КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мудрец и корона (fb2)


Настройки текста:



Людмила Макарова Мудрец и корона

Пролог



Ночь отступала под натиском небесной лазури. Третья ночь без сна и отдыха. Каменистая осыпь предательски шуршала струйками мелких камешков, стекавших вниз по склону. Обливаясь потом, беглянка упорно карабкалась вверх, к сочной зелени густых зарослей, из которых торчал серебристый хвост авиалайнера. Едва не ободрав руки об острые камни, она подтянулась, перевалилась через гребень и оказалась в узкой лощине. Уцелевшая половина фюзеляжа удивленно посмотрела на нее овальными провалами иллюминаторов. Здесь, на осколке мира, в замершем времени, рухнувшей машине не грозили ветра и дожди. И ни один эксперт не определил бы, как долго пролежал тут крылатый корабль. Упал ли он с неба вчера, или сотню лет назад…

— Кто… привел тебя сюда на погибель? — задыхаясь, прошептала растрепанная девушка и уставилась на хвостовое оперение огромными изумрудно-зелеными глазами.

Она была невероятно, ослепительно красива.

— Я-я-а-а… — затихающим скорбным стоном отозвался искалеченный самолет.

— Отлично!

Преследователь шел по пятам, постоянно сокращая расстояние. В какие бы немыслимо извилистые проходы она не ныряла, он неизменно находил ее по другую сторону туманной границы. Из мира в мир. С осколка на осколок. Не просто представитель клана королевских ищеек — служитель высшей ступени, наделенный небывалыми полномочиями. Последние дни он, точно одержимая жаждой крови нежить, гнал жертву вперед без остановки. И смерть шла с ним рука об руку как старая приятельница.

— Я, Асиана-Ал-Мерита, взываю к тебе, отважный… капитан, — Асиана слегка запнулась, вспоминая непривычное, иномирное название наездников крылатых экипажей. Пришлось в последний момент заменить универсальным «капитан». А ведь слово буквально вертелось на языке. Туманные небеса! Больше нельзя ошибаться, иначе она впустую потеряет драгоценное время. Второй попытки не будет — преследователь уже шуршит по каменистой осыпи.

Асиана прижала ладонь к прохладному металлу фюзеляжа. На мгновенье от страстного порыва в небо у нее засосало под ложечкой.

Взлет! Жажда высоты, солнечный блеск и обжигающий холод высотных ветров…

О, да. Эта машина любила летать. Тем лучше. Она передаст послание своему капитану. Асиана торопливо пробормотала заклинание, шепнула: «Восстань и защити», и уже не таясь, развернулась к противнику.

— Стоять! — властный голос королевской ищейки прокатился по лощине, отозвавшись дрожью мертвого металла. — Асиана-Ал-Мерита, ты пойдешь со мной добровольно либо по принуждению… — мужчина вынул из-за пояса короткий жезл и сделал шаг вперед. Он тяжело дышал, запыхавшись от невиданной гонки по мирам и осколкам, но голос звучал твердо. — Именем короля и во благо королевства.

— Посмотрим, — сощурилась Асиана, отступая к обрыву, на дне которого поблескивал искореженный корпус передней половины воздушного судна. Она лихорадочно нащупывала следующий туманный проход, не обращая внимания на шорох за спиной. Запад, восток — нет. Сквозь землю — слепой мешок, наполненный сырым сумраком. В небо? Она покосилась на рухнувший самолет. Нет! Только не ввверх… Куда же? Юг? Сознание разрывалось в бесплотных попытках угадать верное направление. Неужели тупик? Неужели?!

Сыщик Аканора уверенно двинулся вперед, и вдруг замер в немом удивлении. Из-за плеча черной невесты, закрывая ее собой, в белой рубашке, покрытой бурыми пятнами запекшейся крови, вышел мертвяк, упрямо нагнул разбитую голову с зияющей раной в черепе и голосом, от одного звучания которого простой смертный свалился бы замертво, отчетливо произнес:

— Не тронь ее.

«Пилот»! — вспомнила ликующая Асиана. Получилось! Классический мертвяк, конечно, не препятствие для королевской ищейки. Но он поможет выиграть время, найти проход и юркнуть в него, прежде чем высшая магия чужого клана размолотит защитника в пыль. Асиана упала на колени и принялась лихорадочно чертить на земле невозможные трехмерные фигуры.

Мертвый пилот, не сбавляя шаг, вскинул руку. Служитель клана королевских ищеек попятился, уставившись в черный глазок ракетницы. Он едва успел отскочить, выкрикивая защитное заклинание. Что-то грохнуло, полыхнул колдовской огонь, лощину заволокло дымом. Ожившие линии рисунка, наконец, забегали с места на место, с каждым росчерком делая конструкцию все более совершенной и все более невозможной.

Еще секунду! Она почти нашла…

— Не двигаться!

Оглушенный прямым попаданием сигнальной ракеты, сыщик говорил слишком громко, преодолевая нестерпимый звон в ушах.

— Ну милый, — томно прошептала черная невеста. — Зачем же так сурово?

Она взмахнула пушистыми ресницами и посмотрела на преследователя снизу вверх.

Холодная сталь выплеснулась из короткого жезла, коснулась шеи, и Асиана как муха увязла в невидимом киселе.

— Молчать!

На сердце ищейки отчетливо горела печать клана. Преследователь был надежно защищен от любовных чар. Возможно, не так надежно, как он думал…

«Север»! — вдруг отчетливо поняла Асиана, бросив вниз быстрый взгляд. Рисунок рассыпался. Теперь надо понять, хватит ли ей сил противостоять такому противнику в открытом поединке. Совершенное владение магией перемещений делало тайную полицию короля Аканора, практически неуязвимой в схватке. Что делать? Продолжить малоэффективную игру в обольщение или отчаянно ринуться в бой?

Асиана так и не успела прийти ни к какому решению. Землю и небо ощутимо тряхнуло. Хриплым металлическим стоном отозвался расколотый корпус крылатой машины. В третий раз за утро хлопнула волшебная дверь между мирами. Кто-то выследил увлекшегося погоней сыщика. Королевская ищейка всегда должна сохранять разум холодным. Но разве это возможно с Асианой? Она все-таки разожгла огонь страсти в наглухо запечатанном сердце. Суррогаты любви — яростная страсть погони, жажда жертвы и гибельный азарт владели сыщиком последние трое суток, заставляя его забыть о том, что сам он может стать добычей. Он почти не оглядывался, настигая черную невесту. И привел за собой… Кого привел? Кто еще мог выдержать изматывающую трехдневную гонку по измерениям?! Да какая разница!

Колдовской жезл остался балансировать на плече коленопреклоненной Асианы, продолжая сковывать ее невидимой паутиной. Но без непосредственного контакта с королевской ищейкой — это всего лишь клановый артефакт, смертельно опасный для мастеров и простолюдинов.

Сыщик развернулся навстречу новой опасности.

Еще мгновенье — и черный клубок, из которого рвался наружу льдистый огонь, ударил бы его точно в грудь, но он успел отвести удар. Черная шаровая молния буквально взорвала ближайшую скалу, осыпав Асиану раскаленным каменным крошевом. Асиана правильно делала, что до последнего избегала открытого поединка. И сейчас избежит.

Изящные ноготки превратились в алмазные лезвия и рубанули заговоренную сталь. Жезл, звякнув, слетел с плеча и покатился по земле. Освобожденная Асиана вскочила на ноги, открывая проход. Не привычную туманную арку, похожую на диковинные врата, приглашающие прогуляться по мирам Великой оси, а узкую задымленную щель между осколками измерений, в которую едва-едва мог втиснуться один человек. Нестабильный и очень опасный переход в неведомое. Но у нее получалось!

«Принеси мне удачу, Север»!

— Асиана, постой! Нам надо поговорить!

Из-за каменного уступа, пренебрегая смертельной опасностью, на открытое место вышел королевский стражник.

— Демайтер! — ахнула Асиана, когда он скинул капюшон плаща.

Какое-то мгновенье она колебалась. Ответный ход королевской ищейки непредсказуем. Исход дуэли между сыщиком и стражником так же неясен, как если бы сама Асиана сцепилась с преследователем. Боевая магия Демайтера? Конечно, это страшное оружие. Но в первую очередь стражников учили бороться с нечеловеческими расами и закрывать границы. А вот королевских ищеек — наоборот сначала натаскивали на магов из числа людей, а уж потом — на оборотней, нежить, колдунов осколков и прочих врагов Соединенного Королевства миров. «Ты можешь проиграть», — подумала Асиана. Ни слова не говоря, она нырнула в узкий проход и растаяла в облачке тумана.

— Проклятье! — пробормотал взбешенный Демайтер.

Сыщик стоял напротив, опустив руки и сжав кулаки. Хороший ход — убедить противника, что раз в жизни и королевская ищейка может сыграть в открытую.

— Ты помешал операции по задержанию государственного преступника особой важности, — заговорил он чуть громче, чем требовалось. — Ты напал на мага королевского клана. Я вынужден задержать тебя, стражник. Именем короля Аканора и во благо королевства!

«Высшая ступень, — подумал Демайтер, ощутив в груди неприятный холодок, — только ищейки высшего уровня тратят время на церемонное приветствие. Могут себе позволить»…

— У нас разные представления о благе королевства, — он постарался вложить в слова весь сарказм, на который был способен.

— Могу ли я расценить этот ответ как отказ? — осведомился противник.

Демайтер покосился на разлагающийся под ногами труп пилота, на котором истлевали остатки белоснежной когда-то рубашки и форменных брюк. «Талантливым рулевым ты был, если смог провести крылатую машину через добрый десяток туманных проходов. Не твоя вина, что отсюда нет выхода… В крайнем случае, у меня будет неплохая компания в посмертии». Магический рисунок Асианы еще угадывался на расползающихся мышцах. Тошнотворно тянуло мертвечиной. Весьма поучительное зрелище для того, кто собрался драться насмерть с королевской ищейкой.

— Это он и есть.

Глаза Демайтера налились ртутным блеском. Противники начали плавное движение по кругу, изучая чужие шаги и позы. Прежде застывший, воздух осколка заструился вокруг. Захваченная магическим танцем листва заплясала, ветви деревьев начали упруго выгибаться и вздрагивать, словно от порывов ветра, который дул во все стороны. Заклятие-сеть, стремясь опутать стражника, ударилось в его плащ и рассыпалось снопом искр. Проба сил впечатляла, но оба противника прекрасно понимали, что бесконечно черпать энергию для магических священнодействий на этом огрызке истинного мира, оторванном от Великой оси, просто неоткуда.

— Мой клан долго и безуспешно разыскивал тебя, Диам-Ай-Тер, — сказал сыщик, — среди верховных ищеек не было единого мнения, доставить тебя живым или мертвым. Лично я считал, что твоя вина не вызывает сомнений и мертвым ты нам будешь полезнее.

Завороженный великосветской беседой и навязанным ритмом, Демайтер чуть не пропустил момент, когда сыщик стремительно нагнулся. Точно в кабацкой драке, он выдернул из-за голенища и метнул в стражника остро отточенный кинжал. Демайтер едва успел отшатнуться. Лезвие со свистом рассекло воздух около уха.

Противник, ничуть не огорченный неудачей, стряхнул с ладони пригоршню стальных звездочек. Каждая разделилась на две, и еще на две, и еще… Вверх взлетел жужжащий рой, вынуждая Демайтера уйти в глухую оборону. Но ищеек обучали заклятиям нейтрализации. И обучали на совесть! Противник рвал и рушил защиту чужого клана так, словно сам был стражником и знал все тонкости бесконтактного удержания. Силы уходили в пустоту, магические щиты разваливались под натиском роя.

Сквозь истончавшиеся лунные лохмотья Демайтер оглянулся на разбитую машину иномирцев и вскинул руки, разрывая ее хвостовое оперение. Серебряная молния выдрала стабилизатор из хвоста авиалайнера и швырнула навстречу ищейке. Уцелевшая половина фюзеляжа содрогнулась и со скрежетом поползла в овраг.

Жужжащая нечисть издала душераздирающий металлический визг и ударила в парящий металл, на котором теперь горел орнамент клана королевских стражников. Стремясь достичь вожделенной человеческой плоти, она изгрызла алюминиевый сплав в решето, прежде чем выдохлись оба заклинания, и металлический хлам рухнул на землю.

Следующий раунд королевский стражник с трудом продержался против скользкой как угорь удавки, которая металась по зарослям, обращая в зеленое крошево уцелевшие листья и мелкие веточки. Она наматывалась свободным концом на прочные сучья, прокатывалась по шее, соскальзывала, наталкиваясь на узоры охранных заклинаний, и вновь атаковала.

Земля дрожала. С низкого муляжа небес сыпались горящие камни. Хвостовая часть самолета с грохотом обрушилась в овраг. Тугие сгустки колдовского огня со свистом врезались в льдисто-черные файерболы, рвали их изнутри и выстреливали длинными языками пламени в обрамлении черных лучей. Сухие деревья тлели и чадили как сырые факелы. Пламени не хватало простора и воздуха, чтобы разгореться в лесной пожар. В удушливом дыму стало трудно дышать. Но сыщику этого показалось мало. Он превратил воздух Осколка в ядовитое тягучее месиво. Легкие Демайтера пронзила острая боль.

Наверх! Прочь из низины, в которой плескался отравленный студень, пахший миндалем и гнилыми водорослями.

Задыхаясь, Демайтер взлетел по склону к самому краю осколка. Перед глазами у него все поплыло, в ушах застучало от нехватки воздуха. Сейчас он не боец — по крайней мере, еще несколько долгих-долгих секунд. И отступать больше некуда. За спиной — вечная река безвременья.

Понимая это, противник вышел из укрытия, глядя на жертву снизу вверх. За его руками тянулись дымные, с прозеленью, рукава ядовитого студня. Оставаясь на виду, чтобы жертва прочувствовала и убоялась, сыщик слепил из них лохматый сгусток.

Демайтер затравленно оглянулся. Уйти? Но куда?! Как смогла ускользнуть Асиана? Слепой осколок, слепой! Кругом лишь неглубокие карманы, наполненные сырым сумраком. Не зря здесь упал воздушный корабль! Стена тумана позади, дымящийся склон, поросший не бог весть какой растительностью. Еще ниже ядовитые испарения стекали из лощины в глубокий овраг, на дне которого серебрилась искалеченная крылатая машина. Прыгнуть туда? Самоубийство! А что если… Демайтер вдруг вспомнил вибрирующую мощь летающей крепости.

Сыщик уже отводил руку назад для решающего броска, когда заметил маленький огненный шарик. С неимоверным усилием стражник стряхнул его с ладони. Не клановый — льдисто-черный… А самый бесполезный в противостоянии магов рыжий детский файербол, лихо проскакал с горы вниз и сорвался в овраг. Сыщик успел снисходительно ухмыльнуться.

Рвануло так, что Демайтер бросился со скалы к подножию, растянув плащ в подобие крыла, иначе взрывной волной его вынесло бы в вечное ничто.

Внизу жутко ухнуло. Осколок заходил ходуном. Сыщик нелепо взмахнул руками, потерял равновесие и исчез в огненном смерче. Огонь, взметнувшийся вверх со дна оврага, затрещал и скукожился, словно подавился королевской ищейкой. Демайтер, вскочил на ноги, оглушено тряхнул головой, и понадеявшись, что противник не придет в себя так же быстро, ринулся на поиски.

Никогда не помешает лишний раз склонить гордую голову и посмотреть под ноги, светлые господа! Особенно если вы чрезмерно увлеклись охотой на мага из клана королевских ищеек: на высшего мага, которому разрешено заниматься частным сыском и выбирать заказчиков по своему усмотрению.

Забыв об этом, Демайтер угодил в ловушку, которую не только хорошо знал, но и несколько раз видел в действии. Противник заманил его в разложенную на земле петлю. И в тот момент, когда что-то дернуло его за щиколотки, из-за ближайшего валуна со свистом вылетело лассо. В мгновенье ока ноги Демайтера оторвались от земли, а затягивающаяся удавка тысячей игл вонзилась в шею. Прием назывался «крест» и использовался только против высших магов. Простой смертный или представитель нежити уже обвис бы на веревках со сломанным хребтом, а то и лишился бы головы — заговоренная петля, затягиваясь, вполне могла отделить ее от туловища.

Для члена королевского клана — это всего лишь прием удержания. Если в момент, когда удавка ищейки впивается в шею, у него остается хоть капля рассудка, он имеет все шансы уцелеть.

Коротким заклятием Демайтер остановил роковое скольжение верхней петли и широко раскинул руки в стороны, удерживая тело в воздухе. Режущая боль в перетянутых щиколотках немного ослабла, он горизонтально воспарил над землей, плащ повис, подметая подолом горячий пепел. Проклиная собственную глупость и невнимательность, Демайтер пристроился затылком на самозатягивающемся узле шейной веревки, обеспечив себе минимум комфорта.

В низком небе клубились ядовитые облака. Застежка плаща давила на грудь. Правую ладонь царапала обугленная ветка. Ни один волшебник не мог сотворить что-то стоящее, оставаясь в таком, в прямом смысле слова, подвешенном состоянии. Вся магия уходила на уравновешивание сил, тянущих тело в разные стороны.

Шейная веревка задергалась — кто-то проверил ее и закрепил, убедившись, что так запросто петлю не затянуть. Сейчас он придет. Зная, как опасен королевский стражник, он вымеряет расстояние для решающего броска. Осталось несколько мгновений.

«Как она сбежала, как»?! — тоскливо подумал распятый Демайтер. Впрочем, сейчас, это было не важно. Из мира в мир не ускользнуть, а это значит… Туманные небеса! Значит и не надо никуда уходить! Как он не додумался до этого раньше?!

Ловушка сработала выше всяких похвал, но готовили ее впопыхах. И если шейная петля так и горела клановыми символами ищеек, то на нижней — явно сэкономили время. Там мерцало жидкое облачко универсальной защиты. Какой тонкий расчет! Какой холодный разум. В пылу схватки не упустить из виду, что маги живут в плену стереотипов и клановых амбиций. Королевский стражник не мог не знать, что «крест» — это конец. В одну ловушку Демайтер попался дважды — и телом, и духом…

В следующий миг он пережег путы на щиколотках. Сыщик прыгнул откуда-то сверху. Кинжал — на сей раз заговоренный, жаждущий чужой крови, крепко зажатый в руке, пронзил пустое место. Противник, всю силу вложивший в удар, не удержался, грохнулся на землю и, легко перекатившись, вскочил на ноги.

Обеими руками Демайтер оттянул удавку на шее и сипло выкрикнул заклинание. Боль пронзила руки до костей. Черный плащ стражника полыхнул лунным свечением. За спиной сыщика бесшумно раскрылась дымная пасть, в глубине которой кружили туманные водовороты. Он успел оглянуться, прежде чем провалился в сумеречную арку.

Демайтер сорвал с шеи и отшвырнул прочь ненавистную удавку.

В арке копошилась тень. Вот призрак врага встал, сделал шаг к выходу, стал виден отчетливее. До Демайтера даже донеслись приглушенные слова заклинания, но он только зло скривил губы. С кем ты решил потягаться в искусстве закрытия границ между мирами?!

С ног до головы полыхая серебряными узорами, он поднял правую руку и резко, с усилием, опустил вниз, словно натягивая ткань. Пространство слепого перехода свернулось, створки арки бесшумно съежились. В их глубине что-то лопнуло, брызнув кровавыми ошметками… И упала мертвая тишина.

Почва перестала прыгать под ногами. В тяжелом воздухе медленно рассеялся ядовитый дым. Сквозь него проглянул мутный кругляшек солнца. Демайтер брезгливо вытер щеку тыльной стороной ладони и побрел прочь. В теле, кажется, не осталось ни одной мышцы, которая не дрожала бы от перенапряжения. Не пройдя и десяти шагов, он остановился, расстегнул и сбросил с плеч неимоверно тяжелый плащ, прислонился спиной к ближайшему камню, постоял и сполз на землю. Обугленный скелет пилота крылатого корабля улыбался ему как старому знакомому. Демайтер вяло махнул рукой в ответ и закрыл глаза. Через полчаса он начал лениво выстраивать невесомую трехмерную схему проходов.

«Значит, север… Вот как! Если никто не мешает — все получается».

Туманный проход рыбьей костью ветвился в бесконечную мешанину осколков. Черная невеста Асиана-Ал-Мерита по обыкновению обвела преследователей вокруг пальца. Предстоит еще поплутать, чтобы найти ее в этой паутине. Ничего, теперь время есть. Демайтер слишком хорошо знал кипучую энергию, переполнявшую старую знакомую. Она обязательно выплеснется через край в одном из измерений. Осталось только отыскать подходящий для отдыха мирок и набраться терпения.

Глава 1 Тайная охота

После путешествия команды «Тахиона» по колдовским мирам прошло около двух лет. За это время было предпринято еще несколько попыток проникновения с Земли-плюс на территорию Соединенного королевства миров, равно как и наоборот. Тяжелые потери с обеих сторон все-таки вынудили дипломатов сесть за стол переговоров.

Имени генерала Сивцова среди переговорщиков не значилось. Илья о нем вообще больше не слышал, что его нисколько не огорчало. Штурм смерть Палеха и штурм Караманта навсегда избавили Илью Владимировича от излишнего человеколюбия. Единственное, о чем он действительно жалел, так это о том, что вместе с изрядной долей филантропии, лишился и романтических иллюзий, которые так и витали вокруг, когда он только-только пришел в проект «Параллель».

Первое время после возвращения «Тахиона» Илья находился под домашним арестом в двести шестнадцатой комнате жилого корпуса научного городка Байконур. За время заточения и вынужденного бездействия он столько раз попрощался с жизнью и столько всего передумал, что когда ему предложили должность консультанта в «Отделе развития отношений с мирами параллелей», согласился, даже не поинтересовавшись будущими должностными обязанностями.

Позже выяснилось, что спектр их достаточно широк и сильно размыт. В обязанности входили: инструктаж новичков проекта, анализ текущей ситуации и выходы в поля в составе мобильных групп. Кроме всего прочего на Илью повесили популяризацию «курса на объединение всех слоев реальности положительной параллели», выбранного правительством Земли-плюс, и обязали курировать деятельность пресс-центра. Это были дополнительные хлопоты, но первое время Илья получал от них несказанное удовольствие, вспоминая те времена, когда журналисты солидных изданий об «исследователях непознанного» слышать не желали.

И только в жизни Ильи Владимировича все более или менее упорядочилось, как последовательно грянули два весьма значительных события.

Впервые в истории проекта «Параллель» был принят «Закон о территориальной принадлежности», регламентирующий взаимоотношения между мирами. Под двухсотстраничным документом и длинным перечнем регалий и титулов правителя Соединенного королевства миров, стояла изящная завитушка — подлинная подпись его величества короля Аканора. Со стороны Земли плюс документ подписал председатель Организации Объединенных наций. До абсолютной централизации власти в его лице положительной параллели осталось совсем немного. ООН обнародовала понятие многомерности, и миры спешно объединялись перед лицом угрозы извне.

По «Закону о территориальной принадлежности» отрицательная и положительная параллели признавались равными и суверенными территориями, с границей, проходящей между Форпостом и Восьмой Провинцией СКМ, что привело Илью в состояние, близкое к эйфории. Оказывается, все время после возвращения он жил с четким ощущением надвигающейся войны и катастрофы, о которых предупреждал его королевский стражник Диам-Ай-Тер. И когда Илья несколько раз прочитал слова «суверенитет» и «государственная граница», с души не то, что камень упал — сняли бетонную плиту. Илья даже сутулиться перестал. Конечно, особых иллюзий он не питал, но с таким весомым документом всем стало как-то спокойнее.

Правда, имелось в законе несколько скользких пунктов, касающихся осколков, а вырождающиеся миры нежити практически признавались колониями СКМ, но все-таки некую стабильность в отношениях почувствовали все, не только Илья. Термин «Осколки» прижился в положительной параллели. Поскольку раньше о взорванных мирах Земля плюс и не подозревала, название решили заимствовать у представителей СКМ, чтобы избежать терминологической путаницы.

Второе событие не имело громкого общественного резонанса. Более того, информацию о том, что ученые разработали навигационную систему, позволявшую звездолетам уходить с Центральной оси перехода на векторы и безошибочно возвращаться в исходный слой реальности, строго засекретили. Но это был прорыв.

Илья прекрасно помнил, как пренебрежительно представители СКМ отзывались об осколках и их жителях. Те и другие были для них чем-то недостойным, отсталым и не заслуживающим внимания. Но если осколками завладеет положительная параллель, то Земля-плюс получит плацдарм, расположенный в непосредственной близости от колдовского королевства…

В узком кругу специалистов началась восторженная суета вокруг испытаний навигационного комплекса. Посвященные политики приосанились, создали очередной секретный комитет и как в омут с головой кинулись в пучину бесконечных совещаний. Илья пожал плечами, твердо уверенный в том, что на сей раз далеко идущие планы правительства по установлению мирового господства его не коснутся.

Илья Владимирович жестоко ошибся.

И недели не прошло, как он оказался в очередном рейде.

Предполетное совещание проходило уже не в крошечном научном городке, затерянном в степи. После возвращения «Тахиона» в Подмосковье заложили целый комплекс зданий, в котором разместился российский филиал проекта «Параллель». Первый корпус ввели в эксплуатацию полгода назад. На дороге появились соответствующие указатели, на сверкающей стеклопакетами высотке Управления — таблички. Правда, остался традиционный шлагбаум на въезде, но для сотрудника, имевшего вполне солидный уровень допуска, он не являлся фатальным препятствием. Илья в любой момент мог выехать за территорию и довольно долго искренне верил, что момент этот откладывается по независящим от него причинам, пока однажды не взял недельный отпуск и не умчался с осточертевшей территории Управления, куда глаза глядят.

Его хватило на трое суток. Свобода имела затхлый вкус. Единственный мир положительной параллели, пусть и ключевой — основа основ, планета Центр, оказался скучным как грядка с помидорами. Это сравнение пришло Илье в голову, когда кто-то из старых знакомых, великодушно пригласил его в коттедж под Воронежем. Из вежливости Илья осмотрел предмет хозяйской гордости — чахлые зеленые кустики с горошинами завязавшихся плодов, оберегаемые телескопическими штангами «Сторожа роста». Илья так и не понял, что производило более гнетущее впечатление: сами помидоры или их железные протезы. Он не мог отделаться от мысли, что все вокруг, включая яблоневые и сливовые деревья, высаженные по периметру участка, — дешевая имитация, и за границей коттеджного поселка нет ничего, кроме мутного кольца тумана мирозданья.

Он сбежал обратно в Москву. По дороге перечитал «Закон о территориальной принадлежности». Вернувшись в Управление, с наслаждением пронаблюдал, как полосатая перекладина шлагбаума опустилась за спиной, отсекая бутафорский мир от реального, многослойного. Он забыл то время, когда все было с точностью до наоборот, и вырванный из привычного уклада жизни вербовщиком ФСБ он пересекал шлагбаум с мыслью, что у него только что украли настоящую жизнь.

* * *

— Как-как? «Позитрон»?! Это что за название для космического корабля! — воскликнул Илья, пожимая руку пилоту Саше Савельеву. — Что у них, совсем с фантазией труба? Ничего другого придумать не могли? Называют же сторожевики «Дерзкий» и «Стремительный»!

— Привет, Илья. С фантазией у нас на всей параллели только у тебя хорошо, — улыбнулся майор Логинов, поднимаясь навстречу. — Как смогли, так и назвали, не ерничай.

— Ого, команда подбирается! — остановился в дверях Николай Климович. — Здорово, Владимир. А ты у нас, почему еще не генерал?

Он шагнул в помещение и протянул друзьям лапищу. И такая мощь была в этом движении, и такая искренняя радость в этой улыбке, что Илья невольно вспомнил школьную учительницу, которая сказала им как-то после очередной потасовки: «Сила должна быть доброй». Сказано это было менторским тоном, в соответствии с инструкцией Минобраза РФ, а потому особого впечатления на нашкодившую компанию не произвело. Вот если бы она тогда с собой Колю Климовича привела…

— Очередь не дошла, — ухмыльнулся Логинов и обернулся он к судовому врачу, выглядывавшему из-за спины Климовича. — Команда и впрямь подбирается, что надо.

— Это-то и настораживает, — пробасил шагавший за Климовичем Валерий Васильевич. — Не хотелось бы лишних приключений на голову.

— А может, мы в этот раз без приключений? — подмигнул ему Саша Савельев. Он бесцеремонно присел на краешек интерактивного стола, развернувшись спиной к демонстрационному экрану и лицом к двери. Пилот пришел первым и теперь с удовольствием наблюдал за прибытием старых знакомых.

— Сам-то веришь, летун? — прищурился Валерий Васильевич.

— Да не особенно, — стараясь, чтобы слова прозвучали беззаботно, ответил пилот. Первая радость встречи прошла, и возбуждение уступило место томительному ожиданию начала предполетного совещания.

В полном составе бывшая команда «Тахиона» еще ни разу не собиралась. После шумного прибытия с переполохом на Форпосте и бесконечными докладами, больше походившими на допросы, всем участникам похода настойчиво рекомендовали остаться в проекте.

Илья Лапин и Владимир Логинов согласились легко. Илье было больше некуда податься, а майор Логинов и так работал в подразделении, обеспечивающем безопасность рейдов. На удивление недолго думал судовой врач Валерий Васильевич Шевцов. Наверное, и сам устал от жесткого материализма, который до недавнего времени рьяно исповедовал. А вот оба пилота затосковали по обычному космосу и настоящим сверхсветовым двигателям, которые не искривляют пространство, продавливая звездолет в другой слой реальности, а несут экипаж в бескрайний простор. И они, и Николай Климович, который простодушно считал, что его действительно кто-то о чем-то спрашивает и можно отказаться и уйти, думали и отнекивались довольно долго, пока с каждым из них не побеседовал добрейшей души человек Олег Сергеевич Дербенев, в свое время вербовавший Илью.

В конце концов, пилоты Кравцов и Савельев подписали приказ о переводе прямо у него в кабинете. А Климовича Дербенев свозил в испытательную лабораторию проекта и заинтриговал возможностями нового биомеханического оборудования, предназначенного для работы на Земле. О чем они говорили на обратном пути, Климович никому не рассказывал. Но Илья аккуратно навел справки и выяснил, что Дербнев практически никогда не носился сам ни с одним из кандидатов. Условия оговаривались в кабинете. И как правило максимум через два часа, клиент подписывал бумаги или бесследно пропадал. Когда Илья это узнал, у него мурашки по коже пробежали. Сначала Илья представил, что было бы, если б он в свое время отказался. А потом, что было бы, если бы отказался решительный космодесантник. Но к счастью, пока шел процесс вербовки, проект рассекретили.

Илья сопоставил время, которое Дербенев угрохал на Климовича, с датой обнародования результатов работы проекта «Параллель», и отношение Ильи к Олегу Сергеевичу снова, в который раз, поменялось на противоположное. Теперь Илья Дербенева глубоко уважал. Затянув процесс вербовки, тот уберег Николая от таких неприятностей, которые тот и представить себе не мог.

Илья как раз собирался спросить, где второй пилот «Тахиона», когда гул голосов внезапно стих, Александр Савельев пружинисто отскочил от стола, Илья вслед за ним тоже неловко отступил к ряду кресел и уселся в первое попавшееся. Для чего руководству понадобилась команда «Тахиона» в полном составе, должно было проясниться с минуты на минуту.

Конечно, все участники уникального похода, работая в одной конторе, пересекались не раз. Илья с Владимиром Логиновым дважды ходили по положительной параллели в составе группы «Контакт». Валерия Васильевича Илья неоднократно встречал в медицинском центре проекта, а с Климовичем — облазил практически все труднодоступные районы планеты Форпост. Это был примечательный рейд — один из первых, в который Илья официально пошел научным руководителем.

Полевая группа устанавливала на Форпосте наземную аппаратуру слежения.

Схему «уязвимых зон положительной параллели» Илья разработал сам, опираясь на данные, собранные в «Клубах любителей непознанного» и рекомендации боссов подразделения безопасности. Благодаря их горячему участию называлась она теперь очень мудрено: «Вероятностные географические зоны ослабления континуума и возможного прорыва реальностного слоя Земель с первой по девятую по Центральной оси перехода с учетом возможных диверсий с векторов отклонения».

Илья долго пытался осмыслить тяжеловесную речевую конструкцию. И еще дольше — понять, как простое название превратилось в словесного монстра. Ни то, ни другое ему не удалось, зато он навсегда излечился от излишней приверженности к наукообразным терминам, которой болел не один год. Коля Климович и ребята из спецподразделения, которые обеспечивали прикрытие, выбили эту дурь у него из головы. К концу рейда Илья Владимирович разговаривал короткими рублеными фразами, указания давал громко и четко и матерился не хуже подчиненных.

— Добрый день, коллеги, — сказал мужчина, устремившийся к столу перед экраном.

Илья глянул на него и похолодел. Кажется, на третий год от возвращения, экипаж «Тахиона» все-таки решили пустить в расход. Мужчина средних лет, среднего роста с невыразительными чертами лица был одет в чуть поношенный костюм то ли темно-серый, то ли черный, в обычную рубашку — то ли белую, то ли с голубоватым отливом. Этакий «сотрудник органов»: встретишь на улице — не узнаешь, встретишь в другой одежде — не поймешь, его ли встретил.

— Прошу прощения, у нас сегодня электрики намудрили, я проверю. У вас еще пять минут до начала совещания есть? Отлично.

На лацкане пиджака качнулся белый прямоугольник бейджа. «Служба технической поддержки», — прочитал Илья.

— Двадцать первая аудитория, все в порядке, — доложил кому-то айтишник. — Остальные мне что, тоже вручную проверять… Что за дедовские методики?

Ответ Илья не услышал. Тупо уставившись в стену над экраном, он прижал ладонь ко лбу.

— Что Илья Владимирович, голова разболелась? — заботливо спросил сидевший рядом доктор Шевцов.

— Нет-нет. Задумался.

Сердце все еще испуганно подпрыгивало. Илья оглянулся на Сашу Савельева — тот молча развел руками в ответ. Он тоже принял айтишника за кого-то другого.

— Добрый день, коллеги, — снова раздалось в аудитории, но Илье уже было все равно, кто в нее зашел. — Э-э… А что у нас случилось с интерактивной системой?

— Все в порядке. На третьем этаже неполадки — проверяем.

Ай-тишник разминулся в проходе с руководителем научного подразделения проекта «Параллель», который пожаловал собственной персоной.

— А-а, ну спасибо. Меня зовут Мстислав Борисович, если кто не знает. Разрешите представить вам сотрудника дипкорпуса Светлову Веру Георгиевну, — сказал он, взглянув поверх голов. — Садитесь, господа, и садитесь поближе. Церемонии нам ни к чему, давайте перейдем сразу к делу. Вера Георгиевна, проходите.

«Где спеподразделение? — подумал Илья, рассеянно разглядывая даму интеллигентного вида, присоединившуюся к научному руководителю. — Неужели в этот раз без них обойдемся»? И тут до него дошло, что, наверное, майор Логинов не просто так оказался в этой аудитории. И скорее всего, уже кое-какой информацией располагает относительно предстоящего рейда.

«А правда, почему его не повышают? — подумал Илья, вспомнив слова Климовича. — Чтобы иметь возможность „в поля“ отправлять? Полковника не очень-то погонишь в параллель. Или потому что на „Тахионе“ он все инструкции нарушил, заключив сделку с иномирцами? Попал Володя! Единственная награда за тот рейд — комплимент от королевского стражника Диам-Ай-Тера. Ну и жизнь в подарок. От родной планеты».

— …советник по спорным территориям. Она возглавляет отдел, занимающийся территориальными претензиями на Осколках.

Мстислав Борисович закончил краткое представление спутницы и перешел к делу:

— Итак, коллеги, как вы знаете, международный проект «Параллель», в который входит наше Управление, существует около двадцати лет. Формирование дипломатического корпуса началось сразу после открытия параллельных пространств, но в последнее время корпус разделен на два отдела. Один занимается упрочением вертикальных связей между мирами положительной параллели. Второй — проблемами взаимоотношений с представителями нетехнической цивилизации.

«Все-таки, мы больны ксенофобией, — вдруг подумал Илья. — Если даже такой умница как Мстислав Борисыч не может себя побороть и честно назвать нетехническую цивилизацию королевством, а ее представителей — волшебниками, то что говорить обо всех остальных. Земля-плюс лелеет надежду на превосходство. Как бы нам не пролететь»…

— Сейчас я попытаюсь увязать историю и современность, чтобы вы представляли себе суть вопроса, а госпожа Светлова даст необходимые пояснения, — пообещал Мстислав Борисович и сделал приглашающий жест, как бы увлекая слушателей за собой.

Илья проследил взглядом за уверенным взмахом руки опытного лектора — чересчур пухлой и немного студенистой. Мстислав Борисович был человеком скорее массивным, чем толстым. Но Илья так часто работал бок о бок с представителями различных героических профессий, подтянутыми и предельно собранными, что теоретик чистой воды, которым являлся руководитель научного подразделения, вызывал у него смешанные чувства, несмотря на бесспорные заслуги и острый ум.

— Как известно, освоение иных слоев реальности началось с трагической гибели сверхсветового звездолета «Алмаз». Проект «Параллель» в том формате, который вы знаете, стартовал после проведения серии экспериментов, детального изучения вопроса и модернизации двигателей космических аппаратов. Прежде, чем отправить по Центральной оси первый звездолет с экипажем, было произведено около тридцати пробных пусков. Как правило, в параллель отправлялись автопилотируемые исследовательские зонды. Модели вы видите на экране. На сегодняшний день одиннадцать из них числятся пропавшими без вести. Мы предполагаем, что это те аппараты, которые ушли на векторы и затерялись на так называемых осколках. Во время пробных пусков зона разорванного континуума еще не была открыта.

«Так и есть! — подумал Илья, преисполнившись чувством собственной значимости. — Это ж мы ее открыли! Пока вы тут гадали о том, что происходит на векторах отклонения, Коля с Каином — жителем этого самого „разорванного континуума“ штурмовали Карамант».

— Поскольку первоначально предполагалось, что зонд обязательно выйдет к планетам положительной параллели, — продолжал Мстислав Борисович, — в программу каждого из аппаратов включался функциональный модуль «Точка невозврата». В двух словах — если зонд по каким-либо причинам не мог вернуться в заданное время в исходное измерение, он осуществлял посадку на поверхность планеты в труднодоступный район и включал аварийный маяк. По данным технической службы заряда батареи аварийного маяка хватит нашим детям. И внукам останется, — улыбнулся академик. — Предполагалось, что сигнал обязательно будет замечен следующими экспедициями. Коллеги, насколько необходимы подробные технические характеристики оборудования, о котором идет речь?

— Мстислав Борисович, поясните членам экипажа, почему зонды программировали на посадку, — попросил Логинов.

— Аппарат боялись потерять. Искать его в открытом космосе на незапланированной траектории по сигналу аварийного маяка — это искать иголку в стоге сена.

Мстислав Борисович кивнул Логинову, обвел аудиторию взглядом и продолжил:

— Прежде чем передать слово Вере Георгиевне, я хочу отметить, что по этой части исследовательской программы в архиве есть подробные отчеты. Вы имеете право с ними ознакомится, — заверил он всех присутствующих. — Но поскольку сама проблема на сей раз лежит в плоскости дипломатии, я позволил себе лишь короткий экскурс. Пожалуйста, госпожа Светлова.

— Добрый день, коллеги! Надеюсь, все присутствующие ознакомились с основополагающим документом, который регламентирует отношения между мирами положительной и отрицательной параллелей, — заговорила спутница руководителя хорошо поставленным голосом. — Это «Закон о территориальной принадлежности». Согласно пункту 63.3 данного положения осколки официально признаны нейтральными территориями, за исключением тех случаев, когда их жители сами определяют, чьими подданными являются. Таких территорий, признавших юрисдикцию Соединенного королевства миров, не так уж мало. Естественно, посланники его величества короля Аканора не стали называть нам точную цифру, чтобы не раскрывать истинных масштабов своих территориальных амбиций. Осколков в составе СКМ могло бы быть еще больше, если бызона разорванного континуума входила в сферу первоочередных интересов правителей нетехнической параллели.

Докладчица сделала паузу, и Илья перевел дыхание. Он слегка обалдел от невероятной смеси терминов Земли-плюс и торжественных титулов и витиеватых понятий Земли-минус, которые посыпались на аудиторию из уст Веры Георгиевны. Передышка была короткой.

— Признаком принадлежности осколка Федерации Земли-плюс или Соединенному Королевству в тех случаях, когда правительство либо жители данной конкретной области не имеют представления о современном мироустройстве с учетом многослойной реальности, — снова полилось на головы участников совещания, — является установленный символ власти. Для СКМ — это гранитная Стелла с королевским глазом, для нас — вымпел с эмблемой Организации объединенных наций. Это же правило распространяется на незаселенные Осколки. В спорных случаях может использоваться такое доказательство как генетическая территориальная метка. Общеизвестно, что наши цивилизации никогда не соприкасались друг с другом и, следовательно, имеют отличия на генетическом уровне. Несмотря на то, что мы не смогли объяснить посланникам его величества смысл слова геном, некоторое понимание в этом вопросе все же было достигнуто. Члены клана королевских мудрецов владеют магической технологией, позволяющей определить видовую принадлежность любого живого существа по неким нематериальным признакам. Я думаю, что эти положения закона всем известны. Но если у вас появятся вопросы, вы сможете задать их в конце моего выступления. А сейчас я обрисую вам задачи предстоящего рейда. Итак… С разработкой и внедрением системы навигации «Глонос» посещение зоны разорванного континуума стало возможным для пилотируемых аппаратов.

«Надо же, — хмыкнул Илья про себя. — А мы там просто так, мимо проходили, раз это официально не было признано возможным. Жаль Логинов сзади сел. Надо будет обменяться впечатлениями, когда дама выговорится. Интересно, знает она про Карамант? Вряд ли… Дипломатам вообще опасно такие вещи рассказывать. Вопрос с чтением мыслей так и остался открытым».

— …таким образом, перед участниками рейда ставится две задачи. Первая — поиск потерянных автопилотируемых аппаратов. В случае, если какой-то из них вам удастся обнаружить на Осколках — этот факт должен быть запротоколирован согласно инструкции. Зонд изымается. На месте обнаружения устанавливается вымпел. Территория с этого момента считается закрепленной за положительной параллелью. Образец протокола я предоставлю. И вторая. У вас будет портативный анализатор, позволяющий судить о принадлежности жителей к тому или иному измерению, если вы обнаружите заселенный Осколок. В случае совпадения основных характеристик генома с геномом положительной параллели, экипаж действует как в первом случае: заполнение протокола и установка пограничного знака принадлежности Федерации Земли-плюс. Мстислав Борисович, если я что-то упустила, дополните, пожалуйста.

И хорошо поставленный женский голос, наконец, умолк.

По аудитории пронесся вздох облегчения. Подгорный задумчиво пожевал губами. Он выключил экран, на котором чередовались космические зонды, страницы текста «Закона о территориальной принадлежности» и бланки протоколов, которые в свою очередь сменяли цепочки ДНК и изображения дистанционных анализаторов генома человека.

Внешний вид этих устройств Илью позабавил. Он слишком хорошо помнил, как смертоносная «Игла», размером чуть больше ладони, гонялась за ним по межпространственным переходам. «Надеюсь, на слайдах представлены одни из первых образцов, которые в дальнейшем подверглись модернизации. Если нет — пусть Логинов тряхнет свое ведомство, — подумал он. — Или они решили, что мы будем лазать по осколкам с этими гробами»?!

— Я хочу только сказать, что задание и экипаж окончательно утвердили сегодня утром. Полная информация о рейде как раз сейчас закачивается в ваши персональные компьютеры. Там вы найдете перечень функциональных обязанностей членов экспедиции, индивидуальное расписание подготовки, список консультантов и время старта. Командир экипажа — это присутствующий здесь майор Логинов. Помощник — Илья Владимирович Лапин. Почему миссия поручена вам, я думаю, все прекрасно понимают. Как и то, что она — крайне ответственна. Дальнейшие вопросы, которые у вас могут возникнуть, в том числе по экипировке, лучше задавать тем специалистам, которые указаны в «Полетном задании». Дисколет на предрейсовом контроле. Аудитория в вашем распоряжении до тринадцати ноль-ноль. Успехов, уважаемые коллеги, всего доброго.

Высокие гости церемонно откланялись и покинули кабинет.

— Как, Саша, говоришь, звездолет наш нынче называется? — ухмыльнулся Николай Климович, как только за ними закрылась дверь.

— «Позитрон».

— Говорящее название! — Николай встал и расправил плечи. — И звучит жизнеутверждающе, и связь с родной параллелью налицо. Чего тебе, Илья, не понравилось?

Но Илья оставил вопрос без внимания. Он встал и подошел к Логинову вплотную.

— Володя! Может, в этот раз ты с нами информацией заранее поделишься? Не дожидаясь выхода в параллель?

— Да пожалуйста! — Логинов смерил его взглядом. — На борту кроме вас будут два технических специалиста, спецподразделение — десять человек, включая меня, и трансфер. Задачу все слышали. Пилоты — Кравцов и Савельев. Технических специалистов представлю на борту. Ну что? Отлегло?

— Илья, ты нас хочешь сразу со спецами и охраной перессорить — до старта? — пробасил доктор Шевцов. — Так у тебя неплохо получается!

— Я… — Илья почувствовал, что краснеет. — Я на самом деле хотел про оборудование спросить. Переклинило, — он развел руками, не зная, что еще сказать.

Но тут в разговор вступил Николай Климович.

— И все-таки, почему именно такой состав экспедиции, а, Владимир? Мы вместе еще ни разу не собирались — и вдруг на тебе! Неудивительно, что научный руководитель занервничал. Тут, по-моему, всем не по себе. Только никто, кроме Ильи вслух сказать не решился…

— А кроме нас никто по отрицательной параллели не ходил, — ответил ему Логинов. — Если зонд найдется на королевском осколке, да еще населенном, могут возникнуть проблемы. Руководство считает, что мы в состоянии их решить. Наша техника в руки магам попасть не должна. Это все, Илья Владимирович, — он обернулся к Лапину. — Как видишь, я готов к сотрудничеству с самого начала. Не веришь?

— Верю, — Илья облегченно вздохнул и улыбнулся в ответ. Кажется, в этот раз никто не собирался отправлять его на верную смерть. — Николай верно заметил — как-то мне неспокойно. Извини, командир.

— Когда в параллели кому спокойно было, — усмехнулся Логинов.

— А что такое трансфер, кто-нибудь знает? Или все в курсе, я один такой темный? — спросил доктор Шевцов.

— Я знаю, — подал голос Саша Савельев. — Его сейчас как раз Паша обкатывает. Это такой небольшой восьмиместный аппарат, предназначенный для работы на осколках. Он может стартовать с места.

— С места? — недоверчиво переспросил Валерий Васильевич.

— С места разгоняется до сверхсветовых скоростей?! — поддержал Илья.

— Хороший вопрос! Я сам его технарям задавал первым делом, — улыбнулся Саша Савельев. — Сказали, что модернизированные движки трансфера по сути являются компактными ускорителями элементарных частиц и разгоняют не сам аппарат, а пространство вокруг него. В итоге трансфер проваливается в локальную аномалию. Мощности ходить по центральной оси у него не хватает. А для вектора — в самый раз. Я нашу модель на прошлой неделе опробовал. Легко прошивает два три слоя реальности на осколках. Куча времени экономится — не надо каждый раз отходить на рубеж прыжка.

— А дальше трех слоев? — быстро спросил Илья. Об этих разработках он слышал, но видеть трансферы, а тем более работать на них ему еще не доводилось.

— Дальше «Глонос» глючит. По инструкции — не рекомендуется. Но мне кажется — перестраховываются они… — задумчиво добавил пилот. — Больше двух векторов от исходного я пока не прошивал. Паша вернется с испытаний — спросим.

«Еще бы тебе так не казалось, — подумал Илья. — После того как вы с Пашей умудрились вслед за Асианой целый дисколет пропихнуть в межпространственный коридор, вас только векторами отклонения пугать».

— Будем считать, что я все понял. Спасибо, Санек, — сказал Шевцов. — Пойду я, пожалуй. Всем до встречи на борту. Что, господин майор, отпускаешь нас? Или у тебя как у командира какие-то поручения будут? — обернулся он к Логинову.

— Нет, все свободны.

Илья вышел из аудитории последним, ускорил шаг, догнал Логинова в небольшом холле и окликнул. Тот нехотя обернулся.

— Что еще, Илья Владимирович?

— У меня к тебе личная просьба, — сказал Илья чуть смущенно и уставился на погоны собеседника. Не так часто Илье доводилось видеть господина майора в мундире офицера ВКС. На борту звездолета, в повседневной или полевой форме, он казался намного проще. А здесь Илья уже пожалел, что окликнул его «Володя», а не «командир» или «господин майор». Наконец, он поднял глаза и поймал выжидательный взгляд Логинова.

— Я тоже не хочу повторять ошибки, — вдруг сказал Владимир вполне дружелюбно, — я бы тебе все выложил. Потому, либо мне ничего не сообщили, либо — с этим рейдом все чисто на сей раз. Ты все еще сомневаешься, Илья? Или знаешь что-то, чего не знаю я?

— Нет, командир. Я хотел тебя попросить, — Илья прикусил губу, почувствовав себя мальчишкой, который пристает к взрослому человеку. Но решение было принято, и он довел дело до конца:

— Научи меня, — он запнулся, — н-ну… самозащите. Или как это у вас называется?

Майор Логинов недоверчиво улыбнулся.

— Илья, ты же сто раз инструктаж проходил, забыл? Ты только со мной дважды в рейд ходил, а сколько без меня… У меня девять человек в подчинении. Ребята надежные, «обкатанные». Сколько попросишь — столько и дам, если что.

— Серьезно, — подтвердил Илья. — Я хочу у тебя несколько уроков взять, если так можно выразиться. У тебя. А не у инструктора.

— Что происходит? — тихо спросил Логинов. — Что-то случилось?

— Ничего. Может, я зря… — пробормотал Илья. — Не нравится мне все это… И сам я опять непонятно кем… Протокольная служба осколков, твою мать!

Владимир помолчал и с любопытством оглядел своего помощника. Секунду Илье казалось, что сейчас он рассмеется, фамильярно хлопнет его по плечу, и подобно космодесантнику Климовичу скажет: «Не бери в голову, все нормально».

— На борту, — обронил Логинов. — Если время будет. Тебе не понравится.

* * *

Илья устало откинулся на спинку стула, закончив заполнять бесконечно нудный протокол. Достаточно было взглянуть на транспортное средство, которое использовалось на осколке, чтобы признать территорию собственностью Земли плюс. Технологии в своем развитии примерно соответствовали уровню Форпоста — большая удача. Илья Лапин опять оказался в числе первооткрывателей: насколько он знал, в активе родной параллели еще не было таких больших по площади и высокоразвитых разорванных миров.

А началось все с того, что пилот Саша Савельев засек сигнал маяка. Слабый и искаженный, он шел с вектора первого порядка. Обрадованный Логинов, опасаясь, что аппаратура трансфера может сигнал потерять, погнал на вектор «Позитрон». Дисколет ринулся в туман мирозданья. Около полуночи отсеки залила звонкая трель готовности к высадке. На борту закипела жизнь. Упакованный в комбинезон, Илья впился глазами в информационный экран кают-компании, пренебрегая рекомендацией находиться в каюте до посадки. Строго говоря, он никаких инструкций не нарушал. Помощник командира — это все-таки не просто «гражданский специалист или специалист по контактам, находящийся на борту и полностью подчиняющийся руководителю рейда». Илья вздохнул и покосился на стоящего рядом майора Логинова. Останься все по-прежнему, как во времена Палеха, то руководителем рейда сейчас как раз являлся бы Илья Лапин.

Размытая тень дисколета бесшумно плыла над притихшей березовой рощей, перечеркивая пыльные ручейки дорог. Кособокая луна поднималась все выше, скользя по корпусу бледными лучами. «Позитрон», погасив иллюминацию, стремительно снижался в ложбинку между двумя холмами. Вдалеке виднелись во тьме тусклые огни небольшого городка.

— Так и есть. Слишком крупный осколок, чтобы быть незаселенным, — произнес Илья, взглянув в верхний правый угол экрана, куда пилоты вывели подробный план города, — Мне кажется…Ох, ты только посмотри, прямо под нами!

Но Владимир Логинов уже бросился к выходу.

— Садитесь здесь, живо! Аварийный откройте! — крикнул он в инком. — Без команды не покидать борт!

По ухабистой дороге, оставляя за собой сизые клубы дыма, петлял четырехколесный драндулет. Тень дисколета перескочила через машину справа налево. Подсвечивая полосу дороги двумя дрожащими лучиками фар, видавшее виды транспортное средство влезло на песчаный пригорок, неловко сползло в канаву и остановилось, пыхтя мотором. Водитель выскочил с передней скамьи, над которой возвышалось рулевое колесо и, задрав голову, уставился на летающее блюдце, скрывшееся за деревьями.

Пол дрогнул и совсем неласково толкнул Илью вверх. Пилоты четко выполнили команду: дисколет упал, выстрелив посадочными опорами в землю. Пока Илья бежал к лифту, пол отсека норовил вырваться из-под ног подобно палубе морского судна — опоры выравнивали стремительно севший звездолет.

Кабина донного лифта замерла в крайнем нижнем положении, двери раскрылись. Илья увидел Логинова, стоявшего рядом с поношенным драндулетом, и заспешил к нему.

— Ну что там, Володя?

— Все чисто. Я его пси-блокадой накрыл, — обернулся Владимир, пристраивая на разгрузку блокатор, похожий на пузатый пистолет.


Белобрысый паренек лет восемнадцати мирно спал на обочине дороги в нескольких шагах от открытой водительской двери машины. Илья подошел, остановился и посмотрел на распростертого на земле мальчишку.

— Откуда он тут только взялся?

— А вот мы сейчас пилотов спросим, — недовольно проворчал Логинов. — Саша, елки-палки, это что такое? — сказал он в инком. — Где зонд, что это за осколок?

— Виноват! Искажение сигнала. Мы маяк проскочили…

— Да я уже понял, что проскочили! Почему аборигены нам под брюхо бросаются? Кто мне сказал «все чисто»!

— Извини, командир, — повторил Саша Савельев.

— Абориген домой спешил, — примирительно произнес Илья, — задержался где-то…

«Хорошо, если мы вообще найдем нужный осколок в ближайшие сутки», — добавил он про себя, обернулся к закованному в броню Логинову и кивнул на неподвижное тело.

— Он хоть дышит?

— Еще как. Очухается и не вспомнит, — Владимир Логинов поднял забрало шлема. — Ну может, голова чуток поболит у парня.

Несмотря на бодрый тон в его голосе сквозила плохо скрытая досада. Фырчал на холостом ходу драндулет, дымя выхлопными газами. Илья потер виски руками.

— Как-то неоднозначно наш поход начинается, господин майор, тебе не кажется?

— Честно? — спросил Владимир. — Рейд — дерьмо! И ты это лучше меня понимаешь. Тайный сбор утильсырья… Как еще он мог начаться?

— Ладно, пойдем, пока не очухался.

Они зашагали к открытым дверям лифта дисколета, сбивая с травы капельки росы.

— Ты ему сильно память потер? — все-таки спросил Илья, когда полупрозрачные двери закрылись, и кабина лифта пошла вверх.

— Стандартно, — буркнул Логинов, — не нагнетай, Илья Владимирович. Самому противно. Может, маги на этот вектор и не выйдут никогда, и никакой он не потенциальный свидетель нашего пребывания. И никому не растрезвонит, что вымпел только вчера какие-то чудаки на летающем диске приволокли. А не лежал он тут от начала времен, доказывая наше территориальное превосходство. Ты это мне хотел сказать?

— Я хотел сказать, что чем дальше мы от родной параллели, тем менее гуманным выглядит «Закон о территориальной принадлежности».

— Скажи спасибо, что хоть до этого договорились. А то воевал бы я сейчас не с деревенскими пацанами, а с боевыми магами королевских стражников. Ничуть не более гуманное мероприятие, уверяю тебя.

Илья невесело улыбнулся в ответ и представил, как через некоторое время явится сюда дипмиссия. И до смерти запугав старейшину, мэра или вождя того небольшого поселения, объяснит местным жителям, что на самом деле представляет из себя верховная власть.

Логинов переключился на связь с «Позитроном».

— Климович с сопровождением — на выход! После установки вымпела немедленно покинуть Осколок. Паша, готовь трансфер. Сейчас сядем, где поспокойнее, и будем с трансфера зонд искать вплоть до векторов четвертого порядка.

Через пять минут Коля Климович под охраной двух спецназовцев затопил символ принадлежности осколка Земной Федерации в центре небольшого болотца. Пока дисколет набирал высоту, вымпел диаметром около полуметра медленно погружался в трясину. Ему предстояло дремать там до тех пор, пока кто-нибудь не нарушит границу измерений. Тогда, навстречу пришельцам поднимется из болота светящийся шар. Светящимся его сделали в расчете на магов и нелюдей, чтобы те и другие собственными глазами видели, что место занято. Представителям положительной параллели спецэффекты были ни к чему. Они и так засекли бы сигнал, который шел на строго определенной частоте, выделенной дипкорпусу Земли-плюс.

Трансфер оказался замечательным средством передвижения по осколкам. С места в карьер он проскочил три слоя реальности и без труда вернулся обратно. Зонд нашелся. «Позитрон» продолжил путь. Полномочий переименовать корабль у Ильи не было, и ему оставалось только смириться с названием. Рейд, несмотря на бурное начало, оказался на редкость скучным и утомительным. Звездолет постоянно возвращался к Центральной оси, и снова уходил на вектор из того сектора, где пропал очередной заблудившийся летательный аппарат.

За месяц непрерывных поисков экипаж «Позитрона» обнаружил один потерявшийся зонд и всего три достаточно крупных осколка, чтобы на них не стыдно было потратить дорогостоящие вымпелы. Причем один принадлежал какому-то воинственному племени дикарей. Попытка установления контакта закончилась обстрелом полуголых людей из парализаторов. Глядя на размалеванные тела и бесчисленные бусы на шеях туземцев, Илья предположил, что ДНК-тест покажет результат в пользу СКМ. Но дистанционный геном-анализатор на девяносто процентов подтвердил генетическое сходство с людьми положительной параллели. Илья брезгливо передернул плечами, представив, что так мог выглядеть кто-то из его предков, и под прикрытием ребят Логинова вернулся на борт — заполнять очередной отчет.

Два раза экипаж натыкался на осколки Соединенного Королевства миров. На один из них и спускаться не стали — хватило видеосъемки, чтобы признать мирок чужой собственностью. Над гористой местностью парили гиганские ящеры, лениво взмахивая кожистыми крыльями. Некоторые из них были оседланы, и наездники, восседавшие на спинах драконов, лихо загоняли стадо на посадку. Драконы недовольно фыркали, испускали клубы дыма и языки пламени, но слушались погонщиков.

— Помнишь монстров Караманта? — тихо спросил Илья у Логинова, пока экипаж с удивлением разглядывал волшебную картинку.

— Помню, конечно. Но они, наверное, из другого измерения. Здесь наземных тварей не видно, одни крылатые, — откликнулся Владимир.

— Размах крыльев метров десять, если не больше… Роскошные экземпляры!

— Роскошные? — переспросил майор Логинов. — Разве что с борта звездолета.

Иль представил, как Владимир вскакивает с земли под носом у такого дракона и, вскинув лучемет, лупит из него в зубастую пасть, изрыгающую огонь. На броне спецкостюма «Хамелеон» тают нарисованные пучки травы. Чудовище, хрипя, заваливается назад, сбрасывает седока, в агонии бьет хвостом, скребет землю когтистыми лапами. И все вокруг заливается черной кровью…

«Нет, — подумал Илья, — черная кровь у нежити. А у драконов — какого она цвета?»

— Паша, уходим! — скомандовал Логинов в инком. — Не наша юрисдикция — можно стеллу не искать — и так все ясно.

Весь вечер Илья проторчал в углу кают-компании спланшетом и пером, ни на кого не обращая внимания. На планшете то появлялись башни Караманта, то летела верхом на драконе красавица Асиана, то оборотень в невозможном прыжке вцеплялся зубами в шею крылатого чудовища. Затем все это исчезало, повинуясь движениям «ластика», и перо снова скользило по гладкой поверхности планшета, рисуя бесконечные клубы тумана. И так продолжалось до тех пор, пока к Илье не подсел Валерий Васильевич Шевцов.

— Илья, у тебя спортзал по плану. И ты полдник пропустил, — напомнил судовой врач.

— Да, я за временем не следил, — откликнулся Илья и поднялся, — сейчас исправлюсь.

И быстро вышел из кают-компании.

В спортзале он безропотно позволил Логинову себя удушить.

— Илья, тебе это зачем-то надо было — не мне, — напомнил Владимир, поднимаясь с пола, и поднимая кашляющего спарринг-партнера на ноги. — Ты драконов обсмотрелся?

Полусогнутый Илья уперся руками в колени. Видимо, он достал Логинова сегодня своим пораженческим настроением, и тот от души шмякнул его об пол и придушил даже с некоторой долей удовольствия.

— Мы не тем занимаемся, — сипло сказал Илья. — Зачем… кхе-кхе… Зачем нам эти зонды и осколки?!

— Не зачем, а согласно чему, — наставительно ответил Логинов. — Ты как помощник командира приказ читал?

— Читал.

— Что там написано?

— Не оставлять потенциальному противнику образцы техники, вооружения и средства доставки Земной Федерации, в том числе, беспилотные летательные аппараты… — вяло процитировал Илья.

— Выполняй! — предложил Владимир. — А я пойду. С тобой сегодня заниматься без толку. Ты проиграл до того, как сюда пришел, незачем время терять.

— Хорошо сказал, командир… — пробормотал Илья, ощупывая ушибленное плечо, — проиграли дотого, как пришли.

— Да чтоб тебе! — в сердцах обернулся Логинов. — Иди в медотсек, Илья. Или тебя Шевцов из задумчивости выведет, или сиди у него в изоляторе и рисуй сколько влезет! Ты на борту не один.

Илья кивнул и поплелся в раздевалку. К вечеру у него еще немного болела шея, правое плечо, лопатка и затылок, которым Логинов приложил его об пол. Вечный проигрыш! И все потому, что истинная суть вещей скрыта от людей положительной параллели. Как тогда сказал Демайтер: «Ты переспрашиваешь очевидные вещи». Если бы Илья честно признался себе, что хочет научиться убивать, а не защищаться, как выглядел бы разговор с майором российских ВКС Логиновым о сути вещей? «Привет, Володя. Ты самый хладнокровный, умелый и опытный убийца, которого я знаю. Я хочу овладеть твоим искусством». Наверное, как-то так сказал бы на месте Ильи житель отрицательной параллели.

Илья хмыкнул и потер слипающиеся глаза. Доктор Шевцов получил от командира «Позитрона» недвусмысленный приказ привести Лапина в рабочее состояние и прилежно его выполнил. Лежа у себя в каюте, которая убаюкивающе плыла перед глазами, Илья парил между мировоззрениями столкнувшихся параллелей в приятном полусне. «Если я проиграл до того как пришел, — Илья перевернулся с боку на бок — значит, надо начать с начала, в котором таится проигрыш… Начать с начала того конца, которым оканчивается начало».

Утром он проснулся намного более бодрым. Бред, который ему снился, не вспомнил, но мысль «начать сначала» крепко засела в голове.

— Не нарушай режим, — ухмыльнувшись, посоветовал доктор Шевцов, с удовлетворением оглядев пациента за завтраком. Илья, пропустивший накануне полдник и ужин, был с утра голоден как волк. — Видишь, рейд событиями небогат. Все маются. Так что в режиме — наше спасение. Мотай на ус!

— Мотаю, — сказал Илья и потер рукой гладко выбритую щеку. Насчет того, что спасение заключается в режиме, он сомневался. Но занять себя чем-то и в самом деле было просто жизненно необходимо.

Илья засел за компьютер. В результате все протоколы научный руководитель заполнил не в последний день в авральном режиме, а в середине рейда. Затем он повторно проштудировал материалы, которые ему предоставили вместе с приказом о старте «Позитрона». Вскоре, словно в награду за то, что Илья занялся делом и перестал хандрить, на одном из необитаемых осколков нашелся еще один зонд.

Улов оказался совсем не плох. Команда повеселела. До возвращения оставалось две недели. Илья запретил себе рисовать и радовал майора Логинова рабочим состоянием, а доктора Шевцова — бодрым расположением духа.

В конце концов, Илья почувствовал вкус к бумажной работе. Это был вкус лекарства — горький, но приносящий уверенность в том, что все будет хорошо, если принимать по расписанию и не задумываться о механизме действия. Следуя избранной стратегии, Илья почти с воодушевлением взялся за сводный отчет, как только получил недостающие страницы от технических специалистов. Штурмуя малопонятные термины, он, к своему удивлению обнаружил, что в общих чертах понимает, о чем идет речь. Впору было поверить Демайтеру, который утверждал, что может снять информацию со слов, произнесенных на любом, самом заковыристом и чуждом языке. И неважно кому этот язык принадлежит.

«А в самом деле, почему мы с магами так легко друг друга понимаем? — задумался Илья, оторвавшись от отчета. — Как объяснить их невероятное сродство к языкам? Ну, например»…

Взгляд Ильи скользнул по открытой странице, посвященной «поиску и обнаружению разведывательных аппаратов и технических устройств», выхватив относительно понятное словосочетание: отраженный сигнал.

«Мы формулируем мысль, посылаем ее в соответствующий центр головного мозга и на голосовые связки. В виде отраженного от этих структур сигнала она переходит в речевой диапазон — и на выходе получается язык или наречие. Получается, что маг улавливает мысль в „чистом виде“, а не в формате отраженного сигнала? Или наоборот: он может каким-то образом преобразовать звуковые волны нашей речи в исходный вид и работает как дешифратор».

— Бр-р, — сказал Илья, встал, потянулся и потряс головой. — Как же ребята Логинова выдерживают такое безделье! — вслух пробормотал он. — Вот бедолаги — тоже не своим делом занимаются. Отраженные сигналы с ними обсудить, развлечь бойцов бреднями?

Он с размаху уселся обратно, в кресло за компьютером и включил канал связи с пилотажной рубкой.

— Саша, Паша, где мы сейчас?!

— Готовимся к выходу на последний запланированный вектор. Согласно расчетам технической группы, в этом слое реальности может находиться еще один зонд, — отрапортовал Паша Кравцов компьютеризированным голосом звездолета. Если бы не легкие нотки удивления, можно было бы подумать, что говорит не человек, а машина.

— Сколько времени у нас осталось до прохода на вектор?

— Пятьдесят две минуты.

— Хорошо. Если не перезвоню — идем по графику.

Илья переключился на Логинова:

— Володя, зайди ко мне. Надо кое-что обсудить.

— Срочно? — уточнил Логинов.

— Зайти? Да, срочно. Пятьдесят минут до маневра. А дальше — как скажешь.

Логинов возник на пороге.

— В чем дело?

— Ты в технике разбираешься? — спросил Илья, развернув кресло к вошедшему командиру.

— Илья Владимирович, если тебе есть, что сказать — говори, — предложил Логинов. — Загадки — не моя специфика.

Илья встал и указал командиру на свое место:

— Садись.

Логинов пожал плечами, но послушался, пересек каюту и уселся за стол. Илья встал за его плечом.

— Это отчет технических специалистов. Высадка на тот осколок, где мы нашли первый зонд. Как ты помнишь, сначала «Позитрон» промахнулся. Как думаешь, из-за чего мы промахнулись?

— Технари сказали — искажение сигнала зонда. Неправильно оценили координаты выхода в трехмерность, ввели в заблуждение пилотов.

— Вот именно. В отчете написано, что это самое искажение произошло из-за отражения сигнала из другого слоя реальности. «Глонос» погнался за двумя зайцами и сбойнул. Потом ребята пересчитали, отсортировали помехи, и второй раз пилоты вышли точно на зонд, и сели по его маяку в нужной точке.

— Короче, Илья. Это я и без тебя знаю.

— От чего отражался сигнал зонда? — спросил Илья. — Это если совсем коротко.

Логинов помолчал, неопределенно шевельнул плечами и снизу вверх посмотрел на Илью.

— От чего угодно. Здесь пространство и время взорвано и рассыпано осколками по всему космосу. Сигнал мог в кольцо замкнуться и от нас отражаться… Попробуй опровергни.

— Ты это мне или себе сейчас говоришь?

— Ох, Илья… — Логинов встал и аккуратно развернул пустой стул к монитору компьютера. — Надо было мне тебя чем-нибудь занять. Обошлись бы без загадок мирозданья в этот раз. Паша, — добавил он в инком, — пилотам смена задачи. На вектор не выходить. Оставайтесь на центральной оси перехода до моего распоряжения.

— Проверим? — Илья заговорщически подмигнул. — Отраженный сигнал такой четкости, чтобы «Глонос» принял его за сигнал зонда, должен идти с резонирующей антенны. С нашей антенны! Или такой же, как у нас.

— Не факт, — обронил Логинов.

— А я и не утверждаю, что это факт. Я вообще невесть что сейчас сказал, если судить с точки зрения специалиста в области радиолокации. Но я ведь не на их научно-практической конференции выступаю. Я это для тебя сказал, а ты меня понял. Да, Володя?

— Перестань рассуждать вслух, — раздраженно посоветовал Логинов. — Хочешь проверить, нет ли там рядом еще одного зонда с молчащим маяком — так и скажи!

— Хорошо. Говорю: рядом с осколком, на котором мы обнаружили первый зонд, есть еще один наш объект. Не дальше, чем в двух-трех слоях реальности. Скорее всего — действительно еще один зонд или беспилотник, у которого маяк молчит. Как научный руководитель я настаиваю, чтобы ты проверил эту версию совместно с ребятами из техподдержки…

— Согласно стартовым протоколам в этот район ушел один наш зонд, как ты помнишь.

— Нам надо вернуться!

— Один. Зонд. И мы его подобрали!

Илья промолчал и посмотрел на носки ботинок. Измаявшемуся экипажу «Позитрона» только двоевластия не хватало.

— Там больше ничего «нашего» быть не может, — продолжал Логинов. — Видел драндулет пацана с того осколка? Если до этого додумались — у них и антенны найдутся. Резонировать будут не хуже наших. Но до вывода спецов — так и быть. Выход с центральной оси откладывается.

— В параллели нет случайностей, — сказал Илья. — Мы вместе с тобой в этом убедились. Вспомни магов, насколько серьезно они относятся…

— В мире магов живут маги. Это они верят или хотят верить в предчувствия, пророчества и в то, что в параллели нет случайностей! — перебил Логинов. Это их система ценностей, их логика. Уловил разницу?

— Нет.

Логинов заложил руки за спину, прошелся по каюте и резко развернулся на каблуках у самого выхода.

— Тебе так нравится их философия? — уточнил он.

— Да, нравится! — с вызовом сказал Илья.

— Не могу тебе этого запретить. Жди результатов, я тебе сообщу. Но решать куда пойдет «Позитрон», мы с тобой будем согласно привычному мировоззрению и поставленным задачам. Ясно?

— Не затягивай с ответом, — попросил Илья, обращаясь к закрывающейся двери.

Молчавший инком ожил через два с половиной часа.

— Возвращаемся к исходной точке, ищем «немой» беспилотник по отраженному сигналу, — объявил Логинов.

— А запланированный вектор? Мы затянем сроки экспедиции!

— Ты настаивал, Илья? — спросил Логинов после небольшой паузы.

— Ну… да.

— Ну все. Настоял. Посмотрим, что мы там потеряли. Разве ты не этого от меня добивался?

— Спасибо, командир.

— Не за что, Илья Владимирович. Если ничего не найдем, я ни тебя, ни техподдержку перед начальством прикрывать не буду. Записывай свое особое мнение в бортовом журнале.

«Позитрон» отошел на рубеж прыжка и с разгона влетел в тяжелую муть плавающего горизонта. Торможение. Ускорение. Выход на рубеж прыжка. Все эти этапы существенно сократились — инженеры положительной параллели без устали модифицировали двигатели… Дисколет повис на дальней орбите девятой планеты положительной параллели. Край мира.

Родной Форпост встретил их, недружелюбно ощетинившись лазерными пушками спутников. Последний рубеж человечества. По крайней мере того человечества, которое Илья знал с детства и в интересах которого болтался сейчас в космосе и прошивал один слой реальности за другим.

Миссия «Позитрона» имела «Статус секретности — один». Руководство Форпоста предупредили, что дисколет может периодически возникать в их поле зрения, т. к. проход на осколки ему разрешен из любого слоя реальности — с первого по девятый. Поэтому обмен паролями прошел гладко.

«Позитрон», разогнавшись в пустоте до сверхсветовых скоростей, уверенно протаранил самый край туманного океана. Пройдя по границе зоны плавающего горизонта, дисколет в очередной раз провалился во взорванный мир. Третий угол магической пирамиды жителей отрицательной параллели… Мир который так и не смог собраться в единое целое после неведомой катастрофы.

Осколки суши, горных цепей, болот, пустынь и океанов снова как в калейдоскопе понеслись перед глазами. Но сейчас Илья смотрел на них как на рабочий материал: удастся ли им повторно найти в этой мешанине тот мирок, где они обнаружили первый беспилотный зонд? Бортовой компьютер захлебывался цифрами, сводя с ума новейшую навигационную систему. «Позитрон» проваливался в искаженную реальность все глубже, проскакивая с вектора отклонения первого порядка на вектор второго порядка, третьего… Радар пулеметными очередями непрерывно выстреливал запрос, но искаженное пространство, замершее в причудливом хаосе, упорно не желало отзываться.

В верхней части дисплея загорелся транспарант «Угроза невозврата». Мигнул. Снова загорелся. Но пилоты не обратили на него внимания. А главное — не обратил внимания руководитель рейда Владимир Логинов. И от этого сердце Ильи пело не просто песни, а победные марши. Логинов ему верил! Несмотря на все нелицеприятные высказывания, которыми он обрывал словоохотливого напарника, несмотря на воинственное неприятие философии отрицательной параллели, майор Логинов верил своему мудрецу. Не зря они вместе пережили самое удивительное путешествие из всех, какие только можно представить. «Я прав, я прав, — шептал Илья, пристегнутый в каюте, — не может быть, чтобы мы так промахнулись, Володя»! Никогда еще Илья так отчаянно не боялся подвести майора Логинова.

— Есть предварительное соответствие геолокации, — сказал металлический голос Саши Савельева.

Долгая-долгая пауза…

— Есть подтверждение по всем параметрам и отраженный сигнал с вектора четвертого порядка, — металлическая радость звенела в динамиках. — Мы нашли его, командир.

— Дисоклет на векторе третьего порядка, — прокатился по отсекам голос Владимира Логинова. — Посадка на осколок. Илье Лапину подойти в кают-компанию. Пилоту Кравцову подготовить трансфер. Лейтенанту Васильеву принять командование «Позитроном».

Глава 2 Отступники

За два года до описываемых событий

— Я не поведу тебя в клановый замок тайными тропами. Не проси невозможного, Диам-Ай-Тер. Это слишком даже для признавшей долг! — сказала Асиана, как только летающая крепость иномирцев растаяла в небе серебристым облачком.

— Почему нет? — спросил Демайтер. — Если они действительно существуют… Мы не потеряем лишние дни в дороге, ищейки не смогут взять след, а долг частично зачтется. Тайные проходы дорогого стоят.

— Нет! — повторила Асиана. — Не такой ценой его искупать. Пусть Великая сама решает, как расплатиться с тобой, не ослабив клан.

На поляну, еще хранившую отпечатки посадочных опор дисколета, бесшумно прыгнул оборотень и припал на передние лапы перед хозяйкой.

— Постоялый двор и деревня, — прорычал он, не меняя звериного обличья, — за тем холмом.

— Ну вот и решение, — обратилась Асиана к Демайтеру. — Если, конечно, ты удержишься в седле.

Королевский стражник недовольно поморщился и с сомнением покачал головой. Его левая рука под плащом безвольно висела на перевязи — клыки нежити прокусили плечо и распороли его до самого локтя. И теперь любое движение отдавалось в теле болью и жаром. Как будто карающие струны все еще пронзали его насквозь, выкачивая силу и жизнь.

— Если ты говоришь, что другого пути нет…

— Он есть. Но не для тебя, Дэм — Асиана нарочито улыбнулась, показав ровные белые зубы. Словно оскалилась. — И не вздумай использовать магию перемещений — тебя тут же вычислят, а я не собираюсь погибать от рук королевских ищеек. И хорошо, если ты не попадешься при последнем переходе: сквозь границу туманов на Землю королей. Кордоны стражников сейчас рыщут повсюду — тебе ли не знать!

— Спасибо, что делаешь для меня все возможное, сестра, — ответил Демайтер, метнув в спутницу неприязненный взгляд. — Достань лошадей. Иначе мне попросту не дойти до нашей бесценной Земли Королей. Это действо не ослабит клан Великой матери?

Асиана досадливо дернула плечиком и, не оглядываясь, ушла в том направлении, что указал Каин. Оборотень преданно потрусил следом. Когда она вернулась верхом, ведя еще одного оседланного коня под уздцы, то нашла Демайтера в странном оцепенении, в котором он и проделал большую часть пути, почти не притрагиваясь к еде и полностью не засыпая даже в короткие часы отдыха. Сначала спутнице было любопытно посмотреть, что за чары навел на себя маг, с которым она ехала бок о бок сквозь королевские Провинции. Но любая попытка задержать на Демайтере взгляд заканчивалась тем, что перед ней открывался черный провал. Льдистый бело-голубой огонь мерцал в его глубине, сгущая мрак. И оттуда веяло таким леденящим душу холодом, и такая смертельная тоска охватывала сердце, что Асиана предпочла умерить любопытство и не связываться с высшей магией стражников.

До замка черных невест было рукой подать, когда всепроникающие щупальца королевских ищеек достигли цели. По коже путников скользнули невесомые воздушные струи. Не искушенный в магии человек вполне мог принять их за легкий ветерок, но ни одна ветка не закачалась, ни один сорванный лист не упал на лесную тропинку. Лес по обе стороны узкой тропы стоял притихший, теплый и прозрачный, какой бывает только ранней осенью.

Каин ощутил прикосновение еще отчетливее. Он предостерегающе заворчал, вздыбив шерсть на загривке.

— Эй, Демайтер! — окликнула стражника Асиана. — Ищейки учуяли Каина. Возможно, и нас! Просыпайся!

Конь стражника шел позади, всхрапывал и нервно косил глазом на оборотня, бежавшего у стремени хозяйки. Белый жеребец Асианы давно прекратил попытки шарахнуться от зверя, за которые его жестоко наказывали. А гнедой Демайтера за время пути вконец избаловался. Всадник мотался в седле, едва придерживаясь рукой за луку. Проверяя степень свободы, гнедой то норовил перейти на шаг, то задирал голову и встряхивал ею, раздувал ноздри, то снова шел мерной рысью, усыпляя внимание седока, и постепенно вытягивая повод.

— На дорогу! — неожиданно приказал Демайтер, выпрямляясь в седле.

Он, в самом деле, словно очнулся от дурного сна, подобрал здоровой рукой поводья и пришпорил заартачившегося коня.

— Пока мы будем плутать — нас вычислят и догонят!

— Проклятье… В замок, Каин! — крикнула Асиана, срывающимся голосом. Лошади понеслись во весь опор, и она задохнулась от налетевшего ветра. — Иди один, по полуденной тропе. Пока не село солнце!

— Но моя… госпожа, — прорычал зверь, мчавшийся рядом с белым жеребцом громадными прыжками.

— Ты не убережешь меня от них. Пока ты рядом, мы в еще большей опасности. Сделай, как я сказала!

Оборотень тоскливо взвыл, прыгнул в сторону и скрылся из виду. Лошади, сорвавшиеся в бешеный галоп, вылетели из леса на широкий тракт. Таиться больше не имело смысла. В начавшейся гонке выживет тот, кто обыграет время. Асиана пригнулась в седле и зашептала заклинание в ухо белому жеребцу.

Демайтер сотворил в воздухе знак, и что-то горячее обожгло гнедому губы и шею, скользнуло вниз и тяжело упало в самое сердце. Зашореный мир померк, осталась узкая полоса дороги, ударившая по глазам. Поводья снова ослабли, но гнедой не почувствовал этой последней свободы, которую подарил ему всадник.

Солнце испуганно спряталось за горизонт. Показавшиеся вдали ажурные башни окрасились в розовый цвет. Облака спускались к стоящему на холме замку и цепляли верхушки шпилей, переливаясь лиловыми оттенками. Ослепительно белые флаги, расписанные черненым серебром, реяли в густой синеве знаменами надежды. И прямо за ними в вечернем небе показались три огромные птицы, они росли и приближались с каждым взмахом тяжелых крыльев, слишком тяжелых и мощных, перепончатых…

— Драконы! — крикнула Асиана и нещадно пришпорила коня, добавляя боль и кровь к волшебной силе заклинания. — Ищейки нас не подпустят!

Асиана, не оглядываясь, промчалась вперед. Демайтер пропустил ее, придержал коня и вскинул руку. В небесах громыхнуло. Драконы, попавшие под удар воздушной волны, резко изменили направление и бестолково закружили над самыми башнями, маневрируя в воздушных потоках. Ветер донес с небес грозный клекот, крики наездников и хлопанье громадных крыльев. Когтистые лапы дергались и в бессильной ярости скребли взбесившийся воздух над замком. Белый конь Асианы, оторвавшись от гнедого, во весь опор несся прямо к центральным воротам.

— Прочь! — крикнула Асиана, вызвав горячий вихрь, который пронесся по стенам, сбивая стражу с ног. — Только попробуйте меня не пустить, — хрипло пробормотала она.

Ошалевшая от скачки, с развевающимися волосами, на коне, исходящем пеной, Асиана была воплощением решимости.

— ИменемВеликой матери, во благо королевства!

Ворота не дрогнули. Узоры сложились в угрожающую гримасу. Но в правой створке, в самом низу ожила плоская тень женщины-птицы. Расправляя крылья, она неуклюже шагнула по земле навстречу блудной сестре.

— Здравствуй, Анга! Я чиста перед кланом! Пусти нас обоих, — чуть сбавив тон, заговорила запыхавшаяся Асиана. Осаживая коня перед странной покровительницей, она быстро оглянулась на отставшего Демайтера. — Со мной только долг.

Странное существо кивнуло, расправило крылья и, стремительно отступив, растеклось по плоскости ворот. В том месте, где оно истаяло, распахнулась калитка, в которую, пригнувшись, мог проехать всадник. В последнем усилии белый жеребец прыгнул в открытый проход. Один из боевых магов королевских ищеек прорвался сквозь воздушный щит Демайтера. Его дракон пикировал на дорогу перед замком, обжигая пыль пламенным дыханием. Демайтер пригнулся так, что почти лег гнедому на шею, и чуть не вылетел из седла, когда тот ударился в закрывавшуюся калитку, разбивая грудь. Нескольких секунд, которые она вздрагивала от удара обезумевшего животного хватило, чтобы человек и конь проскользнули внутрь.

Асиана соскочила на землю. Белый жеребец, дрожа и спотыкаясь, сделал несколько шагов, и подобно обессиленному путнику прислонился к воротам замка с внутренней стороны. Демайтер тоже натянул повод, но его гнедой встал на дыбы, закатил глаза и завалился на бок, едва не придавив замешкавшегося всадника, у которого не получилось так же изящно выскользнуть из седла, как это только что проделала Асиана.

Демайтер свалился с лошади, отбросил поводья и отполз от агонизирующего животного. Гнедой бился в предсмертных судорогах, храпел и взвизгивал, разбрасывая вокруг клочья розовой пены.

— Умри! — прохрипел Демайтер, приподнявшись на локте. Конь дернулся еще раз и затих. Морщась от боли, стражник процедил что-то сквозь зубы, поднялся на ноги и огляделся.

Небольшой внутренний двор кланового замка представлял собой каменный мешок. Позади остались центральные ворота, а впереди, перегораживая проход, щерились оборотни, сверкая фосфорическими точками глаз.

— Не видите, кто приехал? — прикрикнула Асиана, обращаясь одновременно к оборотням и бойницам полукруглых стен. — Назад, вы, песье отродье!

Каин выскочил вперед, перетек в человеческий облик и встал рядом с зеленоглазой хозяйкой.

— Хотите попасть в услужение как он, — продолжала Асиана, указав на Каина, — научитесь повиноваться. Ваше усердие уже оценили сестры, которые присматривают себе телохранителей. Теперь пусть оценят послушание.

— Иди за мной, — сказала Асиана, чуть склонив голову в сторону Демайтера, стоявшего позади. — Я рада, что ты добрался, Каин, но в цитадели тебе не место, — шепнула она, — останься.

Она сделала стражнику знак рукой и пошла вперед. Демайтер зашагал следом. Звериная стража расступалась перед ними. Те оборотни, что приняли человеческое обличье, почтительно склоняли голову перед сестрой высшей ступени. Другие так и остались в зверином облике и припадали на передние лапы. Асиана и королевский стражник — самый неожиданный гость, которого только можно было представить себе в замке клана великой матери, шагнули под каменный свод, ведущий на территорию цитадели. Чугунные стебли, звеня острыми, как копьялистьями, стлались по земле, жались к стенам, пропуская путников, и вновь смыкались за их спинами. Они норовили зацепиться за длинный плащ стражника и лязгали над самым его ухом, стремясь отсечь хотя бы клок волос. Узкие прорези бойниц оставались немыми и темными.

— Мало кто из членов твоего клана видел это, — сказал Асиана, когда кованные лианы, наконец, выпустили их из недружелюбного грота. — Любуйся, пока Великая не взялась решать твою судьбу, — великодушно разрешила она. — Я должна хоть немного привести себя в порядок.

— Я видел сад, — негромко откликнулся Демайтер. — Однажды я побывал здесь с Элисантером. Давно…

— Я не знала. Подожди здесь.

Асиана свернула на одну из бесчисленных тропинок. Демайтер проследил за ней взглядом, оттер грязь с лица, сделал еще несколько шагов и тяжело опустился на каменную скамью. В вечернем небе зажглись первые звезды, но дивный сад, охранявший вход в цитадель, высившуюся за деревьями, заливал свет. Белые шары лениво плавали в прохладном вечернем воздухе, освещая невероятной красоты цветник. Здесь были собраны едва ли не все известные растения. Легкий ветерок гонял по земле опавшие листья и играл с только-только распускавшимися бутонами. Здесь осень и вечная весна жили душа в душу, а скульптуры оживали, стоило кому-то из сестер пройти по дорожке.

У Демайтера закружилась голова от завораживающего движения светящихся шаров. Он опустил глаза и посмотрел на зеркально отполированные плиты, которыми была вымощена площадка перед скамейкой. В темно-сером граните сверкали красные кристаллы.

По дорожке, выложенной фиолетово-розовым мрамором, цокая копытами, прошел олень из желтого оникса. Один из шаров пристроился у него на рогах, подсвечивая прожилки на каменной шкуре статуи. Олень подошел к Асиане, склонившейся над небольшим говорливым водопадом, и доверчиво ткнулся носом в ладонь, расплескав воду, которую она только что набрала в пригоршню. Асиана рассмеялась и погладила изваяние по каменной мордочке. Олень вытянул шею, шар сорвался с роскошных рогов, упал в ручеек и поплыл по течению вглубь сада, освещая струи хрустальным светом. Ониксовый олень застыл на новом месте, позволив Асиане продолжить свое занятие. И та с наслаждением смыла с лица и шеи дорожную пыль. Демайтер откинулся на спинку, отсчитывая секунды долгожданного отдыха.

Асиана отряхнула одежду, купленную в первой попавшейся лавчонке, и расчесала волосы.

«Ступай в северную башню. Вас призвали», — шепнула ей молодая магнолия, качнув гигантскими чашами цветов. Очаровательные вестники приносили здесь приказы. Но им было все равно, какой из них передать. Случалось и розовым кустам мелодично шептать: «Тебе не избежать гибели, отступница».

На ходу прибирая распущенные волосы, Асиана почти бегом вернулась к скамейке.

— Нас ждут!

Демайтер вздрогнул и открыл глаза.

— Отныне ты для меня светлый господин Диам-Ай-Тер, а я для тебя — светлая госпожа Асиана-Ал-Мерита. Обращаться ко мне «сестра» и использовать сокращенное имя в этих стенах ты не можешь.

— Не возьметесь ли вы научить меня этикету, светлая госпожа? — холодно осведомился Демайтер.

— Я завяжу тебе глаза, — продолжала Асиана с плохо скрытым раздражением в голосе. — Не пытайся отследить путь, — предупредила она и мстительно добавила, — говорят, это очень больно.

Демайтер встал, придерживаясь за высокую спинку скамьи, и позволил укутать голову в полупрозрачный шарф, расшитый цветами и райскими птицами.

— Теперь иди за мной.

Он двинулся следом и, запинаясь, плутал по бесчисленным дорожкам, то спускаясь к прозрачным ручьям, то поднимаясь на великолепные террасы, вслед за Асианой, уверенно шагавшей в это время в зал приема в сопровождении внушительного отряда личной охраны главы клана.

— Я приветствую слуг его величества короля Аканора в замке клана Великой матери, преданного короне от начала времен, — донеслось откуда-то из-за молодого дуба, ронявшего пожелтевшие резные листья.

И пелена спала с глаз.

Демайтер сорвал с себя шарф, бросил под ноги и обвел взглядом помещение. После пестроты цветочно-растительного наваждения, от обрушившегося полумрака хотелось зажмуриться как от яркого света.

— Здравствуй, сестра Асиана-Ал-Мерита, — вновь зазвучал голос, принадлежавший немолодой худощавой женщине, сидевшей в центре помещения на деревянном стуле.

Светло-голубые глаза повелительницы черных невест выцвели от времени. Из-за стоячего воротника длинного облегающего платья, ее шея казалась неестественно тонкой, а ключицы чересчур рельефными.

— Здравствуй и ты, королевский стражник Диам-Ай-Тер. Нечасто я произношу такое приветствие в этих стенах.

Асиана присела в глубоком реверансе, звякнув окровавленными шпорами на ботфортах. То, что она была одета в обычный дорожный костюм, не освобождало от церемонного поклона, выглядевшего несколько нелепо. Но времени переодеться ей не дали. И как бы тяжело не давалось Демайтеру каждое движение, он опустился на одно колено перед чужой повелительницей. Вид коленопреклоненного королевского стражника доставил ей такое удовольствие, что пауза грозилась затянуться до бесконечности.

— Встаньте, дети мои, — произнесла, наконец, Великая Матерь, — довольно церемоний. Иногда события развиваются так стремительно, что придворный этикет за ними не успевает. Итак, сестра, почему ты вернулась в замок с таким необычным гостем? Не утомляй меня долгим рассказом. У нас еще будет время поговорить с тобой наедине. Отвечай на вопрос.

Она повернула голову, сверкнув черненым серебром диадемы, чуть нахмурила неестественно тонкие графитовые брови и пристально посмотрела не на свою подчиненную, а на Демайтера, покачнувшегося под ее взглядом.

— Королевский стражник Диам-Ай-Тер по моей просьбе спас от нападения нежити Седьмую Провинцию, моя госпожа, — сказала Асиана. — Я обязана ему жизнью — своей и подданных его величества. Я признала долг клана, и сейчас светлый господин Диам-Ай-Тер пришел сюда, чтобы взыскать его на законных основаниях.

Повелительница поджала губы, пока черные точки зрачков впивались в Демайтера. Некоторое время они непрерывно ощупывали его сверху до низу.

— Да, долг признан, хоть над ним и висит тень какого-то посредника, — с легким оттенком неудовольствия подтвердила она и медленно моргнула, скрыв глаза с колючими зрачками за папиросно-тонкими веками. — Права ли была возлюбленная сестра, раздавая такие обещания, я еще выясню. Но ты, Диам-Ай-Тер, вправе требовать от меня и моих сестер все, что пожелаешь. Говори, я слушаю.

— В уплату долга я прошу убежища и помощи королевского клана великой матери, ваша светлость.

Слова Демайтера тяжело упали в тишину, драпированную темно-серым цветом, который скрывал истинные размеры и обстановку помещения.

— Хм… — задумчиво произнесла Великая.

Расправив острые худые плечи так, что ключицы стали отчетливо выпирать под облегающим нарядом, она еще выше подняла голову, чуть подалась вперед и заговорила резким деловым тоном. В ее голосе не осталось и нотки торжественности:

— За тобой гоняются два королевских клана из пяти, Диам-Ай-Тер. Ты умудрился натравить на себя не только королевских ищеек, но и своих братьев — стражников. Тюремщики Караманта назначили за твою голову такую награду, что и проводник не устоит перед искушением обезглавить тебя на дальней призрачной границе. Дороже стоит только голова твоего патриарха, за которую цену назначал сам король Аканор, да будут благословенны его владения и подданные! И сейчас я отнюдь не уверена в том, что не приютила в этих стенах государственного преступника. Разве стал бы тот, кому нечего скрывать, тратить последние силы, на безупречную защиту высшего уровня? Ты готов умереть, Диам-Ай-Тер, но не открыть мне сердце. Что я должна подумать?

— Что мне как представителю другого клана действительно есть, что скрывать, ваша светлость, — не слишком учтиво подтвердил Демайтер.

Ее светлость сдвинула ниточки бровей, поджала сухие губы и выдержала еще одну долгую-долгую паузу.

— Ни один королевский стражник никогда не просил нашего покровительства за всю историю королевства, — наконец произнесла повелительница. — Не слишком ли многого ты требуешь от меня за случайно спасенную жизнь служительницы высшей ступени?

— У меня нет других просьб, ваша светлость, — ответил Демайтер и загладил дерзость слов коротким поклоном.

— Как ты посмел стравливать меня с королевскими ищейками? Это за тобой их отряды и сыщики гонялись по Провинциям и туманным проходам! А в итоге боевые драконы ищеек, сбитые с толку твоими заклятиями, кружили над башнями моей цитадели!

— Замок Великой Матери не по зубам королевским ищейкам. Вам ничего не угрожало, ваша светлость. Если долг для вас непомерно велик, отпустите меня прямо сейчас. Отложим разговор. У меня очень мало времени, — в отличие от магической защиты, светский тон Демайтеру сегодня удавался плохо.

Повелительница как будто не услышала ответ. Она поднесла руки к груди, переплела тонкие пальцы и задумалась. Серебряные перстни горели в тяжелом сумраке морока белым золотом. Ватная тишина давила на уши.

— Вряд ли ты получишь то, чего добиваешься. Но позволить оказавшему услугу умереть в самом сердце цитадели… — рассуждала вслух Великая матерь, с сомнением качая головой, — и тем самым ослабить клан в такой момент, когда сам Элисантер сошел с арены… Непозволительная роскошь для патриарха, — с нескрываемым сожалением подытожила она. — И потому «прямо сейчас», Диам-Ай-Тер, ты как раз останешься!

Она соткала из воздуха сверкающую нить, поднялась со своего места и острым пучком света ткнула в стоявшего перед ней стражника. Нить стремительно почернела. Повелительница едва успела выпустить ее из рук, прежде чем та растворилась в воздухе чернильным пятном.

Демайтер запоздало отшатнулся, глухо вскрикнул и схватился за больное плечо, сквозь одежду зажимая рану так, словно только что ее получил. Озноб мгновенно пробрал его до костей. Боль пульсирующими волнами прокатилась по левой руке, сжигая начертанные кровью символы и усиливаясь раз за разом. Неестественно бледное до этого лицо покрылось болезненным румянцем, серые стены поплыли перед глазами. Демайтер застонал и рухнул на колени перед главой чужого клана.

— Ты слишком рано его привела, — негромко сказала Великая Матерь своей подчиненной. — Задушив боль и лихорадку, он прекрасно убил бы сам себя, избавив нас от уплаты долга.

— У меня с собой столько тайн, моя госпожа, что вы не простили бы мне, если бы я отдала их королевским ищейкам вместе с Диам-Ай-Тером.

Асиана склонилась в почтительном поклоне, украдкой бросив взгляд на Демайтера. Еще раз подняться на ноги за сегодняшний день оказалось для него непосильной задачей. Он так и стоял на коленях, содрогаясь всем телом. Разметавшиеся волосы закрыли лицо. Жалкая попытка плотнее завернуться в плащ, укрывшись за его волшебной тканью, ему не удалась. Стоило отвести руку от плеча, боль едва не разорвала его, заставив снова вспомнить кривые клыки и оскаленные морды потусторонних тварей. Он склонился еще ниже, вновь зажимая рану, из которой начала сочится сначала черная, потом алая кровь, пропитывая запыленную одежду. Да, ему помогали… Но как! Едва ли способ, избранный чужим патриархом, мог претендовать на звание самого гуманного.

— Стражники… — произнесла Великая Матерь, словно констатируя одной ей известный факт. — Пожалуй, с него хватит. Позовите сюда лекаря, — она развернулась к Асиане, — для начала я расплачусь за твою жизнь. Стоит ли она того, мы выясним в мозаичном зале, не далее как в полночь. Смею надеяться, что хотя бы один из вас выдержит аудиенцию до конца, не прибегая к самоубийственным заклятиям. Я буду ждать тебя, сестра Асиана-Ал-Мерита.

Под шорох удаляющихся женских шагов Демайтер повалился на полированный гранит. Розовые, малиново-красные, синевато-серые и почти черные плиты, на которые он медленно падал, пронеслись перед глазами в фантастическом танце и растаяли.

До полуночи оставалось не больше двух часов.

Едва дождавшись, пока повелительница вышла за дверь, Асиана стремглав бросилась к другому выходу. Лекарь уже спешил в северную башню. Нет сомнений, что стражник выживет. Вряд ли он станет откровенничать с Великой Матерью — ведь даже королевским палачам в самом сердце Караманта ничего не удалось из него выудить. Но лишний свидетель невероятных событий — это сомнительное преимущество для сестры, провалившей миссию, подвергнувшей опасности репутацию клана и королевскую Провинцию. Ее версия должна прозвучать первой, а аудиенция — пройти безупречно: ни одной пылинки на ритуальном белоснежном платье, символизирующем чистоту и добрые намерения. Ни единой прядки волос, выбившейся из прически, ни одного лишнего слова, жеста, вздоха и мысли. Аудиенция в мозаичном зале — самое волнительное испытание. Случалось, что сестры уходили оттуда прямо на эшафот, случалось — возносились к вершинам власти.

До сегодняшнего дня высшая ступень в клане оставалась весьма значительным, но единственным карьерным достижением светлой госпожи Асианы-Ал-Мерита. Многие из тех, с кем она начинала, уже с гордостью носили диадемы советниц первой лиги и не упускали повода лично приказать что-нибудь менее удачливой сестре. Другие — как бы невзначай демонстрировали обручальные кольца. Они заслужили право обручения, и теперь появлялись в темных мирах только в качестве дипломатов. Под руку с молодыми мужьями, с внушительной свитой, шиком, блеском и документами, которые любой мало-мальски смышленый гонец доставил бы в два раза быстрее.

Асиана бросила взгляд в зеркало. С прической она намучилась, но исхитрилась укрыть от посторонних глаз выстриженный клок волос. Струящийся белый шелк идеально облегал фигуру. А что с декольте? Вроде бы не чересчур — то, что нужно. У нее так давно не было повода надеть ритуальное платье. Проклятые модницы из числа советниц! Они позабыли, как выглядит нежить, но до миллиметра знали длину шлейфа и глубину выреза для каждого из обрядов, и вполне могли поменять правила. Асиана замерла у зеркала, вспомнила бесформенную зеленую рубаху, в которой впервые предстала перед жителями механического королевства, оценивающий взгляд чужого командира, серебристый диск летающего корабля и странного оборотня иного мира. Лекарь… Она вообразила, как мастер Гамерто — лучший лекарь ее клана улыбается и запросто болтает с оборотнем, боевым магом и королевским мудрецом.

Она покачала головой, решительно одернула лиф и поправила узкий пояс, расшитый серебряной нитью — единственное украшение, которое прилагалось к наряду. Очень скоро высокопоставленным клановым бездельницам станет не до измерения ширины кружева на рукавах юных послушниц. Если Великая не оценит открытие четвертого королевства, то что тогда имеет ценность? Асиана торжествующе улыбнулась своему отражению, но тут же отступила на шаг и коснулась припухших век кончиками пальцев. Бессонные ночи и многие мили скачки не прошли бесследно не только для стражника Диам-Ай-Тера.

Последние минуты перед самым важным допросом за всю свою жизнь Асиана потратила на поиски склянок с эликсирами свежести, после чего схватила факел и распахнула дверь. Со сводчатого потолка галереи упала на пол прозрачная капля. Из влажного пятна вырос сверкающий кристалл, и Асиана бестрепетно растоптала его, ступив в самую сердцевину. Хрустальные стены заключили в себя служительницу высшей ступени. Впаянная в прозрачную капсулу она провалилась вниз и пронеслась по замку в толще вековых стен до самого входа в мозаичный зал. Горный хрусталь выпустил ее на волю на верхней ступеньке узкой лестницы, ведущей в подземелье.

Когда-то здесь были каменоломни. На заре времен отступницы клана трудились вместе с рабами, добывая белый камень. Сначала именно известняк был любимым минералом черных невест. Он легко разделялся на глыбы и блоки нужной формы даже в слабых девичьих руках. Со временем, когда клан утвердился при дворе и обрел могущество, цитадель перестраивалась бесконечно. И уже лучшие мастера занимались облицовкой внутренних помещений замка, а заброшенные каменоломни, связанные с ним узким подземным ходом использовались то как темница, то как пыточная камера, то как секретное хранилище.

Говорят, однажды сестра, по чужому навету обвиненная в предательстве, вырвалась из рук палачей. Обезумевшая девушка принялась царапать стены, крича о своей невиновности. И к удивлению присутствующих, каменные пластины полетели из-под ее пальцев легко как яблоневые лепестки. И каждый раз, когда она кричала: «Я невиновна»! на стене появлялся драгоценный камень. Сестру оправдали. Но сколько ни старались добыть из стены впаянные самоцветы — так и не смогли этого сделать.

Многие столетия мозаика из драгоценных камней росла и ширилась по одной ей известным законам. Если во время допроса в мозаичном зале, звучала истина, аметисты, рубины, алмазы рождались на глазах. Но камни всегда оставались глухи к раздорам, скандалам и мелким бытовым сорам. Чтобы вырастить, например, алмазную россыпь, необходимо было рассказать о событии, которое изменит ход истории, причем рассказать бесстрастно, ни разу не солгав и не ошибившись в оценках.

Легенда, дошедшая до наших дней, гласила, что оставшись в бывшей каменоломне в одиночестве и потушив факел, можно услышать тихий голос и различить отдельные слова. Юные послушницы в кельях, замирая от сладкого ужаса, шептались о том, что мир перестанет существовать, когда мозаика закончит рисовать свои узоры. Но узнать так это или нет, у них не было ни единого шанса. Патриархи клана фанатично хранили тайну мозаичного зала. Вход замуровали давным-давно. Веками существовал единственный способ попасть в глухое подземелье, равно как и выйти из него — примчаться в хрустальной капсуле, что пришлет за тобой Великая матерь. Насколько знала Асиана, никому кроме главы клана это волшебство не было подвластно…

Она сбежала вниз по ступеням, перевела дух и, зябко поеживаясь, пошла по дорожке, вымощенной розовым известняком. Рукотворная тропинка вела в слепой каменный мешок, на дальней стене которого переливалось всеми цветами радуги главное сокровище клана Великой Матери. Здесь всегда было тепло. Повелительница, прибывшая раньше, медленно обходила помещение, зажигая факелы, в свете которых самоцветы горели еще ярче, а ее худосочная фигура отбрасывала на стены уродливую тень.

Асиана пристроила свой факел в одну из ниш, повелительница повернула к ней голову и произнесла:

— Подойди, сестра. Я тебя выслушаю.

Асиана, хранившая почтительное молчание, присела в глубоком реверансе, выпрямилась, и подметая подолом известковую пыль, подошла к мерцавшей драгоценными каменьями стене. Как того требовал ритуал, сестра, проходящая испытание, остановилась ровно в двух шагах от центра мозаики и преклонила колени. Под левое колено попал острый мелкий камешек, но Асиана долго-долго стояла, не шелохнувшись, пока слова повелительницы не прокатились под гулкими сводами подземелья:

— Можешь говорить, Асиана-Ал-Мерита.

Асиана поднялась, выпрямилась в полный рост и развернулась. Сияющие россыпи камней остались у нее за спиной. Повелительница стояла напротив, чтобы иметь возможность оценить, правду ли говорит подчиненная. Сидеть в подземелье не разрешалось никому, включая главу клана.

Асиана вздохнула и начала рассказ об удивительных спутниках, с которыми ее свела судьба. Сквозь пространство и время, их навечно связывали теперь долгие часы воспоминаний. Она ничего не утаивала и не приукрашивала. И старалась сообщить только голые факты. Холодным камням, которые потрескивали за спиной, прорастая сквозь известняк, ни к чему знать, о чем болтали у костра представители разных измерений, дожидаясь возвращения Ильи и королевского стражника. И как смотрел на нее Владимир Логинов…

Тут Асиана сообразила, что молчит уже некоторое время, подняла глаза и внутренне подобралась, приготовившись отвечать на вопросы. А задавались они в клане разными способами. Иногда — весьма болезненными. Потрескивание за спиной, похожее на потрескивание дров в камине, прекратилось. В могильной тишине подземелья стоявшая напротив повелительница вдруг сделала несколько шагов назад, и то ли вскрикнула, то ли всхлипнула, зажав рот ладонью.

— Что с вами, моя госпожа?!

Нарушив правила аудиенции, Асиана подбежала к ней и остановилась в нерешительности. Лицо Великой Матери, остававшееся бесстрастным даже в присутствии разгневанного короля Аканора, исказила гримаса ужаса. Почти бесцветные глаза широко раскрылись, острый подбородок мелко задрожал.

— Что… Что ты наделала?! — закричала повелительница. — Как?! И почему ты?!

На секунду она закрыла лицо руками, и Асиана, так и не посмевшая к ней прикоснуться, растерянно обернулась и обмерла. Вся мозаичная стена была сплошь усыпана драгоценностями и представляла собой ровный четырехугольник в сверкающей алмазной раме. Сколько Асиана не присматривалась, она не нашла ни одного белесого известкового просвета, которые раньше встречались в изобилии. И рамой каменная картина обзавелась впервые. Если верить легенде — единственное, что отделяло сейчас мир от конца света — это отсутствие алмазного обрамления, идущего по нижнему краю картины. Мозаика сложилась. Только рама осталась недостроенной.

— Уходи. Сейчас же, — сурово сказала Великая Матерь, которая справилась, наконец, с потрясением и смогла придать лицу привычное надменно-бесстрастное выражение. — Я должна подумать.

Она подобрала с пола камешек, погрела в узких ладонях с узловатыми пальцами, и с ее руки стекла вниз уже знакомая капля, мгновенно выросшая в транспортный кристалл. Он промчал Асиану сквозь замок и растаял на полу ее комнаты. Не успев опомниться, Асиана очутилась в своей спальне. Секунду она стояла, рассеянно теребя белый шелк ритуального платья. Потом выскочила из спальни и кинулась к выходу из покоев. Наружная дверь оказалась наглухо запертой. Асиана вернулась, опустилась на толстый ковер и беззвучно заплакала, содрогаясь всем телом. Она так и уснула на полу, всхлипыва во сне.

* * *

Прозрачный вестник, притаившийся у виска, встрепенулся и растаял в утренних сумерках, унося неведомому хозяину рассказ о пробуждении гостя…

Демайтер глубоко вздохнул, открыл глаза и обвел взглядом небольшое помещение. Из-за непомерного количества магических сторожей, дремавших на грубо отштукатуренных стенах, низком каменном потолке, у дверей и в каждом углу, оно больше походило на темницу, оплетенную грязной паутиной. Окно находилось где-то над головой, и судя по тому, какой жидкий неуверенный свет оттуда лился, занавесили его так, что даже подходить к оконному проему было небезопасно. Пересчитав бледные кляксы паукообразных охранников, Демайтер решил, что очнулся в тюремном каземате на ворохе прелой соломы и с удивлением отметил, что лежит на высоких подушках, под свежими простынями. Он осторожно повернул голову и скользнул взглядом по белоснежной сорочке, аккуратно зашнурованной на груди. Так ничего и не разглядев под нестерпимой белизной ткани, он коснулся плеча пальцами здоровой руки. От разрывающей тело боли остался тянущий отголосок, прокатившийся сверху вниз от шеи до запястья.

Демайтер подавил навязчивое желание вскочить с постели, расслабился и начал собирать воедино память и сознание. Вместе с ними вернулось чувство голода, от которого у него снова помутилось в глазах, но в этот момент дверь открылась, и по комнате поплыли дразнящие запахи еды. Столик, уставленный снедью, толкала перед собой старуха — скрюченная, глухонемая, слепая и совершенно безумная. Белые одежды клана великой матери, расшитые черненым серебром, смотрелись на ней как на корове седло. Демайтер тихо выругался пересохшими от жажды губами. Даже мертвяк мог бы дать ему больше информации о месте и времени, чем это безусловно живое, но абсолютно бесполезное существо, которым управляла чья-то воля.

Рискуя свалиться на пол от слабости, он сел в постели, с отвращением оттолкнул костлявую руку старухи, вознамерившейся прислуживать ему за обедом, и набросился на еду и питье, не обращая внимания на шаркающие шаги безмозглой ведьмы, которая поплелась обратно к двери.

Следующий посетитель заглянул к стражнику, когда за окном разгорелся день. Высокий седоволосый старик склонился в почтительном поклоне, едва переступив порог.

— Здравствуй, светлый господин Диам-Ай-Тер, — произнес он. — Я мастер Гамерто.

Демайтер, которого появление лекаря вывело из сытого полусна, приподнялся, опираясь на локоть, и кивнул в ответ на приветствие.

— Я знаю, кто ты такой. Скажи, сколько я пробыл здесь, мастер? — спросил он.

— Не слишком долго, мой господин. Но и не слишком мало.

Демайтер усмехнулся. Такой ответ в равной степени мог означать, что пребывая в колдовском забытьи, он провел в замке несколько часов, недель, месяцев или десятков лет. А то и больше.

— Если Великая даже это запретила тебе говорить, для чего ты вообще открывал рот и здоровался? — спросил он.

— Чтобы быть учтивым с королевским стражником и искусным магом, — ответил мастер Гамерто, ничуть не смутившись.

— Что ж… тебе в отличие от меня это удалось, — признал Демайтер. — Мне все равно нечем отблагодарить тебя за твое искусство. Так что говори, что должен, или делай, что велено и проваливай.

— Великая матерь хочет закончить прерванный разговор. Не волнуйся так, мой господин, это не пойдет тебе на пользу. Мне всего лишь нужно оценить, сможешь ли ты предстать перед ее светлостью. И когда именно.

— Разумеется, когда ей самой будет угодно. Боюсь, это не нам с тобой решать, мастер, — с легким раздражением в голосе заявил Демайтер.

— Тогда переоденься к встрече, светлый господин Диам-Ай-Тер, — лекарь осторожно приблизился и положил на кровать сверток с одеждой, который держал в руках. — Я бы сказал, что тебе еще нужна моя помощь, но вряд ли ты ее примешь. А лечить одно лишь тело — неблагодарное занятие. Пройдет несколько дней, и оно забудет об этой ране. Прощай.

Демайтер проводил его взглядом, сел, провел рукой по волосам, зачесывая их назад, и начал распутывать искусно заплетенную шнуровку сорочки, которая норовила обжечь и разрезать пальцы. Вынужденный действовать одной рукой, он провозился около получаса. Наконец, тесьма поддалась. Демайтер встал с постели на холодный каменный пол. Стиснув зубы, он стянул с себя рубаху, которую явно неспроста на него напялили. Она сковывала движения, неприятно обтекала кожу и липла к ней, словно ткань была мокрой. Избавившись от ненавистного предмета одежды, пропитанного чужой магией, Демайтер швырнул им в ближайшего сторожа, притаившегося углу, брезгливо отогнал потянувшиеся к лицу клочья белесой паутины и, наконец, осмотрел свое левое плечо. Рука еще плохо слушалась и наливалась свинцовой тяжестью при любом неосторожном движении, но мастера Гамерто все же стоило поблагодарить. На коже от воспаленной раны осталась неприметная ниточка свежего шрама.

Демайтер едва успел одеться, как дверь распахнулась и в комнату шагнула сама повелительница черных невест. Она вошла стремительно. Факелы вспыхнули, осветив помещение, густая сеть сторожевой паутины растаяла, раздвинув стены. Черный плащ стражника, небрежно брошенный в изголовье кровати, предостерегающе полыхнул лунным свечением. Короткий взмах узкой руки, унизанной кольцами, освободил гостя от церемонного поклона и приветствия. До этой самой секунды Демайтер был уверен, что чопорная Великая Матерь замужем за дворцовым этикетом и никогда не поступится ни одной из своих привилегий.

— Ты по-прежнему хочешь моего покровительства, Диам-Ай-Тер? — решительно спросила повелительница, похожая в свете факелов на ожившую мумию.

— У меня нет выбора, ваша светлость, — ответил он, обретя дар речи.

— Твое владение магией выше всяких похвал, твой авторитет среди стражников непререкаем, в твоих жилах течет королевская кровь, — повелительница приблизилась и остановилась в двух шагах от изумленного Демайтера. — Со временем ты мог бы претендовать в клане на место Эллис-Ан-Тера, если бы захотел.

— Боюсь, сейчас это невозможно, моя госпожа, даже если бы я мечтал об этом.

— Я знаю. Ты предпочел дальние рубежи и сомнительную компанию иномирцев не только власти, но и спокойствию Соединенного Королевства. И это — после всех успехов в клане! — в голосе засквозило холодное неудовольствие. Высокая кровь взяла верх. — Достойно ли поступать так отпрыску знатного рода, пусть решают другие, — повелительница пристально посмотрела в непроницаемо-черные глаза стражника.

На сей раз она не пыталась прожечь чужую защиту — мастер Гамерто трижды подтвердил то, в чем и так не оставалось сомнений с самого начала. Демайтер либо мгновенно умрет, либо прежде чем умереть успеет выпустить на свободу такие силы, что добрую половину замка придется отстраивать заново.

— Я, глава клана, помогла тебе, Диам-Ай-Тер. Именно я, если ты помнишь. А не мастер Гамерто, который возился потом с твоей раной. И сейчас я имею все полномочия и основания признать долг погашенным. Коллегия решит вопрос в мою пользу, ведь я дала тебе все, о чем ты просил. Ты попадешь в руки правосудия. Но прежде чем это случится, я хочу предложить сделку. Или ты сразу предпочтешь Карамант?

Демайтер внутренне содрогнулся и невольно поправил перевязь, на которой все еще покоилась его левая рука.

— У меня есть одно поручение, — произнесла Великая Матерь и замолчала.

— Невыполнимое, — как бы невзначай обронил Демайтер.

— Скорее деликатное, — поправила его повелительница. — Так что, мой мальчик, готов ты меня выслушать?

— Да, ваша светлость.

Мальчиком его давно никто не называл. Патриархи жили долго. Сколько лет Великой Матери, где прошло ее детство, какие интриги позволили ей возглавить клан — все это были вопросы, на которые вряд ли кто мог правдиво ответить, кроме стен цитадели.

— Я могу многое, Диам-Ай-Тер. Сейчас, когда ты вне закона, должности и привилегий, никто не предложит тебе ни помощь, ни службу. Согласен ли ты послужить мне?

— Да, ваша светлость, — после некоторого раздумья ответил Демайтер. — При одном условии.

— Условии? — графитовые ниточки бровей прыгнули вверх. — Ты еще смеешь говорить об условиях?! Не забывай, где находишься и с кем разговариваешь. Да будет тебе известно, что каждый вдох здесь происходит с моего разрешения и ведома.

Демайтер, которому вдруг перестало хватать воздуха, молча поклонился в ответ, не в силах вымолвить ни слова. В помещении стало заметно темнее — бездымные факелы задыхались вместе с королевским стражником. Великая Матерь поджала губы и задрала острый подбородок, стремясь посмотреть на рослого собеседника сверху вниз. Если он и мог сопротивляться неожиданной вспышке гнева и колдовства, то ничем этого не выдал. Комната постепенно снова наполнилась воздухом и светом.

— Я знаю, чего ты хочешь. Устный договор, — Великая недовольно поджала губы. Богатая добыча ускользала из рук, не заглотив приманку.

— Да, ваша светлость… Никаких магических соглашений и клятв с моей стороны, — подтвердил стражник и выпрямился, — для вашего же блага. Если я по доброй воле сдамся королевским ищейкам прямо за воротами замка — неисполненная клятва сожжет меня у них на глазах. Вы окажетесь под подозрением. Сговор с государственным преступником — налицо.

— Надеюсь, ты не подведешь меня, Диам-Ай-Тер, — задумчиво произнесла Великая. — Иначе, клянусь, я перебью цену, которую дают за твою голову стражники, тюремщики Караманта и королевские ищейки вместе взятые. И ты пожалеешь, что на свет появился не только ты сам, но и весь твой род с усопшими предками и не рожденными потомками!

— Родовые проклятия учат снимать на третьей ступени клана королевских стражников, моя госпожа, — заметил Демайтер. — Давайте поговорим о поручении. Я попробую его выполнить. Не стану скрывать: пока ваша защита — мой единственный шанс.

Великая прошлась по комнате. Она вдруг отчетливо поняла, что играет с огнем. Стражник, владеющий высшей магией, которому нечего терять… Выброшенный за пределы клана, он стал дерзок, опасен и непредсказуем как раненый зверь. Но если бы удалось его заполучить и обуздать сейчас, когда владения короля Аканора вскоре пополнятся еще одним королевством — это стало бы самым значительным событием за всю историю отношений пяти королевских кланов. И кто знает — может быть со временем их осталось бы только четыре.

— Одна из моих подчиненных жестоко предала меня, — сухо произнесла повелительница. — Украла то, что ей не принадлежит… Несмотря на все старания боевых магов и советниц первой лиги, ей удалось покинуть клановый замок.

«И что это за блудница высшей пробы, — усмехнулся про себя Демайтер, — которая обвела вокруг пальца собственный клан? Кто же эта великая волшебница»?

Высушенный годами голос ядовито зашипел, потеряв глубину и силу. Вечно молодая старуха на миг перестала себя контролировать. Видно, вороватая сестрица не на шутку ее разозлила.

— Я готова заключить с тобой устный договор, Диам-Ай-Тер. Если ты доставишь сюда мою сестру живой или мертвой, ты станешь первым в истории магом, которому удалось перейти с высшей ступени одного клана на высшую ступень другого.

— Могу я узнать имя отступницы? — поинтересовался Демайтер.

— До заключения договора? За кого ты меня принимаешь!

— Для устного договора — это непростое поручение…

Великая Матерь рассмеялась ему в лицо:

— Пока ты торгуешься, я теряю терпение. Да или нет? Время для ответа истекло, — она отвернулась, чтобы уйти.

— Да, ваша светлость. Я заключаю устный договор!

На сей раз ни одна черточка не дрогнула на пергаментном лице.

— Имя отступницы — Асиана-Ал-Мерита.

Королевский стражник позволил себе самодовольно ухмыльнуться — он угадал.

— Устный договор заключен. Подойди ко мне, Диам-Ай-Тер.

Великая матерь брезгливо стянула с пальца серебряное кольцо с прозрачным камнем, в глубине которого мерцала рубиновая капля.

— Ищи по крови и найдешь, — назидательно произнесла она. — Кольцо будет хранить тебя все время, пока ты ищешь и идешь по следу, оно может подсказать путь. Если ты свернешь в сторону, оно превратится в бесполезную безделушку. Кстати, такие безделушки королевские ищейки чуют за тысячи миль. Пока я не хочу впутывать их в свои дела. Но… Смотри не сбейся со следа, Диам-Ай-Тер!

Великая вышла так же стремительно, как и вошла. Дверь осталась открытой. Окно наверху распахнулось, впустив в комнату свет и поток морозного воздуха.

Морозного?! Они въехали в замок ранней осенью. Какая по счету зима царит сейчас за окнами клановой темницы? «Немного терпения, — сказал Демайтер сам себе и подхватил плащ с кровати, — скоро все выяснится».

Потревоженные сквозняком магические сторожа покинули насиженные места и бесплотными призраками потянулись сквозь дверной проем в глубину замка. Вместо них на пороге возникла советница первой лиги и протянула стражнику знакомый полупрозрачный шарф, расшитый райскими птицами.

— Прошу вас следовать за мной, светлый господин Диам-Ай-Тер, — произнесла она, помогая завязать глаза Демайтеру, у которого пока не получалось поднять левую руку выше уровня плеча.

Глава 3 Летнее приключение

— Внимание. Поезд из Москвы по первому пути, — равнодушно повторил динамик.

Позвякивая на стыках, электричка подтягивалась к перрону. Женя убрала в карман бесполезный мобильник и беспомощно оглянулась. Двадцать раз вчера созванивались, расписание на сайте смотрели, договаривались вплоть до «у какого турникета…» — и вот — пожалуйста! Семь утра, пустая платформа и мелкий дождик, который вроде как к счастью на дорожку. Какое унылое начало главного летнего приключения.

— Осторожно, двери закрываются…

— Женя! Женька-а-а, заходи, это наша!

Даша, сгибаясь под тяжестью рюкзака, бежала от пешеходного моста к последнему вагону и отчаянно махала одной рукой, держа в другой объемный пакет. Облегченно вздохнув, Женя заскочила в тамбур и помчалась по полупустым вагонам тронувшейся электрички навстречу подруге.

— Ну ты даешь, Дашка! — выдохнула она, глядя как открывается дверь, и Даша протискивается навстречу, цепляя упругие створки.

Две пожилые дачницы, сидевшие напротив, осуждающе посмотрели на шумных подружек. Электричка хрипло свистнула, простучала колесами переплетение стрелок, и полетела в область, набирая ход. Девчонки уселись подальше от неприветливых бабушек и поставили на пол рюкзаки.

— Женька, ты не поверишь! — возбужденно сказала Даша, бросив потертую ветровку на старенький видавший виды «Ермак». Она раскраснелась, пряди светлых волос выбились из пестрой резинки. Даша сдернула резинку и принялась рыться под клапанами рюкзака в поисках расчески.

— Ты проспала! — категорично заявила Женя. — И телефон зарядить забыла.

— Ой! Блин, точно ведь, — Даша вытащила мобильник из заднего кармана джинсов и огорченно взглянула на темный экран. — Тьфу ты!

— Да черт с ней, с расческой! — Даша поймала выбившиеся пряди и собрала в хвост волосы, влажные от утреннего дождя. — Вот ведь… а я думала, что же я забыла — телефон зарядить забыла. Хорошо хоть зарядник сунула!

Женя прижала ладони к щекам и взглянула на подругу смеющимися глазами, которые превратились в две лукавые щелочки.

— Дашка, я фигею! — констатировала она.

Даша достала из пакета упаковку чипсов, две банки пепси и выпрямилась.

— Я вчера только к двенадцати до общаги добралась, — чуть обиженно сказала она.

— Супер, — Женя проникновенно положила руку подруге на плечо. — Кто он, кто?

— Да ну тебя! Я же говорю, ты не поверишь. Я вечером первую помощь оказывала. Такое у меня вчера было «вхождение в специальность» — до сих пор страшно! — Даша нервно вздохнула и передернула плечами, словно стряхивая неприятные воспоминания. Женя чуть отстранилась от подруги:

— Серьезно, что ли?

— Угу, — подтвердила Даша, затолкав в рот несколько картофельных ломтиков один за другим. — Ты Ленку Сюткину помнишь? Ну одногрупница моя, полненькая такая, из Твери.

— Что с ней такое случилось?! — едва кивнув, спросила ошеломленная Женя.

— Да не с ней. С теткой одной. В общем, Сюткина наша совсем двинулась на предмет «меня никто не любит». Нашла по объявлению гадалку и поперлась туда.

— А ты?

Даша открыла зашипевшую банку и поднесла к губам.

— А я — с ней.

Электричка остановилась на станции, впустив внутрь новую порцию пассажиров. Вагон понемногу наполнялся, и Женя понизила голос, почти шепотом воскликнув:

— Зачем?!

— А она одна испугалась. Пойдем, говорит, со мной. Вдруг эта Изабелла у меня тупо деньги отберет под гипнозом.

— Обалдеть! — Женя притворно закатила глаза, — гнать надо вашу Сюткину из меда. Попадись вот на прием к такому врачу. Дашка! Я поверить не могу, что ты с ней пошла.

— Ага. Она у меня полчаса на плече ныла, знаешь, как достала! А идти два квартала, дешевле было согласиться. Жень, я честно думала, что меньшее из зол выбираю, когда соглашалась. Думала, там салон — отсижусь в приемной под медитативную музыку. Ленку уволоку через полчаса — и пойду спокойно собираться.

— И чего?

— Чего-чего, — передразнила Даша, — она в квартире принимает! Затащила нас и давай обрабатывать. Ой, девочки-девочки… Вообще, знаешь, даже интересно. Приличная тетка, нормально одетая, доброжелательная, с виду — совсем на гадалку не похожа. В квартире светло, «чиста-прибрано». Пифия такая из «Матрицы», только народу постороннего нет, ложки никто не гнет в соседней комнате…

— Так, — решительно перебила Женя. — Внимание! Для особо тугих повторяю в сто питсотый раз: я только фэнтези люблю. Так что все отсылки к «Матрице» можешь смело опустить.

— Ладно, — чуть обиженно согласилась Даша и продолжила в полголоса, — полчаса она Сюткиной всякую пургу про женихов несла. А потом поднимает голову и говорит мне: «А ты, деточка, что скучаешь? Иди-ка сюда, я тебе вместе с подружкой по руке погадаю. Денег не возьму, если не понравится. А если понравится — сама дашь, сколько не жалко». Ну я и подсела. Короче, положили мы с Сюткиной руки на стол. Эта Изабелла смотрит то на мою ладонь, то на Ленкину. Посмотрела-посмотрела, охнула и вдруг ка-ак хлопнется на пол! Прикинь.

— В обморок упала? — ахнула Женя.


— Ладно бы просто в обморок. У нее эпилептический припадок начался. Классический. Как в учебнике.

— И чего вы?

— Чего-чего… Голову держали, скорую вызвали. Она в сознание вообще не приходила. Скорая приехала, только начали осматривать — у нее вообще давление по нулям! Спасибо, мы уже там не одни были — мы соседям позвонили.

— Офигеть! — Женя распахнула глаза. — Умерла?!

— Нет. Откачали, в конце концов, в больницу увезли. Но пока мы все вокруг нее прыгали, соседи на всякий случай ментов вызвали. И мы там с Сюткиной надолго застряли. Но самая фишка знаешь в чем? На Ленку опер запал! Нормальный такой парень… Получается, Изабелла-то свои деньги отработала.

— Дашка… — Женя посмотрела на подругу долгим-долгим взглядом. — Ты точно не с этой планеты! Такое только с тобой могло случиться, честное слово. Больше — ни с кем из моих знакомых.

— Да ну тебя! Знаешь, как я перепугалась? А я еще хотела в неврологию. Ну на фиг, не пойду теперь ни за что.

— А тебе она не успела никого нагадать? — спросила Женя.

— Нет, к счастью. Мне только ментов не хватало, — презрительно фыркнула Даша.

— «Мы в женихах-то как в сору роемся», — гнусаво передразнила Женя, зажав пальцами кончик носа. — Прождешь принца на белом коне, потом и ментов не останется — Ленки Сюткины всех разберут, — назидательно добавила она, отпустив нос.

— Почему на белом? Мне черные кони больше нравятся.

— Чего у вас с Антохой, кстати?

— А ничего, — Даша вздохнула, — Машка Морозова foreva, — буркнула она и отвернулась.

— Кто-кто? Морозова?! — Женька выдержала трагическую паузу. — Ну и плюнь, Даш…

Хрустя чипсами, девушки принялись перемывать кости друзьям и знакомым, отдавая мужскому полу безоговорочное предпочтение.

— Конечная, — объявил женский голос. — Поезд дальше не идет. Просьба освободить вагоны.

Даша с Женей выгрузились на щербатую платформу, перешли через железнодорожные пути и на пыльной автостанции сели в автобус, который повез Дашу на родину. Почти на родину… В этот раз план не подразумевал свидания с Дашиными родителями, и подружки попросили водителя притормозить на въезде в город.

— Тетя Маша, откройте!

Даша забарабанила в низкое окошко одноэтажного домика, приютившегося на самой окраине.

— Ну чего тебе? — высунулась в окно нечесаная голова.

— Мне бы «копейку» на два дня, за город съездить, если не занята.

— А ты у нас кто такая? — хмуро спросила голова, недоверчиво тряхнув седыми патлами.

— Я — Даша Неверова.

Автомобиль Ваз 2101 — краса и гордость советского автопрома достался тете Маше в наследство от покойного мужа. Вдова делала на нем бизнес: сдавала раритет в аренду за две бутылки водки и небольшую доплату. В основном — подросткам «погонять». Но не всем подряд, а только тем, «чтоб с репутацией». Даша была вполне себе с репутацией. Женя этой весной сдала на права. Выпросить отцовский «Митсубиши», чтоб с подружкой покататься по Подмосковью было делом безнадежным. Ехать на узкоколейке до Сосоноборска, куда Петя Кашицын пригласил подруг еще прошлым летом, как-то не романтично. Если уж Женька согласилась на путешествие по России матушке — путешествие обязано было стать незабываемым.

— А у тебя что же это, права есть? — подозрительно спросила тетя Маша, появившись на крыльце в замусоленном халате и протягивая руку к пакету, в котором что-то заманчиво позвякивало.

— У подружки есть, — Даша кивнула на Женю.

Тети Машина рука застыла на полпути к вожделенному пакету.

— А пусть покажет.

Женя открыла кошелек, показала новенькое ламинированное удостоверение и демонстративно зашуршала купюрами. Тетя Маша спустилась с крыльца, взялась за пакет и проворно схватила протянутые деньги. Сунув купюры в карман халата, она горделиво выпрямилась и заговорила громко и внушительно. Она явно ассоциировала себя в этот момент с большим и уважаемым человеком. Например, с начальником заводской автоколонны:

— Ну берите, девчонки. Только смотрите, я строго принимаю. Как в прокате. За рулем, значит, не бухать. Чтоб ни одной царапины лишней и чтоб не блевать в салоне-то.

Даша с Женей переглянулись, едва удержавшись от улыбок.

— Вот ведь ты, Дашка, какая вымахала, — снисходительно продолжала тетя Маша с высоты начальственного положения. — Выше подружки. На, держи ключи. Когда вернешь, значит, чтоб не меньше пяти литров было, в баке-то. Я проверю, датчик там исправный, как часы работает. Смотрите у меня, нах…

Она одернула халат и развернулась к двери.

— А где машина? — спросила Женя.

— А за домом, — донеслось из-за закрывающейся двери. — Да! Через пост не ездите. Из двора — полями, там налево.

— Где это там? — спросила Женя, но дверь уже захлопнулась. Женя повернулась к подруге:

— Слушай, Даш, я поверить не могу! Как она так легко машину отдает? Посторонним людям, без доверенности. Ты, когда рассказывала, я просто уверена была, что ничего не выйдет, — возбужденно зашептала она.

— Ага! Убедилась? — улыбнулась Даша. — У нее сын шофером в местной администрации работает. Начальство, возит, — Даша сделала многозначительную паузу, подняла вверх указательный палец и благоговейно выдохнула, — так что у нашей тети Маши — крыша что надо, все схвачено.

— Ну, если водилой у администрации — тогда оно конечно, — ухмыльнулась Женька. — А ты ее откуда знаешь?

— Да ее тут все знают. Местная достопримечательность. Меня даже один раз на ее машине катали пару лет назад. И как это она меня запомнила? — искренне удивилась Даша.

Девушки обошли дом и уставились на когда-то лимонное авто, выгоревшее от старости до бледно желтого цвета. Круглоглазая копейка удивленно блеснула фарами. Таких арендаторов ей еще возить не приходилось. Вопреки ожиданиям машинка выглядела чистенькой и ухоженной. Она стояла среди грядок в неровном квадрате скошенной травы, как на посадочной площадке. Короткая полоса разгона проходила между двумя рядами смородиновых кустов и упиралась в проселочную дорогу. Выезжать надо было аккуратно, чтобы не повредить хозяйские посадки, напиравшие со всех сторон. Женя хмыкнула и демонстративно почесала затылок, взлохматив густые каштановые волосы.

— У меня не забалуешь, — сказала Даша, подражая скрипучему голосу тети Маши, скорчила рожицу, и протянула Жене ключи. — Похоже, она всех заставляет машину мыть.

— Помоем, не проблема.

Женя, сбросила рюкзак, села за руль и, не закрывая водительскую дверь, повернула ключ в замке зажигания.

Не сказать, что с полоборота, но машина завелась, запела вентилятором и зафырчала на холостом ходу. Еще до конца не веря в то, что план удался, девчонки покидали в багажник вещи. Женька снова плюхнулась на водительское сиденье. Деловито отрегулировала его «под себя», поправила зеркало заднего вида и лихо тронула машину с места, слишком резко отпустив сцепление. «Жигуленок» упруго прыгнул вперед сквозь смородиновые заросли, и выкатился из двора на проселочную дорогу. Женя деловито пристроила на приборную панель навигатор, вытащила мобильник и, не глядя, протянула подруге. Даша тут же набрала номер.

— Але, Петечка? А вот и не Даша! Это Женя Стерхова… Ты дома? Тогда жди нас, дорогой! — проворковала она в трубку, разъединилась и подло отбила ответный звонок.

— Слушай, Даш, а ты нам чего-нибудь взяла? — спросила Женя. — Или только тете Маше?

— Я нам «Швепс» взяла. Остальное — с Петьки. А «Швепса» в Сосноборске точно не найти. Там продавцы и слов-то таких не знают, наверное… Так. Давай здесь налево.

Пропылив по солнечным полям, желтая копейка вырулила аккурат к заправке за постом ГИБДД. Женя не поскупилась — залила почти полный бак. Правда, встала она у колонки так, что шланг едва дотянулся.

— Парковаться научись, дура! — крикнул мужик из подпиравшей сзади «Нивы».

Женя помахала ему ручкой, и накормленный ВАЗ 2101 вырулил на трассу. Всю дорогу он исправно урчал, немного подозрительно гукал при включении третьей передачи, но прощал неопытному водителю и рывки сцепления, и перегазовки, и заглох только у развилки, от которой до Сосноборска, если верить навигатору, оставалось не больше пяти километров.

— Упс! — сказала Женя, несколько раз повернув ключ в замке зажигания. — Вот тебе и тетя Маша.

Копейка, скатившаяся с небольшого пригорка, жалобно стрекотала на аккумуляторе, и не заводилась ни в какую. Подруги вышли из машины, одновременно хлопнув дверцами. Кроме птичьего щебета и вздохов летнего ветра, послеобеденную тишину не нарушал ни один звук. С той стороны, откуда они приехали, как и с противоположной машин и в помине не было: ни встречных, ни попутных. Впрочем, здесь, в низине, к дороге вплотную подступал лес, и хорошо рассмотреть удавалось только метров сто — сто пятьдесят.

Женька достала сигареты и щелкнула зажигалкой. Даша озадаченно уставилась на куриную лапку разбегающихся дорог. На бумажной карте дороги на Сосноборск не значилось. Женин навигатор упорно показывал петляющую ниточку. Он мигал дисплеем, но худо-бедно работал, а вот оба сотовых телефона дружно заявили, что сети здесь и в помине нет.

— Тихо-то как, — негромко сказала Женя и бросила окурок в придорожные кусты, — ну что, пешком за трактором? Я только треугольник выкину на всякий случай. Если он тут есть…

Нет, похоже, знака у нее… — донеслось из-за машины.

Женя накинула рюкзак, передумала, сняла и бросила обратно в багажник.

— Даш, ты рюкзак берешь?

— Конечно, беру!

— А я не поволоку. На фиг! Деньги-документы у меня в сумке… Все равно тут не ездит никто.

— Не, я не оставлю мало ли чего, — после короткого раздумья сказала Даша. — Вот ведь Кашицын накаркал: к нам только на узкоколейке, да к нам только на узкоколейке! Или кругом через Корягово… По какой дороге пойдем, Жень?

— По той, что на Сосноборск, конечно! — ответила Женя, — Зачем нам круги мотать?

Она прошла вперед и хлопнула рукой по почерневшему от времени столбу указателя. Даша открыла рот от изумления. На единственной покосившейся стрелке, немного облупившимися черными буквами было ясно выведено «Сосноборск 4 км». Даша протерла глаза: столб стоял, как и положено столбу — как вкопанный.

— Даш, ну ты идешь? — обернулась Женя, завязывая на поясе рукава джинсовой куртки, которую обернула вокруг талии. Желтые кошачьи глаза, не мигая, уставились на Дашу с футболки, обтянувшей Женькину грудь.

— Жень… а как ты этот столб заметила?

— Фигассе! — сказала Женька. — Как его можно не заметить — такая дура, чуть не посреди дороги! Еще скажи, что ты его не видела.

— Я его, в самом деле, не увидела сначала, — смущенно подтвердила Даша.

— Ну ты, подруга, даешь! — рассмеялась Женя. — Ладно, пошли. Хотели приключений — нате вам!

Они вошли в лес, наползавший на дорогу и топивший ее в тени громадных корявых ветвей. Подернутый легкой дымкой, он почти не пропускал солнечных лучей, и здесь царил таинственный сумрак. В какой-то момент даже птицы умолкли, дорога утонула во влажной почве, под ногами захлюпало, а к горлу подступил липкий холодок страха.

— Даш, это же Фангорн! — сказала неунывающая Женька, чуть понизив голос. — Не хуже, чем в Новой Зеландии.

— Что…

— Очнись, Дашка! Смотри, красота какая!

— А ведь и правда, — откликнулась Даша. У нее немного заложило уши как в самолете.

Вскоре они вышли из леса, болтая об утерянных возможностях убогого российского кино — чуть от Москвы отъехали — и такие пейзажи, только успевай снимать, чтоб Голливуд обрыдался от зависти! Вблизи Сосноборска мобильники включились как по команде. Женя позвонила Пете Кашицыну, он выскочил навстречу дорогим гостям, перехватил их у здания администрации и тут же навьючил на себя всю поклажу.

— Женька, Дашка, вы себе представить не можете, как я рад! Дай щечку. И рюкзак тоже давай.

— А я?

— И ты — щечку. Горяев — это машинист наш, с полчаса как свой паровоз пригнал. А вас все нет и нет. И мобилы молчат. Я уж думал, не приедете сегодня.

— А мы и не приехали! — хором сказали девушки.

— У нас машина сломалась! — пояснила Даша.

— Петечка, ты ведь разбираешься в машинах? Ну скажи, что разбираешься. У нас транспорт заглох, мы совсем чуть-чуть не доехали. А машина прокатная, — запричитала Женя.

— Ага. Нам за нее голову оторвут, — подтвердила Даша. — Спаси нас, а?

Петр Кашицын остановился посреди улицы и оторопело уставился на спутниц.

— Вы… пешком пришли?

— Ну да.

— По грунтовке через лес?

— А что такого?

Девушки недоуменно переглянулись.

— Да нет, ничего. Просто у нас так не ходит никто… как автобусный маршрут закрыли — так почти и не ездит, — пробормотал Кашицын. — Дорога, говорят, там разбита… Обычно все по узкоколейке приезжают. А на машинах — через Корягово.

— Сами мы не местные, от поезда отстали, — рассмеялась Даша. — Ездила я пару раз на вашей узкоколейке, еще когда мамина двоюродная сестра здесь жила. Никакого удовольствия! Так ты поможешь?

Секунду Кашицын видел только ее серо-голубые глаза.

— Да! Конечно, — торопливо сказал он.

— Только надо этим прямо сейчас заняться, — серьезно сказала Женя. — Я вам не Шумахер в темноте по лесной дороге гнать. У меня стажа водительского тридцать дней плюс сегодняшний. Давай, Петь, придумай что-нибудь. Если на буксир, так я заплачу.

— Нет, — Петр мотнул головой, — на тросе оттуда никто не потащит. Щас вещи бросим, сходим, попробую завести. Что за машина-то?

— Копейка.

— Ишь ты! — восхитился Кашицын. — Раритет! Я уж думал «Инфинити», не меньше, — и он подмигнул Жене.

— Конечно! — обиженно сказала Женя. — В Москве все такие богатые… я, например, пока тебя не встретила и не подозревала, как это можно на золоте не есть и в ванне с розовыми лепестками не купаться!

— Почему никто не ездит? — спросила Даша, подстраиваясь под широкий шаг Кашицына.

— Да как-то не принято: местные говорят, места нехорошие, — уклончиво ответил Петр.

— С ума сойти! — воскликнула Женька, прекратила разглагольствовать о провинциальных заблуждениях насчет столичных жителей и забежала вперед, приплясывая от нетерпения. — Петя, я тя умоляю! Я же будущий журналист. Расскажи, что за места такие. Ну расскажи! Ты нас сюда ими заманивал, рассказывай! — потребовала она.

Когда буйная палаточная поляна рок-фестиваля полыхала в ночи кострами и громыхала гитарами, над головой сияли звездные россыпи, а бутылка вискаря была выкопана из заветного места предусмотрительными старожилами и сделала третий круг, Петю понесло. Благодарные зрители, особенно их прекрасная половина, зачарованно слушали про аномальные зоны, в которых плутали лесники и охотники, про летающие тарелки, едва ли не по расписанию посещавшие окраины Сосоноборска, про невиданных зверей, что проявлялись на фотоснимках и про дороги, по которым лучше никогда не ездить… Вот тогда Женя и сказала: «Все, Кашицын! На следующий год у тебя собираемся. Два дня — на изучение тайн, а потом уже сюда». И тогда же выяснилось, что Петя с Дашей практически соседи.

— Да нечего особенно рассказывать, — смущенно пробормотал Кашицын. Проклиная тот вискарь и собственный длинный язык, он тревожно посмотрел на солнце, неумолимо катившееся вниз по небосклону, и еще прибавил шаг. — Я тебе потом одну фотку подгоню. Пристроишь в какие-нибудь желтые страницы. А сейчас, если болтать будем, не успеем ничего. Придется вашей копейке в лесу ночевать.

Девчонки прониклись. Дома у Пети они умылись и моментально переоделись. Вернее, переоделась Даша: натянула вместо шорт джинсы, добавила к гардеробу толстовку с капюшоном и прихватила спортивную сумку через плечо, сунув туда спрей от комаров и фонарик. Немного подумав, она оставила мобильник на зарядке. Петя с кем-то созванивался, насчет помочь, но ничего у него не получалось.

— А ключи? Отлично… Ладно через час… Ну давай хотя бы до Сенечкиного луга, черт с тобой! — в итоге сказал он кому-то в сердцах и повесил трубку.

— Пьем чай! — крикнул он, не рискнув врываться в комнату, где упаковывались девчонки. — Раньше, чем через час все равно не двинем.

Через полтора часа раздолбанная «Ауди», лет так примерно двадцати от роду, остановилась у подъезда четырехэтажки, скрипнув тормозами.

— Здрасьте, — сказал подругам веснушчатый автовладелец, шмыгнул носом и бросил на Кашицына уважительный взгляд. — Петька, эт самое… — он окончательно смутился, — в багажнике инструменты, будешь выходить — возьмешь. И ладно, до леса, довезу, на.

— Шансон, однозначно, — шепотом предположила Женя, когда они устроились на потертом заднем сидении, и водитель потянулся к облупившейся кнопке магнитолы.

— Главное — в машине не блевать, — так же тихо откликнулась Даша, пытаясь шепотом передать незабываемую тети Машину интонацию.

Девчонки хихикнули, и под звуки невообразимого рэпа с матюками, который полился из динамиков наружу сквозь открытые окна, «Ауди» пронеслась по Сосноборску, окатив водой из вечной лужи неповоротливую тетку с тележкой.

Проявив небывалую отвагу, водитель довез троицу аж до самой кромки леса и лихо развернул машину.

— Вы эт самое… в гости заходите, — сказал он на прощание и покраснел. — На речку сходим. Петька знает.

И натужно бухающая жуткой музыкой «Ауди» унеслась, пыля по проселку, оставив Кашицына, Дашу и Женю в благословенной тишине русских полей.

— Петя, что это было? — улыбнулась Женя.

— Это Димка был, брат троюродный, — откликнулся Кашицын. — Он обычно только матом разговаривает, потому и молчал всю дорогу. Застеснялся при вас. А так он у нас первый парень на деревне. Не пьет. И машина, видали какая? Иномарка, в сих местах невиданная.

— А как же он ее сюда пригнал? По узкоколейке? — прищурилась Женя.

— Да нет, по вот этой дороге и пригнал год назад, как из армии пришел. С тех пор его к Сенечкиному лугу и к лесу — на пушечный выстрел не подгонишь. Говорит, мертвецов каких-то видел. А до этого он в городе машину обмывал. С тех пор пьяным не ездит и гоняет только по Сосноборску, ну и до Корягово. Это село, куда он вас на речку зазывал. Во-первых, там заправка, во-вторых — песчаная коса, вода чистейшая. Пляж шикарный. В самом деле, съездим завтра, а?

— Только эт самое… без Димки! — умоляюще сказала Даша.

— Без Димки, так без Димки. Хотя, знаете, с ним спокойнее. Я тут не особо в авторитете — так, интеллигенция вшивая, — подмигнул Кашицын. — А его все местные уважают, даже коряговские.

Кашицын замолчал и невольно сбавил шаг, подтянув повыше на плечо брезентовую сумку с инструментами. Солнце почти село. Дорога ныряла в лес, как в арку и сразу же круто уходила вниз.

— Делай, как я! — подбодрила Женя и бесстрашно шагнула под сумеречный свод, сплетенный из нависших веток.

Захлюпала под ногами зыбкая болотистая почва. Кашицын пропустил Дашу и побрел следом, охваченный немым страхом, липким как мед. Девушки о чем-то негромко переговаривались, а Петр только и думал, как бы не упасть. У него кружилась голова, он несколько раз икнул и сплюнул в туман, борясь со странным приступом дурноты. Но узкое место осталось позади, дымка постепенно рассеивалась, сквозь переплетение ветвей стало видно фиолетовое небо с прозрачной луной. Кашицын зашагал увереннее и догнал спутниц.

— О, а вот и наш столбик. Значит, до машины метров пятьдесят, сейчас выйдем прямо к ней. Представляешь, Петь, Дашка сегодня у нас этот указатель не заметила от стрессу! — сказала Женя.

— Какой указатель? — спросил у нее Кашицын.

— Вы что, сговорились?!

— О! Еще один, — рассмеялась Даша, — я же говорю, он невидимый!

Она пробежала вперед и хлопнула рукой по черному столбу, установленному на развилке. Петр обалдело поднял глаза и тупо уставился на покосившуюся стрелку.

— И правда… — пробормотал он. — А разве у нас здесь есть указатель? Вообще, я, конечно, давно тут не ездил.

— Женька у нас — самая глазастая! — с невольной гордостью за подругу сказала Даша, — Она первая заметила. А то шлепали бы мы сейчас в ваше Корягово на «чистые пруды».

— Копеечка, родная, ну что же это ты, а? Четыре километра, мать твою, не доехала! — заговорила Женя, бросившись к сиротливо притулившемуся у противоположной обочины «Жигуленку». И вдруг остановилась как вкопанная. Из машины, поочередно хлопнув дверцами, вылезли трое мужчин. Одеты все трое были слишком хорошо для проселочной дороги. Цвета преобладали темные. Ботинки начищены до блеска. Тот, что постарше, вышел вперед мягкой кошачьей походкой, окинул Женю взглядом с ног до головы и недвусмысленно облизнулся, скривив в улыбке тонкие губы.

— А мы думаем, чья тачана, где хозяева, — неприятно растягивая слова, проговорил незнакомец. На его безымянном пальце красовался массивный перстень с рубином. Камень неестественно ярко горел в сгущающихся сумерках.

— Наша тачана, — решительно сказал за спиной Петя Кашицын, и пятившаяся Женя почувствовала себя чуть увереннее. — А в чем дело? Покататься хотели — так она не заводится!

— А ты кто такой, герой? — спросил тонкогубый, повернув к нему неестественно бледное лицо и пристально глядя в глаза. — Водитель?

— Женька, бери Дашу и дуйте обратно, — через силу шепнул Петр, — звоните Димке… ментам…

— Не станут они никому звонить, — раздалось за спиной.

Дернувшиеся назад Даша с Женей, взвизгнули и с двух сторон прижались к Кашицыну, словно окаменевшему под взглядом тонкогубого.

Дорогу к Сенечкиному лугу отрезали еще двое мужчин и эффектная брюнетка, одетая в короткую кожаную юбку, блестящую черную блузу, расшитую кровавыми розами, и черные лакированные босоножки на высоченных каблуках, впивающихся в дорожную грязь. Ярко багровые губы выделялись на бескровном лице, перекрашенные черным глаза казались провалами в черепе. Длинные пальцы с ядовито-красными накладными ногтями нервно перебирали ремешок изящной театральной сумочки. Спутники брюнетки, шагнувшие из тени деревьев, остановились, словно ожидая команды. В отличие от размалеванной девицы, оба были элегантны до жути: черные пиджаки, брюки со стрелками, белоснежные сорочки и чуть небрежно повязанные галстуки…

Стрелка указателя набухла неоновым свечением. Черные буквы, из которых складывалось слово «Сосноборск» истончились до ломких черточек. При полном безветрии табличка вдруг начала бестолково крутиться как стрелка компаса, попавшего в магнитную аномалию.

«Иди сюда», — прошелестело в приторно-липком воздухе, и Петя Кащицын зачарованно двинулся к троице, стоявшей около тети Машиной машины.

— Готы, — шепнула Даша, ухватившись за слово, как утопающий за соломинку.

Это слово еще принадлежало привычному порядку вещей, отдаляя размалеванных неформалов на один единственный миллиметровый шажок. Сделал его вперед — пугаешь людей на проселочной дороге. Сделал назад — вернулся в обычный мир. Дашазнала, что ошиблась. Увидела пропасть, что не перешагнуть. Она бы обязательно нашла в себе мужество сказать: «Вампиры», не побоявшись насмешек Женьки Стерховой. Но солнце подвело ее: последние багровые отсветы растаяли в темнеющем небе, не оставив и полминутки на размышление.

Один из спутников размалеванной брюнетки бросился к Даше, схватил ее сзади за волосы и дернул вниз, заставляя упасть на колени. Сама девица, окончательно потеряв человеческий облик, подскочила к Жене, которая принялась отчаянно сопротивляться, вопя, пинаясь и царапаясь. Вампирша отшвырнула исступленно отбивавшуюся жертву и рассмеялись так, что у Даши кровь застыла в жилах. От мощного толчка Женя свалилась на землю.

— Смотрите, дурочки, смотрите, — прошамкала мерзкая тварь.

Невольно подчинившись, Даша повернула голову и тихо взвыла. Лицо тонкогубого менялось на глазах, черты искажались. Когда он что-то зашипел, изо рта, как в фильмах ужасов, вылезли длинные клыки.

Двое его спутников бросились исполнять приказ. Они ловко связали безучастному Кашицыну руки ремнем, вбили в дерево кинжал по самую рукоять и подвесили Петю на этой импровизированной дыбе так, что он едва касался земли носками кроссовок.

Бритвенными лезвиями вампиры выводили на Кашицине кровавые узоры. Кромсая плоть сквозь тонкую футболку, они слизывали кровь с лоскутов кожи и одежды. Клыкастый урод с рубином на пальце, отогнал прихлебателей движением бледной руки, подскочил и неожиданно впился клыками Кашицыну в глотку.

— Все… сонная артерия… я знаю, — бессвязно пролепетала Даша, глядя на брызнувшую кровь, легла на землю и затряслась то ли от смеха, то ли от рыданий. Но ее рывком поставили на ноги, сомкнув повыше локтей ледяные цепкие пальцы. Что-то коснулось уха, больно царапнуло и, обдав холодом, потянулось к шее.

— Ма-ма… Мамочка! — вскрикнула Женя, дико глядя на подругу. Вампирша удерживала Женьку сзади, сжимая плечи когтями. Из-под бледных пальцев, впивающихся в податливую человеческую плоть, по ткани расплывались пятна крови. Два инфернальных мужика с хлюпаньем догрызали несчастного Кашицына, когда властный голос прокатился над дорогой, стряхнув с Даши сладковатое оцепенение.

— Она моя!

Маньяк с рубином успел нажраться Петиной крови и вновь принять почти человечье обличье. Он отер подбородок и недовольно поднял голову. В странном свечении, остающемся на дороге и кустах тающими клочьями, на развилку шагнула человеческая фигура. Правда, теперь Даша сомневалась, человеческая ли. С дымящейся одежды незнакомки, недвусмысленно указавшей рукой на Женю, сыпались искры. Роскошные волосы струились по плечам. Глаза мерцали фосфорическм огнем. С ладони незнакомки сорвался узкий солнечный луч, ударил Жене под ноги, и на том месте, где она стояла, разверзся провал звездчатой формы.

Нелепо взмахнув руками, не успев даже вскрикнуть, Женя провалилась сквозь землю. Над дорогой стремительно взвился и опал пыльный фонтан. Тоненько и сипло взвыла вампирша, глядя на дымящиеся культи с оторванными пальцами, еще не понимая до конца, что произошло.

— Убейте ее! Убейте!!! Убейте!!! — вдруг истерично заорал тонкогубый мужик с рубиновым перстнем.

Солнечный луч, который только что бил в Женю превратился в извивающийся огненный хлыст. Он со свистом рассек воздух и раздвоенным концом закрутился за рукоятку ножа, на котором висел труп Пети Кащицына. Нож выскочил из ствола как пробка из бутылки, сверкнул раскаленным лезвием и снес голову тонкогубому предводителю еще до того, как тело Кашицына успело свалиться на землю.

— Су-ука!!

Вампир, державший Дашу сзади, с силой оттолкнул жертву и бросился в бой. Над развилкой пронесся то ли рык, то ли стон и на дороге началась невообразимая грызня.

Даша, которую отшвырнули к самой кромке леса, встала на четвереньки, заворожено глядя на мечущиеся тени и вспышки, потихоньку отползла, свалилась в неглубокий кювет, вскочила на ноги и, не разбирая дороги, кинулась в лес, погруженный в туманные сумерки.

Несколько раз ей слышался шум погони за спиной, она вздрагивала и бежала дальше, запинаясь за корни, путаясь в подлеске и не обращая внимания на сумку, бьющую по бедру. Наконец, она свалилась, на боку проехала несколько метров по пологому склону оврага, перевернулась на спину и беззвучно заплакала, глядя в звездное небо над черными кронами деревьев. Слезы переполняли глаза, искажали знакомый с детства пыльно-серебрянный рисунок млечного пути до неузнаваемости, заставляя его ветвиться в бесконечность, словно рыбью кость. Качались ветки. В замершем времени шуршал и охал по-совиному ночной лес, но все звуки, и все тревоги потеряли значение, стекая по щекам двумя влажными солеными дорожками.

Первой осознанной Дашиной мыслью была мысль о фонарике. Когда она повторно пережила весь ужас случившегося, убедилась, что это не сон и смогла хоть как-то соображать, была уже глухая ночь. «Я же его взяла, чего я как дура в темноте по лесу бегаю»! — рассеянно подумала Даша, пошарила вокруг и за ремень подтянула к себе спортивную сумку.

Она нащупала толстовку с капюшоном, и дрожа, натянула прямо поверх легкой летней ветровки. Комары просто зверствовали. И плач по пропавшей Женьке и растерзанному Кашицыну пришлось отложить до тех пор, пока в свете взятого в зубы фонарика, вслед за толстовкой не нашелся «Комарэкс». Затем Даша вылезла из промозглой заболоченной ямы и остановилась, прижавшись спиной к стволу дерева. Куда идти она не знала. Здесь было еще темнее, чем в овраге, над которым расступались кроны деревьев. Даша обессилено сползла на землю и прикрыла глаза, решив дождаться рассвета. Она совсем не боялась ночевать в лесу. Она уже знала, как рвут клыками живого человека. Ничего более оригинального полуночный лес ей предложить не мог.

На рассвете ее разбудил далекий и резкий крик маневрового тепловоза. Даша вскочила и наугад побрела на звук, раздвигая руками густой утренний туман и отрешенно любуясь, как молочно-белые завихрения тянутся за пальцами бесплотными спиралями, прежде чем растаять. Процесс передвижения в тумане заворожил ее. Через несколько шагов она забыла, что именно побудило ее это движение начать. Гудков тепловоза она больше не слышала — в ушах непрерывно что-то шумело и мелодично переливалось, отзвуками далекого оркестра. Скорость звенела в каждом неуверенном шаге и рассыпалась стрекочущими маковыми зернышками проносившихся секунд. Слово «расстояние» потеряло значение, бессмысленные символы, из которых оно состояло, изгибались, надламывались и выпускали облачка пара. Вырвавшиеся на свободу расстояния текли сквозь тело ровным мощным потоком южного ветра, разогнавшего туман. Горячего ветра.

Даша сбавила шаг и ахнула от изумления, разглядывая крутой склон, рваный ковер из порыжевшей хвои и одинокие кустики, щетинившиеся колючками среди жухлой травы. Небо синело до боли в глазах. Земля была выжжена солнцем почти до бела. Оглушительно стрекотали цикады. Низкорослые сосны, разбросанные по склону, желтели корявыми стволами и одуряющее пахли смолой. Слева журчала вода — в тенистой расщелине горная речка весело скакала вниз по уступам. За спиной склон обрывался отвесной пропастью, почти полностью скрытой клубящимся сумраком. А навстречу Даше, горделиво выпятив грудь, шагал павлин, размером со страуса, покрытый гремящей пестрой чешуей. Его изогнутые когти неприятно клацали по камням. Веер расписного хвоста развернулся с таким скрежетом, словно кто-то распилил одной двуручной пилой другую. Странное существо широко раскрыло клюв, усыпанный мелкими зубами, издало пронзительный вопль, грозно растопырило крылья и заскребло лапой каменистую почву. Сверху раздались хлопающие звуки, послышались резкие как клаксон старинного автомобиля ответные крики невиданных птиц. По земле пронеслись распластанные тени, небо потемнело. Взвизгнув, Даша бросилась назад, к обрыву, обжигаясь о горячий ветер, взлетела на самый его край, зажмурилась и прыгнула в серое ничто.

Это головокружительное падение не шло ни в какое сравнение с ночным сползанием в овраг. Ее несколько раз перевернуло, ударило и протащило по траве. Только когда земля перестала скакать под ней как норовистая лошадь, Даша открыла глаза и глубоко вздохнула. Недостижимо далекий горизонт оказался совсем рядышком, рукой подать — за лесом из одуванчиков. Желтый цветок вздрагивал и раскачивался у самого ее носа. Из сердцевины слышалось деловитое гудение пчелы. Сквозь кофту и ветровку утреннее солнце припекало немилосердно, но все же не жгло заживо, как на птичьем склоне. Зудела щека, искусанная комарами. В горле першило от жажды. Распугав суетливых муравьев, Даша уперлась ободранными ладонями в землю — черную… мягкую… и с усилием приподняла голову. Горизонт откатился вдаль. Край леса и поляна на миг потеряли резкость и подпрыгнули — их кто-то хорошенько встряхнул вместе с Дашей, которая вскочила на ноги, словно ее подбросили. Она думала, что больше не сможет испугаться, что еще вчера вечером вычерпала инстинкт самосохранения до самого донышка, но сердце застучало так, что кровь бросилась в лицо, а в животе стало пусто и холодно.

В нескольких шагах от нее стоял мужчина, одетый во все черное. Черные волосы ниспадали до плеч, темные глаза, не мигая, смотрели на Дашу. Казалось, еще секунда, и изо рта полезут до боли знакомые длинные клыки.

— Даша! — окликнули ее из-за спины.

Она ахнула, впервые в жизни испугавшись собственного имени, обернулась и обмерла.

— Ну наконец-то я тебя нашел!

Из леса собственной персоной вышел Петя Кашицын — целый и невридимый. Он был одет в чистую футболку с портретом Че Гевары, затертые джинсы и новые кроссовки, а в руках держал тот самый рюкзак, который Даша бросила у него дома… наверное, год назад.

— Ты почему от нас с Женькой убежала? — крикнул ей Кашицын.

— Петечка! — облегченно выдохнула почти счастливая Даша сквозь навернувшиеся слезы. Господи, как все просто! Она всего лишь свихнулась. Или накурилась чего-нибудь. Женька — она такая, запросто могла уговорить попробовать…

— Петя…а т-там — вампир! — крикнула она в ответ, неопределенно ткнула большим пальцем воздух за плечом, глупо хихикнула и боязливо оглянулась. Мужик в черном никуда не исчез. Услышав такое в свой адрес, он ухмыльнулся, отвесил издевательский поклон, выпрямился и продолжил с неподдельным интересом наблюдать за происходящим.

— Кто-о?! — спросил Петя, не сбавляя шаг. — Даша, ты что? Здесь никого нет, кроме нас. Я сам тебя насилу в этой глуши нашел!

Тут Даша решила, что у ее персонального безумия несколько уровней, и она только что благополучно провалилась с первого на второй.

Что-то было не так. Луг или туман, свежие ссадины на руках, странные птицы? Ночь в лесу? Нет, не то. Вампир, спокойно стоящий на залитой солнцем поляне? Нет, не он. Даша присмотрелась к Кашицыну. От самой кромки леса тот шагал, держа ее набитый «Ермак» перед собой на вытянутых руках.

— Петечка, не… не надо, — прошептала она и попятилась. — Пожалуйста, не подходи ко мне… Ладно?

Кашицын бросил рюкзак и ускорил шаг.

— Дашка, ты чего?

Еще не до конца понимая, чего именно испугалась, Даша дико заорала и бросилась бежать, напрочь забыв о незнакомце. Но тот выскочил наперерез и неожиданно схватил ее за руку:

— Стой. Стой!

Несчастная Даша развернулась по инерции и снова оказалась лицом к Кашицыну, перешедшему на легкий бег.

— Он все равно тебя догонит! — заявил вампир.

Уже ничего не соображая, Даша истерично забилась, вырываясь, но незнакомец грубо перехватил ее левой рукой, через шею и грудь и рывком прижал спиной к себе словно террорист, прикрывающийся заложником. И пока придушенная и мгновенно притихшая Даша очень осторожно делала длинный вдох, он горячо шепнул ей в то самое ухо, которое накануне оцарапали холодные клыки:

— Я не вампир, ты ошибаешься, — в его речи скорее угадывался, чем слышался странный акцент. — Смотри!

Он чуть ослабил хватку, над Дашиным плечом вытянул вперед свободную руку и раскрыл ладонь, словно защищаясь от яркого света. Подбежавший Кашицын ударился в прозрачную сферу, отлетел на несколько шагов, по-звериному оскалился и яростно кинулся на невидимое препятствие. Отброшенный повторно, он тяжело набычился и пошел по кругу, скребя упругий воздух скрюченными пальцами. Ничего страшнее, чем его бледное, неестественно перекошенное лицо, Даша в жизни не видела.

— Пошел вон! — вдруг с отвращением сказал незнакомец.

Кашицын болезненно дернулся всем телом, развернулся как хороший солдат на плацу — строго на сто восемьдесят градусов и, неестественно высоко поднимая колени, зашагал прочь.

Дашу отпустили. Она стянула через голову толстовку и успела наполовину затолкать ее в сумку, когда ей вдруг стало холодно, непроницаемо темно и тихо до звона в ушах…

Каменный свод над головой переходил в плетеный навес. Даше показалось, что она лежит под железобетонной плитой — прямо из камня горизонтально торчали металлические копья, сквозь которые прорастали очищенные от листьев ветви ивы. По-крайней мере, ива — это первое, что пришло Даше в голову вслед за словом «плетень». Но чем дальше она вглядывалась, тем меньше понимала, где место перехода камня в железо, а странных арматурных прутьев в дерево. Зарываясь в землю корнями, навес поддерживали могучие стволы, с короткими, словно подрезанными нижними ветками. К их коре присосались сочные стебли каких-то вьющихся растений.

На гладком полу странной полупещеры стоял стол. Овальной формы столешница лежала на коротком основании как шляпка гриба, единственную ножку украшала грубоватая резьба. Один из двух низких стульев с высокими спинками был задрапирован черной материей, спускавшейся на пол тяжелыми складками. На земле дрожали рябые солнечные полоски. Даша тихонько погладила поверхность своего ложа и запуталась пальцами в густом мехе.

— Мне жаль, что твой друг погиб, и с ним так жестоко обошлись в посмертии.

Не рискнув сразу вскочить на ноги, Даша села на импровизированной постели. Из-за изголовья вышел тот самый человек, который, судя по всему, спас ей жизнь. Высокий мужчина был одет на редкость экстравагантно. Свободная черная рубашка с широкой проймой и воротником, отороченном кружевом, могла бы принадлежать любому из героев приключенческих фильмов, в которых действие происходит в семнадцатом веке. А может, в восемнадцатом… Даша, которая никогда не интересовалась историей костюма, не смогла даже примерно определить эпоху, из которой явился незнакомец. К его средневековой рубашке очень подошли бы шапага и ботфорты, но у него не было оружия, а брюки позволяли разглядеть скорее полусапожки из мягкой кожи. Ремень, сплетенный из бархатных на вид колец, перехватывал талию.

— Как мне обращаться к тебе?

— Даша.

— Даша? — повторил незнакомец и протянул ей руку. — Так коротко?

Имя из его уст прозвучало странно, с акцентом на шипящие, словно составленное из двух отдельных слогов — «Дааш-ша».

— Н-ну… да.

— Допустим. В таком случае я — Демайтер.

Все еще не веря, что это не сон, Даша уставилась на манжету рубашки, тоже отделанную узкой полоской черного набивного кружева, и вдруг вспомнила, как в детстве читала книги про мушкетеров и рыцарей. Сколько раз она тогда недоумевала: как это форма кистей рук, черты лица или какая-то неведомая «горделивая посадка головы», могут выдать человека благородного происхождения? Но сейчас, нехотя вложив исцарапанную ладошку в ладонь своего спасителя, она могла поклясться, что этим самым благородным происхождением дышала каждая его клеточка. Не хватало только изысканной бледности и светской скуки во взгляде. Лицо и шея, которую открывал небрежно расстегнутый ворот рубашки, были смуглыми от загара, а пристальный взгляд черных глаз — не столько надменным, сколько пугающе глубоким.

Демайтер подвел нежданную гостью к столу, отпустил и снял со стула драпировку, оказавшуюся длинной черной мантией, которую он перевесил на корявую ветку. Даша рассеянно огляделась и обнаружила свой рюкзак, прислоненный к одному из стволов, которые поддерживали навес. Сверху на «Ермаке» лежала ее сумка с засунутой внутрь толстовкой.

Тем временем, на столе, как на скатерти-самобранке появился каравай хлеба, глиняный кувшин с шапкой пены и серебряный на вид кубок. Запахло чем-то хмельным и немного кислым.

— Гномы, — проворчал стражник. — К сожалению, ничего другого их творение нам предложить не может. Тебе нравится пиво, Даша?

— Что?! А-а пиво… Н-нет. Не очень.

Демайтер резким движением выплеснул содержимое кувшина на корни деревьев и дунул в горлышко, отчего хмельной дух моментально выветрился из самого сосуда и из-под навеса. Даша осторожно отодвинулась, проверяя, не попытаются ли ее удержать. Маленький шажок назад. И еще один…

Не обращая внимания на ее вялые попытки к бегству, Демайтер прошел мимо, коснулся пальцами каменной стены и подставил кувшин под брызнувший из камня родник.

— За этой скалой течет ручей, — пояснил он. — Вода стекает в небольшое каменное углубление как в чашу. Ты можешь умыться и привести себя в порядок, но не отходи далеко и не пытайся убежать. Вокруг… — он на секунду задумался, подыскивая подходящее объяснение, — чужая земля. Мне кажется, более чужая, чем ты могла представить себе раньше.

Скалистый выступ, из которого только что била прозрачная струя источника, с утробным урчанием втянул в себя мокрое пятно. На серой скале не осталось и следов влаги. Даша сглотнула слюну и облизала пересохшие губы.

Демайтер вернулся к столу с кувшином, со стенок которого срывались и падали тяжелые капли, наполнил серебряный кубок родниковой водой и протянул гостье. Даша почти выхватила его из рук, жадными глотками выпила воду, кивнула и выскочила за выступ скалы. Там она прижалась к теплому камню спиной и несколько раз вздохнула так глубоко, как только смогла. На дремучий замшелый лес — сказочный, примолкший, исполненный чудес… тошно было смотреть. Стараясь ни о чем не думать, Даша наспех умылась и почти бегом вернулась обратно.

— Я — заложница? — решительно спросила она, задавив подступившие слезы.

— Тебе стало лучше? — осведомился Демайтер. — Здесь я задаю вопросы. Сядь, поешь и для начала расскажи все, что с тобой случилось.

— Сначала — вы… Вы расскажите! — выдохнула пленница.

Собеседник уселся, непринужденно откинулся на спинку стула и, чуть прищурив глаза, взглянул на девушку снизу вверх.

— Не вынуждай меня, — спокойно, с расстановкой произнес он.

Даша вздрогнула от взгляда и вспомнила железную хватку Демайтера.

— Я хочу услышать от тебя историю о подлинных чудесах, — продолжал тот тоном, не терпящим возражений. — Все, в чем состояла твоя жизнь до того, как в ней произошли невероятные события, ты пока можешь утаить.

Даша прикусила губу, опустилась напротив и, глотая слезы, начала сбивчивый рассказ. Когда дело дошло до вампиров, разорвавших Петю Кашицына и последовавшего за этим блуждания в тумане, она с удивлением обнаружила, что у воды совсем другой, сладковатый, вкус, со дна кубка бегут вверх тонкие струйки пузырьков, как в бокале с шампанским, а голова немного кружится.

— Ты… вы превратили воду в вино?!

Демайтер утвердительно кивнул и сделал жест, как бы официально приглашая гостью продолжить возлияния.

— Вы… Ты колдун, да? — пробормотала она.

Собеседник скривился, словно его обозвали карточным шулером.

— Маг.

— Ну да, конечно… Тогда где волшебная палочка? Или посох или что там еще… — осмелевшая и разрумянившаяся Даша демонстративно отхлебнула из кубка, грохнула им о стол, не рассчитав усилия, и подалась вперед. — Где все это?!

Она и не надеялась на ответ. Но Демайтер встал, отломил одну из сухих веточек, оборвал с нее прилипчивый вьюн, выпрямил в ладонях и протянул Даше, не сводя с гостьи пристального взгляда. Она робко взяла и недоверчиво повертела палочку в руках.

— И что мне с этим делать?

— Если я подскажу — ты снова усомнишься, придется начинать разговор заново. Мое терпение отнюдь не безгранично. Ты просила магическую безделушку — вот она.

Даша окинула взглядом полукруглую колоннаду из деревьев. Нижние сучья, лишенные листвы, торчали безобразными обрубками. Изуродованные высохшие кроны сплетали навес. Корни тщетно взрывали каменистую почву, добывая влагу — гадкие зеленые лианы выпивали ее без остатка, намертво вцепившись в полуживые стволы.

— Листья! — вдруг сказала Даша первое, что пришло в голову, неуклюже взмахнула палочкой и инстинктивно пригнулась.

Навес зашумел зеленой листвой, стремительно развернувшейся из набухших почек, заскрипел и прогнулся под ее тяжестью. Лианы корчились и извивались — узкие ивовые листья прорастали сквозь них, вспарывая зеленую мякоть. С металлических стержней полезли во все стороны спиральные обрывки серпантина, словно вырезанные из жесткой фольги. Скала издала глухой каменный стон и начала покрываться папаротниковым барельефом. На малахитовой столешнице отчетливо проступил рисунок — дубовые листья. Даша выронила палочку из рук, вскочила, пошатнулась и ухватилась за спинку стула.

— Все равно! Я не верю! Вы меня разыгрываете, вы все! — закричала она. — Женя, где ты, где Петька? Ролевики проклятые… Уроды… Прекратите! Я хочу домой, слышите?!

Демайтер легким взмахом руки привел убежище в первоначальный вид, прихватил со стола кубок с колдовским напитком и подошел к девушке. Он бесцеремонно взял ее за плечо и развернул к себе.

— Твои друзья ни в чем не виноваты, не спеши проклинать их. Юноша мертв. Девушка, если я не ошибаюсь в своих предположениях, пока жива и находится в относительной безопасности.

— Если он мертв, как он бегал за мной по лесу?! Он что, зомби?!

— Я не знаю, как называют мертвяков в том мире, откуда ты пришла, Даша. Мертвое тело искало тебя по воле того, кто его поднял. Дотронувшись до предназначенной жертвы, мертвяк выпил бы твою жизнь и тем самым продлил собственное посмертие еще на некоторое время. Сейчас, потеряв цель, он ищет того, кто мог бы тебя заменить. Если это и есть зомби — ты права. Пей!

Он вложил ей в руку серебряный бокал и, придерживая за дно, вынудил поднести к губам.

— Господи… — прошептала похолодевшая Даша, наглотавшись сладковатой жидкости до учащенного сердцебиения, шума в ушах и колик в животе. — Значит, он еще кого-то убьет? Кого-то вместо меня?

— Нет, — сказал Демайтер. — Тот осколок — пустошь, там нет людей. Я закрыл туманный проход за нами. Мертвяк потеряет след и останется там навсегда. Не в твоем мире и не в моем. Пройдет немного времени, и он… разрушится. Ему недолго осталось.

— А это место, где мы сейчас… — еле слышно пролепетала Даша, — я смогу отсюда вернуться домой?

Она никак не могла вспомнить странного и очень красивого имени, которым представился незнакомец.

— У меня нет ключей от всех туманных проходов на свете, — покачал головой Демайтер. — И я гораздо чаще закрывал их, чем открывал. Обещаю тебе лишь то, что я попытаюсь. В этом наши интересы совпадают.

Он оценивающе посмотрел на девушку, выдернул из ее ослабевших пальцев кубок с недопитым зельем и поставил на дальний край стола, взял нежданную гостью под локоть и отвел под скальный выступ.

— Подождем до заката следующего дня. Тебе надо набраться сил и подумать на трезвую голову — нужен ли тебе этот путь — путь домой. Он будет нелегким. Твой мир никогда не станет для тебя прежним… Засыпай, Даша! Твой страх мне мешает, а мне не терпится поговорить с тобой по душам, чтобы проверить одну очень смелую догадку, — добавил он шепотом.

«Хорошо, что у него нет ямочки на подбородке, — вдруг отрешенно подумала Даша, сквозь головокружение. — Она была бы лишняя».

Выжатая как лимон, девушка почти упала на низкую кровать, застланную шкурами. Ей снилось, что она рассказывает Демайтеру о своем мире, о детстве, друзьях, книгах, родителях. О родителях — очень подробно… И о Женьке. Они запросто болтали, и она обращалась к нему «Дэм». И смеялась — ведь это еще короче, чем Да-ша. А на самом деле — она Дарья Ивановна Неверова. И получалось, что чтобы не обидеть друг друга, им бы пришлось каждый раз считать количество слогов или вымерять длину имен. Дарья, наверное, и в самом деле больше соответствует Демайтеру. Но ведь все это такая чушь! Всегда можно спросить человека, как ему больше нравится. И еще ей показалось забавным, что Демайтер не верит, что она никогда не видела звездных кораблей. И она рассказала ему про летающие тарелки и НЛО и посоветовала не тратить время на эту дребедень. А потом ей ничего не снилось. Она лишь смутно чувствовала, как усталость и страх выветриваются вместе с запахом вина с каждым вдохом-выдохом. И как только Даша завернулась в глухую непроницаемую темноту как в одеяло и перестала существовать, растворившись в блаженном безделье, глаза подло открылись, и сон ушел так быстро, что она не смогла удержать его в памяти.

Глава 4 Осколок

Утро следующего дня удалось на славу. Золотым орехом выкатилось из зеленовато-седой расщелины солнце. Узкая долина у скалы, где под навесом сладко потягивалась Даша, раскрылась в его лучах волшебной табакеркой, до краев заполненной ароматами леса. Даша глубоко вздохнула, поморгала иотбросила шелковистое на ощупь одеяло — легкое и теплое, усыпанное красными маками. Несмотря на головокружение, она чувствовала себя намного лучше, чем накануне. Свежесть утра заполнила ее до краев, комариные укусы не зудели, ушибы, синяки и ссадины на ладонях почти не болели.

В воздухе витало какое-то новогоднее настроение и ожидание чуда — любого. От самого незначительного и бесполезного до самого великого и невероятного, размером с новогоднюю елку на Красной площади. Даша последний раз сладко зевнула и на всякий случай приготовилась к худшему — к тому, что чудо на поверку окажется ворохом бесполезной мишуры, засыпавшей обгоревший остов предыдущего дня.

Лежать на мягких шкурах было удивительно приятно, но Даша решительно перекатилась со спины на живот, подтащила к себе за лямку рюкзак, и выдернула из его глубин чистые трусы и майку. Точь-в-точь как в детском лагере «Лесной», куда мама отправляла ее каждый год. Иногда — сразу на две партии.

Накануне опоенная волшебным напитком Даша уснула в одежде, и теперь, поднявшись на ноги, впервые критически осмотрела изгвазданную футболку, оттянув за подол. Зрелище удручало. За скалой призывно журчала вода. Даша хмыкнула, пожала плечами и подумала, что вряд ли вторую попытку умыться и привести себя в порядок ее спаситель (или пленитель?) расценит как попытку к бегству. Тем более, что сам он куда-то запропастился. Зажав в руке пакет с чистой одеждой и прихватив косметичку, Даша смело обогнула скалу, бросив у кровати разворошенный рюкзак и скомканное одеяло, на котором увядали красные маки.

Журчание ручья стало громче. Три шага, ухватиться за выступ и рраз! Даша оказалась по другую сторону своего убежища. Или темницы? Она решила пока об этом не думать и посмотрела вверх. С верхушки скалы срывался прозрачный водопад, наполнявший ту самую чашу, из которой накануне она яростно плескала себе водой в лицо в надежде проснуться. Вчера в сомнамбулическом состоянии, она и не думала смотреть вниз, иначе бы увидела, что переливаясь через край, вода наполняет огромную каменную купель. Насчет ее естественного происхождения можно было бы и поспорить, да не с кем. Овальная форма, идеально ровное дно и каменные ступени наводили на мысль, что здесь поработала не только матушка природа. Даша покрепче ухватилась рукой за скользкий край верхней чаши и вытянула шею, всматриваясь в голубоватую глубину нижней купели. Ей показалось, что дно выложено мозайкой — то тут, то там вспыхивали в лучах солнца яркие стекляшки. Но падающая сверху вода пенилась, по поверхности постоянно шла рябь и играли солнечные зайчики.

«Прыгну, — вдруг решила Даша, — а то от грязи уже даже лопатки чешутся. Фу! Тут всего-то метр-полтора. Даже если мелко — я не разобьюсь, — она еще раз осмотрелась, — а вот там по ступенькам я вылезу, обогну купель и поднимусь обратно сюда, на второй этаж».

Она быстро разделась. Насколько это было возможно — привела джинсы в порядок и постирала футболку, следя за тем, чтобы мыльная вода не попадала в каменную ванну, а сливалась в сторону. И зубной пасте тоже нечего портить красоту, и вообще, может, и не стоит прыгать со скалы в каменную купель — мало ли чего. Даша фыркнула от удовольствия, смывая с лица остатки сна и усталости, подняла голову и столкнулась взглядом с парой маленьких, цепких, глубоко посаженных глаз. Она охнула, схватила с края каменной чаши только что выстиранную футболку и прижала к груди.

По ту сторону водопада, стоял гном. Самый настоящий, в красном колпачке и красном же кушаке, шитом золотом камзольчике и сафьяновых сапогах. Честно говоря, Даша не очень помнила, что такое сафьян и почему именно из него шили сапоги сказочным персонажам, но это слово первым пришло ей в голову при виде гномичьих ботфорт.

— Ой! — сказал Даша и покрылась гусиной кожей.

— Гном Гроули, сын Гроинга, к вашим услугам, — церемонно поклонился гном.

Он отвесил первоклассный поклон, который вполне мог претендовать на первое место в конкурсе учтивости. Окладистая седая борода, начинавшаяся прямо от крючковатого носа, коснулась земли. И, несмотря на всю нелепость ситуации, голая Даша невольно сделала неуклюжий книксен, продолжая прикрываться мокрой футболкой. Но тут же выпрямилась и вызывающе взглянула в колючие глазки карлика, совсем неучтиво буравившие ее взглядом из-под косматых бровей — не хватало еще делать глюкам реверансы! Надежда на то, что под натиском отчаянной решимости разума гном истончится и растает, оставив в покое ее взбудораженное воображение, не оправдались. Карлик и не думал исчезать. Тогда Даша, не до конца отдавая отчет своим действием, отшвырнула мокрую футболку, зажмурилась и бомбочкой сиганула в купель.

— Может быть, а может и нет, — буркнул гном, погладил бороду, поправил на поясе кинжальчик в кожаных ножнах и важно прошествовал под навес.

То есть, когда оглушенная Даша, отплевываясь, вынырнула из воды, гнома нигде не было видно.

— Вот так! — громко сказала удовлетворенная Даша и снова погрузилась в прохладную ванну с головой. Вопреки ожиданиям вода не обжигала тело холодом, как это бывает в горных реках.

Даша вспомнила про мозаику на дне, осторожно открыла под водой глаза и вскрикнула, вернее взбулькнула от изумления. Разноцветные стекляшки — рубиново-красные, голубые матово-розовые, опаловые переливались, искрились и вспыхивали в пронизанной солнцем прозрачной глубине.

Плавала Даша не очень хорошо, ныряла еще хуже, чем плавала, а глубина купели оказалась приличной. При росте почти в сто семьдесят, Даша едва могла удержать голову над водой, встав на цыпочки. Но все же после нескольких попыток, изрядно запыхавшись, она набрала целую пригоршню покатых разноцветных камешков и отошла-отплыла с добычей к краю бассейна, где вода едва доходила до уровня груди.

Даша в восторге поднесла к глазам сверкающую добычу. Если бы она еще хоть немного разбиралась в драгоценностях! Камни, оказавшиеся у нее в руках, знающий человек никогда не принял бы за стекляшки. Даже разглядывая сквозь толщу воды с берега.

— Пришлая, пришлая, отдай! Это мое, — раздался откуда-то сбоку шепелявый голос, — ты украла, украла.

Даша замерла и осторожно повернула голову на звук. На краю бассейна сидело странное существо. К небольшому водянистому тельцу крепились непропорционально длинные многосуставчатые руки-щупальца, оканчивающиеся тощими паучьими пальцами. Голова с парой круглых немигающих глаз смахивала на голову осьминога, какой ее изображают в мультфильмах и детских книжках. Вместо волос с нее свисало множество грязных мокрых веревок, отчего прическа напоминала сильно потрепанные африканские косички. Существо сидело на корточках, и вид имело довольно жалкий: обтянутые зеленоватой кожей коленки торчали чуть не выше головы, а непропорционально длинные ступни с плавательными перепонками выступали за край купели как ласты аквалангиста.

— Отдай, отдай, не твое, не твое, — жалобно заныло существо и принялось раскачиваться из стороны в сторону, горестно хлопая себя руками по голове и глазам.

Даша устало покачала головой — не так-то просто избавиться от галлюцинаций, вызванных колдовским напитком. Холодный душ отнюдь не панацея. Тут нужно что-то поубойнее.

— Слушай, а это точно твое? — как можно серьезнее спросила она хозяина сокровищ. — Вдруг я отдам, а потом еще какой-нибудь глюк придет и тоже скажет, что я украла? Сам подумай, в какое положение ты меня ставишь!

— Ничего себе, ничего себе, — удивленно забормотало существо, перестав раскачиваться. Оно немного помолчало, вращая круглыми глазами, и видимо придя к какому-то решению снова зашепелявило, еще более гнусаво и противно:

— Ничего тебе, ничего тебе. Все мое, что мое! — прошлепало оно тоном не терпящим возражений. — Тогда бросай в воду! — и мелко затряслось, испугавшись реакции собеседницы.

— Ладно, не бойся, я тебе верю, — ласково утешила Даша, двинувшись вдоль бортика к перепуганному созданию, — это точно не мое, — она протянула руку, — подставляй ладошки или что там у тебя есть. Жалко бросать такую красоту. Держи!

— Отдала? — недоверчиво спросило существо, прижимая к груди вновь обретенное сокровище. Тяжелые камешки выскальзывали из мягких скользких щупалец. Те, что покрупнее шлепались обратно в воду.

— Отдала, — подтвердила Даша.

— Не забрала?

— Не, не забрала как видишь, — Даша развела руки с растопыренными пальцами.

— Отдала не свое тому, чье? — с самым серьезным видом уточнило существо.

— Точно!

Даша рассмеялась и, отжимая мокрые волосы, двинулась вдоль бортика к каменным ступеням.

— Дивная Даша, мокрая Даша, добрая Даша — будешь живая.

— Откуда…

Она удивленно обернулась. Она хотела спросить: «Откуда ты знаешь мое имя»?

На краю каменного бассейна сидел монстр и от уха до уха скалил пасть, полную акульих зубов. На его голове извивались черные змеи, нетерпеливо высовывая раздвоенные языки. Одно из щупалец, усыпанных острыми костяными наростами, издевательски помахало Даше на прощание. Такой конечностью — чирк по шее… Хорошо, если хотя бы позвоночник уцелеет!

К счастью, первая ступенька оказалась под ногой. Даша пулей вылетела из воды, как горная козочка взлетела по скалистым уступам, и прерывисто дыша, остановилась, вцепившись в край каменной чаши. Внизу раздался плеск. Замирая от ужаса, Даша заглянула в купель. На мгновенье вода в ней превратилась в бурлящий темный омут, на поверхности закрутилась воронка, затем все стихло, разгладилось и в прозрачно-жемчужной глубине вновь засверкали самоцветы, еще ярче, чем прежде. Солнце поднялось уже достаточно высоко.

«Ничего себе постирушечки с купанием», — прошептала Даша, у которой теперь зуб на зуб не попадал не только от холода.

На что тогда способен гном, который с самого начала выглядел куда более грозно? И этот лес, который, кажется, разглядывал ее недобрым внимательным взглядом… Сколько еще обитателей этих мест видело ее нынешним утром в костюме Евы? Даша схватила чистую одежду и принялась торопливо одеваться, путаясь во влажных джинсах — вовремя! Она как раз застегивала молнию, когда из леса вышел худощавый длинноволосый парень в зеленом камзоле. Глубокий изумрудный цвет ткани подчеркивал благородную бледность кожи.

Даша два года проучилась в мединституте на одни пятерки: «Ого, анемия… кожа просвечивает… это же…»

— Это же эльф! — воскликнула она шепотом, не понимая, как могла сразу не заметить множество деталей, присущих известной сказочной расе: от острых кончиков ушей до изящного лука за спиной.

Эльфа Даша почему-то не испугалась, хотя это был первый персонаж из всех, явившихся с восходом солнца, который обладал человеческими пропорциями и носил оружие: меч или длинный кинжал на перевязи, лук и колчан со стрелами. Насколько Даша помнила, а знания ее об эльфах были, естественно, скудны и неполны, кроме высокомерия с их стороны ей ничего не угрожало. Высокомерие? Ха! Вот взять хотя бы декана лечебного факультета Арутюнскую… Эльфам ей-богу нашлось бы чему у нее поучиться.

Если Даша Неверова и попала в сказку — пока это не самая страшная сказка. Если Даша и сошла с ума, то безумие в компании эльфа, гнома и водяного — не самый худший вариант. «А что касается колдовства и всего такого прочего, — Даша быстро подбирала умывальные принадлежности и запихивала их в пакет, не обращая внимания на прошествовавшего под навес эльфа, — то этот самый Демайтер, — Даша смело обогнула скалу, — ничуть не уступает например… например, какому-нибудь…»

— Доброе утро, Дария. Позволь представить тебе властителей этих мест, любезно предоставивших нам кров и ночлег.

Демайтер стоял у стола, который на сей раз ломился от яств.

Великолепная черная мантия эффектно ниспадала с его плеч. Даша впилась взглядом в сложный узор, вышитый серебряной нитью. Она могла поклясться, что еще вчера подол плаща был девственно черен как предгрозовая южная ночь. Волосы мага, зачесанные назад, отливали в свете утра густым блеском воронова крыла. Несмотря на то, что ростом он едва ли превосходил остроухого эльфа и не отличался чересчур плотным телосложением, он выглядел мощнее, увереннее и как-то почти физически ощутимо весомее.

О гноме — и говорить нечего. Даша никак не могла взять в толк, как мог напугать ее крючковатым носом этот карикатурный человечек, наряженный для пущей важности в шутовской колпак. На фоне убедительно рельефной фигуры волшебника гном с эльфом на секунду показались ей истонченными до полупрозрачности голограммами сказочных существ. Она невольно отвела глаза. Вдоль линии горизонта дрожала искрящаяся солнечная дымка, в которой тонули поросшие лесом вершины близлежащих гор. У Даши закружилась голова, она несколько раз моргнула, а когда снова украдкой глянула вдаль, скалы незыблемо высились на фоне неба.

— …принц Элендрин, сын Оленира, наследник Лесного Трона, — говорил меж тем Демайтер, представляя Даше радушных хозяев.

Эльф сделал шаг вперед и чуть склонил породистую голову, увенчанную узкой диадемой. Кружево неизвестного металла подчеркивало утонченные черты лица сына лесного владыки.

— Здравствуйте, принц, — с достоинством произнесла Даша, стараясь подыграть Демайтеру.

Это явно его заботами она превратилась из подозрительной чужестранки в сказочную принцессу. Она украдкой бросила на него вопросительный взгляд и получила в ответ одобрительную полуулыбку. Маг не мог позволить себе большего, пока шла церемония.

— Почтенный гном Гроули, сын Гроинга, первый советник Трона Скалистых Пещер.

— Доброе утро, советник Гроули, — произнесла Даша.

Ее так и подмывало добавить: «И не фиг подглядывать за голыми царственными особами из племени людей» и посмотреть на реакцию злобного гномишки в присутствии облаченного в черное покровителя.

Демайтер поблагодарил хозяев за радушный прием, оказанный заплутавшим путникам, и между делом объяснил Даше, что навес расположен на границе территорий — у гномичьей скалы, к которой примыкает эльфийский лес, и является давним местом ведения переговоров, заключения сделок и приема тех гостей, которым не стоит слишком доверять.

Позади троицы, которая продолжала обмениваться дипломатическими любезностями, Даше померещилось движение. Она присмотрелась. За столбами-стволами шарилось по кустам то самое нелепое и жутковатое существо, что так ревностно охраняло сокровища купели. Сейчас его щупальца скорее напоминали ветви деревьев, а голову венчало настоящее воронье гнездо, из которого торчали мелкие листья и букетики полевых цветов потрепанные так, словно ими выбивали ковер.

— Почтенный страж этих земель тоже может к нам присоединиться, — великодушно объявил королевский стражник в самом конце речи и кивнул шевелящимся кустам.

— Живая Даша, живая же Даша! — жалобно прошелестело оттуда. И «почтенный страж» с неприсущим ему шумом и треском ломанулся прочь сквозь кусты, невнятно бормоча и всхлипывая. Кажется, его что-то здорово напугало. Гном и эльф переглянулись.

Даша бросила на Демайтера вопросительный взгляд, тот сделал неопределенный жест, отпуская девушку на все четыре стороны, и отвернулся к собеседникам.

Даша вздохнула с облегчением, потихоньку отошла, уселась на край ложа и принялась переупаковывать вещи, стараясь не шуршать пакетами. На земле валялась охапкасоломы вперемешку с сушеными маками. Даша сжала пучок сухой травы в руке и уколола палец. Как она могла спать под таким одеялом?

Она украдкой посмотрела на прекрасного эльфа и коренастого гнома, которые как раз откланивались, и подумала: «Да ведь они перед магом лебезят! Точно. И тот, и другой… они оба его боятся! А мне-то что делать — бедной Элли, которую занесло в какую-то не ту волшебную страну?! Бояться или нет»?

Высокородные хозяева, наконец, убрались восвояси. Демайтер скинул плащ и повесил его на ближайший толстый сук. Сколько Даша ни присматривалась узоры, если таковые действительно были, растаяли на ткани без следа.

— Пришел твой черед, юная королева долготерпения! — насмешливо произнес Демайтер. — Я приглашаю тебя к столу. Подходи, не бойся, на сей раз нам, действительно, приготовили достойный завтрак.

Даша проглотила слюну, подскочила и быстро уселась напротив. Чувство голода она победила быстро. Перепелки, сыры и фрукты оказались великолепны, как и все остальное. Но очарование колдовского утра прошло. Как только остатки волшебного напитка окончательно выветрились из головы, от неестественной беззаботности не осталось и следа. Гномы, эльфы, лесные-водяные существа разбрелись кто куда. Остались неопределенность и страх.

— Это параллельный мир? — спросила девушка, дважды понюхав воду в кубке, чтобы снова не попасться на удочку с зельем.

— Осколок, — не очень понятно ответил Демайтер, словно отмахнувшись от глупого вопроса.

— Я никогда не смогу вернуться отсюда домой, да? — сухо спросила Даша. — И ты мне не поможешь.

Демайтер молчал.

— Ты же могущественный волшебник, верно? Они, — Даша кивнула на лес, — все перетрусили, как только ты пришел.

Даша запретила себе ассоциировать слово «зомби» с именем Петя и у нее получилось произнести следующую фразу на одном дыхании, жестко и решительно, как она и хотела:

— Зомби от тебя шарахнулся как от чумы. Кто ты, Демайтер? Властелин этого мира?

— Властелин чего? Осколка?! Нет, вовсе нет! — маг оглянулся на живописную долину и невесело рассмеялся. — А знаешь, было бы неплохо.

Даша поняла, что нисколько его не боится. Хотел бы вырвать сердце у нее из груди, они бы сейчас не разговаривали.

— Если ты такой крутой — так верни меня домой! — выкрикнула она. — А если нет — немного же тебе надо для счастья! Показал пару фокусов дурочке из другого измерения и…

Губы предательски задрожали. Даша почувствовала, что скатывается в настоящую истерику, которые обожала закатывать своему непутевому мужу соседка по этажу. «Ах ты, ты-ы, скотина! Что ты сделал для меня, что?! — неслось с лестничной площадки Дашиного детства. — Всю молодость мою загубил, падла! Хоть бы раз свозил куда-а…».

Нет уж. Она вздохнула и молча допила воду из кубка. Демайтер откинулся на спинку стула и помолчал, скрестив руки на груди. Даша и так затруднялась определить возраст мага, а тут у края сжатых губ залегла жесткая складка, разом добавив ему несколько лет.

— Твоя жизнь изменится, — глухо сказал он, не повернув головы, как будто обращался к кому-то третьему. — И моя — тоже.

— Ну, пожалуйста, хотя бы объясни мне, что происходит. Пожалуйста!

Она всхлипнула.

— Нет, Даша. Сейчас не лучшие времена для близкого знакомства со мной, — сказал Демайтер. — Поверь, тебе лучше ничего не знать… И не слышать из моих уст никаких объяснений.

И вдруг притихшей Даше пришла в голову удивительная мысль, что возможно устала и запуталась здесь не она одна.

— Где ты был ночью, пока я спала, Демайтер? — спросила она. — Ты куда-то уходил…

— Да, я искал дорогу.

Даша затаила дыхание. Демайтер встал из-за стола.

— Я знаю твой следующий вопрос, — сказал он и совершенно по-человечески зевнул, прикрыв рот ладонью. — Ответ: на закате, не раньше. Мне нужен отдых, Даша. Хотя бы несколько часов сна, иначе я уйду не дальше туманного предела эльфов. Я не хочу ничего тебе рассказывать, чтобы не навлечь беду на нас обоих. Но кое-кто может тебя немного просветить. Сейчас за тобой явится принц Элендрин, сын Оленира. Ты многое поймешь и без моего участия, обещаю.

Демайтер пересек площадку, уселся на Дашину постель — другой тут не было, и посмотрел на девушку снизу вверх.

— Ты умеешь ездить верхом?

— Совсем чуть-чуть. Я каталась на лошади несколько раз.

— Хорошо. Иди с эльфом, ничего не бойся, держись уверенно. Можешь задавать любые вопросы, по возможности — учтиво. Если будут подарки — не оскорбляй дарителей отказом, только не пользуйся сразу, дай мне взглянуть.

Даша недоуменно пожала плечами, и в этот момент ее окликнули из-за навеса.

Туманный предел оказался стеной плотного белесого тумана и полностью оправдал свое название. Перед тем как тронуться в обратный путь Даша бросила туда камень и не услышала удара о землю. Притихший колдовской лес полнился шорохами и странным шелестом неразборчивых слов. На полянах прекрасные эльфы, пели песни дивными голосами. Элендрин, ехавший рядом, рассказывал красивые легенды о том, как их предки покинули Изначальный мира, едва избежав гибели, и обосновались здесь, отгородившись от суетного бытия Туманным пределом. При этом лесной принц сыпал высокопарными эпитетами и непрерывно восхвалял свою расу, чем изрядно Даше надоел.

— А что это за традиция подглядывать за гостями во время утреннего… омовения? — чуть насмешливо и совсем не учтиво спросила Даша, забыв наставления Демайтера. Она была так занята собственными мыслями, так отчаянно пыталась выстроить хоть мало-мальски логичную картину мира, внезапно раздвинувшего границы за пределы привычного бытия, что все остальное попросту вылетело у нее из головы. К тому же она воспринимала эльфа как игрушку с очень сложным механизмом, возможно даже ожившую, но игрушку! Зря.

Лес гулко охнул и ощетинился тишиной. Глаза Элендрина сверкнули недобрым огнем, шелковистая кожа атласных щек на миг утратила свечение. Он расправил острые плечи и вложил в слова всю холодность и презрительность, на которые был способен. Даша на себе испытала тысячелетиями отточенное искусство унижения смертных: взглядом, жестом, словом, легким наклоном головы.

— Разумеется, не для того, чтобы рассмотреть во всех деталях несовершенное тело смертной женщины из племени людей.

Ответ отточенным клинком распорол Дашино самомнение, заставив ее покраснеть до пунцового оттенка. «Глупая Даша, некрасивая Даша», — тут же с готовностью хихикнули из кустов. На секунду девушка задохнулась от страха и смущения, разом осознав себя неимоверно чужой в этом мире. Но сам того не подозревая, водяной лесовичок выручил ее, подбросив свежую тему для разговора.

— Он, наверное, сопровождает нас по вашей воле? — с благоговейным почтением поинтересовалась Даша. Ей даже играть не пришлось. — Кто он такой, принц Элендрин? Могу я это узнать?

— Низшее существо, — нехотя обронил эльф, — вечный сторож, дух наших земель. Когда мои предки пришли сюда, они подарили ему жизнь в обмен на вечное служение.

— Как это невероятно тяжело, — вздохнула Даша, — вечное служение…

«Что со мной будет, если Демайтер отдаст меня им»? — подумала она и натолкнулась на взгляд эльфа — холодный, неприязненный, отчужденный. Предводитель лесного народа смотрел на нее как на жабу, внезапно выскочившую на тропинку. Раздавить или все же не стоит?

Когда Даша вернулась, Демайтер уже не спал. Он сидел под навесом прямо на земле и чертил вокруг себя странные трехмерные фигуры, то обретающие, то теряющие глубину и ртутный блеск. Тоном, не терпящим возражений, он повторно загнал уставшую Дашу в каменную купель.

В этот раз купание прошло без приключений. Даша вышла из воды с ощущением небывалого прилива бодрости. На теле она не нашла ни одного синяка, ни одной ссадины. Исчезли детские шрамы на коленках, мелкие, но весьма подлые прыщики на лице и несколько несимпатичных родинок. Кончики подсохших волос ни с того ни с сего начали виться, словно их уложили плойкой. Изумленная Даша оделась и подошла к Демайтеру и спросила:

— А можно я ему что-нибудь подарю?

— Эльфу? — рассеянно обронил маг.

— Нет, водяному лесовичку. Он, в самом деле, низшее существо?

— Это лесной принц тебе сказал?

— Ну да…

Демайтер оторвался от своего занятия, поднялся на ноги и расправил плечи. Трехмерная конструкция дрогнула и сложилась к его ногам как карточный домик.

— Это как раз истинный хозяин этого мирка, Даша, — он встряхнул кистями рук и повернулся к собеседнице. — Магия эльфов искалечила его, гномы — лишили подгорных сокровищ, оставив лишь купель и несколько камешков. Люди из долины, что лежит за нашей скалой, непрерывно на него охотятся … Сейчас он действительно похож на низшую сущность. Но это не так. Купель — эндемик, средоточие сил осколка. Если у твоего приятеля хватило ума и ловкости оставить себе именно каменный бассейн, то он далеко не так глуп и слаб, как хочет показать эльфам и гномам. Недавно этот хитрец и меня едва не провел.

— Как?!

— Примерно так же как тебя.

* * *

Вывалившись на вольный осколок после схватки с королевской ищейкой, Демайтер был, пожалуй, даже чересчур терпелив и мягкосердечен по отношению к местным правителям и их охране. Он великодушно потратил лишних полчаса на объяснения с эльфами и гномами, пообещав себе впредь сначала использовать клановую магию, а уже потом — слова убеждения.

Отделавшись от назойливых хозяев, он нашел эндемик, разделся и бухнулся в вожделенную прохладу купели.

Вода неожиданно обожгла левое плечо леденящим холодом.

— Редкий госссть, высокий гость, — зашептало неподалеку, — хе-хе… увечный страж-жник, увечный. Не ж-жалко, не жалко. Залез без спросу!

Удивленный Демайтер выпрямился во весь рост, отошел к краю бассейна и перегнулся через каменный борт, вглядываясь в заросли.

— А ну-ка иди сюда, дружок, не бойся, — почти ласково позвал он, чувствуя в руке ледяное покалывание. — Повтори, что ты сказал.

Странное существо боязливо высунулось из-за противоположного края чаши.

— Убьешшшь… Все отберешь?

Маг резко обернулся. Существо оскалилось.

— Пока нет… Почему это я увечный? — поинтересовался Демайтер.

— Не скажу! Пострадаешь, пострадаешшшь! — в восторге прошепелявил зубастый монстр и захлопал себя щупальцами по бокам.

Стражник присмотрелся. В области сердца у странного собеседника пульсировал тяжелый сгусток. Тонкие силовые линии расползались от него во все стороны до туманных границ осколка, тянулись к небесам и уходили глубоко в землю.

— Ах ты, паршивец! С кем играть вздумал… Все отберу! Как и просил. Завтра же здесь появится стелла Соединенного Королевства, люди из долины получат защитные амулеты, а гномы с эльфами узнают о том, кто ты есть на самом деле, — пригрозил Демайтер.

— Великий маг? Все видиш-шь, да? Все знаеш-ш-ш…

— Да!

— А занозу в плече не увидел, — вдруг совершенно отчетливо и чуть насмешливо произнесло существо. — Длинная, тонкая как волос, как будто белая, а сама черная, порвет кости, и кожу, и мясо, и жилы… Весь мир мой! Мой! Не отдам королю, не отдам людишкам и гадким эльфам, и гномам, грязным гномам! И страж-жнику не отдам, — вновь забормотал древний сторож осколка, подвывая и пришепетывая. — Все мое, что мое…

Но Демайтер, временно оглохший от бешенства, не обратил внимания на его угрозы и причитания.

— Вот как, — медленно проговорил он и выбрался из воды на сушу. — Кажется, мне предстоит нелегкая ночь… Да будет трижды благословенна Великая Матерь, ее сестры и дела ее! — прошептал маг и обернулся к странному хозяину этих мест. — Я не трону тебя, почтенный страж, я тебя отблагодарю.

* * *

— Надо же, — сказала Даша, так и не дождавшись от стражника подробного рассказа. — А я почти поверила эльфу… Значит, лучше ему ничего не дарить. Или все-таки можно?

— Только не монету, иначе мы никуда не уйдем. Будем вечно возвращаться.

Демайтер, аккуратно переступая линии, снова вошел в центр сложного рисунка.

— Это что, карта? — негромко спросила Даша.

— Основа пути. Если ты не прекратишь задавать вопросы, мы, тем более, никуда не уйдем, — обронил он через плечо.

Даша на цыпочках отошла назад, чтобы не мешать, порылась в карманах ветровки и извлекла оттуда пригоршню брелков и магнитов, которые купила, чтобы раздавать друзьям на фестивале в качестве сувенирчиков на память. Она, не раздумывая, выбрала самый блестящий, и побежала обратно.

— Эй! Смотри, — громко сказала Даша и, придерживаясь за край верхней чаши, покачала брелок на вытянутой руке, — это тебе. Только он недолговечный, не как твои камни, — она улыбнулась и разжала пальцы, — спасибо за ванну!

Бульк. Брелок упал на дно. Тишину нарушало лишь журчание воды. Даша на всякий случай помахала рукой на прощание.

— Хорошая Даша, перворожденная Даша, — зашепелявило неподалеку, — они смотрели узоры, вс-с-се хотели рассмотреть. Не видят, не видят… Страж-жник — хорош. Даш-шин страж-жник — хорошшечка, нашел узорчатую… хе-хе-хе…

Послышался хриплый смех, затем кашель и шипение, снова журчание воды.

— Какие узоры? — еле слышно спросила Даша. Древнему хранителю осколка снова удалось ее напугать.

— Узоры печати высшего мира, — вдруг отчетливо произнесло существо. — Стражник увидел, он все видит. Не верили, не верили. Фальшивка, фальшивка, а вот и нет! Пусть бегут эльфы, пусть гибнут. И гномы дрожат в пещере, дрожат и дохнут, дрожат и дохнут. Кровавая Даша… Страш-шная Дашша, страш-ш-шная! Прощай…

Даша пулей выскочила под навес. Демайтер отрешенно посмотрел сквозь нее. Видимо, для него путь уже начался.

— Я готова, — сказала Даша.

Лямки рюкзака давили на плечи. Последний привал остался далеко позади — на горячем от солнца склоне, по которому бродили хищные павлины. Демайтер не обратил на них внимания. В его присутствии диковинные птицы вели себя как домашние курицы. Они ходили вокруг, ссорились, перекрикивались и рвали зубастыми клювами рыжие от засухи колючки. Пока маг сосредоточенно расчерчивал воздух огненным мелком и выстраивал под трехмерными чертежами длинные колонки цифр, Даша смотрела в темнеющее небо, на котором зажглись первые звезды.

На землю спустилась ночь, залитая лунным светом. В сумеречной дымке повис над пропастью шаткий дымный мост. Даша ступила на него, след в след за Демайтером. Бесплотные щупальца, напавшие со всех сторон, все время норовили сбросить ее вниз. Они столько раз проскочили сквозь тело, что Даша Неверова перестала себя ощущать. Она распалась, рассыпалась и двигалась вперед бесформенной кучей, осознавая себя набором органов и частей тела, завернутых в белую вощеную бумагу. Каждый — по отдельности. Глаза, разъехавшиеся на расстояние никак не меньше метра друг от друга, не мигая смотрели в клубящийся сумрак. Тогда кто-то ненадолго взял ее за руку, в уши полились слова, лишенные смысла, а сердце оделось в теплый розовый бутон. И первое, что она почувствовала, когда ее отпустили — лямки «Ермака» на плечах, а первое, что увидела — полыхающие расплавленным серебром узоры на черной ткани плаща Демайтера.

— М-мне так… х-холодно… — простонала Даша, выдохнув облачко пара в спину шагавшего впереди мага. Он остановился и скинул капюшон плаща. Его одежда и волосы мгновенно покрылись иглами изморози. Вокруг, в застывшем времени висели причудливо взлохмаченные облака инея, скрывавшего сумеречную бездну.

— Не смотри мне в глаза, — сказал Демайтер и обернулся, как только Даша низко опустила голову, смерзшуюся в тяжелый комок. — Здесь холодно, потому что мы на перепутье. Если мы остановимся, то останемся здесь навечно, ни живые, ни мертвые в шаге от цели. Моих сил не хватит, чтобы сохранить жизнь на перекрестке, вокруг которого плещутся мириады измерений. Тебе холодно, потому что ты расходуешь собственную энергию, не имея возможности черпать ее извне. Так же как и я. Чтобы все миры открылись тебе здесь — надо умереть. Хочешь?

По мере того, как он говорил, Даша все больше ощущала себя единым существом. Очень несчастным существом, незаслуженно наказанным.

— Н-нет, — она вытерла тыльной стороной руки замерзающие слезы.

— Тогда больше не останавливайся. Я не всесилен.

Она снова побрела в густой пелене, ориентируясь на призрачное сияние, исходившее от ее проводника, вытянув вперед руку как слепая, запинаясь и путаясь ногами в густой траве… В траве!

Даша сделала по инерции несколько шагов и остановилась. Она стояла на обочине дороги. Одна. Пушистые зеленые метелки качались у самых бедер. Столб с покосившейся стрелкой «Сосноборск 4 км» дрожал в рассеивающейся дымке. Пыльный проселок, ведущий к развилке, еще дремал в прохладной тени — утреннее солнце пряталось в верхушках деревьев, словно раздумывая, не подождать ли, пока Даша уверует в свое возвращение. Несколько минут стояла восхитительная тишина, нарушаемая только птичьим щебетом. Даша успела вспомнить моряков, кидавшихся целовать землю по возвращении из долгого и опасного плавания.

Облака, деревья, придорожные кусты, солнечные пятна — все это разом вздрогнуло и качнулось, как от ураганного порыва ветра и вернулось исходное состояние. Небо едва не рухнуло на землю. Демайтер вслед за Дашей вывалился из небытия, пробормотал что-то насчет драконьего дерьма, пепельной бездны и пакостности всего сущего и сел прямо на землю. Прошло несколько минут, прежде, чем он поднялся на ноги, стряхивая пыль с одежды.

На проселочной дороге в длинном черном одеянии с разметавшимися волосами, он выглядел как персонаж, вырезанный из комикса и из хулиганских побуждений наклеенный на великолепный Шишкинский пейзаж. Больше всего на свете Даша сейчас хотела, чтобы Демайтер исчез вместе с эльфами, гномами, домовыми, водяными и прочей нечистью. Чтобы вместе с магом пропадом пропал райцентр Сосноборск с далекими хриплыми свистками тепловоза и веткой узкоколейки, заодно с дурацкими планами весело провести лето в хорошей компании… Но счастливым концом здесь, похоже, и не пахло. Исполнилось лишь одно желание — черный столб указателя и в самом деле бесследно растворился в воздухе. Сколько Даша ни вглядывалась в придорожные кусты, она так и не смогла его разглядеть. Девушка стащила тяжелый рюкзак, уронила его на землю и на секунду закрыла лицо руками.

— Что тебе от меня нужно? Что? — тихо спросила она, глядя, как маг снимает и сворачивает плащ, который все еще слегка парил и дымился, словно принесенный с мороза.

— Для начала — это.

Даша безропотно вытряхнула в рюкзак содержимое сумки, на которую указал маг, отдала ее и непослушными пальцами принялась завязывать тесемки клапана.

— Затем мы поговорим с твоими отцом и матерью. У тебя есть устройство для переговоров, назначь встречу. Начнем с отца.

— Не-ет, — простонала похолодевшая от ужаса Даша и опустилась на колени, судорожно вцепившись в металлическую рамку «Ермака». — Пожалуйста! Не надо. Не надо их ни во что такое впутывать! Они ни в чем не виноваты, — она заплакала навзрыд, размазывая слезы по лицу и продолжая бормотать. — Пожалуйста… Мамочка… Зачем они тебе? Зачем?! Отец — инвалид третьей группы, у него инсульт был. Он вообще всего этого не перенесет!

Если бы глаза так не заволокло слезами, то во взгляде спутника Даша увидела бы тень сочувствия, мелькнувшую сквозь усталость.

— Почему я? — шептала Даша. — Почему все это происходит?! Из-за того, что я смогла пройти в ваш мир, да? Но это случайность… Я не хотела… Не можешь ты этого не понимать, если ты волшебник, в самом деле!

— Ты шла по чужому следу, — подтвердил Демайтер. — Беда в том, что я имею удовольствие лично знать всех, кому по силам открыть сюда туманный проход. И я почти уверен, что мы здесь не одни.

— Это плохо?

— Если кто-то из них узнает, что ты выжила на осколках, тебя и твоих родных в любом случае не оставят в покое.

Демайтер затолкал мантию в сумку, его средневековая рубашка превратилась всвободный джемпер с длинными рукавами и круглым воротом под горло.

— Так я сойду за жителя вашего мира и времени?

Даша пожала плечами, вытерла слезы и стала искать мобильник, хотя точно помнила, что оставила его заряжаться на столе в доме невинно убиенного Пети Кашицына. Телефон с зарядником лежали в боковом кармане вместе с резинкой для волос, которую она нерешительно протянула магу.

— Надо рубашку навыпуск, и рукава закатать… И брюки в сапоги заправить — тогда сойдешь за неформала… За среднестатистического жителя — вряд ли.

Демайтер ухмыльнулся, подошел и протянул руку. Его пальцы заметно дрожали. Он не смог удержать резинку и та упала в траву. Демайтер еще раз невнятно выругался сквозь зубы, нагнулся, и едва не потеряв равновесие, сгреб резинку в кулак, прихватив несколько сухих травинок.

Не сводя глаз со своего спутника, Даша набрала номер и приложила мобильник к уху.

— Алло, папа, привет, — сказала она в телефон.

В двух шагах от нее Демайтер, кое-как затолкавший брюки в полусапожки, прислонился спиной к дереву и прикрыл глаза. Июльский ветерок стряхнул с ветвей мгновенно скрючившиеся и высохшие листья, шуршащей лавиной осыпавшиеся на землю.

— Он съел дерево?! — прошептала Даша.

— Даша? Алло! — требовательно донеслось из трубки.

— Э… А! Да-да. Пап, ты дома? На огороде? Еще лучше! Я сейчас заскочу ненадолго. Так, повидаться… Ты опять забыл, да? Я на фестиваль еду… Конечно… Женька меня кинула — они закупаться без меня поехали… Ага, «окно» в расписании… Пока.

Даша убрала телефон в карман джинсов. Демайтер оттолкнулся от обугленного ствола.

— При чем тут родители? — спросила Даша в лоб, не особенно надеясь, что поймет очередной мудреный ответ, если вообще его дождется.

— У тебя трехкратное имя. Второе — по отцу, верно?

— Да, отчество, — кивнула Даша, зашагав рядом с Демайтером прочь от злополучной развилки.

— Оно — не твое.

— Что-о?! Не мое отчество… Как это? Ты хочешь сказать, что я — приемная дочь?! — Даша остановилась и отчаянно замотала головой. — Нет. Только не это! Я на отца похожа больше, чем на маму! Я сто раз от всех вокруг слышала это с самого детства.

— Я не говорил, что ты — неродная дочь. Я говорил о том, что с твоим именем и с твоей судьбой что-то не так. Не владея высшей магией, ты выжила в туманных переходах.

Даша тихо рассмеялась.

— А-а, знаю. Я избранная, верно? Мой настоящий отец — король вашей страны. И он послал лучших волшебников разыскать меня в параллельном мире. А кто найдет и вернет принцессу — женится на ней и получит полцарства в придачу… Молодая жена и бабла немеряно! Потому ты и не отдал меня на растерзание эльфам с гномами, а погнал в ванну молодости! Да? Я угадала, Демайтер? Или кто ты там на самом деле! — она покраснела до кончиков ушей и зло прикусила губу.

Демайтер остановился, сосредоточенно вытащил из волос запутавшийся в них жухлый лист, стянул с запястья подаренную резинку и неумело собрал волосы в хвост. Он явно нечасто носил такую прическу. Зато теперь он запросто сошел бы за рок-музыканта с того самого фестиваля, куда Даше не суждено было добраться. Не доставало только футляра с гитарой за спиной, какой-нибудь татуировки, да пары-тройки характерных фенечек.

— На самом деле, мое полное имя Диам-Ай-Тер.

Вполуха слушая Дашины излияния, он сосредоточенно разглядывал обочины дороги и первосортную российскую грязь под ногами.

— Не я нарушил границу, которой лучше бы оставаться нерушимой. А самое неприятное, что и не ты. Я же сказал, есть еще одна заинтересованная сторона, и хорошо, если одна… Далеко отсюда до проезжей дороги?

— Километров семь-восемь, — машинально ответила Даша и подняла на Демайтера сухие глаза. — Все, что происходит — это какая-то иррациональная жуть. Я понимаю, ты мог сто раз меня убить, если бы хотел. И все равно… Мне так страшно!

— Иди по страху, — Демайтер крепко взял ее за руку. — Когда он повержен, он над тобой не властен.

И прежде, чем Даша успела в очередной раз испугаться, впереди показалась серая лента шоссе. В мгновение ока Даша перешагнула восемь километров грунтовки и затравленно оглянулась на уходящую в лес дорогу. Пыль стояла столбом, словно по дороге проскакал кавалерийский полк с огнеметом. Даша выдернула руку из горячей руки мага, втянула носом воздух с отчетливой примесью гари и чихнула.

Демайтер чуть сдвинул брови, отчего высокий лоб расчертили еле заметные вертикальные морщинки и уставился на шоссе отсутствующим взглядом.

— Как канатоходец над факелами… — пробормотал он и словно очнулся. — Поищи другой способ добраться, Даша. Если он есть — я бы предпочел не рисковать здесь понапрасну. Что ты скажешь?

— Что я скажу? — переспросила она и яростно потерла нос, обожженный перегретой пылью. — Да чтобы я ни сказала, ты все равно до них доберешься! Если у меня есть магические способности, из-за которых я во все это влипла, пусть они уже хоть как-то проявятся! — Даша замолчала, проглотила комок и исподлобья посмотрела на спутника, который начинал терять терпение. — Значит так… Ловим маршрутку до города, я бросаю дома лишнее барахло, и едем к отцу в огород на шестнадцатом автобусе до конечной. У меня других способов нет. Отойди на обочину.

Даша прошла к самому краю асфальта, стащила рюкзак, поставила его на землю и, выглядев на горе желтенький микроавтобус, уверенно вытянула руку, держась другой рукой за раму «Ермака».

Глава 5 Окраинное княжество

Текучая вода, чужая беда,
мимо пройди и мою забери.
Кто с бедой не расстался,
один остался,
того и черед
водить хоровод.

Асиана посмотрела в черное безмолвие ночного океана, грустно улыбнулась и покачала головой. Как давно это было. Детский страх — такой наивный и искренний, и щемящий ужас, когда считалочка останавливается на тебе, а подружки по келье с визгом разбегаются за колонны от слетающихся со всех сторон духов замка. А та, которой выпало водить, замирает на балконе под полной луной и прячет жизнь глубоко-глубоко, так, чтобы бесплотные тени не услышали ни стука сердца, ни горячего вздоха. И не учуяв живого человека, принялись водить вокруг бесшумный хоровод…

Она сделала ошибку. Стремясь занять место Великой Матери сестра Асиана-Ал-Мерита выполняла одно поручение за другим, в фанатичном служении увидев путь восхождения. А между тем, для того, чтобы ступить на него, пересекать призрачные границы Темных миров было вовсе не обязательно. В клановом замке оказалось куда больше возможностей сделать карьеру.

К тому времени, когда Асиана поняла, что устраивает Великую Матерь в качестве боевой машины и дипломатической единицы, но никак не ближайшей соратницы или возможной преемницы, бывшие подруги уже оделись в шитые серебром шелка и водрузили на головы диадемы советниц первой лиги. Они обзавелись союзницами. Послушницы младших ступеней благоговели перед ними. Боевые маги клана, не задумываясь, отдали бы полжизни за их благосклонный взгляд, а за ночь с советницей — не колеблясь, лишили бы жизни не только себя, но и весь отряд, находившийся в подчинении. Асиана безнадежно упустила момент. Теперь она могла сколько угодно швырять в безвинные глаза проклятых интриганок собственные заслуги. Это не помогло бы ей ни на йоту продвинутся вверх…

Патриарх любого из кланов имел право распоряжаться судьбами подчиненных как душе угодно. Когда стало понятно, что Асиана исполнила древнее пророчество, гласившее, что однажды главой клана станет хозяйка Мозаики, Великая Матерь, не пожелала сдавать пост добровольно и замуровала в покоях новоявленную претендентку. Естественно, Асиана не собиралась умирать там от обиды и старости. До высшей ступени в клане она все-таки дослужилась. Это позволило ей пойти ва-банк и потребовать рассмотрения дела в Коллегии королевских кланов, которая, как вскоре выяснилось, покупалась с той же легкостью, что и суды простых смертных. Настолько несправедливого приговора Асиана не ожидала. Разумеется, она знала, на что шла. Долгими ночами ожидания ей не раз снился Карамант. Но чтобы Коллегия отмахнулась от Мозаики и связанного с ней пророчества, начертанного на самом древнем из свитков, хранящихся в библиотеке кланового замка…

С рассмотрением дела тянули три месяца. Все эти дни Асиана, если не лежала в прострации — бросалась на стены в бессильной ярости, оставаясь пленницей в родном доме, куда так неистово стремилась вернуться. И все это время ее постоянно травили или морили голодом. Советницы первой лиги с редкостным упорством и воодушевлением находили все новые способы умертвить конкурентку, которая явилась с затерянных во мраке рубежей СКМ и ни с того ни с сего предъявила права на святая святых — диадему Великой Матери.

В очередной раз покрываясь липким потом после скудного ужина, Асиана только кривила губы в болезненной усмешке. Никто не мог перечеркнуть ее связь с замком. Высшая магия королевского клана по-прежнему хранила каждую из сестер от гибели, голода и болезней. В отличие от людей замок признавал ее права и заслуги. Он оставался ее молчаливым собеседником — единственным, кому отверженная сестра могла пожаловаться на вопиющую несправедливость.

Спустя три месяца Коллегия королевских кланов, прикрываясь пухлыми томами законов, бросила Асиану на растерзание начальницы и ее ближайшего окружения.

Советницы выкурили Асиану из покоев, устроили на нее облаву и загнали в тупик. Она всерьез прощалась с жизнью, чувствуя, как останавливается в груди сердце, а кожа дымится от смертельных заклинаний. Потрепанные черные невесты уже праздновали победу, когда под ноги Асиане упала с потолка прозрачная капля, которую в азарте умерщвления никто из высокопоставленных дам не заметил. С грохотом обвала кристалл горного хрусталя развернулся в темном каземате, проглотил вскрикнувшую от неожиданности самозванку и провалился сквозь каменный пол.

Так опальная сестра Асиана-Ал-Мерита вновь предстала перед каменной Мозаикой. Первые несколько секунд она тяжело дышала, сидя на полу, и оглядывалась на вспыхнувшие факелы, ожидая появления Великой Матери. Асиана не сомневалась, что ритуальное убийство, которая та ей приготовила, произойдет с минуты на минуту. Ей и в голову не пришло, что кристалл промчал ее сквозь стены не по приказу повелительницей черных невест. Но секунды шли, складывались в минуты, а в помещении по-прежнему стояла звенящая тишина. В конце концов, Асиана встала, вздохнула, поклялась передушить преследовательниц одну за другой, если только выберется, и принялась рассматривать драгоценные камни, переливавшиеся в колеблющемся свете факелов. В прошлый раз ей не дали полюбоваться реликвией. Сейчас, оставшись с ней один на один, некоронованная королева подошла и нежно коснулась бриллиантовых россыпей.

«Несправедливость за несправедливость, — раздался вдруг хрустящий гулкий шепот, — всего единожды. Ты — хозяйка. Безмолвная клятва непреложна. Взойдя в крови — правь мудро. Отступившись — храни их всех».

Перепуганная Асиана отскочила и отдернула руку, за которой расплавленным разноцветным стеклом потянулись липкие нити. Она охнула от пронзившей ладонь боли, на секунду ослепла, а когда снова открыла глаза — в каменном мешке было темно — хоть глаз выколи. И тихо до боли в ушах…

О такой тишине в замке Немар-Хел-Грал, черной зубчатой громадой высившимся за спиной, и слыхом не слыхали. У подножия утеса веками вздыхало море, отчаявшееся подточить основание. Гулкие своды наполнял вечный шелест черных крыльев, неразборчивый клекот стражи и каркающие голоса властителей побережья.

Холодная рука нежно коснулась плеча, выведя Асиану из задумчивости. Охрана почтительно отступила, склоняя клыкастые головы перед хозяином этих мест, где солнце было столь же редким гостем, что и женщины из племени людей.

— Ты все еще не оставляешь попыток застать меня врасплох? — улыбнулась Асиана.

— Я не теряю надежды.

Цепкие пальцы соскользнули с плеча, и черная невеста развернулась навстречу темному повелителю.

— С возвращением, Марграл.

На самом деле с восшествием на престол его следовало величать полным именем, совпадавшим с названием родового гнезда. Этим подчеркивалось единство замка Хемар-Хел-Грал с князем, владевшим им по праву крови, либо по праву силы — как нынешний правитель. Но, разумеется, для Асианы было сделано исключение.

Она взглянула в глубоко посаженные глаза с рубиновыми точками зрачков. Холодные губы, горячий поцелуй — обжигающий коктейль любви. Ледяные объятья, жаркое сердце бастарда и два темных крыла князя нежити, со свистом рассекающие ночные облака над морем. Марграл… Недостойный отпрыск знатного рода. Незаконнорожденный сын правителя Окраинного княжества — единственной Провинции Темного мира, сохранявшей традиции предков.

Это его личная охрана чуть не порвала Асиану в клочья и гнала до Седьмой провинции королевства, пока не столкнулась со стражником Диам-Ай-Тером, который обратил в прах половину отряда и наглухо закрыл проход. В прошлый раз появление Асианы-Ал-Мерита в родовом замке помогло Маргралу обвинить братьев в измене и скинуть их с престола одного за другим. И хотя Асиана едва не погибла и чуть не привела полчища нежити в королевство людей, она частично добилась цели, ослабив династию, породив смуту и возведя на трон полукровку. Великая Матерь была дважды несправедлива, не засчитав эту заслугу.

— Ты великолепен, великолепен! — прошептала Асиана сквозь свист ветра, чувствуя как Марграл, державший ее в объятьях, дрогнул и еще крепче прижал ее к себе.

Асиана зажмурилась, отпустила его шею и широко раскинула руки, ловя ладонями мокрую пелену облаков.

«А-а-а»… — пропел ветер и стих, укрывшись за выросшей в темноте стеной замка.

— Ты слишком любишь летать. Слишком для своего проклятого племени! Можно подумать, ты родилась с крыльями за спиной, — сказал Марграл и поставил драгоценную ношу в круг, защищенный двухметровым зубцами — на верхнюю площадку центральной башни цитадели.

Асиана сжала его ладонь, потянулась вверх и поцеловала в бледную щеку. Она льстила ему грубо и нагло, смешивая лесть с искренним восторгом, все еще гулко стучавшим в висках. Князь нежити не мог различать тонкие оттенки человеческих эмоций.

Одетая в темные кружева густо коричневого цвета, которые отливали багровым пламенем, с поясом из человеческой кожи, перехватывавшим гибкую талию, с распущенными волосами, струившимися по плечам и костяным ожерельем на шее, Асиана была пленительна как кровь. И темный владыка Хемар-Хел-Грал не мог отвести взгляд от роскошной груди и упругих бедер наложницы. Он прочел смерть в томных изумрудных глазах еще во время первой встречи с Асианой-Ал-Мерита, но это не помешало ему ни спустить на нее своих псов, ни мечтать о ней, ни обладать ею.

— Ты этого хотела — теперь спускайся, — усмехнулся Марграл, — я жду в малом зале.

Он сложил крылья, подошел к зияющему отверстию в центре башни, скрестил руки на груди и шагнул в него, мгновенно провалившись в бездонный колодец.

По меркам своих бледных хладнокровных родственников летал Марграл из рук вон плохо. Асиане они успели это разболтать еще во время первого визита, пока будущий князь не поотрывал им крылья и головы, натравив на самонадеянных братьев бесчисленные полчища летающей, прямоходящей и ползающей нежити. В кастах, видах и сложной системе подчинения жителей темных миров, Асиана так и не смогла до конца разобраться, несмотря на годы, проведенные на теневых территориях и бесчисленные секреты, выведанные у их высокопоставленных обитателей.

Она шагнула к краю и бестрепетно глянула в могильную темень. У нее имелась в запасе парочка способов оптимизации спуска в лифтовую шахту замка нежити, но она предпочла пока не раскрывать карт. Придерживая подол длинного платья, она уселась на холодные камни и нащупала ногой первую ступеньку крутой винтовой лестницы без перил. Спуститься по ней можно было только шаг за шагом, скользя спиной по холодным камням, и по возможности не глядя вниз. Чем Асиана и занялась, доставляя несказанное удовольствие владельцу Хемар-Хел-Грала, созерцавшему человеческую слабость.

Внизу колодец воронкообразно расширялся — здесь темные раскрывали крылья и мягко приземлялись на пол главного этажа. В той части замка, что Марграл позволил ей осмотреть, Асиана не обнаружила привычных лестниц. Готические залы пронизывали бесчисленные галереи и отверстия шахт, подобных той, по которой она сейчас сползала, тщательно сохраняя испуганное выражение лица. Непритворными были только неуклюжие попытки уклониться от снующих по колодцу летучих мышей. Этих тварей Асиана ненавидела. Нетопыри, заменявшие нежити вестников, столько раз выдавали хозяевам ее присутствие на темных территориях, столько раз подслушивали ее разговоры и нарушали планы, что снискали у светлой госпожи Асианы-Ал-Мерита славу самых мерзких и пронырливых тварей во Вселенной.

И что же теперь? Тщеславие князя нежити, загнавшего ее в колодец, сыграло ей на руку. Асиане целиком принадлежало то время, которое занимал спуск по лестнице. Черная невеста получила возможность еще раз обдумать все нюансы предстоящей сделки. Но от одной мысли о прикосновении к лицу кожистых крыльев, она впадает в озноб отвращения и не может сосредоточиться, шарахаясь от нетопырей подобно селянке с Восьмой провинции. Вот незадача!

Окраинное княжество нежити не признавало других ценностей и благ, кроме свежей крови. Вечная головная боль короля Аканора и всех предыдущих правителей СКМ от зари веков. Проклятье клана Великой Матери. Как только при дворе заходила речь о бесспорных заслугах черных невест, кто-нибудь из стражников или ищеек обязательно поминал непокорный темный мир. Будучи последним в череде темных провинций, он соответствовал Восьмой Провинции Соединенного королевства. А по части кровавых стычек и прочих неприятностей безусловно лидировал.

Его жители, уверенные в своей избранности, традиционно доставляли немало хлопот собственному верховному князю. Но справиться с ними не удавалось и ему, поскольку в темных мирах у жителей Окраинного княжества всегда находилось немало сторонников, веривших в древнее пророчество, начертанное на скале под замком Хемар-Хел-Грал.

Оно явилось нежити единственный раз, в глубокой древности. В новолуние Первородная Тьма, породившая земли и осколки, окутала побережье. Мрак сгустился как в первый день творения, когда была сплетена колыбель для детей Тьмы, и первый из них расправил крылья, чтобы слететь с небес на твердь.

В полночь молодой правитель Окраинного княжества услышал зов, который по преданию мог раздаться лишь перед падением королевства людей, вслед за которым нежить получила бы территорию, равную по площади собственному миру. Молодой князь бесстрашно вылетел навстречу шторму в бушующее под грозовыми тучами море. Его черные крылья рвали ветер над разверзшейся бездной, и радость звенела в его ледяном сердце натянутой струной. Постепенно ветер стих, а впереди вырос скалистый берег. На изрезанных штормами камнях ясно читались слова. Казалось, сама Луна ушла с небосвода и расплескалась по скале бледным сиянием предсказания, гласившего, что Окраинному княжеству и его правителям уготована великая судьба.

Символы обещали в будущем славную битву, неограниченное могущество и власть над мирами, которым суждено собраться воедино, перед тем как навечно погрузиться во мрак. Говорят, новолуние тогда длилось почти месяц. И все это время, привлекая сотни крылатых и бескрылых тварей, горело на скале предсказание. В день, когда символы бесследно растаяли, а над морем взошел тонкий серп Луны, молодой князь приказал заложить здесь первый камень замка Хемар-Хел-Грал, перенеся на берег Срединного моря родовое гнездо правителей Окраинного княжества.


— Я знаю вашу легенду, Марграл, — сказала Асиана. — Может быть, не во всех подробностях, но я слышала ее раньше.

Она встала из роскошного кресла, покосилась на громадный камин, в котором едва тлела жалкая горстка дров, и зябко повела плечами. Узкие щели окон озарились бледным розоватым светом — над морем взошел взъерошенный шарик далекого солнца, отчаявшегося обогреть и напоить жизнью гигантские мертвые пространства, на которых хозяйничала нежить. Едва поднявшись над горизонтом Окраинного княжества, солнце покатилось по низкой дуге, освещая маслянисто черные воды, вздыхающие пенными волнами. За тот месяц, что Асиана провела здесь, она ни разу не видела море спокойным.

— Мировое господство нежити не входит в сферу моих интересов, — она обернулась к собеседнику. — Не строй иллюзий, мой темный господин. Я предлагаю куда более реальный план. Если ты поможешь мне справиться с Великой Матерью и ее приживалками, жители Окраинного княжества получат небывалые привилегии. Заняв ее место, я никому не позволю и пальцем вас тронуть. И у тебя и твоих… — Асиана чуть не сказала «людей», — подданных появится реальный шанс действительно дожить до времени исполнения легенд. Видишь, я откровенна Марграл. Я не сулю невозможного.

— Как можно доверять черной невесте? — усмехнулся Марграл.

— Как доверяют любовнице, — обворожительно улыбнулась Асиана, — не до конца. Но я не прошу доверия. Я предлагаю сделку, и весьма выгодную. Я продаю тебе охранную грамоту Великой Матери. Впервые со времен возведения Хемар-Хел-Грала, Окраинному княжеству не будут докучать не только кланы СКМ, но и верховные князья центральных миров темного королевства.

— Все так, Асиана… Цена слишком высока. Справиться с объединенной мощью служителей и боевых магов королевского клана вряд ли под силу и более многочисленной армии, чем моя. Что касается недоверия, то в твоем случае оно удваивается, любовь моя. История противостояния темных и светлых миров еще не знала такого вероломства. Я не припомню ни одного случая, когда смена власти в королевских кланах светлых миров осуществлялась бы при непосредственном участии темных армий.

Асиана досадливо дернула плечиком.

— Глупости. При любой смене власти в светлых мирах твои правители и соплеменники играли не последнюю роль! Но только у тебя есть уникальная возможность сыграть в открытую, Марграл. Я не предательница. На сей раз предали меня и мой дом. Я никому не позволю его ослабить и разорить. Я возглавлю его по праву и приведу к величию, которого он не знал!

— Погубив моих братьев в центральных княжествах? — насмешливо уточнил Марграл.

— Кого ты называешь братьями?! Правители центральных княжеств, продающиеся светлым мирам, — твои заклятые враги. Вашим главным миром давным-давно правят человеческие династии. Родных братьев — истинных претендентов на престол Окраинного княжества, ты и без меня прекрасно погубил, — тут Асиана немного покривила душой. — Так какая тебе разница, темный господин Хемар-Хел-Грал? — она вскинула голову, подошла к бастарду и бесстрашно уставилась в глаза с рубиновыми зрачками. — Тебе ли волноваться о том, кто займет ваши провинции с первой по седьмую? И тебе ли говорить мне о предательстве… Но твой мир я не трону. Чтите традиции и ждите величия, сколько вам будет угодно.

— Я не для того шел к власти по трупам, чтобы жить в резервации, подаренной твоей милостью! Вечное ожидание — не для подданных Окраинного княжества!

В голосе полукровки прорезались характерные свистящие нотки. На стене мелькнула хищная тень крыльев. Провокация удалась на славу. Асиана мысленно поздравила себя с успехом, не забыв испуганно попятиться. Марграл что-то скрывал от нее с самого начала. Безупречное чутье, столько раз спасавшее ее на темных территориях, не подвело и сейчас. Нечто большее крылось за страстным желанием темного князя Немар-Хел-Грала обладать будущей Великой Матерью и защитить подданных. Жажду власти и славы нельзя утолить, взойдя на трон Окраинного княжества — самого отсталого и реакционного в темном мире. Какие бы пророчества не вспыхивали на черных скалах, какими бы фанатичными и свирепыми ни были подданные, прозябание в провинции не та участь, которую искал Марграл.

— Я слушаю тебя, мой господин, — Асиана смиренно склонила голову. — Любое встречное предложение, которое хоть как-то облегчит мою участь, я приму с радостью.

Пауза была долгой, как ночь темной страны.

— Королевский трон Атлантиды, — хрипло проговорил Марграл. — Пришло время. С твоей помощью я исполню пророчество!

— Что-о?! — будущая Великая матерь на секунду потеряла самообладание.

— Ты будешь королевой, Асиана, ты родишь мне наследника, — он подошел вплотную и схватил ее за плечи, дрожа от возбуждения. — Если кто и достоин править миром — это ты и я!

Слишком узкое, чтобы быть красивым, слишком бледное по человеческим меркам лицо, заслонило собой малый зал. Черная тень крыльев распласталась по вертикальным щелям окон, перекрыв жиденький ручеек света. Марграл неожиданно притянул ее и сжал так, что хрустнули ребра. Асиана сквозь одежду почувствовала глухие удары чужого сердца, которое билось намного медленнее человеческого.

— Я наполовину человек! Мне нет дела до нежити, если хочешь — изведи ее всю, но не раньше, чем мы взойдем на трон Аканора и объединим темные и светлые территории под своими знаменами, — зашептал Марграл ей в ухо, обдавая ледяным дыханием. — Я покажу тебе мое встречное предложение, Асиана, прекрасная Асиана, которая так любит летать! Я соглашусь помогать тебе, только если ты его примешь. Держись крепче! Согласие или смерть. Я буду любоваться каждым оторванным кусочком твоей совершенной плоти…

Он выкрикнул заклинание, поднимавшее его в воздух. Не тень, но настоящие крылья с шелестом развернулись за спиной. Асиана ахнула и торопливо обняла Марграла за шею. Он поцеловал ее так, что она едва не задохнулась и сдавленно вскрикнула от непритворного ужаса, когда они, рывком оторвавшись от пола, промчались по короткому тоннелю и вылетели из замка.

Вопреки ожиданиям полет оказался недолгим. Князь нежити, прижимая к себе драгоценную ношу, спланировал на берег небольшой бухты в трех милях от замка. Эту пристань, к которой скользили по неспокойному морю черные корабли, Асиана видела с площадки центральной башни цитадели и все собиралась найти повод, чтобы вырваться из замка и разглядеть ее вблизи. Но хозяин Окраинного княжества опередил ее, опустив прямо на причал.

— Я прошу твоей руки, Асиана-Ал-Мерита. Это цена за королевский трон — мою истинную цель, — сказал Марграл, отступив на шаг и не сводя с нее глаз. — Я выслушал твое предложение. Не спорю, оно заманчиво, но не более. Я покажу тебе то, что никогда не видел ни один смертный по обе стороны границы туманов. Если ты поможешь мне, ты станешь королевой в эпоху исполнения легенд. Если ты предашь меня, клянусь, ни один стражник не спасет тебя от смерти в этот раз.

«Несправедливость за несправедливость — всего единожды, — вдруг вспомнила Асиана слова, услышанные в Мозаичном зале, — взойдя в крови — правь мудро»…

Сестра Асиана-Ал-Мерита подумала, что речь идет о диадеме Великой Матери, но может быть, она ошиблась? И взойти в крови ей действительно предстояло не куда-нибудь, а на королевский трон? Ведь более кровавого союзника, чем нежить в этом деле и представить нельзя. Раскрасневшаяся Асиана судорожно вздохнула и скользнула взглядом по гигантскому борту корабля, стоявшего у причала — он загораживал ее от пронизывающего соленого ветра. Немар-Хел-Грал ждал ответа. Одноименный замок, высившийся в белесых облаках, при солнечном свете казался далеким и призрачным.

«Тареон Неудачник был королем, — подумала Асиана, справившись, наконец, со страхом, — он правил Соединенным Королевством неполных три часа до того, как его прирезали в опочивальне. Надеюсь, ты не знаешь историю короны СКМ так хорошо как я. Иначе пыл бы поубавился. Так что, если вдруг ты и в самом деле возведешь меня на престол, Марграл, меня ждет участь вдовствующей королевы. Однако… Что же тебя так вдохновило, мой царственный супруг? Чего еще я не знаю о вашем племени»?

— Я согласна, — сказала она и выпрямилась. — Я думаю, ты понимаешь, что проливать кровь сестры Великой матери крайне неразумно. И небезопасно, мой темный повелитель. Не пытайся принести меня в жертву.

В словах черной невесты впервые сквозила неприкрытая угроза. Марграл смерил Асиану долгим взглядом. Несомненно, она обладала чем-то, что позволяло ей претендовать на пост патриарха клана Великой матери и давало право угрожать князю нежити. Насколько серьезна угроза — вот в чем заключался вопрос.

Совсем недавно законные наследники Окраинного княжества недооценили противника в лице братца-полукровки, который и летать-то не умел без соответствующих заклинаний. Теперь их клыкастые рожи украшали грот и фок мачты парусника Марграла. Издалека дьявольские морды казались резьбой, выполненной рукой искусного мастера. А оборванные крылья, которыми родич-бастард распорядился в свое удовольствие, служили не совсем обычными лиселями, превратив неуклюжий тяжеловесный барк в самый быстрый корабль княжества. Парусному вооружению судна теперь можно было только позавидовать. Вместо тяжелых прямоугольников добавочных парусов, шестирукие матросы сноровисто разворачивали мощные перепончатые крылья, переносившие корабль с гребня на гребень как летучую рыбу. Хриплые потусторонние вздохи и стоны вкупе с ревом ветра и характерным поскрипыванием такелажа звучали для хозяина судна как музыка.

— Будем считать, что договор заключен. Я приглашаю тебя взойти на борт, моя неотразимая невеста, — Марграл учтиво поклонился, — это честь, которой еще не удостаивался ни один смертный.

С высокого борта парусника осыпались вниз тяжелые туши огромных пауков, проворно разматывая прочную паутину. И минуты не прошло, как перед Асианой развернулся широкий и прочный трап, закрепленный, вернее запутанный нижними концами за кнехты причала. Лезть по нему — удовольствие не из приятных. Но Марграл, подчеркивая статус хозяина положения, предпочел взлететь на борт в гордом одиночестве.

Проводив завистливым взглядом будущего мужа, легко взмывшего в небо, Асиана принялась карабкаться вверх, с трудом отдирая подол платья, руки и ноги от клейких узлов паутины. Она доставила и хозяину, и команде судна несказанное удовольствие. Дьявольский визг и замогильный хохот так и катались по маслянистым волнам от одного края бухты до другого.

Но как только Асиана тяжело перевалилась через борт и оказалась на палубе, все стихло, кроме неразборчивого ворчания. Навечно впаянные в барк родственнички, считали возмутительным появление на борту женщины из племени людей. Статуя основателя рода Хемар-Хел-Гралов негодующе кривилась и хищно скалилась под бугшпритом. Но Асиана, окинув взглядом фантасмагорическую картину, только крепче прижалась к темному повелителю и в очередной раз шепнула ему в почти человеческое ухо, слова восхищения, столь же лживые, сколь и восторг по поводу оригинального способа продлить посмертие законных наследников Окраинного княжества.

Под гортанный клекот и шорох крыльев личной охраны Марграла, носившейся над мачтами черной стаей, команда развернула паруса, и Асиана отправилась в недельный круиз по Срединному морю Окраинного княжества.

На седьмой день, как только на горизонте показалась узкая полоса скалистого берега, Марграл бесцеремонно связал будущую королеву по рукам и ногам, запорошил ей глаза удушливым шлейфом морока, запер в каюте, а сам поднялся на палубу. Асиана, поленом лежавшая на широкой кровати, улыбнулась самыми кончиками губ, принимая чужие правила игры.

За бортом ворочались тяжелые камни, открывая секретные проходы. Барк Марграла стонал и тяжело бухал днищем, перелетая острые рифы.

Асиана выждала еще немного, развернулась поперек кровати и вытянула связанные руки над полом. Из указательного пальца проклюнулось алмазное лезвие, похожее на изогнутый коготь. Секунду Асиана боролась с желанием перерезать веревки, вырваться на палубу и… Она глубоко вздохнула и прикусила губу. Лезвие воткнулось в ладонь. Тяжелые капли упали на доски каюты. Темно-вишневая древесина жадно зачавкала. Клыкастая рожа бывшего владельца замка Хемар-Хел-Грал приподнялась над полом. Стены потемнели, подернувшись тенями его братьев.

— Хотите отомстить и вернуть трон, — тихо прошептала Асиана, — запоминайте дорогу! Расскажете мне, и будет вам жертва и пир воскрешения.

Марграл стоял рядом с рулевым и указывал путь. Занятый плетением заклинаний, позволявших паруснику проскользнуть сквозь урчащую бездну водоворотов, он не заметил, как исчезли, вновь проявились и заухмылялись на мачтах рожи братьев, а самый младший показал ему с фока язык.

Теперь у Асианы имелась самая надежная карта местности из всех, что можно представить. Имя ей — княжеский барк. Он, конечно, потребует жертву в обмен на информацию, но если Марграл покажет что-то действительно стоящее, черная невеста найдет, чем ублажить кровожадное судно. О, да она скормит ему целый Осколок, если оно того потребует!

Асиана едва успела залечить порез, чтобы вернувшийся Марграл не почуял свежей крови. Он ловко снял путы и нежно погладил онемевшие запястья. Асиана томно потянулась.

— Итак?

— Я вижу ты хорошо себя вела, светлая госпожа, — удовлетворенно произнес Марграл, тщательно осмотрев и обнюхав веревки. Что бы он сделал с ней, если бы она поддалась искушению освободиться, а потом попыталась бы скрепить их заново? Асиана ощутила в груди неприятный холодок.

— Идем скорее, моя радость. Мы прибыли! — как ни старался, Марграл не смог скрыть болезненного возбуждения.

Его лихорадочное состояние оказалось заразительным. Не обращая внимания на покалывание в онемевших щиколотках, Асиана помчалась вслед за темным князем вверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки и выскочила на палубу, едва не уткнувшись ему в спину. Солнце стояло непривычно высоко. Свет заливал темно-вишневый парусник. Доски палубы слегка дымились. Разномастная команда успела убрать паруса и построилась на палубе, недовольно жмурясь под бледными лучами и явно страдая от избыточного освещения.

— Все вниз! — мрачно рявкнул Марграл. — Капитан, прикажите команде отдыхать. Когда мы вернемся, то сразу тронемся в обратный путь. Мне нужен свежий экипаж. И пусть съедят пауков!

Шестирукое чудище отдало честь и зычно повторило приказ. На палубе раздался ликующий хриплый вой, и матросня, толкаясь и грызясь между собой, устремилась на нижние палубы.

— Съедят пауков?! — брезгливым шепотом переспросила Асиана, — Тех, что ткали трап?

— Да, — подтвердил Марграл, наблюдая как последние матросы покидают палубу. Он не желал, чтобы они видели, в каком направлении покинет парусник их господин.

— Старая морская традиция, — в полголоса продолжил он. — Такой приказ капитан или хозяин судна отдает, когда поворачивает домой. Это означает, что вся работа позади. Больше судно не зайдет ни в один порт и пойдет прямиком к родному причалу.

— Ах, как романтично, — выдавила из себя Асиана. Хорошо, что нежить не могла улавливать оттенки человеческих эмоций.

— Так куда же мы прибыли, мой темный господин?

— Сейчас узнаешь.

Асиана огляделась. Барк стоял в центре круглого озера, окруженного скалами со всех сторон. На их уступах не было даже той скудной растительности, что покрывала горы Окраинного княжества. Марграл подхватил Асиану и легко перенес через горное кольцо. «Остров, — подумала она, окинув взглядом неприветливый край, — и очень большой. Возможно, осколок-остров». Марграл сделал круг.

— Что ты видишь, моя госпожа?

Задохнувшаяся от ветра Асиана, недоуменно пожала бы плечами, если бы ее так крепко не держали. Вот далеко на западе мелькнул неподвижный барк, замерший в кратере, заполненном водой. Где-то за краем суши угадывалась нечеткая дымка Срединного моря. А под черными крыльями князя нежити сколько хватало глаз, торчали острые камни. Никакого движения, ни травинки, ни речушки, ничего… Единственное, за что цеплялся глаз — это странная упорядоченность, царившая в мертвом царстве. Марграл снизился к остроконечным гребням и поставил Асиану прямо напротив одной из глыб, которые составляли бесконечные безликие ряды.

— Смотри и торжествуй, моя королева, — произнес он свистящим от волнения шепотом, — вот наша армия!

Асиана недоверчиво уставилась на бесформенное нагромождение камней, отступила и вскрикнула. На нее незрячими глазами смотрел гигантский монстр, искусно вырезанный в камне. Существо чем-то напоминало дракона, но отличалось более короткой шеей, покрытой пластинами тяжелой брони, и шестью конечностями. Передняя пара не предназначалась для ходьбы — цепкие пальцы — каждый толщиной с руку сжимали вросшую в землю булаву. Асиана зачарованно обошла изваяние. Нет, оно не было мертво. Оно словно покрылось каменной пылью от длительного бездействия. Вот солнечный луч упал на клыки, видневшиеся в приоткрытой пасти, и они засверкали молочно-белым огнем. Боевой дракон клана королевских ищеек по сравнению с таким чудищем казался безобиднее синицы, беспечно щебетавшей под окном.

Монстр имел две пары крыльев. Нижние — короткие, прижатые к задним лапам, помогали маневрировать в воздухе, а верхние несущие… Асиане показалось, что они вот-вот развернуться, и она невольно попятилась, представив, как воздушная волна сбивает ее с ног и рвет барабанные перепонки. А затем ей в голову летит гигантская булава. Она оглянулась, подсознательно ища поддержки. Здесь ли еще ее Марграл? Успеет ли унести ее отсюда, если чудище оживет в следующую секунду? Но князь нежити куда-то запропастился, и Асиана уперлась взглядом в соседнее изваяние. Из чего был сделан этот воин, в котором соединились черты жителей темного мира и человека, она так и не поняла. Металл? Закованный в броню восьмирукий исполин отливал на солнце металлическим блеском. Он по самые бедра врос в землю. Наверное, стоял здесь очень давно. Асиана встала на цыпочки, вытянула руку и боязливо дотронулась до нижнего края нагрудника. На ощупь — камень, немного шершавый как гранит. Раздался глухой стон, тень гигантского воина шевельнулась, но сам он остался неподвижен. Асиана отскочила и испуганно заметалась между рядами замерших существ, пока кто-то не схватил ее за руку ледяными пальцами.

— Марграл! Что это… Что это такое?! Кто они?

— Это дремлющая армия, моя королева. Атлантида падет! Трон Аканора будет моим. Теперь ты веришь?

— Да, мой господин, — из самого сердца выдохнула Асиана.

Если Марграл сумеет привести в чувство это зачарованное воинство, он победит. Темные миры присягнут ему на верность. Впервые за долгие века они почуют силу, способную вернуть нежити былое величие. Война начнется с Осколков и дальних Провинций и несомненно докатится до Королевской Земли. Упившаяся кровью нежить начнет плодиться с умопомрачительной скоростью, как саранча сжирая все на своем пути. Хватит ли Аканору мудрости сплотить вокруг себя вечно враждующие кланы? Хватит ли объединенных усилий короля, стражников, ищеек, мудрецов и черных невест, чтобы остановить Хемар-Хел-Грала?

Королевские стражники не зря попрекали сестер Великой Матери бездействием в отношении Окраинного княжества. Восьмой провинцией нежити давно пора было заняться всерьез. Сытая и спокойная жизнь развратила жителей Соединенного королевства, притупила разум королевской династии и чувство опасности подданных. Исход войны, если она начнется, непредсказуем. Особенно в свете последних событий. Ослабленные кровавой бойней СКМ и темные миры могут стать легкой добычей для третьей силы. Той, о которой Марграл, к счастью, еще не знает. Механическое королевство не упустит возможности захватить мировое господство. Как бы их летающие корабли не поставили точку в вечном противостоянии тьмы и света. Асиана проглотила комок в горле.

— И как… Как привести их в действие? — она, наконец, справилась с волнением и продолжила увереннее. — Эти воины, похоже, спят здесь от начала времен.

— С твоей помощью, — усмехнулся князь нежити. — Ты наблюдательна, моя Асиана. И так прекрасна, когда чего-то боишься, что, пожалуй, я сооружу рядом с нашей спальней зал устрашения, собрав туда все чудеса темного мира.

— Не надейся, — процедила она сквозь зубы. — Второй раз меня не напугать мертвым воинством.

— Ты в самом сердце мира мертвых, — напомнил Марграл, — но кажется, забыла об этом? Наша жизнь отлична от вашей, но она существует. Как существует и ключ к пробуждению дремлющей армии.

— Кровь? — прищурив зеленые глаза, не то спросила, не то подсказала Асиана.

Марграл приблизился. Крылья носа расширились и затрепетали. Он жадно принюхался и слегка обнажил клыки, глядя на алебастровую шею черной невесты. Желанная кровь билась в сонных артериях его спутницы, завораживая ритмичными толчками. Асиана приготовилась к схватке не на жизнь, а насмерть. Но темный князь отступил и устало покачал головой.

— Да, разумеется, — глухо произнес он. — Но это — за гранью возможного. Понадобилось бы море крови, чтобы затопить долину и искупать в ней каждого воина. К тому же, мне кажется, что кровь простых смертных не подойдет. Нужна кровь магов. Ее негде взять в таком количестве и невозможно доставить сюда свежей. Я уже поэкспериментировал, Асиана. Бесплодные попытки… они, — Марграл кивнул на высящихся вокруг исполинов, — едва шевелились в ответ на принесенную жертву. Но они не мертвы даже по твоим меркам… Давай пройдемся, моя светлая госпожа. Я расскажу тебе одну легенду. Не правда ли, чудесное место для экскурса в историю?

Асиана приготовилась мысленно высказать все, что думает об этом «чудесном» месте. Она медленно огляделась. Замершее время текло по пустынному острову теплой ленивой рекой. И под охраной запорошенных каменной пылью исполинов, Асиана вдруг услышала дыхание разогретой солнцем тишины. Здесь, в тени статуй, в которых ощущалась жизнь и мощь, можно проводить часы и дни в ленивом раздумье. А если ты владеешь искусством полета, как нежить? Марграл мог висеть в густом воздухе, едва шевеля черными крыльями и медленно скользить между рядами воинов, вглядываясь в их лица и представляя, как они отвечают ему почтительными приветствиями.

Марграл и Асиана углубились в каменные джунгли, но сколько она ни всматривалась — не увидела ни одной повторяющейся фигуры. Каждая была индивидуальна и неповторима.

Вот драконье дерьмо! Проклятые венценосные братья! Если бы они не были такими тупыми и самодовольными, то не отпускали бы юного бастарда годами шляться по морям и землям Окраинного княжества, лишь бы с глаз долой и подальше от престола. И Марграл никогда бы не нашел зачарованный остров. И Асиана еще во время того, самого первого визита, который в итоге окончился встречей с иномирцами на Восьмой провинции, выполнила бы миссию. Через несколько десятков лет мятежный мир оказался бы под каблучком черных невест и властью короля также, как и многие Провинции до него.

— Первородная тьма породила Изначальный мир, — негромко начал Марграл, — населенный перворожденной нежитью. Побочным эффектом акта творения стал Отблеск — язык тьмы, оторвавшийся от тела Изначального мира, и в страдании по нему родивший свет. Но тоска по истинной природе тяготела надо всеми порождениями света от начала времен.

— Я знаю, — тихо подхватила Асиана.

Легенда об Изначальном мире с точки зрения нежити — основа основ обучения в клане Великой Матери. Ее рассказывали юным послушницам на вводном занятии первой ступени.

— Отблеск так стремился соединиться воедино с Тьмой, что ринулся навстречу, позабыв о фатальной разнице природы света и тьмы. В результате столкновения Изначальный мир распался на светлые и темные миры и их осколки. Все так?

Она нарочно сократила рассказ и тактично обошла вопрос о том, как оторванные части тел нежити породили низших существ — людей, и как свет напитал их кровью, украденной из темного мира.

— Да, все так. Но свет нестабилен и недолговечен. Когда он истратит последний луч, мир обретет утерянную гармонию. Земли и осколки, погруженные во мрак, потянутся друг к другу, соединятся вновь и обретут былое величие, поглотив слабых в угоду сильным. Это азы истории, Асиана. Говорят, перед единением наступит эпоха легенд. Что это, — Марграл обвел рукой вокруг, указывая на замерших исполинов, — как не ее начало?

Асиана не могла с ним не согласиться. Дремлющая армия не бутафория, не магический артефакт, не эндемик осколка. Здесь действительно бился до предела замедленный пульс Изначального мира, заставляя волшебницу из племени людей и темного князя нежити одинаково вздрагивать в предчувствии великих событий.

— В момент катастрофы река жизни встала на дыбы, повернула вспять, а потом застыла в жилах темного народа до времени исполнения легенд, — продолжал Марграл. Сейчас, в его облике, голосе и выражении лица как никогда ярко проявлялись человеческие черты.

— Я знаю, мой господин, — снова подтвердила Асиана.

— Это то, что знают все, — кивнул Марграл, — то, что знал я перед тем, как сбежать из замка, спасаясь от разъяренных братьев. В конце концов, после долгих лет странствий, я натолкнулся на этот архипелаг.

— Он населен? — поинтересовалась Асиана, — Этот архипелаг в Срединном море?

— Отдельные острова населены, но в целом — как видишь место довольно безлюдное, — Марграл успешно увильнул от скрытого вопроса. Асиана пока так и не поняла, на осколке они или нет.

— Удивительные истории рассказывают здесь жители побережья. Якобы некоторые из нас, темных, имеют двойников в иных измерениях, разбросанных по Великой оси. Одна легенда гласит, что это лишь бледные отражения, и они есть у каждого жителя темных территорий, другие — что это полноценные близнецы, которыми дано обладать избранным. Третьи вообще мелят несусветную чушь. Лишь однажды я услышал то, что похоже на правду. Не буду утомлять тебя пересказом всей легенды, уж очень она приукрашена и запутана. Скажу лишь то, что я из нее почерпнул.

У перворожденных темных было нечто, что на некоторых осколках люди называют душой. Некая магическая суть жившая в теле. В момент катастрофы, когда Изначальный мир разрушился, разрушились и перворожденные. Их тела остались в нашем мире, а магическая суть оказалась в другом. И нет такого туманного прохода, что ведет туда.

— Подожди, Марграл! Из растерзанных тел нежити появились люди, разве нет? И теперь они кормят вас и хранят вашу кровь, чтобы великий темный народ смог дожить до времени исполнения легенд. Разве не так тебя учили? — прошептала удивленная Асиана. С недавних пор ей казалось, что версия нежити не лишена грубоватого очарования. Советницы первой лиги — продажные и мелочные, годились разве что на корм свирепым тварям из сопредельного мира.

— Как бестрепетно ты говоришь это, любовь моя, — ухмыльнулся Марграл, — тебе, должно быть, и самой нравится на вкус человеческая кровь. Совсем не то, что звериная…

Тонкий налет человечности слетел с него. В глубине глаз разгорелось рубиновое пламя. Бледные пальцы нервно зашевелились, загребая воздух.

— Легенда не лжет. Перед тобой перворожденные дети Тьмы, Асиана!

— Откуда такая уверенность? — поинтересовалась Асиана, отступив на шаг. Заслушавшись Марграла, она подпустила его к себе непозволительно близко.

— Я принес им не одну жертву, — пояснил Марграл, погладив ладонью ближайшего истукана. — На бастардов они реагировали лучше, чем на людей и нежить по отдельности. Согласись, в наши дни полукровки — единственное свидетельство того, что единение миров неизбежно. Если такие разные сущности как люди и нежить могут обзавестись совместным потомством, — Марграл самодовольно похлопал себя по груди, в которой медленно отсчитывало удары человеческое сердце, — то рано или поздно слияние произойдет.

— Э-э… какой интересный ход мысли, — пробормотала Асиана. — И что же дальше?

— Осталось найти их отражения и соединить с телами. Это я и поручу тебе, моя дорогая. Ни я сам, ни мои подданные не обладают таким умением скрытно шнырять по туманным проходам, каким обладают черные невесты высших ступеней. Найди тех, кто вдохнет жизнь в тела дремлющей армии. Я умею ждать. Мой век долог. Надеюсь, ты успеешь найти до того, как состаришься.

— Я… могу предать тебя, как только ты меня отпустишь.

— Тебе некуда идти, моя прекрасная Асиана, иначе ты никогда не пришла бы ко мне. Посланцы Великой Матери рыщут вокруг моего княжества. Мне стоит лишь отправить нетопыря на границу… Кроме того, ты поклянешься.

— Клянусь! — сказала Асиана, глядя прямо в потусторонние глаза темного князя, и рассмеялась.

Марграл скривился.

— Да, я знаю, чего стоят клятвы черных невест, спасибо за откровенность… Королевская власть, Асиана! — он помолчал и продолжил тихо и страстно, периодически срываясь на свистящий шепот. — Мы с тобой похожи много больше, чем ты думаешь. Страсть и жажда власти жгут тебя изнутри тем же огнем, что гнал меня вперед и вперед до тех пор, пока я не занял княжеский престол. Но этот огонь не унять. Дальше мы пойдем вместе! Приведи мне отражения темных перворожденных, пробуди Дремлющую армию… И, клянусь, ты станешь королевой Атлантиды!

У Асианы мороз прошел по коже. Марграл тащил ее в бездну. Пророчество Мозаики о кровавом восхождении стучало в висках. Она коснулась кончиками похолодевших пальцев ближайшего каменного исполина и почувствовала, как дрожит от нетерпения неистовая сила первородной магии, заключенная в теле гиганта.

— Заключим сделку, — вдруг предложил Марграл деловым тоном, — и скрепим ее клятвой, которую ты не сможешь нарушить. Ты поклянешься реликвией своего клана. Клянись Мозаикой, Асиана, что найдешь то, что я прошу, и вернешься в Хемар-Хел-Грал.

— Клянусь, — прошептала загнанная в угол Асиана, перед внутренним взором которой высились эбонитово-черные башни Караманта. Оставалось надеяться, что данная клятва сожжет ее раньше, чем тюремщики цитадели вместе с Великой Матерью успеют хоть что-то предпринять, — клянусь Мозаикой — главной реликвией моего клана, что найду отражения. Клянусь, что вернусь к тебе, Марграл, — выдавила она.

— Вот теперь я верю тебе, Асиана-Ал-Мерита. Я принимаю клятву, — торжественно объявил правитель Окраинного княжества.

«Чтоб ты провалился, нежитский выродок»! — в бессильной злобе застонала про себя Асиана. Марграл оказался крепким орешком. Он не только не позволил собой манипулировать, но еще и сумел развернуть ситуацию в свою пользу. Теперь не Асиана жертвует им как пешкой в борьбе за власть, а он — Асианой. «Ненадолго», — прошипела разъяренная черная невеста. В любом случае такой сгусток древней магии как дремлющая армия нельзя было оставлять без внимания. Отыскать ключи к этим заводным игрушкам… ради этого стоило послужить темным мирам и отложить в сторону диадему Великой Матери еще на некоторое время. А Марграл? В конце концов, она не клялась не убивать его. Только вернуться! К тому же клялась той реликвией, хозяйкой которой отныне является.

За время обратного плавания к замку Хемар-Хел-Грал Асиана успокоилась и рассматривала появившиеся на горизонте зубцы с изрядной долей оптимизма. Марграл стоял рядом и выкрикивал гортанные слова команд. Барк летел по волнам, развернув все паруса и едва касаясь днищем маслянистых вод. Управление парусником доставляло князю неподдельное удовольствие. Свежий соленый ветер заставил бледную тень румянца появиться на его костлявых скулах.

«Нет, но каков бастард! — на миг Асиана им даже залюбовалась. — Если я и найду волшебные ключи, я сто раз подумаю, как ими распорядиться. Ты многому меня научил, темный правитель Окраинного княжества»…

Глава 6 Эпоха легенд

Восьмиместный трансфер чем-то напоминал огромного хищного хомячка. Вперед смотрела узкая морда с креслами пилотов, чуть дальше — два выпуклых «защечных мешка», вытянутый фюзеляж с обрезками крыльев, служивших кронштейнами для сверхсветовых двигателей и турбин, и не слишком эстетичная вздутая корма. Там располагалось небольшое багажное отделение с санузлом и аварийным выходом. Первоначально планировалось разместить один сверхсветовой двигатель над фюзеляжем хвостовой части, но затем в процессе доработки их разнесли из соображений живучести машины.

Под кабиной пилота торчали короткие спаренные стволы расчехленных излучателей. «Защечные мешки» бесшумно провернулись. Правый встал в нейтральное положение. Левый коротко ткнул в направлении вероятного противника широким рифленым стволом, шевельнул бронепластинами и замер. Раздался хриплый свист, перешедший в приглушенный ровный вой запущенных двигателей, воздух вокруг них задрожал.

Илья, который впервые видел трансфер в полной боевой готовности, оглянулся на ползущее по болоту уродливое создание. Архимедовы винты шлепали по грязи. Из-под бескамерных шин, сложенных на крыше вездехода, виднелась оскалившаяся пасть. Стальные усы над провалом рта торчали двумя жесткими пучками и непрерывно шевелились. Ожерелье подвижных блестящих глаз, смотрящих в разные стороны, создавало иллюзию, что существо, намертво сращенное с корпусом болотохода, выжило из ума.

— На борт! — скомандовал Логинов. — Не стрелять, — добавил он в инком, схватил Илью за руку и потащил к трапу, стараясь не поворачиваться спиной к механическому монстру.

Перемигиваясь огоньками глазного ожерелья, шнекоход раздвинул камыши, прошлепал по грязной жиже соосными роторами и ткнулся мордой в сухой отлогий берег.

— По-моему, он совсем не агрессивен… — сказал Илья, и его тут же грубо впихнули внутрь трансфера.

— По-твоему — все неагрессивны, — хмыкнул Владимир, закрывая люк. — Но лучше мы из кабины посмотрим.

Илья мог спокойно поставить на кон собственную жизнь и отыграть ее в легкую, если бы нашлись желающие поспорить на предмет «кто из двух пилотов „Позитрона“ отправится в разведрейд на трансфере». Разумеется, выбор пал на Павла Кравцова.

— Как он по этой грязище катается, — в тихом восхищении пробормотал Паша, и не оборачиваясь, кивнул ввалившимся в тесное помещение Илье и Владимиру. — Как по льду скользит. Горючее должен жрать — тоннами. Если только у него есть горючее.

— Может, там разлив нефти, за болотом, — предположил Илья, — вот он ее и кушает по утрам. С большим аппетитом.

Тем временем, роторный шнекоход сдал назад и, не разворачиваясь, боком двинулся вдоль берега, подставляясь под левую орудийную полусферу трансфера. Сержант, державший его на прицеле, уверенно положил руку на пульт управления огнем. Его напарнику по правому борту повезло меньше — противник ушел из сектора обстрела, оставив стрелка томиться в напряженном ожидании.

— Не стрелять, — на всякий случай негромко повторил Логинов.

— Радиосигнал, — доложил Паша. — Передатчик слабенький, работает в телеграфном режиме… Белиберда какая-то.

— Он с нами разговаривает! — воскликнул Илья. — Мы просто языка не знаем! Ответь ему.

— Что ответить?!

— Да что хочешь! Ты же можешь послать сигнал на этой частоте. Улыбнись ему по радио, — предложил Илья. — Сможешь?

— Ничего себе задачки у тебя, Илья Владимирович, — откликнулся пилот. — Попробую.

Шнекоход, тем временем, штурмовал берег. Яростно скрипя архимедовыми винтами, он вытащил неуклюжее механическое туловище на твердую поверхность, выгнулся всем телом, с металлическим лязганьем припал головой к земле и стал заваливаться на спину.

— Паша, режим зависания! — скомандовал Логинов. — Десять метров.

Трансфер прыгнул вверх, навстречу низко висящим облакам.

Болотоход выгнулся, обернулся беспорядочным нагромождением механических деталей, соединенных между собой эластичными пленками, и вдруг перевернулся, уверенно встав на шасси. С вращающихся роторов полетели комья грязи — механическое существо отряхнулось как собака, выкатилось на пригорок на восьми громадных бескамерных шинах и несколько раз подпрыгнуло.

— Он с нами играет… — пробормотал Илья, но закончить фразу не успел.

— Цель низколетящая малоразмерная. Маневрирует. Скорость сто десять… Три цели… Дистанция восемь километров, — доложил стрелок из правой полусферы.

— Сородичи, — предположил пилот.

Под днищем трансфера, откликнувшись на радиопризыв болотохода, начали собираться причудливые механизмы. Некоторые из них отдаленно напоминали пауков, иные — хвостатые автомобили: за подвижной мордой на колесах змеились громыхающие железом тела. Третьи — вообще ни на что не похожие упорно тянули вверх телескопические рогатые антенны.

— Уходим с осколка! — решительно скомандовал Логинов. — Семенов, Шемякин — отбой! — бросил он спецназовцам, замершим в орудийных полусферах.

— Вымпел, командир? — спросил Климович, остававшийся на своем месте в пассажирском салоне.

— Отставить! Они его распилят и съедят. Или пристроят себе на рога, — усмехнулся майор, всматриваясь в дымку, которой подернулся обзорный экран.

Трансфер задрожал и продавил еще один слой реальности, третий по счету от того, где команда «Позитрона» нашла самый первый заблудившийся зонд. В отличие от «Позитрона» двигатели трансфера не могли вывести аппарат в открытый космос. И процесс перехода несколько утратил зрелищность в угоду экономии времени. На мгновенье перед Ильей появился знакомый призрачный шар планеты с отчетливо видимым участком суши, изображение затуманилось и снова развернулось перед глазами островками перелесков и гладью пологих отмелей небольшой реки.

— Я тебя предупреждал, что на осколках сигнал может отражаться от чего угодно. Убедился, Илья? — сказал Логинов, сидевший на свободном месте второго пилота и обернулся в пассажирский салон.

Широкие кресла, разделенные проходом, крепились вдоль бортов друг за другом. Сразу за кабиной пилотов сидели ребята Логинова. Их сидения в случае необходимости легко разворачивались и придвигались к орудиям полусфер. За ними устроились Илья и Климович. За спинкой кресла Ильи по левому борту располагался входной люк. За десантником, по правому борту, устроился судовой врач. Массивное сидение за люком напротив него пустовало. В случае необходимости Шевцов мог полностью разложить его в сторону багажного отсека, отгородить и превратить в медицинский модуль.

— Надо было мне все-таки с вами выходить, — сказал Климович.

— Почему именно тебе? — спросил Илья.

— Видал биомеханоидов? — подмигнул десантник. — Если бы они меня в полной выкладке увидели — приняли бы за вождя. Как ты думаешь? Нужны Земной Федерации такие союзники?

— Где ты видел биомеханоидов, Коля?! — удивился Валерий Васильевич, не дав Илье времени ответить. — Лично я там ничего, начинающегося со слова «био» не заметил. Трансформеры какие-то — железяки бестолковые. Зачем они нам? Драконы магов порвут этот металлолом в два счета. Слышал, с какой скоростью их летающие особи передвигались? Сто десять километров в час! Как только с неба не попадали!

— Не обижай моих младших братьев, — хмыкнул Климович.

— Что на самом деле интересно — так это откуда эти твои младшие братья вообще взялись, — сказал Шевцов.

— Н-ну… Если мы зародились в водах мирового океана, то они — где-нибудь в залежах железняка. А потом эволюционировали. Нормальная теория, как думаешь, Илья Владимирович?

— Мне кажется, что через пробой континуума они тащат с человеческих свалок все, что плохо лежит, — сказал Илья. — А где они зародились, я понятия не имею.

— Предположения есть? — спросил Валерий Васильевич.

— Откуда им взяться, — усмехнулся Илья. — Мы же официально предпочли дележку мира его изучению. Что тут скажешь… Прибережем координаты и в случае войны с СКМ используем этих трансформеров как радиоуправляемые боевые единицы. Мины — на спины, и вперед. За подробностями — к Логинову.

— Не принимай близко к сердцу, — посоветовал судовой врач.

Илья не успел ответить. Майор Логинов вышел из кабины пилота, придержавшись рукой за спинку ближайшего кресла в момент, когда трансфер качнуло на посадочных опорах.

— Ну что, Илья, — он улыбнулся, — не зря вернулись… Паша обнаружил объект земного происхождения! Коля, одевайся, понадобится твоя помощь. Валерий Васильевич — ты по желанию.

— Тогда я, пожалуй, с вами, — чуть смущенно пробасил Шевцов. — Коля, прихвати-ка мой «тревожный чемоданчик»! — крикнул он вслед Климовичу, который уже протиснулся в кормовой отсек, где хранилось оборудование.

— Угу. А что, населенный осколок? — спросил оттуда Климович.

— Нет. Паша сейчас повторно просканирует, но вроде бы нет никого на наше счастье, — ухмыльнулся Логинов. — Семенов, на выход. Шемякин остаешься на борту, — обернулся он к спецназовцам. — Занять место второго пилота, вывести на себя управление бортовыми орудиями. Паша, ну что у тебя?

— Все чисто. Крупнее лисы никого на осколке не нашел.

— Хорошо. Коля, готов?

— Почти готов.

— Тогда ты — замыкающим. Пошли, Илья, — сказал он, дождавшись, когда закованный в камуфляжную броню сержант осмотрелся у трапа и махнул рукой.

Илья спрыгнул на землю вслед за Логиновым и несколько раз глубоко вздохнул. После стерильной атмосферы трансфера, вечерний лесной воздух, напоенный влагой реки, скрытой за редкими деревьями, казался пьяным от ароматов. Солнце спряталось за лесом, но небо еще светлело глубокой синевой. Летний ветерок взлохмачивал на западе пушистые шапки цветных облаков.

— Ух, хорошо! — сказал подошедший Климович, прожужжав сервоприводами «Игуаны». — Неслабо он пропахал. Посадочные движки, видимо, барахлили…

Илья проследил взглядом за механической лапищей десантника, указывающей на широкую просеку, поросшую густым подлеском. Просека упиралась в тускло поблескивающий металлом холм, высившийся впереди метрах в ста пятидесяти.

— Пошли, — скомандовал Логинов. — Коля, давай вперед. Похоже, он носом зарылся. Чтобы добраться до «черного ящика», придется весь лес перекопать.

— Перекопаем, командир, — заверил его Климович. — Постойте в сторонке, сейчас тут вековая грязь и щепки полетят.

— Да какая ж она вековая, Коля? Проекту от силы лет двадцать, — улыбнулся доктор Шевцов.

Космодесантник не ответил. Через несколько минут он выжег и вырубил в кустарнике ровную широкую тропу, вплотную подошел к помятому борту космического аппарата и включил прожектор биомеханического скафандра.

— Паша, дай свет, — сказал Логинов в инком. — Помоги Климовичу. В лесу темнеет уже.

Вспыхнули прожекторы трансфера.

— Проекту — может, и двадцать, — пробормотал запыхавшийся Климович, расшвыривая каменюки и комья грязи, помолчал и вдруг добавил внезапно севшим голосом. — Идите сюда все… Это не зонд, ребята.

Логинов с Ильей удивленно переглянулись и зашагали вперед по широкой борозде. Пыль, поднятая Климовичем, щекотала в носу, тянуло дымком от обращенного в пепел подлеска, но Илья и не вспомнил о кислородной маске. Когтистая суставчатая лапа, в которую превратилась рука Климовича, со скрежетом отскребала с обшивки гарь и окалину, обнажая полуметровые буквы, выбитые на борту.

«ВКС РФ Сверхсвет-004-Прототип»

— Сдается мне, это — по твоей части, майор, — тихо сказал Климович, постучав по трем первым буквам. — Знаешь, что это за проект?

— Нет, не знаю, — ответил озадаченный Логинов. — Первый раз вижу такую маркировку! Если б я был пилотом или конструктором… может, и знал бы, — добавил он.

— Да мы все тут в первый раз, — усмехнулся из-за плеча доктор Шевцов. — Санкционируй, Володя, зайдем внутрь и все узнаем.

— Ну что? — спросил Климович, расчистив овал задраенного люка. — Санкционируешь, командир?

— А если он заминирован? — спросил мгновенно вспотевший Илья. — Или на самоуничтожение запрограммирован…

— А-а, тебе, Илья Владимирович, самого интересного не видно, — сказал Климович, — тут дата выпуска выбита. Ему двести сорок лет!

— Сколько?! — переспросил Илья. — Какие двести сорок?! Тогда просека откуда взялась? Все бы давно заросло!

— Думаешь, я пошутить решил?

Климович демонстративно отодвинулся.

— Погоди, Коля. Илья не зря сомневается. Что-то тут не чисто, — сказал Логинов, — и с датой ерунда какая-то. Возвращаемся на трансфер. Я своих ребят возьму. Мы тут все посмотрим еще раз.

Паша выключил иллюминацию трансфера, чтобы не слепить возвращавшихся товарищей. Посадочные огни расплывались в вечернем тумане размытыми цветными пятнами. Илья несколько раз моргнул и невольно ускорил шаги, по колено утопая в белесой дымке.

— Есть движение! — доложил инком голосом сержанта Семенова.

— На борт! — приглушенно рявкнул Логинов, выведя Илью из секундного оцепенения. — Гаси огни! Режим маскировки.

Илья на одном дыхании проскочил недостающие пятьдесят метров, взлетел по короткому трапу и бросился к своему месту. Он и глазом не успел моргнуть, как спецназовцы заняли места в орудийных полусферах. За спиной отдувался коренастый судовой врач. Следом, пригнувшись, ввалился в люк громадный космодесантник и нырнул в кормовой отсек, чтобы не мешать в проходе. Захлопнулся люк, Логинов прошел по проходу. Паша дал изображение на экраны пассажирского салона. Илья бросил взгляд на дисплей и невесело улыбнулся. В сумеречном притихшем лесу встала полупрозрачная остроконечная арка межпространственного перехода.

— Илья, подойди в кабину! — негромко приказал Владимир Логинов, нарушив инструкцию, согласно которой следовало наглухо задраить переборку, отделявшую пассажирский отсек.

Илья подошел и встал за креслами пилотов. В арке материализовалась фигура человека в длинном сером плаще с надвинутым на глаза капюшоном. На груди гостя зеленовато-синим огнем горел кругляк медальона.

— Проводник, — невольно понизив голос, констатировал Логинов. — Откуда он здесь?

— Кого-то привел или за кем-то идет, — предположил Илья и неожиданно схватил пилота за плечо. — Паша! Пеленгуй переход!

Павел слегка вздрогнул от неожиданности. Его пальцы забегали по клавиатуре «Глоноса».

— Уровень?

— До исходных координат его выхода из трехмерности! Давай, Паша, на всю глубину!

Илья спохватился и разжал пальцы.

— Мы себя обнаружим, — через плечо предупредил Логинов, но приказ своего гражданского помощника не отменил.

— Если бы проводник кого-то привел, мы бы их уже увидели, — тихо отозвался Илья, — а с одним проводником твои парни разберутся в два счета, так ведь?

— Почти…

Тем временем, проводник, казалось, не замечал ничего на свете. Он торопливо скинул капюшон плаща, затравленно обернулся, шатаясь, сделал несколько шагов, тяжело побежал вперед, упал, и не вставая с колен принялся что-то чертить на земле. Под его рукой словно искрил оголенный провод. Но прежде, чем арка сомкнулась, съежилась до размеров пульсирующего сгустка и бесследно исчезла, из вечного сумрака кубарем выкатился еще один человек. На первый взгляд выглядел он куда свежее. Пружинисто вскочив на ноги, он потрусил к коленопреклоненному проводнику, которы отшатнулся, вскочил и явно из последних сил отбежал на несколько шагов.

— Проводники никогда никого не убивают, Володя… — пробормотал Илья. — Вмешаемся?

— Нет, — отрезал Логинов. — Их, вроде, тоже обычно не трогают. Пусть сами разбираются. Паша, поднимай трансфер, — скомандовал он. — Не включай свет — спугнешь обоих.

— Есть пеленг, — доложил пилот. — Есть отрыв. Высота?

— Пяти метров хватит.

Илья покрепче ухватился за спинки кресел, не сводя глаз с экрана трансфера, работающего в режиме ночного видения. Более мирного нападения нельзя себе было представить. Преследователь, который как раз настиг выбившуюся из сил жертву… схватил проводника за руку! С минуту они постояли рядом, и фигура в сером плаще рухнула на землю, словно скошенная пулеметной очередью. Какая-то мысль, даже не мысль, а ее предчувствие, сдавило Илье виски. Где-то он что-то подобное видел… Или слышал. Или читал в отчетах других экспедиций.

Илья со стороны услышал собственный голос:

— Ифракрасный диапазон, Паша. Дай нам монокартинку в одном диапазоне.

Трансфер ослеп, а потом вместо ясного изображения нарисовал заново мутный пейзаж, в центре которого появились два пятна, символизирующих человеческие фигуры. Одна из них — та, что была ярко красной, не двигалась. Вторая, едва обозначенная в темноте, — бестолково перемещалась. Словно преследователь топтался на месте в ужасе от того что натворил. Лежащий на земле проводник медленно тускнел. Тело остывало в прохладном вечернем воздухе, и инфракрасный датчик исправно регистрировал все изменения. Пританцовывающий убийца, наоборот, уверенно наливался багровым свечением. Через минуту он стал виден четко.

— Кажется, я знаю… — сказал Илья. — Командир, я хочу провести небольшой эксперимент!

— Так. Спокойно, Илья Владимирович. Сначала теория вслух, потом — санкция начальства. Один труп у нас, похоже, уже есть. Вернее — пока не у нас. Ты меня понял?

— Да.

Илья посмотрел на Логинова.

— У нас… то есть, не у нас… Два трупа! Это мертвяк, Володя. Мы можем садиться и включать иллюминацию. Пока он не учует живую плоть, он нас не заметит.

— Честно говоря, я видел всего одного мертвяка, — нахмурившись, сказал Логинов. — Но тот пожал мне руку без всяких последствий. Да и тебе тоже, насколько я помню.

Илья проглотил комок. Синий взгляд погибшего Палеха обжег его до дрожи.

— У мертвяка-Палеха была другая задача — угон звездолета. Он бы нас чуть позже выпил.

— Паша, снижайся рядом с ним для начала, — нехотя приказал Логинов. — Проверим гипотезу нашего научрука. Держите его на прицеле, — напомнил майор своим парням, о существовании которых Илья временно забыл. — Валерий Васильевич, ты что скажешь?

Судовой врач крякнул и задумчиво потер рукой подбородок.

— Значит так… — произнес он. — Мертвяк он или нет, я вам скажу только, когда люк откроете. Броню трансфера биосканер не пробьет, сам понимаешь. Если мертвяк — нам придется от него побегать. Потому что есть еще задача определить, чьим верноподданным он был при жизни, — Шевцов усмехнулся и покачал головой. — Ну а если вы исхитритесь поймать его, не притронувшись к телу, — можно и впрямь поставить один эксперимент, как тут предлагал наш научный руководитель.

Шевцов наклонился, выдвинул в проход свой чемодан с красным крестом, открыл и выпрямился. Логинов, Илья и Климович, высунувшийся из кормового отсека, одновременно ахнули. На ладони врача лежала хрустальная ампула с живой водой — прощальный подарок Асианы.

— Так и не решился на пациентах испытывать. А на себе — к счастью, повода не было, — немного виновато пояснил доктор. — Мертвяку хуже не будет. Ему и так нехорошо по высшему разряду… Ну что, командир, рискнем?

И прежде, чем Логинов успел ответить, Климович уверенно сказал:

— Я вам его поймаю.

Он шевельнул рукой, и металлическая лента страховки заплясала в проходе, с тихим звоном выписывая кольца, словно ленточка гимнастки.

— А если он тебя через сенсоры «Игуаны» сожрет? — спросил Логинов.

— Пусть попробует, — ухмыльнулся Коля, опустил щиток и указал механическими пальцами на хрустальный сосуд, который доктор все еще держал в руке. — Тогда на мне испытаете.

Логинов кивнул, подозвал лейтенанта Шемякина и объяснил задачу. Через пять минут Коля Климович прыгнул из люка на песчаный берег реки, а трансфер, с откинутым трапом, на нижней ступеньке которого сидел Шемякин, скользнул с небес к бесцельно топтавшемуся мертвяку, дразня запахами свежей плоти. Лейтенант поймал его в прицел и как раз хотел окликнуть, когда тот неожиданно и чересчур резво для трупа прыгнул в его сторону. В свете прожектора мелькнуло перекошенное лицо и скрюченные пальцы. Мертвяк вытянул руки вперед и помчался за бесшумно скользившим трансфером, неуклюже подпрыгивая, когда Паша поднимал машину, чтобы не налетать на редкие деревья.

— Стрелять в голову, — напомнил Логинов, стоя в проеме люка, — иначе не остановишь.

— Понял, — отозвался лейтенант со ступеньки. — Может, еще пониже опустимся?

— Нет. Сожрет и не заметит, он и так тебя чует, — негромко откликнулся Логинов, глядя как мертвяк оголтело ломится к реке через поредевший лес. — Коля, внимание!

Трансфер миновал песчаную отмель и с внезапным ускорением пошел над водой, унося добычу в лице лейтенанта Шемякина на середину реки. Мертвяк так заливисто и горестно взвыл от безысходности, что кровь застыла в жилах. И в этот момент сзади над ним нависла огромная фигура десантника, наглухо закованного в интерактивный скафандр «Игуана».

По сравнению с загерметизированным чудовищем, в которое превратился Коля Климович, мертвяк казался сейчас куда человечнее. Глядя, как металлические кольца страховки опутывают его с ног до головы, а когтистая механическая лапа валит на землю, Илья испытал кратковременный приступ жалости. Паша развернул трансфер и подвел обратно — почти вплотную к плененному мертвяку.

— Коля, как ты? — тут же спросил Логинов.

— Нормально.

— Отойди от него! Чтоб я видел! Семенов, цель — мертвяк. Шемякин, держи Климовича.

— Спокойно, ребята, — тут же отозвался Климович и поднял руки, — я уже отошел. Ты, Валера, меня на всякий случай, проверь.

— Паша, опускай нас, — скомандовал Логинов. — Валерий Васильич, пошли! Паша, свет!

Пилот посадил машину в нескольких метрах от Климовича и его добычи. Врач спустился на землю вслед за лейтенантом Шемякиным, целившимся в голову космодесантника. Логинов спрыгнул следом. Теперь все они вместе с попавшимся мертвяком находились под прицелом бортовых орудий. Илья подвинулся к проему люка, стараясь не думать о том, что будет с его товарищами, если у сержанта, замершего у системы управления огнем трансфера, сдадут нервы. Оставалось надеяться, что майор Логинов знал, кого с собой брать.

— Коля жив. Парень — мертвее не бывает, — доложил доктор Шевцов.

Над осколком пронесся невольный вздох облегчения. Лейтенант, державший на мушке Климовича, опустил оружие и тихо выругался. Пойманный мертвяк вяло шевелился, связанный по рукам и ногам и что-то тоскливо бормотал.

— Илья, тащи геном-анализатор, — приказал Логинов.

Илья скатился по трапу. Руководство проекта «Параллель» не поскупилось. Вместо громоздких ящиков, которые участникам экспедиции демонстрировали на предполетном совещании, им выдали гражданский аналог «Иглы». Чувствительный прибор с радиусом действия в триста метров и системой фильтрации помех представлял собой ручной сканер в паре с портативным терминалом.

Доктор Шевцов раскрыл «тревожный чемоданчик» и осторожно, как великую ценность, извлек оттуда хрустальный сосуд. Связанный мертвяк бился в конвульсиях и замогильно подвывал, страдая от близости живых тел — таких желанных и недоступных. Покойный проводник вел себя смирно.

— На ком пробуем, Илья Владимирович?

Илья сжал рукоятку сканера и снял показания с обоих мертвецов. Проводник оказался жителем отрицательной параллели с вероятностью девяносто девять и девять десятых процента.

— Ну, Илья, — поторопил Логинов, — мертвяк чей?

— Мертвяк не наш, и не из СКМ… У него приоритет. Хотя бы узнаем, откуда он, — глухо сказал Илья, мысленно проклиная день, когда пришел в проект «Параллель».

Тело проводника не успело полностью остыть. В инфракрасном режиме его наверняка еще можно было разглядеть на экране трансфера. Залетевший с реки ветерок показался Илье пронизывающим, несмотря на терморегулирующую ткань комбинезона. Один шанс. Два трупа. Непросто распоряжаться человеческими жизнями.

— Валерий Василич, а может, попробуешь потом проводника откачать? — спросил Илья деревянным голосом.

— Сдурел, Илья? Через полчаса после смерти! Я тебе маг, что ли, в самом деле?

Илья со своим вопросом попался под горячую руку. Шевцов как раз склонился над мертвяком с открытой ампулой, испускавшей слабое сияние. Скованный по рукам и ногам труп затрясся и забился в путах, закатив глаза и скаля зубы.

— Смотри, чтобы он тебя зубами за руку не хватанул, — предупредил врача Логинов, прицелившись необычному пациенту в лоб. Но опасения оказались напрасными. Стоило Шевцову откупорить сосуд, мертвяк притих, жалобно заскулил и потянулся к нему губами. Металлическая лента страховки врезалась в шею.

— Он себе горло перережет, — предупредил Климович.

И в этот момент первые капли жидкости упали мертвяку в открытый рот.

Тело обмякло, еще раз дернулось и затихло. От него потянуло сладковатым трупным запахом. На шее и груди проявились рваные раны, но не от страховочных лент. Несвежие. Их разошедшиеся края напоминали вареное мясо. Шевцов тихо выругался и решительно влил мерцающую жидкость в полуоткрытый рот. Раны мгновенно затянулись. Опустевший хрустальный сосуд растаял на ладони врача как кусок льда. Оставшиеся капли Валерий Васильевич торопливо стряхнул на необычного пациента, который вдруг глубоко вздохнул, открыл глаза и зажмурился, ослепленный светом, лившимся со всех сторон.

— Ну и как? — нетерпеливо спросил Климович, уменьшив яркость фонаря «Игуаны».

— Сейчас проверим… — сказал доктор Шевцов себе под нос. — Вроде живой. Объективно — сами видите. Пристрелите нас, если что!

И прежде, чем Логинов успел возразить, он нагнулся и похлопал парня по щеке.

— Эй, просыпаемся, голубчик!

Бывший мертвяк испуганно захлопал глазами и сипло пробормотал:

— Отпустите девчонок… я останусь…

— Тебя как зовут? — осведомился Шевцов.

— П-петр… А вы — кто? — просипел Кашицын, перевел взгляд на Климовича, прошептал, — к-киборг… — и потерял сознание.

— Не получилось! — сочувственно ахнул Климович.

— Да нет, все получилось, не обманула Асианушка, — сказал Шевцов и уже без опаски опустился на колени рядом с Петей Кашицыным. — Анемия, обезвоживание, электролитные нарушения и давление низковато. А так — живехонек. Сейчас скорректируем — через полчаса заговорит как миленький. Володя, можно его на трансфер забрать? — спросил врач. — Возиться тут с ним в потемках…

— На трансфер? — задумчиво произнес Логинов, все еще глядя на бывшего мертвяка поверх вороненого ствола «Смерча». — Коля, ну-ка развяжи его для начала.


— Почему вы молчите?! Вы кто — спецназ? Менты? Где Дашка с Женей… Меня чуть не зарезали, и еще… черный человек! Почему вы мне не верите?!

Петя Кашицын, ради которого развернули медицинский модуль, посмотрел на стену, увешанную расчехленной реанимационной аппаратурой, всхлипнул и торопливо вытер нос тыльной стороной ладони.

— Под Сосноборском две девушки пропали… Надо в розыск объявить! Что вы молчите?! — он прикусил губу и попытался вырвать капельницу.

— Ладно. Раз такой здоровый, — Валерий Васильевич отключил систему и аккуратно закрепил гибкую прозрачную иглу каплей биоклея, — будь по — твоему.

Илья покачал головой и посмотрел на майора Логинова.

— Почему мы его понимаем, Володя? — спросил он, разглядывая очнувшегося пациента. Худощавый парень был одет в замызганную футболку с фотопортретом во всю грудь, джинсы и кроссовки. Светлые волосы с рыжеватым отливом давно не стрижены и спутаны. На впалых щеках — короткая редкая щетина. Он неестественно выворачивал голову и неловко держался за шею свободной от капельницы рукой, как будто его разбил приступ радикулита.

— Потому что он по-русски говорит, — усмехнулся Логинов.

— Не СКМ и не Федерация! — напомнил Илья.

— В курсе.

— Ну и?

— Геном-анализатор не исправен, — буркнул Владимир.

— Угу. А на мертвом проводнике — исправен? И на нас как часы работает…

— Знаешь, Илюха… — с чувством произнес майор Логинов. — Ты вот это вот все, — он ткнул пальцем в пытающегося сесть Кашицына, который продолжал что-то бессвязно бормотать, — просто притягиваешь! Мертвяки, проводники, звездолеты двухсотлетние…

Илья ухмыльнулся.

— Семенов, Шемякин, что там у вас? — спросил Логинов в инком, махнув на Илью рукой.

— Чисто, господин майор. Бортового вооружения нет. Климович запитал блок аварийного привода. Люк открыли. Никаких сюрпризов на входе. Ждем вас.

— Беспилотник? — уточнил Логинов.

— Непохоже.

— Ка… какие звездолеты?! — полушепотом взвыл Кашицын.

— Валера, да уйми ты его! — в сердцах сказал Логинов. — Достал уже. Шемякин, возвращайся на трансфер. Останешься с врачом и мерт… тьфу! С парнем этим. Глаз с него не спускать!

«Возьмите меня, — мгновенно пронеслось в одурманенной голове Пети Кашицына. — Я никогда не видел звездолетов»!

— Как его в параллель занесло? — спросил тот, кого решительный кареглазый командир называл то Илья, то Илья Владимирович.

— Не знаю. За проводником погнался, наверное. Пойдем, звездолет осмотрим.

— В параллель… — прошептал Кашицын и снова потерял сознание, так и не удостоившись прямого ответа.

Илья с Логиновым не могли определиться как вести себя с человеком, воскресшим из мертвых, и предпочитали говорить о нем в третьем лице, как о каком-то весьма неоднозначном артефакте. Когда он снова вырубился, они остановились в дверях и вопросительно уставились на врача.

— Шагайте давайте, — заворчал Валерий Васильевич, снова подключив к Кашицыну капельницу, — не нервируйте мне пациента. Живой, он живой. Просто после смерти неважно чувствует.

Илья оглянулся на командира.

— И договоритесь там, что парню скажете! А то он так и будет истериковать от неизвестности, — не оборачиваясь, добавил Шевцов.

— Паша, кабину блокировать! — сказал Владимир, поймав взгляд Ильи. — Приказы лейтенанта Шемякина и доктора Шевцова не выполнять. Никаких контактов с пассажирским салоном! Ты меня понял?

Логинов усвоил урок. По крайней мере, в этом отношении смерть Палеха оказалась не напрасной.

— Понял, командир, — откликнулся пилот, с тяжелым металлическим щелчком уронив бронированную переборку.

Петр Кашицын сонно похлопал глазами, повернул голову, насколько позволяла медленно отпускавшая боль в шее, и уставился в слепой зрачок ствола. У направленного на него оружия, размером с «Калаш», канал ствола отсутствовал напрочь. Воронкообразное углубление пряталось в тяжелом венчике, окаймленном узкими прорезями. Сверху на стволе крепилось нечто вроде лазерного прицела без линзы — тщательно ограненный, матовый корпус целеуказателя. По магазину, если только это был магазин, ритмично пробегали едва заметные белые искорки.

— Кто вы такие, откуда? — еле слышно бормотал Кашицын, переводя глаза с камуфлированного спецназовца, стоявшего в проходе на врача, который сидел в полоборта, развернув к нему кресло. — И что вам здесь нужно… В нашем сраном заплеванном Сосноборске…

— Сосноборск, говоришь? Эхе-хе, Петя, — негромко отозвался доктор, и вдруг спросил, — как тебя по батюшке-то?

— Петрович, — машинально ответил Кашицын, который и не чаял, что с ним все-таки заговорят. В речи доктора ему чудился едва уловимый акцент.

— И фамилия есть?

— Кашицын.

— Работаешь, учишься?

— Учусь… в педагогическом…

Ситуация постепенно подбиралась к пику абсурда.

— Так вот, любезный Петр Петрович, на твой вопрос никто в известных измерениях сейчас тебе вразумительного ответа не даст, — задумчиво продолжил доктор, — наш Илья Владимирович вернется — поговори с ним. Только не ори и не подпрыгивай, — он кивнул на статую лейтенанта Шемякина, державшего Петю на прицеле, — спецы у нас — ребята серьезные.

Илья с Логиновым вернулись через час. За ними по ступеням трапа прогрохотал киборг с плоским металлическим ящиком в руках. Петр стиснул зубы, чтобы челюсть не отвалилась. Прожужжав сервоприводами, двухметровый робот аккуратно поставил ящик, выпрямился откинул лобовой щиток и совершенно по человечески, чуть картавя произнес, обращаясь к врачу:

— Во, целехонек! Валера, ты не поверишь…

— Климович, не раздевайся пока, — скомандовал кареглазый командир, — о, очухался?

Петя покосился на лейтенанта Шемякина, сглотнул и кивнул. Как ему показалось — с достоинством.

— Еще как, — ответил за него доктор Шевцов. — Представляю вам коренного жителя неведомого Сосноборска Кашицына Петра Петровича. Хороший парень — студент, будущий педагог. Одна беда — судя по всему, наш гость понятия не имеет как здесь очутился и вообще, где находится.

Петр торопливо поддакнул.

— Маги память потерли? — спросил у врача Логинов.

— Непохоже. Но не поручусь.

— Тогда давай, Илья, пообщайся. Что-то он от меня отползает.

— А ты, майор, когда-нибудь в «Хамелеоне» в зеркало смотрелся? — проворчал Шевцов и протянул Илье биосканер. — Давай, Илья, контрольный прогон, и поговорите.

— Все чисто, все живые, — подтвердил тот, вернул прибор доктору и протянул руку севшему на койке Кашицыну, — меня зовут Илья Владимирович Лапин. Я научный руководитель экспедиции проекта «Параллель». Земная Федерация.

В момент исторического рукопожатия на борту трансфера царила настороженная тишина. Кашицын, ничего не понимая, уставился на замерших участников действа. Доктор Шевцов молча показал Логинову зеленый экран биосканера. Через несколько секунд тот кивнул Шемякину, и вороненый ствол «Смерча», наконец, опустился.

— Паша, отбой.

Раздался пружинный щелчок, и с металлическим шелестом ушла вверх перегородка, отделявшая кабину пилотов. Врач аккуратно поставил Кашицына на ноги, сложил кровать и усадил пациента обратно в кресло.

— Поговорим? — вполне дружелюбно спросил Илья.

— Давайте, — согласился Петя.

— А ну-ка, погляди сюда…

Илья уселся напротив, поменявшись местами с Валерой Шевцовым, взял планшет и набросал в верхней половине страницы пирамиду магов, а в нижней — прямую линию с девятью нанизанными на нее шарами.

— Посмотри внимательно. Тебе это о чем-то говорит? Видел такие схемы раньше?

— Нет, — пожал плечами осмелевший Кашицын.

— Что ж, Петр… Дело в том, что мы нашли тебя очень далеко от дома. Без сознания, как ты, наверное, догадался. Рассказывай, что с тобой случилось. Кстати, Сосноборск — это город?

— Райцентр.

— Понятно, — хмыкнул Илья и ободряюще улыбнулся парню. — Ну что, начали?

И Кашицын рассказал. Все что помнил с момента Дашиного короткого звонка. К его удивлению, участь девушек Илью Владимировича совершенно не трогала. Как и то, что самого Кашицына едва не зарезали. Зато он несколько раз переспрашивал насчет узкоколейки и крутящейся стрелки дорожного указателя. И почему через Корягово дорога есть, а напрямик нет. И искренне огорчился, что Петя не помнит, что за черный человек так напугал его, пригрезившись в тумане, перед окончательным провалом в памяти. Были и совсем неожиданные вопросы. Например, на чем ездят автомобили, есть ли у Пети в доме ловец ветров, видел ли он оборотней и летал ли на самолете. Под конец Лапин заставил Кашицына в деталях пересказать байки, которыми тот развлекал Дашу и Женьку на рокфестивале.

— Час двадцать, Илья, — сказал Шевцов, — парень весь в испарине!

— Пять минут, — отмахнулся Лапин. — Так кто, говоришь, вам у машины ножом угрожал?

— Да не знаю я! Они меня связали, отморозки, и подвесили за руки к дереву, а потом в шею чем-то кольнули, и все стало черно-белым, заторможенным каким-то. Потом фотовспышка, а потом я куда-то шел. И ничего не видел. Как… как… в слепом сне.

— А черного человека видел?

— Да, но нечетко, — Кашицына передернуло. — От него такая… волна ужаса шла. Не знаю как еще точнее сказать… он меня этой волной как доской ударил, — Петя вздохнул, — а вы мне ничего не расскажете, Илья Владимирович, верно?

— Расскажу, но не все, — пообещал Лапин, — кстати, можно просто Илья. В полевых условиях… Ты что-то хотел сказать, Валера?

— Угу. Я хотел сказать, что парень не спал, не ел, пот с него градом, и еще он грязный как черт. Займитесь пока с Логиновым черным ящиком. Дайте мальчишке умыться по-человечески и отдышаться.

— Вот так, Петр. С нашим Валерием Васильевичем не поспоришь. Мы все его слушаемся.

Илья подмигнул Кашицыну, встал, потянулся и пошел по проходу к кабине пилотов. Логинов с Пашей ломали головы над бортовым журналом упавшего звезодлета.

— Как успехи? — поинтересовался Илья.

— А никак, — Логинов откинулся на спинку кресла, — нужен дешифратор. Вся инфа засекречена. Шифр устаревший, ключей к нему нет. Мощности БК не хватает. Заберем с собой, на «Позитроне» попробуем. Посадочный отсек целиком мы все равно отсюда не вывезем. Доложим с Форпоста, пусть начальство за нас думает.

— М-да, негусто, — Илья протянул руку, взял с откидной панели жетон с личным номером и покачал его на цепочке, — как ты думаешь, почему пилот оставил его внутри?

— Думаю, у него была инструкция: ни при каких обстоятельствах не раскрывать имя, звание и номер части. Так и получилось… Микрочип жетона восстановлению не подлежит.

— Тогда куда делся сам пилот?

— Истлел тут наш космонавт за двести сорок лет.

— Да не прошло так много времени, Володя!

— Мы же на векторах отклонения, Илья. На осколках чего только не бывает. Сожрал его кто-нибудь, кто раньше тут водился.

— А если не было никакого космонавта? — усомнился Илья. — Кто-то хотел, чтобы мы или маги думали, что он…

— Был, — вмешался в разговор молчаливый Паша Кравцов и развернулся, — этот спускаемый аппарат не посадить на автопилоте.

Илья вздохнул. Посмотрел на металлический жетон. Они нашли его на полу одноместного посадочного отсека. Только личный номер — шесть цифр, выбитых на овальной пластине. Где-то среди туманов мирозданья снова прохудился мешок с загадками. И они сыпались на голову Илье Владимировичу как из рога изобилия. И цифры опять полнились потаенным смыслом, который ускользал, ускользал…

— Так откуда взялся наш счастливо оживший Петр Кашицын? — спросил Логинов. — Выяснил?

Илья вздрогнул и неожиданно для себя брякнул:

— Да!

Логинов, переглянулся с Пашей.

— А подробнее?

— Подробнее?

Взгляд у Ильи стал совсем чумным, в голове начался настоящий пожар. Догадки одна другой безумнее вспыхивали точно искры и сгорали в лихорадочном огне. Мысли как гончие гонялись за двумя зайцами сразу. «Он мне не поверит», — подумал Илья.

— Может, я поверю, — серьезно сказал Владимир, безошибочно угадав причину затянувшейся паузы. Есть люди, которые улыбаются уголком рта. Майор Логинов умел улыбаться уголками глаз. — Давай, мудрец, выкладывай.

— Володя… Если я прав, у нас совсем нет времени. Паша, ты запеленговал переход проводника? — быстро спросил Илья.

Отрицательная параллель многому его научила. Пару лет назад, Илья сейчас метался бы по проходу, размахивая руками, громко и многословно объяснял, как отметая одну гипотезу за другой, пришел к фантастическому выводу, успевал бы регулярно спрашивать у собеседников, какое впечатление производит на них увлекательный рассказ и хотят ли они слушать его дальше… Еще и время на самолюбование осталось бы.

— Да, запеленговал. Но «Глонос» выдает вероятность возрастающей ошибки при переходе с вектора на вектор в прогрессии…

— Короче! — отмахнулся Илья. — Трансфер пройдет?

— Может. Но как мы назад попадем я пока не…

— Заводи, Паша.

— Что происходит, Илья? — Логинов встал со своего места.

— Держи, — Илья решительно протянул ему жетон, — забирай бортовой журнал. Коля, на выход! — крикнул он в проход. — Верните все на борт. Это Неназванный капитан!

— Кто-о?!

— Эпоха легенд… Мрачная эпоха, — пояснил Илья. — Он может быть где угодно, может вернуться в любой момент. За ним идет шлейф искажений! Надо все вернуть на борт посадочного отсека, закрыть его и сваливать. Немедленно. Мы ничего не теряем. Если я ошибся, заберете снова!

Климович скатился по трапу в летнюю ночь. Логинов, так ничего и не сказав, бросился следом.

— Паша, свет!

К зарывшемуся в землю звездолету вихрем промчались две тени. Вернее, одна тень — «Хамелеон» командира. «Игуана» Климовича ярко вспыхивала светоотражателями в прожекторах трансфера. Открылся люк чужого корабля, Логинов нырнул внутрь. Илье немного полегчало, когда через несколько невообразимо долгих минут он выскочил обратно.

— Возвращаемся, — доложил Климович.

— Валерий Васильич, пристегни парня! — Илья выскочил в проход.

— Что за пожар, Илья?

— Мы взлетаем. Уходим с осколка, — Илья с размаху плюхнулся на свое место, — ребята, если командир подтвердит команду на взлет, вы готовы? — обратился он спецназовцам Логинова.

— Да, Илья Владимирович, — удивленно ответил лейтенант Шемякин.

С тихим свистом запустились двигатели трансфера.

— Готов. Жду команды, — доложил Паша Кравцов.

— По местам. Согласно стартовому протоколу, — скомандовал подоспевший Логинов. — Паша, режим зависания. Пять метров.

За Колей Климовичем втянулся трап, встал в пазы тяжелый люк. Тихо чавкнула система герметизации и включились кондиционеры. Стихли щелчки пряжек страховочных ремней. Трансфер качнулся, словно катер, отошедший от причала, и выровнялся.

— Есть отрыв, командир, — доложил Паша.

Логинов встал между креслами пилотов и развернулся. Он скользнул взглядом по растрепанной рыжей шевелюре нежданного пассажира, сделал пару шагов в проход и уставился на Илью в упор.

— Ну, Илья Владимирович?

— Номер жетона: девяносто девять, еще раз девяносто девять, шестьдесят три, так? — спросил Илья со своего места.

— Да, — кивнул майор.

— Три плюс шесть — тоже девять! «Четыре девятки и девять сверху». Помнишь пирамиду Демайтера? Ее верхушка соответствует последней девятке — Идеальному миру, над которым расположен источник невиданной силы.

— Хм… Ну я помню, что дальше?

— Петр Кашицын пришел на соколки с самой вершины пирамиды! В его мире смешаны черты обеих параллелей: СКМ и нашей Федерации.

— Уверен?

— Не на все сто. Мало данных.

— А при чем тут аврал с бортовым журналом?

Илья подавил желание отстегнуться, вскочить и начать оправдываться. Его уверенность, спровоцированная внезапным озарением, таяла на глазах.

— Есть такая легенда, популярная у пилотов дальнего космоса и космодесантников. О Неназванном капитане, который упал в черную дыру и с тех пор ищет выход, — Илья стушевался и понизил голос, — его отправили испытывать технологию сверхсвет. Якобы это был секретный проект… Климович ее хорошо знает.

Илья оглянулся, ища поддержки. Лейтенант Шемякин и сержант Семенов удивленно уставились друг на друга через проход. И они, и несчастный Кашицын, вообще перестали понимать, что происходит. Коля смущенно кашлянул из багажного отсека. В бимеханическом скафандре он не помещался в обычное кресло, и не успев переодеться, закрепился в нише, в которой обычно «жила» пустая «Игуана». Логинов чуть прикусил губу и, глядя на Климовича, жестко обронил:

— Отставить. Я слышал «сказку на ночь». Дальше, Илья.

— Я считаю, что мы нашли посадочную капсулу Неназванного капитана. Этот вектор — одна из его неудачных попыток. Лишняя девятка в личном номере завела его сюда, откуда до нулевой параллели рукой подать! Но он не дотянул до полноценного мира, упал на осколках…

Логинов на секунду прикрыл глаза и резким движением положил ладони на спинки кресел по обе стороны прохода. Шемякин с Семеновым, которые тихонько ухмылялись и многозначительно перемигивались, подпрыгнули в креслах и выпрямились, глядя прямо перед собой. Илья через силу закончил мысль:

— Неназванный капитан вечно ищет выход в родное измерение и время, стремится вырваться из замкнутого круга, в который угодил, пройдя горизонт событий черной дыры. Материализуется в непредсказуемой точке пространства-времени и как только понимает, что промахнулся, снова уходит…

— В черную дыру, — безжалостно уточнил Логинов.

Илья не выдержал его взгляда и опустил голову.

— Оригинальная гипотеза, Илья Владимирович, — ровным голосом провозгласил Владимир Логинов, — но она не объясняет, почему именно в этот день и час мы висим над осколком в полной готовности.

— Послушай, Владимир, ты не слишком… — пробасил наискосок от Ильи доктор Шевцов.

— Отставить!

Подчинившись приказу, Шевцов замолчал на полуслове.

— Так почему, Илья?

Логинов знал, что именно собирался сказать судовой врач. Майор тоже помнил первый совместный рейд с Ильей Лапиным. Он видел, что только Илью держал за равного королевский стражник, и что во многом благодаря Илье они смогли тогда вернуться с минимальными потерями. В последнем вопросе прозвучал не столько металл, сколько неподдельный интерес. Но стало только хуже. Илья почувствовал, что краснеет. По телу прошла судорожная волна… Нет! Это не по телу — по спинке кресла прошла волна дрожи! Затрясло трансфер.

Над упавшим звездолетом зажглась ослепительная синяя точка и заметалась, как бракованная петарда. Ее режущий свет располосовал ночное небо. В высотных прорехах погасли звезды и заклубился чернильный сумрак, выбухая из небесных ран. Рвущая небосклон звезда скатилась вниз, врезалась в кабину посадочного отсека и погасла. Трансфер мелко дрожал. Логинов, не договорив, бросился в кабину пилотов:

— Паша, уходим. Назад!

— Вперед! — одновременно крикнул Илья с места.

— Твою мать!

Пилот Паша, не обращая внимания на усиливающуюся вибрацию, убрал руки от пульта, перегнулся через подлокотник пилотского кресла и очень спокойно, но достаточно громко спросил:

— Так куда? Не договорились, да, Илья?

— Илья, командуй! — крикнул Логинов.

— Мерт… тьфу! Петьку в кресло второго пилота, быстро! — заорал Илья. — Его инком на меня! Гаси огни и отходи к границе осколка.

Над упавшим звездолетом крутилась небольшая спираль, превращаясь в зеркальную воронку. В ней отражались поначалу только вращающиеся деревья, а затем — речка, небо, песчаная отмель и бортовые огни трансфера.

Логинов подскочил к Кашицыну, сдернул с места до смерти перепуганного пассажира, за шиворот проволок по проходу и утопил в кресле второго пилота, спеленав ремнями. Больше не проронив ни слова, он занял место Климовича за лейтенантом Шемякиным. Слева через проход сидел Илья.

— Паша, поехали! — уверенно говорил он. — По координатам проводника. На полную глубину, через все векторы.

Упала переборка, отделявшая кабину пилотов. Трансфер завыл двигателями, разгоняя туманную рябь. Воронка прямо по курсу почернела, проглотила зарывшийся в землю звездолет, начала стремительно увеличиваться в размерах, всасывая окружающее пространство, точно гигантский пылесос и… исчезла. Трансфер провалился на следующий вектор, оставив несчастный осколок на съедение невиданным по мощи аномалиям.

— Цель — Сосноборск. Ориентир — дорожная развилка и указатель. Давай, Паша! Когда «Глонос» заглючит, просто ищи указатель! Будет деревянный столб и стрелка. Рядом с тобой — Петр Кашицын, он подскажет.

— Я понял.

— Петя, слышишь меня? — переключился Илья.

— Д-да, — слабо отозвался обалдевший Кашицын.

— Домой хочешь?

— Хочу.

— Перед тобой дисплей. Такой же, как ты видел в салоне, на спинках впередистоящих кресел. Есть?

— Да.

— Смотри только на него. Не обращай внимания на помехи и разводы. Не смотри в лобовое стекло — закружится голова. Лампочки и голограммы на пульте — не твоя забота! Когда на дисплее проявится пейзаж, постарайся подсказать пилоту, похож он на окрестности твоего райцентра или нет. Повтори.

Кашицын повторил. Почти без запинки.

— Отлично. Пилота в соседнем кресле зовут Павел. Он хороший парень, вы не успели познакомиться, но думаю, поладите… ты ему, главное, не мешай. Я сейчас отключусь. Мы с тобой на прямой линии. Если что — говори, я услышу.

«Ну что, розочка, поехали дальше»? — негромко сказал Павел Кравцов. С некоторых пор он любой пилотируемый аппарат, за пультом которого оказывался, ласково называл розочкой. Иногда — черной розочкой. Когда ребята из летного подразделения спрашивали его, откуда такая привычка, Паша смущенно пожимал плечами и говорил: «Да так, как-то само прилипло»…

Трансфер уверенно прыгнул на следующий осколок сквозь вечное ничто.

— Почему нельзя назад, Илья? — негромко спросил Логинов. — Мы бы вернулись на вектор, где остался «Позитрон».

— Дорогу размыло, — Илья наклонился в проход. — Неназванный капитан попал сюда тем же путем, что и мы, мы «прошли по его следу». А сейчас он… э-э… возвращается, если можно так сказать. Тех уровней реальности, которые мы прошивали, уходя от «Позитрона», уже нет. Даже Паша в том пространственно-временном месиве не найдет верное направление. Это, конечно, всего лишь теория, — Илья слабо улыбнулся и подмигнул Логинову.

— А что с «Позитроном»? — тревожно спросил Климович. — Их захлестнет?

— Я думаю, они успеют засечь аномалию и вернуться на центральную ось перехода, — отозвался Логинов, — Саша тоже не лыком шит. Если он без всякой «черной розы» так рулит на векторах, то быстро сообразит, когда надо сваливать, — закончил Владимир почти уверенно.

— Что, Коля, не быть тебе вождем биомеханоидов? — вдруг сказал доктор Шевцов, оборачиваясь к багажному отсеку. — Если верить Илье — от их осколка ничего не останется.

— Да, жалко шнекоход. Забавный он был, любопытный. Как щенок, — отозвался Климович.

— Вселенная исправляет ошибки, — задумчиво подытожил Илья. — То, чего не может быть исчезает. Эпоха легенд… Параллели пришли в движение.

Паша Кравцов врубил громкую связь в салоне:

— Держитесь! — крикнул он. — Нас захлестнет!

Наружный виток гигантской спирали подхватил игрушечный летательный аппарат и закрутил в пространственно-временной карусели. Илья утонул в хрупком мраке. Ломкая, звонкая пустота хозяйничала в салоне трансфера: подмигивала бегущими цифрами часов на дисплее и играла с телами людей, истончая, искажая и снова возвращая им плоть и кровь, бухающую в висках тяжелыми ударами. Илья обхватил голову руками и открыл рот, глотая загустевший воздух.

— Илья очнись! — крикнул полупрозрачный Логинов ему в ухо. — Посмотри на дисплей, Илья! Паша открой люк, Шемякин за мной!

— Я… да, — прошептал Илья, досматривая удивительный сон, где не было ни его самого, ни майора Логинова, а только первозданный мрак, которому вселенная скармливала миры и звезды. Где трансфер падал на головы дерущимся магам, в самое сердце жаркой схватки. Впервые в жизни Илья видел, как они сражаются между собой. Огненные шары, багровые змеи, короткие вспышки заклинаний, серебряные вихри, срывающиеся с открытых ладоней, черные сгустки, рвущие натянутые сети и горящие печати королевских кланов…

Защитные системы трансфера завыли, отводя потоки чужой энергии.

В салоне включился тусклый свет. Дисплей мигнул, словно стряхивая с глаз вселенский морок. Началась болтанка как в самолете, попавшем в зону турбулентности, Илью тут же затошнило. Он ошалело посмотрел по сторонам. Наружный люк трансфера распахнулся, в проеме задрожал и погас синий зигзаг молнии. Илья проглотил солоноватую слюну, схватился за горло и со стоном выдохнул пустоту.

— Держитесь, — сипло повторил пилот через миллион лет, которые длился вдох, — мы падаем…

Дождь и ветер ворвались в салон, трансфер накренился, скребанул днищем верхушки деревьев и грохнулся с небес на землю.

Глава 7 Уроки выживания

Бахнула входная дверь. Облупившаяся полочка, которую каждую весну собирались сжечь, пока она не рассыпалась от старости в труху, рухнула, похоронив под грудой сгнивших обломков ДСП целую кучу полезных, бесполезных и дважды бесполезных мелочей, о которых едва ли помнили хозяева. Банка с солью разбилась в дребезги, смешав стеклянное крошево с сероватыми кристаллами крупной соли. По крашеному полу, выскочив из треснувшей мыльницы, юркнуло под шкаф мыло «Банное». Целая пригоршня мелких монет, брызнула во все стороны, а в куче на полу остались жестяные коробки, игольница, рулетка, тряпки, гайки, старые журналы, сломанный секатор, пыльные пучки сушеной травы и прочий хлам. Коричневый пузырек с йодом, чудом уцелевший в давно назревшей огородной катастрофе, прокатился вдоль плинтуса.

Демайтер с грохотом отлетел к стене, опрокинув табурет. Под его спиной точно резиновые прогнулись, скрипнули ржавыми гвоздями и с деревянным вздохом выпрямились доски веранды.

— Странного гостя ты привела… Дочь, — сказал отец и потер шею ладонью, словно его что-то душило.

— Не двигайся! — не дав ему договорить, крикнул Демайтер Даше, стоявшей возле шкафа с посудой.

Содержимое серванта мелко дребезжало. Вспыхнула и с глухим хлопком лопнула под потолком электрическая лампочка, пустив гулять по проводке синие огоньки.

— Не подходи к нему!

Демайтер оттолкнулся от неестественно гибкой стены. Закрывая глаза рукой, словно в них плеснули кислоты, он быстро нагнулся, вслепую разворошил кучу барахла на полу, зачерпнул пригоршню соли, вперемешку с острыми осколками банки и, выкрикнув бессмысленный набор звуков, подбросил вверх эту разнокалиберную кристаллическую взвесь, которая блестящим облачком повисла в комнате между ним и хозяином. Взмыли к потолку и закружились прозрачные скорлупки разбитой лампочки. Соляное облако с вкраплениями стекла повиновалось Демайтеру, который говорил теперь на манер сказочного колдуна — нараспев, глубоко и проникновенно, и сложилось в сложный трехмерный узор — симметричный, совершенный, геометрически правильный.

Дашин отец оказался в центре мерцающей паутины. Вместо эмалированного умывальника у него за спиной зиял черный провал, куда по крупице, блестка за блесткой, медленно но неумолимо потекла эфемерная конструкция Демайтера. Как песок в песочных часах. Даша перевела на мага испуганный взгляд. Тот убрал руку от лица и открыл глаза… без зрачков и радужки.

По матово светящимся белкам плавали черные маслянистые пятна, растекались, сливались, извивались черными змейками. Липкие чернильные нити тянулись вверх, к ресницам, стоило Демайтеру моргнуть, срывались каплями, но падали не дальше нижнего века, и вновь ползли по глазным яблокам. Чем-то это безостановочное движение растекшихся зрачков неуловимо напоминало игру цветных капель в декоративных светильниках. На коже лица, шеи, рук мага ярко проступили горящие серебром узоры. Наверное, ими было покрыто все тело мага, но ткань средневековой рубашки скрывала роспись, пропуская лишь неясный неоновый призрак света, окутавший его фигуру черным свечением. Даша могла смело пойти в родную двенадцатую школу и плюнуть в лицо злобной физичке Олимпиаде Матвеевне — черный свет существовал! Он брал свое начало от серебряного свечения и расходился от Демайтера веером. Сдерживая вопль ужаса, Даша вцепилась зубами в кожу тыльной стороны ладони.

— Теперь поговорим, — сказал гость. — Я стражник Соединенного Королевства миров. Мое имя Диам-Ай-Тер. Отвечай на вопрос, и я не причиню вреда тебе и твоей дочери. Кто ты такой? Имя и дело!

— Иван… Неверов, — с сомнением в голосе прошептал отец, ошалело оглядываясь по сторонам.

— Нет! Твое истинное имя, — требовательно повторил Демайтер, — данное при рождении отцом и матерью. Назови его!

— Андрей… Андрей Бессольцев… — как во сне забормотал отец, — летчик-космонавт, полковник российских Военно-Космических сил… Я полковник ВКС…

И Даша разжала челюсти, раскрыв рот от удивления. Рука с отпечатками зубов безвольно упала. Девушка умоляюще посмотрела на Демайтера. До уровня подбородка.

— Пожалуйста, — пробормотала она, обращаясь к плотно сжавшимся губам мага и перекатившимся под серебряной кожей желвакам, — остановись… Зачем ты это с ним делаешь? Это безумие.

Отец вдруг смертельно побледнел, смахнул со лба крупные капли пота и обеими руками вцепился в край стола.

— Личный номер… четыре девятки шесть три…

— Папа! — сдавленно крикнула Даша. Отец, продолжая судорожно сжимать край столешницы, повернул лысеющую голову. По его лицу прошла болезненная судорога — гримаса отвращения? Боли? «Кого он видит вместо меня»?! — в ужасе подумала Даша.

— Выйди-ка, девочка, — вдруг сипло сказал он, с усилием выговаривая слова, — нам с твоим парнем надо поговорить с глазу на глаз. Подожди на улице.

— Папа, не надо! Это не мой парень! Не оставайся с ним! Он тебе что-то внушил?! Внушил, да?

— Выйди! — повелительно рявкнул Демайтер, не сводя с Бессольцева-Неверова потусторонних глаз.

Не зря светлому господину Диам-Ай-Теру подчинялись отряды королевских стражников и боевых магов, а простые смертные падали перед ним ниц. Не успев опомниться, Даша опрометью кинулась с летней веранды на улицу и, пригнувшись, шмыгнула в смородиновые заросли — туда, где врытая в землю стояла деревянная скамья, которая осталась от прежних хозяев дачного участка. Сколько куличиков, украшенных маргаритками, соломинками, анютиными глазками, а если повезет — то и мальвами с соседнего огорода повидала в Дашином детстве эта грубо сколоченная низкая скамейка и сказать нельзя. Иногда по воле маленькой хозяйки она превращалась в один огромный грязевой торт, который можно было уничтожить, только поливая из шланга. Даша с размаху уселась на шершавые теплые доски, обхватила колени руками и уткнулась в них носом. Ее била дрожь. Одеяло, сотканное из предчувствия непоправимой беды, тяжело легло на плечи.

Никогда с Дашей Неверовой не происходило ничего необычного. Не было в ее прошлом ни единой зацепки: ни подозрительных старух, вещавших о судьбе ведьмы, ни доставшихся по наследству магических безделушек, ни запыленных фолиантов, случайно найденных на чердаке. Было счастливое детство, любящие родители, учеба в школе. Даже талантов особых не было! Золотую медаль она заработала прилежной зубрежкой и хорошим поведением. Она не писала стихов, не рисовала в пять лет эпических полотен, не выигрывала юниорских соревнований по чему бы то ни было, пела так, что учительница пения поставила пятерку только по личной просьбе завуча, которому позарез нужна была в параллели хотя бы одна круглая отличница. Разве что математика с физикой давались на удивление легко, но не слишком Даше нравились, и дальше районных олимпиад дело не шло.

Мама всю жизнь работала старшей операционной медсестрой в районной больнице. Папа — электриком в ЖЭКе. Папа… Даша вздрогнула. А что папа? После электротравмы потерял память, долго восстанавливался. Говорят, потом на работу не брали — еле устроился. Но все это — еще до Дашиного рождения. Она была поздним ребенком в семье. Мама рискнула, родила в тридцать восемь.

Вот и вся немудреная жизнь. Появлялись в ней, конечно, пылкие книжные увлечения то мушкетерами и рыцарями, то звездными путешествиями. А у кого их не было? Поживите в городке, где из года в год ничего не происходит и разговоров только о том, что нынче в огороде выросло, кто и как смог перебраться в Москву, да у кого куда дети уехали, да про то, что «Комбинат» с перестройки стоит, а в соседнем Сосноборске пьяный сторож опять видел летающую тарелку над гаражами.

Неудивительно, что отец после больницы долго работу искал. Тут здоровым работать негде… А Неверов как про него начальник ЖЭКа сказал — и так не от мира сего. Чего ему пить-то…

Даша выпрямилась так резко, что скамейка жалобно скрипнула. Начальник ЖЭКа и в самом деле сказал это тогда громко, на весь двор. «Что же получается? — вслух пробормотала Даша, косясь на дом. — Дело не во мне? Чужой дядька заметил то, чего мы с мамой не видели или не хотели видеть? Или это только я, я не видела»?!

Отца Даша любила безумно. Пока не появилась Женька, он был ее лучшим другом. Они с удовольствием познавали мир вместе. Даша в первый раз, отец — заново. Они даже книжки школьной программы читали по очереди: сначала Даша, потом Дашин папа. А кто первый придумал искать в закатных облаках очертания несуществующих городов, теперь и сказать нельзя. Но играли оба с увлечением. И никого к таким играм близко не подпускали. Особенно — маму. Подросшая четырнадцатилетняя Даша, ершистая от переходного возраста, как-то набралась наглости и спросила отца, что он в матери нашел?

Тот задумчиво посмотрел в окно и совсем не скандально ответил: «Я такой кротости и доброты раньше не видел. А если и видел, то забыл». Такой вот Тургеневский ответ. У Даши, которую в тот вечер мама гулять не отпустила, накануне унюхав от деточки запах табака, пропал истерический запал и слезы навернулись на глаза.

Потом в жизни Даши появились Женька Стерхова, мальчики, рок музыка, наконец, медицинский институт, Москва, и все это постепенно отодвинуло отца, заполнившего собой детство, в зыбкую тень. Но час расставанья казался еще таким далеким… до сегодняшнего дня, до той самой секунды, когда она сама привела к порогу огородного домика дьявольское отродье в человеческом обличии.

Дверь, ведущая на дощатую веранду, осталась открытой. Непохоже, чтобы в доме ссорились. Ленивый послеобеденный ветерок доносил отдельные слова и раздувал марлевую занавеску, которая сколько Даша помнила, не задержала на своем веку ни одного комара. И тем не менее, каждую весну мать торжественно водружала ее над входом. Даша с отцом сначала смеялись, сопротивлялись и в два голоса говорили маме о прогрессе, в конце концов, в тайне от нее купили москитную сетку… Но как раз в это время подросшей Даше огород надоел хуже горькой редьки, а вскоре отец перенес инсульт, несколько месяцев провалялся в больнице, куда его увезли прямо с работы, и вышел оттуда безучастным исполнителем воли жены. Перечень дел мать пришпиливала к деревянной оконной раме мебельным гвоздем.

Когда Демайтер шагнул на веранду вслед за Дашей, отец прилежно переписывал в ученическую тетрадку немудреный список продуктов, за которыми собирался сходить в соседний дачный поселок.

Он едва успел отложить ручку и встать из-за стола.

— Папа! — выдохнула Даша. — Я… я должна тебе кое-что сказать, — она боязливо оглянулась. — Это… это мой знакомый… Знаешь, пусть лучше он скажет.

— Ну, здравствуй, знакомый, — ухмыльнулся отец, окинув Демайтера взглядом, — имя-то есть?

Маг едва кивнул в ответ, уронил с плеча спортивную сумку.

— Я задам тебе несколько вопросов, — сказал он, прошел вперед, без спроса подвинул к себе выцветшую тетрадку в клеточку и ручку, нашел в середине чистый лист, склонился и принялся что-то быстро чертить. Даша поймала удивленный взгляд отца и нервно пожала плечами. Тетрадка, исчерченная невозможными фигурами, легла на цветастую клеенку.

— Смотри в середину! — почти приказал Диам-Ай-Тер.

Удивленный взгляд отца сменился неприязненным, скользнул по гостю, небрежно упал на тетрадный лист. И Даша инстинктивно попятилась, когда умывальник и металлическая раковина за его спиной бесшумно завертелись в воронке. Судя по тому, что произошло потом, сам Демайтер не успел среагировать…

— Даша!

Голос мага вывел девушку из оцепенения. Она всхлипнула, поднялась и обреченно пошла на зов.

— Отец хочет с тобой поговорить, — сказал Демайтер.

Пол мелко дрожал. Дрожали стены. Дребезжали стекла в окнах, миски на этажерке, оцинкованные ведра. Стол, подпрыгивая, полз к двери. Около трясущейся на тонких ножках огородной плитки, натягивая шланг, скакал красный газовый баллон. Мерзкая холодная дрожь охватила весь дом, который ходил ходуном. Изо рта шел пар. Из щелей сыпалась мелкая пыль. Изрядно поредевшая соляная структура по-прежнему висела вокруг отца, который сидел на стуле, обхватив голову руками. Входная дверь раскачалась и захлопнулась, прищемив марлю.

— Что ты с ним сделал?! — в отчаянии спросила Даша, но мерцаюший неземным светом Демайтер только покачал головой и вдруг ушел в дом, плотно затворив за собой дверь единственной комнаты. Отец и дочь остались на веранде вдвоем.

— Даша, доченька…

У Даши из глаз полились слезы, никчемные, неуправляемые, не сбившие ей дыхание, не требовавшие всхлипываний и завываний, неумолимые.

— Папа, очнись! — она вытерла нос рукавом. — Что он тебе внушил?!

— Не подходи ко мне и слушай очень внимательно. Не было никакой электротравмы. Меня в самом деле зовут Андрей Максимович Бессольцев. Я российский летчик-космонавт. Я участвовал в эксперименте военно-космических сил, испытывал пилотируемый сверхсветовой корабль. Вблизи черной дыры произошла катастрофа, и меня выбросило из своего места и времени сюда. Вернее, не сюда, а в окрестности Сосноборска. Неверова — фамилия твоей матери, Иваном меня окрестил персонал больницы, куда я попал как потерявший память Неизвестный.

— Папа, замолчи! Очнись! Не верь ему! — закричала Даша, — Ты подонок, Диам-Ай-Тер! Подонок! — она отскочила и яростно пнула закрытую дверь.

— Дашенька, помнишь несуществующий город в облаках? — в полголоса спросил отец. — Мы несколько лет безошибочно находили его на закатном горизонте, помнишь?

— Да. Это была игра, папа!

— Никто, кроме нас его не видел, он не проявлялся на фотоснимках, помнишь? — упрямо продолжал отец. — Твой друг оттуда. Почти оттуда, насколько я понял. Постарайся не плакать, а услышать то, что я скажу. За последние двадцать пять лет я впервые действительно в здравом уме! Твоя мать никогда этого не поняла бы. А ты… Ты же совсем другая, Дашка… В параллельном мире у меня остались жена и двенадцатилетний сын, друзья и сослуживцы, другая жизнь, другая эпоха. Я не успею сейчас все тебе рассказать! Просто поверь, Даша… Ты была единственной ниточкой связавшей меня с этой реальностью, но ты выросла. Я притащил за собой чудовищные искажения. Если бы я знал, к каким последствиям все это приведет! — отец возбужденно ходил взад и вперед на крошечном пятачке за соляной завесой. — Уж по крайней мере, я не стал бы повторять попыток вырваться за горизонт событий. Но если ради чего и стоило мне тогда бороться, так это ради того, чтобы на свет появилось такое чудо как ты, милая…

— Папа, нет! — запротестовала Даша, — Это же бред… Из черных дыр даже луч света не может вырваться. Помнишь? Вспомни! Мы вместе читали… Ты еще говорил, что астрономию зря отменили в школе… Ну очнись же! Можно я подойду?

— Нет! — твердо сказал отец. — Я люблю тебя, доченька… Демайтер! — крикнул он.

— Она не поверила тебе, Андрей Бессольцев? — спросил маг, возникнув в дверном проеме. — Я предупреждал.

— Она в шоке. Бедная девочка… Не должна была она быть моей!

— Этого никто не знает.

— Скажи ей сам. Лучше ты… — отец отвернулся.

— Скажи что? — Даша, ничего не понимая, переводила взгляд с одного на другого. Отец с магом разговаривали как старые знакомые.

— Твой отец должен умереть, — объявил Демайтер. — Невиданные силы, которые он вызвал своим возвращением, привели вселенную в движение, и смерть не может его найти. Шлейф искажений тянется за ним, приближая хаос, Неизбежное сближение миров началось раньше времени, ввергнув нас в эпоху легенд, пришедшую не в свой черед. С его гибелью сближение замедлится.

— Нет! — не дослушав, не поняв и половины, Даша как кошка прыгнула вперед, загородила отца, и уперлась спиной в пружинистый воздушно-кристаллический барьер. — Не верю ни одному слову. Умри сам, Демайтер, если тебе так хочется! Что, слабо? Выбрал человека, у которого с головой не все в порядке? Самого безответного нашел?! Скотина!

В приступе ненависти она даже отважилась посмотреть магу в глаза, о чем тут же пожалела. В них полыхал черный огонь, танцующий на серебряных глазных яблоках.

— Дашенька, детка… — сказал отец за спиной. — Представь себе вечность между жизнью и смертью. Вечность! — повторил он так, что холод пробрал Дашу до костей. — Я не хочу испытать этот плен еще раз. Тогда у меня был звездолет и шанс. А сейчас — лишь вечность за горизонтом событий черной дыры. Я уже умер. Умер давно. В другом месте и времени. С тех пор по моим прикидкам прошло около двухсот-трехсот лет. Я чужой здесь, я буду чужим у себя на родине, не увижу любимую женщину, в лучшем случае отыщу могилы внуков или правнуков…

— Останься здесь. Со мной, — боясь обернуться, прошептала Даша.

— Нет, родная. У тебя впереди жизнь, а у меня — старость, полная ненужных воспоминаний. Отпусти меня. Сейчас.

Демайтер заговорил, обращаясь к кому-то еще, незримо присутствовавшему в комнате. Ему отвечал низкий хриплый шепот. Впервые Даша почти ничего не поняла. И сам маг, и его невидимый собеседник, с которым он яростно торговался несколько минут, говорили наборами слогов, не имевших смысла.

Даша оглянулась и в ужасе увидела на стене тень смерти. Именно такую, какой ее изображают в фильмах: черную фигуру в капюшоне, с огромной с косой, распластавшей лезвие по низкому потолку. Демайтер выдвинул из серванта ящик, в котором нетерпеливо приплясывали кухонные ножи, выбрал самый длинный и тонкий, сточенный от времени, беспрепятственно шагнул за защитный барьер, не говоря ни слова, профессионально засадил лезвие отцу точно в сердце. И все остановилось.

Дом вздохнул и осел. Люминесцентные узоры на лице и руках мага побледнели до размытых меловых пятен и исчезли. Перестала дребезжать посуда. На месте черной воронки снова возник алюминиевый умывальник, помятый, словно им поиграли в футбол. В открытые окна веранды пахнуло пряной свежестью летнего вечера, стало заметно теплее. По электропроводке перестали носиться синие огни, растаяла тень на стене, остатки соли и стекол ссыпались вниз, заключив Демайтера с его жертвой в кристаллический круг.

— Ксю-уш, Ксюша! — заполошно донеслось с соседней улицы, — у вас свет есть? У меня опять пробки выбило!

Одной рукой маг придерживал медленно оседавшего отца за плечи, не давая ему мешком свалиться на пол, а другой тянул из тела нож.

— Что я наделала… — прошептала Даша.

Демайтер уложил Неверова-Бессольцева на пол, разогнулся и небрежно бросил на стол идеально чистое орудие убийства. На груди отца Даша не разглядела не только красных пятен, но даже разреза на вылинявшей огородной майке.

— Ничего такого, что должно жечь тебя изнутри каленым железом. Не ты отправила его на смерть… — хмуро отозвался Демайтер, обернувшись на звук. Глаза у него теперь были обычными, человеческими. Он несколько раз повернул голову вправо-влево, словно силясь понять, где находится.

— Нам нельзя здесь оставаться.

Даша опустилась на пол рядом с трупом отца.

— Все равно нас полмассива видело, — для чего-то сказала она, безучастно глядя в окно.

— Они видели не нас.

Демайтер провел рукой по столешнице, нащупал тетрадку и сжег в ладонях. Отряхнув пепел, он развернулся как пьяный, неловко смахнул с двухконфорочной газовой плиты кастрюлю с вареной картошкой, нашарил рукой закопченный чайник и долго пил, не касаясь губами носика, проливая воду на лицо, шею и за ворот рубашки. Брякнув полупустой чайник на плиту, он перешагнул через бездыханное тело Бессольцева-Неверова, неожиданно опустился справа от него на одно колено, прижал руку к сердцу, а затем уронил мертвецу на грудь, низко опустил голову и беззвучно шевельнул губами. Импровизированная минута молчания длилась несколько секунд.

Даша сидела неподвижно. Когда Демайтер встряхнул ее, поставил на ноги и подтолкнул к двери, она вяло и безуспешно сопротивлялась. Королевский стражник не обратил внимания на жалкие попытки вырваться. Придерживая Дашу за шиворот, он перекинул через плечо сумку с плащом, грубо перехватил девушку за руку повыше кисти, как шаловливого ребенка, которого собираются перевести через улицу, и потащил за собой прочь из дома, через огород, к задней калитке, открывавшейся в лес.

— Это сон, — шептала Даша, — это сон, я проснусь, я поеду к папе, зачем мне фестиваль, никуда не хочу, я лучше сюда, к нему… На все лето…

Кто-то крепко обнял ее за плечи.

В глазах потемнело, Дашу подхватил сумрачный теплый поток и понес куда-то далеко-далеко, к голубому небу в подушках кучевых облаков, которое просвечивало сквозь качающиеся ветви деревьев, сочувственно шелестящие листвой.

* * *

Вампир отшвырнул девчонку и прыгнул. Он почти взлетел, хищно выставив вперед синюшные пальцы с прорезавшимися когтями. Он двигался очень быстро, но все же не так, как положено настоящей нежити. Солнечным хлыстом Асиана выбила из ствола дерева чужой нож, поймала его в ладонь и успела выждать несколько мгновений, прежде, чем сверху на лезвие обрушилось тело. Внутренности насадившегося выродка взорвались огнем. Полукровка? Непохоже. Асиана отшвырнула его, выпустив рукоять ножа. Выгорающее тело пронеслось над дорогой и ударилось в дерево.

Трое оставшихся вампиров напали разом. Трухлявые ребра пробивались кулаком. Шейные позвонки хрустели как песок и крошились под пальцами. Клыки, такие внушительные с виду, на ощупь напоминали мел. Асиана не могла отделаться от ощущения, что на нее напали мумии, из которых какой-то извращенец понаделал мертвяков. Последнему из нападавших заинтригованная Асиана вырвала сердце. Оно сгорело в ладони еще до того, как начало корчится, дымится и картинно истлевать источенное временем тело, рухнувшее к ногам.

— Любопытно, — пробормотала черная невеста и обернулась к девке, которую планировала допросить. Шлюха истошно выла, глядя на руки, обуглившиеся до локтей. Кто бы мог подумать, что обычное защитное заклинание, которое было направлено на жертву, принесет ее несостоявшейся убийце столько страданий.

— Смотри мне в глаза, — прорычала Асиана, стиснув вампирше горло. — Ты кто такая? Кто твой князь и повелитель?

Девка сотрясалась от рыданий и голода. Свежая кровь толчками билась в теле схватившей ее стервы. Такая сладкая, невозможно пленительная, какой она и не пробовала за триста лет непрерывной охоты. Такой крови не могло быть у обычного бойца с нечистью. Она опьяняла через кожу. Тварь заскулила и изменилась в лице, показав истинное обличье.

— Отвечай!

— Это… Р-рудольф… мы с ним охотились, а ты… ты его убила, с-сучка!

— Кто такой Рудольф — князь? Наместник или вожак? Ты с осколка?

Бесполезно. Асиана словно разговаривала с куклой, в которой не было жизни. Даже той, извращенной, что наполняла силой выживания темные миры.

— Выродки, — пробормотала Асиана и оторвала твари клыкастую голову.

Пронаблюдав за тем, как искалеченное тело обращается в прах, она только головой покачала. Нежить так не умирает. Разве что на осколках, под страшными ударами боевой магии королевского стражника. В темных мирах тело сожрали бы сородичи. Черная невеста огляделась по сторонам. На пустой дороге не появилось больше ни души.

— Куда меня занесло? — растерянно спросила она вслух, оглянувшись на столб дорожного указателя. Он дрожал и истончался, по мере того, как закрывались туманные границы. — Кто мог отсюда так отчаянно звать на помощь?

Асиана была совершенно уверена, что не бывала раньше в этом мире и не встречалась с его обитателями. По крайней мере, с темными обитателями — точно. Никогда еще открытый бой с нежитью не был таким молниеносным. После осколков ей казалось, что энергия бьет фонтаном из земли при каждом шаге. Она посмотрела на обожженную левую ладонь. Обычный огненный хлыст вырвался наружу с невиданной силой и обжег ей руку. Здесь все текло, струилось, бурлило как в каком-то неисчерпаемом источнике. Удивительное место.

Аккуратно, как на уроке мастера заклинаний, она повела рукой, снимая защиту. В дорожной пыли растаяло облачко. Асиана подошла и склонилась над бесчувственной жертвой.

— Очнись, милая, все кончилось. Они тебя не тронут.

Девушка. Совсем молоденькая. Вот она тряхнула головой, приподнялась на локте, протирая глаза и оглядываясь, точно проснувшийся ребенок… Ребенок…

«Они тебя не тронут»… Асиана почувствовала как земля уходит из-под ног, пошатнулась и опустилась на дорогу рядом с Женей.

Королевские кланы ежегодно набирали послушников. Официально нижнего возрастного предела не сущестовавало, но в младенчестве туда попадали разве что круглые сироты. Обычно родители задумывались о достойном будущем отпрысков, когда те достигали восьмилетнего возраста. Верхний предел — двенадцать лет.

В середине августа в местных школах начиналась суета беготня и подготовка к приему высоких гостей. Выбиралось самое достойное учебное заведение, которому выпадала честь принимать попечителей. Городской голова сбивался с ног. Изо всех окрестных деревень съезжались толпы народа. Люди часами простаивали в очередях в надежде пристроить сына или дочь под крыло всемогущих стражников, ищеек, сестер Великой Матери, проводников, а если повезет — то и самих мудрецов. Богатые поместья попечители начинали объезжать примерно за месяц до всеобщего ажиотажа. И хозяин дома, переживший нашествие дальних родственников в полном составе, затем искренно сочувствовал городскому голове.

Юную Асиану-Ал-Мерита привезли в особняк двоюродного дядюшки под вечер. Сначала девочка обрадовалась. Прошлым летом она гостила тут три недели. Как раз в это время к дядюшке наведался по каким-то делам государственной важности очень высокопоставленный господин со своим семейством. С его сыном, который был старше на три года, Асиана устраивала головокружительные конные состязания. Мальчишке разрешалось все на свете, и конюшня была в их полном распоряжении. В этот раз надежды на приятное времяпрепровождение в богатом доме не оправдались. Все дети вели себя прилично до такой степени, что не с кем было не только подраться, но и словом перемолвится. К тому же на ночь их заперли в спальнях. Естественно, Асиана тут же сбежала через окно. Ее нашли и вернули со скандалом только под утро. Исцарапанную, перепачканную, и объевшуюся яблоками до спазмов в животе.

Беглянка просидела на горшке церемонию прибытия попечителей королевских кланов. К тому же в наказание ее оставили без завтрака, но Асиана выследила в коридоре какого-то парнишку, поймала за руку и так жалобно заплакала, что тот стащил для нее со стола куриную ножку и пирожное. Жизнь налаживалась. И в этот момент пришла гувернантка, заставила Асиану умыться, переодела в простое платье, заплела ей волосы и выставила в коридор, в ряд с другими девочками и мальчиками. Асиана успела перессориться с половиной из них, до того как их повели в зал приемов.

Попечители восседали на высоких стульях. И, как показалось маленькой Асиане, совсем никуда не спешили. Церемония все длилась и длилась, и не было ей ни конца ни края. Дети входили, их о чем-то спрашивали, что-то записывали, снова спрашивали, выводили то в правую, то в левую дверь. Кого-то заводили повторно. А солнце уже светило в окна с запада. Испугавшись, что ее и сегодня не отпустят к конюшням, Асиана протолкалась вперед.

— Я, Асиана-Ал-Мерита, приветствую вас, посланники королевских кланов, — звонко сказала она, нарушив вялый ход церемонии, вспомнила об этикете и сделала реверанс. Трое из попечителей недовольно поджали губы, дядюшка изменился в лице и только мудрец заулыбался, переглянувшись с красивой женщиной, одетой в расшитый шелк. Асиана остановилась прямо перед ней.

— Дело в том, светлые господа, что для начала я хочу стать боевым магом! — бесстрашно заявила она, недоверчиво глядя на мудреца, который, казалось, вот-вот рассмеется в голос. Совсем несолидный оказался дядька. — А уже потом выбрать себе клан. Разрешите мне удалиться с церемонии, поскольку… — Асиана запнулась, подыскивая достаточно веский аргумент, который прозвучал бы как надо — по взрослому, — моя судьба уже решена!

— Так и есть, — произнес мудрец и обернулся к женщине, — похоже, вам улыбнулась удача, светлая госпожа?

— О да! — рассмеялась та в ответ. — Иди, детка, мы поговорим с тобой завтра.

Обрадованная Асиана скороговоркой выпалила слова благодарности, которые пристало произносить девице благородного происхождения и унеслась из душного зала на улицу. На конюшню девочку не пустили, но вечер прошел чудесно: Асиана убежала на речку, когда начало темнеть она сбила водяным шариком ночную бабочку величиной с блюдце и подарила тому мальчишке, что принес пирожное. Тот не обрадовался подарку, и Асиана с легким сердцем решила, что влюбляться пока не будет. А на следующий день ее подозвала сестра Великой Матери и объявила, что она — единственная из всех детей, кого отобрали в королевский клан.

— Выбор за тобой, светлая госпожа Асиана-Ал-Мерита, — торжественно произнесла она. Только тогда Асиана поняла, что еще маленькая, чтобы принимать такие решения. Она что-то пролепетала в ответ, мать подписала все нужные бумаги. И вскоре будущая черная невеста впервые увидела ажурные белые башни кланового замка.

Первый год обучения состоял из бесконечной зубрежки и испытаний, под час настолько жестоких, что неунывающая и неустрашимая послушница Асиана-Ал-Мерита регулярно рыдала в подушку от страха и усталости. Уезжая на летние каникулы, которые длились всего один месяц, Асиана решила, что никогда больше не вернется к строгим сестрам-наставницам. И что только тот юный богач, которого она обставляла на скачках, нашел в обучении в клане?! Он с такой гордостью говорил, что перешел на вторую ступень послушания! А ведь со второй ступени пути назад нет. Нет летних каникул, визитов родных… не останется ничего от прошлой жизни.

Асиана за неделю облазила родной дом и окрестности. На следующей неделе обыграла мальчишек из челяди во все дворовые игры, до синяков на бедрах накаталась верхом на старых клячах, тайно страдая по белоснежным клановым скакунам, и приуныла. Через две недели она с гордостью говорила всем, что перешла на вторую ступень послушания, а к концу каникул так отчаянно заскучала, что родители отвезли ее в замок черных невест за несколько дней до начала занятий…

Воспоминания вихрем проносились в голове, теснили друг друга. Асиана сидела в дорожной пыли, прижимая ладонь к пылающему лбу. Посреди чужого мира, глядя на приходившую в себя Женю Стерхову, она задыхалась в потоке оживших картин прошлого. Нескончаемые занятия, первые поручения, первый самостоятельный проход сквозь границу туманов, первая любовь — порочная, что неудивительно в случае с черной невестой.

— Сколько мне тогда было? — вслух пробормотала она. — Сколько тебе лет?!

— Что… кому? — спросила Женя, все еще оглушенная защитным заклинанием.

В восемнадцать лет будущим сестрам Великой Матери предстояла последняя череда испытаний. Пройдя их с честью, послушница могла претендовать на звание сестра, роскошное платье белого шелка, отделанное черненым серебром и индивидуальный подход в обучении согласно способностям, предпочтениям и карьерным амбициям. Этикет, боевая магия, искусство изготовления ядов и пристрастного зелья, знание законов и обычаев темных территорий, политика, родовспоможение, искусство обольщения, музыка, танцы, туманные проходы на миры и осколки… Асиана считала, что звание сестра у нее в кармане, когда ночью вестник поднял ее из кровати и передал приглашение.

После промозглой кельи скромные покои наставницы казались пределом мечтаний.

— Скажи, Асиана-Ал-Мерита, желаешь ли ты исполнять поручения сестер, приближенных к Великой Матери или твоя цель — высшая ступень, на которой вершатся судьбы мира?

— Высшая ступень! — не задумываясь, ответила Асиана.

— Тебя не пугает, что рано или поздно придется родить наследника темному князю или кому-то из его окружения?

— Нет! — чересчур решительно сказала Асиана.

— А если это будет человеческое дитя, рожденное для нашего мира, сможешь ли ты отказаться от него?

— Да!

Наставница нагнулась, шепнула ей в ухо имя и выпрямилась.

— Иди, найди, обольсти, роди и откажись. Ты выезжаешь немедленно и вернешься на третью ступень клана, если выполнишь поручение. До свидания, сестра Асиана-Ал-Мерита. Время пошло.

Ошарашенную Асиану выставили за дверь. Она метнулась к конюшне, но конюх прогнал ее прочь. Его, видите ли, никто не предупреждал. Тайная миссия имела свои минусы. Оставалась полуночная тропа. Асиана крадучись пробралась мимо жилого флигеля, где мирно посапывали соседки по келье, скользнула под каменный свод, прошептала заклинание и сделала ровно три шага. Последний вывел ее на поверхность у Лунной башни. Этот выход был тщательно замаскирован. Когда маленькой Асиане сказали, что те несколько камней, что она видит — это оковы морока для тридцатиметровой башни, она не поверила. Наставница улыбнулась и многозначительно посмотрела под ноги. Тридцать метров вниз! «Зачем нужна сторожевая башня, врытая в землю»?! — недоумевала Асиана, но ей не объяснили, что в случае опасности башня вырастет из-под земли.

Честно говоря, до недавнего времени Асиана слабо в это верила. Пока не стала хозяйкой мозаики. Получив в подарок алмазные лезвия и умение проходить сквозь любую стену замка, она посетила множество его загадочных уголков, прежде чем ушла к Маргралу.

С верхнего яруса подземной башни, который располагался метрах в полутора надповерхностью, были прекрасно видны все окрестности, словно и в самом деле осматриваешь их с высоты. Но тогда, много лет назад, башня поразила Асиану не этим. Около валунов морока, пригорюнившись, сидело странное существо. Оно встрепенулось при виде Асианы, и та попятилась от удивления. Неуклюже переваливаясь на птичьих ногах, выход загородила женщина-птица. С человечьей головой, острым носом, напоминающим клюв и крыльями вместо рук. От обнаженной груди до когтистых лап ее тело сплошь укрывали цветные перья.

— Я получила звание сестра. Я иду тайной тропой по праву! Кем бы ты ни была — не препятствуй мне, — не очень уверенно произнесла Асиана.

— Я Анга, — проворковала женщина-птица, глядя новоиспеченной сестре прямо в глаза.

— И что? — осмелела Асиана.

— Я храню матерей клана. Оставив дитя, ты встретишься на обратном пути с моей тенью. Получишь половину Анги.

— Вот как, — удивилась Асиана, — а что в этом плохого?

— Половина Анги — половина защиты. Я могу многое, — женщина сверкнула глазами и расправила крылья.

— Поищи ту, что нуждается в защите! — дерзко ответила Асиана, проскочила под правым крылом несостоявшейся покровительницы.

Больше Асиана никогда не видела Ангу иначе, чем распластанной тенью. И очень этому удивлялась. Ведь она не выполнила поручение. Вернее — выполнила как нельзя хуже. Вместо того чтобы родить мальчика толстому лысому вельможе с Седьмой Провинции, Асиана без памяти влюбилась в его телохранителя — боевого мага двадцати шести лет отроду, красивого как принц крови. Они удрали вместе. Его убили, когда Асиана была на восьмом месяце беременности. Он не успел скользнуть вслед за избранницей сквозь границу туманов — боевые маги клана Великой Матери оказались искушеннее.

Обезумевшая Асиана металась по осколкам, постоянно чувствуя погоню за спиной. Единственное решение, которое ей пришло на ум — родить до срока. За три часа семимесячная девочка появилась на свет, была упакована в дорожный плащ, перевязана единственной лентой, которая была под рукой у Асианы — поясом, шитым черненым серебром и спущена на воду как крохотная лодочка. От реки поднимался пар, берега тонули в тумане. Бестолковая мать сочла это добрым предзнаменованием. Она открыла одновременно несколько туманных проходов — на счастье, прошептала все защитные заклинания, какие знала, и оттолкнула невесомое тельце от берега: «Они тебя не тронут». Погоня нашла блудную сестру на одном из осколков. Бледная как полотно она вышла навстречу преследователям и упала им на руки.

По дороге в клановый замок Асиана-Ал-Мерита не проронила ни слова. На допросе — ни единой слезинки. Тень Анги металась по стенам, хлопая крыльями, мешая сестрам высшей ступени задавать вопросы с пристрастием. Замок гудел как растревоженный улей.

Эфемерные вестники, отяжелевшие от сплетен, метались между кельями с нехарактерным жужжанием и сталкивались друг с другом. Послушницы и сестры первых ступеней шептались по углам о том, при каких обстоятельствах гарнизон боевых магов лишился одного из командиров. В дело вынуждена была вмешаться сама Великая Матерь.

— Раз он погиб, я всецело отдамся служению, — бесстрашно заявила ей Асиана и снова замолчала.

Великая, которую отвлекли от забот государственной важности, раздраженно хлопнула дверью. Как патриарху, ей не хотелось терять лучшую ученицу клана. Никому из юных послушниц и молоденьких сестер раньше не удавалось уйти от погони туманными проходами. Этот навык нарабатывали годами. Советницы первой лиги разводили руками и не скрывали удивления. В восемнадцать лет Асиана, еще не став черной невестой, умудрилась зачать от любимого мужчины, выносить, родить в тот срок, который посчитала нужным, скрыть следы… Никому из советниц, которые в свое время тоже проходили испытание либо не приходило в голову ничего подобного, либо не удавалось это осуществить.

Тогда Асиана предстала перед Мозаикой в первый раз.

— Ты должна была родить мальчика наместнику западных территорий Пиру-Ун-Минесу. Незаконнорожденный сын скомпрометировал бы его в глазах высшего света Седьмой провинции и вступил бы в соперничество с законными наследниками. Королевские мудрецы уже подготовили угодного короне преемника, — Великая Матерь тяжело роняла слова обвинения, — ты покусилась на планы короля. Ты тратишь мое время. Оправдайся, если сможешь!

— Иди, найди, обольсти, роди и откажись, — слово в слово процитировала Асиана наказ наставницы и упрямо задрала подбородок, — мне было сказано так. Я нашла, обольстила, родила и отказалась!

Мозаика издала каменный стон и после долгой-долгой паузы произвела на свет бриллиант размером с просяное зернышко в обрамлении изумрудной пыльцы.

— Что ж… — произнесла Великая, удивленно вскинув ниточки бровей, — я подумаю, какое искупление облегчит твою участь и как нам использовать тебя в дальнейшем.

Асиана зажмурилась от нахлынувших воспоминаний. Не может быть? Верь себе, Асиана-Ал-Мерита! Если не себе, то кому? Чей еще крик о помощи можно услышать из другого мира, сквозь границу туманов…

— Где они?! — очнувшаяся Женька вскочила на ноги. — Ты кто?! Ты их видела? Видела?! Где Даша? Эй, с тобой все в порядке? Даша! Да-ашка! — Женя прислушалась и снова принялась тормошить девушку, которая сидела на дороге, закрыв лицо руками. — Вставай! Вставай же! Вдруг они вернутся?!

Женька схватила Асиану и начала поднимать, но та, казалось, не понимала, что происходит и, безвольно уронив руки, смотрела на Женю, не отрываясь, широко открытыми глазами.

— Да просыпайся, — не сдавалась Женя, — просыпайся, твою мать! Тут черте что творится… Надо Петьке помочь, его к дереву привязали! Куда они все разбежались… — она отпустила безучастную незнакомку, — Да-аша!

Женя ощупала руками шею и боязливо оглянулась на машину, все так же стоявшую у обочины с распахнутыми настежь дверями. В салоне жигуленка тускло горела лампочка — единственный источник света в туманной мгле, укутавшей дорогу. Стемнело так быстро, словно кто-то опрокинул с неба ведро чернил. Женя тряхнула головой, силясь вспомнить, что произошло. Нет, туман все-таки был в голове, а на дороге — обычная летняя ночь.

— Как тебя зовут? — вдруг спросила девушка, неведомо откуда появившаяся у развилки.

— Женя. А тебя? — Женька испуганно отступила на два нетвердых шага — у нее кружилась голова и немного заплетался язык. — Ты как здесь оказалась вообще? Ты… из Сосноборска? — Женька понизила голос до испуганного шепота. — Они тебя укусили?!

Незнакомка, наконец, соблаговолила подняться на ноги.

— Женя. Так коротко? Меня зовут… Э-э… Ася. Да, я рядом живу. Вот домой возвращалась, и вдруг такое… — Асиана искренне надеялась, что подыгрывает в тему. — А что тут, кстати, случилось? У меня будто в тумане все.

Она выглядела еще более испуганной, чем Женя. И совсем, совсем беспомощной.

— И у меня тоже! У нас с Дашкой машина заглохла… Вот блин! Лампочка! Сейчас аккумулятор посадит — вообще не заведем никогда! Он и так там дохлый.

Еще не до конца соображая, что делает, Женя метнулась к пустому жигуленку и захлопнула передние двери. Стало совсем темно. Женька машинально потянулась к задней открытой двери и вдруг отскочила от машины, вспомнив стильного ублюдка с мяукающим голосом.

«А мы думаем, чья тачана, где хозяева»…

— Петька! — вскинулась Женя и побежала к распростертому на земле Кашицыну.

Асиана подскочила и схватила девушку за руку. Но та уже успела нагнуться и потрепать парня по щеке. Пальцы стали липкими. От тела шел приторный запах.

— Это вампиры, — в ужасе прошептала Женька. — В самом деле… все наяву, наяву!

— Тише. Успокойся, дорогая. Дай я взгляну на твоего мальчика. Кто, говоришь, еще с тобой был?

Женька проглотила слюну и истерично всхлипнула. Ее замутило.

— Даша. Где же она? Где…

— Отойди от него, — решительно сказала Асиана. Кажется, еще никогда в жизни она не соображала так быстро. Мысли кипели как разнотравное зелье в котле мастера Гамерто. — У тебя есть… связь с твоей сестрой?

— Даша — не сестра… Нет, у нее мобильник сел.

— Все равно попробуй с ней поговорить. Раз ее здесь нет, значит, она избежала участи юноши. Кто его так? кого вы… мы… встретили на дороге? Я ничего не могу вспомнить!

— Вампиров, — устало сказала Женя. — Здесь нет сети.

Сеть — это важно. Это для нее почему-то очень важно.

— А где есть? — быстро спросила Асиана.

— По дороге была…

— Отойди подальше и попытайся, — повторила Асиана.

Главное — отогнать ее от трупа. Было трое. Один мертв — какое-то странное посмертие. Смерть все еще вьется вокруг, словно по-прежнему чует добычу. И одна свидетельница. Та девчонка, которая убежала в лес. Туманная граница была открыта. Мысли выплеснулись из котла и понеслись вскачь. «Ее догнать — раз плюнуть… Значит, эту разновидность нежити местные называют вампирами. Остроумно».

— А что бывает с теми, на кого напал вампир? — наивно спросила Ася.

Женя, несмотря на вялотекущий шок, обернулась и взглянула на новую знакомую с неподдельным изумлением:

— Ты что, про Дракулу не слышала или «От заката до рассвета» не смотрела? Наш Петька Кашицын сейчас станет вампиром, — она засмеялась, всхлипывая и вздрагивая всем телом, — ой, не могу! Кашицын — вампир!

— Найди сеть! — решительно сказала Асиана. — Я попробую ему помочь. Может, еще не поздно.

— Ася, ты что, врач? Реанимация для вампиров! Ха-ха… — Женька разревелась и с мобильником в руке побрела прочь от развилки, размазывая слезы по лицу. Она все повторяла и повторяла три заветных цифры «112», но телефон лишь беспомощно попискивал в ответ.

Асиана склонилась над растерзанным Кашицыным. Видимо, такие преступления здесь не входу, раз Женя не может поверить в происходящее. Вампиры — редкость? Наверное. Или редко нападают. Раны серьезные, тут и настоящий лекарь ничем не смог бы помочь. Зато девчонка сказала, как его зовут, и это чудесно! Получится много лучше, чем с безымянным пилотом воздушного корабля. Несчастный юноша сослужит последнюю службу, избавив Асиану и Женю от ненужных свидетелей.

— Вот так, мой мальчик, — прошептала Асиана вслух, закончив работу, — чудесно выглядишь, как живой. Найди Дашу. Найди Дашу! — повторила она. — Ее жизнь — твоя жизнь.

Мертвяк вздохнул и сел. Смерть черным вороном метнулась к телу, вырвала из сердца недостающий кусок и умчалась. Асиана никогда не видела ничего подобного. А это означало, что нападавшие не были ни куклами, ни мумиями. В них теплилась странная извращенная жизнь. Едва заметная искра действительно передавалась при укусе как зараза, позволяя поддерживать численность необычной расы. Опасения Жени могли оправдаться. Еще немного, и юноша действительно переродился бы в того, кто на него нападал.

— Ты — Петр Кашицын, — подтвердила Асиана, глядя в глаза мертвяка. — Иди за Дашей. Все, что ей принадлежит — верни. Со всеми, кто ее знал — молчи. Для тебя с развилки дорог открыт выход до зари. Пока идешь по следу — живешь. Остановишься — умрешь снова.

— Я все понял. Заскочу домой, возьму Дашкин рюкзак и двину за ней, — сказал Петя Кашицын так естественно, что Асиана вздрогнула. Мертвяк вскочил на ноги и умчался в темноту. Этот мир даже его переполнял энергией.

— Женя! Женя! Иди сюда скорее!

На испуганный крик вернулась Женька. Когда помощь требовалась кому-то другому, она моментально обретала способность соображать и действовать.

— Я только хотела рану на шее перевязать, — жалобно сказала Ася, — а он вдруг вскочил… Я чуть с ума не сошла. Твой Петька ожил, оттолкнул меня и убежал.

— Знаешь, все это, конечно, бред, — пробормотала Женя, — но нам нельзя здесь оставаться ночью… Кашицын может вернуться. Его покусали, а он, получается, еще никого не съел. Он голодный! Садись в машину! В свой Сосноборск завтра поедешь по узкоколейке.

Она схватила подругу по несчастью за руку и потащила к «Жигуленку». Асиана не сопротивлялась.

— Если ты, сволочь, сейчас не заведешься, я тебе колеса проколю! — зло сказала Женя, повернув ключ в замке зажигания. Издыхающий аккумулятор крутил все медленнее, на глаза водителя навернулись слезы, когда двигатель вдруг схватился и взревел на холостых оборотах — ошалевшая от радости Женя вдавила педаль газа в пол.

— Да! Да, родная!!! Глохнуть нельзя! — Женя рванула с места, — Доедем до тети Маши, сдадим машину. Там посмотрим. Если Дашка до утра не объявится — я в полицию заявление напишу.

— А как же твой друг? — спросила Асиана.

Ехать в машине ей нравилось. Только резкий неживой запах постоянно бил в нос. Она тихонько улыбалась, любуясь решительной девочкой. Женя на секунду отвлеклась от дороги, и жигуленок подпрыгнул на кочке.

— Блин! Тут амортизаторы есть вообще или нет! Ася, — сказала Женя, — нам никто не поверит. И Дашку искать никто не кинется. Про вампира Кашицына я вообще молчу, — она пошарила рукой около коробки передач и протянула Асиане плоский прямоугольник. — Знаешь, забей мне свой мобильник, я тебе позвоню.

— У меня его нет, — наугад сказала Асиана, — потеряла. Вчера…

— Ладно, доедем, я тебе свой номер запишу — созвонимся, — Женя грустно улыбнулась, еще крепче сжала руль правой рукой, а левой — потерла влажные глаза, — если ты действительно мне позвонишь, я буду точно знать, что это не сон.

— Хорошо. Где ты живешь? — спросила Асиана.

— Я? Я — в Москве. На каникулы в гости приехала. А ты?

— В Сосноборске, — уверенно ответила Асиана. — Не в самом, а на восточной окраине, — подстраховалась она.

— В самом деле, — прошептала Женя, покосившись на новую знакомую, в речи которой ей теперь слышался едва заметный акцент, — места у вас тут гиблые… И люди странные…

Остаток пути они молчали. Асиана отвернулась и демонстративно прикрыла глаза, чтобы не спугнуть девушку очередным неосторожным ответом. Женька едва отыскала в потемках дорогу к тете Машиному дому. Если бы не навигатор, на который Ася уставилась как баран на новые ворота, она никогда бы этот проселок не нашла. Жигуленок, скрипя подвеской, проскакал по каким-то грядкам, и царапая бока о заросли смородины и крыжовника криво-косо воткнулся на свободный пятачок. Женя погасила фары. Она очень надеялась, что в такое время алкоголичка Маша дрыхнет и смотрит десятый сон. Но не тут-то было. Во дворе залаяла собака.

— А ну, кто это там? — прокаркала сонная хозяйка в открытое окно. — А ну, стойте, шалавы вертлявые! Помяли машину мне?!

В доме зажегся свет.

— Бежим! — крикнула Женька, бросив ключи в замке зажигания.

Видя, что Ася никак не справится с ручкой, она обежала вокруг, распахнула дверцу и выдернула ночную спутницу из машины.

— Вот я сейчас собаку спущу, нах!

Женька схватила из багажника рюкзак и нацепила лямки.

— Быстрее!

Вслед за улепетывающей Женькой Асиана помчалась по ночному пригороду, удивляясь кривым улицам, разномастным домишкам и столбам с фонарями, к которым свет подавался по толстым шнурам. В конце концов, запыхавшаяся Женя, тяжело дыша, остановилась под одним из таких фонарей.

— Ф-фу… Ну и стерва! Ей с утра водки налили и денег дали, а она еще входной контроль собралась устраивать, — Женя прерывисто вздохнула. — Как же так… — прошептала она. — Как я так вляпалась… И Дашка. Почему?

— Женя, здесь мы расстанемся, — вдруг сказала Асиана, — спасибо, что подвезла меня.

— А? Ага, — выдохнула Женя, не успев сообразить, что опять не так с новой знакомой. — Сейчас я тебе телефон напишу, — растерянно пробормотала она, уцепившись за цепочку простых действий, как утопающий за соломинку.

Она сосредоточенно порылась в сумке, вытащила блокнот, вырвала из него лист и, прислонившись к бетонной опоре столба, накарябала трясущейся рукой длинный ряд цифр. Честно говоря, ей не хотелось раздавать номера первым встречным. С Кашицыным не так давно обменялись телефонами на фестивале. И что получилось… но звонок от Аси — серьезное подтверждение того, что Женя Стерхова не сошла с ума. Лучше пусть он будет, этот звонок. На вампиршу Ася совсем не похожа, а ее странности Женька как-нибудь переживет. Она вздохнула и решительно протянул листок.

Ася, стоявшая в круге света, взяла бумажку и убрала в нагрудный карман жакета. Новая знакомая словно сошла с обложки журнала. Она была одета в брючный костюм, но какой! Его будто украли из театральной костюмерной — молочно-белый, украшенный темным кружевом или какой-то тесьмой. Белые сапожки на прозрачных каблучках перепачканы в дорожной грязи. Ни рюкзака, ни сумки, ни захудалой авоськи в руках.

Русые локоны обрамляли красивое лицо. Копна распущенных волос сзади спускалась до поясницы. Куда она шла в таком виде поздним вечером по проселочной дороге? Откуда? В голове у Жени промелькнул неясный призрак воспоминания, говорящий о том, что она видела больше, чем смогла вспомнить. И она ощутила у самой шеи отчетливый холодок клыков.

— Женя, послушай меня очень внимательно, — сказала Асиана.

Жене, которая почему-то думала, что они ровесницы, показалось, что собеседница не только чуть выше ростом, но и старше на несколько лет.

— С этого дня твоя жизнь изменится навсегда. Будь к этому готова. Никому не доверяй. Ничего не бойся — страх убивает. Никому не рассказывай о ночном происшествии и обо мне, особенно — матери. Она у тебя есть?

— Да, — невольно ответила Женя, хотя ее покоробил тон, каким был задан вопрос.

— Вернешься домой — найди пояс, шитый черненым серебром — такой же, как на мне. Когда начнешь искать — прислушайся, он сам тебя позовет. Эта вещь не принадлежит твоей матери. Забери ее себе. Дай мне руку.

— Зачем?

— Не бойся, дорогая. Я не могу сейчас тебе всего объяснить — слишком многого я не понимаю сама. Но, согласись, у меня была масса времени этой ночью, чтобы причинить тебе зло.

Женя нехотя протянула руку. Ей стало страшно. Она совсем не знала эту женщину.

Асиана ободряюще улыбнулась и повесила девочке на запястье невесомый браслет вестника.

— Не ищи друзей, они мертвы. А мы с тобой, надеюсь, еще встретимся. Тебе уготована великая судьба, дитя мое. Прощай. Я тебе обязательно… э-э… позвоню!

Асиана развернулась, вышла из светового круга и растворилась в ночи. Ей всегда нравились уроки выживания на неизвестных территориях. Для юной Асианы на свете не существовало более интересной и рискованной забавы, чем оказаться на осколке или в отдаленном уголке Восьмой провинции в полном одиночестве и примерить на себя чужую жизнь, обычаи, еду, одежду. А в случае провала — стать главным действующим лицом головокружительной погони с участием местных блюстителей порядка, которые до конца так и не могли понять, кого именно преследуют. Но сейчас на кон была поставлена не только ее жизнь, не только жизнь ее чудесной девочки, но и судьба Соединенного королевства миров. Выживание без права на провал. До утра надо стать своей в этом странном мире. Всего за несколько часов. Асиана перемахнула через забор и помчалась обратно, к дому тети Маши напрямик.

Баба в доме жила одинокая, безмозглая и заполошная. К тому же выпивоха, насколько Асиана успела понять. Время перевалило за полночь, когда на дворе пришибленно тявкнул пес, и входная дверь бесшумно отворилась, пропуская в дом незваную гостью. Кот Васька зашипел, выгнул спину и бочком, бочком отступил к открытому окну. В следующее мгновенье он взлетел на подоконник, путаясь когтями в занавесках, выскребся наружу, тяжело шмякнулся в цветник, и с приглушенным ревом унесся на улицу. Асиана прикрыла окно и задернула занавески. Шаг первый — найти того, для кого существующий порядок вещейпредставляется простым и понятным.

Тетя Маша, хлопнув с горя лишний стаканчик, мирно посапывала перед включенным телевизором. Допекла ее непутевая нынешняя молодежь. До такой степени, что сны посещали старуху один хлеще другого: то зеленоглазые ведьмы по дому бродили, то она выпивала с какой-то теткой, да еще объясняла идиотке, что такое мобильный телефон. И вот удивительное дело — оправдывалась перед ней, почему не стала космонавтом, как в детстве хотела, да почему никуда дальше Москвы не ездила. И не на летающей тарелке, а на электричке. А ночная гостья все не унималась. Телевизор ей, видите ли, не понравился — должен быть плоским и на стене висеть. А откуда у тети Маши деньги на такой? Что сын отдал — на том и спасибо. Точно за техникой залезла. Не на ту напала! «Щас ментов вызову», — пригрозила тетя Маша во сне и до утра объясняла, почему милиция, то есть тьфу! Полиция — не охотится на вампиров и оборотней. Прочитала дуре две сказки — специально из растопочной связки детскую книжку выдернула, всплакнула о голодном послевоенном детстве, а та тварь неблагодарная денег потребовала. А то, говорит, скажу ментам, что из-за тебя Даша пропала — ее в лесу изнасиловали и убили, а машину-то тети Машину видели. Обобрала, шалава вертлявая! Как знала, что деньги в доме есть.

Наутро, встав с больной головой, тетя Маша и в самом деле денег не дочиталась — пятнадцати тысяч, припрятанных в серванте, будто и не было никогда. Точно кто-то в дом лазил! Иначе с чего бы такой сон? Да и сон-то помнился как-то смутно. Тетя Маша, пошатываясь, вышла во двор, сматерилась, зло пнула виновато заскулившую собаку в бок и пошла к соседке похмеляться. У соседки в эту ночь с веревки кофтейка пропала. Красивая с люриксом, почти не ношенная еще. Так что общий язык красавицы нашли быстро. Изгоняли весь день нечистую силу, ходили с одного крыльца на другое и обратно, по очереди поминали бога и черта. Немного посовещавшись, решили домового задобрить — налили в блюдце водки, поставили под стол, но опрокинули… Под вечер песню затянули, поплакали, подрались, да на следующий день помирились.

Утром Асиана, пристроившись за пожилыми мужем с женой, отправилась на центральный рынок.

Шаг второй — затеряться в толпе, смотреть и слушать. Мастер Гверан-Мун призывал на этом этапе не применять клановую магию, чтобы не выдать себя местным блюстителям порядка и магическим сторожам знатных особ, но этим пунктом правил пришлось пренебречь, иначе Асиану выперла бы из автобуса розовощекая шумливая кондукторша.

«А-а, проездной? Так бы сразу и сказала», — она пожала плечами и потеряла к девушке всякий интерес. Дальше до самого вечера у Асианы прекрасно получалось не использовать магию. Она купила одежду, сходила в торговый центр, пообедала в кафе, пристраиваясь то к гуляющим подружкам, то к влюбленной парочке, то к прилично одетой тетке средних лет, которая целенаправленно шла обедать, раздраженно объявляя об этом по мобильнику бестолковой помощнице.

Еда показалась Асиане невкусной, а кофе — потрясающим. Дома у Асианы зерна кофе использовали как ингредиенты эликсиров, но никогда не варили в чистом виде. Она заказала вторую чашку и два часа просидела в кафе, изучая карту Москвы и московской области, и с любопытством разглядывая причудливые машины, проезжавшие за окном.

— Скажите, милая девушка, а если мне нужно поехать на такой машине и я готова заплатить за поездку?.. — спросила Асиана у официантки, показав пальцем в окно.

Та бросила на посетительницу усталый взгляд.

— Вам такси заказать?

— Да, да, пожалуйста.

— Куда поедете?

— В пригород. Знаете, я неважно себя чувствую. Если вы проводите меня до самой дверцы, я буду вам очень благодарна, — и Асиана выразительно погладила пальцами искусственную кожу кошелька. Ее забавляли бумажные деньги. Взгляд официантки потеплел. Разумеется, она не оставила странную клиентку без помощи…

— На кладбище! — уверенно сказала Асиана водителю, развернула карту и ткнула в то место, которое по всем приметам должно было кишеть призраками. Было около восьми вечера. Водитель удивленно обернулся.

— Подчинись и забудь, — негромко приказала ему Асиана и непринужденно откинулась на спинку переднего сиденья. Водитель равнодушно пожал плечами и взялся за руль.

— Посадка пятьдесят рублей, — заученно пробубнил он.

Асиана рассмеялась в ответ. Летний вечер, сверкающий встречными огнями и рекламными вывесками, полетел навстречу. Шаг третий — расспроси мертвых. Они всегда знают больше. Асиана вышла из такси, приказала водителю вернуться домой, погуляла вокруг ограды, дожидаясь темноты, перелезла через забор и уверенно прошла между могилами кприглянувшемуся памятнику.

«Мой черед водить хоровод», — тихо сказала она, бросила сумку с нарядом черной невесты под ноги и раскинула руки, став в тени гранитной плиты.

Глава 8 Асенька

Лев Маркович работал администратором в клубе «Ночной лабиринт» в самом центре Москвы. Он очень хорошо выглядел для своих лет. Жизнь его протекала размеренно, и это было единственное, о чем он жалел.

Двадцать лет назад саксофонист Лева мечтал о бурной карьере джазового музыканта, Новом Орлеане, мировых турне, роскошных отелях и не менее роскошных моделях, зачарованных хрипловатой магией поющего саксофона. На ночную Москву он смотрел сквозь осенний сумрак и романтический флер и не обратил внимания на элегантного мужчину в темном пальто, который хлопнул дверцей «BMV» и двинулся следом.

Рудольф проводил Леву до парка и загрыз у третьей по счету скамейки. Рудольф был не очень голоден. Слегка прокусив сонную артерию, он несколько секунд любовался, струей крови, которая била в футляр саксофона. Лева успел вскинуть его перед собой, защищаясь инструментом от дьявольских клыков. Эстет Рудольф усмотрел в этом некий символизм, и урча от вожделения, ходил вокруг, пока жертва, издав сдавленный стон, не выронила инструмент из ослабевших рук.

С тех пор Лев Маркович не отражался в зеркалах, не выходил солнечным днем на улицу и не брал в руки саксофон.

Страдать от вампиризма он предпочел в одиночестве. Избегал буйных ночных оргий в загородных халупах и элегантных вечеринок в дорогих пентхаузах, от чего ходил вечно голодным. Когда голод и жажда становились невыносимыми, Лев Маркович садился в машину, выезжал за МКАД и всю ночь колесил по Подмосковью, перебиваясь дурной кровью бомжей, алкашей, наркоманов и бродячих собак. Он никогда не нападал на любовные парочки, женщин и детей, с глупым упорством цепляясь за человеческие модели поведения, давно потерявшие смысл…

Сегодня ночью он впервые изменил себе. Соблазн оказался сильнее зароков и принципов. Девушка беспечно шла по обочине дороги, окутанная вожделенным красноватым маревом. Лев Маркович нажал на тормоз так, что завизжали шины, «Тойота» пошла юзом и ее едва не развернуло поперек полосы.

Жертва, наивно полагая, что поймала попутку, приветливо взмахнула рукой. Лев Маркович вожделенно облизал клыки и выскочил из машины, оцарапав дверцу когтями. Навстречу ему двигалась изящная кровавая статуэтка, сотканная из артериальных сосудов. Никогда еще кровь не была так дьявольски притягательна. Ноги у Льва Марковича задрожали, в голове помутилось от голода. Когда между ним и его беспечной жертвой оставалось не больше пяти шагов, алая дымка вдруг рассеялась и от красотки потянуло таким холодом, что самому Рудольфу отшибло бы аппетит.

В следующий миг «ледяная дева» прыгнула, вцепилась вампиру в горло и, рывком запрокинув ему голову назад так, что рот открылся, а глаза едва не вылезли из орбит, выплеснула в пасть добрую порцию пристрастного зелья. Мятая банка полетела на обочину. Асиана придержала обмякшее тело. Помня о том, как легко умирает хрупкая нежить этого странного мира, она развела зелье в несколько раз.

— Прах оскольчатый! Не убила же я его, в самом деле, — с досадой пробормотала она, вздохнула и уставилась на полную Луну, висящую над дорогой.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем Лев Маркович принял человеческий облик и открыл глаза. Двадцать лет он не помнил себя таким бодрым и живым. Пропалото роковое чувство голода, которое прежде удавалось лишь немного заглушить. В каждой клеточке звенела упругая радость. Ему хотелось напиться, влюбиться, поменять работу, пронестись по МКАДу, выжав из машины двести пятьдесят километров в час и к чертовой матери выбросить из спальни глухие тяжелые шторы.

— Я женюсь на тебе, я сыграю тебе на саксофоне, — страстно шептал он своей Музе, сидящей на соседнем сидении, — какое счастье, что я тебя встретил, Асенька!

— Смотри на дорогу, — улыбнулась Асиана, — твоя машина не ездит сама, разве не так?

— Так, так! — рассмеялся счастливый Лев Маркович. — Знаешь, что мы сделаем? Мы продадим ее! И купим «Вольво» с круиз-контролем. Да! Вот что мы сделаем!

— О нет, — запротестовала его прекрасная, скромная, задумчивая Асиана, — мы не будем ничего покупать. Мы с тобой поедем путешествовать по окрестностям. Не в машине, а как простые смертные. А потом еще дальше, за туманные границы… любви! — спохватилась она.

— О-о! — простонал Лев Маркович, едва не проскочив съезд на Дмитровское шоссе. — Дауншифтинг! Моя умница, это превосходно, просто превосходно!

Асиана нервно поправила ремень безопасности, сдавивший грудь. Нежить, тоскующая по утраченной человечности?! Куда там бастардам темных миров! Им и в голову не приходило тосковать по изначальной природе. Они воспринимали светлую половинку своего я как весьма полезное приобретение. Сам князь Окраинного княжества гордился двойственностью натуры, несмотря на воинственный радикализм, умело подогреваемый в свирепых подданных.

Марграл знал, что человеческое сердце позволит ему в конечном итоге возвеличить род, открыть вход в провинции СКМ, а в перспективе — отвоевать королевский престол для себя и потомков. И тень страдания не посещала его по поводу перерождения. Наоборот! Он потребовал наследника, рожденного от черной невесты из племени людей, чтобы еще больше упрочить свои позиции.

«Я просто устала, — сказала себе Асиана, отрешенно глядя на каменные муравейники и диковинный транспорт, — здесь все чересчур. Все соткано из противоречий и залито мертвым светом. Как этот Лев. Вместо того, чтобы использовать темный дар, переданный ему когда-то, он не нашел ничего лучшего, как проклинать его, гоняясь по округе за отрепьем и воруя поросят. Он стал сильнее, получил острые клыки и крепкие когти. Теперь ему не страшны ни разбойники с большой дороги, ни стражи порядка. А он из ночи в ночь убеждает себя, что тяжело болен и ругает того, кто его заразил. Какая глупость! Сказать ему, что ненавистный Рудольф лишился головы, сунувшись к туманному проходу? Нет… Наверное не стоит, — она ухмыльнулась. — Прежде чем расширять охотничьи угодья, местным темным господам не мешает немного подумать. В Провинциях и на осколках иногда гуляет очень голодная и очень необычная смерть».

— Скажи мне, Лев Маркович, у тебя есть мобильный телефон?

— Конечно, Асенька, — промурлыкал вампир, пропуская Асиану в прихожую.

Едва захлопнув входную дверь, он промчался вперед, открывая дверь спальни.

«И будем вечно лежать, а как две морские звезды-ы», — пропел он неожиданно приятным голосом.

У Асианы слипались глаза, она валилась с ног от усталости. Три бессонных ночи на осколках. Четвертая — ночь бойни у туманной границы и встречи с Женей, за ней — ночь охоты в чужом мире — это слишком даже для черной невесты. Но все же она улыбнулась. Поющая нежить — уму непостижимо! Такого не мог даже Марграл.

— Мне надо будет кое-что сказать завтра одному человеку. Поможешь мне устроить встречу с подругой в уютном и не очень дорогом кабачке?

— Хоть сегодня! Целую тысячу встреч, — пообещал Лев Маркович, по привычке приложив руку к сердцу. Этой волшебной ночью ему казалось, что он слышит, как оно бьется. Асиана взглянула на круглые часы в коридоре, которые показывали половину шестого утра, прошла в спальню, и по-хозяйски уселась на широкую кровать.

— Нет, не в наступающий день, мой милый, я очень устала, — сказала она, распустив волосы из тяжелой заколки и потирая виски руками, — лучше через денек-другой… А разве те часы над входом не бьют?

— Нет, моя радость, нам ничто не помешает.

— А где у них маятник?

— Они — на батарейках.

— Вот как, — сказала Асиана и упала головой на подушку.

Перед пробуждением ей приснился странный сон. Иномирец в блестящей одежде возник на экране телевизора и ледяным голосом спросил:

— Кто ты? Из какого времени ты и твой корабль?

— У меня нет корабля. Разве что парусник Марграла готов мне послужить, — удивленно ответила спящая Асиана.

Но собеседник повернулся спиной.

— Мне все равно, — глухо произнес он и растаял, вызвав ураган, сметающий миры и осколки.

Асиана вздрогнула и проснулась. Рядом на кровати лежал мертвец. До первых лучей солнца Лев Маркович гладил роскошные волосы своей Музы, и впал в летаргию не вытянувшись на спине как обычно, а лежа вполоборота к Асиане.

— Это не перерождение. Как такое возможно?! — прошептала она, внимательно разглядывая жертву пристрастного зелья. — Его действительно лишили половины жизни… всей жизни! Осталась пустая оболочка, сохранившая навыки поведения в мире людей. Но что тогда поддерживает тело от заката до рассвета? Это и не мертвяк! На нем нет рисунка мага-создателя…

Она сбегала в прихожую, достала из сумки зеркальце, вернулась в спальню, с ногами забралась на кровать и вытянула руку так, чтобы в нем отражалась область сердца мертвого Льва Марковича.

Этим артефактом из дорожного набора черной невесты Асиана не пользовалась очень давно. С некоторых пор ей казалось, что она точнее и быстрее определяет вид встретившейся нежити, чем распознающее зеркало, выданное мудрецом черных невест при восхождении на высшую ступень.

Асиана сидела неподвижно. В распознающем зеркале, испытывая ее терпение, отражался труп. В прихожей раздавалось механическое тиканье часов-на-батарейках. Июльское солнце прокатилось над городом и спряталось за домами, когда поверхность зеркала замутилась, труп Льва Марковича съежился в нем, сжался до точки и волшебное стекло, превратилось в выпуклую линзу, показав нестройные ряды таких же точек. Повеяло холодом. Рука промерзла до костей, но Асиана не шевельнулась. И словно в награду вслед за холодом пришла сила. Древняя. Чуждая. Изначальная. Текущая из волшебного стекла в комнату прохладной ленивой рекой. Асиана-Ал-Мерита услышала смутно знакомое дыхание первородной тишины. Но не разогретой солнцем как на острове Марграла, а полнящейся ночной прохладой и силой, дрожащей в ослепительном сиянии луны.

Она отдернула руку. Зеркальце выпало из онемевших пальцев.

— Они здесь! Этого не может быть, но… Я нашла ваши отражения, Марграл! Нашла… Ты верил в меня больше, чем я сама. У меня есть ключи к твоим воинам, — задыхаясь от боли и восторга, прошептала Асиана. — Я пробужу дремлющую армию! Трон Атлантиды падет. Мы будем править миром. Да придет новый король, которого еще не видывало Соединенное королевство! И новая королева…

Лев Маркович слабо шевельнулся. Асиана очнулась, стремглав метнулась в прихожую, спрятала зеркальце, задернула молнию на сумке, укрыв от глаз вампира наряд черной невесты, и улеглась на кровать, выровняв дыхание.

Давным-давно Лев Маркович не вставал на закате так легко. Он очнулся и нежно разбудил возлюбленную. Солнце еще не село, а он уже варил кофе на кухне, мурлыкая под нос устаревшие шлягеры, пока Ася нежилась на мягких подушках. Он принес ей кофе в постель.

«Что ж… Кажется я заслужила небольшую передышку», — подумала Асиана.

В компании Льва Марковича она провела чудесную ночь, начавшуюся с похода по магазинам и закончившуюся несколькими бокалами вина «Мартини», которое Асе очень понравилось. С таким сопровождающим у нее не было необходимости все время быть на стороже. Она примерила на себя образ наивной провинциальной скромницы и отлично справилась с ролью. От заката до рассвета ей достались два-три изумленных взгляда продавцов и официантов, да несколько местных стерв вытаращились на нее, выпучив глаза. Ни один страж порядка и не взглянул в ее сторону.

* * *

Женя переночевала на вокзале. Она вернулась домой на первой электричке, озадачив мать внезапным появлением, бросила у порога тяжелый рюкзак и убежала в ванную, где под шум воды придумала более или менее правдоподобную историю о том, чем ей не угодил рок-фестиваль в компании Дашки и Кашицына. Не последнюю роль в ней играли комары, размером со стрекозу, плохая организация, мерзкая погода и отсутствие минимального комфорта. К тому же главные действующие лица наспех сыгранного спектакля — Даша с Петей, оказывается, крутили любовь, бросив Женьку на произвол судьбы.

— А я тебе говорила — нечего там делать! Первый раз — еще понятно, что-то новенькое, палатки, романтика, Дашка твоя опять же. А нынче что ты туда помчалась? И где теперь будешь болтаться две недели? — мать вздохнула. — Не послушалась Женечка маму с папой, не поехала с родителями в Италию… Так?

— Угу. Я к Лешке на дачу поеду, — пробубнила Женя, уплетая завтрак. Ей начинало казаться, что ночное приключение — по большей части плод разыгравшейся фантазии.

— Еще не хватало!

— Что такого-то?!

— Ничего. Но помни, что алкогольная зависимость не лечится, а ранние браки заканчиваются разводами, — страшным голосом сказала мама.

— Мам, ты чего?! Какие браки?! Это же Леха, у него вечная тусовка, там яблоку негде упасть, не то что людям в кустиках прилечь!

— Ой, Женечка…

— А где папа? — спросила Женька.

— В офис с утра уехал. Ты же знаешь, там руководству что отпуск, что не отпуск… Сейчас вернется, будем чемоданы паковать. А ты сиди и завидуй!

Через два часа Женя повторила историю папе слово в слово. Она и сама уже в нее верила. Даша действительно очень долго уговаривала подругу провести несколько дней в палатке. Лучше бы не уговорила… Пока родители собирались, Женя сидела у себя в комнате тихо, как мышь. Потом вызвалась ехать провожать их в аэропорт и вернулась вечером в опустевшую квартиру.

На улице стемнело. Женя зажгла свет во всех комнатах и сгребла в кучу на кровати мягкие игрушки, оставшиеся с детских времен. Лампы горели до утра. Кондиционер неустанно сражался с июльской жарой, пока Женька, зарывшись с головой под одеяло, смотрела тревожные сны. Утром она целый час бродила по дому с телефоном в руке, прежде чем отважилась набрать Дашин номер. В это время Даша как раз знакомилась с обитателями осколка и отмокала в чудесной ванне после вечернего допроса Демайтера. «Телефон абонента временно выключен или находится вне зоны действия сети», — сказала трубка.

Позвонить Пете Кашицыну Женька так и не решилась. И хорошо. Петя Кашицын, заблудившийся на осколках мира, в это время еще был недостаточно жив, чтобы разговаривать с девушками. Женя положила мобильник на диван и застыла посреди комнаты, обняв себя за плечи. Потом бросилась к компу, и услужливый поисковик выдал ей невообразимое количество ссылок в ответ на запрос. Было одновременно жутко и смешно читать все, что всемирная паутина вывалила в ответ на слово «вампир». Женя с ненавистью захлопнула очередную ссылку и вздрогнула от телефонного звонка.

— Ало… Да, Светик, я в городе, — облегченно выдохнула Женька. — Везде пойду! Да, давай. Пусть будет Коломенское. Да хоть с кем! На Арбат? А что твой братец Арбата никогда не видел? А-а, из Мурманска… Фигассе. Окей, пусть будет Коломенское и Арбат. А хоть сейчас!

Женя пулей вылетела из квартиры, так и не выключив свет. Родная кипучая и деятельная Москва приняла блудную дочь с распростертыми объятьями. К компании из трех человек присоединилась парочка однокурсников, прибились какие-то ребята с гитарой, и к вечеру Женя начала понемногу забывать о происшествии. Если бы еще Даша отозвалась, она была бы почти счастлива. Но окоченевшая Даша той ночью умирала на шатком мосту между измерениями и из последних сил цеплялась за королевского стражника, который искал выход с перекрестка миров, проваливаясь сквозь туманные границы.

И как раз в тот момент, когда Женя, затаив дыхание, набирала Дашин номер, разлагающийся в кустах Кашицын таки изловчился и хватанул скрюченными пальцами ничего не подозревающего проводника. Почувствовав прилив сил, которых у проводника разом поубавилось, он помчался за ним с осколка на осколок сквозь анфилады призрачных порталов…

«Телефон абонента временно выключен или находится вне зоны действия сети».

Механический голос вернул Женьку в тревожную реальность. Двенадцатый час! Ничего себе она загулялась… А выпила всего-то несколько глотков вискаря, которым ее угостил будущий капитан дальнего плавания из далекого северного Мурманска. Женя отказалась от провожатых так решительно, как никогда в жизни. «Сейчас или никогда! — сказала себе Женька Стерхова. — Если я сейчас с этим дерьмом не справлюсь, я буду всю жизнь бояться собственной тени. И как сказала эта чокнутая Асенька, никогда не стану прежней». Женька помахала новым знакомым, кое-кого поцеловала на прощание и побежала к метро.

«Кто-то из нас двоих точно сошел с ума
Осталось лишь определить весь мир или я»[1],

— орал у перехода долговязый парень с гитарой.

Женя проскочила турникеты Арбатской так, словно у нее не было билета, и ухватилась за перила эскалатора, преодолевая нестерпимое желание и дальше мчаться, сломя голову. Она уже шагала по гулкому полу станции метро, когда заметила на стене смутную тень. Безмолвное Нечто, видимое лишь боковым зрением, двигалось вдоль тяжелых колонн, заставляя причудливо извиваться гипсовые завитки барельефов. Лепнина шевелились. Лампы вспыхивали ярче, когда тень скользила мимо. Над головой качнулась виноградная гроздь, и Жене показалось, что она слышит чье-то потаенное дыхание и чувствует внимательный недобрый взгляд. Она резко обернулась. Барельефы замерли. Шорох шагов ничего не подозревающих пассажиров утонул в реве прибывающего поезда. Но сердечко у Жени стучало едва ли не громче лязгающего состава. Она замерла напротив открывшихся дверей…

«Осторожно. Двери закрываются. Следующая станция — Смоленская».

Сейчас! Женька прыгнула в вагон, стараясь не зацепиться за створки, чтобы машинисту не пришло в голову переиграть дверями. Обернувшись, она увидела как взметнулись мраморные листья, и поезд тронулся. Чем бы оно ни было — оно не успело.

— Извините, — сказала Женя разоравшейся тетке, которую слегка задела плечом, запрыгивая в вагон. — Пожалуйста, извините, я правда не хотела!

Она села на свободное сиденье в уголке, закрыла лицо руками и тихо заплакала.

Этой ночью Женя не спала. Свет горел во всей квартире, в ванной и в туалете. На компьютерном столе плясал язычок свечи, купленной в «Икее» на прошлый Новый год. За не имением мела, Женя начертила круг туалетным мылом и, сидя внутри, читала все, что предлагал ей интернет на тему «Вампиры и призраки», пока не дочиталась до галлюцинаций. В потрескивании свечи ей почудился невнятный шепот. На запястье ожил невесомый браслет, подаренный Асей, разомкнулся и ветерком улетел куда-то вглубь квартиры. Женька уставилась на язычок пламени, забившийся в диком танце, протерла глаза, прислушалась и вдруг отчетливо услышала: «Ищи в закрытом ящике. Ключ не нужен. Тебе ключ не нушшшееш…» Свечка еще немного пошипела, потрещала, и пламя выровнялось.

Женя встала, немного поколебавшись, перешагнула бледную черту и направилась в родительскую спальню. Насколько Женя знала, в закрытом ящике письменного стола родители хранили документы на квартиру и кое-какие бумаги. Женя пожала плечами и постучала по закрытому замочку ногтем. К ее удивлению замок отщелкнулся. Девушка выдвинула ящик и начала осторожно перебирать папки и прозрачные файлы с документами, чувствуя как горят уши от стыда.

Свидетельство об удочерении она нашла на самом дне в плотном пожелтевшем конверте. С ним лежал белый пояс, шелковистый на ощупь, расшитый голографическими узорами, которые казались то черными, то серебряными, в зависимости от того, как падал свет. Женя вернула бумаги на свои места, задвинула ящик и защелкнула замочек тем же способом, каким открыла.

Растерянно перебирая в пальцах пояс черной невесты, не до конца осознав, что произошло, Женька вышла из родительской комнаты, плотно притворив за собой дверь. Она постояла в коридоре, обошла квартиру, погасила свет, режущий глаза до слез и оставила лишь свечку на компьютерном столе. Страх ушел. Полоумная Ася сказала: «С этого дня твоя жизнь изменится навсегда»… Откуда она знала про пояс?! Откуда она знала, что Женькины родители — приемные? Никто! Никогда! Ни намеком… не говорил Жене об этом. Если не считать за намек ласковое папино «И в кого это у нас такие чудные зеленые глазки»… В первом классе Женька заработала конъюнктивит и орала благим матом, когда мама капала ей в покрасневший глаз щипучие капли.

Женя растянула пояс в руках, подержала, повесила на шею, достала из секретера первую попавшуюся бутылку, взяла пачку сигарет и вышла на лоджию. Она больше не ничего не боялась.

Ася позвонила ей на следующий день.

— Мне нужна Женя, — сказала трубка.

— Я слушаю.

— Значит, мы можем так говорить?

— Говно вопрос.

— Э-э… Женя, я — Ася, я сейчас в Москве. Нам обязательно надо увидеться до моего отъезда. Не спеши отказываться от предложенной встречи.

— Я не отказываюсь.

— Я плохо понимаю, как добраться до нужного места в этом городе. Ты не могла бы подойти или приехать к дому, который я укажу?

— Адрес! — сказала Женя.

День и ночь дважды поменялись местами, но Женя этого не заметила. Перед глазами неотступно горела гигантская пирамида мирозданья. По сверкающим граням беспрепятственно разгуливала женщина, которая ее родила. Асиана так и сказала: «Нет, я тебе не мать. Я та, что тебя родила».

Женя разговаривала с родителями по «Скайпу» и уверяла их, что у нее все хорошо, бессмысленно гоняла компьютерные игрушки, листала книги, бродила вокруг дома, отвечала на телефонные звонки и словно не существовала до тех пор, пока ранним утром не взяла планшет с семейными фотографиями и не ушла в парк.

Она сидела на скамейке возле детской площадки до тех пор, пока оцепенение и растерянность не начали отступать. Кипучая Женькина натура, которая на дух не переносила уныния и бездействия, взяла, наконец, верх. «Моя настоящая мать — ведьма из другого измерения? — сказала себе Женька и тряхнула головой. — Могло быть хуже! Спасибо, что не алкоголичка и не наркоманка, больная СПИДом». Женя вернулась домой и устроила генеральную уборку, включив на всю катушку музыкальный центр.

Пока запал не пропал, она разобралась с продуктами в холодильнике, растолкала мягкие игрушки по антресолям и решительно позвонила Пете Кашицыну. «Ася утверждает, что спасла меня тогда от вампиров. И что они мне якобы не страшны, пока на мне ее пояс. А ну-ка, мамуля, проверим ваши показания», — зло сказала Женька, набирая номер. Но Петра Кашицына вместе с экипажем трансфера как раз в это время крутила невиданная пространственно-временная аномалия. Он сидел рядом с пилотом Пашей, рвущим континуум сверхсветовыми двигателями, и не отрываясь смотрел на помутневший экран.

И тогда Женя еще раз набрала Дашу.

— Алло… Женя, ты? — осторожно спросила трубка и прерывисто задышала от волнения.

— Дашка?! Ура-а! — заорала Женька, задыхаясь от радости. — Ты где?! Да, да я Женя, я жива и здорова, но со мной такое случилось — ты не поверишь!

— Женька… Я… я дома. И со мной тоже… У меня папа умер, — сказала Даша и заплакала.

— Дашка… — растерялась Женя и проглотила комок в горле, — Как это? Когда?

— На огороде, от инфаркта, — Даша всхлипнула, но справилась, — вчера похоронили. Июль, жара, сама понимаешь… Женька, приезжай, а? Мне так плохо, мне кажется, я с ума сошла.

— Нет, Даш, с ума по одиночке сходят. Я приеду завтра. Первой же электричкой. Пойду к развилке, хочу кое-что проверить. Ненавижу загадки без отгадок, — Женя вытерла влажные глаза. — Ты со мной?

— Да! — торопливо подтвердила Даша, словно испугавшись, что Женя передумает. Непреодолимое желание сходить на проселок одолевало ее с той минуты, как она взлетела к облакам в объятиях черного вихря и очутилась в сквере за соседним домом. В круге пожелтевшей травы.

— Буду подъезжать — позвоню, — сказала Женя и положила трубку.

— Я встречу на станции, — пообещала Даша коротким гудкам. Она не стала перезванивать. Девочки всегда понимали друг друга с полуслова как близнецы. С первой встречи еще тогда, в «Орленке».

Им было по двенадцать лет. Жене родители купили путевку. Отличницу Дашу наградил поездкой районный отдел образования. От родной школы вместе с Дашей в «Орленок» отправилась активистка Оля Воробьева. У-у, как Дашка ее ненавидела! Эту толстую противную Воробьеву, которая лезла всеми командовать, со всеми ссорилась, чуть что не так — ревела как слон и бежала ябедничать. На вокзале Даша робко прошептала отцу в ухо:

— Па-ап, а можно я не поеду?

— Не волнуйся, Дашенька, — так же тихо сказал отец, передавая ей чемодан, — там будет много хороших ребят и девчонок, — и многозначительно посмотрел на распоряжавшуюся погрузкой Воробьеву, которая путалась у сопровождающих под ногами.

В вагоне Даша залезла на верхнюю полку, отгородилась книжкой, но Воробьева и там ее нашла.

— Эй, Неверова, мы с тобой вместе живем! Поняла? Чтоб все, кто с одного города — вместе были. Нечего нам там с кем попало! Ясно? А ты чего волосы не заплела? Фу-у, растрепа!

Ночью Даша плакала в подушку от полной безысходности жизни. А на следующий день столкнулась в Административном корпусе с Женькой.

— Ты чего толкаешься? — воинственно спросила зеленоглазая, коротко стриженная девчонка.

— Я не толкаюсь, у меня шнурок развязался. Это я так падаю, — серьезно пояснила Даша.

— Вечно у тебя, Дашка, все не так! — отдуваясь, пропыхтела увешанная сумками Воробьева. — А ты, девочка, иди отсюда, мы вместе живем, — скомандовала она Женьке.

Женя, не обращая на нее никакого внимания, протянула Дашке упавшую заколку.

— Ты что, правда, с этой толстой дурой живешь?

— Не знаю, нас еще не распределили. Могу с тобой, если разрешат.

— Пойдем, Неверова! Чего ты с ней тут… Отцепись от нас, липучка. Нечего приставать к чужим девочкам, — авторитетно заявила Воробьева.

Женька развернулась и смерила ее взглядом.

— А ну, катись отсюда, плюшка! Если щас не отстанешь, я всем скажу, что у тебя трусы грязные, потому что месячные начались.

Активистка Оля Воробьева сделалась красной как вареный рак и, выпучив глаза, беззвучно хватанула воздух ртом. Этакого бесстыдства ей еще слышать не приходилось.

— Оль, ты иди, — примирительно сказала Даша, тоже покрасневшая до кончиков ушей. — Видишь, я подружку встретила… — она растерянно замолчала. Слова как-то сами собой сорвались с губ.

— Ага, мы сто лет не виделись! — тут же подхватила Женька и встала рядом. — Нам третий — лишний. Ты — Даша, да? А я — Женя Стерхова, — прошептала она на ухо новой знакомой и громко добавила, — пойдем, Дашка, посмотрим, в каком мы корпусе. Здорово, что мы здесь встретились! — и, обернувшись, показала толстой дуре язык.

Злопамятная активистка временно отступила, но не сдалась. Она регулярно задирала Женю и дразнила предательницу Дашу, подговорив против них всех девчонок отряда. Но девчонки отряда мало интересовали сдружившихся Дашу с Женей. К тому же у Оли Воробьевой на заднице через неделю вскочил огромный фурункул, и ее заперли в лазарет до конца партии.

С тех пор Даша и Женя практически не расставались, несмотря на то, что одна жила в Москве, а вторая — в Подмосковье. Сначала Женькина мама не на шутку встревожилась. Единственная дочь, перессорившись со всеми девчонками в классе, выбрала в лучшие подружки дочку медсестры и слесаря из далекого заМКАДья! Но опасения развеялись в первый приезд Даши Неверовой на зимние каникулы. Спокойная рассудительная девочка, которая, в отличие от взбалмошной Женьки еще и училась на одни пятерки, очаровала Жениных родителей с первых минут знакомства. Более того, как только стало понятно, что Даша чудесным образом уравновешивает неуемный Женькин темперамент, мама стала всячески способствовать продолжению этой дружбы. Иногда, несмотря на протесты Дашиных родителей, Стерховы оплачивали девчонкам совместные экскурсии и походы в театр. Но подружек и так было водой не разлить. А как только Даша поступила в медицинский институт и перебралась в Москву…

«Конечная. Поезд дальше не идет. Просьба освободить вагоны».

Женька очнулась и посмотрела в окно, исчерченное косыми каплями дождя. Вот она и приехала к Даше в гости. Сейчас бы зайти к Неверовым домой, попить чай с яблочным пирогом с корицей, а потом закрыться с Дашкой в комнате и болтать о всякой всячине, дожидаясь, пока кончится занудный дождь.

Женя подхватила рюкзачок и вышла из электрички на знакомый перрон.

Даша стояла за турникетами. Бледная, с темными кругами под глазами. И красивая. Прежде прямые волосы стали еще светлее и слегка вились, блестя капельками дождя. Она только что зашла в дверь с улицы и складывала непослушный зонт, у которого как на грех сломалась спица.

У Женьки защемило сердце. Она прошла турникет. Даша, справившись с зонтом, подняла голову, и девушки, не сговариваясь, одновременно бросились навстречу друг другу. Они обнялись так крепко, словно кто-то угрожал растащить их в разные стороны.

— Как мама? — тихо спросила Женя.

— Не поняла меня, — поморщилась Даша. — Как обычно.

— Может, зайдем к ней?

— Не надо. Еще сильнее обидится. С ней сегодня двоюродная сестра весь день, ночевала у нас, все нормально будет.

— Не верится, что дяди Вани больше нет. Может, отложим? — неуверенно предложила Женька. — Ты-то как?

— Ой, Женечка… А ты?

— У меня… гхм, — Женя проглотила подступившие слезы. — Пойдем, Дашка. Надо куда-нибудь упасть и поговорить.

— Здесь у вокзала кофейня есть. Они с восьми утра работают. Только ты первая рассказывай, ладно? У меня такая каша в голове, что я и не знаю, с чего начать.

Даша с Женей перебежали залитую теплым дождем привокзальную площадь и уселись за угловым столиком кофейни. Если бы кто только послушал, о чем болтают по утрам две хорошенькие студентки!

— … сейчас покажу, Даш, — сказала Женя.

Пока Даша удивленно вертела в руках переливающийся пояс черной невесты, Женя достала айфон:

— Я эту ведьму незаметно сфоткала. Ой. Слушай, это не она, — Женя растерянно уставилась на изображение незнакомой полноватой женщины с бесцветным, незапоминающимся лицом. — Что же это? Я своими глазами видела! Она — нереальная тетка. И глаза зеленые, но не как у меня, а яркие, изумрудные. Как будто у нее — цветные контактные линзы.

«Они видели не нас», — сказал Демайтер после убийства отца.

— Это морок, Жень, настоящий колдовской морок… — Даша вернула ей пояс и рассказала все, что с ней случилось после того, как она убежала в лес.

— Значит, это был не инфаркт? — шепотом уточнила Женя, выслушав историю, еще более невероятную, чем ее собственная.

Даша отрицательно покачала головой.

— И кроме тебя этого никто не знает?

Даша прикусила губу и кивнула.

— Так вот как они приходят, — вдруг сказала Женя и вздохнула, — врагу не пожелаешь.

— Кто они?

— Принцы.

— Чего… Да какой он принц? — отмахнулась Даша. — Весь черный как черт! Шарахается по нашему миру, убивает людей…

Она передернула плечами.

— Тогда почему ты все время о нем говоришь?

Женька испытующе посмотрела на подругу. Даша покраснела и опустила глаза.

— А больше никого рядом не было! О ком говорить?

— Что, эльф не красавчик?

— Ну, красавчик.

— И ты с ним полдня по лесу гуляла, если я все правильно поняла?

— Ну да.

— А рассказала об этом в трех предложениях!

— Так я рассказала для того, чтобы ты поняла, что кроме нашего мира, есть параллельный. А кроме них — еще более мелкие измерения. Как острова. Когда Демайтер нас отослал, я сначала подумала…

Женя многозначительно подняла палец вверх.

— О! Опять Демайтер! А вопрос был об эльфе, прикинь!

— Жень, он — убийца! — зашипела Даша Женьке на ухо.

— Нет, Даша, — серьезно сказала Женя, отодвинулась и продолжила, тоже понизив голос. — Профессиональный киллер ухлопал бы тебя там же, на месте. А он оставил в живых главного свидетеля! Еще и до дома подбросил. На фига ему этот геморрой?

— Он… он знал, что мне не поверят! — нашлась Даша.

— Менты не поверят, — уточнила Женя. — А моя мамуля номер один — запросто. Она что, единственная в мире ведьма?

— Вот, кстати, в каком мире? Мне Дем… он… Мне ничего толком так и не объяснили!

— Я тебе объясню! — Женя достала блокнот и ручку и быстро набросала пирамиду мирозданья, которую рисовала ей Асиана. — Жаль, ведьма Ася не может сказать, где в ней место нашему измерению. Она сюда в первый раз забрела. Якобы я ее звала. Ага! Телеграммы слала, названивала и в личку стучалась.

— Женя… — Даша набрала в легкие побольше воздуха. — А ведь так и есть! Ты ее позвала! Ты действительно закричала «мамочка», когда вампирша тебя схватила. И именно в тот момент Ася… Асиана?… Как ее там… выскочила на дорогу из тумана. Я тогда подумала, что это еще одна вампирша — самая главная, и что она тебя убила. Она так заорала: «Она — моя», что у меня до сих пор мурашки по коже, как вспомню. И самое удивительное, что Демайтер… Ой… Да блин!

— Да ладно, говори, что там твой Демайтер, — ухмыльнулась Женька.

— Он так и думал, что другая девушка, то есть ты — жива!

— Он хоть не хромой, не кривой? — вздохнула Женя. — Твой черный принц? С коня в детстве не падал, оспой не болел?

— Нет, красивый до жути, — честно ответила Даша. — Жень, у меня, наверное, Стокгольмский синдром. Как думаешь, он проявляется при столкновении с инфернальными существами? — спросила она совершенно серьезно.

Женя закатила глаза.

— Дашка, у тебя бывает так, чтобы вааще ни о чем не думать? Ну хотя бы полчасика в неделю?

— Н-ну…

— Ладно. Так мы идем?

— А сколько времени? Предыдущий автобус в одиннадцать ушел, следующий только в час будет.

Женя взглянула на часы.

— Ого! Хватит кофе пить, я жрать хочу, как из пулемета. Давай поедим нормально, потом двинем. Я угощаю, — и неунывающая Женька заказала кучу всякой всячины, включая десерт.

За окном прояснилось. Сквозь рваную пелену облаков засверкало солнце. Взлохмаченные тучи, сердито переваливаясь сбоку на бок, лениво отступили на юг. Но только когда девушки вышли из кафе, в котором работал кондиционер, они почувствовали, как стало душно.

— Ух. Ну и пареж! — сказала Женя, взглянув на небо.

— Обещали кратковременные дожди и грозы, — пожала плечами Даша. — Ничего, у меня дождевик и зонтик есть, — она выразительно тряхнула сумкой.

— А у меня — поясок от вампиров, — подмигнула Женька. — Считай, мы полностью экипированы. А галош у тебя нет, случайно? Мы кроссовки в хлам убьем по такой погоде!

— Нет, не подготовилась, — слабо улыбнулась в ответ Даша, шагая рядом с Женей к автобусной остановке. — А почему ты думаешь, что мы обязательно встретим кого-нибудь у развилки, Жень? Как узнать, когда портал снова заработает?

— В прошлый раз, если верить Асиане, я его открыла. Ну не полностью, а так, щелочку. Как минимум, я хочу проверить. Знаешь, Даш, меня все это задолбало… Я буду приходить туда до тех пор, пока меня не съедят или все не расскажут! Ася трепалась насчет какой-то великой судьбы. Она ярая монархистка, между прочим. Прикинь, ведьма-монархистка! — Женя горько рассмеялась. — У нее крыша сорвана на мировом господстве… Вот и проверим, какая из меня хозяйка планеты. Но, — Женя неожиданно сбавила шаг, кашлянула и выдавила, — мне так страшно!

— «Иди по страху. Когда он повержен, он над тобой не властен», — ответила Даша и подмигнула. — Так сказал волшебник Диам-Ай-Тер.

— Это что, еще одно его имя?

— Ага. Полное имя, если я правильно поняла.

— Офигеть как звучит! А, кстати, ты обратила внимание, как странно они говорят? Сначала кажется, что есть какой-то акцент, но потом, когда прислушаешься, он исчезает.

— Да-да! Точно. И чем больше разговариваешь, тем речь кажется естественнее.

— Они адаптируются!

— Или мы привыкаем. Но все равно, если разговор заходил о вещах, которых я не понимаю, речь Демайтера менялась. Как будто у него был интернет-переводчик, который подбирал первый подходящий по смыслу синоним. Или несколько синонимов. Иногда звучало просто невообразимо.

Девушки зашли в автобус, уселись на сидении.

— Два, до съезда на Корягово, — сказала Даша кондукторше, протягивая деньги.

Пока автобус крутился по улицам, застревал на светофорах, и полз в пробках к окраинам, подруги молчали, боясь пробудить у случайных попутчиков ненужный интерес. Наконец, дорога стала шире, заторы рассосались, автобус разогнался, и, миновав пост ГИБДД, выкатился на шоссе. Через открытые окна в салон потекли долгожданные ручьи свежего воздуха. Даша достала платок и вытерла вспотевшее лицо и шею.

— Уфф, ну слава богу! — вздохнула какая-то женщина.

— Закройте люк! — тут же истерично донеслось откуда-то сзади.

— Не закрывайте! Задохнемся на хрен! — хрипло возразил мужской голос.

— Закройте! Мне ребенка продует!

— Не нравится — в такси езжай! И так дышать нечем!

— Кондуктор! — завизжала тетка, — закройте люк!

— Женщина, вы бы одели ребеночка. Что ж нам тут всем подыхать что ли? И так как в бане!

— Ты только посмотри, Даш, — шепнула Женя, глядя в лобовое стекло.

Впереди над серой лентой асфальта собирались черно-лиловые тучи. Взбаламученные застывшие валы готовились низвергнуть на притихший лес и дорогу тонны воды. Под натиском грозового фронта испуганно расползались в стороны белые клочья облаков. Солнечные лучи разбивались о вздыбленные небеса, проигрывая небесное сражение. Тьма сгущалась. В стекло водителя врезалось несколько капель, размером с пейнтбольный шарик, но дождь так и не пошел. Дворники размазали капли, и Даше показалось, что за ними тянется по стеклу неровный красноватый след.

— Корягово, съезд! — объявила кондукторша. Автобус притормозил. Кроме Даши с Женей в салоне не нашлось желающих выйти на этой остановке. Пожилой водитель закурил, воспользовавшись передышкой, и дыхнул дешевым табаком.

— Эх, промокнете, девчонки! — сочувственно сказал он, пока девушки вылезали в переднюю дверь «ПАЗика». — Давайте, что ли, круг со мной проедьте. Или дальше езжайте, до поворота на Корягово. Там хоть попутку поймаете.

— Нет, спасибо, — сказала Даша, спрыгивая с подножки.

— Мы торопимся, — поддакнула Женя.

— Ну как знаете.

Дверь закрылась. Автобус помигал поворотником, пропустил тяжелую фуру и покатил дальше, сердито урча мотором. Девушки перебежали дорогу и, не сговариваясь, подняли головы. Туча, шедшая со стороны Сосноборска, висела прямо перед ними. Сколько они ни вглядывалась, в беспросветном всклокоченном мраке не мелькнуло ни единой зарницы. Почерневшее небо поглотило неверный свет молний.

— Нам туда, — махнула рукой Даша, не решаясь сойти на раскисшую от утреннего дождя грунтовку.

— Пройтись по страху, ага? — пробормотала Женька и взяла подругу за руку. — Он сам-то пробовал?

— Мне кажется, да, — неуверенно ответила Даша, стиснула Женькину ладонь и первой сделала шаг. Женя зашагала рядом.

Лес встретил их душной тишиной. Бесплотное нечто двинулось во влажное безмолвие вслед за Женей, оставляя на лужах легкие следы. Таинственный преследователь держался на расстоянии не меньше ста шагов, опасаясь, что непостижимым образом она снова его вычислит. Но в этот раз Женя не оглядывалась.

Прошагать восемь километров бок о бок с подругой в полном молчании не под силу ни одной женщине на свете. Немного привыкнув к тишине и лилово-черному пологу, висящему над лесом, Даша с Женей начали перешептываться, а потом болтать в полголоса, продолжая обсуждать недавние события и обновленную концепцию мироздания.

— Так значит, все реально, — сказала Даша. — Ты только представь, Жень… Все, абсолютно все, что мы считали выдумками, может существовать где-то в параллельной реальности.

— Пфы! Америку открыла. Мысль стара как мир! — Женя смахнула со лба капельки пота. — Ты не помнишь — этот поворот или нет?

В прошлый раз Женя действительно лихо въехала из-за поворота в гору, а к злополучной развилке скатывалась на сцеплении, с заглохшим мотором.

— Этот, — уверенно сказала Даша. — Я не помню, но ты посмотри, как стало темно. Гроза прямо над нами. Значит и развилка рядом.

В небесах заиграли бесноватые вихри, перемешивая застывшую массу туч. В их утробной глубине что-то вздрагивало и прорывалось наружу фиолетовыми отсветами и слабым рокотом грома. Долгожданный порыв ветра пронесся по верхушкам деревьев, тяжело упал на дорогу и вздохнул на обочинах, закачав метелки высокой травы. По грязным лужам грунтовки зашлепали редкие дождевые капли.

Даша с Женей достигли цели. Скользя подошвами кроссовок по расползающемуся гравию, они спустились с пригорка и удивленно переглянулись. Проселочная дорога уходила прямо, на Корягово. Еще одна — круто поворачивала вправо и, делая крюк в пятнадцать километров, выводила обратно на шоссе через дачный поселок. Куриной лапке не хватало одного пальца. На том месте, где в прошлый раз стоял указатель и начинался путь через лес к Сенечкиному лугу и дальше, к Сосноборску, неподвижной стеной стоял лес.

— Ну? — спросила Даша.

— Что ну? Не вижу я никакого столба, хоть тресни. И дороги нет, как не было, — вполголоса отозвалась Женя.

Осторожно ступая, девушки подошли к перекрестку. Даша, как бы говоря «смотри, не вру», кивнула на мертвое дерево, протягивающее к дороге почерневшие сучья.

— И чего теперь? Ждем? — спросила она, прислушиваясь к шлепкам дождевых капель, обстреливающих листья. Ливень никак не мог пробиться сквозь тучи и разойтись на всю катушку. В небе все так же глухо рокотал гром, словно гроза не висела над головой, а бушевала где-то далеко-далеко.

Женя не успела ответить. В глухой стене леса, преградившей путь к Сенечкиному лугу, появилась дрожащая дымная арка, и из нее как ошпаренная кошка, выскочила Асиана, вытолкнув на проселок прилично одетого дядьку. Тот пробежал по инерции несколько шагов, и повернулся в сторону оторопевших девушек. Секунду они смотрели друг на друга. У мужчины было изможденное интеллигентное лицо и запавшие глаза. Прежде, чем он успел неожиданно хищно облизнуться, Асиана схватила его за руку и дернула к себе, как собаку на поводке. Лесные ворота превратились в пасть, сомкнули призрачные челюсти и растаяли. Асиана, одетая в белые шорты и яркую майку на бретельках, в бешенстве швырнула на землю объемную кожаную сумку, топнула ногой и, наконец, обернулась.

— Как? — вскричала она, увидев Женю. — Что ты здесь делаешь?!

— Гуляю! — сказала Женька.

Асиана перевела на Дашу глаза, горевшие диким огнем.

— Мерзавка жива… Женя! Что она здесь делает?! — Асиана ткнула пальцем в сторону оторопевшей Даши и незаметно выпустила запястье Льва Марковича. — Я велела никому ничего не рассказывать!

Ручной вампир Лев Маркович, облизывая удлинившиеся клыки, начал медленное движение в Дашину сторону, делая один скользящий неслышный шаг за другим, стараясь слиться с тенистой обочиной.

— Как видишь, она ослушалась. Вероятно, ты была недостаточно убедительна.

Присутствующие дамы разом вздрогнули и повернули головы. Со стороны дачного поселка, подметая раскисшую землю подолом мантии, к развилке вышел Демайтер. По ткани его плаща, отливавшей тусклым блеском, как по вощенной бумаге, скатывались прозрачные капли.

— Ого! Вот и твой, — тихо сказала Женя, узнав мага по описаниям. — Кажется, они не ладят…

Она и представить себе не могла, насколько оказалась права.

— Ди… А… Демайтер! — выдохнула Асиана с непередаваемой экспрессией. От улыбки, с которой она произнесла это имя, веяло бесславной кончиной во льдах темных миров.

— Удивлена? — осведомился Диам-Ай-Тер, остановившись в десяти шагах от черной невесты. — Странно. Кого, как не королевского стражника, ты собиралась встретить у границы туманов?

— Так это ты! Ты закрыл мне выход на ту сторону… — Асиана задохнулась.

И получила в ответ светскую улыбку и издевательский полупоклон.

— Отныне проход сквозь границу туманов закрыт для всех.

— Открой! — взвизгнула Асиана.

— Цель выхода на осколки и в Соединенное Королевство? — поинтересовался стражник, вольно обойдясь с официальной формулировкой.

— Чтоб тебя развосьмерило в звездной пыли перехода, нежитский выблядок! — прошипела сквозь зубы светлая госпожа Асиана-Ал-Мерита. — Чтоб ни кусочка окаянной плоти не вернулось на Землю королей!

— Точно не ладят, — шепнула Даша Жене на ухо.

— Я вижу, королевские ищейки измельчали, если позволили государственному преступнику безнаказанно уйти, — продолжала Асиана, не сводя глаз со стражника. — Женя, иди ко мне, девочка. Этот человек опасен. В моем мире он убил блюстителя закона и порядка.

Женька не двинулась с места, но тут Асиана получила поддержку с той стороны, откуда не ждала.

— Иди, Жень, — вдруг решительно заговорила Даша и отступила по направлению к Демайтеру. — Раз она тебя спасла тогда, и сейчас — не убьет. Мало ли чего.

— Ладно, — чуть поколебавшись, согласилась Женька. — Займем исходные позиции.

Она предусмотрительно не подошла к Асиане вплотную, остановившись у противоположной обочины напротив Даши.

— Это моя последняя попытка, Асиана, — предупредил Демайтер, не скрывая угрозы, — нам надо поговорить. Не трогай ее, — он качнул головой в сторону Даши, замершей под усиливающимся дождем. — Отзови свою мертвечину.

Даша с Женей завертели головами, но никого не увидели. Лев Маркович бесшумно крался где-то за кустами и деревьями, скрытый влажным сумраком.

— Почему это я не должна ее трогать? — сощурилась Асиана. — Назови причину. Кто тебе эта девушка?

— Не твое дело. Разговор пойдет не о моих женщинах…

Не сводя глаз с Асианы, Демайтер сделал по направлению к Даше несколько шагов и остановился на расстоянии вытянутой руки.

— Это мое условие. Или разговора не будет! — заявила Асиана. — Кто она?

— Наложница с осколка!

Стражник схватил ошеломленную Дашу за руку, дернул к себе и прижал к груди, заткнув рот поцелуем. Очень коротким поцелуем — с сожалением поняла Даша.

Вкус полыни и вина на губах, качнувшиеся звезды, ночной хоровод факелов, далекое пение прозрачных существ, висящих в сверкающем блестками шлейфе, сотканном из морских ветров. И горячая волна внизу живота, и дрожь в коленках… все пронеслось вихрем. Не было только учащенного стука сердца, как писали в романах. Оно застучало позже, через миг, когда маг шепнул ей в ухо: «Верь мне, не бойся», обдав горячим дыханием, и выпрямился, продолжая обнимать ее за талию. Край роскошной мантии укрыл Дашу от дождя. Ей показалось, что на плечи накинули живое существо — теплое, легкое. Оно перебирало складками, растягиваясь и устраиваясь поудобнее, и казалось, вот-вот замурлычет.

Женька присвистнула и округлила глаза.

— И даже тень любви витает, надо же, — улыбнулась Асиана. Ее верхняя губа дернулась, обнажив жемчужные зубки. — И женщина тебе предана, и на ее чаше весов вся тяжесть обожания. Браво, Диам-Ай-Тер. Ее и в самом деле можно принять за наложницу. Но ты хотел провести черную невесту… Не вышло! Ты меня обманул, — улыбка превратилась в оскал. — Не стой у меня на пути! Клянусь, я вымощу туманную дорогу клановыми отбросами стражников. Открой проход!!! Или я тебя уничтожу.

— Как только подохнет вампир — бегите обе, — шепнул Даше Демайтер, пока Асиана бросала ему в лицо угрозы и оскорбления. — Ваш мир сводит ее с ума!

Окончательно потерявший человеческий облик Лев Маркович подкрался сзади, обжегся о Дашино плечо, укрытое колдовской мантией Демайтера, с воем отскочил в сторону и бросился снова, выставив когти и жутко ощерившись.

— Назад! — запоздало спохватилась Асиана.

Но вампир вышел из-под контроля. Молодая кровь манила его сквозь дурман пристрастного зелья запахом силы и былой свободы. Неодолимая жажда бросила его прямо на Демайтера, оттолкнувшего Дашу.

— Уходите! — повторил стражник.

Коротким ударом он пробил чужеродную нежить насквозь, проломив истлевший позвоночник. Нечеловеческий предсмертный вопль пронесся над перекрестком. Демайтер швырнул выгорающий труп под ноги Асиане.

— Бежим! — Даша подскочила к Жене, зачарованно наблюдавшей за сценой гибели вампира, схватила ее за руку и потащила прочь. Девушки взлетели на скользкий пригорок и, не сговариваясь, обернулись.

Ведьма Ася хрипло плюнула в сторону стражника заклинанием и рассмеялась так, что нежить позавидовала бы. Слепящий глаза световой хлыст располосовал Демайтеру мантию, полыхнувшую серебром. Женя развернула Дашу в сторону шоссе.

— Дуем дальше! За поворот! Кто уцелеет, того и расспросим.

Даша сделала несколько шагов и уперлась, поскользнувшись на склоне.

— Нет! — она замотала головой.

Женя остановилась с намерением убедить подругу послушаться доброго совета, вспомнила, что они пообещали друг другу разобраться со всей этой чертовщиной раз и навсегда, на секунду закрыла лицо руками, кивнула Даше, и девчонки молча полезли обратно, наверх.

По сравнению с тем, что происходило у развилки, предупреждение не прятаться от грозы под деревьями казалось простой формальностью. Женя с Дашей устроили наблюдательный пункт под кривой елью, стоявшей на самом пригорке. У корней было почти сухо. Если привстать — развилка — как на ладони. Лучшего укрытия не найти.

Глава 9 Убежище

Долгожданная молния с треском и грохотом ударила в землю. Дождь полил как из ведра. Асиана сгорала от нетерпения, глядя как по плащу стражника течет тяжелый блеск. По ее подсчетам Демайтер уже должен был остаться без руки.

— Лживые твари, — процедил Демайтер сквозь зубы. — Ни один лекарь, кроме вашего не согласился бы на это!

Он раскрыл ладонь, продемонстрировал серебряную спицу с утолщением-бусиной в середине, раскрошил ее в пальцах и шевельнул левым плечом, словно стряхивая онемение. Асиана широко раскрыла глаза и застонала от бессильной ярости.

— А это и не его ума дело, — выдавила она.

— Мой ход! — объявил королевский стражник. — Кого и зачем ты собиралась протащить в наш мир?

Асиана кусала губы, собираясь с силами. Она была так близко от цели, так близко! Она не желала ничего слушать, но стражник продолжал:

— Тебе мало нежити? Туманные границы существуют неспроста, Асиана.

Он пошел вперед. Узоры на плаще разгорались. Асиана медленно отступала. Чутье никогда ее не подводило. Если в случае с ищейкой она сомневалась, то сейчас знала точно. Она проиграет.

— У меня есть для тебя подарок, — продолжил Демайтер, неожиданно остановился, извлек из складок плаща перстень великой матери и бросил Асиане под ноги. — Я расторгаю устный договор.

Безумие, зажженное мучительной жаждой власти, медленно угасло в глазах собеседницы. В них замерцал слабый свет понимания.

— Рвущее веретено в плече и кольцо опальной сестры… И это все! Все, что клан предложил тебе в уплату долга… Великая отправила тебя по следу как гончую, — прошептала Асиана. — Она натравила тебя на меня!

— И ищеек — на нас обоих, — подтвердил Демайтер.

— Лживая тварь! — с чувством воскликнула Асиана.

— Я же говорил, — ухмыльнулся Демайтер.

— Пожалуй, я немного погорячилась, — Асиана указала на плечо стражника. — Я просто слишком хорошо знаю традиции, Демайтер, — она готова была улыбнуться. — Постой! Ты сдал меня?!

— Нет. Кому бы я мог сдать тебя в мире, который живет по иным законам? — Демайтер невольно оглянулся по сторонам. Еще минуту назад такая беспечность стоила бы ему жизни.

— Посмотри на перстень!

В луже шипел расплавленный металл. Камень, оставшийся без оправы, испускал кровавые искры, взлетавшие вверх. Как и предупреждала Великая Матерь, маяк заработал как только Демайтер отказался от преследования опальной сестры. И это означало, что королевских ищейке находятся где-то поблизости — в пределах данной реальности.

* * *

Королевские ищейки не владели секретами преодоления туманных границ. В тайной полиции Аканора такими навыками обладали избранные — несколько советников и сам патриарх. Испокон веков считалось, что ищейка не должна покидать вверенный мир, а преступник не должен уйти от ищейки сквозь призрачные границы. Тайная полиция работала на опережение. И работала на совесть. Смерть от яда, петли и кинжала настигала жертву раньше, чем ей приходила в голову мысль о бегстве. На случай, если все-таки преступник ускользал, у ищеек имелся тайный формуляр. Содержание этой инструкции знали только члены клана. Кто-то говорил, что ищейки держат сеть связных, набранных из проводников. Другие уверяли, что ищейки умеют переправлять вестников из мира в мир. О вестниках тайной полиции в Соединенном королевстве ходили отдельные легенды: якобы они сбивали летучих мышей нежити и перехватывали чужие сообщения. Так или иначе, но уйти от преследователей заговорщикам удавалось крайне редко.

О тайной полиции короля представители других кланов знали немного. Если королевские стражники, проводники и сестры Великой Матери не только конкурировали за влияние при дворе, но и проводили совместные операции против темных миров, мятежных королевских Провинций, людей и нелюдей с осколков, то сыщики его величества для всех оставались загадкой.

В королевстве ходили слухи о том, что древний король Драмерил Первый Кровавый, взошедший на престол в результате государственного переворота, до коронации возглавлял клан королевских ищеек. И якобы в те времена шпионы и сыщики, и даже боевые маги клана, приведшего его к власти, свободно разгуливали сквозь границы туманов не хуже проводников, стражников и черных невест. Но водрузив корону на голову, Драмерил, и до того не отличавшийся спокойствием и рассудительностью, окончательно рехнулся. Ему всюду мерещились заговоры. А королевские ищейки во главе с новым патриархом, подливал масла в огонь, регулярно напоминая монарху, кому он обязан своим восхождением. Ищейки требовали небывалых привилегий и недвусмысленно намекали, что королевский род Драмерилов трагически прервется, если таковые не будут предоставлены.

У клана ищеек имелся успешный опыт свержения правящей династии, о чем Драмерил, усевшийся с их помощью на трон Атлантиды, знал как никто другой. Он не собирался раздавать бывшим сослуживцам привилегии. Он устранил угрозу, стравив между собой высокопоставленное окружение. Стражники, проводники и черные невесты, считавшие себя незаслуженно обиженными, объединились с королем против самонадеянного патриарха ищеек.

Говорят, к тем давним временам относится единственный в истории королевства эпизод штурма кланового замка, когда сражения шли за каждый сантиметр, а юных послушников выбрасывали из окон на растерзание оборотням и наемникам нежити. Реликвии ищеек горели в колдовском огне. Нападавшим тоже доставалось — драконы, издревле защищавшие клан, отяжелели от кровавой тризны так, что не могли подняться в небо.

Королевство стонало от междоусобиц.

Жители близлежащих осколков умирали от голода — проводникам не было дела до торговых караванов.

Темные князья отвоевали Провинции с Восьмой по Пятую и устроили там кровавую баню, не встретив ни одного королевского стражника. У тех нашлись дела поважнее — стражники штурмовали замок ищеек, неся невиданные потери.

Черных невест, остававшихся с дипломатическими миссиями в темных мирах, разорвали на части. Великой матери было не до судеб своих сестер.

Наместники человеческих Провинций, еще не завоеванных нежитью, объявили себя королями СКМ и начали собственную борьбу за власть.

Кровавый Драмерил царствовал, упиваясь хаосом. В незыблемой Атлантиде, окруженный верным гарнизоном и магической защитой, воздвигнутой предшественниками, он пировал на троне, стоявшем в самом сердце развалившегося королевства до тех пор, пока в дело не вмешались королевские мудрецы.

Так решительно и жестко они не действовали ни до, ни после эпохи междоусобиц. Мудрецы всегда оставались в тени престола. Менялась династия или нет, в результате переворота или гражданской войны это происходило, занимал трон король, инфант или вдовствующая королева, — мудрецы в обязательном порядке приглашались на последующую коронацию. Бывало, что ноги ученых дам и мужей ступали по скользким от крови мраморным ступеням… Но на привилегиях и почетных должностях это никак не сказывалось. Впервые в истории мудрецы почувствовали угрозу своему исключительному положению.

Ищейки — единственные, кто мог составить им конкуренцию. В тайной полиции служили люди расчетливые, умные и жестокие. Их хитрость и изворотливость едва ли не превосходила хитрость и изворотливость самих мудрецов, которые оценили опасность по достоинству. После долгих колебаний и многочисленных диспутов они присоединились к стражникам, проводникам и черным невестам. Но в отличие от прочих — не забыли о судьбе растерзанного королевства миров. Именно мудрецы положили конец Эпохе Междоусобиц.

Молоденькие девушки, которых великая матерь бросила в замковой кухне рядом с кипящими котлами, плакали над обожженными руками и валились с ног от усталости, когда им пришли на помощь дамы, едва ли старше по возрасту, но затянутые в строгие платья. Пригоревшему и переваренному пристрастному зелью вернули прозрачность и пряный аромат… И это было только начало.

Караванщикам из числа проводников неизвестные благодетели заплатили небывалую цену за то, чтобы они вернулись к работе в неспокойные времена.

Нежить, нелюди и прочие наемники, служившие магам во время бойни с ищейками, неожиданно нарушили невероятно выгодный договор и бросились на союзников. Их клыки и когти заставили стражников и сестер вспомнить истинное предназначение.

Король Драмерил в одну ночь излечился от безумия и принялся править страной с небывалой мудростью и усердием, без остатка сгорая на службе отечеству. Сгорел он, к слову, очень быстро. После того, как мятежные Провинции вновь присягнули на верность трону Атлантиды, ему организовали пышные похороны. И впервые с тех времен, когда мальчишка рода человеческого нашел путь на Карамант, патриархи кланов согласились на переговоры и жесткое распределение сфер влияния.

Ищеек переориентировали исключительно на внутренних врагов государства, то есть — короля. Отныне рядовые ищейки лишались возможности передвижения по Великой оси, послушников клана запрещалось обучать этому искусству.

Численность боевых драконов сократили до минимума, позволив стражникам разорить их логова, а нелюдям сожрать свежие кладки. Отныне на драконах летали только боевые маги, ведущие преследование, а в случае необходимости — ищейки высшей ступени, к числу которых принадлежали советники, их личные помощники и сам патриарх.

Ищейкам пришлось пойти тогда и на многие иные уступки бывшим соперникам. Войну за абсолютное могущество можно или выиграть или жестоко проиграть — третьего не дано. Королевские ищейки проиграли. Но юные послушники до сих пор с гордостью и горечью вспоминают те времена, когда их клан в одиночку противостоял всем силам королевства и едва не одержал победу…

В учебники истории так называемый Тайный Совет у Мудреца не вошел. Ходили слухи, что именно с тех пор ищейки начали развивать и совершенствовать магию внутренних перемещений по измерению. И не без помощи королевских мудрецов добились выдающихся успехов, оставив стражников далеко позади.

Негласный союз с королевскими проводниками так же пошел обескровленному клану на пользу. Проводники в силу миролюбия и по причине слабого владения боевой магией при штурме замка прошли не дальше внутреннего двора, чем заслужили своеобразное благоволение тайной полиции…

Демайтер и Асиана до недавнего времени были преданы короне, не помышляли о заговорах и чаще сталкивались с королевскими ищейками во дворце Аканора во время торжественных церемоний. На злополучном осколке Асиане удалось ускользнуть, а Демайтеру — победить. Но это не значило ровным счетом ничего. Демайтеру сказочно повезло, что у сыщика не было возможности в полную силу использовать магию перемещений — слабая энергетика осколка уравняла шансы. Сейчас все, что он успевал — это очертить защитный круг, чтобы враг не материализовался прямо за спиной с кинжалом у горла.

— Где Женя? И та, вторая, — спохватилась Асиана.

— Я их отправил отсюда.

— Обеих?!

— Да.

— Знаешь, Демайтер, — сказала Асиана, наблюдая за его действиями, — иногда в твоем присутствии я начинаю плохо думать о самой себе… Открой проход, открой его для нас двоих! Тебе не победить королевских ищеек!

— Я знаю.

— И?

— Нет.

— Чтоб ты сдох и истек своей голубой кровью! — в сердцах воскликнула Асиана.

Решение стражника осталось за пределами ее понимания.

— Сейчас твое желание исполнится, — мрачно пообещал тот, глядя как рассыпается неподтвержденное волшебницей проклятие.

Они появились внезапно и бесшумно, взяв в кольцо богатую добычу. Семеро мужчин, одетых в лаконичные летние костюмы этого мира. В отличие от остальных магов, ищейки не носили ритуального платья. Кодекс требовал, чтобы они всегда выглядели как среднестатистические жители тех территорий, на которых им доводилось нести службу — не слишком богато и не слишком бедно. Патриарх и высшие чины носили одежды придворных. То, что и здесь, в самом необычном месте из всех возможных, ищейки успели слиться с толпой, доказывало, что они пришли раньше. По крайней мере — раньше Демайтера, не оставлявшего проход без внимания с момента выхода с осколков вместе с Дашей Неверовой.

Асиана бросилась на колени:

— О-о, светлые господа! Вы — мое спасение, — заголосила она, заламывая руки под дождем, который искусно подыгрывал черной невесте, стекая по лицу прозрачными каплями слез. — Этот стражник — страшный человек!

Демайтер, стоявший сбоку и чуть позади, приподнял бровь.

— Да-да, он издевался надо мной, удерживал меня силой… Я расскажу вам обо всех его замыслах! О счастье избавления, пришедшее с верными слугами короля Аканора…

Ищейки переглянулись. Черная невеста таки вынудила старшего группы раскрыть себя, сделать шаг вперед и коротко напомнить:

— Живыми или мертвыми. Взять их!

Кольцо ищеек, получивших приказ, вновь начало сужаться, прогибая истончавшуюся защиту Демайтера. На дрожащем пальчике Асианы, все еще указывающем на стражника, сверкнул бриллиантовый ноготок. Эта магия не принадлежала Асиане, которая словно где-то одолжила способность мгновенно превращать пальцы в алмазные лезвия — острые как бритва. Как ей удалось заставить силу камня служить живой плоти? Как удалось выдержать гонку по взорванным мирам наряду с высшими ищейкой и стражником? Великая Матерь не собиралась ее повышать… «Еще немного, и я бы все узнал»! — успел подумать Демайтер.

Воздух перед ним загустел и взорвался. Линия защиты рухнула. Несколько ищеек с воплями покатилось по земле. И прежде, чем они снова получили возможность непредсказуемо исчезать и появляться у врага за спиной, Асиана пятикинжальными пальцами вспорола живот тому сыщику, что оказался к ней ближе всех.

Засмотревшись, Демайтер чуть не пропустил удар ножом в спину. Кинжал увяз в ткани его плаща точно в густой смоле и шлепнулся в лужу. Демайтер развернулся и в упор выпустил в противника заряд боевой магии. Сыщика отбросило, он с воем покатился по земле, обвитый собственной удавкой, потерявшей цель. А его напарник метнул нож прямо стражнику в сердце. И вот этот удар Демайтер едва успел отвести: заговоренное лезвие болезненно чиркнуло по ребрам.

Земля вздыбилась от боевой магии. С неба посыпались ледяные копья — смерзшиеся дождевые нити на треть длины втыкались в раскисшую грунтовку. Среди льдисто-черных и оранжевых файерболов бесновался солнечный хлыст. Но исход схватки был предрешен с самого начала. Все, что могли сделать Асиана и Демайтер — это подороже продать свою жизнь. Нападавшие двигались быстрее, действовали слаженнее и мгновенно меняли тактику с учетом допущенных ошибок. Больше они не пытались убить Демайтера ударом в спину, не попадались на уловки Асианы, с пугающей легкостью уклонялись от боевых заклинаний и рвали самую изощренную защиту обоих кланов.

— Невесту взять целиком — под мертвяка!

Чужой командир тоже заинтересовался необыкновенным алмазным оружием. Две ищейки скрутили Асиану, поставили на колени и начали разжимать ей ножом зубы как раз в тот момент, когда Демайтера, опутанного горящими удавками, стреножили заклятием покорности и повалили на землю, вдавив лицом в чавкающую грязь. Из прорех плаща, как кровь из ран, потек лунный свет.

— Стражник слишком опасен! Берем только голову, — неслись над развилкой короткие команды.

Размороженный дождь хлынул с новой силой. Молния выхватила из сумрака столб дорожного указателя с покосившейся стрелкой и ушла в землю, принеся трескучий раскат грома. Взлохмаченная туча набухла изнутри тяжкой мглой и порвалась с таким грохотом, что оглушенная Асиана, инстинктивно пригнувшись к земле вместе с мучителями, и не подумала воспользоваться их замешательством. В небесах вспыхнул высоковольтный бутон. Все вокруг залило синеватым светом. Командир ищеек, стоявший над Демайтером, подавился заклинанием и чуть не выронил кинжал размером с мачете. Его подчиненных раскидало по развилке точно тряпичных кукол.

В паутине молний распускалась из бутона электрическая хризантема. Ослепительные зигзаги промчались по небу прочь от цветка, раскрывавшегося все шире. И из зрачка бездонной черноты в его сердцевине вдруг вывалился стальной корабль иномирцев. С его короткого крыла сорвались два призрака, сотканные из водяных нитей. Завывая двигателями, корабль рухнул с грозовых небес, снес верхушки деревьев и грохнулся на дорогу со стороны Корягово. Разворачиваясь по инерции, он пропахал в грунтовке глубокие борозды, обдав ослепленных и оглушенных магов фонтанами грязи и дождевой воды.

— Кончайте ее! — заорал очнувшийся командир ищеек. — В бой не вступать! Уходим!

«Фшшу-ух», — еле слышно в шуме дождя сработало орудие левой полусферы трансфера.

В одну секунду из пяти уцелевших ищеек осталось двое — те, что удерживали Асиану. Они прикрылись пленницей от пушек трансфера, отступили и вдруг разом остановились, натолкнувшись спиной на невидимое препятствие — Демайтер приподнялся, хрипло прокаркал какое-то проклятье и упал обратно, отплевываясь от грязи.

Магии перемещений королевских стражников обучали, начиная с высшей ступени. Им было не сравниться в этом искусстве с ищейками, виртуозно владеющими им не только в дороге, но и в ближнем бою. В любой другой ситуации ищейки разрушили бы заслон и ушли со своей добычей вглубь мира. С тем же успехом их можно удерживать льющейся водой или многослойной занавеской.

Но, кажется, парящий Призрак Дождя владел еще более древним искусством. В те несколько мгновений, что королевские ищейки рушили незримое препятствие, он бесшумно упал с небес у них за спиной.

Асиана тяжело дыша, висела на руках отравителей и сплевывала к ногам тягучую слюну. Защищенный от ядов организм черной невесты побеждал неизвестную отраву, которой к счастью, упало в рот лишь несколько капель, но Асиана еще ничем не могла помочь нежданным спасителям. Впервые в жизни ей досталась роль беззащитной женщины, которая уповает на мужество и отвагу другого человека и остается непричастной к своему освобождению. Неожиданно ей так пришлась по вкусу эта мизансцена, что она готова была четвертовать режиссера за то, что спектакль закончился на самом интересном месте.

Она услышала сзади два шипящих выстрела, слившихся в один из-за мгновенной перезарядки. Удерживающие ее руки одновременно разжались. И кто-то успел подхватить ее под локоть еще до того, как раздался звук падающих тел и предсмертный всхлип ищеек.

«Хамелеон» Логинова, делавший его почти невидимым на фоне дождливого неба, принял обычную пятнистую окраску. Антиграв отключился.

— Семенов, держи стражника на прицеле, не стрелять, — сказал Владимир в инком. — Шемякин, осмотрись, развилку зачистить.

Второй Призрак Дождя, приземлившийся в десяти шагах от Демайтера, переступил через труп командира ищеек, опустил «Смерч» и начал методично обходить поверженных врагов.

Логинов развернул к себе освобожденную заложницу:

— Асиана!

— Я… я м-могла быть уже так далеко отсюда… Так далеко… — сдавленно прошептала она.

Не поднимая головы, глотая непритворные слезы, она пошатнулась, закрыла глаза и уткнулась лбом в плечо, укрытое холодными бронепластинами «Хамелеона». Ее тело сотрясала дрожь. Изо рта шел бурый пар.

— Ненавижу его! Ненавижу! — прошептала она, едва шевеля губами, онемевшими от отравы.

— Кого? — спросил Логинов.

— Демайтера! — она отстранилась, вытерла слезы, размытые стихающим дождем, и коснулась пореза на щеке. Рана перестала кровоточить и медленно затянулась.

— Ты часто снился мне, Владимир Логинов. Иногда мне не хотелось просыпаться.

Асиана слизнула кровь с пальцев. Логинов отступил на шаг и незаметно положил палец на предохранитель «Смерча». Асиана покачала головой и заглянула ему в глаза прямо сквозь опущенное забрало шлема, в котором отражались грозовые тучи.

— Скажи, что ты не вспоминал обо мне.

— Почти каждую ночь, — скупо обронил он, не выдержав изумрудного взгляда. — Как ты и планировала?

— Ты… ты уверен, что я тебя тогда околдовала! — вдруг воскликнула Асиана, развернулась и побрела к Демайтеру, бормоча. — Отлично. Лучшее из возможного. Никто не наделает глупостей.

— Что? Кого-кого?! — отрывисто переспросил в инком Логинов, не сводя с Асианы глаз. — Нет! Отставить. Давай их сюда, — добавил он, понизив голос.

Демайтер, сидя в луже, оттер грязь с лица полой плаща, поднялся на ноги, отошел в сторону от валявшихся на земле ищеек и запрокинул голову, ловя губами дождевые капли. На его груди горела красная точка лазерного прицела лучемета трансфера. В тех местах, где ткань плаща порвали или прожгли ищейки, она намокла, потеряла восковой блеск, помялась и испачкалась. На грязные пятна наползали серебряные узоры, ощупывая дефекты невесомыми усиками.

Демайтер провел рукой по волосам, отжимая с них воду, ржавую от примеси глины. Его словно хлестнули крапивой по рубцующейся ране. Кинжал едва чиркнул по коже и мышцам — такая царапина заживала мгновенно. Но только если кинжал не принадлежал королевской ищейке. Демайтер охнул, тихо выругался сквозь зубы и медленно опустил руки.

По короткому трапу трансфера спустился Илья Лапин. Одновременно с ним подошли Асиана и Логинов, который поднял забрало шлема и сделал знак стрелку. Лазерный пятачок погас на груди Демайтера.

— Я рад тебя видеть, мудрец. Твои бойцы как всегда безупречны, — с легкой хрипотцой в голосе произнес королевский стражник, обращаясь к Илье так, словно они были здесь одни.

— Ищейки могли вызвать подкрепление, Демайтер? — перебил Логинов, отодвинув Илью в сторону.

По губам стражника скользнула тень улыбки, и прежде, чем ответить, он бросил в сторону майора Логинова быстрый взгляд, как бы говоря: «Не беспокойся, я помню, кто у вас тут главный».

— Их вестники сгорели в молниях, иначе ты бы уже сражался с их арьергардом. Рискну предположить, что здесь у них небольшой отряд. Иначе они выставили бы против нас больше людей.

— Эта Земля принадлежит Соединенному королевству миров! Ни я, ни стражник, ни ищейки не просили Механическое королевство о помощи. Что вам тут надо, Илья? — спросила Асиана, выступив вперед.

— Эта Земля принадлежит не только Соединенному королевству! — заявил Демайтер, хотя вопрос предназначался не ему.

— Ты нашел, что искал! — воскликнул ошеломленный Илья, не обратив внимания на изумленные взгляды присутствующих.

— Да, я нашел, Илья. Но не то, что искал… Твой боец сейчас приведет их нам, не так ли, Владимир? — обратился Демайтер к Логинову.

Тот неопределенно пожал плечами.

— Блондинка, — одними губами подсказал ему стражник.

Илья посмотрел поверх голов.

С небольшого пригорка, поскальзываясь и шлепая по грязи полными воды кроссовками, спускались промокшие до нитки Женя с Дашей. За ними шагал Лейтенант Шемякин. Он, как и командир, отключил режим полной маскировки «Хамелеона» и, повесив лучемет на плечо, галантно придерживал под локоток то одну девушку, то другую.

— Что тут происходит, Ася? При чем тут мы с Дашей? Может, теперь объяснишь? — спросила симпатичная скуластая девчонка с кожаным рюкзачком за плечами. Ее коротко стриженные волосы от дождя завились мелкими колечками. С них капала вода. Ткань легкой летней кофточки промокла и очень выразительно обтягивала грудь в кружевном лифчике.

— Что происходит?! — вскричала Асиана. — Стражник не дал мне уйти и натравил на нас ищеек! Вот что происходит! Поблагодари покровителя своей Даши за то, что все убийцы этого мира теперь знают о нас.

Даша с Женей мигом сообразили, каких убийц она имеет в виду, но не стали оглядываться на трупы ищеек. У обеих было достаточно времени, чтобы разглядеть их во всех деталях. Особенно вдохновлял на разговор мужчина в серых джинсах и гавайской рубашке, которому Асиана выпустила кишки в самом начале схватки.

— Кто вы и откуда? Что вам нужно от нас? — серьезно спросила вторая девушка, обращаясь сразу ко всем присутствующим. Сероглазая, худенькая и высокая. Длинные волосы едва удерживала насквозь мокрая резинка. Из-за дождя они казались не такими светлыми, какими были на самом деле. Некоторые прядки выбились и прилипли к шее. Губы дрожали, но она не отводила взгляд и продолжала. — И как именно моя жизнь изменится, Демайтер? Эти десантники с НЛО заберут меня для опытов как крысу?

— Нет, Даша, — заверил ее стражник. — Вряд ли вы подойдете Илье Лапину в качестве материала для магических экспериментов. Кстати, дорога проезжая, — обратился он к иномирцам. — Ею редко пользуются, но если вы не хотите попасться на глаза неподготовленным жителям этого мира, нам всем лучше убраться отсюда и спрятать ваш летающий корабль.

— В любом случае, нужно найти место, где мы можем спокойно поговорить, — согласился Илья. — Милые девушки, вам придется пойти с нами.

— Ну и хорошо! Мы этого и добивались, — заявила Женя.

— Отлично. Коля, отпускай парня, — сказал Илья в инком, — и сам выходи. Понадобится твоя помощь. Нужна посадочная площадка в лесу.

Люк трансфера открылся, и на землю спрыгнул Николай Климович.

— Ой. Терминатор!

— У них киборги! — почти одновременно воскликнули Даша с Женей, которые еще секунду назад были уверены, что ничто больше не заставит их сегодня удивиться.

— Ну что, тропинку и площадку? Только под трансфер или жилой модуль будем разворачивать? — чуть картавя, уточнил двухметровый робот, подойдя к Илье.

— Подожди, Илья, — вдруг сказала Асиана после небольшого раздумья. — У меня есть идея получше. Убежище!

— Что? — переспросило сразу несколько голосов.

— Убежище местной нежити. Дом стоит в лесу и надежно укутан мороком. О нем никто не знает. Рудольф — так звали вожака, охотился всегда с одними и теми же помощниками, и никого из посторонних не подпускал к своим угодьям. Вчера я там ночевала…

— Далеко? — спросил Илья.

— Примерно в трех-четырех милях отсюда.

Девушки еле слышно вздохнули и переглянулись.

— Больше пяти километров, — прошептала Даша.

— Угу, — шепнула в ответ Женя.

— По лесу.

— В дождь.

— Светлый господин Диам-Ай-Тер мог бы нам помочь, — произнесла Асиана так, чтобы услышали все присутствующие.

— Хочешь узнать больше о магии перемещений — расспроси ищеек, — усмехнулся Демайтер и отрицательно качнул головой.

— Ладно. Тогда трансфер, — решительно сказал Логинов прежде, чем Асиана успела снова открыть рот.

— Не перегрузим? — спросил Илья.

— Не должны.

— Куда… трупы денем?

— О, не беспокойтесь, светлые господа, — улыбнулась Асиана. — Если мне не придется пешком пробираться по лесу, я возьму это на себя с особым удовольствием. И пусть ищейки расспрашивают то, что останется от их мертвецов хоть до скончания времен!

— Отлично. Коля, ты мальчишку высадил? — спросил Илья, у которого от слов черной невесты между лопаток пробежал холодок.

— Ага, вон идет.

Петя Кашицын, на подгибающихся ногах сполз по трапу, справился с приступом тошноты и побрел к людям, стоящим на перекрестке. Из-за могучей спины Климовича он не видел девушек, а они, поглощенные разговором, не смотрели в сторону трансфера. При словах «вон идет» десантник отошел в сторону. Дальше потрясения не испытали только члены экипажа трансфера.

— А-а-а! Зомби! — завопила Даша и, не помня себя, бросилась к Демайтеру.

— Это не мертвяк — он жив! Как такое возможно?! — воскликнул потрясенный стражник, поймав Дашу куда менее грубо, чем в первый раз.

— Это вампир! — заорала Женя и кинулась к Асиане. — Если ты и вправду их убиваешь, убей его! — взвизгнула она из-за спины черной невесты и запустила руку в рюкзачок, выискивая волшебный пояс.

— Не может быть! — воскликнула Асиана. — Он был мертвее ищеек, что валяются на этом перекрестке!

— А-а! Черный человек! — завопил сам Кашицын, увидев Демайтера, попятился, оступился, шлепнулся в лужу и начал отползать обратно к трансферу, не сводя со стражника полных ужаса глаз.

— Э-э… Давайте все немного успокоимся! — громко предложил Илья и переглянулся с Логиновым.

Владимир поймал несчастного Петра Кашицына, поставил на ноги и слегка встряхнул.

— Видишь ли, Петр, первое правило путешественника по параллельной реальности — ничему не удивляться, — сказал он и ободряюще подмигнул мальчишке.

— Повтори еще раз для меня, Владимир Логинов, — пробормотала Асиана.

— У нашего доктора был твой подарок, помнишь? — подсказал ей Илья.

Асиана нахмурилась, и складывая в уме отдельные детали головоломки, наконец, лицо ее просветлело, и она обернулась к Жене.

— Не бойся, милая, кажется, тебе, в самом деле, ничто не угрожает. Он больше не вампир, потому что я его… хм… добила. Но и не мертвяк, потому что они его оживили. Кстати, получилось лучше, чем я думала! — призналась она.

Женя осторожно вышла из-за ее спины, теребя кончики серебряного пояса, который успела на себя намотать.

— Привет, — тихонько сказала она Кашицыну, которого поддерживал закованный в броню пришелец. — Здорово погуляли, правда?

— Женька… Кто они все?! Кто этот в черном?

— Долго объяснять. Ты… иди лучше домой, Петя, о кей?

— Почему Даша так на меня смотрит…

— Иди, Петя, — твердо сказала Женя, — пока еще что-нибудь не случилось. Я тебе звякну. Только через Корягово шагай. Через Сенечкин луг дороги больше нет.

Даша так и не нашла в себе сил подойти к Кашицыну. Пока длилась сцена прощания, она сосредоточенно разглядывала подол мантии Демайтера и уговаривала себя отлипнуть от стражника. Максимум, на что ее хватило — неуверенно махнуть парню на прощание. В стороны полетели розовые капли. Даша перевернула руку ладонью вверх и удивленно посмотрела на растопыренные пальцы. Правая кисть и весь правый бок, которым она прижималась к магу, были окрашены липкой красной краской, которую размывал продолжающийся моросящий дождь.

— Что это… Ты ранен?! — ахнула Даша, позабыв о Кашицыне.

— Уже нет, — заверил ее Демайтер.

— Но у тебя вся рубашка в крови! — Даша растерянно сжала и разжала испачканные пальцы. — Это же кровь?

— Да, разумеется. Но не только моя.

— Господи, Демайтер… Ты не человек! — прошептала девушка, отступив на шаг.

— Даша…

Демайтер опустил голову и поднес ладонь ко лбу, словно у него неожиданно подскочила температура.

— Меня как простолюдина вываляли в грязи и едва не обезглавили. Земля еще содрогается от боевой магии ищеек. Прямо над тобой только что закрылся глаз Вселенной. На дороге стоит корабль иномирцев… И единственное, что кажется тебе невероятным — это царапина, зажившая на теле королевского стражника! И прореха, затянувшаяся на его одежде, — Демайтер тихо рассмеялся. — Мне никогда не разгадать загадочную женскую суть.

— Просто я… — Даша неуверенно улыбнулась в ответ. — Ну не смейся. Да все не так! Я думала, может, тебе помощь нужна.

Он выпрямился и отрицательно покачал головой.

— Только небольшая передышка, а то я стану таким же бледным и прозрачным как ты. Люди Ильи Лапина тоже еле держатся. Скоро усталость возьмет здесь верх над всеми присутствующими.

— Илья Лапин — это тот, в комбинезоне? — уточнила Даша.

Маг наклонился к ее уху:

— Да. Держись рядом с ним, если со мной что-то случится. Почему твоя Женя так важна Асиане? — быстро спросил он, бросив взгляд на Женькину талию, перехваченную поясом клана Великой Матери.

— Она ее дочь. По крайней мере, эта Ася так ей сказала, — так же шепотом ответила Даша прежде, чем успела хорошенько подумать. — А почему она хотела тебя убить?

— Хотела, ты говоришь? Да она и сейчас не прочь! Но останется взаперти и в явном меньшинстве, — рассеянно пробормотал Демайтер. — Дочь. Ну конечно… Теперь все ясно! — воскликнул он.

— А мне — нет! — сказала Даша. — Почему ты не хочешь мне ничего объяснить?

— Видела тех, кто на нас напал? — ответил стражник вопросом на вопрос.

Даша кивнула и зябко повела плечами. На развилке горели зеленым пламенем семь погребальных костров. Асиана не теряла времени даром.

— Если они начнут тебя допрашивать, ты не продержишься и двух минут. Я бы и дальше хранил молчание. Но теперь, боюсь, это невозможно. Вы добились своего. Вы с Женей слишком любите делиться секретами.

И Даша запоздало прикусила язык.

— А что будет с Кашицыным, раз он больше не зомби? — все-таки спросила она.

— А вот это — хороший вопрос! Постой-ка здесь, Даша.

— Ты же видишь, что парень не представляет для нас угрозы, — как раз говорил Илья черной невесте, которая была очень решительно настроена в отношении свидетелей — как мертвых, так и воскресших.

— Мы пообещали… Мы поклялись отпустить его целым и невредимым! — поддержал майор Логинов.

— Не лги мне — никому ты ни в чем не клялся! Он нас видел и может выдать ищейкам, — Асиана загадочно улыбнулась. — А я помогу ему все забыть.

— Ты уже один раз помогла, — заметил подошедший Демайтер. — Я видел последствия.

Тем временем Кашицын глухо застонал, обхватил голову руками и, не оглядываясь, побрел по раскисшей дороге на Корягово.

— Я помогу! — решительно сказал Владимир и остановил Асиану, бесстрашно схватив ее за запястье. — Он и не вспомнит о тебе, Асиана. Что скажешь, Демайтер?

— Я не против.

Логинов накрыл Кашицына пси-блокадой. Мальчишка споткнулся и мешком свалился на обочину.

Гроза угомонилась. По небу понеслись серые рваные тучи. Дождь почти прекратился и поднялся ветер. Лес облегченно зашумел листвой, отряхиваясь от воды. От холода Петр Кашицын очнулся, подскочил и сел в мокрой траве. Затылок разрывала пульсирующая боль. Прибитая дождем крапива жгла предплечье. Кашицын отдернул руку и с трудом поднялся на ноги, придерживая распухшую голову. Над лесом, переливаясь светом, воспарил летательный аппарат пришельцев, которые были так похожи на людей. А поступили не по-людски: Петр помнил светлый проем открывшегося люка и легкий хлопок над головой. Вероятно, его оглушили, прежде чем выбросить на обочину дороги.

Через полчаса, когда от НЛО и слабого отсвета в небе не осталось, возле выбившегося из сил Кашицына притормозила бортовая газель. «Мне никто не поверит, — подумал он, забираясь в салон. — Никто и никогда».

— Спасибо, — пробормотал Петр.

— А ты вроде наш, с Сосноборска? — спросил водитель. — Рожа знакомая!

— Да…

— Что, в самую грозу попал?

— Нет… Меня пришельцы похитили. У вампиров отбили, — равнодушно сказал Кашицын и закрыл глаза.

— Эй, парень! — водила потряс его за плечо. — Ты как… И чего они курят такое, — пробормотал он, дождавшись слабого кивка.

Глава 10 Две разменных монетки

— Я снаружи, на антиграве. Разгружу вас, — сказал Климович, пропустив внутрь трансфера пеструю компанию и устраиваясь на ступеньках трапа.

— Ладно. Не свались, — Логинов, который замыкал процессию, хлопнул его по плечу.

В салоне Илья усадил продрогших девушек вместо себя и Климовича. Они озирались и переглядывались через проход. Бойцы Логинова заняли свои места у орудийных полусфер, Демайтеру досталось свободное кресло возле открытого люка, сам Илья примостился в нише багажного отсека, а Владимир провел Асиану к открытой кабине пилотов.

— О-о, здравствуй Асианушка. Видела ожившего парня? Спасибо, пригодился твой подарок, — сказал доктор Шевцов, развернувшись им навстречу.

— В том, что он снова жив — половина заслуги — твоя, лекарь, — ответила Асиана.

— А что с Пашей? — спросил Владимир.

Павел Кравцов полулежал в кресле пилота. При виде Логинова он слабо шевельнулся и рефлекторно попытался оттереть следы крови, которой был заляпан спереди летный комбинезон. Врач придержал его и легонько потрепал по руке.

— Укатали вы парня, вот что, — сказал он. — До крови из носа и глубокого обморока. Не трогайте его часок-другой, и все нормально будет.

— Я в порядке, — прошептал пилот.

— Ничего, лежи, я сам перегоню трансфер, — сказал Логинов и уселся в кресло второго пилота. — Тут не далеко. Валера, давай в салон. Асиана, тебе придется встать вот здесь, между креслами и показывать дорогу. Если ты увидишь ее сверху, сориентируешься?

— Где ты нашел такого пилота, Владимир? — спросила Асиана, нагнувшись к самому его уху. — И почему его не бережешь?

Логинов вздрогнул и посмотрел на волшебницу снизу вверх.

— Я не заблужусь, — улыбнулась ему Асиана.

Короткий перелет прошел без приключений. Несмотря на то, что официально перемирие никто не объявлял, до смерти уставшие представители разных измерений и не пытались совать друг другу палки в колеса. Как только трансфер спустился ниже уровня морока, Климович спрыгнул на землю, расчистил посадочную площадку и разметил ее сигнальными файерами. Логинов посадил аппарат на автопилоте, не рискнув втискиваться в четырехугольник импровизированной парковки в ручном режиме.

Первыми из трансфера вышли два десантника в бронекостюмах и тут же растворились в лесу. Женя с Дашей спустились по трапу последними, если не считать доктора и пилота, оставшихся в кабине.

Лесным убежищем вампиров оказался старинный деревянный дом с мансардой. Снаружи сруб почернел. Нижние бревна, лежащие на просевшем фундаменте, обросли мхом, доски крыльца местами прогнили, а медные накладки на входной двери позеленели от времени.

— Королевские ищейки виртуозно допрашивают и живых, и мертвых, — нарушила молчание Асиана. — Ты уверен, что хочешь говорить с нами, мудрец?

— Давайте для начала просто зайдем внутрь, — предложил Логинов, сбив хлипкий замок.

— Места в доме хватит всем, — поддержал его Илья. — Сейчас разберемся, кто где будет отдыхать, и что чьи уши услышат. Ну что там, Володя?

— Чисто. Внутри никого. Заходите.

Женя дернула зазевавшуюся подругу за футболку. Даша зачарованно разглядывала трансфер, почти касавшийся коротким крылом шифера горбатой крыши. Обтекаемая турбина висела как раз под окном — там, где полегли срезанные Климовичем заросли черемухи. В гладком корпусе машины отражались порозовевшие облака и синие пятна чистого неба. Турбина все еще подрагивала и тихо насвистывала затихающую мелодию. Рядом с ней крепился сверхсветовой движок, который Даша приняла за самонаводящуюся ракету или какое-то секретное оружие, спрятанное в защитный кожух.

— Заходите, — сказал девушкам Илья и придержал дверь.

Даша украдкой оглянулась на Демайтера, но тот сделал неопределенный жест, как бы говоря: ты сама этого хотела. Девушки вошли внутрь.

Весь первый этаж дома занимала гостиная. Грубо отесанные бревна стен украшали лосиные рога, потемневшие от времени картины и массивные электрические светильники «под старину». Справа от входа небольшая барная стойка примыкала к камину. Над ней висела плоская панель телевизора, а на каминной полке красовалась пара вычурных бронзовых подсвечников на три свечи каждый. У стены располагался огромный диван, прямоугольный деревянный стол, деревянная же скамья и пара кресел. По левую руку тянулись полки с книгами и громоздился платяной шкаф. На паркетном полу, в котором был вырезан квадратный люк с массивным кольцом, дрожали косые лучи солнца. Узкая лестница вела наверх, в мансарду.

— Охотничий домик, — шепнула Женька.

Асиана восприняла реплику буквально:

— Верно, Женя, но лишь отчасти — «охотничий». Некоторые жертвы приходили сюда добровольно, не подозревая о западне. Помогите мне, — попросила она, наклонилась и взялась за кольцо. — Эти юные особы не верят своим глазам. И вам тоже не помешает взглянуть.

Климович переглянулся с Ильей, подошел и потянул за кольцо. Тихо зажжужали сервоприводы «Игуаны» и заскрипели тугие петли, открывая вход в каменный склеп, немногим уступающий по площади первому этажу. Снизу потянуло могильным холодом. В подвале на небольших постаментах возвышались шесть пустых гробов из красного дерева, украшенных резьбой и богатыми инкрустациями. В лучах фонаря блестели тщательно отполированные крышки, лежавшие рядом.

— Здесь они отдыхали днем перед охотой, — усмехнулась Асиана. — Этот мир принадлежит нам, Илья, если ты мне не верил.

— Закрываем, — решительно сказал Логинов.

— Сюда бы вас притащили, если бы не сожрали сразу, — пояснила Асиана, обернувшись к девушкам, вздрогнувшим от тяжелого удара, с которым захлопнулся массивный люк. — Весьма символичное у нас место для переговоров, не так ли? Шагайте, замарашки, — она подхватила с пола дорожную сумку, которую принесла с собой. — Приводить себя в порядок лучше наверху. Все равно мне надо переодеться из этого намокшего тряпья. Не бойтесь, я их пока не трону, только высушу, — обратилась она ко всем. — Стоило ли спасать их от местной нежити, чтобы погубить сейчас, в присутствии таких защитников!

— Пойдем? — тихо спросила Даша.

— Угу, — кивнула Женя и хлюпнула носом. — Ничего себе тряпье… У нее шорты «Дольче и Габано», — прошептала она, поднимаясь по шаткой лестнице.

— Женька! — так же тихо отозвалась Даша. — Я фигею. Тебе есть до этого дело даже сейчас?!

— А что такого? Вон лейбак торчит.

Верхний этаж, вернее — мансарда с косыми стенами, обитыми вагонкой, и низким потолком, был разделен на две маленькие спальни с зарешеченными окошками. В каждой стояло по две кровати, намертво прикрученных к полу. В изголовьях на перекладинах железных спинок болтались разомкнутые наручники. Тихая истерика девчонок быстро прекратилась под пристальным холодным взглядом Асианы.

— Здесь есть провода электропитания, — донесся снизу голос Климовича.

— Сможешь запустить их генератор?

— Не знаю, вряд ли. Я лучше наш аккумулятор подключу.

Хлопнула входная дверь, и разговор продолжился снаружи:

— А вода? Во дворе скважина.

— Посмотрим. Должен работать насос. Оборудование чудное, сейчас проверим…

— Валера, как у Паши дела?

— Да ничего, живехонек.

Если закрыть глаза и не смотреть, как снятая одежда шипит и сплевывает грязь и воду под руками зеленоглазой ведьмы, а кроссовки отряхиваются на полу, точно мокрые котята, можно было представить, что Женя с Дашей приехали к друзьям на дачу. Асиана раздраженно махнула рукой в ответ на робкое «спасибо», вышла в соседнюю клетушку и закрыла за собой дверь.

— Так, — тихо сказала Женя, прислушиваясь к голосам снаружи. — Эти, с летающего автобуса, из другой параллельной реальности, правильно?

— Ну да, — Даша присела на краешек кровати, закинутой пестрым покрывалом.

— И они грохнули тех, кто напал на Асю и Демайтера. Получается, они союзники?

— Кто союзники? Волшебники с космонавтами? Это же бред!

— Ка-анечно! Гробы в погребе — обнаженная реальность, ага, — усмехнулась Женька.

Даша полезла в сумку и достала пол-литровую бутылку минералки.

— Ты, кстати, осторожнее с короткими именами, — предупредила она, откручивая крышку, — у них там целый ритуал. Не дай бог сократишь как-нибудь не так, и получится смертельное оскорбление.

Минералка зашипела и брызнула из-под крышки.

— Тьфу, черт! Только высохли!

— А как, кстати, Демайтер сокращается? — спросила Женя, копаясь в рюкзачке.

— Дэм, — не задумываясь, ответила Даша и сама удивилась, откуда она это знает.

— Димка, значит, — хмыкнула Женя, спугнув Дашину мысль, которая так и не успела сформироваться в нечто большее, чем смутная догадка. — А сколько ему лет?

— Понятия не имею! Я не спрашивала.

— Спорим, за тридцать?

— Тсс! Тише ты.

— Да ладно! Не такой уж он всемогущий. Ты что, не видела? Эти телепортирующиеся уроды наваляли ему только так. Еще немного — запинали бы и прирезали.

Даша закрыла и медленно открыла глаза. Фантастический бой в жгучих лучах электрической хризантемы, казалось, шел до сих пор, заливая комнату мертвенным светом.

— Жуть, да? — сказала она и нервно отхлебнула из горлышка.

— Как в кино. И десантники эти в бронекостюмах как нарисованные, — мрачновато поддакнула Женя, передернула плечами, вспомнив тяжелый ствол лучемета, упершийся в затылок, и с досадой бросила обратно в рюкзачок отсыревшую пачку сигарет. — Жаль, Дашка, роли у нас с тобой не главные. Главные герои всегда выживают в конце, преодолев все трудности.

— Может и мы тоже… — с надеждой прошептала Даша. — Они почему-то до сих пор нас не убили. Асиана тебя защищала.

— Думаешь, ты сейчас крикнешь как Алиса из книжки: «Вы все просто колода карт»! и они разлетятся в разные стороны, а мы встанем да пойдем?

— И Демайтер, Жень… Зачем он повел меня домой? Он знал, что дорога опасна. Мы там, в самом деле, чуть не замерзли насмерть.

— Пошли вниз. Я в туалет хочу, — сказала Женя.

— Вечно ты! В самый неподходящий момент. Кто нас сейчас отпустит по кустам бегать?!

— Темнота! — хмыкнула Женька. — На первом этаже санузел в «предбаннике». Если они воду подключили — пописаем как белые люди!

— Женька! — зашипела Даша.

— Ну чего? Что я опять не так сказала?

— Э-э… Слушай, а зачем вампирам туалет? Они же вроде мертвые, — серьезно спросила Даша. — Сердце не бьется, почки не фильтруют, кишечной перистальтики нет.

— Они здесь добычу держали, — напомнила Женя и качнула пальцем наручники, болтавшиеся на железной спинке кровати, — на фига им обкакавшиеся жертвы? Невкусно!

Даша схватилась за голову.

— Я сошла с ума, — сказала она, — у меня цветистый раскидистый бред!

Женя яростно потерла щеки руками.

— Ну что, идем?

Когда девушки вернулись в гостиную, там было полно народу. Не хватало ребят Логинова, которые разворачивали следящую аппаратуру, и доктора Шевцова — он предпочел остаться с Пашей на трансфере. На спинке того кресла, что стояло у окна, лежал черный плащ стражника. Демайтер у противоположной стены задумчиво перелистывал книги, одну за другой снимая их с полки.

Даша посмотрела на подозрительные пятна на обивке громоздкого дивана и бурые брызги на потолке, пихнула Женьку локтем в бок и они вдвоем уселись на скамейке так, что Даша оказалась рядом с пустовавшим пока креслом Демайтера.

На «подозрительном» диване расположились Илья, Коля Климович и Логинов. Они переоделись в обычную форму — футболки цвета хаки и темные брюки. У Логинова, точно у охранника важной персоны, торчал в ухе маленький наушник, а под мышкой кобура. Асиана явилась последней. Вызывающе простучав каблучками по ступенькам, она заняла второе кресло, закинула ногу на ногу и небрежно положила руки на подлокотники.

Глядя на ее золотисто-русые локоны, которые струились по плечам, Женя неосознанно коснулась рукой стриженого затылка. Даша успела облегченно вздохнуть — она собрала волосы в хвост. Конкуренции с волнистой копной Асианы ее прическа не выдержала бы, несмотря на все старания водяного лесовичка, подарившего светловолосой Даше благородный платиновый оттенок.

Демайтер обернулся к рассевшейся за столом компании:

— Спрашивай, Илья. С учетом обстоятельств нашей встречи, я думаю, будет справедливо отдать тебе право первым задавать вопросы.

— Это Идеальный мир?

— Впервые о таком слышу, — сказала Асиана себе под нос.

— Не Провинция и не осколок, а полноценная планета-центр или Королевская Земля в вашем понимании. Утерянная давным-давно… — Илья чуть склонил голову в сторону стражника. — Я прав, Диам-Ай-Тер?

— Почти. Идеальный мир — легенда, услышанная мною на краю света. А эта Земля — то, что осталось от Изначального мира в реальности. Потому я и сказал, что нашел не то, что искал.

— Тогда Сосноборск — их Карамант? — уточнил Илья, вспомнив разговор с Петром Кашицыным.

— Верно. Но не ближайший к миру осколок, а скорее полуостров, жителям которого не нужен проводник. Достаточно легкого проблеска способностей, чтобы найти дорогу. Если тебе придет в голову изучить «полуостров» тщательно, Илья, ты встретишь немало людей, никогда не покидавших города в одиночку. И никто из них толком так и не объяснит почему.

Демайтер медленно подошел к столу.

— Узкоколейка! — шепнула Даша Жене.

— Нет, она как раз для избранных, как и Сенечкин луг, — так же еле слышно отозвалась Женя. — А дорога с полуострова идет через Корягово!

— Точно!

— У меня нет причин не доверять мнению королевского стражника, но… Ты уверен в своих выводах, Демайтер? — спросил Илья. — Согласно концепции, принятой у вас в СКМ, Изначальный мир полностью разрушен. Эта планета может оказаться измерением, лежащим не на центральной оси перехода, а на векторе отклонения. Парадоксом, но не более!

Увлекшийся Илья упустил из виду разницу в терминологии.

— У меня было время проверить. Я пришел сюда раньше вас, — сказал стражник после небольшой паузы.

Он небрежно выложил на середину стола стопку журналов, которые держал в руках. На деревянной столешнице веером рассыпались старые выпуски «Вокруг света», «Науки и жизни», «Магии кино» и даже «National geographic» с желтыми Египетскими пирамидами на глянцевой обложке. Даша с Женей удивленно переглянулись. Демайтер прошел за их спинами и уселся в кресло, укрытое волшебной мантией.

— Что дальше? — тихо спросил Логинов.

Илья перелистал несколько изданий, отложил в сторону «Магию кино» и поднял голову.

— Изначальный мир, от которого мы все произошли… то есть, откололись, пострадал в катастрофе, — сказал он. — Допустим, он обладал такой высокой энергией, что «отпустив» нас, не разбился на девять планет, как отрицательная или положительная параллель. Он не рассыпался, а как бы раскрошился на осколки в пределах одного измерения и напоминает теперь плохо сшитое лоскутное одеяло. И если я правильно понимаю, здесь идет вечная вражда между «лоскутками». Мир остался без хозяина, потому что трон Атлантиды, вырванный из его сердца, находится в ином пространстве и времени.

— Источники силы! — воскликнула Асиана, — они повсюду. Здесь можно овладеть неисчерпаемым волшебством…

— Не обольщайся, — сказал ей Демайтер. — Выбросы спонтанны. Магия этого мира нестабильна. Я видел бездонные провалы. Ты можешь все потерять в одночасье, просто неосторожно наступив на линию разлома.

— Ничего-ничего, — прошептала Асиана. — Я тоже кое-что видела.

Демайтер досадливо поморщился и продолжил, обращаясь к иномирцам:

— Я бы сказал — многослойное лоскутное одеяло. Браво, Илья, мне понадобилась почти неделя, чтобы выстроить правдоподобную картину этого мира.

— Не считается. Мне подсказали, — чуть улыбнулся ему Илья и перевел взгляд на девушек. — Даша и Женя, правильно? Вы живете здесь, — он неопределенно взмахнул рукой, — с самого рождения?

— Ну да, — сказал Женя.

— О-о, сейчас начнется самое интересное. Удачи, Владимир Логинов, — усмехнулся Демайтер, демонстративно скрестив руки на груди.

— Нежитью можно пренебречь, — продолжал Илья, — не так ли, Асиана? Темные князья не знают о том, что четвертое королевство — это не миф. И не подписывали закон о территориальной принадлежности… Так какая из двух принцесс наша? Ты назовешь или мне сходить за геном-анализатором?

Дальше все произошло так быстро, что Даша не успела испугаться. Глаза ведьмы полыхнули фосфорическим огнем. Асиана вскочила и бросилась к Даше. Логинов легко перемахнул через ее опустевшее кресло, схватил ее сзади за волосы, рванул на себя и едва успел разжать пальцы прежде, чем по ним скатилась огненная волна. Пол вокруг Асианы обуглился, она стремительно развернулась. Сухо щелкнул предохранитель, и Логинов замер в смертельных объятиях черной невесты. Алмазное лезвие уперлось ему в грудь у самого сердца, ствол лучевого пистолета — вдавил в висок русый локон, заставив Асиану неестественно выгнуть шею. На груди Владимира расплывалось красное пятнышко.

— Довольно! — сказал Демайтер поднялся. — И тень любви, да, сестра? — он подошел к Асиане почти вплотную. — Да тут не тень витает, а парит жар-птица… Даже стражнику виден размах ее крыльев. Ты никогда его не убьешь! Опусти оружие, — посоветовал он Логинову, — лишишь ее жизни из чувства долга — будешь жалеть до самой смерти. Туманный проход на осколки закрыт. Вам пока нечего делить.

«Нет, какая еще любовь, не может быть»! — мысленно ахнул Илья и вспомнил очередной урок, во время которого Логинов посвящал его в элементарные правила ближнего боя. «Любое огнестрельное оружие — неважно лучевое или кинетическое не так эффективно на коротких дистанциях как обычный нож, — говорил он. — На то, чтобы выхватить пистолет, снять с предохранителя, навести на бросившегося противника и произвести выстрел нужно время. Допустим, я успеваю. Но противник все равно достает меня по инерции. Так что если между вами меньше трех-четырех метров, скорее всего тот, кто на тебя нападает, не собирается стрелять. У него на уме что-то другое. И ты не успеешь выстрелить в ответ»…

«Что происходит? — пронеслось в голове у Ильи. — Нож должен торчать из горла Асианы. Но Володя его и не доставал! Он испугался собственных рефлексов и выбрал заведомо менее эффективное оружие»…

Илья глубоко вздохнул и спосил ровным голосом:

— На чем мы остановились, светлый господин Диам-Ай-Тер?

— Желаешь продолжить, мудрец?

— Очень.

— Нас все время прерывают.

— Сейчас я все улажу. Володя, вы закончили?

— Да.

— Вот видишь, все в порядке, Демайтер. Итак?

— Даша рождена от заблудившегося звездного странника — единственной легенды вашего мира. Женя — дочь Асианы. Они ровесницы, Илья. По «Закону о территориальной принадлежности» наши Земли и их правители имеют равные права на эту территорию. У вас — небольшое преимущество, поскольку Даша полукровка. Ее мать рождена в Изначальном мире. А Женю привели сюда туманные проходы.

— Зато Женя старше на месяц! — огрызнулась Асиана, опустила руку с бриллиантовым коготком и обессилено положила голову Логинову на плечо. — Он выжил из ума, — пожаловалась она на Демайтера, — он закрыл проход и не выпускает меня отсюда. И вам помешает уйти, вот увидишь! Мы в мышеловке.

— Давай дослушаем, — предложил Логинов, вернул лучемет в кобуру, потрогал рукой царапину под сердцем и посмотрел на окровавленные пальцы. Асиана отстранилась, задумчиво намотала на палец прядь волос и выдержала эффектную паузу. Добившись всеобщего внимания, она развернулась к Демайтеру.

— Ты… видишь печати миров! — сказала она с нескрываемой завистью.

— Да, сестра, — подтвердил стражник. — По рангу и статусу. Так же ясно, как ты — кровное родство и любовные узы.

— Тогда почему ты не убил ее там, на осколках?! — спросила Асиана, указав рукой на Дашу.

— Я хотел выяснить, откуда она пришла.

— А почему сейчас ты даришь ее иномирцам, Диам-Ай-Тер? Чем заслужили такой щедрый подарок жители Механического королевства? Если бы осталась одна Женя, Изначальный мир был бы нашим!

— Это наш общий подарок, Асиана. Разве не ты спасла девушку от нежити?

— Я отправила за ней мертвяка! Я думала, что она — ненужный свидетель и только! Иначе я пошла бы за ней сама.

— Что ни делается — все к лучшему, — усмехнулся Демайтер.

Логинов, удивленный странной перепалкой, вопросительно посмотрел на Илью, но тот развел руками. Он тоже перестал понимать, что происходит. Даша таращилась на ведьму глазами, полными ужаса. До нее, наконец, дошло, под чью дудку плясал мертвый Кашицын. Демайтер вернулся на свое место. Илья на секунду прикрыл глаза.

— Подождите, — сказал он и медленно положил руки на стол ладонями вниз. — Так мы ни к чему не придем. Присядь, пожалуйста, Асиана. У тебя нет ни единого шанса — Владимир Логинов лучше всех здесь знает, что такое долг. А главное — нет ни единого шанса у Жени. Орудия трансфера пробивают стены. Не сомневайся мы восстановим равновесие, если Даша погибнет. — Илья перевел взгляд на Дашу. — Ты в самом деле — дочь Неназванного капитана? И если так, то где он и как его зовут на самом деле?

— Его имя Андрей Бессольцев, — сказал Демайтер вместо онемевшей Даши, которую бил озноб.

Впервые за все время разговора он непосредственно обратился к девушке, отползшей к самому краю деревянной скамьи и упершейся коленом в подлокотник его кресла.

— Я сожалею, — тихо сказал он ей и повысил голос. — Он на пути к черной звезде, которая стала его могилой. А поскольку ваш капитан возвращается не без моей помощи, я поклялся не убивать его дочь.

— Не убивать или защищать? — язвительно переспросила Асиана. — Мои поздравления, Диам-Ай-Тер! Ты перевыполнил обещание.

— Послушайте, — еле слышно пролепетала Даша, — если все это правда, почему вы не прилетели за ним раньше? — она посмотрела на Илью. — Почему вы его не искали? Почему оставили одного в чужом мире? Тут у нас в девяностые такое творилось… Возле Сосноборска какие-то местные уроды избили его до полусмерти и потери памяти, раздели и бросили умирать в придорожной канаве. Если он действительно участвовал в таком важном эксперименте, как вы это допустили? Я не верю!

— Все не так просто, Даша, — нарушил неловкое молчание Николай Климович, — Может, прерветесь? — спросил он у всех сразу. — Успеете еще Вселенную попилить. А я расскажу девчонке, кем был для нас ее отец. Сдается мне, Илья Владимирович, что «Сказку на ночь» сочиняли для нее.

— Давайте прервемся, я — за, — поддержал Илья, потер лоб рукой и обвел присутствующих усталым взглядом. — Нам всем только на пользу.

Климович подошел и протянул руку Даше.

— Пойдем, девонька. На трансфере есть кое-какие видеозаписи. Я тебе покажу.

— А Женя? Что вы с ней сделаете?! — испуганно спросила Даша, переводя взгляд с Логинова на Демайтера. Владимир отрицательно качнул головой. Стражник не тронулся с места.

— Ничего. Иди, Даша. Это не в моих интересах, — сказал он.

Даша еще раз оглянулась на Женю и вложила руку в лапищу Климовича.

— Что за Неназванный капитан? О чем сказка? — спросила Асиана, присев рядом с Владимиром на подлокотник дивана.

— Потом расскажете мне, откуда на том осколке взялся проводник, — обронил Николай в дверях.

— Королевский проводник? — переспросил у Ильи Демайтер. — Ты не встречал их раньше, Илья! Ты уверен?

Информация о проводнике показалась стражнику важной настолько, что он вообще перестал обращать внимание на все, что происходит вокруг.

— На девяносто девять процентов.

— Куда и за кем он шел? Где он сейчас?!

— Проводник на осколках?! Так вот кто привел сюда ищеек! — подхватила Асиана. — Держу пари, он шел за подкреплением. Надеюсь, вы его прикончили? Вам это не возбраняется…

— Нет, Асиана, это ты его прикончила, — усмехнулся Илья. — Мертвяк Кашицын сожрал его прежде, чем мы успели его расспросить. Так что больше ваш соотечественник никого никуда не приведет.

— Ой, все! Не могу больше, — сказал Женька, подошла к барной стойке и схватила с полки початую пачку «Данхилла». — Я курить пошла! Можете начинать палить в меня из бластеров!

И она выскочила на крыльцо вслед за Дашей. Поскольку Женя не училась в мединституте, ей было все равно, как умудрялись курить бездыханные вампиры. А об их жертвах она предпочла не задумываться.

Разговор в доме крутился вокруг погибшего проводника. Если он оказался на осколках не случайно, то получалось, что именно он провел отряд ищеек к развилке дорог и возвращался домой. А может быть — шел сквозь туманные границы за следующим отрядом. И значит, еще как минимум двум королевским кланам известны призрачные координаты Изначального мира. Услышав версию, от которой в пору было мурашкам забегать по коже, Асиана с сомнением покачала головой.

— Не сгущай краски, Илья. Вот перед вами — королевский стражник, дослужившийся в клане до советника патриарха, — она указала на Демайтера, — спросите его, многие ли сослуживцы искали Изначальный мир вместе с ним! У того, кто рангом ниже — множество других забот. У магов высшей ступени — свои тайны, у кучки советников — свои.

Илья помолчал и посмотрел на стражника:

— Закрыть проход — это единственное решение? — спросил он.

— Для меня — да.

— Ты принял его за всех, Демайтер.

— Я всю жизнь этим занимаюсь, Илья. Мне не в диковинку жалобы и угрозы тех, кто не может попасть в Соединенное королевство или шагнуть с Провинции на Землю Королей. Поверь, на своем веку я выслушал тысячи разных доводов.

Скрипнула входная дверь, но Илья не обратил внимания на вернувшихся Дашу, Женю и Климовича.

— Почему? — коротко спросил он.

— Изначальный мир оказался больным и нестабильным. И намного более уязвимым, чем наши Земли и Провинции. И в то же время здесь гуляют такие силы, за которые любой маг отдаст все что угодно, — сказал Демайтер. — Я боюсь предположить, что начнется, если король Аканор узнает, где истинное место его трону, а патриархи кланов решат проверить здесь свои реликвии, пророчества и могущество.

— А ведь правда, Илья, — вдруг сказал от порога Николай Климович, пропустив вперед Женю с Дашей. — Солнечные батареи «Игуаны» здесь едва не сгорели. Движки трансфера «крутились» еще минут пять после того, как Логинов их полностью обесточил. Видал, как оборудован дом? С таким низким КПД у нас не будет работать ни один механизм. Наши тоже начнут использовать эту планету как заправочную станцию. Ее растащат.

— Ты не сможешь спрятать целую Землю, Демайтер, — покачала головой Асиана. — Пусть я с иномирцами и девчонками впервые слышу легенду об Идеальном мире, пусть тот проводник был единственным, кто нашел дорогу, но ищейки знают не меньше тебя. Они пришли сюда раньше. Они уже здесь! Рано или поздно они доберутся до тебя и прикончат.

— Сейчас проход закрыт для всех в обе стороны, — сказал королевский стражник. — С моей смертью, — он посмотрел на иномирцев, подбирая слова, которые будут понятны всем, — дорога обрушится навсегда.

— Вот как? Я слышала про ваши затворы на крови, — нехорошо улыбнулась Асиана. — Илья! Демайтер не участвует. Он предпочитает сидеть у призрачной границы как цепной пес! Давайте поделим эту Землю пополам прямо сейчас. Предлагаю союз в охоте на ищеек. А дальше я устрою здесь что-нибудь такое, что рано или поздно обратит на себя внимание нашего драгоценного стражника. Обещаю, это будет грандиозное зрелище.

— Интересное предложение, — неожиданно заявил Илья. — Я могу согласиться, Демайтер.

Илья не договорил.

Демайтер беззвучно шевельнул губами и сжал кулаки. Дом охнул, из щелей полетела пыль. На стене гулко треснул экран телевизора. В окнах звякнули стекла. Бокалы, висевшие над стойкой, взорвались как перегоревшие лампочки. Вспыхнули, оплыли и погасли свечи на каминной полке.

— Ай! — вскрикнула Женька, которой осколок стекла чиркнул по щеке. — Да елки-палки! Мне кто-нибудь объяснит нормальным русским языком, за что нас с Дашей обозвали принцессами и почему мы должны продолжать слушать весь этот бред?!

— Что такое Идеальный мир? — сказала Даша и встала рядом с ней, как тогда, в «Орленке». — И почему ты так уверена, что меня можно кому-то подарить? — развернулась она к Асиане.

— Ну ты же наложница, — улыбнулась ведьма, — или все-таки нет?

— Не твое дело! — огрызнулась Даша, удивившись собственной смелости.

Асиана развела руками:

— Какие отважные воробушки, — произнесла она. — Ну что тут скажешь? На ваше счастье среди нас есть мудрец. Пусть он и мучается с вами, если захочет. А я пойду проверять часовых вместе с Владимиром Логиновым. Они еще не нашли местное кладбище жертв? Нет? А гиблую яму, в которую непременно свалится ваш летающий корабль, если ее вовремя не обойти? О-о, тогда ты просто обязан взять меня с собой, — и она перевела на Логинова изумрудный взгляд.

— Лучше беседовать о мироустройстве, чем гулять с ней в надвигающихся сумерках, — глухо сказал Демайтер, глядя как воск, застывая, капает с каминной полки. — На твоем месте, я бы согласился, Илья, и отпустил боевого мага…

Он отвлекся от созерцания причудливых восковых сталагмитов, досадливо поморщился и провел указательным пальцем по красиво очерченной брови.

— Э-э… Командира… Сегодня у всех нелегкий день, Владимир Логинов, — все-таки признался он, не опускаясь до прямых извинений. — Я спутал нашу иерархию с вашей.

— Забери ее из дома, Володя, так спокойнее и нам, и девочкам, — согласился Илья.

— Это Логинов, — сказал Владимир в инком, включив режим общей связи, — до отмены распоряжения выполнять мои приказы только после подтверждения Ильей Лапиным. До выхода с измерения командует Лапин, — хмуро повторил он, поднялся, кивнул Демайтеру и отправился на улицу вслед за упорхнувшей Асианой.

Климович, щелкнув выключателем, зажег в комнате свет и вышел. Последним дом покинул королевский стражник, прихватив с собой плащ.

— Что ж… — сказал Илья девушкам. — Садитесь ближе. Предлагаю обмен информацией. Вы расскажете мне о встрече с магами и о том, что произошло на развилке до того, как мы вывалились на нее из аномалии, а я вам — одну очень интересную теорию. Идет?

И Даша с Женей услышали невероятную концепцию мироустройства и единого языка. Они узнали о колдовских мирах, иных Землях и осколках, о странных существах, населяющих Вселенную, о коварных правителях, хитроумных мудрецах, королевских кланах, вечно грызущихся друг с другом за власть, о полетах к звездам, зонах плавающего горизонта и техническом могуществе.

— Разгуливая по векторам отклонения, можно встретить таких жителей и такие верования, что глазам не поверишь, — подытожил Илья. — Но для кого-то Осколок — единственно возможный мир. Люди и нелюди рождаются в нем, живут, любят, ненавидят, умирают… и это не значит, что их герои не достойны легенд, а подлецы — кары.

— А что будет теперь? — тихо спросила Даша. — Со смертью отца восстановится равновесие?

— Не знаю, — сказал Илья.

— Извините, Илья Владимирович, а вы — правда, мудрец? — не удержалась Даша.

Лапин махнул рукой, встал и прошелся по комнате:

— В мирах отрицательной параллели нет понятия ученый, специалист по контактам или научный руководитель экспедиции. Теперь с легкой руки Демайтера меня даже майор Логинов иногда так называет. Ничего не поделаешь — приклеилось. Что там в мансарде?

— А? — зачарованно переспросила Женя. — Ах, да! Две спальни по две кровати.

— На вашем месте я бы занял одну, пока не появились другие претенденты.

Девушки прислушались к совету. Перед тем, как подняться наверх Женька заглянула за барную стойку, нашла коробку конфет, пачку кукурузных чипсов и прихватила с собой наверх.

Времени было еще около десяти часов вечера, но за окном стемнело. Трансфер стоял с другой стороны дома, а здесь к зарешеченным оконцам вплотную подступал густой хвойный лес. Наверх хозяева свет не проводили. В темноте Женька нащупала на спинке кровати пустые наручники и защелкнула. Немного поколебавшись, она плюхнулась на скрипнувшую кровать прямо в обуви, закинула руки за голову и покачалась на металлической сетке, прикрытой пестрым покрывалом.

— Две разменные монетки — вот кто мы с тобой, Дашка! Никакие не принцессы. Обидно, да? Столько всего наворочено, а в конце — пшик.

— Слушай, Жень, если Асиана — твоя мать… — задумчиво начала Даша.

— Эта полоумная ведьма мне не мать! — отрезала Женька.

— Да-да! Жень, я понимаю… А она рассказала, кто тогда твой… биологический отец?

— Какой-то боевой маг из провинции, — пожала плечами Женя, — сказала, что его убили за связь с девушкой из клана, когда я еще не родилась. Якобы у нее на глазах. И что в него я такая каштановая.

— Станешь тут полоумной… Какая-то грустная сказка, — вздохнула Даша.

— И страшная, — отозвалась Женька. — Зато теперь понятно, почему мы с тобой дружим. Мы обе здесь чужие. В прямом смысле слова — не от мира сего. Ну, про тебя-то Дашка я давно все поняла. Но чтобы со мной такая хрень! — Женя многозначительно замолчала.

— Ничего не понятно, — возразила Даша. — Миры-то враждуют.

— Миры! А не люди. Ну что, положительная параллель, давай и дальше дружить?

Даша улыбнулась в темноте и с некоторой опаской села на соседнюю кровать.

— Жень, ты представляешь, где-то сейчас в самом настоящем дворце сидит на троне король…

— А на дереве у Лукоморья висит сундук! И в далекой-далекой галактике бушуют звездные войны! — перебила Женька. — Там-там-там-та-да-дам…

— Вот балда! — вздохнула Даша. — Мы единственные на всей планете, кто знает, куда на самом деле пропала Атлантида, — прошептала она. — И почему у нас тут столько различий от расовых до религиозных. Мы живем в разбитом мире!

— Нам бы с этими знаниями до утра дожить и не в психушке проснуться, — сказала Женя.

Даша хмыкнула и вытянулась на покрывале. Она думала, что глаз не сомкнет и будет до утра шептаться с Женей, обсуждая невероятные события. Но усталость быстро взяла свое. Даша и не заметила, как забылась тревожным сном, который оборвался посреди ночи чьим-то невесомым прикосновением.

От неожиданности она подскочила и села на постели, прислушиваясь к ночным шорохам. Убывающая луна заглядывала в окно, заливая Женьку, вздрагивающую во сне, холодным сиянием. Даша протерла глаза, встала, стянула свое покрывало и тихонько набросила на спящую подругу. А потом быстро надела кроссовки и, стараясь ступать как можно тише, спустилась по предательски поскрипывающей лестнице. Внизу на диване тоже кто-то спал, но в темноте она не разглядела, кто. Входную дверь, естественно, запирать не стали. Это была такая смешная предосторожность, что о ней и не вспомнили. Даша, аккуратно нащупывая ногой ступеньки, сошла с крыльца.

— Доброй ночи, — сказала темнота.

— Ох… Демайтер!

Стражник скинул капюшон плаща и прижал палец к губам.

— Как ты меня выманил? — прошептала удивленная Даша. До сих пор все, что она делала с того момента, как проснулась, казалось само собой разумеющимся.

— Вестником, — ответил маг и взял ее за руку, — я пришел попрощаться.

От его прикосновения сердце забилось у Даши в груди как испуганная птичка.

— Что… Зачем… а как это я и ты, — Даша еще что-то пролепетала и сообразила, — ты уходишь! — тихо сказала она. — Мы больше никогда не увидимся, да?

— Да. Я приносил клятву хранить Соединенное Королевство. Игры внутри чужого мира — не мое дело. Пойдем. У нас есть время до рассвета. Или ты все еще думаешь, что я не человек?

— А… тебе было тогда больно? — спросила Даша, подумала о том, как глупо это звучит, и смущенно замолчала.

— Конечно! — заверил маг и слегка сжал ее руку. — Если я скажу, что не только больно, но и страшно, тебе станет легче?

Даша слабо улыбнулась в ответ.

— А как же часовые? Они нас разве не задержат?

— Я бы беспокоился, если бы на часах стоял их командир, но как раз сейчас у него нашлись дела поважнее, — Демайтер обнял Дашу за плечи, укрыл краем мантии и увел в непроглядную темень. — Здесь есть мертвое пространство, в котором вязнут невидимые нити их механизмов, — в полголоса объяснил он. — Пойдем, пройдемся. К сожалению, я не могу воспользоваться клановой магией. Ищейки учуют ее мгновенно.

Ведомая стражником, Даша молча сделала добрую сотню шагов, прежде чем оглянулась и увидела позади мрачную стену леса. Никаких признаков жилья — ни человеческого, ни вампирьего. Ни огонька, ни проблеска металла. Луна играла с трансфером где-то под куполом морока. Тишина растворилась в шорохах листвы, лес ожил, задышал, заухал и зашуршал. Над едва заметной тропинкой, озаряя ее неверным светом, поплыло белое облако, похожее на лохматый плафон. Даше показалось, что она видит волшебные фонарики в руках фей и прозрачные крылышки.

— Что это? — удивленно спросила она.

— Светлячки. Тсс… Не спугни их.

Демайтер прошел еще немного, остановился и развернулся к спутнице. Светляки рассыпались, брызнули в разные стороны.

— Просто вершина волшебства, правда?

Он стоял совсем близко. Даша робко погладила рукой прохладный шелк роскошной рубашки.

— Ты и представить себе не можешь, насколько я тебе не нужна, — сказала она, вздохнула, прикусила губу и отстранилась.

Демайтер взял ее за подбородок и чуть приподнял голову, заставив взглянуть себе в глаза. Вот странное дело — в ночной тьме и лунном сиянии они вовсе не показались ей страшными. Он провел пальцами по ее губам и шее так, что Дашу бросило в жар.

— Ко-ро-лев-ство, — запинаясь, произнесла она, — это так круто и сказочно… Ты ничего обо мне не знаешь. А я… я — просто разменная монетка измерения!

— Ошибаешься, Даша, однажды мы проговорили весь вечер. Это ты… Ты не знаешь! Не можешь представить себе, как смотрят на меня женщины Соединенного Королевства. И те, что соответствуют моему рангу, и простолюдинки с Провинций… Чего они хотят, чем меня поят и что требуют в обмен на любовь! — Демайтер коснулся застежки на груди, плащ скользнул с его плеч на землю. — И как выискивают на моем теле клановые татуировки, стараясь угадать, насколько важная рыба из стражников попалась им сегодня на крючок.

Он распустил шнуровку рубашки.

— Какие татуировки? — удивленно переспросила Даша, ахнула и замолчала на полуслове. На груди и шее стражника проступили мерцающие узоры. Во время роковой встречи с отцом до смерти перепуганной Даше казалось, что полыхавший светом маг изуродован горящими символами. И сейчас она с удивлением вглядывалась в тончайший орнамент, выгравированный на его коже.

— Вот эти, — усмехнулся Демайтер, отпустил кружевной воротник и сделал шаг вперед.

Серебро растаяло.

— А-а… у тебя, в самом деле, есть наложницы? — недоверчиво спросила Даша, переступив с ноги на ногу и прислушиваясь к себе изо всех сил. Отвращение и неприятие безнадежно опаздывали. Более того, они вообще провалились к чертовой матери, вместо того, чтобы уберечь несчастную заблудшую овцу от греха. Отец? Казалось, он улыбался ей из звездных россыпей…

— Разумеется, — заверил ее Демайтер.

— И-и… что они сейчас делают?

— Я думаю, не скучают, — маг крепко обнял ее за талию и притянул к себе. — Светлая девочка… — шепнул он и сделал вдох.

Даша почувствовала, что летит в бездонную пропасть, положила ему руки на плечи, закрыла глаза… И как тогда, на развилке, услышала у самого уха долгожданное и теплое:

— Доверься мне, не бойся.

Когда Женя проснулась, растрепанная Даша неподвижно сидела на дальнем конце кровати, обеими руками держалась за железную спинку и молча смотрела в окно. Ветви деревьев качались, перебрасываясь солнечными пятнами. Женя скользнула на пол, подошла и погладила подругу по распущенным волосам.

— Везет тебе, Дашка, — сказала она. — У тебя хотя бы принц был. И эльфы с гномами… А у меня просто вся жизнь рухнула в один миг. В никуда.

Даша положила голову на руки.

— Что теперь с нами будет? — тоскливо спросила она.

— А что бывает с секретными документами? — пожала плечами Женя. — Их прячут в архив. Запирают на замок, пока не истечет срок давности. Нас отсюда никогда не выпустят.

— Неужели… — начала Даша.

— Тсс, — вдруг перебила ее Женька, показала на пол перевернутым большим пальцем, на цыпочках пересекла комнату и осторожно открыла дверь.

Внизу Илья с Логиновым обсуждали в полголоса тот же вопрос.

— Ищейки охотятся на магов, — говорил Владимир, меряя комнату шагами. — О девчонках и их ценности они не подозревают. Иначе взяли бы их раньше, и Дашу живой не выпустили. Девочек надо либо отпустить, либо запереть здесь, кормить и охранять. До тех пор, пока светлый господин Диам-Ай-Тер… слетевший на хрен с катушек! Не опомнится и не откроет выход на векторы, — Логинов остановился, посмотрел на огарки свечей и задумчиво ковырнул ногтем потеки стеарина на каминной полке.

Илья вспомнил, что говорил Демайтер во время их путешествия к Дому-у-дороги, пробурчал себе под нос: «Одержимость не лечится» и безнадежно махнул рукой. Логинов выглянул в окно, словно кого-то высматривал.

— Ищейки… Шустрые сволочи, — он тихонько стукнул кулаком по подоконнику. — Обставили Землю плюс. У нас телепорт еще в стадии разработки. Если бы стражник вовремя не очухался, я бы их вчера упустил.

— Ты бы их не упустил, если бы не Асиана. Можно было и не прыгать на лету. Твой Семенов с трансфера успевал срезать всю троицу, — неожиданно жестко заявил Илья и посмотрел на Логинова долгим взглядом. — Я, конечно, не спец в военном деле.

Тот отвел глаза, улыбнулся, собрав в уголках карих глаз лучики морщинок, и тряхнул головой.

— Бывает, — сказал он. — Так. Мы вроде о девчонках говорим?

— О девчонках и о женщинах. Все остальное не заслуживает внимания!

— Ну, хорош изгаляться, Илья. Демайтера еще расспроси о ночных похождениях, как снова встретитесь. Только меня не забудь позвать. Я хочу посмотреть, что от тебя останется.

— А здесь-то Демайтер при чем? — удивился Илья.

— У-у, ты все самое интересное проспал, — ухмыльнулся Логинов. — Ладно, проехали. Так отпускаем их или сидим тут все вместе до скончания времен?

На несколько секунд в охотничьем домике воцарилась тишина.

— Если отпускаем, то немедленно! Пока не зашевелились местные блюстители порядка! — вдруг воскликнул Илья.

— Как раз этих можешь отминусовать, — отмахнулся Логинов. — Мы подключились к местным каналам связи, компьютерным сетям и спутникам. Кроме морока задействованы наши маскировочные системы…

— Я не о том! — перебил Илья. — Шум, который поднимется вокруг поисков пропавших девушек, привлечет ненужное внимание. Ищейки слетятся как мухи на мед! Они — кто? Шпионы Аканора, — ответил Илья сам себе, — местные агенты — им братья родные. Ищейки стопроцентно вертятся вокруг полиции и спецслужб нашего распрекрасного Изначального мира.

Логинов задумчиво потер рукой подбородок.

— Пожалуй, я согласен с Демайтером, как бы дико это не звучало… Здесь действует небольшое подразделение, иначе они нагнали бы для его поимки целую армию, — он поднял голову. — Возможно, у девочек есть шанс снова затеряться в толпе. У ищеек не хватит ресурсов их вычислить. Они не знают, что искать! Нам обе девчонки бесполезны до тех пор, пока мы заперты здесь. Можно рискнуть. Если Паша не нашел другой выход на векторы.

Скрипнула входная дверь.

— Я не нашел, — сказал Павел Кравцов, появившись на пороге, — ого, как у вас здесь… Нет другого выхода. Только через Сосноборск.

— Но надежда остается, — сказала Асиана, скользнув в дом вслед за пилотом.

Она была как-то особенно хороша этим утром. Глаза светились. На щеках лежал прозрачный румянец. Речь переливалась тихим звоном хрустальных родников.

— Я слышала, вы хотите отпустить их?

— Я не вижу необходимости их удерживать. Наши свидетельства и показания геном-анализатора вполне сгодятся, — сказал Илья, с усилием отводя взгляд от двух прозрачных изумрудов, оправленных густыми ресницами. — Если мы будем таскать девчонок с собой, рано или поздно ищейки нас всех накроют. Ни ты, ни наши бойцы не знают всех возможностей воинов этого клана. Я не поручусь, что сейчас они не разыскивают сверкающий корабль и двух «призраков» дождя, хорошенько расспросив деревья и камни. Демайтер? Станет ли он вмешиваться? А если и станет, то на чьей стороне.

Асиана вздрогнула и провела рукой по шее, нащупывая на шелковой коже еле заметные следы удавок. Илья проследил движение изящной руки и начал считать перламутровые пуговицы жакета черной невесты. Три верхних были расстегнуты.

— Возможно, ты прав, мудрец. Девочки — это та драгоценность, которую лучше не носить с собой, — сказала она, снисходительно глядя на заморгавшего Илью.

«Лучше бы ты пристрелил ее, Володя», — подумал он.

— Вы нас отпустите?!

Даша с Женей не выдержали, вдвоем выскочили на лестницу и скатились вниз, позабыв обо всякой осторожности.

— Если получится, — подтвердил Илья. — Доброе утро.

— С сопровождением и не прямо сейчас, — сказал Логинов. — Надо подумать… Паша, забери девушек на трансфер, накорми и дай им канал. Пусть свяжутся с родными. Смотрите, не наболтайте глупостей. Это не в ваших интересах, если вы поняли все из того, что подслушали. Кстати… Павел Кравцов — наш пилот.

— Пилот звездолета? — уважительно переспросила Женька и уставилась на смутившегося парня. — Ух ты! Меня зовут Женя. А-а… это — Даша, — она небрежно махнула рукой вбок, хотя Даша стояла с другой стороны. — Павел, а вы пустите меня за пультом управления посидеть? Или можно на ты?

— Н-ну… можно просто Паша, — сказал Кравцов и густо покраснел.

Логинов с Асианой вышли следом за пилотом и повеселевшими девушками. Илья уселся в кресло и обхватил голову руками. «Нулевая параллель. В подполе гробы, над домом морок, в небе самолеты, на орбите — спутники. Получается, Демайтер первым догадался, что этот паноптикум надо закрыть на амбарный замок и никого сюда не пускать. И он не слетел с катушек, а действительно знает, что делает»!

Дверь снова хлопнула, на пороге возник Валерий Васильевич.

— Здорово, Илья. Ты чего здесь сидишь как затворник? На улице красота такая! — пробасил доктор, подошел и удивленно огляделся. — Кто это у вас тут вчера посуду бил?

— Демайтер.

— Ого! Надо же. Кто это его так раздраконил?

— Асиана.

— Ну тогда понятно… Эта может. А где он? Я нашего пограничника с самого утра не видел.

— Не знаю, свалил куда-то. Понимаешь, Валера, я с девчонками говорил… Или нет. Где-то слышал? Странно. Видимо, краем уха…Не могу вспомнить. Этот мир высоких энергий всех нас сводит с ума…

— Иди, позагорай, Илья, — предложил Шевцов и похлопал его по плечу. — Радиус маскировки — тридцать метров. Я тебе настоятельно рекомендую. Потому что если еще и у тебя крышу сорвет, командовать нами будет некому.

Глава 11 Хранитель мечей

До электрички Дашу с Женей провожали Илья с Логиновым. Под «антропологические параметры измерения», как выразился Илья, подходили пилот Паша Кравцов, сам Илья, доктор Шевцов и, с некоторой натяжкой — майор Логинов. Климовича и накачанных спецназовцев дружно забраковали Даша с Женей. Взрослых мужиков, под два метра ростом, можно было принять за кого угодно от скинхедов до бандитов, но только не за добрых друзей двух молоденьких местных жительниц. Кандидатура пилота по понятным причинам не обсуждалась. Врача в случае чего — тоже некем было заменить. Вариант с «Хамелеонами» отмел сам Логинов. «Говоришь, допросили деревья и камни»? — переспросил он Илью.

Асиана кусала губы от бессилья, но молчала. Она прекрасно понимала, какую опасность представляет для девочек одним своим присутствием и тихо проклинала Великую Матерь с ее перстнем. А заодно и королевского стражника.

Даша, стоя в сторонке, посмотрела как Владимир Логинов снимает жетон и отдает сослуживцам и перед ее глазами ожила совсем другая картинка. В тусклом аварийном освещении упавшего звездолета, оглушенный пилот нащупывал на шее тонкую цепочку и срывал ее с себя, прежде чем вывалится в неизвестность через провал люка…

— Уфф, вроде вечер уже, а все еще жарко, — сказал Илья, оттянув за ворот синюю футболку, которую ему подарила Асиана. О том, кому эта вещь принадлежала раньше, он предпочел не спрашивать. Ну а как только все четверо вышли из леса на обочину дороги, Илья и вовсе забыл об одежде, об опасности и, честно говоря, о Даше с Женей.

Он шагал под вечерним солнцем нулевой параллели и во все глаза таращился на проезжающие мимо машины, многоэтажные дома, окружавшие железнодорожную станцию, словно сошедшую со страниц детской книжки, людей, антенны и проводные линии электропередачи. Если накануне, в лесном вампирьем убежище, казалось, что это измерение принадлежит магам, то сейчас Илью поражало сходство с положительной параллелью. Если бы не жуткая неупорядоченность обжитого пространства, груды мусора и стоящий на пригорке храм, он ни на секунду не усомнился бы, что попал не в параллельный мир, а на одну из Земель Федерации со знаком плюс.

Перед окошечком кассы девчонки устроили небольшое совещание. Илья скользнул удивленным взглядом по местным алкашам и зачарованно уставился на турникеты и стенд с бумажным расписанием за стеклом.

— Едем к тебе, — решительно сказала Женя. — Во-первых, ближе. Во-вторых, твоя мама всегда меня недолюбливала, так что я ничего не теряю. По дороге придумаем, куда и зачем я выдернула тебя из дома в такой момент.

— А мы назад? — спросил Илья у Логинова.

— С ними. Что-то не так, — тихо сказал он.

Вроде бы они договорились, что не будут привлекать к девушкам лишнее внимание и проводят их только до ближайшей станции. Но Логинов менял планы.

Илья тревожно оглянулся по сторонам. Субботним летним вечером на станции было немного людей. И казалось, они не обращают на иномирцев никакого внимания. Только неопрятная попрошайка прошла мимо, зыркнув из-под грязного платка недобрым взглядом.

— Нет, не она, — сказал Логинов.

— Тогда кто? Что происходит?

— Не знаю, — Владимир досадливо поморщился и тихонько усмехнулся. — Мне, как боевому магу, неспокойно. Такое чувство, что за нами наблюдают.

Он переговорил с Дашей, та вздохнула, кивнула, купила еще два билета и все четверо вышли на платформу.

— Мы с вами просто проедемся, — улыбнулся Илья встревоженным девушкам и с опаской взглянул на путаницу проводов, рельсов и списанные вагоны, стоящие на запасном пути чуть в стороне.

— Сплошной металл под контактной сетью, — пробормотал он себе под нос, — как минимум — там жарко…

— Три тысячи вольт и железный вагон, — сказала Женя страшным голосом, — может, не поедете?

Она держалась бодрее раскисшей подружки.

— Двадцать пять тысяч, — рассеянно поправила Даша. — Это в старой контактной сети напряжение было три киловольта, — она прикусила губу, чтобы не сказать вслух: «Мне папа рассказывал. Он же электрик».

К перрону, громыхая и лязгая, подполз зеленый состав, со скрежетом остановился и с негостеприимным шипением раскрыл двери вагона.

— Чего стоишь, выпусти сначала! — рявкнул на Илью толстый мужик, вывалившийся из тамбура с банкой пива в руке. За ним мучительно долго выковыривались на платформу две пожилых тетки с тележками. «Изначальный мир? — подумал Илья. — Ну-ну. Так и есть. На Идеальный он точно не тянет».

— Заходим! — скомандовала Женя и нырнула вслед за Дашей в вонючий тамбур. У противоположных дверей, залитых красноватым светом закатного солнца, спиной к вошедшим, стоял парень с дымящейся сигаретой в руке.

— О, привет, Женя, не узнаешь? — спросил он, развернулся и бросил сигарету под ноги.

— Н-нет, — удивленно ответила Женька, щурясь от света.

— А ведь мы встречались. Станция метро Арбатская, помнишь? — подсказал силуэт.

— Э-э…

— Кто это? — шепнула Даша, не решившись одна пройти в вагон.

— Закрываю двери, — сердито предупредил машинист.

— Назад! — запоздало крикнул Логинов.

От оглушительного хлопка дверей у Ильи перехватило дыхание и потемнело в глазах. Он хватанул воздух ртом и тут же его грубо втолкнули в вагон спиной вперед. Илья обо что-то споткнулся и почти упал на жесткую лавку, порвав футболку о зазубренную фанеру. В стороне бодро свистнула электричка и, набирая ход, помчалась дальше. На растрескавшемся сидении через проход испуганно прижимались друг к другу Даша с Женей и в ужасе оглядывали ржавые стены и выбитые окна, мимо которых монотонно стуча колесами, катился товарный состав. В дверях материализовался здоровенный верзила и привалился плечом к косяку, перекрыв возможный путь к отступлению.

— Приветствую тебя и твоих спутников на запасном железном пути Изначального мира, Илья Лапин, — насмешливо донеслось из-за спины.

Хорошо поставленный мужской голос казался смутно знакомым. Илья вскочил одновременно с девчонками, и все трое обернулись. Дальние двери списанного вагона подпирал худощавый парень, который окликнул Женю, заставив всю компанию замешкаться. Илья скользнул по нему взглядом. Парень был излишне нескладен и мосласт, смотрел исподлобья, отчего глаза напоминали узкие щели, оттопыренные ушные раковины торчали из жидких темных волос, которые узким гребнем росли в направлении от лба к затылку и свисали поверх густого подшерстка, укрывавшего голову. Если это существо и было человеком, то не из основных миров отрицательной параллели. «Какой-то мутант с осколков», — подумал Илья. Но голос, разумеется, принадлежал не ему.

Чуть ближе в сопровождении двух телохранителей, замерших справа и слева, стоял рослый широкоплечий мужчина, лет пятидесяти на вид. Черный плащ, расшитый золотом, эффектно ниспадал до самого пола. Густые темно-русые волосы, расчесанные на прямой пробор, перемежались пепельными прядями и спускались до плеч. Глаза на бледном лице с волевым подбородком и крупным носом горели мрачным огнем.

— Элисантер! — воскликнул Илья.

«Какой же я идиот! Там, у развилки! Демайтер признавался девчонке, что его чуть не убили. А с его смертью проход обваливается. Сюда прошел еще один маг, которому достаточно и мертвого стражника, чтобы раздобыть призрачный ключ»!

— Тебе следует называть патриарха королевского клана полным именем, мудрец, — поучительным тоном произнес Элисантер. — Отправьте вестника, — приказал он одному из помощников.

— Элис-Ан-Тер — имя для важных церемоний, — возразил Илья, — а я пока наблюдаю сцену захвата заложников, — он указал в центр вагона.

Скамейки там были выломаны. На россыпи мусора и битого стекла у ног патриарха королевских стражников стоял на коленях Логинов, которому двое магов заламывали руки, вынуждая почти касаться лбом проржавевшего пола. Элисантер мгновенно вычислил, кто из четверых пленников по-настоящему опасен.

Товарняк снаружи проскрипел, лязгнул сцепными устройствами и затормозил с металлическим стоном, словно переводя дух. За окном как лошадь в упряжи, дернулась и остановилась открытая платформа. Под небрежным взмахом руки Элисантера провалы окон и уцелевшие стекла потемнели до густой синевы. На запасном пути, казалось, смолки все звуки. Мышеловка захлопнулась. В наступившей душной тишине голос Ильи звучал излишне спокойно и уверенно:

— Давайте отпустим местных жительниц и поговорим о том, кому приготовлена эта западня на самом деле. Как вы уже догадались, светлый господин Элис-Ан-Тер, нам выход на осколки нужен не меньше, чем вам. Здесь мы — союзники.

— Я всегда считал, что «Закон о территориальной принадлежности» — непростительная ошибка короля Аканора, свидетельствующая о его слабости и недальновидности, — усмехнулся Элисантер. — Но поскольку документ вступил в силу, я повременю с предоставлением свободы этим юным особам. Эти метки Изначального мира мне еще пригодятся. По крайней мере, одна из них.

«Он знает, — подумал Илья, стиснув зубы и чувствуя, как сводит скулы, — но откуда? Допустим, как высший стражник он видит пресловутые „печати миров“, но это ничего не объясняет. Он знал о девчонках еще до того, как нас всех поймали. Он за ними шпионил! Но как»?!

— Если мы договоримся, господин Элис-Ан-Тер, я готов предложить вам уникальный вариант выхода с этой Земли, который предусмотрели мудрецы положительной параллели. Но обе метки измерения должны остаться в целости.

Илье до дрожи в коленках хотелось, чтобы Элисантер купился на этот блеф. Но увы. Единственное, чего он добился — это комплимента в свой адрес от главы клана королевских стражников. Формально Элисантера никто не смещал с должности, временно ее занимал наместник, преданный короне до последнего вздоха.

— Неплохо для бесхитростного мудреца механического королевства, — усмехнулся Элисантер. — Признаться, ты удивил меня, Илья Лапин. Ваш Палех читался как открытая книга… Разумеется, я вынужден отказаться. И пока у нас есть немного времени, я хочу поговорить с другим иномирцем, который интересует меня куда больше.

Повинуясь мановению руки, боевые маги одновременно ослабили хватку, позволив распрямиться Владимиру Логинову.

— Как ты знаешь, я недавно лишился командира ищеек, — сказал Элисантер, глядя на него сверху вниз. — Я предлагаю эту должность тебе, воин четвертого королевства. Я ценю и щедро оплачиваю услуги наемников. Не спеши отказываться. Слепые машинные командиры используют уникального бойца как жертвенное мясо, в то время как я готов предложить тебе все могущество отрицательной параллели. Соединив искусство войны своего и нашего миров, ты станешь непобедимым. И вскоре займешь такую должность, которой тебе никогда не добиться в родных мирах. Думай, пока твой друг стражник решает, что лучше: принести вас в жертву Изначальному миру или пожертвовать Изначальным миром ради вас.

— Он мне не друг, — хрипло сказал Владимир. — Зря стараешься.

— Скоро узнаем, — пообещал Элисантер. — Если это так — я удваиваю плату! Ты первый, от кого я слышу столь пренебрежительный отзыв. Боевые маги клана во главе с советником Эльтанором до сих пор готовы за него умирать.

Логинов промолчал. Фиолетовый сумрак окон всколыхнулся, по разогретому вагону прошла волна жаркого воздуха. Элисантер повернул голову и усмехнулся.

— Открой дверь, Тис-Аллер, — приказал он верзиле, охранявшему ближний к Илье выход. — С его навыками перемещений, светлый господин Диам-Ай-Тер рискует увязнуть в трухлявом железе и не явиться вовсе, чем в очередной раз нарушит мои планы.

Охранник, которого назвали Тис-Аллером, со скрежетом отворил перекошенную дверь, стремительно прошел к перепуганным девчонкам, оторвал Женю от Даши и протащил их вглубь вагона. Не доходя до Элисантера и коленопреклоненного Логинова, он грубо вытолкал обеих из прохода и встал между ними, придерживая за шкирку как котят.

— Здравствуй, мой мальчик.

Демайтер словно натолкнулся в дверях на невидимое препятствие. Вестника ему отправляли королевские ищейки… Кого угодно он ожидал здесь увидеть, но только не патриарха своего клана!

— Кажется, ты удивлен?

Демайтер окинул взглядом полный вагон пленников и шагнул навстречу начальству. На матово-черном подоле его плаща разгорались серебряные узоры.

— Не спеши, — Элисантер вскинул руку в предупреждающем жесте. — Ты всегда был предсказуем и излишне прямолинеен. И я высоко ценил эти качества. В королевских кланах они на вес золота. Но за последнее время ты сильно изменился не в лучшую сторону, Демайтер. Так что постой там, рядом со своим безродным мудрецом, и поведай мне, что это за нелепая история с закрытым проходом?

— Зря ты повелся, уходи! — шепнул Илья, опустил голову совсем низко и еле слышно добавил. — Еще не поздно.

Какое счастье, что Демайтер остановился чуть впереди, и Илье не пришлось смотреть ему в глаза! Он облегченно вздохнул и расправил плечи. Он до последнего сомневался, хватит ли у него сил произнести слова, лишающие всех последней призрачной надежды на спасение. Но от мысли, что такое дерьмо как Элисантер усядется на трон отрицательной параллели и развяжет войну с Землей плюс за мировое господство, кровь еще сильнее стыла в жилах.

— История с закрытым проходом полна загадок, ваша светлость, — сказал Демайтер. — Хотите услышать ее во всех подробностях — отпустите этих людей.

Патриарх выдержал эффектную паузу, несколько раз хлопнул в ладоши и резко опустил руки.

— Браво, браво. Очень благородно. Мне бы еще хотелось узнать, почему ты один. Где светлая госпожа Асиана-Ал-Мерита, служительница высшей ступени клана Великой Матери? — церемонно произнес он, вложив в слова море сарказма. — Я думал, ты очарован черной невестой. С некоторых пор вы практически не расстаетесь…

— Ты задаешь слишком много вопросов для опального патриарха!

В голосе Демайтера зазвучала неприкрытая угроза.

— Ты, так же как и я, вне закона, должности и привилегий! Твое место в клане занято наместником Салих-Зет-Тором. Два боевых мага снаружи, два сыщика, которым недолго осталось, — он кивнул на коленопреклоненного Логинова, — две продажные ищейки и нелюдь в телохранителях. Это все, что у тебя есть. Границы мира закрыты! И ты зря ждешь своего проводника. На осколках он напоролся на мертвяка и вряд ли сможет привести сюда подкрепление. Так почему я сейчас должен отвечать на твои вопросы, Эллис-Ан-Тер? Кто ты такой, чтобы задавать их мне?

Демайтер сделал шаг вперед. Его мантия полыхнула лунным сиянием. Пол под ногами тихо загудел, словно внизу заработал двигатель. Илья остался позади, но увидев, как сдавленно вскрикнули перепуганные Даша с Женей, понял, что стражника залило расплавленным серебром, как тогда, на осколке во время битвы со стаей нежити.

— Назад! — рявкнул Элисантер. — В этом мире смерть — такая же неуемная, как и магия. Шевельнешься — в живых здесь никого не останется! Разве что ты сам — и то ненадолго!

От звука его голоса Илья содрогнулся всем телом, схватился за грудь и с трудом подавил желание выброситься в ближайшее окно, разрывая руками остатки стекол и колдовскую завесу. «Инфразвук, да-да, всего лишь инфразвук. Ничего особенного. Это мы проходили», — мысленно зачастил он, успокаивая внутри себя какое-то слабое, беспомощное и до смерти перепуганное существо.

Девчонки, жалобно повизгивая, корчились в руках Тис-Аллера.

Демайтер остановился.

— Как прикажете, ваша светлость.

— Так-то лучше! Мне нужен выход на осколки.

Глаза патриарха клана горели багровым пламенем. В их бездонной глубине играли тени. Ни зрачков, ни белков, только черно-багровый поток, текущий по направлению к стражнику.

— Не смотри ему в глаза, Илья, — тихо обронил Демайтер через плечо.

— В Соединенном королевстве у меня намного больше сторонников среди ищеек, стражников и проводников, чем ты думаешь, — продолжал Элисантер все так же грозно, но к счастью — без потусторонних звуковых модуляций. — Чего тебе не хватало, Диам-Ай-Тер… Может, ты объяснишь мне свой странный выбор? Ты всерьез подумывал о том, чтобы присоединиться ко мне в борьбе за трон Атлантиды. Разве не ты утверждал, что король слаб и беспомощен, а его развращенные приспешники рано или поздно ввергнут наши миры в пучину безвременья?

— Я и сейчас придерживаюсь этого мнения.

— Так вперед, за чем же дело стало? — Элисантер сделал приглашающий жест. — Открой путь сквозь границу туманов. Все останутся живы. С силой Изначального мира все королевство будет у наших ног. Как видишь, я не терял времени даром, пока ты путался с черными невестами и плебейской компанией иномирцев.

— Заманчивое предложение, мой повелитель, — согласился Демайтер. — Если бы ты не бросил меня в Караманте, я бы воспринял его всерьез. Может, объяснишь, как я там оказался?

— Ты перестал прислушиваться к добрым советам и прямым приказам. У меня не было другого выхода! И знаешь, в чем твоя главная ошибка, мой мальчик? Ты выбрал себе не того мудреца.

— О нет, ваша светлость. Я выбрал не того патриарха, — Демайтер, залитый лунным сиянием, вскинул голову. — Я тебя вызываю, Элис-Ан-Тер!

Над ржавым полом стремительно развернулась рябая лунная дорожка, играя тенями опорных дуг вагона, промчалась между стражниками, ударила Элисантера в грудь и растаяла.

— Что-о?! — громыхнул Элис-Ан-Тер.

Его мантия ослепительно вспыхнула. По стенам брызнули багровые отсветы. Узоры на лице, разгоравшиеся червонным золотом сложились в жуткую гримасу. Казалось, в патриархе не осталось ничего человеческого. В придушенном пространстве старого вагона стоял монстр. Самодовольный, всесильный, обожравшийся не истощаемой энергией Изначального мира.

— Ты — бездарь без предназначения! Да как ты смеешь?!

«Ненавижу клановые разборки! Ненавижу, — подумал Илья, зажимая уши ладонями и жмурясь, — я опять ни хрена не понимаю, что происходит». Зато маги, похоже, понимали прекрасно. Телохранители Элисантера переглянулись и одновременно разошлись в стороны, оставив того с Демайтером один на один.

— Я, королевский стражник Диам-Ай-Тер, считаю тебя недостойным и претендую на звание патриарха клана. И говорю это открыто в присутствии магов и простых смертных, — церемонно закончил Демайтер, пропустив оскорбления мимо ушей.

— Не терпится с жизнью расстаться? Хорошо, что советники клана еще не сказали своего слова, — улыбнулся Элисантер, искривив сверкающую маску. — Придется тебе повременить с амбициями!

— Слишком долгим выйдет ожидание… Как член королевской династии, я вызываю тебя по праву крови! Защищайся!

Демайтер поднял вверх правую руку, завел за спину, погрузив кисть в тяжелый блеск плаща, сжал пальцы, и одним резким движением сдернул с себя серебристое сияние. Оно взметнулось вслед за рукой ослепительным росчерком расплавленного металла. В вагоне разом стало заметно темнее. Элисантер один в один скопировал движения Демайтера и тоже словно погас. Теперь он стоял, широко расставив ноги. Он был чуть выше, значительно массивнее, и выглядел куда более зловеще своего оппонента. Впечатление усиливал молочно-белый цвет рубашки, резко контрастировавший с мерцающими на коже узорами и темно-багровыми очами, в которых плескалась почти нечеловеческая ненависть. Тяжелая шпага, зажатая в его руке, тускло отливала золотом. Бесполезные плащи стражники синхронно сдернули с плеч и обмотали вокруг предплечий вместо щитов.

— Ты у меня сейчас кровью умоешься, щенок! — пообещал Элисантер противнику, дерзко отсалютовавшему ему серебристым клинком.

Демайтер бросился вперед, на ходу что-то крикнув Логинову.

Клинки скрестились, вагон содрогнулся и подпрыгнул на рельсах. Раздался жуткий грохот, гортанный выкрик, и сверкающая мясорубка, в которую превратились сцепившиеся в поединке стражники, вывалилась на железнодорожные пути через рваную дыру в передней части вагона. Провал еще светился рубиновыми искрами, а металлические брызги оседали на рельсах, когда Логинов, не поднимаясь с колен, нанес смертельный удар стоявшему справа сыщику. Илья успел удивиться, как это он раньше не заметил опутавших Логинова веревок. Владимир вскочил на ноги и всадил в горло второму противнику кинжал, принадлежавший его сослуживцу, и сорвал с себя шипящие обрывки.

В просветлевшие окна ударили лучи закатного солнца. Противоположная дверь вагона слетела с петель. Асиана прыгнула вперед как разъяренная кошка, отшвырнув Илью. В месте, где тот стоял мгновение назад со свистом рассек воздух клинок вездесущего Тис-Аллера. Раздался дребезжащий звон стали. Нож королевской ищейки раскрошился об алмазные лезвия.

— Уходите! — зашипела зеленоглазая ведьма и громко выкрикнула заклинание, растянув над девчонками и вскочившим Ильей солнечный щит с острыми шипами коротких лучиков. Уцелевший Тис-Аллер ударился в него и широко раскинул руки, грудью продавливая бесплотное препятствие.

По вагону заметались полупрозрачные бурые змеи, распространяя смесь запаха аммиака с еще какой-то вонючей дрянью. За спиной Асианы Илья перемахнул через скамью и в один миг оказался около Даши с Женей, оставшихся без присмотра.

— В окно! Живо! — крикнул он, выбивая ногой треугольный осколок, торчавший в нижней части оконного проема. Друг за другом он вытолкал девушек наружу и обернулся. За солнечным щитом Логинов метнул нож в стену, где еще секунду назад стоял один из телохранителей Элисантера. Расписное лезвие вонзилось в серую растрескавшуюся фанеру и загудело. Илья сиганул в проем вслед за Дашей и Женей.

— Ай! Кто это?! — вскрикнула Женя.

Возле колеса неподвижно стояло окровавленное пугало. Гравий, которым здесь были усыпаны рельсовые пути, пророс в человеческую плоть и спаял ее серым цементом. Жуткая статуя, утыканная острыми камнями, вяло шевелилась.

— Это часовой! Асиана его вырубила. К станции! — скомандовал Илья и махнул рукой под товарняк, загораживающий здание вокзала. — Перебирайтесь здесь.

В вагоне что-то ослепительно вспыхнуло. Асиана, пронеслась над головой в фантастическом прыжке, перекатилась по пустой платформе и соскочила по другую сторону.

— За мной! Вы обе! — рявкнула она, увлекая девушек за собой.

Илья кинулся следом за ними и напоролся на второго охранника, которого не добила черная невевста. Левой рукой он зажимал рваную рану внизу живота, правую — вытягивал в сторону Ильи. В дрожащих пальцах мага стремительно рос сверкающий шарик. Илья запретил себе думать о том, что это за оружие. В первый день Логинов сказал ему в спортзале: «У тебя не будет возможности защититься от магов. Только убить. Атака или контратака, если повезет. Больше ты ничего не сможешь». Вперед! Захват, вывести из равновесия, бросок, удар… эх, не получился удар! Илья не умел убивать людей кулаком или ребром ладони. Он упустил момент и инстинктивно отскочил в сторону от рухнувшего тела. Противник, ударившийся головой о шпалу, неподвижно лежал на земле.

Не оглядываясь, Илья пролез под металлическими вагонами. На закате дня станционный домик с бумажным расписанием казался розовым. Впереди, метрах в тридцати, Женя с Дашей неслись к нему через рельсы и шпалы вслед за Асианой.

— Ася, стой! — вдруг закричала Женя. — У них невидимка! Я поняла… Это все из-за меня! — она остановилась на деревянном настиле у самой лесенки, ведущей на перрон, и растерянно завертела головой.

Илья тоже притормозил и обернулся. Глухо вскрикнула Даша.

На пешеходном мостике, перекинутом через железнодорожные пути, ожесточенно рубились королевские стражники. Илья ничего не смыслил в фехтовании на волшебных мечах, то рассыпавшихся золотисто-серебряным облаком и лучами света, то превращавшихся в стальные веера, плюющиеся колючими искрами, и снова — в клинки, но даже ему было ясно, что Демайтер проигрывал. Элисантер гнал его вверх по лестнице, и он отступал, едва успевая отводить удары.

— Илья, уведи ее! — крикнула Асиана и вложила дрожащую Дашину ладошку ему в руку. Из всех троих только она сохранила способность действовать и не обмерла, зачарованно глядя на поединок. — Даша, Даша!

Бац! Асиана влепила ей пощечину:

— Машина, Даша! Илья не знает! Черный «Лендкрузер» у здания вокзала. Обращаться к водителю — Умелец. Только так! Запомнили, вы оба? Ждите нас там.

— Бежим!

Илья потащил Дашу за собой.

— Женя, ты мне поможешь, моя девочка! Стой на месте, ничего не бойся.

Асиана упала на колени и принялась что-то быстро чертить на земле прямо перед Женькой. А та, не в силах отвести глаз от магической схватки, растерянно бормотала:

— На станции Арбатская… там была тень. Я совсем забыла… А когда он сказал, а потом вдруг исчез. Мамочки… Это я виновата! Он ходил за мной… Он нас всех выследил! Он здесь!

— Он здесь, — подтвердила Асиана. — Не шевелись.

Женя перевела взгляд — полупрозрачный силуэт превратился в человекоподобное существо, задыхавшееся от быстрого бега, которое мчалось прямо на нее! Женя вскинула руки, вжалась спиной в каменные ступеньки лестницы и отвернулась, чтобы не видеть последнего броска невидимки, но тот с размаху упал перед ней на колени, проехался по настилу, обдирая колени и ладони, и по горящим письменам пополз к Женькиным ногам, целуя землю, обжигаясь и всхлипывая. Асиана запрыгнула на него верхом и с резким хрустом сломала шею как раз, когда щелеглазый прошептал: «Моя госпожа, я все для тебя сделаю».

— А-а! Кто-о… что это? — простонала Женя, бледная, как полотно.

— Любовная магия в боевой вариации, — отрывисто ответила Асиана, оттащила тело к лестнице и бросила. — Нелюди перед ней беззащитны.

Она выпрямилась, и едва переведя дух, схватила Женю за локоть.

— Бежим! Без ищеек Элисантер вас не найдет. Да вы ему и не нужны по большому счету! — запыхавшись, говорила она. — Скорее!

Женька все-таки обернулась. Патриарх успел загнать Демайтера на самый верх. Из сверкающих вихрей на грузовой состав, стоявший под пешеходным мостом, сыпались раскаленные обломки перил, громыхая по железной крыше.

— Скорей, Женя! Он долго не продержится.

«Лендкрузер», урча мотором, стоял за углом, практически уткнувшись носом в здание вокзала. Водитель — пузатый дядька с массивным крестом на толстой золотой цепи сидел неподвижно и смотрел прямо перед собой, положив руки на руль. Задняя дверь была распахнута настежь, Илья запихнул полуобморочную Дашу на сиденье и обернулся.

— Где Логинов? — быстро спросил он. Угол здания закрывал ему обзор.

Асиана на бегу махнула рукой назад.

— Женя, садись! Запомните, водитель полностью в вашей власти, пока его не назовут по имени. Прощай, девочка, ты ни в чем не виновата. Здесь каждый платит за свою судьбу. Все будет хорошо, — скороговоркой прошептала она Жене и захлопнула дверь.

— Ася! Я…

— Вези их домой, Умелец! — крикнула Асиана в открытое окно, хлопнула рукой по багажнику, точно по крупу лошади, и выдернула из нагрудного кармана коммуникатор.

— Паша, забирай нас отсюда! — приказала она и оглянулась на Логинова, который, пошатываясь, забирался по ступенькам.

У Ильи отвалилась челюсть. Неземная схватка королевских стражников померкла по сравнению с тем, как черная невеста лихо вызывала на себя трансфер, а залитый кровью Логинов опускался на край бетонной платформы. В руке он сжимал изогнутый кинжал королевской ищейки.

— Нет! Он убьет тебя! — крикнула Асиана, бросилась обратно и, не успевая перехватить оружие, которым Володя прицелился себе в локтевой сгиб, выбила нож ослепительно-желтым лучом, выстрелившим из ладони.

— Меня химия быстрее убьет, — прохрипел Владимир, — дайте нож.

Логинова трясло. Асиана растерянно обернулась к Илье. Она не поняла. Как ни велики были ее способности к адаптации в чужих мирах, многие понятия Земли-плюс все же оставались за пределами ее понимания.

И в этот момент над пустой привокзальной площадью завис трансфер.

На сей раз Паша Кравцов был в сознании. Присутствие летательного аппарата, маскировочные системы которого пилот задействовал на полную мощность, ощущалось лишь по дрожанию воздуха и характерному свисту турбин, работающих в посадочном режиме. Совсем рядом завыла полицейская сирена. От станции во все стороны разбегались люди. С противоположной платформы, отделенной путаницей рельсовых путей, доносились испуганные крики.

Элисантер выбил Демайтера с переходного моста, и тот полетел спиной на крышу товарного вагона, едва не зацепив провода и растяжки. На ближайшей мачте освещения с гулким хлопком взорвались лампы. Патриарх уверенно подошел к краю, победно взглянул вниз и спрыгнул. Казалось, каждую секунду плавного спуска он наслаждался тем, как несостоявшийся претендент перекатывается на бок и тяжело поднимается ему навстречу, держа шпагу в опущенной руке. Теперь их разделяло лишь несколько шагов.

«Защищайся, ну что же ты»! — успел подумал Илья, когда Демайтер вдруг полностью раскрылся, резко взмахнул клинком над головой и, высекая фонтан искр, перерубил высоковольтный провод контактной сети. Точно за веревочный канат он схватился за электрический кабель толщиной в руку, с поразительной легкостью удержав его навесу.

В следующий миг Элисантер сделал выпад, с победным криком пронзил противника насквозь… И напоролся на лезвие, из которого жуткой синей молнией ударила вся скрученная Демайтером энергия. Раздался оглушительный треск и грохот. В небе полыхнуло электрическое зарево. Стражников сбросило с крыши, они вдвоем полетели вниз и растаяли у самой земли.

Перерубленный провод рухнул на пути, обрывая крепления. Зачарованного Илью оттащили и затолкали в трансфер.

— Паша! — заорал он, перепрыгивая через Логинова, валявшегося на полу возле самого люка. — Паша, разворачивайся! К развилке, быстро!

— Илья, твою мать! — рявкнул доктор Шевцов, о которого тот запнулся, не заметив.

— Да хрен с ним, с блаженным, — прошептал Логинов. — Со мной… сделай что-ниубдь.

— Мне б еще не мешали!

— Вижу как в тумане все…

— В тумане — это не страшно, Володя. Давай-ка, поднимайся… Коля, ну-ка помоги ему сесть. Его перевязать надо.

Илья встал в проходе, держась за спинки кресел.

— Валера, разворачивай свой госпиталь. Если он жив, у тебя сейчас объем работы будет — не позавидуешь.

— Что ты видел? — быстро спросила Асиана.

— Демайтер проигрывал и одолжил у Изначального мира немножко энергии. Прямо из местной электросети, — усмехнулся Илья. — Элисантер в последний момент пытался отвести от себя поток, превратив во что-то менее опасное — в магию перемещений. Если у него получилось, они оба сейчас на развилке. Я хочу проверить. Мы ничем не рискуем! — добавил он специально для оклемавшегося Логинова, которому заклеили глубокие кровоточащие порезы на шее, плече, и под лопаткой.

— Почему это?

— Если Демайтер мертв, Элисантера здесь нет. Он открыл дверь и рванул за короной.

Трансфер с мягким толчком встал на посадочные опоры.

— Подожди, Илья! — сказала Асиана. — Я выйду с тобой. Элисантер мог слепить мертвяка. Хотя вряд ли успел…У вас очень быстрые корабли.

Развилку окутали теплые сумерки. Солнце скатилось с выгоревших небес и спряталось за лесом, на перекрестке у закрытой границы миров царствовали синие тени. Демайтер молча вышел навстречу. Он шагал, опустив голову, держа в расслабленных руках два легких меча, которые волочились по земле, оставляя длинные борозды. Он был без плаща. Лицо почти полностью скрывали спутанные пряди волос. Ни на коже, ни на одежде, которую Илья впервые видел мятой, окровавленной и изодранной, не было ни проблеска свечения. Лишь кончики клинков временами искрили серебром и золотом и снова меркли, словно искры давила тяжелая тусклая сталь. За магом от самой стены леса тянулась тонкая прерывистая дорожка из кровавых капель.

— Володя… Что-то не так, — сдавленно сказал Илья в инком, — блокируйтесь.

— Туманные небеса, — прошептала Асиана, — их две!

За спиной хлопнул люк. На лбу стражника задрожала красная точка лазерного прицела.

— Мертвяк? — тихо уточнил Илья.

— Нет, — торопливо сказала Асиана, — нет. Он еще жив.

Она отрешенно замолчала, отошла и заговорила на каком-то странном языке, обращаясь не к механически шагавшему стражнику, а куда-то вбок. Илья не понял ни слова, и в то же время, душа у него ушла в пятки.

— Демайтер… — неуверенно позвал он.

Маг остановился, глядя прямо перед собой невидящими глазами. Илья не выдержал и отступил на шаг. Лицо, шею и кисти рук стражника покрывал кровавый орнамент, словно какой-то извращенец прошелся по его коже выжигателем.

— Забери и храни до лучших времен, — сказал Демайтер таким глухим и непривычно низким голосом, что Илья чуть не бросился наутек.

Он стиснул зубы, выслушал барабанную дробь, которую выдало сбившееся с ритма сердце, и не двинулся с места. Демайтер выронил один клинок и с усилием, обеими руками протянул ему второй. Судя по слабому золотому отблеску на гарде, тот принадлежал Элисантеру. Как только Илья осторожно взялся за рукоять, Демайтера заметно качнуло, он сделал хриплый вдох, согнулся, надрывно закашлялся и свалился на землю, зажимая рукой страшную рану на груди. Кровь хлынула сквозь пальцы. Лицо, секунду назад напоминавшее застывшую маску, исказила гримаса боли.

— Трансфер, отбой! Шевцова сюда! Быстро! — заорал Илья в комммуникатор.

Лес, за которым лежал Сосноборск, окутала непроницаемая тьма. Включились прожекторы трансфера, открылся люк.

— Отойди, Илюха! — его грубо отпихнули в сторону.

Демайтер корчился на земле, хрипел и захлебывался пузырящейся алой кровью.

— Нет, нет, не сейчас, только не сейчас, когдавсе кончилось, — пробормотала Асиана, глядя на клубящуюся тьму над лесом. Илья так и не понял, переживала она, что призрачный проход между измерениями с минуты на минуту закроется навсегда или сочувствовала Демайтеру.

Бездыханное тело стражника судорожно дернулось в последний раз и выгнулось. Игла ударила его в сердце прямо сквозь хлюпающую от крови рубашку. Механически задышал блок искусственной вентиляции, который Шевцов подсоединил к воздуховоду. Под ключицу впилась гибкая прозрачная змея, прокусив вену. Блестящее щупальце стремительно скользнуло в горло и жадно зачавкало. Еще одна гибкая змея вгрызлась в другую вену, выдавливая туда что-то голубое, опалесцирующее, совсем не похожее на человеческую кровь.

— Ох! — Асиана испуганно схватила Илью за руку. — Что он делает, ваш лекарь?! Он его убивает!

Из раны на груди Демайтера торчали острые обломки ребер. Двигаясь в такт механическому дыханию, они рвали многослойную субстанцию, упорно наползавшую с краев. Проворные красные пауки, ссыпавшиеся с руки врача, остервенело ткали ее до тех пор, пока дыру в грудной клетке полностью не затянуло герметиком.

— Нет, Асиана, — покачал головой Илья, взвесив в руке тяжелый меч. — Это Элисантер его убивал. Пойду-ка я поищу плащ.

Илья с усилием отвернулся, подобрал второй клинок и направился к стене леса, куда уводила кровавая дорожка.

— Как страшно смотреть за работой ваших мастеров, — тихо сказала Асиана ему вслед.

Через десять минут Шевцов коротко бросил в инком: «Забираем». И полумертвого стражника затащили на борт.

— Убежище, Паша, — устало сказал Логинов.

По прибытии доктор Шевцов выгнал на улицу всех, кроме пилота, который один раз высунулся и предпочел забаррикадироваться в кабине до утра.

— Илья, подожди! — крикнул Валерий Васильевич. — Что у него со спиной? Он что, еще и падал откуда-то?

— Да. Метров с трех. На железную крышу.

Шевцов на секунду разогнулся, тихо сматерился, вздохнул и покачал головой.

Диван внизу отдали спотыкавшемуся на каждом шагу Логинову, у которого не осталось сил лезть на второй этаж. Рядом, не раздеваясь, прикорнула Асиана. В мансарде была свободная кровать, но Илья остался внизу. Он бессмысленно побродил вокруг дома, присел на крыльце и задремал, привалившись спиной к перилам. Что несказанно радовало в вампирьем убежище — так это полное отсутствие комаров, которые не выдержали конкуренции с настоящими кровопийцами.

Услышав чьи-то шаги, Илья подскочил как ошпаренный и треснулся затылком о деревянную рейку.

— Что-то у тебя, Илюша, со сном нехорошо, — проворчал Валерий Васильевич, устало присаживаясь рядом. — Подвинься. Другого места не нашел кошмары смотреть?

— Чего? А-а… Не хочу в дом. Бр-р… — Илья передернул плечами и, затаив дыхание, уставился на врача. — Как он?

— Нестабилен, — Шевцов вздохнул и замолчал.

— Он не обычный человек — маг высшей ступени! — с отчаянной надеждой прошептал Илья.

— Но не бессмертный, так ведь? — усмехнулся Шевцов. — И у меня здесь — полевой модуль с биопринтером, а не специализированная клиника.

Илья упрямо склонил голову:

— У них феноменальные способности к регенерации! Как же так? Почему он не справляется?

— Знаешь, Илья Владимирович… Его так распахали, что хоть какие способности к регенерации — все равно перебор. Перечислять долго, — Валерий Васильевич устало провел ладонью по лицу и поднялся, — может, до утра дотянет. Я подумал, ты должен знать.

— Валера, постой, а Володя как?

— Да этот-то нормально, дрыхнет.

— Почему он хотел себе вены вскрыть?

— А-а, вон ты о чем. Давление хотел сбросить доисторическим способом. «Хамелеоны» бойцам медикаментозный коктейль впрыскивают при ранениях или перегрузках. А поскольку Логинов без боевого скафа пошел, он себе эту… э-э, как бы тебе объяснить… «минипомпу с усилителями» напрямую под кожу загнал. Говорит, его там какими-то веревками насквозь прожигали, чтобы удержать, микрочип сработал на болевые импульсы и выдал максимум — как при агональном состоянии бойца. Вот такое взаимопроникновение миров и технологий.

— И что? — спросил ошарашенный Илья, которому не приходило в голову поинтересоваться, какой начинкой нафаршированы «Хамелеоны» и аптечки спецназовцев.

— Да ничего хорошего с точки зрения охраны здоровья. Началась неуправляемая реакция: пульс за двести, давление крови зашкалило.

— Охренеть, — сказал Илья. — Как он еще сообразил!

— Логинов-то? Не смеши меня, Илья. Ничего он не соображал… Инстинкт выживания в чистом виде. У него из раны на шее кровь и так хлестала будь здоров, да он не заметил под «хамелеоновской анестезией».

«Взаимопроникновение миров, — мысленно повторил Илья. — Взаимопроникновение».

Элисантер смотрел на него багрово-черными очами. На Форпост положительной параллели обрушивалась вся мощь королевских кланов и войск Изначальный мир, древнее величие которого разбилось в неведомой катастрофе миллиарды лет назад, погибал и дробился на осколки, снабжая вырванный с сердцем трон Аталантиды неисчерпаемой энергией. Призрачные границы пылали. Илью бросило в жар. Он поднялся и стремительно вошел в дом, хлопнув скрипучей дверью.

— Асиана!

Она подскочила на кровати, глаза как у хищника, засветились в темноте, подсвечивая лицо и волосы зеленоватыми бликами.

— Что за существо ты тащила через границу? Из-за чего вы разодрались с Демайтером? — спросил Илья, не дав ей опомниться. — Или ты сейчас мне поможешь и все расскажешь или останешься здесь, как вы любите говорить — до скончания времен!

— Что с-случилось? — Логинов приподнялся, придерживая рукой повязку на шее.

— Ничего, — Илья понизил голос. — Это я. Отдыхай, Володя.

Владимир облегченно вздохнул и со стоном уронил на мягкую обивку тяжелую голову.

— Он умирает… — тихо сказала Асиана, и в ее кошачьих глазах медленно угасло зеленое пламя.

— На развилке ты сказала: «Их две». Ты имела в виду смерть?

— Да. Одна — предназначенная ему с рождения, как и любому из нас. Вторая ходила за ним с Караманта. Я отогнала ее.

— Как отогнала? — быстро спросил Илья. — Как ты с ними разговариваешь?

— Перессорила между собой, — усмехнулась Асиана. — Чтобы говорить со смертью не нужно проходить обучение. Она и так тебя слышит. Меня учили понимать, что она отвечает… Предназначенная смерть не потерпела соперничества, отогнала ту, что призвали палачи Караманта, и вернулась на правах хозяйки.

— Вот как… Пойдем со мной, светлая госпожа Асиана-Ал-Мерита. Надо поговорить, — сказал Илья и протянул руку. — Только ты и я. Не будем тревожить боевого мага. Ему сегодня нелегко пришлось.

И Илья мягко, но решительно вывел озадаченную Асиану из комнаты. «Колись, зараза»! — подумал он, закрывая за собой дверь.

В три часа ночи он ворвался в тускло освещенный салон трансфера.

— Что случилось?! — спросил изумленный Шевцов.

— Потом, Валера!

Не оглядываясь на врача, Илья метнулся к своему месту, схватил валявшиеся на сидении клинки с золоченой и серебряной гардами, выдернул из-под амортизаторов кресла скомканный плащ и выскочил в ночь. Бесценные артефакты он свалил на землю возле угла дома. Перед глазами стоял Демайтер, сдирающий с себя облако лунного света, превратившееся в отточенную сталь.

«Значит так. Я знаю, чего он от меня хотел, — нарочито спокойно сказал себе Илья, стараясь не слушать, как тяжело бухает в груди сердце. — Если я правильно понял, стражники сконцентрировали всю имеющуюся в их распоряжении магию в мечи. После поединка выпустить ее на свободу и использовать может только один из них. Скорее всего — тот, кто одержал победу… Либо хранитель, то есть я», — он потер ладонью вспотевший лоб.

«Отлично. Идем дальше… Элисантер погиб. Демайтер жив только благодаря системам нашего реанимационного комплекса. И… это неважно! А важно, что магия все еще материальна и имеет конкретное воплощение. И я могу делать с ней все, что захочу и отдать тому, кого посчитаю достойным, одарив его силой королевского клана. Могу или нет? — он нервно переступил с ноги на ногу. — Наверное. Да! Иначе для чего в их поединках предусмотрен этот несчастный хранитель?! Наверняка в истории уже бывало нечто подобное, когда погибали оба претендента. Значит, мне всего-то навсего надо расконсервировать артефакты стражников, вернуть их в рабочее состояние и передать законному владельцу. Все просто, как три лимона»!

Несколько секунд Илья стоял в нерешительности. Глаза обжигал блеск лежащих на земле клинков. Двух клинков. Элисантер, будучи повелителем королевских стражников, владел лишь одним мечом — золотым — символом силы и власти. Эта награда всегда доставалась победителю.

Меч проигравшего претендента возвращался к хозяину, если тот оставался жив или «умирал» вместе с ним, рассыпался в пространстве, а высвободившаяся энергия переходила в ведение всего клана и распределялась между всеми стражниками, согласно их мудреной иерархии. Но сейчас весь парадокс ситуации заключался в том, что хозяин серебряного клинка, получивший смертельную рану, умер не до конца! Система искусственной вентиляции легких дышала за него, сердце билось, и постоянно возрастающие дозы вазопрессоров пока держали давление… Что делать с его магическим оружием?!

У случайного хранителя задрожали руки и коленки, и горячий пот залил ему глаза.

«Я не знаю, не знаю»! — вслух прошептал Илья, нагнулся и принялся расправлять на земле изрубленный в лохмотья плащ королевского стражника. Поскольку волшебную мантию Демайтер господину хранителю не завещал, ткань топорщилась, сопротивлялась и немилосердно жгла руки. Илья, тихо матерясь, провозился с ней минут пятнадцать.

«Чего вы там не поделили, кроме должности? Предназначение? Сейчас я организую тебе предназначение. Мало не покажется»! — зло сказал он, опустился на колени и осторожно положил клинки на растянутый плащ так, чтобы они пересеклись, а эфесы оказались справа и слева от капюшона. Оружие запульсировало светом. Илья торопливо закинул клинки полами плаща и дернул за угол дома, пока его, как Элисантера не жахнуло каким-нибудь высоковольтным электричеством.


Доктор Шевцов сидел возле необычного пациента и смотрел в проем люка на светлеющее на востоке небо, когда взъерошенный Илья возник на пороге с переливающимся свертком в руках.

— Отключи его от системы искусственной вентиляции и оставь нас! Нам надо поговорить.

— Сдурел, Илья…

В руках Хранителя с легким шорохом развернулась волшебная ткань.

— Лучшие времена наступили, Демайтер!

Илья, отодвинул обмершего от удивления врача, сдернул вуаль биопокрытия и набросил плащ на истерзанное тело мага прямо поверх дренажей и повязок. Валерий Васильевич взглянул на запрыгавшие кривые мониторинга и отключил систему. Не обращая на него внимания, Илья что-то забормотал, глядя в стену невидящими глазами.