восемь мечей атаковало тело Анелона.

Мужчина взревел, заставив свое тело впитать еще больше кровавой энергии, дабы ускориться сверх пределов и отразить удары вновь. И лишь после этого, в его голове промелькнуло далекое воспоминание об одной книжке, прочитанной когда-то в стенах замка Первой Стражи.

Книжке про стили фехтования.

– Неужели это “Танец Тысячи Ударов”!? – ошеломленно выкрикнул Анелон.

Кайлер же ничего не ответил.

Удивлению Охотника было объяснение. Ибо согласно записям, этот таинственный стиль считался утерянным. Более семи сотен лет до начала Второй Войны, его изобрел один из тогдашних членов Золотого Поколения, который носил титул Мечника. Но тот человек умер в неравном бою с вампирами, так и не успев передать знание о Танце Тысячи Ударов кому-либо.

Про этот стиль фехтования была лишь одна небольшая запись, занявшая меньше страницы. Согласно сведеньям живших тогда людей, владеющий этим знанием, мог фехтовать клинком, нарушая законы природы и логики.

Он мог заставлять свой меч быть одновременно в нескольких местах, а также с каждым новым Тактом Танца, клинок мог проявиться в двое большем количестве мест. Вплоть до тысячи!

Времени размышлять у Анелона совсем не было. Новые, шестнадцать взмахов пылающими клинками близились к нему.

Тело Охотника вновь стало скрипеть от натуги, почти разрываясь из-за нагрузки. Двигаясь с сумасшедшей даже для Магистров скоростью, Анелон отражал удар за ударом.

Шестнадцать.

Тридцать два.

Шестьдесят четыре…

Мышцы тела Охотника разрывались и вновь стягивались под воздействием магии крови. Скорость его ведущей руки увеличивалась с каждым новым взмахом, а она сама была практически разорванной на части из-за нагрузки, но вновь исцеленной волшебством.

Ни один удар не прошел.

Пока не начался новый Такт.

Сто двадцать восемь единовременных атак, с самых разных сторон обрушились на Анелона.

Непрекращающийся рокот от столкновения клинков разносился на многие километры. Десятки птиц и животных, так и не успевших покинуть эту территорию достаточно далеко, умерли от разрыва сердца. Звуковые волны поубивали их всех.

После отражения двухсот пятидесяти шести взмахов, Кровавый Доспех Охотника был практически уничтожен, а во многих местах текла кровь. Но и Кайлер не отделался так просто, из-за нагрузки на его тело, равное лишь пиковому шестому порядку, а не Магистру, оно быстро изнашивалось.

Из его ушей и носа текла красная жидкость. Кости в правой руке вновь оказались растрощенные, а многие мышцы растянуты или даже разорваны.

Но останавливаться было нельзя.

Пятьсот двенадцать клинков проявилось в пространстве.

– Грраааа-а-а! – с кровью зарычал Анелон, теряя рассудок и пытаясь избежать ударов.

Истрачивая уже свою собственную жизнь, десятки еще непрожитых лет, он вновь активировал кровавый символ на лбу. Доспех начал поспешно затягиваться, а раны исцеляться. А затем произошла ослепительная вспышка, багровый взрыв вновь исторгнулся из тела Анелона.

За миг до этого, Кайлер только и успел что перевести часть мечей из атаки в защиту. Что его и спасло. Будучи отброшенным на десяток метров, он, не тратя ни мгновения вновь ринулся в атаку. В центре взрыва стоял абсолютно целый, но бледный Охотник.

Приближался последний Такт Танца Тысячи Ударов.

Кайлер подпрыгнул, несясь вперед с вертикальной атакой на Анелона. А сам Охотник ожидал появление их…

… тысячи двадцати четырех клинков.

И они появились.

Вот только не в разных местах, а все в одной единой точке.

В месте настоящего клинка Кайлера.

– Проооклятый!.. – ревом протянул Охотник.

Выставив над головой свой кровавый меч, Анелон ощутил обрушившуюся на него силу, сразу тысячи ударов.

Земля под ним оглушительно треснула, создавая глубокий провал на сотни метров вглубь, а сама трещина на теле земли растянулась на многие километры в обе стороны от Охотника. Позвоночник Анелона грозил переломаться от тяжести.

А после этого произошел легкий треск.

Время словно остановилось, что бы вслед за этим… меч Охотника разломался.

Не ощутив преграды под собой, с силой тысячи в одном, оружие Кайлера обрушилось дальше. Столкнувшись с плечом Охотника, оно раскрошило Кровавый Доспех…

Разделенная от правого плеча до левого бока, верхняя половина тела Анелона отлетела назад. Ноги же, с частью туловища и правой рукой остались стоять на месте, не завалившиеся лишь под воздействием собственного веса.

Грузно упав оземь, Охотник выплюнул глоток крови. Он начал неожиданно быстро состариваться и усыхать, но при всем при этом, обе разделенные части его тела тянулись друг к другу с помощью крови.

Даже после такого, Анелон отказывался умирать.

– Кгха-кгха… Кайлер! – с трудом произнес имя бывшего друга Охотник, сделав это впервые за всю ночь. Часть разума, не упоенная силой крови, прояснилась в его глазах. – Почему ты бросил нас… тогда?

– Было кое-что в разы важнее вас… Прости… – свист лезвия, и голова Анелона отлетает куда-то прочь.

Последние мгновения своей жизни Охотник наблюдал за вращающимся миром, омываемым дождем.

Слова Кайлера почему-то взбудоражили разум Анелона. Непонятный и странный щелчок прозвучал в его душе. Он и сам не понял почему, но внезапно пришла странная легкость…

В упавшей голове уже не осталось света жизни. Охотник… Анелон умер. Его тело стало рассыпаться прахом, словно в одно мгновенье прошли века. Энергия крови покидала разбитый сосуд. В будущем здесь могло бы сформироваться опасное для людей место.

Но этого не случиться. Чёрное пламя поглотит всё…

Развернувшись в сторону Анселвана, голый, лишь с одним клинком, Кайлер зашагал к городу по мокрой земле.

Слишком сильно затянулась эта ночь…

Эпилог

Прошло два дня как Кайлер проснулся. Целых шесть суток он провалялся в бессознательном состоянии, в которое отправился после своего возвращения в замок. Бой с Охотником заставил его использовать свои силы сверх меры. Его телу это дешево точно не далось.

Хотя магия и позволила сохранить его жизнь, но всемогущей она точно не была. Пробудить Кайлера так и не удалось, а дворцовые лекари не могли дать точного ответа насчет этого, от чего и боялись показываться перед Крейгеном. Всё же теперь ни у кого не было сомнений по поводу того, кто займет пустующий трон империи.

Временно, пока частично разрушенный боями замок начали отстраивать, принц, взяв с собой мечника, отправились обратно в Западное Поместье. Благо теперь Роун не был занят, как в прошлый раз, и мог приступить к их перемещению, что значительно все упростило.

Вернувшись в усадьбу вместе с продолжающим спать Кайлером, он произвел настоящий переполох. Слухи о произошедшем в столице разносились со скорость пожара. И уже почти во всех уголках Маара, знали имя следующего императора.

Больше всего эмоций проявила Арлея. Сильно привязавшись к старику, она была крайне опечалена его состоянием, полностью игнорируя заверения Сагвара о скором пробуждении.

И вот, спустя почти неделю, мечник наконец пробудился. Узнав про это, наглая девчонка, тут же бросилась в его покои. А как увидела поднявшегося Кайлера, так сразу бросилась на него, не желая отпускать.

Пробудившись, первым делом, Дорс поинтересовался у Крейгена о текущей ситуации в стране и собственно самой столице, что стала местом боя двух боевых Магистров.

Услышанное от принца частично успокоило мечника. Жертв отказалось намного меньше, чем он предполагал. Не более сотни, при более чем пяти миллионах жителей Анселвана. Причиной этому стали действия Магистра Цеппини, который, как специалист по защитной магии, смог уберечь множество жизней города от отголосков сражения Кайлера и Анелона. Хотя все же были и погибшие, что никак не могло не печалить мечника…

Пока закрывшийся в своем кабинете Крейген занимался подготовкой ко вхождению в статус императора, Шакс – его верный слуга, занимался делами прямо в столице, параллельно с этим курируя отстройку замка и города.

Что касается тех людей, которые сидели в клетка в логове Синдиката, то их конечно же вывили из заточения. Но до сих пор было непонятно что же с ними там сотворили, ибо не один из пленников не был нормален. Все они оказались полностью сломленными и безвольными. Разум покинул их тела, оставив лишь подчиняющуюся приказам оболочку.

Что делать с этими обездоленными никто так придумать и не смог. Даже лучшим врачевателям было не под силу исцелить душу…

В данный же момент, шестеро людей собрались в нескольких километрах от поместья Крейгена, на небольшом холме. Здесь был сам принц, Кайлер, Арлея, Сагвар, Роун и Шакс, недавно прибывший из Анселвана. Это были ты немногие, что могли назваться близкими людьми для неё…

Отдавшая свою жизнь ради призрачного шанса Лина, имела совсем небольшой круг общения. Хотя, скитавшаяся ранее по миру воительница родом с Теорна, стала работать на Крейгена аж шесть лет назад, про неё мало кто знал.

Неизвестно почему, но именно эту землю указала в своем завещании Лина в роли места захоронения, ещё впервые побывав в здешних краях. С её слов, именно здесь открывался самый лучший вид на звезды. А так как Лина была относительно религиозным человеком, то согласно постулатам церкви Агмана, её должны были именно похоронить в землю, а не сжечь, как это делали в империи.

Попрощавшись с её душой у надгробной плиты, группа людей стала собираться обратно.

Солнце уже успело зайти.

– Я думаю она была права, – внезапно заговорил Роун. – Здесь действительно прекрасный вид на звезды…

Услышав его слова, каждый неожиданно для себя посмотрел вверх.

Усеянное мириадами самых разных точек, словно дорогими камнями, небо действительно было бесподобным. Завораживающее и захватывающее дух зрелище, заставило всех остановиться.

Внезапно благоговейную тишину нарушил детский вскрик.

– Эй, смотрите! – раздался голос Арлеи. – Загадывайте желание! Но только про себя!

В указанном девочкой направлении, действительно оказалось нечто нереальное.

Средь прекраснейшего ночного полотна, пролетала настоящая комета, что своим неимоверным хвостом расчертила небеса.


– Думаю ей бы понравилось… – прошептал Крейген.

– А зачем желание-то загадывать? – задался вопросом Кайлер.

– Это такое поверье, что ходит средь племенных, – пояснила Святая. – Говорят, когда увидишь падающую звезду, то можешь загадать желание и оно сбудется!

– Вот оно как… – протянул Шакс, не отрывая свой взор, от направляющейся куда-то на север кометы.

Все затихли. Возможно даже действительно загадывали желания…

– Вообще-то это не звезда, а лишь кусок камня… – неожиданно сумничал Роун, изучавший когда-то это явление.

И пока в этом уголке Хьёрда люди наблюдали за столь прекрасным явлением, далеко на северо-востоке был также человек занимающийся этим. В самой высокой точке километровой Башни Магов, находилась настоящая обсерватория. И в данный момент, здесь была лишь одна персона – Архимаг Рунекан Дифариз, он же Повелитель Башни Магов.

Внимательно следя за падением кометы через точнейшие инструменты, созданные еще до его рождения, он хмурился и мрачнел.

Крайне неприятное, и даже пугающее предчувствие нарастало в его груди.

Предчувствие скорых и слишком серьёзных перемен…

Конец первого тома.


Послесловие:

Несколько слов от автора. Наконец-то я закончил своё первое творение на поприще писателя, но торопиться отдыхать не стоит (разве что чуточку…), дальше идет новый том. Также хочу поблагодарить всех и каждого читателя, дошедшего до этого места. Мне крайне приятно что кому-то интересна моя писанина.

Есть небольшая, ну, или большая просьба. Пожалуйста пишите свои комментарии, а также жмите на кнопочку «Мне нравиться» (если вам действительно понравилось) на главной странице произведения. Это сильно мотивирует меня!


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики