КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мир, где мне рады (fb2)


Настройки текста:



Мир, где мне рады

Часть пятьдесят третья. Нити давно прошедших дней. Глава 252

Это был не самый приятный и обычный лесок. Мне хватило часа, чтоб понять это.

Бывает такое, ты очутился в каком-то месте и вроде бы в нём всё нормально, но нет, тебя что-то настораживает. Вот прямо душа дёргается и пищит, что здесь что-то не так. И иногда, если повезёт, ты сможешь даже понять…

Что тебя убило.

Вряд ли это тебе поможет, но…

Хм… может спалить здесь всё и дело с концом? Заманчиво, но… нет, нельзя, мы здесь. А очень хочется, кстати говоря.

Так вот, чо меня смущает в этом лесу.

Звуки.

Да, это было первое, на что я обратил внимание. Обратил внимание лишь тогда, когда мы вошли в него, и эти густые деревья буквально захлопнули за нами двери густой листвой, отсекая нас как от неба, так и от всего мира.

И все звуки вокруг практически сразу стали глуше. Лишились своей звонкости, чёткости, яркости. Звуки подозрительно терялись в воздухе, когда мы пробирались сквозь заросли вдоль реки. Вот, например, вроде мы должны быть около неё, но ни журчания, ни всплесков не было, хотя таковые точно имелись, когда я разбирался с бывшей имбецилкой на берегу. Да и наши собственные голоса, шаги и любой другой шум словно пропускались через слои звукопоглотителя какого-нибудь. Более точно я бы мог описать это, если бы сказал, что сам воздух поглощал звуки или нам набили в уши ваты.

Зато сам лес было отлично слышно, и я мог от души насладиться звуками бесконечного шелеста листьев, пения птиц, по крикам которых, судя по всему, то ли ебали в клоаку, то ли рвали на части (выбери правильное), и таких же жутких криков животных. Чот не горю желанием встречаться с тем, что издаёт такие звуки.

А ведь нечто подобное я уже слышал, только от Мамонты, когда с ней трахался.

Чо за хуйня? Непонятно…

А всё что непонятно в это мире или потенциально опасно, или доводит тебя до сумасшествия, что принципе тоже то ещё удовольствие.

Не облегчала задачу и Юи которая действовала мне на нервы, иногда оборачиваясь и всем своим видом показывая, что у неё свербит в заднице и она хочет сделать гадость. Обернётся ко мне, потом отвернётся обратно, потом вновь обернётся ко мне. Вроде ничего не говорит, но глазёнки то примеряются. Я знал, что Юи проверяет меня, пытается спровоцировать, но этим она лишь приближала неприятности на свою пятую точку. В какой-то момент я уже еле сдерживался…

Ну ладно, один раз я её столкнул в какой-то колючий кустарник, из которого, шипя и стреляя взглядом в меня, она вылезла вся в иголках. И хоть это было случайно, в свой душонке, чёрной и мерзкой, я праздновал победу и отмщение.

Просто будучи на одной ноге и опираясь на меч здоровой рукой, я случайно запнулся о какой-то корень и полетел вперёд, врезался в Юи и… И та полетела вперёд, ровно в те самые кусты, что оказались перед ней, после чего скрылась в них с мелодичным «ой», только листья и зашуршали.

А вылезла уже вся в колючках, выдёргивая их из себя иголки и бросая на меня странные взгляды.

Чего я добился этим (случайно)? Ну… эффект был явно не тот, которого я ожидал. Злобные взгляды? Колкости в мой адрес? Агрессия?

Ничего такого, что выглядело бы логичным ответом на мои действия.

Юи даже не обиделась на меня. Она лишь бросила в мою сторону странный взгляд, словно что-то прикидывая. Сучка словно испытывала меня своим поведением, пробовала на прочность, проверяя. Хочет отобрать мою власть? Ну-ну, было бы что отбирать.

Но даже полёт в колючки не дал мне спокойствия и не отучил её лезть ко мне. И в конечном итоге первым сдался я, дав ей повод попиздеть.

- Чего тебе? – вздохнул я.

И так поход по лесу со сломанной ногой прогулку не красит, так ещё и эта сучка мучает. Но Юи лишь отвернулась. Не на долго, через пару минут она вновь обернулась ко мне.

- Как долго? – спросила она меня спокойно, хотя в голосе я слышал вызов.

- Как долго что?

- Как долго ты собираешься нас по лесу водить? – Юи явно перешла на следующий уровень действования мне на нервы.

- По-твоему мне это нравится? – моё недовольство отлично слышно, но дурочка лезла на рожон.

- По-моему ты не знаешь, что делаешь сейчас. И сколько идти? Пока ноги не сотрём в кровь аль не умрёт слабейший?

Она говорила это мне совершенно спокойно, но я слышал её елейный голос и прекрасно понимал, что эта бывшая аутистка хочет. И на кого намекает.

- Сколько придётся, - ответил я.

Хотя «сколько придётся» звучит слишком смело с моей стороны, так как моё «придётся» долго длиться не может. Сломанная нога явно уменьшает запас хода, и не спасёт здесь даже костыль в виде меча, на который я упираюсь. Сломанная рука, которая подло ныла, болела и вообще не двигалась, лишая меня мобильности. Пришлось примотать её к телу, чтоб не мешалась.

А это не говоря о сломанных рёбрах и пробитом лёгком – каждое движение сопровождалось болью, не согнуться, не пёрнуть, не вздохнуть полной грудью. Стоило сделать что-то неаккуратно, как тут же закашливался кровью, задыхался и кривился от боли, стараясь не сдохнуть на радость Юи. Моя живучесть в данный момент, достигшая сорока двух пунктов, спасала меня от страшных последствий: как от сильной боли, так и от последствий таких повреждений. Я до сих пор помню, как помирал, опиздюлившись, в своей первой катке по этому миру.

А ведь это ещё не считая таких мелочей, как синяки, царапины, отрубленный палец, не сильно глубокие порезы и колотые раны по всему телу. Голова разбита и, судя по всему, я успел получить сотрясение мозга, так как она страшно болела и меня подташнивало.

Видела моё жалкое состояние и Юи, решившая вырвать из моих рук поводок и покусать меня за задницу, оттого каждый раз становясь борзее. Ну ничего, на тебя меня хватит, косоглазая, поверь мне.

- Сколько же тебе придётся? – спросила она.

- Пока твоя тощая задница передо мной, я могу идти хоть на край света, поверь мне, - ответил я.

- Ох, не думала, что части тела мои будут столь сильным мотиватором, но выдержишь ли?

- А ты сомневаешься?

- О да, - она обернулась. Совершенно спокойная без единой эмоции или смешинки на лице. Только глаза как у конченной суки. – Мы не понять куда идём и не понять, чего нас ждёт там. И я не думаю, что стоит нам идти туда, куда сказал нам ты.

- И куда ты предлагаешь? – поинтересовался я, целой рукой облокотившись на меч, словно на трость. – Давай же, расскажи мне, а то ну прям очень интересно.

- Не твой ли план закончился провалом? Не из-за тебя ли сейчас мы здесь? – перекинула стрелки Юи. – И теперь ведёшь опять нас.

Понятненько… Ей не важно, что и как мы делаем, главное прицепиться, найти причину, что развести меня на… Я даже догадываюсь, на что.

Я посмотрел на наёмника.

- Ты тоже так думаешь?

Но тот испуганно замотал головой и отошёл назад.

- Труслив сказать он правду тебе, - бросила Юи.

- Тогда что ты у нас предлагаешь? Тебе мой план не нравится, и ты смело разбрасываешься словами. Может предложишь что?

- Не тебе мне указывать, что должна я, а что нет.

Ясно, драки ищет, ну окей. Я дам тебе повод и драку. И если думаешь, мохнатая пиздёнка, что будучи калекой я тебя не порву на части, то сильно ошибаешься. Не то что я хочу драться, да и вообще предпочёл бы обойтись без этого, но надо разобраться с ней и показать свою власть, пока у меня есть на это силы и возможности.

- Послушай сюда, мисс «тупая баба пытается казаться умной». Ты нихера ничего не можешь, ты даже двинуться и посрать без чужой помощи не можешь, не говоря о том, чтоб принять решение. И в последнее время я только и делал, что напоминал тебе, когда надо посрать, а когда поссать. Так что завали хавальник и топай дальше, иначе я тебе задницу надеру.

Я ей дал отличный повод. Такой хороший, что Юи просто не могла упустить его. И она естественно его не упустила, чтоб показать своё «я».

Юи вскинула голову и расправила плечи, вся преобразившись. Серьёзно, я даже очканул от такого перевоплощения из надоедливого балласта в опасный надоедливый балласт.

Блин, а если она меня сейчас опиздюлит? Нет, реально, если она мне сейчас пизды пропишет, и я ничего ей не сделаю? Я не хочу получать пизды, это позорно, неприятно и больно. А ещё неполезно и плохо сказывается на моём здоровье, которое и так не очень.

Я даже невольно отшагнул, чем вызвал лёгкую улыбку на её лице. Бывшая аутистка словно стала слегка выше, легче и светлее, будто из неё свет полился. Нет, она свет не испускала, естественно, но блин, как описать того, кто буквально расцвёл на твоих глазах? И от неё чувствовалась сила. Примерно такую же я чувствовал, когда она меня пиздила в универе.

Сейчас она будет здесь в прямом смысле слова летать.

И стоило мне об этом подумать, как моя любимая Юи в мгновение ока оказалась около меня и одним ударом в грудь отправила в ближайшее дерево. Перед этим я едва успел стиснуть зубы и зажмуриться, готовясь принять в себя нечеловеческую подачу. Всё равно не увернусь, но так хоть подготовлюсь.

Ощущения… м-м-м… незабываемые; словно камаз на полной скорости врезался. И ведь таким ударом можно и сердечко моё многострадальное остановить ведь!

Припечатавшись к дереву спиной и испустив весь воздух из лёгких, я медленно сполз на землю, едва не задыхаясь. Ёбушки-воробушки, казалось, что мне просто сжали грудь и выдавили весь воздух из лёгких, лишив возможности вздохнуть. В глазах так вообще на мгновение вспыхнул мрак.

Когда я вернул себе возможность хотя бы видеть, Юи победно стояло в шагах десяти от меня настолько расслабленно и фривольно, насколько это было необходимо, чтоб было понятно, что она сила, а я говно на её подошве. Пизда с ушами, я до тебя ещё доберусь…

- И это всё? – прохрипел я, медленно вставая и закашливаясь. На ноги полетело несколько капель крови. – Это всё, на что ты способна?

- Оу, недостаточно вам это? – наигранно прикрыла она ладошкой рот. – Прошу прощения, но если для утверждения точки зрения моей вам требуется посильнее всё объяснить, то как хотите, я не против.

Чванливость через край. Ты сейчас утопишь нас в ней.

Я медленно, словно древний старик встал, кряхтя и хватаясь за спину. Пиздец просто, позвоночник словно сейчас развалится на части, и я уже не говорю о том, что кости страшно ноют от такого удара. Кажется, ещё несколько рёбер сломал себе… Боги, пусть мне это лишь кажется, такого количества переломов я банально могу не выдержать.

Но как бы я не ревел внутри, лицо мне удалось держать непроницаемым, чтоб косоглазая сучка не догадалась, что следующий такой пинок для меня может оказаться полным фаталити, а может и бруталити, после чего уже им придётся тащить меня на себе.

А может Юи меня тупо бросит здесь.

Стоило мне оказаться на ногах, как Юи вновь двинулась ко мне, пользуясь всё той же тактикой. Лёгкое движение, скольжение, размытие и…

И ПОДАВИСЬ СУКА!!!

Я ёбнул несильной магией электричества перед собой, вытянув руку и не забывая сдерживать себя, иначе просто поджарю её. От меня сразу же с весёлым треском и синеватыми разрядами, словно по воде, небольшой волной в разные стороны разошлись молнии. И естественно, что едва заметная тень, словно реальное дуновение ветра, не могло просто физически пройти через такую преграду.

Эффект был очень красивым, такое не просто описать. Юи тут же стала обычной собой, а не смазанной тенью, вся охваченная лёгкими молниями от такого фронтального разряда. Те, словно паутина, окутали её с ног до головы, искрясь и мерцая. И потеряв контроль над собой, она на полной скорости пролетела вперёд и рухнула к моим ногам, дёргая руками и ногами, словно её продолжал бить ток.

И я, на правах победителя, указал на неё пальцем и принялся бить током! Вухахахаха, познай истинного антигероя… Хотя бить током уже беззащитную девушку, это, наверное, на уровне тех, кто обижает маленьких – слишком мелочно… Хотя какая разница?! Я антигерой! Мне плевать!

Так кто у нас теперь здесь главный? Сучка нетраханная, знай батьку в катке.

Юи не сразу удалось встать на ноги. Лишь когда моя экзекуция током прекратилась. Её знатно колошматило и дёргало, словно у неё был нервный тик. Но на этом всё не закончилось, надо было впечатать урок в её пустую голову. Так что стоило ей встать, как я тут же мёртвой хваткой схватил Юи за руку и прошипел в её слегка удивлённое и напряжённое лицо:

- Сюрприз, сучка.

И просадил ей быка!

Да, сука! Получай заслуженной пизды!

Юи дёрнулась назад с расквашенным носом, пытаясь вырваться, но куда ей там. Оказавшаяся лишённой подвижности, Юи была беззащитна передо мной. Правда у меня у самого всего одна рука двигается, и та держит её…

Но Юи тоже оказалась не промах и в ответ со всей дури залепила мне сама быка. Правда опыта у неё было маловато, поэтому ударились мы лоб в лоб. Ну бля… В голове всё на мгновение вспыхнуло и отдалось аж в затылок, вибрация ударила в виски, словно пытаясь вынести их наружу. И не понятно, то ли я сделал быка, то ли мне только что проломили.

Но такому дуболому как я не привыкать. Что там головой ломаю что-то, что там получаю по ней. Кажется я только что нашёл истинное предназначение своей черепушки.

Но я тоже не струхнул и вновь ответил ей ударом на удар. За вторым последовал третий удар с её стороны, четвёртый с моей…

И на шестой, когда я сам уже ничего не видел толком, почувствовал, как обмякла рука в моей хватке и потянула меня вниз на землю. Как всегда, победила грубая сила и отсутствие мозга, который можно выбить из головы. Я молодец, нечего сказать.

Едва моё зрение немного вернулось, я тут же бросился на упавшую к моим ногам Юи. Она была в ауте и пыталась прийти в себя, но давалось ей это с трудом. Сразу видно, что живучесть нихера не прокачена, хотя, по правде говоря, многие нормальные люди и с первого удара бы свалились; всё-таки моя сила пятьдесят три, что немало.

Придавив ей собой к земле и не давая сдвинуться с места, я схватил Юи здоровой рукой за волосы и притянул её лицо к своему.

- Что я говорил про такие фокусы?

- Я… я… что? – её взгляд слегка ошалело гулял, словно она не совсем понимала, где находится.

- Я говорил, что ещё раз, и будет наказание, верно?

- Что… а… да, кажется… - пробормотала Юи.

- Ты уяснила, кто здесь главный или мне повторить?

- Не стоит… я поняла всё, уверяю, что не стоит…

- Я буду надеяться на это, - кивнул я, прекрасно понимая, что Юи потом ещё раз попробует меня на прочность. Не пойму, зачем аутистке всё это, ведь я просто хочу довести её до сестры. Или же у неё свои планы на свою свободу?

Встав и пошатываясь от не самой весёлой зарядки, я проковылял к мечу, подхватил его и бросил наёмнику.

- Найди и сруби ветку мне под костыль. Надеюсь объяснять, что это, тебе не надо?

- Нет, - быстро ответил он и принялся изучать ближайшие деревья.

Юи тем временем всё пыталась прийти в себя, крутя головой по сторонам и рассеяно потирая рукой висок. Надеюсь, что она не ёбнулась, так как это сейчас было бы очень некстати. Возиться с ней мне совсем не хотелось, хотя и в новом состоянии она меня совершенно не радовала.

Уже через пол часа мы двинулись дальше по лесу, стараясь придерживаться реки. У меня появились костыли, на которых было передвигаться куда проще, у наёмника меч, который по понятным причинам я не мог нести, а у Юи несколько лишних синяков с разбитым носом.

И шли мы как в прошлый раз – наёмник спереди, я сзади, Юи посерединке… Как звучит… посерединке… Я знал порнушку, которая начиналась ровно так же… так, стоп, то было гей порно…

Фу бля! Угораздило вспомнить же! Сука! Я думал, что уже успешно забыл тот пиздец, который мне скинул толстый друг, и которое я по незнанию и наивности открыл. Но зато после того раза я понял, что я точный и непоколебимый натурал.

Ничего личного, лишь предпочтения… но сегодня мне будут сниться кошмары…

Ещё через пол часа нашего непоколебимого пробивания через заросли джунгли Юи вновь начала бросать на меня подозрительные изучающие взгляды. Делала она это как бы между делом, но мне вполне такого хватало, чтоб насторожиться. Я в принципе не чувствовал себя рядом с ней в безопасности, а такие вот фокусы так вообще выбивали меня из колеи. Юи видимо показалось мало прошлого раза.

Ты чо сучка, успокоиться не можешь?!

Но бля, второго раунда в своём состоянии я могу и не пережить.

И мутит она что-то. Понять бы, что именно и с чем это связанно. Я просто уверен, что у неё были какие-то свои мысли по поводу всей ситуации как в горной империи, так и в собственной семье. И теперь, очнувшись после своего состояния, она бы с удовольствием начала мутить дальше свои дела. И у меня нехорошие предчувствия по этому поводу.

Хотя не только это я хотел понять, если честно. Ещё мне было интересно, как долго меня несло по течению реки, раз мана удивительным образом успела восстановиться. Это точно сутки…

- Так куда же путь мы держим? - неожиданно прервала мои размышления Юи будничным голосом, словно мы и не дрались с ней недавно. Ей явно было той разборки мало в отличие от меня.

И сейчас меньше всего я хотел с ней разговаривать.

- Я вроде ясно дал понять, что тебе отвечать на этот вопрос не собираюсь, – поморщился я.

- Быть может будет лучше нам обоим, если правду узнаю я. Ведь раньше иль же позже вспомню я её.

- Как вспомнишь, так и придёт время, а пока иди и не третируй меня, пожалуйста, - попросил я её вежливо.

- И всё же, что связывает тебя с сестрой моей и что мы делаем вдвоём в лесу?

Но я ей не ответил. В тот самый момент моё внимание привлекло совершенно другое. Как и внимание наёмника. Только Юи продолжала что-то тарахтеть, пытаясь вызнать из меня правду.

- Вы видите? – тихо спросил наёмник.

- Скорее слышу, чем вижу, - ответил я.

И я действительно слышал. Детские весёлые голоса, вроде мальчика и девочки со стороны реки. И раз я был не единственным, кто их слышал, то это была не галлюцинация, если только не массовая. Видимо мы наконец-то вышли к какому-то населённому пункту.

Глава 253

- Я поймала её!

- А вот и нет!

- А вот и да!

- Тогда где она?!

- Сорвалась!

- Врунья!

- Сам врун!

Звонкие детские голоса разносились над речкой, что тихо вторила всплесками волн о большой каменный валун. Этот огромный камень выступал в реку на метра два или три, словно трамплин или неприступная крепость.

На самом краю этого валуна сидели девочка и мальчик лет шести, держа в своих руках небольшие самодельные удочки и громко споря между собой. Настолько громко, что распугали ближайших птиц, но недостаточно громко, чтоб их услышали в деревне.

Это была обычная картина для этого места, когда дети начинали спорить между собой о какой-то ерунде, что для них являлась очень важной темой мировых масштабов. И за этими спорами и криками они зачастую даже не замечали, что происходит вокруг них.

Мальчик вскочил на ноги, продолжая ругаться со сидящей рядом девочкой с длинными, отдающими фиолетовым цветом, волосами.

- Ты ничего не поймала! Ты врунья! – обвинительно указал он на неё пальцем, словно приговаривал к чему-то.

- Поймала! Ты просто дурак! – обиженно, чуть ли не плача, закричала она в ответ. – Я поймала, просто ты не увидел! Я действительно поймала рыбу!

- Зря я связался с глупыми девчонками, - бросил мальчишка высокомерно, из чьих уст такая фраза звучала скорее забавной, чем серьёзной. – Пойду лучше, с другими в «Дальше плюй» поиграю. А ты и сиди здесь.

- И буду! – у девочки уже слёзы появлялись в уголках глаз. Ещё немного таких разговоров, и она просто расплачется.

Уже через пару минут девчушка сидела одна на огромном валуне, роняя слёзы от обиды и угрюмо взирая на воду, по волнам которой спокойно покачивался поплавок удочки. Ведь она действительно поймала рыбу! Большую рыбу, которую не стыдно показать даже взрослым! Просто в последний момент, когда она потянула удочку на себя, такая огромная рыба сорвалась и была такова.

Обидно.

Но ещё обиднее, что ей не поверил этот глупый мальчишка. Глупый, глупый мальчишка. Ну ничего, она будет сидеть здесь до вечера, пока не поймает большую рыбу. И тогда он замолчит. Будет завистливо смотреть на неё, когда она отдаст эту рыбу матери.

А потом ещё и просить будет, чтоб показала, как она её поймала. Точно будет, ведь…

Позади неё зашуршали кусты, но девчушка даже не обернулась, высокомерно выпрямившись и не сдержав улыбки. Правда восторжествовала! Ему стало стыдно! Но и она не будет просто так его прощать. Пусть теперь сидит и мучается.

- Я знала, что ты вернёшься, - гордо сказала она, даже не оборачиваясь, украдкой смахнув слезу с лица.

Но голос, который она услышала, заставил её замереть, словно каменное изваяние, сжимая удочку так, что древко жалобно заскрипело.

- Боюсь, что я не тот парень.

Голос этот был холодным, чужим, безрадостным и низким. Словно человек, который обладал таким голосом, не знал счастья или же сам был несчастьем. В нём не было ни тепла, ни жизни, ни живости, которую она привыкла слышать от других. Оттого обернуться и увидеть его обладателя ей совершенно не хотелось.

Но она обернулась. К сожалению обернулась, так как детское любопытство всегда берёт вверх.

У самого камня, словно преграждая ей путь к отступлению, стоял мужчина.

Жуткий страшный мужчина, который был темнее, чем вся округа. Словно именно на него падала тень. Наверняка он ворует детей и ест их в своём логове. Иначе зачем ему такая маленькая девочка как она. Но вот быть съеденной она быть не хотела. Ещё только всего не сделано!

Поэтому девчушка вся напряглась, готовая броситься наутёк вниз по реке к деревне.

Ей и другим детям много раз говорили не ходить сюда. Говорили, что лес опасен и таинственен. Но она каждый раз с другими детьми тихо пробиралась через разрешённую границу сюда, на камень, где клёв был всегда лучше всех.

И сейчас она очень жалела, что не послушала мать и других взрослых, нарушив их наказ.

Девочка ещё раз осмотрела мужчину. Его рваная одежда была заляпана кровью, на его голове виднелись жуткие раны. Он, словно старички из её деревни, опирался на трость, в то время как к ноге зачем-то были привязаны какие-то палки. Его левая рука тоже зачем-то была примотана к телу.

«Может… может его тоже хотели съесть и связали? А он выбрался?» - мелькнула у неё нелепая и глупая мысль.

- Рыбу ловишь? – поинтересовался жуткий незнакомец, бросив взгляд на её удочку.

Девочка неуверенно кивнула.

- Ясно… Понимаешь, я тут заблудился. Ты не знаешь, где здесь ближайшая деревня?

Девчушка замотала головой. Не потому, что хотела скрыть местоположение деревни, просто слишком она перепугалась, от чего её ответы были слегка… нелогичными.

- Не знаешь, где деревня? – незнакомец подошёл к камню и с трудом забрался на него. Его нога с примотанными к ней палками несколько раз зацепилась за край огромного булыжника, отчего он поморщился, но не издал ни звука. Теперь их разделяла пара метров, и он буквально навис над ней. Вот сейчас всё внутри девочки сжалось от страха. Её взгляд раз за разом возвращался ему за спину, где был спасительный берег.

- И сказать, есть ли здесь поблизости деревня, не можешь? – удивился жуткий странник.

Она вновь быстро покачала головой.

- Но ты живёшь в деревне, верно? – с лёгким сомнением спросил он.

Она закивала головой.

- А откуда ты пришла?

Девочка, не раздумывая, показала пальцам влево, вниз по течению, где ниже, за поворотом, располагалась её деревня.

- Понятно… - протянул он, посмотрев в указанную сторону.

И в этот момент девчушка решилась.

Выпустив из рук удочку, которую с такой любовью она делала последние несколько дней, девочка бросилась вперёд, слегка пригнувшись, стремясь проскочить у него под боком. И ей это почти удалось, если бы в последний момент её лодыжка не зацепилась за трость незнакомца.

Всё так же летя вперёд, она запнулась, ударилась коленками о булыжник и свалилась с камня на песчаный берег. Может поэтому ей и удалось ничего себе не сломать.

Кубарем слетев с огромного валуна, она рухнула в песок. Несколько секунд просидела с полным шоком и непониманием происходящего, оглядываясь, пытаясь прийти в себя после такого кульбита. И через несколько секунд не столько из-за боли, сколько из-за страха и испуга, как от встречи с незнакомцем, так и от такого полёта, девчушка разревелась. Разревелась звонко, ярко и искренне, как чаще всего умеют плакать все маленькие дети.

И несмотря на то, что именно сейчас она могла убежать, девчушка сидела и громко плакала, обхватив свои коленки.

Она даже не обратила внимание, когда незнакомец встал около неё и горестно вздохнул. Как и не сильно отреагировала на то, что из леса вышел ещё один мужчина с девушкой, которая была одета в потрёпанную походную одежду. Девочка лишь продолжала реветь.

- Ваш план силён, ничего не скажешь, - внимательно осмотрела девочку женщина.

- Блин, ну а я чо? Она сама запнулась и полетела. Какие дурные дети пошли в наше время, ужас просто. Пытаются убиться на ровном месте.

- Мне кажется, что в другом человеке проблема у нас.

- Вот не начинай, - тыкнул он в её сторону пальцем, после чего вновь развернулся к девчушке. - Эй, хватит реветь, сама же упала.

Но его слова стали лишь катализатором - девчушка разревелась ещё громче, кулачками вытирая слёзы и размазывая сопли по лицу.

- Не ешьте меня! Я костлявая и невкусная! - проревела она.

Такая милая сцена могла бы разжалобить любого человека, но на незнакомцев подействовала она иначе.

Мужчина с мечом никак не отреагировал, женщина вздохнула и приложила руку к лицу, а жуткий странник, как прозвала его уже девчушка…

- Бля, она такая милаха, что мне хочется затискать её до смерти.

Нет, на одного это всё же подействовало, однако девочка услышала из всей его фразы только «до смерти» от чего начала реветь пуще прежнего. В её голове уже крутилась картинка из сказок, где её варят в котле и потом съедают злые люди, похитители детей.

- Вижу я весь ваш талант в общении с детьми, - вздохнула женщина.

- Не начинай.

- Люблю детей я, вы сказали минутою назад. Уже тогда я насторожилась столь громким словам от вас. Вы случаем не…

- Не педофил! И прикуси язык, Юи, иначе будешь плакать рядом с ней.

- Люблю детей, хочу затискать, пугаете меня вы, - мелодично ответила женщина жуткому страннику.

Она вызывала своим видом куда больше расположения девочки, чем жуткий дядька. Даже потому что она была девушкой, а у любого ребёнка женщина ассоциируется с защитой и матерью куда лучше, чем мужчина.

Возможно именно поэтому, когда странная женщина с тёмными узкими глазами села на корточки, и протянула к ней руки, девчушка, не задумываясь, бросилась к той в объятья и уткнулась ей в грудь лицом. Она не видела, как победно посмотрела в тот момент женщина на жуткого странника.

- Бабы… - пробормотал он.

- Матери, - наставленчески ответила она.

- Сраная женская солидарность. Из-за вас Трою уничтожили, из-за вас войны развязывали. Везде виноваты бабы. Вот прям как чувствовал, что здесь то же самое будет.

- Зависть чёрная.

- Давай быстрее, тискай её там и потопали. Деревня должна быть где-то рядом.

Для девочки всё это было просто набором звуков. Она совершенно не понимала, о чём они говорили, и что имеют в виду. Да её это и не волновало, самое главное было то, что она в безопасности и тепле, по крайней мере в этот момент, и укрыта от страшного мужчины, который своим видом словно лучи солнца поглощал.

Патрик бы очень обиделся такому сравнению.

В конечном итоге девочка слегка отстранилась от груди и заплаканными глазами посмотрела на женщину. Та мягко улыбнулась ей и провела ладонью по волосам.

- Солнышко ты наше, не будешь ль ты добра нам путь к деревне показать, чтоб мы могли там отоспаться?

- А почему вы говорите стихами? – неожиданно спросила девчушка с заплаканными глазами женщину, от чего та удивлённо захлопала ресницами.

- Я… - растерялась женщина. - Так говор у меня такой.

- А что такое говор?

- Ну это… так люди чаще говорят, как говорить привыкли.

- И вы привыкли говорить стихами? – округлила девочка глаза.

- Нет, просто она ебанутая, - вмешался жуткий странник. – Девочка, хочешь золотую монету?

С этими словами свободной рукой он вытащил из дряблой сумки настоящую золотую монетку. От такого невиданного сокровища у девочки заблестели глаза. Это были огромные по их меркам деньги, и настоящую золотую монету ей приходилось видеть лишь единожды, в городской лавке.

- Именно так педофилы к детям пристают, золотую монетку предлагают, а потом им те да…

- Завались, пока я тебя сам не завалил и не отпедофилил, - обрубил её жуткий странник и вновь посмотрел на девочку. – Ну так что? Доведёшь нас до деревни? Будешь нашей проводницей, которой заплатят, прям как взрослой.

- Как взрослой? – Она много раз слышала, что ей надо становиться взрослой и помогать семье. И теперь у неё была возможность сделать это. Если она приведёт их в деревню, то сможет получить золотой! И…

А дальше пошли детские несбыточные мечты, которые рисовали ей красивое будущее. Естественно это была лесть в её адрес. И эта лесть неплохо сработала.

- Кажется, она замечталась. Юи тряхни её немного, нам ответ нужен.

- Она же ребёнок, - возмутилась женщина.

- Ну вот не пизди только. Я вижу по твоему хитрожопому взгляду, что тебе плевать, ребёнок это или нет. Ты тупо играешь мне на нервах.

- Грубо выражаться при детях очень плохо, - резонно возразила она.

- В наше время дети и не такому тебя научат, - ответил он и позвал девочку. – Слушай, а тебя как зовут, девочка?

- Я? Я Рибиленна младшая.

- Можно я тебя буду звать просто Риби?

В принципе её точно так же звали и друзья, просто Риби, поэтому она кивнула.

- Отлично Риби, лови, - он кинул ей золотую монетку, и девчушка с детским проворством поймала её двумя руками. – А теперь веди нас в деревню, пожалуйста. Мы рассчитываем на тебя.

Рассчитывают на неё… в этот момент она действительно почувствовала себя взрослой и нужной, раз на неё полагаются даже взрослые. Ведь… ведь от неё многое зависит! И всё равно, что деревня за поворотом реки находится, главное, что она сама их доведёт.

Поэтому ответственно кивнув, она быстро полезла обратно на валун.

- Я… я сейчас… сейчас только удочку заберу, и отведу вас! – скороговоркой ответила Риби, с очень деловым и сосредоточенным видом карабкаясь наверх.

Вот мне интересно, каким монстром я выгляжу в её глазах? А то чуток обидно, что она только посмотрела на меня, но уже была готова обделаться от страха и разреветься. И не знаю, как первое, но второе она успешно сделала. Вон, это сука аутистка до сих пор победно поглядывает на меня.

Пиздец просто… воплощение детских страхов с собственно персоной. Всегда мечтал пугать детишек до икоты. Хотя…

Я бросил взгляд на собственно отражение в реке. Грязный, помятый, израненный, так ещё и в крови. Меня словно волочили по лесу, а не я сам шёл. Не удивительно, что девчонка меня испугалась. Я бы сам такого испугался, будь на её месте.

Хотя забавно, что деньги вновь решили все проблемы. Нет, серьёзно, даже маленькие дети готовы откинуть предрассудки и страхи раде денег. Это немного удручает. Куда наш мир катится…

Наконец девчушка, которую звали Риби как-то там, спрыгнула на песок босыми ногами. Эта мелочь со слегка фиолетовыми волосами была одета в короткую помятую юбку и что-то типа безрукавки. Вся слегка грязная, она смотрелась как типичный деревенский ребёнок, при этом не выглядя несчастной или голодной. При этом её раса… ну, я теряюсь, честно говоря, так как назвать её расу очень сложно. Она вроде и выглядит как человеческий ребёнок, но… человеческий ребёнок… на эльфийских землях… Если это конечно эльфийские земли…

- Риби, слушай, а кому эти земли принадлежат? – спросил я.

- Принадлежат? - удивлённо захлопала она глазами, спрыгнув на песок передо мной. В руке она уже держала самодельную удочку, коих даже в деревнях в моём мире можно было увидеть у каждого мальчишки.

- Это какая страна? – уточнил я.

- Эта страна… эльфов?

Ты это у меня спрашиваешь, я не пойму?

- Эльфов?

- Ну… она точно принадлежала эльфам вчера, - уверенно заявила девочка, кивнув головой.

Блять, это или ребёнок тролля, или просто глупый ребёнок. Но мне кажется, что это маленький троллёнок, и он дрочит меня. Оттого я чувствую себя тупым, по правде говоря.

- Ясно… Получается вы живёте на территории эльфов… - я стал вспоминать, кто у нас живёт здесь и на ум тут же пришли лольки.

А ведь точно! Лольки живут у нас на территории эльфов! Родина Дары или как её там полностью звали… э-э-э… Дариана, вот! Кстати…

- Вы лоли, верно? – решил подтвердить свои догадки я.

Девочка так посмотрела на меня, словно спрашивала, не дебил ли я часом.

- Естественно. Мы народ лоли, - гордо ответила она. – Мы поклоняемся великому богу Лоликону!

Бля, избавь меня от этого бреда, мелкая. Умоляю.

- И много ли у вас деревень?

- Я не знаю, - простосердечно пожала плечами Риби. – Но есть ещё деревни, которые располагаются дальше. Нас, лоли, много! – и детёшка развела руками, чтоб показать, насколько много этих деревень.

Хм… по её обхвату рук набралось где-то на одну четвёртую деревни с лольками. Даже не целая. Но если без шуток, то деревень наверняка несколько, а может и город какой-нибудь есть. Всё-таки лоли не вымирающий вид, я их довольно часто встречал. А значит и деревушек должно быть немало.

Тем временем мы двинулись по широкому песчаному берегу, на которым я без труда мог заметить множество следов. В основном детских, но… если учесть, что здесь живут лоли, я даже не удивлён этому.

Дойдя до изгиба реки, мы прошли его, и из-за деревьев нашему взору открылась небольшая деревушка. Небольшая красивая деревушка, что расположилась на берегу реки, буквально вклинившись в густые джунгли. Она представляла из себя множество небольших милых домиков, выстроенных на сваях из досок и брёвен с соломенной крышей. Часть из них стояла у самого берега, а некоторые даже входили в воду. Остальная часть таких домиков расположилась на суше.

Крупная деревушка… ну, если учитывать маленький размер местных жителей. Значит они все должны где-то закупаться, верно?

- Слушай, а у вас здесь есть какой-нибудь магазинчик отовариться? – поинтересовался я у мелкой.

Глава 254

То, как на нас отреагируют местные жители, я уже знал заранее. Да любой нормальный человек так отреагирует, если увидит, как из леса под предводительством маленькой девочки выходят три мутные личности, одна из которых с мечом, а другая вся в крови, израненная, грязная и хромая.

Первыми нас заметили девушки на берегу, что стирали бельё. До этого они весело о чём-то разговаривали, но вот одна повернулась к нам и замерла, потом вторая, а вслед за ними и все остальные. Они испуганно вытаращились на нас, замерев словно изваяния «бабки за стиркой».

Мы спокойно проковыляли мимо них и вошли в деревню, которая видимо ещё не была оповещена о нашем прибытии. Здесь люди ходили, здоровались, общались, занимались своими повседневными делами. Немало было детей возраста Риби, хотя я замечал и постарше. Однако старше лет четырнадцати разница между взрослыми сходила на нет.

Помимо мелочи я видел среди них и более старшее поколение. Наверное, лет сорока и старше. Этих особ от остальных лоль отличало наличие морщин. И чем лоли была старше, тем больше морщин и седых волос я видел у них. Однако конкретных старух всё же мной замечено не было. Максимум, седые волосы и слегка морщинистое лицо, которое не столько портило, сколько придавало им своеобразный шарм. Возможно, что старух как таковых у них нет. Останавливаются на уровне вот таких повзрослевших женщин с лёгкими морщинками.

Что касается мужского населения, то его было здесь не так уж и много; один к трём, если не меньше. Помимо мальчишек я несколько раз увидел мужчин, среди которых были обычные люди, эльфы и два корейца. Или китайца. Блин, как этих косоглазых вообще определять? Я ничего не имею против других народностей, клянусь, но для меня все люди с косыми глазами делятся на китайцев и Джэки Чана.

Да тех же горноимперцев, выглядящих как японцев, я различаю за счёт того, что провёл с ними вместе неделю примерно.

И такой разношёрстный по мужской части народец этой деревни встретил нас настороженно. Настолько настороженно, что я боялся получить стрелу промеж глаз с таким подозрением, что на нас обрушилось. Они останавливались на месте как вкопанные, замирали, забывая о своих делах, выглядывали из окон, провожая нас взглядом. Дети так вообще разбежались как тараканы по углам и теперь выглядывали из всех щелей, перешёптываясь и тыча в нас пальцами. Невоспитанные свиньи… Да ладно, шучу, дети же.

И вообще, чего-то мне кажется, что большинство пялится конкретно на меня.

Мы прошли вдоль домиков на сваях, мимо любопытных и слегка напуганных нашей персоной людей и вышли к главной проездной дороге, что проходила через деревню.

В глаза сразу бросилась таверна. Большая… относительно лолек, двухэтажная, сделанная из целых брёвен. Но держали мы путь не в неё, а в небольшой домик, что был рядом. Самый обычный деревянный домик из досок с дощатой верандой и козырьком, в целом напоминая домик с дикого запада.

- Вот он! Вот он, магазин.

- Да я уже понял, мелкая.

- Я не мелкая, я маму почти по росту догнала! – гордо заявила Риби.

Эм… не буду это комментировать.

- Что же найти там хочешь? – спросила Юи, с интересом оглядываясь. Наверное, не привыкла наша детка из великого рода кого-то там шляться рядом с плебеями.

Здесь люди обращали на нас куда меньше внимания. Наверное, потому что путешественников здесь, на дороге, было не так странно встретить, как поднимающихся от реки, и мы были куда более обыденной картиной здесь, чем посередине деревни.

- Догадайся. Мы без еды, одежды, брони, лекарств, оружия и вообще всего, что может нам пригодиться. Как ты думаешь, что нам там нужно?

- Поняла я, не стоит так злиться.

- Вот и хорошо. Ладно, пошли, посмотрим, что тут купить можно.

По правде говоря, я надеялся на более-менее нормальный ассортимент, ведь этот магазинчик находился на дороге и им должны были пользоваться путешественники, которым вечно чего-то не хватает. И пусть золота у нас подсократилось, нам всё же должно было хватить хорошо закупиться. А что касается золотого, что я отдал девчушке, так у меня других монет нет, а плачущий ребёнок на всю округу, это пиздец как подозрительно.

Девчушка заскочила в магазин первой, явно зная хозяина этого места и ведя себя так, словно бывала здесь не раз. Мы зашли следом за ней и попали в самый обычный магазин. Такие я видел не раз за время своего путешествия: несколько стеллажей посередине небольшого помещения, несколько тумбочек, столов и полок у стен. И всё это завалено от мелочёвки типа кресал и карабинов до мечей и брони.

Ну типичный же магазин.

Заканчивала картину типичного магазинчика у дороги стойка, за которой в данный момент, повернувшись к нам спиной, стояла женщина с волосами зеленовато-синего цвета …

Приехали блять, конечная станция: рояль обыкновенный на задворках мира. Настало время охуительных совпадений.

Я остановился как вкопанный, даже сам не сразу поняв, что же меня так смутило в человеке, что сейчас стоял на цыпочках передо мной и пытался положить какую-то странную вещицу на самую верхнюю полку. Я ещё мозгами не успел осознать это, как моё сознание уже всё поняло и теперь транслировало это в мозг с криками: «Да очнись ты, это же она! Нельзя быть таким дегенератом, чтоб не узнать её даже со спины!»

Нет, меня иногда были проблемы с опознанием людей, нередко я забываю их лица, если видел их один раз в жизни. Но я не забываю тех, кто пробыл со мной так много времени. Своих соратников, бывших или нынешних я могу узнать даже со спины, если они не сильно изменились.

Просто подобное было слишком неожиданным. Настолько, что, прекрасно всё поняв, я отказывался верить в это.

Это секундное замешательство разрушила мелкая, весело подскочив к женщине, что кряхтела, пытаясь закинуть на полку вещь.

- Тёть Ли, Тёть Ли, к вам покупатели!

- А, это ты зайка… погоди, тёть Ли занята, сейчас подойдёт.

Её голос развеял все мои остальные сомнения. Мир такой сука большой, но какой же он тесный, если даже здесь я нахожу своих знакомых.

Я махнул рукой, не оборачиваясь, чтоб моя команда подождала меня на улице, пока я… вспомню старые деньки со старыми товарищами. Слишком много произошло и слишком хотелось мне узнать, что же произошло. И подобные разговоры были не для непосвящённых.

В это время мелочь подбежала к нашей новой Тёть Ли сзади и обняла за ноги. Та зловеще покачнулась.

- Ай! Глупая девчушка, упаду же! – воскликнула та, но в голосе не было и грамма раздражённости или злобы, хотя что-то слегка хищное и игривое всё же осталось ещё с моего времени. – В могилу меня сведёшь!

- Да, малышка, не трогай Тёть Ли. Не надо сводить её в могилу раньше времени, - проговорил я, шагнув к неожиданно замеревшей от моего голоса подруге. – Верно, Лиа? Ведь нам не нужно этого пока?

Явно пересиливая себя, всё так же держа над головой странную вещицу, слегка трясущаяся Лиа очень медленно обернулась ко мне, словно боясь увидеть обладателя этого голоса. На её лице была всё та же классическая плотоядная, но в то же время неуверенная и испуганная улыбка.

- М-мэйн! Какая встреча! - выдавила она из себя с трудом, явно не радуясь такому гостю.

- Не самая приятная… для тебя, - заметил я. По крайней мере именно так Лиа и выглядела; мне она была точно не рада. Однако мои слова были интерпретированы иначе и тут всё понеслось…

Всё возвращается рано или поздно. Хм… кто же мне сказал это… А, плевать, я уже и не помню, если честно, давно дело было видимо.

Но меня моё прошлое всегда избегало. Оно никогда меня не нагоняло и не трогало, а я никогда не возвращалась к нему. Более того, я всегда двигалась вперёд, всё дальше и дальше, отчего могла не бояться, что моё прошлое однажды вдруг настигнет меня.

Но мы все иногда ошибаемся, верно? Все иногда делаем неверные суждения и допускаем ошибки. Как я, например… Кто мог подумать, что в такой глуши расплата однажды достигнет и меня?

Всё утро я пыталась вогрузить этот агрегат на верхнюю полку. Эта штука была предназначена для разогрева еды: просто ставишь кастрюлю, щёлкаешь по какому-то чёрному камню внутри этой штуки, и он начинает испускать такое тепло, что может сравниться даже с огнём. Оттого ни дров, ни огня этому агрегату для приготовления пищи не требовалось.

Может он даже чьё-нибудь тельце разогреет и приготовит для меня? Ночку чтоб было с кем скоротать, например… М-м-м… А то соскучилась я уже по крепкому сексу, надо бы хорошенько потрахаться, что потом ноги не сводились.

Отлично, план на вечер есть, надо будет заглянуть в таверну, может кто-то остановился там на ночку, что удовлетворит как меня, так и мои запросы. А пока надо разобраться с этой удобной штукенцией. Она должна была располагаться на самом видном месте!

Ну давай же! Ну ещё чуть-чуть! Да чтож такое! Мне нравится, когда меня ебут, но самой ебаться совершенно не нравится, особенно с такими вот вещами. А-а-а-а! Ненавижу!

Пока я мучилась и боролась с агрегатом, лёгкий скрип двери известил меня о посетителе, а через секунду мне даже не надо было оборачиваться, чтоб узнать, чьи мелкие ножки топают по полу.

- Тёть Ли, Тёть Ли, к вам покупатели! – воскликнула девчушка за моей спиной.

Вот же… девка неугомонная. Сколько у неё заноз в заднице? Десять? Двадцать? Она хоть иногда спит?!

- А, это ты зайка… погоди, тёть Ли занята, сейчас подойдёт, - ответила я ласково, молясь, чтоб маленькая идиотка меня сейчас не толкнула, и я не уронила этот агрегат себе на голову. Или на её дурную голову. Будь девчушка уже взрослой, я бы обрадовалась такой подружке буйной, но на детишек меня пока не тянуло.

И в это время, словно прочитав мои мысли, беспокойная девчушка обняла меня за ноги! Агрегат на моих вытянутых руках опасно покачнулся. Что творишь дура! Я твою задницу перцовой настойкой натру, имей виду, глупая девка!

- Ай! Глупая девчушка, упаду же! – вскрикнула я, но всё равно на такую беспокойную занозу злиться было тяжело. – В могилу меня сведёшь!

А в следующее мгновение моё сердечко беспокойно бьющееся буквально сковало холодом.

Холодный без каких-либо эмоций голос словно впитал всё тепло из помещения.

- Да, малышка, не трогай Тёть Ли. Не надо сводить её в могилу раньше времени, - раздался он за моей спиной. Голос, который бросил меня в холод. Именно его я боялась иногда услышать по ночам, когда засыпала. Кто бы сомневался, что рано или поздно антигерой вернётся за мной востребовать с меня за всё. – Верно, Лиа? Ведь нам не нужно этого пока?

Я медленно, даже сама не осознавая повернулась к человеку за моей спиной. Меня слегка потряхивало, то ли от холода, то ли от страха перед ним. И мне как не хотелось, так и не терпелось увидеть этого человека.

Да, это был он. Мэйн с собственной персоной. Ух, какой он горячий и опасный, вот бы потрахаться здесь как в старые деньки до потери сознания с ним, в самых странных позах, прежде чем с меня спросят за всё.

И всё же я нашла в себе силы ответить старому товарищу, которого я бросила на произвол судьбы.

- М-мэйн! Какая встреча! – ой, голос дрогнул…

Я выдавила улыбочку ради него, всё так же держа над головой тот агрегат. Я совершенно забыла о нём и даже не чувствовала веса.

- Не самая приятная… - его холодный и пустой взгляд буквально заглядывал мне в душу, - для тебя.

Из его уст это прозвучало как приговор для меня родной и любимой.

Оттого я, наверное, нервно улыбалась, как дурочка, попутно подумывая о том, что было бы не плохо, если бы в этот момент он бы завалил меня прямо здесь на пол и выебал. Ух, горячо же было бы… Но мне кажется, что меня просто сейчас прирежут или забьют агрегатом в моих руках.

- Девчушка, беги на улицу, - сказала я настойчиво Риби. – У нас будет важный взрослый разговор.

На моё счастье девчушка с двадцатью занозами спорить не стала и выскочила на улицу, попрощавшись со мной и Мэйном. Мы остались в магазине одни, и, честно говоря, здесь стало словно темнее.

- Ну здравствуй, Лиа, давно ты не радовала меня своим видом… - Мэйн шагнул ко мне, и я только сейчас заметила, что он хромает. С одной сломанной ногой и привязанной к телу рукой… Нет, ему это не сильно помешает меня в буквальном смысле слова съесть.

- Я… я тебе т-так рада, ты даже не представляешь! – воскликнула я. – Заскочишь на ч-чашечку чая или с-с-сразу в кровать?

- Ты не изменилась, - выдохнул он, сделав ещё один шаг в мою сторону.

И в этот момент не знаю зачем, но я взяла и бросила в него агрегат, что держала в своих руках. А что делать ещё?! Он же меня убивать пришёл! Хуй тебе, а не моя тушка!

Массивный агрегат врезался в него. Дорогую махину было совершенно не жалко, жизнь моя куда дороже. Мэйн попытался прикрыться здоровой рукой, но его всё равно отбросило на стеллажи, которые стали рушиться и с грохотом осыпаться. Заваливаясь один на другой, они все дружно обрушились вниз.

Но мне было не до этого. Я тут же бросилась к двери, что была за стойкой и вела в мой до…

Меч воткнулся с глухим стуком прямо передо мной. Воткнулся в каком-то сантиметре от моих сисек; ещё немного и их бы нанизали как на шампур! Эй! Может я и заслуживаю смерти, но мою гордость-то не надо отрубать! Покушаться на такое уже кощунство, знаешь ли!

И всё же его меткость поражала, я уверенна, что если бы он хотел, то сейчас этот меч торчал бы из моей головы.

Я замерла, боясь шевельнуться. Никогда мне ещё не было так сложно поворачивать голову.

Мэйн, медленно вставал со стеллажей. Попутно с полным безразличием он выдернул из ноги какой-то ножик, что видимо воткнулся ему, когда тот падал. Выдернул, покрутил его в руках, крутанул несколько раз между пальцами и…

- Ай блять!

Порезался.

Нож выпал и воткнулся ему в стопу по самую рукоять.

Мы оба молча посмотрели на его ногу, из которой торчала рукоятка ножа.

- Пиздец просто…

Я едва успела понять, что эту фразу мы произнесли одновременно. Мы переглянулись, после чего он вздохнул, нагнулся, выдернул нож и отбросил его в сторону.

- Вот нахуя так натачивать ножи? – возмутился он. - Чтоб ими можно было резаться, просто взглянув?

- Ну ими же режут. Нож должен быть острым, - ответила я ему, не двинувшись с места.

- Ага-ага, конечно… Ладно, иди сюда, Лиа.

- Может не надо? – предложила я. – Мы…

В голове лихорадочно крутились мысли.

- Что мы?

- Ну… решим вопрос иначе? – улыбнулась я, сбросив с одного плеча часть рубашки, частично обнажая грудь. – Нет, мы так долго не виделись, может… проведём нашу встречу иначе? Всегда можно договориться, верно? Не обязательно же…

- Обязательно, иди сюда или я сам подойду и засуну тебя в задницу что-нибудь.

Идти не идти? Идти конечно! Иначе потом из моей задницы что-нибудь будет торчать. Знаю я его фетиши. Моя задница, конечно, очень мягкая, упругая и эластичная, однако посторонним предметам там не место и помимо члена я бы предпочла в заднице ничего больше не чувствовать.

Поэтому, нервно улыбаясь, я подошла к нему. Чувствовала себя снова мелкой девчонкой, которая ломается перед сексом. Подошла, вся слегка напряжённая и сжавшаяся, не очень-то и горя желанием заглядывать в глаза, в которых ничего святого не осталось.

Он точно пришёл нас сюда убивать. Убивать за предательство. За то что кинули его одного, бросили и оставили на произвол судьбы.

Нам было за что ответить, как бы мы не пытались забыть и забить совесть, она иногда мешала спать. И вот, он вновь перед нами, всё тот же человек, словно ни на каплю не изменившийся: израненный, уставший, вечно один и вечно грустный. Он пришёл спрашивать с нас то, что мы задолжали. Казалось, что эта тяжёлая аура уже так глубоко впиталась в Мэйна, что будет преследоваться его вечно.

- Не изменилась ни на грамм, - произнёс он, рассматривая меня, словно товар на полке.

- Зато ты изменился сильно, - ляпнула я и тут же пожалела об этом.

Но Мэйн отреагировал спокойно. Провёл ладонью по щеке, после чего посмотрел на неё, словно пытался разглядеть грязь, которую стёр с себя.

- Да, есть такое, - пробормотал он. – Мир не привык церемониться с зелёными, - и вновь перевёл взгляд с руки на меня. – Меня тут кое-что очень интересует, Лиа…

Я замерла, уже понимая, что он хочет спросить. И на что мне не очень-то и хотелось отвечать.

Глава 255

- Дара? – спросила она испуганно, словно я её тут на части рвать собрался.

- Да, наша любимая Дара. Очень хочется посмотреть ей в глазки.

Не знаю почему, но рука сама по себе сжалась, словно я её эти глазки выковыриваю.

Ой, да ладно, естественно я знаю, почему! Эта Дура кинула меня! Кинула одного вместе с Клирией. И несмотря на то, что всё обошлось, обида всё же никуда не ушла. И эта хрень в душе, недосказанность какая-то что ли, осталась. Словно под случившимся не провели окончательно черту и не поставили точку.

Мне хотелось встретиться с Дарой, увидеть её, раз уж выпала возможность, и взглянуть ей в глаза. Да и сказать пару ласковых слов в её адрес. Может и не только сказать. До этого момента я даже не думал об этом и считал, что простил Дару-Дуру и всё осталось в прошлом. Но сейчас оказалось, что точка поставлена не была.

Я очень хотел увидеть её реакцию на меня и услышать, какие оправдания она скажет в свою защиту. Да и ручки почесать хотелось тоже мне очень. А тут повод нашёлся.

Лиа забегала глазами.

- Ну… Дара же непоседа… сам помнишь…

- Пиздишь, - фыркнул я. – Дара дальше своей деревни не выходила. А тут просто необходимость возникла сестру спасти. Если бы не она, Дара бы хуй оттуда бы ушла. Так где она? Здесь, верно?

Косит глазки в сторону. Значит всё же здесь.

Я ещё раз внимательно осмотрел Лиа. Ну… ничего не скажешь, хороша женщина. И сиськи в меру, и талия есть. Я бы даже потрахался с ней, но вот обстоятельства не совсем удачные свели нас.

- Предлагаешь мне самому искать её здесь? – поинтересовался я. – Ведь же знаешь, что я так и сделаю, Лиа. Только действительно ты хочешь увидеть, как я это буду делать?

Конечно я преувеличил интонацией последствия её отказа. Игра на публику наше всё; немного угроз, немного страха, гонору с уверенностью на себя напустить и готов рецепт успеха. Иначе придётся ходить по домам и стучаться в каждую дверь с вопросом: «Извините, а… как её там… Дариана, вот! Извините, а Дариана не здесь живёт?»

Не знаю, кого видит Лиа перед собой, но уверен, что после всех моих угроз она охуеет от такого метода.

Но это навряд ли, она меня боится, что облегчит задачу. Уверен, что расколоть, где Дара, у меня получится быстро.

Правда не знаю, чего Лиа вдруг боится меня, я вроде спокойный обычный парень, зла никому не желаю, смерть не несу. Знал я людей, у которых аура заставляет тебя писаться кипятком, но сам точно не из их числа.

- Так где она, Лиа? – спросил я. – Где Дара? Не пришла бы ты просто так случайно в рандомную деревушку на территории эльфов, что находится хрен знает где. И уж точно не стала бы открывать в нём магазинчик. Следовательно, ты проследовала за Дарой в её деревню. Она где-то рядом живёт?

- Зачем она тебе? Ведь есть я. Можешь со мной пообщаться, - она шагнула ко мне, очень медленно взяла мою руку и приложила её к своей мягкой груди. – Посидишь, поговорим, вспомним старое…

- У тебя что не разговор, так всё к ебле сводится, - поморщился я, отбирая руку от мягкой сиськи. – Для тебя изнасилование не наказанием будет.

- Я любвеобильная.

- Ты еблеобильная.

- Да, я такая, - гордо ответила она, отшагнув от меня.

- Мне плевать, какая, где Дара? – подшагнул я к ней.

Так мы играли в догонялки, пока она не упёрлась задницей в стойку и буквально не легла на неё от меня, в то время как я навис над ней. Со стороны это выглядело так, словно я засосать и трахнуть её хочу прямо на стойке.

- Где. Дара, - с угрозой спросил я. И тут же добавил. – Можешь не расстёгивать на себе штаны, от меня такого не дождёшься.

Лиа слегка разочарованно подняла руки.

- Мэйн, дело же давнее…

- Где она, я просто хочу поговорить с ней. Увидеться. Вспомнить старое.

- Но она такие воспоминания может и не пережить! У тебя же всё к одному сводится! Мэйн, неужели ты сердишься на неё?!

- Бля, ты серьёзно? Она кинула меня! А я верил ей, попёрся из-за неё в самую жопу, а меня тупо кинули! – меня даже немного злость пробрала, но я быстро с этим справился. – Я лишь хочу поставить на этом точку, не более. Чтоб больше не возвращаться к той теме.

- Ты хочешь поставить точку на самой Даре, - ответила она напряжённо.

- Возможно и так. Но я могу поставить точку прямо сейчас и с тобой. За то, что бросила Мэри.

- Не убивай! Лучше выеби!

- Обойдёшься, - ответил я и выпрямился. – Тогда поступим по-другому…

Ага, по-другому.

Как, наверное, видит Лиа – вся деревня горит, люди в ужасе плачут и бегут, спасая себя и своих родных. Десятки защитников падают мёртвыми, пытаясь остановить меня, и я один разгуливаю по руинам деревни, объятой пламенем, ища Дару.

Как будет на самом деле – я хожу и стучу в каждую дверь, спрашивая, не здесь ли живёт Дара.

Позор будет сокрушительным, и моя репутация будет разрушена. Нет, я могу устроить здесь филиал Армагеддона, но чот как-то не очень хочется. К тому же я уже и так обосрался перед ней, довыёбывавшись и случайно воткнув себе в ногу нож. Ещё раз такое повторять не хочется. Если не в её глазах, то в своих я точно упаду ниже плинтуса в подвальное помещение конченых лузеров.

Но спасение от позора пришло совершенно с другой стороны от неожиданного и нежданного союзника.

- А что вы делаете? – совершенно спокойно детский голос уже знакомой мне мелочи по имени Риби разнёсся по комнате.

Я чуть не вздрогнул от неожиданности. В прочем, Лиа как раз-таки вздрогнула, явно не ожидая услышать мелкую именно сейчас. Хотя её, наверное, любой звук бы заставил вздрогнуть. Мелкая стояла в дверях и с интересом наблюдала за нашей слишком двусмысленной позой с детским любопытством без капельки страха. Ну да, дети редко чувствуют напряжённость обстановки.

- Р-риби? Ты чего здесь делаешь?! - скорее испуганно, чем с интересом спросила Лиа.

- Мама сказала, что у тёть Ли была соль. Купить надо, - гордо заявила Риби, словно ей доверили не соль купить, а передать пароли от запуска ядерных ракет.

- Понятно. Ты подо…

- Риби, а ты знаешь, где живёт Дариана? – спросил я мелкую.

Лиа пыталась что-то сказать, но я закрыл ей рот рукой, предупреждающе стрельнув в её сторону глазами.

- Конечно знаю! - тут же заявила мелкая, гордо выпятив грудь и даже не представляя, какую свинью она сейчас подкладывает Дуре. – Я могу вас проводить.

- Не надо! – вскрикнула Лиа.

- Надо, - уверенно заявил я, отойдя от Лиа. – Веди, Риби. Ты уже как взрослая прямо.

Даже подставляешь людей по-крупному, как взрослая. Какие же взрослые ублюдки, зачастую из-за себя заставляют пачкаться детей.

- Мэйн…

- Заткнись, Лиа, - бросил я, и она тут же замолчала. – Не пытайся глупить, я пресеку это сразу же. Так что сиди здесь и помалкивай, иначе я действительно воплощу твои кошмары в реальность, клянусь тебе.

Я произнёс это тихим низким голосом, и она лишь кивнула, хлопая своими ресницами, словно пыталась взлететь.

Я вышел вслед за мелкой на улицу, кивнув наёмнику.

- Следи, чтоб отсюда никто не вышел, - сказал я, не оборачиваясь, и двинулся через дорогу за мелкой.

- А вы хотите посмотреть на неё? – спросила мелкая непоседа, когда я уже во-второй раз проходил через деревню, вызывая множество подозрительных взглядов.

- А чего на неё смотреть? – удивился я.

- Так она путешественница! – воскликнула девчонка, подняв руки, словно это было чем-то удивительным. – Она знаменита в деревне! Много где была! Она убегала от лап смерти и выживала в самых страшных местах благодаря своему уму и ловкости. А ещё победила графа и спасла свою сестру!

Это звучало очень внушительно… если бы это сделал не я.

- И ты хочешь быть похожа на неё? – спросил я.

- Да! Но она вернулась обратно. А многие не возвращаются и живут там! – она указала на лес пальцем, хотя, наверное, подразумевала, что где-то в других землях.

Я не стал говорить, что многие не возвращаются потому, что они мертвы. Вряд ли мелкая хочет это услышать от меня.

- Вау, она, наверное, очень сильная, - кивнул я.

- Да! А ещё…

А ещё пошли перечисления всех заслуг Дары. Вернее, не заслуг, а то, где она была. Риби перечисляла практически все более-менее значимые места, где мы бывали. От канализации с ограблением до каменоломни. Среди её историй не было конкретики, а ещё там не было меня. Словно Дара это проделала в одиночку.

- А она ничего не говорила о своих товарищах? - спросил я.

- Ну… она не любит рассказывать о своих приключениях, - почесала нос девчонка. – Она немного молчаливая. И не часто рассказывает о том, что произошло.

Совесть? Зная ту ещё Дару, я вполне могу предположить, что это совесть и нежелание возвращаться в прошлое, где она натворила не самых лицеприятных дел.

Мы остановились у домика на сваях, что располагался на самом краю деревни у леса на берегу речки.

- Вот он, - указала мелкая пальцем на дом, хотя и так было понятно, что это он.

- Спасибо, проводница, - погладил я её по голове. – А теперь беги домой или куда ты шла.

- Не за что! Я тоже потом стану путешественницей и буду открывать новые земли! – радостно воскликнула она.

Надеюсь, что не станешь. Никогда не станешь, так как немногие хорошо кончают, идя такой дорогой. И в лучшем случае они просто гибнут. В худшем… мы уже видели пример на сестре Дары.

Я посмотрел в след убегающей девочке, вздохнул, отвернулся, поднялся по ступенькам к двери и постучался.

За дверью не сразу послышался голос, какие-то детские крики, словно приближающейся лавины, и дверь открыла… Нет, не Дара.

Это была девушка лоли с длинными волосами, чем-то отдалённо напоминая ту, кого я искал. Я бы даже сказал, что довольно сильно, родственные черты виднелись невооружённым взглядом.

- Вам кого? – спросила она, вопросительно и настороженно пробежавшись по мне взглядом. Ну да, мой видок тот ещё, заставляет других меня бояться.

- Прошу прощения, я ищу Дариану. Я её старый друг. Просто я здесь проездом и решил к ней заскочить, повидаться. Может она вам рассказывала обо мне?

- Нет, не знаю… таких друзей, - покачала она головой. – Но Дари дома, просто… сейчас обед, и она с детьми накрывает на стол.

- Не знал, что у неё есть дети.

- Не её, - покачала она головой.

- Понятно, я тогда подожду до конца обеда на улице около дома, если вы не против, - кивнул я, и не успел спуститься вниз, как меня окликнули.

- Погодите… - когда я обернулся, девушка смущённо теребила край огромной рубахи, служившей ещё и юбкой, которая была на ней. – Если вы друг Дари, то можете пообедать вместе с нами. Я думаю, что она будет рада друзьям.

А-а-а! Стыдно калеку заставлять стоять на улице, верно?! Так-то!

- Спасибо, - кивнул я ей. – Я очень благодарен вам за гостеприимство.

И ведь не стрёмно им впускать незнакомца на своё порог, лишь беря на веру его слова. Хотя в маленьких деревнях такое обычное дело, каждый друг другу помогает, каждый друг друга знает. Оттого и к незнакомцам, пусть и не везде, отношение более дружелюбное.

Дом внутри был таким же маленьким, как и снаружи. Удивительно да? Из-за этого я успел два раза уебаться об балки, пока добирался до зала через коридор. Сраные хоббиты, чтоб вас. Там в довольно большом для лоли зале четверо детей помогали расставлять тарелки на длинном столе, что стоял посередине. Отчего-то мне кажется, что они не родные дети ни Дары, ни её сестры. Даже судя по разноцветным волосам.

Из кухни тем временем раздавался до боли знакомый слегка детский голос моей бывшей компаньонки.

- Филина! Забери салат! Сюрт, помоги ей! Милка, ложки и вилки забыли! Давин, расставь стулья пока.

Она командовала из соседней комнаты, откуда слышался звон посуды. Видимо из кухни.

- Дари! – позвала её сестра, стоя около меня. Её звонкий голос аж по ушам резанул. – К тебе гости, говорит, что твой друг!

- Друг? Я сейчас, одну секунду! – послышался звон посуды, потом звук разбившегося стекла и вскрик «Ой», такой знакомый, что аж зубы сводит. Опять случайно что-то угрохала. Дара видимо очень спешила увидеть своего друга, хотя не уверен, что она мне обрадуется.

Вот послышались шаги и…

Мы оба замерли.

Вернее, я и до этого стоял смирно, но вот Дара, выскочив из кухни, держа перед собой тарелки и смотря под ноги, сделала ещё несколько шагов прежде, чем увидела своего гостя.

Её глаза широко распахнулись. Бывшая моя компаньонка остановилась как вкопанная, не в силах сдвинуться с места, слегка приоткрыв рот, словно хотела что-то сказать, но ни звука так и не покинуло её губ. Она лишь могла смотреть на того, кто остался за её спиной.

Кого она оставила за спиной два года назад.

Было очень тихо. Даже дети не смели издать звука, чувствуя странную обстановку и с интересом переводя взгляд с меня на Дару. Её сестра тоже не понимала причину этого театра скульптур.

Послышался звон посуды. То ли от неожиданности, то ли от навалившейся слабости от такой встречи, а может из-за страха пальцы Дары разжались и тарелки полетели на пол, весело разбившись и разлетевшись на множество осколков по полу.

- Здравствуй Дара, - тихо поприветствовал я её. - Вот мы и встретились вновь.

- Мэйн? – она спросила это таким голосом, словно услышала смертный приговор и теперь переспрашивала, до конца не веря в него. – Это… ты?

- Как видишь, Дара, - развёл я руки… руку.

- Дари, что происходит? – заволновалась её сестра. – Кто это? Что происходит?!

- Происходит… - тихо пробормотала Дара. – Ты… ты пришёл за мной, да?

- Верно, к тебе, - тихо ответил я, кивнув. – Или ты думала, что сможешь скрыться?

- Дари! Что происходит?! Кто вы!? – её сестра оказалась куда более воинственной, чем Дара. Она подскочила к стене, к которой крепился видавший и лучшие времена меч, сдёрнула его, и схватившись двумя руками за рукоять, встала напротив меня, закрывая Дару. Его кончик был направлен на моё лицо. – Убирайтесь! Убирайтесь сейчас же из дома, иначе пожалеете! Я была авантюристкой! Я умею обращаться с мечом!

- Пф-ф-ф-ф…

Я откинул костыль, схватился за остриё меча и одним рывком отобрал его у незадачливой авантюристки. Подкинул и перехватил уже за рукоять, направив на испуганную от такого сестру Дары.

- Не глупи. Я знаю, какой ты была авантюристкой. И ты даже не знаешь, кто я. В отличие от твоей сестрёнки.

- Если ты думаешь…

- Не надо, - едва слышно попросила Дара, смотря в пол. – Сестра, не надо. Забери детей и идите в спальню, мне надо поговорить со своим товарищем.

- Но сестра…

- Я сказала, уходите! – куда громче сказала Дара, слишком сильным и твёрдым для её хрупкого тельца голосом. – Я хочу поговорить с ним наедине. И не выходите, пока я не позову. Сестра… - Дара посмотрела на неё таким взглядом, что даже меня слегка пробрало, - пожалуйста.

Сестра под жала губы, переведя взгляд с меня на неё, после чего позвала детей и увела их в комнату.

Мы остались одни в полной тишине. Даже звуков из соседней комнаты не было слышно, словно её сестра боялась пошевелиться. Если же убежит и попытается предупредить других… им же хуже.

Мы стояли напротив друг друга: я с мечом на одной ноге и она, сцепив ручки на животе и смотря в пол.

- Я знала, что рано или поздно ты придёшь за мной и мне придётся за всё ответить, - тихо начала наш сложный диалог Дара. – Что мы вновь встретимся, ведь… иначе не могло быть, верно?

- Всё могло быть, - пожал я плечами. – Я не знал, что у тебя есть дети, Дара.

- Это… это не мои, - пробормотала она, взглянув на дверь. – Я их подобрала, когда возвращалась домой. Они лишились родителей, лишились дома и у них… не было…

- Шансов выжить, - закончил я за неё.

- Мы столько натворили с тобой, Мэйн, - посмотрела она на меня. – Столько зла сделали. И начала его я. Если бы тебя не воскресила, если бы слепо не шла ради своей цели… Мы стольких убили с тобой… А под конец предала…

Она вздохнула и непонятно чему улыбнулась.

- Но всё возвращается так или иначе. Я знала, что мне придётся за это заплатить. Так завещали боги, за всё приходится платить.

- Ты предала меня. В тот самый момент, когда мне требовалась помощь, ты оставила меня, продала, бросив на произвол судьбы, Дара, - напомнил я ей.

- Да, это так, - её слабая улыбка оставалась на её губах даже сейчас. – Я предала тебя. Предала ради сестры. И ни на секунду не сомневалась, что антигерой придёт за мной требовать возврат долга.

- Ты верно подметила это, Дара, - вздохнул я.

Глава 256

Меня слегка трясло. Мелкая дрожь пробегала по моему телу, словно мне было холодно. Словно я вновь шла через заснеженные горы, когда метели задували в каждую щёлку моей одежды, заставляя мёрзнуть, и не было там ни единого места, чтоб спрятаться.

Я такая трусиха…

Уставший, вновь раненый, спокойный и знакомый Мэйн. Старый добрый друг, которого я бросила. Я столько прошла и столько сделала во время путешествия, и в самых опасных местах он всегда был рядом. Всегда был на моей стороне с того самого момента, как я воскресила его. Сколько победил он врагов, сколько убил и сколько боли пережил ради меня. Он испачкался в крови лишь потому, что я не хотела пачкаться.

И всё же я такая же грязная, как и он. Все смерти и на моих руках лежат, ведь я сказала ему это делать. Он предупреждал меня, пытался остановить, не хотел идти на подобное. Может он и был антигероем, но он не был монстром, коим его описывали. Просто уставший от постоянных сражений человек, который ищет пристанища и своего счастья.

И я его предала. Ради сестры, ради того, чтобы самой быть счастливой, обрекла его непонятно на что.

И вот он стоит в моём доме с мечом, но теперь уже я его цель. Всё всегда возвращается. Стоит ли удивляться?

Но я не боюсь, мне даже по-своему спокойно оттого, что я избавлюсь от этого бремени. Смогу избавиться от груза на душе, что преследовал меня эти два года.

Я никогда не молила богов, чтоб они спасли меня от него. Никогда не пряталась и не пыталась скрыться. Наверное, я даже хотела, чтоб он покарал меня за содеянное.

В глубине души я чувствовала раскаяние за всё случившееся. Я погубила своим эгоизмом тысячи людей и… И предала того, кто до последнего оставался моим единственным верным другом в том злом и беспощадном открытом мире. Я заслужила быть наказанной. И эти дети, коих я подобрала и пригрела у своего сердца… жертвы моего эгоизма и лишь попытка заглушить совесть, заглушить боль. Попытка что-то исправить…

Я получила сестру в обмен на то, что оставила его в трудную минуту. Просто отвернусь и уйду своей дорогой, не оборачиваясь назад. Оставлю его одного один на один с теми, кого должна была сокрушить сама. Вот на что я согласилась.

Я помню, как сестра смотрела на меня пустым взглядом, не веря, что получила свободу. Помню, как меня встречали словно героя дома, как родители плакали оттого, что их дочь оказалась сильнее всех. Мне отстроили свой дом, меня все уважают и со мной все считаются. Я стала самой молодой старостой нашей довольно крупной деревни. Этот дом - памятник моему предательству.

Я так долго тебя ждала, Мэйн. Ждала, что кое-что сделать. Сделать и получить взамен то, чего заслужила.

Увидев тебя, мне стало страшно-страшно, но в душе я ждала этого момента очень давно.

- Ты… ты пришёл за мной, да?

За кем ещё он мог прийти в мой дом? Но всё же я хотела убедиться, услышать, что это так.

И от этого мне стало так мирно на душе, что я даже улыбнулась.

- Но всё возвращается так или иначе. Я знала, что придётся за это заплатить. Так завещали боги, за всё приходится платить, - сказала я.

- Ты предала меня, - вздохнул он, словно сам сожалел о моём поступке. – В тот самый момент, когда мне требовалась помощь, ты оставила меня, продала, бросив на произвол судьбы, Дара.

Его слова больно кольнули меня прямо в сердце, но это была правда. Горькая неприятная правда, которая преследовала меня чуть ли не каждый день и каждую ночь.

- Да, это так, - согласилась я. – Я предала тебя. Предала ради сестры. И ни на секунду не сомневалась, что антигерой придёт за мной требовать возврат долга.

И рада, что ты пришёл, хотела я сказать, но промолчала.

- Ты верно подметила это, Дара, - вздохнул он.

- Я рада, что ты пришёл за мной. Знала, что рано или поздно ты придёшь. Но… прежде чем… ты сделаешь это… я хотела тебе сказать… всё это время я хотела тебе сказать, Мэйн, - я посмотрела на него и улыбнулась, заставив его нахмуриться. – Мне так жаль, что я так поступила. Я очень сожалею, что предала тебя. Каждый день я сожалела о том, что бросила тебя на произвол судьбы. Если бы ты спросил, сделала бы я так ещё раз, обменяла ли сестру на тебя, я бы сказала да. Но я всё равно ненавижу себя за это. Все эти два года я ждала, когда смогу встретиться с тобой.

Я шагнула к нему. Теперь он мог спокойно дотянуться до меня мечом. Холодный клинок слегка дёрнулся, приподнявшись, и его остриё указало на меня. Но я не остановилась и ткнулась грудью в него, глядя Мэйну в глаза.

- Мэйн, прости меня пожалуйста. Прости за то, что я сделала с тобой. За то, что разрушила твой покой и заставила идти тебя со мной. Обрекла на это всё своим эгоизмом. Прости меня за всё, что я сделала тебе, сделала с тобой. Прости меня. Я должна была оказаться на твоём месте.

Да, я плакала и улыбалась. Это потому что чувствовала облегчение, что смогла сказать ему это. Смогла извиниться перед ним. Наконец-то я сказала, что хотела и мне было слишком спокойно, чтоб беспокоиться о таких мелочах, как смерть.

- Как же долго ты извинялась, - удивился он. – Речь заранее готовила что ли?

- Я слишком долго ждала этого момента, - ответила я, глядя на него снизу вверх.

- Ты повзрослела.

- Ага, мне тоже это все говорят. А теперь… я… вот, - развела я руки.

Он молча смотрел на меня несколько секунд, после чего неожиданно опустил меч и воткнул его в пол, да так, что тот ушёл в доски. После чего протянул руку. Честно говоря, я чуть не описалась от испуга, хотя вроде и готова была.

Эм… он хочет свернуть мне шею, а не зарубить?

- Да иди сюда, Дара-дура, - буркнул он, недовольный моим замешательством.

И только сейчас до меня начало доходить, чего он хочет. Я шагнула к нему, и он… схватил меня, прижав к себе. Крепко-крепко.

- Какая же ты дура, пиздец просто… так кинуть меня в самый трудный момент… ты просто разочарование по жизни. Самое огромное горе и разочарование в моей жизни.

- Я знаю, - заплакала я, обхватив его за шею и уткнувшись ему лицом в рубашку. – Прости меня, прости-прости-прости-прости. Мне так стыдно, так больно за это.

- Да я уже понял, тупка, - прижал он меня сильной рукой к себе. В его объятиях я наконец почувствовала себя спокойно. Даже ножки не держат. – Я прощаю тебя, мелочь. Прощаю за то, что ты сделала. Я знаю, что ты сделала это ради сестры, ведь своя кровь всегда роднее. Я бы поступил точно так же на твоём месте. Просто спасибо, что извинилась; мне теперь тоже стало легче.

И я разревелась. Мне было так легко на душе, что сейчас полечу.

Дара-дура висела у меня на шее и ревела. Ревела в три ручья, и моя рубашка была вся мокрая от её соплей и слез.

Злость и обида на мелкую предательницу прошли. Я наконец мог поставить жирную точку в этой истории и подвести черту. Мне просто было достаточно знать, что она раскаивается в своём поступке. Что ей стыдно, и она бы так не сделала, если бы не обстоятельства. Мне просто было важно, чтоб у меня попросили прощение. И чтоб я смог простить.

Прощение… Такое простое и сложное слово. Сложно прощать и сложно его просить, но иногда только этого слова и не хватает, чтоб дать успокоение не только одним, но и другим. Ведь простое прощение иногда может решить всё, как бы больно не было. Не всегда, но… это зачастую многое решает.

Да и повод ручки почесать нашёлся, обожаю обнимашки, а тут так вовремя! Уже давно никого так не обнимал просто из-за чего-то тёплого и доброго. А мелкая рёва-корова висела у меня и заливала грязную рубашку слезами. Признаться честно, меня даже тронуло то, как она просила прощения у меня.

Блин, жаль второй руки нет, я бы пощупал, какая у неё задница на ощупь, так как мелкая явно прибавила в весе несколько кило. Следовательно, попа должна была стать толще. Никакого сексуального подтекста, лишь чистый интерес.

Прошло ещё минут пять, а Дара продолжала висеть на мне. Тупо висеть, словно я сраная вешалка. Эй алё! Дара! Харе! Более того, я стаю на одной долбанной ноге и мне очень тяжело! К тому же я хочу в туалет, и такая дикая нагрузка никак не способствовала тому, что бы я смог удержать всё в себе.

Дара-дура, когда ты закончишь?! Я же сейчас обосрусь нахуй!

И в этот трогательный момент я то и делал, что старался не ёбнуться и не обосраться. Пиздец просто, заебись трогательный момент…

Уже когда терпеть было невмоготу, я наконец осмелился нарушить идиллию голосом. Это явно лучше, чем если я прямо сейчас обосрусь нахуй и всё испорчу.

- Эй, Дара, я очень рад тому, что ты извинилась и всё такое, но давай, харе висеть на мне. У меня одна нога и твой вес не способствует тому, что бы я долго так держался.

- Но я же лёгкая, - пробурчала она, уткнувшись в рубашку лицом.

- В каком месте? – я отпустил её, оставив висеть на шее и ухватился рукой за задницу, после чего хорошенько сжал и подёргал. Дара даже не дёрнулась. Нет, ну точно прибавила, вон сколько жирка образовалось. – Вот это что?

- Попа, - пробурчала она.

- Ты посмотри, какую попу отъела. Явно пару кило жирка добротного прибавила. Ты была куда худее с прошлой нашей встречи. Так что давай, а то я сейчас обосрусь от натуги.

- Испортил такой момент, - шмыгнула она носом, отпустив меня наконец, глядя снизу верх и улыбаясь.

- Ага, твоя сестра там ещё милицию не вызвала?

- Кого?

- Стражу или кто у вас тут за порядок отвечает, – объяснил я.

- Нет, она бы не стала, - покачала Дара головой. – Она бы там и сидела, пока бы я её не позвала.

Я уже не стал говорить, что со стороны Дары такое поведение было странным. Ведь, судя по всему, она думала, что я её мочить собрался. И вот так оставить сестру за дверью, чтоб она потом так увидела трупак сеструхи… Нет, это слишком жестоко даже для меня. Но это если бы я хотел действительно убить её.

Однако именно такого желания у меня не было. Наорать, побить, может изнасиловать, но не убить. Почему? Да потому что я понимал её. Может быть понимал даже лучше остальных. Всех спасти нельзя, и ты всегда будешь исходить из правила, кто ближе, тот ценнее.

На её месте я бы сделал то же самое. Оттого лицемерить и кричать, как ты могла, я бы никогда так не сделал… тьфу блять, сделал бы, уже делаю. Поэтому уж точно не такому как я её осуждать, так как за моей спиной грехи куда страшнее. Я могу её обвинить и сказать, что не такой, но это было бы лицемерием. А лицемерие – лишь первая ступенька в ад и становлением тем, кого я больше всего ненавижу и из-за кого мир оказался в дерьме.

- Кстати, в этом же городе… - начала было Дара, но я её перебил.

- Город?

- А?

- Ты назвала эту дыру городом? – уточнил я.

- Это не дыра! – возмутилась Дара. – Это мой дом!

- И это точно не город. Максимум деревня.

- Деревня, но не дыра, - надулась Дара. – Хорошая и очень развитая деревня. К тому же большая. А ещё я одна из старост в ней.

Ясно-ясно, староста значит. Детище своё защищаешь… Ну ладно-ладно, не дыра, дырочка.

- Так вот, я хотела сказать тебе, здесь же ещё Лиа живёт, - вскинула она руки, словно кричала: сюрприз!

- Это ты угрожаешь или предупреждаешь? – уточнил я.

- Да нет же, она была с нами в команде, помнишь?

- Это я помню, и что?

- Ну… мне казалось, что тебе будет приятно увидеть сокомандников, - пожала она плечами. – Ведь мы так хорошо путешествовали.

- Видел её уже, - отмахнулся я. – Она была очень рада мне. Так рада, что бросила в меня какой-то агрегат.

- Ей… она рассказывала, что тоже частично виновата перед тобой.

Да как бы не очень; такое бессмысленно сравнивать с Дарой. Но теперь я знаю, куда она исчезла и почему её так и не нашли мои люди. Я всегда чувствовал, что с Дарой Лиа нашла общий язык и вполне логично было предположить, что за ней она и устремиться после случившегося.

- Получается, Лиа пришла за тобой? Как давно?

- Ну… примерно… через месяц или два после того, как я вернулась в деревню. А может быть и дольше. Или раньше. Я не помню. Она рассказывала, что…

А дальше была история Лиа. Начиналась с того момента, как я не вернулся из поместья. Они с Мэри ждали меня, ждали, но вот проходит время, а меня нет. И тогда Мэри уговаривает Лиа пойти самим и посмотреть, что да как, на что вторая была против. Но зануда достала её, и они пришли через лес к поместью. Мэри решила разведать всё, полезла и… не вернулась.

Со слов Дары, Лиа рассказывала, что ждала Мэри несколько дней, прежде чем окончательно поняла, что та уже не вернётся. Поэтому, забрав вещи как свои, так и Мэри, которой они уже не понадобятся, Лиа рванула за Дарой.

Откуда узнала, куда идти? Дара ей рассказывала, где её деревня примерно расположена. И Лиа, судя по всему, методом тыка шла за ней, искала, пока наконец не нашла их деревню, где и остановилась.

Вот такая милая история их воссоединения. И, построив магазин в их деревне, Лиа так и осталась здесь. Можно сказать, нашла своё место в довольно отдалённом уголке мира.

Никогда бы не подумал, что такой, как она это место придётся по душе. Да и вообще, представить себе на мгновение то, что женщина, участвовавшая в таких потрясениях и так же положившая начало будущему, теперь будет оставшуюся жизнь жить здесь. И ведь никто никогда не узнает, какую роль она сыграла, и Лиа, никому особо не известная, так и останется обычной хозяйкой магазина, сгинув в безызвестности в отдалённой деревушки.

Из её жизни, да и из жизни Дары могла бы получиться отличная история того, как два маленьких человека изменили жизни тысяч.

Под конец истории мы уже сидели на стульях друг напротив друга, словно бабки за чаем сплетни толкаем.

- А что стало с Мэри? – неожиданно спросила Дара, закончив свой рассказ.

- С Мэри? Я её встретил после всего произошедшего. С ней всё хорошо.

- Обычно такое говорят, когда произошло что-то ужасное с человеком, - нахмурилась Дара.

- Нет. С Мэри всё хорошо, я тебе гарантирую это. Ей досталось, когда она полезла меня спасать, но я её вытащил, и за эти два года она уже успела оправиться и встать на ноги. Она сейчас работает и живёт своей жизнью. По крайней мере, когда я её спрашиваю о том, как её дела, она улыбается и говорит, что всё в порядке.

- Это хорошо, - улыбнулась слабо Дара. – Лиа её не особо любила, но мне она казалась самой обычной хорошей девушкой. Хорошо, что всё обошлось. А ты как?

- Я нормально.

- Ты не многословен, - рассмеялась она, после чего всплеснула руками. – Так сейчас же обед! Надо сестру позвать! Приготовим сейчас что-нибудь более праздничное! И… И Лиа позовём! Сейчас деток отправлю за едой. Мы должны отпраздновать нашу встречу!

Радость Дары била через край. То ли радовалась тому, что её не убили, то ли тому, что груз с души у неё всё-таки свалился. А может радовалась мне, кто знает. Но плевать, главное, что похавать сейчас сможем.

- Тогда я позову своих, окей? – спросил я вставая.

- А ты не один путешествуешь? - удивилась Дара. Бля, ну это вообще оскорбительно, мелкая.

- Это было обидно.

- Нет, я просто… ой… Нет, я имела в виду, что… - Дура даже слов подобрать не может.

- Я понял. Нет, со мной ещё девушка и мужчина. Мы здесь… проездом просто. Можно сказать, что случайно на твою деревню наткнулись.

- От судьбы не убежишь, - пожала плечами Дара улыбаясь.

- Убежишь, - покачал я головой. – Достаточно просто бегать быстро. Или драться хорошо.

- И всё же нет, - упрямо заявила Дара. – От судьбы не убежишь. Я бы тебя так или иначе встретила.

- Вот нихрена. Я бы мог просто взять и покончить жизнь самоубийством, и ты бы меня не встретила. Так что хуйня это, - отмахнулся я.

- Но не покончил же!

- А мог! И вообще, накрывай на стол, раз уж пригласила. А я пока за своими схожу. Кстати, а как твою сестру зовут? Чот за время наших путешествий ты ни разу не сказала её имени.

- Дориана.

- Дора? Серьёзно? У вас имена на одну букву отличаются? – удивился я.

- А что такого? Нас родители так назвали, - тут же ответила Дара.

Да просто удивительно, что под одной крышей сразу две дуры живут. Естественно, я этого не сказал, однако уверен, что Дара и без слов поняла, о чём я подумал. Не маленькая уже.

Глава 257

Наш праздничный обед начался слишком поздно и тем самым он плавно перешёл в праздничный ужин.

За столом было довольно шумно, и я бы сказал, что это был ДАЖЕ семейный ужин больше, чем праздничный. Дора, сестра Дары, постоянно накладывала еды, бегала за добавками, разливала по стаканам их версию вина, больше похожую на алкогольную кока-колу. Лиа постоянно переговаривалась с Дарой или что-то пыталась выпытать у Юи.

Сама Юи вела себя сдержанно, словно это был банкет при дворе, говорила мало, вежливо слушала, улыбалась, отвечала на вопросы детей и вела себя так, что стыдно за неё вообще не было. Наёмник… Он просто молчал и много ел, словно боялся сдохнуть голодным. Но я его понимал, вся команда погибла, и он из сорока остался последним. Сорок человек… каков шанс, что ты останешься жив? Наверно он точно так же думал, оттого хотел наесться домашней еды на месяц вперёд, прежде чем мы двинемся дальше.

Что касается Дары, то та… ну чисто мамка-наседка: возилась с детьми, кормила эту мелочь, вытирала им рты, ругала, чтоб не игрались за столом, и вела себя так, словно это её родные дети.

Увидев мой взгляд, она неуверенно улыбнулась.

- Странно выгляжу?

- Тебе самой сиська мамы требуется до сих пор, - высказал я свою гениальную мыслю.

- Возможно… - Она погладила какого-то мелкого паренька, что был, наверное, лет… четыре года, наверное. – Я их подобрала, когда возвращалась обратно. Случайно наткнулась на шастающих по дороге. Одних, голодных, холодных… Это всё были последствия наших действий, и я подумала, что… это частично заглушит вину во мне. Я ужасный человек, да? Приютила их, чтоб заглушить совесть за содеянное.

- Ужасный? Ну… - задумался я. – Хуйня это всё.

- Не матерись при детях, - шикнула она на меня, но это звучало смешно, а не страшно.

- Ну ладно-ладно, дитё великовозрастное, - погладил я её по голове. – Не буду. А про то, что ты говоришь, ты спасла их: без разницы, чем ты руководствовалась и о чём думала. Если в конечном итоге ты спасла четырёх человек и вырастила их, то твои помыслы совершенно неважны. Никто их не увидит, и никто о них не узнает. Это останется лишь внутри тебя, а в мире будет четыре счастливых ребёнка с матерью, которая о них заботится. Человек есть в поступках, а не мыслях.

- Ты как старик говоришь, - улыбнулась она.

- Ну… мне, по сути, сорок четыре уже, если считать те дни, что я пролежал в земле.

- Да ты старый!

- Не-а, я молод душой и телом, а остальное не ебёт!

- Не матерись, - вновь шикнула она на меня.

- Хорошо, я постараюсь. А сколько им? – кивнул я головой на детей.

- Давин младшенький у нас, - она погладила по голове паренька, что сидел прямо рядом со мной. Тот усердно запихивал за обе щёки салат. - Всего четыре. Филине шесть, Милке пять. Сюрту скоро уже стукнет семь. Самый взрослый у нас.

- Получается им было по четыре, три и два года соответственно, когда ты подобрала их?

- Ага, - кивнула Дара. – Сидели на обочине кучкой. Давин, как сейчас помню, в руках у Милки плакал. Да и она сама плакала вместе с ними и Филиной. Только Сюрт у нас самый-самый, стоял с серьёзным лицом, охранял их. – Она взъерошила волосы на голове у паренька, что сидел с другой стороны от неё. – А потом… Филина! Не рисуй едой на лице сестры! Дора! Дети!

Закудахтала, засуетилась, вскочила, побежала на другую сторону стола оттирать вместе с сестрой лицо и руки детей.

- Мэйн, а куда ты направлялся? – мягким и хитрым голосом начала допытываться Лиа. Получила возможность присесть мне на уши, сучка. Её хитрожопая улыбка растянулась до ушей. – У тебя новая подружка, как посмотрю.

- Лиа. Совет. Не смотри. Глаз можешь лишиться.

- Всегда ты так, - надула она щёчки с губками, как бы невзначай сжав грудь руками. Голос стал до ужаса по-детски обиженным. – Я всего-то спросила, а ты сразу: глаз лишу.

- А долго ли вы знали Мэйна, госпожа Лиа? – спросила неожиданно Юи, сделав неправильно ударение на «а».

- У меня в имени на «и» ставиться ударение, - поправила её Лиа. – И можно без госпожи.

А сама поближе к Юи подсела с хитрой улыбкой человека, который собирается вытрясти из неё информацию.

- А ты как познакомилась с ним Юи… Тебя же Юи зовут, верно?

- Верно, Юи моё имя.

- Вы вместе путешествуете?

Встретились две хитрожопости. Что одна та ещё курица, что вторая. Только у одной вся лисья натура на лице видна, а у другой она скрывается под маской приличия. Единственное, что меня слегка смущало, так это тон Лиа, который был настолько томным, словно сейчас она набросится на небедную Юи и выебет её прямо здесь.

Я бы посмотрел лесбийское порево, если что.

- То есть вы пришли с реки? – вернулась на своё место Дара. – Реки судьбы?

- Чо за еб… кхм-кхм… странные названия люди дают местам. У этого мира есть плохая привычка называть всё пафосно.

- Но… это так, - словно оправдываясь, ответила Дара. – Никто не знает, откуда она течёт, так как поднимаясь вверх по течению ты можешь вернуться туда, откуда пришёл. Это заколдованная речка, - последнее она произнесла заговорщическим тоном.

- Типа попал в неё, и она вынесет тебя хрен знает куда?

- Можно и так сказать. Лес около неё такой же заколдованный. Называют его лесом судьбы. Мы в него не ходим, так как там легко потеряться. А кто отправляется через тот лес или вверх по течению реки теряется и выходит в совершенно другом месте. Некоторые никогда не возвращаются.

Какой ужас. Я даже зевнул. Хотя вспоминаю лес кусающихся тортиков и понимаю, что это не самое страшное, что можно встретить в этом мире. Правда и объяснять это тоже бессмысленно, так как в этом мире есть магия. Да-да, именно прописными буквами, ведь это магия. Почему ты не сделал домашнее задание? Это магия, учитель.

Заебись объяснение. Примерно такое же объяснение в моей стране люди получают, когда спрашивают, почему вне зависимости от цен на нефть, бензин дорожает. А это тоже магия.

- Ну… да, мы с реки пришли, если честно. До этого мы были… знаешь у эльфов на северной территории границу со зверолюдьми и горной империей?

Дара кивнула.

- Вот, мы были там, переходили мост и попали в реку. Только где сейчас мы, я даже не скажу.

- Вы на южных землях! – воскликнула она так, что на неё все, включая детей, посмотрели. – Вы очень-очень далеко сейчас. И территория горной империи находится уже на северо-востоке от нас. Как же далеко вас она вынесла!

- Погоди-ка, ты хочешь сказать, что ваш лес судьбы начинается аж с севера?

- Нет-нет-нет. Лес судьбы не очень большой. Он располагается здесь, на наших территориях и река берёт начало в нём. Однако… может быть вы попали в реку и оттуда магией перенеслись сюда, на юг?

Л – Логика.

М – Магия.

Скоро я весь мир разберу на алфавит.

Но надо признаться, что меня забросило действительно далеко на юг. Можно сказать, что на другую сторону страны эльфов. И я даже примерно не представляю, как идти в горную империю и что ждёт нас на пути.

Однако, с другой стороны, мы смогли вырваться из окружения эльфов и теперь те не будут нас преследовать. Для эльфов мы упали в воду и исчезли. Им будет невдомёк, что мы появились в лесу судьбы далеко на юге, ведь там его нет и сопоставить причину и предположительное наше место появления они не смогут. Скорее всего, будут искать по берегу той реки, что осталась на севере.

- Ладно, оставим этот лес с рекой. Мне будет нужна ещё карта, по которой можно будет понять, где мы располагаемся, но это тоже позже. Меня чо интересует. Вас эльфы тут не прессуют?

- Ты о том, насколько с нами плохо обращаются? – перефразировала Дара.

- Можно и так сказать. Не притесняют, патрулируют ли дороги, облавы всякие.

- Ну… мы же любимицы героев! – тут же с гордостью сказала она. – Особенно мы нравимся тем, что глазами похожи на твою спутницу. Она из горной империи, верно?

- Ага, - кивнул я.

- Ну вот. А они из другого мира. Сильные и всем нужны. Оттого эльфы не трогают нас, так как боятся навлечь гнев великих героев. Те нас любят и с удовольствием берут в спутницы. Многие так поднялись из наших. И если нам станет плохо, и мы пожалуемся, то у эльфов могут быть проблемы.

Дара прямо изливала гордость, рассказывая мне это. Прямо самореклама – бесстыдная и яркая. И вообще, вы маленькие… сучки. Уважаю. Хороший подход. Лоли, я пожимаю вашу милую ручку. Нет силы, возьмите милотой.

- Значит эльфы тут нечастые гости?

- Если военные или стража, то нет. Только налоги собирают у нас каждый месяц и всё. Мы слишком далеко находимся от основных путей и ничем не примечательны. И это наша территория, даже несмотря на то, что мы в составе их страны. Они это понимают и уважают.

Уважают силу за вашими плечами, но ты это и так поняла, верно?

- Вы скрываетесь от эльфов? – задала логичный вопрос Дара.

- Ну… да, - уже тише, чуть ли не шёпотом добавил я, чтоб нас не было особо слышно. – У нас кое-какие тёрки с ними и нам бы где-нибудь переждать и отдохнуть.

- Понятно, - кивнула с неожиданно серьёзным видом Дара. – Получается, если вы пропали на севере, то здесь они точно искать вас не будут. Однако, возможно, патрули появятся на дорогах, но они не будут проблемой. Вы можете пока здесь побыть, у меня в доме.

- Они точно сюда не сунутся?

- Это юг страны, практически самый её край. Дальше только джунгли, после которых начинаются лесистые высокогорья, где находится страна дварфов. Ни одна река севера не течёт сюда. Им незачем искать вас здесь. Хотя странно, что вас выбросило именно сюда.

Окей, тогда другой вопрос.

- Зачем ты хочешь мне помочь?

Да, это тупой вопрос, но я не мог не задать его. Хотя по лицу Дары могу сказать, что она этот вопрос тоже считает тупым.

- Глупый вопрос. Ты спас мою сестру, а я… - она замялась, стараясь не смотреть мне в глаза. – Да мы и были командой же. Почему я не могу теперь помочь тебе? Я… я могу дать клятву, если ты не веришь.

- Клятву… окей, чуть позже обязательно возьму.

- Ты всё так же осторожен, - улыбнулась Дара.

- А чего ты ожидала от меня. Кстати, а целителей у тебя здесь нет?

- Через деревню, но до туда неделю пути. Я могу попросить её прийти сюда конечно…

- Вот просто можешь позвать её с другого края? – удивился я.

- Ну так я же староста! – ткнула она себя в грудь. – Вернее, одна из старост. Мне дали это место после того, как я вернулась. Все увидели, что я смогла одержать победу над графом и его войсками, так ещё и сестру спасти. Это считается большой заслугой. Правда…

- Правда это не совсем правда, - усмехнулся я.

- Ну да, - неуверенно улыбнулась Дара. – Правда неправда это.

- Значит целитель далеко…

- Вы можете подождать… - начала было Дара.

- Нет, к сожалению. – И открыл четвёртый столбец. Там всё так же значилась Клирия. Значит всё пока в порядке. – Нам надо двигаться дальше. Максимум несколько дней, чтоб зализать раны и отойти от бурного путешествия, но не больше.

- Ну тогда можете переночевать, пополнить запасы и двинуться дальше, - спокойно предложила она. – Если хотите или боитесь чего, сегодня же ночью.

- Не, сегодня ночью стартовать будет слишком жёстко. Мы, пожалуй, будем злоупотреблять твоим гостеприимством и остановимся на несколько дней.

Думаю, что за это время ничего страшного не случится. Надеюсь на это. Всё же лучше нам хотя бы немного передохнуть. Хотя бы ночь или две, прежде чем вновь двинуться дальше. А то последняя бойня вытрясла силы не только из меня, но и из остальной команды. Наёмник вообще никакой, словно впал в глубочайшую депрессию. Юи хоть и бодриться, но то же выглядит помятой.

Ну я… А со мной всё в порядке, всего-то нога и рука сломаны.

Бля, да мне хуже всех пришлось! Это мне требуется несколько дней для отдыха. Я, конечно, могу ебашить дальше, но хрен знает, что за хуйню мы встретим в горной империи и по пути туда. И было бы неплохо хорошенько отдохнуть, так как все проблемы ложатся на мои плечи. Да и с ранами надо разобраться.

- Твои жители нас не сдадут эльфам? – спросил я.

- А зачем? Мы маленький народ. Наши дела, наши проблемы. Мы не впутываем других.

- А если спросят?

- Если только сами эльфы узнают, что вы здесь, - ответила она, после чего принялась расталкивать уснувшего чуть ли не в тарелке приёмного сына. Подхватила его на руки (он чуть ли не с половину неё ростом) и утащила в соседнюю комнату, после чего позвала всех остальных детей умываться и спать. Те с весёлыми криками побежали от стола туда, словно наперегонки стараясь первыми лечь в кровать.

На их освободившееся место подсела Лиа, положив руку… сука, на больную ногу. Боль была такая, что меня до затылка прострелило. Дёрнувшись непроизвольно от такого контакта, я бросил на неё злобный взгляд. Тупая ты клуха, ебать тебя кочергой! Как так-то?! Только ноги коснулась, а её уже боль простреливает!

Лиа тут же отдёрнула руку, увидев моё красноречивое ебало, которое скривилось, и невинно захлопала ресницами. Хотела как эротичнее, а получилось через жопу. Всё как всегда.

- Вижу ты устал, Мэйн? – всё же не остановилась она на достигнутом.

- Вижу, ты до сих пор доставляешь боль людям, - пробормотал я. И как у неё получается?

- Ну прости, - промурлыкала она. – Просто я тут услыхала, что остановиться хочешь на время. И подумала, что у меня ты мог бы переночевать.

- Ага, со сломанными костями, - кивнул я. – Лиа, мозг подключи. Он не только для того, чтобы половых партнёров находить, создан.

- Ой ли? А я-то думала, - улыбнулась Лиа на мои слова.

- О чём там с Юи говорили? – перевёл тему я.

- Не сильно то и общительная твоя подружка, - продолжила свой натиск сиськами Лиа. – Может ты чего расскажешь? Куда путь держишь, откуда? Зачем?

- А тебе для чего? – прищурился я.

- Просто так, интересно же, отчего тебя так далеко занесло.

- Лучше не стоит, Лиа, - посмотрел я ей в глаза. – Поверь, лучше такое не знать. Крепче спать будешь.

Мы несколько секунд переглядывались, прежде чем Лиа кивнула.

- Наверное ты прав. Старой становлюсь для этого. Вряд ли потяну ещё одно такое путешествие.

- Тебе всего тридцать один.

- Это для таких, как ты тридцать один не возраст. Не поверишь, но я даже о ребёнке подумываю.

Вот уж точно не поверю.

- Бедный ребёнок, - пробормотал я так, чтоб она услышала. Я помолюсь в ближайшем храме о его будущем.

- А ты всё так же остёр на язык.

- А у тебя всё такие же классные мягкие сиськи.

- Ну так гордость же моя, - выпрямилась она, приподняв их на ладонях. – Стану мамкой, найдётся им применение.

Но ты можешь и сейчас…

- Нет. По крайней мере не сейчас. Кстати скажи, ты знаешь, что произошло в поместье, когда мы ушли с Дарой карать графа?

- Она рассказывала, - кивнула Лиа. – Правда не думаю, что кроме меня кто-то знает о случившемся. Дара никогда не распространялась об этом. Даже её сестра вроде не в курсе насчёт того, что она сделала.

- Понятно…

- Осуждаешь? – спросила с хитрой улыбкой Лиа.

- Понимаю. Не такому как я осуждать её методы, - усмехнулся я.

- Тоже верно. Взгляни лучше, сливки общества собрались, среди которых она – невинная овечка, - оскалилась Лиа. – Маньячка, антигерой, наёмный убийца без принципов, стерва с высокими запросами…

- Юи что ли? – удивился я.

- А ты так и не понял, кто она? - хихикнула по-хищному Лиа. – Взгляни на неё, по манерам, интонациям, взгляду…

- Она стерва.

- И не только. От неё чувствуется эта надменность, словно она над всеми. И чувствуется целеустремлённость. И скажи-ка, милый, - провела Лиа пальцами по моей щеке. – Если стерва очень целеустремлённая и смотрит на всех с высока, куда она будет целить?

- Во власть, - осенило меня. – Юи нужна власть.

И как следствие, ей нужен титул императрицы.

Мда… стерва стерву… Но теперь я хотя бы примерно представляю, с кем имею дело.

Глава 258

Не знаю, насколько правильно было остановиться у Дары, однако причины на это были.

Нынешняя прогулка куда сильнее отличалась от других. Даже за счёт того, что теперь нам приходилось двигаться быстро, чтоб достичь как можно быстрее горной империи в то время, как раньше мы двигались фривольно. И естественно, что такие длинные кроссы сказывались на усталости, которая всё копилась и копилась. И если раньше мы могли встать на долгий привал, то сейчас такой радости не было, и мы тупо шли и шли, преодолевая фиксированные большие расстояния.

А после бойни на мосту, где нас потрепало как физически, так и морально, отдых был необходим. Короче, мы перегрузились и это чувствовалось. Особенно я. Мне, со всеми своими ранами, хотелось просто выспаться в тёплой кровати после хорошей помывки, что я в принципе и сделал.

Еба… ща сдохну… боги, дайте мне уме… Нет, обойдусь. Нет желания исчезать раньше времени, если честно. Лучше помучаюсь пока.

Мне выделили место в комнате кого-то, и я предположу, что это была комната Дары, так как наша новоиспечённая мама потопала дрыхнуть к деткам. Конечно, это было не обязательно, однако мне играло на руку, так как сегодня… у-у-у (страшный вой приведения) мне будет необходимо побыть одному.

Даже Лиа не взял, хотя она предлагала провести время вместе. И Юи тоже, так как… Так как она тоже предлагала составить мне компанию. Не знаю зачем, но мне это не понравилось. Очень не понравилось. Она явно на своей волне, и эту волну я не понимаю, отчего пусть идёт нахуй.

- Мэйн, - тихо постучалась ко мне Дара, заглянув из-за двери в комнату. – Ты как?

- Дара, как ты думаешь, за те пол часа, что ты меня не видела, мне могло стать лучше?

- Эм-м-м… Нет?

- Боги, ты ещё и спрашиваешь это у меня, - вздохнул я, хлопнув себя по лбу. – Ладно, принесла?

- Ага, - кивнула она, улыбнувшись непонятно чему. – Запылилась-то та комната. Два с лишним года там не была. Так удивительно было заглянуть туда. Словно…

- Словно нырнула в прошлое, - кивнул я.

- Ага… - она вновь поджала губы и как-то исподлобья посмотрела на меня, словно что-то вымогая. – Ты можешь ещё раз… сказать… что простил меня?

Вымогательница сраная. Ну ладно, я сегодня добрый.

- Я прощаю тебя, Дара, иди сюда, обниму тебя.

И всё, тут же разулыбалась, бросилась ко мне… споткнулась… фигурка в её руках выскользнула… полетела… уебала меня в лоб, разбив его… брызнула кровь… Дара-Дура блять, ну это пиздец просто, сука. Ну пол же ровный, как можно споткнуться?! Как можно кинуть мне в ебало статуэтку эту ебаную!? Дура! Кочергу тебе в сраку!

И я не сильно ожидал такой подставы, отчего не успел увернуться, получив в ебальник свой подарочек.

- Прости! Я не специально!

- Не специально она… - стёр я кровь с небольшой ямки на лбу от столкновения с боевым снарядом. – Вот я с тобой так не делал, а ты вон как, сразу бросаешься…

- Я случайно! Прости меня! Пожалуйста! – захныкала Дура.

- Дара-дура блять… ладно… дай сиськи пощупать.

- Нет! – тут же обхватила она себя.

- Эй, а простить просишь!

- Но это груди мои! Нельзя, для мужа они!

- А у тебя он есть? – с интересом спросил я.

- Ну… - Дара вся покраснела. – Ну да… есть. Будущий.

- И вы уже трахались? – зачем я это спрашиваю? Ну так почему бы и не спросить? Это довольно интересный вопрос, да и возбуждающий тоже.

- Занимались любовью! – возмущённо поправила она меня.

- Так да или нет?

- Ну… да, - Дура стала красной Дурой.

- Понятно… А теперь дай потрогать сиськи.

- Да нет же! Это… мои груди…

- Дай потрогать сиськи.

- Но…

- Дай потрогать сиськи.

- Я… э-э-э…

- Дай потрогать сиськи.

- Ну… ладно-ладно! Ладно, хорошо… только успокойся, пожалуйста и не кричи на весь дом, - пробормотала она стыдливо.

ДА! ПОБЕДА! СУКА, Я ПОБЕДИЛ! ХА-ХА-ХА!!! Я ПОТРОГАЮ СИСЬКИ!

Боги, как я иногда жалок, ударьте меня кто-нибудь…

Дара вся красная, словно умылась кровью, подошла ко мне и очень неуверенно задрала рубашку. Маленькие груди с ещё более маленькими сосочками явили себя на свет, и я не раздумывая, тут же ухватился за одну из них рукой. Эх, жаль, что не две руки… Но на ощупь они прикольные, миниатюрные такие, хотя соски (я помял его между пальцами) обычные. Но всё равно, сиськи трогать - душу радовать.

Я, наверное, минуты две массировал её очень маленькую грудь, под которой чувствовались рёбра, пока наконец не наигрался и не отпустил пунцовую Дару. Та быстро-быстро натянула обратно рубаху, пряча сиськи от глаз моих долой.

- Иногда ты бываешь невыносим, - пробормотала она.

- Зато я на тебя зла не держу, - щёлкнул я её несильно по носу, после чего одной рукой обнял. – Я уже и забыл, какая ты мелкая.

- Ага, а я помню тебя в облике девушки, - улыбнулась она.

- Вспомнила же… - теперь я уже пробормотал смущённо. Но Дара явно вспоминала это с теплотой.

- Помню, как мы однажды… эм…

Дара вновь покраснела, отстранилась и села на край кровати.

- Да, в троечка, одно женское общество. Было неплохо, - кивнул я. – Кстати, а ты после этого с Лиа уединялась?

Дара округлила глаза, отвернулась… и кивнула. Кажется она би у нас.

- До будущего мужа. А до этого… не знаю, с Лиа всегда как-то спокойно было, я не боялась с ней ничего и никого, особенно когда она меня обнимала. Всегда, мягко, тепло, защищёно… Я вру, и, имея будущего мужа, иногда захаживаю к ней. Ещё не женились, а уже изменщица, - грустно усмехнулась она. – Кажется, что в том путешествии я немного свихнулась и потеряла часть себя.

- Ну… думаю, узнай он, что ты спишь с другой девушкой… он будет удивлён. Может быть и приятно.

- Просто у неё я получаю… не знаю… тепло, ласку и заботу? С моим мужчиной я тоже это получаю, но с ней это немного иначе. Как-то по… матерински, - она бросила на меня неуверенный взгляд.

- Я понял, о чём ты, Дара, - кивнул я, погладив её по голове. – Плевать на других. Если ты получаешь от этого удовлетворение и никому не мешаешь, то шли всех нахуй. Их мнение лишь дерьмо на подошве, как и их осуждение.

- Так ты и живёшь, - Дара улыбнулась.

- Привык уже. Человек-уёбок, что с меня взять, - пожал я плечами. – Если бы я прислушивался к мнению других о моих взглядах и поступках, то мне пришлось бы повеситься.

И мы замолчали. Сидели в тишине, думая каждый о своём.

- Кстати, а где твой избранник? – спросил я.

- Он уехал в город эльфов с отчётами. Он помогает мне с работой старосты. Хоть наша деревня и самодостаточна, но иногда мы отчитываемся перед эльфами.

- Тебе ничего не скажут на счёт нас?

- Это мой дом, кого хочу, того приглашаю. Вы мои гости и я имею полное право принять вас у себя.

- Теперь я вижу, кто будет хозяином в доме, - улыбка тронула мои губы.

- Возможно ты прав. Иногда мужчины слишком несамостоятельны, - разулыбалась она. – Даже носки постирать не могут. Словно всё это время мама только и стирала их вам.

- Естественно! – тут же ответил я. – Зачем мама ещё нужна, как не стирать и не кормить своих великовозрастных сыновей. Сейчас твои подрастут, сама всё поймёшь.

Ещё одна минута молчания, но теперь уже мы сидели, улыбаясь и как-то… лампово что ли. Хоть когда-то в прошлом хуйня произошла между нами, но сейчас уже другое время, да и я… тот ещё человек, отчего мне легче простить за подобное других, так как сам их понимаю.

Но вот Дара слегка приподняла голову и повернула её в сторону, настраивая локаторы на нужную частоту. Да-да, я тоже услышал.

- Дети. Бои на подушках устроили, - вздохнула она не слишком расстроенно и встала.

- Никогда бы не подумал, что увижу тебя мамой, - улыбнулся я. – С нашего путешествия ты изменилась, стала более умудрённой опытом, спокойной и уверенной что ли.

- Сама удивляюсь, - ответила она мне. – Видимо я постарела.

Дара подошла к двери, но задержалась там, остановившись на мгновение в пол оборота.

- И спасибо. Спасибо, что простил и не убил меня за предательство.

- Думала, что убью?

- Была уверена в этом. Может потому что действительно заслуживала этого. Но… Теперь я могу жить дальше, - она одарила меня тёплой улыбкой и скрылась за дверью, оставив одного.

Ну… я рад, что дал жизнь кому-то. Подарил или не забрал, без разницы; просто дал жить дальше. Мне и самому стало немного теплее, если честно, видя, чему она свою жизнь посвятила. Это не искупит вину, но какая разница, если это спасёт чью-то жизнь, верно?

Я покрутил статуэтку, что Дара принесла мне из своей старой комнаты в доме родителей, где она молилась всем богам подряд, чтоб те спасли сестру. Было дело, рассказывала ещё очень давно, во время похода, что собрала там очень много фигурок для поклонения разным богам. И мне как раз требовалась одна фигурка, чтоб установить связь с уже знакомым богом.

Богиней.

Тук-тук, Патрик стучится, ёпта.

Кое-как расположившись так, чтоб сидеть удобно было, и выглядело это почтительно, я сложил руки вместе, закрыл глаза и начал молиться моей знакомой Богине Целительства и Лечения.

О, великая Богиня Целительства и Лечения, ответь простому смертному, что взывает к тебе. Ответь на мольбы его и приди. Освети его душу своим божественным светом, что ты даришь людям своим. Молю тебя, яви смертному свой образ прекрасный…

Этот цирк не прекращался, наверное, около часа, после которых ответом мне была тишина. Как бы я не молился и не восхвалял её, никто мне не ответил.

Окей, тогда поступим иначе…

О, великая Богиня Целительства и Лечения, ответь человеку смертному, простому, что взывает к тебе, ибо в смятении он. И путь его тяжёлый и тёмный нуждается в свете твоём, иначе вырежет он душу каждую, что поклоняется тебе, сожжёт каждый храм и осквернит каждое святилище. Послушник твой станет врагом его, ибо темна его душа и истребит он послушников твоих, и сожжёт церкви твои, и разрушит святилища твои. Но подари свой свет и внимание своё ему, и восхвалит он тебя, и будет слово он нести твоё другим…

Ну всё, достал, хватит, достаточно! Угрожаешь мне, требуешь явиться, словно я тут девка на побегушках! Все уши прожужжал, так ещё и называешь меня Богиней Целительства и Лечения, а не Богиней Жизни.

О, молю о прощении великая Богиня Жизни. Ибо любое из ваших имён прекрасно.

Пф-ф-ф…

Я молю, склонив свою голову дурную и пустую к земле, подарить те редкие минуты внимания вашего, что станут счастьем для меня в мире сумрака.

Какой же балабол ты, антигерой. Как тебя Бог Скверны терпит?

Одного поля ягоды, великая Богиня Жизни.

- И то правда, - ответила невозмутимо Богиня Целительства и Лечения, облокотившись позади меня на стену. Всё в том же красном топике и кожаной мини-юбке с сапогами на шпильке по колено. Уверен, что красные стринги так же на ней. Она их за эти два года вообще меняла? – Молишь меня, склонив голову? Сидит тут на кровати, развалившись… помощи просишь, угрожаешь… что мешает мне убить тебя?

Рядом с ней сидел… лемур! Чувак! Как жизнь, как дети!?

- Всё збогойно, всё хорошо, но детей нет.

- Давно не виделись, - протянул я руку лемуру. – Приятно встретить старых знакомых.

- Эй! – недовольно воскликнула Богиня, видя, как мы обмениваемся рукопожатием. – Лемур, на место! Ты, на место! Охренел тут перед Богиней Жизни выкаблучиваться?!

- Прошу прощения, - поклонился я, ответив смиренным голосом. – Прошу простить дерзкого дурака.

- Охренел, позвал сюда, так ещё и выкаблучивается… Так что ты хочешь предложить мне за помощь?

Сразу к делу? Окей.

- Святилище, великая Богиня Жизни. Святилище в городе, где только Бог Скверны властвует. Приморский город, где людей много проходит. Отстрою я вам святилище, что будет вселять в умы людей силу и веру в вас.

- Пф-ф-ф… даже не храм. Думаешь, мне это интересно?

- Монополия у Бога Скверны на территории. Ваша вера будет второй, что там появится.

- Храм.

- Прошу, простите меня за слова мои, но… я послушник Бога Скверны и не имею права строить храмы у него. Лишь святилища, но то лучше, чем ничего на территории, где веры иной нет.

Вообще, договорённости у нас такой не было, если честно. Но Богу Скверны такое не понравится, и я понимаю, почему. Всё-таки мы кое-как, но партнёры и должны поддерживать друг друга (пусть каждый и мечтает всадить нож в спину другому). А кидать пусть даже такого партнёра… Нет, кидалово чревато, оттого не провоцируй и не пытайся играть за спиной, чтоб потом за своей ничего не обнаружить.

Храм всё-таки довольно мощное сооружение для богов в отличие от святилища, к которому просто подходишь и молишься. И имеет куда больше как веса для влияния, так и силы. Поэтому всунуть Богу Скверны такую свинью под бок будет пиздецким подъёбом (но руки так сделать чешутся). А вот святилище уже ничего. И для богини Жизни быть практически единственной там, где никого больше, кроме Бога Скверны, нет, пусть даже и со святилищем, уже хорошо.

Всё лучше, чем ничего, верно?

- Святилище на видном месте, где больше нет другой веры. Нет конкурентов. Это максимум, что я могу, однако вы будете второй там. Подумайте над этим.

- Не тебе говорить, о чём мне думать, человек, - фыркнула она. – И чего ты просишь взамен?

- Исцеления.

- Себя?

- И других.

- Много просишь, - бросила она. – Ты помнишь, что я хотела дать дополнительное задание тебе за то, что ты сжёг деревню и чуть не убил мою послушницу?

- Эм… вроде было дело, - кивнул я припоминая.

- Поэтому… два исцеления. Одно из них на тебя.

Ровно столько мне дали в прошлый раз.

- Пять и одно на меня, - покачал я головой. – Богиня Жизни. Мы оба понимаем, что это очень дёшево.

- Наглость, твоё оружие, как посмотрю, - усмехнулась Богиня Жизни. – Однако я здесь Богиня и не тебе указывать, сколько мне давать тебе исцелений.

- Не указываю, лишь предлагаю. Но… - я хитро посмотрел на неё. – Я тогда могу спросить мнения Бога Скверны по этому поводу и вряд ли он одобрит подобного. И он может помочь мне в моей просьбе. Просто решил я к вам, великая Богиня Жизни обратиться сначала.

Навряд ли. Просто даже потому, что он не умеет исцелять. Но ей знать об этом необязательно.

- Ты дерзок, - с угрозой проговорила она.

- И случись со мной что-либо, я с вами разговаривал последней, Богиня Жизни. Я добровольно предлагаю вам построить на территории святилище. Неужели такая мелочь как исцеление, что не является для такой Богини, как вы, чем-то весомым, так важно для вас?

Или же ты мелочная сука, которая удавится? Или настолько любишь выёбываться и показывать свою власть, что просто не можешь сразу согласиться? Для тебя это мелочь, но ты всё равно выёбываешься, лишь бы показать свою значимость. Как и имя: хочешь быть Богиней Жизни, когда таковой не являешься. Взяла себе имя старой богини, чтоб казаться значимой.

Шлюха.

- Я лишь прошу снизойти до меня и помочь такой мелочью, - спокойно сказал я, поклонившись.

Она лишь цыкнула и закусила губу, раздумывая. Жадная пизда в наряде шлюхи.

- Дам тебе три. И исцелю сейчас. Остальное в счёт долга, что на тебе уже два года висит, человек. Я больше торговаться не намерена. Откажешься, можешь подавиться своим святилищем и катиться к своему Богу Скверны.

Пиздишь, ты бы потом вновь попыталась пойти на уступки.

Но это не точно.

Поэтому, подумав секунду над её предложением, я кивнул.

- Благодарю вас за щедрость, Богиня Жизни. Я с радостью при…

- Врёшь в лицо мне, - недобро улыбнулась она. – Торгуешься со мной как с торговкой. И я вижу, кем ты меня считаешь, поэтому просто закрой свой рот.

В ботинках она запрыгнула на кровать и, всё так же мерзко улыбаясь, бросила передо мной три тех самых зелёных яйца.

О! Ништяки подогнали.

После этого коснулась пальцами моего лба. Ощущения были идентичны прошлому разу, когда меня исцелили. Вновь по телу от её касания пробежало то самое странное чувство тепла и холода, разливающегося по телу, после которого меня словно ментолом накачало. А в месте, где её пальцы коснулись моего лба, прошибло лёгким током, как от электрофореза.

- Твоя дерзость не доведёт тебя до добра, человек, - недобро предупредила она меня, исцеляя. - Многие заканчивают плохо с такой борзотой и запросами. Это в последний раз я иду на такую уступку. В следующий… потребуется куда больше.

Ну-ну, сильные мира всего всегда бесятся, когда смерды их заставляют поступать по правилам и не дают всех наебать. Но мне плевать, я получил то, что хотел. К тому же ты боишься. Я вижу это, Богиня Жизни. Притащила лемура с собой, помня, что совершенно недавно ни с того ни с сего пропала Богиня Удачи, не самая последняя в вашем пантеоне. И ты хоть и слишком самонадеянна, но всё же не настолько глупа, чтоб спуститься без защиты на землю. И слишком высокомерна и жадна, чтоб проигнорировать меня.

А Бог Скверны… плевать на его будущие возмущения. Не сильно он мне сейчас помог, поэтому не ему предъявы мне кидать.

Часть пятьдесят четвёртая. Храм Юи. Глава 259

Мы провели у Дары две ночи. Ровно две ночи, чтоб пополнить запасы, набраться сил, отдохнуть и двинуться дальше в глубокую жопу. Насколько глубокую жопу, нам только предстояло узнать, хотя я и не сильно стремился к этому.

Весь день, что я провёл в деревне, прошёл в доме Дары, где я по большей части спал, как и остальная часть моей оставшейся команды. Просыпались только в туалет да поесть. Меня даже не смущали крики детей, хотя Дара пыталась заставить их вести себя спокойно. Более того, для меня они лишь значили, что я пока ещё жив.

Несколько раз ко мне, кстати говоря, подкатывала Юи, желая со мной что-то перетереть. И если большую часть я притворялся спящим (мы оба это понимали, но она всё равно сваливала), то один раз ей всё же удалось меня застать.

К сожалению.

Уже ближе к вечеру она стояла у меня в комнате, когда я рассматривал шмотки и оружие, которые достала для меня Лиа. Самая обычная походная одежда: добротные сапоги с толстой подошвой и плотной кожей, плотная куртка, перчатки из плотной кожи без пальцев, довольно удобная мягкая рубаха и кольчуга. Не та, что дала мне Клирия, но от кинжала спасёт. Наверное.

Из оружия был видавший и лучшие времена меч, который неожиданно имел плюс пять процентов к шансу парализации. Ого, я уже и забыл, что оружие имеет характеристики и требуемые уровни! Как у меня это выглядело в начале: ебать какой тяжёлый! Ебать, я даже махать им нормально не могу! А похуй…

Мда… в то время я был словно лошьё в онлайн играх, которое только постигает все прелести ограничений. А сейчас уже и прокачался, оттого не сильно чувствуется. Типа ваще пох, что так махать, что так.

Всё как обычно, всё через жопу.

Кроме меча мне подогнали небольшой ножик для разделки животных. Любых животных. Ну и мелочь всякую для похода. И непонятно, то ли Лиа так совесть откупает, то ли просто помогает. Наверное первое, так как кто-кто, а эта хитрожопая мразота просто так ничего не делает и обитает только там, где ей удобно и выгодно.

И пока я раздумывал над этим всем, Юи подкралась незаметно. Вот прям как пиздец обычно делает.

- Не спишь, смотрю я, мне на радость, давно хочу поговорить, - сказала она тут же с порога, словно ей действительно не терпелось почесать языком.

- Не сплю. К сожалению.

- Не можешь вечно бегать ты от разговора нашего, - сказала она елейным голоском, сохраняя полную непроницаемость лица.

- Ты мне нравилась больше, когда была тупой как пробка.

- Уверена, что многим это пришлося по душе, - кивнула Юи присаживаясь на край кровати. – Но времена меняются, приходят новые порядки. И свыкнуться придётся им с подобным.

- Звучит как государственный переворот, - повернул я к ней голову и внимательно посмотрел в глаза. Это не та аутистка, что была прежде. Это опасная сука, что может мне всю плешь проесть. – Ты хочешь… предложить мне сделку?

Последнее дошло до меня только сейчас, когда она пришла и начала этот разговор. А зачем ей ещё ко мне доёбываться, спрашивается? Что она ещё может получить от меня, кроме моих разрушительных возможностей?

А вот какая сделка, это уже другой вопрос, ответ на который я хочу получить.

- Сделку? Да, ты прав, то сделка быть может случится, если примешь ты сторону мою.

- Твою сторону? – не нравится мне это. – Да с чего вдруг, это во-первых. Во-вторых, ты вообще о чём, какая сторона, к кому присоединиться? Мы идём тебе домой. Моя задача лишь довести тебя.

Но Юи была не той, кого можно легко обмануть. Кого вообще можно обмануть.

- Моя сестра, ни ради ли неё ты делаешь всё это? – спросила она меня. – Я так и не вспомнила всего, признаюсь сразу честно. Но не тупа я, чтоб не увидеть, к чему здесь всё идёт.

- И к чему же?

- Власть, - Юи в первый раз открыто при мне улыбнулась. – Власть Юми, вот тебя интересует что, верно? Не вспомнила я здесь всего, но мне достаточно того, что в голове хранится. Ведь ты ведёшь меня в обход. Не знаю я зачем, но домой в сохранность к сестре моей. Быть может в тихую вернуть на родину ты хочешь меня, а может… приманка мы, пока сестра, следующая по роду после меня, пройдёт в сохранности домой?

Я промолчал, разглядывая её победную, полную чего-то нехорошего улыбку.

- Всё ради власти, смею я предположить. И выбрала она тебя не просто так, ведь не только ресурсами ты обладаешь.

- Я простой человек.

- Не стоит лгать мне, ведь я такая же, как ты, - она сделала ко мне шаг. – Мы оба рождены под гнётом желаний внутренних своих, что горят и требуют исполнения. Похожи ведь с тобой. Что ты, что я - мы оба рвёмся к власти. И что же может предложить моя сестра, чего дать я же не смогу?

- Ту самую власть? – предположил я.

- Ерунда ведь это всё, - отмахнулась Юи.

- Ты вне закона на родине.

- Всё решают деньги, связи, не тебе ли это знать? - Она встала надо мной, после чего наклонилась, коснувшись ладонями моих щёк, словно хотела притянуть к себе и поцеловать. – Я всё могу, лишь поддержи. И дам я власти тебе столько, что сам мне будешь рад. Я стану императрицей, ты станешь императором моим, и будем править вместе. Всего, чего я лишь прошу – поддержки.

- От меня ничего…

Юи вновь перебила меня.

- Ложь. Сестра увидела в тебе то, что есть на самом деле. А она не так умна, как выглядит, но увидела же это. Чего уж говорить обо мне, чей глаз острее. Мы с тобой похожи – видим то, что не узреть другим. И ты…

Она оскалилась.

- Смерть и разрушение. Дар данный от рожденья. Кто лечит, кто спасает, кто создаёт, кто разрушает. Я вижу, кто ты есть, как видишь ты меня. Ведь ясно же тебе, кто есть я, верно?

Я нехотя кивнул.

- Мы вместе свергнем всех, лишь присоединись. У меня есть власть и связи, коих Юми уж не сыщет. Есть сбережения, коих она никогда не отыщет. Мне нужен лишь тот, кто встанет предо мной мечом. Присоединись ко мне.

Как флэшка в юэзбишник. Не удержался, так в рифму шло, что прям само в голову залезло. Юи и Юми только рэп зачитывать на батлах.

- Я заключил с ней клятву.

- Я вижу, что лжёшь, - её улыбка была до ушей. – Вижу, что боишься ты предательства моего. Но я получше буду Юми, поверь мне ты, прошу. Я больше знаю и умею, и обвинения против меня лишь пыль. Я отмахнусь и их не станет. Что даст тебе сестра, что не предоставлю я?

Она отошла от меня к двери и ловким движением пальчика закрыла замок, после чего повернулась лицом ко мне и нарочито медленно лёгкими движениями начала расстёгивать шнуровку на рубахе.

- Мне это не нужно, - покачал я головой, но она продолжала улыбаться, смотря на меня хищным взглядом.

И тот взгляд несколько отличался от взгляда Лиа. Лиа смотрела на тебя как на жертву, которую она сожрёт. Эта смотрела коварно, словно на цель, которую она сломит, захватит и будет использовать как вещь.

- Меня подобным не взять. - Я было потянулся к ней, чтоб остановить, но она отшагнула.

- Не стоит. Я просто для себя, иль мне нельзя?

- Не-а, нельзя.

Но Юи уже скинула с себя рубаху и довольно оперативно избавилась от остальной одежды, представ передо мной нагой.

Аккуратное тело, нежная кожа, сочетающаяся с этим грудь идеально размера для такого телосложения, чёрный пушистый треугольник волосков на лобке, едва видимые мышцы под кожей, выдающие её основное направление.

- Подумай Мэйн, чего нас ждёт. Подумай, что я вся твоя, лишь помоги.

- Я твою сестру трахал так-то.

- Я не сестра, я другая, я активна, я хороша. И желание твоё, любой каприз, любая форма извращений… моё тело твоим будет, если согласишься…

Она провела по телу пальцами, по груди к лобку, облизнув губы.

- Подумай об этом, Мэйн. Ты да я, мы вместе можем весь мир прибрать к рукам.

Смерть, пиздец и садомазо?

- Но если мне не нужен мир? Да и власть тоже? – спросил я.

И тишина.

Полная.

Юи, казалось, не совсем ожидала услышать от меня нечто подобное.

- Подумай над словами, что я тебе сказала. И если время станет скучным, зови меня к себе. Я скрашу его тебе.

- Так просто? Как шлюха по вызову?

- Как та, что с тобой власть разделит. Да и размяться я не против.

Она в последний раз одарила меня зубастой акульей улыбкой, после чего спокойно, нарочито медленно оделась, иногда наклоняясь передо мной и не стесняясь демонстрировать свои пушистые прелести. После чего ни сказав не слова вышла.

Что за… пиздец это был?

Юми вообще знает, что у неё за сестра? И… что у неё за сестра, кстати говоря, раз речь зашла об этом? Это не просто дрянь или аутистка, шлюха или стерва.

Манипуляторша.

Игрок по-крупному.

Та, кто поставит ради власти не только деньги, но и своё тело. Для таких, как она не существует пределов. Если надо, такие, как она переспят со всеми в округе и пустят свою задницу по кругу десятку другому, если это поможет приблизиться им к власти. И я ни капельки не удивлюсь, если Юи именно так и делала.

К тому же… Если верить её словам, то это уже не в первый раз для неё. Не в первый раз, когда она борется за власть. И типа всё уже на подхвате. Значит ли это, что Юи претендует… претендовала на трон императрицы ровно так же, как Юми?

Нет, неправильно сформулировал.

Значит ли это, что Юи претендовала на трон до того, как Юми заняла её место?

Может у неё и место тёплое готово, и люди свои есть? А что, если семью Юми и Юи втянула в эти разборки именно Юи, которая так горит по власти? Что если Юи не просто сучка, которая хочет власти, а пустившая глубоко корни девушка, которая исправно точила свою страну ради трона? Ведь она слишком уверена в своих силах, что неспроста. Такая уверенность должна подкрепляться серьёзными силами.

Вопрос – Юи, насколько хорошо ты подготовилась к этому? И какого твоё участие во всём происходящем? Не получилось ли так, что твою сестру использовали просто вместо тебя, когда ты стала недееспособной?

Что за пиздец вообще происходит в их стране?

С такими мыслями я, слегка охуевший от новой Юи, собирал свои вещи, проверял всё, рассматривал. Но делал всё это уже на автоматизме, не сильно задумываясь, что я конкретно делаю. Все мысли возвращались к Юи и её причастности к происходящему в стране.

А ближе к вечеру меня навестила Лиа.

- Смотрю, исцелился уже, - окинула она взглядом комнату, словно что-то искала, после чего упёрлась в меня. – Ручки, ножки на месте?

- Так, чо надо? – тут же спросил я.

- Ну вот так ты сразу, чо надо, чо надо… может навестить решила тебя.

- Меня уже навестила одна…

- Юи? – с ходу догадалась Лиа.

- Следила что ли?

- Мутную сучку ты с собой захватил, - улыбнулась Лиа недобро. – Где ты её откапал?

- Лучше не знай, - отмахнулся я, сложив вещи обратно. – Скажи, отчего вдруг щедрость такая? Вещи нам подогнала вдруг и…

Я осёкся. Увидев, как Лиа оперативно скидывает с себя одежду. Вот уже рубаху стягивает через голову, её объёмная грудь потянулась следом наверх после чего вновь колыхнулась вниз. Блин, это завораживает.

- Ну, чего стоишь? Давай быстрее, - поторопила она меня, уже стягивая с себя брюки и открывая моему взору свою мохнатость. – Пока время есть, по разочку проскочим с тобой…

Чот я сегодня насмотрелся на голых девок, если честно. Оттого должного эффекта этот стриптиз на меня не произвёл. Однако вопрос, с чего вдруг такая щедрость, частично снят. Хотя почему бы и не кинуть палку, пока время есть?

И по разочку у нас тоже не получилось. У меня не получилось.

Я не мог сказать, что кожа Лиа идеальна, что она нежна как лепестки цветков и бла-бла-бла. Не мог сказать, что сама Лиа прекрасна во всех отношениях, некоторым не нравятся мохнатости у девушек. Её руки были мозолистыми, под кожей и лёгким жирком чувствовались мышцы, созданные тяжёлым трудом. И она не была нежна, нет, она ебала тебя, была жёсткой и агрессивной.

Но бля, заниматься сексом с ней было одно удовольствие. Как и с любой другой девушкой, которая у меня была, Лиа имела свои особенности и свой характер, который отзывался на каждое действие. И чаще всего агрессивно и активно.

Уже позже, когда мы лежали на кровати, Лиа издала первый звук за последнее время, который не был стоном или повизгиванием.

- Заебись… ты умеешь трахаться.

- Ты тоже ничего, - пробормотал я, запустив руку ей между ног в мохнатость, пощупал, помял между пальцами. Обожаю большие мясистые губки. – Смотрю, со временем ты только хорошеешь.

- Скажешь тоже, - отмахнулась она, издав смешок. – Старею уже, скоро надо будет ребёнка заводить.

- Так говоришь, словно это необходимость.

- Ну… да. Потом может уже и возможности не будет, и здоровье не позволит, а пока я в расцвете сил, надо заиметь одного или парочку. Ты вот наоборот, действительно меняешься в лучшую сторону, - её пальцы пробежались по моей груди, ниже по прессу и в конечном итоге она ухватилась за мой член. – Хотя аура твоя явно претерпела изменения. Признайся, многих замочил?

- Достаточно, чтоб выложить отличнейшую дорогу в ад.

- Ух, как сказанул-то. Но мы тут все… хи-хи… в ад выкладываем дорожку.

- Вот прямо-таки все?

- Исключая детей, которым это только предстоит, все. Абсолютно, - уверенно заявила она. – А теперь давай ещё разок.

И мы ещё разок так пять, прежде чем вновь взяли перерыв.

- Ох… в следующий раз… будем медленно… с оттяжечкой… - выдохнула она. – Скажи, вы потом в горную империю направляетесь?

- Ну… да, а что?

- Ничего, - покачала она головой, после чего буквально легла на меня сверху, касаясь моего носа своим. Она не в курсе, что это как бы тяжело под ней вот так лежать? – Просто может проводить вас?

- Куда это?

- Из лесов этих. Дорог много, одни патрулируются, зато другие пусты и необитаемы.

- И… - начал было я, но Лиа опередила меня.

- Откуда знаю? А ты думаешь, что торговля у меня всегда белая и по бумагам? – хитро прищурилась лиса.

- И как далеко вывести можешь? – спросил я.

- Из этого леса до главного южного тракта. Здесь, в этих дебрях, дорог очень много, но на севере они все соединяются с главной в тех или иных местах. И если правильно выбрать дорогу, можно далеко на север выйти.

- А взамен…

- А ты не знаешь, - Лиа поцеловала меня в губы скользнув своим языком по зубам и тут же оборвала поцелуй. – Продолжение банкета.

- Ночью спать буду, - предупредил я.

- Значит до ночи и утром, - подмигнула она. – А ещё перевалы…

- Ага-ага, - я сбросил её с себя и уже сам навалился сверху. – Я подумаю над твоим предложением.

Предложение естественно было принято.

Выйти как можно севернее на южном тракте, чтоб потом сразу рвануть к горной империи. Можно идти и напрямик через лес, естественно, но это займёт куда больше времени, да и заблудиться можно. А о лесных зверях, что могут встретиться нам на пути, я вообще не говорю.

Всякие медведи-гомосеки ещё пол беды, но бодаться с огромными пауками, кои водятся на территории эльфов… бр-р-р… ну нахуй. Там даже моего уровня не хватит. И чем глубже в лес, тем больше хуйни можно встретить. Я не говорю, что мы обязательно её встретим, но зачем рисковать?

Конечно, можно идти ещё по лесу вдоль дороги, но… это тоже медленно да и зачем? С тем же успехом можно всегда юркнуть в кусты при первом же признаке опасности и мчаться поглубже в лес.

Вот так прошёл мой день дома у Дары. Отдохнувший и выспавшийся я, готовый к новым подвигам, проснулся на следующий день в мягких объятиях сисек Лиа. Но наплыв плохих мыслей меня не покидал всё утро, несмотря на приятное пробуждение.

Куда мы идём, в какую задницу мы зарываемся? Юи; я понял уже, что она напрямую причастна к проблемам в империи и, скорее всего, боролась за трон задолго до этого. Но… интуиция, да и опыт горький показывают, что такие открытия не конец.

А учитывая закрытость страны, я просто уверен, что это так. Потому что, если страна закрытая, значит есть что скрывать. Например, почему эльфы или зверолюди, или то же самое королевство ещё не захватили это маленькое гордое государство. И откуда там обилие стоуровневых.

Ух, обожаю рыться в чужом грязном белье!

Глава 260

Я мочил ноги в той самой реке, что нас выбросила из одного края страны в другой, примострячив жопу на ближайшем камне. Сегодня было солнечно, и утро сочетало в себе чудесную смесь прохлады с реки и согревающих лучей. Уже в это время местная детвора атаковала реку, купаясь, брызгаясь и играя в догонялки на мелководье.

Чуть ниже по течению лольки стирали бельё, разговаривали, смеялись и обсуждали последние новости. В самой деревне слышались, словно тихий шёпот, разговоры соседей.

Деревня, плотно окружённая лесом, расположившаяся на берегу реки островком цивилизации, просыпалась.

С другой стороны реки зеленел густой лес, который точно был джунглями, буквально выстроившись неприступной стеной. Странный лес, волшебный лес… Интересно, если бы не этот рояль, мы бы смогли после водопада выжить? Я бы точно всех вынес тварью, но дальше?

Все эти мысли померкли в тот момент, когда Дара, остановившись за моей спиной, похлопала меня по плечу.

- Лиа готова, ждёт тебя.

Я задрал голову верх и встретился с ней взглядом.

- Будешь скучать?

- Буду, - как мне показалось, честно призналась она. – Ты бы мог остаться, нашли бы тебе жену из местных.

Улыбка до ушей… Дразнит, сучка.

- Ага, сама-то не согласишься на мне жениться, обрекаешь другую.

- Ну… мы были товарищами… но сердце моё к тебе не лежит как к мужу. И почему сразу обрекать? Завёл бы семью, жили бы рядом.

- Увидим. Когда-нибудь, - похлопал я её по голове, встав, – будем может дружить семьями.

Если я смогу пережить собственный план, который нескромно намекает, что под конец я могу и не выжить. Но это потом, где-то там, когда-то нескоро…

Около нас с криками пробежали дети, забрызгав водой и оглушив звонкими воплями. Вот уж кому нет дела до проблем. Оттого они служили источником электромагнитного излучения хорошего настроения. Надо будет нескольких поймать и привязать над собственным поместьем, чтоб счастье излучали.

- Мирно тут у вас, - оглянулся я. – Как-то лампово.

- Лампово?

- Мило. Мило, уютно, - перефразировал я. – Жаль, посидеть здесь нельзя подольше, время поджимает. Пошли к дороге.

Мы вдвоём пересекли деревню, где нас уже поджидала моя команда. Юи в полном облачении, Лиа в плотной кожаной куртке с мечом и наёмник. Мы не сильно много взяли с собой, так как Лиа уверяла меня, что леса богаты дичью в отличие от северных районов. Главное, что у каждого, кроме Юи (не доверяю тебе, засранка!), по оружию, а у наёмника ещё и щит.

- Лиа отведёт тебя как можно дальше на север. Она неплохо знает эти дороги, поэтому не волнуйся, - сказала Дара, словно это могло что-то изменить в моём отношении.

- Знаю, вчера же план обсуждали.

- Да, но… ты точно не хочешь остаться? – спросила она, явно соблазняя идеей остаться в этом мирном уголке. Но я не мог уже бросить всё. Ни своих людей, ни планов, ни то, что уже сделал ради этого. Оттого я грустно усмехнулся.

- Хочу, но не могу, к сожалению. А тебя совесть не отпускает?

- Скорее благодарность, - неуверенно улыбнулась она. – Я снова заново родилась и… благодарна тебе, что простил и не убил.

- Вы меня зверем видите.

- К сожалению, - кивнула Дара. – Когда с тобой находишься долго рядом, этого не чувствуешь, но если встречаешь месяцы спустя, то твоя аура… Она такая тяжёлая, что практически давит тебя. Ты пугаешь.

- Ну спасибо, - наигранно обиженно отвернулся я от неё. – Мне очень приятно такое услышать от тебя, Дара. Теперь в мире на одного грустного человека стало больше.

- Скажешь, что неправда? – улыбнулась она.

- Наверное правда. Мне будет интересно, как на меня отреагирует другая личность.

- Твоя возлюбленная? – коварная улыбка растянула губы Дары. Баба бабой.

- Нет, но очень давняя и хорошая подруга, которая мне дорога и которой я хочу помочь. Возможно вы найдёте общий язык между собой и мне бы очень хотелось вас потом в будущем познакомить.

- Ну ладно тебе, - она потянулась ко мне и обняла за шею, после чего поцеловала в щёку. – Не стоит грустить перед путешествием, примета плохая. Я буду молиться Богу С…

- Не ему, - тут же перебил я её. – Молись лучше Лоликону.

Дара слегка удивлённо заглянула ко мне в глаза, но ничего не возразила, лишь кивнула.

- Хорошо, я помолюсь богу Лоликону о твоей сохранности на пути к цели и успеху, Патрик.

- Моё имя тебя уже не смешит, - удивлённо заметил я.

- Скорее оно вносит немного нервозности, - хихикнула она и отпустила меня из объятий. – Если что, возвращайся, тебе здесь будут рады как родному.

- Хорошо, спасибо, Дара, - кивнул я и провёл ладонью по её макушке, заставив мелочь немного зажмуриться.

Кивнув своей команде, я уже было собирался двинуться в путь, чтоб не растягивать прощание надолго, однако кое-что меня остановило. Совесть? Желание защитить тех, кто является частью моих людей? Это не имело значения, главное, что это будет правильным. Раз уж я простил её, следовало сделать всё до конца.

- И ещё кое-что, Дара, - более серьёзным тоном продолжил я.

- Что такое? – хлопнула она ресницами.

- Есть вероятность, - блин, а слова сложновато подобрать. Так бредово звучит даже в голове. Но всё же я продолжил. – Есть вероятность… войны. И если это действительно произойдёт, если начнётся война, я бы посоветовал тебе уйти из деревни в леса. Покинуть деревню вместе с семьёй и людьми, после чего спрятаться как можно глубже в джунглях. Мне не надо тебе объяснять, что такое война. Поэтому просто бегите. Бросайте всё и бегите в леса, спасаясь.

Дара смотрела на меня слегка удивлённо и не сразу ответила на мои слова. Да тут любой не сразу ответит на такое, слишком уж звучит нереально и бредово. Но я знаю, о чём говорю.

- Хорошо, я поняла, - кивнула она.

Хочется верить, что она действительно вняла моему предупреждению, а не просто отмахнулась от слов как от бреда безумного ебоната. Но я сделал всё что мог. Поэтому моя совесть пусть и не чиста, но стала немного легче.

- Тогда… - я поцеловал её в лоб, - до следующего раза, Дара. Быть может наши дороги пересекутся.

- Если богам будет угодно…

- Если будет угодно нам, - поправил я её.

Мы покинули деревню лолек не оглядываясь и ни о чём не сожалея. По крайней мере я ни о чём не сожалел. После разговора с Дарой и того прощения ещё один груз свалился, и я был в невъебенно хорошем настроении, которое не могло подорвать даже лицо Юи. Нехорошее лицо Юи, на котором открытым текстом читалось коварство. Коварная Юи.

Примерно через десяток километров от деревни, когда шли чуть меньше двух часов, Лиа свернула с главной ухоженной дороги на какую-то тропу, представляющую из себя две колеи от колёс с густо растущей посередине травой.

Я присел на дороге и внимательно осмотрел колеи.

- Здесь особо не ездят, - заметил я.

- Какой наблюдательный, - усмехнулась Лиа. – Потому и веду я тебя по ней, что никто здесь не ходит.

- А почему? - тут же назрел у меня логичный вопрос.

- Кто знает, - пожала она плечами. – Та дорога, о которой ты говоришь, идёт вдоль таинственного леса. Она как бы делает петлю. Эта идёт напрямик.

- И ей никто не пользуется, - подытожил я.

- Не-а.

Вот это меня и смущает, что никто не пользуется. Всегда есть какие-то причины на подобное. От простых суеверий и обилия разбойников до паранормальной хрени и опасных тварей. Вот и думай, какое говно выпадет тебе, бедному и несчастному.

- Не парься, Мэйн. Я частенько отправляла товары, и сама ездила по ней. Как минимум раз в два месяца.

- Отчего не по главной?

- Ну… там есть блокпост, который проверяет телеги. Сам понимаешь, - невинно улыбнулась наша контрабандистка. – Да и обычные патрули могут досмотреть.

- И как они узнают, что это контрабанда? – встал я, отряхнув руки и двинувшись дальше. Остальные потопали за мной.

- На иноземных товарах обычно печать стоит. На бочках, на мешках; на вещах, где поставить печать нельзя, висит бирка.

- И как они узнают, что товар иноземный? – поинтересовался я.

- Чаще всего это сразу видно. Да даже мешки в разных странах разные. Но если, например, подделать под эльфийское, то никто и не узнает.

- А что мешает при пересечении границы нелегально пересыпать в нужный мешок?

- Ну… меч же ты не пересыплешь, верно? – улыбнулась Лиа. – А о таких, типа круп и прочего, никто и не догадается, если тебя не сдадут. Главное, чаще всего, перевести через границу и довезти до точки, а дальше дело техники. Тут много всяких тонкостей и правил, Мэйн. И никто прямо очень сильно не гоняется за ними, если они не оружие или что-то другое важное или опасное поставляют. Однако проверяют и, если спалят, будет ата-та по попке.

- Прямо ата-та?

- О-о-о… - протянула Лиа. – Когда я в первый раз здесь закупалась и купила по незнанию контрабанду, а она была дешевле просто, меня поймали на посту. Ну тогда я правил не особо знала, так как впервые занималась торговлей, потому честно призналась, что не знала. Ну меня и не стали сильно наказывать: контрабанду отобрали, штраф давать в первый раз не стали, но высекли.

- Сильно? – поинтересовался я.

- Ну-у-у… это было чувствительно, скажем так. Мне потом Дара, наверное, около месяца спину отмачивала всякими травами, пока шла к нам целительница. До сих пор помню, как я ревела от боли и не могла спать, только на животе лежала. А Дара сидела и словно мелкую девчушку меня укачивала.

- Но ты всё равно этим промышляешь, верно?

- Иногда, - отмахнулась Лиа. – Чуть-чуть можно.

Вот мне интересно, это в крови у каждого человека такая логика, что если чуть-чуть нарушить закон, то ничего страшного не будет? Никого не смущает, что здесь чуть-чуть, там чуть-чуть и уже набирается нихуя не чуть-чуть, а очень даже много?

Тем временем мы углубились в лес, который здесь подходил слишком близко к дороге, ветви иногда практически были на уровне головы и их приходилось или отодвигать, или самому пригибаться. Но больше ничего особенного нам и не встречалось.

Один раз правда мы переходили старый мост, на котором Лиа решила попрыгать.

На вопрос, нахуй, не такой грубый, но не менее доходчивый, она ответила, что в следующий раз, скорее всего, поедет этой дорогой и ей надо знать, как дела обстоят с мостом. Типа мосту уже лет хуй знает сколько и важно проверять его состояние.

Хотя и мостом это было назвать слишком громко. По сути, это было просто нагромождение камней через овраг длиной метра два, на дне которого тёк ручей. Кто-то не поленился натаскать сюда знатных булыжников и ими отстроить здесь переправу, оставив узкую щель внизу для ручья. Выглядело это очень грубо и некрасиво, однако, судя по виду, стоял он здесь давно, что говорило о качестве.

Что интересно, так это то, что Юи тоже заинтересовалась этим мостом. Она спустилась в сраный овраг и с интересом осматривала камни.

- Блин, ладно Лиа, - махнул я рукой на выглядящую сейчас идиоткой подругу, которая прыгала то в одном месте, то в другом так, что её сиськи подлетали вверх-вниз. Боги, я готов смотреть на неё вечно, - но ты-то что там забыла.

- Мост этот не отсюда. Вернее, камень не с этих мест.

- И что?

Юи посмотрела на меня как на быдло.

- Лишь интерес к культуре мира. Тебе такого не понять.

- Окей, я быдло, так что с мостом не так?

- То камень из моих земель, - объяснила Юи. – Сюда был привезён. Быть может тысячу веков назад, когда война здесь шла. Это мост империи нашей и путь проложен предками моими. Памятник старины.

- Интересно… пиздец просто, - зевнул я.

- Быть может это интересно будет тебе больше? – Глядя на меня снизу в верх, Юи оттянула свою походную одежду так, чтоб мне сверху было видно её грудь. Полностью. – Скажи лишь мне ты «да» и поддержи меня ты делом, как станет это всё твоим.

- Ага, временно. А потом я стану ненужным, и ты меня выкинешь на улицу или вообще завалишь.

- Таким как ты бы я не стала разбрасываться, Мэйн. Мне лишь сподвижники нужны, что силой наделены.

- Ответ отрицательный. Мне не интересно то, что ты предлагаешь, и к тебе я не присоединюсь.

- Это не интересно? Ну ладно. У меня ещё ведь есть время, с тобой договориться, - улыбнулась Юи, не спрашивая, но утверждая, словно то вопрос решённый.

- Да-да, конечно, – я отвернулся от неё. – Лиа, харе, нам идти надо.

- Да я всё уже, - отмахнулась она. – Закончила уже, всё в норме. Пошли.

И мы двинулись дальше.

Шли вплоть до самого вечера, пока солнце наконец не начало садиться. Поэтому, быстро найдя нужное место, мы развели костёр, договорились о дежурстве (Юи я его не доверил), поели и легли спать. А на следующее утро вновь двинулись в путь.

- Кстати, Лиа, а как ты добралась до Дары? – поинтересовался я, когда мы встали на обеденный привал, и я потопал с ней за хворостом. – И когда решила бросить Мэри?

- Осуждаешь? - покосилась она на меня.

- Ну… ты ей ничего не должна была, поэтому как бы нет, хотя осадочек оттого, что ты бросила её остался, - честно признался я.

- Про бросить Мэри, это слишком громко сказано. Я по-честному ждала её в лесу несколько дней, но когда стало ясно, что она не вернётся… Без обид Мэйн, но я не хотела рисковать своей жизнью. К тому же она меня слишком сильно раздражала. А насчёт того, как добралась, то через перевал. Пришлось помёрзнуть и попотеть, чтоб пройти там, он кишмя кишит разбойниками. Но в конечном итоге я его преодолела, попала в горную империю, после чего двинулась на запад, пока не вышла к эльфам.

- И чем питалась?

- Я хорошо закупилась, а когда еды не было, ела то, что было. Ты знал, что чай из мха очень хорошо заходит с жаренными на камне пауками?

- Бля, Лиа, не надо, я сейчас блевану, - попросил я.

- Тебе не нравится чай из мха? - наигранно удивилась она, едва сдерживая смех.

- Выпорю.

- Лучше выеби, - в ответ кинула она. – А то в последнее время как-то мало народу попадается мне.

- Продолжаешь промышлять прошлыми делишками? - покосился я на неё.

- Ну… если меня грабят, почему я не могу их потом изнасиловать и убить, немного поиграв, - пожала Лиа плечами. – Но в деревне таких мало, а на дороге чаще всего у меня просто нет возможности убить из выебать десятерых разбойников. Там как бы самой бы убежать надо. Хотя признаться честно, под ручку попадались и обычные путешественницы, которые думали, что раз я девушка, то обязательно сработает женская солидарность. Их удивлению ночью, когда они оказывались связанными, не было предела, - Лиа рассмеялась.

- Бедные девушки. Лиа, ты конченая сука.

- Ой да ладно, ничего ты не понимаешь. Если меня не пытались убить или ограбить, я никогда не убивала в ответ. Так что все путешественницы и неудавшиеся авантюристки стали лишь более… грязными и растянутыми в некоторых местах.

- Не будь мы знакомы с тобой уже достаточно давно, я бы тебя грохнул от греха подальше.

- Но просто представь! – её глаза недобро и возбуждённо заискрились. – Ты держишь чью-то жизнь в руках, видишь страх, чувствуешь над ней власть, над этой маленькой мышкой и делаешь что хочешь. Она ненавидит и умоляет тебя. Подвешиваешь их в безысходности, делаешь им больно, заглядывая в их большие заплаканные испуганные глаза. Вот она просыпается связанной, ничего не понимает, пытается до тебя дозваться пока ты её раздеваешь, а потом начинаешь ей делать больно. Эти всхлипы, мольбы, унижения, когда ради жизни они готовы на всё. Их отвращение, страх и стыд. Боль и слёзы, когда они визжат и кричат, что уже не смогут. Но все могут… Давай я тебе покажу! Поймаем кого-нибудь, и я тебе такой театр устрою с местом в первом ряду!

Она так воспылала этой идеей, что буквально светилась и искрилась от этой мысли. Подойдя ко мне так близко, что нас разделяло несколько сантиметров, Лиа обхватив мою ладонь своими руками и прижав к себе.

- Точно, давай кого-нибудь поймаем? В деревне лолек я не могу никого тронуть, не красиво будет, но на дороге…

Я сильно щёлкнул её по носу, от чего она аж подпрыгнула.

- Лиа, очнись, ты ебанулась?

- Но было бы классно!

- Лиа, сам выебу. Мне плевать, что ты будешь делать с путниками и путницами без меня, но со мной – нет. В противном случае сделаю тебе клизму.

Лиа слегка передёрнуло.

- Какой же ты скучный, - буркнула она. – Всю ягоду обломал.

Глава 261

Весь остаток дня мы то и делали, что шли по этой забытой дороге, пока наконец Лиа не остановила меня.

- Здесь налево.

- Куда? – тут же оглянулся я.

- Туда, - вздохнула она, словно я её расстраивал своей невнимательностью. – Вон же.

- Не-а, не вижу.

- Вижу я зато, - подала голос Юи, шагнув сторону.

Господи, как ты разглядела это?!

Я шагнул на чудовищно узкую тропинку, выложенную… камнем? Серьёзно? Это камень? Я чо, на родине оказался, где асфальтируют участок просто тупо посередине бездорожья в самой жопе? Но ладно, хватит шуток, здесь действительно была дорога из камня, хотя между ними уже давно поросла трава и мелкие кусты. Если не знать, что она здесь есть, то и не увидишь.

Эта дорога уходила дальше в густой лес и терялась в траве и кустах, но даже тот участок, что я видел, уже говорил о том, как основательно подошли к её постройке. Все камни ровные, практически вплотную друг к другу. Они не торчали, если не считать тех мест, где булыжники вырвало из земли корнями деревьев и выросшими кустами.

По ширине я сильно ошибся, она была где-то в полторы телеги, что говорило о том, что это не просто подзалупная дорожка, а довольно оживлённый тракт… когда-то был. И куда она ведёт?

- Лиа, куда она выходит?

- А, - отмахнулась Лиа. – Проходит лес, потом вдоль какого-то озера и храма с разрушенной деревушкой, после чего выходит вновь к такой вот дороге, - кивнула она на ту, по которой мы шли.

- Храм? Храм всегда плохо, - нахмурился я. – Особенно заброшенный.

- Отчего же, - удивилась Лиа. – Там можно найти ништяк, что иногда является в этот мир. Да и просто сокровища, а ещё…

- А ещё кучу всякой опасной хуйни. Лиа, не пугай меня. Ты в этом мире живёшь сколько уже? Тридцать один год? И не знаешь, что за пиздец водится в этих землях? Ёбаны в рот, как ты ещё жива?!

- Я там ночевала, и ничо, никто на огонёчек к женщине одинокой не заскочил, - усмехнулась задетая Лиа.

- Они к тебе только пожрать заскочат… Бля… Лиа, милая, ты меня пугаешь.

- Ты там не был, так что ротик закрыл и выслушал взрослую женщину, - шагнула она ко мне, щёлкнув по носу, как обычно я делал. – Я ездила там несколько раз и несколько раз останавливалась в этой деревне. И даже в храме один раз ночевала. Жутко, но не более. И это довольно короткая дорога, которая избегает практически все патрули. Так что подотри сопли, - хитрая улыбка. – Или наказать тебя?

- Пф-ф-ф, смотри, чтоб тебя не наказали.

- Да пожалуйста.

И пока мы играли в какое-то подобие предбрачных разговоров, Юи вновь присела и принялась разглядывать камни, которыми была выложена дорога, словно какой-то геммолог. Смотрю, её тянет на всё каменное. У девки явно проблемы.

- Это…

- Камни с твоей родины, - закончил я за неё. – Я так и думал, раз ты заинтересовалась.

- И храм тот…

- Тоже построен твоими хрен знает когда, - без зазрения совести перебил я её, чем вызвал недовольный взгляд, обещающий мне пакость. – Если ты чем-то заинтересовалась, то это точно связанно с горной империей.

- Воспитанности в тебе нет, как вижу я сейчас. Но прав ты, то моей страны сооружение стоит, и дорога эта камнем выстелена по нашим технологиям. Оттого лежит здесь до сих пор. Но давнее то время было, когда здесь были наши. Тогда и эльфы здесь не жили, не правили и не ходили.

- Это же… а как давно?

- Очень, - с умным видом выпрямилась Юи. – Тот храм скорее тех времён, когда система мир ломала и всё было во тьме.

- Время ещё до системы?

- Нет, позже. Но не сильно, как могу судить я.

- И что скажешь про храм, там безопасно?

Юи вздохнула и посмотрела на меня как на недоразвитого.

- Я там была? Наверно нет, посмею подсказать. Тогда же отчего мне знать, опасно там иль нет?

- Ну мало ли, вдруг узнаешь по своим камням, что за храм. Не все же храмы бывают хорошими.

- Ещё раз повторюсь я Мэйн, откуда же знать мне, ведь нет здесь ни указателей, ни храмов. Но одно я знаю точно: все дороги, что выложены тщательно так, к чему-то важному ведут.

- Важному насколько?

В ответ Юи едва заметно улыбнулась.

- Тебе не понять, насколько.

- Я постараюсь.

- И всё же вряд ли.

Много ли у нас было вариантов? Много, но не на этой дороге. Однако Лиа сказала, что этот вариант наилучший и самый безопасный. К тому же она неоднократно им пользовалась, и сейчас стояла рядом со мной. Да и самый короткий, если уж на то пошло.

Это из плюсов.

Из минусов этой дороги было то, что есть вероятность встретить там хуйню какую-нибудь. Но опять же, Лиа ездила и ничего. Короче, был выбор между опасностью призрачной и опасностью вполне реальной, оттого ответ был очевиден.

- И ты проезжала здесь на телеге? – спросил я, пробираясь через кусты по каменной дороге.

- Ага. Мистирды словно каменные валуны, если перед ними обычные кусты или трава. Поэтому я здесь проезжала спокойно, просто проламываясь через них.

- И откуда ты узнала об этой дороге?

- Рассказал мне один контрабандист за одну услугу.

- Услугу? – не понял я. Зато Лиа красноречиво продемонстрировала мне, открыв рот буквой «о» и языком надавив на щёку, словно ей туда кое-что упиралось, после чего хитро улыбнулась. – А тебе оказать услугу?

- Как-нибудь в другой раз. Скажи, а где сейчас контрабандист?

- Не знаю, давно не видела, - пожала она плечами.

За эту ночь мы так и не добрались до нашего заветного храма, о котором рассказала нам Лиа, поэтому пришлось останавливаться на ночлег в лесу. Всё как обычно короче, если не считать того, что остановились мы на том самом месте, где останавливалась обычно до этого сама Лиа. С её прошлой стоянки осталось и кострище, и брёвна, подкатанные к нему, и столик импровизированный.

Единственное, что отличалось, так это Лиа, которая отвела меня в сторонку, когда мы потопали собирать хворост.

- Время, Мэйн.

- В смысле, время. Время собирать хворост? – невинно хлопнул я глазами.

- Ебаться время, - чуть ли не радостно сказала она, скидывая свою куртку и ножны. – Давай, хочу… я хочу… да я всего хочу! По каждой позе. Ну давай же, засади мне, что как не живой?!

Она принялась стаскивать с меня одежду, освобождая меня от нужды заниматься этим самому. Просто сдёрнула куртку, рубаху, сняла ножны, стащила с меня ботинки с носками и брюками и под конец трусы, под которым уже был стояк.

После чего сама начала очень быстро раздеваться, едва не падая, бросая одежду себе под ноги, пока не оказалась в чём мать родила.

- Лиа, а как давно у тебя не было мужика до меня? – поинтересовался я.

- Месяц назад был какой-то несчастный мальчик авантюрист с раскосыми глазами как у твоей подружки, который со слезами убежал от меня, зовя маму и крича, что я с ним делаю. Видимо засунуть хуй во влагалище ему показалось чем-то страшным и неестественным. И… две недели назад была Дара. Но она не может удовлетворить моих потребностей, длина и плотность языка не позволяет, так что не в счёт.

- Но мы же перед отъездом вроде, нет?

- Ну… да, - улыбнулась она коварно. – Но вокруг два мужчины и одна хорошенькая девушка, но мне никто не засадил, и я никого не совратила. Это как оказаться голодной в мясной лавке! А теперь идём, здесь есть прудик.

- Разве не сразу?

- Ты себя нюхал? – поинтересовалась она. – Я могу как угодно, но всё-таки приятнее с чистым, а не со свиньёй. К тому же, чем больше ждёшь, тем слаще получить это.

Последнее она буквально прошипела томным низким голосом, уволакивая меня к пруду.

Хотя назвать это прудом было слишком громко. Так, лужа по пояс, однако её было вполне достаточно, чтоб помыться. Только сука холодно!

- Слушай-слушай, скажи-ка мне Мэйн, - начала Лиа, когда я мокрый вылез из пруда. – А как ты исцелился?

- Я? – я задумался, стоит ли отвечать ей или нет, после чего всё же решил сказать правду. В этом ничего страшного не было. – Попросил Богиню Жизни помочь мне.

- И она прямо-таки отозвалась? – недоверчиво спросила она.

- Да, мне отозвалась. И после небольшой сделки меня исцелили.

- Да ты на короткой ноге с богами, - Лиа скользнула ко мне прямо между ног.

У меня такое ощущение, что ей нравится сосать и лизать. Ничего не имею против, но сколько её помню, она или лижет всем, или сосёт. Словно это какой-то её фетиш или любимое дело. Или она сама кайфует и так возбуждается, не пойму её.

Мне, например, лизать никому не приходилось; как-то в голову не приходило, да и не просил никто подобного. А девушки, которой прямо сразу хотелось сделать приятно язычком, мне не попадалось. Хотя отношусь я к такому нейтрально или даже положительно, ведь нет ничего лучше, чем радовать любимую, верно? Я не из тех мудаков, которые кричат про пиздолизов и прочее. Часть из них кричит вообще про геев, но при этом считают себя натуралами, делая петухом кого-то на зоне.

Л – логика.

А Лиа… Эта подошла основательно к делу, как обычно. Язычком по кончику щекотала, потом им верх вниз по всей длине, пока не показала мне класс с заглотом. Некоторые делают это никак, некоторые делают это и делают. Лиа относилась к тем, кто буквально обладала этим… господи, я сейчас кончу.

Малышка Лиа всё же довела меня до оргазма, показывая мастер-класс, после чего улыбнулась в тридцать два зуба.

- Смотрю, ты оценил.

- Ты просто мастер, Лиа, - честно признался я. – Вряд ли я встречу партнёра, который будет так же делать минет.

- А я того, кто сможет меня доводить по нескольку раз до визгов, - ответила она, коснувшись пальцами моего маленького друга, после чего медленно села.

Входить в неё было приятно и тепло, хотя и не так узко, как в Юми. Более… свободно, что ли. Но при этом подобное компенсировалось отпадным видом её большой груди, красивой объёмной, можно сказать, эталонной мохнатки и умениями. А ещё крутой задницы.

Лиа начинала медленно, но потом увеличивала скорость, катаясь на мне. Она специально делала так, что её грудь свисала и буквально водила своими набухшими сосками мне по лицу, пока… я не схватил один зубами.

Не сильно, так, прикусил немного, но достаточно чувствительно, чтоб Лиа заскулила и… только усилила ход. Кончила, посидела на мне, с отдышкой, после чего вновь погнала. «Весёлая ночка» перезаряжала нас довольно быстро. На тот раз я прижал её к себе так, чтоб только бёдра её двигались вверх и вниз.

И тут уже понеслась.

Я любил такое. Каждая девушка была словно новая игрушка, которую надо и так покрутить, и так согнуть, и так нагнуть. И вообще делать всё, что только придёт в ум. И с Лиа была похожа история, я разводил её ноги чуть ли не в шпагат так, что мне в буквальном смысле открывались все её отверстия. Иногда я её ставил собачкой и драл как пуганную, буквально упиваясь ощущениями.

- Знаешь… что мне в тебе нравится… Лиа, - с трудом выдохнул я, усиленно двигаясь. Помимо моего голоса раздавались звонкие влажные шлепки её задницы об меня.

- Что…. Мой… ух… немного… немного сильнее, будь добр-р-р… так что… мой разврат? – выдохнула она, выгибаясь и сама насаживаясь поглубже.

- Твой…

Что «твой», я не договорил, так как мы оба кончили и свалились. Она на живот, я сверху, даже не выходя из неё.

- Твои объёмы, - я одной рукой схватился за её плечо и резко развернул на спину, после чего буквально лёг на сверху. – Все твои объёмы…

И рукой между ног ухватился за её мягкую и пухленькую складку. Реально полненькая, аж душа радуется, когда трогаю её. А ещё её грудь, в которую я вцепился рукой. Не огромные объёмы Мамонты, в которых можно было прямо зарыться, и не такие уж большие соски как у Стрими. Но для её мягкого тела, которое имело тонкий слой мягенького жирка поверх шикарной фигуры, её размеры были по-своему идеальны.

А ещё её губы. Натуральные пухленькие губы, ради которых в моём мире девчонки загоняют себе ботокс. Я поцеловал её, на что Лиа сразу же ответила слюнями, чудовищным засосом и активным языком. Она раскрывала рот пошире, пытаясь словно обхватит мои губы, целуясь так жёстко, сильно и страстно, что у меня уже вновь встало.

- Нравится мой объём? – выдохнула она и спустила мою голову к груди, после чего прижала к ней. Мне нравится посасывать её грудь, у неё гласные соски. – Мне тоже нравится… твоё умение доводить меня до искр. Блин… признайся… способка, верно? Не бывает такого у обычного человека, я многих перертрахала, но не встречала ещё таких.

Её пальчики, вновь обхватили меня снизу и направили в неё, мокрую, текующую и горячую.

- Мэйн, а Мэйн, а может на нахуй всё? Уедем, дом отстроим, будем трахаться от рассвета до заката, работать на себя, а? Ты не думал об этом? Или путешествовать, ловить кого-нибудь изредка… ай-ай-ай! Не кусай, я поняла! Просто путешествовать.

- Скажи, зачем тебе такой, как я? Есть же более подходящие под тебя кандидаты, – заметил я, и Лиа ответила не моргнув.

- Испытываю симпатию к тебе, как к товарищу. Знаю тебя, да и трахаешься куда лучше, чем остальные. В принципе, с тобой очень весело.

Короче, ради секса. Как же мало надо тебе для счастья, хорошенько потрахаться, поспать и покушать. Но я не могу не согласиться, что на такой образ жизни согласился бы и сам.

- Спасибо конечно, - кивнул я и поцеловал её в губы. – Но я не могу всё бросить. У меня дела и они стали уже не целью, но частью моей жизни. Её смыслом. К тому же… Боюсь, что нам с тобой слегка не по пути.

- Ух… загнул… быстрее немножко, дружок… да, вот так. Но я тебя понимаю, хотя… хотя мы бы могли быть вместе… Может даже детишек нарожала тебе… если хочешь…

- Тебе же нужен партнёр по сексу…

- Естественно, - не стала отрицать она. – Но я дам тебе всё, чего хочешь… если потопаешь за мной.

- Не боишься меня?

- Боюсь… Оттого мне хочется тебя затрахать и сожрать…

- Забавная… - пробормотал я и через минуту мы вновь были как опавшие листья. – Но, к сожалению, я откажусь, Лиа.

- Жаль, жаль… - я не чувствовал, что Лиа в данный момент думала сильно об этом. Весь её мозг плавно утёк в пространство между ног. - Но тогда… Давай дальше, мы не закончили ещё…

Ебливая шлюшка.

Мы не заканчивали ещё очень долго, пока хватало сил поднять таз и вогнать в неё, или же ей насадиться по самое не хочу. А как сил стало не хватать, Лиа переместилась вниз, нализывая и насасывая, пока я пытался отдышаться. Не устала же. Чуть позже мы просто лежали мокрые рядом, иногда целуясь в губы. Ну и иногда я её теребонькал, отчего она вздыхала и выгибалась, постанывая.

Да, в чём-то Лиа права – брось я сейчас всё и уйди с ней, мы бы смогли, наверное, провести остаток жизни как счастливые животные: трахались бы до упаду, имели детей или путешествовали. Просто жили. Без цели, без каких-либо оглядок, подчиняясь не великим идеям и планам, а простым человеческим «хочу». Мне кажется, что жить вот так куда лучше, чем добиваться чего-то там, великих целей, строить империи и бла-бла-бла. Жить для себя, а не для своих идей.

Но для меня это не подходит. Проблемы сами найдут меня если я с ними не покончу. Или, по крайней мере, пока я не закончу своё дело.

Забавно (нет), я уже и не могу точно сказать, зачем я это делаю. Этот вопрос уже переходит для меня из разряда «я так хочу» в «всё ради плана». В самом начале я хотел отстроить местечко под себя, но теперь… я просто хочу всё исправить и сделать мир немного теплее и светлее посредством шоковой терапии.

Антигерой хочет сделать мир лучше; кажется, что именно с этого начинаются трагедии. И может оттого эти планы более реальны, так как такие, как мы готовы идти до конца. И в наших силах уничтожить зло, ведь мы и есть оно. Никаких компромиссов – или тотальное поражение, или безапелляционная победа. И Эви была права, хочешь победить зло, уничтожь его изнутри, став им сам.

Вернулись мы довольно поздно, когда Юи и наёмник уже ложились спать. Ни одна, ни второй на нас особо не смотрели и не спрашивали, где мы были. По Лиа и так было видно: двигалась вообще враскорячку и по приходу сразу легла спать. Я отработал её так, что она даже ноги свести не могла.

А я примостился около костра, так как моя смена была первой. Признаться честно, спать хотелось неимоверно, рот не закрывался, но я не собирался отлынивать или давать заднюю. Просто сидел и смотрел на огонь, попутно вслушиваясь в окружение. Вряд ли здесь кто или что нас ухватит за задницу, но правила есть правила.

Глава 262

До того самого храма с деревенькой нам было идти около двух дней пути, не считая тот, когда мы свернули на эту дорогу. Каменный тракт так и продолжал расстилаться перед нами каменным ковром, по которому было идти куда удобнее, чем по лесу. Хотя иногда из дороги торчали вывороченные камни, и убиться о них было довольно просто, учитывая, что в траве, которая росла между булыжниками такой подставы было не видно.

Поэтому, потирая ушибленные коленки и дуя на разодранные ладони, я был куда внимательнее, чем обычно. И спрашивается, какого хуя я единственный упал?! Бабы вообще под ноги не смотрят, одна постоянно по сторонам глядит, а именно Юи, вторая постоянно глядит на меня.

Новая буква!

С – справедливость.

Хотя Юи вела себя странно. Она словно жаждала увидеть тот храм, о котором говорила Лиа. И у меня предчувствие, что это не связанно с простым интересом к камням и истории своей страны. Уж больно Юи загорелась желанием там побывать. И чем она ярче горела этим желанием, тем было больше шансов, что гореть будет уже тот храм от греха подальше.

Но что мы знали о том храме? Он древний, он связан с родом косоглазых властителей гор, он был важным, раз дорожку проложили к нему на многие километры и в нём что-то должно быть интересное. Может быть останавливать Юи и не стоит вовсе, так как вполне возможно, что я сам смогу найти там что-нибудь хорошее, типа ништяка, который упростит мою жизнь.

Боги, пусть это будет BFG девять тысяч или планетарная лазерная пушка. Буду тупо наводить на войска врагов и города, после чего ебашить лучом смерти! На крайний случай я согласен на пони, стреляющую радугой. Буду нести в мир улыбки, смерть и радугу.

Немного поразмыслив до такой степени, что несколько не заметил торчащих булыжников, запнулся и уебался (Юи предложила понести меня на ручках), я решил, что отправлюсь туда с Юи, наёмником и Лиа. Если там действительно есть что-то, то окей, посмотрим на месте. Какой-нибудь буст к силе или ловкости мне не помешает. Если нет, то нет. Однако предварительно я подготовлю саму Юи к походу туда, чтоб ничего не выкинула.

На перевалах, пока мы добирались до той деревни, Лиа то и делала, что уводила меня в сторону потрахаться. Такие долгие марафоны, как тогда у озера, мы устраивали только под вечер, а на привалах, она утаскивала меня за руку в кусты, снимала штаны, загибалась раком, светя своей красотой, и просила вставить ей по самый Хотэс. Короче, вместо того чтобы отдыхать на привале, я пердулил раком Лиа, которая, похотливая самка, всё никак не могла наебаться.

- Всё-таки… всё-таки решил пойти в храм? – выдохнула она, на очередном… «привале».

- Ага… поэтому пойдёшь со… со мной. – Мне казалось, что шлепки моих бёдер об её чудесную вздрагивающую задницу слышно на километр. – Ты говорила, что бывала… внутри…

- Как ты сейчас во мне! – неожиданно сказанула Лиа и рассмеялась.

- Шутка от бога… больше не пугай меня плоскостью своего юмора, - ответил я, и через пару секунд мы оба закончили своё нехитрое дело.

- Там особо ничего и нет, - ответила Лиа минуту спустя, натягивая на себя штаны. – Просто руины, склепы, саркофаги, картинки на стенах и прочая муть. Не представляю, что она хочет там увидеть. Может любит историю?

- Юи? – изогнул я бровь. - Сама веришь?

- Верю, что лучше бы тебе избавиться от неё в ближайшем пруду. Или камнем по голове.

- Она не простой человек, уделать будет её нелегко, - покачал я головой.

- Но судя по тому, что я вижу, слушаться она бы тебя не стала, если бы ты уже её не приложил, - усмехнулась Лиа. – Так что не заливай мне в ушки милый, что не уделаешь её. Но выбор твой. Однако может она действительно любительница истории? Типа почитательница.

- Я больше поверю, что ты любишь людей.

- Если им можно делать больно и издеваться, совращать и насиловать, то очень! Может ещё разок? - хитро прищурилась она, не застигнув до конца брюки.

Лиа на меня плохо влияет. Настолько плохо, что через минуту шлепки вновь наполнили округу.

А на следующий день мы вышли к деревне с храмом.

Это было…

- Пиздец, ну и жуть, - вынес я вердикт, когда увидел ту саму деревню, и кивнул наёмнику. – Расчехляй оружие.

И на эти слова у меня были причины. Деревня, о которой говорила Лиа, мягко говоря, выглядела жутко. Но чтоб получить полное представление о ней, надо начать с времени, когда мы пришли.

Вечер. Когда солнце уже готовилось скрыться за кронами деревьев и светило оранжевым светом. И при таком жизнерадостном свете нас встретила арка, через которую проходила дорога. Эти деревянные врата в хэппилэнд или как их там называют… тории, были настолько старыми, что краска с них облезла, а само дерево позеленело. Они частично были покрыты мхом, а в некоторых местах прогнили до трухи. Чудо, что они ещё стоят и не рухнули.

Я бы такую арку поставил только перед проклятым местом, если честно. И эта чисто японская арка только добавляла жути этому месту. Я уже подсознательно ожидал увидеть здесь девушек с чёрными длинными волосами.

Эта арка отлично символизировала деревушку в лучах заходящего солнца, которая расположилась на поляне, окружённой лесом на берегу небольшого озера. И на этой самой поляне с высокой травой возвышались небольшие хаотично раскиданные каменные, полукруглые, словно юрты, дома. И чего стоили пустые оконные рамы, за которыми была темнота и в которых жутко завывал лёгкий ветер.

Что касается храма, который так мечтала посетить Юи, то это сооружение, помесь индийского и японского храмов, располагалось у края поляны в лесу. Я его даже не сразу заметил, а как увидел, едва не вздрогнул. Это хуйло словно следило за нами из леса. Тёмное, едва виднеющееся вечером между стволов, оно было похоже на гомосексуалиста-хищника в засаде на очередную жертву. Всё покрыто травой и плющом, а в некоторых его местах давно росли деревья.

Но кажется только я смог полноценно ощутить жуть этого места. Все остальные выглядели совершенно спокойно. Пришлось и мне выглядеть спокойно, хотя так хотелось спрятаться за спину Лиа или наёмника.

Единственное, что меня успокаивало, так это рукоять меча в руке и чувство потока маны на кончиках пальцев. Если что… я выжгу здесь всё нахуй. В голове до сих пор всплывали мысли о музее, поэтому мой страх был оправдан.

Но я куда более силён чем раньше и вполне могу давать отпор многим противникам. Даже если это семидесятый, у меня есть магия, которая нивелирует многие его преимущества. К тому же моя стата как бы нескромно об этом говорила.

Имя: Патрик.

Фамилия: Козявкеев.

Возраст: 24.

Раса: человек.

Уровень: 44.

«Параметры»

Сила – 53.

Ловкость – 60.

Выносливость – 57.

Здоровье – 42.

Мана – 39.

Интуиция – 41.

«Дополнительные параметры»

Рукопашный бой – 35.

Одноручное оружие – 43.

Двуручное оружие – 28.

Оружие дальнего боя – 54.

Щиты – 17.

Лёгкая броня – 38.

Тяжёлая броня – 43.

Устойчивость к ядам и токсинам – 50.

Устойчивость к болезням и заражениям – 50.

Мелкий ремонт – 8.

Медицина – 18.

Рукоделие – 26.

Взлом – 11.

Выслеживание – 26.

Охота – 28.

Шитьё – 5.

Торговля – 31.

Красноречие – 47.

Верховая езда – 28.

Скрытность – 33.

Не лучшие показатели, я не могу сравниться ни с чистым магом, ни с чистым воином, однако я занимаю, как думаю, твёрдую середину, совмещая и то, и другое.

- Деревни старые, - выдохнула Юи, когда мы прошли арку. Она ещё и пальцами провела по ней. – Давно отстроено же было место это.

- И что это за место? – поинтересовался я оглядываясь.

- Люди что в домах здесь жили в храме том служили. Однако давнее то время было, ещё когда империя наша правила здесь.

- А потом у вас отбили эти территории эльфы?

- Приходят сильнейшие, уходят слабейшие, - не ответила напрямую мне Юи. – Покинули место это люди, но осколки прошлого храняться до сих пор. Надо в храм наведаться.

- Утром, - категорично ответил я. – А до этого найдём место для ночлега. Лиа, где ты останавливалась?

- Да вон там, - указала она пальцем на самый близкий к храму дом.

Дрочишь? Бля, ты дрочишь?! Я не сказал это вслух, но взгляд мой был слишком красноречив, отчего Лиа недоумённо отошла назад от меня и спросила:

- Чего?

- Ничего, веди давай, - вздохнул я.

Проходя мимо, я несколько раз заглянул в эти каменные юрты. Было удивительно увидеть, что внутри всё было относительно цело. Истлевшие стулья, кровати, небольшие шкафы и даже старое зеркало, в котором с трудом было видно моё отражение. Когда я в него смотрел, боялся увидеть за своим плечом ещё кого-нибудь.

Однако сколько бы ни ходил по домам я, ничего ценного не нашёл. Видимо всё или забрали с собой люди, или разграбили, не тронув вещи.

Когда мы проходили через деревню, я вновь и вновь замечал остатки прошлой жизни деревни, который каким-то чудом остались при таком климате ещё с тех времён. Старые, почти скрывшиеся в траве заборы из веток, сгнившие скамейки, разрушенные бочки, даже колун с колодой нашёл… а около него череп… вау…

Дом, в который привела нас Лиа, располагался прямо у леса, практически в нескольких метрах от ближайших деревьев. В отличие от многих домов, мимо которых мы прошли, здесь была какая-никакая, но дверь, когда в остальных домах остались только оторванные доски, да проржавевшие петли. Окна в этом доме так же были закрыты, видимо, чтоб не привлекать внимания, если внутри будет гореть огонь.

А ещё палила его примятая трава. Не сильно, но если присмотреться, то было видно, что сюда в отличие от остальных домов захаживают.

- И ни разу ничего странного не было? – спросил я Лиа оглядевшись по сторонам.

- Мэйн, ты что, боишься призраков? - показала свои зубки Лиа.

- Поверь, встретилась бы ты хоть раз с тем, что встречал я, тоже бы начала в них верить.

Я посмотрел на своё звание «Встретивший кошмар». Да, после такого во что угодно поверишь. Хм… а звучит пафосно… Можно девок кадрить.

Внутри дома было… минимум комфорта. Хотя я ожидал гораздо худшего. Всё было сделано явно с душой. Кровать из шкур, камин небольшой, над потолком висела лампа с одинокой свечой, которую, только войдя, Лиа сразу же зажгла. А ещё столик, стул, хворост в углу и всякая мелочь типа кастрюльки и тумбочки.

- Добро пожаловать в мой дом, - раскинула руки в стороны и повернулась к нам Лиа. – Чувствуйте себя как в гостях у человека, который вас может убить при малейшем неправильном движении.

- Вы верх гостеприимства, благодарю я вас за кров, что предоставили вы мне, - слегка поклонилась Юи, сложив руки за спиной. Кажется… это типа так принято у них, как у нас девушки на пояс руки кладут.

- Ага, - кивнул я.

Наёмник вообще промолчал.

Пока мы находились в этом доме, в основном хлопотала Лиа, вытаскивала из потайных мест всякие мелочи типа огнива, растапливала печь, показывала, где расположиться на ночь, чтоб нас не продуло, устанавливала сигнализацию на улице. На вопрос, зачем, если здесь никого нет, она лишь пожала плечами и сказала: «На всякий». Не то что я был против, просто Лиа так уверенно заявляла о безопасности, что видеть, как она ставит ловушки, было странно.

Дверь, кстати говоря, как я заметил, она установила довольно внушительную, такую вряд ли выбьешь с первого удара. Да и петли были явно поновее тех, что я видел здесь. Здесь вообще многое выглядело куда новее, чем в других домах. Даже те же стены были чище.

- Это ты всё делала? – кивнул я на обстановку дома.

- По большей части, - не оборачиваясь, ответила Лиа, колдуя над чайником. – Тот наёмник, о котором я говорила. Он раньше здесь останавливался. Я лишь приложила женскую нежную руку к уюту этого дома.

- Повесила свечу под потолок?

- А ещё установила ставни! – возмутилась она, словно я оскорбил её до глубины души.

Ночевать здесь было решено так же, как и на природе – по очереди. Хоть Лиа и настаивала на том, что здесь безопасно, но мы-то знаем правду. Не ставят сигнализацию там, где безопасно.

Ещё веселее стало, когда все уснули, и я остался один сидеть около свечи и прислушиваться к завыванию ветра. То что-то скрипит, то что-то прошелестит, то словно кто-то ходит под дверью. Каждый звук заставлял меня нервно сжимать меч. Казалось, что за дверью уже толпятся всякие паранормальные твари типа девочек без глаз или огромных пауков. Мне даже на дверь не хотелось смотреть, так как я боялся увидеть там тени какой-нибудь мути, что пришла по мою душу.

Единственным успокоением было то, что здесь со мной спали люди. Они были словно островок адекватности в этой жуткой безумной ночи страхов. Мне казалось, что стоит выйти за пределы этого домика, где светила свечка, как я окажусь в настоящем кошмаре, как тогда в библиотеке. Словно за дверью начинался совершенно другой ми…

- Я поссать, - пробормотала сонная Лиа около меня, медленно вставая и заставляя меня вздрогнуть. Такими темпами я сам поссать схожу.

Слегка покачиваясь, она открыла дверь и на несколько минут скрылась в темноте, подсвечиваемой только звёздами. Ебать, да я отсюда смотрю на это всё и мне уже страхово, а Лиа как нехуй делать вышла туда одна.

И как здесь ночевала она одна?

Короче, в команде всегда найдётся тот, кто будет сраться сразу за всех и на этот раз жребий по неизвестной причине выпал мне, и Лиа своим примером показала, какое же я сыкло по жизни. Хотя не ей меня осуждать, пусть побудет ночью в музее, а там поговорим.

Вот таким нехитрым образом прошла моя смена, сыкливая и жуткая. Ближе к двум часам ночи мне на смену пришёл абсолютно похуистичный наёмник, который явно был в депрессии в связи с произошедшим с его командой. Ему кажись было похуй, что на улице происходит, оттого я отдавал смену ему с лёгким недоверием, думая, что не усну.

Уснул через три минуты.

Храм выделялся каким-то чёрным пятном на общем светлом фоне утреннего леса, заставляя мою единственную и верную душонку забиться под плинтус. Сложно описать чувства, но он был пиздец какой жуткий и буквально кричал: не заходи. Здесь для полноты картины не хватало таблички «Опасно!» или ещё чего в том же духе, чтоб сомнения в том, что туда не стоит заходить, вообще отпали.

Но вот незадача, я как главный не могу со слезами и криками, полными ужаса, съебаться отсюда, так как другие такого поведения не оценят и не поймут. Я же главный блеать! И веди себя как главный блеать! Тьфу блин… Эта хуйня с главным меня уже сильно накаляет, так как что не сделаешь, боишься упасть в глазах своих подопечных. Как там называют таких… заложник собственного положения? Даже эмоций не можешь проявить, ни страха, ни жалости, так как не поймут.

А что касается храма, то, судя по тому, что я вижу, кричит он это только мне, так как Юи смотрит на него с нетерпением, Лиа скучающе, а наёмник похуестически. И чем ближе я подходил, тем сильнее меня потрясывало. К тому моменту, когда мы подошли к лесу, я был напряжён до такой степени, что готов был взлететь на сральной тяге и отправиться прямиком в горную империю с Юи под мышкой.

А в голове весело и непринуждённо прокручивался музей.

Да-да, именно воспоминания о музее нахлынули на меня в этот момент, отчего храм имел как минимум плюс сорок к силе страха. Это вполне объяснимо, так как я уже успел побывать за гранью и знал не понаслышке, что такое бороться против того, что не является частью этого мира. И как бы это не было удивительно, мне подобное не понравилось.

Храм, я бы честно в тебя не заходил, но вот моя команда почувствовала себя бессмертной, так что я не пределах. Решишь начать карать кого-либо, начинай пожалуйста с этих дур, а не с меня, как обычно всё это происходит. Молю тебя. Нет серьёзно, если ты живой, пропиши небесных пиздюлей им, а не мне. В особенности Юи, чтоб та потом не выёбывалась, так как в последнее время она вызывает у меня исключительно раздражительные реакции. А это добром ну просто не может закончится для нас обоих.

Когда мы между деревьев приблизились к основанию этого поистине древнего храма, Юи остановилась.

- Проявите уважение к предкам моим, молю. И, - она посмотрела на меня, - в таких местах не бродят духи, и не живёт там зло. Они освещены и очищены всегда, оттого то просто храм из камня нарезного.

Неужто по мне так видно, что я так сильно очкую? Хотя слово «очкую» не может передать мой невъебенный спектр эмоций, что сейчас бушует во мне. Тут одним чувством страха не ограничивается.

Однако признаться честно, мне после её слов стало немного поспокойнее.

Глава 263

Старый камень в некоторых местах крошился просто оттого, что ты к нему касался. Однако в большинстве своём храм был до сих пор крепким и непоколебимым, как и моё желание съебаться отсюда куда-нибудь подальше.

Вся его нижняя часть, основание, буквально заросло травой и было опутано многочисленным плющом и мхом. Я словно в джунглях наткнулся на какую-нибудь Чичен-Ицу, серьёзно.

Мы бодро поднялись по ступеням к главному ходу, большой каменной арке, где раньше когда-то были двери. Сейчас эти двери лежали на полу под моими ногами. Ебать у них толщина, полметра, если не больше. Могу сказать, что такие двери могли бы и осаду пережить при необходимости.

Пройдя через эту арку, мы попали в не такой уж и большой прямоугольный зал. Глядя на сам храм, я ожидал очутиться в огромном помещении, которое будет уходить хуй знает куда вверх, но… блин, и это всё? Да тут высота метров пять, не больше! Эй, чо так стрёмно?!

Более того, я ожидал увидеть здесь резьбу на стенах, статуи и прочую муть, что так свойственна храмам, но здесь были просто голые стены. Настолько голые, что мне даже становилось немного грустно. Единственное, что можно было назвать разнообразием в абсолютно пустом холле – держатели факелов на стенах да булыжники различных размеров на полу, от крупных осколков до каменной крошки, что видимо осыпались с потолка.

И ради этого мы сюда пришли? Или же здесь всё разграбили.

Но моё разочарование явно не разделяла Юи. Она мелкими шажками засеменила по коридору дальше, даже не оглядываясь по сторонам, словно архитектура или история этого места её и не сильно волновала. Я так подозреваю, что она конкретно ищет что-то.

Поэтому я молча двинулся за ней, не выпуская из виду. Несмотря на то, что я её связал, эта хитрая стерва могла что-нибудь отчебучить. Утром перед походом сюда я специально связал ей руки и ноги. Ноги связал так, чтоб за раз она могла сделать всего пол обычных шага, а руки так вообще связал за спиной. Юи с достоинством стояла и делала вид, что ей на это плевать, но мы-то знаем правду. Теперь не убежишь далеко.

- Главный зал, - неожиданно сказала Юи, остановившись.

- Это?

- Быть может ты видишь ещё помещение, что на зал главный похоже здесь? – с вызовом спросила меня она.

- Заткнись, Юи, не беси, - вежливо попросил я, оглядывая помещение.

Не, ну вот это больше походило на храм. Огромное помещение, уходящее вверх на пятнадцать метров с таким куполом, у которого в центре находилось отверстие. В полу же, прямо под этим отверстием располагался такой же круглый бассейн, куда, наверное, попадала дождевая вода.

Но главным моментом, что привлёк моё внимание, были огромные до жути доспехи самурая, все проржавевшие и частично разрушенные. Куски брони в некоторых местах отпали и валялись у его ног; в тех дырах зияла жуткая чернота.

Бля, так это же та подзалупная хуйня, что чуть ли не сделала из одного Патрика сразу двух! И хоть он был частично разрушен, ему это не мешало внушать страх и уважение.

Не нравится мне этот парнишка.

От греха подальше я тут же схватил Юи за волосы у самых корней, чтоб вёрткая дрянь не попыталась что-нибудь выкинуть. Я не могу сказать, зачем она здесь, оттого исключить то, что она хочет запустить эту поебень, тоже не мог.

И не только я насторожился, увидев этого стража храма, наёмник тоже вытащил меч с щитом, недоверчиво и испуганно поглядывая на доспехи.

- Мне больно делаешь ты, Мэйн, - спокойно сказала Юи. – Я не собираюсь делать ничего, что вреда нам принесёт.

- Откуда мне знать? – я невольно покосился на доспехи. – Я просто не хочу, чтоб ты всех нас сейчас поимела.

- Прошу поверить в меру сил, что важно это для нас обоих.

- Чем же?

Юи в ответ недобро улыбнулась.

- Аль не знаешь? Иль сестра не удосужилась сказать, что ждёт тебя? Иль может быть сама она не знает, в какую взрослую игру теперь играет? И в какую пропасть она тебя толкает?

- О чём ты? – с лёгкой угрозой в голосе спросил я.

- О том, чего хочу узнать сама я прямо здесь. Вернее, уточнить. Нам лишь спуститься надо в склеп, где мы найдём ответ. И если хочешь власти ты, тебе он тоже нужен.

- Зачем мне он? Я могу просто прийти…

- И победить? – усмехнулась она недобро, и реальная Юи показалась на свет. Конченная хладнокровная мразь, которая переступит через тебя ради власти как нехуй делать. Она была словно отражением меня, только более прожжённым жизнью.

- Куда нам сейчас? – в конечном итоге согласился я.

- Тут спуск расположен должен быть вниз, что нас приведёт к предкам моим.

Надеюсь, не на тот свет. Мне чот ну ваще не хочется туда отправляться. Но я решил внести кое-какую ясность в происходящее. Подстраховаться и разложить по полочкам, чтоб предупредить какую-нибудь глупость от косоглазой. Поэтому я наклонился к самому её лицу и тихо, низким голосом произнёс.

- Если что пойдёт не так, Юи, ты отсюда целой не выберешься. И будь уверена, я изнасилую тебя, изуродую и сломаю, пущу по аду, и ты пожалеешь, что связалась со мной. Будешь желать каждой клеточкой сдохнуть. Жалеть, что вообще перестала быть аутисткой. Мне надо довести тебя до дома, но это совершенно не значит, что ты должна добраться до туда целой и невредимой.

По руки едва заметно я пустил ток, который плавно перешёл в неё, и Юи это почувствовала. Она слегка напряглась от напряжения, что пробежало по её телу.

- Я поняла это давно, - ответила она спокойно. – Я знаю, во что играю.

- Я поверю тебе, - кивнул я. – И прошу, не разрушай это доверие, потому что второго раза не будет.

Я отпустил её волосы, всей душой надеясь, что достучался до её хитрожопой головы. А то я и так очкую в этом храме, особенно глядя на доспехи, а тут ещё и мисс-хитрожопость две тысячи девятнадцать под боком.

- Лиа, - позвал я негромко нимфоманку. – Где ты говорила, расположен склеп?

- Справа от тебя.

Я глянул в указанную сторону и сразу заметил такой проход с полукруглым потолком, уходящий во тьму вниз. Гоните что ли? Туда спускаться ещё?

Но… Юи говорит, что надо кое-что выяснить. Что это важно.

Верить ей или нет?

Я коснулся ящичка на поясе, где хранились яйца Богини Жизни… Бля, чот звучит стрёмно… Короче, если что, под тварью я смогу вынести оттуда всех и доспехи мне уже не станут проблемой. Но если это действительно важно, и я это пропущу, то в будущем будут реальные проблемы.

- Ладно, Лиа, у тебя есть факел?

- Ага, сейчас только я его подожгу…

Но я не стал ждать, пока Лиа справиться с огнивом, и просто щёлкнул пальцами в сторону факела, отчего он тут же вспыхнул, заставив её вздрогнуть.

- Всё, пошли.

Ступени уходили вниз по спирали. Под ногами то и дело хрустела каменная крошка, а в нос бил затхлый воздух.

- И ты сюда спускалась? – покосился я на Лиа.

- А что?

Нет, ничего. Просто ты дура.

Мы спустились метров на пять вниз, после чего двинулись по узкому коридору дальше. Через десяток метров он оборвался, закончившись большой, но не высокой комнатой.

А вот и склеп.

Ну и жуть, пиздец просто. Если честно, я бы в жизни не согласился сюда спуститься один. В голове тут же промелькнули воспоминания почти двухгодичной давности, когда меня в женском обличии чуть гоблины не выебали. Этот храм напоминал сейчас именно те самые коридоры-лабиринты, и я бы не удивился, если здесь что-то похожее водится.

А Лиа-дура, сводная сестра Дары-дуры спускалась сюда одна. Боги, смилостивитесь над этой идиоткой и уберегите её от беды. Над обеими идиотками.

Это помещение в отличие от всех остальных, кои мы прошли, отличалось интересной и жутковатой росписью стен. На них были выдолблены различные узоры, фигуры, объёмные картины и руны. И несмотря на то, что от старости часть из них трудно различима, большинство я мог даже перевести.

Вдоль некоторых стен и посередине помещения выстраивались рядами монолитные массивные исполинские саркофаги, словно вырезанные из цельного камня с различными узорами и фигурками. Предположу, что по их росписи можно даже предположить, кто лежит в том или ином каменном сейфе. Удивительнее то, что все они стояли не на полу, а на таких каменных нешироких высоких столбиках.

Так же посередине стояли большие деревянные стеллажи с закрытыми глиняными горшками на полках. А это у нас, как я смотрю, прах. Эти стеллажи уходили к самой дальней стенке. Хера тут их выстроилось, точно не меньше сотни.

- Будьте аккуратными, - спокойно и тихо сказала Юи, шагнув вперёд. – Великие люди здесь похоронены, мудрецы коими нам стать никогда. И не стоит беспокоить покой их.

Мы шагнули в помещение за ней.

Не сразу я заметил, что в тех стенах, где саркофагов не стояло, были выдолблены полки, на которых лежали… трупы. Видимо самая лайтовая версия для нищебродов, которые саркофаг не могли себе позволить. Я медленно, словно они могли вскочить, подошёл к стене и осмотрел один из трупов. По сути, это уже была практически мумия, высушенная до такой степени, что могла развалиться от одного касания.

Неожиданно из одной глазницы этого трупа выполз огромный чёрный паук, который тут же скрылся в темноте на стене. Я едва не взвизгнул, подпрыгнув на месте. Пиздец блять, меня даже дрожь пробрала. Вот тебе и склеп. Как сюда вообще додумалась Лиа спускаться одна?

Я уже хотел отвернуться и шагать за Юи, когда мой взгляд случайно зацепился за какой-то блеск на пальце мумии. Едва приглядевшись, я тут же распознал кольцо на пальце этого покойника. Странное золотое колечко с какой-то печатью, которое никто ещё с него не снял. Оно довольно живо поблёскивало в свете факела.

Это… странно. Если здесь бывали люди и даже та же самая Лиа спускалась, то почему колечко на пальце у мумии, а не где-то в лавке, где её покупает парень для своей возлюбленной? Обычно такие места сразу разграбляют, а здесь оно надето и никому не нужно.

Внутренняя интуиция подсказала, что это неспроста.

А если не с проста, то значит важно, верно? Надо бы снять его, мало ли чем мир непуганый решит нас напугать.

Аккуратно, чтоб ничего не повредить достопочтенной мумии, да и просто из-за уважения к покойному, я стал аккуратно снимать кольцо с пальца. Интуиция так и твердила, что оно зачем-то нужно, оттого важно его снять. Стараясь не повредить труп неизвестного, я миллиметр за миллиметром стягивал его. Стягивал, как вдруг…

Случайно чихнул и вырвал нахуй руку покойника из плечевого сустава.

Хруст был такой звонкий и отчётливый, что его не услышать было невозможно. Теперь в моей ладони была рука бедного покойника, коему не суждено было найти вечный покой здесь.

Бля… как так-то… пиздец… надо присобачить его обратно, пока Юи не увидела.

Я, преисполненный энтузиазмом, принялся приделывать её обратно, пока меня не спалили. И в тот момент, когда я уже почти прикрепил руку обратно, случайно толкнул саму мумию. Да так сильно, что голова этой мумии качнулась, засохшая плоть хрустнула, рассыпавшись в песок, и она свалилась к моим ногам.

И из пустых глазниц вылезло сразу два паука! Сука! Блять! Нахуй! А БЛЯТЬ! ПАУКИ! И ОДИН ИЗ НИХ ТАК ВООБЩЕ ПРЫГНУЛ НА МЕНЯ, ТИХО СТРЕКОЧА! ЕБАНУТЬСЯ!!!

Пересравшись не на шутку от прыгающего паука, я ничего не придумал лучше, чем со всей дури ёбнуть его оторванной конечностью, что была у меня в руке, словно битой, отправляя в сторону. Действовал на чистых рефлексах… Которые иногда действуют во вред мне.

Удар был просто отличнейшим, и любой бейсболист бы позавидовал мне, да вот только снаряд отправил я не куда-то, а в Юи. Но мало того, что паука в неё отбил, так ещё и кисть от руки оторвалась и полетела в неё же.

- Что дела… - начала было возмущённо Юи, но в этот момент в её раскрытый рот, из которого должны были политься возмущения, влетела оторвавшаяся кисть мумии.

Её лицо было… охуевшим. Не каждый раз тебе засушенную руку покойника в рот запихивают. Юи остановилась, не до конца понимая, что случилась, и что у неё во рту. Она вопросительно хлопала глазками с торчащей засохшей пятернёй во рту, когда на её личико приземлился огромный паук… тут же заполз ей под одежду.

Её реакция была ожидаемой: Юи выпучила глаза и закричала, запрыгав на месте, но помочь себе не могла, руки-то были связанны за спиной. И крика особо не было из-за кляпа в виде оторванной кисти покойника.

Охуевшая до отчаяния, она начала прыгать на месте с безумным взглядом, словно её било током.

Ебануться…

- Лиа, помоги ей! Быстрее-А-А-А-А-А!!!!!

Бросившись сам помогать к прыгающей Юи, я запнулся об оторванную голову и отфутболил её в Лиа, которая бросилась помогать аутистке. Та резко сменила траекторию от такого попадания и на полном ходу влетела в наёмника, который тоже бросился помогать. Они одной кучей врезались в какой-то саркофаг. А тот же сука стоял на ножках блять.

НА НОЖКАХ!!!

И понеслася! Цепная реакция была шедевральна – один саркофаг, падая с ножек, врезался в другой и сбивал его нахуй, после его так же слетал и то же падал… Все они с чудовищным грохотом эффектом домино рушились, падали на пол так, что тот содрогался. Они трескались, разрушались и обваливались.

И из этого саркофага, что рухнул первым и развалился с чудовищным грохотом, вывалился такой длинный ковёр. Упал на пол и покатился, разматываясь, прямо к Юи. Под конец к её ногам выкатилась полноценная мумия с открытым ртом и пустыми глазницами.

А Юи буквально исполняла безумный танец смерти, дёргаясь всем телом и мыча с куском руки во рту, пока ей этот самый паук не выполз обратно на лицо.

Это был мой звёздный час.

Перехватив оторванную культяпку как биту, я подскочил к охуевшей Юи, замахнулся и взревел:

- НЕ ДВИГАЙСЯ!!!

Юи посмотрела на меня с полнейшим ужасом в глазах и громко замычала с торчащей из рта кистью с пальцами, видимо пытаясь выразить благодарность своему спасителю.

Не благодари, Юи. Успеешь ещё поблагодарить меня.

И полный праведного гнева, желания помочь и просто добрых намерений, я нанёс удар.

Однако с добрыми намерениями я слегка не рассчитал и перестарался – в этот момент ебанушка Юи дёрнулась в мою сторону и вместо того, чтобы ёбнуть по пауку, я ёбнул аутистку по голове. А паук…

А УРОД ПАУК ПРЫГНУЛ МНЕ НА ГОЛОВУ!!! СУКА!!! А-А-А-А-А-А-А-А-А! СНИМИТЕ ЕГО НАХУЙ!!!

Как бешеный я стал кружиться на месте и верещать, активно пытаясь сбросить супостата с головы в то время, как Юи так вообще улетела нахуй в стеллажи с урнами. Врезалась в них, опрокинула, и скрылась в облаке праха, когда те с чудовищным грохотом, словно домино, начали рушиться и бить горшки с урнами.

Я же запнулся о выкатившийся труп и с вскриком рухнул на него, поцеловав в засос мумию. Няшка с открытым беззубым ртом взирала на меня пустыми глазницами, радуясь привалившему счастью. А паук, ебаный нарушитель спокойствия, чтоб ты сука сгнил нахуй, со стрёкотом отпрыгнул и тут же уполз в темноту.

Падла. Нас только что раскатал сраный паук. И мне так от этого грустно, что хочется петь.

Чудовищный грохот разрушаемых стеллажей с прахом, звук бьющихся горшков и трескающихся монолитных саркофагов из камня ещё минуту оглушительно разносился по залу в то время, как всё погрузилось во мрак. Пол содрогался так, словно началось землетрясение, в ушах звенело, так и я ещё оседлал сверху мумию.

От всего этого хотелось дико орать во всё горло. Чувствовалась только пыль, что оседала на губах и странный запах песка, который в буквальном смысле слова душил.

Пиздец-приехали.

Мы осквернили это место всеми возможными способами как только могли.

Первым, судя по всему, в кромешной темноте пришёл в себя я. Зажёг на ладони огонь и увидал свою новую подружку, на которой лежал.

- Блять! – вскрикнул я и вскочил, отплёвываясь, хотя это было бесполезно.

Весь зал был покрыт пеплом и огонь в руке едва мог нормально пробиться через него. Меня словно окружала метель. Оттого стоило мне открыть рот, как я тут же нажрался предков Юи. А ещё сложнее было в этом дышать.

Духи выебут меня за это, если они здесь водятся. Только минут через десять пыль начал оседать и мне предстала картина разрушений.

Всё что мы… всё что я успел тут натворить, и что в конечном итоге от этого осталось, можно было уместить в одно короткое и красноречивое слово.

В говнище.

Глава 264

Огонёк на ладони слабо пробивался через пыль, которая медленно, но верно оседала. Выглядело это так, словно в подземелье пошёл снег. Сероватый снег, как в те дни, когда ТЭЦ дымила беспрестанно.

Я, прикрыв рукавом, таким же белым, как и всё вокруг, нос, громко позвал в пелену:

- Лиа, Юи! Вы где?!

Слабое мычание, стоило мне позвать их, раздалось где-то во мгле. Главное там сейчас тентаклю не встретить, будет несмешно и больно. Двигаясь на мычание, я через пару секунд вышел к Юи, которая сидела на заднице, широко расставив ноги с охуевшим лицом и круглыми глазами. Она до сих пор не пришла толком в себя. А под её правым глазом уже наливался фиолетовым огромный круглый фингал.

Ну и просадил же я тебе…

Я подошёл к ней и свободной рукой выдернул за палец кисть мумии из её рта. Та вылетела с забавным «чпок», как затычка из слива ванной. Стоило Юи увидеть, что я только что достал из её рта, как она тут же обильно проблевалась прямо на своих предков, которые ровным слоем засыпали собой пол.

Фу-у-у-у! Юи! Даже я не позволяю себе такое по отношению к мёртвым, не говоря уже о достопочтенных предках. Какое неуважительное отношение… не высокого же ты мнения о своих праотцах, вон, всех заблевала.

Всё так же держа за палец кисть-кляп, я просто оторвал нужный палец, и снял кольцо, после чего выкинул кисть нахрен. Тут и так уже всё разъёбано, так что не страшно. К тому же у нас появился осквернитель могил похлеще меня.

Пока Юи промывала желудок на собственных предков, оскорбляя их, которых самолично просила уважать, я двинулся искать других.

И нашёл. У Лиа был небольшой синяк на лбу, который сейчас только-только наливался цветом. Наёмник так вообще был цел. Они отделались несильным испугом и синяками с ссадинами, что можно было считать хорошим исходом.

Я поднял факел, протянул ещё не до конца пришедшей Лиа и, щёлкнув пальцем, зажёг.

- Поднимайтесь.

- Му… мудачила…. Ты мудила, не доросший обезьян… чтоб тебя вампиры жрали, чтоб клопы тебя кусали, чтоб на свете… не бывало век таких как ты… Бу-э-э-э…

У Юи прорезался голос всего на мгновение, прежде чем её опять вырвало. Оскорбления от горноимперцев звучат как детские стишки. Даже не обидно.

Вытащив из сумки бурдюк, я подошёл к Юи, одним рывком поставил на ноги и протянул к губам воду.

- Всё, харе осквернять своих предков. Сполосни рот.

Она молча подчинилась, опустошив запас бурдюка наполовину, прежде чем успокоилась, после чего я протянул к ней тряпку и вытер ей лицо.

- Спасибо конечно, за заботу такую, но ты… - «ты» она прошипела так, что не будь связана, отпиздила бы меня до потери сознания, выбив всё дерьмо прямо сейчас, - осквернил всех предков наших, всю гробницу разрушив.

- Да-да, но это не я облевал всех предков минутой назад, - ответил я и вытер её губы.

- Не тебе мне говорить. И… что за странный запах с тряпки, ты откуда её достал?

- Да там с какого-то мертвяка сорвал, не обращай внимания, - отмахнулся я и едва успел увернуться от ещё одного потока. Весь пол задрыстала, что за человек…

- Ты!

- Да пошутил я, дура, - хлопнул несильно её по лбу. – Смазкой пахнет для меча, протекло видимо немного.

- Мозга нет, а силы моря.

- Силы тоже нет, - ответил я. – Давай, поднимайся уже, идём дальше, куда ты там вела нас.

Юи медленно оглянулась и я буквально видел, как искры у неё из глаз посыпались.

- Объясни-ка мне мой милый, зачем ты руку оторвал!? – раздался спокойный, но очень злой голос.

Бля… чот некрасиво вышло по отношению к усопшему, конечно, но я хотел просто посмотреть кольцо. Случайно вышло, что ещё сказать могу.

- Ну… кольцо хотел посмотреть, а там понеслась, - я протянул на ладони кольцо, что снял.

Юи посмотрела на кольцо… потом посмотрела на меня… потом снова на кольцо, словно хотела убедиться в том, что видит, и вновь на меня… как на конченого дебила.

- Ты что, снял с тела усопшего кольцо?! Рехнулся ль ты?! Ты предков моих разграбляешь могилы! Оскверняешь тела их!

- Да ничего я не снимал, - пробормотал я. – Взял посмотреть.

- Обычное кольцо же это! Из меди сделано оно! И ради него ты изуродовал и осквернил тот труп?!

Блять, так и знал, что внутренняя интуиция меня наебала, пизда драная. Хуй я тебе доверюсь в таком вопросе в следующий раз.

- Я же сказала, что покой не нарушать их! – начала кипятиться Юи. Первый раз вижу её на взводе, хотя ничем от Юми не отличается.

- Да они сами!

- Как же сами они могли, если веками бездыханные лежат в здесь в темноте! Ты усыпальницу разрушил, весь склеп здесь разгромил! Ты просто идиот!

Юи пыхтела как чайник, и цвета лицо у неё было как у заварки. Осталось в неё воды залить.

- На, попей, - протянул я ей бурдюк.

Юи, злобно взглянув на меня, всё же приняла бурдюк, отхлебнула, смочив горло, после чего сделала несколько глотков. После этого оглянулась на погром и вздохнула. Подошла, поднимая облачка пыли, к одной из стен.

Я тем временем окинул взглядом стены с рисунками и рунами. Не сильно получалось у меня их разобрать, но, по отдельным словам, да и картинкам общий смысл складывался в нечто понятное. Например, на картинках изображена ящерица. А руны значили короля, повелителя или властелина… А вот ещё… что это за руна. Хуйня? Хуёвый властелин ящериц? Или властелин ящериц хуйня? Или властелин хуёвых ящериц? Или даже император у ящериц очень хуёвый? Я даже теряюсь, что выбрать, так как значений у некоторых рун так много, что ты хрен поймёшь, что написано.

Но помимо хуёвого властелина ящериц здесь было написано про… э-э-э… про жилище… так… ну, судя по всему, тут про жилищно-коммунальные проблемы речь… хм-м-м… Нихуя не понял. Я даун, надо звать Юи.

- Юи! Что здесь написано?!

Но Юи с интересом разглядывала противоположную стену, на которой был изображена огромная выдолбленная на камне картина. Какая-то ящерица, стрелки по кругу, человек внизу, посередине солнце, как я понял с руной, которая обозначает слово «хуйня». Мне кажется, что я что-то перевожу неправильно.

- За стену надо эту нам, - промолвила Юи, не глядя на меня. – Дверь скрыта за ней пред нами.

- Как ты это поняла? По рунам?

Просто я смотрю и нихера не вижу, только обрывки текстов. У меня всегда было плохо с этим.

- Да, по тексту, открывай.

- Как?

Юи вместо ответа кивнула на круг в центре, на котором было написано «хуйня». Только подсветив огоньком на пальце, я смог разглядеть, что круг этот был не выдолблен. Это был вставленный плотно камень, на который надо было нажать. Только вот…

Я подошёл к одному из трупов, что лежал в выдолбленной полке и бесцеремонно оторвал ногу.

- Ты… ты что сделал?! – ужаснулась Юи. – Ногу трупу оторвал!

- Ну не своей же рукой мне это делать, - ответил я спокойно.

- Ты осквернил его!

- Неправда. Лишь одолжил на время. Поверь, он не обидится и даже слова тебе не скажет по этому поводу. – Я даже остановился, прислушиваясь, после чего развёл руки. – Вот видишь, молчит. Значит не против.

Юи было уже открыла рот, чтоб высказаться насчёт моего кощунства, но ни звука не издала, видимо решив вообще молчать, чтоб избежать ругани и побыстрее всё закончить.

Да и я делал это не ради забавы: бежать на улицу за палкой далеко, а нажимать рукой на кнопку я совершенно не хотел, мало ли что тут может быть. Вдруг ловушка?

Поэтому, оттянув Юи подальше и сам отойдя, я аккуратно закостенелой ногой надавил что есть сил на центр. Удалось мне это на удивление легко. Стоило приложить некоторые усилия, как камень со скрежетом начал вдавливаться внутрь, пока… не рухнул за стену. Кажется, это была не кнопка.

Отбросив ногу в сторону и заслужив ещё один злобный взгляд от Юи, я подошёл к дыре и заглянул туда. Нет, не засунул голову внутрь, просто засунул на ту сторону зажжённый факел, что одолжил у Лиа. В красном, слегка пляшущем свете появился пол, стены и потолок. И на последнем висели неподвижно такие большие чаны. Спорим, что люстры?

- На, держи, - вернул я факел Лиа, после чего щёлкнул пальцами, прицелившись в сторону ближайшего чана.

Не сразу, но пламя в чане медленно стало разгораться.

Так и думал, что это местная вариация люстры. Уже видел, как в подобные чаны заливали что-нибудь типа жира и потом поджигали. А теперь…

- Эй, - кивнул я наёмнику, - загляни туда и посмотри, есть ли что там типа ручки, верёвки или ещё чего, что откроет эту дверь.

Наёмник молча подчинился.

Я знаю, рисково было посылать его туда, но… если это вдруг действительно важно, то нам надо попасть туда. Юи не выглядит как девушка, которая будет трындеть попусту. Однако рисковать ни своей жизнью, ни жизнью Лиа я не собирался. Оттого прости наёмник, ничего личного, лишь бизнес. Будь другой вариант, я бы им воспользовался.

Я с замиранием сердца ждал, когда наёмник вылезет наружу, в каждую минуту ожидая, что его вот-вот располовинит. И не только я, Лиа выглядела тоже напряжённой. И как только я уже собирался позвать его, плита неожиданно начала опускаться вниз.

Действуя рефлекторно, я дёрнул его тут же на себя и буквально выдернул из дыры, отбросив его в груду разрушенных урн и стеллажей за нашими спинами, вновь подняв облако пыли. Кажется, я перестарался… Блин… прости, чувак, я это… всего-то хотел спасти тебя, если эта хренотень резко бы ушла вниз. Но плита погружалась очень медленно. Так медленно, что шансов быть располовиненным были только в том случае, если бы он в этой дыре уснул. И то не факт.

- Блин, прости, я думал, что она резко уйдёт вниз, - протянул я ему руку и помог подняться.

- Ничего. Я понял, - ответил он. – Но… ваша спутница. Она…

Я тут же обернулся и слегка похолодел, когда увидел, как Юи совершенно спокойно утопала внутрь коридора. А вот Лиа туда соваться не рискнула. Видимо лезть напролом в неисследованную часть ей мозгов хватило, что не могло не радовать. Хоть на этом спасибо.

Юркнув в коридор, я рывком дёрнул на себя Юи, буквально подняв её за шиворот и перетащив на эту сторону.

- Ебанулась? – ласково поинтересовался я у неё.

- С чего вдруг ты взволновался так?

- Ты дура или прикидываешься?

Юи несколько секунд смотрела мне в глаза, прежде чем улыбка едва появилась и тут же исчезла с её губ.

- Нет ловушек, если об этом. В таких местах их не бывает.

- Да с чего вдруг?

- Умел бы ты читать, тогда быть может понял смысл. Как думаешь, что это значит? – она подошла к стене и кивнула на одну из рун.

- Э-э-э… хуйня?

- Солнце.

А-а-а… то-то оно мне знакомо так было. Я ещё в универе их путал. Всё, вспомнил.

- И? – кивнул я головой, предлагая продолжить.

- Означает руна это солнце, что путь осветит в темноте. В нашем народе им отмечают участки, которые не опасны. Где нет ни опасности, ни зла, ни ловушек. Понятней так будет?

И эта имбецилка вновь попыталась шагнуть туда, и мне вновь пришлось её оттаскивать за шиворот.

- Ты первой туда не пойдёшь, - шикнул я на неё и махнул наёмнику. – Щит на изготовку и пошли. Лиа, придерживай Юи и не давай ей первой туда ринуться. А то она вообще без тормозов.

Но в конечном итоге она оказалась права. Никаких ловушек на нашем пути мы не встретили. Первым, прячась за щитом, шёл наёмник, сразу по его пятам топал я, готовый в любую секунду его одёрнуть назад, если что покажется мне подозрительным. Попутно я поджигал немногочисленные чаны над головой, освещая таким образом нам путь. А уже следом в метрах пяти от нас крадучись шли Лиа и Юи.

- Говорила я тебе, что путь чист пред нами, - сказала надменно Юи, подойдя к огромному саркофагу, что стоял в небольшой комнате в конце этого коридора.

Я даже не ответил. Конечно, может Юи действительно виднее, так как это её культура, её народ и она единственная знает, что здесь опасно в храме, а что нет. Однако идиотизм так рисковать, лишь веря на слово людям. Сегодня они говорят одно, завтра делают другое.

Но если я считал, что на этом наши приключения закончатся, то я сильно ошибался.

- Открыть нам надо саркофаг, - появился новый запрос у Юи.

- Погоди-ка, разве не ты говорила, что нельзя осквернять склеп?

- Боюсь, что вынужденная мера то, - покачала головой она и кивнула на стену. – И как бы мне то не хотелось, нам надо это сделать. Всё ради будущего блага.

На той стене, на которую кивнула Юи, было изображено солнце… Жуткое солнце.

Я не знаю, кто это выдолбил на стене, но чувак явно знал толк в том, как заставит чувствовать людей себя неуютно.

Это был такой большой круг с треугольными лучиками по всей поверхности, которые обычно рисуют маленькие дети. У этого солнышка глаза были с вертикальными зрачками и словно заглядывали тебе сука в душу. Но больше всего вдохновляла на картине пасть с нарисованными зубами, в которой располагалось круглое отверстие. Это типа всунь туда руку? Какой дебил на это согласиться? Само солнце как бы намекает, что добром это не закончится.

Юи, как местный знаток рун, подошла к стене и начала изучать надписи около этой картины. Видимо хотела разобраться, что делать дальше.

Я в свою очередь осмотрел саркофаг. Это был огромнейший, стоящий на каменном полу гробище, метра три длиной и около полутора шириной. Он был явно больше своих собратьев в той комнате. Его стенки были вдоль и поперёк усеяны всевозможными рисунками и письменами, которые со временем слегка стёрлись и их не сразу можно было разобрать. Однако несколько минут приглядываний к этим рисункам, и одну с большим трудом мне всё же удалось перевести.

Император.

Кратко и понятно. Причём и по смыслу подходит. Эта руна имела только одно значение и неправильно понять её было невозможно.

По крайней мере, что в той комнате, где мы устроили погром, что в этой в надписях на стенах говорилось об одном и том же. Просто там руна была в слишком широком смысле и значила и властелина, и короля и так далее, но здесь руна была с одним единственным смыслом – император. И могу предположить, что там смысл у слова не властитель, а император. Солнечный император ящериц. А если учесть, что у ящерицы синонимов в этом мире много, как и значений, по крайней мере у рун, то можно составить и другое словосочетание.

Солнечный император-дракон.

Во, теперь уже пафосно, такое и на заборе не стыдно написать, если понадобится.

Солнечный император-дракон… Это потому Юи хочет так отчаянно заглянуть в склеп и так заинтересовалась этим местом, как только узнала о нём? Всё дело в покойном императоре или в том, что у него осталось при себе?

Но что бы то ни было, не нравится мне это. Слишком… опасно звучит. Что за император-дракон? Типа местный босс? Хотя если его саркофаг здесь, то предположу, что босс уже всё. Но тогда зачем он Юи?

Чем больше узнаю, тем меньше мне всё это нравится.

Если раскидать по пунктам, то: первое – что за муть, что за труп императора-дракона? Зачем он Юи?

Второе – в какую игру играет Юи? За кого она воюет и на чей стороне?

Третье – чего хотят эльфы? Насколько они причастны ко всему происходящему?

Эти вопросы мне не дают покоя. Такое ощущение, что мне на шее затягивают удавку, медленно и неотвратимо.

Я так задумался над этим (слишком уж не нравилось мне это всё), что даже не заметил, что происходило за моей спиной, пока я сидел лицом к саркофагу. Почему? Ну там же Лиа и Юи с наёмником. Кто ж знал, что это не команда, а сраный детский сад, за которым нужен глаз да глаз.

Оттого крик, который разрезал тишину, буквально оглушив меня, заставив под прыгнуть, вытаскивая меч на ходу, и пуская на пальцы пламя, чтоб тут же сжечь любую суку, которая рискнула на меня напасть, был слегка неожиданным. Настолько, что я едва не пустил струю в штаны, думая, что за нами пришёл тот самый дракон-император.

Но реальность была более прозаичной, хотя и не менее жестокой.

Кричал в данный момент наёмник, который засунул руку в ту самую круглую дыру во рту солнца.

Я спрашивал, кто засунет туда руку? Забудьте, всегда найдётся тот, кто это сделает.

- РУКА! ЕЁ ЗАЖАЛО!!! МОЯ РУКА!!! БОГИ!!! А-А-А-А-А-А!!! МЕНЯ ЗАТЯГИВАЕТ! ЗАТЯГИВАЕТ!!!

Наёмник кричал словно в припадке и дико бился, пытаясь вырваться из хватки, но видимо ему там придавило и изломало руку. И теперь её медленно затягивало туда. А бабы… Лиа как стояла слегка испуганно, глядя на это, так и стоит. А Юи словно похуй, но у неё и руки связанны.

Поэтому к наёмнику подскочил только я и начал тянуть его в обратную сторону, пытаясь, вытащит его руку из дыры. Но мало того, что наёмник кричать стал больше, так и затягивало его туда с неумолимой безысходностью.

- Тяни обратно, твою мать! – закричал я.

- Я ТЯНУ!!! А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Казалось по крикам, что руку ему в буквальном слове перемалывает и мне даже слышался хруст костей там, в дыре. Ёбаный пиздец.

- Да давай же!!!

Когда я начал тянуть, рука у него была там по локоть. Сейчас уже его засосало на одну треть предплечья. Всего за несколько секунд. Не надо говорить, что скоро ему затянет туда всю руку. А потом вырвет из плеча и… Я даже не знаю, как там остановить можно будет кровь, так как ему вырвет руку из сустава. Он покойник.

Глава 265

Он был покойником. Покойником, если ничего не сделать.

Патрик-херург спешит на помощь!

Поэтому я отошёл от него, выхватил меч и одним ударом отрубил ему руку. В тот момент её засосало уже по две трети плеча. И несмотря на то, что я старался рубить как можно ближе к стене, осталась у него там одна культышка.

Наёмник отлетел назад, всё так же продолжая кричать, а я одним прыжком, отбросив меч, подскочил к Лиа и влепил ей пощёчину, приводя в сознание.

- Лиа, помогай!

И подскочил к наёмнику, скидывая с себя куртку. Потом будем вытаскивать верёвки, сейчас бы этого спасти. Да, бессмысленно, он уже калека и нам не в помощь, но я не собирался бросать его помирать.

Ненавижу таких, и не хочу стать таким же.

Наспех что было сил я перетянул ему обрубок, останавливая кровь. Но к тому моменту он уже выглядел не очень, и пизда подступила к нему слишком быстро.

К сожалению, тут страшно даже не то, сколько крови он потерял, как то, с какой скоростью это происходило. Если бы наёмник истекал медленно, то он мог бы пережить потерю чуть ли не больше половины объёма, а здесь он вполне может окочуриться от потери даже в пятьсот миллилитров.

- Лиа, воды, дай воды! – приказал я, садя наёмника на жопу. У него уже сознание гуляло где-то там, но тот факт, что он ещё жив, говорил о многом. Сколько у него живучесть? Сейчас именно от неё зависит, выживет он или нет.

Естественно, что яйца я не собирался на него тратить, однако всё остальное – пожалуйста.

- Открывай пасть, имбецила кусок, - выругался я, разжимая ему челюсть. – Пей, сука, иначе я тебе в жопу вливать её буду.

То ли угроза, то ли осознание того, что так правильнее, но наёмник начал пить. Весь пол вокруг него был залит кровью. Её было так много, что я бы мог сейчас вполне через трубочку её пить. Все мои колени были в его крови, словно я специально извалялся в ней.

Пиздец просто… А его рука уже была утащена внутрь, откуда я слышал довольно отчётливый хруст костей, словно ту перемалывало жерновами. А потом неожиданно лёгкий щелчок со стороны саркофага, словно там только что открылась защёлка. Кажется… мне стало только что всё понятно.

- Влей в него сколько сможешь, - сказал я.

Проблем с водой у нас не было в лесу полно ручьёв. Это мы могли себе позволить.

Я встал, даже не отряхивая колени и подошёл к Юи, которая совершенно спокойно стояла около саркофага. Ей, казалось, вообще плевать, что происходит и что она только что натворила.

- Это же ты сказала ему засунуть туда руку, верно? – спросил я.

- Надо было нам открыть саркофаг пред нами, - совершенно спокойно, словно ничего не произошло, ответила Юи.

- Значит ты сказала… Ты понимаешь, что можно было воспользоваться рукой мертвеца, а не его? Мы только что в команде потеряли человека.

- Он жив.

- Но недееспособен. Он балласт, он уже не нужен нам, так как с ним мы ничего не сможем сделать. Придётся его бросить, так как он будет тормозить нас и только мешаться под ногами. Юи, посмотри на меня, пожалуйста…

Она повернулась ко мне, наконец оторвав взгляд от саркофага и…

Я со всей дури ударил Юи в живот, вогнав ей кулак в её мягкое тельце по самое не хочу.

В одно мгновение Юи беззвучно ухнула и буквально легла на мою руку, судорожно согнувшись. Её ноги начали медленно разъезжаться. Без единого звука, она сползла с кулака, пока не шлёпнулась пятой точкой о каменный пол, после чего свернулась в позе эмбриона, продолжая очень тихо стонать. Под ней медленно растекалась лужа. Не крови, мочи.

Думаешь, это всё? Наивная…

Я, не церемонясь, схватил её за волосы и поднял с пола.

- Не думай, что так легко отделаешься на этот раз, - сказал я с угрозой.

Её ноги разъезжались, не в силах удержать свою хозяйку, и Юи буквально висела на волосах в моих руках, которые я схватил у самых корней. Она что-то неразборчиво мямлила, едва слышно даже когда я стою рядом, без какой-либо возможности поднять руки и ухватиться за мою руку.

А через мгновение её пробил ток. Она забилась, задёргалась, из рта пошла пена с кровью; кажется, она прикусила язык. Она едва слышно издавала звук «Ы», словно тужилась, в то время как её тело дрожало от проходящего тока. Я молча бил её электричеством, пока она даже кряхтеть не перестала, после чего просто отпустил её прямо в собственную лужу.

Она выглядела… жалко. В луже собственной мочи, грязная, лохматая, не в силах даже поднять голову.

Я стоял и ждал, пока она хотя бы немного придёт в себя, после чего вновь продолжил экзекуцию током. Этот ад для неё продлился минут десять, прежде чем я оставил тушку в покое. Я не убить её хотел и уж тем более не превышал нормы, чтоб случайно не поджарить её мозг или сердце, однако незабываемых ощущений у неё должно было быть море. Просто наказание, даже пальца не отрезал, хотя руки так и чесались ей что-нибудь сломать.

Закончив с Юи, я подошёл к Лиа, которая… с завистью смотрела на это дело.

- Эм… Мэйн… прости за нескромный вопрос, но… можно я тоже… немного с ней… того, поиграю.

Я в раздумьях посмотрел на Юи, после чего перевёл взгляд на Лиа и кивнул.

- Валяй, только не ломай ей ничего, хорошо? И не уродуй.

- Даже палец не сломать? – слегка разочарованно спросила Лиа.

- Нет, сказал же, без этого.

- Ну ладно… - пробормотала она и отошла к валяющейся Юи, мурлыча себе под нос.

Сука… Эта… недоёбаная тварь только что лишила нас танка. Единственного танка в команде, который мог нам очень сильно пригодиться. Плюс, лишила нас, как бы грубо это не звучало, отмычки. Но ничего, пусть Лиа немного пообщается теперь с ней, я не против. У меня был договор с Юми доставить Юи, но про состояние речи не было. Так что…

Очень скоро пещеру наполнили сначала мычания, а потом и одиночные вскрики. И пока я перебинтовывал слегка не пришедшему ещё окончательно в себя наёмнику руку, по комнате с саркофагом гуляли тихие всхлипы, напевания мелодий, вскрики и стоны.

- Чувак, - позвал я наёмника, и тот медленно повернул ко мне голову. На заднем фоне вновь послышались стоны. – Боюсь, что ты уволен. Мы тебя не возьмём дальше, можешь радоваться.

Я сказал это без каких-либо сожалений. Я вообще не чувствовал чего-то по отношению к нему или к его команде, немного жаль, что с ними всё так обернулось, но не более. Они были лишь сторонними наёмниками, не более. Куда сложнее мне было бы терять своих людей. Оттого они сейчас не со мной.

- Уволен? Ха… это можно считать удачей, верно? – усмехнулся он невесело, весь бледный и в поту. – Всего-то руки нет. Можно сказать, что ништяк выпал.

- Ну… учитывая тенденцию… думаю да, тебе повезло даже в какой-то степени.

Я не стал говорить, что до конца он бы, скорее всего, не дожил. У меня есть нехорошая тенденция терять своих сокомандников в этой катке. Так что ему действительно повезло.

- Сорок человек… мы с ними многое прошли, но в конечном итоге я один. Не без руки мне хотелось закончить это дело и не одному, но…

Он с трудом поднялся, конкретно шатаясь.

- Могу посоветовать дойти с нами до дороги и обратно вернуться с Лиа, - дал я совет. – Там в деревне тебе могут помочь, народ там дружелюбный.

- Да, - наёмник закашлялся. – Возможно остановиться там будет самое то на время, чтоб собрать мысли…

Я не стал требовать с него деньги или ещё что, хуй с ними, не много там было. Для меня, по крайней мере. Только вот жаль, что одного человека из пати потеряли, если честно. Но тащить наёмника за собой, который ещё и на ногах еле стоит, это было бы конкретным якорем. Пусть лучше без него. Много людей не есть всегда хорошо.

- Лиа, время вышло, заканчивай! – сказал я, похлопав наёмника по плечу, отчего тот едва не упал.

Нет, совсем плох. Ему точно с нами нельзя.

Я подошёл к Лиа, которая как раз отодвинулась от Юи.

- Надеюсь, ты ей ничего не порвала?

- О, нет, без сексуальных игр на этот раз, - покачала довольная, как нажравшийся сметаны кот, Лиа.

Юи… Юи внешне выглядела так себе. Настолько так себе, что была не сильно похожа на себя прошлую. Однако взгляд, сука, взгляд! Он ровно такой же хитрожопый и несломленный. Видимо наша Юи куда более крепкий орешек, чем многие. Думаю, что данное наказание её не столько исправило, сколько вернуло на место. Таких только пуля в затылок исправит.

- Позволите теперь подняться и в саркофаг мне заглянуть? – слегка хрипло спросила она. Казалось, что ничего с ней и не произошло.

- Для начала скажи, тебе доступно объяснили, кто здесь главный, Юи? - спросил я.

- Думаю, уяснила, что следует мне делать, а что нет, - кивнула она головой.

Нихуя не поняла. Вот просто вижу это. Она стала просто более осмотрительной, но всякая хуйня наверняка продолжится. С ней такие наказания, как, например, с Лиа, не прокатят. А это довольно печально, хочу сказать, учитывая тот факт, что мне с ней ещё путешествовать и путешествовать. Можно конечно грохнуть, но блин, это нереально.

Поэтому, хорошенько пнув её под рёбра и выпустив из неё весь воздух, я вернулся в тот разгромленный склеп и подобрал там ногу, после чего уже ей сдвинул крышку саркофага. Та, на удивление, поддалась очень легко, словно была на шарнирах или колёсиках.

Сдвинув её наполовину, я аккуратно и очень медленно заглянул в саркофаг, ожидая в каждую минуту получить в морду что-нибудь, и готовый отпрыгнуть как можно дальше. Знаем мы эти шуточки. Но там… Ебануться…

Ебануться! Пиздец… Это, ЭТО… Да там же…

Бля, быть не может, ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, ВЕДЬ ТАМ…

Пусто.

Я почесал затылок и бросил взгляд на Юи.

Мда… охуительное открытие, ничего не скажешь. Явно стоило одного человека.

- Юи, там пусто.

- Пусто? - с трудом приподняла она на меня взгляд. – Ты уверен в этом?

Я на всякий заглянул туда, подсветив огоньком, но нет, там пусто. Тела там не было.

- Нет, точно пусто. Ты что конкретно искала? Может потайной ход?

- Нет, мне нужно было только тело. Вернее, его наличие, чтоб кое-что понять, - проговорила она тихо и закашлялась.

- Погоди-ка… - Я внимательно посмотрел на лежащую у моих ног Юи, так как мне в голову закралась нехорошая мысль. – Получается… император в вашей стране… это тот, кто должен был быть здесь похоронен? В смысле, что ваш император бессмертен и правит уже много веков?

- Нет, не так, - покачала она головой. Это значит, что тело здесь не хоронили, чтоб кое-что скрыть.

- И что же?

Но Юи в ответ лишь едва заметно хитро улыбнулась.

- Сотрудничество твоё и будут тебе ответы, Мэйн.

Я ещё раз внимательно подумал насчёт того, чтоб влепит ей хорошенько под рёбра, но отказался от этой идеи. Мало ли что ей там сломаю такими темпами. Вместо этого я схватил её и грубо поставил на ноги.

- То есть, ты пришла сюда, чтоб подтвердить какие-то свои догадки?

- Наши, Мэйн, отныне наши, ведь цель у нас одна, - ответила она слабо, покачиваясь и с трудом стоя на ногах. – Это важно для обоих, и рано или поздно ты поймёшь, на что идёшь.

- Это угроза?

- Предупреждение моё. А теперь… оставим предков наших здесь, дадим мы им покой. Ведь сильно им нарушили его мы.

Сильно? Да они, наверное, на том свете уже на хуях наши имена и фамилии таскают, мечтая о том, что мы однажды пересечёмся при перерождении. Хотя вот хрен вам, для меня этот мир конечная остановка.

Мы медленно двинулись обратно наружу. Я помогал наёмнику, Лиа Юи, хотя та через десяток минут сама уже отлично справлялась. Мы поднялись наверх, к доспехам и памятнику и я, слегка пятясь, вывел всех наружу. Мне казалось, что в любую секунду эти сраные доспехи ринуться за мной.

- Зря беспокоишься о них, безвредны те доспехи, - сказала спокойно Юи.

- С чего решила?

- Обычно ими духи движут, что внутри сидят. Им создают движенье с силой и управляют ими. Словно оболочка для них они. И подчиняются они дому своему.

- Получается… доспехи подчиняются тому или иному роду?

- Верно. Духи вселяются в доспехи и роду подчиняются. Эти же бесхозны, без духов, оттого пусты. Не стоит их бояться.

Хоть она так и сказала, кое-какая опаска всё же у меня осталась. Ведь есть и злая энергия, злые духи. И если хорошие умеют это, то значит и плохие тоже умеют.

Когда мы вышли из ворот, снаружи до сих пор светило ярко солнце. Блин, сколько прошло времени? По моим ощущениям, мы там просидели как минимум пол дня. Наверное, так и есть, судя по солнцу, уже где-то полдник. Имеет смысл идти или же лучше помыться в озере и отдохнуть?

Решал я недолго. Всё же один день вряд ли сделает погоды, поэтому лучше дождаться утра и уже со свежими силами двинуться дальше.

Так и поступили. На выходе я развязал Юи, предупредив её.

- Без фокусов, Юи. Ты заслужила то наказание, так как была неоднократно предупреждена на этот счёт и лишила нас одного человека. Если попытаешься что-нибудь ещё выкинуть, я повторю наказание, может и в более жёсткой форме, глазом не моргнув.

- Не беспокойся, мне понятно, - заверила меня Юи, после чего была отпущена на свободу.

И первым делом она сразу отправилась к озеру отмываться как от своих предков, так и от своих испражнений, так как помимо маленькой нужды, она, кажется, и по большой сходила.

- Замучаешься ты с ней, - заметила Лиа, когда аутистка ушла.

- Знаю, но выхода нет. Мне нужна эта сделка, потому придётся возиться. Как долго будет идти до горной империи, когда мы выйдем из этих лесов на нормальную дорогу?

- Суток трое, может четверо. Я давно ездила туда, должен понять, оттого даже не скажу точно.

- Короче, не так уж и долго, - подытожил я. – Думаю, если пойдём вдвоём, мы же оба более-менее выносливые, дойдём за три дня. А там уже будет…

- Пиздец? – тут же спросила Лиа.

- Возможно да, возможно нет. Я не в курсе политической обстановки в их стране. Но у меня есть списки людей, которым можно довериться. Вроде.

- Даже в этом не уверен?

- Ваще ни в чём не уверен, - ответил я, положив руку на сердце. – Но у меня плохое предчувствие.

- Кто-то умрёт? – улыбнулась Лиа.

- И не один. Вот просто… - я пощёлкал пальцами, подбирая нужные и правильные слова. – Просто чувствую. Интуиция подсказывает, хотя в последний раз она меня конкретно наебала.

- Вся в хозяина, - оскалилась Лиа.

Мы вернулись к дому и вновь всё подготовили к ночёвке. Пришлось всё заново раскладывать, так как все вещи уже были попрятаны в расчёте на то, что мы сюда не вернёмся. А тут вон как обернулось.

- Лиа, поможешь обмыться наёмнику. Не мочи рану, а то заражение будет, и он сдохнет.

- Ты так о нём заботишься, это так мило. – Прямо улыбка до ушей. Какая шутка.

- Просто пока он с нами, не более. Делаю что могу для своей команды, - пожал я плечами. – Просто смой с него этот прах.

- А с меня кто его смоет? - тут же спросила она.

- А потом мы пойдём вдвоём, и я с тебя его смою. И ещё тебя помою, и снаружи потру тебя, и внутри.

- Оу, ты прямо заставил меня ждать этого с нетерпением. Даже мокро как-то стало, - ответила она низким голосом, который словно уже зазывал меня потереть её внутри.

- Смотри не протеки, - отмахнулся я и вышел на улицу.

Там обратно возвращалась Юи. Вся мокрая… голая… не стесняется светить своими прелестями же. Хотя… тут и светить-то не перед кем. Только если дятлов да насекомых соблазнять. Но дятлам скорее её сестра вкатила бы, она то ещё бревно, если честно.

Мы молча разминулись, и я уже думал, что всё, как она позвала меня.

- Чего тебе? – нехотя обернулся я.

- Просто я узнать хотело кое-что сейчас. Я спрошу?

- Ну, раз хочешь, спрашивай. Смогу, отвечу, - пожал я плечами.

- Что сказала Юми про отца и мать тебе?

Это был несколько странный вопрос, который послужил тревожным звоночком для меня. Очень тревожным.

- Она… сказала, что их убили. Ещё давно, до того, как на тебя напали. А что?

- Нет, ничего, - покачала она головой и ушла. Свою задачу она выполнила, заставила зазвонить мой колокольчик, который сейчас тревожно звенел в голове.

Часть пятьдесят пятая. Следующая остановка - ничто. Глава 266

- Вот он, тракт на север, - кивнула Лиа на дорогу, что была перед нами на другой стороне озера.

- Получается, мы дошли? - слегка прищурился я, вглядываясь в ту сторону.

- Ага. Расстроен нашим расставанием? – подначила она меня.

- Не могу однозначно сказать, - ответил я. – Но точно хорошо то, что мы добрались до дороги.

И немного жаль, что мы расстаёмся, но я вряд ли скажу это вслух. А может и не немного жаль, но рыться в этом не буду, чтоб лишний раз не расстраиваться. Не до этого мне сейчас. Главное, я добрался до главной дороги. Ещё немного, и мы попадём в горную империи, а там дело техники и я уже император, под моим начало страна. А дальше небольшая чистка на территории королевства, захват власти во фракции ночи, где вовсю готовится Элизи при помощи Констанции и…

Будет весело. Не мне, но я всё же надеюсь на лучшее. Всё как обычно.

- Время расставаться, да, Мэйн? – улыбнулась Лиа и взъерошила мне волосы на голове. – Удивительно, я тебя старше на восемь лет. Можно сказать, что соблазнила ребёнка.

- Ага, будь мне десять, - повернулся я к ней. – Береги себя, Лиа. Ты заключила клятву крови с наёмником?

- Да, можешь так не беспокоиться обо мне, папочка, - последнее слово она выделила. – Но я рада, что ты так заботишься обо мне.

Не сказать, что я не доверял наёмнику, но клятву всё же заставил их сделать, чтоб по дороге он не попытался ничего сделать Лиа, а она ему. Не сильно то я доверяю что одной, что другому в этом плане. Одного знаю слишком плохо, другую знаю слишком хорошо.

- Береги свою косоглазую подружку и обязательно возвращайся ко мне. Обещаю тебе отличную встречу, - оскалилась она.

- Как получится, Лиа, как получится. Береги себя.

Мы обнялись. Этот момент напоминал мне прощание прошлого раза, когда я покинул их чуть ли не на полтора года. В это мгновение на меня навалилось дежавю. Она, ровно как и в прошлый раз, обняла меня, свободной рукой помяв мою задницу. Я не отказал себе в удовольствии помять её задницу в ответ. После этого Лиа похлопала меня по плечу.

- Удачи, Мэйн. Не хворай и не спускай с неё глаз, - кивнул она на Юи, которая промолчала на этот комментарий.

- Спасибо.

Лиа развернулась и, не оборачиваясь, двинулась обратно. Она шла уверенно, не оглядываясь назад и не останавливаясь. Без сомнений и раздумий оставляла за спиной то, что должно там остаться. Я разделял её отношение к такому; незачем долго прощаться, просто обнялись, развернулись и двинулись своей дорогой. Может… может быть мы вновь потом встретимся, однако будет это нескоро.

Я дождался, когда она скроется за ближайшим поворотом вместе с наёмником, который медленно ковылял за ней, после чего обернулся к Юи.

- Ну что же, Юи, идём, нас ждут великие дела, - махнул я рукой.

- Не передумал ты насчёт меня?

- Не-а, не передумал. Ведь ты не говоришь мне, что узнала, верно?

- Ведь не присоединился ты ко мне, не так ли?

Верно, не присоединился. И не жалею. Вообще. Но то, что я в принципе смог узнать, меня слегка расстраивало. А как может обрадовать то, что у них правят императоры-драконы? А ещё то, что трупа не было в саркофаге? Где труп? Не получится ли так, что потом я встречу того самого императора?

Нет, конечно, может быть и такое, что это всего лишь слова, преувеличения типа легенд, когда приукрашали факты. Но блин, в этом мире и не такое может встретиться, оттого я сейчас очень осторожно отношусь к любому виду легенд и историй. Сегодня это легенда, завтра легенда уже ты.

А ещё непонятки с историей её семьи накладываются на это.

Мы прошли по заросшей тропе контрабандистов до уже нормальной, вытоптанной чуть ли до ровного состояния дороги. По ней сразу чувствовалась цивилизация. Широкая, ухоженная; видно, что ею постоянно пользуются, даже указатели есть.

Уже по хорошей дороге мы вновь двинулись на север. Эта сраная прогулка обещала закончиться через три дня… Ну ладно, не совсем закончиться, просто мы будем уже на территории горной империи и там дело останется за малым. Надо будет добраться до точки встречи или же обратиться к союзникам Юми.

Первую ночь с Юи я спал с открытыми глазами. В буквальном смысле слова. Я просто боялся закрыть глаза, оставшись с ней один на один, так как не был уверен, проснусь ли свободным, или замотанный в оковы женщин коварных, тварей окаянных.

Так что мне было очень весело следующий день идти в том темпе, который я задал первоначально. Шли мы молча, хотя Юи бросала в мою сторону насмешливые взгляды, типа: «ну-ну и что ты этим хотел доказать?». Ничего, я просто боюсь тебя. И боюсь не в том плане, что не справлюсь с тобой, а в плане того, что ты можешь наделать, пока я не буду за тобой следить.

Однако на вторую ночь я всё же уснул. Сидя за костром. А когда проснулся, она сидела напротив меня с лёгкой усмешкой.

- Смотрю ты нас всё караулишь, боишься, что я убегу?

Я промолчал. Не стал озвучивать, что это была бы наименьшей из проблем. Куда больше я боялся проснуться со вторым ртом под подбородком. Подозреваю, что это будет неприятно. А вот если она просто убежит, я думаю, что смогу выследить её. Моих навыков должно хватить на это.

- Ты зря мне не доверяешь. Ведь мы с тобой в одной команде.

Ага, конечно, так я тебе и поверил, бестия.

Так… мы ночевали без Лиа две ночи, следовательно, это уже третий день… Значит…

Сердечко то забилось слегка испуганно от одной мысли, что мне придётся пересекать границу горной империи. Больше всего я боялся даже не пересечения границы, а засады на ней, что было бы весьма логично. Не знаю, как эльфы могут нас выследить, но… хуй знает, мне очково.

Мы продолжали идти дальше, планомерно прячась от проезжающих повозок и проходящих мимо путешественников в придорожных кустах. А дорога тем временем стала медленно набирать градус наклона, взбираясь на ближайшую пологую сопку. Предположительно, именно за ней и находилась горная империя. Уже почти близко. Почти дошли…

Бля, как я устал…

- Юи, ты в курсе, где мы? – спросил я зевая.

- Смею я предположить, что на юге империи моей, - ответила она спокойно.

- Значит знаешь, где блокпост на границе?

- Зачастую вся граница по вершинам гор проходит. Предположу она и здесь, по верху гор идёт.

На вершине? Я с болью посмотрел на вершину сопки, которая находилась где-то там. А я где-то здесь! Вот смотрю на эту гору и уже устал. Блин, как хочется завалиться в придорожных кустах и поспать… И по чему в этом мире никто не придумал сраный фуникулёр? То есть трубы они придумали, а фуникулёр нет. Отсталые засранцы.

Причитая про себя о горести и несправедливости бытия, мы медленно взбирались по сопке наверх, попутно два раза спрятавшись от повозки, что сначала поднималась наверх, а потом спускалась. Может это и есть фуникулёр?

Я с надеждой в глазах посмотрел на приближающуюся повозку-фуникулёр, но провожал её взглядом, полным болью. А в голове уже появилась мысль, что боль меня может ожидать совершенно иная.

- Заметил ты тоже? – спросила тихо Юи, провожая повозку взглядом.

- Да, заметил, - вздохнул я. – Она проезжает во второй раз.

- И… И тебе не кажется это странным? – посмотрела на меня Юи с подозрением.

- Если я это заметил, то естественно кажется, - отмахнулся я и посмотрел наверх. – Сколько нам ещё подниматься, как думаешь?

- Предположу, что долго очень, оттого надо бежать.

Бежать? Это хороший совет, но куда?

Я посмотрел на лес.

Знаешь, слово «бежать» слишком громкое для такого леса. Если бы мы через него продирались, то тратили бы времени раза в три больше обычного. И бежать уж точно мы по нему не сможем. И есть дорога. Это куда реальнее, но бежать в гору мы вряд ли сможем долго. Да и нарваться можем на кого-нибудь.

Поэтому остаётся или медленным шагом пробираться через лес куда подальше, или быстро-быстро подниматься наверх по дороге.

Хм… оба варианта заманчивы, но… Нас же не видели вроде с повозки, верно? Если это действительно повозка, которая следит за дорогой, а не случайная, которую развернули, то мы прятались задолго до зрительного контакта, ориентируясь больше на звук. То есть спалить нас не должны были.

- Юи, сколько дорог ведёт в горную империю от эльфов?

Её потребовалось несколько секунд, чтоб дать точный ответ.

- Четыре крупных трактов. На одно из них сейчас мы. И ещё восемь более мелких дорог. Есть дороги контрабандистов, но те считать бесполезно.

Окей… Не так уж и много, верно? Особенно для огромной страны эльфов. Всего двенадцать.

- А как ты думаешь, - продолжил я, - какова вероятность, что та повозка не разведка, а обычная товарная, которую развернули?

- Раз спросил, отвечу – малая.

- А то, что нас заметили?

- Не могу сказать я однозначно, - покачала головой Юи.

- А я вот могу… - пробормотал я, вытаскивая меч и свободной рукой утаскивая за собой Юи.

Сложно бежать через лес?

Легко! Было бы желание!

- Что… что такое?! – пробормотала Юи, когда я буквально летел через эти сраные джунгли из кустов, травы и ветвей, прорубая себе проход мечом.

- Интуиция… - пробормотал я. Бежать, говорить и махать мечом ой как непросто. – Достаточно в такую повозку посадить… ох бля… посадить много народу с высокой интуицией… и он станет детектором на засады…

Да-да, интуиция отвечает за обнаружение. За чувство чужого присутствия и опасности. И чем больше людей с этим чувством будет и чем выше их общее число интуиции, тем лучше они работают.

Откуда я это понял?

Да потому что у меня тоже интуиция! И она под сорок один! Может она и подъебала меня в храме, но это не значит, что я буду её игнорировать. Особенно когда она словно по блинам бьёт в моей голове, крича о том, что здесь что-то не чисто. Да и одновременно с ней до меня дошло, как ещё можно было нас обнаружить.

Старый дедовский способ, основанный на приколе системы и тех возможностях, что она даёт. Прочитал ещё в универе о нём.

Магия? Настройка кристаллов? Да, это классно, но дорого и не эффективно на больших участках. Прокатит только около узкого промежутка, который иначе не пройти. Покрыть весь лес нереально. Магия обнаружения? Довольно сложная и манозатратная штука. Её не сможешь постоянно использовать. Только когда надо что-то проверить.

А тут грубый и пусть и несильно эффективный и точный метод. Да, относительно других способов велика вероятность не заметить противника; да, нужны высокоуровневые солдаты, но учитывая размер их страны и основную специализацию эльфов (зачастую это скрытники и охотники), найти кучу народу с высокой интуицией не будет проблемой. Или хотя бы с той, которая будет как у меня.

А таких штук десять или даже двадцать посадить в телегу и пустить кататься сутки напролёт по дорогам, ищя нас. Не по всем, естественно, но по тем, что подходят к горной империи. Конечно, был высок шанс, что мы можем пройти и через лес, или что нас вообще не заметят. Однако уверен, что такой способ с телегой и интуицией куда менее затратен, чем с теми же кристаллами.

Любая тактика просто и понятна и любую можно разгадать… если ты подозреваешь о ней. А если ты даже не думал о подобном, то хоть обосрись, не поймёшь, пока тебя за яйца не схватят.

Как я раньше об этом не догадался? Ну, на то это и тактика, что она стремиться обмануть тебя, сделать так, чтоб до последнего ты до неё не догадался. Это то же самое, что поставить перед тобой человека и спросить, о чём он думает. Когда знаешь, о чём он думает, или хотя бы знаешь самого человека, это вроде просто, но с неизвестным такое не прокатит.

С тактикой то же самое. Легко понять план, когда ты знаешь о нём, и нереально, когда ты не в зуб ногой. Я догадался лишь случайно. Опыт, знания, интуиция и врождённая хитрожопость.

Мы неслись через лес, прорубаясь всё глубже и глубже, пока я наконец не остановился. Не отдыхать, прислушаться.

- Мы… мы ушли? Прорвались, верно? – тяжело дыша, спросила Юи.

Забавно. Я не чувствовал усталости, как не чувствовал и сонливости. Да, дышал тяжело, но стоял совершенно ровно, словно и не вымотался. Оглядывался, вслушиваясь в тишину леса. И то, что я слышал, мне совершенно не нравилось.

- Они двигаются в нашу сторону, - повернулся я в сторону верхушки холма. – Их много. Слишком много. Словно знали, где мы будем. Юи?

- Не Юи, - тяжело дыша, покачала она головой. – Свои секреты есть у эльфов. Но ты их видно разозлил. Недооценили они в прошлый раз тебя, решив, что силой всё сомнут. Теперь же они по уму пошли, поняв, что враг их хитрый.

Спасибо, что признали меня. Мне это очень неприятно. Теперь был лишь вопрос времени, когда нас настигнут.

Кстати, я тоже думал о том, что слишком уж они облажались. Видимо действительно думали, что без проблем нас возьмут, закидают шапками и дело с концом. Посчитали нестрашной целью, с которой справятся обычные солдаты, усиленные теми доспехами-воинами.

Не получилось. По большей части тот план реально был идеальным, если бы не ЛиАЗ. Без него мы бы не прорвались.

Теперь, как мне кажется, они решили подойти основательно. Не тупой давкой массой, а сильными людьми и точечной атакой. Пиздец, что могу сказать.

- Надо бежать дальше, давай. Оттянуть время как можно дальше.

- Да, - кивнула она, несмотря на то, что сама вымоталась. Хотя это странно, у неё же лвл выше моего, она должна быть выносливее. Нет?

И мы вновь побежали. Бежали как пуганые задыхаясь. Не знаю, на чём бежала Юи, но я бежал на своём «не могу». Как говорил Ухтунг, пока тебе хватает сил сказать «не могу», значит ты можешь бежать дальше. Хотя вряд ли мы долго протянем. Значит настало время для плана «Б», который неожиданно был у нас! Какой я молодец, мне нужен пирожок. Даже соглашусь на Юин пирожок.

Нас гнали сверху. Не знаю, откуда у них там столько людей, чтоб выловить нас, и что я их даже отсюда слышу, но нам имеет смысл только бежать в обратную сторону, с горы, что мы сейчас и делаем. И хоть с горки нам бежать легко, им бежать не менее сложно…

Да господи, чтож такое…

Я резко дёрнул Юи за собой в сторону, едва заметив движение, как через мгновение, срезая ветви деревьев и перерубив на две равные половинки деревце, опустилась огромная катана. Когда успели?! Как я не заметил?! Что у них тут вообще, портал что ли установлен?!

Не знаю, каким образом и как, но им удалось пригнать сюда доспехи и мини армию, которая медленно нас нагоняла, двигаясь сверху.

Мы выскочили на дорогу в тот момент, когда доспех вновь нагнал нас. Он сделал горизонтальный взмах, словно стремясь нас срубить и… Его катана, срубив несколько мелких деревьев, застряла в огромном баобабе, прорубив его всего на одну десятую.

Так у нас прибавилось значит ещё немного времени, к тому же уже приближался наш план «Б».

Ведь если не можешь пробежать, то можно проехать, верно?

Ну давай же, где ты, мой спасительный красный засранец? Где твой оглушительный рёв и жажда крови? Где гудок, который заставляет писаться даже бесстрашных воинов?

Пока мы бежали по дороге вниз, сверху из кустов начала вываливаться толпа эльфов. Они не рискнули стрелять в нас, однако бросились вдогонку. И к сожалению, они нас догоняли. Юи просто не могла бежать с той скоростью, с какой нужно было.

А ещё я увидел, как снизу нас уже поджидает человек так пятнадцать с повозкой, что преградила дорогу. Решили отрезать типа путь? К тому же они не выглядят обычными солдафонами, а значит что-то да умеют. Может даже сотые лвл среди них затесались.

Но спускаться нужды к ним вниз не было; я остановился, так как наше спасение уже прибыло.

Сбоку от нас раздался гордый рёв автобуса. Такой громкий и мощный, что заставлял бояться меня. Он разнёсся над лесом, разгоняя птиц, и те облаком поднялись в небо, улетая прочь отсюда. Юи тоже заметно вздрогнула и оглянулась в ту сторону, откуда рёв исходил. Было видно, что она слегка струхнула, спрятавшись за мою спину.

Честно говоря, я тоже немного струхнул, однако держал себя в руках, так как был уверен, что смогу договориться с ЛиАЗом.

Я стоял, спокойно дожидаясь его, пока сверху и снизу к нам приближались солдаты. Стоял как можно ближе к Юи, чтоб они не рискнули выстрелить. Да, у них отличная меткость, но вряд ли кто-то хотел рисковать своей головой, если вдруг случайно промахнётся, когда проценты именно в этот раз не выпадут. К тому же, по их мнению, скорее всего, нам было некуда деваться.

И когда их от нас отделяло примерно метров пятьсот, появился ЛиАЗ.

Только вот…

Я даже не знал, как отреагировать. Смотрел на него, слегка приоткрыв рот и прищурившись, пытаясь понять, как вообще подобное возможно.

- Бля, чо за хуйня… - пробормотал я, глядя на… автобус…

Мой гордый, мощный, огромный ЛиАЗ выглядел так, словно его сбросили с горы, подняли обратно и сбросили ещё раз. Было чудом уже одно то, что он вообще ездил в таком состоянии. И я надеялся на это чудо. Сейчас оно было мне необходимо.

Глава 267

ЛиАЗ выглядел не столько устрашающе, сколько жалко. Казалось, что он кувыркался через крышу несколько километров и ещё несколько километров его тупо тащили, то одним бортом, то другим, то вообще на крыше. Весь побитый, разбитый, с лопнувшими шинами, разбитыми окнами, облупившейся краской. Одна фара едва-едва мигала в то время, как вторая горела довольно тусклым красным светом.

Бампера… бамперов не было. Никакой мелочёвки типа дворников, зеркал заднего вида, всякий габаритов или лючков не было. Всё вырвано с корнем. Ничего толком не осталось.

Он вообще заедет на гору?

Автобус не вылетел из леса, как делал подобное до этого. Нет, ЛиАЗ ехал очень медленно, расталкивая и придавливая кусты собой, с диким скрежетом, словно у него что-то застряло в ходовке. Гордость советского автопрома протискивался между деревьев, словно медведь после глубокого сна, иногда словно глохня и двигаясь рывками. Его рёв двигателя был куда тише чем обычно, и иногда он словно захлёбывался чем-то.

Я даже забеспокоился, что он вот-вот заглохнет, но нет, ЛиАЗ смог выехать из леса. Выехал медленно, с трудом становясь вдоль дороги.

Хотелось бы спросить, где он так себя отмутузил, но времени на это не было. Я подбежал к нему и начал стучаться внутрь.

- ЛиАЗ! Спасай! Впусти нас быстрее! – я тарабанился руками в искорёженную дверцу, что лишилась своих стекол и едва держалась на петлях.

А наши преследователи тем временем приближались. Мой план «Б» удивительным образом рушился прямо на глазах, едва успев начаться. Если можно обосраться, значит обосрёшься. Это мой девиз по жизни.

Раздался негромкий рык двигателя.

- Как, зачем впускать?! Нас убьют, если не впустишь! Давай же!

Рычит.

- Что, в смысле не будешь?! Ты гонишь!? Впускай нас, иначе оставлю тебя здесь, и ты сам сдохнешь!

Рыкнул.

- Как это плевать?! Они тебе на один зуб! Просто довези нас! Ну давай же!

Нихера, ЛиАЗ принципиально не впускал нас, типа идите нахуй, заебали, я вам ничего не должен, мне плохо и вообще на всё плевать.

- Тебе станет ещё хуже если ты не откроешь эту сраную дверь и не впустишь нас! – рявкнул я и начал её уже пинать ногой, пытаясь выломать. – Ты, блять, металлический уёбок, впусти нас!

Нихуя.

Тогда может через окно залезть?

И только я попытался это сделать, как он дёрнулся, и я сорвался, изрезав руки в кровь о стёкла в краях рамы.

БЛЯДОЕЗД ТЫ ОБОССАНЫЙ!!! ДА НЕУДИВИТЕЛЬНО, ЧТО В ТАКИХ, КАК ТЫ СРУТ И ССУТ!!! ЕЗДИЛ БЫ НА ТАКОМ ЖЕ КАК ТЫ, ТО ЖЕ БЫ СРАЛ В ТЕБЕ, СКОТОВОЗ ЕБАНЫЙ!!!

А наша кончина уже была очень близко. Поправка, убивать будут меня, Юи они просто возьмут в плен. Это, хочу заметить, весьма прискорбно.

И в этот момент Юи сделала ход конём. Не знаю, как она смогла выйти из оцепенения и преодолеть страх к гигантскому металлическому гробу, но бывшая аутистка бросилась к ЛиАЗу и прижалась к измятому металлу щекой, после чего тихо пробормотала.

- Молю. Спаси нас. Нет нам выхода отсюда и дни наши сочтены, если не спасёшь ты нас. Молю тебя, хранитель жизней из металла, тот кто спасал не раз и тот, кто стремился лишь помочь. Спаси… вывези нас…

Она проговорила это тихо и действительно очень нежно, поглаживая помятый, исцарапанный металл рукой. Я бы даже подумал, что она влюбилась в него. Это было слишком нежно, но вряд ли…

Ах ты залупа продажная!

Этот пидор открыл ей двери! Да ты охуел!

Подкаблучник позорный, повёлся на слова бабы, а когда тебя друг просил, ты его послал. Чмо блять.

- Юи, внутрь, быстро! – крикнул я и сам бросился к двери.

Юи просить сто раз не надо было. Она тенью нырнула в туман, что клубился в салоне, а когда я подошёл…

Дверь блять закрылась, и я со всей дури упоролся в неё ебальником.

БЛЯТЬ! СУКА! Я себе нос сломал!

От такого удара ебальником об дверь я улетел обратно на землю и приземлился пятой точкой на грунтовку, подрав себе штаны. Из носа фонтаном хлестала кровь, заливая рубашку. У меня даже слёзы потекли от такого удара. А на двери красовалось небольшая клякса крови, как последствие моего столкновения с ней. И стоило мне улететь на землю, как двери вновь раскрылись.

Это… это что было?

А от автобуса разнёсся отрывистый рёв. Это так этот блядоезд смеялся.

Ты сука специально, да? Чмо блять. Пидор ебаный.

Я вскочил с земли, прикрыв кровоточащий нос рукой, и тут же получил в ляжку стрелу. Да ёбушки-воробушки, суки, хули вы такие меткие!? Заскулив от боли, я поднапрягся и одним прыжком запрыгнул в клубы дыма, где оказался уже в знакомом салоне, который был завален осколками разбитого стекла боковых окон. И тут же вогнал себе десяток другой кусков в ладони.

Через доли секунд о борт автобуса застучали стрелы.

- ГАЗУЙ!!! - закричал я, не рискуя встать.

И автобус газанул. Понёсся с такой скоростью, которую я от него ну никак не ожидал. Так медленно, что нас, наверное, могли бы инвалиды без ног перегнать.

- Да ты дрочишь. Какого хуя ты творишь?! Газуй блять!

И мы поехали ещё быстрее. Теперь мы могли вполне соревноваться с бабками на инвалидных колясках. Видимо автобус решил посоревноваться в звании лучшего скорохода года. При этом автобус трещал так, словно его конкретно колбасило внутри.

А тем временем нас нагнали солдаты эльфов. Я слегка приподнял голову, чтоб выглянуть; всё равно нас скрывают клубы странного дыма. К тому же здесь шум более приглушённый, словно стёкла до сих пор стоят. И то, что я видел, было похоже на нападение болельщиков на автобус противоположной команды. Или бешеных бабок.

Они бросились на автобус и принялись молотить по нему своими мечами, словно надеялись его забить как мамонта. Некоторые особо ретивые даже пытались забраться внутрь, однако я тут же пресёк это тычком меча в морду. А так как видеть они меня не могли, то и тычок оставался безнаказанным. Однако то, с каким остервенением они лупили наш автобус, заслуживало уважения. Я слышал, что некоторые ненавидят русский автопром, но это вышло на новый уровень.

Однако я видел, что эльфы не особо стремятся залезать внутрь непонятного и неизвестного им агрегата. Они явно остерегались ЛиАЗа и я их понимал: смотришь в кабину, а там дым непроглядный. Видимо они хотели для начала остановить нас, издербанив и сломав ЛиАЗ, и уже потом лезть внутрь.

- Ты не можешь ехать быстрее?! – крикнул я ЛиАЗу, наблюдая, как эльфы стучат по автобусу мечами. Но мне кажется, они стали догадываться, что это бесполезно. – Эй, ты меня слышишь? Мы должны… о господи…

В этот самый момент на автобус бросился тот огромный воин с катаной на перевес. Он в два прыжка оказался около нас и прямо на ходу перехватил катану одной рукой обратным хватом. Эй, чувак, это так не работает, обратный хват говно, бей лучше обычным, отвечаю.

Даже не пытаясь тормозить, это четырёхметровое чмо со всей дури ударил по автобусу горизонтальным ударом, словно хотел отрезать всю верхнюю часть от него. Клинок с дичайшим визгом и скрежетом вошёл в металл, разрезая его на уровне сидушек, грозя нас самих, если мы не ляжем, разрубить надвое. Поэтому, недолго думая, я развернулся и бросился к стоящей Юи, прыгнул на неё, чтоб прикрыть собой…

Но Юи в момент моего геройского прыжка сама успешно легла, и я тупо улетел нахуй в другой конец автобуса. Блядь неблагодарная… Это, наверное, выглядело настолько тупо, что могло бы стать мемом. Чувак тупо вытягивает руки и прыгает хуй знает куда.

Конкретно растянувшись на полу и вогнав ещё десяток другой осколков себе в тело, я обернулся.

Катана так и не смогла взять нормально автобус застряв где-то на одной трети. Но это не остановило огромную машину для убийства, эти доспехи перехватили катану и со всей дури воткнули её в автобус сверху. Клинок буквально прошёл крышу и пол насквозь, судя по звукам, воткнувшись снизу в землю. И прошёл он в каких-то считанных сантиметрах от Юи.

- Юи! Сюда! Ко мне! – закричал я в тот момент, когда воин решил перерубить автобус пополам. Он каким-то чудом не зацепил Юи, которая разминулась с клинком в каких-то нескольких сантиметрах.

Но перерубить автобус ему не удалось, клинок застрял в полу.

- Твою мать! ЛиАЗ, гони! ГОНИ ОТ СЮДА!!! – заорал я.

У меня создавалось ощущение, что сам автобус не хочет жить. В его действиях не было и намёка на любовь к жизни. Его двигатель работал так, словно еле крутил поршнями и это значило одно из двух: либо автобус сдыхает, либо ему похуй.

- Господи, ЛиАЗ, милый, вывези нас отсюда, спаси от смерти! – уже более ласково закричал я, понимая, что нас нашинкует раньше, чем мы сможем отсюда выбраться, если автобус ничего не сделает.

На этот раз автобус послушался. Каким-то чудом он послушался меня и поехал, взревев двигателем так, что все эльфы в ужасе отпрыгнули. Это был рёв чудовища, рёв непокорённого монстра, что собирался обрушить свой гнев на окружающих.

И всё бы ничего, если бы ЛиАЗ не покатился в ОБРАТНУЮ СТОРОНУ!!! ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ, ИРОД!!! НАМ НА ГОРУ НАДО!!!

Автобус словно снялся с тормозов, начиная медленно разгоняться, но сука в обратную сторону. Сначала по чуть-чуть, а потом всё быстрее и быстрее под собственной тяжестью. Все эльфы довольно резво расступились в стороны, пропуская нас, и мы наконец вырвались из окружения. Напоследок нас рубанул огромный воин несколько раз, буквально вырезав кусок крыши, прежде чем ему самому пришлось бежать за нами.

А автобус всё набирал и набирал обороты, разгоняясь задом, и у меня закрались какие-то нехорошие мысли поэтому поводу… Так, стоп! Он же заглох!

- ЛиАЗ! ЛиАЗ, ты меня слышишь!? – закричал я испуганно, глядя на то, как деревья вокруг нас начинают мелькать всё быстрее и быстрее. – ЛиАЗ, блять, ЛИАЗ!!! ЛИАЗ, МЫ УБЬЁМСЯ!!!

Нихуя, ЛиАЗ кажись дубу дал. А тем временем мы быстро приближались к телеге что нам перегородила путь. Господи, да мы разобьёмся. Я бросился к кабине, где теперь не хватало куска, нырнул в окно перегородки водителя и прыгнул за руль, вцепившись в него мёртвой хваткой, чтоб заблокировать. Просто если учесть, что мы катимся задом, любой поворот руля может оказаться абсолютно фатальным.

- ЮИ, ЮИ, ДЕРЖИСЬ!!!

Воины одним едва заметным прыжком ушли с дороги, и в это же мгновение задом мы влетели в телегу на полном ходу.

Это было равносильно попаданию боевого снаряда. В буквальном смысле слова прогремел хлопок, словно что-то взорвалось, и меня пробрало до сердца от этого звука. Зад автобуса подбросило, и кабину наполнил стон гнущегося металла и ломающейся конструкции автобуса. В это же время сама телега буквально взорвалась, разлетевшись на доски огромным фонтаном в разные стороны, буквально подняв облако щепок.

Руль в моих руках дёрнулся, но я смог его удержать. Однако от удара автобус замедлился и этого хватило, чтоб сразу двое из тех, что стояли снизу, заскочили на автобус, воткнув в его обшивку мечи, словно ледорубы, и ловким кувырком запрыгнули внутрь через окно.

Ебануться, чо за басмачи?! Откуда вы блять выползли такие?! Из-под какого камня!?

Басмачи-трюкачи блять… СТОЙ СУКА, НЕ ИДИ В МОЮ СТОРОНУ!!!

Эти трюкачи, увидев меня, тут же ринулись ко мне с довольно понятными намерениями, сверкая мечами. Я, вцепившись в руль каменной хваткой, чтоб мы не уебались никуда, принялся вдавливать педаль тормоза, чтоб они улетели в другой конец автобуса, но…

А-А-А-А-А-А-А!!! ПЕДАЛЬ ТОРМОЗА ПРОВАЛИЛАСЬ ПОД ПОЛ!!! А-А-А-А-А-А!!!

И тогда я сделал единственно правильный путь в этой ситуации. Поэтому…

- ЮИ!!! НА ПОМОЩЬ!!! МЕНЯ УБИВАЮТ!!! ЮИ!!! СПАСИ МЕНЯ!!!!!!

Союзник вызывает подмогу! Приём!

А сам, всё так же держа одной рукой руль, который так и норовил выпрыгнуть из ладони, другой со всей силы ударил магией воздуха, тупо откидывая их назад.

Юи не надо было просить дважды. Вернее, бывшая аутистка уже действовала, когда я её позвал, а к тому моменту, как я отбросил их назад, она была рядом. Высоко подпрыгнув и схватившись за ручки на потолке, она увернулась от кучи мала, что пролетела под ней и спрыгнула на пол.

Я бы помог, но сам руль сука не отпустить, хотя…

- Юи! Лови!

Одной рукой я выхватил кое-как меч из ножен и кинул ей. Она грациозно поймала его в полёте за рукоять и взмахом заставила отступить ближайшего противника. И тут же тенью скользнула к ним, лёгкая вспышка металла мелькнула одновременно с искрами, которые посыпались от столкновения мечей.

Противники тоже были не промах. И в узком коридоре начался замес на жизнь; Юи мелькала то там, то там, буквально стоя то в одной позе, то в другой, уворачиваясь от ударов, при этом сама отвечая взмахами на их выпады. Казалось, что тупо сменяют кадры с её разными положениями. Однако даже на такой скорости я видел её очень быстрые уклонения корпусом от ударов.

Противники были не хуже, они буквально вдвоём навалились на неё и просто выдавливали к кабине выпадами, от которых она уклонялась или парировала. Будь они один на один, то Юи бы, наверное, была бы на равных, но сейчас её тупо оттесняли. Причём мне кажется, что ей поддавались и специально не пытались задеть, чтоб тупо сдвинуть и добраться до меня.

Бляди остроухие.

Я нащупал ключи в замке зажигания и принялся их крутить, пытаясь завести ЛиАЗ. Ну давай же, ну же, заводись, старый кусок говна.

- Ну давай, ну пожалуйста, - пробормотал я, выдавая каждым поворотом пустое тарахтение. – Ну почему… Давай, пожалуйста, заводись…

А тем временем Юи уже оттеснили к кабине.

- Мэйн, помощь!

- Сейчас!

- Сейчас же!!!

Она двигалась с такой скоростью, что болели глаза, но зато перестала отступать, сдерживая их на своём перке. Не знаю, чего ей стоило это, но движения только мелькали: лёгкие вспышки, движения меча и искры ударов, которые были словно фейерверк по всюду. И если за её телом я ещё могу кое-как уследить, то за ударами нет.

И вообще, ты отлично справляешься, так что подождёшь, я пытаюсь завести его.

Но ЛиАЗ оживать не хотел, только лишь в пустую тарахтит при повороте ключа, словно зацепить не может. Но чот я сомневаюсь, что в такой машине проблема в двигле. Не хочет заводиться? Почему он тогда слушался Юи? Есть волшебное слово?

Я быстро пораскинул мозгами, что Юи делала, что не делал я.

Это было слишком просто. Ну и баян, пиздец просто. Я, всё так же придерживая руль, наклонился к самому клаксону и тихо сказал.

- Пожалуйста, спаси нас. Только ты сможешь вывезти нас отсюда, - и повернул ключ.

Двигатель взревел так, что заставил меня подлететь от испуга, буквально оглушив всех в салоне. Двое эльфов в испуге отпрыгнули от Юи, которая сама резко развернулась в мою сторону с мечом наготове.

А ЛиАЗ в этот момент на полном ходу сделал полицейский разворот, да так, что меня чуть не выбросило в разбитое окно. Дух захватило по-чёрному, и мои внутренние органы выполнили жуткий кульбит внутри меня. Про то, что в салоне все трое вообще разлетелись как багаж, говорить бессмысленно.

Но на этот раз уже сам автобус управлял собой, подгоняя себя не только инерцией, полученной со спуска с горы, но и мощностью двигателя, который чихал, кряхтел, но упорно работал. Он летел по прямой дороге, набирая чудовищную скорость. Я слышал, как бились камни о днище, как он шаркал днищем по земле и как скрипели колёса, как буквально визжал металл, который тёрся обо что-то.

Я выпрыгнул в салон и практически сразу же ёбнул магией огня в противников. На мгновение в кабине стало дико светло, пламя буквально заполнило собой каждый миллиметр салона. Нетронутым осталась лишь часть, где стоял я и сидела на полу Юи, которую отбросило при полицейском развороте.

Это была красивая атака, наполнившая салон огненным адом, но…

Когда пламя спало, те двое стояли как ни в чём не бывало, слегка отряхивая плащи за спиной. Эй! Это читерство! Но тогда как вам такое?!

- ТОРМОЗИ!!!!!! – заорал я и вцепился в ручку, чтоб самому не улететь, после чего, выкачивая последнюю ману, ёбнул электричеством.

От резкого торможения оба противника буквально полетели прямо к нам и со всей дури врезались перегородку водителя. И тут же их настигло электричество. К моему глубочайшему сожалению, их не убило, уровень высоковат. Однако замедлило на доли секунды, что дало Юи возможность метнуть меч в одного из них. Тот копьём прилетел в противника, воткнулся ему в грудь, и незадачливый эльф свалился вниз на ступени к двери.

Юи, ты умница, а теперь скажи, чем ты будешь убивать второго? Дура блять неотёсанная.

На второго же, пока он не успел поднять меч, пришлось броситься мне.

Глава 268

Удар.

Тяжёлый, словно кирпичом двинули.

Прежде чем я успел достигнуть эльфа и буквально обнять его как любимого родственника, мне прилетел довольно чувствительный и тяжёлый удар по голове. Благо меч он не успел поднять, иначе бы просто болью это не закончилось.

Но со своей задачей я справился. Мне было главное обездвижить эльфа и не дать сдвинуться с места, чтоб облегчить работу Юи. Оттого я обнимал его, лишая подвижности и возможности нормально работать мечом и кулаком, в то время как Юи, стоя за моей спиной, работала своим маленьким миленьким кулачком как поршнем, вбивая его в морду эльфу с чудовищной скорость.

Это выглядело примерно так: ударударударударударудар. Тра-та-та-та-та-та-та-та-та.

И каким бы эльф не был сильным, несколько десятков ударов, что прилетели ему за этот десяток секунд, выбили из него не только дерьмо, но и остатки сознания с зубами. Его красивое личико превратилось в месиво и под конец он просто обмяк, когда Юи продолжала лупасить его в рожу.

- Дверь! Открой! – крикнул я.

И стоило той со скрежетом, который буквально резал уши, открыться, как я тут же сбросил туда тело эльфа в отключке, выдернул меч из трупа и пинком вытолкнул его туда же.

- Закрывай! И поехали, пожалуйста.

Двери, пытаясь лопнуть мои барабанные перепонки, закрылись и автобус медленно двинулся по дороге.

- Прости, а побыстрее нельзя никак? – спросил я вежливо, боясь, что автобус просто опять заглохнет.

Ответом мне был какой-то непонятный кашель двигателя.

- Как, не можешь быстрее?! Это… эта максималка?!

Рыкнул двигателем. Блин, ну… да.

- Слушай, я не отозвал тебя с моста сразу потому, что сам был без сознания. Так что извини меня, - я старался максимально вежливо ответить, едва сдерживаясь, чтоб не послать его нахуй. – А как пришёл в себя, сразу отозвал! Но ты реально за неделю не восстановился?! Это… насколько же тебя потрепали?

Сейчас он выглядит ну пиздецки не ахти, куски крыши тупо вырезаны, не хватает кусков металла в обшивке. Повсюду линии от разрезов, вся кабину в говнище просто. Создаётся ощущение, что я нахожусь не в автобусе, а на улице, а вокруг кто-то просто понаставил железных листов. А я даже не говорю про звуки при езде. Тут вообще диагноз. Посмертный. Ему под колёса словно всех грешников, что когда-то расписывали его стены, засунули, и теперь они визжат.

Значит…

- Юи, нам надо бежать, пока есть время, ты… ох тыж…

Юи, вцепившись в поручень рукой, стояла просто никакая. Настолько никакая, что даже прикасаться к ней было слегка стрёмно; боялся, что она тут же свалится. Юи конкретно колошматило, словно она замёрзла, дрожащие коленки были сведены вместе, при этом ступни разъехались в стороны. И судя по мокрым штанам и луже под ногами, она обмочилась. Всё её лицо было тоже мокрым, к лицу прилипли волосы, глаза были тяжёлыми, уставшими, и казалось, что ей требуются огромные усилия, чтоб просто поднять взгляд на меня.

- Ю… Юи, что с тобой?!

Только не сейчас. Не умирай, мне тебя ещё дотащить надо до сестры. Можешь умереть на её руках, но не здесь.

- Это… последствия… спос… спос… - Юи задыхалась, словно бежала только что несколько километров с грузом за спиной.

- Способности?

Она с трудом кивнула.

- Но ты же не помрёшь, верно?

- Во… волнуешься… ты вдруг… о… обо мне… - она усмехнулась и села на кресло, наконец расслабившись и буквально растекаясь по нему. Ну, я-то волнуюсь, но не в том плане, каком ты, скорее всего, подумала. - П… п… польщена я, слова нет… Но нет, не ум-м-мру… Просто отдых нужен… мне…

И кажется она уснула.

Бля, нам не убежать. Без шансов. Вообще без шансов. Я не унесу Юи далеко, чтоб спасти её. А автобус… мы… блин, мы стоим или едем?

Я выглянул в окно и понял, что мы всё-таки едем, но очень медленно. Я бы пешком на руках шёл быстрее.

Так, у меня есть план «В» и «Г».

«В» - становлюсь тварью и убегаю.

«Г» - пытаюсь отправить себя с ЛиАЗом куда-нибудь.

Но Г на то и Г, что им я воспользуюсь только в самом крайнем случае. А вот…

Я едва увернулся, когда через боковое стекло пролетел кинжал. Это было близко. Я прямо почувствовал, как меня слегка обдало ветром от снаряда. Спасло меня только то, что я не ворон считал, а смотрел по сторонам. Едва заметная тень на земле сразу спалила гостя, отчего мои рефлексы, которые во мне воспитали Мамонта и Ухтунг, в купе с приключениями сделали своё дело.

Они меня и спасли.

А буквально через секунду в окно запрыгнул… Эльф! Сука! Тот самый, что с мордой разбитой! Уёбок! Чёрт! Надо было его добить, а я…

А я его не добил. А почему я его не добил? Ну так тогда я его просто хотел быстро-быстро вытолкнуть из автобуса, думал, что мы по газам дадим сразу! А тут и по газам не дали, и он нас догнал. Сука…

Я тут же отпрыгнул, делая единственное, что мог.

Превращаясь в тварь.

Я его не уделаю, просто не смогу. Мы с Юи вдвоём смогли его угрохать, но теперь я один. И конкретно заебавшийся. А он ещё и уровня более высокого…

Короче тварь! Только тварь! План «В» наступил несколько быстрее, чем я думал.

Бой закончился быстро. Правда в первые моменты мне пришлось с позором убежать в окно, пока я не превратился окончательно, при этом получив по заднице мечом, да так, что её до кости рассекло. Однако потом всё наладилось и через это же окно я вернулся обратно к эльфу, где его несколькими ударами и распидорасил.

Ошмётки эльфа теперь валялись по всему салону, кровь залила пол, а его несчастный труп я спешно запихивал в рот, чтоб пополнить себе время нахождения в таком теле. Какой же он пресный… Ещё и со вкусом травы. Мерзость.

Мне потребовалось несколько ударов, что тот навсегда затих. Даже его меч, застрявший у меня в брюхе по самую рукоять, не спас его. Я лишь лениво его вытащил, словно это была лишь заноза. К боли не то что привыкаешь, скорее перестаёшь замечать в некоторых ситуациях. Весьма удобно.

Но надо бы поторопиться. Если я хотел свалить, то сейчас был наилучший момент для побега, пока нас никто ещё не догнал и не видел.

Поэтому, подхватив Юи на руки, я ринулся к окну и когда уже собирался выбраться…

Тут же спрятался обратно. Огромная катана, словно гильотина, опустилась прямо вдоль стенки автобуса, чуть не разрубив нас.

Ох, ебать, чуть не обстриг…

Задержись на секунду и нас бы уже не стало. Я быстро огляделся в поисках этого огромного мудака, что в нас метнул катану, и в ту же секунду увидел, как к нам несётся этот ебаный воин. На бегу подхватив воткнутую в землю катану и вырвав куски земли из дороги, этот самурай-доспехи со всего маху рубанул по моему бедному автобусу.

ЛиАЗ, слегка подбросило, а железному воину удалось разрубить его практически наполовину. Ещё один такой удар, и он его просто пополам разрежет. И что-то мне кажется, что именно это он и собирается сделать. А мой автобусик уже захрипел в предсмертных судорогах.

Ну уж нет, сука. Я тебе этого не позволю сделать, тварь. Ты не посмеешь угрохать мой автобус. К тому же воина в любом случае надо убрать, так как он просто не даст убежать мне с Юи. Аутистка будет меня слишком сильно тормозить, а он слишком быстро бегает. Я просто с ней на руках не убегу даже в форме твари. По крайней мере не от него.

Я аккуратно положил Юи на пол и уже без лишнего груза ловко выпрыгнул через окно, ухватившись за верхний край. Сделал сальто назад, как на турнике, и оказался на крыше прямо перед четырёхметровым воином. Но на этом я не остановился. Едва коснувшись крыши лапами, я тут же встал на четвереньки, вцепившись когтями в металл, словно в землю, и что было сил оттолкнулся навстречу ублюдку.

Мой рывок такой силы, что воин, даже попытавшись меня ударить, просто не успевает, его кулак проходит ровно за мной в молоко. Я подобно боевому снаряду, вытянув вперёд свои когтистые лапы, врезаюсь в его шлем и принимаюсь что есть сил дербанить его, вырываю куски, пытаюсь снять. От такого попадания четырёх метровый воин даже делает несколько шагов назад, стараясь удержать равновесие.

Пока он не пришёл полностью в себя, я становлюсь ему на плечи, хватаю шлем и пытаюсь его вырвать, но… хуй там. Мне просто не хватает сил оторвать его, словно тот приварен к основному корпусу. А через секунду я спрыгиваю на землю за его спиной, так как над головой самурая-доспехов пролетает кулак, который едва меня не задевает. Может я удар такой и переживу, но проверять удивительным образом не хочется.

Спрыгнув на землю, я всеми четырьмя лапами вновь оттолкнулся и запрыгнул на него, только теперь уже на спину. И вновь деру, пытаясь сорвать броню, хотя бы кусок брони. Все его доспехи состоят по большей части из множества деталей, которые скреплены между собой заклёпками. Она выглядит как такая добротная чешуя. Нет, даже не как чешуя, а как ксилофон. У меня такой в детстве был, и его броня через чур смахивает на него.

Я наношу удар за ударом, пока он пытается меня достать то катаной, то руками, однако встречается с проблемой многих - ручки за спину то не заведёшь. А от катаны я или уворачиваюсь, или отбивая её лапой в сторону, так как за спиной сильный удар не нанесёшь. Удар, ещё один удар когтистой лапы, пальцы ломаются, ещё один удар и вот я всё же смог проломить броню, при это переломав себе все когти и кости. Пиздецки больно, но… я уже как-то привык постоянно терпеть.

Наконец, теперь-то…

Блять!

Воин-самурай неожиданно подпрыгнул и со всей дури просто рухнул на спину, пытаясь меня раздавить. Я едва успеваю отпрыгнуть, но в полёте меня настигает катана, буквально снося мне одну из ног…

БЛЯ-Я-Я-ЯТЬ!!! Сука… блядь… как же больно… пиздец блять…

Я взвыл и, не в силах приземлиться нормально, кувырком упал на землю, катясь по ней кубарем. Пролетел так несколько метров и остановился, всё продолжая хвататься за культю. Хотя могло быть и хуже, так как тут боль практически мгновенная.

Но стоило мне об этом подумать, как дала о себе знать регенерация: тут же стала работать со страшной силой; мне казалось, что кто-то буквально жарит конечность, которой теперь не было. Фантомная боль была настолько реальной, что мне даже думать было тяжело.

Я очень медленно встал на три лапы и заревел во всё горло, скорее от боли, чем от злости. Проорался и вновь бросился на самурая-доспехи, который только-только встал на одно колено. Он попытался ударить меня катаной наотмашь, но я резко пригнулся и буквально прокатился под лезвием, после чего прыгнул на него, опрокинув обратно на землю.

Повалив ублюдка, я тут же бросился на руку, что держала катану и принялся забирать оружие, оттягивая на себя и буквально таща за собой самурая. И в тот момент, когда его рука вытянулась максимально, я со всей дури когтистой лапой ударил в район кисти в сочленение доспехов.

Такого удара при таком натяжении доспехи не выдержали, послышались щелчки, скрежет, заклёпки отлетели и в моих руках оказалась…

Ох… ебать… вот это тяжесть… Я уронил катану на землю, едва не отрубив себе вторую ногу. Даже будучи тварью мне было тяжело её держать. Но… с другой стороны этим и лучше!

Поудобнее перехватив её, я занёс катану над своей головой и что было сил опустил прямо на воина, что сейчас пытался встать.

Сюрприз, уёба!

Клинок со скрежетом вошёл в доспехи, буквально пробив его и опрокинув обратно на землю. Я напрягся, вытаскивая его из доспехов, вновь занёс над головой и…

И подавись сука!

Удар. Вновь занёс и вновь удар. И ещё удар. Катана была действительно острой; она разрубала металл, словно это было обычное дерево. Да, не полностью, но этого хватало, чтоб пробивать спокойно броню даже самого самурая-доспехов. Не удивительно, что ей умудрились порубить автобус в говнище, а в одном месте так вообще разрубить практически сверху до низу.

Однако полностью шинковать его я не собирался, времени не было. Я отрубил сраному доспехам-самураю ноги, после чего повторил то же самое с руками, когда он пытался на них до меня доползти.

Эта сука отчаянно сопротивлялась, пытаясь отобрать у меня катану, но поймать клинок ему было не суждено – тот с огромной скоростью под собственной тяжестью, помноженной на мою силу рубил его руки в говно. Напоследок я рубанул катаной прямо по нагрудной пластине, да так и бросил его там, оставив едва двигающиеся доспехи валяться на земле.

Можно сказать, что я одержал сокрушительную победу и теперь со спокойной совестью мог валить отсюда. Больше эта хуйня металлическая нас преследовать не будет.

Однако за место неё пришла другая проблема – сколько мне осталось до обратного превращения?

Больше не теряя времени, я бросился что есть сил обратно к автобусу, от которого мы отдалились, пока дрались. Я даже не знал, успею ли достаточно далеко убежать с Юи в лес. Сколько я рубился с этой тварью, минуту? Пять? Или уже девять? Как бы…

Твою же мать!

Прямо на бегу, когда я нёсся к автобусу, в меня воткнулась стрела. А потом ещё одна и ещё. Я отпрыгнул в сторону, уворачиваясь уже от десятков двух стрел, которые грозились сделать из меня ёжика и усеяли всю землю в округе.

Я невольно глянул туда, откуда мы приехали.

На дороге в нашу сторону направлялась огромная группа солдат эльфов, что наконец добежали до нас и теперь обстреливали меня издалека. Значит не успели… Не сказать, что мне это было опасно, но теперь о незаметном побеге в неизвестное направление не могло быть и речи. А значит нас рано или поздно догонят.

Я вновь ушёл резко в сторону, направляясь к автобусу и уклоняясь от стрел. Они вряд ли меня убьют, но одной боли от каждого попадания было достаточно, чтоб уворачиваться. А эльфы ко всему прочему показали себя довольно меткими стрелками, буквально нашпиговывая меня ими.

Хм… может ими и перекусить?

Но едва я подумал о том, что вполне успею добежать до эльфов, сожрать часть, а часть убить, тем самым продлив себе время, как в меня прилетела молния. Меткая молния, пущенная из толпы, подействовала как сраный электрошокер, буквально парализовав меня. И на полном скаку я просто кубарем полетел парализованный ударом током. Это длилось всего сраную секунду, но ушастым гомосекам хватило этого, чтоб запустить в меня попутно фаербол. Тот прожёг мою кожу до мяса.

Блять, а это плохо. Я рывком ушёл в сторону от ещё одного заряда, но в меня попал уже другой заряд. Короче, пока я добрался до автобуса, получил три сосульки, четыре фаербола и четыре молнии. Их меткость меня настораживала. А это не идёт речь о стрелах, которые меня как ёжика натыкали.

Мне едва удалось запрыгнуть в автобус, а толпа уже сократила расстояние на половину.

Нет, с Юи я просто тупо не смогу убежать. Или её случайно убьют, или нас обоих схватят и уже убьют меня. К тому же…

Всё тело в этот момент неожиданно свело болью. Ах же сука… я… я уже и забыл, как это больно! Ну вообще заебись, сейчас будет сраный калека и обоссавшаяся аутистка на разъёбаном ЛиАЗе. Сейчас как превращусь обратно, вообще шансов отбиться не останется.

Поэтому переходим к плану «Г». Как самый последний, самый отчаянный и самый Г. Надеюсь, что всё находящееся в автобусе так же улетит вместе с ним хуй знает куда, иначе будет совсем не смешно.

Тело ещё раз скрутило болью, да такой, что в голове потемнело. Если я не успею до этого момента…

В собственных способках я с облегчением заметил, как горело ярко способка четыреста десятого, означавшая то, что я смогу отозвать его нахуй из этого мира. Боги, пусть нас отправит вместе с ним, пусть…

Последнее что я помню до того, как потерял сознание от боли: то, как я активирую способку четыреста десятого, отзывая его обратно вместе с нами. Вот и мой черёд настал заглянуть в тот волшебный мирок, куда исчезает ЛиАЗ. Розовое облачко поглотило меня.

Глава 269

Если бы в аду было освещение, то оно бы обязательно было тусклым, ядрёно искусственным, неприятным глазам и обязательно мигающим из-за неисправной проводки. Именно таким, чтоб ты каждой клеточкой тела чувствовал, насколько он неприятен и как сильно бесит.

В данный момент я был если не в аду, то где-то рядом. Тусклая лампа надо мной изредка помигивала, заставляя жмуриться, хотя сам свет не был ярким. Просто раздражающим. И именно свет привёл меня в чувства, заставив открыть глаза. А я не мог даже сказать, отрубило меня из-за боли или же из-за того, что я переместил вместе с собой хрен знает куда сраный автобус. Но теперь это было неважно.

Каким-то неведомым мне образом лампы над потолком работали, пусть и не так как нужно, но всё же. Даже после того, как его обработал тот самурай-доспехи. Их свет создавал своеобразную атмосферу нереальности и какого-то знакомого уюта старых автобусов, которые едут ночью последним маршрутом.

Мне стоило огромных усилий раскрыть свои зенки, чтоб увидеть происходящее вокруг.

Тусклый, нервно мигающий свет по всему салону. Битые окна, гнутый корпус, повсюду щели от разрезов, переломанные, порезанные сидушки, весь пол усеян стеклянной крошкой. Повсюду разносился тихий убаюкивающий звук, который словно шептал: Поспи, не бойся, поездка в ад будет длиться долго. Но больше всего меня напрягало окружение за окном.

Потому что там было ничего. Только лёгкие разводы тёмно-фиолетового, словно огромные клубы дыма. Нечто подобное я видел на картинке про космос: там такими облаками являлись огромные такие скопления то ли газа, то ли просто хрени какой-то. Но это когда ты путешествуешь среди галактик. А где мы сейчас?

Сесть для меня, чтоб посмотреть нормально в окно, было нереально: ни руки, ни ноги не работали должным образом, отзываясь адской болью на любое движение. Я взглядом нашёл ту самую спасительную коробочку с исцелением и гусеницей, вгоняя себе в тело новые осколки стекла, подполз к ней. Блин, больно и пиздецки неприятно, но исцелиться надо.

С трудом мне удалось открыть её и буквально зубами вытащить одно из яиц, после чего я лёг на спину, резко сжал зубы и почувствовал, как в глотку заливается какая-то безвкусная жидкость. Прохладная, словно наполненная ментолом и бьющая током жидкость, которую я сразу начал глотать, чтоб не захлебнуться нахуй.

Не, ну это был бы вообще эпик фэйл, где только можно выжил, но захлебнулся в магическом исцеляющем яйце. Это пиздец, в аду смеяться надо мной будут.

Очень скоро сама скорлупа словно расплавилась, просто превратилась в жижу, которую я проглотил. По ощущениям слегка напоминало само исцеление от Богини Целительства и Лечения. После этого прошло не меньше минуты, когда я почувствовал, что могу двигаться, и тут же сел, чтоб оглянуться по сторонам.

Больше всего меня интересовало то, что находилось за окном.

А там действительно ничего не было кроме бескрайних огромнейших пространств и клубов этого тёмно-фиолетового дыма, что являлся единственным разнообразием на чёрном фоне. Они напоминали газовые облака в космосе. Конечно, это не был космос, иначе бы мы все сдохли, но я бы сказал, что нечто похожее. Судя по тому, что я вижу, даже эти огромные облака размером будут эдак несколько тысяч километров, если не больше.

Я ещё бы мог предположить, что мы там, где летают души, но как раз-таки душ было не видать, а значит это измерение несколько иное. А ещё я могу дышать. Значит есть кислород. Или же он есть только внутри автобуса, который поддерживает внутри себя определённую атмосферу.

- ЛиАЗ? Ты как дружище, жив? – окинул я взглядом салон.

Ответ я получил, но на этот раз он не говорил со мной двигателем, как раньше. Я просто слышал его, словно собственные мысли в голове. Причём могло показаться, что это я сам себе отвечаю. Такое несколько пугало, так как выглядело слишком безумно.

Жив.

Мой взгляд зацепился за Юи, которая лежала на полу словно трупак. Аккуратно подняв её на руки, я посадил Юи на кресло, чтоб не валялась на полу. Её реакция на мои действия была нулевая и могло показаться, что она сдохла мне на зло, но дыхание и сердцебиение говорили об обратном. А вот про температуру тела здесь весьма спорно – холодная сука не может быть тёплой.

- Где мы? – выглянул я в окно, наблюдая, как перед нами клубятся огромные тёмно-фиолетовые облака. – Это… ничто? Что-то типа пространства между мирами?

Что-то вроде. И тварь как раз из этой среды. Пустая.

- Ну… теперь я знаю, откуда родом способка, - усмехнулся я и высунул руку наружу.

Но её тут же словно скукожило. Боли не было, да и она сама никак не изменилась, однако ощущение было такое, словно кожа сморщивается. Я испуганно отдёрнул руку и осмотрел её, но всё окей.

- Слушай, а что находится по ту сторону тебя?

Пустота.

- И… что будет, если я попаду туда? И почему меня здесь не… кукожит?

Дело в том, что внутри своя среда. Оттого здесь всё нормально.

- А стёкла?

Аура. Область применения.

Звучит странно, если честно. Но принцип я уловил.

В этот момент зашевелилась Юи. Тихо мыча, она с трудом разлепила глаза и полностью отсутствующим взглядом посмотрела на меня. По лицу могло показаться, что ей похуй и вообще она вновь ебанулась. Но с каждой секундой, проведённой в сознании, её взгляд становился всё более осмысленным и живым.

Она оторвала голову от сидушки и очень медленно тяжёлым взглядом оглянулась.

- Где мы?

- Нигде.

- Имею я ввиду… - начала она медленно, растягивая слова.

- Я понял, что имеешь ты ввиду. И отвечаю. Мы нигде, в пустом пространстве, не в своём мире. Нигде. Технически, нас нет.

После моих слов скорость прихода в себя у неё увеличилась. Взгляд за секунды стал куда более осмысленным, сама она из растекающейся по сидушке сопли стала подтянутой и бодрой, словно проснулась не только что. Вот бы мне по утрам так просыпаться быстро.

Юи медленно встала, слегка качнувшись и подошла к окну.

- Это мир не наш, верно говорю я?

- Это вообще не мир. Это пространство между мирами, как я понял, - объяснил я.

- Если не мир это, то… как обратно нам вернуться? – она высунула руку за пределы автобуса, но тут же спрятала её обратно, разглядывая её.

- Это хороший вопрос и я задам его нашему стальному монстру. ЛиАЗ, как нам вернуться?

Так же. Но это бессмысленно.

- Эм… - я слегка растерялся, услышав ответ.

- Он что тебе ответил? – тут же спросила Юи, заметив мою реакцию.

- Говорит, что… так же. Но типа это бессмысленно.

- Почему?

- Откуда я знаю?

- Так и не тебя спросила я. Спросила я его. Так что давай, - она махнула рукой, типа давай, пошевеливайся. Вот лишь бы на мозг капнуть.

- Слушай, а почему это бессмысленно?

Ответ был ну просто верхом странности. Я даже не знал, как интерпретировать сказанное им, так как не понимал, о чём вообще идёт речь. Слишком замысловатый ответ для такого дебила как я, которому надо всё говорить прямо.

- Что он говорит? – тут же поинтересовалась Юи.

- Говорит… что некого ему больше спасать, никого не осталась. Он и так никого не уберёг, не смог.

- Но мы остались. Он нас уберёг и вернуть домой он сможет нас.

- Говорит… что и мы… погибнем… Что…

Что он возит только в ад, потому что из ада ему ещё никого не удалось вывезти.

Боже, да меня сейчас смоет оптимизмом!

- Чувак… это… слишком пессимистично. Настолько, что даже жутко. С чего ты такой оптимист?

Я присел на корточки.

Он не возит живых. Он труповоз. Он ездит только в одну сторону. За проезд здесь расплачиваются своими жизнями, своей болью и страхами. Это отпечаталось у меня в мозгу.

- Блин… ну если так, то я могу сейчас напугать Юи до усрачки. Это сойдёт за плату? – спросил я, чем вызвал дико недовольный взгляд упомянутой особы. – И раз речь зашла, почему? С чего ты труповоз?

А как… можно назвать того, кто так и не смог привезти до конца ни одного живого пассажира. Сколько бы не ехал, как бы не гнал и не захлёбывался, здесь в этой кабине люди только погибали. Умирали в муках, в страхе, с агонии. Бесконечная боль и страдание перемешанные… с… с радостью.

- С какой? Ты о чём? Я не понимаю.

Что делают, когда начинается война? Кого используют, чтоб вывезти людей?

Я увидел картинку. Лёгкую как пушинка, и счастливую как солнечные лучики. Эта была действительно красивая картина, которую было бы приятно вспоминать в дождливые дни. Но если я её сейчас вижу, то значит, никто оттуда…

- Ты не… довёз никого из них. Я прав?

И вновь картинка. Залитая красным. Тяжёлая как для взгляда, так и для осознания о том, что случилось…

И сколько бы не гнал, сколько бы… не пытался… Некоторым суждено возить трупы. А некоторым…

Мне показалось, что внутрь меня заглянули.

Некоторым суждено их делать. И этого не изменить. Никого не способен спасти. Не способен довезти до… до конца маршрута, не способен вывезти. Вот и всё…

Двигатель тихо заурчал. Тихо, грустно…

Это было довольно неприятное открытие. Мне стало слегка стыдно, что я вообще спросил его об этом.

- Мне жаль, прости, я не должен был спрашивать.

Оттого есть связь между автобусом и человеком. Они оба не способны никого спасти.

- Неправда, - пробормотал я, вставая. – Это всё чушь.

Не казалось ли это странным, что человек может призвать труповоз? Только те, что убивают, погрязли в войне, чьё призвание - смерть, могут быть вместе и работать плечом к плечу. Как смог человек призвать такое? Убил десяток человек? Два? Десять?

- Больше, куда больше, как это не печально. Но всё равно это не правда. Убийство не значит невозможность спасти кого-либо. Я убиваю ради того, чтоб спасти.

Убийства ради спасения, как секс ради девственности.

- Удивлён, что ты и такое знаешь, четыреста десятый. Но мир не делиться на белое и чёрное. Есть много других цветов. И иногда просто приходится выбирать. Выбирать и делать, чтоб не стало ещё хуже. Так что да, иногда приходится убивать одного, чтоб спасти десять. Делать больно одним, чтоб другие жили хорошо. И ты этого не изменишь. Остаётся смириться.

Смириться? Убить ради того, чтобы спасти. Люди ищут оправдания себе…

- Но не я. Мои поступки можно оправдать, но я этим не занимаюсь. Мне не требуется анестезия для совести. Я просто знаю, ради чего это делаю.

В мгновение ока в моём сознании показалась картина. Очень старая и далёкая картина, словно старая цветная фотография, что осталась ещё с прошлого века. Но она была живой, буд-то прокручивают передо мной фильм. Фильм, в котором непосредственно был я сам.

Солнечный тёплый день. Свежий горячий воздух с полей задувает через окна едущего по дороге автобуса. Он слегка подпрыгивает на кочках, но не жёстко, а мягко, плавно, словно на батуте. Его ровный и монотонный рокот двигателя наполняет салон, но служит скорее лишь задним фоном для всего происходящего, как и его шорох колёс об асфальт.

Основной композицией здесь можно считать детский смех, крики, споры, разговоры, которые буквально заполняют собой кабину. Их так много, они накладываются друг на друга, перебивают, глушат и звучат связно, словно подобранные друг к другу инструменты в симфонии.

Их источник - множество детей в салоне, что просто не могут усидеть на месте. И не все сидят, некоторым приходится стоять, так как сидений не так уж много. Дети разных возрастов, но я не дал бы никому из них старше двенадцати. Возможно даже двенадцать будет слишком много.

Я знаю, куда они едут. Детский лагерь. Просто маршрут, просто автобус, который сразу подбирает и довозит их до точки. Выделяют его, так как он самый новый, а других, пригодных для такого количества и нет. Всё-таки деревни кругом.

Вокруг поля, лесополосы, иногда автобус ныряет в лес, скрывая детей в тени. Говорят, что эмоции наполняют то или иное место, если они яркие и их много.

Я замечаю девчонку с куклой. Да, я помню её, однажды видел эту картину, когда загнал ЛиАЗ в яму, это было ещё перед захватом графства Анчутки. Мелкая жизнерадостная девчушка по имени… Маша… кажется. В голубом платице с куклой, аналогом резиновой Зины. Такую куклу я и нашёл в автобусе тогда.

Он постоянно возит их туда-сюда. Можно сказать, что дети уже знают этот автобус наизусть и их эмоции радости и предвкушения буквально пропитали его стены, его сидения, его салон, словно въедливый запах.

Да, я видел эту картину. Видел в прошлый раз, когда ЛиАЗ рассказал часть истории. Однако… на этот раз я вижу продолжение.

Я вновь в этом далёком чуждом, неродном, но похожем на мой мире. Стою на сопке. Огромной сопке, с которой открывается вид на бескрайние поля и лесополосы. Но сейчас другая атмосфера, тяжёлая, страшная. Небо красное, словно пропитанное свежей кровью, а где-то на горизонте бушует буря и гремит гром.

Но только это не природное явление. По тонкой дороге, что пересекает поле, несётся автобус. Он буквально выскочил из какого-то посёлка, застроенного одноэтажными домами. Вылетел и пулей помчался прочь, словно наперегонки со временем. Единственный в своём роде, последний в своём роде. Мчался по своему последнему маршруту, стремясь успеть. Ровно за ним, словно волна, идут взрывы. Повсюду взрывы, много взрывов, я даже не могу сказать, что это такое… Земля словно лопается, поднимается наверх целыми пластами.

И автобус стремиться опередить эту полосу смерти, которая преследует его, которая буквально поглощает землю за собой, взрывая её и поднимая в воздух. Эта полоса какого-то беспощадного артобстрела, который подобно карточному домику смёл посёлок за спиной автобуса.

О вот он его настигает.

Это бессмысленно. Автобус не броневик, он не спасёт от осколков. Первый же взрыв сбоку корёжит его борт, щедро одаряя шрапнелью. Его кренит на два колеса, но ЛиАЗ рывком становится обратно. А потом ещё один, который буквально решетит его. А дальше ещё и ещё. Автобус начинает метаться по дороге, стремясь не попасть под следующий. Слева и справа от него расцветают бутоны взрывов, которые постепенно нагоняют его.

Я знаю, что водитель мёртв. И знаю, что автобус не может ехать с такими повреждениями. Его двигатель задыхается, колёса лопнуты, каркас искорёжен. Он изливается маслом, кашляет им, словно захлёбываясь собственной кровью, но всё равно едет. Едет, потому что может, потому что это его работа. Он в тщетной попытке пытается спасти хоть кого-то.

ЛиАЗ мчится и на мгновение пропадает в этой волне кошмара, грязи и поднятой пыли, но через пару секунд выскакивает, оставляя за собой шлейф. Эта страшная волна смерти наконец остановилась.

А он продолжает ехать. Продолжает мчаться вперёд даже когда двигатель отбивает свои последние аккорды, ехать, когда уже резины не осталось, и обода высекают искры. Мчится на пределе своих нереальных и невозможных сил пока, в конце концов, не глохнет и не скатывается в кювет.

ЛиАЗ никого так и не вывез. Он был прав, все погибли. И я вижу ту самую девчушку, чью куклу он так бережно хранил в себе. У неё нет половины головы. Длинные волосы залиты кровью и ошмётками мозга; его же я могу увидеть и в её голове через дыру. Её единственный целый глаз бессмысленно уставился в собственную переносицу.

И таких детей здесь полный салон. Полный салон крови, оторванных конечностей, изуродованных и испещрённых осколками тел.

Но я до сих пор слышу, как хрипит двигатель. Как тихо плачет в полнейшей тишине, когда на многие километры не осталось никого. Единственное, что осталось в этом старом автобусе, лишь ужас, страх и боль. Детская радость сменилась полнейшим кошмаром. Кошмаром и ненавистью ко всему живому, что посмело поступить так с ним. Отобрало смысл, то, что дало ему жизнь и что было его единственной радостью.

Четыреста десятый маршрут не возит людей. За проезд в нём расплачиваются жизнью, и его дорога ведёт только в ад.

А потом я вижу, где его использовали позже. Вывоз раненых, умирающих: постоянные стоны, крики боли; многие не доживали. А иногда он просто вывозил трупы. Это ЛиАЗ – воплощение страданий и ненависти, которые в нём как яд или отравленный воздух.

И под конец остаётся он. Автобус смерти, что везёт своих пассажиров только в ад.

Я вновь в автобусе. На ближайшем сидении, облокотившись головой на руку, мирно посапывает Юи. Под ладонью чувствуется острое стеклянное крошево, которое так и норовит изрезать руку. Это было довольно… мощное погружение.

- Так вот чего ты ненавидишь людей. Они отобрали у тебя всё, и в ответ ты отбираешь всё у них.

Возможно. Убивая людей, он чувствовал себя живым, чувствовал себя отомщённым, чувствовал успокоение.

- Отличный способ успокоиться, - кивнул я. – Мочить людей, всех подряд лишь за то, что они люди и успокаивать себя тем, что вот, ты отомстил. Знаешь, ты неправ. Мы ни капельки не похожи, ЛиАЗ. Я никогда не убивал людей только ради того, чтобы сделать себе приятное. Любое моё убийство было необходимость. Мне даже мерзко, что ты приравниваешь меня к себе.

Мне не понять…

- И почему мне не понять? Почему все решают за меня, понять мне это или нет? Я не смогу почувствовать это, согласен, но понять я могу. И я понимаю, что ты не мстишь, ты мочишь ради удовольствия. Собственного удовольствия. Этим самым ты лишь оскверняешь память о тех детях, которые погибли в твоём салоне.

Тихий рокот двигателя.

- Не знаю. Но единственное, что ты можешь – отпустить воспоминания о них. Отпустить и сделать что-то хорошее. Сделать это ради них, так как вряд ли бы они хотели видеть тебя таким.

Например, спаси нас.

Глава 270

Юи вновь спала. Посапывала на сидушке, видимо дожидаясь, пока я приду в себя. Судя по всему, перк на боевые умения неё был активируемым как моя «Весёлая ночка». Захотел, включил, захотел, выключил. Захотел, сдох под ней, истощив себя до конца. Юи, судя по всему, так и сделала, пытаясь нас защитить. Поправка, себя и свою инвестицию в роли меня.

Я аккуратно поднялся, чтоб не вогнать в только что исцелённое тело несколько лишних осколков, и двинулся собирать свои разбросанные по кабине вещи, которые остались после моего превращения.

Проходя мимо Юи, я пощупал её сиську. Никакой задней мысли, лишь научный интерес. Вдруг, когда закончу всё это, напишу труд «Сиськи. Их роль в становлении героя и злодея». Я просто уверен, что многие злодеи такие потому, что у их баб сисек нормальных не было. Блин, а у неё она такая мягкая и прямо под ладонь, при этом и не маленькая. Про такую говорят, идеальный размер. Сиська как мышка компьютерная, должна идеально ложиться в руку, у неё должна быть приятная на ощупь поверхность и на неё должно быть приятно кликать.

Так вот, у Юи, судя на ощупь или «райзер», или «логитек» премиум класса. А вот у её сестры просто «логитек», причём офисная.

Хорошенько ущипнув сиську, отчего Юи во сне хрюкнула, и порадовав душеньку, я принялся одеваться. Одеваться в то, что осталось от моей одежды после чудесного превращения.

Эх, трусы порвал… печалька… и брюки… А вот рубаха вроде целая, спереди застёжки лопнули, но в остальном вроде норм. Ботинки… они теперь прямо как шлёпки у меня, можно прямо так носить. Куртка… не считая застёжек, тоже целая.

Пришлось использовать куртку как юбку, обтянув вокруг пояса, а рубаху так оставить; всё остальное можно было выбрасывать. Кое-как присобачив на пояс коробочку с божественными исцеляющими яйцами, я вновь оглянулся на разгромленный салон.

- Чувак, получается, пока ты вот так летаешь, твой салон восстанавливается?

ЛиАЗ ответил положительно тихим рокотом.

- И… как долго?

Двигатель слегка газанул.

- Очень долго? – почесал голову. – Блин, долго, это плохо. Нам так-то здесь не продержаться без еды и воды.

И принялся искать походную сумку, которая точно должна была быть с нами, но… её нет. Зато нашёл оторванную лямку, которая висела на краю дыры, зацепившись за разорванный катаной металл. Кажется, я знаю, куда делась сумка. Получается, что с собой у нас осталась только моя сумка с золотом и всякой мелочью. Не густо. Без жратвы мы тут точно долго не протянем.

- ЛиАЗ, я искренне благодарю тебя за спасение, но у нас проблема – еды нет. Воды, кстати, тоже. И без неё мы рискуем сдохнуть. Нам нужно выбираться из этого междумирья.

Я бросил взгляд в окно. Сейчас мы проплывали над огромнейшим тёмно-фиолетовым облаком, что было диаметром, наверное, сотни тысяч километров, если не больше. Оно было настолько огромным, что, казалось, занимало весь низ. Реально, словно в космосе.

- Ты слышишь?

Лёгкое жужжание.

- Тогда ответь, пожалуйста, если слышишь, - очень вежливо попросил я. Но он заебал выёбываться, честное слово.

Двигатель слегка громче загудел отвечая.

- Как это, через неделю. Мы сдохнем через неделю! Нам бы сейчас уже по-хорошему, так как девушка, - я бросил взгляд на Юи, - не очень хорошо себя чувствует.

Я не особо врал. Юи пока спала. А как проснётся, захочет дико жрать и пить – естественная реакция нехватку калорий и обезвоживание. Так что чем быстрее мы отсюда выберемся, тем…

- Как это, невозможно?! – чуть ли не выкрикнул я, на что даже Юи проснулась.

- Юми? – сонно посмотрела она на меня.

- Да, это Юми, сестрёнка, спи, - ласково сказал я, уже готовый уложить её в нокаут если что.

- Юми… - пробормотала та, - давай спать уже…

И уснула.

Кто-то скучает по сестрёнке, хотя говорил, что ему на неё наплевать. Ай-яй-яй, Юи, как нехорошо лгать, особенно на такую тему. Давай я тебя отпизжу за это.

- Чувак… эм… ЛиАЗ, послушай. Мы не можем погибнуть здесь. Видишь эту маленькую девочку, которая мирно спит у тебя… Что? Не можешь видеть? Тогда поверь мне на слово, я же тебя наёбывать не буду. Это маленькая… в смысле, чувствуешь… нет, погоди, не смотри на её размеры, что она уже как взрослая. Я тебе отвечаю, она ещё ребёнок, ну полнейшая ебанушка и тупая как пробка. По развитию не обогнала шестилетнего ребёнка. Отвечаю. Так вот, неужели ты позволишь ей умереть? Во-о-от, и я о том же, нельзя, чтоб… Нет, стоп, ЛиАЗ, ты чего? В смысле, тогда я должен сдохнуть. Нет, стоп, чувак, погоди, так не покатит. Знаешь, меня пробило на откровение, и я тебе хочу признаться, на самом деле в душе я ещё тот ребёнок. Ну вот реально, душой мне лет шесть, если не меньше. Да я отвечаю, вот смотри, стал бы нормальный взрослый человек лизать стену? Вот видел, а? А? Лизнул, а взрослый человек так бы сделал? Вот! И я о том же! Поэтому нам надо выбраться отсюда. И не через неделю. И не мёртвыми.

Короче какая проблема, когда он выезжает из этого пространства, тот, кто был внутри него, сдыхает. Или не переносится. Или любой другой пиздец, что грозится отобрать у тебя жизнь. А это нам категорически не подходит.

- И… как нам решить проблему? – поинтересовался я у самого умного.

Ответ был красноречивым.

- Эм… прости? – я невольно покосился в окно. – Я не хочу выходить в окно. Это небезопасно… Да, я волнуюсь о безопасности ровно с того момента, как ты мне предложил экспресс выход. Давай другой вариант.

Около минуты он гудел мне другой вариант, который был не лучше первого и второго, однако в отличие от прошлых там вариант не сдохнуть был стопроцентный.

- Призыв? – нахмурился я. – Это… что за… нет, я понял, что примерно, как и тебя, только с кругами и пентаграммами, верно? Но… куда нас вызовет? И насколько безопасно это?

Не знает. Вот меня вот эта фраза «не знаю» и смущает, если честно. А вдруг меня пидоры-медведи вызовут, и что мне делать? Нет, серьёзно, мне же будет очень больно, грустно и обидно. А Юи? Куда её вытеснит? В какой-нибудь бордель? Она же бедный бордель разнесёт. К тому же про безопасность призыва всё тоже не так гладко, как хотелось бы. По дороге тебя может и убить, а может и не убить, как получиться. ЛиАЗ то не живой, ему не страшно, но вот мне страшно, причём конкретно.

- То есть с тобой даже через неделю мы не вылезем, верно? Сдохнем при перемещении?

Ответ был положительным.

- Слушай, раз уж на то пошло, а как ты появляешься то в одном мире, то в другом?

Ответ был забавным – где выбросит, там и ездит. Какой-то определённой последовательности нет. Говорит, что однажды он оказался в постапокалиптическом мире, где возил людей за их душу. Рассказывает, что такого пиздеца он ещё нигде не видывал – грязь, дым, вечная сажа, запылённость, задымлённость, разбитые дороги и всё, что только можно. А люди сами садились в него, лишь бы не жить там. Говорит, многих натаскал на тот свет, так люди ещё и в очередь выстраивались. Он прямо радовался, говорил, такой сенокос был там, ни разу в гараж без трупака не возвращался. А иногда и по несколько привозил.

Я не стал говорить, что это норма, когда люди выстраиваются очередью в маршрутку. А то, что у него в кабине люди помирали постоянно от сердечной недостаточности, вообще не есть хорошо. Чувак, из-за таких, как ты потом сидят люди над статистикой и пытаются понять, хули так много от сердечной недостаточности сдохло.

- Окей, я понял насчёт твоих охуительных приключений, хотя и не поощряю бездумное мочилово. Теперь скажи, как нам ебануть призыв? И как сделать, чтоб призвались оба? Ну, я и Юи?

ЛиАЗ прорычал, что надо просто почувствовать. Отличный ответ.

- Как почувствовать? Каким образом?

Говорит, что почувствую.

- Ладно, тогда ещё вопрос. Почему попасть сюда мы смогли, а отсюда мы вылезти не можем?

Ответ был шикарный. Если дословно, то: «А хуй его знает». Хотя по-честному, я бы предпочёл более точного объяснения, а не «хуй его знает». В последнее время мою жопу спасает исключительная образованность и знания, которые чудесным образом помогают мне выживать. Оттого я стал искренне ценить любые знания, что можно почерпнуть. И не сдохнуть, естественно.

- Ладно, вернёмся к призыву. Ты говоришь, что я должен почувствовать. А потом?

Говорит, что отозваться.

- А как?

Ответ был ещё чудеснее чем все прошлые. Мне надо следовать на него. Ухватиться за призыв и потянуться к нему. Чот философией пахнет, ЛиАЗ, ты не находишь? К тому же…

Я выглянул в окно.

Куда там мне тянуться надо? Тут ничего нет. Тут пусто, не считая этих огромнейших космических облаков. Куда мне там тянуться надо будет? И вопрос, сколько именно времени это займёт? Ставлю на века два или три.

- Красиво там, не так ли, Мэйн?

Это было сказано прямо за моей спиной, отчего я аж подлетел. И причины для страха у меня так-то были. Сама Юи, которая запросто могла меня вытолкнуть в окно. И лететь мне ух! Конечно, без меня она отсюда живой не свалит и поймёт это потом, но я уже привык, что люди зачастую думают на эмоциях или жопой. А тут что одно, что второе, всё один хуй.

- Юи, блин, не пугай так.

- Прошу прощенья, но спросить я всё хотела, что нам делать дальше.

- Выбираться. Ты не знаешь ничего случайно о призыве?

Я кратко обрисовал ей ситуацию, которую мне поведал четыреста десятый в надежде на то, что может она мне что-то новое раскроет. Но меня ждало разочарование.

- Ничего подобного не ведомо мне, Мэйн. Я знаю о призыве, но самой… Нет, не скажу я тебе того, чего не знаю. Мы с сестрой пытались связь взять, то давнее дело было.

- Взять связь? Я не совсем…

- Телепатия то, Мэйн. Мы сестрой хотели телепатией себя связать. Но не получилось у нас то. Однако иного мы добились, - она загадочно замолчала.

А я решил не спрашивать, ожидая, когда она сама продолжит.

Прошло десять минут, а мы всё молчали. Сучка упорно ждала моего вопроса, сохраняя невозмутимость, словно так и должно быть.

- Ну хорошо, хорошо, - сдался я. – Чего вы добились?

- Мы ощущали друг друга. Связь родственную обрели и чувствовать друг друга мы могли. Словно интуиция нам говорила, где находится сестра. И мы могли найти друг друга всегда, даже находясь вдали.

- Получается… типа… как интуиция?

- Как интуиция. Связи чувство.

- И как вы его активировали?

- Мана. Мы маны тратили немного.

- А у тебя она есть? - покосился я на неё.

- Мы с тобой на факультете были же одном, иль забыл?

- Нет, в детстве.

- Мы близнецы. Одна умеет, вторая сможет. Пусть пути различны наши, но вот умения одни.

Значит… значит мне надо почувствовать маной призыв? И как это сделать? Я не пойму, ты сговорилась с ЛиАЗом? Что он говорит почувствовать, что ты говоришь почувствовать. Но мне надо знать, КАК! Ты слышишь? Ка… так, я же про себя говорю, естественно, она не слышит.

- Но мне надо знать, КАК! Ты слышишь? Как! – сказал я уже ей в лицо.

- Поняла я это сразу, будь ты добр не кричать. Почувствовать ты можешь, пустив ману только в тело.

- Типа как при использовании магии пускаешь ману на руку?

- Верно, однако во всё тело здесь пускаешь.

Понятно… Ну-ка, попро…

О ГОСПОДИ!!! МЕНЯ ЧУТЬ НАХУЙ НЕ РАЗОРВАЛО!!!

Я тут же отшатнулся, чувствуя, как сердце бешено колотится. Ебануться… Это… это было проще, чем я думал. Оттого ебануло меня по-чёрному. Обычно, когда что-то начинаешь делать, у тебя не получается и всё это проявляется подобно ручейку. Сначала слабо, а потом всё больше и больше. Здесь же словно плотину разрушило и тебя промыло потоком. Я буквально почувствовал, как меня начинает утягивать в разные стороны всякие… всякие. И пусть меня физически не утягивало, но вот мои мозги словно порвало на части и чтоб собрать их, потребовалось время.

Это было действительно странно. Словно твоё сознание утягивает во множество сторон, буквально разрушая его.

- И, успехи как? – спросила Юи.

- Меня чуть не распидорасило, - ответил я честно. – Слишком перестарался. Думал, что будет сложнее. Хотя интересно, есть ли насильный призыв, а не такой вот, по предложению. Эй, ЛиАЗ?

Ответом был рокот двигателя, который подтвердил, что есть. И конкретно таким уебаном являюсь я. Ага, спасибо, мне было очень приятно.

- Получается, мне надо просто принять одно из таких приглашений, верно?

Положительный ответ.

- И меня откинет туда, да?

Вновь положительный ответ.

- И как мне понять, на какой лучше ответить?

А вот тут автобус долго бурчал двигателем, из чего я понял, что тут не подгадаешь особо, хотя иногда почувствовать можно. Типа словно что-то знакомое тянет. На вопрос, откуда он это знает, ЛиАЗ промолчал. Однако мне кажется, что таким образом он возвращался в свой мир. И если ничего не говорит, то значит там он явно ничего хорошего не увидел.

- Окей, ладно, я понял, тогда… - я посмотрел на Юи. – Будь добра, далеко не отходи, чтоб была возможность за меня зацепиться.

- Хорошо, - кивнула она.

А я… Ну а я тем временем закрыл глаза и совсем немного пустил ману в тело.

Вообще просто пустить ману в тело было недостаточно. Помимо этого надо было ещё и раскидать её полностью. Только после такой подготовки начинаешь ощущать телом… это как ветер. Вот, как ветер, но без ветра. Хотя нет, не совсем правильно… Как притяжение. Тебя словно притягивает в ту или иную сторону.

Но это ты ощущаешь тело, а вот сознание в этот момент начинает буквально разрываться, словно получая множество различных сигналов. То ещё удовольствие, если честно. Словно ты надел наушники с разной очень громкой и душераздирающей музыкой. И каждая из них дерёт твою душу по-своему.

Только сейчас, когда я сделал это аккуратно и очень медленно, меня не распидорасило сразу, как могло. Нет, едва заметное притяжение в разные стороны, и в сознание словно шепчут сразу несколько человек. Несколько миллионов человек.

Несколько миллиардов человек.

Ну теперь-то я понимаю, что меня так накрыло. Даже не удивительно. Но столько разных голосов… Хм…

- Юи, попробуй ты.

Я вкратце описал, что она должна сделать, чтоб всё было хорошо и её вот так не порвало, как меня. Она ответственно и внимательно без тени улыбки выслушала, после чего сама попыталась окунуться в ту самую реку, куда я лично нырял.

Минут через пять она вынырнула.

- Странно очень чувствовать такое, словно меня разбирают по частям. Однако поняла я сразу, о чём ты говоришь, ибо уловила что-то родное в призыве одном.

- Тогда…

- Только «но» есть одно. Нет сил и маны у меня, чтоб сразу туда нырнуть. Боюсь, что мы погибнем оба, если я нас поведу. Давай же лучше ты.

Она была права. Стоило просто взглянуть на её измученное лицо, чтоб понять – она нас угробит, Юи банально не хватит сил, даже несмотря на то, что она вроде как нащупала призыв в родной мир.

- Окей, тогда давай, обними меня по крепче. Я не шучу.

Но Юи по лицу и не думала, что я буду шутить, она довольно по-взрослому восприняла мои слова, спокойно обняв меня.

- Позаботься обо мне, - сказала она серьёзным, чуть ли не официальным тоном.

- Будет сделано, - кивнул я, после чего обернулся к кабине ЛиАЗа. – Давай чувак. Мы погнали, если не вернёмся, то… ты знаешь, что делать. Поэтому… поэтому спасибо, что спас нас. Всё это хуйня про труповоз. Ты создан спасать, я отвечаю.

ЛиАЗ в ответ просто пробурчал что-то неразборчивое. Зануда.

Глаза закрылись, и я вслушался в этот безумный поток. Мне нужно попасть туда, где мой дом, мне нужно попасть туда, где мне рады. Ну же, ну же…

Множество шёпотов обрушилось на сознание, миллиарды разносторонних притяжений сработали на тело, словно меня пытались разорвать. Не тело, душу. Это было сложнее, чем я думал. Слишком много, чтоб определиться. И все зазывают, все тянут, пытаются вырвать кусок сознания.

Неожиданно я почувствовал сильное притяжение. Очень сильное. Это было настолько неожиданно, что я немного растерялся. Казалось, что притяжение именно в том направлении сильнее всего. Наш поезд?

Я прислушался к этому притяжению. Почувствовал что-то родное, что-то близкое. Оно действительно знакомо. Тогда…

Я добавил маны, буквально сконцентрировавшись на этой тяге. А потом ещё и ещё, чувствуя, как меня утягивает. Давление на тело возросло так сильно, что теперь мне казалось, словно меня тащит по полу. Придавил к себе при этом Юи так, что у неё кости захрустели. Не дай бог же случайно выпущу.

Теперь тот шёпот, та тяга перекрыла все другие, и я слышал только её. А это значит…

Сделав глубокий вдох, я просто что было сил выпустил всю ману, распространив её по телу. Это было словно напрячь все мышцы одновременно.

И через мгновение я почувствовал невесомость. Невесомость и какую-то холодную пустоту. При этом мне казалось, что кожа буквально скукоживается от непонятного воздействия пустоты вокруг нас. Было неприятно ощущения того, что меня тащат. Это словно лететь на качелях вперёд, когда всё внутри тебя буквально вжимает и неприятно щекотит.

Ещё немного и меня начало буквально душить, словно кислорода не было, хотя я набрал его полные лёгкие. Жгло страшно и хотелось вдохнуть, как…

Я почувствовал воздух. Тёплый обычный воздух, что буквально в одно мгновение надавил на меня, пытаясь раздавить и тут же отступил. Я тут же открыл глаза, готовый просадить пиздюлей или же наоборот, прохватить за двоих. За себя и за Юи, которая тоже открыла глаза и оглядывалась.

- Мы… перенеслися, права я? – тихо, едва слышно спросила она. – Но… куда?

Она скользнула из объятий. Да я и не держал её, сам оглядываясь.

- Мэйн, где мы? – она шагнула к мебели, что была расставлена в комнате, с интересом её оглядывая. Не только её, но и то, что там стояло. Я же подошёл к какой-то тумбе и взял прямоугольную стекляшку, что светила тусклым светом. Когда она оказалась у меня в руках, всё внутри меня замерло.

Кажется…

- Где же мы? Не видела я в жизни дизайнов таких. Быть может мы в стране далёкой? – Юи продолжала оглядываться, явно чувствуя чужеродность всего этого. Однако я чувствовал себя как дома. Потому что…

- Я знаю, куда мы попали, Юи. Это не другая страна, - я оглянулся и посмотрел Юи в глаза. – Ты не знаешь, но я не из твоего мира. Я, как принято выражаться у вас, призванный герой. И это… - я развёл руки в стороны, - мой мир. Я здесь родился.

Добро пожаловать обратно. Теперь я действительно дома.

Часть пятьдесят шестая. Дом, не слишком родной. Глава 271

Я здесь родился - это громко сказано, если учесть, что меня могло закинуть в параллельный, но очень похожий на этот мир. Однако что-то внутри меня упорно твердило, что это она. Та реальность, откуда я родом.

- Другой мир? Герой, призванный из вне? – Юи не выглядела ошеломлённой, скорее, как та которая вдумывается в услышанное и делает для себя какие-то выводы. – И как ты понял же об этом, что в мире мы другом?

- Очень просто, - я кинул ей телефон, который она поймала. – Видела такие штуки?

- Ништяками герои кличут их и говорят, что найти иногда такое можно. А иногда приносят те с собой их, из мира своего. Может…

В этот момент я подошёл к двери, что заметил ранее, и щёлкнул кнопкой около неё. Спорим это…

В комнате тут же стало светло.

Выключатель. Они всегда на входе.

Юи заметно напряглась, оглядываясь словно кошка.

- Магия.

- Электричество.

- Электричество?

Я ожидал, что она посмотрит на меня как на идиота и скажет что-то типа: «Ты дурак? Электричество — это молнии, а их здесь нет! Как они могут зажечь свет?» Но Юи… эта хитрая кошандра была куда умнее многих. Она видела что-то и стремилась узнать об этом.

- Электричество? Но… как?

Я окинул взглядом комнату, где мы были. Это была… Блин, я немного теряюсь, как описать это помещение – старая кровать с продавленным матрацем и грязными простынями, серые грязные стены, пыль и грязь на полу, старая потёртая мебель. Это комната, скорее всего, находилась в притоне, так как соответствовала по внешнему виду ему. Да и шприцы говорили об этом же.

Но я не видел опасности, поэтому подумал, что несколько секунд объяснений погоды не сделают. Но зато смогут ей показать, что я действительно шарю в этом мире. Тем самым заставлю её доверять мне, а не отчебучивать всякую хуйню.

- Электричество может проходить по металлу, а ещё оно нагревает собой что-то, знаешь об этом?

- Да, видала я как моя сестра по воде молнии водила, и как дымок шёл от врагов, когда в них разряд врезался.

- Да, верно. Тут тот же принцип. Это электричество подаётся на металлическую проволоку. Она проводит его к этой штуке, - кивнул я на лампочку, - где есть маленький кусочек металла. И он так нагревается, что начинает светиться.

- Как в кузне, где металл светиться начинает, если его огонь разогревает?

- Верно, - кивнул я.

- Интересно… - задумчиво посмотрела Юи на лампочку.

Пока я рассказывал ей это, сам выглянул в единственное окно, стекло которого было грязным настолько, что его даже тонировать не надо было. Оттого нормально что-то разглядеть не представлялось на улице возможным. Однако тусклые лампы и какие-то дома, что были напротив, я заметил. Хм… не помню такого места. Меня, конечно, не было дома два года, но таких районов в моём городе отродясь не было.

- Притон…

- Что?

- Притон какой-то. Да и улица не вызывает у меня никаких тёплых чувств. У тебя…

И тут я понял, что мы забыли меч. Блин, мы вообще много чего не… А, у нас-то кроме меча особо ничего и не было. Нет, было, но мы всё просрали.

- Короче, надо уходить, - сделал я вывод, окинув взглядом пол. Какие-то знаки, нарисованные красной краской типа любительских рисунков всяких оккультных групп. Возможно, они хотели сделать рисунок похожим на нарисованный кровью, но я столько этого насмотрелся, что мог свободно отличить одно от другого. – А то…

Классика жанра, вспомнишь говно, вот и оно. Только хотел сказать, что надо валить, пока нас кто-нибудь не спалил, как тут же послышались шаги за дверью. Окей…

Я толкнул Юи за дверь и забрал телефон, который бросил на кровать, сам же выключил свет и шагнул ближе к стене.

Что я ожидал увидеть? Ну… учитывая то, что я увидел на улице и это помещение, какого-нибудь обдолбыша или что-то в этом роде. И я примерно угадал.

Дверь в комнату открылась и практически сразу с порога я услышал крик какой-то девки.

- Да иду я! Телефон забыла…

Её мелкий хлипкий силуэт замер в двери, ища видимо взглядом телефон. Секунда, другая и девушка спокойным шагом, явно не подозревая о гостях, двинулась к кровати, тем самым подставив мне спину.

Прости, подружка, ничего личного.

Я бесшумно шагнул к ней и сделал захват за шею.

В первое мгновение она даже видимо и не поняла, что происходит, однако потом забилась, вцепившись пальцами в мою руку, задёргала ногами, начала вырываться, но… Блин, я даже не чувствую от неё сопротивления, словно она и не вырывается. Девушка судорожно дёргалась, не издав ни звука, пытаясь вырваться, пока не повисла куклой у меня на руках. Она безвольно обвисла, больше не подавая признаков жизни.

- Так, - тихо начал я. – Посмотри, нужна ли тебе одежда с неё или нет. Подойдёт, нет. А потом валим отсюда.

Я аккуратно положил девушку на кровать.

- Убивать не стоило её. И переодеваться мне зачем?

- Ты за кого меня держишь? Естественно я её не убил, просто придушил, - возмутился я. – Скоро очухается. И от тебя мочой воняет. Можешь ходить так, но я бы предпочёл на твоём месте переодеться.

Мне бы кстати тоже не помешало, если честно. Хожу в этой набедренной повязке.

Пока Юи стягивала с девушки одежду и примеряла её на себя, я аккуратно выглянул в коридор. Обычный обшарпанный обоссанный коридор с несколькими дверьми, одна из которых, судя по всему, вела в туалет. Хм… подозрительная планировка. Что-то мне это напоминает…

- Дженни! Давай быстрее! Стью уже разливает! Дженни! Ты что, уснула?

Голос был чудовищно наркоманским, и хозяйка голоса была то ли пьяна, то ли под кайфом. А может и всё вместе. Причём не просто наркоманский, такой голос можно получить, если ты уже не первый год ведёшь свой образ жизни таким образом. Ох уж это потерянное поколение.

Плюс у меня появился вопрос, где конкретно мы? У меня в стране нет Дженни и Стью, у меня есть Кати и Тарасы.

- Дженни! Лили ушла, призыв не прошёл. Харе там сидеть над этим кругом! Спускайся!

Опа-опа, что там про призыв? Всё-таки баловались чёрными делишками, да? И всё же, притянуло меня именно сюда. Да, ЛиАЗ говорил про что-то знакомое, но тут прямо дико родное было. Вряд ли ЛиАЗ подразумевал именно это. Но при этом я сейчас оглядываюсь, и это место нихера не родное. Оттого мне интересно было бы взглянуть, кто конкретно там так сильно меня притянул. Просто хочу глянуть.

Снизу раздался какой-то шум и через несколько секунд послышался топот ног.

- Дженни, если ты опять полетела, то пеняй на себя! Я тебя убью.

Вот шаги достигли второго этажа, девушка выглянула из-за угла и…

Прямой нокаут!

Я поймал её оседающее тельце ещё до того, как она с грохотом рухнула на пол, и аккуратно опустил вниз.

Не, на вид точно наркоманка – худющее лицо, нездоровая прыщавая кожа, синяки под глазами, какой-то болезненный оттенок лица. Я просто приподнял её руку и оголил локоть, чтоб подтвердить свои слова – всё исколото. А ведь девке лет двадцать.

Я даже не знаю, что сказать на это, хотя говорить всегда бесполезно, всё равно скурятся и сопьются. Разряд людей такой, кто-то играет, кто-то учится, кто-то путешествует, а кто-то колется. Причём часто они даже не пытаются выйти из этого. У некоторых, кто по тупости ступил на дорожку такую, не хватает сил отказаться, и они заслуживают как прощения, так и сочувствия с помощью. Все совершают ошибки, кто-то мелкие, кто-то большие.

А некоторые просто наркоманы, вот и всё.

Позади меня послышались шаги и на свет вышла Юи. На ней был топик той девки, джинсовая курточка и какие-то кеды. А где брюки?

На мой вопросительный взгляд она пожала плечами.

- Не влезла.

- Жрать надо меньше, - бросил я в шутку и заглянул за угол. Там лестница спускалась вниз.

Пройдя всего на несколько ступеней вперёд, я услышал голоса, которые уж мог идентифицировать и понять количество против… Нет, не противников, людей. Не стоит забывать, где я.

- Юи, тише и не дёргайся, пока я не скажу, окей? И держись за спиной.

Она кивнула, ни сказав ни слова. Мне в этом плане нравилась Юи, она показывала очень высокую адекватность и здоровый интерес ко всему. Не выёбывалась, не ебала мозги. Были, конечно, случаи в начале, но в последнее время я за ней этого сильно не замечал, если честно.

Мы вместе спокойно спустились в низ. Прямо перед нами была дверь на улицу, а по правую руку коридор, идущий вдоль лестницы вглубь дома, что вёл то ли в зал, то ли на кухню, откуда раздавались голоса как парней, так и девушек. Обкуренные обдолбанные голоса, в которых не осталось ни грамма адекватности, ни здравого смысла. Причём голосов там было много.

Заглянем-ка аккуратно туда.

Всё так же беззвучно двигаясь, я преодолел коридор и заглянул в комнату, которая всё же оказалась залом. Пиздец же тут у них…

Несколько потрёпанных ободранных диванов и кресел, затоптанный ковёр, грязный пол, ободранные обои буквально и клубящееся облако под потолком. Когда я туда заглянул, меня сразу же начало накрывать. Пиздец они здесь надымили. И судя по всему, травы. Я ни разу траву не пробовал, но чот как-то… трава полюбас.

Народа здесь было человек десять, девки и парни, все какие-то обкуренные, перерасслабленные торчки, которые посмотрели на меня полуприкрытыми глазами. Кажется, те две девки были самыми трезвыми в этом месте. Что интереснее, не все здесь выглядели как конченые наркоманы. Помимо конкретных торчков и каких-то эмо были и те, кто выглядел довольно цивильно, не считая того, что они уже поплыли. А ещё у некоторых цвет кожи не совпадал с тем, который я привык видеть у себя на родине.

- Что за отбросы это? – нахмурилась Юи.

- Потише, - попросил я её и обратился к торчкам, которые скользнули безразличным взглядом по нам. – Товарищи обкуренные, прошу прощения, что прерываю вас, но не могли бы вы сказать, кто там на верхнем этаже устраивал призыв.

- Думаешь… - начала было Юи, но я шикнул на неё.

- Погоди ты, - и вновь обратился к наркоманам. – Давайте народ, кто устраивал призыв сверху.

- Дженни, - протянул какой-то патлатый парень с вытянутым осунувшимся лицом и жуткими синяками под глазами, который смахивал на гота. – Дженни, Китти и Лили. Эти девки чот там пытались, но проспорили нам отсос. – Он затянулся сигаретой и выпустил облачко дыма, после чего протянул мне.

- Нет, благодарю. Вы не подскажете, где Китти и Лили?

Я логично предположил, что Дженни, это та, что на кровати на втором лежит.

- Китти пошла за Дженни, - лениво ответил он. – Лили забрали друзья. Своих друзей здесь бросила, - и после этого затянулся.

- И куда её забрали?

- Не знаю, - безразлично ответил он. – Куда-то. Ребятки какие-то левые.

Понятненько…

- Тогда я бы хотел спросить, не могли бы вы одолжить нам брюки? А то мы попали в затруднительное положение… ну вы понимаете.

Гот посмотрел на меня таким спокойным взглядом, что мне даже стало неловко.

- Снимай с любой, что не летит, - кивнул он на валяющихся на диване девок.

Какой щедрый парень. Естественно, с его позволения я так и сделал, стянув юбку для Юи с какой-то прилично одетой, но обкуренной девки и джинсы с туфлями для себя с не менее цивильного парня. Стаскивать одежду с наркош я побрезговал.

- Мне бы кимоно… - пробормотала Юи, натягивая юбку.

- Бери что дают, - ответил я, натягивая брюки. – Нам бы свои жопы голые скрыть для начала.

- С чего тебе захотелось увидеть своих прерывателей? – поинтересовалась Юи, когда мы вышли в коридор из обкуренной комнаты. Честно говоря, находиться там было сложно, даже с моим резистом там довольно чувствительно кумарило.

- Не знаю, просто когда нас призывали, я почувствовал довольно сильное притяжение и мне неожиданно стало интересно, с чего вдруг. К тому же нам надо ждать неделю, чтоб вернуться и заново попробовать призваться именно в свой мир. Так чего бы и не найти эту Лили.

- Мир твой, тебе виднее, - ответила Юи спокойно.

Одевшись, мы наконец-то вышли на улицу. И господи, как здесь было свежо относительно того дома. После той печки, душной и задымлённой, я словно в холодный рай попал. Прохладный ветерок буквально сразу сдул с меня весь этот налёт дыма, давая остыть. Но…

- Да уж… - пробормотал я, оглядываясь.

Это была очень широкая, освещённая тусклыми фонарями улица. И… я даже не знаю, как описать её точнее, если честно. Просто широкая тускло освещённая улица с тротуарами, которые были выложены потрескавшейся бетонной плиткой. По всей длине улицы стояли одно или двухэтажные дома какого-то невзрачного вида, обнесённые невысокими, скорее декоративными заборчиками. И вся улица была заставлена разнообразными машинами.

Мы, кстати говоря, вышли из точно такого же невзрачного домика, который видал и более лучшие времена в своё время.

Но что ещё хуже, вернее, что являлось основной проблемой, так это население. Конечно, не оживлённая улица, но тех людей, что я видел (небольшая группа из четверых человек, какие-то мутные личности на крыльце дома напротив, и такие же личности, жмущиеся к забору или столбам), было достаточно, чтоб понять наше местоположение. Довольно оживлённо, учитывая время суток.

Это были не дворы хрущёвок. Это были не спальные районы, где бухали лысые добродушные стоматологи. И не какая-нибудь деревня за МКАДом. Это вообще была не та страна, где я родился и где мы вечно держимся. Совершенно неродное и чуждое мне. Я это ещё понял, когда увидел на первом среди торчков негров, но до последнего надеялся, что это какие-нибудь студенты по обмену.

Но нет, зря надеялся.

И сейчас перед нами было какое-то ебаное гетто. Если быть точнее, то это было похоже на улицу из одной очень интересной мультикультурной игры. И насколько я помню, население там было практически полностью исключительно чёрным. Об этом же говорили и люди, что были на улице. Говорили своей чернотой. Это не есть хорошо, так как мы неожиданно выделяемся на их фоне свей белизной. И нам бы свалить как можно дальше отсюда, пока нас не убили… меня не убили, а Юи не выебали.

- Мэйн, смотри, там люди чёрные стоят, - неожиданно сказала Юи на всю улицу, тыкнув в негров пальцем. – Посмотри какие чёрные, чем-то на животных они похожи!

Тут не то что упомянутые негры охуели, я не мог вымолвить ни слова на подобное. Ебануться, Юи одним махом умудрилась нам выкопать могилу. Дура, ты… ты чо делаешь, мы в чёрном квартале!

Пользуясь всеобщим охуеванием из-за дерзких слов там, где их обычно не произносят, я схватил Юи за руку и быстро-быстро потащил по улице как можно дальше, спасая свою жизнь и её задницу.

Вот дерьмо, опять то же самое.

- Я сказала не то что-то? Не повезло нам очутиться здесь, как я посмотрю? – прочитала на моём лице страх без каких-либо проблем Юи.

- Плохо. Смертельно плохо. Мы в такой жопе, что имеет смысл быстро линять отсюда. И не смей говорить здесь «чёрные». И тем более чёрные животные, ты поняла?

- Прощения прошу, такое больше не повториться, - кивнула она.

Прощение она просит…

Повезло же попасть нам в чёрны район. Ещё спасибо, что пулю в затылок никто пока не пустил. Пока…

Мы шли всё дальше и дальше, собирая на себе любопытные взгляды. Нередко я слышал в наш адрес «Эй, чувак, как дела», или «Что случилось, чувак». А Юи звали познакомиться поближе и показать настоящего ей мужчину. Но пока что нам это говорили под смех других и не агрессивно. Пока.

- Куда конкретно мы идём? Куда мы путь свой держим?

- К той, что призвала меня.

Была здесь одна забавная вещь. Я чувствую направление, как бы странно это не звучало. Тогда Юи сказала, что могла найти сестру, просто активировав по всему телу ману, которая служила компасом. И я сделал ровно то же самое. Пусть и не сильно точно, но я буквально чувствовал, куда мне надо. Это можно сравнить, как если бы ты оказался в незнакомом месте, но знал, что иди в ту сторону и выйдешь обратно.

Видимо та, что призвала меня, всё же имела какую-то связь со мной.

- Ты чувствуешь призывателя? – поинтересовалась Юи, когда мы шли по улице под пристальный взгляд жителей этого чудесного района. Где-то на дальнем фоне завыла сирена, заставляя её слегка настороженно оглядываться.

- Да, лёгкую тягу о которой ты говорила, - кивнул я.

- Встревоженным ты выглядишь, в опасности мы сейчас?

- Ну… - если учесть, что это за район и на что он мне напоминает, то да. Боюсь, что цветом кожи мы здесь не вышли.

Чувствую себя Белоснежкой, затесавшейся среди шахтёров.

И это была ещё одна причина, почему я хочу найти эту Лили. Почему меня призвало не родной мухосранск, а в чужой? Почему вообще именно она меня призвала.

- Мне кажется иль недобро смотрят они на нас? – спросила Юи, поглядывая украдкой на контингент на ступеньках, что без зазрения совести нас разглядывал. Причём здесь этот контингент был по обе стороны дороги.

- Не кажется. Оттого нам важно слинять отсюда как можно быстрее.

Повезло же. Возвращаешься ты такой домой, думаешь: о сейчас пойду домой к себе, увижу родных, а тут хуяк! Гетто, негры с пистолетами (насчёт последнего я просто уверен) и вообще другая страна. Заебись же! Вот это вернулся так вернулся! Честно говоря, я чувствовал, словно попал из одного чужого мира в другой. Будь это мой район, то ладно, но это…

Но глянем с позитивной стороны! Здесь можно разжиться пистолетом. Или автоматом. Или всем подряд, что я смогу утащить и чем смогу аннигилировать противников, от взрывчатки до ядов. Эх, Америка, подарившая миру СПИД, ты действительно страна возможностей.

Глава 272

Пока что нам везло. Я не знаю, есть ли в этом мире боги, но если есть, то мы стали только что любимчиками Богини Удачи. Иначе как объяснить тот факт, что двое белых разгуливают в гетто и не получили пулю? Верно, объяснить нереально. Хотя причина может быть ещё в том, что все спят. Днём бы нас точно грохнули.

Мы умудрились пройти и не быть убитыми эти одноэтажные и двух этажные домики, после чего вышли к таким длинным двух этажным вытянутым домам, которые мне напомнили мотели. Такие желтоватые дома, у некоторых даже балконы были, чтоб можно было подняться на второй этаж. Короче, классика жанра для гетто.

Юи рассматривала всё это с интересом, однако пока голоса не подавала, видимо понимая, что место и время не слишком подходящие для подобного. Только минут через десять она в первый раз меня оповестила о своих потребностях.

- Не хотелось бы мне клянчить иль тебя сейчас отвлекать, но попить мне надобно. Мне слегка не по себе и плохо, но если голод переживу, то вот от жажды я умру. Если здесь родник иль источник?

- Если только канализация. Нам нужен магазин и… и деньги.

- Но деньги есть же у…

- Здесь, в этом мире, монетами не расплачиваются. Здесь другие деньги. Да и магазин, где купить воду, нам для начала найти надо.

Так мы дошли до какого-то большого перекрёстка с довольно оживлённым движением (даже потому, что он здесь вообще было). В отличие от того района, где мы были, здесь располагались магазины, всякие парикмахерские, качалки и прочие забегаловки не самого презентабельного вида, сейчас закрытые или решётками, или железными такими жалюзями, что выдвигаются сверху. И на углу этого перекрёстка стояло трое негров.

- Спросить про магазин мы можем, например… у них, - кивнула она на трёх негров. Те ещё пока нас не заметили, но не думаю, что сильно нам обрадуются.

- Не стоит.

- Искать нам долго здесь придётся магазин. Но девушка я привлекательная, уверена, что смогу у них дорогу я спросить и не испугать.

- Это плохая идея, - не понравилось мне это.

- Лучше чем бродить в потёмках, - не согласилась она. – Если здесь опасно так, что ты готов бежать, то стоит нам сначала уж понять, куда путь держать. Я лишь вежливо подойду, с уважением спрошу, и тут же мы уйдём бегом, что проблем нам не составит. Девушка не вызовет у них опасности чувства и агрессии.

- Послушай, Юи…

Но Юи видимо решила показать себя. Во всяком случае в её словах была доля правды. Бродить мы можем здесь до посинения пока не получим пулю в лоб. А здесь вроде на виду, да и по улице машины… ездили. А сейчас не видно. К тому же девушка явно не вызовет столько агрессии и подозрений, как парень. Спросит и тут же уйдёт. Но вот ответят ли они ей или же сразу попытаются трахнуть, это действительно вопрос.

Я не стал подходить близко, остановившись так, что в случае необходимости быстро дотянуться до них и помочь ей. К тому моменту эти весёлые Си Джеи нас уже заметили и не сводили глаз. И лица у них были отнюдь не расслабленными как, например, у тех, что нас иногда преследовали на улицах около домов. Видимо здесь они, в отличие от тех, не чувствовали себя в безопасности; братков-то рядом нет. Но руки пока ни к чему не тянули.

Юи спокойно, но медленно подошла к ним. Они не спускали с неё глаз, однако увидев довольно привлекательную девушку, их хлебальники растянулись в довольно вызывающей и пошлой улыбке. Словно они уже были уверены, что засадят ей по самые булки. Не нравится мне это.

Но беда пришла совершенно не с той стороны. Юи меня просто убила. Попутно убивая нас обоих.

- Я приветствую вас, эм… как же там говорил один герой, что к нам захаживал однажды… он что-то рассказывал про вас … и что же он говорил… ах да, прошу прощенья. Здорова, нигретосы, как ваши черножопые дела? Хотела я у вас, черномазые, спросить, как маршрут нам здесь к магазину проложить.

……

Мы стояли, наверное, секунд пять, раскрыв свои хавальники от услышанного.

Ебануться, Юи. ЕБАНУТЬСЯ, ЮИ!!! Я ХУЕЮ, ЮИ!!! ЁБАНЫ В РОТ, ТЫ ОТКУДА БЛЯТЬ ЭТОМУ НАБРАЛАСЬ?!?!?! ЮИ- ХУЮИ, ТЫ ЗАЕБАЛА!!!!!!

Я с открытым ртом посмотрел на реальную аутистку, которая так спокойно попыталась подписать нам смертный приговор. Я не хочу верить в то, что она сказанула такое, когда нас эти самые, как она сказала, нигретосы, окружают. А она ещё и улыбается им.

Пиздос… была бы у меня вставная челюсть, она бы уже давно выпала. Я уже не говорю про бедных гордых представителей африканского континента, которые охуевали не меньше, оглядываясь и проверяя, точно ли им говорит это маленькая худенькая и приятная на вид японка. Юи, я поражаюсь, с какой настойчивостью ты копаешь нам могилу.

- Ты блять о чём говоришь, шлюха?! – пришёл в себя первый из них, лезя рукой за спину, но к тому моменту я уже активно сокращал расстояние.

Просто удивительно, насколько я проворнее их. В тот момент, когда он достал револьвер, а его друзья только-только вытаскивали стволы, я уже был рядом. Один удар в полную силу, и худощавый парень со штанами, которые с него спадали, и револьвером улетел нахер, так и не выстрелив. С локтя второму парню, и послышался хруст костей. Третий уже вытягивал руку, но я одним движением согнул её, направив пистолет ему самому в голову.

И что получилось? Дебил выстрелил до того, как понял, куда направлен ствол. Не, ну это диагноз.

Выстрел был оглушительным. Красивый фонтанчик мозгов взвился в воздух, образовав неудачнику на макушке небольшой кратер. Он слегка вытянулся, словно ему просадили хук снизу, и рухнул навзничь.

Вот и сказочке конец, нигерам настал пипец. Чот это было слишком просто, шпана какая-то.

Я вздохнул и взглянул на Юи.

- Ну и что ты натворила?

- Я же…

- Никогда не называй чёрных нигерами, неграми, черномазыми или черножопыми. И чёрными тоже не называй. Или тёмные, или афроамериканцы.

- В честь причёски? – удивилась Юи.

- Какая… Блять, Юи, очнись блин! – начал сердиться я, обирая троих.

Моим уловом стал глок, какой-то револьвер и берета стреляющего. Спасибо играм, которые мне достаточно точно объяснили, как выглядят и называются эти оружия. Ну, часть из них. Только… а у них патроны друг к другу подходят? А ещё мы разжились деньгами; я в кошельки не заглядывал, потом уже.

Что касается нападавших, то если насчёт одного и так всё ясно, то вот второй, кого первым ударил, кажется умер. Неудачно он затылком об асфальт ударился.

- Всё, пора линять, - поднялся я, стащи ботинки с одного из них. Всё это время я топал не в самых удобных, меньше на один размер туфлях. – Надо свалить подальше, пока полиция не подогнала сюда.

- Кто?

- Стража, - перевёл я на её язык. – Они тут звери, грохнут быстро, если попадёмся им на глаза.

Я бросил взгляд на троих неудачников и, немного подумав, прицелился и вогнал по пуле тем двум, которых ударил. Чтоб наверняка без свидетелей было. Мне потом проблемы не нужны.

Я быстро потянул Юи за собой, так как на выстрелы, я заметил, начали стягиваться подозрительные тени вдоль домов, которые сливались с темнотой посредству своей естественной маскировки. Пока они нас вряд ли могли разглядеть, но уповать на это сильно не стоило. Я мельком окинул взглядом улицу на поиск камер, но, не заметив таких, утащил Юи в ближайший проулок.

Мы бегом добрались до ближайшего поворота, после чего свернули в узкий проулок, где прошли его насквозь и вышли на другую улицу. Прошли по ней и вновь в проулок между двухэтажными домами, которые были похожи на мотель.

- Так почему им обидно стало? – поинтересовалась она. – Они же чёрные.

- Это сложно объяснить. Я тебе потом расскажу, хорошо? А пока давай, нам надо валить отсюда.

Мы прошли ещё несколько улиц, прежде чем вновь встретили представителей негроидной расы. Нам прямо везёт сегодня.

- Эй, чувак, как дела? – начал один из них, но я тут же схватил Юи за руку и потащил в другую сторону. – Эй, я к тебе обращаюсь!

Я бы убил его, но устраивать резню просто потому, что так удобнее, да ещё и в чужом городе, где тебя найдут сами полицейские и выебут – тот ещё по уму поступок. Но звучит заманчиво, бандитские разборки, перестрелки, прыгающие тачки… Эх, не там родился, не там пригодился.

Если мы сразу начинали убегать при первом же слове в наш адрес, то нас практически никогда не трогали. Ну не станут бегать типа крутые бандитос за двумя белыми по району с криками: «Эй, чувак, как дела?». Не пристижненько.

Кстати, что удивительно, я бы даже и не сказал, что это гетто, если бы не чудесные представители гордых африканских племён, которые могут тебя скальпировать как нехрен делать. Конечно, они смахивали на районы из одной игры, но в своём большинстве выглядели вполне прилично: чистые дома, чистые улицы, аккуратные лужайки перед домом. Да, конечно, сразу палились сами дома, дешёвые, потёртые и невзрачные, да и улицы не всегда и не везде были ухоженными. Иногда, проходя мимо, мы видели горы мусора, выкинутые диваны, старую сломанную технику прямо у дороги. Между домов в узких переулках так вообще грязь, мусор и расписанные стены. Иногда попадались в таких подворотнях разобранные или сожжённые машины. Однако в большинстве своём здесь было довольно чистенько. Для меня. Чувствую себя как дома.

Вот я понимаю, мой район, где ебаные сука соседи, пидоры блять, выбрасывали сука мусор или в канализационный слив, или в овраг, так как пройти сто метров до помойки им религия не позволяет.

По этим чудесным районам мы прошли хрен знает сколько, но те даже особо не сменились. Разве что надписи на заборах стали разными.

- Мэйн… мне… плохо мне, ты погоди, мне нужно отдохнуть, - пробормотала Юи под конец, когда мы прошли несколько километров, но умудрились выйти в никуда. – Мне воды и поесть, иначе…

Иначе что? Не помрёшь ты от этого.

Я завёл её от глаз людей подальше в какую-то грязную засранную подворотню между домов и усадил на разъёбанное кресло, что там стояло. Мы такие чистые, что вообще похуй, где и на чём сидеть. А когда взглянул… Блин, может она и права.

Юи буквально текла. Причём теперь я не говорил о пошлом. Она вся была мокрой и волосы вновь прилипли к её лицу. Вся рубашка под её джинсовой курткой была абсолютно мокрой, как если бы она вышла из душа. Немного странно такое потоотделение при условии, что у неё сильная жажда и наоборот должно быть обезвоживание. Юи смотрела на меня ясными, но тяжёлыми глазами.

- Готова я идти ещё, сколько надобно нам будет. Но предупредить хочу, что уж на грани я теперь. Мне нужен отдых и еда с водой.

- Сколько протянешь?

- Не умру, но тело моё станет безвольным и слабым. Как сможешь долго ты нести меня?

- Не думаю, что смогу, - покачал головой я. – Сам устал.

Она слегка пожала плечами, как бы говоря, что вот видишь, нам нужен отдых.

Да я и без этого знал. Просто если учесть, что я завалил только что троих, нам следовало уйти как можно дальше от места преступления. В таких районах постоянно кого-то валят, я даже оглянулся, но те тени, что там были, находились слишком далеко, чтоб нас разглядеть. Однако рисковать не стоило. К тому же…

Я открыл кошельки, что достал у этих несильно умных людей. Пересчитал.

- Плохо? - спросила Юи, стараясь даже в таком состоянии держать себя в руках.

- Сойдёт, - пробормотал я.

В сумме мы надыбали у них сто пятьдесят семь долларов и тринадцать центов. Не знаю, хватит этого нам на что-нибудь или нет, но всё лучше, чем ничего.

- Странные деньги, обычная бумага, в империи у нас много такой, - с сомнением прокомментировала купюры Юи. – Расплачиваться бумагой, ваш мир безумен, словно сон.

- Не совсем, - покачал я головой. – Каждая бумага уникальна благодаря цифрам на ней. И подделать её очень и очень сложно. За такой бумажкой обычно лежит что-то ценное, например золото.

- Как поняла я тебя сейчас, она лишь заменяет предмет?

Быстро дошло.

- Не предмет, его ценность. Принцип как у золота.

- Но золото металл же редкий. А бумаги много.

- Ну… вот так, - пожал я плечами.

Я сам ещё тот блин экономист, так что точно не смогу описать, почему именно бумажные деньги и что они значат. Ну деньги и деньги. Знаю, что у нас ещё написано на купюрах «Билет банка России». Так что…

- Поднимайся Юи, нам надо двигаться дальше.

Юи встала, покачнулась, но, когда я предложил ей руку, она лишь подняла ладонь, типа всё сама. Ну сама так сама.

И мы вновь двинулись по улицам, стараясь всячески избегать людей. Иногда мы проскакивали незамеченными, иногда нам кричали в след. Один раз даже доебались, и я не упустил шанс немного заработать.

Мы зашли довольно медленно в подворотню, после чего остановились, и я с тупой улыбкой развернулся, неся всякий бред про мы заблудились, ищем мотель и так далее. Хотя последнее являлось правдой. Лишь шире улыбка, испуганнее взгляд и больше заиканий лебезящим голосом – залог успеха, чтоб дать почувствовать сильным твоего противника.

Противников было всего четверо. Один довольно жирный, в три меня, двое дрыщей, с них даже штаны спадают и трусы видны, и один качок. Качки… мои любимые противники… Интересно, вся моя сила перешла сюда? Конечно, я думаю, что моих боевых навыков хватит, но было бы неплохо и всю силу с ловкостью перетащить сюда. Ну что, будем унижать?

Я ждал до последнего, тролля чернокожих братьев тупостью и заставляя их подходить всё ближе и ближе, распаляться всё больше и больше, смеяться и улыбаться всё сильнее. Господи, да я как Дед Мороз, несу счастье и улыбки! А их «Как сам, чувак» и «Как дела» переросли в «У тебя чо, проблемы?», «Ты не знаешь, с кем говоришь, мороженое» и «Детка, давай мы покажем тебе настоящих мужчин». Последнее, к счастью, адресовалось не мне, а Юи.

И когда они уже прямо начали тереться об меня с классическим «Ты чо», Юи их позвала. Позвала и отвлекла.

И тут же ближайший жиробас получил в ебальник быка, да такого, что его лицо буквально вмялось внутрь. Попутно в ту ж секунду второй, что жался ко мне, получил прямой в челюсть и отлетел к стене. Проделал я это мгновенно.

Никто не ожидал такой прыти от глупого «мороженого», оттого двое, что стояли с самодовольными улыбками, сделали то, что я от них ожидал – отшатнулись, не сразу оценив ситуацию. Если бы они тут же начали действовать, проблем бы могло быть куда больше.

Я, даже не сбавляя шагу, тут же пнул качка, стоящего за ними, в живот, после чего красивым хуком уложил последнего в висок. Не оставляя им шансов, я ударом в затылок отправил в аут загнувшегося буквой «Г» качка.

От такого напора ни один из них не смог ничего ни сказать, ни сделать. Скорость и сила всё разрешили за секунды.

- Не сомневался ни на секунду, - сказала за моей спиной Юи.

Я глянул на Юи, но она стояла совершенно спокойно и смотрела на меня. Такое ощущение, что меня оценивают. Оценивают как человека или союзника. У меня вообще давно такие чувства возникли, и все её выебоны – лишь попытка дать оценку. И мне это не нравится. Вообще.

- Сомнения убивают, - ответил я и, подумав, добавил. - Если дело уже в разгаре.

- Тех даже, кто не является врагом?

- Все враги, кто против меня, - тут же ответил я. – Но от их отношения ко мне зависит то, что с ними станет.

- Значит и пощадить ты можешь?

- К чему это, Юи? – вздохнул я и присел, забирая лут. – Если оцениваешь меня, делай это тихо и незаметно.

Добычей стало аж сто девяносто два доллара и в сумме у нас стало триста сорок девять долларов и тринадцать центов. Плюс ещё один глок и кольт. Кольт девятнадцать одиннадцать! Классика! Вау, всегда себе такой хотел!

Помимо стволов я нашёл ещё ножик, который одолжил на время, всякие золотые цепи, которые нахрен мне не сдались, (сдавать в ломбард – себя спалить), два кастета, что мне пригодятся, и несколько полиэтиленовых свёртков с белым порошком.

- Это что? – посмотрела через плечо Юи. – Мука иль сахар?

- Порошок волшебный. Сразу поднимает настроение, - ответил я, покрутив два свёртка, что нашлись у них. Подумал, подумал, да прикарманил, мало ли зачем потребуется.

Ещё я одолжил у одного из них нормальную футболку взамен своей порванной рубахи. А то вообще не комильфо в такой ходить.

После этого ножичком аккуратно вскрыл горло троим над мусорным контейнером, чтоб самому не заляпаться и кровь не оставлять на асфальте, после чего забросил туда трупы.

Но вот четвёртого убила Юи. К тому моменту, как я закончил с третьим, чувак со сломанной челюстью начал приходить в себя. Она задумчиво наступила ему на горло, после чего медленно начала давить его. Негр задёргался, схватился за её ногу и попытался скинуть, но сил ему сделать это не хватило. А Юи в задумчивости продолжала давить ему горло, пока оно не захрустело, и бедолага не задёргался под её ногой.

Я молча наблюдал за тем, как она практически полностью раздавила ему горло, после чего позвал:

- Наигралась, Юи?

Она бросила на меня спокойный взгляд.

- Лишь душу успокоить, - пожала она плечами, убирая с его шеи ногу.

- Знавал я тех, кто любит убивать. Да ладно, у меня их сотни. Не думал, что ты из тех же.

- Ох, молю, нотаций мне не надо, я взрослая и всё пойму сама. Но лишь на мгновение взгляни, что мы с тобой похожи. Убийство - пустой звук. А Юми так не сможет. Не думал ли ты, что лучше будет нам вдвоём, чем тебе с ней идти?

- Я сделал выбор.

- И он неверен. Тебе лучше со мной, чем с ней.

Глава 273

Я выбросил четвёртый труп туда же, после чего мы вновь двинулись по ночному гетто, ища отсюда выход, который нам очень требовался. Юи держалась молодцом для неженки: не скулила, не жаловалась, на шее не висла. Хотя увиденная мной её жестокость по отношению к чуваку, меня слегка напрягла. Есть разница между тем, что я делаю, и что делала она.

Я убивал из-за необходимости – нам не нужны свидетели, и те парни явно ничего хорошего нам предложить не могли своими поступками. Она убивала… я видел такое выражение лица. Так убивают те, кто упивается властью. Юи упивалось даже такой властью, когда в её руках была чья-то жалкая жизнь.

Короче, Юи любит власть. Очень любит, во всех её проявлениях. Оттого слишком она непостоянная и опасная. Именно это меня останавливало от принятия предложения. Юи не согласится на клятву; её народ вообще, как я понял, не любит клятвы. А просто так доверять ей я не могу, увы.

Мы вновь вышли на широкую, скорее всего, главную улицу, после чего двинулись по моему чутью, которое служило нам компасом. Найдём призывательницу, узнаем, что дальше делать и где можно будет перекантоваться. Однако пока нам надо было ещё пока найти воду для Юи и ночлег.

- Ладно, идём, - я воровато оглянулся и потащил её за собой через дорогу. Редкие машины проезжали по ней, но мы избежали их света фар. Да мы как тени! Тени-ниндзя!

- Эй, Юи, у вас есть ниндзя? – спросил я.

- Что такое это ниндзя? Заболеванье половое?

- Блин, забудь, - буркнул я. Всё испортила.

Мы вновь двинулись по улицам, вдоль всевозможных домов с магазинами, избегая света фар, словно преступники, и уходя от возможных встреч, которые ничем хорошим для наших оппонентов не закончатся. Нам пришлось пройти ещё, наверное, километр, когда мой взгляд наткнулся на спасительную вывеску «Мотель».

О господи! Мы спасены, есть же справедливость в этом мире!

- Мотель? – Юи слегка прищурилась, вчитываясь. – Мотель… Это… пыточная иль какой-то форт?

- С чего ты вообще это взяла?

- Давно ещё, как мы там процветали, мотами мы крепости называли, - объяснила Юи. – Название старое, не используем его боле, но всё же есть оно.

- А почему мотами?

- Мотать-измотать. Крепость же не просто взять.

- Понятно… Нет, мотель, это разновидность отеля, только его строят обычно у дорог, чтоб уставшие путники имели возможность отдохнуть.

- Таверна иль гостиный двор, - нашла параллели Юи. – Но странное названье.

- Да, странное, но там мы сможем остановиться. И…

Я взглянул на неё. Сейчас Юи выглядело более-менее. Вообще, её то знобило, то вновь становилась нормальной. Не знаю, с чем это связанно, если честно. Но в данный момент она выглядела обычной японской девушкой. Я же…

- Я нормально выгляжу? Не грязный? Не в крови?

- Приемлемо, - кивнула она.

- Тогда отлично, пошли.

И мы двинулись к мотелю перед нами. Такому двухэтажному классическому мотелю, кои можно встретить где угодно. Само изогнутое буквой «г» здание, окружённый забором дворик, где находилась стоянка для машин. Сейчас половина парковочных мест была свободна. Два этажа с балконом, по которому можно добраться до номера. И собственно сам номер – одна дверь и одно окно. Всё по классике.

- Странное место, здесь блядьми торгуют? – с сомнением посмотрела на здание Юи, когда мы подошли.

- Какие слова, Юи, ах ты невоспитанная дрянь, как у тебя язык повернулся так сказать, - отчитал я её.

- Прости, раз слух твой резанула. Но факта того не отменяет.

- Ну, может здесь и спят друг с другом, однако людьми не торгуют. Вообще, у нас запрещено торговать людьми.

- Понятно.

Мы вошли во двор, и я сразу взглядом нашёл дверь, что вела к администратору. Внутри, за стойкой администратора сидел такой негр средних лет, который бросил на нас внимательный взгляд, стоило нам пересечь порог.

- Добрый день, нам бы номер на ночь, - улыбнулся я сразу. – На двоих.

- Ясно. Тогда пятьдесят долларов и удостоверение личности, - спокойно кивнул он.

- Хорошо, только… мы с женой документы оставили в машине. Так уж получилось… - я положил на стол сто пятьдесят долларов. – Наши фамилии Смит.

- Да-да, хорошо, распишитесь, мистер Смит, - лениво пробормотал он, толкнул ко мне книгу учёта, где уже стояли наши фамилии, после чего протянул нам ключ.

- Благодарю вас и… где здесь торговые автоматы попить, перекусить купить?

- Обойдите дом, на внутреннем дворе, - ответил он, садясь в кресло и включая телефон. Мы его как люди вообще не интересовали, за что ему огромное человеческое спасибо.

Следуя его инструкциям, мы оказались перед двумя… нет, тремя автоматами, которые продавали еду и всякие другие необходимые вещи типа презиков. И первым делом я, конечно, купил Юи воды. Та молча наблюдала, как механизм задвигался внутри, как спираль закрутилась и в конце вниз выпала бутылка воды. Юи пусть и старалась выглядеть беспристрастной, однако я-то вижу, как её глаза внимательно наблюдали за этими действиями.

- Это… - я прямо уверен, что она хотела сказать про магию, но… - механизм? Верёвочки и грузики выдавливают воду?

- Почти, - кивнул я, выбирая ей по больше шоколада. Чем больше шоколада, тем больше энергии, что Юи сейчас и требуется. – Механизм и прочее, и прочее.

- И… механизмы эти крутят шестерни? И как они бумагу отличают, и знают, что там люди выбирают?

И я ей в двух словах описал принцип, который сам знал. Конечно, я не электрик и не мастер торговых автоматов, но моих знаний было достаточно, чтоб объяснить ей базовый механизм.

- Механизм… - зачарованно произнесла она, не сводя глаз с торгового автомата. – Я должна почувствовать работу механизма, дай мне ту бумагу, сердечно тебя прошу.

- Ты просто просрёшь деньги. А их у нас и так мало. Я тебе купил уже то, что тебя по быстрой накормит.

- Но мне хочется попробовать, прошу тебя я, Мэйн. Дай бумагу иль вынуждена я буду просить иначе.

- И как? - расправил я плечи всем видом показывая, что не боюсь её.

- Напросился на это сам, - с угрозой в голосе произнесла она. – Передумай иль поздно будет, не вынуждай меня.

- Не пугай меня, Юи, - тихо произнёс я.

- Ну смотри, тогда…

И тут Юи меня убила. Который раз за сраный вечер она меня просто удивляет своим поведением, не давая возможности прийти в себя. Какая… странная и интересная личность.

Юи неожиданно сморщила лицо, сделав его до ужаса жалобным. После чего… пустила слёзы, округлив глазки жалобно-жалобно, словно у щенка или у котёнка под дождём, который просится тебе холодной ночью в дом. При этом встала так забито, скромно и смущаясь, вся аж сжалась.

СУКА! НЕТ! ПОЩАДИ! ЭТО СЛИШКОМ МИЛО!!!

Но добила она меня своими словами. Которые прозвучали слегка по-детски и супер-няшно, словно от милашки девчушки, которая вот-вот расплачется. Это был фатальный удар по мне.

- Злой ты почему такой, что сделала не так я? И лишь один раз попросила я тебя помочь, как в гневе на меня напрыгнул. Неужто так меня ты ненавидишь? – и большими влажными глазками хлоп-хлоп.

- Господи, молю, прекращай, - протянул я ей десятку. – Забирай и выбери себе что-нибудь. Только убери это выражение лица, иначе я тебя начну тискать.

- Меня потискай, обними, мне холодно и голодно, - шмыгнула она носом.

Это была не Юи. Это была совершенно другая чертовски милая девушка японка с большими милыми глазами, как у невинного дитя. Аниме-девочка!!! Они уже здесь!!! Какое же очаровательное чудовище я перетащил в этот мир!!!

- Зря ты так… - пробормотал я и крепко-крепко прижал её к себе, прямо вот прижал. Ну прямо ещё в объятиях потёр, какая же милая, пиздец просто.

- Напугал меня, - промимимикала она в моих объятиях.

- Юи, пиздец ты базуку за пазухой припрятала.

- Ко мне присоединишься ль ты? Станешь ли моим мечом? – няшно мило прямо… ну вот прямо так спросила она.

- Конечно нет, даже не надейся, - не моргнув глазом ответил я, продолжая её тискать.

- Тогда не интересно это мне, - тут же своим спокойным голосом, слегка аристократичным и утончённым ответила она и отстранилась, держа мою десятку.

Она подошла к автомату, принялась рассматривать с таким сосредоточением, словно вникала в страшную науку, после чего с ответственным видом нажала кнопку и засунула купюру в купюроприёмник. Юи как зачарованная смотрела, как та уползает внутрь, после чего начала выбирать товар. Выбирала, выбирала и вот в окошко ей выпала упаковка. Немного осторожничая, она просунула руку и вытащила коробку на свет.

Мне кажется, что не будь Юи такой дрянью, из неё вышла бы неплохая девушка.

- Это же… Быть может что-то важное… «Дюрекс сверх тонкие», - она держала их так, словно достала какой-то сверхмощный артефакт. – Что же это? Что-то сильное?

- В каком-то плане, - кивнул я.

Юи внимательно посмотрела на меня.

- Оно предназначено для деяний великих, здесь написано, что ощущения в два раза лучше. К чему это, что за вещь?

- Презервативы.

- Презервативы… - проговорила она зачарованно, словно это было для неё нечто великое и непостижимое. – И что же это?

- О, ты не поверишь, что ты купила, - сказал я заговорчески, глядя на неё. – Даже не представляешь…

- Что? – так же заговорчески спросила Юи. Не думал, что она поведётся на это, серьёзно. Она так хладнокровно воспринимала это, но в этот момент просто съехала. Видимо крепилась, пока сама не прикоснулась к великому.

- Короче, их надевают мужчине на пенис, прежде чем он начнёт заниматься сексом с девушкой. Это предохраняет их как от заболеваний, передающихся половым путём, так и от нежелательной беременности. Грубо говоря, пакетик на член.

Юи смотрела на меня так, что просто вау. Эта была смесь эмоций, которые разрушали её маску спокойствия. Слегка приоткрытый рот, изогнутые брови, лёгкий прищюр, словно она спрашивает: Чего?!

- Это… отвратительно.

- Ну почему же. Как я понял, ты не понаслышке знаешь, что такое секс. В нём нет ничего отвратительного. Кстати, а твоя сестра думает, что ты девственница.

- Про покупку я, - пробормотала она, всё также глядя на эту коробочку и крутя её в руках.

- На, держи шоколадный батончик, он тебе необходим. И воды тоже. Пей как можно больше.

А то Юи от таких чудес даже о еде и жажде забыла. А стоило ей напомнить, как она, не сильно заморачиваясь, захавала… нет, запихала в рот шоколадку, тут же запихала другую шоколадку, забив рот до отказа. А под конец ещё и начала пить газировку, да так, что та у неё через нос ударила. Юи была как с голодного края, и газировка буквально фонтаном полилась через нос, заставив её фыркать.

- Прожуй и проглоти сначала, дура, - дал я ей несильного подзатыльника.

Очень скоро она расправилась с тремя поллитровыми бутылками колы и пятерыми шоколадками, обмазавшись вся как ребёнок. Я же по-скромному взял себе пока кофе… на который она тоже поглядывала.

Боже, заебала…

- На, держи, - распрощался я с кофе, которое она тут же осушила.

- Мне помыться надобно теперь, - молвила наша будущая в своих мечтах императрица.

- Ну да, а то выглядишь так, словно говна наелась. Идём.

Мы поднялись в номер, где нас уже ожидала двуспальная кровать, тёплая ванна, пока ещё пустая, телик, холодильник и микроволновка. Жаль, что жратвы нет.

Юи критично осмотрела номер.

- Точно по продаже блядей он используется здесь.

- Ты прямо невзлюбила их, - усмехнулся я. – Иди пока, мойся. Думаю, что как пользоваться ванной, ты знаешь. В курсе же, краны, дождик там…

- Не глупа я и не тупа, знаю, что мне делать надо, - кивнула Юи и прямо при мне начала скидывать одежду.

- А ты бы не могла…

- Не при тебе? А то ли ты не видел голую меня. Не при тебе ли я разделась? Будь немного повзрослее.

С этими словами она вильнула задом и скрылась в ванной комнате, где через некоторое время послышалась льющаяся вода.

А я…

А что я, собрал её вещи, сложив на кровати да включил телик. Господи, сто лет не видывал их. А эти сука тонкие как… как… Блин, какие же они тонкие! А ещё пульт на сенсоре. С ума можно сойти. Но телик я включил не ради забавы, мне было интересна дата, которая стояла там…

Я нашёл программу новостей и наконец-то смог увидеть, какой сегодня год и месяц. Да уж, как оказалось, здесь тоже двадцать лет минуло. Двадцать лет… мда, вот тебе и вернулся сынок. Не пройди столько времени, я бы мог ещё вернуться домой, но сейчас… Моя мама вообще жива? И почему я в Америке, а не в России? Где мои грязные дворы, пропитые соседи, ворчащие бабки и вечно срущие везде собаки? Кто призвал меня вообще на другой континент от моего родного дома?

Не сказать, что это плохо, здесь куда проще разжиться стволами, однако я всё же надеялся, что мать ещё жива, и я смогу увидеть её. Она всегда была… такой, слегка забитой и уставшей. Как там без меня она? Ей сейчас должно быть около шестидесяти двух.

В моей голове сразу нарисовалась картина уставшей одинокой старушки или пожилой женщины, что ходит на работу каждый день. Сидит в старой квартире одна, где минимум мебели и вечно серо. Сидит над тарелкой какого-нибудь супа. Что-что, но я знаю, что старым людям у меня на родине не сильно сладко живётся, если даже они всю жизнь вкалывали. Это если за двадцать лет ничего не изменилось, естественно. Как там говорили, двадцать лет итоги? Интересно, теперь можно ли говорить, сорок лет итоги? Или что-то да сменили?

Я молча смотрел на пляшущие картинки перед глазами, которые сообщали, что мир не сильно стремится меняться. Ближний Восток всё горит и бушует с переменным успехом, Латинская Америка всё толкает дурь в штаты, а Европа устраивает внутриполитические стычки. Нихуя не поменялось, одно расстройство.

Переключил на другой канал, поёт мужик в платье. Я бы сказал, что «заебали», но блин, голос есть у чувака.

Ладно, прощаем. А после него вышла нормальная девушка и тоже хорошо поёт. Ну хоть так, хотят одеваться как бабы, пусть одеваются. Главное, что не кричали об этом на каждом углу. Я же не кричу, что я трахал зомби, верно?

Откупорив одну из шоколадок, что притащил из автомата, я окунулся в потрясающий и захватывающий вкус, который давно позабыл в том мире. Нормальный шоколад… Боги, благословите тех, кто его изобрёл здесь и прокляните тех, кто его не изобрёл в том мире… Какой же кайф…

А по телику всё крутили и крутили всякие песни, заставки, рекламу и прочее. В этом плане ничего не изменилось, кроме того, что качество показа отменное. Тут не восемь ка, здесь все восемьдесят. Технологии явно не стояли на месте.

Я не знаю, сколько я смотрел тупо в телевизор, если честно. Для меня это было так знакомо и так ново… Словно вернуться домой после годичного отсутствия. Просто я смотрю и… как-то не так, незнакомо, хотя прекрасно понимаю, что происходит. Слишком непривычно мне видеть технологии после двух лет прозябания в мире меча и магии, где окружение свихнулось из-за системы, настолько она стала неподконтрольной.

Чуть позже я разложил все свои вещи, что добыл честным трудом из местных работников, занятых тяжёлым трудом. Моей добычей из оружия стал револьвер смит энд вессон шестьсот двадцать девять, кольт девятнадцать-одинадцать, беретта, и два глока. Забавно, что у одного глока патроны совпали с береттой, а у другого с кольтом. А вообще, стволы могут очень пригодиться, поэтому надо их сохранить.

Потом я вытащил два свёртка. Никогда не приходилось нюхать, но может быть и попробую. Кастеты, каждый на руку, довольно удобно, чтоб забивать нужную информацию в нужных людей. И… всё, кроме денег у меня ничего особо и не было. А содержание своей сумки я и так знаю.

Закончив с этим, я разделся до трусов и теперь блаженствовал на мягкой кровати. Блин… зашибенно. Так улёгшись, я начал щёлкать по каналам, вспоминая те старые дни, когда мог сидеть дома в зале и так же смотреть фильмы. А потом появились компы и уже телек не нужен был. Были же времена, тогда это казалось такой обыденностью, а сейчас уже на уровне чуда.

Оттого я даже не заметил, как в дверях ванны остановилась Юи и смотрела в телевизор как зачарованная.

Глава 274

Как долго Юи стояла? Хм… ну минут десять точно. Думаю, что если её не позвать, то она будет стоять там ещё минут десять. А может и вовсе целый час. Мне даже было интересно проверить, как можно заставить Юи долго стоять, прежде чем она сама устанет и упадёт.

Это недоимператрица с хитрожопым характером и манией власти, которая проявлялась во многих аспектах (стоило лишь это заметить), обернула своё тело и свою голову полотенцем, как обычно делали девушки, и стояла в дверном проёме. Выглядела… ну да, сексуально. Вроде и обычно, но что-то прямо такое в ней было. Этого у неё не отнять. Она умела подать себя даже тогда, когда рот немного приоткрыт как у дебилки, а глаза на выкате.

- Юи, - позвал я её и похлопал рядом с собой.

Немного заторможенно, но до Юи дошло, что от неё требуется.

- Ох, ты об этом? Да-да, сейчас, но… что это такое я вижу, другой мир в окне вне стен. Портал иль… опять же механизм?

- Второе. И ты удивишься, но это опять электричество.

- И эти картинки…

- Вызваны электричеством.

- А те агрегаты, что ездят по трактам? И огни на столбах больших? А…

И ещё десяток вопросов.

Я был удивлён. Я был приятно удивлён. Такой словесный понос был безграничным. Сначала я не понял, чего Юи даже не интересуется ничем, словно и не в другом мире очутилась. Потом я начал подозревать, что она просто не отвлекает меня. Но сейчас я мог оценить масштаб её выдержки. Она молчала ровно до того момента, как мы оказались в безопасности. И теперь, когда моё внимание свободно, она готова расстрелять меня вопросами. Вообще, это удивительно, что она так по-умному терпеливо дождалась момента, когда сможет спросить. Обычно люди начинают заёбывать сразу. Вот как я, например.

- Ладно, я мыться, прервал я допрос на всевозможные темы, включая работу телевизора.

- Хорошо, но можешь ты ответить ли мне на один вопрос ещё? Как я понимаю язык мира твоего?

- Не знаю. Но это что-то типа условного знания, когда ты появляешься в том или ином мире. Ты сразу знаешь язык того места, где очутишься. Со мной то же самое было, когда я только появился в вашем.

С этими словами я юркнул в ванную комнату, где пошёл мыться на целый час. Буквально отмокать сначала ванне, а потом мыться под душем. Нет ничего приятнее горячей воды из-под крана. Я прямо готов жить здесь, лишь бы не выглядывать в этот сраный страшный мир.

Однако рано или поздно всё заканчивается. И скорее рано, чем поздно, так как доверить Юи находиться одной там я просто не мог. Почему? Да потому что Юи не я. И, к глубочайшему моему сожалению, я пока не нашёл тех, кому могу действительно доверять как себе родному. Даже Клирия что-то да скрывает, отчего прямо сто процентов доверия ей нет.

Оттого, когда я вышел, сидящая голая Юи перед теликом меня слегка насторожила. Во-первых, она голая, что уже ненормально. Во-вторых, что это за сраный пустой пакетик?! Юи, ты чо, нюхала?!

- Юи, позволь спросить? Почему пакетик пустой? – поднял я упомянутый предмет и потряс перед её лицом.

- А знал ли ты, что бабушка Лопес балуется в восемьдесят травой и оттого всегда бодра и приветлива, - повернулась она ко мне, и я немного прихуел. Глаза Юи были так широко раскрыты, что казалось, они сейчас выкатятся наружу. А на лице играло счастливое и слегка безумное выражение в купе с радостной непонятно чему улыбкой. И помимо всего прочего у неё под носом остался белый порошок. Как ты догадалась, что его нюхать надо?! – С ума сойти же можно просто! Нам срочно нужно травы побольше, мир захватим мы!

Она вскинула в верх руки, словно праздновала победу, отчего её сиськи подпрыгнули. Это выглядело и сексуально, и безумно одновременно.

- Юи, не говори, что ты всё вынюхала.

- Мэйн, не поверишь ты сейчас, порошок-то тот волшебный, и я чувствую себя, словно мир готова сдвинуть и захватить, всех людей поработить, всех сломить и всех убить. Чтобы стать императрицей и веками править там!

Она это проговорила бодро. Так бодро, что мне даже не по себе стало.

- Юи…

- Мэйн, скажи мне, хочешь власти, мы ведь можем всё устроить, ты да я, мы вместе можем весь тот мир поработить! – Она села на край кровати, внимательно вглядываясь мне в глаза. Её зрачки были так сильно расширены, что практически полностью занимали радужку. Ебать ты нюхнула.

- Я же тебе уже говорил об этом, Юи, - вздохнул я. – Нет и не будет никаких мы.

- Но… - Юи вжала голову в плечи и сделала лицо девочки-припевочки и скромняшки, слегка склонив её на бок, и обняла себя, чтоб грудь была побольше. – Но как же я? Ведь я же лучше, сиськи больше, тебе со мною будет в раз.

- Нет, Юи, не будет. И можешь не раздвигать ноги, я не гинеколог.

А то Юи уже легла на спину, облокотившись на локти с буквально влажным похотливым лицом, раздвинув ноги, что была видна её розовенькая красота через пушистика.

- Давай, двигай задницу, я спать лягу.

- Не гей ли ты?

- Я твою сестру ебал, - ответил я, столкнул её в сторону и лёг на свою половину.

- Словно оскорбить хотел… Но этот мир, да он прекрасен, хочу его поработить!

- Да он кого угодно сам поработит, - буркнул я, натягивая на себя одеяло. – Ложись спать. Нам завтра идти на этот зов через чёрный квартал. Не хотелось бы проблем на свою голову. И на твою тоже.

- Неужто ты меня не хочешь, не уж-то отвергаешь всю? – провела она пальцами по себе. – Ведь я могу…

- Я знаю. Я уже оценил твои способности и даже догадываюсь, как ты дорогу себе прокладываешь. Так что не стоит. Не надо.

- Ты должен мою сторону принять, иначе можешь убегать, ведь я покоя тебе не дам.

- Уже не даёшь.

- А могу и дать. Не хочешь ты меня…

- Нет, - перебил я её. – Не хочу.

Юи сидела передо мной на коленках, слегка задумавшись. Учитывая то, что она под кайфом и то, что сейчас её мозги набекрень, она выглядела… странно. Очень странно. Непривычно. Нет этой собранности, серьёзности, непроницаемости и аристократичного духа.

На моё счастье, придумала она способ меня уломать безопасный.

- Быть может всё равно твоё да что нет. Ответ один, но стоит мне начать, ты сможешь сразу же понять, чья сторона тебе роднее.

Честно говоря, в какой-то момент я испугался, что ей взбредёт в голову меня бить или связать, но обошлось. Юи, широко, похотливо улыбнулась, сдёрнула с меня одеяло, после чего приложила своё лицо к моей груди.

- Аппетит во время еды приходит к нам, - промурлыкала она, спускаясь ниже и трясь лицом сначала о мой пресс, потом о мой лобок, а в конце уже уткнувшись лицом в мой пах. Лицом своим поводила, губами пощипала, запуская механизм, после чего язычком до самого верха, в ротик хоп и… ебать ты с заглотом взяла.

Что-что, но её возможности я оценил по достоинству. Правда не долго оценивал, не прошло и минуты, а Юи отключилась, с моим хуём во рту. Это… это что-то новенькое, если честно. Забавно наблюдать девушку между ног которая дрыхнет, запихнув твоего маленького друга за щёку. Ну ничего, пусть завтра проснётся и охуеет.

Поэтому укрывшись, я щёлкнул лампу на тумбе, выключая свет, и отключился.

А пришёл в себя утром, когда на улице уже выглянуло солнце. Это я понял по свету, который лился через щели между шторами. В комнате стояла полнейшая тишина и только лёгкое причмокивание, источник которого я затруднялся определить нарушали её. Блин, да чо за…

Не сразу до меня дошло, что причина этого лежит у меня между ног и причмокивает конкретно моим членом. Я откинул одеяло и увидел Юи, которая продолжала дрыхнуть с моим органом во рту, сося его во сне как соску. Это было настолько мило, что у меня даже встал. Прямо ей в рот. И это не осталось незамеченным последней, видимо из-за того, что тот упёрся ей в нёбо.

Юи медленно зажмурилась, начав спросонья моргать влажными, сонными глазами. А потом её глаза начали медленно открываться всё шире и шире, видимо осознав, что у неё во рту. Она медленно повернула голову ко мне, продолжая держать мой член во рту, и посмотрела на меня удивлённым, а потом пристыженным взглядом.

- Юи, - решил я сыграть в несознанку. – Не знаю, что тебе снилось, но не могла бы ты вытащить мой хуй из своего рта, если не собираешься доделывать работу?

Юи молча последовала моей просьбе, вставая, но я мог отдать ей должное - она делала это совершенно спокойно, полностью скрывая смущение от неловкости.

- Я прощения прошу за столь постыдное поведение, кое продемонстрировала тебе, - спокойно ответила она. – Я… многое наговорила тебе, верно?

- Ну ты вроде помнишь и сама, не так ли? - не стал я отвечать прямо.

- Достаточно. И моё предложение в силе, - тут же заявила она, встала, светя своим телом, и ушла в ванную.

- А я его всё равно не приму! – крикнул я вдогонку.

Блин, минет на утро был бы кстати.

Мы довольно оперативно собрались, покинув номер, после чего я занёс ключ администратору. Снаружи нас встретил уже проснувшийся город, который наполнили машины и люди. Шум, гам, сигналы гудков, крики и споры людей, вертолёты, сирены под палящим солнцем. Этот музон города, от которого я дичайше отвык, обрушился на мою голову, заставляя несколько минут ещё приходить в себя от дезориентации. От всего шума хотелось броситься куда-нибудь, и только осознание, что это вполне естественная реакция и надо привыкнуть, удержали меня от этого.

Здесь было очень много темнокожих и куда меньше других рас. Наверное, второе по количеству были китайцы и латиноамериканцы. И уже под конец единицы представителей европеоидов. Короче, я в меньшинстве.

А ещё в свете солнца я мог оценить наше местоположение более точно.

- Да никак централ… - пробормотал я, глядя на проезжающие машины. – Ебануться можно.

- Мэйн, они братья того агрегата, что нас сюда закинул? – тихо спросила Юи, указав на машину без водителя. Значок был дико знаком. А по шашечкам палилось обычное такси.

- Нет, не брат, просто механизм, что ездит… по дороге.

Я не смог бы ей объяснить нормально, что значит автопилот. Однако одного того, что я увидел хватало, чтоб понять, как сильно скакнул мир вперёд. Электрокары составляли, наверное, добрую половину всех машин, если не больше. Бум электрокаров ещё при мне не прошёл мимо и многие марки, что я мог угадать были в большинстве своём электрокарами – от легковушек до грузовиков.

Хотя встречались и обычные бензиновые, но с причудливым дизайном, словно у истребителя. Та мода на острые углы и вытянутые черты машины, словно она хочет распластаться по асфальту, так и осталась, став ещё более радикальной.

Забавно то, что прогресс словно только машин и коснулся. Дороги те же, провода над улицами те же, люди те же, засранность, которую было не так заметно ночью, та же. Да, изменились только машины.

- Идём, Юи.

- Да, - кивнула она и мы двинулись вдоль главной улицы, не смея с её сходить.

Я зря очковал по поводу района. Нас никто не стремился ограбить или убить. Да, много чёрных, но они занимались своими делами, изредка бросая на нас незаинтересованные взгляды. Только единицы смотрели на нас с подозрением и интересом. Остальным было насрать.

Люди обходили нас со всех сторон, идя по своим делам, иногда проезжали на велосипедах, реже на мотоциклах.

Пока мы шли, я несколько раз слышал выстрелы, иногда целые перестрелки. Но людям было плевать, словно их это и не касалось.

- Такие дома огромные там, я просто поверить в них не могу. Словно мираж, - сказала тихо, чуть ли не благоговейным шёпотом Юи.

- Технология, - бросил я взгляд на небоскрёбы, что были где-то впереди. Нам не грозило к ним выйти, так как меня тянуло в сторону гетто. Блять, повезло, ничего не скажешь. Почему бы моему призывателю не поселиться в сраных небоскрёбах? Нахуя в гетто?

- Не строят подобного у нас.

- Вестимо, - пожал я плечами.

- Отчего же?

- Магия. Она вас тормозит.

- Чем? – спросила Юи.

- Она облегчает вам жизнь. Зачем что-то делать, если есть магия? А ещё система? У нас двигателем прогресса была лень и война. Лень что-то сделать, сделай то, что облегчит работу или вообще сделает за тебя. Хочешь победы? Сделай что-то смертоносное и опасное. Это двигало нас, заставляло придумывать что-то новое. Болезни заставляли нас открывать препараты и лекарства. Лень заставляла придумывать всё новые и новые механизмы. Война - изобретать технологии. У вас же есть система и магия. Зачем делать что-то смертоносное, если можно прокачаться и тупо стать машиной для убийств целых сотен? Зачем изобретать, если есть магия? Оно вас тормозит. Вы живёте в достатке и оттого не открываете ничего нового. Пройдёт ещё много времени, когда кто-то решит побороть силы данные системой, чтоб двинуться дальше. Хотя как я понял, на западе уже этим и занимаются.

- Сказать ты хочешь…

- Что человека двигают вперёд зачастую его худшие проявления. Медицина зачастую двигалась благодаря войне, технологии благодаря войне и лени, строительство благодаря войне и жадности. Как не прискорбно, наши худшие черты делают нас сильнее, - пожал плечами я, подводя итог.

- Не веришь ты в людей.

- Верю. Но не приукрашиваю факты. И кстати о технологиях и жадности. Вон магазин секонд-хенда.

- Что, - не поняла Юи, начав оглядываться.

- Поддержанные вещи.

- Хочешь в старое одеться? – слегка скривилась она.

- Ты сама в старом, - заметил я. – А там пусть и старое, но зато чистое и выстиранное. Идём.

Мы заскочили в магаз, который подарил нам возможность закупиться по дешману. Даже трусы нашёл с медвежатами и утятами! Найс! Жизнь налаживается! Ботинки, носки, брюки для похода, рубашка, футболка, куртка, перчатки и рюкзак. Юи тоже одел, хотя изначально она выбрала наряд «шлюха на охоте». Не сказать, что ей не шло. Просто туда, куда мы шли, это было не к месту.

На это ушли все деньги, что я собрал. Но мы отоварились так, что могли теперь идти сразу путешествовать.

- И куда теперь нам путь держать? – поинтересовалась Юи.

- Туда, - кивнул я на одну из дорог, что шла между домов.

Нормальная вроде как дорога, вдоль которой выстроились более-менее нормальные дома и неплохие машины. Однако контингент… Бля, у меня если дворы выглядят как говно, то там и люди живут похожие. Если всё выглядит нормально и аккуратно, то там тоже выглядят все нормально.

Здесь же всё выглядит нормально, но люди пиздец просто.

- Идём. И не сильно реагируй на то, что говорят тебе другие. Просто идём.

И мы двинулись по этому району.

Он выглядел солнечным, саму дорогу от тротуара отделял зелёный газон. По левую и правую стороны дороги стояли цивильные дома. Однако повсюду было чернокожее население и не все они выглядели доброжелательными гражданами. Женщины, некоторые из которых выглядели как потасканные шлюхи, мужики, часть из которых была чисто бандитским обществом. Они все меня напрягали, хотя я был просто уверен, что смогу устроить здесь бойню и выжить.

Другое дело, что потом полиция меня покрутит. И именно закон служил ограничителем для такого человека, который мог спокойно вырезать любого, кто попытается на него покуситься. Хотя даже не закон, а последствия в виде смерти.

Однако сколько бы мы не шли, никто нам и слова не сказал. Даже те группы людей, что кучковались около фонарных столбов пусть и смотрели на нас, буравя наши личности взглядом, однако ни слова не сказали, кроме как Юи, которой предложили прокатиться на метле, после чего заржали.

Короче, всё было даже довольно и неплохо. Я ожидал куда более худшего расклада, чем был. Конечно, тут нихрена не безопасно, но и убить первый встречный не пытается. По крайней мере, пока день. Да и ночью тех троих мы завалили благодаря Юи.

Так скромненько и аккуратненько двигаясь, мы вышли в конечном итоге к району, который резко контрастировал даже с тем, по которому мы шли до этого. А именно разрухой. Здесь был… ну пиздец, что ещё сказать. Часть домов заброшена, часть сожжена, часть разрушена. В некоторых живут люди, но сами дома… как постапокалипсис.

- Уверен ли ты, что сюда нам надо? – спросила Юи, смотря на этот пейзаж.

- Будь уверена, - именно сюда, кивнул я. – Хотя не могу сказать, что я этому рад.

Глава 275

Самое интересное, что некоторые дома были вполне себе нормальными, двухэтажными, с классическим видом американской мечты… если бы не были заброшены, их окна заколочены, а территория свалкой мусора соседей. Здесь, кстати говоря, мусора было в разы больше и на каждом углу. Газоны были вытоптаны в грязь. Я видел стоящие разобранные машины на некоторых участках, среди которых были и электрокары. Это был реальный постап. Здесь даже словно фильтр нацепили, который делал улицу более пыльной. Ещё сильнее всё это бросалось в глаза на фоне нормального района, который всё равно был гетто.

Мы двинулись по этому району и тут уже нас не сильно то и пропускали. Кто-то кричал в след, кто-то шёл за нами и выкрикивал ругательства. Один сумасшедший бросился на Юи с бутылкой, но я его уложил. Не ударил, просто выбил бутылку и бросил на землю – убивать на людях было чревато, да и сумасшедший же.

- Ощущение такое, что пустыней занесло, - заметила Юи.

- Аналогично. Словно песка стало больше, а сам район будто бы высушен солнцем. Кстати, ты знаешь, как выглядит пустыня?

- Да, - совершенно спокойно, не оскорблённая таким вопросом, ответила Юи. – Имела я возможность видеть мир сквозь картины, что были в библиотеке нашей. Кстати, Мэйн, спросить хочу, а как повозки эти ездят?

Она кивнула на машину, которая, проехав с рокотом, обдала нас выхлопами, от которых Юи зашлась в диком кашле.

Поэтому часть пути я скрасил объяснениями ДВС. Удивительно то, что Юи схватывала на лету и не задавала много вопросов. Вот бы и мне быть таким умным. А под конец мы вышли к дому, куда меня тянуло.

Первое, что бросилось в глаза – обилие машин самых разных моделей, видов и целостности. От старых разбитых бензиновых легковушек (в моей молодости они были сверхновыми), до больших новых джипов-электрокаров. Они выстроились около одного единственного дома с обеих сторон от дорог.

Сам дом был классической американской двухэтажной постройки аля дом мечты, который теперь был серым, грязным, с заколоченными окнами. Он стоял в ряду среди таких же заброшенных домов, однако сразу было видно, что он жив, даже несмотря на свой вид. Хотя забавно то, что прямо за ним начиналась промышленная зона. Видимо поэтому их и забросили прежние жители.

Едва мы приблизились, как сразу послышалась музыка, что-то типа рока с сильными басами.

- Призыв они осуществляют? – нахмурилась Юи.

- Да. Вызывают жнеца.

- И… придёт ли он?

- Уже пришёл, - подмигнул я ей и направился к дому через вытоптанную тропинку среди высокой травы.

Странно, раньше я стремался таких мест и в жизнь бы не полез к таким людям, но сейчас… словно обычный поход в магазин. Для меня такое общество совершенно привычно, и чувствую я себя в нём нормально. А такие места, словно самая обычная улица. Словно я сам стал таким, как они. Тем, кто обитает в подобных местах.

Хотя почему «как»?

Я сам в таких местах бывал сколько раз, среди всех видов отбросов? Чего мне бояться какой-то обкуренной шпаны, которая потеряет свои ебальники, если пойдёт против меня?

Я постучался в дверь, как и положено было воспитанным людям. Через несколько секунд она едва отворилась, и оттуда появилось лицо латиноса, полностью облепленное татухами. Он слегка пренебрежительно посмотрел на нас, кивнув головой, типа что надо.

- Добрый день, мы к Лили, она должна была сюда приехать вчера.

- Нет Лили, - выплюнул он злобно и закрыл дверь.

Какой дерзкий. Я на всякий проверил кольт. Хм… а может револьвер? Он выглядит более брутально… Нет, пусть будет кольт, в нём патронов больше.

Вновь постучался.

И вновь открыл латинос, который буквально сразу выпалил.

- Проваливай, пидор, пока тебе не дали.

И захлопнул дверь. Блин, даже сказать не дал, но это его проблемы. И чего там не дали? Если шоколада, то я бы не отказался. Хм… наверное, про это он и говорил. Ну тогда однозначно надо стучаться ещё раз.

Я постучал в третий раз.

На этот раз он распахнул дверь, держа в руках пистолет. И только открыл рот, чтоб вякнуть глупость, как я ударом в лоб отправил его видеть сны. Пока обойдёмся без мокрухи, мало ли какой разговор будет дальше, а убить всегда успею. Подобрав пистолет и засунув его за пазуху, я перешагнул тельце. Заодно затащил внутрь, чтоб глаза никому не мозолила. Вот меня жизнь научила, что не надо выёбываться перед незнакомыми людьми.

Мы попали в старый, грязный коридор, пол которого уж давно стёрся до скрипучих досок, а обои были ободраны вместе со штукатуркой до самых деревянных перекрытий. Потолок вообще прогнил. Я бы побоялся включать так громко музыку, если честно, а то дом развалится.

В коридоре никого не было, однако стоило пройти немного дальше и повернуть налево, как я попал в тёмное большое помещение, освещённое множеством тусклых лампочек, создававших определённую атмосферу. Какую? Чтоб понять, какую, стоило просто глянуть в угол, где девка минет парню делает.

Слева и справа от входа стоял самый разнообразный народ. Если первый притон состоял их безобидных обкуренных эмо и студентиков, то здесь были брутальные негры, латиносы, бабы разных сортов и поношенности и даже кто-то в нормальных костюмах. Чо за место, хуй знает, но тут где-то эта Лили, которую я буквально чувствую, но из-за количества народа не могу найти.

Окей, пойдём иначе.

- Прошу прощения, вы не знаете Лили? - подошёл я к качку негру, чьи потные мышцы буквально бугрились пузырями и отражали свет.

Тот лишь покачал головой.

Вот так и пришлось мне ходить и спрашивать, ища ту самую Лили. Кто-то мне отвечал, кто-то просто качал головой, однако ни одного, кто бы меня послал или ещё чего.

Так я добрался до королей вечеринки, что восседали в центре зала. Какие-то пафосно раскинувшие ноги мужики: накаченный в меру негр и худощавый латинос, что сидели на диване. Стоило просто взглянуть на них, как стало сразу ясно, что это какие-то бандиты, которые довольно уважаемы в этих кругах. Сидят с напыщенным видом, курят косяки, о чём-то разговаривают. Об этом говорило одно то, что вокруг этого дивана народу было мало, если не считать их людей - брутальные качки или выглядящие откровенными затонированными отморозками чуваки. Охрана видимо.

А ещё бабы. Разношёрстные бабы, но все как на подбор красотки – тёмненькие, смугленькие, беленькие. Кто-то сидел рядом, кто-то на подлокотнике дивана, кто стоял за диваном, обнимая «королей» за шею. Ещё две сидели между ног у этих местных боссов.

Может быть одна из этих?

- Прошу прощения, - подошёл я к одному татуированному чуваку, - вы случайно не знаете Лили? Она должна была вчера приехать сюда.

Он посмотрел на меня странным взглядом, но всё же ответил.

- Все, кто приехал, сейчас с боссом.

- С боссом?

Я глянул на подбор красоток, что вертелись вокруг него. Ебать меня призвала… Я бы был бы рад такой призывательнице.

- Прошу прощения, а кто…

- Эй, Чопер, чо за цыпочка рядом с тобой? – неожиданно позвал чувака передо мной латинос на диване. – Пусть подходит, не стесняется. Для неё местечко тоже найдётся.

Негр рядом с ним хохотнул.

- Простить меня сейчас прошу, но с кавалером я пришла, - поклонилась слегка Юи, сохраняя лицо спокойным и невозмутимым. – Не могу я без кавалера к вам подойти.

- Так пусть он тащит свою тощую задницу сюды, - рассмеялся он и махнул рукой.

Нас пропустили. Музыка слегка стала потише, и мы словно оказались под множеством софитов, в центре освещённого круга. Бабы и двое боссов разглядывали нас с улыбками, словно цыплят. Охрана, которая выстроилась кругом, ограждая нас от остальных, само собой вообще не сводила глаз.

- И? Чо забыли в нашем скромном обители? – поинтересовался негр, закурив.

- Я ищу девушку Лили.

- Девушку Лили, - усмехнулся негр. – Шип, ты слышал о Лили хоть раз?

- Лили, чо за имя тупое, первый раз слышу.

А я вижу, что не в первый раз. Вернее, вы может быть и в первый, но вот девка между ног у латиноса не в первый. Вон как замерла. Блять, что так на подобных везёт? Не говорите, что это она, пожалуйста.

- Она знает Лили, - кивнул я на девку.

- Она? Пустышка? – удивился латинос и поднял её голову к себе за подбородок. – Пустышка, ты знаешь её?

Пустышка затрясла испуганно головой.

- Пиздит, - спокойно сказал я. – Со спины вижу, что она нагло пиздит.

Латинос внимательно посмотрел на меня, потом посмотрел на девушку.

- Ты обманываешь меня, глядя в мои глаза, Пустышка? – тихо спросил он, но даже я почувствовал угрозу. Да чего уж там, все почувствовали. И все затихли.

- А зачем она вам? – спросил развалившийся негр.

- О, она нас вызвала сама без объяснений причин. Вернее даже, призвала на свою голову. Хотел бы взглянуть ей в глаза.

Девушка замерла. Замерла и медленно повернула голову к нам, позволяя увидеть её лицо.

Настала моя очередь охуевать.

Я многое повидал, оттого и такое мог переварить, однако… не будь такой стойкости, я бы в ахуе рухнул.

Девка передо мной была довольно симпотной, но при этом простой. Простая красота с чёрными волосами. Не было в ней хищности, как в местных сиськастых красотках, однако её лицо не могло не зацепить взгляда. И она была тоже шлюховатой… Это наследственно?

Я словно взглянул на фотографию собственной, но ещё молодой мамы.

Лишь секунду спустя я заметил кучу несовпадений от носа, до ушей, но общие черты делали её просто копией моей матери. Как минимум, это или её сестра, или её дочь. Но точно родственник, отсюда я чувствую и связь, которая меня не то что привлекла, буквально тянула.

Рояль? Рояль. Зубастый? А вот это мы ещё посмотрим.

Было ещё и отличие в её выражении лица. Моя мать была вечно уставшей, вечно с синяками под глазами, с лицом, словно депрессия является её вторым именем. Она вечно работала и горбатилась, оттого, наверное, и была такой. А ещё я на шее.

Эта девка выглядела живее всех живых, хотя по лицу, да и по занятию назвать её счастливой язык не поворачивался. И тоже шлюха, как моя мать в детстве. Однако моя мама воспитала меня, работала ради меня и была хорошей матерью. Эта же… ничего не могу сказать о ней пока.

- Значит ты Лили? – спросил я тихо.

Видимо не так тихо, как мне хотелось, так как многие насторожились, девушки слегка испуганно отстранились, качки, наоборот, подались вперёд, напрягшись. А эта Лили так вообще испуганно округлила глаза, отшатнувшись. Атмосфера стала напряжённой.

Так, вопрос, мир или мочим? В принципе они мне ничего плохого не делали, кроме Лили, однако… мне кажется, что и не насильно они сюда её привели. Ладно, посмотрим, как они будут отвечать.

- Я бы хотел увезти эту девушку с собой, так как нас будет ждать очень тяжёлый разговор. И естественно, так как я прервал вашу вечеринку, я возмещу ущерб, - при этих словах я вытащил две золотые монеты и протянул руку. Всё-таки попробуем решить всё миром для начала.

Практически сразу один из собачек передал их латиносу, который осмотрел из с интересом, попробовал на зуб, а после внимательно взглянул мне в глаза.

- Откуда у тебя такие монеты, чувак?

- Боюсь, у каждого свои секреты.

Было тихо. Я бы мог, конечно, всех перебить, но… Бля, насилие должно быть оправданным. Если бы они хотя бы делали что-то плохое, били бы эту Лили, тогда ладно. Но по сути, как я понял, она сама сюда пришла. И влетать в чужой дом, бить морды всем подряд, хотя они вроде и не при делах… это немного не то. Вот как накосячат, так и поговорим. Всё-таки всегда важно дать шанс.

- Окей. Можешь забирать эту Пустышку, - кивнул наконец латинос и махнул рукой. – Валите.

- Благодарю, - кивнул я, подхватил за руку Лили и потащил её на улицу.

Мне было совсем не стыдно вежливо говорить и вести себя скромно перед ними. Почему? Да потому что они окружили меня. Я не могу сказать, чем здесь всё закончится, если они решат на нас навалиться всей кучей. Оттого не собирался выёбываться. Но если что произошло бы, я уверен, что смогу дать достойный отпор, хотя конечный итог представить затруднялся.

К тому же моя стата не ушла никуда, я это проверил ещё вчера. Она спокойно выдавала мне мои показатели, словно ничего и не произошло. Видимо это не было программой, скорее какой-то магический фон человека, который загружается ещё в том мире. Типа семени магии, что будет поддерживать эту стату везде, пока ты жив.

Оттого моя меткость от бедра из двух рук, ловкость и скорость не оставят им шанса. Насчёт рукопашки ещё не уверен, если все накинутся, но вот в стрельбе вопросов у меня не возникало.

Я вытащил испуганную Лили за собой на улицу, выбросив пистолет, который позаимствовал у охранника.

- От… откуда вы узнали, я же…

- Заткнись и иди, - бросил я. – У нас…

Вот они не знаю такой поговорки «Жадность фраера сгубила», а зря. Она бы им очень сейчас помогла, так как я был уверен, что они решили просто обобрать меня. Сначала растерялись и отпустили, потом подумали «а чего бы не прошманать лоха» и решили меня грохнуть. Или же решили выстрелить в спину на улице, чтоб не устраивать бойню в доме. Повелись на золото, что я дал им, и не остановились на достигнутом.

Я толчком отправил Лили в кусты, разворачиваясь с пистолетом наготове. Юи уже и сама успела обернуться, но я так же столкнул её туда, куда и Лили. Мне не нужны были помехи.

Топот был такой, что его услышать, по крайней мере мне, было просто. Особенно когда я ожидал нечто подобное и специально прислушивался. Словно чувствовал, что у таких упырей последнее слово должно быть за ними. Потому что я не особо доверяю незнакомым людям, коих вижу в первый раз. А всяким уёбкам и подавно.

Я даже был немного рад, что так всё обернулось – я дал шанс, они его отбросили, я могу с чистой совестью карать и забирать трофеи.

Когда появился первый противник, пистолет уже лежал у меня в руке и был направлен прямо на дверной проём в коридор. И стоило придуркам появиться, как грохнуло подряд три выстрела. Негр на полной скорости врезался в стену, получив пулю в сердце, а следующий за ним получил пулю прямо в голову и тупо прямо на ходу завалился на спину в проходе. Ещё один резко затормозил, но его плеча мне было достаточно. Кровавая клякса на стене была видна даже отсюда, когда он нырнул обратно.

Я спокойно удержал отдачу, отчего стрелял быстро и метко. Сил мне на это хватало.

После трёх выстрелов я тут же ушёл в сторону от проёма, вытаскивая уже беретту и глок в обе руки. Сейчас будет мочилово и плотность огня мне не помешает.

Я медленно начал подниматься, целясь в пустой коридор, не забывая вслушиваться, чтоб никто не оббежал меня. И едва я поднялся на ступеньки, как вышибленный мной ранее латинос задвигался.

Ну и зря же ты это сделал.

Один из пистолетов тут же выстрелил ему в голову. Практически сразу же в коридор выглянул ещё один нигер, но он получил пулю из второго пистолета, что был направлен в коридор. Видимо подумал, что я отвлёкся, и он успеет выстрелить. Мудак блять.

И тут же я разрядил сразу четыре патрона в коридор, когда с дальнего конца появился какой-то латинос. Его голова взорвалась ошмётками от четырёх пуль, полученных буквально за секунду из двух рук. Выстрелил я несколько раз, чтоб наверняка, если промахнусь, однако все пули нашли свою цель. Стрелять с этих пистолетов было одно удовольствие, разброса практически не было.

Теперь предстояло самое неудобное, идти на штурм самого дома.

Я присел и гуськом прямо вдоль левой стены двинулся вовнутрь. Едва зашёл, как тут же моё присутствие оповестил скрип половицы. Хм… а здесь стены…

Стоило только об этом подумать, как полетели щепки и выстрелы за стеной разорвали недолгую тишину. Над головой сразу появилось обилие дырок от пуль, а противоположная стена брызнула мелкими щепками и трухой.

Ты посмотри какие засранцы.

В ответ я прислонил один из пистолетов к стене и начал стрелять в ответ. Послышались крики боли, женский визг, вскрик, маты. Одновременно с этим в коридор выскочил латинос и сразу же получил две пули. Одну в голову, другую в плечо. Правда сучонок всё же успел выстрелить, но его пуля прошла со свистом над самым ухом, что как бы намекало, насколько близко я был к смерти. Жаль у меня не пистолет-пулемёт, было бы проще.

По моим прикидкам осталось ещё от трёх до пяти противником. Четверо здесь, пятый в коридоре дальше. А всего их было десять, не считая боссов. Те мне нужны были живыми, разговор был.

Я медленно двинулся дальше, держа пистолеты наготове, как вновь послышались шаги. Даже не шаги, топот. Кто-то бросился к дверному проёму. И стоило этому кому-то появиться, как я тут же выстрелил. Раньше, чем понял, кого убиваю.

Приятная сиськастая девушка споткнулась и рухнула на трупы бандитов. За мгновение до этого волосы на её затылке взметнулись, в то время как во лбу появилась аккуратная дырочка. На груди у неё тоже начало расползаться большое красное пятно. Неудачно выскочившая молодая девушка стала жертвой собственного страха и получила сразу три пули.

Мда… некрасиво вышло.

Глава 276

Стоило мне убить девушку, как пришло время менять пистолеты. Патроны там ещё были, но не хотелось мне обнаружить, что у меня патроны в ответственный момент закончились. Всё так же целя правым пистолетом в коридор, я достал новый. То же самое я повторил и с правой рукой. Кто бы сейчас не выскочил, у меня всегда был готовый пистолет.

Но никто не выскочил. А у меня был теперь добротный револьвер и глок. Попутно прикарманил пистолет латиноса, который несколькими минутами ранее выбросил. Несколько секунд подумал и взял его вместо револьвера.

Интересно, а здесь есть запасной выход? Если да, то будет печально. Если нет… Хотя вроде как я слышу за стеной всхлипы и стоны, значит люди там и им бежать некуда.

Я буквально затих вслушиваясь. Музыка больше не гремела, что играло мне на руку, теперь я слышал много чего за стеной. Например, скрип прогнивших досок под ногами. Тихий, едва заметный на фоне стонов и всхлипов, но двигающийся в сторону.

Подумал немного, достал более мощный револьвер, прицелился на звук и…

Выстрелил быстро два раза.

Раздался женский визг, крики, лёгкий грохот. В ответ в стену прилетело множество пуль, и я вновь через стену начал стрелять. Вновь крики, женский голос закричал, что она ранена, послышался топот множества ног по направлению в коридор, и я кувырком выскочил из дома и прыгнул в придорожные кусты.

Стадо животных, иначе не назвать обезумевших людей, что несутся словно табун, пронеслось на выход и, толкаясь, высыпалось на улицу. Они сразу прыгали в машины, стремясь уйти как можно дальше в то время как…

Я выстрелил в ногу ебаному недобоссу, который пытался слиться в толпе. С такого расстояния даже среди множества преград я не промахнулся. И когда люди в страхе разбежались, пинком в ебало вырубил его, попутно целясь в коридор.

Не зря. Стрельба вновь набрала обороты, и я несколько раз выстрелил в ответ, но промахнулся. Вновь стреляют в меня, вновь я стреляю в ответ. Это выглядело так: я выглядываю, они выглядывают, я выглядываю, они выглядывают. В какой-то момент я просто не стал прятаться, дождался и тут же разрядил пять пуль в чувака, который выглянул. Его отбросило, и он добавил объёма куче трупов в коридоре.

Вообще, я никогда в перестрелках не участвовал. Единственное, что меня спасало от пули, это реакция, стата и кое-какой опыт. Реакция помогала мне реагировать быстрее, целиться быстрее, принимать решение быстрее, стата помогала силой и чувствами: я лучше слышал и мог стрелять, полностью компенсируя отдачу, а навык дальнобойного и прокачанная меткость помогали мне в этом.

Что касается опыта, то он не был боевым. Вернее, не тот боевой, когда стреляют, а именно быть осторожным и не думать жопой, реагируя на обстановку правильно. Ухтунг и Мамонта говорили, что правильная оценка местности и принятие решений на этой основе – уже половина успеха. Подмечать тонкости, как, например, скрип досок, что перекрытия простреливаются. Оценка местности, что там проход, там проход, надо контрить. Умение правильно реагировать и действовать.

Конечно, с опытом военных, которые участвовали в боевых действиях, не сравнить, но это и не война. Обычная бандитская разборка. И моих знаний и умений на неё хватит.

А противники… обычные бандиты, которые привыкли выскакивать и стрелять. По крайней мере эти до этого, судя по всему, так и делали. В их опыт входило минимальное: надо прятаться, надо целиться, надо меньше шуметь. На этом их боевой опыт, судя по всему, заканчивался.

Из противников оставалось как минимум трое. Один босс и два уёбка. И вылазить они не собирались. Идём на штурм, ёпта! Надеюсь, у них не бронебои.

Одной рукой подхватив качка, который был по больше других, я с трудом заглянул в комнату. Вернее, сначала высунулся мёртвый качок.

И тут же получил пули в себя. Я же, едва выглянув из-за него, открыл ответную стрельбу от бедра по уёбкам.

Всего их было двое и одного я убил с трёх выстрелов в то время, как другого я ранил в плечо.

Девять телохранителей. Десятого я нашёл раненым, валяющимся в углу с простреленным плечом.

- Стой, не надо, я…

Я даже не стал слушать, просто проходя мимо и выстрелив ему в голову.

Что касается латиноса, то тот пополз за пистолетом, но я тут же прострелил ему ладонь из револьвера. Его рука разлетелась ошмётками в разные стороны, и он завизжал как баба. А я отстрелил ему вторую руку, чтоб точно не схватился за оружие.

- ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ, НА КОГО НАПАЛ, СУКА!!! СЮДА ЕДУТ МОИ ПАРНИ И ОНИ УБЬЮТ ТЕБЯ НАХУЙ!!! УБЬЮТ!!! ТЫ БУДЕШЬ МОЛИТЬ О СМЕРТИ, А ТВОИХ ДЕВОК…

Я пнул его в лицо, прерывая этот поток фантазий и поднял с пола пистолеты. Ну хоть предупредил, и на этом спасибо. Поэтому запихав все пистолеты за пояс, я оглянулся на результат перестрелки. Помимо бандитов я увидел одну девушку с пулевым отверстием в животе. К этому моменту она уже истекла кровью. Видимо её я и ранил тогда, что несколько печально.

- Готово всё? – спросила Юи, когда я вышел.

- Да, перевяжи пока руки одному челу, который лишился кистей, чтоб не истёк. А ты, Лили, сиди и не вздумай убегать. Всё равно найду. Я сюда не убивать тебя приехал, а вытаскивать.

Про вытаскивать я соврал, но девку успокоить стоило. К тому же ещё точно не известно, кто она такая.

Я спокойно вышел на улицу и стал ждать. К тому моменту все уже разъехались, осталось три тачки, видимо тех бандитов. За одной из них я и встал, уперев руки на капот и прицелившись.

- Мэйн! – позвала меня Юи. - Связан он, а что нам дальше делать-то теперь?

- Обыщи трупы. Нужно найти все ключи, что есть.

Один из них точно будет от машины. Сам я отойти не мог, так как покорно ждал гостей, что могли приехать. А могли и не приехать.

Но через десять минут они всё же приехали. Две легковые машины, по виду пятиместные неизвестной мне модели, выскочили резво на улицу из поворота, визжа покрышками. Летели они прямо посередине дороги, так что…

Я начал стрелять, как только уловил водителя мушкой. Стрелял быстро и довольно метко. Казалось, что мушка сама ложиться так, как положено, и словно я в компьютерной игре, где ты всегда стреляешь именно по мушке. Однако там игра, а здесь жизнь. Просто само собой так получалось, стоило мне навести рукой пистолет на противника. Видимо сказывался относительно прокаченный навык стрельбы.

Стекло первого автомобиля покрылось обилием трещинок как с водительской стороны, так и с пассажирской. Машина резко вильнула, когда я разрядил в неё всю обойму, и на полном ходу вылетела на заброшенный участок, проломив сетчатый невысокий заборчик. Не снижая скорости, она на полном ходу влетела в дом, смахивающий на трейлер, и ушла туда на половину, обвалив на себя часть крыши.

Я отбросил пистолет и выхватил другой, после чего открыл быструю стрельбу по другой машине. Однако она успела подъехать куда ближе, и водитель останавливаться не собирался. Более того, он пригнулся, добавив газу.

Я едва успел отпрыгнуть, когда его машина со все дури упоролась в ту, за которой прятался я. Если бы не отпрыгнул, она бы меня и переехала. Сделав кувырок, я тут же встал, достал ещё два пистолета и от бедра просто расстрелял всех в машине. Отбросил пистолеты, выхватил следующие, добежал до другой машины и ровно так же её обработал.

Вот и всё.

Всё быстро и просто. Слишком просто, но против меня и не какие-то там вояки, а обычный сброд, а я уже успел натренироваться в стрельбе, пусть и из кремнёвых пистолетов.

Я молча осмотрел погром, что устроил здесь. Да уж, вот тебе и приехал в другой мир. Куча трупов, и разбитой техники. Словно роспись «Здесь был Патрик» оставил. Но с другой стороны...

Я быстро обшмонал машины на лут и собрал неплохую такую коллекцию из пистолетов, трёх пистолетов-пулемётов и даже одного автомата! Так-то! Хотя из всего найденного меня больше интересовали патроны, которые были мне необходимы больше остального. Закончив вытаскивать оружия и деньги у трупов, я вернулся к Юи и Лили, который ждали меня у входа в дом.

- Как зараза ты прошёлся, жизнь тех людей унёс, - молвила наша Юи.

- Зато все живы, - пожал я плечами. – Ключи?

Она мне высыпала целую кучу ключей, которые пришлось примерять к машинам. С четвёртой попытки я смог открыть одну из них, но это оказался электрокар и найти, как же она заводится, я не смог. Сколько не тыкал в кнопку «старт», нихера не запускалась. Дешёвое дерьмо. Вот зато старый добрый бензин завёлся! Такая легковушка, похожая на звездолёт с большим багажником для перевозки трупов. В нём я разжился ещё одним идентичным автоматом, кстати говоря.

- Эти уёбки не проснулись? – спросил я.

- Спят, - спокойно ответила Юи.

- Отлично. Смотри, чтоб эта не убежала, - кивнул я на Лили. – Вопросы к ней есть.

Я вошёл в дом, вытащил оттуда латиноса и бросил его в багажник. Точно так же поступил с негром, после чего ещё перевязал обоих между собой. После этого, немного подумав, щёлкнул пальцами, поджигая обои на стене в доме, чтоб уж наверняка убрать все свидетельства.

Вернулся к машине и открыл Юи дверь.

- Всё, залазим.

- Безопасно ли это? – с сомнением посмотрела она внутрь.

- Безопаснее чем ЛиАЗ, - кивнул я. – Давай, уходим. Вернее, уезжаем. И Лили, без глупостей, - сказал я строже с лёгкой угрозой, чтоб у неё вообще не было желания делать глупости.

Сто лет не водил машину… Ладно-ладно, я вообще очень мало водил её, если считать те случаи, когда мне один знакомый прокатиться по грунтовке дал. А ещё в ГТАшке гонял, так что всё норм будет. Я просто уверен. Не думаю, что принцип будет разниться.

- Наконец-то… - пробормотала Юи, выскочив из машины и буквально упав на колени, после чего её вырвало.

- А мне нормально, - пожал я плечами и оглянулся.

Наступал вечер, и мы выехали из города каким-то чудом, не попав ни в аварию, ни в какую-либо переделку. Нам пришлось несколько раз проехаться по заброшенным дорогам и гетто, чтоб привыкнуть к управлению, после чего мы выехали на дорогу, где машин было уже побольше. Честно говоря, сначала я волновался и буквально пугался такого потока машин с непривычки, однако потом вполне смог привыкнуть.

Поэтому медленно мы выехали на автостраду и тупо поехали куда глаза глядят подальше из города, в котором я успел навести шухер. Всё дальше и дальше, пока наконец мы не пристроились между машинами, сливаясь с остальными. Несколько раз моё сердце замирало, когда рядом показывалась полицейская машина, однако нам везло.

Потом мы выехали из города и свернули на какую-то просёлочную дорогу, после чего ещё около двух часов ехали прямо. Потом ещё один съезд в сторону на грунтовку. Вновь по лесу, ещё один съезд на дорогу, где трава росла, там ещё ехали хрен знает сколько, пока не выехали к берегу какой-то реки под вечер.

Я специально потом осмотрел всё, но признаки того, что здесь бывали в последнее время люди, отсутствовали.

- Всё, спасибо, что довезла, - кивнул я Лили.

В конечном итоге я доверил ей вести машину, так как у неё и права были, и ездила не раз. Правда согласилась это делать под дулом пистолета, но это так, мелочи. Главное, что доехали целыми и невредимыми.

Я вылез и потянулся, наслаждаясь тем, как хрустят кости в то время, как Юи безбожно блевала. Естественно, прежде чем вылезти, я ещё и ключи вытащил, чтоб Лили газу не дала, а то мало ли. Но она не спешила вылезать наружу.

- З-зачем мы п-приехали? – спросила она тихо, глядя на меня.

- Чтоб избавиться от засранцев в багажнике. Да не ссы, тебя я убивать не буду, даже пальцем не трону.

- Пистолетом угрожал.

- Нечего было выёбываться. Лучше скажи, твою мать зовут не Козявкеева Кристина Петровна?

- Эм… Кристина Петровна, но фамилия Бросс.

- Бросс Кристина Петровна?

Ебануться… значит не ошибся. Я внимательно посмотрел на Лили.

Не знаю, отчего, но на душе стало как-то… хорошо? Тяжело объяснить, но это то же самое, что узнать, что у тебя братик или сестрёнка родилась. Просто смотришь и понимаешь, что кровь родная и что это родной тебе человек. Появляется… желание помочь. Не у всех, но у меня по крайней мере. Я обошёл машину и открыл дверь с водительской стороны.

- Вылезай, чего сидишь?

Но наша Лили только крепче вцепилась в руль. Да так, что костяшки побелели.

- Что вы хотите сделать? – тихо спросила она.

- Для начала узнать, какого хера я нашёл тебя между ног у какого-то латиноса.

Я конечно знал свою мать и знал, что она шлюхой была в детстве, но она подобному никогда детей не учила, пример не подавала и уж тем более не желала такого. Особенно своей дочери. У нас это наследственно передаётся?

Хотя… учитывая, сколько и с кем я спал, то, скорее всего, да. Но парень с кучей баб воспринимается по одному, а девушка с кучей парней по-другому. Особенно когда она твоя родня и сосёт какому-то уроду.

- Так что ты забыла там? Сомневаюсь, что тебя мать отправила туда.

- Откуда вы знаете мою мать? – тихо спросила она.

- Я её очень старый знакомый. Когда она ещё в России обитала. Удивлён встретить её детей здесь.

- Так вы русские, - она это с таким шоком сказала, словно это был приговор. – Русская мафия!

Ну началось… Если русский, то обязательно или с балалайкой и бутылкой водки, или мафия. Другого не дано.

- Нет, дура, не мафия. И ты тоже частично русская, так что не надо тут. Так что ты там делала? Молодость в мозгу играла… Так, стоп, а тебе сколько?

- Мне… двадцать пять.

- Пиздишь.

Она виновато посмотрела на меня и пробормотала.

- Восемнадцать…

- И нормально хуи ртом полировать? – поинтересовался я.

- Да это моя жизнь! – неожиданно крикнула она. – Я сама решаю, как жить!

- Ты ебанутая малолетняя дура, которая думает, что всё будет хорошо. Но давай я, как человек, который на твоих глазах перебил около двух десятков человек, объясню, как это будет в будущем для тебя. Ты будешь продолжать якшаться с ними, подсядешь на наркоту куда крепче, чем сейчас. Залетишь, получишь выкидыш или ребёнка уродца. В лучшем случае вырастишь ещё один будущий труп на улице. А ты будешь обколотой шлюхой, которая будет толкать свою пизду любому бомжу за доллар. И у тебя нет другого будущего.

- Да с чего тебе знать, что меня ждёт? – расплакалась она.

- Да потому что я видел таких, как ты. И если мне срать на остальных, то вот ты представляешь для меня интерес, как человек. Твоя мать была конченной шлюхой в детстве, но завела ребёнка и посвятила жизнь ему. Отдала всю себя без остатка малолетнему дебилу, из которого вырос нормальный человек.

- И который потом сбежал, - буркнула она.

- Эм… чего? – удивился я. – Разве… он не умер?

- Он сбежал от неё! Если она настолько хорошая мать, то чего он сбежал от неё?! – злобно воскликнула расплакавшаяся дура.

- Мне сказали, что он помер под трамваем, - вспомнил я свои последние секунды в этом мире.

- Нет! Его видели там в последний раз, когда умер его друг, а он сам упал под трамвай! Но потом видимо он ловко убежал!

- Быть может, - слегка растерянно ответил я. – Но ма… Кристина никогда не была плохой матерью. Вечно уставшей, молчаливой, никогда особо не улыбалась и в глубокой депрессии с синяками под глазами, но не плохой матерю. А теперь спиздони что-нибудь, что убедит меня в обратном, юная леди. Она хоть раз сделала что-то, что действительно было против тебя направлено?

- Она… она всё говорила, что я ребёнок и что пока не выросту, я должна быть под её крылом и слушаться её. Что она отвечает за меня и так далее. Эта вечная опека…

- А позволь спросить, во сколько ты сбежала?

- В пятнадцать…

Просто блять рука-лицо. Что я и сделал. Господи, какие дети иногда долбоёбы, так и хочется вломить пизды, чтоб промыть им мозги, и они наконец поняли, что не всё так круто как они думают. Сука, тебе было пятнадцать! Давай я возьму рупор.

ПЯТНАДЦАТЬ!!! ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ!!! ДА ТЫ БЫЛА ЕБАНУТЫМ РЕБЁНКОМ!!!

Боже, благослови эту дуру и дай ей сил.

- Взяла её бумажник и убежала, - пробормотала она. – Села, да уехала сюда. Ну и…

- Можешь не продолжать, я понял, - кивнул я. – И? Такая жизнь лучше? Сосать у всех по указке, раздвигать ноги и шыряться? Вижу, что мечта стать самостоятельной, когда мозгом не подросла, стала для тебя реальностью и настоящем раем. Небось именно об этом ты и мечтала, верно?

В ответ она расплакалась.

Вполне понятно и ясно. Жаль, что раскаяние за содеянное не приходит сразу, легче было бы прийти и попросить прощение.

Глава 277

Я похлопал плачущую дуру по голове.

И это моя сестра… Почему вокруг так много идиоток. Только Юи выбивается из этого ряда. Про Клирию, Элизиану и некоторых я молчу, потому что они сейчас не рядом со мной, хотя их присутствие бы не помешало. В данные момент я именно про тех, кто рядом со мной.

Пусть поплачет, легче станет.

- Юи! - позвал я проблевавшуюся недоимператрицу и кивнул на Лили.

- А ты, позволю предположить, общаться с пленными сейчас будешь.

- Верно. Есть разговор к ним. Кстати, как тебе поездка на такой телеге?

- Комфортно и быстро, спору тут нет. Но непривычно, что тянет тошнить.

- Бывает, - пожал я плечами и открыл багажник.

Наши пленные уже проснулись к тому моменту и злобно зыркали на меня.

- Ты! Пидор…

Ударом кулака я вбил латиносу зубы, которые он показал, обратно в пасть.

- Сам такой. А теперь вылазим.

Я вытащил обоих хуесосов и, не сильно заботясь об их здоровье, волоком за связанные ноги потащил к реке.

Когда наш чернокожий друг увидел Лили, он буквально закричал.

- Если ты думаешь, шлюха, что просто так отделаешься, то ошибаешься! Я тебя найду, и ты будешь сосать всю оставшуюся жизнь. Я сделаю тебя грёбанной шлюхой в бомжатнике, будешь давать всем. А потом я тебя нахуй сгною. Ты будешь молить о смерти. А твою ебаную семью…

Я пнул его в живот, заставив заткнуться. А то Лили прямо перепугалась вся.

- Нигер, ты ничего ей не сделаешь, - присел я около него. – Ни ей, ни её семье. Так что не трать воздух и не пугай Лили пустой угрозой. Ты ещё накричишься.

И вновь потащил их к реке.

Здесь было хорошо. Тепло и свежо. Берег был весьма удачным местом для допроса. Его сверху полностью скрывала листва накренившихся деревьев, а в воду сходил песчаный берег. От самого леса нас скрывал крутой обрывистый берег, так что нашей беседе никто не помешает. Плюс он как бы углублялся в землю, так что нас было незаметно с реки, если кто решит здесь проплыть.

Посадив обоих перед собой, я внимательно посмотрел каждому из них в глаза.

- Вот я вам заплатил, дал по золотому. Настоящему золотому, а вы так глупо поступили. Ведь всё было честно, я попросил прощения, заплатил за потраченное время, отнёсся с уважением, а вы попытались меня ударить в спину и обокрасть, - наигранно грустно, словно меня это искренне расстроило, вздохнул я. - Вот вам поговорка, которая вам уже не понадобиться «Жадность фраера сгубила».

- Если ты думаешь… - начал было негр, но получил в зубы кулаком.

- Ещё раз откроешь рот без разрешения, я накормлю тебя песком и заставлю сосать у твоего дружочка, ясно выражаюсь? – спросил я вежливо.

Ответа я, естественно, не дождался. Но будем считать, что молчание – знак согласия.

- И так… как бы мне объяснить то, что я хочу от вас… Короче, мне нужно знать, где ваши друзья хранят оружие. Я просто уверен, что у вас есть какой-нибудь склад с этим добром. И мне оно нужно. Скажите, и я дам вам золотую дозу, которая лежит в бардачке. Если нет, то…

Я покрутил перед ними ножиком.

- …я покажу, насколько богато моё воображение и как хорошо я умею освежовывать туши животных. И так, начнём с тебя, дружище, - подсел я поближе к латиносу. – Не стесняйся, рассказывай.

- Ты не знаешь, с кем ты имеешь дело! – закричал он в ответ.

- Пожалуйста, тогда скажи, с кем я имею дело, - попросил я.

- Мои парни тебя…

Я тут же воткнул ему нож прямо в колено.

- Мне плевать на твоих парней, - ещё один удар, но уже прямо в лодыжку, - я спрашиваю тебя, с кем имею дело.

- Ты сука ебаная!!!

Я молча ударил ему ножом во второе колено, после чего помахал окровавленным ножом прямо перед его лицом.

- Ещё один неверный ответ, и я тебя освежую. Где пушки храните?

- Нахуй пошёл!!!

- Ну не хочешь, как хочешь, я старался. А теперь я отрежу тебе яйца и член на глазах у твоего дружка нигера, после чего член запихну тебе в задницу, а яйца в рот. Чтоб наглядно продемонстрировать, что я делаю с теми, кто ебёт мою родню, дружок.

Ох, и давно же меня не пробивало на подобное… Теперь-то моя жизнь заиграет старыми добрыми красками. Меня всегда удивляла эта не жестокая жестокость у бандитов без искорки, остроумия и находчивости. Но им повезло, сейчас я проведу мастер-класс.

Пришлось закрыть ему пасть кляпом, но даже с ним, я уверен, что его мычания были дико громкими. А ещё я разделся, чтоб не пачкаться кровью.

Дело было на десять минут, зато всё выглядело вполне красноречиво. Честно, мне было приятно сделать ему больно. Вот прям расслабился и получил удовольствие. Даже отвращения не чувствовал, лишь удовлетворение. Это как если под твоим ухом пол ночи жужжит комар, и ты его потом убиваешь. Вот нечто подобное испытал и я.

Оставив чувака с хуем в жопе, я подсел к негру.

- Знаешь, так получилось, что вы ебали мою родственницу. И, как я понял, она не особо была рада этой жизни. В другой ситуации вы могли бы выйти сухими из воды, но не сейчас. Итак, расскажешь мне то, что я хочу знать или нет? Только обещаю, ты будешь мучиться дольше чем он.

- Ебаный садист.

- Верно, - не стал отрицать я.

- Когда-нибудь на моём месте…

- Уже был, - похлопал я его по щеке. – И я тебе продемонстрирую, что со мной сделали, если не скажешь то, что я хочу услышать.

Он сказал. Пыхтя, нехотя, но сказал. Не знаю, насколько точно, но с этими данными я сбегал к Лили. Раз с ними якшалась, должна примерно знать, что и где находится. Хотя бы ухом-то должна была слышать.

И в первый раз он соврал. Ну или Лили действительно не знала об этом месте. Зато во-второй раз всё совпало. После этого я пошёл мыться, попутно утопив оба тела, нагрузив их камнями. И если негр ушёл счастливым, то латинос захлебнулся.

- Узнал ли ты то, что хотел? – спросила Юи, когда я вернулся.

- Да, было проблемно, но они раскололись, - кивнул я, отряхивая одежду. – Ну как, Лили, успокоилась?

- Меня зовут не Лили. Роза.

- Роза? – Хм… я помню, что моя мама любила подобные имена, Лилия, Роза, Александра и так далее. Поэтому я думал, что Лили настоящее имя. Почти угадал. – Похоже на твою мать. Она любила такие имена.

- Вы знали хорошо мою мать? Вам обоим на вид лет… двадцать три, двадцать пять, не больше.

- Боюсь мне несколько больше лет, эдак на двадцать, примерно.

- И всё же… вы знали мою мать до того, как она приехала сюда?

- А она давно приехала сюда? – задал я встречный вопрос.

- Я родилась позже. На тот момент она уже была здесь года два. С отцом познакомилась на работе, замуж вышла.

- Вот оно как…

Забавно, я бы не сказал, что моя мама была из тех, кто несётся сломя голову куда-то. Хотя она грезила меня вывести из России, подавала постоянно на грин-карту. Из года в год… Как видно, она всё же смогла это сделать, хоть и после моей пропажи. Может решила оставить всё за спиной и в последний раз попытать счастье? Ведь она особо не жила для себя. А с её лицом найти мужчину, как мне говорили мои знакомые, не проблема…

Многое же тебе пришлось перешагнуть, ма. Но ты была сильной до последнего и в конце всё же получила то, что заслуживаешь.

Мой взгляд переместился на Розу.

Кроме дочери. Эта вообще конченая дура.

- Мать хоть знает, что ты жива и здорова?

- Я… - Роза смутилась. – Я иногда присылаю ей открытки со своей росписью, чтоб она знала, что со мной всё в порядке. Я… просто думала…

- Я понял, можешь не продолжать, - отмахнулся я. – Нам надо поесть, а то…

Я ринулся с места так быстро, как мог.

Всё решила секунда. Секунда в мою пользу, что помогло спасти мне жизнь Юи. Это было едва-едва.

Юи, не знаю, откуда, но достала револьвер, поднесла дуло к глазу и нажимала на курок. Щелчок, барабан поворачивается, щелчок, барабан поворачивается, щелчок… Это просто…

ЁБАНЫ БЛЯТЬ В РОТ!!!!!! Вот что это такое.

В тот момент, когда я коснулся револьвера, отводя его ствол в сторону буквально краем пальца, грохнул оглушительный выстрел. Револьвер выбило из неподготовленных рук Юи на землю, а сам я растянулся на траве. Это можно было считать самым благополучным исходом в данной ситуации. Бля, ещё бы секунда… Нет, пол секунды.

А я ведь даже не сразу понял, что за щелчки.

Я молча встал, подошёл к Юи и отвесил ей звонкую затрещину, чтоб головой думала. Её голова дёрнулась в сторону, но ни звука, ничего она не издала, покорно приняв наказание. Ещё бы секунда… Тут даже я не столько злился на неё, сколько испугался. По сути, в большинстве своём детей наказывают и ругают после какой-то опасной ситуации именно из-за испуга, а не из-за злости.

- Никогда, Юи, ничего не трогай в этом мире без моего разрешения, ты поняла? – спросил я строго и тихо.

- Более чем, не повториться сие боле, - посмотрела она на меня.

- Не надо меня так до усрачки пугать. Ещё мне твоей смерти не хватало.

Я вздохнул и проверил барабан. Там был всего один заряженный патрон, который и пальнул. Если бы ещё немного…

- Роза, заводи машину, мы поедем кушать, а то не ели давно.

- А потом?

- А потом нам надо будет вернуться и навестить друзей негра. После этого уже поедем к тебе.

- Ты вернуться хочешь к чёрным? – удивилась Юи.

- Надо кое-что забрать у них. Много чего забрать у них. Только после этого поедем обратно к Розе домой.

- Зачем? – кажется она испугалась такой затее.

- Матери тебя вернём.

- Она убьёт меня!

- Не убьёт. Твоя ма отличный человек. Если попросишь прощения, то не убьёт. Тебе просто надо вернуться и признать своё неправоту. И она простит, поверь, всегда прощала.

Я-то знаю.

- Я… всё равно не хочу возвращаться, - промямлила она.

Значит дело не только в вине перед матерью. Но это мы выясним попозже, а сейчас…

Через пять минут машина тихо завелась, и мы двинули из этого забытого людьми места, оставляя за спиной трупы. Роза вполне спокойно приняла это всё, словно и не в первый раз ей было видеть подобное. Настораживает совсем немного, если честно. Сколько она там насмотрелась? Я имею в виду всё кроме оргий и простых перестрелок.

И… она случаем не беременна? Ну, причина, отчего не хочет возвращаться? Нет, потом подумаю.

- Так, чо тут у нас, - посмотрел я на огромный сенсорный экран, который заменял собой абсолютно все кнопки на панели. – Музычку? Посмотрим, чем нас порадуют местные исполнители.

Щёлкнув на экран, я увидел ну просто огромнейший список песен. Хм… вот эту я помню, моя молодость.

В кабине заиграли знакомые мотивы старой по меркам Розы песни. Юи в это время с удивлением рассматривала экран, который сменял картинки. Сегодня завалит вопросами о том, что это было, я просто уверен. А потом слегка испуганно рассматривала кабину, когда заиграла музыка, пытаясь обнаружить источник звуков.

- Нравятся старые песни? – спросила Роза, скорее для поддержания разговора, чем для интереса.

В это время мы ехали по траве, через которую едва-едва просматривалась дорога. Лес буквально нависал над машиной.

- Да, вспоминаю старые деньки, - кивнул я.

- Не против, если я сменю песню?

- Валяй, - махнул я рукой и через пару секунд пожалел об этом, когда слух резанули дикие ультразвуки с басами, которые сотрясали говно в моём кишечнике. - Ебануться! – я быстро переключил песню обратно. – Нет, я готов слушать песни, но если там есть мелодия, а не звуки асфальтоукладчика, попавшего в аварию.

Роза лишь пожала плечами.

Уже через минут десять мы вновь выехали на дорогу, по которой ездили машины. Словно к цивилизации вернулись.

- Куда нам сейчас? - тихо, словно стесняясь, спросила Роза.

- Надо найти фастфуд. Покушаем, а то мы… уже давно не ели. Деньги… так, деньги-деньги-деньги…

Удивительно, что даже двадцать лет спустя была наличка. Я думал, все будут картами пользоваться. Но тем лучше, никаких пинкодов или морок с терминалами.

- А как вы меня нашли? - тихо спросила Роза.

- У нас свои источники, - не стал отвечать я прямо.

- Источники? Вы сказали, что я вас призвала сама. Это правда?

- Ложь, - отмахнулся я.

Она с сомнением смотрела на меня несколько секунд, прежде чем попросить.

- У меня в кармане бумажник. Ещё от мамы, можешь вытащить, пожалуйста.

Я сделал, как она попросила.

- А теперь раскрой, пожалуйста. Там будет фотография.

Я раскрыл потёртый кожаный бумажник и там сквозь прозрачную плёнку на меня смотрела мама. Мама и я сам.

Вау.

Старая потёртая цветная фотография удивительным образом сохранилась до наших дней.

Сколько мне лет? Где-то… двадцать. Не знаю, когда была сделана фотография, но мама выглядела на ней дико уставшей, как в принципе и всегда на моей памяти. Синяки под глазами, едва-едва улыбка на камеру, чтоб было что вспомнить. И я… Ну тут всё понятно, никогда особо не улыбался на камеру.

- Красивая у тебя мать.

- Да, но… справа от неё. Тот человек… это ты? - тихо спросила она меня.

Теперь было слышно только музыку из колонок и никого больше. Все молчали: Я, Юи, Роза. Ну Юи кажись уснула, однако мы молчали просто потому, что не знали о чём следует говорить. Первой прервала тишину Роза.

- Я… узнала тебя, когда в первый раз увидела, - тихо начала она. - Вернее, не узнала, но твоё лицо было очень знакомым. Потом ты сказал про призыв, и я вспомнила. Мы… ну… баловались с подружками и обращались к миру духов. Я в тот момент подумала о тебе. Ну, не о тебе конкретно, а о сыне мамы, который пропал. Она особо ничего не говорила об этом, ей всегда было больно вспоминать о нём. Просто подумала о тебе. А сегодня ты являешься и говоришь, что я сама позвала тебя… А сейчас в лесу я вспомнила, где тебя видела, вспомнила эту фотографию и поняла, кто ты такой. Ты… ты умер?

Она бросила на меня косой взгляд.

- Нет. Не умер, просто меня не стало в этом мире. Вот и всё.

- Ты не изменился. А двадцать лет прошло. И… я не думала, что ты… такой…

- Убийца?

- Верно. И… я действительно призвала тебя?

- Скорее я почувствовал тебя и пришёл.

- Я просто сразу испугалась, как про призыв услышала. Думала, что за душой моей пришёл. Сказки стали явью, - нервно хихикнула она. – Думала, что унюхалась в конец. Но… разве ты был таким… убийцей? Мама говорила, что ты был… студентом.

- Боюсь, что там, где я оказался, иначе не выжить было. А свою младшую сестру я ожидал увидеть мелкой, шустрой и весёлой, а не… м-м-м…

- Шлюхой, - подсказала она.

- Верно.

- Ты сказал, что это наследственно. Моя мама никогда не говорила о своей жизни в своей стране. Кем она была? Она вроде родила тебя ещё молодой.

- Можешь посчитать. Я слышал один раз от одного чувака много чего плохого о ней и мне кажется, что часть была правдой, как это не прискорбно.

- И? Какой она была?

- Обычной. Возилась с нами, заботилась о нас. Работала постоянно, чтоб прокормить. Всё хотела, чтоб мы лучше жили и так далее. Но потом остался только я с ней, и она начала словно чахнуть. Ну и стала вечно уставшей и в депрессии. А сейчас она какая?

- Цветущая, - ёмко описала её Роза. – Я думала, что она была наркоманкой раньше. Сейчас же живее всех живых, бодрее всех самых бодрых. Постоянно носится, заботится обо всех. Словно она везде и у неё всегда хорошее настроение.

- Да, она может быть такой, - усмехнулся я.

Счастливая ма. Кажется, это была одна из тех новостей, которые успокаивают тебя и уже кажется, что не всё так плохо. Было приятно слышать, что мама взбодрилась и смогла перешагнуть через все потери. Смогла жить дальше и наконец получить то, чего заслуживала. Нет, мне действительно приятно, что на домашнем фронте так всё хорошо было. Надеюсь, она действительно счастлива.

- С ума сойти. У меня брат-киллер. В жизни бы не поверила.

- Ну… не киллер, - покачал я головой. – Просто что-то умею. И я бы не поверил, что моя сестра… м-м-м… такая.

- Я понимаю, - вздохнула она. – Не стоит озвучивать. Просто в тот момент... я просто не могла там быть. Было кое-что, что угнетало и хотелось бежать оттуда. Ну я и сбежала. Сначала всё было классно, хозяйка жизни и так далее. А потом компания, наркотики и… вот. Сейчас просто живу. Вроде живу, а вроде доза и плевать. Думаю, что надо закончить с этим, надо что-то менять, а вот уже и вновь нюхнула. И уйти из такого места… проблемно. Не хватает ни сил, ни силы воли выбраться. Не говоря о том, чтоб в глаза родителям взглянуть после трёх лет отсутствия. Типа «мама, папа, я поблядовала, впустите обратно». Не хочу, чтоб… я…

- Считали, что они нужны лишь как кошелёк и место для ночёвки.

- Верно. И там ещё находиться… сложно. Меня это тоже останавливает. Силы… взглянуть правде в глаза нет. А у мамы есть.

- Не знаю, кто твой батя, но маме будет достаточно лишь услышать твоё искреннее «прости меня». И если нужна тебе помощь, она поможет, потому что ты её ребёнок, и она тебя любит. А глядя на тебя… - я окинул эту худую, слегка бледную девушку взглядом. - Да, тебе нужна помощь. И ма будет рада, что ты одумалась.

- Думаешь?

- Знаю. А насчёт тяжёлой атмосферы… из-за чего?

- Я… я потом расскажу. Не хочу расстраиваться сейчас, - пробормотала Роза.

А тем временем дорога медленно погружалась в темноту.

Часть пятьдесят седьмая. Возвращаясь домой. Глава 278

- Из самых необычных и странных мной вещей, что съедены когда-то были, эта первее всех, - пробормотала Юи, сточив бургер ещё до того, как я добрался до половины. Ебать ты хомяк. – Столь странный вкус создать ингредиентами простыми, это надо дар иметь.

И с этими словами она перешла на картошку-фри.

- Я понимаю её, - вздохнула Роза, рассматривая бургер. – Когда отходняк, и не такими стихами заговоришь.

- Эм… боюсь, это не отходняк. Она всегда так разговаривает, - заметил я осторожно.

- А… почему?

- Да просто она ебанутая.

- Смешно-то как, со смеха лопну. Мэйн, тебе бы повоспитаннее стать, чтоб девушек матом не слать. А картошка удивительна, как готовят здесь её?

- В масле варят, - ответила Роза и посмотрела на меня. – Она не отсюда тоже, да?

- Верно.

- И… каково в том мире?

- Скучно, опасно, голодно, страшно, тебя если не пытаются убить, то пытаются изнасиловать. Поверь, этот мир лучше. Тут ты в какой-никакой, но безопасности. Там тоже, но куда более хрупкой.

- А ты останешься здесь?

Эм… хе-хе… тут… вопрос довольно щекотливый. Ну останусь и что? Да, мама, да, буду фокусы показывать и стану миллиардером. Но… с той стороны остались люди, которые верны мне, люди, которых я веду, планы, которые наполовину в исполнении. Бросить всё там, это значит бросить всех людей, что пошли за мной. Для некоторых это будет смерть.

А Эви? Констанция? Моя дочь? В конечном итоге конфликт внутри страны разгорится и полетят головы тех, кто у власти, об этом позаботятся соседи, которым нужны эти земли. И если конфликт не разгорится, то его распалят те же самые соседи. А всё потому, что государство уже слишком раздроблено.

Да, разделить всех и стравить было хорошей идеей, чтоб удержать власть. Разделяй и властвуй, все дела… Но не когда это выходит из-под контроля, и графства отделяются настолько, что готовы выйти из состава страны, где их радостно примут соседи. Это убьёт как страну, так и людей, что мне дороги.

Хорошо бы остаться здесь, но… я не могу оставить там остальных. Просто бросить ради себя. Как бы бредово это не звучало из уст того, кто спокойно сжигал города, жертвуя жизнями других ради себя, это стало делом всей моей жизни. Спасти моих людей и сделать тот мир немного лучше. Пусть в отдельно взятом месте, но лучше.

И я не хочу такой участи своей дочери, и… матери её, сучке заносчивой, мне в прошлом половину зубов выбила, аж зло берёт. Я бы и рад может остаться, но не когда там вздёргивают моих людей и близких.

- Навряд ли. Возможно… не знаю. Вряд ли.

- Но… ты можешь перемещаться между мирами, разве нет.

- Большой риск, - покачал я головой. – Сегодня мы переместились, завтра нас уже не стало. Призыв из вне слишком рисковое дело просто ради путешествий. Мы и к тебе призвались случайно, если на то пошло.

- Я бы хотела…

- Не стоит, - перебил я её. – Я уже знаю, что ты хочешь сказать, поэтому не стоит. Там слишком опасно. А сохранить рассудок ещё сложнее. Тот мир самый обычный для жителей, но для людей из нашего мира он абсолютно безумен и полон сумасшествия. Особенно когда у тебя нет силы.

- Понятно… возможно ты прав. Просто здесь всё выглядит так скучно и кажется, что двигаться некуда.

- Бля, зато там пиздец как весело, - всплеснул я руками. – Знаешь, это в рассказах пиздец как весело в другом мире, но на деле в большинстве своём это та же рутина.

- Но путешествия… - хотела было начать Роза, но я вновь её перебил.

- Рутина. Идёшь несколько суток до точки. Даже те же приключения, по сути, рутина. Постоянно опасная работа. Устройся солдатом в армию и езжай в горячую точку, почувствуешь то же самое, что чувствуют авантюристы там. Рутина. А ещё… КУДА?!

Блять, ну это непростительно уже. Что за хуйня?! За это блять убивать надо на месте. Пиздец просто.

ЮИ ХОТЕЛА СПИЗДИТЬ У МЕНЯ КАРТОФАН!!!

Я многое могу простить, но не это.

Схватив за кисть Юи, я внимательно посмотрел в эти бесстыжие, наглые, без капли раскаяния глаза. При этом она смотрела на меня невозмутимо, словно так и должно быть. Типа заебись у бедного Патрика пиздить как у лоха картошку-фри.

- Жлоб, - вынесла вердикт Юи.

- На, возьми мою, - протянула ей картошку Роза.

- Безмерно благодарна я тебе. И удивлена, что у такого жлоба сестра столь щедрая живёт.

- У нас ещё есть место в багажнике, - напомнил я ей, но Юи и глазом не повела.

Ебаная аристократка, чтоб тебя в жопу ебали. Кстати, последнее могу устроить тебе, косоглазая.

Я бросил на пол пустую упаковку от бургера, картошки и колы. Всё равно сжигать её, так что…

- Раз мы поели, пора вершить великие дела.

- Собрался ты забрать тебе принадлежащее? - поинтересовалась Юи.

- Верно. А ещё сократить популяцию людей на этом небольшом участке суши, - я бросил взгляд на город, что раскинулся перед нами.

Мы стояли на горе, отъехав подальше от какой-то забегаловки, любуясь огромным мегаполисом, который горел яркими огнями, буквально освещая всё вокруг. Огромные небоскрёбы, шикарные дома, обычные постройки.

И муравейник из маленьких домиков, который иногда разбавлялся складами, где концентрация людей была немыслима. То было нашей целью. Вернее, некоторые места, в которые нам надо было заглянуть.

Но перед этим нам надо было поменять машину. По любому все уже знают, что местный прыщ на жопе умер, оттого разъезжать на его тачке будет слегка опасно. Дохуя опасно. Тачка ездит, а хозяин мёртв, это палево. Поэтому мы сменим машину. Как?

У нас была Роза. По её словам, здесь частенько собирались дружки, обсуждая свои дела или толкая друг другу партии наркоты. Позаимствуем у них машину. Уверен, что они не будут против.

За это время я успел поговорить с Розой о её жизни нелёгкой. Вернее, она со мной поговорила. Посветила меня не в самые приятные подробности, начиная с того, как баловалась коксом, заканчивая тем, как трахалась по указке. Говорила она тихо, без особых эмоций, скорее для того, чтоб кто-то ещё знал об этом. Бывает такое, что хочется даже не выговориться, а просто поделиться.

А ещё я узнал, что она не раз и не два видела убийства. Для неё это было обычным делом. Говорила, что часто видела трупы и на её глазах так же убивали. На вопрос, как она это воспринимала, Роза пожала плечами и ответила:

- Привыкла.

Верно, мы все привыкаем. Рано или никогда. Не повезло матери родить и воспитать тех, кто так близко связан с убийствами. Но скоро одно из её дитяток вернётся в её объятия, живой и здоровой. А второе дитятко… Наверное не стоит ей знать, что за монстр вырос в конечном итоге. Не этого она ждала и не этого хотела для меня.

- Приехали, - пробормотал я, глядя, как на парковку въехало две машины. Мы стояли далеко в стороне с выключенными фарами, оттого вряд ли они нас заметили.

Я не спешил, сидел в машине, подтягивая к себе автомат за ремень. По дороге сюда я успел сделать несколько пробных выстрелов, чтоб приноровиться к нему и теперь настало время его испробовать. Сейчас главное было не сделать несколько лишних дырок в нашей новой машине, что повезёт нас на встречу к приключениям.

Пришлось посидеть минут десять, посмотреть, как братки что-то перетирают, потом как подъезжает ещё одна машина и теперь братки обнимают друг друга.

- Погоди, это латиносы?

- Ага, опять толкают дурь, - кивнула Роза. – Одна группа другой.

- Опять латиносы, чтож им так не везёт-то сегодня… - пробормотал я и вышел из машины. Перед этим отключил клеймы на аккумуляторе, чтоб фонарики открытия двери нас не палили.

Вылез, отошёл от машины, чтоб, когда в меня стрелять начнут, в девушек не попали. Приблизился бесшумно так, чтоб большинство противников было как на ладони, прицелился. Самая тупость в том, что они были так увлечены, стоя в свете фар, что не удосужились выставить охрану. Даже пистолеты не достали. Это говорит или о тупости, или о безнаказанности. Или и о том, и о другом одновременно. Видимо они не часто сталкивались с такими вероломными нападениями. Им же хуже.

Грохот очередей оглушил даже меня, не говоря о вспышках выстрелов, которые слепили неслабо. Однако с главной задачей я справился практически сразу – троих срезало мгновенно. Никто даже и дёрнуться не успел, не говоря о том, чтоб вытащить оружие.

Двое однако смогли укрыться. Одного ранило в живот, и он отпрыгнул куда-то в сторону. Ещё один латинос нырнул за машину. В которой, как оказалось, сидел водила. Нежданчик! Но не сильный; тот только было завёл машину, но остаток обоймы я расстрелял прямо через заднее стекло в него. Нам нужна всего одна целая машина.

После этого я как можно быстрее перебежал на другое место, меняя угол обзора, и залёг. Притаился, попутно отстегнув рожок и запихав полный. Прицелился в расстрелянную машину. Где-то за ней должен быть хуй… Но он слишком хорошо запрятался. По крайней мере мне его было не видно. Уверен, что меня он тоже не видит, раз не стреляет. Но подходить мне совсем не хочется, моё преимущество в дальности резко уйдёт в нет, стоит мне сократить расстояние.

Хм… а если так?

Я присмотрелся к тому, что происходит под машиной на той стороне. Пришлось поднапрячь зрение, но через десяток секунд я приметил едва заметное движение за машиной. Ножки нашего дружка топ-топ-топ ХЛОП!

Короткой очередью я буквально срезал ему ступни, а когда он рухнул с визгами на землю, добавил, затыкая.

Я выждал ещё минуту, прежде чем встать и в присядку двинуться к машинам. Едва я подошёл к ним, как сразу нашёл последнего отползавшего в сторону и держащегося за живот латиноса.

- Братело… - пробормотал он, поднимая окровавленную руку, но…

Сори, чувак, но мы в разных командах.

После столь быстрой зачистки я ещё раз обошёл всё, чтоб не было сюрпризов и чёртиков из табакерки, после чего вернулся к девушкам.

- Готово, всё чисто. На выход.

Они послушно вылезли, а я щёлкнул пальцами и слегка поддал магии, разжигая огонь в салоне, после чего направился к новой машине. Роза слегка брезгливо и с опаской обходила трупы, словно боясь к ним прикоснуться, в то время как Юи шла прямо по крови, даже не моргнув глазом. Уже в машине Роза сообщила мне, что её сейчас вырвет.

- Ты же говорила, что привычна к подобному, разве нет? – протянул я ей пакет.

- Я… я видела несколько раз… но… но не в таких количествах… Буэ-э-э-э…

Ну, её реакция не такая уж и плохая. Значит до сих пор чуждо подобное для неё. Куда хуже, как по мне, было бы, если Роза воспринимала это всё с холодным спокойствием прожжённой жизнью девки.

- А тебя не сильно трогает это, - заметила она, протягивая мне пакет.

- Привык, - пожал я плечами.

- А я нет. К счастью. Не знаю, какой стану, если привыкну.

- Такой же, - ответила с заднего сидения Юи. – Всё будет ровно также, лишь станешь сама жёстче. Однако нужно тебе иль нет, выбор за тобой.

- Не нужно, - покачала она головой и завела машину. Электрокар беззвучно включился, мигнув экраном. – Хочу забыть, как страшный сон.

- Отчего же ты тогда сразу не забыла? – поинтересовался Юи.

- Потому что возвращаться некуда было. По крайней мере я так думала. А потом уже плевать. Жила и жила. Если бы не вы, продолжила жить так дальше. Наверное бы сил не хватило всё бросить, и смелости вернуться обратно. А сейчас вроде как и мосты сожжены все.

- А зачем вызывала? Шутки ради? – спросил я.

- В каждой шутке есть доля правды, - грустно улыбнулась Роза, выезжая на дорогу. – Патрик, а ты ведь умеешь управлять магией?

- Да, есть такое, - не стал скрывать я.

- А… если бы я попросила излечить? Смог бы?

- А вот это, боюсь, мне недоступно, - покачал я головой. – Мой удел, это разрушения.

Мы вновь возвращались в этот город, только теперь уже объездной дорогой. Роза управляла машиной уверенно, со знанием дела, как опытный водитель. Изредка прибегала к помощи навигатора, который подсказывал ей путь. Юи же в эти моменты смотрела на всё это как зачарованная.

Когда мы въехали в город, Роза сразу попросила меня не везти её на бойню. Чтоб не видеть, что там будет происходить. Как она сказала, ей достаточно уже просто знать, но смотреть на то, как я устраиваю там бойню, у неё желания не было. Как и не было желания, чтоб я посвящал её в то, что там буду делать.

Короче, она хотела оградиться от всего происходящего там, чтоб потом не жить с этим. Иначе насмотрится подобного, а потом в кошмарах будет это видеть.

- Я уже насмотрелась за эти три года, - жалобно пробормотала она.

- А без проблем. Однако забирать тебе всё равно меня придётся.

Роза кивнула.

Хорошо ли то, что я втягиваю в это её? Ну… она и так уже втянулась, отчего бы ей не помочь брату, верно? Я ей же помогаю чем могу. Да и не прошу я участвовать её в этом лично, лишь возить. И показывать не буду ничего, нам без надобности близко подъезжать туда.

Единственное, что нам было нужно теперь, так это место, где мы сможем ночевать. Поэтому сразу был выбран мотель за границей города, где администратор не был чёрным или латиносом. А то знаем мы их семейные узы, которые как паутина раскиданы по всему городу. И этот вечер мы решили всё-таки провести нормально, а не слоняясь по городу. Ещё успеется.

Однако нормально не соответствовало моему нормально, как выяснилось. Для Юи, косоглазой вымогательницы, было нормальным закупиться вкусняшками, сесть на кровать, врубить телик и упёреться в него, смотря разные фильмы. Ну ещё бы, ей не ебашить в ближайшее время; ей как бы и ничо. Оттого она зыбала то боевики, то всякие романтические фильмы, фантастику и комедии, поглощая их с жадностью еврея при ограблении банка.

Но больше всего мне запомнился фильм Титаник.

- Почему же никто догадаться не смог, что Роза Джека убила? – озадачила меня вопросом Юи.

- С чего вдруг? – удивился я.

- Чтоб свободной стать, чтоб другим свою жизнь не отдавать. И чтоб ниточки к себе все оборвать. Оттого специально Джека на плот не пускала, чтоб его душа в воде замерзала.

- Этого не было в фильме.

- Оттого, что даже фильму стыдно такое показать, - со знанием дела ответила Юи и вновь упёрлась в телик.

И так она просидела всю ночь, а на утро сидела передо мной с красными, слегка оплывшими глазами.

Я был даже не уверен, слушает ли она меня или нет. Вообще не уверен.

- И так, - начал я, сидя на диване перед девушками. – Мы должны сначала заехать к одному нигеру и…

- Афроамериканцу, - поправила меня Роза.

- Нет, афроамериканцы, это цивильные люди и честные трудяги. Даже наркоторговцы. Но те, кто стреляют в спину и друг друга мочат – нигеры. Так вот, мы заедем к одному нигеру, и возьмём у него волшебные ключи. Как я понял, он заведует одним складом на юге… я по карте покажу. Отправимся туда и наведём шмон. Возможно после этого заедем ещё в некоторые места, если таковые найдутся.

- Но… гетто… - начала неуверенно Роза. – Там же опасно. Их много, а ты…

- Один? – усмехнулся я. – Но я же не в открытую полезу напролом штурмом.

- Однако они опасные…

- Опасные настолько, насколько ты их таковыми считаешь. Если они такие же опасные, как и те, что померли на парковке, то проблем не возникнет. Так что как по мне, это обычный сброд, который научился только держать пистолет и нажимать на курок. Всё.

Не знаю, убедил я Розу или нет, но это было и не важно. Ей движет страх, не более. Она видит в них опасных людей, каких-то всемогущих воинов, которые избегают наказание и которые ничего не боятся. Словно неуязвимые.

Но есть и другая, более реальная картина. Кучка вооружённых отморозков, которые научились только на крючок нажимать, да пистолет держать. Они опасны настолько, насколько опасен обычный человек с пистолетом, и так же боятся силы, стоит лишь надавить. Смелые они лишь когда их много. А их неуязвимость резко улетучивается при попадании пули.

Я видел много таких в том мире. Так много, что уже даже научился отсеивать обычный сброд от настоящих противников. Нет, это не значит, что я их недооцениваю, однако вижу разницу и опасность как от одних, так и от других. И эти… единственная опасность – их количество и кучность. Где один, там десяток. Вот это проблема. Однако всё остальное…

Это будет интересный опыт, если я его переживу.

- Так что не бойся, - успокоил я её. – Главное сделать всё очень тихо…

Глава 279

Это был большой относительно такого дома неплохо обставленный зал. Зал, где можно было собраться всей семьёй посмотреть кино или устроить праздничный банкет, провести какой-нибудь праздник или же просто провести свободное время. Одного взгляда хватало на него, чтоб понять, что здесь была приложена любящая женская рука, которая стремилась создать комфорт и уют. Такие места вызывают тепло в душе у многих, желание остановиться, поседеть, почувствовать этот весь уют и домашнее тепло.

Сейчас здесь было безлюдно, темно и как-то заброшено, словно все люди разом исчезли. А единственным источником света был большой, просто огромнейший и тончайший телевизор, который, словно калейдоскоп, крутил на экране новости, освещая зал. Большой и плоский экран мерцал тысячами цветов, снова и снова гремя новостями, красочно и правдоподобно расписывая все события этой недели. И последние три дня он неизменно возвращался к одной и той же теме.

Заставка новостей вновь пробегает по экрану, гремя музыкой и подсознательно привлекая внимание своей яркостью. Ещё секунда и на экране появляется ведущий новостей.

Статный слегка полноватый, но не потерявший своей элегантности мужчина в пиджаке, чьи волосы уже давно тронула седина. Он бодр, он задорен, он умеет своим голосом привлекать внимание к себе. Рядом с ним сидит женщина в пиджаке, та, которую можно назвать самодостаточной и уверенной в себе. Своим видом она внушает уважение и доверие к своим словам, как человек, который точно знает, о чём говорит.

- Приветствую вас, я Самуил Эхенеди.

- Я Кэйт Норман и сегодня мы начнём с беспорядков в Лос-Анджелесе. Третий день продолжается беспрерывная война местных преступных группировок, которая уже перешла в открытые столкновения между собой. Кажется за последнее время это самая громкая криминальная война.

- Верно Кэйт, по нашим данным количество погибших уже превысило сотню человек и продолжает непрерывно расти. Предположительно, идёт новый раздел сфер влияния в южном Лос-Анджелесе. По данным полиции всплеск такого насилия происходит впервые за историю существования города. Многие уже сравнивают его с восстанием в Лос-Анджелесе в тысяча девятьсот девяносто втором году. И многие уверены, что в этот раз оно куда сильнее. Это похоже на настоящую войну.

- Нечто подобное ощущают и жители этих районов, которые опасаются за свою жизнь. Сейчас департамент полиции Лос-Анджелеса рекомендует не покидать без необходимости свои дома и не открывать незнакомцам дверь. Так же жителям Лос-Анджелеса рекомендовано не посещать или свести визиты к минимуму в южную его часть. Честно говоря, я даже теряюсь, что сказать. Когда в последний раз происходили такие крупные столкновения в нашей стране? Многие очевидцы сообщают, что это похоже на гражданскую войну, где происходят реальные боевые действия.

- Я уверен, что ты, Кэйт, близка к правде. На протяжении этих трёх дней не стихает стрельба, которая возникает очагами то в одной части южного Лос-Анджелеса, то в другом. Полиция данный момент оцепила практически полностью весь район. На сегодняшний день официальные представители департамента полиции Лос-Анджелеса не дают официальных заявлений по поводу того, что будет предпринято для прекращения кризиса. В данный момент с места событий с нами на связи находится наш корреспондент Аджит Нумраман. Аджит, вы нас слышите?

Экран разделяется и во второй части появляется мужчина индийской внешности, одетый в белую рубашку с коротким рукавом. В руках он держит микрофон и смотрит прямо в камеру, словно хочет разглядеть зрителей на той стороне. Уверенный взгляд, уверенный голос, отличная дикция, он говорит так, словно выучил заранее текст, который будет рассказывать.

- Добрый день Кэйт, Самуил. За моей спиной вы сейчас видите тот самый южный район Лос-Анджелеса, в котором уже третьи сутки не стихают столкновения между вооружёнными членами банд. В данный момент можно наблюдать поднимающийся огромный столб чёрного дыма…

Камера приближает человеческий муравейник, который маленькими, практически одинаковыми квадратиками раскинулся тот самый район. Он весь испещрён дорогами и в одной из его частей поднимался чёрный дым, словно жгли покрышки. Точно разглядеть, откуда он шёл, по телевизору было невозможно, однако этого хватало, что произвести должный эффект на зрителя. А корреспондент в это время продолжал говорить.

- …который поднимается из складских помещений, расположенных на северо-западе южного Лос-Анджелеса. Такие пожары становятся обычным делом. По нашим данным, перед пожаром на протяжении десяти минут слышалась непрекращающаяся стрельба, после чего последовали взрывы. В данный момент в том районе работают кинологи, отдел по борьбе с организованной преступностью и отдел по борьбе с терроризмом.

Картинка меняется и вновь показывают записи. Они идут друг за другом. Одна сменяет другую. Их качество различается, где-то хуже, где-то лучше. Камера слегка дёргается, чёткость иногда теряется. Но даже это не мешает показывать не самую привычную городскому жителю картину.

Цепочки солдат, идущих вдоль забора. То, как полицейские штурмуют какой-то дом. Целые цепочки полицейских машин. Вертолёты, что бороздят небо. Показывают бронированные машины, на которых написано FBI или S.W.A.T., проезжающие медленно по улицам. Видны броневики, люди в тяжёлых костюмах, военные, которые прочёсывают двор за двором, множество пожарных машин.

Это действительно выглядит как война.

Показывают дома с разбитыми стёклами, разрушенные заборы. На камеру попадают машины. Некоторые превратились в буквальном смысле в решето, где не осталось целого места. Все их лобовые стёкла разбиты, видны сгоревшие остова машин.

Весь асфальт изрисован, повсюду жёлтые отметки, коими указывают улики. До сих пор видна на асфальте и бетонных плитах кровь. Иногда показывается лежащие на земле тела, однако все они замылены, чтоб уберечь хрупкие нервы зрителей. Улица, что была показана, выглядела так, словно по ней действительно прошлась война, где была массовая перестрелка со множеством жертв.

- Только вчера на этой улице была перестрелка, в которой по меньшей мере погибло сорок три человека и число жертв перестрелки продолжает расти. О выживших или раненых до сих пор не сообщается. Пожарные вместе с кинологами и сапёрами осматривают сгоревшие помещения. По нашим данным, во время перестрелки произошла детонация хранившихся в этих складах боеприпасов, что вызвало пожар и последующую детонацию оставшихся боеприпасов. Из-за этого более десятка близлежащих домов получили повреждения.

В этот момент на экране уже видна любительская съёмка, которая, судя по всему, велась из окна ближайшего дома. Слышны крики людей, слышна стрельба, видны подъезжающие машины, вновь стрельба. Съёмка происходила ночью, оттого видны только очертания силуэтов и свет фар. Помимо всего прочего постоянно мелькают вспышки выстрелов повсюду, трассеры, крики, хлопки. Очень скоро слышится целая канонада, а на заднем фоне поднимаются языки пламени.

- И подобное повторяется уже на протяжении трёх дней.

Видео вновь сменяется на любительское. На множество разных отрывков, где повторяется одно и то же: убегают обычные гражданские, бегут вооружённые люди, прячутся, стрельба, подъезжают машины, вновь стрельба. На кадры попадаются плачущие люди или тела убитых. Иногда показывают разбитые стёкла или испещрённые выстрелами стены. Нередко эти отрывки сопровождаются всхлипами очевидцев, плачем, тяжёлым дыханием или испуганным голосом.

Эти кадры показывали не город в США. Они были словно из другого мира, из другой страны, на чьих улицах обычно происходят бои. Однако понимание того, что война где-то там происходит уже где-то здесь, заставляет зрителей чувствовать неприятный холодок. Некоторые из них бросали взгляд на улицу, словно проверяя, не у них ли это сейчас происходит. Некоторые пары, даже не понимая, обнимали друг друга чуток крепче. Кто-то неожиданно вспоминал о своих детях, украдкой бросая взгляд на часы.

Война где-то там расцветала с безумной жестокостью уже где-то здесь.

- На данный момент по нашим источникам количество погибших достигло числа ста шестидесяти одного человека и продолжает увеличиваться. Преимущественно большинство из них входили в состав местных банд, участвовавших в столкновениях все эти три дня. Так же решается вопрос о введение в Лос-Анджелесе режим ЧП (чрезвычайного положения). В Лос-Анджелес уже водят национальную гвардию, которая будет патрулировать близлежащие районы для предотвращения распространения волнений на другие участки города.

Картинка вновь меняется и начинают показывать свидетелей произошедшего. Худого латиноамериканца, который описывает как услышал стрельбу, как побежали люди, как послышались автоматные очереди. Рассказывал, как на его глазах убили парня с пистолетом.

Потом показывали очень полную женщину афроамериканку, которая в слезах рассказывала, как бросилась затаскивать своего ребёнка обратно в дом. Как несколько раз в стену угодили пули, а одна разбила окно (в этот момент камера показала то самое разбитое окно).

Потом она вообще разрыдалась и рассказала, как убили её сына, который был добрым воспитанным образованным мальчиком и всем всегда помогал, мухи пальцем не обидит и никогда не имел общих дел с криминалом. Был законопослушной мечтой любого города. Правда на фото был какой-то дрыщ в белой майке, чёрной кепке и спущенных чуть ли не до колен брюках. Все руки были в татуировках, на шее висела цепь, словно снятая с якоря, и он показывал неприличный жест в сторону объектива.

Назвать такого человека или просто поверить в его законопослушность было довольно проблематично, так как он ну никак не был похож на законопослушного человека.

И таких матерей, которые оплакивали сына и которые говорили, что он самый законопослушный в южном централе, были десятки. И все как на подбор говорили, что его просто убили какие-то звери, хотя на фото были откровенные бандиты и уголовники.

Кадры вновь возвращаются к главному корреспонденту, который слегка отошёл в сторону, чтоб камера смогла захватить город за его спиной.

- В данный момент полиция отцепила этот район, ведутся розыскные мероприятия участников перестрелок. Так же уже задержаны более двух сотен человек по подозрению в участии в перестрелках. Несколько минут назад мэр выступил с заявлением о том, что в данный момент обстановка уже находится под контролем полиции и жителям Лос-Анджелеса волноваться не стоит. Однако насколько это правда нам только предстоит узнать. Кэйт, Самуил.

- Спасибо Аджит, - ответила ведущая. Камера вновь показывает помещение студии, где она вместе со своим коллегой Самуилом сидит за столом. - Сейчас на связи с нами был Аджит Нумраман, специальный корреспондент из Лос-Анджелеса. Как видим, обстановка начинает восстанавливаться, однако я уверена, что жители ещё не скоро забудут эти три дня.

- Я соглашусь с тобой, Кэйт. Однако можно с уверенностью сказать, что данный кризис близится к своему завершению. Повторимся, что в данный момент на сайте города Лос-Анджелеса можно найти список погибших и пострадавших в эти три ужасных дня. Есть информация, что несколько минут назад президент выступил с заявлением, что…

Камера показывает кадры, где человек в костюме в вспышках множества фотоаппаратов и под дулом множества объективов, стоя за кафедрой, что-то говорит. Тронутый сединой, в нём сразу угадывается человек не последнего ранга. Звук удалён, лишь голос ведущих передаёт общий смысл сказанного.

- …этот невероятный по своей жестокости и немыслимости акт насилия не останется без внимания и безнаказанным. Каждый виновный будет найден и наказан с соответствием закона. Вся страна с замиранием сердца следит за происходящим, и каждый выражает соболезнования семьям погибших в эти чёрные дни. Мы будем следить за развитием событий.

Мало кто заметил, насколько двусмысленно прозвучало это.

Возможно потому, что никому до этого в данный момент не было дела. Общество, привыкшее к спокойствию, слегка напряглось от такого буйства и обилия смертей. Несмотря на то, что каждый день из-за аварий погибает куда больше людей, всех волновало, что в гетто убивали друг друга бандиты в огромных количествах, хотя это было правдой лишь отчасти.

Телеведущие переключились на другую тему: защита прав ящериц в силиконовой долине и стоит ли вести уголовное наказание за домогательство, если ты сводил девушку в кафе, не получив от неё разрешение в письменной форме.

Однако стоило им начать говорить, как телевизор мигнул. Вместо программы новостей на экране появился сайт Лос-Анджелеса. Открылась новая страница и появился список людей, что погибли за эти три дня. Фамилия и Имя слева, дата рождения справа. В поисковой строке появилось имя и фамилия.

Роза Бросс.

Поисковик тут же выдал: не найдено.

В зале послышался едва слышимый вздох, выдающий, что здесь кто-то находится.

В одном из больших кресел, что были развёрнуты к телевизору, сидела женщина. Она пустым невидящим взглядом смотрела в экран огромного телевизора, мыслями пребывая совершенно не здесь.

Женщина была действительно красива. Никто не мог дать ей точный возраст из-за того, что выглядела она куда моложе, чем было указано в её паспорте. Просто бывают такие люди, которые умудряются выглядеть куда моложе реального возраста, кто-то благодаря своему организму, а кто-то пластической операции.

Но эта женщина имела естественную молодость. Она выглядела как та, которой уже сорок, но никак не шестьдесят. Единственное, что могло указать на реальный возраст, морщинки да седеющие волосы.

Сейчас она выглядела уставшей и больной; бледное лицо, синяки под глазами, впалые щёки, вид человека, которого захватила депрессия, и это было не далеко от правды. С того самого момента, как новости о случившемся разнеслись по всем СМИ, она неотрывно смотрела телевизор и проверяла этот злополучный сайт, отрываясь лишь на моменты, когда надо было готовить кушать или заботиться о младшей дочери. Всё остальное время…

- Ты опять здесь сидишь, - вздохнул мужчина, включая свет в зале, который на мгновение ослепил женщину. – Не волнуйся…

- Волнуюсь, - слегка хрипло ответила она. – Моя дочь. Моя… моя доченька. Она там, в этом… этом… этом гадюшнике… и теперь, когда всё…

Казалось, что она сейчас разревётся.

Мужчина, который выглядел куда старее своей жены, хотя по возрасту они были практически ровесниками, подошёл к ней и обнял со спины за шею.

- Всё будет в порядке.

- Нет… она там. Она присылает эти… эти…

- Открытки, - подсказал он.

- И я… не знаю где… моя… доченька… - она всхлипывала, стараясь удержать истерику. – Дочка… моя… за что со мной так… А эти… убивают друг друга и никак не убьют… Когда же они сдохнут…

Она подняла голову и посмотрела в глаза своему мужу, который изменил её жизнь, сделав хоть ненадолго, но счастливой. Пусть хоть и несколько лет, но она была счастлива. Почувствовала, что такое жить, а не выживать. Что такое иметь силы, чтоб посвятить себя семье, а не одной работе.

В прошлой жизни она так мало проводила времени с сыном. Так мало говорила, что любит его. А теперь уже и сказать ничего не может, потому что его нет.

Но вот казалось, что она живёт, смогла оставить всю боль позади. Счастлива.

Счастлива, пока у её младшей дочери не обнаружился рак. Рак, который медленно убивал и заставлял чахнуть её цветок жизни на глазах.

Она пыталась быть счастливой пока её старшая дочь не поругалась с ней и не сбежала, прихватив с собой её кошелёк. Теперь от той было ни слуху, ни духу. Лишь открытки, которые свидетельствовали о том, что она ещё жива. Но она, ОНА, МАТЬ, не могла прижать её к себе, обнять, почувствовать её тепло, её запах. Почувствовать своего ребёнка. Она бы всё простила, лишь бы её Розочка вернулась обратно.

А её младшенькая Мишель? Её маленький цветочек! Она умирала буквально на её глазах. Женщина не могла увидеть эти искорки в глазах дочери, эту плещущую энергию, что была свойственна её Мишель до страшного диагноза и обострения болезни. Сейчас она видела лишь худощавое лицо, впалые глаза и слабую улыбку, на которую той едва хватало сил. Она словно вернулась на десятки лет назад, когда наблюдала ту же картину, но со своим старшим сыном.

Она была готова визжать от боли в душе и лезть на стену. Почему каждый раз забирают у неё самое дорогое? Много ли она просила от жизни? Просто жизни её детям. Она всегда отдавала всю себя своим детям и отдала бы себя полностью, если бы это их спасло.

Сколько можно было мучить её? Чем она заслужила это наказание? Тем, что забеременела в детстве? Шлялась по подворотням и спала со всеми подряд? Старшего сына схоронила, младший пропал. Младшенькая дочка рискует повторить историю ушедшего так рано старшего сына, а старшая дочь… младшего… Её счастье рушилось на глазах. Словно проклятье, которое преследует и не даёт покоя. А ведь казалось, что всё наладилось…

- Я не выдержу… - заплакала она, глядя мужу в глаза. – Я не смогу пережить повторно это… мои сыновья, мои дочери… они… они словно… повторяют историю друг друга… Я не могу так больше жить, сил нет…

- Мы пройдём это вместе.

- Я устала проходить это. Устала… Постоянно… то выживать и горбатиться за копейки, с трудом оплачивая счета. То пытаться жить дальше, лишившись своих детей… Я не смогу, просто… не смогу… Я так устала от такой жизни. Я просто хочу быть счастливой, хочу, чтоб дети были счастливы…

В зале послышались лёгкие шаги, словно кто-то топал в мягких тапочках. Женщина украдкой стёрла слёзы и встала с кресла.

- Что случилось, милая. Не спится?

Девочка, больше похожая на приведение, которую, казалось, сдует даже самым лёгким дуновением ветра, стояла в ночнушке, поглядывая впалыми уставшими глазами на родителей. Её бледность и худоба делали её немного схожей с матерью, хотя болезненный вид сразу сдавал реальное положение дел.

- Мне… мне снился кошмар.

- Кошмар? – Женщина подошла к ней и спокойно подняла, словно та ничего и не весила. Та действительно была очень лёгкой, как из-за болезни, так из-за того, что девочка практически ничего не ела. Чувствуя её вес, сердце женщины резануло. – И что же тебе снилось, Мишель? – проворковала она, неся её обратно на верх в её кровать.

- Монстр, - пробормотала Мишель.

- Монстр?

- Он… мне приснилось, что монстр оказался здесь и теперь всё рушит.

- Это всего лишь сон, - попыталась упокоить её мать, улыбнувшись. – Он ничего тебе не сделает. Даже если он есть, то убегает обратно, откуда пришёл.

- Он показался мне… знакомым… И он не убегает обратно, он возвращается в своё логово.

Глава 280

Это было больно.

Бля, это реально было больно! Не, я знал, что получать в себя пулю неприятно, однако это оказалось куда больнее, чем думал. А если она ещё и не одна, так вообще пиздец какой-то. Уёбки конечно в большинстве своём стрелять не умеют, но когда их очень много, то это превращается в проблему, ведь что-то да попадёт.

Я прихрамывал после очередного и, надеюсь, последнего дела, удачно забрав свой приз в виде довольно интересного вооружения. И что только эти негодники тут не прятали! Правда пришлось мне за это расплатиться своим хрупким здоровьем, но это того стоило.

За время моей экспедиции я успел словить несколько пуль. Спасибо, что это были хоть пистолетные, а не от калаша или аэрки какой-нибудь. Я бы тогда свои кости и мясо по стенам собирал. Конечно, пуля есть пуля, но благодаря живучести я вполне успешно пережил такие попадания и ещё смог с ними побегать. Всё-таки из-за стат я не сильно рисковал истечь кровью или получить заражение.

Однако не только на живучести я вышел оттуда живым. Всё-таки в сердце пуля для любого смертельна (если это только не перекаченный герой, у которого мышцы как сталь). Но тут на помощь пришли бронежелеты. Да, прибавляют вес и иногда с ними неудобно. Однако, когда в тебя попадает пуля от калаша, и ты чувствуешь удар такой силы, что думаешь уже о смерти, приятно обнаружить, что броня не пробита, а у тебя всего-то огромный синячище. После этого ты начинаешь ценить дополнительную защиту.

Хотя я и до этого её ценил, тот мир меня хорошо научил ценить любой способ продлить себе жизнь.

А ведь по мне за это время и из автоматов попадали, спасибо лишь на том, что всё уходило или в броню, или в молоко. Хотя, по правде сказать, я всего несколько раз так подставился, но этого было достаточно, чтоб почувствовать хрупкость жизни.

За это всё время вот прямо в открытые бои я практически не ввязывался; обычно из засады расстреливал, а потом ходил и зачищал остатки. Изредка приходилось стреляться с ними напрямую, однако и там они показывали себя не самыми лучшими стрелками, я был куда точнее. Конечно, попадались и профи, с которыми приходилось попотеть, но на моей стороне была ещё и магия, оттого в конечном итоге я выходил победителем.

Вообще, я сделал всё очень тихо. Если быть реалистом, от моих рук погибло не так уж и много людей, а сама операция вряд ли вообще была кем-то замечена, кроме самих бандитов. Правда попутно я сжёг все их склады, но…

Ой, да ладно, ну расстрелял несколько машин там ещё попутно, отбиваясь. Сто пудов, у них такое каждый день происходит. Ну как сократил, там немного пострелял, там немного пострелял. А так, практически тенью всё зачистил, никто и не спохватился особо.

Отдышавшись ещё немного в каком-то переулке, я вновь двинулся по ночному гетто, держа наготове пистолет с глушителем. Мне и целиться особо не надо так-то, от бедра спокойно попадаю на такой дистанции, а сила позволяет мне спокойно удержать отдачу и повышает меткость.

А за спиной за мной волочилась целая тележка с боеприпасами и честно отбитым у нигеров и латиносов добром. Там ещё и китайцы мне встретились, однако у тех была наркота только, поэтому к ним я не стал заглядывать. А вот оружие… ух! Как вам РПГ-7? Или может хотите поиграть в рэмбо и взять пулемёт М60? Нет? Нравится бейсбол? Отлично! Держите связки гранат!

Или может любите дикий запад? Тогда вот вам винчестер! И револьвер пятидесятого калибра! Только сука лягается сильно при выстреле, но в принципе удержать можно.

Что дальше… а, автоматы, взял всего два, так как брал больше патронов для них, чтоб было чем разгуляться. К тому же, зачем автомат, если есть пулемёт?! Ну и остального по мелочи. Взял немало пистолетов, чтоб можно быстро менять их, не утруждая себя перезарядкой, взрывчатки с детонаторами и прочей мутью для подрыва, уймой лент для пулемёта, кучей патронов.

Правда самый прикол в том, что оружия по сути и не так уж много я взял. Как выяснилось, их склады не ломились от стволов, как показывают фильмы, оттого найти их было проблемно. Три дня шастал по их складам, но практически везде была наркота. В одном я нашёл оружие, но там случился пожар и его не стало. И вот, на третий день, вернее, на третью ночь, мне улыбнулась удача.

Но опять же, унести много с собой всё равно не получалось, так как по мне стреляли. Поэтому набирал по минимуму всё, что могло пригодиться. Этим явно армию не вооружишь, но вот в одиночку можно не хило так сократить популяцию любого народа.

Пришёл, убил, скинул всё в тележку и утащил за собой, попутно вырезая всё на своём пути и сжигая склад. Мне вообще должны медаль дать за борьбу с незаконным оборотом оружия и наркотиков.

И сейчас, плутая до точки, я шипел от боли, медленно, но не критично истекал кровью и убивал практически каждого, кто попадался мне на пути. Из бандитов, естественно. Вот двое явно не самой культурной и законопослушной наружности появились предо мной, и я, не говоря ни слова, убиваю их. Прохожу мимо и закидываю их стволы в тележку.

А над местом пожара уже кружат вертолёты. Уверен, что туда и полиция стягивается, в последнее время они зачастили здесь появляться, хотя в само гетто по-прежнему не лезут. Я один раз чуть ли не попался. Боялся, что придётся с боем уходить, но обошлось. Теперь же я ухожу быстро и самыми странными маршрутами, покидая зону оцепления до того, как они возьмут её в кольцо.

Кстати, полиция, это ещё одна причина, почему я не буду больше соваться сюда. Уверен, что я смог бы вытрясти ещё больше оружия, однако сейчас высок риск попасться. Оттого…

- Наконец-то, - пробормотал я, увидев спасительный пикап.

Стоило мне подойти, как тут же из машины выскочила Роза и принялась помогать мне скидывать награбленное в багажник. Мы специально для этого пикап «одолжили» у местного сообщества, которое жило в этих местах. Естественно, они с радостью согласились нам его одолжить.

Запихнув туда как оружие, так и саму тележку, мы быстро двинулись по объездным дорогам, покидая пределы города. Роза много чего знала об этом городе, включая дороги, по которым сами латиносы и негры могли уехать в первый часы заварушки до того, как всё перекроют. К тому же существовало время, за которое всё оцеплялось. Считай, запускали таймер, и если ты успевал, то выезжал, если нет, всё захлопывалось как мышеловка на несколько дней.

- Успеем? – спросил я, когда Роза резко свернула вниз в сливной канал.

- Успеем. У нас есть запас времени, - она выключила фары, чтоб не привлекать внимания. – Они постоянно этой дорогой уезжали, когда что-то случалось. Полиция не особо стремиться в гетто заезжать. Им куда проще дождаться, пока мы сами себя убьём, а потом уже зачистит остатки. Не хотят рисковать своими людьми.

- И правильно делают. Я бы тоже подождал, пока они там друг друга перестреляют, после чего бы и сам полез.

Я вытащил из бардачка такие щипцы, которые раздобыл ещё в прошлом походе, после чего залил раненую конечность антисептиком, стиснул зубы и…

С шумом выдохнул, когда воткнул эту хуёвину себе в рану по самое не балуй. Спасибо, что в жопу не просадили, а то уже вижу картину, как я на переднем сидении жопой к верху втыкаю эту хуйню в задницу. Люди бы не поняли.

Роза лишь бросила быстрый взгляд на меня после чего вновь сосредоточилась на дороге. Через пару секунд я вытащил свинцовый подарок, блестящий моей кровью в свете лучей. Гадство… Осталось вытащить ещё несколько штук.

А за нашими спинами уже кружили вертолёты. Даже сквозь шорох колёс электрокара слышался вездесущий вой сирен.

- На этот раз они как-то быстро приехали, - пробормотал я, втыкая уже в другую рану щипцы, предварительно залив её так же антисептиком. – В прошлый раз куда дольше ехали. Мы успеем?

- Успеем. Надеюсь, - пробормотала она и поддала газу. – Должны.

- Я думал, что они долго будут ехать.

Это была третья ночь; получается, по меркам нормальных людей шухер наводится всего два дня. Вот они обрадуются, когда утром проснуться и увидят, что я там натворил.

- Получается, на этот раз тебе улыбнулась удача?

- Да. Заодно… - на заднем фоне прогремел взрыв, - я помог городу очиститься от незаконного оборота оружия.

- Не думаю, что город скажет тебе за это спасибо, - пробормотала Роза и резко вильнула, ныряя в какой-то туннель. Включился свет и фары выхватили круглую трубу.

- Странное строение.

- Мне рассказывали, лет десять назад, город реконструировал это место после обильных дождей, когда многие районы затопило. Теперь ими пользуются, чтоб провозить наркотики или оружие.

- Подозрительная осведомлённость.

- Оружие не возила, но наркотики приходилось. Чтоб оплатить своё проживание. Давали новорождённого ребёнка, чтоб вызывать у патрулей доверие, после чего отправляли с грузом. Мне приходилось за эти три года раз десять проезжать по этим дорогам.

Мы выскочили из туннеля, и Роза вновь вырубила фары, притормозила, и я почувствовал лёгкий толчок и то, как вода зашумела под днищем.

- Мы не утонем?

- Река обмельчала, поэтому здесь можно проехать до сих пор. Она выведет нас к окраинам города, - спокойно ответила Роза. – Чуть позже мы выедем в технические зоны, а там рукой подать до выезда.

- Понятно… А почему ты говоришь, что мне спасибо не скажут за это?

- Ничего не изменилось, - пожала плечами она. – А скоро вновь начнутся войны за сферы влияния после того, как ты сократил количество бандитов. И поставки оружия увеличатся после твоих ограблений.

- Но это лучше, чем ничего, - пожал я плечами.

- Это ничего не изменит.

- Потому что вы так считаете. Это у людей в голове, что они ничего не изменят, - постучал я пальцем по макушке. – Но вот, например, я. Один и смог изменить.

- Незаконно.

- Плевать. Изменил же. Значит и другие могут, но им это не нужно. Жить так куда удобнее, привычнее и не слишком геморрно.

Тем временем машина плавно повернула в бок, выезжая из реки на покатый склон, по которому медленно, но верно мы заехали, шаркнув днищем о край, на территорию каких-то складов. Здесь Роза, аккуратно объезжая старые вагоны, пересекая рельсы, и медленно обруливая старые бочки с коробками, выехала на потрескавшуюся всю в ямах дорогу, что шла между складскими помещениями.

Проехавшись через этот пиздец, мы наконец выехали на нормальную дорогу, где двинулись на выезд из города. Через десять минут мы уже покинули промышленную зону и как следствие, сам Лос-Анджелес. Ну и слава богу. Надеюсь, что больше мне в эту американскую мечту возвращаться не придётся.

Мотель, в который мы заселились на этот раз, находился куда дальше, чем первый в пригороде. Здесь можно было не бояться, что полиция нагрянет с обысками, слишком далеко мы уехали. Нам пришлось ехать часа три-четыре, прежде чем попался более-менее подходящий мотель. Не сильно популярный, чтоб случайно ни на кого не наткнуться, но и не сильно пустой, чтоб не быть там единственными. Золотая середина.

И стоило нам оказаться в номере, как…

Юи сразу же села смотреть телик. Блять, ну это наглость, если честно.

В прошлом отеле я как не зайду, она пялилась в телик. Ложился спать, пялилась в телик. Уходил на дело, пялилась в телик и жрала. Возвращался, она бросала на меня взгляд, спрашивала, как дела, и вновь упиралась взглядом в телик. Кажется, что она даже в весе прибавила.

Мне от наглости такой даже не сразу удалось что-либо сказать.

- Юи, может быть ты… хочешь помыться? – наконец предложил я косоглазой, глядя, как она села в позе лотоса на кровать и упёрлась в телик, где показывали какую-то драму.

- Зачем мне это, ведь не нужно мне сейчас чистейшей быть. Меня же ты не хочешь.

- А мыться надо только перед сексом? – поинтересовался я.

- Нет, однако мотиватором служил бы он лучшим. Но досмотрю…

Она не договорила, осуждающе смотря на меня, когда я выдернул вилку из розетки.

- Грубо поступил со мной, тебе стыдно быть должно. Ведь я же гостья в мире этом.

- Пошла мыться, гостья! – рявкнул я. – Я как не вернусь, ты около сраного телика!

- Его впервые вижу и вряд ли смогу увидеть впредь. Оттого хочу я насмотреться вперёд ещё на век. Где такое чудо увидеть мне будет дано, как не в этом мире? И что мне вспомнить суждено, если не то, что здесь увижу?

- Не постоянно же.

- А когда ещё мне суждено увидеть будет это? Считай, что в первый и последний раз я вижу этот механизм. Но, естественно, я виновата, что привлекло меня сие чудо.

Она встала, разделась и утопала, сверкая своей задницей, в ванную комнату.

Нет, пусть смотрит, но не с такой частотой. Просто это выбешивает, как не глянешь, она долбит этот телик.

К этому моменту к нам зашла Роза. Она взяла соседний номер, видимо думая, что мы тут хотим уединиться, однако… Я бы предпочёл дрыхнуть с ней, чем с Юи, так как эта смотрит ночью телик! За-е-ба-ла.

- Юи в ванной? – кивнула она, садясь на диван и…

Запуская телик! Да вы чо, сговорились?!

- Да, шо привело тебя к нам?

- Да я… просто. Или ты хотел Юи сейчас… я могу зайти попозже тогда.

- Нет, мы не так близки для такого. Соскучилась по общению?

- Ну… - она закрутила волосы пальцем. – Можно и так сказа…

Я поймал её за руку, отчего она вздрогнула всем телом, словно я её пиздить собрался. Нет, бить не собирался, просто хотел увидеть внутреннюю часть локтей, чтоб убедиться. Те были все исколоты. Не прям сильно, как у бывалых наркоманов, где даже вен не видно, но есть на что посмотреть.

Роза испуганно захлопала глазами, дёрнулась другой, третий раз, пытаясь вырвать даже не руку, а убежать сама, после чего замерла. Знаешь, кто так себя ведёт обычно? Тот, кого пиздят часто. Хватают за руку, а потом раз в глаз. И у человека на такое сразу рефлекс вырваться. Или вот такое замирание, ожидание исхода. Иными словами, забитые наркоманы и алкаши. Я насмотрелся на таких, когда даже простой школьник мог, показывая свою крутость, зашугать бомжа.

- Роза, ты чего? – как можно мягче спросил я.

- Я… я… я ничего, - пробормотала она.

Скажи, привычка, да?

Её поведение вообще само по себе было как у забитой наркоманки: дёрганное, нервное, неуверенное, запуганное. И если первой она ещё окончательно не стала, то вот второе проявлялось конкретно.

И такую забитую девчонку почему-то мне захотелось обнять. Почему? Да потому что это моя сестра! Ещё и младшенькая! И ещё выглядит несчастной! Это так ня-ня-ня! Просто хочется обнять, потому что хочется обнять. Такие вещи не требуют объяснений!

- Тогда чего такая реакция? Давай обниму тебя.

- Я так и подумала. А… это… Это старые уколы, я уже не колюсь в вену. Вернее, я вообще наркотики в последнее время особо не употребляю.

- Да я вижу как бы, что уколы старые. Давай, иди сюда, обниму тебя.

Роза неуверенно смотрела на меня своими глазами с синяками. Блин, до чего на мать похожа.

- Да я… взрослая…

- Ой, бля… а я нет. Давай, иди сюды, тебя братик старший обнимет, - я молча дёрнул её на себя, ловя руками. - Всегда хотел младшую дурную сестру, которую смогу защищать, а потом обнимать с чувством выполненного долга, типа герой.

- Тебе сколько лет, говоришь?

- Я не взрослею, только старею. И в этом моё преимущество. И вообще, тебя мать никогда не обнимала что ли?

- Обнимала конечно, но… это же мама.

- А я твой брат. Так что молчи и не выёбывайся. И не бойся ты так. Ну была наркоманкой тогда, сейчас же нет, верно? Мать у нас была сильной, и ты тоже сильная, переборешь.

- Уже переборола. Ломка прошла уже. Легче чем думала, - ответила Роза и обняла меня покрепче.

Бля, обожаю обниматься. С кем угодно, если это девушка, и она не пытается меня грохнуть. В этом есть что-то такое, приятное для души, словно зализываешь свои душевные раны, которые этот сраный мир нанёс тебе. И уже вроде и теплее на душе, и чувствуешь себя в безопасности.

А тут так вообще младшая сестрёнка. Конечно, не будь она такой худющей и хлипкой, было бы ещё лучше, но родню не выбирают. Так что мне и такая сестрёнка заебись.

- Теперь-то вижу предпочтения твои я ясно, Мэйн, - сказала за моей спиной голая и мокрая Юи.

- Молчи, глупая Юи. Это моя сестра, хочу и обнимаю.

- Всё понимаю и молчу. Однако… Роза, будем ли мы смотреть сериал, что ты вчера мне показала?

Так, погоди, ты чо, не ко мне пришла, а телик с Юи смотреть?! Да ты чо!!! Ты чо-о-о!!! Предательница!!!

Я даже почувствовал себя преданным в этот момент. Не знаю как бабы, а вот мне стало немного грустно и одиноко. Я-то думал, сестрёнка ко мне пришла.

Глава 281

- Ничего же страшного не случилось, верно? – немного нервно произнесла моя новоиспечённая сестрёнка, ведя машину.

- Ничего, - покачал я головой. – Совершенно ничего.

- И ты… не сердишься на меня, верно?

- Не сержусь.

- Но ты недоволен.

- Недоволен, - не стал отрицать я.

- Патрик… я…

- Всё, оставь это, - пробормотал я. – Не хочу думать об этом.

Так уж получилось, что утро с самого начала не задалось. От слова вообще.

Во-первых, я обнаружил около себя двух голых девушек. И если на Юи мне было плевать, то вот с Розой дела обстояли намного сложнее. Так как я совершенно недавно узнал, что она моя сестра, естественно, воспринимал я её не как родную кровь, а как сексуальный объект. Как бы я не пытался себя заставить уверовать в то, что она моя сестра, мозг и тело к этим доводам ещё не привыкли.

Тут начинается сразу во-вторых: спросонья я мял сиськи собственной сестре и чуть ей не присунул.

Неловко вышло.

Особенно когда я понял, чьи равнины тундры предо мной и увидел её слегка охуевший взгляд. Не говоря о том, что в неё тыкался мой утренний стояк. Хотя бы через трусы, и на том спасибо. Но кто же знал, что сестра спит голой, привычка такая у неё. Никто. А кто виноват в этом? Юи. Потому что это она привела её смотреть телик в наш номер, после чего обе заночевали здесь.

Поэтому я развернулся и пинком сбросил спящую Юи с кровати. Послышался стон, тихий скулёж и она с сонными и влажными со сна глазами, полными обиды оглянулась. Типа, ну ты чего, я же спала, за что ты так со мной.

А блять за то, что спать теликом не даёшь и вместо того, чтоб идти к сестре в комнату, притащила её сюда. И я ей чуть не присунул!

- И тебе утра здорового, - пробормотала она, протирая глаза. – Вижу, сестру ты возжелал.

- В следующий раз, когда будешь приглашать её смотреть телик, вали в другую комнату, а не ко мне. И вообще, хули ты тоже голая?!

- Не обязана я тело своё в одежды одевать, когда ложусь я спать, - потянулась она, встала и, вильнув задом, ушла в ванную комнату.

- Тогда спи на улице! – крикнул я ей вдогонку.

После этого мы решили всё же позавтракать здесь в столовой, или как у американцев называется она. Спустились вниз, сели за столик и заказали. А когда нам принесли наш завтрак, Юи недовольно оглядела стол. Ну блять началось, опять что-то ей не нравится…

- Ну что опять, - вздохнул я.

- Вилок нам не доложили, ножей не дали нам. Как же есть мне?

- Руками блин. Вот вилка, вот нож, - взял я в обе руки указанные столовые предметы. – Чем тебе не нравятся?

- А как же вилка для салата, вилка для мяса, нож для мяса, ложка для риса…

- Ты здесь рис видишь? Или салаты? – спросил я.

- Но вдруг бы был. Положено иметь количества столько предметов столовых, даже если не подадутся они. Мы же не животные.

- Слушай сюда, бурундук Юи. Бери вилку и ешь что дают. Ешь молча и не капай мозги. После того как вы пол ночи смотрели телик, у меня голова вибрирует, спать не давали. И сейчас я слегка раздражён. Поэтому будь добра не капать на мозг.

- С каким животным я связалась… - пробормотала она, беря вилку в руки.

- Я всё слышал.

- Верно всё, специально я дала понять, какого мнения о тебе, - кивнула она.

Любое утро становится хуёвым, если просыпаешься рядом с Юи. Почему бы ей не быть невыёбистой, как, например, её сестра? А она потом удивляется, чего это я не доверяю ей. Наше путешествие домой обещало быть с ней тяжёлым.

Следующей остановкой был какой-то… кемпинг… на природе… Сто лет бы её не видывал, если честно. Такие аккуратные домики около озера в лесу, но…

Блять! Это ЛЕС! Уж лучше бы это был промышленный район.

- Лес, свежий воздух, свобода, - раскинула в разные стороны руки Роза и вдохнула полной грудью. – Как же давно не была я здесь… В последний раз только с родителями ещё в детстве. Вы чувствуете? Лес… Огромный лес… Когда вы в прошлый раз видели его?

Мы с Юи переглянулись.

- Кажется… когда нас пытались убить, верно? – спросил я.

- Верно молвишь, - кивнула она. - Вроде так. И, кажется, почти убили.

- Чуть ли нахуй не разрубили.

- Верно, было дело, а ещё потом давили.

- Мечами били, кости дробили.

- И стрелами гнали до сердца остановки.

- Банан.

Юи посмотрела на меня как на дебила.

- А мог и продолжить, ведь так вместе шли, словно устами одними твердили.

- Чем тебе слово банан не понравилось?

Роза молча смотрела на нас, видимо соображая, о чём мы вообще говорим.

- Вижу, что… последнее посещение леса у вас не прошло гладко.

- Да хуёво прошло всё! Меня чуть не убили из-за этой вот, - толкнул я Юи в плечо.

Та немного качнулась, быстро переставляя ножки, чтоб не упасть и острым взглядом посмотрела на меня. Ой, да ладно, не сильно толкнул же!

- Наверное, вы уже насмотрелись его в своём мире. Юи говорила, что у вас там рыцари, императрицы, драконы, великие герои.

Это было сказано таким голосом, словно она сама мечтала попасть в ту сказку. Давай я откорректирую твоё представление о той стране.

- Ага, а ещё медведи-гомосексуалисты, страусы-каннибалы, который кричат: лох, пидор, и летающие слоны. А ещё рабство, убийства, педофилия, войны, беззаконие, разбой на дорогах и прочие прелести жизни средневекового мира, где власть не всегда может наказать преступников. И если тебя не убили, то значит хотят выебать. Если тебя не пытаются выебать, то значит уже ебут, но ты этого пока не заметила.

От услышанного лицо Розы слегка скривилось. Вот! А я это прознал на собственной шкуре, цени! Ну, кроме ебли, конечно.

Но ещё большее разочарование ждало мою команду, когда мы попали в домик.

- Нет же здесь… телевизора… - Юи смотрела на стену напротив кровати с таким лицом, словно она только узнала, что её мать сдохла.

Поправка, больно было только Юи.

- Крепись, Юи, атаманом будешь, - похлопал её я по голове. – Телевизор, это ещё не всё, ты просто оглянись, какие вокруг леса.

- Вижу я, леса прекрасны, - взяла она себя в руки. – Но не узнать теперь же мне, переспала ль Джозефина с Мартином в лесу. И узнала ли она, что то сестра её.

- Чо? Чо за хуйню ты смотришь? Иди лучше, искупайся в озере.

- Пожалуй так и поступлю, - кивнула она.

Гордо, словно её не тронуло отсутствие телевизора, Юи встала и вышла из домика.

Моя роковая ошибка – я отпустил Юи одну. Ничему жизнь не учит. Окинув взглядом небольшую, но уютную комнату, я вышел на улицу. Прямо с порога можно было сразу увидеть озеро. Живописное озеро, которое на меня не произвело никакого впечатления, я и не такое видел.

Куда больше на меня произвела впечатление…

- ЮИ!

Голая Юи, которая, нихера не стесняясь, стояла нагая на берегу озера.

Пиздос…

Ещё больший пиздос был в том, что Юи откровенно не стеснялась того факта, что вокруг было немало мужиков, которые вышли расслабиться тёплым летним деньком с бутылочкой пива и шезлонгом. И сейчас этак двадцать особей мужского пола наблюдали за нашей аутисткой. Которая, сверкая всем, что у неё есть, заходила в воду.

Мужики восприняли Юи положительно. Они кричали ей, хлопали в ладоши, свистели и тупо радовались. А когда она вставала в полный рост, так вообще поднимался радостный ор, словно США только что победила всех в мировой войне и стала единственной страной на планете. И на этот ор стягивались другие представители сильного пола. И не только они, девушки тоже пришли посмотреть на Юи. Мне кажется или все они поддатые?

- Бля… - пробормотал я, бросился обратно в дом, где тупо сорвал покрывало с кровати и побежал обратно.

Вот честно, я чуток не доверяю толпе мужиков, что попивают пиво. Не доверяю, потому что… бля, ну я их не знаю. Вдруг они к Юи приставать начнут, и она их всех побьёт. Я просто обязан срочно обезопасить общество от этой ненормальной. Да вообще, хуй знает, что ей в голову взбредёт, раз она на это додумалась.

Выскочив из дома, я быстро пересёк весь лесок, отделяющий меня от берега озера, где, подобно вратарю, встал, готовый схватить это эксбиционистку и ёбнуть незаметно током для усмирения. Как раз к тому моменту, как Юи начала выходить из воды, сверкая своими прелестями под ор мужской и частично женской аудитории.

- Юи! Ебанулась, да?! – зашипел я. – Ты какого хуя творишь?! На тебя все смотрят!

- И что же сделать мне, скажи-ка? - пожала она плечами. – Я девушка свободная, из рода я высокого. Это смерды все должны глаза закрыть предо мной, ибо я купаться сейчас иду и не обязана скрываться.

- Иди сюда, я тебя прикрою, - зашипел я на эту дуру.

- Не хочу. Вольно тело моё, и свободы оно ищет. Я не обязана стеснять его тканью грязною твоей. Пусть сами глаза закрывают свои, но тело я не скрою.

- Твоё тело удар по почкам ищет. Иди сюда, я убью тебя.

- Сторону прими мою и буду я покорна впредь, - невозмутимо ответила она. – Стань моим и стану я твоей.

- Только если клятву дашь.

- Я вольная дева, и я не обязана клятвой себя грузить, - едва заметно скривилась она, руша свою аристократичную маску.

- Ну вот и иди на хуй.

- Я бы пошла, да ты не даёшься.

Я попытался накинуть на неё простынь, но она лишь отшагнула назад.

Да ты дрочишь! Сука! Иди сюда блять! Я тебя укрою, тварь!

Я вновь попытался накинуть на неё простынь, но она вновь увернулась. И началось…

Я бегаю по краю воды, пытаясь её поймать простынёй, а она бегает от меня. Это уже стало вопросом принципа, накинуть на эту суку эта сраное покрывало. Так мы бегали друг за другом, пока я не изловчился и не прыгнул на неё с…

Блять, я промахнулся.

Под громкий ор толпы я улетел в воду, в тот момент как Юи ловким движением просто ушла в сторону. Теперь мы оба мокрые.

- Сучка… - встал я весь мокрый из воды. – Просто сучка.

- Да как же так, наш бедный Мэйн случайно намочился, - шагнула она ко мне, коснувшись пальцами щеки. – Он так старался, так потел, он взмок упал и не поспел. Я оказалася быстрее.

Я схватил эту наглую сучку за руку, другой пытаясь выловить полотенце, как…

Юи мразь. Конченая мразь, которая следует только своему «хочу». Когда-нибудь она доиграется.

Стоя по колено в воде, я не успел ни отпрыгнуть, ни увернуться от неё – Юи с ловкостью кошки прыгнула на меня обхватив в районе пояса ногами и другой рукой за шею, после чего поцеловала меня в засос.

Это был форменный пиздец. Толпа на берегу бесновалась, празднуя непонятно что и встречая такой манёвр Юи аплодисментами. А я пытался отцепить жадно присосавшуюся ко мне Юи всеми возможными способами. Только не бил её.

Под конец я запнулся и тупо рухнул с ней под воду, где она продолжала буквально засасывать меня, упорно пытаясь пробиться через мои закрытые губы, пока… Пока падла не укусила меня за нижнюю губу, и я не раскрыл рот! И тут же её язык уже у меня во рту, и уже меня, мою слюну, мой воздух она всасывает в себя, и наоборот выдувает всё в меня, словно устраивая извращённое промывание слюнями.

В конце концов, она отпустила меня, вставая из-под воды и давая встать мне. Оба мокрые, но только я в одежде ещё. А тем временем под одобрительный ор толпы, уже довольно внушительной, она схватила меня за руку и приложила к своей сиське. Прям конкретно приложила, чтоб я почувствовал всё.

- Стань моим и будет всё твоим. Прими ты сторону мою пока не поздно выбор сделать, и станет всё нашим общим.

- Таким как ты всегда власти мало, Юи. Получишь одну, будешь метить на другую.

- Но разве ты не хочешь власти. Не ради этого ль ты идёшь?

- Не власти, - покачал я головой. - Ты слишком властелюбива. Тебе всегда будет мало. И однажды ты пойдёшь уже против меня.

- Просто стань моим на век и сторону прими мою. Тогда не будет мне нужды делить с тобою власть.

- Нет, Юи. Не стану даже потому, что у нас цели разные.

Я отнял у Юи руку, подцепил плавающую простынь и накинул на неё. Да, мокрую, однако прикрыть голую дуру надо было.

Когда мы выходили на берег, толпа нас встречала аплодисментами.

- Мы так похожи же с тобой. Мы столько бы смогли сделать.

- Мы не похожи. Может методы, но цели у нас разные. И это говорит, насколько мы с тобой отличаемся друг от друга.

Мы прошли под шквал аплодисментов в дом. Людям понравилось шоу, которое устроила Юи. Скрывшись от чужих взглядов за дверью, я достал полотенце и кинул его аутистке.

- Даже не вытрешь ты меня?

- Можешь оставить свои дешёвые подкаты для других лопухов, Юи.

- Как знаешь, Мэйн, как знаешь.

В этот момент к нам вошла Роза. И если бы она вошла с хорошей новостью, но нет, всегда одно и тоже. Всегда.

- Юи, здесь есть интернет. Мы можем посмотреть сериал по моему телефону!

Кто бы знал, что у меня сестра предательница.

Мы выехали как можно раньше, чтоб избежать взглядов тех, кто видел стриптиз Юи, который она устроила. Опять же, я оставил Юи и Розу смотреть кино на телефоне, а сам ушёл в другой домик. На утро я проснулся в окружении девок. Чо за хуйня, они что, телепортируются за мной? Или это как в играх, типа твоя тима сама переносится за тобой автоматически?

Единственное, что хорошо, так это то, что я сестру на этот раз не лапал.

Лапал Юи. Не знаю, что мне снится, но бля, просыпаюсь, и вижу, что мои руки на сиськах Юи, а та смотрит на меня и говорит.

- Быть может продолжим мы иначе?

Иначе? Да я её сбросил нахуй с кровати тут же. Если она думает, что я тут буду бегать за каждой юбкой, и что только и мечтаю, как бы присунуть в её писечку, пусть идёт куда подальше. С хуя ли это вообще должно считаться, что типа девушка даёт? Все дают в равной степени, так что нехуй тут. Оттого я могу сказать твёрдое «нет» вот таким соблазнам.

Целый день мы вновь провели в дороге. Это было классно, особенно когда Юи перестала блевать и привыкла к езде на машине, отчего могла спокойно переносить долгие путешествия.

Мы ехали по практически пустым дорогам, где изредка нам встречались другие машины. Светило солнце, тёплый воздух шумел, задувая через открытые окна и трепля волосы. Это было похоже на те американские фильмы, когда ты едешь по пустой дороге в солнечные дни через огромные поля. Огромных полей здесь не было, однако были густые леса, не менее уютные.

Во время нашего путешествия Роза одно время молчала, но потом разговорилась и… мне кажется, что девушка она в жопу ужаленная. Первые подозрения возникли во время её езды - Роза не стеснялась обгонять машины, когда встречка была не так уж и далеко. Я аж вжимался в кресло.

- Роза, ты бы потише вела, - пробормотал я после очередного обгона.

- А что не так? – удивлённо спросила она меня.

- Ну… встречка?

- Так мы же успели.

Железная логика. А если бы нет?

А ещё она гнала. Гнала так, что дух захватывало. С одной стороны мне это нравилось, с другой я понимал, насколько это опасно. В конце концов, я ей ничего не сказал, так как это было весело. Просто классно нестись так вперёд сломя голову, вот и всё.

Уже во время нашей поездки Роза разговорилась не на шутку, рассказывая много чего интересного о своей жизни. О том, как училась, как с матерью гуляла в Диснейленде. Ещё около двух часов она рассказывала Юи, что такое Диснейленд, чем он так популярен и что весёлого в этих горках. Короче, разговорилась до такой степени, что тарахтела всю дорогу, как маленький заводной трактор. Такая тр-тр-тр тр-тр-тр, всё о чём-то говорит, говорит, рассказывает.

Ебать она говорунья, прямо прорвало. Словно нашла свободные уши и теперь с радостью на них присела.

За время нашей поездки мы ещё несколько раз останавливались в придорожных кафе и кушали, где Юи с удивлением обнаруживала всякие необычные для себя элементы. Например, музыкальны проигрыватель с пластинками. Блин, такой и я не видел, если честно. Или живую фоторамку, которая посменно показывала разные картины, словно нарисованные на холсте.

Короче, путешествие наше было действительно весёлым и познавательным.

Глава 282

Ещё одной остановкой на нашем пути была река. Не широкая, но и не узкая река, которая так удачно расположилась на пути нашего следования. Ну… как удачно… Просто для меня это был своеобразный способ провести эти тихие и добрые моменты как положено белому человеку: без всяких опасных миссий на грани жизни, без спешки, без каких-либо угроз. Просто порадоваться мелочам и ощутить спокойное течение жизни, а не пулю в ногу или клинок у шеи.

Мы остановили пикап на самом берегу, где людей вообще не было. Видны следы их пребывания: кострище, вытоптанная земля, следы от палаток и так далее, но не больше. Всё чистенько, всё убрано. Меня всегда бесило у себя на родине свинство некоторых, приедут, бросят мусор и уедут. И так засирают участки, где можно было отдохнуть.

- И зачем же остановились мы сейчас все здесь? – спросила Юи оглядываясь.

- Но красиво же, - выскочила Роза из машины, скидывая на ходу ботинки. – Я уже и забыла, что такое природа и как она прекрасна.

- Когда не пытается тебя убить, - кивнул я.

- Иль калекой сделать, - поддакнула Юи.

- Или отравить, - добавил я. – Короче, мы не разделяем твоей любви к природе. Вернее, не полностью. Природа, это классно, но не всегда.

- Соглашусь на этот раз с тобой я, - кивнула Юи.

- Да, возможно вы правы, но наш мир в этом плане безопасней. - Она зашла босыми ногами в воду. – И зато вы можете насладиться природой здесь!

- Тяжело наслаждаться тем, что ты видишь каждый день, - заметил я.

- Да ладно же! – Она набрала в ладони воды и плеснула ею в Юи, которая подошла поближе. Та немного ошарашено остановилась. – Можно немного повеселиться!

После этого она нагнулась, повернулась к Юи жопой и словно роющая собака, начала заливать ту водой. Ну а Юи начала прикрываться пятясь.

- Одежда на мне, не хочу я промокнуть, - ответила Юи отходя.

- Это проблема тоже решаема! – Роза не раздумывая сбросила с себя одежду, включая нижнее бельё, представ перед нами голой и выбритой. После чего прыгнула в воду.

Юи несколько секунд сомневалась, после чего тоже разделась и прыгнула за ней в воду.

Хм… почему бы и да? Я последовал их же примеру.

Нет, это было неплохо, хочу признаться. Действительно, иногда повеселиться, поплескаться и просто подурачиться полезно. А то сплошные погони да бойни. Словно вся наша жизнь состоит из этих боен. Поэтому уже через пару минут мы бесились, толкались, брызгались водой и играли, словно маленькие дети. Я бросал поочерёдно то Юи, то Розу в воду. Иногда кто-то со мной на пару хватал третью, и мы за руки и за ноги выкидывали её. Несколько раз и меня так отправили в воду. Это было действительно весело. Не смущало нас и то, что мы были абсолютно голые и постоянно тёрлись друг об друга. Ну а чего? Естественно, да и люди мы немаленькие здесь.

После этого всё так же голышом мы забрались на такой каменный уступ, который нависал над водой, после чего ради всеобщей безопасности я его проверил. Столкнув воду Юи и смотря, не сломает ли она себе ноги. Нет, выжила. Хотя и высота небольшая, метров пять всего.

Мы, наверное, ещё потом около часа ли двух прыгали с этого уступа, после чего решили заночевать прямо здесь же. Погода была очень жаркая и душная, оттого я предположил, что ночью тоже будет тепло. На крайний случай мы можем прятаться в машине.

Достав еду, что взяли с собой в поездку, мы разложились около костра, и я продемонстрировал свои навыки, щелчком поджигая ветки, а после взмахом руки разжигая его в полную силу. Мои потуги встретили аплодисментами. Роза активными, а Юи для галочки.

Но Юи же у нас лучшая, верно? Ей тоже надо выебнуться, ведь это тоже власть, пусть и над сознанием человека. Поэтому после этого она продемонстрировала своё скольжение, когда она здесь, а вот она уже там, а вот она ставит подножку Розе и вот уже ловит её.

- Классно-о-о… - протянула она на руках Юи. – Я тоже так хочу!

- Боюсь тебе сказать я, что это труды народа моего, что веками технику оттачивал свою.

- Но ты же научилась. – Роза посмотрела на меня. – И ты тоже. Значит и я могу. И могла бы… пойти с вами в тот мир.

- Нет, - покачал я сразу головой. – Это очень плохая идея.

- Но почему?

- Кого ты видишь перед собой, Роза? – спросил я напрямую.

- Людей, которые постигли тайны и стали сильнее? Которые упорными тренировками добились своей силы? - сделала попытку она.

- Почти верно, но ты упускаешь главный момент. Ты видишь перед собой убийц. Я, Юи, мы убийцы. Наши тренировки, это убийства других.

- Ну, это естественно в том мире… - начала было Роза, но я покачал головой.

- Нет, не естественно. Даже для того мира я истребил немыслимое количество народа, Роза. За моей спиной столько трупов, что хватило бы на ещё один маленький городок в вашем мире. Вот какова цена такой силы. И каждый грамм получен таким риском, что или я, или мой противник. Каждое умение, что у нас есть, получено, когда мы стояли на краю гибели и решал всё лишь случай и наша реакция.

Роза глянула на Юи, и та в подтверждение моих слов кивнула головой.

- Он правду молвит, сила наша смертями людей отстроена. И не всегда то враги плохие. Бывал обычный мирный люд.

- Представь, что ты на войне и тебе надо проползти сто метров. По тебе стреляют, пули свистят над головой, и любое малейшее неверное движение головой и её не станет. Ты постоянно грязная, уставшая, израненная, тело ломит, а над тобой ещё и меч дамоклов висит. Но ты ползёшь дальше, через боль и слёзы, проклиная всё на свете. И молишься вообще вернуться обратно в тёплую кровать домой. Наша сила, это последствия наших деяний и не все они хорошие. Из ста человек всего два выживут и станут поистине сильными. И поверь, поставь передо мной сейчас такой выбор, я бы выбрал этот мир, а не тот. Это классно звучит на словах, но… то пиздец.

- Значит… ты бы меня не взял с собой.

- Никогда. Ради того, чтобы ты выжила. Я жив лишь чудом и не сильно рад тому, кем стал. Как ты не рада тому, кем стала сама.

- Но ты хочешь вернуться.

- Потому что там мои люди, которых я уже не могу бросить. Часть из них погибнет без меня. Это называется ответственность, Роза.

- Я просто хотела бы увидеть мир, - пробормотала она, уставившись в огонь.

- Поверь, единственное, что я там видел – средневековые города, тонущие в дерьме, и леса. Много лесов. Огромные леса. Вот как этот, напротив тебя. Спроси Юи, она докажет, что твой мир интереснее.

- В том плане, что хочешь ты узреть, твой мир куда интересней.

- Ясно…

Недолго Роза молчала. Не прошло и пяти минут, а она уже о чём-то разговаривала с Юи. Прям опять тр-тр-тр. Надеюсь, мне удалось объяснить ей все проблемы, которые свалятся на её голову, стоит ей просто там оказаться.

Так мы и просидели голышом около костра, разговаривая и кушая, пока не стемнело окончательно и только небольшой островок от огня не остался единственным источником света. После этого мы просто достали вещи и расстелили их на земле, положив на принесённые ветки, после чего так и легли. Прикольно, не скоро мне придётся так мирно спать на природе.

И всё это время девушки мило чирикали о том, о сём. Например, Роза спрашивала о том, как проходят в их мире свадьбы, на что Юи расписала такие церемонии, что даже мне стало немного не по себе. От подношений духам, до обряда перед членами семьи.

А Юи спросила, почему у Розы так лысо между ног, на что та принялась объяснять о гигиене, удобстве и то, что мужчинам нравится.

- Мужчинам нравится? – я буквально почувствовал спиной взгляд.

- А мне нет, - буркнул я. – Мне любая девушка с любой промежностью нравится, мохнатой или лысой, плевать.

Забавно, какие они только вопросы не обсуждали. От мужиков до деликатесов, что есть в их и нашем мире. Мне иногда даже было интересно послушать, что рассказывает одна и вторая.

Ведь за эти двадцать лет мир пусть и не успел сильно скакнуть вперёд, но отличия были видны невооружённым взглядом. А страну Юи мне только предстояло попасть и надо было знать, что меня там ждёт.

Нам предстояло ехать ещё дня два, если не ошибаюсь.

Город Розы, я имею в виду тот, где она родилась, встретил нас ночным освещением, что включилось в преддверии ночи. И несмотря на то, что было ещё светло, лампы уже светились яркими точками над автострадой, по которой мы ехали.

По пути мы останавливались ещё несколько раз на привал. И на тот раз только в мотелях, так как бедная Юи скучала без телевизора и буквально пыталась насмотреться на всю жизнь всего, что только могла предложить наша культура. И Роза помогала ей в этом. Хотя все признали, что время у реки мы провели действительно хорошо. Роза вспоминала походы с семьёй, я те времена, когда всё было куда проще и можно было не бояться за каждый свой шаг, а Юи… не знаю, что она вспоминала, но то, что храпела ночью, это точно.

- Вот он, дом родной, - пробормотала Роза, когда мы ехали в плотном потоке по автостраде среди машин. – Сто лет здесь не была…

- Не волнуйся, - сказал я.

- Я не волнуюсь.

- Я отсюда чувствую твоё волнение.

Она вздохнула и перестроилась в крайний правый ряд, после чего мы съехали с автострады на боковую улицу. По ней мы проехали через какие-то промышленные здания, после чего выехали в город. Вернее, это была окраина города, причём не самая уж и безопасная. Однако мы здесь не задержались.

- Я просто объезжаю центр города, чтоб не стоять в пробках, - объяснила Роза.

И действительно, мы проехали этот район, на мгновение проехали вдоль делового района, где возвышались огромные небоскрёбы и вновь попали на дорогу. Не автостраду, но соединяющую разные части города.

И уже через пять минут пред нами предстал район американской мечты. Набор домов, что выстроились друг с другом целыми рядами. Ухоженные, красивые, живые, не чета тем, что мы видели тогда в заброшенном районе.

Мы не стали доезжать до дома Розы; остановились, не въезжая в этот район, около моста, чтоб не привлекать излишнее внимание. Наверняка рано или поздно будут искать эту машину, потому стоило сразу не палить её, бросив подальше. Всё равно никто не схватится, хозяин получил свою пулю, а номера…

Я сорвал номера и выбросил их в ближайший мусорный бак. Их я снял с какой-то левой машины, которая, судя по всему, стояла уже хрен знает сколько.

- Я боюсь, ты прав, - кивнула Роза, когда мы зашагали по улице. – Боюсь взглянуть им в глаза. Родителям.

- Конечно боишься. И правильно делаешь, иначе урок будет не таким полезным.

- Урок, - усмехнулась она. – Чтоб блудная дочь больше не убегала?

- Верно. Хотя бы ради нервов своей матери. И смысл было убегать от неё?

- Я убегала не от неё, а от самого дома.

- Кстати да, всё хотел спросить, о чём ты тогда говорила. Типа, что в доме как-то не так или ещё что-то в этом роде. Я уже и не помню дословно.

- Да, - кивнула она. – Ты правильно помнишь. У меня же есть ещё сестра, младшая.

- Младшая сестра? – удивился я.

Бля, кажись кто-то только что сорвал джекпот! Две мелких и милых сестры! Охуеть! Всегда о таком мечтал! Чтоб меня будили две милые сестры, которые считали бы меня раздолбаем, постоянно сердились на меня, ругались на меня, но при этом заботились и любили, ночью тайно укрывая. Это просто мечта…

А потом вспоминаем хентай по тегам «брат и сёстры». Ладно, шучу, я не настолько повёрнут на этом. Но подобное было бы заебись, глупо отрицать. И я не про хентай.

- Да, младшая сестра, - кивнула она и сипло добавила. – Она больна раком.

Бля.

Вот тебе и джекпот.

Ну теперь то понятно, чего она спрашивала меня по поводу того, умею ли я лечить или нет.

- Рак? – спросила Юи. – В ней живёт животное?

Мне кажется, что Роза сейчас расплачется от этого.

- Не обращай внимания, Юи не местная, она не знает эту болезнь.

- Я не из-за этого, - покачала головой Роза. – Я… я… из-за другого…

- Не хочешь возвращаться? – догадался я.

Роза кивнула, плотно сжав губы, после чего ещё около минуты молчала, словно собираясь с мыслями.

- Не могу каждый день видеть её, - пробормотала она наконец. – Каждый день. Постоянно её бледное и худое лицо. Каждый день видеть, как она становиться всё больше похожей на скелет. Изо дня в день видеть, как она буквально становится тенью и ждать, что... Что в следующий раз, когда ты зайдёшь, она уже не будет дышать. Это ожидание… оно убивает. А ещё заботиться о ней, каждый раз убираться за ней, понимая, что… и… Мама тоже… Тяжело смотреть на это… Сам дом стал словно кладбищем, где вечно пахнет смертью.

Она вздохнула, словно испустила дух.

- Мама пыталась вести себя как прежде. Вновь радоваться… но я же вижу. Видела каждый день это. Её, сестру… все словно упали духом. Это просто невозможно находиться там… Сама атмосфера тяжёлая, угнетающая, заставляет тебя думать о смерти. И в этот тяжёлый момент…

- Ты бросила маму.

- Да. Бросила её одну с отцом. Она меня возненавидит за это. Но я не могла иначе! Это… это каждый день, раз от раза, видеть, жить, смотреть, ждать. Это невыносимо. Меня возненавидят за то, что я сделала.

- Хуйня, - отмахнулся я. – Я знаю, что такое жить там, где умирает медленно человек, поверь мне. И я знаю, какого это, видеть его таким каждый день. Мама тоже знает это, оттого ей тяжелее снова проходить подобное.

- Я… - казалось, что Роза сейчас расплачется.

- Тихо, Роза, ну чего ты, - приобнял я её. – Не стоит расстраиваться.

- И как ты смог жить в доме? – спросила меня Роза. – Как смог… вытерпеть это?

Я замялся. Замялся сильно, не зная, что сказать. Дело было давнее и я никогда о нём не вспоминал. Вообще никогда, забил эти воспоминания другими, лишь бы не возвращаться к ним снова.

- Всё разрешилось, - слегка напряжённо ответил я.

- Как? – посмотрела она мне в глаза, но я отвёл взгляд.

- Неважно. Главное, что, если ты вернёшься, то матери станет легче. Легче оттого, что все её дети при ней и что с её старшей дочерью всё в порядке. И ей уже не придётся волноваться о тебе. Да, это сложно, но правильно. Она будет видеть, ради чего ей жить дальше, когда случиться… непоправимое.

Я вздохнул и окинул взглядом округу. Аккуратные дома, чистые улицы, везде горят фонари. Казалось бы, уже так далеко зашли, а некоторые проблемы до сих пор решить не в силах.

- Слушай, а разве не изобрели лекарство от рака? Вроде говорили, что мол есть вирус, который убивает раковые клетки. Ещё в моё время слухи об этом ходили.

- Есть, - кивнула Роза. – Но… он не на все раковые клетки действует, как выяснилось.

- Понятно. В любом случае, крепись. Да, сложно, да, больно, но это не конец жизни.

- Не твоей, по крайней мере, - добавила Юи.

И тут Роза разрыдалась. Ну ты блять пиздец молодец, Юи. Я просто хуею с тебя, это форменный пиздец.

А тем временем мы, как я понял, подошли к дому Розы. Такому большому, добротному дому, как в принципе и все здесь, имеющему два этажа, гараж и подъездную дорожку. У нас такие дома считаются чуть ли не богатым классом, а здесь это зачастую средний.

Роза приостановилась, вытирая слёзы и глядя на дом.

- Вот я и дома, - пробормотала она.

- Везде свет потушен. Твоих родителей нет дома?

- Они работают в это время, кажется… - она глянула на часы. – Или же уехали. Они иногда уезжают из дома вдвоём.

Я даже догадываюсь, куда. Невозможно этим заниматься там, где помирает твой ребёнок.

Я ещё раз окинул этот дом взглядом. Вот бы и мне в таком… было жить в своё время. Интересно, люди, которым это всё досталось, они вообще понимают, насколько им повезло?

- Ну чтож, пригласишь в гости? – спросил я.

- Ну это ведь и твой дом теперь. Так что… добро пожаловать домой что ли, - она шагнула на дорожку к входной двери.

Добро пожаловать домой?

Я с грустью окинул это место взглядом. Может быть… может быть и круто, что назвать его моим домом, но… таковым он не является. Это не мой дом, как это не прискорбно. И вряд ли таковым когда-либо станет.

Глава 283

Роза неуверенно подошла к двери, словно это и не был её дом. Было бы забавно, если она перепутала дома, и мы будем ломиться совершенно не туда. Да, это будет смешно. Но не долго, ровно до того момента, как подъедет полиция и заберёт нас с собой. И если Розе похуй, то вот ко мне могут возникнуть нехорошие вопросы.

Но нет, всё обошлось. Роза достала карточку и поднесла его к агрегату, который был похож на домофон, после чего начала последовательно вводить несколько цифр. Хм… в подозрительном порядке она их нажала… Хотя стоп, это же мой день рождения! Классно! Значит ма не полностью меня забыла. Мелочь, а приятно.

Стоило Розе набрать комбинацию, как замок тихо пиликнул, засветившись зелёным светом. Я буквально услышал, как она вздохнула от облегчения, после чего неуверенно толкнула дверь и вошла внутрь. Естественно, я с Юи последовал за ней.

И мы попали в небольшой длинный коридор. Здесь было пусто, если не считать полки с обувью. Скинув здесь ботинки, я последовал за ней дальше и попал в довольно уютный зал с диваном и несколькими креслами. А ещё здесь пахло домом. Нет, я серьёзно, здесь пахло домом, родным домом, из которого я ушёл и не вернулся.

Прям на душе приятней стало.

А ещё здесь был камин, и я сразу заприметил немало рамок, шедших рядами, в которых были вставлены фотографии. Не электронные экраны, где были картинки, а олдскульные рамки с фотографиями.

Я с интересом окинул их взглядом.

Ну… маму я всегда узнаю. Её фотография сразу выделялась для меня, где она стояла в зелёном платье в полный рост полубоком со счастливым лицом и цветами в руках. Она здесь совершенно не выглядит старой, хотя видно, что уже в возрасте. Фото грело душу, стоило просто глянуть на неё. Такая счастливая, прямо светится вся. И подозреваю, что меня уже здесь не было.

Вот мужик, предположу, её нынешний муж, вот они оба. Вот они в свадебных нарядах. А вот мама беременна и сидит на стуле, а позади неё стоит муж, положив ей на плечи руки. Вот у них уже есть дочь, вот две дочери, вот одни дочери, без родителей и каждая дочь по отдельности…

Так много фотографий, что глаза разбегаются. Я переношу взгляд правее на шкаф, где ещё стоят рамки. Мама, её муж, дочери…

И останавливаюсь на моём лице. Даже не сразу понимаю, кого на ней вижу. Здесь есть и другие фотографии, но именно эта привлекает моё внимание.

На фото я и моя мама.

Хм-м-м, здесь мне от силы года четыре на вид. Значит… это до того, как в нашу жизнь пришли новые члены семьи. И до того момента, как она потухла. Это видно и по её живому взгляду, и по её улыбке, и по здоровому цвету лица.

Блин, она всё же сохранила эту фотографию… Классно… Значит не забыла и помнит меня. А ведь я даже не помню, когда она была сделана. Но уверен, спроси ма, и она тут же скажет.

Эти два лица на фото вызвали у меня улыбку и мимолётные воспоминания ещё той жизни, до того, как всё начало безвозвратно меняться. Хотелось бы вернуться в то время, когда я был ребёнком, чтоб ещё раз ощутить то маленькое чудо, когда ты встаёшь летом, или в новогоднее утро. Как радуешься мелочам, а в голове сохраняются некоторые особенно красивые моменты.

- Мама любит иногда рассматривать эти фотографии, - сказала за моей спиной Роза.

- Не удивительно, - я окинул взглядом и остальные фотографии, где были уже не только мы вдвоём. Была и та, где я уже взрослый, закончивший универ. И где уже взрослый стою с мамой; похожая фотка лежит у неё в бумажнике. Но они не вызывали столько эмоций как эта, с чего всё началось.

На мгновение мне захотелось забрать ту фотографию, но я передумал. Нет, пусть останется с мамой, пусть она помнит, как я выглядел в детстве и какими мы были до всего случившегося.

Вместо этого я вытащил фотографию недавнюю, мамы в платье с цветами в руках, где она сама вся цветёт и радуется жизни. Просто потому, что я сам смотрю на неё и мне становится теплее и светлее на душе.

- Ты не против, если я заберу её?

- Нормально. У мамы есть дубликаты этих фотографий. Ну, кроме старых, их она с собой привезла.

- Окей, - кивнул я, бережно пряча фотку.

Роза огляделась.

- Ничего не изменилось, - пробормотала она. – А ведь три года прошло. Я… я пойду, загляну к сестре. Сто лет её не видела. Да и… поговорить надо с ней, сказать кое-что…

Сказать «прости, что оставила тебя одну», я знаю. И ты знаешь это. А ещё мы оба понимаем, что твоей сестре не легче от всего этого. Чувствовать себя одинокой и виноватой оттого, что заставляет всех вот так мучиться и волноваться о себе.

- Хочешь увидеться с ней? – спросила она меня. – Ей было бы приятно увидеть напо… Увидеть тебя.

Хотела небось сказать сначала, напоследок.

- Окей, - пожал я плечами. – Сделаем сюрприз. Кстати, когда родичи подъедут?

- Судя по всему, они до сих пор работают по старому графику, так что нескоро. Подожди здесь пока я…

Не договорив, она ушла.

Я как-то подсознательно погладил коробочку на поясе, которую не снимал особо, чтоб не забыть её нигде и не потерять. У меня осталось ещё два яйца и все они были распределены на строго определённые моменты в моём путешествии. На строго определённые моменты…

Но теперь кое-что изменилось – у меня появились стволы и у меня появилась причина потратить яйцо.

С одной стороны, стволы решают кое-какие проблемы и яйцо не потребуется. С другой стороны, ещё раньше я уже потратил яйцо на непредвиденные обстоятельства. А в том мире, особенно на чужой территории в стане врага исцеление ух как не помешает. Мне нужны яйца и чем больше, тем лучше. Тратить их сейчас – сократить себе жизнь.

Вот тебе и моральная дилемма.

Тут родные люди. Да, в первый раз вижу, но моя кровь и плоть. Там моя жизнь.

А ещё мать. Разве она не заслужила нормальной жизни? Брошу сейчас - заставлю её вновь пройти через ту боль, которую она прошла, хоть и могу и помочь ей. Она столько убивалась на меня одного, а теперь у меня есть возможность ей отплатить за всё.

И забавна другая вещь, разве я не ради других рискую жизнью? Изменить мир вокруг себя, обезопасить своих близких и так далее. Вначале да, хотел построить свой маленький мирок, но потом? Но потом это переросло в нечто большее. Мне и улучшить ситуацию в королевстве хочется, и кризис преодолеть им помочь хочется, и своим помочь, и самому жизнь устроить. Прямо блять куда не плюнь, бегу с платком сопли подтирать.

Наверное, всё оттого, что меня так воспитали; моя семья, люди, которые от меня зависят и так далее. Защищай их, отстаивай их мнение, ответственность, все дела... И вот моя младшая сестра больна и умирает. Зажму ли я для неё яйцо? В конечном итоге, ради чего я вообще борюсь? Не ради ли других всё это делаю? Или просто хуйнёй страдаю?

Пиздец же я моралофаг, ужас просто. Столько внутренней борьбы, попыток оправдать себя и найти причины помочь и не помочь просто из-за двух чувств: жалость и жадность.

Блин, даже слова похожи.

Но с самого начала было глупо думать, что я не помогу. Естественно помогу, родные люди. Сёстры, которых пусть в первый и последний раз вижу. У меня силёнок не хватит просто пройти мимо.

Вот тебе и антигерой. Не могу мимо своих пройти и не помочь.

Я прошёлся по залу, разглядывая его. Много всяких мелочей подмечаю, уже по привычке, наверное. Пыли нигде нет, всё аккуратно, чуть ли не с линейкой расставлено. Сразу видно ма, ни на гран не изменилась.

Прошёлся на кухню, где полез в холодильник. Блин, уже и забыл, что такое холодильник.

- Холодно там. Механизм однако тоже? – заглянула через плечо Юи.

- Ага. Есть вещество, которое остужает всё. Вот там оно и гоняет, - кивнул я, вытаскивая банку газировки. Кинул ей и достал одну себе.

- Холод. Думала я раньше, что невозможно сие в мире, но…

- Технологии. Прогресс. Ближе всех подошли к этому жители западной страны в вашем мире. У них уже и пар изучен, так что глядишь, может и до электричества додумаются.

- Надобно и нам заняться развитием своим.

Уже как прошаренный житель нашего мира, Юи откупорила банку, глотнула, фыркнула.

Пока мы распивали какую-то кисло-сладкую хрень, похожую по вкусу на энергетик, спустилась Роза. А глазища-то красные-красные. Плакала небось.

- Ей плохо, - пробормотала она.

- Людям, больным раком на последней стадии, всегда плохо, - отмахнулся я. – А ещё бывает нестерпимо больно. Скажи спасибо, что ей нет, иначе бы крики постоянно наполняли ваш дом.

- Хочешь сказать, что ей повезло?

- Конечно, - кивнул я. – Она не сильно мучается в физическом плане. А вот в моральном… особенно когда сестра убегает, а мать чахнет на глазах. Чувствует, наверное, себя язвой в вашей семье, которая всем жизнь испортила.

- Но… она не язва, - пробормотала Роза.

- Ага, пойди и объясни ей обратное, - допил я газировку. – Идём, обнимем младшенькую. Всегда мечтал о сёстрах.

- Так и мечтал? – спросила слегка хрипло Роза, когда мы поднимались наверх.

- Естественно! Сёстры, это прикольно. Жаль, что я получил вас практически посмертно. Кстати, как сестрёнку то мою зовут?

- Мишель.

- Мишлен?

- Мишель. Мишлен, это покрышки для автомобилей.

Мы остановились перед дверью, на которой висела табличка с именем моей сестрёнки. Первый раз вижу, но уже готов потратить бесценный ресурс на неё. Ну если мне полегчает и уменьшит моё жлобство, добавим помимо помощи родным ещё и помощь маме. А за маму и двор стреляю в упор.

Дверь беззвучно открылась, и, когда мы вошли внутрь, комната не самая жизнерадостная предстала пред нами картина.

Рак. Это было видно по девушке даже без медицинского образования. Вся худющая, что кости видны; бледная как смерть и… Блин, как же они все на мать похожи, это просто пиздец.

Она лежала на кровати, вся окружённая какими-то склянками с препаратами, капельницами и прочим медицинским добром. Те выстраивались словно стеной на всевозможных доступных поверхностях, закрывая собой всё остальное. Я словно в медицинскую палату попал.

А ещё несколько стоек с капельницами, утка, мешки с памперсами, простыни, как одноразовые, так и многоразовые. Куча всяких коробочек с препаратами, кресло для сиделки рядом, где, скорее всего, сидит ма, оберегая сон своей дочери. Как-то здесь нежизнерадостно.

Девушка посмотрела в нашу сторону слабым, уставшим взглядом. Ей сколько, четырнадцать? Наверное, примерно плюс-минус так.

- Мишель, я… я хотела тебя кое с кем познакомить, - мягко сказала Роза, когда мы были в дверном проёме. Она словно спрашивала разрешение войти.

- Роза, кто это? – тихо спросила она. – Кто вы?

И только старшая открыла рот, как я поднял руку, останавливая её.

- Ты шо, не узнала меня? – возмутился я. Та как-то виновато покачала головой. – Да у вас мои фотографии стоят, а ты не узнала. Знаешь, ты мне разбила почки.

- Говорят же сердце, - слабо улыбнулась девчушка.

- Нет, почки. С горя я напьюсь, и они отстегнуться, - я сел на край кровати. – Так что, не узнаёшь меня?

Всё равно качает головой.

- Ну ты даёшь… Хотя в принципе я этого и ждал, - улыбнулся я, убрав волосы с её лица. – Знакомься, я твой старший брат.

Вот тут уж у неё глаза широко раскрылись благодаря непонятно откуда взявшимся силам. Она даже медленно села, словно так ей было легче воспринимать информацию. Какая же ты сука милая, даже в этом состоянии.

- Простите?

- Брат я твой, эй, приём, - я легонько постучал костяшками ей по голове, чтоб ненароком не сделать больно. – Мишель вызывает её брат, приём? Вы меня слышите?

Моё паясничество вызвало у неё улыбку и даже лёгкий смех, словно она вообще была рада, что к ней кто-то заглянул.

- Мои фотографии стоят в зале, думаю, ты их видела.

Кажется, информация начала доходить до неё потихоньку. Она даже ожила немного: глаза вновь стали яркими, на лице появилась более уверенная улыбка, мимика стала более активной. Она прикрыла ладонью рот, словно пытаясь скрыть улыбку, другой рукой коснувшись моего лица.

- Ты… настоящий?

- Нет, я массовая галлюцинация. Иди сюда, я обниму тебя.

В отличие от Розы, эту просить по сто раз не пришлось, хотя лицо у неё было «Какого хуя здесь происходит?!». Она до сих пор выглядела так, словно увидела немного странного дружелюбного незнакомца, которого от растерянности обнимает. Уверен, что для неё я таким и являюсь.

И какая же ты худющая, уверен, что тебя я без проблем подниму, так как моя броня в том мире больше весила.

- Ты что, не ешь совсем? – наконец отстранился я, удовлетворив свои тактильные потребности в обнимашках. – Худющая как призрак.

- Я… у меня рак, - она сказала это как-то виновато, словно извиняясь предо мной. – А ты… ты же пропал… я… простите, мне на «вы» надо на…

- Забей, родня же, конечно, можно на «ты», - погладил я её по голове. – Знаешь, не знал, что у меня есть такая милая младшенькая сестра. Сколько тебе? Четырнадцать?

Та кивнула головой.

- А молчаливая… - я повернулся к Розе. Та вообще улыбалась и пускала слёзы. – Мне кажется, что обычно она куда более разговорчивая. На лице написано.

- Да, болтливая, что иногда не заткнуть, - всхлипнула Роза. Ну ты и развесила нюни.

Мы посидели ещё немного, пока она расспрашивала меня, видимо, чтоб убедиться, кто я такой. В отличие от сестры, которая сразу заметила сходство и приняла тот факт, что я её брат, эта вспомнить меня не могла. Не могла, пока Роза не принесла фотографию и не показала на ней меня.

- И точно ты, - она провела пальцами по фото. – Где же ты пропадал? Ты… ты даже не постарел. Мама говорила, что ты пропал ещё лет… двадцать назад.

- Далеко, Мишель, очень далеко в другом мире. Я уверен, что даже не знаешь, где это. А не постарел… тут разница во времени. По-разному течёт просто.

Не стал я говорить, что по сути я просто тупо сдох. Не поймут да и расстроятся.

- Другой мир… - зачарованно произнесла она, словно не могла поверить в услышанное. – И как там? И ты пришёл сюда? Каким образом? И ты пришёл навестить меня? А как туда попасть?

Пиздец, да у них в роду написано быть говоруньями. Она так оживилась, что даже приобрела лёгкий живой оттенок, который словно сделал её более реальной. Её голос стал бодрее, а глаза наполнились любопытством. А очень скоро и восторгом, когда я продемонстрировал магию воды и огня. Но не долго.

- Классно, - пробормотала она, глядя на эту магию. – А лечить ты умеешь?

Какой… вопрос… На заднем фоне всхлипнула Роза.

- Знаешь, - почесал я за ухом, - тут всё несколько сложнее.

- Понятно, - улыбнулась Мишель. – Но всё равно спасибо. Удивительно, не могу поверить, что я вижу тебя, - и пятернёй мне в морду вцепилась. - Настоящий… У меня настоящий брат-маг. С ума сойти… не могу поверить… Мне кажется, что меня до сих пор разыгрывают.

- Да, я тоже не могу поверить, что у меня две сестры. Может и третья есть?

- Нет, третьей нет, - покачала она головой.

- Ясно… Роза, оставишь нас наедине, хорошо? Поговорить.

- Поговорить? – Роза отнеслась к моей просьбе настороженно.

- Да, поговорить. У каждого свои секреты, так что марш из комнаты и оставь нас, пока не позову.

Роза несколько секунд настороженно смотрела на меня, после чего кивнула и вышла из комнаты, закрывая дверь. Я прямо видел, как она продолжает пристально смотреть на меня, словно боясь, что её сестрёнка сейчас станет женщиной.

Признаемся честно, она меня не знает, её сестра беззащитна, я опасен – вполне логично, что Роза будет волноваться. Я это понимаю, хотя мне и не приятно подобное, если честно.

Дверь с щелчком закрылась, и мы остались одни. Повисла неловкая тишина, которую первой нарушило наше милое привидение весьма странной и немного пугающей фразой.

- Ты… хочешь оборвать мои мучения? За этим пришёл сюда к нам? - тихо спросила Мишель. Воспоминания мелькнули слишком ярко и неприятно, словно всё вновь повторялось.

Даже я удивился её спокойному, смиренному голосу человека, который принимал свою судьбу, хотя сам наблюдал это не раз. Человеку, который устал от всего: от лечения, от такой жизни, от отношения к себе… от самого себя. Вера в будущее? Если только в будущую скорую смерть. К такому вообще невозможно привыкнуть.

Это всегда тяжело смотреть на таких людей, они словно затухают на твоих глазах, особенно дети. Некоторые просят помочь, но большинство принимает свою участь спокойно. Слишком спокойно, и кажется, что помираешь уже ты, а не они.

Знаешь, даже мне больно смотреть на тебя, слыша такой голос, сестрёнка. Я серьёзно. Я не хочу видеть такое повторно.

Если бог хотел наказать людей, то рак был его лучшим проектом.

Глава 284

- Ебанулась? – щёлкнул я её по лбу пальцем, от чего она зажмурилась и пискнула; но тем не менее мой голос был ласковым. – Снимай рубашку.

- Рубашку?

- Да, рубашку, снимай её, - кинул я. – Будем… блять, да не штаны снимай! Ау, рубашку! Это такая вещь, что тебе грудь закрывает. Ты о чём думаешь, малолетняя извращенка?

- Я… думала, что ты хотел… - начала было Мишель.

- Тебе четырнадцать! – я сложил ладони в рупор. – ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЛЕТ, МИШЕЛЬ! У вас в роду написано быть такими извращёнными натурами?

Все в мать.

- В роду? – не поняла она. – Я не понимаю…

- Снимай рубашку, - повторил я.

Мишель слегка озадачено расстегнула пуговицы непослушными пальцами и стянула с себя рубашку. Пф-ф-ф, здесь даже смотреть не на что, если реально брать. И о чём она только думала… Стоило ей избавиться от рубашки, как я, не церемонясь, сбросил с неё одеяло и рывком за ноги стащил на середину кровати, чтоб она лежала, а не облокачивалась на спинку.

- Я… что? – она выглядела слегка испуганной. – Зачем… что…

- Не ссать, можешь довериться мне, я буду ссаться за нас обоих, - уверенно сказал я. – Чего у тебя там рак? Точно не груди.

- Ну… да... – пробормотала она. – Рак лёгких. Неизлечимый и неоперабельный. А что ты делаешь?

- Лечить тебя буду, - сказал я, доставая яйцо. Яйцо исцеления, хитрый Роскомнадзор, знаем мы тебя.

- Ты же говорил, что не умеешь…

- Поверь, я много чего умею и много чего преодолел. Так что и твою заразу преодолею. С горем пополам, давясь слезами. А теперь закрывай глаза и не открывай, если не хочешь заместо рака ослепнуть.

Вообще это необязательно, но просто я не хотел, чтоб она видела, как я это делаю. Ещё испугается, дёрнется или ещё чего сделает. Короче, уберегу её от глупости, которую она может от испуга совершить.

Мишель послушно закрыла глаза. Я сел на край кровати около неё, вытянул руки с яйцом и, аккуратно надавив, расколол пополам.

- Сейчас ты должна почувствовать жидкость на груди, она будет холодной и освежающей, словно ментол. И ещё током будет слегка биться.

Мишель кивнула, однако стоило жидкости коснуться её груди, как всем телом просто вздрогнула и напряглась. Я аккуратно выливал содержимое на её грудь, наблюдая, как оно растекается подобно обычному гелю и медленно всасывается. Вскоре и сама скорлупа превратилась в этот гель, вытекая без остатка из моих пальцев.

В том месте под рёбрами появилось зелёное свечение, будто фонарик включили, и он теперь мягко светил зеленоватым светом. Это светопреставление распространилось на всё тело, от кончиков пальцев на её ногах, до носа. Сама Мишель медленно светилась, подобно какой-то пластмассовой игрушке, в которой включился свет.

Её синяки начали сходить на нет. Бледная кожа снова окрашивалась в телесные цвета, на щёчках проявился лёгкий румянец. Сам её черты стали куда более мягкими, не такими острыми, делая из сестры обычную худую девушку, которая просто мало кушает. Но, думаю, с этим проблем у неё не будет, не в голодное время живёт.

Это всё дело заняло минут пять, прежде чем свет перестал литься из неё. Всё прошло настолько просто, что казалось, чего медицина не может его вылечить? Действительно удивительно, насколько всё просто и сложно одновременно.

- Ну как? – спросил я, тем самым показывая, что всё закончилось.

- Спать расхотелось, - честно ответила она и открыла глаза. Её взгляд был слегка недоверчивый, однако куда более живой чем пятью минутами назад. – Ты… вылечил меня? Я… чувствую себя странно. Более энергичной что ли.

Я усмехнулся, подошёл к тумбочке и вытащил из-за стены лекарств небольшое зеркальце, после чего протянул ей.

- Любуйся, малышка.

Мишель слегка неуверенно взяла в руки зеркальце и начала недоверчиво рассматривать себя.

- Я… я не больна? – она пощупала своё лицо рукой. – Я… более здоровая…

- Ну, если не считать природную извращённость болезнью, то ты абсолютно здорова.

- Значит… я не умру? – Мишель перевела взгляд на меня. Её губы слегка дрогнули.

- Когда-нибудь умрёшь. Но не в ближайшие несколько десятков лет эдак до семидесяти или сколько там отмерено.

- Я не умру… - пробормотала она. – Не умру.

Она начала повторять это раз за разом, словно пытаясь убедить себя в этом, после чего вскочила с кровати.

- Я не умру! Я не больна! Я не умру! Я хочу кушать!

Эм, последняя фраза слегка не вписывается в общий трогательный контекст, ты не находишь? Но она уже была на своей волне: кричала, что не умрёт, щупала себя, стащила… О господи, ты решила себя всю проверить?

Я тактично отвернулся, чтоб не смущать… Блин, кого я обманываю, у меня семья вся такая, никто даже не смутиться, если их целый мир голыми увидит. А Мишель продолжала прыгать и кричать, что она не умрёт.

Буквально через десяток секунд на крики в комнату стремглав ворвалась Роза с глазами на выкате и с лицом «чо здесь происходит!?» и практически сразу оказалась в объятиях буйной младшей сестры, которая, не мелочась, бросилась прямо с кровати ей на шею. Та аж покачнулась.

- Я здорова! Я снова могу ходить! Я здорова!!!

А ты до этого разве не могла ходить?

Она принялась расцеловывать свою ошарашенную сестру. Роза не сразу смогла прийти в себя, словно смысл слов до неё доходил не сразу. Она несколько секунд стояла, смотря куда-то в стену, прежде чем сморщиться… и расплакаться, прижав Мишель к себе. И тут же схватила ей за лицо и давай расцеловывать такую же мокрую от слёз мордаху.

- Ты будешь жить, ты здорова, - это уже бормотала сестра, расцеловывая мелкую.

Её ноги слегка подогнулись, и они вдвоём осели прямо здесь на пол, продолжая лобызаться и распространять свои телячьи нежности. Сёстры так мило обнимались между собой, что мне даже стало слегка неловко. Поэтому я попытался выскользнуть тихонечко из комнаты, чтоб никого не смущать. Однако стоило мне пройти мимо этих двух обнимающихся и ревущих подружек, как чья-то рука схватила меня за шиворот и дёрнула в этот большой клубок семейного счастья.

Обнимашки с младшими сёстрами, которые на пару тебя расцеловывают и благодарят. Заебись, жизнь удалась… всегда о таком мечтал… Да, целуйте и обнимайте меня, я молодец…

- Значит ты уходишь, - утёрла Роза слезу. Пусть одну, ну всё равно пустила, глядя на меня.

- Прости, но меня ждут там, - улыбнулся я вздохнув. – У некоторых жизнь зависит от меня, поэтому я не могу здесь остаться. К сожалению.

- А мама? – спросила уже одевшаяся Мишель, которая за это время с чудовищной скоростью успела опустошить холодильник. Ах ты мой проглотик.

Мы сидели внизу уже около часа, разговаривая о том, о сём. Именно так и проводят хорошо время, разговаривая о мелочах и радуя себя хорошей компанией. Что ещё надо для тёплой и доброй атмосферы, которая запомнится тебе надолго. В основном спрашивали меня про тот мир, и я рассказывал, стараясь упускать некоторые шокирующие, странные или не очень приятные подробности.

Но время наше подходило к концу и наставал момент распрощаться. Как это не печально, но всё хорошее всегда заканчивается. Сказал бы я, потому что на смену приходит что-то другое хорошее, но увы, не у меня. Моя стихия, как показала практика, это разрушения.

Но даже так, это было приятное и счастливое время. Эти несколько дней и особенно несколько часов. Я сохраню это в своих воспоминаниях и поставлю в рамочке на отдельном пьедестале, чтоб каждый раз этим моментом любоваться.

- Нет, боюсь, что нам надо спешить, иначе… - я сделал глубокий вдох. – Иначе потом уже не сможем выбраться. Был бы у меня выбор и возможность, я бы выбрал вас, но… у меня возможности такой нет.

Это было правда лишь отчасти.

- Но там же опасно, - сказала Роза.

- Там мои люди, которым я нужен. Я очень люблю свою мать, Роза, люблю её сильнее всех, потому что… да ты и сама видела, какая она заботливая. Она мне дала очень много чего, и мне бы хотелось сказать ей спасибо напоследок и поцеловать, обнять и просто почувствовать её запах. Но я не могу. Сделаю как хочу и погибнут люди. Поверь, мне тоже хочется… и остаться… и повидаться с ней. Я не смогу остаться, а если ма увидит меня…

Роза молчала. Как молчала и Мишель, которая сидела за столом и болтала ногами. Они обе поняли, почему я не могу увидеть и обнять маму. Это была основная причина, почему я ухожу раньше. И отчего мне так же тяжело.

- Наверное… ты прав. Ты прав, Патрик. Ставить свои интересы выше жизни других… это слишком, - попыталась найти оправдание этому Роза, поддержав меня. – Просто мы бы могли жить вместе, могли бы… быть семьёй, - но смутилась, понимая, как сыпет соль на рану. – Прости.

- Мы и так семья. И этого ничто не изменит, - улыбнулся я и взъерошил ей волосы.

- Ты прав. Даже в другом мире ты останешься нашей семьёй, - у Мишель глаза были на мокром месте. – Жаль, что я познакомилась только-только с крутым братцем, но уже надо расставаться.

- И мы будем знать, что наш брат крутой засранец, который сможет поставить на уши всю страну, - поддакнула Роза кивнув.

Мы обнялись. Ещё раз. А потом ещё раз. А потом сопливые и мокрые от слёз сёстры меня заслюнявили, расцеловывая и обнимая. Маленькая счастливая семейная кучка мала. Моя единственная семья, которой я всегда рад, и которая всегда рада мне.

Отпустив меня, мои сёстры проводили до выхода.

- Мы будем скучать по тебе, - чуть ли не одновременно сказали они, потом переглянулись и рассмеялись. И тут же хором добавили. - Правду молвим.

- Я тоже буду скучать по вам, мои любимые сестрёнки, - кивнул я улыбаясь.

Знаете, а мне плакать хочется. Просто плакать. И непонятно, отчего. То ли от грусти, что покидаю их, то ли от радости, что с ними теперь всё будет хорошо, то ли оттого, что я больше не увижу свою семью.

Но я не буду плакать. Нельзя. Дам волю, потом будет поток соплей как от них, так и от меня. А ещё Юи тут молчит, наблюдает за мной, следит. Нельзя значит нельзя!

Я напоследок обнял их, вдохнув полной грудью запах что одной, что другой. Хотелось бы запомнить, как они пахнут, но я знаю, что в будущем не вспомню, даже если захочу. Мне бы хотелось их обнимать так долго, на сколько только хватит. Чувствовать тепло, дыхание и прочие телячье нежности, но…

Я знаю, что если сейчас не оторву их от себя, то уже никогда не смогу оторвать. А потом приедет ма, и у меня не найдётся ни сил, ни смелости разбить ей повторно сердце.

- Ладно девчата, - я вытащил четыре золотые монеты, что привёз из того мира. – Держите. На память о том, что мы встретились.

А эти плачут обе. Блин, харе, я сейчас тоже плакать буду.

- Мы будем хранить их, - улыбнулись они, вновь потянулись и чмокнули меня обе в щёки. Одна в одну, другая в другую. – Мы будем тебе всегда рады. Ты знаешь, где наш дом. И мы будем всегда помнить о тебе, что бы не случилось. О том, что ты для нас сделал.

- Я люблю вас, милые сестрёнки.

Я сейчас расплачусь. Серьёзно, без шуток. Поэтому отвернулся и зашагал по дорожке к тротуару, после чего повернул по направлению к машине. Не оборачивался, пока не дошёл до угла.

И здесь всё же обернулся.

Они заметили это и хором крикнули.

- Мы любим тебя и всегда будем любить, братик.

Это было очень мило. Так мило и трогательно, что я даже не хочу материться, чтоб не осквернять этот момент. Я поднял руку и пробормотал:

- Я тоже. Всегда. Потому что вы моя семья.

И скрылся за забором.

Это было больно. Я покидал свою семью на этот раз навсегда. А впереди меня ждала только смерть и разрушения. Но всё же я схитрю. Один раз схитрю, чтоб повидать абсолютно всех. Поэтому свернул на улицу и дворами пробрался на противоположную сторону, чтоб меня видно не было.

Так из-за дома между кустов встал и стал наблюдать.

И ждать мне пришлось недолго.

Вскоре к дому подъехала довольно неплохая машина. Мне хватало зрения даже разглядеть номер на ней. Речи о том, чтоб увидеть лицо женщины вообще был не вопрос.

Я лишь и смог что поджать губы.

Мама… Ма… я так скучал… я столько прошёл…

И вот я снова могу увидеть тебя, пусть и из кустов, как бы смешно это не звучало.

Она обернулась, словно что-то почувствовав, как чувствуют только мамы. Её взгляд скользнул по округе, но меня она так и не заметила. А через секунду ей было не до этого.

Дверь в дом распахнулась и ей на встречу выскочила Роза. Вся в слезах. Пулей пронеслась к матери и прыгнула ей на шею. Мать даже не дрогнула, поймала спокойно её. А через секунду к маме уже бросилась Мишель. И моя стальная ма поймала ту второй рукой. Силачка.

Их плач я слышал даже отсюда. Слышал, как Роза просила прощения, как Мишель просто плакала. Как плакала ма и как их отец, довольно цивильный и образованный на вид дядька, который смахивал на профессора, обнял их.

Они буквально расцеловывали друг друга. Уверен, что ма уже поняла, что Мишель здорова, на то она и мать. Да и та что-то говорила, по любому сказала, что с ней всё в порядке, и она чувствует себя отлично. И они гурьбой так и просидели вместе несколько минут, дружно плача. Только после этого они такой дружной кучей отправились домой, оставляя меня на улице.

На мгновение обе сестры обернулись в мою сторону и невзначай махнули рукой. Заметили, засранки. Я махнул украдкой рукой в ответ, вызвав у них улыбку.

А потом дверь закрылась, и…

Всё.

Плотные шторы не давали мне возможности увидеть их в доме. Но зная ма, та сейчас или состряпает что-то, или, что более вероятно, закажет еду. Будет внимательно и тщательно откармливать Мишель с Розой. Девчонки в надёжных руках, я за это ручаюсь.

- Мать увидеть не хотел? – спросила Юи, искоса глядя на меня.

- Хотел, - пробормотал я.

- Отчего же? Так иди, мать родную обними.

- Залепи ебальник, Юи. Ты знаешь, отчего я не могу туда идти. Не дура же.

- Не дура, - кивнула она.

- Ну приду я к ней, увижу её, будет истерика у неё. А потом… потом всё равно расставание, потом ей будет опять больно. Повторно. И мне будет больно, что подорвёт мою… эффективность. Она уже смерилась с моей пропажей, с тем, что меня нет и что быть может я даже умер. Смирилась, пережила боль и живёт дальше. Я не могу заставлять её проходить через это ещё раз. Дарить надежду своим появлением и вновь исчезать, заставляя её убиваться. У неё уже есть семья, есть то, чему она будет радоваться до скончания жизни и что даст ей веру в будущее. Я же всё уничтожу.

Потому что ты правильно сказала, Юи. У всех есть свой талант. Мой талант – убивать и разрушать.

- Отвергнуть всё ты можешь сейчас, забыть про людей своих. И жить дальше, не скучая, новую жизнь здесь обретая, всего лишь жертвуя другими.

- Очень смешно, - пробормотал я. – Я этого никогда не сделаю. Я знаю, чего ты боишься и хочешь. Боишься, что я действительно побегу к ней и таким способом пытаешься давить на совесть и ответственность. Но это лишнее, я выбрал свой путь, и мне не нужны ни оправдания, ни мотиваторы.

И я просто отпущу её, вот и всё. Отпущу своё прошлое. Естественно, я никогда не забуду, кто был со мной, и кто меня любит. Не забуду ни её, ни сестёр. Однако для меня эта часть окончательно закрыта, и я никогда к нему не вернусь. Для меня теперь его не будет. Я буду просто антигероем из неоткуда.

Спасибо за всё, ты была лучшей, я тебя никогда не забуду, мама.

Вздохнув, я отвернулся и двинулся от дома. От моего дома и моей семьи, которая наконец будет жить счастливо. Я выполнил свою миссию, свой долг и свой квест.

- Пошли Юи, нас ждут великие дела.

- Как угроза прозвучало, меня насторожило это.

- Да неужели? А по мне вроде как нормально прозвучало.

- Быть может, но скажи, куда теперь мы держим путь.

- Надо вызвать нашего железного монстра, - оглянулся я. – После этого уже ты призовёшься в тот мир. В нужный нам мир.

- А если выбросит же нас на континент другой?

- Так постарайся найти того, кто не находится на другом континенте, - ответил я. – А если ещё и в океан призовёмся, то вообще весело будет.

Часть пятьдесят восьмая. Дорога к власти. Глава 285

Я скинул полотно, которое закрывало стволы. Не сказать, что их тут гора, но случайного взгляда было достаточно, чтоб что-то заподозрить.

Ну да, РПГ-7, это немного подозрительно, согласен. Ну и М60 наталкивают на такие подозрения. А этот пулемёт у нас… блин, я его в КоДе видел, как он там… М249 что ли… что-то в этом роде. Про связки гранат не стоит упоминать, американцы слишком остро воспринимают что-то взрывающееся. Ох уж эти весёлые дядьки в поясах смерти, всех их запугали. Хорошо, что в том мире до этого не додумались.

Самое, наверное, плохое в этом всём, не совсем корректное сочетание патронов, что у меня были. Для пулемётов было дохрена и больше, что правильно. Если срезать армию, стрелять придётся долго. На РПГ-7 тоже были снаряды против бронированных доспехов. Фугасные… м-м-м… можно даже по обычным солдатикам шмальнуть. А ещё взрывчатка – провода есть, но детонатора нет, хотя думаю, что и без него справлюсь.

Но вот на постоянное оружие… Это проблемка.

Винчестер. Зачем гангстерам винчестер? Но нет, винчестер был, патроны к нему были, а какого-нибудь барретта, который простреливал деревья, перемалывал людей в говно и пробивал бронированные машины, нету. Кишочки отменяются. Поэтому на всякий я захватил винчестер. Помимо него я взял винтовку М14, что вполне могла удовлетворить мои потребности. Не барретт, но пойдёт.

Автоматы… быстр жрут патроны, не очень эффективно для постоянной стрельбы. Я их взял с патронами, но скорее на всякий пожарный. Пистолеты? Да, я их набрал, но как оказалось, патроны подходили не всем, что весьма печально. В спешке я не подумал проверить это, и тупо нахватал всё, что под руку попало. К сожалению, я редко сталкивался с оружием, оттого на глаз п