КулЛиб электронная библиотека 

Падение Империи. Снег и Пепел (СИ) [Сергей Кольцов Снежный Виктор] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Падение Империи. Снег и Пепел

Пролог

Чёрный дракон тяжело опустился на плато четырьмя лапами и, сложив крылья на спине, внимательным нечеловеческим взглядом посмотрел на раскинувшуюся под ним Драконью долину и шумно выдохнул, отчего в воздухе появился короткий язык пламени.

Проводив взглядом своего невидимого человеческим взглядом белого собрата, пролетевшего над горой под названием Пик великана, чёрный дракон дыхнул пламенем под себя, сжигая остатки осенней растительности и нагревая камни, после чего лёг и принялся ждать…

Ждать ему пришлось недолго, и вскоре одинокая искра коснулась края плато и резко превратилась в молодую девочку лет десяти в полупрозрачном платье, золотистыми волосами и глазами. Сделав несколько шагов босыми ногами к морде дракона, девочка, мягко улыбнулась и проговорила:

— Вейр, ты всё ждёшь…

— События пятисотлетней давности были ошибкой. — Мысленно ответил ей крылатый сын духов.

— Да, теперь ты это понял. — Печально проговорила девочка. — Только знаешь, умирать не больно. Скорее обидно понимать, что твоя жизнь закончила вот так, а не иначе. Ты чего-то не смог, не успел, не попробовал, не узнал и не познал. Эти глупые смертные тянутся к бессмертию напрасно, ведь получив его однажды, они просто не будут знать, как с ним поступить… Глупые, мелочные, никчёмные создания, даже после смерти остающиеся такими.

— Да, смертные такие. — Тяжело вздохнул чёрный дракон. — Но всегда есть исключения.

— Исключения, да, они есть. — Согласно склонила голову девочка и села на лапу, погладив её своей крохотной ладошкой. — Ты чувствуешь, Вейр, мир начал меняться. В воздухе пахнет свежей кровью, дымом и новой весной.

— Сейчас осень.

— Ты меня понял, мир меняется. Мы можем только предугадать, какими будут последствия этих изменений, но все изменения всегда проливают реки крови, наполняют землю прахом прошлых поколений, обрекая живущих во власть Хаоса…

— Вы же его сдерживает. Или что-то изменилось?

— Смертные не понимают, какими силами пытаются играть. — Фыркнула девочка и похлопала по чешуе чёрного дракона. — Когда-то и ты не знал, а после познал это — убив меня. Скажи, мне Вейр, стоила ли моя смерть этих пяти сотен лет одиночества, страха и ненависти к самому себе?

— Не стоили…

Глава 1. Императорская семья

Айлек Риис пошатываясь от магического истощения, поднялся на стену города Керсен и посмотрел в направлении юго-востока, откуда пришли эти захватчики из Врат.

Выглядел магистр неважно, его магистерская роба, усиленная вставками из мелкой кольчуги и являющая полноценным артефактом, была изрядно потрёпана, в нескольких местах даже пробита, но, тем не менее, сумела защитить своего владельца от смерти.

Однако важно было другое, пожары в городе удалось потушить только к утру, а сейчас пятый пограничный легион, потерявший в городских боях почти пятьсот легионеров оставив раненых, выдвигался в направлении руин Фарнадской башни.

Магистр просил, чтобы легионеры сумели задержаться на пару дней, чтобы отдохнуть, но от императора последовал приказ оттеснить врага обратно к Вратам…

В этот момент в воздухе послышался гул, а затем раздался чудовищный взрыв прямо посреди строя шагающих легионеров. Ударная волна даже всколыхнула волосы на голове у магистра, а через несколько ударов сердца в двух километрах от города Керсен открылся филиал Хаоса на земле, созданного руками людей.

Над городом вспыхнул защитный купол, восстановленный магистрами, но до города не долетело ни одного снаряда, они все нашли свои цели в легионерах пятого пограничного легиона, от которого в живых осталось несколько человек…

— Духи, спасите нас… — дрогнувшим голосом прошептал магистр, не открывавший взгляд от зрелища.

* * *
С мрачным видом я сидел в малой гостиной и молча пил вино из бутылки, смотря на огонь камина. Настроение отсутствовало полностью, особенно после последних событий. Самое противное было в том, что я не пьянел. Просил хорошего вина, но мне подсунули молодое с незначительной крепостью. Бегать и возмущаться я не стал, лишь отметил, что так обо мне постарались позаботиться…

Вечером прошлого дня я получил сообщение о том, что по приказу императора Дарнира V, Двадцать шестого Дракона Империи, новым герцогом западных островов назначается Марис Рошаль, причём без какой-либо официальной церемонии. Так же пришла весточка от старого короля, ошивающегося в столице о том, что императрицу Глорию Рошаль приговорили к смерти за преступление в отношении императорской семьи. Только в чём оно заключалось, сообщено не было…

Сделав несколько глотков вина прямо из бутылки, я поставил её на пол и тяжело вздохнул.

Именно чего-то подобного я и ожидал. Только до сих пор не могу понять одного: чего Вильям ожидал, планируя покушение на Инессу? Он же не настолько глуп. А Кристофу не хватило способностей провернуть подобное, все-таки, несмотря на свою хитрость, золотовласый принц недостаточно умён, но при этом боится тех, кто значительно сильнее.

Тем не менее, Архипелаг не подчинится новому герцогу. Если бы он взял в жёны Калерию то, возможно ему бы и удалось удержать острова, но они так и не сумели её поймать, поэтому сообщений о помолвке и скорой свадьбе нет. Даже думать не хочу, почему её так и не поймали, всякая гадость в голову лезет…

— А ты я смотрю, не спишь и пьёшь. — Заметил Малграф, войдя в комнату. — Всё действительно настолько плохо?

— Плохо. — Устало кивнул я. — Даже напиться не дают, молодое вино дали.

— Эвелин распорядилась об этом ещё позавчера, когда увидела твоё настроение на ужине. — С усталым вздохом опустился в соседнее кресло, боевой маг. — Контролируй себя, ты и без меня знаешь, как опасно тебе напиваться.

— Боишься, что придётся драться со мной?

— Драться? — поморщился Малграф и, подхватив бутыль, вытащил пробку. — Нет, я буду в числе первых среди тех, кто будет убегать. Эш, насколько всё плохо?

— Завтра покажу. Ты внутреннюю стену усилил, как я просил?

— Усилил, — ответил мне боевой маг и глотнул из бутылки и обиженно поморщился, — такое вино только детям и пить, но вот вкус выше всех похвал.

— Да, вино восхитительно. — Задумчиво проговорил я, держа в руках бутылку. — Представь себе оружие, способное уничтожить это поместье, при этом находясь в Савросе.

— Звучит жутко…

— Да, но это обычное оружие, если потребуется у них в распоряжении есть ещё одно, оно способно уничтожить город размером со столицу Империи, полностью сравняв её с землёй.

Боевой маг заметно напрягся и сделал несколько больших глотков из бутыли. А я, невесело усмехнувшись, посмотрел на ополовиненную бутыль и поставил её на столик и откинулся на спинку кресла.

— Как с ними воевать или это невозможно?

— Нет, Малграф это возможно, даже больше — это необходимо. Ведь иначе они захватят всё, уничтожив народы этого мира, частично обратив в рабов.

— Почему ты не поедешь и не расскажешь об этом на Имперском совете?

— При этом дав Дарниру способ меня уничтожить? — нервно рассмеялся я от предложения. — Нет, Малграф, на такую глупость я не пойду. Послание о новом враге из Врат доставят и доведут до членов совета. Однако решение принимать не мне.

— А что на счёт мира с альтами? Тобой будут недовольны.

— Да будут, но мир заключат. До рождения детей Дарнира я остаюсь принцем и могу принимать подобные решения. Тем более что условия мира устроят Дарнира, ведь сейчас у него возникнет множество проблем и ему будет только на руку, если альты на время перестанут быть угрозой.

— На время?

— Да, может на десять лет, может на двадцать… А потом трон займёт новый Великий князь. — Устало вздохнул я. — Этого я уже не узнаю, так как мне осталось немного. Мне бы своих детей увидеть… Кстати о детях, ты решил жениться?

— Да, Мэя хочет ребёнка. А я знаю, что такое жить без отца. — Негромко ответил боевой маг. — Ты же знаешь что Малграф — это лишь титул, ставший моим именем.

— Знаю, Уильям Грому. — Твёрдо кивнул и улыбнулся на растерянный взгляд боевого мага. — Грому — это фамилия твоего отца, которого ты никогда не знал. Это было в докладе тайной стражи, когда тебя приняли моим личным учителем.

— Грому — это бароны с юга, славящиеся своими винодельнями и…

— И боевыми магами. Твой отец Хартер Грому — магистр Рассаримской башни. Наверное, для тебя странно слышать это от меня. Впрочем, маги твоей силы редко рождаются случайно.

— Я привык, что ты многое знаешь. — Махнул на меня боевой маг, задумавшись.

Посмотрев на боевого мага, я лишь фыркнул и, подбросив дров в камин, взял бутыль в руки и протянул её через столик:

— Ну, за дружбу.

— За дружбу. — Чокнулся боевой маг со мной бутылкой. — Эш, я привык к Малграфу.

— Понимаю. — Кивнул я и сделал несколько глотков и невесело фыркнул.

— Что такое? — спросил боевой маг, тоже сделав несколько глотков молодого вина.

— Да, так…

Этот остаток ночи мы провели перед камином за дружеской беседой, обсуждая всё то, что обсуждают все мужчины с горячительными напитками…


Следующим днём я проснулся только в обед, учитывая, что и лёг только ранним утром. Тем не менее получил несколько посланий и обдумав их, прихватил оружие и направился на демонстрацию на тренировочную площадку

Выйдя, я принёс все вещи для демонстрации и положил из свёртка на оружейный столик, где и разложил.

— Кристиан Перейн, смотрите внимательно. Это называется бинокль, — продемонстрировал я ему предмет, — то же самое, что и подзорная труба, но благодаря ему можно увидеть всё в большей отдалённости. Дальность регулируется. Идём дальше. Это называется прибор ночного виденья, позволяет видеть в темноте и только в темноте. При яркой вспышке, того же потерявшего стабильность светляка, вызывает у воина использовавшего его кратковременную слепоту. Тепловизор…

— Как? — переспросил агент тайной стражи.

— Теп-ло-ви-зор, — медленно проговорил я, — позволяет видеть тепловое излучение живых тел. Не спрашивайте меня как, но наши тела поддерживают собственную температуру, излучая её в окружающее пространство. Благодаря этому прибору можно увидеть живых даже сквозь невидимость и плащи из мирита.

— Есть способ спрятаться?

— Да, материалы, которые не пропускают тепло и сохраняют собственную температуру. Например, если спрятаться в секрете под землёй, то они не смогут вас увидеть. Однако всё зависит от глубины, я пока не разобрался, насколько глубоко позволяет видеть этот прибор, потому что они бывают разными.

— А мёртвых?

— Это интересный вопрос, но ответа на него у меня нет. — Отложив прибор, развёл я руками. — Нужно проверять. Могу лишь сказать, что наш враг из Врат не владеет магией. Никакой. Однако, как и все могут сопротивляться ментальной магии, но не использовать её.

— Хорошие новости. — Кивнул агент тайной стражи.

Да, я никогда не был военным и не увлекался подобной темой. Теперь вот столкнулся и пытаюсь, в меру своих поверхностных знаний, объяснить другим как работают предметы военной промышленности.

— Смотрите, это автомат, стреляет пулями посредством заложенного в них заряда. Не содержит в себе магии. — Продемонстрировал я оружие и, перехватив автомат, прижав приклад к плечу, я тремя тройками отстрелялся по установленному доспеху, но пули легко пробили его и остановились, выбив фонтанчики каменной пыли в стене. — Как видите, это в большинстве случаев пробивает щит и доспех легионера.

— Физический щит остановит?

— Недолго, — поморщился я, — против этого хорошо помогут различные земляные и каменные, ну и ледяные стены, достаточной прочности. — Проговорил я и отложил автомат. — Так же дополнительно я нашёл в памяти пленного и другое имеющееся у врага оружие и вложил эти воспоминания в иллюзию.

— Осталось только два предмета, мой принц. — Поёжился от холода Кристиан.

— Пистолет, — взял я в руку упомянутый предмет, — принцип тот же самый что и у автомата. — Сделал я три выстрела по мишени. — Отличается лишь компактностью и более слабыми зарядами. Как видно не во всех случаях пробивает щит и доспех легионера, поэтому используется лишь как дополнительное оружие. Ну и последнее… Идёмте на стену.

Свернув всё оружие, я взял гранату в руки и уверенно пошёл к подъёму на северную стену, остальные неспешно пошли за мной, негромко переговариваясь. Впрочем, зрителей было немного, Эйруэн с Эвелин, Кристиан и его отряд тайной стражи, Малграф и несколько северян, среди которых был Фуран.

Взобравшись на стену, я задумчиво создал мощный физический купол и проговорил:

— Не советую выглядывать за стену.

После чего посмотрев, что все отошли, выдернул чеку и швырнул гранату с боевым усилением в воды реки, сразу же активировав щит.

Громкий взрыв заставил всех вздрогнуть, а осколки, со столпов воды, дождём ударили в физический купол, после чего я пояснил:

— Это называется гранатой. Подобное имеется у наших артефакторов и алхимиков, но с маленьким уточнением: осколки от этих гранат летят гораздо сильнее и дальше. Думаю, на сегодня закончим. Кристиан, необходимые документы о вооружении и сведениях я уже подготовил.

— Мы будем готовы выдвинуться послезавтра. — Кивнул агент тайной стражи. — А пленник?

— Мне он пока нужен. Если станет известно что-то ещё, я обязательно сообщу. Предметы я тоже пока у себя придержу, если вы не против.

Коротко поклонившись мне, агенты тайной стражи удалились, переваривая полученную информацию. Эйруэн и Эвелин тоже ушли, а ко мне подошёл Фуран.

— Как сражаться против этого врага, принц? Они способны увидеть и убить нас, не приближаясь на дистанцию полёта стрелы. — Напряжённо спросил Фуран Бешеный бык.

— Если же мы не будем сражаться, то нас просто уничтожат. — Сухо ответил я и тяжело вздохнул. — Думаю, нам удастся придумать оружие способное выдворить этого врага обратно.

— Нам? Эшарион, Север и Империя не смогут договориться, я уже не говорю о Княжестве…

— Думаешь, я этого не понимаю, Фуран? — спокойно спросил я. — Кстати, как дела с ручками?

— Работаю над этим. — Не слишком уверенно ответил северянин и досадливо плюнул за стену. — Пришла напасть, откуда не ждали. Мало нам порождений Хаоса…

Ворча себе под нос, северянин ушёл со стены, а я остался и посмотрел на боевого мага, задумчиво изучающего взглядом дно реки, где взорвалась граната.

Да, вот такая вот неприятная ситуация складывается, но ничего, мы ещё побарахтаемся. Теперь важно удержать ситуацию хотя бы в том виде, каком она есть… Постараюсь сделать всё зависящее от меня, только боюсь что этого будет недостаточно.

Спустившись со стены, я забрал предметы военного применения и удалился в свои покои, где засунул это всё в пустой сундук и запечатал магией. После чего посмотрел на сломанный стол и только нервно пожевал губами, после чего поплёлся на выход.

Найдя Валерию Гройскам с помощью ментальной магии, я поднялся на третий этаж поместья и вошёл в зал приёмов, где и нашёл последнюю из артааров, древних магов живших семь тысяч лет назад, до недавних пор прибывающую в состоянии магического анабиоза.

— Ты пришёл просить моей помощи. — Задумчиво проговорила девушка спиной ко мне, рассматривая открывающийся ей вид на долину. — Не думаешь что это несколько неразумно.

— Почему? — подойдя, остановился я рядом.

— А какой смысл тебе, принц Эшарион, спасать всех тех, кто был рад тому, что ты добровольно уедешь в ссылку на границу? Ты укрепляешь свои позиции здесь и вскоре сможешь удержать эту долину от любого захватчика.

— Почему ты думаешь, что мои планы настолько мелки? — скучающе проговорил я, — ты уже проверила нашего нового пленника. Как ты рассматриваешь эту угрозу?

— Довольно занятная цивилизация, — хмыкнула Валерия, — однако способная доставить существенных проблем. Разумеется, я смогу помочь, но мне бы не хотелось лично вмешиваться в этот конфликт.

— Мне будет достаточно и этого.

— В таком случае начну через два дня, вернусь в свой подземный город и кое-что попробую. — Спокойно проговорила она. — Мне нравится это место, здесь тихо и спокойно и всё несколько иначе, чем я привыкла. Никогда бы не подумала, что такое случится именно со мной.

— Думаю, в этом я с тобою соглашусь.

— Сможешь?

— Долго рассказывать.

Внимательно посмотрев на меня, Валерия покивала и не стала ничего отвечать, после чего уверенно развернулась и двинулась на выход из зала.

— Валерия, а горный народ и раса крылатых людей — это случайно не плоды ваших экспериментов?

— Не знаю, Эшарион. — Остановившись, обернулась ко мне девушка. — Я не из тех, кто проводил или участвовал в экспериментах, так как мне на тот момент было всего четыре года. Да даже если они и плоды эксперимента, за семь тысяч лет они мутировали так, что ты никогда и не узнаешь об изначальных планах безумцев решившихся на подобное.

— Понимаю. Спасибо.

Кивнув мне, девушка вышла из зала. Оставшись в одиночестве, я задумчиво посмотрел в окно и тяжело вздохнул.

Новости одна хуже другой, даже уже знаю, что принесёт мне тот гонец, что спешит сюда, подгоняя лошадь. Ситуация на юго-востоке складывается не лучшим образом, однако без прямого вмешательства императора ситуацию не исправить.

Развернувшись, я спустился вниз и проследовал в свои покои, где и принялся ожидать посла, медленно перебирая бумаги.

— Мой принц, вам послания. — Войдя, поклонился гонец.

Достав четыре свитка, гонец передал их мне, а я лишь приняв их, поблагодарил и протянул ему лишь один свиток, добавив к нему золотой империал. Благодарно поклонившись мне, гонец покинул покои.

Взяв первый же свиток, я внутренне напрягся и тихо выругался себе под нос.

Драконья печать, открывается только кровью, так запечатываются документы, касающиеся только императорской семьи.

Проколов себе палец я смазал печать, и она рассыпалась, после чего я, развернув свиток и побежав взглядом по строчкам написанных лично Дарниром, замер…

— Тварь! — мои руки объяло магическим пламенем, а свиток защищённый магией отлетел к двери.

— Эшарион?! — забежала ко мне Ноа. — Что случилось?

— Ничего. — Холодно ответил я, и принялся восстанавливать контроль, когда мне это удалось, обессиленно упал в кресло. — Теперь уже ничего.

Дарнир был в своём праве, да именно император принимает решения о членах императорской семьи… Только в чём была вина Эдиты?..

— Это правда? — дрыгнувшись голосом спросила Аниса, незаметно для меня войдя в покои. — Эшарион?

— Да. Все бастарды императорской семьи, не имеющие драконьей крови, подлежат забвению. Пятый пункт кодекса императорской семьи… — тихо ответил я, не смотря на младшую сестру. — Теперь ты пятая принцесса, Аниса…

* * *
Отряд альтов неспешно двигался по горному серпантину в северо-западном направлении. Дорога была тяжёлой, но её постоянно преодолевали торговцы, проходившие как пешком, так и с караванами. Ранее этот путь был лишь дорогой соединяющей отдалённую от столицы долину с более цивилизованными территориями Альтского Княжества.

Две молодых альты неспешно двигались в середине отряда, остальные члены которого облачённые в доспехи держались от них на почтительном расстоянии, внимательно смотря по сторонам.

— Скоро наступят холода. — Задумчиво проговорила молодая альта. — Мама, разве нельзя было отправиться весной?

— Весной было бы уже поздно. — Спокойно ответила ей альта, посмотрев на неё с лёгким нисхождением. — Тебе Оранэра стоит лучше сосредоточиться на контроле своих мыслей.

— Неужели так заметно?

— Более чем.

— Великая княгиня, мы нашли хорошее место для привала. Мы всё равно не успеем вас довести до границы, даже если будем скакать всю ночь.

— Спасибо, майтре. — Величественно кивнула Великая княгиня Люсинэ Хельталис. — Тогда остановимся на отдых.

Альт из охраны княжеской семьи, пусть и одетый сейчас в достаточно обычные одежды, склонил голову и увёл отряд с тракта в направлении небольшого лесочка. Где вскоре отряд разбил лагерь, поставив шатёр для великой княгини и её дочери.

Княгиня тем временем занималась приготовлением ужина на всех, нисколько при этом, не противясь подобной работе, а так же помогала с лечением, как альтов, так и лошадей. Младшая княжна тоже занималась делом, собирая хворост для костра, заботясь о лошадях, а после и неся пост.

Наконец когда в горы пришла ночь, княгиня и её дочь пришли в шатёр и начали устраиваться к ночи.

— Тебе не нравится это путешествие? — не раздеваясь, спряталась княгиня в спальный мешок.

— Не нравится. — Нервно расправляя свою будущую постель, устало ответила Оранэра.

— Почему же?

— Вы желаете продать меня этому принцу. — Пожав губы, проговорила Оранэра. — И всё ради чего? Ради мира! Смею заметить, что этот шаг даже прагматичным нельзя назвать, только политическим циничным.

— А ты думаешь, я за твоего отца вышла от большой любви. — С прохладной снисходительностью заметила Люсинэ. — Это тоже был политически циничный шаг, и мне пришлось подчиниться.

— Ради чего? — взяла себя в руки младшая княжна.

— Поверь, там было много политических моментов, долго объяснять. — Рассеянно отмахнулась княгиня, пытаясь скрыть свои настоящие чувства. — Но сейчас оглянувшись назад, я не жалею.

— Только этот Эшарион — обычный человек…

— Не забывай, что в нём течёт кровь дракона, да и вообще он сейчас сильнейший маг Империи, если брать во внимание именно личную магическую силу. — Вздохнула княгиня. — Не забывай что недавно этот «обычный человек» сумел победить в битве с полутора тысячами воинов, имея лишь сто пятьдесят воинов. Опасно недооценивать четвёртого принца, Нэдия уже за это поплатилась.

— Не хочу ничего знать об этом высокомерном принце… — проворчала Оранэра и залезла в спальный мешок. — Единственное что меня устраивает, так это то, что наш союз, если он и возникнет, продлится недолго.

Люсинэ посмотрела на свою дочь, демонстративно притворяющуюся спящей, и ничего не сказав, лишь грустно улыбнулась…

Глава 2. Кровь и предательство

Уверенным шагом, направляясь в рабочий кабинет императора, Милена обожгла взглядом аристократов ожидающих личной аудиенции, и стоило немолодому герцогу выйти из дверей кабинета, как она уверенно вошла:

— Дарнир! Почему?!

— Пятый пограничный легион уничтожен. Тайная стража разделилась и мне подчиняется лишь малая часть. Новоиспечённого герцога Мариса Рошаль, не успели легионы покинуть город, выпотрошили бароны Архипелага и повесили над воротами замка. Вокруг меня враги и ты спрашиваешь меня: почему?

— Это были моя сестра и мать.

— Они выступили против императорской семьи.

— Ты сошёл с ума. — Со сталью в голосе выдохнула третья принцесса.

— Это ты сошла с ума, если считаешь, что подобные преступления должны оставаться безнаказанными. Она легла в постель с другим и родила от него бастарда, который более двенадцати лет был членом императорской семьи. Мне нужно обвинить тебя в сговоре? — одарил Император свою сестру тяжёлым взглядом.

— А как же мы?

— А, «нас» никогда не существовало. — Холодно ответил Дарнир. — Ты навсегда останешься Миленой Черноокой, третьей принцессой двадцать пятой династии, а я — Двадцать Шестым Чёрным Драконом Империи, Дарниром V.

Милена смерила взглядом действующего императора, являющегося её братом и любовником, в ярости сжала руки в кулаки, сдерживая слёзы, а после резко расслабилась и улыбнулась:

— Ты станешь последним своего имени.

Резко развернувшись, третья принцесса вышла из рабочего кабинета императора и уверенно двинулась в направлении своих покоев, снося всех, кто встретится на её пути.

— Может, не стоило, мой император? — раздался голос из-за ниши за шкафом.

— Давно нужно было решить эту проблему, тем более что ей придётся покинуть дворец по моему указу. — Сухо отозвался Дарнир. — Мне надоело играть в любовь. Тем более что сейчас мне нужен наследник, а от Милены у меня родится лишь бастард драконьей крови.

— В целом вы правы, мой император.

— Сейчас нужно подготовиться к свадьбе, проследи, чтобы моя невеста была в полной безопасности, а я пока придумаю повод, чтобы отправить мою сестру в принадлежащие ей земли. Она в конце концов ей пора снять чёрное платье вдовствующей герцогини…

* * *
Задумчиво прогуливаясь по стене Вернада, я смотрел в юго-восточном направлении и был далеко не весел. После трагичной новости, Аниса впала в откровенную депрессию и сидит в покоях баронессы с книгой в руках.

Всё-таки они с Эдитой были близки друг к другу, а после известия о том, что её старшая сестра, ей не совсем сестра… Маленькую принцессу это серьёзно подкосило, а ведь она только немного оправилась от случившегося с ней. А ведь при этом я запретил всем поднимать тему казни Глории и исчезновения Калерии, но рано или поздно она всё равно узнает.

— Ты не можешь предвидеть всё. — Спокойно проговорил мне боевой маг, увидев тень, мелькнувшую у меня на лице. — Что скажешь?

— Да, стены восстановили, распорядись, чтобы им выплатили немного сверх положенного, если я забуду. Отличная работа, осталось только восстановить защитные артефакты, и стена снова станет неприступной, форты начнём ремонтировать с приходом весны, у нас их три, по числу перевалов.

— Там даже не форты, а просто дозорные башни, — зевнул боевой маг, — когда отправимся.

— Сейчас, собирайся и выдвигаемся.

Уверенно двинувшись со стены, я сообщил Мирасу об изменившихся планах и, запрыгнув в седло, в сопровождении отряда направился на выезд из города.

Валерия Гройскам и Кристиан Перейн отправились по своим делам ещё вчерашним утром. Если артаарка уже занималась исполнением моей просьбы, то агент тайной стражи находился в дороге в столицу, где и будет находиться ещё как минимум шесть дней.

Проезжая мимо поместья я мысленно достучался до Ноа и предупредил о своём отъезде, который баронесса приняла достаточно спокойно, пожелав удачи и попросив духов оберегать меня.

Удалившись на приличное расстояние от поместья, мы уменьшили темп движения, давая лошадям передохнуть.

— Почему мы так резко сорвались в дорогу? — спросил боевой маг, двигаясь рядом со мной.

— Ночью мне пришлось выжечь разум молодому сервенту, подбирающемуся к поместью. Мне удалось укрепить Вернад, теперь очередь Крепости Восточных врат, где необходимо провести чистку и заделать бреши в нашей обороне. Меня не устраивает то, что сервенты заинтересованы во мне.

— После сожжённого Орсина и почти полного уничтожения Ордена Хранителей печати даже странно, что сервент пришёл сюда. — Заметил боевой маг.

— Печать, закрывшая врата в мир Хаоса была создана на основе магии крови. А кровь, используемая во время ритуала, принадлежала Орсине Черноокой, так же как и я имеющей Проклятие Драконьей крови.

— Постой. Только ты способен снять печать? — удивлённо посмотрел на меня боевой маг.

— Я способен и открыть полноценные врата в мир Хаоса, — досадливо поморщился я, мысленно же отбрасывая возможность использовать эту возможность, — только вот не хватит теперь у сервентов ни сил не людей, чтобы атаковать нас, большая часть их верхушки погибла в чистом пламени созданной мной защиты. Когда я жил во дворце, магистры ордена обращались ко мне лично, прося предоставить им надёжную защиту, ведь они уже давно не доверяют магам Башен и заметь небеспричинно.

— Эти разговоры ведутся уже давно. — Фыркнул боевой маг. — Ты веришь, что в Академии есть гнездо сервентов?

— А где ему ещё быть, Малграф? Именно там где у большинства есть соблазн обладать большей силой и возникают подобные тайные сообщества. Например, убитый мной сервент носил специальный защитный амулет, который не давал почувствовать его прикосновение к энергии Хаоса. Причём создал его как минимум магистр-артефактор, а таких специалистов в Империи так мало, что можно сосчитать на пальцах, пусть будет двух рук. — Снисходительно вздохнул я. — На обратной дороге покажу, где этот сервент лежит.

— Мирас, а ты что скажешь? — спросил Малграф у северянина едущего рядом с нами и не вступающего в разговор.

— Принц прав, молодых и горячих умом и сердцем легче соблазнить обещаниями о красивой жизни, — негромко ответил чернобородый северянин, — именно по этой причине мы не отпускаем сыновей и дочерей севера учиться в вашу Академию, несмотря на мир. Поверь мне, боевой маг, я успел многое узреть за свои шестьдесят три зимы и знаю, насколько глупа и недальновидна молодость. — Медленно провёл Мирас по белеющему шраму, почти полностью скрытому под густой бородой.

Боевой маг сдержанным кивком согласился со словами северянина, а после мы снова взяли более быстрый темп скачки, и стало не до разговоров.


Крепость Восточных врат встретила нас мелким противным дождём с пронизывающе-холодным ветром, отчего всем пришлось поплотнее кутаться в тёплые плащи. Мы успели войти в крепость до заката, и сейчас спешившись, группой двигались по городской улице, дорога которой была покрыта тонким слоем грязи.

— Почему второй раз приезжая в этот город у меня постоянно пропадает настроение. — Проворчал я себе под нос.

— Мерзкое местечко. — Заметил Фусс, двигаясь рядом со мной и принюхался. — Старой кровью пахнет.

— Кровью? — переспросил Мирас сзади. — Не ошибаешься?

— Нет, командир, кровью, но какой-то странной.

— Малграф, внимательнее. — Предупредил я боевого мага, на краткий миг, почувствовав направленное внимание чуждого разума. — Похоже, здесь поселилась разумная тварь.

— Нашёл её? — обернулся ко мне боевой маг.

— Она заметила меня и закрылась. — Тихо ответил я.

Итак, этот город довольно неприятное место, нужно разобраться, тем более что именно отсюда пришёл тот сервент. Думаю, они покажут себя не ранее захода солнца, всё же я им необходим.

— Мы нашли постоялый двор, — известил меня Фусс, — в прошлый раз там останавливались Рыцари Чёрного Дракона.

— Остановимся там.

Наш отряд вошёл на территорию постоялого двора и наших лошадей сразу же определили на конюшню, и начали о них заботится. Мы же свою немногочисленную поклажу переместили в предоставленные комнаты, а после чего разместились за столом в общем зале, где отдыхали в ожидании ужина.

— Мирас, ночи уже холодны, а всем нужно тепло. — Предупредил я, и северянин понятливо кивнул.

Мне понятно, почему сервенты появились здесь, но если исключить их личную заинтересованность, неясно кто заказал меня в прошлый раз. При этом ещё и убийцы из Чёрных слез исчезли, словно их здесь и не было. Опять же эти фанатичные мстители охотятся за членами императорской семьи и Белого легиона, подавлявшими магические бунты.

Слишком уж непонятная вырисовывается мозаика, где я не могу отследить несколько важных кусочков, чтобы сложить всю картину.

Между тем нам подали ужин, который мы с аппетитом умяли и разошлись по своим комнатам, однако никто не снимал доспехи и не убирал оружия. Все ожидали начала нападения, но его всё не было и не было, что только сильнее нервировало всех.

Раздавшийся посреди ночи крик наполненный болью, заставил всех высыпаться из комнат, Мирас короткими приказами расставлял людей, Малграф тем временем активировал купол защиты и накрыл постоялый двор.

Ментальными волнами, проверяя город, я не мог не усмехнуться. Те, кто готовил нападение неожиданно для себя, привлекли внимание городской стражи, а те сообщили о чужаках рыцарям Пылающей девы, расквартированных в Крепости. Именно сейчас две сотни рыцарей взяли на меч постоялый двор в двух улицах отсюда.

— Малграф, снимай защиту. Мирас, мы идём на помощь.

Боевой маг снял защиту, а Мирас быстро собрал свой отряд, и мы быстро выдвинулись вооружённой группой в направлении идущего боя между рыцарями и сервентами.

— Кленс Цаплин! — крикнул я, увидев впереди отряд городской стражи блокирующий улицу.

— Да, это я. — Вышел вперёд немолодой командир городской стражи и, увидев меня, склонился в поклоне. — Мой принц, я планировал явиться с докладом завтра утром.

— Всё в порядке, не нужно поклонов. — Уверенным жестом остановил я его и его людей. — Спасибо что создали оцепление, но мне нужно пройти за него. Думаю, помощь пары боевых магов будет рыцарям не лишней.

— Понимаю. Сейчас разберёмся. — Коротко кивнул он.

Наш отряд пропустил, после чего городская стража осталась держать оцепление вокруг занятого постоялого двора, блокируя все подходы к нему.

Приближаясь к зданию, я успел поднять кусок дороги и закрыть наш отряд от удара ядовито-зелёного пламени сервента, запущенного со второго этажа. После чего отряд перестроился и, поддерживая этот каменный щит, который оплавлялся от пламени хаоса, стреляя раскалёнными каменными брызгами. Когда мы приблизились к рыцарям, собравшимся под стеной здания, я сразу же отбросив каменный щит в сторону.

— Мейстер Грен Самран, мой принц, командую силами ордена в Крепости по приказу гроссмейстера Валлиса Орба. — Представился мне один из рыцарей.

— Сколько их там?

— Почти два десятка, мы убили нескольких слуг, но они готовят какой-то ритуал.

— Да, я тоже чувствую. — Кивнул я, ощущая пульсирующую энергию Хаоса, набирающую свою силу. — Какие потери?

— Пока трое. — Недовольно ответил мейстер. — Попытка штурма провалилась из-за этого проклятых магов, засевших на втором этаже. Было бы у меня хотя бы три боевых мага первого круга, мы бы их уже выбили.

— Мейстер, предупредите людей, чтобы ушли оттуда. — Указал я на перекрёсток, где собрались рыцари ордена, метавшие магию в открытые окна второго этажа. — Малграф, готовься.

Сосредоточившись, я принялся плести структуру молота ветра, задавая направление и силу удара, что заняло у достаточно много времени, учитывая нарастающее ощущение от приближающегося финала ритуала и непрекращающуюся сервентами бомбардировку энергией Хаоса.

Рыцари ушли с перекрёстка, а я, закончив со структурой чар, активировал её и почувствовал как пронёсшийся над головой порыв ветра, растрепав волосы, ударил во второй этаж постоялого двора, благо тот был выполнен из дерева и с грохотом и с треском снёс его, обрушив на перекрёсток.

В обломки, среди которых было пять сервентов, тут же полетели структуры стихийной магии, разрывая на части, сжигая и дробя всё, что попадёт под удар.

— Малграф, мейстер Самран, сейчас! — крикнул я и выхватил свой кристальный меч, бросился внутрь под ускорением.

Меч, наполненный магической силой, с лёгкостью рассёк двери и засов, запирающий их, а я ввалился внутрь и бросил впереди себя кровавую сферу в направлении семи человек оказавшихся стоящими в кругу посреди общего зала. Сервенты попав под этот снаряд, пробивающий и расщепляющий всё на своём пути, не останавливая ритуал, понадеялись на защиту, но та не выдержала и упали на пол мелкими кусками плоти. Забежавший, следом за мной, боевой маг, метнул молнию в сервента выбежавшего из кухни, но энергия была отражена защитным амулетом. А вот мейстер, догнавший нас, метнул ледяное копьё состоящие из крови, пришпилив противника к стене, заставив прервать создание чего-то убойного на основе энергии Хаоса.

Парировал удар мечом выскочившего из комнаты сервента, я вломился в его разум и коснувшись Хаоса лишь сжал зубы почувствовав удар по своему сознанию и тут же принялся защищать свой разум и пропустил удар, пришедшийся мне в бок, а в следующий момент Малграф снёс моему противнику голову, сразу же вступив в бой с двумя сервентами выскочившими из комнаты. Мейстер тем временем защищался от двух сервентов метающих огонь Хаоса из кухни…

Почему же так больно. Тьфу, этот урод мне два ребра сломал и серьёзно рассёк бок, хорошо, что не глубоко…

Влив ещё энергии в свой меч, я высвободил её волной разрубив вместе со стеной сервентов засевших на кухне, а после не обращая внимания на боль, на последнего противника появившегося а общем зале.

Моим противником оказалась девушка, причём я узнал в ней дочь одного из баронов, только вот имени не мог вспомнить, причём она уверенно владела длинным мечом, при этом пытаясь прощупать мою ментальную защиту.

Звон стали наполнил общий зал постоялого двора, изредка было слышно, как защитные амулеты с шипением блокируют боевую магию.

Парировал, косой удар, я отступил на шаг назад. Потянувшись к собственной крови, сформировал из неё стрелу и оставил её за спиной. А после резко перешёл в атаку, заставив принять на жёсткий блок секущий удар меча, рассекая девушке-сервенту предплечье, а следующим движением ранив в бедро. Девушка отшатнулась и подняла меч, чтобы нанести удар сверху вниз и в этот момент кровавая стрела, контролируемая мной, вонзилась в её глаз и пробила череп насквозь. Девушка, умирая, сделала шаг назад и рухнула на спину, а меч со звоном выпал из её рук.

— Это всё? — хрипло дыша, спросил Малграф.

— Вроде больше никого нет, — отметил Грен Самран и посмотрел на меня. — Серьёзная рана, мой принц?

— До свадьбы заживёт. — Мотнул я головой, накладывая целительские чары.

В этот момент на постоялый двор вбежали рыцари Ордена Пылающей девы и северяне, сразу же принявшиеся искать живых среди постояльцев и стаскивать сервентов в одну кучу во двор.

Пошатывая от усталости и боли после короткой схватки, я опустился на уцелевшую скамью и, расстегнув доспех, позволил наложить повязку на рану. А после наложил на себя целительские чары, заживляющие кости и только морщился от неприятных ощущений, словно у меня под кожей поселились жуки и строят там свой город…

— Да, а вроде красивая девушка, зачем она сервентом стала? — подойдя к трупу девушки, заметил Фусс. — Да и вроде…

— Не советую смотреть, потом нормальной девушки не захочется. — Предупредил Малграф.

— Твою мать! — выругался Фусс, отскочив от девушки, увидев щупальца, торчащие из тела молодой служительницы Хаоса, — они даже в…

— А я предупреждал. — Спокойно заметил боевой маг. — Неприятное зрелище, именно так Хаос и изменяет своих слуг. Ты бы видел, какого ребёнка подобная ей может родить.

— Даже думать об этом не хочу. — Передёрнуло от омерзения северянина, отшатнувшегося от трупов.

Сосредоточившись, я принялся ментальными волнами, выискивая ту тварь, что почувствовал по приезду в город и…

Свист стрелы, боль в районе спины и я валюсь со скамьи, а ночной город оглашает нечеловеческий вой твари упавшей с крыши, к которой сразу же метнулись несколько рыцарей…

— Эшарион! — крикнул Малграф, бросившись ко мне.

— Не дёргай, наконечник из мирита. — Просипел я, стараясь не шевелится, и почувствовал, как рот наполняется кровавой пеной.

Непроизвольно кашлянув, я почувствовал, как наконечник разрывает мне лёгкое, а сознание заботливо отправилось в забытьё…


Очнулся я от тишины и, не открывая глаз, определил, что лежу на животе, причём довольно неудобно. Попробовав перекатится на спину, я лишь зубами скрипнул от вспышки боли и оставил попытки, сразу же принявшись поправлять своё состояние, к тому же во рту стоял вкус крови, мучительно хотелось сплюнуть, но было некуда.

С трудом сев, я лишь поморщился от боли и посмотрел на перебинтованную грудь, лишь тяжело вздохнул и посмотрел в окно. Моё забытьё было недолгим, до рассвета было ещё достаточно времени…

— Очнулся. Ты нас испугал. — Зашёл в комнату Шаман.

— Это был вейгр, разумный демон, — тихо проговорил я, — он хотел вернуться домой.

— Для тебя сейчас это важно? — спросил боевой маг.

— Это была приманка, — хрипло проговорил я и проглотил слюну с кровью, а после поднялся и покачнулся, но устоял на ногах, — основное нападение спланировано на поместье. По коням.

— Ты не перенесёшь дороги. — Попытался остановить меня боевой маг.

— Быстрее, они будут там с рассветом. У нас пока ещё есть достаточно времени. — Сквозь зубы произнёс я, смотря в глаза Малграфу.

— Тогда зачем он атаковал?

— Он не один, — мрачно проговорил я, подхватив рубашку и принявшись медленно её надевать, — они планировали задержать меня здесь, им это удалось. Им нужны заложники, чтобы я открыл врата в их мир. Малграф, быстрее.

Боевой маг раздражённо посмотрел на меня и нехотя принялся мне помогать. А я, поддерживая себя целительскими чарами, терпя их действие, и успешно оделся и вышел из комнаты нашего постоялого двора.

— Принц? — удивлённо посмотрел на меня северянин.

— Мирас, мы возвращаемся. Это срочно. — Сухо ответил я и двинулся в общий зал.

— Только стрелу достали, а он уже сразу в бой. — Недовольно проговорил северянин, оставшись в глубине души довольным.

Выйдя на улицу, я услышал, как спешно собираются северяне, кое-кто даже возмущался том, что они даже поесть нормально не успели. Широко вдохнув холодный воздух, я закашлялся и принялся отплёвывать сгустки крови, оставшиеся в лёгком. Когда спазм кончился, я задышал полной грудью.

Это я ещё легко отделался… Впрочем ладно, нужно быстрее возвращаться назад.

В этот же момент работники постоялого двора приняли быстро выводить лошадей, а северяне, высыпав во двор, принялись быстро готовиться в дорогу…

* * *
Юная баронесса, гуляя по территории поместья в сопровождении Сони Арниирм, несколько удивилась входящему в ворота замка отряду рыцарей Пылающей девы.

Девушки переглянувшись, направились им навстречу и когда Валлис Орб, спешился, баронесса спросила:

— Что вас привело сюда, гроссмейстер?

— Моя баронесса, прибыли важные гости, — указал он наклоном головы в сторону двух молодых девушек, лица которых были скрыты под глубокими капюшонами. — Если вы не против, я бы хотел остаться здесь.

— Конечно, гроссмейстер Орб, оставайтесь, я рада вам и вашим людям. — Улыбнулась Ноа.

— Пойдём навстречу гостьям. — Взяв её за руку, шепнула Соня.

Баронесса слабо кивнула и подавила дрожь поняв ради кого прибыл гроссмейстер ордена и двинулась навстречу альткам, уже спешившихся и забравших свои вещи из седельных сумок.

— Добро пожаловать в баронство Вернадское, дорогие гостьи, — проговорила Ноа, — прошу простить, но мой жених, принц Эшарион, неожиданно уехал вчера и не сможет вас принять.

— Всё в порядке, — ответила ей низкорослая альта, что была ростом примерно с принцессу Анису, — мы проделали долгий путь и подождём принца.

— Прошу вас за мной, думаю, вы проголодались с дороги. — Кивнула Ноа. — А пока распоряжусь приготовить вам покои, чтобы вы могли отдохнуть с дороги.

— Да благословят вас духи, юная баронесса. — Склонила голову низкорослая альта. — Буду очень благодарна чашке травяного чая.

Хозяйка поместья направилась проводить гостей, а её подруга понимающе кивнув, направилась на кухню, чтобы передать пожелания о чае и чего-нибудь посущественней, так как гостьи проголодались с дороги.

Войдя в гостиную, гостьи, наконец, сняли плащи, а Ноа посмотрев на лицо великой княгини, перевела взгляд на её дочь и оценивающим взглядом прошлась по её фигуре и поджала губы, видя, где она уступает. Однако получив в ответ подобный же оценивающий взгляд, ответила виноватой улыбкой, но младшая княжна лишь понимающе кивнула и подмигнула ей и склонилась в церемониальном имперском поклоне:

— Оранэра Хельтались, младшая княжна Великого княжества альтов.

— Баронесса Ноа Вернадская, единственная наследница, невеста принца Эшариона. — Ответила девушка таким же поклоном.

— Мне не стоит кланяться, да и можешь звать меня просто — Люсинэ, — мягким голосом проговорила Княгиня и устроилась в кресле перед камином, протянув к нему руки. — Как же приятно погреться в кресле перед камином, особенно после долгой дороги.

В следующий момент в комнату вошли две работницы поместья и принялись расставлять на столе чай и медовые сладости. Великая княжна присмотрелась к ним и что-то проверяя, бросила слабую структуру, и образ одной из них дёрнулся…

Маскировка с обоих убийц Чёрных слез, о чём свидетельствовали татуировки на их лицах, спали и они атаковали Великую княгиню, единственную имеющую в комнате ранг магистра.

Выхватив меч, княгиня вступила в бой сразу с двумя противниками, при этом быстро создавая магические структуры, которые с шипением разбивались о защиту убийц, но спустя двадцать ударов сердца один из них упал. Второй убийца поняв, что не устоит, швырнул метательный кинжал в младшую княжну, но Ноа оказалась быстрее и, справившись с растерянностью, успела повалить Оранэру на пол.

Убийца уже не успел отступить и оказавшись парализованным, упал на пол, а Люсинэ бросилась к юной баронессе, из спины которой торчал нож и лишь отшатнулась.

— Клинок отравлен. Нужно противоядие…

В этот момент в комнату вбежало несколько северян, и быстро оценили двух альт и, подхватив хозяйку поместья, осторожно перенесли её на диванчик, стараясь не шевелить кинжал.

— Что случилось? — вбежала в гостиную Соня.

— Отравленный кинжал. Шарила маара! — Грязно выругалась Оранэра и получила короткий нечитаемый взгляд от матери.

Соня выбежала из комнаты, а сюда вбежали Эвелин и Эйруэн, и, получив указания от Великой княгини, начали искать противоядие на телах у двух убийц.

Вбежавшая в комнату принцесса с коротким кинжалом в руке, подскочив к баронессе, ударила им по своей ладони, позволяя крови пролиться на рану вокруг кинжала.

Понимающе кивнув, княгиня одним движением извлекла кинжал, и кровь попала в рану, что позволило целительнице альтского народа понемногу сращивать рану, а после, положив баронессу на бок и подхватив кровь принцессы, влила в её приоткрытый рот.

Люсинэ почувствовала как баронесса уже не находится в шаге от смерти и облегчённо вздохнула и посмотрев на девочку, наложила заживляющие целительские чары на её руку и проверила её состояние, после чего мысленно грязно выругалась.

— Всё в порядке, её состояние нормализовалось.

Неожиданно Анису сзади схватил северянин и приставил к горлу кинжал и принялся отступать к дверям с победной улыбкой.

— Что это значит, Олемар? — Орнар Битый щит, воин из отряда Мираса.

— А то и значит, я выбрал свою сторону. — Уверенно проговорил тот. — Если вы не хотите чтобы принцесса Аниса умерла во второй раз, но уже по настоящему — убейте этих шлюх. — Указал он взглядом на Люсинэ и Оранэру. — Императору нужны верные люди на всех землях Империи.

— Мы служим не по праву властвовать, — сухо ответил ему Орнар, — мы служим из уважения к делам.

— Вот и служите, а я уйду. Думаю если принц Эшарион…

В следующий момент его рука сжимающая кинжал упала на пол, и северянин, взвыв, оттолкнул от себя принцессу и обернулся к своему противнику и рухнул на колени от пришедшегося ему по голову удара мечом, причём плашмя. Соня, отвесив второй удар, посмотрела на испуганно замершую принцессу Анису и, увидев лишь небольшую царапину на шее, облегчённо улыбнулась.

* * *
Как бы мы не спешили, но к поместью сумели добраться только ближе к полудню. Меня откровенно штормило от поднявшейся температуры, но я упорно держался, и когда мы въехали на территорию поместья, то я понял, что мы опоздали.

Спешившись, я бросился по ступеням в поместье и, войдя в поместье, бросился по коридору в малую гостиную, где сейчас и собрались все. Немного восстановив дыхание, я вошёл в гостиную и прошёлся взглядом по лицам.

— Да, я слышал, что младшая княжна Оранэра Хельталис красива, но даже не представлял, что она может быть настолько милой. — Улыбнулся я и, подхватив низкорослую альту, закружил вокруг себя.

Альта от неожиданно вскрикнула и звонко рассмеялась, а после я, почувствовав нарастающую боль и поставил её на пол. А после повернулся к Ноа, лежащей на диванчике в окровавленной одежде и, подойдя, мягко погладил её по щеке.

— Я в порядке, Эшарион. — Тихим голосом ответила мне моя баронесса.

— Принц Эшарион, вы перепутали.

— Да, Великая княгиня Люсинэ Хельталис, я знаю. — Сдержанно улыбнулся и кивнул. — Но если бы я сделал подобное с вашей дочерью, она бы меня ударила.

— Вот как. Ваше путешествие принесло вам проблемы.

— Не стоит волноваться, я в порядке. — Благодарно кивнул я ей и оглянулся к Эйруэн. — Где Соня и Аниса?

— Они в порядке… Ты главное не волнуйся.

— А по мне не видно, что я спокоен?

— У тебя волосы горят. — Осторожно заметила Оранэра, внимательно рассматривая меня.

Убийцы из Чёрных слёз это только исполнители, но где же остальные вейгры, человекоподобные демоны? Они притаились и выжидают, а значит, мне придётся их найти и уничтожить, чтобы подобного не произошло вновь…

— Олемар оказался предателем. — Войдя проговорил Мирас. — С ним сейчас ещё можно поговорить. Он просил.

— Идём. — Кивнул я северянину.

Восстанавливая контроль, я добился того чтобы пламя с моих волос пропало к тому моменту когда вошёл в комнату где лежал Олемар с побелевшим от кровопотери лицом.

— Зачем?

— А зачем дворяне насилуют обычных крестьянок? — через силу ответил мне северянин, — а после не волнуются о судьбе своих магически одарённых бастардов. У меня сестра умирала на руках, не способная контролировать инициацию. Ты и без меня знаешь, сколько бродит по Империи вот таких непризнанных бастардов, принц Эшарион.

— Я же создал школу…

— Школа тебе нужна в противовес Башням, а дети станут для тебя лишь инструментами для достижения своих целей. Ты же хочешь занять престол, Эшарион?

— Не хочу. — Честно ответил я. — Если бы хотел, то уже сидел на нём.

— Тогда зачем?

— Научить магии.

— Да, я понял… Жаль что так получилось. Да, жаль. — Отозвался Олемар слабым голосом.

Через миг я только почувствовал, как его дух покинул тело и покачал головой.

Ты так и не понял меня, Олемар. Жаль, что придётся Вацлаву рассказать о твоём предательстве и смерти… А ведь он всегда относился к тебе как к сыну.

Поднявшись, я кивнул Мирасу, который подойдя, закрыл глаза члену своего отряда и тихо попросившего духов милости к этому заблудшему дитя.

Поднявшись, я вышел и посмотрел на Малграфа, протянувшего мне маленький свиток, доставленный птичьей почтой. Сняв маленькую сургучовую печать с магической основой, я расшифровал короткое сообщение написанной рукой Бука, я облегчённо вздохнул:

— Жива.

* * *
Калерия сидела и смотрела в языки огня, в которых сгорали те немногие дрова, что она смогла найти возле этой лесной пещеры, до этого бывшей логовом какого-то зверя.

— Да, скоро будут снега. — Заметил Филипп, протиснувшись в пещеру и протащивший за собой партию хвороста.

— Спасибо. — Тихо проговорила четвёртая принцесса.

— Неужели заговорила, не прошло и столетия. — С плохо скрываемым сарказмом заметил Ойнего. — Неужели тебя всё-таки успели…

— Ты не понимаешь?! — прошипела Калерия, — он засунул мне в попу палец!

— Радуйся что не член. — Равнодушно фыркнул Филипп Ойнего и, подтащив ветки к стене, принялся их ломать и подкидывать в огонь.

Калерия хотела наорать на этого мелкого барона, но сдержалась, ведь именно благодаря ему её не изнасиловала куча солдат. Он пришёл в последний момент и первым же магическим ударом убил её несостоявшегося насильника, едва не ставшего её первым мужчиной, а после убил и остальных, даже тех, кто был в домах и не ожидал нападения, вкушая все радости жизни…

— Почему мы не остались в деревне?

— Поверь, нам там быть ни к чему. — Спокойно заметил Филипп. — Крестьяне справятся с этой напастью, но вот на тебе могли бы выместить свою злость за убитых мужей и сыновей, узнай в тебе принцессу из императорского дворца. Ведь это твой восседающий на троне брат приказал воинам атаковать их деревню.

— И что теперь?

— Пока ничего, — ответил Ойнего, тяжело сев погладил перебинтованную ногу. — Далеко мы пока не уйдём, ведь легионы только ушли. А если ты покажешься перед островными баронами, то тебя используют, как знамя чтобы свергнуть Императора, но перед этим тебе придётся под кого-то лечь… И наверное не один раз.

— Придурок.

— Такова жизнь, принцесса Калерия, думаю, она сильно отличается от той, что ты придумала, живя в стенах императорского дворца…

— Я кушать хочу. — Жалобно проговорила себе под нос принцесса.

— Тьфу, надо было тебя бросить и выбираться самому… — мрачно проговорил барон Ойнего. — Теперь придётся тебе ещё и сопли утирать.

Калерия демонстративно отвернулась от грубого барона и не беззвучно заплакала… Она оказалась не готова к таким кардинальным изменения своей жизни и потому просто плакала.

Глава 3. Жесткие рамки

Девушка неожиданно для себя проснулась и видя нависающие над ней каменный потолок с глубокими трещинами, несколько раз в недоумении хлопнула глазами по попытавшись пошевелится, застонала от сильной боли в груди.

— Наконец-то ты очнулась, я уже начала переживать, что случилось худшее. — Раздался женский голос.

— Олуэн, — прошептала непослушными губами девушка.

— Тише, Эдита, тише, твои переломы ещё не до конца срослись, поэтому тебе больно. — Успокаивающе проговорила дочь придворного мага и помогла сесть, после чего поднесла к её рту кубок от которого шёл сладковатый аромат трав и добавила. — Надо попить, я смогла справиться с ядом, но вот переломы были серьёзными. Мне пришлось постараться, чтобы их срастить.

Эдите нехотя принялась пить сладковатое зелье, ощущая как боль отступает, а грудь начинает невыносимо чесаться, но сумела справиться и опустошила кубок и от неожиданности рыгнула и ойкнула.

— Мне пришлось держать тебя в лечебном сне, чтобы ты не умерла. — Словно извиняясь, проговорила Олуэн.

— Почему ты здесь? — слабым голосом спросила бывшая принцесса.

— Меня попросил об этом Эшарион. — Спокойно ответила ей девушка и прошла к небольшой алхимической лаборатории, размещённой в этой комнате. — Я присматривала за вами обеими.

— Но Аниса…

— Аниса — жива.

— Правда? — недоверчиво спросила Эдита.

— Могу дать клятву, если тебя это так волнует. — Спокойно ответила ей целительница. — К слову, Эшарион пытался тебя украсть из дворца, было предпринято четыре попытки, но сработала только эта.

— Он знал что я…

— Я не знаю, но он попросил меня установить защиту на дне бездны забвения, куда тебя сбросили. — Грустно проговорила она. — К тому же у меня осталось немного крови принца, которую он оставил как противоядие для пасирского яда, используемого императорской семьёй для выявления бастардов.

— Значит, знал… — эхом отозвалась Эдита и опустила голову.

— На твоём месте я бы не придавала этому значения, ты ведь в этом не виновата. — Обнадёживающее улыбнулась Олуэн.

Дочь придворного мага смотрела на поникшую девочку и лишь нервно дёргала уголком губ, понимая, что рассказывать ей о том, что случилось с её материю и остальными не стоит…

* * *
Стоя возле кладбища, я наблюдал за костром, на котором медленно сгорало тело Олемара, а пепел взметался вместе с дымом в осеннее небо. Посмотрев на сопровождающих меня северян, я коснувшись их мыслей только вздохнул. Всё-таки этот парень успел стать для многих из них товарищем и другом, а потому они довольно тяжело приняли его предательство…

Тяжело закашлявшись, я выплюнул зелёную мокроту из лёгких и утёрся платком. Получив два серьёзных ранения, я после ещё и часть ночи и полдня провёл в дороге и закономерно простыл.

— Как вернёмся, ты отправишься в постель. — Тихо проговорил Малграф. — Тебе нужно лечиться, а ты горным козлом скачешь, несмотря на сжигающий тебя жар.

Желания и сил на спор не было, поэтому я только кивнул боевому магу и продолжил наблюдать за похоронным ритуалом северян, который приближался к своему завершению, вместе с горячими искрами догорающего костра, уносящимися в осеннее небо.

Когда огонь сгорел, Мирас лишь тяжело вздохнул и проговорил:

— Надеюсь, пройдя путями духов, ты найдёшь себе достойное место, Олемар. — А после отдал приказ своему отряду. — Возвращаемся!

Забравшись в седло через силу, я посмотрел на прогоревший костёр и, покачав головой, тронул лошадь в неспешный обратный путь.

Вот я и добился от альтов необходимого, теперь передо мной поставлена самая сложная задача, а именно: создать отношения с младшей княжной. Не знаю даже с какой стороны подходить к этому вопросу, так как Оранэра равнодушна ко мне. Да, было бы гораздо проще, если бы она злилась или была обижена…

Вернувшись в поместье, я неспешно поплёлся в свои покои и с трудом разделся, после чего сел за свой новый стол и тяжело вздохнул и закашлялся.

— Тебе же сказали: тебе нужно в постель. — Вошла в мои покои недовольная Соня. — Давай ложись уже, а то Ноа волнуется. Аэлис сказала что зайдёт позже…

— Нет времени. — Махнул я рукой.

— Не принц, а капризный ребёнок! — принялась северянка расправлять кровать. — Никогда бы не подумала, что с тобой придётся водиться и упрашивать лежать и лечится.

— Я лечусь…

Соня одним лишь своим фырканьем выразила своё мнение о подобном лечении и, подойдя, одним движением подняла меня с кресла. Мне только и удалось остановить её от расстёгивания рубашки и делать это самому.

— Нужно намазать шрамы, чтобы они смягчились.

— Да, я знаю. — Сняв штаны, я сел на кровать и лишь немного дёрнулся, ощутив прикосновение густой и холодной мази к своей коже.

— Ты действительно глупый принц, — проговорила северянка, втирая мазь в свежие шрамы на спине и боку, — как ты вообще придумал, только получив лечение, сорваться в дорогу?..

— Беспокоился.

— Мы здесь далеко не беззащитны, чтобы ты там себе не придумал, принц. — Обиженно-укорительно пробормотала Соня, натирая мой бок. — Ты ещё и простыл, даже сейчас ощущаю твой жар. А ещё оправдываешься лечением…

Не став отвечать на ворчание северянки, беспокоящейся о моей бренной и не совсем здоровой тушке, я лишь туманно улыбался, ощущая приятный зуд, вместо напряжённых тканей.

Соня тем временем перебинтовала меня чистыми бинтами и отправила под одеяло, после чего вышла из комнаты. Следом за этим последовал удар колокола, извещающий о девяти часах вечера и созывающий всех на ужин.

— Ты почему себя магией поддерживаешь, глупец?! — ворвалась в мои покои Аэлис. — Ты умереть захотел?!

— Успок…

— Заткнись! — Гневно выдохнула альта, после чего подошла ко мне и принялась накладывать целительские структуры, одновременно с этим уничтожив мои. — Я понимаю, что ты хочешь вылечить свои переломы, но делать это нужно по-другому, иначе организм просто откажется справляться с простудой. А у тебя уже лёгкие забиты слизью… Сейчас Соня еды принесёт, поешь и ждёшь меня. Приготовлю тебе лекарство и вернусь.

Однако не успела она покинуть мои покои как вошли Эйруэн, Эвелин и Люсинэ, посмотревшие на неё.

— Я думала вы уже на ужине, — проговорила Аэлис.

— Как он? — спросила Эйруэн.

— Поддерживал себя целительскими чарами и этим усилил собственную простуду. — Бросила на меня недовольный взгляд альта. — Теперь придётся готовить серьёзное зелье, чтобы он сумел оправиться, а не заработал кашель на всю жизнь.

— Аэлис? — спросила великая княжна, рассматривая целительницу, — Аэлис, это ты?

— Здравствуй, мама. — Через силу ответила альта и поджала губы.

— Ты жива. — Осторожно подойдя, обняла свою старшую дочь, Люсине. — Милая моя, как же я рада.

Не надо на меня так смотреть, я с самого начала знал о том, кто такая Аэлис. Просто не видел смысла распространяться об этом, так как и девушке этого не хотелось. Вообще старшая княжна, отказавшись подчиняться традициям альсткого народа, покинула территории Великого княжества ещё два года назад, после чего долго скиталась по территории Империи, чтобы после попасть в руки работорговцев, которые и доставили её в мои руки.

— Мне нужно идти. — Отстранилась Аэлис и вышла из покоев.

Княгиня медленно подошла ко мне и величественно посмотрела на меня сверху вниз, спросила:

— Что вы желаете получить взамен жизни моей старшей дочери, принц Эшарион?

— Ничего, она подписала контракт со мной, хоть я и предлагал ей вернуться в княжество. — Спокойно ответил я альте.

— Аэлис всегда была такой. — Тяжело вздохнула княгиня. — Не подскажите, где вы её встретили?

— Отбил у работорговцев.

— Вот как, в таком случае примите мою благодарность. — Склонила она голову. — А сейчас вам нужно выздороветь и набраться сил. Аэлис пусть и не самая приятная девушка, но в её способностях целителя я не сомневаюсь.

Улыбнувшись мне, княгиня удалилась из моих покоев, а Эвелин с Эйруэн одарили меня внимательными взглядами, предрекающим тяжёлый разговор после полного выздоровления.

Едва они вышли, как вошла Соня, принёсшая мне ужин и, насев на меня, заставила оставаться в кровати и начала плотно кормить. Ел я через неохоту, потому что знал, что так быстрее выздоровею, к тому же мне становилось всё хуже…

Когда Аэлис вернулась, принеся с собой зелья я их выпил, чуть вы выплюнув обратно, но сумел удержать в себе.

— Могла бы и вкуснее готовить.

— Я спешила. В следующий раз добавлю что-нибудь улучшающее вкус, но не меняющее свойства. — Проговорила она.

Чувствуя как тяжелеет голова, я бросил укоризненный взгляд на альту, но та лишь кивнула мне. После этого я устроил голову на подушке и забылся тяжёлым сном…


Несколько раз я просыпался в бреду. В меня вливали бульон и какие-то зелья, а, уже засыпая, я видел обеспокоенные лица Сони и Аниелы, склонявшиеся надо мной. А после оставался наедине со своими самыми тёмными кошмарами, и когда мне приходило осознание о нереальности сна, я на краткий миг просыпался.

Проснулся я резко от мучительного желания сходит в туалет. Резко вскочив с пропитанной потом постели, я едва не упал и, удержавшись на ногах, схватившись за спинку стула, глубоко вздохнул и медленно поплёлся в туалетную комнату.

Ментальным щупом я прошёлся по поместью, вникая события, что успел пропустить.

Провалялся почти двое суток, лучше не придумаешь. Теперь вот придётся работать, благо Эйруэн взяла всё в свои руки, и как я планировал, отправила строителей на усиление стен Крепости Восточных врат. Так же она организовала поиски затаившихся где-то в долине вейгров, немногих из выживших демонов Хаоса, оставшихся в живых.

Больше всего меня волнует оставшийся в живых убийца из Чёрных слёз, он слишком далеко от меня, поэтому я не могу влезть в его разум, потому что он закрыл его. Меня волнует сейчас один важный вопрос: что связывает убийц из Чёрных слёз, вейгров и Императора?

Приведя себя в порядок, я вышел из ванной закутанный полотенце и, обтёршись, быстро оделся в чистую одежду и даже почувствовал себя лучше.

Так, а это что? — Внимательно посмотрел я на артефакт, в виде паутины, изукрашенный камнями, цветами и перьями, висящий над кроватью. — А, вспомнил, это ловец кошмаров горного народа. Да ещё и защита интересная стоит, пусть и неструктурированная, но, тем не менее, успокаивающая спящих людей. Только мне он помог не сильно, наверное, мои кошмары слишком сильны для подобных артефактов.

— Ты встал. — С удивлением констатировала Соня, войдя в мои покои. — А не рано?

— Думаю, я уже оправился. — Неуверенно ответил я и закашлялся, но уже не так сильно как при начале болезни. — Думаю уже можно и походить.

— Хорошо, пойду, сообщу Ноа, что ты поправился, — проговорила огненно-рыжая северянка и подмигнула мне, — она сильно беспокоилась.

Ты ведь тоже переживала, причём ещё и сидела возле моей постели, меняясь к Аниелой, от которой подобного я, честно говоря, и не ожидал.

Устроившись за рабочим столом, я налил себе сока и опорожнил кубок за один присест, а после начал наполнять второй, но сока хватило лишь на половину кубка.

Итак, пятый пограничный легион был уничтожен огнём с неба под Керсеном, это всего в двух днях пути от Фарнадской башни. Ничего не скажешь, этих вояк в Империи как тараканов, ведь за короткий промежуток времени они успели перебросить сюда и тяжёлую артиллерию. Ладно, пока авиации не видно, но это лишь вопрос времени.

Понимают ли мои старые знакомые о том, что угрозу им здесь представляют только маги, которых сейчас вполне достаточно, чтобы отбросить их за Врата? Одного не понимаю, почему Дарнир не мобилизует все силы на подавление… Надеется на мирные переговоры? Прекрасно знаю, что с этими договариваться можно, но по факту бессмысленно. Они пойдут на всё ради захвата этого мира, полного ресурсов, дармовой рабочей силы, а так же сокровища техно-магической цивилизации. Впрочем, это лишь вопрос времени, так как город древних они сумеют изучить достаточно быстро…

Вмешаться сейчас я не могу, мне нужно укрепиться здесь, да и ситуация пока не настолько критическая чтобы требовалось моё вмешательство.

Распечатав второй свиток, я внимательно его прочёл и отложил в сторону и поджал губы…

Значит, Глорию Рошаль сожгли заживо за рождение бастарда, Вильям попал в плен к Кристофу и ничего хорошего его в нём не ждёт, а вот Калерия исчезла и, несмотря на её поиски, пока не найдена. Это даёт право сомневаться в её смерти. Только где её искать?..

Вошедшая в мои покои королева Аниела, молча подошла к столу и принялась меня сверлить нахмуренным взглядом. Не обращая на неё внимания, я продолжил разбирать почту и не найдя больше ничего интересного, поднял взгляд на неё и тепло улыбнулся:

— Спасибо за заботу, Аниела.

— Не за что, так мы договорились?

— Зависит от предмета договорённости.

— Брак, Эшарион. — Продолжая буравить взглядом, напомнила она. — Конечно, я не младшая княжна Альтского Великого княжества, но…

На моём лице появилась многозначительная улыбка, которая возмутила молодую королеву, демонстративно отвернулась к полкам с книгами и нервно облизывала губы.

— Иди ко мне. — Попросил я её.

Девушка нервно дёрнулась, а после удивлённо посмотрела на меня, тихо проговорив:

— А почему не приказал?

— Тебе этого хочется?

Королева тихо вздохнула и, подойдя села мне на колени и откинулась на грудь, а я, обняв её за талию, лишь шутливо подул на шею, отчего она ойкнула. А я отметил мягкий поцелуй в шею, отчего она от неожиданности простонала…

— Ты так сладко стонешь, — игриво прошептал я.

— Не играй со мной.

Целуя шею королевы, которой определённо нравился этот процесс, я не заметил, как вошла Соня, но зато прекрасно её услышал:

— Теперь я вижу, что ты выздоровел. — Заметила северянка, подойдя к столу.

Аниела вскочила с моих колен и бросила крайне раздосадованный взгляд на северянку, но получила в ответ понимающую полуулыбку и кивнула на дверь.

— Принц Эшарион, прошу прощения за срочность, но этот разговор не терпит отлагательств. — Заявила великая княгиня, решительно войдя в мои покои.

Активировав звукоизолирующие чары, я кивнул вошедшим следом Эйруэн и Эвелин, которые искренне были рады моему выздоровлению. После чего, жестом пригласил за столик альту, точный возраст которой невозможно было определить, поскольку выглядела она не старше своей младшей дочери.

— Присаживайтесь, — пригласил я за столик Эвелин с Эйруэн, — я уже достаточно належался, лучше постою. Разговор будет касаться Аэлис?

— Да, принц Эшарион, вы можете рассказать о том, что случилось с ней?

— А вы не можете?

— Она не хочет об этом говорить.

— В таком случае я не вправе вам ничего рассказывать, ведь у меня нет на это согласия. — Пожал я плечами. — Впрочем, рассказать кое-что я могу: Аэлис отказалась возвращаться на территорию княжества, при этом я ещё и хотел отправить с ней сопровождение, чтобы у девушки не возникло никаких проблем. Однако, она отказалась и упросила меня принять её на службу целителем и я не вижу ни одной причины, чтобы разорвать наш контракт.

— Аэлис — хороший целитель. — Поддержала меня Эйруэн. — В битве с воинами герцога Фультаар она спасла многих, поэтому её здесь уважают, пусть и характер у неё не самый приятный.

— Может у неё есть причины не возвращаться домой? — бросила короткой взгляд на меня, Эвелин.

— Она всегда была бунтаркой, — тяжело вздохнула Люсинэ. — Может ей здесь действительно лучше? Всё равно я собираюсь здесь задержаться, чтобы поддержать младшую дочь. Вы же не против этого, принц Эшарион?

— Мне понятно беспокойство матери о дочери, — отозвался я и улыбнулся, — только вот кое-какие вопросы мне придётся обсудить с вашей дочерью наедине. — Внимательно посмотрел я на княжну стоящую возле дверей и не решающуюся пройти дальше.

— Хорошо, принц Эшарион, я готова обсудить возникшие между нами вопросы. — Кивнул она мне.

— В таком случае мы пойдём. — Поднялась Эйруэн из кресла и кивнула мне. — Эшарион, не перестарайся.

Люсинэ одарила меня оценивающим взглядом и благосклонно кивнув, направилась к выходу, вместе с остальными женщинами. Немного задержалась Аниела, но её за руку утянула к выходу Соня и мы остались наедине…

— Давай поговорим, — устало проговорил я и утёр вступивший пот на лбу, после чего буквально рухнул в кресло. — Прости за это, я всё ещё не оправился.

— Понимаю. — Спокойно проговорила Оранэра, сев в кресло напротив меня. — Сразу же хочу тебя предупредить: полукровку рожать я не буду. Мне не хочется, чтобы к моему ребёнку в будущем относились как к изгою. Надеюсь, ты меня понимаешь.

— Понимаю, мне известно отношения альтов и людей к полукровкам. — Кивнул я головой. — Ещё какие-то пожелания будут?

— Относится ко мне, как к своей жене с соответствующим уважением. — Смотря мне в глаза, заявила княжна. — Меня не устраивает отношения имперцев к своим жёнам, нужных только чтобы рожать детей.

— Если тебе так это необходимо, могу предложить фиктивный брак. После церемонии ты под каким-нибудь предлогом сможешь вернуться домой.

— Это будет возможно только в случае моей беременности, поэтому — нет. Всем аристократам, как Империи, так и Княжества сразу станет понятно, что наши отношения лишь фикция. — Покачала головой княжна. — Да и я не смогу покинуть тебя ближайший год после свадьбы, это время даётся на зачатие ребёнка, и только после этого уже от нас будет зависеть наши дальнейшие отношения.

— Значит, ты не против свадебной церемонии?

— Как ни странно нет. — Твёрдо посмотрела мне в глаза Оранэра. — Потерплю. Если после церемонии ты захочешь вновь увидеть меня в своей постели, то тебе придётся сначала получить моё разрешение.

— Знаешь, а меня подкупает твоя честность.

— От этого зависит моя дальнейшая жизнь. — Фыркнула от подобного комплимента княжна. — Тем более я слышала, что вы никогда не нарушали своего слова, принц Эшарион. Так же мне интересно о том, сколько ещё жён у вас будет?

— Пока рассматривая вариант с четырьмя жёнами, включая вас, княжна.

— Вы спали с моей сестрой?

— Нет. — Позволил я себе улыбнуться, читая её напряжённые мысли. — Но этот разговор становится больше похожим на допрос… Не переигрывайте, княжна.

Интересная она девушка. Спокойна, умна, но при этом абсолютно равнодушна и прекрасно умеет контролировать свои эмоции и инстинкты, сопротивляясь моему магическому дару, пусть это ей и тяжело даётся. Однако в мыслях я читаю её откровенный страх за дальнейшую жизнь, полную неопределённости.

— А что вы потребуете от меня?

— Быть верной и честной женой. Большего мне не надо.

— Кем ты меня считаешь? — выдохнула Оранэра с убийственным взглядом.

— Кем я тебя считаю, мы уже разобрались. — Шутливо улыбнулся я и получил в ответ откровенно-ненавистный взгляд, но княжна быстро взяла себя в руки. — Молодой княжной, вынужденной согласится на неприятный для себя династический брак.

— Я буду для вас верной и честной женой. — Сухо ответила она, понимая, что её пытаются вывести из себя. — На этом всё?

— Думаю да.

— В таком случае, буду вас ожидать в обеденном зале за ужином. — Поднялась она и, развернувшись, направилась к двери.

— Оранэра, Ноа спасла тебе жизнь.

— Я её не просила. — Обернулась она ко мне. — И не смей касаться моего разума, ты этого недостоин.

— В любом случае ты теперь ей должна. Впрочем, ты и сама это понимаешь. Вы альты чтите долг крови. — Спокойно отозвался я и улыбнулся.

Княжна лишь одарила меня неоднозначным взглядом и удалилась с гордо поднятой головой. Немного передохнув, сидя в кресле, я устроился за своим рабочим столом и продолжил разбирать доставленные послания, которые никто без меня не читал.

Значит, род герцогов Рошаль по мужской линии прервался полностью. А вот Дарнир получил новую головную боль в виде бунта баронов Архипелага, который просто так погасить не удастся. Достойная ли это цена за совершённую месть? Ответа я не знаю, не мне судить.

Полностью разобравшись с посланиями, я постучал в двери покоев баронессы и получив оттуда слабым голосом: «Войдите», открыл двери и заглянув внутрь, посмотрев на свою невесту, лежащую в кровати.

— Как ты? — пройдя я, посмотрел на спящую в позе эмбриона Анису, лежавшую в ногах баронессы.

— Уже лучше, меня едва не убил этот яд. — Ответила мне Ноа и улыбнулась. — Ты, кажется, говорил, что не войдёшь в мои покои, пока мы не обручимся?

— Не могу же я поддерживать тебя через дверь, — осторожно устроившись на краю кровати, я взял её руку, кожа которой была бледноватой. — Однако то, что ты шутишь — это хороший знак.

— Мне уже гораздо лучше, Эшарион, — мягко улыбнулась она, и посмотрела на спящую принцессу, — если бы не она, мы бы уже не встретились.

— Не думай, что просто так сумеешь от меня сбежать. Ай. Не щипай…

Баронесса лишь пододвинулась ко мне ближе, а я приобняв Ноа и принялся осторожно перебирать пальцами её спутавшиеся волосы. Краем глаза я отметил, что Аниса проснулась и теперь смотрит на нас с некоторым смущением.

— Выспалась, Аниса? — спросила Ноа, тоже заметив пробуждение маленькой принцессы. — Как ты?

— Хорошо, — отводя взгляд, ответила она и потянулась, — я не мешаю?

— Нет, всё в порядке. — Отодвинулась от меня баронесса и снова легла в постель, болезненно поморщившись. — Эшарион умеет держать своё слово.

— Ты уже выздоровел? Ничего не болит?

— Нет, я в порядке, — тепло улыбнулся я в ответ сестре, — ничего нового не произошло?

— Было тихо и спокойно. — Качнула головой Аниса.

В этот момент в покои вошла, Аэлис, неся зелья и бинты и посмотрев на нашу компанию, лишь многозначительно хмыкнула и проговорила с недовольством:

— Для того кто двое суток пробыл в бреду, ты слишком бодр. Лучше бы тебе вернуться в свою постель, принц.

— Аэлис, не надо, — поморщился я, — моё состояние позволяет выполнять несложную работу. Ладно, не буду смущать вас своим присутствием.

— Зайдёшь ко мне завтра?

— Конечно, — кивнул я баронессе с тёплой улыбкой.

Выйдя из покоев, я направился по коридору на поиски боевого мага, найдя его сидящими возле арсенала в компании отряда альтов, переговаривающихся на пониженных тонах.

— Принц, — поднявшись, склонилась в поклоне Мэя Дарра, — вы уже выздоровели?

— Спасибо, чувствую себя гораздо лучше. — Кивнул я альте ожидающей ребёнка. — Поздравляю, если могу чем-то помочь, обращайся. — Получив в ответ знак, что был услышан, я перевёл взгляд на боевого мага. — Малграф, пойдём, нужно решить одну проблему.

— Может после ужина? — с сомнением спросил он.

— Потом у меня не будет на это времени и желания. За время моей незапланированной болезни дел скопилось предостаточно.

Боевой маг понимая что меня не переубедить, двинулся вместе со мной в подземелья поместья, куда мы спустились по узкой лестнице и поприветствовав одного из северян, нёсших свой пост вошли в последнюю занятую камеру.

Сразу же повесив звукоизолирующие чары, я посмотрел на убийцу из Чёрных слёз, оказавшегося южанином с чёрными, словно смоль волосами и немного смуглой кожей. Сейчас он кутался в одеяло, так как на нем из одежды был лишь рабский ошейник.

— Меня пытать бесполезно, вам не сломать печати на крови. — Уверенно заявил он.

— Почему он голый?

— Когда выйдем, я покажу тебе его коллекцию оружия, даже ликвидаторы из тайной стражи с собой столько не носят.

— Понятно, значит наёмный убийца без какого-либо кодекса и ценностей, — задумчиво проговорил я и сел напротив него на деревянный лежак. — Лучше тебе рассказать самому то, что мне нужно. Поверь мне, пытки мне не нравятся, но в данном случае я применю их.

— Конечно, а что вы умеете принц кроме как пытать граждан империи, вынужденных выживать в стране, где маги — это привилегированные твари, либо — изгои, ненужные собственным семьям.

— Это мне сказала тварь, способная убивать маленьких детей только потому, что они родились в дворянских семьях. — Посмотрел я убийце в глаза. — Скольких ты убил за мягкое золото?

— С уродами, подобными этому бесполезно разговаривать, — вздохнул Малграф. — Они всегда находят, чем оправдать себя и свои поступки.

Молчаливо кивнув, я сосредоточился, а после резко проник в разум убийцы, ломая его спешно выстраиваемую защиту и добравшись до его части разума, отвечающей за осознание себя, просто уничтожил его, при этом, не затрагивая память.

Просматривая воспоминания, я ориентировался на структуру организации Чёрных слёз, запоминая лица и имена действующих членов, разбирался с тем, в чём участвовал данный убийца, а так же что слышал. Больше всего было интересно то, как вообще было спланированно нападение на поместье и дальнейший захват заложников с последующим умерщвлением (в чём я не сомневался), а так же моё устранение после выполненной работы.

Очнулся я от того что Малграф сдавил моё плечо, а открыв глаза я облизнул губы и почувствовав вкус крови, вытащил платок и принялся утирать бегущую из носа кровь от перенапряжения.

— Узнал что-то?

— Да, узнал, они пошли на это дело в сговоре с императором, изящный ход, нечего сказать. Сначала они бы захватили заложников, чтобы я открыл Врата в Хаос для нескольких тварей, а после воспользовались этим фактом, чтобы объявить меня сервентом.

— А причём здесь эти убийцы?

— Они выполняют свою работу за подписанный договор, где всех магов, не принимая во внимание их статус, будут обучать в Академии, наравне со всеми. Причём, документ подлинный и заверенный печатью крови.

— Умеет наш Император найти себе союзников. — Пробормотал Малграф. — А что с Олемаром? Причём здесь тайная стража?

— Олемар уже работая на тайную стражу, примкнул к убийцам из Чёрных Слёз. А сервенты и убийцы из Чёрных слез в этот раз работали совместно, так как это было выгодно всем. Вейгры по-прежнему где-то в долине, но он не знал где их искать, так как они должны появиться сами, если захват заложников будет удачным.

— Ты разобрался, как они сумели проникнуть сюда?

— Да, это была личина, структура использующая магию крови, они уже убили работниц. Позже тебе покажу, она довольно сложная, так как относится к магии первого круга. Однако, магией крови ты демонов Хаоса не обманешь.

— Ты планировал использовать это?

— Да, но вынужден отказаться. Демоны заметят нас под личиной, поэтому этот вариант отпадает. У них есть определённое зрение, позволяющее видеть сквозь иллюзии, личины и даже магию изменения внешности.

— Что с ним делать?

— Ничего. Всё что нужно я узнал, закрепил в памяти, чтобы не забыть, — постучал я себя по виску, а после, создав чёрную сферу, поглотившую убийцу и обратившую его в прах. — Он убил слишком многих, даже младенцев не щадил, за что ему платили мягкой монетой.

Малграф лишь молчаливо кивнул, а я поднялся и поморщился от головной боли, направился к выходу, перебирая в голове лица всех тех, кто задействован в данной организации и, думая с какой стороны взяться за эту проблему.


Ужин был тихим, всё-таки нападение было внезапным и потому многие были задумчивы, тем более что и я большую часть вечера молчал, перебирая в голове полученную информацию.

Вернувшись в свои покои, я некоторое время ходил по комнате, а после, посмотрев на сухие плахи, подготовленные мной, взяв одну из них, принялся одной только магией делать из них детали макета, что давало мне возможность улучшить контроль над постоянно растущим магическим резервом…

Жаль, что нельзя было переодеться в одежду убийц из Чёрных слёз, а после встретить демонов Хаоса, застрявших в этом мире. Так было бы проще и быстрее всего с ними расправится, но теперь придётся их искать.

Меня тревожит только один вопрос: зачем Дарниру, имеющему поддержку военных родов аристократов дополнительно и создавать вот такие сложные интриги ради моего устранения? Нет, подобное сделать он мог, но кое-что в моей голове не увязывается, тем более что договаривался об этом не он лично, а лишь его доверенное лицо, лица и титула которого убийца не знал. Они были просто исполнителями.

Тем не мерее за чистку Драконьей долины придётся взяться максимально жёстко, тем более что приближающаяся зима в этом только способствует. Меня не устраивает, что в поместье так легко проникнуть, и я даже знаю, что можно использовать…

— Эш, ты сильно занят?

— Да нет, а что ты хотел, Малграф? — не отрываясь от процесса создания стены, ответил я.

— Мне нужна свадебная церемония. — Вздохнул Малграф сев за столик напротив меня.

— Будет тебе церемония. — Закончив со стенкой дома, я осторожно приладил её на стенде, закончив второй дом. — К слову, не знаешь где найти хорошего кожевника? Хотелось бы взять парочку уроков.

— Эшарион… Это что?

— Тренировка, а так же макет будущего города. Нас ставят в жёсткие рамки, — переосмысливая известную мне информацию, уверенно заявил я, — никому не нужен четвёртый принц, привыкший служить только самому себе. Так что зимой у нас ожидает много работы, Малграф. Придётся в спешном порядке превратить Драконью долину в крепость, где нет места сомнительным личностям.

Боевой маг, немного подумав, кивнул, после чего откинулся на спинку кресла и произнёс:

— Это будет сложно.

— Не спорю, но необходимо. — Отложив кусок плахи, что должен был стать домиком после обработки его магией, я кивнул на окно, — труп сервента лежит возле белого камня под иллюзией. При нём парочка неприятных артефактов.

Боевой маг поднялся и, подойдя к окну, сразу же увидел это большой белый камень, расположенный возле большого кустарника и проговорил мне:

— Ты что-то недоговариваешь?

— Как всегда, но это пока неважно. — Задумчиво рассматривая рисунок древесины, ответил я. — На какой день назначать свадьбу?

— Чем быстрее — тем лучше, тем более что именно ты будешь засвидетельствовать её…

Многозначительно промолчав, я лишь посмотрел на боевого мага, стоящего спиной ко мне и весело фыркнул.

— Что смешного? — повернулся ко мне боевой маг.

— Да нет, не обращай внимания. Просто… — посмотрев на раздосадованное и неуверенное лицо Малграфа, я рассмеялся.

Боевой маг лишь в сердцах плюнул и отвернулся от меня, пребывая в собственных мыслях…

С трудом остановив свой смех, я посмотрел на начатый макет города и лишь напряжённо поджал губы, а после, взяв кусок плахи, принялся расщеплять его на ровные тонкие доски.

* * *
Вильяма притащили в пыточную и усадив в кресло, железными скобами зафиксировали его руки и ноги. Принц не способный сопротивляться из-за рабского ошейника лишь скрипел зубами, не в силах произнести и слова…

— Вижу, ты хорошо устроился, ну и как тебе это место? — войдя, обвёл рукой Кристоф комнату с массой приспособлений способных продлить жизненную агонию. — Отвечай.

— Здесь воняет кровью. — Отметил Вильям въевшуюся кровь в камень пола.

— Да, непередаваемые ощущения для тех, кто оказался на твоём месте. — Задумчиво проговорил Кристоф и кивнул немолодому мужчине, который принялся подготавливать инструменты. — Скажи Вильям, а ты помнишь Калису Ферасс, её прекрасные вьющиеся золотистые волосы, кожу нежно-молочного оттенка, такую мягкую и нежную…

— Ты про эту, — поморщился Вильям, — помню.

— Да, разумеется, ты её помнишь, — улыбнулся глядя ему в глаза Кристоф, — а я её любил и уже договаривался с её отцом о помолвке. Но что сделал ты…

Вильям замолчал, и лишь сжав зубы, отвёл взгляд. А Кристоф двигаясь по кругу вокруг кресла, к которому был прикован второй принц, грустно улыбнулся и проговорил:

— Да, я в тот день встретился с её отцом и получил предварительное согласие на помолвку, а после направился на её поиски, и тут меня догнал твой личный слуга и попросил меня подойти в твои покои, куда я и направился. А войдя внутрь, я увидел как ты трахаешь посадив себе на колени золотоволосую девушку, которая от количества выпитого не могла говорить и лишь стонать, а потом… Ты помнишь что сказал, брат?! — крикнул Кристоф в лицо старшему брату.

Однако Вильям не ответил и лишь закрыл глаза…

— Не хочешь присоединиться. — Повторил Кристоф в прошлом сказанные ему слова. — Не хочешь присоединиться! Присоединиться к брату, трахающему мою любимую невесту!

— А ты изнасиловал свою младшую сестру…

— Да, но ты знаешь, почему я это сделал?! Знаешь?! — крикнул в лицо второму принцу Кристоф, — тебе знакома моя мать, но ты не знаешь её! Да, не знаешь! Она не позволяла мне ничего… Считая меня ублюдком который не должен был рождаться, но при этом любила свою маленькую доченьку. — Ядовито выплюнул Кристоф. — Она постоянно издевалась надо мной, ставила эксперименты на ментальной магии, а вы… Никто из вас не остановил её, хотя вы видела и знали, что она со мной делает! Поэтому я и сделал больной той, кого она действительно любила. Да, а теперь она заживо сгниёт в подземельях, куда её посадил наш младший брат…

— Что ты задумал?

— Тебе это точно не понравится. — Улыбнулся третий принц.

— Ты кастрируешь меня? — дрогнувшим голосом спросил Вильям.

— Я, по-твоему, похож на чудовище? Да и мерзко это лишать тебя одного из удовольствий в этой жалкой, прогнившей жизни. Нет, брат, я выбрал тебе другое наказание…

Глава 4. Свобода и рабство

Олуэн Зерг спустилась в подземелье и, положив на стол большой рюкзак, посмотрела на Эдиту и строго проговорила:

— Давай надевай ту одежду, что я принесла тебе вчера.

— Зачем ты меня остригла? — тихо закипая, спросила бывшая принцесса. — Мне нравились мои волосы.

— Так тебя никто не узнает, тем более что ты сейчас именно в том возрасте, когда голос ломается, и мальчики могут говорить как девочки. Быстрее!

— Почему ты спешишь? — спросила Эдита, бросившись к одежде и быстро одеваясь.

— У нас появилась возможность покинуть столицу незамеченными.

Девушка ответила и быстро принялась собирать свои вещи, а после уложила в рюкзак и немногочисленные вещи девочки.

Эдита только сейчас заметила, что дочь придворного мага одета в кожаный доспех с меховой подбивкой, а на плечах у неё закреплён в свёрнутом состоянии тяжёлый, но тёплый плащ, а на поясе помимо меча, был кинжал и артефакт в виде жезла.

Тем не менее, сборы не заняли много времени и нацепив свой кинжал, на пояс который являлся подарком, Эдита замерла на одном месте, наблюдая за тем как Олуэн собирает комплект необходимых зелий, налитым в небольшие обработанные магией стеклянные флаконы.

— Готова? — закончив с зельями Олуэн критично осмотрела девочку с остриженными волосами и переодетую в мальчишескую одежду, после чего утвердительно кивнула. — Все идём. Времени мало, нам нужно ещё пройти по подземельям.

Забросив рюкзак за спину, дочь придворного мага зажгла светляк и быстрым шагом направилась по узкому переходу к одному из тайных выходов на поверхность за пределами городских стен, показанных ей ранее принцем Эшарионом. Эдита же поспешила за ней, взглядом отмечая паутину, пыль и нескольких немёртвых гуляющих по нижним уровням этих пугающих подземелий.

Переход был длинным, тяжёлым, но всё же девушки сумели добраться до секретного выхода, который им пришлось сдвигать, так как он был частью стены. Выбравшись наружу, девушки с удовольствием вдохнули чистый осенний воздух, который пьянил их…

— Эди, сюда, — уверенно взяла принцессу за руку, Олуэн. — Привыкай.

— Я помню.

— Хорошо, а вот и наши лошади. — Облегчённо вздохнула целительница, выведя девочку в тёмный двор к двум лошадям с притороченными к седлу сумками. — Давай, забирайся в седло.

Над девушками в этот момент пронеслась огромная тень, заставившая их пригнуться, а после раздался переливчатый крик ночной птицы.

— Это сигнал. Ворота для нас открыты. — Помогла забраться девушка в седло бывшей принцессе, а после запрыгнула и сама и тронула лошадь. — За мной!

Олуэн быстрым шагом вывела свою лошадь из дворов, постоянно оглядываясь, чтобы не потерять подопечную, а после пустила её вскачь по каменной дороге в направлении ближайших врат. Эдита от неё не отставала, только успевая подгонять своего скакуна.

Проходя через врата столицы, девушка только краем глаза отметила лежащих возле открытых врат стражников, а сразу за воротами их встретило ещё несколько всадников взявших их в кольцо. Эдита пыталась рассмотреть лицо хоть одного всадника, но ей были видны только глаза сопровождающих их воинов, о чём свидетельствовали длинные мечи, притороченные к сёдлам.

Проскакав долгое время девушки, выехали на развилку, а их сопровождающие сразу же разделились на двойки, и разъехались в разных направлениях, оставив девушкам свободный путь на северо-запад, куда они и повернули и гнали лошадей до ближайшего леса, а после пустили их шагом, давая отдых.

— Почему они нас не сопровождают?

— Нельзя, Эди, нам важно затеряться. Если нас найдёт тайная стража, то они сразу же узнают тебя, несмотря на маскировку. Как впрочем и меня… Поэтому с этого времени ты, как мы и договаривались, сын одной из моих подруг, которого я везу в своё поместье чтобы подготовить для поступления в Академию магии. Понял, Эди.

— Да, тётя Лена.

— В путь, Эди, нас ждёт дальний путь… — устало проговорила Олуэн и пришпорила лошадь.

Эдита не стала от неё отставать и тоже ударила ногами по бокам своей лошади.

* * *
Сегодня баронесса, в первый раз после ранения, появилась за столом в обеденном зале, немного бледная и уставшая, тем не менее, достаточно здоровая, чтобы принимать пищу со всеми.

В данный момент она весело перешёптывалась с Анисой и Соней, обсуждая вопросы нижнего белья, которое сшила бывшая четвёртая императрица. Всё же Эйруэн оценила идею нижнего белья для женского пола, теперь вот загорелась идеей открыть даже маленькое швейное производство, но пока занимается кройкой и шитьём самостоятельно.

А вот Аниела сидела в задумчивости, и медленно разбирала по кусочкам бедро печёной дичи, изредка бросая на меня взгляд.

Я же ел спокойно и лишь изредка обменивался мыслями с Малграфом, касающимися дальнейшего улучшения территорий долины.

Когда завтрак окончился я вместе с сопровождающими меня девушками, проследовал в покои, где они устроились за столиком, но на ногах осталась лишь Оранэра, опершаяся на книжный стеллаж.

— Оранэра, присаживайся, — указал я раскрытой ладонью на свободное кресло, — разговор будет долгий, если я правильно понимаю.

— А зачем мне на нём присутствовать?

— Может потому что нам в дальнейшем придётся жить одной семьёй? — твёрдо посмотрела на неё Соня, — если хочешь показать своё высокомерие, то ты выбрала неудачное место.

— Что? Побьёшь меня? — снисходительно посмотрела на северянку альта, поджав губы.

— Не вижу смысла поднимать руку на тех, кто не имеет ничего кроме излишней гордости и высокомерия, можно и испачкаться.

Оранэра Хельталис не изменила выражения лица, но все-таки пропустила удар, который можно было понять лишь по короткому взгляду, после чего с величественным видом устроилась в свободном кресле, чем вызывала смешок у правительницы горного народа.

— Что-то не так? — посмотрела в глаза ей альта.

— Всё в порядке. — Лукаво улыбнулась королева, показав кончики своих клыков. — Не перестарайся.

— Простите, может мы, уже начнём разговор? — спросила Ноа, пройдясь по девушкам прохладным взглядом, и перевела его на меня. — В чём проблема, Эшарион?

— Прошу прощения, но это я попросила вас собрать. — Постучала пальцем по столу Аниела. — Как вы уже знаете, я являюсь королевой горного народа и мне пора вернуться, так как мы уже сумели прийти к договорённостям касающимися нашего брака.

— Если договорённости заключены, зачем было собирать нас здесь?

— Нам придётся жить вместе, младшая княжна. Хочешь ты того или нет. — Жёстко ответила Соня. — Если ты привыкла лишь к подчинению, то у меня для тебя плохие вести.

Наблюдая за девушками, отслеживая их мысли, я лишь таинственно улыбался, видя полную картину этого разгорающегося конфликта.

— Мне кажется, мы уже договорились, не так ли Эшарион? — бросила на меня взгляд Ноа.

— Да, договорились, но хотелось бы прояснить, когда мне нужно готовиться к свадебной церемонии. — Пригладила Аниела свои волосы. — Мне нужно выполнять свои обязательства и перед своим народом, а не просто так жить в этом поместье, пусть здесь и хорошо.

— Мой день рожденья через три дня после праздника «Средины зимы», но чтобы провести церемонию, нам необходимо соблюсти условия, заключающиеся в строительстве собственного дома. А до зимы тем временем осталось мало времени.

— Это сложно? — спросила Оранэра.

— Нет, но часты случаи, когда церемонии приходилось переносить на годы из-за отсутствия дома, построенного руками супругов. — Качнула головой Соня и подула на локон своей слишком длинной чёлки упавший на глаза. — Заметьте, я своего согласия на брак не давала. Да и запрещено это, брать сразу двух жён, если только они не сёстры. Мужчин, конечно, проверяют, но убивать их так…

— Понятно, тогда я буду занята делами своего народа и появлюсь, когда за мной отправят гонца. — Решила Аниела. — Эшарион, моя мать молода и… Постарайся ей понравится.

— Покусает?

— Она может. — Серьёзно кивнула королева и поднялась. — Хорошо, тогда я начну собираться в обратный путь. Отъезжаю, сегодня на закате, не стану нагонять страха на жителей долины.

— Тогда я тоже пойду, — поднялась Оранэра и направилась к выходу.

Проводив взглядом ушедших девушек, я опустился в кресло и задумчиво посмотрел на Ноа и Соню, после чего улыбнулся и показал на макет, расположенный на столе:

— Это проект города, что я планирую построить.

— Зачем, есть же Саврос, где есть поместье и…

— Поместье Савроса я отдам ордену. — Покачал я головой. — Ведь рыцари, прибывшие в долину это далеко не весь орден. Всего в ордене насчитывается более пяти тысяч человек, которых нужно где-то расселить.

— Если мы переберёмся в этот город, — указала баронесса на здание на макете, — что будет с этим поместьем?

— Это твой дом, тебе и решать. — Посмотрел я ей в глаза. — В любом случае золота у меня достаточно. Сейчас же я работаю над предприятиями, что будут приносить доход уже в будущем.

— Я подумаю, — серьёзно кивнула Ноа, — а о чём вы договорились с этой княжной?

— Она не хочет совместных детей. — Спокойно ответил я. — Значит так, завтра утром я уезжаю. Орден сейчас занимается поисками и выслеживанием тех, кто может атаковать поместье, но осторожность никому не повредит.

— Я присмотрю за ней. — Кивнула на баронессу Соня. — Можешь не волноваться.

Благодарно кивнув северянке, я в задумчивости посмотрел на план города и многозначительно хмыкнул.

Город получился неплохим, я специально внимательно изучал местность, чтобы понять, как лучше всего расположить постройки, а так же усилить оборонный потенциал. Отдельное внимание уделял транспортной логистике внутри города и за его пределами, всё-таки это будет новый центр в Драконьей долине. Тем не менее, школу магии в городе я не планирую размещать, есть у меня идея, где её расположение будет более удачным и безопасным.

— Мы пойдём, Эйруэн обещала показать новое бельё. — Поднялась Соня и игриво улыбнулась. — Если хочешь, можешь оценить…

— Не волнуйся, оценю со всем пристрастием. — Улыбнулся я ей.

Соня бросила на меня короткий предвкушающий взгляд, а после залилась краской от смущений, заметив, что баронесса заметила это. Ноа лишь взяла её за руку и увела из моих покоев, а я, склонившись над макетом, лишь в задумчивости изучал элементы, снова всё перепроверяя.

Эдиту из-под удара вывести удалось, но её ещё необходимо доставить в долину и нигде не засветить. Всё-таки дороги Империи далеко не безопасны, а Бук сейчас занят не менее важной работой, поэтому и прикрывает её только отчасти. От Вацлава пока никаких вестей нет, но я думаю, что он жив и просто выжидает. Короля Норна ставить в известность о девочке я не буду. Он старый политик и кое в чём наши взгляды не совпадают…


Большую часть дня я убил на налоги от проживающих в долине подданных, платящих всего один раз в год, тем не менее, это было необходимо проверить и подписать, а это моя обязанность. Не стоит забывать, что управляющая пока ещё не до конца разобралась на новом месте и помощь ей необходима.

Поздним вечером, домочадцы высыпали во двор поместья, чтобы попрощаться с королевой горного народа. Девушка прощалась со всеми тепло и долго шепталась с Ноа, шепча ей маленькие секреты о нескромных моментах, вгоняющие юную баронессу в краску, но, тем не менее, заинтересовавшую её. С северянкой она тоже тепло попрощалась, они даже условились снова сойтись в тренировочном бою…

— Тебе грустно? — осторожно спросила она, подойдя ко мне.

— Немного, когда я ещё смогу тебя помучить?

Королева в ответ лишь смутилась и пригрозила мне пальцем, а после обняла и, чмокнув в щеку, и, развернувшись, отошла к лошади и запрыгнула в седло.

— До встречи! — громко крикнула она.

После чего направила свою лошадь к воротам и скрылась за ними, чтобы сразу же объединится с отрядом из воительниц горного народа, ожидающих её под стенами этой маленькой крепости.

Громко чихнув, я поёжился от холода и, махнув рукой, направился обратно в поместье, где пройдя в свои покои, принялся переодеваться в баню, которую уже проверил, оставшись довольным температурой.

Собравшись, я вышел во внутренний двор поместья, где сразу же направился в баню и, войдя, принялся наводить порядок, бытовыми плетениями очистив пол и полки, а после всё смыл.

Ноа и Соня до сих пор не собрались и сидят в покоях баронессы, обсуждая поведение младшей княжны, игнорирующей их. Вот сейчас они и думают что нужно сделать… Причём, северянка предлагает немного погонять её по тренировочной площадке, а Аниса отговаривает, только хозяйка покоев пока ещё не предложила ничего, мысленно перебирая варианты разрешения возникшей проблемы.

Приближающихся к бане дам, я услышал и лишь бросил косой взгляд на дверь, после чего тяжело вздохнул.

— Интересные на вас одежды… — раздался голос Люсинэ, — это даже выглядит удобным.

— Поначалу было непривычно, — ответила ей Эвелин, а после вошла в баню и поёжилась от перепада температур, довольно выдохнув. — Как хорошо!

— А вот и принц, да… — протянула княгиня, бросив взгляд на вставший у меня член, — а мы точно выйдем отсюда?

— То, что у него стоит, это не проблема. — Ответила ей Эйруэн, войдя следом. — Сложнее затащить его в постель.

— У него проблемы или… — спросила Люсинэ.

Эйруэн в ответ лишь поджала губы, а княгиня правильно её поняла и перешла на мысленный диалог.

Прикрыв глаза, я не обращая внимания на обнажённых молодых женщин, наслаждался сухим жаром бани, все-таки сюда я пришёл впервые после перенесённого ранения и болезни.

Эвелин, не вступая в диалог между бывшей императрицей и княгиней, устроилась рядом со мной на полке, смочив свои волосы, глубоко вздохнула и расслабилась.

— Вы что-то хотели спросить?

— Эшарион, я ещё не настолько стара для подобного обращения. — Весело ответила мне северянка, но я почувствовал её лёгкую обиду. — Как у вас дела?

— Это тебя не касается.

— Ну, ты и грубиян, хотя подход правильный. — Ответила она мне со смешком. — Интересный ты мужчина, загадочный.

— Эшарион, мне нужно кое-что проверить, если ты разрешишь. — Подсела ко мне княгиня слева. — Возможно, это улучшит твой контроль над магической энергией.

— Это опасно?

— Для тебя — нет. — Уверено заявила Люсинэ.

Мне не до конца понятно, что она задумала, только вот опасно это в первую очередь именно для неё, но она хочет рискнуть.

— Хорошо, попробуем, только осторожно.

— Да, конечно, — заявила альта и, забравшись на полок с ногами, уверенно залезла на меня и приложила открытые ладони мне на грудь, — постарайся успокоиться.

Бросив короткий взгляд на Эйруэн, которая мне спокойно кивнула, я несколько расслабился и лишь наблюдал за альтой, которая пусть и попросила меня быть успокоится, но это было нереально… Не в тот момент, когда на тебе сидит молодая девушка и прижимается своей попой к члену.

Тем временем альта начала действовать и я почувствовал нарастающую боль от вытягиваемой из меня магической энергии, сопротивляющуюся этому… Почувствовав как княгиню начало корёжить от боли, я уверенно перехватил её маленькие руки и убрал от груди, сразу же увидев как из пор кожи начинает бежать кровь и вернув свою энергию в себя, которая начала разрушать тело альты, сразу же наложил на неё целительские чары высшего круга.

С протяжным стоном целительница вышла из транса и упала на мою грудь, тяжело дыша, а её тело била мелкая дрожь.

— Что случилось, Эшарион?

— Она попыталась вытянуть из меня излишки энергии, но не сумела справиться с её объёмом и концентрацией, и едва не умерла. Я же просто вернул себе своё и вылечил её, позволив моей энергии напитать её тело, что позволило остаткам правильно распределиться. — Объяснил я с облегчённым вздохом. — Нет среди альтов действительно сильных магов, пусть они и все ею обладают.

— Может, попробуем полный контакт? — отдышавшись, спросила Люсинэ.

— Боюсь это невозможно.

— Твоё тело думает иначе. — Поёрзала на мне княгиня.

— Люсинэ, хватит, ты сама этого не хочешь. — Спокойно посмотрел я ей в глаза. — Не заставляй себя лгать, иначе я скажу правду.

Альта заглянула мне в глаза и прекрасно меня поняла, отстранилась и села на полок рядом, удивлённо посмотрев на свои ладони, и перевела взгляд на меня:

— Что ты со мной сделал?

— Немного подлечил. Магия высшего круга. — Ответил я с улыбкой.

Княгиня в ответ лишь отметила, что я поддал жару и снова расслабился, закрыв глаза, обратилась с мысленным вопросом к Эйруэн, а после к ним присоединилась и Эвелин…


На следующий день, ближе к полудню мы достигли входа в подземный город древних. Меня с Малграфом сопровождало два десятка северян, которые сразу же начали устанавливать лагерь в руинах, а мы двинулись в подземелье, которое после нашего последнего посещения серьёзно преобразилось.

Везде было горел магический свет, исчез различный мусор, да и воздух в подземелье стал менее спёртым…

— Валерия магичила… — пробормотал боевой маг. — Теперь здесь уже не так страшно. Не чувствуется что это руины.

— Мне больше интересны загадки этого места, например магическая система древних. Ты же тоже пробовал изучать её, Малграф?

— Слишком сложно и многое непонятно. — Покачал головой боевой маг. — Это ты так легко можешь использовать различные магические системы.

— Главное понять принципы каждой системы, ведь магическая энергия едина. — Пожал я плечами. — Вот у горного народа вообще магической системы нет, они используют неструктурированную магию, напрямую задавая ей свойства.

— Это слишком опасно.

— Не скажи, Малграф, есть на севере знахарки, что лечат чистой магией, вытягивая болезни. Искусство и умение передаётся от матери к дочери, но порой они лечат лучше, чем те, кого ты привык считать целителями. — Поделился Мирас своими мыслями.

Малграф лишь согласно кивнул, а после замолчал, обдумывая, как можно научиться подходу к другой системе магии.

Пройдя через ворота города, мы подошли к убежищу чёрного дракона, который свернулся в углу. Кучи костей в этот раз не было, а с пола исчезли глубокие царапины, которые чешуйчатый оставлял своими когтистыми лапами.

— Девушка в столице, драконья кровь. — Мысленно сообщил мне дракон.

— Спасибо.

Однако чешуйчатый остался глух к благодарности, а я уверенно повёл Мираса и Малграфа дальше, чтобы не нервировать никого.

Двинувшись в направлении Арангара, столицы цивилизации древних артааров, мы прошли по пустующим улицам, очищенных от магических ловушек и мусора.

Пройдя по главному пути, мы оценили защитные системы столицы. Трое врат, каждое из которых толщиной почти в пять сотен метров, а помимо этого на каждом переходе стояли сложнейшие артефакты боевого применения, ведь я уже потихоньку начинал разбираться с магической системой этого народа и даже почувствовал липкие холодный пот, когда просто проходил мимо одного из такого орудия.

Столица нас встретила мягким солнечным светом, падающим сверху, подняв голову, я только удивлённо похлопал глазами…

— Эшарион, над нами воды озера, сквозь которое пробиваются лучи солнца. А вон та башня это тот шпиль, что мы видели… — заметил Малграф.

— Удивительно, — рассматривая чудо инженерной мысли, ответил я, — ладно, двинулись, нам ещё нужно найти Валерию и её сопровождающих, которые вроде бы вон там. — Махнул я рукой к центру города, откуда вверх уходила башня. — Двинулись, позже отдохнём.

Мы неспешно двигались к центру столицы, которая оказалась огромной, да и то дошли мы только, когда солнце зашло, а в городе включилось искусственное освещение, даже ноги заболели с непривычки.

— Стой, кто идёт?!

— Даш, свои! — крикнул Мирас.

— Вы что пешком шли? Мы сюда на конях добрались. — Весело рассмеялся северянин, отправленный в сопровождение артаарки.

— Не подумали. — Бросил на меня короткий взгляд северянин. — Где остальные?

— Идите прямо, не припустите. Я только сменился, поэтому не могу проводить.

Да, я блин не подумал, теперь вот нужно добираться до нужного нам места. Так, насколько я вижу, они устроились в местной гостинице, даже вывеска есть. Удивительно, нечего сказать.

Встретившись с северянами, мы прошли внутрь, после чего сбросил свою рюкзак и меня отвели на второй этаж, в комнату, где расположилась древняя артаарка.

— Не ожидала тебя увидеть, принц. — Заметила Валерия, встретив меня сидя за столом, посреди захламлённой комнаты. — Если ты по поводу оружия и прочего, то мне нужно ещё некоторое количество времени. Многое не прошло проверку временем и рассыпалось в пыль, я расконсервировала столицу и сейчас пытаюсь восстановить хотя бы то, что осталось.

— Да, я правильно подумал, что ты восстановила работоспособность систем города, нигде нет мусора и разрушений. Можно? — указал я на сохранившееся кресло.

— Садись. — Махнула на меня рукой девушка и склонилась над книгой, лежащей на столе. — Ты же внимательно исследовал воспоминания того человека, что скажешь?

— Меня испугал тот чудовищный по силе взрыв, который я нашёл в его воспоминаниях. — Ответил я потирая болящие ноги. — Ты же знаешь что это такое? Там было что-то о радиации и…

— Ты понимаешь, что такое три типа облучения? Есть металлы, газы и… — перебила меня девушка, подняв заинтересованный взгляд.

— Я тебя прекрасно понял, продолжай. — Уверенно кивнул я.

— Наша техно-магическая цивилизация изначально была просто технической, а после мы открыли один минерал, способный поглощать эти три типа облучения, а взамен излучающий свой тип энергии, который все привыкли называть магической. Ты меня понимаешь?

— Понимаю, но один вопрос: как вообще может существовать этот минерал, если подобное излучение идёт как из-под земли, так и с неба?

— На этой планете он был всегда, поэтому мы и создали здесь свою колониальную базу. — Старалась объяснить мне девушка простыми словами. — Этот минерал не влияет на процессы, идущие в ядре планеты. Он только поглощает это излучение, но вот сами живые организмы научились накапливать, а после и использовать эту энергию. Например, твоё тело отличается от тела того пленника, прибывшего из мира, где нет этой энергии, как раз наличием нескольких органов, благодаря которым ты используешь магию.

— Валерия, спасибо, я всё понял. — Уверенно кивнул я артаарке. — Вопрос: что будет, если один из металлов имеющий облучение, высвободит в единый момент весь свой потенциал излучения?

— Будет чудовищный по своей силе взрыв. — Несколько испуганно проговорила она, а после добавила. — Это именно то, что ты видел в его воспоминаниях.

— Нет, меня волнует, как поведут себя частицы минерала, если подобное случится?

— Я не знаю. Правда, не знаю. — Вздохнула она. — Но проводить подобный эксперимент я не позволю. Вот смотри, — указала она на крошечную сфер излучающих магическую энергию, парящую над столом. — Это называется ядром силы, в центре находится один из интересующих тебя металлов, а вокруг него расположены плиты из минерала, поглощающие излучение, переводя его в энергию, которой мы способны управлять напрямую.

— Я бы не отказался от такого в поместье…

— Нет, это не накопитель, как ты подумал. — Недовольно посмотрела на меня девушка. — Это устройство генерирует энергию, все они сейчас задействованы для функционирования бытовых и защитных систем городов. А то, что ты привык называть накопителями, лишь кристаллы которые можно выращивать, что мы и делали.

— Одно непонятно, магия смерти и остальное… — задумчиво протянул я.

— Наша цивилизация никогда не переставала исследовать эту энергию, но даже сейчас многие свойства остаются для нас тайной. — Пожала плечами девушка. — Если ты хочешь мне помочь, принеси, пожалуйста, поесть. Я с утра ничего не ела.

Последние её слова были произнесены жалобным голосом, которому не захочешь, а поверишь. Тем более что я и сам видел, что девушка устала за эти дни и действительно хочешь поесть, о чём дважды во время разговора сообщал её желудок голодным ворчанием.

Спустившись вниз, я отметил, что отряд расположился на отдых в большом зале гостинице, и сейчас готовит ужин, чей аромат доносился из кухни.

— Принц, а вы сюда надолго?

— Узнать как у вас дела, а так же доставили провизию. — Проговорил я сел в целое кресло и вытянул ноги. — Что говорит наш магистр?

— Она почти ничего не говорит, почти до самого вечера бегает по городу, а после сидит в своей комнате, притащив какие-то магические артефакты, даже поесть забывает. — Ответил мне воин из Белых сов. — Скажите, принц, а почему эти руины вы не исследуете, да и…

— Шорм, будешь много знать — уши отпадут. — Беззлобно прервал его Мирас.

— Всем же интересно.

— Пока ничего рассказать не могу, но надеюсь то, что мы здесь ищем, нам в итоге не потребуется. — Устало вздохнул я. — Хоть и сомневаюсь я в этом. Кстати, скоро ужин, мне тут ребёнка накормить надо.

— А кто ребёнок?

— Я. Так кушать хочется, что переночевать негде и обогреть некому. — Ответил я, поднявшись, поплёлся на кухню, а в спину раздался смех северян оценивших не самую смешную шутку.

Интересный между нами состоялся разговор, очень интересный подход с научной точки зрения к сути магической энергии. Только вот выводы не самые радужные, ведь как мне и объяснила артаарка, магов в будущем будет становиться всё больше, а это приведёт к более глобальным проблемам, особенно в Империи, где на данный момент всем заправляет дворянство. Пусть это будет не через одно десятилетие, но ситуация будет ухудшаться из года в год и я тоже это понимаю, создав магическую школу. Новая пища для размышлений…

Между тем войдя на кухню, я попросил сделать девушке ужин и мою просьбу достаточно быстро выполнили, после чего я поставил всё на поднос и понёс его в комнату.

— А я думала, ты кого-нибудь пришлёшь, а не понесёшь сам… — удивлённо посмотрела она на меня с подносом в руках, стоило мне открыть дверь и войти в комнату.

— Вот и будешь хвастаться, что тебе целый принц ужин носит.

— Странный ты. — Поднялась она и указала на столик. — Ты для меня самый загадочный человек из всех, что встречала раньше.

— Действительно?

— Да.

— Знаешь, если мы дошли до откровений, тоже подмечу, — поставил я поднос перед ней на стол, — мне нравится, что ты способна игнорировать мою силу.

— Понимаю… С этим наверное сложно жить, хоть многие бы только радовались вниманию женщин. — Ответила она мне со слабой улыбкой. — Ты хочешь?

— Нет, спасибо, тебе нужна помощь?

— Сегодня уже нет, а завтра я хочу сходить в здание академии магии, там осталось нетронутое хранилище, к которому мне удалось получить доступ. Вот там я от помощи не откажусь.

— Хорошо, тогда не буду тебе мешать, да и мне нужно к людям вернуться.

Кивнув мне, Валерия приступила к еде, а я пожелав ей приятного аппетита, спустился вниз и некоторое время общался с северянами в ожидании ужина.

Да, ко мне притягивает женщин, если бы вчера я не отказал княгине, меня бы ждала весёлая ночь, ведь Эйруэн с Эвелин не отказались бы присоединиться к процессу, а после бы спокойно заявили, что это было ради моего обучения. Да…


Утро следующего дня началось для нас рано, перекусив, я двинулся следом за Валерией, направившись в академию магии древних. Путь оказался недолгим и вскоре мы вышли к огромному комплексу зданий соединённых между собой переходами, где пройдя через ворота, поднялись по ступеням и вошли в главное здание.

— Осторожно, Эшарион, это первый зал, или зал неофитов, здесь стоит очень сложный артефакт, который не позволит пройти вперёд слишком слабому магу, но одновременно с этим покажет и его потенциал.

— А какой он у меня…

— Пойдём, нам нужно пройти через этот зал, кстати, ты заметил, как много мебели сохранилось, это частично и моя работа. Понимаешь, во времена моей молодости считалось очень забавным устраивать беспорядки, драки и… — улыбнулась собственным воспоминаниям девушка, — поэтому академия достаточно часто восстанавливала мебель, но рано или поздно это всем надоедает, и мебель было решено обрабатывать магией, усиливая ей и превращая в артефакты, которые сложно сломать. Благодаря вложенной магии ты сейчас видишь почти не изменившееся убранство самого важного заведения нашей цивилизации.

Пройдя через зал к возвышающимся над залом креслам руководства академии, я ощутил, как на меня опустилось неизвестное плетение, сложность которого поражала, а после этого разом вспыхнули знаки всех стихийных направлений появившихся надо мной.

— Почему так? — посмотрел я на девушку.

— Это у тебя необходимо спрашивать, — отозвалась девушку, — сама процедура определения считывает не только магическую энергию, ей плотность и объём, но и способна расшифровать использованные тобой структурные преобразования.

— Понятно, это всё?

— Да, пойдём, проверку ты прошёл, я боялась, что защитная система академии может тебя не пропустить, а теперь мы можем спокойно идти в хранилище.

Двинувшись следом за артааркой, отлично ориентирующейся в коридорах и залах академии, мы прошли три корпуса, а после, наконец, достигли запертых дверей, которые были защищены так, что я, чувствовал магическое покалывание, стоя в метре от дверей.

Да, а здесь красиво, своеобразный стиль архитектуры, основа в котором, это строгость и практичность, однако помимо мебели, сохранилась растительность и, да и многие ткани, вон даже на окнах есть красивые шторы, которые нисколько не потеряли своих цветов за прошедшие тысячелетия.

Девушка между тем закончила копаться в замке двери, и они бесшумно открылись, пропуская нас внутрь, а после захлопнулись за нашими спинами.

— Куда идём?

— В оружейную, а потом посмотрим. — Ответила Валерия. — Осторожней здесь.

Пройдя вперёд, девушка открыла мне дверь оружейной и приглашающим жестом указала на разнообразные артефакты с лёгкой хитрой улыбкой. Принимая вызов, я вошёл и несколько растерялся от вида многих артефактов, многие из которых имели вид футуристичного оружия на магической основе с накопителями, так же были и обычные посохи, но я не рискнул к ним подходить, так как концентрация магии вокруг них зашкаливала, даже по моим меркам. А после я начал разбираться в наложенных на оружие структурах и выбирать то, что мне понравится… Короче, занялся мирной мародёркой.

— А посох я советую тебе взять, он позволит тебе сливать в него излишки твоей личной энергии. Только вот привязка на нём по ауре. Вреда она, конечно, никому не причинит, но другие не сумеют воспользоваться. Может быть, поможет тебе как временная мера, против твоей болезни. — Заметила Валерия, войдя ко мне через какое-то время с несколькими небольшими артефактами в руках и полной сумкой. — Учти, понесёшь это сам.

— Хорошо, но некоторые структуры мне ещё неизвестны, — заметил я, набрав в большинстве своём несколько жезлов и различных представителей холодного оружия, — так же пришлось отказаться от подобного оружия, — махнул я рукой в сторону пушек, — оно привлечёт слишком много внимания.

— Понимаю. — Уверенно кивнула девушка. — Тогда собирай всё, и двинулись обратно. Если потребуется, мы сюда ещё вернёмся.

Кивнув ей, я принялся собираться, навесив на себя кучу оружия и закончив всё взяв в руку посох, который, казалось, был выточен и чёрного кристалла, сразу почувствовал приятное тепло и слабый отток энергии, но вскоре прекратился и он.

Валерия посмотрела на меня и одобрительно кивнула, а я нагруженный оружием, покинул оружейную, и дверь сама захлопнулась за моей спиной.

Да, умели строить древние, всё ради удобства, да и оружие у них впечатляет. Я понимаю далеко не всё, но уже есть кое-какие успехи в изучении магической системы древних, но уже могу сказать, что это позволит мне усилить обороноспособность Драконьей долины на порядок, теперь осталось только обучить нужных людей правильно пользоваться этим оружием.

Больше мы в Академии магии древних задерживаться не стали, сразу же направившись в гостиницу.


Тяжело ступая, я вошёл в гостиницу и принялся складывать на стол артефакты, взятые в оружейной, под удивлёнными взглядами северян. Малграф не устоял и, подойдя с любопытством, принялся их изучать, подолгу рассматривая каждый артефакт…

— Здесь артефактов на полмиллиона золотом, — подсчитав, озвучил боевой маг, — только такое я бы не стал продавать. Сам бы не отказался от подобного артефакта.

— Вот и бери, остальное я позже распределю. — Проговорил я, отдыхая в кресле. — Я не рискну взять больше, ведь поползут слухи о подобных находках и они найдут нужные уши. А держать оборону против парочки корпусов боевых магов…

Северяне же внимательно тем временем изучали мой посох, прислонённый к креслу, отметив, что от него буквально несёт магической силой, а после тоже принялись разглядывать оружие, однако осторожно, понимая, что в их руках опасное оружие.

Валерия тем временем успела подняться наверх, чтобы оставить свою сумку и спустилась обратно:

— Я закончила — Проговорила Валерия и добавила мысленно. — Всё то, о чём ты просил, я подготовила, теперь можно возвращаться обратно. К слову необходимые для тебя книги я тоже собрала, ведь тех, что у тебя уже имеются недостаточно для понимания нашей магической системы.

— Хорошо, тогда собираемся и до вечера выходим к остальным. — Кивнул я и улыбнулся, спросив мысленно. — К слову не подскажешь, что за арка стоит в центре этой площади?

— Начну собираться, помощь не нужна. — Заявила она мне вслух, а мысленно ответила на поставленный вопрос. — Один из порталов объединённый в сеть с остальными, расположенными во всех городах кроме Дальнаса. — Спокойно ответила девушка. — Я не стала её запускать, так как в этом нет смысла. Да и это может быть опасно, так как сведений о состоянии остальных городов у меня нет.

— Хорошо, тогда собираемся.

Сборы оказались долгими, и всё-таки Валерии пришлось помогать, так как артефактов, большая часть из которых была для меня неизвестна, пришлось взять много. После чего наш отряд, перекусив, сразу же направились в обратный путь.


Когда мы покинули столицу, Валерия вновь закрыла её на три ряда ворот, после чего мы быстро прошли через город и оказались возле выхода, где нас ожидал чёрный дракон, сейчас не притворяющийся спящим.

— Добрые люди с великой силой создают беды своим бездействием… — мысленно обратился ко мне чешуйчатый исполин. — Ты не должен забывать о своём долге, драконья кровь. Не забывай.

— Я не забыл. — Спокойно посмотрел я в глаза с вертикальным зрачком. — Только я не марионетка.

— Нет, ты марионетка своих желаний, так же как и все. Да, такова человеческая природа. — Мысленно рассмеялся дракон, только вот смех его был далёк от весёлого. — Меня зовут Вейр, драконья кровь.

— Рад познакомится. — Степенно кивнул я. — Чего ты хочешь?

— Свободы. — Приблизившись ко мне свою морду, опасно выдохнув горячий воздух, мысленно ответил чёрный дракон. — Ты, как и я, раб самого себя. Ты должен меня понять.

— Понимаю. — Серьёзно ответил я.

— Тогда до встречи, принц Эшарион. Мне пора на охоту.

Огромная туша прошла по проходу мимо нас и, поднявшись в небо, над воздухом подняв в воздух на могучих крыльях, полетела в направлении пролома над городом…

— О чём говорили? — спросил Малграф.

— О рабстве и свободе. — Многозначительно усмехнулся я. — Двигаемся дальше. Сегодня ночуем здесь, а с утра отправляемся в поместье…

Рабство и свобода, да? Я уже понял кто ты, Вейр, ещё в нашу прошлую встречу. Только вот просто так освободиться не получится, свобода порой имеет слишком высокую цену.

* * *
Дарнир стоял возле карты Империи и внимательно изучал её участок вокруг Фарнадской башни.

Имперский совет, а именно выступление короля Лиарина, Алана всколыхнуло его представителей. Король представил подробный доклад о чужаках, прошедшим через Врата, и их оружии.

— Ален Гран, что вы скажите?

— Они потеряли Керсен, но когда вновь сумеют войти и закрепится это лишь вопрос времени. Пятый пограничный легион потерян для нас полностью, в живых осталось около сотни человек, но и они уже не годны…

— Пограничные легионы всегда были мусором, куда ссылали всех недовольных. — Отмахнулся действующий Император. — Мне важно другое, как и куда наш враг ударит сейчас?!

— Я не могу этого предсказать, мой император. — Спокойно ответил легат белого легиона. — Но выступать против такого врага легионами бессмысленно, может только корпус боевых магов…

— Вы боитесь? — удивлённо посмотрел на легата, Дарнир.

— Врага способного уничтожить тебя издалека, стоит опасаться, мой император. — Склонил голову легат. — Они не имеют понятий о чести, раз используют подобное оружие.

— Вот именно что они чужаки, но пока сведений о них очень мало. Тайной страже удалось захватить несколько человек, которых сейчас изучают. Пока самая большая проблема, это неизвестный язык, но думаю, через какое-то время будет получен результат, так как я подключил к этому менталистов.

— Может, стоит нанести упреждающий удар?

— Они заметят наступление легиона, ведь как доложил Алан, у них есть что-то вроде железных птиц, позволяющих им смотреть с неба. — Задумчиво проговорил Император. — Нам нужны маги, чем больше их будет, тем лучше. Особенно ментальные и маги земли, для возведения защитных сооружений. Так же потребуются и артефакторы… Именно это и станет вашим задание на ближайшее время, легат. Нужно собрать сильных магов, а после обучить их. Причём как можно быстрее.

— А Башни?

— Они посчитали меня безумцем желающим получить за год несколько тысяч боевых магов. Старые идиоты, как они только в прах ещё не рассыпались. — Раздражённо махнул рукой Дарнир и сел в кресло. — Золото я обеспечу, но мне нужны маги… Белый легион, должен взяться за их подготовку, ведь вы все маги. К тому же сразу приучите к дисциплине и верности Империи.

— Да, мой император. Я исполню вашу волю.

Император кивнул и бросил настороженный взгляд на карту его огромной Империи и нервно поджал губы…

Глава 5. Чёрный пепел

Съехав с дороги, Олуэн провела свой маленький отряд из двух человек в сторону и вскоре остановила лошадь возле небольшой пещеры и запустив в неё структуру, удостоверившись что она пуста и кивнула.

— Сегодня остановимся здесь, всё равно ближе к закату начнётся дождь, и мы не успеем добраться до ближайших деревень.

— Ты здесь уже была? — спросила Эдита, спешиваясь.

— Когда путешествовала. — Кивнула Олуэн девочке-бастарду. — Давай, я пока подготовлю нам место и стреножу лошадей, ты соберёшь хворост для костра.

Эдита кивнула и не отходя далеко принялась собирать сухие ветки для костра, которых было в избытке, иногда поглядывая в южном направлении где под горой, куда они забрались, был лес…

— Смотри, отсюда видно вершину горы Эрвана, стоящей близ Эрванской башни, а рядом с ней расположена Академия магии Империи. — Указала в южном направлении Олуэн, закончив с приготовлениями, и принялась помогать девочке.

Эдита всмотрелась вдали и в самом деле с вершины горы, она сумела различить примерно в трёх днях конного пути отсюда едва виднеющуюся верхушку горы возвышающейся над лесным морем. — Ты училась в Академии?

— Да, но обучение там довольно сложно, даже не из-за того, что приходится именно учиться, а в причину отношений между студентами. Ты, наверное, знаешь, как маги усиливают себя.

— Знаю. — Эхом откликнулась Эдита.

Бывшая принцесса прекрасно знала, что усиление магов проходит через постель, причём, чем сильнее ты становишься, тем сильнее тебе нужен партнёр и всегда противоположного пола. Когда-то она спросила Эшариона, о его возможном обучении там, на что брат только усмехнулся и произнёс: «Прекрасный ужин из нескольких блюд в лице принца Империи, причём согласный на всё, без его согласия».

— Ладно, я думаю, нам этого хватит, иди, разожги костёр…

Не успела Эдита скрыться в тёмном зеве неглубокой пещеры, как вдали в воздухе что-то ослепительно ярко взорвалось, и огромный огненный «гриб» поглотил гору Эрвана.

Резко сорвавшись в пещеру, Олуэн ощущая, как невидимая сила сметает всё на своём пути, прижала к себе девочку-бастарда и активировала амулет на руке, а в следующий момент вокруг них сформировалось огромное каменное яйцо…

Эдита даже не успела крикнуть, когда ощутила дрожь земли даже в каменном яйце, ушедшим в пол пещеры, а после сидела тихо, слушая своё испуганно трепещущееся сердце.

— Ты жива?

— Да, но что это… Олуэн?

— Не знаю. — Стараясь держать себя в руках, ответила ей девушка. — Я сейчас сделаю небольшую дырочку, чтобы мы не задохнулись, а ты постарайся успокоиться…

Олуэн простыми чарами пробила небольшое отверстие, и дышать им двоим, стало заметно свободнее, чем они и пользовались, по перемене прикладываясь к небольшой дырочке.

Выждав несколько часов, после чего расколов яйцо, Олуэн Зерг выбралась наружу под струями холодного осеннего дождя и посмотрела на павших лошадей не сумевших убежать с ужасными рваными ранами и ожогами. После чего посмотрела в направлении Академии и замерла, видя поваленный лес у подножия горы…

* * *
С задумчивым видом вышагивая по кругу, вокруг кровати, по своим покоям я не мог отделаться от нехорошего предчувствия и испускал одну за другой ментальные волны, проверяя всю территорию поместья, но предчувствие никуда не уходило. К тому же давила по-осеннему хмурая погода, небо было затянуто тучами, даже солнце не пробивалось, чтобы хоть немного обогреть своим светом.

Вчера мы вернулись из города древних, которые руинами после того как Валерия их расконсервировала, уже нельзя было называть и сейчас девушка спустилась в подземелье и занималась улучшением магической защиты поместья, создавая мощный купол.

— Эшарион. — Вошла в мои покои Эйруэн. — Что-то случилось?

— Пока ничего. — Остановившись, посмотрел я на неё. — Если тебе интересно, то информация о наших пришедших из Врат древних донесена до членов имперского совета. Все понимают, что эта война будет куда страшнее всех войн с королевствами Севера.

— А разве они не предложили договориться?

— Были и такие заявления, но их пока не рассматривают — причин нет. Пока нет.

— Эшарион?.. — многозначительно посмотрела она на меня.

— Эйруэн, скажи уже, что тебя беспокоит?! — Раздражённо заметил я, а после лживо добавил. — Мысли читать не умею.

— Учитывая сказанное, ты уже создал план.

— План? Да, у меня есть план. Точнее, три плана. — Неопределённо махнул я рукой.

Послав ментальную волну, я взвыл от страшнейшей дикой чужой боли затопившей моё сознание, только почувствовав как, упав, ударил руку и бок, отозвавшимися вспышками боли. Стараясь вырваться из этого чувства, вонзающегося в мой разум, я резко очнулся и несколько раз моргнул…

Валерия, сидящая рядом со мной с испуганным выражением лица, быстро мне кивнула и выбежала из покоев.

— Что это было? — насторожилась Эвелин.

— Я ощутил смерть. — Восстанавливая дыхание и утирая лицо от слёз и слюней, ответил я.

— Ничего не почувствовала… — достала из-под одежды она защитный амулет от ментальной магии, проверив его.

— Так умирают только менталисты. — Тяжело дыша, ответил я и с трудом сел на пол. — Причём сейчас умирал далеко не один, и их чудовищная боль разнеслась по большей территории…

— Что ты хочешь сказать? — обеспокоенно спросила Эйруэн.

— Отправьте гонца на запад, ощущение пришло оттуда. — Утёр я рот и осторожно поднялся, держась за стол.

Когда умирает менталист, причём умирает страшно, он волнами распространяет вокруг себя свои эмоции усиленные магией. Я бы тоже ничего не почувствовал если бы не направлял волны ментальной магии, не просто же так придуманы защитные амулеты против ментального вмешательства. Но я не ожидал… Жаль только не удалось понять отчего умирали эти маги, было бы это близко, я бы мог бы уловить и обрывки их предсмертных мыслей, которые они непроизвольно вкладывают в свои последние эмоции.

— Валерия появилась неожиданно… — заметила Эйруэн, — словно из воздуха.

— Это её секреты. — С трудом сев в кресло я принялся восстанавливать дыхание.

— Тогда я пойду. — Уверенно развернулась Эйруэн и покинула мои покои.

Что это было? Я никогда не чувствовал подобного, да и в истории Империи не было подобных случаев, иначе бы мне стало об этом известно. Никогда одновременно не умирало столько менталистов. Что-то случилось! Мне даже страшно предполагать это, но… Такое количество ментальных магов может быть только в Академии Магии. Нужна информация.

Приведя свой внешний вид в порядок, я вышел из своих покоев и немного пройдя, остановился, не спеша сворачивать в коридор:

— Может тебе стоит прекратить смотреть на всех свысока? Ты же понимаешь, что Эшариону это не нравится.

— Не сравнивай, — сухо отозвалась Оранэра, — ты лишь баронесса из пограничных земель, а я младшая княжна, равная принцессе, поэтому мне решать, как относится к окружающим.

— Спасибо за напоминание, я запомню. — Сухо ответила Ноа. — Но я всё же посоветую тебе прекратить, пусть и только в отношении Эшариона.

— Влюблённая девочка.

— Да, влюблённая девочка, но альтская тварь считающая себя выше всех окружающих только из-за того что у неё уши длиннее. Это не ваш дом, вы здесь гостья и вести вам нужно себя соответствующим образом. Или вы считаете, что станете женой принца только потому, что у вас есть дырка, то необходимо вставать на колени ради её обладания? — ровным тоном спросила Ноа.

— Ты сейчас говоришь исходя из собственного опыта, не так ли? — судя по звуку, резко шагнула Оранэра к баронессе. — А что если я не хочу подчиняться, что ты на это скажешь? Сумеешь заставить?

Неожиданная сцена, как ни посмотри. Если честно, то у девушек сложилось неправильное впечатление о характере друг друга, но я не могу им это открыть явно, так как после этого возникнут вопросы о моей осведомлённости. Сложить дважды два несложно, тем более что баронесса уже начала меня подозревать в моих истинных способностях в ментальной магии. А раскрываться я не собираюсь…

Да, мне в раннем детстве пришлось научиться читать, чтобы освоить ментальную магию, по той простой причине, что во дворце всегда было тех, кто мог раскрыть моё истинное лицо. Вот и приходилось быть осторожным, а после мне удалось добраться до тайной секции библиотеки императорского дворца, войти, куда можно было только благодаря императорской печати и самой крови. При этом кого-то с собой привести было нельзя, защита была создана для сохранения тайн имперской магической школы.

— А ты вообще уважаешь Эшариона? — спросила Ноа.

— Уважаю? Возможно. Но он заставил меня покинуть дом ради этого брака… — недовольно процедила сквозь зубы младшая княжна. — А ты его не уважаешь, я слышала, как обсуждали ту пощёчину, которую едва не получил имперский принц от какой-то маленькой баронессы, обязанной ему не только жизнью…

— Не надо напоминать мне о сделанных ошибках. — Тихо ответила Ноа и вздохнула. — Я загнала ревность глубже, в понимании того, что мне не удастся помочь ему в одиночку. Особенно это касается постели, где сейчас ему помочь может лишь одна Соня, а Эшарион… — неожиданно нежно произнесла баронесса моё имя, — не желает нарушать данного мне слова.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Помоги ему. В обмен на долг жизни мне. Пожалуйста.

— Я-я… — протянула Оранэра, — всё настолько серьёзно?

— Да. — Серьёзно ответила Ноа. — Ты, наверное, заметила, что по силе Соня уже достигла второго круга, хотя по приезду сюда не достигала и третьего. Она… уже не выдерживает. Эшарион становится всё сильнее, он уже сейчас превзошёл по силе любого магистра.

— Хорошо, давай обсудим это, но…

— Пойдём.

Девушки ушли, а я, отметив приближающуюся к ним Розу по коридору, лишь поджал губы и вздохнул.

Неприятно своим существованием портишь жизнь другим… особенно близким людям. Впрочем, пока я ничего не могу сказать о способах лечения моего «проклятия», тем не менее, не сдаюсь и пытаюсь изучать магию древних, чтобы понять, как вообще функционируют органы человеческого тела, задействованные в манипуляции магической энергией.


Сейчас активно шла подготовка к празднованию свадьбы Малграфа с Мэей Дарра, которую собираются провести уже завтра. Моё участие было обязательным, однако меня отстранили от подготовки к празднику, так как у меня и своих дел было по горло.

Посторонних на свадьбу боевой маг не стал никого приглашать, даже графское семейство Файраль, частью которого он когда-то был.

В остальном же особенно довольными приближающимся празднованием были северяне, которые сами предлагали свою помощь боевому магу, бывшему с ними в достаточно тёплых отношениях.

Найдя альту вместе с членами её отряда, обсуждающими завтрашний наряд, я обратился к ней:

— Мэя, можно тебя отвлечь?

— Конечно, мой принц. — Ответила она со слабым поклоном.

— Пройдёмся, — дождавшись, когда она отойдёт от своих товарищей, предложил я, неспешно двинувшись вперёд.

— Благодарю, что позволили провести церемонию, мой принц.

— Не стоит, мне известны причины. К тому же я бы хотел извиниться.

— За что? — несколько удивлённо спросила Мэя.

— Тогда в подземельях, когда ты застряла… — напомнил я ей, — я повёл себя излишне нагло, но это был единственный способ для того чтобы наш боевой маг наконец решился.

— Я принимаю ваши извинения, мой принц. — Несколько облегчённо ответила мне альта и тихо добавила. — Вы хитры…

— Не хитрее многих. — Ухмыльнулся я в ответ. — К слову, как завтра будет проходить церемония? Мне интересно, сколько элементов альтской свадебной церемонии вы желаете соблюсти?..

Свадебная церемонии альтского народа была многогранной, проводились же свадьбы всегда поздней весной, что было связано именно с моментом цветения цветов, которые были основным украшением всей церемонии. К тому же, в отличие от людей, альты носили одинаковые браслеты, имеющие магическую связь друг с другом.

Через какое-то время обсудив несколько вопросов касающихся свадьбы, я вернул Мэю её отряду. После чего отправился в кузницу к Фурану, где постоял некоторое время и, понаблюдав за работой северянина, пытающегося решить, как лучше всего создать ручку, я направился к школе.

Войдя, я прошёлся по коридору и, не заглядывая в учебный класс, где сейчас вела урок Люсина Мил, обучая детей чтению и письму, коснулся разума учеников поглощённых процессом получения знаний и, свернув, вошёл в кабинет директора.

— Мой принц. — Поднялся из-за стола Арон Раймон.

— Присядьте, директор Раймон, я просто заглянул к вам.

— Вот как, — сел он в своё кресло, — обучение как вы видели, идёт. Помимо обучения грамоте, мы учим учеников чувствовать магическую энергию, а так же сопротивляться ментальному воздействию.

— Да, это правильно. — Устроился я в кресле напротив него. — Когда дойдёте до изучения структурных чар, перед обучением боевой магии научите детей защищаться от её проявлений.

— Это будет ещё нескоро, но я выполню вашу просьбу. — Глубоко кивнул он мне. — Наша главная задача, как вы говорили, это именно выживаемость учеников, которые в будущем сами станут учить других.

— Именно. А как вообще идёт процесс?

— Им трудно, но они стараются. — Ответил мне директор Раймон. — Помимо всего вышесказанного, я ввёл изучение «Законов Империи». Нам нужны маги лояльные, а не очередные предводители «Магических бунтов».

Да, лояльность Империи, для тебя Раймон — это не пустой звук, учитывая, кем ты был рождён и кем стал. Тебя можно называть настоящим патриотом Империи, при этом довольно разумным и милосердным. Кому как не тебе направлять детей по нужному пути. Если перестарается, я всегда могу его остановить.

Обговорив с Ароном необходимые им предметы для обеспечения всем необходимым учащихся, я вышел из школы и зажмурился от резких порывов ветра бросающих в лицо пыль и сухую траву, принёсших с запада тёмную тучу в толще, которой вспыхивали молнии…

— Мне кажется или уже слишком поздно для гроз? — Задумчиво проговорил северянин, проходя мимо меня.

Ощутив неожиданный рост магического фона, я бегом бросился в поместье, тем самым испугав многих и найдя Валерию, быстро спросил:

— Купол закончен?

— Да, но он продержится недолго, — ответила мне артаарка, напряжённо перебирая в руках артефакты, — возьми посох и пойдём на стену.

— Ты знаешь что случилось?

— Есть предположение. — Ответила она, и выбрав нужный переместилась.

Ощутив её на стене, я выбежал из её покоев, спустившись бегом к себе и подхватив посох, выбежав, только отметив, что Аниса проводила меня испуганным взглядом. Забежав на стену, я остановился и, восстанавливая дыхание, наблюдал за тем, как над поместьем загорается структура магического купола.

Валерия тем временем создавая структуры, вносила в него изменения, а я тем временем посмотрел на запад, где буря уже сползла с горы и медленно и тихо опускалась в долину.

— Эшарион, что случилось? — обратилась ко мне Эйруэн.

— Это буря магического происхождения. Собери всех в поместье, ворота не закрывать.

— Хорошо, Эшарион.

— Слишком большое высвобождение свободной магической энергии, — заметила Валерия, закончив с куполом и держа в руках артефакт, который терпеливо настраивала.

— У вас подобное было?

— Не в таком количестве, — махнула она рукой на бурю, опустившуюся в долину и укрывшую её плотной серой пеленой. — Ты сейчас всё поймёшь. Неструктурированная магическая энергия…

В этот момент буря и обрушилась на поместье. Неструктурированная энергия, принимая формы физической стихии, ударила в купол, вызывая его свечение под огнём, ветром, молниями, а так же чистыми стихиями жизни и смерти.

Бросив взгляд на Валерию, я отметил, что она стоит с лицом полным внутреннего напряжения, которое не проходило, пока буря не прошла мимо нас, а после купол начали пробивать какие-то кристаллы…

— Эшарион, вливай энергию в посох, это нужно блокировать. — Тихо, но отчётливо произнесла она, не обратив внимания на струйку крови из носа, машинально слизывая её с губ.

Вливая в посох энергию широким потоком, я ощутил, как артаарка создала связи между посохом и артефактом, активировала его и огромная структура, сложность которой я поставил гораздо выше своих возможностей, лучом ударила вверх, разрывая тучи.

Этот луч всё набирал силу, а туча вокруг нас редела, даже кристаллы перестали падать, словно первый снег. Наконец, луч иссяк и Валерия начала заваливаться на бок, а я, отпустив ставший бесполезным посох, подхватил её и поднял на руки.

— Ты как?

— Нужно было снизить концентрацию энергию, ведь эта буря расходилась по кругу от места выброса энергии. — Тихо ответила она. — Едва не надорвалась, но поняла её причины…

Валерия резко ослабла на моих руках, лишившись чувств, а я лишь кивнул подбежавшему Малграфу на посох и артефакт, которые он сначала завернул в плащ, а после взял в руки и неспешно понёс за мной…

— Пострадавшие есть?

— Нет, но эти кристаллы… Я уже распорядился, чтобы их собрали, пусть их и не так много. — Ответил боевой маг, взглядом указав на людей выискивающих прозрачные кристаллы и собирающие их в одно место.

Эта буря затронула многих, ведь я же видел, что она полностью закрыла долину, а значит, только мы сумели нормально от неё защититься…

— Малграф, останови людей, сейчас нужно отправить отряды во все населённые пункты долины и обеспечить их жителям помощь, сначала целителей, а после…

— Я понял, а ты?

— Отправлюсь в город, там тоже достаточно пострадавших. — Послал я ментальную волну и поморщился от ощущения чужой боли, а после удивлённо посмотрел, как на землю начал опускаться чёрный пепел, покрытый кристалликами, и в ужасе прошептал. — Неужели?!..


Свадьбу пришлось переносить на неопределённый срок, так как остаток вчерашнего дня, ночь и следующий день большая часть из нас провела в Вернаде. Были отменены занятия в школе, а магов пришлось привлекать к лечению пострадавших от магической бури.

Пострадавшие имели помимо физических травм, полученных в драке, так же и ожоги от огня, молнии. Кто-то имел поражения стихией жизни серьёзно изменяющей живые тела, а кто-то и ожоги и омертвения от воздействия энергии смерти.

Именно это всё мне и проходилось лечить наравне со всеми магами, разбивших лагеря на всех площадях города, куда приходили или приносили пострадавших жителей.

— Ты как? — спросила меня Эвелин, войдя в комнату.

— Неплохо, учитывая, скольких людей удалось спасти. — Спокойно улыбнулся я, не демонстрируя свою усталость.

Северянка взлохматила мне волосы, пользуясь тем, что нас никто не видит и села рядом, устало опершись спиной на стену. Немного подумав, я налил в пустой стакан подогретого вина с пряностями и протянул ей, что она с благодарным кивком приняла и принялась его неспешно смаковать маленькими глоточками.

— Как же много потерь, даже и не скажешь что это не война… — тихо проговорила Эвелин после очередного глотка, удерживая в трясущихся руках кубок. — Знаешь, а я удивлена, что Люсинэ сама предложила помочь, кажется, она имеет собственные планы…

— Обе её дочери здесь, поэтому она и хочет остаться. Никаких сложных интриг, просто материнские чувства. Ты можешь её понять.

— Прекрасно понимаю. — Ответила мне северянка. — Я не об этом хотела поговорить. Конечно, это не моё дело, но я беспокоюсь…

— Я знаю. — Посмотрев северянке в глаза, ответил я. — Не волнуйтесь.

— Хорошо, постараюсь, но я буду наблюдать за тобой. — Шутливо толкнула она меня плечом.

Да, сейчас бы покурить, но… Я уже давно завязал, но иногда по старой привычке бывает. Да, вчера был тяжёлый день, особенно учитывая вспыхнувшие то здесь, то там пожары, которые были потешены холодным осенним дождём, лившим всю ночь.

Вздохнув, я поднялся и вышел из комнаты сразу на улицу и вдохнул свежего воздуха, и лишь покачал головой, видя снежинки чёрного пепла, заключённые в кристалл, которые выпали вместе с дождём.

Значит, всё-таки против Империи применили оружие массового поражения, проще говоря, сбросили бомбу. Место падения гадать не стоит, и так ясно, что пострадала Академия магии, я ведь долго могу себя обманывать, но от фактов не спрятаться. Да и не забыл я вложенных в меня знаний, ведь этот чёрный пепел, одно из последствий применения этого страшного оружия.

Немного отдышавшись, я вернулся в разбитый лагерь и продолжил накладывать целительские чары, одно за другим. Пока наконец лечить мне стало некого, а меня не отправили вместе с отрядом обратно в поместье…

Не успел я спуститься с лошади, как мне на шею запрыгнула Ноа и едва не уронила, на что мне пришлось переставить ногу, чтобы не упасть и подхватить её.

— Не уезжай без предупреждения… — тихо попросила она.

— Да, прости. — Устало улыбнулся я.

— Добрый вечер, принц, похоже, мы справились. — Подъехала к нам Люсинэ и спустилась с лошади. — Что это было?

— Обсудим это после ужина. — Проговорил я, отпуская баронессу. — Как раз остальные должны вернуться из города. Те, кого я послал в деревни Драконьей долины, вернутся через несколько дней. А пока не забыл, Люсинэ, прошу вас пройти за мной. Нужно выполнить обещание…

Обменявшись мыслями с баронессой условившись, встретится позже, направился в поместье вместе с княгиней, удивлённо посмотревшей на меня, но молча согласившейся.

— Роза, попроси приготовить гостевые покои. — Окликнул я девочку, прибежавшую мимо меня.

— Да, мой принц, я скажу. — Остановившись, поклонилась она мне, а после побежала дальше.

Спустившись в подземелье с княгиней, я кивнул Валену, отличающегося от своего брата-близнеца отрубленным ухом.

— Эшарион?

— Освобождаем Нэдию.

— Понял, — взял он ключи и направился к камере и открыл её, — добрый вечер, альта.

— Добрый, северный человек. — Отозвалась альта и, увидев нас входящих следом, склонилась в поклоне. — Княгиня Люсинэ.

— Нэдия Филотхион, я разочарованна. — Осуждающе покачала она головой.

— Да, я виновата. — Склонила голову альта. — Смею вас заверить, что между мной и принцем Эшарионом вражды больше нет.

— Даже так? — удивлённо посмотрела она на меня. — Хорошо.

— Не шевелись, мне надо снять с тебя цепь. — Между тем проговорил Вален, подобрав ключ и склонившись, снял с ноги альты оковы.

Великая княгиня тем временем осмотрелась в камере и, оценив множество книг, принесённых пленнице, только осторожно улыбнулась. А вот мысленно она пыталась понять причину такого нейтрального отношения между нами, прекрасно зная отношения между императорской семьёй и княжеской семьёй Филотхион, виновных в смерти моего деда, Освальда VII.

— Покои для тебя скоро приготовят, но о твоём отправлении в княжество поговорим позже.

— Почему?

— Думал, ты захочешь остаться на свадьбу Мэи Дарра.

— Конечно, принц Эшарион, благодарю вас за это. — Несколько растерялась от новости княгиня Филотхион.

Попрощавшись с Валеном продолжившим наблюдать за нашими пленниками, мы поднялись, а после я передал Нэдию работницам, попросив проводить до её покоев. Люсинэ же сначала было пойти с ней, передумала и направилась на поиски своей младшей дочери, так как Аэлис отправилась в строящийся торговый посёлок на помощь горному народу в сопровождении двух десятков Белых сов.

Вернувшись в свои покои, я не успел сменить одежду, как в двери вошла Аниса и замерла, после чего медленно развернулась и, шепнув «Извини», вышла за двери.

Переодевшись, я лишь устало проговорил:

— Входите.

— Долго же ты переодеваешься, — заметила Соня, войдя первой. — Сложно было?

— Сложно. — Не стал скрывать я. — Последствия удара неструктурированной магии лечатся гораздо хуже, нежели обычные плетения и структуры. Так как ты хотя бы знаешь что лечить.

— Я всё равно ничего не поняла.

— Вот и займёшься этим, боевой маг должен знать хотя бы самый минимум целительства, чтобы самому не умереть в бою. Если не веришь, можешь у Малграфа спросить.

— Хорошо, не буду спорить. — Осторожно ответила Соня. — Как ты себя чувствуешь?

— Он устал. Надо позволить Эшариону отдохнуть. — Вступилась за меня Аниса. — Он не спал со вчерашнего дня.

Под взглядом младшей принцессы девушки несколько смущённо замялись и принялись прятать взгляд, а я тепло улыбнулся и подойдя обнял младшую сестру.

— Маленькая защитница…

— Они из тебя все соки выпьют. — Проворчала Аниса, бросив взгляд на баронессу с северянкой.

— Аниса, мы бы хотели поговорить с Эшарионом, но этот разговор не…

— Я понимаю. — Величественно склонила голову принцесса. — Пока почитаю. Пригласишь меня после того как закончите.

Демонстрируя императорскую выправку и стать, принцесса покинула мои покои и закрыла за собой дверь. После чего я активировал звукоизолирующие чары и приглашающим жестом указал девушкам на кресла.

— О проблеме знаю и не осуждаю. — Опустился я в кресло. — Мне больше интересно, что вы желаете предложить.

— Оранэра, Эшарион. — Спокойно проговорила Ноа. — Мне ты всё равно откажешь, даже если я предложу.

— Хорошо я попробую поговорить с младшей княжной, но знайте, она невинна.

— А ведь и не скажешь. — Заметила Соня. — Я не думала что отъезд Аниелы обнажит подобную проблему, просто у меня приближаются неприятные дни и… Вот так.

— Возможно, у вас сложилось неправильное впечатление о младшей княжне, ведь она просто боится и её агрессия и демонстративное равнодушие — это защитная реакция.

— Но к тебе она…

— Мы решим эти вопросы между собой, не волнуйтесь. — Улыбнулся я и подмигнул. — Я знаю, как завоевать сердце юной альты княжеских кровей.

— В хвастовстве ты не был замечен, поэтому будем наблюдать за твоими попытками. — Улыбнулась Соня. — К слову, ты всегда можешь обратиться за помощью и к старшему поколению, по крайней мере, их намёки более чем непрозрачны…

— Эти намёки нужно будет пресекать в будущем, но мы пока с тобой не жёны. — Спокойно заметила баронесса. — Хорошо, я попросила Оранэру помочь в оплату долга жизни.

— Спасибо, Ноа.

— Не нужно, я понимаю. — Тихо ответила она и улыбнулась, а после мысленно позвала юную принцессу. — Когда свадьбу проводить будем?

— Нескоро. Слишком много погибших, неправильно праздновать, когда вокруг тебя траур. — Покачал я головой.

— Да, согласна. — Ответила Соня. — Сюда тоже люди приходили, Эйруэн им помогала, но нам запретила.

— Это было сделано ради нашей безопасности, не забывай что те, кто стояли за прошлым покушением ещё рядом.

В этот момент в комнату вошла Аниса и, посмотрев на занятые места, подошла и залезла ко мне на колени, где поёрзала, устраиваясь удобнее.

— Ноа, ты хочешь что-то сказать?

— Да, — бросила короткий недовольный взгляд на северянку, подобралась баронесса, — мне интересно, когда мы начнём нашу церемонию?

— В скором времени, я почти со всеми делами разобрался, но ты и сама видишь… — принялся я оправдываться и остановился, тяжело вздохнув. — Скоро, Ноа, обещаю, что к твоему совершеннолетию мы успеем построить свой дом, как того велят традиции.

— Сегодня урока не нужно, отдохни. — Мягко улыбнулась она. — Да и я занимаюсь магией только под наблюдением Эйруэн или Эвелин. Одной пока страшно.

— Вот и хорошо, ладно скоро ужин, сегодня приму только ванну.

— Хорошо, тогда я тоже приму ванну, да Ноа?

Баронесса покосилась на северянку с нехорошим прищуром и сдержанно кивнула, а вот принцесса, сидящая у меня на коленях, произнесла:

— Они постоянно играют, а меня с собой не берут.

— Там не такие игры… Это часть обучения. — Смущённо заметила Ноа, отводя от меня взгляд.

— Понимаю. — Многозначительно улыбнулся я.

Соня, посмотрев на нас, только весело рассмеялась, а Аниса по-детски улыбнулась, демонстративно ничего не поняв. Хотя в её юной голове крутились совсем недетские мысли о предмете разговора…

Посидев ещё немного и немного развеселившись, девушки ушли по своим делам, а я остался и не успел устроиться за столом, чтобы преступить к делам, как раздался стук в дверь:

— Да, войдите.

— Мой принц, — вошёл в мои покои императорский гонец, — у меня плохие новости: Академия магии Империи стёрта с лица земли неизвестной магией.

— Покажи.

Поклонившись мне, гонец, активировал иллюзию, и передо мной развернулась Академия, город и Эрванская башня, точнее то, что от неё осталось, так как ни учебного учреждения, ни Эрвана больше не существовало, после чего добавил:

— Все, кого я опрашивал из выживших людей, говорят, что всё исчезло в огромной вспышке пламени, многие из-за яркости потеряли зрение…

— Понятно, а теперь отдыхай.

— Благодарю, принц. — Поклонился мне гонец. — Да, вам ещё одно письмо. Если что я прибуду утром, а после отправлюсь в столицу.

— Хорошо. — Кивнул я, принимая запечатанный свиток.

Гонец удалился, а я, сняв печать, прошёлся по тексту вдумчивым взглядом и довольно покивал, после чего насмешливо фыркнул.

Да, информация интересная, но ситуация страшная. Теперь важно разобраться с текущими проблемами, всё равно я не смогу отправится в Академию, далеко и бессмысленно, так как туда сейчас и так стянут всех кого можно…

Это какое-то безумие, — потёр я лоб кончиками пальцев и вздохнул, — разве никто не понимает, что сейчас важно сплотится, но никто этого делать не будет. Вильяма отдали Кристофу, и даже не хочется представлять, что будет делать третий принц с таким желанным пленником, слишком фантазия у него неуёмная…

Прозвучавший колокол созывающий на ужин отвлёк меня и поднявшись, я неспешно направился в обеденный зал, приветствуя по дороге обитателей нашего маленького замка, большая часть которых вернулась из города.

Только я устроился во главе стола и только взял нож в руки, чтобы разделать оленя, как двери в зал широко распахнулись и вошёл стареющий северянин.

— Деревня Лонс, лежащая под Западным Пиком уничтожена. Жители убиты и у них вырезаны сердца. — Вошёл в зал Мирас, отравленный туда ради помощи. — Что мы будем делать, мой принц?

— Начинаем охоту!..

* * *
Войдя в палатку разбитую в чистом поле, магистр Риис поморщился от запаха гниющего и обожжённого мяса и сразу же услышал:

— Магистр, помогите нам, — умоляя, прошептала девочка лет двенадцати в остатках формы студентки Академии с почерневшим лицом, — мы умираем…

— Магистр, я…

— Магистр Риис!

Айлек Риис смотрел на лица выживших учеников Академии, обожжённых, с обугленными частями тела, кожи слезающей кусками, опухших лиц, провалами глазниц лишённых глаз… Везде были следы кровавой рвоты, куски кожи и волос, покрывающиеся словно кожей слоем прозрачного кристалла.

Целители, прибывающие к руинам учебного заведения, вновь и вновь пытались побороть неизвестное заболевание, уровни целительских чар постоянно разнились… Однако среди целителей не было ни одного магистра, все они погибли в ярчайшей вспышке пламени.

Выйдя из палатки, магистр в бессилии сжал посох до побелевших костяшек и глухо зарычал. В этот момент ему на плечо легла рука одного из семи магистров отправившихся с ним в поход, против пришедших из-за Врат.

— Это месть. — Заметил магистр Риис.

— Да, они лишили Империю будущего, — тихо отозвался ему магистр с седыми волосами, — теперь нам нужно лишить их всего. Но сначала мы должны помочь детям, их осталось так мало…

— Почти шесть тысяч молодых магов от двенадцати до двадцати лет… Духи помогите нам. — Кивнул Айлек и, усилив свой голос магией крикнул. — Магистры! Нужно лечить детей! Я призываю всех, кто может! Мы своё уже отжили, так подарим шанс тем, кто останется после нас!..

Глава 6. Охота

Остановившись на привал, укрывшись среди прибрежных скал, Калерия и Филипп сидели и грелись около костра, притягивая к живительному огню свои замёрзшие руки….

— Завтра мы уже будем в баронстве Гарсон, там проживает милая вдова, она временно даст нам кров и хлеб. — Тихо проговорил Ойнего. — Жаль мы не можем отправиться в моё баронство, слишком уж неспокойное сейчас время, да и корабли просто не подойдут к острову, лёд уже встал.

— Не надо меня успокаивать, — зябко поёжилась Калерия и всхлипнула, — я до сих пор не верю в то, что случилось со всей моей семьёй.

— Её больше нет, расслабься. — Спокойно ответил Филипп. — Я вот уже третий год как единственный из семьи Ойнего. Да и у тебя осталась сестра…

— Сестра? Милена больше не моя сестра. — Тихо ответила принцесса. — А как мы будем спать?

— У меня есть лишь один спальник, но большой… К тому же не замёрзнем. — Проговорил Филипп улыбнувшись.

— Мне всё равно.

В этот момент Калерия получила пощёчину и неловко упала на бок, а Филипп, не поднимаясь, начал готовить им ужин.

— За что?

— Не смей сдаваться. — Холодно отозвался барон. — Ты Калерия Чёрный снег, принцесса Империи Чёрного дракона и если ты хочешь плакать, я это пойму. Никогда не смей сдаваться, пока в тебе теплится жизнь.

— Больно. — Шмыгнула носом принцесса и потёрла щеку. — Дурак.

— Сейчас что-нибудь приготовлю… — проговорил Филипп, — на таком холоде лучше есть подогретую еду. Скорее бы уже выпал снег, так хоть станет теплей.

Калерия ничего не ответила, но наложила на себя слабые целительские чары и между делом отошла, чтобы собрать хвороста и тихо поплакать…

* * *
Ранним утром, после завтрака в моих покоях собрались: Малграф, Мирас и Валлис Орб. Мужчины устроились в креслах и терпеливо ожидали, когда я начну излагать свои мысли о том, что необходимо делать в данной ситуации.

— Как мне стало известно вчера из почты, император собирает большое количество одарённых и передаёт их на подготовку членам Белого легиона. Гроссмейстер Орб, ваша задача не пускать членов легиона в долину, донесите это до своих подчинённых.

— Может не стоит идти против императора в таком простом вопросе… — осторожно заметил Валлис.

— Магов Империи будет не хватать, но я не вижу смысла отдавать тех, кого сам начал обучать. Плюс ко всему, я в своём праве набирать личную гвардию, так как у меня здесь нет пограничного легиона, способного защищать границы Империи.

— Понимаю. — Не стал спорить гроссмейстер Ордена.

— Теперь по нашим друзьям из Хаоса. — Тяжело вздохнул я. — Мирас, возьми с собой десяток воинов своего отряда. Малграф, собирайся так, словно отправляешься на войну. Магический жезл я вчера передал. Отправляемся после обеда.

Мирас поднялся и коротко кивнул мне, удалился, Валлис же хотел спросить, что делать в случае нападения легионеров Белого ордена, а после сам дал ответ на свой вопрос и, приложив руку к груди, вышел из покоев.

— Это будет опасная авантюра, — заметила боевой маг.

— Не спорю, но это не обсуждается. — Сухо отозвался я. — Малграф, я предупреждал, что со мной будет непросто.

— Я не оспариваю твои решения, но слишком уж много тайн ты в себе несёшь. — Покачал головой боевой маг и поднялся. — Ведь ты знаешь, как отследить этих тварей, иначе бы и не решился лично начать на них охоту.

— Во многих знаний великие печали. — Невесело усмехнулся я. — Многие из них даже страшно озвучивать.

— Ладно, храни свои тайны. — Махнул на меня рукой Малграф, направившись на выход.

Даже как-то смешно стало… Впрочем, сейчас меня волнует другое. Всё что мне необходимо для охоты я подготовил ещё вчера, а сейчас нужно решить не столь важные дела.

Сейчас перед Империей встанет три больных вопроса: обучение магов, восполнение потерь членов аристократических семей и лишение более половины магистров магии.

Если магов ещё можно восполнить, набирая и обучая одарённых из простонародья, то вот никто не вернёт детей аристократов, а они дадут перцу Императору, могут и свергнуть, если он не будет осторожен. Мне бы хотелось этого избежать, ведь это только усилит хаос гражданской войны. А вот магистров взять просто неоткуда, их всегда было немного, а сейчас на всю Империю наберётся буквально чуть больше пары десятков магов достойных носить этот титул.

Поднявшись на третий этаж, я прошёл в покои артаарки, застав её сидящей на кровати в окружении множества книг её цивилизации.

— Как ты?

— Это не стоит твоего волнения. — Спокойно отозвалась Валерия, а после указала мне на стол и проговорила. — Этот браслет я сделала, чтобы ты мог спокойней контролировать свою магическую энергию во время секса. Возьми его.

— Ты не представляешь, как я тебе благодарен…

— Оставим благодарности на потом. — Отложив книгу, села она на кровати, спустив ноги на пол. — Ты ведь сюда пришёл обсудить какой-то вопрос?

— Да, это касается недавних событий. Это был взрыв бомбы, подобной той, что была в воспоминаниях нашего пленника.

— Это я поняла. — Спокойно кивнула мне артаарка. — Но тебя волнует другой вопрос. Не волнуйся, риска, получить три типа облучения, нет. Еммек, тот самый минерал, как я уже говорила, впитает их в себя, тем самым вырастая, используя элементы находящиеся вокруг него. Ты же видел падающие вместе с дождём кристаллы, принц…

— Теперь я тебя понял. А если произойдёт повторный взрыв?

— Ничего не изменится. Этот кристалл растёт, получая в качестве основы — облучённые частицы. В общем, это довольно примитивное оружие по своей основе и принципу действия. Большая дубина, оставляющая после себя выжженную землю.

— Моему миру этой дубины хватит.

— Не спорю. — Кивнула она. — Тем не менее, у вас есть магия, а в умелых руках она может быть как дубиной, так изящным мечом. Всё зависит от того как ею воспользоваться. Надеюсь, я объяснила доступным языком?

— Да, более чем, но, наверное, стоило добавить меньше сарказма. — Криво улыбнулся я.

— Прости, ты, наверное, обиделся.

— Лера. — Одёрнул я её.

— Да, Эшарион? — весело посмотрела она на меня и, получив холодный взгляд, поджала губы. — Прости, я забыла, что у тебя есть серьёзные проблемы. Вот и хотелось немного подразнить тебя.

— Я не обижаюсь. Просто, как ты и сказала, нужно решить серьёзные проблемы. Спасибо, что просветила меня в данном вопросе.

— Конечно, обращайся. — Отозвалась Валерия, завалившись на кровать и беря в руки книгу. — Мне всё равно и говорить больше не с кем.

— Ещё раз спасибо. — Ответил я ей, на что девушка помахала мне рукой, и направился к выходу. — До встречи.

Мне Валерию понять несложно, ей просто одиноко. Только вот она выбрала неудачный момент для развлечения. Ладно, позже решу вопрос её одиночества, сейчас нужно освежить в памяти парочку структур, что будут мне полезны для выслеживания и уничтожения этих тварей…


Наш отряд покинул поместье после обеда и направился по дороге в направлении Западного Пика, вершина которого сегодня утром была выбелена чистым белым снегом.

Согласно сведениям полученным от местных жителей, на десятый день после того как снег покроет Западный Пик, или как говорят местные, Драконий Клык, на десятый день снег опустится в долину.

Насколько я знаю, тела погибших селян не стали сжигать, просто похоронили, что позволит мне использовать образцы ткани и крови для определения местонахождения тварей Хаоса. Впрочем, для выслеживания и устранения используются отряды боевых магов на порядок больше собранного мной, но у меня есть отличное преимущество — я узнал, как можно уничтожить этих тварей без площадных боевых структур и банального заваливания мясом. Хоть какой-то положительный эффект от изучения артаарской системы магии появился.

Добрались мы до деревни Лонс ближе к закату. Едва въехав в деревню, замершую в вязкой тишине, я отмечал взглядом присутствующие на многих домах свадебные украшения, а выезжая к центру, мы заметили и столу, на которых стояла уже испортившаяся нетронутая еда.

Спешившись с лошади, я передал поводья Малграфу и ориентируясь по своим ощущениям и зрению, вышел на самый центр деревни и замер возле не очерченной границы, от которой мне в нос ударил запах свежей крови, впитавшейся в землю…

— Что-то не так Эшарион? — настороженно спросил боевой маг.

— Ты хорошо знаешь древние ритуалы магии крови?

— Нет, только то, что изучал в Академии.

— Плохо.

Сбросив с себя рюкзак, я подошёл к лошади и снял седельные сумки, после чего положил их возле рюкзака и, поморщившись от холодного ветра, достал несложные артефакты с небольшими накопителями, а после принялся вгонять их в землю в форме пентаграммы, полностью накрывшей печать крови Хаоса.

— Мирас, разбивайте лагерь. Ночевать будем здесь.

— Понял тебя, принц. — Ответил мне северянин. — Орнар Битый щит, ты часовой, потом тебя сменит Валдис.

Северяне тем временем заняли один из домов и принялись в нем размещаться, а я продолжил своё занятие под внимательным взглядом Малграфа.

— Тебе, наверное, интересно, что я делаю. — Принявшись вгонять артефакты на местах пересечения линий, заметил я. — Эта печать, оставленная вейграми, не что иное, как якорь для канала энергии соединивший мир Хаоса и наш.

— Энергия не ощущается. — Заметил боевой маг.

— Хаос — это одновременно и энергия и разумное существо. Поэтому ментальное противостояние с сервентами ничем хорошим не заканчивается. Энергия не ощущается в общем магическом фоне именно потому, что никто не хочет, чтобы она была заметна. Только вот она есть, сервенты именно таким образом во время войны и создавали точки сопряжения, вырезая и целые города.

— Но, что изменится, если ты запечатаешь эту точку сопряжения?

— Увидишь. — Невесело усмехнулся я.

Закончив с двухуровневой пентаграммой, я сосредоточился и послал энергию в накопители, замыкая энергетические линии. А в ответ из печати крови, проявившейся на голой земли раздался низкий рокот, а земля начала дрожать от столкновения противоборствующих сил. Терпеливо дождавшись, когда силовые линии связывающие артефакты не перестанут дрожать, даже когда энергия Хаоса хлынула из точки сопряжения, после чего зажёг в своей руке крошечную сферу, наполненную нестерпимо белым светом и направил её в центр печати.

Резко из центров пентаграммы ударили лучи, сойдясь в центре этой маленькой сфера, а следом за этим земля под нашими ногами пошла глубокими трещинами, лихорадочно трясясь. Ударивший по ушам потусторонний вой из тысяч голосов вогнал боевого мага в ужас, отчего он рухнул на пятую точку, подняв свою магическую защиту.

Северяне тоже всполошились и высыпали на улицу с обнажённым оружием в руках. А между тем всё кончилось, печать сопряжения распалась, и я больше не ощущал изливающейся из неё энергии Хаоса и тяжело вздохнул.

— Вот и всё, печать готова. — Спокойно проговорил я. — Единственно жаль, людей и альтов, живших здесь, мы не спасли.

— Печать? — поднялся на ноги Малграф.

— А ты думал, я призову сюда сущность Хаоса и героически погибну, пытаясь её побороть? — шутливо отозвался я, — конечно, иногда я совершаю глупости, но выпускать в наш мир такое…

— Сущность Хаоса?

— Нет, Малграф, лекцию я тебе читать не буду. Скажу лишь что, уничтожив её, я бы лишил Хаоса доступа в этот мир.

— А не надорвался бы?

— Уничтожить её можно только заплатив за это не только смертным телом, но и большим… — тихо отозвался я, посмотрев на свои дрожащие руки. — Театр закрыт, это был последний акт.

В этот момент из земли начали подниматься светящиеся шарики и кружиться вокруг меня, что заставило Малграфа шагнуть ко мне, но я решительно остановил его жестом руки, а после проговорил, зная, что буду услышан:

— Простите и идите с миром.

Освобождённые духи исчезли, будто бы их и не было, а я лишь тяжело вздохнул и поднял свой рюкзак и седельные сумки и неспешно направился в направлении дома.

— Это были духи, Эш?

— Да, Малграф, это были духи тех, кому заживо вырвали сердца и использовали их для данного ритуала. Теперь они свободны…

Боевой маг кивнул и, бросив взгляд на разрушенную точку сопряжения, поплёлся рядом со мной, размышляя о бренности жизни и существовании после неё.


Ночь была спокойной, но бессонной. Все же находится в деревне, где недавно всех жителей использовали в кровавом ритуале, было неприятно.

Я тоже не спал, а достав два из своих дневников, где у меня были подробно расписаны способы, выследить, а после и уничтожить тварей Хаоса, уничтоживших людей таким кровавым способом.

Учитывая уничтожение Академии, Дарниру придётся выиграть время для сбора и подготовки магического кулака, способного отбросить врага обратно к Вратам. Заключение договора о перемирии — вынужденный шаг, но мне прекрасно известно, что это практически бессмысленно. Мне прекрасно известен враг, с которым столкнулась Империя, и давать ему послабления не стоит.

По старой памяти я знаю чего ожидать от пришедших из-за Врат: начиная от вопросов идеологий и насаждения религии, заканчивая бомбардировкой мирных городов.

— Эшарион, мы готовы выдвигаться.

— Я закончил. — Захлопнув книгу, я поднялся с кровати. — Тело подготовили?

— Поэтому и пришёл.

— Тогда самое время показать тебе созданную мной магию. — Подхватив свой рюкзак, я прошёл мимо боевого мага и кивнул ему на дверь.

Малграф только вздохнул и неспешно направился за мной, а я, выйдя из дома, забросив рюкзак на спину и забравшись в седло, тронулся в путь к деревенскому кладбищу, расположенному немного в стороне от деревни. Северяне, оставленные со мной, цепкими взглядами бродя по округе, скрывая внутреннее напряжение пред предстоящей битвой шутливой беседой.

Добравшись до кладбища, где было шесть десятков свежих могил, я посмотрел на выкопанное тело молодого парня примерно моих лет и, подойдя наложил структуру из арсенала магии смерти, окрасившей мир в серые тона, и принялся всматриваться в окружающее пространство и, найдя взглядом, дымчатый след убийцы, убрал структуру.

— Принц?

— Да, Мирас? — посмотрел я на северянина.

— Что ты сделал?

— Эта структура позволяет найти того кто лишил жизни конкретного человека. Как вам наверное известно, у всех живых существ есть аура, своеобразное энергетическая оболочка, именно на неё и накладывается в момент убийства след того кто был убит насильственным образом.

— Значит так можно найти убийцу любого человека? — спросила Гейра Сломай копьё.

— Да, но, только имея тело убитого, да и след будет держаться только три дня. — Посмотрел я на труп. — К тому же здесь человеку вырвали сердце…

Жаль я раньше не мог использовать эту магию, так как принц, живущий во дворце и использующий магию смерти — это уже слишком. От такого не защитит и отец-император, да и к тому же мои птичьи права в последние полгода жизни там не позволяли мне терять осторожность.

— Жаль. — Вздохнула она. — Удобная магия, думаю, наша королевская семья нашла ей достойное применение.

— Да, — одним движением я отделил палец от руки и, подхватив его через ткань, пояснил, — это чтобы не потерять след. После я просто обращу его в пепел.

— Сейчас нужно отомстить за их смерть, тем более что их духи свободны от смертных тел. — Проговорил Мирас, внутренне поморщившись от подобного отношения к мёртвому телу. — Закапываем тело и выдвигаемся. Куда ушёл убийца?

— К Западному Пику, — кивком головы указал я на гору, возвышающуюся над нами. — Это недалеко.

Закопав тело, мы собрались и выдвинулись в направлении, где как я видел и находился убийца. Перед самым выдвижением, я наложил на кладбище структуру препятствующую поднятию нежити, которую используют повсеместно, препятствующую самопроизвольному поднятию, а так же чтобы начинающий некромант не увёл тела, только против опытного некроманта это не поможет.

Как хорошо, что этот город расположен не внутри Драконьего пика, а лишь в небольшой горе единого с ней хребта, иначе бы нам пришлось побегать по подземным галереям…

Ведомый мной отряд вскачь добрался до подножия горы, а после я остановил его и некоторое время пытался понять, почему я не могу прощупать пещеру, куда уходил след убийцы.

— Готовимся к бою. — Коротко предупредил я и спешился.

— Что там? — спросил Малграф.

— Как тебе может быть известно, артаары исчезли семь тысяч лет, а наша Империя основана только две тысячи триста пятьдесят восемь лет назад, а перед нами город калеринтов, была такая цивилизация примерно четыре тысячи лет назад. В основном они жили на севере, где строили в горах странные города, где никто и никогда не жил… Странные создания.

— Да, я помню, мы изучали их народ в Академии. — Протянул Малграф. — Про них мало что известно, но их города-склепы всегда называли слишком опасным местом. Правда, там нет ни золота, ни серебра, одни лишь камни неясного происхождения, которые не интересны никому. Поэтому их не посещают ни авантюристы, жаждущие сокровищ, ни маги, желающие получить больше магических знаний… Только те, кому нужно место чтобы спрятаться и живут в этих пустующих городах. Наш мир очень стар и многое уже просто забыто. Артаары известны только тем, что они были первыми и обладали огромными знаниями о магии… Слишком многие личности потеряны для памяти, их истории стёрты, это в будущем случится и с нами.

— А пока побарахтаемся и напишем свою историю. — Протянул Мирас своим гулким голосом.

— Да, это точно. Побарахтаемся. — Улыбнулся я. — Покажем этим тварям, что вылезать не стоило!

— Ингмар, Орнар, вы со щитами впереди, закрываете принца. — Принялся отдавать приказы Мирас. — Валдис, мне нужны твои глаза и уши, идёшь рядом с Эшарионом. Остальные позади, Малграф — ты замыкающий.

— Понял. — Кивнул боевой маг, вынув из ножен свои парные клинки.

Наш отряд, пройдя сквозь иллюзию стены, которую я по какой-то необъяснимой причине не мог не только обнаружить магическим способом, хотя знал, что она здесь есть, чувствую проход в камне, очутился в широком коридоре, стены которого казалось, были изъедены кислотой и неспешно продвигался вперёд…

Зажжённый мной светляк осветил наш путь, и мы осторожно двигаясь, продвигались всё глубже и глубже, пока не вышли в центр города, остановившись между двух статуй воинов в непонятных доспехах, сторожащих вход.

— Стоп, сигнальная линия. — Между тем разглядел я впереди сигнальную структуру. — Приготовьтесь.

Перерезав сигнальную нить, я отследил, как сигнал ушёл вверх и сразу же, перед нами приземлилось существо, имеющее гуманоидное телосложение. Однако сам внешний вид был довольно необычен, вытянутое лицо, голова полностью лишённая растительного покрова и венчающаяся десятком маленьких рожек, похожих на корону.

— Принц Эшарион… Мы ждали тебя. — Уверенно произнёс вейгр. — И ждали долго, теперь мы желаем отправиться домой.

— Да, но я могу предложить вам лишь смерть. — Улыбнулся я и светляк ударил в тело твари Хаоса превратил её в факел из белого жидкого пламени.

Раздавшийся вой-визг горящей твари отразился жутким эхом от сводов подземного города, а сама она бросилась бежать от нас. В этот же момент меня закрыли своими щитами Ингмар и Орнар, всматриваясь в окружающее пространство. А я тем временем зажёг сразу десять светляков-обманок, скрывающих собой структуру белого пламени.

— Красиво, — заметил боевой маг.

— Не хотелось бы уничтожать эту красоты, но придётся. Дальше мы не продвигаемся, иначе нас окружат, отступим обратно в коридор. — Ответил я, извлекая меч из ножен. — Малграф, мощный щит, а я займусь выкуривание тварей из этой норы.

— Сколько их?

— Помимо тварей Хаоса, которых здесь почти два десятка, есть ещё и пятьдесят сервентов. — Создавая структуру, проговорил я и направил её в камень пола.

Камень в моих руках превратился в податливую глину и сейчас я сконцентрировался на том, чтобы превратить этого город в настоящий склеп, перекрывая трещины и воздуховоды, а некоторое время спустя, я запустил внутрь поток пламени и лишь наблюдал, как он распространяется в виде смерча, выжигая кислород…

Первый же сервент, прорвавшись сквозь пламя, немного прокоптившись, не сумел пробиться через магический щит боевого мага и сгорел заживо в пламени движением, создававшим жуткий гул. Однако вейгр сумел разрушить структуру моего пламени…

— Отходим! — крикнул я и отпустил стихийное пламя в город, влив в него достаточное количество магической энергии, чтобы сильнее усугубить нехватку воздуха.

Отряд не успел покинуть пещеру, а я крикнул:

— Готовься!

Северяне не стали переспрашивать и стоило нам вырваться на свежий воздух, четверо из отряда схватилась за арбалеты и луки и всматривалась в иллюзию скалы в ожидании противников.

Ощутив магический удар, я успел поднять землю в форме полусферы закрывая группу и поток пламени Хаоса ударив в нее, расплескался в стороны, а я, изменив структуру, создавая из земли комья ударив в коридор.

Громкий взрыв сотряс округу, и ударной волной наш отряд повалило на землю. Вскочив я, высвободив из меча, послал энергию полукругом, рассекая скалу и уничтожая иллюзию…

— Сервенты! — предостерегающе крикнул Мирас.

А затем началась сшибка с двукратным перевесом нападающей стороны. На нашей стороне было преимущество, мы не надышались воздушной смеси с низком содержанием кислорода. Мы сражались против тварей, которых уже людьми было назвать нельзя из-за различных отростков, шипов и даже дополнительных конечностей. Я даже видел у одного из людей хвост, которым он удерживал кинжал и даже сумел ранить Мираса, хорошо, что легко… Мимо меня пролетел Ингмар, отброшенный ударом в щит, который не выдержал удара и раскололся…

Пропустив мимо себя клинок противника, я левой рукой выхватил кинжал и точным движением рассёк шею, откуда хлынула кровь, а сервент потеряв свою скорость, оказался удобной целью для Лунной слезы. Широкий взмах и сделав всего лишь один шаг, враг повалился на землю, заливая её чёрной кровью из отрубленной шеи, голова упала рядом и на меня посмотрели глаза бывшего человека…

— Их было слишком мало, не расслабляемся. — Предупредил Мирас, наложив на себя целительские чары, только чтобы стянуть порез.

— Осталось трое, — спокойно заметил я, послав ментальную волну, и кивнул в сторону входа, откуда вышла троица вейгров.

— Это было моё гнездо, принц, — вышел вперёд один из них, — дай нам уйти.

— Вы убили шестьдесят с лишним человек, среди которых третью часть составляли дети, и сейчас просите меня о милосердии?

— Их смерти были необходимы ради нашего молодого потомства, — указал он на молодых вейгров стоящих за его спиной, — без силы Хаоса мы исчезнем.

— Давно нужно было вас уничтожить полностью.

— Это вы пригласили нас в свой мир…

— Закончим с этим. — Спокойно прервал я тварь Хаоса и прикрыл от его ментального удара членов группы и шагнул вперёд, а боевой маг шагнул следом за мной. — Малграф назад, это патриарх вейгров, ты ему не противник.

Столкновение энергий и патриарх оказался отброшен за спины своих подопечных, а я уверенно шагнув вперёд, выпустил сдерживаемую магическую энергию, заструившуюся по моему телу белым пламенем…

Магически усилив и ускорив себя, я на взвинченном темпе увернулся от когтей одного из молодых вейгров, следом и пополам разрубив второго. Удар в спину и я, не оборачиваясь, накрыл тварь, плащом тлена, обращая в прах.

— Ты!..

Рад, что ты понял о том, кто я. Настало время умирать.

Столкновение энергий и в этот раз я поднял землю и, добавив стихийного пламени, заключил вейгра в эту раскалённую субстанцию, перемалывая и сжигая тело, остановившись лишь, когда тело было разделено на несколько десятков кусков, а после сплавил всю структуру в единый монолит и устало вздохнув, взял энергию под контроль…


Неспешно въезжая в ворота замка на закате, я устало вздохнул и, увидев встречающую нас процессию тепло улыбнулся. Спешившись с лошади и ведя её на поводу, я подошёл к ним и проговорил:

— Мы немного прокоптились, но вы не волнуйтесь, все живы и условно здоровы. Не отказались бы помыться, если несложно.

— Да ты пьян. — Удивлённо выдохнула Эйруэн.

— Сегодня — можно. Отряд уничтожил семнадцать разумных тварей Хаоса и более трёх десятков сервентов и вернулся в полном составе. Я не могу не называть этих людей Героями. — Веско высказался я и махнул рукой. — Мирас, зайди ко мне завтра.

— Приду, принц Эшарион.

— Сегодня празднуйте, это ваше право. Только раны перед этим залечите.

Северяне пусть и уставшие, но всё же немного повеселели… После чего Мирас попросил Аэлис помочь с обработкой ран, на что альта согласилась и сказала её подождать, пока она не соберёт нужные зелья.

— У тебя волосы обгорели, всё никак не получается их отрастить, — заметила Ноа, подойдя ко мне, и провела ладонью по моей щеке, — с возвращением домой.

— А ты умеешь быть милой. — Обняла её, зайдя со спины, Соня. — Эшарион.

— Да?

— Умойся. — Весело рассмеялась северянка.

Качнув головой, я кивнул и, узнавая последние новости, двинулся вместе со всеми в поместье. Принцесса, крутившаяся возле меня, не спешила подходить, так как боялась что её личность, бывшую для многих тайной, раскроют. Однако дала себе волю, повиснув у меня на шее, стоило нам войти в мои покои.

— Всё хорошо, Аниса, я в порядке. — Успокаивающе погладил я её по спине. — Только, пожалуйста, отпусти, я могу и не удержать.

— Хорошо, — отпустила она меня, и я опустил её, — расскажешь, как охотились?

— Это слишком жутко, чтобы я мог рассказать это маленьким девочкам.

— Я — не маленькая девочка. — Заглянула она мне в глаза. — Расскажешь?

— Ты для меня всегда будешь маленькой девочкой, неважно, сколько пройдёт лет, — погладил я сестру по волосам, — давай завтра, сегодня у меня правда нет сил.

— Хорошо, я понимаю, что ты устал. Ты обещал.

Возведя глаза к небу, я лишь вздохнул и принялся неспешно снимать с себя доспехи, а Аниса выскочив из моих покоев, закрыла за собой дверь и ушла к баронессе.

Как же я устал. Даже бой против армии герцогства Фультаар был менее выматывающим, так как я был подготовлен к этому сражению. По крайней мере, проблема с тварями Хаоса в долине решена, но я не ожидал в этом месте так много сервентов, которые собрались в этом заброшенном городе, понимая, что покинуть долину им не удастся.

Переодевшись, я просмотрел доставленные мне свитки гонцом, и некоторое время размышлял, а после принялся по двум из них писать ответ, но меня отвлёк отряд из пяти десятком человек, приближающийся к поместью…

— Мой принц, приближается отряд, среди них граф Лерик Варин. — Войдя уведомил меня один из стражей поместья.

— Спасибо, приготовьте гостевые покои для трёх человек, а так же найдите место, где смогут остановиться его воины.

— Будет исполнено, мой принц. — Приложил он руку к груди и вышел.

Старика вынудили приехать ко мне, всё же его имя много чего значит в Империи Чёрного дракона. Он до последнего старался мне помогать, пока его недоброжелатели окончательно его не прижали, заставив покинуть родной дом.

Поднявшись, я вышел из своих покоев и направился встречать гостей, отметив, что Ноа и Соня отправились готовить баню. Встретил в коридоре Оранэру и, получив от неё непечатный взгляд, осторожно коснулся мыслей и добродушно улыбнувшись, кивнул в знак приветствия.

Интересные мысли в голове у юной княжны, даже как-то соблазнительно… Нет, не стоило сегодня пить, а может стоило выпить больше.

Выйдя навстречу отряду сопровождающих карету с гербом в виде ладной перчатки сжимающей меч, я остановился на расстоянии и позволил карете подъехать, откуда сразу же вышел поджарый старик с седыми волосами, заплетёнными в воинский хвост, как это было принято более пятидесяти лет назад.

— Мой принц, граф Лерик Варин просит вас предоставить ему хлеб и кров, — опустился старый воин на одно колено.

— Граф, я всегда рад друзьям, им не нужно просить о столь малом. — Спокойно отозвался я и, дождавшись, когда он поднимется, проговорил. — Соболезную твоей потере, мне жаль твоего сына. Он был выдающимся боевым магом.

— Благодарю за тёплые слова, мой принц. — Ответил он и только улыбнулся, увидев любопытные мордашки сестёр-близняшек выглянувших из кареты. — Мои внучки, больше никого из графского рода Варин не осталось.

— Добро пожаловать в баронство Вернад, граф Варин. — Появилась из-за моей спины Ноа в сопровождении Сони. — Мне приятно приветствовать известнейшего охотника на сервентов в нашем доме.

— Баронесса, — склонился он в приветственном поклоне, а после замер, смотря на Соню. — Прошу меня простить, ты…

— Лерик! Старый пёс пыльных дорог! — крикнула спускающаяся по ступеням Эвелин.

Я услышал как старый граф тяжело проглотил ком вставший в горле и неотрывно смотрел на идущую к нам Эвелин, лицо которое было раскрасневшееся от едва сдерживаемого гнева… Однако воины Белых сов построившиеся в отдалении и глазом не повели на подобную сцену.

Подойдя к нам Эвелин некоторое время, всматривалась в лицо старика и, рассмеявшись, повисла у него на шее. На что я лишь вздохнул и осторожно поманил девочек из кареты к себе, которые чувствуя довольно неуютно, особенно под взглядом принца покинули карету, стараясь держаться с достоинством и обходя деда, одна из них наступил на плащ другой, и они обе рухнули на землю…

Они хотели начать разбирательство, но получив мой взгляд, остановились и, поднявшись, замерли.

— Рада тебя видеть, жаль твоего сына. — Отпустила его Эвелин, а после посмотрела на замерших девочек. — Значит это и есть дочери Норы.

— Госпожа? — осторожно спросила одна из них.

— Люси и Эва, — представил их граф Варин, — я их не различаю, сколько бы не пытался. Они ещё и имеют привычку одинаково одеваться.

— Хитрые бестии, — улыбнулась Эвелин, — впрочем, давайте поговорим внутри, Эшарион со своим отрядом недавно вернулся с охоты на вейгров и сервентов.

— Вот как. — Бросил он на меня уважительный взгляд. — Большие потери?

— Они заманили нас в ловушку, но попали в неё сами.

— Прошу пройти за нами, гостевые покои вам подготовят. — На правах хозяйки предложила Ноа, а Соня согласно с ней кивнула.

— Благодарю.

— Эшарион, посмотри баню. — Попросила Ноа. — Мы её затопили, но…

— Посмотрю. Спасибо.

Гости ушли в поместье, а я отправился проверять баню, где подбросил дрова в печь и помыл полки и пол, после чего прошёлся ещё и чистящими структурами бытовой магии. Посмотрев на дело рук своих, я довольно покивал головой, после чего снова подбросил дров, отправился обратно в поместье.


Время до ужина пролетело быстро, да и на ужине ничего интересного не было. Просто все перезнакомились, при этом Аниса быстро нашла общий язык с близняшками, и после ужина её едва успела поймать Ноа, чтобы отвести в баню. Остальные же гости разошлись отдыхать, граф не захотел в баню, так как уже много лет мучается с проблемой лёгких, однажды вдохнув яд от одной из тварей Хаоса, ограничившись ванной. Близняшки, же были отданы молодой наставнице прибывшей с ними, и они ушли собираться к бане…

В баню пришли девушки вовремя, я только прогрел её паром, но не поддавал жару. Только в этот раз с ними пришла Оранэра, держащаяся отстранённо, но всё же с заинтересованным видом разглядывающая наши тела, при этом мысленно пытаясь найти отличия… Которых по факту не было, но княжна не сдавалась.

— Как же хорошо, — заметила Соня, устроившись на полку и помогая намазывать спину мёдом сидящей рядом с ней баронессе, — Оранэра, у тебя что-то случилось?

— А должно? — переспросила княжна, сидящая на самом краю полка.

— Просто ты постоянно носишь эту высокомерную маску, поэтому и интересуюсь. — Ухмыльнулась Соня.

— Прошу прощения, северянка, но мне кажется, ты пытаешь коснуться того, чего понять не можешь.

— Ещё раз назовёшь дурой — сломаю нос. — Спокойно предупредила Соня, пальцами выпрямляя свои красные волосы. — Я не любительница высоких разговоров в приватной обстановке, это меня утомляет.

Альта удивлённо посмотрела на Соню, но ничего не сказала. Ноа же в свою очередь мысленно переговорила с Соней. Северянка после короткого диалога, внимательно посмотрев на альту, резко встала и, подойдя, решительно взяла её за руку и потянула за собой. Оранэра несколько растерялась, размышляя между тем, чтобы сопротивляться или уступить и подчинится и немного подумав, выбрала второй вариант, после чего её усадили слева от меня, а сама северянка села справа, лишая её возможности сбежать.

— Нам предстоит жить вместе, поэтому нужно привыкать друг к другу, — игриво проговорила северянка, набрав в ладошку мёда, принялась натирать спину альте.

Оранэра несколько растерялась, но села так, чтобы северянке было удобней намазывать ей спину, при этом рассматривая мой член, а я только внутренне усмехался, намазывая ноги.

Наконец с приготовлениями было закончено, я поддал жару и все просто расслабились сидя на полке, истекая потом.

— В следующий раз будем париться. — Предупредил я. — Соня, перестань, с нами Аниса.

— Хорошо, Эшарион, — отозвалась северянка, убрав руку с бедра альты, до этого проверяя, как далеко может зайти и насколько хватит терпения княжны.

Поддав ещё жару, я оценивающе прошёлся по телу княжны и, получив в ответ, возмущённо-смущённый взгляд, озорно подмигнул девушке.

— Брат, зачем ты заигрываешь с этой вредной княжной? — непонимающе спросила Аниса.

— Затем, что нам придётся жить вместе.

— А зачем жить с врединой? Она тебя даже не любит.

— Понимаешь, Аниса, мы часто делаем не то, что желаем, а то, что делать обязаны. В будущем ты поймёшь мои слова полностью.

— Я не стану выходить замуж, против своего желания. — Уверенно заявила принцесса. — И никто меня не заставит. Лучше я с вами жить буду, здесь тихо и спокойно в отличие от императорского дворца.

Чего-то подобного я и ожидал, всё-таки Аниса всегда была своевольной, пусть и всегда держала всё внутри себя, а после того что с ней случилось она только больше стала думать о том, какой у неё будет дальнейшая жизнь. Я не могу её за это винить, всё же не всем дано хранить тепло домашнего очага.

Закончив с баней, я вернулся в свои покои и, войдя, запер дверь и активировал звукоизолирующие чары. Выйдя из туалетной комнаты Люсинэ в воздушном, прозрачном платье…

— Это неожиданно. — Заметил я.

— Да… — покачивая бёдрами вышла на середину комнаты альта и игриво облизнула пересохшие губы.

— Люсинэ, вы такая маленькая и милая… — подойдя я, ловко поднял её на руки и, удерживая на весу улыбнулся, глядя в глаза. — Вы же понимаете, что просто так покинуть мои покои в таком наряде не удастся?

— А что может мне предложить юный принц? — игриво облизнула губы Великая княгиня, — или мужчина по имени Эшарион?

— Принц вам может предложить приятную компанию, а мужчина хочет попробовать тебя… — Одной рукой погладил я её по нежной коже ягодицы и несильно шлёпнул.

— Мне сейчас нужен именно мужчина.

Да, тебе сейчас хочется и самой попробовать, как это оказаться в постели с человеком с Проклятием Драконьей крови. Ты даже убедила дочь не идти ко мне, великодушно предложив свою помощь. Вредить ты мне не станешь, нет, ты прекрасно осознаёшь что только мне нужен мир с альтами, но вот привязать не откажешься… Очень непросто стать женой Великого князя будучи младшей из дочерей захудалого княжеского рода. Так же я прекрасно знаю, что ты развелась с Великим князем, чтобы не запятнать его запланированной изменой с человеком. Ну, давай сыграем, тебе и так придётся участвовать в свадебной церемонии!..

… — Не поднимай меня, не так…

Закрыв великой княгине рот глубоким поцелуем, я, прижав её спиной к стене и держа за бёдра, вошёл в неё немного глубже и ощутил, как она задрожала, а после, запрокинув голову, издала продолжительный стон из своих уст…

Обхватив своими нежными руками мою шею, а ноги сцепив за спиной, Люси сдерживая стоны, впилась в мои губы горячим поцелуем, не забывая двигать телом в заданном ритме…

Отметив неудобство позы, я, удерживая невесомое тело, альты на руках, сел на кровать и продолжив, ускорив темп, а после ощутил, как её ногти царапают мою спину. Альта, сотрясаемая мелкой дрожью, наполняя комнату сладкими стонами, дождалась, когда я кончу, после чего повалилась на кровать, восстанавливая дыхание…

Переведя дух, я оказался сверху и принялся ласкать губами и языком её грудь.

— Подожди, я не… — вяло попыталась она меня оттолкнуть.

— Пощады на этом поле боя просить бессмысленно. — Мягко проговорил я, разводя её ноги в стороны, и вошёл во влажное влагалище, вырвав из её губ глубокий стон…


Смотря на умиротворённое лицо альты, на котором время от времени возникала удовлетворённая улыбка, я невесело усмехнулся и, подойдя к окну, опёрся на подоконник и тяжело вздохнув, посмотрел на долину залитую светом лун.

Кажется, нехорошо получилось, но Соню действительно стоит пожалеть, да и если бы не Люсинэ, пришлось бы просить помощи либо у Эйруэн, либо у Эвелин. Как же мне хочется этого избежать.

С Оранэрой потихоньку ситуация начинает проясняться, пусть я пока и не делаю активных шагов. Да и судя по мыслям Люсинэ, она не готова оказаться в моей постели, просто не выдержит. Может разве что с браслетом, но я его не успел надеть, когда вошёл в покои и…

Постав ментальную волну, я некоторое время простоял, а после, быстро одевшись, вышел из своих покоев, заперев их, и вышел на территорию поместья.

Северяне до сих пор праздновали нашу успешную охоту на тварей Хаоса, по крайней мере, я успел отследить их мысли, но пройдя мимо здания, я поднялся по лестнице на стену и направился к воротам, запертым на ночь.

— Мой принц, мы видим отряд, это стражи одного из перевалов, мы уже получили факельные сигналы: открыть ворота и предоставить целителя.

— Тогда выполняйте и отправьте кого-нибудь разбудить Аэлис.

— Да мой принц, — кивнул мне десятник и кивнул своему подчинённому, который сразу же спустился со стены и рванул в поместье.

Трое тем временем подняли решётку, а двое стражей открыли ворота, пропуская внутрь поместья отряд из пяти всадников, где командир отряда вёз пассажира, просто перебросив его через седло.

— Мой принц, докладываю, — быстро проговорил командир отряда, — наш отряд вёл наблюдение за границей Империи на юго-западном форте и заметили отряд из двух десятков людей летящих по воздуху, направлявшихся в нашу сторону, но в этот момент пришла буря. По неизвестной причине весь отряд этих летающих людей рухнул на землю, хоть мы и видели, что у них имелись защитные амулеты. Больше суток мы искали и собирали этих крылатых людей, а найдя выжившую, я решился под свою ответственность доставить её сюда.

— Вы поступили правильно, командир. Мне будет интересно узнать о том кто они и что делают на территории Империи. Отдыхайте.

— Благодарю, мой принц. — Ответил командир.

Девушку в рабском ошейнике между тем сняли с лошади и положили на землю. Выглядела она не очень, рука и нога были сломаны и зафиксированы ветками и бинтами. Наложив на неё целительские чары высшего уровня, я несколько удивился вспыхнувшими за её спиной крыльями из плотной магической энергии…

— Это кто? — спросила прибежавшая Аэлис.

— Пока не знаю, но точно не друг.

— Понятно, — ответила целительница и распорядилась, — несите носилки.

Как ни странно, стражники её послушались и двое убежали в караулку, а альта склонившись над крылатой девушкой, принялась накладывать одну структуру за другой и морщится от количества повреждений.

— Осторожно укладывайте её и несите ко мне, — видя, что стражники несут носилки, снова распорядилась она и помогла им уложить девушку, — несите осторожно.

Подойдя ко мне, она посмотрела, как закрываются ворота, и опускается решётка и спросила:

— Это же одна из тех, кто напал на Княжество…

— Да, Аэлис.

— Понятно. — Проговорила она и шагнув ко мне вплотную, принюхалась и поморщилась, после чего тихо добавила. — Если действительно невмоготу, мог и меня попросить…

Резко развернувшись, альта уверенно двинулась за стражниками несущими носилки. Смотря ей в спину, я только многозначительно хмыкнул и покачал головой.

Вот это, было неожиданно!..

* * *
Императрица Юлиана войдя в покои Кристофа внимательно осмотрелась и отметила что золотоволосый принц спокойно сидит в глубоком кресле, а его вытянутые ноги стоят на странной подставке для ног. Осмотревшись в полумраке комнату, девушка внимательнее присмотрелась к подставке и поняла что это человек, причём молодой мужчина лишённый волос на голове и с отрубленными руками и ногами по одной длине…

— Это Вильям?

— Теперь уже нет, он потерял свой титул и даже имя, как часть рук и ног и стал моей подставкой для ног. Если ты желаешь его наказать он в твоей власти…

— Мне этого достаточно, — спокойно ответила юная императрица, — он ничего не расскажет?

— Он умрёт, если кто-то посмеет затронуть его память, кроме меня. Я уже позаботился об этом. — Довольно улыбнулся принц Кристоф. — К слову, я позаботился о паре ему, всё-таки он не сможет есть, а мне уже надоело наблюдать за его трапезой зверя. Тварь, уведи подножие. — Коротко отдал приказ принц.

В этот же момент вышла полностью обнажённая девушка и увела подставку для ног в комнату, которая шла медленно, так как культи руки и ног специально закрытые ороговевшей кожей не зажили до конца.

— Как прошла церемония?

— Всё в порядке, — улыбнулась императрица и, поднявшись с кресла, легко высвободилась из платья и села на колени Кристофа, — теперь мы можем позволить себе всё.

— Я давно этого ждал, — довольно улыбнулся Кристоф и, прижав к себе императрицу, впился в её губы глубоким поцелуем.

Глава 7. Свадьба

Маленький отряд из барона и четвёртой принцессы двигался по лесным едва протоптанным дорогам в стороне от простых дорог. Было холодно и потому двое подростков на привалах спали в одном спальнике лишь бы согреться.

— Завтра будет снег, — заметил Ойнего, вдохнув полной грудью солоноватый воздух, — Калерия не спи.

— А? Что? — несколько растерялась принцесса.

— Не спи. — Терпеливо повторил барон Ойнего. — Мы почти доехали, сейчас выедем из леса и окажемся прямо под западными стенами поместья вдовы Гарсон.

Немного ускорив свою лошадь, Филипп направился вперёд, а принцессе ничего иного не представлялось, как направится за ним следом.

Неожиданно Филипп притормозил, когда стены поместья уже показались и, сделав знак рукой об остановке, внимательно огляделся и, спешившись с лошади, передал поводья девушке:

— Жди здесь. Почему-то слишком тихо.

Проверив, легко ли выходят из ножен меч и кинжал, Филипп двинулся вперёд и, выйдя из леса и подойдя к стене, бросил взгляд за спину, но принцессу закрывали стволы деревьев и густой кустарник, после чего со вздохом двинулся вперёд…

Калерия, терпеливо ожидая его с тревогой смотрела по сторонам и не заметила, как подкравшийся по лесу со спины человек метнул на неё ловчую сеть. Девушка с криком повалилась из седла и неудачно ударилась головой о корень, лишь почувствовала, как её обыскали и сорвали с пояса кинжал в ножнах…

— Стоять или я перережу ей глотку! — неожиданно крикнул её пленитель.

Сфокусировав взгляд, принцесса увидела Филиппа прибежавшего назад с мечом и кинжалом в руках. Переведя взгляд немного в сторону, она увидела ещё троих, двое из них были вооружены арбалетами, направленных на молодого барона, а третий готовил ещё одну ловчую сеть… Она хотела крикнуть, но язык не пошевелился, но и в этот момент к её горлу оказалосься прижато остриё кинжала.

— Хорошо, только не спеши… — спокойно ответил Филипп.

— Капитан Бран! — крикнул пленитель Калерии, — у нас здесь кажется высокопоставленные гости.

— Вижу, вижу, — появился откуда-то слева мужчина с рваным шрамом на правой щеке, — так, так, барон Ойнего, мастер меча и… идиот, убери кинжал или я уберу тебя.

— Капитан? — несколько растерялся пленитель, убрав кинжал от шеи.

— Быстро идиот, иначе нас обоих убьёт господин. — Подойдя капитан Бран оттолкнул бойца и стянул с принцессы ловчую сеть и посмотрел на барона. — Если хочешь сдохнуть как герой…

— Это никому не поможет. — Сухо отозвался Филипп и отбросил от себя меч и кинжал.

Воин, готовящий ловчую сеть, тут же подбежал и повесил ему на шею ошейник подавляющий магию и подобрав меч и кинжал молодого барона, остановился в ожидании новых указаний…

— Сообщи господину о наших гостях. Быстро.

Между тем капитан Бран посмотрел на Филипп и Калерию и взяв последнюю за руку, проговорил:

— Прошу вас, моя принцесса, идёмте, мне нужно познакомить вас с графом Фалроком.

Принцесса попытавшая было высвободить руку, получила в спину ощутимый толчок и с всё ещё кружащейся головой неспешно пошла вперёд, постоянно оборачиваясь на Филиппа идущего следом под двумя взведёнными арбалетами…

Картина, открывшаяся за двухметровыми стенами поместья служащих защитой скорее от простых животных, нежели от людей заставила принцессу поморщиться, видя убитых защитников, которых было около двух десятков человек, а так же нескольких трупов изнасилованных служанок, а откуда-то со стороны были слышны сдавленные крики ещё живых девушек…

— Ладная девка была, удовлетворила сорок восемь воинов… — довольно улыбнулся капитан Бран кивнув на труп молодой женщины лежащей грудью на столе, вынесенном из поместья, — эй, там, утащите её куда-нибудь и сожгите. Не хватало нам ещё нежити здесь…

Двое бойцов подскочили и поволокли тело баронессы Гарсон.

— Да и чего она нашла в старом бароне, даже детей ему родить не смогла… Тьфу, падкие же бабы на золото. Прошу прощения, ваше высочество, но, к сожалению это так.

— Где она?! — раздался громкий и властный голос и из дверей поместья показался мужчина сорока лет с красивым мужественным лицом в дорогих доспехах, который спустившись по ступеням, подошёл к Калерии и заботливо наложил целительские чары, видя окровавленные волосы на голове у принцессы.

— Примите мои искренние извинения, принцесса Калерия, мои воины исполнительны и не обучены светским манерам…

— Граф Фалрок…

— Не надо слов, принцесса Калерия, я накажу его позже, а пока пожалуйте в мой шатёр, будьте моей гостьей, а уже завтра я объявлю на всю Империю, что выбираю вас моей новой женой…

* * *
В малой гостиной неспешно собирались люди, от которых зависело благосостояние территории Драконьей долины, я терпеливо ожидал всех, устроившись возле камина и прочитав очередной свиток, бросил его в огонь.

По настоящему хороших новостей нет, уничтожение Академии и магическая буря затронула все территории, где-то сильнее, где-то слабее, но разрушения были даже в столице, Фейдраге, а погибшие исчислялись сотнями…

— Эшарион, что-то случилось? — войдя, спросила Эйруэн в компании Эвелин.

— Случилось многое, надо это обсудить. — Ответил я и громче добавил. — Люсинэ, вы тоже входите. Чтобы потом вы не придумали лишнего, получив информацию из обрывков разговоров.

Княгиня, войдя, бросила на меня кислый взгляд, на который я никак не отреагировал и, посмотрев на Малграфа, вошедшего последним, сделал пригласительный жест в направлении стола, на котором лежала карта материка.

— Начинаем первое собрание совета, — спокойно проговорил я, пройдясь по лицам собравшихся в гостиной людей и альтов.

Мирас стоял, спокойно возвышаясь над всеми, Люсинэ подойдя, даже задрала голову вверх, чтобы рассмотреть лицо черноволосого северянина с его шикарной бородой. Эйруэн и Эвелин скромно устроились на диванчике и внимательно смотрели на меня. Граф Лерик Варин, пришедший первым, умудрился задремать в ожидании и сейчас осторожно разминал свою шею. Валлис Орб подошли к столу вместе с Малграфом. Валерия же всё это время сидела в кресле рядом со мной, и сейчас захлопнув книгу, подошла к столу.

— Ты не стал звать девушек. — Заметила Эвелин.

— Да, они занимаются девочками, ведь их нельзя оставлять без присмотра. К тому же то, что будет их касаться, мы и сами можем позже рассказать. — Спокойно высказался я и поставил на карту пустую гильзу от автомата. — Начнём с самой большой проблемы, а именно: Академия уничтожена. Башня и город Эрван — разрушены. Погибло приблизительно шесть тысяч молодых магов, пришла информация о гибели тридцати шести магистров, потери среди простых людей никто не считал, но погибло не менее ста тысяч человек. Магическая буря, высвободившись от взрыва, накрыла не только территорию Империи, но и Королевства Севера и Княжество Альтов, но пока у меня далеко не полная информация о потерях, но они есть.

— Да, мы попали по бурю, — кивнул граф Варин. — Мы на тот момент как раз проезжали через графство Файраль. К слову, графиня вас приглашала посетить её, как только у вас появится свободное время, мой принц.

— К сожалению, в ближайшее время его не будет. — Отозвался я. — Не волнуйтесь, граф, я отправлю графине Файраль письмо. Теперь же перейдём к следующей проблеме: княжество Альтанар сейчас находится в состоянии войны с расой крылатых людей, как вам всем известно, ко мне в руки попал один из них, но я столкнулся с проблемой: мне неизвестен язык, на котором они говорят и потому, никаких сведений пока получить не удалось. Сейчас я попросил верного человека найти информацию об этом народе, но информации о них всегда было мало.

— У нас информации тоже немного. Только пока это не ваша проблема, принц Эшарион.

— Пока нет, но когда Княжество проиграет… Если проиграет. — Поправился я. — Проблема станет и нашей, потому мы встанем на острие главного удара. Помощи альтам я пока предложить не могу, но… Если у меня получится получить интересующие вас сведения, я поделюсь.

Княгиня, понимающе склонила голову, а я перевёл дыхание и кивнул боевому магу, постучав по карте в месте расположения Фарнадской башни, провёл прямую линию до Эрвана, спросив:

— Как можно было доставить это бомбу к Академии, причём незаметно?

— По воздуху. — Ответил я и, видя непонимание на лицах, развернул иллюзию над столом, продемонстрировав тяжёлый бомбардировщик. — Это называется самолётом, он способен преодолевать огромные расстояния по воздуху и нести с собой бомбы, по типу той, что сбросили на Академию. — Изменив содержание иллюзии, я продемонстрировал им истребитель. — Они отличаются как размерами, так и способами применения.

— Значит, наш враг спокойно может двигаться как по земле, так и по воздуху. — Заметил граф Варин. — Неудобный враг, впрочем, как я понимаю, магией они не владеют?

— Да, не владеют, но теперь мы все понимаем, что они владеют оружием способным стирать целые города, невзирая на магическую защиту. А, как всем известно, на подобное не способен не один из магистров.

— Кроме тебя? — спросила у меня Эвелин.

— Я всё ещё учусь. — Уклончиво ответил я и указал на западные острова. — Перейдём дальше: Архипелаг взбунтовался, семья Рошаль была уничтожена полностью, сейчас известно только о принцессе Милене, но её никто не желает видеть на герцогском троне, известную как любовницу Дарнира.

— Это ведь не самая большая проблема? — спросила Эйруэн.

— Большая проблема в том, что бароны Архипелага атаковали несколько городов на западном побережье Империи и занимаются банальным разбоем. К тому же в этом году на островах неурожай и хлеба там нет, а Дарнир не стал его туда отправлять, есть торговцы, рискующие своей жизнь перепродающие хлеб через Фаренх и Арниирм, но этого мало.

— Да, я в курсе происходящего, плюс ко всему герцоги Дюрен и Серврос, находятся в состоянии тихой войны. Поэтому на северо-западной части Империи сейчас будет жарко, в активное противостояние вступили бароны и графы стараясь урвать свой кусок. — Указал граф Варин на карту. — Конкретно в моём случае постарался граф Фалрок, мне пришлось отпустить верных людей из поместья и с остатками гвардии прибыть сюда. Ты должен понять Эшарион: сейчас, когда власть Дарнира слаба из-за поспешных решений, появится много желающих улучшить своё благосостояние, неважно, сколько для этого придётся пролить крови.

— Я это понимаю, давайте не будем возвращаться граф к этому старому разговору. Сейчас мы довольно ограниченны в прямых действиях. — Спокойно заметил я. — К слову, если на юго-западе, западе и северо-западе Империи ситуация накаляется, то на юге и юго-востоке ситуация жёстко-стабильная. Герцоги Валенс и Фультаар держат позиции и не собираются делать послаблений.

— А что с герцогом Фультаар, неужели он так спокойно бросил свою дочь здесь?

— Ему нет смысла нападать, он понимает, что в противном случае мне придётся казнить бывшую третью императрицу. — Сухо ответил я.

— У меня вопрос, Мирас, тот заброшенный город калеринтов, он кому-то нужен? — неожиданно спросил Валлис Орб.

— Нет. Мы не стали входить в него. — Отозвался северянин. — Там слишком много ловушек, а менять на трофеи жизни людей своего отряда я не хочу.

— Мой принц, если разрешите, орден «Пылающей девы» хотел бы занять этот город и местность рядом с ним. — Задумчиво проговорил гроссмейстер Орб. — В любом случае, судя по слухам, люди туда отправляться не хотят, хоть и земля там плодородная.

— Я вас понял, гроссмейстер Орб, — спокойно кивнул я, — обговорим этот вопрос позже, но предварительное согласие вы получили.

Глубоко кивнув мне, гроссмейстер посмотрел на карту и почесал затылок, переваривая информацию.

Вообще о будущем расположении главной крепости ордена у нас уже был разговор, но мы так и не договорились о конкретном месте для его строительства, точнее отказывался чаще всего Орб. Честно говоря, меня даже сейчас удивило его приложение, похоже, он что-то знает об этих городах-склепах, но лезть в его память не буду. Проще спросить…

— Значит, этот враг угрожает не только Империи, но и всем? — неожиданно спросила Люсинэ.

— Пришедшие из-за Врат хитры, — невесело улыбнулся я, — возможно, что сейчас обменяются парочкой ударов с силами Империи, а после заключат мирный договор. Им есть что предложить, но цель у них одна и конкретная: мы им не нужны. Им нужны наши земли и ресурсы. Больше ничего.

— Это война на уничтожение. — Тихо произнесла бывшая Великая Княгиня. — А мы сможем победить, если объединимся?

— Против них нельзя воевать честно: они как эпидемия, уничтожающая всё и всех на своём пути ради своей цели. Им нужен наш мир и захватив наш материк, они двинутся дальше, пока не получат всё.

— Как я понимаю, ты что-то задумал? — спросил Малграф.

— Идеи есть, но вот конкретного плана как решить вот эту проблему — нет. Впрочем, император не я, пусть у него голова болит, но информацией я поделился. Значит так, начинаем готовиться к строительству, сейчас я буду закупать материалы и доставлять их до нужных мест… Гроссмейстер Орб, мы с вами послезавтра съездим на место, пока нет снега, и посмотрим на место, где будет располагаться главная крепость Ордена. Валерия, зайди ко мне вечером, нам нужно обсудить несколько вопросов касающихся магии. Есть вопросы?

— Да, вопросы есть, но… Конкретно об этом я ещё подумаю. — Указал на карту граф Варин. — Обсудим это наедине. А сейчас будет просьба: вы можете показать мне оружие этих пришедших из-за Врат?

— Покажу. К слову, я с вами хотел обсудить ещё одно дело. — Кивнул я и посмотрел на княгиню, на лице которой появилась демонстративная скука. — Люсинэ, вас я тоже приглашаю посмотреть, чтобы вы поняли почему что ситуация более чем серьёзна.

— Благодарю, мой принц. — Ответила она и, бросив на меня лёгкий кокетливый взгляд, присела рядом с Эйруэн.

— Тогда встретимся послезавтра, мой принц. — Кивнул мне гроссмейстер Орб. — Мирас?

— Идём. — Кивнул северянин. — До вечера, принц Эшарион.

Малграф тем временем начал диалог с графом Варином, о боевых плетениях, тоже покинули гостиную. Валерия ушла следом за ними мысленно попросив уделить ей время, лучше всего после ужина, на что я ответил согласием.

Устроившись в кресле напротив женщин, я внимательно посмотрел на них, следя за мысленным диалогом, лишь многозначительно улыбнулся.

В этом поместье оказывает не так уж и мало людей и альтов, желающих получить от меня что-то. Некоторым достаточно малого, а некоторые и большим не удовлетворятся…

— Эшарион, один нескромный вопрос, ты доволен текущим положением дел?

— Меня всё устраивает. А разве может быть иначе?

Люсинэ нервно повозилась на диванчике и бросила короткий взгляд на Эйруэн и задала красноречивый вопрос…

— Я не ревную. — Вслух ответила бывшая четвёртая императрица. — Просто…

— Нет, Эйруэн, это как раз ревность. — Улыбнулась Эвелин. — Ты не получила того что хотела, но знаешь что это получил другой.

— И ради этого вы завели этот разговор? — невесело усмехнулся я, посмотрев на молодых женщин, — хорошо, даже если я разделю с вами ложе, вы не подскажите, как мне потом смотреть в глаза своим невестам?

— В этом нет проблемы, к слову, я поберегла Оранэру и мне нужно кое-чему обучить её. Даже я не выдержала твоей магической силы, даже не представляю, как Соня смогла терпеть подобное каждую ночь.

А признаться в том, что ты просто три раза кончила и отрубилась с удовлетворённой улыбкой на лице гордости не хватит. Впрочем, я и сам прекрасно понимаю, что последствия от такого секса не самые приятные, тело идёт вразнос от такого количества впитанной силы…

— Мне уже всё известно. Если это всё, то мне пора. Завтра состоится свадьба Малграфа, мне нужно подумать над речью. — Спокойно заметил я, поднявшись и обойдя кресло, опёрся на его спинку.

— Эйруэн, ты не замечала, но поведение твоего сына не соответствует его настоящему возрасту.

— Я к этому привыкла, он всегда отличался излишне взрослым взглядом на вещи. Хотя порой даже я сомневаюсь кто из нас старше. — Смотря мне в глаза, ответила Эйруэн. — Ты не изменил своего мнения по поводу свадебной церемонии?

— Нет. Строительство дома мы начнём после свадьбы Малграфа. Иначе нам просто не успеть ко дню рождения. — Ответил я и улыбнулся. — Теперь мне пора, да и вечером я проведу демонстрацию оружия… Думаю, вам это будет интересно. Только гранат у меня больше нет.

— Я могу показать тебе иллюзию. — Предложила Эйруэн княгине.

— Буду благодарна.

— Не скучайте… — махнув рукой я, направился к выходу и, остановившись, обернулся и добавил. — Да и в следующий раз я постараюсь оказаться лучше.

Отметив слабый румянец на лице Княгини альтов пробившийся даже сквозь маску правительницы, я удовлетворённо улыбнулся и покинув гостиную направился к Соне, так как остальные девушки сейчас находились на тренировочной площадке и тренировались вместе с девочками под бдительным взором Брайаны Леер.

Нашёл я северянку, смотрящую вдаль с северо-западной башни и, подойдя сзади порывисто обнял, чем сильно удивил, она даже растерялась и даже не смогла ничего сделать.

— Ноа ревнива, Эшарион, — заметила Соня и мягко накрыла мои руки собственными, которые оказались у неё на удивление горячими. — А у тебя холодные руки… Это хорошо.

— Знаю. — Улыбнулся я. — А почему хорошо?

— Считается что холодные руки — это признак хорошего воина и мужа. Выдумка, но в неё хочется верить. — Весело ответила она. — Ты мог этого не слышать, это поверье в основном гуляет среди молодых.

— Выйдешь за меня?

Соня некоторое время размышляла, а после звонко рассмеялась и, прижавшись ко мне, ответила:

— Знаешь, Эшарион, меня и без этого всё устраивает в наших отношениях.

— Ясно.

— Эшарион, — развернувшись, Соня посмотрела снизу вверх на моё лицо и нежно улыбнулась, — сейчас я не готова принять твою… заботу. Дай мне подумать. Не хочу, чтобы моё решение было продиктовано обстоятельствами.

— Хорошо, но никуда тебя не отпущу. — Улыбнулся я, прижав красноволосую северянку к себе.

Мы ещё некоторое время стояли вот так молча, а после Соня ушла в поместье, а я направился гулять по стене.

Не совсем понял, что значил разговор с молодыми дамами, нет, я понял, что речь идёт о моей постели, но разговор шёл о том кто займёт её, при этом ни одна из них не имела в виду себя. Черт, даже читая мысли женщин можно свихнутся от их нелинейности и непостоянства… Выброшу это из головы, мне и без этого достаточно тем, которые нужно обдумать.

Я не знаю, где сейчас находится Калерия. Мне уже поступили сведения о том, что среди погибших при штурме замка Иф её не было, это проверяли бароны островов специально, даже приостановили похоронные церемонии, что заключаются в подношении морю. Считается, что жители островов Архипелага вышли из моря и в нём же должны найти свой покой.

Хотя, утопить в море и вправду проще, не нужно копать землю — как делает большинство имперцев или сжигать тела — как поступают северяне или посадить в тело мёртвого плод какого-либо дерева — это уже альты. Горный народ, как рассказала королева Аниела, мумифицирует тела, а после хоронят в старых отработанных шахтах. Есть конечно и несколько иных обрядов, но это касается только уж глухих селений… Вот там мёртвых бывает и съедают.

Так же нет сведений о том, где сейчас Эдита. Их умудрились потерять в этом хаосе с уничтожением Академии. Впрочем, я знаю что она жива… А вот о Вильяме ничего неизвестно, не думаю что Кристоф был к нему добр, если он и жив, то ему сейчас плохо.

Может действительно стоило идти до конца? Убить всех и занять трон, а после просто перебить недовольных моим правлением? Всё это так сложно.

Наблюдая, как по территории поместья идут Ноа и Оранэра, я, спустившись со стены, двинулся к ним навстречу.

Младшая княжна до этого разговаривавшая с баронессой без какой-либо маски, надела маску равнодушия едва завидев меня.

— Эшарион. — Улыбнулась мне баронесса. — Оранэра продемонстрировала мне своё искусство фехтования. Она сильна.

— Нужно будет проверить. — Кивнул я с улыбкой, а после быстрым движением сняв с головы меховую шапку, нахлобучил её на голову альты, добавив. — Шапку носи, а то уши отмёрзнут и отпадут. В горах всегда холоднее, чем на море.

Княжна несколько озадаченно посмотрела на меня, а я, кивнув баронессе, направился в поместье. Где войдя, сразу направился к нашей целительнице. Войдя в её покои, я получил испуганный взгляд от девочки сразу же вскочившей и склонившейся в поклоне.

— Ты как, в порядке?

— Да, мой принц.

— Вот и хорошо, — улыбнулся я и, бросив взгляд на девушку со вспыхивающими энергетическими крыльями, спросил, — а где Аэлис?

— Сейчас выйду. — Ответила мне целительница из туалетной комнаты.

Подойдя к лежащей девушке, я создал несколько структур и прошёлся по её телу, оценивая состояние. Оно оказалось плачевным, но только в магическом плане. Её аура имела неприятные ожоги, а её крылья, которые я сейчас видел в полном размахе, сгорели наполовину.

— Принц. — Вышла из туалетной комнаты альта и подошла ко мне.

— Итак, что можешь сказать о нашей пленнице?

— Начнём с того что я не знаю как вылечить её. — Спокойно ответила мне целительница. — Переломы и прочее убрать не сложно, но её крылья… Никогда не встречала подобного. Валерия к слову тоже осмотрела её, но не сказала ничего обнадёживающего.

— Вот как, — проговорил я и осторожно коснулся сознания девушки и сразу же отстранился. — Давай подождём, возможно, когда она сумеет прийти в сознание что-то изменится. Ошейник не снимать.

Девочка тем временем спросила разрешения и удалилась из покоев целительницы, оставив нас наедине. Отойдя от целительницы, я сел в её кресло и спокойно наблюдал за её манипуляциями над бессознательной девушкой, замечая, как она напрягается…

— Ты хотел поговорить о сказанном мною ранее?

— Да.

Аэлис посмотрела на меня и сложив руки на груди посмотрела на меня, а после отвела взгляд в сторону и тихо ответила:

— Спасибо.

— За что?

— За то, что знал и никому не сказал. — Подняла она на меня взгляд. — Да и за Оранэру… Моя сестра ещё не поняла, какой ты человек.

— Аэлис, перестань строить из себя невинную девочку перед первой брачной ночью.

— Ублюдок Вильям был у меня первым мужчиной! — крикнула старшая княжна, смотря на меня с маской холодной ненависти на лице. — Что ты понимаешь, принц Эшарион?!

— Не помню, чтобы разрешать повышать на себя голос. — Заметил я, смотря на альту. — Ты что-то ещё хочешь добавить?

Старшая княжна Аэлис Хельталис посмотрела на меня взглядом будущей правительницы и потупилась, сразу став словно меньше… После чего она подошла и опустилась передо мной на колени и опустила голову.

— Встань.

— Прошу, не…

— Встань.

— Не гоните меня, принц. — Прошептала она, сглатывая слёзы. — Простите, я не хочу снова оказаться со своим народом, я так устала…

— Встань. — Мягко проговорил я и, вытащив из кармана платок, протянул его альте. — Покричала и хватит. Не стоит ещё больше портить моё настроение.

Аэлис поднялась и, не смотря на меня, утёрла лицо платком, но этого её показалось мало, и она ушла в туалетную комнату, где принялась приводить себя в порядок.

Да, а психологически Аэлис гораздо слабее своей младшей сестры… Даже её напускная гордость и высокомерие лишь маска которые она пыталась носить всю свою жизнь, а Вильям, изнасиловав её сломал их окончательно. Сейчас она держится на одном лишь упрямстве и… влюблённости. Да, как ни странно это так, пусть она это и скрывала, а сейчас сумела признаться сама себе, пусть только и в мыслях. Даже не подумаю этим пользоваться.

— Приношу свои извинения, мой принц. — Выйдя из туалетной комнаты, склонила Аэлис в глубоком поклоне.

— Притворюсь, что не слышал этого. — Спокойно отозвался я. — Но лишь в этот раз.

— Прости, Эшарион…

— Аэлис, я тебя услышал. Хватит. — Отозвался я и посмотрел на неё. — Лучше расскажи, что нравится твоей сестре.

— Боюсь я не смогу вам помочь. — Вздохнула она. — Я…

— Аэлис. — Посмотрел я на ней и указал в соседнее кресло.

— У меня не самые тёплые отношения со своей семьёй. — Призналась она, со вздохом устроившись в кресле. — Меня слишком долго готовили как будущую наследницу и я не уделяла внимания своей младшей семье… Сейчас мы практически чужие друг другу люди.

— Я понимаю. Значит, буду искать другие подходы.

— А что с Люсинэ?

— Ничего. — Посмотрел я на неё и улыбнулся. — Она получила то, чего хотела.

— Вот как. — Кивнула Аэлис. — Она всегда была такой, сколько я её помню. А что с Оранэрой?

— Ты напрасно волнуешься. Я постараюсь сделать её счастливой женой, насколько это возможно в династическом браке.

— Рада это слышать.

— К слову, через некоторое время я буду проводить демонстрацию оружия пришедших из-за Врат, можешь посмотреть. Это будет во внутреннем дворе поместья.

— Я подумаю. Спасибо.

— В таком случае я пойду. Жарко. — Поднялся я с кресла и, не прощаясь, вышел за дверь, услышав вслед облегчённый вздох.

Не буду её трогать в ближайшее время, пусть отойдёт. Всегда приятно знать что тебя любят… Впрочем, забывать о субординации не стоит.


Отстрелявшись на демонстрации, я повторил то, что было мне известно об огнестрельном оружии. К слову, все прониклись проблемой, Люсинэ же лично ставила физический щит и неприятно удивилась, когда он оказался пробитым с первой пистолетной пули…

Собрав оружие, я вернул его в свои покои и уложил в сундук, после чего запер. А после направился в покои графа Варина, куда он пригласил меня для разговора.

Войдя в его покои, я прошёлся и устроился в кресле напротив него и, опустив локти на подлокотники, сложив руки в замок в ожидании…

— Сколько лет мы знакомы, принц Эшарион?

— Почти шесть.

— Да, за эти шесть лет я понял, что тебе многое небезразлично. Я наблюдал за людьми, когда ехал по долине, слушал их разговоры и заметил, что тебя действительно ценят. Сейчас в долине нет ни одной шайки, торговцы могут спокойно остановиться на ночь и не о чём не переживать. Отдельно стоит упомянуть рыцарей Ордена, которые решили перебраться к тебе и сейчас занимаются безопасностью. Ты создал безопасную гавань для своей семьи и близких людей, но этого недостаточно.

— Было бы достаточно, если бы не…

— Эшарион, для тебя слова честь и гордость не пустой звук. Ты презираешь подлость, это я давно знаю. — Спокойно проговорил он. — Скажи, стоило ли отказываться от титула Императора?

— Я тоже об этом думал и решил что ситуация была бы хуже чем сейчас: бунтовал бы сейчас не только Архипелаг западных островов, но и юг Империи, а так же вся военная аристократия во власти которой находятся все легионы.

— Возможно, ты и прав. — Вздохнул граф Варин и улыбнулся. — Ладно, не будем больше обсуждать эту тему. Тебя я услышал и понял. В ситуации с альтами я тоже разобрался, признаю, отличный дипломатический ход. Теперь я внесу ясность, внучек я привёз для тебя. У меня остался сын, которого я обучал и тренировал лично, но не принял официально, поэтому ему и передам свой титул.

— Они молоды и у меня…

— Возьмёшь их как фавориток, я видел, как ты относишься к девушкам, поэтому спокоен за их дальнейшую жизнь. — Перебив меня, сказал старый граф и тяжело посмотрел. — Но дождись их совершеннолетия.

— Они знают?

— Да, но предупреждены о том, что твоим невестам лучше не вредить, личная служанка научит их всему что необходимо. — Улыбнулся он уголками губ. — С подобным даром ты слишком ценен, чтобы останавливаться лишь на трёх жёнах… Сколько они тебе детей родят? Да и…

— К сожалению, я не увижу, как мои дети станут взрослыми. — Спокойно улыбнулся я. — Я вас понял, граф Варин и обещаю подумать о ваших внучках. Ничего обещать не буду.

Этого и следовало ожидать. Граф уже давно вынашивал эту идею и наконец, сделал свой ход. Теперь дело за мной… А я ничего не собираюсь делать, пусть девочки учатся и развиваются, время способно многое изменить.

— Вот и хорошо, не подскажешь чем мне можно здесь заняться? Не хочу чувствовать себя ненужным гостем.

— Могу предложить практическую подготовку молодых магов.

— Мне уже нравится, как это звучит, пусть я уже стар, но знаний и опыта у меня достаточно, чтобы обучить новое поколение. — Довольно улыбнулся он. — Мне нужно в школу?

— Да, с директором Ароном Раймоном вы и так знакомы.

— Хорошо, начну завтра. — Благодарно склонил он голову.

Сильно граф постарел, сотня лет не проходит бесследно. Впрочем, отвлечётся, занявшись обучением детей. Это лучше чем прожигать остатки жизни в пустом поместье, где из всех его жителей осталось лишь три человека…

— Значит зима — это время нужное нам для усиления нашей обороны, если я правильно понимаю.

— Да и подготовка к строительству. Более того в скором времени я буду занят своей личной жизнью, нужно подготовится к свадебной церемонии… — вздохнул я.

— Понимаю, сам был женат на северянке из королевского рода Арниирм. Да и строить тебе придётся много, свободных комнат должно быть по количеству будущих жён, перед очередной свадьбой нужно пристраивать отдельную комнату.

Это будет сложно, впрочем, все придётся строить самому, а всё ради проверки серьёзности намерений начать семейную жизнь…

— Пойду я, завтра свадьба у Малграфа, нужно подготовить речь. — Нехотя поднялся я из кресла. — Да и делами заниматься нужно…

— Тебе не привыкать. — Улыбнулся граф Варин. — Ты всегда много изучал, а после давал нужные советы.

Да, советы… Вот сейчас мне придётся советоваться со многими и всё из-за строительства города. Нужно подготовить нужное количество камня, благо каменоломня работает как обычно и тружеников там достаточно. Другое дело древесина, её ещё нужно правильно обработать, чтобы пустить на строительство. Это не говоря ещё о многом другом…


Ужин прошёл спокойно, только вот перед ужином Оранэра, найдя меня идущим по коридору, воспользовавшись тем, что я обменивался мыслями с Малграфом по его новой структуре из боевой магии, надела мне на голову меховую шапку и немного сдёрнула её на глаза. Спокойно сняв шапку, я, слыша лёгкий смех от Ноа и Сони гуляющих вместе с ней, поблагодарил её за возвращение вещи и повторно посоветовать носить такую же и добавил: «иначе уши отпадут».

После ужина я вернулся ненадолго в свои покои, и некоторое время собирался и, прихватив свою записную книгу, направился на встречу с Гройскам, пригласившей меня.

По дороге я зайдя в приёмный зал, отметил что Аниса и сестры Варин, Люси и Эва играют в обычные классики, под присмотром Брайаны Леер, неспешно ухаживающей за своим мечом. Не став привлекать к себе внимания, я направился дальше и, подойдя к покоям Валерии, постучался, а получив ответ, вошёл.

— Ты довольно пунктуален. — Заметила Валерия, сидя перед накрытым столиком. — Впрочем, ты же принц. Перекуси со мной, это я сама приготовила.

— Я никогда не опаздываю. — Ответил я, подойдя и присев напротив артаарки.

— Это что, гордость или просто возвышенное мнение о собственной персоне?

— Если бы ты сказала подобное любому из моих братьев, то к утру бы все нашли твой остывший труп. — Заметил я, рассматривая стол и несколько удивился, увидев здесь шоколад или нечто похожее на него.

— Неужели ты настолько злопамятен?

— Дело не в злопамятности, а в личном статусе.

— Да, феодализм — это мало того что примитивная, так ещё и жестокая система власти. — Вздохнула Валерия и улыбнулась. — Прости, я немного пьяна.

— Это чувствуется. — Кивнул я со слабой улыбкой. — Отдыхать необходимо. К слову, зачем ты меня пригласила?

— Составить компанию и поговорить о будущем городов моей цивилизации. Наполнишь мне кубок?

— Конечно. — Поднявшись, я наполнил наши кубки вином и вернулся на место. — Давай начнём о будущем, пока мы ещё не пьяны.

— Давай поговорим… — Качнула головой Валерия. — Начнём с того, что…

Наше обсуждение продлилось далеко за полночь и при этом мы так и не напились, как я того опасался. Валерия так же поделилась своими впечатлениями о жизни здесь, пребывая в расслабленном состоянии, а я, слушая её, давал некоторые советы и прояснял некоторые непонятные ей моменты…


На следующий день состоялась церемония бракосочетания, Малграф был одет в парадный наряд боевых магов и нет, нет, да улыбался улыбкой довольного идиота… Подкалывать я его по этому поводу не стал, лишь многозначительно улыбался и косился взглядом на альту, сегодня одетую в лёгкое, весеннее платье с живыми цветами, которые они подготовили к церемонии.

Подойдя ко мне вместе, Малграф и Мэя остановились и соединили свои ладони вместе, встали боком ко мне.

— Сегодня знаменательный день, ведь сегодня я соединяю узами брака союз влюблённых сердец перед лицом людей и альтов. Духи благословляют вас. — Мягко произнёс я.

Застегнув им на запястьях, брачные браслеты и сразу же следом за этим в комнате возникло несколько десятков духов, закружившихся вокруг их рук и сразу же исчезнувших.

И сразу же по залу разошёлся удивлённый вздох, изданный десятками людей и альтов… Причём смотрели они не на молодожёнов, а на меня.

Да… Неудачно получилось. Благословления от лица духов не стоило. Наверное, нужно было лучше подготовить свою речь…

* * *
Выйдя к деревне, Олуэн и Эдита прошлись по ней и, не видя никого ни из людей, ни из живности остановились в центре и вошли в дом старосты.

— Ночуем сегодня здесь. — Распорядилась Олуэн Зерг.

— Хорошо. — Кивнула ей Эдита и скинула со спины свой рюкзак. — Жаль лошадей мы потеряли…

— Не волнуйся, после завтра я думаю, мы сможем дойти до Трояла, там купим новых.

— Ты не знаешь, что случилось с Академией?

— Нет, мы так никого и не встретили, все ушли отсюда. Думаю, скоро мы получим ответы на свои вопросы. — Устало вздохнула Олуэн и тоже сняла с себя рюкзак. — Я пока дров или хвороста наберу, а ты подготовь, где нам спать и что можно приготовить… Может, я ещё что-то найду, видно, что люди уходили в спешке, — кивнула она на оставленную тряпичную куколку, лежащую в углу.

— Хорошо, Олуэн.

Олуэн ушла, а Эдита, оставшись, проверила остальные комнаты и подготовила постель для них двоих на большой кровати, а после вернулась на кухню и принялась доставать их не самые богатые припасы и размышлять, что можно приготовить…

«Почему всё так получилось» — мрачно подумала бывшая принцесса, — «почему мама не рассказала и что будет, когда Эшарион узнает… или он знал? Нет, иначе бы он не относился ко мне как к сестре, а сейчас я ему уже даже и не сестра…»

Глава 8. Снег и традиции

Расположившись в императорском ложе Юлина Арцергер, терпеливо дожидалась своего императора, который должен был скоро прийти с заседания малого совета.

Заседания в последнее время были частыми, особенно после того что случилось с Академией магии Империи и докладом принца Эшариона, предоставившего сведения об оружии пришедших из-за Врат.

Первый имперский совет, что был собран на следующий день после произошедшей трагедии, действующая императрица запомнит надолго. До этого она никогда не видела столько ненависти на лицах высшей аристократии Империи, с которых слетели все маски…

Дарнир вошёл молча и подойдя, опустился на кровать, тяжело вздохнув.

— Как прошёл день у моего императора?

— Ужасно. — Не стал скрывать Дарнир. — Мне не удаётся остудить горячие головы аристократов желающих отомстить за смерть своих детей.

— Ты найдёшь решение. — Обняла его Юлина, и тише добавила. — Я беременна.

— Что? — удивлённо переспросил император.

— У тебя будет наследник… или наследница. — Смущённо сказала императрица.

— Это прекрасная новость. — Радостно улыбнулся Дарнир, отбросив усталость и развернувшись, обнял свою императрицу.

Юлина, ответив на его объятья лишь ласково улыбнулась и закрыла глаза.

* * *
Праздник определённо удался, особенно он понравился северянам, поздравляющими Малграфа и Мэю и даря им подарки. Вообще боевой маг и альта серьёзно смутились, оказавшись в центре внимания…

В общем, все изрядно набрались, при этом мне удалось улизнуть, и только поэтому последствий со стороны молодых женщин не было, хотя я ощущал их взгляды полные желания. А так же никто не стал приставать ко мне с расспросами по поводу благословления духов, хоть и желающие были.

Оставшуюся часть вечера и ночи я провёл за работой, составляя торговые контракты на приобретения строительных материалов, потребующихся для строительства города.

Следующим утром я совместно с Валлисом Орбом выехал к горной крепости калеринтов, где мы разбили лагерь и согласовывали, как будет строиться твердыня ордена Пылающей девы, которую хотели построить прямо на горе, а город-склеп вычистить и использовать его как внутренние помещения. Несомненными плюсами города было то, что сервенты практически полностью лишили его ловушек, когда оборудовали своё логово в нём, а так же то, что строительные материалы, а в особенности камень и дерево можно добыть на месте. К тому же деревушку так никто и не занял, даже мародёрничать никто не стал… Страх перед тварями Хаоса перевесил жадность даже среди самых алчных уродов.

Ночь мы провели на месте, но гроссмейстер Орб отправил почти два десятка человек исследовать город-склеп и очистить его от остатков энергии Хаоса и магических ловушек создателей. К утру воинов сменили, при этом они обговаривали, куда перезахоронить останки умерших калеритов, в итоге решили переправить их на деревенское кладбище.

Днём я с отрядом отправился обратно, уже видя поместье нас догнал снегопад, который спустился с Драконьего Клыка. Вот мы и неспешно ехали через пелену снега с сильным ледяным ветром, проникающих под одежду. Немного спасали согревающие структуры, а после я не выдержал и поднял полусферу защиты, отсекая от отряда ледяных потоков…

— Смотрите, это химрок! — указал один из рыцарей в сторону.

Присмотревшись, я увидел огромного тигра только не рыжего, а белого с чёрными полосками, при этом имеющий огромные четырёх метровые крыльям, а его голову венчали два больших рога, неспешно бредущего через снегопад в стороне от нас.

— Они часто спускаются с гор во время зимы. — Заметил Мирас и посмотрел на меня. — Поохотимся?

— Нет, этот зверь полуразумен, он не станет атаковать сам. — Покачал я головой, наблюдая, как химрок разбежался и взлетел, направившись в сторону западных гор. — К тому же он несъедобен.

— Да, из трофеев только шкура. — Согласился Мирас. — Жаль.

— Если бы мы напали, он сначала постарался убить тех, кто его боится. — Заметил рыцарь. — Когда-то мы охотились на одного из них… Из тридцати человек вернулись трое включая меня.

— Неужели он настолько опасен? А сколько было магов?.. — посыпались вопросы от других воинов отряда.

Вот так слушая историю одного из рыцарей, мы добрались до поместья. Въехав на территорию, я, наконец, снял полусферу защищающую нас от ветра и только удовлетворённо улыбнулся крупным снежинкам, неспешно укутывающим внутреннюю часть поместья. Купол же над нашей маленькой крепостью горел ровным светом, защищая от резких порывов ветра.

— Эшарион, — повисла на шее Соня.

— Соскучилась? — приобняв северянку, — как вы здесь?

— Тебя не было только день, ничего не изменилось, — отпустила мою шею, девушка, стряхнула с моей шапки снег, — вот и пришла зима.

— Тебе не нравится зима?

— Она темна, холодна и тиха. — Тихо ответила северянка и улыбнулась. — Именно зимой ты начинаешь чувствовать, что спать одному бывает одиноко и холодно…

— Да, зимой хорошо помогает грелка во всё тело.

— Грелка во всё тело… — повторила она и весело улыбнулась, — хорошее выражение. Чем сегодня займёшься?

— Нужно подумать. — Игриво улыбнулся я.

— Как вы можете принц, я не… — смущённо ответила Соня и заговорчески прошептала. — Если только немного и… Ночь сегодня будет холодной.

— Не волнуйтесь, холод отступит перед страстью моих объятий. — Продолжая играть, прошептал я.

— Эшарион, перестань. — Отскочила от меня Соня и весело рассмеялась, скрывая настоящее смущение и отсмеявшись, добавила. — Встретимся позже.

Посмотрев вслед северянке уходящий от меня с предвкушающими мыслями, я отвёл лошадь в конюшню и принялся её распрягать и чистить. А закончив, дав сена и овса, забросил седельные сумки на плечо и поплёлся в поместье, но не вошёл и остановился, обратив внимание на происходящее возле школы.

Сейчас граф Варин посредством иллюзий демонстрировал молодым ученикам различных магических зверей, тварей Хаоса, а то и просто хищников, которых встречал в течение своих долгих путешествий…

А детям это и правда интересно, даже Аниса с близняшками Варин, подошли к ним и заинтересованно слушают. Пусть потихоньку учатся, знания никогда не бывают лишними. К тому же сейчас я спокоен за сестрёнку. Люси и Эва довольно интересные личности и умеют отвлекать от внутренних переживаний, только вот инициативы в них многовато для девушек.

Войдя в поместье, я поднялся на второй этаж и неспешно зашёл в свои покои и принялся переодеваться. После чего разобрал сумки и некоторое время изучал доставшийся мне меч калеритов и, не увидев ничего интересного, кроме стали, взял в руки камень…

Ничего не понимаю, магическая энергия есть, но её не видно, как и наложенных структур. Единственное что выдаёт магическое происхождение камня — это увеличенный магический фон вокруг него.

— Эшарион, ты давно вернулся? — заглянула в мои покои Ноа.

— Нет, только переодеться успел, — пройдясь, положил я камень на свой рабочий стол и опёрся на него, наблюдая как следом за баронессой, в мои покои вошла и младшая княжна. — Как ваши дела?

— Неплохо, — несколько растерянно посмотрела она на меня, — мы тут…

— Продолжайте, мне уже интересно. — Улыбнулся я.

— Принц Эшарион? — недоуменно посмотрела на меня Оранэра.

— Мы начинаем подготовку к строительству нашего дома? — спросила меня Ноа.

— Строительные материалы я приобрёл заблаговременно, поэтому можем начать уже завтра. Сегодня же у меня есть и другие дела, — указал я пустой ладонью на стол, на котором меня дожидались почтовые свитки. — Так что вы хотели?

— А нельзя церемонии объединить?

— Нет, — отрицательно покачал я головой, — понимаешь Оранэра, одно дело соблюдения традиций церемонии, другое дело разврат и…

— Ты можешь просто не выдержать. — Посмотрела она на меня.

— Интересно если запереть тебя с четырьмя мужчинами, сколько бы ты продержалась? Нет, я верю что долго, но…

— О чём ты вообще думаешь? — прошипела она, представив подобную картину, о чём свидетельствовал густой румянец.

— Так и я о том же. — Улыбнувшись ей, я прошёлся по покоям и достал один интересный том из своей личной библиотеки, после чего подошёл и протянул альте. — Здесь расписаны все традиции и церемонии королевств Севера, здесь рассказана их история, и причины по которым они появились и существуют уже не одно поколение.

— Спасибо.

— Обращайся, если нужна помощь. — Отошёл я от неё и приглашающе указал на кресла. — Присаживайтесь, вижу, это не единственный вопрос, который вы мне желаете задать. Да и где вы Соню потеряли?

— Она эти дни ходит задумчивая. Я спрашивала, но она лишь таинственно улыбается. — Ответила баронесса, устраиваясь в кресле. — Ты ничего странного с ней не делал?

— Нет, но примерно догадываюсь о причине. — Ответил я сев напротив них. — Рассказывайте, что задумали.

— Почему ты решил, что что-то задумали?

— А разве это не так? — шутливо улыбнулся я, — не заставляйте меня выпытывать у вас информацию.

— Оранэра. — Тихо проговорила Ноа, видя, что альта закипает. — Значит, с завтрашнего дня мы начнём строительство дома?

— Да, пока у меня не появилось безотложных дел. К тому же, как я и обещал, брак с тобой будет первым. — Кивнул я баронессе.

— У тебя не возникнет проблем, когда о нашем браке станет известно всем?

— Обманывать не буду, недовольных будет достаточно с обеих сторон. Возможно, даже нас попытаются убить и не раз. — Ответил я, смотря ей в глаза. — Ты боишься?

— Я бы солгала, если бы ответила — нет. — Ответила альта и нервно коснулась кончика своего остроконечного уха.

А ведь она просто боится оказаться со мной в постели. Да, понятен её страх, к тому же ещё и Люсинэ постаралась, напугав тем, что она может не выдержать моей силы и сейчас проводит магические занятия…

— Безопасность оставьте на меня. — В задумчивости постучал я по столу указательным пальцем. — Не скажу, что нам ничего угрожает, но я стараюсь держать ситуацию под контролем. Теперь о важном деле: зимой готовьтесь заниматься магическим просвещением, я лично займусь вашим образованием. Те знания, что вам давали до этого, довольно узки, даже в рамках существующих магических систем.

— Если это будет не слишком сложно. — Задумчиво посмотрела на меня Ноа. — Твои уроки конечно интересны, но ты даёшь слишком много знаний, которые потом нужно не только понять, но и запомнить и разобрать детально, но для этого дополнительно приходится читать.

— А кому сейчас легко? Что-то ещё?

— Наверное, нет, — бросила баронесса короткий взгляд на Оранэру, — мы пойдём, Эшарион, нам ещё нужно найти Анису и проследить, чтобы она не гуляла слишком долго по такому снегопаду…

Девушки вышли из моих покоев, а я, бросив взгляд на макет будущего города, облокотился на стол и обхватил голову руками.

А ведь они так и не задали два важных вопроса: Какой я вижу нашу дальнейшую жизнь и нашёл ли я способы для решения своей проблемы с «Проклятием Драконьей крови»? Сказать честно, я даже не знаю, что случится завтра, лишь планирую, не более того. А с проклятьем пока дело даже не сдвинулось, даже изучение магии артааров пока не помогает, так как у них не было подобных проблем.

Сейчас не время раскисать. Охрана в драконьей долине сейчас на достойном уровне, рядом со мной в поместье постоянно находится полторы сотни воинов, которым можно доверить свою спину. Однако я знаю, этого недостаточно…


Поздним вечером закончив разбирать прибывшую почту, я в задумчивости постукивал пальцем по рабочему столу и вздохнув, набросил на плечи плащ, вышел из своих покоев и поднявшись на третий этаж, вошёл в церемониальный зал и вышел на открытый балкон…

Как же приятен холодный воздух, надышаться не могу. Жаль, что Соня не сумела прийти, по понятным причинам, о чём она мне намекнула на ужине, поэтому мне и удалось засидеться за работой…

Новости мне не нравились, король Норн Ромнар прислал мне донесение, в котором говорилось о том, что чужаки из-за Врат уже появились возле границ королевства Лиарин, ведут себя нагло и как докладывают шпионы, активно укрепляют свои позиции…

Демонстрацию силы они провели и это многих испугало. Однако большинство желают отомстить за своих убитых детей, что ведёт к серьёзному шатанию позиций Дарнира. Жаль, но вмешаться я сейчас не могу, у меня есть и свои дела и прилагаемые к ним обязательства.

Больше никакой информации о пропавших членах императорской семьи не было, но я знаю, их ищут. Главное чтобы успели найти те, кто не желает им смерти.

В этот момент на балкон вышла Оранэра и глубоко вдохнула морозный воздух и, подняв голову, посмотрела на усыпанное звёздами ночное небо над долиной.

— Красиво, — произнесла альта на родном языке.

Посмотрев на девушку, не заметившую моего присутствия, я туманно улыбнулся и тоже посмотрел на небо, полное чужих созвездий.

— Повернувшись в мою сторону, княжна резко отшатнулась в сторону и развернулась, чтобы уйти…

— Не уходи.

— Подло вот так подглядывать за другими.

— Прости, ты выглядела такой воодушевлённой, что мне не хотелось тебе мешать, — ответил я, катая снежный шар на перилах. — Ты говорила, что здесь красиво, ты раньше жила в другом месте?

— Я жила во дворце Эльзаса, нашего города на восточном побережье. Воздух там постоянно солёный и холодный… Здесь же в горах воздух совсем другой, такой освежающий, невозможно надышаться.

— Значит, ты ненавидишь море.

— Его сложно любить, мне не удалось. — Смахнула с перил перед собой снег, Оранэра посмотрела на медленно движущегося стражника по стене. — Какой ты видишь нашу жизнь после свадьбы, Эшарион?

— Это решать только тебе. — Ответил я и, заметив быстрый взгляд, добавил с улыбкой.

— Я не такая высокомерная, как вы можете считать. — Сделала шаг ко мне альта. — Вы поступили бесчестно, заставив моего отца…

— Это был взаимовыгодный договор, да им я ограничил твою свободу. — Шагнул я вплотную к Оранэре. — Ты действительно считаешь, что несчастна здесь?

— Многое для меня здесь ново и необычно. — Отвела она взгляд.

— Не переживай, я постараюсь чтобы ты осталась не разочарованной жизнью со мной. — Улыбнулся я ей и запустил руку в волосы, вызвав у княжны лёгкую дрожь. — Я знаю, что венценосным особам вроде нас сложно даже мечтать о счастье в условиях брака…

— Эшарион, я не… — растерянно проговорила она и резко сделала шаг назад, напряжённо смотря на меня, и взяв под контроль свои эмоции, тихо произнесла. — Спокойной ночи, принц Эшарион.

— Спокойной ночи, княжна Оранэра. — Глубоко кивнул я с тёплой улыбкой.

Младшая княжна порывисто развернулась и быстро ушла, а я дождавшись когда она покинет церемониальный зал, весело рассмеялся…

Как одновременно всё просто и сложно. Наверное, так и было всегда?..


Следующий день начался, как я того и планировал, с начала постройки дома. Пользуясь тем, что земля ещё не успела промёрзнуть, я уже поставил мощный фундамент, используя магическую энергию сняв часть грунта и залив её жидким камнем, причём отдельное внимание уделил месту под печь. А после взялся возводить стены, поднимая брёвна в воздух при помощи магических структур.

Баронесса тоже не сидела без дела, она активно конопатила стены мхом, а так же между делом неспешно отбирала лучший камень для постройки печи, которую мы планировали класть совместно.

Северяне подходили и давали различные советы, как мне, так и ей, но напрямую никто не вмешивался, чтили традиции.

— Эшарион ты устал? — спросила меня Ноа, когда я доделывал топором очередной паз, чтобы положить следующее бревно.

— Надо пообедать. — Ответил я, посмотрев сверху вниз на баронессу.

Баронесса кивнула и отошла, а я, дорубив очередной паз, ловко спрыгнул на землю и задумчиво оценил сруб дома, уже возведённый выше моего роста. Подобная скорость сбора была достигнута при помощи магии, но иногда я ошибался, и приходилось немного дорабатывать, так как мне постоянно не хватало контроля… Пришлось даже несколько раз брать новое бревно, так как я убирал много лишнего.

— Хорошо поработали. — Заметила Ноа, внимательно осмотрев сруб дома. — Без магии мы бы даже фундамент не успели бы сделать.

— Не фундамент, мы бы даже грунт не сняли. — Не согласился я и приобнял ей со спины. — Сильно устала?

— Немного. — Ответила она, опершись спиной на грудь. — Пойдём, пообедаем и продолжим. Как думаешь, за сколько мы закончим?

— Не знаю, но работы ещё много. — Отпустив её, задумчиво ответил я. — Нужно ещё и мебель делать…

— Да, теперь я понимаю смысл подобной традиции. Если молодые супруги действительно желают быть вместе, их не испугают подобные трудности.

Теперь вот строить приходится… А кому-то нужно контролировать свои неуёмные фантазии. Хотя мне даже нравится, как выглядит это, сразу понимаешь, чего желает получить в постели твоя милая невеста. Пусть это и выглядит подло, но мне так проще, главное не перехитрить самого себя.

Между тем мы привели себя в порядок и хорошо пообедали, аппетит был зверский, но мы держали себя в рамках приличий… После его окончания, я некоторое время отдыхал, получив донесения от почтового гонца.

Опасная ситуация развивается в Империи, если Дарнир не сможет взять контроль над ситуацией и приструнить герцогов и графов, это приведёт к ужасающим последствиям. Децентрализация власти будет на руку чужакам из-за Врат, не удивлюсь, если они уже делают пробные шаги для достижения данной цели.

— Эшарион, — вошла в мои покои Эйруэн, — ты что-то знаешь?

— Смотря, что ты имеешь в виду.

— Я об императорской семье, конкретно о Глории Рошаль и ей детях.

— Только то что, Глорию сожгли заживо, Вильяма забрал Кристоф, надев на него рабский ошейника, Эдиту казнили как бастарда, предав её забвению, исключив из членов императорской семьи. Милена, насколько мне известно, сейчас находится в своём герцогстве на севере от столицы. Про Калерию неизвестно ничего…

— Что ты будешь делать с Клэр?

— Я жду, пока она сама не осознает своё положение, до этого она будет сидеть в камере.

— А если она не осознает?

— Проведёт остаток жизни в качестве пленницы, имея возможность иногда видеть свою дочь. — Спокойно ответил я. — Думаю это неплохие условия, после того что она сделала. Каждый должен платить за свои поступки.

— Анисе…

— Эйруэн, не трогай Анису. — Поднял я на ней тяжёлый взгляд. — Достаточно и того что уже случилось. Пусть она живёт спокойно. Да и вообще, я так понимаю, ты заинтересована в ином.

Эйруэн несколько растерялась и нервно облизнула губы, не решаясь заговорить, а я тем временем поднялся и, подойдя к ней, осторожно коснулся кончиками пальцев щеки и медленно провёл, неотрывно смотря в глаза…

— Нет, Эшарион. — Закрыла она глаза. — Не надо. Я действительно хочу помочь.

— Я знаю. — Убрал я руку и улыбнулся. — Если я что-то узнаю, то обязательно расскажу. Мне и самому не нравится, что возникла подобная ситуация, а мы, члены семьи, не помогли когда в этом нуждались.

— Не всегда тебя понимаю. — Призналась Эйруэн и опустилась в кресло.

— В любом случае наблюдать за ситуацией я не прекращу. — Сев за стол ответил я. — Сейчас меня волнует один вопрос, в котором мне потребуется твоя помощь.

— Я тебя слушаю.

— Можешь подсказать с какой стороны подойти к восстановлению борделей с ночными мотыльками? Я уже набросал примерный план, но…

— Помнишь ту женщину, что ты осудил на полгода каменоломен? — спросила Эйруэн и продолжила, — советую тебе вернуть её и помиловать, а после использовать её как управляющую для всей улицы, где существовали эти бордели.

— Спасибо, я перегружен делами и…

— Я всё вижу, Эшарион. Ты иногда просто забываешь, а в Вернаде нет борделей и так даже хуже…

— Да, так даже хуже, пока мне сегодня утром об этом не сообщила управляющая, я бы так и не вспомнил. — Почесал я голову. — Ладно, сейчас напишу указ, передашь его кому-нибудь. Пусть доставят эту держательницу борделя…

Эйруэн дождалась, пока я напишу приказ и ушла. Проверив баронессу, которая уже закончила отдых и собиралась к продолжению строительства, тоже оделся и дождался её возле дверей в покои.

— Пойдём? — спросила с улыбкой Ноа, — нам нужно построить свой дом.

— А после мы будем в нём жить. — Шаловливо улыбнулся я.

— Перестань, — шутливо улыбнулась Ноа и остановившись шёпотом добавила. — Да, но…

Остановившись, я в задумчивости посмотрел, как она осмотрелась по сторонам и никого не увидев, шагнула ко мне и, обхватив руками шею, нежно поцеловала и, отстранившись, прошептала:

— Первую ночь я хочу провести только с тобой.

— Это выполнимо. — Облизнув губы, ответил я, и хотел подарить ответный поцелуй, как девушка ловко выкрутилась из моих рук и неспешно пошла вперёд.

Она наконец-то решилась признаться в своём настоящем желании… Это занятно, ведь я тоже хочу поиграть, а выжидать несложно.

* * *
Калерия стояла перед алтарём в церемониальном зале графского замка Гарсон, в ожидании своего высокородного мужа, графа Фридриха Гарсона. Её белоснежное платье, являющееся символом чистоты, лежало на полу и неприятно оттягивало плечи…

Наконец двери открылись, и вошёл будущий муж, пятидесятишестилетний граф Гарсон, выглядящий немного за сорок с полностью облысевшей головой, выдававшей его настоящий возраст. Грай уже переживший двух своих жён подаривших ему трёх детей, среди которых не было ни одного мальчика, и поэтому решился жениться вновь, но уже на особе куда более знатной и молодой.

— Перед лицом духов, — начал читать слова брачной клятвы, жрец воды, приглашённый сегодня на торжество бракосочетания, — сегодня граф Фридрих Гарсон берёт в жёны принцессу Калерию Чёрный снег. Фридрих Гарсон, желаете ли вы взять принцессу Калерию в жёны, любить и оберегать до конца своей жизни?

— Да, клянусь. — Ответил граф, уверенно смотря довольной улыбкой в глаза принцессы.

— Принцесса Калерия Чёрный снег, готовы ли вы взять в мужья графа Гарсона, быть ему верной женой и матерью вашим детям?

— Да, обещаю. — Не желая того ответила Калерия, ощущая как рабский браслет выполненный как дорогое ожерелье послал слабую волну боли.

— Тогда властью данной мне духами, объявляю вас мужем и женой. — Закончил жрец воды, устало опираясь на посох. — Можете поцеловаться.

Граф Гарсон уверенно шагнув вперёд и заключив принцессу в объятья, запечатлел её уста долгим поцелуем, а после отстранившись, надел на её руку золотой браслет уже молодой жене. Калерия в ответ только счастливо улыбнулась, следуя приказам рабского ошейника.

— Дорогие гости и друзья, — обратился между тем к гостям, наполнявшим его зал, — сегодня прекрасный день в моей жизни и потому я вновь ощутил себя пятнадцатилетним мальчишкой и во мне горит желание…

Калерия, слушая речь графа, только мысленно проклинала его всем чем угодно, но речь закончилась, и граф увлёк её из зала, перенеся церемонию вручения подарков на завтрашний день, желая быстрее уединиться со своей молодой женой.

Проведя по коридорам замка, граф завёл принцессу в свои покои и швырнул на кровать и принялся неспешно стягивать с себя одежду:

— Жаль, но придётся оставить амулет, иначе ты меня просто уничтожишь своей магией. Поэтому твоё дело только в одном: ты должна родить мне сына. — Сбросив с себя штаны, он подошёл к принцессе и принялся неспешно срывать с неё платье, грубо лаская её тело.

Калерия, морщась от боли причиняемой ошейником, несколько раз попыталась взять под контроль своё тело, но у неё ничего не получилось, и беззвучно заплакала…

— Сейчас, сейчас, — сорвав платье окончательно, граф развёл ноги девушки и принялся примериваться, чтобы войти в лоно.

Калерия закрыла глаза и закусила губу до крови, приготовившись к вспышке боли, но в ответ услышала хрип и, открыв глаза, увидела, как граф с удивлением смотрит на острие меча, пронзившее его грудь, которое было извлечено и последовавший следом удар, отделил голову от тела. Столкнув труп с кровати, Филипп, только устало покачал головой и проговорил:

— Сплошная полоса невезения. — Стараясь не смотреть на лежащее перед ним обнажённое тело, он посмотрел на шею принцессы. — Сейчас…

Едва Филиппу удалось снять ошейник, как принцесса, вернув контроль над собственным телом, вцепилась в него и захлёбываясь слезами, повалила на себя…

— Филипп, я… Он…

— Успокойся, — стараясь говорить как можно спокойней, барон осторожно погладил Калерию по волосам, — сейчас не время для этого нужно уходить.

В ответ на его слова раздался громкий женский крик, сменившийся бульканьем. Калерия, отпустив его, резко отшатнулась и, посмотрев на свой вид, тут же прикрылась. Барон Ойнего между тем поднялся и осторожно выглянул через узкую щель, увидел как стражники графа сталью и магией уничтожают собравшихся гостей на праздник…

— Тебе нужно одеться, — между тем проговорил Филипп, — твои вещи должны быть где-то здесь, граф успел подготовиться к празднику и приказал пошить тебе достаточно нарядов, но и твои старые после чистки и ремонта принесли в его покои…

— Нашла. — Ответила Калерия и бросилась облачаться. — Кто тебе помог, я слышала, тебя посадили в темницу?

— Умный правитель не будет создавать себе врагов из числа близких людей. — Ответили Филипп. — Позже поговорим.

Калерия между тем нашла хорошую, тёплую одежду и надев её, натягивала свои кожаные доспехи. Филипп, не выпуская меч из рук, замер, возле двери всматриваясь и вслушиваясь в идущую в графском замке бойню.

— Я готова. — Уведомила принцесса своего защитника.

— Твой меч куда-то пропал, поэтому можешь взять его. — Кивнул он на труп графа.

Калерия брезгливо посмотрела на тело своего бывшего мужа и, пнув его, взяла пояс и отстегнула от них ножны с мечом в простых, не изукрашенных ножнах. После чего вытянула его и, оценив, довольно кивнула…

— Хороший клинок, немного тяжелее принадлежавшего тебе, но этого достаточно. — Кивнул барон Ойнего. — Выходим.

Барон двинулся вперёд, готовый в любой момент использовать огненное копьё, а принцесса шла следом, нервно смотря на лежащие в коридоре трупы стражей и гостей праздника…

Проходя мимо ворот в церемониальный зал, возле которого трупов было гораздо больше, принцессу едва не вырвало от запахов крови и дерьма, смешавшихся в непередаваемое амбре.

Неожиданно дверь открылась и Калерия заглянув внутрь всё-таки не выдержала и опорожнила желудок. Филипп же посмотрев на лица стражей, залитых свежей кровью, не спешил атаковать…

— Барон Ойнего, прошу за мной, — проговорил один из стражей и выйдя из зала, двинулся по коридору.

Филипп, бросив взгляд на остальных стражей, но на них никто не обращал внимания, сейчас воины занимались тем, что перевязывали раны и проверяли и добивали раненых, но выживших членов семьи Гарсон и их гостей…

Калерия наконец оправилась и взявшись за протянутую руку барона, ведомая им пошла по коридорам замка, которые вывели их к выходу.

По пути они видели несколько трупов гостей и стражей, а так же везде были следы магической битвы, после которой кое-где виднелись разрушения и локальные пожары…

Выйдя из ворот замка, принцесса удивлённо посмотрела на капитана, сидящего на ступенях, и очищающего свой меч от свежей крови.

— Я так понимаю, граф мёртв. — Заметил он, даже не обернувшись.

— Мне удалось застать его врасплох, я зашёл в его покои немногим раньше него…

— Да, и из-за этого пришлось начинать план раньше. — Поднялся на ноги, капитан Бран. — Приношу свои извинения принцесса за всё. Барон, ваши лошади и ещё уходите на юг, вам помогут в баронстве Элмир.

— Зачем вы нам помогаете, капитан Бран? — спросила принцесса.

— Я долго ждал возможности отомстить этой семейке, особенно после того что они сделали с моей дочерью, — тихо ответил он, — мне пришлось убить её собственными руками… После всего что с ней сделали, а она была магом второго круга, закончившая обучение. Жаль я слишком поздно об этом узнал.

— Что теперь?

— В седельных сумках достаточно провизии. Кое-какую одежду сможете прикупить в деревне, до которой доберётесь к вечеру…

— А что будет с вами, капитан Бран?

— Сначала сожгу гнездо этих ублюдков, а после уйду на север. Может там мне удастся найти достойное для себя место? — усмехнулся бывший капитан стражи. — Людей, разумеется, своих не брошу, как и их семьи. Барон.

— Спасибо тебе, капитан. — Приложил руку к груди Филипп Ойнего. — Если жизнь приведёт тебя на Архипелаг, ты и твои люди всегда будут желанными гостями моего дома.

— Благодарю, барон. Я рад слышать эти слова, это вселяет надежду на то, что имперская аристократия — это не сборище алчных уродов, в жестокости которым позавидуют твари Хаоса. Поспешите.

Филипп, первым забравшись в седло, между тем проверял седельные сумки и остался доволен… Калерия, немного замешкалась и оказалась водружена на лошадь капитаном, который лишь махнул им рукой и направился по ступеням внутрь крепости.

— Надеюсь, они пожалеют детей… — тихо произнесла принцесса.

— Детей не тронут, они же воины, а не бандиты. — Спокойно отозвался барон Ойнего и улыбнулся. — Ты за один день стала женой и вдовой… Занятное приключение.

Калерия в ответ только ударила пятками по бокам лошади, посылая её в галоп по свежему снегу в направлении открытых ворот замка Гарсон. Филипп не стал медлить и погнал свою лошадь следом.

Глава 9. Спасение и сила

Смотря на сжигаемые тела студентов Академии магии, магистр Айлек Риис только в бессилии сжимал руки в кулаки, но ничего не мог сделать.

Каждый день умирали дети, целители пытались их спасти, вкладывая силы в целительские структуры, но помочь удавалось лишь одному из десяти. У медленно умирающих жертв выпадали зубы, лопалась и отходила кожа, появлялись какие-то непонятные новообразования…

— Магистр Риис, вся Академия закрыта каким-то непонятным кристаллом, мы не можем даже приблизиться, слишком высокий энергетический фон. — Ответил один из адептов, занимающихся охраной лагеря.

— Я знаю. — Устало ответил он. — Мы потеряли всё.

— Да, немногочисленных выживших студентов сейчас забирают в Белый легион, где будут продолжать обучение, но…

— Студенты из простых людей сбегают, их больше не держит печать клятвенного камня. В основном бегут на север и северо-запад. Кто-то сказал, что желает вступить в орден «Пылающей девы».

— Ты ведь тоже желаешь?

— Я… — осёкся адепт, которому едва минуло двадцать зим, — если позволите магистр, я не хочу быть предателем в глазах тех, кто столько лет кормил и обучал меня.

— Ты можешь быть благородным, хоть и не благородного происхождения. — Устало проговорил магистр Риис. — Гонца от глав Башен не было?

— Нет.

— Ступай, мне нужно подумать, а после я продолжу спасать тех, кому ещё можно…

* * *
Резко выскочив из своих покоев, я усиливая себя боевым ускорением и усилением, бросился бежать по коридору и выскочив на улицу, побежал через всё поместье к воротам, которые были открыты и перемахнув через телегу, бросился к слиянию потоков реки протекающей через ров, только успев заметить Брайану Леер бросившуюся к пролому во льду, куда провалились девочки…

Сделав три быстрых шага, я пробивая лёд толщиной в пять сантиметров голыми руками, успел схватить Эву за волосы и рывком, ломая лёд вытащить и оттолкнуть в сторону, а после нырнул в ледяную воду перехватившую дыхание и впившуюся в кожу ледяными шипами…

Схватив под водой Анису, схватившуюся за шею Люси и утягивающую её на дно, я создал вокруг нас сферу ветра и резко вытолкнул нас на поверхность, а после, схватив девочек уже изрядно нахлебавшихся воды и не в себе от страха, ломая лёд, потащил к берегу…

— Принц! — крикнула Брайана и, подбежав по льду, выхватила у меня из рук Анису.

С трудом вытащив из реки Люси, я, посмотрев на её посиневшее лицо и сбросив с себя свой промокший пиджак, положил её на спину и, повернув голову в сторону, принялся делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание, слыша, как рядом заходится в истерике ей сестра и дрожит от холода Аниса…

Очередное искусственное дыхание помогло и Люси закашлявшись, задышала, а я в облегчении отстранился от неё и сев наблюдал, как следом за мной сюда бежит несколько десятков человек.

Наложив согревающие и целительские структуры на девочку, я поднялся и проделал тоже самое с сестрой и Эвой.

— Несите их в замок, позовите Аэлис и Люсинэ, пусть они их осмотрят. — Между тем отдал я указания.

Воинов дважды просить было не надо, они завернули девочек в шубы, снятые с себя и быстро направились обратно, а я, посмотрев на Брайану, тяжело вздохнул.

— Я приму любое наказание. — Твёрдо ответила мне женщина-рыцарь.

— Поговорим позже. Иди, ты тоже промокла. — Махнул я рукой в сторону замка и наконец, наложил на себя согревающую структуру.

Река здесь бурная, даже несмотря на то, что уже покрыта корочкой льда, её оказалось недостаточно, чтобы выдержать весёлые игры трёх девочек, лишившихся надзора буквально на несколько минут. Брайану Леер я, разумеется, накажу, но позже и не так строго. Это близняшки заставили её отвлечься, после чего вытащили мою сестру на лёд, где хотели покататься.

Удачно получилось, моя паранойя в очередной раз оправдала себя, и я успел исправить ситуацию. Брр, как же холодно, зима что-то быстро вступила в свои права и уже хорошо примораживает.

Дойдя до своих покоев, я отметил панику в поместье среди женского населения окутавших проваливавшихся под лёд девочек вниманием и заботой. После чего сняв с себя уже немного подсохшую одежду, переоблачился во всё чистое и сухое и резко обернулся на стук в дверь.

— Мой принц, госпожа Ноа сказала, что вам сейчас будет нужно что-то согревающее нутро. — Вошла Роза с подносом, на котором стоял горячий чай со свежим хлебом и мёдом в отдельной чаше.

— Благодарю. — Кивнул я ей на столик. — Поставь, не держи.

— Позовите меня, как закончите, я заберу посуду. — Водрузив поднос на столик, поклонилась мне она и покинула покои.

Это она опять намекает, что я делаю не своё дело. Хорошая из неё получится личная служанка, только вот нужно будет подучить её в кое-чём, даже знаю, кто мне в этом поможет.

Строительство дома идёт, сегодня после обеда продолжим, а сейчас я ожидаю Розалину Вейр, которую не успели доставить вчера в причину плохой погоды. Сейчас она уже недалеко от поместья, поэтому успею спокойно выпить травяного чая с мёдом…

Я успел попить чаю и вернуть Розе поднос с посудой, прежде чем ко мне не привели бывшую держательницу борделя. Войдя она медленно огляделась, а я посмотрев на её худобу и несколько измождённый вид, несколько удивился её глазам смотрящие спокойно и с какой-то внутренней силой на всё вокруг…

— Мой принц, — между тем поклонилась Розалина.

— Присаживайтесь, — указал я на кресло, — вы знаете, зачем вас привезли сюда?

— Нет, мой принц. — Ответила мне женщина, опасаясь смотреть в глаза, сев в кресло.

— Я бы хотел с вами поговорить о борделях, закрытых мной на данный момент, нуждающихся в крепкой руке хорошего управленца. Как вы рассматриваете вариант получить помилование и продолжить своё дело?

— Что от меня требуется, мой принц?

— Мне нужны вы, как главная над всеми борделями города Вернада. Со своей стороны могу обещать поддержку и начальное финансирование, при этом могу предложить несколько идей, которые вам определённо понравятся.

— Хорошо, я не буду спрашивать, почему вы выбрали меня, ответ и так ясен. — Немного расслабилась Розалина в кресле.

— В таком случае я предлагаю несколько вариантов: скажем отдельное заведение, но являющееся частью борделя, где приходящие отдыхали под лёгкую музыку, лёгкие напитки и неазартные игры…

По мере того как я перебирал варианты, Розалина Вейр всё больше расслаблялась и даже ставала давать некоторые советы, развивая предложенные идеи. Мы обговаривали всё, начиная о медицинской помощи ночным работницам, заканчивая новыми услугами и залами (так их назвала Розалина) каждый из которых имел свою тематику и услуги. Отдельно обговорили так называемый чёрный список для клиентов, продажу детей в бордели (такое было распространено) и разнообразные наркотические вещества, которые я не желал видеть в своём заведении.

— Вы способны удивить, мой принц. — Задумчиво посмотрела на меня Розалина. — Даже не знаю, насколько правдивы слухи, касающиеся ваших отношений с девушками.

— Желаете получить ответ на этот вопрос?

— Нет, прошу прощения. — Склонила голову держательница.

— В таком случае, я сейчас подписываю прошение о вашем помиловании, а вы отдыхаете и возвращаетесь к своей работе. Да, — положил я на стол тонкую книжку, — сюда я записал все, о чём мы разговаривали, а так же добавил несколько идей, которые можно развивать в будущем. Прошу.

— Благодарю, мой принц. — Взяла женщина книгу. — Я, правда, свободна?

— Да, можете возвращаться домой, и потратьте какое-то время на отдых.

— Примите мою благодарность, мой принц.

— Тем не менее, не забывайте, что ваше помилование напрямую будет связано с тем, как вы постараетесь в выполнении возложенных на вас обязательств. Повторение истории с использованием детей как ночных бабочек я не потерплю.

— Я поняла вас. Можно мне идти?

— Идите и отдыхайте, через несколько дней я найду вас в Вернаде и передам вам необходимые документы, а так же средства на приобретение всего необходимого для заведения. Ступайте, Розалина. Если у вас возникнут какие-то вопросы, обращайтесь.

Поднявшись, Розалина Вейр поклонилась мне и покинула покои с книгой в руках. А я некоторое время сидел и в задумчивости постукивал пальцем по столу…

Через какое-то время прибыл гонец и доставил почту, которую я получил и прочитав некоторое время озадаченно сидел и размышлял, именно в таком состоянии меня и нашёл боевой маг.

— Что-то случилось? Проблема?

— Да, случилось. — Кивнул я.

— И что же?

— Калерия найдена живой, она успела успешно выйти замуж за графа Гарсона и овдоветь всего за один день. — Невесело усмехнулся я. — Так же стало известно о том, что её сопровождает Филипп Ойнего, убивший графа.

— Мастера меча Ойнего? Бароны Архипелага?

— Да, известная баронская семья, славящаяся своими не только мастерами меча, но и боевыми магами. — Задумчиво кивнул я. — По крайней мере, теперь мне понятно как ей удалось уцелеть во время бойни в замке Иф. Тем не менее, найти её необходимо, ведь сейчас, когда информация о её исчезновении стала неактуальной, найдётся много желающих чтобы прибрать четвёртую принцессу императорского престола к рукам.

— На неё начнётся охота со стороны оппонентов императора Дарнира.

— Боюсь, что уже началась, а вот помочь я ей ничем не смогу, нет у меня в той части Империи надёжных людей. — Задумчиво проговорил я, мысленно перебирая варианты. — Да и не знаю даже, стоит ли это того?..

— Ты о попытке Калерии убить твою невесту? — переспросил боевой маг и вздохнул. — Даже не знаю.

— Родственников не выбирают, это известный факт. — Постучал я по столу указательным пальцем. — Сам не знаю, стоит ли её спасать после всего произошедшего.

Семья Ойнего довольно интересна, так что такой вариант вполне может себя оправдать, но Калерия упряма, мстительна и не думает о последствиях своих решений.

— Придётся спасать четвёртую имперскую принцессу. — В задумчивости произнёс я. — Только сначала её придётся найти, но это дело поправимо.

— Ты чего-то опасаешься, Эш?

Посмотрев в глаза боевого мага, я некоторое время размышлял и ответно спросил:

— Что происходит с жертвой, попавшей в паучью сеть, Малграф?

— Её съедают.

— Да, но лишь потому, что жертва слаба и поняв, что попала в сеть, начинает дёргаться, запутывая себя в кокон, одновременно с этим сообщая пауку, что сегодня будет питательный ужин.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Мы залипли в паутине, мой друг. — Ответил я с кислой улыбкой. — Сейчас мы вынуждены сидеть тихо и спокойно, чтобы не запутаться в паутине, спеша и совершая ошибки, что привлечёт к нам внимание паука. Нет, нам надо выждать и собравшись с силами вырваться из паутины, после чего можно уже начинать охоту и на этого хитрого паукообразного хищника. Только знаешь в чём его ошибка?

— Нет, — вздохнул боевой маг, — не люблю, когда ты говоришь загадками.

— В том, что паук считает, что контролирует всю паутину, не видя общей картины. — Внимательно посмотрев на книги своей библиотеки, ответил я боевому магу.

В этот момент раздался громкий стук в дверь и северянин, войдя практически крикнул:

— Принц Эшарион, остановите эту безумную, она рвётся с цепи…

— Вроде императрица, а такая дура. — Недовольно проговорил я поднявшись. — Идём.

Выйдя из своих покоев, я, получив ключи, быстрым шагом направился в подземелья замка, куда спустившись, сразу же направился к камере Клэр и, открыв дверь, коротко приказал:

— Замри.

Под действием ошейника, бывшая императрица замерла, пытаясь сбить с ноги кандалы камнем. Поморщившись, я наложил целительские чары, внутренне только вздохнув, отметив, что ногу она попыталась себе отпилить, но не сумела, потому, как нож отняли…

— Клэр, достаточно, а теперь говори.

— Пусти меня к дочери, Эшарион. Я знаю, что она провалилась под лёд. Пусти. — Выпрямившись, посмотрела она на меня. — Я дам клятву на крови, но…

— Хорошо. Приступай. — Ответил я и отметил промелькнувший в её глазах страх. — В противном случае я не смогу выпустить тебя из этой камеры.

Вообще печать на крови бывает в двух вариантах: добровольная и принудительная. Принудительную печать на крови или метку рабства я использовал на старейшинах и королеве горного народа и её снять могу в любой момент. Добровольная же клятва на крови ставится на всю жизнь, а точнее ровно до того момента пока я буду жить.

Клэр Фультар сосредоточилась и я, позволив использовать ей магию, принялась неспешно произносить слова клятвы, надрезав свою ладонь. Между тем клятва была закончена и в крови, скопившейся в ладони сложенной «лодочкой» загорелась структура, которую я вместе со словами принятия принял на свою ладонь и почувствовал, как нас связывают незримые узы, только устало вздохнул и снял с неё кандалы.

— Где моя дочь? — с трудом спросила Клэр.

— В покоях моей невесты, баронессы Вернадской. — Ответил я ей.

— Проводи меня, я не… — покачнулась она от магического и психологического истощения.

— Дура ты Клэр. — Подхватил я её и, забросив руку на плечо, медленно повёл из камеры.

— Поговорим, когда у тебя появятся дети, Эшарион. — Устало отозвалась она.

Не став ей ничего отвечать я вывел бывшую императрицу из подземелья и, увидев Розу, окликнул.

Девочка, подойдя, поклонилась мне:

— Вам что-то угодно, мой принц?

— Сколько у нас осталось гостевых покоев?

— Гостевых осталось пять, внучки графа Варина заняли одни покои вместо двух.

— Подготовь, пожалуйста, покои для третьей императрицы.

— Конечно, мой принц. — Поклонилась девочка и двинулась дальше.

Клэр ничего не сказала, но я отметил её удивление, после чего мы неспешно двинулись в направлении покоев баронессы, где Ноа сейчас ухаживала за моей сестрой.

Пока мы шли, я уже успел пояснить ситуацию баронессе, которая и открыла нам двери и позволила пройти. Клэр же увидев дочь, лежащую под несколькими одеялами, сразу же бросилась к ней, не обращая внимания на усталость и обнаружив, что дочь спокойно спит, села рядом и принялась осторожно перебирать её золотистые волосы, так как амулет изменяющий внешность был снят.

— Пройдёмся, Ноа?

— Да, конечно, Люсинэ и Аэлис сказали, что опасности здоровью нет. — Сообщила баронесса и бывшая императрица только и смогла что кивнуть.

Выйдя из покоев, мы неспешно двинулись по поместью, каждый прибывал в своих мыслях, причём я косился на свою юную невесту: её мысли меня несколько настораживали.

Поднявшись на третий этаж, мы дошли до покоев сестёр Варин, где сейчас находились наши целительницы и, заглянув, отметили, что девочки уже в порядке и лежат под одеялами, после чего развернулись и направились на поиски Сони и Оранэры, которых обнаружили в церемониальном зале мило беседующих возле окна.

— …А если молодожёны не маги, как тогда вообще строится дом? Ведь далеко не все способны тягать брёвна.

— Всё зависит от того какой дом строить. — Спокойно заметила Соня. — Есть дома наполовину утопленные в землю, их строить несложно, главное чтобы погода позволяла, но да, это тяжело. Эшарион, как ты видишь строит высокий дом, это нормально для мага, сразу поймёшь непростой статус у его хозяина.

— Только это будет долго… — заметила Оранэра, стоящая к нам спиной.

— Боишься, что не успеешь? — увидела нас Соня.

— Смотря, что ты имеешь в виду. — Отозвалась альта.

— Перестань, ты же тоже хочешь попробовать… — шаловливо провела Соня по бедру и вверх.

Оранэра несколько смутилась и, услышав шаги, обернулась к нам и замерла. Подойдя, я, заглянув в глаза альты…

— Я приду сегодня. — Резко сказала младшая княжна и быстро прошла мимо меня.

Медленно повернувшись, провожая её взглядом, я поймал её взгляд на выходе, но княжна быстро ушла. Повернувшись к девушкам, я получил от них крайне неприятные взгляды.

— Ничего между нами не случилось, чтобы вы не подумали.

— Я знаю, — кивнул Соня, — она лишь недовольна тем…

Соня не стала продолжать и замолчала, а я сев рядом с ней, посмотрел на баронессу, размышляющую над сложившейся ситуацией, а после достал свою записную книгу и принялся её неспешно листать в поисках того, что мог забыть.

— Эшарион, будь с ней нежен. — Тихо попросила Ноа.

— Тебе можно было этого и не говорить, — расслабленно заметила Соня, — наш принц очень внимателен к девушке в постели.

— Наш принц… — задумчиво повторила баронесса и немного покраснела. — Значит, ты решилась?

— А если я скажу — «да»? — настороженно посмотрела северянка на Ноа.

В ответ же баронесса шагнула к ней и крепко обняла сидящую на широкой лавке красноволосую девушку, которая совершенно не ожидала подобного и поборов секундное смятение, даже встала, чтобы заключить Ноа в крепкие объятья.

А баронесса меняется, медленно, но меняется. Она сейчас занимается большим количеством дел для обеспечения нашего маленького замка, учась у Эйруэн. А ведь помимо этого она ещё старается учиться магии, фехтованию и сейчас мы строим дом…

Сегодня пришлось взять перерыв, так как мне пришлось сидеть и заниматься своими делами, которые у меня накопились. Помимо этого я просто хотел отдохнуть физически.

— Тише, успокойся, — рассмеялась Соня, — я всегда хотела сестру.

— Рад, что ты приняла моё предложение, — тепло улыбнулся я глядя на девушек, сжимающих друг друга в объятьях, — теперь нас официально четверо.

— Аниела не говорила когда сможет приехать снова? — спросила Соня.

— Она королева своего народа. — Отрицательно покачал я головой. — Она сказала что скоро. Между тем торговля между королевством и имперскими торговцами идёт бойко, чего мы и добивались.

— Ты так и не сказал, почему отпустил Нэдию, — заметила Ноа.

— Княгиня Нэдия Филотхион умеет быть благородной и благодарной. — Неопределённо пожал я плечами.

— Тебе доставляет удовольствие создавать вокруг себя тайну. — Весело улыбаясь, заметила северянка.

— Не доставляет. — Покачал я головой.

В этот момент по поместью пронёсся звук полуденного колокола. Переглянувшись мы неспешно направились в обеденный зал, обговаривая детали того что нам необходимо будет сделать в нашем доме.


После обеда все занимались своими делами, ко мне на приём прибыло несколько человек, которых нужно было выслушать, уточняя необходимые детали о проблеме, с которой он обращается ко мне, а после найти способ решения проблемы. Ноа на приёме присутствовала вместе со мной и открыто разговаривала с просителями, вникая в их проблемы.

— Я видела, ты освободил Клэр.

— Она дала клятву на крови. Это должно было когда-то случиться.

— А нельзя было решить вопрос без рабства? — тихо спросила баронесса, пользуясь тем, что все уже покинули зал. — Эшарион, это…

— Мне известно как это выглядит, но доверия к бывшей третьей императрице у меня нет. — Покачал я головой и поднялся. — Она мать моей сестры, не более.

— Я не осуждаю, но можно ли было использовать что-то другое, а не добровольное рабство?

— Можно, но только убить. — Посмотрел я в глаза баронессе. — Только после этого мне можно было забыть об Анисе, она бы не простила этого. Ладно, давай обсудим вот что: ты решила, что будет с этим поместьем, когда мы построим новый город?

— Ничего не придумала. — Покачала головой Ноа. — Тем не менее, мы можем использовать для любых целей, ведь ты не остановишься на том, что есть у нас сейчас.

— Да, не остановлюсь, но пока ещё не до конца обдумал варианты. — Поднялся я с трона и немного прошёлся по залу. — Планов у меня достаточно, но нужно их реализовать правильно.

— Что тебя беспокоит?

— Мы стоим на краю старой эпохи. — Остановившись, посмотрел я на свою невесту. — Многие не замечают, но всё меняется… Сам мир начинает меняться, магическая энергия изменяется и я даже представить себе не могу к чему всё это приведёт. Потому что не знаю, подобного не случалось до этого момента.

— Эшарион?

— Прости, Ноа. — Тряхнул я головой. — Мне надо подумать.

Направившись к выходу из зала, я читал мысли своей невесты, рождённые из-за недопонимания, но ничего сказать не мог… Потому что иначе мне придётся раскрыть слишком многое из того, что известно только мне.


Ужин прошёл в довольно странной атмосфере. Клэр войдя некоторое время, просто стояла возле входа и вела мысленный и притом очень неприятный диалог с Эйруэн, после чего проследовала за стол и хотела устроиться с краю, но её сестра по мужу поднялась и уверенно посадила её рядом с дочерью и сама села рядом…

Не знаю как, но Клэр сумела удержать лицо на протяжении всего ужина, а после удалилась в свои покои, мягко поблагодарив Ноа и попросив её сегодняшней ночью присмотреть за дочерью. После чего удалилась и дала выход эмоциям… А после к ней пожаловали Эйруэн, Эвелин и Люсинэ, начав долгий и обстоятельный женский разговор, вгоняющий в краску даже меня.

В ожидании Оранэры я накрыл столик и занимался изучением магической системы артааров, читая очередной учебник и делая записи в специально заведённую для этого книгу, разбирая структуры по блокам, соединительным каналам, простейшим структурным ядрам…

Младшая княжна, вошла после мягкого стука в дверь, сбросив плащ, оставшись в одних лишь полупрозрачной ночнушке и меховых сапожках.

— Доброго вечера, моя прекрасная невеста. — Отложив книги на полку, я подошёл к ней и приглашающе подал руку. — Прошу тебя.

— Да, мой принц, — пытаясь скрыть своё смущение и страх, безэмоционально ответила Оранэра, взяв мою руку.

Сопроводив её к столику, я усадил её и немного пододвинул кресло, после чего уверенно взял бутыль с вином и наполнил кубки, добавив:

— «Тиль мисс», вино из баронства Эльми, тридцати пятилетней выдержки.

— Первый поцелуй, — перевела Оранэра, подняла кубок и втянула аромат напитка, — символично.

— История у данного вина не такая уж и символичная, — сев напротив неё, я поднял кубок и всмотрелся в его однородный розоватый цвет.

— Мне известна данная история, ведь не было ещё в общей истории наших народов счастливого союза. — Пригубила княжна напиток.

— Мне почему-то кажется, что для этого не было достойных примеров. — Отсалютовав ей, тоже пригубил напиток из своего кубка.

История напитка «Тиль мисс» довольно драматична, повествующая о любви простого человека и альты, закончившаяся смертью человека… А что до попыток связать наши расы, здесь она частично права, редко когда брак между человеком и альтов заканчивается чем-то хорошим, даже мой дед попытался разрубить этот узел неприязни между нашими народами и то потерпел неудачу.

— А ты уверен, что сумеешь быть достойным? — спросила Оранэра.

— Мы можем это проверить.

— Хорошо. — Быстро опорожнив кубок, Оранэра поднялась и подойдя к расправленной кровати легла на неё.

Медленно допив своё вино, я поднялся и, подойдя к кровати, разделся, а после устроился с другой стороны, укрыв княжну одеялом погасил магический светильник, после чего устроился поудобнее на подушке…

Оранэра некоторое время лежала неподвижно, а после села и принялась сверлить мне затылок тяжёлым взглядом… Однако я делал вид что сплю, стараясь не сбить размеренное дыхание.

Слишком уж откровенно она боялась, накрутив себя ещё до ужина, поэтому и не хочу, чтобы постель для неё превратилась в обязанность.

— Спасибо. — Неожиданно робко произнесла княжна и, коснувшись моего плеча, устроилась на кровати и расслабилась.

Ничего не поделаешь Оранэра, но нам придётся выстраивать отношения по маленькому кирпичику. Да и не хочу я тебя использовать как какую-то фаворитку, ты способна на большее. Только вот твоё безразличие ко мне…

Размышляя некоторое время я дождался когда княжна уснёт и одевшись продолжил изучать учебник магии артааров, ментальными волнами контролируя поместье и его окрестности…

Получив ответ от очередной ментальной волны, я отложил книгу и бросив взгляд на спящую Оранэру, подхватил плащ и тихо вышел из покоев.

Зачем ты прибыла жрица? Почему я не способен коснуться твоих мыслей? Надеюсь, ты прибыла сюда, что ответить на вопросы, а задать их.

* * *
Сидя на повозке рядом с детьми и женщинами простых селян, Олуэн и Эдита наблюдали, как они неспешно приближаются к лагерю беженцев разбитого под стенами города Троял, стоящий на границе с пограничным графством Файраль, куда они и держали свой путь.

— Так много беженцев, — зло заметила дородная селянка, — как же много погибло людей из-за этих проклятых магов…

— Ходят слухи, что не маги это вовсе, а какие-то демоны.

— Благодаря магам у нас эти демоны и появились. Моя младшая сестра жила к западу отсюда, так её летом и съели, вместе с детьми и несколькими деревнями, что были рядом…

Эдита бросила короткий взгляд на Олуэн, но целительница отрицательно покачала головой. И бывшая принцесса, запахнувшись в тёплый плащ, продолжила слушать обмен информацией между женщинами, пока повозка катилась по заснеженной дороге…

Между тем они добрались до первых палаток, разбитых прямо в поле. В нос всем сразу ударили запахи гари, готовящихся обедов, грязной шерсти и обычного говна. Эдита с непривычки поморщилась от этих непередаваемых ароматов, но сдержалась, внимательно смотря на имперских жителей, жмущихся к многочисленным кострам…

— Жутко…

— Страшнее было, когда зверье из леса напролом через деревню пёрло, даже твари Хаоса бежали от того что сделали маги…

— Мама, — всхлипнула девочка.

— Не реви.

— Глорию Рошаль сожгли заживо за то что она нагуляла бастардку… Тьфу, даже императрицы изменяют. — Услышала бывшая принцесса разговор мужчин возле костра.

— Бить этих баб надо, чтобы не гуляли. — Ответил ему другой.

Эдита лишь закусила губу, но сумела сдержать слёзы, это не осталось незамеченным Олуэн.

— Мы сходим, спасибо вам за дорогу.

— Куда же вы, а если что…

— Не переживайте, — забросив рюкзак на спину, целительница улыбнулась, — здесь в Трояле живёт мой хороший друг, остановимся у него. Эди, пошли.

— Да, сестра. — Ответила ей девочка, подхватив свой рюкзак.

Повозка остановилась и Олуэн спрыгнула, после чего помогла Эдите и, сунув два серебряных арриала вознице, уверенно двинулась по дороге, ведя за руку «своего брата».

Дойдя до прилегающих к стенам домов, Олуэн уверенно свернула на улицу и двинулась между домов, выискивая взглядом нужный ей дом. Наконец дойдя до нужного, целительница остановилась и подойдя к двери уверенно постучала…

— Нет Гилберта, уехал он! — крикнула им через дорогу старая женщина, кутающаяся в шаль.

— А куда уехал? — поспешила к бабушке Олуэн.

— В Академию уехал, три дня назад. Как услышал об огненном шаре, так и уехал. А ты чего хотела?

— Друг это мой ещё из Академии, вот и позвал к себе…

— Так он дом продал и уехал, сама видишь, что творится. Жаль, конечно, хороший целитель был.

— Да, хороший целитель. Спасибо, бабушка.

— Осторожней девочка, времена ныне опасные стали… К себе на постой взять не смогу, итак две семьи живут. — Тихо добавила старушка. — А сестрёнку ты не зря мальчишкой обрядила.

Олуэн настороженно посмотрела на старушку и отвесила ей глубокий поклон, на который та довольно улыбнулась, поняв без слов, уверенно повернулась и повела за собой Эдиту с этой улицы.


Олуэн и Эдита скитались долго в поисках места для ночлега, но все места были заняты, да и к тому же не помогало даже серебро, так как за отдельные комнаты брали уже десяток полуимпериалов…

Наконец они вошли в город, где направились в ближайшую таверну, где как говорили, были свободные номера, пусть даже для этого бы пришлось использовать вексель на две сотни золотом…

Проходя мимо узкого переулка прижимаясь к стенам домов, Олуэн не успела даже вскрикнуть, как её по голове огрели дубиной, отчего целительница покачнулась и принялась заваливаться. Эдита, было, выхватила кинжал и хотела закричать, как её схватили за голову и легонько стукнули о камни стены, заставив потерять кинжал, а после забросили на плечо и куда-то потащили.

Эдита пыталась удержаться на краю сознания, но это получилось у неё далеко не сразу, а придя в себя, она ощутила, как с неё медленно снимают одежду…

— Маленький мальчик хочет ласки, дядюшка Бок даст ласку…

Открыв глаза она обнаружила зависшего над ней грузного мужчину с заросшей бородой торчащей клочками в грязной и неухоженной одежде, грубые руки которого стянули с неё штаны, отчего он замер и с досадой проговорил:

— Тьфу, так ты девка… А я хотел мальчика. Впрочем…

Закончить он не успел так как Эдита, быстрее чем подумала, создала клинок ветра и ударила по нему рассекая его грудь и голову, отчего он упал заливая её кровью и серой жидкостью мозга. С трудом выбравшись из под его тела, девочка схватила топор который лежал рядом с ней в этой маленькой комнате. Услышав сдавленный стон Олуэн из соседней комнаты, она медленно как её учили, подошла к косяку, на котором отсутствовала дверь и выглянула в большую комнату, где второй насильник, навалившись всем телом, пытался удержать вырывающуюся целительницу.

Медленно подойдя, Эдита успела наложить на себя структуру усиления боевых магов и обрушила топор на голову насильника, но он соскользнул и содрал только скальп, отчего тот взвыл, но девочка ударила ещё раз и ещё, оставляя глубокие рубленные раны в голове…

Олуэн сумела отползти к стене, и сейчас, зажимая голову, из раны на которой текла кровь, пыталась сосредоточиться, чтобы наложить целительские чары, чтобы хоть немного прийти в себя.

В этот момент двери влетели вглубь комнату грудой осколков от воздушного тарана и в это небольшое помещение начали вваливаться одоспешенные девушки с мечами наголо…

— Что здесь происходит?! — спросила черноволосая девушка с гербом герцогской семьи Мальт «Чёрным солнцем» на нагруднике, посмотрев на замершую Эдиту с окровавленным топором в руках.

— Райна, не спеши. — Успокаивающе коснулась её руки северянка со светлыми волосами. — Я знаю эту девушку… и даже девочку.

— Кто они? — немного успокоилась девушка из рода Мальт.

— Олуэн Зерг и… об этом стоит поговорить в другом месте. — Ответила ей северянка и, подойдя к целительнице, создала целительскую структуру и наложила на неё, а после посмотрела на девочку и спросила:

— Ты в порядке, Эдита?

— Я сильная? — тихо спросила полураздетая девочка с окровавленным топором в руках.

— Учитывая, сколько всего ты пережила, я скажу, что ты не только сильная, но и храбрая. — Успокаивающе произнесла северянка. — Ты можешь меня не помнить, но я Флира Альтер, ранее просилась на службу принцу Эшариону.

— Я помню тебя. — Кивнула Эдита, и настороженно смотря на членов этого отряда, не спешила выпускать топор.

— Командир, здесь ещё один… — раздалось из соседней комнаты.

— В таком случае забираем этих двоих и едем на постоялый двор, — кивнула Райна Мальт, — Флира, быстрее.

— Да, командир. — Отозвалась ей северянка, и улыбнулась Эдите. — А теперь отдай топор, и мы тебя доставим вместе с Олуэн в безопасное место… Хорошо?

— Не отдам.

— О духи, — выдохнула Райна и, подойдя, протянула кинжал девочке, — больше не теряй.

Опустив топор, Эдита настороженно приняла кинжал и сунула его в ножны, после чего принялась приводить себя в порядок, бросая взгляду на Олуэн уже пришедшую в себя и занимающуюся самолечением.

Через некоторое время они сумели привести себя в порядок, после чего их двоих вывели и, держа в круге охраны, довели до трактира «Пыльный сапог», куда войдя, Эдита непроизвольно сглотнула слюну от блуждающих ароматов в этом оказавшегося тихим заведением, где внизу присутствовало лишь семь человек…

— Привет, маленькая принцесса. — Поднявшись, вперёд вышел мужчина лицо, которого было скрыто глубоким капюшоном.

— Вацлав! — не сдерживая эмоций, подбежала к нему Эдита и обняла.

— Даже странно видеть такое, — заметил молодой дворянин, обернувшийся к ним. — Главу тайной стражи обнимает…

— Бук, заткнись! — Беззлобно сказала Райна.

— Я тебя тоже люблю. — Махнул он рукой, и тише добавил, — да, теперь осталось лишь самое простое…

Глава 10. Худой мир

В городе Жадернар проходила дипломатическая встреча между дипломатами стран НАТО и Дарниром, Двадцать Шестыми Чёрным Драконом Империи.

Охрана дипмиссии была на высоте, небо постоянно патрулировало три вертолёта, а весь город был оцеплен войсками специального назначения, наблюдавшими средневековые реалии и тихо переговаривающиеся между собой по связи. В ответ же в город так же был введён Белый легион в полном составе, рыцари которого в парадных доспехах обменивались мыслями и внимательно рассматривали своего возможного противника. Однако всё это было в городе, внутри дворца сейчас проходила встреча…

— Вы способны переводить правильно? Я уже сказал, что не желаю, чтобы против моих граждан было использовано оружие, продемонстрированное вами в Академии магии. — Спокойно заявил Дарнир.

— Мой император, кажется, мы ничего не добьёмся. Они говорят, что вы слишком много требуете. — Раздался в голове Дарнира голос его личной слуги, прекрасно переводящей язык членов дипмиссии. — Возможно, вы бы чего-то и сумели добиться, но они не желают огласки того, что сделали здесь. По крайней мере они этого боятся.

— Мы можем гарантировать, что это оружие не будет использоваться, если прекратятся похищения наших солдат. — Спокойно заявил переводчик. — Будет ещё лучше, если их передадут нам обратно, взамен мы рассмотрим вариант с передачей ваших солдат и граждан Империи.

— Обмен будет только взаимный.

— Это обсуждения затянется надолго.

— Тем не менее, я не могу сдать позиции, пусть мне и нужен этот мирный договор, но с достаточно выгодными условиями. — Мысленно ответил Дарнир своей личной служанке.

Дарнир сложил руки перед собой и внимательно посмотрел на членов дипмиссии перед собой и одним жестом переместил к себе кувшин с вином и наполним им свой кубок без рук, и поднёс его ко рту и сделал выразительный глоток.

* * *
Выйдя из поместья, я смотрел на жрицу поглаживающую морду своей лошади и стоило нам встретиться, как я неожиданно утонул в её бездонных глазах и резко отвернулся…

— Ты помнишь, зачем ты здесь?

— Вас, духов, это не должно волновать. Исполняйте своё предназначение, а меня вовлекать во всё это не стоит. — Закрывшись от разума духа водяного змея, я уже спокойно встретился взглядами со жрицей. — Вы храните этот закрытый мир, а не я.

— Мы знаем, почему ты здесь и недовольны твоим бездействием. — Шагнула она ко мне и вокруг нас закрутился энергетический вихрь, уходящий в небо. — Позволь мне показать тебе…

Весь окружающий мир утонул в молочно-белом тумане, который в тут же миг наполнился криками умирающих людей, мимом меня пробежало две селянки, одна держала на руках младенца, вторая же постарше буквально тащила за собой двух девочек лет четырёх… Миг и она валится на землю, получив стрелу в спину.

— Иллюзии, — сухо проговорил я, — может, покажешь, кто в этом повинен?

Иллюзии женщин исчезли, а из тумана вышла молодая девочка, держащая в руках плачущий цветок, с лепестков которого срывались кроваво-красные капли сока и, посмотрев на меня бездонными глазами, мягким голосом спросила:

— А что если я скажу что это не иллюзии, принц Эшарион? Это сейчас происходит в мире.

— Да, да и вмешиваться мы не можем. Слышал уже.

— Ты не совсем понимаешь…

— Знаешь, что я скажу тебе, дух. Если вы действительно желаете помочь ситуации, возьмите и закройте Врата, это же вы запечатали этот мир. Так в чём проблема сделать заплатку?

— Этого права мы лишены.

— Тогда не надо перекладывать это право на того, кто им не обладает. — Холодно посмотрел я ей в глаза. — У вас нет права указывать мне.

— Не нужно быть настолько вспыльчивым…

— Но и не вам решать, что мне делать с моим бременем. Довольно.

Взмахнув рукой, я погасил магический вихрь и посмотрел в глаза жрице. Она склонила голову и улыбнулась, а я тяжело вздохнул и посмотрел на плачущий цветок, лежащий на снегу…

— Мы поговорим завтра, принц Эшарион, если позволите. — Спокойно произнесла жрица.

— Позволю. Отдыхай. — Ответил я ей и, шагнув вперёд, осторожно поднял цветок и небольшой структурой вырастил ему корешки.

— Мы ещё поговорим, — раздался едва слышный шёпот духа.

— Сомневаюсь. — Сухо отозвался я.

Значит так, поговорим со жрицей завтра, а сейчас нужно вернуться в свои покои и лечь спать. Завтра у меня будет достаточно работы, да и в конце концов надо будет всё-таки доехать до Крепости Восточных Врат. Пока спокойно, ведь главную угрозу в долине удалось нейтрализовать.

Не забывая о цветке, я нашёл пустой горшок и посадил цветок, полив его водой. После чего дал ему немного энергии для роста и наконец, тихо вошёл к себе и, поставив горшок на стол, разделся и устроился в постели. Оранэра спала и видела сны о своей родине, и я некоторое время понаблюдав за ними, забылся сном без сновидений.


Оранэра ушла до удара утреннего колокола, поэтому я, проснувшись, обнаружил пустую кровать, после чего через неохоту поднялся и пошёл приводить себя в порядок.

После этого позавтракав, мы с Ноа снова взялись за строительство, сегодня у нас был план полностью покрыть крышу и уже начать заниматься внутренней отделкой, поэтому за работу мы взялись уверенно.

Взяв небольшой перерыв на обед, Ноа пошла, позаниматься с девочками, наблюдавшими за нами, а я пошёл в кузницу к Фурану, попросившего меня прийти и посмотреть на результаты его работы.

— Чем порадуешь меня, Фуран?

— Вот, смотри. — Указал он на столик, пробные двадцать штук. — Большую сложность составило приладить шарик, да так чтобы он крутился.

Перебирая в руках первые образцы ручек, я только уважительно кивал головой, отмечая, что поверхность была прекрасно отшлифована, хоть сейчас отправляй на продажу. Я даже опробовал каждую из них на листе пергамента, проверяя, как они работают…

— А ты упростил конструкцию, — заметил я.

— Так было проще, но приходилось часто использовать магию, так что простые кузнецы не смогут их изготовить. Если конечно не придумать новый способ выплавки таких материалов или новый материал.

Не так далеко ты ушёл от правды Фуран, не так далеко. Только вот боюсь в ближайшем будущем, такого материала не появится. Сам я не буду вводить его, хоть и примерно представляю, как это можно изготовить, а другие и не знают, лишь случайно могут что-то изобрести. К слову у артааров я видел похожий на пластик материал, но к сожалению он слишком быстро разлагается… Хотя, почему не вариант?

— Отличная работа, как я вижу молот у тебя в работе.

— Да, отличное оружие и инструмент, контролируя силу накаливания мне удобней работать, а самое главное, что он не обжигает меня. — Ответил Фуран, посмотрев на свой кузнечный молот в руке. — Как-нибудь оценю его в бою.

— Он тебя не подведёт, а боя лучше бы избежать.

— Все что случится, то случится, от этого не сбежать. — Ответил мне северянин. — Только духи знают, что будет дальше.

— Если бы духи знали, меня бы здесь не было. — Улыбнулся я. — Ладно ручки нужно передать в школу, думаю, учителям и ученикам понравится ими работать.

— Это не перо, тем ещё нужно постараться что-либо написать. Я пока свободен?

— Да, работай спокойно, Фуран, спасибо за работу. Оплату получишь, как мы и договаривались.

— Вот и хорошо, ручки я сам унесу.

Раздавшийся полуденный колокол известил нас об обеде, и мы переглянулись, после чего северянин потушил свой молот и забросил его в петлю на поясе, проверил горн, и мы вместе обсуждая, сколько дополнительно придётся построить оборонительных орудий для крепостей, а так же, сколько это потребует времени и средств.

Прибыв на обед я прошёлся взглядам по лицами собравшихся за столом, отметив что Оранэра наблюдает за мной украдкой и тихо проговорил:

— Аниса, Люси и Эва, после обеда зайдите ко мне.

Так же за столом присутствовала и жрица, смотрящая на всех с полуулыбкой на губах.

Вообще жрецы довольно интересная организация, однако мне не совсем нравится, как проходит обучение молодых послушников, которых обучают слышать и говорить с духами. Ведь это их сильно изменяет, вот сейчас за столом кажется, сидит молодая девушка пятнадцати лет с белыми, кажущиеся слепыми глазами, но на самом деле… Нет, она здорова, пусть и мыслит несколько другими критериями, но меня настораживает тот, кто находится рядом с ней. Этот, так называемый дух, мало того что очень стар, так ещё и обладает довольно извращённым разумом, хотя назвать его злым я не могу.

Закончив обедать, я встретил гонца и, получив донесения, доставленные птичьей почтой, уединился в своих покоях. Информации было много, особое внимание я в последнее время начал уделять интригам аристократов, следя за их развитие и составляя общую картину.

Странная ситуация, особенно на юго-восточном побережье Империи, слишком тихо. На северо-западе же вообще непонятно что творится, грызутся все со всеми и пока мне не удаётся повлиять на ситуацию. А вот на территориях вокруг лишь недавно существовавшей Академии магии откровенная паника, люди просто бегут оттуда, даже выжившие маги просятся в Орден Пылающей девы.

Я ожидал меньшего хаоса в Империи…

Раздавшийся стук в дверь заставил меня отвлечься от размышлений и сухо проговорил:

— Войдите.

В мои покои медленно вошли три девочки и остановились напротив моего рабочего стола.

— Мы пришли, принц Эшарион. — Тихо ответила Аниса.

— Я не стал вас беспокоить вчера, так как опасался, как и многие что вы можете серьёзно заболеть, но болезнь, благодаря целителям Аэлис и Люсинэ, вас не затронула. — Не поднимаясь с кресла, посмотрел я на девочек. — Едва не случившаяся вчера трагедия меня расстроила, причём довольно серьёзно. А виноватой в этом станет Брайана Леер, которая не уследила за вами и подвергла вашу жизнь опасности.

— Эшарион, не наказывай её, она… — Воспользовавшись паузой, тихо проговорила Аниса.

— Она отвечает за вашу безопасность, это её обязанность. — Сухо проговорил я. — Мне придётся лишить её части платы.

— Это мы виноваты. — Уверенно посмотрела на меня сестра и сразу опустила голову.

— Вот как…

Девочки принялись переглядываться, а близняшки, дополнительно начали вести мысленный диалог, смотря в пол под моим взглядом. Этот обмен был недолог и, Эва осторожно подняв голову, тихо произнесла:

— Это я создала иллюзию и отвлекла Брайану, чтобы мы покатались на льду. Это правда.

— Я взяла Анису за руку и потянула за собой, — не рискнула поднять голову Люси.

— А я не остановила их. — Тихо закончила Аниса и, подняв голову, посмотрела мне в глаза.

Некоторое время я смотрел на них, после чего переложил несколько писем в ящик стола и наложил магическую печать. После чего открыл пустой свиток и взяв ручку, взялся писать приказ…

— Значит так, чтобы вы научились ценить своё положение, а так же усилия других… — бросил я на них кислый взгляд. — С завтрашнего дня и до праздника середины зимы вы будете заниматься уборкой своих покоев, стиркой и приведением в порядок своих вещей. Будь вы совершеннолетними, отдал бы вас одной из северянок, после чего бы вы научились вести службу по защите поместья. При этом вы, так же как и всегда, должны посещать проводимые занятия. Вы меня поняли?

— Но время… — раздался тихий шёпот.

— Передадите данный приказ Эйруэн, она вам всё объяснит и покажет. — Протянул я свиток и Аниса взяла его в свои руки. — У меня нет времени заниматься легкомысленными девочками. Да и ещё, никто из людей, проживающих в поместье, не вправе оспорить мой приказ. Свободны.

Девочки посмотрели на меня, после чего вжав голову в плечи, одна за другой покинули мои покои, оставив меня одного. Посмотрев, как они закрыли за собой дверь, я тяжело вздохнул.

Ладно, подумаю обо всём этом потом, сейчас нужно идти и заканчивать стелить крышу, иначе мы опоздаем с постройкой дома, и церемонию придётся перенести. Посмотрим, что будет дальше.


Крышу мы успели закончить к закату, а после просто устроились на чистом бревне и смотрели на закат. Я в задумчивости перебирал варианты, как сделать двери и окна, а Ноа просто с полуулыбкой опёрлась на моё плечо и молчала.

— Спасибо. — Тихо сказала она.

— За что?

— За всё. — Ответила она. — Наверное, я худшая невеста для тебя. Вздорная, капризная, ревнивая…

— Не спорю. — Весело улыбнулся я.

— Мог бы и соврать. — Без следа обиды ответила Ноа. — Знаешь, а Оранэра на тебя сегодня весь день смотрит, при этом не так безразлично как всегда.

— Да?

— Эшарион, не притворяйся, что ничего не случилось.

— А она сказала почему?

— Нет, лишь как-то необычно улыбнулась и покачала головой.

— Тогда и я ничего не скажу.

Ноа лишь вздохнула, но отбросила мысль пытаться допытаться, что от неё скрывают, здраво рассудив, что она бы тоже не захотела, чтобы её обсуждали.

Услышав шум со стороны тренировочной площадки, мы переглянулись и поднявшись медленно направились к источнику. Я уже послав ментальную волну знал что на тренировку вышли Аниса и близняшки, а так же Соня и Оранэра, тренировочный бой которых мы и имели удачу лицезреть.

Интересно, если Соня использует жёсткий и практичный стиль фехтования, завязанный на силе и скорости реакции. Оранэра, напротив движется изящно и легко стараясь вымотать своего противника, отводя, но, не блокируя удары, так как, несмотря на усиление и ускорение она слабее северянки.

Обмен ударами продолжался долго, девочки, наблюдая за боем, азартно вскрикивали когда Оранэра неправильно приняв удар была сбита с ног, но сумела быстро вскочить и разорвать дистанцию и когда Соня пропустила ощутимый удар по плечу и выругалась. Бой закончился резко, поймав момент, Оранэра быстрым поворотом на месте, сумела прорваться сквозь защиту северянки и коснулась лезвием меча её шеи…

— Хороший бой. — Уважительно сказала Соня. — Я поняла свои ошибки.

— Благодарю. — Глубоко кивнул, Оранэра отступила, восстанавливая дыхание. — Ты тоже хорошо сражалась.

— Отличный бой, — заметил я, подходя вместе с Ноа.

— Да, хороший бой, — восстанавливая дыхание, уселась на стойку Соня, — Оранэра меня совсем загоняла.

Младшая княжна сдержанно кивнула, и тихо переводя дыхание, опёрлась на стену и наблюдала, как началась тренировка у девочек, где Брайана выступала в роли учителя. А после разминка с мечом, а после отработка новых стоек и нескольких финтов, которые рыцарь заставила их отрабатывать, сначала поодиночке, а после и в учебном спарринге. При этом активно поправляла и давала ценные комментарии.

— Жизнь любит подкидывать сюрпризы.

— Если ты о своём появлении здесь, то это был выверенный план. — Отдышавшись, ответила альте, Соня. — А его создатель точно доволен собой.

— А я не жалуюсь, рано или поздно нужно было поставить точку в вопросе о взаимоотношениях наших рас. Пусть и подобным образом. Меня и дома ожидал политически выгодный брак.

— Получается, для тебя ничего не изменилось. — Устало проговорила Ноа.

— Изменилось, но я пока ещё не поняла в какую сторону. — Ответила княжна и подняла взор к затянутому серыми облаками небу. — Эшарион, ты что-то узнал от этой крылатой?

— Нет, она не знает ни один из известных мне языков. К тому же всё ещё не пришла в себя. — Ответил я, наблюдая за девочками и бросив короткий взгляд на небо заметил. — Сегодня будет снег. Ладно, пойду баню затоплю. Хочется погреться.

— А мне кажется, что ты хочешь несколько иного, неизменно будоражащего. — Лукаво заметила Соня.

— Да, не без этого. — Заметил я с вежливой улыбкой и, махнув рукой, направился к бане.

Ну да ходить в баню мне доставляет удовольствие. Особенно приятно наблюдать, как девушки неспешно меняются рядом со мной, принимая на себя новую роль.

Зима идеальное время для плетения интриг, но не для войны. Дарниру уже не удаётся держать ситуацию даже условно стабильной. Архипелаг он потерял, северо-запад захлёбывается в разборках мелкой воинственной аристократии, желающей откусить кусок побольше. Юго-запад потерян почти полностью, эти вояки расползаются по территории Империи подобно тараканам, но нельзя. Аристократию, потерявшую своих детей конечно не заставишь молчать, они желают мести. Однако, боятся потерять вообще всё.

Страх. Да, именно это их главное оружие, всегда было и будет. А что если следующую атомную бомбу они сбросят на следующий густонаселённый город? Опять тысячи убитых и новая магическая буря, которая прокатится по имперским землям. Мне бы хотелось этого избежать.

Единственное хорошей новостью является тот факт, что два корпуса боевых магов отсутствовали во время взрыва в Академии, а находились в Орсине, направившись на помощь остаткам Ордена Хранителей печати. Да и сервенты, бывшие среди студентов академии тоже погибли, приятный факт.

Затопив баню, я некоторое время занимался набором воды в баки, а после сидел и некоторое время смотрел в огонь, наблюдая, как он пожирает поленья.

Наказание… Да, прекрасную возможность мне дали оправдаться за ошибки прошлого. Ошибки мои заключаются не в том, что сделал, а в том, что не сделал. Вот и сейчас я всё стою перед той же дилеммой, сделать или не сделать, постоянно размышляя о том, а не станет ли хуже.

— Эшарион? — заглянула в баню Ноа, — всё хорошо?

— Да, а…

— Просто я почувствовала, что ты чем-то расстроен.

— Расстроен? — задумчиво посмотрел я на неё и заметил, как она кончиками пальцев чешет знак единства на ладони. — Иногда это случается со всеми. Ты, наверное, скажешь, что принцу не пристало грустить.

— Нет, Эшарион, — вошла она и села на полок, — зато грустно о чём-то думая ты кажется более простым и понятным.

— Вот и хорошо, не хочу казаться кем-то похожим на жрецов духов. — Весело улыбнулся я и, заложив дрова в топку, закрыл её и выпрямился. — Ну что, пойдём в дом?

— Пройдёмся?

— Это можно.

Выйдя из бани, мы неспешно направились гулять по стене вокруг ночного поместья, укутываемого снегом крупными хлопьями падающего с неба.

Ноа молчаливо улыбалась, взяв меня за руку и смешно фыркала, когда снежинки падали ей на нос. А я просто наблюдал её настроением, не читая мыслей. Эмоции всегда говорят больше слов, главное уметь их понимать.

— Когда я была маленькой, то верила что каждая снежинка — это бабочка и плакала, когда она таяла. Это было довольно глупо.

— Ты была ребёнком, ты же не могла знать что снежинка — это просто замёрзшая вода. — Улыбнулся я и, перехватив несколько крупных снежинок, заставил их замереть над ладонью, а после объединил их и трансформировал в форму бабочки, наложив поверх ещё и структуру мягкого света, — протяни руку. Не бойся, она не растает.

Ноа подставив ладонь, смотрела, как снежная бабочка перелетела к ней на ладонь и даже поднесла ладонь к лицу, чтобы внимательно рассмотреть её, а после улыбнулась и в тот же миг бабочка взлетела и уселась на её шапку, заставив девушку, закрутится на месте, выискивая её.

— Что это?

— Управляемый голем, один из вариантов выпускного экзамена для студентов Академии. — Пояснил я и бабочка перелетела ко мне на ладонь. — Без постоянной подпитки он не способен поддерживать свою форму и заложенные функции.

— А если создать накопитель…

— Подобные украшения раньше были в моде у аристократии, только это очень дорого.

— Можешь сделать так, чтобы она не распадалась.

— Тогда придётся создать структуру, которая будет использовать энергетический фон в качестве источника подпитки. При этом придётся заложить ещё и функции… Попробую, мне даже интересно стало.

— Пойдём, покажу тебе кое-что. — Взяв меня за руку, Ноа бросила взгляд на стражника, патрулирующего стену, и повела меня за собой.

В итоге она мне ничего не показала, а лишь хотела просто скрыться с глаз посторонних людей. Поэтому когда мы уже заканчивали нашу прогулку, ударил колокол, после чего нам пришлось разделиться. Я направился проверять баню, а Ноа присутствовать на ужине.

В итоге я немного задержался и пришёл когда ужин уже начался. После окончания ужина я напомнил Мирасу и Малграфу о завтрашнем выезде в город, после чего направился в свои покои вместе со жрицей.

— Проходи, я не знаю твоего имени, поэтому…

— Принц, не нужно нарушать наших внутренних законов, — отозвалась мне жрица, — мы лишаемся своих личных имён, проходя через жреческий обряд.

— Минэ, с альтского — чистая вода. — Спокойно ответил я. — Держи его в памяти и не позволяй тому, кто рядом с тобой забрать его.

— Не пытайся принц… — раздался мне в ответ злой шёпот духа лишённый каких-либо эмоций, — она служит мне и тебе не разорвать наши узы.

— Умолкни, у тебя надо мной нет власти. — Сухо отозвался я. — Если перестараешься, я могу созвать духов на суд. Поверь, они откликнутся на мой призыв.

— Смертный глупец.

— Когда-то ты тоже был смертным, и, похоже, уже забыл это. — Снял я контроль над магической энергией. — Если желаешь говорить — говори, а если ты не оставишь попыток завладеть этим телом, я тебя сотру.

— Попытайся…

В ответ я создал руку, состоящую из ментальной силы и чистой магической энергии и, протянув её к жрице, одним уверенным движением вырвал из её тела комок энергии и сознания духа, после чего подтянул к себе и тихо отдал приказ:

— Исчезни.

Дух в моей руке задёргался и попытался проникнуть в мой разум, на что я одним ударом смял его сознание и принялся разрушать его воспоминания и мысли, перемешивая их, а после и сжигая чистой волей. В итоге в моей энергетической руке остался только энергетическая ткань существа, которую я просто развеял.

— Не надо мне угрожать. — Сухо проговорил я и перевёл взгляд на жрицу, которая стояла и удивлённо смотрела на меня.

— Мой принц, — поклонилась она мне.

— Жрица Минэ, — ответно кивнул я, — что вас привело ко мне?

— Не нужно использовать моё имя, это… — нервно облизнула она губы, — я пришла просить вашей помощи в идущей войне между принцами. Это неправильно.

— Война за власть была всегда. — Спокойно возразил я. — Я не собираюсь в неё вмешиваться.

— Что вы сделали с…

— Духом-хранителем? — посмотрел я ей в глаза, — уничтожил, так как он начал захватывать ваше тело, превращая в одержимую. Не все духи добрые и справедливые, именно это вы жрецы и знаете лучше всего.

— Да, мой принц. Ещё у меня есть послание, оно звучит так: «Мировой барьер разрушается» — произнесла жрица на чистом русском. — Мне лишь сказали, что нужно передать эти слова вам, но смысла никто из жриц не понял.

— Ты доставила послание, и я его услышал. Что-то ещё?

— Нет, я, наверное, пойду.

— Сегодня будет баня, тебя предупредят, когда она будет свободна. Не думаю, что ванна поможет после столь долгой дороги.

— Благодарю мой принц, непременно принимаю ваше предложение. — Улыбнулась жрица, и глубоко поклонившись, быстро вышла из моих покоев.

Да, старшие жрецы её видимо не предупредили о том, что я могу сделать с духом-хранителем и это испугало молодую жрицу. Ничего, иногда стоит напоминать тем, кто считает, что управляет жизнями других, об их настоящем месте в этой жизни. Отрезвляет.

Впрочем, мне и самому нужно помыться, я такой грязный после этой стройки.


Помывка в бане прошла спокойно, за этот день все неплохо вымотались, а Ноа так вообще чуть не уснула в бане, даже пришлось нести её в поместье на руках. После чего все разошлись по своим покоям, а я только успев дойти до кровати, сразу же забылся глубоким сном.

Утром, сразу после завтрака в сопровождении я покинул поместье, направившись сразу же на улицу ночных мотыльков, где меня встретила рабочая обстановка. Некоторые здания разбирали, другие же ремонтировали, а самое главное над самим борделем улицы появилась вывеска, на коей позолотой были выполнены буквы: «Сладкое ложе».

— Не такое уж оно и сладкое, эта ложе. — Заметил Малграф.

— Главная сладость заключается не в том, что на виду, а сокрыто внутри.

— Тьфу. Ты порой как скажешь.

— Не думал, что ты настолько брезглив. — Весело парировал я.

— Видел бы ты, что творится внутри этих борделей… — ответил мне боевой маг.

— Древние профессии вроде этой нужно время от времени совершенствовать, подгоняя под изменчивое время. Именно поэтому я сейчас здесь. Пойдём.

Войдя, мы сразу же оказались посреди в атмосфере ремонта, Розалина Вейр нашлась быстро, отдавая указания рабочим, что и куда переносить, чтобы этот зал стал приятным местом для отдыха после сеанса расслабления.

— Мой принц, — склонилась она в поклоне, — рада вас видеть.

— Я же удивлён, лицезреть подобную картину. — Спокойно заявил я, наблюдая за работой. — Где мы можем поговорить?

— Мой рабочий кабинет, прошу за мной. — Ответила она и, качнув головой, направилась вперёд.

Отмечая, что охрана здесь присутствовала, причём довольно неплохая, но всё же с профессиональными воинами из отряда Мираса они не сравнятся, я вошёл в просторный, а самое главное довольно скромный рабочий кабинет Розалины и проследовал по ещё пригласительному жесту в кресло напротив рабочего стола.

— Прошу прощения, мой принц, я решила начать раньше, так как ситуация в городе несколько обострилась из-за закрытия всех заведения подобного досуга.

— Вам бы стоило отдохнуть.

— Не волнуйтесь, здесь я восстановлюсь быстрее, чем в четырёх стенах своего дома.

— Итак, вот вексель на две тысячи империалов, советую тратить их правильно. — Положил я на стол бумагу. — К тому же, вы уже договорились с целителем, который будет лечить ваших работниц. Да и я рад видеть, что вы уже начали воплощать идеи, предложенные мной.

— Мой принц, я понимаю, зачем вы делаете это, но…

— Больше всего меня устраивает факт, что болезни из домов удовольствия не будут распространяться среди населения, а так же будут платиться нормальные налоги.

— Конечно, мой принц, я даю вам слово.

— В любом случае, я вас не сдерживаю в развитии, пока это не выходит за рамки имперских законов. Да и если кто-то пожелает неожиданно прибрать к рукам моё заведение, можете смело отсылать их ко мне. Населению нравятся показательные казни, как я уже заметил.

— А вы действительно опасны, правильно о вас говорят.

— Не более чем слухи, а для тех, кого я действительно опасен, об этом уже не заговорят. Я так понимаю, вы справитесь со стройкой и другим?

— Я была держательницей борделя почти двадцать лет и имею необходимый опыт. А что с наказанием?

— Вы сейчас работаете на благо Империи, я просто изменил наказание, но увеличил срок. Да, всё здесь. — Положил я на стол тубус. — Все необходимые документы и ваша копия с изменившимся наказанием. Надеюсь, я больше не услышу, что вы принимаете на работу детей. А если дети придут сами или вам их продадут, найдите меня. Я постараюсь им найти другое место в этой жизни.

— Благодарю, мой принц, я исполню вашу волю. — Поднявшись, глубоко поклонилась Розалина.

— В таком случае я изредка буду заезжать и смотреть за тем, во что вы желаете превратить улицу ночных мотыльков. — Поднялся я и запахнулся в плащ. — Доброго дня.

— Доброго дня, мой принц.

Выйдя из борделя, я внимательно осмотрелся и прошёлся ментальной волной считывая мысли людей и многозначительно покивал. После чего взял свою лошадь под узды и посмотрел на боевого мага:

— Ну что, Малграф, пойдём на рынок, посмотрим какие-нибудь интересные диковинки.

— Это можно, подарок бы какой-нибудь подобрать. — Ответил он.

— Мирас, а ты чего хочешь?

— Новые доспехи. Эти стали тесноваты.

— Вот, я тоже себе что-нибудь присмотрю из оружия, да и… — махнув рукой, я повёл лошадь по дороге. — Тогда прогуляемся.

А ведь сегодня надо ожидать гостей, кого нужно я уже предупредил, а остальное неважно.


Вечером, я как обычно проводил урок магии для баронессы, сейчас терпеливо создающей разряд молнии, но у неё ничего не получалось, не хватало банального контроля. Тем не менее девушка не сдавалась, а пыталась вновь и вновь…

— Ты звал меня, брат? — войдя, спросила с порога Аниса.

— Да, звал. — Посмотрел я, как очередной разряд распался в руках Ноа и кивнул. — Аниса, сейчас прибыли важные гости, можешь их встретить?

— Я их знаю?

— Конечно, и думаю, будешь рада их видеть. — Улыбнулся я.

— Вот как. — Настороженно посмотрела на меня Аниса, предполагая какой-то подвох. — Хорошо, тогда я пойду.

— Спасибо.

— Ноа, пойдёшь со мной? — спросила она.

— Мы почти закончили, — посмотрела она на меня и, получив одобрительный кивок, улыбнулась, — конечно, пойдём.

Девушки вышли, а я лишь туманно улыбнулся и направился за ними следом, мне была важна информация, что они привезли с собой, да и…

Выйдя из своих покоев, я неспешно направился по коридору, отметив, что Аниса и Ноа уже спускаются по лестнице навстречу входящим в ворота поместья гостьям. Выбравшись на лестницу, я как раз стал свидетелем того как Аниса разглядев в группе из двадцати воительниц мальчика с довольно женственными чертами лица, бросилась к нему на шею.

— Аниса… — растерянно промямлила Эдита и горько расплакалась, прижимая к себе младшую сестру.

Ноа посмотрев на эту картину, тоже обняла девочек и сама расплакалась.

— Что случилось? — спросила Эйруэн, выйдя ко мне в компании Эвелин, Люсинэ и Клэр.

— Эдита приехала.

— Она жива?! — ошарашенно посмотрела она на обнимающихся девочек. — Это…

— А вы думали, я просто так сижу в поместье на краю Империи и ничего не делаю. — Горько улыбнулся я и покачал головой.

— Принц Эшарион, Райна из герцогского дома Мальт прибыла поступить к вам на службу. — Поднялась по ступеням девушка в доспехе и глубоко поклонилась.

— Добро пожаловать, Райна Мальт, если позволите, я бы хочет предложить вам гостевые покои.

— Благодарю, но я предпочту остаться со своими людьми. Только не в поместье, прошу, я устала от этих каменных стен с детства.

— В таком случае, я всё же вынужден пригласить вас на ужин. А так же распоряжусь, чтобы вы смогли помыться с дороги.

— Благодарю, это сейчас всё что нам надо. — Глубоко кивнула Райна. — В таком случае мы пока разместимся, если вы позволите.

— Конечно, я ещё утром попросил приготовить членам вашего отряда комнаты. Лост вам всё покажет и распорядится, если что-то потребуется. — Кивнул я работнику поместья.

— Прошу за мной, госпожа Мальт. — Пригласил её Лост. — Я покажу, где вы сможете оставить вещи, а после ужина и помыться. Раньше просто не получится протопить баню.

— Мы подождём.

Райна ушла следом за Лостом и в поместое остались только Эдита и Олуэн смотрящая по сторонам в поисках человека, которого ожидала увидеть…

— Малграф, может, уже выйдешь, не нужно заставлять свою девушку ждать. — Мысленно обратился я к боевому магу, пребывающему в своих покоях.

— Девушку?

— Олуэн приехала.

Малграф мне ничего не ответил, но начал быстро собираться и вскоре буквально выбежал из коридора и собравшись, медленно подошёл к дочери придворного мага. Короткий обмен взглядами и они, обнявшись, отошли в сторону…

— Кажется, нас ожидает непростое время. — Заметила Эйруэн.

— Не волнуйтесь, альты спокойно поделятся ещё с одной. Мы ценим искренние чувства. — Ответила Люсинэ, наблюдая за воссоединившейся парочкой с улыбкой. — Как же забавно смотреть на молодых, забываешь, что когда-то был похож на них.

— Вы ещё не стары, рано вам об этом говорить и предаваться воспоминаниям.

— Ты специально подчеркнул мой возраст? — улыбнулась Люсинэ.

— Нет, я имел в виду всех дам стоящих рядом со мной. — Улыбнулся я, посмотрев на неё. — Вы ещё фору молодым да юным дадите.

— Нужно Соню научить тебя держать в кулаке, а то с такими разговорами… — покачала головой с улыбкой Эвелин.

— Странно, что он к вам не приставал. — Тихо добавила Клэр и удивлённо отметила, что на неё все обратили внимание. — Я не виновата, он сам.

Эйруэн и Эвелин одарили меня не самыми приятными взглядами, которые заметила Люсинэ и по-девичьи хихикнула, а я лишь ослабил воротник на своей рубашке и проглотил вставший ком в горле, прочитав в их мыслях, что они со мной сделают по случаю.

Между тем девочки успокоились и принялись подниматься по лестнице.

— А вот и Эдита, — заметил я с мягкой улыбкой.

Хлюпнув носом, сестра подошла ко мне и без лишних слов крепко обняла меня, только в этот раз не став плакать, а просто радовалась, что снова меня видит.

— Вижу, ты была сильной, — мягко погладил я её по волосам, — рад, что ты в порядке. Мы скучали по тебе.

— Эшарион… — подняла она голову и посмотрела в глаза.

— У нас теперь будет достаточно времени, чтобы поговорить. Не нужно заставлять себя говорить всё и сразу. Скоро ужин.

— А ты всё такой же. Сегодня я сплю с тобой.

— Нет, сегодня ты спишь в моих покоях. — Спокойно заявила Ноа. — Аниса сегодня перейдёт к матери, а за тобой нужно присмотреть.

— Вот как. — Отпрянув, медленно развернулась Эдита к Ноа. — Не тебе вставать между нами.

— Нет, мне. — Продемонстрировала баронесса знак единства.

Эдита только насупилась и опустила голову… Я, посмотрев на всю эту картину, только тяжело вздохнул и покачал головой.

— Ладно, успокойтесь все, гостевые покои для Олуэн готовы, но думаю, Малграф проводит её. Сегодня не будет никаких разговоров, тебе нужно отдохнуть, да и помыться.

— Хорошо, Эшарион. — Кивнула Эдита и посмотрела на баронессу. — Эльси Ноа Вернадская, я вручаю себя в ваши руки.

Люсине не выдержала и приглушённо рассмеялась, а я только покачал головой и спокойно ответил:

— Эдита, достаточно.

— Что она сказала? — мысленно спросила Ноа.

— Позже объясню.

— Пойдём, Эдита, — взяла её за руку Аниса, разрядив обстановку, — Ноа добрая и заботливая. Не надо её обижать.

Эдита не сумела ничего возразить, и неспешно пошла вместе с младшей сестрой, а Ноа двинулась следом за ними. А я, посмотрев на дам и тяжело вздохнул.

— Ей нужно отдохнуть после дороги. Не нужно пока её приструнивать. — Посоветовала Эйруэн. — Жаль, Эдита слишком сильно похожа на меня.

— Но вот так объявить себя равной практически законной жене, назвав сестрой по мужу. — Улыбаясь, заметила Люсинэ. — Она мне нравится.

— Она лишь моя младшая сестра. — Спокойно ответил я.

— Время покажет, — заметила Люсинэ, — а ведь она ещё не знакома с Соней и Оранэрой. Кстати, а где они?

— Оранэра учит Соню и близняшек высокому этикету в приёмном зале. Тем не менее, мне ещё нужно работать, встретимся за ужином. — Коротко кивнул я дамам и неспешно направился в свои покои.

Теперь я могу вздохнуть спокойно, самых важных мне членов семьи я спас и доставил в безопасное место. План выполнен, но всё равно остаётся ещё несколько иных дел, которые необходимо закончить до конца зимы.

* * *
Сидя в пещере на берегу перемёрзшей реки, Филипп и Калерия грели руки над разведённым костром. Солнце уже скрылось за горизонтом, а ветер с моря принёс с собой пробирающий до костей холод…

— Завтра мы уже будем в баронстве Элмир, главное чтобы дорогу сильно не замело. — Заметил Филипп и посмотрел на стену льда перекрывшую вход в пещеру, где они остановились. — Куда ты хочешь направиться?

— Никуда не хочу. — Устало ответила Калерия. — Дома нет, семьи нет…

— Но жива, и здорова, — спокойно заметил Филипп, — даже девочкой осталась.

— А ты хочешь, чтобы я с тобой легла? — кинжальным взглядом посмотрела принцесса на барона.

— Может тебе к брату стоит отправиться? — Филипп отвёл взгляд в сторону.

— К Эшариону? Он меня сам убьёт за то, что я едва не сделала. — Тихим голосом ответила Калерия. — К Дарниру возвращаться нельзя, он быстро продаст меня в брак, тем же баронам Архипелага в знак мира.

— В любом случае нам придётся где-то переждать зиму, думаю, у нас будет достаточно времени, чтобы решить в какую сторону направится. Калерия!

— Да?

— Сегодня ты готовишь, поднимайся. А я пойду ещё хвороста насобираю, да и лошадям надо чего-то дать…

Глава 11. Крысиный волк

Бывшая императрица и мать императора Дария II, Селика въехала в дворец герцогства Рикстэйл. Выбравшись из саней, старая женщина, зябко кутаясь в свой тяжёлый плащ подбитый мехом, поднялась по ступеням и, пройдя через открытые слугой двери, уверено двинулась по коридору.

— Госпожа Селика, принцесса Милена никого…

— Даже слушать не желаю. — Отмахнулась она. — Она моя единственная внучка. А я имею полное право поддержать её в горе.

Уверенно пройдя по коридорам герцогского дворца, бывшая императрица нашла третью принцессу Империи, сидящую в кресле возле камина и греющую ноги в бронзовом тазу.

— Никакого уважения к возрасту, девочка.

— Я не просила о твоём приезде бабушка. — Отозвалась Милена, даже не обернувшись.

Сбросив с плеч тяжёлый и тёплый плащ, старая императрица прошла к камину и села в соседнее кресло и протянула руки к огню и тихо заметила:

— Я предупреждала твою мать… Да и ей действительно повезло не видеть смерть своих детей.

— Она сама виновата в этом, не стоило ложиться под другого, зная кодекс императорской семьи. — Сухо ответила Милена.

— Откуда в тебе столько ненависти к своей семье? — устало спросила Селика, — оглянись девочка, ты осталась одна в пустом дворце. Никому ты не нужна…

— Никому. — Подтвердила Милена и посмотрела на бабушку. — Он предал меня. Понимаешь?

— Кто? — непонимающе переспросила бывшая императрица и, обратив внимание на живот, выдохнула. — Я всегда думала, что это лишь слухи. Что же ты натворила?

— Да, я одинокая дура, но это ненадолго. — Погладила округлившийся живот Милена.

Старая императрица посмотрела на лицо третьей принцессы и тяжело вздохнув, поднялась и позвонила в колокольчик.

Мудрая женщина знала что нужно было делать в этой ситуации и бросить родную внучку просто не могла.

* * *
Сидя за рабочим столом, я перебирал донесения и только досадливо морщился. Информации было много, слишком много и неприятной.

Дарнир все-таки заключил мир с союзом стран НАТО и разрешил им остаться в Империи, но, не выходя за определённые границы. Прекрасно знаю, что это перемирие временное и в данной ситуации сделать практически ничего нельзя, особенно учитывая потери среди магов. Это было ожидаемо, но всё же я недоволен тем, как он готовится к предстоящей войне. Нам нужно использовать наше преимущество в магии, но одними боевыми магами вопрос не решить. Да, Белый легион серьёзные воины, но даже если их будет больше тридцати тысяч, а это в десять раз больше настоящей численности, они мало что смогут сделать.

Наконец-то со мной вышел на связь Вацлав, объяснил, что иначе было нельзя и ему пришлось скрываться. Так же упомянул о Олемаре и извинился, что не досмотрел за своим приёмным сыном. А так же восстановил наши каналы тайной связи, отчего я просто захлёбываюсь от количества получаемой информацией. Причём, только важной и проверенной.

Кристиан Перейн опять вернулся под его командование, пусть он сейчас и занимается контролем ситуации на территории Драконьей долины, отслеживая и отлавливая шпионов Дарнира.

Отложив законченное послание, я положил ручку на стол и откинулся на спинку кресла, устало закрыв глаза.

По крайней море между островами Архипелага полностью замёрзло и бароны больше не занимаются разграблением прибрежных городов и селений. Впрочем, они могут вполне и по льду пройти, но всё же на какой-то период времени там всё затихнет.

— Эшарион, ты занят? — заглянула в мои покои Оранэра.

— Нет, а что-то случилось? — открыв глаза, спросил я.

— Я приду сегодня. — Напряжённо посмотрела она на меня.

— Хорошо, буду ждать. — Слабо улыбнулся я.

Кивнув, я она пару секунд постояла и скрылась за дверьми. Вздохнув, я потёр кончиками пальцев лоб и, поднявшись, подошёл к своим личным дневникам и принялся перебривать их.

Все эти союзы и альянсы аристократов тот ещё запутанный клубок, который необходимо время от времени шевелить, чтобы он немного распутался. А чтобы не запутаться в нём окончательно приходится записывать обо всех нюансах взаимоотношений. Самая мерзкая работа, на мой взгляд, но пришлось этому научиться, иначе это могло привести к гигантским проблемам, как для меня, так и Империи в целом.

Некоторое время я читал свои же заметки, а после дополнял их в новой записной книге. После чего вышел из своих покоев и направился смотреть, чем заняты домочадцы.

Анису, Эву и Люси я нашёл в покоях Эйруэн, они учились шить для себя нижнее бельё, а выйдя на лестницу, нашёл Ноа и Эдиту за спором о том, как можно обставить поместье. Спорили они уже долго, и прекращать не собирались…

Сегодня на долину обрушился снегопад, поэтому мы и занимаемся сегодня делами поместья. Только вот Ноа и Эдита с самого утра ведут себя так друг с другом.

— Лучше бы они занялись чем-то полезным. — Заметила Соня, подойдя в компании младшей княжны. — Ты пытался с ними поговорить?

— Не думаю, что это чем-то поможет ситуации. — Задумчиво ответил я.

— Вот только почему?..

— Каждая из них считает Эшариона своей собственностью. — Ответила Оранэра.

— Пусть делятся, женщинам проще договорится ради обладания любимым человеком.

— Ты удивительна. — Заметила Оранэра, посмотрев на северянку с толикой уважения.

— Знала бы ты жён моего брата… — улыбнулась Соня, — они и подраться могли, если брат уделит одной внимания больше чем другой.

— А как сейчас?

— Они женщины и сёстры. Договорились. — Весело ответила она. — Эшарион, а что ты думаешь?

— Сейчас я не думаю об этой беспочвенной ссоре, есть и другие дела требующих размышлений. — Спокойно ответил я и посмотрев на девушек, наконец прервавшихся, заметив зрителей. — Хорошо, я поговорю с ними. Только кляпы где-то придётся взять.

Соня и Оранэра одарили меня неопределёнными взглядами. А я отчётливо прочитал в их мыслях, что шутка была не оценена. Вздохнув от такой несправедливости, я неспешно направился к Аэлис, которая находилась в покоях Олуэн.

Дойдя до покоев дочери придворного мага, я постучался и, получив ответ вошёл. Дамы встретили меня молчанием, хотя я знал, что они активно обсуждали целительские техники.

— Здравствуй, Олуэн, вчера я не стал тебя беспокоить, но спешу выполнить обещанное.

Подойдя к столу, перед которым восседали девушки, я достал основу, включающую подъёмный столик и зеркало, а сверху закрепил окуляр, сделанный на основе подзорной трубы. Настроив микроскоп, я вырвал у себя волосинку и поместил под него, после чего настроил увеличение и, отойдя, приглашающе указал на него.

— Что это?

— Как я и говорил, это позволит тебе по-новому взглянуть на предмет твоих исследований. Прошу, мне пришлось повозиться, но это того стоило.

Аэлис тоже заинтересованно посмотрела на прибор, но вставать не спешила, позволяя молодой целительнице опробовать его первым. Олуэн же сначала ничего не поняла, а осознав, начала суетится и искать что-то в своих записях, а после снова возвращаться к рассматриванию волоса…

Понимая, что это надолго, я кивнул Аэлис и направился к выходу. Альта вышла следом за мной, а я протянул ей свёрнутый свиток с информацией о крови, антителах и реагентах, что позволят группы крови и резус-фактор. По крайней мере, все, что я смог вытянуть из своей памяти на данную тему, было изложено на данном свитке.

— Эта информация очень важна, думаю, вы сможете поработать над ней совместно. Спасать жизни — благородная профессия.

— Спасибо. — Несколько растерянно ответила мне альта, прижав к груди свиток. — Я постараюсь.

— Не сомневаюсь. Мне пора идти, доброго дня.

Теперь я занял наших целительниц надолго, им предстоит много работы. Не знаю, сильно ли я внёс большие изменения, но надеюсь, ничего плохого из этого не выйдет. Тем более что исследования в лечении болезней проводить просто необходимо, учитывая, с каким врагом нам пришлось столкнуться. Если в ход уже пошло ядерное оружие, то они и бактериологическим не побрезгуют. Жаль, времени у меня мало.

Оказавшись в своих покоях, я оделся и вышел из поместья и направился на неспешную прогулку по стене. Выбросив из головы лишние мысли и давая себе возможность немного расслабиться, я неспешно плёлся, наблюдая за снегопадом, и магией сметал снег со стены.

Обнаружив стоящую на стене жрицу, я подошёл и остановился, рядом смотря на сплошную пелену снега скрывающей город.

— Вы поступили очень неблагоразумно, но я вас благодарю. — Тихо произнесла жрица.

— Я помог, потому что мог.

— Тогда почему вы ничего не делаете сейчас? — резко повернулась она ко мне.

— Может по той причине, что вы просто не видите того, что я делаю? — спокойно посмотрел я на неё, — может вам, Минэ, и удалось прикоснуться к чуждой мудрости духов, но меня вы не понимаете.

— Почему?

— Я умею думать, вопреки вашему мнению. — Улыбнулся я и двинулся дальше по стене.

Духи не желают вмешиваться в происходящее. При этом прав и возможностей на это у них с избытком. А вот сейчас я не хочу вмешиваться, чтобы ещё сильнее не усложнять ситуацию.

— Подождите принц, не смейте оставлять последнее слово за собой. — Уверенно шла за мной жрица духов воды. — Вы же просто не желаете признаться в своей трусости.

— Будь ты мужчиной, я бы вызвал тебя на бой. — Ответил я, не оборачиваясь.

— Да, а я просто слабая жрица.

— Способная при желании одолеть даже магистра магии, — парировал я, — не надо мне врать, я знаю о природе и силе духов даже больше вас.

— Признаю, но духи скованны…

— Законом придуманным ими же. — Резко развернувшись, посмотрел я в глаза девушки. — Как смеют хранители этого мира перекладывать судьбу мира на чужие плечи? Они возомнили себя богами? Ответь мне, жрица.

— Богами? — непонимающе переспросила она.

— Ты вообще ничего не знаешь. — Вздохнул я и, развернувшись, медленно поплёлся через снегопад.

О существовании богоподобных сущностей я узнал от Бука. Именно он долго присутствовал на сферах, куда смертным дороги нет, ни в жизни, ни после смерти. Жрецы знают многое, но заглянуть чуть глубже им уже не позволяют духи с их законами. В чём-то это хорошо, а чём-то и плохо. Не мне об этом судить.

До вечера я занимался мелкими делами, мельком обговорил с Райной Мальт и заключил с её отрядом магические контракты, после чего оставил их отдыхать, предупредив, что завтра утром для них появится работа.

После этого провёл урок магии для Ноа и уже после его окончания пригласил к нам Эдиту. Её ранее забрала к себе Эйруэн, чтобы снять мерки, чтобы пошить на неё одежду.

Когда Эдита вошла, Ноа поджала губы и демонстративно стала рассматривать переплёт тома с законами Империи, а я указал ей на свободное кресло.

— Ты меня избегаешь?

— Нет, Эдита, просто у меня слишком много дел. Даже больше чем было тогда, когда я собирал себе союзников чтобы занять императорский трон.

— Понимаю, ты теперь управляешь огромной территорией. — Улыбнулась она и несколько расслабилась. — Скажи, ты знал?

— Да, я знал, но это не мешало мне считать тебя своей сестрой. Как не мешает и сейчас. — Спокойно проговорил я. — Аниса к слову тоже не перестала.

— Я не…

— Не стоит обсуждать то, что приносит боль. — Мягко остановил я её. — Обсудим иной момент.

— Какой?

— Ты не должна употреблять выражение — эльси в отношении Ноа.

— Почему?

— Вам, леди Ди, похоже, нужно восполнить знания высокого этикета, раз вы позволяете себе подобное. — Строго произнёс я и вздохнул. — Я всегда буду твоим братом. Поэтому не нужно задирать Ноа…

— Да?! — сжав кулаки, вскочила девочка с кресла, — Эшарион, посмотри на неё! Я не узнаю скромную и вежливую баронессу, счастливую только фактом того что она стала невестой принца! Сейчас она похожа на одну из тех фавориток, что ты ненавидел при жизни во дворце! Наглая, заносчивая, эгоистичная и ревнивая тварь она, а не твоя баронесса!

— Да как ты смеешь? — прошипела Ноа, медленно поднявшись, — ты хоть понимаешь, что мне пришлось…

— Жалеешь себя, баронесса Вернадская?! — ядовито улыбнулась Эдита. — Расскажи мне, как стоит себя жалеть. А может, расскажешь об этом Анисе?! Ты не достойна!..

— Умолкли. Сели. — Жёстко произнёс я.

Переведя взгляд на меня, эти двое медленно сели и замолчали. Читая их мысли, я тяжело вздохнул и потёр лоб кончиками пальцев.

— Расставим всё на свои места. Эдита — ты моя сестра. Ноа — ты моя невеста и жена перед духами. Желаете продолжать свою ссору, пожалуйста. Только учтите, если это перейдёт определённую границу, мне придётся принять решение о нашей дальнейшей жизни. Поверьте, оно вам не понравится. Вижу, что спокойно обсуждать вы ничего не желаете. Эдита, ты спишь с Эйруэн, так ей и передашь. На выход.

Девушки, опасаясь на меня смотреть, осторожно поднялись и вышли, после чего закрыли за собой дверь. Устало вздохнув, я достал записную книгу и вписал несколько строк, после чего захлопнул её и положил на стол.

А ведь я люблю их пусть и по-разному, но в равной степени. Даже говорить об этом не буду, не заслужили своими разбирательствами.

Завтра же я, наконец, поеду в Вернад разбираться с местными хозяевами города. Не самое приятное дело, но, тем не менее, необходимое, особенно когда у меня появилось удачное время взять их всех.

В итоге до ужина я сидел и занимался работой с документами, при этом работы подкинули ещё и управляющие баронством и графством.

Ужин прошёл спокойно, я предупредил Мираса и Малграфа о завтрашних делах.

После этого я удалился к себе и, ожидая княжну, сел за изучение магии артааров. Моё обучение продвигалось хорошими темпами, но пока мне не удалось найти возможностей хотя бы теоретически разобраться со своим проклятием.

— Я пришла. — Произнесла Оранэра, но не смогла сдержать дрожь в голосе.

Подняв на неё взгляд, я посмотрел на неё мягко и устало, но княжна сделала шаг назад, и я потупился, вызвав обратную реакцию.

— Ты красива.

— Я знаю. Мы пойдём в постель или будем говорить друг другу банальности?

Без лишних слов, сбросив с себя халат, я, подойдя к ней, стянул с неё плащ, оставив в одной ночнушке. А после, взяв за руку, сопроводил к кровати и, расправив одеяло, усадил на кровать.

Оранэра несколько растерялась и легла, а я, посмотрев на неё и вздохнув, отошёл от неё и повесил халат и плащ на спинки кресел, а обойдя кровать, лёг с другой стороны и укрыл нас одеялом. Погасив свет, я услышал сдавленный вздох, и просто заложив руки за голову, закрыл глаза.

Некоторое время мы так и лежали, Оранэра несколько раз шевелилась, а после тихо произнесла:

— Извини меня.

— Тебе не за что извинятся, я чувствую твой страх. — Ответил я и зажёг светильник, наполнив покои слабым светом, а после повернулся на бок. — Поговорим?

— Расскажешь о себе? — спросила она, повернувшись на бок.

— Я довольно скучный человек, какие бы слухи обо мне не пускали. — Весело улыбнулся я.

— Имперский принц, которого многие считают достойным престола, не может быть скучным… Не надо смеяться над собой.

— Почему?

— Это выглядит довольно нелепо.

— А мне кажется лучше смеяться над собой, чем позволять это другим. — Весело улыбнулся я. — А смеяться над собой порой полезно.

— Странный принц. — Расслабленно вздохнула Оранэра. — Тебя хоть раз посещала мысль, что всё, что ты делаешь неправильно?

— Порой непозволительно много, даже голова начинает болеть.

Протянув руку к моему лицу, Оранэра осторожно коснулась кончиками пальцев моей щеки, провела по губам и коснулась кончика носа и впервые открыто улыбнулась. Поймав её руку за запястье, я вернул её к лицу и шутливо вдохнул запах, отчего альта нервно поджала губы, а после осторожно отметил на ладони поцелуй. Отпустив её руку, я тепло улыбнулся в ответ.

Оранэра посмотрела на меня и выражение её лица переменилось. Уверенно сбросив одеяло, она уверенно пододвинулась ко мне и, забросив на меня ногу, села на живот и нервно облизнула губы, закрыв глаза и наклонилась.

Поймав её губы своими, я уверенно начал её целовать. Поцелуй не продлился долго, Оранэра отпрянула.

— Это приятно. — Заметила она с тяжёлым дыханием. — Можно ещё?

Вместо слов, я потянул её к себе и уже сам принялся её целовать, уверенно задавая темп движениям губ. Мои руки ласкали её тело, отчего Оранэра не предвидя подобного, несколько раз сбивалась с ритма…

— Это было волнительно. — Отстранившись, заметила она и легла рядом с густым румянцем на лице. — Спасибо что, не…

— Времени у нас достаточно, — перебирая её длинные волосы, ответил я.

Оранэра ничего не ответила и, подтянув свою подушку, подложила её под голову и закрыла глаза. А я укрыл нас одеялом и приобняв девушку, потушил светильник и закрыл глаза. Почувствовав, как Оранэра осторожно прильнула ко мне, я лишь улыбнулся.


Утром я проснулся первым и, поморщившись от ощущения онемения в правой руке, которую Оранэра, сейчас смотрящую сон о детстве, использовала как подушку. Осторожно высвободив руку, я не удержался и чмокнул её в щеку и направился приводить себя в порядок.

По крайней мере, я понимаю сейчас, чего ожидает от меня княжна. Впрочем, спешить с ней не надо, она слишком пуглива для действительно решительных шагов, особенно с моей стороны.

Выйдя из туалетной комнаты, я посмотрел на сонную Оранэру сидящую на кровати и улыбнулся.

— Ты давно проснулся? — сонно спросила она.

— Нет, утренний колокол ещё не прозвучал.

— Тогда мне пора. — Тряхнула она головой и, поднявшись, оправила своё полупрозрачное одеяние и, поймав мой взгляд заметила. — Ты и так видел меня.

— Мужчину интригует тайна, — заметил я с улыбкой и взяв её плащ, развернул его.

Обув мягкие меховые сапожки, княжна подошла и развернулась ко мне спиной, позволила набросить на свои плечи тёплый плащ. Осторожно высвободив распущенные волосы, она развернулась, а я принялся медленно скреплять застёжки. Девушка за этим внимательно наблюдала и улыбнулась:

— Чего ты хочешь от меня, Эшарион?

— А ты не знаешь? — закончив, посмотрел я ей в глаза.

— Хотелось бы знать, чего действительно ожидать. Ты же понимаешь что любовь — это мимолётно, а жизнь…

— Будь со мной.

— И всё? — удивлённо посмотрела она на меня.

— А я не требую многого. — Серьёзно ответил я.

— Это гораздо сложнее, чем звучит. — Задумчиво ответила она и, привстав на цыпочки, обозначила поцелуй в губы. — Спасибо за ночь.

— Учиться никогда не поздно. — Весело улыбнулся я и чмокнул её в кончик носа, получив в ответ недовольный фырканье.

Оранэра согласно кивнула и тепло улыбнулась, а после без лишних слов покинула мои покои. А я, посмотрев на закрывшуюся дверь, только покачал головой и тяжело вздохнул.

Итак, снегопад закончился и ощущаю, что рыцари Пылающей девы начинают брать город в кольцо, блокируя все пути отхода, в том числе тайные. Теперь крыс можно переловить, пока они осели в тёплых и уютных норах.

После удара колокола, я покинул свои покои и направился в обеденный зал. Времени у меня было достаточно, чтобы проверить информацию и полностью собраться для сегодняшней работы.

Войдя в зал в числе последних, я пожелал всем доброго утра и сев за стол, начал неспешно есть.

Единственными уставшими за столом я вижу наших целительниц, которые не спали половину ночи и занимались исследованиями возможностей микроскопа и особенностей крови. Читая их мысли, я не могу не отметить, что они поглощены темой и уже строят теории для дальнейших исследований.

Завтрак окончился и мы с Малграфом, заскочив в свои покои, быстро оделись и выбрались на территорию поместья, где уже стояли подготовленные для нас лошади.

— Мы готовы, мой принц. — Уведомила меня Райна Мальт, стоящая во главе своего рыцарского отряда.

— Готовы. — Отозвался Мирас и кивнул.

— В таком случае не будем задерживаться, нужно к вечеру закончить. — Запрыгнув в седло, я неспешно повёл лошадь вперёд. — Двинулись.

— Эшарион?

— Да, Ноа, я тебя слушаю.

— Ты надолго?

— Прости, забыл тебя предупредить, но на весь день. Прости.

— Понимаю. Будь осторожен. — Ответила она мне окрашенными обидой словами.

— Постараюсь.

Обернувшись, я помахал рукой девушкам, стоящим у окна на третьем этаже поместья и двинулся дальше.

Мой отряд из четырёх десятков воинов и воительниц выехал через ворота поместья и двинулся в направлении города, на выезде из которого уже стоял торговый караван.

Прибыв, я обсудил с возмущёнными торговцами причины задержки и попросил задержаться в Вернаде на день. Торговцы не стали спорить, лишь согласились и развернули караван обратно.

— Мой принц. — Выехал ко мне навстречу, Валлис Орб.

— Здесь все имена и адреса. — Протянул я ему свиток. — Нужно захватить их всех. В случае сопротивления — убить.

— Конечно, мой принц. Орден будет рад послужить благородному делу. — Изобразил поклон в седле гроссмейстер. — Вы тоже участвуете?

— Да, мой отряд будет заниматься магами, их в списке нет. — Спокойно ответил я. — Начнём.

— Вас понял, мой принц. — Кивнул он и отъехал к командирам отрядов.

— Нехорошее у меня предчувствие, — заметил Малграф.

— Всё в порядке, Дикий. — Ободряюще улыбнулся я, и похлопал по посоху, закреплённому под седлом. — Мы готовы к бою. Двинули!

Интересно, некоторые личности уже поняли, ради чего город был блокирован, уже пытаются уйти, только вот всё и везде блокировано. Я потратил немало времени, чтобы выяснить расположение всех тайных ходов из города и передал их расположение Валлису пару дней назад.

Итак, первой нашей целью будет некромант, маг первого круга, занимающийся вопросом получения бессмертия, Грегор Шейд. В прошлом он был аристократом, но был исключён из Академии магии за запрещённые опыты на своих сокурсниках, пытаясь создать из них разумную нежить. Сейчас ему шестьдесят лет и он нисколько не растерял ни своих сил, ни способностей, а напротив неплохо устроился, создавая живые артефакты. Почему же я не взял его раньше? Просто он лишь недавно вернулся в долину.

На подъезде к дому, я спешился и моему примеру последовал весь отряд, а после, идя по колено в снегу, выглянул из-за угла дома, и внимательно осмотрев на обитель некроманта, послал ментальную волну.

— Какая прекрасная защита и уровень мастерства. — Заметил Малграф. — Были бы дальше, не заметил.

— Видишь, ради этого и стоит учиться. — Заметил я. — А ведь он тоже маг первого круга.

— Не всем быть такими магами как ты.

— Поверь, я знаю ничтожно мало о магии. — Весело улыбнулся я.

— Эшарион, мы готовы.

— Обходите это здание по этой улице, из него три выхода, один из них подземный.

Кивнув мне, Мирас вместе с частью отряда отправился по параллельной улице, обходя здание. А я тем временем снял с седла свой посох и, сосредоточившись, принялся осторожно прощупывать землю и только поморщился…

— Сигнальных нитей много, если ход завалить он сразу поймёт.

— Мой принц, мы готовы. — Заметила Райна.

— Ждём Мираса. — Остудил я их порыв. — Проверьте защитные амулеты.

— А что тогда делать?

— Обвалю ход вместе с началом штурма. — Спокойно заметил я, подготавливая структуру. — Ждём.

Отметив, что жители уже просыпаются, но не спешат выбираться из домов, наблюдая за происходящим из окон, я закончил создавать структуры. Услышав переливчатое пение зимовки, я махнул рукой, и мы двинулись к обители некроманта.

— Вперёд. — Направив структуру в землю, я напитал её энергией и бросился к входу.

Трёхэтажный дом оказался окружён воинами, уже готовясь ворваться через главный ход, я почувствовал резкое напряжение магической энергии и успел поднять полусферу защиты.

Миг и дом просто взорвался изнутри, разметавшись осколками дерева и камня почти на триста метров. Полусфера сумела отразить только часть каменных осколков, остальное взяли на себя защитные амулеты.

Получив в грудь куском каменной стены, я повалился на снег, сверху меня ещё накрыто каменной крошкой и пылью.

Слушая звон в ушах, я сумел подняться, опираясь на посох и огляделся. Многие члены отряда ещё лежали, кто-то пытался подняться, но всё же досталось всем. Закашлявшись, я почувствовал, как у меня предательски захрустели сломанные рёбра. Сосредоточившись, наложил площадную структуру целительства, подсмотренную в книги магии артааров, наложив её на пятьсот метров вокруг себя.

Немного придя в себя, я послал ментальную волну и поморщился.

Я потерял троих человек, причём девушек из отряда Райны, а вот северяне Мираса отделались травмами. А ведь этот некромант всё ещё жив, вон он в каменном мешке лежит без сознания. Ничего, доберусь до него.

— Принц Эшарион! — крикнул Мирас.

— Я жив, — ответил я северянину, — помогите раненым.

Ощущая как кости срастаются под действием целительской магии, я только сосредоточился. А после одним мощным ментальным ударом пробил защиту разума некроманта. Ворвавшись в его сознание, я быстро и уверенно принялся ломать его, одновременно с этим перебирая его воспоминания. Информации об исследованиях было много, но самое было важно то, кто покрывал эти исследования и ради чего вообще начинались. Закончив, я просто погасил остатки его сознания и тяжело вздохнул.

— Что взорвалось? — спросил Малграф, немного придя в себя.

— Пошли, покажу. — Опираясь на посох, я медленно пошёл по развалинам.

Сейчас раненым оказывалась помощь, даже отряд ордена пришёл к нам на помощь и, оценив ситуацию, один из домов местных жителей превратили в госпиталь. Сейчас город буквально кипел от действий ордена. Тем не менее, никто из простых жителей не препятствовал проведению операции, особенно увидев на кого, ведётся охота.

Пройдя по развалинам дома, я остановился возле остатков стола, на котором лежала мёртвая обнажённая женщина, тело которой было покрыто рисунками из крови, впитавшихся в кожу.

— Если ты спросишь меня, почему я хочу упразднить Башни, то это одна из причин. — Тихо произнёс я.

— Это… — выдохнул боевой маг.

— Да, живой артефакт. — Спокойно ответил я. — Магия крови, магия смерти и магия духов.

Боевой маг не стал ничего говорить и, подхватил и выдернул из-под упавшего шкафа кусок ткани и накрыл им женщину. Молча кивнув, я оценил картину происходящего и поскрёб нагрудную пластину.

— Значит, половина отряда у нас ранена…

— Эшарион, ты и так ранен.

— Дело нужно закончить сегодня. — Сухо произнёс я. — Потерплю, всё равно рёбра уже зажили. А вот и целители ордена… — заметил я подъезжающих на санях рыцарей. — Теперь точно справимся.

— Тебя невозможно остановить.

Меня не нужно останавливать, особенно когда я делаю то, что необходимо. И так слишком долго пришлось ждать.


Зачистка города продолжалась до самого позднего вечера, когда последних хозяев города ловили уже под светом факелов.

Всех магов мы успешно поймали и только один, менталист, дал нам бой, но проиграл мне и был нашпигован болтами.

Со мной пошло только половина отряда, но и из них половина была раненной. Тем не менее, мы успешно закончили. Преступников оставили под стражей, маги получили свои рабские ошейники.

— Скажи, а мы могли поступить иначе? — спросил Малграф, зябко кутаясь в тёплый плащ.

— Иначе? — задумчиво переспросил я и, обернувшись, посмотрел на отряд, возвращающийся не в полном составе. — Наверное, стоило.

— И как?

— Слышал о крысиных волках?

— Нет.

— Достаточно известное развлечение моряков. Берётся несколько крыс и сажается в крепкую бочку и всё.

— Почему всё?

— Сильнейшая крыса побеждает и съедает остальных, а после уже не будет для неё мяса вкуснее, чем другая крыса. Это и есть крысиный волк.

— Теперь я тебя понял, но почему ты не стал этого делать?

— Мне не нужен бунт и десятки трупов в городе. — Спокойно ответил я и вздохнул. — Вот и пришлось взять роль крысиного волка на себя.

— Порой ты кажешься слишком кровожадным.

— А ты уверен, что это не так? — улыбнулся я, смотря на зажжённые факелы над воротами.

— Ты не убиваешь бессмысленно, в отличие от многих аристократов. Именно поэтому я и захотел быть твоим другом. — Серьёзно ответил боевой маг. — Как твои рёбра?

— Скоро узнаем, вот увидят мою помятую рожу… — тихо ответил я, чтобы слышал только он.

Малграф понимающе улыбнулся и вздохнул, задумавшись о своей семье… Точнее, о том, как объединить её кусочки, чтобы никто не остался обделённым и обиженным.

Туманно улыбнувшись, я, уже въехав на территорию и направившись к входу в поместье, обнаружил целую процессию. При этом она присутствовала здесь только чтобы встретить меня…

Даже приятно что о тебе волнуются… Заслужил ли я это?

* * *
Дарнир находился в своих покоях и читал текст мирного договора и морщился. Лучших условий получить не удалось, но полугодовая отсрочка появилась для того чтобы подготовится к полномасштабной войне.

— Мой император, гонец от легата Белого Легиона…

— Впустить. — Короткой приказал Дарнир.

Двери открылись, пропуская внутрь рабочего кабинета гонца. Войдя, гонец низко поклонился и, подойдя к столу, выложил семь свитков с донесениями.

— Это всё? Что у нас с набором одарённых? — Спросил Император.

— Удалось взять на обучение три тысячи молодых мужчин. Среди них единицы способны претендовать даже на третий круг магии, но легат желает получить ваше разрешение на использование одарённых девушек.

— Я подумал. Да и стоит ли их вообще обучать. — Проворчал Дарнир. — Потеряешь над ними контроль, они сразу сбегут, чтобы собрать разбойничью шайку, а после грабить торговые караваны.

— Вербовщиков не пустили в Крепость Восточных врат, даже когда они сказали о цели своего визита. — Спокойно докладывал гонец. — Принцу Эшариону и самому нужны маги…

— Что значит, вербовщиков даже не пустили в графство Саврос? — медленно повернулся император к гонцу.

— Таков приказ принца Эшариона Непреклонного. Отвечал, Мейстер ордена Пылающей Девы, Грен Самран.

— Неудивительно, Эшарион всегда славился своим непреклонным характером. — Махнул рукой Дарнир. — А то, что ему нужны маги, понять можно. Сам же выгнал пятый пограничный легион и сейчас ему нужны воины, чтобы закрыть границу с альтами.

— Да, но в последнее время мы теряем наших тайников в долине, даже быстрее чем они входят в Крепость Восточных врат.

— Неприятно, но за Эшарионом нужно следить. Внимательно следить.

— Как прикажите, мой император. Я передам ваши слова.

— Свободен. Мне нужно подумать. — Махнул рукой Дарнир.

Гонец не стал просить дважды и быстро покинул кабинет. А Император, читая донесения с мрачным выражением лица, думал о дальнейшей судьбе Империи и себе, стоящим во главе её.

Глава 12. Странствие и рабы

Отряд из двух человек уже третий день странствовал по дорогам баронства Элмир в поисках места, где можно осесть. Вчера Филипп узнал у старосты безымянной деревни, что в одной небольшой лесной деревушке требуется хоть кто-то знакомый с травами и магией. Поэтому узнав дорогу, они выехали в направлении этой лесного убежища.

— Не понимаю я тебя, зачем нам представляться студентами Академии?

— Академия уничтожена, и студенты из простых людей лишились рабской печати. Так что не удивительно будет, что студенты захотели спрятаться в глухой деревушке, подальше от магов и аристократов.

— Звучит разумно. — Вздохнула Калерия, не уделявшая особого внимания разговорам на постоялых дворах и тавернах. — Ты умеешь лечить?

— Не так хорошо, но знаком с алхимией и травами. — Ответил Филипп задумчиво. — Думаю, ты разбираешься в этом лучше.

— Не сильно. — Ответила Калерия со вздохом.

Филипп ничего не ответил, лишь вытащил лук и наложив стрелу, прицелился и послал её в короткий полёт между деревьями. Спешившись, он передал поводья девушке и проваливаясь в снегу по колено ушёл в лес. Калерия долго всматривалась между деревьев, но скоро Ойнего вернулся, таща на себе тушу годовалого кабана.

— Кровь я спустил и выпотрошил его, так что не должен он испортиться… — Ответил Филипп, забросив добычу на лошадь, недовольно от этого всхрапнувшую. — Чуешь?

— Это дым?

— Мы уже совсем близко к деревне, раз чувствуем его. — Запрыгнув в седло, он направил лошадь вперёд. — Опоздавший готовит ужин…

Калерия ничего не сказала, лишь недовольно фыркнула и направила лошадь следом за своим спутником.

* * *
Облокотившись на стол, я, сцепив пальцы, молча смотрел на двух девушек стоящих напротив моего стола и старательно отводящих взгляды. Они обе выглядели неважно, Эдита светила шикарным синяком под глазом, а Ноа время от времени лизала разбитую и опухшую губу.

Пока я был в городе, эти двое не выдержали и всё-таки подрались. Даже не появились вчера за ужином, а сегодня я вызвал их к себе сразу же, как проснулся. Вот так стоят и молчат, а при этом каждая считает себя правой в сложившейся ситуации.

— Лечить я вас не буду и запрещаю другим, а завтра мы с вами отправимся с утра в Крепость Восточных врат. — Устало вздохнул я. — Ладно, ступайте, скоро завтрак.

— Но, с таким лицом… — осторожно заметила Ноа.

— Будет вам уроком. — Немного раздражённо ответил я и потёр саднящие рёбра. — У меня и так достаточно забот, поэтому не ожидайте с моей стороны снисхождения. На этом всё.

Не смотря на меня, девушки развернулись и вышли из покоев. Перевернув допросный лист, я принялся вчитываться в строчки текста.

Так сложно делать столь многое одновременно, надо разгрузить голову. На сегодня хватит, мне в любом случае придётся проверять и перепроверять доказательства вины хозяев Вернада. Я все-таки не хочу казнить невиновных людей.

Поднявшись, я бросил взгляд на часы и несколько подумав, взял учебник магии артаарской цивилизации, чтобы скоротать время.

Обучение мне не пошло впрок, уже есть неплохие результаты, но их пока недостаточно для моего лечения. Придётся искать дальше, всё равно удастся найти необходимую информацию и наконец, жить полноценной жизнью. К слову о полноценной жизни, а сегодня я снова буду спать один?

Закончил я с прозвеневшим колоколом и неспешно направился в направлении обеденного зала.

Сегодня у нас вынужденный отдых, северяне вечером будут проводить прощальную церемонию с погибшими товарищами. Я обязан присутствовать. Мне уже надоело терять верных людей.

Войдя уверенным шагом в обеденный зал, я прошёлся внимательным взглядом по лицам, но не увидел среди присутствующих Ноа и Эдиту. Послав ментальную волну, я обнаружил их в покоях баронессы, уже приступивших к завтраку.

Ладно, разбирайтесь сами в своих взаимоотношениях.

Пройдя, я сел на своё место и первым приступил к еде, ощущая внимательные взгляды дам старшего поколения.

Сейчас соберу всё, что мне необходимо в Крепости Восточных Врат, чтобы вечером уже не думать об этом. Валерия уже закончила с накопителями, поэтому мне их нужно только установить на свои места и восстановить защиту. Прошлая проверка города провалилась, поэтому придётся заниматься этим всем уже на месте, помощниц для этого я уже нашёл.

Завершив приём пищи, я был перехвачен управляющей делами баронства, после чего проследовал в кабинет и уделил время на решение насущных проблем.

Закончив разбор дел баронства, я некоторое время занимался поступившей почтой, досконально изучив несколько шифровок и обычных писем.

Выйдя из своих покоев, я неспешно поднялся в малую гостиную, где собрались дамы, и сел за стол. В молчании я открыл свою записную книгу и, найдя нужную мне страницу, постучал по ней пальцем.

— Клэр, когда убили Инессу, ты получала от неё какие-то послания.

— Нет, ничего, — ответила она, смотря на меня с подозрением, — ты что-то знаешь?

— Почти знаю, но я пришёл спросить не это. Готова ли ты отдать дочь замуж, ради её восхождения на престол?

— Нет. — Звенящим от напряжения голосом ответила Клар. — Я не позволю…

— Успокойся. — Твёрдо ответил я. — Я спросил и получил ответ. Закончим на этом.

— Закончим? Эшарион, посмотри, что сделала с нашей семьёй эта власть! Мой родной сын вырос извращённым подонком, моя сестра по мужу была сожжена заживо, а её сын и дочь до сих пор неизвестно где!..

— Достаточно. — Ударил я по столу кулаком. — Я и без тебя прекрасно знаю, что происходит. К слову, Вильям и Калерия живы. Вильям находится в плену у Кристофа, ему удалили часть рук и ног, сняли скальп…

— Эшарион, хватит. — Тихо попросила Эйруэн.

— Тем не менее, он жив. Калерия же сумела сбежать из замка Иф, выйти замуж за графа Гарсона и овдоветь. Сейчас ведутся её поиски. Милена сбежала из дворца в герцогство Рикстэйл, доставшееся ей от мужа. Никто из детей ещё не погиб.

— В чем большей частью твоя заслуга. — Посмотрела на меня с одобрительной улыбкой Люсинэ.

— Тем не менее, Империя трещит по швам, впрочем, вы и сами это знаете.

— Что ты хочешь услышать от нас, Эшарион? — спросила Эвелин.

— Я бы хотел попросить вас, если со мной что-то случится, защитить их. — Устало проговорил я.

— Зачем ты это говоришь? — спросила Эйруэн.

В ответ я лишь грустно улыбнулся, а Эйруэн резко поднялась и решительно вышла из гостиной. Эвелин покачала головой, но ничего мне не сказав, ушла за ней следом. Клэр поникла в кресле и уставилась в пол.

— Похоже, я никогда не пойму тебя, принц Эшарион, даже после всего, что между нами было. — Задумчиво проговорила Люсинэ и шутливо погладила бывшую императрицу по плечу. — Клэр, тебе тоже стоит его попробовать.

— Несмешная шутка. — Медленно повернула голову к ней женщина.

— Наши расы не так сильно и отличаются. — Махнула рукой Люсинэ. — Впрочем, принц об этом уже хорошо знает.

Она ожидает, что я буду с ней обсуждать наши с Оранэрой отношения? Нет, всё гораздо проще, она просто желает повторить. У меня даже возникла интересная идея… Позже её реализую.

А в графстве Саврос ситуация с теневыми хозяевами была гораздо лучше, а после того как с ними поработала тайная стража, их вообще не стало.

— Напрасно ты обижаешь Эйруэн, — одарила меня тяжёлым взглядом Клэр. — Ты слеп, Эшарион.

— Я не собираюсь это обсуждать. — Поднялся я и, подхватив книгу, направился к выходу.

Несмотря на поступление информации, действительно важной крайне мало. Демоны! Ладно, разберусь как-нибудь, придётся.

Дом пока постоит, мне завтра Ноа нужна полной сил. Только вот сама церемония… Впрочем, всё уже решено, поэтому придётся смирится. Традиции…

— О чём задумался? — неожиданно подойдя со спины, обняла меня Соня.

— Да так…

— Пойдём, — взяв меня за руку, северянка уверенно потянула за собой.

Северянка не говоря ни слова, привела меня к своим покоям и открыла дверь внутрь, пропуская меня вперёд. Войдя, я бросил на неё заинтригованный взгляд, решив не касаться её мыслей. Соня же войдя, лишь развязала ленту, распустив свои огненно-рыжие волосы по плечам.

— Тебе нужно расслабиться. — Погладила она меня по щеке. — Иди в ванную и ожидай меня.

— Когда ты придёшь?

— Скоро, — жарко прошептала она.

Посмотрев ей в глаза, я улыбнулся и, развернувшись, вышел в туалетную комнату, погружённую в полумрак из-за зашторенных окон. Рассмотрев при таком освещении огромную ванну, уже наполненную водой, я неспешно разделся и медленно погрузился в неё.

Неожиданно приятно и расслабляюще… Корень фира и масло лор… тьфу, непроизносимое название альтского дерева. Можно сказать мне этого и не хватало. В последнее время у меня так мало времени. Даже не получается тратить его на своих родных. А вот Эдите я уделил слишком мало времени, учитывая все, что она пережила за короткий промежуток времени.

Дверь открылась, и в полумрак ванной неспешно вошли девушки, ступая по деревянному полу босыми ногами. Подойдя, Соня лишь шепнула:

— Не нужно слов.

Ответив слабым кивком, я лишь улыбнулся, наблюдая, как девушки медленно вошли в воду, предоставляя простор для воображения в изучении их обнажённых тел. Устроившись по разные стороны от меня, девушки обменивались мыслями, которые я не желая того читал…

Оранэра не смотря на меня, изучающе коснулась своей рукой моей груди и медленно, изучая её точными касаниями пальцев. Повела вниз, где коснулась возбуждённого члена, и отдёрнула руку, но Соня, поймав её ладонь, вернула её на орган, уверенно показывая, как правильно двигать…

Не мешая их изучению, я лишь наблюдал, прикрыв глаза от удовольствия. Мне несколько раз сделали больно, но я сумел стерпеть, но они, чувствуя мои эмоции, останавливались и начинали ласки осторожней.

Соня неожиданно отпустила мой член и уверенно поцеловала меня. Отвечая на поцелуй, я дал волю рукам, нежно изучая её тело, а после принялся ласкать, сначала руками, а потом губами и языком. Соня с наслаждением застонала…

Оранэра не стала терпеть такую несправедливость, и крепко сжав член в руке, требовательно посмотрела мне в глаза. Заведя руку ей за спину, я уверенно привлёк её к себе и одарил глубоким поцелуем, которого она совсем не ожидала. Прервав поцелуй, давая ей восстановить дыхание, я спустился к шее и, подхватив её за ягодицы, немного поднял, а после взялся ласкать грудь. Оранэра открыто простонала, когда я несильно потянул губами за вставший сосок, схватив меня за волосы.

Как хорошо что я надел браслет… А вот Соня заскучала.

Моя рука скользнула вниз и, коснувшись лобка северянки, я принялся осторожно поглаживать её нижние губки.

Оранэра во вспышке страсти обхватила мою голову, прижимая к груди, и я неожиданно для себя, не имея опоры, ушёл головой в воду. Резкий всплеск, резко сев я посмотрел на девушек, на лицах которых отразился испуг и улыбнулся.

Соня же видя что ситуация вернулась, уверенно обхватила моя член рукой и пропустила его в своё нежное лоно. От неожиданности я выдохнул, а Оранэра облизнув губы, поцеловала меня, пытаясь осторожно двигаться языком… Немного перехватив инициативу, я подстроился под её темп. При этом рукой я скользнул вниз, стимулируя нежными поглаживаниями вход в лоно. Оранэра от такого несколько раз сбивалась, но постепенно её страсть нарастала, что заставляло её постанывать во время затяжного поцелуя.

Мой палец, осторожно скользнув внутрь полного сока лона и альта не сдержав стон, разорвала поцелуй. Соня, видя всё это, медленно двигалась на члене, буквально усадила альту перед собой и принялась играть с её небольшой грудью. Не отставая от неё, я увеличил темп движений пальца в её лоно, а после осторожно ввёл два пальца, вырвав из уст Оранэры сладкий стон.

Неудобно… Да и не лучшее место для такого времяпровождения было выбрано.

Соня между тем встала и, обменявшись мыслями с Оранэрой, улыбнулась и кивнула мне. Вытащив пальцы, я сел и привлёк альту к себе. Оранэра несколько растерялась, а после резко села пропуская член в глубину своего лона и громко простонала. Обняв девушку, я подхватил её за ягодицы и принялся неспешно двигаться, наращивая темп. Соня же отодвинулась от нас и принялась наблюдать за возбуждающим процессом.

Целуя альту, я увеличил темп движения, быстро доведя её до исступления. Оранэра не сдерживая свой голос, протяжно простонала и упала на мою грудь, тяжело дыша.

Вот же… А я так и не дошёл до пика удовольствия.

Осторожно сняв с себя Оранэру, я усадил её у стенки ванны. Затем развернувшись к Соне. Прочитав мой взгляд, северянка оперлась руками на стенку ванной и игриво покачала попой. Нарочно медленно войдя в неё, я резко увеличил темп, отчего ванную наполнили звуки шлепков мокрых и разгорячённых тел. Соня, не сдерживая себя, громко стонала и только бросала короткие взгляды на альту, наблюдающую за процессом.

Специально растягивая момент, я сумел довести Соню до оргазма, а после излился и сам, сев в воду на трясущихся ногах.

— Нет, больше в ванне заниматься этим не будем. — Тяжело дыша, я отполз к бортику и запустил структуру нагрева воды.

— Да, на кровати будет лучше. — Ответила Оранэра. — Только не сегодня…

— Ты больше боялась, — опустилась в воду Соня и блаженно вздохнула. — Понравилось?

— Ещё не решила… — ответила княжна и потянулась, — когда свадьба?

— Посмотри на этих альток, не успел в кровать затащить, а они уже под клятву духов тащат… — шутливо улыбнулась Соня. — Эшарион, а может, продолжим?

— Да, но на кровати, — кивнул я с улыбкой и обменялся взглядами с Соней, а после перевели их на младшую княжну.

— Нет. — Пригрозила нам пальцем Оранэра.

Туманно улыбнувшись, я обменялся мыслями с северянкой, и придя к обоюдному согласию, поднялись…


Вечером я совместно с северянами стоял перед погребальными кострами погибших и наблюдал, как огонь неспешно пожирает тела. Так же на погребальном костре была и молодая беременная девушка, ставшая живым артефактом.

Почему ни одна из моих затей не обходится без жертв? Может потому, что я не умею управлять людьми? Скорее, я беру на себя непосильную ношу, пытаясь что-то доказать этому миру.

— Почему в этом мире мы не можем обойтись без смертей? — тихо спросила Оранэра. — Разве это сложно.

— Сложнее чем ты думаешь, — ответила ей Соня, — сегодня мы прощаемся с теми, кто не стал смотреть на убийство невинных людей. Пусть они и пожертвовали собой, но память о них всегда останется с нами.

— Создавать живые артефакты… — поморщилась Ноа, — даже твари Хаоса не настолько ужасны.

— Они потеряли своё право называться людьми. — Тихо заключил Мирас. — Не всё можно в этой жизни купить.

Покачав головой, я только поднял взгляд к звёздному небу и выдохнул облако пара. Соня коснулась моей руки и взглядом задала вопрос, на который я ответил полуулыбкой.

— Хватит на сегодня, завтра в дорогу. — Спокойно проговорил Мирас. — Принц?

— Возвращаемся.

Вернувшись к лошадям, мы забрались в сёдла и двинулись в обратный путь. Неспешно лошади шагали по натоптанной дороге к кладбищу, куда почти каждый день привозили мёртвых людей и альтов. Поскрипывая ехали сани, куда забрались девушки, негромко переговаривающиеся между собой.

— Люблю зиму, — неожиданно сказал Малграф, — почему-то именно снег даёт спокойствие.

— Тишина сменяется бурей, так было всегда. Просто иногда мы не видим её приближения.

— Снова твои пространственные речи, почему ты не хочешь говорить прямо?

— Может потому, что ты мне не поверишь, даже если я скажу?

— Принц Эшарион. — Угрюмо посмотрел на меня боевой маг.

— Не волнуйся, всё рано или поздно закончится. — Улыбнулся я.

Вернувшись в поместье, мы распрягли лошадей, давая им, отдых и направились внутрь поместья. До ужина ещё было немного времени, потому я пригласил девушек к себе.

— Какие у тебя холодные ушки… — схватилась северянка за ушки княжны.

— Соня, дня тебе было мало? — равнодушно спросила Оранэра.

— Ты и сама скоро поймёшь, что для этого недостаточно не только дня, но и ночи. — Серьёзно ответила северянка, согревая в своих ладонях ушки альты.

— Обсудите свои игры позже. — Сказала Ноа, устроившись за столиком. — Вы и так пропустили обед.

— Ноа, не ревнуй, это было просто необходимо. — Бросила северянка короткий взгляд на Оранэру.

— Я не ревную, а просто недовольна тем, что не могу… Ой. — Резко покраснела баронесса и тяжело вздохнула. — Вы этого не слышали.

— Не волнуйся, я тебя понимаю. — Дружелюбно улыбнулась Соня.

Сняв с себя верхнюю одежду, я, слушая разговор девушек, устроился за рабочим столом и, посмотрев на бумаги, убрал их в ящик.

— Завтра мы уедем в Крепость Восточных Врат, поэтому я попрошу вас быть внимательней.

— Гостей не ожидается? — спросила княжна.

— Если только со стороны Княжества, больше я никого не ожидаю. — В таком случае, проблем не возникнет.

— А зачем ты берёшь с собой Ноа и Эдиту?

— Хочу, чтобы они немного отвлеклись, да и посмотрели на то, как я работаю. — Улыбнулся я, посмотрев на баронессу.

— Нам нужна новая баня, побольше. — Протянула Соня, развалившись в кресле. — Только строить посреди зимы… Возможно, но сложно.

— Обсудим это после моего возвращения. В любом случае мы продолжим строительство дома. Возможно, что-то можно будет придумать. — Решил я не отказывать в предложении. — Да и ещё, когда я вернусь, мы займёмся более полным изучением магии. Вести уроки буду я, но каждый день.

— Место я подготовлю, — задумчиво ответила Ноа, — обсужу этот вопрос с Эйруэн. Оранэра, ты мне поможешь?

— Помогу. — Спокойно ответила княжна.

— Нужно переодеться к ужину, — заметила Соня, — может, пойдём?

— Да, конечно. — Ответил я, в задумчивости смотря на запечатанный свиток.

Девушки покинули мои покои, а я, запечатав дверь, некоторое время изучал почту и раздумывал над полученными сведениями.

Когда же Дарнир решится дать бой солдатам НАТО? Одной зимы недостаточно чтобы подготовить достойных боевых магов, разве что использовать их как пушечное мясо. Где же потом в будущем придётся брать этих магов?

Дарнир слишком сильно мечется, как между аристократов, так и в своих действиях. Спешка в государственных делах никогда не приводила ни к чему хорошему, как в принципе и промедление.

Прозвеневший колокол оторвал меня от размышлений, и нехотя собравшись, я направился на ужин.


После ужина я заканчивал подготовку к поездке, собрал оружие и вещи, а так же приготовил необходимые документы. Валерия зайдя ко мне на две минуты, передала мне три накопителя, необходимые для восстановления магической стены города. Получив мою благодарность, она ушла, пребывая в своих мыслях, которые я не стал тревожить.

В Крепости Восточных Врат живёт один маг, который мне нужен. Это касается кое-каких событий двадцатилетней давности, участником которых ему повезло быть и выжить. Теперь вот мне нужно получить эту информацию. Без неё я не смогу сложить все звенья в одну цепочку, чтобы кое-что понять.

Обернувшись на робкий стук в дверь, я подошёл и сняв печать и засов, открыл её.

— Можно к тебе? — спросила Аниса с робкой улыбкой.

— Заходите, но завтра я разбужу вас рано.

— Мы знаем, я уже собралась. — Ответила Эдита, проходя следом за сестрой. — А нам точно нужно ехать?

— Да, это необходимо. Впрочем, если хочешь, можешь остаться. — Запирая двери, ответил я.

— Не, я хочу поехать.

А вот их лица всё-таки привели в порядок. Ничего по этому поводу говорить не буду, урок они усвоили. Надолго ли?.. До первой крупной ссоры, а после их снова придётся разводить по углам.

Взбив подушки, я расправил постель, и девочки её сразу заняли, принявшись играть в «города». Я же притушив свет, разделся и забрался следом, устроившись между ними.

— Давно мы так не спали. — Мягко улыбаясь, заметила Аниса.

— Последний раз это было в императорском дворце, слишком много лет назад. — Пробурчала Эдита и вздохнула, проведя рукой по своей мальчишеской стрижке. — Всё так изменилось.

— Но не всё… — заметил я.

— Да, не всё… Расскажи сказку.

— Сказку хочу. — Добавила Аниса.

— Хорошо, тогда слушайте… В одном королевстве, жил король…

Сказка рано или поздно закончилась, но девочки так и не дослушали её до конца, успев заснуть. Посмотрев на их безмятежные лица, я лишь тепло улыбнулся и затушил магический светильник.


Путь в Крепость Восточных Врат прошёл хорошо. Погода сыграла нам на руку, было тепло и пасмурно, но без снега. Въезжали мы в город уже на закате, а нас встречали чиновники города во главе с управляющим, а так же мейстер Грен Самран, командующий силами ордена Пылающей девы.

— Мой принц, ваш прошлый визит был неожидан и весьма краток.

— Доброго вам вечера, Ундор Филл, благодарю за встречу.

— Мы вас сопроводим во временную резиденцию, как и положено графу Савроса. — Проговорил Грен Самран. — Рыцари! Круг!

— Есть. — Ответила ему сотня рыцарей.

Рыцари взяли нас под защиту со всех сторон, направившись по широким улицам крепости в направлении графской резиденции. Отряд Мираса держался ближе ко мне и был готов в любой момент обратить оружие против неведомого врага.

— Расскажите о делах в городе, Ундор Филл, мне это интересно.

— Ничего важного давно не происходит, мой принц. Лишь мелкие неприятности вроде ссор торговцев, не поделивших торговую площадь или побитый муж, пойманный на измене с молодой любовницей…

— Сервенты для вас тоже были новостью?

— Они приехали недавно и мы не знали об их целях. — Ответил мне управляющий с раболепной улыбкой. — Когда вы желаете заняться проверкой?

— Завтра, управляющий Филл, мне будет интересно в полной мере проверить отчёты. — Спокойно и несколько устало ответил я. — Сегодня, мне и моим людям нужен отдых.

— Как скажите, мой принц. — Ответил он с улыбкой, но не сумел скрыть своего страха.

Неспешным ходом мы прибыли в резиденцию, являющуюся поместьем средних размеров. Оценив её внешнее состояние, я остался удовлетворён.

Спешившись, я поблагодарил мейстера Самрана за его сопровождение. Грен в ответ лишь кивнул и оставил два десятка рыцарей для защиты поместья, после чего удалился, сославшись на дела ордена. Управляющий Филл тоже отбыл вместе с чиновниками из администрации, сославшись на подготовку к завтрашней проверке.

Войдя в поместье, я сразу же оказался перед управляющим поместьем.

— Мой принц. — Глубоко поклонился мне высокий мужчина в годах. — Управляющий Жак к вашим услугам. Мы подготовили вам и вашей невесте покои.

— Благодарю, но невеста будет спать со мной. — Спокойно ответил я.

— Да, конечно, мой принц. Я распоряжусь, а пока вы ожидаете, приглашаю вас за стол. До ужина ещё достаточно времени, потому кубок согревающего вина будет кстати.

— Согласен, нам нужно согреться.

— Прошу за мной, одежду передайте слугам, они почистят и доставят её в ваши покои.

Отдав одежду с явной неохотой, я прошёл в богато обставленный обеденный зал. Ноа стараясь держать себя в руках, всё же выдавала своё настоящее настроение увиденными видами. А вот, Эдита, которая была обряжена в простое удобное платье, смотрела на эти вычурную красоту и показное богатство с лёгкой скукой. Всё-таки жизнь в императорском дворце накладывает свой отпечаток.

Устроившись за столом, я первым поднял кубок и лишь после этого остальные начали утолять свой сильный голод и согреваться питьём.

Создав несколько ментальных волн и получив ответ, я просто расслабленно сидел и неспешно размышлял.

Интересные события происходят в городе, даже заинтригован, немного. Теперь главное вписать все необходимые дела в эти два дня, иначе придётся задержаться. Впрочем, всё относительно спокойно в Крепости, если не считать наличия шпионов Дарнира. Впрочем, они ничего не смогут сделать, внешность Эдиты была изменена благодаря амулету, созданному Валерией. Слишком уж многие члены тайной стражи знают принцессу Эдиту в лицо.

— Мой принц, мы бы хотели отдать немного отдыха своему телу. — Заметила Ноа.

Демонстративно кивнув, я отпустил её и Эдиту в наши покои принимать ванну. Вместе с ними отправилась одна из работниц поместья, мысли которой не вызывали у меня никаких опасений.

— Мирас, если отряду что-то требуется, поставь меня в известность.

— Я сообщу, мой принц. — Кивнул мне черноволосый северянин. — Какие будут приказы?

— Всё как всегда, Мирас.

— Понял, мой принц. — Ответил он и кивнул членам отряда.

Поднявшись, отряд северян, взялся за выполнение своих обязанностей, рассредоточившись по поместью. Разумеется, рядом со мной остались двое для охраны. Как и Малграф с графом Варином. Старик сегодня был немногословен и задумчив, изредка бросая цепкие взгляды по сторонам.

— Граф Варин?

— Просто полузабытое чувство, не могу понять. — Ответил он и вновь прошёлся цепким взглядом по обеденному залу. — Надо осмотреться.

— Хорошо, граф Варин, осмотритесь. — Кивнул я ему и поднялся. — Малграф, пройдёмся. Хочу осмотреть третий этаж данного особняка.

Поднявшись с боевым магом, мы двинулись к лестнице и, поднявшись на третий этаж с сопровождающими нас телохранителями, неспешно прошли по коридору.

Я активно прислушивался к своим ощущениям, а затем резко остановился возле глухой стены и приложив к ней руку, лишь усмехнулся.

— Что здесь? — спросил боевой маг, принявшийся создавать структуры, которые просто разбивались о стену.

— Альтская система магии. — Задумчиво проговорил я. — Старые особняки хранят множество секретов, даже интересно стало.

Некоторое время мы изучали стены потайной комнаты, обойдя её по кругу, но так и не нашли входа. А я, внимательно всматриваясь, изучал сложнейшую из виденных мне структур альтской системы магии.

К нам через какое-то время присоединились Ноа и Эдита, посмотрев на наши исследования с интересом, но тоже ничего не заметили.

— Можно конечно сломать стену…

— Нет, Малграф, — отклонил я предложение, — так мы потеряем то, что внутри данной комнаты. Странно, что графы Савраса так и ничего не обнаружили.

— Прошу прощения, мой принц, но комнату нашли давно, но никто так и не смог распознать структуру и как её снять. — Подошёл к нам управляющий поместьем. — Я служу в этом доме почти пятьдесят лет и при мне её уже пытались открыть, но стены не поддаются ни магии, ни оружию. Если нужно я предоставлю вам сведения о ней.

— Буду благодарен.

— Ужин готов, мой принц, моя баронесса. Прошу за мной.

Двинувшись за управляющим, мы вернулись в обеденный зал. Работники поместья уже закончили накрывать и сервировать стол, потому я, устроившись первым за столом, дождался пока не сядут остальные и приступил к наваристому супу…

— Всем замереть! Ничего не есть! — резко послал я мысленные сообщения. — Мирас, оцепите поместье!

Северяне вскочили и резко бросились из зала, одни начали блокировать выходы, другие собирать работников в одном помещении. Рыцари Пылающей девы блокировали главный вход и отправили просьбу о подкреплении…

Это уже какая-то наглость. Почему ни одной мой визит в Крепость Восточных Врат не проходит нормально?! Ладно, а пока нужно успокоить Ноа и Эдиту… Кажется я перестарался.

* * *
Вильям III, второй принц двадцать пятой династии Империи Чёрного Дракона, сидел в экранированной комнате, привалившись к стене и при блеклом свете, рассматривал свои культи рук.

Дёрнувшись всем телом пытаясь почесать зудящую спину со следами плети и сжав зубы, глухо зарычал.

— Тебе нужно поесть, — опустилась перед ним девушка, которую Кристоф именовал Тварью, и поднесла деревянную ложку полную каши к его рту.

— Мне не нужна жалость! — крикнул Вильям, ударив культей по ложке, и выбил ей из рук девушки.

— Мне жаль, принц, но вам нужно поесть. — Спокойно подняв ложку с пола, девушка со следами рубцов на ушах снова наполнила её кашей и поднесла ко рту. — Гордость должна давать силы жить.

— Кто… Агрх!

— Ешь. — Жёстко сказала девушка, втолкнув ложку в рот принца.

Девушка не обращая внимания на попытки принца сопротивляться, накормила его и отошла в сторону. Сбросив платье, она посмотрела на юную девушку лежащую на кровати с отрешённым лицом и пустым взглядом направленным в потолок.

— Почему ты служишь ему?

— Служу? — переспросила Тварь, — нет, принц Вильям, я такой же раб, как и вы. У меня не было права выбора. Меня продали родители ещё два года назад, посчитав, что мне будет хорошо быть фавориткой имперскому принцу. У меня приказ помыть вас, ванна уже готова…

— Нет, я справлюсь.

— У меня нет права выбора. — Сбросив с себя платье, единственное что прикрывало её тело, девушка продемонстрировала рабский ошейник. — Не сопротивляйся.

— Как твоё имя?

— Тварь. Я уже привыкла. — Ответила девушка, подойдя к нему.

Вильям пока его раздевали, увидел шрамы от зубов и хлыста покрывающие тело молодой девушки, но не стал отводить взгляд. Тварь, заметила это и улыбнулась, но ничего не сказала…

С трудом, скрипя зубами от боли, Вильям на своих культях чуть ниже колена пошёл в ванную, ведомый девушкой.

Глава 13. Жертвы

Клэр, наблюдая за девочками, строящими замок из снега, только грустно улыбнулась. Бывшая третья императрица все ещё не пришла в себя после недавних событий и потому держалась с осторожностью.

— Приятно за ними наблюдать. — Заметила Эйруэн, подойдя сзади и встав рядом. — Смотри, даже Соня и Оранэра не удержались.

— Твой сын…

— Мы уже говорили об этом, Клэр.

— Тем не менее, я не понимаю его. Зачем? В чём смысл? Чего он добивается?

— Я знаю не больше тебя. — Вздохнув, Эйруэн отошла и опустилась в кресло. — С самых малых лет Эшарион был непонятным даже мне. А пытаться говорить с ним об этом бесполезно, он лишь улыбается и… — махнула она рукой. — Поэтому я уже не задаю вопросов.

— Мне казалось ты своим шармом…

— Прошу, Клэр, не надо. — Улыбнулась Эйруэн. — Эшарионом можно манипулировать, но вот последствия могут быть неприятными. Надеюсь, у тебя хватило разума не сообщать своим родителям об Анисе?

— Нет, я никому не пишу. — Ответила Клэр, а после повернулась и спросила. — Ты ощущаешь тоже что и…

— Клэр, не задавай глупых вопросов. — Холодно ответила северянка. — Я испытываю тоже, что и ты. Люсинэ вообще предупредила, что затащит его в постель, даже дочь поставила в известность.

— Его сила всё ещё растёт, — вздохнула Клэр, посмотрев через окно, — мне страшно подумать, что будет через пять лет.

— Это будут решать девочки, не вижу в этом никаких проблем. — Спокойно ответила Эйруэн. — К тому же ни разу не слышала, чтобы он сделал кому-то больно. Если ты и сама хочешь, я тебе не препятствую.

— Эйруэн…

— Я тоже женщина и понимаю тебя. Просто мне нужно придерживаться договорённости. Глупый Эшарион, даже не взял с собой в поездку никого подходящего…

* * *
Собрав всех работников поместья в одном зале, северяне остались их сторожить. При этом часть из них направилась на кухню и ледник проверять продукты, ведя поиски яда. Рыцари ордена, прибыв вместе с командиром, сейчас вели поиски тех, кто побывал в поместье в течение дня.

Ноа и Эдиту отправили спать, предварительно проверив покои на любые подозрительные предметы и возможные яды, которыми можно было пропитать ткань. Однако ничего похожего не было найдено.

Вызывая людей по одному, я проводил допрос, активно используя ментальную магию. Однако даже проверив тридцать с лишним человек, я не нашёл ничего. Нет, кто-то питал ко мне неприязнь, считая, что это по моему приказу убрали прошлого графа Савроса, но вот никаких планов об отравлении или убийстве не было. При этом я становился свидетелем других дел проверяемых мною людей… Мерзкое это занятие копаться в чужом разуме, словно с головой в компостную яму ныряешь.

— Малграф, пока достаточно. — Проговорил я, потирая лоб. — Работники, которых я проверил, могут вернуться к своим обязанностям. Правильнее нужно дать им отдохнуть.

— Я передам указание. — Кивнул мне боевой маг, направившись на выход из комнаты.

Голова раскалывается. Тем не менее, необходимо проверить всех работников, я просто не могу оставить данное покушение без внимания. Немного и передохну и продолжу поиски.

В каком направлении мне вести поиски? Среди членов администрации города я не заметил ничего странного, хотя довольно детально проверил их. Конечно, там всё не так прозрачно, но и без лишней грязи. Тем не менее, вопрос: «кто и как попытался отравить моих людей?» — остаётся открытым. Отравитель не мог не знать что я драконьей крови, но…

— Мой принц, повар, что пробовал суп, мёртв. — Уведомил меня Мирас, войдя в кабинет.

— Нашли что-нибудь?

— Да, это приправа. — Поставил он передо мной склянку. — Большего сказать пока не можем, информацию о торговце передали рыцарям Ордена.

— Ну, по крайней мере, хоть что-то известно. — Задумчиво проговорил я и взял глиняный сосуд. — Бросьте содержимое в кипящую воду. Пробовать не надо.

— Будет выполнено, принц Эшарион. — Взяв в руки сосуд северянин. — Это всё?

— Пока, да и успокой там людей. — Ответил я. — Вызови мне, пожалуйста, главного повара и управляющего поместьем. Они знали больше всех о поставляемых товарах и лично знали торговца.

Черноволосый северянин кивнул и вышел, а через несколько минут в комнату ввели управляющего поместьем Жака. Мужчина держался отлично, хотя чувствовалось, что он серьёзно нервничает. Пройдя он сел в кресле в трёх метрах от моего стола и бросил взгляд на пятерых северян расположившихся возле стен комнаты.

— Управляющий Жак, наше знакомство было хорошим, но… ужин меня оскорбил.

— Я ничего не знал о яде, мой принц. — Ответил он ровным голосом.

— Возможно это так, — осторожно коснулся я его разума, — а возможно и нет. Это ещё предстоит выяснить. Откуда вы покупали специи для кухни?

— Это всегда был торговец Вилберт, он доставляет нам специи с юга Империи. Многие дворяне закупаются у него.

— А если я захочу поговорить с Вилбертом, где мне его найти?

— Он живёт в постоялом дворе «На стене».

— Благодарю, а кто ещё имел доступ на кухню, кроме работников?

— Простите, мой принц, но мы служим в этом поместье поколениями и не желаем терять свою репутацию, пуская сюда посторонних. — С толикой гордости ответил мне Жак.

А ведь он не врёт. Здесь и правда царит порядок, поддерживаемый управляющим, действительно заботящимся о своих подчинённых. Даже в памяти не нахожу ничего необычного, хотя Жак обладает кое-какими способностями, даже инициацию пережил, пусть как маг он и слаб.

— Спасибо, управляющий Жак, ступайте и успокойте подчинённых вам работников. Без доказательства вины я никого судить не буду.

— Благодарю мой принц. — Поднявшись, глубоко поклонился он.

Мысленно передав полученные сведения мейстеру Грену Самрану, я получил ответ и несколько расслабился.

Главный повар не рассказал мне ничего нового, его буквально трясло от страха, настолько, что он даже голову не поднимал. Выглядело это неприятно, учитывая то, что он имел больше двух метров роста и солидную мускулатуру. За всё происходящее на кухне он отвечал своей головой, но боялся он не за себя, а за своё многочисленное семейство, имея двух жён и десять детей. Отпустив его, я некоторое время просто сидел и размышлял, а после проверил оставшихся работников. Однако ничего так и не нашёл.

— Нашли торговца — он мёртв, а в голове был кинжал «изгнания духа». — Войдя сообщил мне Малграф.

— Интересно, получается, — усмехнулся я, — только нашли ниточку, а её уже обрубили. Сколько дней пролежал труп?

— Не более половины дня, не успел ещё разложиться. — Ответил Малграф.

— Сейчас главное установить — остался ли убийца в городе. Может ему нужно точно знать о результате, чтобы доложить нанимателю. Город блокировать полностью, чтобы ни одна крыса из него не выскользнула. А я пока займусь трупами повара и торговца.

— Грен Самран уже распорядился об этом, мой принц. — Кивнул Малграф.

— К слову, никто не видел графа Варина?

— Он взял с собой пятёрку рыцарей Ордена и уехал, предупредив, что поищет источник своего странного ощущения. Может он нашёл тварь Хаоса, притаившуюся в городе.

— Возможно. — Поднялся я из-за стола. — Пойдём, осмотрим тело, Малграф, а после проверим, что это за приправы такие. Думаю, Мирас уже их приготовил.

Спустившись на кухню, где как раз оказался Мирас, я взял чистую ложку и взял пробу с кипящего котелка. После чего покивал головой и просто обратил котелок и его содержимое в лёд, проговорив:

— Фалестинкий яд или «Морозный поцелуй», вкуса почти не имеет, но оставляет после себя послевкусие, ощущающееся как лёгкая свежесть. На данный момент не имеет противоядия. Компоненты довольно редкие, но три специи действительно являются составными частями этого яда.

— Приходилось пробовать? — спросил меня боевой маг.

— Да, Малграф, одно время я изучал яды и пробовал те, что безопасны для меня, чтобы в будущем суметь их распознать. Если подать его вместе с замороженными фруктами или мороженым этот яд станет незаметен.

— Удобно, — заметил Мирас, — ядом является не конкретный компонент, а само блюдо.

— К сожалению, ты прав. Слишком удобный яд, знаю целую баронскую семью, которую им отравили. Ведь действует он не мгновенно. Так, а где трупы?

— Повар здесь, а торговца оставили на постоялом дворе. — Ответил Малграф.

— В таком случае сейчас проверим повара, а после отправимся к торговцу. Да и ещё, узнайте кто к нему заходил и прочее… Придётся работать методом отсеивания, ведь клиентов у таких торговцев всегда достаточно. — Тяжело вздохнул я. — Надеюсь, это не ложный след. Иначе нам придётся искать непонятно что и непонятно где.

Проверив труп, я не обнаружил ничего странного. Обычное проявление яда, очень быстро сворачивающего кровь. Да, неприятное зрелище, но, тем не менее, довольно обыденное для дворца. Там постоянно кого-то травили, и будут травить.

Закончив дела в поместье, я приказал снять оцепление и выехал в направлении постоялого двора, стоящего прямо возле стены в город. Ещё не войдя, я послал ментальную волну, проверяя постояльцев и лишь разочарованно поморщился.

Поднявшись на второй этаж, я неспешно прошёл в комнату торговца Вилберта, где и нашёл его тело с кинжалом в глазнице. Подойдя к трупу, я, не прикасаясь к рукояти, внимательно осмотрел его и усмехнулся:

— Малграф, знаешь, а это интересный кинжал. Даже клеймо мастера имеется.

— Что ты хочешь этим сказать? — подойдя, внимательно посмотрел на клеймо боевой маг. — Первый раз вижу эту печать.

— Потому что этот кинжал ковался только для королевской семьи Даренвел, первого из королевств, вошедших в состав Империи. Столицей был город Дарен, находившийся в дне конного пути на восток от Фарнадской башни. Сейчас там остались только руины.

— Старый и редкий кинжал, не вижу ничего необычного. — Ответил мне боевой маг. — Разве что сталь необычная…

— Сталь здесь самая обычная, просто сам метод ковки необычен. Её закаляли в человеческой крови, при этом ещё и вплетали кое-какие структуры в саму сталь. Редкая и дорогая вещь. — Задумчиво заметил я, создав структуру, и обернул ею рукоять.

— Что ты делаешь?

— Посмотри на свою ладонь, Малграф, особенно оцени свои рисунки на пальцах, они всегда уникальные. — Заметил я и, вытащив свою записную книгу, открыл её на чистой странице, и структура легла на ней, после чего проявились отпечатки. — Теперь я хотя бы узнаю, кто держал этот кинжал.

Вацлав уже пять лет, как знает о данном методе и держит его в полном секрете, причём подсказал его именно я. Даже структуры магические сумели создать, чтобы быстро снимать отпечатки с предметов, только вот бумаги пока уходит на это слишком много. Поэтому и используется она исключительно редко и действительно в важнейших случаях.

— Хороший кинжал. — Вытащил боевой маг оружие из трупа, уже начинающего попахивать. — Структура была одноразовой, можно сказать академической. Никаких следов индивидуальной работы.

— Профессиональный убийца. — Мрачно кивнул Мирас. — Что прикажешь, принц Эшарион?

— Людей нужно похоронить, и думаю нам всем нужно отдохнуть. Завтра у меня весь день полностью распланирован, а уже середина ночи. Значит так, всех отправить отдыхать, оцепление города пока не снимать. Возможно, кого-то и удастся поймать.

Вернувшись обратно в поместье, я несколько удивился тому, что снова подали ужин, и первым проверив все блюд, приступил к еде. Ноа и Эдита до сих пор не спали и присутствовали за столом. Закончив поздний ужин, я направился в выделенные нам покои и, устроившись в кресле, перебирал свои записи. Девушки пока что готовились ко сну, мысленно переговариваясь между собой.

В последнее время было два случая убийства кинжалом и всегда в правый глаз, сначала императрица Инесса, теперь вот торговец Вилберт. Если память меня не обманывает, ранее на территории Империи уже происходили убийства с подобным почерком. Правда, мне нужно больше доказательств… Надо чтобы Вацлав поднял архивы тайной стражи двадцатилетней давности.

— Эшарион, ты долго ещё будешь работать? — осторожно заглянула мне через плечо Ноа, — тебе бы отдохнуть.

— Хорошая мысль. — Повернул я к ней голову. — Сейчас приду, ложитесь пока.

— Вы как желаете, а я уже сплю. — Заявила Эдита, уронив голову на подушку и натянув одеяло до носа.

Ноа бросив на меня короткий взгляд, перебралась на кровать и устроилась рядом с Эдитой, оставив для меня место с краю. Бывшая принцесса в ответ только что-то тихо проворчала на такой жест.

Умывшись и сделав свои дела в туалетной комнате, я вернулся в комнату и, раздевшись, скромно устроился на краю кровати. Краем глаза я отметил несколько разочарованный взгляд баронессы и лишь приглушил свет светильника, погрузив покои в полумрак.

Послав ментальную волну, я только тяжело вздохнул, не обнаружив ничего интересного и важного, а после закрыл глаза.

Засыпая я почувствовал, как Ноа прижалась ко мне, а мне ничего не оставалось как приобнять её.


Пробуждение было внезапным, я проснулся от того что не чувствовала своих рук. Обведя взглядом кровать, я обнаружил, что Эдита ночью устроилась справа. Ноа, разумеется, спала слева. При этом девушки очень неспокойные во сне, сбросили одеяло и сейчас покрепче прижимались ко мне, как к единственному источнику тепла.

Осторожно высвободившись, я сел, ощущая, как мои руки покалывает от прилива крови. Когда чувствительность восстановилась, я поднялся и, укрыв девушек одеялом, направился в туалетную комнату.

Сегодня надо закончить все дела в городе, а предстоит мне проверка деятельности администрации города и беседа с магистром. Это помимо того что где-то в городе гуляет наёмный убийца, ради поисков которого перевернут весь город.

Одевшись, я, посмотрев на спящее царство, вышел из покоев, направившись на поиски графа Варина. Старик был озадачен, но его мысли были далеки от покушения.

Поиски привели меня в малую гостиную, где и сидел Лерик, перебирая пальцами по подлокотнику кончиками пальцев пребывая в глубокой задумчивости.

— Вы всё-таки узнали природу своего ощущения, граф?

— Вы ранний гость, принц Эшарион, — оторвался Лерик от размышлений, — да, тварь Хаоса в городе, только вот она принадлежит бродячей труппе артистов. Её показывают публике за символическую плату.

— Это опасно?

— Энергия Хаоса проникает везде, разумеется, это опасно, но у них есть разрешение от Башен. Поэтому я ничего не смог сделать, а начинать бой было как-то глупо. — Устало вздохнул граф Варин. — Столько лет я бегал за этими тварями, чтобы они не добрались до людей. А теперь… Что за времена настали, принц? Где порядок?

— Там же где и всегда. Ничего не изменилось. — Улыбнулся я, устроившись в соседнем кресле. — Вы просто воспринимаете это через призму своего возраста.

— Да, вы правы принц, я постарел. — Вздохнул Лерик. — Даже такие, казалось бы, незначительные поездки, меня изматывают. Меня даже проводили до ближайшего постоялого двора, и я просто уснул. Совсем как в детстве. Может пора повесить меч на стену?

— Сначала нужно научить других, как правильно держать меч, а после можно и на покой. — Парировал я.

— Хитрый вы человек, принц. — Рассмеялся граф Варин. — Впрочем, сам прекрасно знаю, что стоит только сдаться и всё, пора на встречу с духами. Впрочем, помимо твари, я видел ещё кое-что интересное. Вы видели когда-нибудь созданий похожих на кошек, но обладающих разумом?

— Вы про уренов? — задумчиво посмотрел я на графа, — разумеется, я знаю о них. Небольшое племя разумных кошек, живущих в горах Северных королевств.

— А у нас же запрещено рабство разумных, не так ли?

— Похоже, вас, граф, сильно задели эти артисты.

— Мне не понравилось, что меня сравнили с некоторыми тварями Хаоса. — Задумчиво проговорил он. — Как-то это было неправильно, учитывая моё призвание. Больше всего обидно, что ещё и матушку к этому приобщили.

— Это уже совсем низость. — Возмутился я.

— Вот я и говорю, стоит только состариться и всё, забывают, что такое тяжёлая рука. Старик же, чего его боятся?

— Разберёмся. А вот и рассветный колокол. — Заметил я услышав звонкий гул, разошедшийся по городу от здания городской управы. — Скоро завтрак, так что можно будет и выдвигаться.

— А что скажите по поводу покушения, мой принц?

— Попытка отравления. — Вздохнул я. — Обычное дело.

— Вы привыкли к постоянному страху смерти, мой принц. Неправильно это.

— Знаете граф Варин, сколько не живу, а всё не могу понять одной простой вещи: почему правильность всегда удивляет, а неправильность воспринимается как обыденность? — Смотря на огонь, спросил я. — Где и по какой причине цивилизация свернула не туда?

— У меня нет ответа. — Признал, Лерик, тяжело вздохнув. — Но смею предположить: мир просто устал от царящей несправедливости и его можно удивить только действительно правильным, а главное — разумным делом?

— Мудрое предположение, граф Варин. — Невесело усмехнулся я. — Значит, мир можно удивить. Может, стоит попробовать?

— Пробуйте, мой принц, но помните, что сложнее всего изменить природу неважно человеческую или альтскую. Разумные, часто недалёкие, всегда будут стараться добиться изменений для упрощения своего существования. Такое сложное дело нельзя взваливать исключительно на одни плечи, оно как гора — погребёт под собой.

Покивав на слова старого графа, я просто смотрел на огонь, горящий в камине и, отбросив лишние мысли, просто позволил себе ненадолго расслабиться.

Поместье между тем медленно просыпалось. Однако это не касалось работников, которые вставали намного раньше и готовили завтрак, ухаживали за животными, занимались закупками и стиркой, а так же производили мелкий ремонт. Было в этой суете что-то успокаивающее, отличимое от императорского дворца, где жизнь кипела даже ночью.

Первым в малой гостиной появился боевой маг, который как раз разыскивал меня. Заняв последнее свободное кресло, он просто сидел и молчал, перебивая в голове детали вчерашних событий.

— Раз город закрыт, а его будут прочёсывать рыцари Ордена, мы останемся в поместье ради вашей безопасности?

— Не вижу в этом смысла, это не первое покушение и думаю не далеко не последнее, однако дела откладывать нельзя. В городскую управу мы в любом случае съездим. К тому же, граф Варин, предложил посетить выступление труппы артистов, остановившихся в Крепости Восточных врат.

— Артисты? В Вернад они не направятся?

— Даже не знаю, но представление посмотреть стоит. Хоть какое-то развлечение посреди зимы.

— Если мы конечно успеем провести проверку в городской управе. — Заметил боевой маг.

— На том и решим.

К завтраку все уже проснулись и собрались в обеденном зале, где я уже успел проверить все блюда на выявление ещё какой-то отравы. Однако ничего подобного не нашёл, даже близко ничего подобного не было, причём вместе со мной присутствовал управляющий Жак, так же проводивший дегустацию.

Наказание за непроверенную еду я избрал в виде солидного штрафа, чем удивил и успокоил их. А по факту поступил лишь по закону, так как дегустаторов в поместье не было.

К завтраку собрались все, Ноа и Эдита были сонными, всё-таки легли мы поздно. Завтрак прошёл быстро, после чего были короткие сборы и мы выехали в направлении городской управы. Охраны в этот раз было достаточно, но я тоже не расслаблялся, внимательно смотрел по сторонам и сканировал пространство ментальными волнами.

Ундор Филл встретил нас в несколько потрёпанном виде и с тяжёлыми синяками под глазами, демонстрируя, что эту ночь он не спал и готовился к проверке.

— Управляющий Филл, вы сможете присутствовать на проверке или мне лучше отправить вас домой отдыхать?

— Не волнуйтесь, мой принц, я справлюсь. — Ответил он с кислой улыбкой. — Прошу за мной мой принц, моя баронесса.

Проследовав за ним в здание городской управы, я вошёл в просторный кабинет заваленный бумагами и устроился на подготовленном для меня месте. Ноа огляделась и тоже устроилась вместе со мной, а Эдита расположилась у неё за спиной…

Проверка началась, причём к проверке я подключил и графа Варина вместе с Малграфом, который занимался проверкой алхимиков и артефакторов проживающих в городе и платящих налоги. Ноа перебирала данные о детском доме, при этом уточняла у Эдиты тот или иной момент. Иногда мысленно обращались и ко мне.

Работники администрации города ожидали за дверью, переговариваясь только шёпотом и передвигаясь по зданию только крадущейся походкой.

Ближе к обеду, я, проверив уже кучу документов, потребовал передать мне все годовые отчёты, а после их получения взялся изучать некоторые из них.

Если честно, то я видел схемы хищения и примерные суммы золота так и не достигшие графской казны. Суммы были не самыми впечатляющими, приходилось встречаться и с гораздо худшими случаями. Тем не менее, я чувствовал, что управляющий Филл буквально трясся от страха, ожидая моего решения, прекрасно зная о том, что я нашёл всё что искал. К тому же его страх сделал ему медвежью услугу, и он выдал в своих мыслях мне ещё несколько преступлений, совершенных под его руководством.

— Управляющий Филл, почему в городе не осталось ни одного некроманта?

— Простите, мой принц?..

— Я спрашиваю, почему в городе нет ни одного некроманта, а в канализации обитает восставшая нежить? — внимательно посмотрел я ему в глаза. — Что поднимает нежить под городом?

— Мы не знаем.

— Малграф, вечером мы установим накопители для обороны города, раз прошлые были изъяты и так и не были найдены в сокровищнице графа Савроса. Продать их граф не мог, такие вещи необходимы, но точно ли накопители дошли до его рук?

— Хорошо, мой принц, мне оповестить мейстера Грена Самран и капитана Кленса Цаплин?

— Оповести, мне интересно как они отнесутся к данной новости. Если нежить выйдет на улицы города, всем станет не до смеха. Как вообще можно было допустить подобное, а после скрыть?

Малграф мне коротко поклонился и быстро вышел за дверь, а я остался сидеть и дальше перебирать документы. Выискивая и занося в свою записную книгу всё новые и новые подробности деятельности членов управы.

Пусть за некромантами и осуществляется тотальный контроль и их уничтожают за поднятие мертвецов, но они просто необходимы, когда происходят случаи самостоятельного поднятия мертвецов. На севере есть пять семей, которые проживают возле болот, где годы происходили бои между силами Империи и Севера и занимаются тем, что вновь отправляют немёртвых на покой. В Империи же есть боевой корпус магов, который занимается ка тварями Хаоса, так и поднявшимися мертвецами, занимаясь их поиском и уничтожением, но, тем не менее, есть ещё и городские некроманты, которые стерегут вверенные им кладбища. Вот и здесь возникла проблема, в Крепости уже пять лет, нет некроманта, и произошло самостоятельное поднятие, по крайней мере, уже видели немёртвых крыс и кошек, однако с усилившимся магическим фоном после недавних событий, возможно, что под землёй, если и другая нежить. В Вернаде и самом Саврасе проблемы с этим нет, некроманты там есть, пусть они и слабые маги, но свои обязанности выполняют в полной мере.

— Эшарион, а что делать, если в детском приюте постоянно появляются новые дети, но их количество не растёт? — осторожно спросила Ноа.

— Как часто?

— Порой двадцать человек в месяц.

— Ты серьёзно?

— Да, вот почитай отчёты, я долго пыталась разобрать почерк, но мне удалось сопоставить…

Некоторое время Ноа показывала мне документы, вникая в которые я пытался выстроить общую картину происходящего и мрачнел с каждой страницей отчёта. Одарив тяжёлым взглядом управляющего, я увидел, как у него откровенно затряслись поджилки, и он слабым голосом просипел:

— Я ничего не знаю, мой принц.

Не врёт, как ни удивительно. Впрочем, мне хочется самому взглянуть что там происходит.

— Мирас, — обратился я к северянину, — все документы в этой комнате отправить в поместье Вернадской. Предупредите, что обедать мы будем ближе к трём часам дня, а пока мы отправимся в детский дом.

— Да, мой принц, будет выполнено. — Приложил он руку к груди.

— Управляющий Ундор Филл, вы поедите со мной в детский дом с проверкой. Ноа?

— Поеду с тобой, хочу посмотреть, в каких условиях живут дети. — Упрямо закусив губу, ответила баронесса. — И хочу узнать, почему они пропадают.

Не став оспаривать её решение, я лишь кивнул и направился на выход из городской управы, а за мной двинулась моя многочисленная охрана из северян.


Подъезжая к детскому дому, имеющий корпус из нескольких зданий, я мысленно отдал приказ рыцарям окружить его и никого не выпускать, пока не получат моего приказа.

Двинувшись внутрь, я косым взглядом заметил как граф Варин присоединившийся к нашей проверке, расправил плечи и тяжело вздыхая, идёт следом за мной. Эдита шла следом за баронессой, а позади них шёл Малграф. Северяне же рассредоточились по обе стороны от расчищенной тропинки и держали руки на оружии.

Увидев нескольких воспитанников, я внимательно посмотрел на них и осторожно коснулся их мыслей. Нервно дёрнув губой, я поднялся по расчищенной лестнице и открыл ворота в здание, сразу же направившись вперёд.

Проходя мимо воспитанников, я уверенно двигался в направлении кабинета директора данного заведения, прекрасно зная, что он находится на своём месте и его никто не предупредил о проверке. А нет, уже предупредили…

Ускорив шаг, я поднялся на третий этаж и открыв дверь с удара ноги, вошёл и одним жестом затушил камин, где начинали гореть бумаги и медленно повернул голову к директору, являющегося пусть несильным, но менталистом. Встретившим со мной взглядом, он бросил взгляд на дверь, а после резко бросился к окну…

— Аааа! — взвыл он, грохнувшись на пол с кинжалом в плече. — Тварь!

— Хороший бросок, — заметил Малграф, — что с ним делать?

— Допрашивать, — сухо ответил я и принялся неспешно вытаскивать бумаги из камина. — Мирас, захватите всех воспитателей данного заведения, никто не должен уйти. Выполняйте.

— Да, мой принц. — Ответил северянин.

— Эшарион, что происходит?

— Вот тебе ответ на вопрос, куда пропадают дети, — положил я расчётные книги на стол. — Можешь пока изучить.

— Держи, — протянул мне боевой маг кинжал, — придётся постараться, защиту от проникновения он умеет держать. Сарк, Вален, помогите мне дотащить его до соседнего кабинета.

— Хватайся, Дикий. — Ответил ему Сарк, подхватив директора с одного бока.

Директора вытащили и утащили в соседнее помещение, а Ноа нисколько не обращая внимания на немного обгоревшие книги, принялась их неспешно читать. Эдита, стоящая у неё за плечом, прочитав несколько страниц, проглотила вставший в горле ком и отошла в сторону и скромно устроилась в кресле.

Кивнув северянам оставшимся на страже, я направился в комнату к боевому магу и войдя, обнаружил его за ментальной дуэлью с более старым, но гораздо более опытным противником. Остановившись возле косяка, я закрыл глаза и принялся наблюдать за ходом столкновения разумов, где боевой маг медленно, но уверенно одерживал вверх, только потому, что был сильнее. Наконец, сломив сопротивление директора, он принялся копаться в его памяти, словно слон в посудной лавке…

Осторожно тронув его за плечо, я заставил Малграфа прерваться, и тяжело вздохнув, сам проник в разум директора. Восстанавливая порушенные связи, я вернул старику возможность мыслить и прогрузился в его память, ведя поиски всего, что происходило в стенах этого заведения. Наконец, оторвавшись, я тяжело вздохнул и ударил его по рёбрам.

— Принц? — настороженно спросил Вален.

— Он продавал детей, причём не только разным сервентам и магам, но и легионерам, беря за это плату. — Сухо проговорил я. — Все воспитатели были соучастниками, а кто-то и сам пользовался воспитанниками.

Сарк с мрачным видом взялся за меч, но я лишь качнул головой и северянин, плюнув себе под ноги, мрачно посмотрел на директора, который просто лежал и стонал.

— Почему мы раньше ничего не узнали?

— Не знаю, им везло.

Точнее будет то, что мне не встречались легионеры, которые бывали здесь, как и члены администрации, знавшие о дурной славе этого места. Вот коснувшись разума одного из подслушивающих под дверью, я и узнал о происходящем в этих стенах. Того служащего я погрузил в сон, так что он сейчас просто дожидается наказания в своём кабинете.

Достав свою записную книгу, я принялся записывать имена клиентов, а так же описывать тех, кто покупал здесь детей в качестве ресурса. А тем временем северяне переловили всех работников данного заведения и заводили в комнату со связанными руками и ногами.

— Всех передать городской страже, допросить каждого. В любом случае они все знали, что происходит в этих стенах.

— Может их просто повесить?

— Не сейчас, сначала нужно решить вопрос с детьми. Куда их отправить?

— Может в орден? Думаю, рыцари отнесутся к этому с пониманием. Да и женщин среди них достаточно. — Предложил Фус.

— Хорошая идея, были бы мы ближе, отправил бы в королевства, где бы им дали достойное место. — Заметил Мирас. — Впрочем, весной это можно будет сделать.

— В любом случае оставлять их в этих стенах нельзя. — Вздохнул я.

Проверив чтобы никто из работников детского дома не сбежал, я лишь устало потёр виски и вернулся в кабинет директора, где работали Ноа и Эдита. Девушки выглядели очень мрачными, но всё равно продолжали перебирать записи.

Решив им не мешать, я тем временем мысленно связался с мейстером Греном Самран, попросил его прибыть ко мне, пояснив, что объясню ситуацию на месте.

Северяне же тем временем разошлись, чтобы собрать всех воспитанников в одном месте. Местом сбора была назначена столовая, куда и шли дети, которых было почти две сотни.

Когда прибыл мейстер Самран, мы, обговорив сложившееся положение, и направились в столовую, где собрались дети.

Поднявшись на место где размещались столы воспитателей, я окинув взлядом собравшихся и вздохнул.

— Я принц Эшарион. — Выйдя на край возвышения, представился я перед воспитанниками. — И я прошу у вас извинения за то, что произошло с вами. Империя не смогла дать вам безопасного и надёжного крова, но я постараюсь это исправить. Я предлагаю вам войти в ряды рыцарей ордена «Пылающей девы».

— А девочек берут? — раздался робкий девичий голос из толпы.

— Да, берут всех, вне зависимости от происхождения и магической силы.

Распихав локтями нескольких человек, вперёд вышел мальчик лет двенадцати с уродливым шрамом на щеке. При этом ощущалось, что он обладает солидным магическим даром. Сделав два шага навстречу мне, он остановился и спросил:

— Принц Эшарион, среди нас есть и калеки, но способные работать руками. Вы заберёте и их? Среди нас есть и те, кто умрёт во время инициации. Мы не обучены магии. Вы заберёте и нас?

— Заберу.

— Мы готовы взять всех. — Вышел вперёд мейстер Самран. — Мы готовы предоставить вам еду и кров, взамен получая от вас помощь в развитии ордена. Ордену неважно кем вы будете в его рядах, растить хлеб, обучать воспитанников, защищать людей ордена мечом или магией. Если кто-то уже решился, мы готовы записать вас в ряды учеников. Прошу, подходите по одному к рыцарям и мэтрам ордена.

Дети начали неспешно подходить и их записывали, так же на месте определяли силу их магического дара. Понаблюдав какое-то время за этим, я повернулся к мейстеру:

— Бывших работников этого заведения забирайте к себе.

— Вы не доверяете капитану Кленсу Цаплину? — удивлённо посмотрел на меня Грен.

— Капитану я доверяю, но он же не может постоянно находится рядом с ним, а желающих избавиться от свидетелей будет достаточно. — Сухо произнёс я. — Странно, что когда вы разбирались с борделями, ничего подобного не удалось обнаружить.

— Думаю, бывшие воспитанники желали оказаться подальше от этого города, чтобы вновь не работать ночными мотыльками.

— Возможно. — Вздохнул я и посмотрел на детей. — Сейчас мне нужно вернуться в поместье и немного передохнуть, после мне нужно завершить ещё пару дел в городе. Дела здесь оставляю на вас.

— Как скажите, мой принц. — Коротко кивнул мейстер. — Детей мы перевезём в оставленные легионерами дома. Там осталось достаточно мебели и вещей. Накормить и подлечить их просто необходимо, учитывая их внешний вид. После решим с гроссмейстером вопрос о доставке их в Вернад.

Кивнув ему, я направился на выход из столовой, а за мной потянулись и остальные. Ноа и Эдита, работавшие с документами были молчаливы.

Возвращение в поместье прошло спокойно, пусть я по-прежнему напряжённо смотрел по сторонам, пытаясь обнаружить неизвестного мне убийцу.

Собравшись в малой гостиной, мы просто отдыхали сидя в креслах в ожидании позднего обеда. Девушки удалились по своим, несомненно, важным делам. А именно они просто сняли доспехи и умывшись, лежали на кровати, переговариваясь между собой.

— Значит, сейчас мы пообедаем и поедем к труппе артистов? — спросил граф Варин. — Детский дом и…

— В Империи слишком много вольностей. — Мрачно произнёс Мирас. — Если многое у нас контролируется традициями и родами, то здесь у людей слишком много свободы.

— Дело не в свободе, — задумчиво ответил Лерик, — дело в нравах. Когда последний раз происходила борьба за власть в королевских родах Севера, Мирас?

— Больше семисот лет назад, но тогда моими предками правили совершенно другие семьи. Сейчас же во всей королевствах есть род единой королевской семьи и правителя каждого королевства выбирают на собрании, куда приглашают глав всех родов Севера.

— А в Империи правит тот, кто останется в живых среди желающих власти, неважно при этом был ли он достаточно умён, труслив или силён для этого. Понимаешь, Мирас, простые люди Империи, смотрят на своих правителей и принимают происходящее среди них как данность, чтобы после поступать схожим образом.

— Не всегда. — Спокойно заметил Малграф. — Порой для гнусности не нужно причины.

— Да, я с этим согласен, но ты же понимаешь, что чем больше будет происходить мерзких и грязных дел, тем сильнее испортится общая картина общества. — Ответил граф Варин.

— А что вы предлагаете, Лерик, убивать за это?

— Если это идёт против закона — да. Если же оснований для смертной казни нет, то наказание должно быть основательным. — Кивнул старый граф. — А самое главное, наказание должно быть равным для всех преступников, вне зависимости от его титулованности и богатства.

— Словно это возможно представить.

— Возможно. — Подтвердил я. — Только граф описал сейчас некую мечту, добиться осуществления которой сложная задача. Далеко не один правитель Империи желал этого, но за всё прошедшее время мы сделали лишь несколько шагов в нужном направлении.

— А вы бы сумели это сделать принц Эшарион?

— Над этим нужно думать, прежде чем что-то делать, ведь можно сделать только хуже. — Кисло улыбнулся я.

Немногие знают, но ставлю закон выше, чем внутреннюю политику. Поэтому у меня немного союзников. Впрочем, как всегда.

Переведя взгляд на огонь, горящий в камине, я потянулся к нему ладонями, пытаясь согреться. В последнее время я чувствовал, как медленно замерзаю и ничего не мог с этим поделать.

* * *
Ален Гран, спешившись, уверенно направился к входу своего родового замка. Ворота распахнулись, стоило герцогу только ступить на лестницу, и коротко кивнув слугам, он направился по коридорам в направлении покоев своей супруги.

Графа Грана гнало вперёд известие о рождении ребёнка, поэтому он попросил императора и отправился в свой родовой дом, оставив легион на своего заместителя.

Войдя в покои, он бросил короткий взгляд на служанок, и они поспешили к выходу. Подойдя к кровати, он улыбнулся, смотря на свою молодую жену, сейчас полусидя кормила младенца грудью.

— Разреши? — протянул руки вперёд герцог.

— Вот, мой господин. — Отстранив от себя ребёнка, девушка подала его герцогу. — Это мальчик…

Герцог осторожно взял своего ребёнка на руки и внимательно посмотрел на него, после чего принялся опутывать его сетью магических структур. Молодая женщина, наблюдая за ним, закусила губу…

— Какая мерзость. — Сквозь зубы процедил легат Гран и подняв ребёнка над головой швырнул его на пол.

Ребёнок зашёлся в крик, который оборвался вместе с подкованным зимним сапогом, размозжившим его голову. Молодая мать, лицезревшая эту картину, взвыла не своим голосом и ударила по легату магией, но он лишь отмахнулся от неё. Магический удар, разбил кровать на куски, а молодую герцогиню ударил об стену, возле которой она и осталась лежать.

Развернувшись, герцог подошёл к двери и открыл её, сухим голосом отдал приказы:

— Выбросите эту женщину отсюда и наведите порядок, а так же подайте обед в мой кабинет.

Слуги быстро закивали, после чего герцог, пройдя мимо них, направился в свой рабочий кабинет. Войдя, он подошёл к столу и смахнул с него всё и, опершись на него, невидяще посмотрел на дверь и спросил:

— Почему у меня в третий раз не рождается наследник с магическим даром? Почему? Это… Это…

Достав из ящика бутыль с вином, герцог вытащил пробку и принялся жадно пить прямо из горла. Опустошив бутыль на половину, он рухнул в своё кресло и просто невидяще смотрел на двери, заливая в себя вино…

Глава 14. Решения

В лесной деревне Филиппа и Калерию встретили неожиданно тепло, даже предоставили дом знахаря, умершего два года назад. Тем не менее, деревня пусть и скрытая в густом лесу в окружении непроходимых болот оказалась крупной, три десятка дворов.

Несмотря на тёплую встречу, принцесса не ожидала, что ей придётся начинать помогать уже с самого начала. В первый же день принесли охотники раненого лесным зверем, так девушке пришлось постараться, чтобы его восстановить магическими структурами…

На второй день пришлось вправлять и лечить перелом руки у мальчишки восьми лет. С вправлением помог Филипп, сумевший правильно выпрямить кость, а после и сделал лубок, а девушка только и смогла, что наложить структуры.

На третий день пришлось лечить результат отравления…

Прожив в деревне уже неделю, Филипп и Калерия знали уже почти всех жителей, которые приходили к ним ради лечения или просто поболтать. Филипп тоже не сидел, сложа руки, он вместе со старостой залатал дом, а после и ремонтировал мебель.

Сейчас Калерия сидела и наблюдала, как барон Архипелага внимательно изучает травы, оставшиеся от знахаря, и возвращает на свои места, чтобы после использовать в зельях. Девушка в данный момент готовила ужин на обычной кухне с большой печью.

— Ты, кажется, опять хочешь жареную кашу. — Заметил Филипп, не отвлекаясь от работы.

— Ничего подобного, — уверенно заявила немного уязвлённая принцесса, принявшись помешивать содержимое кастрюли. — Филипп, скажи, как тебе так быстро удалось договориться.

— Серебро. — Спокойно ответил барон Ойнего. — Золота почти никого из местных и не держал в своих руках. За исключением старосты, пожалуй.

— А мне не нравятся взгляды…

— Что ты хотела от простых людей? — бросил на неё весёлый взгляд Филипп, — они не выучены прятать свои настоящие желания под масками. Дворянство учат этому поколениями, однако стоит им снять свои маски, и ты удивишься, насколько могут быть простыми люди. Знаешь, чем мне нравятся простые люди?

— Нет.

— В меру своей жизни они гораздо проще и порой честнее. Не все, разумеется, не все. Может именно в этой простоте и есть смысл?

— Смысл чего?

— Всего. — Закончив разбирать травы, Филипп отряхнул руки и поднялся. — Люди всегда любят обвинять кого угодно в своих неудачах. Особенно часто достаётся духам, их проклинают и обвиняют, но чаще всего повинными в этом остаются люди. Не духи начали эту войну, не духи уничтожают города…

Калерия в ответ только с усердием принялась мешать кашу, но Филипп заметил, как дрожат её плечи. Вздохнув, он подошёл и осторожно положил свои руки на плечи принцессы.

Калерия в ответ остановилась и всхлипнув, бледно улыбнулась…

* * *
Закончив наш поздний обед, мы выдвинулись на представление труппы бродячих артистов. Они разместились на территории постоялого двора, где была сделана сцена с навесом, где и происходили представления. Видя впереди собравшуюся толпу зрителей, я спешился и дождавшись Ноа и Эдиты, уверенно двинулся вперёд.

— Пять риалов за просмотр, — уверенно заступил мне дорогу, один из участников труппы, судя по шрамам на лице, в прошлом ведущего не самый законный образ жизни.

— Это уже наглость… — заметил граф Варин.

— Каждый по своему зарабатывает на своё существование, граф, — ответил я, с лёгкой улыбкой достав два империала, протянул их работнику, — это за всех моих людей.

Работник внимательно посмотрел на моё лицо, а после на лица северян и даже не скрывая свой страх, глубоко поклонился и отошёл в сторону. Ничего не сказав, я спокойно прошёл вперёд и направился к разворачивающемуся представлению.

В данный момент выступал артист, жонглирующий в воздухе кинжалами, при этом уверенно посылая их в девушку, изображавшую мишень.

Мы устроились на задних рядах и смотрели представление, причём девушки были впечатлены увиденным зрелищем, каждый бросок кинжала сопровождался резким вдохом и расслабленным выдохом, так как, вонзался только в плаху, а не в девушку. Граф Варин тихо переговаривался с Мирасом, обсуждая способы охоты на медведя. Малграф же сидел и просто внимательным взглядом скользил по толпе…

Интересная труппа артистов, даже один из агентов тайной стражи имеется, причём работающий на Вацлава. Однако больше всего забавно то, чем занимаются другие члены. Учитывая что среди них абсолютно все маги, сумевшие пройти инициацию… Даже вот пытаться касаться чужих мыслей, дурной тон среди менталистов.

Ответив на наглость слабым ударом плети, я отметил, что менталист закрылся и лишь с лёгкой улыбкой досмотрел представление.

Следующим выступал иллюзионист, практически не использовавший магию. Заставляя исчезать различные предметы, он вызывал восхищение толпы, однако я, видя все его манипуляции лишь вежливо улыбался. Многие фокусы мне были известны ещё по прошлой жизни, поэтому меня было сложно чем-то удивить. Ноа и Эдита же смотрели внимательно, всё-таки труппа была опытной, а значит с более интересной программой.

Солнце опустилось к закату, а на улице уже стало холодать. Представление иллюзиониста между тем закончилась, а на сцены вышел грузный мужчина лет пятидесяти, объявивший:

— Каждого зверя можно выдрессировать, а значит научить ходить на двух лапах, есть как человек, поэтому встречайте — Фиса.

Белая шерсть, немного приплюснутый нос, круглые уши с меховыми кисточками, зелёные глаза с вертикальным зрачком. Из одежды только рабский ошейник. Рост примерно чуть ниже моего колена. Обычная представительница расы уренов, хоть я их и вижу всего второй раз в жизни.

Поднявшись, я кивнул графу Варину и Малграфу, после чего направился к сцене, не сводя взгляда с дрессировщика. Мужчина уже узнал обо мне и сейчас перебирал варианты своих дальнейших действий, прекрасно осознавая своё преступление.

— Мой принц, я искренне рад…

— Не нужно лести. — Сухо произнёс я. — Меня интересует не представление, а магический ошейник на шее этой урены.

— Никакого ошейника нет, мой принц. — Улыбаясь, заявил он. — Это просто зверь…

Подняв руку, я остановил зрителей и просто запрыгнул на сцену и одним быстрым движением снял ошейник с урены. Кошка буквально осела и принялась лапами потирать свою шею, где остались кровавые следы от рабского ошейника. После чего она подняла на меня взгляд и, не вставая поклонилась:

— Спасибо, мой принц.

— Она говорящая!

— Люди… — тихо фыркнула кошка.

— Представление окончено, расходитесь. — Сухо проговорил я, бросив короткий взгляд на зрителей.

Люди начали расходиться, а к постоялому двору наоборот подошёл отряд городской стражи во главе с капитаном Кленсом Цаплин. Северяне тем временем рассредоточились и принялись по одному выводить участников труппы, разоружая их на месте и складывая оружие на сцену. Капитан коротко переговорил с Мирасом, после чего отправил своих людей обыскивать постоялый двор, а сам направился ко мне.

— Мой принц, — поклонился он мне, — каждый ваш приезд приводит к последствиям.

— Да, капитан, чаще всего неприятным, — кивнул я, — вот сейчас мы с вами стали свидетелями открытого рабства. Вот не наглость ли это?

— Приношу свои извинения, мой принц, я лично…

— Не нужны мне ваши извинения, капитан Цаплин. Вы как раз в этом и не виноваты. — Вздохнув, произнёс я. — Нужно добиться, чтобы ваши подчинённые перестали брать взятки. Сколько они за тебя заплатили, Фиса?

— Пять золотым империалов, мой принц. — Ответила кошка.

— Неплохо зарабатывает труппа, раз может позволить себе такие траты только для входа в город. — Невесело улыбнулся я, создавая целительскую структуру и направляя её на кошку. — Вот так тебе станет лучше.

— Я проверю своих подчинённых. — Склонил голову капитан. — А труппу отправим в камеры. Вы будете сами проводить суд, мой принц?

— Зачем? Это дело можно доверить и управляющему городом, ведь он является судьёй. Тем более что наказание за рабовладение всего одно. Нужно только сначала разобраться, как вообще к этой труппе попала урена, а после на основании допросов можно будет и составить всю картину…

— Я вас понял, мой принц. Беру это дело под свой личный контроль. — Коротко поклонился мне капитан и отправил молодого стражника передать приказ.

— Капитан, здесь тварь Хаоса! — выбежал из постоялого двора стражник.

Кленс Цаплин поморщился, словно выпил испорченного вина и посмотрел на меня, после чего вздохнул.

— А за неё заплатили двадцать золотых. — Добавила кошка. — Хватает среди вас глупцов желающих заглянуть в глаза смерти.

— Капитан, не волнуйтесь, эта тварь опасна, но мы справимся. — Заявил старый граф. — Вы не против, если старый Лерик Варин поможет вам с этой проблемой?

— Почту за честь увидеть одного из известных охотников за тварями. — Коротко поклонился капитан.

— Пойдём, разберёмся с ней. — Уверенно направился граф к входу на постоялый двор.

Капитан Цаплин коротко поклонился мне и удалился, взяв всех свободных людей. Посмотрев на то, как быстро труппа сдалась, когда на них надели рабские ошейники, не позволяющие им пользоваться магией, я лишь покачал головой.

А ведь вчера граф прошёл опасно играл, его вполне могли убить, если бы он всего с тремя рыцарями Ордена попытался схватить эту труппу. Сегодня они даже не пытались сопротивляться, потому что мало того что вокруг всё проверяют рыцари Ордена, так ещё и я с отрядами северян и городской стражи прибыл на представление. Больше всего забавно то, что у труппы есть разрешение от лица одной из башен на перевоз этого создания по территории Империи. Пусть это бесполезная бумага, но ей верят, так как Башни — это сила.

— Куда мы теперь, мой принц? — обратилась ко мне Эдита, уже порядком замёрзнув.

— Небольшая поездка и вы можете возвращаться, а нам с Малграфом ещё и накопители установить нужно. — Спокойно ответил я. — Фиса, теперь, когда ты свободна, куда планируешь направиться?

— Мне нельзя появляться среди своего народа. — Фыркнула кошка. — Если разрешите, я бы хотела служить вам. Вы как представитель королевского рода Севера, знаете о наших правилах.

— Разумеется. — Кивнул я. — В таком случае завтра я возвращаюсь в Вернадское баронство. Приглашаю со мной.

— Это честь для меня. — Сделала она быстрый жест и вздрогнула, отчего у неё вздыбилась шерсть.

Ситуацию спасла Эдита, набросив на кошку свою шаль. Фиса же бросив благодарный взгляд на девушку, закуталась в ней и забралась к ней на руки. А я, посмотрев по сторонам и отметив, что мне делать здесь больше нечего, кивнул Мирасу и, спрыгнув со сцены, направился к лошадям.

Теперь у меня запланированная встреча с магистром, неприятной к слову личностью. Тем не менее, мне нужно получить ответ на один интересующий меня вопрос, я хотел его задать, впервые появившись в этом городе, но тогда бы он меня даже слушать не стал. Сейчас, по крайней мере, у меня есть достойный шанс для этого…

Добравшись до простого одноэтажного дома, где и нашёл своё пристанище бывший придворный маг герцога Рошаль, я спешился.

— Мирас, охрана мне не потребуется, поэтому остановитесь пока на постоялом дворе, — махнул я в сторону здания с приметной вывеской, — Малграф и Ноа, вы со мной.

Мысленно я попросил остаться и Эдиту. Мирас тем временем оставил рядом с домом пятерых северян, а вместе с остальными направился в направлении постоялого двора.

Постучав в дверь, я терпеливо принялся ожидать, когда старый магистр подойдёт и откроет мне двери, сопровождая свои действия старческим ворчанием.

— Кого там демоны Хаоса притащили? — спросил он, приоткрыв дверь.

— Принца Эшариона.

— И что потребовалось от старика целому принцу?

— Магистр Олли Херус.

— Многого желают принцы в последнее время, — раздражённо ответил он и открыл двери, — быстрее заходите, знали бы вы как болят старые переломы от холода.

Быстро войдя в дом, я только улыбнулся от количества бытовых, а так же защитных структур, полностью опутывающих дом. При этом была видна уверенная система, полностью завязанная на едином накопителе…

— Кто твой отец? — неожиданно спросил магистр у Малграфа, — мы не встречались с ним в молодости?

— Я не знаю своего отца. — Честно ответил ему боевой маг.

— Ха, неудивительно, такого ублюдка лучше не знать. — Усмехнулся он и посмотрел на баронессу. — О, прошу прощения юная госпожа, удивительно, но у бывшего легионера получилась прекрасная дочь. Даже не побоялась Императору в лицо плюнуть, словесно, конечно же, но жаль я этого не видел. А ты…

— Эдита, сними, пожалуйста, амулет, иначе магистр не сможет увидеть твой настоящий облик.

Девушка бросила на меня короткий взгляд и сняла с руки браслет, представ в своём настоящем облике, отчего магистр сделал два резких шага назад и бросив на меня рассерженный взгляд.

— Вы хитрая сволочь, принц Эшарион. Знайте это. — Произнёс он и принялся внимательным взглядом изучать черты лица Эдиты. — Тем не менее, спасибо, я давно не видел лица моей Розалины Рошаль. Вы так на ней похожи, принцесса Эдита… Проходите.

Магистр, ворча себе под нос, направился вперёд, а мы двинулись следом за ним в комнату, где он встречал редких гостей, для которых и был поставлен диван и четыре кресла вокруг стола.

— Ужин не предлагаю, так как не готов. — Опустился он в кресло и взял в руки посох. — А всё-таки я был бы осторожен на вашем месте, принц. Если…

— Если ещё должно случиться. — Сухо произнёс я, сев напротив, обратился к нему мысленно. — Магистр, мне нужно знать, что вы видели на территории баронства Верота за два дня до убийства Освальда VII.

— Вы не боитесь, принц? Узнав правду, вы не сможете спокойно с этим жить, слишком уж вы справедливы. — Посмотрел мне в глаза магистр.

— Если бы боялся, меня здесь не было. — Ответил я ему.

— Тогда мне будет проще поделиться с вами памятью об этом дне. — Ответил он и приоткрыл свой разум. — Прошу принц, я не смогу рассказать об этом вслух, клятва.

Осторожно погрузившись в его воспоминания, я увидел произошедшие события более чем тридцатилетней давности и, отстранившись, тяжело вздохнул. Магистр посмотрел на меня и понимающе кивнул, а после просто сидел и всматривался в лицо Эдиты, освежая в памяти свою молодость.

Интересная получается картина, некоторые важные детали я уже знал и даже располагал доказательствами, но вот полноты мне не хватало. Эти воспоминания я сохраню, мне нужно будет ещё раз, но уже более детально изучить его.

— Эдита, надевай браслет. — Открыв глаза, я кивнул магистру. — Если пожелаете, можете приехать в поместье Вернадское. Буду только рад.

— Не по таким холодам, принц Эшарион. Вот будет весна, если не помру, то возможно и прибуду. — Кивнул он мне. — Рад был вас видеть. Особенно вас, принцесса Эдита.

— Я не принцесса… — ответила девочка и надела браслет, скрывший ей облик.

— В глазах многих, вы навсегда останетесь принцессой. — Улыбнулся он, отчего на его лице проступили все морщины. — Не происхождение делает нас благородными. Жаль часто об этом забывается.

Попрощавшись с магистром, мы вышли из дома, и вместе с охраной доехав до постоялого двора, дождались Мираса и остальных членов отряда. После короткого разговора, я отправил Ноа и Эдиту в поместье вместе с частью отряда, а сам с Малграфом направился к стенам города, чтобы установить накопители.

Сама установка много времени не заняла, но вот чтобы восстановить всю структуру единой защиты, нам пришлось откровенно повозиться. А ведь мы восстанавливали только защиту стены со стороны Империи, стену же со стороны Драконьей долины только весной ожидает капитальный ремонт и создание защитной системы.

В итоге мы взмокли и замёрзли, поэтому закончив и проверив активацию защиты, остались удовлетворены. Направились в обратный путь мы неспешно проехали по медленно засыпающей Крепости Восточных врат, я внимательно смотрел по сторонам и использовал метальные волны, пытаясь обнаружить убийцу.

Добравшись до поместья, мы вошли внутрь и я, сняв свой тёплый плащ, направился в направлении своих покоев, чтобы привести себя в порядок переду ужином, который должен начаться вовремя.

Войдя в наши совместные покои, я обнаружил в них девушек и урену. Фиса уже была облачена в детскую одежду и выглядела гораздо лучше, так как она смогла банально помыться.

— Мой принц. — Склонила она голову.

— Не нужно постоянно кланяться. — Спокойно ответил я и повесил плащ на спинку кресла, после чего устроился в нём и положил ноги на подставку, устало вздохнув. — По крайней мере, с делами в городе покончено.

— Прости, Эшарион. Мы вели себя неправильно… — тихо попросила Эдита.

— По крайней мере, вы это осознали, что не может не радовать. — Улыбнулся я. — Завтра вернёмся в поместье и пока никуда выезжать не будем. Нужно достроить дом, а там уже и середина зимы скоро. К тому же я обещал магические уроки…

— Принц Эшарион, разрешите заключить с вами контракт. — Попросила Фиса. — Я желаю служить вам.

— Договор заключим завтра в Вернадском баронстве, я не взял с собой бумаги. Пока отдыхай и набирайся сил. Вижу, одежду тебе уже предоставили, но думаю, позже сумеем подобрать тебе что-то более подходящее.

— Благодарю, мне этого уже достаточно. — Кивнула Фиса. — Если вы не против, я отправлюсь спать. Меня уже накормили.

— Да, конечно, отдыхай.

Кошка вышла из комнаты и удалилась в соседние покои. Посмотрев на девушек, я в задумчивости потёр виски, ломящие от усталости, и прикрыл глаза. Девушки, сидя на кровати, вели между собой мысленный диалог, обсуждая произошедшее сегодня. Меня они решили не беспокоить, видя, что я конкретно вымотался.

Прозвучавший удар колокола заставил меня открыть глаза и мысленно чертыхнуться, я умудрился задремать. Девушки одарили меня весёлыми улыбками.

— Пойдём ужинать, Эшарион.

— Я первым пойду, мне нужно проверить блюда. — Поднявшись, я широко зевнул и направился к выходу. — Не спешите, после ужина будет совещание.

— Хорошо, Эшарион. — Ответила мне Ноа.

Выйдя из покоев, я направился в обеденный зал, по дороге встретив Малграфа, который вместо отдыха исследовал эту непонятную комнату, закрытую альтскими структурами. Поинтересовавшись, я получил в ответ, что он только сумел нормально рассмотреть структуры, но пока даже не берётся сказать можно ли вообще их снять.

Дойдя до обеденного зала, я принялся дегустировать блюда, а Малграф сидел и спокойно переговаривался с остальными гостями поместья. Ноа и Эдита не заставили себя ждать, а вот граф Варин прибыл вместе с мейстером Самраном и капитаном Цаплиным.

Закончив с дегустацией, я устроился за столом и первым начал ужин. Разговоров за столом практически не было, всех вымотал прошедший день.

Когда приём пищи закончился, я поднялся и облокотившись на высокую спинку кресла, бросил взгляд поверх стола, после чего удовлетворённо кивнул.

— Какие новости у вас, мейстер Самран?

— Поиски убийцы ничего не дали. — Спокойно ответил он. — При этом мы обнаружили три борделя, где работали неполовозрелые дети и задержали держателей. Детей из детского дома поселили в бывшей казарме легиона, всё необходимое закупим в ближайшие дни. Часть детей планируем направить в Вернад, письма гроссмейстеру Орбу отправлено.

— Хорошо. С детьми поступили правильно. Здание детского дома пока заприте и приставьте охрану. Касательно тех, кто покупал детей… Решать этот вопрос я буду лично. Документы все изъяли?

— Да, мой принц.

— Понятно. Изучите их, а после отправьте в Вернадское поместье. — Распорядился я. — Возможно, кого-то и удастся взять в городе. К слову, вы опрашивали хозяина постоялого двора и постояльцев?

— Этим занимались мои люди. — Ответил Кленс Цаплин. — Мы опросили всех, мой принц. Однако торговец, как нам известно, вёл торговлю со многими жителями города. Мы ещё раз всё проверим, но нам нужно больше времени.

— Понятно, — поджал я губы, — а что по нежити в канализации?

— Оставьте это Ордену. Мы имеем достаточно боевых магов способных справиться с данной задачей. — Высказался Грен Самран. — Так же мы найдём достойного городского некроманта в город, сейчас к нам часто приходит выжившие студенты Академии. А как поступить с городской администрацией?

— Этот вопрос я изучу лично, а после вынесу решение. Спасибо, мейстер Самран. Есть что-то добавить?

— Нет, пока это всё.

— Мой принц, члены труппы попытались бежать, четверых убили на месте, а у меня двое раненых стражников. — Поморщился капитан. — Сейчас мы их посадили в камеры, они будут ждать решения городского суда. Тварь Хаоса была уничтожена. За это, я выражаю благодарность графу, оказавшему нам помощь.

— Не нужно благодарности, капитан, я занимался этим большую часть жизни. — Ответила граф Варин с лёгкой улыбкой.

— Вы что-то хотели добавить, капитан Цаплин?

— Нет, я всё сказал. — Покачал он головой. — В остальном мы справимся.

— В таком случае, предупреждаю, что смогу прибыть в Крепость только в экстренном случае. Пока у меня есть и другие заботы. Завтра я возвращаюсь в Вернадское баронство. Закончим на этом, все свободны. Отдыхайте. — Спокойно произнёс я и, посмотрев на управляющего, кивнул. — Благодарю за ужин.

Управляющий Жак кивнул мне в ответ, после чего я направился к выходу из зала, после чего направился в направлении покоев. Девушки двигались следом за мной, молча прожигая взглядами мою спину…

Интересно получается с этим убийцей, учитывая то, что он был в городе, когда мой отряд в него вошёл, я его просто не почувствовал. А ведь я точно знаю, что он убил торговца буквально за час до обнаружения его тела, он ещё не начал разлагаться. Невидимка способная закрыть свой разум… Что-то мне это напоминает, вспомнить не могу. Может, это было указано в секретных архивах императорской семьи?

Войдя в покои, я сбросил с себя пиджак и в одной рубашке сходил в туалетную комнату, где умылся перед сном и некоторое время рассматривал своё отражение, потрогав свои отросшие волосы пепельно-серого оттенка.

— Эшарион? — заглянув в комнату, посмотрела на меня Эдита с немым вопросом.

— Да, я закончил. — Улыбнулся я, пройдя мимо неё, вышел из комнаты.

— Ты заставляешь ждать. — Буркнула под нос Ноа и скрылась в комнате.

Заставляю ждать? Действительно… Нет, хватит на сегодня, нужно отдохнуть. Голова и так начинает болеть от усталости, неизвестно что будет по возвращению в поместье, где я вновь закопаюсь в донесениях.

Быстро раздевшись, я устроился на краю кровати и расслабился, медленно погружаясь в сон. Девушки не заставили себя долго ждать и вскоре присоединились ко мне, причём произошла тихая борьба за место рядом со мной, где победила Ноа. Эдита, тихо ворча себе под нос, отодвинулась от неё, устроившись на другом краю кровати. Свет магического светильника притушила Эдита.

— Эшарион, ты не смущён? — тихо спросила Ноа, забросив ногу мне на бедро, рукой медленно погладила по груди. — Мы договаривались, что ты не войдёшь в мои покои, без моего разрешения.

— Мне уйти? — переспросил я так же тихо.

— Не надо быть таким категоричным, я просто хотела тебя подразнить.

— А если я тебя подразню?

— Попробуй, я начну кричать. — Ответила она возмущённо-игривым тоном.

— Я слишком сильно устал для этого, — вздохнул я и лёг на левый бок.

Девушка вздрогнула, когда я коснулся кончиками пальцев её обнажённого живота под одеялом и принялся медленно поглаживать, то забираясь вверх почти касаясь груди, то напротив опускаясь вниз, останавливаясь, не доходя до лобка. Всё равно там не было волос, так как недавно баронесса набралась храбрости и удалила их воском.

Неожиданно я почувствовал её руку, оказавшуюся у меня на животе, Ноа облизнув губы, медленно опустила её ниже и запустила в трусы. Улыбнувшись, я лишь осторожно коснулся холмиков её грудей, медленно и нежно их поглаживая.

Ноа смотря на меня, медленно опустила руку ещё ниже и коснулась ствола члена, медленно изучая его кончиками пальцев, а после коснулась головки и почувствовала, как я дёрнулся…

Неожиданно одеяло оказалось в воздухе, а напротив нас оказалась Эдита, без удивления наблюдая картину наших совместных ласок.

— Это как называется? — ехидно спросила она.

— Отстань. — Недовольно ответила Ноа и вытащила руку из моих трусов, демонстративно легла на живот, пряча своё лицо.

Успев отдёрнуть руку, я лишь посмотрел на сестру, которая с демонстративным видом спустилась с кровати и накрыла нас одеялом. После чего она уверенно подошла ко мне и толкнула меня, устраиваясь на самом краю.

— Эдита?

— Она всё ещё твоя невеста, Эшарион, — проворчала она, не поворачиваясь ко мне лицом, — но, не часть твоей семьи.

— Эдита…

— А у меня никого кроме тебя и Анисы с Эйруэн никого не осталось. — Тихо ответила она, шмыгнув носом.

Осторожно коснувшись её головы, я принялся осторожно поглаживать её по коротко остриженным волосам, как делал это в детстве, успокаивая.

Даже не знаю, что и сказать, Милена, Калерия и Вильям вполне живы, но по факту откажутся от такого родства. Да, это не более чем политических ход. Сейчас герцогская семья Рошаль, полностью прекратила своё существование. Эдита просто исчезла из всех записей, её имя и родство предано забвению. А ведь самое ироничное заключается в том, что магистр Херус — отец Глории, её матери. Виктор Рошаль, по предоставленной мне информации, никогда не мог иметь детей, а ведь в молодости он был тем ещё сластолюбцем и имел из-за этого множество проблем. Только вот Эдите об этом знать не нужно, а то она окончательно разочаруется в своей семье.

Эдита несколько успокоилась и расслабила, а после медленно погрузилась в сон. Ноа, повозившись, прильнула ко мне и тихо вздохнув, улыбнулась. Став свидетелем разговора, она отнеслась с сочувствием к бывшей принцессе.

Тяжело вздохнув, я лишь закрыл глаза и, создал структуру, благодаря которой мог избежать сновидений, которые в последнее время были наполнены кошмарами… Где я бывало проживал несколько дней не своей жизни.


На следующий день, как и планировали, мы выдвинусь в обратный путь. Дорога была хорошей, но за час пути до поместья нас нагнал сильный снегопад, хорошо, что без ветра.

Пройдя через каменные ворота крепости, мы въехали за внутреннюю стену, прямо к входу в поместье. Нас уже встречала целая делегации, причём первым свою долю объятий получил граф Варин, ради них его внучки едва не стащили с лошади. Наблюдая, как старый граф успокаивает членов своей семьи, я лишь улыбнулся.

— А ты не спешишь, — заместила Соня, подойдя ко мне с улыбкой. — Как поездка?

— Вечером всё расскажу. — Ответил я, спешившись, а после обнял северянку. — Как здесь обстоят дела?

В этот момент выскочившая из-за дверей Аниса одетая не по погоде, бросилась обнимать свою сестру. Клэр, появившаяся следом, лишь строго на неё посмотрела, а после тяжело вздохнула и пожаловалась на это Эйруэн и Люсинэ. Женщины лишь рассмеялись на подобное и предупредили: «это только начало».

— Неплохо. Вы вернулись все. — Ответила северянка и отстранилась, бросив взгляд на остроухую княжну. — Она тоже скучала, пусть в этом и не признается. Пресловутая врождённая гордость альтов, воспетая в легендах.

Гордостью здесь даже и не пахнет, как впрочем, и возвышенными чувствами. Княжна Хельталис пока и сама не разобралась до конца как ей правильно вести со мной, сейчас она со мной из соображений долга перед своим народом. А вот мысли… Хм. Даже несколько забавно.

— Какие-то слишком радостные лица или я чего-то не знаю? — поднявшись по ступеням, я подошёл к дамам.

— Ничего не случилось, Эшарион. — Улыбнулась Эйруэн и обняла меня. — Твои бумаги доставили ещё утром.

— Знаю, — ответил я и отстранился, — больше ничего интересного не происходило?

— Эвелин заболела, сейчас в своих покоях. — Ответила Люсинэ. — Ничего опасного, простой кашель. Теперь я понимаю, что говорила Эйруэн, когда говорила что тебя опасно отпускать куда-то. Ты постоянно находишь себе проблемы.

— Проблемы возникают до моего прибытия, я их лишь устраняю. — Веско заявил я в ответ княгине, посмотрев на неё сверху вниз и улыбнулся. — Всё в порядке, но я не настолько легкомысленный человек, как по мне порой можно судить.

— Когда ты надеваешь маску принца, то становишься таким страшным. — Шутливо отстранилась от меня Люсинэ, взглядом указав на младшую дочь. — К слову, прибыла Нэдия Филотхион. Она сказала, что ты ожидал её возвращения.

— Да, ожидал. — Кивнул я и направился к Оранэре.

Медленно подойдя к княжне, я с улыбкой заглянул ей в глаза. Альта ответила мне полуулыбкой и отвела взгляд в сторону. Без лишних слов я подхватил её и поднял.

— Я тоже рада тебя видеть, Эшарион. — Ответила она с открытой улыбкой.

— Эшарион, заходите уже внутрь. Хватит вам уже быть на холоде. — Распорядилась Эйруэн, получив на руки от Ноа пушистую гостью, завёрнутую в плащ.

Отпустив альту, я вернулся к своей лошади и снял с неё посох и наплечные сумки, после чего повёл её в конюшню, где снял седло и передал её под заботу конюха. Только после этого я направился в поместье, отметив, что нам затопили баню, которую ушла проверять Соня.

Пройдя по поместья, приветствуя всех, я вошёл в свои покои и принялся разбирать свои вещи, обратив внимание на то, что у меня на столе было сложено почти два десятка свитков с донесениями.

Значит, сегодня вечером и завтра мне нужно будет разбираться с доставленными бумагами, ведь помимо этого нужно ещё проверить и документы из городской администрации Крепости Восточных врат и городского детского дома. Конкретно сегодня мне нужно будет написать послания гроссмейстеру Орбу и Вацлаву.

Нэдия… Не ожидал я от представительницы княжеского рода подобной прыти в исполнении условий заключённого договора. В любом случае, она лишь отплатила мне.

Размышляя, я переоделся и разобрал свои вещи. Не успел наполнить свой кубок соком и устроится за рабочим столом, как в двери моих покоев постучали.

— Принц Эшарион.

— Да, входите.

Дверь открылась и в мои покои неспешно вошла альта в парадных одеждах княжеского рода и с нашивкой в виде ворот на груди, являющегося символом княжеского рода Филотхион или «Хранителей врат».

— Нэдия Филотхион, рад вас видеть. — Поднялся я и кивнул альте.

— Взаимно, принц Эшарион, — отвесив мне церемониальный, пусть и лёгкий поклон, девушка прошла и села в кресло напротив стола. — Довольно иронично возвращаться сюда уже в качестве гостьи.

— Да, иронично, но в этом нет и капли моей вины. — Сел я уже после гостьи и принялся наполнять второй кубок. — Я полагаю, вы прибыли, чтобы исполнить заключённое между нами соглашение?

— Вы уже всё знаете, принц, нужный вам альт сейчас сидит в подвалах этого маленького замка. — Улыбнулась она и несколько удивлённо взяла в руки кубок, который я направил к ней, удерживая в воздухе. — Не скажу, что его поиски были простыми, но золото в нашей жизни открывает даже стальные двери, а удар ногой ещё и ускоряет процесс переговоров.

— Вот так просто?

— Принц Эшарион, этот альт — наёмный убийца, даже в Княжестве он приговорён к смертной казни, как и где он понесёт наказание уже не важно.

— Хорошо, но этой причины недостаточно чтобы вы прибыли лично, Нэдия.

— Да. — Кивнула она, с подозрением посмотрев мне в глаза. — На тайном совете княжеских родов было решено: вы должны отказаться от княжны Оранэры Хельталис или вам будет объявлена война.

Осушив кубок и поставив его на стол, я наклонился вперёд и вежливо улыбнувшись, попросил:

— Не могли бы вы повторить угрозу от лица членов княжеского совета, Нэдия Филотхион?..

* * *
Магистр Айлек Риис наблюдал за тем, как догорают последние костры разожжённых для студентов Академии и жителей города Эрван, которых не удалось спасти.

— Снег и пепел, эта зима заполнится надолго. — Тихо произнёс магистр.

— Айлек, завтра я забираю девушек в своё поместье, никто не переживёт эту зиму в палатках. — Вышла к нему графиня Прайси, единственный магистр среди женщин, но не входящая в совет.

— Забирай их. — Эхом отозвался Айлек. — Если ты не заметила, студенты бегут. Даже представители дворянских фамилий бегут от войны.

— Никто не хочет войны.

— А война уже идёт, Лиона! — крикнул Айлек, и, схватившись за грудь, тяжело осел на землю. — Я был в Фарнадской башне. Эта война будет на уничтожение и простые люди ничего не смогут сделать с захватчиками. Я знаю…

— Император Дарнир… — настороженно посмотрела графиня на старого магистра.

— Дарнир пытается усидеть на троне, не более того. — Махнул рукой магистр Риис, а после тяжело поднялся, опираясь на посох. — Он тянет время, а воевать нужно сейчас, иначе потом будет поздно. Их станет слишком много, укрепления уже создаются.

— Что ты предлагаешь?

— Я отправляюсь в графство Саврос. Мне нужно поговорить с принцем Эшарионом.

— Непреклонный принц? У него нет власти…

— Зато у него есть то, что отсутствует у действующего Императора, а именно — разум.

Графиня в ответ что-то ответила, но магистр Риис даже не стал её слушать, направившись к своей палатке. Ему предстояли сборы и долгая дорога по зимней Империи…

Глава 15. Проверка и надежда

Селика Фурья, бывшая императрица и мать покойного императора, устроившись в гостевых покоях дворца герцогства Рикстейл, сидела и зябко куталась в свою плотную шаль.

— Госпожа, Милена просит вас пройти в приёмный зал. — Вошёл в комнату один из её личных слуг.

— Могла бы и сама прийти, — возмутилась Селика, но всё равно поднялась и направилась следом за своим слугой.

Медленно, но уверенно бывшая императрица вошла в приёмный зал и посмотрела на лица подчинённых герцогскому дому графов и баронов, собравшихся в этом зале. Милена же поднялась и улыбнувшись, указала ей на место слева от себя, куда императрица и прошла, чтобы устроившись медленно обвести взглядом собравшихся за столом и поинтересоваться:

— Надеюсь мне не нужно представляться?

— Нет, госпожа императрица, мы помним, — ответил ей седой барон, — тем, кто забыл, остальные легко напомнят о мудрой императрице.

— Вот и хорошо, так зачем ты меня пригласила, Милена?

— Меня беспокоит ситуация на западе, герцогской семьи больше нет, а значит ситуацию никто не контролирует, графы сцепились за землю. Боюсь, это коснётся и нас.

— Подготовь личную гвардию. — Спокойно произнесла Селика. — Если мы не можем обратиться к помощи к легионам стоящим на границе, то нам будет проще объединить силы и нанести упреждающий удар.

— Никто не хочет делать этого просто так. — Несколько виновато улыбнулась Милена.

— Значит, поговорим о цене… — улыбнулась бывшая императрица, — кто первым желает назвать свою цену?

— Я. — Вскочил молодой безусый парень. — Барон Донглар, я…

— Лишён титула. — Сухо произнесла бывшая императрица, ударом клинка ветра пробив магическую защиту, и отбросила юнца к стене, властно спросила. — Мне казалось, присутствующие здесь давали клятву служения герцогскому дому? Так почему никто её не исполняет? Почему все молчат? Хорошо, кто ещё желает поговорить о цене помощи?..

* * *
Расслабленно привалившись спиной к стене, я наслаждался сухим жаром бани, ощущая, как из меня выходит пот, а вместе с ним и

усталость. Чувство холода несколько отступило, но не пропало полностью даже сейчас…

Исходя из разговора и чтения мыслей Нэдии, я прекрасно понял ситуацию. Три княжеских рода решили поиграть во власть, одновременно с этим несколько прижать великого князя Тайтриха, сделав князей провинций более значимыми в управлении всеми альтами. Именно для этого они и желают получить Оранэру, благо у них нет никакой информации о Аэлис, так же проживающей здесь. Люсинэ им не нужна, даже более того, они её убьют сразу после передачи младшей княжны.

Нэдия лишь марионетка, которой был обещан трон княжеского дома Филотхион, который на данный момент никем не занят.

Войну они объявить могут, но вот послать могут только парочку отрядов, так как сейчас все войска подчинены Великому Князю.

К тому же они шантажируют меня тем, что передадут информацию о помолвке Императору, а так же знают, что я не могу призвать имперские легионы для обороны Драконье долины.

Впрочем, они желают обменять Оранэру, только ради того чтобы подписание мирного договора состоялось. Обменяют её на двух альток из княжеских родов, но… У меня всего три дня.

— Эшарион, ты в порядке? — Спросила Оранэра.

— Да, я наслаждаюсь. — Ответил я с довольной улыбкой, приоткрыв глаза.

— Выбрал идеальное время и место. — Тихо усмехнулась Соня.

— Я только что чувствовала твою холодную ярость. — Тихо заявила княжна. — Зачем ты врёшь мне?

— Не вру, просто не говорю всего. — Невесело улыбнулся я в ответ. — Оранэра, я знаю слишком многое, но холодную ярость у меня вызывает осознание, что я в силах изменить всё. Как к примеру, ситуация в Крепости Восточных врат.

— Но ты изменил это.

— Да, но лишь когда узнал. — Вздохнул я. — Я знаю многое, но ещё большее мне неведомо.

— Невозможно знать всё. — Заключила Ноа в задумчивости разглядывающая свои ладони. — Эшарион, все видят, что ты делаешь. Не перестарайся.

— Какие неожиданные слова. — Усмехнулась Соня. — Впрочем, будь я в том детском доме, то точно бы не удержалась и свернула парочку шей.

— Какая ты кровожадная, — заметила Оранэра, тихо вздохнув, — неужели сложно быть добрее?

— Ты говоришь так, словно никогда не выходила за пределы дворца. Мир гораздо беспощаднее и злее чем ты думаешь.

— Это не зависит от мира и жизни, — тихо произнёс я, — разумные всегда отравляют жизнь себе подобным в угоду власти, богатства или других личных интересов. Этого не изменить.

— Слушайте, давайте хоть здесь не будем это обсуждать. Надоело. — Возмутилась Соня. — Пора уже мыться, а то после нас ещё девочки в баню собирались.

Встряхнувшись, мы довольно быстро помылись и направились обратно в поместье, а следом пошли девочки, сопровождаемые Клэр.

Вернувшись в свои покои, я в задумчивости посмотрел на частично разобранную гору писем и лишь переодевшись, взялся их разбирать. Читая и разбирая донесения, некоторые из которых были шифрованными, я делал записи в свои записные книги.

Ситуация в Империи меняется не сильно, благо сейчас зима и передвижение вызывает сложности, иначе, всё было бы гораздо хуже. Неприятно то, что сейчас на юго-востоке складывается не самым лучшим образом, два герцогских дома так или иначе контактирующие с пришельцами из-за Врат, начали междоусобную войну. Пока у меня нет информации о том, было ли это результатом вмешательства НАТО или они просто вспомнили старые обиды.

Тем не менее, меня больше волнует ситуация вокруг меня. Альты пытаются заставить меня играть по их правилам, впрочем, ничего нового…

Сообщения Вацлаву и гроссмейстеру Орбу я отправил ещё до ужина, поэтому с этой стороны у меня дел нет. Остаётся только этот непонятный наёмный убийца, которого я не способен определить и мне это не нравится. Впрочем, мне многое не нравится… Ладно, пора.

Поднявшись на второй этаж, я вошёл в церемониальный зал и подойдя к трону в задумчивости провёл рукой сначала по подлокотнику, а после по спинке и остановился опершись на неё обеими руками.

Казалось бы, вот она минимальная власть, так желаемая многими. Только далеко не все понимают, какую ответственность возлагают трон и корона. Жаль, мои братья этого так и не поняли. Слишком уж много власти дано принцам, они этого просто не осознают, пока не потеряют всё.

Проверим ментальной волной поместье, я вздохнул и уверенным шагом направился к лестнице на третий этаж. Спокойно поднявшись, я лишь услышал как строгий, но спокойный голос Клэр, доносящийся из покоев близняшек Варин, и лишь весело усмехнулся. После этого я подошёл к дверям в покои Оранэры и осторожно постучался, а через две минуты мне открыли.

— Эшарион? — удивлённо посмотрела на меня княжна.

— Можно?

— Проходи. — После паузы ответила Оранэра, пропуская меня внутрь и выглянув, внимательно осмотрела коридор и заперла дверь. — Мама… Недавно направилась в твои покои.

— Похоже, мы с ней разминулись. — Несколько неловко улыбнулся я.

— Или, ты специально пришёл ко мне, чтобы не встречаться с ней. — Прохладно произнесла княжна, медленно повернувшись ко мне.

— Ты расстроена?

— Нет, Эшарион, это немного другое. — Обошла она меня, а подойдя к кровати села на неё, опустив голову. — Я ведь просто отдана тебе в знак мира.

— Знаешь, — подойдя я сел рядом с ней, — я тоже символ мира между Империей и Севером, могу тебя понять. Только для меня ты не просто политическая игрушка.

— Спасибо. — Недовольно фыркнула Оранэра. — Сколько не живу, а меня постоянно желают использовать. Честно тебе сказать, Эшарион, я даже устала. Устала от доли княжны и выбора будущего князя, устала…

— Теперь всё в прошлом, — наклонившись, я заглянул ей в глаза, — теперь тебе не нужно выбирать.

— Да, потому что ты сделал выбор за меня. — Кисло улыбнулась она.

— Заметь, ты ничем не ограничена на территории Драконьей долины.

— Сомнительная свобода, но, сейчас, получив её, я столкнулась с тем, что не знаю, что мне делать. Раньше каждый день у меня был распланирован с рассвета до заката, а сейчас…

— А разве это плохо? — положил я руку на её плечо.

— Пока не знаю. — Ответила она и поднялась. — Давай ложится спать, ты и так устал за эти дни. Поэтому не стали тебя тревожить этим вечером.

Кивнув ей, я отвернулся, давая ей переодеться ко сну, а после разделся сам и устроился на ложе. Девушка погасила свет, но не спешила закрывать глаза, смотря в потолок.

— Знаешь, а в прошлый раз ты меня удивила?

— Тем, что боялась? — фыркнула княжна, — понимаешь, Эшарион, пусть я и знала что мне придётся с кем-то делить ложе… Принять это сложно. К тому же я заметила, что ты ощущаешь мой страх и не…

— Ты бы просто убежала.

— Да, поэтому и попросила Соню присутствовать, чтобы она меня поймала. А ты считаешь, что мне стоило пригласить Люсинэ? — кисло посмотрела на меня Оранэра, повернув голову. — Мне казалось, ваши вкусы не настолько извращены, принц Эшарион.

— Княжна Оранэра, даже в мыслях подобного не было.

Девушка демонстративно перевернулась на бок и тихо вздохнула, смотря на двери в покои. Осторожно положив руку на её плечо, я принялся осторожно поглаживать, ничего не говоря. Оранэра спустя какое-то время расслабилась, а я осторожно прижался к ней, и, запустив руку под одеяло, медленно принялся водить ею по бедру девушки.

— Ненасытный.

— Пусть. — Шепнул я и поцеловал её в шею.

От неожиданности ахнув, княжна уверенно развернулась ко мне и нежно погладила меня по лицу и робко поцеловала. Отвечая на поцелуй, я повалил девушку на спину…


Утром я был разбужен лёгким поцелуем и, открыв глаза, улыбнулся Оранэре. Девушка сидела на кровати и медленно расчёсывающей свои волосы.

— Прости, разбудила. — Несколько виновато улыбнулась она. — Тебе пора.

— Эх, скоро колокол. — Широко зевнул я и потянулся. — Знаешь, не хочу вставать.

— Борись! Не позволяй мягкой кровати поработить тебя!

Коротко вздохнув, я нехотя поднялся и направился совершать свой утренний моцион, пусть и в чужой туалетной комнате. Выйдя, я неспешно оделся и вышел из покоев, поцеловав княжну.

Нэдия покинет поместье сегодня утром, отправившись доставить моё согласие. Обмен произойдёт через два дня за стенами Вернада. Мне интересно, как на это отреагирует сам Великий Князь? Разумеется, он будет недоволен тем, что его хотят сбросить с трона, но у него останется наследник. Вот только о нём Нэдии неизвестно, но я не уверен, не известно ли это другим заговорщикам.

Вернувшись в свои покои, я переоделся и взялся заканчивать работу с доставленными свитками. Время текло медленно, но закончив, я некоторое время посвятил изучению артаарской магии…

После прозвучавшего колокола, собирающего обитателей поместья на завтрак, я поднялся и уверенно направился на выход. Ноа, вышедшая из своих покоев, одновременно со мной, поприветствовала меня улыбкой на заспанном лице. После чего мы вместе направились в обеденный зал.

— Мой принц. — Коротко кивнул мне боевой маг.

— Малграф, часа через два после завтрака зайди ко мне.

— Хорошо. — Не стал задавать он дополнительных вопросов.

Войдя в обеденный зал, я усладил Ноа на её место, после чего устроился на своём месте и принялся терпеливо ожидать, когда все обитатели поместья соберутся за столом.

Люсинэ появившись за столом, бросила на меня довольно кислый взгляд, устраиваясь на своём месте, при этом она с улыбкой отметила довольную Оранэру сидящую рядом с Соней. При этом эти двое постоянно бросали на меня короткие взгляды, не прерывая при этом мысленного диалога.

Приступив к завтраку, я, найдя Нэдия в конце стола, встретился с ней взглядами. Княгиня Филотхион сидела и смотрела на меня с самодовольной полуулыбкой, словно уже получила всё.

Впрочем, это действительно так, я предоставил ей информацию об интересующем её человеке, виновного в гибели её тёти, а она доставила мне убийцу Дорна Вернадского. Договор сторонами выполнен в полном объёме, а что касается текущего дела… Сейчас в Вернаде слишком много шпионов, причём есть как подчиняющиеся Тайтриху, так и те, кто подчиняется заговорщикам. Они следят, чтобы я не придумал глупость и не сорвал договор. Самое неприятное в том, что среди них пять серьёзных менталистов, тихо их взять просто невозможно, они объединили свои разумы. Пятерых менталистов за один раз даже я не сумею убить. Нужно придумать что-то другое…

После окончания завтрака, я напомнил баронессе, что сегодня мне нужно разобраться с делами, а к строительству приступим завтра. Вернувшись в свои покои, я некоторое время уделил разбору дел, после чего принял управляющую делами баронства. Вопросов у неё было немного, но они были, потому приходилось в них вникать.

Не успела управляющая выйти из моих покоев, как в них уверенно вошла Люсинэ и, заперев за собой двери, скрестила руки на груди, посмотрела на меня с немым требованием.

Активировав звукоизолирующие чары, я скрестил пальцы рук и посмотрел поверх них на великую княгиню. Пройдя вперёд, она опустилась в кресло напротив стола, по-прежнему не произнеся и слова.

— Вы что-то хотели, Люсинэ?

— Мне нужен мужчина.

— Сейчас могу предложить лишь скромного принца. — Развёл я руками.

— К нашему общему сожалению, принц далеко не скромен. — Поднявшись и обойдя стол, она села на его угол, подвинув книги и свитки. — Чего ты хочешь, Эшарион?

— Я бы не отказался толики понимания с вашей стороны. — Ответил я с лёгкой улыбкой, оценив коротким взглядом вырез платья. — К тому же, не стоит забывать об ответственности.

— Ответственности?

— Да. Люсинэ, не переходите рамки дозволенного

— Эшарион? — посмотрела на меня с оскорблённым видом.

— Не надо, Люсинэ, я понимаю, какие чувства вызываю у женщин. — Вздохнул я. — Да и нашу прошлую ночь я не забыл, но…

— Всё что до слова «но» — обычное дерьмо. — Веско ответила женщина и опустилась на пол. — Я тебя услышала, Эшарион.

Развернувшись, она уверенно направилась к выходу из покоев и захлопнула дверь. Посмотрев великой княгине вслед, я лишь невесело усмехнулся. Наполнив кубок соком, я откинулся на спинку кресла.

Люсинэ озабочена прибытием Нэдии, всё-таки Великая Княгиня, прекрасно осознаёт неприятную обстановку. Она могла бы и обсудить это со мной, но она не испытывает ко мне доверия.

Что же до постели, обсуждения по данному вопросу не закончено. Я уже далеко не мальчик, давить на меня точно не следует. Пусть всё это было довольно завуально, но мы друг друга поняли.

Интересно, как будет правильно исправить сложившуюся ситуацию? Мне не нужно внимание Дарнира к долине, но и позволить случиться тихому династическому перевороту в княжестве нельзя. Палка о двух концах, в любом случае прилетит по хребту.

Постучав, боевой маг, войдя в мои покои, посмотрел на мой расслабленный вид, насторожился и внимательно оглядевшись, заметил:

— Не нравится мне твой вид, это сигнал о том, что ты не хочешь принимать важное решение.

— А ты неплохо изучил меня, Мал. — Усмехнулся я. — Да, не люблю принимать неприятные решения, только потому, что так будет проще и лучше. Ладно, присаживайся, нужно кое-что обсудить.

Боевой маг устроился в кресле напротив стола, а я, устроившись в кресле более лицеприятным образом, допил свой кубок и предложил напиток ему, но он лишь покачал головой.

— Значит так, школа магии работает, орден занят своим обустройством… Теперь вопрос касающийся мирного договора между Альтским Княжеством и Империей Чёрного Дракона. Что делать дальше?

— Ты чего-то ожидаешь?

— Ожидаю, Дарнир, даже если я надавлю через членов совета, не примет договор просто так.

— Сейчас ему не нужна война.

— Да, сейчас. Если бы не было угрозы со стороны пришедших из-за Врат, он, едва узнав об Оранэре, отправил бы сюда несколько легионов.

— А может он сначала устранит внутренних противников, чтобы ему было проще справиться с основным врагом?

— Вероятность этого есть. — Взяв в задумчивости ручку, я принялся крутить её между пальцев. — В любом случае, дать отпор мы способны.

— На твоём месте, я бы сосредоточился на свадебной церемонии. — Улыбнулся боевой маг. — Просто совет. Большую часть ордена же стоит ожидать весной?

— Да. Ранее они просто не способны выдвинуться сюда. — Положив ручку на стол, я поднялся. — Ладно, пойдём, нужно закончит одно дело.

Боевой маг кивнул и поднялся и мы вместе вышли из моих покоев, направившись по коридору к лестнице.

Мысленно найдя Ноа, я попросил её спуститься на первый этаж. Баронесса ответила согласием и вышла из покоев Сони, направившись к нам.

Ожидая девушку, мы остановились, я просто облокотился на перила и размышлял, а боевой маг что-то тихо обсуждал со своей женой Мэей в сторонке.

Дом мы успеем закончить к середине зимы, вопросов с этим нет. Тем не менее, я немного нервничаю по поводу свадьбы… Точнее сопутствующей ей церемонии. Мне не нравится в чём мне предстоит участвовать, несколько неправильно на мой личный взгляд. Традиции.

— Эшарион, я пришла. — Заметила Ноа, подойдя ко мне. — Ты сказал что это важно.

— Да, пойдём. — Кивнул я, направившись вперёд. — Малграф, это лишь на полчаса, после этого я тебя отпущу.

Боевой маг поцеловал свою молодую остроухую жену и двинулся следом за нами. Спустившись на первый этаж, мы прошли к узкой лестнице в темницу и, спустившись, получили от северянина, который сегодня сидел на посту ключи от двух камер.

Открыв двери в камеру, я вошёл первым в камеру альта, сидящего на деревянной скамье и посмотревшего на меня с полуулыбкой.

— Принц.

— Наёмный убийца. — Спокойно произнёс я, и повернувшись к баронессе, произнёс. — Он убил Дорна Вернадского. Теперь тебе решать его судьбу. Своё обещание я выполнил.

Баронесса в ответ только схватилась за меч и не сводя взгляда с альта, замерла, а после резко развернулась и выйдя из камеры, не смотря по сторонами направилась к лестнице.

Я же посмотрев ей вслед, вздохнул и, устроившись напротив наёмного убийцы, резко вошёл в его подсознание, принявшись внимательно изучать прожитую им жизнь, отразившуюся в воспоминаниях.

Терпеливо выписывая имена, даты и события, я тщательно перетряхнул память альтскому наёмному убийце. Отстранившись от воспоминаний, я с презрением сплюнул в сердцах. Редко мне встречаются разумные, не имеющие никаких принципов. Даже убивать подобных брезгливо.

— Зачем ты это делаешь? — задумчиво посмотрел на меня боевой маг.

— Малграф, такие люди владеют очень важной информацией и порой, обладание ею спасает тысячи жизней. Думаю, заплатить за это головной болью — достойная цена.

— А с ним что будет? — кивнул Малграф на состоявшегося убийцу.

— Он просто спит. Рассудок я сохранил. — Поднялся я со скамьи. — Он ещё должен заплатить за свои преступления.

— Думаешь, Ноа сможет?

— Это её дело. — Ответил я, выйдя и выпустив его, после чего запер дверь в камеру.

Судя по всему, наш солдат сейчас спит, потом с ним поговорю, хотя в этом нет особого смысла. Всю имеющуюся у него информацию я уже давно получил. К тому же мне бы не помешали новые сведения, Вацлав конечно над этим работает, но его людям пока не удалось поймать военного достойного звания.

Вернув ключи северянину, мы направились наверх, после чего я отпустил боевого мага. Проверив поместье, я вернулся в свои покои, и, дождавшись гонца, принялся разбирать принесённые им сведения.

На Архипелаге начинается голод. Дарнир препятствует поставкам продовольствия. Однако он не понимает, что это только ухудшит обстановку, ведь льды уже встали, скоро по ним можно будет идти как по дорогам. А зима итак не самое обильное время…

А вот на юго-востоке всё стихло, конечно, приходит информация о том, что там ведётся массивное укрепление позиций НАТО. Тем не менее, они больше не совершают рейдов вглубь страны, если не считать непонятных летательных объектов, причём как малого, так и большого размера. Авиацию они уже протащили сквозь Врата, это был лишь вопрос времени. Даже не знаю, с какой стороны подступится к ним, если они будут иметь всё необходимое для продолжительной войны.

Раздавшийся стук в дверь отвлёк меня от размышлений и взмахом руки отворил её. Ноа, посмотрела на меня, а после на дверь и, войдя, закрыла её за собой.

— Извини, я не…

— Ничего страшного не случилось. — Спокойно ответил я.

— Спасибо, но я не знаю, как правильнее поступить.

— Это дело я оставляю для тебя. Ты Ноа Вернадская, баронесса этих земель, тебе и судить.

— Дай мне подумать. О своём решении я сообщу вечером. — Уверенно сказала она.

— На этом и остановимся. — Кивнул я и взял в руки свиток, развернув его. — Если тебе что-то нужно, спрашивай.

— Нет, я пойду, подумаю. — Тихо ответила баронесса и, развернувшись, вышла из покоев.

Ладно на этом и закончим, мне и правда неважно как Ноа будет судить и казнить убийцу… Сейчас у меня есть и более важные проблемы.


Время до ужина я потратил довольно продуктивно, полностью доделал макет будущего города, приняв поправки предложенные Валерией, а после этого написал несколько важных посланий, которые улетели в зашифрованном виде птичьей почтой.

Норн Ромнар пока молчит, но я знаю что он делает всё возможное для того чтобы предотвратить ухудшение обстановки. А вот Бук из Лавета отметился, не знаю, что натворила графская семейка Нермир, но он вырезал её практически полностью, оставив в живых только детей.

Прозвучавший удар колокола заставил меня подняться, и я в задумчивости оглядел свой рабочий стол и, почесав голову, неспешно направился к выходу.

Войдя в обеденный зал, я прошёл на своё место и, встав, опершись на спинку кресла, принялся ожидать остальных постояльцев поместья. Собирались все неспешно, всему была виной погода, небо было затянуто густыми тучами, отчего не было видно даже света лун.

— Мой принц, как вы смотрите на то чтобы устроить званый вечер в поместье? — спросил у меня граф Варин, зябко кутаясь в тёплый плащ.

— Никто зимой сюда не приедет, — ответил я ему с улыбкой, — да и размеры поместья не позволяют вместить достаточное количество гостей.

— Да, об этом я не подумал. Может на охоту съездить? Прибить парочку тварей Хаоса… — протянул он.

— Лерик, ты, похоже, простыл, куда ты в таком состоянии собрался? — рассерженно поинтересовалась Эвелин. — Да и у тебя есть работа, школа по-прежнему нуждается в твоём опыте. Тебе уже не пятьдесят, чтобы устраивать зимние походы.

— Я ещё молод. Брр… Это звучит разумно. — Вздохнул старый граф.

Эвелин в ответ лишь довольно улыбнулась и погладила по голове сидящую рядом с ней Эдиту, отреагировавшую на ласку надутыми щёками.

Как всё-таки правильно поступить? Мне не нравятся оба варианта развития ситуации, но мне важно сохранить свою семью. Пять тысяч альтов под стенами Вернада и несколько легионов штурмующих Крепость Восточных Врат, или сто тысяч альтов под предводительством Великого Князя с объявлением личной войны? Ведь смерть Люсинэ в любом случае повесят на меня…

Дождавшись опаздывающих домочадцев, я устроился за столом и первым преступил к ужину. Ел я неспешно, стараясь не отвлекаться на не самые радушные мысли.

После окончания ужина, Ноа попросила ближайших членов собраться в малой гостиной. В покои собрались в основном члены моей семьи и самые ближайшие соратники, обозрев все лица, баронесса села во главе стола и жестом попросила внимания.

Устроившись в кресле между Малграфом и графом Варином возле камина, я одобрительно кивнул и ободряюще улыбнулся.

— Сегодня Эшарион привёз убийцу моего отца, завтра я хочу провести над ним суд и казнь, причём сделано это будет на главной площади Вернада. Может кто-нибудь подсказать, как это правильней сделать?

— Прежде чем проводить суд, нужно получить доказательства обвинений, пригласить свидетелей. — Спокойно произнесла Люсинэ. — Нэдия Филотхион оставила нам список жертв и приговор княжеского суда. Осталось теперь найти свидетелей убийства барона Дорна Вернадского.

— Они есть, больше ничего не потребуется.

— Подготовить место для казни и пригласить палача. Да и людей уведомить стоит, люди любят смотреть на зрелища. — Вздохнула Эйруэн. — Не переживай, я тебе помогу. Странно, что принц не предложил свою помощь. — Бросила она на меня косой взгляд.

— Эшарион нашёл его, а суд я провести хочу самостоятельно. Это был мой отец. — Уверенно ответила баронесса Вернадская. — Спасибо, значит завтра я как наследница барона Дорна Вернадского, проведу суд.

— Согласно имперскому закону судьёй все равно быть мне. — Вздохнул я.

— Эшарион. — Одарила меня тяжёлым взглядом Эйруэн.

— Это закон. — Спокойно посмотрел я ей в глаза.

— Я это понимаю. — Улыбнулась Ноа. — Спасибо.

— Эшарион, ты ничего не хочешь рассказать? — спросила Люсинэ.

— Нет, пока рассказывать нечего. Разбираюсь с бумагами из Крепости Восточных Врат, информации в них много, всего не пересказать. Кроме продаж сирот, есть ещё и казнокрадство. Объём ещё предстоит выяснить.

— Сложно представить подобное в Княжестве. — Задумчиво произнесла Люсинэ.

— Не скажите, я знаю о рейдах через перевалы в герцогстве Фультаар, сколько после них из альтских селений исчезает молодых мальчиком и девочек неизвестно, но вот в борделях юга на них всегда есть спрос. — Невесело усмехнулся я и поднялся. — Мы не так уж и сильно отличаемся. Закончим на сегодня.

Выйдя из гостиной, я неспешно направился в свои покои, проверив окружающее пространство на предмет посторонних и не обнаружив ничего, тяжело вздохнул.

Остановившись возле самых покоев, я обернулся и посмотрел на Соню, следовавшую за мной весь путь и открыв двери, сделал пригласительный жест.

— Спасибо за приглашение, но этого мало… — скрестила северянка руки на груди.

Улыбнувшись, я наложил на себя ускорение и, разорвав разделяющие нас два метра, подхватил её на руки и довольно улыбаясь, потащил в своё логово под лёгкий смех девушки.


Следующий день начался с суматохи устроенной женским населением поместья, организаторами его были Ноа и Эйруэн, взявшись за активную подготовку к суду и последующей казни. Я решил во всём этом не участвовать и просто спокойно перебирал бумаги в своих покоях, выходя из покоев только ради еды.

Сборы в город начались после обеда, следя за ситуацией, я собрался и вышел из покоев уже полностью одетым, после чего уверенным шагом вышел к конюшне, покормив свою лошадь засахаренным яблоком, принялся её седлать.

Вскоре ко мне присоединился боевой маг и северяне, девушки из рыцарского отряда сегодня остались на защите поместья.

Спустя какое-то время мы отрядом остановились перед воротами, ожидая женщин, пожелавших присутствовать на суде. Девочек оставили дома, решение Эйруэн и Эвелин я поддержал, получив после обеда возмущённые взгляды.

Через некоторое время девушки прибыли, причём Оранэра и Люсинэ изъявили желание присоединится к нам, как впрочем, и Аэлис держащаяся в стороне от них.

Выдвинувшись из поместья, мы были встречены отрядом рыцарей Ордена направленных для нашей охраны. Проехав по улицам Вернада, мы выехали на главную площадь перед городской ратушей, где и было место для казни.

Ноа поднялась на судейское место и устроилась на судейском месте, я же не спешил подниматься, внимательно всматриваясь в собирающуюся толпу. Баронесса посмотрела на меня и, получив мой одобрительный кивок, поднялась и обратилась ко всем собравшимся:

— Добрый день, жители Вернада, я Ноа Вернадская, дочь вашего барона. Сегодня я здесь только ради одного — судить его убийцу…

Наблюдая за зрителями, слушающими речь баронессы, я читал их мысли и незаметно морщился. Аэлис стоящая рядом со мной заметила за моим изменением лица и тихо спросила:

— Ты не доволен, Эшарион?

— Зрелища. Они все так жаждут зрелища, ты и сама чувствуешь это. Больше багровой крови, больше потрохов чтобы вкусить их мерзкий, но такой сладостный запах…

— Это мерзко, но обыденно. — Тихо ответила старшая княжна. — Мне интересно, а это когда-нибудь изменится.

— Нет, это неизменно. Разумные всегда будут тянуться к мерзким зрелищам. — Тяжело вздохнул я и увидел, как вывели убийцу. — Вот посмотри, он убил в своей жизни почти двести разумных, убивал всех, невзирая на возраст и пол. Думаешь, он боится?

— Смерти боятся все, она уравнивает нас. — Задумчиво ответила Аэлис. — Даже духи боятся исчезновения и забвения.

— Да, страх… Страх — это лучший учитель и инструмент для манипулирования. Только он не боится, нет, он понял, что это конец и желает только одного — чтобы это закончилось быстро.

Аэлис лишь вздохнула, но ничего не сказала, а я продолжил наблюдать за выходящими на трибуну свидетелями убийства Дорна Вернадского и слушать их обличающие речи.

Так или иначе, но всё закончилось, поднявшись на судейское место, я встал, сложил руки перед собой и медленно проговорил:

— По крови и праву члена императорской семьи, согласно закону Империи, я принц Эшарион, четвёртый сын императора Дария, граф Савроса и наместник баронства Вернад, возглавлю этот суд. Если у кого-то есть право это оспорить, пусть выскажется.

Ответом мне стала тишина и я продолжил:

— Сегодня я сужу наёмного убийцу, Нелса Валена, убившего барона Дорна Вернадского. Принимая во внимание слова свидетелей преступления, я признаю его виновным в данном преступлении. Баронесса Ноа Вернадская, вам предоставляется выбор казни.

— Я бы хотела услышать последние слова убийцы. — Спокойно произнесла Ноа. — Палач, поднимите его, пусть выскажется.

Палач рывком поставил альта на ноги и он, покачнувшись, посмотрел на баронессу, а после на меня и громко произнёс:

— Ноис ламир.

— Ноис ламир (Быстрая смерть). — Ответил я и кивнул баронессе.

Баронесса посмотрела на меня и кивнула палачу. Работник топора подтолкнула убийцу к плахе, куда он сам положил голову…

Свист топора и голова остроухого убийцы была отделена от тела. Ноа поднялась с судейского места, чтобы увидеть этот момент, сжала с силой мою руку, и тяжело вздохнув, тихо произнесла:

— Вот и всё.

— Да, теперь всё. — Спокойно произнёс я.

— Я прошла проверку? — осторожно заглянула мне в глаза баронесса.

— Проверки не было, но ты её прошла. — Кивнул я. — Всё-таки я бы не удивился, если бы ты захотела убить его своими руками. Это было бы легко.

— Смерть так проста… — эхом откликнулась она и обняв меня, спрятала лицо на груди.

— Тем не менее, жизнь рассказывает лучшие истории. — Улыбнулся я. — Нам пора, хватит на сегодня.

Баронесса только слабо кивнула, сдавленно плача, а я кивнул Эйруэн и потихоньку повёл баронессу вниз. Действительно на сегодня хватит…


Сидя в своих покоях, я терпеливо ждал прихода Люсинэ и Оранэры, альтаарская девушка, расположившись в кресле напротив меня, читая учебник по магии жизни, нервно постукивала указательным пальцем по столу.

Наконец, двери в покои отрылись и вошли две альты и одарили меня не взглядами, причём если взгляд Люсинэ был довольно весёлым, то вот младшая княжна смотрела на меня с вселенским негодованием.

— Ты наконец-то решился, принц Эшарион? — поправила княгиня свои волосы.

— Да, я решился. — Медленно поднялся я со своего места и шагнул к ним. — Простите, но иного выхода из сложившейся ситуации я просто не вижу…

* * *
Вильям и Тварь, как и ещё десять девочек сидели в экранированной комнате и просто отдыхали после долгого вечера. Кристоф был необычно воодушевлён и даже трёх девочек осчастливил своим расположением, а за хорошую работу даже не избил.

Тварь, молодая девушка имеющая возможность получать еду, терпеливо кормила и успокаивала молодую девушку, попавшую сюда всего три дня назад и прошлые две ночи развлекавшая третьего принца.

— Что теперь будет? — тихо спросил Вильям, рассматривая свои культи.

— Никто не знает. — Тихо ответила Тварь. — Подожди, я сейчас и тебя накормлю.

— Сначала их. — Попросил принц.

Тварь кивнула и, услышав подозрительный шум, направилась из комнаты, но не успела дойти, как двери оказались выбиты и на пороге появился самый неожиданный человек.

— Учитель Савос Арель? — удивлённо спросил принц, увидев однорукого боевого мага.

— Вам нужно уходить, принц Вильям. Немедленно!

— Что происходит? — спросила Тварь.

— Вы не знаете? Впрочем, это сейчас не важно. Быстрее!.. — посмотрев на присутствующих в комнате, боевой маг вышел.

Буквально через минуту в комнату вбежал десяток человек, лица которых были закрыты масками, оставляющими видимыми только глаза, они подхватили принца и всех девушек и потащили по тайным проходам императорского дворца…

Глава 16. Сделка

Император Дарнир V, Двадцать шестой Чёрный Дракон Империи, расхаживал по своим покоям с кубком в руках, который время от времени опорожнял, слушая донесения, читаемые ему личной слугой.

Ситуация в Империи всё сильнее выходила из-под контроля, причём главным источником являлся Архипелаг с его воинственными баронами. При этом ещё и герцоги Дюрен и Серврос готовы вцепиться друг другу в глотку, добавив дисбаланса на северо-западе. А вот сильнее всего досаждал факт игнорирования Императора герцогами Фантек и Дамлент, владения которых располагались как раз на территории, где сейчас хозяйничали пришедшие из-за Врат.

— Герцоги Фантек и Мамлет, а что по поводу королевств Лиарин и Ромнар?

— Они собирают армии, но держат их в пределах своих территории, да и поймали несколько групп шпионов противника, которых передали тайной страже.

— Тайная стража. — Поморщился Дарнир. — Кому сейчас служит Вацлав, его так и не нашли?

— Нет, мой император, но и членов тайной стражи, перешедших на вашу сторону, не трогают. Пропадают только те, кто пытается проникнуть в Драконью долину.

— Эшарион всегда будет проблемой, — вздохнул Дарнир, наполняя свой опустевший кубок, — этого у него не отнять. Он всегда при своём мнении, непреклонно отстаивающий свои взгляды и ненавидящий угрозы в свой адрес.

— Вы так говорите, словно уважаете его.

— Уважаю, но и ненавижу. Он мой брат, — пьяно улыбнулся Дарнир и взял початую бутыль вина, — отдыхай, Йола, хорошая работа, а мне нужно подышать. Душно.

Выйдя на открытый балкон, Дарнир обвёл с высоты императорского дворцового комплекса столицу Фейдраг и выдохнул облако пара. Магические огни, горящие на улицах, площадях, а так же в окнах остеклённых домов отражаясь от снежного покрывала укутавшего всю столицу, предавал ей вид, достойный кисти художника.

Приложившись к бутыли, опершись на перила одной рукой, Дарнир сделал три быстрых глотка, но попытавшись сделать четвёртый, почувствовал, как левая рука дёрнулась, потеряв опору и поперхнувшись. Император, пытаясь восстановить равновесие и вдохнуть, сделал шаг вперёд, закашлявшись, но поскользнулся на снегу припорошившим отполированным временем камне. Миг и Дарнир упал на перила, но не сумел сориентироваться и неожиданно понял на краткие мгновения что падает. Крик так и не вырвался из его рта, но он увидел, как приближаются к нему камни площади, так заботливо очищенные от снега…

С чавкающим звуком тело Двадцать Шестого Дракона Империи упало на уложенную камнем площадь дворца и задёргалось в предсмертных судорогах.

— Не-ет! — выскочив на балкон, взывала не своим голосом Йола, почувствовав, как исчезают магические клятвы, данные ею господину.

* * *
Мой отряд выдвинулся из поместья ближе к обеду, я пребывал не в самом лучшем расположении духа и бросал взгляды назад, ведь за отрядом двигалась крытые сани, где сейчас спали Люсинэ и Оранэра.

— Эш, ты уверен, что это лучший выход?

— Нет, но воевать со всей Империей я не смогу. — Сухо ответил я боевому магу. — Однако и лишаться мирного договора между Империей и Княжеством не желаю.

— Тайтрих его разорвёт, когда узнает о случившемся.

— Не разорвёт, ты же не забыл о нашем поместном целителе? — невесело усмехнулся я. — Пусть не обижается, но ей придётся послужить политической шлюхой.

— Порой ты бываешь жестоким принцем.

— Лучше быть жестоким принцем, чем мёртвым. — Выдохнул я облако пара и посмотрел на низко висящие серые тучи. — А то что-то в последнее время с ними стали происходить ужасающие вещи. Едут.

Отряд альтов появился из-за извилистого хребта и направился к нам навстречу, я прошёлся по нему ментальной волной и лишь едва заметно поморщился. Меня заметили, причём это был Делис Адмир, брат Тааэра Адмира, князя южного края. Властолюбивый и мстительный представитель княжеской семьи.

Осмотревшись по сторонам, я остановил отряд, задействовав структуру боевой магии ветра, очистил площадку от снега. Отряд стал спешиваться и готовится к не самой приятной встрече с альтами.

Крытые сани вытащили на середину очищенной площадки, заглянув внутрь я, посмотрел на Оранэру и Люсинэ которые были в рабских ошейниках. Поймав их недовольные взгляды, я лишь вздохнул и шагнул навстречу альтской делегации.

— Эшарион Непреклонный, довольно иронично.

— Ленис Радран или мне лучше называть вас «Нежной норкой»? — снисходительно улыбнулся я, посмотрев на молодого альта.

Альт одарил меня неприязненным взглядом, но остановил руку, не донеся её до рукояти меча, обнаружив себя под приделом сразу пяти арбалетов.

— Не стоит обмениваться любезностями. — Сухо произнёс Делис Адмир и остановив коня, спешился. — Вам не нравится происходящее, принц, но ещё меньше оно нравится мне.

— Да, вы известный альт. Личный враг второго пограничного легиона, известный своими не самыми лучшими поступками.

— Мы враги, принц, но и врага можно уважать.

— Да, но не подрезать ему жилы и не загонять как дикого зверя. Это же ваше любимое занятие, не так ли? — спокойно посмотрел я в глаза представителю княжеской семьи. — Хорошо, перейдём к делу. Вы привезло тех, о ком был договор?

— Да, подождите немного, они немного отстали, — махнул он рукой в сторону крытой кареты, направляющейся к нам. — Одна вам точно понравится, она ненавидит людей, ломать её будет восхитительно.

— Боюсь, мы используем разные методы, чтобы получить от женщин ласку.

— Слухи не врали. Вы всегда остаётесь при своём мнении.

— Это лучше, чем продавать себя. — Ответил я спокойно, но вот посмотрел на альта с насмешкой. — Девис, вы же не ожидаете, что у вас всё получится.

— Почему вы так думаете, принц? — внимательно посмотрел он мне в глаза и осторожно коснулся ментальным щупом моего разума.

В ответ я нанёс мощный ментальный удар, пробив защиту его разума, но не стал врываться в него. Девис сорвал с головы шапку и упал на колени от боли, даже поднял защиту, но быстро понял, что защищаться не от кого.

— Что ты?!.. — выхватил меч Ленис и был отброшен небрежным взмахом руки, чтобы рухнуть в снег.

— Опустить оружие! — нашёл в себе силы крикнуть Девис Адмир, — я повёл себя неправильно. Всё в порядке.

— Не переходите рамки, иначе мне придётся пересмотреть нашу договорённость. Нэдия, вы потеряли своё слово передо мной, ваши друзья некомпетентные дипломаты.

— Я приношу извинения… — недовольно произнесла княжна Филотхион.

— Этого не нужно, вы уже всё потеряли, я больше не желаю вас видеть на территории Драконьей долины.

— Вы все в императорской семье настолько заносчивы и высокомерны?

— Нэдия, вы в полном праве так думать, я сказал достаточно.

В этот момент как раз и подъехали крытые сани альтов, которые остановились и двое альтов уверенно туда войдя, вывели из них двоих альток. Кивнув северянами, через минуту возле меня стояли Оранэра и Люсинэ, увидев которых альты несколько расслабились. Девис подойдя, коснулся их ментальными щупами, а после проверил хорошо ли держаться рабские ошейники, после чего удовлетворённо улыбнулся:

— Вы умеете выполнять договорённости, принц Эшарион. Вот, представляю вам, Менелану Рандар, двоюродную сестру Вирда Рандар, а так же Эйлуди Адмир. Они обе от природы невинны. К тому же не желают вступать в брак с достойными альтами. Княжна в обмен на княжну, принц, всё честно.

— Не подскажите, почему Эйлуди ненавидит людей?

— О, эта старая история, вам, наверное, известно о том, что владения края Рандар находятся на юго-востоке Великого княжества. — Посмотрел он на меня и получив кивок, продолжил. — Несколько лет назад люди под имперским флагом высадились на побережье и захватили в плен её подругу, продав в бордель. Семья Рандар много заплатила ради её свободы, но эта тварь родила полукровку, а после повесилась. Думаю, вы найдёте княгине достойное место подле вас.

— Понимаю, — задумчиво посмотрел я на альту семнадцати лет с длинными вьющимися волосами платинового цвета, частично скрытыми под меховой шапкой, а после перевёл взгляд на Минелану, которая заметно тряслась от страха. — А что с ней?

— Ничего. — Сухо произнёс Делис, разведя руками. — Не хочет замуж.

— Только её желают все молодые альты, жаль вы не видели её в платье, принц. — Произнёс Ленис, выбравшийся из сугроба и отряхивающий снег, а подойдя к Оранэре, грубо взял её за нижнюю челюсть и поднял вверх, посмотрев в глаза. — Жаль, что ты достанешься не мне, я бы нашёл для тебя нужное применение.

— Ленис, достаточно. — Коротко приказал Делис Адмир.

Интересная картина получается, смерть Люсинэ нужна им как повод, чтобы князь Вален Аленсил, являющийся её братом, перестал поддерживать Великого князя. Оранэру собираются отдать за сына Тиаэра, так как князь дома Адмир уже стар. Дом Филотхион уже практически прекратил своё существование, а их войска сейчас напрямую подчинены Тайтриху. Вот им и нужен достойный противовес, чтобы в итоге манипулировать Великим князем. Как хорошо, что они не знают о тайном наследнике, иначе положение дел было бы совершенно иным.

— Люсинэ, мне жаль.

Люсинэ в ответ лишь смерила его равнодушным взглядом и внимательно посмотрела мне в глаза. Я в ответ лишь незаметно качнул головой и махнул рукой на молодых альток. Северяне уверенно подхватили их и уложили в крытые сани.

— Вот и всё, принц Эшарион. — Махнул рукой Делис Адмир.

— Да, всё. — Улыбнулся я и крикнул. — Валерия, давай!

Иллюзия с артаарки спала и она, махнув рукой, ударила по отряду альтов воздушной волной. Выхватив кристальный меч из ножен, я первым вступил в бой, отправив навстречу с духами двух альтов…

В следующий миг начался масштабный бой с применением оружия и боевой магии, я, находясь в центре всего этого только и сумел, что дать Валерии и Леване, которые и были ложными Великими княгинями и княжной, отойти за наши спины.

Прозвучавший рог с горы, где засел отряд альтов численностью в три сотни мечей быстро стих, о чём я знал от Нэдии, и вскоре на склонах хребта возвышающегося над этим узким торговым трактом, кипел страшный бой, а вниз падали тела альтов и рыцарей Ордена.

Боевое ускорение и усиление и я сошёлся с альтами пытающимися создать хотя бы жидкий строй. Отмахнувшись от альта, рассекая ему лицо своим мечом, я лицом к лицу столкнулся с Ленисом Рандар, усмехнувшимся увидев меня.

Быстрый удар наискось, от которого альт уклонился и попытался достать меня колющим ударом в живот, который я отвёл возвратным движением. Краем глаза, увидев метательный дротик, лежащий на земле меж двух тел, я магией потянулся к нему. Одновременно с этим я парировал два быстрых удара длинного узкого одноручного меча альта, а когда он резко шагнул ко мне, пытаясь нанизать меня на свой меч, шагнул назад. В этот же момент дротик, вылетевший из-за моей спины, пронзил его шею, ударив между шлемом и кольчужным воротником. Добить мне его не дали трое альтов бросившихся на меня с мечами, но получили удар структуры молота ветра и изломанными телами упали в снег…

Бой закончился через двадцать минут, я, получив две стрелы: одну в плечо, а вторую в живот, с мрачным видом обломил их и потрогал ожог на макушке, лишившего меня остаток волос и мрачно огляделся и посмотрел на склон хребта, где бой тоже завершился.

Достав свой посох, я создал целительскую структуру и растянул её по всему полю боя. Посох тянул мои силы как мощный насос, а я и так выложившийся во время боя, только вздохнул, когда у меня осталась лишь десятая честь резерва. Валерия уже помогала раненным северянам и альтам, сдавшимся в плен.

Рыцари Ордера «Пылающей девы» тоже закончили бой, и сейчас, спускались вниз по склону, ведя почти полсотни пленных альтов и неся своих раненых.

Очищая свой меч от крови тряпкой, я медленно прошёл меж тел мёртвых альтов, а после без удовольствия пнул Нэдию. Альта притворяющаяся мёртвой, вскрикнув от боли, но сумела только закрыть руками голову, ожидая новых ударов.

— Вставай тварь, вы что думали, я так просто откажусь от всего, чего так долго добивался?!

— Эшарион, не стоит. — Остановил меня Малграф, схватив за плечо.

— Тварь, не стоило сохранять ей жизнь. — Смерил я альту взглядом и отошёл. — Мирас, какие у нас потери?

— Трое погибших и половина ранена, семеро тяжело. — Ответил мне северянин, прижимая окровавленную тряпку к рассечённой щеке. — Валерия сейчас их лечит. Хороший бой, они потеряли только два десятка убитыми, семеро в плену.

— Делис Адмир где? — спросил я, осматриваясь по сторонам.

— Ранен. — Ответил мне Малграф, ведя Нэдию к остальным пленным, — вон он в ошейнике сидит.

Подойдя к альту, я пробил его защиту и принялся копаться в его памяти, раскрывая детали плана который сорвал своими действиями. Отстранившись, я посмотрел в глаза альта, смотрящего на меня с довольной улыбкой. А затем с мрачным удовольствием стёр её с лица ударом кулака, отчего он завалился в снег.

— Эшарион, я лечила его не для того чтобы ты его избивал. — Строго заметила Валерия.

— Всё в порядке. — Устало махнул я рукой и посмотрел на приближающихся рыцарей. — Гроссмейстер Орб, как ваши дела?

— Обменяли два десятка парней на две с половиной сотни альтов, — мрачно произнёс мне командующий Орденом, — ранены все. Нам бы целителей и… Никто не сбежал.

— Возвращаемся. Всё. — Отдал я приказ. — Давайте помогу, резерв ещё немного остался.

Возвратились мы быстро, при этом нам навстречу выдвинулся ещё один отряд рыцарей, где было двадцать целителей, которые и взяли на себя заботу о раненых. Отряд разделился, и часть его направилась прибираться на местах сражения, собрать трупы и оружие.

На пути в поместье, Валерия затащила меня в крытые сани, где заставила снять доспехи и принялась извлекать стрелы и лечить ожог. Наблюдая за её манипуляциями, я посмотрел на Минелану и Эйлуди, забытых здесь и спокойно проговорил:

— Если пообещаете не устраивать сцен, я сниму ошейники.

Девушки переглянулись, но не стали даже приближаться ко мне, сидя в самом углу. Тяжело вздохнув, я поморщился от боли, а Валерия шикнула на меня, восстанавливая целостность моего живота.

Когда она закончила, я надел доспехи и, выглянув из саней, только посмотрел, как мы проехали через ворота и прямо на ходу выпрыгнул, шагом направившись к ближайшим северянам. Быстро пояснив ситуацию, я добился того что одни сразу бросились за дополнительной помощью, а один побежал внутрь поместья за целителями.

— Мой принц, отдохните, вы уже и так потратили всю магическую энергию.

— Половина уже восстановилась, Мирас. — Ответил я северянину, которому уже залечили его порез на щеке, напоминающий о себе неприятным красным шрамом. — Никто не знает, справились ли рыцари с этими менталистами в городе?

— Валлис прибудет вечером с докладом, заодно и важных пленников доставит. — Ответил мне Мирас.

— Хорошо, — задумчиво посмотрел я на Аэлис и Олуэн, вышедших из поместья, — они ведь меня не пустят с помощью.

— Тебе нужно отдохнуть, ты и так всю ночь не спал. — Подошла ко мне Валерия. — Если не пойдёшь, я тебя усыплю, а он донесёт тебя до кровати. — Ткнула она рукой в северянина.

— Хорошо. — Вздохнул я, не имея сил на спор, и неспешно поплёлся в поместье.

Войдя, я, избегая суматохи, спокойно прошёл в свои покои и переоделся, после чего вышел и поднялся в малую гостиную, где устроился в кресле возле камина. Смотря в пламя, я тихо вздыхал.

Даже не знаю, что можно придумать в данной ситуации, эти твари успели передать информацию о тайном мирном договоре Дарниру, причём перехватить не получится. Они использовали семь независимых друг от друга каналов, при этом я знал только о четырёх, а о двух только догадывался. Вацлав будет озадачен новыми сведениями. Впрочем, это мой просчёт.

— Эшарион, ты здесь? — осторожно заглянула в комнату Ноа и, увидев меня, облегчённо вздохнула. — Тебя все обыскались.

— Не стоило. — Спокойно ответил я, подбросив дров в камин. — Мне тоже иногда хочется побыть одному.

— Тогда, я пойду. — Несколько обиженно произнесла баронесса.

— Ноа, не обижайся, прошу, — устало улыбнувшись, посмотрел я на ней, — иди сюда.

Баронесса, насупившись и проходя мимо, собиралась устроиться в соседнем кресле, но я увлёк её за собой и усадил к себе на колени, обхватив руками за талию. Возмущённо хлопнув меня рукой по колену, девушка вздохнула.

— Не обижайся или щекотать буду. — Произнёс я, дунув ей на макушку, и прижал к себе немного сильнее. — Тебе неприятно?

— Мне приятно. — Пробурчала Ноа. — Лучше объясни, почему ты ничего не говорил.

— Не все обладают ментальной защитой достойного уровня, тебе тоже следует этому поучиться. К тому же…

Меня прервали вошедшие в комнату Люсинэ, Эвелин и Эйруэн, которые не заметили нас и устроились за столом. Мы с Ноа замерли на кресле.

— Эшарион мог и поставить в известность, — вздохнула Эйруэн, — мне неприятно было видеть, как вас выводят из поместья и везут в неизвестном направлении.

— Тем не менее, ты не стала этого оспаривать. — Улыбнулась Люсинэ.

— Меня остановил Мирас и сказал не волноваться. — Несколько возмущённо ответила Эйруэн. — Лишь немного позже я нашла Люсинэ и Оранэру в покоях Эшариона, которые управляли личинами.

— Да, Валерия знает о такой магии, которую я считала до этого невозможной. — Вздохнула великая княгиня. — Честно говоря, я испугалась, когда принц пригласил нас в покои вчера. Кое-какие слухи о возможности свержения Тайтриха я слышала ещё дома. Не думала, что меня могут достать даже здесь.

— Достать могут кого угодно и где угодно — это политика. — Спокойно произнесла Эвелин. — Север пока ещё не захлестнула эта волна, но предпосылки к этому есть.

— Рано или поздно это случится. Королевские рода Севера возжелают независимости и единоличной власти. — Тихо произнесла Эйруэн и, посмотрев на нас, поинтересовалась. — Чем вы там заняты?

— Просто сидели. — Ответил я, с сожалением отпуская вскочившую баронессу, сразу же пересевшую в кресло. — К слову, я удивлён вашему испугу.

— По моему мнению, это был бы лучший исход. — Вздохнула Люсинэ. — Всю свою жизнь я среди интриг княжеских домов и кое-что понимаю.

— Вы не понимаете меня. — Спокойно произнёс я и, подняв кресло магией, развернул его на сто восемьдесят градусов и поставил на пол. — Я не захотел идти на сделку с совестью. К тому же, мне нужен мир с Альтским Княжеством, а не кость брошенная князьями. Да, княжна Адмир — это хорошая цена, но не за мир и Оранэру.

— А что на счёт меня?

— Мне помнится, Оранэра Хельталис, не Люсинэ Аленсил — моя невеста. — Задумчиво посмотрел я на великую княгиню.

— Нахал. — Фыркнула Люсинэ и весело рассмеялась. — За это я тебя и люблю, любящий в постели и неприступный в жизни. Ноа, знаешь, будь я моложе лет на двадцать, увела бы от вас этого принца.

— Вы и сейчас… — тихо буркнула под нос баронесса, — пытаетесь.

— Что теперь будет с девушками, Эшарион?

— С них снимут ошейники лишь, когда они заключат магический контракт, а если по факту, возвращаться им попросту некуда. Если конечно, меня не попросят их вернуть. Сейчас они должны быть в выделенных им покоях.

— А что по поводу князей?

— Во внутреннюю политику Великого Княжества я предпочёл бы не вмешиваться, но… Впрочем, когда появятся результаты, я обязательно об этом сообщу. — Поднявшись с кресла, я внимательно посмотрел на женщин. — Сейчас я вернусь в свои покои и немного передохну, мне ещё с донесениями нужно поработать. Гонец должен будет прибыть уже скоро…

— Где твои волосы, Эшарион? — внимательно осмотрев меня, заметила Эйруэн.

— Остались там же где и шапка. — Ответил я и вышел из комнаты.

Вернувшись в свои покои, я просто устало посмотрел на макет города и в задумчивости изучал его взглядом.

Надо подумать… Всё могло быть и хуже.


Выйдя из своих покоев, я неспешным шагом направился в обеденный зал, отметив, что там собрались уже все нужные мне лица. Поднявшись по лестнице, я уверенно распахнул двери в зал и посмотрев на собравшихся, кивнул:

— Доброго всем вечера. Обсудим все вопросы после ужина.

Получив ответы, я прошёл к своему месту и, устроившись, первым приступил к еде. Взглядом, отметив, что наши высокопоставленные гостьи тоже присутствуют за столом и посматривают в мою сторону с опаской, я задумчиво улыбнулся.

Приём пищи закончился и пока работники убирали посуду, я поблагодарил их за работу. Едва они удалились, я обвёл взглядом людей и альтов, собравшихся за столом, и произнёс:

— Сегодня погибли отличные воины, но мы отдадим почести им позже, как и полагается по традициям. — Произнёс я и вздохнула. — Валлис Орб, менталисты ликвидированы?

— Да, мой принц. Взять их живыми не удалось, но они не сумели передать сигнал тревоги, благодаря чему и состоялась встреча.

— Отличная работа. Благодарю, что доставили пленника, но что делать с Нэдией Филотхион?

— Может просто казнить? — предложил Малграф.

— Плохая идея, так вы получите пограничное княжество ненавидящих вас альтов, — высказалась Люсинэ, — мой принц, отдайте её мне, если она стала бесполезной для ваших планов. Мне она ещё способна быть полезной.

— Если это не будет затрагивать безопасности Драконьей долины и Империи в целом, я соглашусь.

— Это будет касаться только Альтского Княжества, ведь вы запретили ей появляться на территории Империи. — Кивнула Люсинэ.

— Хорошо. Минелана и Эйлуди, касательно вас. Завтра после завтрака, если у вас есть желание избавиться от ошейников, подойдите в мои покои, мы с вами заключим магические контракты. Если не знаете дороги, то попросите у кого-нибудь из работников или постояльцев этого скромного поместья. До тех пока ситуация не разрешится, предлагаю вам стать гостьями в нашем поместье.

— Прошу прощения, принц Эшарион, но вы не понимаете ситуацию? — уверенно поднялась Эйлуди, — вы совсем не понимаете итогов этой сделки?

— Вас отдали мне в качестве наложниц, да я хотел избежать обсуждения этого, но раз вы настаиваете, поясню: я вас не трону. — Спокойно ответил я, смотря на неё. — Сейчас у меня четыре официальных невесты и пока я не вижу смысла в наложницах, даже по политическим соображениям. Что же касается вашего статуса, я в курсе, что вас исключили из состава княжеских родов. Да, вы всё ещё носите их фамилии, но уже не принадлежите к ним. Вам это хотелось услышать?

— Вы понимаете гораздо больше, чем говорите. Прошу прощения за свои резкие слова. — Склонила она голову и села на место.

— Хорошо, а теперь неприятная новость: информация о мирном договоре передана Дарниру. Это уже факт и потому скрывать это я не вижу смысла.

— Это принесёт проблемы. — Тихо заметила Эйруэн.

— Да, но, это было ожидаемо. Тем не менее, сейчас зима и никто не выступит в нашем направлении. У нас достаточно времени, чтобы подготовиться к возможному нападению.

— Ты говоришь так, словно у тебя есть план. — Улыбнулась Соня.

— У меня есть верные союзники, порой это гораздо лучше тщательно проработанного плана. — Нахмурился я. — Дарнир не самый глупый император и сейчас ему нужен мир. Кто-то ещё хочет высказаться?

— Я благодарна вам за гостеприимство. — Поднявшись, церемониально поклонилась Минелана Рандар. — Если вам несложно, я бы хотела сегодня заключить магический контракт. Ошейник неприятно давит.

— Я тоже желаю этого. — Поднялась Эйлуди Адмир. — Если вы не против.

— На этом и остановимся. — Кивнул я, и девушки вернулись на свои места. — Кто ещё хочет высказаться?

— Мой принц. — Поднялся Малграф. — Прошу выделить мне большие покои. Приношу свои извинения, но у меня сложилась непростая ситуация…

За столом возникли смешки, все прекрасно знали о «непростой ситуации» боевого мага, который был приписан к отряду Мэи Дарра, плюс на него стали обращать внимание девушки из рыцарского отряда Райны Мальт. Поговаривали, что даже глава отряда имела на него виды, но я прекрасно знал, что это не так и эти взгляды был обращены на меня, как и её заместителя Флиры Альтер.

— Я подумаю, куда поселить вашу семью, Малграф Дикий. — Кивнул я с улыбкой. — Только не нервничай, пока в поместье достаточно места.

— А нам бы лабораторию, если не сложно. — Попросила Олуэн.

— Мой принц, — неожиданно для всех подала голос Валерия, — вопрос расширения поместья оставьте мне. Мне потребуется месяц работы и кое-что в артаарских руинах.

— Если тебе не сложно.

— Не волнуйтесь, это моя специализация.

Валлис Орб сидящий напротив неё тихо поблагодарил её за помощь с ранеными рыцарями, на что девушка степенно кивнула и снова вернулась к чтению книги.

Посмотрев на собравшихся, но не получив никакого ответа, я закончил собрание и направился в свои покои, пригласив альстких гостий с собой. Оранэра тоже направилась с нами, обсуждая с девушками последние новости.

Слушая их, я мысленно обсуждал с Валерией её план по расширению поместья, где она предлагала не только увеличить количество этажей, но и создать портал связывающий его с академией магии древних, что позволит помимо того что расширить помещения, но и создаст отдалённое убежище, где в случае нападения все сумеют укрыться. Правда, создание портала довольно сложное занятие, даже для Валерии, не её специализация.

Войдя в свои покои, я достал листы магических контрактов, и внимательно перечитав условия, положил их перед девушками, усаженными за стол, дав им время на ознакомление.

— А что будет потом? — спросила Эйлуди.

— Спроси что-нибудь попроще, я не знаю будущего. — Откровенно улыбнулся я.

— И всё же? — переспросила Минелана.

— Если вы не рассматриваете вариант возвращения на родину, я мало что могу предложить. — Задумчиво почесал я зудящую голову, нащупав уже пробивающиеся волосы. — Честно говоря, даже не думал об этом, но обещаю подумать. Впрочем, вы и само способны выбрать свою дальнейшую жизнь, я вас не ограничиваю.

— Слишком гладко стелите, принц. — Одарила меня косым взглядом Эйлуди.

— Он с вами честен. — Спокойно пояснила Оранэра. — За это его нужно уважать.

— Прошу прощения, великая княжна, но я не знаю принца Эшариона и пока не могу доверять его словам. Пусть и благодарна за спасение жизни. — Глубоко кивнула Эйлуди и приложив руку к контрактам приняла их.

Минелана проделала тоже самое, после чего я спокойно снял с них рабские ошейники и наложил целительские структуры, чтобы убрать следы ношения неприятного аксессуара. Девушки заметно повеселели, пусть и серьёзно устали.

Позвонив в колокольчик, я вызвал работницу и попросил её сопроводить гостий в их покои, где они могут отдохнуть. Девушки поблагодарили меня и удалились, а я закрыв двери в покои, устало рухнул в рабочее кресло и устало улыбнулся.

— Устал? — подойдя ко мне сзади, Оранэра положила руки на плечи.

— Немного.

— Спасибо.

— За что?

— Ты меня не предал и не продал. — Тихо произнесла она.

— Ненавижу, когда мне начинают угрожать, именно в этом и состояла главная ошибка всего плана альтских князей. Да и отдавать то, что принадлежит мне…

— Это наглость, принц Эшарион. — Возмущённо заметила великая княжна.

— Пусть, но я тебя не отдам. Иди сюда, — распахнул я руки.

Оранэра некоторое время размышляла, а после, обойдя кресло, осторожно опустилась мне на колени и прижалась к груди. Расслабленно поглаживая её по длинным волосам, я шутливо шептал её весёлые, пусть и немного фривольные шутки…


Проснулся я неожиданно, кто-то нарушил защиту на покоях не сумев обойти обманки, но всё же попал внутрь. Мысленно прощупав пространство, я тихо вздохнул и перевернулся на спину, передумав открывать глаза.

Оранэра ушла от меня ночью, когда немного успокоилась и получила порцию удовольствия, а я просто моментально уснул от усталости. Учитывая бессонные двое суток и насыщенный вчерашний день, это было неудивительно.

Мягкие шаги по полу, а следом звуки сброшенных с ног сапог и тёплого плаща. Тихий скип кровати, куда забралась молодая девушка и, забравшись под одеяло, уверенно нашла в нём путь.

Девушка осторожно забралась на меня сверху и прижалась грудью, а я тяжело вздохнув, поднял одеяло и посмотрел в её глаза, устало спросив:

— Эдита, это всё, чего ты хочешь?

Девушка ответила мне испуганным лицом, которое тут же спрятала у меня на груди, тяжёлым дыханием выдавая своё смятение. Вздохнув, я осторожно погладил её по голове и с улыбкой заметил:

— Если думаешь, что из-за этого я тебя возненавижу, то сильно ошибаешься, ты навсегда останешься моей младшей сестрой, как Аниса или Калерия.

— Но я не твоя сестра…

— Ты думаешь, что только одна кровь делает разумных — родными?

— А если я не хочу быть только твоей сестрой?

— Эдита, пусть я и хотел отложить этот разговор до наступления у тебя более сознательного возраста, но ты не оставляешь мне выбора. — Задумчиво произнёс я. — Я понимаю, что ты любишь меня, но не знаешь, как правильно выразить её. Поверь мне, постель — это далеко не тот способ. К тому же тебе слишком рано даже думать об этом.

— Можно использовать и амулет безбрачия.

— Нет.

— Эшарион, возможно, это мой единственный шанс стать магистром…

— Леди Ди, вы вынуждаете меня взять розги.

— Ненавижу тебя.

— Я знаю. — Рассмеялся я и, потянувшись, переложил Эдиту на кровать и поднялся. — Не надо, Леди Ди, я навсегда останусь лишь твоим старшим братом. Даже когда ты вырастешь, это не изменится.

Направившись в туалетную комнату, я приступил к утренним делам, приводя себя в нормальный вид. Между делом отметил, что благодаря целительским структурам Валерии у меня уже появился короткий ёжик волос, а следы ожога почти исчезли.

Когда я вернулся в комнату, Эдиты уже не было, ушла. Впрочем, иного я сказать не мог. Мне и так существующие традиции не нравятся, особенно царящие в семьях аристократов. Пусть для многих эти традиции и кажутся обыденностью.

Выйдя из своих покоев с ударом колокола, я прошёл по коридору и начал подъем по лестнице и почувствовав неестественный холод, окутывающий моё тело. Внимательно посмотрев на свои руки, я увидел, как они начинают окутываться прозрачным огнём концентрированной магической энергии, которое распространялось по всему телу.

Инициация. Почему сейчас? Я думал, у меня есть ещё несколько лет!..

Теряя сознание из-за резонанса тела и ауры, лишённой малейшего контроля, я услышал испуганный крик:

— Эшарион!..

* * *
Филипп вёл уставшую от родов имперскую принцессу, которая находилась в прострации от первых принятых родов. Повитуха, которая должна была принимать их, не сумела добраться до деревни, где они скрывались из-за трёх дней снегопада, поэтому и позвали Калерию.

Заведя девушку в дом, барон Ойнего усадил её на кровать и немного подумав, налил из бутыли креплёное вино и наполнив глиняную кружку, протянул её Калерии.

Машинально взяв кружку с напитком из его рук, принцесса сделала пять быстрым глотков и от неожиданности закашлялась.

— Что за гадость?

— Лесорубам здесь такое наливают. — Ответил Филипп, забрав посуду из рук девушки. — Помогает прийти в себя.

— Он был такой маленький и сморщенный, — неожиданно улыбнулась Калерия, хотя руки её дрожали, — такой…

Филипп, посмотрев как девушка причитает и снова начала вспоминать произошедшее, вздохнул, подойдя, взял её руки в свои и заглянул в глаза:

— Калерия, все появляются на свет такими, понимаешь?

— Но он был такой нежный и маленький…

Филипп тяжело вздохнул и приподняв опущенное лицо девушки за подбородок и заглянув в глаза, наклонившись коротко поцеловал. Калерия от неожиданности даже не оттолкнула его и озадаченно хлопнула глазами и спросила:

— Это всё?

Филипп склонился ещё раз, а Калерия обхватив его шею руками, увлекла за собой на кровать. Поцелуй продлился немного дольше и отстранившись чтобы восстановить дыхание, барон только посмотрел на румянец заливший щёки и верх шеи, а так же распущенные волосы, улыбнулся.

— Филипп, ещё… — закрыв глаза, потянула его к себе Калерия.

Барон Ойнего не пожелавший воспротивится, вновь пленил уста имперской принцессы.

Эпилог

Тайтрих Хельталис устроившись в большом зале Великого Альтского Княжества, терпеливо ожидал князей прибывающих в столицу Лоринталь, по случаю военного совета.

Ситуация на севере княжества стала стабильной, крылатые воины закрепились на захваченных территориях и больше не пробиваются вглубь страны.

— Айярме, я прибыл. — Войдя в зал, поприветствовал Тайтриха как военного князя, Вален Аленсил. — Вместе со мной прибыли верные мне Амрал-Кра (направляющий тысячу луков) и Амрал-Ла (направляющий тысячу мечей). — Указал он рукой на входящих командиров. — Как ты просил.

Князь Аленсил устроился на своём троне, а его подчинённые заняли место сзади на скамьях. Неревар Лорен, известный своей немногословностью, войдя, лишь кивнул Великому князю и прошёл на своё место, а трое прибывших вместе с ним командиров заняли место за его троном.

Старый князь Тиаэр Адмир, которому недавно исполнилось сто семьдесят три года вошёл и склонился в поклоне Тайтриху и опираясь на свою трость в магическом зрении буквально ослепляющую от количества вложенной в неё энергии, прошёл на своё место. Вместе с ним в зал пошёл его младший из сыновей и, не обратив внимания на Великого князя, просто спрятался в тени трона своего отца.

Вирд Радран, самый молодой из князей, войдя в зал в парадных доспехах, почтительно поклонился князю и в одиночестве прошёл на своё место.

— Все в сборе, начнём же военный совет. — Устало произнёс Тайтрих. — Ситуация сейчас стабильная, но меня волнует ситуация сложившаяся в Драконьей долине, куда отправилась моя дочь.

— Вы так спокойно говорите о том, что пошли на сделку с Империей? — нахмурившись, спросил Тиаэр Адмир. — Возмутительно отдать великую княжну за человеческого выродка.

— Если память мне не изменяет, моя старшая дочь сбежала из Княжества по вине альтского выродка, неожиданно оказавшегося вашим сыном.

— Это была ошибка, и он заплатил за неё. — Махнул рукой Тиаэр. — Но он был альтом, а не…

— Поэтому вы продали ему свою дочь — Эйлуди?

— Она была слишком своенравной и не подчинялась никому. — Поморщился старый князь. — Мне безразлична её судьба.

— Тем не менее, вы пожелали купить мою Оранэру, да князь Радран. Где сейчас находится Минелана Радран?

— Это какая-то ошибка… — несколько растерялся Вирд, бросив взгляд на своего союзника, как ни странно остающегося спокойным.

— Мы уже потеряли дом Филотхион, — вздохнул Великий князь, — теперь мы потеряли дома Радран и Адмир…

В этот момент меч пробил спинку кресла и сидящего в нём старого князя Адмир, выйдя у него из груди. Старый альт схватился за лезвие и попытался его вытащить, но у него нечего не получилось.

Выйдя из-за трона, его сын Шельт Адмир сухо произнёс:

— Ты опозорил наш дом, старик. Ты убил всех своих сыновей пытаясь сохранить свою власть. Хватит.

— Ты… ты… — хрипел старик, нанизанный на меч, пытаясь подняться, но лишь захлёбывался кровью.

— Я бесплоден и существование дома Адмир закончится после моей смерти, но мы останемся верны Великому Князю.

Медленно вытащив второй меч из ножен, Шельт одним ударом отделил голову своего отца от тела, оставив меч в дереве трона. После чего он повернулся к Тайтриху и опустился на колени, тихо произнеся:

— Я Шальт Адмир, как единственный наследник, заявляю, дому Адмир пришёл закат. Прошу лишь о милости для его членов.

— Благодарю вас, Шальт, я сохраню жизнь и честь членам семьи Адмир. — Сухо произнёс Тайтрих и перевёл взгляд на Вирда Радран. — Осталось лишь решить ещё один маленькой вопрос…

Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги: https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!

* * *
Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги: https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!

Дополнение:

Список персонажей (не полный, возможно будет дополнен):


Императорская семья:


Император и наследники:

Дарий II — Двадцать пятый Чёрный Дракон. 53. Мёртв

Дарнир V — Первый принц. Двадцать шестой Чёрный Дракон 24. Мёртв. Сын Инессы Валенс

Вильям III — второй принц, 21. Сын Глории Рошаль

Кристоф — третий принц, на четверть альт, манипулятор, ментальный маг, 18. Сын Клэр Фультаар

Эшарион — ГГ. Четвёртый сын императора. Отрёкся от престола. 15. Сын Эйруэн Орнстейм


Жены императоров:

Двадцать пятый Дракон:

Инесса Валенс — Первая жена. 47. Мертва

Глория Рошаль — Вторая жена. 43. Мертва

Клэр Фультаар — Третья жена, альт-полукровка. 48

Эйруэн Орнстейм — мать ГГ, четвёртая жена. 35


Двадцать шестой Дракон:

Юлина Арцергер — Южанка, графская дочь. Маг второго круга. 16. Первая императрица Двадцать шестой династии.


Принцессы:

Тисса Правое крыло дракона — Первая принцесса. Мертва. 8 лет. Эпидемия Налиса. Дочь Инессы Валенс

Ольма Левое крыло дракона — Вторая принцесса. Мертва. 8 лет. Эпидемия Налиса. Дочь Инессы Валенс

Милена (Черноокая) Рикстейл — Третья принцесса. 24. Герцогиня Рикстейл. Дочь Глории Рошаль

Калерия Чёрный снег — Четвёртая дочь. Третий по силам маг из императорской семьи. 15. Дочь Глории Рошаль

Эдита (Чернокрылая) — (Пятая принцесса). Бастард. 12. Дочь Глории Рошаль

Аниса Чёрное пламя — Пятая (Шестая) принцесса, дочь Клэр Фультаар. 11

Придворные титулы принцесс упраздняются после брака и принятия имени чужого рода.


Императорский дворец:


Блейт Зерг — Магистр. Придворный маг. 122

Ренд Орнагальд — командир Рыцарей Чёрного дракона, 58

Вацлав — Бывший глава тайной стражи Империи


Драконья долина:


Баронская семья Вернад:

Дорн Вернадский — барон Вернады, мёртв

Анжела Вернадская — баронесса Вернады, мертва

Ноа Вернадская — баронесса Вернады, 14. Невеста Эшариона.


Постояльцы:


Малграф — Учитель ГГ, Боевой маг первого круга, 31. Настоящее имя: Уильям Грому, сын Хартер Грому — магистра Рассаримской башни. Мать неизвестна (согласно слухам — одна из фавориток).

Олуэн Зерг — дочь придворного мага, целитель, 27

Аэлис Хельталис — Старшая княжна. Придворный целитель.

Брайана Леер — Рыцарь Вернады


Эвелин Арниирм — сестра короля Арниирма.

Соня Арниирм — дочь Эвелин, боевой маг третьего круга. Невеста Эшариона.

Валерия Гройскам — последняя артаарка, магистр.

Люсинэ Хельталис — Целитель. Бывшая жена (тайный развод). 42

Оранэра Хельталис — Младшая княжна. 17

Мэя Дарра — Альта. Жена Маграфа.

Аэлен Милас — Альт. (Любовница Малграфа?)

Люмисана Ронарилэфар — Альт. (Любовница Малграфа?)


Лерик Варин — барон Варин

Люси и Эва Варин — сестры-близнецы, дочери Норы Арниирм и Эвана Варин. 12


Менелана Рандар — двоюродная сестра Вирда

Эйлуди Адмир — дочь Тиаэра, княжна


Вернад:

Лион Марц — Командир отряда баронства. 24 воина под личным командованием.

Игран Вольц — «Улыбающийся рыцарь» Имперский рыцарь (получено из рук Императора) Капитан, Командует городской стражей, 25 воинов,


Отряд северян:

Мирас Альтар — капитан отряда Эшариона, 63

Вален — братья, близнецы, отрублено ухо

Сарк — братья, близнецы

Фуран Бешеный бык — северянин, маг четвёртого круга

Валдис — охотник, следопыт, маг третьего круга

Орнар Битый щит — северянин

Ингмар — маг третьего круга, огонь

Олемар — северянин — имперец, полукровка, тайная стража. Мертв

Фусс — северянин, ветер, чуткий нос


Кэролайн Снежная волчица — охотница, северянка, боевой маг, белые волосы

Хильда Фаренх — член королевской семьи, воин, маг

Гейра Сломай копьё — воительница


Горный народ

Королева Аниела — Королева. Невеста Эшариона

Ван Супрун — Магистр, Слепец, Хозяин красной совы


Школа магии

Арон Раймон — Бывший личный слуга императора, 54 года

Люсина Мил — целитель второго круга, 31

Ганвар Олин — маг-универсал второй круг, 50

Сомит Им — простолюдин из деревни Им. Маг-Стихийник, 28, третий круг.


Орден Пылающей девы

Эшарион — магистр ордена и его основатель

Валлис Орб — гроссмейстер, командующий орденом, рыцарь, маг второго круга.

Редрик Мила — магистр, мэтр ордена

Грен Самран — командующий силами Ордена в Крепости Восточных врат


Саврос:

Кристиан Перейн — член тайной стражи, следователь. Наместник Савроса


Север:

Изабелла Омальхарт — внучка верховного магистра Башен


Неизвестное местоположение:

Бук из Лавета — Странник между мирами.


Герцогство Рошаль:


Виктор Рошаль — герцог Рошаль, отец Глории. Мёртв.

Лэр Ален Рошаль — племянник и наследник Виктора. Сын его сестры, умершей родами. Мёртв

Филипп Ойнего — Барон Ойнего. 16.

Марис Рошаль — Сын Алена Рошаль. Мёртв


Графство Файраль:

Миранда Файраль — старшая сестра, графиня, боевой маг второго круга. 37

Анжела Файраль, — целитель первого круга, 32

Мариса Файраль — боевой маг первого круга, 30

Дамира Файраль — боевой маг первого круга, 30

Олина Файраль — маг универсал, 27

Орнар Файраль — юный граф, семь лет. Сын Малграфа Дикого


Короли:

Король Алан Лиарин — король Лиарина 38

Король Норн Ромнар — король Ромнара 80 (мёртв)


Великое княжество альтов Альтанар:


Великая княжеская семья:

Тайтрих Хельталис — Великий князь. 58

? — Сын Тайтриха

? — Вторая жена Тайтриха


Великий князь и князья альтских краёв:

Тайтрих Хельталис — великий князь, север и центр

Арно Филотхион — князь, северо-запад

Вален Аленсил — князь, юг

Вирд Радран — князь, юго-восток

Тиаэр Адмир — князь, восток. Мёртв

Наревар Лорен — князь, запад


Королевства Севера:

Орнстейм — юг.

Медаарх — юг и восток

Фаренх — запад

Хортул — северо-восток

Арниирм — северо-запад


Герцогства и королевства Империи:


Королевство Лиарин — юго-запад Империи.

Королевство Ромнар — запад Империи.

Герцогский дом Мальт — юг Империи. Герб «Чёрное солнце»

Герцогство Лиман — белый дуб на фоне горы соли

Герцогство Гран — белый грифон с красным пламенем, герб Белого легиона


Башни магов:

Ареванская башня — Далеко на севере. Разрушена

Фарнадская башня — на юго-западе от столицы, рядом с древним городом Фарнад. Врата. Уничтожена

Силуримская башни — юго-восток, много альтов

Кариванская башня — северная башня, оплот магов севера

Рассаримская башня — запад, башня заклинателей бурь

Эрванская башня — центральная башня Империи. Академия магии. Уничтожена


Прочие обозначения:


Эрато — название мира

Фейдраг — столица империи


Таис и Олма — неразлучные звезды, бинарные звёзды, белого и красного цвета.

Сервент — маги использующие энергию Хаоса, подлежат уничтожению всеми силами.

Мирит — металл, поглощающий магическую энергию

Дамисир — Ядовитый пергамент используемый альтами в первой эпохе, исчез из распространения.


Валюта

Империал — золотая монета высокой пробы (около 12–13 серебряных) вес — 12 грамм (официальный стандарт)

Полуимпериал — половина золотой монеты — 6 грамм

Арриал — серебряная монета 100 грамм (27–32 риала)

Риал — медная монета (150 грамм)


Звания легионеров:


Легионер — воин

Декан — командующий деканой (10 чел)

Центурион — командующий центурией (100 чел)

Трибун — командующий трибуной (1000 чел)

Легат — командующий легионом 3000 — 5000

Драконарий — почётный офицер (нередко декан или центурион) несущий герб Империи.

Лифер — Знаменосец. Казначей легиона


Структура Ордена «Пылающей девы»

Магистр — 1

Гроссмейстеры — 3

Мейстеры — учителя 12

Рыцари

Мэтры

Ученики


Ранги альтов.

Лайпе — носящий меч

Краси — носящий лук

Майтре — направляющий меч и лук

Вайсей-Кра — направляющий сотни луков

Вайсей-Ла — направляющий сотни мечей

Амрал-Кра или Ла — командующий тысячей мечей или луков

Айярме — командующий армией, военный князь


Северные традиции: косички

1 — совершеннолетие, 15 лет, ритуал трёх ночей. Чёрная бусинка

2 — брак, брачная церемония. Белая бусинка

3 — ребёнок, бой или самостоятельная охота на хищника. Красная бусинка

4 — маг, воин, целитель, мастерство в чём-то. Другие цвета


Разведывательный отряд альтов

Нэдия Филотхион — командир отряла, майтре

Мэя Дарра — член отряда, лайпе

Аэлен Милас — краси

Люмисана Ронарилэфар — лайпе


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Императорская семья
  • Глава 2. Кровь и предательство
  • Глава 3. Жесткие рамки
  • Глава 4. Свобода и рабство
  • Глава 5. Чёрный пепел
  • Глава 6. Охота
  • Глава 7. Свадьба
  • Глава 8. Снег и традиции
  • Глава 9. Спасение и сила
  • Глава 10. Худой мир
  • Глава 11. Крысиный волк
  • Глава 12. Странствие и рабы
  • Глава 13. Жертвы
  • Глава 14. Решения
  • Глава 15. Проверка и надежда
  • Глава 16. Сделка
  • Эпилог
  • Дополнение: