КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Целитель. Трилогия (fb2)


Настройки текста:



Сергей Богдашов Целитель. Трилогия

Книга первая Пришельцы и сокровища

Глава 1

Весна. Снег уже сошел, но трава даже не начала пробиваться тоненькими и беспомощными ярко-зелёными ниточками. Самое замечательное время года для любителей полазить с металлоискателями, в расчете разыскать одну — две монетки, или ещё что-нибудь интересное из прошлых веков. Пасмурная погода, иногда срывающаяся в легкий дождик, особого желания на общение с природой не вызывала. Однако горячий поисковый сезон начался и форум копателей уже расцвел первыми фотографиями трофеев.

Внедорожник легко проглатывал километры промокшего шоссе, изредка смахивая с лобового стекла редкие капли. Никого из моих знакомых по общему увлечению на сегодня пригласить не удалось, у всех оказались важные дела или работа, несовместимые с моим предложением заняться любимым хобби посреди недели. Одному тоже неплохо, особенно в такое вялотекущее ненастье, когда непонятно что может политься с неба в любую секунду, а когда ты один, то не надо определяться с выбором — пережидать дождь или нет, просто развернулся в сторону дома и уехал. С такими размышлениями я собирался проверить одно местечко, подсмотренное на старинных картах, скачанных из интернета в долгие зимние вечера. Маршрут к озеру Глухому был также выбран из-за выезда в одиночку — добираться туда недалеко, дорога нормальная и не нужно лишний раз испытывать проходимость машины, с возможностью застрять в какой-нибудь ямине или овраге.

Ну вот и приехал. Вытащил из багажника костюм — непромокайку, сапоги, лопату — фискарик, металлоискатель, пойнтер и рюкзачок с термосом и необходимой мелочевкой. Поиск монет связан с длительными переходами и неплохими физическими нагрузками. Меня же больше привлекало ощущение неповторимости природы и возможность любоваться живописнейшими уголками Урала, пронизанными историей. Рыбалка и охота, в силу своих особенностей, привязывали к лесу или воде и не давали даже части тех впечатлений, которые получает поисковик, нацеленный на нахождение реликвий. Очень интересно рассматривать раскинувшуюся перед тобой местность, если тебе известно по старинным картам, что тут два века назад было поселение. Запруда с большой промоиной посередине подскажет, что когда-то на реке стояла мельница, а широкая дорога, обозначенная сохранившимися кое — где липами в полтора обхвата, может привести к помещичьей усадьбе, от которой остался один лишь фундамент да кирпичная крошка вокруг. Стоит признать, что умели наши предки выбирать себе уникальные по своей красоте места для проживания.

Вроде готов. Пошарил по кармашкам рюкзака и выложил то, что сегодня мне не пригодится — репеллент, оставшийся ещё с прошлого лета, благо клещей и комаров пока не было, набор котелков, миниатюрную газовую горелку. Убрал мощный фонарик — время сейчас утреннее, а до темноты я тут точно не буду бродить, выезд все — таки для разведки и машина рядом, поэтому нечего таскать на себе лишнее. Искательством я заразился не так давно, года три назад. Пока я фантастическими достижениями похвастаться не мог, за исключением двух серебряных николаевских рублей и золотого кольца с плохо ограненным камнем. Обычным результатом поездок был десяток монет, из которых ценность представляла от силы пара экземпляров. Несколько раз я был свидетелем хороших и дорогих находок, прилично подстёгнувших мой поисковый азарт. Знакомые частенько кряхтели, что в последние годы количество трофеев совсем не то что было раньше. Все интересные и перспективные точки уже обследованы и "выбиты", только вот сами они, к каждому сезону постоянно докупали себе всё более современные приборы и "продвинутые" модели катушек.

Из "попутных" находок мной было разыскано два кистеня, один из них, который покрупнее, имел железный шар с шипами на массивной цепи, а у второго вместо шара была приделана грушевидная гирька из свинца. Также попалась половинка от металлической формы, в которой предприимчивые предки отливали фальшивые монеты. К сожалению её портила глубокая раковина, образовавшаяся из — за плохого качества металла.


Место оказалось холмистое. Мелкие горушки набегали друг на друга, а в низинах между ними противно чавкала земля, насквозь промокшая водой от стаявшего снега. Кое — где ещё виднелись ледяные языки, спрятавшиеся в тени кустов. Пока никаких интересных сигналов у меня на приборе не было. Разве что в корнях могучей сосны нашёл комсомольский значок и две водочные пробки. Перебираясь от холма к холму дошел до крутого спуска и не доверяя сырой глинистой почве решил просто перебежать, чтобы не нагружать ноги хождением "ёлочкой". Закинув металлоискатель на плечо, я побежал по склону, предполагая с разбегу забраться на следующий холмик, хотя бы до его середины. Но в самом низу, в небольшой ложбинке, на какую-то долю секунды вдруг заметил странное фиолетовое свечение… и потерял сознание.

Через какое время я очнулся, не знаю. Лежу в одежде, это я краем глаза увидел, вокруг полутемно, слегка светятся молочно-белые стенки какой-то кабинки вокруг. Попробовал пошевелиться и что-то сказать — не могу, ни тело ни лицо не чувствую.

— Зачем ты нападал на нас? — голос, раздавшийся в голове сам собой, был лишен каких-то эмоций и похож на мужской вариант озвучки моего навигатора.

— "Что за бред, неужели глюки косят наши ряды?" — подумалось мне.

— Я не знаю, что такое глюк, если хочешь что-то сказать, просто думай, я это услышу, — сообщил мне всё тот же голос.

— Ммм… интересно, как это просто думать, как бы о том, что я просто ни на кого напасть не мог, хотя бы потому, что никого не видел, да и оружия при мне, или чего-то похожего на него нет, — шевелиться не получалось, поэтому я просто пялился в низкий белый потолок и пытался подвигать то пальцами руки, то ноги.

— Ты направил на нас ствол своего излучателя, — все так же бесстрастно вещал этот некто прямо в моей голове.

— Ааа, это металлоискатель и излучает он не трубкой, а катушкой. Да и оружием он никогда не был и вряд ли будет, — я попытался рассмотреть что-нибудь вокруг. Где же камера и толпа с криками — "Розыгрыш!"?

— Твой предмет — это просто излучатель и он не опасен?

— Конечно да. Посмотри хотя бы на батарейки в нем, ими фонарик еще можно зажечь, а вот чтобы кого-то убить — это фантастика.

— Исследование прибора безопасно? Если что-то при этом случиться — ты умрешь, — мой непонятный собеседник бубнил всё время монотонно и как бы на одной ноте.

— Да хоть как проверяй, не было это оружием и не будет, — всё происходящее начинало меня злить. Я пытался разобраться в своем состоянии и разговаривал на автомате, причем думать мне было непривычно и общение таким способом прилично раздражало. Я все ещё надеялся, что произошло недоразумение и вот-вот все станет понятно. Паузу минут в пять после этого я использовал, чтобы попытаться выяснить, где же я нахожусь. При этом надо было как-то не забывать, что мои мысли, даже не проговариваемые мной в этом диалоге, возможно могут быть "услышаны".

— Да, у тебя действительно примитивный поисковый модуль, не опасный для нас, — наконец — то разродился голос.

— Так, стоп. Теперь у меня есть вопросы. Где я и почему не могу шевелиться? С кем я разговариваю?

— Ты на нашем челноке. Поскольку ты ускорился и навел на него какой-то излучатель, то охранная система расценила это как нападение и применила парализатор, действие которого скоро пройдет без последствий, — такой довод и ответ без возражений немного успокаивал, — Зачем тебе этот прибор, ты ищешь полезные ископаемые? Это твоя профессия?

— Нет, это у меня такой вид отдыха и психологической разгрузки. А прибором я ищу старинные предметы, — почти искренне ответил я, поскольку сам себя в этом убедил в своё время, — А на самом деле я занимаюсь торговлей на бирже через электронную сеть. Что-то покупаю, что-то продаю… — начал объяснять я.

— Ты торгуешь металлами? — как-то очень быстро на этот раз получил я вопрос.

— Ну, металлами редко и далеко не всеми, а только наиболее дорогими, — как мог понятнее постарался я объяснить торговлю фьючерсами на золото, серебро и медь.

— Ты можешь купить и доставить большое количество металлов? — настойчиво заклинило моего "собеседника" на одной теме, — Мне нужны ваши металлы.

— За небольшими исключениями не вопрос, конечно могу, но есть некоторые металлы, которые можно купить только по специальным лицензиям, — меня насторожило замечание про "ваши металлы", — Поэтому надо знать, о чем мы говорим, ну и иметь необходимые деньги на эти покупки и транспортировку. При этом мне надо знать, какое различие по ценам у вас между металлами и какая цена будет получаться на нашем рынке. А чтобы не путаться в названиях, то можно воспользоваться химической системой атомарных весов, если надо, то она есть у меня на планшете, который лежит в рюкзаке. Очень интересен вопрос — а откуда вы деньги возьмёте для покупок? — тут я взял паузу и даже начал улыбаться. Может быть потому что почувствовал, что могу шевелить руками и ногами, которые немного затекли, но слабости никакой не ощущалось, наоборот, я просто замечательно себя чувствовал.

Мой рюкзак нашелся недалеко от лежанки, если так можно назвать ложе из какого-то пластика. Весьма необычной формы, с полумягким верхом, кстати, очень даже удобное на предмет немного поваляться на нём. Вытащив планшет, который я таскал с собой ради скачанных карт и включив его, сразу обратил внимание на отсутствие сети, но таблица Менделеева была вбита в память в папке "Химия". Получил подтверждение, что собеседник видит экран. Кратко объяснил принцип и мы по аналогии весов пробежались по перечню металлов.

Ну что же, моего собеседника интересовал достаточно широкий перечень и в приличных объёмах, но вот реально купить из него я могу не больше половины. Многие редкозёмы, да и ту же ртуть, мне к примеру приобрести будет весьма проблематично, находясь в России. Попутно со списком я вбивал в таблицу интересующих металлов и соотношение цен, выраженное в непонятных мне кредитах. Так переводчик обозначил название денег моего собеседника. Заодно и определились с понятным для меня весом, а так же и с прочими единицами измерения. Вот тут и наступил ШОК! Например, золото стоило в 7 раза дороже меди и в 4 раза дороже свинца! А ртуть была в 2,5 раза дороже золота.

— У вас сейчас есть золото и в каких количествах? — облизнув вдруг пересохшие губы, спросил я.

— Есть, в количестве 1440 килограммов, если перевести на твои измерения, но мы не продаем металлы, а покупаем, — известил меня мой незримый собеседник.

— Для того, чтобы купить, надо иметь деньги. Золото у нас стоит намного дороже остального, поэтому с него можно начать и если получится, то и в дальнейшем рассматривать, как единицу для наших взаиморасчетов. А чтобы вам было выгодно, то его стоимость можно увеличить в два раза, а в некоторых случаях и больше, — я постарался не жадничать и говорить как можно логичнее. Такой шанс упускать нельзя, иначе мне придётся искать деньги на стороне, а это вряд ли будет безопасно.

— Общий тоннаж заказов у вас на 200 с лишним тонн. Это очень большие деньги у нас. Кстати, а чем вы предполагали расплачиваться? — мне даже удивительно стало, как мы от необычности ситуации плотно переключились на решение торговых вопросов. Но если мой интерес мне был понятен, то по бесстрастному тону собеседника, если так можно назвать наше телепатическое общение, понятного пока мало.

— Пока вы обдумываете решение, давайте познакомимся, а то уже полчаса говорим, а я даже не вижу и не знаю, с кем и каким образом я говорю, — до меня вдруг стала доходить необычность самой ситуации. Болтаю, как восьмиклассница с подружкой, а самое главное и не знаю. Да и на свой вопрос я пока не услышал ответа.

— Я суперкарго межпланетного корабля, если это формулировать вашими понятиями, меня зовут Дейв. Говорим мы по мнемосвязи и используем базы языкового интерфейса нашего корабельного компьютера, который изучает языки твоей планеты. Здесь мы оказались случайно, из-за инцидента с нашими конкурентами. Там, куда мы направлялись, мы собирались рассчитываться лекарствами, источниками энергии и кредитами, а также рядом дополнительных мелких заказов. Остальная команда в данное время спит, а я заинтересован в коммерческой загрузке корабля. Поэтому я и говорил непосредственно про то, что интересно именно мне — о выгодной загрузке нашего корабля. Долго здесь задерживаться мы не можем, у нас есть контракты в других местах. Ты находишься в беспилотным челноке-разведчике, который передает нам информацию про вашу планету. В нем есть пункт оказания медицинской помощи, в котором ты сейчас и расположен для ускорения снятия эффекта парализатора, — вот такую информацию, коротко и по существу, мне выдали на одном дыхании. Появившаяся голограмма показала мне какое-то мохнатое существо, которое про себя я обозвал лемуром, увидев большие глаза и вытянутые передние лапы с шестью пальцами.

— Кто такой лемур? А, вижу, действительно немного похож, — голос Дейва был бесстрастен. Вот же черт, надо как-то думать немного толерантнее, что ли.

— Меня зовут Сергей. То есть ваш медицинский пункт мне помог со здоровьем? — настороженно спросил я. Я не очень тепло отношусь к врачам, особенно если потом вдруг начинаю" говорить внутри головы".

— Да, это так. Тебя даже немного подлечили. То место, в которое мы должны были попасть заселяет очень схожая с вами раса. Компьютер медкапсулы все равно перед оказанием помощи проводит экспресс-анализ любого организма и заболеваний в нем и позволяет выбирать степени оздоровления и сопоставимость лекарств. По нашим данным, хоть я и не специалист, мы получили анализ по заболеваниям вашей планеты и не обнаружили среди них не излечимых и опасных для переноса на другие планеты. По крайней мере это относится к тому региону, где мы сейчас находимся. Я имею в виду заболевания со смертельным исходом. Удивляет небольшой срок жизни у вас, но это вопрос времени, скоро вы научитесь, как с этим бороться, я думаю. Развитие медицины у вас идет высокими темпами. Еще сто лет назад вы умирали от сифилиса и считали его неизлечимым, а сейчас за одну-две инъекции лечите его с легкостью. Учти, что сухого остатка в этих ваших инъекциях миллиграммы. Наш ИСКИН оценивает скорость развития твоей расы выше средних значений.

— Про нас так просто можно узнать всё и сразу?

— Многие ваши знания, которые мы тестировали по обязательным тестам планет с наличием цивилизации, уже вами найдены, но или не поняты, или закрыты от изучения, — ответил мне на вопрос инопланетянин, кстати, не очень понятно.

— " Вот тебе и суперкарго", — подумалось мне. Нормальный такой экскурс по болезням Земли и перспективам развития от представителей высокоразвитой цивилизации.

— Я правильно понял, что капсула, где я сейчас нахожусь, может вылечить любую известную на нашей планете болезнь? — осторожно спросил я.

— Абсолютно верно, причем даже сама капсула в 95 % случаев и не требуется. Она нужна только при самых тяжелых случаях или для ускорения лечения. Без неё достаточно тех комплексов, которые мы везли нашим заказчикам, но из-за аварии мы не смогли туда попасть. Капсула может просто находится в пределах досягаемости связи комплекса, это 500–800 километров, для взаимодействия между компьютером капсулы и датчиками лечебного комплекса, — над моей головой появилась небольшая анимированая голограмма. Некий человекоподобный и отображенный схематично силуэт одел пояс и браслеты, которые затянулись на нем сами, потом от них пошел какой-то сигнал в атмосферу. Появившаяся вдалеке капсула, напоминающая сплющенную каплю, начала передавать обратные сигналы, по которым из пояса и из браслетов в тело силуэта стали попадать синие и розовые расплывающиеся клубочки. Отдельные участки силуэта постепенно изменяли свой цвет с темно-красного на светло-зеленый.

— Вот примерно так происходит лечение. Сам комплекс рассчитан на 10 смертельных случаев и позволяет проводить полную или частичную регенерацию органов, если в организме для этого есть необходимые материалы, а потом требует подзарядки и замены лекарственных и робоблоков.

— Что за робоблоки? — с недоумением спросил я, поскольку роботов никаких не увидел.

— В блоках лекарственные и биопрепараты, это которые были синего цвета, а механическое воздействие на клетки и межклеточное внесение лекарств осуществляют нанороботы, они были розового цвета на схеме. Нанороботы после выполнения работы распадаются на безвредные белки и углероды, которые растворяются и выводятся из организма естественным путем. Вы пока для внесения лекарств используете разные жидкости. В результате большая часть лекарства просто пропадает зря, а вот наноробот внесет лекарство не просто в нужную клетку, а даже в небольшую часть этой клетки, которой необходимо лечение, — опять очень доступно для меня пояснил суперкарго.

— Лекарственный блок дает очень большую базу лекарств и их комбинаций. Кроме того, прицельный точечный внос их именно в нужное место в сотни, а то и тысячи раз усиливает эффект и без того сверхэффективных средств. Это я сейчас вспомнил кусочек рекламы, которую изучал, когда закупал эти комплексы. Тогда пришлось выбирать из нескольких предложений от разных производителей, — мне показалось, что суперкарго даже улыбался между словами, хотя в голосе, звучащем в моей голове вроде как и ничего не изменилось.

— Комплекс также может произвести небольшую регенерацию органов, если перед этим организм получит достаточное количество "строительного материала". Для вас неплохо подойдет мясо с некоторым количеством материала необходимого для формирования кости. Можно детали комплекса использовать и по отдельности, например взять один браслет. Но это очень сильно снизит скорость и эффективность лечения.

— Для управления капсулой и лечебными комплексами существуем микроимплант, который совмещен с обучающей базой. Установка импланта занимает минут пять, а его вывод на полную мощность два дня, это абсолютно безопасно.

Хм… кажется мне ненавязчиво предлагают овладеть профессией лекаря… Надо договариваться да начать снабжать этих ребят всем необходимым, чувствую, что эта суета будет не просто хорошо оплачена, а оплачена эксклюзивами по высшему разряду. По крайней мере хомяк, видимо всё-таки живущий внутри меня, верещал со страшной силой.

— Как же вы к нам попали, если не собирались сюда лететь? — сделав кое-какие выводы из сказанного инопланетянином, спросил я. Вряд ли любопытство о тайнах космоса мне нужно. Читая различных авторов с разнообразными представлениями про контакты с "пришельцами" я был согласен с теми из них, которые не одобряли искусственного "подпинывания" для развития цивилизаций. Люди не готовы к общечеловеческим ценностям, а в разум и добрую волю любого государственного руководителя я абсолютно обоснованно не верил. Не может политик добраться до верхушек власти без интриг, подлости и лавирования среди интересов целой кучи заинтересованных политических и экономических блоков.

— Мы случайно узнали про давно существующий маршрут одного нашего коммерсанта и решили тоже позаниматься этим бизнесом, но уже на третий наш рейс он нас просчитал, и в результате перед очередным прыжком пришлось резко менять вектор, в итоге нас выкинуло в вашу систему, — достаточно уклончиво проинформировали меня. Стало ясно, что конкурентная борьба, это межгалактическое понятие. Парни полезли в чужой сегмент рынка и там закономерно отхватили неприятностей.


— Что-то кроме металлов вам еще будет нужно и сколько времени у нас есть? — задал я вопрос, поскольку уже начал прикидывать, где и у кого буду закупаться. Ответ был достаточно интересен, у меня появился еще один список, правда поменьше первого, но некоторые позиции вызвали улыбку. Соль, графит, асбест — вот уже сильно порадовавшие меня позиции, а еще надо привезти для анализов муку, сахар и мясо, может быть они подойдут их пищевому синтезатору, как сырье. Дейв сказал, что проснулся еще один член экипажа, как я понял — это их капитан, хотя именно это название не прозвучало. К сожалению, у него нет установленных баз с нашими языками. Суперкарго назвал проснувшегося, как "главный корабля по полетам". Судя по всему, экипаж у корабля небольшой, да и тоннаж для перевозки не особенно впечатляет, исходя из заказов. Хотя мне неизвестно, сколько и чего в корабль еще загружено. Прикинул расписание. Времени на закупку и загрузку у них будет не больше двадцати двух дней. Придется шевелиться очень активно.


Из разговора стало понятно, что поговорить "как люди" у нас вряд ли получится, слишком разной атмосферой мы дышим. К тому же инопланетянам тяжело посещать планеты, где сила притяжения в два с лишним раза больше, чем на привычной им Родине. Поэтому корабль обычно остается на орбите, поддерживая приемлемый уровень гравитации, а на поверхность планеты летает челнок, который может управляться и в автоматическом режиме, либо "разведчик", либо "грузовик". Сейчас я нахожусь в медкапсуле "разведчика", собирающего информацию про нашу планету. Загрузка "грузовика" — двадцать пять тонн при тридцати кубах объёма, а "разведчика" три тонны при двенадцати кубах. На вопрос откуда они к нам прилетели, тоже ничего понятного узнать не удалось, как мне попытались объяснить, то отбросив непонятное можно предположить, что прямого пути не существует из-за сходящихся Галактик, размером в тысячи световых лет. Но прямо никто и не летает, точнее, у них никто не летает, так как используется прыжковая техника полета, а сам полет — это простое орбитальное маневрирование, хотя и с гигантскими скоростями, по меркам Земли.

— Ну что же, надо использовать свой "звездный шанс" по максимуму, — скаламбурил я про себя и начал договариваться о приеме первой партии с расчетом за нее сразу при погрузке. Договорились на поставку медь — золото и немного из неметаллов, а также образцы остального, что смогу достать за два дня. С открывшейся полки забрал небольшой маячок, чтобы обозначить место погрузки. Из капсулы я вышел с легкой вспышкой в глазах, а когда через секунду — две глаза привыкли, то оглянулся и ничего не увидел. За спиной был обычный пейзаж, а на улице уже начинало смеркаться.

— Ну ничего себе, поговорили, — подумалось мне, пока я разглядывал редкий лес с холмами и запоминал окружающую меня местность. Когда добрался до дома, стемнело уже окончательно. Сырая и темная дорога на въезде во двор начала прихватываться ледком.

Глава 2

Покопавшись дома в старых записных книжках, я нашел пару друзей, которые еще с перестройки занимались сбором лома цветных металлов. Они держали в области несколько приемных пунктов. Собранный лом отправлялся на "Уралэлектромедь", где за него получали вайербарсы — здоровенные шпалоподобные слитки меди по сто двадцать пять килограмм каждый. Слитки получались с содержанием меди 99 %.

Встретились утром у них в офисе. Договориться о покупке за наличные десяти тонн вайербарсов оказалось несложно. Даже неплохую скидку получил, после того, как сказал, что накладная мне нужна только по области и на один день, а потом я её им же могу отдать. Видимо идея поменять немного неучтенной меди на неучтенный нал оказалась нормально воспринята.

Арендовать ангар мне удалось без проблем. Недалеко от дачи была полуразвалившаяся деревня, с каким-то подобием МТС на выезде. До ближайших домов, если идти через поле напрямик, было метров триста. Станция была давно заброшена и техники вокруг неё, если не считать пары проржавевших остовов непонятного назначения, я не заметил. Чуть в стороне стоял ангар, выходящий задними воротами на поле. Площадка перед ангаром и когда-то заасфальтированный съезд с дороги позволяли надеяться на благополучный въезд грузовика в ангар. Осмотрев ангар внутри и согласившись с похмельным субъектом, на которого показали аборигены, как на начальника, что "запчастя" в виде хлама в углу мы трогать не будем, вручил ему двадцать тысяч рублей за месяц. От него получил расписку, сомнительного вида квитанцию и ключ от здоровенного навесного замка. Задние двери таким излишеством обременены не были и закрывались изнутри на две щеколды, изготовленные из металлического уголка. До конца дня успел заказать свинец и графит, хотя цена на графит, предложенная Дейвом мне не понравилась. Пять тонн каждого, с доставкой машинами с манипуляторами. На следующий день с утра заказал еще 5 тонн соли и заехав в "Ашан" подкупил мелочевки на образцы. После обеда все загрузил в ангар и дождавшись когда стемнеет, нажал кнопку вызова на маячке, который мне дали в челноке.

Примерно через час в ангаре было пусто. Челнок залетел через задние двери и весь груз, как живой начал быстро втягиваться и исчезать. Немного досадуя, что так и не удалось увидеть ни один из челноков, я попытался связаться с суперкарго. Он ответил мне сразу.

— Дейв, я потратил на эту партию все свои свободные деньги, — почти что не соврал я, — Когда вы рассчитаетесь?

— Сергей, через несколько минут я получу данные анализаторов и произведу расчет. Золото уже находится на "разведчике". Время подлета до тебя две минуты. Но точное количество скажу только после оценки, — немногословно и информативно ответил инопланетянин.

— Дейв, я не спросил в прошлый раз, какое содержание золота у вас в предлагаемом сплаве и как оно выглядит?

— Содержание металла стандартное 99,99 %, а слитки изготовлены в виде шариков по 12 грамм. В одной упаковке 12 килограмм.

— А почему по 12, у вас 12 — это система? — я подумал, что шесть пальцев на руке, и двенадцать на двух, это повлияло на методику счета, как десять пальцев на руках землян.

— Нет, у нас они весят по 5 граммов, просто у вас иная сила притяжения. К счастью перевод веса идет с точностью до тысячных, что нас очень удивляет, — ответил инопланетянин.

— Можно ли организовать постоянный канал по мнемосвязи, мне так проще было бы составлять перечень по заказам?

— Только в графическом виде. Голосовая связь может быть зафиксирована посторонними, что для нас нежелательно. Но если ты купишь челнок — "разведчик" и комплексы — лекари, то внутри челнока и на небольшом удалении от него связь будет, при условии, что мы около вашей планеты, — "ну вот и дождался предложения, от которого нельзя отказаться", — подумал я.

— Дейв, мне надо бы понимать цену предложения, комплектацию и остальные детали, — как можно увереннее попытался я сформулировать вопрос, интересующий меня гораздо больше, чем сегодняшняя уникально выгодная сделка. Золото — штука хорошая, но не эксклюзивная.

— Сергей, в грузе есть четыре упаковки с разными пакетами внутри, что это такое? — спросил суперкарго.

— Это образцы возможной для торговли продукции, которую у нас выращивают. В двух коробках напитки, которые надо заливать горячей водой, а точнее кипящей водой. Называются чай и кофе. В третьей коробке пищевые добавки, которые улучшают вкус пищи. В четвертой упаковке растения и природные вещества, которые мы используем, как лекарства. Информацию на своем планшете я тебе покажу, когда прилетит челнок, или скину в графическом виде, — я действительно подготовил эти сюрпризы, в расчете, что они могут стать эксклюзивными товарами с Земли.

— Дейв, для оплаты это не считай. Это просто подарок от меня вам, как партнерам. У нас есть такие традиции, — попытался пояснить я.

— Тогда от нас тоже подарок. В прошлый раз ты не забрал свой прибор. Мы его немного переделали по своему. Добавили чувствительность, поменяли экран и поставили вечные батарейки. Есть тут у нас один любитель покопаться, — определенно в голосе стали появляться оттенки эмоций. На этот раз я почувствовал какое-то довольное выражение. В это время на полу ангара начали появляться небольшие мешочки из пластика.

— Дейв! Стоп! Останови выгрузку, — от неожиданности я это почти прокричал вслух.

— Что случилось?

— Какой вес ты выгружаешь?

— 1200 килограмм. Твоя поставка оценена компьютером в 1162,7 килограмма, но мы решили немного округлить цифры для удобства. Пусть это будет маленьким авансом.

— Дейв, а челнок не сможет 5 километров пролететь за моей машиной и выгрузить все там, где я покажу? Мой автомобиль не сможет перевезти столько металла.

— Хорошо. Я сейчас перейду на ручное управление и все сделаем, — покладисто ответил суперкарго, — А пока дай свой планшет, я его быстро верну.

Минут через десять я уже показал место перед дверью в котельную, куда решил выгрузить золото. Эта часть дачи не была видна ни с одной стороны, а надежная железная дверь с надписью "Котельная" вряд ли могла кого-то заинтересовать. Порога у дверей не было, поэтому захватив тачку с грядок я перетаскал все сравнительно быстро. Кроме ста мешочков увидел свой металлоискатель и копию моего планшета, лежавшие отдельно.

Пока мы добирались до дачи, мнемосвязь не пропадала, поэтому обговорили следующую поставку и порядок согласования через планшет, который оказался очень точной копией моего. По крайней мере управление было такое же и внешний вид не отличить. Я попробовал соединить планшеты через USB и это получилось. В результате я набрал все на своем, а потом сбросил, как на флешку на второй и с него отправил сообщение Дейву. Очень скоро увидел ответ. Есть контакт! Дейв переслал мне предложение по лечебным комплектам, пищевым синтезаторам, блокам питания, имплантам и челноку. К челноку были и опции, в виде двух роботов — разведчиков и робота — охранника. Большие размышления вызвала и информация по имплантантам, которые для сокращения, наверное, назывались импланты. Самая дорогая версия имела много опций, позволяя получить самые разнообразные знания и проводить дальнейшее развитие баз. Например, можно было ввести больше семидесяти тысяч слов и словосочетаний на разных языках, расположив их в папки, соответствующие каждому языку. Таким образом, если словарный запас сделать в три-четыре тысячи слов, то можно овладеть парой десятков языков. Вот теперь я и задумался. Конечно тонна с лишним золота это сумасшедшие деньги, но только после его реализации. А как золото превратить в деньги в стране, где за это садят в тюрьму? Конечно не вопрос для любого русского, как продать небольшое количество. А если надо продать много? И это при том, что "много" для золота начинается с нескольких сот грамм. У нас не Германия, где золото продается в автоматах, как "Пепси-кола".

Каждый из ювелиров — частников имеет запас золота, про который они обычно умалчивают и никогда не отражают в каких-либо документах. Это та подводная часть их бизнеса, которая позволяет им безбедно существовать. Отношение к золоту и украшениям из него во всем мире очень разное. В Новой Зеландии один из россиян с удивлением увидел практически полное отсутствие ювелирных магазинов. Решив, что он поймал удачу за хвост, он закрыл в России свой ювелирный бизнес и начал его в Окленде. Однако идея оказалась крайне неудачной. Новозеландцы оказались абсолютно равнодушны к ювелирным украшениям. Зато в странах Персидского залива отношение к золоту почти культовое. Этому в немалой степени помогает и политика его свободного оборота, без драконовских потуг государства на установление тотального контроля и надуманных запретов.

По идее мне надо было сначала купить имплант и челнок. Причем именно в такой последовательности. Имплант позволял управлять челноком и обеспечивал мнемосвязь с ним до трехсот километров. Если взять самую дорогую версию, то можно изучить языки и использовать большой список дополнительного оборудования и снаряжения, но на его установку и выход на полную мощность требовалось два дня. Сделав себе заметку о том, что по максимальному импланту нужен будет дополнительный запрос про его возможности, начал сравнивать цены. Деньги у меня подходят к концу. Значит пришла пора продавать золото.

Глава 3

Огромная глыба корабля издалека казалась большой скалой, лишь немного подсвеченная лунным светом и немногочисленными огоньками на борту. "Мафута" находилась в полутора километрах, но даже на таком расстоянии шум машины и грохот агрегатов были слышны отчетливо. Огромный кравлер — дикая помесь подводной драги и экскаватора, больше похожий на фантастическую гигантскую военную машину, поднимающую с глубины сто пятьдесят метров 13 тысяч тонн в час породы, содержащей алмазы, не останавливаясь полз по дну. Создаваемый им шум на расстоянии десятков километров делал невозможным прослушивание океана акустиками, а поднимаемая муть и мусор из реки не давали нормально работать сонарам. " Дебнамибия", компания созданная " Де Бирс" и правительством Намибии, с помощью пяти кораблей добывала ежегодно около одного миллиона каратов алмазов, вынесенных в прибрежные воды океана рекой Оранжевой. Большая часть из них имела ювелирную ценность. За несколько лет добычи было освоено менее двух процентов выделенной территории.

"Город Колманскоп, находится в пустыне Намиб в 10 километрах от Людерица и Атлантического побережья. У этого города примечательная и чем-то романтичная история. Дело в том, что именно в этом городе в своем время имела место вторая по значению после бума в Кимберли, алмазная лихорадка. Алмазная лихорадка началась в апреле 1908 года благодаря опыту и удачливости Закариаса Левала, служащего железной дороги Людериц-Китмансхуп. В свое время он работал в Кимберли и наметанным взглядом ухитрился разглядеть алмазы прямо на поверхности песчаной пустыни у Колманскопа, всего в 7 километрах по рельсам от Людерица. Закариас отдал находку десятнику Августу Штауху, который был еще шустрей и тут же сообразил что к чему. Не привлекая излишнего внимания, он поспешил застолбить обширные участки вдоль узкой седловины в доломитовом хребте близ Людерица. По этому своеобразному коридору ветер несет песок из примыкающей к устью Оранжевой южной части пустыни Намиб далее на север. Именно туда, сообразил сметливый Штаух, мелкие алмазы, выносимые рекой в океан, а затем выбрасываемые прибоем на берег, переносятся вместе с песком. В считанные годы десятник стал мультимиллионером.

В Колманскопе были построены большие красивые дома, школа, больница, стадион. За несколько лет как из-под земли вырос образцовый немецкий городок. Жители рассчитывали на долгое процветание в алмазном городе. Ведь в этом пустынном уголке алмазов было столько, что рабочие ползали на животе и запросто сгребали их щеткой в совок. Возможно, переселенцы чем-то обидели местные божества. А может, просто родились под несчастливой звездой. Но поток алмазов быстро иссяк, и, как только начали копать вглубь, выяснилось, что, увы, никаких несметных сокровищ в намибийской земле не предвидится. Запасы алмазов практически ограничивались первыми найденными на песке алмазами". (с сайта "Мертвые города").

За день мне удалось продать золота почти на три миллиона рублей. Что интересно, пару раз знакомые ювелиры перезвонили в тот же день и докупили ещё, а под вечер ещё миллион с лишним мне привёз мой старый знакомый, которого я подключил к продажам за неплохой процент. Александра я знал уже давно. Когда-то мы занимались перевозкой туристических грузов, которые наши "челноки" закупали в Турции, Греции и ОАЭ. Потом этот бизнес закончился, но дружеских отношений мы не потеряли. Александр не так давно поработал в ломбарде, помогая организаторам и учредителям освоить этот бизнес, и имел неплохие связи именно по сбыту лома золотых изделий. Мою версию о том, что имеется крупная партия технического золота, изготовленная для гальванизации микросхем и привезенная из США, он воспринял без особых вопросов, как и отсутствие документов на золото. Оба мы за день прилично намотались, поэтому заказали баню и поехали на такси, чтобы попариться и попить пива. В бане Саша осторожно расспросил меня, насколько велика партия золота и как надолго планируются продажи. Поскольку я в достаточной степени доверял ему, то ответил, что если он выйдет на объем в 20–25 килограмм в месяц, то Москва нам обеспечит эту работу на год, как минимум. Я решил, что дозированной информации будет достаточно, да и криминалу будет не так интересно, если информация уйдет на сторону каким-либо образом. А так получается, что привозят мне курьеры из Москвы золотишко понемногу, а я его продаю за свой интерес от сделки. Больших запасов не храню и возможно какими-то структурами прикрыт от наездов.

На следующий день я увидел письмо от Дейва. По его информации они провели анализ моих дополнительных посылок и готовы приобрести некоторое количество мяса, муки, сапропеля и мёда. Чай и кофе их тоже интересуют, но в очень небольших количествах. Цинк по моей спецификации также подтвердили. Сел выдумывать цены на новые позиции. Сапропель я решил оценить очень дорого, поскольку это действительно уникальный продукт естественного происхождения. В коробки с образцами я засунул сапропель в естественном виде и в высушенном. Дейв подтвердил мне пять тонн в жидком виде и пять тонн в сухом. Сбросил цены, и через пятнадцать минут получил подтверждение с объемами. Судя по заказу нашего суперкарго не порадовала только цена на муку, он снизил на неё заказ в 4 раза. Поехал на базу оплачивать цинк с доставкой.

— Дейв, я может не всё понимаю, но как ты рассчитываешь стоимость моих товаров? — дома я перепроверил расчёты со мной и цифры не совпали, причём не в мою пользу.

— Я тебе отправлю базу наших стандартов по металлам. В зависимости от чистоты там несколько разных групп. Если сырьё не подходит ни под одну из категорий, то есть калькулятор переработки в стандарт. Сама переработка недорогая, а за основу расчётов берётся процентное содержание металла в сырье.

Перерасчёт давал обильную пищу для размышлений. Стандарты по металлам наглядно демонстрировали, что земляне со своими технологиями постоянно балансируют на грани не кондиции, требующей дополнительной переработки. В то же время сама переработка действительно недорогая. Особенно, если рассматривать тот же алюминий. Насколько я помню, то больше половины себестоимости этого металла составляет цена электроэнергии, затраченной на его получение. Логично предположить, что и для очистки потребуется примерно такое же количество энергии, но вот мои потери при переработке земного алюминия А8 в имперский стандарт составляют чуть меньше десяти процентов от цены. Вывод о том, что если такую технологии использовать в наших условиях, то на выходе появится алюминий, как минимум вдвое дешевле, очевиден. Очень интересно получается. Фактически, если заиметь недорогую электроэнергию, то её можно легко перевести в материально осязаемые ценности. В голове замелькал целый калейдоскоп идей. Недорогая электроэнергия позволяла провести переоценку многих видов бизнеса, а в ряде случаев и таких фундаментальных понятий, как транспорт и недвижимость. Многих, уже недорогих архитектурных решений, вполне достаточно, чтобы построить райское место под куполом в любой точке земного шара. Вроде бы дорогое решение наверняка окупится снижением стоимости строительства. Ну кто будет городить толстые стены, если температура под куполом всегда будет 23 градуса. А если ещё учесть, сколько выгод будет получено от отсутствия ветра, осадков, пыли… От идеи создания таких оазисов удалось оторваться только усилием воли.

Сел за перерасчёты по новым данным. Остальные идеи пока задвинем на дальнюю полку. Любые великие дела начинаются только при условии достаточного капитала, которого у меня нет. Поэтому сначала занимаюсь созданием экономического рычага, а уж по мере роста буду подбирать идеи для реализации, вытягивая ноги согласно длине штанишек. Наивных идеалистов, которые собираются осчастливить человечество, имея три рубля в кармане, уже давно никто всерьёз не воспринимает. Этакие Дон-Кихоты от теории, им кажется, что они имеют право обсуждать тех, кто реально создаёт ценности, и формирует капиталы. При этом совести у таких мечтателей не хватает даже на самокритику. Только деструктивное отношение к остальным при полном пренебрежении к реальной оценке своей никчемности.

Удача! Получается, что за имплантант я полностью рассчитаюсь только сапропелем и цинком, да ещё и хвостик останется. Я ещё днём сапропель и его доставку в ангар. Когда покупал образцы сапропеля, то заранее выяснил, какие объемы есть в наличии и как заказать доставку. По дороге созвонился с базой продуктов и договорился, что мне заранее оформят документы на пять тонн мяса, а я заеду и оплачу через час. Мед, чай, кофе купил в "Метро". К вечеру все двадцать пять тонн груза были готовы к отправке и я активировал маячок. Челнок — "грузовик" слетал два раза. Сухой сапропель не входил по объему. Дейв пожаловался, что если бы объёмный вес был побольше, то они бы увеличили заказ на сапропель. А при таком весе надо догружать металл. Попросил прикинуть, какое соотношение было бы, если отгружать всего две позиции: свинец (или медь) и сапропель. Сделал себе заметку по изучению возможности прессования сапропеля. После первой отгрузки в ангар поставили челнок — "разведчик" и я лег в медкапсулу. Установка имплантанта действительно заняла около пяти минут. Из стенки медкапсулы выдвинулись манипуляторы, пшикнули мне на верхнюю часть шеи и через пару минут установили имплант, потом минуты две погудели над этим местом и никаких следов я так и не увидел. Когда приехал домой то пару минут с помощью двух зеркал рассматривал место установки. Ничего не заметно. Никаких ощущений или вмешательства в мозг я не чувствовал. Волнуясь, сработает ли имплантант, лег спать, решив, что утро вечера мудренее.

С утра бросился к компьютеру и выяснил, что текст на заказанных мной языках я понимаю очень хорошо, а вот речь только тогда, когда говорят не очень быстро и достаточно грамотно. Например, ведущих с телевидения из разных стран на Ютубе удавалось понимать без особого труда, как европейских так и азиатских. Мои попытки самому поговорить на тайском или японском вызвали у меня нервный смех. Надо много практики, а иначе мне так и придется разговаривать с невыносимым "рязанским" акцентом. Я даже сам чувствовал разницу в произношении, что уж там говорить про будущих моих слушателей. Попробуйте произнести одну гласную букву в пяти разных вариантах звучания. Ну не мог я так говорить, как мне бы хотелось. Значит надо будет усиленно тренироваться.

Ну что же, первые результаты по внедрению импланта есть и они очень даже обнадеживают. Мне стало очень интересно, как же работают другие возможности импланта, но проверить это возможно только при наличии связи с челноком или оборудованием. Пока мой имплант челнок "не видел" и я даже понять не могу, как это будет выглядеть. Как мне объяснил Дейв, к концу второго дня базы установятся полностью и качество восприятия значительно улучшится. Будем надеяться, что я стану серьезным полиглотом! Хотя уже сейчас я могу неплохо объясняться на всех основных европейских и азиатских языках, а также на японском и на паре африканских. Хе-хе, уже с голоду не умру. Через два дня я действительно стал лучше понимать и текст и разговор, что неоднократно проверил, просматривая на Ютубе разные фильмы.

Глава 4

Золотом у меня торгует уже три человека. Попробовав этот бизнес с Сашей я подключил еще пару своих друзей, которым доверял. За день они со мной зарабатывали больше, чем за три месяца на своей основной работе, поэтому горели энтузиазмом и рыли копытами землю. Юра продавал золото в соседних областных центрах и уже вышел на два миллиона в день.

Я по объявлению нанял себе двух референтов, которых про себя назвал "менеджер — снабженец", представившись им, как снабженец крупной организации с тюменского севера. Сразу пояснил, что мне надо много металлов для поставки заводам, делающим нам оборудование и то, что работа будет аккордная, но с длительными перерывами между закупочными кампаниями. На время перерывов они будут сидеть на небольшом окладе и мониторить рынок, а вот при отгрузке придется побегать, но уже за тройной оклад. Услышав, что за ближайшие полмесяца можно заработать по двести тысяч рублей ребята ушли в точку со списками в руках, только подошвы задымились. Уже к вечеру первого дня их работы я имел примерные цены и объемы по двум третям своего списка. Сразу согласовал следующие две поставки и две ночи занимался их отгрузкой.


Следующим моим приобретением должен был стать челнок — "разведчик", на котором я уже проверил свои возможности по взаимодействию. Мне пока приходилось закрывать глаза и тогда я видел интерфейс челнока, который оказался интуитивно понятен, кроме того при обращении к непонятным значкам следовала голосовая подсказка. Любому поигравшему в современные онлайн — игры особого труда разобраться в этом не составляло. Имелось и устройство, похожее на джойстик, видимо для аварийных целей и особо тонкой посадки "вручную". Сам челнок обладал не очень мощным, по словам Дейва, внутренним компьютером, который принимал как голосовые команды, так и команды по мнемосвязи. Достаточно было посмотреть на пиктограммы значков и выбрать необходимые действия.

После первого контакта с челноком я заехал в салон, торгующий навигаторами и заказал самую продвинутую модель, при этом оплатил полную закачку всех имеющихся карт по всему миру, хотя и увидел, что необходимости особой в этом нет. Компьютер челнока уже хакнул имеющиеся в свободном доступе интернета программы по картам и совместил их со своим изображением. Всё же я решил перестраховаться, поскольку опыта штурмана у меня нет. Оказалось, что на подаренный мне планшет установлен симулятор управления челнок, и я по мнемосвязи могу потренироваться. Однако!!! Первые же полеты на симуляторе показали мне максимальную скорость больше трех километров в секунду! Поскольку прямой связи для разговора у меня не было, вопрос про скорость задал через планшет и получил подтверждение того, что это реальные цифры.


Через день принимал и отгружал листовой титан, очередные двадцать пять тонн. Сегодня я стал владельцем челнока и даже с дополнительными дронами — роботами. Всего у меня три дрона. Два из них — это разведчики — грузчики, которые могут поднять и погрузить до трехсот килограммов груза, а третий — это дрон — охранник, который контролирует пространство на огромном расстоянии, в зависимости от задач и высоты. За дронов остался немного должен, но Дейв уже мне доверяет, поэтому согласился на полную комплектацию челнока. После отгрузки я решил немного полетать и оставив двери ангара открытыми сделал пару кругов, километров по пятьсот каждый. Попробовал "помиллиметрировать" на ручном управлении, просто какое-то чудо. Обзор идет через имплант, монитор просто дублирует "картинку". Очень удобно, крутишь головой и все вокруг видишь, а если надо что-то высмотреть, то почти мгновенный зум позволяет увеличить объект. Номерные знаки на машинах даже ночью видны с десяти километров. При этом ночь или легкая облачность для обзора не помеха. Ночью дважды вставал и отключая маскировку, любовался своим приобретением при свете фонаря.


Моё недоверие к скорости на симуляторе Дейв объяснил просто.

— Сергей, как ты измеряешь скорость?

— Скорость у нас измеряется в километрах в час, я же тебе так и сказал, когда мы "прошивали" меню и инфопанель челнока, — ответил я с недоумением.

— Хорошо. Задам вопрос иначе. Как можно сделать скорость больше? — мне показалось, что в интонациях мелькнул смешок. Значит вопрос с подковыркой. Определенно их языковый лингвист делает успехи. Я уже не первый раз "слышу" интонации при переговорах.

— Скорость это отношение расстояния к единице времени. Значит надо или расстояние увеличить, или изменить время, — уже начал догадываться я.

— Хм, не думал, что ты сразу в это поверишь. Действительно, при движении челнок замедляет время, ваши ученые знают про этот эффект, но не могут применить его практически. Замедление времени ими регистрируется внутри тел вращения и в космосе. А челнок при полете создает вокруг себя силовое поле с вращающимися телами, причем скорость вращения составляет сотни тысяч оборотов и чем выше и быстрее ты летишь, тем эти скорости больше и больше радиус вращения, а соответственно и угловые скорости. Силовое поле защищает тела от разрушения. При этом внутри тел создается искусственная гравитация, что делает их в сотни и тысячи раз тяжелее, опять же в зависимости от скорости, — Дейв сделал паузу, а потом продолжил.

— Учти, что уже в трехстах метрах от поверхности силовое поле отключается, поэтому около земли летать невыгодно. Сейчас у тебя полная заправка топливных элементов, их хватит примерно на два миллиона километров, если взлет — посадка у тебя будет на тысячу километров полета, если реже, то хватит на дольше. Силовое поле защищает от очень небольших метеоритов и от вашего оружия, кроме самых крупных его видов. Если просто подвесить в воздухе челнок, не включая маршевые двигатели, то он провисит три — четыре года, в зависимости от высоты. Все эти цифры я называю при полном режиме невидимости, который советую никогда не отключать. Самому тебе замену топливных элементов не произвести, это делают ремонтные роботы у нас на корабле, поэтому топливные элементы тебе не предлагаю. На челноке стоит генератор энергии, а вот на дронах стоят аккумуляторы. Поэтому дронов можно подзаряжать или автоматически, когда они у челнока, или паразитировать за счет сбора энергии, например около ваших мощных источников электроэнергии с большим напряжением. Немного они восстанавливаются даже от солнечного света. Сам челнок и дроны могут работать как в космосе, так и под водой. Глубина работы под водой для вашей планеты значения не имеет, поскольку по техническим условиям это составляет больше двадцати километров. Таких глубин на вашей планете не существует. Скорость движения под водой сильно падает. Все остальное есть в мануале на планшете и в меню челнока. Цены на замену топливных элементов я тебе скинул. Кстати, в медкапсуле челнока сейчас стоит штатный лечебный комплект. Дополнительные сменные блоки тебе надо покупать отдельно.

— Дейв, я скинул тебе информацию по минералам. Посмотри, что у вас есть и по каким ценам, — задал я давно интересующий меня вопрос. В приложении была информация о всех драгоценных камнях, которые на ценятся на Земле.

— Сходу могу ответить только по алмазам и рубинам, — через минуту отозвался Дейв. Быстро же он разобрался. Я ему запрос готовил часа четыре. Теперь моя очередь изучать цены.


Образцы средних размеров и не слишком высокого качества стоят намного дороже золота. Из моих расспросов выяснилось, что среднее качество это два — четыре грамма при одном — двух вкраплениях и хорошей прозрачности, но цена на них намного выше, а натуральными считаются минералы, которые получают внутри астероидных поясов. Оказывается есть планеты, на которых продажа и добыча минералов составляет основной вид деятельности. Вот только добыча выглядит достаточно своеобразно. В сам астероидный пояс никто не лезет, это смертельно опасно. Несколько десятков крупных астероидов отлавливаются, снабжаются устройствами дополнительной гравитации, маячками, посыпаются графитом и с разгоном направляются поперек "течения" астероидного пояса. Из-за столкновений с небольшими астероидами, летящими с огромными скоростями, происходят взрывы, сопровождаемые очень высокой температурой, а искусственно усиленная гравитация не дает разлетаться осколкам. На другой стороне астероидного пояса второй корабль вылавливает астероид — "донор" и снимает с него образовавшиеся алмазы. После чего производит те же операции и запускает астероид обратно, в направлении первого корабля. Обычно это семейный бизнес и тот графит, который у меня куплен, как раз собираются доставить для этой цели небольшой семейной фирме, владеющей четырьмя кораблями.

Переварив в быстром темпе информацию я предложил обмен еще пяти тонн графита на десять килограммов алмазов качеством выше среднего. Поскольку вместе с пакетом по минералам я скинул и лабораторные данные по их исследованию, то сразу уточнил, что алмазы мне нужны "состаренные", примерно до одного миллиарда лет, желательно с соответствиями лабораторных характеристик по земным образцам. Посчитав что-то Дейв предложил мне пять килограммов, но из них один высшего качества. Про технологию "старения" он слышал и знал, что это достаточно дорого. Играя со временем, минералы "состаривают", замедляя время в миллиарды раз, но только для очень маленького объема, поскольку это очень энергозатратно. Конечно же я согласился. Заодно я передал образцы и "нашего", земного золота, попросив на будущее "подгонять" по рению и примесям покупаемое у него золото. Дейв сказал, что это не составит труда, поскольку изначально может быть задано в качестве параметров при изготовлении. Договорились, что золото будет в виде прямоугольных пластинок размером три на два сантиметра и "земным" весом в 10 граммов. С одной стороны будет выпуклый штампованный рисунок, эскиз которого я взял из интернета, с описания какого-то клада. На рисунке был изображен воин в кольчуге с мечом в руке и кинжалом на поясе.


Следующая отгрузка получилась очень дорогая. Заранее подсчитав, что с российской подпиткой от продажи золота я её не вытягиваю, в ночь метнулся на челноке в Эмираты. Дарвиша я знал еще со времен существования нашего авиакарго, тогда он был "спящим спонсором" нашей фирмы, поскольку для её регистрации требовался гражданин ОАЭ. Как-то раз он мне устроил экскурсию на его "фабрику" — небольшое по российским меркам помещение, где два десятка индусов занимались на примитивных станках, изготовлением золотых цепочек. Производство Дарвиша меня тогда не особенно впечатлило, а вот когда мне на руку повесили изготовленные за день цепочки, вот тут меня удивили. Повешенные изделия весили много и я с трудом удержал их вес.

По моей легенде, рассказанной Дарвишу, предлагаемое мной золото было техническим, изготовленным для военной промышленности. Поэтому очистка проведена максимальная, чтобы затруднить возможность установления по стране — изготовителю.

Проданные за два дня двадцать килограммов золота позволили решить вопрос с покупкой десяти тонн ванадия, десяти олова и догрузить еще пять тонн графита, для обмена на алмазы. Дейв рассчитался десятью комплектами переносных медицинских комплексов с полутора тысячами комплектов сменных блоков к ним. Сто больших лекарственных блоков, каждый размером с пачку сигарет, докупил к медкапсуле челнока.

Глава 5

Медицинский комплекс состоял из ремня и двух больших браслетов, сделанных из белого пластика, похожего на керамику. В специальные прорези вставлялись блоки с лекарствами и нанороботами, затем прорези сливались в одно целое и были абсолютно незаметны. Для смены блоков надо было их открывать через меню мнемосвязи. Сменные блоки были очень похожи на аккумулятор для сотового телефона, только раза в два поменьше. Из-за своей формы они входят в прорези комплекса только в одном положении, удобно. Одного комплекта блоков должно было хватить на десять серьезных излечений, вот только прямая связь с комплексом была на небольших расстояниях, хотя если я был в челноке, то километров пятьсот приём был уверенный. Все это я, как и положено россиянину, установил методом эмпирического "тыка", активировав один комплекс и отлетев от него на челноке до полной потери сигнала на интерфейсе. Симуляторы работы медкомплексов, генераторов и пищевых синтезаторов Дейв мне скинул на планшет, для тренировки. На освоение потратил два вечера.


В Стамбул я прилетел рано утром. Город пока не проснулся и редкие машины, проносясь по шоссе, еще не погасили фары. С удовольствием отметил отличную погоду и запахи моря. Покрутившись в районе пассажирского порта и сориентировавшись, я нашел подходящее место между пассажирским и грузовым портами, где узкая полоска берега была закрыта от любопытных взглядов высокой бетонной стеной, которую прорезала узкая пешеходная лестница. Я выгрузил чемодан, в котором в тряпки было завернуто двадцать четыре килограмма золота и туристический рюкзак, куда я упаковал еще двенадцать килограмм. Челнок отправил на стоянку на морское дно, глубина в двести метров у меня опасений не вызывала. Позвонив по заранее записанному телефону в службу такси я заказал машину к выходу из пассажирского порта до отеля "Калион", который около Капалы Чарши. Так турки называют свой Гранд Базар на площади Беязыт. Поднялся по ступенькам к дороге и не спеша покатил чемодан в сторону пассажирского порта, до которого было метров триста. В отеле снял номер и два сейфа, в которые выгрузил мешочки с золотом. Позавтракав, побрел посмотреть на город, в котором давно не был. Магазины еще только начали открываться и я остановился возле одного из них, торгующего дорогим охотничьим и рыбацким снаряжением. Продавец как раз поднимал жалюзи на витринах.

— Заходи, коллега! — на плохом русском он призывно показывал на двери магазина. Из любопытства я зашел, посмотрел на неплохие охотничьи костюмы и остановился около витрины с ружьями и карабинами. "Деньги у меня уже большие крутятся, а случись что, и защититься не чем", — раздумывал я про себя, рассматривая хороший набор карабинов от Тикка и Штайр.

— Покупай, все дешево! — турецкий продавец — полиглот всё ещё надеялся мне что-то продать.

— А что, тут всё можно купить? — спросил я на турецком.

— В Турции оружие и лошадей можно было купить всегда! — гордо сказал продавец.

— И вот это тоже можно? — я показал на кофр с ХС Хантер от "Трэкинг Пойнт" с ценником в двенадцать тысяч евро.

— Это сложно, наверно это нельзя. Надо американскую лицензию, — погрустнел продавец.

— Ну вот видишь, а ты говорил, что всё можно. Вот это я может быть и купил бы, — в шутку сказал я продавцу и пошел к выходу.

— А, слушай, стой тут, я хозяину позвоню сейчас и узнаю, кофе хочешь? — продавец показывал мне на столик и безуспешно пытался дозвониться, — Трубку не берет, спит наверно, давай телефон, я тебе позвоню. Телефон я с собой не брал, не хватало еще, чтобы по биллингу меня в Турции увидели. Я посмотрел на прилавок и увидел там старенькую "Нокию".

— Это твой телефон? — спросил у турка, доставая сто долларов, — Вот держи за него деньги, если договоришься, то сто долларов заработаешь, а не договоришься, я после обеда зайду, обратно поменяемся, — я вышел из магазина и пошел внутрь Гранд Базара. Комплекс ХС Хантер от "Трекинг Пойнт" позволяет даже начинающему стрелку стать снайпером, эту информацию я в своё время случайно выловил из интернета и запомнил из-за её необычности. Стрелял я неплохо, но до снайпера явно не тянул. Американцы решили в этой модели проблему таких же, как и я стрелков — недоучек. Электроника сама вносила необходимые поправки и держала цель.

Около часа я потратил, чтобы найти покупателей на золото. Первого нашел относительно быстро, зайдя в большой магазин, где как раз находился его хозяин, а второй покупатель подъехал через два часа после того, как с ним связались по телефону. Продал тридцать шесть килограммов золота, порадовался, что все это сделал за полдня, найдя двух оптовых покупателей и поторговавшись с каждым по полчаса. Сто тысяч евро взял наличными. Забрал свои вещи из отеля и зашел в оружейный магазин, продавец которого мне позвонил, торопясь сообщить, что все можно решить.

— Ты когда будешь улетать? — сразу спросил он меня, как только я вошел.

— Я через два часа уплыву на корабле, — ответил я, думая, что сейчас он начнет жаловаться, что ничего не успеет.

— А ты купишь этот карабин без чека магазина? — спросил у меня турок.

— А почему без чека? — заподозрив неприятности я собрался отказаться от покупки.

— Я завтра напишу в полицию заявление, что этот карабин у меня пропал из машины и тогда не надо будет американской лицензии, а в России его никто искать не будет, — родил гениальную мысль продавец.

— А если меня по дороге с этим стволом прихватит полиция? — я по российской привычке опасался проблем с огнестрельным оружием.

— Давай я тебя на своей машине довезу в порт, — предложил турок.

— Если без чека, то тогда добавляй пятьсот патронов, — предложил я продавцу.

— Только двести, патроны очень дорогие, — немного погрустнел он.

— Хорошо, тогда сотню сам докуплю, — я выбрал из списка Нослер Аккубонд, с пулей в 11,7 грамма.

До морского порта доехали без приключений и довольно быстро. Попрощался с турком я отошел к бетонному ограждению, чтобы покурить и посмотреть на берег. У воды никого не было, поэтому быстро спустившись, вызвал челнок и в темпе покинул Стамбул. Дома оплатил часть заказов с карт, собрал в кучу деньги от российских продаж и закончил отгрузки из восьми позиций по металлам.


— Дейв, хочу пожелать удачного полета! Жаль, что не успел с кем-то еще познакомиться.

— Сергей, благодарю за пожелание. Познакомишься в следующий раз, когда наши лентяи добавят себе наконец-то базы лингвиста с вашими языками. Благодаря тебе я выиграл пари. Ты ни разу не запросил возможность приобретения оружия, что с учетом наших знаний по вашей планете было ожидаемо. Все наши предыдущие попытки были неудачные. Люди или блокировали сознание страхом, или становились неуправляемо агрессивны. Поэтому мы тоже рады нашему знакомству и надеемся на продолжение нашего сотрудничества.

Ну вот и попрощались. Уф, хоть отосплюсь немного после всей этой суеты и с семьей побуду. Хотя пока вроде на меня и не ворчат, я не стал говорить дома про то, с кем и чем занимаюсь. Сказал, что очень неожиданно подвернулась крайне выгодная работа по поставкам всякой ерунды для нефтяников с севера. Обманывать нехорошо, но про "зеленых человечков" я рассказывать пока не готов. А так им спокойнее и безопаснее жить.

Легенда про техническое золото для "военных целей" пока работала. Деньги поступали ежедневно.


Улетели сегодня мои инопланетные партнеры. В следующий прилет, через восемьдесят — девяносто дней, заказал пополнение ассортимента от них по списку, над составлением которого раздумывал почти неделю, перелопатив просторы интернета вдоль и поперёк.

В этот раз от них в оплату пошли электрогенераторы и пищевое оборудование, которое надо адаптировать под нашу продукцию и сырьё. Хорошо, что часть синтезаторов была снабжена встроенными генераторами со своими питательными элементами, а вот что не совсем хорошо, это то, что четыре синтезатора были разных типоразмеров. Самый большой в челнок влез только по отдельным блокам. Во время я догадался купить давно продаваемый соседний участок на даче. И хотя я через день после покупки челнока все золото с дачи вывез далеко в тайгу, но охрану из трех частных охранников с ружьями пришлось нанять. Теперь у меня постоянно один из них дежурил в сторожке, куда я поставил монитор на шесть камер наблюдения.

Большим плюсом было приобретение мини — лаборатории с мощным анализатором и компьютером управления, на который можно завязать всё производство по изготовлению пищи и еще останется солидный запас по мощности компьютера. Все временно сгрузил в пять железнодорожных контейнеров, которые тоже пришлось покупать. Ну вот не хочу я в ангаре что-то оставлять.

Выбрал время пристрелять винтовку. Оказалось, что турок меня всё-таки обманул. Без ввода номера лицензии и регистрации на сайте производителя, электроника не работала. На взлом систем безопасности импланту понадобилось пять минут с копейками. Я не сильный знаток оружия, но от шедевра, сделанного" Трекинг Пойнтом" был в полном восторге. Единственной жертвой оказалась ворона, решившая, что семьсот метров это для неё безопасная дистанция. Первый же выстрел показал, что ворона была не права. Электроника просчитала всё, даже температуру и давление воздуха. Зелёная метка на цели загорелась буквально через секунду, и я нажал курок. Пока тушка птицы пересчитывала ветки, я пытался вспомнить, какая же скорость пули у СВД на таком расстоянии. Не уверен, но думаю, что метров четыреста в секунду, не больше, да и энергия пули падает раза в четыре, если сравнивать показатели при стрельбе на сто метров. Спортсмены делают выстрел во время паузы между ударами сердца. Для того, чтобы достичь таких поистине феноменальных результатов, нужно долго тренироваться, но кто знает, возможно, через некоторое время и я смогу похвастаться таким достижением. Раньше я бы и по вороне не стал стрелять, если бы было больше двухсот метров.


Перелеты в другую страну я совершал достаточно просто. Выводил карту мира из меню, выбирал место назначения, режим полета "максимальная невидимость" и "комфорт", и ложился спать или читал книги. Через час — полтора меня будил сигнал о завершении полета и я выбирал место посадки. Прилет всегда планировал рано утром, а место посадки выбирал в километре от какого-нибудь придорожного кафе, откуда потом и заказывал такси, как правило, на весь день. Потом ехал в заранее выбранный отель, в котором снимал на два дня сейф для золота. Деньги старался получать в банке, если за небольшое количество золота, то наличными и демонстративно скидывал их на свои карты, которых завел уже больше десятка. Челнок после моей высадки уходил на высоту в 30 километров или опускался на дно моря, если рядом с берегом имелась достаточная глубина. На всякий случай у меня всегда была возможность выйти на связь с челноком через планшет, расстояние в этом случае было не меньше трехсот километров, даже с учетом города.


Поиск будущих пациентов потребовал комплексного осмысления. Лечить бесплатно я буду только тех детей, которые сами не могут себя защитить. Для всех остальных есть родители и страховые компании. О, кстати…, страховые компании… тут точно есть рациональное зерно. Ещё один вечер и полночи ушли у меня на изучение этого вопроса.

Начать решил с российской компании "ППМ Страхование". Как ни странно, но именно эта, когда-то чешская компания, ещё в 1992 году пришла в Россию с предложением страховок европейского качества и со временем совсем "обрусела". Основу составлял очень крупный финансовый холдинг, уходящий корнями в почти двухсотлетнюю деятельность по страхованию. С 1827 года компания пережила две войны и смену режима, но при этом продолжала работать. В России они были лидером по производимым выплатам именно в том сегменте, который мне требовался — финансовой защите жизни и здоровья. На сайте Центробанка России удалось найти официальное подтверждение моим догадкам. Сотни чисто российских страховщиков, страхующих абсолютно всё — от КАСКО и ОСАГО до космических кораблей и заводов, вчистую проигрывали по реальным выплатам специализированной компании по финансовой защите здоровья и жизни. Кроме того, за свои страховки эта фирма платила честно. Высокие суммы реальных выплат, финансовая надёжность и репутация, подтверждённая серьёзными рейтинговыми сертификатами, определили мой выбор. Будущего партнёра я себе подобрал, осталась сущая мелочь — сделать так, чтобы и он обо мне узнал. С моей точки зрения именно такая связка между здоровьем и его финансовой оценкой имела все шансы на успех. В выигрыше окажутся все. Страховой компании выгоднее заплатить мне половину страховой суммы, а их клиент будет спасён от смертельно опасного заболевания. Хотя, ему можно будет предоставить право выбора.

Жизнь и здоровье — есть ли у человека что-то дороже этого для себя и своих близких? На этот, вроде бы риторический вопрос, в разных странах отвечают по-разному. Если смотреть правде в глаза, то россияне оказались очень лживыми. Горячо отвечая на словах и как бы беспокоясь за здоровье самих себя и своих детей, они на самом деле действуют по факту с точностью до наоборот. Вместо того, чтобы найти тысячу рублей в месяц на страховку здоровья для себя и детей, они покупают телефоны и прочую дребедень, а потом голосят на всю ивановскую, что у них беда и срочно нужна финансовая помощь на операции или лекарства. А то, что стоимость их телефона или ноутбука в несколько раз дороже стоимости страховки, которую они давно бы получили и вылечили на эти деньги себя или своего ребёнка, они умалчивают. Я вдумался в статистику страхования. В Германии застрахованных 91 %, то есть практически все, за исключением выходцев из Восточной Европы, бомжей и тех больных, которых не застрахует ни одна страховая компания. А в России застраховано 4 %. На что надеются остальные? На бесплатную медицину? Но её в России давно уже нет, а лекарства стоят очень дорого. Вылечить что-то чуть серьёзнее гриппа или ангины можно только за большие деньги. Для онкологического больного одна только послеоперационная реабилитация может стоить больше двухсот тысяч в месяц. В приличных странах люди лечатся за счёт своих страховок. А у нас…

Для начала надо россиянам лечить головы и менять их менталитет. Пока же мои земляки расходуют свои и без того небольшие деньги без ума и ставят в приоритеты своих расходов ничтожные ценности. А самое главное — своё здоровье и жизнь, как и здоровье их детей, видимо мало кого волнует, надеются на любимый русский авось. Кому врут? Да самим себе в первую очередь.

Любимая отмазка, что на оплату страховки нет денег, на самом деле не мешает менять автомобили, телефоны, кучу "статусной" ерунды и покупать алкоголь с сигаретами. Самое непонятное, что именно те, у кого нет приличных капиталов за душой вроде бы должны в первую очередь озаботиться предотвращением от возможных неприятностей, хотя бы финансово. Богатые себе всегда найдут деньги на дорогие лекарства и операции. Но нет, именно те, кому страхование необходимо в первую очередь, всегда придумают для себя причину, чтобы начать свой танец на лезвии бритвы, рискуя всем будущим своей семьи ежедневно.

Какими заботливыми кажутся себе родители, когда рассказывают, что они купили своему чаду новый коврик (надувной матрасик, электрическое пианино, планшет и т. п.). То, что за эти деньги они могут застраховать ребёнка, а потом его спасти или вылечить не стесняясь в средствах, они напрочь забывают или делают вид, что им такое не известно. Ну раз им это не надо, то и не мне их учить. Люди они взрослые и живут в реальной взрослой жизни. Решили сэкономить три копейки — заплатите штраф в десять рублей. Жлобство и тупость нынче наказуемы самой жизнью. Может быть это такой современный виток теории Дарвина о выживании. Раньше выживали сильнейшие, а теперь жить будут умные и предусмотрительные, что собственно зачастую одно и то же. Я не Бог и не пионервожатый, чтобы вести каждого к своему счастью за ручку. Поэтому если получится, то помогу лишь тем, кому такая помощь действительно нужна и интересна. Кстати, найденная мной компания страхует людей не только в России, но и по всей Европе. Сюрпрайз, однако. Весьма немаловажный и неожиданный для меня фактор, но очень приятный. Выбирая лучшую страховую фирму в России я даже не думал о том, что могу найти интернационального партнёра.


Современное офисное здание в центре Праги, где расположена штаб-квартира моих потенциальных партнеров, приятно удивило своими высокими стандартами. Компания построила для себя это здание с любовью и выдумкой. Офисное здание выглядело стильно и дорого.

В Прагу я прилетел два дня назад, по приглашению Ярослава Фроха, финансового директора компании. С ним удалось встретиться в Москве. На подготовку к встрече с ним я потратил больше месяца. За это время я снял огромную виллу на Рублёвке, создал врачебную бригаду и даже сначала вылечил нескольких онкологических больных бесплатно. Надо было доказать принятым на работу врачам, что мои обещания по исцелению — это не пустые разговоры. В результате удалось набрать толковых специалистов, подходящих мне по знаниям и по необходимому отношению к работе.


— Проходите, присаживайтесь. К сожалению много времени уделить не смогу, я себя не очень хорошо чувствую. Наверно простыл тут у вас, — Ярослав Фрох говорил по-русски почти без акцента.

— Много времени я не займу. Хотя…, как Вы отнесётесь к тому, что мы потеряем пару часов, но за это время я Вас полностью вылечу, а по дороге и во время лечения мы поговорим о моём предложении. До моей клиники езды минут тридцать. Машина с водителем ждёт меня на улице. Час на дорогу, час на лечение и я Вам гарантирую, что о болезни Вы забудете. Заодно и проверите на себе то, что будет предметом нашей беседы, — не использовать такой случай по меньшей мере глупо. Весьма счастливое стечение обстоятельств. Выйти на одного из членов Совета директоров компании мне удалось после ряда долгих бесед с их московскими сотрудниками. Москвичи очень не хотели меня допускать до разговора с их начальством, которое только в России держало больше десяти миллиардов рублей для финансового обеспечения деятельности страховой компании в нашей стране. В конце концов мне это надоело и я написал на электронную почту их президенту, что хочу инвестировать в совместный с ними бизнес порядка полу миллиарда долларов, но при этом за свои вложения и их результат готов отвечать сам. После отправки письма я и получил предложение о встрече с финансовым директором компании.

Соврал ли я об инвестициях? Я считаю, что нет. С имеющимся у меня иноземным оборудованием я смогу достаточно быстро получить такие средства. Сроки мы пока не оговаривали. Кроме того, интеллектуальная собственность тоже имеет свою цену. Среди безнадёжных больных есть очень богатые люди, которые в состоянии платить за свою жизнь и здоровье. В совместном бизнесе я действительно готов выполнить свою часть работы — вылечить за предложенные мной цены большое количество безнадёжных больных.

— Сейчас ничего не получиться. У меня сегодня ещё несколько встреч. Да и наша служба безопасности не допустит такой способ передвижения. Мы можем договориться на вечер, но я буду с сопровождающими, — финансовый директор холдинга изучающе посмотрел на меня.

— Тогда не буду отнимать сейчас Ваше время. Вот моя визитка, тут есть адрес клиники и мой телефон. После восемнадцати я Вас жду. А поговорим после того, как Вы станете абсолютно здоровым. Так получится значительно нагляднее. Кстати, если найдёте ещё кого-то, нуждающегося в лечении, то берите с собой. Нам он не помешает, а два примера всегда убедительнее одного, — я сознательно не стал продолжать столь многообещающий разговор. Чех сейчас сильно простужен. Не заметить, что вдруг прошёл кашель, насморк и боли в горле он не сможет. Вот с выздоровевшим человеком и поговорим.

— Кстати, а что у Вас с пальцем? — я обратил внимание на мизинец чеха, когда он брал визитку.

— На охоте не повезло. У нас есть удивительные места для охоты на оленей. Вот во время охоты и случилась такая неприятность, а что? — Ярослав посмотрел на свою руку. Верхняя фаланга мизинца, судя по её форме, была ампутирована не так давно.

— Ммм… У нас в планах изменения. Рассчитывайте своё время так, что у меня в клинике Вы пробудете часа четыре. Перед выездом закажите себе русского холодца, грамм триста и съешьте. Будем восстанавливать палец, — чех ещё раз недоверчиво посмотрел сначала на свою руку и затем на меня. Весь его вид выражал знаменитое выражение Станиславского — "Не верю!"

— Даже немцы отказались меня оперировать, когда всё только что случилось. Мы тогда специально заморозили отрубленную часть пальца. Хотя считается, что такие травмы возможно прооперировать. Но в моём случае оказалось, что восстановить палец никак не получится. Слишком сильно был раздроблен сам сустав.

— Вот и славно. Значит когда Вы увидите у себя полностью работоспособный палец, мне не придется Вас убеждать в каких-либо чудесах дополнительно, — очень довольный встречей и найденным решением я поехал к себе в клинику. Всё складывается очень хорошо.

После того, как я восстановил палец чеху и мочку уха его охраннику, состоялась ещё одна встреча в Москве, на которой Ярослав и пригласил меня в Прагу, на переговоры с президентом.


В кабинете у Ярослава пришлось посидеть минут двадцать. Чех встретил меня в их пражском офисе и увёл из приёмной директора к себе. Шеф задерживался на каких-то очень важных переговорах. За это время чех, немного смущаясь, подарил мне в благодарность за своё исцеление шикарный гранатовый браслет. Очень брутальный каркас из золота и платины был украшен крупными чешскими гранатами.

(Чешский гранат славится по всему миру своей прозрачностью и насыщенным темно-красным цветом. Поэтому древние народы, обитавшие на территории Чехии, были уверены, что гранат — не просто камень, а застывшая кровь огня. Удивительно, но отчасти это действительно так. Поскольку одна из разновидностей граната (пироп) — есть не что иное, как кусочки окаменевшей вулканической лавы.)


Пит Кетлачек, президент одного из самых крупных финансовых холдингов Восточной Европы, а соответственно и его российской части, был немного удивлён необычной настойчивостью своего финансового директора и заинтригован случившейся с ним в России истории. Если бы он сам не знал, что у Ярослава нет одной фаланги на пальце и не был свидетелем получения травмы, то никогда бы не поверил в увиденное. Именно он тогда пригласил всех на охоту, сняв на время бывший замок на границе Чехии и Германии. Его партнёр по бизнесу сгибал и разгибал палец и по-всякому крутил и мял его, рассказывая о своей поездке в Россию. Заодно показал и фотографии охранника, у которого загадочный русский вырастил новую мочку уха. Охранника Пит тоже знал лично. Парень работает у них уже больше пяти лет.

Встреча задерживалась. Виной тому стали затянувшиеся переговоры по российской компании "Полиметалл" — крупнейшему производителю золота и серебра в России. Холдинг ППМ Групп продолжал увеличивать в этой стране своё присутствие, выкупая дополнительные активы для их использования в накопительных программах. Русские деньги оставались в России и работали на местное население. Кетлачек никогда не понимал своих русских конкурентов, в том числе и из страхового бизнеса, которые хотели заработать много и сразу. Многовековой европейский опыт подсказывал, что за бизнес можно получать процентов десять — пятнадцать прибыли, но при этом самое главное, чтобы твоё дело было стабильно и надёжно. Его же первоначальные партнёры в России хотели всего побольше и сразу, поэтому со многими приходилось расставаться. "Что-то слишком много у меня получается русских вопросов сегодня", — подумал он про себя и сделав несколько гимнастических упражнений для разминки, попросил секретаря найти гостя из России и Ярослава Фроха.


— Как мы можем предложить клиенту его исцеление вместо выплаты положенных ему денег? — в принципе Пит уже был согласен на предложение русского, но требовались детали. Примерно со средины беседы разговор перешёл в конструктивное русло.

— Страховой компании при очень крупной выплате никто не запрещает назначить собственное обследование за счет Страховщика, — его гость вытащил из портфеля типовой договор их компании, — Это прописано во всех договорах. Поэтому можно говорить об обследовании, но в нашей клинике, и по его итогам предлагать излечение, — мне не составило труда убедить руководителя в том, что он сам хотел бы услышать, — Выгода компании очевидна. Вы не только платите в два раза меньше, но и получаете эксклюзивные возможности. Более того, многие риски можно будет пересмотреть в сторону удешевления, раз они для Вас станут дешевле, а это серьёзный финансовый удар по конкурентам. Тот же список смертельно опасных заболеваний, полученную инвалидность, расходы по госпитализации и временной потере трудоспособности — всё это сейчас компания оплачивает, но этого можно избежать. Я же, со своей стороны получаю оплату только в том случае, если спасаю человеку жизнь или из инвалида делаю его здоровым, а соответственно Ваша компания не несёт крупных расходов по выплатам, снижая их в два раза. Да, мои услуги будут дорогими и не для всех, но… кто мешает клиентам застраховать себя, любимого, на достойные суммы? Такие же программы у Вас есть и для детей. Я знаю, что во многих городах России у Вас заключены договора с очень хорошими клиниками, где Ваши клиенты проходят обследование перед страхованием на крупные суммы. Если мы пополам оплатим транспортные расходы, то тот же больной с онкологией и до Москвы доберётся. При наличии клиентов такие клиники можно открыть в Чехии и Германии. Вопрос только в количестве клиентов и достаточной оплате.

— А как мы определим цены лечения?

— Я бы не стал называть то, что я делаю, лечением. Я вообще-то занимаюсь исцелением, послушайте, как эти слова звучат на русском языке, — на встрече мы говорили на чешском. Во-первых, так всем было удобнее, а во-вторых, я за два дня немного освоился и попрактиковался, с удовольствием знакомясь с пражскими достопримечательностями, ресторанами и пивницами. Особенно меня впечатлило "вепрево колено" — здоровенный кусок отлично запечённой свиной ноги, — Примерный порядок цен я передал Ярославу на нашей встрече, но ещё один экземпляр у меня есть с собой. Почему говорю, что цены не указаны точно. Разные люди, разной тяжести заболевания, возможные осложнения и так далее. Каждый случай мы разберём индивидуально и сделаем это очень быстро. Современные методы диагностики позволяют за тысячи километров иметь объективную оценку состояния пациента. От Вас я получаю половину той суммы, которая была бы выплачена клиенту, но не менее тех цен, которые мы определим при согласовании на приём такого больного. Я почему-то уверен, что когда некоторые случаи исцелений станут известны, то у Вас появиться много желающих увеличить размеры своих страховок, — почти часовые переговоры затягивались, причем я понимал, что это делает сам президент.

— А не могли бы Вы подлечить и меня в Вашей волшебной клинике? — наконец-то разродился он, — А то изумительное чешское пиво и мой образ жизни не лучшим образом отражаются на моих почках и печени.

— Чешское пиво, говорите… Да, это аргумент. Будете в Москве, заходите в гости. За один вечер мы Вас и подлечим, и в баню сводим, но при одном условии — с Вас бочонок самого лучшего чешского пива. Обещаю, что когда дело до него дойдёт, то Ваша печень будет абсолютно здорова.

— Обязательно воспользуюсь Вашим приглашением. Как Вы сами считаете — это мне реально поможет?

— А Вы не поленитесь и удивите своих врачей. Сделайте необходимые анализы и осмотры до поездки и после неё. Если они не увидят разницы, то я в десятикратном размере оплачу все расходы и потерянное время.

— Смелое заявление. Мои поездки обычно очень дорого стоят. Но немного возвращусь к нашему разговору и задам последний вопрос. Почему Вы думаете, что клиенты увеличат размеры страховок?

— Смотрите сами. Расценки за страхование жизни и здоровья очень незначительны. Обычно они стоят полтора — два процента от суммы, на которую человек страхует себя или своего ребёнка. В то же время вонючие железяки, которые многие называют автомобилями, они же страхуют примерно за десять процентов от стоимости. Другими словами, при всём том, что тарифы на страхование самого себя в пять — шесть раз ниже, многие ценят свою машину дороже самого себя. Меня всегда веселит человек, который оплачивает КАСКО в сто тысяч за машину стоимостью в миллион, а вот застраховать себя за пятнадцать тысяч на тот же миллион он не считает нужным.

— Ну да, с такой точки зрения я страховое дело не рассматривал, — пробурчал мой будущий клиент, провожая нас к выходу.

Глава 6

Я решил купить остров и лучше не один, а два — три рядом. Один для производства, второй для клиники, а третий для своих нужд. Вот так скромненько прикинул я свои потребности. Можно и один остров, но большой. Мне нужна хорошая транспортная доступность, желательно для средних морских судов и в то же время максимальная изолированность, от всякого рода гостей, шпионов и чиновников всех видов. Подходящие по площади и деньгам острова продавались в достаточном количестве в Белизе, Панаме, Фиджи и у берегов Австралии.


Почти полдня просидел за работой в лаборатории. Всё-таки я не вытерпел и затащил её в дом. Анализ ингредиентов проводил в пять потоков, по числу коробочек для анализов, напоминающих полукруглые пенальчики примерно по половине литра объемом из белого стеклопластика. Изощрялся, как мог. Кроме стандартных продуктов засунул все, что попалось под руку и раньше было заготовлено для экспериментов. Даже торф, солому, сапропель, бензин и опилки. Немного волнуясь уже под самый конец экспериментов поместил на анализ шикарный домашний бифштекс, дорогую сырокопченую колбасу, кусок осетрины, и филе лосося. На этот раз подождать пришлось подольше, так как заказал не просто исследование материала, а копирование образца, но в конце концов все появились зеленые отметки, с пояснениями — "Копирование возможно на 100 процентов". Открыл список необходимых ингредиентов для бифштекса. Выбрал тип пищевого синтезатора. Для начала выбрал самый маленький лабораторный, который входил в комплект. Полученное соотношение продуктов уже понравилось своей необычностью. Запрошенное количество мяса составило 56 процентов. Использовал клавишу "Заменить" рядом с мясом и уменьшая его процентное содержание получил желтый рецепт и надпись "Копирование возможно на 85 процентов". Вернул обратно до зеленого. Клацнул по клавише "Изготовить контрольный образец" Из меню выбрал температуру в сорок градусов. Закинул требуемые продукты и ингредиенты, немного удивившись выбору еще раз и подтвердил командой "Готов". Бифштекс на пластиковой тарелочке получил очень быстро. Начал пробовать, очень даже не плохо. Чтобы сравнить с образцом слегка подогрел свой бифштекс в микроволновке. Хм…, может быть я себе льщу, но из синтезатора как-то повкуснее кажется и жуется по приятнее, а вот с внешним видом надо будет поработать, в меню есть раздел "Внешний вид". Такс, посмотрим что у нас использовалось для изготовления и что с заменами, а также со скоростью изготовления на больших моделях синтезаторов. Меню отображало все показатели, включая расход энергии. Вводим дополнительные параметры и выбираем "Максимально уменьшить объем и вес","Быстрое приготовление" мда. производительность прилично упала, а расход энергии вырос в два с лишним раза. Поиграв с приготовлением на других моделях синтезаторов, отметил чудовищную производительность самой большой моей модели и расширенные настройки для неё. Вернулся к изготовлению на уже установленном лабораторном агрегате. Я подтвердил изготовление и вскоре услышал, как что-то стукнуло. Хм, и как это прикажете кушать? У меня в руке был теплый брусочек, поцарапал его ножом — достаточно твердый, размером меньше спичечного коробка и в два раза тоньше. Черт, я же не убрал температуру, поэтому образец такой теплый. Как его превратить в съедобную пищу нигде не сказано. — " Хорошо, будем думать, что это мясной "Доширак", — решил я. Выбрал тарелку поглубже и добавил стакан кипятка. Мой образец лопнул почти сразу. Собрал все обратно в тарелку и вынес на улицу для собаки. Пока несостоявшийся бифштекс остывал на перилах крыльца, перекурил, обдумывая причину неудачи. Собака проглотила остатки моего эксперимента и увеличила скорость движения хвоста раза в два. Заказал в синтезатор еще один бифштекс, воду сделал градусов сорок и повторил попытку. Уже удачно, минуты через четыре мой образец выглядел, как полноценный бифштекс, только по бледнее и прямоугольнее. Воды в тарелке почти не осталось, добавил еще немного, но потом вылил обратно. Чуть меньше стакана воды достаточно. Попробовал, вполне прилично. Сравнил с оригиналом. Разницы по вкусу не слишком уловил, а вот консистенция пожиже. Надо меньше воды добавлять. Отнес собаке. Преданность в её глазах и скорость движений хвоста зашкаливали. Улучшил внешний вид через меню и попробовал еще раз. Вопрос с водой решил просто. Взвесил свой "земной" образец бифштекса на кухонных весах, вычел вес вылетающей "таблетки" и используя весы, дополнил остаток водой. Воду из кулера налил погорячее, температуру померить было нечем, поэтому пока на "глазок" градусов шестьдесят. Нашел более подходящую салатницу, в которой вода не разливалась по дну, а позволяла более глубокое погружение моей "таблетки" и повторил попытку. Ну вот, внешний вид по аппетитнее даже, чем у оригинала, время на "приготовление" явно поменьше, чем в прошлой попытке, а на вкус очень даже замечательно. Никакой разницы с оригиналом "земного" происхождения по вкусу, жуется получше и кажется немного пышнее. Жму "Сохранить рецепт".

Дальнейшие эксперименты на ниве кулинарии прервал звонок в калитку и частые сигналы клаксона за воротами. Незнакомый "Мерседес", один парень стоял у калитки и терзал звонок. Махнув рукой охраннику, я подошел к калитке.

— Эй хозяин, поговорить надо, — увидев меня закричал тот, что стоял у дверей. Второй вышел из-за руля и тоже подошел к воротам. Я встал в проеме двери у ворот и смотрел на незнакомцев.

— Что, даже в дом не пригласишь? — насмешливо спросил вышедший из-за руля.

— А вы домом-то не ошиблись, случайно? А то я гостей не жду, да и не прибрано у меня, чтоб в дом пускать, — я спокойно выжидал, что же будет дальше.

— Это ты металл всякий скупаешь? — перешел к делу плотный паренек, давивший до этого на кнопку звонка и видя, что я не сильно реагирую на вопрос, продолжил, — Металлом тут мы банчим, поэтому покупать у нас надо, а не где попало, тогда у тебя все тип-топ будет, — он ухмыльнулся и спросил, — Ну что молчишь, язык проглотил?

— А с чего ты решил, что мне без вас плохо? — спросил я, — Или у вас цены лучше? — я попытался дать им еще одну возможность свести все к деловому разговору. Опыт девяностых вполне чётко позволял мне определить, что ко мне приехало.

— Да цены почти те же, ты разницы почти не почувствуешь, а жить зато будешь спокойно, и за семью не волноваться, а особенно за дочку — красавицу, — выдал в итоге "браток" давно ожидаемые аргументы.

Силой воли "удержал лицо".

— Ну оставь телефончик, будет когда заказ, смотришь и позвоню, — миролюбиво предложил я.

— Смотри не забудь, а то сильно пожалеешь, — водитель протянул мне визитку без имени и фамилии, с надписью "Охранное агентство" и номером сотового телефона.

Довольные "братки" пошли к машине. Я вернулся домой, надел куртку и крикнув охраннику, что я в магазин, вышел на улицу. Магазин был через два дома, поэтому я быстро дошел и стоя у прилавка, позвонил жене, уточняя у неё, что нам из продуктов надо, попросив продавца минуту подождать. Теперь, если что, у меня много свидетелей, что мои недавние собеседники уехали, а я своими делами занимался. Я вернулся с покупками домой, сменил куртку и обувь, вышел через заднюю дверь и незаметно прошел на соседний участок. Поднявшись на челноке повыше, я пролетел над дорогой, чтобы посмотреть где уже находится "Мерседес", номера которого я запомнил. Обогнал его и улетел вперед, километров на десять. Дорогу я знал отлично, несколько лет по ней езжу, поэтому выбор места не занял много времени. Я опустился на холме около трассы, убедился, что с дороги меня увидеть не должны и стал ждать свою цель, посматривая время от времени в прицел оптики.

Первый выстрел в водителя я сделал с трехсот метров и успел еще дважды выстрелить в пассажира, потом машина, потеряв управление, выскочила за ограждение и несколько раз перевернулась. Я быстро вернулся домой, сменил одежду, обувь и вышел покормить собаку. Потом завел машину и заехал на заправку, оплатил её картой, вернувшись на дачу зашел к охраннику и оставил денег на оплату за неделю. Алиби у меня непробиваемое. В течении получаса после отъезда "Мерседеса" меня каждые пять-десять минут видели люди и остались документальные следы по биллингу и оплате картой. Ночью челноком начал вытаскивать из дома все лишнее, а утром поехал в город. По дороге мне позвонил Александр.


— За мной второй день следят, — огорошил он меня неожиданным сообщением, когда мы встретились в кафе, — за собой я точно никого не привёл. Оторвался на машине, когда ушёл со светофора на красный. Вроде как не службы, слишком уж по-дилетантски.

— Слетай-ка в Грецию, помоги жене, отдохни пару недель. Деньги есть? — я подумал, что Александру будет безопаснее побыть какое-то в другой стране. Его жена как раз недавно уехала на закуп, готовя свой меховой магазин к зимнему сезону. Меня всегда удивляло, что меховая одежда в больших количествах производится в относительно тёплых странах. При искусственном выращивании пушных животных климат очень важен. Чем холоднее на улице, тем лучше и пушистее будет мех. Баргузинский соболь — это не только особая порода, но и продукт сурового климата.

— Да деньги есть. Ты ребятам сам позвони, предупреди, а то вдруг у меня телефон на прослушке.

— Не вопрос. Прямо сейчас и сделаю.

Я достал небольшой и недорогой сотовый телефон с "левой" симкой и сделал два коротких звонка остальным двум своим знакомым, которые также занимались реализацией золота. Им сообщил, что выезд на шашлыки отменяется из-за плохой погоды, поэтому шампуры могут убирать обратно в кладовку. Ну вот, парни предупреждены. Я вытащил симку из телефона, а сам телефон "уронил " в лужу у стоянки. Симку выбросил в урну и поехал собирать вещи. В сложной стране для выживания я родился, очень уж тут всё запутано и повернуто с ног на голову. Мне необходимо на какое-то время исчезнуть с исторической родины. Все оборудование я с дачи вывез, не оставив никаких следов. Контейнеры бросил в ангаре. Все перевез челноком в давно заброшенную летнюю ферму, про которую знал еще с детских лет.


Когда-то в уже далеком детстве у моего деда была пасека, куда мы с двоюродным братом приезжали на летние каникулы. Пасека была в одном из трех домов, оставшихся от некогда большой деревни в двести домов, стоящим отдельно за небольшой речкой, которую переезжали по броду, так как моста никогда там не было. Мы шныряли по речкам и тайге, ловили хариусов и голавлей, а когда стали постарше, стреляли рябчиков, подманивая их манком. Раза два в неделю дед для этого выдавал нам по два — три патрона, которые снаряжал сам. Старая ферма уже тогда не использовалась. Это были несколько помещений, накрытых шифером. Через несколько лет дорогу к ферме размыли дожди, потом, вместе с дорогой, ополз склон горы в овраг и попасть к ферме даже пешком стало проблематично, а после дождей уже и тогда невозможно. Овраг сначала затопило водой, а через пару лет там образовалось небольшое озеро, которое быстро начало заболачиваться. По старой памяти я несколько раз пробирался к деревне на внедорожнике и знал, что дальше старой деревни, от которой почти не осталось следов, никто не ходит. А уж проехать туда невозможно, даже на тракторе. Болото разрослось километров на восемь, а упавшие при этом деревья завершили картину. До ближайшего села, в котором осталось домов пятнадцать, было больше сорока километров. Из них не пролазными заросшими дорогами, оставшимися от лесовозов, больше половины. На ферму я обратил внимание, когда прятал золото недалеко от неё. Уже тогда я предполагал, что лучше сразу вывезти всё оборудование в тайгу. Поэтому посмотрел, в каком состоянии находятся навесы. К моему удивлению пара сооружений была вполне жива и подходила для моих целей.


Через день я снова был в Подмосковье. Все пациенты на этот раз были из Европы, поэтому вопрос с оплатой и лечением решил за два дня. Можно было все сделать и за один сеанс, но я никогда не рассчитывал на излишнюю порядочность клиентов, особенно послушав рассказы своих врачей. Поэтому сам никого не обманывал, но и себя обмануть тоже не давал возможности. Всех своих пациентов я всегда просил не распространять про меня лишних сведений и не заниматься моей рекламой. Чаще всего именно такие мои заявления давали мне приток клиентов от уже вылеченных мной людей. Моё нежелание известности убеждало некоторых больных больше, чем любой другой вид рекламы. От страховой компании ещё никого не поступало. Клиентов набирала моя врачебная команда, пройдясь по знакомым докторам. Как ни странно, но многие из приличных русских врачей оказались за рубежом.


Попытка подлечить детей из детдома в этот раз не удалась. Требуют документы. Навязываться с услугами "доброго доктора Айболита", зная при этом, что в будущем получу массу проблем, мне было совсем не интересно.

Глава 7

Получаемых от лечения безнадёжных больных денег было уже достаточно много, но и затраты у меня просто гигантские. Хотя может я ещё не привык к новым масштабам. Покупка фирмы в Белизе и аренда виллы там же, для проживания моей семьи, которую я вывез заранее. Пока отправил их на отдых в Испанию, воспользовавшись услугами небольшой московской фирмы и купив для них в Питере шенгенские мультивизы. Это давало уверенность в том, что их если и найдут, то далеко не сразу. Телефоны заранее у всей семьи были отключены, еще до приезда в Москву. В Испании они купили местные телефоны и карточки. Я не собирался облегчить жизнь тем желающим, которые захотят получить обо мне информацию по биллингу мобильных телефонов. Себе тоже купил другой телефон со свежей симкой, оформленной на чужую фамилию.


Заранее решил заказать четыре малых спутника связи, которые обошлись мне около пяти миллионов евро. Если бы дурная фантазия посоветовала мне обратиться к "отечественному производителю", то вполне естественно, что никаких денег мне бы не хватило. Даже после весьма поверхностного изучения цен я понял, что русские Кулибины нацелены только на распилы. Убедил меня в этом государственный тендер на триста двенадцать миллионов рублей, победитель которого за эти безумные деньги собирался продать микроспутник государству. В CubeSatShop такая туфта стоила примерно в сто пятьдесят раз дешевле. Такие спутники делали американские школьники и турецкие студенты. Создать спутник можно было начиная со ста тысяч долларов, а самая крутая модель с многочисленными наворотами и возможностями стоила около миллиона евро.


Спутники позволяли мне накрыть будущий остров уверенной связью и наблюдением в радиусе четырех с лишним тысяч километров вокруг острова и давали возможность создавать для собственных нужд интернет и телефонию практически по всему миру. Для этого можно просто арендовать часть трафика у других фирм, предоставив в виде оплаты свои услуги по использованию моих спутников. Для компаний, занимающихся связью, это обычная практика. Размер своих аппаратов я выбрал побольше, что позволяло при необходимости увеличить дальность, пусть и при потере качества, но самое главное существенно влияло на срок жизни спутника.

Заказывая себе спутники я отказался от согласований по их выведению на орбиты зарубежными ракетами, мотивируя, что эти вопросы смогу решить в России. Хотя за рубежом такие услуги предлагаются комплексно, в момент приобретения компонентов для спутника. На самом деле я давно размышлял о возможностях челнока, как малого космического аппарата с коммерческой загрузкой в три тонны, для вывода небольших коммерческих грузов на орбиты. Пока не получалась сколько-нибудь связная тема, позволившая это залегендировать для возможных клиентов. А вот для собственных нужд я так сделаю. Только не знаю, может быть стоит первый раз использовать беспилотный вариант, или рискнуть на пилотирование и возможность контроля. Страшновато что-то мне в космонавта превращаться. Психологический барьер угнетает.


Дизель-электроход мы подобрали "Росслау". Все подходящие рефрижераторы флота России уже были проданы в Уругвай. Построенный в Германии в 1990 году длиной восемьдесят два метра, при ширине двенадцать метров, двухвинтовой рефрижератор имел холодильники на 990 тонн груза и возможность принять на крышки холодильников двадцать шесть двадцати футовых контейнеров. Дизельное оборудование, а заодно и электродвигатели уже подлежали замене, что меня полностью устраивало. Заодно проводилась ревизия и покраска корпуса, замена холодильных агрегатов и большого перечня оборудования. Замена и усиление фундаментов двигателей с улучшением шумо и виброизоляции. Фактически от корабля оставался корпус. Строить новое судно я не мог по причине отсутствия времени и не желая привлекать внимания характеристиками корабля. Модернизация уже имеющихся кораблей была обычной практикой и не слишком обращала на себя внимание, а вот каждое новое судно подвергалось большому вниманию и обсуждению. За все действия по ремонту отвечала солидная немецкая фирма, ранее уже имевшая опыт работы с "Росслау". Отдельно в контракте я прописал штраф за разглашение любых технических сведений о судне после модернизации в десять миллионов евро.

Современные электродвигатели обладают гораздо более высокими параметрами, КПД, и сроками эксплуатации, а с дизелями я решил кое-что поменять, так как любой из купленные мной у Дейва генераторов превосходил потребности корабля в десятки раз и мог эксплуатироваться при таком режиме несколько лет. Я не боялся его использовать, поскольку в меню генератора была функция неизвлекаемости и уничтожения. Данная опция входила во все модели, производимые для продажи. Такая особенность наводила на некоторые размышления, но мне была очень кстати. Хотя чего я переживаю. Ракетные двигатели, которые СССР производил ещё в семидесятые — восьмидесятые годы, наверняка изучены во всех заинтересованных странах и фирмах, но что-то никто не рвётся их повторить или создать на этой базе что-нибудь более совершенное. Наверняка и для повторения инопланетных изделий наших, земных, технологий будет недостаточно.


За основу для расчетов я принял модернизацию судна "KOZAK". Расчет винтов, электродвигателей и модернизацию своего корабля скорректировал на мощность 25000 лошадей и 40 км/час в крейсерском режиме. Ну не воспринимаю я нормально узлы и морские мили! Остальной прирост попытаемся получить из весьма сомнительных и непроверенных на практике, идей.

Бульбовую часть носа судна сейчас обкатывали в гамбургском опытовом бассейне. Собрав в голове все идеи по снижению сопротивления судов в воде и обсудив их на ряде форумов, я решил попробовать два варианта бульбы, оба собирался сделать активными.

Один из вариантов был с японских эсминцев, поскольку именно они творчески отнеслись к достижениям "Нормандии", практический результат которых доказан многочисленными рекордами.

Второй подсмотрел у активной бульбы, установленной на сухогрузе "Заандам", только я собирался делать кроме подруливания еще и снижение сопротивления всего корпуса. Эффект "воздушной смазки", реализованный в семидесятые годы на русских торпедо — ракетах "Шквал" позволял развивать под водой скорость 500 км/час. Из носового кавитатора подавался большой объем газа и торпеда, превратившись в подводную ракету, двигалась под водой в газовом коконе. Мне надо было решить две противоположные задачи: снизить сопротивление корабля "смазкой" из воздушных пузырьков и не допустить эти пузырьки до винтов.

В основу идеи легли шикарные немецкие воздуходувки с ресурсом работы больше тридцати тысяч часов и мощностью тридцать киловатт каждая. Выдающаяся вперед на несколько метров бульба позволяла решить проблему размещения кавитатора, а два водомета по пятьдесят киловатт позволяли менять" пузырьковое" поле, благодаря специальным заслонкам, направляющим струю воды, поднимавшей пузырьки при большой скорости, чтобы избежать попадания на винты. Немцы, обозрев мою придуманную "машинерию" покрутили головами и сказали, что я собрался ездить на воздуходувках и водометах. Я не стал объяснять, что у меня переизбыток бесплатной электроэнергии и я ищу минимальные по весу способы "вложить" эту энергию в увеличение скорости. Скорость воздуха из воздуходувки была 120 м/сек. Это позволило в местах наибольшего сопротивления корпуса, выясненных в опытовом бассейне Гамбурга, установить дополнительно ко всему заборные линейки, подведя к ним жиклеры. Двигающийся со скоростью в 400 км/час воздух через небольшие трубки всасывал воду через жиклеры в местах наибольшего сопротивления и выбрасывал образовавшуюся водно — пузырьковую смесь по передней половине корпуса. Воздуховоды взяли прямоугольного сечения из легированной стали, они удачно вписались в набор корпуса, дав дополнительное усиление скелету корабля. Винты от попадания пузырьков воздуха предохраняли шесть поперечных линеек — "пылесосов", опоясывающих дно. Воздух засасывался жиклерами.

Принцип работы жиклера я впервые освоил при транспортировке шариков пенопласта. После раздутия гранул полистирола в шарики, им положено пролежать сутки для стабилизации формы. Для этого раздутый пенопласт сбрасывали в яму. Доставать пенопласт из ямы вручную было крайне неприятно. Поэтому в пластиковую трубу диаметром 200мм мы под углом градусов в пятнадцать врезали трубу в 50мм. При подаче сжатого воздуха в трубу большого диаметра гранулы пенопласта засасывались в трубу 50мм и подавались в технологический бункер наверху шикарным потоком. Этот же принцип работы жиклеров я использовал для корабля.

Технология 2-кратного увеличения скорости хода тихоходных судов (сухогрузов, танкеров, супертанкеров)".

Во всём мире суда проектируются так, что мощность, подводимая к гребному винту, как правило, в два раза больше необходимой буксировочной мощности, то есть той мощности, которая потребовалась бы судну при его буксировке конной или иной тягой, а не гребным винтом.

Гидродинамика объясняет это малым значением к.п.д. гребного винта, равным 0,50 из-за потерь энергии, вызываемых работой самого гребного винта и результатом его взаимодействия с корпусом судна, поэтому только половина мощности гребного винта затрачивается с пользой.

Гребной винт на судне выполняет роль не только движителя, как принято считать, но и генератора ударных волн упругого сжатия корпуса, которые в момент достижения фронтом сжатия носовой оконечности судна вызывают удары носовой поверхности по встречной жидкости, вызывая её возмущение, турбулизацию. То есть, половина мощности гребного винта теряется на турбулизацию встречной жидкости, а не на работу самого гребного винта и т. п.

Преодолеть сложившееся у корабелов предубеждение возможно, доказав на практике существование принципиально новой технологии движения судна. Для этого надо осуществить реконструкцию действующего грузового судна на базе предлагаемого устройства новой технологии движения.[1]


Похоже моё желание совпадает с сомнительными для меня поисками изобретателей, хотя они пока молчат про "эффект Грея", но я про него уже знаю и знаю, как знаю и то, что за попытки применить этот эффект, их только что на костре не сожгли. Попробуем использовать при модернизации калоши из ГДР целый "букет" новинок. Понятно, что моя основная цель — замаскировать наличие сверхмощного источника питания электродвигателей. Я собираюсь это сделать установкой на корабль легких и компактных авиадвигателей в связке с турбогенераторами. Увеличение скорости при модернизации своего корабля я собирался объяснять инновациями, которые позволили бы мне скрыть уменьшение веса и нереальную мощность источников питания.

От двух дизель — генераторов я отказался, оставив только пару из основного и аварийного. Более того, место, освободившееся от их реконструкции потребовал использовать под коммерческую загрузку и дополнительные каюты, оставив совсем небольшие помещения под якобы турбогенераторы нового типа. Поскольку топливо предполагалось иметь в двойных бортах, потребовал полную ревизию бортов с обязательной установкой дополнительных переборок между бортами с отсечными клапанами.

Я изначально собирался "запенить" нос и корму, а точнее двойное дно в этих участках, так как использование этих мест под топливные баки мне было не нужно, то непотопляемость моего корабля увеличивалась.

Реконструкция судна должна будет производиться в порту Туамасина (Мадагаскар), где есть достаточный док и приличная ремонтная бригада. Судно в этот порт перегонят сами немцы после установки бульбы на носу, имея на борту полный комплект для ремонта. Два месяца проживания тридцати работникам оплачиваю я, точнее моя фирма, что по сути одно и то же. Они будут руководить и выполнять сложные работы. Попутно согласился на проверку использования еще одного патента, который мне обошелся бесплатно, но на свой страх и риск в случае неудачи.


Попробуем увеличить скорость в два с лишним раза. Естественно, на посулы изобретателей я не особо рассчитывал. Мне была нужна легенда, которая смогла бы объяснить высокую скорость, а если эксперимент действительно окажется удачным, то это только плюс. На самом деле я постарался задать невыполнимые параметры для электродвигателей, предварительно изучив предлагаемые модели. Фирма, как и предполагалось, предложила мне более мощные двигатели, которые под мои задачи подходили. Про применение электродвигателей уже другого модельного ряда мы не упоминали. Мне это нужно было для меньших подозрений по мощности установленных дизелей и турбогенераторов.

Винты удалось найти готовые, от корейского военного корвета. Про необходимость подготовки корпуса под увеличение динамических нагрузок, соответствующей мощности, я "моих" немцев, которые занимались ремонтом, предупредил. Открытым текстом сказал, что все меры по увеличению прочности корпуса судна и нормальному восприятию растущих динамических нагрузок у корабля я буду оплачивать дополнительно. Судно было построено для работы во льдах, поэтому от рождения имело избыточно прочный корпус. Носовую часть корпуса прилично модернизировали. Особое внимание уделили повышению комфорта для экипажа, каюты переоборудовали и добавили еще три двухместных, поскольку при демонтаже "лишних" дизель — генераторов освобождалось много места, которое никак не получалось использовать под увеличение грузового отсека. Даже по первым прикидкам я за счет реконструкции и сокращения загрузки топлива облегчил корабль на 50 тонн, которые мне пригодятся для дополнительных грузов и перевозимой имитации "секретных турбогенераторов". Предварительные расчеты показали ожидаемую скорость в 26–30 узлов.


Как сообщил журнал "Эр кашн", американцы при испытании 9-метрового быстроходного катера получили благодаря применению воздушной смазки снижение сопротивления трения на 40 %.

Глава 8

Законодательство Мадагаскара не допускает выкуп островов в полную собственность.

Аренду мне эксклюзивно увеличили до 99 лет, что и удостоверили в договоре о покупке (аренде) острова, площадью 384 гектара.[2] Сколько за это сунул их чиновникам нанятый мной юрист точно не знаю, у меня он "на чиновников" попросил пятьдесят тысяч долларов. За сам остров я заплатил 3,2 миллиона евро.

Вот теперь база готова, ограничительные шпоры минимальны, можно начинать. Я изначально боялся попасть под юридические жернова, поэтому и отказался от приобретения островов около Австралии или США. На моем острове меня напрягало соседство Африки, поэтому вопрос охраны и мониторинга опасностей встал очень остро. Для начала решил нанять наемников из Блеквотер или Французского легиона, воспользовавшись имеющимися у меня возможностями излечения. Затем собрался вывести спутники, поставить гидроакустические буи и радиолокацию.

Договорился о встрече в Джибути с представителем Иностранного легиона, где у них находится база. Встретились в ресторане, недалеко от расположения Легиона. Пришедший на встречу офицер сказал, что за последние четыре года получивших тяжелые ранения и гражданство Франции по этой причине больше двадцати человек. Сколько уволено по разного рода заболеваниям ему пока неизвестно. Объяснил офицеру, что мне бы хотелось увидеть и что я могу предложить. Отдельно оговорил, что возраст желательно старше тридцати лет, наличие одного офицера и пары капралов обязательно. Через день обещали переслать медицинские заключения по кандидатам, если такие будут, на что я только улыбнулся. Я предложил контракт на два года ветеранам, получившим неизлечимые увечья или инвалидность из-за заболеваний. За это я их полностью вылечу, но платить буду немного, по тысяче евро в месяц, одежда и питание мои, оружие, патроны и снаряжение, которое укажет будущий командир, я куплю им через Легион. Вот интересно, насколько они меня смогли "просветить" перед встречей. По крайней мере про мою удачную целительскую практику им известно немало. Это я легко установил, задав при разговоре несколько контрольных вопросов. Гораздо больше меня удивило то, что мне не пришлось убеждать офицера о таких возможностях. "Звоночек", однако.

На всякий случай скинул такое же предложение для Блеквотер. Мысли о непатриотичности даже не возникали, поскольку русских наемников в подобных организациях и так достаточно, а вот проблемы с контрактами, дисциплиной и оружием я в частном порядке решать не хочу. Пока не забыл, сделал себе пометку про покупку трех катеров для охраны.

— Рад слышать, Владимир Александрович. Доложите коротко, как дела? — на экране моего телефона высветилась фотография капитана на фоне "Росслау".

— Всё очень неплохо. Даже намного лучше, чем я рассчитывал. Полный отчёт я приложил в файле, а пока кратко расскажу об основном, — голос капитана временами заглушали разные техногенные шумы, свидетельствующие о том, что работа кипит.

Корабль пришёл на Мадагаскар и с него снимают оборудование, и уже перекрашивают корпус снаружи. Дополнительно будут менять передний подъемный кран, оба локатора и всю вентиляцию. Говорят, что много чего из демонтированного можно продать. Все необходимое для ремонта немцы притащили на этом же корабле. Ремонт будут проводить на Мадагаскаре, потому что я поставил условие о монтаже силовой установки без второго дизель — генератора. А без моего "секретного" генератора скорость была бы узлов семь, если исходить из тех генераторов, которые я оставил. Вообще вместо четырех дизель — генераторов у меня будет два — основной и аварийный, но чуть большей мощности, чем старые. На освободившееся место буду якобы ставить "секретный турбогенератор". Под авиадвигатели и турбогенераторы сделаны фундаменты. Таскать бесполезную имитацию в десять тонн видимо придется, заодно туда подведены топливопроводы от двух резервных емкостей в бортах на пятьдесят тонн. Бензин собираюсь покупать в Эмиратах, а потом продавать. Четыре Pratt & Whitney R-4360 Wasp Major закуплены и русские механики их установят вместе с турбогенераторами. Помещение сделаем закрытым, а необходимый шум работы создадут воздуходувки, расположенные в предбаннике. Имеющийся у меня "инопланетный" генератор буду монтировать под основанием аварийного дизеля небольшой мощности и выводить напряжение на общую шину. Он у меня защищен на неизвлекаемость и самоуничтожение, которое, если верить меню происходить без взрыва и напоминает, судя по анимации, сжатие консервной банки под катком. Основной дизель нужен чтобы создавать видимость работы на самых малых оборотах, как и авиадвигатели с турбогенераторами.

Корабль будет ходить от моего острова до Джебел — Али, поэтому таможенных осмотров я не ожидаю. Джебел — Али находится в свободной экономической зоне и я собираюсь всю перевалку грузов проводить через него. "Росслау" будет туда ходить раз в неделю.

Капитан у меня русский, Сорокин Владимир Александрович, офицер — отставник, командовавший еще недавно военным транспортом. Выйдя в сорок пять лет на пенсию и посидев в двухкомнатной квартире в забытом богом Спасске — Дальнем он одурел от безделья и через два месяца нанялся на сейнер штурманом. Сейнер арестовали за незаконный лов уже через месяц, а экипаж своим ходом добирался до России, поскольку штраф за старый сейнер их хозяин платить не собирался. Хорошо, что в судовой кассе оставалось немного денег. Сейчас он ждал контейнеровоз, на котором ему обещали работу помощника капитана. Мы познакомились в гостиничном баре, в Белизе. Я только вернулся со встречи, а капитан зашел в бар, чтобы воспользоваться бесплатным доступом в интернет и выпить кружку пива. Мне позвонила жена и капитан подошел ко мне на звук русской речи, которую услышал во время моего разговора. Познакомились, разговорились и я узнав, кто он по профессии, решил получить некоторые советы по кораблям. Услышав, что я хочу купить и переоборудовать корабль, он отложил все свои дела и мы весь вечер обсуждали, что и как можно сделать.

— Ну не работает чистая физика на море. Вот попробуйте объяснить, почему чисто подводное судно может при одинаковой мощности иметь больший ход, чем надводное. А ведь площадь сопротивления у подлодки намного больше. Или, к примеру, тот же дельфин. Физический обсчёт аналогичной механической модели показывает, что необходима мощность более семи лошадиных сил, которых у дельфина явно нет. То есть дельфин есть, скорость есть, а вот объяснения до сих пор нет, — Сорокин тогда неплохо подтолкнул моё самолюбие. Без такого разговора я бы вряд ли решился на шаманство с модернизацией корабля. Действительно, наличие дельфинов — медицинский факт, как говорил один незабвенный литературный герой. И этот факт кроет все доводы теоретиков, как бык — производитель в самый кульминационный момент своего назначения.

Я сразу сказал, что будущий корабль будет только дизель — электроход. Пришлось немного раскрыть карты насчет генератора "нового типа", предупредив, что это абсолютно секретно и находится в состоянии эксперимента. На следующий день мы искали корабль и говорили с продавцами. Через день мой будущий капитан улетел в Германию принимать корабль, который мы выбрали и оплатили. Туда же должны были прилететь еще 6 человек, за которых он ручался, так как был знаком еще по службе на флоте, такие же отставники. Сейчас все они были на корабле и участвовали в ремонте.


Мне делают небольшой причал с глубиной около него при отливе в восемь метров, кран заказал в Гонконге. Из Эмиратов везут склады — терминалы с холодильным оборудованием. Оплачены с монтажом. В Германии заказал несколько упаковочных линий с терминалом в 1200 квадратных метров. Обещают смонтировать за пять дней. Отдельным контейнером придут бункера с питателями. Полная автоматика. Две бригады из Турции проводят земляные и бетонные работы на берегу и начинают строить поселок. Дорога уже построена, а коммуникации закончат на днях. Пока все электроснабжение идет от дизель — генератора в контейнерном исполнении.

На острове есть большой дом, уже поставили несколько небольших сборных домиков, но все равно часть строителей живёт ещё в армейских палатках. Для начала купил пятьдесят финских сборных домиков трех разных типов в северном исполнении, помня о том, что охлаждать жилище дороже, чем его отапливать. Поэтому в жарком климате теплоизоляция окупается гораздо быстрее, чем в холодном. Доставят эти комплекты домов через семь дней.

Магазин, бар и бассейн с пресной водой уже отделывают. Неплохие темпы за неполный месяц. Оставил Сердара, бригадира турецких строителей, за главного по острову. Озадачил заказом на стройматериалы. За это пообещал дополнительно пять тысяч евро в месяц. После разговора Сердар на стройку убежал бегом.

Глава 9

— Сергей Александрович, у нас на этот месяц полный комплект. На следующий пока пять мест условно свободно, но и те под вопросом. Ждём подтверждения и авансов, — мой администратор вышел на связь, чтобы порадовать хорошей работой. Клиника пока приносит основные доходы.

— Сколько на этот раз от страховой компании?

— Шестеро. Трое по нашим расценкам, а трое почти в два раза выше. У них страховые полисы на очень крупные суммы.

За последние четыре дня я принял восемнадцать пациентов, в результате чего стал богаче на двадцать четыре миллиона долларов. Двое было с острой лейкемией, поэтому прошли без очереди. Четверо были просто на омоложение, но им было дано обещание за участие в американском показе нашей рекламы, что их я приму без очереди и по льготным ценам. Обещания надо выполнять. Все четверо были известными артистами, троих я узнал. Для меня курс омоложения проводить было очень просто. После того, как на пациента одевался пояс и датчики появлялась связь с лечебным комплектом, я выбирал в меню "Омоложение" и мог либо "Выполнить все действия", либо "Разбить на этапы". Я обычно проводил сеанс омоложения в два этапа. На первом этапе проводилась ревизия и восстановление внутренних органов, снятие загрязнения организма, восстановление проточности системы. Что именно при этом происходило я видел не полностью, а только по меняющим цвет внутренним органам. На втором этапе восстанавливались системы само копирования и регуляторные системы. Столько больных у меня накопилось из-за переезда в Дубай. Я решил пока не показываться в России. Мои сотрудники, связанные с лечебной деятельностью, прилетели через неделю после моего распоряжения о прибытии на виллу. С наймом огромной виллы мне помог Дарвиш и сообщил, что хотел бы приобрести еще тридцать килограммов золота. За золотом я слетал в перерывах между лечениями, поздним вечером. Заодно проверил оборудование, спрятанное на ферме. Ха, если кто-то думает, что я устаю от перелётов то так и пусть думает. Я же сразу после взлёта укладывался спать в капсуле и просыпался только по сигналу о прибытии. При моём ритме жизни время перелётов — это время отдыха, а сон в медкапсуле ещё и очень полезен для здоровья.


Первым пациентом, прошедшим процедуру омоложения был я сам. Трудно передать ощущения, которые я почувствовал утром. Ничего не болит, дышится свободно, хочется куда-то бежать и что-нибудь делать. Намного позже я обратил внимание, что у меня не стало седых волос. Лицо разгладилось и помолодело примерно на третий день. Улучшились слух, память и зрение. Изменились вкусовые ощущения. Пища стала более ярко ощущаться на вкус. Усталость стала проявляться только при больших физических нагрузках. Какое счастье — здоровый и спокойный сон! Поэтому восторг пациентов, которые приходили ко мне на второй этап по омоложению, я прекрасно понимал. Перед вторым этапом пациенты производили оплату, а после окончания получали рекомендации по фруктовой диете, принятию солнечных и морских ванн. Мы делали фотографии "до" и "после". Не заметить разницу было невозможно.


Несколько раз общался с моими продавцами золота в России. У них все в порядке, ничего подозрительного. Общались через игру "Мир танков". Вряд ли кто будет там что-либо отслеживать. Александр все еще был в Греции. Жена у него уже улетела в Россию, оставив ему груз для отправки, но вот этого он пока и не мог сделать. У перевозчиков в Греции были временные сложности. Уточнив у Саши, где именно он сейчас находится, сказал ему, что позвоню завтра с утра. Тут сказалась эйфория от полётов. Помню, что когда я получил права и купил себе первый автомобиль, то мне так же хотелось кого-нибудь прокатить или довезти.

Утром я прилетел в Грецию на своем челноке. Сразу за городом нашел мотель и пустырь около него. Челнок в режиме невидимости отправил в небо, а сам пошел к мотелю. Хорошо тут у них. Тепло, чистенько. Перезвонил Александру.

— Слушай, я тут случайно около тебя оказался, — начал я вместо приветствия, — Давай вместе со своим грузом подтягивайся к мотелю, который по дороге в Салоники, — я стал объяснять, куда ему надо подъехать. Там я нашел подходящую площадку, недалеко от мотеля и сейчас пил кофе в маленьком баре, который был построен на въезде. Саша подъехал на пикапе с водителем и смотрел на меня очень удивленно.

— Ты откуда здесь вообще взялся? — задал он вполне ожидаемый вопрос.

— Стреляли, — ответил я в стиле Абдулы из "Белого солнца пустыни", — Поехали разгружаться. Когда он увидел, куда я его привез, то решил, что у меня не все в порядке с головой.

— Саня, не смотри так, все хорошо. Завтра я сам лично отдам этот груз твоей жене. Пусть с утра берет "Газельку" и дует ко мне на дачу. Часам к десяти утра. А ты сейчас у меня возьмешь деньги и поедешь в аэропорт. Там купишь билет на Дубай, затем позвонишь там вот по этому номеру, — я скинул ему номер на телефон. Тут же и позвонил своему администратору в Дубае, сообщив, что ко мне прилетит гость, его надо забрать в аэропорту и поселить до моего приезда. Рейс он ему скажет через пару часов, как только купит билет.

— А ты поезжай, дальше я все сам сделаю, — успокоил я его как мог. Когда пикап скрылся за поворотом, я вызвал челнок и перекидал все внутрь. Начав подъем, увидел, что пикап едет назад.

— Александр, что забыл? — позвонил я на его номер.

— А деньги за перевозку я же тебе не дал, она через карго очень дорогая. За шубы больше ста евро за килограмм, — начал объяснять он.

— Саша. Двигай в аэропорт. Твой груз уже отправлен по назначению. Наша авиакомпания благодарит Вас за то, что Вы воспользовались нашими услугами, — под эти слова я увидел, как пикап заехал на место выгрузки, где еще три минуты назад лежали мешки и пакеты с грузом. Я не поленился и увеличил изображение одуревшего Сашиного лица с отвисшей челюстью. Только ради этого стоило прилететь! Это надо же, так ошарашить человека. Сделал фото охреневшего друга и ввёл обратный маршрут. Отключил все телефоны и мой автопилот взял курс на Россию. Спать не хочу. Попробую испытать скоростной режим в стратосфере.


Прилетев, быстро выгрузил весь груз в котельную, хорошо что у меня там всегда чисто и сухо и пошел в дом. После проведённого курса омоложения из меня просто пёрла энергия. На глаза попался металлоискатель, который мне переделал Дейв. Время до утра у меня все равно свободно, поэтому решил проверить, что же мне с прибором сотворили братья по разуму. Нашел в доме подходящую одежду и обувь, и с тоской посмотрев на уже запылившийся автомобиль, загрузился в челнок. На нем для меня расстояния перестали иметь большое значение. Выпрыгнув из челнока на знакомом месте, включил прибор, и начал подбирать настройки. Вот это круто! Прибор "видел" на середине регулировки чувствительности вокруг себя больше чем на метр, а на экране высвечивались все предметы в их виде. Я сейчас рассматривал пару пробок и гвоздь, оказавшиеся у меня под ногами на глубине в полметра. За два часа я нашел полтора десятка монет, две из них были достаточно ценными и в хорошем "сохране". Вот это результат для "выбитого" места!

Утром позвонил Марине, Сашиной жене, подтвердил, что она может забрать свои "сокровища" прямо сейчас. Как ко мне доехать она знает, не один килограмм шашлыков ими съеден у меня за эти годы. Через час за воротами посигналила машина. Я дал денег водиле и пока он грузил все в кузов, поговорил с Мариной, пригласив её в дом, где все было готово к приготовлению кофе.

Кофе с орехами впервые приготовили сравнительно недавно, в 90-х годах прошлого столетия, в Неаполе (Италия). Как правило, для создания этого напитка используют фундук, но ароматным получается и кофе, приготовленный на основе миндаля и даже арахиса. Я обжариваю фундук до золотистого цвета и мелко перемалываю вместе с кофейными зёрнами. Обычно орехов использую чуть меньше, чем самого кофе.


— А как ты смотришь на то, чтобы пожить на берегу океана годик — другой? — спросил я. Марина слегка "зависла". Наблюдение за приготовлением кофе не мешало мне наблюдать в зеркала кухонной мебели за её лицом.

— А если понравится, то можно остаться там. Деньгами и интересной работой я обеспечу. Дом пока небольшой будет, а потом сами выберете какой понравится. Саша там у меня через неделю будет, я его пока в Дубай отправил, — сообщил я ей главную новость.

— Как в Дубай? — не сразу поняла она.

— Да самолетом. Там его встретят, а к концу недели у меня корабль подойдет, вот и съездим на остров, — продолжал я с самым невинным видом.

— Сергей, стоп! Какой Дубай? Какой остров? Какой корабль? Почему груз у тебя? — Марина разошлась не на шутку.

— Марин, остров и корабль я купил, а Дубай не смог, у них там свой шейх есть, а груз у Саши вчера взял, он его никак отправить не мог, — сказал я ей чистую правду, постаравшись не заржать в голос, — Да я сейчас тебе фотки покажу, вот смотри, это остров, это корабль до покупки, а это его сейчас переделывают, — на планшете у меня было много фотографий острова и корабля, — А вот это заканчивают магазин с баром строить, тут же и бассейн при баре будет, а то у меня там всегда так жарко, что днем так и хочется окунуться, как считаешь, вроде неплохо же получается? — поинтересовался я. Марина машинально листала фотографии, находясь в явной прострации… — Давай торопиться не будем, занимайся своим бизнесом и наверно давай потихоньку подготавливай продажу всего, что тут у вас есть. Я думаю Саша тебе все расскажет по подробнее, когда сам увидит. Что там есть и что будет, и какую работу я предлагаю, — завершил я нашу встречу, под нетерпеливое бибиканье уже загруженной "Газели". Марина молча посмотрела на меня и ничего не сказав, пошла к машине.


Охранник рассказал мне, что пока меня не было, приезжал следователь. Задавал вопросы про ребят на "Мерседесе" и про меня, а точнее про то, что я делал после их отъезда. Он рассказал, что я ходил в магазин, а потом выходил кормить собаку, съездил заправил машину, а остальное время был в доме. Вроде бы в магазин следователь потом заезжал.

Глава 10

Полдня провел на острове. Ближе к обеду, когда работы затихли на сиесту, понял, что делать мне особенно нечего. Тогда решил осуществить одну давнюю идею, требующую предварительной разведки. Я давно хотел попробовать возможности дронов- разведчиков в поиске алмазов. Алмазы мне были нужны и для того, чтобы подогнать будущий заказ под земные параметры. Хотя Дарвиш купил для меня несколько необработанных камней, но их было недостаточно для того, чтобы разбавить ими партию в пять килограммов, которую уже совсем скоро должен доставить Дейв.

Взяв километров на тридцать севернее дороги от Блумфонтейна в Кимберли я увидел, что земля, как огромными оспинами, покрыта старыми карьерами, многие из которых уже осыпались и заросли травой и мелким кустарником. Приземлившись за Петрусбургом я вызвал дронов и через меню задал поиск алмазов, используя купленные у Дарвиша камни, как образец для поиска. Из меню следовало, что поиск алмаза от одного грамма дрон может вести с высоты тридцать метров и при скорости около двухсот километров в час, используя шесть различных видов сканирования одновременно. Для себя я отметил невысокую результативность при использовании днем ультрафиолетового сканирования. Именно их дневное использование существенно снижало скорость дрона. В ночных условиях это ограничение уменьшалось, а скорость и высота над поверхностью могли быть выше в несколько раз, в зависимости от света Луны и вида поверхности. Эффект люминесценции и фосфоресценции алмазов при длинноволновом инфракрасном и рентгеновском излучениях были известны очень давно. Самое интересное для меня было в том, что искусственные алмазы люминесценцию не дают. Узнал я про этот эффект уже после заказа у Дейва партии "инопланетных" алмазов и поэтому немного волновался, сразу решив проверить это свойство у ожидаемой партии.

Выпустив дронов я не спеша летел в сторону Кимберли. Слева и справа от меня шныряли дроны — разведчики, а дрон — охранник летел на триста метров выше. За час "улов" составил двенадцать небольших камушков. На первый взгляд пять штук вполне могли иметь ювелирную ценность. Забрав дронов в челнок я решил перелететь в Ботсвану. Повторив попытку примерно с таким же результатом, решил, что надо попробовать и подводный поиск. Самым известным местом для поиска алмазов под водой было устье реки Оранжевой. Прилетев к месту назначения я с высоты в десять километров увидел три больших судна, "копающих" прибрежную зону. Скорость передвижения под водой у челнока нереальная, по земным меркам, поэтому отлетел километров на пятнадцать и уже под водой поплыл к берегу. С большой высоты я видел, что океанское дно в том районе уходит в глубину не постепенно, а ступенчато. Это было заметно по разным оттенкам воды. Именно "ступеньки" на глубинах от пятисот метров и глубже я решил обследовать, зная, что туда еще не добирались алмазодобытчики.

За пять часов я исследовал участки от пятисот до тысячи двухсот метров. На самой большой глубине количество мелких алмазов было очень большим, а вот на восьмистах метрах дроны нашли два крупных камня. Самый большой, размером с некрупный грецкий орех, был приятного бело — голубого оттенка, а второй, размером с оливку, причем не самую крупную, имел желтоватый оттенок. Всего за пять часов дроны натаскали мне сто тридцать камней, в основном округленной и ромбовидной формы, размером с ноготь мизинца и чуть поменьше.

Все камни я, по своему усмотрению, разделил на четыре кучки, стараясь подобрать одинаковые по размеру и качеству. Для алмазного рудника уровень недельной выработки около тридцати тысяч карат считается нормой. Поэтому я надеялся, что мои будущие продажи могут какое-то время остаться незамеченными. Да и никто не даст мне продавать алмазы, как частному лицу.

По поводу происхождения алмазов я придумал одну неплохую, с моей точки зрения, легенду, которую собирался осуществить в том случае, если привезенная Дейвом партия алмазов будет соответствовать натуральным земным собратьям. Я планировал "найти" на дне пиратский корабль. Под такую легенду у меня подходило несколько возможных мест, достаточно удаленных от берега и с большими глубинами. Во время наших разговоров с Дейвом я поинтересовался, возможен ли аналог моему металлоискателю, только установленный на челноке. Оказалось, что это можно заказать к челноку, как уже существующую опцию и достаточно недорого. Условия по пиратам и удаленности от территориальных вод были необходимы для устранения возможных споров, которые неизбежно возникали при нахождении больших кладов. Достаточно посмотреть интернет и можно задохнуться от возмущения. Десятилетиями, многие уже известные затопленные корабли, оказываются недоступными для желающих поднять их со дна. Например Россия, Швеция, Голландия и Финляндия с 1991 года спорят, кому принадлежит груз с "Фрау Марии", который лежит на глубине всего 41 метр.


Геррит Браамкамп мечтал оставить свою драгоценную коллекцию голландских мастеров живописи надёжному хранителю и ценителю искусства, а потому обратился с письмом к русской царице Екатерине II, предложив ей выкупить его сокровища. Письмо Екатерине доставил в Россию граф Андрей Петрович Шувалов. Графа как-то познакомила с коллекционером его родная племянница Аннабель, с которой русский вельможа крутил любовный флирт. Так запутанно началась эта история. Граф Шувалов выкупил у Геррита Браамкампа коллекцию и погрузил её на борт голландского двухмачтового парусника "Фрау Мария", чтобы доставить ценный груз царице. И в октябре 1771 года "Фрау Мария" отчалила из Амстердама в сторону холодного Петербурга, чтобы преподнести Екатерине II новые украшения для Зимнего дворца. Помимо картин на борту судна находились золотые рамы для картин и зеркал, предметы декоративно-прикладного искусства из бронзы и драгметаллов, а также дипломатическая почта, кофе, сахар, рыба.


9 октября "Фрау Мария" зашла в шведский порт Або (сейчас — территория Финляндии), где захватила дополнительный груз, и тронулась в Петербург. Капитаном судна был опытный моряк по фамилии Лоренц, но и он был бессилен справиться с погодными условиями. Уже через полчаса после отплытия на море начался сильнейший шторм. "Фрау Марию" бросало из стороны в сторону, как щепку. Очень скоро судно сбилось с курса, так как вышло из строя всё рулевое управление, к тому же от качки и ударов посторонних предметов развалился штурвал. "Фрау Мария" была полностью предоставлена стихии. На помощь судну пришли финские рыбаки на рыбацких шхунах, но что они могли поделать, если судно несло на скалы?! Конец был неизбежен. "Мария" получила несколько значительных пробоин и, побарахтавшись среди высоких волн, ушла на дно морское. Моряки и финские рыбаки пытались спасти ящики с картинами, на которые им указал капитан Лоренц, но они оказались слишком громоздкими (свинцовые, чтобы их загрузить на судно в Амстердаме, пришлось разобрать часть борта).


А что же граф Шувалов? А он в это время наслаждался в персональной каюте в обществе прекрасной и юной Аннабель, которая сопровождала ценный груз своего дяди, предназначенный для русской императрицы. Им было не до спасения картин и других ценностей — самим бы уцелеть. Их спасли финские рыбаки, доставившие влюблённую парочку до ближайшего берега. А дядю Аннабель — Геррита Браамкампа — судьба уберегла от этого страшного известия. Дело в том, что накануне крушения судна с его бесценной коллекцией он умер. Так печально закончился роман графа Андрея Шувалова и юной Аннабель. Она осталась на острове ждать спасения коллекции, а граф отправился в Россию отчитываться перед женой о своих похождениях. Граф был женат с 1766 года на статс-даме Екатерине Петровне Салтыковой, дочери фельдмаршала П.С. Салтыкова. Неизвестна нам судьба Анабель, которой в ту пору не было и 18-ти лет. Зато мы твёрдо уверены, что коллекция картин голландских мастеров кисти, выкупленная Шуваловым в Амстердаме для императрицы, ушла на дно морское. Хотя некто пустил ещё в XVIII веке слух, что кто-то из моряков "Фрау Марии" вынес на берег сложенные в трубочку картины. Но с 1771 года все эти работы на международных и частных аукционах и выставках не появлялись, что даёт нам повод думать об их трагической судьбе. Считается, что самая дорогая картина, купленная графом, — триптих Герарда Доу, где изображены Иисус Христос и девственница. Он один ныне стоит не менее 100 млн евро. Стоимость же всего груза "Фрау Марии" оценивается в миллиард евро. Кроме картин на борту парусника находился фарфор — дельфт, расписанный вручную, золотые, серебряные и бронзовые статуэтки, золотые и медные монеты, керамические трубки.


И вот в июне 1999 года финский аквалангист Рауно Койвусаари, продолжая свои подводные поиски затонувших кораблей и кладов на дне Балтийского моря, наткнулся на судно-призрак, который давно и тщетно искал. Рауно знал примерные координаты затонувшей "Фрау Марии", которые он обнаружил в государственных архивах. На поиски судна 56-летний Рауно потратил массу собственных средств и времени. Он уже не раз собирался забросить эту идею, которая не давала ему покоя 10 лет, но всякий раз возобновлял поиски. Морской закон гласит: кто ищет, тот всегда найдёт. И однажды на глубине сорока одного метра, неподалёку от финских островов Юрмо и Бургсте, Рауно обнаружил останки старинного судна. Над палубой беспомощно торчали две мачты. Ему сразу стало понятно, что это торговое судно XVIII века. Рауно подобрался к корпусу парусника вплотную, чтобы лучше его рассмотреть. Корпус был без заметных повреждений. Имя судна легко читалось. Затем к судну спустился второй дайвер. Он убедился, что это тот самый парусник, и снял основные его параметры. Длина корпуса составляла 26,3 м, а ширина — 7,2 м. Именно такие данные значились в архивных документах Голландии. Не удержавшись от соблазна, Рауно поднял некоторые предметы с "утопленника". На берег дайверы доставили фарфоровую курительную трубку, вазу из серебра и судовую печать, принадлежавшую капитану Рейнуду Лоренцу.


Проект по подъёму со дна Балтийского моря "Фрау Марии" обойдётся по оценке финской стороны в 80 млн евро, причём половина этой суммы пойдёт на консервацию корабля и создание музея "Фрау Мария". Произведения искусства были закуплены Екатериной II для пополнения коллекции Зимнего дворца в Голландии, там же зафрахтовали судно. Оно затонуло в Швеции, а ныне — это уже Финляндии. Значит, на груз "Фрау Марии" и судно могут претендовать четыре страны. Вопрос, кому достанутся ценности в случае их реального обнаружения, ещё остаётся открытым.[3]

Глава 11

— "Сергей! Свяжись со мной, как только увидишь это письмо", — письмо Дарвиша у себя на электронной почте я увидел только на следующее утро. День пришлось начать перелётом в Антананариву, где я ждал информацию с корабля и прибытия первого десятка наемников из Французского Легиона. Мне должны были подготовить документы на аренду небольшого острова, недалеко от Валихи, который я арендовал на пятнадцать лет за смешные деньги — пятьдесят тысяч евро. После некоторых размышлений мне надо было посещения на мой остров сделать понятными для островитян. Иначе трудно будет объяснить, каким образом я на острове неожиданно появляюсь и куда исчезаю с него. На Валихе мне уже строили дом в стороне от поселка, с большим подземным бункером и вертолетной площадкой. Два вертолета "Робинзон Р-66" я заказал после изучения форумов владельцев вертолётов. Посмотрел контакты скайпа и увидел, что Дарвиш в сети.

— Дарвиш, это Сергей. Как дела? — начал я разговор с обычных вопросов.

— Дела замечательно. Сергей, у меня есть очень важный вопрос! Я увидел видео на Ютубе и понял, что на вилле в Дубае ты лечишь людей. Это правда? — очень взволнованно спросил Дарвиш.

— "Вот черт", — подумал я, — "Опять препоны, что ли… Как-то это не в духе Эмиратов, которые никому не мешают жить и не лезут в чужой бизнес с лишними вопросами."

— Да, Дарвиш. Я действительно лечу людей. Только я это называю несколько иначе, но это уже чисто языковые проблемы, — с Дарвишем я говорил на арабском, что его сильно радовало и удивляло, — А что, есть какие-то сложности или со здоровьем проблемы? — поинтересовался я.

— Я почти здоров сам, но у меня по поводу твоего лечения есть очень срочный и жизненно важный для меня разговор. Надо срочно встретиться. Это возможно? — за всё время нашего знакомства я отчётливо слышал, что впервые Дарвиш взволнован. Волнение звучало в каждой его фразе и сильно меня напрягало. За несколько лет я впервые слышал, что обычно расслабленного и флегматичного араба что-то сильно зацепило. Как и любой русский, я всегда был готов к неприятностям, которые накладывает в России занятие любым бизнесом. В этом отношении Эмираты всегда сильно отличались от России в лучшую сторону. Даже обычная практика оплаты за товары чеком с отсрочкой платежа, для моей страны выглядит необычно.

— Дарвиш, я сейчас на Мадагаскаре. В Дубае буду через неделю, — осторожно попытался я выяснить степень срочности, — Ты можешь хотя бы дать мне понять, о чем именно идет речь? — моя нелюбовь к сюрпризам законно и обоснованно имела форму легкой паранойи. Хорошие новости редко бывают срочными.

— Сергей, а где на Мадагаскаре ты сейчас? — очень необычно для него проигнорировал мой вопрос Дарвиш.

— Антананариву, если это тебе что-то говорит, — нехотя ответил я, соображая, что если этот интерес имеют какие-нибудь спецслужбы, то они уже отследили мой адрес по интернет — соединению.

— Отлично. Рейс Кенийской авиакомпании вылетает к тебе через два часа. Ты сможешь меня встретить? — настаивал Дарвиш, спустя пару минут.

— Дарвиш, ты прилетаешь один, или с тобой еще кто-то будет, — я тоже перестал церемониться и ответил вопросом на вопрос. Меня почему-то очень интересует, кого мне привезут на встречу, от которой я пока что не вижу пользы и не понимаю необходимости и поводов для принятия скоропалительных действий.

— Я хотел прилететь со своим знакомым, — снизил тон Дарвиш, почувствовав по моему тону, что я недоволен нашим разговором.

— Зачем нам в разговоре кто-то третий? Ты не хочешь мне сказать, кто это будет и о чём пойдёт речь? — я упорно не желал лишних и непонятных заранее контактов.

— Это один из очень больших людей в Эмиратах. Сергей! У него есть несколько очень личных вопросов и он попросил меня о помощи. Если ты сможешь ему помочь, то ты даже представить себе не можешь, какие связи и перспективы будут у тебя в Эмиратах! — наконец-то разродился на какое-то подобие информации Дарвиш. Я удивился необычно эмоциональной речью всегда спокойного араба.

— Хорошо. Постараюсь, чтобы вас встретили у трапа. Если не получится, то смотри на выходе человека с табличкой, на которой будет твоё имя, — я решил, что имея пять часов в запасе, можно успеть продумать вариант для встречи.

— Подожди на связи несколько минут, я уточню всё про вылет, — попросил Дарвиш.

— Сергей. У нас изменения. Мы прилетаем частным рейсом через три часа, — еще более взволнованно и торопливо сообщил он через пару минут, — Рейс сказать пока не могу, ориентируйся на самолет Гольфстрим G650, - нормально, насколько я помню это один из самых дорогих "членовозов" в авиации. Этакий реактивный лимузин для очень богатых. Теперь верю, что Дарвиш действительно не смог отказать какому-то очень важному арабу. "Наши люди на такси в булочную не ездят".

У меня начали "плавиться" оба телефона от звонков. По одному определился капитан с "Росслау", крикнув в трубку, что перезвоню, схватился за второй. По второму звонил офицер, привезший наемников. Договорились, что они сами доберутся до отеля "Карлтон". Перезвонил капитану. Завтра они заканчивают ремонт и готовы выйти в море на ходовые испытания. Дал команду проверить, что из заказанных грузов уже пришло для нашей фирмы. Я заказал в Эмиратах три недели назад пятьсот тонн чернозема из Аргентины, строительную технику и передал большую заявку от Сердара на инструменты и стройматериалы с доставкой в порт Туамасина. Договорились созвониться через час. Вызвал в номер представителя службы безопасности отеля. Поинтересовался, могут ли они проверить номер на наличие "жучков" и видеокамер. Услышав, что это возможно, спросил, сколько это займет по времени и какова стоимость услуги. Сроки и цены меня устроили. В рецепшн забронировал зал для переговоров и заказал лимузин для поездки в аэропорт.

Перезвонил наемник. Сказал ему, что спускаюсь в кафе.

— Разрешите представиться, капитан Агреев Владимир Степанович, — высокий мужчина лет 35 встретил меня около входа в кафе, в котором практически не было посетителей.

— Однофамилец или родственник? — задал я вопрос, который был понятен любому, имевшему хоть какой-то интерес к Легиону.

— Внук, — улыбнувшись ответил офицер, которому этот вопрос за годы службы в Легионе задали не один десяток раз. На Доске Славы Легиона это одна из самых знаменитых русских фамилий.

— Предлагаю в тет-а тетной обстановке по именам и на ты, — улыбнулся я в ответ, — Надеюсь возражений нет? А то у меня сегодня очень мало времени. Где остальные?

— Пока в автобусе, перед отелем, — озабочено сказал офицер.

— Срочные дела в столице есть? А то у меня скоро встреча, похоже очень непростая. Поэтому подключайтесь сразу, а завтра поедем корабль принимать, на нем и пойдем до острова, — я передал офицеру корпоративную карту для текущих расходов и обрисовал планы на сегодняшний день. Наконец-то хотя бы часть вопросов есть на кого скинуть.

Дарвиша с его спутником я встретил в дверях переговорного зала, где еще возились со своими приборами трое специалистов из службы безопасности отеля. Кроме двоих арабов и капитана с капралом, которые встречали моих гостей в аэропорту, больше никого не было. Пригласил арабов в зал и попросил Дарвиша представить нас друг другу.

— Господин Хосни аль-Нахаян, экономический советник, — представил он мне своего спутника.

— Про отчество я наверно сам догадаюсь, — немного подумав, ответил я, отчего по лицу Дарвиша увидел, что он немного расстроен моей догадкой. Хосни только улыбнулся и сказал, — Мы в самолете поспорили, что русские никак не реагируют на арабские имена, Дарвиш только что проиграл мне сто дирхамов.

Отвечая на вопрос Дарвиша о том, что меня привело на Мадагаскар, немного рассказал про покупку острова и корабля. Затем сам поинтересовался, как процветает его бизнес и нет ли у него потребностей по моим товарам. Минут пятнадцать мы говорили на общие темы, как это и положено на Востоке.

— Дарвиш, мне возможно потребуется твоя консультация, как специалиста по ювелирным изделиям. Я успел приготовить несколько образцов и хотел показать их тебе через неделю, но может быть ты взглянешь на них сейчас, пока мы не начали разговор, — я протянул арабу два мешочка из замши. Видимо думая, что в них обычные ювелирные изделия, он тряхнул один мешочек над столом. Два крупных алмаза поскакали по столу в разные стороны.

— Сергей, после того, как я узнал, что ты занимаешься лечением, покупаешь острова и корабли, я думал ты уже ничем меня сегодня не будешь удивлять, — вспотев, выдохнул Дарвиш.

— Друг мой, на свете много разных людей, и свою благодарность за мой дар и свою жизнь, на которую они уже не рассчитывали, они выражают разными способами, — витиевато залегендировал я источник появления камней, — Я сказал, что это образцы, но у меня их немного больше и надеюсь, что скоро это "немного" может прилично увеличиться, а поскольку у меня обширные планы, то пока я буду все поступления камней превращать в деньги. Поэтому у тебя есть время подумать над моим предложением, а я уже готов выслушать, что же заставило вас так срочно договариваться о встрече, — перешел я к основной теме. Будем считать, что предварительное вступление, которым обычно начинаются любые разговоры в арабском мире, мы закончили.

— Сергей, ты можешь вылечить СПИД? — задал вопрос Хосни, при этом взгляд его настолько характерно и специфически прошелся по мне, что я сразу вспомнил пару встреч с подобными "экономистами".

— "Ну Дарвиш, ну сучонок, приволок таки ГБэшника", — подумал я. Надо рвать шаблоны общения, иначе специалист быстро меня "выдоит" на всю необходимую ему информацию.

— У меня был один случай, но тот больной был с ВИЧ инфекцией. Хотя месяц уже прошел и можно попробовать узнать результаты, если подождете немного. Кстати, хорошо что вы мне про это напомнили, — достаточно обтекаемо ответил я. У меня действительно был необычный случай, когда один из приглашенных актёров после шоу в США, попросил приватного разговора, перед началом сеанса на "омоложение". Я обычно стараюсь свести при лечении личное общение до минимума, всей разговорной частью занимается "медицинская" бригада. В этот раз киноартиста я знал по паре фильмов и решил пообщаться. Дождавшись, пока все выйдут, он протянул мне чек на один миллион долларов и сильно волнуясь, спросил, — Вы можете вылечить ВИЧ?

СПИД и ВИЧ я не лечил ни разу. В основном это было связано с каким-то предубеждением к самому заболеванию, поэтому при просмотре историй болезни, которые мне подбирали, я от таких пациентов отказывался. Моя бригада, выяснив у меня, что у нас и без гомиков с наркошами работы хватит, уже не предлагала лечение с такими диагнозами. Поэтому вопрос американца застал меня врасплох.

— Майкл, я ни разу не лечил ни ВИЧ, ни СПИД. Я могу попробовать помочь тебе, но гарантии никакой нет. Предлагаю сделать следующим образом. Я заберу у тебя чек, но через месяц перезвоню, а ты к тому времени сделаешь анализ два — три раза. Если через месяц все будет в порядке, я чек заберу себе, если нет, то верну или ты сам его отзовешь. Обещать могу только то, что это останется между нами и хуже от моей попытки тебе помочь, точно не будет, — я действительно не знал, насколько эффективно будет лечение.

Прошло уже чуть больше месяца, поэтому я решил перезвонить при моих собеседниках. Я включил телефон, отключенный мной на время разговора и найдя номер актёра, поставил телефон на громкую связь.

— Майкл, здравствуй. Надеюсь, что не разбудил, это Сергей. Звоню узнать, как твои дела, — немного зашифровано спросил я у своего пациента.

— Сергей! Я безумно рад тебя слышать! У меня все хорошо, я это проверил уже несколько раз! Я плачу от счастья, я снова в обойме!!! Ты дал мне вторую жизнь и я твой должник! Мой дом всегда открыт для тебя и я всегда рад тебя слышать и помогать тебе, чем только могу, — обрушил на меня поток эмоций американец. Поговорив с Майклом еще пару минут, я извинился, сказав что сильно занят и отключил телефон. Посмотрев на арабов, понял, что от водопада эмоций, высказанных при разговоре, их проняло не на шутку. А что поделать, разница менталитетов.

— Ну вот, частично ответ получен, — вздохнув, сказал я, — А насколько моё лечение спасет жизнь от СПИДа, я и сам пока не знаю. Через неделю я буду в Дубае. Дарвиш мне друг и я не хотел бы отказывать ему в помощи, поэтому постараюсь выделить для его больного весь день. У меня есть приличная вилла и неплохие врачи, которые могут провести обследование. Первые два дня у меня уйдут на уже назначенные плановые приемы, за это время вашего больного осмотрят и подготовят историю болезни. Хотя в этом нет особой необходимости, если такой осмотр уже проводился опытными специалистами и у вас есть история болезни на английском, немецком или на русском языке, — я немного опасался, что попаду в неприятную ситуацию и ради сохранения анонимности будущего клиента, меня потом могут убить, как носителя чьей-то тайны. А то что кто-то из первых лиц государства болен СПИДом, это несомненно очень опасный секрет. Поэтому я оговаривал некоторые моменты, дающие мне подстраховку.

— Проведем первое лечение, а дальше посмотрим, насколько оно эффективно и если надо будет, то повторим, я этот вопрос примерно так себе представляю, — достаточно спокойно и доброжелательно высказал я свою точку зрения. На самом деле всё будет сделано уже на первом сеансе. А вместо второго я буду убегать, быстро и далеко.

— Сергей, если все получится и наш больной будет спасен, то степень и величину его благодарности ты себе даже не сможешь представить! — начал ожидаемую песню "экономический советник", выпятив грудь, — Но вот время и некоторые условия придется изменить…

— Уважаемый Хосни, я надеюсь Вы разрешите так к Вам обращаться на время. Я очень хочу рассказать Вам совсем короткую сказку, которую только что придумал, — не совсем вежливо прервал я его, уже понимая, что мне дальше расскажут.

— В давние времена, в далекой и жаркой стране жил — был визирь. Это был любимый визирь султана, который доверял своему визирю и жизнь и охрану. За долгую и честную службу Аллах дал особый Дар визирю. — " Дарую тебе талант на изготовление противоядий от любых ядов! Только учти, ты должен любить того, кого лечишь. Если будешь ненавидеть, то умрете оба. Ты должен сам выпить смертельную дозу того яда, от которого сделано твое противоядие и вылечить себя сам, и только потом дать свое противоядие больному." — такие условия прилагались к Дару. Много друзей спас визирь своим даром. Только никто не знал, как страшно ему было каждый раз, когда пил он новый и незнакомый горький яд из чаши, боясь ошибиться и умереть, — закончил я "сказку" под молчание обоих арабов.

Подождав, и видя, что молчание затягивается, я продолжил, — Я примерно знаю, что бы Вы хотели мне сказать. Я тоже много чего хотел бы сказать, но не все стоит говорить. Поэтому поговорим о самом необходимом. Если я сказал, что мне НАДО историю болезни, то под этим я имею ввиду, что я ДОЛЖЕН знать, какие органы повреждены, кроме тех, которые замечу я. Если я что-то пропущу, то все лечение будет зря, а я не буду знать причину неудачи и буду думать, что эту болезнь я вылечить не смогу. Это очень важно! Если я буду даже просто плохо относиться к больному, то мне к нему лучше не подходить. Ничего кроме вреда ему и себе я не принесу. Скорее всего мы оба умрем. По крайней мере ваш больной умрет точно, потому что я лечу только тех, от кого уже отказались остальные врачи. Наверно Вы уже знаете, что никто из тех, кого я брался лечить, не умер и все вылечены от неизлечимых болезней. ВСЕ! Это я сейчас говорю, чтобы внести ясность о том, насколько мой Дар уникален. В мире очень много богатых людей, много людей обладающих властью, недоступной для понимания простых обывателей. Но спасти жизнь неизлечимо больному, вернуть здоровье и счастье жизни старику, стоящему одной ногой в могиле, могу только я один! Когда человек умирает, неважно от чего, от смертельной болезни или от старости и недомоганий, ему не нужно богатство и его не интересует власть! У него простое желание стать снова здоровым и сильным! И за это он сам отдаст и свое богатство и свою власть. Не предлагайте мне малую часть того, что я мог бы забрать сам, если бы мне это было надо. Люди богатые и обладающие властью, чтобы потешить свою гордыню и тщеславие могут называть себя Царями и Императорами, но так ли это на самом деле? Неужели они незаменимы? Подумайте, а если я назову себя Богом, будет ли это неправдой и кто из них сможет сравниться со мной? Я возвращаю жизнь! Но я называю себя Целитель. Я не люблю политику и власть, я ненавижу СПИД! Мне страшно в это влезать, потому что я один в этом мире, кому даны такие возможности и я не хочу умереть из-за того, что это отношение может перенестись на вашего больного. Тем не менее, я давал Вам свое согласие, но Вы его не оценили. Представьте, что Вы решили торговаться с Аллахом и ставить ему условия! За жизнь дорогого Вам человека! Вы решили поставить Ваши мелкие и ничтожные человеческие условия и условности против Смерти!

— Мне надо время, чтобы убедить самого себя, в первую очередь, в том, что я должен Вам помочь, а если говорить прямо, то спасти. Мне легче вылечить пятьдесят, а может и сто больных, умирающих от рака, чем взяться за то, что Вы мне предлагаете! Я остановил Вас, потому что Вам власть и деньги кажутся сейчас главными в мире, а я обычным доктором, которому Вы можете указывать, что мне делать и когда. Я постарался объяснить, что это не так. Если я сейчас откажу в лечении, Вашего больного не спасет ничего! Вы могли его спасти, но пока все делаете не верно и я думаю из-за своей ошибки не проживете намного дольше больного. Я Ваш единственный шанс и поэтому не Вам ставить мне условия. Рано или поздно ваш больной умрет. Большие деньги позволят ему пробыть на этом свете немного дольше, но именно пробыть, а не прожить. Потому что это не Жизнь, а борьба со Смертью и мысли о ней — каждый день, каждый час, каждую минуту! Подумайте над этим перед тем, как продолжите! — все это я высказал Хосни, глядя ему в глаза. К концу моей речи его лицо посерело и по лицу потек пот. Я сознательно переигрывал и давил на эмоции.

— Нельзя, чтобы про его болезнь узнали, — почти шепотом сказал Хосни через минуту. — Я не хочу его смерти… — я увидел, что Хосни плакал, постарев прямо на глазах. Его плечи бессильно тряслись, как у старика. Долго сидели молча, каждый обдумывал своё.

— Думаю, что у Вас есть пара врачей и необходимое оборудование, которые через неделю смогут обследовать больного, — уже спокойно заговорил я, — На самом деле мне неинтересны Ваши мелочи, постарайтесь их решить сами. Через неделю заберете у Дарвиша телефон, я по нему скажу, что делать дальше. Ваш больной будет один, никого из сопровождающих мне не надо. Это не обсуждается. По телефону я сделаю Вам два звонка. Первый будет о том, куда привезти больного. Второй — где и когда его забрать после лечения. Если все получится, то уже на следующий день никто ничего не докажет и любая огласка окажется просто сплетней. СПИД неизлечим, а Ваш больной будет абсолютно здоров. На этом я прощаюсь, удачного Вам полета.

— Дарвиш, забирай всё, мне нужны хорошие покупатели на камни, — я подвинул оба мешочка с алмазами по столу к арабу. Дарвиш похоже перестал дышать еще во время моей "сказки". Он почти исчез в кресле и прятал глаза. Значит мой спектакль с легкой истерикой и манией величия прошел неплохо. Надеюсь, что у меня получится изменить сценарий лечения.

Глава 12

Подходили к концу назначенные Дейвом сроки прибытия. Я решил пока не назначать ничего из тех дел, которые не смог бы решить за два — три часа. Сейчас я ехал вместе с наемниками в порт Туамасина. Новенький туристический автобус обеспечивал удовольствие от поездки. Дорога проходила через прекрасный парк Нешнел. На берегу озера Ампитабе ненадолго остановились. Кто-то вышел покурить, некоторые сбегали в кустики, хотя туалет в автобусе был. Очень красивое озеро, с нависшими незнакомыми деревьями и прозрачной водой казалось неземной сказкой. Я специально поехал вместе с прибывшей командой наемников, чтобы присмотреться к ним, а заодно и определиться с необходимым лечением. Поэтому в дороге я попросил по одному подходить ко мне на свободное сидение и минут по пять побеседовал с каждым. Да уж, повидали парни лиха. У всех были в свое время многочисленные ранения разной тяжести, которые накопились за годы службы и сейчас вызвали свои последствия. У многих были сильные боли на местах бывших переломов и травм, последствия контузий, ранений в живот и грудь.

— Перед непогодой у нас в палатке не заснуть, все стонут и скрипят зубами, так больно ломает и крутит старые раны, — рассказывал мне один из них во время нашей беседы.

В порт приехали почти к назначенному времени отправления. Перед въездом в порт Агреев отозвал меня в сторону и сказал, что на корпоративной карте, которую я ему дал для текущих расходов, денег на оплату оружия недостаточно. Оказывается представители Легиона доставили все им заказанное прямо в порт, чтобы бойцы имели необходимое оружие сразу после того, как это станет возможным. Оплатил больше трехсот тысяч евро. Список оружия впечатлял. Вот только ФАМАСы понравились не сильно. Ладно, на корабле все посмотрим в живую.

— Владимир, хвастайся, — поприветствовал я капитана корабля, — И с орлами знакомь, а то я никого из них не знаю, — хихикнув про себя, решил, что сегодня день знакомств. Но расширенное знакомство пришлось отложить, мы отчаливали. Подозвал капитана наемников и повел показывать помещения, которые у меня по плану были предназначены под оружейки. По дороге сказал, чтобы готовился стать здоровым и на ближайший час передал командование капралу. Ухмыльнулся, увидев, что мой храбрый офицер побледнел.

— Обещаю, больно не будет, — успокоил его.

— Боли не сильно боюсь, а страшно от того, что вдруг не получится. Ребята уже двое суток только про это и говорят, — признался Агреев.

— Пока подбери второго, кто самый тяжелый. Лечить парами буду, — распорядился я и пошел подбирать помещение под "больницу". У меня с собой было только два комплекса со свежими блоками и по комплекту запасных блоков. Просмотрел историю болезней у офицера, прилично предстоит работы по Агрееву. Вторым был негр, с переломанным носом и ушами, под два метра ростом. Я с ним уже разговаривал, но никак не мог подумать, что именно его офицер посчитает, как самого тяжелого из бойцов для лечения. Негр постоянно улыбался, подначивал остальных и жутко вращал глазами.

Корабль начало покачивать, выйдя на палубу, посмотрел на берег. Мы уже прилично отошли от порта и проходили внешний рейд, на море было свежо, волны примерно метр — полтора в высоту. Я пошел в рубку к Сорокину. Полюбовался на новое оборудование и вид с мостика. Эх, красота. Договорились, что ходовые испытания попробуем начать через полчаса. Пойду бойцов лечить.

— Одели пояса и браслеты и смотрите на эти экраны. Сейчас датчики загрузятся, во, и теперь смотрим на контроль. Пока не появятся желтые или красные значки, значит все нормально. Можете лежать, можете ходить или сидеть, но без резких движений и только внутри каюты. Если что-то пожелтеет или покраснеет, то я оставлю рацию, сразу меня вызывайте, а ваши экраны поверну так, чтобы обоим было видно. Я буду заходить и контролировать процесс, кстати, он уже пошел, — я посмотрел на ошарашенные лица моих пациентов и направился на голос капрала. Мне стало очень интересно посмотреть на оружие. Автоматы ФАМАС, пулеметы ФН-МАГ с планками РИС и дополнительными прицелами, снайперки ФР-Ф2 и одна крокодильского размера Баррет М82. И ну ооочень много патронов и гранат. Половина тюков была уже разобрана, а две оружейки забиты патронными ящиками.

— Капрал, а почему всё оружие новое не выбрали? — задал я логичный вроде бы вопрос. Готов работодатель платить, вот и бери новьё. Чтение популярной литературы почти убедило меня в том, что ресурс оружия является одним из важнейших показателей огнестрела. Даже мысль о том, почему не умирают от голода не такие уж и малочисленные оружейные мастера, подвергающие "напиллингу" даже очень дорогие модели, как-то потускнела на фоне чтива. Книжные суперстрелки иногда половину книги проводили на стрельбищах и в мастерских, обвешивая свои новые стрелялки кучей планок и прицелов. При этом никаких упоминаний о той же регулировке спуска или подгонки ложа я не отметил. Даже странно, неужели они про патроны с лазером для "холодной" пристрелки не знают.

— Это наше оружие. Нам прислали именно то, что на нас числилось. Ну и немного запаса. Каждый свою пушку знает, а уж снайпера только что не плакали и не целовались со своими красавицами, — улыбнулся капрал. Страшновастенькая у него улыбка. Надо будет убрать этот шрам поперёк лица, машинально отметил я план будущего лечения.

— Назначь старшего и пошли к больным, — я правильно понял переглядывание между бойцами. Им непонятно было, почему взявшись лечить их командира и еще одного бойца, я вместо этого шляюсь по кораблю и сую нос в их хозяйство. В свете предстоящей процедуры, для каждого из них, такое моё поведение настораживало.

— Воины, пока мы ходим, организуйте пару лежаков или шезлонгов тут и еды побольше всякой, лучше всего с мясом, а то скоро придут выздоравливающие и что-нибудь вам откусят, — перенёс я фокус внимания на бытовые вопросы и прикололся над суетой, с которой вояки начали организовывать "поляну".

— Как дела, выздоравливающие? — я начал сканировать меню больных по очереди.

— Нъянма, а что у тебя было тут? — увидел уплотнение в форме шарика у правого колена, ещё раз проверил историю болезни, но нет, там ничего не про ноги не записано.

— Осколок попал, лет пять назад, я его сам выковырял, вроде не болит, — выпучил глаза негр.

— А почки где отбил? — уже сварливо поинтересовался я, у меня опять не было упоминания в истории. Не слишком скрупулёзно военврачи заполняли истории болезней для рядовых легионеров.

— Это я в плен попал, ненадолго правда, но били там сильно. Ребята только к вечеру прорвались, с ними и ушел, — все ясно, не стоит чересчур доверять солдатским карточкам. Посмотрел еще раз на Агреева, там все по плану, хорошо восстанавливается.

— Ладно, отдыхайте дальше, скоро еще раз зайду. Пошли капрал, ну их, бездельников, — улыбнулся я, глядя на отвисшую от такого "лечения", челюсть капрала. Махнув ему в сторону их "поляны", сам побежал к мостику.

— Владимир. Ну что, трогай с Богом! — азарт начинал меня терзать. Получилось у нас со скоростью или нет и что нам дадут новые движки и никем не проверенные патенты. Не, всё не то. Никакой романтики и криков в трубу "Полный вперед!". Капитан просто положил руку на сдвоенный ползунок и неторопливо двинул его вперёд. Корабль слегка вздрогнул и присел, как бегун перед стартом. Услышав сзади шум я обернулся и увидел всю команду и двух немецких инженеров, которых мы должны были высадить с актами о принятой работе в Анциранане, после проведения ходовых испытаний.

— А что у нас по загрузке, — несколько запоздало поинтересовался я у капитана.

— Семьсот восемьдесят тонн, почти половина, — не отрывая глаз от приборов вполголоса сказал Сорокин.

— Двадцать два узла идём, — нормально тоннажа я назаказывал. Хотя если вспомнить, что для нового магазина был просто выкуплен почти весь ассортимент небольшого дубайского супермаркета, а от Сердара тоже упала заявка на строительные материалы на восьми листах.

— А наш патент включен? — тихо спросил я.

— Нет, — так же тихо услышал ответ от капитана.

— А что ждешь? Пробуй воздух по корпусу для начала, — Сорокин клацнул небольшой клавишей, над которой, увеличивая яркость, начала разгораться цепочка из шести светодиодов. Включилось две воздуходувки, подающие пузырьки воздуха вдоль корпуса судна. Попутно струя воздуха, достигающая скорости 120 метров в секунду вытягивала через жиклеры воду из зон наибольшего сопротивления и ловила пузырьки воздуха перед винтами. Вот зажегся последний, шестой.

— Двадцать пять и пять, — прошептал капитан, снял фуражку и вытер её платком изнутри. Я посмотрел на ползунки главных двигателей, почти треть запаса еще.

— Пока больше не газуй, я скоро вернусь, — я вышел из рубки сквозь молчаливо расступившуюся команду. Хм, и что им не нравится? Только на одном лице была улыбка. Недоверчиво — идиотское лицо немца с остекленевшими глазами. Подвинул его плечом и вышел на палубу. Два бойца из наемников стояли недалеко от каюты с очень напряженными физиономиями. Ну, у этих свои чаяния и заботы.

— О как, молодцы добровольцы, что сами догадались. Пойдем за мной в больницу. Будем тела выносить, — прикалываясь в лучших докторских традициях, повел я воинов за собой.


— Привет, симулянты! Сейчас посмотрим, не пора ли вам места освобождать. А то здоровые лбы тут жируют, а там больные бедолаги оружие от грязи вычистить не могут, — балагурил я под доброго сельского доктора, осматривая негра, — Ну вот, я так и знал. Абсолютно здоровый гуманоид пробрался в лазарет, чтобы в три горла жрать двойную норму. Снимай браслеты и пояс, симулянт. Забирайте парни это тело, он здоров как бык. Вот только нос и уши пока ему поберегите, а то я их устал чинить. Нъянма, не давай их никому руками трогать, понял? Аккуратно его до места доведите, там лучше положите на матрас на часик и хорошо покормите, а потом пусть он за вас пашет до вечера, — напутствовал я двух легионеров, которые выводили из "больнички" здоровенного и здорового Нъянму.

— Такс, ранбольной, что тут у вас? — я начал осматривать Агреева. — А откуда у нас такой замечательный шрамик по ноге, пытались извилин добавить офицерскому составу при посредстве вивисекции? — нога мне не нравилась. Почти от колена до пятки по икрам шли два глубоких уродливых шрама. — Похоже эту жопу из двух шрамов, которую вам тут пытались нарисовать, я в несколько заходов буду лечить, — невесело сказал я.

— Из трёх шрамов, — так же невесело ответил Агреев.

— Ранбольной, не спорьте с доктором! Раз доктор сказал два, надо отвечать — Так точно, два, — Или сами считайте, — повеселел я. Значит один шрам победили. От него осталась только светлая полоска на ровной коже. Да и остальные два теперь не так страшно выглядели.

— А пока ставлю боевую задачу к следующему сеансу. Перед лечением надо съесть полкило мяса, желательно с хрящами и нагрызть побольше костного материала. Рекомендую мелкие куриные кости разжевать в кашу. А то мне ваши обструганные ноги восстанавливать нечем. А сейчас снимаем браслеты и ждем сопровождающих. Час отдыха и много еды обязательно, — два веселых бойца подхватили счастливого командира и бегом понесли его к накрытой "поляне". Почему мне так радостно от чужого счастья? Может я немного неправильный доктор?!

— Следующий! — крикнул я в рацию. Пришел капрал и такой же шкаф из немцев. Посмотрел истории. С капралом ничего сложного, но всего по мелочи набирается прилично, а вот с немцем проблема, хотя тут я сам виноват, надо было раньше подумать.

— Фридрих, ты успел поесть? — я подал капралу комплекс и показал жестом, чтобы одевал, а сам пока листал медицинскую историю по немцу.

— Да, мы завтракали, а потом с ребятами сухпай распечатали, — отчитался земляк психованного Адольфа.

— Нет, так дело не пойдет. Сейчас ты идешь к флотским, находишь главного по еде. Берешь в помощники Юло, у него тоже пальца нет и варите по курице на каждого бойца. А ты лично, пока всю куру не съешь и все мелкие кости не разгрызешь, в больницу не приходи. Как ты думаешь, чтобы тебе восстановить пол ноги, сколько надо костей и мяса? — про пол ноги это я конечно загнул, но мизинец и часть ступни у Фридриха миной оторвало, — Задачу понял? Выполняй, а вместо себя давай сюда другого, кто не суёт руки — ноги куда не надо, — запустил процесс в "больничке" и пошел на мостик.

— Ну, что орлы! Почему грустим? — флотские расползлись по рубке, пристроившись кто куда. Лица по прежнему были задумчивые.

— Шеф, ты хоть знаешь, что мы натворили? — грустным голосом начал Сорокин. Я оглядел все вокруг, никаких следов разрушения не увидел и вопросительно уставился на капитана, решив что лучше промолчать. — У меня "коробочка" под половинной загрузкой больше 17,5 узлов не шла! Да у нас весь экипаж всю службу гоголем ходил. Ещё бы, самый быстрый транспорт во флотилии! Да у нас лучшие эсминцы тридцать шесть узлов дают только на бумаге! Эхх… — старпом только головой покачивал, подтверждая капитана.

— Так и будем горевать, или как? Может попробуем… — попытался я переключить моряков на продолжение ходовых испытаний.

— Минут через двадцать курс поменяем, к волне правильнее встанем и попробуем, а то пока плюхаем со всей дури. Так и до беды недалеко, — отозвался капитан, а я понял, что все поведение команды — это шок от новых скоростей, к которым они ещё просто не привыкли. Кстати, шум от волн действительно заглушал все остальные звуки на корабле. Я только сейчас сообразил, насколько тихо работают двигатели и что по корпусу практически нет вибрации, обычной для тех кораблей, на которых я бывал. Ничего, к хорошему человек привыкает быстро. Привыкнет команда к скорости. Я зашел в свой лазарет, проконтролировал изменения и направился к "поляне" воинов. Уже с дверей заметил подозрительную движуху.

— Отставить, боец! Вытаскивай, чего у тебя там, — мне протянули армейскую фляжку, — Виски, бррр, не хочу. А коньяка нет? — Агреев вытащил из-за спины небольшую плоскую бутылку. По этикетке французский коньяк, 15 лет. — Виват, Франция! Вот сегодня есть реальный тост. За Ваше Здоровье! — я выпил грамм тридцать неплохого французского коньяка, — Выздоровевшим не злоупотреблять. Следующей паре на лечение вообще не пить. С вахтой до утра сами определитесь, — я решил пройти до отсека с двигателями, которых ещё не видел. Забрав из рубки старпома двинулся на корму. Движки просто песня! Солидное басовитое гудение вызывало подсознательное чувство их мощи и надежности. Воздуходувки смотреть не пошел, они все равно в закрытых корпусах.

Почувствовав, что корабль начал поворот, вернулся на мостик.

— Как пробуем? — задал вопрос Сорокину.

— Предлагаю пока не меняя скорости включить водометы и погонять по режимам, — сходу ответил капитан, очевидно прокручивая в голове план ходовых испытаний не первый раз. Я кивнул, соглашаясь. Водометы добавили только половину узла к скорости, хотя мы уже идем очень хорошо. Насколько я помню выкладки, то на этих скоростях каждый следующий узел скорости требовал невероятных увеличений мощности двигателей. Погоняли водометы на режимах, поиграли вертикальными заслонками, меняя направление выталкиваемой струи вверх или вниз, особых изменений не увидел никто.

— Включай воздух, — решился я проверить нашу разработку, — Сначала на одной воздуходувке. Да, пока не забыл. Надо винты будет на кавитационные разрушения проверять после каждого рейса, — Сорокин кивнул, включил воздуходувку и выставил режим на 30 процентов. Почти никакого результата, 0,1–0,2 узла, это может быть и из-за ветра.

— Добавляй еще, — спокойно сказал я, чтобы скрыть разочарование. Добавили еще 30 процентов. Хм, 26,3 узла, — Выводи на полную и поиграем заслонками водометов, чтобы струей пузырьки распределять, — мы начали пробовать различные варианты распределения пузырьков воздуха по корпусу судна. Добились результата в 28,7 узла. Во, уже лучше.

— Предлагаю перерыв минут на двадцать, пусть ребята немцам помогут с измерениями температуры, — немцы с тепловизорами обходили все работающие агрегаты и искали возможный перегрев. К турбогенераторам их не пускали, про это они были предупреждены не один раз.

Зашел в больничку, где уже болтали ногами от безделья два кандидата на лечение. Травма позвоночника, контузия, ранения, частичная потеря зрения на левом глазу. С глазом пробую первый раз, но вроде должно получится. Вот такой я универсальный доктор, аж самому смешно. У второго почки, кстати с камнем, ранение головы, два пулевых в ноги, одно не очень хорошо вылечено и гепатит. Все ввел и запустил процесс лечения.

— Шеф, можно вопрос? — обратился боец азиатской национальности, у которого я и лечу сейчас гепатит. Кивнув, я задержался в дверях, — У нас два бывших морпеха есть, один на крейсере служил, другой на эсминце. Оба говорят, что сухогрузы так не ходят и ругаются от восторга. Что это за корабль такой? — видно было, что азиату вопрос дался не просто, слишком сильно он смущался.

— Можешь передать ребятам, что сухогрузы японские с 1983 года ходят по 33 узла, а мы — рефрижератор, нам сам Бог велел скоропортящуюся продукцию возить быстро, — рассказал я ему чистую правду, — Слышал про русскую торпеду "Шквал"? Она под водой идет в коконе из газа. Вот мы и решили попробовать себе тоже воздушный кокон сделать, чтобы топливо экономить, и скорость увеличить. Сейчас проводим проверку, ну а результат сам видишь, — я пошел на мостик, надо добить сегодня программу ходовых испытаний.

— Владимир, что делаем? Добавим двигателями, или вторую воздуходувку включим? — спросил у капитана про наши дальнейшие планы.

— Сначала воздух, потом движки, а потом начнем все отключать, посмотрим, что и как на скорость влияет, — сократил отчёт капитан. Отработали вторую воздуходувку, она дала гораздо больший прирост, чем я ожидал. Ход 32,5 узла. Добавляем обороты главных двигателей. На реостатах запас еще процентов тридцать, не меньше. Скорость растет. Капитан перед каждым следующим движением реостатов оглядывается на меня, я так же молча киваю и потом минут десять смотрим на приборы. Хорошо, что волны пошли на убыль. Сейчас на море небольшая зыбь. На глаз не более полуметра. От берега мы ушли далеко, хотя изредка полоска берега видна. За рубкой на мостике, укрывшись от хлещущего, из-за нашей скорости, по лицу ветра, стоят четыре бойца и рассматривают навигатор. Видимо тоже наблюдают с какой скоростью мы идем. Один из моряков показывает в сторону берега. Наш капитан в бинокль рассмотрел катер береговой охраны, похоже шедший нам на перехват. Скорость у них для такой погони явно недостаточная. Поскольку мы идем в нейтральных водах, то скорее всего моряки с катера хотят просто посмотреть, кто это бороздит просторы океана с такой дикой скоростью. Действительно, катер вызвал нас по рации. Задав пару вопросов про маршрут и груз, поинтересовались скоростью. Сорокин сказал, что мы проходим ходовые испытания, скорость в настоящее время 34 узла. Рация помолчала, потом попросили подтвердить скорость и получив ответ, пожелали нам счастливого плавания. Некоторое время катер пытался идти с нами параллельным курсом, глядя на его потуги мои моряки только довольно кряхтели и хлопали друг друга по плечам от восторга.

В итоге скорость у нас достигла 37,5 узлов! Наибольший прирост из всей машинерии давали воздуходувки на бульбе, но дело в том, что мы могли включать их в последнюю очередь. Водометы помогали правильно направлять наш кокон воздуха из бульбы, а бортовые воздуходувки работали еще и как пылесос, создавая вакуум перед винтами, чтобы устранить кавитационные повреждения, засасывая пузырьки, случайно оказавшиеся под дном. Чисто на двигателях скорость была 22,5 узла. Задумался про увеличение мощности для воздуходувок на бульбе. У меня есть предположение, что мы не достигли максимума. Рост скорости не был пропорционален количеству воздуха, попадающего в бульбу, а нарастал с его увеличением нелинейно. Надо будет посмотреть в порту на размеры пузырьков, вроде и ставили сетки и рассекатели, но надо пробовать еще уменьшить размеры пузырьков. Резкое, почти скачкообразное, увеличение скорости корабля при увеличении подачи воздуха в бульбу требовало осмысления и изучения, как недопонятый феномен.

Из лазарета вышла последняя пара бойцов. Затащил на короткий сеанс Агреева. Все дела сделаны. Можно отдохнуть. Корабль идет со скоростью 55 километров в час. Команда в шоке — это наша крейсерская скорость при таком волнении. Часов через восемь прибудем в Анциранану. Там я и немцы выгрузимся. Немцы полетят домой, а я в столицу. Заберу челнок и собираюсь посетить остров. Уже заходил к себе в каюту, но меня перехватили возбужденные немцы. Они пока точно не уверены, но предполагают, что скорость в 37,5 узлов — это мировой рекорд для грузовых кораблей!

Глава 13

Я летел в Россию. Просматривал заранее скачанные файлы, иногда смотрел в "окно", с высоты в 50 километров. Для себя я решил, что эта поездка на историческую родину будет последней. Сейчас же возвращался только из-за того, что тупо не успевал подготовиться к прилету моих "братьев по разуму". Примерный список их заказов у меня был, но я не укладывался по времени, чтобы сделать все так, как я планировал. Больше отгрузок с искусственными трудностями, которые в России создают специально, у меня не будет. Это я весь полет твердил себе, как заклинание.

Километрах в пятидесяти от города приземлился недалеко от трассы и переговорил со своими продавцами золота. Я купил в Москве сразу тридцать "левых" симок и полтора десятка дешевых телефонов, не жалко будет использовать их на один — два раза. Там же купил несколько разных сигнализаций, с большим сроком работы от аккумулятора. У ребят все спокойно, готовы работать. Сообщил где взять по два килограмма золота, хорошо что по нескольку тайников у нас заранее обговорены, и куда полученное перегнать мне на карточку, с которой я смогу оплачивать рублями товары через Интернет — банк. Естественно, всё на "птичьем" языке. Если нужно было поговорить о чем-либо более серьезном, где не стоило доверять мобильной связи, то мы в определённое время заходили в онлайн — игру и пользовались внутренними каналами связи в ней. Вот такие шпионские страсти в России из-за дебильных ограничений и маниакальной жадности органов, чиновников и государства к собственности своих же граждан. Почему в той же Австралии я могу спокойно накопать золото и сдать его государству не подписав ни одной бумажки?

Постоянно поддерживая контакт со своими "менеджерами по снабжению" по скайпу и подкидывая им время от времени небольшие суммы и заказы, я знал, что могу отгрузить тонн триста металлов при любом варианте предполагаемой загрузки, дня за три-четыре. У меня лежало уже сто пятьдесят тонн прессованного сапропеля. Ребята нашли и купили прессы для торфа и в качестве бартера передали их поставщику сапропеля, договорившись, что весь объем прошедший пресс мы купим. Богатством ассортимента и конкурентными ценами внутренний рынок России похвастаться не мог. Часто на экспорт металлы, нефть, бензин, лес продавались в разы дешевле, чем для "своих" на внутреннем рынке. Основной трудностью для производителей металлов является рынок сбыта и транспортировка. В России половина производственных мощностей не используется. Или покупателей нет, или транспортные расходы делают производство не выгодным.

Один мой знакомый закрыл свой цех по производству торгового оборудования из металла, когда увидел в продаже аналогичные турецкие изделия примерно по такой же цене, по которой "Мечел" продавал ему черную трубу для необходимых заготовок на эти изделия. Все объяснилось "экспортными" ценами "Мечела", которые на Турцию были ниже в 2,5 раза, чем для России.

Такой же "восторг" у меня вызывали цены на бензин в России. Рост стоимости бензина производители всегда пытались объяснить ростом цен на нефть, неудачка произошла, когда цены на нефть в два раза упали, а цена бензина продолжала расти. Вот уж точно — Бог шельму метит.


По дороге задержался около трассы, в прямой видимости вышки сотовой связи. Надо узнать, как дела у моей семьи, какие новости на острове и сделать ещё пять-шесть звонков разным людям. Заодно нужно ответить на пару неотвеченных вызовов.

Я прилетел к ферме и понаблюдав за окрестностями некоторое время, на всякий случай с высоты в пять километров, проверил свой тайник. Все было на месте и в достойном состоянии. Вокруг фермы я расставил десяток маячков, которые должны были уведомить меня о возможных визитерах, но в этих лесах развелось много зверья, поэтому не каждая сработка сигналки могла быть опасна. Высыпал два больших пакета перца, чтобы отпугнуть лесных обитателей, установил сигналку с сиреной и поставил камеры внутри фермы. Через спутник сигнал и картинку с места увижу. По крайней мере от зверья обезопасился немного. Забрал золота сто двадцать килограммов. Надо ребятам загрузить в тайники и сделать запас на острове и в Эмиратах, а то каждый раз летать не сильно хочется.

С золотом надо побыстрее определяться на продажу крупных партий. Я могу продавать его тоннами, а занимаюсь мелкой продажей. Заодно и для себя стоит выставить приоритетные цели. Сейчас я просто набираю капитал. В этом мире без денег сделать что-то большое нельзя. Капитал нужен, как рычаг, чтобы им вытянуть солидные проекты. Бедные идеалисты так и умрут пустозвонами, ничего достойного не совершив в своей жизни. Надо найти время и серьёзно подумать, а надо ли мне столько денег. На жизнь мне и так хватит, ещё и детям останется. В конце концов я одним целительством заработаю очень много. А места, где пасека была, очень хороши.

Рассуждая таким образом, я вспомнил, как у деда с пасеки однажды летом медведь по ночам воровал ульи. Ульи, достаточно тяжелые и большие ящики из доски, медведь утаскивал метров за сто и бросал в ручей, скорее всего, чтобы утопить пчел. После второго случая дед завел собаку, не слишком чистокровную лайку. Белка, как мы её назвали, была молодая и бесшабашная. Несколько раз она на нас с братом выгоняла лосей, когда мы рыбачили, чем сильно нас пугала, но как только она чувствовала медведя, то сразу жалась в ноги, мешая ходить. С белками у неё были особенные отношения, за что она и получила своё имя. Загнав белку на дерево она начинала по-особому лаять — очень тонко и визгливо. Все это я вспоминал, подлетая к даче, над которой и завис, чтобы осмотреться.

Около антенны горел красный и желтый светодиод, но "штатная" сигнализация дачи, завязанная на местную охрану, молчала. Моя семья сейчас в Испании, неделю назад туда улетели покупать мебель и летнюю одежду. Больше ключей ни у кого нет. Если бы не паранойя и дополнительная сигнализация, индикацию которой я вывел на крышу, то я бы ничего и не заметил. Абсолютно правильное решение оказалось, поскольку на даче были "гости".

Глава 14

Мне сообщили, что заказанные мной спутники готовы и прошли все тесты. Когда я мониторил по Сети варианты спутников и их цены, то познакомился с Раджи. Раджи закончил в Индии специально созданный институт программистов и пять лет жил и работал в городе, который был специально построен для программистов-индусов, с небольшим по меркам Индии населением в двести пятьдесят тысяч человек. Он мне сильно помог при выборе спутников и правильном понимании ценообразования на них. Поэтому я пригласил его на контракт, как консультанта и сейчас он занимался в моей белизовской фирме всей документацией и проверками по этим изделиям. В ходе обсуждений Раджи неоднократно говорил мне, что заказанные комплектации и их возможности превышают необходимые нам потребности в десятки раз, но я отказался от сокращений, поскольку при этом терял ряд необходимых мне функций. Я предложил ему продать лишнее за 10 процентов комиссионных отчислений в его пользу, когда спутники будут в космосе. Лучше продавать трафик, чем лишиться полезных функций. Заодно он должен был определиться с их месторасположением. Важнейшим условием с моей стороны было отсутствие "белых пятен" в зоне накрытия. Мне от спутников было необходимо уверенное накрытие острова и его окружения всеми видами коммуникаций в радиусе не менее 4000 км, с возможностями камер слежения. На плечи Раджи также было торжественно мной возложено всё наземное оборудование и его программное обеспечение. Самого Раджи я видел только по скайпу. Когда мы впервые состыковались в скайпе и Раджи начал со мной беседу на английском, а я перешёл на хинди, то отношения у нас сразу изменились. Поскольку я не собирался экономить на зарплате, то на сегодняшний день на Раджи работало пять индусов-программистов, все были в теме возможностей спутников и работы на этом рынке, их я планировал в дальнейшем перевести на остров. Уровень выплачиваемой мной зарплаты уже сейчас превышал их заработки в несколько раз.


Раджи написал мне, что у него готовы все предварительные контракты на продажи возможностей наших спутников. После их удачного запуска уже по заключенным контрактам можно получить одиннадцать миллионов евро. Часть договоренностей отложена, поскольку покупатели не определились с объемами. Теоретически мы можем продать контрактов на коммуникации еще на 25–30 млн. евро, а если согласимся на расширение ещё на 3–4 спутника, то на 80-100 млн. Написал ответ, чтобы заказал ещё 8 спутников и определился с их орбитой, учитывая те же требования для меня и условия для него. Дал согласие за наземное оборудование, подобранное с учетом расширения, заплатить 600 тысяч долларов. Поставил задание на поиск юриста, который бы мог войти в штат и был в курсе, какое законодательство нам стоит выбрать, с учетом наших интересов. Готовые спутники отгрузить на "Росслау" в порту Джебел-Али.

Остальные сообщения были обычными. К очередному излечению в Дубаи согласовано 15 человек. Все онкологические. Семеро из клиентов страховой компании. В дополнение был приложен файл с обращением японца. Сенсэй сломал позвоночник и готов за излечение отработать, сколько и как скажет Целитель. Ответил на все предложения согласием. Насчет японца сказал, чтобы он вышел на связь по скайпу.

Я жду корабль с Дейвом и пока сам спутники выводить не хочу, хотя изначально была мысль про коммерческую эксплуатацию челнока в космосе и вроде бы мануал такую возможность подтверждает, но все незнакомое всегда страшно. Вот как-то я пока ни разу не космонавт.

Следующее сообщение было от Сердара. Финские дома получены. Из них двенадцать уже поставлено и подключено к коммуникациям. Заявка на дополнительные материалы прилагается. Ответил, что на "Росслау" придет предыдущая заявка и большое количество необходимых мелочей. Использовать все что надо, но со строгим отчетом. Объявить по острову о начале работы бара и магазина.

Сообщение от Сорокина. Через десять часов "Росслау" встанет под разгрузку на Валихе. Ответил, что на каждый рейс в Джебел-Али надо брать не меньше трех человек в охрану, с Агреевым согласовывайте сами. С Валихи в этот раз загрузки не будет. Сразу после разгрузки идти в Джебел-Али, там выйти на связь, если не отвечу, стоять на внешнем рейде до связи. Если ответа не будет больше десяти суток, уходить обратно на Валиху.

Сообщение от Агреева. Ещё десять наемников готовы и ждут команды для отправления. В настоящее время находятся на базе Легиона в Джибути. Медицинские карты согласованы. Ответил, что наемникам готов оплатить дорогу либо к нам на остров, либо до Анциранану, с тем, чтобы "Росслау" их забрал при возвращении. Второй вариант согласовать с Сорокиным. Задал вопрос, можно ли где-нибудь купить два или четыре "Эрликона" в хорошем состоянии с достаточным боезапасом, лучше с вариантами в два ствола, калибр 20 мм. Мечтаю пострелять из архивного оружия! Второй вопрос был про пилотирование вертолетов Робинсон, кто умеет из команды пилотировать. Третий вопрос про готовность использовать катера береговой охраны, которые в настоящее время вооружения не имеют. Сообщить кандидатов и необходимое вооружение. Согласовать поставку с Легионом. Спецификацию катеров смотреть в приложении. Обратить внимание на направления потенциальной опасности. Особое внимание к Сомали. Обследовать остров в 7 км к юго-западу от Валиха, в настоящее время он арендован нами и будет дополнительной базой с обязательным размещением поста охраны. Установить необходимый ретранслятор на самой высокой точке Валиха и проверить наличие связи по рациям в любой точке острова с максимально возможным радиусом. Между островами организовать радиосообщение, уверенное при любой погоде. В случае нехватки средств на корпоративной карте, сообщить и подтвердить расходы.

Сообщение от Марины. Мы долго говорили, пока думаем и ждём Вашей встречи. Ответил, что корабль будет в ОАЭ через 4 дня.

Сообщение от Робинсон. Вертолеты по Вашему Заказу готовы, совершили необходимый облет и могут быть отгружены. Ответил, что жду счет на транспортировку до порта Анциранана.

Сообщение от Агреева. Есть четыре варианта эрликонов. Два по одному и два по два ствола. состояние близкое к идеальному. доставка до острова. боекомплект в любом варианте и количестве можно заказать в юар. (орфография сохранена). Ответил, что жду цены и даты. в т. ч. на бк. Раз общаемся кратко, то это делаем взаимно.

В скайп постучал японец. Ну ОК, поговорим.

— Меня зовут Удо. Я посылал Вам запрос, — начал он на неважном инглише.

— Здравствуй, Удо. Я надеюсь в Японии есть врачи, которые тебя посмотрели и сделали снимки — задал я закономерный вопрос, но на японском языке.

— Да, все это у меня есть, — меланхолично ответил абонент.

— Присылай. Я посмотрю, что у тебя за травма, а ты пока думай, что ты мне можешь предложить в том случае, если я тебя вылечу.

— Да хоть что! Я могу с любым клиентом решить вопрос в свою пользу, — важно отозвался абонент.

— Удо! Не торопись со словами. Я не уверен, что смогу тебя вылечить и я пока не уверен, что мне потребуются твои услуги, — попытался успокоить я японского ниндзю, а сам нашел и просматривал в инете компромат на "сенсэя".

— Поэтому со своим заявлением ты сильно рискуешь. Ты ведь не просто сенсэй, за тобой стоит не один десяток людей и их судеб. Я лично никогда бы за своё благополучие не был бы готов ответить судьбами преданных мне людей — не спеша начал я грузить японского мафиозо.

— Я отвечаю за их судьбы и жизни! Это мои люди и они выполнят то, что я им скажу, — гордо ответил мне представитель страны Восходящего солнца.

— Удо, мне действительно жаль, что у нас ничего не получится. Можешь записаться на лечение за деньги, мне на отработку ты не нужен — я выключил соединение.

Жаль конечно, что с японцем так вышло, я себе уже представил, что это мой верный телохранитель. Оказалось, что я говорю с обычным, но только японским "братком", для которых многие понятия — это просто способ заработать денег. Не важно с кого и пофиг как. В девяностые годы таких "самураев" и в России было много. Центральные улицы кладбищ, украшенные их многометровыми памятниками, помпезно дорогими, убеждали любого разумного человека, что счастье, оно не там, где ныне находятся обитатели дорогих могил.

Все это я успел сделать, пока наблюдал за дачей. Почти час назад я позвонил в центральный офис охранной конторы, которая устанавливала мне сигнализация и брала дачу под охрану. Им я сказал, что у меня сработала сигнализация и на даче воры. После небольших выяснений сошлись на том, что они из города вышлют усиленный наряд. Вот сейчас я смотрел, как две легковые машины со знаками охранного агентства встали с разных сторон от дачи, а по пустырю двигался уазик местного филиала. Шесть человек с помповыми ружьями подошли к даче. Минут через пять все из дачи вышли и вывели с собой еще троих человек в наручниках. Всех троих затолкали уже в милицейскую машину, которая только что подъехала. Ребята с агентства повозились немного около входных дверей, после чего все разъехались. Посмотрев сверху, что никто возвращаться не собирается, приземлился на соседний участок и пошел к дому. Дверь была закрыта на ключ! Очень интересно. Зашел в дом и ахнул. Выдранные полы, плинтуса, разломанная мебель и техника, сброшенные со стен шкафы. Порезвились воришки на славу. Я ходил среди разваленных вещей и подбирал с пола фотографии, документы и памятные мелочи. Через полчаса зазвонил телефон. Я поговорил с директором охранного агентства и попутно выяснил некоторые вопросы. Вороваек они знают неплохо. Это люди из бригады одного из "авторитетов", фамилия "авторитета" мне была знакома. Не так давно мне предлагали купить дом. Смущало, что цену просили небольшую. Оказалось, что "авторитет", поселившийся в соседях, предложил в три раза меньше и дал месяц срока. Это мне рассказал уже подвыпивший хозяин, когда я отказался от покупки и он предложил выпить "с горя". Посидел с ним немного, а после второй рюмки он и рассказал мне о причинах продажи, показав в окно дом "авторитета".

Директор агентства поинтересовался ущербом и еще сказал, что у воришек была с собой связка ключей — "самоходов". Есть такие ключи на разные типы замков, которые открывают определенный процент замков каждого типа. Знающий домушник по внешнему виду замка определяет производителя и используя три-четыре "самохода" открывает замок без всяких отмычек и взлома. Ну хоть с ключами ясность, а то уже не знал, что и подумать про появления ключа у воришек. Моего собеседника заинтересовало, как я узнал про то, что на даче кто-то есть. Ответил, что старая сигнализация, которая стояла до установленной их агентством, у меня теперь подключена к сотовому телефону и если она срабатывает, то мне начинают приходить смски. Я в свою очередь поинтересовался, как ворье обошло их сигнализацию. Оказывается у них с собой был сканер, причем достаточно дорогая модель. Порадовал его, что моя старая сигнализация отключается магнитиком, которым надо в определенном месте провести и только после этого спрятанный геркон произведет отключение. Дача у меня застрахована, поэтому материальных претензий к агентству у меня нет. Жду от них справку, подтверждённую местной полицией.

Одев перчатки, я подобрал с пола два лома, монтировку и кувалду. Нашел моток веревки и скотч и привязав длинные куски веревки к концу лома обмотал все это скотчем. Подергал, вроде не слетает. Что же, долг платежом красен. Я еще раз оглядел дом, разодранные внутренности холодильника, разбитый корпус телевизора и подхватив сумку с собранными вещами, а самое главное, орудия труда воришек, вышел из дома. Ну вот и попрощались. Прощай мой дом, скорее всего я сюда к тебе уже не вернусь.

Я летел в сторону города, ориентируясь сверху на дорогу и деревни около неё. Подлетев к знакомому месту нашел сверху дом "авторитета" и спустился на триста метров, чтобы отключилось поле вокруг челнока. Первой пошла монтировка, упала она не очень точно, но удачно отскочила от асфальта и пробила крыло микроавтобуса, стоявшего среди других машин у "авторитета" во дворе. Два лома ушли вниз поточнее. Благодаря привязанным веревкам они не крутились в полете. Первый пробил крышу БМВ в районе задних сидений, а второй капот Лендкрузера. Кувалда разнесла черепицу на крыше дома и пропала из вида. Надеюсь отпечатки пальцев "авторитет" снимет и поймет откуда и за что ему прислан "привет".

Глава 15

Дейв прилетел через два дня. Я за это время неплохо отдохнул и спокойно поразмыслил о будущих планах. Накупив продуктов и еще раз посетив дачу, я устроил себе неплохой лагерь около фермы в тайге. С дачи забрал шампуры, удочки и много всяких вещей и мелочей для жизни на природе. Два раза в день я перелетал к трассе и останавливался недалеко от вышки сотовой связи, где просматривал сеть, делал звонки и отвечал на письма. Часто звонил своей семье. Всё-таки я успел прилично соскучиться.

Аренда ангара была оплачена, сейчас в ангар свозили прессованный сапропель. Я ночевал в медкапсуле челнока. Там утром меня и застал вызов Дейва.

— Сергей привет. У вас принято спрашивать о здоровье, но я и так знаю, что у тебя все хорошо, — ворвался поутру Дейв в моё сознание.

— Ну наконец-то, я уже думал, что не дождусь вас, — сказал я чистую правду. Я действительно думал, что еще день-два подожду и буду улетать.

— Что у вас нового?

— Мы немного задержались из-за того, что решили закончить со всеми попутными контрактами. Поэтому часть сами выполнили, а остальные продали, — поделился Дейв важными новостями, — Заодно сделали модернизацию корабля и докупили еще один челнок-"грузовик", он в два раза больше нашего прежнего. Зато теперь мы абсолютно свободны и можем заняться только нашими общими делами.

— А что с кораблем сделали? — мне стало интересно, какую модернизацию можно провести для космического корабля. С темой тюнинга космических кораблей я ни разу не сталкивался.

— Ули поменял двигатели, мы добавили два грузовых модуля на подвеску и увеличили транспортный отсек, — перечислил Дейв.

— Допустим я это понял, но объясни, что это дало? — потребовал я разъяснений. Ули, это их "главный по полетам", вспомнил я. Когда Дейв попытался мне назвать полное имя, из пятидесяти с лишним букв, сорок из которых были гласными, я остановился на сокращении и попросил не выносить мне мозг.

— Два грузовых контейнера на подвеске могут принять очень большой объём не слишком тяжелых грузов. Раньше мы были сильно стеснены именно объемом и нам выгоднее было возить тяжелые грузы, вроде металлов. Теперь мы можем принять около шестисот кубометров по вашим меркам и почти семьсот тонн по вашему весу. Правда время перелета немного увеличилось, примерно на 35 процентов. А новый грузовик может перевозить более объемные грузы и поддерживать более мощных дронов и в большем количестве, — хвастался Дейв, а у меня истерически заверещала жаба.

— Дейв, мне кажется или ты со мной разговариваешь по другому, чем в прошлый раз? — я отчетливо улавливал эмоции Дейва.

— Новые двигатели и модернизация потребовали более мощный компьютер, поэтому качество обработки мнемосвязи на порядок выше, — объяснил мне суперкарго ощутимую разницу в восприятии нашей беседы.

— Дейв, насколько сложно купить грузовик, такой как ваш новый? — задал я очень интересующий меня вопрос.

— Совсем не сложно, если не требовать совсем уж необычных дронов, особенных и редких опций — лукаво говорил Дейв, уже понимая, что я "запал " на грузовик.

— А скинь мне мануал на него, — попросил я, прекрасно понимая, что мой интерес для него не тайна, — Кстати, я так понимаю, что заказ на эту партию тоже поменяется? Поэтому давай сразу список, чего ты там запланировал, — я сначала просмотрел список заказов. Почти все у меня было подготовлено. Из дополнительного был алюминий в объеме 200 тонн, который я решил приобрести со складов китайской кампании в ОАЭ. Китай на сегодняшний день был мировым лидером по демпингу цен на алюминий. Связавшись с китайцами узнал, что всей партии одной марки у них на складах в ОАЭ в настоящее время нет. Согласовал с Дейвом, что часть партии будет А8, а часть А7, весь алюминий первичный, в чушках. Теперь можно получить всю партию сразу.

Попутно задал вопрос Дейву, как мне вывести мои спутники челноком. Ответ не порадовал. Это оказалось совсем не просто и только по одному спутнику за рейс, загружая его вместо дрона-"сторожа". Дейв успокоил меня, сказав, что сейчас подключит к моему вопросу их навигатора и капитана. Договорились перетащить их грузовиком все мое хозяйство и остатки золота на остров, пока менеджеры набивают ангар металлом. Днем будем в ангар стаскивать, а ночью переправлять на корабль. За два дня отгрузили весь сапропель, графит и металлы, которые собирались отгружать из России. Два челнока-"грузовика" с дронами грузчиками всю первую ночь вывозили сапропель, а во вторую графит и металлы. Триста тонн будем отгружать из Эмиратов, из них двести тонн алюминия.


Я рассматривал привезенные Дейвом алмазы. Когда я предупредил Дейва, что мне надо только камни с люминисценцией, он удивился и сказал, что про такое слышит впервые, хотя может быть потому, что он в камнях не специалист. Сначала проверили первые четыре килограмма камней, которые похуже качеством. Из них отсеялось около килограмма, а вот с одного килограмма камней высокого качества убрали немногим меньше ста грамм. Сортировку производил дроном-"разведчиком" по той же программе, по которой он собирал камни со дна. Внешне алмазы были очень похожи на те, которые я находил у берегов Намибии. Преобладали камни с голубым оттенком, да и с желтым были побледнее, чем некоторые намибийские. Я не уловил значительной разницы по качеству камней, хотя среди "качественных" количество крупных камней было больше и практически все они были с голубым оттенком. Дейв тоже не смог мне объяснить разницу, сказав, что сортировкой камней занимается автоматика и принципы он сейчас не знает, но позже поинтересуется. Дейв успокоил меня, сказав что у него есть еще около двадцати килограммов, которые ему дали на реализацию под будущие поставки графита. Он сегодня проверит их на свечение и обменяет мои не светящиеся на проверенные, а заодно и оставшуюся партию рассортирует.

Я связался с администрацией Джебел-Али и попросил скинуть мне план терминалов с обозначением тех, которые можно арендовать. Оказывается все есть в свободном доступе на сайте. В итоге мне удалось найти отдельный терминал, который сдавался в аренду и имел огромные ворота, а так как ворота выходили на море в районе сброса воды с опреснителей, то кораблей в этом месте в море не было. Думаю, что даже днем мы сможем произвести отгрузку, хотя ночью как-то спокойнее и лучше. Я арендовал склад, координаты которого отправил суперкарго для отгрузки двухсот тонн алюминия и пятидесяти тонн глютена кукурузного. Оплату произвел со счета фирмы карточкой, о чём получил подтверждение поступлений от продавцов.

Тридцать четыре с половиной тонны ртути в металлических баллонах по 34,5 кг в баллоне мне обошлись в три с половиной миллиона долларов. Испанская ртуть с содержанием 99,999 % была вчера доставлена самолетом и перевезена ко мне на склад после оплаты в Сити-банке, которую я произвел в присутствии продавца и банковского офицера. После получения ртути на мой склад банковский офицер разблокировал деньги для продавца. Нормальный сервис, лично мне очень даже понравилось.

Со спутниками вопрос решили проще. Используя компьютер корабля их вывел в беспилотном режиме челнок-грузовик и ремонтные дроны провели включение и координацию. Раджи с помощниками и комплектом наземной аппаратуры прилетели в ОАЭ и загрузились на корабль. Тесновато там уже становиться: экипаж, охрана, индусы, Александр и много-много грузов. От десятка тяжелейших банковских дверей до огромных катушек с толстенными кабелями. Когда Раджи узнал, что спутники уже на орбите, то он мне не поверил и спросив у капитана разрешение прямо на корабле начал разворачивать тарелку и прочее оборудование. Через час он нашел все спутники и захлебываясь от радости сообщил, что всё работает и он начинает продавать лишние мощности.

Я ему подсказал, чтобы лучше изучил возможности, поскольку спутники удалось немного модернизировать. Когда я передал их Дейву, то спросил, а нельзя ли попробовать их подработать, как мой металлоискатель например, но с обязательным антивандальным вложением, если мало ли кому придет в голову их своровать. В итоге на орбиту вышли усовершенствованные гибриды с увеличенной мощностью и чувствительностью, с "бесконечными" источниками питания и "всевидящими" камерами. Вот только доступ до этих камер имел только я, как и дополнительную возможность общаться с сателлитами по всей зоне покрытия, но у спутника были и штатные камеры земного происхождения. Дейв сказал, что спутникам добавили небольшую защиту от метеоритов и прочей летающей гадости. Наконец-то я избавлюсь от мобильных телефонов с их симками и возможностью определения моего местонахождения. Есть шикарные спутниковые адаптеры, в которые можно вставить хоть айфон, хоть самсунг гэлакси. Сразу заказал сотню адаптеров для телефонов и пятьдесят самсунгов. Раджи с командой сели их "перепрошивать", делая прослушку таких девайсов почти что невозможной. Александру, Раджи, капитану и команде а заодно и, охране выдал телефоны бесплатно, взял с собой несколько штук и поехал заниматься делами целительскими. Попутно озадачил Раджи проблемой подбора и покупки необходимого количества гидробуев, пусть в паре с Агреевым проработают этот вопрос. Безопасность острова — это наш командный вопрос. Пора начинать всем прирабатываться. Команда у нас собиралась не только разноплановая, но и интернациональная.

От щедрот "зеленых человечков" мне в этот раз перепало не слишком много, на первый взгляд, что было вызвано приобретением "грузовика", импланта и дронов, но и не так мало. Итак, что у меня получилось в итоге: второй имплант с шикарными возможностями по работе с грузовиком и средними дронами, два кольца к нему, одев любое из которых я мог проводить диагностику больных примерно с метра, не используя медкомплекс, челнок-"грузовик" на 60 тонн и 60 кубометров объема, с увеличенной скоростью и временем эксплуатации без смены элементов питания, с возможностью использования десяти ячеек для дронов. В ячейка входил или один средний, или два малых дрона. Пока с челноком купил следующий набор дронов: 2 "ремонтника", 2 "охранника" 2 "грузчика"(это средние) и 16 "разведчиков" (малые), "разведчиков" взял в запас 8 штук, когда буду заниматься поисками, то буду брать их. Мне модернизировали и вывели на орбиту спутники. Два больших генератора питания, четыре больших пищевых синтезатора, двадцать сменных комплектов элементов питания, двадцать лечебных комплексов и десять тысяч комплектов сменных блоков к ним, десять тонн золота, двенадцать килограммов проверенных на свечение алмазов и пять "моих", ранее оплаченных, дополнительный поисковик на челнок-"разведчик", действующий по принципу металлоискателя, а если точнее, то геосканера, только с большой высоты и с гигантским охватом территории. Вот такой набор сейчас у меня лежал на километровой глубине. Я решил пока "утопить" грузовик со всем расчетом за эту партию в океане и забрать только через три дня, когда полечу на остров. Для себя я решил, что мой новый красавец — грузовик я буду называть фрегатом.

Новый имплант давал мне новые возможности, теперь я мог обращаться к дронам напрямую, минуя интерфейс челнока. Поэтому могу "подвесить" на собой "охранника" или "грузчика" и он будет следовать за мной на установленной дистанции. Или дать задачи для грузчиков и ремонтников и собирать производственные линии, да хоть дом строить, вот только это вроде как микроскопом гвозди забивать, ну это дальше видно будет, а пока на вскидку тот же "Курск" я видимо смог бы спасти своими силами, по крайней мере людей бы с него вытащил не напрягаясь. Хм, кстати, интересная мысль! Может мне отремонтировать тот "Курск" и переправить его поближе к своей базе, раз он никому не нужен… И да! Я теперь мог сам менять элементы питания в генераторах и челноках, используя "ремонтников".

Глава 16

У меня на лечение назначено пятнадцать больных. Все с онкологией. Лечить буду по пять человек за один заход. Сейчас на вилле оборудовано пять комнат под лечение. На настройку комплекса для каждого пациента уходит в среднем десять-двенадцать минут. Получается по два с половиной часа на группу, им же еще час-полтора надо после настройки полежать в одетом комплексе. Пациенты все на предоплате или по страховке, поэтому обойдемся без вторых сеансов, на следующий день врачи сами проведут анализы и проверят, что все здоровы. Вот у меня и получится необходимый день для подготовки к лечению "важного" араба. Такие мысли я прокручивал по дороге к вилле. За рулем сидел мой администратор, которого я вызвал в Джебел — Али, попросив прихватить с собой карты на больных. Пока едем, просмотрю хотя бы бегло. Да уж, рак это тяжелое заболевание, хотя в моем случае не смертельное, но вот опухоли и метастазы от него крайне неприятные. Посмотрим, насколько мне поможет кольцо и новый имплант. Завтра утром как раз будет два дня, как мне поставили второй имплант и он должен будет выйти на полную мощность. Как же меня радует, что после омоложения я почти что не устаю.

Удалось нормально выспаться. Вчера, просматривая в машине истории больных, обратил внимание на четверых. Их видимо мощно лечили, а так как многие лекарства при раке нефротоксичные, то почки им прилично испортили. Ещё вчера попросил администратора, чтобы они попали ко мне на осмотр пораньше. От рака я их вылечу, а вот от почек они начнут сильно страдать. Пока что на фоне раковых болей они это не сильно чувствуют, но одна боль уйдет, а вот вторая останется. Попробую убедить их подлечить почки. Хотя нет, посмотрю, насколько у них там серьезно все, а потом пусть врачи с ними беседуют, а то нормальные деньги получают, вот пусть и обеспечивают нам дополнительные средства. А если не смогут, то от тяжелых больных, отравленных предыдущим лечением нам тогда лучше отказаться. Мне дурная слава ни к чему.

Собрал всех на пятиминутную планерку, объяснил про почки и про то, чего я жду от врачей. На будущее потребовал такие моменты проговаривать с больными сразу и прописывать это в документах. Я хочу чтобы от меня люди выходили на своих ногах и с улыбкой. Осмотрел первых четверых, с почками. Новый имплант и кольцо — это просто праздник! Все видно качественнее и диагностируется намного быстрей! "Почечники" на дополнительное лечение согласились все. Постараемся их почки сделать как новенькие, пусть те злыдни, что их калечили, умирают от зависти. Пятнадцать человек вылечил за восемь часов, можно было бы и быстрее, но начало сеансов было расписано и мне пришлось ждать.

Вечером позвонил Дарвишу, попросил заехать ко мне. Дарвиш приехал очень быстро, сказал, что как раз был неподалеку по своим делам. Ну вот зачем обманывать, а то я не понял, что он с ума сходит от нетерпения. Проверил его с помощью новых возможностей. Когда я подошел и начал около него водить руками, он спросил, для чего я это делаю.

— Дарвиш. На нашей последней встрече я видел, что ты мне веришь, но это тебя пугает. Тебе непонятно, как может вроде бы обычный человек иметь такие возможности. Ты уже не молод и наверняка у тебя что-то болит, я сейчас посмотрю и скажу, что именно тебя беспокоит. Ты мне об этом никогда не говорил. Поэтому я всё узнаю сам. Вот. У тебя была травма головы, поврежден плечевой сустав левой руки, скорее всего он и сейчас болит, слабые легкие, нормальное, для твоего возраста сердце. Печень почти в норме, почки не очень, но без камней, селезенка сильно увеличена, проверься на паразитов. В прямой кишке полипы, возможно ты иногда видишь, что с калом идет кровь, это надо срочно лечить, а иначе заработаешь рак, — я отошел от Дарвиша и сел, махнув ему на соседнее кресло. Попросил девочек, чтобы нам принесли кофе, а сам сходил до кабинета и принес два телефона.

— Этот телефон твой, а второй отдашь Хосни. Эти телефоны необычные. Через мои спутники ты можешь спокойно звонить по всему миру. Причем от Эмиратов до Африки все звонки бесплатно, но главная прелесть в том, что тебе можно находиться хоть в океане, хоть в самолете, ты всегда на связи и тебя по этому телефону невозможно найти, а если ты звонишь на такой же телефон, то невозможно подслушать. Поэтому когда будешь звонить мне или Хосни, то можно говорить все что хочешь, — я пододвинул к себе пепельницу и закурил.

— Сергей, тут можно разговаривать? — Дарвиш взглянул на потолок, намекая на "жучки".

— Не знаю, я в этом не уверен. Для меня это временное помещение, в котором я ни о чем не говорю, кроме работы с больными, но давай сделаем по-другому… — я включил музыкальный центр и отодвинул свое кресло к колонке, приглашая Дарвиша сделать так же.

— Я про камни. У меня есть покупатель, который готов заплатить почти полную цену. Я показал некоторые из них оценщику, которому доверяю и его цена не сильно отличается от статистики продаж, в пределах десяти-пятнадцати процентов. То что ты мне передал оценили в триста тысяч, из них почти половину стоит самый большой камень. Покупатель дает двести шестьдесят. У меня есть другое предложение. Я когда-то давно был знаком с очень достойным ювелиром. Я мог бы вас познакомить, чтобы ты с ним говорил напрямую. Могу ли я при этом рассчитывать на небольшой процент? — Дарвиш говорил почти что шепотом.

— А почему ты сам не хочешь с ним иметь дело? — задал я арабу вполне закономерный вопрос.

— Он живёт в Израиле. Отношения ОАЭ и Израиля ужасны. Все арабы израильтян ненавидят и даже у туристов смотрят наличие израильской визы и если она есть, то визу в ОАЭ не дают, — Дарвиш вытащил из бумажника визитную карточку и посмотрел на меня. Я забрал карточку и утвердительно кивнул ему. В свою очередь вытащил из кармана два камня, полученных от Дейва, выбрав специально камни из разных категорий по качеству, как это полагал Дейв и подтолкнул их по столу к арабу.

— Мне надо, чтобы завтра я знал, что это за камни. Как можно больше информации по характеристикам, происхождению и их цены, отдельно по каждому камню, если надо будет заплатить за оценку, то заплати, я верну деньги, — я показал ему на оба камня, которые немного отличались по размеру. Камень поменьше был из партии лучшего качества, — Не забудь завтра передать Хосни телефон, скажи, что я позвоню ему в девять вечера, — на этом я попрощался с Дарвишем и понял, что жутко голоден.

Поставил подогреться два стейка из тунца, открыл банку пива и задумался о реализации своих планов по пищевым синтезаторам. С одной стороны ничего особенного они мне не дают. Когда я поглубже стал залезать в технологии продуктов питания, то понял, что в магазинной колбасе реального мяса почти нет. В лучшем случае это кенгурятина, обрезки, потерявшие вид, субпродукты, свиная кожа и очень-очень много клетчатки или сои. Насколько мне помогут технологии "зеленых человечков"? Ответ на этот вопрос можно было получить только эмпирическим путём. Нужна хорошая лаборатория с необходимыми специалистами, опыта работы со своей лабораторией у меня маловато.

Опять же, что такое мясо? Ну идет та же корова по лугу и ест траву, пьет воду, а потом "с радостью отдает человекам мясо и шкуру". Можно ли синтезаторы заставить делать то же самое, только минуя переработку коровой травы и воды? Синтетическое мясо из натуральных составляющих! В этом что-то есть, это точно не скоро наш мир сможет повторить, поэтому и суют горе-производители в колбасу просто растительные наполнители, которые могут удержать большое количество воды, а покупатель голосует рублем или долларом за дешевый продукт, убивая качественные товары. Вот только в виде отбивных я мясо выпускать не смогу, делать миллионами порций одинаковые до атома куски по меньшей мере наивно. А если синтетическое мясо выпускать именно под этим брендом, то придется давать объяснения про технологии, что мне делать абсолютно не хочется. Значит копаем глубже, что делает корова при поедании травы? Она употребляет растительный белок и вырабатывает белок животного происхождения. При этом разрушая при пищеварении цепочку аминокислот и создавая уже из отдельных аминокислот свою, новую цепочку, то есть мясо, например. Если продолжить логическую цепочку, то рыба ест планктон, водоросли и себе подобных. Самое смешное может получиться с вегетарианцами. Вы не едите мясо животных? Ешьте мясо без животных! Брр… бред какой-то. Обязательно в ближайшее же время попробую сделать мясо из травы и воды и воспроизвести получение белка животного происхождения.

В конце концов у меня шикарная пищевая лаборатория с суперкомпьютером уже куплена, поэтому попробую обойтись своими силами. Вот только дегустаторы нужны, хотя и тут есть выход. Когда я лопатил просторы интернета, то в одном из фильмов показывали кошку, которая четко отказывалась от псевдоколбасы и выбирала сделанную только ту, которая сделана из натурального мяса. Значит будем заводить кошек и собак! Они существа объективные и вкусовые органы у них как минимум в десять раз лучше, чем у человека. Вот и заставим инопланетную технику делать нам из травы такое мясо, чтобы от натурпродукта не отличалось, или отличалось, но в лучшую сторону. По крайней мере от существующих в мясе токсинов можно будет избавиться и незаменимые аминокислоты и цепочки добавить. Вывод из моих рассуждений очевиден. Мне нужно любое сырье с высоким количеством аминокислот подходящего состава.

Существуют аминокислоты, в которых организм постоянно нуждается. Это такие как: лейцин, изолейцин, валин, лизин, треонин, фенилаланин, триптофан и метионин.

Надо бы как-то заказать исследования на получаемые белки. Вопрос крайне важный, но тут я опасаюсь, чтобы случайно у меня не получилось бы чего-то нового, неизвестного нашей науке.

Нативные, они же полноценные белки, содержат большое количество незаменимых аминокислот в больших концентрациях, и соответственно, они более полезны. Эти белки содержатся в пище животного происхождения. А белки, содержащиеся в растительной пище, зовутся неполноценными, или ненативными, то есть они содержат очень малое количество необходимых организму аминокислот.


Отложив производственные планы на более позднее время я сам для себя признался, что просто хотел отвлечься от завтрашнего дня. Не исключено, что после лечения меня могут убить, как ненужного свидетеля. Хотя могут убить до лечения и те, кому крайне невыгодно, чтобы ожидаемая смерть моего будущего пациента не состоялась.

Глава 17

Утро начал с поиска подходящей виллы или дома в аренду, просматривая через спутник подходящие варианты. Администратора послал в рентакар, чтобы он арендовал мне тонированную машину и поставил её у торгового центра. Может быть я перестраховываюсь, играя в шпионов, но лучше перебдеть, чем недобдеть. Администратор передал мне ключи, сказал, что все документы в машине. Я посмотрел по Сети через спутник, куда он её поставил и прикинул свой маршрут. Вызвал такси и доехал до торгового центра. Быстро забежал в него и дав полукруг выскочил в ближний выход от арендованной "Тойоты — Камри". По дороге я накинул ветровку, одел бейсболку и очки. Ну точно, как шпион Гадюкин. Пока ехал до первой виллы, никого за собой не увидел. Вторая из осмотренных вилл мне полностью подошла, поэтому решил дальше не ездить. Выход через задние двери на теннисную площадку закрывал навес от солнца и густые заросли зелени. Заплатил за месяц вперёд и попросил, чтобы вечером никого не было на территории. На машине уехал в Джебел — Али, где у меня все ещё была оплачена аренда склада и вызвав челнок к ангару, полетел на точку "затопления" моего грузовика. Поколдовав с меню "привязал" к себе двух дронов — "охранников". С непривычки долго "колдовал" с меню спутников, пока не нашел возможность определить нахождение телефона, который Дарвиш должен был передать Хосни. Восточный дворец. И почему я не удивлен…

— Хосни, приветствую. Твой друг готов? — я позвонил на четыре часа раньше.

— Сергей. Вы должны были позвонить позже… — начал было араб.

— Хосни, я уже давно никому не должен, ответь мне на мой вопрос, — я говорил спокойно, но уверенно, — Узнай где он и пусть собирается, вам надо через десять минут выехать.

— Это невозможно! — опять попытался высказаться Хосни.

— Ну что же. Если у вас есть более важные дела, то не буду мешать. Телефон можешь выкинуть, больше он тебе не пригодится, — я положил трубку. Телефон зазвонил минуты через две, я не торопился брать трубку.

— Сергей! Мы через пять минут выезжаем, куда нам надо приехать?

— Выезжайте пока на Шейк-Зайед-Роад и двигайтесь к Сафа парку. Я надеюсь вас в машине будет двое. Если больше, то остальных отправьте обратно, — я сверху насчитал, как минимум, четыре машины и еще две вызывали сомнение, — Сверните на Аль-Ваха и по триста восемнадцатой снова вернитесь к Сафа парку, — сейчас, когда "Мерседес" серебристого цвета делал круг, сопровождение определилось достаточно очевидно.

— Хосни. За вами едут четыре машины, если они не прекратят этого делать, то я сразу прощаюсь и дальше сами разбирайтесь, — мне надоели попытки сделать из меня дурака. Через минуту сопровождение остановилось и по Аль-Уошл "Мерседес" ехал уже один. Я знал, что за ним продолжают следить как минимум еще тремя способами, но пока это меня устраивало, — Двигайся вперед, метров через пятьсот около белой "Камри" будут открыты ворота, заезжай туда, — как только "Мерседес" заехал во двор я с пульта закрыл ворота и вышел встретить Хосни и его больного.

— Здравствуйте. Хосни, можешь проверить, что в доме никого нет, а потом или подъедешь сюда через три часа, или жди в машине во дворе, — не дожидаясь ответа я вошел в дом. Гость зашел следом за мной. Молодо выглядевший араб имел достаточно необычную для местного уроженца внешность и скорее напоминал киноартиста, изображающего араба.

— Сергей, — представился я, прошел в зал и поглядев на лестницу, ведущую на второй этаж, куда ушел Хосни, закурил, усевшись в кресло.

— Присаживайтесь, — я показал на кресла и диван и стал выжидательно смотреть на своего гостя. Немного помявшись, он представился.

— Харун, — ну да, цирк уехал, а клоуны на месте.

— Случайно не Аль-Рашид? — ехидно спросил я, — Я почему-то думал, что увижу Хамида, рад, что ошибся. Ладно, это ваши дела и проблемы, меня они не интересуют, как и роль "Манчестера" в футболе, — мой собеседник поджал губы. А что так нервничать, не только же Абрамовичу вкладываться в зарубежный спорт. Я знал, сколько этот араб вложил в английский футбольный клуб, так как из любопытства перелопатил много информации про лидеров ОАЭ.

— Хосни, — крикнул я в сторону лестницы, — Вы нас задерживаете, а у меня сегодня не так много времени, — Хосни явно что-то хотел мне возразить, но я погасил сигарету и пошел к выходу, — Выходите, я закрою дверь, — недоброжелательно посмотрев на меня араб вышел. Я провел больного в следующие комнаты, одна из которых вполне мне подходила.

— Давайте помогу одеть пояс и браслеты, — предложил я.

— А мне можно попытаться это сделать самому? — спросил араб.

— Конечно, а то я немного в затруднении из-за одежды, кстати, уберите все металлическое и все средства коммуникации вот туда на стол, — показал я ему на столик, стоящий в дальнем углу.

— Почему вы не любите футбол? — спросил меня больной, одевая браслеты.

— Смотреть на него люблю, а как вложение денег он меня не сильно интересует, — ответил я и жестом попросил помолчать. Благодаря новому импланту я проводил сканирование и настройку комплекса на лечение теперь намного проще и быстрей. Поэтому закончив настройку и переключив меню решил посмотреть, что происходит вокруг виллы. Четыре машины, которые я раньше заметил, вполне ожидаемо никуда не делись и стояли вокруг виллы на удалении триста-четыреста метров с разных сторон. Меня заинтересовала серая "Королла" с двумя мужчинами европейского вида и стоящий километрах в полутора, микроавтобус со значками местного телевидения. Я отключил меню наблюдения и поинтересовался у араба, — Не пытались понять, откуда у вас болезнь? — мне это было безразлично, но кое-какие догадки имелись.

— Скорее всего с мальчишника, который организовывал мой друг, — неторопливо произнес мой больной, — А когда вы начнете лечить? — он внимательно посмотрел на меня.

— Вы уже лечитесь. А вот про ваш мальчишник, могу предположить, что там нашлось две-три девушки, которые вполне вам понравились, — я проверил ход лечения и удовлетворенно кивнул сам себе.

— Да, две вполне ничего себе были, — задумался араб.

— Думаю, что выбери вы другую, мы сегодня все равно бы встретились, хотя над этим не мне надо думать, это ваши дела, вот сами и думайте, — отошел от больного и сел на диван, опять закрыв глаза и просматривая вид на виллу сверху.

— Считаете, что это было сделано специально? — видимо я вывел пациента из флегматичного состояния.

— Я рассматриваю наиболее очевидный вариант. Обычно гостьи на такие вечеринки попадают только после серьёзных медицинских проверок и скорее всего сейчас вам уже не найти обеих девушек, — я подошел и просканировал больного, — А вот с алкоголем надо уже себя ограничивать, печень совсем плохонькая, — я прошелся по комнате и снова решил посмотреть, что происходит вокруг виллы. Увиденное мне совсем не понравилось. Недалеко от "Короллы", неуклюже ворочаясь, парковался большой мусоровоз, правые колеса которого уже испортили половину газона.

— Хосни. У тебя есть связь с твоими ребятами в машинах? — я решил немного вмешаться, — Если да, то включи телефон на конференцию и соединись с командиром в машинах.

— Салих слушает, — услышал я голос одного из охранников в машинах.

— Салих, на двадцать шестой улице давно стоит серая "Королла" с двумя европейцами, сейчас около неё паркуется грузовик, которому там нечего делать, а около рандебаута перед Аль-Кхейл имеется микроавтобус со значками телевидения, который туда подъехал через минуту после вас и продолжает стоять на жаре. Это мне одному не нравится, или я чего-то не знаю? — я выключил телефон. Две машины сорвались с места и помчались к "Королле", а спустя пару минут около микроавтобуса телевидения резко остановился фургон "Скорой помощи" с зеркально перевернутой надписью "Амбулансе " на капоте.

— Что случилось? — араб был напряжен и смотрел очень встревожено.

— Пока ничего и надеюсь уже ничего и не случится. Вот поэтому я не люблю политику и совсем не желаю, чтобы меня в неё вмешивали. Жизнь с охраной и постоянные проблемы. У меня в жизни много более важных дел, — я подошел и еще раз просканировал больного, а кстати неплохо идет лечение, зря я от таких больных со СПИДом отказываюсь, среди них полно богатеньких буратин.

— Так может рассуждать человек, который политикой не занимался и не понимает всей сложности её процессов, — вскинув голову буркнул араб.

— Ну конечно, куда нам с суконным-то рылом, — ухмыльнулся я. Почему-то высказывание собеседника меня прилично задело, — Бездарно нефть гнать из страны и строить самые дорогие в мире отели и небоскребы, а на досуге мериться, у кого яхта длиннее. Это и есть основное занятие ваших политиков. Но это всё суета и скоро может стать недолгим пиром во время чумы. Рядом с вами Саудовская Аравия и Йемен, этот котёл может рвануть в любую минуту и вас заставят участвовать в этом спектакле. А с остальным всё будет как обычно. Все равно кто-нибудь со временем построит и отель получше, и аэропорт побольше, и яхту подлиннее. Это всё было и будет ещё не раз. А вот случись что, ухнет страна в яму или в войну, придут злые дядьки с дубинкой потяжелее и отберут красивые игрушки. Неужели Ирак и Иран ничему не научили? Или вот еще вариант — завтра возьмут и обесценятся американские фантики, которые печатают без ума не один десяток лет. Только вот на эти фантики у них бумага всегда найдется, а нефть будет добываться не всегда. Когда она закончиться, то станут не нужны ни города на песке, ни отели. Потому что для них надо много воды и энергии, а без нефти их вам взять неоткуда, ни аэропорты и морские терминалы, потому что возить будет нечего и останутся только банки. Банки наверно самое удачное, что вы придумали и что проживет дольше всего в случае какого-нибудь коллапса.

— Это пустая критика, она не конструктивна, на самом деле мы очень много сделали и продолжаем делать, — зацепило уже араба не на шутку.

— А я и не пытаюсь критиковать не конструктивно. Могу вбросить идеи. В лихие времена лучше иметь холодильник с мясом, чем ящик с банкнотами. Пока вы при деньгах и эти деньги еще считают деньгами, то стоит посмотреть вокруг себя. Абсолютно верно вы пытаетесь объединить два с половиной миллиарда населения, называя это сообщество — Страны Залива. Но такое количество людей надо кормить, а в вашем регионе эти возможности уже давно на пределе и так же давно их явно недостаточно. Этой проблеме не один десяток лет. Плохое питание пока еще поступает в ваш регион со всего мира. За это Китай, Индия и небольшие страны региона работают каждый год все интенсивнее и больше. Их труд покупают за некачественную еду и нарисованные деньги. Уже сейчас такие отношения приводят к плохому здоровью и с каждым годом ситуация будет только ухудшаться. Если вы имея деньги и возможности значительно повлияете на этот процесс, то сможете долго играть главные роли в своем регионе. Если Вы не станете ничем заниматься, то после окончания добычи нефти, а может быть и раньше, к вам придут больные и голодные соседи или вы будете менять килограмм денег на килограмм риса и литр воды. В роскошь можно вкладываться, когда все хорошо, но сейчас во всем мире это уже не так. Пылает Африка, проблемы у США, напряженно в Европе, горячо в России и на Украине, а Ливия, Сирия, Иран, Ирак? Поэтому политика может быть разной. Можно строить эксклюзивное жилье и покупать предметы роскоши, в расчете, что это будет производить деньги, а можно строить атомные и солнечные станции, искать иные источники энергии и используя энергию и технологии кормить и лечить полмира. От отеля "Парус" всем тепло и светло не стало, но на эти же деньги можно было построить атомную электростанцию, которой хватило бы на все Эмираты, — я развел руками и подошел посмотреть, что у больного с лечением.

— Атомные станции опасны, — тряхнул араб головой, как бы откидывая идею в сторону.

— Вот только банальностей не надо. Жить тоже опасно. Самолеты над Дубаем каждые две минуты- это вообще катастрофа. Не дай Аллах разольется нефть из ваших нефтехранилищ и половину Персидского залива превратит в помойку — все ваши вложения в одну секунду обесценятся, а если еще и загорится, то будет вам филиал ада, пустующие города и курорты и место в топ-10 самых страшных катастроф в мире будет также за вами. Чернобыль произошел потому, что нищий персонал станции не очень-то и хотел следить за недостаточными системами безопасности и регламентом. А японцы со своей станцией вообще странно пострадали, думаю там не все так просто. Уверен, что если не экономить на бюджете таких станций, то они не опаснее ваших нефтехранилищ ни на грамм. Сейчас вы из голодного региона вывозите нефть, которая не бесконечна и сжигаете её для освещения и опреснения воды. Просто подумайте над тем, что такое нефть? В первую очередь нефть — это органика! Из любых органических соединений можно получать еду, если есть энергия и технологии. У вас переизбыток солнца. Вам не надо за это платить. Солнце будет светить еще миллионы, а может и миллиарды лет. Солнце — это тоже еда, которая может быть быстро получена с помощью технологий по выращиванию биомассы в воде. В вашем случае можете себе представить стеклянные трубы с водорослями, которым нужно солнце и жара, — я попросил снять пояс, сказав, что мы еще не закончили, но он уже не нужен.

— Это все слова, фантастика и домыслы ученых, без практического применения и апробирования серьезными фирмами с мировым именем и опытом, — опять отмахнулся мой пациент.

— Тогда разговор можно отложить до получения реальных результатов, — согласился я и зайдя в меню браслета усыпил араба на пятнадцать минут. Осмотрев окрестности с помощью камер на дронах еще раз я не увидел ничего подозрительного, собрал комплекс в сумку и незаметно перебрался в челнок. Поднявшись на пятьсот метров, вытащил телефон и позвонил Хосни.

— Хосни. Видишь львов на крыльце? Под правым лежит ключ. Можешь открыть дверь и заходить. Твой друг в комнате рядом с залом. Он сейчас спит и будет спать еще десять минут, а потом проснется здоровым, — я отключил телефон.

Глава 18

Наконец-то дома. Давно я не был на острове. Построили тут очень много. Причал с краном и несколько терминалов у воды были закончены и уже были видны очертания второго причала, который уходил на глубину в пятнадцать метров. Поселок просто радовал глаз. Очень красиво среди зелени смотрелись ярко выкрашенные разноцветные домики. Не широкая, но аккуратная дорога вокруг острова с воды была незаметна. Мой дом на середине горы я уже видел, как и огромные подвалы под ним, когда разгружали грузовик с грузом из тайги. Точнее это я называл их подвалами, на самом деле это большие отсеки под бетонной площадкой, на которую мне поставили дом на склоне горы. Я минут пятнадцать крутился на челноке над островом, рассматривая то одно, то другое. Вдалеке я уже видел приближающуюся точку катера, который должен был в стороне от поселка пристать к берегу и передать мне письмо. Мне это было нужно, чтобы объяснить любопытным, как я добрался до острова. Я встретил катер и на нем подъехал к причалам.

Я сидел в баре и разговаривал с Александром и Сердаром. Все деловые разговоры будут завтра, сегодня просто дружески общаемся. Ждали Агреева, которому я уже позвонил. "Росслау" придет только завтра утром. Пока у причала стояли два небольших судна с которых выгружали цемент и арматуру. Подошел Агреев, пригласил его к нам за стол, офицер был очень официален и на контакт не шел. Договорились с Александром посидеть вечером. Когда Саша ушел, я молча посмотрел на Агреева. Он пытался сохранять невозмутимый вид, но напряженная спина и жестикуляция его выдавали.

— Капитан, ну что случилось, давай говори уже, — надо сразу гасить возможные конфликты и недопонимание.

— Сергей. Что мы собираемся делать? Ты можешь рассказать о будущих планах? — задавая вопросы офицер отводил глаза в сторону. Очень странно.

— А с чего такие вопросы, капитан? Лично у меня в планах ничего не поменялось с нашего последнего разговора. Никаких новых задач для вас пока не предвидится, а если и появятся, то договариваться будем заранее. Или что-то не так? — я действительно был слегка удивлен. Наши отношения, после того, как я вылечил Агреева и его десяток, были очень дружескими и я в компании наемников себя отлично чувствовал и инстинктивно понимал, что командой наемников я принят в "свои". Поэтому сегодняшнее отношение офицера на меня подействовало, как холодный душ.

— Хорошо. Я спрошу прямо. Для чего нужны "Эрликоны"? — вот теперь я видел перед собой офицера, а не мнущегося в смятении человека.

— Помнишь катер береговой охраны, который мы встретили во время ходовых испытаний? — напомнил я ему совсем недавний эпизод, — Я когда увидел его, то подумал, что если они начнут быковать, то при наличии пары крупнокалиберных пулеметов у них мы проиграем без шансов, хотя и имеем на борту десяток опытных воинов с хорошим стрелковым оружием. Если у них достаточно боезапаса, то нас расстреляют метров с восьмисот не сильно рискуя, если точнее, то вообще не рискуя. Не говоря о том, что у них из крупняка могло и посерьезнее что-то быть. Вот и задал вопрос про возможность приобретения чего-то равноценного, — я говорил правду, действительно мысль о приобретении чего-то убойного у меня появилась, когда я думал над защитой острова и корабля. До Сомали не так уж и далеко, да и в Мозамбике, ближайшем побережье континента к нам со стороны Африки, наверняка есть лихие парни с горами оружия. С учетом тотальной бедности в стране это опасное соседство. За свою независимость Мозамбик лет тридцать воевал с португальцами не луками и копьями, а в основном оружием, произведенным в СССР. Двадцать два миллиона голодного народа с доходом в 900 долларов в год на душу населения, находящиеся в близких соседях, заставляют быть готовым ко всему.

— Где ты планируешь размещать "Эрликоны"? — задал достаточно коварный, как ему казалось, вопрос офицер. От моего ответа о размещении зависело и назначение приобретаемых раритетов. Если на катерах, то это возможность атаки и захвата, с действиями на море, к чему наемники явно не готовы морально, а если на берегу, то от места расположения становится понятно будущее применение. Стрелять по поселку или причалам или отбивать попытку морского десанта.

— Владимир. Я могу тебе только в общем виде обрисовать цели, которые я хотел бы достигнуть. А решение о размещении будешь принимать ты. Нам надо иметь надежную охрану двух островов и пока одного корабля. Я опасаюсь пиратов из Сомали или банд с Мозамбика. Для этого куплены катера и я готов оплатить пару — тройку бетонных огневых точек. Как гипотетическую опасность рассматриваю возможность вертолетного десанта. На берегу будет много ценных товаров и достаточно дорогое и засекреченное оборудование по производству продуктов питания. Это мое изобретение, которое я не патентовал и пока не буду этого делать. Мне проще держать в тайне технологию. Стоимость секретов можно оценить в сотни миллионов долларов и это не будет преувеличением. Поэтому говорю про вертолеты. Три-четыре еще летающих чудовища, на которые можно загрузить под сотню африканцев с автоматами, не сложный вопрос с достаточно небольшим бюджетом на фоне возможной прибыли, если за моими секретами объявят охоту. Хотя я и уверен в том, что даже в самом удачном для нападающих случае, узнать мои секреты у них не получится, но вот меня сильно смущает, что они про это не знают. У нас запущено четыре спутника с системами наблюдения на три с лишним тысячи километров вокруг острова. Завтра наземное оборудование приплывет на остров и через пять дней мы будем знать почти все, что происходит вокруг острова. Кроме того я купил четыре локатора с дальностью в шестьдесят километров, которые смогут засечь даже очень небольшой катер. Вы с Раджи должны были определиться и решить вопрос по покупке и установке гидробуев вокруг острова. Станция наблюдения будет на самой вершине горы, неплохо бы там иметь и пост охраны с дублерами экранов наблюдения. Я заказал еще восемь спутников. Один из них особенный. Он будет обеспечивать второй пояс безопасности и висеть на низкой орбите прямо над островом. Из-за низкой орбиты срок его жизни будет не очень длинный, года три, но в радиусе пятисот километров он будет фиксировать все объекты крупнее кошки несколькими способами и при отсутствии сильной облачности позволит разглядеть телефон на дороге, поскольку имеет камеры с разрешением двадцать пять сантиметров. Нам надо полностью контролировать пролив между нами и Мадагаскаром и возможно поставить несколько мини-станций на возможных подходах к нам со стороны их побережья.

— Почему ты так остро реагируешь на приобретение "Эрликонов"? — я действительно не понимал, что так сильно подействовало на офицера.

— Сергей, а что ты знаешь про "Эрликоны"? — ответил он вопросом на вопрос.

— Я о них знаю в основном из фильмов про войну, еще знаю, что их делали в Швейцарии, калибр двадцать миллиметров, длина ствола семьдесят калибров, вес около ста пятидесяти килограммов у двуствольного варианта, скорострельность вроде как двести восемьдесят выстрелов на ствол, могут поражать легкобронированные цели, судя по фильмам при такой пушке находится один-два человека. Вот вроде и все, более подробно я не смотрел, не было времени.

— А тебя не удивила цена? — задал еще один вопрос офицер.

— Цена достаточно неприятная, но в цене того вопроса, о котором я говорил, жадность наказуема, поэтому и дал согласие, — я начал подозревать какой-то подвох, — А что не так? — я с недоумением смотрел на капитана.

— Да всё не так! "Эрликоны" выпускаются и в наше время, — огорошил он меня, — Мы купили модели 1983 года с электронными прицелами "Галилео". Практически новые. Только это не совсем "Эрликоны", той фирмы уже нет. Это "Рейнметалл" по лицензии "Эрликона" со скорострельностью тысяча выстрелов в минуту, боекомплект 150 фугасных и десять бронебойных снарядов. Вес около шестисот килограммов. Дальность по горизонтали шесть километров, а по вертикали четыре с половиной. Вес двуствольной установки тысяча четыреста килограммов, боезапас 270 фугасных и 10 бронебойных, скорострельность две тысячи в минуту на один ствол, — доложил офицер.

Ух млин, вот же монстров-то мы купили! Теперь понятно, почему так "нагрелся" Агреев. Такие стволы предполагают очень серьезные бои, а умирать наемники не любят.

— Владимир. Ты только не смейся, но я действительно думал, что мы оплачиваем раритеты второй мировой, — сказал я и засмеялся. Офицер с минуту с недоверием смотрел на меня, а потом и он заржал в голос, — Ты только парням не рассказывай, — выдавил я в перерыве между взрывами смеха и мы оба снова закатились хохотом.

— Давай думать про охрану корабля. Крупняк на него мы поставить не сможем, поэтому надо судно сопровождения, чтобы выводило его от острова примерно миль на пятьсот и так же встречало, если спутники увидят подозрительные цели. Вот только скорость и мореходность должны быть, как у "Рослау". И туда надо экипаж. Или искать другие варианты защиты корабля, — нам стоит посоветоваться с Сорокиным сначала, а то выйдет еще один "эрликон", опозориться во второй раз не очень-то хотелось. Попрощавшись с Агреевым я пошел к дому. Надо будет купить пару-тройку электромобильчиков для гольфа, очень на них тут удобно будет разъезжать. А пока вопрос не решили, за приходами-отходами "Росслау" сам по возможности присмотрю.

Пока Александра не было, я решил поискать информацию в Сети про пиратов Мадагаскара. Насколько я помню, то Мадагаскар — это имя или прозвище одного из пиратов. Остров в далекие времена был очень любим искателями удачи, ходившими под "Веселым Роджером". Малагасийские принцессы охотно выходили за пиратов замуж и в итоге значительная часть населения Мадагаскара составили занамалата, потомки мулатов, в чьих жилах текла смешанная кровь европейцев и жителей острова. Браки на "высшем уровне" привели постепенно к тому, что вся верхушка племенных объединений стала полукровками почти по всему острову. Рацималаху — "господин, который берет не спрашивая", имел первоначально имя Фульпуэнта и получил в Лондоне прекрасное образование. Сын пирата Томаса Уайта, известного, как Забияка Томми, и местной малагийской принцессы, он грабил не только торговые корабли и караваны, но и соседние острова и даже владения другого пирата, Метьюса Плантейна, тоже известную личность на пиратском небе Мадагаскара. Рацималаху стал очень уважаем на Мадагаскаре и избран вождем одного из племён. Неоднократно он делал попытки объединить все племена Мадагаскара в единое государство, но безуспешно.

Метьюс Плантейн стал достаточно известен, когда попиратствовав на Ямайке решил на Мадагаскаре обосноваться, при этом влюбившись в дочь одного из вождей, чье племя занимало территорию недалеко от Сент-Мари. С помощью нескольких друзей-пиратов, базирующихся на Сент-Мари, Метьюз пошел войной на будущего тестя и победил. Свадьба состоялась, а тестя бросили на съедение муравьям.

Спустя некоторое время королева племени занамалата, Бетти, влюбилась во французского капрала Ля Бигоня. Капрал потребовал от невесты, чтобы она приняла французское подданство. Бетти подданство приняла и после свадьбы подарила остров Сент-Мари Франции. Вот такие пиратские и любовные страсти кипели на острове в те времена. Дом-2 тихо курит в сторонке.

Глава 19

Вечерело. Темнота на Мадагаскаре падает неожиданно. Ещё несколько минут назад казалось, что до темноты еще долго, но стоило отвлечься на несколько минут и вот уже только огоньки, перемещающиеся по берегу, позволяют понять, где строится новый большой причал. Мы с Сашей сидели на террасе моего дома и не спеша обсуждали, что Александр будет делать в ближайшее время. Я планировал отдать ему в управление производство, а когда он перетащит на остров Марину, то поставить её на контроль за торговлей. Производить и продавать я предполагал продукты питания. Марина собралась к переезду за несколько дней. От директора охранного агентства я узнал, что заговорил один из задержанных у меня на даче. Он сказал, что на дачу они приехали, разыскивая Александра, который якобы им должен денег. Выследили меня после нашей встречи и поездки с Александром в баню, а затем, когда следили за его женой, то моя дача попала в их наблюдение повторно. После того, как я об этом сказал Саше, вопрос с переездом Марины решили быстро. Посмотрели, какие ближайшие выставки по миру будут проводится по продуктам питания и послали заявки на участие, выбрав большие и центрально расположенные стенды, за которые предстоит заплатить очень приличные суммы. Стенды решили оформить в виде кафе, где бесплатно будем предлагать наши блюда из сублиматов. Общие идеи, название продукта и слоганы обкатает серьезная рекламная фирма. Решили, что для начала нам хватит пяти наименований видов нашей продукции: три мясных, одно рыбное и одно из морепродуктов.

Утром причалил "Росслау". Подождав, пока все определятся с выгрузкой и размещением приехавших людей, собрал производственное совещание. Собралось все образовавшееся "руководство" острова: Александр, Сердар, Агреев, Сорокин, Раджи. Обозначили и распределили список основных дел, оказавшийся большим. Надо предстояло: закончить проведение основных и дополнительных силовых кабелей и коммуникаций, начать строительство дома и помещений по плану на соседнем острове, построить огневые точки по плану Агреева, перегнать два вертолета, установить гидробуи вокруг острова, вернуть лишнюю арендованную строительную технику и купить необходимую нам в дальнейшем, оборудовать отдельную стоянку для катеров и привести их в необходимое состояние, протянуть водовод от реки на побережье Мадагаскара и установить накопительную емкость и фильтры, заказать план озеленения и найти для него фирму — исполнителя, построить баню с бассейном, построить комплексное здание для команды Раджи и пункта охраны на горе, нанять девушек для работы в магазине, баре, прачечной и в домах. Воды нам может своей в сухой сезон не хватить. На острове есть два небольших озера, но население растет. Девушек по контракту тоже нужно, на берегу уже под сотню народа, а женщин всего четыре. Все вроде бы в шутку сошлись на том, что последний вопрос надо рассматривать в первую очередь. Всех отпустил работать, а сам до обеда занимался лечением вновь прибывших легионеров, разбив их на две пятерки. Пообедал в баре, где встретил почти всех участников совещания, которые заходили пообедать или выпить кофе и сказав Агрееву, что уеду до вечера на соседний остров, если что то можно звонить, сел на катер и отчалил. Соседний остров назывался Манонака. Чуть поменьше размером, около трехсот гектаров, он был почти весь виден с Валиха, поэтому через пять минут я уже причалил к берегу с таким расчетом, чтобы катер с Валихи был виден, а я мог отойдя по берегу, скрыться из прямого обзора. Я вызвал челнок и начал осваивать недавно приобретенный поисковый модуль.

Опыт походов с металлоискателем, который я получил охотясь за монетками в России, помог мне достаточно быстро освоиться с модулем и подобрать подходящие условия для поиска. Я потренировался на собственном телефоне, положив его на песок пляжа и добиваясь четкого сигнала и возможности приблизить "зуммом" меню для определения его формы. Пока остановился на пятнадцати километрах в обе стороны и скорости в сорок километров в час. Я летел на высоте метров двести и на удалении от берега в пятнадцати километрах, изредка маневрируя так, чтобы повторять береговую линия, которую захватывал левым краем обзора. Изначально я хотел двигаться на север, в сторону Анцирананы. Настраивая модуль понял, что дно в обжитых районах превращено в помойку, поэтому для тренировки решил начать с более глухого участка, который был на ближайшие двести километров практически необитаем. Конус поисковой зоны, диаметром тридцать километров позволял мне увидеть даже небольшие предметы на дне. Понятно, что отдельные монетки я не увижу, а вот слитки или пушки разгляжу очень хорошо, определю их внешний вид и примерный металл, из которого они сделаны. Я уже пару раз отклонялся от маршрута, среагировав на средние по размеру сигналы медного или бронзового происхождения, подходя к ним ближе и подробнее их изучая. Пока все сигналы были от предметов техногенного характера, то есть почти современного производства. Первые оказались чем-то похожим на артиллерийские гильзы, а второй был какой-то шестеренкой немалых размеров с куском обломанного вала.

В течение трех следующих веков острова Майотта были одним из мест стоянки европейских торговых экспедиций и главной береговой базой мадагаскарских пиратов (информация из Сети).

Первый подходящий сигнал я увидел часа через два с половиной, немного не добравшись до Абилубе. Повозившись с рассматриванием найденного сигнала я выпустил дронов и начал собирать, что можно. Очень похоже на то, что здесь погибло два небольших корабля. По крайней мере различными металлами были заполнены два участка метрах в тридцати-сорока друг от друга. Пушки я опознал сразу, судя по сигналу они из бронзы, а вот с остальным надо разбираться, хотя крупные куски обросшие ракушками отчетливо давали сигналы на золото и серебро. Дававшие сигнал черного металла несколько комков неопределенного вида при просвечивании очень подозрительно походили на абордажные крючья, с разным количеством самих крючков, видимо по разному сохранившись. Добавив настройки для поиска драгоценных камней я минут через пять был вынужден остановить сбор. Дальше собирать не позволяла грузоподъемность челнока. С сожалением посмотрев на оставшееся, понял, что тут нужен фрегат — грузовик, и может быть не на один рейс. Полетел на Манонаку, чтобы посмотреть, что же я насобирал.

Весной 1719 года шайка Ингленда вернулась в воды Западной Африки и, двигаясь от р. Гамбии на юго-восток, прошла вдоль берегов Сенегала, Гвинеи, Сьерра-Леоне и Берега Слоновой Кости до Кейп-Корсо (совр. Кейп-Кост) — английской крепости, находившейся на Золотом Берегу (совр. Гана). Здесь пираты ограбили не менее дюжины торговых судов.

В августе капитан Ингленд, продолжая промышлять в районе Кейп-Корсо, захватил галеру "Питерборо" из Бристоля и судно "Виктори".

Ингленд разбойничал в Гвинейском заливе до конца 1719 года, а затем в компании с Джоном Тейлором, командовавшим "Виктори", отправился вокруг мыса Доброй Надежды в Индийский океан. В начале 1720 года они прибыли на Мадагаскар и высадились в бухте Св. Августина. На кораблях было много больных, поэтому корабельный доктор переправил их на берег, где, несмотря на все его старания, многие из них умерли. Отремонтировав свои суда и починив снасти, разбойники запаслись свежей водой и провиантом и взяли курс на Мозамбик. В этой португальской колонии они также достали провизию, выдав себя за моряков британской Ост-Индской компании.

После короткой стоянки на острове Анжуан (совр. Ндзуани), Ингленд двинулся на север: Джонсон говорит, что он совершил экспедицию к Малабарскому берегу Индии, где захватили несколько индийских кораблей и один голландский корабль, "которым заменили один из своих"; по свидетельству Даунинга, пираты крейсировали у входа в Красное море и там захватили арабский корабль с богатым грузом. Вернувшись к берегам Мадагаскара, они зашли на остров Сент-Мари (совр. Нуси-Бураха), где были радушно встречены местным царьком и где некоторые из них решили поселиться. Позже Ингленд и его "Кассандра" стали очень знамениты, поскольку Стивенсон в своём "Острове сокровищ" описал именно этого пирата и его корабль.

Мокрый песок пляжа на Манонака был гладкий и плотный, поэтому я не побоялся выгрузить все из челнока прямо на пляж и стал изучать свои находки. Почти все заросло ракушкой и выглядело неприглядно. Взяв несколько разных комков и комочков я положил их в пакет, чтобы дома попробовать почистить варварскими способами. Здоровые "булыжники" из ракушек и окаменелостей порадовали больше, из них высовывались небольшие слитки. Ракушки неохотно росли на золоте и серебре, но зацепившись за камни вокруг слитков, постепенно наращивали купол, в результате чего многие слитки оказывались в коконе из окаменелостей. Оттащив в сторону с десяток больших булыжников я попытался разбить некоторые их них, бросая их друг на друга. Мои попытки оказались удачными и я смог расколоть несколько штук. Пару раз из них вываливались слитки золота небольшой и непривычной формы, скорее напоминавшие детские кубики не совсем правильной формы, а остальные слитки приходилось выковыривать из мест разлома достаточно долго. Добавив почти десяток кубиков в пакет, два из которых были скорее всего из серебра или олова, я с помощью дронов загрузил все обратно в челнок, осмотрел песок, с которого подобрал и бросил в пакет еще несколько небольших комочков. Ничего себе, нагрузился. Пакет весил килограммов десять, не меньше. Отправил челнок на дно и пошел к катеру. Для обоих своих челноков я выбрал для стоянки место недалеко от острова с глубиной почти в триста метров.

Причалив, увидел, как из второго катера вышли два бойца с оружием, из новеньких. Остановившись, подозвал одного, но подошли оба.

— Кто из новых не на дежурстве? — спросил его на французском.

— Все пока отдыхают, первая смена только с вечера, — ответил он.

— А вы что в катере делали? — спросил я после такого ответа.

— Ребята с причала попросили за шефом присмотреть, — не стал ломаться канадец, которого я запомнил по лечению. Два плохих перелома на ногах, вырванный кусок плеча и остальное по мелочи. Я с ним провозился дольше всех, когда лечил недавно прибывших легионеров. Зато теперь он щеголял в майке и если бы не белая кожа на плече, которая не успела загореть и задубиться, то никто бы и не подумал, что недавно там был безобразный шрам, а парень рукой почти не владел.

— Один со мной, пакет помогите дотащить, — всё-таки я немного устал от пляжных упражнений на солнце, — А второй собери бойцов новых и Агреева, пригласи в бар минут через двадцать, надо же нам спокойно познакомиться и пива выпить по паре кружек.

По дороге встретили Александра, который смотрел за бригадой, заводящей к терминалам толстенные кабеля.

— Что тащишь? — кивнул он на пакет бойца.

— Как обычно — золото, бриллианты… — ответил я знаменитой фразой Никулина, ни на грамм не соврав.

Глава 20

Вечером опять прикидывал, что я хронически не успеваю сделать и что надо делать обязательно. Сел отвечать на письма и звонки. Администратору моей "больницы" дал команду сворачиваться на время с ОАЭ, виллу оставить за собой, оплатив месяца на два-три. Надо подобрать место в Анциранану и постараться совместить два еженедельных состава пациентов, собрав человек тридцать-сорок. У меня уже двадцать лечебных комплексов, поэтому хватит двух одновременных сеансов.

Получил сообщение от Дарвиша. Оба камня прошли полную экспертизу. Данные по оценке в приложенном файле. Происхождения скорее всего Индия, но точное месторождение не установлено. Хм, неплохая новость — камни "от Дейва" нормально проходят через земные тесты. Сомнения всё равно остались, но появилась необходимая уверенность, которая была мне очень нужна для ведения переговоров по продажам алмазов.

Созвонился с юристом, рассказал ему про будущие выставки и возможное заключение контрактов на них. Озадачил необходимостью поиска специалиста по патентам, который бы готовил описательную часть и занялся процедурой оформления. Сказал, чтобы ознакомился со всей судебной практикой по морским кладам, а именно меня интересуют прецеденты с пиратскими кораблями, найденными вне территориальных вод государств вообще и Мадагаскара, в частности.

Позвонил в Израиль. Телефон ювелира мне дал Дарвиш во время нашей последней встречи.

— Здравствуйте. Меня зовут Сергей и Ваш телефон мне дал Дарвиш, — представился я на русском языке.

— Это толстое одноглазое чудовище ещё живо? — на русском сварливо отозвался голос в трубке.

— Вы знаете, он видимо сильно похудел и прозрел на оба глаза. По крайней мере два дня назад было так, — ухмыльнулся я на нехитрую проверку.

— И зачем это Вам потребовались услуги старого и больного Изи? — продолжал косить под одессита ювелир.

— У меня появилось немного разных мелочей и я хотел бы оплатить Вам билеты до меня и на следующий день обратно, естественно не в эконом классе.

— А не могли бы Вы намекнуть старому еврею, о чем идет речь? — не заинтересовался билетами израильтянин.

— Я собираюсь торговать, возможно с Вами, небольшими партиями материалов для покрытий куполов разнообразных храмов и некоторыми деталями стеклорезов, по Вашему профилю. Но к сожалению в авиабагаж этот груз не примут из-за большого веса. И возьмите с собой два увеличительных стекла, а то одно может сноситься и Вы не всё сможете посмотреть, — надеюсь, что я ювелиру понятно и вполне нормально намекнул.

— И куда же несчастный Изя потащит свои старые кости? — якобы недовольно спросил ювелир.

— Ну вот не надо так волноваться. В билете будет всё написано, а вертолет постараются поставить ближе к трапу. Ждите билеты и передайте одноглазому Дарвишу привет, как увидите, — я положил трубку и оформил оплату двух авиабилетов, скинув бланки на почту ювелира.


Включив один из телефонов, который у меня был отключен при отлёте из ОАЭ, я увидел шесть звонков от Хосни, на которые я не ответил.

— Хосни, здравствуй. Как дела? — решил я позвонить арабу.

— Сергей. Все хорошо, только ты очень неожиданно исчез, — отозвался он достаточно спокойно.

— Я сразу предупредил, что у меня много дел, если помнишь, — напомнил я Хосни о том, как я перенес встречу в ОАЭ на более ранее время.

— Меня очень просили узнать, что мы тебе должны за лечение, — сказал Хосни.

— У нас остался незаконченным один разговор, поэтому предлагаю пока отложить все расчеты, думаю скоро я сам тебе позвоню по этому поводу, — я собирался попробовать синтезировать из нефти белок мяса и показать моему бывшему пациенту. Даже если ничего не получится сделать из нефти, то уж из выращиваемых искусственно водорослей точно можно получить что-нибудь съедобное.


Монтаж генераторов у себя под домом я решил начать вечером. После того, как закончат прокладку оставшихся силовых кабелей, приступлю к установке синтезаторов пищи в терминалах. Для этого у меня есть два робота-"ремонтника" и два "носильщика", судя по мануалу для них это очень несложная работа. Скоро все входы под домом будут дополнительно перекрыты уже привезенными стальными дверями, которые вместе с уже существующими мерами защиты дают мне надежду, что мои секреты неплохо защищены.

Пять больших синтезаторов и пять меньшего размера требовали очень большого количества энергии, но судя по мануалам один мой генератор перекрывал все потребности в несколько раз. Генераторов буду устанавливать два, второй будет резервным и станет основным, когда первый потребует замены элементов питания. Около причалов надо будет поставить ещё дизель-генератор, а то могут возникнуть подозрения у особо любопытных об источниках элктроэнергии.

Уже стемнело, когда я вызвал фрегат-"грузовик". "Носильщики" достаточно быстро разгрузили всё из него в большой бокс под домом и я произвел смену в составе дронов у грузовика. "Ремонтников" и "грузчиков" оставил на монтаже генераторов, а в фрегат загрузил двух средних "охранников" и шестнадцать "разведчиков". Завтра я ждал в гости ювелира из Израиля, поэтому немного переживал, что алмазы, которые я получил от "зеленых человечков" он определит, как искусственные, невзирая на проведенные в ОАЭ экспертизы. Я решил подстраховаться и провести несколько часов у берегов Намибии.

Ночное зрение лишало картину, получаемую мной из-за борта, разноцветья. Сегодня, имея на борту кучу "разведчиков" я решил проверить, насколько далеко от берега появятся первые алмазы. Поиск начал километров с тридцати от побережья. К моему удивлению первые находки не заставили себя долго ждать. Использование шестнадцати дронов — "разведчиков" одновременно дало мне возможность, снизив скорость до сорока километров в час, увеличить фронт поиска до пяти километров в каждую сторону. Минимальный размер камней задал в семь миллиметров. Изображение из всех шестнадцати контейнеров, в которые попадали собираемые камни, я вывел в меню и периодически просматривал найденное. Увидев, что три контейнера стали быстро наполняться, я снизил скорость и направил всех дронов к наиболее удачливой троице. Оказалось, что в этом районе дно представляет собой сильно изрезанную скалами поверхность, с заметным понижением уходящую в сторону океана. Видимо благодаря образовавшейся "стиральной доске" попавшие на скальные уступы алмазы не сильно заносились песком и легко становились добычей дронов. Подработав диаметр поиска для дронов, не спеша начал движение вдоль гряды, которая шла почти параллельно берегу. Контейнеры дронов заметно пополнялись. Я уже видел несколько крупных экземпляров камней. Спустя полтора часа я решил, что для демонстрации ювелиру мне этой партии камней будет более чем достаточно, даже с учетом того, что половина из них окажется непригодна по качеству для огранки в бриллианты. Я собрал дронов и полетел на Манонаку. Там пересыпал добытые алмазы в два пакета, сменил фрегат на челнок и вернулся домой. Оба моих средства передвижения были отправлены обратно, на дно океана, которое я пока считал наиболее безопасным местом для их стоянки.

Дома сначала проверил, как дела с монтажом генераторов. Судя по данным, высветившимся у меня при обращении к меню роботов, монтаж был произведен за сорок две минуты. Быстрые у меня помощники! Дал им команду на сортировку алмазов по размеру и прозрачности и вышел на улицу покурить. Когда я вернулся меня ждали двенадцать кучек трёх видов прозрачности, разделённые на четыре группы по размеру. Больше всего меня порадовало, что в первой группе лучшей прозрачности оказалось пять очень больших, на мой взгляд, алмазов. Хотя самый большой, грушевидной формы и размером крупнее гусиного яйца, попал во вторую группу, видимо из-за более насыщенного синего цвета. Сходил в дом за пакетами и фломастером. Подписал все пакеты, использовав роботов для взвешивания и пересчёта. Общий вес составил пятнадцать с лишним килограммов, правда на камни первой и второй группы прозрачности пришлось примерно восемь с половиной килограмм. На "Де Бирс" с их миллионами карат в год я пока не тяну. К тому, что почти одну треть алмазов составят камни, непригодные для ювелирных целей я был готов ещё по первому опыту, хотя в прошлый раз я сортировку пытался провести сам и наверняка сделал много грубых ошибок. Поставив будильник на девять утра по местному времени, выругался про себя, что планы по монтажу синтезаторов сегодня накрылись медным тазом, ушел спать.

Глава 21

Размышления капитана "Росслау" Сорокина В.А.

Немного странный у нас шеф. Очень часто я его не понимаю. То, что он сделал из "Росслау" вообще не вписывается ни в какие рамки. Мы, морские, всегда привыкли относиться ко всем остальным немного свысока, особенно по вопросам моря и кораблей. Для этого у моряков есть свой язык, по которому любой, хоть немного понюхавший моря, всегда отличит тех, кто там не был, даже если не будет задавать ему вопросы про флотскую жизнь. Иногда возникало желание взять курс на Владивосток и приведя туда "Росслау" объявить по общей волне открытым текстом, — Посмотрите, что смог сухопутный шпак сделать из ГДРовского корыта! — И нарезать пару кругов на виду у всех.

Такой бы транспорт да к тем эсминцам, которые закладывались в 1991 году, да тройку бы тогда же заложенных БПК (большой противолодочный корабль) — это же какая силища! Даже и к более поздним кораблям такое судно снабжения добавить — мечта любого адмирала! Один "Росслау" может вместить десять, а то и пятнадцать, стандартных корабельных запасов эсминцев девятьсот пятьдесят шестого проекта по провизии и идти на равных, а то и лучше любого эсминца. А если посчитать, во что это нашему шефу обошлось, то на фоне тех цен, которые Россия платит за свои корабли — это копейки. За те два "Мистраля" — тихохода, которые вряд ли свои обещанные двадцать узлов пойдут на практике, а скорее всего, как и их предшественники упрутся в восемнадцать с половиной, да и те на бумаге, таких посудин, как "Росслау" шеф бы построил штук двести за эти же деньги. Только ходили бы они раза в два быстрее, а то, что несли бы меньше каждый, дак не в сто же или двести раз. Ну а что по электронике, тут тоже не в их пользу. У меня на корабле во время всего рейса, после запуска шефом спутников, матросы для своих ноутбуков 40мб связь имеют, а не 512 кб, как на "новейших средствах связи" на французских утюгах. Эх, нам бы навтыкать столько же ракетных шахт, да хоть бы четверть от того, как на американском эсминце, показали бы мы "маман де кузьма" тем же "Мистралям". Как дали бы залп в двадцать-то пять ракет, а то и во все сто. Тут как-то бойцы с нашей охраны шефу про его спутники сказали, типа что конкуренты или военные их собьют скоро. Тот им про ежа и голую жопу пословицу перевёл, а потом добавил, что у нас тут почти Африка, поэтому африканские ежики в нашем климате иголки побольше имеют и зовутся дикобразами. Наёмники его сильно уважают, он их под хиханьки да хаханьки из инвалидов вытащил, службой не сильно гнобит. Только раз он как-то заметил, когда часовой у причала позагорать решил и улегся у грибка, дак их десяток потом вокруг острова с полной выкладкой неделю бегал по утрам. Сам всю неделю не наблюдал, это потом парни рассказали уже, которые топливо у нас на берегу принимают. С топливом тоже история занятная. Мы в Эмиратах каждый раз заливаем по пятьдесят тонн первосортного бензина, сейчас правда на катарский перешли, он дешевле намного, ну и соляры тонн сто. А когда к себе приходим, то тут сливаем, у нас-то расхода по топливу нет. Эти бензин и соляру потом у нас мадагаскарцы покупают. Тут уже один отец с сыном из местных приспособились, но уже дороже намного, а нам за это в судовую кассу неплохая денежка капает. Зарплата и так хорошая, а тут еще такие премии и корабль — мечта, домики выделили на острове. Эх, удачно я шефа встретил.

А с кораблём шеф точно ещё не успокоился, недавно стармеха выспрашивал, как воздуходувки ещё к бульбе подключить, есть ли место, да куда их врезать в воздуховоды. Меня про исследовательские корабли, да про батискафы расспросил. А что я скажу, ну видел издалека, а дела с ними не имел, вон старпом два года отслужил у нас, на "гражданском исследовательском судне Академик Королёв". Шеф его про то судно начал спрашивать, а старпому и ответить нечего. Их кроме корабельной части ни к чему и не подпускали. Там не один пост гебистов стоял. Спрашивается, что скрывали, если весь флот знает, что в трюмах второй центр управления, как на Байконуре стоит, космическими кораблями управляет да данные со спутников-шпионов наших принимает. Слышал потом всех этих "академиков" чиновники на металлолом продали, по сто семьдесят долларов за тонну, чтоб им те доллары в глотке их бездонной колом встали, да провернулись там раз восемь, а потом якорем через задницу вышли. Какие корабли порезали, суки, их же вся страна строила, а они их на металлолом. Шефу про это неинтересно стало, послушал матросские байки, да и ко мне за столик вернулся. Хотел ему про нашу космическую платформу рассказать, что с экватора космические корабли запускала, когда-то с другом специально километров двести на машине проехали, чтобы на это чудо посмотреть, да вижу, неинтересно ему про космос, да и продали её вроде, ту платформу. Говорят арабы купили, чтобы совсем не мирные ракеты с неё пускать. Присел шеф, подумал, да и говорит, — Ты сейчас каждый рейс проходи через пару нужных точек, и там делай отметку в журнале: — "Замечены необычные отклонения на магнитометре".

— Это на каком магнитометре? — спрашиваю я.

— Да поставят тебе его завтра, не переживай, — вот и пойми его, что задумал. Я ему говорю, — А там хоть будут они, отклонения-то? — он заржал и отвечает, — А ты туда динамиков старых набросай и посмотри.

А мне что, когда на "Росслау" ремонт делали, этих динамиков, рупоров и сирен боцман ящика четыре захомячил, вот и раскулачим его на пару ящиков. Будут шефу "магнитные отклонения" где надо. Я потом из любопытства по картам смотрел, когда он мне эти точки назвал. Опять ничего не понял. Глубины там метров под сто, место как место, ни островов тебе, ни берегов миль на пятьсот, куда ни глянь. Но за нашу ласточку я его крепко уважаю, этож надо такое чудо смастерить.


Размышления Сердара Эрима, прораба из Турции.

Интересный у меня Босс! Первый заказ на нашу бригаду от него свалился неожиданно. Мы как раз без работы сидели. Заказчик передумал достраивать небольшой отель и выставил его на продажу. Нас выселили на следующий день после расчета. Можно было платить самим за проживание по тридцать долларов за комнату на двух человек, но я не видел смысла в этом. Работы на Мадагаскаре для турка найти не возможно. У нас был только вид на жительство и разорванный контракт, недорогая еда и доступные малагасийки любого возраста. Фирма, которая нас нанимала в Стамбуле, это обычные строительные посредники. Дают рекламу и ищут строительные объёмы, а потом нанимают для выполнения работ такие бригады, как наша. Получив свои комиссионные они больше ничем не интересуются. Строителем я работаю недавно, после того, как на третьем курсе вылетел из Стамбульского университета. Учеба давалась не сложно, но развлечения большого города и подобравшаяся кампания своё дело сделали. Накопились долги по учебе, потом они перешли на следующий год и зимой меня уже недопустили до дальнейшего обучения. Мои друзья из нашей весёлой кампании не пострадали, за них платили родители, а я в университет попал по социальной программе, поэтому мои "хвосты" оказались с более печальными последствиями. Помыкавшись больше года по разным фирмам я нашёл себя в строительстве, благодаря умению хорошо читать любые чертежи. Оставшись без работы, мы сняли на всю бригаду большое бунгало в деревне. Это выходило намного дешевле, чем жить в мотеле. Ждали корабль, который должен был подойти дней через десять и за двадцать дней доставить нашу бригаду в Стамбул. Я нашел на берегу интернет. Семейная пара французов-пенсионеров построила небольшой отельчик на берегу, в баре которого был вай-фай. Дал объявление по поиску работы для бригады турецких строителей. На следующий день получил письмо и предложение переговорить по скайпу. Босс довольно свободно говорил на турецком, поэтому мы обговорили детали и загрузились на небольшой корабль, доставивший нас до острова. На кораблик успели погрузить некоторую часть техники и стройматериалов, для начала работ. Хорошо, что Босс нам дал спутниковый телефон и корпоративную карту для оплаты заказов. Объем работ был очень большой и интересный. Сначала сделали примерную разметку будущего поселка, с баром и магазином в центре. Сразу начали тянуть дороги и коммуникации. Проблемы с дорогами возникли только на двух участках. Пришлось загонять слив пресной воды в трубу, а в другом месте срезать часть склона, укрепив получившуюся стенку. Появились строители причала и бригада бетонщиков, позже приехали немцы и начали монтировать упаковочные линии и терминалы. У нас уже работал бар и магазин, для чего были наняты и приехали с кораблём четыре девушки из Анцирананы и два повара-тайца. Босс прислал все необходимые товары с большим запасом. Продукты выгрузили в холодильный терминал, а остальное загрузили в четыре морских контейнера, которые поставили под навес. Два небольших корабля теперь все время были со мной на связи и подвозили все необходимое для острова и строительства. Каждый вечер я писал для Босса небольшой отчет о сделанном и потребностях на ближайшее время. Когда привезли сборные домики, у нас все было готово для их установки. Первый день разбирались с чертежами и монтажом и успели собрать только четыре дома, зато на следующий день собрали восемь домов, из них четыре уже размером побольше, в которые Босс и разрешил переселить строителей. После двух недель работы без выходных в бригаде начались вопросы и решили, что по три человека каждый день теперь будут иметь день отдыха. Вот тогда мы и открыли для себя рыбалку! Выпросив шлюпку на одном из корабликов, которые ежедневно подвозили нам припасы и материалы, трое наших строителей примитивными снастями за два часа наловили почти центнер рыбы, при этом отпуская всю "мелочь" обратно в океан. С тех пор рыбалка стала одним из постоянных развлечений, а по вечерам около новых домиков очень часто был виден дым, поскольку каждый дом был оборудован барбекю — зоной, а необходимое снаряжение для приготовления и организации этого священнодействия было закуплено в достаточном количестве. Рыба или привезённое мясо готовились во всех видах. Во время обеденных встреч в баре даже возникло предложение организовать соревнование на лучшее приготовленное на барбекю рыбное блюдо. Вопрос со снабжением всем необходимым, чего не было у нас в магазине, в итоге решился просто — команда "Росслау" дала нам электронные адреса и телефоны нескольких дубайских магазинов и теперь все необходимые товары можно было заказывать и получать каждые семь дней с приходом корабля, кроме алкогольных напитков, которые в Эмиратах продаются в специальных магазинах. Два кораблика, ежедневно снующие по нашим заказам между островом и Мадагаскаром, каждый день привозили на остров четыре двадцатилитровые кеги с пивом в бар и десять ящиков пива в бутылках в магазин. Традиционное пиво Мадагаскара — Три Лошади Биир, было каждый вечер востребовано. Сейчас половина бригады занималась устройством дорожек и водоснабжением в будущем парке. Корабль из Египта привез взрослые деревья и саженцы пальмы, манго, хурмы и личи. Сегодня прибывшая на этом корабле бригада егитптян разгружала необходимый грунт и растения, подготавливая все к посадке. Отдельно разбили и спланировали под лазер поле на тридцать гектаров под перец и большое количество разгообразных овощей. Вторая половина бригады занималась бетонными работами и дорогой на соседнем острове Манонаку, где Босс собирался устроить вторую резиденцию.

Глава 22

Сегодня по плану утренняя рыбалка и разговор с ювелиром во второй половине дня. Утром вчетвером загрузились на катер и отошли от берега метров на пятьсот. Мощное троллинговое удилище Шимано с роликовыми кольцами и могучим "мультиком"- лебедкой было снабжено двадцатисантиметровым воблером кислотной окраски. Мы пока решили не трогать глубоководных обитателей. Огромные групперы и гигантские каранксы обитают около дна и на них нужны донные снасти с большим грузом. Мы же рассчитывали на тунцов и марлинов. Не спеша направили катер вдоль острова, стараясь ориентироваться на скопления чаек над водой и выпрыгивающих из воды некрупных рыбешек, явно спасающихся от хищников. Мощные удилища и катушки позволяли силовое вываживание рыбы и скоро первые тунцы бились на катере. От Сердара мы получили здоровенный деревянный молоток на длинной ручке, которым глушили пойманных рыб, а иначе извлечение из них острейших крючков воблера было очень опасным занятием. Каждый воблер был снабжен тремя большими крючками-тройниками и достать его, из прыгающей по дну катера тяжелой рыбы, было почти невозможно не поранившись о крючки. Первым марлина поймал Агреев. Красивейший парусник, килограммов на тридцать, делал шикарные "свечки" при вываживании. Сама по себе эта рыба интересна тем, что развивает под водой скорость больше ста километров в час и не имеет плавательного пузыря, что для рыб очень необычно. Потом мы поймали несколько некрупных серых акул. На море значительно посвежело и начала подниматься волна. Мы уже повернули к берегу, когда и у меня произошла поклевка марлина. После недолгой борьбы я вытащил на борт голубого макайру с мечевидным носом, килограммов на двадцать пять. Некрупные экземпляры нам попались скорее всего потому, что мы не стали далеко отходить от берега. Передав рыбу в бар для приготовления мы разошлись, чтобы принять душ перед обедом.

Два легионера, имеющие документы и опыт пилотирования, со вчерашнего дня осваивали прибывшие в Анциранану вертолеты, совершая ознакомительные полеты под руководством инструктора. Инструктора я нанял для себя, рассчитывая обучиться летать на вертолете и получить летную лицензию по американской методике. Русская школа обучения полетам занимает очень много времени и дает массу ненужных на практике знаний, как и занятия в автошколах, где преподаватель часами объясняет курсантам, что такое карбюратор и как устроен двигатель внутреннего сгорания. Я сегодня ждал рейсом из Парижа свою семью и ювелира из Израиля. Рейсы прибывали почти одновременно и я посчитав количество мест в вертолетах остался на острове, решив уже здесь встретить своих родных. Напрямую от Анцирананы до острова было не более ста километров, которые вертолет на крейсерской скорости преодолеет меньше, чем за полчаса. Я приготовил для осмотра и оценки ювелиру чуть больше пятнадцати тысяч карат алмазов, большая часть из которых мной была получена от Дейва. Всё предназначенное для осмотра и оценки в пяти пакетах лежало в сейфе, в специально подготовленной комнате моего дома. Не думаю, что эта партия будет заметна на мировом рынке, ведь отдал же Гохран России для "помощи" больше шестисот тысяч карат алмазов разом смоленскому "Кристаллу" в 2010 году, который в свою очередь тут же продал их за рубеж и никто ничего вроде как и не заметил[4].

Встретив прибывшие вертолеты и наобнимавшись с семьей, подошел к ювелиру и представившись ему, повёл всех в дом. Оставив в доме вещи, мы пошли к бару на обед. Сегодня в меню кроме стейков из тунца и марлина, повара порадовали новинками мадагаскарской кухни — в меню добавились румазава и равитуту. Передав семью Александру для знакомства с островом, я повел израильтянина в дом. По дороге мы обсудили его впечатления от перелётов и достоинства острова. Придя в дом я приготовил нам по кружке кофе и мы решили сначала обсудить наше возможное будущее сотрудничество.

— Ицхак Мовшавич, мне бы хотелось получить от Вас полную и достойную оценку камней, а возможно и договориться об их продаже через Вас. До того, как мы начнем осмотр, хотелось бы услышать от Вас цены на эти услуги, — зная порядок расценок на подобную работу в России, я хотел заранее узнать, насколько мой будущий партнер будет отличаться в лучшую или худшую сторону.

— Сергей, позвольте мне так к Вам обращаться, с учетом нашей разницы в возрасте, — начал мой гость, — Не будет ли нескромным с моей стороны узнать, о каком объеме оценки мы ведём речь? — поджав сухонькие губы, спросил меня ювелир, по-птичьи вытянув голову.

— В этот раз для оценки я хочу предложить Вам партию примерно в пятнадцать тысяч карат, — скромно сказал я, размешивая сахар в кофе. Вот ведь знаю, что кофе стоит пить без сахара, чтобы не портить вкус, но ничего не могу с собой поделать, хоть ложечку сахара, да положу. Я посмотрел на ювелира, он прикрыл глаза и о чем-то задумался.

— Насколько я могу надеяться, что это не разовая сделка? — наконец произнес ювелир.

— Думаю, что с учётом Вашего возраста и специальности я кое-что могу Вам показать, — решил я и предложил пройти со мной в подвал. В подвале я подвел ювелира к груде камней и окаменелостей, которые я достал со дна на месте найденных затонувших кораблей и показал расколотые куски, в которых на изломе были видны драгоценные камни и золото.

— Это один из источников, но на самом деле у меня есть ещё и другие возможности, которые я не буду раскрывать, — сказал я. Ювелир не торопясь рассмотрел с десяток образцов и с моего разрешения сам расколол несколько кусков известняка, в которых оказались слитки и монеты.

— А что Вы думаете делать с золотом? — рассматривая один из слитков, спросил он.

— Значительная часть золота очищена от примесей и переплавлена в небольшие слитки по десять грамм, — ответил я.

— Зачем Вы это сделали? Они же при этом существенно потеряли в цене! — занервничал ювелир.

— Уважаемый Ицхак, Вы наверняка слышали голландскую историю про черную розу. Так же и с этими слитками. Когда их немного, они ценятся как раритет, а когда их очень много? Думаю, что лучше будет продать большую часть, как обычное золото, чтобы сохранить высокие цены на редкие слитки для любителей и коллекционеров, — я предложил закончить осмотр и вернуться в дом.

— Возможно Вы правы, — подумав, сказал ювелир, — Но тогда я хотел бы знать, что такое в Вашем понимании "значительная часть", которую Вы переплавили? — блеснули любопытством глаза ювелира.

— Поверьте, уважаемый Ицхак, Вам совсем необязательно это знать. А вот если Вы хотите узнать то, что Вам нужно, так это то, что из переплавленного золота, в этот Ваш приезд, я могу предложить одну тысячу килограмм золота в десятиграммовых слитках, с содержанием золота в 99,99 процентов, — я вынул из кармана несколько золотых пластин, привезенных Дейвом и положил на стол перед ювелиром, — При оценке алмазов меня интересует не только их цена, но и Ваши предположения и обоснованные заключения о возможном месте их добычи, — я сходил к сейфу и вытащил первый пакет с алмазами. Для начала осмотра я приготовил не самые лучшие и крупные алмазы из своей намибийской поездки.

— Теперь я могу узнать о Ваших расценках на услуги по оценке и продаже моего товара? — я положил руку на пакет с алмазами и ждал ответа ювелира.

— Сразу хочу сообщить Вам приятный бонус, относящийся ко всей партии товара. Свой товар я сам доставлю в любую страну мира, которую Вы укажете. Причем сделаю это так, что его доставка нигде не будет зафиксирована или кем-то замечена. Как я это сделаю, это мой секрет, — улыбнулся я.

— По камням я бы хотел попросить за их оценку полпроцента от стоимости и полтора процента от продажи золота и камней. Надеюсь, это для Вас приемлемо? — озвучил достаточно скромные расценки ювелир. Самому мне такие объёмы не продать и за полцены. Это я понимал достаточно ясно. Поэтому, подумав для вида около минуты, кивнул головой и сказал, что я согласен. Оставив ювелиру телефон и рацию, предложил закрыться и работать. Входные двери для этой комнаты я поставил из недавно привезённых банковских дверей, а окон в комнате не было. Хорошая вентиляция и кондиционер должны были помочь ювелиру в его нелёгкой, но хорошо оплачиваемой работе. Договорились, что я приду через три часа и если всё будет готово, заберу уже оцененную партию алмазов и передам следующий пакет из сейфа на оценку.

Выйдя от ювелира я связался по рации с охраной и узнал, что моя семья уже возвращается к причалу, после прогулки вокруг острова на катере. Пошел встречать их к причалу, а заодно пройти с ними по будущему парку-саду, где сейчас специалисты из Египта высаживали большие деревья. Половина пальм уже была высажена и они давали отличные участки тени, которые позволяли даже в это жаркое время комфортно гулять по новым дорожкам. С планами на расширение парка пришлось расстаться. Оказалось, что на приглянувшемся мне под будущее расширение, участке, живет больше десятка гигантских черепах. Некоторые из них внесены в Красную книгу, но я бы сохранил их и без этой книги, настолько славные и забавные были эти огромные ползающие чемоданы. Легионеры рассказали мне, что несколько молодых черепах людей не боятся и охотно едят фрукты, которыми их угощают, надевая плоды на полуметровую палку. Совать руки никто не рискнул. Медлительная черепаха, своей головой на длинной шее шевелит очень даже проворно и выхватывает угощение достаточно быстро и резко. Большие пластины во рту, которыми черепахи перемалывают пищу, уже одним своим видом внушают уважение, как и огромные когти на несоразмерно толстых и мощных лапах, покрытых прочной чешуёй. Скоро у черепах брачный сезон, а потом побегут по острову маленькие черепашата. Надеюсь им понравиться, что с появлением на острове полива у них будет вдоволь свежей травы.

Поднялись с семьей на самый верх горы, где сейчас строили здание-станцию для Раджи и его команды. Показав жене с горы соседний остров, объяснил, что основной дом будем строить там, а этот мне нужен, как резиденция при производстве. Поэтому она заранее может поучаствовать в проекте будущего дома, если имеет какие-то замечания или пожелания. Мы пошли в дом, где я показывал и объяснял всякие мелочи, например такие, как наличие стальных банковских дверей или возможность наблюдения на большом расстояние через спутники. Прервал мои объяснения звонок от Сорокина. На "Росслау" пришла радиограмма, в которой меня извещали о приглашение на приём в Президентский дворец, находящийся в Антананариву. Приём посвящался вопросам туризма и культуры и должен был состоятся через три дня. Пришлось связаться с юристом, который помогал мне решить вопрос с чиновниками Мадагаскара о продлении аренды острова. Выяснил у него, что это достаточно обычный прием, который имеет стандартные цели — не вкладывая особых денег и усилий со стороны правительства, добиться от бизнеса вложений в развитие культуры и туризма, пообещав за это льготы и преференции. Получить их в виде правительственных грантов вполне возможно, если заниматься туризмом и культурой. Ещё он пояснил, что гораздо проще пожертвовать на развитие туризма тысяч пять-десять долларов и забыть эту тему на ближайшие два-три года. Дресс-код — обычный деловой костюм, продолжительность приема — примерно два с половиной часа. Первый час выступления чиновников и разных деятелей, второй час — сбор средств от "добровольных" дарителей и выслушивание их чаяний и пожеланий. Ну что же, будут вам "подарочки". Я решил попробовать совместить свои интересы и мечты мадагаскарских культурных деятелей.

Наконец-то я вместе со своей семьёй! Я с удовольствием смотрел и слушал своих детей, улыбался жене, отвечая им всем вместе что-то общее, иногда и невпопад. Бывают иногда у людей светлые минуты радости.

Мои пациенты часто присылали мне подарки, которые мне впоследствии передавал администратор. Мне запомнились несколько красивых шкатулок из дерева, обитые внутри бархатом, одна из которых должна была подойти для моей цели. Что-то специально заказывать я не успевал, да и не очень-то и хотелось. Отпустив сына на станцию к Раджи, с женой и дочкой решил прогуляться до бара, познакомить их с нашими островными обитателями. Посидели совсем недолго, позвонил ювелир и попросил подойти. Нет, точно надо купить электромобили. Пока мои девчонки допивали кофе и доедали мороженое, я успел выбрать и заказать пять штук Ямах ПТВ в Эмиратах. Пойдет "Росслау" в ОАЭ и заберет эти средства передвижения на обратном пути. Вернулся катер, который отвозил в Анциранану легионеров-пилотов. На него загрузили багаж моей семьи, который они не взяли в вертолеты. Организовав доставку в дом, отправились и сами туда. Девчонки разбирать вещи, а я общаться с ювелиром.

— Сергей, я однозначно не успеваю всё сделать до завтрашнего самолета. Можно поменять билет? — я осмотрел стол, больше трети камней были уже рассортированы, но усталый вид ювелира был заметен. Возраст, два перелёта за день и работа его прилично вымотали.

— Сейчас всё решим. Могу разместить Вас у себя в доме, или хотите отдельный домик в поселке? — я связался с аэропортом и решил вопрос с билетом, немного доплатив за перенос даты вылета. — Расскажите мне, какие впечатления от камней? — задал я очень интересный для меня вопрос.

— Особых впечатлений нет, африканские алмазы с двух разных месторождений, в основном качество джи/вс2, средняя цена около пятисот долларов за карат. Пять камней оценил больше тысячи долларов за карат, а семь ниже ста долларов, поэтому в черную можете считать эту партию около четыреста-пятьсот долларов за карат. Я называю цены, исходя из практики Алмазной биржи Израиля, ИДЕ. Если Вам будут утверждать, что в Антверпене цены выше или ниже, то не верьте. Просто в какой-то момент на той или иной бирже скапливается много предложений на одинаковый тип камней, или наоборот, ощущается дефицит. Никаких других причин для колебаний цен нет, — я оставил гостя за столом, и пошел за своим грушевидным гигантом — самым большим из найденных мной пока алмазов. Мне была интересна реакция моего гостя.

— Ицхак, я понимаю, что Вы устали, но посмотрите на этот камень, хотя бы из любопытства, — я положил на стол грушевидный синеватый алмаз и с удовольствием наблюдал, как у старого еврея сначала побледнело, а потом запунцовело лицо. Положив камень на стол, он вытащил кусочек замши из кармана и не отводя глаз от камня рассеяно протирал лупу. Наконец он смог оторваться и посмотрев на меня, тихо сказал, — Сергей. Вы принесли праздник в мою жизнь! Теперь старый Ицхак может спокойно умереть, — ювелир вытащил платок и шумно высморкался.

— Мне срочно надо пройти в комнату к моему чемодану, — проводив ювелира в комнату, я пошел за браслетами от комплекса. Диагностическое кольцо теперь всегда на мне, я его не снимаю. Надо немного подлечить старого человека, а то как бы он от волнения не умер у меня в доме. Положив гостя на диван, несмотря на все его протесты, я провел краткий сеанс оздоровления, попутно подлечив сердце и почки. Всё-таки вода в Израиле поганая, это уже не первый человек из Израиля у меня на лечении и у всех проблемы с почками, машинально отметил я про себя. Ювелир, пока лежал, объяснил мне причины своего волнения. Оказывается существует "Голубой премьер", голубой бриллиант, который оценен в двадцать миллионов долларов. Его вес составляет 7,59 карата. Мой камень очень подходит для получения двух бриллиантов сине-голубого цвета и идеальной формы огранки, то есть классической и правильной круглой формы с большой высотой самого камня. Форма камня тоже влияет на его цену и очень сильно. Бесцветный бриллиант в 118 карат недавно был продан на аукционе в Гонконге за 30,6 млн. долларов. Из моего камня, на первый взгляд, можно получить два бриллианта: один около десяти карат, а второй около ста. Оценка алмазов производится по "принципу Тавернье". Берется базовая оценка за один карат соответствующего качества, камень в два карата стоит уже в три раза дороже, а в три карата дороже в десять раз, то есть стоимость камня равна произведению квадрата массы в каратах на базовую цену. Это правило действует до веса в пять карат, а вот десятикаратный камень стоит уже в сто раз дороже однокаратного. Алмазам и бриллиантам больше двадцати пяти карат присваивают собственные имена.

Ювелир впервые держал в руках камень, который может войти в историю, как уникальный, если окажется без дефектов.

— Ицхак, да не волнуйтесь вы так, ну даже если он будет с дефектом, то всё равно что-нибудь стоящее из него получится сделать, а нет, так у меня еще есть несколько штук, правда поменьше, — вот же черт, лучше бы я промолчал. Абсолютно машинально разговаривая с ювелиром, как с больным, я хотел его успокоить, а вышло "как всегда". Ювелир полез в карман за таблетками. Про себя подумал, что надо попросить Дейва, чтобы в графит добавляли немного бора, который и придает алмазам голубой цвет. Подождал немного, пока ювелир насмотрится на алмаз и поняв, что это будет бесконечно, отправил его спать, невзирая на стенания и разговоры о важности этого дела.

Мне ещё надо сегодня перетащить синтезаторы пищи и роботов в терминалы и запустить сборку, а то я этого так не успел до сих пор сделать. Домой попал уже ночью. Семья, утомленная перелётами, разницей во времени и акклиматизацией, спала в полном составе. Пора "Росслау" в Эмираты отправлять за сырьем для синтезаторов, а я ещё не переделал воздуходувки. Ну и ладно, пока так сходят. Что-то важное при разговоре с ювелиром я упустил и сейчас никак не мог поймать ускользнувшую мысль. Заснул под шум океана и шелест пальм.

Глава 23

Пиратские клады существуют и их давно ищут. Но гораздо больше сокровищ лежит на дне в затонувших кораблях.

Золотой резерв России составляет примерно 1100 тонн золота.

По данным Британского Адмиралтейства, с начала 16 века до наших дней под водой оказалась восьмая часть всего золота и серебра, добытых на нашей планете. Правда, к таким цифрам скептически относился известный подводный исследователь Жак Ив Кусто. По его мнению, эти слухи распускали мошенники, которые стремились разбогатеть на продаже "старинных" карт с координатами подводных сокровищ. Однако, отрицать тот факт, что на дне находятся несметные сокровища, невозможно, даже если данные о них существенно завышены. Только общая масса золота оценивается в 10–13 тысяч тонн. Это десять Золотых резервов России!

Для меня поиск затонувших кораблей особых сложностей не представлял, как и подъем грузов и ценностей с них. Надо только, чтобы место кораблекрушения не было занесено песком или илом больше, чем на пять метров. Обследовать такой остров, как Мадагаскар я тоже смогу достаточно быстро, особенно если не размениваться на мелкие сигналы и не останавливаться на осмотр каждого места. Думаю, что полосу километров в двадцать вдоль побережья, с гарантией обнаружения любого сигнала от цветных металлов весом свыше сорока-пятидесяти килограмм, я смогу обследовать на своем челноке при скорости километров двести-триста в час, а возможно и быстрее, надо проверить. Очень перспективны Азорские острова и знаменитый "треугольник" у Мексиканского залива. Работы хватит не на один год. Семь лет назад аргентинский океанограф и водолаз Рубен Кольядо занялся поисками сокровищ в заливе Ла-Плата, разделяющем Аргентину и Уругвай. По оценке экспертов, на его дне покоится более 1.200 различных судов, затонувших в последние пять столетий. Моряки называют этот район самым большим кладбищем кораблей в мире. Людям надо помогать, а то не дай Бог надорвется этот Кольядо от непосильного труда при подъеме тысячи с лишним кораблей.

Остро стоит вопрос сбыта и обработки всего поднятого со дна. Монеты шестнадцатого века выдерживают в гальванических ваннах месяцами, пока они не приобретут достойный вид. И куда продавать тонны всякого хлама? Это только археологи, от непомерной жадности своей, кричат про необходимость исследований чего-то там. Что они могут исследовать среди комков известняка? Да ничего. Был я в областном краеведческом музее в Екатеринбурге, всё разворовано, а ведь музей начинался с уникальной коллекции в две тысячи монет, переданной богатым меценатом. Ни одной не осталось на стендах! Сами археологи, как всегда ничего не найдут и не поднимут, да и обработать нормально не смогут, а вот когда предметы будут найдены и очищены, тут их фантазии сразу будет где разгуляться. Для любого разумного человека уже давно понятно, что большинство археологических легенд и якобы историй — это более-менее правдоподобная версия, подогнанная под найденные предметы. При этом, как всегда, многие противоречащие факты откровенно замалчиваются. Только на моей памяти Атлантиду нашли раз пятьдесят и что характерно, в разных местах.

Самые известные кладбища кораблей — это Карибское море, где только у Больших Антильских островов лежат минимум 400 испанских галеонов с желтым металлом, Балтийское море, превратившееся за две мировые войны в главный морской погост, акватория американских Великих озер, где холодная пресная вода прямо-таки законсервировала затонувшие корабли, Молуккский пролив, а также Средиземное, Красное и Черное моря. Не говоря уже о бухте Перл-Харбор, где похоронен американский тихоокеанский флот и где подводные погружения и поиски категорически запрещены. Про караваны Великих Моголов информации было немного, искать их надо около Джидды, скорее всего.

Два катамарана с алюминиевыми корпусами, длиной по 25 метров, с двумя дизелями по пятьсот киловатт и специальной кормовой палубой, с двумя крановыми стрелами и мощными насосами, я решил заказать в ЮАР на верфи "Таг Яхт". Навигационное и поисковое оборудование позволяло выводить и удерживать на одном месте этот корабль с точностью до пятидесяти сантиметров. Два минитрактора с электродвигателями, питаемыми через кабель, по две тонны весом могли работать на глубине до пятисот метров и подавать наверх грунт и камни через толстые шланги, подключенные к насосам. На каждом тракторе был установлен манипулятор-захват на четыреста килограмм. По моему замыслу такой трактор должен был при передвижении по дну взрыхлять специальным плугом слой около полуметра, а насосы поднимать это вместе с водой на специальные решетки, с датчиками на металл, для сортировки. Работы предполагались вдоль побережья, поэтому большой размер и высокая мореходность кораблей были не самой главной задачей. Манипулятор мог захватить ту же бронзовую пушку со дна, а потом пушку можно было поднять на корабль вместе с трактором. На каждом катамаране была декомпрессионная камера и компрессор для зарядки аквалангов. Две весьма дорогие игрушки должны были помочь мне для реализации моего замысла, по подъёму с океанского дна грузов с затонувших кораблей. Это только в кино затонувший двести лет назад корабль торчит над дном жутким скелетом, обросшим ракушками и водорослями. На самом деле стоит посмотреть подводные фотографии, где под грудами амфор можно найти только остатки корабельного дна. Остальное дерево в теплых водах долго не выдерживает.

Искать места для подъема грузов крайне желательно подальше от берегов и населенных пунктов. В тех же акваториях, где концентрация затонувших судов так велика, что можно искать и без привязки к конкретному кораблю, обычно возникают проблемы с законом, преодолеть который пытались особо хитрые американцы, но суд недавно вынес решение о возврате поднятого ими золота Испании. Например, в заливе испанского порта Кадис, по оценкам специалистов, находится столько затонувших кораблей с колониальным золотом и серебром, что общая стоимость этих объектов составляет десятки миллиардов долларов. Получить лицензию на официальный поиск здесь кораблей от испанского государства весьма непросто, эта процедура занимает годы. В акватории Кубы с недавних пор некоторые крупные компании, специализирующиеся на поиске затонувших кораблей, работают спокойно — они достигли соглашения с кубинским правительством об отчислении определённой доли от найденного в госбюджет.

Большой проблемой в поисках затонувших кораблей с ценным грузом является вечный конфликт между учёными и искателями сокровищ. Для "поисковиков" сами корабли не являются ценностью, им интересен груз, хранящийся в трюме и часто требующий нарушения целостности останков судна, а то и его полного разрушения. Историки и археологи рассматривают сами корабли с точки зрения исторической и культурной ценности, как артефакты, которые в идеале желательно поднять со дна на поверхность и сохранить в специальных условиях, или оставить для сохранения на месте.

Очень заманчиво обыграть тему Либерталии, пиратской по сути страны, которая в давние времена была на Мадагаскаре. Точно неизвестно, правда это или нет, но по некоторым сведениям два-три десятка лет такое государство в северной части Мадагаскара существовало. В 1694 году несколько сотен пиратов высадились в заливе, который сейчас называется Французским и основали пиратскую коммуну. Шведский король, а позднее и Петр первый, хотели в свое время отправить экспедиции для заключения договора с Либерталией, чтобы основать форпост своей страны в Индийском океане. С 1970 года про существование такой страны писали журналы Мадагаскара и газеты Франции. Назывались имена и клички пиратов, которые приняли участие в организации коммуны и фамилия монаха-доминиканца.

Глава 24

С утра, после завтрака, усадил ювелира за работу и отправился к терминалам. То, что роботы-"ремонтники" собрали и подключили синтезаторы я знал, но очень хотелось всё увидеть собственными глазами. Внутри терминалов были сделаны дополнительные помещения, в которых и стояли сами синтезаторы. По моим размышлениям скрыть необычное оборудование можно было в специальных дополнительных камерах, объясняя это необходимым наличием специальной бескислородной среды, что для продуктов питания в герметичной упаковке достаточно обычно. Поэтому к такой камере, скрывающей сам синтезатор, кроме рукавов подачи сырья были протянуты трубы для азота и углекислого газа. Выход готовой продукции был разделен на большое количество потоков. В отличии от синтезаторов упаковочные линии, даже самой совершенной конструкции, имели слабую производительность и ресурс, поэтому требовали параллельного подключения. Я с собой принес несколько этикеток на липкой основе, которые давно уже прихватил в Эмиратах на выставке, со стенда какой-то корейской кампании по производству обрабатывающих центров для металла. Наклеив этикетки с многочисленными иероглифами на синтезаторы я поухмылялся про себя. Нормальный земной вид непонятного агрегата. Будет еще одна задачка для самых любопытных.

Сегодня экспериментирую с заготовленными ингредиентами и буду заказывать первые партии сырья для начала производства. Я еще раз внимательно осмотрел собранное оборудование, не понимая, что зацепило моё внимание и не дает уйти. Вспомнил, что с самого начала осмотра я обратил внимание на точность сборки и практически незаметные глазу сварные швы. Точность! Вот ключевое слово. Человечество за десятилетие могло получить необходимые знания и машины, чтобы преодолевать огромные расстояния или перемещать гигантские массы груза, но борьба за точность изготовления деталей шла более медленными темпами, хотя как сказать, в производстве электроники имелся явный прорыв технологий. Ладно, это всё общие рассуждения, а как мне использовать возможности роботов для себя, любимого? Хм, можно попробовать организовать огранку алмазов, вроде должно получиться. К сожалению мануал не мог подсказать возможных тонкостей процесса. Будем пробовать эмпирическим путём.

Дойти до дома не удалось. Я был перехвачен по пути прибывшим инструктором и полтора часа слушал теорию вертолетного дела. Поскольку основные принципы я знал, то занятие попросил провести в кабине вертолета, попутно разглядывая и трогая ручки управления. Я в шоке! Мне продали праворульный вертолет, без АКП и с кривым велосипедным рулем! Именно так выглядело место пилота с точки зрения водителя автомобиля. Три педали в полу, слева кривая кочерга, похожая на велосипедный руль, насаженный под наклоном и место пилота в правой части кабины. Два явно автомобильных кресла спереди и три сзади. Хочу в мой челнок! Отзанимался, договорился с инструктором встретиться еще раз вечером и покинул вертолет. Р-66, клипер-2 на поплавках, скорость крейсерская 250 километров в час, дальность полета шестьсот километров, жрёт семьдесят литров керосина в час, вот такие ТТХ, похоже самое основное, что я вынес с полуторачасового занятия. Керосин надо заказать Сорокину, а то на катере привезли мало, а мне скоро учиться летать.

Ювелир почти закончил первую партию алмазов. Большой алмаз я снова отказался дать, под тем предлогом, что мне надо быстрее провести оценку пятнадцати тысяч карат, а то он опять впадёт в экстаз и будет неработоспособен, как сытый удав в анабиозе.

— Сергей, Вы вчера сказали, что у Вас еще есть алмазы большого размера. Я мог бы на них посмотреть? — немного поерзав и поговорив на незначительные темы, спросил ювелир.

— Пару камней я покажу попозже, а остальных на острове нет, за ними надо лететь, — я не стал открывать слишком много информации. Если за молчание ювелира при обычных обстоятельствах я был спокоен, потому что это необходимая специфика профессии, то кто его знает, что из него вытянут в случае пристального внимания и применения пыток или на допросе с препаратами, развязывающими язык даже самым упорным и молчаливым. В последующие пять минут я узнал много новых слов: калетта, рундист, павильон, фасеты. Оказалось, что это участки камня, образующиеся при огранке бриллианта. Сходил и принёс два крупных алмаза, которые роботы отсортировали в первую группу по качеству, заодно прихватил один средний по размеру камень из привезенных Дейвом. Принёс все к ювелиру. Сегодня я значительно меньше за него волнуюсь. Утром он был бодр и весел, и сказал, что уже лет десять не чувствовал по утрам себя так замечательно. Поэтому, когда он впал в очередной ступор, я с чистой совестью пошел покурить на открытый воздух.

— Сергей, я вчера уже говорил Вам, что африканские камни с двух разных месторождений? Но я при этом не уточнил, что одно из них мне раньше не встречалось. Сейчас я вижу еще один незнакомый камень, скорее всего Индия, но это пока на уровне предположения.

Вот она мысль, которую я упустил в прошлый раз, разговаривая с ювелиром. Он еще тогда мне сказал, что собранные в одном месте камни, в тридцати километрах от берега Намибии, из двух разных месторождений. Получается, что на "стиральной доске", которую подчистили немного мои роботы, лежат камни и с реки Оранжевой и с еще одной кимберлитовой трубки, которая веками разрушаясь рекой и прибоем, а затем ушла под воду вместе с частью побережья. "Стиральная доска", работая как лоток золотодобытчика, уловила и камни с известного уже месторождения и с затопленной трубки. При этом значительно обогатила проходящие через неё массы песка и породы, оставив в своих впадинах и трещинах большие концентрации алмазов. Если с поиском новой трубки повезёт, то такая информация очень дорого стоит, да и сама по себе она уже немаловажна. Получается, я могу добывать алмазы, которые однозначно определят как африканские, но никто не сможет сказать, с какого месторождения. Я надолго завис в размышлениях, заметив, что ювелир отложил свои дела и так же молча на меня смотрит.

— А просветите меня, уважаемый Ицхак, какие перспективы Вы видите в нашем сотрудничестве? — в отличии от первого дня нашего знакомства Ицхак уже никуда не торопился, как будто тех неотложных дел, на которые он ссылался, просто никогда не было.

— Сергей. Я уже понял, что Вы мне говорите далеко не всё, но даже та часть информации, которую Вы мне дали и которая постоянно подтверждается, позволяет надеяться бедному еврею, что он впишет своё имя не только в историю ювелирного дела, но и в историю страны, где я живу, — пафосно начал свою речь Ицхак. Так, мне еще в политику на стороне Израиля влезть не хватает. Ну ладно, послушаем дальше.

— Если дать приток алмазов на израильскую алмазную биржу, да еще такого качества, которое Вы мне показываете, то это будет достойный и полноценный конкурент для всех остальных бирж и участников алмазного рынка. Более того, мы сможем оказать огромное влияние на канадский рынок, где у израильских специалистов очень большой авторитет и связи и который сейчас задыхается из-за нехватки достойного сырья для огранки. Канада закрывает значительную часть своего гранильного производства, хотя готовы наоборот, значительно его расширить. Их кимберлитовая трубка, которая находится в очень плохом климате, сейчас на грани самоокупаемости. На каждый карат алмазов надо вынуть и обогатить двести пятьдесят тонн породы, а с учетом того, что только половина алмазов пойдёт на ювелирные цели, то пятьсот тонн. Канадцы очень хорошо и достойно зарекомендовали себя на рынке бриллиантов и готовых ювелирных изделий. Они имеют раскрученные бренды и развитую сеть продаж. Если дать им приток качественного сырья, то мы получим надежного стратегического покупателя, — что можно сказать. "Остапа несло", сейчас начнем строить Нью-Васюки…

— А что Вы скажете по "индийскому" алмазу? — вопрос, в свете нарисованных перспектив, более чем уместный, с моей точки зрения. От Дейва я могу получить очень большое количество "иноземных" алмазов, самого разнообразного качества, а двадцать пять килограмм мной уже заказаны.

— У меня с собой только небольшой микроскоп, поэтому я пока могу сказать, что судя по моим наблюдениям, этот алмаз не является искусственным муассанитом, а спектрофотометрический и спектрофлюориметрический анализы позволят установить это уже абсолютно достоверно. Возраст Вашего алмаза мы тоже определим, если это для Вас важно. Камень отличного качества и при значительном размере обладает очень удачной формой, поэтому два небольших вкрапления, которые я заметил, попадут в удаляемую при огранке и распиловке, часть. Исходя из его ромбовидной формы я предполагаю изготовление из него двух бриллиантов, возможно высшего качества весом около пяти карат каждый, поэтому оценил я его, даже в необработанном виде, по пять тысяч долларов за карат, что для необработанных алмазов является уже высшей ценовой категорией, хотя и не максимальной.

— Уйёёё… вот теперь мне стало по-настоящему страшновато, я прикинул, что имеющиеся у меня семнадцать килограммов алмазов могут потянуть на несколько сотен миллионов долларов, а продавать мне их надо побыстрее, а то скоро Дейв привезёт следующую партию, ещё больше. Насчет Канады тоже надо крепко подумать. Я просто чувствую, что моя историческая родина, при таких моих доходах, меня не оставит своим вниманием. Тогда и гражданство Белиза мне поможет слабо. Канадское гражданство выглядит значительно надёжнее.

— Ицхак, я вынужден сейчас напомнить Вам, что пока мы с Вами имеем то, что имеем. Мы договорились о Ваших услугах в оценке и продаже определённой партии алмазов. То, что я Вам показал много лишнего, это просто жест доброй воли с моей стороны и ничего более. Перспективы, предлагаемые Вами, я понял. Мои объёмы и возможности не исчерпываются одной этой партией, но условия нашего сотрудничества на длительную перспективу должны быть другими. Мне потребуется более быстрая оценка и продажа — я специально начал выторговывать себе иные условия, хотя существующий процент меня вполне устраивал. Торг в деловых переговорах, если он не на пустом месте, укрепляет взаимное доверие.

— Я сам хотел предложить Вам снижение расценок за свои услуги, если мы не ограничимся одной партией. Поверьте, мне это выгодно, и не только из-за денег. Авторитет крупного продавца на алмазной бирже стоит очень дорого! — ювелир взволнованно мял в руках замшу для протирки линз, — Но меня сдерживало отсутствие информации о тех объемах, которые Вы хотели бы предложить на постоянной основе, — мысленно я был согласен с доводами ювелира, более того, меня сильно интересовала вполне определённая продукция из Израиля, поэтому я решил поделиться информацией.

— Хорошо, Ицхак. Я скажу Вам, в чем Вы правы, а что я хочу от Вас услышать. Часть алмазов у меня действительно африканского происхождения, это я знаю достоверно, — ещё бы я этого не знал, как никак сам собирал, — А вот про происхождение "индийского" алмаза я знаю только со слов, — ни соврал я ни на грамм, — Поэтому и настаиваю на его максимально полной экспертизе. С происхождением золота мы разобрались, я полагаю. Теперь, что касается объемов. В ближайшие три месяца я рассчитываю продать около ста тысяч карат алмазов, большей частью "индийских" и порядка пяти тонн золота. В последующие три месяца предполагаю увеличить эти объёмы в полтора раза. Вот теперь можете думать над Вашими предложениями, я Вас не тороплю, — глядя на отвисшую челюсть ювелира, я достал из кармана небольшой мешочек с "индийскими" алмазами и положил его на стол. Это чтобы старому Изе лучше думалось.

Глава 25

Переговоры с японской компанией "ДЕНСО" я начал ещё в Эмиратах. Японцы очень неохотно говорили о возможностях сотрудничества. Меня интересовали их аккумуляторы ГС ЯСА, но Рико Ямай, генеральный менеджер отдела маркетинга, оказался той непробиваемой стеной, дальше которой мне в переговорах пройти не удалось. Мне надо было найти применение иридию, который у Дейва был в больших количествах и стоил крайне дёшево, поскольку в астероидных поясах его содержится очень много. Посмотрев возможное применение металла в земных условиях, я в очередной заказ Дейву включил иридий и платину в большом количестве. Аккумуляторы с применением платины и иридия позволяют производить очень быструю их зарядку и служат в три раза дольше традиционных, оставаясь при этом в доступном ценовом диапазоне, поскольку на вакуумное напыление толщиной в пару микрон расходуются доли грамма дорогих металлов. Именно такие аккумуляторы и делали японцы, но делиться технологией упорно не желали. На Земле ежегодно производится три тонны иридия, который продается по цене восемнадцать долларов за грамм. Иридий значительно тверже платины и выдерживает более высокие температуры, кроме того, он не растворяется в кислотах. От имени своей фирмы в Белизе я уже дал поручения брокерам и на сегодня скупил небольшими партиями около четырёхсот килограммов иридия. Если кому-то станет интересно происхождение у меня изделий с иридием, они эти сделки определят и успокоятся.

Десятки крупных и средних фирм Китая сегодня делают огромную гамму электромобилей по смешной цене. Не озабочиваясь кажущейся неподъёмностью "Ё-проблем", которые не смог осилить Прохоров с его миллиардами и институтами, они спокойно штампуют пока наивные и простые, но очень доступные изделия. Основным сдерживающим фактором распространения такого транспорта по всему миру являются аккумуляторы. Свинцово-кислотный аккумулятор, знакомый любому автомобилисту, имеет медленную зарядку, небольшое количество циклов перезарядки, малую ёмкость и большой вес. Пробег машины на одной зарядке в сто-сто пятьдесят километров, и последующая за этим необходимость в восьмичасовой зарядке, вызывает здоровый скепсис у будущих автовладельцев. С учетом недостатков свинцовых аккумуляторов и предсказуемого у них разрушения и осыпания свинцовых решеток, погруженных в кислоту, дешевизна эксплуатации электромобилей становится сомнительной. Если заряжать аккумуляторы каждый день, то меньше чем через год потребуется их замена. Я оценивал возможность эксплуатации свинцовых аккумуляторов, до их приемлимой деградации, примерно в пятнадцать тысяч километров пробега, с последующей полной заменой аккумуляторов. Революционный электромобиль "Тесла" на свои дорогущие литий-ионные аккумуляторы давал восемь лет гарантии, но и стоил, как пятьдесят китайских электромобилей. За кем из них будущее, даже не надо гадать — "Ягуар" купила индийская компания "Тату", сделавшая деньги на производстве самых дешевых и простых малолитражек, а "Фольксваген", выпуская "Гольфы" и "Пассаты" купил "Порше". Большой бизнес за недорогими машинами, а не за предметами роскоши.

С китайскими производителями переговоры шли более успешно. Я предлагал аккумуляторы и интегрированный в мост и раму электродвигатель, предполагая несколько типовых размеров. Рамная технология должна была оправдать себя высокой надежностью и технологическим удобством, хотя в душе я на самом деле сильно не доверял качеству китайской стали, вспоминая производимый ими строительный инструмент и метизы. Аккумуляторы китайцев интересовали, а вот рама с двигателем и мостом подвергалась сомнениям. Компромисс напрашивался очевидный, для своего рынка пусть себе ставят рамы и двигатели своего производства. Хорошие сорта автомобильной стали выпускала Америка. Рамы американских грузовиков, даже после пробега в миллион километров, были безупречны и выглядели как новые. Поскольку электромобиль намного проще по конструкции традиционных автомобилей с бензиновым или дизельным двигателем, то очень хотелось сделать конструкцию модульной, как "Лего". Действительно, если подумать, то сколько "лишних" и дорогих деталей составляют традиционный автомобиль: коробка передач, выхлопная система с дорогущим катализатором, система смазки и охлаждения двигателя, стартер, бензобак с насосом, турбина, фильтры, насосы и прочее хозяйство, всё это соединяющее и крепящее. Электромобилям такие дорогостоящие агрегаты не нужны.

Мне интеграция двигателя к раме позволяла решить все проблемы с нагревом двигателя путем использования прямоугольных балок рамы, как одного большого радиатора, обдуваемого снаружи и изнутри. Хотя применение бесколлекторных двигателей с самариево-кобальтовыми магнитами не давало значительных температурных нагрузок, зато заметно снижало вес и позволяло иметь повышенную надежность и меньшие размеры двигателя, при высоком КПД и крутящем моменте, особенно на низких оборотах. Пробег в двести пятьдесят-триста километров на одной зарядке аккумуляторов, которую можно осуществить за четыре часа, складывался как раз из таких мелочей. Рамная конструкция также позволяла простым способом решать замену аккумуляторов, вытаскивая разряженные и заменяя их на новые, как ящики из тумбочки, с защелкиванием клемм при установке на место. Плоская форма батарей и расположение под полом позволит снизить центр тяжести машины и повысит её устойчивость. Коммерческое использование электромобилей было предрешено очень низкими эксплуатационными расходами. Попробуйте на автомашине проехать двести пятьдесят километров, заправившись на один доллар!

Глава 26

Утром перелетел вертолетом в Анциранану, откуда немецкая авиакомпания, оказывающая услуги авиатакси доставила меня в столицу Мадагаскара. Заранее заказав в "Хилтоне" номер и такси из аэропорта, до отеля добрался без проблем. Привел себя в порядок, переоделся и пообедал. Из моего номера был отлично виден Дворец Правительства, куда я сегодня приглашен на прием.

На приёме было скучно. Поочерёдно выступающие чиновники и деятели культуры читали свои речи по бумажкам, кланялись под жидкие хлопки сидящих в зале и уступали своё место следующим. Эри Радзаунаримампианина — Президент Мадагаскара, невысокий смуглый живчик в очках и европейском костюме, похоже с трудом сдерживался, чтобы не начать зевать во весь рот. Я записался на выступление и сейчас поглаживал пузатый кожаный бок портфеля, в котором лежал мой небольшой сюрприз. Когда настала моя очередь я вытащил из портфеля большую шкатулку из черного дерева и с ней пошел на сцену. Поставив шкатулку на трибуну, я начал своё выступление:

— Сегодня я внимательно и с удивлением слушал выступающих здесь представителей государственных органов и уважаемых деятелей культуры. Все мы знаем известную поговорку — Если хочешь накормить голодного, не давай ему рыбу, а подари удочку, — в зале раздались негромкие смешки. За столами президиума зашевелились чиновники и профессора. Президент выпал из летаргии и улыбнулся.

— Я не слишком хорошо знаю историю Мадагаскара, но и того, что мне известно, хватает, чтобы понять весь неиспользованный исторический потенциал, которым так богат и славен Мадагаскар. Во всем мире, людей никогда не оставляют равнодушными новости о пиратских кладах и сокровищах, поднятых с затонувших кораблей. Вы жаловались на спад туризма и нехватку средств на культуру, но кто из Вас сказал, что этих туристов и эти деньги получить достаточно легко и просто? — в зале было жарко и я решил налить себе глоток воды.

— Надо просто найти парочку кладов, и желательно около туристских центров, — ехидно произнес из-за моей спины недавно выступавший профессор чего-то-там, жаловавшийся на отсутствие средств.

— Ну вот, оказывается я не одинок в своих мыслях, — улыбнулся я залу, — Теперь нам только осталось узнать, сколько кладов и кораблей нашел мой неожиданный собеседник, — я повернулся к профессору, — А то я перед приемом посетил музей, расположенный совсем рядом и был поражен откровенно плохой экспозицией, — музей действительно был в пяти минутах от Дворца и смотреть там было нечего.

— Я не занимаюсь поисками кладов и затонувших кораблей, — дал "петуха" профессор, сорвавшись на фальцет.

— Очень жаль, это было бы полезно и для Вашей страны и для Вас лично, — с показным соболезнованием ответил я, — А теперь я хотел бы перейти к практическим предложениям. Организовать находки и устроить информационные сенсации вокруг них несложно. Да, вы не ослышались, я действительно считаю, что найти затонувшие корабли и поднять с них разнообразные предметы достаточно просто. Вот только как правильно распорядиться найденным — это уже другой вопрос.

— Это наша история и вам, иностранцам на неё наплевать! Все вы хотите собрать ценности и прикарманить их, варварски разрушив при этом бесценные исторические артефакты, — брызгал слюной вставший из-за стола мой оппонент.

— Отчасти Вы абсолютно правы, любезный, — мне вдруг стало очень весело и смешно от того, насколько предсказуемо было поведение историка, — Я действительно хочу собрать ценности, возможно мне при этом придется сломать пару-тройку досок, которые ещё не совсем сгнили, но скоро догниют. Предполагаю, что Вы никогда не видели корабль шестнадцатого века, лежащий на дне. Сразу хочу сказать, я его тоже не видел. Слишком теплая вода тут у вас, поэтому от корабля очень быстро ничего не остается и этих корпусов в ваших водах попросту не существует. Но вернемся к ценностям. Сами вы их искать не хотите. Поднять не можете. Даже доказать, что они будут принадлежать Мадагаскару, если их вам найдут в десяти метрах от берега, вы тоже не готовы и делать этого не умеете. Скорее всего их у вас через суд отберут. Скажите мне, в каком из этих утверждений я не прав? — я не спеша налил себе еще немного воды и выпил. В зале было душно.

— Моё предложение очень простое и понятное. Я нахожу, поднимаю и привожу в товарный вид найденное на дне. После этого, с установленными мной ценами передаю вам. Вы организуете хорошие музейные экспозиции с пиратской и кладоискательской тематикой и открываете несколько магазинов по продаже найденных реликвий в туристических центрах Мадагаскара, а потом предложите ведущим туроператорам новое направление туризма. Уверен, что реклама "Тур в легендарную Либерталию и покупка подлинных сокровищ" или что-нибудь подобное, найдет отклик в виде притока туристов. Информационное обеспечение и рекламу этих магазинов и аукционов вы тоже берете на себя. Я имею половину денег от проданного. Вторая половина — это средства Мадагаскара, но это будет лишь малой частью доходов, туристы принесут больше в десятки раз. На этом моё выступление закончено. Я жду ответа на своё предложение. А сейчас разрешите вручить мой подарок, — я открыл шкатулку и показал её залу, подождав пару минут, пока не перестали вспыхивать фотовспышки, потом повернул к Президенту и сидящим на сцене представителям правительства. Четыре слитка золота и несколько десятков золотых монет очень неплохо смотрелись на фоне черного бархата шкатулки, на бархате верхней крышки было вышито — "Либерталия".

После приема был небольшой кофе-брейк, на котором подошедший секретарь Президента попросил меня не торопиться уходить после окончания приёма, сказав, что Президент хочет со мной переговорить отдельно.

Ждать пришлось довольно долго. Я, сидя за столиком на балконе, вминал уже третий окурок в пепельницу, когда появился секретарь и пригласил меня пройти с ним. В большом кабинете вместе с Президентом было еще четыре человека, двое из них в форме. Похоже флот и армия сегодня с нами. Хотя скорее всего не армия, а полиция, больно мундир нарядный. Подождал приглашения к столу, после чего мне представили присутствующих. Два министра в штатском, культуры и финансов, командующий военно-морскими силами (я постарался не засмеяться) и министр обороны Мадагаскара.

— Мистер Сергей. Мы хотели бы узнать, насколько обоснованы и серьезны ваши намерения и какие прогнозы вы для себя сделали, перед тем, как озвучили своё предложение сегодня на приеме? — надо отдать должное нынешнему Президенту. Стиль речи, оставшийся у него от министра финансов, которым он был до выборов, по деловому сжат и конкретен.

— Сегодня я имею достаточное количество необходимого поискового оборудования, которое мне позволяет проводить быстрый и качественный поиск предметов, находящихся в прибрежной зоне на глубинах до двухсот метров. У меня есть свои спутники, вертолеты, достаточно большой корабль и в скором времени я получу два специализированных катамарана по двадцать пять метров длиной со всем необходимым, для проведения работ по подъему ценностей со дна. Если немного верить историкам, то у берегов Мадагаскара можно найти до трехсот тонн золота и серебра, но лично я бы рассчитывал на одну треть от их прогнозов, — я тоже решил говорить по возможности кратко.

— Сколько времени вам потребуется для получения первых результатов? — поинтересовался министр финансов.

— За полтора месяца я смогу обследовать около двух тысяч километров вдоль побережья и локализовать зоны поиска. Через полтора месяца будет готов первый катамаран и он поднимет со дна всё, что не погребено песком на многие метры. Если груз ушел в песок больше, чем на пять метров, то с этим оборудованием он мне пока недоступен. Поэтому на первое время я рассчитываю на быстрый подъём груза с достаточно простых объектов.

— Это ваш корабль не так давно проводил ходовые испытания между Туамасиной и Анцирананой, — спросил моряк.

— Да, я в это время был на борту, — ответил я.

— С какой скоростью вы шли? — похоже интерес у военмора был не совсем понятен остальным, они недоуменно переглядывались.

— Когда к нам подходил ваш катер, то было тридцать четыре узла, а когда волнение немного стихло, то показали тридцать семь с половиной, — пожав плечами, ответил я.

— И вы хотите сказать, что это торговое судно? — военмор разошелся что-то не на шутку, даже на Президента не оглядывается.

— Да, это рефрижератор, после проведенной немецкой фирмой реконструкции и проверки некоторых идей и патентов. Кстати, дня через четыре он будет заходить в Анциранану за грузом, приглашаю на экскурсию, — улыбнулся я.

— В чём дело? — недовольно спросил у моряка Президент, явно не понимая, чем вызваны неожиданные вопросы по кораблю.

— Да у мистера Сергея торговое судно ходит быстрее, чем лучшие эсминцы США, — ответил командующий флотом. В ответ на вопросительный взгляд Президента я кивнул и подтвердил: — Мне и немецкие инженеры, которые были на испытаниях сказали, что у нас самый быстрый торговый корабль, — я снова посмотрел на моряка и предложил, — Давайте я познакомлю вас с капитаном, он вам более подробно расскажет, что нам немцы делали, — перевел я стрелки на немецкую фирму, — Хотя я уверен, что когда вы лучше ознакомитесь с моими возможностями, то корабль займет далеко не первое место в ваших интересах, — незатейливо выдал я немного хвастливую саморекламу.

— А что может заинтересовать нашего командующего флотом больше, чем корабли? — вроде бы в шутку спросил Президент.

— Скорее всего мои спутники, — серьезно ответил я, — И те, которые уже летают, и те, которые скоро к ним добавятся. Они заинтересуют не только флот. Их основное назначение — это связь. Хоть внутри страны, хоть со всем миром. Очень качественная и недорогая. Как дополнительная возможность — качественное наблюдение, а флоту наверняка будет интересно знать, что за корабли находятся у берегов Мадагаскара и в радиусе тысячи километров, например, — я посмотрел на министра обороны. — А еще деньги. Деньги, которые можно получить и которые не будут до цента заботливо посчитаны вашими заокеанскими кредиторами. На которые можно купить современное оружие, собрать около тысячи надежных бойцов и купить немного техники, после чего хотя бы в столице вы будете спокойно себя чувствовать. А то вчера столичный аэропорт какой-то капрал чуть не захватил. Мои возможности и моя помощь будут абсолютно зеркальны вашему отношению ко мне. Пойдёт ваше правительство навстречу моим планам, я могу тоже оказать значительную помощь, ну а если это будут официальные отношения, как со всеми, то и я дальше буду заниматься своими делами, не интересуясь вашими проблемами, — я видел, что при своих высоких должностях сидящая в кабинете команда, а было видно, что это команда, а не разные люди, не слишком уверенно чувствует себя во власти. Даже в зале я обратил внимание, что чиновники и деятели от культуры относились к нахождению в зале Президента без особого пиетета.

— Какую помощь вы можете предложить для столицы? — очень серьезно спросил министр обороны.

— Купить десяток БТР-60, без вооружения, но в рабочем состоянии. Дать денег на современное стрелковое оружие и гранатометы. Дать современные и надежные средства связи. Дать двадцать тысяч сухих пайков. Это то, что можно сделать за ближайшие две недели. Две сотни бойцов, из которых будет одна на броне, позволят контролировать центр столицы, поскольку организованных сил противодействия с большим отрядом пока не существует. Допотопные танки ПТ-76 у армии уже давно стоят на приколе, выработав моторесурс лет пятнадцать назад, остальная броня БТРам не страшна. Плюс ко всему такое подразделение будет иметь большой моральный эффект, если объявить это формирование личной гвардией Президента, — я высказал итоги своих размышлений, поскольку беспорядки на Мадагаскаре были вызваны в большей степени безнаказанностью. Погромы и волнения лениво пресекались военными и полицией, которые зачастую просто перекрывали путь к центру города и наблюдали за беспорядками, как зрители. Подчинение армии и полиции было очень условным и правительство не всегда было уверено, выполнит ли армия очередной приказ.

— А что вы хотите попросить взамен вашей помощи? — после некоторого молчания присутствующих, поинтересовался министр финансов.

— Право аренды на два острова — Нуси-Бураха и Носи-Митзью на пятнадцать лет, два катера береговой охраны с пулеметами для сопровождения моих поисковых судов, десяток хороших аквалангистов и помощь в быстрой реализации найденного золота, — я перечислил перечень того, что мне действительно не хватало.

— А сколько вы заплатите за аренду островов? — поинтересовался министр финансов.

— Ни цента не заплачу, — твердо ответил я и глядя на вытянувшиеся лица команды, пояснил, — Арендой островов вы мне вернете долги за БТРы, оружие, связь и продовольствие. А иначе вам кредиторы не дадут возможности ничего купить. Поэтому подумайте над договором, чтобы оплата там не слишком фигурировала. Позже на северо-западе мне будут нужны несколько сотен фермерских хозяйств. Все необходимое для их организации я дам, продукцию буду забирать полностью и оплачивать. Сейчас там почти никто не живет и земли не используются, — мне совсем не помешает иметь независимое от мирового рынка сырьё для синтезаторов. Ну а купить двести МТЗ-80 и столько же сборных домиков это вопрос пяти — семи миллионов долларов, ну и пару миллионов на прицепы и навесное оборудование. Уверен, что при такой закупке сервисную станцию для тракторов я получу в подарок, а если нет, то китайские трактора стоят намного дешевле.

Разговор закончили, придя к согласию по всем основным вопросам. Немного поторговались по вооружению, но вопрос решился очень просто. Оказывается уже полтора месяца украинское судно в БТРами и оружием стояло на рейде в Занзибаре. Пока судно шло до Африки, заказчика то ли убили, то ли свергли и сейчас всю партию можно было купить достаточно недорого. Договорились, что я оплачу всю партию, хотя она намного больше, чем мы договаривались, но зато цена за каждую единицу почти вполовину меньше, чем рассчитывал платить я. Флотский выторговал себе два катера, мотивируя тем, что ничего приличного для сопровождения моих катамаранов он не найдет. Сказал ему, что катера мне нужны через полтора месяца, пока пусть договаривается о покупке и сам их комплектует. Чуть позже я передам спутниковые телефоны для всей президентской команды, чтобы у всех была оперативная связь.

Глава 27

Вроде совсем недолго меня не было на острове, а сколько новостей и дел накопилось, просто кошмар. Надо создавать структуру управления, деньги уже большие крутятся, и у нас много проектов и планов уже начато и делается. Появились новые перспективные кадры, к которым я присматриваюсь.

Ювелир закончил свою работу и готовился к отъезду. Договорились, что анализы по "индийским" камням он сделает сразу после прилета, после чего я перешлю всю партию и камни ему будут передавать частями прямо в Израиле. Место доставки золота пока не определено.

Проводил Ицхака до вертолета и вызвал Александра. Обговорили с ним взаимодействие в Израиле и он ушел собираться в дорогу. Полетит завтра через Париж, заодно встретит в аэропорту жену, которая прилетает на час раньше его рейса и отправит её тем же вертолетом к нам на остров. В Тель-Авиве снимет несколько банковских ячеек и передачу камней будет проводить прямо в помещении банка. Камни я ему передам непосредственно в Израиле. Откуда я там с ними появлюсь, Александр не спросил, видимо доставка груза из Греции ему хорошо запомнилась.

"Росслау" с грузом для синтезаторов пищи придет только через три дня. Рецептура готова, но что-то я волнуюсь, как пройдет запуск. Кстати, надо будет поставить новые воздуходувки на корабль. Они дают гораздо более высокое давление, чем установленные сейчас и испытания в немецком опытовом бассейне подсказали, что именно из-за нехватки давления в бульбе судна создается воздушная пробка, в результате мы сильно теряем производительность по воздуху и не можем сформировать из него облако из мельчайших пузырьков, так необходимое для "воздушной смазки".

Агреева и Раджи пока не видел, надо будет завтра выбрать время и назначить встречу. Узнать, как у них дела и озадачить новыми вопросами. Сын пропадает у Раджи на станции. Дочь с женой занимаются домом, парком и черепахами. Ну ничего, скоро я их всех к делам пристрою.

Сердар живет на соседнем острове, там сейчас находятся все строители. Большой причал уже закончили, кран на него установят дня через два. В баре работают новые девушки, видимо привезли давно ожидаемое пополнение.

Набор пациентов закончат через пять дней. Пока набрали тридцать три человека. Тридцать один с онкологией, двое на общее оздоровление и омоложение. Место для клиники в Анциранане нашли, арендовали небольшой отель. Моя медицинская бригада ещё не знает, что в этот раз я буду проводить сеанс прямо из дома. Дальности связи с медкомплексами хватает за глаза.

Ближайшие три дня я решил посвятить поднятию кладов с кораблей и сбору алмазов на найденной "стиральной доске", недалеко от устья реки Оранжевой.

Книга вторая Пусть этот мир прогнется под нас

Глава 1

Мне снился сон. Я ловил рыбу, а глубоко подо мной роботы собирали золотые монеты. Проснулся и улыбаясь, вспоминал свой сон в подробностях. Вот я тащу к катеру большого группера и сквозь прозрачную воду вижу, как подо мной по дну ползут дроны. Хм… они же сами ползают! Я вскочил с кровати и схватив пачку сигарет, вышел на балкон. Как же я раньше не сообразил, что можно организовать сбор найденного золота в "беспилотном" режиме! Видимо сила привычки сказалась. Опыт поисковика, который сам ходит с металлоискателем и сам выкапывает находки. Поняв, что заснуть уже не удастся, занялся разбором функций инопланетного меню. Фрегат сам до заданной точки добраться сможет. Такая точка у меня есть. Она зафиксирована в памяти челнока. Это место, где я еще не полностью обобрал два рядом лежащих корабля. Пока там я поднял с десяток небольших слитков серебра и незначительное количество монет из разного металла. Сильные сигналы от "цветнины" там ещё остались. Разведчики будут работать штатно, собирая весь цветной металл и драгоценные камни, если получиться. Ремонтники прямо на месте производят предварительную очистку, а иначе у меня на острове будут кучи дурно пахнущих ракушек и водорослей. Ограничений по загрузке не вводим, по умолчанию она стоит полная, время до возвращения выставлю пять часов. Так, с этими настройками разобрался. Теперь комплектуем. Состав дронов: два ремонтника, один грузчик и четырнадцать легких разведчиков. При попытке агрессии — немедленная эвакуация. Вроде всё заполнил.

Сложнее всего пришлось с меню роботов — ремонтников, долго не мог найти правильного решения, как поставить задачу по очистке металла от того, что наросло на нем за столетия, проведенные на дне океана. В конце концов плюнул на теорию и пошел к хранящимся у меня образцам комков ракушечника с монетами и слитками. Их я привез с затонувших кораблей и еще не все разобрал. Активировал ремонтника и с его помощью начал обследовать самый большой кусок сросшихся и окаменевших ракушек. Очень эффективной оказалась функция "очистить вибрацией и ультразвуком". Из друзы ракушек вытекла струйка пыли и сам комок растаял прямо на глазах, превратившись в горку пыли. В нём нашлись с десяток золотых и медных монет. Осмотрев монеты, выглядевшие слишком уж чистыми и блестящими, еще немного потыкался в настройки меню. Вывел более подробные характеристики очистки и добился сохранения поверхностного слоя, так называемой патины. Для этого снизил мощность ультразвуковой очистки. Занимаясь в свое время поиском монет с металлоискателем, я собственноручно испортил несколько очень неплохих монет восемнадцатого века, начистив их до блеска. До сих пор обидно. Сохранение "исторического" вида монет я считал сейчас более важным, чем их доведение до абсолютно чистого металла. Блестящие монеты нумизматам не нужны. Проверив на оставшихся кусках окаменелостей настройки очистки решил ничего больше не менять и оставил подобранный режим. Еще раз проверил все настройки и перекрестившись, отправил фрегат на сбор сокровищ.

Немного полюбовался рассветом над океаном и пошел готовить себе кофе. Дома с пристрастием просмотрел информацию по квалифицированным оценщикам в Европе и США. Американская нумизматическая ассоциация пользовалась в США заслуженным авторитетом, поэтому поиск экспертов решил начать с неё. Привлечь американского и европейского эксперта, обладающих мировым опытом в этой области я считал необходимым. Авторитетная оценка не только позволит определить справедливую цену на найденные предметы, но и будет действенным фактором для покупателей, давая им уверенность и необходимый стимул при приобретении реликвий. Отправил несколько писем с предложениями работы для оценщиков, приложив пять фотографий очищенных слитков и монет. Золотые монеты на фотографиях, по шкале Шелдона могли иметь оценки от 20 до 45. Совсем неплохо для древних монет. Хотя мне больше по душе русская "империя". Почему-то чужие монеты у меня такого трепета не вызывают.

В 1704 году Петр I своим указом ввел в обращение серебряные монеты, напоминающие своим внешним видом польский талер образца 1630 года. Дело в том, что до 1730 года в России наблюдался острый дефицит серебра, которое использовалось для чеканки монет и его приходилось завозить из-за границы. Монета достоинством 1 рубль 1705 года была перечеканена из польского талера выпуска 1630 года, причем с ошибкой в написании даты. В наши дни на аукционе "Монеты и медали" 1 рубль 1705 года был продан за 1,5 млн. рублей.

Уже третий час я вел поиск затонувших кораблей с нужным мне грузом. Поисковые настройки немного подкорректировал, отсекая всякую мелочь. Очень много объектов оказалось просто неинтересными. На дне нашлось несколько небольших, скорее всего рыбацких посудин, утонувших не так давно. Это можно было определить по наличию на них двигателей и винтов. Два торговых корабля с металлическими корпусами меня тоже не заинтересовали. Большой неожиданностью стало обнаружение трех мин в стальном корпусе, находящихся недалеко друг от друга. Два места требовали дополнительной проверки уже непосредственным сбором образцов. Сигналы на них оказались разбросанными почти на километр. Я просмотрел только самые сильные, оказавшиеся бронзовыми пушками и очень большим куском свинца. Скорее всего свинец использовали для изготовления накладок на киль. Определить предметы можно было по увеличенному изображению и показаниям приборов, определяющих тип металла. Один корабль несомненно был старый, но кроме слабых сигналов от серебра и множества более сильных на медь или бронзу, я не зафиксировал ничего интересного. Каждую находку приборы отмечали на карте, а я добавлял короткий комментарий о характере сигналов.

Я не ожидал большого количества находок около западного побережья Мадагаскара. На западе гораздо перспективнее окажется поиск у Коморских островов и рядом с островом Майотта. По крайней мере так следовало из исторических источников. Около самого Мадагаскара более богатыми должны были быть восточное и северное побережья. Западное направление я выбрал для сегодняшнего маршрута только для того, чтобы находится недалеко от моего фрегата. Он сейчас в автоматическом режиме заканчивал работы по подъему груза с двух ранее найденных кораблей, лежащих недалеко друг от друга. Немного волнуюсь, возможности новые, неосвоенные.

Первый удачный корабль нашелся в бухте, находящейся к северу от Бобасакоа. На глубине в тридцать метров лежали останки приличного по размерам судна, если судить по найденным пушкам, которых я при подробном осмотре насчитал шестнадцать штук. Обычно подобное вооружение было у двухмачтовых бригов или у флейтов, каракки и галеоны имели более мощное вооружение. Самое главное, что было в этой находке — это сильные и отчетливо читаемые сигналы на золото и серебро. Основной груз скорее всего монеты, которые видимо перевозились в сундуках и поэтому сейчас они лежали под небольшим слоем песка плотными бесформенными кучами металла. Я перестал скучать и азартно засуетился, всеми доступными способами идентифицируя детали. Ух, хороши! Сигналы очень сильные и это точно не медь. Это килограммы золота и серебра!

Океан не охотно отдает сокровища затонувших кораблей, но оказывается в мире есть несколько человек, которые профессионально занимаются подводным кладоискательством и многие из них находили сокровища по несколько раз. Мел Фишер нашел свой первый клад под водой еще в 1964 году, и на вырученные деньги (25 тысяч долларов) приобрел самое необходимое оборудование для дальнейших подводных работ. Последующие поиски он сосредоточил на испанском галеоне "Нуэстра", затонувшем в 1622 году близ Флориды с 27 тоннами золота! Фишер влез в огромные долги и искал золото более десяти лет! "Нуэстру" он таки нашел, а общая стоимость найденных сокровищ составила несколько сотен миллионов долларов!

Метрах в ста от берега нашлась десантная баржа времен второй мировой войны. Я смог рассмотреть несколько винтовок или автоматов, которые можно было опознать в нескольких метрах от её корпуса. Их характерный профиль даже коррозия не смогла испортить. Соседняя бухта тоже принесла две интересные находки, скорее всего исторических кораблей. Сигнал от драгметаллов был только от одного из них и не сильный. Подробно рассматривать не стал, участки дна были прилично замусорены различными деталями, среди которых мне удалось опознать только колокол и ядра. Пушки на одном из кораблей отсутствовали, наверно их сняли сами моряки, так как корабль затонул на небольшой глубине. На втором я насчитал шесть штук пушек, но возможно из-за скопления мусора увидел не все. Занес на карту все точки с подробными комментариями. Рано или поздно, но у меня появится своя секретная карта, где по традиции будут крестиками обозначены клады.

В апреле 1721 года Джон Тейлор вместе с Оливье Левассёром, с которым совместно совершали регулярные пиратские рейды в районе Мадагаскара, прибыли на Реюньон. Тейлор и Левассёр не верили своим глазам — на рейде острова стояла португальская каракка "Nostra Senora della Cabo". Судно прибыло с кораблями сопровождения, но вынуждено было остаться для ремонта. Без особого сопротивления пираты завладели караккой. Добыча корсаров оказалась колоссальной. На корабле находился вице-король португальской колонии Гоа. Он вез с собой груз индийских бриллиантов на сумму 500 тысяч фунтов, а кроме этого, разные восточные товары. Это была самая большая добыча, захваченная пиратами в Индийском океане. Рассказывают, что каждый разбойник получил по 42 бриллианта. На Мадагаскаре "Victory" погибла в результате пожара.

К юго-востоку от моего острова Валиха есть остров без названия, который имеет форму запятой и небольшие размеры. Подлетев туда на челноке и убедившись, что на острове и вокруг него никого нет, я высадился на пляже. Вызвал к себе фрегат, который уже закончил сбор ценностей с двух кораблей. Собранные богатства, неплохо почищенные, мне понравились и количеством и разнообразием: больше сотни золотых и серебряных слитков, четырнадцать небольших бронзовых пушек. Калибр пушек миллиметров на восемьдесят и вес около сто двадцати килограмм каждая. Средних размеров колокол, с плохо читаемой надписью, много разнообразных украшений и накладок непонятного назначения, большая часть которых украшена камнями, приличное количество серебряной посуды, в разной степени сохранности и большущая куча самых разнообразных монет. Это я удачно поработал! Хотя есть проблемы. В челноке все увезти не смогу, у него не хватает грузоподъемности. Все пушки пришлось оставить на острове. Остальное загрузил в челнок. Фрегат направил собирать сокровища с только что найденного брига, а сам полетел к дому выгружать все в подвал. Наконец-то мои мечты получили материальное подтверждение! Сколько же лет я мечтал найти клад? Ну вот и дождался. Думаю, что это только начало. До хороших мест я ещё не добрался.

По рации вызвал Агреева, чтобы он отправил на остров два катера за пушками.

Глава 2

Оказывается, чтобы недорогие продукты питания попали в Россию, они должны быть известны хотя бы в Европе. Практически все крупные российские торговые сети имеют зарубежных хозяев. Льготные и специальные цены были предложены двенадцати ведущим торговым сетям, которые продают больше половины продуктов питания в России. Именно они приняли решение о замораживании цен на продуктовую корзину из двадцати видов продуктов.

Команда по продвижению и продажам моих сублиматов из синтезированного мясного и рыбного белка уже больше ста пятидесяти человек, не считая нанимаемых рекламных агентств. У меня на острове еще никто из них не был. Ежемесячно только на рекламу, размещаемую в Европе и России, уходит больше десяти миллионов долларов. За выставки приходится платить отдельно, но наши стенды уже стали очень популярны. Там ежедневно бесплатно кормят по тысяче посетителей, представляющих фирмы, торгующие продуктами питания. Для этого на каждую выставку дополнительно нанимают двадцать пять девушек, которые быстро обслуживают посетителей, получивших наши приглашения.

Пока в терминале работает четыре небольших пищевых синтезатора, из них на полную мощность только один. Ежедневно они перерабатывают триста тонн травяной муки, двадцать тонн рапса, пять тонн сапропеля и тонн десять океанской воды (недостатка которой я на острове не испытывал, поэтому не считал). Сапропель и океанская вода используются для получения микроэлементов и солей, насколько я понял логику подбора рецептуры. Кроме того сапропель способен удерживать воду в пятнадцать раз больше своего сухого веса. На таком наборе ингредиентов я остановился балансируя между себестоимостью на одну порцию и производительностью синтезаторов, чтобы полностью копировать пищевую ценность и витаминный состав исходных продуктов. Холестерин снизил в три раза. Вес сублимированной порции был двадцать грамм. При добавлении стакана горячей воды получалось готовое изделие в двести двадцать — двести пятьдесят грамм в виде бифштекса из телятины или паровой котлеты из осетрины, тефтелей из свинины или рулета из мяса куры. Всего выпускалось десять наименований. Себестоимость ингредиентов, с учетом транспортных затрат и упаковки составляла два с половиной цента.

Экспериментируя с рецептурой, опробовал и изготовление мясного белка, непосредственно из нефти. Результат был, но скорость изготовления упала в несколько раз. Отправил посылку с одной тысячей порций Хосни в ОАЭ, с пояснениями, что это такое. Зато из нефти пополам с кукурузной мукой скорость приготовления была почти такая же, как и по моему рецепту, но себестоимость увеличивалась почти в два раза. Особо для себя отметил, что тяжелые сорта нефти оказались более простыми и быстрыми для приготовления пищи, что вполне объясняется их более молодым возрастом. По сути пищевой синтезатор проводил обратную цепочку действий с рядами аминокислот и прочих компонентов. Когда-то нефть была растениями, планктоном, рыбой и животными, но потом всё это оказалось "законсервировано" под водой и землей и прилично нагрето.

При заключении контрактов, в особых условиях отдельным пунктом проговаривалась максимальная наценка, которую могут добавить к нашим отпускным ценам торговые организации. Розничная цена в России получилась пятнадцать евроцентов, а в Европе — двадцать пять. Из ежемесячных десяти тысяч тонн готовых сублиматов на поставки в Россию приходилась около сорока процентов. На холодильных терминалах в свободных зонах морского порта Хельсинки, Анцирананы и Джебел-Али были сформированы страховые запасы по тысяче тонн сублиматов, которые я собирался ещё увеличить в пять раз, чтобы не нарушить график поставок в сезон шквалов и штормов, которые под Новый год характерны для Мадагаскара.

— Здравствуйте, Жан. Надеюсь не сильно отвлекаю и мы можем поговорить? — звонок премьер-министру Мадагаскара был согласован заранее и сейчас мы говорили по моей спутниковой связи.

— Приветствую, Сергей. Да, у меня есть время, сразу хочу сказать, что Ваш вопрос мы решили и аренда земель на указанном участке возможна на оговоренных условиях, все необходимые решения у меня есть, — с Жаном Равелонариву мы познакомились во время их визита ко мне на остров. По моему приглашению тогда прибыла небольшая делегация, которой я показал первую приготовленную для продажи партию сокровищ, поднятых со дна и оцененных бригадой оценщиков, работающих у меня по контракту. Кроме уже знакомых мне министра культуры, командующего флотом и скандального профессора истории я увидел и незнакомого человека, который был мне представлен, как премьер-министр. На нашем первом разговоре он отсутствовал, но вовсе не потому, что не входил в команду нового Президента, а по случаю его переговоров в Париже по долгам Мадагаскара. Мадагаскар был должен Франции больше девяти миллиардов евро. После завоевания Мадагаскаром независимости, Франция сумела стать кредитором Мадагаскара, выставив счет за построенные дороги и аэропорты. Теперь любые поступления денег уходили не на нужды острова, а в счет погашения долга, а если точнее, то процентов по нему. Поэтому даже небольшие финансовые ручейки, которые могли миновать кредиторов, были интересны правительству Мадагаскара.

— Жан, я надеюсь, моя заявка не сильно Вас обременила? — после визита, на котором мы с премьером нашли много общих интересных тем, он уже дважды самостоятельно побывал у меня на острове, приезжая с семьей на выходные. Поэтому разговаривая с глазу на глаз мы давно оставили официальный тон.

— Сергей, поскольку ничего необычного твоя фирма не запросила, то мы по опыту гораздо более крупной сделки, по аренде с корейцами, оставили точно такие же условия. Поэтому ни у кого не возникло глупых вопросов, — из наших разговоров я знал, что корейская фирма "Дэу Логистик" заключила недавно договор на аренду 1300 тысяч гектаров на 99 лет, и собирается производить на Мадагаскаре для корейского рынка кукурузу и пальмовое масло. Я же собирался арендовать под кукурузу сорок тысяч гектаров, лежащих напротив моего острова и находящихся между руслами двух рек. Это давало возможность организовать пятьсот фермерских хозяйств с участками по 70–75 гектаров и пункт переработки и хранения сырья.

— "Мы собираемся начать выращивать кукурузу в следующем году на 200 тысячах гектаров и произвести 5 млн. т кукурузы", — говорит руководитель проекта Daewoo Logistics Шин Дон Юн. Организацией собственного "подсобного хозяйства" я тоже хотел добиться неплохих урожаев и получить независимость от поставок сырья и погодных условий.

Меня сильно сдерживала слаборазвитая сеть дорог и плохая грамотность населения Мадагаскара. Отсутствие рабочих мест, с приличной оплатой за труд, было характерно для всех развивающихся стран. Пример ЮАР, африканской страны, в которой сумели организовать собственную промышленность, и даже изготовить несколько ядерных бомб, всегда удивлял меня своей необычностью.

Абсолютно случайно я узнал, что знаменитый кардинал Ришелье, против гвардейцев которого так сильно были настроены мушкетеры из романов А. Дюма, оказался талантливым руководителем, очень много сделавшим для Франции.

Трудности различного характера и побудили Ришелье прибегнуть к помощи нотаблей. После многодневных обсуждений предложения правительства о развитии торговли и строительства флота, которые были заново представлены с дополнениями, были одобрены нотаблями. Участники собрания с пониманием восприняли идею о том, что торговля и мореплавание — а стало быть, и появляющиеся в результате их развития колонии — важнейшие средства увеличения богатства "нации", что без сильного флота невозможно организовать защиту коммерсантов и колонистов, защиту границ самой Франции. Нотабли приняли предложение о создании морского флота из 15 судов стоимостью в 1 млн. 200 тыс. ливров и одобрили идею о создании торговых компаний при условии регистрации, т. е. утверждения эдиктов об их образовании парламентами (парижским и провинциальными).

В 1633 г. были созданы четыре торговые компании, в том числе Компания Восточных Индий и Компания Зеленого Мыса. С 1634 по 1638 г. — также четыре компании, в том числе компании для колонизации Гвинеи и Компания св. Кристофа, или Компания Западных Индий — для колонизации Антильских островов. И, наконец, в 1642 г. появились две последние при жизни Ришелье компании — одна для освоения тех же Антильских островов и другая, представляющая интерес для этой книги, — Восточная французская компания во главе с Риго, предназначавшаяся для колонизации Мадагаскара и близлежащих островов.

— Жан, как там наш профессор? Надеюсь вы его контролируете, а то он все ценности себе на экспонаты заберёт.

Когда во время их первого визита на остров я показал новенький катамаран, только что вернувшийся из плавания, а потом повел гостей к оценщикам, где профессор впервые увидел образцы для будущих продаж, то понял, что я был не прав, составив своё первое впечатление об этом человеке, как о ехидном чиновнике-бездельнике. В профессоре проснулся азартный ученый и археолог. Он излазил катамаран, задавая вопросы малагасийцам — аквалангистам. Задал много вопросов по поисковому оборудованию и подводным тракторам, которые передвигали по дну шланги, всасывающие донный грунт и наши находки. Попросил включить металлодетекторы на контроле грунта и подсовывал туда разные предметы, наблюдая за показаниями приборов. Когда мы пришли к оценщикам, то я думал, что нашего профессора там придется оставить до вечера. Одним из экспертов по оценке был француз, с которым профессор нашел десятки общих тем и поводов для споров и вопросов. Подождав минут двадцать, мы начали переглядываться, поняв, что оба собеседника нашли друг друга и не собираются останавливаться. Сообщив профессору, что мне крайне жаль, но всю подготовленную партию он видимо не увидит, я повел гостей к дому, подмигнув французу.

Профессор догнал нас перед самым домом, с красным лицом и растрепанной шевелюрой.

— Уважаемый профессор. С Пьером у нас контракт на шесть месяцев, поэтому Вы наверняка успеете еще не один раз встретиться, а вот остальные наши гости вряд ли смогут увидеть всю партию, которую мы сегодня приготовили. Если Вы помните, то она должна максимально быстро быть разослана по туристическим центрам и продана. Те экспонаты, которые Вы отберёте для экспозиций и изучения, будут вычтены из доли, получаемой правительством Мадагаскара. Как Вы видели, каждая монета или иной предмет оцениваются четырьмя экспертами, которые ставят свои подписи под актом экспертизы и определяют цену. В этой партии только изделий из золота и серебра оценено на сто сорок восемь миллионов евро. Многие монеты повторяются по несколько сотен штук, а луидоры 1651 года составили около двух тысяч монет.

— Это пистоль, луидор неверное название, — не выдержал профессор.

— Я не специалист, на монете написано Луи Д’Ор, то есть золотой Луи, поэтому по нумизматическим каталогам он значится именно так, а пистоль, это его название во Франции в бытовой речи, насколько я помню, — не стал я вступать в спор, — Кстати, мы нашли несколько кораблей времен второй мировой войны, самолет и несколько морских мин, — повернулся я к командующему морскими силами.

— Вы можете показать эти места на карте? — оживился моряк, до этого с большим любопытством осматривающий старинные пушки.

— Я сейчас скопирую на флешку наши карты, — я подошел к ноутбуку.

— Не боитесь, что мы все тайны увидим? — улыбнулся министр культуры.

— Не только не боюсь, а более того, хочу, чтобы вы их узнали. Мы нашли несколько кораблей шестнадцатого-семнадцатого века, которыми точно не будем заниматься, там нет сигналов от драгметаллов. Поэтому сами думайте, что науке отдать, — я кивнул на профессора, — А что использовать для развития туризма и дайвинга. Предполагаю, что это или торговые корабли, или "охотники за головами" посещали остров, приплывая за рабами.

В эпоху парусного флота потопить деревянный корабль, даже загруженный пушками и боеприпасами, оказывалось не так просто. К тому же, эффективность, дальность и точность орудий того времени оставляли желать лучшего. Во многих случаях успех сражения решал абордаж, поэтому основной целью корабельной артиллерии было поражение экипажа и такелажа корабля для лишения его возможности управляться. К концу XV века на палубах кораблей появились мортиры, просуществовавшие в почти неизменном виде до середины XIX века. В XVI веке появились орудия длиной 5–8 калибров — гаубицы, которые были приспособлены для стрельбы картечью и разрывными снарядами. Примерно в то же время появляется и первая классификация орудий в зависимости от отношения их длины ствола к калибру: в порядке увеличения — мортиры, гаубицы, пушки, кулеврины. Появились и основные типы боеприпасов: чугунные ядра, разрывные, зажигательные, картечь. Усовершенствован был и порох: вместо привычной смеси (древесный уголь, селитра, сера), имевшей ряд неудобств в использовании и существенный недостаток в виде свойства впитывать влагу, появился зернистый порох.

— Покажите мне место, где вы их нашли, — попросил профессор. Я вывел спутниковую карту и показал два места в одной из бухт. — Да, это действительно корабли для перевозки рабов, скорее всего, но только не тех, про которых вы думаете, — не совсем понятно пробормотал профессор, — Здесь, около устья реки, была большая английская ферма по разведению мулатов.

В течение 1650-х более 100 тыс. ирландских детей 10–14 лет были отобраны у родителей и проданы в рабство. В 1656 году Кромвель приказал отправить на Ямайку 2000 ирландских детей и продать их в рабство английским конкистадорам. В конце 1600-х африканские рабы стоили очень дорого — 50 стерлингов. Ирландские рабы обходились дешевле — не более 5 стерлингов. Если плантатор хлестал, клёймил и избивал ирландского раба до смерти — это не считалось преступлением. Смерть была расходной статьёй, но менее значимой, чем убийство дорогого негра. Английские рабовладельцы использовали ирландских женщин для своего удовольствия и прибыли. Дети рабов были рабами, которые увеличивали богатство своего господина. Англичане задумывались о лучших способах использования этих женщин (часто, просто девочек лет 12) для увеличения прибыли. Поселенцы начали скрещивать ирландских женщин и девочек с африканскими мужчинами для получения рабов с другим цветом кожи. Эти новые мулаты стоили больше, чем ирландские рабы, и позволяли поселенцам экономить деньги, не покупая новых африканских рабов. Эта практика скрещивания ирландок с неграми продолжалась несколько десятилетий и настолько широко распространилась, что в 1681 году был принят закон "запрещающий практику спаривания ирландских женщин-рабынь с африканскими мужчинами-рабами с целью производства рабов на продажу". Короче говоря, это было прекращено только потому, что мешало работорговым компаниям получать прибыль. Только в 1839 году Англия задумала свернуть с сатанинской дороги и прекратить работорговлю. Хотя подобная мысль не мешала английским пиратам продолжать заниматься этим.

Глава 3

— Снайпер, три надводные цели на два часа, — бум-бум-бум, три выстрела прозвучали почти сразу, — Пулемет, уничтожить бакен, — и почти без перерыва, — Воздушная цель, — раздалась очередь из автоматической пушки, разметав листы пенопласта, быстро поднимаемые шаром от метеозонда.

Уже час, как мы отрабатывали задания по стрельбе, проводя еженедельные занятия по защите острова. Мне никак не давалась стрельба с катера. Вроде и ловишь такт волны и повторяешь те же движения, что и инструктор, но у него попадания, а у меня все в молоко. С вертолета получается значительно лучше.

А вот и обещанный сюрприз: из-за станции на горе вылетели два небольших быстролетящих объекта и на большой скорости врезались в движущиеся по воде цели, в километре от нас. Два взрыва разорвали наши мишени в клочья.

— Что это было? — спустя какое-то время произнес капрал. До этого он с недоумением смотрел, как моряки снаряжают две крупные, больше метра, радиомодели катеров, прикрепляют к ним пластиковые пиратские флаги на высоких флагштоках и запускают их в океан.

— GBU-44/B Viper Strike, парни с БПЛа сбросили, — пояснил я. Когда сын мне рассказал, что Раджи с командой собирают беспилотник, я не воспринял это всерьёз. Авиамодели, почти каждые выходные, по несколько штук летали в России над полем, мимо которого я ездил на дачу. Увидев творение сумрачного гения индусов я был сильно удивлён. Планер с размахом крыльев около пяти метров имел серьезного вида двигатель и был способен нести до десяти килограммов груза в течении суток на высоте до четырех километров, имея при этом мощные системы наблюдения и связи.

Именно тогда я задумался над возможностью приобретения боевых БПЛа в Израиле, признанном лидере этих видов вооружения. Боевой БПЛа приобрести не удалось, но хитрое население Израиля состояло из людей с неординарным мышлением, поэтому для продажи имелись модели двойного назначения, например, для проведения картографических работ. Такой "картографический " БПЛа умел садиться и взлетать в автоматическом режиме, и поднимать на высоту до восьми тысяч метров достаточно большую массу полезной нагрузки. Наиболее полезной нагрузкой для меня являлись две планирующие авиабомбы GBU-44/B Viper Strike, поэтому после выбора и захвата целей БПЛа подсвечивал их лазером и спускал "полезную нагрузку" на намеченную цель с точностью в один метр.

Два десятка планирующих авиабомб "забыли забрать" после испытаний БПЛа, изготовленного для армии Израиля. Ящики с бомбами "потеряли" на краю полигона, видимо потому, что они были укрыты маскировочной сеткой, а за "забывчивость" я неплохо заплатил. Пришлось погрузить их в челнок и привезти на остров. Сейчас я впервые увидел авиабомбы в действии и был удивлен их точностью, скоростью и почти горизонтальным полетом. Поздравил операторов БПЛа по рации с удачными учениями, и по доносящимся восторженным воплям, звучащим в рации на втором плане, догадался, какой сюрприз мне подготовят в следующий раз эти фанатики из индусского клуба "Очумелые ручки".

Последний раз они меня удивили меньше недели назад. Явно страдая от избытка свободного времени и отсутствия развлечений, Раджи с его командой скупили в нашем "сельпо" все рулоны с кулинарной фольгой. Нестандартно используя офисный шредер для уничтожения бумаг, распустили всю купленную фольгу на полосы. С помощью обычных листов и нескольких мотков лески, собрали десять килограмм фольги в пакет, который при размотке очередного рулона лески выбрасывал следующий лист, удерживающий килограмм нарезанной фольги. Это позволило создать фронт рассеивания фольги в километр длиной. Всё загрузили в свой планер и на высоте в три километра произвели сброс. Восточный радар у нас " ослеп" почти на час, пока вся фольга не упала в океан. Штраф, который хотел им выписать сначала, когда Агреев объявил тревогу из-за аварийных сигналов с прицела "Эрликона", который был завязан на радары, объявлять не стал. Заменил на отработку по изготовлению ещё пяти таких пакетов. За это пришлось дать разрешение на несколько испытаний. У них, видите ли, остались нереализованными идеи со стопкой многозарядных петард на парашюте, выстреливающих заряды алюминиевого конфетти и алюминиевую пудру, и стометровые разматывающиеся рулоны металлизированной лавсановой пленки на парашютах. Пришлось разрешить, но с удалением не меньше тридцати километров от острова. Как-никак, а индусские средства РЭБ показали свою эффективность при практических испытаниях. Больше всего мне нравилась цена их решения!

Глава 4

Очередная неудача случилась при проведении переговоров по электромобилям. Китайская фирма, на работе с которой я решил остановиться, отказалась от многих ранее достигнутых соглашений и запросила два месяца на выработку своих предложений. Я не считаю себя гением в технике. Полученное высшее экономическое образование, неплохое знание физики и химии на уровне школы и саморазвития, а так же среднее соображение, позволяли мне неплохо ориентироваться в основных моментах многих сложных технических проектов. Несколько лет даже пришлось проработать генеральным директором одного из машиностроительных заводов на Урале. Что характерно, за время моего управления завод из долговой ямы я вытащил и перевел в прибыльное предприятие. Сейчас я понимал, что происходит какая-то игра, но не знал причин и целей.

Среди писем на почте увидел письмо от молодого китайского инженера, с которым мы обсуждали большинство технических вопросов, появлявшихся в ходе согласований по проекту. Он написал, что очень заинтересован в дальнейшей работе по проекту и хотел бы в дальнейшем проводить все необходимые для этого действия. Вместо ответа послал два оплаченных авиабилета на его имя со свободной датой до Анцирананы и обратно.

За электромобили я решил взяться, когда получил три электрокара для гольфа, которые мне очень нравились и изучил применение иридия в земных технологиях. Иридий обладает многими уникальными свойствами, которые население Земли не использует. Иридий не растворяют кислоты, даже те, которые способны растворить платину. Технология по производству светоконденсаторных ламп позволяла из нанотрубок и напыления иридия производить дешёвые и "вечные " лампы.

Из списка редких у нас металлов, которые может поставлять Дейв, иридий был одним из самых дешевых. Это легко объяснялось результатами химических анализов астероидов, в которых имеется очень высокое содержание этого металла.

Во всем мире за год добывают всего лишь несколько тонн иридия и продают его по восемнадцать долларов за грамм. Монополия на иридиевые технологии просто напрашивалась сама по себе, обещая реальные бонусы по техническому развитию.

Тема по изготовлению электромобилей давалась мне не легко и отнимала много времени. Я пока не находил в ней той изюминки, которую всегда пытался внести в свои проекты, стараясь совместить несколько новых идей и решений из разных областей науки в одном продукте.

Экономика использования электромобилей была мне очевидна. При постоянно дорожающем бензине и росте цен на автомашины и запчасти, эксплуатационные расходы и цена покупки электромобиля были в несколько раз ниже. Для России также имело большое значение отсутствие умопомрачительных пошлин на ввоз, поскольку мощность двигателя и цена машины получались невысокими.

Электродвигателю нет необходимости в большом количестве лошадиных сил, которые счастливые обладатели трехсотсильных авто видят обычно только в техпаспорте и квитанции на уплату налога за лошадиные силы. Попытки объяснить им, что триста лошадей их движок дает при шести тысячах оборотов, а ездят они на двух — двух с половиной тысячах и соответственно используют мощность двигателя примерно на сорок процентов, у меня никогда не получались. Гордые обладатели мощных моторов не хотели признавать, что половину своего табуна они почти никогда не используют. Электродвигатель обладает более мощным крутящим моментом во всем диапазоне оборотов двигателя. Соответственно при гораздо меньшей мощности разгоняет авто намного веселее своего бензинового собрата.

— Шеф, нападение на наш новый катамаран! — мои размышления прервал сигнал тревоги и сообщение по рации. Я вывел изображение со спутника на монитор. Парни уже держали картинку и мониторили этот район океана. Сегодня мы забирали второй катамаран в ЮАР. На его приемку вылетел наш капитан с первого катамарана, которым стал бывший инженер с верфи, изготовившей нам эти корабли. Фредерик Бота родился в семье потомственных моряков и получил образование, как инженер-кораблестроитель. Отслужив год на флоте, в должности помощника капитана небольшого сторожевого корабля, он устроился на частную судостроительную верфь. Когда я заказал два катамарана, Фредерик стал ведущим инженером этого проекта, что раньше ему не доверяли, потому что верфь делала яхты для богатых, и основной акцент приходился на внутреннюю отделку. Придя на катамаране к Мадагаскару для проведения ходовых испытаний и сходив в первый рейс в роли капитана на поднятие клада, Фредерик разыскал меня и попросил оставить его капитаном этого судна.

Сейчас он был на катамаране между ЮАР и Мадагаскаром, вместе с командой из пяти моряков, одним из которых был его младший брат — будущий капитан второго катамарана. Километрах в шести-семи за ним гнались два катера, шедшие таким образом, чтобы захватить катамаран в "клещи".

— Фредерик, что за катера за вами идут? — я связался с Фредериком через спутниковую связь.

— Представления не имею, скорее всего это что-то старое с Мозамбика, из Сомали на таком не дойти, — мне самому казалось, что такие катера я уже видел, только никак не мог вспомнить, где.

— Сорокин, ответь первому, — я попытался по рации связаться с "Росслау", который стоял у причала.

— Сейчас найдем, шеф, — откликнулась рация голосом старпома.

— Как найдешь, оба в темпе идите на башню, у нас ЧП, — я отложил в сторону рацию.

— Фредерик, а что произошло, откуда они взялись? — я пока не мог понять смысл происходящей погони. Ну догонят, захватят, а дальше что? Мозамбик — это пока еще не Сомали, выкуп за судно не потребуешь, даже за новое и дорогое. Катамараны у меня заметные, долго такими не попользуешься. Никакого груза на катамаране нет, кроме оборудования. До Мозамбика не меньше четырехсот километров, до Валихи около тысячи, до ближайшего берега Мадагаскара не меньше пятисот.

— Мне брат рассказывает, что в ЮАР люди из Колумбии активно искали на прошлой неделе какое-нибудь поисковое судно с приборами и аквалангистами. Похоже на шоссе десять что-то ценное утопили, — выдал достаточно правдоподобную версию капитан катамарана.

— Что за шоссе десять? — мне показалось, что я ослышался.

— Это дорога контрабандистов и наркотрафика, идет в основном вдоль десятого градуса по широте по морю и по суше.

Мозамбик имеет самые сильные позиции в Африке по продаже наркотиков и практически монопольно поставляет наркотики в ЮАР. Так же через Мозамбик вывозится много контрабандного золота и алмазов.

— Шеф, похоже, что это наши "Грифы", проект 1400, - раздался голос Сорокина из рации.

— Какое вооружение и какая у них максималка? — попытался я узнать хоть что-нибудь полезное.

— Один "Утес-2М", может быть и спаренный, РЛС неплохая, экипаж десять человек, ну а ход у нового был наверно 28–29 узлов, сейчас дай бог 25–26 пойдут, да и то недолго, — поделился информацией капитан "Росслау".

В середине 60-ых годов по заказу МЧПВ КГБ СССР ЦКБ "Алмаз" разработал проект пограничного катера для закрытых морей проект 1400 (шифр "Гриф", по классификации НАТО "Zhuk"). Первые 4 катера были построены в Ленинграде, затем их строительство началось на Черноморских заводах "Море" в Феодосии и Батумском Судостроительном заводе.

В 1971 году два катера первых серий были проданы Кубе и Экваториальной Гвинеи. В 1972 году специально для экспорта был разработан проект 1400Э, затем в 1976 году последовал проект 1400МЭ. Всего с 1969 по 1991 года было построено более 300 катеров данного проекта из них 110 были проданы в 23 страны мира.

— Фредерик. Они вас догоняют, или отстают? — на мониторе за несколько минут расстояние между катамараном и катерами не поменялось.

— Догоняют, но очень медленно, за полчаса на километр ближе подошли, — довольно спокойно ответил капитан катамарана.

— Ладно, меня пока на связи не будет, попробую с военными переговорить, за экраном наблюдаю, — я отключил рацию, вызвал челнок на вертолетную площадку и пока решил набрать командующего флотом Мадагаскара.

— День добрый, адмирал. Разрешите доложить, мы атакованы русскими катерами! — немного придуриваясь, начал я разговор.

— Мистер Сергей. Это прискорбно, но у вас не слишком испуганный голос, или мне показалось? — зная мою манеру разговаривать, уточнил мой собеседник.

— На самом деле два катера без опознавательных знаков и флагов сейчас пытаются перехватить мой новый катамаран, который перегоняют из ЮАР, — я скинул на телефон собеседника карту с отметкой, — Так что можете принять участие в этой регате, — на помощь вряд ли стоит рассчитывать, авиации у Мадагаскара практически нет, последний МИГ-21 в небо в этом году не поднимался ни разу, а флот в убитом состоянии.

— Сергей, ты знаешь, что мы вряд ли можем помочь, но тем не менее позвонил мне. — Зачем? — быстро сориентировался флотский.

— Сейчас катамаран идет на Мэнтирано, если получится, то неплохо бы их там встретить, — предложил я моряку хоть чем-то поучаствовать в происходящих событиях.

— Хорошо, сейчас постараюсь решить, — пообещал командующий. Я выключил телефон и пошел к челноку. За все время, которое я им пользуюсь, мне ни разу не подвернулся случай попробовать возможности парализатора. Пока я имел представление только о работе "луча холода", как я его назвал. Ещё в России я во время тестирования и изучения челнока увидел возможность воздействия холодом в меню, опустившись метров на сто, прицелился в большой куст и "морозил" его секунд пять, а потом приземлился и пошел смотреть на результаты. Выморозило пятно диаметром в два-три метра, если судить по побелевшей земле. Стараясь не заходить в круг, я потянул за торчащую ветку куста. Ветка отломилась в неожиданном месте, треснув, как ломающаяся сосулька. Так что запасной план у меня был, если парализатор не справится.

Расстояние почти в тысячу километров челнок преодолел за пятнадцать минут. Сейчас я с кормы заходил на первый катер. На палубе было три человека и еще сколько-то мелькало сквозь бликующие стекла рубки. Количество людей внутри катера узнать пока не мог. Прицел парализатора представлял собой очень остроугольный конус, подсвеченный зеленым цветом, похожий на узконаправленный луч зеленого фонарика и при наведении на катер рисовал овал вокруг него. Находясь на высоте в двадцать метров я приблизился к катеру настолько, чтобы он плотно вписался в овал прицела, получилась дистанция в тридцать-сорок метров. Парализатор включил секунды на три и пронаблюдал, как упали и замерли три тела на палубе. В рубке больше никаких движений не было видно, но меня сильно волновал вопрос, может ли парализатор воздействовать сквозь корпус катера, поэтому я немного сдвинулся вправо, чтобы видеть обе двери, по которым можно выйти на палубу. Катер немного менял курс, сбиваемый боковой волной, но на это, как и на усилившуюся на нем качку никто так и не отреагировал и я переместился ко второму катеру.

На палубе второго катера было значительно многолюднее. Семь человек стояли на открытой корме и смотрели в сторону первого катера, а высокий черноволосый мужчина в светлом комбинезоне, заправленном в высокие ботинки, периодически подносил к лицу рацию с длинной обрезиненной антенной, видимо пытаясь связаться с потерявшим управление и все больше заваливающимся в сторону от прежнего курса, судном. Решив не терять время я быстро подлетел к катеру и активировал парализатор. Люди попадали в довольно неестественных позах, а я прошел над катером и внимательно осмотрел палубу. Все были одеты в штатское, в основном это были джинсы или шорты и светлые футболки. Около рубки на скамейке лежал гранатомет, хорошо знакомый своей характерной формой РПГ-7, у четверых были с собой автоматы Калашникова, а у высокого что-то похожее на "Узи", но подробнее рассмотреть не получилось, так как большую часть он прикрыл собой при падении. Набегающая под углом к курсу катера, волна понемногу разворачивала катер. Я убедился, что никакого движения на этом корабле не видно и взял курс домой. Всё-таки колумбийцы заметно отличаются от жителей Африки.

Глава 5

Большой противолодочный корабль "Адмирал Виноградов" уже вторые сутки шел на юг, поддерживая экономичный ход в четырнадцать узлов. Через сутки команду ждал отдых и увольнительные на берег, поэтому настроение у всех было приподнятое. Больше месяца пришлось крутиться около Африканского рога, так называли моряки северо-восточную часть Сомали, выходящую гигантским мысом в направлении острова Сокотра, любимым районом действий сомалийских пиратов, поджидающих здесь суда, выходящие из Аденского залива. За последние три недели два однодневных захода в порты Джибути и Йемена, чтобы пополнить запасы топлива и воды, получились не слишком радостными для моряков. За два часа увольнения на берег счастливчики успели только купить сувениры и фрукты в припортовом районе, переполненном проститутками всех возрастов. Последний раз пришлось сопровождать российский сухогруз и дважды поднимать вертолеты, когда от сомалийского берега отчаливали лодки с вооруженными людьми. Пираты намек понимали и к кораблям не подходили.

Размышления капитана первого ранга Подкопайло, командующего кораблем, были прерваны вышедшим на палубу гостем, которого вчера пришлось забирать с берега вертолетом. После этого капитан и получил приказ взять курс на Мадагаскар для текущего ремонта и пополнения топлива и припасов. Старый, но еще надежный корабль, спущенный в 1987 году, уже не первый раз уходил к берегам Африки на дежурство "по защите от сомалийских пиратов и обеспечению безопасности прохождения судов в районе Африканского рога". Служба была не слишком напряженная, но довольно обременительная из-за частых посещений командного состава разного уровня, прилетавшего на "проверки" на неделю-другую, и время от времени посещавшего корабль. Гость, еще моложавый, подтянутый мужчина лет сорока, успел переодеться в шорты и гавайку и сейчас шел к мостику, разглядывая по дороге носовые артиллерийские башни и стоящие за ними пусковые установки для ракет.

— День добрый, Петр Александрович! Красиво тут у вас, все аккуратно, все блестит, позвольте представиться — Петров Михаил Степанович, — погладил поручни руками подошедший мужчина. — А чтоб ему не блестеть после немецкой краски, два года, как покрасили, а ей хоть бы что. Не то что наша, каждые три месяца сдираем и ржавчину зачищаем, — подумал про себя капитан, вспомнив, каких трудов стоило приобрести эту краску перед очередной важной комиссией.

— Здравствуйте, вы к нам по делу пожаловали или как? — задал он вопрос, понимая, что всей правды все равно не услышит.

— Скорее или как, вы же в Анциранану идете, вот там по дороге и надо будет остановиться ненадолго, думаю на полдня максимум, — пожал плечами гость, по мнению капитана он явно перепутал боевой корабль с такси, но полученный приказ предусматривал подобное.

— Кто нам согласует стоянку вне территории порта и какие там условия? — задал вполне логичные вопросы каперанг.

— Мадагаскар о нашем заходе в порт предупрежден, а то, что мы на несколько часов встанем в нейтральных водах, думаю особых проблем не вызовет, — флегматично отозвался гость.

— Ну конечно, не вызовет, — подумал Подкопайло, уже не первый раз, за время, проведенное у берегов Африки, вспомнив старый анекдот, в котором преподаватель МГИМО, указывая на ошибки в составлении дипломатического письма, обращает внимание будущих дипломатов на то, что "черножопые обезьяны" надо писать с большой буквы. Небольшой островок на северо-западе Мадагаскара по картам и лоциям значился необитаемым, поэтому никакой дополнительной информации от знания курса каперанг (морск. — капитан первого ранга) не получил.

К острову подошли около часа дня по местному времени, для чего пришлось увеличить скорость до восемнадцати узлов. Последние два часа над ними летал БПЛа, который демонстративно пролетел сначала над кораблем на небольшой высоте, а потом начал по спирали делать круги, поднимаясь вверх, пока совсем не пропал из виду, но радары показывали что БПЛа продолжает кружить над кораблём. Опознать вид этого аппарата не удалось, но исходя из скорости и размеров это вряд ли был ударный беспилотник. Подойдя на четыре мили к острову ход сбавили на "самый малый" и попробовали выйти на связь с островом. Офицеры, собравшись на мостике, рассматривали остров в бинокли. Штурман, пользовавшийся ЭОС (электронно-оптическая система), удивленно присвистнул. — Капитан, подойдите посмотреть! Наблюдаю необычные цели! — Подкопайло удивленно матернулся, рассматривая увеличенный фрагмент берега, который ему показывал штурман. Из бетонного колпака в их сторону смотрело сдвоенное дуло достаточно неприятного калибра.

— Я еще два укрепления таких вижу и вроде как винт от вертолета высовывается, — докладывал штурман. Офицеры притихли, прислушиваясь к разговору. До этого они бурно обсуждали судно, которое обнаружилось у острова, когда БПК идя на малом ходу начал слегка огибать остров.

— Что там? — спросил у капитана Петров, для чего-то переодевшийся в довольно строгий светлый костюм и галстук.

— Да несколько неплохих автоматических пушек в бетонных колпаках, радары, вроде даже вертолет есть и несколько мощных спутниковых антенн, а БПЛа наверно сами видели, — неохотно отозвался капитан, которому перестала нравиться затея с несогласованной остановкой военного корабля.

— Есть ответ по радио, попросили несколько минут подождать, сказали, скоро сами свяжутся, — доложил радист по громкой связи.

— Переключи связь на мостик, — отдал распоряжение каперанг.

— " Росслау" вызывает "Адмирала Виноградова", — донеслось на русском через две минуты.

— "Адмирал Виноградов" на связи, — отозвался каперанг.

— Сообщите причины остановки у острова, — достаточно прохладно прозвучал голос по рации. Капитан переглянулся с гостем, тот пожал плечами и спросил у капитана, — Можем попроситься на короткий ремонт и дружеский визит на остров? — капитан кивнул и включил микрофон, — Будем вынуждены встать на несколько часов для мелкого ремонта. Хотелось бы нанести визит на остров. Просим указать место стоянки, — кратко изложил суть каперанг.

— Александрыч, а сколько у них экипаж? — спросил я у Сорокина.

— По штату двести девяносто три, но в рейс наверняка увеличили, — прикинул капитан "Росслау".

— Не, такую ораву нам на берегу точно не надо, сообрази, где им на якорь встать, — мне не нравился этот визит, но особой агрессии я не ждал. То, что про ремонт мне наврали, я ни секунды не сомневался, как и в то, что корабль заблудился и оказался у нашего острова случайно, промазав мимо порта Анцирананы. Еще несколько часов назад, когда с башни доложили, что к нам идет военный корабль, и его курс точно совпадает с местоположением нашего острова, я связался с комфлота Мадагаскара. От него узнал, что российский БПК действительно запросил возможность стоянки на несколько дней в Анциранане.

— Сорокин. Ты кого на этом корабле знаешь лично? — не подумав, спросил я.

— Подкопайло, Головащенко, Юкова, Полевщикова, — начал загибать пальцы Сорокин.

— Стоп! Давай по-другому, сколько человек пригласим? — Спросил я. В ответ Сорокин умоляюще сложил руки на груди.

— Шеф! Двенадцать человек можно? Да мы с их капитаном в девяностом еще лейтенантами в Персидский вместе ходили на антитеррорестическую… Чесслово, всех за свои накормим-напоим…, - начал он.

— Тогда давай сделаем так, — я изложил план и мы по рации озвучили пофамильный список приглашаемых. Отправили три катера забирать приглашенных и стали готовиться к встрече. Когда катера подошли к причалу, то около трапа нашего сухогруза их встретила одетая в российскую офицерскую парадную форму команда "Росслау". Каждый отставник привез с собой комплект их бывшей форменной одежды со всеми наградами. С другой стороны трапа стоял десяток легионеров, также в своей бывшей парадной форме, при оружии и со всеми регалиями. Торжественная часть заняла несколько минут. Короткое взаимное приветствие обоих капитанов и моряки кинулись обниматься с прибывшими.

Я на встречу не пошел и сейчас наблюдал за происходящим в бинокль из бара. Пересчитав приглашенных еще раз, я удовлетворенно похвалил сам себя. На причале стояло тринадцать гостей.

Глава 6

В конце февраля был подписан Меморандум о сотрудничестве между Россией и "Де Бирс". Правда, текст его тогда же был засекречен, хотя это — всего лишь протокол о намерениях.

Несмотря на секретность, содержание этого документа очень хорошо известно. Согласно новым договоренностям Россия должна поставлять "Де Бирс" алмазов на сумму не менее 550 миллионов долларов в год. Акционерная компания "Алмазы России — Саха" признается единственной организацией, обладающей правом экспортировать из РФ необработанные алмазы. За "Де Бирс" закрепляется монополия на приобретение российского алмазного сырья, идущего на экспорт. Наконец, России запрещается вывоз собственного сырья на огранку за рубеж на давальческой основе.

Фактически "Де Бирс" добилась своего: Россия остается ее сырьевым придатком. Хотя логика предшествующих подписанию Меморандума событий говорила, казалось, об обратном.

Накануне переговоров министр финансов РФ Владимир Пансков в телеинтервью уверенно обещал, что из страны, экспортирующей алмазы, Россия превратится в экспортера бриллиантов. Как же получилось, что по итогам переговоров был подписан документ, от реализации которого, по оценкам некоторых экспертов, наше государство в течение трех лет может потерять до 2 миллиардов долларов "чистыми" (подразумеваются только денежные убытки — без учета потерь от разрушения отечественной гранильной промышленности, от упущенной выгоды, от несозданного вторичного рынка алмазов)?

Председатель Комдрагмета Евгений Бычков всегда выступал если не за сокращение объемов продаж "Де Бирс", то за право российских гранильщиков первыми покупать отечественные алмазы. Как руководитель отрасли, он стремился увеличить число отечественных гранильных предприятий. И неудивительно, что Бычков собирался на переговорах с "Де Бирс" добиться пересмотра условий кабального договора, заключенного еще во времена СССР. Такая неуступчивость не нравилась не только "Де Бирс", но и многим высокопоставленным чиновникам в России, которые называли позицию Бычкова деструктивной.

Освобождение Бычкова от должности председателя Комдрагмета и автоматическое исключение из состава российской делегации в первый же день переговоров только усилило позиции "Де Бирс". Представьте: в перерыве рабочей встречи из телесообщений становится известно, что Бычков в отставке. Замминистра финансов РФ Головатый накануне подал заявление об уходе на пенсию, а Госдума в тот день приняла решение рассмотреть на одном из заседаний вопрос об отставке Панскова…

Переговоры представителей спецслужбы концерна "Де Бирс" в России и в США начались почти одновременно.

— Мы хотели бы знать роль России, и некоторых её граждан, в появлении на рынке Израиля крупных партий необработанных алмазов и услышать Ваши предложения по прекращению подобной практики, — высказал свой вопрос российским чиновникам прибывший в Москву глава Восточного отдела спецслужбы.

— "Де Бирс" считает, что правительство США должно более внимательно относиться к интересам нашей компании. Усиливающаяся позиция Израиля и бесконтрольность, возникшая в африканском регионе, после потери ЮАР, в конце концов представляют угрозу для экономических интересов США. Несколько десятилетий ЮАР, под нашим руководством, была проводником американских идей и демократии на африканском континенте. После поставок крупных партий советского оружия в Анголу, Мозамбик, и Намибию ещё можно было всё исправить, но США не захотели пойти на более жесткие меры, и ЮАР для "Де Бирс" оказался потерян, — обсуждал свои проблемы другой региональный представитель "Де Бирс" с чиновниками из Госдепа США.

— Ицхак Мовшавич, Вы опять напрасно нервничаете. Это же прекрасно, что все-таки что-то можно найти, — успокаивал я старого ювелира, разглядывая два невзрачных камушка, которые он привез показать в качестве образцов. Вот уже две недели недалеко от Хайфы, в купленном ангаре, у нас работала автоматическая рентгеновская установка, позволяющая производить окончательную сортировку концентрата кимберлитовой руды. Установка оказалась очень простой и эффективной. Подсветка рентгеном, датчики свечения и пневматические толкатели находили на транспортерной ленте светящийся камушек и сталкивали его в воронку, ведущую в ящик-сейф.

Концентрат поступал из Ганы, где была арендована кимберлитовая трубка, считавшаяся малоперспективной и из Индии, где был выкуплен участок для разработок в бассейне реки Багхайн. Две мобильные установки обогащали руду прямо на месте, а концентрат попадал в закрытые контейнеры. Уже в таком виде он отправлялся в Хайфу. Эта имитация алмазодобычи встала мне в полтора миллиона евро и ежемесячно требовала затрат еще в восемьдесят тысяч. В планах была еще разработка подводной кимберлитовой трубки, но это требовало больше времени и других расходов. Самое удивительное было в том, что достаточно часто мы все же находили плохонькие камушки, практически не представляющие ценности для ювелиров.

Странное дело. Когда сам с чем-то столкнешься и начнешь обращать внимание, то оказывается, что это уже существует и в больших количествах. Этот феномен я впервые установил для себя при смене марок автомобилей. Когда едешь на "Мерседесе", то замечаешь очень много "Мерседесов" на улицах, стоит сменить марку машины, и оказывается, что и машин другой марки в городе тоже очень много. Так у меня получилось и с алмазами. Оказалось, что их не так то и мало, как принято считать.

На сегодняшний день по всему миру найдены тысячи кимберлитовых трубок, но только несколько десятков из них являются промышленно алмазоносными, в которых рентабельно проводить добычу. Как же мне не хватает времени! Я отключился ненадолго от разговоры с ювелиром и задумался над тем, что мне нужно сделать, чтобы мой челнок, используя свой поисковый модуль, научился в беспилотном режиме искать кимберлитовые тела. Теоретически все получалось достаточно несложно, учитывая намагниченность кимберлитовых пород, но далеко не каждая кимберлитовая трубка оказывается с содержанием алмазов. Мне бы найти и просканировать "удачную" трубку, до того, как в ней окажется добывающая техника. Тогда челнок с высоты километров в пятьдесят и на огромной скорости быстро составит мне карту, с отмеченными местами для добычи алмазов.

— Сергей. Вы абсолютно напрасно пытаетесь гипнотизировать эти никчемные камни. Поверьте старому Изе, даже ничего не понимающие в высоком искусстве ювелирного дела гои, не дадут за карат этих булыжников больше сорока долларов без огранки, а с огранкой максимум семьдесят, — вывел меня из задумчивости голос Ицхака, который сейчас был занят очередным довольно крупным камнем розоватого цвета.

Освоив программирование беспилотного режима для фрегата-грузовика я уже несколько раз отправлял его к берегам Намибии и ЮАР, где фрегат на большой глубине производил самостоятельный поиск алмазов. Меня интересовала возможность составления карты такого поиска, поэтому я увеличил в меню размеры камней, начав с двенадцати миллиметров и задал максимальную скорость и ширину фронта обследования. Обследовав за несколько вылетов более шестисот километров прибрежной полосы вдоль Африки, фрегат позволил локализовать пять перспективных районов для более подробного поиска и привез три килограмма алмазов более крупного, чем обычно, размера. Часть этих камней я и подсунул Ицхаку, который в очередной раз прилетел для оценки партии алмазов.

— Вы даже представить себе не можете мою печаль. Несколько совершенно безобразных вкраплений не дают изготовить из этого чуда уникальный бриллиант. Теперь его придется резать на три части, — с сожалением высказался ювелир, положив розовый алмаз на кусочек замши, — И только не надо меня успокаивать, что у вас такие еще есть, я сегодня забыл взять с собой валидол, — напомнил он мне один случай, произошедший с ним во время нашего первого знакомства.

— Валидол сегодня вам не пригодится, именно розовых алмазов у меня пока точно нет, — машинально ответил я и увидел, как ювелир, вскинувшись, начал недоверчиво на меня смотреть.

— Сергей. Немножко зная вашу манеру успокаивать старого Изю, я начинаю волноваться, лучше вам сразу показать мне все ваши сюрпризы, — вздохнув, я пошел в закрома. Вытащил один из двух мешочков, куда заранее отложил десяток фантазийных алмазов ярких расцветок, относящихся к D и E группам по международной системе GIA. Проверив, что взял именно тот мешочек, в котором были камни размером с вишню, а не более крупные, принес их ювелиру. Ицхак воткнул в глаз старую линзу в бронзовой оправе и почти уткнувшись в стол носом, стал рассматривать принесенные камни. Поняв, что по всем признакам, одним из которых являлось использование не электронной лупы с подсветкой, а использование старинного атрибута, ювелир потерян для разговора, я пошел разбираться с письмом от Хосни. Его сообщение я увидел утром и бегло просмотрел, не вникая в суть большого количества приложений к письму. Судя по предварительному просмотру я каким-то образом стал владельцем большого земельного участка с различными строениями. Для Эмиратов, не продающих иностранцам земельные участки, это само по себе было удивительно. Теперь я хотел посмотреть, входит ли участок в свободную экономическую зону Джебел — Али, которую я видел на прилагаемой кадастровой схеме.

Хм, вот оно как. Арабские юристы нашли изящную схему, чтобы обойти закон о запрете на продажу земли иностранцам и не волновать общественное мнение. Передо мной лежало решение суда, по которому я становился собственником земельного участка в пятнадцать гектаров, расположенного на территории свободной экономической зоны, и расположенных на нём тридцати тысяч квадратных метров зданий и сооружений производственно-складского назначения. Оказывается я дал взаймы эмиратовской фирме двести пятьдесят миллионов евро под залог этой недвижимости. Поскольку деньги мне не вернули, то суд перевел на меня право собственности на залог. Ух ты, а вот и документы, что все пошлины и налоги за владение участком, на ближайшие десять лет я оплатил. Надо будет поблагодарить Хосни и я даже знаю как это сделать, да и про Дарвиша нужно не забыть. Хотя, если разобраться, это не столько благодарность за спасенную жизнь, как прямое приглашение к будущему сотрудничеству.

Я давно раздумывал, как мне обойти одну существенную неувязку, вызванную взаимным неприятием двух стран. Меня очень интересовал рынок сбыта алмазов в ОАЭ, но в то же время их огранка проводилась в Израиле. Жаль, что сейчас арабы осовременились, ведь когда Эмираты только начали получать деньги за нефть, то в подвале одного шейха крысы съели несколько тонн наличных долларов, поскольку безналичные деньги он не признавал. Насколько мне было бы проще в те времена продавать алмазы, как заменитель денежной массы.

Одним из выходов в этой патовой ситуации был перенос части огранки алмазов в Канаду, выйдя с этим предложением на правительственный уровень, над чем мы сейчас много работали. Однако израильтяне никак не хотели выпускать из своих рук огранку самых дорогих и уникальных камней, а арабы именно эти камни покупают в первую очередь. Теперь у меня появилась возможность выступить в роли посредника, к которому обе стороны могут обращаться" без потери лица". Скрывать, в какой стране производится огранка алмазов по меньшей мере наивно, Ицхак подробно объяснил, как опытный специалист может это определить с высокой степенью достоверности.

В 1980 году французской спецслужбой УОТ (управление охраны территории — контрразведка) был завербован старший офицер управления "Т" (научно-техническая разведка) Первого главного управления КГБ, который передал несколько тысяч (!) документов разных грифов секретности и в их числе — один любопытный архивный материал.

Согласно этому сообщению летом 1952 года (за два года до открытия якутских трубок) на Кулойском плато, примерно в 140 километрах к северо-востоку от Архангельска, было открыто крупное россыпное месторождение алмазов. Результатом этого открытия стал так называемый "план "Кристалл".

Смысл его состоял в формировании широкомасштабной сети теневого алмазного рынка на основе сырья с Кулойского месторождения. Результатом создания теневых структур должно было быть обвальное падение цен на алмазы на мировом рынке, что в свою очередь разрушало сеть сбыта "Де Бирс" и приводило к разорению официальных дилеров. Финальная часть операции "Кристалл" — перехват крупных оптовиков и восстановление официальной сети сбыта, но уже под контролем СССР. Таким образом идее Монопольного Продавца Родса — Оппенгеймера противопоставлялась идея Монопольного Покупателя.

Начало операции планировалось на сентябрь 1953 года — в марте Берия приступил к реорганизации аппарата МГБ-МВД, создавая оперативные структуры для реализации "Кристалла". Но в связи с известными политическими событиями осуществиться этим планам было не суждено.

Оторвав ювелира от созерцания и почти насильно отобрав у него все камни, усадил его в электромобильчик и повез на обед. По дороге выслушал короткую лекцию о том, что некоторые безответственные люди не понимают важность поддержания ассортимента бриллиантов для сохранения высокого статуса лучших ювелиров. Оказывается есть целые группы покупателей, которых в первую очередь интересуют самые необычные камни. Только таким образом, привлекая их внимание, им в дальнейшем удается продать большое количество камней и изделий из остального ассортимента. Ещё бы я это не понимал, сам сколько раз заскочив в супермаркет за бутылкой молока, выходил оттуда, еле волоча два набитых пакета с продуктами.

Ицхак был интересным собеседником, рассказавшим мне много занятных случаев, связанных так или иначе с ювелирным делом. За обедом он рассказывал о добыче золота из морской воды. Оказывается немцы провели в свое время исследования и составили целый атлас с высчитанным содержанием золота в разных районах морей и океанов. Вложив значительные средства, они оборудовали два круизных парохода установками, добывающими золото из морской воды. Однако результат был минимальный. Анализируя неудачу, немцы провели более чистые исследования, избавившись от остаточных следов золота в посуде и реагентах и полученное содержание в анализах сразу упало на порядок. Проект был закрыт, как бесперспективный. Ну вот откуда евреи знают о тайнах Рейха! Погулять с Ицхаком по парку, выслушав еще пару историй и покормить черепах мне не дал звонок от Раджи.

— Шеф, только что наш спутник хотели уничтожить!

Глава 7

На затонувшем древнем корабле в Атлантическом океане нашли самый крупный в истории клад. Сокровища на сумму в полмиллиарда долларов обнаружили американские кладоискатели на корабле, затонувшем в Средние века в Атлантическом океане, передает ИТАР-ТАСС. Находка принадлежит базирующейся в Тампе (американский штат Флорида) компании "Одиссей", специализирующейся на поисках затонувших в море сокровищ. Сотрудники компании вытащили на берег более 500 тысяч золотых и серебряных монет, извлеченных со дна океана. Из вес превышает 17 тонн. В этом кладе также есть украшения. В целях безопасности кладоискатели не сообщают местонахождение затонувшего корабля. Известно лишь, что затонувшее судно находится вне территориальных вод какой-либо страны.[5]

Два двадцати пяти метровых катамарана, красивая яхта и один небольшой сторожевой корабль стояли на якорях в пятистах километрах юго-восточнее Сейшельских островов, ближайшей земли от места поисков. Дно океана от Сейшел на юго-восток имеет необычную форму, как бы продолжая линию Сейшельских островов подводным плоскогорьем с необычайно малыми глубинами. Именно там капитан "Росслау" несколько раз "заметил" необычные сигналы, о чем были сделаны записи в судовой журнал.

Спонсором этой экспедиции выступила одна известная израильская ювелирная фирма, которой по контракту и стали бы принадлежать находки. На яхте были представители фирмы-спонсора и приглашенные журналисты, которые с удовольствием откликнулись на предложение побывать на Сейшелах за счет израильтян.

Уже на второй день поисков между кораблями засновали моторки, а на катамаранах защелкали блицы фотоаппаратов и заработали видеокамеры. Началась первая трансляция с камер, установленных на подводные трактора. После чего работы по подъему сокровищ закипели с огромным энтузиазмом. Журналисты не собирались упустить сенсационный материал, и воспользовавшись каналами связи с наших спутников, вживую передавали репортажи о проводимых работах. А посмотреть было на что! Старинные индийские монеты, разнообразные пушки, многие из которых были с витыми стволами и украшениями, обломки ракушечника, на сколах которых были видны золотые и серебряные слитки диковинной формы, необычные золотые украшения, где необработанные драгоценные камни были заключены в клетки из золота, а не вставлены в оправы. Апофеоз наступил, когда у одной из пушек удалось вытащить необычную пробку из ствола. На палубу ручьем потекли необработанные алмазы!

Всего было поднято пятнадцать пушек с "запечатанными стволами", похоже что все они имели индийское происхождение, если судить по необычным формам и количеству украшений на них, угадываемых под наростами ракушек. Остальные пушки были разномастными, и кроме песка в стволах ничего не было. "Распечатывать" остальные четырнадцать пушек, у которых были залеплены стволы, не дал представитель израильской фирмы-спонсора. Он пообещал журналистам эксклюзивный материал, после вскрытия этих пушек руководством фирмы в Израиле.

На вечернем банкете, устроенном на яхте, израильтяне рассказали журналистам, что у них имелись документы, утверждающие о том, что в этом районе затонули два пиратских судна. Оба получили повреждения во время захвата кораблей из каравана Великих Моголов и попали затем в шторм, по дороге к Мадагаскару. Израильтянами было найдено простое и эффективное решение по организации поиска сокровищ. Они проанализировали список кораблей, посещающих этот район и установили, что два раза в неделю сухогруз "Росслау", регулярно осуществляющий рейсы по маршруту Мадагаскар — ОАЭ, пересекает интересующее их место. По просьбе израильтян корабль был дополнительно оснащен необходимыми приборами и действительно обнаружил несколько аномалий. Все подозрительные места подверглись первичной проверке, после чего был заключен контракт на поисковые работы, осуществление которых сейчас и наблюдают все присутствующие. По предварительной оценке найденных алмазов можно предположить, что некоторые из них добыты в легендарных копях Голконды, давших в своё время самые известные в истории бриллианты: " Кох-и-Нор"," Шах-Ак-Бар", "Тадж-е-Мах"," Орлов". Более точно об этом можно будет говорить после проведения всех комплексных экспертиз.

Лично мне это эпохальное событие стоило трех бессонных ночей, две из которых я сортировал и подбирал будущие "находки", а третья ночь ушла на перевозку и размещении этих сокровищ на местах "кораблекрушений" Это если не считать ранее сделанных вылетов к берегам Индии, где пришлось прилично повозиться с поиском подходящих "утопленников". Слишком захламленное дно очень затрудняло и замедляло поиск, поэтому необходимые мне корабли нашлись далеко не сразу. Зато между Суратом и Бхаручем их оказалось сразу три и все недалеко друг от друга. Я поднял образцы и изучив их дома после очистки, выбрал два корабля. Они как раз подходили под мою "легенду" по годам выпуска монет. Так у меня появились индийские пушки, монеты и украшения.

Ящики с динамиками и прочим намагниченным хламом, которыми в своё время Сорокин пометил "места магнитных отклонений", я выловил и припрятал недалеко от своего острова.

Глава 8

Орбитальная группировка России составляет порядка 140 космических аппаратов. Около 100 из них контролируются Главным испытательным космическим центром имени Титова в Краснознаменске.

— Здравствуйте, Сергей Александрович. Мы не могли бы поговорить? — к столику, стоявшему под грибком, недалеко от бассейна, подошел мужчина в светлом штатском костюме.

— А вот и тринадцатый, все правильно, — подумал я, поскольку из всех гостей на причале именно он был не в форме.

— Смотря о чем, — я равнодушно посмотрел на подошедшего, не собираясь затевать слишком долгих бесед.

— Конечно о России, о чём ещё могут говорить два земляка, встретившиеся на другом полушарии, — попытался свести к шутке начало разговора мой собеседник.

— Я на эту тему наговорился в самой России, в бесконечных и бесполезных кухонных разговорах, после первых ста грамм. Теперь предпочитаю болтать поменьше, а делать побольше, чего и Вам желаю, — я вытащил сигарету и не спеша закурил, разглядывая начинающее веселье в баре, где моряки сдвигали столы.

— А я готов и о деле поговорить, — не успокаивался мой собеседник.

— Ну попробуйте, только сначала присаживайтесь и представьтесь, а уж потом постарайтесь говорить по делу.

— А может быть мы найдем какое-нибудь другое место, а то тут немного шумно, — явно выдумал причину незваный гость, потому что особого шума я не наблюдал.

— Мне тут нравиться, шум мне не мешает, и всем, кому положено, Вас хорошо видно, — я посмотрел в глаза желающего поговорить. Он меня правильно понял, потому что лицо слегка дернулось, но он сдержался, чтобы не осмотреться по сторонам.

— Меня зовут Петров Михаил Степанович, МИД России, — представился мой собеседник, присаживаясь на единственный стул у моего стола. Мы с Агреевым постарались не оставлять вариантов размещения за столом, когда выбирали места для снайперов.

— Вот что меня абсолютно не интересует, так это политика, поэтому Вам лучше сразу назвать другое ведомство, а имя с фамилией пусть останутся теми же, — я жестом показал, что его имя меня мало волнует.

— Я сейчас действительно работаю в МИДе, — выдал полуправду собеседник.

— Ну как хотите, — пожал я плечами, — Тогда давайте по делу, да разойдемся, — мне действительно было не слишком интересно, что собирался мне рассказать "Петров".

— Умирает один, очень важный для судьбы России, человек и Вы должны нам помочь, — очень плохо начал разговор мой собеседник.

— Сразу стоп, Михаил Степанович. Вам и МИДу я ничего не должен, это раз, поэтому потрудитесь объяснить своё слово "нам", во-вторых, о важности для России, пожалуйста поподробнее, мне тоже интересно, кто у нас такой важный. А то такими "важными" часто оказываются слуги народа и прочее, что с этим связано, поэтому наши оценки "важности" могут принципиально расходиться, — я обернулся к бару и показал, что мне надо повторить кофе.

— Нам, это группе патриотов России, — с вызовом посмотрел на меня "Петров".

— Фу-у, Михал Степаныч, какой моветон, лично я считаю Высоцкого большим патриотом, чем Пельше, если помните такого члена в Политбюро того же времени, а ведь вроде оба по идеологии прошлись, ан нет, время все расставило по местам, поэтому давайте тут без заговоров и декабристских речей. Я еще раз повторяю, и надеюсь, последний раз, мне неинтересна политика и судьбы нынешних "слуг народа". Всех их видов, пород, подвидов и разновидностей. Поэтому продолжайте без ненужного пафоса и героического блеска в глазах. Повторю еще раз вопрос — кого именно Вы подразумеваете под словом — "нам"? — я посмотрел на Агреева, он сидел к нам левым боком и мог вмешаться в доли секунды.

— Мы, это группа офицеров, объединенная интересами по повышению обороноспособности России, — мда…у "Петрова" точно не всё хорошо, эк его несёт-то.

— Как у Вас всё не складно, Петров. Про офицеров МИДа я пока что не слышал ни разу, а иные офицеры, они на то и офицеры, чтобы именно обороной и заниматься всё своё рабочее время, если помните. Про это даже в Присяге упомянуто, а у Вас масло масляное выходит. Может проще надо быть и просто выполнять то, что должно, в чём присягал и за что деньги получаешь? — мне действительно странно было бы услышать от пилота самолета, что он объединился в идеологический союз с другими пилотами, чтобы обеспечивать более лучшее выполнение летного задания, — А тех, кто не выполняет обязанности офицера, или не соответствует назначению, стоит гнать поганой метлой, принципиально и показательно. Да, это не так героично, и это большая работа, но по любому честнее и ближе к духу армии, по крайней мере мне так кажется, — я добавил сахар в кофе и не спеша помешивал ложку, чтобы не сбивать пенку.

— Вы не знаете армии, это одно большое болото, в котором лишь изредка встречаются свежие островки. Много офицеров пьет, много ворует или делает вид, что не замечает, как воруют вокруг, офицеры не справляются с солдатами, перекладывая эти функции на старослужащих. Большинство не хотят и не могут освоить новую технику или вид вооружения, оставаясь на том уровне, который им вдолбили в голову в училище. Но там они видели только устаревшие послевоенные образцы. Неустроенный быт и жилищные проблемы разрушают их семьи. Доходит до того, что когда требуется послать армию в ту же Чечню, то половина офицеров в некоторых частях, подает рапорты на увольнение. Пока армия не смогла победить ни в Афганистане, ни в Чечне, хотя уровень техники и вооружения, примененной в боестолкновениях с бандитами, был намного выше, чем у противника. Представьте что будет, если на месте противника окажутся регулярные обученные войска с более совершенными видами вооружений, чем у нас, — вопросительно и с вызовом уставился на меня "патриот".

— А что представлять, первые два года Второй мировой все наглядно показали. В следующей войне таких сроков не будет. Только теперь Вы подумайте, а кто с вами собирается воевать и что защищать будем? — я в недоумении развел руки и намеренно начал провоцировать собеседника, — Ну, победил Китай или США нашу грозную и непобедимую, кому от этого плохо? Народу? А что потеряет народ в этом случае? Реально ничего народ не потеряет. Или ему сейчас хорошо? Михаил Степанович, вопрос "кому на Руси жить хорошо" — это вопрос не то что с бородой, а с бородищей, поэтому кончайте пустословить. Вы не политрук, а я не несознательный боец. Образ жизни теперь народу защищать не надо, у Вас в России капитализм и демократия. От общенациональных достояний ничего не осталось, все по частным рукам пошло и не только по российским. Нет у народа стимулов ни моральных, ни материальных, чтобы идти умирать за богатство Абрамовичей и Вексельбергов. Давайте к Вашему видению персоналии, ради которой Вы прибыли и постарайтесь, чтобы я проникся реальной важностью этой персоны для истории, — я был разочарован. Ура-патриоты, сами ни хрена не делающие, очень напоминают Ленина на броневике.

Насколько я помню аналитику в Сети, то Министерство обороны там на первом месте по разворовыванию, как в абсолютном зачете по астрономическим величинам цифр, так и в процентном, отпиливая с каждого бюджетного рубля больше двух третей. С этими врагами" патриоты" почему-то не воюют.

— Хорошо, я расскажу пока без фамилий, согласны? — я кивнул в ответ.

— Значит по порядку. После лихих девяностых и дефолтов понемногу начала восстанавливаться оборонка. Потеряв пятнадцать лет и целое поколение ученых мы смогли вытянуть отдельные направления на достаточно современный уровень по науке, но по-прежнему отставая технологически. Современные станки и обрабатывающие центры с высокой точностью обработки на западе были объявлены продукцией двойного назначения и в Россию не поставлялись, по крайней мере официально. Неофициальные поставки оказались чреваты отсутствием сервиса, запчастей и программного обеспечения с обновлениями. Это очень быстро делало дорогущее оборудование или неработоспособным, или быстро стареющим. На западе полтора-два года для постоянно работающего станка — это срок морального старения и физического износа, связанного с потерей точности. Выход нашелся в китайском оборудовании. Лидеры европейского производства прецизионной техники, например та же австрийская "Абу-Матик" передали изготовление своих станков и обрабатывающих центров в Китай, в самой Австрии оставив только наклеивание ярлычков на оборудование, обучение и подготовку программ. Те же игольчатые подшипники и шаговые электродвигатели, а это основа для металлообрабатывающего оборудования высокого класса точности, в Китае стоили в два-три раза дешевле. Это если их покупали в Китае, а не их же, но в Австрии. Всеми правдами и неправдами удалось собрать в одну производственную группу несколько выживших оборонных предприятий и снабдить их приличным оборудованием. Человек, который вытянул такую задачу, сам не только производственник, но и выдающийся ученый. Ему удалось отстоять целостность производства и сохранить кадры. При этом он сумел таким образом поставить себя, как руководитель, что даже самые оголтелые и жадные чиновники и партократы не решаются лезть к его научно-производственной группе. Представьте себе человека с авторитетом Королёва или Курчатова в наше время. Если он умрет, то замены ему мы пока не видим. Есть ученые, есть производственники и даже руководители имеются, а вот такого авторитетного универсала пока нет. Поэтому вероятность того, что после его смерти разорвут на части предприятия и портфель заказов, очень велика. Соответственно страна и армия недополучат очень многое и опять будет потеряно самое дорогое — время! — "Петров" выдохнул, вытер платком вспотевший лоб и смотрел на меня.

— Какой диагноз ему поставили? — я догадывался, о ком речь, но пока это не главное. — Неоперабельный рак желудка, сейчас ему проводят лечение, но врачи сами признают, что это только для снижения болевых ощущений, — я назвал вслух фамилию и по лицу "Петрова" понял, что угадал.

— Я жду больного послезавтра в клинике Анцирананы, историю болезни и все снимки иметь с собой, — я написал на салфетке адрес.

— А не могли бы… — я резко перебил собеседника.

— Нет не мог. Даже если Вы приедете на танке к дантисту, он не броситься разбирать свой кабинет, чтобы вылечить ваш зуб там, где это Вам удобно. Хотя бы из соображений санитарии. Поэтому послезавтра утром я жду больного в клинике, а к обеду можете отправлять его обратно, хотя я бы рекомендовал дать ему сутки отлежаться, — я начал вставать из-за стола.

— Вы хотите сказать, что вылечите неоперабельный рак за несколько часов?? — явно не верил офицер.

— У меня пока из двух с лишним сотен безнадежных больных никто не умер, все взяли и выздоровели самым загадочным образом. Да и еще один момент хочу обговорить сразу. Если к Вам когда-нибудь обратятся с вопросом по лечению у меня, то дайте им сайт, на котором у меня работают специалисты. По "блату" я никого не лечу и делать этого не буду. Моё сегодняшнее решение — это не Ваш успех, а их, — я показал на моряков.

— Мне за ребят радостно, теперь они не одни.

Глава 9

Я уже час наблюдал за работой моей индусской команды. После сообщения Раджи о том, что один из наших спутников хотели уничтожить, я сначала поехал к дому. Там у меня был один хитрый планшет, дающий мне дополнительные возможности в работе со спутником, о которых я никому не говорил.

Как я понял из коротких объяснений индусов, в спутник попал какой-то предмет и откинул его почти на сто километров к Земле. Удар прошел по касательной и спутник сейчас один из операторов возвращал на место, потратив час на то, чтобы восстановить связь и переориентировать антенны станции. Ориентацию спутника на Землю восстановила автоматика самого спутника. Двое парней мониторили орбиты, с которых возможно было падение загадочного предмета. Раджи просчитывал экономическую подоплеку ЧП, пытаясь выяснить, кому выгоден сбой в работе системы наших спутников. Пятый оператор пытался просчитать возможности попадания в спутник космического мусора или метеорита, анализируя отчеты об авариях в космосе.

Я выяснил точное время аварии и с планшета подключился к системе станции наблюдения. Можно попробовать вывести данные по защитному полю, которое появилось у спутника, после проведенной Дейвом модернизации. Хотя я не прав, вряд ли модернизацию производил Дейв, скорее всего это их "главный по полетам" приложил свои шестипалые лапы. Отмотав назад таймер я начал посекундно просматривать время перед ударом. Дождавшись начала анимации о появления предмета в зоне защитного поля, перешел на миллисекунды. Предмет, напоминающий по форме и размеру бокал для шампанского, вошел в зону защитного поля, которое начало сжиматься, как воздушный шарик под пальцем. Предмет срикошетив, отскочил немного в сторону, изменив направление и начав беспорядочно вращаться. Еще раз смотрим, так, предмет летит прямо и входит…стоп, вот оно. предмет летит ПРЯМО. Откуда в космосе взялся посторонний предмет, который четко и направленно может лететь, не кувыркаясь? Два варианта ответа: или он выпущен из ствола, или имеет собственную систему стабилизации.

Так, теперь начинаем отодвигать картинку и рисуем вектор подлёта предмета.

— Парни, есть какие-то данные по орбитам? — я обратился к двум индусам, которые мониторили орбиты пролетающих относительно недалеко, спутников.

— Ещё пятнадцать минут и будет полная картинка, — отозвался симпатичный кудрявый паренек, которого я часто видел в последнее время с одной очень интересной филиппинкой, судя по всему дело у них шло к свадьбе. Я еще раз отмотал анимацию и начал просматривать увеличенную картинку отлетающего предмета. Нет, никаких самостоятельных попыток стабилизации у "бокала шампансого" я не увидел.

— Раджи, что у тебя по экономике? — я видел, что Раджи смотрел на свои списки и думал.

— Шеф, у меня пока слишком много вариантов. По идее мы можем затронуть интересы восьми компаний достаточно серьезно и еще семи косвенно, — смущенно отозвался мой главный специалист по связи.

— Шеф, есть картинка, скидываю в общую папку, — я принял от группы мониторинга подготовленную схему движения наших ближайших спутников-соседей и наложил на неё свой рисунок с направленным лучом высчитанного вектора. Есть контакт! Мой лучик вектора четко уперся в одну из орбит.

— Смотрите номер семь на схеме, это то, что мы ищем, — я довольно откинулся на спинку кресла и полез за сигаретой.

— Спутник "ХеллаСат 2", компания "Арабсат", Саудовская Аравия, центр управления в Эр-Рияд, — спустя полминуты отозвался Раджи, — У меня в списке основных заинтересованных фирм они были на третьем месте. Шеф, покажи, как сосчитал? — попросил Раджи. Я посмотрел на свой планшет, самого защитного поля на моей схеме не было, только спутник и линия вектора. Такую схему можно и показать.

— Надо вам в бильярд научиться играть, лучше бы в трехмерный, — я показал свой рисунок и линии орбит.

— Раджи. Мне надо максимально полные данные по всем их спутникам. Орбиты, назначение, внешний вид, вес, материал корпуса, короче всё что сможешь узнать, — я собрался и пошел к выходу. Уже на ходу по рации вызвал Агреева и узнав, что он у причалов, поехал туда.

Мне нужны МОНки. (МОН — Мина противопехотная, Осколочная, Направленного поражения, управляемая).

Глава 10

В конце 1954 года в Кейптауне состоялись переговоры главы транснациональной корпорации "Де Бирс" Э. Оппенгеймера с бывшим начальником 4-го управления британской контрразведки МИ-5 П. Силлитоу. Чуть позже в переговоры был вовлечен бывший глава британской разведки МИ-6 Э. Спенсер. В результате этих консультаций осенью 1955 года возникла так называемая Международная организация алмазной безопасности — спецслужба корпорации "Де Бирс", основная задача которой — борьба с нелегальным рынком алмазов.

В минувшем году правоохранительными органами России было изъято 152 тысячи якутских алмазов и бриллиантов на сумму свыше 7,5 миллиона долларов США. Это — только по официальным данным. На самом деле в международный теневой оборот алмазов и бриллиантов вовлечены суммы, на 2–3 порядка большие. Порой в тайных сделках участвуют не только преступные группировки, но и целые государства, пытающиеся реализовать сырые алмазы в обход "Де Бирс": в 1992 году, например, когда в Анголе разгорелась гражданская война, на рынке неожиданно появилась крупная партия дешевых алмазов.

Выловив в Сети сообщение о нахождении кимберлитовой трубки, давшей отличные пробы на содержание качественных алмазов, я вылетел в Ботсвану. Идея о самостоятельном поиске трубок с использованием возможностей челнока и поискового модуля у меня зрела не первый день. Мне нужна была перспективная кимберлитовая трубка, которая сейчас найдена в Ботсване, но без работающей в ней техники. Это позволяло произвести полное сканирование и анализ, используя весь арсенал поискового модуля. Поэтому сейчас я висел в километре над поверхностью и пробовал создать "портрет" кимберлитовой трубки.

Метод магнетронного встряхивания поверхности и получения по откликам "внутренней карты" исследуемой зоны мне показался очень сложным, поскольку не позволял выделить и идентифицировать кимберлитовую трубку однозначно. Да, я её видел на схемах поверхности, но только зная уже, что трубка тут есть Как из множества таких снимков выбрать находки с помощью компьютера, я не понимал. Поэтому перешёл к более простой магнитной диагностике.

Мне удалось найти несколько интересных моментов, кроме фиксирования самой магнитной аномалии. Например, модуль показывал разную степень самой намагниченности пород, которая у поверхности была выше. Это позволяло "рисовать" размеры и форму воронки, определяя выход трубки к поверхности. Анализ на магнитную восприимчивость сам по себе дал не много, но совместив оба параметра увидел четкую картинку самой воронки, уходящей вглубь земли. Мне удалось выделить и занести в поиск "цветные" сигналы, которые давали характерные спутники в кимберлитовых трубках: пироп, пикроильменит и хромшпинделид. Изучая соотношение этих спутниковых пород я мог узнавать о перспективности трубки. Если хромшпинделид в трубке заменялся на алюмохромит, то такая находка оказывалась абсолютно бесполезной, поскольку алмазов уже не содержала. Получалось не слишком сложно и быстро.

Мои приборы изменения этого соотношения фиксировали уверенно. Все эти признаки я установил за несколько дней, делая "портреты" разных трубок, по которым уже были проведены разведывательные работы. Магнитометрию я мог проводить с высоты в двадцать километров, а вот определение по высокохромистым материалам только с пяти километров. Очень интересная картина была по группе небольших трубок, расположенных недалеко друг от друга. Все четыре трубки выходили из одной земной трещины, которую ярко обрисовали магматические породы. Начать поиск решил с большой высоты, чтобы потом делать анализ на перспективность, уже имея уверенность в наличии кимберлитовой трубки.

Основой экономики Ботсваны является добыча алмазов, которая составляет больше трети ВВП и приносит половину доходной части бюджета. Ботсвана занимает первое место в мире по стоимости добытых алмазов. Население составляет 2024 тысячи человек, армия — девять тысяч.

Разговор с Сердаром у нас начался в моем доме. Сейчас мы утрясали проект прибрежного поселка и терминалов, который скоро начнем строить на берегу Мадагаскара, прямо напротив нашего острова. За время нашего знакомства Сердар заметно изменился. Теперь это загорелый молодой мужчина, с уверенными жестами и речью. Исчезла лишняя суетливость, он прилично поправился и окреп физически.

— Босс. Магазин надо сразу большой делать. Кроме поселковых жителей в него постоянно будут фермеры заглядывать, а когда местные узнают наши цены, то и от них народа добавиться, — цены у нас действительно низкие, практически как в Эмиратах, откуда мы везем все товары.

— Сердар. Я тебя не узнаю. Мы уже минут пятнадцать разговариваем, а ты ни разу еще про женщин ничего не сказал, — подколол я турка, который постоянно был главным энтузиастом увеличения женской части населения на острове.

— А я для себя уже и не прошу, у меня Пити есть.

— Напомни, кто это, — я как-то не успевал запомнить девушек на острове по именам.

— Тайка из третьей партии, такая маленькая и с фигуркой, как у куклы, — очень понятно объяснил Сердар. Все тайки мелкие, да и фигурки у них особенные. По крайней мере метров со ста в спину тайку от европейки отличить не сложно, действительно, как куклы, а точнее, как точеные бронзовые статуэтки. Насколько я помню в третий раз на остров по контрактам приехало восемь таек и одна вьетнамка. А вот откуда на острове взялись две малагасийки, надо разбираться. Я их уже несколько раз замечал, но они похоже, от меня прячутся. Не сказать, что бросаются убегать, но как-то незаметно скрываются из вида и больше в этот день я их не вижу. Почему прячутся, непонятно, вроде никому не запрещал завести себе местную невесту. Да и они на остров теперь сами часто наведываются, приплывая с мадагаскарскими корабликами, которые нам таскают стройматериалы, или топливо покупают. Кстати, местные жители сублиматы распробовали, теперь из нашего сельпо их коробками таскают. А ведь точно! Я не учел сублиматы.

— Сердар! Сделай себе сразу пометку, пока я не забыл. Надо где-то на въезде будет склад поставить, хотя нет, к нам же и по воде много приезжают. Вообщем сам подумай и потом мне покажи. Надо склад будет сразу в проект заложить, чтобы наши продукты жители могли оптом покупать, но при этом чтобы не мешали разгрузке у терминалов, — мы не спеша рассматривали черновики будущего поселка. Я ждал известий из Ботсваны, куда вылетели Дарвиш с Александром и Нъянма, в качестве сопровождающего. Лениво повернулся на звук и проводил взглядом проскочивший в гору эндуро.

Остров понемногу обживался. Добавилось электромобилей, мотороллеров, велосипедов, а у берега, под защитой причалов, от волн укрылось десятка два водных мотоциклов, катеров и одна микрояхта. Экстремалы-индусы притащили парапланы и два дельтоплана. Один раз уже не слабо навернулись, пришлось лечить. Заодно получил практику по открытым переломам. Личные впечатления от вида переломов крайне неприятные.

Мы завели себе врача-француженку и медсестру-шведку. Самым заметным результатом их деятельности пока была аптека и танцпол в баре, ну и вполне понятные, участившиеся случаи заболеваний у легионеров. Врачихе посоветовал чаще назначать клизмы, желательно из холодной воды. С самым серьёзным лицом уверял, что в жарком климате это лучшее средство. Она с таким же серьёзным лицом ответила, что обязательно попробует это народное средство в ближайшее время. Теперь уже я не понял, кто пошутил.

— Босс. Может быть действительно на новый поселок общее охлаждение пустим, вместо кондиционеров? Я подумал над нашим разговором, если конденсат правильно отведём, то всё получится, — вода из реки, впадающей в океан рядом с будущим поселком, даже в самое жаркое время не нагревалась выше пятнадцати градусов. Когда мы осматривали место под поселок, я сказал Сердару, что мы смело можем обойтись без кондиционирования домов, если используем холодную воду из реки и установим теплообменник вода-воздух с вентилятором. Потом охлажденный воздух можно подавать в приточную вентиляцию. В России на даче у меня с этим отлично справлялся радиатор от "Тойоты", который был в одном кожухе с вентилятором. Правда там и вода из скважины была похолоднее, хотя опять же дом большой, зато тихо всегда и по электричеству не напрягает.

— Надо будет температуру воды поточнее померить, тогда и посчитаем, — разговаривали мы расслаблено. Фиеста всё-таки, последние три дня на острове было особенно жарко.

— Босс, нескромный вопрос есть, можно? — как-то неуверенно спросил турок.

— Ну давай нескромный, — пожал я плечами. С Сердаром, как и со всей основной моей командой, мы уже давно общались по-дружески. Парни мне поверили в том, что их не бросят в беде и помогут всегда. Они отвечали тем же.

— Вам сны когда — нибудь снятся? — странно посмотрел на меня Сердар.

— Думаю, всем сны снятся, кому больше, кому меньше, — меланхолично ответив на вопрос, я еще раз посмотрел на молчавший телефон. Александр должен был позвонить еще час назад.

— А мне последнее время один и тот же сон снится. Такой большой остров, намного больше нашего. Около него стоит огромный белый теплоход, пассажирский, и большой светлый отель. Я его часто вижу и думаю, что если бы я хотел сам отель построить, то построил бы именно такой. Не слишком современный, с колоннами, в колониальном стиле. Большой общий балкон по второму этажу, а под ним, с двух сторон от входа, уютные кафе. У острова две бухты, одна большая, для теплоходов, вторая заполнена странными небольшими кораблями и катерами. Вроде бы это яхты или крупные катера, но сделаны точно не для отдыха или для богатеньких. Там и оборудование необычное. То небольшая грузовая стрела, то круглые баки, а у нескольких странные толстые трубы на корме загнуты в воду, — не спеша вспоминал Сердар.

— Кстати, Сердар, а ты ведь еще не видел наши острова, которые мы в аренду взяли на пятнадцать лет. Один из них, который к нам поближе, он очень похож на твой, из сна. Сейчас я тебе его покажу, — я включил ноутбук и вывел гугловскую карту.

— Вот, полюбуйся. Надо бы нам туда слетать как-нибудь. Отель не отель, а под туризм он должен отлично подойти. Мы там уже разведку провели. Очень много кораблей нашли, но груз поднимать не со всех будем. Наших там не больше десятка, а на дне около сорока лежит, это еще если не считать военных и современных. Даже самолет один есть, — я смотрел, как Сердар закрыл глаза и немного крутит головой. Видимо он пытался наложить картинку из своего сна и изображение на карте.

— Босс, а ведь этот остров очень похож на тот, из моего сна, там тоже большая и маленькая бухты так же расположены, а отель вот здесь, — потыкал турок пальцем в монитор.

Ну наконец-то дождался. Звонок от Александра. Я уже сам набирать хотел его через несколько минут.

— Да, Александр, слушаю.

— Привет, у нас все в порядке, но мы все ещё сидим на переговорах. Те участки, которые на твоём плане под номером два и три, пока заняты. На них уже выданы лицензии на несколько лет. Вопрос сейчас изучаем и решаем. Два участка из четырех еще шесть лет будет исследовать одна фирма, которой и будет дано разрешение на добычу, если что-то найдется. Они даже нашли алмазы в одном месте, порылись немного, а там почти пусто. За год работы совсем разорились и уже теперь два года как стоят. Ничего не делают, нет денег. У этой фирмы два хозяина, один уехал из страны и неизвестно когда будет. Второй — сын одной из шишек местной Демократической партии, но он не при делах. Похоже от него только деньги и разрешение нужно было. У сына есть полная нотариальная доверенность на саму фирму и все имущество. Поэтому если интересно, то можно купить готовую фирму и два участка при ней сразу с разрешениями. Документы пока никакие не видел и имущество не смотрел. Жду решения о том, надо это нам или нет. Информацию получил от одного местного чиновника, который им документы оформлял на сами участки. Задал вопрос о том, может ли он что-нибудь полезное узнать дополнительно за отдельные деньги. Ответ положительный. Поэтому ему можно задавать любые вопросы. Пока о возможности выкупа этой фирмы он говорит только предположительно. Сынуля, который остался за хозяина, скорее всего сам не верит, что из этой его затеи можно вернуть хоть какие-то деньги. Кстати, геологоразведку они провели, и вроде бы даже очень дорогую, но кроме того ерундового места ничего больше не нашли. Ты уверен, что нам стоит искать повторно?

— Да, Александр, уверен. Узнавай все, что можешь. Фирму будем покупать. Вызывай нашего юриста или нанимай у них самого лучшего. Пусть проверяют по своей части всю информацию и документы, — еще бы я не был уверен. На тех участках, которые назвал Александр было три не очень большие, но перспективные трубки. А мне и не надо большую. Обычно самые лучшие алмазы лежат в центре воронки. Чем скорее туда докопаемся, тем лучше.

На указанном месте площадь выхода трубок была примерно полгектара каждая. Если что, одну освоим очень быстро, как только с Ганы перебросим оборудование. Хотя три самосвала и экскаватор побольше не помешают. А ведь это неплохая мысль! Надо купить эту технику и застраховать её у ""ДеБирсовской" дочки. Должна же быть у них в ЮАР своя страховая компания, или лизинговая какая-нибудь. Если по заказу концерна у нас что-то сгорит или взорвется, то хотя бы не за наш счёт. Поэтому пусть сразу подумают, или потом сами заплатят, если мы от них увидим неприятности в будущем. В том, что Оппенгеймеры нам постараются в ближайшее время создать такие неприятности, я почти не сомневался.

Глава 11

— Нутес, и где же тут наш больной? — я шел по кораблю в сопровождении каперанга Подкопайло. Военные сильно не хотели привозить моего будущего пациента ко мне в клинику. Я подумал, что мне лишние хлопоты и ответственность тоже ни к чему и согласился провести лечение на корабле. С капитаном мы расстались в отличных и дружеских отношениях. Сейчас тепло встретились и пока шли по кораблю, он мне рассказывал о проведенном испытании с моими подарками, без которых мы их с острова не отпустили.

С подарками получилось довольно забавно. Когда, во время их приезда, я подошел к столу с моряками, то Сорокин встал и представил меня всей компании. Я заказал себе пива и с удовольствием слушал русскую речь и разные забавные случаи, которые постоянно вспоминали присутствующие.

— А ты помнишь Голубко? Он ведь все-таки сделал большую козу тому авианосцу. Когда про вражьи учения узнали, его лодку как раз туда в автономку направили. Голубко уже на пенсию собрался, а наш контр-адмирал его на этот авианосец и купил. Он же со своим пунктиком в башке, что мечтает по авианосцу стрельнуть, не то что весь штаб высушил, а и нам на пьянках-вечеринках всю плешь проел, аж со времён училища. Ну вот, под авианосец наш комфлот его и подписал еще на одну автономку. И ведь выследил-таки он тот авианосец, даром что ли штабные ему все расклады про эту посудину скидывали. Они пока его скрадывали, из-под воды неделю не поднимались, а как на дистанцию атаки вышли, да в перископ его увидели, то ручки то и зачесались…, - рассказчик сделал театральную паузу, пользуясь общим вниманием, — короче…стрельнули они… — оглядел он присутствующих.

— Да ну нах…… брешешь же кап два, — недоверчиво произнес наш старпом с "Росслау".

— Собаки брешут, а мне потом парни на ухо верно шепнули, так и было, стрельнули…, - он снова сделал вид, что крайне заинтересован содержимым кружки.

— А дальше-то что? Попали? — опять не выдержал старпом.

— Да куда там, кто же дерьмом попадет. Они на перископ вышли, все данные для атаки ввели, и гальюны пневматикой продули. Неделю же в режиме молчания под водой шли, гальюны-то переполнены… вот и продули их, вместо торпеды, только авианосец один черт загорелся, и не слабо, — не, ну какой мастер! Кап два не спеша допил кружку, вытер усы, и начал оглядываться на бар, чтобы повторили.

— Степаныч, не трави душу, как авианосец может от дерьма загореться? — весь вид нашего старпома был воплощением всемирного недоверия. Похоже, собеседники неплохо знали друг друга, а остальные сейчас просто наслаждались спектаклем.

— Да самым настоящим образом и загорелся. Голубко второй раз на перископ вышел, и сам охренел. А когда вслух сказал, что авианосец горит, то особист его от перископа оттолкнул и давай сам смотреть. Представь, капитана от перископа оттолкнуть! Особист, сука, стекло над панелями пуска торпед чуть что носом не обнюхал, стекло цело, а авианосец горит. Во, дела…, - занялся кап два содержимым пенки от пива из свежепринесенной кружки. Желваки старпома ходили, но он молчал, молчал и рассказчик, задумавшись над смыслом жизни, и видимо выпав из реальности.

— Степаныч, а что авианосец вдруг загорелся? — спросил Сорокин.

— Да капитан у них нервный попался, наверно. Когда акустики про пуск торпеды сказали, он авианосец начал уворачивать, а тут как раз самолет садился. Ну и сел, еще на два других самолета. вот тебе и пожар, — перекатывая кружку, и глядя куда-то в пространство рассказчик был занят одному ему видимому картинами.

— Так не было же торпеды-то, — не выдержал старпом.

— А ты уши у акустика одень и попробуй отличить, когда подлодка пневматикой дерьмо из гальюна сбрасывает, или когда она той же пневматикой в тебя торпеду выстрелила. Короче, дали Голубко Красное Знамя и на пенсию отправили. А авианосец американцы в док оттащили, почти полгода в ремонте простоял. Только, парни, это не та история, чтоб зря где-то рассказывать, это я вам, как своим.

Вот так и сидели под истории и воспоминания. Увидев, что подкатила машинка с подарками, я попросил занести образец и показав на десятикилограммовую коробку, сказал, — А вот и подарочки от нашего стола — вашему столу. Рыбой угощать не будем, сами на своем сейнере наловить сможете, а вот мяском угостим. Принимайте подарочки для всего корабля, — я показал на коробки.

— Ну, для всего корабля маловато будет, — глядя на коробки, сказал недавний рассказчик.

— Десять тысяч обедов! Да ты лопнешь, детка, — рекламным голосом сказал наш старпом.

— Какие десять тысяч? — явно не понял кап два.

— Десять кило дели на двадцать грамм, получишь пятьсот в коробке, а в двадцати коробках — десять тысяч классных сухпаев, — отыгрывался старпом за рассказ про подлодку.

— Да ладно, тут десять тысяч порций? — не верил кап два.

— А давай проверим, — старпом полоснул перочинником по ленте и вытащив упаковку показал её всем за столом, — Достаточно одной таблетки, — постарался он скопировать голос Папанова из "Бриллиантовой руки", потом принес из бара две тарелки и стакан горячей воды, — А теперь наш маленький индоокеанский фокус, внимательно следите за рукой, я сейчас буду вас обманывать, — старпом положил порцию сублимата в тарелку и залил стаканом горячей воды, затем быстро накрыл все сверху второй тарелкой. Потом сел за стол и копируя кап два занялся пивом. За столом молчали, лишь в конце стола двое обсуждали тему тросов и лебёдок.

— Ну….. и что дальше? — кап два сдался, не выдержав окончания паузы.

— А дальше русские офицеры одевают салфетку, берут нож и вилку и наслаждаются — ожил старпом, — Дайте вилку и нож нашему дегустатору-смертнику. Сейчас он нам за всё ответит. А теперь внимание, господа! Я заканчиваю фокус….Ап! — старпом снял верхнюю тарелку и показал всем бифштекс, — Кушать подано, садитесь жрать пожалуйста, — протянул он приготовленное блюдо кап два. Тот с сомнением потыкал вилкой, понюхал, и отрезав небольшой кусок, осторожно попробовал. Потом уже смелей попробовал больше, а затем спокойно и с удовольствием доел остальное.

— Ну как? — спросил у него один из гостей,

— Вкусно. Как дома побывал, — признался кап два.

— За прошлый месяц в Россию мы поставили четыре с половиной тысячи тонн, ну или двести двадцать пять миллионов порций таких сублиматов по пятнадцать рублей за штуку, — сказал я. Молчание за столом было достаточно долгим, потом кто-то присвистнул.

— Здравствуйте, Станислав Станиславович, — поприветствовал я своего пациента.

— Разве мы знакомы, что-то не припомню, — вопросительно посмотрел на меня больной, невольно поморщившись. Понятно, ему сейчас должно быть очень больно. Я смотрел снимки, еще бы, две опухоли и многочисленные метастазы. Ладно, сначала обезболим, потом будем дальше смотреть. Хотя ничего сверхъестественного я не вижу, и похуже у меня были случаи. Я одевал комплекс, успевая делать диагностику. Все-таки кольцо-диагност, это нечто, как будто очки одели при плохом зрении. Снял боль и уже спокойно просматривал меню и объем работы. Тут и кроме рака проблем хватает.

— Что же так себя запустили, уважаемый. Чего у нас только нет! Почти ничего нет. Давлением давно страдаем? — мне еще не нравилась спина, тяжелая травма, плохо залеченная. Смотрел дальше, слушая рассказ о недугах.

— Сейчас я вас отремонтирую, но все не так радужно, как я и вы думали, — я начал запуск лечения.

— Не поможет? — спросил пациент, почти спокойно.

— О чём это Вы, больной? Я просто не знал, насколько Вы себя запустили, вот и думал, что как приличный человек, Вы себя в форме держите. А сейчас вижу, что налицо нездоровый образ жизни присутствует, — я просматривал карту, пытаясь разобрать знаменитый нечитаемый медицинский почерк, не хотелось что-нибудь пропустить.

— Просто полежать придется побольше, да и отдохнуть бы дня три не мешало, а так не вижу особых проблем. Жить точно будете, и даже лучше, чем до вашей болезни, а вот к врачам надо показываться чаще. Почти всё, кроме рака они бы вам поправили, а так приходиться отдуваться за вашу безалаберность к себе, любимому. Рак штука неприятная и болючая, но и без него Вы много бы не протянули. Легче сказать, что у Вас в порядке. Голова, горло и легкие — это почти в норме, а остальное все на ладан дышит. У меня уже третий десяток пошел только по большим и серьезным вмешательствам в Ваш организм, — я не знаю, что за врачи их лечат, но половины из обнаруженного мной безобразия, я в медицинской карте не видел.

— Вы дорого берёте за лечение? — поинтересовался пациент, видимо не правильно меня поняв.

— Да, думаю что не мало, но в Вашем случае оплата Вам понравится.

— А что, и такое бывает, когда платишь и нравится? — улыбнулся ученый.

— Если Вы не можете теоретически что-то обосновать, это еще не значит, что такое явление не существует, — пожал я плечами, — Ну у меня вроде основное сделано, лечение пошло и мы можем вернуться к вопросу об оплате. Мне нужны знания. Только не надо думать, что это какие-то государственные секреты. Мы с Вами знаем, что самый страшный секрет — это кто и сколько получил на лапу. За такую информацию могут убить сразу. А за гостайны скорее всего сначала будут расследовать и судить, а потом дадут срок, пусть и не маленький, но не убьют. То, что меня интересует, это скорее всего могут знать даже студенты, но вот я получил немного другое образование и сам пока не могу разобраться. Тут-то Вы мне и подвернулись, — улыбнулся я, видя, что боли у пациента прошли и он просто отдыхает, может быть впервые за несколько месяцев.

— Проблема у меня следующая. Я, по своей нечеловеческой наивности, решил удивить весь мир и начать изготавливать электромобили, которые надеюсь продавать и в Россию. Из плюсов я думаю применить следующее…., - и я подробно начал рассказывать своё видение проблем, моих решений и технологий электромобиля, которые собирался применить. Я просто интуитивно чувствовал, что мне не хватает изюминки в будущем электромобиле, получается достаточно заурядная вещь, но я не знал, с кем можно обсудить свою проблему. Подвернувшийся Председатель Военно-научного комитета Вооруженных Сил Российской Федерации мог вполне подойти на роль консультанта в этом вопросе.

Глава 12

Прилетел Дейв. Отгрузку начали почти сразу. Заявка у меня была еще с прошлого прилета, поэтому все необходимое было закуплено и уже полмесяца лежало на Манонака, соседнем со мной острове. Там недавно закончили строительство второго дома и большой бетонированной площадки с тремя ангарами. Убрав с острова всех лишних, я сейчас общался с Дейвом и Ули, который наконец-то поставил себе языковые базы. Как он сказал, это излишне, мог бы и без них обойтись, но тогда перевод был бы очень приблизительным. Ничего, я у них сейчас основной поставщик и партнёр, так что всё нормально.

Я скинул для Ули информацию по происшествию с моим спутником, орбитой "ХеллаСат 2" и перечень изделий, которые задумал для электромобиля и не только. Список был изрядно потолстевший и отредактированный после разговора с российским ученым и китайским инженером. Теперь мне нужен еще один взгляд со стороны, инженерные и технологические консультации по более простым или более удачным решениям, чтобы всё это реализовать. Не использовать опыт высокотехнологичной цивилизации — это слишком большая роскошь для меня. Знаний мало не бывает. Кроме того, существуют заведомо тупиковые и неэффективные технологии. Времени на исправление элементарных ошибок у меня не было.

— Как ваш новый корабль, нравится? — поинтересовался я у Дейва, пока у нас была пауза между отгрузками.

— Да. Очень хорош. Я почти на эту тему и хотел поговорить с тобой. На наш корабль есть очень выгодный покупатель, но еще один раз мы на нём прилетим, — после такого сообщения Дейва у меня по спине поползли холодные мурашки, я рассчитывал, что мы посотрудничаем подольше.

— А потом мы собираемся прилететь на гораздо более крупном корабле, — после этих слов Дейва я выдохнул.

— Сможешь ли ты организовать поставку металлов и остального перечня товаров на него и обеспечить быструю погрузку? — суперкарго как всегда интересовали сугубо практические вопросы по его работе.

— Дай данные по кораблю и приблизительный план загрузки, а также чем собираетесь отгружаться, какими грузовиками? — я просматривал данные, поступающие на планшет.

— Дейв. Я не вижу какое время на большом корабле у вас будет уходить на сам полет? — я решил уточнить весьма немаловажную деталь нашего сотрудничества

— Да, я не дал этой информации. Нам сейчас согласовывают двигатели и прыжковую систему. Поэтому всё будет зависеть от того, разрешат ли нам эту установку, или придется пользоваться стандартным базовым вариантом корабля. Ориентировочно мы посчитали, что базовая версия корабля на путь будет тратить сто пятьдесят ваших дней, а модернизированная — девяносто, но если мы на неё поставим дополнительные контейнеры, то за сто двадцать дней долетим. Проблема в том, что нам на грузовой корабль не положены двигатели и системы, применяемые сейчас нашими военными. Но благодаря поставкам металлов для них, мы рассчитываем на получение такого разрешения. Мы же просто торговцы, Сергей. Ещё недавно мы даже приличного гражданского рейтинга не имели. Просто летали между системами и пытались найти выгодные товары для перевозки, а с учётом нашего маленького корабля это было очень сложно. Кстати, скидываю еще пакет на загрузочные данные по кораблю с дополнительными контейнерами. Пока я, как отвечающий за экономику корабля и коммерческую загрузку, настаиваю именно на этом варианте.

— Дай угадаю, а против установки контейнеров естественно выступает Ули? — ухмыльнулся я. Постоянное противостояние между коммерческой загрузкой и скоростью полёта вполне понятно лоббировалось каждым из них в своих интересах.

— Я всё слышу, — раздался голос Ули, — Сергей, твои спутники я поставил на модернизацию, её сделают быстро по готовым базам прошлых спутников. По агрессору, который совершил нападение на твой спутник у меня есть отдельное предложение. Как ты смотришь на то, что на его пути окажется какое-то количество вашей земной твердой породы. В отличии от твоих спутников он имеет большую скорость движения, поэтому его даже не надо сбивать. Можно просто у него на пути временно выставить препятствие и он сам об него разобьется. Тонн пять-десять каменных осколков, грамм по двести каждый, будет достаточно, чтобы гарантированно создать ему непреодолимую завесу. Сейчас подсчитаем так, чтобы потом это все упало и сгорело в атмосфере. А по новым спутникам со следующим грузовиком можешь мне присылать свои взрывающиеся штуки, мы их поставим на наши маячки, которых у меня много. На твои новые спутники установим опознание "свой-чужой", я подсчитал, что при взрыве в тридцати километрах от твоего спутника, вероятность попадания в него меньше одной стотысячной процента. Но спутники будут защищены еще и полем, поэтому для них даже более близкий взрыв не опасен. Компьютер показывает, что мощности вычислителя на маячке достаточно, чтобы твоей миной, с высокой вероятностью можно было сбить с курса или уничтожить объекты, у которых скорость не будет превышать четыре километра в секунду. Если скорость будет больше, то вероятность снижается значительно. Но мы сможем так защитить только новые спутники, которые сейчас у меня на модернизации, на старых такой системы нет.

— Устраивает. Сейчас подберу тебе камни, — я огляделся вокруг. Камней не было. Песка сколько угодно, глина есть. Я пошел к берегу и увидел большое количество поддонов с тротуарной плиткой. Постучал плитками друг об друга, вроде подойдут, прикинул тоннаж, хватает и даже с излишком, ну и хорошо, жадничать не будем. Нам для агрессора даже хорошего строительного материала не жалко.

— Ули, а можно я тебе камней побольше вышлю и скину ещё одну орбиту, а то мне не понравилось быть жертвой? — я копался в планшете, разыскивая переданные мне от Раджи пакеты с информацией. Ага, вот оно. Я перекинул Ули пакет с орбитой спутника "ХеллаСат 1" всё той же аравийской компании "Арабсат".

Глава 13

Два катамарана каждую неделю приходили в наш небольшой "домашний" порт и выгружали свою добычу. Мне пришлось один, из временно не занятых терминалов, отвести под гальванические ванны и установки механической очистки. Образовавшийся при чистке мусор упаковывали в мешки и катамараны затапливали его на глубине. Для экипажей катамаранов и бригаде по очистке добычи, строители собрали небольшой отель из модульных блоков и пристроили к нему второй бар. Опять пришлось пополнять команду девушек. Девушки прилетели из Чехии и Венесуэлы. Надо будет узнать, по какому принципу Сердар отдает свои географические предпочтения при наборе женского персонала. Я сильно подозреваю, что скорее всего работает мужской коллективный разум всего острова. Хотя может я напрасно переживаю, оплата по контракту для всех девушек одинаковая, как и требования. На острове говорят в основном на французском языке, пореже на английском. По крайней мере на языковые трудности уже давно никто не жаловался.

Мадагаскарские аборигены подарили нам двух кошачьих лемуров. Через день для лемуров у бара неизвестными лицами было высажено несколько небольших деревьев, которые специально созданная из островитян экспедиция привезла с Мадагаскара. Теперь у посетителей бара идет состязание за любовь этих забавных животных, ставших как-то сразу практически ручными. Пока с большим отрывом ведут несколько легионеров. Но под настроение лемуры и других не обходят вниманием и что характерно, далеко от бара уходить явно не собираются.

Черепахи отложили яйца под пристальным присмотром дочери и индусской группы энтузиастов. До этого все участники "черепахового проекта" прошерстили Сеть и из подручного материала сделали несколько десятков искусственных инкубаторов, безжалостно сгоняя черепах с кладок. Оказалось, что "особенно глупые черепахи" могут раздавить почти половину яиц, неуклюже ворочаясь на кладке. Сейчас черепаший питомник насчитывал около тысячи особей. Точнее их пересчитать не успевают. По требованию дочери пришлось и мне поучаствовать. Эмпирическим путем выяснили, что черепашатам вполне нравится хлеб и молоко, хотя сыр и колбасу они из моих рук ели не хуже, что я и не поленился отметить вслух, но "главный черепаший специалист" в лице моей дочери выставил свои требования — раз написано, что они растительноядные, то и должны есть, что положено. Пришлось изготовить десять тонн сублиматов из пяти видов хлеба, сухое молоко, а заодно и несколько сортов сыра, уже без сублимации. Для этого использовал один из небольших синтезаторов, все равно работающий меньше, чем на половину мощности. Хлеб и сыр оказались востребованы не только черепахами. Уже на следующий день в баре эти продукты заменили свои покупные аналоги, которые нам привозили из Эмиратов каждую неделю. А вот на сухое молоко никто в баре не покушался. Странно.

Сердар выгородил сеткой-рабицей участок почти в гектар и провел туда воду толстенным пластиковым шлангом. Группа индусских энтузиастов творчески используя где пластиковые поддоны, а где просто пленку, устроила каскад луж и прудиков, в которых сейчас веселились новые обитатели острова.

Какой же я наивный албанский парень! Передо мной сидела дочь и трое индусов из группы "черепашьих энтузиастов". Они пришли за разрешением на открытие русско-белизо-индусской компании по разведению эндемических видов черепах и приглашали меня в соучредители. Оказывается, не все черепахи одинаковы. Мадагаскарская клювогрудая черепаха давно занесена в Красную книгу и находится на грани вымирания. Во всем мире их осталось не больше трехсот особей, если не считать, что у нас в "черепашатнике" сейчас живут больше двухсот клювогрудиков. Сто штук каждого вида "черепашьи бизнесмены" хотят оставить себе, а на сто клювогрудиков уже договорились с зоопарками, по "эндемической" цене в две тысячи евро за особь. Остальные виды тоже востребованы, но заметно дешевле. Осталось раскормить будущих звезд зоопарков до одного килограмма, но так как эти мелкие ходячие газонокосилки не страдают от отсутствия аппетита, то набор веса не займет много времени. Своё сожаление, что я пролетаю мимо черепашьего супа, при дочери озвучивать не стал. Наоборот, похвалил за разумные инициативы и неожиданно услышал в ответ, — А ты думал, что я только в "Мисс Валиха" могу участвовать? — не понял, я опять чего-то упустил. Не стал торопиться с расспросами, но все-таки узнал, что у нас на острове уже месяц проходит конкурс "Мисс Валиха". Пока лидируют "Мисс Швеция" и "Мисс Венесуэла", но недавно в ТОП-5 убедительно прорвалась недавно прибывшая "Мисс Чехия". Дочь пока в ТОП-10. В голосовании принимает участие на сегодняшний день чуть больше двадцати миллионов человек со всего мира. На остров уже привезен приз — платинового цвета электромобиль с нарисованной золотой короной на дверце и надписью "Мисс Валиха". Вот тебе и "главный черепаший специалист". Сегодня же найду, где это размещено в Сети и проголосую за дочь. Хм, "Мисс Россия", вроде неплохо звучит. И когда только успела подрасти, моя красавица!

Очень осторожно поинтересовался, а сколько молодняка приносит одна самка во время очерепашенья, тьфу, очерепахивания (на язык просился более интересный русский вариант, но индусы не оценят, а дочери его озвучивать нельзя). Оказалось, что 100–120 яиц в одной кладке, это у некоторых видов норма. Если нет свиней, людей или тигров, то потери могут быть только от самих черепах. Такс, прикинем, мдаа… получается что оставшиеся в "заповеднике СП" сотни разных видов могут принести около пяти — восьми тысяч черепашат, а можно оставить самцов поменьше, а самочек побольше….. Мамочки, если они ломанутся из оградки, то сожрут весь остров!

Глава 14

В оплату от" зеленых человечков" (может надо заменить мне это определение на "межгалактических лемуров", хе-хе) в этот раз получил: четыре импланта, как мой первый, но один с немного расширенной функцией для работы с медкомплексом и лабораторией, с уже установленными, по моему образцу, языковыми базами, в которые добавил малагасийский язык, три металлизатора четвертого уровня (про уровни объяснить не смогу, Дейв сказал, что это максимально разрешенный уровень для продажи), которые умеют изготавливать разнообразные предметы (пока сам не знаю какие, надо разбираться со сложным мануалом, но Ули сказал, что мне достаточно), тридцать килограмм алмазов, в том числе пять наилучшего качества и три кило "цветных", и по двадцать тонн золота, иридия, платины и рения. Половина иридия в тонкой проволоке по 0,05 мм в диаметре. Платину заказал по наитию, чтобы подогнать баланс, остальное для дела. Гафний в этот раз заказывать не стал, у меня ещё первая тонна не израсходована.

Жене пошел сдаваться первой. Увез её на Манонаку, взял с собой "джентльменский набор" — цветы, шоколад, шампанское и начал "колоться", про то, как меня уговорили эти черти речистые стать здоровым и богатым. Как пришлось с ними и со всем остальным миром тяжко, но я всё время помнил о ней, и о женщинах Земли, а теперь, если она для себя это решит, то есть возможность сделать всех женщин худыми, а народы сытыми. Мммм…немного не рассчитал, первое заинтересовало больше второго. Пришлось рассказывать, каких воистину нечеловеческих усилий мне стоило то, чтобы объяснить "зелёным человечкам", что женщины Земли хотят много и вкусно кушать, но не могут себе это позволить, потому что мерзкие самцы (тут я заметил, что нашел взаимопонимание) не любят женщин, которые хорошо покушали и стали больше мужчин. (А что я? Я почти не вру, минут пять Дейву объяснял, что мне надо медкомплекс и лабораторию завязать на общий пакет, для изготовления таблеток от излишнего веса, а он тупил). И наконец-то, путем больших жертв и трудов, я достиг этой возможности и теперь могу сделать так, что ты, моя любовь, сможешь выполнить Великое Женское Чудо!!! Сделать реальные таблетки для снижения веса (типа китайских, но с гарантированным сбросом одного килограмма, в отличии от китайского производителя, а то у меня до этой темы руки никогда не дойдут). Причем, каждая таблетка, по-моему мнению, должна сбрасывать один килограмм. Приняла таблетку на ночь, утром на один килограмм легче. Завтра приняла на ночь — на два полегчала. А при этом кушай сколько хочешь и что хочешь!!! И всего-то сто евро за таблетку. Только ты сможет это сделать. Я готов помочь, для этого надо поспать несколько минут и через два дня можно начинать сотворение Женского Чуда. Средства на "раскрутку" у меня есть. Но при этом не плохо бы было и сублиматами позаниматься.

Мдаа. не прокатило пока с сублиматами. Ладно, пусть сначала худеют. Рынок средств для похудания исчисляется десятками миллиардов евро, но реально из них помогают процентов пять и то непонятно, как и кому. Поэтому наши таблетки с гарантированным результатом наверняка найдут своих ценителей.

Одел браслет, усыпил, и установил жене в медкапсуле имплант, с расширенными функциями по работе с лабораторией и синтезаторами.

А так-то жён у меня молодец! Они мою тушку ещё в России выкупили в некоторых странностях, когда я начал метаться с первой отгрузкой, но мешать и лезть не стали. Это я только сейчас узнал, после второй бутылки шампанского. А потом я сам постарался их спрятать на какое-то время, страхуя свою семью от возможной собственной неудачи.

После бурного старта производство сублиматов нарастало медленно. Мои менеджеры упирались в противодействие сетей и государственных органов, которые ссылаясь на планирование и организацию производства продуктов питания в ЕЭС, пытались всеми способами противостоять продвижению моих сублиматов.

Для демпинга, любимого оружия крупных корпораций, у них явно не хватало дельты по цене, того зазора, который выталкивал с рынка, уже поделенного и спланированного, наглого конкурента, заставляя его работать в убыток. Если перевести это на русский, то их цена от нашей отличалась в шесть с лишним раз.

Попытки же демпингнуть мои цены могли нанести убытков больше, чем ожидаемая прибыль в ближайший отчетный период, что для менеджмента крупных корпораций подобно самоубийству. Несколько раундов подобных переговоров, с угрозами о снижении цен, моя команда по сублиматам восприняла с радостью. Они были готовы повоевать в демпинг.

Понимание неразрешимости возникшей проблемы типовыми экономическими путями, как это привыкли делать "продвинутые менеджеры", ввергало их в депрессию и вынуждало на неадекватные поступки. Винить этих специалистов за такое поведение вряд ли стоило, они делали все, чему их научили, но мой случай был далеко не типовым прецедентом.

Созданная Мариной команда всегда адекватно отвечала на любые попытки опорочить нашу продукцию. В России это называется "наезды". Если мы получали заказное "дело", в котором нашу продукцию пытались охаять, то отвечали на это простым сравнением с основной продукцией рынка, увеличивая объем информации в несколько раз. Это стоило дорого, но делать подобные ответные шаги было необходимо. Да, мы проплачивали журналистам заказные статьи, но реальные факты в них никогда не искажали. Хватало правды.

При этом, заказанные уже нами журналисты неоднократно уточняли, что в продукции наших конкурентов мясо заменено на генно-модифицированные продукты сои или иной клетчатки. А в отличии от нашей продукции пищевая ценность и минерально-витаминный баланс отсутствуют, как класс. Такую антирекламу корпорации в открытой информационной среде ещё ни разу не получали. У основных недоброжелателей резко упали продажи и агрессивные настроения. Обычно передел рынка ограничивался намеками и кулуарными договоренностями. Наши товары и их менеджмент эту порочную практику начали менять резко и непривычно.

ДТД "Эшленд" вошел в небольшой порт Анциранана на северной оконечности о. Мадагаскар. Это был уже второй визит корабля ВМС США (после КР УРО "Норманди" в 2007 году) за период с 1972-го. Визит проходил по установившейся схеме: с обменом информацией, практическими тренировками, спортивными мероприятиями, выступлением музыкантов и посещением корабля официальными представителями местных властей и военных.

Ну здравствуй, первая ласточка!

Глава 15

Обогнув мыс Доброй Надежды, "Причуда" достигла Мадагаскара — пристанища пиратов. Прибытие удачливых коллег было встречено не только с восторгом, но и с завистью. Говорят, один из матерых морских волков похвалялся в тавернах, что при случае проучит этого щенка и отрежет ему уши. Эвери решил не лишать уважаемого пирата такого удовольствия и вызвал его на дуэль. При стечении разбойников поединок состоялся. Победил Долговязый Бен и его авторитет поднялся до небывалых высот.

Из Мадагаскара пираты совершали рейсы преимущественно в Красное море. По некоторым данным, летом 1695 года там курсировало шесть разбойничьих кораблей. Несмотря на то что среди капитанов были известные пираты Мей, Фарелл и Уэйк, Эвери вполне вписался в этот ряд. Хотя обзавестись большими ценностями при такой конкуренции было трудно.

Эвери, обладатель самого крупного пиратского корабля, с полным правом мог претендовать на богатую добычу. Ее-то он и поджидал, время от времени захватывая небольшие суда или совершая нападения на приморские поселки, чтобы запастись провиантом.

Наконец ему попалась поистине царская добыча под соблазнительным именем "Великое Сокровище". Это крупное судно принадлежало одному из богатейших людей мира — Великому Моголу Аурангзебу. У Эвери были сведения, что оно находится в арабском порту Мекка, ожидая сановных индийцев-мусульман, возвращающихся после паломничества по святым местам.

Эвери не остановило то, что "Великое Сокровище" шло в составе эскадры из шести военных кораблей. "Причуда" набросилась на крупную добычу. Меткими залпами пираты сбили мачты, сблизились, стреляя из ружей, и пошли на абордаж Серьезного сопротивления не было, корабль захватили быстро.

Связав пленных и оставив на судне группу своих людей, Эвери двинулся навстречу кораблям конвоя. При виде крупного фрегата, поднявшего пиратский флаг, они поспешили ретироваться.

"Причуда" развернулась и направилась к оставленному трофею. Но тут потемнело небо и грянул шторм. Он продолжался всю ночь, вымотав команду и капитана. А когда под утро ураган начал стихать, с "Причуды" увидели, что их несет прямо на пенистые рифы. Потребовались отчаянные усилия, чтобы спасти свои загубленные преступлениями души.

Избегнув опасности, они отошли подальше от опасного берега. И вдруг из нагромождения туч пробились лучи солнца, осветив на горизонте… "Великое Сокровище"!

Но там, как вскоре выяснилось, помимо груды золота, слоновой кости и драгоценных камней, находилось самое дорогое и любимое сокровище Великого Могола — его юная красавица дочь…

Признаться, трудно поверить, что все произошло так, как рассказывают пиратские хроники. Очень уж это походит на сказку, на осуществление заветной мечты всех разбойников: захватить сундуки с драгоценностями, да еще прекрасную принцессу в придачу. (В действительности, как мы знаем, даже богатая добыча не шла им впрок, что же касается женщин, то они их либо насиловали, либо довольствовались продажной любовью портовых девок.)

Как бы то ни было, а у одного из многих тысяч пиратов могла, конечно, воплотиться в реальность сокровенная мечта. Жизнь порой преподносит самые немыслимые сюрпризы.

Оставим сомнения и предоставим слово польскому историку Яцеку Маховскому: "Принцесса свежая и улыбающаяся, словно ужасные переживания предыдущего дня и ночи ее вообще не коснулись, приняла его с истинно королевским достоинством.

Между молодыми людьми завязалась дружба, которая за время длительного путешествия перешла в пылкую любовь. После прибытия на Мадагаскар Джон Эвери и индийская принцесса объявили о своем намерении пожениться. Придворные сановники Великого Могола страшно возмутились, но Эвери обещал им даровать свободу, если они подпишут как свидетели акт о его бракосочетании с принцессой. Протестантский пастор, по странной случайности оказавшийся среди пиратов, соблазненный огромной суммой денег, согласился освятить союз.

В соответствии с обещанием, Эвери освободил пленников и даже позаботился об их доставке в Индию. Однако несмотря на горячую любовь к жене, пират не питал ни малейшего желания вернуть тестю захваченные суда и драгоценности, решив, что приданое, которое он завоевал, не так уж велико для дочери императора".

Алмазы стекались в Израиль со всего мира. Ицхак, вносящий свой далеко не скромный вклад в пополнение лотов на Алмазной бирже Израиля, постоянно подкидывал необычные сюрпризы, но в этот раз он переплюнул сам себя. Поднятые его экспедицией сокровища были удивительны. А несколько лотов из алмазов, выставленные в первую же неделю, после прибытия экспедиции в Израиль, оказались сенсацией. Как свежий ветер были восприняты и начавшиеся поставки алмазов из Израиля в Канаду, которая уже начала сокращать своё гранильное производство из-за недостатка сырья. Теперь многие ювелирные компании с большим вниманием следили за дальнейшими действиями удачливого израильтянина.

Известие о том, что компания Ицхака собирается вложить деньги в алмазный карьер в Ботсване, большинством ювелиров Израиля было встречено почти с ликованием. В его удачу и счастливую звезду многие теперь поверили. Пессимисты, собрав информацию из Ботсваны, упорно утверждали, что на тех участках, где будет работать новая компания, была проведена достаточно полная геологоразведка, которая обнаружила лишь бедную кимберлитовую трубку с низкокачественными алмазами. Добыча в подобных месторождениях будет нерентабельна. Тем не менее фирма Ицхака объявила о наборе сотрудников для работы в Ботсване.

— Сергей, здравствуй. Я выжат, как лимон. Два часа назад закончилась большая пресс-конференция для журналистов. Мы показали часть находок и несколько уникальных алмазов. Остальное продемонстрировали на фотографиях и слайдах. Интерес невероятный, фотоаппараты у журналистов работали, как пулемёты. Как мы и договаривались, часть пушек будет передана музеям Израиля, а вторую часть после реставрации мы отправим для музеев Мадагаскара. Меня много спрашивали про наши планы и успехи. Пришлось сказать о Ботсване, где мы недавно приобрели долю в компании, которая собирается заниматься добычей алмазов. Там вчера русские геологи нашли небольшую, но перспективную кимберлитовую трубку. Так что журналисты получили сразу две сенсации. Ты бы видел, как хохотал зал, когда я ответил на вопрос о русских геологах. А я просто сказал, что в силу национального характера мы выбрали самое дешевое из лучшего, а поскольку русские за свою работу запросили в четыре раза меньше остальных…. Так что русская геология сегодня от нас получила хорошую рекламу. Теперь все знают, что они за разумную плату могут найти ископаемые даже после более дорогой и безрезультатной геологоразведки, проведённой солидной европейской фирмой.

— Теперь о причинах звонка. Как мы тогда и предполагали, нами начали интересоваться. По крайней мере три кандидатуры при наборесотрудников мы установили. Один молодой человек, точно с опытом работы в ЮАР, откуда вернулся меньше месяца назад. Остальные двое скорее всего представители от конкурентов из Израиля. Давай еще раз подумаем, надо ли нам их оставлять? — Ицхак должен был через неделю прилететь ко мне на остров для оценки очередной партии алмазов. Хотя мы и создали достаточно большой запас удачно залегендированных камней, но и рынок расширялся очень быстро. Та же Канада готова была увеличить у нас закупки алмазов в несколько раз, чтобы оживить свои бренды в США.

Как мы и предполагали, "Де Бирс" начала проявлять свой интерес, отследив возросшую активность израильской биржи алмазов. Поэтому появление среди кандидатур, набираемых для работы в Ботсване, молодого человека " с опытом работы в ЮАР" было предсказуемым. В вопросах добычи алмазов слова ЮАР и" Де Бирс" для меня выглядят, как синонимы. Пока нас частично выручало наличие собственного гранильного производства у Ицхака, потому что "Де Бирс" отслеживает и пытается контролировать цены только на рынке необработанных алмазов.

— Ицхак, предлагаю оставить двоих, но под плотным наблюдением. Вредить они вряд ли будут, а информацию пусть собирают, нам это не помешает. Лишний раз станет очевиден источник получения камней. Кстати, не нашелся пропавший контейнер? — у нас при перевозке концентрата из Индии был украден один из девяти контейнеров, которые раз в неделю поступали на переработку. В каждый контейнер мы перед отправкой сами подбрасывали два-три небольших камушка, чтобы потом их "найти" в Хайфе, где работала установка по отбору камней из концентрата. Контейнер по нашим предположениям мог быть украден или конкурентами, или спецслужбой "Де Бирс". Я склонялся ко второму варианту.

Глава 16

Китайский инженер, молодой парень двадцати семи лет, вел проект электромобиля в китайской фирме, с которой я собирался сотрудничать. После того, как фирма отказалась от части договоренностей и на два месяца приостановила все работы, он обратился ко мне с предложением продолжить работу со мной по отдельному контракту. Чжан Го прилетел ко мне на остров через пять дней, после того, как я оплатил билеты и отправил их ему, вместо ответа на его предложение. Два дня мы с ним прорабатывали изменения в концепции электромобиля. Спорили и расходились на какое-то время, чтобы проверить и осмыслить аргументы друг друга. Как только мы начали разговор о проекте, я сразу предупредил инженера, что спорить со мной нужно обязательно, если он считает, что имеет лучшее решение. Китаец использовал эту возможность на все сто процентов.

— Мистер Сергей, Вы хотите совместить антагонизмы. Нельзя сделать дешевый автомобиль, применяя драгоценные или редкие металлы и дорогие магниты. Наша проблема упирается в небольшую серию автомобилей. Если мы будем заказывать части на тысячу автомобилей, они обойдутся нам в два, а то и три раза дороже, чем на партию в пятьдесят тысяч. Это мы еще не считаем сам корпус кузова. Если заказывать штампы, то они окупятся только с партии в сто тысяч автомобилей. Опель-Кадет 1988 года, ставший впоследствии Деу Нексией в Узбекистане, дешев именно потому, что использует все те же штампы для кузовных работ, которые уже окупили себя несколько раз.

— Чжан, я ничего не предлагаю без расчета. С одной стороны предлагаемые мной аккумуляторы вроде бы дороже, но давай пересчитаем цену на киловатт часы. Мы получим цену дешевле, чем она у свинцовых. При этом мы получаем больший в три раза срок службы, по циклам заряд-разряд и увеличенную скорость при подзарядке в полтора раза. А выигрыш по весу в двадцать процентов, его как считать будем? Да, мы собираемся ставить дорогие магниты, вместо дополнительных катушек и наш электродвигатель будет дороже. Но сколько выгодных моментов это даёт по тяговым усилиям, особенно на малых оборотах, на весе и на надежности, не говоря уже про уменьшение размеров. Вот что ты обязательно должен просчитать, то нужно ли нам в этом случае иметь двигатель такой же мощности. Увеличение тяги на малых скоростях у нас на двадцать пять процентов выше и вес мы снизили прилично. Надо просчитать замену самариево-кобальтовых магнитов на неодимовые, что мы теряем и что выигрываем в этом случае.

Примерно такие разговоры мы вели два дня. На третий день подписали контракт и Чжан вернулся в Китай, чтобы собрать вещи, завершить свои дела и найти еще двух человек себе в помощники. Я ждал его обратно через пятнадцать дней и должен был успеть проговорить детали проекта с "зелеными человечками", которые наверняка знают больше информации и могут что-то очень полезное подсказать, хотя бы по технологиям и эргономике.

Пока мы набросали три варианта компоновки будущего автомобиля, располагающиеся на одной общей базе. Менялись лишь двигатели и аккумуляторы. Причем в варианте "Спорт" двигателей предполагалось три. Два дополнительных двигателя располагались прямо в приводах передних колес и "подхватывали" автомобиль используя небольшие легкие двигатели мощностью три киловатта каждый. Применение постоянных магнитов снизило их вес до девяти килограмм.

Разговор с русским ученым позволил дополнить проект многими новыми деталями. Заодно заставил внимательно отнестись к возможностям российской сборки электромобиля. Станислав Станиславович с недоверием отнёсся к моим высказываниям по вопросам точности обработки, наработкам по иридиевым технологиям и размышлениям по возможности работы с рениевыми сплавами стали и никеля. А ведь я ещё даже словом не заикнулся о жаропрочных сплавах с гафнием.

В фильме "Эффект рения" первые кадры отсылают зрителя к началу прошлого века. Аэропланы — эти смешные летающие этажерки. С них начиналась авиация. Потом на экране появляются современные самолеты. А за кадром звучит текст: "Развитие техники и самолетостроения требовали новых материалов, наступил момент, когда никелевые сплавы исчерпали свои возможности, и тогда академик Кишкин открыл эффект влияния рения — никелевому сплаву достаточно крохотной добавки в 3–4 % рения, чтобы стать жаропрочным. Рений — это, прежде всего, стратегическое сырье, жизненно необходимое для обороны страны. Наши космические проекты не могут быть реализованы без рения".

Сейчас Россия вынуждена покупать дорогой металл. С участием Роснано идет создание промышленного производства нанокристаллических порошков рения путем вторичной переработки техногенных отходов. К 2015 году мощность производства должна составить 960 кг рения в год. Но этого мало — России рения нужно больше. Иначе наши самолеты со временем просто не смогут летать. Времени остается все меньше.

— Сергей Александрович. Сейчас Вы начинаете рассказывать сказки! Какие сплавы с рением Вы можете себе позволить, да еще с сверхвысокой точностью обработки! Этого быть не может, потому что не может быть. Это я Вам заявляю, как практический специалист. Мы в России распределяем рений буквально по граммам, потому что он нужен всем. Реактивная авиация, ракеты, как космические так и военного назначения. При применении рения эффект увеличения мощности реактивных двигателей вырастает почти в два раза! — прилично мои проекты зацепили ученого. Эмоции из него так и прут. В мой рений он не верит.

Этот металл — одно из важнейших условий развития высокотехнологичных отраслей. Электроника, электротехника, авиационная промышленность жить без рения не могут. Он используется также в катализаторах при крекинге и риформинге нефти. В авиакосмической отрасли спрос обусловлен требованиями к работе авиационных двигателей со все более высокой температурой для достижения максимальной эффективности и снижения загрязнения окружающей среды. Эти задачи позволяет решить увеличение содержания рения в сплавах, используемых в лопатках авиадвигателей. Этот похожий по цвету на сталь, металл не теряет прочности даже после многократных нагревов. При 120 °C его прочность выше, чем у молибдена и вольфрама. Применение рений-содержащих сплавов при конструировании, например, самолетов Боинг позволило сократить количество двигателей с четырех до двух, сохранить мощность лайнера и уменьшить его массу.

— Проблема даже не в цене или нехватке этого металла. Во-первых, как получить рений высокой степени химической чистоты. Во-вторых, большая сложность в получении однородности самого сплава в разных партиях. Это без учета чистоты самого сплава и отсутствия в нём внутренних дефектов из-за раковин и вкраплений. В-третьих, обработка даже по десятому классу чистоты, которого недостаточно для реактивной техники, это сложно и дорого решаемая задача, из-за особенностей и высокой твердости таких сплавов. Быстро изнашиваемый инструмент не позволяет сохранять точность даже при обработке одной детали, которую потом приходиться дошлифовывать с применением алмазной пасты. Это крайне трудоемко и на изделиях со сложной геометрией зачастую невозможно из-за трудностей инструментального контроля. Отбраковка изделий из таких сплавов после контрольной проверки больше пятидесяти процентов, а сколько отливок даже не доходят до станка, после обнаружения раковин или вкраплений, которые недопустимы. Если бы у Вас была возможность изготовления таких деталей с обработкой их хотя бы по одиннадцатому — двенадцатому классу чистоты, то уверяю Вас, Вы бы не занимались этой ерундой с электромобилями, а делали бы самые важные детали для ракетных двигателей и турбин. А мы бы не пытались штопать тришкин кафтан, который у нас получается из-за нехватки тяги реактивных двигателей, а просто бы увеличили её, благодаря таким деталям, почти в два раза. Да за один комплект сопел для космической ракеты наша оборонка Вам тысячу электромобилей сделает, и неизвестно еще, кто окажется в выигрыше.

— Теперь по Вашему электродвигателю на постоянных магнитах. Сергей Александрович, самариево-кобальтовые магниты — это вчерашний день. У нас сейчас на орбите испытываются мощнейшие бор-неодимовые магниты и если расчёты окажутся верны, то они еще увеличат свою силу в полтора раза. Они мощнее и дешевле. Для конструкции электродвигателя такие изменения имеют очень принципиальное значение.

"Новый магнитный материал состоит из железа, кобальта, бора и неодима и был создан учеными из Германии. Удмуртские ученые составили математические расчеты и смоделировали предстоящий эксперимент. Сейчас на МКС доставлено три образца сплавов, и каждый из них будут испытывать 10–15 раз по две минуты, сообщает ТАСС. За проведением эксперимента ученые будут наблюдать с Земли с помощью видеокамер и датчиков. Если образы пройдут испытания, материал будет передан технологам для внедрения в производство."

"Новый материал в ходе эксперимента на МКС поместят в специальный прибор в форме катушки, где его нагреют и резко охладят, после чего он поменяет свою структуру и приобретет новые свойства. По сравнению с существующими, новый магнитный материал будет превышать их свойства приблизительно на 30–40 процентов", — цитирует ТАСС слова Михаила Кривилева.

— Станислав Станиславович, а если Вам предоставить интернет, Вы сможете мне достать чертежи какой-нибудь не секретной детали. Я попробую изготовить её по четырнадцатому классу чистоты из рениевого сплава заданной характеристики? — включил я "блондинку", хлопая глазами для правдоподобности.

— Ну Вы и наглец! У нас такую глупость на самых лучших производствах в единичном экземпляре за несколько месяцев не возьмутся сделать! — возмутился ученый, — Только одних калибров для измерений потребуется не меньше, чем три десятка, а уж четырнадцатый класс, да Вы шутите, батенька, — засмеялся мой пациент.

Смеётся, это хорошо, значит выздоравливает. Когда я его диагностировал, ему даже под блокадой из обезболивающих лекарств было не до смеха.

Четыре сопла для реактивного истребителя, который Россия частенько продавала на экспорт, Станиславу Станиславовичу в Москве передал мой посыльный, на двенадцатый день после нашего разговора. Максимальные допуски по химсоставу сплавов были снижены на порядок, например по той же сере, а обработка проведена по классу четырнадцать плюс. Я освоил и запустил первый металлизатор!

Глава 17

Впервые за свою самостоятельную историю Мадагаскар начал сокращать долги. До этого долг перед Францией только нарастал, а средств Мадагаскара часто не хватало даже на оплату процентов. Получив за три с половиной месяца четыреста миллионов дополнительного дохода, половину которых составили доходы от туризма, страна прилично подняла свой экономический рейтинг. Впервые за все время Мадагаскар начал получать предложения о кредитах на более выгодных условиях, чем с Францией. Помог и прорыв с наконец-то полученным разрешением на продажу ископаемых, за которое уже несколько лет билось правительство Мадагаскара.

Корейская фирма Дэу Логистик была готова предоставить в аренду тяжелую дорожную технику для ремонта основных автомагистралей. На восстановление дорог предполагалось привлечь пятнадцать тысяч малагасийцев, не считая занятых в производстве щебня и асфальта.

Мы сидели на веранде моего дома и обсуждали проблемы страны. После вызова в столицу Мадагаскара, где мне вручили Большой крест национального ордена Мадагаскара, за "выдающиеся заслуги в экономике и развитии культуры страны", этакую здоровую штуку, действительно похожую на крест, но с пятью лучами, я пригласил к себе командующего флотом и министра финансов. Остальные были заняты, да и интересующий нас троих вопрос можно было для начала обсудить и в таком составе.

Мне показалось странным, что в недавнем своем рейде по Атлантике "Адмирал Кузнецов" обошелся без эсминцев. Я поговорил с экипажем "Росслау" об этом. Вот, что мне рассказали. Эсминец проекта 956. Легкий крейсер — убийца авианосцев. Так его натовцы называли во времена холодной войны. Их было ровно 17 — эсминцев проекта 956. Они вошли в состав Северного, Балтийского и Тихоокеанского флотов. На Севере их было девять. Теперь осталось четыре, а в море до недавнего времени ходил только один — "Адмирал Ушаков". В 1994 году на нем был поднят Андреевский флаг. Тогда он назывался "Бесстрашный". Этот корабль шесть лет служил в Атлантической эскадре КСФ. Экипаж завоевывал призы Главкома ВМФ по противовоздушной и артиллерийской подготовке. В дальних походах обеспечивал боевую устойчивость ТАКР "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов", участвовал в визитах. Из девяти эсминцев Северного флота "Адмирал Ушаков" единственный прошел заводской ремонт и возвратился в строй. Головной эсминец "Современный" (ремонт был сделан на 70 процентов) сгнил в 35-м СРЗ в Росте. "Отличный", "Отчаянный", "Безупречный" выведены из боевого состава. На прикол к стенке поставлены эсминцы "Безудержный", "Окрыленный", "Расторопный", гвардеец "Гремящий". У каждого из них не одна боевая служба, тысячи пройденных миль. Им бы служить еще и служить, ведь такие корабли рассчитаны на тридцать лет. Да, эти эсминцы спроектированы давно, но по своим тактико-техническим характеристикам (ТТХ) они до сих пор являются уникальными. Ударный комплекс "Москит" (по натовской классификации SS-N-22 Sunburn, или "Солнечный ожог", 8-мь сверхзвуковых ПКР), ЗРК "Ураган", арткомплексы АК-130 и АК-630 неоднократно доказывали свою эффективность.

При максимальном водоизмещении (около 8-ми тысяч тонн) — изящные обводы, скорость хода до 33-и узлов, превосходная маневренность. Если б эти корабли были газотурбинные!

— Сергей, почему Вы считаете, что Россия пойдет нам на встречу в реализации кораблей? Насколько я понимаю у России сейчас не все с этим благополучно, иначе они не стали бы заказывать корабли у Франции. Мы знаем, что четыре эсминца не так давно были Россией проданы Китаю, кстати весьма недорого. Но это достаточно старые корабли, они уже заканчивают расчетный срок службы, — этот разговор у нас с комфлота Мадагаскара начался еще на борту "Адмирала Виноградова". В прошлый раз мы встретились на российском военном корабле, куда был приглашен командующий военно-морскими силами Мадагаскара и где я в это время заканчивал лечение одного российского ученого. К большому удивлению офицеров корабля мы с мадагаскарским адмиралом очень тепло поприветствовали друг друга и с разрешения капитана уже вместе пошли знакомиться с кораблём, болтая на ходу о наших общих делах. Адмирал завистливо оглядывал устаревшие, по моему мнению, системы ракет и ПВО и с большим вниманием отнесся к двум вертолетам Ка-27, которые БПК мог использовать даже при пятибальном шторме. Я интересовался оптимальным сочетанием группы кораблей, которую можно собрать, имея в качестве одной из единиц БПК.

— Для России корабли, вроде "Адмирала Виноградова" это достаточно устаревшая конструкция, а модернизировать её под новые системы вооружения уже никто не будет. Это стоит слишком дорого, да и не любит Россия ремонтировать свои корабли, очень уж они одноразовые получаются из-за плохого уровня ремонта и не всегда грамотной эксплуатации. Уже несколько лет два десятка вполне работоспособных эсминцев не могут дождаться ремонта, который вызван беспечным отношением к системам водоподготовки для силовых машин. У котлов просто выгорали паровые трубки от использования некачественной воды, не прошедшей необходимый цикл водоподготовки, и их глушили по мере выгорания, тем самым постоянно понижая мощность судовых машин. А потом есть ещё один очень важный момент. Мы с Вами видели на "Адмирале Виноградове" офицеров. Не знаю, обратили ли Вы внимание на то, что все они уже предпенсионного возраста. Сам по себе корабль с боевыми системами — это всего лишь кусок железа, им надо уметь пользоваться. А вот этого Вам вряд ли кто обеспечит, если попробовать купить корабль где-нибудь в другом месте. Поэтому надо рассматривать вопрос в комплексе, как мне кажется. С Россией и с офицерским составом будет договориться и проще и дешевле, что для Вас крайне немаловажно. Поэтому если Вас устроит корабль, вроде "Адмирала Виноградова", да ещё с русскими офицерами-консультантами на контракт лет в пять, то я думаю, что смог бы Вам помочь в этом вопросе, — на самом деле у меня шли переговоры о производстве для России крупной партии спецдеталей для ракет и истребителей. Меня также настойчиво зондировали по вопросу изготовления турбинных лопаток с очень серьёзными характеристиками. Как я догадывался, крайне необходимыми для авиационного двигателя больших размеров, но явно не гражданского назначения, если прикинуть размеры такого двигателя.

Доведение таких деталей полированием, а потом притиркой и хонингованием до нужной степени чистоты обработки, это крайне сложная технологическая задача. Вес всех лопаток тоже должен быть одинаков, иначе турбина будет не сбалансирована и пойдет "в разнос".

С электромобилями пока вопрос не двигался, отчасти из-за магнитов, делать которые сам я не хотел, а рассчитывал только на их обработку в условиях космоса. Поскольку для получения высочайших характеристик проще было в космосе провести нагрев и охлаждение, с одновременным намагничиванием, чем пытаться создать такие же условия на Земле. Необходимый сплав, а точнее специальным образом спечённый материал, я уже заказал в Германии в количестве двадцати тонн.

Было и ещё несколько узких мест, которые пока мы не могли никак решить, например, производство элементарных автостёкол необходимой геометрии и качества. Или облегченных шин, рассчитанных на меньшую нагрузку, чем у бензиновых автомобилей, и соответственно, меньшего веса и по более низкой цене.

Браться же за заказ для оборонной промышленности, не получая взамен ничего, кроме денег, я не хотел. Вполне резонно полагая, что в случае денежной оплаты окажусь в зоне слишком пристального внимания большого круга лиц, считающих денежные средства Министерства Обороны своей вотчиной. Достаточно предсказуемо, что они попробуют втянуть меня в их схемы "распилов". А вот получить под бок в соседи "Адмирала "Виноградова", да если еще удастся, с частью знакомых офицеров, такая цель меня вполне устраивала.

Вряд ли в Африке, если не брать в расчет ЮАР, найдется дубинка посерьёзнее. Хотя совсем недавно одной из африканских стран были куплены новейшие голландские эсминцы. Опять же у ЮАР флот с 2008 года на приколе, поэтому вряд ли негры, победившие апартеид, смогут самостоятельно выйти в море. Тем более на самом Мадагаскаре нынешнему правительству гораздо интереснее иметь такую силу под командованием нейтральных, ко всем политическим группировкам острова, контрактников. Часть этих соображений я сейчас и высказывал своим собеседникам.

— А вот почему я считаю, что такой корабль Мадагаскар теперь в состоянии приобрести, так это благодаря нашему проекту по подъёму сокровищ. Если мы определимся с ценой сделки и она окажется разумной, то на какой-то период времени, пока мы не рассчитаемся за корабль, я буду забирать себе на двадцать пять процентов больше, чем сейчас. Но корабль мной уже будет куплен и вступит в строй, как только на него будет подобран экипаж. Кредиторы в этом случае ничего не смогут Вам запретить, как и наложить свои жадные руки на эти деньги. Вот на сколько это может изменить внешнеполитические расклады, тут уже сами думайте, я их знаю плохо. Догадываюсь, что за многие годы ЮАР слишком привыкла быть Номер Один в этом регионе, и такое неожиданное изменение сил им в Претории не понравится. С другой стороны, насколько я знаю, ни чем особенно серьёзным из кораблей, с чем бы не справился тот же БПК, они и раньше не располагали. Если я правильно помню, то у них три подводные лодки, три или четыре фрегата и столько же ракетных катеров. Поэтому им надо почти весь флот собирать для удачной атаки на БПК, а он у них уже вряд ли боеспособен. Но всё равно для такой серьёзной угрозы один корабль ничего не решает, надо провести анализ о полноценной группе кораблей, в которую будет входить БПК. Это я сделать вряд ли смогу, тут нужны консультации от военных специалистов, — выкладывал я свои размышления.

— А еще у них есть шесть с половиной ядерных бомб, — уточнил комфлота. — Ну до этого вряд ли дойдет, противоречий и взаимных интересов у нас с ними практически нет, поэтому особенно делить нечего. Но с НАТО может получиться гораздо сложнее. Вот уж кто точно болезненно воспримет изменившуюся расстановку сил, да ещё и корабль с российскими офицерами на борту. Как бы они нам беспорядки и революции не стали устраивать, чтобы потом ввести "миротворческие силы". Поэтому НАТО, а если точнее, то именно США — это самая большая опасность на сегодня. Ладно, предварительно будем считать, что этот вопрос мы для разговора с Президентом подготовили. Если он одобрит это начинание, тогда и с русскими начнем говорить. В этом случае мы рассчитываем на Вашу помощь, мистер Сергей.

Премьер-министр позвонил на следующий день, уже под вечер. Президент дал предварительное согласие. Поэтому сейчас весь вопрос в цене, корабле с вооружением и в специалистах. Попробуем купить для Мадагаскара БПК "Адмирал Виноградов".

Глава 18

Два небольших ангара и восемь домов, по десять комнат в каждом, американская фирма по бескаркасным конструкциям поставила за две недели. Применяемая в американской армии система строительства была давно апробирована. Со времен "Бури в пустыне" уже никто не удивлялся при виде аэродромов с постройками, возникающих на голом песке в считанные дни. Одна установка по профилированию листа из рулонной оцинковки позволяла в сутки изготовить арочных листов больше, чем на тысячу квадратных метров по площади будущих зданий.

Небольшая взлетно-посадочная полоса была рассчитана на прием только легких самолетов. Сам поселок находился в двух километрах от карьера, но несколько сторожевых вышек и ограда с линиями из колючей проволоки у поселка и карьера были общими. Два раза в день грузовик привозил в поселок контейнеры с обогащенным концентратом, который сортировала автоматическая линия в ангаре. Через день за добытыми алмазами прилетал самолет и алмазы перевозились на большой аэродром для отправки в Израиль. Посёлок успели немного благоустроить. По крайней мере бар, медпункт и магазин в нём работали. Необходимые материалы для бассейна мы завезли, а сам бассейн предложили построить новым жителям.

Четыре бульдозера, два экскаватора, шесть больших карьерных самосвалов день и ночь возили руду к обогатительной установке на краю карьера. Двое сыновей Ицхака поочередно прилетали на неделю, чтобы контролировать работу и учет на очень удачном месторождении, которое сейчас разрабатывала наша совместная фирма. Алмазы Ботсваны оказались хорошего качества, что было вполне ожидаемо, поскольку именно Ботсвана сейчас мировой лидер по цене продаваемых алмазов. Хотя по количеству добываемых карат уступает ЮАР и Намибии.

В Канаде мы с Ицхаком открыли СП, где 51 % акций принадлежал Правительству Канады, а 49 % мы с Ицхаком поделили пополам. Заодно я оформил себе канадский паспорт, подав документы для оформления бизнес визы. Теперь восемьдесят процентов алмазов у нас проходили собственную огранку. На биржу Израиля мы поставляли лишь "ассортиментные" лоты, позволяющие поддерживать разнообразие алмазов, необходимое ювелирам. Самое приятное было в том, что появление алмазов "от Ицхака" никого не удивляло. Мы создали себе вполне приличную репутацию и не слишком сильно заморачивались с происхождением алмазов, когда составляли ассортиментный лот.

Помните, когда А.Н.Туполев предложил сделать бомбардировщик — носитель атомной бомбы — лучший, чем у американцев, Сталин ответил: "Лучше не надо. Сделайте такой же…" И "летающая крепость" была скопирована до последней заклепки.

В Канаде меня интересовало авиационное и космическое производство, которое исторически имело значительные наработки и очень конкурентоспособную продукцию. Особенно мне нравился новый самолет от Бомбардье серии CS. Канада этим самолетом легко могла конкурировать с Боингами и Эрбасами последних моделей, естественно в своем классе. Самолет получился недорогой и в то же время гораздо более экономичный, чем его именитые и "брендовые" соперники из Европы и США. После того, как российские ТУ-154 перестали пускать на зарубежные аэродромы, где они уже не подходили по требованиям к шуму и загрязнению, а новые модели оказались не столь удачны, российские авиакомпании в массовом порядке стали закупать Боинги и Эрбасы, окончательно убивая собственный авиапром.

Однако Россия упорно не хотела прибрести чью-либо удачную лицензию и загрузить свои производственные мощности, бездарно растрачивая средства на чужие готовые самолёты. Видимо удачный опыт с приобретением пятьдесят лет назад лицензии для производство "Жигулей" у ФИАТа был разовым явлением, которое смогло тогда поднять и поддержать развитие собственной промышленности на несколько десятилетий.

— Ицхак, как ты считаешь, нам имеет смысл увеличивать добычу алмазов, или пока нам хватает этого уровня? — мы сидели у меня дома и в очередной раз занимались оценкой партии алмазов. Мой фрегат-грузовик с дронами на борту сейчас завершал работу над третьим местом, из пяти ранее найденных у берегов Африки. Дейв в этот раз привез замечательные по качеству камни, рассказав мне, что такая возможность появилась после разговора с покупателями графита, который я ему отгружаю в каждый их прилет. Кроме меня камни столь высокого качества редко у них кого интересуют, поэтому лучше, если заказ на такую продукцию будет сделан заранее. Используя более мощные установки для создания искусственной гравитации и более толстый слой подсыпки самого графита можно увеличить процент получения крупных и чистых камней. Таким образом я стал получать более качественные камни.

Сейчас я находился в некотором затруднении. Показать ювелиру сразу слишком много камней высокого качества было опасно. Ицхак далеко не глуп, и он хорошо понимает, что подобное количество высококачественных алмазов невозможно получить за короткий промежуток времени. Если только не собирать их со всего мира, копаясь и выбирая лучшее из лучшего, чего никто не даст сделать. Делить эти камни на небольшие партии нельзя, а то у меня скоро их скопится очень много, потому что прибудет новая партия. Тогда я не успею продать и четверти из уже привезенных. Надо будет попробовать предложить их в необработанном виде в Эмираты и в Россию, на смоленский "Кристалл", который постоянно жалуется на низкое качество алмазного сырья.

— Сергей, что ты хочешь предложить для увеличения добычи? Если ты имеешь ввиду запуск работ по вскрытию второй трубки, то этого пока делать не стоит. У нас небольшой карьер, который мы выберем меньше, чем за год, и тогда можно продолжить работу, перейдя на вторую трубку. Сейчас вложиться в два карьера, чтобы через год оба закрыть, нам не выгодно, — Ицхак лишь повторил то, что мы уже не раз с ним обсуждали. Про третью трубку, которая была в сорока километрах от нашего карьера, я ему не говорил. Геологи её пропустили, видимо потому, что трубка была с маломагнитными породами, и если бы не высокая чувствительность поискового модуля, работающего по нескольким характеристикам одновременно, то и я бы её не заметил. Не заметили её и две геологические экспедиции, отчет об объеме работе первой из них я видел:

I. Выполнение высокоточных аэрогеофизических съемок для решения широкого спектра геологических и экологических задач:

Аэромагнитная, включая градиентометрию.

Аэрогравиметрическая.

Различные модификации аэроэлектроразведки:

частотная;

импульсная (time-domain).

Аэрогамма-спектрометрическая.

Аэроспектрозональная в инфракрасном диапазоне.

II. Обработка и интерпретация аэрогеофизических, аэрокосмогеологических, геохимических и геологических данных.

— Я тебе говорил, что мы сейчас переводим один из спутников прямо к нашему карьеру? На спутниках у меня есть кое-какая аппаратура для геосъемки. Поэтому думаю, что скоро мы найдем еще не одну трубку. Это первый вариант. Второй вариант у нас появился совсем недавно. Одна фирма построила корабль для разработки железомарганцевых конкреций со дна океана. Парни отличные кораблестроители, только они не учли важный момент. Качество конкреций в прибрежной полосе на порядок хуже, чем на больших глубинах, а их оборудование рассчитано на глубины до пятисот метров. Поэтому они сильно просчитались в цене добываемого со дна металла, и добыча оказалась его нерентабельной. Если сейчас купить этот корабль, то нам на него можно поставить дополнительное оборудование нашего профиля достаточно просто. Учитывая, что мы не собираемся возить столько поднятого со дна груза, так как можем проводить обогащение прямо в море и выкидывать за борт пустую породу. А прибрежных районов у берегов Африки, содержащих на дне алмазы, хватит на десятки лет работы. "Де Бирс" сейчас использует пять кораблей, которые намного хуже, чем тот, который мы можем купить.

— Сергей, старый Изя иногда не успевает за полетом твоей фантазии, но пока все твои предложения приносят такие деньги, которые я никогда не видел до сих пор. Мне снова стало интересно жить. И не только из-за денег. Надо рассматривать оба варианта. Сколько вложений нужно для запуска карьера мы уже знаем, как и получаемую прибыль. А как ты собираешься обсчитать вариант с кораблем, я пока не знаю.

— Ицхак, я же уже почти рассказал, как это можно сделать. "Дебнамибия", которая занимается добычей алмазов со дна, постоянно дает открытую информацию по количеству добываемых алмазов и по финансовым результатам. Поэтому мы можем вполне достоверно опираться на эти сведения. А нужный участок я попробую найти со спутников, или сгонять один из катамаранов к перспективным, но еще не занятым местам. Пробу грунта он возьмёт очень даже легко и в большом количестве. Нам потом достаточно будет пропустить привезенные образцы через нашу установку в Хайфе или в Ботсване. Вопрос не в этом. Я гораздо большую опасность вижу в том, что мы можем тогда уже сильно задеть интересы "Де Бирс". Или нам нужно сразу определяться с еще одним гранильным производством и дополнительным рынком сбыта. Это уже вопросы по твоей части. Поищи информацию по своим каналам, может быть найдется что-нибудь подходящее в Европе или Японии. Мы могли бы выкупить чей-то готовый бизнес и занять его нишу на рынке.

Глава 19

Прилет в Эмираты я подогнал по времени к прибытию "Росслау" в Джебел — Али. Сейчас мы с Хосни ходили по приобретенному для меня участку с шестью огромными зданиями из сендвич панелей. Внутри каждого здания были двухэтажные офисы с наружной лестницей, душами и туалетами. Хосни приехал в Джебел-Али в три автомобиля, сейчас из двух машин вышли охранники и достаточно грамотно рассыпались по территории. Я удивился. Арабские Эмираты всегда считались очень спокойным местом и преступность искоренялась крайне эффективно. Даже шейхи и члены их семей мне часто встречались на дорогах без какого-либо сопровождения. Их машины на дороге отличить от других очень просто. Цифра на номере автомобиля будет меньше сотни.

Мне запомнился один случай, который произошел во время моей работы в ОАЭ. Полицейские ночью изнасиловали местную девушку. Через полчаса к ним приехал один из братьев шейха, занимавший пост начальника полиции, и без разговоров пристрелил начальника полицейского участка, где произошло изнасилование. Случай получил большую огласку и одобрение у местных жителей. Я неоднократно был свидетелем, как полицейские машины сопровождали по ночам пьяных туристов, следуя за ними метрах в пятидесяти.

— Хосни, что-то случилось? — я кивнул на охрану.

— Ничего особенного, но у нас сейчас конфликт с Йеменом, поэтому повышены меры безопасности, — мы пошли в следующее здание, хотя смотреть там особенно было нечего, все шесть зданий были абсолютно одинаковы. Шум в воротах и резкий звук сирены заставили нас оглянуться. Во двор комплекса залетел микроавтобус с тонированными стеклами, за которым гнался полицейский джип с включенной сиреной и проблесковыми огнями. Из микроавтобуса выскочило пять человек и начали стрелять из автоматов по преследующему их джипу. Двое из нападавших увидели нас и охрану, и несколько очередей выпустили в нашу сторону. Хосни оттолкнул меня внутрь здания и сам упал в проеме ворот. Внутри здания было достаточно темно, поэтому меня нападающие вряд ли теперь видели в такой солнечный день. Осторожно высунувшись из-за стенки и стараясь находится в тени, я выглянул во двор. Стрельба не прекращалась, но автоматы стреляли редко. Охрана прижала бандитов за микроавтобус, а за воротами доносились сирены подъезжающей полиции и были видны машины с маячками, которые не могли заехать во двор через перегороженные расстрелянным джипом ворота. Я выскочил к Хосни и затащил его внутрь здания. Пуля попала ему в грудь. Сдирая с себя браслеты, которые я почти никогда не снимал, проклинал себя за то, что не взял пояс. Под тонкой шелковой рубашкой, в которую я был одет, он бы выглядел нелепо, поэтому покрутив его в руках, я выложил пояс в челнок. Оторвав от своей рубашки рукав и вытащив чистый платок я зажал места кровотечений, от сквозного пулевого ранения, и насколько мог быстро пытался ввести режим экстренного лечения. Хосни умирал, он очнулся и что-то хотел сказать, но вместо звука на губах появилась кровь. Челнок я вызвал прямо в ангар, понимая, что одних браслетов мне не хватит, с трудом затащил араба в медкапсулу и одел на него пояс. Теперь на него работала и капсула и комплекс. Фактически я вытягивал араба с того света, всеми доступными для меня средствами. Понемногу у него появились улучшения, а через пять минут я уже спокойно присел.

Закончив запуск лечения в капсуле, я вывел челнок из ангара и подвесил его над местом происшествия. Там уже всё заканчивалось, полицейские грузили тела бандитов и их раненых в машины, а с трассы к ангарам уже ехало два микроавтобуса с красными крестами на крыше. Из капсулы Хосни доставать было еще рано, поэтому я полетел к причалу, у которого сейчас стоял "Росслау". Команда корабля высыпала на палубу, видимо услышав стрельбу. Приземлившись за контейнерами, скрывающими меня от обзора со стороны, я дождался завершения работы медкапсулы. Работая вместе капсула и комплекс справились с ранением за пятнадцать минут. Добавив Хосни ещё полчаса на сон я вытащил его из челнока и прислонил к контейнерам. Потом отправил челнок в море, где он на дне должен был "припарковаться", вышел из-за контейнеров и помахал рукой, чтобы с "Росслау" меня заметили. Прибежали все, кто был на палубе. Одного из моряков, свободно владеющего английским, я послал к месту перестрелки. Мне нужно было, чтобы он предупредил охрану и полицейских о том, что их раненый на корабле и медицинская помощь ему не нужна.

Охрана примчалась минут через пять, притащив за собой один из микроавтобусов с надписями "Ambulance". Двое поднявшихся охранников и врач, с медицинским кейсом в руках, сейчас возились около спящего араба и с недоверием рассматривали простреленную в двух местах окровавленную одежду и тело Хосни, с двумя светлыми пятнами свежей кожи. Я расслабленно сидел недалеко от дивана, на который положили спящего араба и понемногу отходил от происшедшего, пока не успев даже умыться и переодеться. Поэтому я тоже выглядел весьма живописно, в светлой окровавленной и порванной рубашке и изляпаных в пыли и крови, брюках. Узнав, что тяжело раненых со стороны охраны и полиции нет, кроме погибших в расстрелянном полицейском джипе, а остальных уже увезли, я пошел в душ. У Сорокина попросил, чтобы мне нашли какую-нибудь одежду. Когда я вернулся в кают-компанию, просыпающегося Хосни уже грузили на носилки, что с моей точки зрения было абсолютно излишне, но отдохнуть еще с полчасика ему явно полезно. Я вложил Хосни в руку небольшую шкатулку, в которой на бархате лежали пять шикарных семи каратных бриллианта.

— Хосни, я тут тебе подарок привёз, только ты его потом посмотри, когда один будешь, — араб внимательно посмотрел на меня и кивнул головой.

Глава 20

Основным интегральным показателем экономической эффективности разработок в ракетно-космической технике являются стоимость вывода на орбиту одного килограмма полезного груза и возможность увеличения массы полезного выводимого груза.

Одним из основных параметров, характеризующих степень совершенства ракетного двигателя, является удельный импульс тяги.

Установлено, что потери удельного импульса тяги на 0,1 % для кислородно-водородных двигателей РД0120 (Россия) и SSME (США) космических систем типа "Энергия-Буран" и Space Shuttle приводят к снижению полезной нагрузки на 200–250 кг.

— Станислав Станиславович, рад Вас слышать. Да, я посмотрел на присланные чертежи и изготовление этих деталей вполне осуществимо, — звонка из России я ждал и знал, что перезвонят мне быстро, поскольку при пересылке чертежей ученый несколько раз акцентировал, что заказ должен быть приоритетен и выполнен в максимально сжатые сроки. Кого-то где-то сильно прижало. Даже интересно, если я откажусь, сколько времени они сами проковыряются с этими деталями, и что получится с обработкой. Из чертежей можно было предположить назначение будущих деталей с достаточной долей уверенности.

— На вопрос по цене я тоже могу ответить, но пока не хотел бы этого делать. Я пока Вам перешлю файл по американским расценкам на эти виды работ. Только хочу сразу предупредить, что у них и сплав подешевле и попроще, и обработка, если переводить их гриты на наш ГОСТ, по двенадцатому классу, хотя сейчас всё сами увидите, я высылаю Вам файл. Тем не менее заказать у них ничего нельзя. Во-первых, такой заказ не примут, а во-вторых, у них все мощности загружены на полгода вперёд, — я скинул на электронную почту собеседника пакет с информацией, которую индусы мне добыли, взломав пару серверов в США.

— Сергей. Чертежи, которые я выслал, имеют гриф "Совершенно секретно"! Надеюсь Вы понимаете, что это такое? — занервничал мой собеседник.

— Там в папке тоже есть чертежи. Может я и дилетант, но на них те же надписи, только на другом языке, и некоторые детали странным образом совпадают с Вашими, по крайней мере пропорции и форма похожи самым удивительным образом, я даже подумал, что "Локхид" Ваш заказ выполняет. Но потом увидел, что заказы оплатило Министерство обороны США. Так что с секретностью у Вас проблемки, и судя по датам заказов, уже не первый год. Хотя пока это мало относится к сути нашего разговора. Я просто показал Вам стоимость и качество работы у мировых лидеров, работающих с полным портфелем заказов, соответственно цены у них вполне адекватные. Обратите внимание, там не только военные заказы, — я взял небольшую паузу, понимая, что сейчас мой собеседник рассматривает присланные документы.

— Да уж, очень интересная и необычная информация. Вы даже не представляете себе, какой пакет проблем и задач сейчас мне подкинули. Цены тоже весьма впечатляют, хотя если подсчитать все наши прямые и косвенные затраты и их итоги, то не думаю, что разница окажется в нашу пользу.

— Я хотел бы задать один не скромный вопрос. Из тех деталек, которые на чертежах, флотским что-нибудь перепадает? — вопрос действительно интересный, если я на него получу положительный ответ, то про покупку корабля решение дастся мне намного легче.

Некая фирма пыталась сделать пушку под высокоэнергетические нитраминные пороха (а проще говоря, с большим содержанием гексогена). Ну и вот, после 70 выстрелов ствол начинал плеваться. Что они ни делали, ничего не помогало. Обратились за помощью в другую фирму. Те сделали ствол с рениевым лейнером. Так вот, простой ствол стоил пару тысяч, а с рением все десять. Но зато десять тысяч выстрелов без заметного износа (из воспоминаний неизвестного собеседника).

— Что именно не скажу, но да, там есть детали для них, — подтвердил одну из моих догадок ученый. Я все никак не мог понять, зачем столь дорогое сопло реактивному самолёту. Все проще объясняется. Штурмовой палубной авиации при старте требуется максимально возможная тяга и форсаж, а иначе самолет может упасть в воду, да и срок службы имеет громадное значение, на корабле наверняка имеются сложности с ремонтом авиации, а если ресурс у сопла не триста часов, а пятьдесят, да со слабым движком, то самолет становится опасной обузой, а не грозным оружием.

Рений — металл современных технологий: самое твердое вещество на земле — искусственный диборид рения (тверже алмаза!); наши ракеты до сих пор самые могучие потому, что сопла их двигателей выполнены по специальной технологии из сплава на основе тантала с добавками молибдена, рения и вольфрама. Американцы предпочитают это не афишировать, но жидкостные двигатели RD-180 для могучих "Атласов" делают у нас в России.

— Давайте гипотетически рассмотрим следующую возможность. Помните, где мы с Вами познакомились? Вот это судно хотят купить для Мадагаскара. Я имею в этом свой интерес, который Вам тоже может стать понятным, если предположить, что такое судно будет обеспечивать и безопасность моего производства, изготавливающего Ваш заказ. За это флот получит свои детальки быстро и в недоступном для других производителей качестве. Россия недавно продала Китаю четыре таких корабля, еще два десятка подобных кораблей стоят без ремонта уже несколько лет. Видимо потому, что такие корабли России не нужны. Поэтому флот имеет возможность обменять что-то не нужное на то, что им очень нужно. Цены на проданные Китаю корабли мы знаем, цену на изготовление заказанных деталей тоже видим. Корабль интересует Мадагаскар в том виде, в каком он был в порту Анциранана, и крайне желательно, с комплектом офицеров, которых мадагаскарцы готовы принять на пятилетний контракт. Сейчас этот корабль в двух сутках хода от нас. Если мы хотим быстро договориться, то через десять дней после прихода корабля в Анциранану флот получит деталей на сумму продажи корабля, — я сделал перерыв, чтобы услышать и оценить реакцию собеседника.

— Вы хотите забрать у России боевой корабль? — наконец откликнулся мой собеседник.

— С точностью до наоборот, Станислав Станиславович. Я хочу дать России двадцать кораблей. А именно — эсминцев, из них десять проекта 956, более известных как "убийца авианосцев", — озадачил я собеседника неожиданным поворотом своего видения проблемы, — А то мне очень обидно, когда российских флагман по океанам ходит без прикрытия эсминцев, которые ему просто положены по штату. Поэтому у флота есть возможность пополнить ряды эсминцев.

— Это каким же образом? — ядовито поинтересовался ученый, имеющий немалый военный чин.

— По какой причине эсминцы стоят без ремонта и скоро будут списаны на металлолом? — задал я очевидный вопрос.

— Нет средств на ремонт, — получил я ожидаемый ответ.

— Денег, полученных за детальки для флота, хватит на такой ремонт? — продолжил я логическую цепочку.

— На ремонт должно хватить, а на ремонт с модернизацией точно не хватит, — видимо подсчитывал стоимость заказа собеседник.

— На "Адмирале Виноградове" особых следов модернизации тоже не замечено, — справедливо укорил я ученого, — Поэтому за один корабль, который вот-вот спишут, флот получит двадцать кораблей аналогичного класса, прошедших капремонт. Отдайте им деньги за заказ деталей на ремонт кораблей. И они один корабль поменяют на двадцать.

— Флот не пойдет на продажу боевого корабля, — уверенно заявил мой оппонент.

— Станислав Станиславович, корабль спущен на воду в 1986 году. Расчетный срок службы у него — тридцать лет. Попробуйте догадаться, когда его спишут? Эсминцы списывают вообще не дожидаясь окончания "календаря", а им еще ходить и ходить можно.

"Их бы эксплуатировать правильно: в котлотурбинную энергетическую установка (КТЭУ) надо давать не какую попало воду, а только ту, что прошла водоподготовку, да специалистов-эксплуатационщиков бы им неплохих, да запасные части не разворовывались бы, да и ремонты (ППО и ППР) неплохо бы проводить — и тогда цены бы им не было.

Эсминец "Окрыленный" выходил в море только в течение пяти лет — с 1989 года по 1994. А потом? А потом по техническому состоянию в паровых котлах было заглушено максимальное количество трубок, после чего корабль переведен в "резерв второй категории", то есть, постепенно приходит в негодность у пирса.

Эсминец "Расторопный". В ноябре 2000года его буксировали из Североморска в Санкт-Петербург. В проливной зоне "накрылся" дизель-генератор. Три дня корабль был обесточен. Консервы разогревали на огне (в бочке) возле кормового орудия. Он уже восьмой год ждет своего часа на "Северной верфи".

Гвардейский эсминец "Гремящий" в 2005 году был выведен из боевого состава флота. Его собрат "Безудержный" тоже ждет своей очереди. Вот только дождется ли?

Корабли у нас разовые — вот ведь беда — построены на один раз — никакого ремонта.

Можно, конечно, создать уникальный корабль (например, "Стерегущий"), но вот только будет ли он ремонтироваться?

"Гремящему" следовало бы служить до 2018 года, "Расторопному" — до 2019-го, "Безудержному" — до 2021-го. А единственному из них ходовому "Адмиралу Ушакову" — до 2023 года.

Пять уже утилизированных североморских эсминцев не выслужили и трети положенного срока, гвардеец "Гремящий" — только половину. Кстати, в депеше о списании корабельного состава наряду с "Гремящим" есть и многоцелевая атомная субмарина Б-388 "Сосновый Бор", которая в день прихода телеграммы на КСФ находилась в полигоне Баренцева моря, где успешно выполнила учебную торпедную стрельбу по отряду боевых кораблей (из разговоров флотских за столом).

Глава 21

Полдня просидел с женой, помогая осваивать меню лаборатории и синтезатора. Сам при этом крутил меню медкомплекса, пытаясь выделить состав для снижения веса. Когда удалось подобрать рецептуру, жена сбросила рецепт в базу лаборатории. "Копирование возможно на 90 %". Стали добавлять на анализ всё, что оказалось под рукой. После добавления в базу лаборатории анализов ананаса и лайма, добились результата. "Копирование возможно на 100 %". Фруктов хватило на изготовление пятидесяти таблеток. Таблетка на вкус напоминает сухофрукты и неплохо растворяется в воде. Первый испытатель нашелся сразу, вторым придется стать мне. Надо пойти что-нибудь съесть, а то мне тревожно что-то. Хорошо ещё, мне с женой повезло. Спокойная, заботливая — ей главное, чтобы дети недалеко были, а к моим катанкам она уже давно привыкла.

Переговоры с японской фирмой "Денсо" о покупке линии для производства аккумуляторов с применением иридия закончились достаточно неожиданно. Японцы согласились на поставку финишной автоматической линии по изготовлению корпусов и сборке самих аккумуляторов, получая оплату в виде поставок иридия высокой степени химической чистоты. Линия должна быть смонтирована и запущена в городе Вуэмар, который находился на восточном побережье Мадагаскара, южнее Анцирананы.

Заходил сегодня на "черепашью ферму". Почти каждую неделю нам теперь привозят с Мадагаскара большие рулоны с сеном, хотя точно не уверен, что на Мадагаскаре это называется именно так. Когда рулон раскатывают, как свернутую ковровую дорожку, к нему устремляются сотни юных черепашат. Частый стук от панцирей очень напомнил мне биллиардную, столов на двадцать.

Конкурс "Мисс Валиха" подходит к концу. В голосовании приняло участие больше двадцати пяти миллионов. Некоторые ролики с претендентками на "Ютубе" просмотрело по триста тысяч человек. Организаторы этого безобразия не остались внакладе, скинувшись на электромобильчик — приз. Роликов и фотографий в сети очень много, всё просмотреть не смог. В баре на разной высоте висят десять флажков. Российский немного выше середины. Дочь пока держится в ТОП-5, но на пятом месте. В лидерах "Мисс Чехия".

Наша "могучая кучка", как я однажды услышал про своих друзей и помощников, собирается почти каждый день на какое-то подобие планерки. За день со многими встречаемся ещё не по разу. По сложным вопросам у нас на планерках иногда появляются и "замы" моих друзей. Собираемся обычно как команда, без лишних формальностей и церемоний. Для поддержания дисциплины хватило одного случая, когда не в меру увлекшемуся Раджи пришлось устроить выволочку, за то, что его подчиненные однажды оставили остров без наблюдения. Сгоряча тогда пообещал ему весьма немало, но остальной народ прилично проникся перспективами.

Лемуры стали совсем ручными. Позволяют подходить к дереву и дают себя гладить, угощенье берут не охотно, видимо не голодные. Присматриваюсь к самочке, похоже она действительно скоро окотится, такой термин выбрала дочь, исходя из того, что у нас кошачьи лемуры.

Грузовик из очередного рейса привез приличное количество алмазов, что уже не удивляет. Удивился только огромному желтоватому и довольно уродливому алмазу с большим количеством вкраплений. Похоже ювелира эта находка скорее огорчит, чем обрадует. Пока этот алмаз у меня рекордсмен по размерам из всех добытых. Посмотрел, где велся сбор. Ага, уже пошла зачистка четвертого места. Видимо поэтому в партии очень много алмазов с одинаковым желтоватым оттенком, который раньше реже встречался. Мысленно назвав большой алмаз "желтым уродцем", положил его в отдельный мешочек из замши.

За месяц дважды проводил сеансы лечения. Собираем группы по тридцать человек. Особого ажиотажа нет, мы сознательно снизили рекламу до минимума. Почти все вновь поступившие о возможности лечения узнают от уже вылечившихся. Виллу в Эмиратах пока оставили за собой, хотя там никто не живет. Изредка на виллу заглядывает Александр, встречаясь с женой. Марина мотается между выставками по всему миру, на острове бывает редко, вот и встречаются в ОАЭ.

Дочь у меня уже взрослая почти, надо озаботиться для неё высшим образованием, да и пристраивать её к лечению понемногу. Не забыть обсудить это с женой завтра.

Раджи сказал, что над одним из новых спутников сработал "сторожок". Что именно я установил, я ему рассказывать подробно не стал, просто попросил следить за определенным сигналом в меню. Надо будет зайти и посмотреть, кто же там нарвался на мину. Попробовал поговорить с сыном, но он уже убегал, крикнув, что вечером будет поздно, помчался в сторону башни. Вот вроде и институт закончил, и поработать успел, а ведёт себя по-прежнему, как мальчишка. Теперь они до ночи что-то постоянно мастерят, оборудовав в свободных помещениях башни две мастерские. Надо ждать сюрпризов.

Заказал сравнительные испытания ламп с иридиевой и иридиево — вольфрамовой нитями. Иридиевые лампы имеют температуры 70000К, 60000К, 50000К, галогеновый наполнитель колбы и кварцевое стекло с интерференционным слоем. Лампа при двадцати пяти ваттах мощности и температуре в 60000К давала тот же световой поток, что и галогенка на пятьдесят пять ватт, наиболее приятного, естественного цвета, не расплываясь по дороге. Ввиду отсутствия у иридия водной фазы — основной причины перегорания нитей ламп, считается, что срок службы у таких ламп неограничен. Из одного грамма иридия получились нити накаливания для шестнадцати ламп. С иридиево — вольфрамовой нитью мудрить не стал, не понравилась технология. Нашел новую технологию светоконденсаторных ламп с применением иридия. Очень интересно.

Легионеры привезли с рыбалки марлина в два с половиной метра длиной. Целый час он висел у причала под навесом. Очередь из желающих сфотографироваться на память была большой. Взвесить не удалось. Весы до сто пятидесяти килограмм оказались бессильны. Бойцы спросили разрешения и вчетвером за полдня нарисовали марлина в настоящий размер на борту одного из катеров. Люблю я стейки из марлина! Воблер, длиной в двадцать пять сантиметров, на которого поймали марлина, легионер сделал и раскрасил сам. Вечером наблюдал мастер-класс по изготовлению "счастливой приманки". На скамеечках у причала шесть человек под руководством удачливого рыбака строгали деревянные заготовки будущих воблеров.

— Сергей, здравствуй. Как дела? — обычным приветствием начал свой разговор Хосни, позвонив в середине дня на мой телефон.

— Спасибо, всё замечательно. Как твоё здоровье? — ответил я.

— Думаю, что ты это знаешь лучше меня. Что ты сделал со мной на своём корабле? — ну что можно ответить на такой вопрос. Действительно, после того, как Хосни принесли на корабль, я продиагностировал его и на автомате поправил печень и почки, заодно убрав защемление на спине. И только потом снял комплекс.

— Немного подлечил, ты был совсем плох, а что-то не так? — встревожился я. Кто его знает, может что-то проглядел, хотя новые возможности диагностики мне безумно нравятся.

— Я снова, как молодой. Хочется играть в футбол и делать зарядку. Таких желаний последние лет двадцать я за собой не замечал, — видимо улыбался араб на том конце линии. Нет, вроде не помню ничего особенного, отчего вдруг такой эффект.

— Хосни, а ты не можешь поподробнее объяснить, я точно знаю, что ничего особенно заметного я тебе не лечил. Если уж совсем точно, то при лечении ранения я тебе поправил и восстановил легкие и ребро, ну и сосуды, которые шли рядом или были повреждены, а потом восстановил печень, почки и спину. Мне кажется, что этого недостаточно для такого эффекта, — пытался я разобраться в причинах. Скорее всего спина. Восстановление проводниковой функции спинного мозга действительно могло дать ощущение нового организма, благодаря восстановившемуся ощущению всех мышц и сухожилий и восстановлению утерянных частично функций по их регуляции.

— Спину и легкие заметил сразу. Исчезли боли и от свежего, как после грозы дыхания, в голове два дня шумело. Но основное ощущение, это руки, ноги, тело — они стали как новые. Про печень и почки не знал, но по утрам я выгляжу намного лучше. Никаких следов отека на лице, например, — подтвердил Хосни мои размышления. Восстановив состояние позвоночника я вернул ему полные функции и для нормальной работы спинного мозга.

— ОК, Хосни, я разобрался. У тебя было нарушение работы спинного мозга, но когда я убирал тебе нарушения в позвоночнике и ущемление нервов, то при этом восстановилась работа всей спины, — я успокоился насчет лечения и сделал себе заметочку на тему спинного мозга и позвоночника, надо будет на будущее быть внимательней к этой части тела.

— Сергей, а что за шкатулку ты мне вручил при отъезде? — начал переходить араб к деловой части разговора.

— Хосни. Это и подарок и аванс одновременно. Подарок за замечательный участок в Джебел — Али, а аванс за будущую услугу, которая заключается в следующем. У меня есть друг Дарвиш. Мне бы хотелось, чтобы такие же бриллианты, как у тебя, он продавал в ОАЭ. Проблема в том, что в некоторой части этого бизнеса участвует израильская ювелирная фирма. Также возможны и поставки очень хороших необработанных алмазов, в том числе и крупными партиями. Чем они хороши, ты как "экономист" можешь сам догадаться, — подколол я араба — "особиста". Еще бы он не догадался. Необработанные алмазы, это универсальное средство крупных платежей за сомнительные дела. В отличии от золота, бриллиантов или денег, их источник достаточно сложно установить достоверно, а благодаря их стоимости можно незаметно провезти и рассчитаться на очень крупные суммы, не оставляя следов. Еще не так давно английская разведка скупала дорогие марки, которые потом её агенты продавали филателистам уже в нужной стране, для финансирования своих резидентов в разных регионах мира.

— Учти, что на необработанные алмазы у меня очень хорошие цены, и про то, куда они проданы, если тебе это вдруг станет нужно, мы будем знать только вдвоём. Сразу уточню, чтоб ты про это не спрашивал, если тебе понадобиться десять или двадцать тысяч карат не слишком заметных, но качественных необработанных алмазов, то это вполне выполнимо. А бриллианты, особенно самые дорогие, будут израильской огранки, часть менее качественных может быть из Канады. Сейчас у нас есть несколько уникальных камней. Если их выставить на аукцион, то они произведут сенсацию. Это я говорю для того, чтобы ты понимал про известность фирмы или человека, который предложит такой камень на аукцион. Через два-три дня его имя приобретет мировую известность, которую он вряд ли купит за те деньги, которые потратит на камень. Другими словами, можно купить уникальный камень и выставить его на аукцион. Деньги в этом случае вернутся, а мировая известность останется.

— А почему ты не хочешь так сделать? — не понял меня араб.

— Я не хочу становиться известным лицом. Я вообще человек не публичный по своему характеру и своим занятиям. А вот некоторые твои знакомые покупают футбольные клубы, которые им стоят сумасшедшие деньги, чтобы стать известными. Есть ещё один момент, когда можно стать известным, и ещё и денег на этом заработать, — я подержал небольшую паузу, на которую удачно отреагировал араб.

— Это как, Сергей?

— Ну давай рассмотрим на абстрактном примере. Возьмем любое арабское имя, например Харун. На аукционе Сотби появляется лот — уникальный камень "Шейх Аль-Харун", который выставил на продажу, как это ни странно, шейх Аль-Харун. Как ты думаешь, такой камень купят за большую цену, чем с моим или твоим именем?? Точно так же можно сделать подборку шикарных бриллиантов и назвать её "Коллекция шейха Аль-Харун", и уверяю тебя, она будет продана как минимум в полтора раза дороже, чем безымянная, но при этом принесет нашему гипотетическому шейху много славы и известности. А он еще и денег заработает, потому что люди, тешат своё тщеславие и за это готовы платить. Покупатель заплатит намного больше, если у него потом будет возможность сказать: — Я на днях купил коллекцию алмазов у шейха Аль-Харун из Эмиратов.

— Есть такой знаменитый бриллиант "Орлов", иногда его называют "Граф Орлов". Кто такой этот Орлов у меня в стране тебе вряд ли скажет один человек из тысячи, но немногим меньше половины из этой тысячи подтвердят, что про такой алмаз они слышали. Человек сумел увековечить свою фамилию в истории при помощи алмаза. Вот такую возможность я могу предложить.

— Сергей, у России и США вроде бы не очень хорошие отношения. Но это не мешает русским кушать куриные ножки из США, ездить на Фордах и летать на Боингах, а США не отказывается от ваших ракетных двигателей, совместных космических программ и титана для своих самолетов. Поэтому не всё, что показывают в зомбо-ящике — реальная правда. Каждой стране нужен гипотетический враг и на это работает её пропаганда. Иначе страна теряет много стимулов для своего развития, а военные и правительство — большие суммы бесконтрольных средств, про которые при наличии "врага" никто спросить не осмелится. Поэтому, если Дарвиш предложит что-то действительно уникальное, то почти гарантированно могу сказать, что я ему помогу с реализацией. Хотя бы для того, чтобы проверить твою идею. Если она сработает, у тебя будут самые богатые покупатели Эмиратов на все твои уникумы.

— Теперь давай поговорим на тему, по которой я тебе звоню, — как всегда в арабском мире, неспешно подошел Хосни к основной теме разговора.

— Нападение в Джебел — Али было спланировано на тебя. Оказывается я и моя охрана — это незапланированная неожиданность. Эти сведения проверены несколько раз и с высокой достоверностью — огорошил меня араб необычайной новостью.

— Твое появление ждали, после того, как прошла информация о приобретении тобой участка. Один из нападавших — пакистанец, уже пять лет проживающий в Эмиратах, а четверо прибыли, как туристы из Саудовской Аравии через два дня, после переоформления на тебя земельного участка. Это боевики из "Аль- Каиды". Я уже имел два достаточно серьёзных разговора по этому инциденту. Один с моим коллегой — "экономистом" — вернул мне шпильку Хосни, специально выделив последнее слово, — Который начал было высказывать претензии по каким-то спутникам. Пришлось принести мою одежду, в которой меня ранили, и запись с регистраторов автомобилей. После этого разговор резко поменялся и мне принесли тысячу извинений, а через два часа прибыл один из первых людей в Саудовской Аравии и состоялся второй разговор, начавшийся тоже с извинений.

По утверждению директора ФСБ России Александра Бортникова (октябрь 2012 г.): "Идеологические установки "Аль-Каиды" позволяют ей эффективно вербовать новых сторонников, а широкое использование современных информационно-коммуникационных технологий делают процесс радикализации населения массовым"

— Хосни, я чего-то не понял, или в честь чего вдруг такие уровни власти запаниковали? — в России каждый божий день кого-то взрывают или расстреливают из автоматов посреди города, но первые лица государств при этом ведут себя абсолютно спокойно, если среди жертв нет "слуг народа".

— Сергей, во-первых, проводить такие действия в Арабских Эмиратах не принято. Страна много лет создает себе статус безопасного места пребывания и на этом основаны гигантские финансовые проекты, в которых участвуют не только наши деньги. Та же Саудовская Аравия имеет очень серьёзные финансовые интересы в нашем туристическом бизнесе. Поэтому существуют и кулуарные договоренности, про которые тебе знать не обязательно. Во-вторых, я всё-таки член Семьи, что в арабском мире имеет очень большое значение, поскольку правящих Семей в арабском мире не так много. Но это пока второстепенные вопросы. Основное для тебя, заключается в тех же спутниках. Аравийцы подозревают, что ты причастен к падению двух спутников связи, принадлежащих Саудовской Аравии. По ряду политических и экономических причин, Саудовская Аравия не имеет слишком большой армии и флота, поэтому иногда вместо того, как это делают другие страны, чтобы выслать авианосец или ракетный эсминец, для обозначения своей озабоченности и недовольства в каком-то регионе мира, там происходят громкие теракты. Благо религия этой страны подобные действия только одобряет. Связь с такими силами поддерживается через собственные спутники, чтобы исключить возможности утечки информации. Самое главное, что и финансирование проводится тоже через спутниковые системы связи.

— Сейчас у Аравии сложное политическое положение. Что-то пошло не так. Йемен, который рассчитывали победить легко, сам на юге перешел в наступление. Но что еще более опасно — началось брожение в племенах, на союзе которых держится фундамент саудовского правления. В результате падения цен на нефть шейхи племен стали получать втрое меньше "дотаций", которые им выдает королевская семья. Дело в том, что по существующей там системе, власти КСА дают шейхам племен и вождям влиятельных кланов нефть по цене 24 доллара за баррель. А те потом продают ее на мировой рынок по рыночной цене. Если летом она превышала 100 долларов, то сейчас не превышает 58. Кроме того, война требует дополнительных расходов госказны, что тоже привело к сокращению выплат дотаций племенам. По имеющейся информации, шейхи уже выдвинули резкие претензии королю Сальману, пригрозив неповиновением. Более того, стала поступать информация о том, что если дела у династии Аль Сауд будут и далее ухудшаться, а король будет втягивать страну в военные авантюры, то племена могут поднять восстание и потребовать федерализации саудовского государства. И тогда оно будет состоять из нескольких достаточно самостоятельных образований, как это было в начале 20-го века. Поэтому потерять спутники и связь, а кроме того и контроль над происходящими военными действиями, для Саудовской Аравии сейчас очень болезненно, — выдал на одном дыхании араб большой блок информации. Из всего сказанного я понял, что своим ответом на нападение одного из "Хелласатов" на мой спутник, я лишил "Аль-Каиду" поступающих денег и надежной связи, за что меня хотят убить. Но неудачная попытка столкнула интересы двух арабских группировок, одна из которых сейчас не слишком рада проводимой ею локальной войнушкой, где этим спутникам тоже отводилась немаловажная роль.

— Большая проблема сейчас заключается в том, что потеряв надежные каналы связи, саудовцы сейчас лишены возможности как-то повлиять на ту же "Аль-Каиду". Предположительно в Эмираты больше вряд ли кто прибудет, а вот к тебе на Мадагаскар вполне могут. Да и в Африке позиции Аль-Каиды очень сильны. Сергей, ты можешь мне сказать, что было со спутниками? — спросил араб.

— Достаточно предположительно. То, что спутник саудовской фирмы "Арабсат" пытался уничтожить мой спутник, который висел над этим регионом, я установил достаточно точно. То, что спустя какое-то время два их спутника столкнулись в космосе с чем-то необычным (с тротуарной плиткой, ха-ха) и сгорели, мне тоже известно. Кстати, вчера пострадал еще чей-то неопознанный спутник над Европой, который маскировался под космический мусор, и слишком близко решил подойти к моему, загадочным образом управляя этим мусором, — выдал я достаточно нейтральную информацию.

— И что стало с европейским спутником? — спросил Хосни.

— Ну что может стать с террористом, который пытается напасть из мусорного бака, — начал было я.

— Особенно, если туда бросить гранату, — понимающе продолжил араб, — Сергей, вот почему русские, вместо того, чтобы сесть за стол переговоров, сначала выстрелят или гранату бросят? — задал вопрос мой собеседник.

— Хосни, давай еще раз. "Арабсат" первым напал на мой спутник или нет? Та мусорная какашка ко мне летела специально с кучей своего мусора, или оказалась рядом случайно, работая маневровыми двигателями? Давай я лучше расскажу тебе популярный анекдот времён СССР. Китайские агрессоры напали на мирно пашущий советский трактор. Трактор выпустил две ракеты и улетел, — я замолчал, прикуривая сигарету.

— Это весь анекдот? — тоже помолчав, спросил араб.

— Да, весь. Смысл его в том, что чтобы русские ни сделали, оно у них всегда умеет защищаться, иногда достаточно неожиданными способами.

— Я подумаю над тем, что ты сказал. А пока предлагаю тебе пожить в ОАЭ, безопасность я тебе гарантирую. Про тебя мы с саудовцами договорились, этот случай забудут, но пока проблема со связью требует времени, чтобы об этом можно было сказать, как о состоявшемся факте. Вполне возможно, что гостей на Мадагаскар остановить не успеют, — выдал важную информацию араб.

— Хосни, спасибо за предупреждение, но гостей я хотел бы сам встретить.

— Береги себя, Сергей, — араб отключил телефон.

Глава 22

— Мы стараемся применить максимум массовых, а поэтому дешёвых решений. Утепление корпуса и пола рамы вспененными пленками, технология подогрева аккумуляторов и кузова системой "тёплый пол", как вариант для обсуждения предлагаем идею по применению бакелизированной фанеры, с антипиреновым покрытием, для внутреннего пола салона. Этот пол пойдёт над аккумуляторами и стальным дном. Фанера нас устраивает из-за легкости монтажа, дешевизны и тепло — шумоизоляции. Все нагрузки на неё в пределах допустимого, для этого материала. Основной обогреватель каталитический на бензине, с дополнительным фильтром и блоком управления. Работает бесшумно и надежно, энергии почти не потребляет, стоимость незначительная, по сравнению с другими системами. Фантастическая ремонтопригодность. Просто вынимается один блок, отсоединяется трубка питания и восьмиштырьковый штекер и всё, дальше просто вставляется недорогой новый блок. Время на замену одна-две минуты. Пока наработка такого блока на отказ составляет около двадцати тысяч часов непрерывной работы. Подогреваемые зоны стекол и дворников обеспечиваем при изготовлении самих стекол, установкой нагревательных нитей. Все сидения с подогревом. В этой папке несколько вариантов комплектации. Все в пределах трехсот-пятисот долларов, — закончил по "северному пакету для электромобиля" доклад Чжан Го. Что-то смутил он меня фанерой, делаем супер-пупер современный электромобиль, а в салоне второй пол из фанеры….мм…не, нам такого счастья не надо, хотя как материал она вполне устраивает.

Одним из слабых мест оказалась зимняя эксплуатация электромобиля. Аккумуляторы при низких температурах теряли емкость, а электрообогрев салона высасывал слишком много энергии, сокращая пробег почти в полтора раза. Пока собирались решить эти задачи дополнительной теплоизоляцией, автоматическими подогревами и бензиновой каталитической "печкой". Рассчитывать на тепло от двигателей не приходилось, слишком высокий КПД у электродвигателя, чтобы бездарно вырабатывать тепло при работе. Наши двигатели при максимальной мощности не нагревались больше, чем на пятнадцать градусов от температуры окружающего воздуха. Но кто же будет греться, утопив педаль в пол. Бачок на десять литров бензина обеспечивал при минус двадцати градусах комфортные плюс двадцать три в салоне на сто часов езды, или постоянный подогрев в стояночном режиме до нуля на пятьсот часов, включаясь периодически.

Холодным душем оказалась информация о намерениях индийского производителя.

REVA — городской 3-х дверный микроавтомобиль. Габариты: длина — 2,6 м, ширина — 1,3 м, высота — 1,5 м. Вес 745 кг. Грузоподъёмность 270 кг. В электромобиле предусмотрены два места для взрослых и два задних места для детей.

Пиковая мощность электродвигателя — 13,1 кВт. (17,5 л.с.). Двигатель расположен в задней части электромобиля. Ведущие колёса — задние. Свинцово-кислотные аккумуляторы 48 В. располагаются под передними сиденьями. Время полной зарядки 6 часов. Дальность пробега на одной зарядке 80 км. Максимальная скорость 70 км/час. Завершились испытания версии электромобиля с литий-ионными аккумуляторами. Дальность пробега выросла до 140 км.

Электромобили в Лондоне не облагаются налогами и дорожными сборами, имеют право на бесплатную стоянку. Аналогичные льготы предлагают другие страны, например, правительство Японии каждому покупателю электромобиля Reva субсидирует $2600. G-Wiz поставляется в 21 страну мира.

Такой автомобиль они выпускали с 2006 года, а вот их сегодняшние планы напрягали.

Супербюджетный электромобиль из Индии, готовый встать на конвейер, недавно был представлен общественности. e2o — это современный двухдверный, четырхместный электрический хэтчбек, ориентировочная цена которого составит порядка 2700 долларов. При этом характеристики e2o вполне сносные для городского электрокара. Максимальная скорость — 80 км/час, пробег на одном заряде — 100 км. Производитель намерен уже в 2015 году продать около 30 000 таких машинок.

Хотя наши расчетные показатели были намного выше по всем техническим параметрам, но какова цена!

Наш автомобиль при полноценных и свободных четырех местах пока получался 700 килограмм весом, с пробегом в 210 километров при полной загрузке, или 270 с одним водителем, максимальной скоростью 130 км/час, и с разгоном до 100 км/час за восемь секунд. Самые большие споры вызывала максимальная скорость. Когда мы вычертили график нарастания цены в зависимости от роста максимальной скорости, то сами были в шоке. После 80 км/час каждые следующие десять километров скорости увеличивали стоимость машины сначала на 8,5 %,после 110 км/час уже на 11,7 %, а после 130 км/час уже на 15,5 %. Сейчас у нас себестоимость переваливала за четыре с половиной тысячи долларов, причем как с "южным" так и с "северным" пакетами. В "южном" пакете был более мощный кондиционер и солнечная батарея на крыше, с использованием графена, добавлявшая от тридцати до сорока километров к пробегу. Утешало, что почти аналогичный нашему Рено Зое имел продажную цену 16000 евро, и то с большой государственной субсидией.

Французский электромобиль Renault Zoe претерпел обновление, в ходе которого был увеличен запас хода на 30 км. Теперь электромобиль может проехать на полностью заряженных аккумуляторах до 240 км.

Пока еще мы не торопились с окончательным вариантом нашего электромобиля. Более того, я попросил дорабатывать только варианты "пакетов" и корпуса, не трогая силовую часть. Многое из подсказанного "зелеными человечками" нужно было пробовать. На часть изделий они мне сбросили даже технологические карты и сейчас я ждал заказанное сырьё для металлизатора. Ряд решений мог оказаться революционным и в корне поменять весь проект. Одним из таких решений могло оказаться применение графеных аккумуляторов. На сегодняшний день их уже начали изготовлять серийно, поэтому я вполне могу их применить в массовом изделии. В списке успешных производителей таких аккумуляторов была испанская фирма.

Компания Graphenano является ведущим в мире производителем графена в промышленных масштабах. Графеный аккумулятор может сделать очередную революцию в автомобильной промышленности и телефонии. Он весит половину литий-ионного аккумулятора, он стоит на 77 % меньше, заряжается за восемь минут, и предлагает автономность езды до 1000 километров.

Пока проект на наш электромобиль предполагал смешанные аккумуляторы, где литий-ионных было четыре, а восемь мы собирались делать по принципу японской фирмы Денсо, которая применив иридий существенно подняла характеристики классического свинцового аккумулятора. Такая схема включения батарей разного типа позволяла нам использовать лучшие качества батарей, балансируя достаточную ёмкость невысокой ценой.

Чжан, в ближайшее время я передам твоей группе для проверок несколько образцов графеных аккумуляторов. Одной из самых больших проблем я вижу создание зарядных устройств для них. Они заряжаются очень быстро. Это огромный плюс, но и не менее большой минус, с точки зрения специального зарядного устройства и источников тока для их подключения, так как всё это должно быть очень высокой мощности. Если мы возьмём за базовую мощность наших батарей 50 квт. ч, и попробуем их зарядить за восемь минут, то нам надо иметь сеть и заряжающее устройство, способные выдерживать нагрузку в 375 квт. Это триста двенадцать одновременно включенных тостеров по 1,2 квт. каждый. Для частных лиц такие мощности недоступны. Максимум, что может себе позволить владелец коттеджа, это 20 квт.ч., редко когда больше. Квартиры обычно снабжены общим автоматом на 20–25 ампер, что при напряжении в 220 вольт дает 4,4 квт.ч. или 5,5 квт.ч., при 25 амперном автомате. Поэтому рассчитывать на быструю подзарядку без специальных станций не стоит. В лучшем случае у владельца коттеджа на это уйдёт два с половиной часа. При нашем планируемом энергопотреблении такого аккумулятора теоретически хватит на триста с лишним километров пробега.

Башня пока молчит. Все предупреждены о возможности визита нежеланных гостей на остров. Проверил свою винтовку и поменял батарейки на прицеле. Надо будет докупить патронов, а то уже меньше сотни осталось.

Американцы для своего электромобиля "Тесла" сделали сеть зарядных станций по стране, а вот как заряжать электромобиль в России, пока непонятно. Я пытался отвлечься, перебирая патроны.

Глава 23

Поспать не удалось. Проворочался больше часа, книгу почитал, но сон не шел. Потом пришло сообщение из башни наблюдения. Кажется, началось.

Через спутник я просматривал изображение транспортного судна, уверенно двигавшегося к нам сквозь встречную волну со стороны Коморских островов. Волны, раскачивающие судно, мешали детальному просмотру. На палубе людей не было. На корме, сейчас свободной от грузов, были закреплены четыре лодки, достаточно узнаваемой формы из-за своеобразных дополнительных надувных бортов, служащих для защиты от волн. Никакого вооружения на самом корабле не увидел. Сделал несколько снимков и пошел к Агрееву, подхватив по пути винтовку и рацию.

— Четыре "Футуро Коммандо", каждая способна взять до двенадцати человек, но обычно девять-десять, — рассматривал командир легионеров фотографию лодок "Зодиак", закрепленных на кормовой части палубы приближающегося корабля, — Значит на самом корабле подходить не собираются.

— Может прямо по кораблю отбомбиться? — продолжал я сомневаться в плане Агреева.

— Были бы бойцы на палубе, так бы и сделали, но по такому кораблю наши бомбы маловаты будут. Утопить точно не сможем, да и остановить только при удаче получится. Хотя…, если лишить их лодок, то у них два варианта. Либо возвращаться, либо подходить на корабле к причалу. Возвращаться ваххабиты не будут, значит полезут на остров к причалам. На наружный причал им не высадиться, высоковато для них, да и волна приличная на наружной стенке, значит только внутрь, на низкий причал. Это единственное место на острове, где они без лодок смогут высадить людей быстро, — размышлял вслух легионер. Я обдумывал применение парализатора, хотя сильно сомневался в его эффективности, разглядывая корабль. Это всё-таки не катер, размеры корабля намного серьёзнее. На такой высоте я буду без защитного поля, как поведет себя челнок, получив хоть одну случайную пулю, я не знал.

— Если всё сделаем правильно, то стрелять прицельно им может вообще не дадим, разве только в трюме застрелиться захотят, — подвёл итог своим размышлениям Агреев.

Начинать решили, когда корабль подойдет поближе и на палубе начнется движение около лодок. В четыре часа утра корабль подошел к острову километров на пять. Обе бомбы с БПЛа попали удачно, повредив как минимум три лодки и убив или ранив почти половину вооруженной толпы, высыпавшей на палубу. "Ослепшие" от разрывов бомб, камеры, дали "картинку" только через тридцать секунд, показывая возникший на палубе хаос и десяток вспышек от огня из автоматов, стреляющих длинными очередями в разные стороны. Надо отдать должное, даже после такой встречи ваххабиты не отступили. Минут через двадцать корабль дал ход и разворачиваясь, пошел к причалам.

Стрелять яростно и бессмысленно боевики начали с дистанции в пятьсот метров. Под трескотню автоматов, корабль нацелился в створ между причалами и сделал последний рывок, надеясь у самого причала притормозить задним ходом. Теперь уже возможности другого маневра у капитана наших гостей не осталось. По команде Агреева БПЛа, успевший принять на борт новые бомбы, накрыл цель еще раз, а из капониров рявкнули автоматические пушки, снося с палубы всё живое и неживое. Корабль по инерции зашел в створ между причалами, осыпаемый со всех сторон огнем от снайперов и из пулемётов. С обоих причалов, оставляя дымный след полетели гранаты с газом, которые выстреливали из подствольников укрытые за контейнерами легионеры. Я с винтовкой укрылся на борту "Росслау", контролируя правый борт и часть рубки останавливающегося корабля бандитов. Два раза пришлось выстрелить в темный проем дверей, где происходило какое-то движение. Стрельба с корабля прекратилась еще до того, как он сильно стукнувшись, сминая себе носовую часть, остановился у бетонной стенки причала. Легионеры, под прикрытием снайперов и пулеметов, провели штурм корабля всемером, используя большое количество газовых и светошумовых гранат. Четверо живых, оказавшихся моряками с корабля и четверо тяжелораненых еще во время первого бомбового удара, пробыли у нас до вечера. Вечером за нашими пленниками прилетел вертолет. Агреев, с моего разрешения, связался с Легионом и предложил им забрать боевиков из Аль-Каиды, к которым у Легиона был давний и особый счёт. Собрали все оружие и проверили трюмы корабля, кое-что взяв по мелочам. По словам Сорокина, корабль для нас ценности не представлял, а возиться с его оформлением и делать достоянием гласности применение бомб и крупнокалиберного оружия по меньшей мере неразумно. Корабль боевиков затопили на километровой глубине. У нас пострадавших не было.

— Никаких новостей не поступает, хотя они уже три раза должны были выйти на связь, — почтительно наклонив голову, докладывал пожилой араб с пересеченным двумя шрамами лицом, глядя на белый халат немолодого человека, который задумавшись сидел на ковре, держа пиалу с чаем на расставленных пальцах.

— "Связь появилась, деньги мне переведены, египетский отряд со своим, слишком вольным командиром, видимо уже не вернется. В Эмиратах получилось не слишком хорошо, в своём финансировании они нам вряд ли откажут, но больше не стоит дёргать спящую собаку за хвост. Непонятно, почему эти трусы из Аравии так вдруг заволновались за того русского на Мадагаскаре и потребовали оставить его в покое, впрочем нам Мадагаскар не добавит ни славы, ни денег", — не спеша думал сидящий на ковре человек, чьё лицо, до последней пластической операции, знали все спецслужбы мира.

— Если завтра от них снова ничего не будет, то попробуй узнать через суннитов в Таматаве о судьбе корабля и занесите их имена в Книгу Славы Ислама. На Мадагаскаре у нас больше интересов нет.

Глава 24

Мы строили прибрежный поселок на Мадагаскаре, прямо напротив нашего острова. По плану он должен был стать приемной базой всей поступающей от фермеров продукции. Сейчас ставили громадные силоса и терминалы, необходимые для сушилок и мельниц, в которые будет поступать и перерабатываться продукция с фермерских участков. Станцию перекачки получаемой муки на остров начнет монтировать французская фирма, завязывая это сразу в комплекс с трубопроводом и дополнительными приёмными ёмкостями и силосами на острове. Именно они предложили лучший проект.

— Здравствуйте, господа. Предлагаю проехать сначала на производство, а потом уже мы сядем обсуждать возможные детали, — представители корейской фирмы "Дэу Логистик" вышли на меня не случайно. После того, как мы в несколько раз увеличили количество наших продуктов, поставляемых на Мадагаскар через нескольких, средних по размеру, региональных поставщиков, рекламой нашего бренда оказались увешаны не только целые здания в столице, но и почти все транспортные трассы Мадагаскара. Кто же знал, что предлагая типовой контракт будущим поставщикам, мы не учли ничтожные расценки на размещение рекламы, существующие на острове. Теперь каждый поставщик, ежемесячно согласовывал план рекламных отчислений и варианты размещения рекламы, пытаясь найти свободные места для билбордов в своём регионе.

— Вы не смогли увидеть само оборудование, что связано с необходимостью создания инертной среды при производстве и упаковке, но я и не собираюсь его демонстрировать в дальнейшем. Каждое производство имеет право на свои коммерческие тайны. Тем не менее, вы видели результаты работы нашего производства. На сегодняшний день контрактный объём заказов составляет двенадцать с половиной тысяч тонн, или шестьсот двадцать пять миллионов порций, — впечатлённые увиденным, корейцы слушали меня внимательно, хотя может тут в большей степени влияет другой менталитет и мировоззрение — другой народ это другая культура общения.

— Кстати, если Вы интересуетесь новинками биотехнологий, то наверняка уже знаете, что наука буквально неделю назад преодолела порог в восемьдесят долларов за килограмм синтезированного мясного белка, — выдал я информацию из интернета, поскольку при прочтении эта новость меня сильно развеселила, исходя из наших цен.

— На Мадагаскар мы сейчас поставляем как сублимированные продукты, так и продукты в их естественном виде. На сегодняшний день ассортимент нашей продукции составляет десять наименований мясных и рыбных блюд, составленных на основе предпочтений европейского и российского рынка. Национальные блюда из восточной кухни мы не планируем вводить, поскольку планов на развитие поставок в эти регионы пока не имеем.

— Мистер Сергей, какое время Вам может понадобиться на увеличение объёма выпускаемой продукции? — на очевидный вопрос стоило ответить не менее очевидно.

— Предлагаю пройти на одну небольшую экскурсию, которая займет несколько минут. Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать — это наша национальная поговорка и я уверен в её справедливости, — пригласил я гостей на смотровую площадку около дома.

Через слегка замутненную маревом дымку, от нагретой за день палящим солнцем воды и ленты пляжей, противоположный берег Мадагаскара просматривался хорошо. Циклопического размера циклоны и немаленькие, по своим размерам терминалы, стояли стройными рядами, внушая уважение одним своим видом. Строительная техника, выстроившаяся за линией терминалов, только увеличивала масштаб, позволяя рассмотреть бульдозеры и грузовики, которые едва виднелись за гигантскими сооружениями, подчеркивая размер зданий.

— Вот очевидный ответ на Ваш вопрос. Мы сейчас не только планируем, мы завершаем практически всю подготовку по увеличению объёмов производства и переходу на собственное сырьё. На очереди перекачивающая станция и приобретение сельхозтехники с соответствующим оборудованием. Со станцией мы определились, контракт уже заключен и через три недели она будет запущена, насчёт приобретения сельхозтехники пока пребываем в процессе переговоров. Находящиеся сооружения с правой стороны, вместе с примыкающими к ним причалами, создаются специаль