КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Краткое руководство по спасению жизни (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Глава 1 ==========

— Мистер Малфой. Мистер Малфой! Драко!

— Что? Прошу прощения, я задумался. Ты не мог бы повторить свой вопрос? — Драко практически лег в черное кожаное кресло, пытаясь принять более удобную позу. Мерлин, кому в голову пришло поставить кожаные кресла в кабинете психолога? Вот если бы Драко обставлял кабинет, то он обязательно…

— …в последнюю нашу встречу вы рассказывали, что собираетесь сделать предложение девушке, с которой были знакомы еще в так называемой вашей прошлой жизни, — мистер Джонс ослабил свой черный галстук, встал и, неспешно подойдя к бару, достал бутылку огневиски и два бокала.

— Крис, я думаю, что за пять лет наших встреч мы действительно можем называть друг друга по именам, как друзья, — Драко послал мужчине самую милую из арсенала своих доброжелательных улыбок.

— Друзья. Хм-м, интересно, Драко — Крис криво усмехнулся и протянул ему напиток.

— Вы считаете, что друзья именно так себя ведут?

— Крис, не надо вести себя как сварливая жена.

— Малфой, ты охренел?! — Крис резко поставил свой стакан на журнальный столик, слегка расплескав благородный напиток.

— Ты приходишь на сеанс, заявляешь о помолвке, уходишь, даже не потрудившись выслушать мое мнение о твоей ситуации, потом вся волшебная Британия гремит о твоей свадьбе, на которую, кстати, мой друг, — Крис показал в воздухе кавычки, — не удосужился меня пригласить. Теперь ты приходишь, оскорбляешь меня и… Кстати, зачем ты здесь?

Драко принял еще одну отчаянную попытку изменить позу, пригубил свой напиток и глубоко вздохнул.

— Крис, мы знакомы уже пять лет. Ты спас меня от самоубийства, и я действительно считаю тебя другом. Неужели ты думаешь, что я просто так решил не приглашать тебя на самый важный праздник в своей жизни? — Драко устало закрыл глаза и потер переносицу двумя пальцами. — Люциус встал в позу и потребовал не отправлять тебе приглашение, чтобы в прессу не просочилась новость о визитах наследника Малфоев к психологу. Он считает, что это негативно скажется на нашей с таким трудом отмытой от грязи репутации.

Крис снова подошёл к бару, взял в руки бутылку и вопросительно посмотрел на Драко, тот одобрительно махнул рукой.

— И все же это не объясняет, почему ты здесь.

— На самом деле я пришел чтобы вручить тебе приглашение на свадьбу, — Драко ухмыльнулся и протянул Крису белый конверт.

— Интересное дело, — засмеялся Крис, — ты так быстро понял, что не готов всю жизнь принадлежать одной женщине?

— Даже не смей думать, что я когда-либо добровольно откажусь от нее, — взгляд Драко на секунду стал холодным. — Я слишком многое прошел, чтобы наконец стать по-настоящему счастливым. Свадьба в Мэноре устраивалась в угоду моему отцу, поэтому все гости были тщательно отобраны им же. Однако мы с женой решили устроить еще одну камерную церемонию только для самых близких.

— Драко, я… Извини, это очень неожиданно. Все это очень неожиданно — Крис задумчиво покрутил в руках конверт, — ты мне даже не рассказывал про отношения с этой девушкой, а потом сразу заявил о помолвке…

— Это был не мой секрет, — перебил его Драко, — все было очень сложно. На самом деле, мы подобрались к цели моего визита. Как мой психолог и как мой друг, ты должен знать, какие события предшествовали моей свадьбе.

Крис кивнул, щелкнул пальцами, и перед мужчинами появился домовой эльф в аккуратной белой наволочке с вышитыми на ней инициалами хозяина.

— Мастер Кристиан звал Пеппи? — эльф пошевелил ушами и с обожанием посмотрел на Драко.

— Да, Пеппи, принеси мне и мистеру Малфою холодные закуски и фрукты, — Крис посмотрел на Драко: — Насколько длинная будет твоя история? Может, лучше принести что-нибудь существеннее закусок?

Драко тепло посмотрел на домашнего эльфа и сказал:

— Спасибо, Пеппи, закусок будет достаточно.

Эльф поклонился мужчинам и исчез. Через секунду вернулся с сырной тарелкой, фруктовой нарезкой и брускеттами с лососем и беконом.

— Мне кажется, что мой эльф никогда не будет смотреть на меня такими влюбленными глазами, как на тебя, — засмеялся Крис.

Драко наконец встал, подошел к окну и задумчиво произнес:

— Крис, я до сих пор просыпаюсь в холодном поту и судорожно ищу свою жену на другой половине постели. Когда я понимаю, что это не сон и она действительно моя, то остальную часть ночи я размышляю о том, что я не заслуживаю эту женщину.

— Драко, — Крис подошел и слегка похлопал его по плечу— на наших сеансах мы все выяснили. Ты был ребенком. Твой отец…

— Я знаю, кем я был и что сделал мой отец, — грубо оборвал его Драко, но голос быстро смягчился: — Ладно, давай не будем в это углубляться сейчас, я пришёл рассказать тебе о своей женщине. Так или иначе, мой рассказ будет возвращаться к событиям тех дней, так как мы с женой учились вместе в Хогвартсе. Я хотел бы рассказать тебе все с самого начала, даже те события, о которых ты знаешь, от которых в свое время спас меня, чтобы ты понимал, какое место она занимает в моей жизни, — Драко громко сглотнул, взял в руки бутылку огневиски и подошёл к своему креслу, указывая свободной рукой на соседнее.

— Ну что, друг мой, думаю, я готов начать.

Комментарий к Глава 1

Друзья, мы начинаем наше увлекательное путешествие (точнее, я искренне надеюсь, что оно будет для вас таким же увлекательным, как и для меня), и я от всей души желаю вам приятного чтения.

========== Глава 2 ==========

— Ты прекрасно знаешь, что я пережил на шестом курсе Хогвартса, — неторопливо начал Драко, перекатывая между пальцами виноградинку.

— Да, конечно. Ты уверен, что хочешь снова вернуться к этим воспоминаниям? Как твой психолог, я поддерживаю эту идею, но как твой друг…

— Крис, — прервал его Драко, — я не могу сказать, что это не причиняет мне боль, нет, но это важная часть этой истории. Тем более ты сам говорил, что чем чаще я говорю об этом, тем больше вероятность, что смогу осознать отсутствие своей вины. Поэтому, если ты не против, я начну с событий, которые тебе хорошо знакомы. Давай представим, что я пришел на сеанс и ты впервые слышишь эту историю.

Крис, коротко кивнув, налил им обоим еще огневиски и обратился в слух, мысленно подготовив себя к тому, что услышит. Эту часть его жизни он знал наизусть, но так и не привык к мурашкам, которые покрывали тело, когда он слышал голос Драко, холодный и безжизненный, приоткрывающий завесу тайны его тяжелой юности.

Хогвартс, 1997

Дамблдор мертв. Эта мысль набатом стучит в голове Драко. Он и другие Пожиратели смерти только что трансгрессировали в Малфой-мэнор, после того как Снейп послал убивающее заклинание в грудь директора Хогвартса. В ушах все еще звенит крик Поттера: «Сектумсепра!»

В тот момент рука Драко машинально легла на шрамы, которые оставило это же самое заклинание, брошенное Поттером в туалете Хогвартса. Тогда он был практически счастлив от мысли, что возможно умрет. Больше никаких наказаний, никаких издевательств. Никто и никогда больше не заставит его смотреть на пытки пленников, сидящих в подземельях его дома. Никто не заставит его становиться убийцей. Никто не будет угрожать убить его маму… Мама… Он не может оставить ее одну с этим монстром.

— Драко, все хорошо? — Снейп берет его за предплечье. — Драко?

— Все нормально! — грубо выплевывает Драко, вырвав руку из захвата крестного. — Если учесть, что ты лишил нас шанса вырваться из этого ада, то все просто охренительно!

— Я спасал твою жизнь! Я дал клятву твоей матери! — практически шипит в ответ Снейп, стараясь сильно не повышать голос.

— Я этого не просил! Он бы просто убил меня за то, что я не выполнил задание, и все! Дамблдор бы обязательно придумал выход! Он бы все решил, — Драко практически задыхается от еле сдерживаемых слез.

— Драко, он бы убил не только тебя, но и всю твою семью, — Снейп успокаивающе кладет руку на плечо крестнику.

— Я знаю. Я понимаю, — шепчет Драко, разворачивается и направляется в сторону восточного крыла, где находится комната матери.

— Не уходи далеко. Темный Лорд захочет услышать от тебя о произошедшем на Астрономической башне. Придерживайся версии, которую мы обсуждали, — слышит он голос Снейпа, стоя в дверях, и, не поворачиваясь, кивает и удаляется.

Драко практически бежит по коридору, освещая себе путь лишь маленьким огоньком на конце волшебной палочки. С первого этажа доносится пьяный смех Пожирателей, отмечающих смерть одного из величайших волшебников, эту какофонию звуков заглушает истерический хохот его безумной тетки Беллатрисы. Драко ежится — эта женщина всегда наводила на него неконтролируемую панику, никогда не знаешь, чего можно ожидать от женщины, которая как конфеты раздает Круциатусы своим же, стараясь угодить господину. Господин. То, с каким видом и придыханием его тетка произносит это в адрес Темного Лорда, вызывает желание блевать — как можно так слепо кого-то обожать? Нет, конечно, Драко любит своих родителей, иначе он бы никогда не согласился замарать свою душу убийством Дамблдора, но всему есть разумный предел. За этими размышлениями Драко не замечает, как оказывается у двери из красного дерева, ведущей в комнату его матери. Он заносит руку для стука и замирает, едва коснувшись двери костяшками пальцев, как ручка поворачивается и перед ним возникает мать.

— Сынок, ты здесь, — Нарцисса тут же прижимает сына к своей груди и судорожно вздыхает, — я так боялась, не могла дышать, пока тебя не было.

— Мама, — останавливает Драко, взяв ее руки в свои, и тянет вглубь комнаты, — давай зайдем, в этом доме слишком много гостей, нужно быть острожными.

Нарцисса, молча кивнув, следует за сыном в элегантно обставленные покои, в которых без труда угадывался характер хозяйки: теплые, персиковые оттенки; огромное окно во всю стену, занавешенное плотными, тяжелыми шторами; большая кровать с балдахином застелена покрывалом цвета топленого молока и практически полностью завалена подушками разных размеров и форм. Возле окна стоит мольберт, на котором Драко видит наброски их зимнего сада. Нарцисса обожает рисование, оно всегда приводит ее в хорошее расположение духа и дарит покой. Видимо, и сейчас его мама решила получить немного спокойствия проверенным способом.

Драко подходит к туалетному столику, на котором, помимо духов и косметики, стоит колдография, на которой одиннадцатилетний он, держа за руку Нарциссу, машет свободной рукой и широко улыбается. Они позировали перед Хогвартс-экспрессом, это была его первая поездка в школу чародейства и волшебства. Это был тот день, когда он начал череду своих ошибок и разочарований. День, когда он скривился, узнав, что девочка с облаком непослушных волос, разыскивающая жабу, оказалась грязнокровкой. День, когда он, посмеявшись над Уизли, получил отказ в дружбе от знаменитого Гарри Поттера. День, когда…

— Сынок, — Нарцисса вырывает его из глубины собственного разума, — расскажи как все прошло.

Драко подходит к кофейному столику и опускается в велюровое кресло, украшенное золотистой накидкой, жестом приглашая мать присесть в соседнее, стоящее сбоку от него.

— Я не смог, мама, — его голос звучит хрипло. — Я был уверен, что смогу, но в последний момент просто опустил палочку. Мама, прости меня, если бы не крестный, Темный Лорд убил бы меня. Он убил бы тебя, мама! — из груди вырывается всхлип, и Драко запускает руки в свои белокурые волосы, с силой их оттягивая.

— О, мой мальчик! — Нарцисса рывком поднимается из своего кресла и опускается на колени перед сыном, положив свои ладони ему на плечи.

— Драко, Снейп бы в любом случае нашёл выход. Он поклялся мне. Он дал обет, — она берет лицо сына в свои руки и заглядывает в его глаза.

— Мама, но если бы он этого не сделал! Я подвел тебя, прости, мама, — слезы, которые он держал в себе столько времени, вырываются из глаз, даря едва ощутимое облегчение.

— Тш-ш-ш, родной, — Нарцисса садится рядом с Драко и прижимает его к своей груди, укачивая его как маленького и аккуратно гладя по голове.

—Драко! — крик Беллатрисы заставляет обоих вздрогнуть и отстраниться друг от друга. — Драко! Господин желает видеть тебя на собрании! — Беллатриса рывком распахивает дверь в комнату сестры.

— Белла, — Нарцисса бросает холодный взгляд в сторону вошедшей, — абсолютно неприлично врываться в чужие покои без стука.

— Цисси, ты моя любимая сестра, мы никак не можем быть чужими друг другу, — улыбается в ответ Беллатриса, обнажив черные, гнилые зубы.

— Уже иду, тетя, — поворачивается к ней Драко, который за это время взмахом своей палочки уничтожил следы недавних слез.

— Не задерживайся, — гостья кидает им напоследок ухмылку и уходит.

Драко глубоко вдыхает, закрыв глаза, медленно, с шумом выдыхает и берет мать за руку.

— Не ложись спать. Дождись меня. Сразу после собрания я зайду к тебе, — порывисто прижимает ее к себе и, развернувшись, покидает ее покои.

========== Глава 3 ==========

Драко не спешит, он знает, что его ждет на этой встрече. Он медленно шагает в сторону малой столовой, проговаривая про себя версию событий, которую вбил в его голову Северус:

— Драко! — двумя часами ранее тот развернул к себе оцепеневшего юношу и легонько встряхнул. — Ты меня понял?

— Да. Я не опускал палочку, ты встал передо мной и бросил Аваду в Дамблдора, потому что хотел сам убить старика, — голос Драко бы глухим и безжизненным, а взгляд пустом.

— Хорошо, все будет хорошо, ты молодец.

— Сражайся, ты, трус! — прозвучал издалека крик Поттера.

Драко резко развернулся и направился к горящей хижине Хагрида, где его схватила за руку Беллатриса.

— Племянник, какой невероятный сегодня вечер! Наш господин будет очень доволен тобой! — в ее глазах горела такая страсть, что к горлу Драко тут же подступила тошнота. Тетка громко захохотала и послала еще один сноп пламени в уже горевшую хижину школьного лесничего.

— Конечно, тетя, — скривил губы в натянутой улыбке Драко.

— Беллатриса, на сантименты нет времени, нам нужно возвращаться, — прозвучал за спиной голос крестного.

Драко бросил взгляд за его спину, на лежавшего на земле Поттера, и в груди закололо так сильно, что стало трудно дышать, но не успел он задуматься о природе этого странного чувства, как его затянуло в вихрь трансгрессии.

Драко решительно толкает дверь, ведущую в малую столовую, и быстрым шагом проходит к свободному месту рядом со своим отцом.

За столом собрались все «гости» семьи Малфоев, они переговариваются между собой, обсуждая сегодняшнюю маленькую победу. Они громко спорят, кто же должен занять место ныне покойного директора, и наперебой кричат, как докажут преданность своему хозяину, если кто-то из них займет почетную должность. С особым удовольствием обсуждаются всевозможные кары для грязнокровных учеников и их защитников — ведь школу нужно очистить от неверных.

Краем уха услышав, как Сивый рассказывает о сегодняшнем свежем «улове» пленников, Драко вздрагивает и переводит взгляд на отца.

Люциус выглядит абсолютно безумным. После неудачи в Отделе Тайн он всеми силами пытался доказать Темному Лорду, что Малфои чего-то стоят, и если не он сам, то его сын уж точно. Он будто не видел, какую боль причинил своему собственному отпрыску, когда горячо поддерживал идею Лорда поручить Драко убийство Дамблдора. Он будто не видел боль в глазах любимой жены, когда говорил, что никто лучше его сына не справится с этим заданием, ведь он Малфой, а Малфои никогда не сдаются. Он будто не видел каждый день в зеркале своих глаз, в которых уже давно не было никакой жизни.

— Сынок, я так тобой гор… — шепотом начинает он.

— Не смей, — шипит Драко, — не смей произносить этого. Мне это не нужно. Я хотел защитить свою мать. Твою жену.

Все резко замолкают, тишина такая оглушающая, что кажется, слышно, как мерно тикают огромные старинные часы в соседней комнате. Воздух будто становится густым и тяжелым, Драко буквально на языке ощущает вкус страха. Он уже близко. В столовую царственно вплывает любимица Темного Лорда — его мерзкая, огромная змея, угрожающе шипя на всех присутствующих. Следом за ней, неслышно ступая по толстому пушистому ковру, оставляя на нем грязные следы, появляется и сам Темный Лорд, занимает место во главе стола.

— Друзья, сегодня великий день, — начинает он, растягивая губы в устрашающей улыбке. — Сегодня нас покинул директор Хогвартса Альбус Дамблдор.

— Да, повелитель, — пронесся нестройный хор смешков с разных концов стола.

— Мы назначим нового директора и наконец-то сможем навести порядок в этой школе! Мы покажем всем этим жалким грязнокровкам их место в волшебном мире! — в его голосе отчетливо прослеживается самодовольство.

У Драко холодеют руки. Одному Мерлину известно, что этот псих мог придумать в качестве наказания грязнокровкам. Если учесть, какие ужасы Драко доводилось наблюдать в своем собственном доме по его указке, он абсолютно уверен, что в школе к концу года не останется не одного ученика с так называемой грязной кровью.

— Драко, мой мальчик, я наслышан о твоих успехах сегодня с Исчезательным шкафом — ты успешно провернул трюк с появлением наших друзей в школе, — Темный Лорд смотрит на него в упор, — но мне не совсем понятно, почему ты не выполнил мое главное поручение?

— Мой Лорд, это моя вина, — раздается голос Снейпа. — Не удержался, услышав мольбы старика не убивать его. Можно сказать, что моя палочка опередила мои мысли.

Со всех концов стола слышится одобрительный смех Пожирателей. Драко максимально быстро выставил свой щит окклюменции на случай, если Темный Лорд захочет удостовериться в словах Снейпа. Хоть в чем-то присутствие безумной тетки было полезным — он стал филигранно закрывать свои мысли от окружающих.

— Северус, это неожиданное, но похвальное решение, — расплывается в довольной улыбке Темный Лорд. — Уверен, что юному Драко еще представится шанс показать нам свои умения.

— Да, мой Лорд, — в горле болезненно сухо, и Драко отчаянно хочет пить.

До самого конца собрания он думал о том, что после всего этого вернется в комнату матери, они достанут томик ее любимых стихов, домовик сделает им чай и этот день потеряется в успокаивающем голосе Нарциссы, как в детстве.

Северус, проходя мимо, крепко сжимает его плечо в успокаивающем жесте, затем широкими шагами направляется к выходу. Драко оглядывает столовую: он остался наедине с Темным Лордом — видимо, он так глубоко погрузился в размышления, что не заметил, как собрание закончилось.

— Подойди ближе, мой мальчик, — Темный Лорд мягко гладит по голове свою змею, которая свернулась кольцами на лакированном обеденном столе, в упор глядя на юношу.

Драко шумно сглатывает и медленно выбирается из-за стола. Он подходит на расстояние полутора метров и чувствует, как липкий страх пробежал по позвоночнику, он знает, что его ждет, и закрывает глаза.

— Круцио, — взмах палочкой почти ленивый, но Драко тут же падает на колени. Боль накрывает волнами, ни на секунду не прекращаясь. Она окутывает, словно он глубоко под водой, а воздух вот-вот кончится.

Хоть и сосредоточиться в такие моменты было очень сложно, Драко старался вспоминать голубые глаза матери, но в этот раз заклятие было таким сильным, что уже через несколько секунд его поглотила спасительная темнота. Он очнулся, почувствовав, как его тянут за рукав рубашки.

— Драко, — голос матери был тихим, — сынок, тебе нужно встать.

С трудом сфокусировав на ее лице взгляд, Драко пытается проанализировать свое собственное состояние. В этот раз ублюдок неплохо постарался: голова кружится, а все кости в теле напоминают желе. Он чувствует влагу на губах — из носа снова идет кровь. Нарцисса щелкает пальцами, и перед ними появляется домовик.

— Хозяйка Нарцисса, что Миппи может для вас сделать? — эльф мелко дрожит всем телом, судорожно прислушиваясь к звукам из коридора, гости хозяев были недружелюбны к домовикам и частенько их наказывали.

— Миппи, трансгрессируй Драко в его комнату, он не может встать, — Нарцисса украдкой вытирает слезы в уголках глаз и следит за тем, как сын исчезает с Миппи.

Она почти вбегает в комнату Драко, который уже был заботливо уложен в постель и укрыт пушистым одеялом. На тумбочке стоит пустой флакон зелья сна без сновидений. Да, именно это сейчас нужно ее измученному сыну — забыться глубоким сном и не просыпаться с криками в ночи. Кошмары начали мучать его с самого первого дня, как Пожиратели оккупировали их дом, поэтому приходится постоянно ставить заглушающее заклинание, чтобы крики сына не стали поводом для придирок от их навязчивых гостей.

Драко, ее светлый ангел, такой юный, но уже взвалил на свои плечи эту неподъемную ношу. Как хочется помочь ему, забрать всю его боль себе, лишь бы больше не видеть своего сына без сознания от очередного темного заклятия, лишь бы больше не слышать его криков ночью, лишь бы снова увидеть его счастливую улыбку, лишь бы снова вспомнить, что они семья.

Нарцисса мягко приглаживает прядь волос, упавшую Драко на глаза, целует его в лоб и покидает комнату.

========== Глава 4 ==========

Крис смотрел на своего друга и не говорил ни слова. Он знал, как тяжело Драко даются воспоминания, в которых присутствует Нарцисса.

— После каждого наказания я просыпался в своей постели, — Драко рассеянно водил указательным пальцем по краю своего стакана. — Она всегда приходила за мной. Последнее, что я видел перед темнотой, были ее глаза, а первое, что я чувствовал когда просыпался, были ее руки на моем лице. Она гладила меня, думая, что я еще сплю, и говорила, что мечтает забрать себе мою боль, — голос Драко стал хриплым, и он сделал большой глоток из своего стакана.

— Драко, ты делал это все как раз для того, чтобы твоя мать была в безопасности. Чтобы она не чувствовала того, что чувствовал ты, — Крис старался говорить мягко, будто объясняя что-то своему испуганному пациенту.

— Знаю, но именно в тот день я чувствовал себя таким слабым оттого, что мог подвести свою мать, — Драко резко вернул стакан на столик и потянулся за бутылкой.

— Мы уже это обсуждали, — Крис пододвинул ближе к Драко свой стакан. — Ты не мог ее подвести, потому что в этом и был ее план — защитить тебя любой ценой.

— Ты понимаешь, сколько людей пострадало из-за того, что кто-то защищал меня, — выплюнул Драко, криво усмехнувшись. — Я не заслуживал этого!

— Драко, пять лет регулярных сеансов, и ты мне снова заявляешь, что заслуживал жить меньше, чем остальные?! — Крис лишь слегка повысил голос.

Драко встал из тяжелого кресла, подошел к окну и рассеянно потер левое предплечье.

— Как только этот ублюдок поставил на мне свое клеймо, я автоматически потерял все возможные шансы на сострадание.

Крис тяжело вздохнул. За пять лет он достиг многих побед, пытаясь вытянуть Драко из состояния глубочайшей депрессии. Он сумел помочь Драко пережить неудачную попытку самоубийства. Но когда его пациент начинал говорить о том, что ничего хорошего он в этой жизни не заслуживает, тут все становилось намного сложнее.

— Ладно, это все лирика, — наконец решился нарушить молчание Крис. — Когда же в твоей истории появится наша героиня?

— О, мы уже довольно близко, — Драко с улыбкой вернулся на свое место. — Как я и говорил, мы учились вместе с моей женой. Хотя я никогда не мог подумать, что именно она моя будущая супруга и мой шанс на спасение.

— Так вы были друзьями? — вопросительно изогнул бровь Крис.

— Не сразу, одно время она меня дико раздражала. По-настоящему мы стали дружить уже после войны, когда начали вместе работать в Министерстве, — Драко тепло улыбнулся своим воспоминаниям. — Но сейчас я хочу тебе рассказать, как впервые за долгое время увидел ее после того, как чуть не стал убийцей Альбуса Дамблдора. В этот день егеря схватили Золотое трио, и я впервые захотел закрыть другого человека собой, чтобы спасти его от пыток.

Малфой-мэнор, 1998

— Ты украла мой меч, грязнокровка? — слышит Драко голос своей тетки. — Воровка!

— Но я ничего не брала! Пожалуйста, — раздается в ответ громкий девичий крик.

Грейнджер? Это действительно она? Драко спешит в малую столовую, чтобы удостовериться в своих догадках. Открывшаяся картина лишает его дара речи. На полу распласталась худенькая и грязная девушка. Мерлин, они вообще не ели? Даже сквозь плотную кофту можно разглядеть тонкие ребра, а из круглого выреза торчали острые ключицы. По ее левому предплечью тонкими струйками стекала кровь. Красная, — думает Драко, — и вовсе она не грязная, совсем как у меня.

Присмотревшись, он видит, что на ее руке вырезано какое-то слово. К его горлу подкатывает тошнота, а в ушах начинает звенеть. Грязнокровка. Именно так он называл ее со второго курса. Именно так он упоминал ее в разговорах с отцом и друзьями. Именно так называли ее эти гребаные Пожиратели смерти.

— Круцио! — запускает Белла новое заклятие в девушку. Гермиона корчится на полу, но не издает ни звука, лишь тонкие дорожки слез говорят о том, как ей на самом деле больно.

Драко молча глотает ртом воздух. На языке вертится лишь одно слово: «Остановись», но если он посмеет сказать это вслух, то на месте Грейнджер увидит уже свою мать.

— Драко, сынок, — слышит он голос отца, — приглядись к этим пленникам.

В комнату приводят двух человек, в одном из которых Драко тут же узнает Уизела. Лицо второго же раздуто до такой степени, что кажется, если нажать пальцем на щеку, то кожа тут же лопнет, как воздушный шар.

— Сынок, они были вместе с этой грязнокровкой, — шепчет ему на ухо Люциус, и Драко едва заметно морщится при упоминании последнего слова. — Приглядись, это, должно быть, Уизли и Поттер. Если ты подтвердишь это, то мы вызовем Темного Лорда. Малфои будут прощены, — на последнем предложении руки Люциуса начинают мелко трястись, и лицо Драко кривится в отвращении.

— Нет, я не узнаю их, — отвечает Драко будто не своим голосом. Он понимает, что если сдаст их, то его мать будет вечно жить в страхе, поэтому крепко сжимает зубы.

Следующие события проносятся буквально за долю секунды. Откуда-то появляется их домашний эльф Добби, с грохотом на пол валится люстра, а со всех сторон летят разноцветные лучи заклятий. Поттер отбирает у него палочку, и все Золотое трио затягивает в водоворот трансгрессии.

На мгновение становится тихо. Настолько, что Драко слышит стук своего собственного сердца. Они ушли! У них появился шанс! Лишь бы они больше не попада…

— Круцио! — невероятной силы заклятие сбивает Драко с ног. — Круцио!

Внутренности выворачивает, в горле булькает кровь.

— Стой! Белла! Умоляю! — голос матери долетает будто через вату.

— Это был Поттер! Мальчишка облажался! — кричит тетка, все еще удерживая Драко под прицелом палочки.

Все вокруг кружится, и темнота вновь обрушивается на Драко. Открыв глаза, он обнаруживает, что лежит в своей постели. В комнате царит полумрак, и Драко с трудом разглядывает, что в ногах у него кто-то сидит.

— Мама? — попытка заговорить режет горло словно лезвиями.

— Нет, Драко, это я, — раздается в ответ тихий девичий голос.

— Тори? — Драко пытается сесть в кровати. — Что ты тут делаешь?

— Ты же знаешь, мой отец уверен, что я должна быть ближе к Малфоям. Люциус промыл ему мозги, что вы на хорошем счету у Темного Лорда, и вскоре тебе будут искать невесту, поэтому…

— Замолчи! — из последних сил шипит Драко. — Я никогда на тебе не женюсь!

— Будто я мечтаю выйти за тебя! — Астория вскакивает на ноги и нервно взмахивает руками в стороны. — Я вижу, что происходит! Но так же, как и ты, не могу ослушаться! Представь, что я здесь как твой друг, забудь о наших чертовых родителях, — уже тише добавляет она, подойдя к окну.

— Друг, — медленно повторяет Драко, словно пробуя слово на вкус. — Не думаю, что мы сможем подружиться, Тори, всем близким мне людям причиняют боль. Я не хочу нести ответственность еще и за тебя.

— Я достаточно взрослая, чтобы выбирать себе друзей, — шепчет Астория, повернувшись к нему лицом, и медленно идет к выходу из комнаты.

— Выздоравливай, Драко, — и за ней тихонько захлопывается дверь.

Драко устало откидывается на подушки и тут же проваливается в тяжелый сон, на секунду успев подумать, что забыл принять зелье сна без сновидений.

В эту ночь Драко не мучают кошмары. Во сне он видит глаза своей матери, когда она читает ему свои любимые стихи. Он видит глаза Грейнджер, из которых текут слезы. Он видит глаза Астории, когда она говорит, что хочет стать его другом.

========== Глава 5 ==========

— Может, ты мне уже скажешь, на ком женился? На свадьбе не было прессы, поэтому в Пророк не попало имя твоей избранницы. Всего одно фото, как она идет к алтарю, и то со спины, но я предполагаю, что фото в газету ты предоставил сам? — Крис вопросительно поднял брови.

— Конечно, сам, — самодовольно ухмыльнулся Драко. — А что касаемо имени — так я его тебе уже назвал.

— Так, подожди, ты упомянул в своем рассказе о двух девушках, — Крис взял в руки конверт с приглашением и невербально призвал канцелярский нож.

— Стоп, — Драко отнял у него нож. — Предлагаю немного повеселиться.

— Повеселиться? — Крис недоверчиво посмотрел на него. — В чем же будет заключаться веселье? Мы будем пытаться отобрать друг у друга мой нож?

Драко запрокинул голову и громко рассмеялся.

— Нет, дружище, — сказал он, успокоившись. — Я предлагаю нам выяснить, насколько хорошо ты меня изучил, пока я был твоим пациентом.

— Ты предлагаешь мне отгадать имя твоей избранницы? — Крис помахал конвертом перед лицом друга.

— Скажу больше, — ухмыльнулся Драко. — Я готов поспорить, что тебе не удастся этого сделать.

Крис встал из кресла и подошел к черному письменному столу, который стоял напротив окна. Открыв ящик, он достал сигареты, хрустальную пепельницу и вернулся на свое место.

— Мерлин, ты так и не избавился от этой привычки? — Драко в отвращении сморщил нос и наколол на шпажку кусочек сыра.

— Ты не прав, друг мой. Я курю только по особым случаям. Это как раз один из них — ведь у меня появился шанс поставить на место моего нахального и самодовольного пациента, — Крис палочкой зажег свою сигарету и с наслаждением выпустил в потолок кольца дыма.

Драко вновь расхохотался.

— Итак, каковы же будут ваши ставки, мой друг?

Крис невольно подметил, что Драко очень изменился с их последней встречи. Свадьба определенно пошла ему на пользу. Он не знал, какая именно девушка делает это с ним, но видит Мерлин, она ведет чертовски правильную тактику.

— Ставки, — повторил за ним Крис и вновь выпустил дым в потолок.

— Именно, мы можем поспорить на что угодно, — пропел Драко с улыбкой, — любая сумма…

— Нет, нужно что-то поинтереснее, — Крис ухмыльнулся и смял сигарету в пепельнице.

— Тогда не стесняйся, — вернул ему ухмылку Драко. — У Малфоев сейчас довольно-таки неплохие связи в Министерстве…

— В случае моего выигрыша я хочу, чтобы ты рассказал мне про Нарциссу, — перебил его Крис.

Улыбка в мгновение ока покинула лицо Драко. Взгляд тут же стал холодным и жестким.

— Ты играешь по-крупному, приятель, — выдавил он из себя после недолгой паузы.

— Драко, прошло уже достаточно времени, как твой психолог, я считаю…

— Я согласен, — Драко схватил со стола конверт с приглашением и спрятал его в складках своей мантии. — Если ты вдруг не угадаешь, то ты выполнишь любое мое желание, в рамках разумного конечно же.

— Идет, — коротко выдохнул Крис и протянул руку Драко. Магия тут же окутала их сцепленные руки, скрепляя договор.

— Я надеюсь, ты не будешь жульничать и скрывать от меня детали, чтобы помешать выигрышу? — Крис призвал домового эльфа и попросил принести еще льда.

— Я? Жульничать? За кого ты меня принимаешь? — притворно оскорбился Драко. — Это будет моя честная победа.

—Это мы посмотрим, — Крис налил им еще алкоголя. — Итак, ты рассказал про первую встречу после того, как покинул школу. Когда же ты увидел ее в следующий раз?

Драко взмахом руки распахнул окно, чтобы проветрить комнату от запаха сигарет, и пригубил из своего бокала.

— Следующая наша встреча состоялась на моем суде.

— Суде? Ты не видел ее на решающей битве? — суетливо перебил его Крис.

— На битве я видел очень много людей. Их лица и крики смешались в одну кучу, и, честно говоря, в этот день я просто пытался выжить, я не понимал, что происходит и где я нахожусь, пока не услышал, что Гарри-чертов-Поттер убил этого ублюдка, — взгляд Драко снова стал стеклянным. События того дня хоть и будто стерлись из памяти, но регулярно напоминали о себе в многочисленных ночных кошмарах.

— Окей, значит, суд, — Крис постарался деликатно вернуть изначальную тему беседы. — Она свидетельствовала в суде?

— Хитрец, — улыбнулся Драко. — Если я отвечу на твой вопрос, ты сразу догадаешься. Я же рассказывал тебе обо всех, кто давал показания в тот день.

— Попытаться стоило, — рассмеялся Крис и достал из пачки новую сигарету. — Хорошо, изменю свой вопрос: вам удалось поговорить в тот день?

— Да, в тот день нам действительно удалось поговорить, и этот диалог окончательно перевернул мое мнение об этом человеке, — Драко раздраженно отмахнулся от дыма сигареты.

— Я весь внимание, мой друг, — Крис взмахнул палочкой и заклинанием отгородил Драко от сигаретного дыма.

— Сразу бы так, — проворчал Драко. — Итак, суд.

Лондон, 1998

Драко смотрит на Золотое трио и не может поверить своим ушам — они только что дали показания в его защиту. Они оправдывали его, Пожирателя смерти. Говорили что-то об отсутствии выбора, о том, что он не выдал их в Малфой-мэноре. Перед глазами тут же возникает худенькая фигурка Грейнджер, лежащая на полу его гостиной, и ее лицо, искаженное муками. Сейчас она выглядит абсолютно иначе. Карие глаза горят огнем, голос звучит твердо и громко, когда она яростно доказывает, что Драко заслуживает второго шанса, а Нарцисса вообще спасла жизнь Гарри, не выдав его Темному Лорду в Запретном лесу. На Грейнджер легкое платье ниже колен. Теплый персиковый цвет напоминает Драко о матери — в таких цветах отделана комната Нарциссы. Вместо грязных кед на ногах у Грейнджер туфли на невысоком каблуке. Драко тут же задумывается, что никогда не видел на ней туфли, кроме как в тот вечер на Святочном балу, и как оказалось, очень даже зря она не носила их чаще. Туфли делают еще длиннее ее стройные ноги и придают всему образу какую-то женственность. Обычно растрепанные волосы в этот раз уложены в мягкие локоны. Драко с удивлением приходит к выводу, что впервые после Святочного бала видит в ней довольно привлекательную девушку.

Драко встряхивается, прогоняя от себя мысли о Грейнджер, и обводит взглядом зал суда. Он видит свою мать, которая не спускает от него глаз, сложив руки в замок на коленях. Ее только что оправдали, все-таки смелость Нарциссы в Запретном лесу сыграла не последнюю роль. Особенно жарко отстаивал ее Поттер, без конца повторяя, что если бы не Нарцисса, его бы точно убили.

Взгляд Драко падает на отца. Люциуса приговорили к домашнему аресту сроком на год, ограничением заклинаний и довольно большим штрафом, который все же не нанесет большого ущерба состоянию Малфоев. Даже странно, что его не бросили в Азкабан, как других Пожирателей. Люциус ловит его взгляд и едва заметно кивает. Драко кивает в ответ и впервые видит во взгляде отца такое сожаление, которое ни разу не видел за всю свою жизнь.

После битвы отец расплакался и упал на колени перед женой и сыном, умоляя о прощении. Он действительно сожалел, что поставил на кон свою семью, позволив подвергать родных таким издевательствам ради ощущения мнимой славы и власти. Из-за него его родной сын сидит сейчас здесь и ждет своей участи.

Липкий пот пробегает по позвоночнику от этого воспоминания, и Драко видит в зале Асторию. Она сидит, держа спину прямо, а тонкие пальцы, затянутые в кружевные перчатки, разглаживают невидимые складки на элегантном темно-синем платье с высоким воротом. Ее волосы уложены в низкий пучок, а лицо — чуть тронуто косметикой. Драко задумывается, что через несколько лет она станет настоящим украшением в семье своего будущего мужа.

— Мистер Малфой, — вырывает его из своих мыслей голос судьи, — вам понятен приговор?

— Что? Приговор? — Драко в недоумении смотрит на абсолютно счастливую Нарциссу и вдруг понимает, что прослушал все, что ему говорили.

— Мистер Малфой, какого соплохвоста вы тут вообще делаете? Повторяю специально для вас: суд признал вас невиновным, но вы должны вернуться в Хогвартс для сдачи экзаменов и…

— Мерлин, я свободен, — глубоко выдыхает Драко и бросается в объятия матери.

Спустя миллион поцелуев и миллиард объятий от Нарциссы Драко сухо пожимает руку отцу, и его ловят теплые руки Астории.

— Драко, я так за тебя счастлива, — в ее глазах действительно такой восторг, что Драко с ног до головы будто обдает теплом.

— Спасибо, Тори. Спасибо, что пришла, спасибо за поддержку, — Драко прижимает ее к себе и кладет подбородок на ее макушку. Несмотря на то, что в последнюю их встречу он практически отверг ее дружбу, ему действительно приятно видеть ее здесь.

— Ну что, какие планы? Мама писала, что ты собираешься стать аврором после Хогвартса. Мерлин, Тори, не обязательно было так шутить над моей бедной матушкой.

Она выпутывается из его объятий и холодно произносит:

— И что же в этом смешного, Драко? Я действительно планирую стать аврором, ты имеешь что-то против?

— Аврором? — Драко на секунду теряет дар речи. — Тори, прости, я думал, это была просто шутка, чтобы подбодрить Нарциссу. Ты ведь такая хрупкая, я думал, ты найдешь себе мужа и займешься благотворительностью…

— Драко, — резко перебивает его Астория, — если уж эта война чему и научила меня, так это тому, что я сама хочу строить свою жизнь, а не делать так, как хочет мой папочка. Так что я буду заниматься тем, о чем всегда мечтала.

— Что ж, я поздравляю тебя, Тори, — неловко улыбается Драко. — Я буду надеяться, что у тебя все получится.

— Я тоже, Драко, — взгляд Астории теплеет, — я тоже.

За ее спиной Драко видит Золотое трио и, быстро извинившись, направляется в их сторону.

— Малфой, — коротко кивает ему Гарри.

— Поттер, Уизли, Грейнджер, — Драко глубоко вдыхает, как перед затяжным прыжком в воду, — я хотел сказать вам спасибо за ваши показания в защиту моей семьи. Без вас нас бы вряд ли оправдали.

Поттер смешно морщит лоб и быстро переглядывается со своими друзьями.

— Пожалуйста, Малфой, — отвечает за всех Грейнджер. — Я уверена, что все твои слова на суде были искренними и ты действительно изменился.

Драко заглядывает в карие глаза и неожиданно для себя берет ее за руку.

— Грейнджер, можно сказать тебе пару слов наедине? — спрашивает, затаив дыхание, боясь услышать отказ.

Она бросает умоляющий взгляд на надувшегося красного Уизли и, молча кивнув, тянет Драко в другой конец коридора.

— Грейнджер, — начинает он несмело, — то, что случилось в моем доме… я хотел, я так хотел тебе помочь, избавить тебя от этой боли. Но они постоянно угрожали убить маму, и я так боялся, что если хоть на секунду открою рот, я…

— Драко, остановись, — Гермиона берет его за предплечье, и Драко вздрагивает, ощутив тепло ее пальцев через рубашку.

— Я видела тебя в тот день. Я все понимаю. Я бы сделала то же самое для своей мамы. Тут нет твоей вины, — она робко улыбается ему.

— Разве я заслуживаю второго шанса? — говорит Драко чуть громче шепота.

И тут случается неожиданное. Грейнджер быстро вздыхает и, будто боясь передумать, резко прижимает его к себе, соединяя свои руки у него на спине. Драко замирает и неуверенно кладет свои руки на ее лопатки, краем глаза с удовольствием отмечая, что Уизли скорее всего сейчас лопнет от плохо сдерживаемого гнева, а у Поттера челюсть упадет прямо на серую кафельную плитку. В нос тут же врывается ее теплый, ванильный запах, а глаза атакуют выбившиеся из укладки пряди волос.

— Драко, мы все заслуживаем второго шанса, и ты не исключение, — она выворачивается из его объятий, улыбается и направляется к своим друзьям, оставляя Драко в недоумении и одиночестве. Он вдруг понимает, что Грейнджер впервые назвала его по имени. Дважды.

========== Глава 6 ==========

— Да уж, теперь я совсем запутался, — задумчиво протянул Крис. — Любая из них могла стать твоей женой.

— Неужели ты думал, что сможешь догадаться так быстро? — рассмеялся Драко.

— Я надеялся, что смогу проанализировать все то, что ты мне рассказывал раньше о мисс Грейнджер и мисс Гринграсс, и сделать выводы.

— О, именно на это я и надеюсь. Иначе как, мистер Джонс, вы можете быть психологом, если не сумеете сложить два и два? — скривил губы в усмешке Драко.

Крис перевел взгляд на шкаф с папками, в которых хранил истории болезни своих пациентов. Он точно знал, где именно хранится папка Драко и какую запись он оставил там последней почти полгода назад, когда тот практически ворвался в его кабинет, выглядя так, будто за ним гонется гиппогриф: весь растрепанный, с криво затянутым галстуком — и громко закричал, распространяя алкогольное амбре:

— Крис! Она сказала да! Она согласилась!

— Мистер Малфой? Что вы тут делаете? Ваш сеанс назначен на завтра, — Крис посмотрел на мистера Лимси, пациента, который только что горячо просил его провести семейный сеанс с женой, сетуя на то, что он их последняя надежда спасти брак, и послал ему извиняющийся взгляд.

— Крис! Она станет моей! — Драко будто не слышал его. Он подбежал к бару, схватил бутылку огневиски, щелчком пальцев открутил крышку и не поморщившись сделал большой глоток.

— Драко, мать твою, ты чего тут исполняешь?! — не выдержал Крис, практически переходя шипением на парселтанг.

В это же время Драко, не выпуская из рук свою добычу, сел в кожаное кресло рядом с мистером Лимси и дружелюбно улыбнулся усатому толстячку:

— Прошу простить меня, мистер?..

— Э-э-э, Лимси, — немного заикаясь, подсказал ему мужчина. — А вы?

— Малфой, Драко Малфой, — тут же ответил ему он, при этом вспомнив, как точно так же представился Поттеру на первом курсе, и засмеялся комичности ситуации. — Так вот, мистер Лимси, я прошу меня простить за то, что так внезапно нарушил вашу встречу с мистером Джонсом, но у меня чрезвычайная ситуация — я женюсь!

— Что значит — женишься? — Крис, который практически встал из-за стола, горя желанием вышвырнуть друга за дверь, тут же тяжело рухнул обратно. — У тебя что, есть девушка? Ты мне никогда не рассказывал…

— Я знаю, — радостно перебил его друг. — Но на это есть причины, которые ты определенно сможешь понять!

— Мистер Лимси, вы женатый человек? — Драко сделал еще один щедрый глоток огневиски и вновь обратился к совершенно обалдевшему мужчине.

— Эм, д-да, — получил он неуверенный ответ.

— Как интересно! — явно заинтересовался Драко. — И давно?

— Почти двенадцать лет, мы вместе еще со школы, — мистер Лимси с восторгом смотрел, как Драко перед ним снова приложился к бутылке. Ни разу же не поморщился!

— Это просто невероятно! Может быть, вы поделитесь со мной секретом своего счастья? — Драко поставил локти на подлокотник кресла, облокотился подбородком на ладони, пьяно икнул и протянул бутылку своему собеседнику.

Мистер Лимси взял у него огневиски, сделал хороший глоток, занюхал своим шелковым носовым платком из нагрудного кармана и сдавленно произнес:

— Если вы хотите быть счастливым, мой мальчик, то никогда не говорите своей жене, что ее сестра готовит вишневый пирог лучше нее.

Крис вздрогнул, когда Драко начал смеяться. Психолог рывком поднялся из-за стола, быстро подошел к мужчинам и, отобрав бутылку у мистера Лимси, схватил смеющегося Драко за пиджак и вышел вместе с ним за дверь.

— Малфой, это что за херня? — закричал Крис. — Что за представление ты устроил? Я жду тебя завтра на сеанс и требую объяснений! Какая свадьба? Что вообще происходит? Будь добр, протрезвей к завтрашней встрече!

Драко лишь блаженно улыбнулся, крепко пожал руку друга и со словами:

— Прости, приятель, но не в этот раз, — развернулся и исчез в вихре трансгрессии.

— Эй, дружище, ты, кажется, заснул, — Драко тронул Криса за плечо.

— Нет, я в порядке, — Крис вынырнул из своих мыслей и, взмахнув палочкой, очистил пепельницу от окурков. — Итак, я готов к рассказу о твоей следующей встрече с будущей миссис Малфой.

— Постараюсь в этот раз оставить для тебя небольшую подсказку, — Драко расплылся в такой самодовольной улыбке, что Крис, не удержавшись, совершенно по-детски показал ему язык.

— Очень профессионально, — ухмыльнулся Драко.

— Следующая наша встреча с моей прекрасной леди состоялась в Хогвартсе. Как ты помнишь, одним из условий моего освобождения по решению суда значилось возвращение в школу для сдачи экзаменов. Именно в этот год я наконец понял, что значит настоящая дружба.

Сентябрь, 1998

Драко практически пробивает себе дорогу через узкий проход Хогвартс-экспресса, стараясь скорее занять свое место в купе. Стайки разновозрастных подростков тут и там громко хохочут, запускают друг в друга безобидные заклятия, вроде меняющих цвет волос или заставляющих расти нос или уши, хвастаются карточками любимых квиддичных команд. Живут. Будто и не было войны, не было смертей, не было этой боли, которая рвала душу на части. Драко вдруг на секунду хочется оказаться на месте этих беззаботных детей, чтобы хоть на мгновение перестать мысленно просить прощения у тех, кого не стало, простить, наконец, самого себя.

Драко распахивает двери своего купе и ловит на себе взгляд трех пар глаз. Буквально на пару секунд повисает неловкое молчание, которое прерывает дикий возглас:

— Мерлин, Драко! — Панси Паркинсон, ловко перепрыгнув через вытянутые ноги Блейза, судорожно прижимается к блондину.

— Панси, — выдыхает Драко и покрепче прижимает ее к себе.

В следующее мгновение он ощущает, как в голову прилетает подзатыльник.

— Ай, за что, женщина? — Драко растерянно потирает голову.

— Как ты посмел ничего нам не рассказать? — по щекам Панси текут слезы. — Как ты посмел решить, что справишься сам? — она всхлипывает и начинает кулачками молотить по груди Драко, приговаривая: — Самонадеянный засранец, долбаный придурок, ты же наш друг!

Драко перехватывает ее руки и прижимает к себе уже откровенно рыдающую девушку:

— Прости, прости меня, — шепчет он ей в волосы. — Прости.

Блейз и Тео молча смотрят на разворачивающуюся перед ними сцену. Драко мягко гладит подругу по голове и укачивает, держа в кольце своих рук.

Наконец молчание прерывает Блейз:

— Правда, что ты сделал так, чтобы Панси не заставили принять метку?

Драко громко сглатывает, осторожно отрывает от себя Панси и усаживает ее рядом с Блейзом, который тут же крепкой рукой обвивает ее талию. Заняв место рядом с Тео, Драко, наконец, решается ответить на вопрос:

— Мы были на задании со Снейпом, он рассказал, что красноглазый ублюдок хочет наградить метками всех чистокровных девушек, выдать их замуж за действующих Пожирателей, чтобы в дальнейшем они могли рожать детей и сохранять чистоту крови, — Драко морщится. — Они вели письменный учет всех кандидаток. Я не мог допустить, чтобы это случилось с Панси.

— Как тебе это удалось? — впервые за все время подает голос Тео, избегая смотреть в глаза Драко.

— Я выкрал записи у Кэрроу и внес Панси в список тех, которые не могли иметь детей, а значит, были абсолютно не интересны этому безносому мудаку, — Драко так сильно сжимает кулаки, что костяшки его пальцев белеют.

— Спасибо, — выдыхает Блейз, крепче прижимая к себе Панси. — Я бы не простил себе, если…

— Все в порядке, Блейз, — перебивает его Драко. — Мы же друзья, так поступил бы любой из нас.

— Почему тогда ты ничего не сказал нам про задание, если мы друзья?! — взрывается Тео. — Мы ведь могли помочь!

— Теодор, успокойся! — хватает его за рукав Панси.

— Нет, я хочу, чтобы он ответил на мой вопрос! — добавляет децибелов голосу Тео, вырываясь из хватки девушки.

— Я не мог. Он сказал, что если я не справлюсь с заданием или поведаю о нем хоть одной живой душе, то в ту же секунду мой отец поймает Аваду в голову, а мою мать будут насиловать все Пожиратели прямо на моих глазах, — хриплым шепотом отвечает Драко. — Простите, я правда не мог, я просто не мог.

Тео в шоке откидывается на спинку сиденья и начинает массировать виски пальцами.

— Тележка со сладостями! — дверь купе открывается, и на пороге появляется полненькая женщина в ярко-розовой шляпке. — Желаете чего-нибудь, ребятки?

— Пару Обливиэйтов, для меня и моих друзей, — бормочет Тео, не глядя на женщину.

— Нам ничего не нужно, спасибо, — подскакивает на ноги Блейз и захлопывает дверь перед лицом недоумевающей женщины.

— Слава Мерлину, Избранный надрал зад этому больному ублюдку, — выдыхает Панси.

— Полностью согласен, любимая, — чмокает ее в макушку Блейз, занимая свое место. — Хоть ты и выражаешься не так, как подобает настоящей аристократке.

Панси шутливо толкает его в бок и смеется.

— Прости, Драко, — выдавливает Тео. — Я не знал. Никто из нас не знал.

— Это все в прошлом. Как сказала Панси, Избранный снова нас всех спас, — криво усмехается Драко.

— А теперь ты мне расскажешь, что тебя связывает с Грейнджер, — хищно смотрит на него Паркинсон.

— С Грейнджер? Я слышал от Дафны, что наш мальчик жарко обнимался на суде с малышкой Тори, — копирует взгляд своей девушки Блейз.

— Эй, ничего у меня ни с кем нет! — возмущенно отвечает Драко. — Тори приходила поддержать меня, а Грейнджер я задолжал пару извинений, после того, что она пережила в моем доме.

Друзья опускают вниз глаза и замолкают.

— Драко, как это — жить с ним в одном доме? — нарушает неловкое молчание Тео.

— Будто под водой, — шепчет Драко, — я почти не мог дышать.

Тео понимающе кивает и отворачивается к окну, наблюдая, как поезд постепенно набирает скорость, оставляя за собой дождливый Лондон.

========== Глава 7 ==========

В Хогвартсе время летит с такой невероятной скоростью, что Драко слегка озадачен, когда, читая письмо от Нарциссы с вопросом, приедет ли он домой на Рождество, понимает, что скоро каникулы.

О, Драко обожает Рождество. Будучи ребенком, он каждый год с нетерпением ждал момента, когда всегда хмурый и мрачный Мэнор преображался и начинал гореть и переливаться в свете игрушек и мишуры, которыми его щедро обвешивали домовики. Казалось, что праздник каждый раз вдыхает жизнь в замерзший особняк, наполняя его теплом.

Обязательно устраивался настоящий пир, и в дом приезжало огромное количество гостей. Обычно это были многочисленные партнеры по бизнесу Люциуса с семьями; старший Малфой даже в праздник не упускал возможность заключить пару выгодных сделок.

Домовики в этот день трудились на кухне не покладая рук, чтобы успеть в срок приготовить угощения для праздничного стола.

Маленький Драко, затаив дыхание, ждал, пока кто-то из них зазевается, чтобы в тот же миг набить карманы свежеиспеченным печеньем с шоколадной крошкой. После этого, крепко сжимая добычу в ладошках, Драко прокрадывался в мастерскую матери, где с восторгом рассматривал написанные Нарциссой работы. Это была личная рождественская традиция Драко — первым увидеть новую картину, которую его мать каждое Рождество презентовала отцу. Иногда на этих картинах были изображены пейзажи с территории их поместья, Драко с интересом рассматривал вишневый сад, который был виден из окна его спальни, или розарий, где Нарцисса с особым трепетом выращивала любимые цветы. Но чаще всего на картинах были изображены сами Малфои: мать, отец и улыбающийся Драко между ними.

Люциус с удовольствием выставлял работы любимой жены на всеобщее обозрение, организовав импровизированную выставку в одной из гостиных поместья, и гордо демонстрировал творения Нарциссы гостям.

В прошлом году, по понятным причинам, в поместье не устраивали праздника, но Люциус с удивлением обнаружил на столе своего кабинета очередную картину от жены. Нарцисса изобразила на ней Драко, прикованного цепями к огромному дубу, который рос на территории поместья. Его лицо было искажено гримасой боли, а из глаз текли слезы, почему-то красного цвета и напоминающие кровь. Одежда вся была изодрана, а ноги босые. Люциус не сказал ни слова, взглянув на подарок. Найдя жену в ее комнате, он поцеловал ее в щеку сухими губами, пробормотал слова благодарности и удалился в свои покои.

Этот портрет не был вывешен в столовой, как все предыдущие.

Драко смотрит на потолок своей спальни в Хогвартсе и размышляет, каким будет их первое Рождество после победы. Он закрыл глаза и представил смех матери, который он слышал каждый раз, когда она ловила его в своей мастерской на Рождество. Они просили у эльфов горячее какао и лакомились печеньем, которое приносил с собой Драко, пока мама демонстрировала ему очередной подарок для отца.

Стук в дверь нарушает его уединение. В дверном проеме показывается одетая в теплую мантию Панси.

— Драко, ты еще не готов? Ты забыл, что мы идем в Хогсмид? — она подходит к кровати, выдергивает подушку из-под его головы и быстро ретируется к выходу.

— Эй, женщина, вы разве не в курсе, что нельзя будить спящего Дракона? — Драко швыряет вторую подушку ей вслед.

— Поторопись, Дракон! Ждем тебя внизу! — хохочет Панси и скрывается за дверью.

Драко раскрывает шкаф, выбирает идеально отглаженную белую рубашку, меняя ею серый джемпер, прикрепляет запонки с гербом Малфоев и обувает ноги в теплые ботинки из коричневой замши. Захватив зимнюю мантию и кожаные перчатки, Драко выходит из комнаты и направляется в общую гостиную, которую делят между собой те немногочисленные студенты, которые вернулись на дополнительный, восьмой курс обучения.

Он уже почти выходит из гостиной, как открывшаяся дверь чуть не ударяет его прям в нос.

— Мерлин, Уизлетта, ты все-таки решила меня убить? — Драко еле успевает отскочить, чтобы избежать удара.

Джинни хохочет от вида опешившего Драко и заявляет:

— Хорек, если бы я хотела тебя убить, то мой способ был бы более элегантным. Не ушибся? — добавляет она, присматриваясь к его лицу в поисках возможных ран.

— Обижаешь, Уизлетта. Я же ловец — реакция на уровне, — самодовольно отвечает Драко.

— Ладно, увидимся, — машет ему на прощание Джинни и вихрем проносится мимо вверх по лестнице, ведущей в комнаты учеников.

Драко усмехается и направляется к ожидающим его друзьям.

Когда они вернулись в школу в сентябре, Драко даже в самых смелых мыслях не мог представить, как быстро изменится атмосфера между обычно враждующими факультетами львов и змей. В первый же вечер, когда им объявили на ужине в Большом зале, что отныне все восьмикурсники будут жить вместе, Драко с ужасом ожидал заклятий, брошенных ему в грудь.

Каково же было его удивление, когда в общей гостиной слово взял Невилл. Он заявил, что не намерен ни с кем ругаться, да и вообще делить им нечего — война все решила за них, и поэтому нужно учиться жить и общаться друг с другом. После этого Драко сделал шаг вперед и протянул ему руку, со словами: «Я полностью с тобой согласен. Достаточно нам войны».

Он окинул взглядом присутствующих и, остановив свои глаза на Грейнджер, которая следила за происходящим, затаив дыхание, добавил: «Я сожалею обо всем, что когда-либо сказал и сделал каждому из вас. Мои взгляды на мир изменились, мне бы очень хотелось получить возможность продемонстрировать это».

Гермиона едва заметно улыбнулась ему краешками губ.

Невилл кивнул и принял его рукопожатие. После этого вечера отношения между факультетами стали заметно теплее. Их сложно было назвать дружескими, скорее все просто были взаимно вежливы друг с другом, но даже этого Драко было достаточно, чтобы вздохнуть с облегчением и не чувствовать себя изгоем, когда он шел через гостиную в свою комнату. Что-то отдаленно похожее на дружбу завязалось у него, как ни странно, с младшей Уизли. Они беззлобно друг друга подкалывали и могли иногда переброситься парой фраз, встретившись на стадионе для квиддича.

Джинни тяжело переживала потерю одного из старших братьев, и Драко всегда чувствовал себя неуютно, когда натыкался на ее отсутствующий взгляд за обедом. Фреда он часто видел в своих кошмарах, он был одним из немногих, кто никогда не обвинял Драко в своей смерти, лишь молча улыбался, но от этого выглядел еще более жутко, чем те, кто протягивал к Драко руки и тащил за собой во тьму.

На улице пушистыми хлопьями опускается на землю снег, прикрывая собой скамейки и фонтан во внутреннем дворике замка.

Драко подходит к воротам, где его ждут друзья. Блейз кружит на руках весело хохочущую Панси, а Тео ведет увлеченную беседу с младшей Гринграсс.

— Драко, мы решили пригласить Тори с нами в Три метлы. Вы же вроде подружились, — подмигивает ему Панси, выпрыгивая из объятий своего парня.

— Привет, Драко, — тепло улыбается Астория. — Надеюсь, ты не против моего общества?

— Он абсолютно не против, — бесцеремонно вставляет Тео, не давая возможности Драко ответить.

— Спасибо, Тео, — кривится Драко. — Привет, Тори. Что за глупости, конечно, я не против.

За рассказами Панси о подробностях предстоящего Зимнего бала, который планировали устроить старосты, никто не замечает, как они оказываются перед входом в заведение.

В Трех метлах полно людей. Тут и там раздаются взрывы веселого смеха, студенты и преподаватели обсуждают предстоящие каникулы и с удовольствием лакомятся сливочным пивом.

Единственные свободные места за столом, который занимали Гермиона и Невилл.

— Эй, змеиный клубок, ползите к нам, места всем хватит, — машет рукой Лонгботтом вошедшим друзьям.

— Садитесь, я пока сделаю заказ, — говорит Драко и направляется к барной стойке.

Заказав напитки для себя и друзей, он возвращается к круглому столу и занимает единственное свободное место — между Асторией и Гермионой.

— Драко, — кивает ему Гермиона.

— Привет, Грейнджер.

— Мерлин, — смеется она, — и даже если время повернется вспять, Драко Малфой никогда не научится называть меня по имени.

— Грейнджер, прости, некоторые вещи даже я изменить не в силах, — усмехается ей в ответ Драко. — Как там Поттер и Уизли? Еще не пожалели, что выбрали Аврорат вместо школы? Или ты совами шлешь им сделанные за них задания?

— Вообще-то, — голос Грейнджер звучит гордо, — ребят там очень хвалят. Так что не переживай, Драко. Они чудесно справляются без моей помощи.

— Интересно, а там много девушек? — задумчиво протягивает Астория, переключая внимание Драко на себя.

— Тори, не переживай, ты все равно там будешь самая красивая, — играет бровями Драко, заставив ее покраснеть до самых корней волос.

— Грейнджер, — зовет ее через стол Панси, — так старосты уже провели голосование по поводу Зимнего бала?

— Что за голосование? — спрашивает Драко, машинально убирая прядь волос, которая упала на глаза Астории, отчего девушка еще больше краснеет и напоминает помидор.

— Будет бал маскарадом или нет, — отвечает Гермиона. — Мальчики, вы уже нашли себе пару на бал?

— Моя пара всегда со мной, — Блейз собственнически кладет руку на плечи Панси.

— Мистер Забини, я не слышала, чтобы вы приглашали меня, — игриво мурлычет Панси. — Может быть, мне придется рассмотреть другие варианты.

— Мисс Паркинсон, я абсолютно уверен, что смогу убедить вас пойти со мной, — Блейз произносит на выдохе последние слова прямо в губы Панси.

— Фу, господа, вы тут не одни, — корчит рожу Тео, вызывая смех у всех сидящих за столом.

— Я пригласил Гермиону пойти со мной как друзья, — улыбается Невилл. — Малфой, а ты с кем пойдешь?

— Я пойду один, — пожимает плечами Драко. — Буду пить пунш и подпирать колонну.

— Тори, а ты не хотела бы пойти со мной на бал, — тут же влезает Тео. — Как друзья, конечно же.

— Эм-м, я с удовольствием, Тео, — улыбается Астория, — как друзья.

— Невилл, я надеюсь, ты не пожалеешь о своем желании пойти со мной, — со смешком говорит Гермиона, — танцор из меня совсем неважный, так что заранее прошу прощения за оттоптанные ноги.

— Не переживай, Гермиона, я тоже танцую не очень хорошо, поэтому с удовольствием буду наступать тебе на ноги в ответ, — тепло улыбается Невилл.

— Грейнджер, тогда я просто обязан станцевать с тобой первый танец. Я все детство брал уроки танцев, а ты сможешь спасти ноги Лонгботтома от своих каблуков, — скороговоркой выдает Драко и подавляет желание закрыть себе рот рукой, вместо этого он делает вид что увлеченно рассматривает что-то в своем стакане с пивом.

— Ох, я с удовольствием потанцую с тобой, Драко, — смущается она и делает большой глоток из своего стакана, слегка закашливается и быстро вытирает губы салфеткой.

— Ну вот, а говорил, ничего у него нет с Грейнджер, — игриво стукает его в плечо Панси, когда они вечером медленно брели в замок, оставив в Хогсмиде Асторию и Тео, решивших заглянуть в Сладкое королевство.

— А ты видела, как он заботливо убирал волосы с лица Гринграсс? — нараспев произносит Блейз, копируя выражение лица засмущавшейся Астории.

— Эй, ничего у меня ни с кем из них нет, — почти рычит Драко, пихая в плечо развеселившегося друга. — Я просто решил спасти Лонгботтома, а с Асторией все вышло просто машинально.

— Ну-ну, — в один голос заявляют друзья и тут же синхронно хохочут.

— Да ну вас, — машет на них рукой Драко и, провожаемый улюлюканьем друзей, сворачивает в совятню, чтобы отправить короткую записку матери.

«Я обязательно буду дома на Рождество, мама. Ведь традиции нарушать нельзя.

Искренне твой Драко».

========== Глава 8 ==========

Драко изо всех сил старается делать заинтересованный вид, когда Панси с выражением детского восторга на лице рассказывает, какое платье она выбрала для предстоящего Зимнего бала. А все шло так хорошо!

После ужина Драко вооружился учебником по зельям и удобно расположился в библиотеке, планируя в спокойной обстановке выполнить домашнее задание. В это время в библиотеке было безлюдно, и Драко был в предвкушении спокойного вечера за увлекательным занятием. Панси, видимо, была не в курсе планов друга, потому что уже добрых двадцать минут, энергично жестикулируя, вещает про этисамыетуфли, которые определенно подойдут под тосамоеплатье, купленное в ее прошлый поход по магазинам с Дафной.

Когда восторженные эпитеты для туфель заканчиваются и следующей темой монолога Панси становится их поход с Дафной в магазин нижнего белья, Драко, не выдержав, закашливается и возмущенно захлопывает свой учебник.

— Драко, это что-то невероятное, — абсолютно не обращая внимания на смутившегося Драко, продолжает Панси. — Грейнджер сказала, что в этом магловском магазине покупают белье только известные и статусные маглы, вот мы с Дафни и решили, что это определенно нам подходит, потому что под такое платье…

— Панс, а нельзя обсудить цвет своего нижнего белья со своим парнем? Ну или хотя бы с той же Грейнджер? — на щеках Драко уже начинает расцветать легкий румянец от неудобной темы разговора, и он суетливо расправляет ворот своей водолазки, размышляя, сможет ли он спрятать в нем свое лицо. Мерлин, Панси вообще возможно хоть чем-то смутить? Кажется, что была бы ее воля, она бы легко начала наглядную демонстрацию вышеупомянутого белья прямо в библиотеке. Драко про себя усмехаетсяся, представив выражение лица мадам Пинс, если бы она стала свидетелем этой сцены.

— Грейнджер сказала, что с нетерпением ждет бала, чтобы увидеть меня в полной готовности, потом пробормотала что-то про библиотеку и убежала. Я как раз искала ее тут, чтобы уточнить, какие именно известные маглы закупаются в этом магазине, а тут ты! Подожди, я ведь тебе еще не рассказала, какие абсолютно безвкусные туфли мне сначала предложили…

Гермиона, которая тихонько выбирала книгу на стеллаже рядом с ними, услышав свою фамилию из уст Панси, испуганно вздрагивает и спиной пятится к выходу.

Драко с завистью смотрит, как Грейнджер, роняя стопку книг со стола возмущающихся первокурсников, выбегает из библиотеки, чуть не сбив с ног входящего Блейза.

— Блейзи, дружище! Ты почему так долго? — кричит Драко, вскакивая из-за стола, и, за секунду преодолевая расстояние между ними хватает своего спасителя за рукав. — Забини, если твоя женщина еще хотя бы минуту продолжит мне рассказывать про цвет своих трусов, я оплачу ей шопинг в Париже, угадай, кого я рекомендую ей в сопровождающие? — шипит он на ухо другу, не забывая при этом мило улыбаться Панси.

— Милая! — испуганно закричал Блейз, почти перейдя на ультразвук. — Ты не забыла, что твоя мама отправила тебе совой украшения для бала? Я почти уверен, что видел какой-то сверток на твоей постели, когда уходил.

— Колье! Точно! Спасибо, любимый! Драко, ну ты совсем меня заболтал! Я побежала, нет времени! — Панси посылает парням воздушный поцелуй и убегает из библиотеки, громко хлопая дверью, чем вызвает у мадам Пинс сердитый взгляд.

— Фух, я был в шаге от того, чтобы наложить на нее Силенцио, — устало опускается на стул Драко. — Я, конечно, люблю Панси, но когда просыпается ее дьявольская половина, мечтающая скупить все шмотки на свете, мне хочется украсть у Поттера мантию-невидимку и спокойно переждать этот момент, прячась под своей кроватью.

— Зато другая ее половина — это лучшее, что со мной случилась в жизни, — мечтательно улыбается Блейз и, достав из кармана брюк маленькую бархатную коробочку, протягивает ее другу.

Драко открывает коробку, и перед его взором предстает кольцо из белого золота с крупным бриллиантом в форме капли в окружении мелкой россыпи камней изумрудного цвета.

— Бле-е-е-ейзи, милый, это так неожиданно! Я согласен! — Драко складывает губы бантиком и тянется к лицу Блейза.

— Ну ты и придурок, — смеется тот и отбирает кольцо.

— Так ты хочешь жениться на ней? — уже серьезно спрашивает Драко, наблюдая за тем, как друг прячет коробку в складках мантии и стряхивает со своих брюк невидимую пылинку.

— Да, дружище. Хочу. После всего, что мы пережили, после этой войны, я уверен, что заслужил право быть самым счастливым человеком в этом гребаном мире, заполучив в жены самую лучшую девушку на свете. И я не хочу терять ни минуты.

— Поздравляю, — с улыбкой пожимает ему руку Драко. — Она чудо, береги ее.

— Всегда, — с серьезным лицом отвечает Блейз и, попрощавшись, покидает библиотеку, оставляя Драко наедине с самим собой.

Драко Малфой имел вполне четкое представление о том, что такое любовь. Он бережно хранил ее глубоко внутри своего сердца, оставаясь абсолютно непроницаемым внешне, и этим чувством целиком и полностью владел только один человек в его жизни — мама. Только она заставляла его взгляд смягчаться, а презрительная ухмылка, с которой он щеголял по школе, сменялась мягкой улыбкой, стоило матери появиться в поле его зрения. Только ради нее Драко был готов отнять жизнь и без лишних разговоров отдал бы свою.

Чувство, которое Драко испытывал к отцу, было скорее уважением нежели любовью. Люциус Малфой являлся главой семьи, главой рода и изо всех сил воспитывал из Драко себе подобного — холодного и циничного аристократа, который станет достойным преемником и будет гордо нести фамилию Малфоев в мир. При этом Люциус, к сожалению, частенько забывал, что сыну в первую очередь требуются его искренняя любовь и поддержка. Драко всегда и везде стремился быть первым, пытался говорить и вести себя как отец, с презрительной ухмылкой рассуждая о чистоте крови собеседника и размере его счета в Гринготтсе. Война перевернула его мировоззрение, легко разделив жизнь на до и после, когда Драко понял, что, стремясь к навязанным идеалам отца, он почти потерял себя.

По этой причине Драко так тянулся к матери, которая, оставаясь наедине с сыном, не стеснялась демонстрировать ему всю полноту своего материнского сердца, щедро одаривая сына поцелуями и теплыми объятиями.

Конечно, у него были девушки; обладая привлекательной внешностью и громкой фамилией, он никогда не испытывал затруднений в амурных делах. Желающих стать миссис Малфой не убавилось даже после войны. Отец всю жизнь вдалбливал ему о необходимости жениться только на чистокровной аристократке, чтобы подарить миру идеального наследника фамилии Малфоев и продолжателя рода, но после войны Драко четко для себя решил, что кровь будет последним критерием, по которому он станет выбирать себе жену.

— Мистер Малфой, поторопитесь, пожалуйста, вернуться в свою башню, отбой ровно через три минуты, — мадам Пинс строго смотрит на Драко через очки и взмахом палочки возвращает оставленные учениками книги на стеллажи.

Драко, чертыхаясь, собирает свои вещи и спешит к двери, на ходу желая доброй ночи школьному библиотекарю.

Коридоры Хогвартса пусты, и единственные звуки, доносящиеся до ушей Драко, издает его собственная мантия, которая шуршит, соприкасаясь с сумкой, висящей на его плече. Вдруг везде гаснет свет, оповещая учеников о наступлении отбоя и призывая всех вернуться в общежития. Драко достаёт палочку и, прошептав Люмос, спешит в сторону своей гостиной, как вдруг слышит какие-то голоса на другом конце коридора.

— Ты же знаешь, что мы, чистокровные, должны держаться вместе? — слышит Драко смутно знакомый мужской голос.

— Убери от меня свои грязные руки, Регвул, — отвечает девушка, а затем пронзительно кричит.

Услышав крик, Драко срывается на бег, и перед ним открывается вид на почти ревущую, дрожащую Асторию, которую прижимает к стене Фил Регвул, шестикурсник со Слизерина.

Рывком отрывая парня от Астории, Драко не раздумывая награждает его мощным ударом в нос, с удовольствием отмечая характерный хруст.

— Надоело умолять, Регвул? Решил взять силой? — презрительно выплевывает Драко, закрывая собой Асторию.

— О, это у нас любитель грязнокровок пожаловал! Вы с Уизли ходите по записи к Грейнджер? Весь факультет видел ваши позорные посиделки в Хогсмиде, — прижимая мантию к лицу, гнусавит Регвул.

— Ты газет не читаешь? Чистота крови сейчас не в моде. Свали нахер отсюда. — Драко берет за руку Асторию и тащит ее в сторону подземелий.

— Давно сторону сменил, Малфой? — с этими словами Регвул резко вскакивает на ноги, хватает Драко за ворот водолазки и валит на пол, седлая его бедра. Одной рукой он прижимает его грудь к полу, а второй ударяет в лицо.

— Остолбеней! Инкарцеро! — обездвиженный и связанный Регвул тяжелым кулем падает рядом с лежащим на земле Драко.

— Что здесь происходит, Малфой?! — из темноты показывается Грейнджер с выставленной вперед палочкой.

Драко поднимается на ноги, небрежно поправляет съехавшую на бок мантию и с удовольствием пинает носком идеально начищенного ботинка в ребра Регвула, вызывая у того жалобный стон.

— Ну что, ублюдок, думаешь, Грейнджер спасла меня? Нет, мразь, сегодня именно твой счастливый день. Ты не забыл, что украшает мою левую руку? Ты не забыл, кто я? — Драко наклоняется все ближе, выплевывая слова практически в лицо перепуганного Фила. — И последний вопрос, сука, как думаешь, сколько времени нужно пытать Круциатусом человека, чтобы кровь начала вытекать абсолютно из всех отверстий? О, я могу тебе подсказать и с удовольствием наглядно покажу, если еще хоть раз увижу твою грязную шкуру возле Астории.

В глазах Фила застывает первобытный страх, потому что у Малфоя такое дикое выражение лица, что кажется, будто бы он сейчас перегрызет зубами глотку лежащему перед ним противнику.

— О, Драко, я так испугалась, — Астория неожиданно бросается на шею Драко, заставляя его глаза почти выкатиться из орбит от неожиданности. — Мне было так страшно, — шептала она, прижимаясь к нему всем телом.

Драко переводит взгляд на белую как полотно Гермиону, которая застыла безмолвной статуей. Вдруг она встряхивается, выходя из оцепенения, и пробормотав: «Минус двадцать баллов Слизерину за драку», — скрывается в темноте коридора.

Драко, острожно оторвав от себя Асторию, отменяет заклинание связывания с Регвула и с нескрываемым удовольствием следит, как тот сломя голову спешит покинуть место преступления.

Драко поступает как истинный джентльмен и провожает перепуганную девушку прямиком до гостиной факультета. Они идут в абсолютной тишине, которую нарушал лишь размеренный стук каблучков Тори.

Астория, послав на прощание теплую улыбку, еще раз рассыпается в благодарностях и быстро скрывается за портретом.

Драко, проводив ее взглядом, спешит скорее добраться до своей комнаты, мечтая принять душ и смыть с себя этот чертов день. Он почти у цели, как вдруг до его ушей доносятся тихие всхлипы. Драко почти делает еще шаг по направлению к нужному портрету, но все-таки останавливается, тяжело вздыхает и картинно вскидывает руки к небу. Чертыхаясь и обещая себе, что это первый и последний раз, когда он вдруг воображает себя Поттером, Драко движется к источнику звука и в ближайшей нише обнаруживает сидящую на полу Грейнджер. Она сидит, облокотившись на стену, и обнимает руками прижатые к груди колени, на ее лице выражение отчаянной боли, а мокрые дорожки на щеках свидетельствуют о недавних слезах.

— Грейнджер? Ты чего здесь? Что случилось? — спрашивает Драко. Вот с каких пор ему интересна ее личная жизнь?

— Малфой? — она поднимает на него глаза и резко вскакивает на ноги, суетливо отряхивая юбку от грязи и подтягивая съехавшие с коленок серые гольфы.

— Что случилось? — повторяет Драко, мысленно обещая себе в случае отсутствия ответа тут же развернуться и гордо удалиться.

Гермиона молча смотрит на свои туфли, изо всех сил закусывая нижнюю губу, и нервно ломает пальцы. Наконец, будто что-то для себя решив, она поднимает на него глаза полные слез и сдавленно шепчет:

— Там, в коридоре, ты сказал, что знаешь, сколько времени нужно пытать Круциатусом, чтобы… чтобы кровь…

На Драко будто вылили ушат ледяной воды. До него наконец доходит, что именно он тогда сказал в присутствии Грейнджер. Придурок. Да она лучше других знает, сколько таких заклятий требуется, чтобы начать захлебываться собственной кровью. Перед глазами вновь появилась картина распростертой на полу Мэнора, окровавленной Грейнджер, и по позвоночнику пробегает мелкая дрожь.

— Грейнджер, Мерлин… Мне так жаль, я совсем не подумал. Мне очень жаль. Этот ублюдок Регвул вывел меня из себя. Я не понимал, что говорю, — частит Драко, не зная, куда деть глаза.

— Ты пытал людей, Драко? — Грейнджер бьет крупная дрожь, и с каждым словом она все громче стучит зубами друг о друга.

— Нет. Круциатусом награждали меня за плохое поведение. Так что не тебе одной выпала счастливая возможность вкусить прелесть этого заклинания, — неожиданно зло выплевывает Драко. Какого хрена? Он достаточно наказывает себя за все, что произошло.

Гермиона вдруг перестает трястись и замирает, уставившись на него, а в глазах плещется дикий ужас вперемешку со страхом. Драко хмыкает и уже хочет развернуться, чтобы уйти, как вдруг Грейнджер хватает его за руку и со всей дури впечатывается своим телом в его грудь, сцепляя руки в замок за его спиной. Совсем обалдевший Драко на пару секунд забывает, как дышать, молча открывая и закрывая рот в попытке глотнуть кислорода.

— Мне очень жаль, что это произошло с тобой. Я никогда не задумывалась, что ты пережил в этой войне, — сдавленно шепчет она ему куда-то в плечо, еще крепче прижимаясь к нему бедрами.

Тут к Драко наконец вновь обретает способность дышать и шумно втягивает носом воздух. Легкие тут же обожигает уже знакомым теплым ароматом ванили, и Драко вспоминает, что это вторые их объятия — точно так же она прижималась к нему после суда — и что тогда, что сейчас это казалось каким-то нормальным, будто так и должно быть.

— Все в порядке, Грейнджер. Я, наверное, пойду, — Драко неловко отстраняется от нее, разворачивается и почти бегом бежит в сторону портрета.

Махнув рукой на вопросы друзей, которые сидели у камина в общей гостиной, Драко берет полотенце из комнаты и быстро шагает в душевую. Когда горячие капли соприкасаются с его замерзшей кожей, Драко наконец может расслабить напряженные мышцы и устало двигает головой в разные стороны, разминая мышцы шеи. В голове роем испуганных пчел клубятся мысли, от которых уже начинает методично стучать в висках.

Что это, нахрен, вообще было? Сегодня день неловких объятий с Драко Малфоем? Сначала Тори, хотя она, наверное, действительно перепугалась и в шоковом состоянии налетела на него в поиске защиты и утешения. С Грейнджер-то что не так? С каких пор они вытирают друг другу сопли и делятся наболевшими секретами как лучшие подружки? Мерлин, такими темпами он начнет секретничать с Поттером и ходить на чай к Уизли по выходным. Брезгливо передернувшись, Драко выключает воду и смотрит на свое отражение в запотевшем зеркале, и останавливает свой взгляд на ссадине, которая осталась после сегодняшней драки. Он с помощью акцио призывает из комнаты лечебную мазь и осторожно обрабатывает рану, недовольно шипя сквозь зубы от болезненных ощущений. Затем быстро натягивает на себя белье, расчесывает влажные от воды волосы и направляется в свою комнату.

Уже лежа в постели, Драко еще долго прокручивает в голове события прошедшего дня, но нервное напряжение быстро толкает уставшего парня в объятия Морфея. Впервые за долгое время во сне он не видит жертв войны и события финальной битвы. Ему снится девушка в белом платье и фате, которая приближается к мужчине, ждущему ее у алтаря, и как ни старался, он так и не смог сквозь тонкую вуаль разглядеть лицо невесты.

Только утром Драко понимает, что роль жениха во сне исполнял он сам, и он никогда не видел на своем лице такой счастливой улыбки.

========== Глава 9 ==========

День Зимнего бала становится настоящим кошмаром для сов, которые без устали доставляют до адресатов парадные мантии и платья. Отовсюду раздаются счастливые визги, когда стайки девочек раскрывают туго перевязанные свертки, заговорщически перешептываются друг с другом и обмениваются журналами с причёсками и макияжем.

Как и все остальные, рано утром Драко получает со своим семейным филином увесистую посылку с костюмом для бала.

Впервые за все время обучения он будет на мероприятии один, поэтому ему не нужно выбирать какой-то определенный цвет рубашки или галстука, чтобы сочетаться со своей партнершей. Это ещё одно своеобразное напоминание о том, что он теперь волен сам принимать решение даже в таких мелочах.

Драко с улыбкой достает из свёртка костюм угольно-черного цвета, белоснежную рубашку и изумрудный, почти черный галстук. Наложив на одежду заклинание, сохраняющее вещи отглаженными, он левитирует все в шкаф.

Встряхнув еще раз сверток, он обнаруживает выпавшую из него прямоугольную бархатную коробку. Драко осторожно щелкает застежкой и видит лежащую на шелковой подкладке черную маскарадную маску с атласными лентами по бокам.

Точно, он ведь сам читал в объявлении про бал приписку, старательно выведенную большими буквами: Вход строго в масках! Он и забыл, как купил ее в небольшой лавке Хогсмида, с усмешкой отсеяв разноцветные маски в перьях и стразах, которые ему пытался предложить продавец.

Драко проводит кончиком указательного пальца по краю маски, ощущая кожей гладкость материала, и решительно захлопывает коробку.

— Эй, Драко, ты спускаешься? — Блейз стучит в открытую дверь комнаты костяшками пальцев.

— Только если ты не соврал про огневиски, — Драко убирает коробку в тумбочку и направляется за уходящим другом, прикрывая за собой дверь.

Друзья располагаются на диване у камина в пустой гостиной, и Блейз жестом фокусника достает из-за диванной подушки бутылку с огневиски. Разлив благородный напиток по бокалам, они чокаются друг с другом, и Драко с торжественной улыбкой произносит:

— Ну, за будущую миссис Забини.

Блейз залпом осушает свой бокал и тут же снова наполняет его.

— Эй, ты бы притормозил, а то предложение руки и сердца сегодня точно не состоится, — Драко со смешком отбирает у друга бутылку и левитирует ее в свою комнату. Не хватало еще выпрашивать отрезвляющее у Слизнорта для напившегося Забини.

— Малфой, прекращай скалиться, у меня с самого утра все валится из рук. Вдруг она не согласится? — Блейз нервно проводит рукой по волосам и делает ещё один щедрый глоток огневиски.

— Панси? Не согласится? Блейз, у этой женщины с первого курса есть дневник, вдоль и поперек изрисованный сердечками с твоим именем внутри. Плюс она втайне подписывает свои письма мне как миссис Панси Элоиза Забини. Я бы на твоём месте вообще не заморачивался даже с кольцом, — Драко коротко хохочет над обалдевшим взглядом друга и отпивает из бокала, обводя языком нижнюю губу.

— Милый, надеюсь, ты уже собираешься. Жди меня у выхода через пятнадцать минут, — раздается голос Панси из коридора.

— Мерлин, у этой женщины нюх на алкоголь! Ладно, встречаемся тут через тринадцать, нет, двенадцать минут! — с этими словами Забини опрокидывает в себя остатки огневиски и направляется в свою комнату.

Драко, следуя его примеру, поднимается к себе и неспешно переодевается в костюм. Он закрепляет на манжетах запонки с изумрудами - подарок матери к дню рождения — и достает из тумбочки коробку с маской. Подойдя к зеркалу, он зачесывает набок волосы и, приложив к лицу маску, завязывает атласные ленты на затылке. Вид своего лица, наполовину скрытого черной маской, напоминает о серебряной маске Пожирателя смерти - которая была его обязательным атрибутом для заданиях Темного Лорда. Содрогнувшись от воспоминаний и сдерживая порыв сорвать с себя маску, Драко решительно выходит из комнаты, по дороге натягивая на себя парадную мантию из черного шелка, и ногой закрывает за собой дверь.

Внизу Блейз нервно меряет шагами комнату, то и дело судорожно одергивая рукава рубашки, скрытой под костюмом глубокого винного оттенка. Вид у него глубоко несчастный, будто он не предложение любимой девушке делать собирается, а идёт на отработку к Снейпу.

Воспоминания о крестном отзываются тупой болью в груди Драко, и он спешит отогнать их от себя, присвистнув, оглядывая Забини с головы до ног.

— О, хочешь, я угадаю цвет платья Панси? — язвительно спрашивает Драко, приподнимая бровь.

— Не завидуй, Малфой, — Блейз показывает ему средний палец. — Сегодня я буду весь вечер кружить в танце самую красивую девушку на свете, пока ты будешь подпирать колонны.

— Туше! — Драко выставляет вперед руки в примирительном жесте. — Прекрати уже нервничать и остановись. Такими темпами Панси догадается обо всём ещё до того, как ты откроешь рот.

— О чем я должна догадаться? — на лестнице показывается Панси, и Блейз тут же замирает, жадно пожирая глазами фигуру девушки, и хищно улыбается.

Панси постаралась на славу: на ней было атласное платье в пол на тонких бретельках цвета красного вина, с нескромным разрезом до бедра по правой ноге. Волосы девушка уложила в высокую прическу, оставив свободно висеть несколько прядей у лица, а хрупкую шею подчеркнул золотой кулон с рубином в форме сердца.

— И все-таки зря так долго я выбирала белье под это платье. Пришлось совсем отказаться от этой затеи, — невинно заявляет Панси, грациозно спускаясь по лестнице.

— Твою мать, Паркинсон, — обречённо стонет Драко. — Избавь меня хотя бы на сегодня от рассказов про свои трусы.

— Милая, ты абсолютно восхитительна, — к Блейзу наконец возвращается дар речи, и он подает руку Панси, помогая ей спуститься.

— О, я знаю, я старалась, дорогой, — довольно мурлычет девушка и чмокает Забини в щеку, оставляя на ней след своей помады в цвет платья. — Давайте на выход, с Тео встретимся в Большом зале, он пошел забирать Асторию.

— Ну что? Готовы повеселиться, малыши? — спрашивает Забини, когда друзья подходят ко входу в Большой зал, и с силой толкает дверь. Он шутливо сгибается в поклоне, пропуская вперёд Драко, и тот отвечает ему кривым реверансом, изображая, будто придерживает подол платья.

— Мерлин, вы такие приду… Ох, нихрена себе! — Панси раскрывает рот в удивлении и покрепче вцепляется в не менее ошарашенного, чем она, Блейза.

— Паркинсон, — кривится Драко, — следи за языком, ты же леди. Хотя действительно, нихрена себе.

Удивляться было чему — все вошедшие в зал в ту же секунду оказываются на настоящем венецианском карнавале. Под потолком горят тысячи свечей, в свете которых сияют изысканные маски и роскошные платья танцующих. Повсюду факиры, запускающие в потолок клубы огня и снопы искр, фокусники ловят зазевавшихся гостей, чтобы продемонстрировать свое мастерство. На сцене группа танцовщиц в красно-золотых облегающих костюмах творит настоящую магию, медленно двигаясь под чарующую мелодию. Тут и там по залу медленно плывут зачарованные подносы с напитками и закусками.

— Сразу видно, что организацией занимались львята, — кивает на сцену Панси, доставая из сумочки совершенно идентичные узкие маски золотого цвета для себя и Блейза.

— Странно слышать это от змеи в золотой маске, — ухмыляется Драко, останавливая поднос с пуншем.

— Эй, она идеально подходила к моему платью! — Панси выхватывает из рук Драко бокал с пуншем и показывает ему язык.

— Кстати о львятах, ты только посмотри, кто это у нас тут! — Блейз указывает куда-то за спину Драко.

Обернувшись, Малфой весьма некультурно раскрывает рот, когда видит Грейнджер в белом пышном платье, медленно плывущую по залу под руку с Невиллом.

— Помнишь, я говорил, что Грейнджер охренительно выглядела на Святочном балу? Забудь. Сегодня она великолепна, — игриво шепчет Блейз на ухо застывшему другу и слегка толкает его в бок.

Мерлин, это вообще законно — выглядеть так сексуально в таком невинном платье? Драко, не стесняясь, пожирает глазами девушку, которая то и дело краснеет, видимо принимая комплименты, и нервно заправляет волосы за уши. Сегодня она их укротила в объемные локоны, украсив элегантной тиарой, полностью усыпанной блестящими камнями. Хрупкость плечей подчеркивают широкие бретели, которые перекрещиваются на груди и уходят в широкий бант на спине. В руке она сжимает белоснежную маску, украшенную стразами и перьями, которую она быстро цепляет на себя, встретив взгляд Драко.

— Вот теперь, не меняя выражения лица, посмотри налево, — со смешком выдавливает Блейз и ловит для себя бокал с пуншем.

Драко послушно поворачивает голову и видит изящную фигурку Астории, обтянутую белым кружевным платьем в пол, которую ведет за руку гордо улыбающийся Тео. Пара неожиданно замедлила свой ход, и Тео, подняв их сцепленные в замок руки вверх, крутит девушку вокруг своей оси, открывая вид на ее обнаженную почти до поясницы спину. Драко шумно скрипит зубами и жалобно смотрит на Блейза.

— Может, мне пора завести девушку?

— Это говоришь ты или твой член, мой маленький извращенец? — Блейз игриво пихает плечом Драко, выбивая из него сдавленное рычание. — Шучу! Конечно, ты просто обязан выбрать одну из этих потрясающих нимф. Не зря же они сегодня выглядят как невесты.

— Забини, в сотый раз повторяю, у меня ни с кем из них нихрена нет. — шипит Драко, делая огромный глоток пунша, и закашливается.

— Воу, остынь! — смеется Блейз. — Дядя Забини просто советует присмотреться и поторопиться — скорее всего у Тео серьезные планы на малышку Гринграсс. Хотя, ты видел как горяча сегодня Грейнджер? Ух, даже мне жарко, хотя я почти женат.

Драко кривится и отворачивается, вновь ловя на себе взгляд Гермионы. Сделав большой глоток из своего бокала, он решительно сокращает расстояние между ними и склоняет голову, протягивая ей руку:

— Кажется, я обещал тебе мастер-класс по танцам, Грейнджер.

— О, да, конечно, Малфой, — заикаясь, приседает в неловком реверансе она, придерживая подол своего пышного платья.

Драко крепко прижимает к себе хрупкую фигурку и уверенно ведет ее в танце.

— Так я снова «Малфой», Грейнджер? — не скрывая дрожи в голосе, интимно шепчет он ей в волосы, проводя пальцами вдоль ее позвоночника, едва касаясь гладкой ткани платья. Мерлин, так хочется убрать эту преграду в виде платья, чтобы ощутить в своих руках её горячее тело.

— Я все еще не «Гермиона», Малфой? — изогнув бровь, спрашивает она, крепче сжимая ладонью его плечо. — Я решила, что начну называть тебя по имени, как только услышу своё из твоих уст.

— Боюсь, ждать придется очень долго, — Драко слегка наклоняет Грейнджер назад и нависает над ней, пристально смотря ей прямо в глаза. В темноте они кажутся почти черными, и он физически ощущает, как эта чернота поглощает его с головой.

— Не думаю, что это доставляет мне неудобства, — Гермиона растягивает губы в улыбке, слегка обнажая белые зубы. — А ты действительно хорошо двигаешься.

— И не только в танце, Грейнджер, — игриво играет бровями Драко, продолжая кружить ее по залу.

— Мерлин, Малфой, неужели на кого-то действуют твои примитивные приемчики? — Гермиона звонко хохочет и повторяет его движение бровями.

— Почему примитивные? — обижается он.

— Потому что на такую чушь могут клюнуть только куклы с надутыми губками. Умные девушки на такое точно не поведутся, — Гермиона снова не может сдержать смех, глядя на то, как он обиженно поджимает губы.

— Знаешь, Грейнджер, теперь я понимаю, почему с тобой никто не флиртует.

— Так это был флирт? — протягивает девушка. — Малфой, флиртующий с Грейнджер, это точно что-то за рамками моего понимания, — она слегка краснеет и опускает глаза, прерывая их зрительный контакт.

— Расслабься, Грейнджер, я пошутил. Оставим это маленькое недоразумение между двумя старыми добрыми врагами, — музыка стихла, но пара остается стоять, удерживая друг друга в объятиях.

— Но ты не враг мне, Малфой, — выдыхает девушка, освобождаясь из кольца его рук, и быстро теряется в толпе.

Драко благодарит всех святых за существование мантий, потому что как только теплое дыхание Грейнджер коснулось его шеи, член в штанах тут же оттянул ткань брюк, причиняя довольно ощутимую боль. Черт, ему срочно нужно найти себе девушку! Пара томных вздохов, и он поплыл как неопытный подросток. Еще и от кого? От Грейнджер! Эти ее манящие глаза и пухлые губы совсем свели его с ума, заставляя ощущать себя прыщавым девственником. Твердо решив во что бы то ни стало в срочном порядке завести бурный роман, Драко спешит вернуться к друзьям.

— Господа, минутку внимания! — усиленный Сонорусом голос Забини разносится по залу, и сотни глаз с любопытством смотрят на него. — у меня небольшое объявление. Блейз находит глазами в толпе свою девушку, откашливается и продолжает:

— Панси, мне жаль, что ты узнаешь это именно так, но я больше не могу держать это в себе!

Панси хмурится и подобирается ближе к сцене.

— Любимая, я неизлечимо болен!

По залу тут же проносятся взволнованные шепотки, а Паркинсон, подойдя к сцене вплотную, дрожащими руками пытается стянуть с себя маску.

— Я болен от любви к тебе! Каждое утро, что я просыпаюсь без тебя, разрывает мое сердце на части! Каждая ночь, что я засыпаю без тебя, убивает мою израненную душу! И есть один-единственный способ помочь мне! Любимая, ты же хочешь помочь мне?

Справившись наконец с маской, Панси кривит губы в попытке сдержать слёзы и, не в силах что-то сказать, лишь быстро кивает.

Забини, ловко спрыгивает со сцены, на манер магловских рок-звёзд, и опускается перед Панси на одно колено, судорожно пытаясь вытащить бархатную коробочку из кармана пиджака.

— Панси Элоиза Паркинсон, ты окажешь мне честь и выйдешь за меня замуж? Ты спасешь мою душу, любимая? — он дрожащими руками протягивает ей с трудом найденное кольцо.

— Забини, ты самый большой придурок из тех, кого я знаю, — хрипло выдавливает Панси. — Но только с тобой моя душа начала петь. Да. Я согласна!

Большой зал разражается бурными аплодисментами, а профессор МакГонагалл пускает в потолок снопы разноцветных искр из своей палочки и украдкой вытирает слезу кружевным платком. Драко пожимает руку Блейзу и стучит ему по плечу:

— Поздравляю, друг, вы просто обязаны быть вместе.

Забини расплывается в счастливой улыбке и, вытянув свою невесту из объятий Астории, кружит её в медленном танце.

— Мерлин, они идеально дополняют друг друга, — улыбаясь, говорит Тори, глядя на то, как Блейз оставляет целомудренный поцелуй на лбу своей невесты, когда они с Драко остаются вдвоем.

— Это точно. Я всегда знал, что этим все и закончится, — отвечает Драко, украдкой рассматривая фигуру Астории. Платье облегает ее соблазнительные изгибы, делая ее похожей на изящную статуэтку, и Драко изо всех сил старается не думать об отсутствии на ней бюстгальтера.

— Может быть, мы тоже потанцуем? Тео зачем-то вызвал профессор Слизнорт, и я пропустила все танцы, — с надеждой заглядывает ему в глаза она.

— Да, я с удовольствием, — откашлявшись, выдавливает Драко и прижимает Тори к себе.

Положив руку на ее спину и ощутив под пальцами нежную кожу, Драко крепко сжимает зубы. Это долбаное воздержание просто срывало ему крышу. Астория же, будто специально, прижимает свои бедра еще ближе к нему, и Драко уверен, что еще немного, и его эрекция приветливо уткнется ей в живот.

— Как тебе сегодняшний вечер? — Драко отчаянно пытается отвлечься на светскую беседу.

— Просто волшебно! В этом году старосты особенно постарались, — девушка мечтательно улыбается и обводит взглядом зал.

— Согласен, всегда приятно увидеть настоящую магию.

Астория звонко смеется и проводит рукой по шее своего партнера, легко касаясь белокурых волос:

— Ты же волшебник, Драко. Тебя не должна удивлять магия.

По телу Драко пробегают мурашки размером со слона, и он начинает считать секунды до окончания танца. Как только ему кажется, что прямо сейчас он взорвется, мелодия сменяется более энергичной.

Сдавленно поблагодарив Асторию за танец и извинившись, Драко быстрым шагом направляется к выходу из зала, расталкивая по пути танцующих учеников и молясь, чтобы никто не опустил свой взгляд на его оттопыренные брюки.

В максимально короткие сроки он преодолевает расстояние до своей гостиной и, почти проорав пароль возмущенному портрету, влетает в помещение. Его взору тут же открывается картина, которую Драко точно запомнит надолго: Гермиона Грейнджер, задрав свое платье почти до пояса и поставив для удобства одну ногу на диван, самозабвенно подтягивает кружевную резинку.

Увидев обалдевшего Драко, она взвизгивает и быстро опускает вниз подол своего платья.

— Малфой, что ты тут делаешь? — нервно тараторит Гермиона. — Я думала, тут никого не будет, пришла переобуться, а тут чулок немного съехал, и я решила поправить… Малфой, тебе плохо?

Драко красный и тяжело дышит, пытаясь удержать оставшиеся жалкие крохи самоконтроля.

— Мне охренительно, Грейнджер! — выдавливает он и в три прыжка проносится мимо нее к лестнице.

Ворвавшись в свою комнату, он, на ходу сбрасывая одежду, мчится в душ. Трясущимися руками накладывая запирающее и заглушающее, он включает воду и, зашипев, наконец обхватывает рукой стоящий как кол, ноющий член. Закрыв глаза, он большим пальцем гладит головку, растирая по ней выступивший предэякулят, и сдавленно стонет от облегчения. Под веками тут же всплывает образ Грейнджер, которая подтягивает чулки и призывно улыбается. Драко прикусывает нижнюю губу и, уперевшись лбом в плитку, медленно проходится по всей длине своего горячего, возбужденного члена.

Вдруг картинка в подсознании сменяется Асторией, которая, повернувшись к нему спиной, медленно расстегивает свое кружевное платье. Драко вздрагивает от неожиданности и, обхватив кулаком головку, задает для себя умеренный темп. Затем он, будто наяву, чувствует теплый ветерок на шее: «Но ты не враг мне, Малфой». У него перехватывает дыхание, и он начинает яростно толкаться в свою руку, сдавленно рыча. Внизу живота пробегает знакомый теплый импульс, и, испустив хриплый стон, Драко обильно кончает, устало облокотившись о стену. Мерлин, он только что удовлетворял себя, возбудившись от вида одетых девушек. Еще немного — и его начнет заводить Макгоннагалл на пару с мадам Помфри.

Все еще подрагивая от бурного оргазма, он оборачивает бедра полотенцем и возвращается в комнату. Драко распахивает окно и с наслаждением вдыхает свежий морозный воздух. Отлично, то что надо, чтобы эти пошлые мыслишки выветрились из его головы. Просто у него уже давно не было секса, вот он и завелся как несчастный юнец. Сразу после экзаменов он найдет себе девушку и о воздержании можно будет забыть, как о страшном сне. Абсолютно точно. Посчитав это оправдание вполне сносным, он закрывает окно, стуча зубами от холода, и ныряет под одеяло.

Драко засыпает буквально за несколько секунд, и перед глазами вновь появляется образ загадочной невесты, чье лицо он так и не сумел рассмотреть в прошлый раз. Все в точности как в предыдущем сне. Драко счастливо улыбается, глядя на медленно приближающуюся девушку в белом платье, как вдруг картинка меняется: он поворачивает голову вправо и видит Блейза, который одной рукой обнимает за плечи Панси, а другой нежно поглаживает ее слегка округлившийся живот. Забини показывает другу поднятый вверх большой палец и широко улыбается. Драко кивает ему в ответ, переводит свой взгляд на невесту и…

Открыв глаза, Драко пялится в потолок своей комнаты. Мерлин, такими темпами он лицо загадочной незнакомки увидит уже после своей реальной свадьбы. Почему ему вообще снится эта чушь? У него ведь даже девушки нет, не говоря уже о невесте. Но все-таки это никак не дает ему покоя, и он понимает, что заснуть самостоятельно он уже точно не сможет. Нащупав в тумбочке зелье сна без сновидений, Драко одним глотком осушает склянку и тяжело падает на подушки, наконец теряясь в темноте.

========== Глава 10 ==========

— Значит, Драко Малфой дрочил на девочек в красивых платьях? — Крис изо всех сил сжимал губы, пытаясь скрыть рвущийся наружу смех.

— Фу, как грубо, мистер Джонс. Я предпочитаю — занимался самоудовлетворением, — Драко закатил глаза, глядя на подрагивающие плечи друга.

Не выдержав, Крис громко расхохотался и в изнеможении откинулся на спинку своего кресла.

— Если бы ты рассказал мне о своих влажных фантазиях раньше, я бы сводил тебя на магловский показ мод, — лицо Криса вмиг обрело серьезный вид, но искры в глазах прямо-таки кричали о веселье. — Знаешь, там красивые девушки ходят перед зрителями, постоянно меняя наряды, — уголки его губ все-таки дрогнули, и он снова разразился очередным приступом смеха.

— Ты точно психолог? У меня ощущение, что меня круто надули. Разве это этично — так издеваться над своим пациентом? — Драко снисходительно посмотрел на веселившегося парня и громко крикнул в сторону приемной: — Я требую назад свои галлеоны!

— Ха! — Крис направил указательный палец в грудь Малфоя и с силой ткнул несколько раз. — Ты сам сказал, что мы друзья! И не всегда, знаешь ли, друзья делятся настолько, — он игриво поиграл бровями, — интимными вещами.

— Итак, если мы закончили обсуждать мои абсолютно нормальные, продиктованные длительным воздержанием фантазии, — Драко многозначительно приподнял правую бровь, — то думаю, что я готов дать тебе подсказку, как и обещал.

— Конечно друг, — Крис поднял руки перед собой в примирительном жесте. — Вещай.

Драко послал ему хитрую улыбку, которая абсолютно точно не сулила ничего хорошего, и произнес, мучительно медленно растягивая слова:

— В тот вечер, на Зимнем балу, моя любимая жена была…

— Не томи! — Крис даже подпрыгнул от нетерпения, словно маленький мальчик в Сладком королевстве.

— В белом платье. — торжественно закончил Драко и самодовольно улыбнулся.

— Дай угадаю, — хмуро протянул Крис и подцепил со стола свой бокал, — ты еще и танцевал с ней в этот вечер?

— Ты удивительно проницателен, — Драко не выдержал и расхохотался, глядя на недовольное лицо друга. — Прости, старик. Небольшая месть за твои насмешки.

— Ой, да ладно тебе, — Крис криво усмехнулся и заглянул в глаза Драко, будто пытаясь рассмотреть в них все ответы на свои вопросы. — Ты изначально планировал дать мне именно такую подсказку. Если быть точнее, не дать ничего.

Драко отсалютовал ему своим стаканом и сделал щедрый глоток алкоголя.

— Видишь, как хорошо ты меня знаешь. Значит, и наш спор не будет для тебя большой проблемой, — он расплылся в широкой улыбке и слегка наморщил нос от крепости напитка.

— Ну и пока ты не лопнул от своего огромного самомнения, я предлагаю тебе продолжить свою историю. Судя по временным рамкам, уже близится наш с тобой первый сеанс? — Крис снял свой пиджак и повесил на спинку кресла.

— Ты прав, мы уже совсем рядом. Приближались каникулы, и я как раз собирался отправиться домой на Рождество, — во взгляде Драко отчетливо отразилась грусть, он натянуто улыбнулся и продолжил: — Мама не устраивала в тот год прием, поэтому мы с Блейзом решили немного выпить в вечер перед отъездом, раз уж проведем праздники по домам…

Хогвартс, 1998

— Ты говорил, что мы посидим вчетвером, как в старые добрые времена, — Драко с сомнением оглядывает гостиную, в которую все прибывают и прибывают люди. — Мерлин, ты собрал сюда всю школу?

— Конечно нет! — Блейз даже кашляет от возмущения. — Только тех, кто абсолютно точно прибавит градусов нашей вечеринке!

— Интересно, насколько жарким этот вечер сделает Полоумная Лавгуд? — Драко коротко кивает в сторону Луны, которая, стоя в центре комнаты, с блаженным выражением лица танцует только ей известный танец.

— Вообще-то ее зовут Луна, Малфой, — раздается из-за спины сердитый голос Невилла. — Мне было бы так приятно, если бы ты запомнил это раз и навсегда, — в его интонации появляются угрожающие нотки, и он многозначительно смотрит на Драко.

— Остынь, любовничек, — Блейз щёлкнул пальцами перед лицом Невилла. — Никому не сдалась твоя Лавгуд, а у Драко просто проблемы с запоминанием имен, правда, друг? — он переводит взгляд на ухмыляющегося Малфоя.

— Все именно так, Блейзи. Прости, Лонгботтом, у меня действительно небольшие проблемы с именами, но ради тебя я сделаю напоминалку на ладошке с именем твоей ненаглядной, — Драко невинно смотрит на Невилла, слегка дергая уголками губ.

Невилл закатывает глаза и, пробурчав: «Придурки», быстро пересекает комнату и кружит Луну в танце.

— Отлично сработано, приятель, — Драко отбивает «пять» Блейз, и оба громко хохочут.

— По какому поводу веселье? — Тео протискивается сквозь толпу и с размаху плюхается на диван прямиком между Драко и Блейзом.

— Ничего особенного. Наблюдаем, как охотятся львы, — Драко кивает на Невилла и Луну, которые увлеченно беседуют.

— Ну как ты, Теодор? Тебя так давно не было видно. Поговаривают, что ты все свободное время проводишь в слизеринской гостиной? — Забини играет бровями, вызывая у Тео небольшой румянец.

— Не знаю, кто там что поговаривает, Забини. Мы с Тори просто хорошо общаемся, — Тео берет со стола бутылку сливочного пива и делает большой глоток.

— Так у тебя на нее планы? — показательно небрежно спрашивает Драко, изо всех сил избегая насмешливого взгляда Блейза.

— Я же сказал, Малфой. Мы просто общаемся, — по буквам рычит Тео последнее слово, — она умная и добрая, и безусловно красивая, — он растягивает губы в мечтательной улыбке, — но она не позволяет себе ничего лишнего, и пока мы просто присматриваемся друг к другу. — Что смешного, Забини?

Блейз, который абсолютно некстати вспоминает о горячих объятиях Тори и Драко на балу, лишь сдавленно ухмыляется.

— Ничего, просто вспомнил одну забавную историю.

Драко посылает в Забини свирепый взгляд и одними губами бормочет: «Заткнись».

— Может, поделишься с остальными? — в голосе Тео ощущается сталь. — Чтобы мы могли вместе посмеяться.

— А, вот вы где, мальчики, — Драко смотрит на появившуюся Панси как на спасительницу волшебного мира, и преувеличенно радостно восклицает, двигая Тео к себе, чтобы освободить для нее место. — Паркинсон! Что так долго? Мы же договорились встретиться после ужина.

— Ох уж эти девчонки! — Блейз притягивает взвизгнувшую девушку к себе на колени и проводит носом по ее шее.

— Милый, давай не здесь, — Панси чмокает своего жениха в нос и слегка отстранияется. — Меня задержала Дафна. Ее не было на балу, и она потребовала от меня обстоятельный отчет о нашей помолвке, — она вытягивает вперед левую руку и с любовью смотрит на кольцо.

— Тео, а где Астория? Я виделась с ней у Дафны, и она собиралась на вечеринку, — Панси берет бутылку со сливочным пивом из рук своего парня и щелчком пальцев трансфигурирует из зубочистки трубочку для коктейлей.

— Она скорее всего уже где-то здесь. Пойду поищу ее. — Тео рывком поднимается на ноги и скрывается в толпе.

— Забини, — рычит Драко, провожая взглядом Тео. — Какого хуя ты тут устроил? Нахрена ты доводишь его своими шуточками про Тори?

— Остынь, малыш — Блейз почти лениво тянется к столу за новой порцией напитка. — Он должен понять, что зря тратит время. Только слепой не заметит, что Астория тобой заинтересована.

— Зато я в ней не заинтересован! — Драко взрывается и вскакивает со своего места, легко вырываясь из хватки Панси, которая пытается его успокоить. — И я был бы тебе очень признателен, если бы ты перестал, блядь, наконец пытаться свести меня с кем-либо! Я разберусь сам.

Кипя от гнева, Драко вылетает из гостиной и решительно направляется в сторону Астрономической башни, захватив по пути пару бутылок со сливочным пивом. Какого хера вообще происходит?! Он ведь даже не думал об Астории как о своей потенциальной девушке! Ну подрочил разок, представляя себе ее образ, но это же не значит, что они теперь пара! Мерлин, он даже как друга ее никогда не рассматривал, лишь относился с уважением, как к старой знакомой из детства, а гребаный Забини устроил настоящий цирк!

— Ну и пошел ты на хрен, Рон, —доносится до Драко пьяный женский голос, когда он поднимается на Астрономическую башню и замирает в оцепенении на входе.

На полу сидит явно нехило выпившая Грейнджер и катает ногой пустую бутылку из-под сливочного пива.

— Придурок! — она икает и наконец фокусирует взгляд на Драко. — О, Малфой, вот скажи мне, все мужчины такие гребаные собственники?

— Смотря что ты вкладываешь в значение этого слова, Грейнджер, — Драко ухмыляется и опускается рядом с ней на пол. — Уизел решил показать тебе наконец мужика и не рассчитал сил?

— Пф-ф, почему все, что ты говоришь, всегда звучит так двусмысленно? — Гермиона замечает в руках у Малфоя сливочное пиво и неловко тянется к нему.

— Может, тебе уже достаточно? — Драко с подозрением подает ей бутылку и открывает свою.

— Малфой, только не говори, что ты заделался в хорошие мальчики. Ты в курсе, что девочки обычно предпочитают плохих? — Гермиона пьяно улыбается и проводит языком по верхней губе, слизывая пивную пену.

Драко завороженно прослеживает путь ее языка и чувствует волну возбуждения, мурашками пробежавшую по всему телу.

— Грейнджер, я прекрасно знаю что и как предпочитают девочки, — он делал глоток из своей бутылки и упирается затылком в стену. — Ты так и не ответила, что учудил твой рыжий дружок.

— Оу, он почему-то решил, что имеет право контролировать мою жизнь. Видите ли, раз я его девушка, то должна обязательно делать так, как он говорит, и не задавать вопросов. И раз я его будущая жена, то не должна думать о карьере, потому что работать мне не придется. — Гермиона выдавливает из себя улыбку и убирает за ухо выбившуюся прядь волос.

— О, так вы помолвлены? Странно, что Скитер еще не написала статейку про личную жизнь Золотой девочки, — последние слова он говорит закатив глаза, демонстрируя свое пренебрежение к ее громкому статусу.

— Что? Конечно, нет! Никакого предложения не было! — испуганно тараторит Грейнджер, проливая пиво на свою футболку с изображением какой-то магловской рок-группы. — Просто Рон, как обычно, не спросил, чего хочу я.

— А чего ты хочешь, Грейнджер? — тут же подхватывает интересную тему Драко. Не каждый день подружка Избранного пьяно откровенничает перед ним.

— Я хочу посмотреть мир. Хочу изучать новые места и традиции. Хочу получить работу в Отделе тайн Министерства, и не потому что я золотая девочка, — она делает руками кавычки и хмыкает. — А потому что я достаточно умна и целеустремленна для этого. Вот, все это я сказала Рону, а в ответ получила тираду, что я отказываюсь видеть в нем мужчину и главу семьи, раз думаю о том, как продвинуться по карьерной лестнице. — Она со вздохом поднимается на ноги и облокачивается о перила, задумчиво глядя вниз на хижину Хагрида, которую было почти не видно с высоты башни.

— Забей, Малфой. Завтра все обязательно придет в норму, а сегодня мне просто нужно было высказаться, — Гермиона допивает свое пиво и поворачивается лицом к юноше, который неслышно подошел к ней на расстояние вытянутой руки, и испуганно вздрагивает.

— Ты права, Грейнджер. Ты абсолютно точно права. Ты достойна большего, ты достойна выбирать свою судьбу. Достойна построить головокружительную карьеру, достойна понимающего мужчину, — он подходит совсем близко и кладет свои руки по бокам от нее на перила, прижимаясь к ней бедрами. Как только ее запах врывается в его ноздри, член становится каменно твердым и причиняет боль, когда трется о ширинку брюк. Гермиона шумно втягивает воздух носом и неосознанно трется бедрами об его пах, вызывая у юноши хриплый стон. В тот самый момент когда расстояние между их губами начинает неумолимо сокращаться, Гермиона, словно очнувшись от сна, с силой отталкивает от себя Драко.

— Серьезно, Малфой?! В ответ на мои откровения ты решил трахнуть меня? — выплевывает она ему прямо в ошарашенное лицо. — Если это то, чего ты хочешь, то тогда ты действительно все тот же наглый ублюдок, который вообще не изменился.

— Ты нихрена не знаешь о том, чего я хочу, Грейнджер. Ты вообще, блядь, не знаешь, какой я, — шипит Драко сквозь зубы и нервно убирает челку со своего лица.

— Тогда скажи мне, что ты хочешь, Малфой! — она уже не сдерживаясь кричит на него. — Ты ведь даже не даешь мне шанса узнать, какой ты на самом деле! Я же вижу, как ты общаешься с друзьями! И я слышала, что ты сделал для Панси во время войны! И я была бы рада узнать именно эту твою сторону, — уже тише добавляет она.

— Чего вы, блядь, все заладили с этой дружбой, — вполголоса говорит Драко, устало прикрыв глаза и потирая переносицу пальцами. — С чего ты взяла, что я хочу открыться для тебя, Грейнджер? С чего. Ты. Взяла? — чеканя каждое слово, он подходит к ней вплотную и приближается к ее уху, обдавая шею горячим дыханием. — Я сомневаюсь, что могу стать тебе другом, Грейнджер.

Он выдыхает слова ей на ухо и, резко развернувшись, направляется к выходу, оставляя ее в одиночестве.

Перепрыгивая через ступеньки, он торопится скорее вернуться в свою комнату, ощущая, как гнев горячо растекается по венам. Нахуй Грейнджер. Нахуй это все. Кто она такая, чтобы рассуждать о его жизни?! Кто она, блядь, такая, чтобы делать о нем какие-то выводы?! Она решила, что если из его лексикона пропало слово «грязнокровка», то они могут подружиться?! Если она мечтает с кем-то делиться секретиками, то пусть берет за ручку Асторию и дружит с ней в свое удовольствие — та тоже не теряет надежды завести новых друзей!

Из-за ненависти, застилающей глаза, он не замечает, что со всей дури врезался в Асторию, которая спускалась по лестнице.

— О, Драко, ты на вечеринку? А я решила вернуться в комнату. Все уже изрядно напились, и мне стало скучно. С тобой что-то случилось? — она наконец обращает внимание на то, как он взвинчен.

— Значит, ты ищешь веселья, Тори? — Драко недобро улыбается и, схватив за руку, тащит за собой слабо сопротивляющуюся девушку в ближайшую нишу.

Наложив заглушающее заклинание, он прижимает девушку к стене и кладет руку ей на бедро, задирая легкое платье.

— Тебе хочется веселья, Тори? — Драко проводит языком по ее шее, ногой раздвигая ее бедра.

— Драко, что ты делаешь? — Астория явно наслаждается его действиями и прикрывает глаза.

— Веду себя как джентльмен и развлекаю даму, — свободной рукой он касается внутренней стороны ее бедра и начинает медленно продвигаться выше, где уже было так горячо и жарко.

Астория мелко дрожит и легко касается языком его нижней губы, вызывая у Драко низкий стон.

— Ты уже вся мокрая, Тори, — он наконец касается костяшками пальцев края ее влажных трусиков. — Тебе ведь это нравится?

Рука Астории несмело опускается на его член через брюки, и перед глазами Драко вспыхивают искры. Он обрушивается на ее рот, тяжело дыша и прихватывая зубами губы. Астория стонет в голос, уже не сдерживая себя, и тянется к его ремню, судорожно нащупывая пряжку.

«Если это то, чего ты хочешь, то тогда ты действительно все тот же наглый ублюдок, который вообще не изменился», — слова Грейнджер ушатом ледяной воды обрушиваются на голову Драко, заставляя его замереть.

— Что случилось? — Астория слегка отстраняется и берет его за подбородок в попытке поцеловать.

Драко аккуратно убирает ее руку от своего лица и отходит назад.

— Тори, прости, я не знаю, что на меня нашло. Я не хотел. Прости, — он во второй раз за вечер оставляет позади себя разочарованную девушку, спеша скорее ретироваться.

В голове будто стучат отбойные молотки, и Драко решает выйти во двор, надеясь, что свежий воздух немного приведет его в чувство.

Улица встречает его абсолютной тишиной, которую нарушает лишь скрип снега от его собственных шагов. Драко тяжело опускается на скамейку и запускает руки в волосы, с силой их натягивая. Что. Это. Было. Мать. Вашу?! Он чуть не трахнул Асторию. Вот только для чего? Чтобы снять напряжение? Чтобы доказать самому себе, что он мужчина, после того как его отбрила Грейнджер? Нахрена он вообще полез к ней? Решил, что она наконец-то научилась распознавать флирт?! Какой бред… А она как знала, чем уколоть его побольнее, кидая в лицо злые упреки. Ведь в глубине души он больше всего боялся, что не сможет показать, какой он есть на самом деле. Что при любой попытке раскрыть душу будет поднят на смех.

Мерлин, как стыдно. Астория вообще ничего ему не сделала — просто оказалась не в то время не в том месте. Видимо, Грейнджер права и он все тот же ублюдок, который способен только использовать людей для своей выгоды. Драко со злостью пинает комья снега под ногами и решает вернуться в комнату, чтобы собрать вещи в поездку и лечь спать. Остается только надеяться, что Тори ничего себе не надумает и ему не придется держать ответ перед Тео. Блядь, Тео. Драко жалобно стонет, представив степень злости своего друга, если он узнает, что стало результатом его моральных терзаний после слов Грейнджер.

Решив разбираться с проблемами по мере их поступления, Драко тихонько поднимается в свою комнату, пытаясь не разбудить особо настойчивых тусовщиков, у которых не хватало сил разойтись, и они вразнобой растянулись по гостиной. Раскрыв чемодан, он не глядя бросает в него свои вещи и, быстро раздевшись, ныряет под одеяло, с силой зажмурив глаза в надежде, что так сон придет быстрее.

И вот он снова стоит у алтаря, глядя на медленно приближающуюся девушку, чье лицо все так же скрыто легкой вуалью. Вот он снова улыбается в ответ на радостный жест Блейза и поворачивается к своей невесте. Поравнявшись с ним, девушка протягивает ему левую руку, на которой он видит фамильное кольцо Малфоев. Драко берет ее за руку и оставляет на запястье легкий поцелуй.

— Я так боялся, что ты передумаешь, — шепчет он, прислоняясь лбом к ее ладошке, и… ПРОСЫПАЕТСЯ.

Твою мать! Вот неужели мало в его жизни сложностей! Драко привычным жестом нащупывает в тумбочке уже знакомое зелье и со вздохом опустошает склянку.

Комментарий к Глава 10

С чистой совестью добавляю в шапку дополнительный пейринг🙈

========== Глава 11.1 ==========

— Я так боялся, что ты передумаешь.

Он тянется к краям тонкой вуали и аккуратно, кончиками пальцев, поднимает ее вверх. То, что предстает перед его взором, заставляет Драко испуганно отшатнуться и, закачавшись, хлопнуться на пятую точку, вырывая руками белые розы из цветочной арки в попытке удержать равновесие.

Вместо лица у невесты зияет гладкий череп с черными, пустыми глазницами и открытым ртом, из которого, угрожающе шипя, появляется змея и начинает медленно выползать на белое платье. Драко хватается за левое предплечье и в ужасе обводит взглядом гостей, которые будто бы не замечают происходящего перед ними. Все продолжают нелепо улыбаться и в умилении разглядывать жениха. Блейз вновь поднимает вверх большой палец и застывает в таком положении, сохраняя неестественную улыбку. Драко переводит глаза на соседний ряд и забывает, как дышать. На белоснежных стульях, перевязанных алыми атласными лентами, сидят Фред Уизли, профессор Люпин, Нимфадора Тонкс и Северус Снейп, занимая весь первый ряд. Фред неспешно поднимается со своего места, подходит к Драко и склоняется, протягивая руку к его метке.

— Отпусти, Малфой. Ты должен отпустить, — голос близнеца чуть громче шепота, но кажется, будто он такой громкий, что разрывает барабанные перепонки.

— Ч-что я должен отпустить? — от страха Драко не может связно разговаривать, лишь продолжает в ужасе пялиться на улыбающегося Фреда.

— Отпусти, Драко, — раздается нежный голос Тонкс, которая встает рядом с близнецом.

— Отпусти.

— Отпусти.

— Отпусти, — повторяют мертвецы уже хором и начинают медленно приближаться к Драко.

Голоса смешиваются в один, и Драко закрывает руками уши и кричит, пытаясь ногами оттолкнуться подальше от приближающихся к нему людей. Вдруг Фред хватает его за галстук и с силой притягивает к своему лицу:

— Ты должен отпустить, Драко. Если ты не отпустишь, она никогда не сможет найти покой.

— Кто — она?! Что я должен отпустить?! — Драко в ужасе пытается перекричать громкий хор голосов.

— Отпусти.

— Отпусти.

— Драко! Драко, сынок! — голос матери доносится будто через вату, и он судорожно оглядывает присутствующих в поисках Нарциссы.

— Открой глаза, Драко! Это всего лишь сон! Ты знаешь, что реально, а что нет! — яркий свет ударяет ему прямо в лицо, откуда-то сверху, заставляя с силой зажмуриться, и Драко в надежде протягивает к нему руки.

Драко наконец открывает глаза. Нарцисса сидит на его постели и прижимает его к себе, гладя рукой по спутанным, влажным от пота волосам.

— Сынок, все хорошо. Это всего лишь сон, — она тихонько воркует над ним, крепко сжимая в объятиях. — Мерлин, ты так кричал…

— Прости, что напугал, мама — собственный голос кажется чужим — настолько он был охрипший и грубый от продолжительного крика.

— Драко, я думаю, ты должен пойти к психологу. Я не хочу, чтобы мой сын провел всю свою жизнь мучаясь от кошмаров каждую ночь, — в голосе женщины отчетливо слышатся слезы.

— Я пью зелье сна без сновидений и…

— Ты не можешь делать это вечно, Драко! — восклицает в ужасе Нарцисса, затем уже тише добавляет: — Умоляю, родной. Мистер Джонс — отличный специалист. Хоть он и молод, но уже имеет отличный опыт, и он гарантирует полную конфиденциальность.

— Хорошо, мама, — обреченно выдыхает Драко, чувствуя легкий поцелуй на своей макушке. Он согласен умереть ради нее, так что, если его поход к психологу сделает ее счастливой, Драко с удовольствием выполнит эту просьбу. Тем более он сам был вымотан постоянным приемом зелья, которое уже начинало негативно сказываться на его здоровье: постоянные головные боли, шум в ушах и головокружения стали верными спутниками Драко в повседневной жизни, но он не находил в себе сил отказаться от спасительной склянки перед сном.

— Утром я отправлю сову мистеру Джонсу. — Нарцисса облегченно улыбается, заставляя губы Драко невольно растянуться в ответной улыбке.

— Хорошо, мама. Тогда сейчас я предлагаю тебе вернуться в свою постель и немного отдохнуть. Завтра Рождество, и я бы не хотел, чтобы ты была уставшей в праздник, — Драко встает с постели и, мягко взяв мать под руку, подходит вместе с ней к двери.

— Хорошо, доброй ночи, мой Дракон, — Нарцисса запечатлевает на лбу сына легкий поцелуй и с улыбкой выходит из комнаты, шелестя складками домашнего платья.

— Доброй ночи, мама, — шепчет он в пустоту и, подойдя к окну, распахивает его настежь, впуская в комнату свежий морозный воздух.

Драко решает принять душ в надежде снять напряжение после ночного кошмара. Он заходит в просторную ванную комнату, по пути сбрасывая с себя шелковые пижамные штаны и нижнее белье, и останавливается перед большим зеркалом, занимающим целую стену. Он подносит правую руку к груди, касаясь шрамов, которые оставило после себя заклятие Поттера, опускается ниже, обведя кончиками пальцев кубики пресса, и, завершив свой путь на левом предплечье, брезгливо морщит нос от вида потускневшей метки. Именно ее он увидел в своем кошмаре, подняв вуаль с головы своей невесты.

Мысли вновь сдавливают голову тяжелым обручем, и Драко, застонав от внезапной боли, встает под напор воды. Теплые капли разбиваются, встречаясь с его телом, но не приносят желанного облегчения. Лица погибших из недавнего сна вновь возникают под закрытыми веками, и руки Драко дрожат, когда он начинает смывать мыльную пену с груди. Что Фред хотел ему сказать? Кого он должен отпустить? Может быть, он имел в виду, что Драко не должен жениться? Может быть, это было предзнаменованием, что ни одна женщина не сможет быть счастливой рядом с ним? От этой мысли перехватывает дыхание, и Драко, почувствовав головокружение от недостатка кислорода в легких, с силой втягивает носом воздух. Нет, наверное, это Мэнор оказывает на него такое влияние, которое вылилось в очередной ночной кошмар. Просто он давно не был в месте, которое когда-то называл своим домом, и его подсознание услужливо преподнесло ему воспоминания обо всех пережитых здесь ужасах.

Драко быстро вытирается полотенцем, натягивает нижнее белье и возвращается в комнату. Холодный воздух тут же вызывает мурашки на разгоряченной после душа коже, и он спешит закрыть окно и забраться под теплое одеяло. Драко накрывается с головой, будто пытаясь спрятаться от своих собственных мыслей, и наконец проваливается в беспокойный сон.

Проснувшись утром, Драко снова ощущает себя тем самым беззаботным малышом, который каждый год с нетерпением ждал наступления Рождества. Он нетерпеливо надевает темно-синюю водолазку, шерстяные брюки и спешит на кухню. Будто ему снова восемь, крадучись, он пробирается к столу с выпечкой и, не церемонясь, набивает карманы любимым печеньем.

Посмеиваясь над удивлением, которое отражается на лицах ничего не понимающих эльфов, заставших его за этим занятием, Драко выходит из кухни и направляется прямиком в мастерскую матери. Толкнув тяжелые двери, он вдыхает такой знакомый краски и прикрывает глаза от нахлынувших воспоминаний.

— Драко? Это ты? — зов Нарциссы возвращает его на землю, и он с улыбкой движется на голос.

Миссис Малфой наносит последние штрихи на холст, сосредоточенно покусывая кончик тонкой кисточки. На ее щеках, как и всегда, пятна от краски, которые она неизменно оставляла, прикладывая испачканные пальцы к лицу, когда размышляла над своей новой работой.

— Привет, милый. Не думала, что ты придешь сюда, — она поворачивается к нему лицом и быстро целует его в обе щеки. — С Рождеством, сынок. Как ты спал?

— С Рождеством, мама. Кошмары больше не мучили, — Драко осторожно заглядывает за ее спину. — Это подарок для отца?

Нарцисса разворачивается к холсту и осторожно проводит по нему кончиком пальца, слегка растягивая краску в самом углу. Это одна из тех картин, на которых она изображала членов семьи Малфой, но в этот раз на ней только Люциус и Драко.

Отец вплотную прижимался к сыну, положив левую руку на его плечо, будто бы подбадривая. На лицах обоих сияла улыбка, а в глазах Люциуса застыла надежда.

— Хм, мне кажется, ты кое-кого забыла. Почему только я и отец? Где ты?

— Драко подходит ближе к холсту и заглядывает в такие похожие на свои, застывшие серые глаза отца.

— Я хочу, чтобы ты простил его, — голос Нарциссы тихий. — Драко, он очень любит тебя.

— Мама, я давно простил его, — Драко кривит губы в натянутой улыбке. — Так почему тут изображены только мы вдвоем?

— Сынок, умоляю, отпусти эту боль из своего сердца, — по телу Драко пробегают мурашки. Как там говорил Фред? «Если ты не отпустишь, она никогда не сможет найти покой». Может, это он имел в виду? Отпустить обиду на отца.

— Ты не ответила на мой вопрос, — выдавливает он, снова обратив свой взор на холст.

— Я хочу, чтобы эта картина была вечным напоминанием для вас о том, что вы семья. О том, что вы должны всегда защищать друг друга, — последние слова Нарцисса произносит с надрывом в голосе, и одинокая слеза прочерчивает мокрую дорожку на ее щеке.

— Мама, не нужно слез, — Драко прижимает к себе мать и с наслаждением вдыхает запах роз.

Запах цветов, которые она выращивает в своем саду, а может быть, это были ее духи или шампунь — Драко не знал наверняка, но этот запах всегда ассоциировался только с ней.

— Просто пообещай мне, — Нарцисса запускает пальцы в его белокурые волосы. — Пообещай мне, что ты сделаешь все, чтобы простить его.

— Я обещаю, — Драко берет лицо матери в свои ладони. — А теперь я предлагаю не нарушать мои планы и съесть немного печенья с какао.

— Мерлин, Драко, — звонкий смех матери отзывается трепетом в его сердце. — Ты ведь уже взрослый! Тебе можно есть печенья столько, сколько захочешь. Не обязательно было снова воровать его на кухне.

— Я знаю, — Драко хитро прищуривается и, шутливо поклонившись, указывает матери на диван, приглашая присесть. — Но я так люблю эту нашу особую традицию. Какао, печенье и твоя мастерская. Я просто не смог удержаться.

Уютно устроившись на диване и получив от домовых эльфов по чашечке дымящегося какао, мать и сын проводят утро за разговорами обо всем на свете. И все как раньше, будто не было войны.

Впервые за долгое время рождественский стол Малфоев накрыт всего на три персоны, поэтому было решено провести праздник в малой столовой. Рядом с обеденным столом, сделанным из массива дуба, в углу уютно расположилась большая пушистая ель, украшенная заботливыми домовиками в традиционные цвета Рождества — зеленый, красный и золотой. Драко улыбается, увидев под ней празднично завернутые свертки, и, опустившись на колени, добавляет подарки, которые приготовил для отца и матери.

— Драко, ты же знаешь правила, — в столовой появиляется хозяйка дома, которая в честь праздника облачилась в элегантное черное платье в пол с длинными рукавами, широкий пояс, полностью усыпанный серебряными камнями, очень удачно подчеркивал тонкую талию женщины.

— Я ничего не трогал, — Драко возмущенно фыркает. — Я просто добавил подарки от себя.

Нарцисса с подозрением оглядывает свертки и удовлетворенно кивает.

— Мама, ты чудесно выглядишь, — Драко берет ладонь матери в свою и оставляет на ней легкий поцелуй.

— Спасибо, любимый. Я рада, что ты выбрал именно эту рубашку, — Нарцисса аккуратно поправляет его галстук и ворот изумрудной рубашки, скрытой под черным пиджаком.

— Любимый цвет каждого уважающего себя слизеринца, — нараспев произносит Драко, заставляя мать звонко рассмеяться.

— Искренне надеюсь, что вы смеетесь не надо мной, — голос главы семейства заставляет Драко неуютно поежиться, — этот галстук выбирала твоя мать, — Люциус неловко поправляет узел красно-золотого галстука.

— Отличный выбор, мама, — Драко игриво подмигивает Нарциссе. — Заставляешь всех одеваться в цвета Рождества? Или, может, в цвета факультетов Хогвартса? Тогда не хватает еще желтого и синего.

— Не говори глупостей, — женщина шутливо подталкивает сына к столу. — Просто мне хочется хоть немного ярких цветов сегодня.

— И именно поэтому ты в черном? — с усмешкой изгибает бровь Люциус, занимая свое место во главе стола.

— Я в черном, потому что я обожаю это платье, — Нарцисса хлопает в ладоши, и в столовой появляются домовики, которые начинают быстро ставить на стол праздничные угощения.

— Сынок, сегодня утром я получила сову от мистера Джонса. Он любезно согласился провести первый сеанс сегодня. — Нарцисса делает глоток вина и осторожно бросает взгляд на сына.

— Отлично, мама. Когда мы сможем отправиться? — Драко невозмутимо продолжает резать свой бифштекс, не обращая внимания на дрожь в пальцах.

— Мистер Джонс будет в своем кабинете с четырех до шести вечера, у него накопилась бумажная работа. Поэтому я предлагаю закончить наш обед и сразу же трансгрессировать в Косой переулок, его офис находится там. После мы можем полакомиться твоим любимым мороженым из кафе Флориана Фортескью, — губы Нарциссы складываются в хитрую улыбку, глядя на которую Драко смеется.

— Мама, я уже вырос. Тебе не обязательно заманивать меня мороженым.

— Драко, я очень рад, что ты согласился, — подает голос молчавший до этого Люциус. — После Хогвартса тебе нужно будет строить карьеру и помогать мне с бизнесом.

— Спасибо, отец, — Драко не выдерживает и кривит губы. — То есть для тебя самое главное, чтобы я продолжал твое дело. Ну конечно, психически неустойчивый отпрыск может опозорить славное имя Малфоев. Хотя подождите, — он выгибает бровь и издевательски протягивает: — имя Малфоев уже и так полощут в грязи все кому не лень.

— Драко! Прекрати, — Нарцисса с возмущением откладывает свои приборы и награждает сына грозным взглядом.

— Драко, я не это имел в виду. Конечно, в первую очередь меня волнует…

— Оставь, отец. Что волнует тебя в первую очередь, ты продемонстрировал нам в прошлом году. А сейчас я предлагаю вспомнить, что сегодня праздник, и перейти к моей любимой его части, — Драко встает из-за стола, направляется к лежащим под елкой подаркам и вытягивает те, которые сложил туда сам.

— С Рождеством, отец, мама, — он по очереди вручает каждому свертки в подарочной упаковке.

Быстро развернув свой, Нарцисса обнаруживает бархатную коробочку, внутри которой лежал медальон из белого золота в виде сердца. Ахнув, она раскрывает его, и по ее щекам текут слезы. Внутри колдография их троих с такого же рождественского обеда много лет назад. Старшие Малфои позировали возле пушистой ели и счастливо улыбались, чокаясь своими бокалами с шампанским, а семилетний Драко стоял между родителями и показывал язык колдографу.

— Я подумал, что было бы здорово, если бы частичка нашего счастья всегда была рядом с тобой, — Драко грустно улыбается и застегивает замок медальона на шее матери.

— Спасибо, сынок. Это так прекрасно, — Нарцисса вытирает слезы и протягивает Драко коробку, перевязанную золотой лентой.

Пока он возится с упаковкой, Люциус достает из деревянной коробки подарок сына. На дрожащей ладони он держит кольцо с гербом Малфоев.

— Я знаю, что ты потерял свое во время битвы. Поэтому я заказал для тебя новое. Мы Малфои, у всех членов семьи должно быть такое. — Драко небрежно пожал плечами, стараясь не смотреть в глаза отцу.

— Драко… Сынок… Спасибо. Я очень ценю это, — Люциус изо всех сил старается сдержать бьющие через край эмоции и надевает кольцо на палец.

— Сынок, открывай же скорее подарок от нас с отцом, — Нарцисса деликатно переводит разговор в более благоприятное русло, отвлекая внимание от взволнованного мужа.

Разорвав наконец блестящую обертку, Драко обнаруживает книгу в потрепанной кожаной обложке черного цвета.

— Мерлин… это же… — Драко от волнения не может связно выразить свои мысли.

— Да, это записи твоего крестного, — Нарцисса улыбается мягкой улыбкой и гладит сына по плечу. — Он знал о твоем увлечении зельеварением и отдал мне эти записи на случай, если он… Если вдруг…

— Если не успеет сделать это сам, — грустно заканчивает Драко, нежно проводя пальцами по корешку книги. — Спасибо, для меня это важно.

— Милая, это замечательная работа, — Люциус разрывает упаковку подарка, и Драко видит картину, над которой Нарцисса трудилась сегодняшним утром.

— Я надеюсь, что вы всегда будете помнить, что самое главное в жизни это мы, наша семья, — Нарцисса одаривает легкими поцелуями своих мужчин. — Итак, обмен подарками официально завершен. Драко, я предлагаю переодеться и отправиться на прием к мистеру Джонсу, уже без четверти пять.

— Хорошо, матушка, — Драко кивает головой и направляется в свою комнату.

Комментарий к Глава 11.1

Решила разбить главу на две части, потому что рассказать хочется много, а времени катастрофически не хватает. Поэтому продолжение выйдет завтра☺️

========== Глава 11.2 ==========

Сдерживая тошноту, которая всегда была верным спутником Драко после трансгрессии, он с наслаждением опускается в плетеное кресло и берет с маленького столика Ежедневный пророк в попытке скоротать время до приема у мистера Джонса. Мать и сын прибыли в приемную психолога ровно к пяти часам, и полненькая блондинка, исполняющая обязанности секретарши, тут же усадила их в кресла и вручила по чашке чая, с заговорщической улыбкой пододвинув к ним ближе огромную вазу со сладостями.

— Здесь довольно мило, — Нарцисса посылает вежливую улыбку секретарше и тянется к пузатой сахарнице.

— Да, неплохо, — Драко согласно кивает, продолжая читать газетную статью про квиддич, — и судя по всему, они в доле с поставщиками зубного зелья, — он машет рукой в сторону сладостей.

— Ох, милый, это называется сервис, — Нарцисса весело улыбается. — И тебя, главного сладкоежку волшебной Британии, они точно покорили.

— Не могу не согласиться, — Драко отправляет в рот шоколадную лягушку и тут же достает из вазы еще одну.

— Мистер Джонс ждет вас, мистер Малфой, — секретарша приоткрывает перед ним дверь, ведущую в кабинет психолога.

— Удачи, милый. Встретимся через час в нашем кафе, — Нарцисса нежно проводит рукой по лицу сына и тепло улыбается ему.

— Спасибо, мама, — Драко подавляет в себе дрожь и решительно входит в кабинет.

Мистер Джонс, высокий, худощавый брюнет, стоит возле большого письменного стола и с помощью палочки раскладывает на нем документы. На вид он едва ли старше своего пациента. «Максимум на пару-тройку лет», — тут же мысленно прикидывает Драко, с любопытством рассматривая просторный кабинет.

Перед столом стоят два черных кожаных кресла, в которых Драко тут же видит самое большое разочарование всех модных дизайнеров интерьеров волшебного мира. Между креслами располагается низкий кофейный столик, на котором стоят графин с водой и блюдо со свежими фруктами. Вообще, если не брать во внимание кресла, то кабинет Драко кажется довольно уютным. Большой шкаф слева от рабочего стола полностью забит коричневыми папками, рядом с ним уютно потрескивает камин, перед которым кто-то заботливо бросил ковер в виде звериной шкуры. «Мерлин, как пошло, — Драко морщится, — хотя, наверное, это очень располагает выкладывать свои самые страшные тайны».

— Мистер Малфой, добрый день, — голос доктора отвлекает Драко от своих размышлений. — Прошу, присаживайтесь, — он машет рукой в сторону кожаных монстров.

— Благодарю, — Драко приветственно кивает и осторожно садится в кресло, пытаясь занять удобное положение — естественно, безуспешно.

— Мистер Малфой, — психолог занимает свое место за письменным столом и пододвинугает к себе большой блокнот в синей обложке и шариковую ручку. — Для начала я хотел бы предупредить, что все сказанное вами никогда и ни при каких обстоятельствах не покинет стен этого кабинета.

— Это замечательно, — фальшиво-радостно улыбается Драко, отмечая любовь своего собеседника к магловским приспособлениям. — Не хотелось бы, чтобы уже завтра уважаемая Рита Скитер писала в Пророке о том, что единственный наследник Малфоев — псих.

— Этого никогда не произойдет, — спокойно, но твердо говорит мистер Джон. — И диагноз я вам еще не поставил, — добавляет он с легкой улыбкой.

— Что же, тогда давайте к этому приступим, — Драко так сильно растягивает губы в фальшивой улыбке, что ему на секунду становится больно. — Всегда мечтал услышать профессиональное мнение о проблемах в своей жизни.

— Расскажите, что вас беспокоит, мистер Малфой, — мягко произносит мистер Джонс, стараясь не обращать внимания на язвительный тон своего собеседника.

— Меня беспокоит, что каждую ночь, едва я закрываю глаза, во сне ко мне приходят умершие на войне люди, с большинством из которых я никогда не общался при жизни, и обвиняют меня в своей смерти, — Драко выпаливает это на одном дыхании, от волнения вцепившись в подлокотники кресла.

— А в их смерти есть ваша вина? — делая записи в блокноте, уточняет психолог.

— Они погибли не от моей руки, — нехотя произносит Драко.

— Но вы считаете, что в их смерти виноваты именно вы?

— Да, — наконец выдавливает из себя Драко после минутного молчания.

— Объясните, пожалуйста, как вы пришли к такому выводу? — мистер Джонс с воодушевлением оставляет еще одну запись в блокноте. — Смелее, мистер Малфой, представьте что меня здесь нет.

— Моя семья сыграла не последнюю роль в прошедшей войне. Я и мой отец обладатели Темной метки, — Драко закатывает рукав на левой руке и демонстрирует потускневшую отметину.

— И вы считаете, что хоть и косвенно, но смерть людей в этой войне лежит на вашей совести? — брюнет отрывает глаза от метки на его предплечье и переворачивает страницу своего блокнота.

— Да, это так. Я ощущаю, что причастен к этому, — Драко шумно сглатывает и слегка ёжится оттого, что наконец произнес это вслух.

— Мистер Малфой, у вас были случаи насилия в семье? Или, может быть, вы были свидетелем насилия над людьми? — мистер Джонс с интересом смотрит в глаза Драко и держит наготове ручку.

— Ну, на моих глазах постоянно пытали и убивали людей, а Волан-де-Морт на пару с моей родной теткой почти ежедневно наказывали меня Круциатусом, говоря тем, что это закалит мой характер. Это к какому пункту можно отнести? — Драко изо всех сил старается держать себя в руках, но болезненные воспоминания заставляют пальцы рук предательски дрожать, выдавая его истинное состояние.

— Думаю, что к обоим, — вполголоса говорит мистер Джонс, так крепко сжав в руках ручку, что пластик угрожающе трещит.

Драко вздрагивает от этого звука и тянется к графину с водой, от волнения каждое слово будто царапает сухое горло, и ему срочно нужно сделать хотя бы глоток спасительной влаги.

— Вы когда-нибудь задумывались о суициде, мистер Малфой? — психолог внимательно следит за всеми действиями Драко.

— Каждый день. Каждый день, пока эта безносая тварь ходила по моему дому, я мечтал о смерти, — Драко складывает руки в замок на коленях и смело смотрит в глаза своему собеседнику. — Если бы не мать, я бы давно убил себя.

— Значит, вы не совершали попыток суицида, потому что переживали о состоянии своей матери? — в блокноте быстро появляется очередная запись.

— Именно так. Только она придавала и придает мне силы жить и каждый день бороться с этим дерьмом. Только ради нее я сейчас здесь, — слова льются неудержимым потоком, будто лавина снега, которую пробудило неосторожное движение усталого путника или громкий крик пролетающей птицы.

— Хорошо, мистер Малфой, — мистер Джонс удовлетворенно ставит в блокноте точку и отодвигает его от себя. — Думаю, что я смогу вам помочь. Мне понадобится немного времени, чтобы разработать план вашего лечения, поэтому я предлагаю вам встретиться со мной через неделю. Я попрошу вашу мать отправить сову в Хогвартс, чтобы вы беспрепятственно могли покидать школу.

— Отлично! — Драко с облегчением выдыхает, когда понимает, что его мучения подошли к концу, — я отправлю вам сову, чтобы уточнить день.

— Хорошо, мистер Малфой, — психолог улыбается Драко и встает из-за стола, провожая его к двери. — Надеюсь, вам удастся повеселиться на каникулах. Счастливого Рождества, мистер Малфой.

— Счастливого Рождества, мистер Джонс, — неуверенно отвечает Драко, прощается с секретаршей и быстрым шагом направляется к точке трансгрессии, мечтая скорее встретиться с матерью.

***

Косой переулок прямо-таки дышит наступившим праздником. Повсюду украшенные в духе Рождества витрины, пушистые ели с разноцветными игрушками, и ни на секунду не смолкают оживленные разговоры. Волшебники, нагруженные тяжелыми сумками, делают последние приготовления и скупают подарки для близких или же просто прогуливаются по узким улочкам, наслаждаясь ощущением праздника, царящего в воздухе.

Драко осторожно обходит толпу смеющихся малышей, запускающих в небо цветные фейерверки из магазина Всевозможных волшебных вредилок Уизли, которые в воздухе превращаются в цветные конфети и медленно опускаются на детей, приводя их в полный восторг.

Войдя в любимое кафе-мороженое, в котором, несмотря на праздник, довольно-таки много посетителей, Драко делает заказ и оглядывает зал в поисках свободного места. Прямо возле витрины, окна которой выходили прямо на оживленную улицу, за столиком сидят Блейз и Панси, они увлеченно кормят друг друга мороженым и блаженно улыбаются. Драко забирает свое мороженое и направляется прямо к ним.

— Привет, голубки. Найдется у вас свободное местечко для меня? — не дожидаясь ответа, он бесцеремонно плюхается на свободный стул.

— Конечно, дружище. Присаживайся, ты совсем не помешаешь, — язвительно произносит Блейз, за что тут же получает щелчок по носу от своей невесты.

— Он шутит, Драко, — Панси, не обращая внимания на обиженный взгляд Блейза, помешивает трубочкой свой молочный коктейль, — мы встретили миссис Малфой у мадам Малкин, и она сказала, что вы договорились о встрече здесь. Вот мы и решили дождаться тебя. Что вы тут делаете в праздник?

— Я был у психолога, —показательно небрежно бросает Драко и быстро засовывает в рот ложку мороженого.

— Оу, — Панси и Блейз почти синхронно вздыхают, и за столиком воцаряется тишина.

— Это из-за твоих кошмаров? — резкий шепот Панси заставляет испуганно вздрогнуть.

— Да, — Драко старательно делает вид, что увлечен чем-то на дне своей вазочки с мороженым. — Я снова кричал во сне, когда приехал в Мэнор на каникулы. Мама очень переживает по этому поводу и настояла на посещении специалиста.

— Драко, твоя мать очень мудрая женщина, — наконец подает голос Блейз и мягко улыбается ему, — она бы никогда ничего не сделала тебе во вред. Я полностью поддерживаю идею с психологом. Пора учиться жить дальше.

— Я знаю, Блейз. И очень ценю это,— Драко возвращает другу улыбку, — поэтому и согласился на терапию. Итак, мы выяснили, почему я провожу свое Рождество здесь, вы-то почему не на каком-нибудь званом обеде?

— Фу, — Панси презрительно морщит нос и со стуком опускает ложку в свой десерт, — никаких званых обедов. Вообще-то мы планировали сделать тебе сюрприз.

— Да, — Блейз подмигивает своей невесте. — Мы планировали заглянуть в Сладкое королевство, набрать твоих любимых сахарных перьев и карамельных бомб, чтобы провести с тобой Рождество в Мэноре. Миссис Малфой любезно разрешила нам провести каникулы, наслаждаясь твоим тухлым обществом.

— Придурок, — Драко ухмыляется и запускает ложку мороженого прямо в лоб ошарашенного Блейза, вызывая громкий смех Панси. — А где Тео?

— О, он получил приглашение на прием к Гринграссам, так что он передал тебе привет и рванул к ним, сверкая пятками, — Блейз картинно закатил глаза. — Наверное, надеется заручиться поддержкой родителей Тори в попытке добиться ее расположения.

— О, вот и миссис Малфой, — Панси чуть приподнимается со своего стула и энергично машет через витрину улыбающейся Нарциссе, которая готовится перейти дорогу по направлению к кафе.

Драко, повернувшись к витрине, с улыбкой наблюдает, как мать, подобрав полы длинного платья, осторожно пробирается через толпу. Поймав взгляд сына, женщина мягко улыбается и посылает ему воздушный поцелуй, как вдруг один из прохожих с силой пихает Нарциссу в плечо. Драко смотрит, как улыбка медленно покидает лицо матери, она резко останавливается, и из ее рта и носа показываются тонкие струйки крови. Колени женщины резко подкашиваются, и она, закатив глаза, начинает заваливаться назад.

Тут же раздаются испуганные крики, просьбы вызвать колдомедиков, и толпа прохожих окружает упавшую женщину, закрывая ее от взгляда сына. Блейз и Панси вскакивают со своих мест и бросаются к Нарциссе.

Драко кажется, будто кто-то остановил время. Он, сохраняя на лице улыбку, продолжает смотреть на то место, где только что ему улыбалась мать, и будто ждет. Ждет, что сейчас толпа разойдется, а Нарцисса как ни в чем не бывало зайдет в кафе, закажет свое любимое мороженое со вкусом мяты и мягко чмокнет его в щеку. Она обязательно спросит, как он провел этот час, и расскажет, какое чудесное платье увидела у мадам Малкин, но конечно же не купила, потому что вспомнила, что у нее есть почти такое же, но с другим поясом. Затем она хитро прищурится и спросит, какое по счету мороженое он уже ест, потому что много сладкого есть вредно, хоть он уже и совсем взрослый и сам может решать такие вещи, но она-то мама, она лучше знает.

Все эти мысли за секунду проносятся в голове Драко, постепенно приводя его в чувства. В его глазах медленно плещется понимание, и он резко вскакивает со стула и бросается на улицу, расталкивая прохожих. Не добежав до матери буквально полметра, он оказывается в крепких объятиях Блейза, который прижимает его спиной к себе, сцепляя свои руки в замок на его груди.

— Драко, подожди, авроры скоро будут, — он изо всех сил держит вырывающегося друга.

— Какого хуя, Блейз?! Отпусти меня! Что с ней? — Драко отчаянно пытается разорвать крепкую хватку. — Мама! Мама!

— Забини, отпусти его, — голос появившегося из ниоткуда Поттера звучит устало. — Мне очень жаль, Малфой.

— Почему тебе жаль, Поттер? — Драко перестает вырываться и в оцепенении смотрит на бывшего врага. — Почему тебе, блядь, жаль, Поттер? Что с мамой?!

Тут Забини разжимает свои руки, и Драко резко бросается к матери. Он застывает, не в силах даже моргнуть, уставившись на рыдающую Панси, которая сидит на грязном снегу и гладит по волосам Нарциссу, голова которой лежит у нее на коленях.

— Драко… Драко… — она громко всхлипывает и вновь опускает глаза на женщину.

Драко тяжело падает перед ними на колени и медленно, ползком, приближаетсяся к телу матери. Он смотрит на закрытые глаза и уже заметно побледневшие губы, мягко очерчивает их контур кончиком пальца.

— Нет, все хорошо, это, наверное, просто обморок, — шепчет он словно в бреду, вызывая у Поттера взгляд, наполненный жалостью и печалью.

— Мама! Очнись, мама! — Драко отчаянно пытается дотянуться до ее груди в попытке проверить пульс, и, не услышав такого желанного биения сердца, глухо завывает, продолжая лежать на груди матери. До него наконец доходит — Нарциссы Малфой больше нет.

========== Глава 12 ==========

Тик-так. Тик-так.

Мерное тиканье часов в оглушительной тишине звучит подобно барабанам.

Драко резко открывает глаза, и его ослепляет яркий свет из-за незадернутых штор. Нащупав под подушкой палочку, он возвращает в комнату блаженную темноту и со вздохом переворачивается на левый бок, почти уткнувшись в лицо Панси, которая тихо сопит рядом в объятиях Блейза.

Со дня смерти Нарциссы прошло уже пять дней, и все это время его друзья были рядом с ним. Они молча сидели в его комнате, когда он в ярости громил мебель утром перед похоронами; они силком тащили его в дом, когда он, напившись на следующий день, плакал, стоя на коленях в семейном склепе; они заставляли его есть каждый день и даже спали с ним в одной постели, боясь оставить одного.

День похорон матери в памяти Драко отложился лишь какими-то вспышками обрывков воспоминаний. Вот он стоит возле гроба, где лежит самый дорогой человек в его жизни, он смотрит не моргая и ждет. Ждет, что она откроет глаза и заберет его из этого ожившего кошмара. Как в детстве. Она спрячет его. Укроет.

Вот он тянет к ней руки и начинает трясти за плечи. Он пытается разбудить ее, но она не открывает глаза. Почему она не просыпается? Ее лицо расплывается из-за заполонивших его глаза слез, и кто-то наконец оттягивает Драко от гроба.

Следующая вспышка, и он уже стоит рядом с отцом возле семейного склепа. Люциус крепко сжимает его плечо и просто молчит. Драко смотрит ему в глаза и задыхается от увиденной в них боли.

Вот он сидит в большой столовой в окружении огромного количества людей. Они говорят о его матери, какая она была добрая, какая светлая. Говорят о ее небывалой храбрости в Запретном лесу. Он смотрит в хмурое лицо Поттера, который, крепко вцепившись в столешницу, отчего костяшки пальцев стали белыми, рассказывает, что абсолютно точно бы умер, если бы не поступок Нарциссы. Драко натыкается на полные слез глаза Грейнджер. Она смотрит на него, сложив руки на груди, и одними губами шепчет: «Мне так жаль». Вот стоит Астория с сестрой и матерью. Они аккуратно промакивают слезы кружевными платочками и по очереди выражают соболезнования Люциусу, лицо которого словно окаменело и не выражало абсолютно никаких эмоций. Недалеко от Гринграссов стоит Тео. Он судорожно выкручивает пальцы и не сводит обеспокоенного взгляда с Драко, будто ожидая, что тот выкинет какую-нибудь глупость.

Люди все говорят, и говорят, и говорят. От их слов в голове словно стучат молотки, и в глазах темнеет от этих звуков. Он не выдерживает и кричит, он просит о тишине, умоляет их замолчать.

Вот его хватают под руки Панси и Блейз, они отводят его в комнату, силой заливают в рот зелье сна без сновидений, и в голове наступает такая долгожданная тишина.

Драко со стоном поднимается с постели и, стараясь не разбудить друзей, тихонько выходит из комнаты.

Знакомой дорогой он идет в мастерскую матери и ненадолго останавливается перед дверью, прислушиваясь. Толкнув дверь, он ненадолго замирает на пороге и, затаив дыхание, обводит взглядом помещение. Мастерская выглядии так, словно Нарцисса ненадолго ушла и вот-вот вернется с большой кружкой какао и чисто вымытыми кистями.

На мольберте стоит незаконченная картина, а на маленьком столике рядом лежат палитра и несколько масляных красок. На окне букет алых роз из сада Нарциссы, с которого она и рисовала свой последний натюрморт. Драко проводит пальцем по упругим лепестками — видимо, мать наложила на него сохраняющее заклинание, раз он до сих пор выглядит как свежесрезанный. Вид букета вызывает в нем приступ неожиданной ярости, и он с каким-то особым наслаждением бросает в цветы Инсендио и наблюдает, как они быстро начинают тлеть.

— Драко, — голос отца на пороге отрывает Драко от его увлекательного занятия и заставляет развернуться к нему лицом. — Драко, прекрати. Твоя мать не хотела бы этого, — Люциус медленно подходит к нему, не прерывая зрительного контакта.

— Откуда тебе знать, чего хотела бы мать? — он выплевывает эти слова, не беспокоясь, что может причинить отцу боль. Его ненависть сейчас настолько сильна, что в комнате тихо дребезжат окна от потоков магии.

— Драко, это не только твое горе. Я потерял жену в это Рождество, — отец подходит на расстояние вытянутой руки и останавливается, будто ожидая реакции.

—Это твоя вина, — эти слова будто пощечина ударяют Люциуса, отчего его лицо вмиг каменеет, но он продолжает смотреть на сына невидящим взглядом.

— Поттер сказал, что яд, которым ее укололи в толпе, это месть от непойманных Пожирателей. Они мстили всем, кто, по их мнению, предал Волан-де-Морта. Это ты во всем виноват. На ее месте должен был быть ты, — он тщательно выговаривает каждое слово, ощущая какое-то садистское удовольствие, отмечая, как глаза отца затуманиваются болью.

— Ты имеешь полное право на эти слова, — голос отца глухой и хриплый. — Я надеюсь, что ты сможешь простить меня. Ради нее.

— Этого никогда не будет, — Драко резко дергается и почти бегом покидает мастерскую, чувствуя, что предательские слезы начинают застилать глаза.

Странно, он был уверен, что разучился плакать, когда их дом заняли Пожиратели и физическая боль стала его верным спутником. Видимо, боль души оказалась сильнее, и сейчас щеки вновь обжигают соленые дорожки. Драко быстро приводит себя в порядок в ближайшей уборной и возвращается в свою комнату.

Блейз и Панси, которые проснулись почти сразу после его ухода, пьют кофе и тихонько переговариваются, сидя на диванчике возле окна. Увидев в дверях Драко, они резко замолкают и почти синхронно ставят чашки на кофейный столик.

— Драко, где ты был? — первая нарушает тишину Панси.

— Я решил немного прогуляться в саду, — ложь так легко слетает губ. — Кажется, у меня недостаток свежего воздуха.

— Драко, ты должен поесть. Ты выглядишь устало, — Блейз наливает кофе в пустую чашку и машет рукой в сторону дивана в приглашающем жесте.

— Я просто выпью кофе. У меня нет аппетита. — Драко покорно опускается рядом с другом на диван и обхватывает озябшими руками чашку, с наслаждением вдыхая бодрящий аромат.

— Ты должен поесть, — неуклонно повторяет Блейз и пододвигает к нему ближе тарелку с сандвичами, — в последние несколько дней твой рацион состоял из огневиски и зелья сна без сновидений. Те жалкие крохи, что ты для виду помещал в свой желудок, не могут считаться полноценным приемом пищи.

Драко недовольно кривит нос, но все-таки берет с тарелки сандвич с ветчиной и откусывает маленький кусочек. Он тщательно пережевывает пищу, абсолютно не чувствуя вкуса.

— Вот и молодец, — облегченно выдыхает Панси и ободряюще улыбается своему жениху.

— Итак, уже завтра Новый год, — несмело начинает Блейз, внимательно следя, чтобы Драко съел все до последней крошки. — Может быть, позовем Тео, сварим горячий шоколад и просто посидим у камина? Тео очень переживает за тебя, он порывается вернуться уже третий день, после того как его срочно вызвал отец. Мы просто поболтаем, поедим вкусностей. Может быть, твой отец захочет к нам присоединиться.

— Нет, — быстро и грубо обрывает его Драко, наливая себе еще кофе. —Слушай, вам не обязательно нянчить меня как маленького. Я в порядке. Правда.

— Но, Драко, мы хотим быть здесь, — Панси мягко кладет свою ладонь на его.

— И я очень ценю это, Панс, — он улыбается и накрывает свободной ладонью их руки, — но я думаю, что мне хотелось бы немного одиночества. Знаешь, привести мысли в порядок. И я не хочу лишать вас возможности нормально отпраздновать.

— Уверен, что это именно то, чего ты хочешь? Мы будем рады провести с тобой время, — протягивает Блейз, недоверчиво глядя на него.

— Абсолютно, — очередная ложь непринужденно срывается с губ.

— Ну хорошо, ты победил, — Блейз поднимаеи руки вверх, соглашаясь, — но сегодня мы пьем горячий шоколад и слушаем сплетни Панси.

— Эй! — Панси с притворной обидой хлопает Блейза по плечу. — Никаких сплетен, ребятки. Только подтвержденная информация, — она заговорщически подмигивает Драко, невольно заставляя того улыбнуться, наверное впервые с Рождества.

— Договорились. Я отправлю сову Тео, — Драко отставляет кружку с недопитым кофе и призывает к себе чистый пергамент.

Утром Драко провожает друзей, клятвенно обещая, что будет есть и не будет много пить, а потом просто ложится на постель и смотрит в потолок до наступления позднего вечера. Пару раз за дверью он слышит голос отца, который пытается позвать его сначала к обеду, а потом и к ужину, но Драко никак не реагирует на его просьбы, продолжая бездумно разглядывать небольшую трещину в потолке. В одиннадцать вечера он наконец встает, принимает душ и, захватив огневиски, устраивается в кресле у весело потрескивающего камина, делая большие глотки прямо из бутылки.

Ровно в полночь он салютует бутылкой в пустоту, шепча: «С Новым годом, мама» — и делает очередной глоток.

Уже неделю после наступления Нового года каждый день Драко как две капли воды походит на предыдущий. Он просыпается, принимает душ, завтракает и ложится обратно в постель, рассматривая ту самую злополучную трещину в потолке. После он обедает, потом бездумно ходит кругами по комнате, и в завершении своего дня он вновь садится к камину с бутылкой огневиски. Он отправил письма друзьям с просьбой пока не навещать его под предлогом, что ему необходимо побыть в одиночестве. Драко полностью игнорирует отца, предпочитая запереться в комнате. Он даже просит домашних эльфов приносить ему еду, чтобы лишний раз не разговаривать с Люциусом.

Боль. Она рвет на части. Она выкручивает внутренности похлеще любого Круцио, брошенного его сумасшедшей теткой. Она перекрывает доступ кислорода к легким, заставляя его по ночам резко садиться в постели и судорожно глотать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Это похоже на затянувшийся кошмар, но он никак не может проснуться, как бы сильно ни пытался.

Вечером восьмого дня, в очередной раз проигнорировав отца за дверью, он снова сидит перед камином и накачивается алкоголем. Он смотрит на огонь и пытается найти хотя бы одну причину, почему он должен продолжать бороться. Раньше это была мама, но сейчас, когда ее отняли у него, он смотрит, завороженный ярким пламенем, и не может придумать ни одной даже самой ничтожной причины. Он так устал. Эта боль, которую он пытается заглушить алкоголем, кажется, стала его тенью и каждый день будто наживую вырывает по кускам его сердце.

Драко поднимается на ноги, ощущая головокружение от резкого подъема, и трансгрессирует в башню, в которую он и Нарцисса частенько забирались, чтобы посмотреть на звезды. Будучи ребенком, Драко обожал, лежа на полу башни, искать в небе созвездие своего имени и каждый раз, будто в первый, слушать от матери историю его возникновения.

Для этих целей башня была открыта в любое время года, а чтобы не замерзнуть на открытом воздухе, они брали с собой теплые пледы и накладывали согревающие заклинания.

Драко, пошатываясь, подходит почти к самому краю и вновь прикладывается к бутылке. Как символично — расстаться с жизнью там, где мать каждый раз демонстрировала то, ради чего стоит жить. Любовь.

Он облокачивается на металлические перила спиной, допивает остатки алкоголя и, резко развернувшись, швыряет бутылку вниз, прослеживая путь ее падения. Высоко, но быстро. Он с легкостью перелезает через перила и вновь посмотрит вниз. Порывистый ветер треплет его волосы и одежду, заставляя быстро высыхать дорожки слез, которые неудержимо катятся из глаз. Вот и все. Это заглушит боль.

— Драко!

— Мистер Малфой!

Два обеспокоенных мужских голоса заставляют его повернуться назад. Он видит перепуганного отца и своего психолога, который, выставив вперед руки, начинает очень медленно к нему приближаться.

— Мистер Малфой! Не двигайтесь! — мистер Джонс делает еще шаг.

— Не подходите! — Драко одной рукой хватается за перила, а второй пытается нащупать палочку в кармане брюк.

— Сынок, умоляю, остановись, — Люциус, не обращая внимания на свидетелей, уже не сдерживает слез в голосе.

— Мистер Малфой! Не делайте резких движений, — расстояние между Драко и мистером Джонсом стремительно сокращается, а палочка в брюках будто куда-то провалилась.

— Я сказал не подходить ко мне! — слезы застилают глаза, и мистер Джонс кажется размытым пятном. — Я должен!

— Мистер Малфой, Драко, я говорил с вашей матерью. Я знал, как сильно она любила вас и вашего отца. Она бы никогда не позволила вам причинить ему такую боль. Она бы никогда не позволила вам так поступить, — ещё один осторожный шаг, и их разделяет буквально полтора метра.

— Но это его вина! Из-за него она умерла! Из-за него она больше не рядом!

— голос срывается на откровенные рыдания.

— И он всю жизнь будет наказывать себя за это. Каждый день, — прыжок, и он вцепляется в ладонь рыдающего парня и с силой перетаскивает его через перила.

========== Глава 13 ==========

— Мистер Джонс, благодарю вас за спасение жизни моего сына.

Голос отца за дверью заставляет Драко наконец разлепить опухшие веки. Помещение тут же начинает быстро вращаться, будто бы он катался на карусели. В голове играет духовой оркестр. Драко осторожно приподнимается на локтях и пытается сообразить, где он и что вообще происходит.

Обведя взглядом погружённую во мрак комнату, он понимает, что лежит в своей собственной постели. Драко устало откидывается на подушки, и воспоминания о последних событиях металлическим штырем втыкаются в его голову.

— Я надеюсь, что не должен предупреждать вас о последствиях, которые вас ожидают в случае, если вы не сможете удержать язык за зубами? — вновь доносится из-за двери ледяной тон отца, и Драко морщится. Его единственный сын сегодня чуть не отправился к праотцам, но даже в такой ситуации Люциус остается истинным Малфоем — репутация превыше всего.

— Мистер Малфой, я профессионал, и полная конфиденциальность это одно из главных правил моей работы, — в голосе психолога звучат нотки легкого пренебрежения к собеседнику. — А сейчас, если вы позволите, я хотел бы проведать своего пациента.

Видимо, ответом Малфоя старшего стал молчаливый кивок головы, потому что голоса стихают и буквально через секунду входная дверь тихо скрипит и приоткрывается, впуская в комнату тонкую полоску света.

— Мистер Малфой? Вы уже проснулись? Может быть, хотите воды?

— Мистер Джонс прикрывает за собой дверь и, не дожидаясь ответа, направляется к графину с водой.

Драко принимает из рук своего собеседника стакан и жадно выпивает — во рту была настоящая пустыня после алкоголя, а от продолжительных криков горло нещадно саднило.

— Как вы себя чувствуете? — брюнет осторожно присаживается на краешек кровати и внимательно вглядывается в лицо своего пациента. — Вы что-нибудь помните о событиях сегодняшнего вечера?

— Чувствую себя как человек, который хотел прыгнуть с башни. И да, я все помню, — количеством яда в голосе Драко можно влегкую травить всех неугодных.

— Что ж, это замечательно, что вы не потеряли способность оценивать здраво свое состояние, — губы мистера Джонса трогает легкая усмешка, но в то же мгновение его лицо приобретает серьезное выражение. — Мистер Малфой, почему вы хотели покончить жизнь самоубийством?

Драко зябко ежится — перед глазами испуганными птицами пролетают картинки прошедшего вечера. Он чувствует, как его верная спутница — боль — вновь касается его тела, царапая кожу.

— Я хотел заглушить боль, — наконец собирается Драко, — я больше не могу ее ощущать. Она рвет меня на части. Она занимает все мысли.

— Эта боль появилась после смерти вашей матери? — голос врача звучит строго профессионально, но на лице отражается сочувствие.

— Я думаю, что она была со мной с тех времен, как Волан-де-Морт поселился в моем доме. Присутствие мамы лишь глушило ее, не давало ей полностью завладеть мной, — Драко вдруг осознает, что это действительно так. Мать старалась укрыть его от самого себя, а с ее смертью плотину прорвало и Драко тонул в собственных чувствах.

— Мама придавала мне сил бороться. Давала надежду, что я могу стать лучше. Когда ее не стало, я осознал, что мне больше никто не поможет, — голос будто чужой. Будто кто-то другой сейчас голыми руками разрывает его грудь и достает по кускам израненное сердце.

— Когда я стоял на краю этой башни, я вдруг понял, что никто меня не спасет. Никто, наверное, и не заметит, если я спрыгну. — Боль обнимает его со спины, словно баюкая в своих ледяных объятиях.

— Мистер Малфой, вы потеряли дорогого сердцу человека, но у вас остался отец, — мягко продолжает мистер Джонс.

— Отцу нет до меня никакого дела, — слишком резко перебивает Драко, сверкая неприкрытой злобой в серых глазах.

— Вы не правы, мистер Малфой. Именно ваш отец пришел ко мне, когда вы заперлись в своей комнате и отказались идти на контакт. Он беспокоился о вашем состоянии и появился на пороге моего кабинета с просьбой поговорить с вами. Он понимал, что вы еще не готовы открыться ему, поэтому обратился за помощью ко мне, — мистер Джонс говорит очень осторожно, будто беседует со сбежавшим душевнобольным из Святого Мунго.

— Отец? Обратился к вам? — в голосе Драко сквозит недоверие. — И он не побоялся, что его кто-то увидит и о Малфоях поползут новые слухи? Он ведь даже настоял, чтобы в мой первый визит к вам мы с матерью трансгрессировали прямо в вашу приемную, чтобы избежать лишних разговоров.

— Драко, ваш отец любит вас, и ему абсолютно точно небезразлично ваше состояние. И я уверен, что меньше всего его интересовало сегодня возможное появление новых слухов вокруг вашей фамилии, — в попытке поддержать своего пациента, мистер Джонс легко нарушает профессиональную этику и обращается к Драко по имени. Ему невероятно жаль этого измученного собственными страхами юношу.

На лице Драко застыло удивленное выражение — он даже представить себе не мог своего отца, который бы так легко пренебрег репутацией их семьи и собственной гордостью и лично отправился к мозгоправу, чтобы помочь сыну.

С того момента, как первый Пожиратель смерти трансгрессировал к воротам их поместья в прошлом году, Драко был уверен, что семья значительно опустилась в рейтинге самых важных вещей для отца, уступив место желанию безграничной власти и предрассудкам по поводу чистоты крови.

— Драко, вы должны поговорить с отцом, — тихий голос мистера Джонса заставляет мысли бешено сменять друга в гудящей голове, и Драко прижимает пальцы к вискам.

— Хорошо, — наконец может выдавить из себя Драко, все ещё морщась от низких звуков в голове, — завтра я обязательно поговорю с ним. А сейчас прошу меня извинить, но мне нужно отдохнуть. День выдался слишком насыщенный для меня.

— Конечно, — мистер Джонс кивает и направляется к выходу из комнаты. Возле двери он неожиданно останавливается и вновь поворачиваетсяся к нему. — Драко, я могу быть уверен, что вы не наделаете глупостей?

— Вы имеете в виду, не захочу ли я еще разок полетать без метлы? — тон Драко вновь приобретает такую знакомую чисто малфоевскую усмешку. — Этого не будет, док. Можете быть уверены.

— Хорошо. Отдыхайте, Драко.

Как только дверь за психологом закрывается, Драко резко вскакивает с кровати и, не обращая внимание на головокружение, принимается ходить по комнате. Мысли об отце не дают покоя и не отпускают измученное тело в столь необходимые объятия Морфея.

Драко никак не может осознать, что отец пошел на такой не свойственный ему шаг. Неужели он действительно осознал, что все его поползновения перед этой мерзкой полукровкой абсолютно ничего не стоили? Может быть, он наконец вспомнил, что они семья? «Поздновато он очнулся, — язвительный внутренний голос втискивается в гудящий рассудок, — маму уже не вернешь». Эта мысль раскаленным ножом втыкается в грудь, перехватывая дыхание. Следующая же заставляет его остановиться и в растерянности уставиться в темную пустоту комнаты: а было бы ему легче, если бы вместо матери он потерял отца? Нет. Конечно, нет.

Осознав это, Драко в бессилии опускается на пол и прижимает колени к груди. Он должен поговорить с отцом. Он должен посмотреть ему в глаза и лично убедиться, что сможет найти в них того человека, которого когда-то знал. Того человека, которым был его отец до того, как стал следовать не тем идеалам и превозносить не того человека.

Утром Драко полон решимости поговорить с отцом, поэтому он быстро принимает душ, одевается и впервые со смерти матери выходит из комнаты и спускается на завтрак.

Как только он, нервно приглаживая волосы, переступает порог столовой и встречается взглядом с отцом, решимости заметно убавляется, и он замирает перед накрытым на две персоны обеденным столом.

— У нас гости? — все, что Драко может выдавить из себя, кивнув на дополнительные приборы.

— Нет, я всегда прошу накрывать на тебя. На случай, если ты захочешь присоединиться, — Люциус не сводит с сына обеспокоенного взгляда, затем осторожно кивает на свободное место. — Присаживайся, Драко. Ты голоден?

—Да, — он выдыхает и опускается на стул. Затем берет в руки тост и, намазав на него апельсиновый джем, с удовольствием принимается за еду, отмечая, что до этого момента даже не понимал, насколько голоден.

— Как ты себя чувствуешь, Драко? — осторожно протягивает Люциус и прячет лицо за чашкой кофе.

— Почему ты обратился к мистеру Джонсу? Тебя могли увидеть, пока ты искал его офис в Косом переулке, и ты не мог трансгрессировать туда, где ни разу не был, — Драко откладывает в сторону недоеденный тост и в ожидании смотрит на отца.

— Потому что мой единственный сын медленно убивал себя огромным количеством алкоголя и полностью игнорировал мои попытки поговорить с ним, — лицо Люциуса кажется невозмутимым, но на самом дне серых глаз плесщется боль. — Когда я понял, что не смогу достучаться до тебя, я принял решение попросить помощи извне.

— Люциус Малфой опустился до просьбы о помощи, — Драко не может удержать язвительную интонацию в голосе, — это определенно что-то новенькое.

— Драко, я знаю, что ты ненавидишь меня. Поверь, моя ненависть к самому себе убивает меня каждый день. Но я хочу, чтобы ты знал: ты мой единственный сын, и я сделаю все ради тебя. — Люциус уже не скрывает своих эмоций и просто безмолвно о чем-то просит сына.

— Где же ты был раньше, отец? — каждое слово будто стеклом режет глотку, и Драко делает большой глоток кофе в надежде приглушить боль.

— Я столько времени потерял в надежде прославить нашу фамилию и получить власть. А в итоге потерял любимую женщину и чуть не потерял своего единственного сына. Если бы вчера тебя не стало, я бы в ту же минуту прыгнул следом за тобой, — по щекам Люциуса текут тонкие дорожки уже не сдерживаемых слез. — Драко, умоляю, дай мне шанс все исправить.

— Хорошо, — сил Драко хватает только на свистящий шепот. — Хорошо, папа.

Люциус облегченно выдыхает и накрывает своей ладонью руку сына, чуть сжав ее.

— Драко, я бы хотел, чтобы ты продолжил сеансы с психологом.

— Да, я намерен назначить встречу мистеру Джонсу в самое ближайшее время, — Драко как ни в чем не бывало возвращается к трапезе. Будто только что между ними не было самого напряженного за последний год разговора.

— Мы справимся, сынок. Все будет хорошо.

Драко кивает в знак согласия и вспоминает о последнем рождественском подарке Нарциссы для отца, той картине, на которой она изобразила его самого вместе с Люциусом.

«Я помню о своем обещании, мама, и только что я его исполнил».

Комментарий к Глава 13

Уважаемые читатели,

Если вдруг плоды моей воспалённой фантазии оставляют какой-то отклик в ваших сердцах и в некоторых моментах вызывают у вас весёлую (ну или же снисходительную🙈) улыбку, то я буду очень рада, если вы поддержите мою работу своими лайками😘

========== Глава 14 ==========

— Знаешь, в тот день ты не только спас мне жизнь, — Драко поднял свой стакан. — Ты помог мне многое осознать и принять.

— Оставь, Драко, — Крис махнул в его сторону рукой в притворном смущении, — это моя работа — помогать людям понять и принять.

— За тебя, мой друг, — Драко с усмешкой чокнулся с ним своим бокалом и подцепил шпажкой кусочек зеленого яблока.

— Итак, мне определенно потребуется еще одна подсказка. Пока обе девушки идут наравне, — Крис сделал еще один глоток огневиски и потянулся за сигаретой.

— Фу, как невежливо говорить о леди, будто они кобылы на скачках, — Драко прижал руки к груди в шутливом возмущении, — неудивительно, что ты еще не женат.

— Будешь издеваться, я тебя тоже на свадьбу не позову.

— Эй, ну я же объяснил, почему так произошло, — Драко взмахнул палочкой и поджег кончик сигареты Криса.

— Я все понял. И чтобы уж наверняка изгнать тень печали из моего сердца по поводу отсутствия приглашения на свадьбу в Мэноре, я требую еще одну подсказку, — лицо Криса осветила такая хитрая улыбка, что Драко не выдержал и рассмеялся в голос.

— А вы не упустите своего, мистер Джонс. Будет вам еще одна подсказка, — Драко откинулся в кресле и подпер ладонью подбородок, будто о чем-то задумался.

— Ты придумываешь тысячу и один способ запутать меня? — Крис назло выпустил кольца дыма в сторону Драко, который тут же недовольно сморщил нос.

— Видишь меня насквозь, — Драко наложил уже привычное заклинание отталкивания дыма и продолжил. — Как ты знаешь, в Хогвартс я так и не вернулся. Визенгамот пошел мне навстречу, и я был допущен до экзаменов досрочно. Отец решил, что мне пойдет на пользу провести некоторое время подальше от Лондона, и отправил меня в один из филиалов нашей фирмы во Франции.

— Да, Драко, я в курсе этой истории, — нетерпеливо перебил его Крис. — Я сам получал от тебя с совой портключи для наших сеансов.

— Так вот, во Франции я провел почти четыре года, — будто не обращая внимания на чуть ли не подпрыгивающего от любопытства друга, продолжал Драко, — я помогал отцу, взяв на себя управление фирмой в Париже.

Отец раз в месяц обязательно гостил у меня несколько дней, Блейз, Панси и Тео приезжали почти на каждый уик-энд, поэтому я не чувствовал себя одиноким, плюс наши сеансы окончательно помогли мне прийти в себя. За все это время я посетил Лондон лишь однажды — во время поездки на свадьбу Панс и Блейза. Я никогда не думал, что вернусь обратно, но вмешался Господин Случай.

— О чем ты говоришь? — Крис слегка закашлялся дымом в изумлении. — Ты говорил, что возвращаешься, потому что устал убегать от самого себя. Что Лондон твой дом.

Драко опустил глаза в свой стакан, обвел кончиком пальца ободок и, наконец, продолжил:

— Давай обо всем по порядку, мой друг.

***

Июль, 2001, Париж

— Ты уверен, что он в Лондоне? — Драко в нетерпении стучит пальцами по меню и откидывается на спинку стула.

— Мистер Малфой, я отследил весь его путь, начиная с Испании. Я абсолютно уверен, — его собеседник посылает обворожительную улыбку подошедшей молоденькой официантке и быстро тараторит на французском, делая заказ.

— Отлично. Это просто отлично, — Драко удовлетворенно улыбается и достает блокнот из своего рабочего портфеля.

— Мистер Малфой, я надеюсь, вы понимаете, что цена может быть неоправданно высока? — в голосе мужчины появляются беспокойные нотки, но он изо всех сил сохраняет невозмутимое выражение лица.

— Нет такой цены, которую я не готов заплатить, — грубо огрызается Драко и резко поднимается со своего места. — Я благодарю тебя за информацию. Мы в расчете?

— В расчете, — мужчина любовно гладит пухлый мешочек, лежащий на столе. — Удачи, мистер Малфой. Она вам точно понадобится.

— Спасибо, — Драко выходит из-за стола и, коротко простившись со своим собеседником, направляется к выходу из ресторана.

Вернувшись домой, Драко устало садится на диван и с наслаждением вытягивает ноги.

Он снимал квартиру почти в самом центре Парижа у милейшей старушки мадам Эллиот. Минимум мебели, максимум свободного пространства. Драко еще в Мэноре устал от бесконечного декора в огромных комнатах, гордо именуемого антиквариатом или какой-нибудь старинной семейной реликвией, поэтому в своей холостяцкой берлоге он оставил только ежедневно меняющийся букет алых роз на обеденном столе. Тех самых, что так любила его мать.

Драко достает из бара бутылку красного вина, наполняет бокал и проходит в свой кабинет. Он берет подготовленное письмо для отца, привязывает послание к лапке семейного черного филина и, проводив удаляющуюся птицу взглядом, улыбается. Он едет домой.

***

Август, 2001, Лондон

Это лето выдалось в Лондоне особенно жарким. Хоть Драко и скучал по туманной и дождливой, но такой привычной погоде Англии, сейчас он с удовольствием греется на солнышке, сидя за столиком на открытой веранде в кофейне. Он договорился встретиться с Блейзом в Министерстве только через два часа, поэтому решил скоротать время, выпивая кофе в магловском квартале.

Драко больше не чурался ничего, что было связано с маглами. Во-первых, война здорово промыла ему мозги и заставила переосмыслить отношение к маглам и их жизни, а во-вторых, на него очень повлияла мадам Эллиот. Ее покойный муж был маглом, поэтому их культура была очень близка пожилой женщине. Она быстро приучила Драко к магловским авторам, принося ему книги известных классиков во время их ежемесячных встреч, которые она неизменно назначала в различных кафе и ресторанах немагического Парижа.

Мадам Эллиот знакомила его с творчеством известных художников и композиторов, а когда они стали встречаться не только по финансовым вопросам, но и просто ради чашечки кофе, она и вовсе устроила ему настоящую экскурсию по музеям и выставкам Парижа. Чему Драко был несказанно рад — он стал с большим уважением относиться к людям, которые приносили в мир такие шедевральные, по его мнению, работы. Хотя буквально несколько лет назад считал их недостойными стоять рядом с такими, как он сам.

Драко щурится от яркого солнца и наслаждается вкусом своего напитка, бездумно разглядывая прохожих. Его уединение нарушает подошедшая официантка.

— Прошу прощения, сэр. Вы не будете против, если мы подсадим за ваш столик девушку? К сожалению, свободных мест не осталось — во время ланча наше заведение особенно популярно.

Официантка очень мила, а у Драко чудесное настроение, поэтому он легко соглашается. Девушка вежливо кивает и исчезает из поля его зрения. Она возвращается спустя несколько минут, ведя за собой таинственную незнакомку, которая кажется Драко смутно знакомой.

— Малфой? — Мерлин, этот голос он никогда не перепутает с чьим-либо еще.

— Здравствуй, Грейнджер. Прекрати на меня пялиться и присаживайся, — Драко встает и, как истинный джентльмен, отодвигает для нее стул.

— Я думала, ты во Франции, — Гермиона, продолжая бесцеремонно разглядывать своего вынужденного соседа, опускается на свое место.

— Ну, как видишь, я уже вернулся. Не смог прожить столько времени вдали от твоей дикой гривы, — он кривит душой. Она наконец смогла укротить свои буйные кудри, и теперь они легкими волнами струились по ее плечам и блестели на солнце, напоминая мягкий шелк. В нужных местах девушка соблазнительно округлилась, что, не стесняясь, подчеркнула обтягивающим платьем-футляром без рукавов лимонного цвета. Легкий макияж, аккуратный маникюр. Эти несколько лет определенно пошли на пользу Гермионе Грейнджер.

— Мерлин, Малфой, очень по-взрослому, — она смешно морщит нос и делает заказ. — А если серьезно? Ты давно в Лондоне?

— Три дня. Я вернулся, потому что хочу устроиться на работу в Министерство.

Гермиона изумленно закашливается:

— В Министерство? Ты же вроде занимался делами фирмы отца в Париже. Кажется, Панс что-то такое рассказывала, — на этих словах она слегка краснеет.

— Следишь за моей жизнью, Грейнджер? Приятно слышать, — Драко ухмыляется и отправляет в рот кусочек своего малинового торта. — Да, я руководил филиалом в Париже, но решил, что хочу попробовать себя в чем-то помимо бизнеса.

— Понятно. Какой именно отдел в Министерстве? — Гермионе приносят ее заказ, и она с наслаждением вдыхает аромат своего капучино.

— Что мы все обо мне, Грейнджер? Мне интересно, как поживаешь ты? — Драко не сводит глаз с ее губ, которыми она обхватывает вилку с кусочком вишневого пирога.

— Тебя интересуют подробности моей личной жизни, Малфой? — Гермиона удивленно приподнимает брови.

— Ну, какие там подробности, Грейнджер? Наверняка ничего интересного. Ты плюс Уизел равно пара-тройка рыжих детишек в обозримом будущем. Или ты меня сейчас порадуешь и скажешь, что наконец осознала превосходство своего айкью и бросила его? — и снова кривит душой. Вчера за обедом Панси возбужденно делилась с ним всеми последними новостями. В том числе и о Грейнджер. В том числе и о ее недавно сорвавшейся помолвке. В том числе и о ее депрессии по этому поводу. Черт, Панс что, следит за ней?

— Мне кажется, это не совсем твое дело, Малфой, — Грейнджер сверкнула глазами и яростно стукнула своей чашкой о стол, слегка расплескав кофейную пену.

— Спокойно, Грейнджер. Это просто шутка. Люди иногда шутят, — Драко поднимает руки вверх в примирительном жесте.

— Оу, значит, змеи умеют шутить? Мило, — Гермиона закатывает глаза.

— Оу, значит, львята умеют язвить, — Драко копирует ее интонацию и трюк глазами, вызвав у девушки приступ веселого смеха.

— А что ты делаешь в магловском кафе, Малфой? — Гермиона проводит кончиком ногтя по краю своей тарелки.

— Пришел на ланч. Так же, как и ты, Грейнджер, — Драко усмехается и отхлебывает кофе.

— Мое нахождение здесь вполне оправдано. Я частенько обедаю в этом месте. Вот почему здесь ты — мне не совсем понятно.

— Грейнджер, люди меняются. Драко Малфой с удовольствием посещает магловские заведения и не бежит после этого мыть руки. Я удовлетворил твое любопытство? — этот вопрос вызывает в нем легкое раздражение. Неужели не видно, что он больше не тот самодовольный индюк, каким был в школе?

— Прости, если задела, Малфой. Просто для меня это все немного странно, но я не хотела тебя обидеть, — Гермиона примирительно улыбается ему.

— Проехали, Грейнджер. Надеюсь, ты еще сможешь увидеть, насколько я стал другим, — Драко возвращает ей улыбку и пристально смотрит ей в глаза.

— Что ж, мистер Малфой, благодарю вас за компанию и остроумные шутки, — Гермиона, краснея, обрывает зрительный контакт, берет в руки сумочку и принимается рыться в ней в поиске кошелька. — Мой обеденный перерыв подошел к концу, и мне уже пора.

— Позволь мне угостить тебя, Грейнджер. В благодарность за беседу.

Румянец еще сильнее окрашивает щеки Гермионы, и Драко отмечает про себя, что это делает ее совершенно очаровательной.

— Эм, не стоит, Малфой. Мы же не на свидании.

— Меня воспитали как джентльмена, Грейнджер. Джентельмен платит за леди, — голосом, не терпящим никаких возражений, чеканит Драко.

— Хорошо, — наконец выдыхает Гермиона, будто что-то для себя решив. — Спасибо. Думаю, что скоро увидимся, Малфой.

Драко, который от все той же Панси узнал вчера, чем зарабатывает на жизнь Грейнджер, провожает взглядом ее удаляющийся силуэт и с ухмылкой произносит:

— О да, Грейнджер, и даже быстрее, чем ты думаешь.

Комментарий к Глава 14

А вот и Гермиона😍

Пы.Сы. Я все так же буду невероятно рада вашим лайкам👍 (Если вам все нравится, разумеется😉)

========== Глава 15 ==========

— Ну привет, старик.

Блейз отмахивается от протянутой для приветствия руки Драко и по-свойски сжимает его в медвежьих объятиях.

— Забини, ты меня раздавишь, — хрипит Драко и выпутывается из кольца его рук.

— Милый, я так скучал, — Блейз картинно хлопает ресницами и, сложив губы в трубочку, потянется к лицу Драко.

— Блейзи, если кто-то доложит миссис Забини о твоих тайных предпочтениях, она запросто отрежет тебе яйца, а заодно и мне, как соучастнику, — Драко уворачивается от его губ и отскакивает на безопасное расстояние.

— Да, моя жена горячая штучка. Видел бы ты ее в спальне, — Блейз не сдеривает мечтательную улыбку.

— Я так понимаю, что желание посвящать друзей в интимные подробности своей жизни передается половым путем? — Драко делает вид, будто его сейчас вырвет.

— Завидуй молча, дружище, — нараспев произносит Забини. — Давай шевелись, Кингсли ждет.

Атриум переполнен прибывающими и убывающими волшебниками. Драко пытается высмотреть в потоке людей хотя бы одно знакомое лицо, но терпит неудачу. Странно, ему казалось, что львиная доля его школьных знакомых будет делать карьеру в Министерстве.

Он и Блейз подходят к дежурному волшебнику, и Драко протягивает ему свою палочку.

— Драко Люциус Малфой. У меня назначена встреча с господином министром.

Дежурный проверяет палочку на специальном устройстве и удовлетворенно кивает головой:

— Можете проходить, мистер Малфой. Добрый день, мистер Забини, — также кивает показывающему свой пропуск Блейзу.

— Добрый день, мистер Хершел. Отличная погода сегодня, — Блейз растягивает губы в вежливой улыбке.

— Вы правы, мистер Забини. Приятно видеть солнце в нашем обычно хмуром небе, — мистер Хершел улыбается в ответ и, проверив пропуск, возвращает его владельцу, — хорошего дня, мистер Забини, мистер Малфой.

— Благодарю, мистер Хершел.

Закончив все обязательные проверки, они наконец направляются к лифтам.

— Вы так изысканно вежливы, мистер Забини. Ваша матушка может вами гордиться, — протягивает Драко, едва они входят в лифт.

— Иначе никак, мистер Малфой. Дети Пожирателей смерти нынче не в почете, — Блейз нажимает нужную кнопку. — Я удивлен, что тебе удалось пролезть на такую должность.

— У Люциуса сохранились кое-какие связи, вот он и потянул за нужные ниточки, — небрежно отвечает Драко.

— Уровень три. Отдел магических происшествий и катастроф, — объявляет металлический женский голос, и двери лифта распахиваются, впуская окутанную облаком духов девушку.

— Драко? Здравствуй! — вошедшая Астория радостно улыбается и тепло обнимает его. — Тео говорил, что ты уже в Англии, но я не ожидала встретить тебя тут.

— Здравствуй, Тори, — с улыбкой отвечает Драко и слегка отодвигается к стене, рассматривая девушку, которую не видел со дня похорон матери.

Она определенно прибавила в росте, отчего и без того длинные ноги кажутся просто бесконечными. Униформа аврора подчеркивает стройную фигурку, обнимая ее в нужных местах. На лице легкий макияж с акцентом на пухлые губки, которые она то и дело растягивает в нежной улыбке.

— Как тебе аврорские будни? — Драко наконец отрывает свой взгляд от ее фигуры и возвращается к умело подкрашенным глазам.

— Ты знаешь, довольно насыщенно, — ослепительно улыбается Астория. — Конечно, есть сложности, но без них было бы не так интересно, — и подмигивает.

— Уровень два. Отдел магического правопорядка, — металлический голос вновь наполяет помещение, заставляя присутствующих слегка подпрыгнуть от неожиданности.

— Мой этаж. Еще увидимся, ребята. Я очень рада, что ты вернулся, Драко, — Астория легонько сжимает его руку и выходит из лифта.

— Пока, Тори, — кричит ей вдогонку Блейз и громко присвистывает, как только двери лифта закрываются. — Я так понимаю, кое-кто жалеет, что в свое время не трахнул ее?

— Что за бред, — небрежно отмахивается Драко. — Да, она изменилась за это время, но это ничего не значит. Грейнджер тоже изменилась…

— Стоп, стоп, стоп, — лицо Блейза светится как новенький галлеон. — Ты успел где-то пересечься с малышкой Грейнджер? Ну и как она тебе? Правда, она стала горячей штучкой?

— Забини, — изо рта Драко вырывается рычание. — Что я тебе говорил о твоем желании играть в сваху?

— А что такого? — Блейз невинно опускает глаза на свои туфли. — Я просто спросил у своего лучшего друга его мнение по поводу наших общих знакомых.

— Давай спросим у Панси, — хитро ухмыляется Драко. — Ну если тебе так важно услышать чье-то мнение…

— Сдаюсь. Ты безнадежен. — Забини обиженно складывает руки на груди и облокачивается о стену лифта.

— Уровень один. Министр магии.

— Встретимся в атриуме через час, Блейз, — Драко выходит из лифта и быстрым шагом идет в сторону приемной кабинета министра.

— Мистер Малфой, добрый день. Мистер Кингсли уже ждет вас, — стройная блондинка, исполняющая обязанности секретаря, моментально строит ему глазки и жеманно отбрасывает со лба свисающую челку.

— Добрый день, мисс?.. — Драко вопросительно приподнимает бровь.

— Лина, Лина Куттер, — девушка так широко улыбается, что Драко немного пугается, не треснут ли ее щеки.

— Благодарю, мисс Куттер. Очень приятно с вами познакомиться, — Драко легко прикасается губами к протянутой надушенной лапке и, послав девушке вежливую улыбку, стучит в дверь.

— Мистер Малфой, прошу, входите, присаживайтесь, — Кингсли сидит за рабочим столом и подписывает документы.

— Почему вы не используете магию для этого? — Драко в недоумении кивает на стопку пергаментов, присаживаясь в кресло напротив стола.

— Мисс Грейнджер советует мне иногда делать повседневные дела без помощи палочки. Кто я такой, чтобы ослушаться самую умную ведьму этого столетия? — министр неожиданно хохочет.

— Согласен, — Драко слегка приподнимает уголки рта. — Мисс Грейнджер бывает очень… убедительна.

— Мистер Малфой, я пригласил вас, чтобы обсудить должность, на которую вы подали прошение, — Кингсли возвращает своему лицу серьезное выражение. — Несмотря на ваши безупречные рекомендации, я все-таки должен у вас спросить. Мистер Малфой, работа в этом отделе подразумевает прямое взаимодействие с различными артефактами, в том числе и темными. Вы уверены, что готовы к этому?

— Господин министр, я вырос в доме, который переполнен различными артефактами, — Драко слегка откидывается в кресле и складывает ногу на ногу. — В том числе и темными. Я определенно готов к такого рода трудностям, к тому же я знаю, как нужно себя вести при взаимодействии с темной магией.

— Не знаю, радует ли меня, что у вас имеются такие навыки, мистер Малфой, — вполголоса говорит Кингсли, достает из ящика стола чистый пергамент и тянется за пером. — Но есть еще одна вещь, которая вызывает у меня беспокойство. Как вы уже знаете, ваша должность подразумевает работу в паре, и ваш напарник…

— Господин министр, — в голосе Драко проскальзывают стальные нотки, — мне уже давно не четырнадцать, и я уверяю вас, что мы обязательно сработаемся с моим напарником.

— Рад слышать, Мистер Малфой. Тогда не смею больше задерживать. Отправляйтесь на девятый уровень, — Кингсли быстро скрипит пером по пергаменту, — передайте, пожалуйста, это мистеру Стоуну, он представит вас в отделе и кратко введет в суть ваших обязанностей. Вы можете приступить с понедельника. — Он перевязывает пергамент и протягивает его Драко.

— Благодарю за доверие, господин министр, — Драко поднимается со своего места и протягивает руку Кингсли.

— Я надеюсь, что мне не придется сомневаться в своем решении, мистер Малфой, — Кингсли пожимает ему руку чуть крепче, чем того требовал этикет, и Драко едва заметно морщится от неприятных ощущений.

— Можете быть уверены, — Драко берет подписанный Кингсли пергамент и выходит в приемную.

Мисс Куттер, увидев выходящего Драко, тут же принимает наиболее выигрышную, по ее мнению, позу, склонившись, чтобы поднять якобы случайно упавший на пол пергамент. Драко мысленно закатывает глаза — неужели кому-то действительно нравится такое откровенное навязывание себя? Еще и такое примитивное.

— Мистер Малфой, вы уже уходите? — она резко разгибается, и Драко замечает, что она расстегивает пару пуговичек на блузке.

— Да, мисс Куттер. Столько дел, — он вежливо улыбается. — Было очень приятно с вами познакомиться.

— Знаете, мистер Малфой, я сегодня заканчиваю в пять…

— Приятно слышать, что у вас такой удобный график, мисс Куттер! — преувеличенно восторженно восклицает Драко и бочком придвигается к лифту, судорожно нажимает на кнопку вызова.

— А во сколько сегодня заканчиваете вы? — девушка, плавно покачивая бедрами, медленно двигается в его сторону.

— О, у меня, к сожалению, не такой замечательный распорядок как у вас. Я думаю, мне обязательно нужно разобраться с этим непозволительным… — Громко задребезжав, двери лифта распахиваются, и Драко быстро запрыгивает внутрь — …упущением! Был рад знакомству, мисс Куттер, — кричит Драко в закрывающиеся двери и облегченно выдыхает. Наверное, именно так себя чувствует дичь, загоняемая охотниками. Мысленно сделав для себя пометку держать связь с Кингсли только с помощью сов, Драко нажимает на нужную кнопку.

— Уровень два. Отдел магического правопорядка.

— Малфой, — вошедшая в лифт Грейнджер складывает губы в ехидную улыбку.

— Грейнджер. Ты успела соскучиться? — Драко ухмыляется, увидев, как она закатила глаза.

— Мы виделись час назад, Малфой, — Гермиона достает из сумочки маленькое зеркальце и, глядя в него, аккуратно поправляет прическу.

— Навещала рыжего в Аврорате? — спрашивает Драко, намекая на уровень, с которого она возвращалась.

— Рональд сейчас в Румынии, навещает Чарли. И вообще, это…

— Не твое дело, Малфой, — хохотнув, заканчивает за нее Драко. — Ты так предсказуема.

— А ты абсолютно невыносим, — Гермиона складывает руки на груди и сердито надувает губы.

— Да ладно тебе, Грейнджер. Признай, что ты скучала по нашим маленьким перепалкам, — Драко откровенно забавляет ее вид этакого обиженного котенка.

Гермиона лишь хмыкает, но видно, что она старательно сдерживает улыбку. Двери лифта распахиваются, и она, громко стуча каблучками, движется в сторону Отдела Тайн, не замечая, что Драко осторожно следует за ней.

— Мистер Стоун, я была в Аврорате, и там никто… — быстро тараторит Гермиона, открывая дверь в отдел.

— О, мисс Грейнджер, вы уже устраиваете своему напарнику экскурсию по отделу? — перебивает ее начальник, смотря куда-то позади нее.

— Напарнику? Но я пришла одна, — с этими словами она разворачивается и встречается с насмешливым взглядом серых глаз.

— Добрый день, мистер Стоун, — Драко проходит мимо застывшей в изумлении Гермионы и протягивает мужчине руку. — К сожалению, я не успел сказать мисс Грейнджер, что буду ее напарником.

Мистер Стоун пожимает руку Драко и забирает у него протянутый пергамент.

— Ну что же, добро пожаловать, мистер Малфой. Мисс Грейнджер, введите мистера Малфоя в курс последнего дела, — с этими словами начальник удаляется в свой кабинет.

— Д-да, конечно, мистер Стоун, — слабо выдавливает из себя Гермиона.

Как только они остаются наедине и Гермиона наконец отходит от своего шока, она тычет в грудь Драко указательным пальцем и сердито рычит:

— Почему ты не сказал мне сразу, что мы будем работать вместе? — она заносит руку для нового тычка, но Драко ловко перехватывает ее в полете и прижимает ладошкой к своей груди.

— И упустить возможность лицезреть, как Мисс Я-знаю-все-на-свете теряет дар речи? — он опускает голос до шепота и выдыхает прямо ей в ухо. — Ни за что.

— Прекрати облизывать мое ухо, Малфой, — Гермиона отскакивает от него как ошпаренная, отчаянно пытаясь скрыть волосами предательский румянец. — Я ведь спрашивала у тебя в кофейне про отдел, в котором ты собираешься работать.

— Я решил, что так будет интереснее. Разве нет? — Драко подходит к столу, который принадлежит Гермионе, и берет в руку стоящую на нем рамку с колдографией улыбающихся гриффиндорцев. — Золотое Трио в полном составе, как мило.

Девушка выхватывает у него из рук рамку и ловко отодвигает его от своего стола.

— Не впутывай меня в свои игры, Малфой. Мне это не интересно, — она опускается на стул и делает вид, что увлеченно что-то ищет в ящике своего стола.

— Обожаю, когда ты злишься. Ладно, Грейнджер, пошутили и хватит. Нравится тебе это или нет, но я теперь твой напарник.

— Я не сказала, что мне это не нравится, — неожиданно выпаливает Гермиона и тут же закашливается. — Мне просто было непонятно, зачем вся эта атмосфера таинственности.

— Потому что так веселее, — нараспев произносит Малфой. — Полно тебе, Грейнджер, перестань воспринимать все так серьезно. Расслабься наконец и введи меня в курс последнего дела.

— Да, точно, дело, — лицо девушки тут же приобретает серьезное выражение. — Авроры с последнего рейда принесли в наш отдел крайне занимательную вещицу, — она достает стопку колдографий из ящика стола и протягивает их Драко.

— Мы точно знаем, что это темная магия, — продолжает Грейнджер, пока он увлеченно разглядывает изображение серебряного яйца, которое было зажато в объятиях черной змеи.

— Это вы по змейке определили, Грейнджер? — насмешливо спрашивает Драко.

— Это мы тесты провели, Малфой, — в тон ему язвительно отвечаеи Гермиона. — И они показали наличие темной магии.

— Знаешь, оно очень похоже на то яйцо, с Турнира…

— …трех волшебников. Да, — возбужденно перебивает его Грейнджер. — Мы тоже об этом подумали и попробовали открыть его под водой, но, к сожалению, безуспешно, — взгляд ее потухает.

— Не расстраивайся, Грейнджер, дядя Драко поможет тебе разобраться с этой загадкой, — заметив ее выражение лица, ехидно произносит Драко.

— Дядя Драко? — прыскает она. — Мерлин, Малфой, ты потолки не пробиваешь своим огромным эго?

— Грейнджер, Грейнджер, Грейнджер, — почти ласково пропевает Драко и садится на край ее стола, приблизив свое лицо к ее глазам. — Если бы ты знала, что еще у меня соответствует размеру моего эго.

— Если ты сейчас имеешь в виду свой член, то я уверена, что там все не так впечатляюще, — сохраняя зрительный контакт, выдыхает ему в лицо улыбающаяся Гермиона.

Драко ошеломленно смотрит на нее, а затем громко хохочет.

— А говоришь, что не скучала по мне, Грейнджер, — сквозь смех выдавливает он из себя.

— Не обольщайся, Малфой. Так что ты думаешь по поводу этого артефакта? — Гермиона забирает у него колдографии и еще раз быстро их пролистывает.

— Я думаю, что скажу тебе свое мнение в понедельник, как только смогу посмотреть на него вживую.

Их разговор прерывают влетевшие в дверь два бумажных самолетика, которые пикируют в их ладони.

— Это Блейз. Он уже ждет меня в Атриуме, — Драко быстро читает свою записку и переводит взгляд на Грейнджер, которая сосредоточенно изучает свое послание.

— А меня ждет Гарри, — наконец произносит Гермиона, закончив чтение. — Мы договорились сегодня сходить в бар. Блейз тебе не говорил? Мы иногда собираемся после работы.

— Видимо, не успел, — вполголоса бормочет Драко и убирает свой самолетик в карман мантии.

— Ну, тогда, если вдруг решишь присоединиться, то увидимся там, Малфой, — Гермиона собирает со стола колдографии и направляется в сторону кабинета начальника.

— До встречи, Грейнджер. Не скучай, — Драко следит за тем, как ее фигурка исчезает в дверях кабинета мистера Стоуна, и идет к лифту.

— Так вы теперь подружки с Избранным и Золотой девочкой? — спрашивает Драко, когда они с Блейзом наконец покидают Министерство магии через камин и оказываются в доме Забини.

— Мы неплохо общаемся, — отвечает Блейз и тут же навешивает на лицо хитрую ухмылку. — Завидуешь, что я дружу с малышкой Грейнджер?

— Ну конечно, — шутливо прижимает ладони к щекам Драко. — Я же давний поклонник Золотого трио. Ты попросишь для меня автограф у Шрамоголового?

— Ну наконец-то вы пришли! Я уже почти готова, — в гостиную влетает Панси, на ходу застегивая джинсы.

— Панс, давно ты перешла на магловскую одежду? — Драко прищуривается и оглядывает подругу с головы до ног. Джинсы, топ, открытые босоножки на высоком каблуке — все это мало напоминало стиль, который обычно предпочитала его подруга.

— Это все Грейнджер. Мы как-то ходили с ней на шоппинг, и она убедила меня пойти в магловский торговый центр, ну и я… — быстро говорит Панси.

— И она скупила там все, до чего дотянулись эти прекрасные ручки, — заканчивает за жену Блейз и притягивает ее к себе для нежного поцелуя.

— Так, мальчики, снимайте мантии, мы идем в магловский бар. Я пойду припудрю носик, — оторвавшись от мужа, пропевает Панси и исчезает за дверью ванной комнаты.

Драко и Блейз избавляются от мантий, которые надевали специально для посещения Министерства, и в ожидании садятся на диван.

— И часто вы ходите по барам со львятами? — возвращается к интересующему его вопросу Драко.

— Раз в пару недель, — тут же отвечает Блейз, поправляя ворот рубашки. — Мы стали часто пересекаться, после того как я начал работать в Отделе международного магического сотрудничества. Однажды Поттер пригласил меня пропустить по стаканчику после работы. Вместе с ним были Рыжий и Грейнджер. Мы довольно неплохо провели время. В следующий раз инициатором была Грейнджер, а я взял с собой Панси. Как-то так и закрутилось.

— А как Уизел отреагировал на ваше появление? У него же аллергия на все, что связано со Слизерином, — спрашивает Драко с легкой усмешкой.

— Ну, поначалу сидел надутый как индюк, а спустя час втянулся в беседу и даже умело поддержал ее. Потом все пошло как по маслу. А может быть, это Грейнджер промыла ему мозги. Они же тогда были вместе.

— Понятно. Странно, что вы не упоминали о новых друзьях, когда приезжали ко мне во Францию, — притворно надув губы, произносит Драко, рассматривая свои ногти.

— Мы упоминали, но, видимо, ты тогда был еще не в себе и не обратил внимание на это. Вспомни, Панс же частенько тебе рассказывала про Грейнджер, — Блейз примирительно хлопает его по плечу.

— Забини, твоя жена постоянно пытается посвятить меня в подробности личной жизни других, — потирая плечо, морщит нос Драко. — Это же не значит, что она дружит со всеми этими людьми.

— Согласен, — хохочет Блейз и поднимается при виде вернувшейся Панси. — Ну что, повеселимся, малыши?

— Драко, давай руку, мы будем трансгрессировать, — Панси протягивает ему наманикюренную ладошку.

Драко берет ее за руку, и его тут же затягивает в знакомый водоворот.

========== Глава 16.1 ==========

Они входят в бар, и Драко слегка оглушен громкими голосами посетителей, которые занимают почти все свободные столики. За почти четыре года жизни в Париже он отвык от шумных вечеров, предпочитая проводить время дома в компании хорошей книги и наслаждаясь бокалом красного вина. Поэтому сейчас Драко периодически вздрагивает от взрывов веселого смеха и звона бокалов, пока они пробираются к своему столику.

За столом их уже ждут Грейнджер, Поттер и Джинни Уизли. Присутствие Рыжей даже радует Драко: после войны они неплохо ладили, частенько упражняясь в остроумии друг на друге.

— Привет красно-золотым! — Блейз быстро чмокает девушек в щеки и пожимает руку Поттеру.

— Привет, змееныши! — в тон ему отвечает Гарри и принимает рукопожатие. — Привет, Малфой, — он с добродушной улыбкой протягивает ему руку, — рад тебя видеть! Как жизнь?

Драко замирает, глядя на протянутую руку. Он вспоминает точно такую же ситуацию на первом курсе, только руку протягивал он сам, щедро сопроводив свой жест нелицеприятными выражениями о стоящем рядом с Поттером Уизли. Тогда он впервые испытал такое скользкое чувство неловкости, когда услышал за спиной шепотки одноклассников после отказа Поттера в дружбе. Нет, больше таких ошибок он допускать не намерен.

— Привет, Поттер. Все хорошо, спасибо. Как нынче избранные поживают? — Драко отвечает крепким рукопожатием, четко понимая — вот сейчас все правильно. Сбоку слышится синхронный выдох четы Забини. Мерлин, они ждали, что он как в школе обзовет его «Чертовым Святым Поттером» и снова начнет угрожать, что «его отец узнает об этом»? Эти люди точно его друзья?

— Не жалуюсь, Малфой, — Гарри снова улыбается и жестом приглашает троицу занять места напротив них за столом. — Если бы Ежедневный пророк прекратил следить за каждым моим шагом, то я мог бы назвать себя абсолютно счастливым, — с этими словами он нежно смотрит на свою девушку.

— Точно, вас же можно поздравить, — Драко многозначительно кивает на Джинни, которая заботливо откидывает челку со лба Гарри. — Как тебе новая роль, Уизлетта?

— Скоро ты уже не сможешь называть меня так, хорек, — Джинни широко улыбается и трясет рукой перед лицом Драко, демонстрируя колечко с довольно крупным бриллиантом на безымянном пальчике.

— Знаешь, я думаю, что всегда смогу называть тебя Поттеретта, — Драко подмигивает новоиспеченной невесте и благодарит официантку, которая принесла заказанные напитки и закуски.

— Тогда ты на всю оставшуюся жизнь будешь для меня Хорьком, — Джинни подмигивает в ответ Драко и, потянувшись через стол, ловко стаскивает горсть орешков из его тарелки.

— Джинни, — укоризненно протягивает молчавшая до этого Грейнджер, — это же неприлично.

Джинни лишь фыркает и быстро засовывает свою добычу в рот.

— Грейнджер, не переживай, я не против, — Драко пристально смотрит ей в глаза и делает глоток виски из своего бокала, не прерывая зрительный контакт.

— Гермиона рассказала, что вы теперь коллеги, Малфой? — вопрос Поттера звучит громко из-за играющей в баре музыки и прерывает их слегка затянувшуюся игру в гляделки. Гермиона резко опускает глаза в свой коктейль и принимается увлеченно что-то рассматривать на дне высокого бокала.

— Не просто коллеги, Поттер, — Драко забавит такая реакция Гермионы, он едва заметно усмехается и ехидно продолжает: — Мы теперь напарники, правда, Грейнджер?

— Абсолютная правда, Малфой, — Гермиона копирует его тон и слегка растягивает «о», произнося его фамилию. — Не могу сказать, что я в восторге от этого.

— А вот я в предвкушении, Грейнджер, — Драко не отрываясь следит, как она вытаскивает трубочку из своего коктейля, медленно облизывает и кладет на салфетку.

— Ну если ты в предвкушении того, как я надеру тебе зад на тренировках, Малфой, то тогда я тоже жду не дождусь, — Гермиона широко улыбается, видимо довольная тем, как улыбка быстро покидает губы Драко.

— Какие тренировки в Отделе тайн, Грейнджер? — он вопросительно сдвигает брови и тут же морщится, получив довольно болезненный шлепок по плечу от Блейза.

— Драко, ты серьезно? Все, кто вовлечены в работу с темными артефактами, обязаны раз в неделю ходить на тренировку с аврорами, — голос друга звучит так, будто он профессор на лекции, и вызывает у Драко желание закатить глаза.

— Да, Малфой. Это сравнительно новое правило, неудивительно, что ты не в курсе, — тут же подхватывает Поттер и делает большой глоток пива.

— Тори мне рассказывала про эти тренировки, — оживленно тараторит Панси, эмоционально всплескивая руками. — Она говорила, что в пару с действующим аврором ставят сотрудника Отдела тайн и они отрабатывают друг на друге разные приемы. А в конце тренировок невыразимцев ставят друг против друга!

— Какие приемы? — Драко старательно делает вид, что его совсем не беспокоит возможность, пусть и теоретическая, получить в пару Уизли или Поттера и позорно продуть. Мерлин, хотя бы раз он точно будет стоять в паре с Грейнджер!

— Тебе же сказали — разные, — Гермиона снисходительно смотрит на сникшего блондина, — боевые, защитные…

— Гермиона предложила Кингсли эту идею, основываясь на том, что в Отделе тайн им часто предстоит сталкиваться с темной магией в разных ее проявлениях. Поэтому было бы неплохо учить невыразимцев самозащите и тактикам боя, — в голосе Поттера явно звучит гордость за подругу. — В свою очередь авроры могли бы научиться основным заклинаниям, которые могут быстро помочь при случайных взаимодействиях с темными артефактами.

— И Кингсли, конечно же, поддержал Золотую девочку, — Драко с удовольствием отмечает вспышку гнева в карих глазах.

— Он поддержал не меня, а действительно необходимое нам всем нововведение! Министерству нужны свежие мысли! — Гермиона даже слегка подпрыгивает на стуле в возмущении.

— Так, все! Я запрещаю говорить о работе в этот вечер! — Панси на манер рефери машет рукой над столом между Драко и Гермионой.

— Я согласна, Панси, — тут же поддерживает ее Джинни, которая слегка заскучав, успела сложить из салфеток небольшую стайку журавликов. — Предлагаю поговорить о чем-то более приятном и полезном.

— Пожалуйста, нет, — синхронно шепчут Поттер и Забини, жалобно застонав.

— Например, о платьях подружек невесты, — восторженно заканчивает Джинни, и Панси яростно кивает, очевидно радуясь смене темы на более интересную для нее. — Я так и не смогла определиться с цветом. Свадьба осенняя, и мне бы хотелось сделать на этом акцент.

— А ты была в том магазине тканей, который я тебе советовала? Мама говорит, что у них лучший ассортимент во всем Лондоне! — Панси с горящими глазами придвигается через стол чуть ближе к Джинни. Тут ритмичная музыка в баре сменяется медленной, и на танцполе начинают появляться танцующие парочки.

— Так, я объявляю танцевальную паузу, — Поттер встает со своего места и протягивает руку Джинни, приглашая ее на танец.

— Поддерживаю, Поттер, — Блейз следует его примеру и приглашает на танец свою жену.

Драко улавливает грусть во взгляде Грейнджер, которым она провожает влюбленные парочки. Он с улыбкой встает со своего места, обходит стол и протягивает руку Гермионе:

— Подаришь мне танец, Грейнджер?

— С удовольствием, Малфой, — девушка смело подает ему руку и позволяет вывести себя в центр танцующих.

Драко берет руки Гермионы и складывает их за своей шеей, мягко опустив свои ладони на ее талию. Танцующий рядом Забини, который внимательно следил за всеми их действиями, задорно подмигивает ему, на что Драко лишь закатывает глаза.

— Ну что, напарник, расскажешь мне о своей жизни во Франции? — Гермиона едва ощутимо касается кончиками пальцев его волос на затылке, отчего у Драко пробегают мурашки. Ему всегда нравилось, когда девушки прикасались к его волосам.

— Что именно ты хочешь знать, напарник? — Драко с усмешкой выделяет последнее слово и будто случайно опускает одну ладонь ближе к ее бедру.

— Мне интересно, как ты проводил свой досуг, — Гермиона возвращает его руку на свою талию и награждает его снисходительной улыбкой.

— Ну, я ходил в театры, на выставки, раз в неделю обязательно посещал кинотеатр.

— Драко Малфой ходил в магловское кино? — глаза Гермионы смешно округляются, а рот слегка приоткрывается в явном изумлении.

— Именно так, Грейнджер, — Драко с удовольствием наблюдает заинтересованность на ее лице, — в Париже у меня появился хороший друг, который познакомил меня с удивительным миром маглов.

— Это же здорово, Малфой, — Гермиона так тепло ему улыбается, что он от неожиданности еще крепче прижимает к себе ее хрупкую фигурку. Она никогда не улыбалась так ему. Поттеру, Уизли, Лонгботтому, да любому другому человеку, но не ему. Драко, затаив дыхание, впитывает выражение ее лица, будто стараясь навсегда запечатлеть в памяти первую настоящую улыбку Гермионы Грейнджер, которая предназначалась только ему.

— Мистер Малфой! — до его ушей доносится смутно знакомый голос, и он с трудом отрывает свои глаза от лица Грейнджер и смотрит за ее спину.

Мерлин, только не это. В их сторону, энергично расталкивая танцующих, с ошеломительной скоростью продвигается Лина Куттер. Она машет ему рукой и широко улыбается, стараясь незаметно, по ее мнению, расстегнуть верхнюю пуговицу блузки. Драко представляет себе еще один сеанс «охоты на Малфоя» и, содрогнувшись, опускает веки в надежде, что видение испарится. Открыв глаза и с сожалением убедившись, что ему не показалось, Драко судорожно переводит взгляд то на Лину, то на Грейнджер, стремительно пытаясь найти выход из ситуации. Неожиданно в его голову приходит странное, но идеальное, на его взгляд, решение.

Он берет в ладони лицо удивленно уставившейся на него Грейнджер и шепчет, наклоняясь к ней ближе:

— Умоляю, только не убивай меня.

— В каком смысле «не убивай», Мал… — он не дает ей договорить, прижавшись своими губами к ее в настойчивом поцелуе. Гермиона открывает рот, пытаясь что-то сказать, чем Драко и пользуется, запустив свой язык к ней в рот, тем самым углубляя поцелуй. Он напрягается, не зная, как она отреагирует на его вольность, но неожиданно Грейнджер расслабляет и, издав какой-то мяукающий звук, с жаром отвечает на поцелуй, прикусив зубами его нижнюю губу.

Когда она цепляется своими тонкими пальчиками в его волосы в попытке прижаться еще ближе к его губам, Драко не выдерживает и стонет. Он уже не стесняясь исследует своими руками ее тело, крепко сжимая ладонями ягодицы и слегка задирая ее платье. Вдруг Гермиона останавливается и резко отодвигает его от себя.

— Ты что творишь, Малфой? — Ее щеки горят, а губы припухшие от страстного поцелуя. Глядя на результат своих трудов, Драко чувствует боль от стоящего как камень члена, который упирается в брюки.

— Прости, Грейнджер, — хрипло отвечает Драко, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. — Просто тут была секретарша Кингсли. Она пытается меня охмурить, вот я и подумал…

— Ты что, совсем идиот?! — он вздрагивает от ее резкого тона. Нижняя губа Гермионы дрожит, а глаза начинают медленно наполняться слезами. Она резко разворачивается и почти бегом направляется к столику. Хватает свою сумочку и быстро исчезает в толпе.

— Малфой, что случилось, где Гермиона? — Драко оборачивается и видит быстро приближающихся Поттера и Джинни.

— Мы танцевали, тут появилась эта Куттер, и я, чтобы отвязаться от нее, поцеловал Грейнджер, — сбивчиво бормочет Драко, пытаясь высмотреть, далеко ли ушла Гермиона.

— Ты поцеловал ее на глазах у Лины? — Джинни в таком ужасе смотрит на Драко, будто он ей только что заявил о возвращении Волан-де-Морта.

— Ну да, а что такого? — Драко непонимающе смотрит на подошедшую Панси в надежде на ответ.

— Драко, она же главная сплетница Лондона. В понедельник все Министерство будет гудеть о том, что ты трахаешь Грейнджер, — Панси растерянно смотрит то на Драко, то на Поттера.

— Мерлин, если Рональд узнает… — Джинни закусывает нижнюю губу и хватает за руку своего жениха.

— Мне кто-нибудь внятно объяснит, что происходит?! — не выдержав, спрашивает Драко. — Грейнджер рассталась с Уизли! Что может произойти, если он узнает об этом поцелуе? Они друг другу ничем не обязаны!

— Гермиона разорвала помолвку, когда поняла, что она пока не готова к созданию семьи, — тихо начинает Джинни. — Их отношения трещали по швам, они постоянно скандалили. Рональд постоянно говорил о желании как можно скорее завести детей. Когда в итоге помолвка сорвалась, они совсем перестали общаться. Он игнорировал ее попытки помириться, обвиняя в том, что она лгала ему о своих чувствах.

— Мы целый месяц пытались восстановить хотя бы дружбу между ними, — угрюмо добавляет Поттер. — И когда Рон наконец согласился на разговор, Гермиона с огромным трудом убедила его, что проблема не в нем, а в ней. Что она просто не готова к отношениям.

— Рон очень любил ее и тяжело переживал разрыв, — вновь вмешивается Джинни. — Но чтобы не потерять ее навсегда, принял ее решение.

— Я все еще не вижу в этом никакой проблемы, — раздраженно вставляет Драко и, схватив со стола свой бокал виски, опустошает его одним большим глотком.

— Драко, когда они не общались, у Гермионы была жуткая депрессия! — громко воскликает Панси.— Она не выходила из дома, почти не ела и все время плакала, обвиняя себя в том, что причинила боль близкому человеку! Она очень дорожит их дружбой.

— Видимо, теперь Грейнджер уверена, что скоро ее ждет повторение ее увлекательного времяпровождения, когда до Уизли дойдут слухи о ее «новом романе», — подает голос Блейз.

— Но ты ведь сам постоянно подталкивал меня к ней! — Драко с силой тыкает пальцем в грудь лучшего друга.

— Старик, я не знал таких подробностей! Панси рассказывала, что они расстались, что Грейнджер была в раздрае, но это все! — Забини выставляет вперед руки, защищаясь, и отоходит от разъяренного друга на шаг назад.

— Это просто гребаный дурдом! — рычит Драко и хватает с вешалки свой пиджак. — Думаю, мне пора, увидимся дома, Блейз.

Не обращая внимания на пытающихся что-то сказать друзей, Драко выходит из бара, быстро добирается до скрытого от любопытных глаз закоулка и трансгрессирует в дом Забини.

Несмотря на довольно настойчивые уговоры отца, Драко наотрез отказался жить вместе с ним в Мэноре. Вместо этого он согласился остановиться на несколько дней у Забини, прежде чем подберет для себя новое жилье.

Драко проходит в гостевую, которая временно являлась его комнатой, снимает пиджак и со злостью швыряет его на пол. Он понимает, что облажался. Ему совсем не хочется доставлять Грейнджер неудобства, и тем более он не хочет, чтобы ей было больно по его вине. Драко твердо решает поговорить с Уизли, как только тот вернется из Румынии, и все ему объяснить. Если потребуется, то он предоставит ему свои воспоминания, чтобы Рыжий был уверен в правдивости его слов. Хватит, Грейнджер достаточно из-за него настрадалась, и он просто обязан исправить ситуацию.

Драко устало падает на кровать и закрывает глаза. В попытке успокоить дыхание и быстро бьющееся сердце, он делает глубокий вдох и медленно выдыхает через нос, погружаясь в глубину своих мыслей.

Он проводит языком по губам, стараясь воспроизвести в памяти вкус поцелуя Грейнджер. Кончики пальцев начинает колоть, когда он вновь представляет ее горячее тело в своих руках. Мерлин, он даже и не думал, что этот поцелуй окажется таким… волнующим. Что ее губы будут такими мягкими, язык — таким настойчивым, а ее слабые вздохи заставят его гореть от желания.

Драко медленно проводит рукой по животу, двигаясь к уже вставшему члену. Стук во входную дверь заставляет его распахнуть глаза и разочарованно застонать. Он, сердито стуча каблуками туфлей, подходит к двери и резко ее распахивает.

— Драко? Что ты здесь делаешь? — на пороге стоит растрепанная и слегка дрожащая Астория.

— Тори? Что случилось? На тебе лица нет, — Драко берет ее за руку и втягивает в дом.

— Что ты здесь делаешь? — игнорируя его вопросы, глухо шепчет Астория и опускается на диван в гостиной, поджав под себя ноги.

— Я не захотел жить в Мэноре. Забини пригласил остановиться у них, пока я не найду подходящее жилье, —Драко осторожно садится рядом с ней на диван. — Тори, что случилось?

— Мы расстались с Тео, — шмыгает носом она. — Ты же в курсе, что мы были вместе?

Он согласно кивнает — как только Тео удалось заполучить Асторию, он притащился в Парижскую квартиру Драко в компании двух бутылок огневиски, и они шумно отметили личную победу друга.

— Он вновь приревновал меня к моему напарнику и устроил жуткий скандал, — Астория громко всхлипывает. — Я устала выслушивать его упреки, объявила о расставании и ушла, хлопнув дверью.

— О, Тори, мне очень жаль, что так вышло, — растерянно бормочет Драко, он не понимает, как ему себя вести в таких ситуациях.

— Драко, у тебя есть вино? Я хочу напиться, — сдавленно шепчет Астория.

— Да, конечно, — он быстро скрывается на кухне и возвращается с бутылкой вина и двумя бокалами.

Комментарий к Глава 16.1

И снова разделю главу на две части, по той же самой причине, что и в прошлый раз)

И снова попрошу, в случае вашей симпатии к моей работе поддержать ее вот таким способом: 👍 ☺️☺️☺️

Заранее благодарю❤️❤️❤️

========== Глава 16.2 ==========

Спустя час и два бокала вина Астория немного расслабляется и уже вовсю раскрывает душу перед Драко.

— Тео очень хороший. Он умный, добрый, заботливый, но его ревность переходит все границы, — она прерывисто вздыхает и делает большой глоток вина. — Одно время он ревновал меня даже к Блейзу, но потом Панс взбесилась и так на него наорала, что эта тема быстро закрылась и больше никогда не поднималась.

Видя, с какой хитрой улыбкой она говорит про полученную Теодором трепку от Панси, Драко не выдерживает и смеется в голос, откидываясь на спинку дивана.

— Мерлин, Тори, — наконец выдавливает он севшим от смеха голосом. — Я и не думал, что ты так поддерживаешь насилие над своим парнем.

— Я рада, что хоть кого-то смогла развеселить эта ситуация, — Астория с печальной улыбкой смотрит на Драко и расправляет складку платья на коленях. — В реальности это все обычно очень грустно.

— Прости, — Драко пристыженно поджимает губы и прячет лицо за своим бокалом. — Это было очень грубо с моей стороны.

— Нет-нет, все хорошо. Ты же не виноват, что мой парень оказался таким упрямым ослом, что чуть не потерял друзей из-за своих глупых домыслов, — на последних словах она не удерживается и сердито фыркает, вновь вызывая у Драко легкую улыбку.

— Знаешь, я даже рада, что сегодня вместо Панси наткнулась на тебя, — Тори кладет свою теплую ладошку поверх его руки, лежащей на диване. — Панс абсолютно точно жалела бы меня, а от этого мне бы стало еще тяжелее. А с тобой сейчас мне легко. Спасибо.

Дальше все происходит настолько быстро, что Драко не может даже проанализировать это. Астория, видимо в порыве благодарности, тянется губами к его щеке, а Драко в это время резко поворачивается к ней лицом, отчего ее губы с силой врезаются в его. Драко же на автомате проводит языком по ее губам в попытке забраться внутрь и кладет руку на ее затылок, сильнее прижимая девушку к себе. Поцелуй углубляется буквально на секунду из-за неосторожно открытого от удивления рта Астории, и в это же мгновение девушка мягко, но настойчиво выпутывается из его рук.

— Прости, — почти синхронно срывается с их губ, и они неловко отодвигаются друг от друга.

— Астория, мне очень жаль, — Драко ощущает себя нашкодившим школьником и суетливо проводит ладонью по платиновым волосам.

— Нет, ты не виноват. Это было абсолютно бесцеремонно с моей стороны, — Тори силится удержать на лице слабую улыбку, слегка прикусывая нижнюю губу.

Их попытки перещеголять друг друга в аристократичной вежливости прерываются шумом открывающейся входной двери.

— Тори, что ты здесь делаешь? — Панси быстро снимает со своих бедер руки развеселившегося мужа и осторожно садится на диван рядом с Гринграсс.

— Ох, Панс, это Тео… — тут выдержка Астории все-таки дает брешь, и девушка, тихонько всхлипнув, утыкается лицом в шею Панси, давая наконец волю слезам. Панси начинает мягко гладить ее по волосам, другой рукой жестикулируя парням, намекая, что их присутствие сейчас явно лишнее.

— Что случилось? — спрашивает Блейз, когда он и Драко зашли на кухню, оставив девушек наедине.

— Не успел я вернуться домой, как в дверь постучали, — Драко тянется к шкафу, где хранится алкоголь, и достает початую бутылку вина. — На пороге стояла совершенно разбитая Астория, начала лепетать про то, что бросила Тео, про его беспочвенную ревность. Кстати, ты не говорил мне, что Теодор слегка сбрендил и ревновал к тебе свою девушку.

— Ну поначалу это не вызывало опасений, — Блейз прищуривается, глядя, как Драко рывком вытаскивает пробку и делает большой глоток прямо из бутылки. — Он скалился, когда я целовал ее в щеку при встрече, потом неожиданно начал врываться в комнату, если мы вдруг с Тори оставались наедине, и спрашивал, якобы в шутку, чем мы тут занимаемся. Апогеем всего стала его выходка в баре, когда я пригласил Тори на танец, потому что моя жена в это время танцевала с самим Тео. Увидев нас на танцполе, он просто взбесился, подошел к нам и грубо отпихнул меня от Тори со словами, что сам будет танцевать со своей девушкой.

— Ничего себе, — ошеломленно присвистывает Драко и садится на высокий стул за барной стойкой. — Я и не думал, что он такой собственник.

— Не то слово, — невесело усмехается Блейз и достает для себя пустой бокал, жестом прося Драко наполнить его. — В общем, в тот день Панси не выдержала и устроила ему фееричный скандал. Она вывела его за ухо из бара на улицу и наградила такими смачными эпитетами, что на следующее утро он примчался к нам в дом с извинениями и клятвенно обещал, что этого никогда больше не повторится.

При воспоминании о том вечере Блейз не может сдержать довольную улыбку, что не укрывается от глаз Драко.

— Да, твоя жена точно горячая штучка, — он подмигивает ему и шутливо пихает рукой в бок.

— А теперь расскажи-ка мне, дорогой друг, почему, когда мы с Панс вошли в дом, ты и Астория сидели с красными как помидор щеками и выглядели как описавшиеся котята? — Блейз делано невозмутимо смотрит на друга, отмечая, как сереет его лицо после неожиданного вопроса.

Драко шумно выдыхает, зажмуривается и, сделав большой глоток из бутылки, наконец бормочет:

— Мы целовались с Тори.

— Что?! — Блейз от удивления чуть не валится со своего стула. — Мне показалось или ты только что сказал, будто целовался с девушкой одного из своих лучших друзей?!

— Ну, технически она больше не его девушка, — нервно добавляет Драко, снова прикладываясь к бутылке.

— Малфой, ты охренел? — глаза Блейза, кажется, сейчас выпрыгнут из орбит от такой невиданной дерзости.

— Тише ты! — сердито шикает на него Драко. — Это вышло абсолютно случайно.

— Случайно? — ядовито произносит Забини и отбирает у Драко бутылку, чтобы налить себе еще вина. — Она чем-то подавилась, а ты решил помочь, засунув свой язык ей в рот?

— Не смешно, Блейз, — щетинится Драко, возвращая себе вино. — Это действительно случайность. Она хотела поцеловать меня в щеку, а я просто не вовремя повернул голову.

— То есть ты не собираешься ухаживать за Тори? — облегченно выдыхает Блейз.

— Конечно нет! — воскликает Драко, а затем менее уверенно добавляет: — Не планировал.

— Драко, будь осторожен, — заминка Драко не остается незамеченной для Блейза. — Тео все-таки наш друг.

— И этот статус не помешал ему обвинять тебя во всех смертных грехах, — ехидно замечает Драко, вызывая у Блейза полный укора взгляд. — Забини, я не ребенок, уж разберусь, какие решения я должен принимать в своей жизни.

— Тогда будь добр, начни с Грейнджер, — холодно отвечает мулат и одним глотком опустошает свой бокал. — Она сегодня стала невольным участником твоих решений, — он изображает руками кавычки на последнем слове.

— Черт, Грейнджер, — Драко в бессилии стонет и опускает голову на барную стойку. Он совсем забыл, как облажался в баре.

— Вот-вот, — иронично добавляет Блейз. — А говоришь, что не маленький.

— Забини, ты не помогаешь, — устало бормочет Драко, его голос звучит глухо, потому что лицом он продолжает прижиматься к барной стойке.

— Завтра выходной, — уверенно начинает Блейз. — Значит, пойдешь к ней домой и будешь вымаливать прощение. Все-таки вам близко контактировать на работе, поэтому нужно хотя бы попытаться избежать ее праведного гнева. Кстати, возьми какую-нибудь книгу из Мэнора, да подревнее — попробуешь хоть немного задобрить ее внутреннего книжного червя.

— И когда ты стал таким проницательным? — Драко поворачивает голову на бок и тяжело вздыхает.

— Что бы ты делал, если бы я таким не был? — самодовольно спрашивает Забини и награждает его щелбаном в ухо, ловко уворачиваясь от ответного удара.

Входная дверь тихонько скрипит, и на кухню заходит Панси.

— Астория ушла через камин к родителям, — она устало ставит локти на барную стойку и упирается в ладони подбородком. — Мерлин, я конечно люблю Тео, но надеюсь, что она больше его не простит. Это уже переходит все границы.

— Все будет хорошо, любимая, — Блейз подходит к жене сзади и утыкается носом в ее волосы. — Пойдем в постель, сегодня был тяжелый день.

— Это точно, — Панси со вкусом зевает и тут же обращает свой взор на притихшего Драко. — И если ты думаешь, что я забыла о твоей бесцеремонной выходке в баре, то ты плохо меня знаешь, Драко Малфой.

Голос подруги звучит угрожающе, и Драко на всякий случай отодвигается от нее чуть подальше и вжимает голову в плечи:

— Конечно нет, Панс, — заискивающе бормочет он. — Я завтра же иду к Грейнджер и буду молить о прощении. — Заметив, как взгляд Панси смягчился, он воодушевленно выпаливает: — На коленях!

— Перебор, — едва слышно бормочет Блейз, за что получает быстрый тычок под ребра от жены.

— Так, клоуны, я ухожу спать, пока вы не довели меня до применения запрещенных заклинаний, — Панси хмыкает и идет к двери, но на пороге оборачивается и бросает на мужа вопросительный взгляд: — Ну и кого ждем?

— Уже иду, милая! — сладким, как мед, голосом пропевает Забини вслед уходящей жене, затем поворачивается к Драко и своим обычным тоном добавляет:

— Ты же знаешь, что она права, старик?

— Она всегда права, — уныло кивает Драко и плетется за другом на выход.

Лежа в постели, Драко прокручивает в голове события дня. Сказать, что он выдался насыщенным, — не сказать ничего. Итак, что же получилось в итоге? Он подставил Грейнджер, доведя несчастную девушку до слез своим необдуманным поступком. Подсознание услужливо подкидывает картинку, как Грейнджер сейчас так же, как он, лежит без сна в своей постели и плачет, переживая за реакцию Рыжего. От этой мысли Драко становится не по себе, и он неуютно ёжится — ему очень не хочется быть виновником слез Гермионы Грейнджер, особенно после того, как она подарила ему такую теплую улыбку и такой горячий, страстный поцелуй…

Воспоминания о губах Грейнджер волнуют его и в то же самое время заставляют чувствовать себя странно. Мерлин, это же Грейнджер. Кроме того случая, во время танца на Зимнем балу, когда она так доверчиво прижималась к нему всем телом, заставляя член в штанах нетерпеливо дергаться… Черт, а какая мысль была до того, как он начал вспоминать Грейнджер в этом охренительном платье? Драко кладет подушку на свое лицо и глухо в нее стонет.

Перед глазами неожиданно появляется заплаканное лицо Астории, и Драко прерывисто выдыхает. Нет, ну тут он точно ни в чем не виноват и это действительно вышло случайно. Конечно, это не его вина, что его тело инстинктивно отреагировало на прикосновение женских мягких губ к его. Мозг просто не успел дать команду отодвинуться от девушки, чтобы избежать того, что в итоге произошло. Еще и Блейз начал его отчитывать за это как глупого первокурсника, указывая, что он должен делать, а что нет! Вздор.

Но Забини прав, Драко знает наверняка, что он не сможет так мерзко поступить с Тео и начать ухаживать за его девушкой, а в том, что их примирение лишь вопрос времени, судя по рассказам друзей, он абсолютно уверен.

Драко резко садится в постели. Стоп, ему нужно выбросить из головы все эти ненужные мысли. Он обязан сосредоточиться на своей миссии, ведь он уже так близко. Устроиться на работу в Отдел Тайн оказалось не так сложно, как он предполагал, но ему нужно быть осторожнее — Кингсли очень прозрачно намекнул, что намерен приглядывать за нерадивым слизеринцем. Плюс ко всему ему нужно постараться держать от этого подальше Грейнджер с ее неуемным любопытством и диким рвением помогать всем и вся.

Мерлин, опять все сводится к Грейнджер. Драко ворчит что-то неразборчивое про любопытных гриффиндорских всезнаек с бурной личной жизнью и наконец, приняв удобную позу, проваливается в сон.

***

С самого утра, вооружившись клочком пергамента с адресом Грейнджер, который ему засунула в карман пиджака сурово глазеющая на него Панси, он, сжимая в руках самый древний экземпляр рунического справочника, который смог отыскать в библиотеке Мэнора, смело вышел из дома четы Забини.

Грейнджер жила в доме своих родителей, которые в данный момент были в Австралии. Панси рассказывала что после того, как девушка успешно вернула им память, на семейном совете было принято решение пока оставить все на своих местах. Мистер и миссис Грейнджер открыли в Австралии стоматологический кабинет, который стал достаточно популярным среди местных жителей, поэтому их присутствие было необходимо именно там.

Гермиона восторженно поддержала их решение и с легким сердцем перевезла свои вещи в дом детства, раз в месяц обязательно навещая родителей на жарком континенте.

Драко нерешительно стукнул два раза в темно-серую входную дверь и замер, в ожидании ответа. Спустя пару секунд, когда Гермиона распахнула дверь, он навесил на лицо самую доброжелательную улыбку и быстро протараторил:

— Приветгрейнджеркакдела?

— Малфой? — удивлённо протянула девушка и отступила назад, жестом приглашая его войти. — Что ты тут делаешь?

Драко вошёл в небольшую прихожую и с любопытством огляделся. Дом был не такой большой как у Забини, и выглядел очень уютно. Гермиона привела его в элегантно обставленную гостиную, на стенах которой было много фотографий улыбающихся мужчины и женщины - видимо, родителей Грейнджер. А вот и целая подборка фото с самой Гермионой в разные периоды ее жизни. Драко, сдерживая улыбку, рассматривал фото семилетней гриффиндорки, наряжённой в пышное золотое платье, которая держала в руках именинный торт и сосредоточенно задувала свечи.

— Малфой, будь добр, присядь и объясни цель своего визита, — голос Грейнджер отвлёк его от созерцания фотографий и он чертыхнувшись, сел на диван рядом с девушкой.

— Грейнджер, я пришёл извиниться за свой вчерашний поступок, — его голос прозвучал слишком громко в оглушительной тишине и Гермиона испуганно вздрогнула. — Поттер мне поведал краткую историю вашего с Рыжим расставания. Поверь, если бы я знал об этом раньше, я никогда бы так не поступил. Как только Уизли вернётся в Лондон, я обязательно с ним объяснюсь и, если потребуется, предоставлю воспоминания.

Затем он хлопнул себя по лбу и немного порывшись в портфеле, достал подготовленную заранее книгу, — вот, Грейнджер, это тебе в знак примирения.

Гермиона выслушала его сбивчивые объяснения, любовно провела кончиками пальцев по обложке подаренной книги, но продолжала молчать. Затем, будто что-то для себя решив, она тяжело вздохнула и наконец ответила, кивая в сторону книги:

— Тебе не обязательно было этого делать, но спасибо.

— Так что, мир? — Драко воодушевился и протянул ей руку, для подкрепляющего его слова рукопожатия.

— Мир, Малфой, — Гермиона усмехнулась и легонько пожала протянутую руку. — Конечно, ты совершил опрометчивый поступок, хотя чего ещё можно было от тебя ожидать.

— В каком смысле, Грейнджер? — добродушное выражение тут же покинуло лицо Драко, уступив место подозрительно сведённым на переносице бровям.

— Ну, это же ты, — будто не обращая внимание на смену его настроения продолжала Гермиона с веселой улыбкой. — В первую очередь ты думаешь только о себе.

— Чудесно, — едко выплюнул Драко, наклоняя своё лицо ближе к ней. — То есть ты считаешь что я гребаный эгоистичный ублюдок, я верно уловил суть, Грейнджер?

— Нет, я имела ввиду…— замахала руками Гермиона, в попытке объясниться.

— Нет, дорогуша, ты сказала именно то что думала, — резко перебив ее, продолжил свою обвинительную речь блондин. — Драко гребаный Малфой настоящий кусок дерьма, который думает только о себе! Только знаешь что Грейнджер? — его лицо приближалось все ближе к ее испуганным глазам. — Может быть тебе тогда стоит взять с меня пример и тоже подумать наконец о себе?

— О чем ты говоришь? — наконец сумела вставить слово на глазах багровеющая от плохо сдерживаемого гнева Гермиона.

— О твоем рыжем дружке. Может, до него стоит донести слушок, что мы с тобой трахаемся, и ты наконец сможешь зажить своей жизнью, без оглядки на его драгоценное мнение? — понизив голос, проникновенно отвечает Малфой.

Он ясно видит, как в ее глазах вспыхнул огонек безудержной ярости и чего-то еще, такого же сильного и безумно знакомого.

— Мы с тобой не трахаемся, Малфой, — Грейнджер почти трясет от желания влепить ему смачную пощечину.

Драко резко берет ее рукой за подбородок, горячо шепчет прямо в губы:

— Ну, это легко исправить, — и яростно впивается в ее рот поцелуем.

========== Глава 17 ==========

Драко решает дать ей минуту. Ровно шестьдесят секунд на возможность оттолкнуть его, влепить пощечину, обозвать моральным уродом и… что там еще делают оскорбленные до глубины души девушки? А пока он сминает в поцелуе мягкие губы, настойчиво проталкивая язык в ее рот.

Тут Грейнджер с такой силой отталкивает его от себя, что он, не удержав равновесия, неуклюже заваливается на диван. Драко слегка приподнимается на локтях и, тяжело дыша, смотрит на растрепанную, красную девушку. Глаза Гермионы мечут молнии, она то и дело прикусывает припухшие губы, а грудь высоко вздымается от сбившегося дыхания. Драко жадно рассматривает ее, понимая, что ни одна его девушка не выглядела настолько сексуально после пары поцелуев. Рука Грейнджер дергается, и Драко резко зажмуривается в ожидании удара, но неожиданно чувствует, как она быстро садится на его бедра и с хриплым стоном прижимается своими губами к его.

Когда он ощущает, как она проводит своим языком по его небу, а ее тонкие пальчики начинают проворно расстегивать его рубашку, он понимает, что это происходит на самом деле. Сейчас он трахнет Гермиону Грейнджер! Воодушевленный этой мыслью, он просовывает обе ладони под ее домашнее платье и чувствует под пальцами кружево трусиков. Грейнджер явно одобряет все его действия, потому что тут же коротко всхлипывает и трется промежностью о его пах, вызывая у Драко искры из глаз. Она запускает пальцы в его волосы и слегка тянет, открывая для себя доступ к шее, на которой она тут же оставляет цепочку влажных поцелуев.

Драко глухо стонет, одним резким движением опрокидывает ее на спину и нависает над ней сверху, снова яростно врезаясь в ее губы. Руками он судорожно задирает ее платье к подбородку и отодвигается назад, чтобы хорошенько рассмотреть открывшийся вид. Мерлин, ничего горячее он в жизни не видел. Она лежит перед ним, с широко разведенными ногами, одетая лишь в маленькие черные трусики, на которых отчетливо видно влажное пятно ее возбуждения. Платье, собранное в гармошку на шее, уже не скрывает полную, округлую грудь с камешками возбужденных сосков. Драко мысленно хвалит решение Грейнджер отказаться от бюстгальтера сегодня.

Она в нетерпении притягивает его к себе за полы рубашки, сплетая ноги на его пояснице и прижимаясь своей горячей сердцевиной к его паху. Драко проводит языком дорожку от ее шеи к груди, втягивая губами горошину соска. Грейнджер дрожит и тянется к пряжке его ремня, пытаясь скорее сорвать с него брюки. Он отбрасывает ее руки, заставляя ее жалобно застонать, и, улыбаясь этому звуку, обводит языком сосок другой груди, кончиками пальцев спускаясь ниже по животу. Подцепив край белья, он наконец касается ее влажного жара, отчего Грейнджер хрипло выдыхает и теснее прижимается к его пальцам. Драко оторывается от груди и стягивает с нее трусики, со смешком наблюдая, как она судорожно выпутывается из такого лишнего платья.

Она вновь откидывается на спину и ерзает в нетерпении, пока он встает на колени между ее разведенными ногами.

— Грейнджер, у тебя самая красивая киска, из всех что я когда-либо видел, — он отрывает взгляд от ее розового, истекающего соками влагалища и пристально смотрит ей в глаза.

— Ты хочешь поболтать, Малфой? — ее голос хриплый, и она с силой прикусывает губы.

— Интересно, на вкус она так же прекрасна, как и на вид? — не обращая внимания на ее дерзость и не прерывая зрительный контакт, Драко присклоняется к ее лобку и оставляет на нем мягкий поцелуй, опаляя горячим дыханием.

— Малфой, не дразни меня, — рычит Грейнджер и подается вверх.

— Спокойно, Грейнджер, — Драко двумя руками ловит ее бедра. — Ты такая нетерпеливая, — говорит он с усмешкой и оставляет новый поцелуй совсем рядом с ее пышущей жаром киской.

— Малфой, пожалуйста, — Грейнджер уже поскуливает от еле сдерживаемого желания.

— Пожалуйста — что, Грейнджер? — он невесомо дует на ее возбужденный клитор, вызывая у Гермионы глубокий стон.

— Если ты сейчас не заставишь меня кончить, неважно каким способом, я изменю цвет твоих волос на рыжий и оставлю так на всю оставшуюся жизнь, Малфой.

— Думаю, что я должен всеми силами избежать этого, Грейнджер, — с этими словами он мучительно медленно проводит языком по ее дырочке.

— О боже, Малфой, еще, мне нужно еще, — она тянется руками к своей груди, пропуская сквозь пальцы напряженные соски.

— Как пожелает леди, — Драко усмехается и обхватывает губами ее клитор, слегка втягивая его в себя, и начинает быстро кружить над ним языком. Продолжая ласкать ее комочек нервов, он вставляет в нее два пальца и начинает двигать ими, ощущая, как трепещут ее тесные стеночки.

— Малфой, я… я… — мощный оргазм волной накрывает ее, лишая дара речи.

Драко в последний раз собирает языком густую влагу с ее дрожащих складочек и переворачивает Гермиону на живот, заставляя встать на колени и упереться руками в спинку дивана.

Она убирает волосы с лица и оборачивается на него, наблюдая, как он скидывает с плеч рубашку и тянется к брюкам.

— А сейчас я тебя трахну, Грейнджер, — громко вжикает пряжка ремня, и Драко спускает брюки вместе с бельем. — Трахну так, что ты больше никогда не посмеешь думать, что Драко Малфой думает только о себе.

— Пока ты только говоришь, Малфой, — она дерзко смотрит ему в глаза и чуть шире раздвигает ноги. — Может быть, перейдешь к практической части?

— Ты такая сучка, Грейнджер, — он шлепает ее по ягодице, оставляя красный отпечаток ладони, отчего Гермиона издает задушенный всхлип и крепче вцепляется в обивку дивана. — О, да тебе это нравится, — довольно мурлычет Драко и наклоняется к ее уху: — Тебе нравится когда я шлепаю твою сладкую попку, Грейнджер? — горячий шепот вкупе с еще одним коротким шлепком по заднице вызывает из ее рта новые стоны.

— Так мы поиграем в следующий раз, Грейнджер, обещаю, сейчас мне очень нужно быть в тебе, — он кладет руки на ее бедра и входит одним мощным толчком.

Тесный, шелковый жар, обхватывающий его член, на мгновение дезориентирует Драко, но он быстро приходит в себя и делает новый толчок, сопровождая его глубоким стоном. Грейнджер активно подмахивает ему бедрами и жарко стонет, заставляя его набрать быстрый темп. Он крепко впивается в ее бедра пальцами в попытке удержать и продолжает с силой вбиваться в ее податливое тело. Драко чувствует приближение своего освобождения и тянется рукой к ее клитору, быстро поглаживая его подушечкой большого пальца.

— Боже, Малфой, сильнее, — Грейнджер прижимается спиной к его груди и ищет своими губами его губы, сплетаясь языками в бешеном поцелуе.

Несколько глубоких толчков и трепетание ее стенок в оргазме откидывают его на край, и Драко со стоном кончает в нее.

— Гермиона, ты дома? — стук в дверь и голос Поттера заставляют Гермиону быстро выпутаться из хватки Драко.

Она одним молниеносным движением собирает в одну кучу разбросанную одежду, вытаскивает из нее свое платье и вручает все остальное ошалевшему Драко.

— Летучий порох на полке в банке. Шустрее, Малфой, — бормочет Грейнджер и бесцеремонно подталкивает его к камину.

— Но, Грейнджер… — он пытается вставить слово, но Гермиона высыпает ему в свободную руку летучий порох и практически силой заставляет войти в камин.

— Малфой, все потом, а теперь уходи, — она призывает свою палочку, накладывает заклинание свежести на комнату и, судорожно натягивая на себя платье, идет к входной двери. По пути она останавливается и выжидательно оглядывается на Драко: — Ты чего застыл, Малфой? — голос срывается на угрожающий шепот. От этого Драко приходит в себя и, покрепче прижимая вещи к груди, высыпает себе под ноги порох, громко проговаривая нужный адрес.

Неуклюже вывалившись из камина в гостиной дома Забини, Драко ловит на себе удивленный взгляд хозяина дома и инстинктивно опускает одежду в руках к своему обнаженному паху.

— Этому же есть какое-то логическое объяснение? — заикаясь, выдает Забини, оглядывая его.

— Абсолютно точно, и я готов его дать, как только приму душ и переоденусь, — невозмутимо отвечает Драко и пятится в сторону гостевой.

— Хм, ты, наверное, хотел сказать «одеться»? — изо всех сил сдерживая улыбку, исправляет его Блейз.

— Именно так, — под аккомпанемент громкого смеха, он наконец пробирается в свою комнату.

Драко бросает кучу вещей на пол в ванной комнате и со стоном удовлетворения встает под упругие струи воды. Он закрывает глаза и подставляет лицо под обжигающе горячие капли. Под веками тут же возникает образ распластанной под ним и жарко стонущей Грейнджер. Твою мать, кто бы мог подумать, что такая чопорная и правильная отличница, которой она была в школе, станет такой горячей, порочной и такой плохой девочкой в будущем.

Драко еще раз прокручивает в голове воспоминание о том, как она подмахивала ему попкой в момент, когда он шлепал ее и не сдержал рваного выдоха. Он определенно должен припрятать это воспоминание, чтобы потом просматривать на повторе.

Драко выходит из душа и поднимает грязную одежду с пола, чтобы убрать ее в корзину. Из общей кучи медленно пикируют на гладкую плитку черные кружевные трусики Грейнджер, которые она, видимо, впопыхах засунула ему в руки. Мысль о том, что в тот момент, когда она разговаривала с Поттером после его поспешного ухода, на ней не было белья, вызывает у Драко дикое желание прямо сейчас вернуться и отыметь ее у входной двери. Воображение подкидывает картинку, как Гермиона наливает Поттеру чай, а по внутренней стороне ее бедра скатывается тонкая серебристая нить его семени.

Жалобно заскулив, он сжимает в ладони ее трусики и возвращается в комнату, чтобы наконец одеться.

Не успевает он застегнуть рубашку, как раздается нетерпеливый стук в дверь и, не дожидаясь ответая в комнату врывается Забини, возбужденно блестя глазами.

— О, конечно входи, Блейз, я уже одет, — ехидно ворчит Драко и раскрывает комод, чтобы выбрать галстук.

— Я двадцать минут назад видел твой член и голую задницу, поздно строить из себя недотрогу, — Блейз нагло разваливается на его постели и выжидательно смотрит на друга.

— Ты что-то хотел, Забини? —издевательски протягивает Драко, глядя на него через отражение в зеркале.

— Малфой, — угрожающе шипит Блейз и рывком подскакивает с кровати. — Я жду объяснений, почему ты с утра, нарядный как первокурсник на именинах, ушел извиняться к Грейнджер, а вернулся спустя несколько часов абсолютно голый? Это что засосы? —Забини бесцеремонно отодвигает ворот рубашки друга и пялится на фиолетовые пятна, покрывающие его шею.

— Отвали, Забини, — Драко хлопает обнаглевшего друга по руке и быстро прячет отметины под рубашкой. — Это не твое дело.

— Мой лучший друг возвращается голый, явно после жаркого секса — и это не мое дело? — Забини складывает руки на груди и обиженно хмыкает. — Хотя бы скажи, кто эта счастливица? И как все прошло с Грейнджер?

Драко блаженно улыбается и затягивает узел галстука, а в глазах Забини медленно начинает плескаться понимание.

— Не-е-е-ет, — Блейз в изумлении прикрывает ладонью рот. — Нет, только не говори, что это была Грейнджер.

— Заметь, это ты сказал, а не я, — Драко коротко усмехается и принимается расчесывать еще влажные после душа волосы.

— Ты трахнул Грейнджер, — Блейз в шоке опускается на кровать.

— Фу, Блейз, джентльмены так не говорят, — Драко делано морщит нос.

— Она ни в какую не хотела тебя прощать и ты решил таким образом ее задобрить? — Блейз наконец приходит в себя и уже откровенно издевается.

— Ха-ха, очень смешно, Забини, —едко передразнивает интонацию друга Драко.

— И что же сказала Грейнджер после случившегося?

— Мы не успели поговорить. Через секунду после того, как мы закончили, в дверь постучал Поттер и она меня выгнала, — нехотя бурчит Драко и делает вид, что очень увлечен выбором запонок.

— Грейнджер выставила тебя сразу после секса? — Забини не выдерживает и громко хохочет. — А она знает толк в отношениях.

— Я же говорю, нам помешал Поттер, — обиженно протягивает Драко.

— И что ты планируешь делать? — с любопытством смотрит на него Блейз.

— Ну, как минимум я планирую повторить то, что произошло, — Драко хищно улыбается и проводит языком по верхнему ряду зубов. — И кстати, держи язык за зубами, Забини. Даже Панси не говори.

— А вот сейчас обидно было, — надувает губы Блейз. — Будто я когда-то тебя так подставлял.

— Просто я еще ничего не обсудил с Грейнджер, — поднимает руки перед собой в примирительном жесте Драко. — Кстати, где Панси?

— Она ушла по магазинам с Асторией, вот было бы весело, если бы вы вернулись домой одновременно, — снова довольно гогочет Блейз. —

Кстати, они уже должны были вернуться.

— Они? Тори тоже будет?

— Да, Панси пригласила ее к нам на обед, чтобы Тори не грустила из-за ссоры с Тео.

— Я договорился о встрече с ним на завтра, мы еще не виделись после моего возвращения, — Драко с щелчком застегивает запонки на манжетах.

— Это отличная идея, — поддерживает Забини. — Давно мы втроем не собирались чисто мужской компанией.

За дверью слышится веселый женский смех, сигнализирующий о возвращении Панси и Астории.

— Ладно, пойдем встретим девчонок, — Драко подходит к двери и перед тем, как дернуть ручку, разворачивается к Блейзу. — Запомни, Забини, ни звука обо мне и Грейнджер.

— Буду нем как рыба, — Блейз с хитрой улыбкой делает движение пальцами, будто закрывая рот на замок.

— Придурок, — Драко закатывает глаза и выходит в гостиную.

Позже они вчетвером уютно располагаются в столовой, наслаждаясь вкусным обедом и изысканным вином, которое Панси купила во время шопинга.

— Тори, как ты себя чувствуешь? —

участливо спрашивает Блейз, подливая ей вина в бокал.

— Спасибо, все хорошо, Блейз, —отвечает она с мягкой улыбкой. — Панси изо всех сил старается поднять мне настроение.

— И у меня это отлично получается, — самодовольно вставляет Панси и придвигает ближе к мужу свой бокал. — Ох, вы бы видели, как мы оторвались в магазине белья.

— Панс, ты опять за свое, — приподнимает бровь Драко, краем глаза отмечая, как краснеет Астория. — Мы же обедаем.

— Что такого? — невинно пожимает плечами Панси. — Я всегда говорила, что лучший способ унять душевную тоску — это купить себе новый комплект классного белья.

— Судя по твоему гардеробу, любимая, твоя душа тоскует каждый день, — смеется Блейз и целует жену в висок.

— Нет, я просто люблю красивые трусики, — Панси цепляет с блюда ягодку спелой клубники и, не сводя томного взгляда с мужа, отправляет ее в рот.

— И что же ты выбрала для себя сегодня? — Блейз шумно сглотывает и быстро проводит языком по нижней губе.

— Мерлин, вы же не одни, — кривится Драко и делает вид, будто его сейчас вырвет.

— Милый, я вспомнила, что мне нужна твоя помощь на кухне. Извините нас, мы буквально на минутку, — чирикает Панси и за галстук тащит мужа за дверь, откуда через пару секунд раздаются игривый смех и звуки поцелуев.

— Ты же понимаешь, что они вернутся нескоро? — Драко делает глоток вина и смотрит на Асторию, абсолютно смущенную произошедшей ситуацией.

— Они так влюблены, — вместо ответа выдавливает она и хватает свой бокал.

— Это точно, — Драко усмехается и вполголоса добавляет: — А еще они абсолютно не признают никаких правил приличия.

— Драко, не будь таким букой, — неожиданно весело смеется Астория. — Любовь это чудесно. Я очень рада за ребят.

— А как твои дела с Тео? — Драко следит, как уголки ее губ слегка вздрагивают, но Астория удерживает улыбку и тихо отвечает: — Он просит о прощении, но я не думаю, что могу ему этого дать. Не в этот раз.

— Ты любишь его? — резко выпаливает Драко и тут же одергивает себя. — Прости, Тори. Это не мое дело.

— Ничего страшного, Драко, — мягко улыбается она. — Мы несомненно стали очень близки с Тео, он очень мне нравится, но я не думаю, что это любовь.

— Тогда почему ты с ним? — недоуменно вскидывает брови Драко.

— Потому что он был очень настойчивым, — смеется Астория. — А я — слишком доверчивой.

— Тори, я надеюсь, что у тебя все наладится, — Драко осторожно опускает руку на ее теплую ладошку. — Ты достойна настоящей любви.

— Спасибо тебе, Драко, — тепло улыбается девушка. — Спасибо за твою поддержку.

Дверь распахивается, и в столовую вплывает растрепанная, но невероятно довольная Панси, за ней идет Блейз с блаженной улыбкой.

— Простите, что мы так долго, — Панси опускается на свое место и хватает стакан с водой. — Блейз помогал мне открыть бутылку вина.

— Так где же оно? — насмешливо спрашивает Драко.

— Э-э-э-э, мы оставили его подышать, — быстро выпаливает Блейз.

— Точно, подышать, — благодарно улыбается находчивости мужа Панси.

— Дружище, у тебя что-то на щеке, —Драко прищуривается и кивком указывает на пятна от помады.

Панси прослеживает движение Драко и, схватив салфетку, быстро начинает вытирать помаду с щеки Блейза, отчего Драко и Астория не выдерживают и хохочут в голос.

Веселье прерывает громкий стук, доносящийся из гостевой комнаты.

— Мерлин, эти совы доведут меня до инфаркта, — бормочет Драко и, извинившись, выходит из-за стола.

Он поднимается в свою комнату и впускает нетерпеливо поджимающую к себе лапки коричневую сипуху. Драко протягивает птице приготовленные специально для этого орешки и разворачивает пергамент:

Малфой,

Нам нужно поговорить.

Жду тебя сегодня в 7.

Грейнджер

Драко с улыбкой сжимает в руке кусок пергамента. О, он надеется, что они «поговорят» как минимум дважды. Он засовывает записку в карман брюк и, насвистывая, спешит вернуться к друзьям. Вечер обещает быть интересным.

Комментарий к Глава 17

Да будет секс😈😈

========== Глава 18 ==========

В 18.58 Драко стоял на крыльце Грейнджер, и уже было занёс руку для стука, как дверь перед ним резко распахнулась, и маленькая женская ручка с силой втащила его в дом.

— Малфой, почему ты не воспользовался камином? Вдруг Гарри снова решил бы навестить меня без приглашения? —недовольно спросила Гермиона и жестом пригласила его следовать за ней.

Пока Грейнджер вела его за собой по коридору, продолжая причитать о его неосторожном поведении, Драко голодным взглядом ощупывал ее стройную фигуру, прикрытую лишь короткими джинсовыми шортами и белоснежной майкой на тонких бретелях. Мерлин, благослови Лондонскую жару! Сам же Драко в этот вечер отдал предпочтение белой футболке-поло и песочным слаксам. Если бы он раньше знал что магловская одежда настолько удобная, то уже давно устроил бы облаву на торговые центры немагического Лондона.

Грейнджер привела его на современно обставленную кухню и усадив его за стол, поставила чайник.

— Чай или кофе? — она достала заварочный чайник и вопросительно уставилась на него.

— Может быть чего покрепче, Грейнджер? — он поиграл бровями и хищно улыбнулся.

— Нет, Малфой. Ты здесь, чтобы мы могли серьезно поговорить, и тебе понадобится не затуманенный алкоголем разум.— она строго посмотрела на него и не дождавшись ответа, сделала две кружки чая и поставила их на стол. Затем Гермиона достала из холодильника тарелку с сандвичами, а из шкафа корзинку с шоколадными булочками. Поставив угощение на стол, и пододвинув вторую кружку ближе к своему гостю, Гермиона, наконец, заняла своё место напротив Драко и молча уставилась на него.

Спустя 10 минут неловкого молчания, Драко не выдержал:

— Грейнджер, если ты пригласила меня не только выпить чаю, то я советую тебе поторопиться, потому что я почти закончил, — он продемонстрировал ей свою полупустую кружку.

— Черт, Малфой, ты не помогаешь мне, — она горестно вздохнула и спрятала лицо в ладонях.

— Хм, могу я поинтересоваться с чем именно мне не удаётся тебе помочь, Грейнджер? — Драко осторожно убрал ее руки от лица и заглянул в глаза. — Я так понимаю, ты хочешь обсудить то, что между нами произошло?

— Да, ты прав. Я пытаюсь найти этому разумное объяснение и никак его не нахожу, — Гермиона начала тараторить со скоростью 6000 слов в минуту, отчего Драко болезненно поморщился и приложил свой указательный палец к ее рту, призывая замолчать.

— Грейнджер, помедленнее. Зачем тебе вообще давать этому какое-то объяснение? — он разговаривал с ней мягко, как с ребёнком.

— Потому что обычно, я не сплю с парнями за книжки, Малфой, — неожиданно ощетинилась Гермиона и схватив сандвич с индейкой, со злостью вонзила в него зубы.

— Грейнджер, тебя беспокоит, что это произошло после того, как я подарил тебе книгу в качестве извинений, или то, что это вообще случилось? —Драко не выдержал и расхохотался, глядя на то, как она обиженно надувает губы.

— Все в совокупности, Малфой, — с набитым ртом пробормотала Гермиона.

— Грейнджер, мы взрослые люди. Мы просто поддались порыву страсти, — он погладил ее по голове в попытке успокоить, от чего Гермиона удивленно захлопала ресницами, крепко сжав в руке многострадальный сандвич.

— Малфой, мне не 16, я не монашка. У меня были мужчины, и я знаю что такое страсть. Меня удивляет что этот порыв настиг меня именно с тобой, — Гермиона притянула к себе кружку и сделала большой глоток чая. — Согласись, я была последним человеком, с которым ты хотел бы переспать.

— Ну, я бы так не сказал, — Драко рассеяно вырисовывал указательным пальцем замысловатые узоры на поверхности стола, избегая ее прямого взгляда.

— Мерлин, только не говори мне, что ты всегда хотел меня трахнуть, — она слишком сильно стукнула кружкой об стол в изумлении.

— Грейнджер, не стоит выражаться как портовая проститутка, — поморщился Драко. — Ты видела себя со стороны? Конечно, я хотел тебя трахнуть. Ещё со школы.

Не обращая внимания на его грубые обвинения в скудности своего лексикона, Гермиона совсем не элегантно раскрыла рот и округлила глаза настолько, что они с легкостью могли лопнуть от напряжения.

— Со школы? — прохрипела она, наконец возвращая себе способность говорить.

— Грейнджер, война здорово изменила мои взгляды на людей. Когда я вернулся в школу, то наконец смог разглядеть в тебе то, что до этого могли видеть другие. Например, твои охренительные сиськи, — он плотоядно облизнулся и уставился в вырез ее майки.

— Малфой, ты придурок! — взвизгнула Грейнджер и натянула вырез почти на шею, закрывая ему обзор. — Я пытаюсь говорить с тобой серьёзно! Прекрати эту клоунаду!

— Будь проще, Грейнджер. У нас просто был секс. Нет, у нас был просто охуительный секс. Не смотря на то, что я с удовольствием готов повторить все, и не раз, я не тащу тебя к алтарю, — он внимательно наблюдал, как медленно расслабляется ее лицо по мере того, как он продолжал говорить. — У нас все может происходить на взаимовыгодных условиях, но без всяких обязательств.

— То есть, ты не хочешь со мной отношений? — подозрительно прищурилась Гермиона, глядя на него.

— Абсолютно никаких, кроме тех, где мы оба голые, потные и стонущие, — Драко игриво подмигнул ей, на что Гермиона раздраженно закатила глаза.

— Малфой, для меня это непросто, — она слабо улыбнулась и нервно убрала за ухо прядь волос. — Ты же знаешь, что Рон…

— Грейнджер, я знаю твою историю с Рыжим. Если он узнает, что твоя киска наконец познала радости хорошего секса, то он никогда тебя не простит и отлучит от всего своего рыжего клана. Я ничего не упустил? — он с ухмылкой наблюдал как ее глаза заблестели от бешенства.

— Ты поразительно проницателен, Малфой, — сквозь зубы процедила Гермиона. — Может быть, ты ещё разок поразишь меня своей сообразительностью и быстренько свалишь из моего дома?

— Тпру, Грейнджер, спокойно, — он осторожно встал и попятился назад от разъярённой девушки. — Я же просто пошутил. Так как насчёт быстрого секса без обязательств?

—Пошёл вон, Малфой! —воскликнула Гермиона, и чашки на столе лопнули от выброса ее магии.

— Все, понял, ухожу! — Драко понял, что тут ему сегодня ничего не светит и в три прыжка добежал до камина.

— И только попробуй хоть кому-нибудь об этом рассказать, Малфой! Я превращу тебя в хорька и подарю своей племяннице на день рождения! —Гермиона прибежала за ним в гостиную и со злостью впихнула ему в руки банку с летучим порохом.

— Я думаю, что тогда мне понадобится кое-что для поощрения, — Драко вышел из камина и подошёл вплотную к задыхавшейся от негодования девушке.

— Какое ещё нахрен поощ… — страстный поцелуй не дал ей договорить и Гермиона инстинктивно обвила руки вокруг шеи Драко, с силой вжимаясь своими бёдрами в его тело.

Драко обхватил руками ее ягодицы, пробираясь пальцами под джинсовую ткань, в попытке захватить как можно больше нежной кожи и усадил на свои бёдра, заставляя девушку обхватить себя ногами. Гермиона вцепилась Драко в волосы, и простонала в его рот, когда он нежно провёл языком по ее губам.

Внезапно Драко разорвал поцелуй и осторожно опустил изрядно захмелевшую от жарких действий девушку на пол. Он притянув ее рукой за подбородок, прошептал прямо в губы: —подумай о моем предложении, Грейнджер.— И исчез в пламени камина.

Выйдя из камина в доме Забини, Драко быстро прошёл в свою комнату и встал под ледяной душ. Ему нужно было срочно избавиться от эрекции, которая его сопровождала с момента, как он увидел эти коротенькие шортики, едва прикрывающие задницу Грейнджер. Черт, эта девчонка просто сводит его с ума. Драко был абсолютно уверен в своём желании получить Грейнджер в свою постель, а то, что ей не нужны отношения - так это даже к лучшему. Он молодой парень и у него есть определенные потребности. К тому же, ему нужно сосредоточиться на своём деле, а постоянная подружка точно не будет способствовать его полной концентрации.

Стуча зубами от холода, Драко быстро вытер полотенцем капли воды, натянул белье и нырнул в постель. Он планировал немного согреться, а затем вытащить Блейза и Панси куда-нибудь выпить, но как только уютное одеяло начало приносить долгожданное тепло, веки Драко опустились и он погрузился в сон.

Снова он стоит у уже знакомого алтаря и с улыбкой смотрит, как к нему приближается его невеста. Снова счастливые лица гостей и одобрительный жест Блейза, сидящего рядом с беременной Панси. Снова Драко тянется к тонкой ткани, чтобы наконец увидеть лицо девушки, как вдруг его руки перехватывают знакомые тёплые ладони и мягко опускают вниз.

— Мама? — Он оборачивается и видит Нарциссу, которая улыбается сыну и раскрывает для него свои объятия.

— Мама… — Драко крепко прижимает к себе мать и зарывается носом в ее волосы, с наслаждением вдыхая такой родной запах роз.

— Что ты тут делаешь мама? Ты же…

— Умерла, да, — Нарцисса осторожно отстраняется и берет лицо Драко в свои ладони. — Любимый мой, я пришла сказать тебе, что ты должен отпустить.

— Что я должен отпустить, мама? — он непонимающе смотрит на женщину и кладёт свои руки поверх ее ладоней.

— Отпусти меня, родной. Ты должен отпустить, Драко, — Нарцисса нежно целует его в лоб. — Отпусти, Драко.

— Нет, мама, ты не понимаешь! — он с силой мотает головой и крепче вцепляется в руки матери. — Мама, я не могу! Ты нужна мне!

Нарцисса мягко выпутывается из рук сына и начинает медленно отдаляться от него по проходу, в конце которого виднеется тёмный силуэт.

— Мама, подожди! Не уходи! — Драко пытается сделать шаг, но ноги будто приросли к полу. — Мама, ты мне нужна!

Нарцисса протягивает руку улыбающемуся мужчине, в котором Драко узнаёт Северуса Снейпа, который повел его мать к стоящей рядом группе людей. Приглядевшись, Драко узнал Тонкс, Люпина и Фреда Уизли. Они с улыбкой встретили Нарциссу и протянули к ней руки, уводя за собой.

— Сынок, если ты не отпустишь, ты сломаешь не только свою жизнь. Будь сильным, родной, — Драко отчаянно пытается пошевелиться, но ему остаётся лишь бессильно наблюдать как мать уходит в компании людей, которые так долго мучали его во снах.

— Мама, останься! Мама!

— Драко, проснись! Ну же! Драко! Блейз, он не просыпается! — смутно знакомый голос врывается в сознание, но он упорно его игнорирует, в надежде задержать мать.

— Мама! Не оставляй меня! — от крика в горле сухо и каждое слово отдаётся болью, но он продолжает звать ее.

— Старик! Давай же! Вернись к нам! — голос Блейза тянет его куда-то наверх и образ матери постепенно растворяется.

— Мама…

Драко открывает глаза и видит перед собой заплаканную Панси и обеспокоенное лицо лучшего друга, который сидел на нем верхом.

— Фу, Блейз, ну не при живой жене же, — Драко корчит лицо и скидывает с себя Забини.

— Драко, ты так кричал… Мы полчаса не могли до тебя достучаться, — Панси бросается ему на грудь и начинает рыдать. — Я так испугалась… ты звал маму…и кричал… и…

— Тшшшш, Панс, все хорошо, — Драко прижимает к себе ревущую девушку и мягко гладит ее по волосам. — Все кончилось.

— Драко, ты же говорил, что психолог помог избавиться от кошмаров, — Блейз осторожно отрывает от Драко жену и прижимает ее к себе.

— Так и было, — Драко растеряно оглядывает комнату и садится в постели. — Не понимаю, что произошло.

— Спроси на ближайшем сеансе. Мы действительно кое-как смогли вытащить тебя из этого кошмара. — Блейз баюкал в объятиях всхлипывающую Панси и не сводил глаз с друга.

— Да, я так и поступлю, — согласно кивает Драко. — Идите спать, все хорошо. У меня где-то завалялось зелье сна без сновидений. Сейчас я его приму и просплю спокойно до утра.

— Хорошо, спокойной ночи. Обсудим все утром. — Забини осторожно подхватил Панси на руки и покинул комнату Драко.

Драко откинулся на подушки и уставился в потолок. Крис провёл с ним несколько сеансов гипноза в прошлом году и кошмары постепенно сошли на нет. Драко благополучно избавился от запасов зелья сна без сновидений и жил как обычный человек. Он продолжал проводить встречи с Крисом, но скорее как друзья, а не в формате врач-пациент, но видимо его другу снова придётся применить на Драко свои профессиональные навыки.

Мама. Он так давно не видел ее во сне. Почему она говорит, что он должен отпустить ее? Ведь он так близко к своей цели. Когда он воплотит свою идею в жизнь, все будет как прежде. Все будут счастливы.

Драко встал с постели и подошёл к комоду. Откопав в ящике припрятанную на всякий случай склянку с зельем, он зубами вытащил пробку и одним глотком влил в себя содержимое. Сморщив нос от такого знакомого горького привкуса, он вернулся в постель и мгновенно провалился в сон.

========== Глава 19.1 ==========

Утром Драко открыл глаза и тут же резко закрыл их обратно — голова кружилась как после тяжелого похмелья. Видимо организм, отвыкший от постоянного приема зелья сна без сновидений, взбунтовался после ночной незапланированной дозы и продемонстрировал своё явное неудовольствие.

Драко наколдовал в пустой стакан, стоящий на тумбочке, воды, с помощью агуаменти и с жадностью его осушил. Ясности в голове это, конечно, не прибавило, но немного успокоило саднящее после ночных криков горло.

Драко осторожно встал с кровати и поддерживая равновесие с помощью стены, медленно прошёл в ванную, чтобы принять душ. Сильный напор холодной воды моментально привёл его в чувство, поэтому чистил зубы он уже заметно посвежевшим.

В столовой уже был подан завтрак, а Панси, тихонько напевая себе под нос, раскладывала для всех столовые приборы. Завтрак миссис Забини всегда готовила и подавала сама, это была их маленькая семейная традиция. Конечно, у них был домовой эльф, занимающийся почти всеми домашними делами, которого Панси забрала с собой из отчего дома после замужества. Родители Паркинсон очень любили дочь, но как и все богатые, чистокровные аристократы, попросту не имели достаточно свободного времени, чтобы полноценно заниматься ее воспитанием, отдавая все свои силы делам семейного бизнеса. Так вышло, что их домовой эльф Мокки практически вырастил Панси и очень грустил после отъезда «своей любимой юной мисс» в ее новый дом. Поэтому на следующий день, новоиспеченная миссис Забини вернулась в родовое поместье и забрала Мокки в свою новую жизнь.

— Драко, доброе утро, как спалось? — Панси замерла, сжимая в руках ложки, когда увидела как он входит в столовую.

— Привет, Панс. Спал как убитый, — Драко зевая проследовал на своё место и сел за стол. — Простите за то, что случилось ночью. Сам не понимаю, почему кошмары вернулись. Я отправил сову Крису с просьбой о встрече, надеюсь, что он поможет разобраться.

— Привет всем, — Блейз подошёл к жене и поцеловал ее в щеку. — Ты как, старик? Ну и напугал ты нас.

— Простите, я правда не понимаю, что произошло. Только что рассказывал Панс, что хочу встретиться с Крисом по этому поводу, — Драко терпеливо дождался пока Панси закончит сервировку и займёт своё место, прежде чем потянулся за свежим тостом и намазал его джемом.

— Опять будешь пить зелье? —Блейз налил себе кофе и приступил к овсянке.

— Ну если только вам не понравилось наше ночное приключение, — грустно усмехнулся Драко и отправил в рот тост.

— Нам нравится, когда не кричишь во сне и не мучаешься от кошмаров, — мягко сказала Панси и послала другу тёплую улыбку.

— Ты помнишь, что у нас сегодня встреча с Тео? —Драко перевёл взгляд на Блейза.

— Да, я сказал, что мы заедем сразу после твоей встречи с риэлтором.

— Драко, почему ты так торопишься с домом? Ты мог бы оставаться у нас столько, сколько потребуется, — спросила Панси и налила себе апельсиновый сок в высокий стакан.

— Милая, он молодой парень, у него может быть своя личная жизнь. Вдруг он захочет привести девушку.— Блейз, незаметно от жены, игриво подмигнул Драко.

— У тебя кто-то есть? — тут же оживилась Панси.

— Панс, у меня никого нет, — сквозь зубы ответил Драко и послал Блейзу испепеляющий взгляд. — Твой муж просто утрирует.

— Малфой, если я узнаю, что ты мне не рассказал о том, что у тебя появилась девушка… — угрожающе протянула Панси.

— То мы вместе заколдуем его яйца, малышка, — весело закончил Блейз и послал взбесившемуся Драко воздушный поцелуй.

— Панс, ты пойдёшь с нами смотреть дом? — поспешил сменить неудобную тему Драко.

— Нет. Я жду сегодня Тори, она обещала пообедать со мной.

— Как там у неё дела с Тео? —спросил Блейз, незаметно поглядывая на Драко.

— Ну, сегодня он пригласил ее встретиться и поговорить. Я думаю, что он пытается вымолить ее прощение, — беззаботно ответила Панси и быстро отправила в рот пару ягод свежей малины.

— А что Тори? — закатив глаза от прищуренного взгляда Блейза, спросил Драко.

— Она твёрдо намерена поставить точку в этом фарсе, гордо именуемом отношениями, — Панси вновь потянулась к вазочке и проворно подцепила несколько ягод.

— Бедный Тео, мы обязаны напиться сегодня, — протянул Блейз и увернулся от подзатыльника жены.

— Скорее бедная Тори, — сердито пробурчала Панси. — Он столько времени изводил ее своей ревностью, обвинил тебя в симпатии к ней, а ты его ещё и жалеешь?

— Панс, он наш друг, — осторожно начал Драко. — Мы в любом случае должны его поддержать.

— Я знаю, знаю, — вздохнула Панси. — Но, Мерлин, он такой идиот.

— И ты, как всегда, права, любимая, — заискивающе промурлыкал Блейз и поцеловал жену в висок.

— Блейз, да ты каблук, — расхохотался Драко.

— Не завидуй, старик. Когда-нибудь ты тоже захочешь оказаться под каблуком какой-нибудь горячей, кучерявой красотки, — подмигнул Блейз изменившемуся в лице Драко.

— Почему кучерявой? — снова оживилась Панси, переводя взгляд с Блейза на Драко.

— Видимо у твоего мужа фетиш. Спроси на досуге,— Драко отодвинул от себя тарелку и встал из-за стола. — Блейз, через 15 минут жду тебя у камина. У нас встреча с риэлтором.

— Как скажешь, мой господин, — Блейз снова подмигнул ему, и Драко подумал, что если Забини так сделает ещё раз, то он точно даст ему по морде.

— Придурок, — прогоняя мечты о том, как его кулак летит в ухмыляющееся лицо Забини, Драко ушёл в свою комнату.

— Это просто замечательное место, мистер Малфой, — его риэлтор, миссис Робертс, тучная брюнетка лет 50, уже 40 минут расхваливала дом, в который Драко и Блейз прибыли для просмотра, — 2 этажа, 4 спальни, просторная столовая и огромная гостиная—продолжала увлечённо щебетать женщина, демонстрируя им комнаты. — Во дворе есть чудная детская площадка.

— У меня нет детей, — буркнул Драко.

— Ох, вы такой красивый мужчина, мистер Малфой, уверена, что у вас уже есть на примете чудесная ведьма, а значит и за детишками дело не станет, — отмахнулась от него миссис Робертс, и Драко почти ждал, что она потреплет его за щеку, как всегда делает мать Забини.

— Ага, — гоготнул Блейз. — Чудесная и кучерявая. Настоящая львица.

Драко, не долго думая, пнул по ноге развеселившегося друга, с удовольствием отмечая как Забини поджимает губы от боли.

— Хорошо, миссис Робертс. Мне нравится. Я его беру, — Драко прошёл в столовую и сел за стол, жестом приглашая женщину присоединиться. — Давайте я подпишу все необходимые бумаги.

— Чудесно, мистер Малфой. С вами приятно иметь дело, — пропела женщина и со скоростью света достала из своей огромной коричневой сумки пачку листов.

— Не разделяю ваших восторгов, — обиженно пробурчал Блейз и присоединился к ним за столом.

— Будь паинькой, Забини, — Драко поставил свою подпись на последнем листе и вручил один экземпляр бумаг риэлтору. — Благодарю за помощь, миссис Робертс.

— Всегда пожалуйста, мистер Малфой, — женщина убрала все бумаги в свою сумку и попрощавшись, исчезла в пламени камина.

— Забини… — угрожающе прорычал Драко. — Если ты ещё хоть раз намекнёшь про меня и Грейнджер…

— Прости, дружище, никак не могу удержаться, — Забини весело рассмеялся.

— Правда? — ехидно начал Драко. — Посмотрим, смогу ли я удержаться и не рассказать Панс о том, как на свой мальчишник ты напился и уснул со стриптизершей?

— Только попробуй, Малфой. Я не виноват, что эта девчонка напилась и не нашла лучшего места для сна, чем мой диван, — Блейз тут же изменился в лице и боязливо поежился.

— Тогда угомони свои таланты клоуна, — рявкнул Драко.

— Ладно, ладно, — скривился Блейз и сложил руки на груди.

— Вставай, обиженка, — Драко хмыкнул и встал из-за стола. — Нам уже пора к Тео.

— Хорошо, только давай сначала заглянем к нам. Хочу захватить бутылочку чего-нибудь крепкого и неприлично дорогого для Тео.

Драко согласно кивнул, собрал документы на дом, ключи и друзья переместились по камину в дом Забини.

— Я убью этого ублюдка! — голос Панси заставил Драко вздрогнуть и удивленно посмотреть на Блейза. — Ты успел где-то накосячить?

— Когда бы? Я был с тобой все время, — Блейз инстинктивно вжал голову в плечи и поспешил на голос жены.

Драко проследовал за другом и замер при виде рыдающей Астории, прижимающей руки к лицу, и Панси, которая старательно пыталась успокоить подругу.

— Что произошло? — Блейз присел на корточки перед Тори и осторожно убрал ее руки от лица.

— Это что такое? — удивленно пробормотал Драко, рассматривая ссадину на левой щеке девушки.

— Этот мудак ударил ее! — зло выплюнула Панси. — Тори сказала, что не любит его и этот ублюдок взбесился!

— Это сделал Теодор? Астория, посмотри на меня, — Драко подошёл ближе к Тори и осторожно взял ее за подбородок. — Это сделал Тео?

— Да, — еле слышно выдавила девушка, снова захлебываясь слезами. — Я просто хотела уйти.

— Я блядь убью его, — сквозь зубы процедил Драко и резко развернувшись направился к камину.

— А я тебе помогу, — Блейз убрал прилипшие прядки с лица Астории и поднялся на ноги.

— Блейз, без глупостей, — коротко бросила Панси. — Не переусердствуйте.

— Мы просто научим его как нужно обращаться с леди, — на ходу ответил Блейз и последовал за Драко.

Когда Блейз вышел из камина в доме Нотта, он тут же бросился к Драко, который уже оседлал Тео и наносил ему методичные удары по лицу.

—Ты совсем охуел, ублюдок? Поднимать руку на девушку, которая тебя отвергла! — Драко выплевывал слова Тео в лицо.

— Хватит, с него достаточно! — Блейз с силой удерживал рвущегося в бой Драко. — А с тобой Тео, я потом ещё поговорю!

— Значит, это к тебе она ушла от меня? — зло сплюнул кровь на пол Тео и уставился на Драко.

— Тебя только это волнует? — сквозь зубы прорычал Блейз. — Ты ударил девушку, а тебя интересует к кому она ушла?

— Она никогда меня не любила! Она всегда думала о нем! — Тео, бешено вращая глазами, выставил в сторону Драко указательный палец.

— И правильно делала, что не любила! — ещё раз попытался вырваться из хватки Блейза Драко. — За что тебя любить?!

— Не смей так говорить! — Тео бросился было к Драко, но был остановлен ловко брошенным петрификусом от Блейза, и тяжелым кулем упал на пол.

— Нам пора, оставь его, — Блейз потянул Драко к камину. — Идём, нужно помочь Панси с Тори.

— Когда очухаешься, ублюдок, мы обязательно ещё поговорим, — Драко в последний раз пнул носком ботинка обездвиженного Тео и проследовал в камин за Блейзом.

Комментарий к Глава 19.1

У кого не хватает времени, тот снова делит главу на 2 части🙈

========== Глава 19.2 ==========

— Надеюсь, он жив? — Панси многозначительно окинула взглядом взъерошенного Драко.

— К сожалению, да, — Блейз тяжело вздохнул и присел на диван рядом с женой. — Где Тори?

— Я напоила ее успокоительным зельем, и она уснула.

— Она в порядке? — обеспокоено спросил Драко, потирая сбитые костяшки пальцев.

— Напугана, — грустно усмехнулась Панси. — Он впервые проявил к ней такую агрессию.

— Он многое сегодня сделал впервые, — Блейз прижал к себе Панси и оставил легкий поцелуй на ее виске.

— Бедная Тори, ее родители в отъезде вместе с Дафной. Она будет совершенно одна в поместье, — Панси с несчастным выражением лица сложила руки на груди и посильнее прижалась к мужу.

— Слушай, Панс, может быть вам стоит пригласить Тори к себе, пока ее родители не вернутся? — Драко сел рядом с ней на диван и погладил подругу по плечу. — Я купил дом, который мы сегодня смотрели с Блейзом, поэтому могу в самое ближайшее время освободить вашу гостевую комнату.

— Старик, ты уверен что это будет удобно? — обеспокоено посмотрел на друга Блейз. — Переезд дело не быстрое.

— Все в порядке, — отмахнулся от него Драко. — Уверен, что не зря меня в Хогвартсе научили облегчающим чарам, — мне хватит часа, чтобы уменьшить и сложить свои вещи в одну коробку.

— Спасибо, Драко, — благодарно улыбнулась Панси. — Ей действительно сейчас нужна поддержка.

Блондин кивнул, и поднявшись с дивана, вышел из гостиной, чтобы собрать свои вещи. Распахнув дверь своей комнаты, Драко мысленно чертыхнулся — как он мог забыть про спящую Асторию. Девушка свернулась клубочком в его постели, ее щеки все ещё блестели от слез, а плечи слегка подрагивали от тяжёлого дыхания. Драко осторожно убрал с ее глаз мешающую прядь волос и накрыл Тори пледом. Стараясь действовать тихо, он начал заклинанием вытаскивать свои вещи из шкафа.

— Драко, что ты делаешь? — тихий голос со стороны постели заставил его обернуться.

— Ох, Тори, прости. Я тебя разбудил?

— Нет, все хорошо. Сложно сказать спала ли я вообще, — девушка слабо улыбнулась и поплотнее закуталась в плед.

— Как ты себя чувствуешь? — Драко присел на край постели и тепло улыбнулся ей.

— Плохо, — Астория тихонечко всхлипнула. — Я так испугалась. Сначала разговор был довольно цивилизованным. Затем он вновь и вновь начал обвинять меня, что мне никогда не были нужны эти отношения. Потом зачем то приплёл сначала Блейза, а потом тебя. Кричал, что я никогда его не любила, а когда я не выдержала и сказала, что он абсолютно прав, то он… — голос ее сорвался на ещё один всхлип. — Он словно стал кем-то другим, не Тео… Он ударил меня и сказал, что всегда знал о моих чувствах к тебе. Мерлин, какой бред…

Драко осторожно притянул к себе уже рыдающую девушку и мягко погладил ее по голове.

— Тори, все уже кончилось. Не бойся. Мы с Блейзом не дадим тебя в обиду.

— Ох, Драко, я так вам благодарна. Родителей сейчас нет в городе, и за меня пока некому вступиться. Я даже не знаю почему назвала именно адрес Панси в камине, когда убегала от Тео… — быстро забормотала Тори куда-то в плечо Драко.

— Все будет хорошо, обещаю, — он оставил легкий поцелуй на ее макушке и ободряюще провёл рукой по спине.

— Гхм, видимо я не вовремя, — голос Блейза у двери заставил их испуганно отскочить друг от друга.

— Не говори ерунды, Забини, — проворчал Драко и быстро подошёл к шкафу со своими вещами. — Я не подумал, что Тори спит именно здесь и случайно разбудил ее.

— Ок, мистер Случайность, как только ты закончишь свои сборы, я буду ждать тебя внизу — помогу тебе с вещами — Блейз посмеиваясь прикрыл за собой дверь и удалился.

— Вот придурок, — пробормотал Драко, продолжая собирать вещи.

— Ты уезжаешь? — вопросительно сдвинула брови Астория.

— Да, я купил дом и хочу сегодня заехать туда. Панси хочет предложить тебе пожить у них некоторое время, поэтому тебе понадобится комната, — Драко улыбнулся девушке и взмахнув палочкой, ловко отправил партию своих рубашек в коробку.

— Ох, мне так неловко, — замялась Тори. — Тебе не стоило из-за меня так спешно переезжать.

— Тори, все нормально. Не думай об этом.

— Спасибо, Драко. Правда спасибо. Мне очень повезло, что у меня есть такой друг как ты, — Астория встала с постели и прижалась к нему со спины.

— Мне тоже, Тори, — Драко медленно развернулся к ней лицом и сомкнул свои руки у неё на талии. Он вспомнил их разговор несколько лет назад, когда он сказал ей, что их дружба невозможна и мысленно поблагодарил Мерлина, что больше не является таким идиотом.

Позже он и Блейз перевезли все его вещи в новый дом и решили отметить переезд, вооружившись двумя бутылками огневиски и китайской едой навынос, которую просто обожал Забини. Панси и Астория решили устроить девичник, поэтому в спешке вытолкали парней из дома, бормоча что-то о женском вечере вина и шоколадного мороженого.

Драко и Блейз удобно устроились в столовой его нового дома и быстро оприходовали первую бутылку огневиски за разговорами о событиях сегодняшнего дня. Когда подошла очередь второй бутылки, градус разговоров незаметно повысился.

— Итак, расскажи ка мне, дорогой друг, когда же закончится эта череда удивительных случайностей в твоей жизни? — изрядно захмелевший Блейз опрокинул в себя очередной бокал огневиски и отчаянно пытался поймать палочками кусочек утки из картонной коробочки.

— Забини, вот Мерлин свидетель, если бы я сам не был участником всех этих событий, я бы решил что это чья-то глупая шутка, — не менее пьяный Малфой попытался сфокусировать взгляд на друге и, потерпев неудачу, устало прикрыл глаза.

— Ты мне так и не рассказал чем кончилось дело с Грейнджер. Ты ее трахнул ещё раз?

— Если бы, — пьяно икнул Драко. — Я имел неосторожность нелестно выразиться про семейство Уизли и меня с позором изгнали.

— Черт, значит я зря над тобой издевался? Я думал у вас что-то вроде отношений намечается.

— Нет, у нас абсолютно точно нет никаких отношений! — Драко вскочил со своего места и возмущённо замахал руками. — Мне не нужна постоянная подружка. Тем более Грейнджер.

— Ты так говоришь, потому что она тебя отшила, — Блейз гаденько захихикал и отсалютовал ему бокалом.

— Ничего подобного. Если я захочу, она будет моя по щелчку пальцев, — Драко выпил ещё порцию алкоголя, и не удержав равновесия, упал обратно на стул.

— Да, конечно. Скорее ты вылетишь как пробка по щелчку ее пальцев, — Не сдавался Блейз.

— Ха, а хочешь докажу? — Драко возбужденно соскочил со своего места и направился к камину. — Прямо сейчас я пойду к ней и хорошенько ее оттрахаю.

— Малфой, успокойся. Я просто пошутил, — Блейз бросился вслед за упёртым другом.

— А я все равно докажу тебе. Увидимся завтра, Забини. Сегодня я сплю с львицей.

— Блядь, Драко! — воскликнул Забини, но друг уже исчез в пламени камина.

Вывалившись из камина в доме Грейнджер, Драко с большим усилием поднялся на ноги и огляделся. В доме было темно и тихо.

— Греееейнджеееер! Выходи, малышка! Папа дома!

Продолжая кричать, Драко обходил комнаты в поисках Гермионы и тут услышал тихий голос из приоткрытой двери в ванную комнату. Он смело толкнул дверь и замер на пороге. Грейнджер стояла к нему спиной в одних только трусиках и энергично втирала в ноги крем, тихонько мурлыча себе под нос какую-то песню. Приглядевшись, Драко понял, что она слушает музыку в наушниках и ухмыльнулся. Он подкрался к ней и обнял со спины, отчего девушка испуганно заверещала и резко развернувшись, со всей дури врезала ему коленкой в пах.

Тогда Драко в полной мере осознал смысл выражения «искры из глаз посыпались». От боли он упал на пол и сжался в позе эмбриона, слабо поскуливая.

— Малфой?!Ты что тут делаешь?!Ты идиот?! — Грейнджер схватила халат с крючка и быстро закуталась в него.

— Грейнджер, Мерлина ради, ты орешь как банши… — все ещё зажмурившись от боли, простонал Драко.

— Что ты делаешь в моем доме в такое время? — она наклонилась к нему чтобы помочь встать и презрительно сморщила нос. — Фу, да ты пьян.

— Я пришёл тебя оттрахать, Грейнджер, — слабо шевеля языком пробормотал Драко, игнорируя ее протянутую руку и удобнее устраиваясь на ее коврике в ванной.

— Малфой, да ты стоять не можешь, какое там оттрахать, — со смешком сказала Грейнджер и дернула его за руку. — Давай вставай, тебе пора домой.

— Эй, не смей смеяться надо мной, — обиженно протянул Драко и все-таки поднялся на ноги.

— Черт, да ты еле на ногах стоишь, удивительно как ты вообще добрался до меня без приключений, — Гермиона осторожно вывела его из ванной и повела в гостиную.

— Грейнджер, я забыл где я живу, — растеряно пробормотал Драко и устало облокотился на неё, когда они дошли до камина.

— Малфой, не смешно, ты живешь у Забини, — Грейнджер слегка раздраженно подтолкнула его ближе к камину.

— Я не шучу, Грейнджер. Я сегодня съехал в свой новый дом, а адрес ещё не запомнил.

— Ну, тогда иди к Забини, — Гермиона впихнула ему в руки банку с порохом.

— К Забини нельзя. У них сейчас живет Тори, — Драко отдал ей обратно банку с порохом и пьяно икнул. — Так что сегодня я буду спать в твоей постельке, — он игриво улыбнулся и потянулся к поясу ее халата.

— Размечтался, — она хлопнула его по рукам и со вздохом пошла в свою комнату за бельём. — Постелю тебе в гостиной.

— Ты такая злая, Грейнджер, — заканючил Драко и поплёлся за ней. — Я не хочу спать на диване. Я хочу спать с тобой.

— А я хочу спать с Бредом Питтом! — ехидно воскликнула Гермиона и вручила ему одеяло и подушку.

— Кто этот Питт? — Драко злобно прищурился. — Значит мне с тобой спать нельзя, а ему можно? Быстро говори, кто он такой!

— Малфой, успокойся, это магловский актёр, — простонала Гермиона. — Ты же вроде ходил в кино.

— Я ходил только на хорошие фильмы, — гордо задрал подбородок Драко. — А почему ты хочешь с ним спать?

— Малфой, иди уже, спокойной ночи! — Гермиона вытолкала его из своей комнаты и закрыла дверь.

Драко, недовольно бурча что-то о странных женщинах и отвратительных актёрах, добрался до дивана и рухнул на него прямо в одежде, проваливаясь в долгожданный сон.

Драко разбудил мерзкий пиликающий звук, и он отчаянно застонал, натягивая на лицо одеяло.

— Малфой, вставай, нам пора на работу!

Драко медленно стянул с себя одеяло и с трудом разлепил тяжелые веки. Перед глазами предстала незнакомая комната в сиреневых тонах. Драко повернул голову влево и встретился с сердитым взглядом Грейнджер, и события вчерашнего вечера стали проясняться в гудящей голове.

— Грейнджер, что я делаю в твоей комнате? — Драко осторожно сглотнул слюну и с силой зажмурился.

— Знаешь, Малфой, у меня сейчас совсем нет времени на твое изощренное убийство, а простой Авадой мне ограничиваться не хочется, — девушка сердито носилась по комнате, собирая в сумочку необходимые для работы вещи. — Ты сейчас отправляйся домой и приведи себя в порядок, я скажу мистеру Стоуну, что ты отлучился по нашему последнему артефакту. Жду тебя на работе через час.

— Спасибо, Грейнджер, — Драко поднялся с постели и обнаружил, что он абсолютно голый. — Грейнджер, мы с тобой…

— Малфой, отправляйся домой. Мы поговорим, когда ты приведёшь себя в порядок. До встречи. — Гермиона ещё раз одарила его сердитым взглядом и выпорхнула из комнаты.

Драко нашел кучу своих вещей на полу и быстро натянул их на себя. Мерлин, он вообще не помнил, что произошло. Как он оказался в постели Грейнджер, если ложился спать на диване? Наверное, он проснулся ночью и, забыв, что находится не дома, решил пойти в свою комнату. А может, он ее все-таки трахнул? Тогда обидно, что он этого не запомнил.

Драко решил больше не мучать свой несчастный мозг бесполезными догадками, а лучше дождаться расправы от Грейнджер. Он умылся, вернулся в гостиную и с помощью камина отправился в свой новый дом.

Комментарий к Глава 19.2

Вот и продолжение)

У кого какие догадки, что же всё-таки произошло ночью?😈

========== Глава 20.1 ==========

Заметно посвежевший, после бодрящего душа, Драко вышел из лифта на 9 уровне Министерства магии и, почти вприпрыжку, направился в свой новый кабинет. Нетерпеливо дёрнув ручку, он встретился с сердитым взглядом Грейнджер, которая готовила отчёт для мистера Стоуна.

— Вы только посмотрите, кто почтил нас своим присутствием! — ее голос прямо-таки сочился ядом. — Великий и ужасный, секс-машина Драко Малфой!

— Так значит, мне удалось получить вчера свой приз? — Драко тут же зацепился за сказанные слова и поиграл бровями.

— Мистер Малфой, мисс Грейнджер. Вы уже подготовили предварительный отчёт по найденному артефакту? — прервал разгорающийся конфликт начальник отдела, который без стука вошёл к ним в кабинет.

— Мы уже заканчиваем, мистер Стоун, — с серьезным лицом ответила Грейнджер. — Я ждала информацию от мистера Малфоя.

— Жду вас через 15 минут у себя, — начальник многозначительно постучал по своим наручным часам и покинул кабинет.

— И что же ты там подготовила, Грейнджер? — пытаясь рассмотреть ее записи, Драко заглянул ей через плечо.

— В отличии от некоторых, Малфой, я плодотворно провела выходные, — девушка сердито наморщила нос и продолжила делать заметки.

— Мне ли не знать, Грейнджер, — Драко наклонился к ее волосам и провёл носом по уху.

— Если ты сделаешь так ещё раз, я повторю свой трюк с 3 курса, — не отрывая глаз от записей, пропела Гермиона.

— Фу, какая ты скучная, — пожал плечами Драко и сел за свой стол. — Может ты все-таки расскажешь про свой отчёт?

— В воскресенье я была в Хогвартсе. Макгонагалл разрешила мне посетить библиотеку, — она наконец отложила перо и откинулась на спинку стула.

— Так, и что ты узнала? — Драко жестом руки призвал ее продолжать.

— Не могу сказать, что я узнала много, — со вздохом ответила Грейнджер. — Практически ничего. Это яйцо упоминается в записях про Салазара Слизерина. Я нашла заметку, что оно было создано им лично, в подарок для одного из основателей Хогвартса, но там не было не единого слова ни про личность получателя подарка, ни про то как это яйцо открыть. Мерлин, там даже не указано для чего его нужно использовать.

— Понятно, — выдохнул Драко и прикрыл глаза от приступа внезапной головной боли.

— Ты в порядке, Малфой? — Грейнджер бросила на него обеспокоенный взгляд.

— Просто похмелье, не переживай, любимая, — сжимая пальцами гудящие виски, ответил Драко.

— Ох, ну если ты пытаешься меня кадрить, значит все не так уж и плохо. У меня есть зелье от головной боли, — с этими словами она достала маленькую сумочку и засунула туда руку по самое плечо. — Вот держи.

— Так много вопросов и так мало ответов, — ошарашено пробормотал Драко, принимая из ее рук спасительную склянку.

— Заклятие незримого расширения, — заученно выдала Гермиона, закатывая глаза.

— А ты плохая девочка, Грейнджер, — он одним глотком осушил емкость и поморщился от вкуса зелья.

— Я просто умная, — парировала Гермиона и собрала со стола бумаги, — давай, Малфой, нам пора к мистеру Стоуну.

Послушно кивнув, Драко последовал за ней в кабинет начальника.

— Присаживайтесь коллеги, — махнул рукой в сторону кресел мистер Стоун, как только напарники появились на пороге его кабинета. — Я слушаю вас.

Откашлявшись, Гермиона быстро и четко, словно на уроке, отчиталась о найденной в Хогвартсе информации, упомянув, что посещала школу на пару с Малфоем. «Какая самоотверженность» — ухмыльнулся про себя Драко.

В течение всего доклада, мистер Стоун хмурился и задумчиво поджимал губы. Когда Гермиона закончила свой рассказ, наступила тишина. Через пару минут неуютного молчания, от которого Драко то и дело нервно ерзал в кресле, начальник прищурился и, наконец, произнёс:

—Значит, Салазар Слизерин, понятно. Вы уже подняли из нашей библиотеки всю информацию по нему?

— Нет, сэр, — еле слышно пробормотала Грейнджер.

— Во имя Мерлина, так почему вы ещё здесь? — всплеснул руками мистер Стоун.

— Эм, мы готовили отчёт, — Драко растянул губы в самой дружелюбной улыбке из всех возможных.

— Какая нелепость, мистер Малфой, — сердито сдвинул брови начальник, от чего Драко вжал голову в плечи.

— Мисс Грейнджер, немедленно закажите 2 пропуска для вас и мистера Малфоя, и чтобы сегодня я вас тут не видел.

— Да, сэр, уже иду, сэр, — пролепетала Гермиона и дёрнув Драко за рукав, попятилась к выходу. — Хорошего дня, мистер Стоун.

Едва они закрыли за собой дверь, Грейнджер облегченно выдохнула и направилась в их с Драко кабинет. Она села за свой стол и, быстро черкнув пару строчек, отправила за дверь бумажный самолётик. Затем она повернулась к зашедшему за ней Драко и сердито нахмурилась:

— Малфой, мистер Стоун довольно требовательный начальник, если не хочешь вылететь из отдела, не нужно искать оправдания своему бездействию, а когда тебе говорят, как нужно было сделать, лучше промолчи.

— Но мы ведь действительно делали отчёт, — изумлённо возразил Драко.

— Ну, во-первых, отчёт делала я, — снисходительно улыбнулась Грейнджер. — А во-вторых, он прав. У нас появилась зацепка, и вместо того, чтобы разделиться и заняться делом, мы были заняты ерундой.

— Я понял, Грейнджер, — закатил глаза Драко. — Никогда не пей перед работой, чтобы не опаздывать, Малфой, — он удивительно похоже скопировал ее нравоучительный тон.

— Быстро схватываешь, — Гермиона сморщила нос и на лету поймала влетевший в кабинет самолётик. — Пропуски готовы, идём Малфой.

Они вышли из своего кабинета и направились по длинному коридору куда-то вглубь Отдела Тайн.

— Куда это мы, Грейнджер? —недоуменно вскинул брови Малфой, пока они проходили десятки рабочих кабинетов. — Ты все-таки решила грохнуть меня без свидетелей?

— Это было бы слишком просто, Малфой, — ухмыльнулась Гермиона. — Если бы я решила тебя убить, то просто подсунула бы тебе какую-нибудь страшную проклятую вещь из нашего отдела. Чтобы ты умирал медленно и мучительно, — она одарила его светящейся улыбкой и Малфой сделал мысленную заметку, никогда ее всерьёз не злить.

Наконец, они дошли до конца коридора и уперлись в стену, на которой висела картина, с изображённой на ней коричневой совой.

— И что дальше? — не удержавшись, ехидно спросил Драко. — Нам нужно спросить дорогу, мисс Всезнайка?

— Мерлин, какой же ты придурок, — Грейнджер со вздохом по очереди поднесла к глазам сипухи их пропуска. Тяжело ухнув, сова повернула голову влево и в стене показался, скрытый до этого проход.

— Давай, двигай уже, — подтолкнула его в спину Грейнджер, и он вздрогнул, толкнул дверь.

Перед ними открылся вид на небольшую, уютную комнату без окон, с двумя письменными столами, на которых аккуратными стопками лежали чистые пергаменты. Одну из стен комнаты полностью закрывал огромный книжный шкаф, до отказа набитый древними фолиантами.

— Я слышал, что в Отделе Тайн одна из самых больших волшебных библиотек в Лондоне, — протянул Малфой, оглядываясь.

— Все так и есть, Малфой, — Гермиона решительно подошла к шкафу с книгами и начала сосредоточенно читать названия на обложках.

— Ау, Грейнджер, один шкаф? Серьезно?

— Малфой, библиотека зачарована. Наш пропуск даёт нам право на книги, которые так или иначе связаны с основателями Хогвартса. Библиотека сделала для нас подборку и приготовила все необходимые вещи для работы. Пока мы не закончим, никто не сможет зайти в это помещение и взять эти книги, — она нежно погладила пальцами потрёпанную обложку книги и вытащила ее из шкафа. — Уверена, что в библиотеке Мэнора тоже есть свои секреты.

— Я так и думал, — обиженно процедил Драко, злясь на себя за глупость, и схватив первую попавшуюся книгу, сел за стол.

Минут 40 они работали молча, прерывая тишину лишь шелестом пергамента и скрипом пера. Наконец, Драко не выдержал и отложил перо, со вкусом потянувшись.

— Грейнджер, ты мне так и не рассказала, что произошло прошлой ночью.

— Отвали, Малфой, — пробормотала Гермиона. — Займись делом, потом поговорим.

— А я хочу сейчас, — Драко выхватил у неё из рук перо и заработал сердитый взгляд.

— Что тебе нужно, Малфой? — Грейнджер устало прикрыла веки и откинулась на спинку

стула.

— Обстоятельный рассказ о нашей страстной ночи, — промурлыкал Малфой и самодовольно ухмыльнулся. — К сожалению, я не запомнил подробностей, но уверен, что все прошло замечательно.

Грейнджер пару минут изумлённо смотрела на него, хлопая ресницами, затем неожиданно громко расхохоталась.

— Малфоооой, — простонала она сквозь взрывы смеха. — Ты совсем ничего не помнишь?

— Нет, а что смешного? —Драко терпеливо ждал, пока она закончит веселиться. — Грейнджер!

— Ох, — она в последний раз хихикнула и, наконец, ответила. — Ночью ты заявился ко мне в комнату, разбудил меня своим жарким шёпотом, о моей исключительной красоте и сексуальности. Я пыталась выпроводить тебя, но ты был очень настойчив, —Драко горделиво хмыкнул. — Все плавно шло к сексу, а затем ты просто вырубился прямо на мне, когда пытался стащить с меня трусики, — тут она не выдержала и снова расхохоталась. — Так что ночь была действительно страстная, но в твоём сне.

— То есть, у нас ничего не было? — протянул Драко, наблюдая за ее весельем.

— Нет, Малфой, не было, — Гермиона вытерла выступившие от смеха слёзы и выхватила у него из рук своё перо. — А теперь давай работать.

В течении 10 минут Драко задумчиво наблюдал, как она водит пером по пергаменту, а затем, хитро улыбнулся, встал со своего стула и подошёл к Гермионе со спины.

— Я все понял, Грейнджер, — шепнул он ей, касаясь губами мочки уха.

— И что же ты понял, Малфой? —стараясь не обращать на него внимания, спросила девушка.

— Я понял, почему ты злилась ночью, — он провёл пальцем вдоль ее позвоночника.

— Ну, наверное, потому что ты не дал мне нормально поспать, — продолжая делать записи, пробурчала Грейнджер.

Драко рывком поднял ее со стула, и подхватив за талию, усадил совершенно обалдевшую девушку на стол.

— Не ври мне, Грейнджер, — он проследил носом линию ее шеи, опаляя горячим дыханием нежную кожу.

— О чем ты говоришь, Малфой? — она слегка поерзала от столь интимного контакта.

— Ты злилась, потому что рассчитывала на удовольствие, а я тебе его не дал, — Драко оставил лёгкий поцелуй на ее ключице.

— Какая чушь, — Грейнджер убрала его руки со своего тела и попыталась спрыгнуть со стола. — Очень интересная теория, Малфой, жаль только что абсолютно бредовая.

— Сидеть, — рыкнул на неё Драко и она послушно замерла. — Сейчас я заглажу свою вину.

— Что ты имеешь ввиду? —растеряно промямлила Грейнджер, но Драко уже втянул ее в страстный поцелуй.

Она тихонечко простонала и притянула его ближе к себе за лацканы пиджака, скользя языком внутрь его рта. Он практически насиловал языком ее рот, от чего Гермиона лишь сдавленно всхлипывала и покрепче прижималась к его телу.

Внезапно Драко разорвал поцелуй и осторожно толкнул ее рукой в грудь, заставляя лечь спиной на стол. Затем, он пододвинул ближе к себе стул, стянул с плеч пиджак и сел прямо между ее раздвинутых ног, подтягивая Гермиону за бёдра ближе к себе.

— Что ты делаешь, Малфой? Мы же в Министерстве, — Грейнджер подняла на него свой затуманенный взгляд и попыталась сдвинуть ноги.

— Я сказал — не дергайся. Ты сама говорила, что пока мы не закончим, в эту комнату никто не сможет войти, — он легко вернул бёдра Гермионы на исходную позицию и задрал до пояса ее легкое платье.

— Грейнджер, ты точно плохая девочка, — довольно пробормотал он, жадно разглядывая ее ничем не прикрытую киску. — Ты готовилась для меня?

— На улице очень жарко и я… — она не договорила и протяжно застонала, когда Драко провёл языком по ее уже влажным складочкам и вцепилась пальцами в его волосы.

— Ты что-то сказала, милая? —издевательски прошептал Драко, глядя ей прямо в глаза.

— Не отвлекайся, Малфой, — Грейнджер подалась бедрами ближе к его лицу.

— Как пожелает леди, — Драко ухмыльнулся и засунул язык прямо в пылающую жаром дырочку, вырвав из ее груди новые хриплые стоны.

Подушечкой пальца он начал стимулировать ее клитор, продолжая трахать ее языком и Гермиона закатив глаза, сильнее потянула его за волосы. Затем, он заменил язык двумя пальцами и начал резко двигать ими в ней, покрывая нежными поцелуями внутреннюю поверхность ее бёдер. Комната наполнилась пошлыми хлюпающими звуками и короткими всхлипами Грейнджер, которая была все ближе и ближе к своему освобождению. Почувствовав, как начинают сжиматься ее внутренние мышцы вокруг его пальцев, Драко резко остановился и встал со стула, заставляя Гермиону разочарованно застонать:

— Верни свой язык на место, Малфой, — она приподнялась на локтях и свирепо уставилась на улыбающегося Драко, который мучительно медленно расстёгивал пряжку своего ремня.

— Такая нетерпеливая, — шорох расстегнувшейся молнии и брюки падают с его бёдер. — Не будь эгоисткой, малышка.

Гермиона хитро улыбнулась и соскользнула со стола, падая на колени перед ним.

— Эй, кое-кто играет не по правилам, — Драко попытался поставить Гермиону на ноги, но она обхватив одной рукой ствол его члена, провела кончиком языка вокруг головки, и Драко сдавленно зашипел:

— Несносная девчонка, все делаешь по своему.

Гермиона послала ему самодовольную улыбку и так резко насадилась ртом на его член до самого основания, что Драко почувствовал как её горло сильно сжало головку и застонал от остроты ощущений. Она продолжала дразнить его, нежно облизывая по всей длине и тут же сменяя томные ласки на жёсткие, глубокие фрикции, подводя его к краю, но не давая столь желанного оргазма. Не выдержав таких пыток, Драко зарычал и рывком поднял ее с колен, вновь усаживая на стол:

— Что ты делаешь со мной, ведьма, — он быстро встал между ее ног, откинул ее спиной на стол и вошёл одним мощным рывком, вырывая синхронный стон из них обоих.

Драко не церемонился и сразу взял быстрый, жесткий темп, нещадно вколачиваясь в неё. Удерживая Гермиону за тонкую талию одной рукой, второй он спустил бретельку платья, оголяя правую грудь и начал ласкать пальцами возбужденный сосок.

Два толчка, короткий всхлип и Драко почувствовал, как ее тугие стеночки затрепетали в оргазме, сжимая его член. От этого ощущения он хрипло зарычал, и крепко вцепившись пальцами в талию Гермионы, несколько раз изо всех сил толкнулся в неё и перед глазами вспыхнули звёзды от долгожданного освобождения.

— Я надеюсь, что смог загладить свою вину? — Драко поднял с пола пиджак и игриво хлопнул Гермиону по попе, пока она поправляла своё платье.

— Ещё раз так сделаешь, и больше заглаживать вину будет нечем, — В тон ему ответила Грейнджер и слегка потрепала его по щеке.

— Мне больше нравится, когда ты стонешь, — обиженно пробормотал Драко, вырываясь из ее хватки.

— Так, Малфой, повеселились и ладно. Это было в последний раз. Больше ты не сможешь застать меня врасплох, — Гермиона вернула своему лицу серьезное выражение и вновь села за свои записи.

— Ну-ну, Грейнджер, в прошлый раз ты говорила почти тоже самое, а потом обиделась за то что, я уснул и лишил тебя секса, — Драко растянул губы в коварной улыбке и занял своё место за столом.

— Малфой, я серьезно. Прекращай свои игры.

— Никто и не играет, Грейнджер. Мы просто доставляем друг другу удовольствие, — Драко забавлял ее сердитый тон, и он послал ей воздушный поцелуй.

— Тогда будь добр, доставь мне удовольствие ещё раз… — нежно промурлыкала Грейнджер, глядя прямо ему в глаза.

— Детка, ты такая ненасытная, — Драко подмигнул ей и начал расстёгивать пиджак.

— Найди мне информацию про это гребанное яйцо, Малфой, — строго закончила Грейнджер и продолжила листать книгу.

— Ты зануда, — проворчал Драко и послушно взял в руки фолиант.

Спустя еще 1,5 часа молчаливых поисков, Гермиона со вздохом отодвинула от себя стопку книг и устало прикрыла глаза.

— Я сдаюсь. Тут есть все что угодно, кроме того что нужно. У тебя есть успехи?

— Если бы я что-то нашёл, то тут же сообщил бы тебе, Грейнджер, — пробормотал Драко, деловито переворачивая страницы очередной книги.

— Может быть, мы можем воспользоваться твоей библиотекой в Мэноре? — слегка краснея, спросила Грейнджер.

— Напрашиваешься в гости? —сально улыбнулся Драко.

— Напрашиваюсь на получение нужной информации, — резко осадила его Грейнджер и громко захлопнула книгу.

— Ладно, остынь. Завтра сможем посетить Мэнор, — Драко легонько погладил ее по плечу кончиком пальца. — Совместим приятное с полезным.

Грейнджер возмущённо фыркнула, собрала свои записи и встала из-за стола.

— Отлично, Малфой. Тогда пошли проведём визуальный осмотр этого яйца.

— Грейнджер, почему все, что ты говоришь, так сильно меня возбуждает, — Драко поймал ее руку и рывком усадил к себе на колени.

— Малфой, что я говорила о неумении держать руки при себе? — Грейнджер поерзала на его коленях.

— Прости, малышка. Не могу от тебя оторваться, — Драко зарылся носом в ее волосы и шумно втянул воздух. — Ты пахнешь как гребаный рай, Грейнджер.

— Продолжай меня бесить, Малфой, — проворчала Гермиона вставая с него. — И ты узнаешь наверняка, как пахнет в раю.

— Значит ты думаешь, что я попаду в рай после смерти, Грейнджер? —хохотнул Драко. — Злой и страшный Пожиратель смерти в раю? Я так не думаю.

— Ты ошибаешься, Малфой, — огромные карие глаза, казалось, заглядывали сейчас прямо в его душу. — Ты не так плох, как думаешь. Идём, нам пора, — она толкнула дверь и вышла из комнаты.

Драко на секунду замер от ее слов, затем грустно улыбнулся и вполголоса произнёс: “Не после того, что я сделаю.”

Он захватил записи со своего стола, в последний раз окинул взглядом помещение и последовал за ней.

Комментарий к Глава 20.1

Надеюсь ожидания оправдались?🤫

========== Глава 20.2 ==========

— Малфой, сначала нанеси на руки защитную мазь.

Драко, который уже минуты 3 не реагировал на внешние раздражители, и просто не сводил взгляд с серебряного яйца, лишь коротко кивнул и послушно подставил ладони под тюбик в руках у Грейнджер.

— Завораживает, не правда ли? —Гермиона кивнула в сторону артефакта и выдавила на руки Драко розовую мерцающую субстанцию с тонким ароматом апельсина.

— Точно, — снова кивнул Драко и, наконец, обратил своё внимание на манипуляции Грейнджер. — Что это за мечта восьмилетних девочек?

— Это из-за добавления опала! — возмущённо воскликнула Гермиона. — Между прочим, опал устраняет ненужные страхи и мысли, и избавляет от тяжелых воспоминаний и снов.

— Хм, — пробормотал Драко. — Тогда мне точно нужно обложить этим камнем свою постель.

— Тебя мучают кошмары? — в глазах Гермионы тут же загорелся интерес.

—Нет, — отрезал Драко. — Просто шутка. Так что делает эта ваша супер-мазь?

— О, это наша новейшая разработка, — быстро заговорила Гермиона, возбужденно размахивая руками. — Она позволяет без всякого вреда трогать руками почти все темномагические инструменты. Сам понимаешь — в нашей работе это незаменимая вещь.

— Отлично, ну тогда, с вашего позволения… — Драко легко отодвинул ее бедром со своего пути и нетерпеливо взял в руки яйцо. Как только дрожащие пальцы коснулись холодного металла, сердце начало отбивать сумасшедшую чечетку. Он ощутил, как магия прошла по всему телу, отчего волосы буквально встали дыбом.

Мерлин, это оно. То, что он искал столько времени. То, на что он бросил столько сил и денег. И, наконец, он держит его в руках.

Стараясь сохранять внешнее спокойствие, Драко осторожно поднёс яйцо ближе к своему лицу, чтобы лучше рассмотреть чёрную змею, сжимающую артефакт в своих объятиях. Один глаз красный, другой зелёный. Руки снова предательски дрогнули, а изо рта вырвался облегчённый вздох. Теперь сомнений в подлинности яйца никаких нет — у змеи должны быть разные глаза. Мерлин…

—Что-то нашёл, Малфой? —Грейнджер не сводила глаз с лица Драко, следя за его реакцией.

— Думаю, что разный цвет глаз у змеи, вы уже подметили раньше, так что ничего, — деланно безразлично пожал плечами Драко и осторожно вернул артефакт в коробку на столе.

— Черт, честно говоря, я так надеялась на твои знания, — огорчённо вздохнула Гермиона и накрыла коробку крышкой.

— Прости, Грейнджер, не всегда работа пожирателем смерти приносит нужный опыт, — закатил глаза Драко.

— Я не это имела в виду, — фыркнула Гермиона. — Я говорила о том, что ты чистокровный, а значит со многими аспектами магии знаком больше меня, и мог заметить то, чего не увидела я.

— Неужели, я единственный чистокровный в нашем отделе, который обладает такими ценнейшими навыками? — осторожно спросил Драко.

— Да, — кивнула Гермиона. — Ты единственный чистокровный аристократ, который изъявил желание работать, вместо того, чтобы блистать на великосветских приемах, попивая шампанское.

— Ну, не все чистокровные так богаты, как я, — поиграл бровями Драко, притягивая ее к себе за плечи.

— Тем не менее, Малфой, — ехидно улыбнулась Гермиона, убирая его руку. — Ты единственная чистокровная задница в этом отделе.

— Опять дерзишь, — Драко вновь притянул Гермиону к себе, кладя свои руки ей на бёдра. — Кажется, я обещал тебя отшлепать.

— Мечтай, Малфой, — Грейнджер ловко вывернулась из его объятий. — Я тебе говорю в последний раз — оставь эту бессмысленную затею.

— Скуууууучнооо, — протянул Драко.

— Завтра в Мэноре повеселишься. Ты не забыл, что завтра мы идём в твою библиотеку? — с придыханием спросила Гермиона.

— Грейнджер, у тебя, кажется, слюнка потекла, — расхохотался Драко. — Это от предвкушения вечера со мной наедине?

Гермиона фыркнула и взяв в руки коробку с артефактом, вышла из кабинета, чтобы отнести ее в комнату хранения.

Драко сел за свой стол и сложив на нем руки, устало опустил на них голову.

Мозг гудел от мысли, что он наконец-то находится в шаге от осуществления своей конечной цели. Нужно только придумать план, как выкрасть яйцо, или на худой конец остаться с ним наедине на несколько часов. Ещё нужно как-то сбить со следа Грейнджер, потому что если она узнает правду о яйце, то Драко его больше не увидит. Черт, нужно срочно отправиться в Мэнор и провести ревизию книг. Он должен убрать все, что может хоть как-то намекнуть Грейнджер об истинном предназначении артефакта. Ещё нужно не допустить чтобы Грейнджер столкнулась с Люциусом в поместье. За реакцию отца на Грейнджер Драко не переживал — Малфой старший расстался с большинством своих навязчивых идей и относился к маглорожденным весьма…терпимо. Драко опасался за длинный язык своего напарника, чтобы она ни в коем случае не оповестила отца о цели их визита в Мэнор. Люциус наизусть знает какие книги есть в поместье, поэтому будет очень удивлён, если они в итоге ничего не найдут и начнёт задавать сыну неудобные вопросы.

— Малфооооой, не спи, — горячий шёпот Грейнджер обдал жаром кожу на шее.

— Ты говоришь о том, что не хочешь больше секса, а сама практически трахнула мое ухо, — не поднимая головы, глухо пробормотал Драко.

—Подъем! — Гермиона ткнула пальцем ему под рёбра и уселась за свой стол. — Я сказала мистеру Стоуну, что отчёт будет завтра, после того как мы посетим Малфой-Мэнор. Поэтому, на сегодня мы свободны.

— Отлично, тогда я пошёл. До завтра, Грейнджер, — Драко быстро смахнул бумаги со стола в свой портфель и послав закатившей глаза Гермионе воздушный поцелуй, направился к лифтам.

***

— Малфой, твою мать, ты где был? — не успел Драко выйти из камина Забини, как Блейз схватил его за пиджак и потащил за собой на кухню.

— Остынь, милая, папочка работал, — Драко вырвал рукав своего пиджака из рук Блейза. — Ты сам-то почему не в Министерстве?

—Потому что, у меня вечером портключ в Барселону, там пройдёт встреча с представителями министерства магии Испании, — начал объяснения Блейз, но затем снова схватил Драко за рукав и прошипел. — Где ты был? Я прождал тебя вчера до поздней ночи, но ты так и не появился.

— Да успокойся ты уже, — раздраженно отпихнул его руку Драко. — Я же сказал, что иду к Грейнджер, чего ты взъелся?

— Ты сам сказал, что между вами с Грейнджер ничего серьезного не происходит. Вчера ты пьяный вошёл в камин своего дома, пробурчал какой-то адрес себе под нос и исчез! Что я должен был думать? — воскликнул Блейз.

— Почему ты просто не встретился со мной в Министерстве? — Драко вопросительно приподнял правую бровь и сел за барную стойку.

—Черт, я не сообразил что могу поймать тебя там, — виновато пробормотал Блейз и сел рядом с Драко на высокий стул.

— Естественно, — издевательски протянул Драко. — Вместо этого, ты решил дождаться меня дома и устроить мне сцену, как ревнивая жена.

— Пошёл ты, Малфой, — пихнул его в плечо Блейз . — Я между прочим волновался. Вдруг с тобой что-то произошло, а я даже точно не знал где ты.

— Ну-ну, любимая. Не грусти, — хохотнул Драко и получил от Блейза ещё один удар по плечу. — Ай! Будешь драться — не расскажу, кто сегодня трахался в библиотеке отдела Тайн.

Блейз смешно округлил глаза и открыл рот:

—Ты трахался в министерстве? С кем?

— Забини, как можно? Я же джентльмен, — притворно возмутился Драко, поднося ладонь ко рту.

— Ну, судя по тому, что местом для совокупления была выбрана библиотека отдела тайн, то твоя пассия явно из Невыразимцев. Думаю, что сделать выводы не сложно, учитывая, что твой напарник Грейнджер, с которой ты уже имел удовольствие пообщаться более интимно, — Блейз подошёл к шкафу с алкоголем и достал бутылку бренди. — Как ты только додумался до этого?

— Эта женщина из меня веревки вьет, — ухмыльнулся Драко и достал два бокала, пододвигая их к Блейзу. — Ночью я был слишком пьян, чтобы подарить ей парочку оргазмов, пришлось отдуваться днём.

— Да уж, — усмехнулся Блейз, разливая бренди. — Вы с Грейнджер знаете толк в извращениях. Это же надо додуматься — предаваться разврату в библиотеке.

— Забини, тебе что 90? Что за выражения? — сморщил нос в отвращении Драко.

— Всем привет, — на кухню зашла Астория с кружкой в руке. — Вы сегодня рано, ребята.

— Привет, Тори, — Драко встал со своего места и обнял девушку. — Как ты? Почему не в аврорате? Они же там без тебя не смогут даже нюхлера поймать, не то что настоящего преступника.

— Ох, Драко, — девушка звонко расхохоталась ему в грудь. — Я взяла небольшой отпуск. Пока у меня нет никаких моральных сил для борьбы с преступным миром.

— Ничего, все наладится, Тори — Драко не спешил выпускать ее из объятий и мягко погладил по волосам.

— Гхм, — откашлялся Блейз и Астория невольно отскочила от Драко. — Тори, а где Панс?

— О, она пошла с Джинни в магазин тканей, чтобы подобрать материал для платьев. Мы договорились встретиться с ними чуть позже и выпить кофе. Как раз Гермиона должна освободиться после работы, поэтому у нас намечаются небольшие девчачьи посиделки.

При упоминании имени Грейнджер, Драко закашлялся и запустил ладонь в волосы, отчего Забини тихонечко прыснул в кулак.

—Ладно, развлекайтесь ребята, мне уже пора собираться, была рада тебя видеть Драко—Астория встала на носочки и чмокнула Драко в щеку.

— Пока, Тори, — растянул губы в хитрой улыбке Забини, как только за девушкой закрылась дверь. — Я и не знал что вы с ней так подружились.

— Эмм, да, — Драко спрятал лицо за своим бокалом. — После этой ситуации с Тео, мы стали немного ближе общаться.

— А как же Грейнджер? — прищурился Блейз.

— Забини… — Драко устало выдохнул и сделал большой глоток бренди. — Как бы тебе объяснить, чтобы ты отвалил раз и навсегда… Успокойся! У меня ничего ни с кем из них нет! Это понятно?!

— О, более чем, друг мой. Просто одну ты трахаешь, а вторая, краснея, целует тебя на прощание. Все предельно ясно, Драко, — Блейз хохотнул и отсалютовал ему бокалом.

— Как же ты меня бесишь, — проворчал Драко, глядя на забавляющегося друга. — Ладно, раз мы закончили наш нелепый диалог, я пожалуй пойду. Мне нужно навестить отца в поместье.

— Удачи, герой-любовник. Передавай привет Люциусу. Кстати, не забудь, что Панс планирует отметить твоё новоселье.

— Стоп, когда это мы об этом договорились? — Драко непонимающе уставился на друга.

— Эй, — Блейз пощелкал пальцами перед лицом Драко. — Мы тут о моей жене говорим. Ей когда-то нужно было с тобой договариваться о таких вещах? Просто готовься к вечеринке.

— Мерлиииин, — простонал Драко в отчаянии. — Почему все, кто носят фамилию Забини, считают своим долгом доставлять мне неприятности.

— Я знаю, что ты это не всерьёз, дружище, — Блейз подмигнул другу.

— Конечно, о чем речь, — скривился Драко. — Ладно, удачи на встрече. Увидимся завтра, Блейз.

— Чао, — Блейз махнул рукой в след уходящему другу и осушил свой бокал.

Драко вышел из камина в своей старой комнате в Малфой-Мэноре и поежился. Он так долго не был дома, но тут все осталось точно так, как в его последний визит. Тот же плед на постели, те же самые шторы, которые выбрала Нарцисса, вот колдографии стоят на каминной полке, в том же самом порядке, в каком их расставила мать. Драко улыбнулся и погладил рамку с улыбающейся Нарциссой, которая держала его 11-летнего за руку и махала рукой.

— Драко? Ты не говорил, что придёшь, — Люциус Малфой зашёл в комнату и крепко обнял сына. — Ты по делу или просто так?

— Здравствуй, отец, — Драко крепко прижался к отцу, и на секунду вновь ощутил такое нужное сейчас спокойствие. — На самом деле, мне нужно заглянуть в библиотеку, но я с удовольствием присоединюсь к тебе за ужином. Обсудим текущие дела.

— Тогда предлагаю сначала поесть. Миппи, — Люциус щелкнул пальцами и перед ними появился домовой эльф. — Подавай ужин в малой столовой на меня и на Драко.

— Будет сделано, хозяин Люциус. Миппи рад вас видеть, хозяин Драко, — эльф затрепетал своими большими ушами и почтительно склонил голову.

— Я тоже очень рад, Миппи, — мягко улыбнулся Драко и домовик, счастливо улыбнувшись, испарился.

— Отец, у меня будет к тебе одна просьба. Завтра я хочу появиться здесь с Гермионой Грейнджер. Нам нужно будет воспользоваться библиотекой. Ты не мог бы не пересекаться с ней, пока мы будем в поместье?

— Немного странная просьба, сынок, — удивленно посмотрел на своего отпрыска Люциус. — Ты же знаешь, что мисс Грейнджер в этом доме ничего не угрожает. Могу я поинтересоваться почему ты просишь меня об этом?

— Понимаешь… — замялся Драко. — Мисс Грейнджер все ещё одолевают тяжелые воспоминания, связанные с этим домом, а мы с тобой были непосредственными участниками этих событий. Мы с ней сейчас напарники, и она ко мне уже привыкла, но боюсь, что твоё появление всколыхнёт давние страхи.

— Это довольно странная просьба, — недоверчиво глядя на сына, произнёс Люциус. — Но если ты говоришь, что встреча со мной может навредить психологическому состоянию мисс Грейнджер, то конечно, я всеми силами постараюсь избежать нашего с ней контакта. Но я прошу тебя донести до мисс Грейнджер, что в этом доме никто и никогда больше не причинит ей вреда.

— Да, конечно, отец, — стараясь не выдавать своего облегчения, выдохнул Драко.

Ужин прошёл в тёплой атмосфере. Драко рассказывал отцу о своём устройстве на работу в Министерство, о делах четы Забини и просто обо всем, что с ним происходило в последнее время. Они вспоминали мать и Драко видел, как гаснет свет в глазах отца при упоминании Нарциссы. Люциус так и не смог смириться с потерей любимой женщины и держался особняком от всех, поддерживая связь только с сыном и партнерами по бизнесу.

После трапезы Малфой старший, извинившись, удалился в свой кабинет, чтобы отправить пару писем, а Драко решил прогуляться по территории поместья, прежде чем отправиться в библиотеку.

Он и не заметил, как ноги сами его принесли к семейному склепу, и вот он уже гладит кончиками пальцев табличку из холодного белого мрамора, на которой крупными буквами выведено: «Нарцисса Лацерта Малфой».

— Мама… — голос срывается на отчаянный шёпот. — Здравствуй, Мама.

Драко поднимает глаза к потолку и смаргивает непрошеные слёзы. Затем он достаёт палочку, шепчет заклинание, и в руках у него оказывается алая роза, которую он прикрепляет к табличке.

— Я все исправлю, мама, я обещаю. Я люблю тебя, — он в последний раз обводит пальцами имя матери на табличке и выходит из склепа.

Комментарий к Глава 20.2

Вот и новая глава🌹

У кого какие идеи по поводу замыслов Драко?😈

========== Глава 21 ==========

— Крис, мне кажется, ты должен уже хоть что-нибудь сказать, — Драко с беспокойством следил за другом, который смотрел перед собой невидящим взглядом и не реагировал на его зов. — Крис?

— Что ты сделал, Малфой? — наконец прохрипел мужчина. — Что ты мать твою сделал? Что это за гребаный артефакт?

— Ну, судя по тому, что я сейчас сижу перед тобой, живой и невредимый, а не прохлаждаюсь, например, в Азкабане, можно сделать вывод, что ничего ужасного не произошло, — процедил сквозь зубы Драко.

— Что же тогда произошло? — нетерпеливо перебил его Крис. — Расскажи мне про это яйцо.

— Следуя условиям нашего спора, я смогу рассказать тебе про него, только в случае твоей победы, — небрежно пожал плечами Драко.

— Ты серьезно?! — взревел Крис и вскочил со своего кресла. — Ты говоришь мне, что связался с темной магией, которая могла привести тебя к Азкабану, или вообще убить, но не говоришь ничего конкретного из-за нашего дурацкого спора?! Плевать на него, Драко! Я требую, чтобы ты немедленно мне все рассказал!

— Сядь, — сохраняя спокойствие буркнул Драко. — Выпей.

Он подтолкнул Крису огневиски, и терпеливо ждал, пока взбешённый друг одним махом проглотит обжигающую жидкость.

— Расскажи мне все, — сдавленно прохрипел Крис, морщась от крепости напитка. — Плевать на спор, просто расскажи.

— Так дело не пойдёт, — на лицо Драко вернулась типичная Малфоевская ухмылка. — Сейчас, несомненно, я расскажу тебе все, что тебя интересует, но наш спор продолжается. Будем считать, что ты изменил условия — теперь, в случае твоей победы, я исполню любое твоё желание, в рамках разумного, конечно же, — он ехидно выделил последние слова.

— Мерлин, даже в такой ситуации ты умудряешься играть в свои игры, Малфой, — Крис одарил его раздражённым взглядом и сердито поджал губы.

— Я просто отношусь серьёзно ко всему, что говорю, мой друг. Так что, ты согласен?

— Ладно, — Крис махнул рукой в его сторону. — Пусть будет по-твоему, продолжаем этот нелепый спор.

— Ох уж эта твоя азартность, — Драко расхохотался и пригубил свой напиток, затем его лицо приобрело игривое выражение. — Ну что, готов к новой подсказке?

— Если только это будет действительно подсказка, а не твоя очередная попытка поиздеваться надо мной.

— Конечно нет, мой друг, — притворно возмутился Малфой. — Итак, в день, когда я устроился на работу в Министерство, я поцеловал свою будущую жену.

— Это уже даже не смешно, — проворчал Крис, глядя на откровенно веселящегося друга. — Ты же обещал не издеваться.

— А не будешь орать на друзей, когда они открывают перед тобой свою душу, — подмигнул ему Драко. — Ну что, у тебя уже есть претендентка на победу?

— Если честно, меня сейчас больше волнует этот тёмный артефакт, нежели твоя супруга, — устало прикрыл глаза ладонью Крис. — Я хочу знать, что ты сделал, и почему ты не в тюрьме.

— Ты совсем не умеешь веселиться, — фыркнул Драко. — Ладно, удовлетворю твоё любопытство, но не забывай истинную причину нашего разговора.

— Малфой… — угрожающе прорычал Крис, сжимая в руке пачку с сигаретами.

—Терпение, силач. — хохотнул Драко. — Итак, я встретил Грейнджер у ворот Малфой-Мэнора…

2001 Малфой-Мэнор

Драко, стоя у ворот поместья, с удовольствием наблюдал, как солнце медленно плывет к горизонту, окрашивая небо в багряно-красные оттенки. Он всегда любил смотреть на закаты, они ассоциировались у Драко с возможностью начать все заново, что завтра настанет новый день и обязательно подарит новые возможности. Пропуская сквозь пальцы легкий летний ветерок, Драко прикрыл глаза, впитывая кожей ласковые лучи уходящего солнца.

— Малфой, а ты, оказывается, очень милый когда не изображаешь из себя напыщенного болвана, — Гермиона бесшумно трансгрессировала прямо перед ним, и Драко ощутил ее тёплое дыхание на своей шее.

— Что ты имеешь ввиду, Грейнджер, — Драко ухмыльнулся, но не спешил открывать глаза.

— Ну у тебя сейчас такой расслабленный и умиротворённый вид. Мерлин, ты похож на настоящего, живого человека, — Грейнджер весело расхохоталась. — Я видела у тебя такое выражение лица, когда… — она слегка замялась.

Драко резко распахнул глаза и заметил, как едва заметный румянец окрасил ее щечки.

— Так когда ты видела у меня такое лицо, Грейнджер? — Драко зашёл за спину смущенной девушки и опустил свои руки на ее талию, резко прижимая ее спиной к своей груди.

— Когда мы занимались сексом. У тебя такое лицо, когда ты кончаешь, Малфой, — сдавленно пробормотала Гермиона, ещё больше краснея.

— И почему тебя это смущает, Грейнджер? — Драко убрал ей за ухо непослушную прядку волос и провёл носом по щеке. — Ты же сама сказала, что больше этого не повторится.

— Да, — пискнула Гермиона, явно млея от его действий. — А теперь прекрати дышать в мое ухо так, будто у тебя астма, — она выпуталась из его объятий и нервно одернула вниз красную шелковую блузку.

— Что такое астма? — недоуменно уставился на неё Драко.

— Магловское заболевание дыхательных путей. Веди меня уже в свою библиотеку, Малфой.

— Как пожелает леди, — он специально ответил ей фразой, которую говорил во время секса, удовлетворенно отмечая, как она нервно закусила нижнюю губу.

— Идём, — Гермиона взбила руками свои кудряшки и последовала за Драко ко входу в поместье.

— Это невероятно… — Эту фразу Грейнджер повторяла примерно раз в 15 секунд, пока судорожно ходила от одного книжного шкафа к другому, когда Драко, наконец, привёл ее в библиотеку. — Это…

— Да-да, невероятно, я понял с первого раза, Грейнджер, — закатил глаза Драко, посмеиваясь над ее таким детским восторгом. Эту женщину не купить дорогими украшениями и ресторанами, нет, ей нужно просто показать библиотеку, где хранятся древние фолианты, и она ответит благосклонно.

— Малфой, если ты дашь мне почитать эту книгу, я сделаю все, что угодно, — Гермиона смотрела на Драко щенячьим глазами, нежно прижимая к груди потрёпанный фолиант о жизни оборотней.

— Не искушай меня, Грейнджер, — Драко хищно улыбнулся и подошёл к ней ближе. — Тебе везёт, что я настоящий джентельмен. Бери просто так.

— Спасибо, Малфой, — она просияла и бережно убрала свою добычу в маленькую бисерную сумочку. — Это же…

— Невероятно? — Драко улыбнулся и легонько дернул ее за прядь волос.

— Именно, — прищурилась Грейнджер и вернулась к исследованию полок. — Итак, пока я не встретила ничего, что хоть немного могло помочь нам в нашем деле, а ты?

— Тоже, — Драко отвернулся и сделал вид, что пристально изучает корешки книг. Конечно, они ничего не найдут, ведь он вчера весь вечер убил на штудирование библиотеки, чтобы спрятать потенциально опасные для его задумки экземпляры.

— Черт, такое ощущение, будто мы что-то упускаем, — Гермиона раздраженно убрала на полку очередную книгу. — Не может быть, что нигде нет совсем никакой информации про это проклятое яйцо.

— Может быть, Салазар все уничтожил? Он ведь не был доброжелательным волшебником, вспомни его маленькую шалость с василиском.

— Точно, — Гермиона передернула плечами в отвращение. — Но хоть что-то должно было остаться. Любая темная магия оставляет следы.

— Может быть, оставить эту затею, убрать яйцо в комнату Хранения и благополучно забыть о нем? —осторожно спросил Драко, выжидательно глядя на Грейнджер.

— Конечно, нет, — сурово посмотрела на него девушка. — Я обязательно доберусь до сути.

— Очень сомневаюсь, — вполголоса пробормотал Драко. — Ты настырная, Грейнджер,— добавил он уже обычным тоном.

— Тебе следует быть таким же, Малфой, — снисходительно улыбнулась ему Гермиона и взяла в руки очередную книгу, быстро листая страницы. — Стоп, кажется я кое-что нашла…

— Что? — У Драко похолодели ладони, и он быстро подошёл к Гермионе, заглядывая через ее плечо в книгу.

— Смотри, — девушка быстро водила пальцем по строчкам, не замечая, как изменился в лице ее напарник. — Здесь написано, что Салазар Слизерин долгое время дружил с Годриком Гриффиндором, и создал некий артефакт, который преподнёс ему в знак своей дружбы. Упоминается, что Годрик отверг этот подарок, потому что почувствовал присутствие темной магии. Мерлин, Малфой, я абсолютно точно уверена, что здесь говорится про наше яйцо!

— Ну не торопись, Грейнджер. Тут сплошная вода, никаких фактов, — пробормотал Драко, мысленно отвешивая себе хороший подзатыльник. Как блядь он мог пропустить эту книгу?!

— Малфой, ты идиот? — нахмурилась Гермиона. — Да у нас впервые за все время появилась хоть какая-то зацепка! Нам срочно нужно начать искать в этом направлении!

— Ты права, — кисло улыбнулся Малфой, наблюдая, как она возбужденно достаёт свою сумочку.

— Я возвращаюсь в Министерство, попробую порыться в библиотеке отдела Тайн, а ты ещё раз проверь у себя.

— Как скажешь, босс, — Драко проводил Грейнджер до точки трансгрессии за воротами и, как только девушка исчезла, в отчаянии запустил руки в волосы, с силой натягивая платиновые пряди. Черт, он должен поторопиться. Грейнджер подобралась слишком близко, одному Мерлину известно, что может нарыть эта упёртая девчонка с неуемной жаждой знаний. Драко рвано выдохнул, в попытке успокоить нервы.

Хорошо, прежде чем что-то предпринять, он должен дождаться известий от Грейнджер, чтобы понять в каком направлении двигаться дальше. Сейчас ему не помешает немного выпить и расслабиться, наверняка Забини уже дома. Драко вернулся в поместье, кратко рассказал отцу про их успехи с Грейнджер, не вдаваясь в подробности дела, и попрощавшись с Люциусом, отправился к друзьям.

В доме Забини никогда не бывает скучно. С этой мыслью Драко крутанул пустую бутылку из-под вина, которую Панси приспособила для игры «Правда или желание».

Все началось с обычного ужина, на котором присутствовали сам Драко, чета Забини и временно живущая у них Астория. Друзья делились новостями, пили вино и наслаждались изысканными блюдами. После второй бутылки вина, слегка захмелевшая Панси, предложила оживить их вечер и вспомнила про эту игру, в которую они играли ещё в школе.

Бывшие слизернцы, уютно расположившись прямо на полу в гостиной дома Забини, и не торопясь потягивая вино, по очереди, раскручивали бутылку.

Горлышко указало на Блейза, и Драко хитро улыбнулся.

— Правда или желание, милый?

— Давай правду, — прищурившись ответил Блейз.

— Тогда расскажи нам, чем закончилась вечеринка на 5 курсе, когда Слизерин одержал победу в квиддичном матче над Когтевраном.

— Малфой, — Блейз мрачно посмотрел на друга. — Ты уверен, что мы с тобой друзья?

— А что там было? — заинтересовалась Панси. — Мы ведь ещё не встречались, милый?

—Да, Панс. В тот вечер тебя обхаживал Пьюси, — Драко вновь не сдержал ухмылки.

— Точно, Эдриан! — Хлопнув себя пальцем по лбу, воскликнула Панси. — Такой странный, всю вечеринку не отходил от меня, говорил, как я ему нравлюсь, а на следующий день сделал вид, будто ничего не было.

— Действительно странно, Панс, — Драко надул щеки, в попытке сдержать смех. — Блейзи, ты что-нибудь знаешь об этом?

— Придурок, — выдохнул Забини.

— Знаешь, Панс, ты ведь нравилась Блейзу с 5 курса, — Драко подмигнул Астории, которая уже явно разобралась в чем дело и тихонько посмеивалась над удивленным взглядом Панси.

— Да, — недовольно перебил его Блейз. — Милая, ты мне очень сильно нравилась с 5 курса, но ты не обращала на меня никакого внимания, как на парня, предпочитая просто дружить со мной. В этот вечер, после матча, я увидел, как тебя нелепо клеит этот Пьюси, — Забини с презрением выплюнул имя однокурсника. — Ну и я не удержался. Дождался момента, когда он наконец от тебя оторвался, затащил в душевую и популярно объяснил, почему он никогда не должен трогать тебя своими грязными лапами.

— Если быть точнее, Панс, — уже откровенно смеясь добавил Драко. — Он отлеветировал несчастного Эдриана к потолку и угрожал раздеть его, навесить на него силенцио с чарами невидимости в придачу, и оставить его там, чтобы утром, когда заклятия спадут, над ним мог поржать весь факультет. Естественно бедный Пьюси истерично пообещал нашему дорогому другу никогда больше не подходить к тебе.

— Это так мило, любимый, — Панси бросилась обнимать своего в конец смутившегося мужа — Если бы я только знала, что так нравлюсь тебе, ты бы смог пробраться в мои трусики гораааздо раньше…

— Панси! — возмущённо выкрикнули Драко и Астория, заставляя влюблённую парочку довольно рассмеяться.

— Теперь моя очередь! — Блейз горячо поцеловал жену в губы и сильно крутанул бутылку.

Когда горлышко остановилось на Драко, Блейз возбужденно потёр руки и подмигнул другу.

— Правда или желание, дружище?

— Хрен с тобой, пусть будет желание, — обреченно махнул рукой Драко— И прежде, чем ты начнёшь вершить свою вендетту, не забывай, что я помог тебе заработать пару очков перед женой.

— Ну конечно, милый, — хищно улыбнулся Блейз. — Я хочу, чтобы ты сегодня, крайний срок завтра, поцеловал девушку, которая тебе нравится.

— Тебе кто-то нравится, Малфой? — Панси заерзала на своём месте и слегка подпрыгнула от нетерпения.

— Конечно нет, Панси, — фыркнул Драко. — Ты так глупо слил желание Забини.

— Я хочу напомнить тебе, Малфой, что мы магически скрепили наш договор перед игрой, — Блейз многозначительно указал глазами на руку Драко, на которой появилась бледная красная полоска. — Она не пропадёт, пока ты не выполнишь мое желание.

— Что за бред, Забини, мне никто не нравится!

Их спор прервала полупрозрачная выдра, которая сияя голубым светом, подплыла к Драко, и голосом Грейнджер произнесла:

— Малфой, живо ко мне. Я кое-что нашла.

— Видимо, мне пора, — Драко встал со своего места и по очереди чмокнул Панси и Асторию. — Простите, у нас сейчас важное дело с Грейнджер, которое, судя по всему, не может ждать.

— Мы все понимаем, Драко, — пропел Забини. — Хорошего вечера.

— И тебе не хворать, Блейзи, — скривился Драко и вошёл в камин, громко проговаривая адрес Грейнджер.

— Малфой, наконец-то, у меня столько новостей, — Гермиона нетерпеливо вытянула его за руку из своего камина и потащила к дивану. — Я нашла одну любопытную книгу…

—Позже, Грейнджер, — Драко с силой притянул ее к себе и впился в ее губы жадным поцелуем.

Когда они, наконец, оторвались друг от друга, из-за нехватки кислорода, Гермиона, тяжело дыша, посмотрела ему в глаза и хрипло пробормотала:

— И что это было, Малфой?

Драко посмотрел на свою руку, на которой отсутствовала полоска магического договора и провёл пальцем по чистой коже, будто проверяя.

— Если бы я знал, Грейнджер. Если бы я только знал.

Комментарий к Глава 21

С нетерпением жду ваши отзывы😉

Ну а если глава понравится, то буду очень рада лайкам👍

========== Глава 22 ==========

— Если мы закончили на сегодня с поцелуями, то, с твоего позволения, я начну, — ехидно произнесла Грейнджер, когда они разместились на ее диване, который со всех сторон был обложен книгами и пергаментами.

— Я бы предпочёл целоваться, — с надеждой простонал Драко.

— Обойдёшься. Итак, я прошу прощения, что вытащила тебя так поздно, но мне не терпелось поскорее сообщить тебе о том, что я обнаружила в Министерстве.

— Ближе к сути, Грейнджер, — Драко нетерпеливо махнул рукой в ее сторону.

— Как скажешь, — фыркнула Гермиона. — Когда мы наконец нашли кому предназначалось это яйцо, я сосредоточила поиски именно в направлении Годрика Гриффиндора. Мне попалась на глаза любопытная книга, нечто вроде личного дневника одного из профессоров Хогвартса. В нем есть запись о том, как Годрик получил некий подарок от одного из основателей школы, который должен исполнить одно, но самое заветное желание его обладателя.

— То есть, ты хочешь сказать, что у нас тут практически лампа с джином? — хмыкнул Драко, старательно пытаясь скрыть дрожь в руках.

— Именно! — победоносно воскликнула Гермиона, но затем слегка грустно добавила, — Но мы все ещё не знаем, как его открыть, и какую именно темную магию оно содержит.

— Не густо, — протянул Драко.

— Ну знаешь, Малфой, — тут же нахмурилась девушка. — Ещё вчера у нас и этого не было. Нам нужно просто поискать в книгах про артефакты, исполняющие желания.

— Отлично, значит завтра этим и займёмся.

— Эм, хорошо, просто я…

— Зачем ты вообще меня позвала? — с раздражением перебил ее Драко.

— Как зачем? Сообщить о результатах моих поисков, — слегка растерялась Гермиона.

— Ты могла бы сообщить мне это завтра на работе. Ты говоришь, что переживаешь о возможных слухах, которые могут дойти до твоего ненаглядного рыжего…

— Он не мой, —прошипела девушка.

— А сама при каждом удобном случае стараешься остаться со мной наедине. Немного странно, Грейнджер. Не находишь? — пристально глядя ей в глаза, издевательски протянул Драко.

— Мы напарники, Малфой. Вполне очевидно, что мы можем пересекаться чаще обычного. К тому же, Рональд уже в Лондоне, и я уверена…

— И ты уверена, что если он и узнает о нашей маленькой тайне, то ты в любом случае сможешь вымолить его прощение, Грейнджер? Может быть вам тогда стоит возобновить вашу помолвку?! — Драко вскочил с дивана и выплевывал эти слова прямо в лицо ошарашенной Гермионы.

— Что ты несёшь, Малфой?! — Грейнджер встала на ноги и с силой ткнула Драко указательным пальцем в грудь.

— А что не так, милая? — он растянул губы в издевательской улыбке, — Уверен, что Уизел примет тебя с распростертыми объятиями. Ну, а я, так уж и быть, буду периодически согревать твою постель.

Звонкая пощёчина заставила его замолчать и немного успокоиться, и он медленно поднял глаза на разъярённую девушку.

— Пошёл вон отсюда, — сквозь зубы процедила Гермиона и указательным пальцем ткнула в сторону камина.

— Грейнджер, я…

— Я сказала, пошёл нахрен, Малфой! — она не выдержала и сорвалась на крик, толкая его к каминной полке.— Пошёл вон!

Драко послушно взял в руки летучий порох, переступил через решетку и посмотрел на Гермиону. Она явно еле сдерживала слёзы, сильно прикусывая нижнюю губу, и Малфой ощутил пустоту в груди, понимая, что это его вина.

— Мне жаль, Грейнджер, — он бросил под ноги летучий порох и через секунду оказался в своём доме.

Драко вышел из камина в своей гостиной и со стоном упал на диван, запуская пальцы в волосы. Затем он с психом смахнул с журнального столика вазу, которую купил на ярмарке в Париже и слегка вздрогнул от звука бьющегося фарфора.

Что это блядь вообще было? Какого хера он устроил Грейнджер эту сцену? Очевидно, что он был очень расстроен, тем что она так близко подобралась к правде, в то время как сам Драко так и не придумал как остаться наедине с этим гребаным яйцом.

Он устало прикрыл глаза. Нет, Грейнджер не заслужила этого словесного поноса в его исполнении, только потому, что оказалась слишком дотошной и умной, совершенно ожидаемо, кстати говоря. А если учесть, что все его аргументы были вообще ничем не обоснованы, то можно с уверенностью заявить, что он, Драко Малфой, просто дебил.

С чего он вообще приплёл к разговору Уизли? Грейнджер окончательно поставила точку в этих отношениях. Она сама не раз говорила, что для неё самое главное сохранить дружбу с этим Рыжим недотёпой, а вся романтика давно в прошлом.

Стоп.

Драко резко вскочил на ноги и нервно начал мерить гостиную шагами. Почему его вообще волнует личная жизнь Грейнджер? Драко опустил взгляд на запястье, где была полоса магического договора. Он пару секунд сосредоточенно рассматривал чистую кожу, затем с улыбкой покачал головой и решительно направился к камину.

В доме Грейнджер было темно. Драко осторожно вышел из камина и прислушался — со стороны кухни были слышны приглушённые голоса, и он пошёл на звук. Драко замер перед приоткрытой дверью, за которой явно шёл оживленный спор.

— Рональд, я тебе уже сказала, что мы с Малфоем просто напарники, но в любом случае — это только мое дело, насколько близко подпускать этого, как ты говоришь, напыщенного хорька, к своей жизни, — Грейнджер была явно раздражена.

— Гермиона, когда ты разорвала помолвку, мне было тяжело, но я принял твоё решение! Я принял, что ты не чувствуешь ко мне того же, что и я. —Драко мысленно закатил глаза — видимо до Уизела таки дошли слухи об его поцелуе с Грейнджер в баре.

— Рональд Уизли, — Грейнджер перешла на угрожающее шипение. — Не смей, просто не смей обвинять меня в отсутствии любви к тебе! Я любила тебя! Любила так сильно, что эта любовь выжгла меня изнутри до тла, когда я поняла, что ты никогда не сможешь принять меня! Принять мои мечты и желания! Ты постоянно говорил только о том, что хочешь ты! Ты игнорировал все мои просьбы подождать со свадьбой, не обсуждать наших воображаемых детей, не заставлять меня бросить работу! И сейчас ты мне говоришь, что я не чувствовала к тебе любви?! Хрен тебе, Рональд! Я не позволю тебе!

— Я услышал тебя, Гермиона, — виновато пробормотал Уизли. — Значит с хорьком у тебя ничего нет?

— Нет, —устало сказала Гермиона. И вот это ее «нет», заставило что-то в груди Драко болезненно перевернуться. Наверное, так ощущается разочарование.

— Прости, Герм. Я не хотел тебя обидеть.

Послышался тяжелый вздох Грейнджер и какой-то шорох — видимо утешительные объятия.

Драко скривился, а затем, стараясь не шуметь, вернулся в гостиную и исчез в пламени камина.

***

Утром Драко отправил сову Грейнджер, написав ей письмо о том, что ему нездоровится. Он понимал, что это выглядит глупо, но он пока не готов к встрече с ней. Как и не был готов к тому, что она скажет этому Рыжему придурку, что ее с Драко ничего не связывает.

Малфой не мог в чем-то ее обвинить, ведь он сам неоднократно говорил о том, что между ними исключительно секс, а нормальные отношения его не интересуют. Только вот услышав вчера ее оправдания перед Уизли, Драко всю ночь думал о том, что же именно чувствует к этой девушке. Речи о любви, конечно же, не шло, но его несомненно к ней тянуло. Хотелось касаться ее, беззлобно переругиваться, наблюдать как она жмурится от удовольствия, когда выходит победителем в их споре. Хотелось обсуждать с ней книги, которые нравились им обоим, или эти глупые статьи в пророке, когда они оба морщили нос от отвращения, но продолжали говорить, что Скитер явно сошла с ума, раз пишет такую откровенную чушь. Хотелось чувствовать ее тёплые ладошки на своей груди и сцеловывать с ее губ хриплые вздохи, в момент наивысшего экстаза… Драко прикрыл глаза и устало вздохнул.

Мысли о Грейнджер он щедро разбавлял попытками придумать план, как заполучить это яйцо. Проблема была в том, что вчера он так увлёкся обвинением Грейнджер во всех смертных грехах, что не потрудился даже выслушать, что же именно она нашла в библиотеке.

Драко сделал себе кофе и написал Грейнджер ещё одно письмо, с просьбой вкратце рассказать ему о своих наработках, обосновывая это тем, что не хочет терять время находясь дома.

Внезапно камин в гостиной затрещал и Драко с интересом ждал появления незваного гостя.

— Драко? Ты где?

— Панс? Что ты тут делаешь? — Драко удивленно рассматривал внезапно появившуюся в камине подругу, лицо которой было скрыто огромными бумажными пакетами, которые она с трудом прижимала к груди.

— Может ты мне поможешь? — Панси сделала усилие и поймала один из пакетов, который почти выпал у неё из рук.

— Прости, — Драко чертыхнулся, забрал у девушки ее ношу и понёс на кухню, кивком головы приглашая ее следовать за ним. — Так ты чего тут делаешь с самого утра?

— Вообще-то, Блейз прислал мне сову с работы, — подбоченилась Панси. — Сказал, что ты заболел. Вот я и пришла, чтобы поухаживать за тобой. Все мы знаем как ты болеешь, — она ехидно улыбнулась.

—Спасибо, но мне уже лучше, — закатил глаза Драко. — И что значит «все мы знаем, как ты болеешь»?!

— Ох, со мной то не придуривайся, Малфой, — Панси деловито приступила к разбору пакетов. — Когда ты болеешь, ты превращаешься в капризного трёхлетку и начинаешь ныть и изводить всех вокруг.

— Неправда, — пробурчал Драко, наблюдая, как она достаёт из пакета фрукты. — Ты ограбила фруктовую лавку?

— А ещё ты начинаешь скулить, что хочешь вкусненького, — выудив из пакета коробку из его любимой кондитерской, продолжила Панси. — Но что именно, ты никогда не знаешь. Вот я и решила в этот раз быть максимально подготовленной к твоим загонам и купила все, что ты любишь.

— Панс, а я могу на тебе жениться? — с наслаждением вонзая зубы в имбирный пряник, простонал Драко.

— Поздно, милый, — потрепала его за щеку Панси. — Самая идеальная девушка на свете досталась твоему другу.

— Так всегда. Забини вечно везёт больше чем мне, — притворно вздохнул Драко и потянулся к бутылке сока.

— Ну если тебе лучше, то мои планы на сегодняшний вечер не пропадут, — пропела Панси и пододвинула ближе к Драко чистый стакан.

— Какие планы?

— Твоё новоселье! — девушка радостно захлопала в ладоши. — На самом деле, я уже все организовала и всех пригласила.

— Пансииии, — обречено простонал Драко. — Это обязательно?

— Естественно, — возмущённо фыркнула Панси. — Ты же не думал, что сможешь отмазаться от праздничной вечеринки?

— Куда мне, — проворчал Драко. — И кого ты позвала, я могу узнать?

— О, это будут скромные дружеские посиделки, поэтому будут все свои.— быстро затараторила девушка, попутно начав загибать пальцы. — Естественно мы с Блейзом, Тори, пару ребят с нашего выпуска, Милисента сейчас в Лондоне, так что она тоже обещала зайти. Поттер с Джинни, ее брат, Грейнджер…

— Уизли?! —Драко от возмущения подавился соком. — Ты позвала в мой дом человека, который мечтает о моей мучительной смерти?!

— Ох, Драко, не драматизируй, — легко отмахнулась от него Панси. — Он абсолютно нейтрально к тебе относится.

— Ага, — сердито проворчал блондин. — Когда не планирует отправить меня в Азкабан просто потому, что я со Слизерина.

— Прекращай ныть, Малфой, — строго посмотрела на него Панси, отбирая у него бутылку с соком. — И не вздумай испортить мне вечеринку.

— Но я думал, что это моя вечеринка, — Драко беспомощно наблюдал, как Панси быстро разложила покупки по местам и направилась к камину.

— Конечно твоя, милый, — девушка чмокнула его в щеку и взяла в руку горсть пороха. — Но если ты ее испортишь, я тебя убью.

Послав ему воздушный поцелуй, Панси бросила под ноги горсть летучего пороха и исчезла в зелёном пламени.

Отлично, теперь к имеющимся у Драко проблемам, добавилась еще одна — пережить устроенную Панси вечеринку, и при этом не убить Рыжего. Мысленно пообещав себе никогда больше не идти на поводу у подруги, Драко впустил сову, которая уже пару минут стучала в его окно, и забрал письмо от Грейнджер.

Он должен успеть решить проблему с яйцом до вечера, а значит, сейчас самое время приступить к составлению плана. Драко захватил из кухни купленные Панси сахарные перья, налил себе стакан сока, вооружился пергаментом, на котором был описан способ открытия артефакта исполнения желания, и с головой погрузился в чтение.

========== Глава 23 ==========

— Охренеть, скромные дружеские посиделки, — пробормотал Драко, наблюдая, как его гостиная медленно, но верно наполнялась людьми.

Видимо, Панси позвала на эту вечеринку абсолютно всех, с кем Драко хотя бы раз в жизни здоровался. Хотя имена некоторых из гостей он так и не вспомнил, как бы сильно не пытался.

— Эй, у тебя сегодня вечеринка! — Блейз протиснулся сквозь толпу веселящихся людей и вложил в руки Драко бокал с огневиски. — Почему ты с таким кислым лицом?

— Потому что твоя жена, дорогой Блейз, в очередной раз кинула меня, — Драко раздраженно опрокинул в себя содержимое бокала. — Она сказала, что будут скромные посиделки для своих, а на деле, — он обреченно махнул рукой в сторону толпы.

— А на деле моя жена собрала крутую тусовку! Хватит уже ворчать, как старик! — Блейз от всей души хлопнул Драко по плечу, от чего тот поморщился. — Лучше выпей, расслабься. Ты в последнее время напряжен так, будто у тебя в заднице волшебная палочка.

— Да-да, — Драко закатил глаза и стащил с пролетающего мимо зачарованного подноса высокий бокал с каким-то коктейлем. — Для начала мне надо выпить.

— Эй, ты бы не мешал, —Блейз с опаской проследил, как друг в три больших глотка осушает бокал с коктейлем.

— Прекрати нянчить меня, Забини. Ты сам посоветовал мне расслабиться.

— Расслабиться и немного выпить, а не накачаться всем, что под руку попадёт.

— Мерлин, и как я дружу с таким скучным типом, — Драко ловко перехватил с другого подноса разноцветный шот.

— Чувствую, что сегодня ты не дашь нам скучать, дружище, — пробормотал Блейз, глядя как Драко морщится от крепости напитка.

— Золотое трио уже явилось? — слегка заплетающимся языком спросил Драко, выглядывая подносы с алкоголем.

— Ну, я видел Поттера и Джинни. А что, ты соскучился по своей львице? — Блейз игриво подмигнул.

— Вот ещё, — фыркнул Драко, убирая с лацкана пиджака невидимую глазу пылинку. — Просто жду появления Уизела. Этот придурок явно откроет на меня охоту.

— Кто придурок? — к ним подошли Поттер и Джинни, которая с силой тянула за собой сопротивляющегося Рона.

— О, просто Драко мне рассказывал один случай, который произошёл с ним во Франции. Так что он и есть тот самый придурок, — лучезарно улыбаясь выпалил Забини. — Поттер, Джинни, уже виделись. Рональд, добрый вечер.

Рон пожал протянутую руку Забини и чуть слышно вздохнув, протянул руку Драко, — Привет, Малфой, отличная вечеринка.

— Привет, Уизли, —Драко пожал протянутую руку, чуть сильнее чем нужно и выдавил из себя натянутую улыбку. — Спасибо, но я тут не при чем. Все организовала Панси.

— Конечно. Если бы организацией занимался ты, то мы бы сидели вчетвером и ели китайскую еду, запивая ее огневиски. Всем привет, — Панси по-свойски чмокнула гриффиндорцев в щеки и нырнула в объятия мужа. — Я рада, что вам нравится.

—Ты как всегда великолепна, милая, — промурлыкал Блейз, прижимая девушку к себе за талию.

— Льстец, — Панси рассмеялась и игриво стукнула мужа в плечо маленьким серебристым клатчем. — А где Гермиона? Она обещала, что придёт.

— Да, она просила передать, что слегка задержится, — с улыбкой ответил Рон, искоса поглядывая на Драко. — Я забирал ее сегодня из Министерства, и она упомянула, что ей нужно будет заглянуть в библиотеку, прежде чем она появится здесь.

Драко в ярких красках представил, как было бы здорово прямо сейчас съездить по морде этому рыжему мудаку, и слегка улыбнулся своим мыслям. Распыляйся, Уизел, она все равно тебе никогда не даст. «Как и тебе» — ехидно шепнул внутренний голос и Драко нахмурился. Точно, он сам наломал таких дров, что теперь они с Уизли находятся примерно на одном уровне, в рейтинге мужчин, с кем когда-либо будет спать Грейнджер.

— Я предлагаю потанцевать! — Панси взмахнула палочкой и из динамиков в гостиной полилась медленная мелодия. Импровизированный танцпол, в центре зала, стал постепенно заполняться танцующими парочками.

— Пригласишь меня на танец?

Драко обернулся и увидел улыбающуюся Асторию.

— Тори, конечно, — Драко мягко притянул девушку к себе и закружил в медленном танце.

— Как тебе вечеринка? Кажется, Панси слегка перестаралась, — Астория со смешком кивнула на танцующих людей.

— Точно. Я большую часть вечера пытался вспомнить, кто эти люди, и где я их видел.

— Ну зато тебе не было скучно, — Тори звонко рассмеялась и опустила голову ему на плечо.

— Как проходит твой вечер?

— Мне весело. Я общаюсь, танцую и кажется, будто эта ситуация с Тео, остаётся где-то далеко, — девушка грустно вздохнула и заглянула ему в глаза — Мне кажется, будто я готова жить дальше.

— Это же замечательно, Тори.

— Да, замечательно, — выдохнула Астория и неожиданно накрыла его губы своими.

Драко растерялся и мягко отодвинул девушку от себя.

— Что ты делаешь, Тори?

— Прости, — Астория покраснела. — Кажется, я слегка перебрала с алкоголем и поддалась инстинктам. Прости, Драко.

— Все нормально. Не переживай, — Драко поднял глаза и увидел, как мелькнули в толпе каштановые волосы. Грейнджер.

— Прости, Тори. Мне придётся тебя покинуть. Спасибо за танец, — Драко быстро чмокнул девушку в щеку и поспешил догнать Гермиону.

— Вот черт! — он увидел, как она исчезла в камине и схватил банку с порохом.

— Грейнджер! — Драко преступил каминную решетку в доме Гермионы. — Грейнджер, ты здесь?

— Малфой? Что ты тут делаешь? — Гермиона вышла из кухни с бутылкой вина в руках, одетая в короткое, красное коктейльное платье на тонких лямках.

— Почему ты ушла?

— Ты что, видел меня? — прищурилась Гермиона.

— Да, так почему ты ушла? — буравя ее взглядом продолжал Драко.

— Я почувствовала легкое недомогание и решила вернуться домой, — с самым честным видом выдала Гермиона, слегка прикусывая нижнюю губу.

— А твоё недомогание никак не связано с тем, что ты увидела мой поцелуй с Асторией?

— Ты целовался с Асторией? — фальшиво удивилась девушка, — Вы что, встречаетесь?

— Ты хреновая актриса, Грейнджер, — ехидно усмехнулся Драко.

— Не понимаю, о чем ты, — фыркнула Гермиона. — К тому же, меня это совершенно не касается.

— А что тебя касается? Твой рыжий недоумок? — прорычал Драко, подходя к ней чуть ближе.

— Даже если и так, то это не касается уже тебя, — прошипела Гермиона, толкая его в грудь. — Ты вчера ясно дал мне понять, как ты относишься ко мне. Так что давай будем вести себя как взрослые люди, Малфой. Пару раз потрахались и разбежались.

— Вот значит как. Потрахались и разбежались, да, Грейнджер?!

— Что ты от меня хочешь, Малфой?! — Гермиона не сдержалась и перешла на крик. — Мы с самого начала установили эти рамки. Только секс и ничего больше! Мерлин, ты сам мне говорил, что тебе не нужны отношения! Почему сейчас ты меня пытаешься в чем-то обвинить?!

— Ты вчера сказала рыжему, что между нами ничего нет.

— Ты что был здесь? — недоуменно вскинула брови Гермиона.

— Я хотел извиниться, но ты была не одна. Ты сказала ему, что между нами ничего нет.

— Да. Потому что это правда, Малфой, — смело глядя ему в глаза ответила девушка — А теперь возвращайся к Астории, она наверняка тебя уже заждалась.

— Она сама меня поцеловала, — глухо выдавил Драко — Между нами ничего нет.

— Как и между нами, Малфой. Ты сам мне так сказал.

— Я ничего подобного не говорил, Грейнджер! — снова вспылил Драко.

— Да, ты всего лишь сказал, что согласен изредка согревать мою постель, когда я вернусь к Рону! — она снова с силой его толкнула и быстрым шагом пошла в сторону кухни. — Иди нахрен, Малфой! Я не хочу с тобой разговаривать!

— Вот сука! — прорычал Драко и в два широких шага догнал её, — как же ты меня бесишь, Грейнджер! — С этими словами он закинул кричащую девушку к себе на плечо и двинулся в сторону ее спальни.

— Немедленно отпусти меня, Малфой! — Гермиона молотила его кулачками по спине, отчаянно пытаясь вырваться.

— Хрен тебе, Грейнджер, — спокойно ответил Драко, не обращая внимания на ее крики. — Ты ведёшь себя как конченная стерва и заслуживаешь наказания.

— Какого ещё наказания? А ну быстро отпусти меня, ублюдок!

Драко не церемонясь скинул ее со своего плеча на кровать, и быстрым движением перевернул на живот.

— Инкарцеро, — мгновение, и руки и ноги девушки крепко привязаны к кровати. Драко скинул пиджак и медленно расстегнул пуговицы на рубашке, позволив ей соскользнуть вниз по плечам.

—Что ты себе позволяешь, придурок?! — она с силой дернула руками, но веревки не поддались. — Как только я освобожусь, я отрежу твои яйца.

— О, жду не дождусь, милая, — проворковал Драко, с удовольствием наблюдая, как задралось и без того короткое платье. — Но сначала, ты получишь причитающееся тебе наказание, за своё скверное поведение.

Он слегка ослабил путы на ногах и приподнял ее за бёдра, заставив встать на колени и прогнуться в пояснице.

—Детка, если бы ты могла увидеть, какой чудесный вид мне открылся, — Драко медленно провёл пальцами по ее бедру, сдвигая платье на верх и обнажая ягодицы, обтянутые красным кружевным бельём.

Он щелкнул пальцами и платье исчезло с ее тела, оставляя Гермиону лишь в маленьких трусиках.

— Малфой, что ты делаешь? — дыхание девушки стало прерывистым, она слегка подрагивала под его ладонями.

— Ничего такого, что тебе не понравилось бы, — он резко шлепнул ее по ягодице, и она вздрогнула. — Я же обещал тебе поиграть.

Он мягко огладил покрасневшую от шлепка кожу, и опустил пальцы ниже, медленно двигаясь по внутренней стороне бедра. Когда он легонько скользнул по поверхности уже влажных трусиков, Гермиона не сдержала всхлип и тут же вскрикнула от нового шлепка.

— Ты такая мокрая, Грейнджер, — Драко провёл языком по месту удара, разминая ладонью вторую ягодицу. — Я знал, что тебе это нравится.

Новый шлепок и Гермиона несдержанно стонет. Драко медленно стягивает с неё трусики и прижимается ртом к ее киске, собирая языком выступившую влагу.

— Прекрати издеваться, Малфой, — шипит раскрасневшаяся девушка.

— Тихо, — он вновь шлепает ее, одновременно вставляя в неё два пальца. — Я не разрешал тебе говорить.

Одной рукой он мягко огладил красные ягодицы, а второй сильно трахал ее киску, вырывая из ее груди хриплые вздохи, но как только он почувствовал, что ее мышцы начинают сжимать его пальцы, Драко резко остановился и снова ее шлепнул.

— Да трахни ты меня уже, чертов садист! — отчаянно проскулила Грейнджер.

— Ещё рано, малышка. Ты должна получить своё наказание.

Он вновь припал языком к влажным складочкам и быстро закружил над ее клитором. Грейнджер, уже не сдерживаясь, пошло стонала и старалась ещё теснее прижаться к его языку, но когда до ее оргазма оставалось лишь пару быстрых движений, он снова остановился.

— Я убью тебя, Малфой. Сначала оттрахаю, а потом убью, — жалобно простонала Гермиона.

— Звучит отлично, любимая, — Драко снова ее шлепнул и тут же лизнул место удара, — Как сильно ты хочешь, чтобы я тебя трахнул?

— А ты развяжи меня, и я тебе покажу, — глухо пробормотала Гермиона, пряча лицо в подушку и подрагивая от возбуждения.

— Ты такая плохая девочка, — он быстро расстегнул брюки и резко вошёл в неё. Он начал быстро двигаться, крепко вцепившись в ее ягодицы. Драко взял резкий темп, и буквально через пару минут, перевозбужденная девушка бурно кончила вокруг его члена. Он простонал от слишком ярких ощущений и прошептал заклинание, чтобы освободить ее руки. Драко тут же прижал ее спиной к себе и смял ладонями ее грудь. Гермиона в исступлении хватала его за ягодицы, в попытке насадиться на его член ещё глубже и судорожно пыталась поймать его губы своими.

Драко перестал терзать ее грудь и поймал за подбородок, втягивая в жесткий поцелуй и с силой продолжая вбиваться в ее тело. Почувствовав трепетание ее стенок, он положил ладони ей на плечи и в несколько глубоких толчков отправил их обоих к звёздам.

Они тяжело дыша, в изнеможении упали на кровать и Драко притянул Гермиону к своей груди.

— Что за херню ты творишь, Малфой? — не открывая глаз прошептала Гермиона.

— Не знаю, — он зарылся носом в ее волосы и ещё крепче прижал девушку к себе. — Я знаю только то, что ты теперь моя.

— Я не твоя, Малфой, — хохотнула Гермиона и развернулась к нему лицом.

— Хочешь проверить? Обними ещё разок своего рыжего придурка и посмотри, что будет.

— Малфой, прекрати эти игры, — она встала с постели и достала из шкафа белый пушистый халат, в который быстро завернулась.

— Я не играю, Грейнджер. Я говорю абсолютно серьезно.

— Ты же сказал, что тебе не нужны отношения.

— Я передумал, — Драко наблюдал как она хмыкнула и потуже затянула пояс халата. — Что?

— Так нельзя, Малфой. Вчера ты говоришь, что это просто секс, а сегодня включаешь собственника и диктуешь мне правила поведения. Меня это не устраивает.

— Хорошо, что тебя устраивает, Грейнджер? —Драко раздраженно закатил глаза и лёг на спину, рассматривая потолок ее спальни.

Гермиона забралась на кровать и тихонько прильнула к его боку.

— Малфой, мы слишком разные.

— Слишком разные вы с Уизелом, а у нас с тобой много общего. Как минимум уровень айкью, — фыркнул Драко, прижимая девушку к себе за плечи.

— А ты довольно высокого мнения о своём интеллекте, Малфой, — Гермиона ущипнула его за плечо и рассмеялась. — А если, серьезно, я не думаю, что я готова сейчас к серьезным отношениям.

—Грейнджер, уймись, я не зову тебя замуж. Я лишь предлагаю попробовать построить что-то между нами, помимо рабочих отношений, — Драко повернулся к ней лицом и откинул с ее лба прядь волос, ласково очерчивая пальцами ее скулы.

— И ты согласен пока не рассказывать никому о нас?

— Ок, я согласен не доводить до инфаркта твоего рыжего придурка и сохранить твою честь и достоинство, — он получил тычок под рёбра от Гермионы и шлепнул ее по попе в ответ.

—Хорошо, давай попробуем, —выдохнула девушка и потерлась своим носом об его. — Думаешь, у нас получится?

— Если мы не попробуем, то никогда об этом не узнаем, — Драко мягко накрыл губы Гермионы своими, мысленно умоляя ее просто остаться с ним после того, как он осуществит свой план. Простить и остаться.

Комментарий к Глава 23

Я тут поняла, что эта история приближается к финишной прямой🙈

Пока не знаю радует ли меня это, или огорчает .

В любом случае, я наконец увидела лицо невесты, спрятанное под вуалью😉

========== Глава 24 ==========

Следующие несколько дней Драко про себя назвал самыми счастливыми в его жизни, с тех пор как не стало Нарциссы.

Он и Грейнджер были вместе 24 часа в сутки. Они были вместе на работе, где долго и яростно спорили друг с другом, усердно отстаивая свою точку зрения. Чтобы избежать неудобной встречи с кем-нибудь из знакомых, пара отправлялась на ужин в какой-нибудь уютный ресторанчик в магловском Лондоне. Ну, а вечера и ночи они, в основном, проводили у Гермионы.

Девушка знакомила Драко со своими любимыми фильмами, выбирая для вечернего просмотра диски из своей коллекции. Однажды она включила для него «Вечное сияние чистого разума», после которого Драко был очень тихим и задумчивым весь вечер, но ночью он будто очнулся и был особенно нежен, покрывая страстными поцелуями ее тело и шепча на ухо ласковые глупости.

Драко проснулся в воскресенье очень рано, они тогда впервые за неделю ночевали в его доме. Он наблюдал как Гермиона, свернувшись калачиком на его груди, что-то бормотала во сне, причмокивая как ребёнок.

Он легким касанием пальцев проследил линию ее скул, медленно спускаясь ниже, и обвёл подушечкой большого пальца нижнюю губу. Гермиона, видимо, почувствовав его прикосновения, смешно наморщила нос, но не проснулась.

Драко смотрел, как подрагивали во сне ее ресницы и думал о том, что он смог бы полюбить эту девушку. Прошло чуть больше недели, но он все глубже впускал ее в свою жизнь и свои мысли. Он никогда не задумывался о серьезных отношениях, предпочитая не привязываться к девушкам, но Гермиона пробудила в нем что-то такое, что он ощущал только рядом с матерью — желание заботиться и защищать.

Драко не был готов к этому внезапному чувству и всеми силами старался не раскрываться полностью, понимая, что, возможно, она покинет его после всего, что произойдёт. Но ведь надеяться ему никто не запрещал, поэтому он жил сегодняшним днём, отгоняя от себя возможные варианты развития событий без Гермионы.

Возможно позже, если все сложится в его пользу, он мог бы даже жениться на ней, разделить своё будущее, свою жизнь, завести ребёнка. Драко мысленно отвесил себе подзатыльник за непозволительную мягкость — он старался не думать об их отношениях в таком ключе, чтобы не было больно, в случае ее ухода.

Он прикрыл глаза и на секунду разрешил себе представить как бы выглядел их с Грейнджер ребёнок — перед глазами предстал образ светловолосого малыша с тёплыми карими глазами матери.

Звонок в дверь прервал его сладостные размышления, и он, стараясь не разбудить Грейнджер, натянул на себя халат и направился к входной двери.

Теодор Нотт стоял на пороге его дома и не произносил ни слова. Драко отошёл от двери, безмолвно приглашая его войти, и Тео, облегченно вздохнув, зашёл в дом.

— Кофе? — Драко решил не смотря ни на что проявить гостеприимство.

— Да, было бы отлично.

Они расположились в гостиной, отодвинув с журнального столика все рабочие записи Грейнджер, над которыми она работала вчера вечером. Драко поставил на стол 2 чашки кофе и невербально призвал вазочку со сладостями, которые накупила внимательная Панси, в свой последний визит.

После 5 минут тишины, которая нарушалась лишь стуком их чашек об стол, Тео не выдержал и заговорил первым.

— Драко, мне очень жаль.

— О чем именно, Тео? — стараясь не смотреть на него спросил Драко, увлечённо распаковывая плитку шоколада.

— Мне жаль, что я так поступил с Тори. Мне жаль, что я вёл себя как мудак с тобой и Блейзом. Мне жаль, что моим лучшим друзьям пришлось набить мне морду, чтобы привести меня в чувство, — Тео нервничал. Это было заметно по слегка подрагивающим пальцам и хриплому голосу.

— Что с тобой происходит, Тео? —Драко, наконец, пристально посмотрел на друга. — Я совершенно не узнаю тебя.

— Черт, я так запутался, Драко, — Тео в бессилии откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза. — Я так сильно люблю ее.

— Это не оправдывает твоего скотского поведения. Или ты за высказывание «бьет значит любит»?

— Конечно нет, — Тео резко выпрямился и, в попытке успокоиться, схватился за свой кофе. — В тот момент я просто не владел собой, в глазах потемнело, и меня поглотила моя собственная бессильная ярость, когда я услышал, что она не любит меня. Это было для меня ударом.

— Тео, но ведь Тори не виновата… — Драко прервал шорох со стороны спальни. Он про себя чертыхнулся — видимо, Грейнджер проснулась.

— Ты не один? — подозрительно поднял бровь Тео. — Кто там у тебя?

— Это не важно. Подожди пару минут, — Драко поспешил в спальню, чтобы предупредить Грейнджер о незваном госте.

— Доброе утро, — Гермиона вытянулась на белоснежных простынях и соблазнительно улыбнулась Драко. — Ты почему так рано встал?

— Тео пришёл, наконец решил обсудить своё хреновое поведение, —Драко присел на постель рядом с девушкой и одной рукой пробрался под одеяло, мягко оглаживая ее бедро.

— Тео? — Гермиона резко села в постели. — Ты же не…

— Спокойно, Грейнджер, никто не знает, что ты здесь.

— Хорошо. Тогда иди быстрее выпроваживай его, а я пока схожу в душ.

—А потом? —мурлыкнул Драко, касаясь кончиками пальцев ее обнаженного соска.

— А потом я вернусь в постель, и буду ждать тебя здесь абсолютно голая,

— Гермиона лизнула его в изгиб шеи и встала с постели — Поторопись, иначе мне придётся что-нибудь надеть.

—Уже бегу, детка.

Драко с улыбкой закрыл за собой дверь и поспешил вернуться к своему гостю.

— Прости, Тео, теперь я готов продолжить.

— Да, отлично, — нервно улыбнулся Тео. — Ты знаешь, я вспомнил об одном деле. Я, наверное, пойду.

— Ты уверен? Может быть мне стоит поговорить о тебе с Тори? Ну знаешь, чтобы она хотя бы выслушала тебя.

— Что? О, не беспокойся. Думаю что напишу ей письмо, — Тео быстро встал с дивана и направился к выходу. — Спасибо что выслушал, дружище.

— Тео, ты в порядке? — Драко обеспокоено заглянул в лицо друга.

— Все отлично. Просто мне тяжело дался наш разговор. Ты знаешь, я очень переживал, что ты не захочешь меня выслушать.

— Тео, я не одобряю твои поступки по отношению к Тори, но ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью. Хорошо?

— Да, конечно. Пока, Драко, — Тео поспешно вылетел за дверь, игнорируя протянутую для прощального рукопожатия руку Драко.

— Нужно посоветовать ему сходить к Крису, — пробормотал себе под нос Драко и, решив обязательно обсудить это с Блейзом, поспешил к своей очень голой и очень горячей девушке.

Этим же вечером, Грейнджер собрала свои пергаменты и влажно поцеловав Драко в губы, решила уйти в свою квартиру, объясняя это тем, что ждёт в гости Поттера и Уизли. Драко поворчал для виду, но после ещё одного поцелуя покорно проводил девушку к камину, решив воспользоваться отсутствием Грейнджер и проработать ещё раз свой план.

После вечеринки в честь новоселья, Драко облегченно выдохнул, узнав, что ничего важного не пропустил, когда не дал Грейнджер закончить свой рассказ про поход в библиотеку. Дотошная девушка перерыла все книги из Отдела Тайн в попытке найти хоть какую-то информацию про исполняющий желание артефакт, который покорно ждал своего часа в хранилище Министерства. Драко надеялся, что она не сможет подобраться ещё ближе. Ведь он и так довольно сильно расслабился, позволив себе сосредоточить внимание на своей личной жизни, а не сию же секунду кинуться претворять в жизнь свой план.

Послезавтра. Все произойдёт послезавтра. Именно тогда Грейнджер собиралась воспользоваться чьей-то библиотекой, чтобы попытаться найти информацию про яйцо. Драко автоматически перестал вслушиваться в детали ее рассказа, как только услышал что Грейнджер не будет на работе во вторник. По счастливой случайности, мистер Стоун взял отгул до четверга, чтобы навестить свою дочь, в Штатах, а это значит, что никто не помешает Драко использовать их с Грейнджер рабочий кабинет, чтобы открыть яйцо. Он знал, что не сможет вынести артефакт из Министерства, поэтому был готов провернуть все прямо на рабочем месте, предварительно наложив парочку хороших запирающих и заглушающих на дверь.

Драко развернул лист пергамента, на котором его собственным почерком был выведен алгоритм действий для открытия яйца. Он пробежался глазами по строчками — от Драко требуется его кровь, которую нужно капнуть в пасть змеи и после этого произнести заклинание открытия. «Pura vires sanguis pro anima tua» — чистая кровь в обмен на твою силу. Мерлин, какой бред… Только чистокровный волшебник мог воспользоваться артефактом — принеся в жертву свою кровь.

Видимо, это и стало одной из причин, по которой Годрик отверг подарок — Салазар Слизерин вновь впутал свою одержимость разделением волшебников на чистокровных и всех остальных, по его мнению недостойных даров артефакта.

«…он возьмёт особую плату за исполнение желания» — эта часть волновала Драко, но в то же время и не имела никакого значения. Он твёрдо решил, что сделает все, лишь бы это гребаное яйцо исполнило его желание и вернуло к жизни Нарциссу. Да, Драко действительно был готов заплатить любую цену, лишь бы вновь ощутить тёплые ладони матери на своём лице. Он перерыл целую кучу книг, в попытке найти хоть какой-то намёк на «особую плату», которую потребует у него артефакт, но его поиски не увенчались успехом, и Драко смирился с неизвестностью.

Он быстро пробежал глазами список ингредиентов, из которых ему будет необходимо сварить зелье для особых чернил. Этими самыми чернилами нужно рунами изобразить круг, в котором Драко должен находиться во время проведения всего ритуала. Он про себя отметил, что нужно заглянуть в пару магазинчиков для пополнения запасов, чтобы ничего не могло ему помешать во вторник и быстро переписал на чистый пергамент список недостающих трав.

Вот и все. Драко осторожно свернул записи и убрал в свой портфель, подальше от любопытных глаз Грейнджер. Черт, Грейнджер… Он много думал о ней в последнее время, искренне надеясь, что она сможет простить ему всю эту ложь.

Страх, что она не сможет понять, когтистыми лапами царапал изнутри грудную клетку, но Драко решительно отгонял от себя это чувство, как мантру повторяя, что у него нет другого выхода. Он должен вернуть мать любым способом, и если Грейнджер не сможет его принять после этого, то он с честью примет ее выбор и отпустит из своей жизни.

Поёжившись от дурных мыслей, Драко посмотрел на часы и, решив, что Грейнджер уже наверняка спровадила своих дружков, направился к камину. Он не хотел эту ночь спать в одиночестве.

— Малфой? Что-то случилось? — Драко столкнулся с Грейнджер возле камина в ее доме, едва не сбив ее с ног.

—Ты одна? — спросил он, отряхивая брюки от сажи.

— Ты в курсе, что неприлично отвечать вопросом на вопрос? Кто ещё из нас аристократ? — ехидно улыбнулась Гермиона, принимая из его рук пиджак, чтобы повесить его на вешалку.

—А ты? — в тон ей ответил Драко, и они рассмеялись.

— Гарри и Рон только что ушли, я как раз их провожала, — Гермиона прижалась к нему и уткнулась носом в грудь. — Так что ты тут делаешь? Я думала, что ты сегодня останешься у себя.

— Не хочу спать один, — Драко провёл носом по ее волосам, с наслаждением вдыхая ее запах.

— Ну хорошо, тогда располагайся, я сделаю нам горячий шоколад и включим какой-нибудь фильм.

— Звучит отлично, — Драко быстро переоделся в домашнюю одежду в комнате Гермионы и вернулся в гостиную, где девушка уже поставила на маленький столик две дымящиеся кружки и тарелку с бутербродами.

— Кстати, мне кажется я оставила у тебя свои записи, — задумчиво пробормотала Гермиона, пока выбирала фильм для просмотра. — Ты не видел?

— Нет, ты уверена, что они просто не потерялись в этой твоей загадочной сумочке, в которую ты с легкостью можешь засунуть слона?

— Уверена, Малфой, — фыркнула Гермиона и вставила диск в проигрыватель. — Нужно завтра после работы поискать их у тебя.

— Хорошо, поищем, — Драко похлопал по дивану рядом с собой. — А теперь иди ко мне. Что мы смотрим сегодня?

— Мой любимый мультик детства «Красавица и чудовище», — Гермиона уютно устроилась в его объятиях и с наслаждением отхлебнула горячий шоколад из кружки. — Мне кажется, что он немного про нас с тобой.

— Если бы это был мультик про нас, то он бы назывался «Красавица и самый прекрасный, невероятный и сексуальный принц».

— Пижон, — хмыкнула Гермиона. — Тихо, уже началось.

Драко усмехнулся и покрепче прижал ее к себе, пытаясь не отвлекаться на внутренний голос, который прямо-таки кричал, что этот вечер может стать у них последним.

Комментарий к Глава 24

Ну что друзья, мы на всех порах несёмся к финишной прямой. Думаю что к концу недели я поставлю точку в этой истории.😌

С нетерпением буду ждать ваших отзывов о главе и буду рада вашей поддержке в виде лайков👍

P.S. Представим что фильм «Вечное сияние чистого разума» вышел в прокат чуть раньше, чем это есть на самом деле)

========== Глава 25.1 ==========

— Ты какой-то слишком довольный, в чем дело? — Блейз с любопытством рассматривал Драко, который сидел в его гостиной и жмурился от удовольствия, перекатывая на языке бурбон.

— Просто у меня хорошее настроение, Забини, — лениво протянул Драко.

— А-а, нет, — покачал головой мулат. — У тебя не бывает хорошего настроения. Ты либо злой, как черт, либо чуть менее злой, но все такой же невыносимый мудак. Колись, что происходит.

— Блейз, отвянь, я же сказал, что у меня просто хорошее настроение.

— А я уверен, что причина не в этом, — Забини прищурился. — У тебя кто-то есть!

— Забини, ты сейчас похож на свою жену.

— Не вздумай заговаривать мне зубы, Малфой. Кто она? Тори? Малышка Грейнджер?

— Такое ощущение, что на этих двоих свет клином сошёлся, — проворчал Драко.

— В твоём случае так и есть, — рассмеялся Блейз. — Так кто?

—Блейз, хватит. Я не хочу обсуждать свои мифические отношения, — резко ответил Драко.

— Лучший друг, называется, — обиженно протянул Блейз. — Я всегда тебе все рассказываю.

— Блейз, я пообещал никому не рассказывать, — Драко со вздохом потёр переносицу пальцами. — Ты все узнаешь, но чуть позже.

— Ага! — торжествующе воскликнул Забини. — Я же говорил, что у тебя просто появился регулярный секс!

— Прекращай, — со смешком ответил Малфой. — Ты сейчас действительно очень похож на Панс, — Драко скопировал восторженное выражение лица Блейза и картинно приложил руки к груди.

— Готов поспорить, что это Грейнджер, — будто не слыша его, задумчиво пробормотал Блейз. — Между вами такая искра. Хотя может быть и Тори — ты с ней такой обходительный… Черт, сколько мне ждать то теперь?

— Мерлин, ты такая сплетница, — расхохотался Драко. — Кстати, а где Панс?

— Не называй меня и мою жену сплетницами, Малфой. Она на примерке платья с Джинни. Кстати, обе твои подружки тоже там.

— Это великолепно, — скривился Драко.

Сегодняшний вечер он и Грейнджер вновь проведут не вместе из-за этой дурацкой примерки, а если учесть что завтрашний день станет решающим, то можно понять, что Драко очень не хотел проводить время без неё.

— Ко мне вчера приходил Тео, — вклинился в его мысли Блейз. — Извинялся за своё поведение, просил поговорить с Асторией.

— Да, он заходил ко мне вчера утром, но от помощи с Тори отказался.

— Странно. Он выглядел очень расстроенным.

— Мне он показался слишком нервным. Пришёл, пробормотал, что ему очень жаль, а потом резко засобирался на выход.

— Слушай, это наименьшая странность из тех, что с ним творилось в последнее время, — сказал Блейз. — Я думаю, что он придёт в норму, когда настанет подходящий момент.

— Ну да, — согласно кивнул Драко. — Главное, чтобы он не успел натворить ещё какой-нибудь ерунды.

— Слушай, какие у тебя планы на завтра?

— Пока не знаю, — осторожно ответил Драко. — У тебя есть предложения?

— Вообще да, завтра Панс поедет к родителям. Я не совсем понял цель ее визита, но суть в том, что завтра вечером я вновь буду свободным, привлекательным мужчиной, который с удовольствием пропустит по бокальчику со своим лучшим другом.

— Пока не буду обещать, Блейз. У меня на завтра запланировано одно дело, и я пока не знаю, в какое время освобожусь.

— Ок, тогда я зайду за тобой после работы?

— Нет! — громко воскликнул Драко, затем заметив удивленный взгляд друга все же снизил тон. — Лучше я зайду к тебе, если закончу раньше.

— Ну хорошо. Если что — отправишь служебку.

Драко коротко кивнул и залпом осушил свой бокал — если Мерлин будет на его стороне, то завтра они с Блейзом точно напьются, отмечая возвращение матери.

***

— Как прошла примерка? — Драко лежал в своей постели и наблюдал, как Гермиона выпутывается из платья, чтобы принять душ.

— Ох, утомительно, — пробормотала Грейнджер, запутавшись в лямках. — Ненавижу походы по магазинам.

— У вас был шопинг после примерки?

—Ты думаешь, Панси просто так отпустила бы нас? Естественно, она потащила всех в торговый центр, где заставила меня перемерить абсолютно все, на что падал ее жадный взор.

— Так ты что-нибудь купила? — Посмеиваясь над неугомонностью Панси, спросил Драко.

— О да, — Гермиона наконец расправилась с платьем и предстала перед ним в одном белье.

— Панс завела нас в классный магазин нижнего белья…

— И? — Драко шумно сглотнул в предвкушении ответа.

— И я купила нереально крутой комплект с чулками, завтра увидишь.

— Почему завтра? Давай лучше прямо сейчас.

— Остынь, жеребец, — усмехнулась Гермиона. — Завтра после работы я планировала небольшой романтический вечер у меня дома, — она подошла к постели и провела пальцем по его губам. — На мне будет только белье, — девушка с улыбкой увернулась от попытки Драко поймать ее и подошла к шкафу, за пижамой.

— Звучит невероятно сексуально, — Драко быстро встал с постели и обнял ее сзади. — И мне бы так хотелось увидеть тебя в нем сегодня…

— Имей терпение, Малфой. Я же сказала, завтра.

— Да что ты заладила со своим завтра! — раздраженно выкрикнул Драко.

— Что с тобой происходит? Ты нервничаешь и психуешь по пустякам уже несколько дней.

— Все со мной нормально, — пробурчал Драко, утыкаясь носом в ее шею. — Что плохого в желании снять с тебя сексуальное белье сегодня, а не ждать до завтра?

— Малфой, я уже распланировала завтрашний вечер. Так что сексуальное белье завтра, — Гермиона развернулась к нему лицом и прижалась щекой к его груди. — Ты уверен что все хорошо?

— Да, — глухо пробормотал Драко. — Просто не хочу терять ни минуты.

— Дурачок, — рассмеялась Гермиона и взяла его лицо в свои ладони. — У нас этих минут целый вагон. Ещё успеешь устать от меня.

— Точно, вагон, — Драко слабо улыбнулся и мягко поцеловал ее в губы. — Я никогда от тебя не устану.

— Мммм, лжец, — Гермиона улыбнулась ему в губы и втянула в новый поцелуй.

Как только Грейнджер ушла в душ, Драко со стоном упал спиной на кровать и вцепился руками в волосы. Сказать что ему было страшно — значит не сказать ничего. Он постоянно думал о том, как поведёт себя Грейнджер, когда узнаёт правду.

«Особая плата» не давала ему спокойно спать несколько ночей подряд, не смотря на то, что для себя он давно решил, что заплатит любую цену за мать.

А вдруг придётся кого-то убить? Драко резко сел в постели и уставился в стену перед собой. Он не имел ответа на вопрос: а сможет ли он убить ради этого? А что если оно заберёт Грейнджер? Эта мысль будто выкачала весь воздух из лёгких, и он в бессилии открывал и закрывал рот, пытаясь сделать вдох.

Драко зажмурился и попытался успокоиться.

Нет, этого не будет. Эта хрень явно затребует что-то менее кровавое. Может быть, все обойдётся отказом от громкого имени, например, или от наследства. Мерлин, он готов заплатить все деньги в мире и прожить всю жизнь в убогой лачуге, ради исполнения своего желания.

Драко постепенно вернул себе контроль над эмоциями и вновь опустился на постель, прикрыв глаза.

—Эй, только не говори, что ты уже спишь! — Грейнджер с диким воплем оседлала его бёдра, по пути сбрасывая с себя халат.

— Как я могу спать, когда моя девушка выглядит, как моя ожившая школьная фантазия, — Драко подцепил кончиком пальца ее шелковый пижамный топ и потянул его наверх.

— Не знаю что меня удивляет больше. То что ты впервые назвал меня своей девушкой, или то что ты только что признался, что фантазировал обо мне в школе.

— Грейнджер, тебя не устраивает роль моей девушки? — поднял бровь Драко.

— Как лихо ты обходишь тему эротических фантазий.

— Какая ты дотошная, Грейнджер. Ну разок я представлял тебя, когда дрочил. Что с того?

— Разок? — Гермиона с улыбкой скопировала его движение бровью.

— Ну может быть пару-тройку. Какая разница? — проворчал Драко и быстро стянул с неё топ. — Реальность все равно оказалась в разы лучше.

— И о чем же ты фантазировал?

— Честно? Я мечтал, что придёшь в подземелья после отбоя, вот точно также сядешь на меня сверху, и сделаешь мне такой охуительный минет, что я вообще перестану о чем-либо думать.

— Ты такой испорченный, — Гермиона нежными поцелуями начала опускаться ниже от его груди к животу. И когда тонкие пальчики оттянули резинку его пижамных штанов, а мягкие губы обхватили головку члена, все мысли разом покинули его голову.

Драко открыл глаза и уставился в потолок своей спальни. Гермиона мирно спала, опутав его тело руками и ногами, но это не доставляло ему дискомфорта. Драко хотел провести всю жизнь в этой постели, с этой самой женщиной, никогда не меняя позы. Лишь бы только чувствовать ее дыхание на своей груди и ощущать тепло ее тела своей кожей.

Драко нехотя выпутался из объятий девушки и оставил лёгкий поцелуй на ее волосах. Он провёл пальцами по ее щекам, будто бы надеясь навсегда впитать это ее безмятежное выражение лица. Он прислонился своими губами к ее и шепнул: умоляю, только пойми меня.

Затем он быстро оделся, переложил все необходимое в рабочий портфель и шагнул в камин.

Министерство встретило его бесконечными толпами волшебников, которые спешили по своим делам, но Драко будто не замечал никого на расстоянии вытянутой руки.

Он вышел на этаже Отдела Тайн и с бешено колотящимся сердцем зашёл в их с Грейнджер кабинет.

Драко подошёл к ее столу и взял в руку рамку с колдографией золотого трио. Он внимательно посмотрел на такое уже ставшее родным лицо Гермионы и с грустной улыбкой вернул рамку на место.

— Мистер Малфой? Рад, что успел вас застать, — Драко вздрогнул от звука открывшейся двери и повернулся лицом к вошедшему заместителю мистера Стоуна.

— Мистер Пэрроу, чем обязан?

— На самом деле я уже ухожу. Я лишь надеялся застать вас или мисс Грейнджер…

— Мисс Грейнджер сегодня не будет, — нетерпеливо перебил его Драко. Черт, ему нужно срочно от него избавиться.

— Ох, тогда мое сообщение для вас, мистер Малфой. Сегодня после обеда к вам придёт стажёр, прошу вкратце ввести его в курс дела и провести экскурсию по отделу.

— Но я…

— Мистер Малфой, я понимаю, что вы с мисс Грейнджер сейчас бросили все силы на этот артефакт, поэтому мистер Стоун и согласился прикрепить к вам стажера, чтобы он освободил немного вашего времени.

— Я понимаю, но…

— Мистер Малфой, — строго перебил его мужчина. — Уделите ему ровно 20 минут, и вы сможете вернуться к своим делам.

— Да, мистер Пэрроу.

— Отлично, жду вечером ваш отчёт. Парнишка не должен доставить вам неудобства, он очень рвался именно в вашу команду. Всего доброго, мистер Малфой.

— Всего доброго, мистер Пэрроу, — кисло ответил Драко, и как только входная дверь закрылась, он рухнул на свой стул и застонал в голос.

Черт, теперь он должен дождаться этого долбанного стажёра.

Комментарий к Глава 25.1

Реал жесток и беспощаден, поэтому возможно продолжение выйдет не завтра, а в субботу.

Конечно, я всеми силами постараюсь этого не допустить🤞

Благодарю всех за поддержку и такие чудесные отзывы❤️ Это нереально греет мое сердечко🥰

========== Глава 25.2 ==========

Время в ожидании стажера тянулось бесконечно медленно, и от скуки Драко решил действительно немного поработать, чтобы хоть немного успокоить внутренний мандраж.

Драко разобрал все нерассмотренные заявки, ответил на все накопившиеся письма, написал отчёт для мистера Стоуна и, наконец, раздался долгожданный стук в дверь.

— Добрый день, мистер… — Драко замер на полуслове, когда увидел, кто зашёл в его кабинет.

— Можно просто Тео, Драко. Мы же друзья, — Тео Нотт улыбнулся и уверенной походкой прошёл к столу Гермионы.

— Что ты тут делаешь, Тео?

— Я твой новый стажёр, дружище, — Тео сел на стул и расслабленно откинулся на спинку. — Тебя разве не предупредили?

— Эм, я не думал, что это ты.

— Знаешь, это было спонтанное решение, — Тео усмехнулся.

— Что ж, я рад, что ты чувствуешь себя лучше и готов начать жизнь с чистого листа, — ответил Драко преувеличенно бодро и встал со своего места. —Давай я быстренько проведу тебе экскурсию по отделу и отпущу тебя.

— Знаешь, я бы хотел начать с комнаты хранения, — Тео склонил голову набок и улыбнулся.

— Зачем тебе комната хранения? У стажеров не сразу появляется доступ к ней.

— Мне нужен этот артефакт, Драко.

— Какой арт… — Драко замер на полуслове, когда наконец понял о чем шла речь. — Это ты украл записи из моего дома.

— А ты трахаешь Грейнджер. Мы закончили говорить очевидные вещи? — расхохотался Тео. — Вы так увлечены друг другом, что совсем не замечаете ничего вокруг.

— Ты что, следил за нами?

— Я должен был убедиться, что в то утро в твоей гребаной постели была не моя девушка! — рявкнул Тео.

— Приятель, приди в себя! — Драко пощелкал пальцами в воздухе. — Тори не твоя девушка.

— Для тебя она Астория, — процедил сквозь зубы Тео. — И она пока не моя девушка. Скоро я это исправлю.

— Так вот что ты задумал, — пробормотал Драко, судорожно пытаясь вспомнить куда положил палочку. — Ты хочешь загадать желание, чтобы она вернулась.

— И навсегда стала моей, — Тео улыбнулся безумной улыбкой и достал палочку. — А теперь мы идём в комнату хранения, Драко.

— Ты угрожаешь мне, Теодор?

— Драко, я прошу просто поверить мне на слово, я в любом случае заставлю тебя сделать это. И только от тебя зависит, будешь ли ты при этом страдать или нет. — Тео направил на него палочку и Драко понял — этот придурок реально убьёт его в случае неповиновения. Поэтому он поднял руки вверх, будто сдаваясь, и направился к выходу.

— Только давай без глупостей, дружище, — Тео многозначительно ткнул его в спину палочкой.

— Я понял, — проворчал Драко.

Как назло, коридоры отдела были пусты, и они абсолютно незамеченными дошли до комнаты хранения.

— Это оно? — с придыханием спросил Тео, когда Драко достал яйцо из коробки.

— Будто ты не знаешь, — огрызнулся Драко, протягивая ему артефакт. — И как же ты собираешься воспользоваться им?

— Мне сейчас даже немного стыдно за тебя, — Тео вырвал яйцо у него из рук. — Неужели ты думаешь, что только в твоей семье есть шикарная библиотека? Моя семья тоже чистокровная, Драко. Я с легкостью нашёл всю информацию про шутки старика Салазара.

— Да, ты подготовился, — присвистнул Драко. — А про «особую плату» ты прочитал?

— Драко, мне плевать, чем нужно пожертвовать, чтобы она стала моей. Если для этого должны сдохнуть все люди в мире — ок, я даже глазом не моргну. Давай, идём обратно, у нас мало времени, — он вновь ткнул Драко палочкой.

У Драко от этих слов пробежал мороз по коже. Он не понимал, как мог пропустить такую одержимость друга этими отношениями.

На минуту он даже забыл, что сам сегодня пришёл на работу с той же целью, — бросить все в жертву этому артефакту, для исполнения своего желания. Драко грустно усмехнулся — они так похожи с Тео. Несчастные, отчаявшиеся, готовые на все ради близкого человека.

Только Драко не готов жертвовать чьей-то жизнью. Эта мысль прочно засела у него в голове, пока он в красках представлял своё будущее с Грейнджер во время работы сегодня утром. И дело даже не в том, что она никогда его не простит, Драко понял, что он не убийца. Он не сможет отнять чью-то жизнь в обмен на жизнь любимого человека. Пусть он больше никогда не увидит мать, не услышит ее голос и смех, но такую цену он заплатить не готов.

— Ну, давай начинай, — Тео сел в кресло Драко и махнул рукой на пол.

— Я ещё и зелье должен сам сварить? — возмущённо воскликнул Драко. — Руны тоже я буду рисовать?

— Хм, про ритуал открытия в записях ничего не было, — прищурился Тео. — Ты сам хотел загадать желание, верно? И чего же тебе не хватает?

— Что за бред, — показательно небрежно фыркнул Драко. — Просто я подготовился.

— Акцио змеиные клыки, — портфель Драко предательски распахнулся, и из него показался свёрток с клыками, которые он приобрёл для зелья.

— Интересно, — протянул Тео, ловя в воздухе свёрток. — Продолжишь оправдываться?

— Я хочу вернуть мать! — выплюнул Драко. — Не девчонку к себе привязать против ее воли, а вернуть к жизни любимого человека!

— Не говори так про неё, — процедил Тео. — Или мне придётся наложить на тебя Силенцио.

— Ох, прости Тео, конечно мне стоит заткнуться, иначе я не смогу в дальнейшем рассказать тебе какой ты мудак! — злобно выкрикнул Драко, но на всякий случай сделал пару шагов назад.

Драко начал варить зелье, не произнося больше ни звука, все-таки не хотелось испытывать терпение этого придурка.

— Значит, ты и сам готов отдать все, что угодно за своё желание, — протянул Тео, нарушая тишину. — Почему тогда осуждаешь меня?

— Тео, я для себя поставил рамки допустимого, — Драко помешал содержимое котла по часовой стрелке. — У тебя же этих рамок нет. Ты готов запятнать свою душу ради любви.

— Это кто тут у нас заговорил о душе? — расхохотался Тео — Уж не бывший ли пожиратель смерти? Какое лицемерие, Драко.

— Пусть я и бывший ПёС, но я точно не убийца, Тео. Моя душа…

— Твоя душа такая же тёмная, как и метка на твоей руке, Драко, — резко оборвал его Нотт. — Так что оставь эти душераздирающие речи для Грейнджер. Начинай писать руны.

Драко молча приступил к работе, и уже через 20 минут все было готово для ритуала.

— Теперь отойди и следи внимательно, — Тео крепко прижал к себе артефакт и зашёл в круг.

Драко осторожно обошёл Нотта и встал за его спиной, судорожно соображая что делать. Как назло, палочку он оставил в пиджаке, который повесил на вешалку. Может быть, если ему удастся отвлечь…

— Нотт, сейчас ты выйдешь из круга и отдашь артефакт Малфою, — холодный голос Грейнджер звучал сейчас для Драко как музыка. Слава Мерлин, этот идиот забыл запереть дверь.

— О, Грейнджер, присоединяйся. Я обещаю тебе чудесное зрелище, — Тео ухмыльнулся и с помощью заклинания порезал себе руку — Pura vires…

— Тео, ты знаешь на какую плату Салазар Слизерин запрограммировал артефакт? — Гермиона сделала маленький шаг вперёд. — Одно твоё желание заберёт жизнь одного волшебника с грязной кровью. Такова цена, — Драко вздрогнул. Вот старый ублюдок. Понятно теперь, почему Годрик послал нахер этого помешанного на чистоте крови мудака.

— Меня это не волнует, Грейнджер. Я готов заплатить эту цену, — Тео вновь начал шептать заклинание.

— Нет! — Гермиона запустила в Нотта заклинание, и его отбросило к стене.

— Малфой, забирай яйцо! Быстрее!

Драко одним быстрым движением вырвал артефакт у Тео и попятился назад.

— Теперь у тебя есть шанс, Малфой, — хрипло прошептал Тео, пытаясь встать на ноги и кивнул на круг, в который случайно вошёл Драко. — Шанс вернуть Нарциссу.

Драко растерянно посмотрел на артефакт в своих ладонях и перевёл взгляд на Грейнджер.

— Драко, умоляю, —прошептала девушка и сделала осторожное движение вперёд. —Я понимаю тебя, но ты должен остановиться.

Все было как в замедленной съемке. Сердце выпрыгивало из груди, отбивая какой-то бешеный ритм. В голове стучало набатом: мама, мама, мама.

— Мама, — повторил он вслух, заглянул в глаза Грейнджер и увидел в них разочарование, которое по кускам вырывало его сердце. Она решила, что он готов на убийство. Она до сих пор видела в нем лишь мерзкого пожирателя. Убийцу.

Драко почувствовал комок в районе горла и поднял вверх руку, не в силах ничего произнести. Гермиона сморгнула слёзы, которые скопились в уголках глаз и метнула в него заклинание.

И мир погрузился в спасительную тьму.

Комментарий к Глава 25.2

Уже завтра заключительная глава, а в воскресенье эпилог🤫

========== Глава 26 ==========

Драко пришёл в себя в госпитале, вокруг него уже собрались его друзья и все представители Золотого Трио во главе с рыдающей Панси, которая, заметив, что он очнулся, треснула ему кулачком в плечо и, прошипев, что обязательно убьёт его чуть позже, выбежала из палаты.

Блейз, который без конца повторял: «ну ты и устроил, старик», кивнул ему головой и вышел вслед за женой.

Затем был долгий допрос от авроров, в лице Поттера и Уизли, которые требовали от него полный и обстоятельный рассказ о произошедшем

Грейнджер все это время молча стояла у окна палаты и не удостоила его даже взглядом. Единственной ее фразой, после окончания допроса, было: «Гарри, мы ведь можем опустить в суде ту часть истории, где участвует Малфой?», и получив утвердительный кивок от Избранного, девушка покинула палату.

Это был последний раз, когда Драко видел Гермиону Грейнджер, не считая мимолетной встрече на суде. После вынесения приговора Теодору Нотту, она взяла отпуск и уехала к родителям в Австралию.

На суде Тео повёл себя достойно — он ни разу не упомянул о роли Драко в произошедшем, говоря о том, что только он сам хотел воспользоваться магией артефакта, а Малфой и Грейнджер ему помешали.

Теодора Нотта по всем правилам должны были отправить в Азкабан, но Драко и Блейз, заручившись поддержкой Гарри Поттера, добились замены тюремного срока на принудительное лечение в госпитале Святого Мунго.

Всем было понятно, что у Тео явные психологические проблемы, иначе никак было не объяснить эту его болезненную привязанность к Астории и желание впустить в свою жизнь темную магию, чтобы привязать к себе любимую девушку.

По просьбе Драко, лечением занимался один из ведущих психологов госпиталя, и совсем скоро друзья смогли навещать Тео, с радостью отмечая отсутствие депрессии, которая была его постоянным спутником в первый месяц адаптации.

Одной из первых посетительниц Нотта, стала Астория. Как только она узнала о событиях, которые произошли в Отделе Тайн, девушка постоянно рвалась на встречу с Тео, считая что именно она виновата во всех его действиях. У них состоялся долгий разговор, со слезами, взаимными упреками и болезненными признаниями, но, в конечном итоге, они простили друг друга и отпустили в новую жизнь.

Тео был готов на все ради получения прощения от девушки, которую любил всем сердцем, поэтому, для себя, он решил в первую очередь заслужить право стать ее другом, и Астория с радостью приняла его решение.

На следующий день после суда, в дом Драко ворвалась разъяренная Панси, которую силой пытался удержать муж, и устроила фееричный скандал. Оказалось, что именно у Панси Гермиона нашла нужную ей информацию по артефакту. Паркинсоны, равно как Малфои и Нотты, являлись старинным чистокровным родом, с богатой на древние рукописи библиотекой.

Поэтому, когда Грейнджер обратилась к ней за помощью, Панси с удовольствием провела подруге экскурсию по отчему дому. Найдя необходимые записи, Грейнджер быстро засобиралась на работу, а вскоре после ее ухода Панси получила сову с сообщением, что Драко в госпитале.

Сейчас же, миссис Забини верещала как заправская истеричка, щедро приправляя свою речь крепкими выражениями и угрозами расправы над «гребаным блондинистым придурком, который вообще никаких выводов в жизни не делает». В конце концов, Драко с силой прижал к себе кричавшую девушку и долго просил прощения, за то, что вовремя не обратился за помощью и поддержкой.

У бывших однокурсников состоялся тяжелый разговор, в котором Панси снова много плакала, а Забини лишь тяжело вздыхал, но в котором были, наконец, расставлены все точки.

Драко уволился из Министерства сразу после суда. У него произошёл весьма короткий диалог с Кингсли, который поинтересовался о причинах увольнения, затем коротко кивнул, услышав, что Драко срочно нужно помочь отцу в ведении семейного бизнеса, поэтому он никак не может совмещать это с работой в Отделе Тайн, и быстро подмахнул его заявление.

Весь разговор занял от силы пару минут, и Драко, спрятав в мантии подписанный Кингсли пергамент, поспешил проскользнуть в лифт, мимо назойливой секретарши Министра, которая всеми силами пыталась завязать с ним диалог.

Тяжело вздохнув, когда двери лифта скрыли его от мисс Куттер, Драко прислонился к стене и прикрыл глаза. Все эти дни он двигался будто по инерции.

Он так по ней скучал. Грейнджер ни разу с ним не заговорила, но он и сам не сделал никаких шагов к ней навстречу.

Драко было больно осознавать, что она усомнилась в нем в тот день в Отделе Тайн. Он снова и снова прокручивал в своей голове тот момент, когда страх в ее глазах сменился разочарованием.

Будто они снова были в школе, и она из раза в раз, окидывает его таким взглядом полным презрения и видит только ублюдка, готового на все ради своих целей. Ублюдка для которого нет ничего важного в этой жизни кроме самого себя. Ублюдка, который почти убил Дамблдора и наблюдал за ее пытками в Мэноре.

Драко лишь усмехнулся — все правильно, она никогда не сможет принять, что он не такой, как она себе представляла. Она всегда будет искать подвох.

Так прошли ещё пара месяцев.

Поттер, наконец, женился на Джинни. Он послал Драко приглашение на свадьбу, но Малфой его проигнорировал и на праздновании так и не появился. Драко понимал, что на свадьбе обязательно будет Грейнджер, и он не хотел видеть ее, знал, что ещё не готов спокойно смотреть ей в глаза и делать вид, будто ничего не произошло. Будто они не обещали друг другу попробовать быть вместе.

Панси, которая была подружкой невесты, подготовила для Драко обстоятельный рассказ о торжестве. Она восторженно размахивала руками и взахлёб разглагольствовала о пышности праздника. Драко лишь кивал головой, старательно делая заинтересованный вид, но когда услышал упоминание имени Грейнджер — навострил уши. Панси быстро протараторила, что девушка прибыла на свадьбу без сопровождения, весь праздник сидела какая-то отрешенная и будто кого-то искала глазами, но на все вопросы отвечала, что все в порядке и вымученно улыбалась.

В душе Драко все затрепетало — может быть, она искала его? Черт, он должен был все-таки пойти на свадьбу. Может быть, она готова поговорить? То, что она пришла на свадьбу одна — стало ещё одной причиной для радости, значит Грейнджер тоже ещё думает о нем.

Проводив Панси, Драко решился и написал Гермионе письмо, с просьбой о встрече. Он решил, что сделает первый шаг, все-таки он столько времени ее обманывал, поэтому будет правильно, если инициатива будет исходить от него. Дрожащими руками он привязал послание к лапке совы, проводил удаляющуюся птицу взволнованным взглядом и остаток дня пребывал в тревожном ожидании.

Спустя неделю он понял — Грейнджер не ответит. Спустя еще две, он перестал вздрагивать, когда в окно стучалась сова. Спустя месяц, он решил отпустить все мысли о ней и жить дальше.

Он встречался с друзьями, помогал отцу в бизнесе и потихоньку дышать становилось все легче и легче. Омрачало его жизнь только возобновление ночных кошмаров, с которыми почему-то не могли помочь даже постоянные сеансы с Крисом. Он все чаще просыпался от своего собственного крика, сжимая мокрые от пота простыни и подолгу сидел возле окна, встречая рассвет.

Незаметно наступил декабрь.

Лондон готовился к наступлению Рождества. Атмосфера праздника и веселья будто вдыхала новую жизнь в холодные и наполненные работой будни Драко.

Поэтому он впервые планировал отметить этот праздник с отцом. После смерти матери, он вообще не отмечал Рождество, все ещё храня в своём сердце траур, но Крис настоял, что пора бы Драко уже оставить позади свою скорбь и учиться жить дальше. Поэтому Малфой приготовил для отца подарок и оповестил, что придёт на Рождественский ужин, чем очень порадовал Люциуса.

В ночь перед Рождеством, Драко долго не мог уснуть, и когда ему все-таки удалось провалиться в беспокойный сон, он вновь увидел тот самый сон про его свадьбу.

Он снова стоял у алтаря и ждал свою невесту, беспокойно вглядываясь в проход, но что-то явно было не так — в этот раз места для гостей были пусты.

Драко удивленно оглядывался, пытаясь высмотреть Блейза или Панси, но он был совсем один, буквально. В начале прохода так и не появлялась хрупкая фигурка его будущей жены.

Драко растерянно обернулся назад и встретился взглядом с матерью, которая протягивала ему руку.

— Мама? Что происходит? — он сделал шаг вперёд и взял ее за руку.

— Это ещё не произошло, но может произойти, родной, — Нарцисса погладила сына по щеке.

— Что это значит? Что может произойти? Почему нет моей невесты?

— Сынок, она совсем рядом с тобой. Тебе нужно просто вновь открыть своё сердце, — женщина мягко улыбнулась.

— Я думаю, что тебе необязательно говорить загадками, — проворчал Драко и прижал ее к себе.

— Я бы рада сказать больше, но не могу. Ты должен сам сделать этот выбор, чтобы наконец обрести покой и стать счастливым.

— Мама… а ты счастлива? — голос упал до шепота.

— Да, мой родной. Не беспокойся за меня. Я очень горжусь тобой, — Нарцисса взяла в ладони лицо Драко. — Просто будь счастлив, сынок и открой своё сердце.

— Я люблю тебя, мама.

— И я люблю тебя, мой Дракон.

Драко открыл глаза и сел в постели. Он растерянно провёл пальцами по щеке, отчетливо ощущая тепло рук матери. С улыбкой он подошёл к окну в своей спальне, и долго смотрел на пробуждающийся ото сна город, обдумывая слова матери. Впервые за долгое время он встречал рассвет не со страхом от ночного кошмара, а с удивительным чувством — скоро все обязательно изменится.

Столь раннее пробуждение сыграло ему на руку, и уже к обеду Драко сделал все запланированные дела и засобирался к Забини, чтобы вручить друзьям подарки.

Звонок в дверь прервал его неудачные попытки подписать поздравительные открытки, и Драко, чертыхнувшись, поспешил встретить незваного гостя.

На пороге стояла Астория, сжимающая в руках гору разноцветных свёртков.

— Привет, я тут подумала, что мы могли бы вместе отправиться к Забини и решила зайти за тобой.

— Привет, Тори, отличная идея, проходи, — Драко отодвинулся в сторону, освобождая проход. — Я почти придумал, что пожелать в открытке Блейзу на Рождество. Хотя не думаю, что этот засранец нуждается в моих добрых словах.

— Ох, у меня тоже вечная проблема с поздравительными открытками. Поэтому я предпочитаю покупать готовые открытки с поздравлениями и вписываю в них своё имя — звонко рассмеялась девушка, и сложила подарки нас стол в гостиной, вытаскивая из вороха свёртков один, и протянула его Драко — это тебе, Счастливого Рождества.

Драко с улыбкой принял из рук Астории ярко-красную коробочку, перевязанную золотой лентой.

—Спасибо, Тори. У меня тоже есть для тебя подарок.

— Подожди, — девушка поймала его за руку, когда он собирался принести для неё подарок. — Пожалуйста, сперва открой мой подарок.

— Хорошо, — Драко быстро разорвал цветную упаковку и открыл крышку коробки. Его взору предстало хрустальное сердце, которое играло на свету всеми цветами радуги. Драко вопросительно посмотрел на Асторию, в ожидании объяснений столь странному выбору подарка.

— Знаешь, ты всегда мне очень нравился, ещё со школы. Потом ты уехал, а у меня появился Тео, и я смирилась с этими обстоятельствами, — тихо начала Астория. — Но потом Тео причинил мне боль, а ты вступился за меня вместе с Блейзом и всячески поддерживал, когда я была в депрессии после тяжелого расставания, и, знаешь, я вдруг поняла, что мы оба заслуживаем второй шанс. Шанс вновь открыть своё сердце. Поэтому, сейчас я хочу подарить тебе свое, — девушка накрыла сердце в руках Драко своими ладошками.

Драко шумно сглотнул, сжимая в руке холодный хрусталь, кончиками пальцев ощущая тепло кожи Астории.

— Как ты сказала? Открыть своё сердце? — наконец прохрипел он.

— Да, — прошептала Тори, с надеждой смотря в его глаза.

Драко осторожно положил подарок в коробочку и крепко прижал девушку к своей груди.

Комментарий к Глава 26

Друзья, это последняя глава, у нас остался лишь эпилог. Который, к слову, я могу выложить уже сегодня 😉

А пока я с нетерпением буду ждать ваши отзывы об этой главе и ваши догадки по поводу эпилога❤️

========== Эпилог ==========

— Знаешь, я горжусь тобой, Драко, — Крис выпустил в потолок облако дыма и пристально посмотрел на друга. — Как бы оно не выглядело со стороны, но ты смог отказаться от своего самого сокровенного желания. Мне жаль, что Гермиона так и не смогла понять этого.

— Я думал, что это будет сложнее, — криво усмехнулся Драко. — Этот гребаный артефакт… Понимаешь, я жил мыслью о нем так долго, а потом в один момент понял, что оно того не стоит.

— Самое главное, что ты это понял. Лучше поздно, чем никогда.

— Итак, мой друг, — хитро прищурился Малфой. — После всего услышанного, готов ли ты положить конец нашему спору и назвать имя девушки, которая стала моей женой?

— Пфф, конечно, у меня нет никаких сомнений.

— Тогда, я попрошу тебя прямо сейчас записать выбранное тобой имя на пергаменте, а в обмен я верну тебе твоё приглашение на мою свадьбу.

— Зачем такие сложности? — удивленно спросил Крис, но всё-таки достал из ящика стола кусок пергамента, на котором быстро нацарапал имя. — Я могу просто его тебе назвать и все.

— Хочу видеть твоё лицо, когда ты будешь открывать конверт, — Драко с усмешкой прочитал написанное на пергаменте и достал конверт.

Крис задержал дыхание, будто готовясь к затяжному прыжку в воду и быстро распечатал конверт. Когда он наконец оторвал глаза от аккуратно выведенных букв, весь его обширный словарный запас почему-то выдал лишь только:

«Что за дерьмо?»

Драко расхохотался, хлопнул друга по плечу и встал со своего места, направляясь к выходу.

— Мы с женой, будем невероятно счастливы видеть тебя на нашем торжестве, Крис. До встречи, дружище.

Драко трансгрессировал в свой дом, снял мантию и повесил ее на вешалку в прихожей. Из кухни до него донёсся нежный голос жены, которая что-то тихонько напевала и он поспешил на звук.

— Детка, ты опять решила переписать приглашения? Поздно, я уже вручил одно Крису, — он подошёл к жене, которая сидела за кухонным столом и старательно выводила буквы на конвертах.

— Знаешь, мне показалось, что это звучит слегка вычурно, — она взяла в руки один из конвертов и начала читать—Лорд Драко Люциус Малфой и…

— Малышка, но я же действительно Лорд.

— Ну и что, — показала ему язык девушка. — Все равно я считаю, что это слишком. Кстати, почему ты так задержался?

— У нас с Крисом состоялся интересный разговор, — Драко подошёл ближе и уткнулся носом в шею жены.

— А ещё вы явно пригубили огневиски, — наморщила нос девушка.

— Милая, так мне было легче рассказать ему, то что я так долго скрывал.

— Я понимаю, поэтому и не зарядила тебе в лоб, как только учуяла запах алкоголя.

— Да ты горячая штучка, детка, — захохотал Драко. — Знаешь, я поспорил с Крисом, что он ни за что не догадается, на ком я женился.

— Ты в своём репертуаре, — закатила глаза девушка. — И кто выиграл?

— Милая, ты меня обижаешь, — хитро улыбнулся Драко и протянул ей лист пергамента, который ему отдал Крис.

— Ничего себе, — возмущённо вскинула бровь девушка. — Ты уверен, что мы должны звать его на свадьбу?

— Не будь к нему так строга, любимая. Я умело его запутывал, — Драко за руки потянул жену на себя, заставляя встать со своего места и прижал ее к своей груди. — Ты же знаешь, что ты единственная, кто мог бы стать моей избранницей.

— Льстец, — пробурчала девушка ему в грудь и скрестила руки за его спиной. — Ладно, мой руки и садись за стол. Будем ужинать.

— Хорошо, — Драко хлопнул жену по попе и быстро убежал от неё в ванную комнату.

Он переоделся в домашнюю одежду и привёл себя в порядок. Драко задержался перед зеркалом, рассматривая своё отражение, затем быстро подмигнул самому себе и насвистывая, направился на кухню, откуда уже доносился чудесный запах домашней еды.

***

Драко стоял у алтаря, и по его коже бегали мурашки. Все было в точности как в его сне, который так часто снился ему по ночам. Он смотрел, как по проходу движется его невеста в белом платье, лицо которой было скрыто за вуалью. Драко перевёл взгляд на гостей и подмигнул Блейзу и Панси.

Забини ждали пополнения в следующем месяце, и Панси то и дело подносила к лицу белоснежный платочек, вытирая слёзы умиления. Блейз мягко обнял жену за плечи и быстро показал Драко поднятый вверх большой палец.

Драко с улыбкой столкнулся взглядом с Крисом, который улыбнулся ему в ответ и одними губами сказал: ты молодец. Драко кивнул в ответ другу и наконец взял за руку подошедшую к нему невесту. На пальчике ее левой руки красовалось фамильное кольцо Малфоев и Драко, не удержавшись, поднес ее ладошку к губам и оставил на запястье легкий поцелуй.

— Я так боялся, что ты передумаешь.

Он кончиками пальцев поднимает легкую вуаль и убирает ее вверх.

— Малфой, я уже твоя жена. Куда я от тебя денусь, — тихонько шепчет девушка и показывает ему язык.

— О, как по-взрослому, — Драко показывает язык ей в ответ и поворачивается к священнику.

— Дорогие возлюбленные, мы собрались здесь и сейчас, дабы стать свидетелями вступления вами в брак. Сегодня, при свидетелях, вы дадите друг другу клятву в вечной верности и любви. Ведь любовь — это хрупкая роза, которая будет цвести в вашем саду, только если вы, подобно садовникам будете каждый день поливать ее и ухаживать за ней. Поэтому сейчас я хочу спросить у вас, готовы ли вы объединиться и сохранить эту розу, которая цветёт только когда вы вместе? Я спрашиваю вас, жених, готовы ли вы любить и почитать эту женщину сейчас и отныне, во веки веков?

— Да, — голос Драко прозвучал уверенно, и его невеста крепче вцепилась в него пальчиками.

— Я спрашиваю вас, невеста, готовы ли вы любить этого мужчину, быть ему верной женой и достойной спутницей жизни сейчас и отныне, во веки веков?

— Да, — она ответила, глядя прямо в любимые серые глаза.

— Тогда властью данной мне Богом, я объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту.

— Мерлин, наконец-то, — Драко впился в губы своей жены, и тут же со всех сторон раздались аплодисменты и счастливые возгласы гостей.

— Я представляю вашему вниманию мистера и миссис Малфой.

Драко подхватил на руки свою жену и понёс ее по проходу.

— Ты счастлива? — он потерся носом об ее щеку, вдыхая аромат ее духов.

— Невероятно. А теперь отпускай меня и готовься к поздравлениям.

Драко с ворчанием опустил девушку на землю и тут же попал в цепкие объятия Забини.

— Ну, друг мой, поздравляю! Уже завтра весь волшебный мир будет с придыханием обсуждать тебя и твой выбор супруги.

— Ох, не напоминай, — скривился Драко. — Эти журналюги уже обивают порог Мэнора, в ожидании нас для интервью. Мы дали разрешение на съемку только нас, без гостей.

— Представляю, как плюются ядом эти идиоты из Пророка.

— Плевать, — Драко похлопал друга по спине. — Мы вместе, а все остальное ерунда.

— Я согласен с тобой, как никто другой, — Блейз с нежностью посмотрел на свою супругу, которая почти затопила своими слезами счастливую новобрачную.

Когда наконец поздравления подошли к концу, молодожены поучаствовали в обещанной фотосессии для прессы, а затем, проводив всех репортеров, пригласили гостей переместиться в шатёр, который был установлен в саду Малфой Мэнора.

Драко с улыбкой наблюдал, как его жена танцует с Люциусом. Он был так рад, что его отец так радушно принял его любимую женщину. Единственное, что его слегка раздражало, так это навязчивые вопросы Малфоя старшего о том, когда же они наконец подарят ему внука.

— Знаешь, мне бы все-таки хотелось услышать продолжение твоей истории, — Крис незаметно сел на свободный стул рядом с Драко и протянул ему своё приглашение на свадьбу.

— А я все ждал, когда ты придёшь, — Драко с усмешкой повертел в руках приглашение. — Есть догадки, какое желание я тебе загадаю?

— Надеюсь, это не будет слишком мерзко, — сморщил нос Крис.

— Мне кажется, что тебе понравится, — Драко кивнул в сторону девушки в красном платье, которая что-то увлечённо рассказывала Панси. — Я хочу, чтобы ты потанцевал с ней.

— Малфой, ты странный. Ты хочешь, чтобы я потанцевал с девушкой, которую пророчил тебе в невесты?

— Именно так, — Драко положил приглашение на стол. — Я уверен, что ты после этого пригласишь ее на свидание. Она замечательная.

— Хорошо. Как только ты мне расскажешь продолжение своей истории, я тут же приглашу ее на танец.

Драко кончиком пальца провёл по первой строчке приглашения:

«Уважаемый мистер Джонс,

Лорд Драко Люциус Малфой и мисс Гермиона Джин Грейнджер…»

— Уговорил.

***

— Прости Тори, я не могу, — Драко прошептал это в ее волосы. — Я счастлив, что ты есть в моей жизни, но я люблю другую женщину. Мне очень жаль.

— Знаешь, я должна была попытаться, — девушка грустно улыбнулась. — Тогда сохрани это сердце в знак моей искренней преданности к тебе, — она слегка сжала его ладони.

— Хорошо. Тори, предупреди пожалуйста, Забини, что я зайду к ним завтра. Я должен кое-что сделать.

— Драко, удачи тебе, — Астория приподнялась на носочки и чмокнула его в щеку. Он в последний раз прижал девушку к себе, и как только за ней закрылась входная дверь, Драко вошёл в камин.

— Малфой? Ты чего тут забыл? — Гермиона в недоумении встала с дивана и осторожно опустила на столик книгу, которую только что читала.

Драко склонив голову набок, рассматривал девушку, понимая, как на самом деле скучал по ней. Как только Астория сказала про второй шанс, он сразу вспомнил, как его мать во сне призывала его вновь открыть своё сердце. В первый раз он открыл его для Грейнджер, второй раз также будет принадлежать только ей.

— Помнишь тот фильм? — хрипло пробормотал он, медленно приближаясь к девушке. — «Вечное сияние чистого разума».

— Да, — она замерла, глядя ему прямо в глаза.

— Даже если бы на меня наложили обливиэйт, и стёрли все воспоминания о тебе, — Драко подошёл к Гермионе вплотную, и она задержала дыхание. — Я бы все равно никогда не смог выкинуть тебя из сердца.

— Ты хочешь сказать, что любишь меня? — она шепчет практически прямо в губы.

— Я хочу сказать, что мы должны освободиться от предрассудков и дать нам шанс начать все с чистого листа. И да, — Драко проводит пальцем по ее щеке, — я люблю тебя, Гермиона.

Он прижался своими губами к ее, впитывая в себя ее хриплый стон. Гермиона с силой схватила его за рубашку, в попытке притянуть к себе ещё ближе. Ткань угрожающе треснула и по полу покатились перламутровые пуговицы, но это, казалось, абсолютно их не смутило, потому что Грейнджер, воспользовавшись моментом, тут же запустила свои ладошки под рубашку. По коже Драко пробежали мурашки — он мечтал об этом прикосновении несколько месяцев. Он опустился на диван и посадил девушку к себе на колени, заставив ее оседлать свои бёдра.

— Подожди, — она нехотя оторвалась от его губ. — Прежде чем ты залезешь ко мне в трусики, я предлагаю поговорить нормально.

— Грейнджер, на тебе нет никаких трусиков, — Драко скользнул ладонью под легкое домашнее платье и погладил внутреннюю сторону ее бедра.

— Драко, я серьезно. Если мы хотим, чтобы в этот раз все было правильно, то давай начнём наши отношения не с секса, а разговора. — Гермиона встала с его коленей и села в кресло напротив него.

— Мне нравится, как звучит мое имя, произнесенное твоими губами, — он мягко улыбнулся и наклонился чуть вперёд. — Я мог бы к этому привыкнуть.

— Не думаю, что смогу привыкнуть, как ты зовёшь меня не по фамилии, — Гермиона усмехнулась. — Ты уверен, что готов забыть о том, что произошло?

— А ты?

— Снова отвечаешь вопросом на вопрос, — Гермиона покачала головой и улыбнулась. — Драко, прости меня. Прости, что усомнилась в тебе. Я так много думала о том, что произошло. Я боялась признаться самой себе, что была не права, а потом просто побоялась встретиться с тобой и поговорить. Мне было страшно, что ты отвергнешь меня, — ее голос задрожал, а на глазах появились слёзы. — Я поняла что влюблена и так испугалась, Драко…

— Тшшш, — Драко встал со своего места и опустился перед ней на колени. — Это ты прости меня, что врал. Прости, что не пришёл раньше, — он взял ее лицо в ладони и начал покрывать его поцелуями. — Прости, что оставил тебя одну. Прости, что был таким трусом.

— Я давно тебя простила, — Гермиона опустилась на колени рядом с ним и прижалась к его губам. — Я люблю тебя.

***

— Это охренеть как удивительно, — Крис залпом осушил бокал шампанского. — И что же было дальше?

— Дальше мы встретили Рождество в Малфой-Мэноре, где я представил ее отцу, как свою девушку. Люциус был счастлив, узнав, что у меня появились отношения. Он даже согласился на просьбу Гермионы, сохранить этот факт в тайне и не бежать в Пророк, чтобы дать интервью о наших отношениях.

— Твой отец очень любит тебя, Драко, — улыбнулся Крис. — Как же вы дошли до свадьбы?

— Ну, сначала она заставила меня поклясться, что мы сохраним наши отношения в секрете, чтобы не травмировать ее бывшего, — Драко с усмешкой перевёл взгляд на Рона Уизли, который кружил в танце Гермиону. —Спустя время, когда мы наконец обьявили всем о нас, я сделал ей предложение. Ну, а все остальное ты и так знаешь.

— У тебя такая удивительная жизнь, Драко, — Крис чокнулся бокалом с другом. — Я рад за тебя.

— Спасибо, — Драко сделал глоток шампанского. — А теперь, топай к Тори и приглашай ее на танец, — он вновь кивнул головой в сторону Астории, которая украдкой поглядывала на Криса. — Тем более, ты ей явно приглянулся.

— Ну ты и сводник. Ладно, пожелай мне удачи.

— Удачи, дружище, — Драко проводил взглядом Криса, который подошёл к Астории и что-то шепнув ей на ухо, вывел на танцпол слегка покрасневшую девушку.

— Подрабатываешь свахой? — Гермиона подошла к мужу сзади и обняла его за шею.

— Почему нет? Мне кажется они отлично смотрятся вместе, — Драко притянул ее к себе на колени.

— Крис замечательный, думаю, что Астории очень повезло, — глядя на танцующую парочку, пробормотала Гермиона.

— Вообще-то, везунчик тут я. Ведь это я женился на самой умной ведьме столетия.

— И самой красивой, — Гермиона расхохоталась и чмокнула его в щеку.

— И самой скромной, — Драко вернул жене поцелуй. — А если серьезно, я счастлив.

— Я тоже счастлива. Я очень люблю тебя.

— Я всегда думал, что именно Крис спас меня, когда вытащил с башни Мэнора, но это не совсем так. Он спас мое тело, а ты спасла мою душу, когда согласилась стать моей.

— Получается что я и Крис спасли твою жизнь, — Гермиона провела рукой по его волосам. — Да, мы можем гордиться собой.

— Можете даже написать книгу об этом, — ухмыльнулся Драко.

— Точно, «Краткое руководство по спасению жизни». Мне кажется звучит.

— Звучит просто прекрасно, — Драко покрепче прижал к себе жену за талию и обвёл глазами сад.

Теперь он точно знает, что такое счастье.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики