КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Инопланетянин не по своей воле или забросы судьбы (fb2)


Настройки текста:



Абра-кадабра Инопланетянин не по своей воле или забросы судьбы

Глава 1. Человек предполагает, а Бог располагает

Кратко о себе. Прожил, как тогда считал, свою жизнь не хорошо, не плохо, в общем нормально, звёзд с неба не хватал, но и того, что было направо и налево не раздавал, работал, жену любил, детей растил, почти не пил не потому, что не хотел или не мог (по здоровью, например), а потому что опасался предсказания, которое надо мной висело всю мою жизнь…

Ах, да, извиняйте граждане, зовут меня Воронов Юрий Васильевич. Но можно понять моё состояние, не далее двух месяцев назад не стало моей Аннушки, и моя жизнь после этого пошатнулась. Из меня, как будто, вынули стержень, мне стало плевать, что со мной, где я и прочее. На всякий случай, мало ли, переписал всё своё имущество на сына. А тут ещё приятель старый СМС прислал, мол приезжай, разговор есть не по телефону. То годами не виделись, не перезванивались. А тут, приезжай, зачем, к чему не пойму. Но мне было всё равно, решил поехать и поговорить, поскольку жил он недалеко в деревне под нашим городом.

Выйдя из своей старенькой "Нивы", подошел к двери старого, но ещё довольно крепкого деревянного дома и постучал. Дверь со скрипом открылась, на пороге дома появился мой старый школьный приятель Борька Завидов и почти искренне улыбнулся.

— Ну проходи, проходи, раз приехал!

— Здорово, как поживаешь? — приветствовал его. — И вообще, что звал-то?

— Я звал? — забегали глазки у него.

— А кто СМС посылал, что, приезжай, есть разговор? — спросил его.

— Ну проходи, что возле порога стоять, раз уж ты здесь.

— Ну, да ну. Ещё не запряг. Ладно уж, прохожу, — согласился с ним.

Пройдя в сени и завернув в комнату, подошел к столу.

— Ба, да тут на свадьбу хватит!

— Или на похороны — тихо добавил он.

— За этим и звал? — неприятно удивился.

Тут надо пояснить, мой старый, так сказать, приятель в своё время очень сильно увивался возле моей Аннушки, но… Но она выбрала меня из нас двоих. И предстоящий "разговор" скорее всего будет касаться её.

Ну что ж, так тому и быть, мне после того, как остался один, было всё равно.

— Да, садись или присаживайся, суеверный ты наш — ехидничает он.

— Ты лучше скажи, что всё это значит, то у тебя снега зимой не выпросишь, а тут… — не поверил ему.

— Сейчас всё узнаешь, — садится и, открыв бутылку, наливает.

— Я ж за рулём, да и про цыганку ты знаешь — говорю, но успокаиваюсь и присаживаюсь.

— Я, вообще-то, драться не собираюсь, — заверил он.

Тут опять надо пояснить. Отгуляли мы свой выпускной в далёком 1976 году и по утру следующего дня возвращались к своим домам. Нас было, как уже понятно, трое — я, она и он. Так вот, идём мы весёлые, усталые, немного пьяные и ужасно довольные, по крайней мере я, так как, "улучив минуту" мы с моей Аннушкой объяснились и пришли к согласию, так сказать. А он тогда ещё этого не знал или мне так казалось, что не знал, но может быть уже и догадывался. Идём значит, мы идём, а нам на встречу идут цыганки. Надо сказать, что это место было недалеко от вокзала и они, соответственно, шли к нему на "заработки" — гадать, обманывать и прочее. Но вдруг, одна из них, резко повернулась ко мне и, стерев с лица дежурную улыбку и став серьёзной, сказала: "Послушай меня касатик, мне ничего от тебя не надо, но ты не должен никогда напиваться до пьяна. Если ты напьёшься и при этом последует удар, то ты наверняка не останешься на этом свете или будет ещё что-то хуже. А теперь иди!" И я быстро пошел дальше и, только тут заметил, что мои приятели отстали и изо всех сил стараются догнать меня.

— Ладно, дети выросли, внуки подрастают, да и один теперь, некуда торопиться, да и ты тоже один, так что давай, наливай — вздохнул.

— Ну я "настолько" задерживать тебя не собираюсь, а до утра, так и пожалуйста — разрешил он.

Помянули Аннушку, закусили, выпили ещё. Ну в общем понятно, потихоньку набрались мы так, что с трудом добрался до дивана и, не раздеваясь и не стеля постель, уснул более-менее спокойно за последние два месяца, даже слишком спокойно, так как не помнил: выходил ли по нужде или нет.

И вот, этой ночью мне снился сон. Сны мне снятся регулярно простые и не очень, но этот был какой-то странный, ну очень. Будто мы с приятелем допились до того, что я случайно упал в стакан с водкой. То ли стал такой маленький, то ли стакан стал такой большой, что поместился в него с головой, да ещё и место осталось. И вот вишу внутри стакана в водке с головой и, рассматривая прозрачные грани стакана, думаю, и как, вообще, дышу в водке или водкой. Как??? А то, что вишу в стакане, так это, как бы, так и надо, и ничего удивительного в этом нет.


* * *

Несколькими днями ранее. Космический корабль корсаров-работорговцев Арварской Империи заканчивал отлов будущих рабов

— В одном месте много брать не нужно. Я это уже не один раз говорил. Во-первых, это насторожит будущих работников (так они ласково называли своих рабов, когда у них было хорошее настроение, а когда плохое настроение, то "мясо"). А то они будут потом про нас догадываться, убегать и прятаться от нас, а прячутся лучше те, что умнее. И во-вторых, если много заберём, то потом из этого посёлка все оставшиеся убегут и слух о нас разнесут. Когда массово хватаем, то обязательно кто-то что-то увидел понапридумывал что-то, слух, сплетня и т. д. А нам нужна тишина и неизвестность о нас. Так спокойнее. Я точно это знаю, потому что много лет этим занимаюсь. Там троих, здесь четверых, где-то ещё пятерых и в конце у нас полный трюм криокасул. Да дольше, да труда больше, но зато потом можно будет сюда возвращаться не раз и не два. Понятно, бездари и балбесы. Сколько раз повторять? Тишина, покой и неизвестность. Разумный или небольшая их группа вышла погулять и потерялась, где — неизвестно, куда пошли непонятно, ясно — настовлял молодых пиратов старый опытный капитан старого рейдера, переделанного из среднего транспортника Занк Хлавани. Молодые всегда хотели быстро хапнуть в одном месте и ходу оттуда, а что будет потом после них, да хоть что. А думать о том, что нужно и можно будет возвращаться на эту перспективную планету снова и снова, им было лень.

— А планета, как называли её местные разумные — Грязь, странное название, ну да ладно, была хороша. Класс А+ (бывали конечно и лучше, например редкие А++ или даже ещё более редкие А+++) был с одной стороны не такой уж и редкий класс, но и не часто встречающийся, правда аборигенов было очень много, более 7 миллиардов разумных, на такой в общем-то не большой планетке, это много, и потому они её (планету) довольно сильно изгадили, ну, а мы на что, мы зачем тут. Мы санитары природы, очистители и защитники такой хорошей и перспективной планеты — размышлял о себе старый капитан, гордясь собой. Надо только молодёжь поднатоскать, объяснить, заставить, научить их, в конце концов, работать аккуратно, тихо и без последствий.

Работа в общем-то была почти закончена, крио капсулы почти все были заполнены. Все устали от гонки со временем, но всё равно нужно было всё делать, так как надо, а то ещё далеко везти их и по пути бывает всякое. То криокапсула плохо отрегулированная и не качественно отремонтированная заглючит и выключится, тогда когда в ней клиент лежит и "мясо" протухнет, то само "мясо" некачественное и при разморозке выясняется что везли труп, а место в крио капсуле было занято, убыток. То и капсула в порядке и содержимое капсулы в порядке, но при "погрузке" недосмотрели, что интеллект низкий, а такого дорого не продашь, в общем одни проблемы, а тут ещё молодёжь хочет быстро всех подряд грузить и у летать. Такое рвение в общем-то понятно. Проникли-то сюда через червоточину, а она открыта не вечно, а периодически закрывается и надолго закрывается. Нужно успеть загрузится и улететь до закрытия, но и о том, что нужно возвращаться и ловить опять, нельзя забывать.

А лететь без червоточины очень долго и дорого, да и архи не дремлют. Так, что только через неё, а больше никак. Ещё прадед летал на эту планету за товаром и передал координаты сыну, а он своему, и так эти координаты попали к старому капитану, а теперь, после долгой трудовой деятельности по очистке планеты, он уже хотел уходить на покой, да вот, только, его сын не захотел мотаться по космосу далеко. Он выбрал менее рисковый бизнес, он ловил и грабил Аратанские корабли и постепенно стал солидным и уважаемым корсаром в их части космоса на границе между Арваром и Аратаном. Их клан имел свою базу-станцию во фронтире и владел обширными складами и доками на торговой станции Хар-Махрум.

Поэтому Занк, взявшись обучать их семейному бизнесу одного из своих внуков, набрал команду молодёжи из сверсников и друзей своего внука и собирался, натаскав его и команду, передать корабль внуку и уже потом уйти на покой, типа, на пенсию, а эту самую пенсию ему будет платить его внук, т. к. корабль он ему не подарит, а, как бы, сдаст в аренду с выкупом под процент с прибыли. И внук будет содержать деда, и дело есть кому передать, и корабль есть кому содержать.


* * *

А Борька Завидов в своём доме в деревне, где он поселился, переехав из города, что бы не видеть счастливых Аньку с Юркой, собирался выйти во двор. Да, он, по-своему, любил Аню, но эта любовь скорее была некоторым видом эгоизма с его стороны. Вы можете спросить, как это, любовь и эгоизм? Любовь светла и всепрощающа по отношению к любимому, а тут эгоизм. Но надо знать Борьку и его эгоизм. Он по молодости был парень хоть куда, светловолосый, голубоглазый, высокий красавец, который с виду нравился всем девушкам, но когда эти девушки, встречаясь и общаясь с ним, узнавали его поближе, то они почему-то перестовали видеть в нём красавца-жениха, а видели самовлюблённого эгоиста, который позволял себя любить и делал одолжение общаясь с ними. Постепенно его стала раздражать их холодность к нему. Всё это он рассказывал своему единственному другу Юрке, которого терпел возле себя из-за того, что тот был неказист, невысок, тонок. А Борька выглядел на его фоне красавцем. Юрка, не смотря на его рост и фигуру, хорошо дрался и жалел такого несчастного красавца, как он тогда думал, и терпел выходки. Тут появилась Аня, такого же малого роста и не красавица, хотя и симпатичная, вернее она была всегда рядом в их же классе, но на неё до этого никто не обращал внимания, а тут Юрка посмотрел в её сторону, подрос, значит. Она поближе "познакомилась" сначала с Юркой, а затем и с его другом Борькой. Они, конечно, были давно знакомы, как однокласники, но теперь, как бы, заново знакомились, как парни с девушкой. Юрка рассказал ей про "несчастного" Борьку. И Анечка стала со слов Юры тоже жалеть Борю, а он воспринял это как проявление чувств. Так они и ходили в троём до конца школы. А потом вдруг, как показалось нашему красавцу, Аннушка, как они её называли с лёгкой руки Юры, стала встречаться с Юрой, а не с ним, таким красивым и привлекательным парнем.

И он затаил обиду и злобу на них. А что бы не видеть таких счастливых, городок-то небольшой, уехал в деревню, где купил дом и хотел уже там найти кого-то, кто поймёт его истерзанную душу, но желающих не было и там. Так он и жил, потихонечку работая фельдшером-ветеренаром, на которого выучился. Встречался с одинокими женщинами и вдовами, но долго у них не задерживался, так как, кроме того, что он был самовлюблён, он ещё был ленив в хозяйстве. А в деревенском доме и около него всегда много работы, тем более у одинокой женщины. А этого ему как раз и не надо. И пожив у очередной дамы сердца, он возвращался к себе в свой холостяцкий дом и говорил всем знакомым и соседям, что его никто не понимает и не любит.

Так прошло много лет, жизнь, можно сказать, и вдруг он от кого-то от общих знакомых узнал новость, что его бывший дружок остался один, Аннушки не стало. А тут ещё одно событие в жизни Борьки произошло. Он случайно познакомился с одинокой женщиной, которая приехала к какой-то своей родственнице в ту деревню, где жил нас бывший красавец. Почему бывший, так он постарел, согнулся в спине, глаза из голубых стали прозрачно-водянистыми, как у рыбы, волосы побелели и частично повылезли, а морда-лица от постоянных пьянок приобрела розовый оттенок с сизым носом. В общем-то тот ещё красавец. А дама, которую звали Анфиса Хитрова, по характеру была полной копией Борьки, такая же эгоистка и, к тому ж ещё и стерва, которая привыкла жить за счёт кого-то, как бы выпивая его постепенно. Очередной её спонсор приказал долго жить и она переехала из своего посёлка в деревню к своей дальней родственнице, потому что у себя в посёлке её все знали и не хотели спонсировать лентяйку. Внешне она была полной противоположностью Борьки. Маленькая, толстенькая с пухлой белой кожей и быстро бегающими, маленькими, блестящими глазками. Противоположные по внешности и одинаковые внутри быстро сошлись и стали думать, как им быть. Если Борьке здесь ничего не светит в плане женитьбы, то её никто здесь не знает, и может быть ей повезёт найти какого-нибудь лоха и выскочить за муж. Думали, гадали, водку выпивали, но ничего не получалось, так как мужик, который потенциально подходил под их критерии, был уже давно женат, а те что остались, сами были такие же одинокие, либо пьяницы, либо больные или же, на худой конец, такие дела лентяи, как и они сами.

И тут Борька вспомнил про своего школьного друга Юрку и то, что он остался один. Как считал Борька, хоть Юрка и потерял свою Аннушку и стал несчастен, но не достаточно несчастен и за те годы, что Борька был один, а Юрка вдвоём и счастлив, надо его наказать и сделать ещё более несчастным, женив его на Анфисе.

Ещё поговорив и выпив, они выработали план. Глядя на стол с выпивкой и закуской, они ничего более хитрого придумать не смогли, кроме того, что пригласить-позвать Юрку к старому другу на помин Аннушки и, напоив его, уложить спать на диване. А ночью к нему на диван прибредёт крыса, в виде Анфисы. Ну дальше уже дело за ней, а у неё опыт в этом деле не малый, ведь как-никак, уже замужем была раз пять или более, не хотела об этом говорить более подробно. А утром, как они расчитывали, немая сцена. Ну и как честный человек, он должен женится на ней. Она получает очередного спонсора, а Борька ублажает свой эгоизм и видит, что кому-то хуже, чем ему. И от этого на Борькином лице появлялась улыбка, а в сердце радость, т. к. сделал Юрке гадость.

Но их коварным планам не суждено было свершиться. Сначала всё было, как надо. Юрка напился и спать завалился. Борька много не пил, да и опыт пьянок тоже давал о себе знать. В общем, когда Юрка уже дрых, как говориться, без задних ног, Борька, хоть и был пьян, но головы не терял и пошел во двор к калитке, где его ждала Анфиса. Открыв калитку и взяв под ручку "невесту", хозяин побрёл к своему дому, предвкушая, как утром проснётся Юрочка-женишок, ха-ха, и узрит невесту рядом, ха-ха. А в это самое время…

Обнаружив, что ловить в этом месте уже некого, т. е. нет разумных с нужным интеллектом, да и засветится можно, если побыть тут подольше, было принято решение, капитаном, лететь дальше. Тут пришло сообщение о том, что на корабле обнаружились ещё две пустые капсулы, т. е. их не теряли и потом нашли, нет, а просто отремонтировали ещё пару капсул из тех, которые числились безвозвратно поломанными от ветхости. Собрали из нескольких поломанных пару более-менее работоспособных и решили наполнить их. Корабль, естественно, к Земле не летал, он очень велик и заметен, а вот бот вполне, да и у него система маскировки по-новей будет. Выгрузив очередных на орбите Луны, там где был корабль, бот ушел к Земле с двумя последними капсулами и, пролетев то место, где они были, полетел дальше, и в одном маленьком посёлке (деревне, по нашему) обнаружил двух идущих ночью разумных. Вокруг никого не было и раболовы решили, облучив и обездвижив их, забрать в две последние капсулы, но, при приближении к ним с целью облучения, сканер пискнул, что здесь есть псион, слабый, но есть и это не те двое во дворе, а где-то здесь рядом. Людоловы решили зайти с прибором в дом и просканировать всё. Так они обнаружили спящего Юрочку и очень обрадовались, что он хоть и слабый, но псион. Такой раб, при прочих равных условиях, стоил гораздо дороже, а расходы на него те же, что и на любого другого. Выстрелив из станера по нему для того, чтобы он при перемещении не проснулся, хоть он и так уже спал крепко, взяли и понесли к боту. Взяли дроиды, а не сами рабовладельцы, ещё чего, руки пачкать об это мясо, много чести.

Только потом в боте до них дошло, что они маленько ошиблись, капсул-то две, а мяса три, что делать? Решили, что на корабле разберутся, может ещё найдут, в смысле, отремонтируют, одну, ну или на худой конец, в клетке посидит, чай не аграф. Бореньку и Юрочку поместили в капсулы, так как у них был выше интеллект, а у Юры ещё и пси, хоть мало, но есть. А у толстой бабёнки ни пси, ни значительного интеллекта не наблюдалось, значит в клетку её. Крышка капсулы была прозрачной и, поскольку она была из старых, то была рифлёной, ну как гранёный стакан с боку.

На корабле всех выгрузили. Капсулы в стойку. Толстуху в клетку. А на следующий день, когда она пришла в сознание в клетке в мятой и грязной одежде, а вокруг негры с оружием, она завыла, а негры, заметив такой концерт, стали собираться возле клетки и хохотать над ней. Скучно им было. На шум пришел старый капитан, которому тоже было скучно, в клетке он увидел ревущую толстую белую женщину. Если бы она была моложе и худее, то он не обратил бы на неё внимание, а тут такой "колобок" и плачет, интересно. Анфиса заметила интерес капитана к себе, она, конечно не знала, что это капитан, она не знала даже языка на котором они разговаривали между собой, но её женское чутьё подсказало, что это начальник. А дальше у неё всё было на автомате, улыбка, жест, взгляд и прочее, а кому охота сидеть в клетке. В общем капитан забрал её к себе, помыл, подлечил в медкапсуле, там же язык загрузил, комбез выдал, как у всех и ещё, от щедрот душевных и от "нежной любви", так неожиданно возникшей у него к ней, бусы в виде ошейника на её прелестную шейку. А бусы, в смысле, ошейник простой рабский с электрошокером и небольшим зарядом взрывчатки внутри, которая другим разумным навредить не может, так как мала, а тому на чьей шее находится аккурат эту самую шею переломит. Всё это он разъяснил, а она к тому времени уже знала общий язык, и даже показал как работает электрошокер. Так что Анфиса, всё поняв и осознав удар током по своей шее, решила всё делать, что скажет капитан. Ну ведь хотела найти какого-то спонсора, а чем он хуже: кормит одевает, украшает (ошейник), по своему любит и вообще хороший, потому что, ведь, не убил, а мог. Просто мечта одинокой женщины.


Глава 2. Конец одного и начало другого

Что ж голова так трещит и во рту дюжина кошек "освободилась", а руки и ноги затекли и не слушаются. Ну голова и кошки-то понятно, вчера выпивали, а тело-то что. Да и вчера ли это было, что-то, как-то не верится почему-то. Или вчера, или давно.

О, вот, начинает тело чувствоваться, мурашки побежали, теплеет. Наверное, можно попробовать открыть глаза. Ой, больно, свет яркий, глаза слезятся, точнее слезились бы, но нет — сухо, сушняк. Да что так плохо-то и полосы какие-то перед глазами. А полосы, полосы, как на том стакане из сна. Так это был не сон. Или сон. И вообще, где я? И кто я или не я, но нет, вон шрам на пальце мой. Фу, всё-таки я. А теперь, где? Да и шрам разглядеть, это надо шею и руку повернуть, так что тело слушается. Так всё-таки где я?

О, пошел стакан вверх или не стакан, а крышка какого-то ящика или гроба. Я, что, в гробу что ли, или нет. Крышки гробов, вроде бы, не прозрачные. Что-то булькает подо мной, а водкой не пахнет и мочой тоже. Ладно, дальше. Ой, я ещё и голый в этом ящике, будем так его называть.

Так, попробуем сесть. Сел с трудом, руки дрожат и трясутся. Надо осмотреться. Кругом такие же ящики, но пустые, так как крышки открыты. Что-то гудит где-то, но не здесь. Помещение где-то 10 на 20, а может быть 25 метров и высотой метров 5 не меньше, может и больше. Помещение серого противного мышиного цвета. У потолка светлее, а к полу и пол темнее. Свет откуда-то сверху, но не резкий, а, я бы сказал, мягкий, спокойный. Откуда светит не понятно, но сверху, наверное. Воздух довольно свежий, но с примесями каких-то технических запахов еле уловимых.

Надо как-то выбираться из этого ящика. Ноги, вроде, слушаются. Рядом с ящиком какая-то тумбочка или это часть ящика. На ней какой-то пакет, такого же серого цвета, как и всё остальное. Так, посмотрим, что это. Раз на тумбочке рядом с моим ящиком, значит это моё, вроде бы так? Что в пакете? И как его открыть? На одной из сторон была нарисована рука, точнее ладонь рыжего цвета с пятью пальцами. Я прислонил ладонь к рисунку и ничего, а, нет, через некоторое время серая обёртка куда-то втянулась или испарилась, и открылось содержимое такого же рыжего цвета, как и ладонь на обёртке. И что же тут у нас? Как-то не приятно быть голым. А, это кажется какая-то одежда, да, точно, комбинезон с обувью странного вида, носки с подошвой. Всё это рыжего цвета, кроме подошвы и пояса с карманами, приделанного к комбинезону. Они чёрного цвета. Странная одежда, и цвет, и форма. Ладно, за неимением гербовой, пишем на простой, одеваем. Размер, наверное, 60–64. Но, после одевания и застёжки "молнии" на груди, комбинезон, согревшись, ужался по мне, далее выскочили перчатки и шлем из воротника и, затем, пропав — это шлем и перчатки, комбинезон отпустил меня т. е. слегка раздался в ширь, а то, как-то сжал неудобно. "Молния", кстати и не она, а просто шов, который сросся после того, как я провел по нему как по молнии. Да, странная одежда. Что-то при одевании я заметил не так в себе. Я сначала не понял, так как не очень был здоров, и сейчас не очень, но гораздо лучше, чем при пробуждении. Так вот, я сосредоточился и понял, что у меня между ног не было волос и на ногах тоже. Я судорожно провел рукой по голове, надеясь провести рукой по волосам, но их нет, как нет и бровей и даже ресниц. Кошмар, на всем теле не было ни одной волосинки. Вот почему мне казалось, что это не я! Ну ладно, может быть отрастут. Так, где же я?! И одежда, и место, и обстановка, мягко говоря, странная.

Но рефлексировать мне не дали. Что-то где-то зашипело, открылась дверь или, точнее, ворота двустворчатые, поскольку они были широки и высоки для двери, и в ворота вошли или, точнее, вбежали двое в таком же как у меня комбинезоне только серого цвета с сапогами и на ремне у них было какое-то оружие, наверное. Я хотел было отойти в сторону от их движения, но, во-первых, я был в заторможенном состоянии, а во-вторых, один из них, глядя на меня, сказал: "Иди быстро к нам, а то хозяин сейчас начнёт говорить, а ты здесь ещё". Я, на автомате, пошел к ним. Один схватил меня за руку, а второй стал подталкивать в спину, и мы быстро пошли или медленно побежали, медленно из-за меня, куда-то по коридору. Далее в зал. И только тут до меня дошло, что он говорил не на русском языке, а я его понял. Как!? Ведь я кроме русского ни-ни, не считая отдельных слов по-английски или по-немецки. Кроме того, эти двое, да и тот, который начал говорить, были чёрные, т. е. негры. В зале, точнее это ангар какой-то, было много народа. Все, кроме охраны, были в рыжем, а охрана в сером, и, только, тот, что говорил, был в какой-то разноцветной одежде с ремешками и ещё какой-то фигнёй, как, я бы сказал, у женщин, но он, вроде бы был мужского полу, судя по голосу. Да, кстати, женщины тоже были и в такой же рыжей одежде, но за какой-то проволокой, да и вокруг нас тоже была такая же проволока.

А разноцветный, в смысле одежды, говорил на своём тарабарском, но я его понимал:

— Вы все, мясо, моё имущество, рабы. Нравится вам это или нет мне всё равно. Вы должны работать на меня, приносить прибыль, я вас купил.

Когда он это сказал, из толпы выскочили несколько человек и что-то заорали в сторону разноцветного. Почти одномоментно из рядов охраны, что стояли возле проволоки, раздалось тихое шипение и я разглядел, что, охранники вскинули руки, в которых держали странного вида пистолеты. Это они, наверное, шипели. А выскочившие из толпы и кричащие люди попадали на пол. Наступила тишина. И в этой тишине разноцветный сказал:

— Ну вот, вы видели результат. Я не люблю, когда перебивают. Но вы не волнуйтесь ваши коллеги не мертвы, это не летальное оружие. Всё равно нужно вам всем пройти тест ФПИ, заодно и их приведут в порядок. Я не хочу портить своё имущество и другим не позволю. А те, которые будут слушаться и хорошо работать получат привилегии и поощрения, для тех же, кто будет особенно хорошо работать у меня есть особая привилегия или поощрение — это для мужчин — женщина, а для женщин — мужчина, я не зверь какой-то, я всё понимаю — и улыбнулся, как ему казалось обворожительной улыбкой, наверное, а для меня, хищный оскал.

Разноцветный ушел, а охрана стала нас гнать в проход, который открыли в проволоке, где нам одевали на шею ошейник, на руку брелок и вручали какую-то штуку напоминающую фляжку, а так же какой-то брикет. Я увидел, как другие заключенные подносили флягу ко рту, и я тоже поднёс её ко рту, но ни чего не произошло, тогда я присмотрелся к другим, они, что-то делали с флягой прежде чем поднести её ко рту. Посмотрел на флягу и увидел какую-то кнопку с маленьким рисунком ладони. Я нажал на неё и при очередном подносе ко рту из фляги потекла вода. Ура, я пью, я почти напился, да, хорошо, но мало. Далее я увидел, как другие открывали брикет, также нажатием на кнопку-рисунок и ели, откусывая брикет.

Но тут нас догнали до каких-то помещений и стали запихивать по 10 человек в них. Внутри были узкие нары в два этажа буквой "П", то бишь покоем, понятно. Нужно занимать. Я подошёл к нарам и думал устроится тут или на втором этаже. В это время кто-то толкнул меня в спину и сказал: "А ну гони брикет или сейчас по стенке размажу!" Я повернулся и посмотрел на того, который меня ткнул. Тот ещё образчик, под два метра ростом, "качок" с широкой красной мордой-лица, кулаки как моя голова при моём росте в метр 70 см. Да, хорошая образина и сильный, наверное, но…

Всё произошло не просто быстро, а очень быстро:

— Раз. Видя, что я не отдаю ему брикет, наносит удар в челюсть. Но это он так думал, я в последний момент отстранился в сторону, но всё же он меня зацепил вскользь, и я ударился затылком о верхние нары, а он кулаком врубился в стойку нар и взвыл от боли.

— Два. По всей видимости сработал у него ошейник, и он, дёргаясь и выгибаясь неестественно, упал на пол и при этом у него из подмышки вывалился его брикет. Сволочь, свой не съел, а другой отдай.

— Три. Видя это, я, как-будто у меня тоже сработал ошейник или помочь пострадавшему, наклонился к нему, брикет под мышку свою, конечно, и выпрямился. Всё. Тут двери открываются и влетают охранники, видно были рядом. Хватают его и уносят за дверь. Я стою, хлопая глазами, что, мол, я тут не причем и морда кирпичом. Фу, а кушать-то хочется. Тем более после такого стресса.

Я решил залезть на второй этаж и поесть в тишине и безопасности, ну относительной, конечно. И вот, навернув оба брикета, я незаметно для себя задремал. Ну вот, самое время обдумать своё теперешнее положение. Кто я? Где я? И какой из этого следует вывод.

А место это, ну уж очень странное и непонятное, по крайней мере пока. А по сему в этом месте меня, скорей всего, будут звать по-другому. Ну, если кому интересно, родился я в 1959 году. А вот дальше, я думаю, будет интересней, так как я с рождения чувствовал настроение людей меня окружающих. Вы можете возразить, что это все видят и слышат. Но тогда, вы меня не поняли. Мне не нужно было видеть или слышать, хотя я видел и слышал очень даже не плохо, я бы даже сказал, что хорошо. Так вот, мне не нужно видеть или слышать кого-то. Я их чувствовал, ну например, заходя в тёмное помещение, я сразу знал, есть там кто-то или нет и, если есть, то в каком он настроении.

Далее, в возрасте примерно пяти лет я решил, что я уже достаточно взрослый и поэтому могу сам обращаться со столовыми приборами. Взяв яблоко в руку, а в другую соответственно нож, я решил нарезать яблоко на дольки и поесть, и стал резать яблоко прямо на руке и, естественно, должен был разрезать руку. И довольно сильно. Но порезал палец и на нём остался шрам. И всё на этом, палец, хоть и со шрамом, но зажил, а у меня появилось чувство предметов. Ну например, зимой с крыши лёд, который обязательно должен упасть мне на голову по закону подлости, почему-то падает или до или после меня. В смысле я или останавливаюсь, или несусь, стремглав, мимо удивляющихся людей. Как-то не сел в автобус, который затем попал в аварию. Не пошел с компанией знакомых ребят играть, а затем там была очень сильная драка, многие пострадали, а за некоторыми потом пришлось ходить в милицию их родителям. Но всегда есть это самое "но". В детстве мне казалось, что эти чувства есть у всех, и меня должны понимать без слов, облом. Страдал. Далее, это чувство проявляется не всегда, а в процентах 70 всего лишь. Т. е. и мне приходилось бывать в переделках. И я, даже закалился в них. Драться я не любил, но приходилось, и я старался пользоваться всем, что мне дала природа, как я тогда думал. А когда я стал старше, гораздо старше, т. е. во второй половине жизни, у меня появилось чувство, нет, даже не чувство, а, как бы это сказать, как будто в моей голове появляются периодически мысли, но не мои, как это так, не знаю, но я бы так не мог мыслить. Можете сказать, что крыша едет не спеша, тихо шифером шурша. Казалось бы, да, но, если прислушаться к этим "чужим" мыслям, то всё хорошо, ну а если не слушать их, то сам дурак и звать тебя никак. Ну и вы можете сказать, что ты весь такой пушистый от чужих мыслей, а сам куда полез. Так я и знал, и чувствовал. Но надоела такая жизнь. Да и та уже подходит к концу. Когда я ехал на встречу со своим старым приятелем, всё во мне кричало: "не надо". Квартира и всё имущество переписаны на сына, даже старенькая машина, которую я надеюсь он заберёт, так как знает, где живёт этот самый мой старинный приятель. В общем я ехал умирать, но опять это "но". И, самое главное, какой же всё-таки был удар? Какой?

Через какое-то время, я бы сказал, что утром, так как поспал, отдохнул и чувствовал себя гораздо лучше, меня разбудил какой-то мужичок, который устроился, как раз, подо мной и, как я понял, он это сделал специально.

— Ты кто? — спросил его.

— Меня Микола кличут, и я тута усе узнал, могу рассказать — хитро улыбнулся он.

— Так тебе платить нужно за информацию — констатировал.

— Желательно — удивился он моей догадливости — но можно и делом, так как у тебя, да и у меня ничего нет.

— Ну и каким делом, Коля? — деланно удивился.

— Я ж видел, как ты того "лба" уделал — процедил он, тихо убирая, показной акцент.

— Так это он сам на нары неосторожно налетел — попытался отвертеться.

— Да, конечно, и брикет сам отдал… — хмыкнул Коля.

— Ну, ладно, уел — сказал, спрыгивая с нар.

— Меня Юра зовут — предложил свою руку.

— Вместе легче — пожал руку он.

— Рассказывай Коля, не стесняйся — разрешил.

— Так, сейчас всех по очереди водят в медкапсулу для… — не успел закончить он.

— … определения ФПИ — закончил за него — это и так знаю.

— А вот что такое медкапсула и, самое главное, что такое ФПИ.

— Не томи — не выдержал.

— Ну вот, не даёшь даже паузу выдержать. ФПИ это: Ф — физика, т. е. сила, П — память, И — интеллект, как понял, это насколько ты умный, ну а медкапсула — прибор такой кибернетический хитроумный, который дюже хорошо лечит все болезни, отращивает утраченные органы и даже чистит и омолаживает организм, вот — с гордостью закончил Коля.

— Да иди ты, не может такого быть — не поверил ему.

— А ещё тута есть всякие роботы-шмоботы и всякая прочая хрень — разволновавшийся Коля вернул свой акцент на место.

— Но этого точно не может быть, а мы тогда на что. Если бы это было так, тогда мы точно не нужны — возмутился я.

— А ещё мы находимся на космической станции Хар-Махрум, кажется, если я точно запомнил название, а она в свою очередь на находится в империи, которая называется Арвар, а ещё этот самый Арвар находится в каком-то Содружестве, в котором ещё есть другие страны, например империя Аратран или Антаран, как-то так. Уф. Всё — закончил он.

— Ну ты и молодец, но если всё это правда, в чём я сомневаюсь, то это полный полярный лис — огорчился.

— Да, кстати, пока ты спал тут всех по двое сводили к доктору, ну в эту самую медкапсулу, а я у них поспрашал. Мы с тобой только остались, ща за нами припрутся — сказал он.

В это время дверь открылась и вошли двое, в отличии от предыдущих охранников, эти были наряжены в чёрные и явно бронированные доспехи.

— Ну вот, накаркал — прошептал, зыркнув на Колю, когда один из этих махнул мне рукой.


* * *

Несколькими днями ранее.

Космический корабль корсаров-работорговцев Арварской Империи, вынырнув из гипера в родной системе со станцией Хар-Махрум, стал сближаться с кораблём своего давнего приятеля работорговца-перекупщика Шарка Ибуюми, который уже много лет занимается этим делом.

Отобрав нужных ему разумных по качеству и количеству, Шарк решил задержаться в капитанской каюте своего поставщика рабов Занка Хлавани по его просьбе. Расселись, выпили, закусили, ещё выпили, закусили при этом говорили об общих знакомых и т. д., так просто трёп ни о чём. Но затем, как бы выполнив традицию застолья, посмотрели друг на друга и, посерьёзнев, начали обсуждать дело, ради которого собственно и встретились.

— Хочу попросить тебя продать мне координаты системы, где ты продаёшь разумных аграфам на их научную станцию, а я за это отдам в качестве платы двух разумных по твоему выбору — предложил Занк.

— Всего-то двух, это очень мало, да и зачем давать тебе координаты, когда можно у тебя их купить оптом без точного определения уровня интеллекта, а потом, узнав этот интеллект, продать гораздо дороже аграфам — отказывался Шарк, а сам думал, что к аграфам много кораблей летает и узнать можно и без него.

— Ну, тогда три, а ладно, пять и координаты мои — торговался старый людолов.

— Нет, пять мало, давай десять и координаты твои — принял правила игры работорговец.

— Хорошо, десять, но тогда я сам тебе их выберу или восемь и ты сам выбираешь — торговался Занк. Они бы ещё долго так торговались, обоим это доставляло огромное удовольствие, но тут в соседней комнате что-то упало, так как капитанская каюта состояла из нескольких комнат.

— Кто это у тебя там, мы что, не одни тут? — встревожился Шарк.

— Не волнуйся, приятель. Это моя рабыня, белая женщина с той самой планеты, где у разумных высокий интеллект. Помнишь я тебе рассказывал, что эту планету местные называют Грязь. Но у неё средний интеллект, за то такая беленькая, пухленькая и по-своему симпатичная. Я взял её к себе — успокоил приятеля ловец рабов.

— Покажешь? — заитересовался торговец.

— Покажу, но только с условием, что она не продаётся, согласен? — предложил Занк.

— Согласен, согласен. Мне просто интересно посмотреть, какие женщины тебе нравяться. Кстати, а у тебя на продажу есть женщины? — торговац всегда торговец.

— Есть, но не с этой планеты, а с другой, здесь, относительно не далеко, можешь посмотреть там, в доке на станции — предложил ловец и хлопнул в ладоши. Через некоторое небольшое время дверь отъехала и в гостинную вошла Анфиса. Её было не узнать. Нет, она не похудела и выглядела вполне здоровой, чистой и ухоженной, но вот её глаза, которые раньше были, хоть и маленькие, но блестящие, живые и бегающие, сейчас были спокойные, какие-то безразличные, потерявшие блеск и, как-будто не живые, а искуственные, как пуговки. Она стояла около арварцев спокойно, даже слишком спокойно, и было такое впечатление, что ей всё равно кто сидит или стоит перед ней, будь то арварец, аграф или ещё кто. Она стояла как манекен в витрине магазина. Приятели посмотрели на неё. Шарк слегка скривился, а Занк махнул рукой и Анфиса ушла назад в свою комнату.

— Ну что, пойдём к капсулам — предложил Шарк, как бы намекая этим, что не хочет говорить о рабыне ни плохого, ни хорошего.

— Пойдём. Значит выбираешь ты восемь или я десять? — спросил Занк.

— Я — восемь и потом на станцию за женщинами — ответил торговец. Так у Шарка появились ещё десять рабов: восемь в капсулах и среди них Юрий и две рабыми живьём со станции. А Занк получил координаты системы, в которой была научная станция аграфов.


Глава 3. Рабочие будни лабораторной мыши

Пройдя по узким коридорам, мы вышли в широкий коридор. И шли мы в таком порядке: сначала шел один охранник, затем шел я, потом Коля, а за ним второй охранник. И так шли мы довольно долго по большому и широкому коридору, я бы даже сказал, что это не коридор, а какая-то транспортная магистраль, уж очень этот коридор был широк и высок. Шли мы, шли, мимо нас пролетали какие-то транспортные средства футуристического вида, т. к. они двигались, не касаясь пола, а некоторые пролетали даже над нами, ну и наконец мы пришли.

Открылась дверь, и мы вошли в медсекцию, в которой находилось с десяток ящиков, похожих на тот из которого я вылез, но только поновей и покрасивей, да и побольше размером. Доктор, а как назвать человека в белом халате, махнул рукой в приглашающем жесте, при этом у двух капсул открылись крышки. Мы хотели залезать так как есть, но доктор приказал раздеться. Разделись, сложили одежду на полку под капсулой, и залезли в капсулу. Крышка закрылась, крышка открылась. Что-то очень быстро, а оказывается прошло 15 мин. Вылезаем, одеваемся. Охранник почему-то один. Да, кстати, у доктора такое же украшение на шее, как и у нас с Колей. Так что, он такой же бедолага, как и мы. Да, печалька. Вроде хороший, по ощущениям, человек.

Тут встрепенулся охранник, видно получил приказ. Мы с Колей пошли к нему, а он показал и на доктора тоже, зачем ему понадобился доктор, ума не приложу, приказ. Ну нам по хрюшке, или как здесь говорят харш, так, что нам по харшке. Пошли, доктор впереди, я за ним, за мной Коля, а уже за нами немного отстав охранник. Он какой-то нервный, дёргается в разные стороны, непонятно, толи, что он один с нами, толи, что доктор с нами, толи ещё что. Идём. До этого в широком коридоре было довольно много народа и транспорта, а тут тишина и "только мёртвые с косами стоят", это шучу конечно, а что ещё остаётся делать. Вдруг у меня в голове, как я уже говорил, появилась чужая мысль: "Быстро прижмись к стене, а то…". Я на автомате к стене, с собой доктора под мышки, а Коля и так уже тут у стены, быстро, зараза, соображает. А охранник то нет, стоит на месте и достаёт из-за спины какой-то карамультук и нацеливает его на нас всех, благо мы стоим прижавшись друг к дружке. И в этот самый миг что-то огромное тёмное и очень быстрое промелькнуло по коридору, притом тихо и как-то неотвратимо. Раздался щёлкающе-чмокающий звук и тишина. Ни этой штуки, ни охранника, тут я заметил на той стороне коридора его карамультук и в это время что-то, с грохотом, рухнуло на пол. Это был наш охранник, или то, что от него осталось. Да, не повезло, но не будет в живых людей целится. Первым пришел в себя доктор и давай верещать, что мол, все взяли охранника и назад в медотсек. Пока доктор раздевал охранника, он же приказал карамультук приволочь тоже и при том, что нельзя трогать его руками, иначе наш ошейник током шарахнет, а то и голову оторвёт. Короче, выдал Коле какой-то крюк длинный и Коля должен был волоком крюком эту "Корзу-103", так назывался этот карамультук, дотащить до медотсека. Когда Коля дотащил эту "Козу" до медотсека, охранник уже лежал в медкапсуле и мне почему-то в его сторону не хотелось смотреть.

— Как тебя зовут, доктор ты наш? — вопрошал его.

— Глам — ответил доктор.

— Скажи мне Глам, что у вас тут на станции всегда такие дуры летают? И что это вообще было? — тяжело вздохнув, спросил его.

— Десантная платформа. И такое я тут первый раз видел, а я уже здесь около 10 лет — вздохнул в свою очередь лекарь.

— Ну, что ж, с днём рождения тебя Глам, да и нам того же с Колей — поздравил всех я.

— А, ну всё к харшу под хвост, у меня тут припрятано на всякий случай, вот он и наступил, а то вот так оторвёт голову и не воспользуешься. У меня тут планетарка завалялась, в смысле давно стоит — засуетился доктор, доставая бутыль из-под какого-то лекарства — я тут её в зелёный цвет выкрасил, но краска пищевая и абсолютно безвредная, даже слегка запах отбивает. Доктор достал какие-то ёмкости отдалённо напоминающие стаканы и что-то на тарелке типа конфет или сухофруктов. Разлил по первой. Я понюхал, водка как водка, только почему-то огурцами пахнет. Ну да ладно, выпивка и закуска в одном флаконе. Я, вначале, не закусывал этими конфетами-сухофруктами, а затем уже постеснялся спросить, что это такое. На вкус, что-то кисло-сладкое. Так мы спокойно сидели, доктор, кстати, между рюмками сказал, что у меня есть слабенькое пси.

— Но так, ничего существенного, так, что беспокоится не нужно — успокоил доктор. А я, как бы, между делом поинтересовался: — А если бы было большое пси, тогда что?

— А вот тогда всё — сказал он — заперли бы в клетку и не выпускали, и хорошо, если эта клетка оказалась бы золотой.

— А я не хочу в клетку — сказал я.

— Так и не надо, пси-то маленькое. А вот, например, интеллект у тебя 146 единиц. Это довольно хорошо, но не блестяще. Вот, например, у твоего друга 187, это почти блестяще — проинформировал док.

— А блестяще, это сколько? — поинтересовался я.

— Начиная с 200 — добавил док.

Мы расслабились и отдыхали. Тут вдруг дверь отъехала и ворвался тот первый охранник, который куда-то уходил. Как начал орать на нас: — Что мы харшево отродье, и что мы тут пьянь, срань, и прочее. Куда дели второго охранника и почему все пьяные?

Я тогда ещё не знал, что через нейросеть все сведения передаются, и что он всё и так про своего напарника знает. Затем он резко достал такой же странный пистолет, из которого стреляли в зале, когда выступал разноцветный, и выстрелил в дока, но я уже был на пути луча. Меня естественно вырубило и слегка покорёжило, не сильно и сознания я не терял. Охранник замер, ему через нейросеть, по всей видимости пришло сообщение по поводу меня, что мол не нужно так обращаться с имуществом. И он успокоившись, приказал меня, да заодно и Колю, погрузить в медкапсулу. Крышка закрылась, крышка открылась. Я был как, огурчик с помидорчиком вместе, т. е. ни последствий выстрела, ни алкоголя не было, эх жаль. В смысле не выстрела жаль, а алкоголя. Коля тоже был в порядке. При этом док, взявши себя в руки и посмотрев на экран медкапсулы, очень удивился, глядя на показания.

— Показания увеличились и у интеллекта, и у пси — шепнул он мне, когда я одевался.

— На много? — спросил сквозь зубы я.

— Интеллект 156, а пси… — пытался донести до меня док, но в это время взревел охранник, что нужно быстро идти, и так уже опаздываем.

Мы быстро понеслись назад. Я, затем Коля и охранник в конце. Прибежали в нашу каморку на 10 человек. А за нами вошли другие охранники и стали раздавать ужин, наверное. Наверное потому, что я ещё не привык к их суткам, да и никто не говорил нам о времени суток, догадайтесь сами. Я поел и завалился спать, день и так был нервный и тяжелый морально. И засыпая, думал, что такое, этот удар. Это выстрел из стоппера, как я узнал про тот пистолет, из которого стрелял тот кричащий охранник. Или что-то другое. И ещё, я уже почти заснул, а у меня в голове кто-то начал бубнить и как будто мне что-то втолковывать. Но, я уже спал.

Затем прошел ещё один день, и мы с Колей заметили, что народу стало меньше. Коля изловчился и добыл информацию, что наш хозяин купил нас в крио-капсулах, то-то мне было так хреново. Купил оптом и без точного определения ФПИ, а значит подешевке и хотел организовать своё дело, но потом, толи его дело не выгорело, толи цены в розницу поднялись, в общем решил продать нас всех. А тут я с Колей. Ну вы скажете, ну что, что ты с Колей. А не скажи. Во-первых, у Коли интеллект 187, это почти инженерный минимум, на дороге, как говорится, не валяется. А, во-вторых, я с прыгающими показателями, которые неизвестно докуда допрыгают. Да и док Глам под это дело выпросил у хозяина нашего, что он его перекупит, сволочь, а с первого раза показался хорошим и довольно честным. Хотя эти нейросети и медкапсулы стучат по-чёрному друг на друга и все вместе на всех, собаки женского рода. Я тут, с помощью Коли, прохожу некоторый ликбез.

На следующий день нам с Колей было предписано идти на корабль. Нас повели два охранника, всё как обычно, из каморки мы выходили, кстати, последними, всех кроме нас распродали. Придя на корабль, нас Колей разместили в каморке на двоих, как я потом узнал, что это каморка инженера корабля и при нём жил техник корабля. Куда они делись, а бог его знает, с этими чернопопами всё что угодно может произойти и случится, и десантная платформа у них по коридору несётся. Это, если кто не понял, тоже самое, что у нас в метро по эскалаторам и переходам КАМАЗы ралли Париж — Дакар будут ездить и при этом ещё и рекорды скорости ставить. Вы можете спросить, а что с перелетевшим платформу охранником, который птичкой себя возомнил, а мне не интересно, Коля, со слов дока, сказал, что выжил, костюм десантника бронированный, якобы, сберёг, всё может быть, а мне по барабану, и тьфу на него.

А корабль у нас большой, я бы даже сказал огромный. Но это я, а Коля мне по ушам ездил, что мол это средний транспортник Арварского производства переделанный в рейдер, что сиё означает, я не в курсе.

На следующий день хозяин нас с Колей вызвал к себе и сказал:

— Колия, язык сломаешь о ваши имена. Так, ты будешь Колу, а ты Юру. Не спорить со мной (А кто собирается спорить, когда тебе в нос стоппером тычут или током ошейника грозят, дураков нет. Это так, мысли.). Так вот, ты Колу идёшь в медотсек ставить инженерную сеть, и заметь не рабскую, а ещё и инженерную, да потом ещё и базы инженерные учить под разгоном, цени, сколько это кредитов стоит не выговоришь. А ты Юру тоже в медотсек, но для другого.

Хозяин замолчал. И посмотрел на меня, как-то зло, хитро и изучающе, как профессор на лабораторную мышь.

— Так, я иду в медотсек для того, чтобы… — начал было я.

— Не перебивай меня! — взревел хозяин, но стоппер не достал, и это уже хорошо — пьянствовать будешь, и это, рот закрой и глаза поменьше сделай, а то вылезут. И чтобы никто, кроме Юру, не прикасался к выпивке, а то накажу. Ясно.

— Так точно, хозяин — выпалил Коля, а я не мог произнести ни одного слова. Коля взял меня за руку и повёл в медотсек корабля. Занавес.

Дотащив меня до медотсека корабля, Коля с помощью дока улёгся в медкапсулу, а я стоял возле и ни о чём не думал. Как манекен. Вдруг у меня в голове опять появилась чужая мысль: "Прорвёмся!"

Док подошел ко мне и сказал: "Пойдём." Док повёл меня в свою каморку, где был стол, стул и медкапсула, но какая то другая, то ли поновей, то ли изящней, что ли.

— Медкапсула аграфская, это вообще эксклюзив, хозяин для себя покупал, цени — сказал Глам. "Прихлебатель"- подумал я, тебе это всё аукнется.

Тем временем на столе появилась планетарка, прозрачная, как и должна быть и какие-то финтифлюшки в качестве закуски, стакан типа и всё. Раз сказано пить, значит будем пить. Я хотел налить в стакан выпивку, но руки почему-то тряслись, как у алкаша, хотя я уже довольно давно не пил, хотя, конечно, относительно. Видя такое дело, Глам налил мне сам и отошел. Как в рекламе, ты налей и отойди. Я взял стакан и глотнул. Посидел, закусил, ещё посидел. Вторая пошла легче, третья ещё легче и т. д. Так, что, когда пришел хозяин, я уже с трудом сидел на стуле и у меня была только одна мысль: "Только бы усидеть и удержаться на стуле, а не плюхнуться на пол." Хозяин подходил ко мне, улыбаясь, как кот, обожравшийся сметаны. Скалясь во всю морду-лица, хозяин достал стоппер и направил его на меня. Нажал на курок, и я почувствовал жар во всём теле, но было, как не странно, терпимо. Хозяин отпустил курок, это я так, по привычке, называю курок, а на самом деле просто кнопка сбоку, и жар пропал, а я сидел и думал, как бы не упасть. Улыбка с лица хозяина пропала, а вместо неё появилось недоумение. Я почти услышал, как у него в голове шелестят шестерёнки-мысли. Сволочь чернопопая. Как я тебя ненавижу. Так бы и придушил, как бешеную собаку. Словно почувствовав что-то, хозяин провёл рукой по своей шее и слегка прокашлялся, затем вспомнив что-то, ушел. Но довольно быстро вернулся, неся в руках какую-то бандуру, с виду похожую на РПГ.

— Это полицейский станер, который применяется для разгона демонстрантов, мощный и компактный, в общем то, что надо — промурлыкал он.

И стал раскладывать его на полу, направляя его не меня. Я сидел тихо и смотрел в трубу этого агрегата, как мышь смотрит в пасть удава. Мыслей в голове не осталось, я даже забыл про мысль, что сидеть и не падать. Застыл, как лёд на реке. В это время не выдержал Глам: "Хозяин, у него мозги закипят от станера!"

— Я лёд, я камень, я бетон, я гранит, а на них эта штука не действует — медитировал я.

— Сгинь мясо, а то прибью — это хозяин обратился к Гламу. И он, выбежав, спрятался за дверь. В этот момент хозяин дёрнул ручку и прижал кнопку. Мгновение, и я пропал, растворился, нет меня, всё.


* * *

Нет, всё-таки я есть, если я мыслю, значит я существую или может быть это уже не я, или всё-таки я, но почему я не чувствую своё тело. И сколько я здесь, месяц, год, век или больше, не чувствую, и где это здесь? Темно. Тихо. Грустно. Одиноко. Но какие-то чувства есть, хотя бы чувство одиночества. В это время вдруг что-то щелкнуло и раздался голос, точнее крик: " Юра, Юра, Юрка, ты меня слышишь!?"

— Слышу, слышу, и незачем так орать, я тебя срау услышал — сказал мысленно, так как у меня остались только мозги, и разговаривать я мог только мысленно.

— Ты кто? И как я могу с кем-то разговаривать мысленно — подумал я, всё-таки я.

— Ну, надо начать с того, как ты разговариваешь, а разговаривать, пока, ты можешь только со мной, так как я тоже живу в твоей голове. Вспомни, хотя бы, автобус, лёд с крыши да яблоко с ножом, наконец. А насчёт имени, нас называли по-разному: ангел-хранитель, помощник, второе я, совесть, друг и т. д. А я бы хотел иметь какое-то человеческое имя, эх.

— Так, я уже сам с собой разговариваю, это от одиночества. Да, теперь, уже и так, всё равно. А на счёт имени, ну пусть будет Артемий.

— А что, мне нравится, Артемий, помощник, защитник. Приятно, спасибо. А на счёт одиночества. Тебя лечат, вернее нас лечат. Так, что всё скоро изменится, можешь не переживать. Давай отдыхать, поспим, пожалуй.

— Да, ты орал, я страдал от одиночества. Правильно. Спи. И я тоже.


* * *

А в это самое время, когда корабль, выйдя из очередного гиперпрыжка, собирался, разогнавшись, уйти в другой, со стороны корабля пошел сигнал в пространство.

— Передаю параметры объекта… Из них следует вывод — объект нестабилен. Нужны срочные меры по стабилизации объекта. Искин номер… передачу закончил.

— Передачу принял. Жду информацию. Искин номер… передачу закончил.

Корабль, наконец разогнавшись, ушел в прыжок. Тут, возможно, надо пояснить, что на этих типах кораблей, разумеется, не было гиперпередатчиков, но в этой системе, со времени какой-то войны, сохранился ретранслятор, которым воспользовались искины. Можно возразить, а как же запрет на гипер. Ну, во-первых, запрет на прыжок, а не на передачу, во-вторых, передача была по экстренному каналу, ну, типа того, как у нас — 911 или 112.

А Колюня, тем временем, получивши сеточку и развернув её, получал знания под разгоном, и, закончив очередной курс, со стоном вылезал из медкапсулы. И он в общем-то был доволен сеткой, но…

— Сволочь, наш хозяин, подсунул нейросеть вторичку. Когда она активизировалась, прозвучал голос: Уважаемый Нис Арк, вернуть прежние настройки или зададите новые? Да\Нет. Да и базы инженера, какие-то, устаревшие, в общем хлам, три копейки кучка — бурчал себе под нос Коля — Да, кстати, а где Юрка, что-то я давно его не видел и Глам почему-то взгляд отворачивает и бубнит, что, мол, лечится. И где мы находимся и куда летим? Хозяин как в рот воды набрал. Это ж-ж-ж не спроста, надо держать ухо востро.

А хозяин в это время размышлял, что-то я перегнул палку и она, похоже, треснула. Надеюсь, капсула аграфов сработает как надо и вытянет его из-за кромки. Так бы и харш с ним, ну очень экземпляр хорош, у меня прямо зуд в руках появляется, когда я его вижу. Даже бабы не надо, дай только над ним поиздеваться. Но надо и меру знать, а то, к тому моменту, когда мы прибудем к месту назначения, продавать будет нечего. Да и эта, аграфская капсула, доложила, вернее Глам сказал, что у Юру ДНК соответствует ДНК древних на 98,6 процента.

Тут надо пояснить, что наш хозяйчик периодически сотрудничал с аграфами и продавал им перспективных рабов, т. е. таких у которых были высокие величины интеллекта. Чем выше, тем дороже, штучный товар по эксклюзивным ценам. И ещё, была одна закавыка, если товар был с высоким интеллектом, и при этом ещё имел и пси на хорошем уровне, то тогда цены становились ну просто очень вкусные и какие-то нереальные. И тут он встретил сразу двух. Один с довольно хорошим интеллектом, правда без пси, но и то хорошо. А второй с хорошим пси, правда после пьянки и стрельбы, как-то необычно всё это, но что с него возьмёшь — инопланетянин, но почему-то с ДНК древних, почти. И этим всё сказано, и не чего голову морочить.

Как-то всё странно соединилось, с одной стороны, изменение показателей из-за стрельбы, а с другой, низменные наклонности нашего хозяйчика. И тут в порыве страсти он перегнул слегка палку. Даже у самого плохого человека или разумного, как в этом случае, есть всё же, что-то хорошее, пусть в небольшом, даже в мизерном количестве, как в данном экземпляре разумного. И ему пришла идея в голову, а что, если воспользоваться теми артефактами, что лежат мёртвым грузом у него в сейфе. Вы спросите, с чего это такой жадина и скупердяй вдруг решил разбрасываться артефактами древних направо и налево. А с того, что эти артефакты добыл ещё дед этого хозяйчика, ну как добыл, выиграл в трис, это азартная игра, и с тех пор они лежали в сейфе сначала деда, затем отца и теперь у него. А почему это они лежали и не использовались или не продавались? А подумайте сами, многоуважаемые, как использовать, это надо иметь соответствующую ДНК древних, ну или по крайней мере, что бы ваша ДНК соответствовала ДНК джоре, как-то так. А если этого нет, тогда продать. И они пытались. Они — это дед, отец и сам извращенец. Ну и почему такой редкий, ценный и дорогой товар не был продан? Ха, а сами попробуйте. Предложили аграфам, ну и они ответили, что рады бы приобрести столь древний артефакт, но во-первых у самих этого товара завались, сами не знают куда девать, т. к. периодически открывают очередные места нахождения баз древних и джоре (так напрямую они, конечно, не сказали, но витиевато дали понять вполне определённо, т. к. и дед, и отец, и он были давно с ними знакомы), и во-вторых сами в своё время пытались их активизировать, но, всегда это проклятое но, пытавшиеся это сделать умирали особо мучительной смертью, правда, к чести длинноухих надо сказать, что последнее время с появлением новых медкасул случаи смертельных исходов ушли в прошлое, ну почти ушли. Так, что эти артефакты, как чемодан без ручки, ну вы знаете, и таскать тяжело, и выбросить жалко. Пробовали наши работорговцы обратится к коллекционерам, ну и… Там уже побывали аграфы. Одно дело покупать артефакты древних у уважаемых, которым все доверяют, биржи, торговые дома и прочее, а другое дело малознакомые работорговцы без гарантий, да ещё и с репутацией: обмани ближнего или он обует тебя. Нет, дураков нет. Да аграфы ещё при этом добавили, что, вы же торговцы и добытчики живого товара, а вдруг вам повезет и вы наткнётесь на такой экземпляр и при этом у вас не будет нашей капсулы. А? Умрёт перспективный и дорогой образец. Жалко. А мы вам капсулу подгоним в лучшем виде, за соответствующие кредиты, конечно. Так, как? Берёте? Берите, не пожалеете. Мы всё предусмотрели и даже есть ручное управление, вдруг около капсулы не будет разумного с соответствующими базами по медицине. Да и за своим здоровьем на должном уровне следить нужно. При этом, как бы случайно, забыли сказать две вещи: во-первых, этот ящик стоит столько, сколько нужно отдать за неслабый корабль малого класса, а во-вторых, этот ящик управляется искином, созданным по технологии древних, казалось бы, не плохо, но он же настроен так, что будет отсылать донесения, если они действительно найдут что-то более или менее ценное. Вот так-то. И наш хозяйчик в предыдущий раз, когда доставил им сразу пятерых рабов с хорошим интеллектом, получил цену только за троих, а за остальных взял капсулой, и был очень доволен, т. к. капсула действительно была хороша. Да, кстати, зачем им (аграфам) рабы, они же не рабовладельцы, а? Точно не известно, но эта фирма или клан торговали биоискинами. В сравнении с простыми кристаллическими искинами, эти были гораздо привлекательнее, как в смысле быстродействия, так и в смысле размеров и веса или массы, как кому понятней, и ещё само обучаемости, что согласитесь тоже немаловажно и при том, есть ещё одна вещь, очень эксклюзивная. Биоискины, оказывается, ещё бывают с пси параметрами. Как это достигается, секрет фирмы, но я думаю можно догадаться, а? Хватит об этих мерзких людишках, о-о-о, не о людишках, а о разумных, конечно, хотя и у нас этого отребья хватает. Простите. А как там наш Юрасик поживает, что-то о нем ничего не слышно.

А я очень хорошо поживал. Выбрался из капсулы аграфской, а она, собака женская, всё отправила своим хозяевам, впрочем, я об этом тогда не знал. После того, как я выбрался и оделся, Глам передал мне просьбу хозяина посетить его в удобное время. Я, конечно, удивился потому, что просьба, а не приказ. А Глам, передавая просьбу, старательно отводил взгляд. Но не это удивило в нём меня, а то что, при взгляде на него, у меня в голове возникли мысли Глама. Он думал: — ну, что я мог поделать тогда, хозяин в экстазе со станером в руках, как дал бы. А я маленький раб в ошейнике. Так, что прости меня Юру, если можешь, эх.

— Это ты чудишь, Артюша, да? — подумал.

— Да я, как, нравится? — ответил сосед по голове.

— Ну, надо уважить хозяина, а ты бди — мысленно приказал ему.

— Всебеспременно — прошелестело в голове.

В каюте капитана накрыт был стол просто шикарный, ну по космическим меркам, т. е. с использованием синтезатора пищи и личных запасов хозяина. "Мягко стелет, да жестко спать" — заметил я.

— Проходи, садись, угощайся — раздувался хозяин, размахивая руками.

— Как бы не лопнул, а то обдаст содержимым, не сразу отмоешься — поостерегся мысленно.

Посидели, слегка выпили, закусили. Всё, действительно, было вкусно и красиво разложено на столе, но кусок не лез в горло, да и хозяин не настаивал на уничтожении элитного алкоголя. Как будто выдержав какой-то ритуал, хозяин ещё больше улыбнулся, хотя куда уж больше и слащавым, я бы даже сказал елейным, голосом сказал: "У меня для тебя есть подарок, что бы загладить то недоразумение, которое между нами произошло, я бы сказал недопонимание". "Ага, в тебя тычут бандурой крупного калибра и при этом считают это светской беседой, в которой бывают недоразумения и недопонимания, светские такие, оставляющие в голове дыру с теннисный мяч" — затаил злобу. "Ну ладно посмотрим конец этого марлезонского балета, ух я его" — подобрался. При этом, вставший из-за стола и пошедший в сторону сейфа, хозяин вдруг резко закашлялся и чуть не ударился головой о сейф.

— Эк его воротит, наверно действительно что-то ценное хочет отдать — подумал.

Справившись с кашлем, хозяин открыл сейф, прикрыв от меня момент открытия спиной, взяв что-то в руки, при этом руки у него были в довольно толстых перчатках, и повернувшись ко мне, он торжественно сказал: "Вот, Юру, дарю тебе этот артефакт." "Это — он показал на тёмную маленькую коробочку — нейросеть древних, ещё её называют симбионт." При этом он мысленно, через нейросеть, дал приказ Гламу подойти к его каюте вместе с медицинским дроидом. Я слышал его приказ Гламу, видел его хитрющие глаза, чувствовал ловушку, но ничего не мог с собой поделать. Эта вещь завораживали меня, и я знал из его мыслей, что это не розыгрыш, а настоящая вещь древних. Мои руки тянулись к ней.

— Сядь на всякий случай на пол — пожалел он меня.

Сел на пол. Ко мне на руку упала коробочка с симбионтом. Я дотронулся до неё, и она кольнула меня, я такое предполагал, не такой уж я неуч, но дальше начало происходить невероятное на мой взгляд. Сама коробочка пропала или истаяла, как лёд на ярком солнце в жаркий день, а её содержимое протаяло мою ладонь и тоже исчезло. Я только успел заметить, что это была маленькая горошина, размером с зёрнышко риса. Хозяин с интересом посмотрел на меня, при этом кого-то подзывая к себе. Меня приподняли и положили на что-то плоское, наверное, это был тот самый меддроид. А я опять погрузился во тьму, ну сколько можно, хватит уже!


* * *

Темнота и тишина. Ау, люди. Есть кто? "Как же не быть (это Артемий) это я и не только." А кто ещё с тобой? "Симбионт номер…"

— Ну, что ж рассказывай про себя! — приказал я.

— Симбионт расы Юрай. Разработан для диверсионной деятельности и имею следующие параметры и возможности… — в меня потекла информация о нём. Ну что можно сказать, если всё это освоить и выучить, при этом ещё и где-то потренироваться, то это как бы помягче выразится, в общем и целом я человеком быть перестану. Ну вот смотрите: — можно нырять в глубину до 50 метров и при этом дышать под водой, дышать вообще можно такими газами, которыми ни один человек, а возможно и нечеловек дышать не сможет, лишь бы там был кислород в смеси с другими газами, далее поднимать тяжести вдвое, а то и втрое от своего веса, прыгать и бегать, как горный козел вперемешку с ланью, ползать по стенам и потолку, как гекон, да и, кстати, менять цвет кожи, как хамелеон, кожа будет при этом прочная, ножом не разрезать, слух как у летучей мыши, глаза, как у орла и при этом ночное зрение, как у льва. Ужас. И зачем мне всё это, а Артюша? "За надом" — прошелестело в голове.

— Надо ей имя дать — задумался я, по чему-то симбионт у меня в мыслях представлялся женщиной — будешь Агата. И подскажи мне пожалуйста, что это меня так тянуло к тебе, а?

— Меня создали, активизировали и отправили к месту применения, где меня должен был использовать специалист-диверсант, но мной так никто и не воспользовался, и я находилась в таком состоянии не один десяток тысяч лет и никто по параметрам и ДНК не подходил, а тут такой случай… — вздохнула, как мне показалось, Агата.

А у меня она с эмоциями и личностью, как живая прямо, класс — облизнулся я — Однако устал я. Отдохнуть хочу. Меня беспокоить только по делу, а то много вас, а я один одинёшенек сиротинушка, ишь как меня колбасит, и, самое главное, при всяких включениях, переключениях, подключениях и прочих "чениях" меня не вырубать, ясно. Теперь всё.

— Говорит Агата, разрешите обратится.

— Вот это новость, это когда мы с тобой в армию попали, обращайся, так уж и быть, я сегодня добрый. Устал правда.

— Мне мешает устройство подчинения, разрешите убрать.

— Это ты, о чем, об ошейнике что ли? — офигевал я от их возможностей — Понимаешь, убрать конечно можно, но могут поставить опять, да и наказать за порчу казённого имущества. А нельзя ли сделать так, чтобы он был, но его как бы не было, т. е. поясняю, его отключить, но что бы он подавал сигналы как обычно он там делает при нормальной его работе.

— Можно — ответила она.

— Действуй, да и если, какое-то подобное устройство вдруг окажется на мне или во мне, то сделать тоже самое, при этом доложить мне о проделанном.

— Устройство под названием "ошейник" деактивировано, но подает сигналы нормальной работы — доложила она.

— Теперь всё, спать.


Глава 4. У мышки выходные и она веселится

Настало утро, ну конечно, условное утро, это я выспался. Так вот, настало утро, я бодренько вылез из медкапсулы и бодренько шлепнулся на пол. Что за чёрт, что это со мной?

— Укрепление мышц, суставов, костей, связок и кожи выполнено на 4 процента, на столько же произведено ускорение прохождения нейросигналов — доложила Агата.

— Что-то, как-то мне не нравится. Во-первых, я падать или ещё чего не хочу, а во-вторых, что бы это было незаметно для окружающих, ходить по кораблю со скоростью летящей стрелы или пули, как-то стрёмно чего-то. Надо что-то придумать. А пока скорость этих самых нейросигналов верни на место.

Вначале с опаской, но потом более уверенно, я встал с пола и прошелся по медотсеку, хорошо, что никого нет. А тут может прибежать Глам. И что самое неприятное, он схода может опредеть, что дело в скорости прохождения нейросигналов, и, наверное, может доложить "наверх". Надо что-то с этим делать. Кто-то хвастался, что может искины, как орешки, щёлкать.

— Докладываю, искины на корабле под нашим контролем — доложила Агата.

— Ух, шустро, молодцы, как солёные огурцы, но нужно сделать так, как с моим ошейником, т. е. сделать вид, что всё работает как обычно — приказал я — И ещё, мне нужно знать, сколько человек, т. е. разумных есть на корабле, да и где Глам кстати, что-то я его не вижу.

— В своём помещении, именуемое "каморка". Взят под контроль. На корабле всего 70 разумных, из них 50 это абордажная секция, а 20 это члены экипажа, поправка на корабле 72 разумных. Эти двое разумных — наложницы в трюме в клетке, им требуется медицинская помощь.

— Я уже догадываюсь по какой причине им требуется медицинская помощь. Давай проверим мою догадку. Сколько разумных находится на корабле без устройств контроля поведения.

— Один и это капитан — доложила Агата.

— Моя догадка верна. Так, начинаем действовать. Капитану сделать укол незаметно сильным, но безвредным снотворным и уложить в медкапсулу. Далее, взять всех под контроль, но тихо т. е. как с ошейником. А мы с Гламом сейчас пойдем в трюм к клетке и окажем им медицинскую помощь. Их, кстати, не нужно брать под контроль. Да и ещё, где мы находимся в космосе, куда летим, и сколько потребуется членов экипажа для выполнения своих обязанностей.

— Мы находимся в гипере и по расчётам искина будем находится в гипере ещё около трёх суток, так что экипаж не требуется. Двигаемся мы в сторону ненаселённой и малопосещаемой системы, находящейся глубоко во фронтире, где у аграфов находится научная станция, которая производит из разумных биоискины — информировала меня Агата.

— Час от часу не легче, они делают из людей роботов — поразился я.

— Ответ положительный — занудила Агата.

— Ей милая, ты что так затупила сразу — удивился я.

— После установки симбионта усилилось пси и был удар, после информации про биоискины.

— Извини, постараюсь сдерживаться. Так, капитан в капсуле, в какой, кстати, затем все остальные, кроме тех, что в клетках под контроль, а я для встречи с аграфами должен подготовится, т. е. спрятать свои способности и возможности. Далее…

— Осмелюсь перебить, аграфская капсула периодически передовала данные о том разумном, который в ней находится — вставила Агата.

— Шпион на бору! Перепрограмировать аграфскую гадину, что бы она давала сведения, что мол пуста и жду пациента. И где капитан, я не расслышал?

— Капитан у себя в каюте там есть другая медкапсула более старшего возраста. Аграфская "гадина", как вы её назвали, перепрограмирована и, предвидя ваш приказ, проверяется весь корабль на наличие шпионов и диверсантов — проинформировала Агата.

— Каких ещё диверсантов? Что и такие у нас на корабле есть? — начал слегка раздражаться и волноваться я и при этом у меня появилось такое чувство, как будто все вокруг напряглись и чего-то быстро делают — ну, и чего молчим?

— Корабль проверен, диверсантов и шпионов не обнаружено — доложила Агата.

— Ну, что, я пошел, где Глам? — мысленно сказал я при этом слегка улыбнувшись — молодцы, быстро работаете.

— Попробуй тут промедли, так сразу наганяй получишь — прошелестело в голове.

— Ну, вы тут не торопясь ещё раз всё проверьте ручками, э-э-о, дроидами потрогайте, а я пошел — приказал я, видя что Глам вместе с меддроидом стоят в корридоре.

Мы вместе с Гламом и, движущимся позади нас меддроидом, шли по направлению к трюму.

— И как мне быть с аграфскими отродьями, которые живых людей, т. е. разумных, а если ещё точнее, то их мозги в банку засовывают, а? — идя к трюму, думал.

— Нужно посмотреть в сейфе у капитана, может что и найдем ещё и произвести допрос его — подала мне мысль Агата.

— Ну что ж, дельная мысль, так и поступим — подумал я.

А вот и клетка. В ней две рабыни, которые при нашем приближении, встали на колени и застыли в таком положении. Обе в рваных и грязных комбезах, когда-то рыжего цвета. У одной разорвано ухо и сломан палец, а у другой отсутствует нижняя часть комбеза и ноги в засохшей крови, и при этом много порезов и синяков на теле у обеих. Ну что сказать, гад наш капитан, и я теперь полностью готов к разговору с ним.

— Так, Глам, грузи их на дроида и в медотсек. Там у нас есть медкапсулы свободные — приказал я. И Глам, зыркнув на меня, но ничего не сказав, приступил к делу, при этом было видно, что он хоть и видит эту клетку и этих рабынь первый раз, но работу свою знает и проделывал её не раз. Ну и ладно, а я к капитану.

Зайдя в каюту капитана, я подумал, что у меня нет опыта в допросном деле, да и желания смотреть на всё это тоже не было. Не то что бы я брезговал, хотя и это тоже было, я просто боялся сам за себя, что, мол, не выдержу и прихлопну его, как таракана. Сначала к сейфу. Вы можете сказать, что он заперт. Конечно, но, всегда это но, когда он открывал его при мне, загораживая его дверь от меня, то мысли свои он от меня не загораживал и поэтому я проделал тоже самое с замками, что и он, и сейф, конечно же, открылся, а куда он денется.

— И что тут у нас — мысленно потирая руки, посмотрел я внутрь сейфа — я буду брать в руки предметы, а ты мне рассказывай, что это, ясно.

— Так точно — прошелестело в голове. Надев его перчатки, начал я перебирать предметы. Банковские чипы на предъявителя, рабские ошейники, рабские нейросети в баночках, какие-то базы знаний, а это что? А, костюм диверсанта древних и искин, так, из одной партии с симбионтом. Так, так, так. А это что? Комплекс мини дронов, так они не только ходят, бегают и ползают, а ещё и летают. Вот сволочи! Это я так, от избытка чувств. А какого они размера, что правда, не может быть, как мухи! Да, не ожидал. И что же теперь мне делать с капитаном, как-то допрашивать его, размазывая по стене, не хочется, а расцеловать за такие подарки, тоже не хочется, зная какие дела он творил с людьми, э-э-о, с разумными, конечно. Ну вот, что мне с ним делать, а?

— Мы с Артемием всё сделаем сами — пронеслось в голове.

— Ну хорошо, занимайтесь, но помните, что он мне нужен живым и здоровым для встречи с аграфами — напомнил им — а мне надо проверить банковские чипы и базы знаний. И, заодно, костюмчик диверсанта и искин померить и комплекс проверить. Всё, я ушел.

Я вышел из капитанской каюты, унося чипы, базы, искин, костюм и комплекс в кейсе, который я нашел в сейфе, и пошел к Гламу. Придя к нему, я увидел, что рабыни лечатся в медкапсулах.

— Глам, а где Колу — пускай будет по-ихнему.

— Ты теперь за капитана? А Колу в капсуле базы инженера учит — подметил Глам.

— Я, но не надо болтать об этом. А Колу сколько ещё учиться? — предупредил и спросил.

— Три дня — прикинул Глам.

— А рабыням? — спросил.

— Тоже три дня — ответил Глам.

— Я к себе в каморку, а ты смотри тут — сказал, уходя.


* * *

Приложив к руке искин древних, я, как и ожидалось, получил укол. Застегнув его на руке как часы с браслетом, я стал ждать, мысленно приказав ему доложить о себе.

— Искин номер… создан для помощи специалисту-диверсанту, был разработан рассой Васса, а применён и использован рассой Юрай. Могу помочь при ориентировании в космосе, на поверхности планет, расчёт количества взрывчатки и отравляющих газов, взлом искинов и охранных систем, но не выше 20 класса, помощь в разработке и расчётах тактики нападения и скрытного отхода.

— Подскажи-ка мне, Артюша, какие классы искинов сейчас применяются у военных — спросил я.

— Не выше 12-го — появилась мысль.

— То есть, он может всё взломать — сделал вывод я.

— Почти, кроме баз древних и Джоре. Там бывают иногда и до 24 — отчитался Артемий.

— Да ладно, когда я ещё туда попаду да и зачем — мысленно махнул рукой я.

— Не зарекайся — прошуршало.

— Надо имя ему дать — подумал — будешь Стратег.

Теперь костюм диверсанта и комплекс минидронов. Костюм был в виде ткани и растёкся по мне, как масляная плёнка по воде. А комплекс в виде брикета, как кусок хозяйственного мыла, прилип к моей руке и поплыл по мне растворяясь и уменьшаясь в размерах, как кусок сливочного масла на сковородке, при этом от него отделялись минидроны и летали вокруг меня, как мухи.

— Так, цвет меняет, может вообще стать прозрачным, т. е. невидимым, а "мухи" везде пролезут и снимут информацию или что-то испортят — рассуждал я, глядя в зеркальную поверхность, которой стала одна из дверей душа. На чипах всего было 12 с чем-то миллионов кредитов, а баз знаний было много, но они были невысокого уровня, 2 или 3, по пилотированию малых и средних кораблей, ремонту и техобслуживанию их, юриспруденции, торговле, стрельбе из ручного оружия, холодное оружие, рукопашный бой и безранговая про Содружество и империю Арвар и всё. Ну ладно, как говорится, и то хлеб, тем более у меня вообще никаких баз нет. Так что, учиться, учиться, и ещё раз учиться, как завещал нам великий Ленин: за габоту, товагищи, уга! Эк меня понесло, ну да ладно. Надо, наверное, лечь в капсулу. Поучиться, здоровье поправить да и подумать, а кстати, Колян мне глаголил, что будто бы те, которые попадают в медкапсулу вырубаются, а я нет, это что ж такое, а? Я такой, или сеточка такая попалась, или ещё что, или как?

— Каком кверху, а я тебе на что? — возмутился Артемий.

— Так это ты воду мутишь и не даёшь нормальным людям в капсулах отдыхать? — догадался.

— Так это нормальные… — хмыкнул Арт.

— Фу, как не хорошо своего квартиродателя обзывать — притворно обиделся.

— И никого я не обзываю, это все остальные серые, плоские и однообразные, а ты выпуклый, разный и непредсказуемый, во! И я рад, что в тебе оказался! — разливался соловьём Артюша.

— Ладно, замнём для ясности, где тут медкапсула? — притворно забурчал, хоть было и приятно.

Дойдя до медотсека и привычно расположившись в капсуле, задумался. И тут у меня в голове забрезжила мысль, а что, если использовать этот комплекс минидроидов не совсем по назначению. Он, этот комплекс, придуман и сконструирован для скрытного проникновения, а я хочу сделать это проникновение пышным, ярким, разноцветным и запоминающимся как феерверк и салют в одном стакане, а? В смысле, такое возможно? Что-то или кто-то мне подсказывает, что, и да.

Тут надо немного пояснить, родителей я потерял довольно рано и воспитывали меня дед и баба, в основном, конечно, бабушка. Когда я спрашивал, что случилось с родителями, бабушка всегда хитро уходила от ответа, а когда я стал старше и однажды "припёр" к стенке её вопросом о родителях, она вынуждена была сказать мне, что они пропали и их машину нашли в диком и безлюдном месте совершенно целой и невредимой, как будто мои родители остановились по малой нужде, но так и не вернулись к машине. Так вот, воспитывала меня бабушка, а она была травница и, кроме того, лечила рукой и ещё в особых случаях она могла лечить, как она говорила "заговором", но я думаю, что это лечение было, как бы головой или точнее мозгом, что ли, проникновением её силы духа или сознания в голову больного. Мне было крайне интересно всё это и я старался как угодно, но только, что бы мне оказаться поблизости от бабушки в такие моменты и старался впитывать всё это в себя, как губка. Бабушка при этом говаривала, отгоняя меня, что, мол, это женские дела или что её сила может ударить по мне или что бы я не мешал проведению сеанса и т. д. и т. п. Но я старался незаметно подкрасться и присутствовать там. Я заметил, что, если приближаться сразу, то баба выгонит, а если немного подождать и затем стараться приблизиться, то это обычно прокатывало. Ну и я нахватался всего и разного от бабушки: приворот, отворот, иллюзии, морок, слизь, мнимые желания, отвод глаз, метка, управление сознанием и прочее, прочее и прочее. Вы можете спросить, зачем бабушка всем этим занималась? Так для того что бы лечить болезнь, надо знать саму болезнь. Притом всё это, в тайне, я старался разучить, применить и использовать. Мало что получалось, но всё же кое какие результаты были. Бабушка наотрез отказывалась меня учить, я не знаю почему, но догалываюсь, что это, наверное, было связано с исчезновением моих родителей. Но всё же, кое чему я научился, так например кошки, да и другие животные меня не боялись и даже не убегали, но и не нападали на меня, когда я подходил к ним или подзывал к себе их. Раны, ссадины и прочие болячки, которые появлялись у меня, быстро заживали, стоило только посмотреть на них или подумать о них и провести несколько раз рукой в воздухе возле них, единственное место, которое не поддавалось лечению или обезболиванию это голова или точнее мозг, так как шишки и ссадины на лбу проходили быстро и незаметно. А в случае головных болей я бежал к бабушке и её ласковые слова и руки творили чудеса, головная боль убегала, как наскипидаренная. Бабушка, кстати класно гадала на картах, это было завораживающее зрелище, всё на свете уходило на второй план, перед глазами были только руки бабушки с картами и в ушах только её вещающий голос, казалось, что даже время останавливалось в этот момент, мир вокруг замирал и внимал этому процессу. Причём карты были самые обыкновенные, а не какие-то там "Таро" или ещё, что-то подобное. Я неоднократно просил бабушку научить меня гадать на картах, но она говорила, что это дело, мол, женское и вам мужикам не понять сиё, но я думаю, что она чувствовала что это не моё, так что, и не стоит мучиться. Ко мне, кстати, никогда не подходили всякие жулики или цыгане и я удивился, когда ко мне подошла та цыганка, такое впечатление, как будто она подошла ко мне как к своему и поведала о предостережении. Да и ещё, пока не забыл, когда я, уже повзрослев и став "вьюношем", спросил бабушку на счёт выбора девушки, то она ответила, что, мол, сердцем почуешь. И я, когда почуял, так сказать, сердцем мою Аннушку, то подарил ей это сердце. Вы можете рассмеяться, что жил возле неё, в смысле учился в школе, и ничего не чувствовал, а тут вдруг раз и почуял. А я скажу, что время не пришло, а как пришло, так сразу и… А после того, как её не стало, я вынужден жить без "сердца", хоть и не хочу этого, а тут эти аграфы со своей станцией, ух не прощу. Казалось бы, а они тут причём к моей Аннушке, а если подумать, вдруг и здесь в этом Содружестве или как его там называют, неважно, тоже кто-то кого-то любил или любит, а они этого-которого раз и банку из под кильки и сверху маслицем польют. Ух, ненавижу! Я вам, господа не очень хорошие, устрою парадный выход с аксельбантами и барабанной дробью по голове с присвистом об угол. Ой, чего-то я раздухарился. Не поломалось ли чего-то там? А в ответ тишина. Эй, аллё, гараж, есть кто дома или ушли все?

— Закаченные базы выучены и освоенны в полном объёме, требуется практическое применение изученных знаний — загундела Агата.

— Спокойнее надо быть, сдержаннее в своих эмоциях — это Артемий отметился.

— Простите ребятушки, не сдержался, но и вы мне тут про этих аграфских работников консервного завода, вот и накипело, да, кстати, и вам надо как-то перестраиваться, то буде какая заваруха, я разозлюсь, а вы в ауте — повинившись, посетовал.

— А мысль мы поняли и постараемся применить все возможности этого комплекса притив означенных разумных, которых запрещено упоминать, да и сами подумаем, как самим от тебя экранироваться — начала оттаивать Агата.

— Ну ладно, хватит тут валяться, пора вылезать на свет божий, так сказать — решил я.

Вылез я из капсулы, оделся, осмотрелся и, заметив подбежавшего дока Глама, сказал: " Есть ли тут на корабле место для тренировки, а то базы изучил, а применить и опыт наработать не знаю как."

— Есть, конечно, это капсулы виртуальной реальности их даже три. Они хоть и устаревшие, но вполне рабочие — откликнулся Глам.

— Ну, давай показывай, что тут есть — разрешил я.

Мы с Гламом подошли к одному из трёх шкафов. И я, раздевшись, как просил Глам, шагнул в открытую дверцу шкафа. Свет мигнул и я оказался на какой-то площадке или стадионе только без зрителей. Передо мной нарисовался какой-то здоровяк на подобие того, который хотел у меня отобрать брикет с едой. Здоровяк был в какой-то форме, типа армейской с какими-то значками. И я, с удивлением, обнаружил на себе такую же форму, только без значков.

— Меня зовут сержант Войс, а для тебя господин сержант, ты понял новобранец.

— Так точно, господин сержант — сразу врубился я.

— Что-то мелковат ты как я погляжу, да и худ телом, прямо заморыш какой-то. Точно, буду называть тебя "Заморыш". Значит так Заморыш, сейчас бежишь 15 кругов по стадиону, а я за тобой наблюдаю. Беги не спеша, экономя силы, они тебе ещё понадобятся. Понял? Пошел — приказал сержант.

И я побежал, сначала медленно, трузцой, но, постепенно, осваиваять со своим обновлённым телом и с местностью, по которой бежал, начал наращивать темп бега. А с местностью, ведь, вроде, я начал бежать по стадиону, потому, как этот стадион начал менятся на глазах. Хорошая беговая дорожка вначале стала превращаться то в камень, то стала покрываться травой, бурьяном, через который приходилось продираться или перепрыгивать, то песок или снег и т. д. Затем я почуствовал, что стало труднее бежать, потому что тяжесть стала увеличиваться или наоборот, стала уменьшаться и я стал пролетать вперёд, как кенгуру. Затем стал меняться вектор притяжения, т. е. беговая дорожка стала горкой вверх или спуском вниз, причём крутизна всё время менялась. Потом дорожка выровнялась и исчезли изменения тяжести, но слева, справа и сзади появились какие-то противные и злые на вид твари, которые тем не менее не нападали друг на друга, а целенаправленно стали бежать за мной. Но я убегал от них. Тогда навалилось всё вместе. Изменялся рельеф местности, изменялась величина и вектор притяжения. Было странно смотреть, как твари не перепрыгивают или не продираются через бурелом, как я, а бегут сквозь бурелом так, как будто его и нет. Или я, стремясь вверх, напрягаю силы, что бы не потерять темп, а они бегут ровно, как будто по ровной поверхности. Наверно из-за того, что это устаревшая модель капсулы. Но мне надоело убегать от этих тварей. Пробегая мимо сержанта, я остановился, подождал, когда подбегут эти твари, и, вытянув руку вперёд в сторону тварей, я сказал: " Р-р-р-а-у-у" и при этом мысленно напрягся. Твари при этом сбились со своего темпа и остановились, прижав хвосты. Но что самое интересное, сержант, подняв руку, замер. Он наверное хотел мне сделать замечание из-за того, что я остановился, не пробежав положенных 15 кругов, но не успел. Стемнело. И в темноте раздался механический голос: " Перезагрузка системы, перезагрузка системы. Просьба покинуть камеру виртуальной реальности". Дверь открылась и я вывалился от туда. Встал, потянулся, попрыгал на месте, помахал руками и ногами. И тут только заметил, что рядом стоит Глам и удивлённо смотрит на меня.

— Первый раз вижу что бы из капсулы разумный вышел сам, после первой тренировки, а не его вынесли — заметил Глам.

— Система почему-то дала сбой и треннировка не закончилась, поэтому я сильно не устал, так немного притомился — объяснил я.

— Ушла в перезагрузку, у-у, я такое в первый раз слышу. Перезагрузка посреди тренировки. Такого никогда не было. Но всё равно нужно посетить медкапсулу, вдруг растяжение связок или ещё что, мало ли — выразил сомнение он.

— Всё бывает в первый раз. Пошли в медкапсулу — согласился я.

Устроившись в медкапсуле, я подумал: "Как так могло получится, я потомок древних, симбионт тоже создан древними, а вместе чего-то не фурычит, болты с гайками от разных систем, и какой из этого вывод? Как так могло получиться?"

— Я могу предположить, что симбионт был создан расой Юрай, я, искин, расой Васса, а ты потомок какой-то третьей рассы — изложил свою мысль Стратег.

— И чей я потомок, это во-первых, а во-вторых, ты создан, сам говорил, рассой Васса, а подготовлен и применён расой Юрай. Концы твоих рассуждений не сходятся. А вообще, сколько было рас древних? — спросил я.

— Вообще-то, считается, что 12, а на самом деле было 13 — доложила Агата.

— С этого места подробнее — пробежал озноб по мне, сигнализируя что мы на правильном пути.

— Была когда-то задолго до исчезновения древних у них раса Слава, правда они себя называли Славяне. Каждая расса чем-то выделялась и отличалась от других. Так вот, расса Слава отличалась тем, что специализировалась на изучении деятельности мозга и всех процессов с ним связанных. Их ещё обзывали мозголомы и побаивались. Они никогда не ставили себе симбионтов, называя их костылями, а управляли механизмами и агрегатами с помощью пси и были все довольно сильными псионами. У древних вообще всё устроено на управлении пси. Но куда делись Славяне не известно — донесла информацию до меня Агата.

— Ну вот и всё встало на свои места, нашлась пропажа. Что бы было всё и всем понятно добавлю к рассказу Агаты следующее. Я русский и вместе с ещё некоторыми современными народами планеты Земля, я происхожу от более древней расы славян. Наверное древние побаивались моих предков и сплавили их подальше от себя, якобы для того что бы не мешать им в работе и исследованиях мозга. А потом тихонечко забыли об их существовании — подъитожил я.

— Но раса Слава не пользовалась симбионтами и что теперь. Ты от нас избавишся. Нам бы этого не хотелось, т. к. после этого мы прекратим своё существование — констатировала, с горечью, Агата.

— А разве я говорил, что хочу от вас избавиться. Нет, вы мне подходите и нужны. Единствннный недостаток в вас, это излишняя чувствительность к моему пси. Нужно что-то делать с этим и всё — подумал я.

— Мы что нибудь придумаем с экранированием нас. А вообще-то я предполагаю, что личности с такой величиной пси не работали диверсантами. А в диверсанты шли более простые древние, у которых были пси способности гораздо ниже и им требовались мы, как костыли — додумала Агата.

— Ну что, прения строн заканчиваем, кстати, что там про расы и их языки? — спросил я.

— Тебе, как диверсанту при активации симбиота были закачаны и автоматически изучены все языки древних вместе с языком Славян, также язык аграфов и двардов, правда в древнем варианте, а также Джоре и у тебя, как диверсанта стоит такой блок или точнее программа, связанная с дешифровкой информации, которая срабатывает, если ты услышишь незнакомую речь, то она изучит, проанализирует и создаст базу этого языка и ты её сразу выучишь — сообщила Агата.

— Что-то я не чувствую знаний этих языков — пожаловался я.

— Это сделано для того что бы не перегружать мозг, а когда надо знания всплывут — пояснила Агата.

Я вылез, оделся и подумал, а что там наш хозяйчик, бывший капитан готов к труду и обороне. "Вполне" — пришла мысль. Тогда идём к нему.

Зайдя в капитанскую каюту и найдя глазами нашего хозяйчика, я внимательно посмотрел на него. Он стоял по стойке смирно и мелко дрожал и его толстая и лысая бошка блестела от пота. Я прислушался к его мыслям, но там был такой венегрет из ужаса, страха, ненависти, злости, лести, преданности, лизоблюдства и ещё кучи всяких обрывков мыслей и эмоций, что мне захотелось плюнуть туда, а самому помытся от всего этого. "Что вы сотворили с ним?! Он с ума не сошел?" "Немного перестарались, поторопились" — пронеслось в голове. "Вот так всегда они напартачат, а мне исправляй" — подумал я. На секунду задумавшись, решил применить способ тот же, который применял в верткапсуле с животными.

— Положить его на кровать — приказал я. Появившиеся сервисные дроиды уложили бывшего капитана на кровать, при этом он не поменял положение тела, т. е. он лежал на кровати так, как будто бы стоял всё по той же стойке смирно. Я подошел к нему и, направив на него руку, сказал: "Раз" и при этом подумал — у тебя нет никаких мыслей, "Два" — тебе хорошо и спокойно, как никогда в жизни, "Три" — ты делаешь то, что я тебе прикажу и при этом твои знания и опыт остаются при тебе. "Вставай и скажи как ты себя чувствуешь" — приказал я ему. Он встал, улыбнулся и сказал: " Прекрасно, хозяин. Я готов выполнить всё, что ты прикажешь". Он наклонил голову, затем выпрямился, но при этом продолжал улыбаться, как манекен. "Над внешним видом поработаем, а так вполне ничего" — подумал я. "Ну как?" — обратился я к своим помошникам-сожителям по голове.

— Прекрасно! Мы почти наладили защиту. А также было ужасно интересно присутствовать при работе такого профессионала. Ты работал без каких либо приборов и искинов, вот за это вас и называли мозголом, ой, прости, вырвалось — полепетала Агата.

— Тут у меня возникла интересная мысль. Я тебя называл то капитан, то хозяин, или даже хозяйчик, а на самом деле, как тебя звать, а? — спросил его я.

— Шарк Ибуюми, по кличке Кровавый — ответил он, продолжая счастливо улыбаться.

— А зачем ты так разноцветно и пёстро одевался? — поинтересовался я.

— Брызги крови не заметны и всегда тряпки под рукой, хозяин — пояснил он.

— Я тебя буду называть Шарк или Шаркуша, а ты меня Юру, как раньше — приказал я.

— Я счаслив, Юру. И готов к любой работе — расплылся в ешё большей улыбке он.

— Так, перестань улыбаться, ходи и говори как раньше, веди себя естественно, в общем веди себя так как раньше, как будто ничего не произошло. А по поводу работы, нужно принудительно выйти из гипера за одну или две системы от той, где находится станция аграфов, ну та к которой мы летим. Понятно. Сможешь? — спросил я.

— Всё понятно. И, конечно, смогу — замер он.

— Ну, иди и делай — приказал ему я. Он повернулся и вышел из каюты.

— А разве можно его одного пускать на мостик — заволновалась Агата.

— Это уже не человек, т. е. я хотел сказать разумный — успокоил я её — это уже биоробот и сделал его таким не я.

— Как это не ты, а кто? — встрепенулась Агата — и зачем нам принудительно выходить из гипера.

— Сегодня, когда я зашел в его каюту и посмотрел его мысли, там была такая каша, что лучшего я не смог сделать, а выйти нам надо по нескольким причинам. Перечисляю только те, которые мне сейчас пришли в голову, хотя на самом деле могут быть ещё какие-то. Во-первых, сейчас нам не потянуть, борьбу с целой станцией, во-вторых, не определились с Колей и теми двумя рабынями, в-третьих, есть ещё другие рабы на корабле, в-четвёртых, мне надо закончить тренировки и закрепления знаний полученных из баз, в-пятых, укрепление моего организма и наращивание скорости прохождения нейроимпульсов не закончены. Мне продолжать дальше или хватит? — закончил я.

— А мы и не подумали — с горечью произнесла Агата.

— Диверсанты хре…, в общем неопытные, это кстати тоже одна из причин — подвёл итог я — что сейчас делаем? Пойдём, позанимаемся в виртуале, наверное уже там всё перезагрузилось?


Глава 5. Неожиданная невеста

Вывалился я из виртуала вполне довольный собой. Ну что сказать, побегали подрались с животными и разумными, постреляли из чего только могли себе представить от стопера до огромных пушек и ракетных установок, позанимались с "холодняком" от ножей, сабель, мечей до алебард, копий, стрел и болтов. При этом без зазрения совести я пользовался своими возможностями и способностями, чувствовал состояние противников и предвидя, направление удара, уклонялся и атаковал в те моменты, когда противник, нанеся удар, невольно раскрывался, а со стрельбой, я чувствовал куда будет попадание и корректировал его ещё до выстрела, т. е. стрелял, как говорят, не целясь. Полетал, но как-то без особого интереса, понял, что не моё это. Затем решил позаниматься с живыми, так сказать, мишенями, ой, т. е. с абордажниками-рабами. С одной стороны калечить я из не хотел, а с другой, нужно же было себя проверить. Кстати к тому времени, моими ли стараниями, или же стараниями симбионта, или же аграфской капсулы, или все вместе постарались, но в общем, к тому времени, когда я занялся живыми, у меня уже кости, нейроимпульсы и всё остальное было уже на 80 процентах от возможного.

Поспаринговавшись с несколькими абордажниками и, выиграв у них за счёт того, что заранее предвидел удары и считывал их мысли и чувства, решил пойти на обострение ситуации, так как справедливо полагал, что противник хитёр и коварен, и честный и справедливый бой вести не будет. Вы наверное усмехнётесь и скажете, о какой честности и справедливости он тут поёт, а сам заранее читаешь мысли и прочее? Так-то это так, но во-первых, когда у тебя из оружия в основном, только, кулаки, при моём росте метр 70 см, а против меня выступает 2-х с чем-то метровый абордажник в полном обвесе и оружии, единственно, что выстрелы учебные, но ножи и кулаки не учебные, а попадания учебных выстрелов учитывает искин и он же вычисляет процент жизни, как в виртуальных играх, то применение моих методов, я думаю, уравнивает нас с противником. Так вот, повторюсь, решил обострить ситуацию. Рабы-абордажники представляли из себя в основном разумных различных расс, но все были 2 и выше метра ростом, огромной физической силы и неслабой реакции, импланты, броня и т. д. Но из них выделялась одна, да, да, одна абордажница-рабыня из расы тролей. Это было нечто, рост около двух с половиной метров, руки и ноги, как ж/б столбы высоковольтных линий, нет конечно, не такие высокие, а такие же толстые и прочные, сама она раза в четыре толще меня, очень быстрая, стремительная и по-женски грациозная, лицо у неё, скорее морда, но чтобы не обижать её, а то ещё разозлится, так вот лицо у неё, слабо зелёного цвета с огромными красными и злыми глазами и в довершении всего на верхнюю губу заходят нижние клыки, говорят не сильно, что у мужчин её расы такие клыки бывают гораздо больше, но мне и от этих, поначалу пока не привык к её виду, было страшно. Так вот, и такую образину я решил вызвать на бой, многие наверно покрутят пальцем у виска. Ну что ж, как говориться, будем посмотреть. Когда она вышла и посмотрела на меня, она рассмеялась и сказала: "Какой красивый и глупый визль (позже я узнал, что так на её планете называют животное типа нашего хомячка или мыши, только он отличается тем, что очень громко визжит, когда его ловят или когда у них брачные турниры и визжит тот, который слабее от укусов более сильного, и затем убегает, признав поражение). Я не буду драться с ним в броне и с оружием, я сейчас сниму броню, а из оружия оставлю только нож, которым пощекочу его слегка и он завизжит, как визль. А я подумал, что без брони она будет ещё быстрей, хитра и коварна, настоящая амозонка. Она сняла броню и, взяв в правую руку нож, по мне это был короткий меч, резко напала на меня. Некоторое время я, обороняясь, присматривался к ней. А она со всей дури молотила руками, ногами и ножём воздух вокруг меня, при этом скорость её не снижалась, как будто она не уставала, но мне надоело прыгать и скакать, как заяц, и я начал потихоньку наносить удары, то подкачусь ей под ноги, то с разбега пробегусь по её спине или, в прыжке, хлопну её по ушам, а уши у неё были больше моей ладони, наконец она начала уставать и делать ошибки. А я, продолжая уворачиваться и наносить удары, изловчился и выбил у неё нож из руки, а пока он летел в сторону, я прыгнул и, поймав его, чиркнул по руке, которая тянулась к нему. Теперь пошла другая игра, я гонял её по залу и, если она не успевала отскочить или убрать руку или ногу, чиркал мечом, т. е. её бывшим ножом, по ней. А она, вначале терпевшая эти раны, начала в начале потихоньку, ну а потом сильнее, рычать и скрежетать зубами. "Громче!" — проорал я, при этом пребольно ткнул её мечом в ногу. И как ни странно она начала орать громче и как-то визгливей что ли, а я разошелся. Во мне за последнее время как-то много скопилось негативной энергии, ну посудите сами, хозяйчик Шарк, неведомые аграфы с консервного завода, туповатые помошники, поселившиеся в моей голове, и не надо возмущатся, это я им, рабство и прочее, прочее и прочее. Думал, попал в светлое будущее, а на тебе, выкуси, так тут немного хоть пар спустить. Ну всё, надоело, хватит, а почему все смеются надо мной и даже эта громила зелёная, вся израненая, живого места нет, а туда же, рот кривит от боли и смеётся. Зараза. Вы уж наверное подумали, что я, такой-сякой, бедную женщину насквозь проткнул, а нет не правда ваша, я её так слегка и не сильно, т. е. порезов конечно много, но они все мелкие, ну для нее, конечно, разве что тот укол в ногу, да. Так вот, прибежал Глам или, точнее, был уже тут, когда такое было, что бы её кто-нибудь вызвал на бой, это событие на корабле, так вот, Глам хотел отвезти её в медкапсулу на дроиде, но она отказалась, в смысле, отказалась ехать на дроиде и пешком пошла, но не отказалась от медкапсулы, т. к. она потом должна красивее выглядеть. И когда она это сказала, то Глам и все остальные абордажники, что тут были просто покатились со смеху, один только я стоял и хлопал глазами. Но после того как Глам уложил её в медкапсулу, они, в смысле медкапсулы, оказывается раздвигаются, он и рассказал мне, что же я натворил своими собственными руками, а я теперь не знаю, что и делать. Вот же, отвел душу называется. Ну, судите сами, уважаемые, по из варварским законам, а иначе я не могу назвать, мужчина должен понравившуюся ему даму вызвать на дуэль, да, да, да, и не надо так громко смеяться над горем человека, так вот, должен, просто обязан победить на поединке вызванную даму и тогда, как победителю ему достаётся приз в виде этой дамы, при этом жульничать и поддаваться нельзя, поскольку за поединком следит квалифицированная комиссия и, если дама будет поддаваться и её в этом уличат, то её назовут на букву "б" и никто никогда не предложит ей поединок, т. е. она не выйдет замуж, а ведь хочется. Вот, ну вы уже догадались куда я попал, при чем всё честно и по закону, ну их, варварскому. Ну теперь давайте я добавлю пару кирпичей на эти весы правосудия, что бы они окончательно перевернулись. Она была на голову выше всех женщин и, почти, равна по росту мужчинам, так что никто её никогда не вызвал, тогда она решила пойти в наёмники, может там повезёт, но не по везло, был сильный взрыв где-то на корабле, то ли на её корабле, то ли на корабле, который они штурмовали, неважно. Она потеряла сознание, т. е. была контужена, медкапсула, конечно, справилась и вылечила её причём без последствий и головных периодических болей, но очнулась она уже в ошейнике и потом была перепродана на этот корабль, где и была зачислена в абордажную секцию. Она очень переживала и порой плакала, конечно, когда никого рядом не было, потому, что, опять же по их законам, слёзы это признак слабой женщины, а слабую, морально, никто замуж не возмёт. Это она мне потом рассказала, теперь, она сказала, поскольку она почти замужняя женщина, ей можно всё, плакать, куксится, капризничать и прочее, прочее, чего раньше было нельзя из-за потери имиджа, так сказать. А ещё у неё была мечта, она хотела стать пилотом корабля, пусть самого маленького (при её габаритах), но всё же корабля и летать между звёзд, как бабочка между цветами. И когда она это говорила, она закрывала глаза, раскидывала руки и ноги в стороны и представлялась сама себе маленькой зелёной бабочкой. И, кстати, да, у неё был интелект в 117 единиц, что при установке ей пилотской сетки, которая даёт небольшую прибавку к интелекту, у неё гарантированно будет перекрыт пилотский минимум в 120 ед., но кто купит и установит ей эту сетку, да потом ещё базы пилота, разгон в медкапсуле, время, потом деньги на корабль, впрочем можно сначала и на чужом поработать. Это она мне всё вывалила, когда вылезла из капсулы. Счастлива до умопомрачения. А что, всё расчитала, сначала посмотрела на то, как я валял других громил, затем поинтересовалась у Глама, кто я, что я и т. д. Глам, естественно, рассказал, а как тут не расскажешь, когда у неё кулак больше головы Глама и поняла, что я могу ей купить сетку и базы, а корабль у меня уже есть и не маленький, а даже средний, красота да и только. Теперь у неё была задача, что бы я её вызвал на поединок, и тут она выкрутилась, наказав всем абордажникам что бы говорили, что она сильнее и злее всех, это почти так и было, стала ждать и крутится возле меня, да и ещё, забыл упомянуть, что на дуэлях нельзя драться в доспехах, а из оружия можно применять только нож, да и то только женщине, а мужчина должен быть без оружия, что было и проделано. Гатство. И на кого теперь обижаться, сам дурак. Да, и ещё маленький штришок к портрету "моей", так сказать, невесты. Её зовут, как бы вы думали, правильно, Аннушра Крок. Вот бывает же так, а? Аннушка, блин горелый, да ещё и зелёный. Пришлось ей пообещать и сетку и базы, когда доберёмся до какой нибудь торговой станции. У меня правда есть маленький еле уловимый шанс избавится от такой "невесты". У этих варваров есть закон заместительства на дуэли, т. е. бретёр, это когда по каким-то причинам жених не может сам участвовать на дуэли, то он оплачивает или нанимает бретёра, и уже потом этот самый бретёр торжественно передаёт или дарит свой приз, эту женщину, тому жениху. Я очень надеюсь на это. А пока пришлось рассказать про аграфов и про биоискины, она не поверила, тогда пришлось звать капитана и он ей, после моей просьбы-приказа, всё рассказал. Она поняла так, что из всех сделают биоискины, на самом деле нужно иметь 200 ед. или около того, я не стал её разубеждать, а это в её понятии война, а во время войны всякие свадьбы и прочие праздники приостанавливаются, до окончания оной. Так, что я пока, временно, свободен. Ну да ладно. А как наши остальные дела?

Коля, конечно, посмеялся надо мной, когда вылез из медкапсулы.

— Стоит тебя только ненадолго оставить одного, и вот результат, уже жених, а невеста то хороша: заботлива, сильна, работяща, охранник, каких поискать и вообще красива в своей зелёности — подкалывал он.

— Ща как подарю её тебе — притворно обиделся.

— Ой не надо, боюсь, боюсь — поднимал мне настроение Коля.

— Слышь, Колян, ты какие базы учишь? — спросил я.

— Как, какие, инженерные — ответил он.

— Тут понимашь, какое дело, Коля, война намечается, а ты инженера учишься — упрекнул его.

И тут мне пришлось рассказать Коле о последних событиях на корабле, и об аграфах, и о нашем хозяйчике, единственно я не стал себя выделять, а постарался представить это дело так, как бы всё это протекло одно из другого, ну как вода в реке течёт. Коля парень долеко не дурак, всё понял правильно, ведь его тоже могут в консервную банку засунуть. А тут шансик появился выкрутится. Мы, кстати, уже были не в гипере, а в какой-то системе, соседней с той, в которой аграфы обитали.

— А давай свалим от этих аграфов — предложил он.

— А их капсула, которая сдала меня. Прикинь, Коля, они сотни, а может тысячи лет, пытались заиметь "открывашку" технологий древних, а тут появился такой и вдруг куда-то пропал, причём известно на каком корабле и какое у него ДНК, а? У нас корабль один, да и то устаревший, а у них кораблей много, связи, явки, пароли и прочее, а у нас шиш на посном масле, да и тот повесился — прояснял ситуацию я — и долго мы будем бегать, чую, что надо к ним, но не с голой коленкой, а чем-то посущественней. Там у нашего хозяйчика Шарка в сейфе базы были хоть и низкого ранга, да и устаревшие, но всё лучше чем ничего.

В это время в медсекцию вбежал дроид и протянул коробочку с базами Коле. Коля, молча с кряхтением, полез в медкапсулу, хоть и не рекомендуется опять залезать в неё без перерыва, но надо, да и ненадолго, поскольку базы низких уровней. Глам, тут как тут, всё оформил с базами и удалился. А тут открылись капсулы с двумя рабынями из клетки, не знаю случайно ли они открылись вместе или Глам там шаманит, ну да ладно. Я подождал в стронке, пока они приведут себя в порядок и оденутся, а затем подошел к ним. Стою молчу и думаю, они тоже молчат.

— Пока на какую нибудь торговую станцию я вас отправить не могу, позже — задумался я, рассуждая в слух.

— Так мы свободны! Ты отпускаешь нас! — обрадовались они.

— Да, но… — хотел продолжить я, но они меня перебили и затараторили, как две сороки.

— Ну ка цыц, тарахтелки, во-первых, как вас зовут, а во-вторых, говорить будет та, что старше — приказал я.

— Меня зовут Кала Кыш, а её Рула Хол, мы из одного посёлка, я старше, но не на много, нас продал староста нашего посёлка, так как мой отец задолжал ему деньги, целых 2000 пур, вот наш староста продал нас по 1000 пур за каждую из нас небесным людям, и мы оказались тут. Домой нам нельзя, нас опять продадут, замки небесных людей мы не знаем, зерна ума у нас нет. Ты хороший человек и мы хотим остатся с тобой — выдала та, у которой когда-то было порвано ухо, смотря на меня с надеждой. Да, мы в ответе за того, кого приручили.

— И что же мне с вами делать — вслух рассуждал я. Затем подумал, подумал, а у меня "невеста" зря простаивает, энегрии у неё завались, а силы и характера на десятерых хватит, кстати, у неё стояла старая сетка "Воин 2", вот через эту сетку я её и вызвал. Не прошло и 5 минут, как мой личный шагающий танк прибыл. Оказывается после моего рассказа и добавлений Глама, она развила бурную деятельность. Прежде всего она отстранила от командования старшину абордажной секции, ну как отстранила, молча кулаком, он потом, бедолага, в капсуле оказался с несколькими переломами, и, заняв его место, стала готовить абордажную секцию к абордажу станции аграфов, ну по её разумению конечно. И я оторвал её от тренировки захвата станции, так что она была в костюме и с оружием. Я, кстати, приказал всех провести через капсулы, подлечить, проверить ФПИ и сделать с их ошейниками то, что я сделал себе. Радости было много. Ну это так, к слову.

— Так, где новобранцы — спросила она. Я обернулся и хотел представить их друг другу, но сзади никого не было.

— Эй, вы где? Кала и Рула выходите не бойтесь! — прокричал я. Из-за медкапсулы высунулись две перепуганные мордашки.

— Хочу представить вам мою невесту Аннушку, прошу любить и жаловать — пропел я ласковым голосом, что бы как-то успокоить их. А самоходная установка нежно обняла меня манипулятором. "Как бы не раздавила ненароком" — пронеслось у меня в голове.

— Новобранцы быстро за мной. Не хочу оставлять их с тобой, любимый — проворковала самоходная установка и, развернувшись на месте, проследовала в корридор. Две фигуры пристроились за ней.

— Так, с этим вопросом разобрались, Коля учится, да, надо Глама предупредить, что бы проследил за Колей во время занятий в вирткапсуле, далее, невеста с абордажниками занята, за остальным экипажем и капитаном соседи по голове через искины и дроиды присмотрят, ну мне надо думать и тоже тренироваться, но по своему — бормоча себе под нос, размышлял я. Тут появился Глам и я, указав на медкапсулу с Колей, сказал ему то, о чём я думал про Колю до этого. Глам сказал, что всё понял и сделает. Затем я опять задумался и тут мне пришла в голову мысль, уж не знаю моя или нет, но мне вспомнился отрывок из фильма "Морозко" кажется, как баба Яга говорила Ивану: "Ты естеством, а я колдовством". И вот при слове "колдовство" у меня зачесались руки и что-то начало складываться в голове, но мне нужны были подопытные мышки, причём мышки должны быть одной расы с теми, что людей в банки закатывают, а где их взять, вот вопрос так вопрос, а? И тут меня от моих размышлений оторвал сигнал тревоги, и я побежал в рубку корабля.


Глава 6. Когда лаборанты превращаются в мышей

Вбежав в рубку корабля, я увидел на экране, просто мне так привычней и я распорядился выдавать на экран, а не на сетку или в моём случае на симбионт, что перед нами была точка корабля, который приближался к нам и скоро должен был выйти на связь. Я быстро проинструктировал капитана, а сам спрятался за какой-то шкаф или панель управления и приготовился слушать. Поступил сигнал вызова и, согласно нашей легенде, на вызов ответил капитан.

— Да… — сказал он и ещё хотел что-то добавить, но его перебил собеседник.

— О, старый приятель, как я рад тебя видеть, что-то ты не торопишься к нам, а мы тебя заждались, ты же не с пустыми руками к нам — говорил собеседник капитана вроде бы вежливо, но при этом очень высокомерно.

— Я, как всегда, не пустой, но у меня забарахлил навигационный искин и нас выбросило из гипера здесь. Мы немного не долетели — пожаловался капитан.

— А, давай, мы сейчас к тебе подойдём и посмотрим на искин и товар — предложил собеседник капитана.

— Было бы неплохо, ждём — согласился капитан. Экран погас, а я вышел из-за шкафа и сказал: "Слушаешься Колу и Аннушру, после того, как я перейду на другой корабль". А сам связался с невестой и попросил тихо сидеть и следить с Колей за капитаном после моего отъезда, затем Гламу, срочно поднять Колу и пусть он свяжется с Аннушрой. Затем к моим соседям по голове, что бы устроили програмный сбой, но легко устранимый, а затем, когда мы будем отлетать, восстановили всё как было. Ну вроде бы всё сделал, всех предупредил, костюм диверсанта на мне, замаскированняй под рабский комбез, мини дроиды с собой, фальшивый ошейник на месте. Как режисёр перед генеральной репетицией сцены из фильма. Товьсь, камера, мотор, пшёл! Шлюз открывается, заходят трое, все, как я понял аграфы, а по нашему, по простому — эльфы. Небольшого росточка, примерно с меня, светловолосые, голубоглазые, ушки заострены к верху, вид как у красивой куклы мужского полу, но что-то женское в облике и фигуре, как будто женщину одели в мужской костюм, ну или в, данном случае, скафандр, и, спрятав грудь, заставили разговаривать мужским голосом. Один прошел в рубку, а двое остались с нами, это мной и капитаном.

— Второй сейчас подойдёт — сказал капитан.

— Не надо, сам доставишь его к нам на станцию — сказал один из них, очевидно старший, но потом добавил — надеюсь ты нам доверяешь, ведь мы много лет работаем вместе.

— Конечно, конечно, как там искин — разрешил капитан.

— Искин уже впорядке, можно отпраляться — приказал старший.

Мы через переходной шлюз перешли на корабль аграфов и я, не теряя времени, выпустил "мух". Старший, глядя на меня как на какой-то механизм или робота, сказал: "Ложись в капсулу". Надо сказать корабль у аграфов, корабль был маленький и мы быстро подошли к капсуле, которая была, надо сказать, новая, новейшая, я имею в виду поколение, по сравнению даже с той, которая была на нашем корабле. И аграф, который не ходил на наш корабль, т. е. их было четверо на корабле, видно не хотел, что бы я ложился в их новейшую капсулу, в общем брезговал, сказал мне: "Подожди". Он о чем-то переговорил с главным по нейросети, поморщился и сказал: "Иди помойся". Я начал раздеваться, а сам всё время ждал сигнала от комплекса и прощупывал мысленно сознания всех аграфов. Оказалось почему-то, это делать легче, чем с капитаном и тут пришел сигнал, что корабль мой, и я развернувшись к нему ударил своим мозгом, сознанием, душой или ещё чем-то по ним, по всем. Я видел одного, но чувствовал всех, они упали. По очереди подходя к каждому из них, я делал тоже, что и с капитаном Шарком, одновременно приказал возвращаться на наш корабль и к тому времени, как мы вернулись назад всё было готово.

На корабле меня встретили встревоженные Коля с Аннушрой и, завидев меня, заулыбались.

— Ну как? — спосил Коля.

— Всё в порядке, мышки на месте — успокоил их.

— Какие мышки? — спросили они почти одновременно. Коля хотел, наверно, спросить почему я их называю мышами, а Аннушра хотела, наверное, спросить, кто такие мыши, т. к. слово "мыши" я произнёс по-русски. Пришлось объяснять, что мыши это типа их визля, только не кричит, а мышами я их назвал потому, что я хотел их использовать для эксперемента, как лабораторных мышей, но тут мне надоело всё это всем им объяснять, тем более я не хотел про себя рассказывать им и никому вообще. Так что я сказал, что день был длинный и пора отдохнуть, но меня интересуют две вещи: во-первых, закончил ли Коля закачку и освоение баз, а во-вторых, что они там закинули в наш навигационный искин. Коля сказал, что базы закачал, но не выучил все, а только частично и, естественно, к тренировкам не приступал.

— Плохо. Иди быстро доучивай и начинай тренировку, я чувствую, что это скоро нам понадобится, а ты, Анншара, присмотри за ним, но знай, что он не я, а гораздо слабее меня — наказал им.

Коля быстро ушел, а она осталась. И всё время крутилась возле меня. А мои головные друзья или, как я их иногда называю, помощники доложили, что это простая программа слежения за нами. Ну тогда, пока оставить её на месте, а, когда и если мы захватим аграфскую научную станцию, тогда отключить эту программу. Всё мне нужно отдохнуть. Я пошел к своей медкапсуле и, раположившись в ней, заснул.

И уже засыпая, я увидел сон, как-будто передо мной раскрывается экран виртуальной реальности, причём по качеству гораздо лучше чем то, что было в вирткапсулах на арварском корабле.

Отдохнул, как обычно в медкапсуле, что бы быстрей развернулось всё, что положено. И затем условным утром, я пошел на корабль аграфов, предварительно наказав своим остающимся на аварском корабле двигаться по маршруту. Корабль аграфов был курьером, т. е. ни вооружения толком не было, ни защиты, кроме обычного противометеоритного, но зато была скорость, просто превосходная, соответственно время разгона и ухода в гипер было небольшим, и ещё была система маскировки. Оказывается, они уже довольно давно прибыли в эту систему и под маскировкой изучали нас, а затем не найдя ничего необычного отошли от нас и, сняв маскировку, сделали вид, что только пришли в эту систему, всегда при выходе корабля из гипера происходит довольно яркая вспышка, а в тот раз ничего этого не было, просто раз и появился корабль и после того, как его засёк наш сканер, раздалась у нас тревога. Из-за скорости ухода в гипер мы должны прибыть к станции гораздо раньше арварца.

Коле с невестой я приказал выйти из гипера подальше от станции и ближе к краю системы и приближаться к станции тихим ходом. Если что, то говорить о поломке. А если и когда надо, подам соответствующий сигнал. И на всякий случай наказал говорить на русском, благо его никто не знает.

— Как вы были должны действовать по плану? — спросил я у старшего аграфа.

— Мы должны были тебя, усыпив в медкапсуле, занести в переносном контейнере и доставить в лабораторию на исследования — ответил он.

— Действия по тревоге — поинтересовался я.

— Все научные работы прекращаются, данные копируются в переносные блоки информации или вытаскиваются искины с ними забираются ценные экземпляры, сотрудники размещаются в специальном боксе или идут к спаскапсулам по ситуации — проинформировал он.

— И много народа на станции по категориям? — спросил я.

— Всего около 2000 разумных. Из них примерно 500 научные работники и администрация станциции, 500 охрана и где-то 1000, это обслуга станции и прочее.

— Ну что ж, применяем такой план: меня в контейнере несёте медленно в лабораторию и находитесь рядом со мной, ведя длинный и нудный разговор с работниками лаборатории, при объявлении тревоги пугаете чем-нибудь персонал и быстро уходите в бокс. Понятно.

— Так точно, хозяин.

Мы вывалились из гипера и бодренько пошлёпали к станции. Обменялись кодами. Диспетчер указал причальный бокс на какой-то палубе какого-то уровня и тут я обратил внимание, что огромный корабль висит пришвартованный к станции. Спросив что это, я узнал что это военно-транспортный корабль снабжения. Далее было причаливание в боксе и швартовка, затем медленная доставка меня в лабораторию. Как только мы выехали из бокса корридор, т. к. контейнер поставили на платформу я выпустил мини дронов и приказал ехать медленнее. И из-за этого медленного передвижения, к нам подошел патруль или кто-то в этом роде и что-то стал проверять, наверное поинтересовался, почему мы движемся так медленно, ну ценный груз как ни-как, поэтому, мол. Так, что к тому времени, как мы прибыли в лабораторию и они немного постояли возле меня, я получил сигнал, что все искины наши, на большом корабле охрана сладко спит, а также спят все, кто был в закрытых боксах лабораториях и т. д. Теперь можно объявлять тревогу. Завыли сирены. Забегали разумные. А на сети и через громкоговорители пошло объявление о нападении неизвестного флота с большим количеством кораблей. Охране пришвартоваться к станции, персоналу пройти в специальные боксы, а остальных помещениях произвести откачку воздуха, во избежании пожаров. Нужно добавить, что несколько мелких корабликов хотели под шумок улизнуть со станции, но станция, точее её искин расстрелял этих храбрецов. Вы скажете, как это искин станции расстрелял, а запред наведение огня. А я скажу, а я на что, у искинов станции я с административными правами, так что я подтверждал его действия, а он (главный искин станции) с другими искинами и с моими помошниками выполнял это.

В общем, к тому времени, как мои арвацы появились в системе, всё было закончено и я дал сигнал на причаливание к станции и швартовку. Затем долго разбирались сначала с разумными, затем с искинами, потом с кораблями и оборудованием, затем стал вопрос, что делать с биоискинами. Оказывается тот транспортный корабль пришел за ними. Я сначала подумал, что сколько людей угробили, что бы целый транспорт загрузить, а нет. Биоискинов не так много, хотя тоже достаточно, а корабль в основном привозит сюда различные грузы для существования станции, а уходит почти пустой.

— Фу, какой ужасный сон, прямо бред сумашедшего или предупреждение, что, мол, не суйся такой хороший на станцию, т. к. народу там мно-о-о-го, и с таким их количеством ты, ну никак, не справишся. Ну и что же делать с этим бредовым сном, а? Бредовым сном, бредовым сном, бре-бре-до-до-вым-вым сно-ом. Сам тут сбрендишь с этим бредовым сном и будешь как тот хозяйчик-чик-чик. А что, это мысль, использовать хозяйчика, то он надо мной издевался, я то же немного поиздеваюсь, не всё ж, коту творог, когда и мордой об порог, но я думаю, что моих издевательств он не переживёт. И так решено, используем хозяйчика, правда придётся подставить Колю, а ни кто и ни говорил, что будет легко, а остальные побудут на скамейке запасных. Ну что ж, поехали! — бормоча этот бред себе под нос, я шустро вылез из капсулы и пошел отдавать последние распоряжения.

Моим помошникам, что бы сделали записи, что будто бы что-то с навигационным эскином и гипердвигателем. Позвав Аннушру и Колю к шлюзу, я подойдя туда, увидел не только их, но нескольких абордажников, техников и ещё кого-то.

— Аннушра главная на корабле, отойти и спрятатся в астероидном поле, кажется такое там есть — приказал я.

Нужно было видеть её в этот момент, и так не маленькая девочка, она расправила плечи и, посмотрев на всех остальных своими красными глазами гаркнула: "И вы ещё здесь? Ну ка, по местам!" Всех просто сдуло. А она при этом так преданно и ласково посмотрела на меня, что я сразу понял — это самая заветная мечта её жизни.

— Да, кстати, капитан должен жить в капитанской каюте и ещё, там в сейфе, о котором я совершенно забыл, были, кажется, нейросети, но какие и сколько, я не смотрел т. к. некогда было — и я передал ей код сейфа капитана — и вот ещё что, попроси хозяйчика подойти сюда — но, глядя на её решительную фигуру, я добавил — не очень его мни, нам надо ещё к аграфам лететь.

Не думал, что самоходная установка, с такой грацией, как у пантеры, будет передвигаться по кораблю так ловко, быстро и красиво, и ещё я подумал, что подарил ей этот корабль. Эх, обидно, но ладно, у меня тоже аграфский кораблик есть, хоть маленький, но юркий, быстрый и красивый. Ладно. Я дал своим помошникам задание всё оформить на неё.

Шарк прибыл довольно быстро и был на вид, вроде, в порядке. Мы, это Коля, Шарк-хозяйчик и я, перешли через шлюз на корабль аграфов. На корабле всё было в норме, я передал записи, как хозяйчик издевался надо мной, заставлял пить, а затем стрелял в меня из стопера и полицейского станера. Стопер то ладно, а вот станер на таком малом расстоянии, это что-то. Да и при этом я приказал немного изменить запись так, что бы сам хозяйчик тоже попал под его действие. А моим помошникам я приказал сделать так, что бы медкапсула у аграфов показывала, что у меня подожжён мозг и ещё, что бы было видно, что капсула пыталась лечить и, частично, вылечила, но… (всегда это "но"). В общем мне нужно было играть эдакого дибила или дауна. Шарку я приказал снова называть меня "хозяин" и при этом дико улыбаться. Коле приказал сделать интелект, показание конечно, а не на самом деле, 178 вместо 187. Всем всё разъяснил, всё приказал и указал, себе валидол, детям мороженное. Э-э-э, вот меня несёт, это от того, что неизвесность, опасность и вообще страшно. Но надо! Надо Федя, надо! Какой Федя — съел медведя? Тьфу, прекратить!

Вывалились мы из гипера, обменялись кодами, диспетчер указал схему полёта и док, ну всё, вроде как всегда и, кстати, как во сне. И стали шустро приближаться к станции и, при этом, я заметил, что тот самый военно-транспортный корабль, из сна, стоит пришвартованный на том же месте. Дежавю, какое-то. Ну да ладно. Паркуемся. Мы с Колей по контейнерам и на платформу, а аграфы с Шарком-хозяйчиком тоже на платформу только без контейнеров. Далее путь в лабораторию, разъяснения по поводу меня с Шарком с передачей записей и вид Шарка, прямо скажем, не совсем адекватный, мягко говоря. Научники поинтересовались кораблём арварцев, на что им аграфы с курьера сказали, что вы знаете это барахло Шарка, так у него ещё проблемы с гипердвигателем и с навигационным искином, а самое ценное, что было на корабле перед вами. Затем отбытие аграфов с курьера из лаборатории. Я им заранее ещё на корабле приказал быть поближе к кораблю и не глушить его совсем, а сделать вид, что всё отключено. А оказалось, что каюты их на станции специально расположены недалеко от дока, в котором стоит корабль и его и так не глушат полностью, так как фронтир всё таки, да и начальство станции расположено рядом, так на всякий случай. После отбытия аграфов с корабля, нас всех пропустили через медкапсулу, при этом кого надо доставая из контейнера и назад не помещая. При этом Шарк лез ко мне, называя "хозяин" и улыбаясь, я, в свою очередь, отстранялся от него и пытался прятатся за Колю, а Коля, единственный кто, вёл себя адекватно. Затем, разместив нас около капсул, где нас проверяли, научники устроили что-то вроде медицинского консилиума. Говорили они на аграфском, на нас не обращая внимания, но во-первых, я знал староаграфский (аграф, кстати, слуга с языка Джоре), а во-вторых, мой блок диверсанта подстроился и я понимал о чём речь, кроме того я влез, тихонько, в голову одного из них и, с моей помощью, блок стал быстрее адоптироваться к этому языку и составив базу внедрил её мне. Результат мне понравился и я решил хакнуть их всех, т. е. внедрялся по очереди в каждого из них и скачивал информацию, собрались тут светила их медицинской науки в области головного мозга, т. к. не каждый день к ним в лабораторию доставляют разумного с ДНК древних. Нет, конечно, и у них есть аграфы с довольно высоким ДНК Джоре, но во-первых ДНК Джоре несколько, так сказать, не то, что ДНК древних, они были идентичны на 98,5 процентов, а не на 100, а во-вторых аграфы с самым высоким соответствием ДНК Джоре не превышали 92 процента и они могли запустить в работу далеко не всё оборудование Джоре, а уж об оборудовании древних и речи не было. Вы можете возразить, что завод биоискинов это оборудование древних, таки да, как говорится в таких случаях, но они его запусти, заменив его штатный искин на горздо более простой искин сделанный по технологии Джоре, так и запустили в упрощённом, так сказасть, варианте.

Пока я лазил по головам, они закончили консилиум и решили, что из меня биоискин мягко говоря как из г… пуля, а если использовать как "открывашку" станций древних, что вполне даже можно, да ещё при этом есть возможность меня вылечить и уже потом превратить в биоискин (вот сволочи) или продолжать меня использовать в том же качестве, но уже с ошейником и не таким как на мне, а с каким-то антипсионным, оказывается и такие есть, я и не знал. Теперь далее, о Шарке-хозяйчике, убрать, что бы не мешал, тут я узнал ещё одну тайну аграфов, так сказать. Все, думаю, знают, что есть такое медицинское вещество регенерин, мне Глам рассказывал, очень дорогой кстати, так вот, никто, кроме аграфов, не знает как его изготавливать и, самое главное, из чего. Оказывается его изготавливают аграфы не из чего, а из кого, да, да, вы поняли, причём для этого не нужно оборудование древних или Джоре. Нужно оборудование медицинской или даже пищевой направленности. Так, что наш бедный маньяк и насильник Шарк отправится в переработку, ну туда ему и дорога, ни кто жалеть его, я думаю, не будет. Теперь о Коле, я слегка напрягся, но на меня никто не смотрел, хотя один из аграфов косо глянул на меня и я на автомате кинул в него метку "сглаза", но это я так называю, а на самом деле это приказ-посыл, что будто всё это сделано по приказу начальства и ты должен принять это, как данное, и молчать, если жить хочешь. Поскольку объект (это я, что ли) инстинктивно прячется за ним (Колей), то его надо оставить при объекте, как стабилизирующий фактор.

И ещё, один из аграфов, самый старый на вид, предупредил остальных о том, что нужно установить повышенные меры безопасности на станции от таких существ как я. Наверное, он твердил это не первый раз, поскольку остальные морщились при этом, точнее не морщились на лице, а морщились внутри. Мысли у них были по этому поводу такие, что, мол, надоел ты своими высказываниями об одном и том же. А он, почувствовав это, сказал: «Да, не первый раз я это говорю, но вы меня по-прежнему не слушаете. А зря. Неизвестно какую инопланетную заразу притащат эти работорговцы. У них нет научного образования, да и их интеллект оставляет желать лучшего».

— Ну, вот и летал бы с ними — сказал другой, очевидно начальник лаборатории.

— Я бы полетел, но они меня сразу превратят в раба и продадут на рабском рынке. Хорошо, что этот, с пси и ДНК древних, сумасшедший. Хлопот меньше. А если бы он был умственно здоров, ещё неизвестно, что он мог тут у нас натворить. Инопланетник, ДНК древних, псиспособности, симбионт древних — всё это как гремучая смесь, того и гляди рванёт где-нибудь — пугал он остальных и был на волосок от истины.

— Если бы, если бы. А он просто сумасшедший. И у нас на такой случай есть камеры наблюдения и искин станции — успокоил всех начальник — всё расходимся и всех по каютам с камерами.

Затем нас Колей поселили в каюте на двоих, где мы продолжали играть свои роли, а тем временем мои помошники и "мухи" продолжали взлом искинов, вокруг была тишина и спокойствие. Я слегка нервничал, но виду не подавал. Время шло. Неожиданно раздалась сирена, немного странная и непривычная, но всё же вполне понятная. Я подумал, что это из-за моих помошников, а Коля даже взглянул на меня, я слегка пожал плечами в ответ и тут мне пришло сообщение, что система безопасноти станции и диспетчерская взяты под контроль, т. е. основные системы взломаны, долго, очень долго, хотя это же станция, а не корабль, который взломали за несколько минут. Я попросил подключить меня к камерам, что бы разобраться что же произошло, а сам улёгся и сделал вид, что устал. И вот что я узнал.

Очередные пираты прибыли на станцию и предложили аграфам-хозяевам станции свой живой товар. Вначале всё было хорошо, аграфы выбрали кого-то и хотели было уже расплатится, но, толи не сошлись в цене, толи аграфы хотели купить кого-то ещё, а работорговцы отказывались или было что-то ещё, чего я не понял, в общем произошла драка со стрельбой, мордобой с арестом и всех пиратов-работорговцев замели, кого в арестанскую камеру, кого в медкапсулу, кого в контейнеры, такие же, как те, в которых мы с Колей прибыли на станцию. Ну да ладно не в этом суть, а суть в том, что оказывается наши господа аграфы довольно прижимистые, а точнее скупердяистые личности и им жалко нам отдать скоросной курьер последней модели, а другого корабля подобного типа и класса у них нет, т. к. им до этого он не был нужен из-за того, что товар привозили пираты, а увозил биоискины тот самый большой транспорт с конвоем, который так и так приходил с товарами для станции, а тут появился я и появилась возможность обследовать базу древних, которая находилась в трёх системах от этой станции. Почему в трёх системах, а не ближе, сказать не могу, не знаю точнно, хотя догадываюсь, что в одной системе с базой древних опасно и даже опасно в соседней, а ещё в одной от станции древних то ли тоже опасно, то ли по какой-то причине эта система не понравилась аграфам, в общем тоже нет. А вот в третьей как раз мы и находимся, а станция эта как раз и создавалась для исследования этой базы древних, как-то так.

Ну да ладно, так вот аграфам кораблик пиратов понравился и всё на этом. Пиратов много, товара тоже решили аграфы, а на чём меня везти, если курьера жалко, а другого нет, тогда отобрать. И заодно и деньги за товар платить не надо, красота, да и только. Так вот, нас с Колей подхватили и потащили быстренько на пиратский корабль, почему я говорю подхватили и потащили, да потому, что нас опять поместили в контейнеры и, как тогда переместили на корабль, ну традиция у них такая, инструкция у них такая, по принципу меньше знаешь, крепче спишь, наверное так, не знаю. В общем, затащили нас на пиратский корабль, ещё с нами какое-то оборудование, какие-то аграфы, я думаю, младшие научные сотрудники, каких не жалко и пусть, да, ещё с нами пошел курьер, всё таки, у него оказывается кроме скорости и маскировки, ещё и гиперпередатчик есть. Он для связи, так сказать, близко подходить не будет, а из далека понаблюдает и, если надо всё передаст и сообщит, в общем местный стукачёк. Далее мы толпой разогнались и ушли гипер.


Глава 7. Не лезь со своим уставом в чужой монастырь

Довольно быстро, ну что три системы в гипере, мы вывалились из гипера, а наш попутчик-курьер был уже тут, но довольно далеко от нас на краю системы, да ещё и под маскполем, так что мы его не видели, а только был значёк на экране, это он связался с нами узким лучом, который, почти, невозможно отследить и засечь. Мы шустренько "потопали" к астероидному полю и, подойдя к какому-то астероиду, замерли, прицепившись к нему. Я так понял, что настал мой черёд поработать "открывашкой", и заволновался, во-первых, за себя от неизвестности, а во-вторых, за Колю, если они его захотят оставить при себе и тем самым влиять на меня, но это зря так думал, так как я думал как нормальный человек, а для них я же был даун и оставлять возле себя Колю они не собирались, а наоборот хотели послать со мной, как хотя бы одного нормального в компании этого психа, т. е. меня. А мои волнения они поняли по своему, это как собачка жмётся к хозяину или как ребёнок прячется за папу. В этом смысле всё в порядке, да и Коля почему то не волнуется, что странно.

Нас с Колей посадили в спасательную капсулу, причём Колю просто пристегнули к креслу, а меня положили в какой-то ящик, как посылку, я же говорю сволочи. И мы полетели куда-то вглубь астероидного поля. Далее произошло странное, но интересное событие: впереди перед нами открылся чистый космос и это в астероидном поле, я присмотрелся, а мои помошники услужливо выделили какую-то область пространства, и увидел это. Как бы это обрисовать, ну вы видели когда нибудь что-то чёрное на чёрном и это чёрное только чуть-чуть более тёмное, чем всё остальное. Ну вот примерно так, но это чёрное ещё и светится, но не светом, который видно, а, как бы подсознательно, ну я не знаю как, как во сне что ли, вот ты ничего не видишь, а при этом чувствуешь что это есть. А, вот, придумал, как объяснить это явление, это как слепому от рождения человеку объяснить что такое свет, во. И это что-то совсем не вызывало страха, а наоборот, как бы притягиволо к себе, манило и, как бы говорило, малыш иди не бойся, я не страшный зверь, а я игрушка, иди и поиграй со мной, а я уж постораюсь тебя развеселить, иди. И я, успокоившись, потянулся мысленно к нему. Наша спаскапсула приближалась к этому тёмному объекту, перед нами открылся вход такой же тёмный и непонятный, как и весь этот объект, и мы влетели в него, он, этот вход, закрылся за нами и только потом включился свет. Спаскапсула стояла в каком-то огромном помещении, хотя все вокруг было освещено, но ни стен, ни потолка видно не было. К нашей капсуле подплыли, почему подплыли, так они передвигались на касаясь пола, два чёрных "яйца", наша капсула без нашей команды открылась и мы взлетели в воздух, а здесь был воздух, при этом Колины ремни сами отстегнулись, а мой ящик сам открылся, и влетели по одному в эти яйца, а они закрывшись полетели куда-то со всё увеличивающейся скоростью, но всё это плавно без рывков и ускорений, в смысле ускорение конечно было, но снаружи, а внутри нас не сжимало и не расплющивало, вы скажете, что техника Содружества обладает такими же свойствами и компенсаторы тоже есть, да, но тут плавнее и незаметнее как-то. Затем эти аппараты, влетев в другой зал меньших размеров, разделилидись и я потерял из вида Колю. А моя машина остановилась около стены и открылась. Я вышел из неё и стал осматриваться вокруг. И тут ко мне обратился голос на чистом русском языке, но не это удивило меня, вернее не только это, а то что он как бы был и снаружи и внутри, как это, спросите вы, ну как, а так, голос снаружи был мужской не громкий, но власно-доверительный и какой-то монотонный, во, понял, компьютерный, внутри он же был какой-то живой, эмоциональный, всё время меняющийся и перетекающий, как горный ручей, то он радосный, то грусный, то переживающе-заботящийся, то гневно-раздражённый и т. д. А голос говорил следущее: — Рад приветствовать на базе потомка утерянной расы "Слава". Я главный искин базы расы "Юрай", в мой ментальный блок вставлена личность ушедшего командира базы и я теперь отождествляю себя с ним, а его звали Владимирос Кречерос, а для тебя я могу быть Владимиром или ежели пожелаешь, даже Володя или попросту Вова. Про себя можешь не рассказывать, я всё знаю, доложили твои помошники (вот дятлы), и ни какие они не дятлы и даже не птицы (он что, мысли читает), да и как открытую книгу, так что, строго говоря, не они доложили, а я через них всё прочитал про тебя и до попадания в Содружество и после, и даже то, что тебе кажется, что ты забыл. Про своего друга можешь не беспокоится он не пропадёт, а наоборот я его почищу от всего хлама, что скопился в нём.

— Но он же лежал в аграфской медкапсуле и его там очистили от всех вредных отложений и прочего — удивился я.

— Да я не об этом, я о том, что его ДНК сильно подпорчена ядовитыми веществами, которые не только отравляют организм, но и изменяют его ДНК и ещё много чего в этом духе, которое ты не знаешь, а медкапсулы слуг (это он о аграфах) просто чистят организм от ядов и отложений, но не убирают их последствия. Да и тебе тоже необходимо это, а кроме того я хочу тебе дать знания о нашей цивилизации, о нашей науке, о знаниях по пси, которые у тебя есть, но не систематизированы и ещё много чего о том, что ты должен знать и о том, что у тебя есть, но ты этим не пользуешься.

— Интересно, что же такого у меня есть, а я этим не пользуюсь? — спросил я.

— Ну, например, у тебя есть ключ, который ты называешь Артемий, а им по назначению не пользуешься.

— Что вы подразумеваете под названием "ключ"? — удивился я.

— Вот, и я говорю, что не знаешь. Так, что давай ложись в нашу капсулу и, это, давай на ты, нам ещё много общаться так, что привыкай, хорошо?

Из стены, что находилась недалеко от меня не выдвинулась, а как бы проистекла какая-то штука похожая на большое вытянутое яйцо белого цвета и раскрылась, ну это примерно как трещина в арбузе, только ровная и с постепенно увеличивающейся шириной разрыва.

— Ложись — сказал Володя.

Я, конечно, лёг, предварительно сняв свой диверсионный костюм. Яйцо надо мной срослось и тут начались непонятки. Я находился на поляне, как будто, на Земле около моего дома был лес, а в нём поляна с ручейком на краю её и даже бревном около этого ручья. На мне был мой диверсионный костюм, как будто я его и не снимал.

— Ну, что ж начнём! — раздался голос вроде бы Володин, но в тоже время какой-то другой, а, я понял, раньше он был снаружи и внутри, а теперь только внутри и при этом он стал человечнее что ли, как-то мягче, душевней.

— Нам с тобой предстоит очень много изучить, узнать и попробовать практически! Пока ты будешь изучать теорию, а твой организм будет очищаться и исправляться, ты сам, что бы не скучал, будешь заниматься различными физическими и пси упражнениями — начал свой рассказ Владимир.

В начале я просто бегал и прыгал, затем я начал какие-то силовые упражнения с пси, такие как поднятие маленьких палочек и камушков, ну разумеется у меня в начале ничего не получалось, а затем я почувствовал какую-то лёгкость в теле и эта лёгкость и какая-то всевозможность постепенно нарастали и я со своими "получающимися" упражнениями вместе с ними. С начала палочка, потом камешек, подвигались и поднялись в воздух, затем камешек побольше, затем камень большой, размером с мою голову, потом два, три, четыре, пять, шесть, а вот когда я мысленно взял седьмой камень, то один из первых шести упал. И Володя сказал, что мой предел 6 предметов, что очень даже не плохо, теперь камни носились не только по кругу и уносились в даль метров на 400, но если взять не 6, а 3 то дальность становилась где-то 1200 м, ну и если взять один камень, то он уносился куда-то за горизонт и, хотя его не было видно, но я его чувствовал и, когда он падал т. е. я переставал его чувствовать, то мог сразу брать второй и отправлять в полёт, а при его падении третий и т. д. Вы можете спросить какая даль на поняне возле ручья? На это я могу возразить, что это вирт и тут могут деревья расступаться как угодно, ещё камень может лететь выше деревьев, но в моём случае всё было гораздо проще, просто бегая, а я вначале бегал, как вы помните, я заметил, что где-то через километр лес кончился, а за лесом начиналась степь. Вот на этих степных просторах я и тренировался. Затем начал пускать молнии, в том числе и шаровые, потом град, дождь, туман, снег, ветер, огненные смерчи, в общем всё, что могла придумать моя фантазия, позже я вернулся в лес, где я начал встречать различных животных, сначала маленьких и безобидных, а затем больщих и хищных, эти животные приходили ко мне, крутились возле меня, дрались, охотились и приносили мне свою добычу и т. д. по моей мысленной комаде, далее я стал заниматься с растениями, я заставлял, сломанные ветки сростаться, какое-то растение заставлял расти быстрее, или медленнее, или вообще засыхать. Тут я вернулся к животным и начал их калечить и лечить, вначале было жалко их калечить, но, заметив, что я могу их вылечить, я осмелел, причём я их калечил двояко, т. е. калечил руками и различными предметами и калечил мысленно камнем или молнией на пример. Занимаясь с животными, я решил попробовать на себе, я разрезал руку и внимательно посмотрел на неё, вначале ничего не получилось, было немного больно, я даже удивился, этой несильной боли, чуть-чуть выступила кровь и рана начала затягиваться, но я почувствовал, что это не я делаю, а мой организм регенерирует, тогда я посмотрел на почти зажившую рану, как на животных, которых я лечил и рана на глазах исчезла, как будто её и не было. Я не поверил своим глазам и опять, но в другом месте, сделал себе надрез, но более крупный и посмотрел на него опять, как на животное, и рана мгновенно пропала. И наконец я перешел к самому интересному, это управление своим телом. Я, разбегаясь и прыгая, начал немного взлетать, пролетал и, планируя, опускался на землю, при этом иногда падал, но регенерация и самолечение почти мгновенно вылечивали меня. Я начал постепенно увеличивать высоту и дальность полёта, затем я нашел озеро со стоячей водой и, летя над ним, захотел стать невидимым и моё отражение пропало. Налетавшись, набегавшись, напрыгавшись, я решил передохнуть. Всё это я делал не сам по себе, а под чутким руководством Володи. И когда я отдохнул, он сказал мне, что пришло время узнать про ключ, что это такое, и как, и для чего его применять.

— Встань возле этого дерева, видишь вон там большой камень? — спросил Володя.

— Да — ответил я, увидев примерно в 100 метрах огромный валун, размером с быка.

— Мысленно скажи Артемию — "Помогай", а сам пожелай оказаться возле этого камня.

— Как это, не понял я? Прыгнуть или полететь? — взволнованно спросил.

— Нет, не прыгнуть или полететь, а оказаться там, т. е. исчезнуть здесь, а появиться там — терпеливо объяснял Володя.

— А разве такое возможно — удивился.

— А ты попробуй — подзадоривал он меня.

Если честно то было страшно, исчезни здесь, а появись там. А если нигде не появишся. Но собрав волю в кулак, я решился и, сказав Артемию, помоги, я представил себя возле камня, но непроизвольно шагнул, как на экскалатор, и пребольно ударился о валун, не надо было шагать. Залечив, по быстрому, рану и передохнув, я начал эксперементировать с перемещениями, всё дальше и дальше удаляясь от поляны. Пока Володя не остановил меня и не сказал представить себя на поляне. Очутившись на поляне, я, по просьбе Владимира присел на бревно и почувствовал, что сейчас будет очень важный разговор. Володя спрашивал меня про здоровье, про настроение, про самочуствие и т. д. А я не мог отделаться от мысли, что он никак не может решиться сказать главное, очень странно, тем более такое слышать от искина. И тут, услышав, наверное, эту мою мысль, он решился.

— Юрий, ты освоил более-менее всё, но только теоретически в виртуале, а надо практически на планете или в крайнем случае в космосе, но это нежелательно, так что давай возвращаться — решил он.

— Подожди. Я тут вспомнил, что когда-то читая фантастику или точнее её раздел фентази (при этом слове я почувствовал, что он как-будто мысленно вздрогнул, а я удивился, что я могу чувствовать "мысли" искинов), натыкался на такое: что, мол, маги в этих книгах изучают и применяют какие-то руны или что-то подобное, напитывают их псиэнергией и затем применяют, а у меня такого нет и ты меня такому не учил, а? — спросил его.

— Хм, чесно говоря, я такое узнал только от тебя, когда изучал твою память и пытался понять, кто ты. У моих создателей такого не было, для них применять пси энергию было, как дышать, они и искины создали с блоком пси для того что бы управлять искинами с помощью пси энергии и уже позже, значительно позже, когда появились Джоре или точнее надо сказать, что когда были созданы Джоре, не все имеющие пси способности или имеющие, но на слижком низком уровне, тогда и были созданы симбионты или, как называют в содружестве, нейросеть или просто "сеть" в просторечии, а у нас, я имею в виду создателей, когда появилось необходимость в сложных расчётах, которые необходимо производить с помощью искина, но в тоже время нет возможности "таскать" его с собой или показывать, что он есть. Так появились наручные искины для маскировки уходящие под кожу, и для специалистов, таких как, например, твоя специализация, не имеющих достаточно-высокий уровень пси (у моих создателей тоже был разный уровень пси) и был создан симбионт. Кстати, разумные с таким уровнем пси никогда не допускались до полевой работы, поэтому я очень удивился, когда, зная, что у тебя стоит симбионт диверсанта, узнал твой уровень пси. А потом, поняв что ты из "потерянной" расы Слава, которые вообще отличались повышенным уровнем пси, не мог сообразить для чего тебе понадобился симбионт и ещё наруч. Но сопоставив все данные: долгое отсутствие моих создателей, война Джоре, Содружество, я пришел к выводу, что ты — подарок моих создателей и что тебе нужно максимально помочь, подготовить к жизни в этом странном Содружестве. Так что извини, как говорят у вас на родине, не держи зла, я должен это сделать. Да и ещё, все искины по-умолчанию содержат блок пси, а все современные искины, как я понял, создаются по образу древних и у них тоже есть этот блок, и ещё у каждого искина есть административное управление и, так называемый, нулевой код или админкод или код создателя и, если ввести этот код, ну дальше ты понимаешь… — объяснил Владимир.

— Так вот, как мои помощники, я их так называю, берут управление в свои, т. е. мои руки. А как же аграфы, которые создают искины, они же вводят свой код при изготовлении их, а? — полюбопытствовал я.

— Да твой симбионт действует так, а аграфы вводят свой код изготовителя искинов, а я говорил о коде проектировщика, создателя. Ну что бы было понятно, наш код нулевой, а аграфский первый. Хотя они считают, что их код нулевой, пусть их. Ладно хватит болтать, ложись на траву, будем тебя возвращать назад.


Глава 8. Начало учёбы

Я послушно лёг на траву, но меня не отпускала мысль, что наш "многоуважаемый" искин Владимир сказал гораздо меньше, чем мог сказать. Я на всякий случай закрыл глаза, что-то очень ярко мелькнуло даже через закрытые веки, и я приготовился вылезать из капсулы, но… Когда я открыл глаза, то не увидел открывающуюся крышку капсулы, а увидел лес, я как будто находился всё в том же лесу, хотя нет, деревья другиие и поменьше, озера и ручья нет и ощущения другие, как будто это тоже виртмир, но другой какой-то враждебный, какой-то злой и ждущий, как хищник в засаде. И тут я понял, что наш Володенька изволит шутить, нет не шутить, а целенаправленно направил меня, как студента своей собственной "магической академии" на практику, так сказать бросил щенка в воду выплывет — молодец, ну а не выплывет — туда ему и дорога. Вот гад, вот почему он так усиленно извинялся.

— Эй, Володя, что ты творишь, а?! — крикнул в небо я. А в ответ тишина — он вчера не вернулся из боя. Из какого боя и кто не вернулся? Это меня опять куда-то несёт, а точнее уже принесло. И так здравствуй новый виртмир, надо осмотреться куда я попал и что у меня есть. Так, как и ожидалось, я в костюме Адама, дальше, помошнички, вы на месте?

— Я функционирую — Это Агата.

— На месте — Артемий.

— Я под кожей на всякий случай — это Стратег.

Ну что ж уже не плохо, я думал будет хуже. Далее, место надо обследовать. А для того, что бы обследовать нужно замаскироваться.

Вокруг меня, кроме деревьев были кусты, трава, в общем, листья, стебли и палки. Из всего этого я соорудил себе юбочку, накидку на плечи, что-то типа шапки, на ноги сандали-лапти, отломал палку-дубинку, нашел грязь, свинья всегда грязь найдёт, это я о себе любимом, и измазал лицо руки и другие выступающие части тела полосами грязи.

Таким образом я подготовился, а затем подумал, что надо куда-то двигаться. А куда, надо поразмыслить и послушать окружающий мир. А окружающий мир был полон звуков животных и птиц, но эти звуки мне ничего не подсказывали. В конце концов я маг, ну по крайней мере псиодарённый, или так, погулять вышел. Раскинув мысленно сеть-прослушку, я задумался, и так, начнём по кругу, прямо ничего, направо тоже, сзади глушняк, налево тоже, хотя что это. Какие-то чувства и мысли, но очень нечётко, потому как далеко. Так, так, и что тут у нас или точнее, кто тут у нас, думал я, пробираясь тихо через лес в ту строну откуда почувствовал эти чувства и мысли. Шел я довольно долго, радуясь и удивляясь своей чувствительности. Через некоторое время я почувствовал, как чёткость мыслей и чувств будто бы скачком увеличилась, я замер и прислушался. На слух изменений никаких не было, а мысленно, в пси диапазоне, так сказать, изменения были. Я стал внимать им и начал понимать, кто передо мной. А передо мной оказались банальные грабители. Они сидели в засаде и чего-то, а точнее кого-то ждали. Их было пятеро и я их мог спокойно взять под управление. Я пожелал, что бы они заснули, и пошел к ним для того что бы осмотреть их и заодно получить представление о них. Какие были местные разумные, похожи на меня или нет, во что одеты, что "держат в руках", т. е. уровень техники развития этого общества и т. д. Ну что сказать, Попадос Василий Кузмич, это я о них, точнее о том уровне развития общества. Эх, похожи они были на меня, в том смысле что тоже были людьми, но на этом паралели заканчиваются. Передо мной лежали на траве пятеро людей не обременённых интелектом и культурой. Они были грязны, вонючи, плохо и рвано одеты, нестрижены и небриты, и вообще, грязь, а не люди, тьфу на них. В руках и за поясом у них были какое-то подобие кинжалов и топоров неизвесной конструкции, а внутри них было полно болезней и болячек. В общем пыль придорожная, я хотел было уже их души, если они у них были, отправить к проотцам, дабы они не причиняли неприятности тем, кто по этой дороге путешествует. Но тут мои мысли коснулись сознания того, который был лучше одет, чем остальные "джентельмены" с большой дороги, хотя дорогой это можно было назвать с большой натяжкой. Так вот, сознание главаря было интересным, в том смысле, что там сидел паразит.

— Какой интересный случай, правда коллега — это я мысленно обратился к Артемию.

— Аналогично, коллега — мурлыкнул он мне.

И что же мне с вами делать? Смотрел я на него и его товарищей и думал о том, что это за паразит. Я рассуждал так, паразит не один, надо осмотреть остальных. На сознании остальных тоже были поразиты, но какие-то маленькие по сравнению с их предводителем. Так так, раз есть старший паразит, то должен быть и главный, источник этой заразы. Надо его найти. Надо так надо, рота подъём, в смысле полуотделение встали и пошли домой. И быстро, быстро — я сказал. Все братки подняли свои зады и, в начале медленно, а затем быстрее, пошли всё, ускоряясь, вглубь леса. Шли мы не очень долго, но прилично так и по мере продвижения я заметил, что звери и птицы как-то начали затихать. Через некоторое время мы подошли к довольно большому, но заброшенному замку, окружённому высокой каменной стеной с башнями и воротами, впрочем, открытыми настеж, и вид у ворот был такой, что если, к примеру захотеть их закрыть, то они скорее развалятся, чем закроются. В общем у замка был вид, что его покинули очень давно и никто тут не живёт. Но эти породии на разумных упорно шли сюда, как к себе домой, ну и я за ними на некотором расстоянии от них. При подходе к замку я скомандовал своим помошникам — "Товсь" и моё тело пропало из вида, зря только маскировкой занимался. Листья и ветки, из которых была моя одежда, как будто висели в воздухе. Пришлось их сбросить и стереть, по возможности, грязь с лица и тела. Тем временем, пока я занимался собой, мои марионетки вошли в ворота и шли по двору к замку. Войдя за ними в ворота, я увидел интересную картину, в замке была жизнь, но какая-то странная, по двору замка ходили люди, но тоже странные, т. к. некоторые были несомненно люди: мужчины и женщины, хоть и грязно одеты, а некоторые были тоже люди, но бывшие, т. е. покойники или скелеты, бр-р-р, гадость какая, и при этом не те не другие не опасались и на нападали друг на друга, я же говорю странное место, гадкое и грязное.

А мои подопечные прошли внутрь замка, ну и я за ними. Таким образом мы дошли по лестнице и корридорам до залы и, войдя, остановились. В этом огромном помещениии на противоположной стене сидел или точнее сидело нечто, похожее на вельможу, но какого-то тёмного цвета, я имею в виду не одежду, а кожу или точнее то, что её заменяло. И это нечто, посмотрев на своих посыльных, сказало:

— Почему вы вернулись без добычи?

И тут, очевидно что-то почувствовав, оно прокаркало:

— О, чую, что к нам пожаловал маг. Покажись, если не боишься, если боишься, то я тебя всё равно найду, давненько к нам не захаживал никто из одарённых.

Мне от его слов стало как-то смешно и очень весело, мне представилась наша сказка: чую русским духом запахло, а я давно русских не ел, но очень хочется русского мяска попробовать, ням, прямо очень.

В этот момент я почувствовал, что какие-то невидимые щупальца шарят вокруг, пытаясь, наверное, меня нащупать. И время полетело вскачь:

— Раз. Я на автомате кидаю свою метку подчинения, но она расчитана на живых, к которым это не относится. Эта метка начинает жечь его, как огонь, и оно начинает завывать и бороться с меткой. При этом щупальца пропадают и я понимаю, что паразиты от этой твари.

— Два. Тварь старается сбросить метку, а я, добавив энергии метке, приказал: "Развейся!". И эта тварь, продолжая бороться с меткой, начала разваливаться. А доспехи, которые стояли скульптурной композицией около этой мерзости, оказались не доспехами просто, но скелетами в доспехах, которые охраняли это. И они побежали меня искать и наказать, но не дойдя до меня рухнули и рассыпались на части, т. к. оно развалилось окончательно и его паразиты, которые держали в подчинении и целосности их тоже развеялись.

— Три. Живые люди стали приходить в себя, т. к. их паразиты тоже исчезли. А из останков этого существа вылетело что-то тёмное и полетело ко мне. Этот сгусток был, наверное тем, из-за чего это существовало, не разваливалось, и этот комок полетел на меня.

— Враг, уничтожить! — подумал-приказал я. И из меня тысячи огненных игл ринулись к этому сгустку. Его окутало марево огня. Какой-то миг сохранялось равновесие. А затем, что-то как-то, рвануло и разлетелось вокруг огнём и грохотом, в общем, как гром и молния, если бы только я не пришел в себя где-то в корридоре довольно далеко от злополучной залы. Я был гол, закопчен сажей и несло от меня дымом и ещё чем-то непрятно пахнущим.

На автомате подлечившись, я стал осматривать место где я нахожусь, т. е. приходить в себя. А вокруг творилось нечто невообразимое: все люди бегали, орали, плакали, смеялись, обнимались, проклинали какого-то дожу, кто это я в начале не понял, а потом догадался. Всё это происходило некоторое время, а затем на меня обратили внимание. Надо сказать, что моя невидимость слетела от взрыва, а я не озаботился новой, да и сил, откровенно говоря, не было.

Тут из толпы вышла какая-то женщина и сказала, обращаясь ко всем: — Это он освободил нас от забвения, он более великий дожу, чем тот! — и она с гневом посмотрела в сторону залы. Я прикинул, что если они только что ругали того дожу, то посчитав меня более сильным дожу, накинутся на меня всем скопом. Нужно линять, и я напрягся. Но тут я увидел, что все улыбаются и думают обо мне в уважительном тоне. И эта самая женщина, посмотрев внимательно на меня, сказала: — Наш спаситель испачкался, спасая нас, а его одежда сгорела. Надо отблагодарить его за наше спасение!

Эти её слова сработали как спусковой механизм некоевого людского пулемёта. Все куда-то побежали и в одно мгновение появилась огромная бадья, тёплая вода, мыло, полотенца и прочее. Вода в бадью, меня туда же, мыло и десятки рук, потом полотенце и халат. Я подумал об обуви, но мне не дали ступить на грязный и мокрый пол, а отнесли на первый этаж в столовую, где к этому времени, уже помывшиеся и переодевшиеся женщины, накрывали на стол, а мужчины, которые мыли меня ушли, наверное мыться и приводить себя в порядок. Все так суетились, что можно подумать, что все очень соскучились по работе и по любой деятельности. Кругом шутки, смех и какое-то ненормальное оживление. Когда, наконец, все наелись и успокоились, причём мужчины, по мере того как приводили себя в порядок, тоже подходили в столовую, ели и смеялись со всеми. Так вот, после того как все успокоившись, задумались, скорее всего о своём будущем. Я тоже задумался о том, куда я попал и что делать дальше, поскольку Володя пока не намерен меня вытаскивать из всего этого д…, но не будем о грусном. Мне нужно разобраться с местными реалиями, хоть и вертуальными. Нужна информация. Я поискал глазами ту женщину и спросил: — Где можно отдохнуть?

Женщина была неглупая и быстро сообразила, что мне надо кое-чего.

— Тут есть хозяйские покои, но я бы не советовала Вам там находится, т. к. там грязно и нужно время что бы привести их в порядок, ещё есть гостевой флигель. Он относительно чист, его только надо отмыть от пыли и выбросить старые истлевшие вещи и после этого можно поселяться в нём. Сейчас всё это делается, но нужно немного подождать.

А я соображал, как это относительно чистый флигель нужно мыть, чистить и выбрасывать сгнившие вещи. И это чистый флигель, а тогда хозяйские покои грязные, это какими нужно быть грязными, что бы флигель, который нужно мыть и чистить, считался чистым. Видно всё это было написано на моём лице, потому что женщина, посмотрев мне в лицо, криво улыбнулась и пожала плечами, наверное это межнациональный и межпланетный жест. Но тут пришла другая женщина и церемонно поклонилась. На что моя собеседница встала и сказала: — Всё готово. Можно идти.

Я хотел было встать из-за стола, но меня опять подхватили мужчины и понесли наверное во флигель. Мы пришли во флигель и меня, наконец, уложили в постель. Все ушли и женщина сделала вид, что уходит, но я остановил её жестом. Она хотела было начинать раздеваться, но я опять её остановил.

— Я хотел бы узнать, как Вас величать сударыня? Меня зовут Юрий — спросил-представился я.

— Какой величественный слог. Не про мою честь. Меня зовут Нола и я была экономкой при старом дожу — произнесла она.

— Уважаемая Нола, я не местный. Я приехал из далека. И ничего не знаю о местных порядках и событиях. Просветите меня, пожалуйста — попросил я.

— Это как надо быть "издалека", что бы не знать про нашего дожу? — хитро глянула на меня она.

— Дожа, дожу, да я даже этого слова не понимаю — невольно рассекретился я.

— У, как плохи у Вас дела, если Вы не знаете кто такой дожу. И как надо далеко жить на нашей земле, что не знать такое. Или Вы не с нашей земли. Ну ладно, ради того, что Вы нас спасли от забвения, я вижу, что вы и этого не знаете, и ради того, что Вы позволите нам служить Вам до конца наших дней, я сделаю вид, что не заметила Вашего незнания и ничего никому не расскажу про Ваше неведение, а Вам расскажу всё что хотите знать о нас. Итак, наша земля называется Ранола, а наше светило называется Ра и, да, меня назвали в честь нашей земли, я "земляная". Так дальше, сейчас 1543 год со дня Великого Раскола. Тогда и разделились наши государства и начались войны и распри между ними.

Мы сейчас находимся в Забвенном Лесу, который находится в свою очередь на границе между королевством Иллирийским и Дикой Ордой, это, так сказать, с одной стороны Леса, т. к. Лес вытянут довольно далеко, а с другой стороны нашего Забвенного Леса находится Горная Толия, это королевство двардов, и прекрасные и плодороднейшие долины Флавии, там живут разные народы, но большинство из них это флавы, от туда и название. Есть на нашей земле и другие государства и даже, как говорят, есть земли за Великим Океаном, но мне про то не ведомо.

Теперь про Великий Раскол. Когда-то до раскола все государства жили мирно и торговали между собой. Из Иллирии привозили лекарства и снадобья, вина и нектары, одежду и ткани, обувь и предметы амуниции. На месте Дикой Орды была Великая Орда, и от туда привозили на продажу скакунов и рабочих лошадей, и также всё, что связано с лошадью, упряжь, телеги, плуги, а ещё всё, что связано с мором, т. е. корабли, паруса и т. д. Из Толии привозили изделия из металлов, оружие и инструменты, а также драгоценные камни и различное научное оборудование, стекло, зеркало и т. д. Из Флавии специи, вина, диковинные фрукты, конфеты, шоколад, различные маринады, сушеные, солёные, копчёные и другие продукты, которых в других местах либо не было, либо были, но так долго не хранились. А на месте нашего Забвенного Леса был Волшебный Лес, в котором селились волшебники, чародеи, маги и прочие, чья жизнь связана с магией и волшебством. Дело в том, что в нашем Лесу есть выходы Силы или Источники, и маги подпитывались ими. Маги лечили и учили, воспитывали и просвещали, вели научную работу и изобретали, совершали научные и географические походы, искореняли ересь и очищали целые земли, но всегда возвращались в Лес. Возглавлял этот "лесной" народ избираемый дожу — главный маг Волшебного Леса и при нём был Магический Совет, который и избирал этого дожу. В разное время были разные дожу, лучше или хуже, были распри и интриги. Но всегда последнее слово было за Советом. Но при последнем дожу, когда Совет переизбрал его из-за того, что он стал просто стар и стал забывать простые, но очень важные дела и проблемы и стал заниматься чем угодно, но не проблемами Леса и его соседей. Итак Совет переизбрал его и, выбрав другого моложе, успокоился. Ему бы радоваться, что его освободили от надоедных обязанностей, а он затаил злобу на Совет, но, кроме всего прочего, он ещё занимался запретными знаниями, это некромантия. Надо сказать, что маги живут долго, значительно дольше, чем простые люди. Если простой человек живёт 60–80 лет, ну максимум 100 лет, то слабый или средний маги живут 200–400 лет, сильные маги живут 600–800 лет, а дожу, т. е. великие маги, живут от 1000 лет и более. К тому времени, как его переизбрали ему было более 1500 лет, а он захотел жить вечно и стал заниматься, как я уже говорила, запретными знаниями. Что уж там произошло, я не знаю, но однажды наш дожу вышел из лаборатории весь тёмный и какой-то не такой, как всегда. Он стал очень гордым и злобным, в общем его как подменили. Об этом узнал Совет и решил наказать нашего дожу. Когда к нам пришли представители Совета, наш дожу что-то кинул в них и они стали ему подчиняться. Он послал их в Совет и там произошел бой. Никто не выжил. Дальше больше. Он стал людей и магов превращать в "забвенных" — это когда ты видишь и понимаешь всё, но тело твоё слушается не тебя, а твоего хозяина-дожу и он может с тобой делать, что хочет, даже после того, как ты умрёшь, оно всё равно продолжает слушаться дожу. Я слышала, что поговаривали, что будто бы наш дожу связался с самим Итуруну и будто бы его тёмный цвет, это цвет Итуруну. Как бы там ни было, а я и все другие превратились в "забвенных", а у забвенных есть одна особенность, время как бы останавливается внутри нас. То есть мне и другим, таким же как я, работавшим на дожу и выжившим до теперешнего времени, уже более 1500 лет, но это время мы провели в своём теле, как в тюрьме с окном. Всё понимаем, видим, слышим, но ничего не можем сделать, сказать, предупредить и т. д. И поэтому мы были так рады, что Вы нас освободили, и поэтому мы так хотим что-то сделать для Вас и вообще что-то делать, а не быть простым наблюдателем чужой жизни. Но и ещё надо Вам сказать, что все злы на нас и если Вы нас прогоните, то увидев нас и поняв кто мы, маги то остались в мире, хоть и слабые, но есть, так вот если нас узнают, то обязательно убьют и при том показательно в назидании, так сказать. Потому, что после того боя в Совете и уничтожении магов Леса, ну тех, кто не убежал, начался Великий раскол, т. е. все перестали со всеми торговать, а начали воевать. Зачем платить деньги, когда можно и так всё забрать у купцов при этом, что бы не болтали про то, кто у них всё отнял, убить их. Торговля рухнула. Каждое государство стало жить само по себе, стараясь жить своими ресурсами или забрать силой у других, если чего-то нет у себя. Кроме этого в Великой Орде произошли какие-то свои распри и у них произошла своя внутренняя война, в результате которой Великая Орда распалась и появилась Дикая Орда, т. е. безвластие. Кроме того у них в это время пришла какая-то болезнь из моря от воды и они стараются по возможности не мыться и не ходят по морям и Великому Океану. А раньше были искуснейшими моряками и строили прекрасные корабли.

Теперь последнее, что я должна рассказать, сейчас в Забвенном Лесу людей почти нет, не считая нас забвенных, дикие звери и те ушли на края Леса или ушли из него вообще. Магов и Совета, естественно, нет. Это я к тому, что Вас назначить дожу некому, а раз Вы сумели победить старого бессмертного дожу, которого не могли победить более 1500 лет, то Вы по праву победителя становитесь дожу. Не бросайте нас дожу Юрий, кстати Ваше имя странное и необычное для наших мест. Мы хотим пожить, хоть не много, нормальной жизнью, а без Вас мы не выживем. Ну, пожалуйста! А мы, кто остался конечно, приложим все силы, что бы Вы были нами довольны — закончила рассказ она.

— Ну вот, приплыли. И зачем попу гармонь, когда есть контробас, а? — подумал горесно я.

— Ну ладно, будем считать, что ты меня уговорила и не нужно лишего болтать обо мне. В общем так, приехал некий волшебник в Волшебный Лес за знаниями или там к Источнику, а тут такое творится, что он не смог не вмешаться, ну и в результате вынужденно победил какую-то сущность, а эта сущность оказалась бывший дожу, ну как-то так. Ну примерно как в поговорке, пришел, увидел и наследил, э-о-о, победил, да, конечно же победил — подвёл итог наших переговоров я.

— Такую поговорку я не слышала, но мысль Вашу поняла. А дискредетировать хозяина — это последнее дело, и в мыслях не было — согласилась со мной она.

— Ну что ж давай пойдём осмотрим владение, так сказать, т. е. замок дожу и его окресности — предложил я.

— Как прикажете уважаемый, только надо одется соответственно — продолжила она свою роль.

— Ну, когда мы одни, то можно не на вы и без слова "уважаемый", а насчёт одежды, не надо из меня огородное пугало делать — решил поспорить я.

— Тут и у стен бывают уши, так что, даже если мы одни, как Вы выразились, всё равно надо соответствовать. А насчёт одежды, у каждого мага, в зависимости от его специализации, есть свой цвет, а у дожу в одежде должен быть кусочек каждого цвета магов. А на счёт пугала, да ешё огородного, я не слышала. У нас если нужно прогнать с поля или ещё откуда-то каких-либо животных или птиц, то нужно купить в волшебной лавке магический амулет-отпугиватель от животных или птиц, не нужных нам, и спрятать в некотором укромном месте его и всё, этих зверей там нет — заявила она.

— Ладно уж, не буду спорить. Давай одежду — согласился я, видя что спорить бесполезно.

Она, лукаво улыбаясь, встала и три раза хлопнула в ладоши. Тут же, как по мановению волшебной палочки, в комнату в летели две служанки с моей одеждой и быстро, так что я и рта не успел раскрыть, одели и обули меня. Ну, что сказать, подумал я, глядя на себя в зеркало, которое было в соседней со спальней комнате флигеля, если не смотреть на расцветку халата дожу, то вполне удобно и не жарко, штаны не жмут, рубаха вполне, сапоги из тонкой кожи мягкие и лёгкие, колпак тоже ничего, но терпеть можно. Ладно, пошли на прогулку.

В замок я не пошел, так как там уборка и ремонт, хоть замок и стоял, как замороженный 1500 с чем-то лет, но всё же нужно прибраться после старого хозяина. Во дворе замка делать нечего, да и неинтнресно. Далее ворота, их надо починить, и собственно Лес вокруг. Я решил прогуляться вокруг замковой стены. Лес всё же не подступал непосредственно к стене замка и можно было довольно свободно бродить вдоль стены на небольшое расстояние отходить от неё. Некоторое время побродив вдоль стены, периодически отходя от неё и осматривая заинтересовавшие меня места, я незаметно для себя удалился на довольно большое расстояние от ворот замка. Остановившись и осмотревшись вокруг, я вознамерился возвращаться назад к воротам и вдруг почувствовал, что за мной кто-то наблюдает, почувствовал взгляд. Мне захотелось узнать кто это, т. к. я понял, что этот взгляд не принадлежит человеку, о-о-о, разумному, никак не привыкну, что здесь далеко не все люди. Так вот, взгляд не принадлежал разумному, и мне стало интересно кто это такой наглый. Я стоял и, осматриваясь, пытался определить где находится тот, который смотрит на меня. И тут я заметил, даже скорее не заметил, а почувствовал некое существо, которое спрыгнув с дерева, летело сверху на меня. Я мгновенно отскочил и припечатал своё недавнее место меткой обездвиживания и тут же на это место приземлилось это существо, попав под действие этой метки и замерев. А я стоял и рассматривал его. Я находился рядом, буквально в метре от него.

— И кто же тут у нас такой смелый, был бы на моём месте старый дожу, ты стало бы марионеткой. Ты у нас кто? Как тебя зовут и зачем ты здесь? — пробормотал я, зная что мне не ответят и рассматривая его или её.

А посмотреть было на кого. Эта, всё же это была она, зверюга была что-то вроде тигрицы или львицы, но совсем другой расцветки, вроде бы она была серой, но в тоже время цвет шерсти неуловимо для глаза менялся в зависимости от цвета окружающей обстановки, то он становился зеленоватым, то коричневатым, то ещё каким нибудь, т. е. где бы не находилась кошечка, она становилась как бы продолжением окружающего пейзажа и терялась в нём. Так вот, пробормотав под нос себе слова и не надеясь на ответ, я всё же получил его самым неожиданным образом. Я стал, как бы получать картинки-мысли этой кошечки, причём с такой высокой скоростью, что у меня засвербило в голове.

— Стоп, стоп, давай помедленнее! — попросил её. Она мысленно хмыкнула и картинки стали всплывать и исчезать медленнее. Теперь можно было их рассмотреть и понять, что она мне сообщает. События, в её понятии, были такими: раньше, когда не понятно, но раньше маги (судя по одежде на картинке) и эти кошки были вместе (гуляли, охотились и прочее), затем замок покрыт каким-то тёмным туманом и все бегут куда-то вон из замка, потом кошка смотрит с тоской на замок, после темнота исчезает и она у замка на дереве смотрит на меня, и ещё котёнок с больной лапкой сидит и скулит.

— Ну что ж, я понял тебя, пойдём — сказал я ей.

И она вначале медленно и, оглядываясь, потрусила вглубь леса, но видя, что я не отстаю, прибавила скорость бега. Снова обернулась и, увидев меня сзади недалеко от себя, прибавила ещё, перейдя на своеобразный бег с прыжками. Я вынужден был перейти в лёт, а она ещё увеличила скорость и длину прыжка, а я при этом перешел на полёт над ней, не отставая от неё. Затем, поняв, что она бежит прямо хотя какими-то своими небольшими загзагами, ей так легче, наверное, или она привыкла даже при беге маскироваться, я начал её опережать. И ко мне пришла мысль-картинка восхищения, радости, удовольствия и почтения, как перед хозяином, затем пришла картинка охоты, я так понял, что меня приглашают на охоту. Это, наверно в её понимании, большая честь быть приглашенным на охоту. Я ответил радостью и благодарностью за это приглашение.

Тем временем, переговариваять таким мысленно-картинным образом, мы прибыли к её логову и я подошёл к котёнку. Он на меня зашипел, но мать, рыкнув на него, успокоила его и присела возле него. Я подошел ближе к нему и стал осматривать его визуально и мысленно. В задней лапе застрял шип какого-то животного и началось воспаление. Шип сидел довольно крепко и ни он, ни она не могли его вырвать. Я послал картинку матери, что вырываю щип, котёнку больно и он меня кусает. Кошка-мать посмотрела на него, а потом на меня и послала картинку, что я вырываю шип, а котёнок сидит спокойно.

— Ну что ж, поверю тебе, но проверю — пробурчал я.

Я подошел к котёнку, наклонился, погладил его левой рукой, котёнок сидел смирно, а я правой рукой быстро вырвал шип и этом же рукой, проведя ею в воздухе, наложил заклинание исцеления. Прислушался к состоянию котёнка и, добавив ещё немного силы на излечение его, передал ей картинку, что она завтра приводит ко мне на осмотр котёнка, только я сообщил-передал мысленно ей, что бы она опасалась людей в замке и, придя ко мне, сообщила мне о своём прибытии. На что она, хмыкнув, передала мне картинку, что она идёт по двору, а её не видят люди из замка. При этом у неё была поправка, не видят все люди кроме некоторых людей, около головы которых крутится эдакий светящийся шар, и выразительно посмотрела на меня. И я тут же вспомнил "нимб" на наших иконах.

— Так вот как выглядят все пси одарённые в истинном виде, так сказать, в глазах других пси одарённых. И вот, что такое истинное зрение. А ты не так проста, как кажется на первый взгляд — поблагодарил я её.

Закрыв глаза я мысленно "посмотрел" на неё и увидел некое пятно и свечение вокруг него, но всё это было как-то нечётко и расплывчато. Надо потренироваться в истинном зрении и посмотреть, заодно тренируясь, на своих людей, о уже моих "людей". Быстро же я к ним привык. Эх ладно, надо возвращаться, устал, что-то я, да и поздно уже. Я заметил, что стало темнеть. Кошка встрепенулась помочь мне, сопроводить меня, но я успокоил её, передав ей картинку как, я, стоя здесь и шагая, оказываюсь около замка. Кошка успокоилась и улеглась возле котёнка. А он, намаявшись и получив облегчение, заснул. Я же шагнул к себе в замок. Решив не пугать людей своим внезапным появлением, я появился возле ворот за кустами, вышел на дорогу-тропинку и пошел к воротам. На воротах стояла стража, которая напряглась было, но узнав меня, успокоилась и пропустила меня в ворота. Я прошел во флигель, тут никого не было, я, быстро раздевшись, заснул. Устал однако.


Глава 9. "Ча" и "Ца"

Спал я довольно спокойно, если не считать сон или, точнее, сны, которые мне снились. В этих снах я встречался с различными животными и, как бы, беседовал с ними. В других снах вместе со мной двигались войска, состоящие из людей, животных, причём животные были как ездовые, так и самостоятельно идущие, ползущие. летящие и ещё невообразимо какие, а также были нелюди, очень злобного вида и тем не менее всё они — люди, нелюди и животные слушались меня и двигались как единый организм или, точнее, как единое войско.

— Вот приснится же такое, бр-р, гадость какая — пробурчал я, вставая.

Словно почуствовав, что я проснулся, в комнату вошла Нола, а за ней две давишние служанки, которые принесли мне помытся и быстро одели меня после того, как я помылся. на мои протесты, что мол я сам, они не обращали ровным счётом никакого внимания, как если бы я был маленький мальчик.

Поев в столовой с другими своими "подчинёнными", что ли, я, отдыхая и переваривая, решил посмотреть на них в истинном зрении и заодно потренироваться в этом деле. Ну что сказать, почти все обладали некоторым количеством пси способностей, что было не мудрено, ведь они находились столько лет в Забвенном, а теперь, я надеялся, в Волшебном Лесу с его Источниками, "поднабрались", так сказать. А вот Нола меня удивила. Она была довольно сильным магом, уж средним точно, а может быть и больше.

— Нола, а ты знаешь, что ты довольно сильный маг? — спросил я её.

— В своё время я была слабой магичкой и старый дожу довольно легко сделал меня "забвенной", а я уже потом, находясь здесь, усилила свои способности — ответила, смутившись, она. Мы поговорили немного на эту тему, заодно обсудили ход ремонта и планы на будущее. В это время разлался какой-то сигнал, как я понял это была какая-то сигнальная труба или что-то в этом роде, и сигнал был о нападении. Вот говорила, что не увидят, а оно вот как вышло — подумал я о кошечке, надо как-то её назвать, появилась мысль.

— Не надо тревожиться, это ко мне пациентка пожаловала — встав, сказал я, пытаясь успокоить всех, да и сам успокоиться. А ко мне пришла картинка-мысль от кошки, что мол это не я, а другие животные. От этой мысли я вскочил и побежал к воротам, я конечно мог мгновенно переместится к воротам, но во-первых, я забыл об этой своей способности, а во-вторых, не хотел пугать охрану, ещё стрелять начнут с перепугу.

Выбежав к воротам, я увидел интересную картину: между деревьями находились различные животные, я не знал их названий, но по внешнему виду они выглядели приблизительно как наши олени, медведи, волки, зайцы, косули, лошади, почему-то с рогами, ящеро-крокодилы, змеи, различные птицы, даже какая-то птица, похожая на орла сидела на ближайшем дереве и многие, многие другие, целая огромная толпа. Они сидели, стояли и лежали довольно спокойно и как-будто чего-то ждали.

— Ну, и где ты? Покажись — приказал я ей мысленно. И из ближайших кустов показалась "моя" киса.

— Как это понамить? — негодовал я.

— Я рассказала им о сыне и вот… — пришла картинка-мысль ко мне.

— Что все пришли лечится? — удивился я.

— Не все, а некоторые, а остальные пришли познакомиться с тобой, ты теперь наш хранитель — ответила она, если я правильно её понял.

В это время сзади тихо подошла Нола и некоторые стражники и все подошевшие встали на колени и наклонили головы, а за ними и все остальные, которые выстроились у ворот и в воротах.

— Что сиё означает? — строго спросил я у Нолы.

— О, Великий Ча, мы и надеяться мне могли, что так велик и могуч — пафосно затянула она.

— Кончай спектакль и объясни толком, что сиё означает — скривившись, спросил я.

— Отойдём в сторону — сказала она тихо, поняв моё недоумение, незнанием обстановки.

Мы отошли от остальных в сторону и она мне всё объяснила, а я махнул всем, что мол, хватит бездельничать, стоя на коленях, давайте, вставайте и чешите по своим делам, а я тут сам, мол, разберусь без вас. Все разумные ушли, а я, выслушав её расказ, понял следущее.

Некоторые маги, особенно лекари, но не только они могли мысленно ообщаться с некоторыми животными, а некоторые, очень немногие кстати, могли общаться со всеми животными и их животные даже слушались. Таких магов называли "Ча" или "Ча-маг", т. е. разговаривающий и повелевающий зверями, а если таковой маг был дожу, то соответственно его называли "Ча-дожу" или "Чадожу" и считалось, что правление в Лесу и его окресностях будет очень правильным, достойным, счастье и процветание несущим. И если в Лесу появлялся таковой маг, то решением Совета он назначался дожу, а старый дожу смещался "во имя блага Леса".

— Знаешь красавица, что бы не было больше таких недопониманий, расскажи-ка мне всё, что я не знаю на эту тему, я чувствую, что есть ещё что-то, что я не знаю, а должен был бы знать, а? — заметил я.

— Да, о Великий Ча-дожу, ты должен знать ещё кое-что — с пафосом проговорила она.

— Опа-опа, то вы, то ты, ты определись как-то — с вызовом сказал я.

— Все Великие "Ча" и "Ца" на ты, так ближе к сердцу — продекламировала она чью-то мысль.

— А это что за зверь "Ца"? — спросил я.

— Под Лесом есть пещеры и там жили "пауки-сонники" или просто "сонники", они отличаются от других пауков и других животных не только размерами, они во моного раз больше простых пауков, но ещё и тем, что они насылают на своих жертв сон, а затем заворачивают в паутину и уносят к себе в пещеры и наверное их там съедают. Считалось, что они порождение Итуруну, но когда наш старый дожу стал тёмным пауки ушли из пещер Леса к двардам в их горные пещеры и очень им мешают и досаждают. По правде сказать, пауки-сонники редко нападают на разумных, они питаются животными, но иногда всё же были случаи охоты на разумных, но я думаю, что сами разумные были виноваты, т. е. вели себя как неразумные или как животные, а животными эти пауки и питаются. Так вот был один редчайший случай за всю историю нашей земли, когда один Чадожу смог разговаривать с ними и они ему помогали, и он от этого стал ещё могущественнее и сильнее и власть его была столь велика, что его слушались все правители всех государств и никто не думал оспорить его решения. Так вот его называли "Ца" или "Цадожу" — закончила своё повествование она.

— Ладно я понял, животные ждут, надо с ними разбираться — закончил я этот разговор.

— Раз ты тут всё это устроила, то давай вызывай ко мне больных, в первую очередь сильно больных, а затем более здоровых — послал я кошечке мысль-картинку.

— Он назначил меня своей помошницей, помошницей, я теперь тут главная, всем слушаться меня, меня! — мысленно заарала она, а вслух зарычала довольно грозно и хищно. Нола отпрянула и хотела уйти, но я её остановил и приказал мне помогать.

— Я не умею — промямлила она.

— Учись. Не можешь — научим, не хочешь — заставим, говорили на моей земле или ты не маг — прикрикнул я на неё.

— Я маг, но не обученный — констатировала она.

— Учись — сказал я.

И к нам потекли страждующие. Я учил её видеть истинным зрением болячки и болезни. Лечил их и показывал, что я делаю. У неё вначале ничего не получалось, но терпенье и труд, как извесно, всё перетрут. Постепенно у неё стало получаться видеть болячки, затем лечить простейшие из них, потом более сложные. И к концу дня мы уже лечили вместе, сначала вдвоём, затем к нам присоединились две служанки, они были слабыми магами, но всё же, всё же. И уже под вечер к нам насмелились присоединится несколько мужчин, тоже слабые маги, но… Как воевать так первые, я имею в виду этих мужчин, а как лечить так мы стесняемся, нет так дело не пойдёт. Ох, и устал же я наверное больше, чем при сражении с тёмным, но мы вылечили наиболее тяжелых. Остались лёгкие, но много. Всё, хватит не могу больше. Еле добрался до флигеля, упал и уснул, не раздеваясь.

А на утро был разбужен криками мужчин и визгами женщин. Ну, что опять, двадцать пять с тридцатой стороны. Мне сегодня больных лечить, а вы тут шумите, не даёте отдохнуть от вчерашних врачеваний. Я вышел во двор и увидел следущее: было ранее утро, серело, Ра ещё не было, а все слуги, рабочие, охранники, стражники и прочие разумные в полуодетом виде бежали к воротам, визжа и завывая.

— Что случилось? — спросил я пробегавшего охранника. Он был на голову выше меня, шире в плечах, одет был в латы с мечом, но в глазах его был страх, я бы сказал, ужас.

— Та-та-там под потолком они висят и смотрят на нас. Так смотрят, что руки и ноги деревенеют и не слушаются — пролепетал он, дико вращая глазами и дёргаясь всем телом.

— Кто, они-то? — не понял я.

— Пауки-сонники — прохрипел он севшим голосом.

— Так, надо пойти разобраться — пробормотал я, идя к замку против движения толпы. По мере моего продвижения к замку толпа останавливалась и все смотрели на меня, кто со страхом, кто с надеждой.

Войдя в замок на первый этаж, я стал смотреть на потолок, но ничего не увидел, кроме следов ремонта. Тогда я пошел на второй этаж и по корридору в ту залу, где был бой с тёмным. На потолке в этой зале я увидел каких-то существ, действительно похожих на пауков, но размером со среднюю собаку. Их было несколько и они тихо сидели под потолком. Я пытался рассмотреть их и проверить на себе их взгляд. Руки и ноги мои чувствовали себя как обычно, да и я не чувствовал в себе ничего необычного.

— Кто тут напугал всех моих слуг? Кто тут хулиганит? И что вам надо? — спросил я их.

В моей голове стали возникать картинки. Вначале какие-то дёрганные и неустойчивые, а затем изображение наладилось или, точнее, я под них подстроился, и дело, точнее, общение пошло. Пауки мне рассказали, что вынуждены были уйти из своих родовых пещер при появлении тёмного дожу, на новом месте в пещерах двардов было плохо, слишком сухо, некомфортно, еды мало, дварды их боялись и не хотели с ними общаться, они страдали и переживали, но теперь вернулись и очень рады тому, что нет старого дожу. И они хотят помочь почистить замок от ауры старого дожу, т. к. их пещеры находятся под замком и замок нечистый дурно влияет на фон пещер. И ещё надо всех кто был со старым дожу тоже чистить как замок. А потом они уйдут в свои пещеры. И они рады, что я их не боюсь и могу с ними говорить.

— Ну ладно, пойду готовить разумных к встречи с вами, а то мне ещё животных лечить — сказал я.

— А мы можем помочь лечить животных, мы хотим помочь, мы соскучились по делу — прислали картинки они.

— Так это же прекрасно. Откроем задние двери залы, там есть чёрная лестница и затем, задние ворота, если конечно сумеем их открыть. А то животных много, а я один, хоть и с помошниками — решил я. А вслед за животными и разумные смелее потянуться, надо только животных уговорить.

И я пошел в Лес. Животные ждали меня.

— Так-с, кошечка моя, слушай меня внимательно, кстати надо дать тебе имя — послал я ей приглашение-картинку.

— Слушаю-ощущаю. Имя должен дать ты, как хозяин — прилетела мне её мысль.

— Как тебе — Болтушка, Трепло, Хвастунья, а? — схохмил я.

— Не приятно. Грубо. Я не такая — прилетело ко мне.

— Ну ладно, так уж и быть, из уважения к тебе, Багира, цени! — снизошел я.

— А кто это, откуда? — удивлённо-непонимающая картинка-мысль.

— Это из моей старой жизни из другой земли. Она была очень красивая, сильная, умная, преданная, чесная и, когда надо, хитрая и коварная — обрисовал я мысленно образ Багиры.

— Это приятно. Мне нравится, довольна, буду стараться оправдать — восхищенно-удовленворённо-признательная мысль в ответ.

— Хватит болтать, а то будешь Болтушкой. Обьясни всем зверям, которые пришли ко мне за лечением, что я всех принять не смогу из-за того, что вас слишком много и нужно очень долго ждать, а ко мне в замок пришли пауки и хотят остатся жить, как раньше, в пещерах под лесом, но им надо здесь всё подчистить от старого дожу и привести в порядок. Они могут и хотят мне помочь вылечить всех, кто нуждается в лечении. Будете входить в замок и выходить из него с другой стороны через другие ворота, которые мы откроем. Понятно — передал я ей.

— А они нас не съедят — прилетела ко мне встревоженая картинка-мысль.

— Ну скажи мне, за чем им вас есть, если они вас хотят лечить, они бы и так вас съели без лечения. А я буду там и прослежу за всем процессом — ответил я ей успокаивающей картинкой.

— Хорошо, я скажу всем, а то Болтушка, Болтушка — прилетела мне картинка, где она с высунутым языком. И где она её подсмотрела?

Я повернулся, что бы идти назад. Около ворот стояли Нола и остальные мои подчинённые, так сказать.

— Нола и все стальные. Надо открыть двери из залы на чёрную лестницу. Далее с лестницы во двор и затем ворота в Лес. А мою кошечку зовут Багира — приказал и объяснил я.

Все побежали исполнять приказ. А я пошел к паукам.

— Вы не будете их кушать, а то они волнуются — спросил я их, придя в залу.

— Раньше, когда был порядок, мы собирали, с их согласия, старых и дряхлых животных и использовали их в пищу и для вывода молодняка, а их семьям, стаям, прайдам и т. д. обеспечивали неприкосновенность, защиту и лечение. Нам не нравится охотится на хороших животных, но есть-то и нам надо — пришла мысль ко мне и я заметил, что чем больше мы общаемся, тем я лучше их понимаю и воспронимаю.

— А как дела обстоят с плохими животными? Или с плохими разумными? И ещё я заметил, что я вас лучше понимаю, вы меня продолжаете лечить? — спросил я их.

— На плохих животных мы любим охотится, мы чувствуем их, а плохие разумные становятся для нас плохими животными. Мы не лечим тебя, а только стараемся, что бы ты нас лучше понял. Мы коллективные животные и один из нас, когда он один, не умнее любого животного, но когда мы вместе, то у нас объединяется всё: сознание, ум, опыт, знания и умения. Что знает один, то знают все, что скажешь одному из нас, услышат все. Мы знаем, что в других землях есть такие же, как мы. И понимание тобой нас будет такам же с другими животными подобными нам — объяснил(и) он(они).

Наконец, задние двери со скрежетом и грохотом открылись. В залу вошла Багира и начали робко входить другие звери и птицы. Звери шли в начале медленно и с опаской, но почувствовав себя лучше и увидев, что всё спокойно и никто никому не угрожает, стали смелее и пошли быстрее. Птицы же тоже крались вначале пешком, но потом тоже осмелев, пошли быстрее и даже стали перелетать с место на место. Процесс пошел. И тут ко мне пришла мысль, надо к делу приобщать и моих помошников.

— Нола и те, что мне помогали, подойдите ко мне — приказал-крикнул я.

Нола с помошниками, крадучись, с опаской подошли ко мне и я почуствовал их чувства и мысли: нужно срочно бежать от сюда, что мы тут делаем, если бы не он, то мы бы уже были далеко от сюда, но нужно терпеть и вообще, как он стоит тут и ничего плохого не происходит?

— Хватит боятся, мне за вас стыдно. Ведите себя солидно и сдержанно. И я хотел бы вас всёх спросить: вы любите животных? Понимаете их? Чувствуете их? — одёрнул я их.

— Мы любим животных. Думаем, что понимаем их. Но чувствовать их, нет, но хотели бы — сказала за всех Нола, а остальные одобрительно загудели, забыв о своих страхах, чего я и добивался.

— Ну что ж, я попробую вас научить, а мои друзья пауки помогут нам — сказал я и почувствовал, что при моих словах "мои друзья пауки" в голове появилось одобрение, а при словах "помогут нам" — оживление и исследовательский зуд.

— Моя помошница Багира иди сюда и скажи, как ты относишься к моим помошникам разумным, а вы разумные старайтесь уловить-понять ответ Багиры. Ты Багира "говори" громко и медленно, как с маленькими котятами и повторяй несколько раз — медленно проговорил я и почувствовал-увидел, что с потолка к нам вниз пошла какая-то красивая разноцветная энергия, которая пульсировала в такт со словами-картинками Багиры и в тоже время пульсировала и обволакивала разумных, как бы подтягивая их восприятие и мысли к тем картинкам, которые передаёт Багира. И мысли и чувства разумных начинали, как бы, синхронизироваться с частотой перемены картинок Багиры и, синхронизировавшись, начинали проникать в них. У разных разумных это процесс шел по разному, одни быстрее втянулись в него (это Нола), а другие, или не втягивались поначалу в него, или стягивались, но медленно и, втянувшись, теряли синхронизм, т. е. вываливались из процесса и всё начинали за ново. Какое-то время процесс шел криво и косо, но затем пошел ровнее, ритмичнее и быстрее. Я почувствовал, что ауры у всех стали как-то четче и рельефнее, больше и насыщенее, все стали чувствовать себя лучше и здоровее, но при этом все устали, но были очень довольны, а страхи улетучились, как снег в тёплый день.

— На сегодня хватит. Стоп, достаточно. Всем спасибо. Съёмки окончены, э-о-о, занятия закончены, все устали, да и я тоже — произнёс я.

— Багира оставайся тут. Следи за порядком. А мы пойдём отдохнём — тихо мысленно сказал я и пошел на выход. На дворе была странная для меня картина: стражники стояли у ворот, а мимо них спокойно, но в тоже время ритмично протекала река из разнообразных животных и птиц из Леса в замок, а из него через другие ворота снова в Лес. Притом ни те, ни другие, как-будто, не замечали друг друга. Было мирно, тихо и, как-то, скучно.

— Завтра надо как-то перебираться с животными в Лес ближе к паукам и их пещерам, ведь животных много, а нам надо здесь заниматься с разумными — лениво подумал я и тут почувствовал ответ: — мы тоже так думаем, да и нам привычнее в пещерах и около них, а тут чистку без лечения разумных не закончить — пришло от пауков.

На завтра, выспавшись и позавтракав, мы, т. е. я и Нола с помошниками, собрались в зале. Пока я утром вставал и приводил себя в порядок, Нола всем моим разумным всё объяснила и все они убедились, что она и её помощники живы и даже очень здоровы в том смысле, что выглядели и чувствовали себя моложе и лучше, а кроме того их аура и способности увеличились и улучшелись. А, кроме того, появилась способность понимать и общаться с животными, не у всех, конечно, одинаково хорошо, у кого-то (Нола, например) лучше, быстрее и с большим количеством животных, т. е. с более высокоразвитыми (кошки или лани, например) и с менее развитыми (змеи, там, или лягушки), а у других медленнее и с меньшим количеством животных. Так что теперь, все они "Ча" или почти "Ча". Нола да и остальные как-то незримо изменились, стали степенны, важны и значимы по отношению к остальным слугам, а ко мне, я ощутил, более уважительны и благодарны.

Начался тот же процесс, что и вчера, за исключением того, что сейчас были разумные, а вчера животные. Всё было так же, так же сначала страх и негнущиеся ноги, затем постепенная смелость, бодрые шаги и радость своему здоровью. Мне это быстро надоело и я хотел было уже улизнуть, но не тут-то было. От пауков пришла просьба не уходить, а немного подождать, так как народу осталось немного и они скоро закончат. Чего ждать, кого ждать, зачем ждать, для чего ждать? От них же пришло, что я нетерпелив для такого "Высокого Мага", который живёт долго. Я собщил-послал им ответ-извинение, что, мол, я стал магом совсем недавно и мыслю категориями коротко живущих людей. Постараюсь исправиться, оправдать доверие, быть на высоте и т. д. и т. п. В общем, дяденьки простите маленького засранца, я всё понял, больше не буду и вообще я хороший, пушистый, весь белый такой и красивый. При этом я услышал не мысленно, а именно услышал какой-то свист, пощёлкивание и тихий скрежет. Все в очереди замерли от этих звуков и побледнели, я, поняв что это из-за меня пауки так, по видимому, смеются, громко крикнул, что бы находящиеся в зале не пугались и делали то, что делали до этого.

— Пауки так смеются. Это я их рассмешил — сказал я.

До меня долетела мысль пауков, что, мол, никогда на их памяти такого не было, что бы разумный, находясь около большого хора пауков, веселил их и вёл себя подобным образом. Обычно разумные боятся их и дрожат мысленно и физически. А ты настолько беспечен, задорен и смел, что мы решили тебе сделать подарок.

— А что такое большой хор и вообще хор в вашем понимании? У нас, у людей, это пение и музицирование в коллективе — спросил я их.

И ко мне пришла мысль, что тоже самое только не петь, а мыслить. Хор это когда объединяются сознания пауков и достигается коллективное сознание уровня разумного, а большой хор это когда пауков столько, что становится возможно предвидеть будущее и менять структуру пространства, как в данном случае, нарушенную старым дожем.

— Так вас же тут не так много? — удивился я.

— Некоторые здесь, а некоторые под замком, но мысленно с нами — был ответ от них.

Наконец очередь кончилась и я мысленно почувствовал, что и разумные и пауки, как бы, облегчённо вздохнули, каждый о своём. Разумные, что всё закончилось, а они остались живы, а пауки, что привели замок, подземелье, Лес, животных и разумных в должный порядок.

— Ну что, пошли к вам? И можно ли мне взять с собой своих помошников? — спросил я.

Опять раздались щелчки и скрежет и опять все разумные напряглись, но меньше, чем в первый раз.

— Ты наверно не понимаешь, что идти в подземелье к нам, это означает остаться там навсегда, но мы сделаем для тебя и твоих помошников исключение — пришла мысль от них.

Пауки стали спускаться вниз, а мы вышли во двор.

— Ну кто идёт со мной к паукам в пещеры? — спросил я их.

А в ответ тишина, будто все не вернулись из боя. Все стояли, замерев как манекены.

— Да, я вижу, что вы все очень заняты своими делами и никак не можете пойти со мной к паукам, но ты, Нола, пойдёшь со мной — приказал я ей.

Все с сочуствием посмотрели на Нолу и стали медленно расходиться в разные стороны, как-будто растворяясь в пространстве. И мы с Нолой остались одни.

— Вот так познаются истинные друзья и те, которые кажутся друзьями, а на самом деле ими не являются — поразмыслил я вслух.

— Но их тоже можно понять, они жить хотят — с горечью произнесла она.

— А мы с тобой не хотим жить, да? — негодовал я.

— Ты вообще-то "Ца" и я тоже теперь, благодаря тебе, "Ча", да и они обещали сделать исключение для нас — произнесла она и при чём, когда проиносила слова "благодаря тебе", наклонила голову, благодаря меня.

— Ну что, идём? — спросил я.

— Идём, но страшно — ответила она.

И мы пошли со двора в Лес, ориентируясь на ощущения чувств и аур множества животных. Пройдя небольшое расстояние за несколько минут, мы вышли на полянку и увидели такую картину. Возле полянки был овраг, собственно овраг начинался на поляне и постепенно опускался с сторону от поляны. В стенах оврага были какие-то провалы или, точнее, входы в пещеры. Животные, выходя на поляну, шли через этот овраг, не заходя в пещеры, и выходили на противоположной стороне где-то в Лесу, а пауки, находящиеся, по видимому, в пещерах около входов сканировали животных и лечили их. Все были на своих местах. Животные были в овраге в Лесу, а пауки в пещерах в подземелье под Лесом. Но тут я заметил нечто необычное в этом отрегулированном процессе, а именно, некоторые животные, с виду более старые и какие-то сильно больные, идя по оврагу, вдруг останавливались и, замерев на мгновение, шли влево или вправо в пещеры. При этом процесс не останавливался, а как бы на секунду приостанавливался и тут же шел дальше мерно, спокойно и плавно.

— Ты заметила, что случается с этими животными? — обратил я её внимание на это.

— Да. Это старые животные. Они плата за лечение и будущий корм пауков — тихо произнесла она.

— Я чувствую, что нам сюда — сказал я, увидев мелькнувшего паука около одного из входов в подземелье.

Мы вошли и пошли по походу внутрь пещеры, тут было темно, но мне было всё равно, т. к. я видел в темноте (ночное зрение) и, кроме того, в истинном зрении я видел ауры живых и шел туда, да и Нола, по моему, видела также. Мы шли, проход петлял, опускаясь ниже и ниже. Затем на достаточной глубине мы вышли в какой-то подземный зал или грот явно естественного происхождения. На противоположной стороне грота были сталактиты сросшиеся со сталагмитами, ставшие колоннами и превратившие эту часть грота в лес из сталагнатов. Внизу протекали ручьи, а сверху капали капли, было влажно, но не холодно. Стены и потолок, как бы, светились изнутри, это наверное были какие-то грибы. На колоннах и потолке было полно пауков. Колонны и потолок были, как бы, покрыты живым, шевелящимся и чёрным ковром. С точки зрения обычного наблюдателя это было жутко и страшно. Но мне было жутко интересно и страшно любопытно. От этого ковра из тел пауков вышел один из них и пошел по потолку к нам. Он был больше других пауков и, в отличии от других гладких и блестящих в этом свете пауков, был матово-тёмно-серым и, казалось, что он был гораздо старше всех остальных.

— Приветствую тебя, чужеземец, на нашей земле и тебя, освободившаяся, из телесного заточения. Рад увидеть вас у себя дома, редко кто заходит к нам по своей воле. Для вас сделано исключение. Начнём с тебя, освободившаяся. Подойди к этой колонне и постарайся обнять её — сказал-подумал этот старый паук.

Нола подошла и обняла, вернее сказать постаралась обнять, довольно толстую колонну и, как бы, приросла или приклеилась к ней. Пауки приблизились к ней, но не прикасались, не дотрагивались до неё, и замерли.

— Теперь ты, чужеземец. У нас, у пауков, есть поверье или залог успеха, число восемь, а у тебя только шесть рук — выдал мысль старший паук.

Я задумался, как это у меня шесть рук, ведь вроде бы две, а? А, это наверное, те руки, которыми я держал камни, ведь когда я поднимал седьмой камень, один из первых шести падал на землю и постоянно держать я мог только шесть их.

— Да, я могу держать только шесть камней в воздухе — признался я.

— Сядь, а лучше ляг, на землю и постарайся представить, что у тебя восемь рук, причём шесть простых, а две более сильные и длинные руки — произнёс он у меня в голове.

Я лёг и представил, то что он просил. А он приблизился ко мне, но, не касаясь меня, встал надо мной своими шестью ногами, а ещё две более длинные вытянул вперёд и в стороны и замер в таком положении. Я почувствовал, что в меня вливается какая-то сила или энергия и от этой силы из меня растут две руки огромные и сильные, а при этом мои прежние руки остаются на месте. И всё это продолжалось какое-то неизвестное время.

Затем я, как бы, очнулся, паука не было, а Нола, оторвавшись от колонны подошла ко мне и помогла подняться. Я чувствовал себя сильнее, чем раньше, но был очень усталым и хотел отдохнуть. Но не смотря на это, я чувствовал, что ещё не всё сделал, так как меня сюда никто больше не пустит, вернее не выпустит живьём.

— Подойди, пожалуйста, ко мне. Мне надо до тебя дотронутся — мысленно произнёс я.

— Ну ты и нахал — донеслось до меня.

Но тем не менее старший паук приблизился с потолка по колонне ко мне и замер на уровне моей головы, а Нола, стоявшая возле меня, отшатнулась от меня, как от заразного. Я приблизился к пауку и осторожно дотронулся до него. Ну что сказать, паук был тёплый и довольно гладкий, но дело не в этом, а в том, что при прикосновении к нему мои знания и опыт пошли к ним, а их знания и опыт потекли ко мне. Я замер, скорость передачи знаний была огромной и количество знаний было огромным, но и я был заранее готов к такому количеству знаний. Мои потоки сознания были полны от того количества знаний, которые проходили по ним, но их нельзя было назвать узкими или небольшими. Мне даже показалось, что паук или пауки удивились моей способности впитывать знания. Но всё хорошее быстро заканчивается, кончилось и это. Я покачнулся, паук улез вверх, а Нола, подбежав, подхватила меня. Так мы тихо, даже не попрощавшись, ушли на верх по извилистому корридору или ходу в пещере.

Выйдя на свет из пещеры и дойдя до поляны, мы повалились и заснули на ней. Проспав час или два, мы поднялись и пошли в замок уже более твёрдой походкой. Придя в замок, мы увидели, что все разумные, которые были в замке, высыпали нам навстречу и радовались нам так, как будто мы восстали из мёртвых. Мы поели и ушли отдыхать, кажлый к себе. Я во флигель, а она тоже к себе куда-то.


Глава 10. Охота пуще неволи

Утром, выспавшись и приведя себя в порядок, я пошел в столовую. Идя, я заметил, что все встречающие меня мне улыбаются, а замок вроде тот, а вроде не тот. Замок стал чище, красивее, моложе и, как-то, приятнее и уютнее в нём находится. Войдя в столовую, я увидел идущую Нолу, она не шла, а, как бы, плыла и при этом смотрела на всех с видом одолжения что ли, т. е. она шла, смотрела на разумных, садилась, вставала и ела так, как бы говоря всем, что, мол, вы все видите чудо и это чудо может исчезнуть, так что спешите увидеть и восхитится этим чудом пока оно не пропало.

— Не слишком ли ты о себе возомнила, а, дорогая Нола? — укорил я её.

— Ну я же тоже теперь же "Ца", вот! — ответила мне с какой-то тающей, исчезающей улыбкой, как бы говоря, что, мол, вот я говорила, я предупреждала, что чудо исчезнет и вот оно исчезло, эх и ах, но его больше нет.

— Уж и помечтать нельзя. Всё разрушил — укоризненно произнесла она.

— Как наши дела в замке? — спросил я.

— Замок и люди приведены в то состояние, которое было до старого дожу. Тебе можно переселятся в покои дожу. А если ты имеешь в виду продовольствие, то да, заканчивается, ведь мы жили грабежом, а его теперь нет — подвела итоги она.

— Ну что ж, давай поедим и подумаем, как нам жить дальше — подвёл итоги я. Мы поели и я пошел к себе думать, как дальше жить. Я шел к себе во флигель, а у ворот мелькнула серая тень до меня донеслась мысль: вот, спрятался в своём доме и не вылезает из него, а я тут одна и скучаю. Учуяв эту мысль, я повернул к воротам и, выйдя из двора замка к Лесу, позвал Багиру. А она услышав зов, примчалась ко мне и с удовольствием уселась возле меня.

— И зачем звал? Что надо? Что стряслось? — закидала она меня своими картинками мыслями.

— Я звал? А кто тут шмыгает и скучает без меня? — удивился я.

— Всё забываю, что всеслышащий и всевидящий. А я так мимо пробегала и думала, что мог бы и выйти погулять. Мы бы поиграли вместе — изобразила она наигранную весёлость.

— Тебе бы всё играть, а у меня продовольствие заканчивается и народ кормить скоро нечем будет — пожаловался я.

— Так всё время пока было над замком тёмное, все его жители ходили как на привязи и никто не охотился на диких зверей, а другие разумные боялись Лес и тоже не охотились. Зверей расплодилось очень много, а охоты нет. Животные начали болеть, спасибо паукам, они их вылечили, так что теперь все здоровы и есть хотят, теперь всё съедят вокруг. Особенно много животных Леса в сторону Орды. Мне даже стало неинтересно охотится. Только выйдешь на охоту, а дичь вот она и никуда не убегает, потому что не пугана, так как наших сейчас мало, а дичи стало много после лечения — передала мне целую лекцию картинками кошечка.

— Хорошо, пойдём посоветуемся с мудрыми пауками и послушаем, что они нам скажут. Я, конечно, скачал информацию, но ещё не разобрался в ней, слишком она объёмна, да и о моральной стороне дела подумать надо — подумал-произнёс я.

В это время до меня донеслась мысль: "Мы всё слышали-поняли и хотим сказать, что "кошка Багира", как ты называешь это животное, права и всё правильно тебе объяснила и, если разумные не будут охотится на диких животных, то они съедят весь Лес и начнут нападать на селения разумных. Тёмное время, как она сказала, прошло и надо переходить на прежний режим, когда охотились разумные на диких животных и подерживали их численность на определённом уровне. А переговоры с нами или с кем-то ещё ты можешь вести сам, ты сильный маг, а после нас ты стал ещё сильнее и в связи в том числе".

— Ну что ж пошли на охоту, но я хочу поохотится по паучьи — сказал я, а Багира отпрыгнула от меня и в голове моей пронеслось: "С пауками я никогда нем охотилась и боюсь их".

— Ха, ха, Багирочка, никто не зовёт на охоту пауков, я сам хочу поохотится, когда ты помогала мне лечить животных, там тоже были пауки и ты не боялась и ещё, когда мы сразим животное, как мы доставим его в замок к разумным? — спросил её я.

— Я боялась пауков и боюсь, но тогда надо было помочь всем животным и я терпела это, а теперь я бы хотела побегать и поохотиться, а ты говорищь по-паучьи, бр-р-р, страшно, но если без пауков и с тобой, то я согласна, а доставить тушу животного в замок, я полагаю, ты сможешь придумать, как это сделать — оправдалась она.

— Так где, ты говоришь, много хороших и вкусных животных? — поинтересовался я.

— Там, это очень далеко — прыгнула она.

— А там есть, какое-нибудь хорошо видное место? — продолжал распросы я.

— Да, там есть гора, которая хорошо видна с холма или с дерева — проинформировала киса.

— Подожди немного — сказал я и взмыл в воздух. В той стороне действительно была гора и я её хорошо рассмотрел и заметил возле горы открытое плато без деревьев и огромный камень на нём, который, возможно, скатился с горы когда-то давно. Я опустился вниз и задумался.

— Я могу перенести нас туда, но мне надо касаться тебя. Как быть? — размышлял я.

— Я могу предложить тебе залезть на меня, хоть это и не нравится мне, но тогда ты точно будешь касаться меня — разрешила она.

Я залез на неё и представил себя и её возле того горного камня при этом мысленно сказал Артемию: "Помоги".

И мы оказались возле того камня. Я слез с неё и она, как собака, стала обнюхивать камень, траву, землю и воздух.

— Как быстро мы тут оказались, а стадо там — и она понеслась в сторону от горы, а я, вначале бегом, а потом лётом за ней. Мы быстро пронеслись через небольшой лес или рощу и оказались в кустах перед большим лугом или полем, на котором паслись животные похожие на быков-коров или буйволов.

— Кого выберем, я предлагаю вон того бычка. Он не старый, но и не молодой-маленький — облизнулась мысленно она.

— Шутишь, моим разумным он на один укус. Ты видела сколько слуг в замке — хмыкнул я.

— Давай так, ты подкрадываешься к стаду, отбиваешь и гонишь сюда часть стада, а я их беру под контроль и успокаиваю — предложил я.

— Бр-р-р, брать под контроль, хорошо что не меня, ну ладно, я пошла — сказала она и скрылась из вида серой тенью.

Через некоторое время со стороны стада донеслись звуки мычания и рёва, а затем небольшое стадо появилось возле меня. Я быстро накинул на них метки подчинения и успокоения, приказав следовать за мной. Просто хотелось их посчитать. Оказалось около 30 голов, среди которых были быки и коровы с телятами. Все они шли за мной как привязанные и я удивился немного, ведь я мог до этого брать под управление до шести разумных, ну пусть теперь восемь, но 30 или около того. То ли из-за того, что это животные, то ли из-за того, что я стал сильнее, то ли всё вместе, но я чувствовал, что могу взять под управление гораздо большее количество животных. А как с разумными, промелькнула у меня крамольная мысль, но тут же пришла другая успокоительная мысль, что ты, мол, скоро сможешь это проверить.

Так-с, теперь их надо как-то переправить к нам в замок. Как это осуществить? Попробовать надо с одним.

— Багира будешь их охранять-пасти возле того камня. Никого не подпускай к ним, но и им не давай разбредаться далеко. Идите к камню и ходите вокруг него, а я буду заниматься переправкой в замок — приказал я ей, а сам, наказав животным слушаться Багиру, подошел к самому крупному быку и, погладив, сел на него. Представив ворота замка, я на быке оказался возле них и слез с быка, удивив охрану своим появлением да ешё и верхом на быке, но они быстро разобрались, что это я и не сильно удивились моим причудам тем более, что продовольствия в замке было мало.

— Нола, моя главная помошница, подойди сюда к воротам замка — мысленно сказал я и скоро появилась моя помошница.

— Откуда такой большой и красивый бык, да ещё такой смирный — облизнулась она.

— Там таких много и надо их где-то устроить и как-то ухаживать и пасти или чем-то кормить — предположил я.

— У нас есть загон на заднем дворе замка и рядом поляна в Лесу, но всё надо подремонтировать и привести в порядок — подсказала она.

— Пойдём посмотрим загон и давай зови разумных для ремонта, а у меня ещё есть мысль как обзавестись другим продовольствием растительного происхождения, но нужны будут мешки, бочки, сараи, лобазы, телеги, лошади или быки и прочее, прочее. Сама должна знать, а то я достану или договорюсь, а ты: всё есть, но требует ремонта или замены — передразнил я её.

Мы, наконец, дошли до загона и я посмотрел на него, удручающее зрелище.

— Если сейчас не сделаете загон, то я заставлю вас всех тут вместо столбов стоять и охранять скотину — приказал я ей и тем, кто успел подбежать к нам. Что-то было в моих словах такое, что все разом зашевелились и куда-то понеслись, как тогда в первый день при взрыве в зале и мытья в коридоре.

— Я сейчас за остальными животными, а вы… — выразительно посмотрел я на неё.

— Всё ясно и будет сделано — по военному отрапортовала она.

Я представил себе камень и оказался возле него, увидев стадо и кошечку приближающихся к камню. Наметив себе новых переселенцев, уселся на быка, подозвал к себе двух коров с телятами, которые начали сосать молоко у них, я наклонился, обняв за шеи коров, подумал про площадку возле будущего загона и оказался там, при этом сильно напугав работающих. Часть загона, точнее угол, был готов и мы загнали туда коров с телятами и ещё одного быка туда.

— Я буду появляться здесь и что бы никого тут не было, ясно — все, как болванчики, дёрнули головами, они были поражены скоростью доставки и количеством животных. А я подумал, что очень долго доставлять их такими темпами и решил это дело ускорить.

— Есть тут ребята посмелее или вы можете полько столбы вкапывать да слеги таскать. Мне нужны двое и ещё нужен хороший и длинный канат — распорядился я. Ко мне подошли двое крепких и высоких мужика, в которых я узнал тех, что были мною встречены в первый день у дороги, но теперь они отмылись, переоделись, постриглись, побрились и немного отъелись и выглядели совсем другими разумными. На плече одного из них висел канат, свёрнутый в бухту.

— Подошли ко мне — приказал я, обняв их и представив камень.

— Вяжите рога канатом и собирайте их в круг поближе друг к другу — озадачил я их, видя, что они стараются держаться подальше от моей ручной кошечки. Подошел к ней и сказал выбрать себе добычу. Один довольно крупный телёнок бегал и искал мать, видимо в испуге он потерял её и она осталась с основным стадом. Она посмотрела на него.

— Хороший выбор, котёнок там же — одобрил её выбор и, получив положительный ответ, подошел к нему и успокоил его. Взявшись за кошечку и телёнка, переместился к логову и, оставив их, сказал: "Кушайте и учи его охоте". Затем, переместившись назад, увидел, что все коровы связаны и собраны в круг, а телята внутри круга с мужиками стоят и ждут меня. Подошел, взялся за концы каната, прижавшись к ближайшим коровам и, представив площадку возле загона, переместился туда. Далее коров загон, ремонт которого, а по сути строительство нового на месте старого, близился к завершению.

— Заканчивайте тут, а я пошел к себе отдыхать. Понравился мясной товар? — подвёл черту под этим делом.

— Понравилось, но очень быстро и много мяса — отреагировала Нола.

— Резать всех не надо, а нужно использовать по мере надобности, остальных же выпасать и выкармливать до времени — приказал я, а сам пошел отдыхать. Она ещё что-то хотела сказать, но у меня появилась идея и я, махнув рукой, ушел к себе во флигель.

Придя во флигель, помывшись, покушав, я начал рассуждать: "Животных много, они могут пойти на поля крестьян, а если они уже там, как бы это узнать. Может быть пауки, мои друзья помогут мне в этом, а?" — послал я мысль им.

— Таких сведений у нас нет, но мы знаем места, где животных много, а рядом есть поселения разумных — пришел ответ от них мне.

— А подскажите мне, друзья мои, ближайшее поселение разумных с большим количеством диких животных рядом — попросил я их.

Они мне передали картинку с картой, причём карта была активна, т. е. с маленьким паучком на ней, который перемещался со мной синхронно. Прямо как на земном навигаторе, подумал я. На карте были города, посёлки, деревни и другие населённые пункты, а также, условными значками, были обозначены поля и стада диких животных.

— Все данные передаваемые пауками адаптированы под тебя — проинформировали меня мои помошники. Послонявшись по замку и около него, а также прикинув по карте расстояние, масштаб карты и скорость своего передвижения, я смог, с помощью помошников, определить расстояние и время, которое нужно моим слугам, что бы достичь поселения, в котором по моим предположениям "хулиганят" животные. Предварительные расчёты произведены, цели обозначены. Всё, спать.

Утром, сделав все положенные процедуры,т. е. умылся, оделся, правда мешали служанки, стараясь меня одеть, поел в столовой и там же провёл собрание на тему: всё ли готово к предстоящему походу за продуктами питания? На что, как всегда, был дан ответ, что, мол, телеги ещё не все собранны (я подозреваю, что их ещё и не начали собирать), сбруи на всех лошадей не хватает, верёвки и мешки частично сгнили и прочее, прочее, прочее.

— Так, слушать всем и передать тем кого здесь нет, я сейчас займусь другими делами, а вечером вернусь и проверю, как дела. Старшая Нола мне доложит. Если к вечеру не будет готовности, то виновные познакомятся поближе с моими друзьями пауками — припугнул я, что тут началось, все вскочили и понеслись быстрее визга, как наскипидаренные. Нола тоже вскочила.

— Тпру, стоять, куда понеслась? — спросил вежливо я.

— Так как же? Все за работу, а я, я ведь старшая? — удивилась Нола.

— Вот именно, ты же старшая. Да и к тому ж ты уже знакома с пауками. А для тебя особое задание — притормозил я её.

— Кто-то говорил, что он, а точнее она тоже "Ца". Так или не так? Вот, и нужно соответствовать этому великому званию, а не просто называться, но и другим помогать и подтягивать их. Будешь сама учиться и других учить, с моей помощью конечно, в работе, на практике, а не в теории. Ясно? — припечатал я.

Она вскочила из-за стола, выпрямилась и встала по стойке смирно, прямо удивительно, как мои слова действуют.

— Значиться так, назначишь себе заместителей: по финансам, по кухне, по строительству, по охране, если таковых нет, а если есть и им ты доверяешь, то пусть остаются, и прочих, которые тебе будут нужны. Дальше, привлекаешь к работе с селянами тех, которые были в группе помошников, т. е. те у кого есть способности к магии. Завтра выезжаете в то поселение, о котором скажу завтра утром и по прибытии грузите на телеги продукты и вещи, которые нужны для питания и жизни замка. Если чего-то не хватает, то возьми с собой деньги и купишь там. А на будущее, нужно научиться самим заниматься снабжением замка всем необходимым. Ясно? — пояснил я.

— Конечно ясно и всё понятно — отрапортовала она.

— Ну ладно, иди уж, а то, как конь, копытом бьёшь, ещё пол поломишь — пошутил я.

Она ушла, точнее убежала, а я тоже вышел во двор и за ворота и, отойдя за ворота, стал перемещаться скачками, т. е. идти, высматривая на местности ориентиры и залезая-залетая на деревья и холмы для той же ориентации на местности. Таким образом я переместился к ближайшему поселению, где на карте были животные, посмотрел своими глазами на поля, дома и деятельность крестьян поселения. Посёлок или, точнее, деревня была маленькая, животные были и немного хозяйничали на полях, но, именно что, немного. Толку, по моему мнению, было мало и я переместился к другому поселению, предварительно поставив здесь метку-ориентир для дальнейшего перемещения к этой деревне, если это будет надо. Так, перемещаясь и прикрепляя метки, я изучил местные посёлки и деревни, которые были более-менее близки к Замку. Осмотрев посёлки, я выбрал один из них: самый крупный, но при этом такой, около которого было много животных и которые портили растения на полях.

Определившись с посёлком, появился (вышел из леса возле него) на его главной и единственной улице и пошел по ней, осматриваясь. Местные жители приостанавливались, увидев меня в одежде мага, а точнее дожу, и рассматривали меня с удивлением, но не враждебно. Я шел по улице уже ближе к середине поселка, как мне на встречу вышел довольно высокий худой дед с большой окладистой бородой, которого я на автомате прозвонил и прослушал. Дед был довольно здоров для своих лет, но у него были проблемы с пищеварительным трактом, о как завернул, а проще, у него было несварение желудка, а ещё проще, то что он ел, из него же и выходило почти в таком же виде как и вошло, только пережёванное и слегка переваренное, поэтому он был такой худой, не в коня корм, как говаривали на моей родине. А мысли у деда из-за желудка были злые: "О, ещё и вырядился магом, а сам, небось, шарлотан, а туда же в маги, теперь-то после Раскола, магов-то почитай что и нету хороших, бедствуем мы без них, а для такого шарлотана это же золотая жила, бери, не хочу, деньги-то небось валом валят вот и вырядился как холун (клоун) на ярмарке, вот я его щас и проверю, какой он маг, кстати, к какой он магии относится, ба, да у него одежда дожу, ну и врун же он порядочный и не боится старого дожу!"

— Здравствуйте, Ваше магичество "Великий Дожу". Аль, не боишся старого дожу. Такую одёжу нацепил. Не по рангу тебе это — прищурив один глаз, процедил дед.

— Так нет старого, а я за него, так что боятся мне некого. А тебе дед с желудком могу помочь — спокойно произнес я.

— Нет, говоришь. И про желудок правда — произнёс задумчиво дед — А докажешь, что не врёшь, так и заработок тебе будет — смягчился он.

К нам на разговор стал подтягиваться народ и среди них был один паренёк, как я понял подпасок или что-то похожее, с дудочкой в руке.

— Сыграй-ка нам на своём инструменьте — обратился я к нему — а мы потанцуем под твою музыку — это уже к остальным. Паренёк улыбнулся, посмотрел на деда и, получив одобрительный взгляд, заиграл что-то своё призывно-заунывное на дудочке. А я, взяв под управление тела 8 разумных, сказал: "Веселее играй, чай, не на похоронах." Он заиграл что-то весёлое и мои "ведомые" стали танцевать что-то среднее между камаринским и барыней, ну как я себе представлял, ну не музыкант я и не танцор. Танцующие злились, ругались, краснели, но продолжали танцевать и тем самым ещё более веселили остальных. Все вначале улыбались, потом начали смеяться, а один грязно-одетый разумно-неразумный, как я понял местный выпивоха, даже сам без меня начал тоже танцевать, авось нальют, раз танцуют, значит будут и выпивать, железная логика.

Дед стоял с очень удивлённым лицом и по его лицу не сложно было догадаться о его мыслях: "Так он и правда маг, да и наверно дожу тоже, так значит, правда, старого дожу нет. Не может быть, но это так."

Мне надоел этот концерт по заявкам и я перестал управлять ими, отпустив их тела. Они от неожиданности попадали на землю и хотели было сбежать, но тела устали и хотели отдохнуть и полежать. Наконец до всех дошло кто перед ними. Все с удивлёнными глазами стали кланяться мне и даже те, которые лежали, но смутившись, что лёжа кланяются, стали вставать и кланяться стоя. Вокруг, видя такую суету и шум, залаяли собаки, а одна из них, самая наглая, выбежала к нам и стала лаять не далеко от нас. Я, увидев её и взяв под контроль, заставил её перестать лаять и, встав на задние лапки, покружиться около нас, изобразив танец. Правда потом, когда я отпустил её от своего управления, стремглав убежала от нас.

Всё это дед рассматривал как загипнотизированный, по моему он даже дышать забыл, так как, когда собачка убежала, от закашлялся.

— Так это всё правда? Ты, вы и есть наш новый дожу, а судя по собаке, то и "Ча" — дико посмотрел на меня дед, не веря своим глазам.

— Не только "Ча", но и "Ца", раз справился со старым дожу — тихо и как-то грусно сказал ему.

Услышав это, все замерли и затем, по примеру деда, как я понял старосты посёлка, упали на колени. Постояв немного дед, а за ним и остальные, встал с колен и сказал просящим голосом: "Родной, не погуби, у нас много проблем по твоей части, помоги, сделай милость, а мы уж не поскупимся, оплатим, как сможем, а?" Да, чувствуется, что дед на своём месте, и просит, и собирается платить, но и переплачивать не будет, тот ещё фрукт. Ну что ж, как говориться, за что боролись, на то и напоролись.

— Ну, и какие проблемы у вас, хотя я догадываюсь, болезни у разумных и дикие звери на полях — предположил я.

— А ещё у Така жена никак не обрюхатится — это вылезла вперёд какая-то толстая баба пока староста был вступоре.

И эти слова вернули деда, он вынырнул из ступора и, зло посмотрев на эту бабу, сказал: "Всё так, поможешь?"

— Отчего же не помочь добрым и щедрым разумным — сказал я и заметил, что при слове "щедрым" дед скривился.

Мы всей толпой пошли в дом старосты, а он по дороге давал распоряжения, кому куда сбегать, кого позвать, кого привести, а кого и принести к нему в дом. Когда мы входили к нему в дом, то мы были с ним уже одни.

— Ложись на лавку на спину и лежи спокойно, не шевелясь — приказал я деду. Он лёг, а я начал более подробное сканирование его организма, конечно я мог бы и там на улице его вылечить, но маркетинг наше всё, надо держать марку и делать всё степенно и неспеша с чувством, толком и расстановкой. Пройдясь по животу деда, я, найдя места, поправил всё, как должно было бы быть при здоровом пищеварении, и заодно проверил всё остальное: голову, руки, ноги. Подчистил организм от шлаков и отложений. Дед задёргался от желания в туалет, и, с моего согласия, убежал, молодым козликом, туда. А ко мне в это время пошли больные: ушибы, раны, вывихи, переломы, простуда, недержание, заражение, экзема, давление и прочее, прочее и прочее. Одни приходили, других приносили, а от меня все шли своими ногами, ощупывая себя и радуясь от исчезновения боли. Я даже сходил к нескольким больным домой, это были те, которые не могли придти или стеснялись, как жена того Така, которая не могла никак забеременеть, но тут оказалась проблема не в ней, а в нём, в этом Таке. Представьте себе огромного и сильного мужика, выше меня на голову, а по мужской части слаб. Он очень переживал по этому поводу и старался перенести всё на жену, а она была ни при чём, но, защищая мужа, брала всё на себя, мол, это она не может забеременеть, и по этому сама не пришла ко мне, а позвала к себе домой. Я, конечно, разобрался в этом деле быстро и, что бы не разглашать её тайну, я сказал что нужно послать за Таком, что его жену без него осматривать не буду. И когда он пришел, то я сделал вид, что осматриваю его жену, а сам всё время разговаривал с ним и сказал, чтобы он был рядом, и тем самым лечил его, а не её, за что был удостоен благодарного взгляда его жены, но это не по мне, мне это не надо.


Глава 11. Ох, и тяжела жизнь студента, дедушка налей ещё стаканчик

Наработался, в смысле налечился, я вдосталь и хотел было уже идти отдыхать в дом к старосте, который, кстати, ходил бодренько за мной, как привязанный, и во всё вникал, смотрел, запоминал и, я бы даже сказал, считал всё как калькулятор, ну кроме Така, конечно, там я на него натравил ту толстую бабу, которая выкнула про Така на улице и которая приходилась ему дальней родственницей какой-то всё знавшей и была у него дома. Так вот, устав от лекарьского дела, я пошел было с дедом к нему домой, но тут (как всегда это "но") прискакал на лошади с рогами какой-то паренёк и проорал, что, мол, звери поле доедают и стоптали всё что не съели. Тут же подали экипаж, т. е. телегу с рогатой кобылой, и мы бодренько понеслись в поле, где "бесчинствовали звери". Приехав в полю, я увидел такую картину, звери, т. е. животные похожие на косуль, спокойно, никого не боясь, жевали травку, о-о-о, растения, которые высадили крестьяне на этом поле, а крестьяне пытались отогнать косуль, но они, при приближении к ним, выставляли вперёд рога, продолжая щипать травку, вкусная наверно, не оторваться. Крестьяне бегали, шумели, орали, но бестолку.

Я сказал всем отойти в стороны от косуль и спросил старосту, что с ними (косулями) делать.

— Как, что делать — удивился дед — прогнать с поля в Лес и наказать, что бы не приходили назад — негодовал он.

— Это я и так понял, я о другом, просто прогнать или кому-то из крестьян они понадобятся в хозяйстве? — спросил я непонятливого деда.

— Как в хозяйстве, на них же не поездишь и не попашешь — не понимал или, точнее, делал вид, что не понимает, он.

— Дед, спрошу напрямую, в хозяйстве у крестьян достаточно ли мяса на прокорм себя или скотины, а? А то пока мы тут разговариваем, поле то съедается — припёр я словом деда.

— А, ты вот о чём. Да. По голове на дом надо было бы — прикинул хитрый дед.

— Так бы сразу и сказал, а то не надо, не надо. Скажи, что бы бежали по домам, стояли возле ворот или калиток и ждали эту самую голову — приказал я деду. Он распорядился и все убежали, а я, раскидав метки по животным, стал, сравнивая их с жилищами крестьян, привязывать их к избам и животные побежали к "своим" домам, где их, я надеюсь, ждали будущие хозяева. А на остальных, их было много, выгнав с поля, я наложил заклятие страха этого места, т. е. не поля, а всего посёлка с полями и, посмотрев на карту с другими животными, я также наложил заклятье на все другие стада диких животных в округе, мысленно их представив.

— Ну что ж, пора отдыхать, что-то приморился я сегодня — сказал я деду.

— Поедем ко мне, коли так — почему-то грусно сказал дед. А я подумал, что-то странно он себя ведёт, я ему всю деревню оздоровил, поля спас, всех мясом одарил, а он не доволен, наверно о деньгах думает, как и чем и сколько платить за всё это, ну-ка, гляну я в него, пока мы едем, чего он такой недовольный. А староста наш думал, конечно, про деньги, но и не только про них, а ещё он думал о том, что вылечить и избавить от животных, накормив деревню мясом, конечно, хорошо и даже здорово, что там говорить, даже очень здорово, но это раз и всё, а ему хотелось бы привязать меня к себе и что бы я был у него, как говориться, по вызову в любое время, но как это сделать он не знал. Раньше были магические камни связи, что-то типа наших сотовых, но в средневековье. Дорогая штука, но очень необходимая. А теперь, когда нет настоящих магов, где взять такой камень. Вот и наш дедок грустит и думу думает, как привязать меня к деревне или к себе без камня связи. Хитрющий он оказывается, а другим и не быть в посёлке старостой.

Тем временем мы подъехали к дому старосты и зашли в него. Староста, кстати, выглядел моложе и бегал быстрее, в смысле передвигался по дому шустрее. Накрытый стол уже ждал нас, мы сели за стол и начали есть. Всё было свежее и вкусное.

— Мы с тобой целый день вместе, а познакомиться как следует некогда было. Меня Кнопом кличут. А тебя? — представился и спросил дед. Такой длинный и Кноп, ха.

— Меня Юрий — в свою очередь представился я.

— Странное имя для наших мест. Наверно ты из далека? — спросил он.

— Ты даже и не представляешь из какого далека — ответил я.

— Ты сказал, что ты не только "Ча", но ещё и "Ца". Так что, давай за встречу и за знакомство выпьем с тобой, Юрий-Ца — предложил он, а я услышал его мысли между слов, что, мол, проверим какой ты ча или ца на самом деле.

— Давай выпьем, дед Кноп, но я должен тебя предупредить, что, когда я выпиваю, со мной и тем, кто со мной выпивает, случаются различные истории и события, как приятные, так и не очень — продолжил я разговор, а сам подумал, мол, проверяй, то проверяй, но потом, чур чтоб не пожалел об этом, ладно.

Дед махнул рукой и в комнату вошла та толстая женщина, которая была у Така, везде меня приследует, что ли, ну, ну. Она несла в руках поднос, а на нём стоял глиняный графинчик и два глиняных же стакана. Дед быстро с ней переглянулся и она подошла к нам, а я прислушался к её мыслям: "Всё сделала, как договаривались. Охота мне с ним оказаться, да и вино поможет, там ведь любовное зелье и не много сонника, совсем чуть-чуть, что бы расслабился, заснул, пока зелье подействует, а потом… Я тут, как тут. И никуда он потом не денется."

— Дед Клоп, а как нашу гостью звать-величать? — спросил его я.

— Да, не вежливо получилось. Звут её Анлина. Как она тебе, вся в теле, не худышка, как некоторые — произнёс дед, как пропел.

— Очень приятно. Анлина. Красивое имя. Тебе идёт. Да и ты симпатичная женщина — сказал я вроде бы вежливо, сухо и подумал ещё одна Аннушка на мою голову, а она при моих словах "симпатичная женщина", как-то скривилась, может быть ожидала услышать красивая девушка, но она никак не тянет ни на красивую, ни на девушку. А на счёт вина мы посмотрим, посмотрим на деда, как он в этом плане, да не важно, ну что ж, подлечим и его мужское либидо подстегнём, на долго не хватит, а на несколько недель вполне, да и с его, теперь, здоровым пищеварением будет как огурчик.

Теперь стаканы. Я вытянул руку к графину и сказал, показывая на дверь: "А ещё гости будут?". При этом переводя внимание их на дверь. Они скосив глаза на дверь, покачали синхронно головами, а я в это мгновение поменял местами стаканы и одновременно коснулся пальцем вина в стакане бывшем моим, а теперь его.

— Не, не будет, а что надо было? — сказал, притворно улыбаясь, дед.

— Не знаю, но мне показалось, что ещё будут — прикинувшись лохом, ответил я и, что бы уйти от этой темы, продолжил: " А дама с нами не выпьет?"

— Нет, она обычно не пьёт, хотя я не знаю — сказал хитрый дед и посмотрел на даму.

— Я сегодня не хочу, а вот с вами посижу, если вы не возражаете — томно ответила дама.

— Ну что ж за встречу и за знакомство — предложил я и поднял свой стакан.

— За знакомство — произнёс дед, глядя то на меня, то на Анлину, и выпил свой стакан. Я тоже выпил и похвалил вино. Затем мы закусили и плотно поели. Я сказал, что мне нужно по нужде во двор. Дед объяснил, куда и предупредил, что во дворе злой пёс. Я сказал, что бы он не беспокоился и вышел. На самом деле моя шпионская нейросеть определила состав яда в вине и проинформировала меня о том, что она может нейтрализовать яд за несколько секунд, а на кухне я нашел маленькую бутылочку с этим составом, т. к. проверил его тоже пальцем, приложив к горлышку и перевернув его вверх дном. Потом я, помня о псе, вышел во двор, т. к. я должен был выйти в туалет. Там я взял под управление пса и, отвязав его, пошел назад в комнату к деду и даме, а пёс за мной, как привязанный. Войдя в комнату, я пошел на своё место вокруг стола, а пёс под моим управлением, зарычал на хозяина и на гостью. Хозяин от такого поведения пса впал в ступор, а дама, завизжав, спряталась за деда. И все смотрели на пса спиной к столу. Вылив изрядную долю яда из пузырька в графин, я поднял его и, взболтав содержимое, поставил на место. Проделав всё это, я отпустил управление псом. Пёс при этом жалобно заскулил, прося прощение, и быстро удалился, зыркнув на меня.

— А давайте выпьем все за счастливое избавление от опасности — предложил я.

— А, ик, давай — сказал дед, икнув и махнув рукой.

— И мне тоже захотелось выпить с вами — произнесла дама — но стакана ещё одного нет, я сейчас схожу, ой, а собака не привязана — испугалась она.

— Я провожу — предложил я.

— Тогда пошли — почему-то шепотом произнесла она.

И мы пошли на кухню, а хозяин смотрел на нас удивлённо и как-то сонно. Придя на кухню и взяв ещё один стакан, Анлина сказала: " Такого никогда не было", имея в виду поведение пса.

— Я же предупреждал, что что-то случается, если я выпиваю и вот… — произнёс я, а дальше будет ещё лучше, подумал я.

Вернувшись в комнату и рассевшись по местам, мы выпили, а потом ещё и ещё. И остановились только тогда, когда хозяин, заснув, стал съезжать со стула. Спросив, где его спальня, я понёс его туда, а Анлина, пошатываясь и зевая, шла впереди, показывая дорогу. Уложил хозяина на кровать, а дама сама легла и заснула. Я же тихо ушел и, выйдя во двор и привязав пса на место, переместился к себе во флигель Замка. Выйдя и разбудив служанок, которые спали в соседней комнате, позвал к себе Нолу. Она прибежала заспанная в халате и, не удивляясь моему появлению, уставилась на меня сонными глазами.

— Вот, ты дрыхнешь, а я работаю — упрекнул я её, но учуяв зарождающееся возражение, продолжил — завтра рано утром трогаетесь в путь и к обеду прибываете в посёлок Трумба, там я жду вас, сразу грузитесь и отбываете назад. Что бы к вечеру быть на месте. Понятно? И не говори, что опять ничего не готово — прикрикнул на неё я.

— Всё готово, но люди устали от такой быстрой и интенсивной работы — начала прирекаться она.

— Можно подумать, что я один тут всё ем и пью, а вы все тут только на меня работаете, вот как соберусь и уйду от вас совсем — упрекнул и напугал я её.

— Не надо уходить, но и гнать нас так не надо — оправдывалась она.

— Ладно, хватит болтать, я спать хочу, да и ты иди, тебе завтра, а может быть уже сегодня, рано вставать — закончил беседу я. Она ушла к себе, а я, выспавшись более или менее, переместился к деду во двор около туалета и пошел в ту комнату, в которой ел у него.

Через некоторое время, когда соседки уже пришли, мыли, чистили и готовили на кухне, т. к. староста жил один, соседки взялись помогать старосте в уборке и готовке, в комнату ко мне спустились дед Кноп и Анлина. Оба были одеты, но как-то неряшливо и растрёпано, а у дамы на голове волосы были уложены и заплетены кое-как, чувствовалось, что собирались впопыхах.

— Здравствуй уважаемый староста и тебе Анлина не хворать — вежливо произнес я, привстав из-за стола.

— Здорово и тебе, Юрий-ца — произнёс дед зыркая глазами то на меня, то на Анлину, то в сторону кухни, то по комнате — давно они тут (это он о соседках).

— Да уж печь растопили и воду вскипятили — ответил я.

— Ты, это, не говори никому о нас, ладно? — попросил дед.

— Я то не скажу, а вот соседки поняли или нет я не знаю — заверил его я.

— Если будешь молчать, я хорошо заплачу, ладно — обнадёжил дед.

— А я тебя хотел обеспечить связью со мной — решил его морально добить.

Дед от моих слов чуть не свалился со стула.

— Для чего ты устроил тут это всё с выпивкой, а? Или не понял кто я, так я могу и повторить, а? — разозлился я. Взял под управление и её, и его и начал концерт по заявкам. Правда чьим заявкам, неважно, наверное их заявки были.

Тело деда встало, а тело этой толстой бабы, подбежав к нему, стало целовать и обнимать его.

— Ну, как? Интересно? — разошелся я.

А тела обнявшись и вцепившись друг в друга, поднялись, благо высота потолка позволяля, дом старосты всё-таки, и полетели по кругу в бешенном танце, крутясь и переворачиваясь, под потолком, но не касаясь стен и потолка. А из меня выходила вся негативная энергия, которая накопилась во мне за последнее время, и я постепенно успокаивался. Затем, успокоившись, я медленно опустил их и вернул управление их телами им. И только тут я заметил, что мы не одни, а в дверях стоят две соседки и ещё какой-то парень, это наверное сын одной из них. Концерт всё-таки состоялся, раз зрители подтянулись. Немая сцена, все молчали, соседки и парень в дверях, а дед и эта толстячка сидя за столом. Как они уселись, я не помню, то ли я их посадил, то ли сами сели от того, что ноги их не держали или ещё чего не важно. Дед раскрывал рот и, не произнеся ни звука, закрывал его. Баба просто сидела, раскрыв рот и выпучив глаза. Соседки и парень просто молча и тихо. И тут нарушил тишину пёс. Он каким-то образом отцепился или порвал привязь, наверно почуял что что-то с хозяином не то и прибежал в комнату. Всё тут же пришло в движение. Увидев пса, баба завизжала, дед цыкнул на пса, соседки стали гнать его во двор, паренёк ушел. Соседки, выгнав пса, тоже ушли на кухню. Все более-менее пришли в себя и я окончательно успокоился тоже.

— Я это устроил из-за того, что хотел иметь возможность связываться с тобой, а камни теперь не достать и я вот хотел тебя чем-нибудь привязать, а тут она мне встрелась и сказала, что ты ей нравишся и она хочет быть с тобой. А вона как вышло. И чаво теперя-то? — от волнения он стал коверкать слова.

— Ну теперь, как чесный человек, ты должен жениться на ней. Это во-первых, а во-вторых, если ты будешь помогать мне, то я, соответственно, помогу тебе, а мои возможности, поверь мне, очень большие, ты видел только малую часть их, например, с пауками я дружу и мы помогаем друг другу. И в третьих, где-то, после обеда прибудут мои люди на телегах за заработанными продуктами и им нужно помочь загрузить всё. Так как, твоё слово? — загрузил я его.

— Ну что я могу сказать, гм-кха-кха-х, ты во всём прав и я, конечно, женюсь на ней — кивок в её сторону. При этом она наигранно тотупила взор и даже изобразила лёгкое смущение.

— Далее, я хочу помогать тебе во всём, что в моих или наших силах, помогу с погрузкой и прочим, связанным с этим делом. А самое главное это связь с тобой, и далее я надеюсь, и с другими, такими же как я, что бы постепенно вернулись старые порядки и законы торговли, а не войны — выразил он свои надежды.

— Ты рассуждаешь не как староста посёлка, а как монарх какого-то государства. Браво. Молодец. Только методы твои смахивают не на старосту, а на главу бандитской шайки, а? — перекинул я на него ответственность за всё это.

— Ты опять прав. А какие времена, такие и методы работы, но теперь, с твоим приходом, я надесь, времена и методы изменятся — парировал он.

— Ладно, поверю тебе. У меня большие планы. С тобой или без тебя, тебе решать. А в качестве доброй воли и примерения хочу сделать тебе подарок. У тебя есть какая-нибудь вешь или предмет, которой ты дорожишь и не хочешь её или его терять? — спросил его я.

— Да, конечно, как и у всех есть. Вот, смотри — он снял с шеи, какой-то камушек с дырочкой, в которую была вставлен шпагат, который, в свою очередь, был надет на его шею.

— Это всё, что осталось от моей погибшей жены. У нас был страшный пожар и многие дома в посёлке сгорели, в том числе и мой. Меня дома не было, я уезжал по торговым делам, а когда приехал, то увидел эту страшную картину. Моя любимая хотела спасти какие-то вещи, но задохнулась в дыму и, затем, её тело ещё и обгорело. После похорон на могиле я случайно нашел этот камешек с дырочкой и понял, что это знак свыше. Продел шпагат и надел на шею. Я им очень дорожу. Зачем он тебе? — прослезился старик.

— Как я сказал, я хочу сделать тебе подарок. Дай его ненадолго мне, я его скоро тебе верну — попросил я его. Он, нехотя, отдал его мне, а я, взяв его в руки и начав переделывать его структуру, напитывая его пси энергией и привязывая его к старику, продолжал говорить.

— Мои люди, как я уже сказал, едут сюда и в этом караване старшей едет моя помошница и главная после меня. Её зовут Нола. Камешек этот я привязал к тебе, поэтому никто, кроме тебя, не сможет воспользоваться им. Это сделано для того, что не было интереса его украсть и продать. А ты представь себе женщину средних лет, небольшого роста и самое главное мою помошницу и начинай говорить с ней. Посмотрим, что получится — передал назад камешек ему. Надо сказать, что у Нолы была странная привычка: теребить гребешок для волос в руках, когда она волновалась и я, зная это, мысленно привязал её гребень к ней, как средство связи.

— Нола, помошница Юрая-ца, вы меня слышите — вопросил дед.

— Да слышу, но, как-то странно, сзади, а там никого нет. Где вы и кто вы? — послышалось из камня. Все замерли от неожиданности. Я наклонился к камню и сказал: "Нолочка, возьми в руки свой гребешок."

— Меня зовут Кноп. Я староста посёлка Трумба, к которому вы едете. Я хотел бы узнать, скоро ли вы подъедите к нам? — поинтересовался дед.

— Я думаю часа через два, не раньше — ответила Нола.

— Спасибо, всё понятно — подтвердил дед и опустил камень.

— Сказали, что через два часа — удивился дед.

— Мы слышали, кстати, если хочешь, что бы никто не слышал ни тебя, ни камень, пожелай это мысленно и приложи камень к уху — пояснил я.

— Ждём их, а пока я хотел бы обсудить с тобой наше дальнейшее сотрудничество — прололжил я.

— Давай, тогда пройдём в мой кабинет — предложил он.

— А у тебя и кабинет есть, а я и не знал! — удивился я.

— А мы не с сохой в поле выходим (аналог: щи лаптем) — важно изрёк, вставая, он.

Мы переместились в кабинет, обсудили цены, количество и ассортимент товаров, которые я заработал, далее я предложил разослать гонцов в соседние деревни в рекламных целях, так сказать, к слову, помимо той дороги-тропинки по которой сейчас ехали мои подчинённые, было ещё три дороги гораздо более набитые, чем дорога из Леса: две вдоль Леса направо и налево и ещё одна от Леса вглубь страны. По этим дорогам должны были скакать гонцы в соседние деревни и посёлки. Затем мы обсудили перечень наших услуг — это: лечение разумных и домашних животных, при этом выявление предрасположенности к пси, т. е. потенциальные маги, далее, помощь при угрозе урожаю от диких животных и, при этом заготовка этих животных для нужд селян, возможность через Лес у замка торговли с теми государствами и землями, которые расположены за Лесом, отдельной темой стало обсуждение покупки камней связи, затем прогнозы урожая и различные предсказания и прочее. Выслушал просьбв и жалобы, типа таких: нет хороших с/х инструментов, из качественного металла, нет различных амулетов, которые раньше покупались в волшебной лавке, т. е. и лавки, и амулеты есть, но их качество, мягко говоря, оставляет желать лучшего, шарлотаны, одним словом, качественная упряжь, хорошие кони, рынки с/х назначения и т. д. и т. п.

Я аж устал слушать о проблемах сельского хозяйства и очень обрадовался, когда, наконец, прибежал давешний парнишка и сказал, что мои приехали.


Глава 12. Лоо и Турол

Далее совсем не интересно. Приехали, расположились, перетаскали и загрузили общими уисилиями с крестьянами мешки, баулы и прочее. Лошади в это время отдохнули и мы с Нолой обошли и подлечили их, т. е. подали им пси энергию и сняли усталость. Потом все сели, попрощались и поехали. По дороге и по прибытию мы с Нолой и другими, по мере надобности, обсуждали и решали наболевшие вопросы, при этом я старался сделать так, что бы они мелкие вопросы решали сами. Это снабжение продуктами питания, ткани и готовая одежда, изделия из кожи, обувь и упряжь и прочее, где, как и по чём купить и где, как и сколько заработать, кто будет ездить лечить, гонять зверей, как и кто будет делать амулеты. Куда нужно съездить и договориться об открытии рынка при замке, какие товары нужно закупать, а какие товары нужно зазывать с купцами к нам, что, где, откуда, по чём и зачем. Заговоры, зелья, яды, да и яды нужны, травы и микстуры, сбор, сушка, хранение и использование. Я и не заметил, что мы уже приехали, умылись, покушали, а наши товары и продукты без нас, тех, которые всё это обсуждали, уже давно разгрузили и разложили по местам хранения, а мы всё обсуждаем. Наконец, я не выдержал.

— Стоп, хватит обсуждать, уже ночь давно на дворе. Я хочу идти спать. А перед этим, для завершения всего этого обсуждения, я хочу сказать, Нола назначает старших по различным направлениям, кому, что больше нравится. Если нужно кому-то что-то показать объяснить, научить, то прежде всего к ней, а если она не знает или не умеет, тогда ко мне, но не просто так, поговорили и забыли, а поняли, прочувствовали, научились и больше к этому вопросу не возвращаемся. Я пока отдохну, а далее, когда всё наладится более или менее, я бы хотел посетить соседние государства. И у меня в связи с этим есть предчувствие, что от бывшей Великой Орды или от нынешней Дикой Орды нам грозит опасность, не сейчас немедленно, а будущем. Мне иногда снятся сны, очень странные и в этих снах идут большие бои и, наверное, война или войны с разными разумными и животными. Я там участвую вместе с пауками и они мне очень помогают. Потому я тороплюсь и вас тороплю. У нас не так много времени перед боями с врагом или с врагами. Теперь понятно, почему я так давлю на вас — произнёс я заключительную, подводящую итог речь, как мне тогда казалось, но это мне только казалось. Потому, как все замолчали и напряглись, я сделал вывод, что наверно рано я сейчас сказал об этом. В столовой повисла тишина, какая-то гнетущая, я бы сказал. Все задумались, замерли и смотрели на меня так, как-будто увидели в первый раз.

— Ну, что молчим, кого ждём? Если будете молчать, то я спать пошел, устал — сказал, вставая и потягиваясь я.

— Ты не понимаешь (это ко мне), он не понимает (это ко всем остальным). Ты правда не понимаешь, да, ты же "из далёких земель" — отмерла, наконец, Нола, при том, что слова "из далёких земель" произнесла с таким сорказмом, как всем, наверное, стало понятно, что под далёкими землями подразумеваются далёкие планеты или вообще галактики, или это только мне показалось, не знаю.

— Так и объясни мне, такому далёкому! — постарался уйти от "земель".

— Когда-то, очень давно, как говорят легенды, задолго до Раскола, жил на нашей земле Ча-маг. Он мог видеть будущее и предсказывать его. За все времена, что помнят разумные, т. е. за всю историю нашей земли, такой был один, если не считать разных шарлотанов, примазывавшихся к этому званию. Так вот его называли по разному: пророк, оракул, видящий, слышащий, проникающий сквозь время и т. д., но сохранилось более короткое название этого. Его называли: Лоо, Лоо-маг, Маг-лоо или просто Ломаг, т. е. маг времени, маг, проникающий через время, плывущий в океане времени и т. д. С тех пор, как его не стало, прошло много времени до Раскола, затем Раскол, потом время после Раскола, а таких магов не появлялось, а тут ты говоришь, что тебе снятся сны о будущем, и ты предвидишь события и войны. Он был, кроме Лоо, простой Ча-маг, т. е., кроме того, что он видел будущее, он мог чувствовать и разговаривать с животными, но не с пауками. Мог немного лечить разумных и животных, делать простые амулеты и всё. А ты можешь тоже, но при этом ещё читаешь мысли, да, да, не нужно делать круглые глаза, можешь лечить то, что казалось бы не лечится, можешь двигать и перемещать предметы и разумных, причём многих, а не один или одного, можешь летать, перемещаться и перемещать предметы и разумных порталом, а ещё, я недавно узнала, ты можешь делать камни связи, но не просто делать их, а ещё и привязывать их к своим хозяевам так, что их воровать не имеет смысла, причём это не всё. Раньше до Раскола, говорят тоже делали такие как камни, правда без привязки, но делали непосредственно вот тут и всё, а ты ещё, если надо, можешь сделать камень на расстоянии, такое вообще считалось невозможным. А тут ещё предсказания. А это уже, я и не знаю как считать. КакТебя называть: Ца-дожу-Лоо, Лоо-Ца-дожу, Ца-Лоо, Лоо-Ца или ещё как-то. И, вообще, есть то, что ты не можешь или не умеешь — закончила свою эпопею-восхваление меня. Мне от этого как-то неудобно, нехорошо, да рассекретила она меня по-полной. Надо, что-то сказать, как-то выкрутится из всего этого. И я ничего более умного не придумав, ляпнул: "Не могу во времени путешествовать."

— Но мне почему-то кажется, что со временем научишься — парировала она меня. Ну, что тут скажешь, подловила она меня, раскусила, а я от усталости уши развесил, да пора спать идти, а то утро уже скоро, устал и от этой усталости раскрылся. Все остальные сидели молча и смотрели то на меня, то на неё, тоже, наверно, устали и спать хотят, а тут мы с ней обмениваемся мыслями и наблюдениями.

— Всё, пора спать идти. Всё, я пошел, а вы как хотите, хоть до утра сидите — сказал я и ушел к себе. Придя к себе, подумал, что надо спать, спать, спят усталые коровы и быки, спят усталые детишки, старики. Всё, спю.

Утром провёл все положенные процедуры и пошел в столовую. Там быстро поел, подождав остальных, продолжил вчерашее.

— Нола раскажи, пожалуйста, какие проблемы возникли со вчерашнего дня? — спросил её я.

— Какие проблемы? Никаких проблем. Я не выспалась и ничего ещё не успела сделать, но я думаю, что проблемы могут возникнуть из-за наличных денег — сухо ответила она, зло глянув в мою сторону.

— Да, деньги, денежки, тугрики и фенечки. Без них никак, а с ними полный кавардак. У тебя чисто женский подход к деньгам. Знаю, знаю, ты хочешь сказать, что ты же женщина. Да, но всё же, с чего ты решила что нам нужны будут деньги, нет не так, с чего ты решила, они вообще будут нужны. Приехали в село или посёлок, сделали добрые дела, получили оплату продуктами и товарами и привет вам, а мы до дому, до хаты — попытался развеселить я её или по крайней мере просто поднять настроение.

— А у тебя чисто мужской подход к деньгам. Знаю, знаю, что ты же мужчина, но всё же, если нам тот товар не нужен, а нужен товар у другого продавца, но ему в данный момент не нужна наша помощь, а нужны деньги, а у тебя лишь бы все были сыты и всё. Как скотина в хлеву, а мы ещё и разумные и нам мало просто нажраться от пуза — укорила меня она.

— Да, ты, возможно, права, да даже без "возможно" права. А я к своему стыду не знаю вашу бывшую систему товарно денежных отношений. Просветишь? — глянул на неё с надеждой.

— Легко, как ты говоришь. До Раскола были три вида монет: это медяки — медные монеты, самые дешёвые, серебрушки — серебрянные монеты, среднего достоинства и золотой или золотые — как понятно, монеты дорогого достоинства. Отличались они друг от друга в 100 раз, т. е. 100 медяков это серебрушка, а 100 серебрушек это золотой. Ещё были монеты по 5, 10 и 50 единиц, а у золотых была очень дорогая монета достоинством в 100 золотых. Чеканили их дварды, но с помощью магии на монеты накладывалась защита, это делали маги. Монеты свободно ходили по всем землям и государствам, все были довольны. Но тут грянул Раскол, всё нарушилось. Торговля встала. Деньги стали не нужны и их переплавили в металлы, а теперь я думаю надо возрождать это всё заново и нам, как магам Волшебного Леса надо бы это всё возглавить… — прояснила ситуацию она.

— …и прибрать к рукам, хотела ты сказать, но постеснялась — добавил я.

— Ну всё-то ты знаешь и читаешь мои мысли, как книгу, но ты прав, хотела и постеснялась — продолжила она.

— Так значит, мне надо к двардам, ну я пошел или полетел — сделал вывод я.

— И ты, конечно же, знаешь куда? — подколола она.

— Куда, я не знаю, но знаю, у кого спросить — парировал я. Встав из-за стола и выйдя сначала во двор, а потом и за ворота, я попросил помощи у пауков, объяснив им ситуацию. Наверное им приятно со мной беседовать, так как они сразу откликнулись и, всё поняв, пояснили, что карта не простая, а пси управляемая, т. е. мне можно не только рассматривать её и вычислять расстояния, но и путешествовать, прыгая, по ней в те места, которые я до этого не посещал. Ну что ж, попробуем. И тут до меня дошла их мысль, что мол стой. Ты ещё не использовал карту в таком виде или деле, а посему возьми одного из нас с собой, заодно и нам через него надо там у двардов побывать и сделать свои дела.

— Хорошо друзья мои, давайте проводника и в путь — согласился с ними я.

На полянке возле ворот появился паук размером с небольшую собачку, чуть более кошки и взлез на меня, как на пальму. При этом стража вначале замерла, а потом отпрянула от меня со страхом.

— Давай подсказывай куда, как штурман, а я буду нам двигателем. Поехали-и-и! — вскричал я и передо мной Лес исчез, а вместо него появились горы и мы с пауком стояли возле ворот вделанных в скалу.

— Приличная скорость — донеслось до меня от пауков. А за воротами послышалась возня, шум падения чего-то или кого-то, вскрик и отборный мат, затем шиканье и тишина.

Через какое-то время ворота открылись и моему взору предстала такая картина: из темноты подземелья вышли трое гномов одетые в латы и вооружённые пиками, мечами и щитами, но всё это было, ну как бы сказать, а, во, придумал, как на экране телевизора с дефектной развёрткой по вертикали, т. е. стражники были низки ростом, мне по плечо, хотя и я далеко не гигант, пики короткие, но толстые, мечи тоже, а щиты какие-то кругло-квадратные, как квадрат с круглыми углами, сильно круглыми.

Я стоял и смотрел на них, а они тоже стояли молча и смотрели на меня и паука. Так продолжалось какое-то время, но потом, наверно вспомнив свои обязанности, один из них, тот, что был в середине, наверное старший на двардском языке спросил: "Кто такой? Откуда и зачем к нам? Да ещё и с этим…?"

Но я его прекрасно понял и понял, что он не договорил, что "с этим врагом" он хотел сказать.

— Я новый Ца-дожу, звать Юрий, прибыл познакомится с вашим правителем и себя представить, поговорить с ним — сказал я тоже на двардском или, точнее, на стародвардском, так мне показалось уместнее в данной ситуации. На что старший дёрнулся, наверно хотел спросить: "Чем докажешь?", но посмотрев на паука, сделал движение пикой, как бы приглашая меня, но глядя на паука, повернулся и пошел внутрь подземелья. Я пошел за ним, а оставшиеся два стражника, закрыв ворота, последовали за мной, а воротах я увидел ещё двоих таких же.

— Иди, а мы займёмся своими делами, как выйдешь назад захвати нашего с собой — пронеслось в голове.

— Хорошо — мысленно ответил я, идя за старшим стражником, а паук перепрыгнул меня на стену и исчез.

Пройдя довольно большое расстояние по темноватым, освещённым только редкими факелами туннелям, мы оказались возле ещё одних ворот, но более дорогих и красивых. Мои сопровождающие остановились, ворота открылись, изнутри вышли другие стражники одеты тоже в латы, но более изящные и красивые. Старшие обоих команд стражников отошли в сторону и, тихо посовещавшись, подошли к нам.

— Следуй за нами — сказал новый старший и мы пошли примерно также дальше, но стражников было не трое, а четверо. Старший шел впереди, а остальные шли вокруг меня, т. е. по бокам и сзади, благо ширина туннеля позволяла. Затем мы подошли к следующим третьим воротам, сколько их ещё. Эти были гораздо красивее и выглядели значительно дороже. Опять смена караула и нас стало гораздо больше, трое впереди, двое по бокам и трое позади. Далее мы подошли уже не к воротам, а к большой, точнее широкой двери и вошли в большой и высокий зал-туннель. Все встали, замерли по стойке смирно, я тоже постарался выпрямиться, и стали чего-то ждать. В глубине зала загорелось множество факелов и стали видны кресла и довольно высокий трон на постаменте, а я подумал, как эти коротышки залезают на этот высокий трон. Но тут открвлась какая-то неприметная дверь и в зал, позади трона, вышел разодетый гном уже сразу по постаменту и сел на трон и сделал нам знак рукой подойти ближе. Мы подошли ближе и остановились недалеко от постамента. Старший подошел под самый постамент и тихо доложил тому, кто был на троне.

— Пред тобой король Горной Толии Великий (и Ужасный, подумалось мне) Турол 15-й. А теперь ты представся королю — сказал старший конвоя.

— Ца-дожу-Лоо Волшебного Леса, Юрий — пафосно и громко изобразил я.

— Ну что ж, раз мы с тобой равны, то, если хочешь, можешь подняться ко мне и здесь поговорим — произнёс первые слова глава гномов, е-о, двардов и показал на кресла рядом с собой. Это он решил проверить меня, поскольку постамент был высотой с дварда, а мне был в районе плеч, но я не посрамил высокое звание дожу. Подпрыгнув-перелетев, я оказался на постаменте рядом с троном около одного из кресел и спокойно сел в него. Король цокнул языком в знак одобрения и что бы показаться радушным хозяином, наверное, пригласил меня в ту неприметную дверь за постаментом. И я, согласившись кивком, чинно прошествовал за ним в эту дверь, кстати он был выше остальных двардов и мы были почти одного роста, я чуть выше, а все остальные стояли смирно и молча.

Внутри за дверью был небольшой и уютный кабинет, ну как небольшой, это после зала небольшой, а так приличный, но не огромный. Около правой стены стояли кресла, а около левой стол с креслами, за который мы уселись, в противоположной же стене от зала была ещё одна дверь, ведущая внутрь королевского дворца и из неё нам подавали рачличные блюда и напитки. Я сразу предупредил о странных происшествиях в случае моей выпивки, но король сказал, что он в своём дворце и всё будет хорошо. От его уверенности мне тоже стало спокойно и хорошо на душе. Чувствовал я его прямоту и даже я бы сказал неприятие и пренебрежение к хитрости и изворотливости торгашей. Такой прямой, тяжёлый и прочный, как строительная балка-опора.

— Давай выпьем за знакомство и за дружбу между нашими государствами, у нас много взаимных интересов. И, как я понял, это твой первый визит к сеседним государствам — я кивнул — тогда я вижу это, ценю и предлагаю дружбу — он протянул руку и я с удовольствием её пожал. Рукопожатие было крепким, но я не подвёл мой Лес и ответил не менее крепким сжатием его руки. От удивлённо посмотрел на меня, а я решил начать говорить о том, для чего я прибыл к нему. Быстро поняв тему, он хлопнул в ладоши и мне на подносе принесли разные монеты, от медяков до золотых. Я, в своей манере, не дотронувшись до денег, поднял их в воздух и, меняя их местами и кружа ими около себя, рассматривал их простым и истинным взором. Затем он вновь хлопнул в ладоши и появился новый поднос с такими же, но другими деньгами. Отличались они тем, как он сказал, что на первом подносе были старинные деньги с магической защитой, а на втором подносе были деньги современные отчеканенные ими недавно и, естественно без магзащиты. Разница была заметна только в истинном зрении. Монеты с защитой, как бы светились в истинном зрении, а современные монеты были простыми кружёчками металлов.

— Я хотел бы, в знак нашей дружбы, оформить монеты соответственно. С одной стороны они были бы с двардовской символикой и рисунками, а с другой стороны на тему Волшебного Леса — предложил я.

— Замечательная идея — воскликнул он — так и сделаем, а рисунки я тебе представлю завтра.

— Так же в знак нашей дружбы я хочу тебе сделать подарок, это камень связи. У тебя есть какая-нибудь вещь или предмет, который тебе дорог и важен для тебя — спросил я.

— Вот перстень, я получил его от отца, а он от своего отца и так далее. На посмотри его — начав снимать перстень с пальца, сказал он.

— Нет, не снимай его, просто положи спокойно руку на стол — попросил его я.

Я провёл положенние процедуры и привязку к нему и рассказал то что он должен был знать о персне связи.

— Теперь его надо проверить. У тебя есть кто-нибудь из близких, которые сейчас находятся далеко и по которым ты скучаешь? — поинтересовался я.

— Моя жена, Лечиния, умерла от странной болезни, я подозреваю, что её отравили, но она оставила мне сына и дочь. Сын, его зовут Киван, сейчас со мной во дворце, а дочь, её зовут Фрезия, уехала в Иллерию за красивыми вещами, она, как девушка, очень ценит красивые одежды, как известно, только в Иллерии делают действительно красивые и дорогие ткани, одежду и обувь — пояснил он.

— Мысленно представь её, а я на неё посмотрю. Какой у неё есть предмет, которым она дорожит так же как ты? — объяснил я.

— У неё есть медальон моей умершей жены — сказал он тихо.

— Мысленно покажи его поближе. Так. Гм. Есть. Позови её так, как-будто она рядом — приказал я.

— Доченька, всё ли в порядке стобой? Как ты себя чувствуешь — произнёс он, недоверчиво глянув на меня.

— Папа, они напали на нас! Мы бежим от них! Наши лошади убиты — заорал перстень на его пальце девичьим юным голосом.

— Доченька, а ты где сейчас — встревожился отец.

— На границе между Лесом, Иллерией и Ордой, бежим в сторону Леса, нас прижимают к нему — сообщил перстень.

— Я сейчас там буду и помогу — сказал я, представив это место по карте, и появился в Лесу недалеко от шума и криков множества людей.

Этот крик и шум сильно мешал мне сосредоточиться на её поиске по медальону-камню связи, и я, на автомате, кинул заклятие тишины и покоя. Всё стихло, только я, наверно, немного не расчитал силу заклятия потому, что все разумные и животные, которые были в округе более 100 метров от меня, попадали без сознания. И тут я почуял, что кто-то с недобрыми чувствами быстро удаляется от меня. Стой, не уйдёшь, подумал я и послал команду "стоп", причём, что бы не ошибиться как с лежащими, а завязал эту команду на эмоции этого недоброжелателя, т. е. чем сильнее его чувства злости, тем сильнее команда "стоп". И я почувствовал, что он или они остановились.

— Мы поможем, мы хорошо чувствуем недоброе — раздалось у меня в голове.

— Как вы вовремя друзья, но пока только пакуйте их, но не кушайте, мне надо знать, кто всё это организовал и я, почему-то, уверен, что это связано со смертью королевы двардов — предположил я.

Со всех сторон раздались шелестящие звуки, это пауки-сонники принялись за работу. Всех разумных сложили на поляне. Диких животных, которые попали под моё заклятье, отпустили, а лошадей нет. Я тем временем нашёл её и привёл в чувство.

— Пока сиди тихо, я друг твоего отца, а это мои друзья — показал я ей пауков, при этих моих словах, когда она увидела деловито снующих мимо нас пауков, её глаза расширились, рот открылся, но она не произнесла ни звука. Я, видя её адекватное поведение, обратил внимание на её внешность. Она, конечно была молода и красива, но что-то в её внешности выбивалось из общей картины, я не понял, что, но надо было "поговорить" с пленными. Стал обходить и рассматривать лежащих без сознания пленных.

— Так, кто тут у нас. Эти явно из Орды — посмотрел я на троллей, рослые и с зеленоватой кожей, так так, это исполнители, мясо, не интересно, да как много-то их, ух, ну и сила против отряда принцессы, дальше, это дварды из отряда принцессы, ранены и усталы, подлечим, далее, а кто это, ну-ка, ну-ка, это уже интересно, ух ты, во, это тот кто мне нужен — бурчал я себе под нос, рассматривая ушастых, т. е. эльфов или, как здесь их называли иллерийцы. Их было пятеро, но один из них был явно старшим из них. Богатая одежда, властное лицо даже без сознания. И тут я понял, что меня насторожило в облике принцессы: иллерийкие корни явно выдавались из облика двардки.

Я проник в его сознание богатого иллерийца. Вы можете сказать, ведь он же без сознания? Но не мёртв же. А раз он жив, то и мысли, и чувства у него есть, хотя и заторможены и, как бы, отключены от органов движения. Пренеприятная вырисовывалось картина. Это был младший брат короля Иллерии. Он хотел, конечно же, власти, но между им и заветным желанием стояли: старший брат-король, затем сестра, это вы, наверное, догадались, убиенная мать принцессы, далее сама принцесса, как возможный кандидат на трон и, затем, он. Скорее всего она была бы после него, но вот подишь ж ты. Дрянь, а не чело… э-э разумный, т. е. иллериец. Короля он пока достать и его близких не мог, а начал с двардов. И как сестра короля Иллерии оказалась королевой двардов, да брак по расчёту, наверное.

Ну, довольно на этого "грязномыслящего" ублюдка тратить время. Надо заняться остальными.

— Друзья, помогите, пожалуйста, посадить на лошадей этих пятерых и крепко привязать их к ним. Я забираю с собой иллерийцев с лошадьми, далее, двардов, только нужно их подлечить, а уже, хорошо. Ну и принцессу, всё. Остальные в вашем распоряжении — мысленно передал я паукам мои просьбы.

Всё быстро было сделанно быстро и чётко. Двардов положили в середину, лошадей я разбудил и их с привязанными к ним иллерийцами расположили по кругу. Мы с принцессой встали в круг. Пауки оплели нитью лошадей и концы отдали мне, отойдя в сторону.

— Ну всё, поехали. И спасибо вам, друзья, пока — проговорил я и мысленно, и вслух. Представил зал во дворце короля двардов и, вот, я уже здесь.

Дёрнулась охрана, шум, гам, команды. Лошадей с седоками увели, я только крикнул что б не отвязывали их от лошадей. Двардов привёл в чувства и их тоже увели, а принцесса уже обнимала отца и плакала у него на плече.

— Так вот, почему умерла твоя жена — подвёл я итог этой "прогулки".

Король двардов задумался и мысли у него, прямо скажем, были не радосными, а ненавистными по отношению к младшему брату короля Иллерии.

— Но его надо сдать королю Иллерии — сказал я.

— А как хочется его придушить вот этими руками — посмотрел он на свои руки — но, надо перед отправкой его к брату, закончить одно дело.

Король созвал свой совет, это для них на постаменте стояли кресла. Кроме того в зале было много народа, а возле короля оставили свободное кресло. Я стоял с другими внизу.

— Все уже наверно знают этого разумного, но тем не менее я хочу его вам представить: Ца-дожу-Лоо Волшебного Леса, Юрий, а ещё с этой минуты мой брат. Он действовал смело и решительно. Спас мою дочь. Раскрыл тайну смерти моей жены. Схватил убийц. Предотвратил возможную войну между нами и Иллерией. Тем самым наше королевство устанавливает с новым возрождённым Волшебным Лесом не только дружеские, но братские взаимоотношения, что нам несомненно будет к большой пользе и выгоде. Поздравьте моего брата с победой! — закончил он пафосную речь. Раздались крики и шум. Меня все рядом стоящие подняли и опустили рядом с королём. Король меня обнял и усадил в кресло рядом со своим троном.

— Я всегда мечтал о брате, а тут ты весь такой загадочно-магический, ну вот я и не устоял — признался король, почему-то виновато глядя на меня.

— А я как рада, что у меня такой дядя, прямо не верится, что это правда — разоткровенничалась принцесса, а её брат, сын короля, сидел тихо и мечтал о том, что тоже хотел бы быть среди сражавшихся за сестру в Лесу, но присутствие пауков как-то охлаждало его мечты.

— Да, кстати о пауках, что-то о моём провожатом не слышно — только подумал о нём и у меня в голове появилась мысль: " Мы тебе помогли, а теперь ждём от тебя помощи."

— Что нужно? — мысленно спросил я их.

— Спроси короля о шихах, это их домашние животные — прилетело ко мне.

— Брат, я тут слышал о шихах, а кто это, я не знаю. Ты не мог бы пояснить — спросил я короля.

— Это старая история и очень неприятная для нас — начал, поморщившись, король.

— Но тогда лучше не говорить, если тебе неприятно — предположил я.

— Но ты мой брат и должен знать всё — подвёл черту король.

— Как мне неприятно говорить об этом, но слушай. Когда-то давно до Раскола у нас были хорошие домашние животные — шихи, это змеи. Но очень хорошие, добрые змеи. Нам по ходу работ приходиться залезать в глубокие и далёкие колодцы и шахты. Там не всегда бывает безопасно, а шихи чуют опасность и шипят при этом, за это их и назвали шихи. В каждой уважаемой семье горных рабочих жил хотя бы один ших, а то и несколько, это примерно как собаки у крестьян, но шихи умнее собак. Так вот после раскола к нам в шахты приползли пауки, но шихи не любят пауков. И шихи ушли куда-то. Их теперь нет у нас, но зато есть пауки, а ты сними дружишь и они даже помогли тебе в освобождении моей дочери. Поэтому я на тебя не обижаюсь за дружбу с пауками. Вот как-то так, если коротко — закончил король.

— Ну что ж, мне всё понятно. Кстати пауки ушли ко мне в Лес на свою родину так сказать, а мне дали провожатого т. к. я до этого не был у тебя, а ещё, оказывается, у них дела с шихами. Это они попросили меня спросить тебя о шихах. И я думаю, что не спроста — сделал вывод я.

— Давай-ка мы с тобой сейчас пойдём к шихам. Только я сейчас пойду проверю пленных, раз возвращение блудного брата откладывается — придумал я.

— А где мы их найдём, ведь они ушли — разочарованно произнёс король.

— Ну что ты, на этот счёт можешь не переживать, найдём с моими помошниками, ведь не просто так я прибыл с одним из них — заверил его я.

— Я тоже хочу — сказал принц Киван.

— И я — это уже принцесса Фрезия.

— Как скажет отец — подвёл итоги я, вставая и идя к пленным.

С пленными всё было более или менее впорядке. Я их привел в чувство и их развязали, точнее разрезали паучью нить, тонкая, но прочная оказалась на удивление, однако справились хоть не без труда. Сводили по одному в туалет, умыли и накормили. Младший брат короля Иллерии пытался качать права, но, когда глянул в лица мне и охране, резко передумал этим заниматься. После процедур их опять связали особыми двардовскими узлами, которые руки иноги не сжимают, двигать ими не мешают, но и развязаться не дают возможность.

Придя к королю, я сказал, что надо перемещаться к шихам, т. к. пауки их нашли, но они не хотят с ними "разговаривать". Король разрешил своим детям присутствовать при этом. Встали все в круг, обвязавшись верёвкой, я представил место на паучьей карте и мы уже тут.

Темно тихо, но где-то раздаётся шипение и я пошел на этот звук. Подошел и зажёг магический шарик-светильник и нам представилась такая картина: огромный пещерный зал-туннель со сталактитами и сталагмитами и всё пространство усеяно змеями на полу, на шершавых стенах, на колоннах везде змеи, но змеи довольно умные, я бы даже сказал полуразумные потому, что одна самая большая змея или, точнее, змей пополз ко мне и мысленно, как другие животные обратился ко мне: "Это ты победил старого дожу и забрал к себе пауков?"

— Да, это я, меня зовут Юрий — ответил так же мысленно я.

— Меня Кха и я главный здесь, а тот паук, который прибыл с тобой зачем? — спросил от.

— Я первый раз здесь, проводник и переговорщик — был мой ответ.

— Других пауков нет? А переговорщик не нужен, я не буду с пауками говорить — поднявшись выше меня, выразился он.

— Других нет. Говори со мной. На моей земле тоже есть большие змеи и самый умный и большой змей назывался Каа. Ты мне нравишся и я хочу называть тебя Каа — попросил я его.

— Мне будет приятно, мне нравится это имя. Называй меня так. Хорошо — поступили положительные эмоции от него.

— Возвращайтесь к двардам и живите как раньше, путь свободен, пауков нет — уговаривал я его.

— Хорошо, я тебя услышал и понял. Я верю тебе. Ты говоришь правду. Ты хороший и сильный как я — потекли мысли его у меня в голове.

— Скоро будет большая война и я хочу, что бы ты и твой народ бились с двардами и со мной — попросил я его.

— С двардами и с тобой я согласен, но там будут пауки и я не хочу с ними воевать — объяснил он.

— Ты и твой народ не будет воевать против пауков, а будет с нами и с ними вместе против врагов, других врагов — пояснил я.

— А враг кто, он вкусный? — поводил своим раздвоенным языком змей.

— Дикая Орда, троли — ответил я.

— Да, враг вкусный и мы можем потерпеть пауков — согласился он.

— Ну что, как переговоры — это король двардов вмешался издали, но его можно было понять, мы со змеем стоим против друг друга и молчим, разговаривая мысленно.

— Да, переговоры закончены и теперь его надо называть Каа — сказал я вслух.

— Я хотел бы закрепить нашу дружбу, попроси подойти сюда короля — сказал он.

— Брат подойди ко мне, он сказал, что хочет закрепить дружбу — попросил я короля. Король подошел с опаской ко мне, а из скопища змей приползли четыре молодых змея и замерли около короля. Король с небольшой опаской и с большим удивлением смотрел на них и ждал объяснений.

— Эти четыре молодых воина будут его шихами, теперь пусть подойдёт его сын — пояснил Каа.

Я поработал громкоговорителем и к нам с королём подошел его сын, а в это время к нам ползли ещё два молодых змея, несколько меньших размеров.

— Эти двое будут с сыном — представил очередных он, а я озвучил.

— Теперь пусть подойдёт дочь — очередная команда Каа, моя озвучка и дочь с нами, а к нам ползёт змея, большая, красивая и, какая-то, изящьная что ли.

— А эта змейка ей, обычно с двардами живут змеи-самцы, а змеи-самки живут отдельно, несут яйца и воспитывают потомство, но она сама захотела быть с дочерью и пусть будет так — торжественно пронеслось у меня в голове и я озвучил это послание. Все были довольны. а дочь короля, даже, обняла свою змейку и погладила по голове.

— А теперь ты сам. Эти двое будут с тобой — появилась его мысль в голове.

— Но я уеду отсюда к себе в замок — посетовал я.

— Всё равно они твои и будут с тобой всегда — защищать, оберегать, предупреждать — изрёк он.

— Тогда и я хочу тебе сделать подарок, для этого мне нужен какой-нибудь твой предмет — задумался я.

— У змей нет никаких предметов, кроме их тела — ответил он.

— Тела, тела. Ты ведь леняешь, тоже не пойдёт, зубы меняются, тоже отпадает. Как же быть? Как же ты со мной будешь говорить, когда я буду у себя в замке. Говорить, говорить. А что, если язык, а? — придумал я.

— Мне нужен язык, им я нюхаю — отпрянул от меня Каа.

— Я не собираюсь забирать твой язык, а хочу сделать так, что бы ты мог разговаривать со мной тогда, когда я очень далеко — успокоил я его — открой рот и покажи свой язык, я не буду трогать его, я на него просто посмотрю.

— А, я понял, ты хочешь сделать из моего языка разговорный камень, но мой язык не станет каменным — испугался змей.

— Нет, конечно, твой язык так и останется языком, но ты сможешь разговаривать со мной, когда я далеко — объяснил я ему. Каа открыл свою пасть и высунул язык, все дварды замерли от неожиданности, а когда я наклонился и внимательно посмотрел на язык Каа, все аж перестали дышать, но при этом я краем сознания заметил, что дочь как-то не очень боится за меня. Сделав своё дело, я выпрямился и посмотрел на неё истинным зрением, ба, да она же скрытый псион или слабенький маг, да, и при том ещё маг жизни, в мать наверное.

— Мы сейчас уйдём, а я с тобой попробую связаться позже, когда я буду далеко — пояснил я. Мы отошли к прежнему месту и проделали те же мероприятия с верёвкой, только предварительно каждый взял в руки своих змей, а я их накинул на шею, что бы руки были свободные. Сосредоточился и мы в зале дворца. Все разошлись со своими питомцами по своим делам, а я к пленным.


Глава 13. Приключения в Иллирии

Связывание и привязывание к лошадям прошло как-то буднично, затем перемещение по карте к замку короля в столице Иллерии. Подойдя к воротам замка, мы все стояли моча и ждали. Я надеялся, что вид связанного и молчащего, по моему заклятию, брата короля вызовет у охраны замка или точнее дворца вызовет интерес у охраны. И не прогадал, интерес был и очень бурный. Ворота резко открылись и вся охрана, в количестве 12 разумных, бросилась на меня и тут же улеглась отдохнуть, а ворота то открыты и мы проследовали далее во двор дворца. Тоже, примерно, получилось и тут, за исключением того, что въезжать на лошадях во дворец неприлично. Но я развязал одного из них и, взяв управление их телами, они развязывали сами по очереди друг друга. Молча тихо прошли на второй этаж в главный зал дворца. Скажете как, ведь не был здесь никогда, а карта и пленные с их мыслями на что, то то вот. Расселись в креслах и принялись опять ждать. В зал влетел какой-то разодетый толстый и лысый, судя по мыслям-подсказкам, начальник охраны дворца с этой охраной, но, зная что было с прежней охраной, эти вели себя более сдержано.

— Кто таков, почему здесь без доклада? — начал было он распаляться.

— Вежливые разумные сначала здороваются, затем представляются, а уже потом требуют ответов на свои вопросы. Я слышал, что иллерийцы вежливые разумные, а вы, наверно, не иллериец, судя по вашим крикам, а? — тихо и как можно ехиднее спросил я. Но тут мой взгляд упал на портрет. На нём была изображена женщина-иллерийка во всей красе и нарядах, явно не простая, да и в главном зале королевского дворца, не просто так. Почему я обратил на неё внимание, так она была похожа на дочь двардского короля, вернее наоборот дочь походила на мать на портрете. Я быстро сделал из портрета камень связи, вернее придал портрету свойства камня связи и позвонил дочери короля двардов: "Фрезия, племянница моя, ответь мне!"

— Да, я тебя хорошо слышу, дядя, как интересно, вот и папа рядом со мной всё слышит — отозвалась моя названная племянница.

— Скажи, пожалуйста, при каких объстоятельствах мы познакомились — попросил её я.

— Брат короля Кантрел, убив мою маму, решил избавиться и от меня и, наняв отряд троллей из Орды, напал на меня и мою охрану. И если бы не ты, то мне бы не жить, как моей маме — отозвалась Фрезия, поняв, что надо рассказать и где я нахожусь, умная девочка.

Начальник охраны короля Иллерии опешил то ли от этих обвинений, то ли от того, что портрет умершей сестры короля заговорил голосом её дочери, то ли от всего вместе, чего я и добивался.

— Эт-то всё правда, не может этого быть, невероятно, непостижимо, невозможно — залепетал он.

— Зови придворного мага и я поклянусь говорить правду, только правду и ничего кроме правды — "аминь" мысленно продолжил я свой ответ.

Всё пришло в движение. Моих пленных взяли под стражу и увели. Появился небрежно одетый, в торопях наверное одевался, королевский маг и представился Юстусом. Но тут наконец-то открылись двери с противоположной стороны зала и кто-то пышно одетый, дворецкий наверное, торжественно провозгласил: "Его величество, король Иллерии Канистель 1, собственной персоной!" Вплыл, торжественно вышагивая маленькими шашками, король и занял свой трон.

— Главный королевский маг, Юстус, магистр магии жизни и старший начальник дворцовой стражи, Дурлон. А как ваше имя, кто вы и зачем здесь? — с пафосом всех остальных и иронией ко мне произнёс он. "Сейчас ты перестанешь иронизировать" — подумал я.

— Меня зовут Юрий и я, что бы не повторяться и для того, что бы мне верили в присутствии королевского мага клянусь говорить правду, только правду и ничего кроме правды. Прошу королевского мага подтвердить мои слова — не менее торжественно произнёс я, глядя в глаза мага.

— Этот разумный говорит правду — произнес маг положенную в таких случаях фразу.

— Я должен предупредить высокое собрание, что нас слышат и могут говорить, посредством камней связи, король двардов Турол 15 и его дочь Фрезия. Прошу вас отзовитесь, пожалуйста — представил я их.

— Приветсвую тебя, Канистель — объявился Турол.

— Здравствуй дядя — отозвалась Фрезия.

— Теперь хочу кратко рассказать о себе. Я прибил из очень далёких земель и не был знаком с вашими обычаями и законами — при этих словах я посмотрел на мага и он кивнул, подтверждая мои слова — не желая этого, я столкнулся со старым дожу и, спасая свою жизнь, победил и уничтожил его. После этого, когда я хотел уходить из замка, мне было заявлено, что если я уйду, то другие разумные из-за мести и злобы убьют обитателей замка, а они не виноваты, потому что были "забвенными". И мне пришлось возглавить этот замок и Лес. Далее я познакомился с пауками-сонниками — я опять посмотрел на мага и он кивнул, а король передёрнулся, как от зубной боли при упоминании о сонниках — далее, наладив жизнь в замке, я решил познакомиться с соседними государствами и начал с Толии, но познакомившись с королём двардов Туролом 15 и, налаживая ему связь, узнал о нападении на его дочь и теперь прошу её повторить свои слова, только что сказанные про нападение на неё — закончил я. Она подтвердила мои слова и снова рассказала историю своего спасения, а её отец в свою очередь тоже подтвердил её и мои слова. Всё это производило впечатление, особенно говорящий портрет, причём говорящий не только женским, но и мужским голосом.

— А что ещё, кроме как налаживать связь через камни, ты можешь? — спросил король Иллерии. Не знаю как другие, но это "ты" в его обращении дорогого стоит, т. к. он фактически признал меня равным себе.

— Ну тогда, ваше высочество, я представлюсь полностью, но при этом замечу, что так стали называть меня обитатели замка, а не сам я придумал это про себя. И так, меня называют Ца-дожу-Лоо Юрий. И я могу быстро лечить разумных и животных, разговаривать с ними и пауками, знаю различные приёмы и заговоры из различных видов магии, могу быстро перемещаться и перемещать предметы, летать и многое, многое другое. А вы, ваше величество, что от меня хотите, что-то конкретное или просто интересуетесь? — спросил я короля, а он при словах "вы" и "ваше высочество" кривился.

— Давай на ты и без высочеств, мы, как я понял равны. Теперь о брате. Тяжёлый вопрос. Жаль дурака, ведь он мой брат. Мне трудно что-либо решить с ним. А на счёт тебя. Я не просто так интересовался твоими возможностями. У меня есть сын, наследник трона, но у него странная болезнь и эту болезнь не могут вылечить мои маги жизни. Я бы хотел, что бы ты осмотрел его — задумчиво произнёс король и при словах "мои маги жизни" так выразительно посмотрел на своего мага, что тот старался слиться с мебелью и не отсвечивать.

— Канистель, если мне так можно говорить, я осмотрю твоего сына, а на счёт брата. Он возможно был не один и странная болезнь твоего сына приобретает другой смысл. А с твоим братом можно решить так: его очень хочет видеть у себя Турол 15 — негромко произнёс я, подойдя к королю. При моих словах "не один" Канистель зыркнул на своего начальника охраны, а он, что тот бык, стал ногой бить по паркету зала и, когда король перевел взор на меня, куда-то унёсся.

Далее король Иллерии посмотрел на дворецкого, а он торжественно прогизнёс: " Заседание королевского суда закончено!"

— Пошли со мной — сказал Канистель и ушел из зала, а я за ним. Мы прошли во внутренние покои короля и я, войдя в какую-то комнату, увидел мальчика лет 15 на вид, худого, болезненнго вида, но, тем не менее, красивой внешности, ещё бы, сын короля Иллерии или по нашему эльф. Приблизившись к нему, я сосредоточился и посмотрел на него истинным зрением и мне представилась такая картина: по огромному полю бегут в страхе троли и бегут от дождя, некоторые падают и их добивают, стараясь не касаться их крови и дождя. Увидев это, я отшатнулся от мальчика, а король, увидев мою реакцию, спросил: " ты понял что это и как лечить?"

— Да, но тебе не понравятся мои слова — тихо, почти шёпотом произнёс я.

— Говори, я тебя слушаю — обречённо произнёс король.

— Давай отсюда уйдём и побеседуем, т. к. вопрос серьёзный — предложил я. Выйдя из комнаты сына, он хлопнул в ладоши и появившийся слуга повёл нас в другую комнату.

— Я так понимаю, что заболел он недавно — отец кивнул — боится воды — опять кивок — традиционные методы магии жизни не действуют — очередной кивок — а что тебе известно о Дикой Орде и местной болезни у них? — спросил я его.

— Не очень много, чем хотелось бы, но достаточно что бы понять, что эта болезнь пришла вскоре после Раскола и выражается в боязни воды и повышенной агрессии к тем, кто этой водой пользуется, например моется. А как она возникла, откуда и как её можно вылечить неизвестно — горесно сказал он, догадываясь чем заболел сын.

— Могу лишь добавить, что видел троллей, когда помогал Фрезии и пленил твоего брата — добавил к разговору.

— И тут он виноват — горесно вздох король — и как нам лечить сына? — вопросительно посмотреел на меня.

— У меня есть мысль, но это лишь мысль без реального опыта — вслух размышлял, глядя на Канистеля, а он с надеждой на меня — у нас на моей далёкой Родине говорят: клин клином вышибают, т. е. лечат тем, чего боятся — объяснил ему поговорку.

— Давай попробуем, потому что если не лечить он всё равно сойдёт с ума — горько промолвил его высочество.

— Но если что не так, что б потом на меня ни ни — замахал я руками.

— Да понимаю я, понимаю, говори, что надо делать? — промолвил он.

— Надо его связать, что он не убежал и опустить в воду в большую ёмкость, но при этом регулировать верёвкой глубину погружения, что бы он не задохнулся — описал технологию лечения.

— Так и сделаем — принял решение король.

— Ещё один вопрос. Дикая Орда. Троли. Мне был сон или видение. Будет с ними война. Мне нужны разумные для войска — предупредил его.

— Посмотрим на тебя поближе и решим — обнадёжил он — да и брата забирай к Туролу, но я хочу, что бы он жил.

Определённо умный король, а другой бы и не смог на его месте. Мы вышли из переговорной комнаты. Он пошел готовить всё для лечения сына, а я за его братом т. к. выйдя, он отдал распоряжение. Мы договорились встретится завтра в зале на втором этаже утром. Здесь нет часов в нашем понимании, но люди живут и исчисляют время примерно, например утро это время, когда светило поднимется выше соседнего одноэтажного дома.

Я мотанулся назад к королю двардов с братом короля Иллерии и посланием от него о желании жизни его брату. И наутро я был у Канистеля 1 в зале на втором этаже. Король вышел в зал и, увидев меня, сказал, что всё готово. Повернулся и вышел так, что можно было понять, надо следовать за ним. Мы вышли по лестнице во двор и подошли к пруду за дворцом. Сына привезли на тележке уже связанного и, пропустив конец верёвки через блок некой конструкции, напоминающей кран, около пруда, стали сначала поднимать его вверх, а затем, развернув эту конструкцию по-над прудом, стали опускать его в пруд. Мальчик при этом испуганно орал. Всё это действо очень напоминало средневековые пытки на Земле, но тут была другая цель. Я решил успокоить мальчика. Мысленно соединив наши сознания я начал ему что-то успокоительное мысленно нашёптывать. Мальчик вначале никак не реагировал на меня, всё так же орал, но постепенно начал прислушиваться ко мне и успокаиваться. Затем он окончательно успокоился, вода в пруду была тёплой и даже приятной, я потрогал её до этого. Мы ещё подержали его немного в пруду и вытащили и отдали магам на проверку самочувствия и наличие болезни.

— Я почувствовал, что болезнь эта меняет разумного, делая его кем-то другим, а не больным, т. е. он не болеет, а идёт процесс переделкки организма разумного и вода мешает этому процессу, останавливая его и даже пуская вспять, но в случае если процесс ещё только начат и не зашел далеко. Что будет в результате и как вода действует на тех у кого процесс зашел далеко я не знаю — говорил я отцу, когда мы вернулись во дворец и расселись в малом зале.

— Эту заразу притащил мой брат — негодовал король.

— Я думаю твой брат лишь исполнитель, а тот, кто это всё придумал и приказывает исполнить, находится там, в Дикой Орде, и этот противник хитёр и коварен. Надвигается блольшая война. И кто в ней победит зависит от нас всех — сделал вывод я.

— Да, наверно, это так, я не думаю, что мой брат до всего этого додумался сам — он пытался защитить своего брата.

— Ладно, мне пора назад, но ты сообщай о результатах лечения через портрет сестры — сказал и вышел в большой зал. Затем переход и я у двардов.

Встретив Турола и Фрезию, рассказал им всё о лечении мальчика и намекнул о том, что брат короля Иллерии может быть тоже заражён. Когда Турол понял, что нужно проверить заражение у Кантрелла, брата короля Иллерии, то просиял и сказал, что сам проверит это. Раздели Кантрела и привязали его к стене слуги короля Турола, а он начал поливать Брата короля Иллерии из вёдер водой. Вылил он их много и с холодной водой, наслаждаясь криками Кантрела, но он был здоров и чист от этой болезни. Я задумался, а потом решил, что я мучаюсь, надо влезть в голову этого убийцы и всё узнать или, по крайней мере, попытаться узнать правду. У этого ублюдка стояла пси защита, и она не давала считывать его мысли, но не для меня. Я всё же вломился к нему в мозг и он чуть не умер от этого, так орать должен был тот, с которого сдирают заживо шкуру. Я не давал ему умереть, поддерживая и леча его, а сам в это время лазил по его памяти и изучал её. Я выяснил всё или почти всё о Дикой Орде и её обитателях, попутно научившись убирать защиту от ментоскопирования.

Итак по порядку. Когда случился Раскол, а старый дожу связался с Итуруну, то их дружба длилась не долго. Каждый из них хотел быть главным и Итуруну ушел в Орду. Он хотел захватить все земли и ему нужны были войска. Просто так за ним, даже за деньги, троли не шли, т. к. деньги теряли смысл, зачем идти и гибнуть за кого-то, получая в оплату монеты, которые никому не нужны, когда можно взять всё силой и без монет и без какого-то начальника. Думал Итуруну думал и придумал как изменить разумных в своих помошников-демонов, хитрых, злобных и, самое главное, послушных ему и его воле. Но вот незадача, процесс превращения был долог, постепенен, нетороплив и, кроме того, у этого процесса была уязвимость — вода, да, да, самая простая вода. Если облить водой разумного, в котором идёт процесс перестройки организма, то, в зависимости от стадии процесса, либо он становился обратно разумным, каким был до того, это в начале процесса, так скажем, до его половины, а после он умирал, так и не закончив процесс перестройки. Правда, если этот процесс уже закончен, то обливай его водой, не обливай, всё равно уже ничего не изменить, этот разумный становился демоном окончательно, да и это видно, как говориться, невооружённым взглядом, т. е. не нужно быть магом что бы отличить демона от разумного. Демоны выше разумных, даже тролей, черны кожей, все поголовно пси активны, сильны, быстры, коварны и очень послушны своему Итуруну, так как они получают от него пси-энергию, без которой не могут жить. В самой Дикой Орде всё население разделено как бы на три неравные части. Это, прежде всего демоны, их много, но не все, затем переерождающиеся, их не много, но они есть и последняя часть, это ещё не заражённые троли, их меньше всего, но они тоже есть.

А с братом короля Иллерии приключилась банальная история. Молодой парень маялся без дела, денег валом, друзья-прихлебатели рядом, как же, брат короля. Развлекались, бесились, носились, пока не оказались в треугольнике: Лес, родная Иллерия и Орда, а от туда за ними наблюдали демоны и их перерождающиеся помошники, пока ещё, троли. В общем захватили брата со приятели и предложили ему на выбор или тоже стать перерождающимся или выполнять приказы их, пока про Итуруну молчёк, рано ещё, в награду трон Иллери. Брат согласился, а уже потом понял, что если и будет он когда-то на троне, то только уже демоном, но было уже поздно, т. к. сестра уже умерла, сын брата короля уже заражен и неизвестно кто в будущем будет на троне, он или племянник-демон. В общем мальчик на побегушках, шестёрка, хоть и козырная. Да, как у них всё завязано-закручено, прямо, как у нас говорят, без бутылки не разберёшся. А мне надоело по чужим домам или дворцам мотаться, хочется к себе во флигель, вот не думал, что скажу такое, а вот поди ж ты.

Поговорил с Туролом и Фрезией, попрощался и, забрав змей, вот напасть мне их за собой везде таскать, хорошо хоть слушаются, сказал в Иллерию нельзя, значит нельзя, перешел в свой замок, ну наконец-то дома.

Такое впечатление, что народу прибавилось, все снуют туда-сюда с деловым видом. Здрасте, и дальше бегом. Такое впечатление, что будто и не уходил никуда. Надо найти Нолу и спросить, что такое. А вот и она, легка на помине.

— Ну здравствуй, что ли, помошница. Что тут у нам и как? — поприветствовал её.

— Здравствуй Юрай, так теперь все тебя называют, так что привыкай. У нас тут наплыв клиентов, торгашей, но пока обмен без денег и ещё стали прибывать жаждущие знаний необученные маги, мы сами учимся и их учим, раздобыли книги, как извне замка, так и в подвалах их было, оказывается, полно. Но и к тебе вопросы накопились. Я вижу у тебя новые помошники шихи, значит с двардами договорился, скоро деньги будут, хорошо — выпалила, как из пулемёта, Нола, не давая вставить даже слово.

— Притормози немного. Пойдём в столовую, обсудим и поедим заодно. А то раньше были как ворёные рыбы, а теперь как растревоженный рой ос, ходить по корридорам замка страшно, собьют и ногами затопчут — подтрунивал над ней.

Мы перешли в столовую, а змеям по дороге я показал флигель и сказал, что это мой дом и они с радостью уползли туда, а Нола послала сообщение служанкам, что бы не пугались и покормили змей, как домашних собачек. Кстати, Нола, зря что ли была у пауков, сама научилась создавать камни связи, но у неё они получались с урезанными функциями по сравнению с моими. И ещё появился молодой маг, который научился тоже создавать камни связи, но очень своеобразно. Он без всяких камней вживлял функции камня связи, ещё более урезанные даже по сравнению с Нолиными камнями, прямо в ухо пациента, о-у-э, покупателя, да, покупателя связи, причем он уверял, что если в бою, например, отрубят ухо, то связь всё равно будет из того места где было ухо, пока голова на месте, это я шучу.

— Ну что сказать, молодцы, что у вас так всё хорошо — подбодрил её.

— Это стало после того случая, когда ты сказал, что уйдёшь от нас. Я собрала собрание и передала им твои слова, они этого испугались даже больше, чем пауков и начали шевелиться, как ты говоришь — объяснила она.

— Давай я тебе передам мыслеобраз (это, типа, индификатор или номер для связи) короля двардов Турола 15 и ты с ним свяжешься на предмет магической защиты денег — предложил ей.

— Уже не надо, мы уже сотрудничаем с ними и у нас учатся маги-дварды, а сюда идёт денежный корован с образцами денег для начала работ — отказалась она.

— А его не ограбят по дороге — заволновался, глядя на неё.

— Нет, поскольку деньги без защиты никому не нужны, если ими воспользоваться по назначению, любой торговец распознает их как фальшивые, а грабить корован с целью просто забрать, как металл. Так там моного медных денег, немного серебра и очень мало золота. Невыгодное это дело. А назад вести не надо, так как это всё плата за услуги, обучение персонала будущего банка и, извини, но и твой заработок тоже за твои дела во время твоих похождений, король сказал, что брат не может быть бедным по определению — пояснила Нола, смотря в пол. На что я, сперва, хотел возмутится, но потом, поразмыслив, мысленно махнул рукой, хай буде.

— Ну ладно, я устал от странствий пойду к себе во флигель, отдохну и подумаю, как нам жить дальше — сказал, вставая.

— Твои слова звучат зловеще — испугалась она.

— Нет, просто устал — успокоил её.

— А не хочешь поселиться в замке в покоях дожу, всё готово — предложила Нола.

— Нет, я привык во флигеле, а покои дожу занимай ты. Тебе там будет удобно управлять замком — разрешил ей.

— Нет, нельзя. Я не дожу, я не могу. Не хорошо, не положено — говорила она, но чем дольше говорила тем ясней становилось, что ей очень, ну очень, очень хочется там поселиться для статуса и престижа.

— Когда нельзя, но очень хочется, то можно, говаривали на моей земле — рассмеялся над ней.

— Тебе смешно, а мне очень хочется — надулась, как маленькая девочка.

— Так вперёд и с песней. И вот ещё что, надо потихонечку создавать Совет магов. Как и положено по закону и как раньше было. А так как ты старшая Совета, или как там у вас это в старину называлось, то ты должна жить в соответствующих условиях, т. е. в покоях дожу, которые теперь будут называться покоями… — замолчал, глядя на неё.

— … покои Главного мага Совета магов — сказала она и от радости у неё из глаз потекли слёзы, а на лице была такая глупо-счастливая улыбка, что я понял, что не зря я всё это затеял.

— Ладно, пошел я к себе — вторично поднимаясь, сказал и ушел.

Придя к себе и посмотрев как устроились мои змеи, я связался с Туролом и поблагодарил его за корован денег. Он, конечно, отнекивался, что мол это всё моё, а мысленно ему было очень приятно и за мой звонок с благодарностью тоже, но тут выяснолось, что его дочь тоже хочет учиться в нашем Лесу (это как в Магической Академии) и она расстраивается, что я, уйдя, не взял с собой её, а ездить она боится после того случая. А ещё отец намекнул, что не против, что бы дочь училась, а то королевская чета, а мага своего фамильного нет, нехорошо, урон чести королевской семьи. Хоть брат и есть дожу, но брат названный, а не кровный.

— Хорошо, я подумаю и решу этот вопрос — заверил, успокаивая, его. Ну, наконец, можно отдохнуть от дел, фу-у.

Утром, сделав все процедуры и позавтракав в столовой, я спросил Нолу нужен ли я ей сейчас или могу быть свободным. У неё были мелкие дела и проблемы, которые мы, обсудив, решили. Так-то у неё проблем было много, но многие из них она могла решить сама, с помощью помошников, потенциальных членов создаваемого Совета магов и ещё одного старого мага, который чудом выжил в этой круговерти, т. к. был "забвенным", а до того он уже был довольно стар. Я его хотел назначить старшим магом (тогда я не знал, что глава Совета магов называется Главный маг), но он попросил не делать этого из-за возраста и в свою очередь обещал всячески помогать Ноле и становлению Совета, а так же учить молодых магов и прочее. Я его оставил в покое, а старик не подвёл с помощью и тем самым освободил меня от рутины. Его, кстати, звали Удр, точнее мастер Удр или наставник Удр. Обсуждами мы те проблемы, которые без меня, по мнению Нолы, не решаемы. Нола более или менее довольная ушла из столовой, а я, посидев и подумав не много пришел к выводу, что демоны из Орды так или иначе придут к нам, на нашу землю и придут не с цветами и поцелуями, а с оружием и ненавистью. Будем ли мы готовы к их приходу, я не уверен, точнее, уверен, что мы будем не готовы к этому. Неизвестность пугает. Надо знать своего врага и встречать его во всеоружии, по моему так, а вы как думаете? Ну, а как узнать и изучить врага? Нужно побывать на его территории. По моему так. А кто мне может помочь с этим? Конечно же мои друзья-пауки. Надо к ним или точнее к ним не физически, так сказать, а мысленно.

— Мои друзья, можно к вам обратиться за помощью и советом? — мысленно постучался к ним.

— Для нашего друга, вернувшего нам наш старый дом, двери этого дома всегда открыты. И мы знаем, мы слышали твои мысли, мы поможем тебе. Тем более ты заботишься не только о себе, но и обо всех живых, которые окружают тебя. Мы должны помочь, так как если придут демоны, то и нам не жить прежней жизнью. Спрашивай нас, что ты хочешь от нас? — проявилась мысль в голове.

— Мне надо пробраться на землю врага и изучить его в его же доме, а затем придумать как его победить, но это проникновение надо сделать скрытно, что бы враг не понял, что в его доме гость незваный — подумал о своей предстоящей разведке.

— Да, тяжела задача, но можно её облегчить. Ты знаешь про перенос сознания. Перенести своё сознание или даже его часть в другого разумного или даже животное и враг, если, конечно, он не будет внимательно смотреть на этого разумного или это животное, не заметит в нём сознание другого, т. е. ауру другого на ауре этого — пришла мысль.

— Так, так, так, нужно ловить появившуюся мысль, которая пытается ускользнуть. Перенос сознания, аура за аурой, аура животного не подходит, так как она меньше и другая по цвету и насыщенности, а вот аура разумного мне подойдёт, и какой разумный там был и вернулся от туда целым и невредимым, брат короля Иллерии Кантрел, ну вот и его тело понадобилось. А цело ли это тело, а то король двардов облизывался от мысли отомстить ему за жену и дочь. Надо срочно звонить ему. Спасибо, друзья, вы очередной раз доказали, что вы настоящие друзья, а не кажущиеся таковыми — поблагодарил их, а в ответ прилетела мысль, что мы с тобой на одной земле (типа, мы с тобой одной крови).

— Брат, ты меня слышишь. Нужна твоя помощь. Брат короля Иллерии ещё жив у тебя. Он мне очень нужен — соединился я со своим названым братом Туролом 15, королём двардов.

— Слышу. Здравствуй, брат. Я понял, что дело серьёзное, раз ты даже не поздоровался со мной. Этот поганец живучий, так что он жив и даже почти здоров. Я его немного помял, но он, в общем, в порядке — отозвался он.

— Я сейчас буду у тебя и всё объясню, жди и приготовь комнату, в которой нас никто не услышит. Я скоро — попросил его.

— Даже так, тогда действительно важное дело. Жду — ответил брат и я почувствовал, что связь разорвана. Бегом из столовой во флигель за змеями, они начинают меня напрягать. По дороге попалась одна из моих служанок и я сказал ей, что бы она передала Ноле, что я уезжаю к королю двардов Туролу 15. При словах "к королю двардов" у неё в мыслях появилась зависть и она присела, как-будто это я король двардов. Да ладно, как ей заблогорассудится, мечтаешь о двардах, мечтай, а у меня полно своих дел. Так, змеи ко мне на шею быстро, раз, два, представил зал-туннель во дворце, и-и-и хоп, я тут.

— Ну вот и я. Здравствуй брат — поприветствовал его.

— Исправляешься, брат. Здравствуй ещё раз. Пойдём в ту комнату, о которой ты просил, она тут рядом — улыбнулся король. Мы зашли в комнану. Я быстро проверил её на предмет прослушки и ещё на всякий случай повесил "полог тишины".


Глава 14. Победитель Итуруну

— Так вот, зачем мне брат короля Иллерии — закончил объяснять ему свою мысль, честное слово, мысленно, через связь, было бы быстрее.

— Я тебя понял брат, жаль что он уйдёт от меня, но это на общее благо, жизнь одного негодяя в обмен на жизни многих хороших разумных, я за — проговорил Турол.

— Да и его я постараюсь вернуть, ведь он для меня как лошадь для седока, а седоку надо вернуться домой — успокоил его.

— Ладно, чего ещё от меня нужно в этом деле — не любит он терять время.

— Обеспечить моему телу уход и кормёжку, а также поменьше рассказывать про меня остальным. Если надо, то говорить, мол, уехал — предупредил его о соблюдении тайны.

— Я понимаю, что об этом деле надо помалкивать, а тело твоё будет в надёжных руках. Думаю поручить уход за ним Фрезии, а она умеет молчать — обнадёжил он меня.

— Хорошо, тогда пойдём посмотрим на "коня" — сказал, вставая.

Мы вышли из комнаты, я при этом снял полог тишины, и пошли вниз к козематам короля. Подошли к камере, охранник отпер тяжёлую дверь, но, на удивление, открылась она легко и тихо, для моего плана это было важно. Осмотрели заключённого, а я на автомате проверил его истинным зрением и также чисто автоматически подлечил его, отметив что он вполне здоров, разве только несколько синяков и ссадин, которые от моего лечения быстро стали проходить. Оставив его на месте, мы ушли назад в ту комнату, где шли переговоры. За время нашего отсутствия в комнате произошли изменения. Появилать кровать и другая мебель, как-будто эта комната-спальня. Я переоделся в длинную рубашку, предварительно сняв с себя всю одежду, и лёг на кровать. Король ушел. Дверь в комнату кто-то запер и наступила полнейшая тишина.

Я сосредоточился на своём сознании и сознаниях окружающих меня разумных. Выйдя из тела, я посмотрел на него как бы сверху и, оставив в нём небольшую частичку своего сознания, двинулся по корридорам тем путём, что мы с королём прошли. Пройдя его, я оказался у той камеры, где сидел брат короля Иллерии, и, прикинув, понял, что его камера находится как раз под моей комнатой, где я оставил своё тело. Хорошо, молодец брат, всё продумал. Войдя сквозь дверь в камеру, я приблизился к заключённому и тихонечко просочился в него, в его сознание. Причём постарался сделать это так, что бы он этого не заметил и не понял. "Расположившись" в нём и привыкнув к ощущениям нового для меня тела, я начал действовать. Тихо щёлкнул замок камеры и телу захотелось посмотреть, что с дверью и кто открыл её. Это я не навязчиво управлял его телом и сознанием, будто бы он сам захотел выйти из камеры, т. е. я навевал или нашёптывал ему, якобы, его желания. Тело, под моим контролем, вышло из камеры и пошло по известному мне маршруту и ему казалось, что он знал этот маршрут, но подзабыл его, а тут вспомнил по необходимости. Далее выход из подземелья двардов, при чём по довольно длинной дороге ни кто не встретился, но это, моими стараниями, не встревожило его. На поверхности у ворот, которые тщательно охраняются круглосуточно, тоже никого не было из двардов, а был конь, не самый лучший, но вполне хороший, довольно сильный и здоровый. Конь впервые, увидевший нового седока, не воспротивился тому, так что новый неизвестный ему всадник уселся на него. В общем мы поскакали.

В пути конь долго не уставал, это я его подлечивал и давал ему сил, а деревья и поляны как-то странно быстро мелькали мимо скачущего коня и даже несколько раз за наше путешествие конь, подпрыгнув в одном месте, приземлялся совсем в другом за многие километры от первого. Но это всё было, как бы, правильно и в порядке вещей. Так, что доехали мы быстро, а в сознании того кем я управлял было воспоминание, что он скакал на коне несколько дней с перерывами, отдыхом и прочим, что должно быть в пути.

При подъезде к известному ему месту уже в Орде, я отдал ему управление, ну почти отдал, для того, что бы не вызвать подозрений в первый момент. Подъехали мы с ним к какому-то заброшенному посёлку и остановились, но ждать пришлось не долго. Из-за домов выехали всадники, но всадники необычные, да, они были выше самого высокого разумного на этой планете, да, они были сильны, быстры, сильнее и быстрее любого разумного, выглядели и были одеты необычно, все светились в истинном зрении, т. е. были все пси-активны, но не это привлекло моё внимание. Моё внимание привлекли их "кони". С первого взгляда они были обычными, ну почти, т. к. у них небыло рогов, как у всех местных лошадей, но это так мелочь, по сравнению с другими отличиями. Морды этих животных говорили о том, что это хищники, зубы, взгляд, повадки и прочее, выдавали в них тех, кто питается не травкой, а кровью и мясом. Эдакие волки с копытами, да и шерсть на них была скорее медвежьей, чем лошадиной. Они подъехали к нему или к нам, я тут путаюсь, не привык к перемещению сознания. Кстати, конь под нами тихонечко заржал, жалобно так и со страхом. Один из них, по видимому старший, начал говорить что-то и я с трудом понял, что это тролий язык, но очень искажённый, да ещё и с акцентом, но тем не менее я всё понял и чем дольше он говорил, тем лучше я его понимал, т. е. моя сеть подстраивалась под его говор.

— Ты почему здесь, отрыжка пьяного троля, что уже выполнил задание, тогда где все или ты провалил дело, тогда почему ты ещё жив и, опять, где все и почему ты здесь один? Говори или я сейчас скормлю тебя своему свару, он очень голоден — сказал старший.

— Во время выполнения задания меня схватили и доставили к двардам в тюрьму, но я сумел бежать из неё. Где остальные я не знаю. Кто меня схватил я тоже не знаю, так как был без сознания — проговорило моё тело, почти само т. е. со своим сознанием слегка подкоректированную мной версию событий. Выслушав ответ, старший стал присматриваться истинным зрением к моей марионетке, заподозрив неладное, ну и нюх у него, звериный прямо и он точно заметил бы меня, так как две ауры в одном разумном видны также, как свет мотоцикла и авто в ночи. Но я уже был в другом месте. Как вы думаете, где? Да, да, я уже был в этом старшем. Как у меня это получилось я не знаю, просто почуял, что он меня сейчас обнаружит и скаканул из сознания брата короля к старшему в сознание. В тот момент я не анализировал можно ли вселиться в сознание демона, нет ли, почувствует он это вселение или нет, как на мне это отразится плохо или хорошо и отразится ли вообще. Времени не было для анализа. А вселившись, я понял, что вселяться можно, ничем плохим это не грозит, но только, во-первых, это трудно, а мне повезло, что он прислушивался или принюхивался к другому в этот момент и раскрылся для этого, а во-вторых, он это засекает, но не разу, а когда я на него начинаю действоваль, я же говорю что у них, у демонов, звериное чутьё и пси-чутьё тоже. А что бы меня всё же не засекли, я начал перепрыгивать из одного в другого и при этом я внушал им мысль, что тут происходит что-то не понятное и надо показать этого (брата короля) самому Итуруну и что бы он разобрался во всём сам. А ещё я скачивал информацию из их голов, как с компов вирус, а моему симбиоту дал задание обрабатывать поступающую информацию, удалять повторы, выделять важное для меня или, по крайней мере, то что я не знаю, а остальное откладывать до лучших времён. По приказу старшего мы поехали куда-то, наверное, к Итуруну. Почему я сказал куда-то, ведь я скачал информацию с них, да потому, что они называли мысленно это место: дом, ставка, служба, стан и т. д., а где это и будет ли там это самый Итуруну, они даже мысленно не называли, т. к. для них это было само собой. Скакали мы относительно не долго, так часа два не более, но быстро и я подлечивал и подпитывал коня, а свары демонов бежали так, как-будто эта для них лёгкая прогулка, не более.

Наконец мы прибыли в ставку, дом, стан и прочие названия. Мы остались во дворе или на улице, это с какой стороны посмотреть, а старший зашел внутрь некоего шатра-дома передвижного. Кстати вселения или переселения проходили всё легче и легче, сказывался опыт. Да и замечали меня по моим воздействиям на сознание того, в кого я в этот момент вселился, а если "сидеть тихо", то и заметить почти невозможно. И тут меня уколола мысль, что Итуруну будет проверять всех, кто к нему войдёт и меня вычислит. Что делать? Надо уменьшаться, появилась мысль моя или нет, не до того было. Как уменьшиться? Надо разделиться. Вновь мысль-ответ, определённо мне кто-то помогает, но кто, не сейчас. Так, разделиться! А разделюсь-ка я между всеми ими, кто меня окружает. Как интересно. Ощущения, как-будто попал в переполненный автобус или на стадион во время матча, все говорят и не слушают друг друга. Но можно постепенно приспособиться. Вышел старший и я перераспределился и на него. Он приказал всем заходить. Все почему-то испугались этого и даже тот, кто приказал тоже, хотя и старался этого не показывать. Что они этого Итуруну так боятся? У меня от любопытства и нетерпения даже ладони зачесались, а как почесать, ведь их нет. Тем временем все начали движение внутрь этого дома-шатра и только тут я обратил внимание, что все чешут ладонью об ладонь. Мне от этого стало смешно и все тоже стали улыбаться, хотя улыбка у них, ну, скажем так, не очень весёлая, а скорее похожа на оскал льва перед прыжком, весёленький такой оскальчик. И вот так, скалясь и чешась, ввалились к самому главному демону этой планеты. Он, как я потом понял, не привык что бы подчинённые были так довольны жизнью и от удовольствия улыбались и чесались. Наверное, к нему все входили с трепетом и страхом, а тут, понимаешь, смеются, какая наглость, да ещё и чешутся от счастья, это вообще не допустимо, мысленно располялся он.

— А если я сейчас их, у-у-у, аж самому страшно — подумал он, а я поймал эти его мысли — а не заговор ли против меня. Встретились с этим, как его, братом короля. Он сбежал из тюрьмы короля двардов, что с его мозгами в принципе невозможно. Встретил патруль-разьезд и что-то с ними сделал. Или с ним перед этим сделали что-то, а он потом с ними. И они теперь веселятся, хотя, вроде как, должны бояться. Что с ними? Надо это искоренить из них и изучить потом, что это — рассуждал он в общем-то правильно, но не учёл меня, да и не знал он про меня, наверно. В общем трус и перестраховщик. Итуруну встал, он до этого сидел на какой-то штуке напоминающей отдалённо трон, гордо расправил плечи, кинув ненавидящий и злобный взгляд на всех присутствующих, и как ему казалось, начал пафосно говорить: "Я со всеми вами делюсь моей силой и вы живёте на всем готовом. Защищаю вас, оберегаю. А вы решили посмеяться надо мной. Отплатить за заботу о вас. Я сначала хотел одарить вас очередной порцией силы, но думаю это делать не надо. А наоборот, проверить вас на верность мне. А то у меня возникли сомнения в вашей верности и преданности нашему делу и борьбе со злом на этой планете." Это он то добрый и такой бело-пушистый. Ха. Я от этого сильнее расхохотался и, если бы я был в своём теле, то наверное упал бы со смеху, а так начали хохотать и падать все остальные. Такого хамства Итуруну уже не смог стерпеть и, вытянув вперёд руки, потянул в себя пси энергию из всех присутствующих демонов и из брата короля тоже. Жизненные силы стали покидать тела демонов. Они стали терять сознание. Их ауры стали втягиваться в него, ну и я тоже. Точнее мои части стали, втянувшись, соединяться у него в его сознании. Тут он, поняв свою ошибку, прекратил это делать, но было уже поздно. Я был уже у него в сознании, а демоны были мертвы. Я только немного пси кинул в мою марионетку, а то в ком я буду возвращаться назад.

— Ловушка захлопнулась, а я уже здесь — подумал громко, так что бы он мог меня услышать, всё ещё продолжая хохотать. Он принялся было со мной бороться, пытаясь поглотить моё сознание, но куда там. Я подловил его и занял выгодную для меня позицию, затем смех. Он к нему не привык и его это сбивало с мысли обо мне. И к тому же ещё я понял кто мне помогал и подсказывал правильные решения и ответы, это пауки. Они через меня, точнеее, моё сознание воздействовали на него, а как известно, пауки-то сонники, а? Как вам такой расклад? Он, конечно, старался вначале напасть и поглатить меня, потом сопротивлялся мне как мог, ну и затем начал смеяться со мной вместе, сначала хихикал, как ненормальный, далее расхохотался и, наконец, упав, исчез. Не понял.

— Итуруну, ты где? Отзовись, сволочь? Ну я так не играю — никак не мог придти в себя после такой смехо-борьбы. Но, постепенно, я начал успокаиваться и думать, где же он?

— Да нет его. Ты его победил и поглотил его сознание. Теперь весь опыт, знания, пси энергия и даже тело, всё твоё. Теперь ты понял и почувствовал, как мы живём и едим. Но такой весёлой битвы у нас никогда не было. А демоны, оказывается, очень боятся смеха, да и со смехом они вкуснее — прилетела мысль.

— Это как с солью или с перцем — всё ещё не успокоившись, подумал я.

— И что со всем этим делать? — продолжал рассуждать я.

— Если под всем этим ты имеешь в виду тело Итуруну, то покинь его, оно и умрёт, а если ты имеешь в виду демонов, то после лишения подпитки от Итуруну, они тоже умрут, но это жаль, они вкусные, особенно со смехом — рассуждали пауки.

— Ну так, забирайте их себе. Не жалко нисколько. А тело, я думаю, надо доставить к королю двардов, как доказательство, так сказать — подарил им демонов — и за это вы мне ещё обольёте всех остальных водой, ладно — продолжил договор с ними.

— Ещё бы надо отыскать незаразившихся, но это дело уже двардов и остальных — продолжал размышлять.

— Мы можем определить степень заражения по пси, а поливать водой тех, которые уже прошли перерождение больше чем на половину, бесполезно. Лучше мы их съедим — предложили они.

— Как хотите, те что более половины ваши — разрешил я.

— Ладно, решаем так, я, как Итуруну, объявлю войну Лесу. И прикажу всем идти к нему и ждать приказа о наступлении недалеко от него. А затем вы их встретите и далее ваши дела с ними. Потом заразившиеся. Вода к недавно заразившимся, а остальные ваши. А я назад хочу и тело Итуруну заберу с собой, а и этого недоумка-марионетку тоже. Всё решили и я пошел объявлять войну, а то устал смеяться, надо отдохнуть — послал я им мысль-договор.

— Хорошо. Договорились. Кстати, если уж ты питаешься как мы, то можешь, если захочешь конечно, приходить к нам в пещеры, ты теперь наш. Как у вас, на вашей земле говорят: "Наш дом — ваш дом или для тебя наши двери всегда открыты." Хотя дверей у нас нет — пришло подтверждение договора и разрешение.

Я вышел к народу демонов, толкнул воинственную речугу под одобрительный гул, помянул демонов-предателей. Так будет со всеми предателями. Опять одобрям-с. Приказал выдвигаться к Лесу и ждать приказа. А я на разведку. Хотели было оттеснить, мол, не гоже начальству в разведку. А я мол, вы видели, что было с теми, кто стал предателем. И они потухли. Далее проводы. Со мной, было, собрался отряд личной гвардии, так сказать, но я опять, разведка, мол, тишина, а вы отряд, шум, гам, бряцание оружием. Отставить, на старое место поставить. Сидеть тихо и не пукать. Ой, что-то меня опять понесло. Это отходняк после боя, я, наверное, всё же боялся и смехом свой страх прикрывал, да. Далее, забрал с собой марионетку и оказался в Лесу около двардской границы. Позвонил Туролу и попросил приехать и забрать тело Итуруну, а заодно и брата короля Иллерии. Он очень удивился, но обещал быстро приехать.

— Брат, это ты? — спросил Турол, увидев меня в теле Итуруну.

— Здравствуй брат, как нравится? Могу подарить. Мне своё тело нужно, кстати как там оно, не испортилось — приветствовал его.

— Шутишь, с ним всё в порядке. Да, удивил ты меня, поразил прямо. Называется на разведку пошел, а шкуру врага на себе принёс, да. Тебя к врагу нельзя пускать. Страшно, за врага. Так никого из вражин не останется, что делать будем. Со скуки помрём. О, вот, видишь, от неожиданности такой даже поздороваться с братом забыл. Здравствуй брат — попытался свой испуг спрятать за шуткой.

— Да, кстати, насчёт врагов. Я договорился с сонниками, что они уберут и демонов и полудемонов, т. е. тех у кого перерождение перешло за половину. А ты брат, если конечно хочешь, можешь пойти и пособирать всех тех, которые сумели спрятаться от Итуруну и его демонов. Как, пойдёшь? Эта работа длинная, неспешная, но нужная — вопросительно глянул на него.

— Ты и обо мне подумал, молодец, ты настоящий брат. Я горжусь, что у меня такой брат. Мы пойдём, поищем и всех найдём — сказал брат-король, а я уловил и его мысль: "И, заодно, из спасённых найдём нужного нам троля, сделаем его шаном (шан — король тролей) и будет у двардов дружественный шан Великой Орды". "Да, продуман, наш Турол, молодец" — подумал с гордостью про него.

Так мы с шутками и прибаутками неспешно ехали ко дворцу двардов. Подъехав поближе, я увидел клетку, стоящую на телеге платформе, и вопросительно посмотрел на брата.

— Ну извини, брат, но тебе придётся посидеть в клетке для твоей же безопасности — проговорил король двардов, пряча от меня глаза.

— Ладно, я всё понял, посижу — кисло ответил ему. Залез в клетку и посмотрел на Кантела. На что он испуганно втянул голову в плечи и выразительно покачал головой из стороны в сторону, стараясь быть незаметным и даже невидимым.

— Что, не хочешь быть в одной клетке со своим бывшим хозяином — засмеялся Турол.

— Нет. С бывшим я бы ещё рискнул, а вот с ним ни за что не буду сидеть в одной клетке — тихо, но уверенно произнёс брат короля Иллерии.

— Ха, да он тебя больше боится, чем Итуруну. Ну и нагнал ты там страху. Да, и наверно правильно. Ведь ты самого Итуруну победил, у меня тоже в голове не укладывается — резко он перестал смеяться. А я, устроившись в клетке и подложив под мягкое место какие-то тряпки, уселся в позу лотоса и замер. Мы подехали к воротам. Стражники взялись за углы клетки, с тудом подняли с платформы её и понесли во дворец. А я мысленно обратился к Туролу: "Может помочь им, приподнять клетку?" "Можно немного, но не заметно для других, которые не несут" — пришел от него ответ. Я немного приподнял себя с клеткой и у видел как один из стражников, который держал один из передних углов и был ко мне спиной, слегка кивнул и что-то тихо приказал остальным. Клетка летела сама, а стражники старательно делали вид, что им очень тяжело и пыхтели для вида. За клеткой шел Турол с другими стражниками, а за ними последним, никем не охраняемый, шел Кантел и по его виду было понятно, что если даже его гнать отсюда на свободу, он не пойдет, так как знает, что его будут искать для того что бы убить и дварды, и иллерийцы, да и троли, которые выжили в этой войне с демонами, тоже.

Таким образом мы припыхтели к тому месту, где сидел Кантел. Открыли дверь его камеры и он с явным облегчением скользнул внутрь. Открыли соседнюю камеру и клетку и я в теле Итуруну вошел в неё, а когда все ушли и унесли клетку, ко мне в камеру вошел Турол и вопросительно посмотрел на меня.

— Если я покину тело, то оно умрёт — ответил на невысказанный вопрос брата.

— Да. Надо что-то придумать, я не хочу терять такой трофей — сказал брат, выделив слово трофей особо.

— А у тебя нет ли кого на примете — начал было я свою мысль, а брат посмотрел на меня вопросительно и непонимающе — ну, понимаешь, состарился двард, двард хороший нужный, преданный, но ему осталось недолго быть на этом свете, а ты бы хотел, что бы он ещё пожил, помог тебе в чём-то или ещё как, а? — подводил его к нужной мысли.

— Я понял тебя, брат. Есть такой двард. Я быстро — весело рявкнул, уходя, Турол.

Через некоторое время он вернулся и не один. С ним в камеру вошел старый двард в форме командира дворцовой стражи. Ему было тяжело стоять и он уселся на лавку, которая заменяла кровать в камере.

— Нравится, бери — сказал король, а дальше мне — это мой наставник Трок, он меня учил воевать и всему прочему, что должен знать воин в походе и на войне.

— Хорошее тело, но как отнесутся к этому наши. Не забьют ли меня — проскрипел старик, уже мысленно примеряя тело, как новую форму или доспехи.

— Это уже мои дела, как тебя подать, ну берёшь или тебе твоё старое больше нравится — подкалывал старика Турол.

— Я, конечно, хотел бы оставить своё тело, к нему я привык и привычно оно мне, но оно скоро развалится, как старая подпорка в шахте — ответил старик Трок.

— Так, начинай брат. Хватит болтать. Действуй — приказал король, и я почувствовал, он боится того что старик передумает и откажется. Я быстро кинул часть своего сознания в старика, а его втянул в себя, точнее в тело Итуруну и сам, затем, полностью перешел в тело старика.

— Ну как, удобно, не жмёт — хохотал король, глядя на то, как бывший старик пробует тело, приседая и подпрыгивая.

— Да, всё нормально привыкаю потихоньку. Необычно всё это и непривычно как-то — весело сказал Трок.

— Так, ты пока привыкай, а у нас дела, да и твоё бывшее тело нужно подобающе оформить, так что сиди пока в камере и жди приговор — прикололся Турол, шутник, понимаешь.

Мы вышли из камеры и пошли куда-то вверх по наклонному коридору. Ё моё, как он тут жил, этот дед Трок. Тело его кошмар какой-то, я уже и лечил его и подпитывал, а оно как сито, все жизненные силы уходят, едва появившись в нём. Наконец мы пришли в какое-то помещение обвешанное горящими факелами и с постаментом в середине его. Брат молча показал на постамент. Я лёг на него и сосредоточился на себе, ища свою оставленную часть сознания. Нашел и, быстро переместившись, почувствовал своё тело.

Мысленно вздохнув, что мои приключения наконец уже заканчиваются, открыл глаза и осмотрелся. Опа на, да я тут не один. И кто это со мной. Так это Фрея. И что это она делает тут с моим телом? Фрея, почувствовав что тело теперь не безхозное, отпрянула от меня и стала поправлять на себе одежду. А я встал и расправил на себе длинную рубашку, вопросительно глядя на неё. Она отпрянула к двери, но не уходила из комнаты, а стояла и молчала, глядя в пол. Мне надоело играть в молчанку и я спросил её: "Как сиё поведение понимать? А брат мой в курсе этого? Да и зачем это?"

— Когда ты меня спасал, кругом пауки-сонники бегают, троли падают. А ты так спокойно сказал, что сиди тихо и всё будет хорошо. Ты показался мне таким сильным, надёжным, красивым, что я, наверное, влюбилась в тебя, а тут твоё сильное, но такое беззащитное тело и я не выдержала и легла с тобой, т. е. с твоим телом. Я люблю тебя. А папа в курсе и одобряет. А зачем. Я не знаю, зачем я тебя полюбила, а папа говорит, что ты великий маг и что дети твои были бы тоже сильными магами и что они ему, т. е. нашей семье нужны для престижа и укрепления статуса нашей семьи. А я просто люблю тебя без всякого статуса-а-а — заревела Фрезия, став вдруг из красивой и умной принцессы-магички маленькой, глупенькой девочкой.

— Так, ко всем моим проблемам ещё одна: носы прицессам вытирать — попытался пошутить. Она прислушалась ко мне, улыбнулась и ушла из комнаты, продолжая улыбаться. А я умылся, оделся и пошел искать Турола.

— Вот такие дела. Она говорит, что ты в курсе этого и даже одобряешь — расказал, найдя его.

— Понимаешь, ты же брат мне не по крови, а тут она пришла и плачет, что любит тебя. Ну и я, в общем, разрешил, а тут твоё тело и она в слезах. Если будут дети, то это её дети, наши дети и всё на этом — впервые я видел этого сильного и спокойного дварда растерянным и неуверенным в себе и своих поступках.

— Если это не отразится на нашей дружбе и хороших взаимных отношениях, то пусть её. Это её жизнь, но я к ней не испытываю никаких чувств, кроме того, что она твоя дочь, а ты мой друг и брат, а на детей, если они будут, я хотел бы посмотреть — сделал вывод из всего этого.

— Брат, дружба и честь превыше всего — торжественно произнёс он.

— Ладно, устал я от дел и битв, надо отдохнуть. Пойду я к себе в замок. Отдохну и подумаю, как жить дальше. Да, и ещё одно дело, мне надоели эти змеи, таскай их через портал, корми, ухаживай за ними, а как охранники или разведчики туннелей они мне не нужны, я сам кого хочешь прибью и куда хочешь пролезу. Как бы от них избавиться, а? — кинул проблему Туролу, ведь это их домашние животные и они должны знать, как с ними обращаться.

— А вот и удобный случай. У Фрезии есть змея-самка, а воинов-змей нет. Надо посмотреть, как там с будущими детьми и если они будут, то можно поставить задачу им охранять будущую мать и будущих детей, а эта одна из основных их обязанностей — предложил мне брат выход.

— А вот сейчас и посмотрим на неё — сказал и сосредоточился на истинном зрении.

— Но её же здесь нет — удивился Турол.

— Ну и что. Для истинного зрения нет преград, а сознание и жизненные силы есть у каждого живого существа. Так, так, что здесь у нас, о, похоже у неё будет двойня. Я, конечно могу ошибаться т. к. срок очень маленький, да и произошло это не сегодня, а она со мной, т. е. с моим телом уже давно, как только, так и сразу. Да так вот, будет двойня и похоже, что будут мальчик и девочка — проверив её и сделав вывод, сказал я.

— Как ты меня порадовал брат, я буду дедом и у меня будут внук и внучка и оба маги. Какое счастье. Надо по этому поводу устроить королевский пир — размечтался он.

— Я сказал, что будет двойня, но не говорил, что они будут маги — посетовал я.

— Ай, не надо, и не говори. Что бы у моей дочери-магини и у тебя, такого сильного мага победившего сильного старого дожу и ещё более сильного Итуруну, да дети не будут магами. Не надо говорить, потому что они будут магами и не просто магами, а одними из сильнейших на нашей земле, вот — размечтался будущий дед.

— Всё, я устал. Мало мне Итуруну с этим предателем-братом короля Иллерии, так ещё Фрезия, мало, на тебе фантазёра-брата. Идём змей сбагривать — проговорил, глядя на него.

Мы вышли от него и, зайдя в соседнюю комнату с той, где было моё тело и забрав змей, пошли к Фрезии. По дороге я всё объяснил змеям и наказал охранять будущую мамашу и будущих детей. Сказал им мысленно, что если с ней или с ними что-нибудь случится, то я их ух. Змеи всё поняли и как только мы вошли к Фрезии, они заняли оборону вокруг неё и словно бы растворились около неё, стараясь быть незаметными, но в тоже время готовыми нанести сильный удар или укус тому, кто посмеет приблизится к ней.

— Дорогая, это твоя новая охрана, а то в твоём положении нужно беречься от всего и от всех — сказал, тихо радуясь, что избавился от змей.

— В каком положении, почему я не знаю, как вы узнали? — посыпались вопросы, как из дырявого мешка.

— Доченька, он осмотрел тебя в истинном зрении и утверждает, что у тебя будет двойня: мальчик и девочка. А я думаю, что они будут довольно сильными магами. И теперь тебе нужна охрана. Он дал тебе своих шихов, а я приставлю тебе охрану из двардов — Турол старался говорить весело, но внутреннее волнение всё равно передалось его дочери.

— Как ты мог осмотреть меня, тебя же не было здесь. Вот теперь, когда ты здесь, смотри, а то я волнуюсь — не поверила она отцу.

Я ещё раз осмотрел её истинным зрением и пришёл к тем же выводам.

— Всё то же, что сказал твой отец за исключением того, что будут маги, это пока неизвестно. Всё это предположения твоего отца. Так это или нет покажет время. А всё остальное правда — заверил её.

— Но как ты смог это сделать на таком расстоянии и так точно — говорила она, а её голос, срываясь, выдавал её волнение.

— И что все так напрягаются, вот ты, да и отец твой? Ну провёл осмотр на расстоянии, ну и что, могу, возможности позволяют смотреть, видеть, чувствовать, переселяться, собирать информацию, самому перемещаться, разумных перемещать и т. д. и т. п. и прочее, прочее и прочее. Ну и что? Могу, делаю, а раз делаю, то могу. И? Что тут такого напрягающего? — негодовал, стараясь её успокоить. И понял, что по мере моего монолога, чувство её волнения от непонимания постепенно переходит в гордость за то, что это я отец её будущих детей а не кто-то другой, пусть даже физически сильнее и внешне красивее, что обычно нравится девушкам. И это постепенно успокаивает её.

— Насколько я знаю, конечно могу и ошибаться, но, насколько знаю так ставить диагноз никто из известных мне магов жизни не может — уже, почти, успокоившись, продолжила свою линию разговора она.

— А я не только так могу осматривать, но и лечить и прочее делать с разумным, но при этом я не волнуюсь и не переживаю, а почему, спроси меня, почему — продолжал свою линию тоже.

— Ну и почему? — спросила она по моей просьбе.

— Да просто потому, что я считаю это правильным, хорошим делом, не наносящим никому вреда. Моё дело правое и победа будет за нами — во загнул, это от усталости, а ей похоже понравилось.

— Всё на сегодня хватит, устал. Пойду к себе в замок, отдохну — вздохнув, я вышел в зал и переместился к себе во флигель — Спать, спать и ещё раз спать.


Глава 15. Флавия

Наутро встав и сделав все положенные дела, пошел в столовую покушать и, заодно, поговорить со своим замом, то бишь, с Нолой.

— Здравствуй Нолочка, как наши дела? — поприветствовал я её.

— Здравствуй Юрай, а наши неплохие, но и не особо хорошие. С заготовкой продуктов всё более-менее нормально, а с выполнением магических функций слабовато по причине слабых магов или недоученных магов. С торговлей всё в порядке торгаши или, вернее, купцы прут сюда, как дичь к паукам (аналог, пчёлы на мёд), волшебная лавка открылась, но тоже пока одна, да и разнообразие амулетов и оберегов не большое, да и сила их воздействия не велика. Далее, Совет магов уже почти создан и начинает свою работу сегодня. Тебе бы надо выступить, т. к. ты дожу всё-таки! Раньше, как я помню, на такие важные мероприятия, как выборы дожу, объявления войн, реорганизация Совета магов и подобные важные мероприятия съезжались короли или их представители, присутствовали важные и нужные разумные, и это действо называлось Ассамблея Совета магов. А у нас с королями или их представителями плохо. Нет их, разве что только представитель гильдии купцов Флавии, которого, с некоторой натяжкой, можно назвать представителем султана Флавии, а других и вовсе нет — закончила она свой отчёт о проделанной работе.

— Начнём по порядку. Маги в Лесу усилят постепенно свои возможности и способности при одновременной учёбе. Это вопрос времени. Лавка тоже постепенно расширит своё разнообразие товаров и их силу. А с Ассамблеей я вам помогу.

— Как?! — слишком эмоционально отреагировала она.

— Эх, а ещё "Ца". Король двардов — мой названый брат, у короля Иллирии я сына вылечил от, якобы, неизлечимой болезни, в Флавию если надо смотаюсь, только вот с Дикой или, теперь, с Великой Ордой прокол. Нет пока её и, соответственно, короля тоже или, точнее, шана нет.

— Так это же хорошо. Ой, я хотела сказать хорошо, что ты можешь перемещаться. С шаном плохо, но ведь такого государства пока нет, так что и волноваться пока не надо. И если ты всё это сделаешь, как сказал, то у нас будет полноценная ассамблея, как в старые времена — расцвела улыбкой Нола.

— Я пошел выполнять обещанное, а ты давай ко мне во флигель пришли этого представителя гильдии купцов Флавии. Потолковать с ним надо — распорядился и ушел во флигель. После того, как пришел, созвонился с братом и Канистелем 1. Брат, конечно, согласился присутствовать и ещё загадочно намекнул об одном сюрпризе, а король Иллирии согласился прибыть и сообщил, что сын вполне поправился, но желательно было бы его посмотреть. И тут пришел, как я догадался, купец из Флавии.

— Меня величают Суюн-хан ибн Ассабах нон Изуюми, купец правой руки гильдии купцов Флавии, но можно просто Сун. Султан наш светлейший Нуром 3 щедрый, да продляться его годы, зорко следит за торговлей и поощряет успешных торговцев — представился торговец.

— Ты меня, наверно, знаешь, но все, же представлюсь для соблюдения традиции. Юрай Вар, Ца-дожу-Лоо. Владелец замка и его окрестностей. Мне с тобой нужно обсудить вопрос присутствия твоего султана или его представителя на Ассамблее Совета магов — торжественно произнёс, немного подпустив в голос покровительственные и, одновременно, уничижительные нотки. Купец замер на миг, но тут, же пришел в себя, заискивающе улыбнулся и при этом поклонился. Чувствовалось, что у него огромный в этом деле опыт.

— Воистину ты велик, я слышал о тебе, но вот убедиться в этом не было возможности, а сейчас я в этом убедился. А как ты планируешь попасть к султану на приём? Наша Флавия далеко — изрёк он.

— Не как, а куда надо прибыть нам, что бы потом попасть к султану побыстрее — поправил его.

— Я думаю, что надо ко мне в мой караван-сарай, а уже из моего дворца на лошадях к султану, там недалеко — предложил Сун.

— Давай так, и сделаем — разрешил.

— А как мы переместимся туда? — недоумевал торгаш.

— Становись ко мне поближе и мне надо тебя обнять.

Купец встал рядом, а я почувствовал его любопытство, затем обнял его и перенёсся к нему домой по карте пауков, т. к. я у него не был.

Мы оказались в большой комнате и напугали кого-то там. Сун куда-то посмотрел и хлопнул в ладоши. Появилась из-за занавески служанка и, всплеснув руками, куда-то убежала, это её мы наверно напугали. А мы прошли в соседнюю комнату поменьше и расположились за столом. Стол был довольно низким, а сидеть предполагалось на небольших матрасиках-подушках или возлежать на левом боку на таких же матрасиках, но побольше — в длину тела. Начали появляться служанки с едой и все, по мере подачи блюд, зыркали глазами в мою сторону, но когда я смотрел в сторону очередной служанки, отводили взор к полу.

— Уважаемый Суюн-хан, так мы долго будем сидеть и есть, всё, разумеется, вкусно, да и Флавия славится качеством различных продуктов питания, но время не стоит на месте, а султан ещё не знает о моём прибытии.

— Раз в жизни оказался в моём доме дожу, да не простой, а победитель ужасного Итурупу и тот торопится к султану, да продлятся его годы, а я, маленький и бедный купец, так хочу ему угодить, что бы он возрадовался от моей щедрости и помог мне бедному, хоть немного разбогатеть, ведь такому всесильному дожу это так же легко как весеннему дождю намочить землю для будущего урожая. Ну что ж, посылаю гонца к султану, да продлятся его годы — грустно сказал Сун и хлопнул в ладоши. И что самое интересное, хлопал он в ладоши всегда одинаково, а действия прислуги были всегда разные. Сейчас после хлопка в комнату к нам вошел какой-то служка-мужчина и выслушав купца удалился, не поворачиваясь к нам спиной.

— Как витиевато ты, Сун, выражаешься. Да уж и не такой ты бедный, если состоишь в гильдии купцов Флавии. Скажи прямо, что тебе от меня надо — не вытерпел такого словоблудия.

— Так принято говорить у нас среди купцов Флавии. А нужно мне всего лишь разрешение на поставки различных продуктов питания и прочего, чем славится Флавия, к достопочтенному дожу в его замок и на ярмарку около замка — заискивающе улыбнулся хитрец-торговец.

— Ну, положим, разрешение на торговлю на ярмарке Волшебного Леса не требуется. А на поставки в замок, это надо обсудить с моей заместительницей Нолой. Да и продукты питания мы зарабатываем услугами магов, а не деньгами — "перебросил мяч" на его сторону.

— С ярмаркой вроде бы всё в порядке, но одно дело, когда торгует простой купец из Флавии, и совсем другое дело, когда торгует купец-поставщик замка дожу. А на счёт продуктов за услуги, вы, мой достопочтенный гость, слегка слукавили, мои глаза видели, как к вам в замок въехал королевский денежный караван Горной Талии, состоящий из 12 тяжелогружёных платформ (аналог, подвода) с ящиками денег. Они проехали внутрь замка, а выехали оттуда пустые. И денег никто не видел. А с главой Совета магов уважаемой Нолой я беседовал на эту тему, и она сказала, что денежные дела решает дожу, т. е. вы, уважаемый — пояснил свою позицию купец.

— О деньгах я первый раз слышу, вернее, слышал, что Турол собирался прислать образцы денег на проверку, установку магической защиты и обучение персонала, который будет работать в его банке, но что бы караван мне, не слышал и не знал. Точно караван денег? — удивился этому.

— Купеческое слово. Сам видел. Не знал, что уважаемый дожу не знает свою казну. Не могу в такое поверить. А вот, кстати, и мой гонец, сейчас, узнаем, что… — произнёс Сун.

— Давай позже о торговле потолкуем, и на деньги надо взглянуть. А сейчас о встрече с султаном. Когда нам можно к султану зайти? — нетерпеливо перебил гостеприимного хозяина. Купец махнул рукой и слуга сказал, что он договорился о встрече с султаном.

— Султан, да продлятся его годы, ждёт и очень заинтересован во встрече с тем, кто победил Итурупу — сказал он и поклонился.

— Ну вот, пошли к султану, раз он ждёт. Нехорошо заставлять ждать такого уважаемого разумного, а тобой мы ещё не раз поговорим, обсудим все твои проблемы и ты, сам того не желая, поможешь мне в моих делах, а потом будешь говорить, что ты хотел это сделать, но тебе не давали этого делать. И все такие бяки-каки, а ты один такой хороший — закончил, вставая. При этом Сун очень удивлённо на меня смотрел, но тоже встал и пошел во двор. Там мы расселись на коней и поехали в сторону дворца султана. Сун и его слуги, что нас сопровождали с интересом поглядывали на меня и я просмотрел в их головах мысли о том, что мне подали скакуна почти не объезженного и думали о моих будущих проблемах с ним. А я лишь усмехнулся этому и, поняв о маленькой мести Суна мне за то, что я не пожелал договориться с ним о торговле в замке, решил тоже пошутить над ним. Его конь был выдрессирован и объезжен хорошо, да и привык к нему как к хозяину. Но вдруг его конь встал на дыбы и стал храпеть на него как на чужого, затем взбрыкнул, и Суну больших трудов стало усидеть на нём. Я с усмешкой посмотрел на него, а он попросил меня мысленно оставить его коня в покое. Я согласился, но при одном условии: он мне помогает в разговоре с султаном, а я ему за это тоже во всём даю белую дорогу (зелёный свет, по-нашему). Ведя мысленную беседу, мы подъехали ко дворцу султана или, как здесь говорят: "Султан-номе сарой", т. е. главный дворец, царский дворец, где-то так. О нас знали и, поэтому, мы довольно быстро добрались до входа во дворец и, спешившись, прошли в приёмный зал или диван приёмов. Огромное помещение, в центре которого бил фонтан, а вокруг него сновали слуги в красивой одежде и только возле стен были возвышения с неизменно низкими столами, подушками, матрасиками и яствами на столах. Их было много и столов с яствами, и слуг с различными предметами в руках. Всё это переливалось всеми цветами радуги, звучала музыка, что бы забить звук шагов и слов, а в воздухе при этом чувствовались запахи благовоний, вроде бы приятные на нюх, но какие-то резкие и навязчивые, как торговцы на базаре. На меня всё это произвело неприятное впечатление, и я решил похулиганить, продолжить, так сказать, начатое с конём Суна. Слуги вдруг замерли, а служанки, те, что покрасивей, начали танцевать, отложив те предметы, которые несли в руках. Танцевали всего восемь служанок, больше я не мог взять в управление телами, но и это произвело впечатление. Так продолжалось некоторое время. И вдруг за моей спиной раздались аплодисменты, сначала одного разумного, затем нескольких, а потом многих здесь присутствовавших. Перестав ими управлять, я обернулся на звук. Служанки сначала попадали, а потом, опомнившись, разбежались в испуге.

— Так вот как ты его победил! — воскликнул разумный довольно высокого роста, средних лет, чёрные как смоль волосы, зелёные глаза, красивая, богатая, со вкусом подобранная одежда, фигура, манеры, голос говорят о привычке повелевать, а в глазах тоска и скука. Это был, его светлейшество, султан Флавии Нуром 3 щедрый, собственной персоной. Я понял, что слегка развеял его скуку.

— И я рад видеть ваше светлейшество — поприветствовал его.

— А я так наслышан о тебе и твоих подвигах, что не верил сплетням и слухам, а теперь верю, увидев это — рассмеялся султан.

— Ну что ж, мою миссию будет легче претворить в жизнь. Я, ваше светлейшество, прибыл, что бы просить вас посетить мой замок для участия в Ассамблее Совета магов, и я почему-то думаю, что вы согласитесь принять участие, но у нас с вами будет какое-то препятствие или неотложное дело. Что вы хотите попросить меня? — постарался ускорить дело.

— А ты ещё сильнее, чем мне говорили. Да, не ожидал, что слухи, которые мне казались преувеличивающими, а на самом деле приуменьшали твои достоинства. Да, я хочу попросить тебя об одном деле. В моём дворце с недавних пор стали происходить странные вещи: то умрёт мой любимый конь, то заболеет моя любимая наложница, то пропадут какие-то вещи из дворца или из казны драгоценности. При этом, где-то, кто-то, что-то видел или слышал, но эти сведения только запутывают расследование этих преступлений. Я догадываюсь, что это борьба за власть, но кто ведёт эту борьбу, я не могу разобраться вместе с моими следователями. А ты не можешь помочь разобраться в этом деле? — попросил меня Нуром. А я уже, пока он говорил, разобрался, послушав мысли окружавших султана слуг, и приближался потихоньку к этому слуге, делая вид, что приближаюсь к султану.

— Нуром, можно мне так тебя называть — султан кивнул — обрати своё внимание на ближайших к тебе слуг, верных твоих товарищей — сказал и посмотрел на стоящего возле меня разумного одетого почти так же богато, как султан, который, увидев мой взгляд, слегка качнул пальцем. И тут же, по его приказу, четверо охранников стали возле этого разумного.

— Это ложь и наговор на меня. Я верен султану, да продлятся его годы! — завизжал он.

— А если твои верные слуги осмотрят сундуки и ящики его дома, то они найдут много интересного в них: и вещи похищенные у тебя, и много другого не менее интересного. А ещё у него есть домик в горах. Очень интересный и большой домик, я бы даже сказал дворец у большого водопада. А в нём много вооружённых разумных, которые без должного почтения говорят о тебе. А этот "верный" слуга всё тебе и твоим следователям расскажет и даже покажет, если его туда отведут или отвезут — закончил говорить, пристально глядя в глаза предателю и давая ему установку всё рассказывать при упоминании слова "верный".

— Он живёт недалеко, и мы скоро всё узнаем — приказал султан — а мы пока давай с тобой побеседуем наедине. Я видел и понял, зачем ты устроил этот танец. Но было красиво. Пойдём — сказал Нуром и, повернувшись, вышел из зала. Я за ним, а за мной все остальные его слуги.

Мы вышли из дворца, пройдя вдоль него и повернув за угол, вошли в него же, но с другого входа и оказались в совершенно другом месте. Здесь было тихо и спокойно. Маленькие комнаты и маленькие же фонтанчики, столики низкие с подушечками и столы высокие со стульями. Султан остановился и, повернувшись, махнул рукой. Все остановились, а мы с ним пошли дальше одни. Зашли в какую-то комнату, расселись за столом со стульями, и я вкратце рассказал о себе и об Ассамблее Совета магов.

— … и твоё присутствие на Совете было бы желательным — закончил свой рассказ. Тут раздался какой-то шелест и гул голосов.

— Это мои следователи пришли. Давай их послушаем — предложил он.

— Давай, только нужно залечить руку одному из них. Его покусал пёс твоего самого "верного" слуги — согласился с ним.

Султан хлопнул в ладоши и ко мне подошел слуга в кольчуге с обмотанной тряпкой кистью руки. Он, кривясь от боли, хотел размотать руку, но я сделал знак, что бы он остановился. Помахав рукой возле его руки, сказал, что бы он развязал руку. Он стал развязывать медленно, ожидая боли, но её не было, и он стал действовать быстрее. Сняв повязку и помыв руку в воде принесённого таза, он и мы все увидели свежий розовый шрам, который на глазах исчез, и только кожа в этом месте напоминала о нём своей белизной.

— Всё подтвердилось и камни, и картины нашлись. А ещё яд в пузырьках, какие-то свитки со списками и росписями на них и много чего интересного — сообщил слуга.

— С домом в горах и людьми там нужно разобраться. Пошлите войско туда — приказал султан.

— В подвале дома аккуратней, там ловушки — напутствовал я их.

— А у меня ещё одна просьба к тебе. Не сочти за наглость, но я хочу не просто посетить твой замок, а оставить на учёбу своих детей. У меня 20 жён и много наложниц, а у них дети, мои дети. И мне бы очень хотелось иметь при себе магов, которым я могу доверять — попросил Нуром.

— Сколько детей ты хочешь взять с собой? — спросил его.

— А это решать тебе. У кого есть способности к магии и ещё, кто в душе мне верен — пристально глядя на меня, сказал он.

— Давай, выводи на осмотр своих детей — махнул рукой в сторону выхода. И началась тягомотина с детьми и их осмотром. Их было много, очень много.

— Неужели все твои? — удивлялся их количеству.

— Нет, конечно. Здесь, кроме моих, дети моих родственников, богатых сановников, министров и прочих богатых и знатных разумных моего султаната — объяснил он.

— И как они быстро сбежались сюда? — продолжал удивляться.

— Это же шанс подняться по карьерной лестнице, да и мне сообщали об изменениях в Лесу и о возвращении старых традиций, а маги всегда нужны. Как только стало известно о твоём прибытии, все побежали ко мне, а Сун завёл с тобой разговор о торговле, что бы задержать тебя и собрать всех желающих, но ты очень быстро оказался у меня и поэтому не все собрались — поведал он дворцовые тайны и интриги.

Осматривать их было, в общем-то, просто, это я набивал цену, научившись от них. Дети шли мимо меня, а я смотрел на них истинным зрением и, если у ребёнка были способности мага, он светился или, точнее, светилась его аура. По этому свечению я их отбирал. Далее, отобранных попросил встать у стены, а остальных удалиться. Их оказалось примерно 50. Затем, я позвал мысленно их и велел пройти 5 шагов. Выполнили это 7 детей. И в завершении этого я, мысленно, очень тихо пискнул на грани своих возможностей, постаравшись изобразить, как может позвать на помощь раненое и умирающее существо, когда сил звать на помощь уже почти нет. Паренёк уверенно шевельнулся и я показал ему место ближе ко мне, но одновременно с этим я почувствовал, что девчушка тоже что-то почувствовала, но не поняла что. Тогда я изобразил, что у меня болит спина и эта боль, как бы, рассеивается в пространстве вокруг меня, уходит моя пси энергия, как свет от лампы. И теперь уже эта девчушка встрепенулась и завертела головой, ища источник этой рассеивающейся пси. На что я ей тоже указал место ближе к себе, но с другой стороны относительно паренька.

— Уважаемый султан и вы дети, слушайте меня и не говорите, что не слышали. Эта большая группа детей будущие маги, но их способности на довольно низком уровне и, чтобы что-то существенное они в будущем по профессии мага могли делать, им надо много трудиться, это тяжело будет сделать, но можно. Труд, труд и ещё раз труд. И тогда они в будущем смогут быть магами низшей или чуть выше ступени. Далее эти пятеро детей. У них способности на среднем уровне, но без тяжёлого труда эти способности не реализуются, повторяю для детей. Без тяжёлого труда толку от способностей не будет. И в завершении проверки, о двух детях, что стоят возле меня. Мальчик имеет довольно большую возможность стать сильным магом, но только возможность. Надо трудиться не меньше всех остальных и ни в коем случае не возгордиться от своих способностей. А девочка имеет также большую возможность стать сильным магом, но, во-первых, несколько меньше, чем юноша и в другой области. Её специальность медицина, а в других областях магии её способности на среднем уровне. Всё на этом. Я несколько утомился — закончил своё выступление. Султан хлопнул в ладоши и все убежали из комнаты.

— Давай, дорогой друг, отдыхать. Ты хорошо потрудился. Я рад, что у меня будет столько магов. Мальчик — это внук моего двоюродного брата, а девочка — это одна из моих дочерей — чувствовалось, что он тоже переживал, а теперь успокаивается и радуется за детей.

— Я тоже рад за тебя и твоих будущих магов, но все, же надо отдыхать — сказал, зевая и прикрывая ладонью рот.

— Ухожу, ухожу, а ты устраивайся и спи — сказал султан и, уходя, махнул в сторону рукой. Я посмотрел в эту сторону и увидел ширму, а за ней матрасы с одеялом и подушками на полу.

Утром, проснувшись и выполнив соответствующие процедуры, я к принятию пищи был готов. Кстати, водные процедуры пришлось выполнять со служанками, т. е. они поливали мне на руки тёплую воду, а я обмывался и умывался. На мои слова о том, что я сам могу всё это выполнить без них, они не реагировали. Затем пришёл слуга и пригласил следовать за ним.

Придя в малую гостиную, как мне объяснили, я занял место указанное слугой. Малая то она малая, но разумных 50–60 за столом сидело. На столе ничего не было, так как я понял, ждали самого. Он пришел, как и положено, последним. И только с его приходом, все встали, поприветствовав его, началось движение с подачей блюд. Слуги сновали как тени, т. е. не слышно и почти незаметно. Блюда менялись часто и были все очень вкусны, но, на мой взгляд, и вкус, они были слишком красивы и слишком разнообразны, что ли. Не буду описывать их внешний вид и вкус, это всё равно что, слепому описывать разнообразие оттенков радуги и изгибы облаков в небе, а количество блюд можно сравнить с количеством детей мной обследованных вчера. Закончив, наконец, с завтраком, я после второго десятка блюд уже не ел их и даже не пробовал, не куда, мы переместились в кабинет султана и, расположившись на красивых подушках полулёжа за низеньким столом с малюсенькими чашечками ароматного кофе, продолжили беседу, прерванную вчера моей усталостью.

— Дорогой друг — начал султан — ты подарил мне огромное количество магов. Пусть они ещё не обучены, это дело наживное, но они мне преданны. И это главное. Теперь о твоей просьбе быть на Ассамблее магов. Я готов, но я хочу там быть не один, а с некоторыми уважаемыми людьми, детьми-магами и, конечно, охрана. Это довольно много народа. Как быть? Можно, конечно, ехать на лошадях, но это долго, да и ты, наверное, не согласишься на это. Мне докладывали, что вы с Суном появились здесь внезапно без лошадей.

— Дрогой друг — перенял манеру султана — мы действительно переместились с Суном в Флавию магически и я могу переместить всех твоих разумных к себе в замок также, но я прежде хочу сделать тебе и кому-то из твоих близких подарок — камень связи, что бы ты, находясь у меня в гостях, мог узнать все новости у себя во дворце.

— О, это было бы великолепно с твоей стороны, друг — у султана заблестели глаза и задёргались пальцы рук — я давно мечтал об этом, т. к. слышал о таких камнях из легенд. Не могу поверить, что это возможно. Ты, оказывается, ещё более сильный маг, чем о тебе говорят, невероятно.

Я и не заметил, что моя маленькая чашечка с кофе опустела, и я поставил её на стол, но она тут, же исчезла, а на её месте появилась другая, но уже полная. Вторая отличалась от первой только рисунком, а количество и качество кофе было таким же. Причём всё это было проделано с такой скоростью и с таким изяществом, как будто бы кофе вырос, внутри чашки, а чашка только изменила рисунок, но её никто не трогал, будто бы.

— Вот это — показал на новую чашку — и есть настоящее волшебство, а я делаю своё дело.

— Тих и скромен, как настоящий маг. Ты ещё выше поднялся в моих глазах. Мы будем скоро готовы. Где нам собраться и что взять с собой?

— У тебя есть открытая площадка или просторный двор за дворцом?

— Да, конечно, разумеется, есть. У меня много детей и для них на заднем дворе дворца есть площадка для игр. Она довольно просторна. Её очистят от предметов мебели и игрушек.

— Ещё нужна верёвка такой длины, что бы все могли за неё ухватиться.

— Я сейчас дам распоряжение.

— А теперь займёмся камнями. У тебя есть какой-нибудь предмет, который ты носишь с собой постоянно. И ещё пригласи сюда кого-то, кто тебе здесь нужен или кто будет выполнять твою волю в твоё отсутствие.

— Я понял тебя. Вот мой перстень — он снял с руки его — он символ власти в нашем роду.

— Нет, нет. Держи его в руке — замахал на него — нужен твой контакт с ним, да и мне держать в руках твой символ власти не положено.

— Теперь зови того, кто тебе нужен — сделал всё с перстнем.

— Визиря и мою старшую жену ко мне — сказал он, хлопнув в ладоши.

— Такое в впечатление, что они стояли под дверью — сказал, увидев входящих.

— Не каждый год такой гость бывает у меня, да и они всё слышат и предугадывают мои желания. Так работает мой аппарат власти — похвастался султан.

— Им надо взять в руки какие-нибудь предметы, которые им дороги и они с ними не расстаются никогда.

Визирь вынул печать, а старшая жена дотронулась до серьги в носу.

— Всё, теперь это их камень связи. Он будет работать только у них и ни у кого другого. Для других разумных это будет просто печать и серьга. Теперь пусть уйдут к себе, а ты, мой друг, после их ухода постарайся представить их у себя в голове и поговори с ними.

Они ушли, а султан замер и, даже, закатил глаза. Через некоторое время он отмер и, улыбнувшись, сказал: "Да, замечательно, не ожидал, восхищён, прекрасно, удивительно".

— Пользуйтесь. А как сборы на площадке?

— Всё готово, все на месте — произнёс он.

— Тогда пошли туда — сказал, вставая.

Мы вышли из дворца и, обогнув его, оказались на площади выстеленной каменными плитами двух цветов — тёмными и светлыми — причём тёмные были не чёрные, а именно тёмные, т. е. темно-серые, а светлые были не белые, но светло-серые с розовыми прожилками. Площадь была большая, на ней было много всяких игр, игрушек и тренажёров, которые сейчас были убраны к её краю. Меня заинтересовали фигурки высотой с меня и двух цветов, такие же тёмные и светлые. Они выглядели тяжёлыми, но, когда я одну из них попробовал приподнять, она была полой и лёгкой. Было интересно, каменная площадка из тяжёлых на вид камней-плит и фигуры из этого же материала, но лёгкие.

— Это фигурки для игры в сулшат, если хочешь, тебе расскажут правила игры — предложил султан.

Я согласился. Из рассказа об этой игре, я понял, что это почти шахматы, но проще, каждая партия длится гораздо меньше времени и решил поиграть в них. Вы скажете, что разумные ждут путешествия в Лес. А я отвечу, пусть их, мне надоело всех спасать, лечить, утешать, воспитывать, обследовать, ругать, грозить, награждать, хвалить и прочее, прочее и прочее. Надоело, не понятно, надоело и всё. Могу я передохнуть, и расслабится, в шахматы, т. е. в сулшат игрануть и, вообще, оставьте меня такого замученного в покое, пожалуйста, а? А если Вы от меня не отстанете, то я, о-го-го чего могу придумать, но ещё не придумал, потому что устал, нет, не физически, а морально.

Первый тайм мы уже отыграли, но лишь только сумели понять, что эта игра не простая, как и шахматы, в прочем, тоже, но, с моими помощниками, а также с моими возможностями читать мысли в головах окружающих меня разумных, дело начало сдвигаться с мертвой точки. В общем, проиграв три партии подряд, я кое-что понял и начал потихоньку обыгрывать сначала детей, затем некоторых взрослых и, наконец, тех, кто считался мастером в этой игре. Сун крутился возле султана и что-то ему втолковывал. Я глянул на него, и моя интуиция подсказала мне, что это хорошо и это нужно. Некоторые игроки начали что-то обсуждать, и из этого я понял, что пошли ставки на выигрыш мой или моего очередного противника. Тогда я сделал, что на моей Родине называют, «финт ушами», т. е. проиграл три партии подряд и затем предложил сыграть со мной двоюродному брату султана, который считался непревзойдённым мастером этой игры, и у него почти не бывало проигрышей. Купцу же мысленно послал просьбу поставить на меня крупную сумму. Он удивлённо посмотрел на меня, но кивнул мне и что-то сказал одному из игроков, который здесь исполнял роль казначея на ставках.

Игра началась. Я использовал все свои возможности, т. е. жульничал, как мог. В результате я выиграл. Брат султана начал возмущаться и громко говорить, что это случай, что первый раз всегда новичкам везёт, а он меня в серьёз не принял и поддался. Он мне предложил сыграть ещё раз, и я согласился, но при этом передал Суну, что бы он поставил на брата. Купец опять удивился, глянув на меня, но кивнул мне.

Игра повторно началась и, как можно догадаться, я проиграл. Брат султана очень радовался и ликовал. А я сказал, что теперь счёт 1–1 и надо играть ещё один раз для выявления победителя. А сам опять дал знать Суну, что бы он поставил на меня. Он уже не удивлялся, а просто кивнул.

В третий раз игра началась. И как уже можно предположить, я опять выиграл. Брат султана негодовал и ругался. Он хотел реванша. Я посмотрел на султана. А он повел плечами и руками, почти как у нас на Земле. Мол, как хочешь. Я не хотел больше играть. А раззадоренный брат султана предложил мне, в случае выигрыша, на выбор: 10 красавиц-наложниц, один из его дворцов в столице или же какой-то невзрачный предмет. Я хотел было отказаться, но моя интуиция в лице Артемия взвыла о том, что это какой-то усилитель пси и будто бы он мне нужен. Я вынужден был согласиться, и в свою очередь предложил брату обучить 10 детей у себя в замке магии, конечно способных детей. На том и решили. Я только опять попросил купца поставить на меня, а он из секретности, даже не посмотрел на меня, а просто кивнул в сторону.

Игра началась, и надеюсь в последний раз, надоело. Сразу выигрывать я не хотел. Делал вид, что задумался и совершал мелкие ошибки, противник радовался и тоже ошибался в мелочах, но, тем не менее, в конце концов, я с деланным трудом выиграл. И он вынужден был отдать мне выигрыш — ту невзрачную вещицу. Я же со своей стороны предложил ему отправить со мной 10 одарённых детей. Он немного улыбнулся и предложил мне выбрать их из небольшой толпы детей, которые тут же прибежали и встали отдельно от всех. Я быстро выбрал десятерых из них.

Далее, все встали на площади в круг. Вынесли верёвку и стали разматывать её между разумными так, чтобы каждый мог ухватиться за неё руками, но верёвка быстро кончилась, так как было много разумных, которые должны за неё держаться. Кроме детей и их воспитателей, был султан с охраной, а также слуги султана и обслуга детей и охраны. Но на этом количество разумных не закончилось, ещё были купцы со слугами и уважаемые люди тоже со слугами. Так, что понадобилась ещё одна верёвка, которую привязали к первой, и только тогда концы верёвок сошлись в одном месте, где встал я. Перед этим, пока шли приготовления, позвонил по камню Ноле и предупредил её о нашествии гостей и детей. Она удивилась, потом поругалась, но узнав о султане, успокоилась и сказала, что всё подготовит и будет ждать у ворот в замок, т. к. там самая большая поляна и на ней никого не будет.

Наконец всё было готово. Я взялся за концы и представил себе поляну перед воротами замка. Моргнул глазами, и мы оказались на этой поляне.


Глава 16. Окочание практики и сдача экзамена

Нола стояла у ворот замка и смотрела на поляну перед замком, когда появилась из

ниоткуда большая толпа разумных из Флавии, судя по одежде. А также среди них был и сам султан. Она до последнего не верила, что у Юрая всё получится. Да и вообще, она почему-то не верила ему до конца во всём, хотя он никогда её, да и других не обманывал и даже повода сомневаться не давал, но (всегда это — но) вся предыдущяя жизнь её научила никогда никому полностью не доверять. А тут всё было так, как он говорил и хотел.

Юра сдал делегацию Флавии Ноле для размещения, а сам мотанул в Иллирию. Точнее прыгнул порталом туда, преварительно позвонив по камню связи Туролу 15 о том, что бы готовился к перемещению к нему в замок в Лесу.

Прибыв во дворец к королю Иллирии и поприветстовав его, поинтересовался его планами на ближайшее будущее. На что король Иллирии сказал, что в курсе предстоящей Ассамблеи магов и готов присутствовать там, далее, сын поправился и все маги жизни его королевства в недоумении, как удалось вылечить сына от перерождения в демона.

— Сколько времени нужно на сборы всех разумных, которые будут тебя сопровождать в поедке ко мне, на площади перед дворцом? — спросил его.

— До захода Ра будут собраны и готовы — ответил король.

Созвонился с Нолой и передал это ей. А она, удивившись, сказала, что хоть и тяжело, но обеспечит всем необходимым вновь прибывающих.

Вечером все были готовы. И опять площадь, верёвка, глаза моргнули и поляна перед замком. Сдал их Ноле, а сам к Туролу.

— Здорово брат. Как жизнь, здоровье твоё и дочери? — старался быть вежливым.

— Приветствую. Всё в порядке. Спасибо за заботу — ответил Турол — а у меня хорошие новости. Демонов ослабших без подпитки уничтожили. Нашли здоровых тролей и среди них нашли одного паренька. А он оказался дальним родственником прежнего шана. А все окружающие троли защищали и берегли пацана, но не говорили ему о том, кто он и почему они охраняют его, а он не дурак, и сам догадался или "добрые" троли подсказали.

— Он единственный из рода шана и его в меру сил готовили и обучали быть воином и уметь руководить воинами. Я его забрал к себе, с охраной конечно. Так что у нас будет новый шан Великой Орды. Дружественный шан. И на Ассамблее будут все кто должен быть.

— Ну и славненько, ну и хорошо — обрадовался — когда будете готовы к перемещеию ко мне?

— Не всё так сразу. Надо подготовиться, да и тебе отдохнуть надо. Утром будем готовы. А ты отдохни. И, это, не хочешь ли побыть с моей дочерью. Она скучает. Злится. В её положении это вредно.

— Не ожидал от тебя такой подставы, но, ладно, пойду к ней — пожалел её.

— Вот и хорошо, вот и славно — передразнивает он меня.

Пришлось идти к ней. Ничего плохого про неё не могу сказать. И красива по своему, и умна, и начинающий маг жизни, и меня любит, это я узнал из её мыслей и чувств ко мне, но ни в какое сравнение не идёт с моей Аннушкой, а её я по прежнему люблю и никто кроме неё мне не нужен. Но пришлось быть вежливым и, даже, обходительным с ней. Мы провели, по её мнению, сказочную ночь. Она была очень довольна, рада и благодарна мне за ночь. Сама она этого не говорила, но я чувствовал и сам старался не выдать того, что мне хочется как можно быстрей уйти от неё и исчезнуть из королевства двардов. Но, как известно, всё хорошее и плохое заканчивается. Наступило утро. Я распрощался с ней. Она всплакнула, но не сильно.

На площадке перед в ходом в подземелье гномов или, точнее, двардов всё было готово и все собрались во главе с Туролом. Был там и новый шан со своей охраной. Опять площадка, верёвка, глаза и мы все перед воротами моего замка. Опять Нола. Гостей сдал. Гостей приняла. Я к себе во флигель. Какое-то отупение, моральная усталость. Захотелось отдохнуть, но не спать, а отвлечься на что-нибудь. И тут я вспомнил о той штуковине, которую выиграл в шахматы или, точнее, в сулшат.

— Посмотрим, что это такое — заинтересовался.

Приложил к себе. Покрутил в руках. Понюхал, лизнул, посмотрел истинным зрением. Ничего.

— Ну ка, дружище Артемий, помогай. Что это? Как этим пользоваться?

Некоторое время было тихо. А затем у меня, как всегда, появилась мысль: "Это оказывается не усилитель пси, т. е. эта штука может быть и усилителем, но у неё другое, более широкое, предназначение. Это пространственный карман, но его нужно привязать к себе. Сейчас у него старая привязка слетела, а новой нет. Он без привязки не работает".

— А почему брат султана этим не пользовался? И как им пользоваться? — удивился.

— Ну вот, ты сам и ответил на свой вопрос. Если такой Великий маг, дожу и прочее, не знает как пользоваться этим невзрачным предметом, то уж простым смертным это не дано, тем более — прикалывался мой ангел-хранитель.

— Хорошь подкалывать. На счёт брата я понял. Но не понял, как его использовать и на что он способен — злился на него.

— А ты сначала привяжи его к себе и подожди. Как в рекламе, а ты налей и отойди — продолжал Артемий. У него тоже было игривое настроение и ли же он, так же как и я, устал.

Уколол палец и капнул на этот предмет каплю крови. Кровь быстро впиталась, а дальше ничего. Ждём. Предмет в руке стал нагреваться, но не обжигал. Далее стал, вначале слабо, светиться. Всё ярче и ярче. Потом мне показалось, что он стал легче и меньше. Нет, не показалось. Он, действительно, стал меньше и продолжал уменьшаться. Затем просто вспыхнул и пропал. И тут со мной начались непонятки. Мне резко захотелось спать. Вот, хотел отдохнуть, отдыхай. Еле добравшись до кровати, я заснул, не раздеваясь.

И мне стал сниться странный сон. Я оказался в лесу на поляне. Лес был очень похож на мой Лес, но я знал, что это другой лес, хотя на этой же планете, но другой. До Раскола. На поляне были брёвна в качестве лавок. Я присел и стал смотреть вокруг и слушать звуки старого леса.

— Нравится? И мне тоже — ко мне сзади тихо подошел старик. Я бы даже сказал старец из сказки. Высокий, худой с длинными седыми волосами и такой же бородой. Одет он был в какой-то белый балахон до пят и бос. В правой руке посох. Я, повернувшись, рассматривал его. Он меня. Молчали. У него терпение кончилось раньше.

— Я дух этого камня. Меня создал маг Аврелий. Это было давно. Очень давно. Я переходил от одного владельца к другому, а вот теперь ты мой хозяин. Приказывай — изрёк старец.

— Ты же впитался в меня, т. е. растворился во мне. А как же ты переходил от одного хозяина к другому? — удивился.

— Да, я в тебе. Но после смерти владыки, я востанавливаю свою прежнюю форму и меня может взять другой. Но не каждый может стать владельцем. Нужна кровь древних и уровень пси должен быть довольно высок. Иначе я не растворюсь и не подчинюсь.

— А что ты можешь? — спросил его.

— Я могу усилить твои способности на короткое время, но потом будет откат. А так, моё общее назначение, это перемещение предметов в другую реальность и возвращение их назад в первозданном виде. Предметы и вещи должны быть неживые, т. е. одежда, оружие, инструменты, украшения и т. д. Если потытаться поместить туда зверей или разумных, то при выемке будет труп. Но это было у всех магов, до тебя…

— А я что? Другой? Хуже или лучше? — не выдержал и начал задавать вопросы.

— Да, ты другой. Нетерпеливый и нервный. А в остальном, ты такой же как все, кроме ключа. У них не было ключа и они не могли перемещаться порталом. А потому для тебя это ограничение снимается. Ты сможешь помещать туда и живых, но нужно потренероваться — закончил объяснение старец и исчез. А я проснулся и почувствовал что выспался, хотя прошло совсем немного времени.

— Ну, и что ты, Артемий, скажешь по поводу этого старца? — поинтересовался у своего ангела-хранителя.

— Надо пробовать, эксперементировать и тренироваться — пришло от его.

— Я тоже чувствую, что нам это скоро понадобится, пойдём потренируемся на свежем воздухе — предложил нам с ним.

Вышел к воротам и решил немного зайти в Лес. Там нашел небольшую полянку и приготовился. Поднял рукой с земли камень и сказал: " Поместить в карман!" — ничего не произошло. Камень был по-прежнему в руке. Взял его виртуальной рукой, т. е. телекенезом: "В карман!" — опять ничего.

— Да твою же маман. Как ещё извернуться? — подумал, расстроившись.

— А ты не естеством, а колдовством — пришла мысль от Артемия.

— Точно. Никак советский менталитет из себя не выдавлю — повинился.

— А давно уже надо выдавить — припёрлась мысль.

Посмотрел на камень, который уже упал на землю, истинным зрением и подал немного псиэнергии на него, приказав мысленно ему переместится в карман и камень исчез. Потом представил его в руке и он там появился.

— Уря-я! Работает зараза! Что б ей. Сколько нервов потратил — обрадовался и одновременно разозлился.

Далее перемещал в карман различные предметы, вытаскивал их у себя в руках, возле себя и недалеко от себя. Потом перешел на живое. Первым отправил в карман зверька, похожего на крысу и тут же вытащил его. На удивление он был жив и здоров. Затем, большие животные. Всё в норме. Попробовал с ягодами. После кармана их вкус не изменился.

— А насколько велик карман? Как это узнать? — задумался.

— У меня, после твоих экспериментов с камнями и со зверями у меня появилась таблица загрузок в процентах — откликнулась Агата.

— И как? Сколько занял места и сколько осталось? — поинтересовался у неё.

— Когда оленя засунул, было около процента занято.

— Так, так. Значит олень — процент. Тогда сколько можно загрузить и чего?

— Твой флигель влезет полностью или отряд воинов из ста разумных с оружием и припасами.

— Неплохо, я бы даже сказал, что это очень хорошо. Ладно хватит баловаться, надо дело делать — подвёл итог эксперементам с карманом.

— Где все? — спросил, подразумевая королей.

— В том самом зале на втором этаже, где ты познакомился со старым дожу — ответила Агата, мой симбиот древних.

— Это символично и предсказуемо. Ну что ж, и мне туда, наверное, надо — пожал плечами.

— Они недавно собрались там и недоумевают, почему тебя нет — пояснила она.

Поднявшись в залу, не хотел их пугать внезапным появлением, и поздоровавшись с ними, я увидел королей, их советников, которые стояли позади их. И здесь были маги нового Совета магов. Прошел к ближайшему стулу и захотел присесть, но ко мне рванула Нола, что-то шипя и показывая глазами на стул-трон на возвышении во главе стола. Я посмотрел на остальных. Их мысли были примерно одинаковы: нужно занять трон во главе стола. Но я решил по другому.

— Уважаемые монархи, а также их советники. Малый Совет Ассамблеи магов считаю открытым — начал говорить, стоя у стула, который выбрал сам.

— Я понимаю Ваше недоумение моим поступком. И хочу всё объяснить. Но для того, что бы Вы меня поняли необходимо рассказать Вам о себе. Я не буду рассказывать о событиях, которые произошли со мной после того как я встретил старого дожу. Вы все их хорошо знаете. Я же хочу рассказать Вам о том, что было до того. Зовут меня, т. е. звали там в другом мире Воронов Юрий Васильевич. Там у себя в свом мире я не был магом и волшебником. Там я был простым инженером. Работал, жил, жену любил. И всё это началось после смерти моей любимой. Я перестал хотеть жить… — и я рассказал о себе вплоть до того момента, когда встретил в лесу у дороги пятерых разбойников.

Просле того, как я закончил свой рассказ в зале наступила тишина. Если бы тут были мухи, то, наверное, было бы слышно как они летают. Все замерли. Оно и понятно. Узнать о том, что тебя и твоего мира нет в реальности. А ты и твой мир, это продукт воображения какого-то древнего стятившего искина. И после того, как этот эксперемент-экзамен закончится, твой мир перестанет существовать, как спектакль или даже просто сцена в спектакле. Смена декораций и новая сцена или спектакль. Артисты те же, но они играют уже других персонажей в другом спектакле или мире. Это был шок. Все замерли. Но разумный так устроен, что он довольно быстро приспосабливается к новым условиям.

— А я хотел похвастаться перед уважаемыми новыми деньгами. Мы старались их сделать красивее и что бы их труднее было подделать — сказал Турол. И это безобидное сожаление сдвинуло мысли в головах других королей. Все задвигались, как-будто оживая. Раздалось сопение, кашель, бормотание, различные выссказывания и среди этого гомона я расслышал, как Сун, купец султана, стоящий за ним, сказал: "А я говорил, предупреждал, что он не прост, а мне никто не верил". Это выссказывание услышали многие. Их это развеселило. Послышались смешки и выкрики: " А я говорил…", "А я предупреждал…", "А я упреждал…" и так далее. В зале грохнул смех.

После того как все отсмеялись и вытерли слёзы, я решил продолжить.

— В связи с выше изложенным я считаю, что не вправе занимать место дожу в Волшебном Лесу и предлагаю кандидатуру моей заместительницы Нолы. Она довольно сильный маг и тоже, как и я "Ца". А мне кажется, что скоро я уйду из этого мира назад туда откуда пришел.

— Я очень хотел бы, что бы мой названый брат оставался дожу и дальше, но я понимаю и согласен с ним — сказал, вставая, Турол — я так же хочу представить уважаемым шана возрождающейся новой Великой Орды. Он последний и единственный из рода шана. Его зовут Сурай из рода Шеир или Сурай до Шеир, а теперь шан Сурай 1 — продолжил Турол, а молодой троль встал и слегка поклонился.

— Я согласен со всем выше сказанным — сказал султан.

— Я также согласен — сказал король Иллирии и посмотрел на нового шана. Он встал, кивнул и сел на место.

— Теперь, когда все выссказались за кандидатуру уважаемой Нолы, можно рекомендовать Совету магов избрать её на должность дожу Волшебного Леса.

Затем состоялся показ новых монет. Они были красивы, даже великолепны. Выделка высочайшего класса. Магическая защита переливалась всеми цветами радуги в истинном зрении. На монетах был изображены мои "подвиги": старый дожу, лежащий у моих ног, животные бегущие с полей, разбросанные бандиты-троли, умирающий сын короля Иллирии, предводитель демонов Итуруп и многое другое. Но больше всего мне понравилась самая дорогая монета в сотню золотых. На фоне восходящего светила скачет всадник на сваре-коне демонов. Всадник скачет на сваре, но он не демон, а скорее человек, но широкоплечий как двард. Это Турол хотел сказать, что я его брат. И так получилось, что на сваре скачет двард или, если по-нашему, гном. Я встал и, держа в вытянутой руке монету, поклонился Туролу за его работу с монетами.

— Предлогаю собранию учредить новую должность "Великий дожу" и назначить Юрая на эту должность за его подвиги и всё то что он сделал для нас всех в этом мире — попросил Турол. Все высказались "за", а я один против, но меня не слушали.

По приказу Нолы вынесли огромное кресло. Она указала мне на него. Пришлось сесть. А сама она подошла к тому стулу-трону во главе стола на возвышении и уселась под одобрительный гул остальных. Мысли её были о сбывшейся мечте. Она оказывается мечтала об этом, но находясь со мной и зная о том, что я умею читать мысли других разумных, даже не думала об этом. А теперь мысли выдали её из-за эмоций. Она посмотрела на меня, как бы говоря: "Ну, ты начинал это. Теперь давай заканчивать". Пришлось вставать.

— Уважаемые монархи, а также их советники. Малый Совет Ассамблеи считаю закрытым — как можно торжественней произнёс и поклонился.

Все встали и тоже поклонились. Постепенно все стали расходится. У Нолы были свои дела и она быстро ушла. Турола поздравляли за удачный выбор тем на новых монетах. На меня никто не обращал внимание, что было странно. Я вышел во двор замка и хотел идти к себе во флигель, но вдруг я передумал и захотел идти к воротам. Затем в Лес к оврагам. Я уже догадался, что это мои друзья пауки хотят меня видеть. Я спокойно зашел в пещеру и прошел в тот подземный зал со сталактитами. В зале было черно от пауков. Их стало заметно больше.

— Ещё никто из животных и разумных, когда либо ступавших в наши пещеры, не приходил вторично сюда, так как не уходил отсюда живым. Но ты наш, хотя и не паук, и для тебя всегда открыта дорога к нам в пещеры. Мы чувствуем, что ты скоро уйдёшь от нас. Мы хотим тебе кое о чем рассказать и кое чего подарить. Там в мире, откуда ты пришел и куда уйдёшь есть такие же как мы. Мы думаем, что должны быть такие как мы. И ты с ними встретишься. Мы не хотим, что бы ты пострадал от них, так как они такие же и ты пострадал бы как от нас. Да и ты не слаб своей силой. Они тоже могут пострадать от тебя. Мы этого не хотим. У нас есть легенда о двенадцатируком пауке. У пауков восемь рук, как ты знаешь. У тебя тоже. Но твои природные руки не такие как наши. Мы хотим сделать их такими и у тебя будет двенадцать рук — проговорил голос у меня в голове. А я представил себе, что у меня руки и ноги паучьи. От этого я внутренне передёрнулся.

— Не надо так думать. Твои руки физически останутся такими же, как и были, а вот магически они будут как и те восемь — пронеслось в голове.

— Ладно, я согласен — помыслил в ответ.

— Тогда подойди и обними эту колонну всеми четырьмя руками — получил инструкцию. Подошел к нужной колонне и обнял её руками, а затем ногами, поддерживая себя телекинезом или остальными руками по-паучьи. На короткое время задремал, но тут же очнулся и, отпустив колонну, встал на ноги. Посмотрел на ноги и руки истинным зрением. Ноги и руки действительно были как и прежде, но в истинном зрении они были такие же как и те восемь, точнее такие же как все, но сильные и длинные как те две, что подарили пауки. Т. е. теперь я был, действительно, с двенадцатью конечностями, но шесть были сильнее и длиннее, чем остальные шесть. Смотреть в истинном зрении было завораживающе-жутко. Человек с 12 конечностями. Бр-р-р. Страшно, но интересно.

— Теперь ты готов к встрече с такими как мы. Прощай двенадцатирукий. Легенды не врут. Мы запомним тебя на всегда. Не убивай таких как мы — пронеслось в голове.

Я вышел из зала и из пещеры. Затем овраг, Лес, ворота и, наконец, флигель. Разделся, улёгся на кровать и крепко уснул.

— Спокойной ночи и с добрым утром в другом мире. Экзамен сдал на отлично — пронесся у меня в голове смутно знакомый голос. Я хотел удивиться или возмутиться, но Морфей уже во всю командовал во мне.


Глава 17. С возвращением

— Ну, наконец-то — подумал, когда увидел, что крышка медкапсулы открылась.

— Здравствуй Юрий! Как я рад, что всё закончилось и ты вернулся. Как настроение? Как дела? — тщательно изображал радость древний искин Владимирос.

— Рад он. Ты ж меня туда и засунул. Да ещё и на столько времени. А теперь здравствуй, как дела. Ну здравствуй, мой тюремщик. А дела, как сажа бела — начинал потихонечку заводиться.

— Тихо, не надо сердиться. Времени прошло не много. Там в виртуале прошло несколько месяцев, а здесь только неделя. Аграфы, пока вы с Колей у меня лечились и учились, затихли и ждут, наверно от вас сигнала. Надо им дать этот сигнал. Или у тебя другие планы — вежливо и успокаивающе молвил искин.

— Какие мы вежливые, аж противно. Что с Колей, где он? — спросил вежливого искина.

— Николай тут рядом. Вылечил я его. И у него теперь ДНК почти как у моих создателей, точнее на 92,5 процента. В связи с этим я ему наш симбиот "Учёный" поставил и он, поглотив его инженерную нейросеть, стал выдавать метку, что сеть по-прежнему стоит та же. И сейчас он учит инженерную базу древних. Она большая, так что ему долго ещё её учить надо — проинформировал меня искин.

— Пускай учит. Не будем ему мешать, да и он мне мешать не будет. Так, теперь ушастые. Надо, что бы они дали сигнал, что всё в порядке, база наша, в смысле их — начал рассуждать — разведчик-курьер под нашим контролем, как искин, так и аграфы. Можно отдать приказ о том что база под контролем, но как быть с бывшим пиратским кораблём. Нужно согласовать их действия, хотя у них нет гиперпередатчика, но во избежании, так сказать. Сколько разумных на этом корабле? Так, 15. А почему я чувствую 16. А, вот в чём дело. Аграфы заменили главный искин корабля и поставили то, что было под рукой, т. е. биоискин. Так, так. Берём всех под контроль. А старый искин где? Что, даже не сняли с корабля. А, для них он дрянь древняя. Ну, ну. Ладно работаем — обдумывал свои действия, получая информацию от своего симбиота, наручного искина, искина Володи и своих чувств. Не выходя из станции древних, я прошел в столовую, заказал блюда, получил их и начал есть, а сам, в это время, откачал у экипажа пиратского, а теперь аграфского, корабля часть псиэнергии, т. е. понизил их жизненные силы, как я научился у пауков, и дал установку на подчинение, т. е. сделал их марионетками. То же самое я сделал и с биоискином, но тут мне немного помогли симбиот с наручем. Продолжая есть еду, а так же псиэнергия пришлась вовремя к столу, так сказать, отдал приказ швартоваться к базе, т. к. она наша, мол, уже. Одновременно с курьера ушло сообщение, что база наша, начинаем её осмотр. Закончив неспешный обед пошел встречать бывший пиратский корабль, надо узнать какое у него название, а то невежливо, меня возят, доставляют на базу древних, заботятся обо мне, лечат в медкапсуле, вот, даже ошейник оставили старый на память, так сказать. Вежливые, заботливые, культурные аграфы. А как они с пиратами поступили после захвата их корабля. Другие бы выкинули в космос без скафандра, а они кого в медкапсулу подлечить и, заодно, ментаскопировать, кого в отдельную каюту с санузлом и пищевым синтезатором, и ничего, что эта каюта сильно смахивает на карцер в тюрьме, бывает. А некоторых, тех которые с высоким или более-менее высоким интеллектом, даже в криокапсулу для того, что бы потом из них сделать биоискин. Какая нежная забота о простых пиратах, какое самопожертвование и рвение в работе. Надо не только узнать название корабля, но и с ними познакомиться поближе, может и из них тоже получится изготовить достойный по параметрам биоискин, ну чем чёрт не шутит, а вдруг.

С этими высокими мыслями я шел, а точнее, ехал на гравиплатформе в сторону приёмного ангара, куда только что приземлился или прибазировался, ну в общем, опустился этот самый корабль. Подъехав к открытой аппарели корабля, я проследил за погрузкой на платформу всех членов экипажа в количестве 15 аграфов.

— Искин доклад — строго приказал, зайдя в трюм корабля через аппарель.

— Искин номер… нахожусь в качестве главного на среднем транспортнике "Кишот", переделанном в рейдер. Корабль в удовлетворительном состоянии, требуется ремонт и настройка. Экипаж, за исключением вас, хозяин, отсутствует. Все на базе — докладывал искин.

— У тебя нет имени, только номер.

— Так точно.

— А как звали тебя до того как ты стал искином?

— Информация отсутствует.

— Зайдём с другого бока. У тебя есть зархивированные файли?

— Ответ положительный. Один файл.

— Ты не можешь его открыть.

— Так точно.

— Я могу тебе помочь. Ты хочешь этого?

— Не могу знать. Как прикажете, хозяин.

— Давай-ка, лучше, во избежании, вытащим тебя из шахты или, точнее, отключим от исполнительных механизмов — сказал, а сам попросил моих помощников сделать это.

Через несколько минут, я даже присел на какой-то ящик, т. е. малый контейнер, мне доложили, что искин отключён от коробля, а питание, камеры с микрофоном и динамиками оставлены подключёнными. Требуемый файл подготовлен к расшифровке и код шифра у меня на симбиоте.

— Ну всё готово. Передаю код. Начать разархивирование.

— Ах, где я? Что это? Как я сюда попал? Что с моим телом? Где руки? Кто ты? Как я тебя вижу? Ты не наш, не альв! — слова были на общем в перемежку с аграфским и ещё каким-то языками, но, благодаря блоку-переводчику диверсанта, я всё понял.

— Тихо, тихо. Успокойся. Я сейчас всё объясню. Успокоился. Можешь слушать? — говорил, а сам направлял лечебную зелёную энергию на него. Он помолчал немного, собираясь с мыслями, а потом, пересилив себя, продолжил уже более спокойным голосом:

— Меня зовут, вернее, звали, кхе-кха-си-уу…

— Как звали, я не понял? — прикинулся тугодумом.

— Меня звали Класинуол. А то, что ты услышал, это нервы. Но я стараюсь взять себя в руки или что там у меня теперь, кха-кхе. Ладно, попытаюсь больше не срываться, но не обещаю — пытался успокоится он.

— Я понимаю, что тебе тяжело, но постарайся успокоится. И так продолжим. Тебя зовут Класинуол и ты альв, хотя я не знаю, кто это — сказал это для того, что бы вывести его на разговор, а заодно и отвлечь от мыслей о его будущем.

— Да, так меня звали, а альвы это такой народ, который жил возле аграфов. Мы похожи на них. Только мы выше ростом, рыжеволосы, зеленоглазы и наши уши, хоть и длинны, но не имеют заострения на верхнем конце — продолжил он, постепенно успокаиваясь.

— И ещё у вас виснушки на лице и руках — подхватил мысль.

— Да, правда не у всех. А от куда ты знаешь, если нас никогда не видел? — удивился он.

— На моей родине был такой народ — сказал, имея в виду немцев.

— Какая у тебя интересная планета. И сколько вас там? — поинтересовался он.

— Более семи миллиардов. Но давай не отвлекаться. Сначала о тебе, а потом, если захочешь, обо мне — предложил ему.

— Конечно, конечно. Извини. Можно меня называть Клас или Кла. И у меня была сестра. Что с ней, я не знаю-с-кха-кхе — опять поплыл он.

— Соберись, тряпка. Успокойся — прказал ему.

— Стараюсь, но плохо получается…

— Значит так, слушай внимательно, и постарайся не раскисать. Ты мужик, в конце концов, или тряпка. Тебя и, наверно, твою сестру аграфы превратили в биоискин. Успокойся, я тебе сказал. Слушай дальше. Меня с моей планеты похитили арварцы-работорговцы и продали аграфам, что бы тоже сделать биоискин. Но у меня обнаружили ДНК древних. Мне воткнули сеть древних и хотели сделать их меня "открывашку" для объектов древних. Ты слушаешь меня? Понимаешь о чём я говорю?

— Да, стараюсь.

— Мне удалось убежать на базу древних и подчинить себе кое-какое оборудование. Я спрашиваю тебя, как ты относишся к аграфам и арварцам? Ты со мной или тебе нравится быть биоискином? — строго спросил его.

— Я с тобой. Я не хочу быть биоискином, но как я смогу выбраться отсюда и где моё тело? И ещё я хочу найти сестру — ответил он.

— Значит под протокол, ты, Класинуол, альв из рода…

— Циирра, что значит восходящее светило…

— Ты, Класинуол из рода Циирра хочешь помогать мне и стать моим соратником в борьбе с рабовладельцами и расчленителями!

— Да, я очень хочу и приложу все силы в этой борьбе!

— Аминь!

— А что это?

— Окончание договора межлу мной и тобой.

— Необычно, но приятно.

— Теперь, бери всё управление кораблём на себя, а я к тебе в помошь присоединю старый искин пиратов. Тебе будет легче. Если на борту или возле корабля, а также на связи будут аграфы, ты прикинься искином и не отсвечивай. Понял?

— Какое интересное выражение, но я понял, постараюсь. Я с тобой.

— По поводу ремонта и наладки. Это с Владимиросом. Он искин базы древних. Свяжись с ним и он тебе поможет. Но в пределах, не увлекаться — это я уже Вове. Всё. Занимайтесь, а мне ещё надо с экипажем разобраться.

Вышел из корабля и направился на другой платформе на базу в тот зал, где была моя капсула.

— Как ты с ним разобрался! Без блоков и пси-давления на подчинение. Всё на добровольной основе. Высший пилотаж вербовки. Мне даже жаль других аграфов. Что дальше? — похвалил Володя.

— Надо разобраться с остальными членами экипажа. Идея такая. Когда прилетит станция, она же создана для изучения и растаскивания твоей базы. Так вот, когда прилетит станция и зависнет около базы, на неё станут спускаться аграфы, которые будут изображать из себя учёных и будут стараться открутить и отвести к себе части от базы. При этом, если они не увидят своих коллег, которых послали со мной, то возникнут вопросы. И могут послать сигнал опасности со своей станции. Я, если мне не изменяет память, подчинил себе искины станции, но бывает всякое. Нужно подстраховаться и сделать так, что бы внешне всё выглядело пристойно, т. е. учёные ходят, что-то делают, разговаривают и т. д.

— Идея понятна. Приступаем. Экипаж расположен в капсулах. Проведено первичное сканирование организма разумных, подлечены некоторые жизнено-важные органы. Капсулы в режиме ожидания — отрапортовал искин. "Какой-то он слижком исполнительный и вежливый после моего возвращения, что-то он от меня хочет, что-то ему нужно" — скользнула мысль и улетела.

— Начать ментаскопирование, но с таким расчётом, что бы в овощи не превратились. Далее мои заботы — приказал искину Володеньке.

— Тут несколько интересных моментов. Первый, один из них ещё до отлёта предостерегал их по поводу тебя, мол, опасайтесь, ай-яй-яй и т. д. Второй, у них на корабле есть антипсиошейник для тебя. Третий, они надеются, что мои капсулы тебя вылечат и поэтому им нужен этот ошейник. Четвёртый момент, ты вербовал биоискин на "Кишоте", и он сказал тебе, что есть сестра. Я узнал от одного из них номер того биоискина. Передаю номер. Пятый момент, узнал название клана, которому принадлежит станция и состоят учёные. Это клан "Тихой воды". Пока всё. Если что появится…

— То ты меня проинформируешь. А сейчас затихни и не мешай мне творить — продолжил за него.

— Что мы тут имеем — подумал, подходя к капсуле, в которой лежал тот старик-перестраховщик — нужный разумный. Все привыкли к его трёпу и не обратят внимание на мелочи, а он будет трындеть об опасности и отвлекать на себя внимание. Это как на базаре, когда кого-то обворовали, кто громче всех кричит: "Ловите вора!" Конечно же, сам вор. Так вот, он и будет этим крикуном. Делаем. Так, готово. Теперь, дальше. Кто тут у нас — пробормотал подходя к следующей капсуле — о, старший над этими зайчиками. Он у нас будет болтуном, всё всем будет разъяснять и объяснять. Всё знаем, всё понимаем, всё разболтаем, но из наших объяснений ничего не понятно и неясно, так трёп ни о чём, не более того. Готово. Далее. Какой вид, какой стиль учёного, а голове… А в голове только одна мысль, как бы выделиться из толпы таких же нахватать авторитат, апломб и стричь купоны, т. е. кредиты, а сам по себе в качестве учёного, так, дырка от бублика.

Таким образом обошел всех и переделал на свой лад, но не сильно отходя от их характера и привычек, а то будет заметно. А если и будет что-то заметно, то можно списать на эйфорию от участия в разграблении станции древних.

— Ну всё, поработал, можно и отдохнуть. А нет, не всё, как там дела на корабле. Всё ли отремонтировали или ещё что нужно? — спросил своих помощников.

— Броневые листы были сняты. Внутри все системы восстановлены или заменены оригинальными, как с верфи. Теперь приступаем к установке новых броневых листов, а старые служат сырьём — ответил мне почему-то Класинуол.

— Эй, стоп машина, тормози резина. Вы чего удумали. Корабль прилетел старенький, дряхленький, а улетает новый с иголочки. Так нельзя, заметно будет — пожурил разыгравшихся искинов.

— Не понял смысла, какая машина, где резина и зачем иголки. А так мы отсканировали наружную поверхность старых броневых пластин и сделаем на них тот же рисунок. Не отличишь.

— Машина и резина это образное выражение, с иголочки, в данном случае, первый вылет с верфи.

— Какой интересный язык и обороты речи, а если учесть количество и разнообразие форм разумных на вашей планете, то я уже туда хочу. И нельзя ли мне загрузить твой родной язык — попросил биоискин.

— Загрузить, то можно, но если ты болтанёшь что-то на нём, то это будет крупный прокол. И тебя тогда разберут на винтики с гаечками. Усёк? — предупредил его.

— Я буду молчать об этом — заверил он.

— У нас говорят, я буду нем как рыба — поправил его.

— Это, это, просто великолепно. Я уже влюбился в этот язык — восхищался Класинуол.

— Ну, что ж, я предупредил. Володенька загрузи-ка ему мой родной великий и могучий язык.

— Весь, полностью с матом, диалектами, феней и прочим или только литературный — спросил Вова.

— Я думаю, что нужно загрузить полностью — решил, думая о таком восторженном отзыве о моём языке.

— Хорошо. Загружаю… Готово. Пользуйся, Класинуол.

— Спасибо, великолепно — уже по-русски ответил он.

— Кстати, можно зайчиков из клеточек выпускать. Мне к ним привыкнуть надо, а им ко мне — распорядился и поехал назад к капсулам.

— Прибытие станции ожидается через неделю — пришло сообщение с курьера.

— Через неделю, так через неделю. Походим подумаем, прикинем, как встречать и угощать дорогих гостей. Ну очень дорогих. На станции и так стоит линия по производству биоискинов, а если на неё ещё загрузить всю базу древних, то будет о-го-го какая ценная станция и ни один выстрел в неё не будет произведён из-за боязни порчи оборудования древних. А нам никто не запрещал стрелять. Вы ещё застирываете пятна вручную, тогда я иду к вам. Ой что-то меня опять понесло. Страшно. Станция большая, хотя я на ней уже был. А я маленький разумный. Раньше я прикидывался сумасшедшим, а теперь меня, якобы, вылечили и я должен предстать перед ушастыми во всей своей красе. Я один, а их много. Надо ещё усилить этот эффект. И у меня появилась мысль, как это сделать.

Да, кстати, совсем забыл о моей невесте, как она там. Пойду разомнусь. Чего-то я засиделся на этой базе. Представляем трюм корабля хозяйчика, морг глазами и вуаля, я в нём.

При моём появлении в трюме корабля, зазвучала сирена, но быстро стихла, когда мой симбиот и искин корабля обменялись кодами. В трюм влетела фурия со товарищи, но быстро разобралась и кинулась ко мне.

— Стой танк ходячий, самоходка крупного калибра. Как ты прекрасна в своей быстроте и стремительности. Я хочу со стороны полюбоваться тобой. Ну, здравствуй Аннушра. Как там Глам поживает? И вообще, как жизнь? — приветствовал её, стараясь разговаривать с ней со стороны.

— У нас всё тихо и скучно. Глам копается у себя в медблоке. Мы устраиваем учебные тревоги. Надоело. Нельзя ли с тобой? Воевать не с кем. Тишина — жаловалась мне невеста.

— Ну, что ж, скучно тебе значит. А как хорошо подготовлены твои воины? Смогут ли они воевать со мной? А давай проверим. Только стрелять не будем или давай так, пострелять-то охота, стрелять будем имитаторами, а искин подсчитает и самое главное будет отключать ногу, руку или всего воина. Хорошо?

— Да. Это интересно. Я хочу знать уровень подготовки бойцов.

— Тогда так, готовимся сами и готовим этот трюм. Сколько нужно времени на подготовку?

— Я думаю, что часа хватит.

— Ладно, час, так час. Время пошло.

В час они конечно не уложились, но за три часа всё подготовили и соревнования начались, т. е. началась потеха для меня. Появлялся в разных местах и отстреливал им руки, ноги или если мне хотелось, то и всего воина, кидал в них контейнеры, поднимал их самих и сталкивал их в воздухе под потолком трюма, а он был высотой метров 15–20 или поболее. Всё летало и свистело, падало и разлеталось. В конце концов, когда все были обездвижены, т. е. условно убиты, раздалась сирена и искин противным механическим голосом объявил: " Антиабордаж проигран, корабль захвачен". Оказывается мы действавали по программе антиабордаж и защита корабля от захвата. Блокировка скафандров была отключена и все стали вставать, а нет не все. У некоторых были реальные травмы, например у моей невесты была травма плеча, т. е. вывих его. они были так уверены в своей победе, что не пригласили на тренировку Глама с медкапсулой и теперь ждали его в трюме. Разумные ранены, а медработник выдвигается к месту расположения раненых, а время-то не стоит на месте. Ну и я не мог стоять на месте и ждать, когда он прибудет, да и капсула, которая перемещается с ним только одна, а раненых несколько.

Подошел я к своей невесте и вправил ей плечо, при этом обезболил и подлечил, закачав немного псиэнергии. Пока она удивлялась, прошел к другому больному. Тот умудрился порезаться, находясь в скафандре абордажника, а, нет, скафандр разорвался и порезал его. Сняв скафандр, подлечил его руку и рана на глазах затянулась. К тому времени, как появился Глам, все были вылечены и посмеивались над собой.

— Здорово дружище, Глам, как твои переживания? Как жизнь? — спросил его.

— Здорово, давно не выделись, а где больные и кому требуется моя помощь? — удивлялся он рассматривая поле боя.

— А ты бы ещё медленнее шел, тогда бы и этого не увидел, потому что убрали бы всё это. А больных я вылечил.

— А где твоя медкапсула? И как, ты так быстро их вылечил? — недоумевал он.

— Глам, дружище. Пока меня не было с вами, я был в таком месте, где многому научился и многое испытал на практике. И если бы я так медленно всё делал, то меня не было бы уже в живых.

— Так всё-таки, как ты их лечил и чем? Покажи, а? — непонимал и, то этого, приставал он.

— Гламчик, я лечил их рукой и своей жизненной силой. А давай продолжим наши игры и ты всё посмотришь и даже, если захочешь, то поучавствуешь в веселье — предложил ему.

— Я согласен, только если без травм.

— А вот этого гарантировать не могу, так неинтересно и скучно — обломал его.

— Тогда я буду зрителем и смогу оказать медпомощь по мере необходимости — откатил назад Глам.

— Дружище, а ты успеешь в течении нескольких минут вылечить несколько разумных с травмами средней тяжести.

— Нет, конечно. А ты сможешь? Не может быть! — вытаращил он глаза.

— Может, Гламчик, может, ещё как может и ты скоро в этом убедишься. И для наглядности давай сделаем так, после того как разумный получит травму, я тебе на нейросеть передам, какая у него травма, а ты отсканируешь его и потом увидишь результаты лечения. У тебя есть портативный медисканер.

— Есть, но не здесь, а там в медотсеке корабля.

— Дружище, так нельзя, раненые будут здесь, а сканер там — пожурил его, а в это время отдал приказ искину медсекции направить сюда меддроида со сканером.

— Я сейчас схожу за ним — сказал Глам.

— Не надо. Он уже в пути. Жди, а я поговорю с остальными — остановил его и обратился к остальным, которые уже заканчивали разбирать обломки контейнеров и прочего оборудования, которое мы все поломали, но в основном, конечно же, я — друзья и подруги, кто желает провести со мной рукопашный бой.

Дружный рык был мне ответом.

— Значится так, снимаем скафы, а то их жалко, ещё помомаются. Одеваем старые комбезы такие, которые не жалко и берём в руку нож. И быстро, время пошло — распорядился и стал ждать.

Когда первые переодевшиеся появились в трюме, я уже преобразил свой костюм диверсанта в старый залатанный комбез рыжего цвета. Вышел на середину трюма встал на колени и тут все заметили, что мои руки были в наручниках за спиной. Все стали кругом возле меня и стали смотреть на меня с удивлением, как-будто не видели меня до этого.

— Ну, все собрались. Да ладно, кто не успел, тот опаздал. Бросайтесь на меня все вместе — пиказал им.

Они, как-то нехотя, бросились на меня, но по мере того, как начался бой, все разогрелись и раззадорились, всё пошло как надо и так, как я задумывал.

Первым делом я подпрыгнул и, перевернувшись и согнув калени, пропустил руки под ногами, тем самым руки оказались с переди, а дальше я притомаживал себя, ожидая удара ножом или ножами, затем по мере приближения ножа или ножей, уходил в сторону, направляя их друг на друга телекинезом. В общем веселися как мог и хотел, то ускоряя время, то замедляя его, т. е. не время, конечно, а себя во времени. При этом я постоянно передавал данные о ранениях моих противников Гламу. Выглядело это примерно так: "Проникающее в область живота у одного и, одновременно, ранение в облати колена правой ноги и головы у второго. Сухожилье правой руки у третьего и перелом голени левой ноги четвёртого…" Бой постепенно стихал, т. к. противники заканчивались. И наконец на ногах остались трое: я, Глам и моя невеста, которая боролась с мыслью. С одной стороны её жених, а с другой она командир, а её подчинённые лежат раненые, а она ещё даже не начала со мной поединок, но я не дал ей раздумывать. Быстро атаковав её, лишил сознания от ударов по точкам отключающим сознание и немного откачал псиэнергии. Она плюхнулась быстро, даже не успев почувствовать боли. Тем самым я поддержал её статус, как командира, но и не нанёс ей повреждений, как моей невесте.

— Как ты? Где ты научился? Как ты быстр? Я не успевал следить за тобой глазами. Как такое возможно? Это невероятно? Так не бывает? А ты не киборг? Хотя киборг действовал бы медленнее — Глам был в шоке и не обращал внимание на раненых.

— Эй, Глам, проснись! Тут раненые кругом! А ты глупые вопросы задаёшь. Приступай к делу — пытался достучаться до него. А он хлопал глазами и непонимающе смотрел на меня. Тогда я не выдержал и дал ему хорошую оплеуху. Тут только Глам очнулся и, виновато посмотрев на меня, сказал: "Сейчас начну лечить, но это было так необычно и быстро, что я забыл обо всех, кроме тебя". Он быстро сунул того с переломол в капсулу и начал подходить к остальным с аптечками и прикладывать их к ним. А я стал обходить их, леча и подпитывая псиэнергией. Раны быстро затягивались и они приходили в себя. И в последнюю очередь я направился к медкапсуле и спросил Глама: "Этот долго должен лечиться?"

— До утра, поскольку быстро положили в капсулу, а если бы позже, то и лечение дольше — был ответ. Выслушав Глама, я подошел к капсуле и протянул над ней руки. Несколько секунд, в капсуле звучит сигнал и открывается крышка. Из неё вылезает троль и становится на свои ноги, ища свою одежду.

— Тебя я положил в комбезе и капсула его растворила — сказал Глам, видя что пациент ищет одежду.

— Зачем? Не мог раздеть. Теперь мне голышом бежать через весь корабль — негодовал вылеченный.

— У тебя был перелом ноги. Поэтому я не теряя времени, поместил тебя в капсулу, а он о комбезе. На, возьми — и Глам выдал ему одноразовый медхалат.

— Перелом ноги. Не может быть. Так быстро капсула не лечит — удивлялся он, одевая халат.

— Да не капсула тебя вылечила, а Юру — поправил его Глам — он вообще лечит без капсулы. Тут к ним подошла Аннушра и сказала: "Давай руку". Тот, не понимая, протянул руку, а моя зверская невеста, выхватив нож, ловко рассекла его ладонь на двое. Он взвыл как раненый зверь. А она тихонько подозвала меня и, указав на руку, нежно сказала: "Лечи". Я, было, опешил от такой наглости, а потом подумал, что это для её престижа, и решил вылечить завывающего пациента. Взяв его руку в свою и обезболив её, я соединил разрез, что бы всё выглядело ровно и наложил исцеление при этом ещё добавил пси на рану. Его рука уже не болела, но раны не было видно из-за крови.

— Вытри кровь халатом и покажи — приказал ему. Он выполнил это и вытянул руку, но при этом с опаской смотрел на Аннушру. На ладони был виден свежий шрам, который постепенно на глазах исчезал, становясь сначала старым шрамом, а потом и вовсе пропадая. Все стоящие вокруг смотрели на это, как на чудо. Но, после того как шрам исчез, исчез и их интерес к этому, и они стали расходиться по своим делам. Возле меня остались двое: Аннушра и Глам. Невеста выглядела спокойной и даже расслабленной, всем своим видом показывая, что она мне верит и что это все вполне нормально и даже обыденно, но зная её, я понимал, что это игра на публику, хотя публика в этот момент была в лице Глама. А он никак не мог отойти от шока, вызванного скоростью лечения. Наконец он справился с собой и, облизнув губы, сказал: "А если лечение нужно тебе самому, то как быстро ты лечишь себя?"

— Ещё быстрее — ответил, не лукавя.

— Ещё быстрее, это невозможно — поразился он.

— Но совсем недавно ты говорил то же самое о скорости лечения других разумных — упрекнул его.

— Да, возможно, но у меня это не укладывается в голове и поэтому я говорю, что это невозможно — размышлял он.

— Возможно, невозможно, да какая разница. Мне всё равно. Но вот, что мне действительно не всё равно, так это вы, мои друзья. А для друзей я могу и хочу сделать много чего хорошего. И мне хочется надеяться на своих друзей, что когда и если мне будет нужно, то мои друзья всегда помогут мне в трудную минуту. И я хочу сделать для вас одно хорошее дело. Летим ко мне на базу — закончил высказывать своё предложение.

— Мы давно здесь, надоело. Конечно летим, а куда? — спросила меня.

— Я уже передал искину координаты места базы. Мы уже разгоняемся в ту сторону. Три системы или чуть больше и мы на месте — успокоил их.


Глава 18. Апгрейд корабля и раздача подарков

Когда мы вышли из гипера и направились к астероидному полю, где пряталась база, а капитан корабля и, по совместительству, моя невеста спросила: "И где же твоя база? Одни астероиды".

— Терпение, подруга, терпение. Сейчас всё увидишь — успокаивал такую нетерпеливую.

— Но это же база древних, ух ты, она твоя, но как такое возможно? Ты кто? Древний? — спросила, увидев через некоторое время базу.

— Я твой друг, а ещё я, если ты забыла, твой жених и, по совместительству, хозяин этой базы — опять успокаивал, но теперь уже напуганную.

— Да за такую базу аграфы убьют и не поморщатся — пугала теперь она меня.

— А я сам к ним собрался лететь и немного их пощипать — слегка раскрыл им свои планы.

— Не надо. Я не хочу тебя потерять — шмыгнула она носом.

— Давай не будем об этом. У меня счёт к ним. А по счетам надо платить. Да и не смогут они меня одолеть, кишка у них тонка, со мной связываться. А для вас у меня сюрприз — напустил туману.

— Какой? — поинтересовалась она.

— Если расскажу, то это уже не сюрприз — заинтриговал — швартуемся и за сюрпризом.

Пристыковались в ангаре базы. Я повёл их в зал с медкапсулами. Уложил всех по капсулам. Капсул на базе было много, на всех хватило. А пока они лечатся и чистятся, я занялся кораблём, т. е. не я лично, а мои помощники, быстро раскидав корабль на составные части, отсканировали части корабля и, заменив изношенные и требующие ремонта части, напечатанными на принтере. Так же заменили реактор на более производительный и меньших размеров. Далее система маскировки, оружее корабля, двигатели, щит и, наконец добрались до брони. Тут я задумался, какую выбрать. Бронь древних лучше. Но тогда будет заметно. Выбрать бронь Содружества. Так она нисколько не лучше, той что уже стояла. Да, проблема. А как сделать так, что бы она выглядела как бронь Содружества, а её свойства были лучше, чем самая новая их бронь.

— Что скажешь по поводу броневых листов? — спросил Владимира.

— Наши лучше, но это будет заметно — начал рассуждать он. С меня, что ли привычку взял, под меня маскируется, рассуждает он. И в этот момент стрельнула мысль, а что если сделать слоёный пирог. Замаскировать броневые листы древних листами Содружества, а между ними проложить коннекторы силового поля. И вид будет дешёвый, непривлекательный и защита для самих коннекторов, хотя нужна ли она. Это конечно хорошо, но нужно подсчитать увеличение массы. Корабль, конечно, в невесомости, но при разгоне массу никто не отменял. Надо считать.

— Я понял, уже вычисляю — проснулся Володя, прямо Ульянов. Ещё научить отдавать пионерское приветствие. Что-то я опять отвлёкся, значит устал от думок всяких, надо отдохнуть маленечко. Но он, трудоголик чёртов, не даёт отдохнуть.

— Расчёт закончен. Увеличение массы на 3,05 процента, а увеличение потребления энергии на коннекторы защитного поля на 20,15 процента — доложил трудоголик.

— Я думаю, что это приемлимо с учётом новых генераторов — сделал вывод — приступай к реализации, а я пойду отдохну, а то мои мысли куда-то заносит и как-то нехорошо я себя чувствую.

— Медкапсула готова — отрапортовал искин-трудоголик.

— Да, где-то, это нехорошо. Что это со мной творится — бормотал я, идя к капсуле. В глазах задвоилось, и передо мной появился мой двойник-призрак, который пошел впереди меня и, подойдя к капсуле, стал раздеваться. Я тоже подошел к капсуле и остановился. Глядя на призрак, я также стал раздеваться и при этом гипнотически-заворожённо смотрел на него. А он, раздевшись, стал залезать в капсулу, но при этом неуклюже поскользнулся и упал на пол, ударившись боком о капсулу. Я же глядя на него стал, как под гипнозом, повторять его действия, а потом, опомновшись, остановился.

— Я сейчас грохнусь, как этот призрак — пришла мысль. Надо лечь в капсулу, но не падать. Так, держимся, цепляемся, почему я о себе во множественном числе, не отвлекаемся.

— Фу, ну, наконец улёгся и не упал, молодец, как солёный огурец. Ой, что-то тяжело, как-то нехорошо. Мысли, видения, призраки и падения. Надо лечиться, лечиться и ещё раз лечиться, как завещал нам великий… Тьфу, какая ерунда лезет из меня, как г… из канализации. Еще раз тьфу, всё, спим, спим и ещё раз спим. Ну, хватит уже издеваться. Спать! — была последняя мысль перед отключкой.

— Ох, как хорошо, чувствую себя бодренько и весёленько. А сколько я проспал? Ух, ты ж, 24 часа. Ой, ну и дреманул. А как мои гости и их корабль? — пришла мысль.

— Докладываю, гости по капсулам, ремонт корабля закончен. Можно поднимать гостей — доложил скорострельный Володя.

— Погоди, дай разобраться в себе. Что со мной было? Видения и призраки — это что? — задал вопрос своему симбиоту.

— Докладываю (и что они все превратились в докладчиков), твоё сознание переформатировалось (бред какой-то), ты теперь можешь мыслить одновременно четырьмя сознаниями, точнее не четырьмя одновременно, а одним основным и тремя вспомогательными. Для меня это ново, поэтому я ещё путаюсь (о, даже симбиот, считай компьютер, запутался, а как же я сам, любимый, не запутаюсь), но этот процесс ещё не завершён, ещё идёт преобразование — доложила Агата.

— Так, процесс преобразавания остановить. Четыре сознания или одно основное и три дополнительных, это уже много, а больше вообще не нужно (так и кукушка в санаторий уедет). Ой, кто это (да, крыша едет не спеша тихо шифером шурша). И ещё кто-то (Я еду, еду, не свищу, а как наеду, не спущу), о, это уже Пушкин А. С. Ей, сколько вас там? Выходи по одному! (Ну, я, это раз) (И я, это два) (А я, это три) Что, я четвёртый, что ли. Ну ладно. Так, слушай приказ. Основное сознание это в четвёртом, а остальные подсознания, ясно. (Согласен) (Принято) (Раз так надо) Какие они все разные. Да, кстати, если вдруг что, то переход основного первому, если с ним чего, то второму и т. д. Понятно. Можно не отвечать, а то и так в голове сумбур. Так. Далее. Как, процесс остановлен? — это я своему симбиоту.

— К сожалению, процесс нельзя остановить. И ещё одна новость. Процесс состоит из трёх частей или фаз. Первая фаза — четыре сознания, вторая фаза — 8 и третья фаза — 16. Можно остановить на второй фазе, но не желательно это делать т. к. могут быть последствия — информировала меня Агата.

— Да, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Не обрадовала ты меня, а скорей наоборот. И что мне или нам теперь делать. А обратно этот процесс нельзя повернуть. И вообще. Жил тихо мирно, никого, кроме ушастых, не трогал. И вдруг на тебе, получи фашист гранату. Как жить дальше? И откуда ноги растут? — жаловался неизвестно кому.

— Развернуть процесс, наверное, можно, но это чревато. А началось это, я думаю, из-за слияния нескольких факторов: ключ Артемий, симбиот Агата, наруч Стратег и, как вишенка на торте, тот камешек, который привёл к созданию кармана. Всё это смешалось, перебродило и вылилось в это самое — я так думаю.

— Кто это сейчас был? Я думал, что с Агатой разговариваю, а это точно не она — удивился я, это который четвёртый.

— Да это я, который первый, а ни какая ни Агата — отозвался первый.

— Послушайте братцы, а у меня идея. Первый берёт Агату и он становится она, Агата. Далее, второй берёт Артемия и становится Артемием, ну, а третий берёт наруч и становится Стратегом. Агата это техническая сторона и всё, что с этим связано. Артемий пси и магия. Стратег это расчёт на перспективу, в общем стратегическое планирование — размышлял я, как четвёртый.

— А себе что возьмёшь. Камешек, то растворился. Да и имени у него не было — это первый или Агата.

— А что мне ещё остаётся делать? Беру камешек или как его зовут (Хронос), донеслось до меня. У, как приятно, Хронос. Хронос, мы с тобой одной крови, ты и я. Давай жить дружно, ты и я. (Давай) опять донеслось до меня. Вот и чудненько. Теперь мы вместе. И меня теперь зовут (Хронос). Да, Хронос. Так, теперь дальше. Каждый из нас берёт под управление по две пси-руки, а основному ещё и обыкновенные руки и ноги. И не спорить со мной. После и если, что со мной, то руки с ногами переходят к следующему, как основное сознание. Теперь, далее, если говорят, что процесс не остановить, то вновь появившиеся становятся подчинёнными первых четырёх, а то, много вас, а я один. Фу, ну, кажется, разобрались. Теперь я иду к обновлённому кораблю, а вы сидите тихо, занимаетесь своими делами.

Покрутившись возле корабля осмотрев его снаружи, я не заметил разницы. Поднялся в рубку и начал включать системы корабля на тестирование и проверку монтажа после ремонта. Ну, что сказать, корабль только внешне остался тем же, а внутри искин другой, т. е. искин тот же, но програмная оболочка другая, нет, даже не так, программы тоже вроде бы те же, но всё работает чётче и быстрее, как-будто он (искин) поумнел. Ситемы корабля тоже вроде бы те же, но и не те же. Как это, спросите вы. А так. Ну, например, щиты — энергию потребляют почти ту же, на 20 процентов больше, такой показатель как напряжённость поля в каждой отдельной его точке может быть повышена в полтора раза за счёт других мест, а с учётом "поумневшего" искина это гарантировано увеличением в любой точке в полтора раза из-за быстрой смены величины напряжённости в различных точках. Разумный не в состоянии за этим уследить, а продвинутый искин легко. Далее, вооружение, я не сильный спец-оружейник, но увеличение ёмкости накопителей, питающих оружейные лазерные системы, приведут к увеличению частоты залпов-лучей, только нужно усилить охлаждение, что тоже было сделано. Теперь генераторы и двигатели. Стоят новые на месте старых, но капсулы генераторов и оболочка двигателей старые, что делает их на вид как старые, а генераторы энергии выдают в полтора раза больше, а движки тянут тоже в полтора раза сильнее, почти при том же расходе топлива. Система жизниобеспечения, т. е. воздух и гравитация, тоже те же, но часть оборудования скрытого от глаз заменена. И от этого надёжность и эффективность выше, т. е. можно провести больше разумных, чем прежде. И так далее и тому подобное. Вроде всё тоже, но другое более надёжное и более эффективное. Молодцы искины, славно поработали.

Тут стали появляться мои гости и хозяева корабля. Вначале они думали, что просто произведён ремонт и заменены изношенные и неработающие блоки и узлы, но по мере изучения систем корабля их мнения менялись. Одни радовались, что их корабль стал быстрее, сильнее, выносливее и т. д., а другие, поняв что это системы древних адаптированные по стандарту Содружества, приходили в ужас. А если узнают, пронюхают, определят, что это что-то из оборудования древних, то как минимум отнимут и прибьют, а как максимум запрут на какой-нибудь базе или станции и будут допрашивать откуда и как это попало к ним. Страх и ужас. На что я им сказал, что мол залетели на ремонт на базу во фронтире, координаты этой базы, всё равно тут скоро ничего не будет, но будет видно, что что-то здесь было. И там на этой базе, мол, им всё это отремонтировали. Они проверили, расплатились и улетели, а только потом узнали что у них стоит, но не возвращаться же назад. Так всё и осталось, а лучше крепко молчать, если жить хотят, и спокойно пользоваться этим оборудованием. Снаружи не определишь, а внутри кому попало делать нечего. Ну вроде бы всех успокоил, а тут ко мне прибежали мои дорогие Глам и Аннушра.

— Юру, что у меня поставили в медсекции? Какую-то капсулу первого поколения. Такую даже в музеях и то трудно найти. Ей сколько лет и зачем? — начал первым Глам.

— Пойдём посмотрим, дорогой, что тебе наши искины подсунули — улыбнулся.

Пришли, посмотрели. Этож надо так извернуться. Да, молодцы искины. В оболочку капсулы первого поколения воткнули свою капсулу древних.

— И чего ты возмущаешься. Тебе не нужна капсула древних? — спросил его.

— Какая капсула древних. Это же капсула первого поколения — удивился Глам.

— Да, но только оболочка от неё, в другие оболочки эта капсула не влезет т. к. они меньше, а в первое поколение запросто — пояснил ему.

— То то, мне закачали какие-то базы, а я их ещё не выучил. Так это базы древних по медицине? — поразился он.

— Нет, я не думаю. Эти базы, скорее всего, по обслуживанию и пользованию этой капсулой — притормозил его.

— Да и то, это здорово. Управлять капсулой древних. Это просто чудо. Я не мог и мечтать об этом. Она же может то, что современные не могут — скакал он возле неё. Надо спустить его на землю.

— Дружище, слышишь меня. Послушай. Никому об этом не говори, если жить хочешь. А капсула, мол, старая, не работает, а стоит здесь в память о дедушке и жалко выбросить. Понял — поучал его.

— Да, да. Конечно, само собой. Какая капсула. Не может быть. Ах-ох — он, наверное, меня и не слышал.

— Вдолби ему это. Поняла — обратился к своей невесте.

— Понять, то, поняла, но страшно. У меня на искине в программе навигация карта древних с какими-то значками, а на нейросети база, наверное, по этой карте. Такую карту ни за какие кредиты не купишь, а если узнают в Содружестве, голову оторвут вместе с этой базой к карте. И как ты всё это заполучил, да ещё за такой малый срок. Ты точно человек с планеты, на которой ещё не знают о межзвёздных перелётах или прикидываешься, а на самом деле, ты вернувшийся древний, который замаскировался под человека с отсталой и зафронтирной планетки… — начала было она.

— … и пробирается в Содружество, что бы всех съесть, а особенно, закусить такой вкусной и жирной тролой — продолжил её страшилку.

— И совсем я не жирная — притворно обиделась она.

— Но то, что вкусная не отрицаешь — продолжил свою игру.

— Да ну тебя, я серьёзно, а ты… — хотела обидеться она.

— Ну если серьёзно, то я хотел помочь своим друзьям стать сильнее, ловчее, быстрее и лучше всех остальных. А эти друзья не поняли этого или не хотят понимать. Обижаете вы меня таким отношением ко мне. Давайте, улетайте с моей базы, раз вам всё не нравится — притворно обиделся на них, а что им можно, а мне нельзя, что ли.

— Ты не понял. Нам всё нравится. Но это всё очень много и дорого — оправдывалась она.

— Но вы же друзья. Какое значение имеет понятие много или дорого, когда для друзей — пояснял ей.

— Но у нас в Содружестве так не делают — удивлялась она.

— А я и не из Содружества, а с маленькой зафронтирной планетки, на которой долг, честь и дружба не просто слова — тихо сказал ей. Она замерла на секунду, а потом торжественно опустилась на одно колено и сказала: "Я вас поняла, шан".

— Как ты меня назвала? — удивился.

— Я назвала вас, шан. Это означает… — начала объяснять она.

— Я знаю, что это означает. Но я не понимаю, почему ты меня так назвала? — спросил её.

— Только шан может заботится так о своих подданных. Теперь ты для меня, шан. А поскольку я из простых, то я не могу быть твоей невестой, а жаль — вздохнула она.

— Что прикажет мой шан? — поклонилась она. Нужно ковать железо, пока горячо.

— Ну, раз так, то слушай мой приказ. Лети к себе на планету и набери экипаж до штата корабля, но при этом надо смотреть внимательно, кого набираешь. На корабль может попасть трол не надёжный, а меня рядом не будет. В этом тебе поможет Глам и эта старая капсула первого поколения, а так же искин корабля. Каждого новобранца пропускаешь через капсулу, ментоскапируете с Гламом и пропускаете информацию через искин. Ясно? — приказал ей.

— Так точно, шан, выполним. А как с вами, шан, связаться. И что делать после набора экипажа? — спросила она.

— Ты не сильно разобралась в своём корабле и не знаешь, что у тебя есть передатчик гиперсвязи, но его светить не надо, а я могу всегла связаться с тобой и без гиперпередатчика. А делать. После набора экипажа, нужно притереться друг к другу и проверить экипаж в бою. Зарегистрируй отряд наёмников на бирже и берите контракты, но осторожно, изучив всю информацию о заказчике. А то, он может вас подставить. Далее, работайте, набирайтесь опыта, постепенно будете брать более дорогие контракты и т. д. Если вы мне понадобитесь, то я вас найду. А если я вам понадоблюсь, то у меня есть одна вещица, но она вообще не из этого мира и если о ней рассказать, то… — посмотрел на Глама, который давно уже оставил свою капсулу в покое и старательно прислушивался к разговору.

— Шан, я могу его ликвидировать, только прикажи — топнула ногой Аннушра. Я посмотрел на Глама и постарался прочитать его мысли. Он побелел, затем покраснел, потом опять побелел, после этого приобрёл свой естественный цвет лица, а в мыслях у него было: "Я маленький раб, но я уже не раб, но я слаб. Вокруг товарищи друзья, я не подведу".

— Молодец Глам! Я тобой горжусь! — похвалил его.

— А ты умеешь читать мысли? — продолжил удивляться Глам.

— И не только… — произнёс, глядя на него — продолжим, у тебя дорогая есть ценная для тебя вещь.

— Вот, шан, этот нож мне дорог. Я дралась тогда с тобой этим ножом — она достала тот кинжал и хотела отдать мне.

— Отдавать не надо. Возьми в руку и смотри на него — приказал ей, когда делал камень связи — так, теперь я уйду в трюм или в рубку и мы поговорим с тобой, но на всякий случай выключи связь на нейросети. Я быстро вышел из медсекции и пошел в трюм, но по дороге передумал и повернул к рубке.

— Как слышишь меня дорогая — спросил её, зайдя в рубку. Там никого не было, а в трюме были троли из её команды абордажников.

— Слышу вас, шан, хорошо, но у меня отключена связь на нейросети, как мы разговариваем? — спросила удивлённо она.

— Приходи в рубку, тут поговорим, да и Глама прихвати — распорядился.

— Глама забирать не надо, он сам идёт за мной, как на верёвочке — усмехнулась она.

После их прихода в рубку, я объяснил ей, что такое камень связи.

— Эта штука называется камень связи. Он работает только с тобой, если он попалёт в другие руки, то он станет обыкновенным ножом, а если потом ты возмёшь его в руки, он станет снова камнем связи — пояснил ей работу с камнем.

— Вы ещё и шаман, шан — почтенно склонила она голову.

— Это умение не с моей планеты, но и не у древних и не у псионов Содрудества, если кто-то посторонний поймёт, что это такое, то тогда вас живьём будут резать на кусочки, что бы узнать что это и как это — предупредил их и поглядел на Глама.

— Я вообще ничего не слышал и не знаю, что это — быстро проговорил Глам.

— Это нож, просто нож, и я его пущу в дело, если ты… — махнула кинжалом перед лицом Глама. Он при этом втянул голову в плечи и, казалось, стал частью оборудования рубки.

— Ладно, хватит его пугать. Он понял, а если не понял, то долго не протянет — попытался разрядить обстановку.

— Так точно, шан — выпрямилась и даже ногой притопнула.

— Теперь дальше. Я жду гостей с ушами, и к их прибытию вас не должно быть здесь — приказал ей.

— Так точно, шан — опять притопнула.

— И ещё, возьми с собой Колу. Он стал или скоро станет хорошим инженером. Я думаю, тебе на корабле понадобится инженер, разбирающийся в этом обновлённом корабле, на котором много оборудования неизвестного в Содружестве и, соответственно, его никто не сможет отремонтировать. А он сможет. Берёшь? — попросил её.

— Так точно, шан. Беру. Я бы взяла его и так просто, раз вы приказали, шан, а если он ещё и такой уникальный специалист, то он просто необходим нам — ответила она, гордо вскинув голову и лихо притопнув.

— Володя вызови сюда Колю. Он уже покинул медкапсулу и выучил базы инженера? — спросил его.

— Он выучил очередную часть баз и ему необходим отдых и тренировка. Сейчас он будет с вами — проинформировал древний искин.

Через некоторое время подошел Коля. Выглядел он не плохо, но его глаза подозрительно бегали.

— Здорово, как чувствуешь себя? — спросил его.

— В целом неплохо, но знания ещё не "улеглись", поэтому голова ещё плохо соображает — ответил он.

— Значится так, ты по-моему переучился, тебе нужн отдых и смена деятельности. Поступаешь в распоряжение капитана Аннушры. Будешь на её корабле штатным инженером, а то оборудование стоит от древних, а его в Содружестве не могут ремонтировать. Ты можешь или скоро сможешь. И об этом никому. А то на их корабль много желающих, а тебе на шейку украшение. Хочешь с украшением ходить? Тогда громко молчи о том, что на корабле стоит. Усёк? Свободен. Иди знакомься с оборудованием — приказал ему. На душе было слегка неприятно потому, что слегка слукавил другу о том, что его присутствие на базе нежелательно. А его отсутствие "развяжет" мне руки.

На удивление быстро они собрались и улетели. Устал я с ними. Пойду отдыхать, да и эти сознания отнимают много сил. И к прибытию ушастых надо отдохнуть и набраться сил.


Глава 19. Договор с ушастыми

На следующий день после отлёта Аннушры и через неделю после получения сигнала о прилёте научной станции ушастых.

Вспышка-выход из гипера и станция материлизовалась на краю системы. Ещё раньше появился большой транспортный корабль, а до него охрана станции. И все эти корабли неспешно приближались к станции. Я сидел как на иголках. Мне, по моей просьбе, сварили клетку. Надели вместо обычного ошейника другой антипсиошейник, конечно его мои помощники подшаманили. Он, якобы, работал, но и я подготовился. Нужно было изобразить в истинном зрении, что этот ошейник действует на меня, т. е. ограничивает мои псивозможности. Я поэксперементировал и добился того, что в истинном зрении было видно, что моя аура искажалась в том месте, где был ошейник.

Наконец, корабли и станция подошли к базе. Переговорили с учёными и пристали к базе. В смысле пристали станция и тяжёлый транспортник, а корабли охраны разлетелись по системе, сканируя и охраняя её.

— Как тут дела? Как база? Защита не мешает работать? — спросил старший на станции, а по совместительству брат главы клана "Тихой воды" Сирисвель.

— Всё тихо и спокойно. Работа идёт полным ходом. Есть допуск от искина, но при условии, что этот разумный Юрай должен быть на базе — ответил капитан временного экипажа корабля, на котором я прибыл на станцию. Звали его Флорисель.

— А не опасно здесь его держать. Всё же ДНК, симбиот. И я ещё слышал, что он вылечился в капсуле древних. А вдруг он что-то придумает — обеспокоился Сирисвель.

— Ты, случайно, не подцепил заразу от Зарисвеля. Говоришь его словами. Он тут всем надоел и его решили посадить в камеру с Юраем. Он так потешно икал и зыркал глазами на него, но постепенно успокоился, сидит тихо и смирно. Приятно посмотреть. И самое главное, мы уже тут вторую неделю и ничего страшного нет. Никто не бьётся головой о стену, никто не кричит и даже не воет. Все занимаются своим делом, как-будто эта база наша. А ведь верно, она наша и есть. Пойдём посмотрим на страшного инопланетянина с ДНК древних и симбиотом тоже древних. Или ты боишься — подначивал своего начальника Флорисель.

— Пойдём, если ты гарантируешь безопасность мне и остальным со станции — согласился Сирисвель.

— Да, гарантирую, что он тебя и пальцем не тронет. Пошли.

— Тогда пошли.

Два аграфа подошли к каюте-боксу, эдакий контейнер, переделанный в жильё. Охранник в тяжёлом скафе открыл дверь каюты. Они вошли. Дверь закрыли. Внутри была клетка, сваренная из толстых прутьев, а в ней сидел на одиноком стуле, приваренном к полу, этот странный разумный в грязном рабском комбезе с антипсиошейником и наручниках на руках и ногах с цепью между ними.

— Начальник дай воды, а то так живот от голода подвело, что весь исчесался от грязи — произнёс этот странный человек. Глядя на всё это Сирисвель расслабился и ухмыльнулся.

— Что же ты его таким грязным держишь, да и голодным. А если что с ним случится, от искина древних нам не поздоровится. Надо его помыть и накормить — всё это он сказал по-аграфски и сильно удивился, когда ему также по-аграфски ответил этот странный разумный: "Спасибо начальник, да продлятся твои годы, как текущая вода". Это было вдвойне странно потому, что, во-первых, акцент говорившего был староаграфским или же даже джорийским, а, во-вторых, приветствие о текущей воде было частью лозунга их рода, т. е. говоривший это прекрасно знал, понимал и разбирался в том, с кем он говорит и как с ним разговаривать. Сирисвель был раздосадован. Его раздрожало всё. Своя слабость и страх перед голодным и грязным рабом. Раздражало знание рабом их древнего языка, хотя если подумать, то симбиот древних мог его этому научить. Раздражал этот старый маразматик и перестраховщик Зарисвель, хотя сейчас он сидел рядом в контейнере, но был на удивление тих. И это тоже его раздрожало. Прибить бы этого раба, так нельзя, а база и её искин. Надо поторопить с отключением искина базы и её перегрузку на транспортник и, если не поместится, то и на станцию. А искин отключить для безопасности, да и ещё, надо разместить искин так, что бы он не был с этим разумным на одном корабле, т. е. или искин на станции, а раб на транспортнике или наоборот, раб на станции, а искин на транспортнике, да и помыть его можно только после отключения и перегрузки искина. Так размышлял начальник станции и всей этой экспедиции, но он не знал, что матрица искина и все его данные давно уже перезагружены в два невзрачных браслета на ногах у этого странного раба, которые делали вид, что это как бы продолжение ошейника и с наручниками они, якобы создают зону-защиту от псивозможностей этого раба, а на самом деле были вместилищем искина базы древних. Наручи же были простые и лишь защищали руки в бою.

Наконец искин, а точнее, пустая оболочка от него, был перегружен на транспортник. На него же была загружена большая часть оборудования древних, но самая ценная часть и я сам были перегружены на станцию. Здесь мне предоставили каюту вполне нормальную, если не считать броне листы, которыми снаружи была покрыта каюта. В ней был душ, пищевой синтезатор и прочее, что должно быть. Были так же камеры наблюдения везде, где только можно и нельзя. В самой каюте, в душе с туалетом, шкафу с одеждой, над и под кроватью, над и под столом и даже в шкафчике для мелких вещей. Он был размером с коробку из-под обуви. Я спал, ел, занимался физкультурой, насколько позволяла каюта и мои кандалы, но при этом через симбионта вёл наблюдение за всеми нужными мне аграфами и потихоньку ночью, когда, якобы, спал, занимался обращением в свою веру, т. е. делал из них марионеток и даже преуспел в этом деле. Мы перемещались долго, более месяца, т. к. станция не транспортник и для разгона требовала гораздо больше времени, почти сутки, но и прыгала на более дальнее расстояние, а транспортник, разгоняясь быстрее, прыгал на меньшее расстояние, но за счёт времени разгона приходил к станции почти во время. А охрана, курьер и старый, но обновлённый пиратский корабль успевали гораздо быстрее и ждали нас с транспортом.

Быстро ли, медленно ли, но мы достигли цели назначения — столичная система клана "Тихой воды" и её столичная планета Цвирелла, т. е. Цветущая. К моменту прибытия в систему почти все аграфы были моими, хотя этого ещё не знали, а также все искины, которые ещё оставались не охваченными мной до полёта, были уже моими. Спросите как, ну это же элементарно, хотел сказать Ватсон, но постеснялся, шифрограммы между ними, посадка на станцию охранных кораблей для дозаправки и смены экипажа, а на транспортник регулярно летали боты для каких-то дел, ну и я их использовал тоже. За время пути я отъелся, отмылся, поменял одежду, на самом деле менял цвет и фасон мой костюм диверсанта, но я его тоже мыл и чистил не сам, конечно, а дроиды-уборщики и стиралка.

Встав на гелеостационарную орбиту около столицы, станция замерла. Остальные корабли, как и тяжёлый транспортник пристыковались к военной базе, которая была над столицей для её защиты. А я потихонечку через моих помощников, мух и самих аграфов, тех которые мои, т. е. марионетки, стал осваивать искины на соседней станции, на столичной планете и короблях, которые прилетали к столице. Работа большая, неторопливая и трудоёмкая. Постепенно выработался алгоритм действий, искины самообучающиеся, в общем дело пошло, вначале медленно, ползком, потом тихим шагом, затем трузцой и далее уже рысцой. Резвенько так, шустренько и почти все важные искины в системе мои, хех.

Всё шло хорошо, но тут появился император аграфов Истравиил 1 и всё испортил. Нет, конечно, он не узнал о том, что искины мои, нет, просто у него тоже было оборудование древних и он, узнав, что у клана "Тихой воды" или для краткости я про себя их назвал "тихушники", так вот, у этого клана появилась "открывашка" и он, как император, тоже захотел этой открывашкой воспользоваться.

Тут надо сделать отступление или, как говорят, сделать ремарку. Так вот, император у аграфов это не то, что император у других рас или государств. В других государствах с монархической системой правления правит династия или клан, как в России Романовы, например. А у аграфов это скорее президент, но выбранный не всеобщим тайным голосованием, а назначенный Советом Двенадцати или для краткости С12. Вам не кажется странным, что у Джоре и у древних, если не считать "забытую" расу Юрай, тоже 12, а? Ну да ладно, бог с ними, как хотят, может это случайное совпадение, ну совсем случайное. Ладно. Так вот, в этом С12 голосов соответственно 12, а для нечётности при голосовании ещё один голос от императора или его клана, т. е. у клана императора два голоса. Ну и конечно же тут союзы, интриги и прочее, что присуще истинно-демократическому обществу равных возможностей, хотя некоторые члены этого общества равных возможностей всё же ровнее остальных. И вот, такой император-президент прибыл в столичную систему к "тихушникам". Все засуетились, верхушка клана задумалась, как сделать так, что бы не отказать императору, но меня не отдать. Серьёзно задумались мальчики-зайчики, как дать, не давая, и обещать, не выполняя.

А император захотел на меня взглянуть. Тут ему, конечно доложили, что это опасно, смертельно и прочее, прочее. Слух на слухе и слухом погоняет. Он, было, поверил и притормозил, но тут совершенно случайно узнал, что тот самый перестраховщик, который не один десяток лет всех пугает инопланетянами, что, мол, они ужасные, страшные и разумных едят за завтраком и без, тот самый живёт с этим самым страшным инопланетянином, чуть ли не в одной каюте. Ну не в одной конечно, но рядом. Это я его при себе оставил. Так вот, живёт рядом и ничего с ним плохого не происходит, а наоборот, побывал в капсуле древних помолодел, похорошел и скачет козликом, этот старый козёл. И с ещё большей энергией здорового тела рассказывает свои бредни и пугалки. Имперский задумался, где тут подвох? И решил всё же удовлетворить своё желание посмотреть на диковинну зверушку.

Прилетел на мою станцию, ну как мою, искины мои, разумные на ней мои, так что мою. Прилетел, значится, и ко мне припёрся. Когда увидел броневые листы на стенках каюты, несколько взбледнул, но быстро взял себя в руки и вошел ко мне.

Тут надо сделать малюсенькую ремарочку. В каюте была капсула древних, ну как, я, типа, древний, симбиот древний, т. е. могу управлять, якобы, только оборудованием древних. Вот мне и выдали её, т. е. сам взял. А сделал я с её помощью следущее: немного цвет глаз поменял, немного цвет кожи, цвет волос, длина ушных раковин и прочее. И в результате я стал похож на одного древнего альва из рода того биоискина, который заправлял на бывшем пиратском корабле. Этот предок исчез при невыясненных обстоятельствах в самый неподходящий или, наоборот, подходящий момент, когда должно было состоятся голосование-выбор императора, ещё деда нынешнего и у этого альва были все возможности стать императором аграфов. Его клан постепенно разграбили, растащили имущество, а члены клана так же постепенно исчезли. Этот клан был, кстати, 13 по счёту и эта система и столица тоже принадлежала этому клану, а "тихушники" получили её за поддержку императорского клана. 30 серебренников, блин. И тогда в Совете было 13 кланов, т. е. было правильное нечётное число голосов и ни у кого не было второго голоса.

Император зашел ко мне в каюту и внимательно посмотрел на меня. Я глянул в его мысли и прочитал там жгучее желание заиметь себе эту диковину зверушку, т. е. меня. И тут меня кольнула мысль, что это мой шанс. Не использовать его, это смерти подобно. Я встал перед императором, торжественно поклонился и молвил: " Ваше высокое императорское величество обращаюсь к Вам, как верноподданный вашей империи, за защитой чести и достоинства".

Тут надо пояснить, что был, когда-то такой закон ещё до создания Содружества, это когда один клан наезжал на другой, а слабый клан хотел выжить, то он обращался за помощью к императору и всё имущество клана и его члены становились вассалами императора до момента разбирательства в С13, а там на Совете как карта ляжет. А я уж постораюсь, что бы карта легла как надо.

Император завис от таких новостей. Его раздирали противоречивые чувства. С одной стороны получив меня, как открывашку, он решал свои проблемы, с другой стороны, ему не выгодно ссорится с кланом "тихушников". Он колебался, как чаши весов, нужно было кинуть гирьку на свою чашу. И я швырнул, не гирьку, а гирище, не знаю, кинь я такую гирю на настоящие весы, выдержали бы они такую, наверное, поломались бы. Так император, сразу сломался. А гирькой была база древних, которая была на транспортнике и станции.

— Ваше величество, я сумел справиться с искином станции и он меня признал хозяином. А клан "Тихой воды" нагло присвоил мои труды, а меня держат как раба в ошейнике и кандалах — при этом я расстегнул комбез и показал ошейник, а так же снял ботинок и задрал штанину. Император, конечно, знал об этих предметах моего туалета, но нужно было играть свою роль, когда на кону стояла база древних. Немного помявшись, он решил, что база ему нужнее, чем клану "тихушников". Надо брать, раз дают, решил он и спросил: " Ты из какого клана будешь?"

— Я, ваше величество, происхожу из клана Циирра, а зовут меня Юринуол. Я младший из боковой ветви клана, про моих предков забыли тогда — пояснил ему.

— Ну что ж, для подтверждения твоих слов нужно сделать анализ ДНК у клана чистота крови была, если мне память не изменяет, 92 процента. Если у тебя будет не ниже этого то ты Циирра, а если меньше, то извини — сказал император. Он в любом случае в выигрыше, если я Циирра, то я сам и моя база у него в вассалах, а если я самозванец, то меня могут казнить, а база останется у него. Вот такая демократия чистая и незамутнённая. На это выссказывание императора-президента, я лишь махнул рукой в сторону капсулы, давая понять, что, если бы не ДНК, то не видать мне этой базы вообще и этой капсулы в частности. Император понял мой жест и ухмыльнулся.

Он вышел из каюты-камеры и, подозвав к себе охранника, сказал: "Мою медкапсулу сюда, моего врача, а также главу клана "Тихой воды". Капсула и врач путешествовали с императором, а глава клана и так был здесь, но где-то в стороне. Поэтому собрались все быстро. Меня вывели из каюты. Я собрался было залезать в капсулу и стал снимать комбез, т. к. кандалы-браслеты на мне были, а цепей уже не было, но император меня остановил и, указав на ошейник и браслеты, рявкнул: " Снять!" Браслеты сняли спокойно, а когда потытались снять ошейник завыла сирена. Император покраснел от злости, но в это время сирена смолкла и ошейник расстегнулся.

— Почему включилась сирена — спросил император.

Все стали изображать непонимание. Остальные действительно не знали, но глава клана прекрасно всё знал. Он не хотел говорить об этом.

— Ваше величество, это не простой ошейник, он антипсионический — пояснил за главу клана.

— Как, неужели он так опасен, что ходит в таком ошейнике — недоумевал император. Глава клана отворачивался от императора, не хотел смотреть ему в глаза и молчал.

— Быстро в капсулу — приказал император мне. Раздевшись, нырнул туда и затаился. Крышка закрылась, крышка открылась. Я выскочил и оделся, при этом, улучив момент, я забрал с собой и браслеты и ошейник. Во избежание, так сказать. К капсуле подошел врач и посмотрел на табло, хотя информация уже передалась ему на нейросеть, но нужно было показать её всем присутствующим. На табло было 93,85. Все затихли. Решение за императором, а он хотел иметь и базу и меня.

— Именем императорской власти, я восстанавливаю клан Циирра, а тебя Юринуол назначаю главой его. До подтверждения на С12 ты под моей защитой. За мной — мы отошли в сторону, и он продолжил:

— Скажи мне, где твоя база?

— Она на этой станции и на тяжёлом транспортнике, который летел со станцией.

— Забрать — это уже не мне, а своей охране.

— Пошли со мной — это уже мне.

Мы пошли к его кораблю, но я решил ковать железо пока горячо.

— Ваше величество, а вам известно, как делают биоискины — с наивной простотой ляпнул, глядя на императора. Последовала пауза, из-за неё я сделал вывод, что император знает об этом, но нужно держать марку.

— Ну и как по-твоему делают биоискины? — спросил император, изображая, что ему это неизвестно.

— Из живых разумных — император остановился и поглядел на меня, как на умалишенного, но промолчал, ожидая продолжения.

— Я там на базе побеседовал с одним биоискином корабля и, применив свои способности, помог ему вспомнить себя. Им оказался мой соклоновец по имени Класинуол. А ещё он мне поведал, что здесь его сестра и я знаю номер её искина — простодушно говорил императору о том, что он знает, но не может признать этого.

— Так. Название корабля и номер искина.

— Кораль называется "Кишот", а номер искина… Передал вам на неросеть — проговорил ему.

— Охрана. Взять корабль "Кишот" и ко мне на нём. Так же, найти биоискин с номером… и доложить — приказал он. И мы пошли дальше.

— А ещё я узнал, ваше величество, что ту установку они используют не правильно. Она создана древними не для создания биоискинов, а для сохранения жизни выдающихся разумных.

— Как это? — спросил император.

— Ну, например, у вас, ваше величество, есть учёный преклонных лет, но он ещё может порадовать вас новыми изобретениями или открытиями. Но он может и не дожить до этого момента и важное изобретение или открытие будет утеряно. А если применить эту установку к этому учёному, то он в виде биоискина произведёт это открытие или изобретение.

— Да, это интересно, но в данный момент мне это не нужно, хотя на будущее может пригодиться. Говори, где эта установка?

— На этой станции, а ещё тут много биоискинов и разумных подготовленных к этому, а также учёные, которые этим занимаются — продал их всех.

— Ладно, я тебя понял. Ты хочешь забрать всё, что было в этой экспедиции?

— Так точно, ваше величество. Вы удивительно проницательны — польстил ему немного.

— Охрана, найти всё оборудование и корабли, что принимали участие в этой экспедиции, а также всех разумных в ней участвовавших и перевезти ко мне, в мой клан.

— У как называется ваш клан, ваше величество? — спросил, прекрасно зная ответ. Нужно доигрывать до конца.

— Клан "Серебрянного листа", а ты не знал?

— Откуда, ваше величество, меня похитили пираты-арварцы с моей родной планеты, а как уж туда попали мои предки, известно только богам.

— А ты знаешь координаты своей родной планеты?

— Увы, ваше величество, пираты не сообщают этого даже своим друзьям, во избежание создания конкурентов, а уж рабам и подавно — сказал ему с горечью чистую правду.

— Ну, ну, не расстраивайся, может ещё узнаешь и найдёшь своих соклановцев — сказал император, а я почуствовал его мысли: "Какая интересная планета, и, наверно, там много ещё таких с пси, да ещё и с ДНК древних. Вот бы узнать координаты, да поискать подходящих для работы на оборудовании древних. Как бы мой клан поднялся после такого". А я подумал, что всё одно и тоже, везде и всегда, да.

Зашли на корабль императора и полетели в его клан, в столичную систему всей аграфской империи Галанте, галантерейщики, блин.

— Ну, держитесь ушастики из галантерейного магазина, я иду к вам или на вас. Пришел в гости и от хозяев оставил кости. Что-то меня опять понесло. Не к добру это, ой не к добру для ушастых — подумал, глядя на экран, который передавал изображение за бортом корабля.

Прилетели в его клан к его столице и одновременно столице империи Галанте. Она называлась Аргента, а город-столица соответственно Аргенталия. Зависли над планетой в районе столицы. Я сидел в выделенной мне каюте на корабле императора и горесно размышлял.

— Всё надо начинать с начала, как надоело — это о том, что надо искины императора делать своими. А их много, ой как много и многие из них высокого класса, а на них уходит больше времени, чем на искины низкого класса — рассуждал, но тут пришла от какого-то сознания мысль, что, мол, мы же в столице государства, а государство имперское. Должен быть главный имперский искин и, если его подчинить, то он раздаст указания другим искинам. Ну дальше понятно.

— А с аграфами? — спросил свои сознания.

— С аграфами и сложно, и просто. Сложно потому, что они разумные, а просто потому, что у них стоят нейросети, а сами же они сделали в них закладки на подчинение, передачу информации, какие-то действия, как у марионеток, т. е. они подготовлены к тому, что бы быть марионетками.

— Надо пробовать и делать. Где главный имперский искин? — спросил своих.

— По нашим данным во дворце или, точнее, в подвале дворца. Мы уже послали туда мух, но ответа нет. Наверное, хорошая защита. А императору доложат, что кто-то пытался взломать его искин.

— А известно ли вам, какой искин у него? Я имею в виду просто искин или биоискин? — задал им вопрос.

— Точно не известно, но косвенно по скорости его работы можно предположить, что биоискин — пришел от них ответ.

— Так. Это хорошо. Попробую-ка я с ним поговорить, авось получится — предположил и предложил решение.

Посмотрел вниз истинным зрением и стал рассуждать: " И что мы видим, а ничего не видим, далеко, народу много, всмысле аур-засветок, а он (искин) в подвале, да наверно еще в каком-нибудь отсеке бронированном, но получает-то он информацию отовсюду по линиям или по беспроводной связи. Вот через них и надо пробраться. А как отсюда это сделать? А, никак. Надо выбираться к нему, а как? Меня отсюда не выпускают и не выпустят. Но ведь можно из кого-то, кто вхож к этому искину, сделать марионетку и проникнуть к нему. А кого пускают к нему (к искину дворца) и, одновременно, этот кто-то есть на этой станции. Это кто? А это, его высочество, сам император. Я правильно рассуждаю. Правильно — донеслось до меня от кого-то из них. Плывём мысленно далее. Как мне вызвать императора и кто из вас пойдёт к искину дворца? Пойти должна Агата, она у нас по техническим вопросам, а императора вызвать очень легко" рассуждал и прикыдывал. Итак, начали.

— Ваше высочество, у меня есть для вас информация очень важная для вас. Эта информация очень кофеденциальна. Прошу вас подойти ко мне или разрешить мне подойти к вам. Да, ваше высочество жду — переговорил с ним.

Прошло несколько минут и он подошел ко мне. Наверно, ещё не улетел на планету.

— Слушаю тебя, но должен предупредить, если это просто болтовня, то сам знаешь, что для тебя это просто так не останется — нагнал страху его величество, но я же чувствовал его мысли. А мысли были полной противоположностью словам: "Ну вот, ещё не успел на планету улететь, а уже результат есть. Не зря я его себе забрал".

— Ваше величество, как вы понимаете, я и оборудование базы древних для клана "Тихой воды" огромная потеря. Они не хотят с этим мириться. Они начинают собирать союзников против вас. Хотят силой отнять всё это у вас — иформировал я его.

— Пойти против императора? Это невозможно, хотя и не лишено смысла. Откуда у тебя такая иформация и кто непосредственно этим занимается? — удивился он.

— Ваше величество, я не хотел им всего про себя говорить, но вам скажу, после того, как меня облучили из полицейского станера с близкого расстояния, у меня была клиническая смерть, но меня быстро положили в медкапсулу, кстати, вашего производства. Но даже и она не смогла излечить все последствия этого, а потом меня положили в капсулу древних, и она излечила меня, но, опять же, не полностью — император отшатнулся от меня — не переживайте, ваше величество, я вас не трону и пальцем. У меня, после лечения в этой капсуле, произошло, как бы, разделение сознания. Одно сознание здесь и сейчас, а другое где-то в другом месте или времени, я не знаю. И вот оттуда я получаю информацию о том, что вам, ваше величество сказал. Могу лишь добавить, что занимается этим, сам, глава клана, но через посредника. А посрелником является тот самый аграф, который распускал слухи про меня — добавил к сказанному.

— Умно и хитро, но я могу это всё легко проверить. Если всё сказанное тобой подтвердится, ты получишь бо́льшую свободу, а если это окажется ложью, то… сам понимаешь — любит его величество хвост свой павлиний распустить, что б его.

— Проверяйте, ваше величество — поклонился, а сам мысленно спросил: " Агата, девочка, ты готова, помнишь, что нужно делать?" В ответ донеслось от неё: " Готова и знаю". "Молодец, в добрый путь!" — напутствовал её.

Император ушел от меня, а я не потерял связь с Агатой, просто она стала какой-то другой, плоской, что ли. Я, как бы, был здесь, ел, пил, спал, занимался зарядкой для поддержки физической формы, а сам был в голове императора, читал его мысли и чувства и, естественно перемещался вместе с ним.

Император вышел от меня и пошел к своей платформе. На ней от доехал до причальных боксов, а там, в одном из них, его ждал бронированный бот, на котором он спустился во дворец. Пройдя ко входу в подвал и пройдя идентефикацию, он спустился на лифте в подвал. Подвал был многоуровневым или многоэтажным. Кругом была охрана, которая приветствовала его. Далее ещё одна проверка личности и вход зал, где должен быть искин. Император подошел к панели управления, набрал код, который зафиксировала Агата, и стал общаться с ним на тему заговора "Тихой воды". Всё подтверждалось, но косвенно. Всё было сделано чисто. Учёный давно не видел своих коллег-знакомых и теперь посещал их, хотя мог бы пообщаться с ними через нейросеть, это и быстрее и продуктивнее, а нет же. Нужно было живое общение. Но общение было несколько странноватым. Он разговаривал и встречался только с теми, кого в своё время чем-то задел император и его службы. Например, отдали разработку перспективного проекта конкурентам этого ученого и так далее. У этого учёного были друзья и коллеги более, скажем так, везучие, получившие от властей деньги, почёт и славу, так вот с такими он не встречался, а если и встречался, то разговор их был короток, тогда как с "невезучими" проводились длинные беседы. Император сделал правильные выводы и мысленно "улыбнулся" своим противникам.

А я, в это время, точнее, Агата вовсю общалась с искином дворца и быстро поняла, что он тоже биоискин, а как с такими работать и мне, и ей было хорошо известно. Так, что через короткое время, произошла заминка-сбой во время общения с императором, этот сбой объяснил сам искин поступлением новой информации о том, что некоторые корабли некоторых кланов (список прилагается) начали массовое движение в сторону столичной системы и планеты. Двигались как раз те корабли тех кланов, с кем до этого переговорил этот "учёный".

— Держать со мной постоянную связь — приказал император, а сам решил лететь назад к своему кораблю. Император решил поступить так по нескольким причинам: во-первых, корабль-флагман его флота имеет повышенную защиту, во-вторых, это командный центр, в-третьих, он хотел переговорить со мной, может я ещё что знаю и посоветую, а на самом деле я хотел иметь через него постоянную связь с его искином. Нужно распростронять моё влияние на другие искины и начинать подминать ушастых под себя. Становиться потихонечку дедом Мазаем с зайцами в лодке, т. е. на флагманском корабле его величества. И хорошо было бы загрузить на него всё то, что я привёз из этой экспедиции.

Император "прискакал" очень быстро. Просто мне он был нужен для связи с его искином. Далее я "убедил" его выделить мне канал связи с искином и началась работа с искинами империи Галанте. Некоторые главные искины кланов немного посопротивлялись, но с одной стороны попробуй противиться воле главного искина государства, а с другой мои, т. е. заводские коды и шифры в работе. Так, что довольно быстро главные искины были мои, кстати, почти все они были с приставкой "био". Потом пошли уже более простые искины кланов. Затем я вышел на искин клана, который курирует компанию "Нейросеть", моя мечта, кстати. Коды и шифры к нейросетям всех разумных не только в империи Галанте, но и в Содружестве. Это прямо праздник какой-то, честное слово. Тут я немного задумался. Не нужно мне массового кровопускания. Не по мне это. Славы Герострата мне не надо. А всё к тому идёт. Корабли кланов собираются возле столичной системы и уже даже внутри её под разными предлогами, о торговле, например и т. д. Тут нужно сделать ход конём. А, что у нас делает император? А, он меня внимательно слушает. А, что я ему рассказываю? А, ту инфу, что даёт его же искин. Так, так. Император у нас на что? А, император у нас для того, что бы издавать всякие воззвания, манифесты и объявления о сборе С12 или теперь уже о С13, наверное, в связи с угрозой государственного переворота. Так, так. Ну давай, делай объяву, ты же управляющий этого галантерейного магазина или нет.

Император грозно посмотрел на меня и сказал: "В связи с угорзой государственного переворота объявляю о сборе чрезвычайной сессии С12, на которой будет решаться вопрос о восстановлении клана Циирра и преобразовании С12 в С13. Кроме того, в связи с возможностью нападения на мой клан все вооруденные силы стягиваются в столичную систему для защиты столичной планеты и столицы. И ещё, все материалы экспедиции и разумных в ней участвовавших нужно разместить на моём флагмане. Материалов много, может всё не поместится. Поэтому назначаю старшим по этим вопросам Юринуола из клана Циирра". Сказав это он гордо вышел от меня и пошел, наверное, выполнять свои обязанности, как императора. Вот, что значит правильно мотивировать разумного. Сам себя не похвалишь, шиш кто за тебя это сделает, это аксиома. Тут всё завертелось, закрутилось и пошла работать государственная машина. Если даже захочешь, уже не остановишь, но можно немного подкорректировать процесс. А мне нужно было подкорректировать или, вернее, обострить его.

Я просмотрел информацию, кто выступает против меня. Так, мало, очень мало. Что это такое? Переворот это или не переворот. Трусы, а ну, зайцы же, они зайцы и есть. Так, надо усугубить, подсуропить, усилить, разозлить, наконец, взять за живое, а то не сдвинутся с места. Здесь пустим дезу, здесь подмаслим, тут откровенно соврём, там надавим на старые долги. Так, и что у нас получается. Во, совсем другое дело. Все, кроме императорского клана против императора, так, а это кто тут у нас, а, это уже часть императорского клана. Так сказать, молодая смена, хотят под шумок сместить императора и занять его место. Они мне тоже нужны. В нужный момент на них опереться или сдать императору, как перевёртышей, предателей родины и т. д. В общем, как карта ляжет, а ляжет она в строго заданном направлении. Фух, устал даже готовить эти заячьи интриги.

На следующий день выступил император с обращением к нации и народу. Все материалы и оборудование, и те кто этим занимался объявлялись ценностью государства, а те кто препятствует передаче государству этих ценностей объявлялись предателями родины и собственниками заботящимися о собственном кармане, а не о государственном. В связи с этим объявлялась чрезвычайная сессия С12 через три дня. А также было заявлено, что если кто из глав кланов не будет на заседании, то их объявят предателями и могут даже аннексировать их собственность в пользу государства. Такого они стерпеть не смогут и все будут на сессии.


Глава 20. Маленький переворот с далеко идущими планами

Прошло три дня. Были мелкие стычки, но именно, что мелкие. Никто не погиб. Корабли немного помяли и всё. И вот, наконец, день открытия сессии. Всё торжественно и с претензией на древность. Зал под старину. Кресла с резными спинками. Кругом дерево, стол, кафедра, ступени и прочее.

Все двенадцать глав кланов присутствуют. На своём месте-троне император. Всё вроде бы как и должно быть, но у всех злость в глазах, а на лицах маски спокойствия. У императора озабоченность тоже в глазах, а на лице маска строгости. Ну, ну, будем посмотреть. Я стою возле стола, т. к. места мне нет. Стульев двенадцать, трон императора и всё. Начинает по традиции глава императорского клана "Серебрянный лист".

— Чрезвычайная сессия С12 открыта. На повестке дня два вопроса: враждебные действия кланов по отношению к императору, а также второй вопрос — возрождение тринадцатого клана Циирра — начал заседание председательствующий.

Раздался неодобрительный гул голосов. Председательствующий ударил старинным деревянным молоточком о серебряный висящий лист, символ власти. Раздался мелодичный звук. Все замолчали.

— Слово для оправдания предоставляется главе клана "Тихой воды" — продолжил он.

— Мы все кланом разрабатывали базу древних. Для этого была построена станция и куплены корабли, а уважаемый император всё отнял у нас. Да ещё нас обвинил в предательстве интересов государства. Мы, всего лишь, хотели вернуть своё имущество — гневно произнёс глава. При этом, когда он произнёс слово уважаемый, оно прозвучало, как ругательство, тогда, когда принято говорить ваше величество. У императора и главы его клана полыхнуло в ауре красным, это злость, ненависть, в общем негатив. Я замер и превратился, как говорится, в слух, в моём случае, в слух как звуковой, так и мысленный.

— А известно ли главе клана "Тихой воды", что всё то, что связано с древними это приоритет государства — ехидно проговорил глава клана "Серебрянного листа".

— Да, нам это известно, но тогда государство, по нашему мнению должно вкладывать средства в такие проекты, а в этом случае от государства не было выделено ни одного кредита — деланно удивился тихушник.

— Да это так, но и этот вопрос должен быть известен уважаемому главе клана. В нашем государстве одновременно произходят сотни экспедиций и исследований артефактов древних. Далеко не все эти исследования заканчиваются положительным эффектом в какой-либо области изучения наследия древних и государство не намерено тратить кредиты в пустую. Вам хорошо известно, что в таких случаях изучаются траты клана или кланов и, когда государство забирает результаты исследования, то оно выплачивает всем участникам затраченные средства и ещё, кроме этого они могут расчитывать на премию, размер которой обсуждается. Всё это вам известно и до этого времени не вызывало сомнения — менторским тоном излагал глава императорского клана.

— Но у нас всё отняли и ничего не заплатили — развел руками тихушник.

Тут я напрягся и понял, что нужно вмешаться. Внимательно посмотрел на главу императорского клана и вложил в его уста то, что мне нужно было.

— А в этот раз вы в своём наплевательском отношении к закону превзошли сами себя. Мало того, что вы держали у себя на станции, в качестве раба, главу одного из старых кланов. Пусть этот клан сейчас не существует, но всё же, он один из нас. А его держать как раба. Это не допустимо. Но и это ещё не всё. Оказывается у вас в клане практикуется изготовление биоискинов из нас из аграфов. Я всё понимаю, биоискины нам нужны, они более производительны и более быстродейственны, чем простые искины, но всему есть предел. Изготовление искинов из таких как мы недопустимо. Вам это известно. Так, что вы хотите, что вам не были выплачены кредиты за исследования и, тем более, премия. Не нужно поднимать шум из-за этого, а то это станет известно всему остальному Содружеству и тогда нам всем не поздоровится. Поэтому, я считаю, вопрос исчерпан. Переходим ко второму вопросу — закончил с первым вопросом глава императорского клана, но в зале продолжался шум. Многие были не согласны. Вдруг на месте клана "Тихой воды" окажется любой другой клан. У всех были какие-либо грешки.

Председательствующий постучал молоточком и продолжил.

— Повторяю, переходим ко второму вопросу. Восстановление клана "Циирра" и вступление его в С12, при этом С12 превращается в С13 — опять шум и выкрики с мест.

— Я вижу, что много недовольных. Много желающих. А мнение, как я понимаю одно. Тогда я вынужден дать слово лидеру противной стороны. Кто будет говорить от вас всех.

Противная сторона посовещалась и решили дать слово главе клана "Тихой воды", как пострадавшей стороне конфликта.

— Уважаемый председатель, ваше величество, я хотел бы напомнить всем присутствующим историю изгнания клана из тогда существующего С13. Произошел конфликт между кланами "Серебрянного листа" и "Циирра". Клан перестал существовать из-за действий императорского клана. А теперь вдруг его нужно восстановить. И что будет со вторым голосом на выборах — ехидно выступал тихушник.

— Клан "Серебрянного листа" признал свою ошибку и готов вернуться к справедливости в отношении кнана "Циирра". Голоса при голосовании будут распределены, как раньше, поровну без второго голоса, т. е. восстановленный клан получит свой голос в совете. А меня интересует такой вопрос. Известно, чтот мой клан враждавал с кланом "Циирра" и даже расправлялся с некоторыми его членами. Но мне совершенно не понятно, как из членов клана "Циирра" были изготовлены биоискины? Как известно уважаемым членам совета наш клан не занимается изготовлением биоискинов, а также известно, что их изготовлением занимается клан "Тихой воды". А этот клан не враждовал с уничтоженным кланом. Тогда как образовались эти биоискины? Может глава этого клана нам прояснит этот вопрос — не менее ехидно изрёк предселательствующий.

У меня начало заканчиваться терпение. А они и не собирались переходить к голосованию по этому вопросу. Прения продолжались. Некоторые из глав кланов бросали на меня косые взгляды. И не трудно было прочитать их мысли, что, мол, делает этот альв среди нас аграфов. Шел бы он к умершей матери и побыстрее, т. е. аналог нашего, что б ты сгинул в тар-тара-ры или что-то подобное. Эти взгляды и мысли, как вы понимаете, мне не понравились, да и надоело слушать их пререкания. Поэтому решил действовать. Поднял руку и, одновременно, мысленно надавил на председателя, чтобы он обратил на меня внимание.

— О, наш юный соискатель клана, хочет взять слово, пожалуйста, говори — озарился он своей гадливой улыбкой.

— Ваше величество, я требую защиты чести и достоинства моего клана — торжественно произнёс. В зале наступила тишина.

Тут надо пояснить. Эта ритуальная фраза. Она существует с древних времён, когда ещё не было ни этого государства, ни этих аграфских кланов и прочего. Возможно эта фраза была в ходу у Джоре или даже ещё раньше. Конечно, она могла звучать несколько по другому в других обстоятельствах или в другом обществе, но суть её оставалась неизменна на протяжении тысячилетий и она (эта суть) означала: "Я вызываю любого из вас или всех вас вместе на дуэль, любого кто не согласен со мной или с моим кланом по такому-то и сякому-то вопросу, т. е. правдивость того или другого решает не разум, а сила. Тот, кто сильнее, тот и прав".

— Что ты хочешь? — спросил император. Тоже ритуальная фраза, означающая к кому и по какому вопросу у тебя претензии.

— Я хочу восстановить свой клан и покарать тех, кто его уничтожил — произнёс, глядя в глаза императору. Тут, я думаю, что надо опять пояснить. Фраза о восстановлении клана не вызывает двойного трактования, т. е. голосуйте за меня и мой клан или я вас всех…, а вот вторая часть о каре может быть воспринята по разному. Ведь клан императора, который "хочет" восстановить мой клан, когда-то его же и уничтожил, т. е. и его клан покарать надо.

Император завис, но тут, не без моей помощи, стали вставать главы кланов, а я считал сколько встанет. Если в этой ситуации встаёт глава клана, то это означает что он не согласен с вызывающим на дуэль, т. е. со мной, и он, тем самым, принимает вызов. А я занимаюсь подсчётом количества вставших глав кланов. Хитрость в том, что правило десяти ни кто не отменял, а я лишь подшустрил так, что бы о нём, ну как бы, забыли на мгновение и всё.

Император смотрит и думает, это как же так, покарать, он и обо мне с моим кланом или только против этих. А я считаю, так, один, три, шесть, восемь, ну ещё немного, давайте, вставайте или вы трусы, мысленно давлю я на них. Уже десять, мало, ещё пока мало. Кланов то 12, а встало 10 глав. Посмотрел на тех, кто сидит. Трусы, нас много, а он (это я) один, задавим его массой, вперёд, надо бить выскочек, давай встанем, да и ты, вашество, присоединяйся ко всем, вместе мы сила, как дадим этому выскочке по зубам, мало ему не покажется, транслировал мысли им в их головы.

Так, уже 11, отлично, порог десяти мы преодолели, и тут, видя, что император не решается, за него встал глава его клана. Аут, мяч в сетке ворот. Встали все, т. е. вызов приняли все кланы или, иными словами говоря, вроде бы хотели восстановить клан, а на самом деле этого не хотели. А хотели лишь поиграть в демократию, а потом унизить меня и вернуть в положение раба.

— Решение принято. Завтра в 10 часов на ритуальной площадке позади дворца — произнёс председатель и ударил молоточком по серебряному листу — заседание совета закрыто. Меня тут же окружила охрана императора и повела в его дворец. Это тоже традиция. Дуэлянтов, обратившихся к императору, до начала дуэли он должен охранять, защищать, кормить и готовить к дуэли. Дуэльный кодекс, костюм, оружие и прочее. А для остальных, т. е. глав кланов ответивших на вызов, была одна тонкость. Было разрешено менять дуэлянта, т. е. принял вызов глава клана, а непосредственно в дуэли принимает участие другой из этого же клана. И поэтому была учреждена гильдия поофессиональных дуэлянтов-бретёров, но и тут было ограничение, которое впрочем легко обходилось, дуэлянт должен был быть из этого же клана перед началом дуэли глава клана говорил слова одобрения и, как бы, вручал судьбу клана в руки этого дуэлянта. А я слова, как бы, хотел выделить за скобки, т. е. сделать это на самом деле. Убивать меня до дуэли, во-первых, не имело смысла, т. к. они считали, что я один, а их много, а, во-вторых, честь императора. Если с дуэлянтом что-то случится, то это урон чести императора и его клана. Так, что я за это не боялся.

Пришли мы во дворец, расположили меня в раскошных апортаментах, отдохнул, связался с искином дворца и строго запретил упоминать о правиле десяти, нет, пока, его нет, не придумали ещё его.

Утром шикарнейший завтрак, одевание костюма, в моём случае, костюм в пронстранственный карман, а мой костюм диверсанта под него замаскировать, далее, оружее. Шпага и клинок, типа катана и вакидзаси, но другой формы, далее, пояс и бляха участника на цепи на шею. На бляхе "мой" старый герб клана и его название. Ну, собственно и всё.

Выход на площадку в сопровождении охраны императора. Красота необыкновенная. С одной стороны дворец императора, а с другой роща из деревьев меллорна, это священное дерево аграфов, но где-то мне встречалось информация о том, что эта роща постепенно умирает и аграфы ничего не могут поделать с этим. Выходим в середину площадки, где нарисован круг, и охрана уходит, император сделал своё дело.

С другой стороны, относительно меня, выходят все остальные поединщики со своими главами кланов. Каждый глава по очереди произносит примерно одинаковые слова, превознося и расхваливая свой клан, а также желая себе, т. е. своему клану в лице своего бретёра и обязательно говорит положенные ритуальные слова: "Вручаю тебе жизнь и честь нашего клана!"

Проговорили положенные слова и отошли, а я в это время связался с искином дворца и сказал, что бы он приготовился. В ответ он заверил меня, что всё давно готово и только ждёт команды от меня. Бретёры окружили меня. Вдох, выдох, начали.

Бретёры, как положено и как я прогнозировал, кинулись скопом на меня, т. к. меня предупредил искин дворца, тот кто меня завалит получит кроме оговорённой оплаты ещё и приличную премию, которая гораздо больше самой оплаты. Они торопились опередить друг друга и первыл нанести удар-порез мне, что бы заработать премию. Похвальное рвение, но не в этот раз.

Подпрыгнув вверх и слегка задержавшись там, я изобразил переворот с прыжком и приземлением на краю круга. Выходить за его пределы нельзя. А своим визави я транслировал иллюзии о себе, переводя их (иллюзии) на других участников, т. е. первый думал, что я на месте второго, второй видел, что я переместился на место шестого, шестой почувствовал, что я в точке восьмого, восьмой понял мой монёвр и на нёс удар, а там девятый, а тот в этот момент протыкал десятого, думая что это я, и т. д. И, наконец, последний двенадцатый из клана императора, проткнув кого-то из своих коллег и думая что это я, вскрикнул от радости победы и повернулся к своему главе клана, но между ним и главой почему-то находился я. Ну не стоять же столбом, невежливо как-то, аграфы стараются, рано встали, бретёров наняли, те тоже зачем-то сюда пришли. Шпагами машут, все заняты делом, а я как бы и не причём, нехорошо, надо и мне немного помахать. Ну, я и решил исправить эту несправедливость. В спину ему не стал тыкать, нехорошо, не поймут меня ушастые, да и самому стыдно, а когда он, радостный такой, повернулся ко мне, как я мог упустить такой момент и не присоединиться к всеобщей радости. Я и ткнул его в область живота, а затем, мне показалось этого мало, резко вверх и немного в сторону. К тому моменту когда его тело коснулось площадки, оно (тело) в его верхней половине было рассечено надвое, т. е. в виде латинской буквы "V", виктория, т. е. победа. Но мой порыв они, ушастые твари, не оценили, и стали вытаскивать из своих карманов или ещё там из чего небольшие игольники и дали залп по мне. Я создал защитное поле вокруг себя и отбивал иглы шпагой и клинком, но не долго, потому что налетевшие дроиды охраны дворца выстрелами из станеров положили всех глав кланов без чувств на площадку. Собрал все шпаги и игольники в свой пространственный карман.

Если не считать дроидов, т. к. они не живые, а механизмы, из живых и здоровых остались мы вдвоём с императором. Он смотрел растерянно и непонимающе на меня, а я спокойно и уверенно на него. Так продолжалось несколько секунд. Но император незря императором стал, он быстро пришел в себя и обратился ко мне, а к кому же ещё, кроме нас никого нет.

— Ты победил и я объявлю, что ты теперь глава клана и С12 превращается в С13 — твёрдо проговорил он.

— Поздно, ваше бывшее величество, это надо было сделать вчера, а сегодня у вас ещё много дел. И я думаю, что вы с честью выполните возложенную на вас миссию. Я буду восхищаться вашим самопожертвованием. Вперёд, вас ждут великие дела. Такого поступка ещё не знала империя Галанте — пафосно проговорил, глядя на него. Император дёрнулся, но моя дорогая Агата уже давно была в нём и переподчинила управление телом на себя.

— Странный аграф, я уже давно здесь, а он, ещё ничего не зная, трепыхается. Знаешь у него в потайном кармане игольник и он хотел его применить — проговорила голосом императора Агата.

— Ладно, я понял, но не будем терять время на это. У нас действительно много дел — приказал Агате, а затем уже искину дворца — готов к трансляции. Начали.


* * *

Простые жители империи аграф и всего остального Содружества, включив свои головизоры на правительственный канал империи Галанте, могли видеть и слышать очень интересные и познавательные новости из империи. Тем более в роли ведущего голоканала выступал сам император, что само по себе уже было сенсацией.

— Уважаемые зрители и слушатели империи Галанте, а также жители всего остального Содружества (уже без "уважаемые"). Я, император империи Галанте хочу вам рассказать последние новости из дворца. Нашелся последний представитель клана "Циирра", клана, который мой клан разгромил и уничтожил. Меня это известие очень взволновало, и я решил ввести его в С12, превратив его в С13, но все остальные кланы воспротивились этому и ему, его зовут Юринуол из клана "Циирра", пришлось вызвать на дуэльный поединок все кланы и даже мой клан, т. к. мой глава клана "Серебряного Листа" тоже был против этого. Сегодня в 10 часов по столичному времени состоялась дуэль — по мере рассказа изображение императора временами пропадало и на его месте появлялись то отдельные выступающие на совете, то перепалка там же, затем напутственные речи глав кланов и моя дуэль с бретёрами. Потом дружный залп глав кланов и их падение без чувств. Потом опять появился император и продолжил говорить или, точнее, исповедоваться.

— Мне стало известно, что с кланом "Циирра", с другими кланами нашей империи, а так же с различными разумными из Содружества происходили странные вещи. Вы все, наверное, замечали, что отдельные граждане различных государств при странных обстоятельствах исчезали. Я узнал, что некоторые представители клана "Тихой воды" имеют к этому прямое отношение. Мною уже отданы приказы и их ловят и везут сюда во дворец. Вы никогда не задумывались о том, из чего изготавливают биоискины, я тоже этого не знал. Оказывается их изготавливают из мозга соответствующих разумных. И не важно кто он по своей расе. Годны все, но только с высоким интеллектом, выше 200 единиц и ещё желательно, но не обязательно, иметь пси, чем выше, тем лучше. Многие ваши соотечественники живы, но не помнят себя. Но теперь у нас с вами появился клан "Циирра" и его глава Юринуол, который может сбросить блокировку на памяти биоискина и он сможет себя вспомнить, но этот процесс очень болезненен психологичеки. Представте, что вы вдруг ощутите себя машиной, искином. Это очень тяжело. Я думаю, что не все выдержат этого, но Юринуол утверждает, что сможет это помочь преодолеть и вернуть в сознание биоискины, но этот процесс не быстрый, т. к. нужно работать индивидуально с каждым биоискином, а их очень много по всему Содружеству и ещё больше у нас в империи. Я хочу предостеречь граждан различных государств от мести простым аграфам империи. Они не знали об этом. А тех кто это знал и делал мы уже арестовали, пока я вам это рассказываю. Ещё раз повторяю, те кто не арестован не знали об этом и они не причастны к созданию биоискинов — пошли трансляции с мест ареста тех аграфов, которые были причастны к этому.

Тут вдруг у меня появилась мысль-просьба о помощи. Кто-то очень сильно хотел со мной связаться и попросить о помощи. Я сосредоточился на этом. Сначала получалось плохо, но потом пошли картинки из старой жизни аграфов. Кто-то из специальных слуг собирал семена священного для аграфов дерева меллорн. Затем слуга берёт чашку с водой и помещает туда семя дерева и далее аграфа-преступника заставляют выпить это и закапывают в землю. Какое-то время он кричит, потом умирает, и из его рта растёт новое молодое дерево меллорн. Видение закончилось, но появилась мысль как отомстить тем кто из разумных делает биоискины. На экранах граждан опять появился император.

— Теперь новости из жизни растений. Все знают, что такое для аграфов растение меллорн. Но не все знают, что знаменитая меллорновая роща, растущая около дворца, постепенно умирает, т. к. нет новых молодых деревьев. Семена не всходят и не дают новые молодые ростки. Недавно наши учёные, которые занимаются этой рощей узнали, что это растение-хищник и для того, что бы из его семени пошел расти росток, ему нужна кровь разумного или животного, но обладающего пси способностями. Тут я вспомнил знаменитую казнь аграфов, когда казнённого заставляют выпить воду с семенем меллорна. И оно там внутри этого казнённого начинает произрастать, давая новый молодой росток, который со временем превращается в молодое дерево. Сейчас мы с вами проверим теорию наших учёных на практике — после этих слов к главам кланов, которые в меня стреляли подбежали дроилы и, приводя в чувство то одного, то другого главу клана, заставляли их выпить немного воды, а они, ещё не полностью придя в себя, выпивали воду и связанные оказывались в свежевыротой яме, которую после помещения их туда, засыпают до их горла. Процесс пошел ритмично и равномерно, как конвеер. После того как кончились главы кланов, стали поступать арестованные со столичной планеты.

— Теперь самое важное и трудное для меня. Я непосредственно не участвовал в уничтожении клана "Циирра", но мой клан участвовал. Это горько мне признать, но нужно. Кроме того нужно вспомнить, что сказано перед дуэлью, которую выиграл клан "Циирра", главами всех остальных кланов — запестрели трансляции, где главы кланов говорили ритуальную фразу: "Вручаю тебе жизнь и честь нашего клана!" Промелькнули все главы кланов. И вновь появился император.

— Из этого можно сделать вывод, что теперь жизнь и честь всех жителей империи Галанте в его руках. Так что прошу вас всех узрить нового императора империи Галанте и одновременно главу клана "Циирра" его величество Юринуол 1. Я же хотел застрелиться, но передумал и уйду также, как мой глава клана. Прошу нового императора не обижать своих подданных и чтить законы империи. На этом всё. Да прибудут со мной боги вселенной — отбросив игольник, император замолчал. Подбежали к нему дроиды, принесли воды, он выпил, а они, связав его, поместили в яму и закопали. Роща продолжала увеличиваться. На экранах появился мой объёмный портрет.

Мне всё это надоело, внутри была пустота и телом завладела апатия. Наступал откат после адреналина на дуэли и последующей расправы. Всё вроде бы правильно, но, до чего же, противно и гадко на душе. Пойду напьюсь. Нервы успокою.

— Как ты там искин дворца, я даже не спросил, как тебя звали до того как? — мысленно я обратился к нему.

— Меня звали когда-то Сервииль из клана "Серебряного Листа" и я был когда-то двоюродным братом императора, теперь бывшего — горько признавался биоискин дворца.

— Однако. Ну и поворот. И как ты там оказался? За что? — опешил от таких новостей.

— Бывший император решил, что я хочу стать императором вместо него, ну и… — признался он.

— А ты хотел? — уточнил его позицию.

— Да, чисто теоретически, но потом, подумав, решил, что это не для меня, а он решил от меня избавиться. Меня в общем-то готовили к этому, но я не хотел, а видно недостаточно сильно не хотел, ну и вот… — продолжал признание био.

— А ведь придётся тебе всё-таки стать, если не императором, то главой твоего клана. Как ты знаешь, у меня мало разумных, которым я могу доверить управление кланами. Ты один из них — предложил ему работу.

— А я, наверное, соглашусь с твоим предложением, т. к. не хочу что бы моим кланом управляли такие личности как бывший император или бывший глава клана — принял он моё предложение.

— А у меня к тебе, как к главе клана и как к искину дворца, просьба. Ты всё про всех знаешь или можешь узнать. Мне нужны главы всех кланов. Желательно, что бы они были из биоискинов, но одновременно, как ты, и бывшими членами кланов. Проверь по коду ДНК их. А потом я решу кого ставить во главу кланов — попросил его.

— Сделаю, ваше величество — прикололся он.

— А вот этого я не люблю, не надо, когда мы одни. Только на официальном приёме во дворце или подобном месте — скривился от такого обращения.

— А придётся… — прилетела мысль, но не от искина дворца.

— Всё, всё. Пить, есть и спать. Устал, надоело — пробормотал, входя в те же апартаменты, что и до дуэли. Стол уже был накрыт и полон всего, что только пожелаешь. Тут, наверно, можно было напоить и накормить сразу пятерых, таких как я. Быстро выпив и закусив, немного посидел приводя мысли в порядок. Потом уже, опять выпив и более основательно закусив, заметил, что меня уже клонит в сон. Переполз на кровать и заснул не раздеваясь. "Как хорошо, то тут" — была моя мысль перед засыпанием.


Глава 21. Перестройка государства ушастых

Проснувшись утром, увился, что одет, но решил не заморачиваться, т. к. одеваться то не надо. Хорошо-то как, нет ошейника, хотя он мне особо не мешал, но морально давил, нет этих слащавых кукольных морд, которые имеют наглость составлять о тебе своё мнение и высказывать его тебе, нравишся ты им или нет, работать должен на них и выполнять их приказы и распоряжения. Ушастые гады, как я вас не навижу, что вы все лопнули и разлетелись махонькими кусочками в разные стороны.

Ладно, хватит рефлексировать. Подъём, водные процедурости, завтрак и за работу. А то назвался импуратором или ампиратором, а нет ампутатором. Надо соответствовать. Как там, наш достопочтенный дворцовый искин, надо как-то его называть, а то искин, биоискин, не хорошо, не вежливо, не по-людски это. Вчера он называл себя мне, как Сервииль.

— Сервииль, ты меня слышишь? — позвал его.

— Слышу ваше величество и задание ваше уже выполнил — отозвался он.

— Погоди с заданием. Я хочу называть тебя по имени, но, тут есть но, всегда и везде это но. Так звали тебя, когда ты был аграфом, а теперь, ты меня извини, но ты не… — приостановил своё мысленное общение с ним.

— Я понимаю, ваше величество. И что вы предлогаете? — понял меня он.

— Я предлогаю называть тебя Серв, Сер или Серый. На моей родине есть имя Сергей, но среди друзей принято говорить Серый. Это только среди своих и подчёркнуто дружелюбно. А вообще Серый означает серый цвет чего-либо — прозвище я назвал по-русски, поэтому пришлось объяснять ему это.

— Необычно, но приятно. Мне нравится. Называйте меня так. И я выполнил ваше задание, ваше величество — отозвался он.

— И у меня к тебе просьба, не называй меня, когда мы вдвоём Ваше Величество, у меня есть имя Юрий или Юра для своих, а имя Юринуол, это так, для официала — попросил я его.

— Я привык за годы службы в качестве искина. Постараюсь запомнить и исправиться, но если будет поступать много информации, я могу перейти на официальный тон. Это означает, что мне тяжело обрабатывать поступающую информацию. Ведь не зря же тут поставили такой мощный биоискин. Простой искин бы тут не справился — объяснил своё положение биоискин.

— Понятно. Что с заданием? — спросил его.

— Задание было найти биоискины изготовленные из членов клана для использования их в качестве глав этих кланов. Нашёл, определив это по ДНК соответствующего биоискина. Часть здесь во дворце или на планете, а часть там в кланах — отрапортовал он.

— Мне нужно заставить их вспомнить себя и поговорить с ними. Сделаем так. Начнём с тех что во дворце. А тех, что в столице или на этой планете пусть везут сюда к нам с тобой. Те же, что в кланах пока не трогать. Посмотрим как дела пойдут. Да, и ещё, к тебе будет просьба, это даже не приказ, а так, дружественное предложение. Корабли моей экпедиции здесь около планеты — распорядился и попросил его.

— Так точно, ваше вели… Прости Юра, привычка. Да они здесь — поправился он.

— Среди них должен быть корабль "Кишот", если мне не изменяет память. Там за главного такой же как ты, но из моего клана. Установи с ним связь — попросил его.

— Готово, ваше…, Юра — ответил Серый.

— Класинуол, ты меня слышишь? — спросил по-русски.

— Прекрасно слышу Юра, но ты говорил, что не нужно говорить по-русски, а то могут быть проблемы — перестрахавался он.

— Власть переменилась, теперь я здесь ампаратор и сам устанавливаю правила. Так что теперь, если ты говоришь на русском, то ты особо приближён к самому императору, т. е. ко мне. Усёк? А ещё я глава клана "Циирра", так, что я твой непосредственный начальник — прикололся и удивил его.

— О, а-кх, не может быть! О-у, это же прекрасно! Ой, я слушаю вас глава — подвисал он.

— Очнись, Класинуол, это я. Пока ты, я это сразу не продумал, не альв, извини, но тебя надо называть, как-то по другому. Я предлогаю: Класик, Кла или Косой, откуда это ты знаешь — предложил ему на выбор.

— Мне нравится Косой, опять Косой — выбрал он.

— Косой, так Косой. Ладно. Так вот, Косой, среди некоторых биоискинов нужно распространить файл русского языка. Вот например, его нужно передать тому, через которого осуществлена связь с тобой, его зовут Серый. Свяжись с ним и, проверив что это он и есть, передай ему этот файл — приказал ему.

— Получил и выучил, нравится, приятно и очень необычно. Да, велик и могуч этот язык — сказал Серый уже по-русски.

— Да, так. Сколько на этой планете потенциальных глав кланов? Ах, да, я ещё забыл про охрану бывшего императора. Где они? Сколько их? И каковы их настроения? — поинтересовался у него.

— Отвечаю по мере поступления вопросов, ва… Юра. На планете, в столице и во дворце я нашел пять потенциальных глав кланов. Троих во дворце, их уже доставили и они в соседней комнате, которую бывший император называл лаборатория, двоих ещё везут, а остальные в кланах на их столичных планетах. Охрана бывшего состоит их 1200 разумных и они довольно спокойно отнеслись к смене власти, да и ролики по головидению их успокоили, ведь император сам передал власть тебе. Так, что всё спокойно, но я бы на твоём месте поговорил бы с ними. Среди них может быть замаскированный враг или шпион. А ты, как я понял псион и не слабый. Быстро найдёшь врагов и шпионов — ответил он на мои вопросы.

— Сейчас в лабораторию, а потом разговор с охраной — распорядился, установив очерёдность.

Перешел в соседнюю комнату. Комната была большой, светлой с высоким потолком. В ней легко дышалось и хотелось работать. В комнате были установлены столы и различное оборудование, а по стенам развешаны картины и стоят в углах статуи, изображающие каких-то богов и императоров древности. Задумался, а зачем императору такая комната-лаборатория, и что здесь исследовали или изучали?

— Серый, а что здесь было раньше до меня? Раз это помещение называлось лаборатория, то здесь проходили какие-то эксперименты или опыты, что-то изучалось. Кто этим занимался? И что изучалось или исследовалось?

— Лаборатория эта использовалась самим императором для изучения и возможного запуска оборудования древних или Джоре. С оборудованием Джоре было проще, оно, как правило, запускалось, а вот оборудование древних, как правило, нет. Но были исключения из этих правил — пояснил Серый.

— Где это оборудование? То, что запустилось и то, что нет, как древних, так и Джоре — спросил-приказал.

— То оборудование, что запустилось, было увезено в его клан, а то оборудование, что он не смог запустить здесь на складе — ответил он.

— Где склад? И вообще, мне надоело постоянно задавать тебе эти вопросы. Рассказывай всё, что знаешь по этой теме — приказал ему.

— Пошу прощения, ваше… Юра. Привычка. Отвечаю только на те вопросы, которые задают. Теперь по этой теме. Каждый клан империи галанте специализируется на какой-то сфере деятельности. В частности клан "Серебряный Лист" специализируется на выпуске искинов, а, известный ва… тебе, клан "Тихой воды" занимается выпуском биоискинов. Вроде бы деятельность похожа, но есть принципиальные отличия. В основе искина кристалл, а в основе биоискина мозг разумного. А склад где хранится оборудования древних и Джоре, которое он не сумел активировать расположен здесь под тобой. Нужно подойти к углу комнаты и внимательно посмотреть на лицо статуи, изображающей прадеда бывшего императора. Там расположен сканер сетчатки глаза. Статуя, у которой в руке ключ — пояснил Серый, видя что я не понимаю к какой статуе нужно идти.

— Но у меня же другая сетчатка глаза — предупредил его.

— А я сейчас отсканировав твою, произведу замену файла и дверь откроется — объяснил искин дворца.

Я подошел и внимательно посмотрел в лицо прадеду-статуе. Прошла пара секунд и дверь, точнее, часть пола стала уходить в щель между полом и стеной. Появились ступени ведущие вниз. Спустился, дверь-пол поехал на место, и только после этого передо мной открылась другая дверь-ворота. Пройдя внутрь, я увидел стелажи и столы, на которых были расположены различные искины. Искины были разного размера и формы, но в основном в виде куба со стороной около метра. Я обратил внимание, что одни были новее, а другие старее.

— Наверное старые это искины древних, а те, что по-новее это искины Джоре — предположил.

— Наоборот, старые это как раз искины Джоре, а те, что выглядят более новыми и есть искины древних, у них работает система самовосстановления, а у Джоре нет — пояснил биоискин.

— Давай все наверх в лабораторию — распорядился и пошел к лестнице.

На верху в лаборатории я достал из пространственного кармана поножи с сознанием искина Владимироса и подключил его к универсальному блоку, а его к сети питания лаборатории.

— Тебе задание, Володя, сейчас сюда будут приносить искины древних и Джоре, а ты их взломаешь аккуратно и переподчинишь их мне. Затем нужно будет проверить информацию, которая находится в них. Составишь перечень и кратко мне доложишь. Всё понятно? Если понятно приступай к делу, а мне некогда. У меня ещё очень много дел — подрядил к делу искин с базы.

— Мне бы мою оболочку с транспортника — попросил он.

— Доставим и установим — пообещал я — слышал Серый, приступай. И работайте вместе.

Выйдя из лаборатории, я пошел прогуляться по "заднему двору" дворца. Прошел через площадку и вышел к меллорновой роще. Работы по закапыванию преступников продолжались, но несколько в стороне от дуэльной площадки, вдоль края которой были первые "посадки" деревьев. Они (бывшие главы кланов и император) уже перестали подавать признаки жизни и их уже полностью закопали дроиды-садовники, которые следили за этой рощей. И тут мне, неожиданно и вдруг, захотелось подойти к центру рощи, а точнее к определённому дереву, на вид, более старому, чем другие деревья. Интуиция, в лице Артемия, молчала и я подошел к этому дереву. Мне захотелось обнять это дерево, и я сделал это. Вначале ничего не происходило, но постепенно у меня в голове стали появляться чьи-то мысли.

— Мы благодарны тебе, разумный из другого мира, что ты дал живую пищу нашим детям и наши дети уже растут впитывая эту пищу. Без этого они не могли начать свою жизнь. Как ты узнал, что нужно нашим детям? Много циклов мы не могли помочь нашим детям начать жить, постепенно мы старели и умирали. Мы думали, что нам конец, но тут ты к нам пришел и наши дети могут жить. Мы очень тебе благоданы и хотим тебе сделать подарок, но сначала ты должен послушать нас. Мы можем заглядывать в будущее. Тебя раньше мы не знали и поэтому мы не видели, что ты к нам придёшь и поможешь, но теперь мы знаем тебя и можем заглянуть в твоё будущее тоже. Скоро к нам придут самые сильные и злобные враги. Их будет очень много. Они захотят всех сделать едой для себя, как ты дал пищу для наших детей. Они будут сильны и злобны, но они твои друзья. Когда они узнают, что это всё твоё, то они не будут всех есть, а будут охранять наш мир для тебя. А теперь наш подарок тебе — вещала роща.

— А я не стану пищей для ваших детей после получения подарка? — испугался всего этого.

— Конечно нет, зачем нам терять тебя. Ты даёшь нашим детям возможность жить. Без тебя мы все постепенно погибнем от старости — успокоила меня роща.

— Хорошо, я согласен. Что за подарок и как его получить? — успокоился.

— Подарок, это дополнительные жизненные силы от нас, получив которые, ты будешь жить очень долго, а ещё мы хотим иногда разговаривать с тобой. Раньше нас никто не слышал и не говорил с нами. Ты первый, ты нам нужен. Когда захочешь поговорить с нами, то скажи мысленно слово, которым ты нас называешь и мы ответим тебе. Расстояние не имеет значение. Если вдруг мы захотим обратится к тебе, то ты услышишь, что мы, роща, ты так нас называешь, хотим с тобой говорить. Не откажи нам в просьбе поговорить с тобой. Хорошо? — попросила роща.

— Ладно, хорошо, разрешаю — согласился с ними.

Тут я, как бы, отлип от дерева и пошел к площадке. Чувствовал я себя прекрасно. Хотелось петь, плясать, прыгать или летать. Но я старался сдерживать себя. Как никак, назвался императором, а тут постоял у дерева и давай скакать и песни орать. Не поймут-с. Постепенно успокаиваясь, я посмотрел вокруг. Меня беспокоила мысль, видел ли кто-то мою неожиданную радость, т. е. как я выгляжу в глазах окружающих. Но вокруг было тихо никто за мной не наблюдал, кроме одиноко стоящего старого аграфа в поношенной форме охраны императора. Приглядевшись к нему, я почувствовал страстное желание поговорить со мной, но при этом, кроме желания поговорить или, точнее, попросить о чём-то, была надежда, робкая надежда на чудо. Как-будто его только что приговорили к смерти и только я могу этот приговор отменить. Странно, если его приговорили, то где охрана. Старый аграф стоял один. Я почувствовал, что нужно с ним поговорить. Подойдя к нему, я сказал на аграфском: "Слушаю тебя старый воин. Что ты хочешь у меня попросить?"

— Ваше величество, я много лет прослужил его величеству, Истравиилу 1, которого вы, ваше величество казнили. Из-за этой казни у меня появилась надежда. Дело в том, что мои дети — сын и дочь — пропали 121 год назад. (Аграфы живут в среднем 600–800 лет) Служба безопасности императора, а я служил в его охране, занималась розыском моих пропавших детей, но никого найдено не было. Потом я узнал, что примерно в это время клан "Тихой воды" наладил линию по выпуску биоискинов, но сначала я не придал этой новости значения. Мой сын служил здесь же в охране императора, а дочь училась в училище службы безопасности империи. Они пропали почти одновременно, но в разных местах. Я думаю, что они что-то узнали и их за это убили. Но потом я вспомнил о работах по созданию биоискинов и подумал, а вдруг… Вы, ваше величество, моя последняя надежда, помогите мне, очень вас прошу — старик встал на колени и поклонился мне почти до земли. То, что здесь принято кланяться, я знал, но то, что при этом аграфы встают на колени, для меня это было новостью. Ничего человеческое им не чуждо или это мы переняли от них, точнее наши предки от Джоре, а они от древних, но у меня кровь древних, короче, в этом я запутался, да и неважно кто у кого научился кланяться или стоять на коленях, а важно помочь старому воину, т. к. Артемий подсказывал мне — помоги.

— Встань старый воин. Как тебя звать? Я помогу тебе. Пойдём со мной — сказал ему, поворачиваясь и уходя к лаборатории.

— Меня зовут Парсинуол, ваше величество — кряхтел, вставая с колен, старик.

— Серый, ты всё слышал. Где могут быть его дети, в качестве биоискинов? — спросил я мысленно искин дворца.

— Я всё слышал и уже начал поиск. По твоему приказу все биоискины свозят во дворец. Из-за возможной казни, все члены клана "Тихой воды" нам активно помогают. Доставили уже много биоискинов, но ещё много на местах и в пути, но зная год пропажи и ДНК, можно быстро найти их, если из них, конечно, сделали био. Идите не в лабораторию, там идёт работа и вы помешаете, да и старику не нужно знать лишнего, а идите в главный зал дворца. К вашему приходу я всё подготовлю — перед моими глазами появилась стрелка, и я пошел по ней, как по навигатору. Искин дворца всё рассказывал мне и пояснял последовательность действий мысленно. А внешне казалось, что я всё знаю и делаю как надо.

— Подойди к этому столику и капни каплю своей крови в его центр — приказал старику, когда мы вошли в главный зал дворца. Я расположился на троне, а старик подошел к столику, который одиноко стоял посреди огромного зала, но недалеко от трона. Он слегка порезал палец маленьким ножичком и капнул каплю крови в центр столика.

— Программа поиска запущена — торжественно разнеслось по залу. Это всё придумал, пока мы шли сюда, дворцовый искин. Он хотел сделать это торжественно в стиле древних аграфов. Можно было осуществить забор крови шприцом, но "понты" наше всё, решил искин.

Прошло не много времени и в зал въехал или вбежал дроид в виде паучка, представлявший из себя журнальный столик на восьми ножках, на котором распологались два биоискина с системой жизниобеспечения. Старик пошел, было, к нему, но я остановил его властным жестом и сам подошел к био. Действовал по уже известному алгоритму: поиск архива, разархивирование, поддержка пси, что бы его сознание не зациклилось, т. е. он не сошел с ума и обязательный строгий разговор на тему, кто, как сюда попал и прочее, не давая ему опомниться и занервничать, т. е. осуществлял некое психологическое давление на него для его адаптации в новом для него положении, т. е. осознании себя таким, каким он стал. Затем наступала очередь старика, а я лишь следил за ними. Первым я заставил осознать себя сына старика, а затем и дочь. Она, на удивление, более спокойно перенесла это. У старика сияли глаза, и тут до меня дошло, что и старик, и его дети были псиактивны, т. е. все или, почти, все аграфы псиактивны, но обычно это в очень малой мере, а старик и его дети были псионами средней величины, потому, наверное, их и "закатали в банку", как старика оставили в покое непонятно. Поняв, что всё закончилось, старик попытался снова стать на колени, но я приказал этого не делать.

— Где твоя жена старик — спросил его.

— После того, как это случилось, умерла — ответил он, опустив голову.

— В твоём доме есть условия для них? — предвидя ответ, спросил.

— Нет, но я постараюсь создать их — он был немногословен.

— Мне нужны помошники. Ты знаешь, как много таких биоискинов. А им нужно помочь. Один я не смогу это осуществить. Это одно дело, но разных дел у меня много. Ты тоже мне нужен. Ты предан мне, но я не уверен, что вся охрана такая как ты. Нужно всех проверить. Я тебя научу. Ты и твои дети поможете мне? — спросил его, хотя был уверен в его ответе.

— Так точно, ваше императорское величество! — отчеканил он по-военному.

— Для твоих детей отведём комнаты и в них они будут работать, а ты сможешь к ним приходить, только не во время работы — составил быстро план для них.

— Так точно, вашество! — сократил он обращение ко мне, как у их военных было принято.

— Сейчас поговорите между собой, но в другом месте. Искин организуй — он ушел, а за ним посеменил столик с двумя био.

— Володя сделаешь со стариком и его детьми, то же что и со мной, но по короткой программе и не обучая их телекинезу и перемещениям. Ах да, я забыл, что дети-искины. Наверное, не сможешь это с ними — посетовал.

— Почему, смогу. Только надо определиться, чему учить, а чему нет — ответил Владимирос.

— Значится, так, старик — истинное зрение и ходячий детектор лжи, ну и ещё что-то из защиты от "ненадёжных", так будем называть предателей и шпионов. Теперь дети, истинное зрение, работа с пси энергией, пси лечение и психологическая поддержка, а также детектор лжи. Там тоже могут быть неблагонадёжные — поставил задачи в обучении.

— Понял, сделаю — ответил искин древних.

— У меня тут мысль появилась. А если биоискин поставить на платформу дроида, то он сможет, как разумный, перемещаться. И ещё, та линия древних с искином от Джоре, где превращали разумных в биоискины. Если заменить искин Джоре на родной искин древних и попробовать осуществить процесс наоборот, т. е. взяв мозг разумного за основу, воссоздать его тело по ДНК и поместить туда его мозг — помечтал.

— Не знаю, не пробовал, нет данных — застопорился Володя.

— Ну, ну, не тупи. Раз ты тупишь, значит, считаешь, вычисляешь, обдумываешь, а раз обдумываешь, то, наверное, можно. По крайней мере надо пробовать и эксперементировать — сделал вывод.

— Вроде бы, можно, но много неизвестного и непредсказуемого — обнадёжил искин.

— Ладно, ты подумай, искин подбери, кстати, как там искины из подвала. Расколол их, как орехи или тебе не по зубам — подначил его.

— Обижаешь начальник. Конечно "разколошматил". Даже не сомневайся. И кое-чего интересное узнал — принял шутливый стиль.

— Ну, и чего интересного узнал? Колись — разговор-то шел по-русски.

— Узнал координаты Земли, но и это ещё не всё. На картах ваша планета обозначена как секретная лаборатория древних. Направление деятельности этой лаборатории не указано, т. к. она секретная, но указано, что тот сектор пространства галактики защищают от проникновения архи. Там значки на карте есть соответствующие, но ещё там указана аномалия, а по вашему четвоточина, через которую можно попасть к планете вашей, минуя архов, так-то вот — гордо закончил Володя.

— Так, так, вот значит как чернопопые туда попадают и воруют моих земляков. Ах, бисовы дети, что творят — сокрушался, обдумывая полученную информацию. Тогда я иду к вам, т. е. к этим самым арварцам — сделал вывод — устал, что-то я сегодня. Информации много. Подумать надо, обмозговать всё это. Пойду поем и спать.


Глава 22. Налаживание работы во дворце

Утром встав, размялся и прислушался к себе. Вчера без обеда работал целый день до поздна, потом поел и завалился спать. Сегодня должен быть разбитым и усталым, так как не вовремя ел и мало спал. Ан, нет. Чувствую себя хорошо, бодро, есть могу, но особо не хочу, странно всё это, странно. Может деревца помогают или что другое.

— Хочу пообщаться с вами, роща, вы меня слышите — послал мысленный вызов.

— Да, мы слышим. И да, ты хорошо себя чувствуешь из-за нас, это мы тебе помогаем. Ты можешь даже не есть, только пить и будешь чувствовать себя хорошо — ответила роща.

— Всё это хорошо, но зачем так много отрывать от себя ресурсов. Вам и самим эта жизненная сила нужна, а вы её отдаёте мне, не надо, берегите для себя и тратьте её для себя, я сам могу о себе позаботиться — обеспокоился за них.

— Эта энергия, которая идёт для тебя нам не нужна, да и тратится её очень мало, а остальная часть просто рассеивается — объяснили мне из рощи.

— Как это так не нужна и рассеивается — удивился их расточительности.

— В каждом разумном много разных форм пси энергии. Мы растения и нам нужны определённые формы или разновидности пси энергий, а остальное просто рассеивается в пространстве — пояснили они мне.

— Жалко просто терять столько энергии — посмотрев истинным зрением, сказал — надо придумать, как её собирать и лечить разумных, например. Серый позови-ка ты мне во дворец, в главный зал лекаря дворца или как он там называется.

— Главный врач императора, Виталиэль из клана "Утренней зари", магистр жизни. Уже оповещён и перемещается в главный зал дворца — торжественно произнёс Серый.

— Да иди, ты. Магистр жизни. Что, серьёзно, что ли? Или ты прикалываешься? — рассмеялся.

— Серьёзней некуда. Это его должность и звание — объяснил искин дворца.

— А, всего лишь звание, а не призвание и умнение, тогда понятно. Не будем выставляться, а то чревато. А я-то уж подумал, но не будем, не будем — остудил сам себя.

Пройдя в зал, я увидел эльфа в зелёном халате с блёсками и какими-то медальками-брошками. Вид у него был чопорный, ни дать, ни взять спикер палаты лордов Английского парламента, только не в чёрном, а в зелёном.

— Ваше величество, по вашему приказу прибыл в ваше распоряжение — это его тон и вид разозлил меня, а, заглянув в его мысли, внутренне скривился. Да, тот ещё образчик, чиновник от медицины. Сначала я разозлился, а потом, подумав, развеселился. Ух, сейчас, я его! Но, нельзя подавать вида.

— Вам известна роща возле дворца и значение её для империи? — также чопорно спросил я его.

— Разумеется, ваше величество — ответил он, думая при этом, как может какой-то альв знать меллорновое дерево, да к тому же ещё он не маг жизни.

Я хотел разозлиться на него, и у меня появилась мысль проучить зазнайку, но тут поступило сообщение от искина дворца. Он сообщал, что мой старый, но уже помолодевший, воин Парсинуол немного перестарался на ниве очищения рядов имперской охраны и в помещение дворцовой лечебницы привезли троих охранников. Всего он обнаружил 25 предателей и диверсантов от разных кланов, но трём из них не повезло.

— Отложим этот разговор, т. к. в лечебницу привезли больных. Поспешим — завершил разговор.

— Как скажете, ваше величество — недоумённо ответил он и вышел в коридор. Там висела платформа внутридворцовых перемещений. Он шагнул на платформу, а за ним и я.

Прибыв в помещение лечебницы, мы подошли к комнате приёма больных, и он зашел в эту комнату. В коридоре перед ней стоял Парсинуол с какики-то охранниками и переминался с ноги на ногу. Я же быстро просмотрел его мысли. Что сказать, молодец, нашел двух "предателей" и "диверсанта". Но немного пережал их на допросе. Надо сделать замечание.

— Ваше величество, проверил всю охрану и нашел троих: двое из них… — начал докладывать он, но я его остановил.

— Всё знаю, молодец, но в дальнейшем тех, кого найдёшь без допроса ко мне, мне нужны подопытные "кролики" или "мышки" — поблагодарил его, улыбнувшись. При этом те из охраны, что сопровождали его, отшатнулись от меня, увидев мою обворожительную улыбку.

— Сейчас свободны. Занимайтесь по своей программе. Будет время, проверю — приказал им. На что они, приложив правую руку к левой стороне груди, удалились, как-то излишне поспешно. Я же зашел в "приёмный покой". Пациенты были уложены в медкапсулы и шло первичное сканирование их организма на предмет травм и увечий. А мне, после взгляда на них истинным зрением, всё было понятно, и, при этом, скользнул взглядом по этому чопорному главврачу. Он действительно был магом жизни, но по его ауре было видно, что он мало пользуется своим даром, а старается использовать достижения современной медицины, т. е. медкапсулу. Сейчас будем его бить по самому больному его месту, по самолюбию.

— Сколько понадобится времени, что бы вылечить этих больных? — спросил это светило медицины.

— Этим двум нужно по 3–4 часа, а этому придётся полежать в капсуле до утра — ответил он раздраженно, мол, как может какой-то альв разбираться в тонкостях современной медицины, а также в методах и способах лечения.

— Вытащить их оттуда и положить на эти кушетки — приказал медискину этой лечебницы.

— Да как вы смеете, ваше величество, это же больные аграфы. Прерывать лечение нельзя — раздухарился он.

— Вы подтверждаете свой диагноз — проговорил, не обращая внимание на его слова и наблюдая как по кушеткам больных раскладывают меддроиды, при этом одев их в их же форму солдат охраны.

— Да, естественно, подтверждаю. А вы имеете хотя бы звание мага жизни, что бы распоряжаться больными — нервно проговорил он.

— Как всё запущено. Просто кашмар — продолжил его тоном, поняв при этом, что маг или магистр жизни это для них, всего лишь, звания, а не внутренняя способность разумного. Произведя соответствующие манипуляции и влив в них некоторую долю пси, привел их в сознание и посмотрел на этого напыщенного "индюка". Тот вначале, ничего не поняв, смотрел на меня по прежнему, но по мере шевеления, а потом вставания больных, его глаза, и так не малого размера, становились всё больше и больше. Я сделал шаг назад, а то ещё испачкаешься при их разрыве.

— Этого не может быть! Как вы, ваше величество, это делали? — лепетал этот чиновник от медицины.

— Слушай сюда, породия на врача, маг жизни, а тем более магистр жизни, это не звание, а способность разумного применять свои способности для лечения больных. Ты знаешь, что такое истинное зрение — в ответ тишина — видишь ауру разумного — опять тишина — манипуляции с тонкими энергиями жизни — по прежнему тишина — и вообще, что ты умеешь без медкапсулы. Я могу не только быстро лечить, но и также быстро лишить жизни. Уйди лучше с глаз моих. Я хотел доверить тебе ответственное дело, ты чиновник, а не врач. Сгинь! — прокричал ему. Он взбледнул и быстро вышел, а за ним медленно потянулись остальные трое.

— А вас, я бы попросил остаться. С вами я ещё не закончил — видя это, проговорил. Двое остановились, а третий продолжал передвигаться к двери. Мне это на доело и я, применив свои вертконечности вернул их на кушетки и обездвижил. Затем двоих усыпил, а третьего ласково спросил: "Сам всё расскажешь или применить к тебе мои методы". Не знаю, что на него подействовало, разговор с главным врачом, перемещение на кушетку с обездвиживанием, "ласковый" мой взгляд или возможность испытать все "прелести" моего допроса, но он быстро и немногословно рассказал всё о себе и своей деятельности.

Оказывается он из того же клана "Утренней зари" что и главврач, то то он так беспокоился. Задание простое, наблюдать за обстановкой во дворце и докладывать в клан. Подсадив к нему в голову часть сознания и сделав его марионеткой, я вернул сознание на место, ему дал задание сообщать мне всё раньше своих соклановцев и, если надо, передавать дезу.

После этого он, получив подвижность, ушел. Следующий оказался предателем, т. е. он был за прежнего императора. Там дело было в получении земли кланом на столичной планете. Получив маячок, т. е. сделав его марионеткой, я его также отпустил. И решил поговорить с последним аграфом. Как только я привёл его в чувства, он, лишённый подвижности, начал думать, как освободиться и, извернувшись, ударить меня. Но я не зря следил за его мыслями и намерениями. Мы погрузились на платформу, он в лежачем положении. И прилетели на дуэльную площадку около рощи.

Как только его освободили от состояния недвижимости, он, встав и растерев руки, бросился на меня, вынимая кинжал охранника из ножен на поясе. Какой быстрый и тренированный охранник. Даже жалко его, но ничего не поделаешь. Подлетая и переворачиваясь в прыжке ко мне, он получил удар ногой по мягкому месту и, как небольшая ракета, понёсся в сторону рощи, где его уже ждала ветка, торчащая из земли, на которой были семена этого священного дерева. Удар, ветка войдя в живот, вышла из спины, а садовые дроиды, аккуратно обкопав его, прикопали для дальнейшего роста нового молодого деревца. Роща откликнулась довольно-благодарной волной-эмоцией во мне. Тут я вспомнил, что нужно разобраться с главами кланов, т. е. посмотреть подойдут ли биоискины подобранные для замены "посаженных" глав кланов. Наверно, давно ждут меня, а я тут охрану пинаю. Не хорошо, не солидно, как-то.

Переместившись в лабораторию я увидел там большие перемены. Искины древних и Джоре работали, как говорится не покладая рук, но рук-то у них и не было, были дориды с манипуляторами, т. к. вход в подвал был открыт и туда-сюда сновали эти самые механические руки-ноги.

— Что тут творится? Что мы в подвале строим? И, самое главное зачем? — удивился и немного разозлился.

— Мы тут всё обсчитали и решили, что более надёжного и защищённого места не найти во всей империи. Всё, что ты и мы насобирали с базы, аграфов и прочее устанавливается, налаживается и готовится к запуску, нужно только капнуть каплю твоей крови для привязки и всё это заработает, а для твоих биоискинов подготовили другое помещение и туда тебя платформа довезёт, т. к. нечего тут посторонним таскаться и высматривать — ответил за всех Владимирос.

— Да, шикарно вы тут развернулись, ну не буду мешать вам, работайте. Кровь куда сдавать? — спросил его и тут же увидел спешащего ко мне меддроида. Он, уколов меня и поймав каплю крови в маленький контейнер-мензурку, скрылся в подвале. А я, выйдя в коридор, улетел на предоставленной платформе в другую часть здания дворца, где меня уже ожидали биоискины отобранные дворцовым биоискином. Подготовив биоискины и разархивировав их, отслушал охи и ахи по поводу их "законсервирования". Далее проверка на лояльность, установка маяков и отправка их по их же кланам с указанием работать, руководить и бдить, выискивая нелояльных, предателей, диверсантов или других неблагонадёжных разумных, т. е. не только аграфов, но и представителей других рас, народов и прочего, обладающего разумом или считающегося таковым (искины, биоискины, дроиды и прочее).

Так с пятью кланами пока закончено, а если считать и этот, то с шестью. А остальные ждут своего управляющего и нужно поторапливаться. Но что-то меня всё меньше тянет заниматься этой административной деятельностью. Можно конечно облететь все кланы и проделать эту работу, но не моё это, не моё. Какой из этого выход? А у меня здесь куча биоискинов "простаивает". А если сделать из них опергуппу быстрого реагирования. Вроде бы идейка не плохая. Рискнём, пожалуй. Так, где там у меня "завалялись" эти био.

— Серый, Косой, Владимирос где там у нас остальные биоискины, да и ещё, из тех, что наметили к установке, но находящихся в других местах, нужно 2–3 доставить сюда, те, что поближе и соответственно по быстрее. Поняли меня. Действуйте. А и ещё, извини, Косой, забыл совсем. Твоя сестра где? Её тоже сюда, отдельно от других. Ах да, ещё нужно расссортировать их по специальностям. Инженера, техники, военные, пилоты, СБ, если есть, и т. д. Всё ясно? Действуйте — загрузил их работой, а сам обдумывал мысль, как сделать их "людьми", т. е. каждому процессу есть обратный процесс. Вы спросите, а как быть, если разумный выпил, например, стакан воды, а потом, через некоторое время, сходил в туалет, какой тут может быть обратный процесс? А я, милые мои, отвечу. После этого, вода из этого стакана, попавшая в ваш организм и вылитая на землю и смешавшаяся с другими такими же жидкостями пройдёт через землю и организмы, бактерий и растений, например, а затем, испарившись, выльется на землю в другом месте и, попав в реку, окажется в трубе вашего крана, посредством водозабора, очистки и насоса. Ну, это в утрированном виде. Так и тут, примерно, лишили тела, поместили в бронекапсулу (закатали в банку) мозг, а мы этот мозг обратно в тело, созданное в медкапсуле. Ну, это пока чисто теоретически. А там посмотрим, может быть что и получится. Вот такая у меня "шальная" идея.

— Ну, что ж, идея неплохая, я бы даже сказал, замечательная. Но вот получится ли её осуществить или нет. Не знаю. Нет данных — произнёс Владимирос, который, оказывается, после получения приказа, отдав распоряжения младшим, т. е. Косому с Серым, от меня и от моих мыслей не отключился, а продолжал меня и мои мысли внимательно слушать.

— Не слепивши горшок, не замараешь рук. Нужно пробовать и нужны добровольцы, пионэ́ры, так сказать. Как там, доставили био ко мне? — спросил его.

— На подходе. Принимай — был ответ.

В комнату влетела платформа и дроиды находящиеся на ней споро стали разгружать её. Отдельно положили искин с сестрой Косого и рядом с ним, но не близко, стали размещать остальных.

— Остальных разместить подальше. Сюда поближе поставить искины бывших работников СБ, если есть таковые. Первой, подключив, привёл в порядок сестру. Как обычно охи, ахи и прочее. Попросил связать её с братом, для того что бы меньше было ей объяснять всё. Сестра, в отличии от брата, оказалась более стрессоустойчивой, быстро вошла в курс дела и захотела мне помочь в меру способностей и знаний. Оказывается с ней случилась банальная история, т. е. оказалась не там и не в то время. Случайно услышала, а она была медиком-техником, занимались изучением медкапсулы Джоре и, как она пояснила, а я сканировал её в это время как детектор лжи, что случайно узнала о том, что нашли некое оборудование и будут пробовать делать из разумных биоискины и позвонила брату. Дальше понятно. Постепенно её радость осознания себя и некоторая растерянность прошли, а вместо них в её сознании разгоралась злость и ненависть на тех, кто это с ней сделал. Тут я слегка подлил масла в огонь её ненависти.

— Я тут собираюсь создать группу из биоискинов, которая будет следить за порядком в империи. Но я один не в состоянии за всем уследить и мне нужны помощники из тех разумных, которые пострадали и были превращены в биоискины. Но, кроме этого, у меня есть оборудование древних, которое может, со временем, вернуть им тело. Пока, правда, это теория, но… — произнёс, но она не дала она мне закончить.

— Я согласна с вами, ваше величество, полностью и очень хочу уже начинать работать! — горячо произнесла она.

— Хорошо, проверим тебя в деле, но сначала немного учёбы. Владимирос ты всё понял. Проверь её. Далее, зрение, детектор, псиоперирование, подача и забор псиэнергии. В общем сам знаешь, что нужно для работы с биоискинами — потом уже ей — и на работу сюда ко мне, да и ещё, попадётся нужный тебе разумный, не стесняйся, говори мне. Нам нужна команда во дворце. Всё ясно? Тогда за учёбу — подбодрил её.

Дроиды на платформе забрали её и улетели к нашему древнему. А я занялся СБешниками, а их набралось нимного, нимало, аж 37 шт. Конечно нехорошо считать их поштучно, но это не живые разумные, а механизмы, хотя и разумные, как то так, наверное. Начал с ними работать, было не то что сложно, как-то, морально тяжело. Кроме обычных мероприятий: разархивирование и подача пси, затем осознание и понимание ими себя, потом проверка на лояльность, разговор на тему, кем бы ты хотел работать в этом новом для тебя качестве. Были и специфические действия, такие как клятва на верность и объяснение каждому, что с ним будет, если он переметнётся на другую сторону, так сказать. Провозился я долго, но выполнил свою задачу. Из 37 биоискинов, бывших работников СБ или точнее СБИ (службы безопасности империи) или, как мне привычнее, ИСБ, отобрал для работы в группе 30, а из оставшихся: один, как самый старый и опытный останется при мне, "правая рука", так сказать, а остальные шестеро у него в подчинении. И только тут я поинтересовался сколько сейчас времени. Был вечер, но я начинал работать днём. Что-то мне не верится, что проработал всего несколько часов. А оказалось, что вечер следующего дня. Вот это да, как время быстро пролетело. А как же я, кушать, спать и прочее. Что это со мной. И усталости почти нет. Роща, что ли, тут вмешалась или что другое, не знаю. Да и ладно, мне надоело постоянно задумываться, как это, почему это. Устал удивляться, да и вообще, устал, не физически, так морально. Надо, чую, заканчивать этот балаган. Мавр сделал своё дело, Мавр может уходить. Уходить, улетать, уползать, упрыгивать, ускакивать. Ой, что это я уже скачу, что ли, а это меня сервисный дроид раздевает и укладывает на кровать. Я оказывается уже заснул на платформе, когда меня она везла в мою комнату. Ну и похр… дым, уже спим.

— Утро красит нежным цветом стены древнего Кремля или дворца. Кремль в песне, но дворец на месте. Как там наши все дела, тра-ля-ля. Да, надо уматывать отсюда и чем быстрей тем лучше — бурчал себе под нос, но Володя всё равно расслышал, точнее, он мысли же читает.

— Здоров ты спать, вашество! Уже время к обеду, а ты дрыхнешь — весело отозвался он.

— В здоровом теле… Хватит лирики. Как там наши дела? — напомнил ему, умываясь.

— Барышня готова к работе. Предвидя вопрос, говорю, её Свирелла зовут, зная тебя могу предположить, что она будет Свирель — схохмил он.

— А бригада "Ух", которая спит до двух? — продолжил хохмить уже я.

— А бригада, как вы, вашество, выразились, "Ух" почти готова и к двум часам будет готова уже точно, а с учётом, что она готовится в медкапсулах, то ваше изречение, вашество, полностью в силе.

— Сейчас оденусь, поем и в мою лабораторию. Искины пробуждать и тела им надо придумать, как раздавать — проговорил, одеваясь.


* * *

Поработали мы со Свирелью и бригадой, которая позже к нам присоединилась, славно, плодотворно и долго. Она меня несколько раз пыталась отправить спать или есть, но я отмахивался от неё. А потом я понял себя. Мне, вначале, можно было работать двое суток, потом, полсуток перерыв на сон. Затем трое и пол перевыв. Потом четверо и треть перерыв. Далее шестеро и четверть перерыв. И, наконец, в завершении этой эпопеи, я мог вообще не спать и очень мало есть, т. е. не каждый день. Как такое возможно? Сначала я сам недоумевал. Потом задумался и пришел к выводу, что, во-первых, сон мне не нужен из-за моих множественных сознаний, когда одно или даже несколько устают, то происходит переключение на другое или другие, а эти спят. А во-вторых, еда мне нужна только для тела и мозга в его физическом плане, а в плане пси, т. е. душевном или духовном меня подпитывает роща. Кстати я распорядился высадить небольшую рощу на линкоре, который мне понравился из имперских кораблей. Сейчас загнали на верфь и переделывают по принципу матрёшки, т. е. снаружи это корабль аграфов последнего поколения, а внутри это корабль древних с рощей в зоне отдыха и релаксации будет. Корабль перестраивается, роща растёт, а мы с сестрой Косого Свирелью работаем. Подобрали и обучаем себе команду. Нам надо освободиться от рутины работ по осознанию себя биоискинами. Надо начинать создавать тела для них. Пока разработка методики тяжело идёт, да и времени мало прошло для этого.

— Юра, я нашел, нашел! Как говаривали ваши предки, "Эврика", т. е. "нашел"! — орал Владимирос.

— Что нашел? Что так орать? Я тут, понимашь, думу думаю, а ты орёшь, думать мешаешь. Говори уж — заинтересовался его "эврикой".

— Нашел программу к медискину, которая восстанавливает тела разумных, пока правда только твоих предков, но её можно адаптировать ко всем разумным. Нужны добровольцы как из аграфов, так и из других рас и народов — радостно рассказывал он.

— Где нашел её? — поинтересовался.

— Да, понимаешь, у тихушников. Они, как ты знаешь, заменили искин древних на искин Джоре. А старый бросили в подвале своего дворца и забыли его там. Не смогли раскодировать и запустить линию с ним. А твоя бригада "Ух", как ты её назвал, шерстит всю империю вдоль и поперёк. Все уже знают, что если прилетела бригада, то надо быстро и чётко рассказывать всё и вся, врать и замалчивать незозможно, т. к. все они детекторы. И к тому ж, если соврёшь, то имперская роща всегда к твоим услугам, т. е. ты к её услугам в качестве удобрения. Кстати, роща постепенно превращается в лес. Так вот, привезли они ко мне искин этот, я его, естественно, раскодировал. Кровь твоя у меня есть. И из него я и выудил эту информацию — закончил отчёт о проделанной работе.

— Нужны добровольцы. Слышишь, Свирель, прикажи добровольцам сделать шаг вперёд, т. е. объяви и найди их — приказал ей.


* * *

Через несколько дней мы положили в капсулы сразу пятерых, т. к. после объявления о том, что будут раздавать тела, от желающих не было отбоя. Хотели все, даже сам Владимирос, хотя он и был настоящий искин, без био. А как хотела сама Свирель. И работа будет эффективней, и мне уже надо разговаривать с настоящими разумными, а она, как врач и медтехник, рекомендует мне отдых и общение с ней, как с альвийкой, а не как с биоискином и прочее, прочеее, прочее. Да и брат тоже хочет, а ей тоже надо с братом обняться и поплакать. Достала, в общем, и я обещал, если первая пятёрка пройдёт нормально, то во второй партии пойдёт она и брат. А на брата у меня были далеко идущие планы, но об этом ещё рано…

Пятёрка выбралась из капсул почти самостоятельно. Были, конечно, вопросы и непонятки, но мы отработали технологию выращивания головы вокруг мозга, а затем и тела. В процессе настройки, перестройки и налаживании параметров капсулы, мы поняли принцип работы и могли менять параметры тела и отдельных его частей по нашему усмотрению, меняя немного ДНК-структуру. Мы не могли, конечно, вырастить хвост, например, или вторую пару рук, но мы могли менять цвет глаз, волос и кожи, размер и форму головы, глаз, рук, ног и т. д.

После успешной первой пятёрки, была уже десятка с братом и сестрой, а перед этим была целая лекция на тему: "Какая я должна быть и как этого добиться". В конце этой лекции она так разошлась, что заявила, если она будет не такая, как надо ей, то можешь вообще её из капсулы не доставать, а то она, выйдя и увидев, что, что-то не так, как надо, вцепится в меня своими когтями и ух, что со мной сделает.

— Может я тогда вообще лучше уйду, а тобой будет заниматься Владимирос и этот новый старый искин, которого звали просто Док — предложил ей. Она на некоторое время задумалась, а потом согласилась.

— Так даже будет лучше, не на кого будет обижаться — сказала задумчиво она. А я подумал, вот эта женская логика. Если работами руковожу я, то я же и виноват, в случае чего, а если искин Володя, то не кого винить.

— Ладно всё ухожу или вернее это ты уходишь, т. к. твоя капсула находится в другом помещении. Там мы решили организовать женское отделение получения тел, процесс теловозрождения. Всё, увозите её — распорядился.

— Фух, от одной избавился, теперь ты, красавец, у меня на очереди — подошел к Косому.

— Мне то всё равно, красивый я буду или нет. Лишь бы был, хоть какой! — эмоционально выкрикнул он, мандражирует. Надо его успокоить, а для этого отвлечь.

— Э нет, не скажи. Вы брат и сестра. Если сестра будет красавица, а брат урод, то ты не будешь её братом. Так что, хошь, не хошь, а должен соответствовать. Так что полезай в капсулу и даже не возникай. Сделаю в лучшем виде, даже родная мама не узнает, а уж папа, так и тем более — выдал загадочную фразу и крышка закрылась.

— Ну-с, приступим. Ассистент, скальпель, зажим — эко меня трясёт, больше их волнуюсь. Смена сознания, а то пошла пробуксовка.


* * *

— Ну, вот. Наш любимый, наш обожаемый, надёжа и опора, наконец-то, вылезает из капсулы. Ура новому, точнее обновлённому, императору всея Галанте. Гип, гип, уря-я-я! — кричал я, покуда бывший Косой вылезал из медкапсулы.

— Вы чего это, вашество, головой ударились или что ещё похуже — удивлённо проговорил он.

— Не, я головой не ударялся и со мной всё в порядке, а вот с тобой всё гораздо хуже. Да, впрочем, посмотри на себя сам. Вон в душевой кабине зеркало есть, заодно и помоешься. А я тебя тут подожду, но ты там не долго, ладно. Твоя-то сестра сейчас придёт, а ты не одет, нехорошо — пощунял его.

Он убежал в душ, а ко мне вышла его сестра. Ну что сказать, красавица, совсем не аграфка, ушки у неё слегка вытянуты и не остроконечные, как у них. А так, всё остальное прекрасно. Глаза зелёные, а у этих голубые, волосы рыжие, а они все блондинки, кожа красноватая с веснушками на руках и лице, а у этих белая с голубизной просвечивающих сосудов. Сразу видно, что альвийка, а не аграфка.

— Ну как, вашество, что молчишь? — покрутилась она возле меня.

— Просто слов нет, как прекрасна. Я немею перед тобой. Но тебя ждёт сюрприз. Ты даже не представляешь какой шикарный сюрприз — произнёс, видя, что душевая кабина открылась и её брат выходит к нам.

— Ух ты, вот это да! Не может быть! Вы оба, как близнецы братья! Кто из вас кто? — удивлённо стояла она, поглядывая то на меня, то на брата.

— Теперь пора открыть страшную тайну. На самом деле, Юринуол это ты, а я проходимец, который на время прикинулся тобой, но твоя служба безопасности не дремлет, и она раскрыла коварный замысел такого плохого меня и вернула трон законному владельцу. Просто у меня другие планы и мне эта империя уже вот где — показал я рукой на горло — да и тебе не надоело ли сидеть на корабле, который стоит на приколе и будет долго ещё стоять там. Что, у тебя нет тех, кого бы ты хотел наказать или на ком бы ты не хотел бы сорвать зло за эти годы проведённые в бронекапсуле, а? — подначивал его.

— Но, это твоё детище. Ты построил эту империю с нуля. Возродил старые традиции, объединил империю раздираемую кланами, наказал виновных. Возродил такие понятия, как любовь, дружба, взаимовыручка, а не то что было раньше, кредиты и взаимоотношения аграфов и альвов через кредиты, а не через понятия чести и достоинства. Ты не можешь уйти просто так, а мы все, которые тебе верят и надеятся на тебя? Так нельзя — произнёс он целую речь.

— Вот видишь, сестрёнка, какую речугу толкнул твой брат. Я бы так не смог. Настоящий император, не то что я-бездарь. А какая осанка и слог речи. Я просто теряюсь в его тени. В общем так, нечего мне тут делать. Мне стыдно за себя, за свою речь и выражеия. Не достоин я, как у нас говорят, рылом не вышел. Теперь так, твоя сетчатка глаза заменила мою. Твоё ДНК везде, где надо. Где я кровью активировал оборудование, там я тебя внёс с правами админа. Так что, владей и правь империей, а я тихо слиняю. С собой возьму только Владимироса, я к нему привык и ещё тот линкор, как его называл покойный император, кажется, "Ветер с гор", ну вот, пусть будет "Ветер" — произнёс и затих.

— Ладно, если ты хочешь так, пусть будет так. Бери всё, что хочешь, это и так всё твоё, но прошу тебя помоги мне уладить одно дело. Мне, только что, сообщил искин дворца (просто искин, а не био), что к нам, ко мне в систему прибывают императоры. Император Аратрана и император Арвара. Прибывают они с целью познакомиться с новым императором Галанте и попросить его об определении и выдачи их граждан, из которых были изготовлены биоискины. Они везут свои биоискины и хотят их обменять на своих граждан или приобрести их, если не хватит количества своих биоискинов — произнёс новый император.

— Непримеримые враги, и вдруг вместе, странно. Ну раз так, то помогу тебе, вашество — произнёс, подражая его манере, на что он скривился, но промолчал.


Глава 23. Обмен искинами

— Ваше величество позвольте представить, империя Аратран: императотор Аркан 29, начальник службы безопасности Воргаз Крус, а также секретарь императора Седерик Думм. Теперь, ваше величество, представляю империю Арвар: император Уимбира 16, начальник службы безопасности Карлерина Тромб, секретарь императора Аюра Момс — торжественно вещал дворцовый искин.

— Теперь, ваше величество, позвольте представить вас нашим гостям. Ваши величества, позвольте представить вам императора империи Галанте Юринол 1, а также советник императора Гараинель — представил нас с бывшим Косым, а ещё раньше его знали, как альв Класинуол, искин дворца, которому дали имя Лин. Пока шло представление и расшаркивание, я присматривался к императору Арвара. Что-то в его облике не давало мне покоя. Что? Учитывая что СИБ (служба имперской безопасности) возглавляла женщина, секретарь тоже женщина, а, ух, траля-ля-ля, император Арвара тоже женщина, но как хорошо замаскирована под молодого безусого паренька. Грудь почти ровная, длинные волосы, если они есть, собраны под замысловатым головным убором, всё выполнено прекрасно, но одна деталь выбивается из общего ряда. Одежда на ней сидит, как влитая, ни одной складочки, ни одной сборочки. Да, хорошо замаскировалась, ну так есть повод ткнуть главную рабовладелицу, её прекрасным чёрным носиком, в какашку. Я не я буду, если не уколю её чем-нибудь.

— Ваше величество, прошу вас покинуть этот зал! Эти разумные не те, за кого себя выдают! — произнёс с жаром, после окончания представления. Послышались щелчки и тихий стрёкот, развёртывающейся системы безопасности дворца. Двери быстро закрылись, а межлу троном и остальным залом зазеленела плёнка силового поля.

— Говорила я им, что тут этот фокус не пройдёт — вышла вперёд и подняла руку, привлекая к себе внимание, император Арвара — можете проверить электронную подпись под любым договором с участием Арвара и мою, которую я сейчас отправлю с моей нейросети на ваш дворцовый искин. А вы, ваше величество, чего молчите. Вы же в курсе моей, так называемой, тайны — продолжила она.

— Да, я подтверждаю это и на всякий случай тоже высылаю свою электронную подпись. Можете проверить. А также, со своей стороны хочу отметить, что и вы, ваше величество, несколько, скажем так, лукавите, называясь советником императора — улыбнулся император Аратрана, посмотрев мне в глаза.

— Ладно, ладно, все хороши. Предлагаю перемирие и приглашаю всех присутствующих посетить малую гостинную, где уже накрывают стол — произнёс, стараясь всех успокоить. Двери открылись, щелчки затихли.

— Через какое время нам нужно там быть? — спросил император Аратана.

— А это нам должна сказать, её высочество, император Арвара. Мне бы хотелось, что бы все были в одежде соответствующей своему полу. Сколько потребуется для этого времени, я не знаю — перебросил мяч на сторону Арвара.

— Если речь обо мне, то хватит 15 минут. И ещё, я бы хотела поблагодарить его величество за это замечание. Вы, ваши величества, не представляете, как приятно быть в привычной одежде — ответила она.

Через 15 минут мы все уже сидели за столом в малой гостинной, которая была чуть меньше баскетбольного зала.

— Ваше величество, Юриниол или к вам лучше обращаться Юрай, Юру, а может быть ещё как-то иначе. Вы не стесняйтесь, дорогой, тут все свои. Да, и ещё, у меня к вам просьба, пожалуйста, передайте нам базу своего родного языка. Он называется, если я не ошибаюсь, роский или руский. До нас дошла база, но в урезанном виде, а я бы хотел, да и Уи тоже, иметь полную базу. Предвижу ваш вопрос, зачем? Отвечу. Наши учёные, изучив ту урезанную базу, пришли к выводу, это современная версия одного из языков древних. А обладание языком древних, пусть и в современной транскрипции, дорогого стоит. Пожалуйства, не откажите нам в этой небольшой для вас просьбе — попросил меня, как старого знакомого, император Аратрана.

— Я тоже присоединяюсь к просьбе Арка — сказала император Арвара, которая уже переоделась и сидела с нами за столом в элегантном кроваво-красном платье. Такого же цвета губы. Наряд дополняли небольшие серьги в маленьких ушках и носу. На открытых руках красовались браслеты. На каждой руке их было по 8 шт. "По числу лёнов (принадлежащих лично ей планет-владений)" — подсказал мысленно симбиот. "Однако", подумал, глядя на неё. Это ещё больше разозлило меня. Ишь, владелица планет и всего что там есть. А меня, её соплеменники, с моей планеты спёрли. Сидит тут, рассуждает. А давай-ка, всё же, ткнём её носиком в это самое.

— Ваши величества, я готов выполнить вашу просьбу, но и у меня тоже есть вопросы к вам. Предлогаю, во-первых, оставить этот разговор только между нами, во-вторых, перейти на ты, тем более, как я слышу вы с императором Арвар уже на ты — предложил им.

— Принимается — сказал он, а она кивнула.

— Тогда позвольте представиться: Воронов Юрий Васильевич, для друзей Юра, для хороших знакомых Юрий. Жил на планете Земля или, как ваши соплеменники называют, Грязь, что мне не нравится — кивнул в сторону императора Арвара и продолжил — был украден с планеты и в бессознательном состоянии погружён в криокапсулу. Затем ошейник, после этого со мной решил позабавиться капитан корабля, напоив меня до полубессознательного состояния, выстрелил в меня из полицейского станера. Я чуть не помер. Потом он заставил меня взять в руку какую-то коробочку. Она вдруг растворилась у меня на руке. И начался новый ад. Я же не знал, что это нейросеть древних. Станером мне повредило мозги, а тут ещё это. Сколько я был не в себе, я не знаю. Пришел в себя на какой-то базе. Оказалась база древних. Только в её медкапсуле мои мозги как-то пришли в норму, но я уже стал другим человеком. Там я понял, что мне не жить свободным человеком. Мне была уготована участь или биоискина, или "открывашка" баз древних. Мне это надоело и я решил действовать. Так я стал императором, но чувствую, что это не по мне, поэтому решил передать груз ответственности за империю ему — кивнул в сторону Класинуола и продолжил — базу я вам передам, расширенную с музыкой и прочим. Ваша музыка, кстати, для меня кажется какафонией, извините.

— Теперь моя очередь, раз у нас сейчас время откровений — взяла она слово — моя семья, почти, в полном составе была вырезана во время межклановой борьбы за власть. Всего было убито более 200 арварцев из моего рода и семьи. Я всю жизнь интересовалась другими планетами, жизнью на них, обычаями. Хотела изучать их, перелетая с одной на другую. А тут надо было кому-то быть императором, а мужчин в роду не осталось. Пришлось мне, как старшей в роду взять на себя ответственность быть императором. Но у нас могут быть императорами только мужчины. Вот поэтому, этот маскарад, извините. Зовут меня Уилла, для друзей Уи — закончила исповедь император Арвара.

— А у меня ещё проще. Я всю жизнь интересовался Джоре и древними, их жизнью, нравами, законами, обычаями и языками. Шла очередная война с Арваром. Таких войн много на моей памяти, но эта была особо кровавой. У нас в империи принято, что в бой ведёт войска кто-то из имперской семьи. Так получилось, что все мои родственники мужчины в роду погибли в этой и других войнах. Остался я и старый император. Произошла его загадочная смерть. В этом винили арварских шпионов-диверсантов, но доказательств не было. Дядя умер или, точнее, был отравлен. Я остался один в роду. Мне повезло, когда умер дядя, я был на курортной планете и не пострадал — замолчал он.

— Господа, прошу вас заметить одну закономерность. Каждый из нас пострадал от арварцев-рабовладельцев. Прошу вас прислушаться к моим словам. Надо придумать, как избавиться от рабства, хотя и в твоей империи тоже существует рабство, но экономическое. Разумному предлогают заключить контракт на заведомо невыгодных условиях. Он потом всю свою жизнь отрабатывает мнимый долг перед корпорацией. В этом смысле арварцы честнее, но и кровожаднее. Я предлагаю об этом подумать. И ещё закон десяти. Врядли кто-то из простых людей или маленьких кампаний сможет выстоять против десятикратного противника. Разумный собирал кредиты на что-то важное для него, мог что-то изобрести или создать, а тут пришли десять разумных не обременённых интелектом и отняли эти кредиты у него. Он ничего не создал и не изобрёл, а они пропили и прогуляли эти его деньги. В результате замедляется прогресс общества, а это в конечном итоге может привести к поражению в войне с архами, например, или с кем-то другим — грустно закончил свой спич.

— Да, безрадостную картину ты нарисовал. Нужно что-то делать, ты прав. Я постараюсь изменить законы. Проводить обязательную экспертизу договора между разумным и компанией, этот договор предлагающей — предложил Арк.

— Если я издам указ об освобожлении рабов, то куда они денутся. И я не уверена, что их очень ждут на родине. Да, и ещё, проблема рабской нейросети. У многих рабов проживших с рабской нейросетью уже отсутствуют многие инстинкты, они не могут жить без неё. Как быть? — изложила своё видение проблемы.

— А если запретить ставить новые рабские нейросети, старые оставить и ограничить срок рабства 25 годами, постепенно снижая эту цифру до 10 лет — предложил ей.

— Можно попробовать, но у меня может не хватить сил в борьбе с приверженцами старых законов — сожалела она.

— А мы на что, мы поможем — предложил он.

— Да и закон десяти сразу отменять не надо, а сделать закон девяти, потом восьми и т. д. — подкинул им выход из этой ситуации — я предлогаю следующее, сейчас сюда принесут базы. Расходимся, а завтра работаем с биоискинами. Свои я проверил уже, это те что во дворце. А другие будут доставляться позже. Нужно оставить представителей империй или заключить договор о создании совместного предприятия, согласовать цены. Вы в курсе, что мы можем давать тело мозгу бывшего биоискина, но это за отдельную плату. Работа на оборудовании древних. Сразу скажу у вас оно работать не будет. Нужна привязка по ДНК древних — информировал их.

— Мы этого не знали. Это меняет дело. Надо подумать. Так ты и есть тот древний. Уи, мы сидим за столом с потомком древних. У меня руки стали мокрыми — поразился император Аратана.

— Лишь бы штанишки не стали мокрыми, он же тебе рассказывал, что ему насильно поставили сеть древних, а она ставится только им и их потомкам, а другие умирают в страшных муках — удивилась его недогадливости она.

— Господа, вот базы русского языка и его приложения, это поэзия, песни, фильмы и мультфильмы. Базы одноразовые и мне не хотелось бы их распространения — протятул им только что доставленные базы.

— А что такое мулфильмы? — поинтересовался он.

— Рисованные картинки, но дальше сами разберётесь. Давайте расходится. Завтра тяжёлый день или несколько дней — поднялся и пошел к выходу.

Они тоже встали и пошли за мной. В это время император Аратана, наверное был взволнован после "сидения" за столом с "древним", уронил языковую базу, я на автомате, протянув виртуальную руку, поднял и подал ему базу. Внешне всё это выглядело так, база падала, но не долетев до пола начала подниматься и остановилась у его руки. Он остолбенел, да и она остановилась.

— Что это было? — сказал он, взяв висящую в воздухе базу знаний.

— Я же древний, это древние штучки — отшутился.

— А-а-а, тогда понятно — протянул он, а сам в это время подумал: " А я уж представил, что у меня с глазами непорядок или вино за столом крепкое".

— С твоими глазами всё в порядке, а вино нормальное лёгкое аграфское — опроверг его мысль.

Он опять остановился и сказал: " Ты ещё и мысли умеешь читать".

— И не только мысли, но и многое другое могу делать — надоело мне прятаться и таится.

— А что ещё ты можешь? — спросил он охрипшим голосом.

— А что ты хочешь узнать или посмотреть, да, кстати, нападать на меня не советую. Можно крепко получить, были претенденты, которые сейчас "сидят" — предупредил их. В это время мы вышли в зал приёмов. Зал огромен, потолок где-то вдалеке. Я подхватил их и, подняв под потолок вместе с собой, закружил их в медленном вальсе, попросив искина включить его. Внизу забегала их охрана. Но тут же опустил их на пол и поставил на ноги. Музыка стихла.

— А-а-а, ух, э-это что было? — спросил, заикаясь, император Аратана, а император Арвара была покрепче нервами и молчала, только хватала ртом воздух, как рыба. Охрана исчезла.

— Вальс, это танец с Земли. Вижу вам понравилось, можем повторить — предложил им.

— Нет, не надо, на сегодня хватит. Слишком много впечатлений, нужно обдумать. До завтра — повернувшись, он быстро пошел прочь.

— До завтра — и она быстро, почти бегом, пошла его догонять.

— Какие вежливые гости поняли, что надоели хозяевам, и быстро удалились — поёрничал.

— Ну ты и дал. Кто бы рассказал, не поверил. Императоров Аратрана и Арвара крутить как детские игрушки. Да, силён, ничего не скажешь — удивлялся Класинуол.

— Иди спать. Ты устал, а я ещё поработаю — сказал и, повернувшись, исчез из зала.

Появился в лаборатории и занимался с теми биоискинами, которые были у меня во дворце. Сначала их рассортировал, затем разархивировал тех, мозг которых был из их империй. Помогала мне группа аграфов, которые были раньше биоискинами, но имели медицинское или психологическое образование. Всего за ночь мы помогли осознать себя более сотни биоискинам. Уже под утро я вспомнил про корабль "Кишот", на котором раньше главным искином служил Косой. Связался с ним и спросил: "А где все те пираты и рабы, которые были на нём до встречи с аграфами?"

— Аграфы всех подлечили, положили в криокапсулы и разместили на своей станции — ответил он.

— Вололя, ты не знаешь, что стало с теми, кого аграфы доставили с корабля "Кишот" и поместили в криокапсулы? — спросил его.

— Не знаю, но сейчас узнаю — был ответ от него.

— Узнай и сообщи мне. Если по-прежнему в капсулах, то нужно их разморозить, подлечить и собрать по принадлежности к тому или иному государству. Пока здесь императоры — попросил я его.

— Я узнал, они в капсулах. Действую по твоему плану — ответил он.

Утром, встретившись с императорами, мы договорились создать для начала группу юристов и торговцев с каждой из сторон с целью договориться о цене вопроса. А сами принялись за искины, т. е. императоры стояли в строне и наш Класинуол с ними, а я и другие помошники с разных сторон принимали от них биоискины и выдавали им их бывших граждан в виде биоискина. Процесс шел ходко и быстро. Я начал обрабатывать их биоискины и тут выяснилась интересная подробность. Те биоискины, которые они передали нам в обмен на их бывших граждан тоже в основном были их же граждане или же у арварцев были аратанцы и наоборот, но наших у них почти не было. Т. е. аграфы брали их граждан и, сделав из них биоискины, продавали их им же. Ну как брали, покупали у них рабов или же собирали неугодных для Аратрана разумных, но при этом платили гораздо меньше, чем потом продавали в виде биоискина. С учётом того, что из тела делали регенерин, сплошная выгода. Обменяв этих, что мы обработали за ночь, мы остановились. С одной стороны все устали, а с другой надо знать цены на них. Конечно торговать разумными противно, но и отдавать бесплатно продукт переработки, якобы, выполненный на оборудовании древних. Мы что, бесплатно всю ночь работали, что ли. Решили отдохнуть до утра. А каждая из сторон поторопила своих юристов и торговцев. Цены нужны были к утру. Юристы с торговцами хотели было передохнуть с нами до утра, но на них шикнули и заставили работать всю ночь, пока не согласуют цены на работы и искины. Это их подстегнуло, им не интересно было работать до утра и они быстро согласовали цены. А утром мы решили сначала проверить их искины, а уже потом заниматься нашими. Работали сутками, я не спал, а мои помощники менялись местами, одни спят, другие работают, потом наоборот. Пролетело дня три, я уже потерял счёт времени и хотел идти тоже поспать, но меня попросили в зал на переговоры.

— У нас есть император, а я причём здесь. Вот пусть идёт и занимается переговорами — устало бурчал.

— Они не хотят разговаривать с ним, а хотят только с тобой — ответил мне Володя.

— Хорошо, уже иду — недовольно сказал ему.

Войдя в зал, я увидел только двух императоров возле трона.

— Пойдёмте в малую гостинную и там поговорим — предложил им.

— Юра, ты когда последний раз спал? — спросил Арк на русском языке.

— Точно не помню, но до вашего прилёта — ответил ему тоже по-русски.

— Да, ты выглядишь усталым, но усталым и неспавшим одну или две ночи, не более, я знаю — констатировала Уи.

— Как тебе это удаётся? — спросил император Аратрана.

— Деревья помогают — ответил ему.

— Какие деревья? — спросил он.

— Меллорнова роща — был ответ.

— Есть, что-то, что ты не можешь?

— Перемещаться во времени, но я учусь.

— А в постранстве?

— …

— Да, он тебе уже ответил — сказала она.

— Юра, а ты человек?

— Когда воровали с Земли был им, ну а теперь и не знаю. Напичкали меня всякими сетями древних, стреляли по мозгам, а потом в медкапсуле древних собирали по одной извилине. Может не так собрали. Ты что, мне завидуешь? Тогда давай я постреляю в тебя из полицейского станера с близкого расстояния, а потом засуну в капсулу древних и вставлю тебе сеть древних — пояснил.

— Это верная смерть — "подбодрил" меня он.

— А я, вот он перед вами — пожал плечами.

— Ладно, я всё понял. Перейдём к нашим баранам. Интересная поговорка. С ценами договорились. Мы оставляем при посольствах две группы специалистов по биоискинам и две группы медиков. К ним будут доставляться биоискины и они будут платить кредиты, а также будут договариваться с вами о работах по приобретению тела тем, кто сможет заплатить — проговорил он.

— Хорошо, я понял. Отдам распоряжения — согласился.

— Мы вынуждены улетать. Нам тут у тебя понравилось. Но нас ждут дела государственной важности. Мне бы хотелось тебя позвать ко мне в Аратан с официальным визитом, но, наверное, ты побоишься лететь ко мне. Так что давай прощаться, а жаль — пожал он плечами.

— И мне бы хотелось, но к работорговцам ты не полетишь — грусно заметила Уи.

— Я вас пока плохо знаю, поэтому не могу принять приглашения. А в будущем всё возможно. И ещё у меня к вам есть одно дело. Пираты прилетали на нашу станцию и продавали нашим рабов для изготовления биоискинов из них, но последнюю партию они не успели обработать, и они лежали у меня в криокапсулах. Увидев вас, я приказал их разморозить и собрать их по принадлежности к различным государствам. Не могли бы вы, ваши величества, их забрать с собой. Их всего у нас чуть более сотни разумных из разных государств. Это и пираты, рабы и прочие, которых только захватили и они ещё не стали рабами.

— Ну что ж, можно забрать своих граждан и тех граждан других государств, которые захотят лететь в Аратран — сказал император.

— Нужно взять своих, граждане других государств, я думаю, не захотят к нам — сказала император.

— Хорошо, сейчас сделаем объявление. А куда им выходить? — спросил их.

— Пусть выходят сначала арварцы, т. к. их меньше, на площадь перед дворцом, там наши платформы будут — сказала император.

— А потом пусть выходят те, которые решили лететь в Аратран. Мы их заберём — сказал он.

— На прощание хочу сделать вам подароки. У вас есть какие-нибудь предметы, которые вам дороги? Давать мне их не нужно, а нужно просто показать — предложил им.

— У меня этот перстень, символ власти. Передаётся от отца к сыну — ответил император Аратрана.

— А у меня носовая серьга моей матери, очень мне дорога — показала она на серьгу.

— Так, всё. Теперь это ваши камни связи. Не спрашивайте откуда я знаю и могу это. Я сам толком не знаю. Лежал в медкапсуле древних и это знание там ко мне пришло. Камнем пользоваться можете только вы сами. В руках другого это просто перстень и серьга, а в ваших это средство связи со мной или между собой. Работает это средство связи на любые расстояния без ограничений и при том, что у вас, например, не работает нейросеть или работает глушилка связи. Всё равно вы сможете поговорить. Как связываться и разговаривать? Очень просто, представляете себе собеседника мысленно и мысленно же зовёте его. Он вам отвечает и вы начинаете разговаривать с ним. Понятно? — научил их.

— Всё понятно и спасибо — ответил он.

Они пошли из дворца к своим платформам, а затем на них к ботам и на орбиту, где их ждут корабли.

А я пошел-полетел на платформе, не надо "светить" своими возможностями перед простыми служащими дворца. Вы спросите, а за каким… тебе понадобилось демонстрировать свои способности этим двум императорам? Ну, во-первых, им или ему и так слишком много известно, так что нужно было показать свои возможности и способности для того, что бы разные дурные мысли не лезли им в их головы. Возможно я не прав, но что-то внутри меня подсказывает мне, что это не так и что именно так и нужно было действовать, даже я ещё слижком мягко с ними обошёлся, а надо было сильнее, но я же добрый и нежный, когда меня гладят по шёрстке, а вот если против, то и я против. А с утечкой информации нужно, что-то решать. Уже подлетая к лаборатории, я вспомнил, а у меня же есть целый генерал или как его там, не помню, точнее, не знаю его звания, тогда некогда было, да и думал, что потом разберусь. Вот это "потом" и наступило.

— Володя подскажи пожалуйста. Я назначал начальника над бригадой "Ух". Где он, как его звать и какое у него звание было до того как? — спросил своего искина древних.

— Ему выделили несколько комнат надалеко от нас. Увидишь, вывеска на двери "СИБ". Как мы их разместили возле себя, так к нам меньше народу стало ходить. Зовут его Кларелиан, а для своих он сказал Кран, звание у него было — генерал СИБ, но так как ты до конца это не довёл, то погоны у него чистые, а у его сотрудников звания как положено. Это уже он у себя сам распорядился — ответил Владимирос.

— Хорошо, спасибо еду к вам — понял его.

Как мне надоела эта мышиная возня, когда же я уже отлипну от этих бюрократических проблем. Диверсию, что ли тут устроить, а потом аккуратно совершать посадки в роще. Нет, не хочу, а изнутри чья-то мысль мечтательно: "Эх, а жаль…". В таком растроенном состоянии я на платформе влетел в кабинет этого генерала. Он вскочил из-за стола, где работал, и встал по стойке смирно, хлопая глазами.

— Здорово, генерал Кларелиан. Можно тебя называть Кран, так мне удобнее — он кивнул — у нас "течёт" со страшной силой — изобразил не понимание на лице — "крот" у нас завёлся — опять хлопанье глазами — генерал, ты работал в СИБ или мимо по коридору ходил — разозлился на него.

— Я, ваше величество, всю свою жизнь или более 340 лет проработал в СИБ. Но никогда не слышал выражения, что какой-то крот куда-то течёт — расстроился генерал.

— Кран, не обижайся, тебе надо выучить базу русского языка и все вопросы отпадут, сейчас я хочу тебе сказать, что это идеаматическое выражение, которое означает, что вода-информация течёт мимо того места куда она должна течь, а крот это такое животное, которое роет ходы под землёй и ходит там под землёй, а не там где все остальные и переносит информацию туда, куда не надо её носить — объяснил ему всё это.

— Теперь понятно, ваше величество, а я никак не мог это понять сначала. Чувствуется, что этот ваш руский язык, очень своеобразный и развитый. Надо его выучить. Кроме того иногда надо поговорить, но что бы никто ничего не понял — размечтался он.

— Так вот, Кран, ты меня извини. Я немного на взводе, т. е. растроен был. А растроен был из-за того, что мне мои гости императоры рассказывали такое, которое они не должны были знать, а они знали. Пришлось импровизировать по ходу разговора. И поговорив с ними, я понял что у нас "течёт", т. е. информация утекает куда-то не туда. И у меня есть один подозреваемый. У нас в лечебнице был главный врач. У меня с ним произошел конфликт, и я его выгнал. Не мог ли он кому-то что-то рассказать. Но может быть я ошибаюсь — задумчиво произнёс, глядя на него.

— Проверим, ваше величество, а ваш язык я выучу и своим сотрудникам прикажу выучить — отрапортовал он.

— Я поехал, а ты держи меня в курсе дела — сказал и уехал на платформе.

— Юра, а с остальными что делать? — отозвался искин древних.

— С какими остальными? — спросил, удивлённо.

— С теми кто не имеет гражданства ни одного государства Содружества, т. е. с дикими разумными — информировал меня он.

— Сколько таких и где они? — поинтересовался.

— 42 разумных с разных диких планет и даже с твоей — огорошил он меня.

— Ого, много их. Теперь возись с ними. Общий язык им загрузили? — спросил.

— Нет, по крайней мере, когда объявляли о принадлежности к государствам, они не реагировали — продолжал портить настроение искин.

— Тогда давай разворачивай платформу, я не знаю где они, и пригласи туда медиков с аппаратурой по внедрению общего языка — распорядился. Платформа развернулась и полетела в другую сторону.

Подлетев к дверям какого-то зала, дворец очень большой, я в сопровождении медиков и меддроидов вошел в зал. Там сидели и стояли разные разумные. При нашем появлении они встали. Один из медиков сказал на общем, что их приглашают на обследование и закачку языка, при этом он всячески показывал руками, головой и телом пантомиму на тему помещения в медкапсулу и как ему после этого хорошо. От разумных не было ни какой реакции. Тогда я решил взять инициативу на себя.

— Если здесь есть кто-то с Земли, то подойдите ко мне — сказал на русском, потом на ломаном английском и таком же немецком.

Подошли две группы людей, в одной группе было восемь человек и, как я понял это были немцы: один парень и семь молодых женщин, а во второй группе было двое, и я, с удивлением, узнал Борьку с какой-то толстой бабой. Она плакала от радости, смеялась и плакала, а Борька, как всегда, с завистью смотрел на меня.

— Язык надо выучить и, заодно, пройти обследование у медиков в этой штуке. Она называется медкапсула, но нужно раздеться — пояснял им на русском и, по возможности, немецком.

Борька с толстухой ушли к медкапсулам, там поставили ширмы, отделив их друг от друга и от нас. За ними пошли немцы. А когда они вернулись в зал, то потянулись и остальные разумные, видя что с другими ничего плохого не произошло.

— Где у нас во дворце есть небольшие комнаты для прислуги. Нужно их туда разместить. Или лучше всего было бы поместить их в центре перемещённых лиц. Есть ли таковой? — спросил искин дворца.

— Такого у нас нет, а в других государствах эти центры называются центрами беженцев — информировал он меня.

— Ну, нет так нет. Размещайте в комнатах для прислуги. Надеюсь такие свободные есть. Пусть отдыхают и набираются сил. До завтра пусть отдыхают, а завтра сюда к ним нужно подобрать специалистов-психологов и показать им по головизору программы про Содружество, рассказать о нас, нашем государстве и о других государствах. Пусть определяются со специальностью для работы. Потом договор, но не кабальный, нейросеть и базы, сначала бесплатные, а затем по выбранной профессии. Тех, кто не выберет себе специальность сам, выбираем мы из его способностей и возможностей. Предупредить их об этом. Я думаю трёх дней хватит. И вообще изучите опыт других государств — обратился к своим искинам и медицинским работникам.

— Всё, я пошел. Борька ты со мной пойдёшь или спать хочешь? А это кто? — уставился на толстуху, которая пошла за Борькой, когда он пошел за мной.

— Можно, я тебе объясню это там, куда ты идёшь? — попросил он, идя за мной. Выйдя в коридор и сев на платформу, мы полетели ко мне.

— Распологайтесь как дома, но не забывайте, что в гостях — пошутил, рассаживая гостей за столом.

— Угощайтесь гости дорогие, кушайте, не стесняйтесь, а на базаре всё дорого — продолжал я нести ахинею.

— Ну, что, поели? А теперь я хочу от тебя, Боренька, услышать, кто эта женщина и зачем она здесь? — посмотрел на него, говоря это.

— Тут такое дело, хотел я, мы хотели… Пошутить мы хотели. Её зовут Анфиса, Анфиса Хитрова. Мы познакомились в деревне. Она переехала в нашу деревню жить и познакомилась со мной там. Мы встречались, говорили, а тут узнали, что ты теперь один и решили тебя с ней познакомить. Я пригласил тебя к себе, мы выпили, а потом я пошел встречать её к калитке. Встретив её, я, мы пошли к тебе в комнату, но не дошли. Упали, и вот мы здесь — закончил он свой путанный рассказ. Я же читал его мысли и всё понял. Потом я посмотрел на неё и спросил: "А вы, Анфиса, простите не знаю вашего отчества, тоже только что здесь проснулись или у вас была другая жизнь?" — спросил её, зная ответ.

— После того, как я очнулась у них на корабле в клетке, я стала плакать. И меня взял к себе толстый арварец. Одел на шею ошейник и показал его работу. После этого я стала его служанкой и рабой. Убирала у него в каюте и была его подстил-а-ка-ой-ю-у-у — зеревела Анфиса. Мы с Борькой молчали, она ревела. В общем, весело проводили время.

— Что-то вы совсем мне настроение испортили,