Не боярское дело. Восьмая часть. Главы 48-52 (fb2)


Настройки текста:



Не боярское дело. Восьмая часть книги. Главы 48-52

Глава 48

Пятнадцатое февраля 211 года от Начала. Два часа пополудни. Мастерская Левинсона.


— Моня, шлемазл безногий! Где тебя носит полдня, если папа сказал тебе всего лишь перейти улицу и принести от вышивальщиц расшитые лацканы?

— Я ходил всего лишь сорок семь минут, — виновато потупился Эммануил, поглядев перед этим на настенные часы.

— Не смей спорить с отцом! А вчера… Кто вчера там дважды проторчал невесть сколько? Или ты из портных решил в златошвейки податься? Так ты только скажи… Папа сам сошьёт тебе юбку и пяльцы купит. Что молчишь? Опять с девками лясы точил. Вот скажу матери. То-то она обрадуется. Она тебе такую невесту подыскала. И хозяйственная, и из приличной еврейской семьи, и собой вроде не страшна.

— Папа, а как ты женился? Я слышал, что у тебя были трудности с выбором невесты, — пробурчал Эммануил, вздрогнув от перечисления достоинств маминого выбора.

— Как-как, да обычно, так же, как и все, — сбавил тон Анатолий Абрамович, — Одну девушку мне мать подыскала, вторая у отца была на примете, дочка его старинного друга, а мне третья нравилась.

— И кого же ты выбрал?

— Я к ребе пошёл. Со старшими спорить нехорошо, а ребе всегда может дать мудрый совет.

— А что сказал ребе?

— По его совету я дал каждой девушке по пятьдесят рублей, чтобы посмотреть, как они будут их расходовать. Одна купила себе новую юбку и сделала причёску, чтобы стать ещё красивее. Вторая купила мне модную шляпу и трость, чтобы я выглядел щёголем, а третья вложила их в товар и вернула мне семьдесят рублей, чтобы показать, какая она рачительная хозяйка.

— И кого же ты выбрал?

— Ту, у которой грудь больше была, — признался Анатолий Абрамович, почесав затылок, — Но это не причина, чтобы спорить с матерью. Ты меня понял?

— Конечно, папа. Сегодня же схожу к ребе, — почтительно ответил Моня, пряча бесенят в глазах.

Брякнувший дверной колокольчик ознаменовал приход клиента. Впрочем, вскинувшийся было мастер, тут же сел обратно на место, рассматривая вошедшую гостью поверх очков.

— Девушка, вы пришли за заказом?

— Нет.

— Тогда я таки хочу уточнить, что женское платье шьют через дорогу. Могу вам порекомендовать отличную портниху. А у нас только мужская одежда.

— Мне нужно поговорить с вами.

— Так говорите, кто же вам мешает, — покивал головой мастер, раскладывая перед собой новую выкройку.

Гостью он уже успел оценить, и сейчас наклонился над столом, чтобы она не заметила усмешку, которую он не смог сдержать.

— У вас случайно не заказывал костюм граф Бережков?

— Князь Бережков, — поправил её портной, — Заказывал, и вовсе не случайно, а по вполне себе солидной рекомендации.

— А вы не могли бы мне показать его костюм?

— Увы, это никак не в наших правилах, — помотал головой мастер, не отрываясь от своей работы.

— Я могу заплатить. Десять рублей будет достаточно?

— Вам только посмотреть?

— Хм, лучше бы, конечно, сфотографировать. Мне сложно будет объяснить моей хозяйке на словах, как костюм выглядит.

— Фотография вам встанет ещё в десять рублей, — поджал губы портной.

— Я согласна, — тут же отозвалась девушка, вытаскивая кошелёк из-под видавшей виды накидки.

— Какой из трёх костюмов вам показать? — сварливо осведомился мастер, явно недовольный поведением гостьи, и тем, что его отрывают от работы.

— А можно все три?

— Если с фотографиями, то с вас шестьдесят рублей, — для верности пощёлкал портной костяшками на старинных счётах.

— Вот, возьмите сто, у меня меньше нет.

— Сейчас найду сдачу, — Левинсон отошёл к кассе, и крутанув бронзовую ручку, долго копался в открывшемся ящике. Сдача у него набралась рублёвыми монетами, на которые гостья посмотрела крайне нерешительно, прежде чем убрала деньги в карман.

Вскоре Моня притащил костюмы, и надев их на манекен, защёлкал фотоаппаратом.

— Это всё, что он у вас заказал? — поинтересовалась гостья, скептически осмотрев не полностью готовые костюмы, с заткнутыми в них иголками и примётанными белыми нитками рукавами.

— Могу поклясться здоровьем тёщи, что у меня он больше ничего не заказывал, — пробурчал портной, возвращаясь к работе, — За фотографиями можете зайти часа через полтора-два.


— Отец, зачем ты обманул бедную девушку? — спросил Эммануил, когда за гостьей закрылась дверь.

— Бедную? Хотел бы я, чтобы моя Сарочка так обнищала, когда выходила за меня замуж. Ты часто у служанок кольца с бриллиантами на пальцах видел? А пухлый кошелёк, в котором самая мелкая купюра достоинством в сто рублей? И это при том, что кошелька под мелочь у неё не оказалось. Монеты она просто ссыпала в карман. Может, ты сапожки успел рассмотреть, или край кружевного платья?

— Хорошо, пусть она не бедная, но ты же её обманул. И даже бабушку мою покойную упомянул.

— Я не сказал ни слова неправды. Мне князь заказал три обычных костюма, а свадебный костюм он заказал тебе. К тому же, что касается тёщи, так то что она уже не услышит, ей никак не повредит, — философски заметил мастер, возвращаясь к работе.

— А девушка не обидится?

— Она бы ещё больше обиделась, если бы пришла ко мне не наряжаясь служанкой, и я бы ей отказал, — пожал плечами Левинсон.

* * *

— Даша, насилу тебя поймала. Мне с утра позвонила Второва, а чуть позже неё Лопухина. И у той и у другой есть фотографии костюмов, которые Олег заказывал. Только описывают они их по-разному. Прямо земля и небо. Где встречаемся? — голос Алёны Рюминой просто дрожал от нетерпения.

— Можно в "Венеции", которая рядом со Смольным. Скажем, через час. Там к тому времени уже никого не бывает, а я сейчас нам отдельный кабинет закажу, — сходу предложила Вадбольская, соскучившаяся по любимым десертам, к которым она так привыкла за годы обучения в Смольном.

— Отлично, тогда я девочкам звоню, а то они уже заждались, — тут же отозвалась Алёна.


— Ну где эту Второву так долго носит? Ещё один десерт я не вынесу, — недовольно пробурчала Ангелина, когда принесённые фотографии были пристально рассмотрены, а рассказ, о том, как она с помощью бабушки узнала о портном и переодевшись служанкой, ловко выманила их у Левинсона, внимательно выслушан.

— Света издалека едет. Ей до столицы не меньше часа добираться, — вступилась Алёна за свою новую знакомую, — А впрочем, вот и она, кажется, — увидела княжна в окно запорошенные снегом знакомые машины, въезжающие на стоянку.

— Посмотрим, что она привезла. Наверняка не то что-то узнала, а мы тут сидим, ждём, — мстительно высказалась Лопухина, всё ещё не смирившаяся с появлением у Алёны новой подруги.

Впрочем, через пару минут ей пришлось признать, что она была не права. Олега на фотографии трудно было не узнать, но костюм…

— Это что же, получается Левинсон меня обманул? — гневно воскликнула Ангелина, сжимая кулачки, — Ну, я ему…

— А что случилось? — спросила Светлана, и девушкам пришлось ещё раз выслушать о расследовании, проведённом Лопухиной.

— Ага, значит, ты накидку у служанки взяла. А кольца снимала? — прищурилась Второва, выслушав рассказ юной партизанки.

— Э-э, нет. Но он в очках был, мог и не заметить.

— А рассчитывалась как, мелочью? На ноги валенки обула? Шестьдесят рублей заплатила, а за костюм Левинсон больше трёх тысяч берёт или нет? — продолжила спрашивать Второва, хотя по голове Ангелины, опускаемой всё ниже и ниже, и так всё было понятно, — А потом смотрите, на этих фотографиях в уголке мелко-мелко подписано, что мастер А.Левинсон, а на моей Э.Левинсон.

— Где подписано?

— Не вижу где, — почти одновременно сказали Алёна с Дарьей.

Второва взяла у них привезённые ею же фотографии, кстати, обе одинаковые, и наморщив лоб, попыталась сама рассмотреть надпись.

— Тут плохо получилось. Но на той фотографии, с которой мне их пересняли, надпись так же отчётливо видна, как на этих, — кивнула она на фотографии, принесённые Ангелиной.

— И где же твоя фотография? — спросила Лопухина.

— Где-то дома наверное осталась, — стремительно краснея, пробормотала Светлана, отводя глаза в сторону.

— Та-ак, — с усмешкой произнесла Вадбольская, от которой не укрылось смятение Светы, — Первая жертва нашего красавчика определилась. И это знак. Значит, костюмчик и вправду хорош.

— Чему ты радуешься? — с укоризной посмотрела на неё Алёна.

— Ты хоть представляешь, как нам все завидовать будут? Посмотри только, как ему костюм идёт. Я в него сама бы влюбилась ещё раз, но больше уже некуда.

— А куда мы готовые платья денем, которые заказали? Они точно рядом с его костюмом не будут смотреться. Да и времени у нас совсем мало осталось, чтобы под этот костюм что-нибудь выдумать, — с досадой произнесла Алёна.

— Придётся с Олегом договариваться. С новыми платьями мы успеем, а как тебе идея, чтобы на официальную часть нам всем в одних нарядах выйти, а потом уже в другие переодеться? — положила Вадбольская перед собой фотографии обоих костюмов Бережкова.

— Так же никто не делает, — вмешалась Лопухина, оглянувшись на пунцовую Светлану, прячущую щёки в ладонях.

Та лишь кивнула головой в знак поддержки.

— И это здорово. Да что там здорово, просто отлично, — рассмеялась Дарья, захлопав в ладоши, — Значит, мы будем первые. Не вешай нос, подруга! Будет у нас праздник, — подтолкнула она локтём приунывшую было Алёну.

* * *

Николай Филатов, один из моих будущих алькальдов, тщательно взращиваемых из нашей молодёжи, был мной откомандирован на Ямал, вместе со звеном пилотов. Улетели они туда со второй волной десантников. Логово нефтепромышленника, оказавшего существенную поддержку заговору, без внимания оставлять было никак нельзя. Князь Обдорин рвал и метал, мечтая расправиться с последним оплотом заговора. К моменту вылета Филатову стало известно, что сам нефтепромышленник со своими приближёнными уже неделю, как отбыл в неизвестном направлении, а о каком-либо сопротивлении со стороны оставшихся заводчан и речи не идёт. Захват бывших меркуловских заводов правительственными войсками был произведён быстро и бескровно.

Нельзя сказать, чтобы я всерьёз рассчитывал на возможность восстановления заводов с их первоначальными возможностями. Как говорится, два переезда равны одному пожару, но очень хотелось сохранить технологии и специалистов. Особенно меня волновали процессы, позволяющие промышленными способами тиражировать техномагическую начинку.

Обскакали тут нас меркулововские спецы, что и говорить. Хорошо ещё, что мобильные боевые комплексы сами по себе изделия сложные, и технологический прорыв меркуловцев в маготехнике мы смогли сгладить нашей успешной работой с металлом.


Филатов вернулся не один. С ним прилетела делегация из пяти человек. Как Николай мне объяснил, они представляют собой нечто вроде выборной администрации того рабочего посёлка, который остался на Ямале, но уже готовится к переезду. Почти пятьсот человек, из которых чуть меньше половины составляют женщины и дети, могут в ближайшее время переселиться на мои земли.

В первый день, после прибытия делегации, я не стал с ними встречаться. Пусть осмотрятся. Николай познакомит гостей с нашим поселением, свозит в недостроенные посёлки, которые мы по плану собирались окончательно обустроить лишь к лету, а там и поговорить можно будет. Должен сказать, удачно получилось. Как рассказал Филатов, ему вчера с большим трудом удалось вытащить прибывших ямальцев из бара при бассейне, куда они плотно засели после посещения бани.


Пятеро мужиков, чуть помятых, но с виду вполне бодрых, дожидались меня в кабинете. Застали мы их у окна, выходящего в цех. Они разглядывали достраиваемый дирижабль и о чём-то спорили. Тут же сидел и Филатов, приставленный к ним в качестве гида и сопровождающего.

— Чай, кофе, а то пиво, может быть? — поинтересовался я, проходя за свой стол.

— Чая достаточно, — за всех ответил высокий шатен с густой гривой волос и роскошными усами, никак не отметив мою подначку про пиво.

— Тогда присаживайтесь, и начинаем. Времени у нас не много, поэтому сразу договариваемся, что говорить будем только по делу. Как я себе вижу текущую ситуацию. У каждого из вас есть два варианта. Первый — это контракт на пять лет со мной, и второй — возвращение на Ямал, и уже оттуда, этапом, в следственные органы ближайшей губернии.

— Прямо таки этапом? — вызывающе уставился на меня низенький черноволосый крепыш, севший чуть в сторонке от остальных.

— Точно не скажу. Вполне возможно, что лично вами следователи так заинтересуются, что специально организуют пассажирский рейс и доставят вас первым классом, как особо важную для следствия персону. Чтобы не терять времени, сразу отмечу, что даже я, молодой и наивный юноша, и то ни разу не верю в вашу глупость. Подпольное, тайное изготовление боевых комплексов, использованных против государя, да ещё и приведшее к многочисленным жертвам. Даже затрудняюсь сказать, сколько статей на каждого из вас наберётся к концу следствия. А к ним ещё добавится пособничество, группа лиц, государственная измена, — начал я загибать пальцы, — И к этим отягчающим моментам следователи вам с удовольствием приплюсуют ещё то, что все вы во время следствия друг на друга наговорите.

— Вы всё так описываете, словно сами сидели, — буркнул крепыш, недовольно поглядывая на посмеивающихся товарищей, которых отчего-то порадовал момент с его доставкой в тюрьму персональным дирижаблем.

— Довелось как-то раз. Впечатления хоть и невесёлые остались, зато яркие. Впрочем, вернёмся к нашим делам. Сходу у кого-то есть возражения против контракта? Ознакомиться успели? — кивнул я на разложенные по столу листы.

— Оплата не очень щедрая, — спокойно заметил шатен, косясь на контракт.

— Зарплаты у меня больше, чем в городе. Может, вам после Ямала они такими не кажутся, но там у вас и надбавки северные были, и доплата за участие в преступной деятельности. Приплачивал вам ваш наниматель за риск в тюрьме оказаться, и как видите, не зря. А я вроде, как наоборот, от неё, матушки, вас спасаю. Так что, ещё подумать надо, кто кому платить должен. Хотя, если кто-то из вас проявит себя в работе, то я всегда готов его выслушать, а то и сам отмечу, без ваших напоминаний. Такая постановка вопроса с оплатой вас устроит?

— А что мы делать будем? Снова МБК?

— Боевые комплексы у нас лучше ваших получились. "Медведи" себя не слишком хорошо показали. Вряд ли на них теперь найдётся заказчик. Разве что армейцы своих "горбатых" менять надумают. Тогда можно будет конструкцию ваших "Медведей" подшаманить до пригодного состояния, и им предложить, — начал я вслух рассуждать, под удивлённое переглядывание ямальцев, — А занять вас я хочу авиацией и техномагическими приспособлениями.

— Деревянные этажерки собирать? — опять влез крепыш.

Что тут сказать. Привыкли люди при слове самолёт представлять себе кургузый биплан с крыльями из фанеры и ткани. Приучили конструкции предков нас всех к деревянным самолётам. "Чайки", "ишаки", "ЛАГГи" — во всех дерева с избытком было. И ничего. Летала себе "фанерная авиация" и с фрицами сражалась.

— Когда вам можно будет показывать самолёт, я предложу вам поискать там дерево. Найдёте хоть одну дощечку или кусок фанеры, сто рублей заплачу, а пока, увы, не положено вам боевые самолёты рассматривать. И дело даже не в отсутствии доверия.

— А оборудование наше как перевозить будете? — никак не отреагировал шатен на мой укус.

— Дирижабли придётся арендовать. Пока других вариантов не вижу.

— Есть у нас дирижабли. Правда, всего два из тех четырёх остались, что при заводах были, зато по двести тонн каждый может за раз поднять.

— О как! И хозяин их с собой не забрал, и вояки себе не затрофеили? — удивился я такой бесхозяйственности. Особенно от армии. Там ушлые прапора трофеят всё, что не приколочено, а то, что можно оторвать при помощи лома, приколоченным не считают.

— Кому они без гелия нужны, а та установка, что у нас стоит на поле, маломощная. Да и работать с ней не каждый может. Начни с неё гелий накачивать в дирижабль, так с неделю только с одним провозишься, а то и дольше.

— Не, не дольше. Неделя ровно на каждый уйдёт, — пробурчал крепыш, — Я гелий не до конца с балоннетов стравливал.

Ого! А у мужиков-то был план, оказывается. Почувствовали, что жареным запахло, и придумали, как с Ямала выбираться будут. С другой стороны, раз мне рассказать про дирижабли решились, значит всё меж собой уже обсудили, и принципиальное согласие на переезд можно считать полученным. Теперь, похоже, меня на сообразительность проверяют.

— Готов выслушать, как вы себе переезд представляете, — кивнул я, отмечая, что их оговорки мной замечены и приняты.

— Было бы поле около посёлков, где вы производство размещать собираетесь, всё очень просто бы сделали. Половину оборудования прямо с дирижаблей можно было поставить. А так, километров пятнадцать до них от вас выходит, если напрямую, и с подъёмной техникой мудрить придётся. Возить замучаемся. Оборудование негабаритное у нас, да и вес имеет немаленький.

— Просто поле нужно, или поле с причальными мачтами? — уточнил я.

— Голого ровного поля вполне бы хватило. Там дирижабли смогли бы разгрузиться, а потом у вас к мачтам встать на заправку и обслуживание.

— Появится поле, — пообещал я, — Как я понимаю, даже поменьше нашего для выгрузки достаточно будет?

— Половины вашей поляны за глаза хватит. Лишь бы лес да бугры не мешали. Начнёт груз над землёй елозить, побьём оборудование, а оно у нас к ударам крайне чувствительное. Деталей много хрупких, которые демонтировать тяжело.

— Завтра съездим, определимся с местом и всё сделаю, — успокоил я шатена.

— В смысле… Как сделаете?

— Магией, как же ещё. Поле расчищу и выровняю.

— У вас боевая звезда магов имеется?

— Я и сам маг.

— Настолько сильный?

— Достаточно сильный, чтобы выполнить то, что обещаю, — усмехнулся я, расстёгивая верхние пуговицы сюртука. Ровно настолько, чтобы можно было увидеть рубиновую звезду архимага.

— Вот теперь верю… — медленно поднялся шатен со стула, и склонился в поклоне, — Простите, Ваша Сиятельство, что мы вели себя неподобающе. Сами поймите, за нами семьи, дети, жизнь на кон ставить приходиться, а тут вы, и неожиданно такой молодой…


Вот и сбылась мечта идиота…

Хотел магию использовать в мирных целях, получи.

Если что, то поле пятьсот на пятьсот метров — это всего лишь квадрат площадью в две с половиной тысячи соток. Тех самых соток, которыми люди привыкли свои огороды измерять. И работы на таком "огороде" всего ничего. Лес выкорчевать, бугры срыть, выровнять всё и утрамбовать. И холмик… Торчит посредине размеченного участка, гад, словно пуп земли. Небольшой такой. Метров восемь-десять в высоту, он раскинулся в виде куполообразной выпуклости метров под сорок в диаметре. Словно его тут кто-то специально насыпал, чтобы мне не скучно было.

Работать я буду не один. Четверо помощников со мной приехали, если считать одним из них увязавшегося с нами Шабалина. А так, один из ямальских инженеров вооружился теодолитом и двое стоят со здоровенными линейками. Оглянувшись на оставшуюся за спиной группу поддержки, я с удовольствием заметил, что остановился Шабалин чуть в стороне от остальных, под здоровенной елью, где почти не было снега. На земле не было, весь снег чуть ли не целыми сугробами лежал на ветвях. А под еловыми лапами взад-вперёд ходил Шабалин, подняв высокий воротник своей короткополой шубейки, сшитой по столичной моде.

— Внимание! Проводятся взрывные работы. Всем необходимо срочно покинуть территорию полигона! — громко выкрикнул я, дурачась. Так-то да, пакость готовлю, этакую мелкую пакостишку для поднятия настроения.

— Бум-с! — запустил я оглушалку в воображаемый центр расчищаемого участка.

Мы же за мир и здоровую экологию. Не дело птичек и животинок всяких губить, тем более в собственном лесу. Сначала разгоню всех, и уж потом всерьёз начну магичить.

— Да …. …. …., — нецензурно и громко высказался Шабалин у меня за спиной. Кстати, уже в который раз он матерится. Вот и верь после этого, что люди науки по определению интеллигентны. Подумаешь, упал на него целый пласт снега, сорвавшись с ёлки от сработавшего заклинания. Оглянувшись, я самокритично отметил, что со снегом небольшой перебор вышел. Снег попадал с ёлки весь. Моего мучителя, то есть учителя, я хотел сказать, снегом по пояс завалило и он теперь роется в образовавшемся сугробе, пытаясь найти там сбитую наземь шапку. Вот так вот, это тебе не на тренировках в ограничителях заклинаньицами друг в друга пулять, тут богатырский размах, понимаешь… Второй восторженной оценки от наставника я не стал дожидаться и почти без перерыва запустил одну за другой парочку "Твоих дивизий", распределив их по флангам участка. Посмотрим, как они по лесу и кустарнику сработают.

Эх, красиво получилось! Если бы не взрывы на земле и не столбы огня, то можно мне было в фейерверкеры податься. Салюты по праздникам запускать на заказ. А так из-за сопутствующего эффекта бизнес не получится. Пару секунд полюбуются гости падающими звёздами, а потом ни гостей, ни заказчика… Одни воронки и костры. Мда-а, ещё одна бизнес-идея насмарку, ну да ладно, я лучше холмиком займусь. Появился у меня в арсенале "Огненный диск". Этакий вращающийся огненный блин, который летит параллельно земле. Попробую им срезать вершину холма, а потом можно будет "Кометой" долбануть. Я, примерно по такой же тактике обычно с яйцом всмятку расправляюсь, если по утрам перепадает. Правда, с тех пор, как Дашка уехала, что-то в рационе поменялось, надо будет выяснить у кухарки, в чём дело, а то она всё каши какие-то молочные подаёт, как ребёнку.

Под гастрономические размышления холмик мне стал нравиться больше. Примерившись, я отправил диск в полёт так, чтобы он захватил верхнюю треть возвышающейся над землёй шапки.

Скосив по пути пару десятков деревьев, диск врезался в холм, а я был вынужден отвернуться от горячей волны, состоящей из дыма и пара. Глаза тут же заслезились, и мне стало не до "Кометы", которую я хотел было отправить вслед за диском.

— Олег, стой! Остановись! — чуть проморгавшись, я увидел, как ко мне несётся Шабалин, суматошно мельтеша руками и проваливаясь в снег. Добежав, он обхватил меня руками, и почти в лицо мне прокричал, — Стоп!

Нет, я конечно же понимаю тот восторг, который вызывает у Шабалина истинная магия. Скажу больше, его искренность, с которой он выражает свои чувства, меня радует, и хотя я надеюсь, что его объятия носят чисто дружеский характер, но все таки, как по мне, так обнимашки — это лишнее. Солидный же человек, в конце концов, мог бы себя и посдержаннее вести.

Должна же быть у него какая-то весомая причина для такой радости. Хотя может она и есть. Откуда я знаю, вдруг посреди того снега, который только что упал профессору на голову, была здоровенная сосулька. Вот тебе и причина. Весомая. А с ударенного по голове много ли спросишь.

— Да стою я, стою, — спокойно ответил я наставнику, осторожно выкарабкиваясь из его объятий, — Вот, замер и ничего не делаю, — помахал я в воздухе руками, делая шаг назад. Видок у Шабалина тот ещё. Весь в снегу, шапка набок, рожа красная. Буйный он какой-то, как бы кусаться не начал, — А что случилось-то?

— Бункер, — просипел наставник, немного отдышавшись и тыча пальцем куда-то мне за спину.

Оглянувшись, я присмотрелся к тому, что осталось от холма. Хм, определённо что-то необычное просматривается. Вершину холма, вместе с кустами, снегом и землёй я диском смёл, а с бетонным колпаком не справился.

— Ух ты! — восхитился я неожиданной находке, — Пойдём вскрывать?

— Я тебе вскрою, — сильно дёрнул меня за рукав Шабалин, успевший подобраться поближе, — Враз пополнишь отряд вскрывальщиков, отправившихся на небеса.

— Я же под щитами буду. Что мне сделается?

— Вдруг там ядерный реактор? Или баллистическая ракета, снаряжённая ядерными боеголовками, а то и ещё что-нибудь похуже.

— А что, может быть похуже?

— Может. Склад химического или бактериологического оружия, например.

— Хм, и что тогда делать?

— Специальную команду вызывать.

— А она есть?

— Я, лет десять назад, в одной такой состоял. Во вскрытии пяти бункеров успел поучаствовать.

— Расскажете?

— Нет.

Мда-а… Есть чему у Шабалина поучиться. Хотя бы этому решительному "нет", после которого вопросы сами собой отпадают.

— И когда теперь можно будет поле доделывать?

— Поле… — усмехнулся наставник, оглядывая окрестности, — Если только полем всё обойдётся, то считай, что тебе повезло. Не хотелось бы тебя расстраивать, но мне это сооруженьице больше всего выход напоминает, и что характерно, не основной. Видишь там сбоку что-то вроде кубика? Как мне думается, это колпак вентиляционной шахты, и он всего один.

— Хм, это плохо или хорошо? — начал я внимательнее приглядываться к открывшемуся сооружению, к слову сказать, неплохо выглядящему для своих лет.

— У серьёзных объектов основной вход обычно был оборудован двумя, а то и четырьмя вентиляционными шахтами, и только на запасные ставили по одной. Что-то тут серьёзное закопано, — потопал ногой Шабалин, — Надо бы с воздуха посмотреть, где ещё такие холмики есть. Тогда приблизительно сможем размеры всего объекта прикинуть.

До холма мы всё-таки прогулялись. Благо, снега после моих упражнений по дороге к нему осталось немного. Вентиляционная шахта представляла собой будку, с беззубым оскалом осыпавшихся проржавевших решёток и чудом сохранившимися ступенями — скобами, сделанными из толстенной арматуры. Десяток из них я ещё смог разглядеть, а остальные терялись во мгле тёмного зева шахты. Брошенный вниз камушек летел секунд шесть, прежде чем мы услышали еле слышный стук от его приземления.

— Глубина метров сто двадцать-сто тридцать, — сухо заметил Шабалин, не успевший вовремя меня остановить, — Давайте-ка вызовем дирижабль по рации и осмотримся. Похоже, мы что-то очень интересное разыскали.

— Это вы по камушку определили? — поинтересовался я, после того, как следующий камень, гораздо больше первого, наставник у меня попросту отобрал, не дав его запустить вслед за его предшественником.

— Недалеко от Рязани есть объект Малинищи. Обычная ракетная точка, заброшенная предками после распада СССР. Нас в своё время вывозили туда для обучения, и никаких секретов из её существования никто не делает. Могу сказать, что там нет таких глубин, хотя сам объект занимает площадь в семнадцать гектаров.

— Так, — тут же насторожился я, — Это моя земля и потеря семнадцати гектаров в этом месте никак в мои планы не входит.

На самом деле вопрос даже не в гектарах. Оба строящихся посёлка — предмет моей гордости и тайной надежды. Я для них выбрал уникальное место. Редко так бывает, чтобы два источника Силы оказались рядом друг с другом. Поэтому, когда такое место нашлось, да ещё недалеко от верфей, я долго не раздумывал. Посёлки, которые мне строят по единому типовому проекту, тем и хороши, что их строительство предсказуемо по срокам и средствам. Эти два посёлка можно будет завершить ранней весной, если я увеличу число строительных бригад и буду готов к внеплановым платежам.

Вызванный по рации дирижабль прилетел через полчаса, и мы начали облёт по спирали, разглядывая все подозрительные возвышения. В итоге мест, крайне похожих на знакомый холмик набралось порядка пяти, причём одно из них мы сразу пометили, как маловероятное, а что-то очень похожее на основной вход отыскалось на северо-восточном склоне горы, километрах в трёх от размеченного нами поля. Самое неприятное было в том, что оба строящихся посёлка находились чуть ли не в центре полученной геометрической фигуры, обозначенной нами на карте в виде пентагона — правильного пятиугольника.

— Символично, — коротко заметил Шабалин, когда я отметил на карте последнюю точку, и несколькими уверенными движениями провёл в пентагоне диагонали. В центре получившейся пятиконечной звезды мы увидели ещё один пентагон, совсем маленький, по которому наставник многозначительно постучал карандашом.

* * *

Меня вряд ли можно назвать трусом. Собственно, и тугодумом я себя не считаю, но в порядке самокритики признаю, что с этим вопросом у меня порой не всё гладко.

Как и у большинства мужчин, у меня есть опасения, связанные со свадьбой.

Все знают навязчивые шутки о браке. Их много. И волей-неволей возникают не совсем приятные ассоциации, основанные на том, что нам такие шутники-затейники внушают чуть ли не с детства.

Брак — это уныло, говорят одни.

Ты вбухаешь в свадьбу столько денег, что потом будешь жить впроголодь, утверждают другие, описывая бесполезную помпезность свадеб.

Опять же глянцевые журналы и книги редко когда описывают счастливые браки. Зачем? Читателям интереснее скандалы и сплетни о мимолётных романах, а чужая радость редко находит почитателей, гораздо чаще она вызывает зависть и глухое раздражение.

Наша самостоятельность. Как бы мужчины не пытались это скрывать, но они отстаивают её порой почище, чем иные девушки девственность и крайне болезненно воспринимают насмешки холостых приятелей, случись им отказаться от похода в баню или поездки на рыбалку по причине семейных дел. В глазах холостяков возникающие порой ситуации в семье кажутся позабытым детским кошмаром, когда за них что-то решали родители, а то и напрочь запрещали им массу крайне интересных дел.

Так что определённые опасения по поводу свадьбы у меня есть. Может они кажутся кому-то смешными и нелепыми, но я про церемонию торжественного заключения брака часто думаю, и что скрывать, иногда ночью ворочаюсь, чувствуя себя крайне неуютно.

Догадываюсь, что многим мои откровения покажутся наивными и смешными, но зато они честны и жизненны. И хоть честность зачастую не в чести, но мне проще так жить.

Переживать, думать, сомневаться. По крайней мере наедине с самим собой.

А свадьба… Да, сама церемония не вызывает восторга у мужчин.

У мальчиков и девочек абсолютно разное воспитание.

Девочки с детства ждут встречи с принцем, и такая встреча во всех сказках заканчивается пышной свадьбой. Для девушек свадьба — это некая кульминация, позволяющая им в какой-то момент ощутить себя принцессой, главной героиней яркого события.

Парни воспитаны на подвигах и приключениях. И вроде свадьба им не нужна. По крайней мере никогда ни от кого из женившихся друзей я не слышал, чтобы они с восторгом рассказывали о своей свадьбе.

А чего хочу от свадьбы я, и как я к ней отношусь? Да, пожалуй, с пониманием. И это самое верное слово, которое я смог придумать во время ночных размышлений.

Если свадьба так важна для девушки, то почему бы мне не сделать подарок.

Устроить праздник, о котором можно вспоминать всю жизнь.

Сделать так, чтобы она воплотила свою мечту.

Мечту, до которой осталось всего три дня.

Целых три дня, каждый из которых в моей насыщенной жизни становится отчего-то необычайно долгим.


Глава 49

Очередные хлопоты я в этот раз получил от Степана.

Вот уж от кого не ожидал забот, так это от него.

Как-то незаметно и понемногу, но Степаша стал у меня состоятельным человеком. Как-никак, а прилично мы с ним награ… э-э, экспроприировали разных ценностей у всяких нехороших людей. И удумалось же ему озадачить меня проблемами в самый неподходящий момент. Хотя, когда он ещё будет, этот подходящий момент. Уж точно не в ближайшие месяцы, а у степановской команды вовсю ручонки чешутся.

Затеяли они строительство радиоцеха и заодно начали поиск места для монтажа одной хитрой установки. Чего-то они там напридумывали, разных книг и схем притащили не один шкаф, троих специалистов сманили из столичной лаборатории и теперь им всем попросту не хватает помещений.

Казалось бы, при чём тут я. Деньги Степан свои решил тратить, людей у меня от работы для своих дел не отвлекает, на строительство я ему разрешение дал. Так нет же. Горка ему понадобилась. Этакая горушечка приметная, около которой я не так давно прудик Кометой вырыл. И всё бы ничего, но по плану у меня там церковь должна начать по весне начать строиться. Про неё уже все потенциальные прихожане знают, и даже строить её сами собираются.

Попытался я до Стёпы достучаться, объясняя ему резоны, архитектурный план и чувства верующих. Но куда там. Оказывается, что им радарную установку нужно скоро будет испытывать, а лучше той горушки в окрестностях посёлка ничего нет. И что прикажете делать? Вращающийся купол для радара на церкви ставить? Так у меня быстро попы облысеют от излучения.

Хотя нет, похоже я сам раньше облезу. У меня вот-вот вызванная Шабалиным команда прибудет, чтобы бункер вскрывать. С рыбой надо разобраться. А ещё у меня на носу свадьба, которая надвигается неотвратимо, как поезд в тоннеле.

— Степан, да ты пойми, священники нам три воза жутких кар небесных наобещают, если мы их с местом под церковь обломаем, да и с верующими что прикажешь делать? — буквально возопил я, пытаясь найти выход.

— А не будет около посёлка радара, так и прилетит тебе когда-нибудь подарок с неба, ничем не хуже тех, что мы посылали. И отчего-то я в такую небесную кару верю больше, чем в любую другую, — парировал Степан в ответ.

Ну, прав он. Знаю, что прав. Где-то глубоко в душе я уже проникся возможностями авиации. Примерил на себя ситуацию, и признал, что если застанет меня спящим такой самолётик, как у нас в ангаре стоит, то и противопоставить ему особо нечего будет. Может повезти, и его патруль пилотов в МБК встретит, но тут лотерея начинается. Скорость у самолёта намного больше, потолок выше, а пилотов ещё никто не учил, как с самолётами воевать. К примеру, с теми же штурмовиками или пикирующими бомбардировщиками.

Короче, так я ничего с радаром и не решил. Пообещал Степану, что придумаю что-нибудь на свежую голову и пошёл рыбой заниматься.


Если ваша невеста начнёт с вами разговор про скромненькую свадьбу в узком семейном кругу, то никогда не будьте так наивны, как я.

Узкий круг — это оказывается очень условное название, и почти наверняка вы с невестой говорите о разных цифрах. Кстати, сразу предупреждаю, если вдруг у вас случится две невесты, то "узкий круг" не станет вдвое уже.

Мне же надо как-то срочно переправить в столицу шесть бочонков разной икры и тридцать пять пудов свежей стерляди и осетров. Именно столько не хватает для полного счастья главному дворецкому Зимнего дворца, в правой части которого мне предстоит справлять свадьбу. Дернул же меня чёрт познакомиться с ним, и поинтересоваться, не нужно ли чем стол дополнить. Тут же выяснилось, что приличной свежей рыбы в столице нет, а икры нынче заготовлено мало, и стол может показаться гостям скудным. Остальное по мелочам. Их, этих мелочей, набралось ещё на сто пятьдесят тысяч рублей. В основном такую уйму денег потратят на дорогие вина, коньяк особых сортов, изысканные десерты и фрукты, чтобы дополнить и разнообразить основное меню.

Вот тут-то мне и захотелось поточнее узнать количество предполагаемых гостей. Интересно стало, что это за "узкий круг" такой, если в него столько всяких вкусностей влезает.

Оказалось, гостей предполагается немного. Всего-то ничего. Жалких человек шестьсот-шестьсот пятьдесят.

Может, для дворецкого это действительно немного, а вот мне столько счастья даром не надо. Впрочем, о "даром", речь уже не идёт. Заплатил я за "мелочи", а куда ж деваться начинающему князю.

С рыбой я сам опростоволосился. Мне её Липатов прислал из Камышина, после моего панического звонка, а то, что я не сообразил сразу, что это продукт нежный и пахучий и везти его надо прямо столицу, так в том я сам себе злобный Буратино.

Короче, дирижаблем её не отправишь, если не хочешь потом сам после полётов всю жизнь пахнуть, как рыба, а грузовиком не получится. Холодно нынче, а во дворце мороженая рыба не встретит должного понимания.

Правда, если применить магию… Угу, были уже и такие мысли.

Впрочем, я и без магии справился. Погрузили всё в автобус, установили в салоне пару градусников для контроля температуры, да и поехал рыба в столицу зайцем. То есть, без билетов, но согласно имеющимся местам.

* * *

Салон баронессы Мейендорф, или "тети Веры", как ее называют за глаза[1], в столице далеко не из последних, а если по приятности, да по новым людям и новостям судить, так и вовсе одним из первых будет. Под новыми людьми баронесса подразумевает, как правило тех, кто находится на пике славы, и с кем интересно будет увидеться её гостям.

Итальянский тенор, путешественник, герой войны, модная поэтесса — кого только не бывало в этих стенах. Оттого и ценят завсегдатаи "тётю Веру", что у неё всегда найдётся, чем удивить гостей. А там, смотришь, и самим можно оказаться в центре внимания, пересказывая где-то в ином месте последние новости и впечатления от личной встречи с какой-нибудь знаменитостью.

— Ваше сиятельство, а правду говорят, что вы нынешним летом собрались в регате участвовать? — спросила у Антона Рюмина худенькая девица, старательно выкатив глаза, чтобы они казались ещё больше, чем есть.

Дашенька Самойлова, как её обычно называли все гости баронессы, была воспитанницей княгини Растопчиной. Сама старуха уже давно в свет не выезжала, но регулярно отправляла девушку к знакомым, чтобы постоянно быть в курсе новостей. Вера Илларионовна не сразу оценила Дашеньку. В меру красивая, улыбчивая и умеющая разговорить любого собеседника, девушка казалось отдыхала у неё в салоне от угрюмой атмосферы, царившей в доме наставницы. Растопчина и так-то ангельским характером никогда не блистала, а после долгой болезни, когда она потеряла возможность выходить в свет, и вовсе стала сварливой мегерой, находиться рядом с которой мог далеко не каждый.

Пригласив как-то раз девушку на чай, баронесса осторожно поговорила с ней с глазу на глаз. Как говорится, стороны нашли взаимопонимание. Вера Илларионовна была мудрой женщиной. Собственной привлекательностью она давно не обольщалась, да и близкие подруги от неё недалеко ушли. Глядя на то, как неуклонно меняется возраст у её гостей, "тётя Вера" сообразила, что салону нужна свежая кровь. А кто лучше всего привлечёт знаменитостей и юных героев, чем молодые девушки, да ещё овеянные флером легкодоступности. Так что скоро год, как Дашенька и ещё две девушки, найденные баронессой чуть позже, оживляли атмосферу салона. Скромные подарки баронессы были скорее знаками внимания. Куда больше Дашенька получала от гостей. Как от тех, на кого ей указывала баронесса, так и от других, которые приглашали её отобедать или отужинать с ними на следующий день. Бесприданнице иметь строгие принципы сложно, особенно живя в столице, среди тысячи соблазнов.

— И да, и нет, — ответил Антон, глядя на девушку оценивающим взглядом, — Ещё не так давно я действительно собирался на соревнования, и даже дирижабль себе заказал, но потом обстоятельства изменились, и теперь меня регата совсем не интересует.

Мужчины почти всегда хотят от девушки невозможного. Им подавай одновременно и открытость с честностью, и таинственность с ноткой недосказанности, и неприступность, и в то же время готовность к "продолжению".

Поднаторев, при подсказках баронессы, в искусстве быстрых знакомств, Дашенька никогда сходу не демонстрировала легкодоступность. Минимум косметики, аккуратная причёска, и платье простенькое, без затей особых и декольте нескромного. Напрасно молодые девицы считают, что у их ожидаемого принца в качестве идеала намечена шпаклёванная кукла с нарисованными глазами, причёской-башней и красным платьем в сеточку. Вовсе нет. Тихая, наивная Золушка куда как чаще окажется востребована, чем яркая демонесса с выпирающими телесами.

— По вам не скажешь, чтобы вы предпочтения враз меняли. Вы весь такой мужественный, героический, — тут Дашенька чуть слышно ойкнув, спряталась за раскрытый веер, оставив видимыми лишь зардевшиеся щёчки, и те всего наполовину.

— Хм, — развернулся Антон к девушке, и приосанившись, загородил её собой от зала, — Позвольте представиться, Антон Рюмин.

— Дашенька, ой, то есть Дарья Васильевна Самойлова.

— А знаете что, Дашенька, пойдёмте я вас к столам провожу. Насколько я знаю, у баронессы десерты на всю столицу славятся, — подставил Антон руку девушке.

— Вы же нам расскажете, что у вас произошло настолько интересное, чтобы планы поменялись? — проворковала Дашенька, скромно уставившись в пол, и словно робея, опустила свою ладонь на подставленный локоть князя, едва его касаясь.

— Расскажу, отчего не рассказать, — довольно прогудел Антон, незаметно увлекаемый Дашенькой ближе к тому кругу, который возглавляла тётя Вера.

— Господа, господа, — похлопала Самойлова в ладоши, привлекая внимание гостей, — Его Сиятельство желает рассказать нам что-то крайне интересное. Не хотите послушать?

— Просим, князь, просим. Мы столько слышали о вас в последнее время, что право слово, становится не ловко рассуждать, не представляя где правда, а где вымысел, — тут же подхватила баронесса, увлекая своих собеседников навстречу Антону, — Говорят даже, что на ваше имение заговорщики напали и вы были вынуждены его покинуть? Это правда?

— К сожалению, правда, баронесса. На тот момент это был лучший выход, позволивший избежать дальнейшего кровопролития. Заговорщики хотели добраться до меня с сёстрами и после того, как мы улетели к графу Бережкову, тому самому, который недавно стал князем, нападение на имение потеряло всякий смысл.

— О, так вы хорошо знакомы с Бережковым? Расскажите нам о нём, — тут же выскочила вперёд одна из приятельниц баронессы, сделав вид, что не заметила, как её дёрнула сзади за пелерину хозяйка салона, посчитавшая вопрос подруги преждевременным.

— Бережков очень интересный человек, большой выдумщик и сильный маг, — улыбнулся Антон, от которого не укрылась ситуация с любопытством гостьи.

— Много тут сильных магов. Вот я например, — недовольно проворчал мужчина лет тридцати с хвостиком, полвечера присматривающийся к Дашеньке.

— Помогая нам в защите имения Олег Игоревич взял в плен архимага Савву Медведева, о котором многие из вас наверняка слышали, — спокойно продолжил Антон, словно бы он и не слышал реплики мужчины.

— А правду говорят, что он сразу на двух невестах собрался жениться? — не удержалась ещё одна дамочка, сгорая от любопытства, и заработав недовольный взгляд баронессы.

— Абсолютно верно. Поскольку одна из его невест моя сестра, то сами понимаете, что я полностью в курсе этого вопроса, — пошутил Антон, заставив гостей улыбнуться и представить себе, каково это быть братом невесты.

— Подумаешь, невидаль, много кто на двух сразу женится. Сказывали, персидский посол так и вовсе у себя в Персии на троих за раз женился. Ещё мне говорили, что он к нам с пятнадцатью жёнами заявился, и среди них вовсе молоденькие имеются, почти дети, — сильно поморщился всё тот же гость, словно он лимон только что сжевал.

— Ипполит Ксенофонтович, а пойдёмте, я вас с мужем Зинаиды Степановны познакомлю. Он ещё с прошлого раза вас вспоминал, но тогда вы всё больше куртуазными разговорами с дамами были заняты, — ухватила "тётя Вера" брюзгу под локоток, отводя его в другой угол зала. Муж Зинаиды Степановны, граф Тормасов — личность известная. Каждые пять минут он выпивает стопку водки, и никогда не пьянеет. Разве что лицо у него к концу вечера цвет слегка меняет, приобретая багровый оттенок. В общем, проверенное средство для успокоения некоторых гостей. Редко, кто больше получаса совместное сидение с Тормасовым выдерживает. А там, глядишь, и отнесут слуги "уставшего" гостя в покои.

— А у вас, Ваше Сиятельство, уже есть невеста на примете? — поинтересовалась Дашенька, воспользовавшись возникшей паузой.

— Сейчас скорее нет, чем есть. Прошлой осенью, во время эпидемии холеры умерла старшая дочь Людовика Справедливого, с которой я был помолвлен, — ответил Антон без особой грусти. Свою будущую невесту он видел лишь на фотографиях, и не сказать, чтобы она ему сильно нравилась.

— И что же теперь?

— Пытаются мне среднюю подсунуть, но она ещё возрастом не вышла.

— Она вам нравится?

— Да кто их разберёт, когда они мелкие. Худенькая пигалица, вроде мордашка симпатичная. Ноги тоненькие, кажется прямые, — добавил Антон последнее не слишком уверенно.

— А Бережков с вашей сестрой тоже давно был помолвлен?

— Хм… Бережков по-моему сам выбирал. Без всяких предварительных сговоров. Он такой.

— Или его выбрали, — словно между делом заметила девушка, поворачиваясь к возвращающейся баронессе.

Ближе к девяти вечера Антон откланялся. Слова Дашеньки ему запомнились, и надо бы об этом потом с сестрой поговорить.

Послезавтра у Алёнки свадьба, а сегодня Олег пригласил его на мальчишник.

* * *

Традиция с проведением мальчишников прижилась в столице не так давно.

Под названием мальчишник скрывались абсолютно разные способы времяпровождения. По официальной версии считается, что жених отмечает с близкими друзьями окончание холостой жизни, разгульной и свободной.

У меня организацией праздника занялся Гришка Артемьев. Я дал ему денег, и посоветовал привлечь к делу Шувалова. Тот всё-таки порассудительней будет. От себя я высказал, что крайне желательно обойтись без стриптизёрш и прочих дам лёгкого поведения. Такие мальчишники уже всем приелись, так что желающим проще в приличный бордель сходить. Там вся обстановка, как говорится, располагает, и выдумывать ничего не надо. Мы же лучше спокойно встретимся, пройдёмся по обычной программе: пиво-баня-бильярд, и с чистым телом и совестью, вступим в новую жизнь.


Наш мальчишник проходил весело. Когда стёрлось то лёгкое отчуждение, которое произошло из-за появления в нашей компании Рюмина, ранее незнакомого моим друзьям из Академии, мы прилично повеселились.

Упасть после парилки в сугроб, это полбеды, а вот сигануть в прорубь… Но никто не отказался, и хотя бы по разу, но отметились в ледяной водичке все.

После бани мы отправились рубиться в бильярд. Соревнование устроили.

В самый разгар чемпионата, который мы проводили сразу на трёх бильярдных столах, двери распахнулись, и в зал влетели цыгане. Вот уж действительно шумная толпа. Из-за мельтешения ярких пышных юбок цыганок и пёстрой одежды мужчин, их поначалу показалось очень много. Гитары, бубны, скрипка, кастаньеты, хлопки в ладоши и звон монисто.

Пение в голос, с надрывом, щепотка безумия и зажигательные ритмы, сопровождаемые пением и танцами. Мгновенные переходы от нежных мелодий к настоящему гвалту, почти к вакханалии. В считанные минуты цыгане сумели создать хмельное буйство праздника.

Под знаменитое цыганское "Пей до дна! Пей до дна!" мы прилично прошлись по винам, а когда Антон с Гришкой вытащили всех на улицу, собираясь прокатиться на санях, запряжённых медведем, Антон, уже забравшись на сани, крикнул мне поверх голов:

— Олег, а бабахни чем-нибудь!

Нет, в другое время я бы ни за что не подписался на показ всего лишь единожды проверенного заклинания, но безумие праздника, помноженное на количество выпитого, дало свой результат.

— Сияй! — вскинул я вверх обе руки, словно собираюсь обнять полнеба.

Тёмно-зелёный вихрь рванул ввысь и начал расползаться по всему небу, словно северное сияние. Минут через десять во всей столице стало так же светло, как бывает пасмурным утром, а на небе вовсю полыхали бледно-голубые зарницы, местами уходящие куда-то далеко за горизонт.

— Крутая у тебя визитка, — вскоре услышал я из-за спины голос Шувалова.

— В каком смысле? — повернулся я к своему бывшему старосте, к слову сказать, выглядевшему так, словно он и не пил только что со всеми наравне.

— Болтали у нас старшие, что ты чуть ли не архимагом сделался, а у тех, почти у всех есть что-то вроде персонального заклинания. Его так и называют — визиткой. Волконский, к примеру, огненного орла в небо запускает.

— Большого? — ревниво поинтересовался я, опасаясь, что слава пиротехника может уплыть прямо из рук.

Всё-таки никак я не смог пересилить себя и отложить недавно посетившую меня идею с салютом на потом. Запала в голову. Так и не успокоился, пока не придумал, как можно извернуться, чтобы безопасным заклинанием показать людям красоту магии. А теперь оказывается, что и тут я не первооткрыватель.

— Метров десять в размахе. От земли орёл со свистом взлетает, а на высоте примерно в километр распадается на тысячу искр, — прищурился Шувалов, рассматривая особо красивые жёлто-зелёные всполохи на небе, и не думающие прекращаться, — Но у тебя масштаб, конечно, иной. Никогда ничего подобного не видел. Долго оно ещё светить будет?

— От погоды зависит, — пожал я плечами.

Не признаваться же мне, что я и сам не знаю, сколько такое сияние длится. При первом испытании я на него больше часа смотрел, пока не захотел спать и обратно в посёлок не уехал. А небо так и полыхало всю дорогу.

— Ладно. Давайте по домам наверное. А то что-то у нас даже самые буйные передумали праздник продолжать, — со смешком кивнул Шувалов в сторону Рюмина с Артемьевым, так и оставшихся стоять на санях с разинутыми ртами.

Разъехались мы не сразу. Вернулись к столу, чтобы выпить по отвальной, что и сделали, потушив свет и любуясь на небо через высокие окна зала.

Хорошая визитка у меня получилась. Весь обратный путь благодаря ей засветло проехал. Если дальше так дела пойдут, то скоро вся страна про мою визитку узнает, и очень хочется, чтобы причиной тому стали не цыгане и не вино.

* * *

— Иногда рождаются такие люди, которые своими изобретениями опережают мир, и поверьте, я знаю, о чём говорю. Лет десять назад именно таким человеком я сам себя чувствовал. Мда-а, всего-то десять лет… А теперь я чувствую совсем другое. Мир опережает меня, — проговорил мужчина, лет сорока-сорока пяти.

Его собеседники на внешний вид князя Волконского внимания не обращали. Есть у архимагов способы, чтобы выглядеть вдвое, а то и втрое моложе своего возраста. По ним двоим тоже не угадаешь, кому сколько исполнилось.

Так уж сложилось, что маги, достигшие вершин мастерства, редко когда дружат. Гораздо чаще они выступают противовесами сторон, находящихся по разные стороны баррикад. Случается, и до прямых столкновений дело доходит. Нынче, правда, такое редко бывает. По многим причинам, зачастую от самих магов не зависящих.

Прошли те времена, когда все споры решались в битвах и поединках, и Клан с сильнейшими магами мог навязывать свои условия более слабым соперникам. Деньги, связи, влияние при дворе — это далеко не полный перечень возможностей, позволяющий решать вопросы иными способами, без участия в них мастеров магии.

Но без работы ни один архимаг пока не остался. Работёнка у многих из них на первый взгляд не пыльная. Что стоит посидеть рядом с банкиром час-другой на переговорах. Когда речь идёт об очень больших деньгах, то и гарантии требуются нешуточные. Шутить же с архимагом — дурной тон. Среди них всякие выдумщики встречаются. Те бедолаги, которым случалось попасть в злостные неплательщики, уже вряд ли что расскажут. Другое дело, что никто и не пытается скрывать, что с ними случилось. Скажем так, те, кому в дом прилетел огненный шар, размером с грузовик — счастливчики. Их не нашли одетыми на стальной прут громоотвода, они не стояли посреди городской площади в виде ледяной статуи, и не пытались покончить с собой, вытыкая сами себе глаза и кроша череп обломками кирпича. Маги разные бывают. Кто какую магию практикует, тот с ней и работает. А показательно наказать должника — это вопрос важный. Тому магу, который одним своим появлением может до мокрых штанов напугать, тот же банкир денег в разы больше предложит, чем исполнителю без фантазии.

Заодно с кредитным договором, кредиторы и для архимага бумаги подписывают. Времена начались не настолько простые, как раньше бывало. Без бумажки даже мастерам магии убивать не позволено. А так подписал кредитор документ, что в случае несвоевременной выплаты ты становишься имуществом Одарённого, именно имуществом, словно ты конь или вовсе телега какая, и живи спокойно, пока платежи вовремя платишь. И убежать никуда не убежишь. С магической меткой долго не побегать.

— Ты чего нас-то собрал? Задумал что? — побарабанил пальцами по столу Григорий Гагарин, словно он на рояле играет. Ходили слухи, что он музыкой увлекается, и даже симфонии пишет, разучивая их с оркестром, собранным у него в имении. Правда, для широкой публики этот оркестр ни разу не выступал, но к концу осени к Гагарину съезжаются самые именитые композиторы и профессора консерватории. Для них князь устраивает Дни музыки, не скупясь на оплату выступлений выдающихся исполнителей, а в завершении и его музыка звучит. Как утверждают знатоки, очень сложная и достойная внимания.

— Расклады новые обсудить надо. Не знаю, как вам, а мне перспективы не нравятся. Дошли до меня слухи, что Юсуповы с Вяземскими могут объединиться, а ежели к ним ещё и из развалившейся коалиции покойного Куракина князья переметнуться, то все наши голоса на Совете Князей перестанут значение иметь.

— Куракин всех своих сторонников компроматом держал. Много у него документов собралось за время столичного прокурорства. Никто не знает, кому его архив перешёл? — спросил Роман Охлябин, младший из всех троих, но, пожалуй, самый опытный в политических играх.

— Полагаю, Рюминым. Хотя может и выскочке этому, как его там, э-э, Бережкову, что ли, могло что-то перепасть. Вроде он с Рюминым вместе был, — процедил Гагарин.

— Да-а, — с сомнением протянул Охлябин, — А мне сказывали, что это Рюмин с ним был. Вроде, как в самый последний момент его Бережков с собой взял.

— Да как бы он посмел? Рюмин княжичем был, а Бережков кем?

— Графом он был, Роман, — развернулся Охлябин к Гагарину, неспешно роняя слова, — Но Рюмин с сёстрами в те дни у Бережкова укрывались. И Савва Савельевич Медведев у него под замком сидел. Да потом там же и умер. Говорят, своей смертью.

Князья помолчали, переваривая только что полученную информацию.

Что ни говори, а славу после себя Медведев жуткую оставил. Из всей их троицы князей-архимагов никто на него один на один не рискнул бы выйти. Вдвоём ещё туда-сюда, и то, шансы не очень хороши. Вот втроём уже да, тут бы если не силой взяли, то измором своего бы добились. Хотя, от Саввы Савельевича всяких сюрпризов можно ожидать. Были прецеденты, о которых до сих пор мастера с придыханием вспоминают, гадая порой, где там вымысел, а где правда.

Одно Чёртово Городище чего стоит. Рассказывают, что как-то удалось заманить туда Савву Савельевича троим руководителям из существовавшего тогда Магистериума, взявшегося выполнять руководство магами. Взъелись они на Медведева, открытым текстом посылавшего новоявленных руководителей и во всеуслышание над ними насмехающегося. Искали встречи, и встретились, на свою голову. С тех пор ни Чёртова Городища нет, ни этой троицы, ни Магистериума. Одного критического высказывания архимага Саввы Савельевича Медведева после памятного боя хватило, чтобы пойти в руководство больше желающих не нашлось. Отчего-то все разом вспомнили, что жизнь не вечна, а все люди смертны.


— Какие предложения будут? — князь Волконский всё-таки смог справиться с эмоциями чуть раньше своих приятелей, и теперь имел возможность посмотреть на них так, словно его никакие новости не коснулись.

— С князем Белозёрским нужно встретиться, — негромко, но очевидно твёрдо сказал Охлябин.

— С кем, с кем? С этим одиночкой-экстравертом? — изобразил крайне пафосную мину на своём лице Гагарин.

— Да. Встретиться, и найти понимание, — ударил ладонью по столу Роман, без какого-то вызова, а словно так, как итог подвёл.

— Мне расскажите, что тут у вас в контрах? — вмешался князь Волконский в спор своих гостей.

— Клан Белозёрских, как говорят мои аналитики, резко пошёл на взлёт. Слишком резко. Государю кинулись помогать одни из первых, никого не спросясь.

— А что, Белозёрский раньше кого-то спрашивал? — с ехидцей бросил Григорий.

— Нет, — смешался Охлябин, — Но для приличия мог бы это сделать с оглядкой на старшие Кланы.

— А они есть, эти старшие? Что-то я не помню такого статуса. Где его получают? — продолжил ехидничать Гагарин.

— Ладно вам, — успокоил разгорячившихся гостей Волконский, — Про Белозёрского и мне рассказывали. Правда, несколько с иной стороны. Заводишко он решил прикупить. Что интересно, не наш, а японский.

— И что тут интересного? Багратионы уже пять немецких производств купили, пусть не сами, но их людишки там поставлены, и заводы у них на землях стоят, — поморщился Гагарин, подосадовав, что Волконский не дал ему вдосталь поехидничать.

— А интересно то, что завод радиодетали делает. На них и сейчас спрос в стране неплохой, а лет через десять, как говорят мои специалисты, и вовсе бум произойдёт. Так что успевать надо.

— Предлагаешь оттягать заводик у Белозёрского? — с интересом и многозначительной ухмылкой спросил Охлябин, — Сразу предупреждаю, что в этом вопросе я пас. Неохота из-за мелочей с государем ссориться.

— Ты думаешь, что Белозёрский так сильно ему дорог стал, что наш правитель начнёт в хозяйственные споры вмешиваться? — тут же встрял Гагарин, почуяв благодатную тему для продолжения острословия.

— Похоже, ты с другой планеты прилетел. Светское общество уже вторую неделю гудит. Свадьбу предстоящую обсуждают. Этот самый Бережков на княжне Вадбольской женится, — тут Охлябин взял паузу, и потянулся к бокалу с вином. Выпив, и с сожалением отметив, что Гагарин так ничего и не ляпнул, он продолжил, — А вторая невеста у него ни больше ни меньше, как племянница нашего Императора. Алёна Рюмина.

— Занятно. Я только не понял, причём здесь Белозёрский с его заводишком?

— Мда-а. Совсем ты одичал в своей глуши, как я погляжу. Ладно, напомню тебе, от меня не убудет, — покатал Охлябин бокал меж ладоней, — Если что, то Вадбольские у нас в Клан Белозёрских испокон веков входят.

— И всё равно не станет государь вмешиваться, — продолжал стоять на своём Гагарин.

— В этом-то и есть наша главная русская беда, — нарочито заметно вздохнул Роман, — Все, кто знает, как управлять государством уже заняты. Кто парикмахером работает, кто извозчиком, а то и музыку некоторые сочиняют, — не смог сдержать улыбки Охлябин, с лихвой возвращая приятелю должок по ехидству.

— Да, пожалуй. Если даже государь не вмешается, то Рюмины не преминут, — кивнул Волконский, слушая собеседников, и как всегда выступая буфером в их споре.

— Бережков, — негромко поправил его Охлябин, разглядывая вино на свет и любуясь переливами оттенков.

— Что Бережков? — не понял Волконский.

— Вмешается, и все ваши интриги потопчет, как слон, которого в посудную лавку пустили.

— Сопляк, вылезший из грязи в князи? — в момент вскипел Гагарин, найдя куда выплеснуть досаду, возникшую после удачного ответа Романа.

— Князь, отмеченный золотой медалью, дающей право без очереди попасть к Императору и женатый на его племяннице. Кроме того, вместе с Антоном Рюминым лишивший головы князя Куракина, как говорят, главного устроителя заговора. Взявший в плен самого сильного архимага Империи. Имеющий в друзьях Антона и Константина Рюминых, князя Гончарова, да ещё и Белозёрского заодно, — занудным тоном стряпчего, читающего скучный документ, перечислил Охлябин, — Конечно же это мелочь. Сопляк, не достойный твоего внимания. Пока не стану утверждать, но ходят слухи, что и в магии он не из последних, хотя и молод. Вроде, как двадцати ещё ему нет.

— Двадцати нет! Ой, не могу! Насмешил. Спасибо, Роман, давно я так не смеялся, — с трудом проговорил Гагарин, вытирая платком неподдельные слёзы, выступившие от смеха. Он трубно высморкался, и хотел ещё что-то добавить, но тут внимание всех троих было отвлечено сияющими всполохами, расцветившими полнеба.

Архимаги поднялись, и подошли ближе к большому окну, открывающему вид на небо над столицей.

— Степан! — крикнул Волконский в сторону дверей, — Немедленно разузнай, что там происходит.

Раздавшийся за дверями топот дал понять, что приказ князя услышан.

— Красиво кто-то из Истинных развлекается, — оценил открывшуюся картину Охлябин, — С моей магией Земли, да при такой мощи можно землетрясения устраивать баллов в пять-шесть.[2]

— Думаешь, Истинные? А кто из них в столице сейчас? — спросил Волконский.

— Вроде никого не было. Не любят они столицу.


В отличии от уровневых магов, архимаги градаций не имеют. Но признавая между собой, что не все они равны, самых сильных архимагов почтительно именуют Истинными, отдавая должное их способностям слияния с магией и стихиями.

Глядя в посветлевшее небо, все трое про себя признали, что ни один из них такого буйства сотворить не в силах. Да что там по одному, даже втроем ничего бы не вышло, если учесть, что все они практикуют разные стихии.

— Нет, вы только посмотрите. Он даже останавливаться не собирается. Вот же силищу некуда девать, — с некоторой досадой заметил Гагарин, когда им прикатили к окну столик с напитками и принесли кресла.

— Степан, а пошли-ка ты сына на башню. Пусть в трубу поглядит, откуда магичат. Сдаётся мне, что это около бань где-то происходит, — обратился Волконский к дворецкому, наблюдавшему за слугами, разливающими вино.

— Сей минут, Ваше Сиятельство, — поклонился дворецкий, поторопившись к выходу.

— Что за бани? — повернулся Гагарин к хозяину дома, отвлёкшись от созерцания неба.

— Недавно построили. Сходим как-нибудь, попарим косточки. Сказывали мне, весьма достойное заведение. Всё по высшему классу обустроено. Граф Телятьев специально итальянского архитектора приглашал. Такие хоромы отгрохал, что куда там иной усадьбе богатой.

Посидели, глядя на небо и попивая лёгкое вино.

— Ваше Сиятельство! Всё как есть доподлинно вызнал, — минут пять спустя подал голос дворецкий, показавшись в дверях.

— Иди ближе и рассказывай. Чего на весь-то дом кричать, — потребовал Волконский.

— Аккурат точно вы угадали, Ваше Сиятельство. Из бань магичили. Князь Бережков с друзьями там предстоящую свадьбу отмечать изволил, — сбавил слуга голос, заходя в зал, — Я уж и по телефону туда позвонил, поинтересовался, кто Вашу Милость обеспокоил.

— Он в баню звезду магов пригласил? — вмешался Гагарин, удивлённый таким расточительством, а ещё больше возмущённый магами, надумавшими устраивать цирковые номера, собравшись в боевое построение.

— Никак нет. Сказывали, один магичит, а остальные лишь смотрят. Ещё цыгане у них там пели и плясали, — добросовестно перечислил слуга всё то, что узнал из телефонного разговора.

— Один, значит. Ну, ладно. Ступай, — Волконский медленно развернулся обратно к гостям, и многозначительно выпятил губы, что вместе с поднятыми вверх бровями свидетельствовало о его крайнем удивлении.

— Да не может быть! — вскочил на ноги Гагарин, и подойдя к окну обеими руками схватился за раму, — Ему же двадцати нет, — добавил он уже больше для себя, задирая голову и рассматривая небо над особняком Волконских.

— А ты знаешь, Григорий, я, пожалуй, соглашусь с Романом, — пыхнул дорогой, только что прикуренной сигарой хозяин дома, — В конце концов на радиодеталях свет клином не сошёлся. Мало нам что ли других интересов? Меня сейчас гораздо больше волнует другой вопрос. Как бы нам так исхитриться, чтобы Бережков под влияние Юсуповых не попал, и на Совете их сторону не принял. Что думаете, друзья мои?

Глава 50

Свадьба.


Свадьба была великолепна.

И не удивительно. Больше двух недель все дворцовые службы, и судя по всему, не только они, работали на это великолепие.

Невесты, как и все невесты, выглядели, конечно же, ослепительно.

За обрядом одевания невест наблюдала мать Императора при участи наиболее заслуженных статс-дам и фрейлин. Золотой туалетный прибор, хранящийся в имперской сокровищнице, ставился на особый венчальный столик, украшенный кружевами и лентами. Целое действо, которое всегда происходило, когда замуж выдавали невесту императорских кровей.

Украшенная бриллиантами диадема, длинные локоны, несколько рядов жемчуга на шее. Бриллиантовое колье и корсаж платья, покрытый бриллиантовыми украшениями.

В этой же комнате, среди "своих", государь благословил обеих невест иконой.

Алёна позже напишет в своём дневнике:

"После обеда я пошла к себе в комнаты и начала одеваться. Мое батистовое белье, отделанное валансьенскими кружевами, широкие накрахмаленные нижние юбки, туфли и чулки — все это было разложено на постели. Надев все это одно за другим, я облачилась в платье из серебристой ткани, такое жесткое, что, казалось, оно сделано из картона, парикмахер завил мне волосы. Прислужницы начали собирать складками у меня на талии огромный шлейф из серебристой ткани, расшитой рельефными серебряными лилиями и розами. Одета я была в русском парчовом серебряном платье-декольте с большим шлейфом. И бриллианты. Много бриллиантов. После этого придворные дамы, жены высокопоставленных чиновников, возглавляемые камер-фрейлиной, накинули мне на голову кружевную вуаль, маленькую корону и прикрепили среди складок веточки флердоранжа. Наконец, они возложили мне на плечи малиновую бархатную мантию с пелериной, отделанную мехом горностая и застегнутую огромной серебряной пряжкой. Кто-то помог мне встать. Я была готова… Я едва могла двигаться."


Всё-таки князем быть хорошо. Это я понял, когда увидел, какое движение образовалось в столице по поводу МОЕЙ свадьбы.

По сути, что я, что князь Гончаров — люди приезжие. В столице бываем наездами, о чём, впрочем, не сильно сожалеем. Ах, да. Князь Гончаров, как-то само собой у меня в роли то ли шафера оказался, а то и посаженного отца. Разницы я не уяснил, а спрашивать показалось неудобно. Итак из-за меня у него сплошные хлопоты. Хотя ему, вроде, всё нравится. Доволен, как слон.

Короче, он у меня один из немногих гостей, которых я сам пригласил на свадьбу вместе с его семьёй. В дружках Шувалов с Артемьевым, украшенные по этому поводу красными лентами. Если сюда добавить ещё тётушку, то на этом список приглашённых мной гостей заканчивается.

С друзьями мы пообедали в ресторане, и лишь потом поехали в особняк князя Гончарова. Оказывается есть у него такой в столице, впрочем, как и у всех приличных князей.

Может даже и вовсе у всех князей есть столичные особняки, кроме одного.

Мда-а, меня терзают смутные сомнения, что с особняком что-то придётся решать, и как бы не в ближайшее время.


После общего кофе у Гончарова, пошли рассаживаться по машинам, и наконец-то наш кортеж двинулся в сторону дворца.

— Никогда ещё в столице так людно не было, — заметил Шувалов, когда мы тащились по переполненным улицам.

Действительно, народа много собралось. Если бы не солдаты, вставшие живой цепью по обе стороны дороги, то до дворца нам доехать удалось бы не скоро, если вообще бы удалось.


При входе во дворец я был на редкость серьёзен и сосредоточен. Если свадьба для невесты день волнительный, то для жениха он крайне ответственный. И напрасно девушки считают, что жених просто веселится. Переживает он и нервничает не меньше, чем невеста. Просто вида не подаёт, держа все эмоции при себе.


В первом же зале мою серьёзность как рукой сняло. Встретили нашу жениховскую делегацию дивы восточные. Восточный танец под бубны и заунывные дудочки. Около десятка красавиц, среди которых трое или четверо действительно танцуют профессионально. Зато за развевающимися шлейфами полупрозрачных одеяний наблюдаются очень даже соблазнительные фигурки. А под темненькими подобиями чадры мной замечена пара знакомых мордашек. Лопухина со Второвой развлекаются, если не ошибаюсь.


Ага, это вроде, как испытание, и я должен пройти сквозь танцовщиц с бесстрастным лицом, а то… А то что? Оказывается, иначе я штраф буду платить!

Вам надобны штрафы? Их есть у меня… Позади нашей процессии трое слуг тащат шампанское и мешок с конфетами.

Загребущими лапами выхватываю узнанных девчонок и смачно целую одну и другую. Потом хлопает открываемое шампанское и пока танцовщицы его пьют, мы с парнями щедро оделяем всех конфетами, засовывая их под скромное одеяние. Такой пакости от нас не ожидают, и весь танцевальный коллектив с визгом убегает из зала, под наши усмешки и заливистый хохот Гончарова.

Идём дальше.

На лестнице разложены таблички.

Тех ступеней, где указана неподобающая причина свадьбы, я не должен касаться.

Пропускаю самые подленькие, вроде тех, где написано "По принуждению родителей", а себе выбираю "По любви", "Скучно одному спать" и "Некому убираться в доме". Последнюю находку мои друзья встречают хохотом. Видимо всем хочется посмотреть, как княжны по дому с вениками и швабрами кинутся чистоту наводить. Да уж, я бы тоже не отказался посмотреть, но настаивать не буду. А то и для меня дела могут найтись. Скажем так, не самые мной любимые.


В следующем зале у меня должна состояться битва. Злобное чудище охраняет невест, не желая никому их уступить.

— С чудовищем ведите себя крайне аккуратно, — шепчет мне на ухо церемониймейстер, помогая слугам обряжать меня в бутафорскую броню.

— Да ладно, ладно, — успокаиваю я представительного вельможу, — Что я ему картонным мечом-то сделаю.

Меч не совсем картонный, скорее он из сухой липы сооружён, и блестящей фольгой обклеен. Но лёгкий. Тресни таким кого со всей дури по башке, так и синяк вряд ли останется. Чего беспокоиться то…

Чудище обло, озорно, огромно — это не про нас.

Наше чудовище больше всего похоже на здоровенного плюшевого медведя со странным рогатым шлёмом на голове и большой дубиной в лапах. Кстати, крутит оно эту дубину шустро и лёгкой победы у меня не предвидится.

Так и вышло. Сражение растянулось минуты на две.

Я отважно бросался в атаку. Героически получал по башке дубиной, к счастью оказавшейся обшитой чем-то мягким, вроде поролона, и пытался понять, какую тактику тут можно применить для победы. Моим мечом из той шкуры, в которую закутано чудище, можно только пыль выбивать, а об шлем и вовсе можно меч сломать, больно уж массивно смотрится этот головной убор. Да ещё и рога там мощные, и наверняка твёрдые.

Очередной пропущенный удар по голове отлично подействовал на скорость принятия решений. Отбросив меч, я прошёл в ноги, и словно борец, опрокинул чудище наземь, в последний миг успев запрыгнуть на него сверху. Оплеуха под левый рог, шлём слетает и…

— Упс-с… Извините, Ваше Величество, — пробормотал я, неловко слезая с поверженного чуди… Императора.

— Не убивай меня, добрый молодец. Я тебе ещё пригожусь, — громко проговорил государь, давясь со смеху.

— К невестам отвезёшь? — принял я героическую позу, входя в роль.

— Сам дойдёшь, не маленький, — проворчал государь, поднимаясь и пробуя отряхнуться.

— Не очень-то и хотелось, — проворчал я, скептически глянув на одетую на нём шкуру, — Ещё на блохастом чудище я не катался.

— Но, но. Не сметь оскорблять персональный охотничий тулуп моего Величества, — заржал государь в голос.


В таком виде мы и ввалились в следующий зал. Я, в болтающейся на одном плече кирасе, оттого, что на втором завязки порвались, и Император, в вывернутом наизнанку тулупе и сапогах, сверкающих начищенными носками.

Хм-м. Мельком увидел я своё отражение в одном из настенных зеркал. Красавчик!

Кираса болтается вкривь. Волосы всклокочены. Рожа красная. Не слабо это чудовище мне по физиономии своей дубиной проехалось.

Вскинутые вверх брови Императрицы-матери, негромкая команда, и нас в несколько рук поволокли в одну из боковых дверей. Минут десять меня чистили щётками, причёсывали, протирали, а под конец так и вовсе чем-то припудрили. Где-то сбоку синхронно со мной кряхтел государь, над которым вовсю трудилось аж два парикмахера сразу.

Следующее наше появление в зале прошло мирно. Слуги постарались на совесть, и критический осмотр, которому мы подверглись, недостатков в нашем облике не выявил.


Из угла зала, где расположился струнный квартет и клавесин, донеслась негромкая старинная музычка, и через распахнутые двери с разных сторон зала почти одновременно появились обе невесты в сопровождении свиты.


Краси-и-вые, жуть. Я сам себе позавидовал. Так много счастья и всё мне одному.

Не, невест действительно было много. И вовсе не по количеству. Количество нормальное, как и положено, обе две. Невест много оказалось. Как ещё объяснить, что целая копна из парчи, кружев и украшений — это впечатляет. А ещё безразмерный воздушный шлейф позади, который тащат аж четыре пажа, одетые ангелочками. Представляете себе размер счастья?

Угу, и я представил. В красках. Для начала, как мне всё это счастье удастся в машину загрузить, не помяв ничего и не порвав. Слабо так представил. По-моему эта миссия будет из разряда невыполнимых. Тут каждой невесте персональный грузовик нужен, с откинутыми бортами. По крайней мере в проём двери легковой машины ни одна из их юбок просто не влезет. Я подойти-то к ним не знаю как. Боюсь, что запутаюсь в бесконечных складках подола юбки, шлейфа и ещё каких-то накидок, волнами спадающих на пол.

Получив в спину указующий тычок от церемониймейстера, я направился к невестам.

— Как вы? — поинтересовался я, поцеловав руку той и другой.

— Спасибо, князь, хорошо, — чуть слышно ответила бледненькая Алёна.

— Ноги сегодня в кровь сотру, — страдальчески протянула Дарья.

— Шаг назад, — негромко скомандовал я.

Алёна тут же команду выполнила, а Дарья чуть задержалась, но потом и она немного отступила назад, изящно прихватив пышный подол.

— А теперь два шага вперёд.

Мне говорили, что магия во дворце не работает. Якобы это сделано для безопасности. Не знаю, у кого она там не работает, а у меня всё отлично получается. Я это ещё на лестнице проверил, когда над некоторыми ступеньками левитировал. Вот и сейчас два Щита за секунду сформировал, использовав опыт, полученный при разгрузке дирижабля. Транспортной площадке из горизонтального Щита всё равно, кто или что на ней будет. Можно контейнер подхватить, а можно и княжнам ножки сберечь.

— Покатаешь нас, Черепашка? — улыбнулась Дашка, поднявшись на магический пьедестал, и став почти вровень со мной по росту.

— Да легко, — ответил я, тщательно выверяя конфигурацию Щитов.

Разрушения в императорском дворце в мой план сегодняшних действий не входят. Поважнее дела есть.


Между тем, зазвучали напутственные слова. От Вадбольских, от Рюминых, от матери Императора и от него самого. Полчаса вещали, при этом чётко уложившись в регламент.

На выход я шёл, придерживая обеих невест за кончики пальцев. Они скользили рядом со мной, словно ангелы, устроившиеся на облаке. Ради такого дела я стоически снёс изучающий взгляд князя Обдорина, а потом с облегчением выдохнул, увидев на улице огромный аквариум, запряжённый восьмёркой коней светло-серой масти. Могучая карета, сияющая блеском больших стёкол, решала все проблемы. Для невест. А у меня они только начинались. Оказывается, гарцевать мне до храма предстояло на здоровенном вороном жеребце, украшенном лентами так, как новогодняя елка бывает украшена блестящей мишурой.

— Не переживайте, Ваше Сиятельство, Огонёк отлично выезжен, — успокоил меня один из конюхов, держащий это средство передвижения за уздечку.

Ездить верхом я умею. Правда, далеко не так хорошо, чтобы демонстрировать гусарскую стать и мастерство выездки. Как бы то ни было, но до Казанского Собора мы добрались без приключений и я в очередной раз облегчённо выдохнул, справившись ещё с одним этапом квеста, носящим название свадьба.


Обряд венчания занял целый час и в основном прошёл гладко. Разве, что я немного забуксовал, когда священник спросил, не связывают ли меня какие-нибудь обещания. Дочка Джуны неожиданно вспомнилась. Несколько лишних секунд, в течении которых я решал, можно ли наш с ней шутливый разговор расценивать, как обещание с моей стороны, вызвали полную тишину среди собравшихся и недоуменные взгляды невест. Ох, чую, эта заминка мне потом боком выйдет. Одних объяснений целый вагон заставят дать.

Но всё когда-то заканчивается. Завершился и обряд, а там и мы обратно до дворца добрались.

Это уже потом я узнаю, что двоим ражим парням, собиравшимся забраться на крышу магазина, одели на голову шапки, полные тухлых яиц. Да золотаря одного чуть в его же бочке не искупали, когда он чересчур настойчиво к Собору проехать пытался. Всё-таки не зря Степан охранное агентство чуть ли не в полном составе мобилизовал, чтобы бдили. Есть в столице тайные злопыхатели. Знать бы ещё, чьих они будут.


Свадебный бал от не свадебного отличается незначительно. Большинству гостей без разницы, юбиляр или именинник сидит во главе стола, или вовсе жених с невестой, ну, или с двумя невестами, как это происходит в моём случае.

И вовсе другое дело, если поводом для бала служит интересная личность. Или несколько интересных личностей… А чем можно заинтересовать гостей, чего только не повидавших в своей жизни?

Главное, чтобы костюмчик сидел
Непринужденно, легко и вальяжно.
Всё остальное, поверьте, не важно,
Нет и не будет серьёзнее дел.
Главное, чтобы костюмчик сидел,
И как пошит он могли показать вы,
Ведь оттого и придуманы свадьбы,
Главное, чтобы костюмчик сидел.
Чтоб как на чудо дыша еле-еле,
Гости на этот костюмчик глядели,
Чтобы невеста, сомлев от пошива,
Вдруг поняла, что она поспешила.
Главное, чтобы костюмчик сидел.[3]

Эту песенку я напевал вполголоса, пока меня причёсывали и одевали парикмахер и двое слуг, под присмотром церемониймейстера, заскочившего было на минутку, да так и оставшегося стоять с остекленевшим взглядом. Похоже, важного господина переклинило, и он пытался в уме решить сложнейшую головоломку. А именно: соответствует ли мой наряд торжеству и месту празднования.

— Ваше Сиятельство, а что это вы поёте? — наконец-то отмер вельможа, и даже голову наклонил в мою сторону, прислушиваясь к словам.

— У нас в лицее сборник песен, от предков доставшихся, по рукам ходил. Я не все куплеты в этой песне запомнил, к сожалению. Наверняка что-то напутал.

— Надо же, вроде древность такая, а какое глубокое знание жизни, — восхитился церемониймейстер, — Я словно голос оракула слышу, а не песню. Каждое слово, как истина в последней инстанции. А ещё ваш костюм. Нет, он чудо! Восхитительно! Да что там, божественно! Вот только пуговицы…

— Чем вам мои алмазы не угодили? — поинтересовался я, платком протирая пуговки, тут же рассыпавшие по стенам десятки весёлых разноцветных зайчиков.

— О-о-о, — простонал вельможа, потом постоял, пару секунд подумал, и добавил, — О-о-о…


— Вот вы где, — ворвалась к нам в комнату запыхавшаяся Лопухина, как-то легко преодолев сопротивление слуги у дверей, — Давайте быстрее. Невесты ждут, вас одного нет.

— Куда, у нас выход через десять минут, — всполошился церемониймейстер.

— Я и говорю, что времени мало. Поторапливайтесь, князь, поторапливайтесь, — потянула меня Ангелина за собой, ураганным порывом сметая на своём пути любые возражения и напрочь подавляя попытки сопротивления.

Практически рысцой мы пронеслись по длинному коридору, и через пару поворотов заскочили в одну из многочисленных дверей, ничем с виду не выделяющуюся среди множества других.

— А вот и жених, — встретила нас деловущая Второва, руководившая работой выездного фотоателье.

Две фотокамеры на треногах, много света, какие-то экраны и куча суетящихся мужиков, пытающихся натянуть цветастый задник и наскоро убрать с него складки.

— Что у вас тут? — поинтересовался я, любуясь невестами.

Они переоделись. Что характерно, выбрали мои цвета. Алёна в чём-то блестящем и тёмно-синем, обтягивающем её, словно змеиная кожа, а Дарья в рубиновом, окутанная облаком кружев и почти невесомой прозрачной пелериной.

— Экслюзивчик для твоей знакомой, — с поддевкой ответила Дашка, оценивающе меня осматривая, — Говорят, кобельки таких расцветок нынче нарасхват. И когда ты только успеваешь? Ни на секунду нельзя одного оставить.

— Во, и не надо меня оставлять одного, — наставительно поднял я вверх указательный палец, — Я юноша чуткий, трепетный. Без женского внимания могу зачахнуть, как цветок без солнца.

Я ещё хотел что-то сказать, но неожиданно у меня язык прилип к гортани. Алёна повернулась к Второвой, что-то ей объясняя, и тут я увидел…

Э-э, как бы сказать помягче… Нет, лучше по порядку.

Про декольте все знают.

Я тоже опасался, что увижу чересчур откровенное декольте у своих невест, и, признаюсь, выдохнул, когда их платья оказались строгими, и даже с воротничком под горло. А тут вдруг ТАКОЕ увидел, ну, не знаю, как его назвать, но в общем это что-то вроде заднего декольте. Очень глубокого. Чересчур, крайне, до безобразия глубокого!

Короче спина у Алёнки открыта от плеч и до самой…

До чуть ниже талии.

Голая спина у неё. Совсем голая. Почти по то самое место, где она уже теряет своё приличное название.

Сглотнув слюну, перевёл взгляд на Дарью. Всё поняла, зараза такая, вон как улыбается ехидно! Ещё и крутанулась вокруг себя специально помедленнее, подняв руку, чтобы пелеринка в воздух взлетела.

Та-ак… И кто тут самый смелый? Я, со своим костюмчиком, или эти две оторвы?

У них не платья, а ходячее непотребство, вызывающее самые низменные желания. Вон, руки сами так и тянутся.

Не, они что, всерьёз надеются, что я их в таком виде на люди выпущу?!

Уф-ф… Успокаиваемся. Дышим глубоко. Вдох-выдох, вдох…

— Какой у тебя костюм замечательный, — подловила меня Дашка на вдохе, отчего я захлебнулся заготовленными словами, в основном ругательного характера, — Не побоишься в таком в зал выйти?

Да чтоб тебя… Вот как они это делают? Сейчас всё, что ни скажи, прозвучит глупо.

— Пф-ф, — пожал я плечами, выдыхая, — Рядом с вами на меня и внимания никто не обратит.

Невесты обменялись улыбками, и словно ничего и не произошло, окунулись в подготовку к фотосессии.


Мой дар предвидения сработал на все сто. Когда мы появились в зале перед гостями и те разглядели платья невест, меня действительно перестали замечать. Взгляды мужчин и женщин попеременно были обращены то на Алёнку, то на Дарью, а то, что я между ними стою, весь из себя безумно красивый, словно не считалось.


Отчего стою? Так подарки нам вручают. Всё тащат и тащат. О, а вот и тёщенька нарисовалась. Дашкина маманя. Что-то курлычет… Что — что… Ух, как Дарья разулыбалась, так и цветёт.

— Мой любимый домик. Он чудо, как хорош, — шепчет она мне на ухо.

Тёща как в святцы смотрела. Особнячок нам в столице подарила.

— А с магической защитой дома я думаю ваш жених разберётся, — закончила княгиня Вадбольская свою речь, обращаясь уже больше ко мне. Пошутила, что ли.

— Можете не сомневаться. Солнце, и то только по разрешению будет заглядывать, — ответил я шуткой на шутку. Кажется, получилось. Себя княгиня к небесным светилам не причисляла, а значит и насчёт незваных гостей предупреждена. Семь раз теперь подумает, перед тем, как к нам в гости без приглашения нагрянуть.


Подарили нам много всего. С некоторыми подарками ещё предстоит разбираться. Но и так второй стол уже от подарков ломится. Хотя, вроде уже иссякает поток дары приносящих.

— Господа! — чуть усилил я свой голос магией, в очередной раз заметив недовольно зыркающего на меня Обдорина. Не нравится ему, видите ли, что у меня магия во дворце без сбоев работает, — Мы благодарим всех вас за подарки, но позвольте спросить, а как же невестам теперь унести всё это? — обвёл я руками оба стола.

Гости одобрительно грохнули негромким смешком, и с интересом стали слушать дальше.

— Вот и решил я подарить им по сумочке, чтобы было куда подарки и покупки всякие сгружать.

Держу паузу, ещё больше привлекая к себе внимание. В руках у меня ничего нет, рядом тоже ничего не заметно. Всем уже любопытно, что же дальше будет.

Я критически осматриваю невест, а потом поворачиваюсь к Гришке, уже стоящему около балконных дверей и хлопаю в ладоши. Он кивает, и выбегает на балкон.

На улице с шумом взлетают в воздух зелёные ракеты и зажигаются прожектора, расцвечивая вечернее небо.

Пара минут, яркий свет с небес, и из вечерней тьмы над площадью появляются две туши дирижаблей. Вскоре гости без труда читают названия моих подарков, написанные крупными буквами по обеим сторонам аэростата: "Дашуля" и "Алёнушка".

Ну да, подписал я их, чтобы невесты подарки не перепутали, и не подрались, выбирая кому какой.

— И-и-и, — неприлично визжит княгиня Дарья Бережкова, целуя меня в щёку, а с другой стороны от неё и Алёна Бережкова не отстаёт.

— Мои. Мои княгинюшки, никому не отдам, — шепчу я чуть слышно, прижимая их обеих к себе.


Приземление дирижаблей.

Марш пилотесс, статных красавиц в ослепительно белой форме. Мне их полмесяца по всей стране искали и подбирали.

Духовой оркестр, отыгравший взлёт.

И праздничный салют, устроенный моими дружками.


Выбились мы из регламента празднества, судя по ворчанию церемониймейстера. Ворчит-то он ворчит, но не особо недовольно, так что можно пренебречь. Видимо, по должности положено так, а не праздник мы испортили.


К танцам приступили чуть позже, чем предполагалось.

Под музыку я вышел в круг с Алёной. Вслед за мной и Антон закружил Дарью, а потом началось…

Мы с Алёной только головами успевали крутить, и шумно вздыхать, разглядывая каждую следующую пару. Слов просто не было. Кончились.

Князь Обдорин и княгиня Вадбольская.

Князь Белозёрский и Императрица-мать.

Мой староста Шувалов и Ирина Рюмина.

Князь Гончаров и княгиня Рюмина, мама Алёнки и по совместительству, ещё одна моя тёща.

И, как вишенка на торте, сам Император и моя тётушка, баронесса Анна Константиновна Грипенберг.

Оттанцуй любая из этих пар где-нибудь в середине бала, и то, разговоров и сплетен не на одну неделю бы было в каждом из столичных салонов, а тут…

Мир сошёл с ума, не иначе.


Да, уж. Задали жару новоявленные родственнички всех мастей.

А там и гости подхватили безумный порыв. Дарья, с которой я танцевал следующий танец, только ойкать успевала, нашёптывая мне самые неожиданные сочетания пар. Вместе танцевали старые враги, недруги, не здоровавшиеся при встрече, а то и вовсе подбирались пары, не соответствующие друг другу по возрасту и положению.

Все правила приличия к чёрту!


Скандалов и скандальных новостей не избежать. Это я понял, танцуя уже не помню какой по счёту танец, со Светланой Второвой, одной из подружек Алёнки, о чём свидетельствовала алая лента, перевязанная у неё через грудь. К слову сказать, через неплохую такую грудь, я бы даже сказал, очень интересную и привлекательную. Потенциальная звезда журналистики была настолько увлечена своими записями, что даже не сразу сообразила, что я её на танец приглашаю. Да и танцевала она, большей частью гостей разглядывая. На меня почти не смотрела. То ли дело молоденькая Лопухина, прильнувшая ко мне в танце почище любой из моих невест. Горячая штучка будет, когда подрастёт. Достанется же кому-то такое чудо… Ох, горя хапнет.


Ужин, прервавший танцы, не обманул ожиданий.

Столы были великолепны. Церемониймейстер, выслушавший больше сотни похвал за короткое время, надулся от важности, как индюк, и ходил с гордо поднятой головой, словно впитывая в себя восторги гостей.

— А я и не знал, что у нас в подвалах это вино ещё осталось, — заметил ему государь, подходя к нашему столу. Между прочим, не один подошёл, Анну с собой привёл. Ну, так-то да, она вроде как у меня в самых близких родственницах. Все приличия соблюдены. Хотя, на то он и государь, вроде как, чтобы собственное мнение иметь и ходить под руку с теми, кто ему нравится.

— Их Сиятельство в пополнении вин самое непосредственное участие принял, — почтительно поклонился вельможа, кивнув в мою сторону.

— О, князь, в винах разбираетесь? — отсалютовал мне Император бокалом.

— Ещё как разбираюсь, — состроил я преувеличено серьёзное лицо, — Красное от белого с первого взгляда отличаю и пробки умею выбивать с одного-двух ударов по донышку.

Мои таланты сомелье были встречены смехом, а затем шутка разошлась по столам, пересказанная из уст в уста не один раз.


Раз уж я встал, то решил тоже прогуляться вокруг столов, следуя за Императором. Подхватив Дарью, нашёл взглядом улепетнувшую Алёну, подсевшую к своей маме и подружкам. Обходя столы, принимал поздравления, и чуть прикладывался к своему бокалу, под бдительным взглядом невесты, контролирующей уровень вина в бокале.

— Что, князь, не страшитесь вскоре моим родственником стать? — перехватил меня Феликс Юсупов, когда я немного приотстал от государя, задержавшись около семейства Белозёрских.

— Для себя никакого риска не наблюдаю, — спокойно ответил я отпрыску одной из первейших фамилий, — Да и вас никто не неволит.

Вот так. А то, ишь ты. Знаю я эти высокомерные улыбочки. Дружкам своим морды корчи, а мне другая роль прописана. Раз хотят из меня пугало сделать, то начинать никогда не рано. Юсуповы у меня в отдельном списке значатся. Вовсе не в том, где возможные друзья прописаны.

Двинувшись вперёд, заставил Феликса посторониться, пропуская меня дальше. Вроде ничего и не произошло, разве только Дашка мне в руку покрепче вцепилась и лицом закаменела, забыв как дышать.

— Успокойся, милая, — погладил я её холодные пальцы, сжимавшие меня до синяка, при этом не перестав улыбаться, раскланиваясь с гостями, — Хлипковат против меня Юсупов характером. Утрётся.

— Я чего-то не знаю? — шепнула мне в ответ невеста, отмирая и награждая ослепительной улыбкой какого-то старого ловеласа, старательно замаскировавшего свою лысину редкими волосинками и тянувшегося к ней лапами.

— Всё потом, — поймал я на лету цветок, брошенный полузнакомой девушкой из Смольного, и поцеловав, вручил его невесте, заодно проехавшись полой пиджака по лицу плешивца, тут же отдёрнувшего свои лапищи от моего сокровища.

Вот так, с шутками и прибаутками мы обошли гостей, больше не нарвавшись ни на какие приключения. Ну, почти не нарвавшись…


— А скажите-ка мне, князь, не вы ли, случаем, на днях сиянием баловались? — остановил меня князь Обдорин, поджидавший, когда мы закончим обход и вернёмся к своим местам за столом. Сам тон его слов был скорее констатацией факта, чем вопросом.

— Так радость-то какая, — улыбнулся я, как можно простодушнее, — Опять же, город нисколько не пострадал.

Непонятно, отчего меня Обдорин про сияние решил спросить. А то ему тотчас же не доложили, чем и с кем я занимаюсь. Я ещё не слепой, и приставленную ко мне охрану без особого труда замечаю.

— Ну да, радость, оттого и не пострадал, — согласился со мной Обдорин, оставив своими словами чувство недосказанности.

Нежелательный разговор я прервал, помогая усесться вернувшейся Алёнке. С Обдорина станется начать прямо тут у меня выпытывать, отчего моя магия во дворце вовсю работает, хотя это и не положено. Не поверит же, если я скажу, что я и сам не в курсе. А делиться с ним догадками, так оно мне ни к чему. Пусть сам попробует сообразить, что магия у меня более высокого уровня, чем защитные артефакты дворца. Какой-то иной причины я не вижу.


После ужина мы дотанцевали оставшуюся часть бала, и под одобрительные выкрики гостей, и не совсем приличные пожелания от некоторых перебравших, двинулись на выход, чтобы наконец-то уединиться в выделенных нам апартаментах.

Алёнка тут же ускользнула в соседнюю комнату, а я тяжело плюхнулся на кресло у стола с зажжёнными свечами. Весь день на ногах, да ещё эти поездки на коняке. Тут кто хочешь вымотается.

Устал так, словно мешки полдня таскал, а день-то ещё не закончен. Надо как-то поделикатнее планы невест разузнать.

Хотя, есть у меня один проверенный способ. Сам до него допёр. Начни я сейчас о чём-то ту же Дашку расспрашивать, того и гляди чего-то не то скажу. Потом придётся полчаса оправдываться и объясняться, а это тоже чревато. Того и гляди, ещё что-нибудь ляпнешь вдогонку. Куда проще помолчать, вытянув ноги и прикрыв глаза. Девушки — существа нетерпеливые, особенно в возбуждённом состоянии. Им нужно движение, восторги и прочие благоглупости, которые они впитали в себя при тщательном изучении любовных романов, потребляемых ими в несметных количествах.

— Чего ты расселся, — и минуты не выдержала Дарья, зашипев на меня рассерженной змеёй.

Во, а я что говорил! Молчание — это наше всё. Главное уметь молчать. Причём, не вызывающе молчать, а делать это этак отстранённо, вроде, как ты про свою роль в масштабе Вселенной размышляешь. Вселенная — она такая здоровая, что к ней ни приревновать, ни посоревноваться с ней значимостью. Опять же в голову никому не придёт сказать: — "Выбирай, или я, или Вселенная". Оттого и молчать лучше, думая про вселенские просторы, а не про рыбалку.

— А что нужно делать? — поинтересовался я, словно спрашивая совета.

— К Алёне иди. Ждёт ведь, — всё так же шёпотом прошипела Дашка, — А потом вместе с ней возвращайтесь. Смотри, что я тут приготовила.

Дарья, жестом иллюзиониста, откинула салфетки на небольшом столике, и я увидел вполне себе приличный ужин, с икрой, шампанским и ананасами.

— Тогда надо налить. По три капли для бесстыдства, — тут же уточнил я крайне важную деталь, чтобы не быть обвинённым в неумеренном потреблении вина в столь знаменательный день.

По паре глотков во все три бокала, и я пошёл.

— И поаккуратнее там, медведь, — выдала мне в спину Дашка напутствие, как всегда оставляя за собой последнее слово.

— Будет вам и аккуратно, и шампанское с ананасами. Всё будет, — проворчал я себе под нос, после того, как пяткой тщательно прикрыл дверь.


Планов на ближайшее время у меня громадье. И все они, как один, насквозь неприличные.

Глава 51

Три дня каникул, которые я себе позволил, пролетели на удивление быстро.

Кажется, только вчера мы спустились в зал на завтрак, который провели среди похмеляющихся гостей, оставшихся во дворце еще с нашей свадьбы и продолжавших праздновать всю ночь.

Потом были приятные хлопоты. Мы пересчитали подаренное, осмотрели особнячок, составили список, и устроили небольшую пробежку по магазинам и мебельным салонам, заказывая себе то, что казалось нам необходимым в новый дом. Цены в столице, я вам скажу… Комплект шёлкового постельного белья с кружевами стоит, как приличный домик в моём посёлке.


А затем пошла череда визитов. Утомительнейшее дело, должен заметить.

Вдруг резко выяснилось, что гардеробчик у меня скуден, и надо бы его пополнить. Опять пришлось ехать к Левинсону, где обалдевший от счастья Моня был обласкан вниманием моих жён, и засыпан похвалами.

Дождавшись, пока мои супруги упорхнут в соседний дамский салон, расположившийся на противоположной стороне улицы: — "На пять минут, мы одним глазком только глянем, и всё", — я с чистой совестью уселся пить кофе, и никуда не торопясь, начал обсуждать с Эммануилом следующие фасоны костюмов, которыми мы собрались контрапупить столичную общественность. Через полчаса, напившись кофе, обговорив фасоны четырёх новых костюмов и доброй дюжины рубашек, я принял заказ от Анатолия Аркадьевич на три дюжины пуговиц и пошёл разыскивать своих дам.

Пуговицы — это хорошо! Денежки в семейный бюджет просто срочно нужны. Жёны у меня, как скоростные болиды. В том смысле, что по магазинам они ходят со скоростью тысяча рублей в час. Каждая!


— Какой ты молодец, что показал нам этот милый салончик, — задумчиво похлопала глазами Алёна, крутя в руках две практически одинаковые, на мой взгляд, шляпки, и рассматривая то одну, то другую как бы со стороны.

Я? Нет, вы представляете, я им показал… Да я… Да на пушечный выстрел… Гора, горища коробок! Со стола уже падают…

— Так, быстренько собрались, и в машину, — грозно скомандовал я, — У меня багажник не резиновый.

— Не переживайте, Ваше Сиятельство, мы сами всё доставим быстро и аккуратно, — нанесла мне удар ниже пояса старая мегера, миловидная женщина лет тридцати, видимо, хозяйка салона, с улыбкой наблюдающая за сценой.

— А я тебе говорила, я тебя предупреждала. Чурбан и мужлан. Прекрасного не ценит, — высунулась Дашка из примерочной, обращаясь к Алёнке и снова задёргивая за собой занавеску.

— В машину, бегом, — прорычал я в ответ.

— Сатрап! — донеслось из примерочной уже в мой адрес.


Вышли мы минут через десять. Часть коробок всё равно пришлось тащить с собой, так как в них оказались вещи первой необходимости, нужные буквально сию минуту.

— Надо ленты маман отправить, юбочку я себе взяла, хорошенькую, простая такая, на каждый день, перед Ангелиной похвастаюсь, ну, и шляпку вместе с лиловым платьем примерить. Ты же помнишь моё лиловое платье? — обратилась ко мне Алёнка, как только мы сели в машину.

— Конечно, милая, — ответил я, сочась ядом, накопленным за бесконечные десять минут, в течении которых мне успели вынести мозг, — Я у каждой из вас каждое платье помню, в каждом из четырёх ваших личных шкафов. Малепусеньких таких шкафчиков, размером с небольшой садовый домик.

— Безнадёжен, — констатировала Дарья, ни к кому конкретно не обращаясь.

Вот такими милыми и радостными моментами я отмечал начало своей тихой и счастливой семейной жизни.


А там мне пришлось оставить занятых хлопотами жён в столице, а самому мчатся обратно на верфи. Вызванная Шабалиным команда приглашала меня на осмотр вскрытого ими бункера. И не только меня одного. Попросили профессора Фёдорова с каким-то его другом забрать по пути.

Делами в эти дни я почти не занимался. Едино что, так это звонок Киякина меня изрядно повеселил.

Купец, он и в Африке купец. Особенно когда работает с интересом и любимым делом занят.

Вычитал Степан Васильевич в газетах про парад пилотесс, посмотрел фотографии в журналах, и родил более чем неожиданную идею. Курсы девушек-пилотов он решил организовать, из-за чего и просил выделить ему для обучения два дирижабля в срочном порядке.

Я сначала лишь расхохотался, а потом всерьез задумался. Прав ведь купец. Я для невест во всей стране кое-как нашел девушек, умеющих пилотировать дирижабль, а ведь мода штука такая, скоро и другие захотят такой же подарок своим невестам сделать, а то и еще кому-нибудь.

И где на всех женщин-пилотов набрать? А тут, вот они, почти готовые и надо-то для этого не так много: обучающих кристаллы для этих курсов подготовить побольше, да дирижабли инструкторами снабдить, чтобы необходимый нормативный налёт часов пилотессы получили. Вообще ни разу не удивлюсь, если в числе первых инструкторов лично сам Киякин окажется. Пилот он отменный, пожалуй, лучший из всех, кого я знаю.

Ну, а уж про то, что обучатся эти девушки на дирижаблях именно моей конструкции летать, так это разговор особый. Не обучены они окажутся летать на чём-то другом. Поэтому, желаете пилота женского пола заполучить, покупайте дирижабли сами знаете чьих верфей.

Как по мне, так основательно сумел Киякин меня удивить своим умением одним выстрелом двух зайцев убить. И уж тем более удивил, когда сказал, что курсами его дочь руководить будет. Вот чем мне нравятся наши купцы, так это своим отношением к отпрыскам. Всегда стараются деток к делу пристроить. Нет у них предубеждений ненужных.

Бояре бы тысячу причин нашли, чтобы оградить своих дочерей от занятия чем-нибудь полезным, если это против понятий о том, чем пристало заниматься аристократке, а чем нет.

Зато купцам только волю дай. У того же Липатова доченьки чудо как умело управляются с кондитерской, например. Видел я их отчёт за прошлый месяц. Растут доходы, как на дрожжах.

Опять же купеческие дочки в молодости исключительно собой хороши, вот только когда они подрастают, тогда отчего-то в дородность уходят. Тут их с девушками из аристократических семей не сравнить. Порода, на то она и порода. Взять для примера княгиню Вадбольскую. Стройна, умна, элегантна, как не знаю что.

Мда-а. Порода. С генетикой у меня особые отношения складываются. Такие, что и рассказывать стыдно. Я, можно сказать, из-за неё, проклятой, воровством занялся. И не абы каким, а на дворцовое имущество позарился. Пусть и по пьянке на такое пошёл, и перемкнуло, когда кровь увидел, ну, в общём спёр я простынь. Ту, что от первой ночи с Алёнкой осталась.

Стыдно, не передать.

Вовсе не оттого своровал я простынь со следами крови, что я фетишист, или ещё кто. Всё дело в медведевском наследстве. Большой пласт знаний по магии крови накопил в своё время Савва Савельевич. И кровь Рюминых там особой строкой шла.

* * *

Профессор Фёдоров дожидался меня на лётном поле не один. Вместе с ним у дирижабля стоял высокий худой мужчина в каракулевой папахе с усталым, морщинистым лицом.

— Познакомьтесь, мой коллега, профессор Веденеев, геолог, — представил вечно улыбающийся Фёдоров своего спутника.

— О как, у меня что, нашлось золото или руды интересные? — спросил я у дылды, когда Фёдоров закончил процедуру знакомства.

— Боюсь, у вас несколько однобокое представление о геологии, — на ходу отозвался Веденеев, поднимаясь вслед за мной в гондолу дирижабля, — То направление геологии, которым занимаюсь я, от полезных ископаемых весьма далеко. Впрочем, если вам что-то говорят такие термины, как геофизика или геомагнитные аномалии, то я могу рассказать о своей работе чуть подробнее.

— Одну минуту, — поднялся я с кресла, в которое только что уселся, — Лететь нам часа два, а вы, как я заметил, немного продрогли, пока меня ожидали. Полагаю, под хороший коньяк у нас время быстрей пролетит.

На самом деле мне не столько коньяк понадобился, как пауза в разговоре. В голове знакомо зашумело, как это бывает при очередном вбросе информации от Сущности.

— Про магнитные аномалии я знаю ровно столько, сколько это необходимо для навигации, — продолжил я разговор, вернувшись к столу, — По крайней мере про канадскую аномалию, и про нашу, Курскую, мне известно.

Изучив этикетку на коньячной бутылке Фёдоров одобрительно поцокал языком, а потом решительно забрал у меня нож и тарелку с лимонами и начал умело нарезать лимон тонкими, почти прозрачными кружочками.

— Да. Курская. Мы до сих пор не находим бесспорного ответа на вопрос о её появлении. Как-никак, а это самое крупное в мире месторождение железной руды, досконально расследованное вдоль и поперёк, — покачал головой Веденеев, наблюдая за действиями своего друга.

— А моё представление о геофизике в основном относится к области тектонического оружия, — добавил я, и нож в руках Фёдорова подозрительно дрогнул, сорвавшись с лимона и звякнув о тарелку.

— Так вы знали, что находится в бункере, который был найден на вашей земле? — положил профессор нож на стол, и переглянулся с Веденеевым.

— Понятия не имел. С чего вы взяли?

— А, ну да, геофизика. Получается, мы сами же и подсказали, — немного подумав, догадался Фёдоров, — Ну, что, по маленькой?

Выпили. Зажевали лимончиком. Помолчали с минуту, прислушиваясь к ощущениям.

— Значит вы у нас не простой геолог, а как бы это правильнее сказать, военный геолог, так что ли? — прокрутив в голове разговор, повернулся я к Веденееву.

— Нет у нас таких геологов. И я с армией никак не связан. Да, работы мы некоторые по закрытым темам выполняем, но это обычная практика. Полагаю, вы понимаете, что знания — это само по себе оружие. Зачастую, куда более опасное, чем просто бомба или ракета. Во времена Советского Союза существовала программа "Меркурий-18". В её рамках была разработана методика дистанционного воздействия на очаг землетрясения, с использованием слабых сейсмических полей и переноса энергии взрыва. О том, какие последствия могут быть от её применения, лучше всего проиллюстрировать примерами. В 1970 году на Лос-Анджелес обрушилось землетрясение в восемь баллов, вызванное испытаниями на полигоне, который был расположен в ста пятидесяти километрах от города. В Китае, в городе Тангшань, день спустя после ядерного взрыва на полигоне Лоб Нор, из-за подземных толчков погибло около миллиона человек. Но для нас гораздо интереснее землетрясения в Грузии, вызванные бомбардировками Югославии. А потом волна толчков и до Кореи донеслось. Сейсмические возмущения в этом случае были спровоцированы с гораздо большего расстояния, — тут Веденеев приложил палец к виску, ещё что-то припоминая, — Последствия подземного взрыва в одну мегатонну вызвали в пустыне Невада порядка десяти тысяч подземных толчков и продолжались несколько месяцев. Так что, зная геологическую обстановку, иногда можно нанести потенциальному противнику серьёзнейшие разрушения, даже не заходя на его территорию.

— А ещё есть вулканы, — подсказал Фёдоров, всё с той же добродушной улыбкой на лице. Словно, Веденеев не ужасы описывает, а забавную сказку рассказывает.

— Вулканы, супервулканы и разломы, — кивнул геолог, наблюдая, как Фёдоров аккуратно по второму разу наполняет снифтеры из моего походного бара, — И советская же программа "Вулкан". Взять, к примеру вулкан Кумбер-Вьеха, расположенный на острове Ла-Пальма. Проснувшись, этот вулкан стряхнет в океан весь свой склон, а это около пятисот кубических километров скальных пород. При падении образуется километровый водный купол, напоминающий ядерный гриб, образуется цунами, которое со скоростью восемьсот километров в час побежит по океану. Самые большие волны, более ста метров в высоту, обрушатся на Африку. Через девять часов после извержения уже пятидесятиметровое цунами смоет с побережья Северной Америки Нью-Йорк, Бостон и все населенные пункты, расположенные на расстоянии десяти километров от океана. Ближе к мысу Канаверал высота волны упадет до двадцати пяти метров, а на Испанию, Португалию и Францию обрушится двенадцатиметровое цунами, которое пройдет вглубь континента на два — три километра.

Профессора выпили по второй, а я отказался. У меня и так последние три дня без выпивки не обходились. Это им, закалённым мамонтам, от пары-тройки рюмок ничего не будет, а мне пока достаточно. Архимаг и так штука опасная, а пьяный архимаг — это вообще жуть ходячая.

— Так вот, на чём мы остановились? Ах да, разломы и супервулканы, — продолжил Веденеев, поймав волну лектора и слегка раскрасневшись лицом, — Разломы хорошо изучены на примере континентального трансформного разлома Сан-Андреас, отделяющего Северо-Американскую литосферную плиту от Тихоокеанской. Он имеет длину около полутора тысяч километров и является одним из самых активных разломов планеты. Больше двадцати шестибальных землетрясений в год происходит из-за смещения плит. Инициировав сейсмическую нестабильность можно вызвать целую волну подземных толчков большой силы, которая распространится вдоль всего разлома.

— Что значит "вызвать нестабильность"? — вклинился я со своим вопросом в паузу, возникшую в связи с принятием профессорами третьей порции коньяка.

— Вы, применяя магию, ощущали толчки почвы? — вопросом на вопрос ответил Веденеев, а я искоса глянул на Фёдорова. Не сомневаюсь, что оба профессора откуда-то слишком хорошо осведомлены о моих магических способностях, и даже не собираются это скрывать.

— Было дело, — не стал я вдаваться в подробности.

— Подземные взрывы, применение магии, а то и обычная бомбардировка сейсмически опасных участков — это грубые орудия вмешательства. Существуют и более тонкие инструменты, позволяющие получать гораздо более впечатляющие результаты. У нас есть такое выражение "поймать волну". Вращающаяся Земля — это автоколебательная система. Её собственные колебания порождают целую систему стоячих волн, каждая из которых представляет собой генератор и своеобразный камертон, готовый к резонансу. Мощный генератор колебаний, с рассчитанной амплитудой и временем включения, правильно запущенные встречные волны, входящие в резонанс и сталкивающиеся в области разлома, и вы получите длительную череду сейсмических толчков самого высокого порядка на каком угодно участке разлома. Главное правильно произвести необходимые расчёты и иметь максимально полную геологическую картину нужного вам района. Остальное, как говорится, дело техники.

— А с супервулканами и того проще обстоит, — покивал Фёдоров, слушая своего коллегу, — Разбуди такой вулканище, к примеру тот же Йеллоустоун, и целый материк окажется непригодным для жизни. Ещё хуже, если проснётся супервулкан Тобу. Последний раз это было семьдесят пять тысяч лет назад, и от всего человечества тогда осталось в живых всего лишь десять-двадцать тысяч. Сейчас, наверное, выживет больше, но ядерная зима, которую наши деды и прадеды пережили, найдёт своё ещё более страшное продолжение.

— Считайте, что ваше предупреждение о недопустимости использования магии в сейсмоопасных районах я услышал, — озвучил я тот вывод, к которому меня старательно подводили оба собеседника, — Но никакой связи с найденным бункером я пока так и не уловил, хотя наш разговор с него и начался.

— По ряду признаков можно сказать, что та система подземных убежищ, которую вы обнаружили, это недостроенный и законсервированный советский военный объект. На это указывают многие найденные там вещи, датированные годами существования СССР. Кроме того, сохранились в имперском хранилище некоторые документы, где упоминается о строительстве Центра Управления Тектоническими Исследованиями. Под этим названием, как вы догадываетесь, предполагалось строительство центра по управлению землетрясениями и прочими геофизическими коллизиями по всему миру. Мощнейший вычислительный центр, многоканальная спутниковая связь и разветвлённая система различных устройств, а то и попросту законсервированных шахт, с заложенными там зарядами. Не исключаю, что и на дне океанов планировалось разместить не одну сотню сюрпризов, скажем, для формирования того же цунами или точечного воздействия на разломы. Социалистическая империя умела отстаивать свои интересы. Потом был период безвластия, смена строя, а там и международные договорённости ужесточились, связанные в частности, с тектоническим оружием. Нашей стране, как вы понимаете, оно, это оружие, не слишком-то опасно. Камчатка, Байкал, и небольшой кусок территорий на юге, вот и все наши слабые места с точки зрения геологии. А в ответ одно нажатие кнопки, и целого материка нет, да ещё и озоновая дыра, которой не один десяток лет на восстановление потребуется.

— Кому-то очень хотелось ощутить себя в роли Бога, — заметил я, поёжившись от представленной картины.

— Скорее, Сатаны, — с усмешкой поправил меня заметно пьяненький Фёдоров, с сожалением глядя на так и не приконченную ими бутылку, в которой бултыхалось ещё две-три добрых порции коньяка, чутко реагируя на манёвры дирижабля, идущего на посадку.


Во главе со Степаном встречающих набралось не просто много, а очень много. Человек сто, не меньше, и я вижу, как от верфей ещё бегут люди.

— Ух-х, — слышится слитный недовольный возглас, когда я с профессорами выхожу из гондолы, а идущие следом пилоты закрывают двери, чтобы не выстудить салон.

Разочарование встречающих понятно. Меня ждали с жёнами, а не с подвыпившими деятелями науки.

— Жёны завтра прилетят, — успокаиваю я собравшихся, — А праздник завтра вечером на площади устроим.

Минут пять принимаю поздравления, улыбаюсь, отвечаю на вопросы. Потом мы рассаживаемся по машинам и тут я начинаю крутить головой. Машин много, побольше десятка. Это куда столько народа собралось? А, впрочем, князь я или не князь. Конечно же, князь. А значит и свита мне соответствующая положена. Опять же, все кто нужно, сразу под рукой будут. Меньше запоминать придётся и объяснять. Прямо на месте показывай и задачи ставь.


"Мрачен, как вход в бомбоубежище".

Кто из людей нашего времени не помнит эту фразу.

Для многих из нас это уже просто слова, которые мы воспринимаем, как некий афоризм, а для наших предков, прадедов, а может прапрадедов, это долгие годы мучений и ожиданий, полуголодного существования и страха за собственную жизнь и за жизнь своих детей. Годы выживания во время ядерной зимы.


Вход в бункер, около которого нас встретили, был действительно мрачен. Огромные ворота, с прорезанным в них отверстием, вели в тёмную мглу. Судя по ржавым пятнам на растаявшем снегу, здесь когда-то могла быть железная дорога, рельсы которой нынче превратились в труху.

Если судить по план — схеме, которую мне показал представитель встретивший нас команды, то верхний уровень бункера больше всего напоминает осьминога с отрубленными нечетными ногами. Эти обрубки заканчиваются вентиляционными шахтами, поднимающимися наружу и пронизывающими все пять уровней бункера.

Четыре оставшиеся осминожьи ноги — это сами выходы. Два из которых серьезно разрушены, а остальные два вполне себе подлежат восстановлению, так как незначительные разрушения там наблюдаются только на первой сотне метров.

— Три верхних уровня достаточно сухие и опасности не представляют, — доложил мне один из членов команды прибывших сталкеров. Необычное название первопроходцев пришло из древней литературы и полюбилось тем командам, которые Империя бросала на обнаруженные объекты предков, — На двух нижних уровнях разрушения серьезнее. Туда проникла влага, а на самом нижнем уровне отмечено несколько тоннелей, полностью затопленных водой. На втором и третьем уровне мы нашли большое количество радиоаппаратуры, не подлежащий восстановлению. Хотя большинство блоков до сих пор лежит заводской упаковке, но время безжалостно. Думаю, что там вряд ли что уцелело. По крайней мере из того, что мы увидели, уже ничего полезного не извлечь. Если вы собираетесь осмотреть объект, то постарайтесь уложиться в десяток сопровождающих, желательно из тех, кто покрепче.

— Так, — развернулся я к своей свите, — Могу с собой взять десять добровольцев. Кто со мной?

— Мы все, — тут же отозвался Степан, подтянув за собой ещё двоих незнакомых мне молодых парней, — Надо посмотреть, может с аппаратурой всё не так плохо.

— Нас хотя бы двоих возьмите, — выступил вперёд один из четверых "ямальцев", — Бомбоубежища — это почти идеальное место для некоторых видов нашего производства.

— Мы идём оба, и это не обсуждается, — решительно шагнул вперёд профессор Фёдоров, и за ним тут же последовал его высокий коллега, упрямо наклонив голову.

— Мне по работе надо, — шагнул вперёд мой главный строитель, — Знаю же, кому тут работать предстоит.

— Объект на моей территории, мне положено, — быстро сориентировался Роальд Силантьевич, а за ним тут же шагнул Коля Филатов, будущий алькальд нового посёлка.


Угу, надо мне чётко им обоим прописать перечень обязанностей и ответственности. Моя ошибка. Колю к делам привлёк, а ясность в их отношения не внёс. Теперь у меня вроде как два административных начальника существует. Непорядок. Власть такого пренебрежения не терпит.

Много в истории примеров двоевластия, но особых удач среди них не отмечено.


— Всё. Выдвигаемся, — скомандовал я, отсекая попытки тугодумов вклиниться в наши стройные ряды.

Сталкеры тут же разошлись по сторонам, выстраивая получившийся отряд в походную колонну.

Потом они всем нам раздали каски с фонарями, накидки и фляги с водой.


Первые метры коридора напомнили мне гигантскую нору, прорытую огромным стальным чудовищем. С осыпавшимися кусками бетона, местами торчащей арматурой, и участками стен, с облупившейся краской

Включив фонари все шли цепочкой, изредка поглядывая на потолок, где порой опасно торчали большие куски бетона, болтающегося на остатках проржавевшей арматуры.

Спустя пару минут мы вышли на Т-образный перекрёсток и миновав вырезанный проем в следующих очень толстых дверях, оказались в чуть более низком коридоре.

Мы долго шли по широкому наклонному коридору, с каждой сотней метров забираясь всё глубже и глубже под землю.

Сталкеры не соврали. Когда мы прошли следующую ворота, то состояние сооружения изменилось в лучшую сторону. Теперь уже не приходилось обходить крупные обломки стен, перепрыгивать через торчащие гроздья ржавой арматуры и пробираться через завалы, образованные разрушенными фрагментами полукруглых потолочных арок.

— Совсем другое дело, — вырвалось у профессора Федорова, когда фонари осветили помещение, находящееся в более-менее приличном состоянии.

— Грузовые лифты, аварийные лестницы и вход в подсобное помещение верхнего яруса, — сказал один из сопровождающих, показывая поочередно на разные двери, — Предлагаю осмотреть верхний ярус. Это даст вам представление о том, что расположено ниже. Архитектура ярусов примерно одинакова, и только два самых нижних чуть меньше размером, чем остальные.

— Вы говорили, что где-то сохранилась радиоаппаратура. Можем мы на нее посмотреть? — услышал я голос Степана.

— Склады с ящиками мы нашли на всех трёх верхних уровнях. Впрочем, до ближайшего склада совсем недалеко осталось. Давайте пройдем, — обернулся на его голос один из сопровождающих.

Пройдя еще одни массивные двери, мы повернули в коридор, который вел по-видимому куда-то в центр сооружения.

— Здесь расположены жилые и бытовые помещения. Туалет и душевая, пищеблок и жилые комнаты, — просветил нас один из сталкеров, взявший на себя роль гида, — Кстати, обратите внимание на стену. Если приглядитесь, то увидите план-схему верхнего яруса.

Когда-то давно эта схема видимо была нарисована на листе металла. Сквозь местами облупившуюся краску и пятна ржавчины чуть заметно видны были линии, обозначающие расположение помещений. Сейчас мы шли в центр, который был обозначен ромашкой с четырьмя лепестками.

— Вот здесь, здесь и здесь, — показал сталкер лучом ручного фонаря, словно указкой, — Мы нашли большие склады с ящиками. Полностью все вскрывать не стали, но вполне очевидно, что верхние ящики содержат блоки с радиоаппаратурой. Правда состояние у неё… Впрочем, сами скоро увидите.

— Первый пятому, — вдруг услышал я негромкое бубнение. Сталкер, который шел позади нашей цепочки, прижал наушник к уху и начал с кем-то разговаривать, отвечая только на одному ему слышимые вопросы.

— Да. Идём на объект 1–5 БИС. Экскурсия из одиннадцати человек во главе с местным хозяином. Есть. Понял. Будем ждать.


Вскоре мы попали в огромный зал. Настолько большой, что даже мощные фонари не смогли просветить его полностью, расплываясь слабыми размытыми пятнами на дальних стенах.

* * *

Прибывший вместе со своим старым другом Шабалиным и шестью подчиненными, командир сталкеров наблюдал интересную сценку.

Молодой князь, вроде бы стоящий со скучающим выражением лица, был спокоен. Знай он его лучше, то он бы понял, что спокойствие — это всего лишь маска, скрывающая под собой натянутую до предела стальную струну. Говорил юноша недолго. Растолковал пришедшим с ним людям, что он хочет увидеть от каждого из них, предсказал почти все их вопросы, кое на что ответил в конце своей короткой речи и каким то образом сумел объединить очень разных людей в одну команду, которая и начала заниматься делом.

Первым ушел Степан со своими людьми. Они скрылись в одной из дверей, где по словам сталкера, находился склад с аппаратурой.

После этого, в сопровождении ещё одного сталкера, к лестнице ведущей на второй ярус выдвинулись оба профессора.

Строитель, вооружившись еще одним более мощным фонарем, пошел обратно, осматривать бытовые помещения.

Ушли алькальды, собирающаяся посмотреть наиболее пригодные места для установки постов охраны, а следом за ними и ямальцы двинулись вдоль стены зала, заходя в каждые двери и подолгу там пропадая.

Когда Шабалин вместе с командиром сталкеров подошел к неподвижно стоящему князю, то услышал адресованный ему вопрос:

— Не пытались разобраться, Константин Семенович, почему такой мощный Источник мы так слабо наблюдали на поверхности?

— Уже разобрались, Ваше Сиятельство. Вот, — протянул Шабалин пару камушков.

— Да прекратите вы тянуться. Не на параде. Что это такое? — спросил князь, рассматривая кусок бетона с частыми темно-зелёными вкраплениями.

— Над нами находится десятиметровый слой железобетона с большим количеством вкраплений змеевика, и уже поверх него насыпано ещё метров восемьдесят земли. Не удивлюсь, если окажется, что это не просто земля, и специально подобранный грунт с определёнными свойствами, — чётко отрапортовал маг.

— Причём здесь змеевик? — спросил князь.

— Разрешите, я отвечу, — вмешался командир сталкеров, — На тех объектов, на которых нам пришлось побывать, мы иногда находили остатки ядерных реакторов. Так вот там змеевик использовался в очень больших количествах. Похоже наши предки таким образом защищались от радиации, которая так или иначе могла образовываться при работе реактора.

— А что у нас там? — князь рукой сторону одного из темных углов зала.

— А как вы узнали? — тут же спросил командир сталкеров, — В той стороне мы нашли еще одно помещение, которое не указано на плане и не имеет каких либо выходов на поверхность. Предполагаю, предки хотели там разместить пару ядерных реакторов, чтобы снабжать энергией весь этот подземный город.

— Думаю, что я не ошибусь, если скажу, что второй Источник в нём располагается? — живо развернулся Бережков к собеседникам.

— Простите, а откуда вам это известно? Мы сами нашли проход туда только два часа назад, — прищурился Шабалин.

— Я его чувствую, — пожал Бережков плечами, — А вы? Вы разве нет?

Оба мужчины, переглянувшись, отрицательно помотали головами.

— Вы можете предложить какое-нибудь объяснение, почему оба источника оказались точно в центре объектов? — спросил князь.

— В качестве рабочей гипотезы можно предположить, что образованный над объектами бетонный щит, не пропускающий магию благодаря вкраплениям змеевика, послужил своего рода рефлектором, повернутым к центру Земли. А центральная вентиляционная шахта, как мы видим, оказалась в фокусе этого рефлектора, и мало того, именно она уходит на максимальную глубину, выступая проводником Силы, — немного подумав, ответил Константин Семёнович.

— Другими словами, вы предполагаете, что если сделать в земле дырку, а сверху установить какое-то подобие линзы, не пропускающий магию, то мы искусственным путём можем получить новый Источник Силы? — покрутил головой Бережков, выражая то ли удивление, то ли несогласие.

— Если вас не устраивает эта гипотеза, могу предложить другую. У предков были лозоходцы. При выборе места один из них каким-то путём смог определить те места, где в будущем появится Сила, — чуть насмешливо отозвался Шабалин, похоже, сам не веря в то, что он говорит.

— За что я люблю наших ученых, — усмехнулся князь, — Так это за то, что у них всегда наготове имеется какое-то объяснение. Но у меня большие сомнения в справедливости обоих вариантов. Скорее всего тут что-то другое, но я чувствую, что всё это странно, очень странно, — несколько сумбурно высказался Бережков, пытаясь донести свои ощущения, — Как я понимаю, одной из стен этого зала является тот самый ствол центральной вентиляционной шахты, о котором вы только что говорили, и он, скорее всего, находится там, — показал князь рукой на вершину трапеции, которую представлял собой зал, где они находились.

— Именно так, — согласился Шабалин, кивая, — Но в шахте не только вентиляция. По сути, через центральный ствол и шло снабжение комплекса всем необходимым, а в остальных шахтах имелись лишь относительно маломощные дублирующие системы.


В большом пустом зале шаги раздаются гулко. Какой то неестественной походкой молодой князь через весь зал пошел к указанной им стене, но не доходя шагов десять до неё, остановился и предостерегающе поднял руку, давая понять, что за ним ходить не надо. После этого уже гораздо быстрее подошел к стене и приложил к ней обе руки.


Позже ни Шабалин, ни его друг не могли толком сказать, что же они видели. То ли сквознячок скользнул по залу, чуть распушив князю волосы, то ли блики фонарей сыграли странным образом, но что-то такое определенно произошло, а что именно сказать трудно.

Так они и стояли, молча наблюдая за словно бы прилипшим к стене князем. Издалека казалось, что он словно шепчет что-то про себя, но ни один из них в этом твердо не был уверен.

* * *

Источник Силы я почувствовал сразу, как только мы прошли первые ворота.

Спускаясь по наклонным коридорам вниз, я ощущал, как не только уплотняется воздух, но просто физически воспринимал магию, которая с каждым шагом становилась все тяжелее и гуще.

Когда мы добрались до зала, мне казалось, что я передвигаюсь по грудь в холодной воде. Волны холода шли от одной из стен, за которой без труда угадывался Источник.

Отдав необходимые распоряжения и разослав людей в разные стороны, я еще некоторое время разговаривал с Шабалиным, рассчитывая, что неприятные ощущения спадут и я без помех смогу проверить и понять, что такое особенное я сегодня чувствую.

К сожалению, ожидания не оправдались. Холод магии не думал утихать ни на минуту и наконец, собравшись с духом, я пошел знакомиться с той Силой, которая вызывала у меня столь яркие ощущения.

Теперь можно признаться, что поступил я глупо и самонадеянно. Решил, что раз я неимоверно крут, то мне по силам совладать с любым проявлениям магии. Так вот, это не так.

Ощущения оказались…


Только оказавшись в открытом космосе или во льдах Антарктики можно почувствовать, с чем ты столкнулся. Холодное безмолвие даже не наблюдает за тобой. Ты слишком ничтожная песчинка на его просторах.

Наверное, так люди чувствуют Силу, спокойно существующую по своим законам и не выражающую никаких эмоций при их появлении. В своём величии исполины живут неторопливо, никак не реагируя на суету мира.


Как я вышел из-под земли, и как уселся в машину, я точно вспомнить не могу. Словно в прострации какой-то находился. Степан, когда выскочил в зал, видимо желая мне что-то рассказать, заметив моё состояние тут же оградил меня от всех остальных и в темпе свернул продолжение осмотров. В себя я пришёл уже в машине, заметив, что друг включил в салоне свет и внимательно всматривается в моё лицо.

— Ты чего там высматриваешь, влюбился что ли? — пошутил я, потягиваясь, и хрустя затёкшими суставами.

— Уф-ф, одыбался, — выдохнул Степан, расстёгивая верхние пуговицы и тяжело дыша, — Заставил ты поволноваться. А глаза какие…

— Что у меня опять не так с глазами?

— Ледяные они. Почти прозрачные. Не подскажешь, с чего?

— Я тебе никогда не рассказывал, что магия живая? Хм, нет, не так. Понимаешь, я её по-разному чувствую. На родовом Источнике она словно дружелюбный котёнок. Трётся, ласкается, старается помочь. На том Источнике, где усадьба Мансуровых была, она словно сом в спячке. Махнёт плавником, вроде как отогнать пробует, и снова храпака даёт. А тут… Даже не знаю, с чем сравнить. Что-то холодное, безмолвное и жутко сильное. Этакий ледяной великан с мечом в руках. Такому впору горы с удара разносить.

— Настолько опасный?

— Опасный… Да нет, скорее безразличный и заледеневший. Как статуя.

— Закрываем объект? Почистим от находок, и входы замуруем, — предложил Степан.

— Чего-о… Я те замурую, а Усольцев догонит и ещё добавит. Ты хоть понимаешь, что мы нашли?

— Катакомбы полуразрушенные, с пороховой бочкой внутри?

— Идеальное место для любого производства, с бесконечным запасом Силы. Мощи там прёт, не передать сколько. Я даже попыток не делал, чтобы Силу зачерпнуть оттуда. Так, постоял, пооблизывался и понял, что человеческих возможностей тут недостаточно.

— Тем более. Какой тогда смысл в таком Источнике?

— И это мне электрик говорит, — развёл я руки и закатил глаза, — А как ты с высоковольтной линии электричество получаешь?

— Через трансформаторы, как же ещё.

— Вот. Молодец. Значит что нам нужно?

— Трансформаторы?

— Нет, к Усольцеву нам нужно, а ты меня домой везёшь, разворачивайся давай. У нас дел невпроворот.

Глава 52

Стачки и забастовки. Кто про них только не слышал.

Когда они случаются, на производствах замирает жизнь, останавливается фабрики, заводы, верфи. Промышленники несут серьезные убытки.

Вот и у меня остановилось всё. Ну, почти всё. И кто тому виной? Да я сам, точнее мой слишком длинный язык.

Дернул же меня черт сообщить, когда жёны прилетают, а заодно и праздник людям пообещать. Нет бы другие какие слова найти, радость там выразить, их похвалить.

В результате, к вечеру заявились ко мне делегации с верфей, с электростанции и с остальных прочих мест, требуя завтрашний день объявить выходным.

Объявил.

Князь или не князь?

Хочу, праздники объявляю, хочу, рабочий день дополнительный. Особенно когда понимаю, что деваться некуда. Один чёрт, никто работать завтра не будет, кроме тех, без кого вовсе не обойтись.

И что в результате? А в результате сегодня мы имеем огромную толпу на летном поле. Тысячи этак в две, если не больше. Все отдыхающие пришли. Вышли, млин, словно на работу. Точное количество трудно назвать, потому что броуновское движение нескольких сотен детей, бегающих, орущих и пытающихся выскочить к причальным мачтам, сосчитать невозможно.

Только вот не надо ловить меня на слове, пытаясь доказать, что раз детей сосчитать невозможно, то и их количество трудно узнать. Может это и так, но кто тут хозяин? Я хозяин. А значит я должен знать, сколько этих мелких крикливых существ у меня учатся в школе, и почему требуется строить второй детский сад, раз в первом уже мест не хватает. Вот такие реалии, и заметьте, господа, ни капли магии. До всего своим собственным умом дошёл.


Прибытие дирижабля всегда зрелищно. А прибытия трёх дирижаблей, зрелищнее в три раза.

"Дашулю" и "Аленушку", а именно так я назвал дирижабли, подаренные жёнам, сопровождал "Антон Рюмин". Такая надпись была золотом намалевана на его бортах и подтверждена гербом Императорского Клана.

Плагиатор хренов! Это была моя идея, давать дирижаблям имена их владельцев. Стыбрил Антон Рюмин тему, а ещё друг называется. Ладно, прощу, как родственнику. Мне послезавтра с ним вместе идти в первый раз на Совет Князей, и судя по прогнозам, нам там будет весело. Не зря же я два часа с князем Белозёрским у него в кабинете шушукался, когда мы Дашкиных родственников навещали. Полностью весь расклад предстоящего действа получил, а заодно и характеристики на большинство князей выслушал.

Так себе, скажу я вам, обстоят дела у нас в Парламенте. Это я аналогию с классикой провожу. Вместо нижней Палаты у нас Боярская Дума, а вместо верхней — Совет Князей. И вот с ним-то, с этим Советом, у нашего Императора отношения складываются не лучшим образом.

Думаю, неспроста Антон ко мне примчался, мало того, что он наверняка волнуется, так ещё и разузнать он должен был в деталях, что обсуждать в этот раз будут, и как нам себя вести, за что свои голоса отдавать.


Обеих жён я уже по привычке подхватил на Щиты и бережно потащил их за собой к специально сооружённому помосту. Не дело, чтобы они в своих красивых сапожках по мокрому снегу ходили, а то ещё ножки промочат, да и сапожки эти стоят столько, что вслух говорить неприлично, а семейный бюджет не резиновый.

Девчонки мои улыбаются, и с удивлением смотрят, сколько народа собралось их встречать. Вроде посёлок у нас невелик и с населением не особо густо, но это когда люди работой и делами заняты, а тут разом все собрались, да принарядились, и оказалось, что народа-то ого-го уже сколько живёт. Да из-за одежд нарядных пестрота почище, чем в столице.

— Постой-ка, — неожиданно попросила меня Дашулька, вглядываясь в красивую пару, стоящую не так далеко от помоста.

А, ну да. Озеров красуется с нашей аптекаршей бывшей под ручку. Вот же пилот-перехватчик, успел таки уже познакомиться с перевербованной агентшей, удивительно расцветшей после смены личины. Вмиг в элегантную барышню невзрачная провизорша превратилась. Чудо, да и только.

— Лена? — с ноткой недоверия в голосе спросила Дарья у девушки.

— Поздравляю со свадьбой, Дашка-растеряшка, — с улыбкой отозвалась Бельская, обозвав Дарью лишь им одним понятным детским прозвищем.

— И-и-и, — побежала Дарья обниматься, спрыгивая со Щита, — Я тебя так давно не видела. Где ты пропадала?

— Дарья Сергеевна, — вмешался я в их разговор, понимая, что несколькими минутами дело не обойдётся, — Приглашайте родственницу в дом. Там и наговоритесь. И своего молодого человека пусть с собой прихватит, — подмигнул я Озерову, вставшему так, словно он от чего-то собрался защищать Бельскую.

Хорошая пара может получиться. Оба красивые, в меру родовитые, да и папаша у Озерова не прост. Владелец крупного столичного издательства — это, знаете ли, фигура. Как-то бы к себе их притянуть. Земель у меня много появилось, и такая Семья мне бы не помешала. Заманчивые перспективы вырисовываются.

Вот так я уже думать научился, по-хозяйски. Семейные пары, они понадёжнее некоторых будут. Это я про Шабалина намекаю, если кто не понял. Я ему, значит, баронство в управление дал, а он до сих пор тут в посёлке отирается. Не дело. Видеть я его всегда рад, но когда на подведомственной ему территории порядок образцовый установит, тогда пусть другими вопросами занимается. Знатный нагоняй он у меня получит, как только профессора уедут. А пока пусть их на себя отвлекает. К тому же и жить они у него устроились. Им там, видите ли, удобней научные диспуты до глубокой ночи проводить. Ну, так-то да. Бутылка шустовского в час на троих, чем не диспут.


Перед народом пришлось говорить мне. Благодарил, шутил, улыбался, как кинозвезда, или кинозвездун, короче — старался за всех троих.

Жёны в это время изображали из себя милых скромниц и раздавали детям конфеты с двух больших подносов, притащенных из дирижабля. То ли взрослые детей так вышколили, то ли ещё какая причина есть, но детки подходили степенно и чинно. Мальчики благодарили поклоном, а девчонки чуть ли ни книксен пробовали изобразить. Особенно умильно это выглядело у самых мелких крох.

Слова у меня закончились чуть раньше, чем конфеты у жён. Поискав взглядом Роальда Силантьевича, я подозвал его к помосту. Не Антона же заставлять говорить. Он и так тут рядом красный стоит, ожидая такого поворота событий. А о чём он говорить может? Вот и я про то же.

То ли дело мой алькальд. Мигом сориентировался и про план вечерних торжеств начал рассказывать. Ух, сколько интересного будет, оказывается. И хор, и хороводы, и фейерверки и русский мордобой. Да, да. Он именно так и сказал, поставив это действо между хороводами и соревнованием санных троек. А и пусть. Свадьба у меня или не свадьба. А какая же свадьба без драки бывает? Правда, про самый главный номер сегодняшнего праздника Роальд Силантьевич не обмолвился, так он ещё и сам про него не знает.


Дома, под чай и кофе, слушал последние столичные новости от Аленки и Антона. Дашка в это время болтала с Бельской, и время от времени кидала на меня угрожающие взгляды. Видимо Бельская рассказывала ей о том, что мы со Степаном про её нахождение у нас давно знали. Зря Дарья это делает. Нечего ей нос совать в вопросы безопасности.

— А твой Левинсон, того и гляди, скоро самым модным столичным кутюрье станет, — огорошила меня Аленка, от которой не укрылись наши с Дарьей переглядывания.

— Мой это какой? — уточнил я, — Молодой или старый?

— Молодой, конечно же, Эммануил. Я тебе журналы привезла. Там есть фотографии его костюмов. А в конце следующего месяца у него будет показ в Манеже, — пригладила мне жёнушка причёску двумя лёгкими движениями.

— Ага, с моими костюмом, значит, полный успех, а ваши платья, что, никто так не заметил? — не поддался я на подобие ласки. Я хоть и князь теперь, но парень простой. Одной причёской меня не возьмёшь.

— Ой, про это нам вместе с Дарьей нужно рассказывать, — всплеснула Алёнка руками, и нетерпеливо поглядела на болтающую Дашку, — Там та-акое творится. Это нам муж модный и современный достался, а большинству дам мужья даже думать о таких платьях запретили. Ты бы знал, как нам завидуют.


Зубами я скрипел тихо, мысленно, и про себя. И вовсе не потому, что в глазах большинства женатых мужчин я теперь выгляжу провокатором. Я бы и сам рад такие платья запретить. Решительно и бесповоротно. Нет, это надо же было такое выдумать, с голой спиной на люди выйти. Да ещё танцевать с кем-то в таком виде.

И ладно бы, приоделась так чья-то чужая жена. Я бы с пониманием отнесся, и посмотрел с удовольствием, даже потанцевал бы с ней, скорее всего, а тут мои, МОИ собственные жены!

Сам до сих пор не пойму, как и на чем они тогда так ловко смогли меня поймать, что я их в таком виде в зал выпустил. Ну уж теперь, дудки! Я уже опытный, и второй раз у них этот фокус не пройдет.

Надо будет изучить, как там монахини одеваются. И по плащику, по плащику им обеим заказать! По длинному такому, глухому, и чтоб в пол был.

Я как раз один подходящий фасончик знаю. Гоняли нас как-то раз в Академии по полигону в костюмах химзащиты. Вот там плащ, так плащ. Противогаз — это уже немного с перебором будет, а вот какую-нибудь чадру симпатичную, или паранджу к такому плащику в самый раз…


— А за нашего Куракина крепко взялись, — перебил Антон мои сладостные размышления о будущей женской моде, — Представляешь, половина его Клана в прокурорах и судьях устроилась, зато остальные в адвокатских конторах оказались.

— Чего? — не смог я сразу переключиться с видений о девушке в плаще, на суровые прокурорские будни, — А-а, понял. Одни садят, другие тут же отмазывают. Представляю, сколько денег они за такие услуги загребали.

— Сейчас их загребают. Разбегаются нынче куракинцы, как тараканы из-под тапка. За сутки пятнадцать арестованных, и ещё больше в бега ушли.

— Так правильно же. Была их пора — воровали, прошла — пусть сидят, — довольно цинично отозвался я о возможностях имперской службы безопасности. Далеко не всегда спецы — безопасники берутся за те дела, которые прикрывают шишки с серьёзным политическим весом. Понять их можно. Дел для расследований в Империи больше, чем достаточно, а свою личную карьеру на кон ставить никому не хочется. Но всё равно, лежат на пыльных полках папочки с делами, и понемногу, листик к листику, копится в них информация, дожидаясь критического часа.

— Представляю, какие теперь скандалы из-за вас и ваших платьев в добропорядочных семьях происходят, — повернулся я к Алёнке, решив всё таки вернуться к более важной для меня теме, чем разгон какого-то там прокурорского Клана.

— Из-за нас? Да это из-за тебя чёрт знает что творится! Вот чем ты думал, когда ко мне сватался? — тут же откликнулась жена, и Антон, как последний предатель, согласно закивал головой.

Да уж, натренировали сёстры братца. Не хуже китайского болванчика кивать научился.

— А что, нельзя было? — поспешил я уйти от скользкой темы. Чем именно я думал, и думал ли, это не предмет для публичных обсуждений.

— Нельзя. По крайней мере, все считали, что нельзя. Оттого и не лезли. А теперь один твой Шувалов чего стоит. Если что, их с Ириной вчера вместе видели, и не где-нибудь, а в театре, — повысила Алёнка голос к концу своего предложения, подчёркивая неординарность такого события.

— Вряд ли послезавтра, на Совете Князей, Шуваловы и Юсуповы теперь вместе будут, — пояснил со стороны Антон, поняв, что я, как всегда не сделаю правильного вывода из закрутившейся интриги, набирающей обороты.

— Они оба, и Феликс Юсупов, и Ирина, считали, что их брак — дело решённое. Оттого и не рыпались, хотя друг другу они не слишком нравятся. И тут появляешься ты, торопишься куда-то, словно на пожар, нарушаешь всё, что можно, и это сходит тебе с рук. Вполне естественно, что Ирина, да и тот же Шувалов, увидев такое дело, тоже решили, что и у них всё получится. И ладно бы только этим обошлось. Так нет же. Вчера на обеде у Императора тётушка твоя присутствовала. Сам догадаешься, рядом с кем она сидела, или подсказать? — ехидненько так поинтересовалась Алёнка.

— Да ладно… — не поверил я.

Хотя, чему не поверил, если разобраться. На баронессу воздух столицы подействовал лучше всяких курортов. Просто помолодела. А уж у меня на свадьбе она и вовсе блистала. Опять же Император у нас далеко не тот дряхлый и немощный старец, какие у довоенных предков нередко в правителях были. Так что вполне себе пара подобралась.

— Вот, а ты про платья говоришь. Ты сам, одним своим появлением везде всё нарушаешь, а не наши платья, — поставила Алёна жирный крест на моих надеждах тотчас же перейти к обсуждению женской моды в той её части, которая касается платьишек с вырезами, и введению нового стиля с плащами и чадрой.

Вроде я ничего плохого и не сделал. С тем же Шуваловым, да и с Анной, с тётушкой моей, оно всё само получилось. Но кто в это поверит?


Я оглядел наш зал.

Дашка с Бельской, и затаившимся за их спинами Озеровым, Гриша Артемьев, прилетевший с Антоном, и робеющий сейчас в обществе Лопухиной и Второвой, и Рюмины, брат с сестрой. Готов поспорить на шоколадку против дирижабля, что сегодня ни один из них не окажется моим верным союзником в споре за будущее женской моды. А значит, битву за плащи и паранджу придётся отложить. Князь-то я князь, но тут никаких шансов на победу не предвидится.

— Я завтра с утра в столицу улетаю. Когда время выберем, чтобы в свете последних новостей наше появление на Совете Князей обсудить? — спросил у меня Рюмин.

— Пошли в кабинет, там и поговорим, а то через час-полтора нам на праздник идти, а потом, сам понимаешь, разговора не получится, — поднялся я с места, обрадовавшись открывшейся возможности совершить грамотный тактический отход с сохранением лица. Война за женскую моду в отдельно взятой семье ещё не проиграна, просто время для решительной битвы сегодня неподходящее.


С Антоном мы говорили долго. Клан Шуваловых, отколовшийся от коалиции Юсуповых, князь Белозёрский с его сторонниками, и Багратионы с Пушкиными, насторожившиеся в связи с целенаправленными действиями Императора против прокурорского Клана, и готовые к вступлению в союз.

Хороший актив может выйти, если всех объединить. Особенно, когда при помощи Белозёрского удастся поговорить с мнущимися князьями-одиночками, пока не примкнувшими ни к одной из сложившихся группировок. Их даже можно не присоединять к себе, если они и дальше будут нейтралитет соблюдать. Уже неплохое соотношение сил на Совете Князей сложится. Многие решения требуют не просто большинства голосов, а не меньше двух третей, проголосовавших за их принятие. В случае удачи, этих двух третей без нас никому не собрать, а значит можно будет использовать право вето на нежелательные для Империи решения.

К гостям мы с Антоном спустились минут за пятнадцать до выхода на праздник.

* * *

Ещё на подходе к площади я ревниво начал осматривать столы с подготовленными угощениями и прилавки с напитками. Мало того, что я кладовые опустошил в доме, так ещё докупать сколько всего пришлось, и дополнительно поваров нанимать.

А вот и сюрприз! Я-то думал, что я один праздник устраиваю, а оказалось — нет.

Кто только в нём участие не принимает.

Анвар, привёзший на телеге здоровенную бочку вина, и вместе с сыновьями щедро им угощавший всех желающих.

Повара из столовой, пытающиеся удивить запечёнными на вертелах баранами и гусями. Работники кафешки, вытащившие на улицу подносы с пирожными и пирожками с ягодной начинкой.

Тут же ещё кто-то печёт блины, а рядом угощают расстегаями с рыбой.

Главный аграрий мой с сыном и дочкой. На трёх решётках сразу шкворчащие колбаски готовят.

Детей почти не видно. Они все на катке и на берегу. По специальным ледовым дорожкам на санках катаются. Там им гирлянды разноцветных лампочек протянули, чтобы веселее было и детские столы организовали. А позже, когда чуть стемнеет, им предстоит захват снежной крепости, построенной на берегу.

Хоры и хороводы, соревнование фейерверков, конкурс гармонистов и балалаечников. Только успевай ходить по площади из конца в конец, да выпивай время от времени, закусывая какой-нибудь вкуснятиной.

Видели когда-нибудь русский мордобой стенка на стенку? Знаете, когда дюжина мужиков выходит против дюжины других, тут хоть у кого ретивое взыграет. Антон, так тот и вовсе на месте подпрыгивает. Разве что руками не машет. Но на ристалище ему делать нечего. Там серьёзные мужики бьются. Есть у меня богатыри, такие, что ударом кулака быка свалить могут. Вот они пусть удаль молодецкую и показывают.

А соревнование санных троек.

На тройке победителя моих жён прокатили. Ух-х, и визгу было…

Остальных их подружек катали другие, стараясь найти дороги поухабистей, и где оврагов побольше. Девчата разрумянились, глаза блестят.

— Когда сани падают вниз, сердце словно замирает, — поделилась со мной впечатлениями задохнувшаяся от восторга Алёнка, и её тут же утащили в очередной хоровод, который хохочущие парни накрыли залпом конфетти, разом разрядив хлопушки

И когда уже казалось, что праздник выдохся, в дело вступила магия.

Повторил я свой фокус с Северным Сиянием.

Полыхнуло, почище, чем в столице. То ли я расту, то ли погода благоприятствует, но небо расцвело чуть ли ни всеми цветами радуги. Люди шеи сломали, пытаясь всё рассмотреть. А там такие переливы наблюдаются… Сказать честно, многого я и сам не ожидал, но магическое шоу вышло на редкость впечатляющим. Да и люди на меня другими глазами смотреть стали. Одно дело, рассказы слушать, да на ледяные горы смотреть, и совсем всё иначе, когда молодой князь на твоих глазах свою волшбу творит. Такое диво дивное иные за всю жизнь не увидят.

* * *

На верфи мы с Гришкой смылись, когда дома все еще спали.

Волнуется старший Артемьев, сильно переживает за сроки и готовность самолета, для того и сына отправил, чтобы тот своими глазами на состояние дел посмотрел. Напрасно он так. Работы у нас идут с опережением графика, который мы сами себе наметили.

— Да-а, изменился самолёт, — поцокал Гришка языком, обходя похорошевшую птичку, — Это же не только из-за краски?

— Мускулов ему добавили, зализали слегка, но самое главное — все шероховатости лишние убрали, — подсказал я, с улыбкой поглядывая на пару рабочих, возящихся около стойки шасси. Делая вид, что работают, они на самом деле ревниво прислушивались к нашему разговору, — Только на внешних изменениях приличный выигрыш должен получиться. К той же скорости прирост процентов в десять будет, не меньше.

— Тогда какой смысл рисковать? Нам этого прироста максималки может хватить, чтобы военная комиссия самолёт приняла, — забеспокоился Артемьев, о чём-то думая и взлохмачивая свою и так далеко не идеальную причёску.

— Понимаешь, какое дело. Почитал я воспоминания боевых лётчиков. Из тех, которые у предков примерно на таких же самолётах войну прошли и Героями стали. Они крайне скептично к показателю максимальной скорости относятся. Боевой самолёт, он в отличии от пассажирского, ещё и динамики другой требует. Мало ему просто выжать рекордную максималку. Гораздо важнее такой показатель, как боевая скорость. Тот же разгон после виража, или набор вертикали, — поделился я с Григорием сведениями, почерпнутыми из воспоминаний лётчиков — Героев Советского Союза, — А иначе это будет "утюг", абсолютно беспомощный после потери скорости.


Заинтересовала меня авиация. Оттого и воспользовался я своими допусками, заодно решив проверить, насколько они работают. Для начала ничего особенного в спецбиблиотеке не попросил. Так, ту же подборку про боевые самолёты с поршневыми двигателями, и отзывы лётчиков о них.

Мда-а. Открыли мне предки глаза на то, каким должен быть боевой самолёт. Заставили почесать затылок, пробуя представить, как столько всего совместить разом. Тот же Кожемяко Иван Иванович, так всё разжевал, что у меня просто не хватит наглости теперь, чтобы какое-то из его замечаний оспорить или без внимания оставить. Да, говорил он в основном, про истребители. Но где они? Пока отсутствуют, как класс. Если что, то требования той же военной комиссии к этому типу самолётов почти такие же, как и к нашему. Другими словами, ничем не лучше будет более мелкий самолёт, с этим громким названием. Изначально, по даже заданным условиям не лучше.

Как мне подсказали преподаватели в Академии, куда я не поленился съездить, наши военные эксперты, как всегда, озираются на Запад. То есть, минимальные требования к типам самолётов выставляют такие, чтобы было "не хуже, чем у них".

Вот тут-то меня и зацепило.

Да, сделай Артемьев свой самолёт точно по заказам военного ведомства, и что получится? А ерунда выйдет. Самолёт морально устареет ещё до того, как станет поступать в армию. К тому времени, как на нём обучат летать пилотов, и выпустят сколь либо приличное количество самолётов этого типа, так он и не слишком нужен окажется. Так, вроде бы он есть, а вроде и у противника всё необходимое для противодействия ему уже имеется. Если что, то я про немцев и французов говорю. Они за нами шпионят, мы за ними. Обычная жизнь. Надо же знать, что у соседей есть такого, с чем ты не сможешь справиться. Пока вроде нет ничего у них сверхъестественного, настолько серьёзного, чтобы они могли оказать достойное противодействие нашему сюрпризу. Истребители, с двумя пулемётами в девять миллиметров и максимальной скоростью в пятьсот-пятьсот пятьдесят километров в час у них ожидаются в ближайшее время. Как-то не смешно. Не тот самолёт мы делаем, чтобы такая мелочь ему была опасна. Разве что на таран кто пойдёт… Так для этого ему нашу "птичку" ещё догнать надо. Пусть попробуют.


— Подожди, как я понимаю, вы не только мощность двигателей собрались добавить, так ещё и какой-то дополнительный двигатель поставили, вроде тех, что у тебя на дирижабле стоят? — тут же обратил внимание Гришка на нарост, появившийся на хвостовом оперении.

— А чем тебе магодвигатели не угодили? Я, с их помощью Имперскую гонку выиграл, если помнишь. Опять же, больно режим работы у них интересный. В большинстве случаев наш движок вполне себе сработает за полноценный третий двигатель. Скажу тебе больше, при крайней ситуации он и сам самолёт может спасти. Допустим, кончилось у самолёта топливо. Так он на нашем движке ещё минут двадцать нормально пролетит, и посадку успешно совершит. Да и на взлёте перегруженного самолёта третий двигатель лишним не будет.

— В смысле, перегруженного?

— Гриша, а ты так до сих пор и не понял, что при назначении техусловий вояки вас серьёзно поимели? — повернулся я к своему вихрастому другу, — Не совсем уж полные дебилы у нас задачи ставят для таких конкурсов. Скажу тебе проще. При существующих условиях, материалах, и тех авиадвигателях, что сейчас производят, создать такой самолёт, какой требуют военные, нет никакой возможности. Чего-то, но всё равно не хватит. Либо скорости, либо грузоподъёмности, либо вооружения, а там ещё и других требований у них с добрый десяток было прописано. Вы с отцом почти что вывернулись, совершив невозможное. Во многом, благодаря необычной компоновке вашей модели. Но пойми меня. Для вас с отцом это игры. Я понимаю, что далеко небезопасные и финансово крайне напряжённые, — остановил я жестом ладони Артемьева, собравшегося было возразить, — А мне важно другое. У Империи должен быть Самолёт. Такой, чтобы от одного его названия у противника понос приключался. Смогли же наши предки создать "Белого лебедя". Самолёт, на десятилетия опередивший своё время. ТУ-160 мог даже в одиночку прорвать противовоздушную оборону и так отметиться на территории противника, что вылетевшим ему навстречу перехватчикам уже и возвращаться возможно было бы некуда и незачем. Две десятитонные ракеты даже спустя десятилетия доказывали свою точность и никогда не были никем перехвачены. А ядерные боеголовки, которые они несли, способны были очень большие территории превратить в зону хаоса.

— Ну-у, ты и сравнил, — проворчал Гришка, чуть подумав, — Или там махина какая была, или у нас, птичка-невеличка.

— Не знаю, как вы с отцом будущее этого самолёта видите, но я предполагаю, что у нас может получится шикарный учебный самолёт. Но это потом, а сейчас и он кузькину мать покажет. Скорость и потолок мы ему поднимем, но гораздо большее значение будут иметь надёжность и простота управления. А про ТУ-160 я тебе не зря рассказывал. Скоро сам увидишь, какие чудеса способна магия творить, если её с умом использовать.

— Видел я вчера эту магию, — расплылся Гришка в улыбке, — Никогда бы не подумал, что человек такое сотворить может. Это же у тебя чуть ли не десятый уровень, наверное?

— Архимаг я, Гриша, — невольно улыбнулся я, глядя на его заразительную улыбку, и заметив удивление, добавил уже по слогам, — А-рхи-маг. Или ты на свадьбе звезду у меня не заметил? Вроде высовывалась она из-под пиджака.

— Серьёзно, что ли… Значит, не украшение это новомодное. А я-то думал тебя на следующий год в Академии увидеть, — тут же расстроился Артемьев, так, как это только он умеет делать.

Темперамент у парня просто бешеный. Оттого и чувства у него скачут вверх и вниз до максимальных отметок.

— Да буду я в Академии, куда я денусь, — попытался успокоить я его, но Гришка лишь башкой замотал в ответ.

— Не, ничего не выйдет. Ты теперь по другому ведомству идёшь, — проговорил он мне в спину, заставив резко остановиться и прекратить обход самолёта.

— По какому ещё другому? — развернулся я к нему.

— Как? Ты разве не знаешь, что у архимагов свой Совет есть, и на службу их никогда не привлекают. Это положение ещё при создании Империи было прописано. Нет, если кто конечно захочет служить, то препятствий вроде не будет, но опять же сам подумай, какому командиру или начальнику такое счастье нужно — архимага в подчинённых иметь?

— Та-ак, дела-а… — почесал я в затылке, потерявшись от неожиданных подробностей.

Этой стороной жизни Одарённых я никогда не интересовался, оттого и не очень готов сказать, плохую или хорошую новость мне Артемьев вывалил только что.

— Подожди-ка, раньше маги были грозной силой. А как они тогда воевали, если на них управы нет? Как-то же должна была Империя такой ресурс использовать? — вспомнил я уроки военной истории, и в частности, участие архимагов в боевых действиях.

— Император обращался к Главе Совета, и тот выделял архимагов, — пожал Гришка плечами.

— И кто же у нас Глава? — мрачно поинтересовался я, холодея от дурного предчувствия.

— Медведев Савва Савельевич, — подтвердил Григорий мои худшие подозрения.

— Да чтож это за жизнь-то такая! — чуть не в голос взвыл я, и любопытных рабочих словно ветром из-под самолёта сдуло, — Господи! Ну в чём я согрешил?

— Олег, ты в порядке? — осторожно поинтересовался Артемьев, отступая на пару шагов назад.

— Да я-то в порядке, а вот проблем у меня добавилось разом столько, что даже представить себе трудно.

— Это в каком смысле?

— Гриш, а ты газеты хоть иногда читаешь? Или давай, по-другому спрошу. Как ты думаешь, чью звезду я на груди ношу?

— Неужто Медведева?! — ахнул Гришка, выпучивая глаза так, что казалось, будто они вот-вот выпадут.

Нет, ну надо же. Артемьев, которого все считали главной новостной службой всей нашей группы, и вдруг сенсацию упустил. Впору смеяться, но мне отчего-то совсем пока не смешно.

— Угу, его самого, — подтвердил я, — В общем, поехали домой. Позавтракаем, Антона проводим. Да и не до самолётов мне сейчас как-то стало. Тем более сам видишь, тут и без нас отлично справляются.


Домой мы вернулись вовремя. Антон уже сидел за столом, а наверху слышались голоса остальных гостей и смех моих жён. По крайней мере серебряный колокольчик Алёнки звучал отчётливо, а её смех трудно с чьим-то перепутать.

Наверное, вид у меня был взбудораженный. По крайней мере взглянув на меня, Антон сразу отложил в сторону газету, которую он до этого читал.

Чуть приподняв бровь, Рюмин наблюдал за моими метаниями вдоль стола, и только когда я дорвался до кофейника, он задал вопрос, обращаясь больше к Артемьеву.

— У вас что-то интересное приключилось?

— Совет Архимагов у нашего князя приключился, а заодно детство заиграло, — ответил Гришка, пожимая плечами.

— В каком смысле?

— Не хочет он в архимаги, хочет в гвардейские пилоты, — бессовестно сдал меня Рюмину Артемьев.

— Всё у нас, не как у людей. Страна Советов какая-то, а не Империя, — проворчал я, осознав, что Григорий мои метания понял даже лучше, чем я сам.

Да, тяжело в один миг отказаться от детских, в общем-то, грёз. Кто из парней втайне не мечтал стать гвардейцем? Взлетать под рёв двигателей в самом лучшем МБК, и наводить ужас на врагов, и трепет на девушек. Стать легендой при жизни.

— У-у-у, а я-то уж думал, что что-то серьёзное, — заулыбался Антон, снова потянувшись к отложенной газете.

— Нет, ну какой идиот придумал, что архимаги не могут проходить военную службу? — всё ещё не мог я успокоиться.

— А ты сам ещё не догадался? — насмешливо спросил Рюмин, — Если разобраться, то в большей степени ты сам во всём виноват.

— Я? — чуть было не поперхнувшись горячим кофе, я поторопился поставить чашку, чтобы не расплескать напиток на скатерть. Праздничную скатерть, между прочим. Дорогую и накрахмаленную до хруста. От бы мне за такой подвиг влетело… И не надо смеяться. Жёны каждую скатерку минут по двадцать выбирали. А я лавировал, как миноносец между линкорами, когда у них мнение не совпадало. Так что, чур меня…

— Ты, конечно. Сам подумай. Архимаги у нас, как правило, люди в возрасте. А архимаг-недоросль один на всю страну, и к тому же, твой случай сам по себе является исключением. Опять же, давай взглянем на это с другой стороны. Полетать в МБК хочешь? Так закажи его у себя на верфях и летай, сколько влезет. Императора защищать? А ты в курсе, что у нашей Семьи на тебя надежд почти столько же, сколько на целый полк? Да что там полк, не от всех недругов гвардия защитить может, и дело даже не в Семье нашей. Власть надёжная, вот что важно. Когда она стабильная, когда работает, себя не жалея, то это власть. А начни менять руководство, и только из-за одних перемен страна споткнётся. А у нас не жизнь, а тот ещё ипподром. Немцы с французами в хвост так и дышат.

Эк он меня припечатал. Архимаг-недоросль. И ведь в ответ ничего ему не скажешь по этому поводу. Тут Рюмин прав. Недорослями у нас кого называют? Да тех дворян, которые на домашнем образовании были выучены, а нигде потом свои знания подтвердить не удосужились. А я, если что, так пока толком и не знаю, где мне своё архимагство, а то и архимагичество подтверждать. Даже в названиях не уверен.

— Знать бы ещё, что от этого очередного Совета ждать, да и вообще, что мне дальше делать? — озвучил я свой вопрос, скорее, для самого себя, чем всерьёз рассчитывая на ответ.

— О, это я тебе запросто расскажу. Пусть и не досконально, а в общих чертах, — чуть смутился Рюмин, — Вообще-то наставники старались, когда готовили меня к управлению государством и заставляли чуть ли не наизусть учить все значимые властные структуры, но у меня это как-то не задалось. Поэтому, я тебе по-простому обрисую.

Ого, источник знаний, оказывается, рядом находится. Только руку протяни. А я всерьёз раздумываю над тем, где бы мне раздобыть что-нибудь типа "Учебника по архимагии для "чайников"".

— Сама процедура получения звания архимага достаточно проста. В присутствии трёх официальных архимагов нужно показать две любые техники выше десятого уровня, а потом подписанную ими бумагу сдать в секретариат Совета. Тот же Шабалин тебе уверенно подскажет, с какими из твоих заклинаний ты это испытание пройдёшь легко. Само по себе нахождение в Совете Архимагов считается необременительным. Из обязанностей там всего лишь выполнение трёх заданий в год, и то, ты волен их сам выбрать, из предлагаемого списка. Фишка в том, что за эти задания ты получишь всего лишь половину стандартной оплаты, а вторая половина уйдёт в их фонд. Вот из него, как раз, и будет оплачиваться участие архимагов в боевых действиях. Уже по двойной ставке. Так что ты не думай, что архимаги воюют по приказу. У них другая система взаимоотношений. Контракт, магическая клятва и оплата. Это в качестве основы.

— Угу, значит патриотизм у них не в моде. Всё за деньги, — глубокомысленно заключил я, допивая кофе.

— Нормально у них с патриотизмом, — отмахнулся от меня Рюмин, — За всех не скажу, но у большинства точно всё в порядке. Другое дело, что они свой резерв Силы берегут, как зеницу ока. Зря не разбрасываются. Это ты у нас салюты запускаешь, чтобы народ повеселить. А архимаги, если разобраться, в вопросе восстановления Силы ничем от других Одарённых не отличаются. Да, у них резерв внутренний больше, энергоканалы лучше и заклинаниями они владеют более высокого порядка. А восстановление у них точно такое же, как и у всех остальных. Оттого и ценят они каждую тысячу единиц, и задания по ним просчитывают.

— Ага, а что, накопители им не судьба пользовать? — задал я просто рвущийся из меня вопрос и предвкушающе замер в ожидании ответа, зажав кулаки на счастье.

— Пользуются, почему нет. Только ты сам знаешь, какие у накопителей потери. Слил ты в них пять тысяч единиц Силы, а через месяц, глядишь, а там уже четыре тысячи осталось, — подтвердил Антон мои предположения, — Так что, как тушёнку, ты впрок Силу не сильно-то заготовишь.

— Та-ак. А жизнь-то налаживается! — высказался я, мечтательно глядя в потолок и потирая руки.


Ещё бы. Тут у меня сплошные расходы. И растут они, как снежный ком, катящийся с горы. Причём, я уже не только про жён и про подаренный особняк в столице. Подарок безусловно хорош. Но жёнушки уже на следующий день после свадьбы начали вслух обсуждать, что там из обстановки нужно будет менять. Так, при мне, ненавязчиво, за завтраком. А то я не догадываюсь, что у них другого времени и места для такого разговора не нашлось. Опять же особняк, это в общем-то, мелочи. Мне ещё с другими подарками разбираться предстоит. С теми же землями. Но и это терпимо. Особо не горит, вроде. Зато появился у меня подземный объект. Объектище. С Источником Силы дикой силы. Угу, такой вот каламбур, а не объект. А денег туда столько предстоит вбухать, сколько у меня никогда и не было. И я не только про строительные работы. После разговора с Усольцевым мне стало ясно, какую гигантоманию нужно воздвигнуть, чтобы обуздать ту прорву энергии, которая там прёт из глубин планеты. А это уже не просто деньги, и даже не деньжищи. Это прорва деньжищ! И на какие шиши мне такое чудо строить?

Теперь знаю. Надо Силу научиться продавать по оптовым ценам. И тот же Совет Архимагов мне должен в этом помочь.

— Кстати, у них выборы Главы в середине марта. До конца февраля можно заявки подавать, — словно между делом заметил Антон, не дождавшись от меня продолжения моего радостного высказывания.

— Кандидатуры уже известны? — поинтересовался Григорий, увидев, что я не собираюсь выпадать из мечтательного состояния, а интересная беседа, если её не поддержать, может свернуться сама по себе.

— Юрьевский-старший точно, а Вяземский ещё под вопросом. Вроде подавал он заявку, но тут же её отозвал. Про остальных пока ничего неизвестно. Может, выжидают, а то и договариваются кулуарно, — без особого сожаления поделился Рюмин информацией.

— Странно, что Юсуповы молчат, — почесал Гриша лоб, хмурясь и чего-то соображая про себя, — Неужели Юрьевскому пост Главы просто так отдадут. Или кто-то другой может вмешается?

Хм, Юсуповы… Прозвучавшая фамилия, словно попавшая за шиворот холодная капля, тут же заставила меня поёжиться и придти в себя.

— А кто другой? Кроме нашего Олега, пожалуй больше и некому, — задумчиво протянул Рюмин.

— Чего-о? — подскочил я на стуле, — Это вы о чём тут разговариваете, стратеги доморощенные?

— Вообще-то это не моё предположение, — словно извиняясь, произнёс Антон, — Слышал, что старшие между собой такую возможность обсуждали.

— Та-ак, — грозно обвёл я взглядом обоих парней, потом чуть подумал, и добавил уже менее уверенно и тише, — Та-ак…


— А вот и мы! — послышался сверху весёлый голос, и на лестнице появились мои жёны, улыбаясь и сияя так, что я невольно проглотил все те слова, которые уже собирался было сказать притихшим собеседникам.

Всё-таки аристократическое воспитание — это вещь! Даже такая мелочь, как обычный спуск по лестнице, в исполнении аристократки превращается в целый спектакль, поражающий стилем и содержанием. Вышагивали мои жёны на редкость слаженно и красиво, а за ними, ненамного отставая и оттого чуть возвышаясь, шествовали Лопухина со Второвой. Спустившись в зал, жёны расступились, а шедшие за ними девицы вдруг ловко крутанулись вокруг себя в изящном пируэте, тут же напомнив мне их участие в восточном танце.

То, что я увидел, платьем можно называть лишь условно. Довольно узкий передничек, почти под горло, переходил в элегантную юбку, на ладонь выше колен. Не только спина, но и бока были голыми, как и талия, и всё остальное, что на ту же ладонь ниже её.

— Ну, как? — лукаво спросила Алёна, заходясь своим замечательным смехом.

— Нет слов. Просто восхитительно, — честно признал я, пожирая красоток глазами, и втайне надеясь, что передничек должен вот-вот чуть отойти и тогда…

И только потом сообразил, что говорю что-то явно не то, вообще лишнее…

— А-а, — с криком материализовалась около меня Алёна и так звонко чмокнула в щёку, что в ухе зазвенело.

— И-и, — тут же восстановила Дашка симметрию, появившись с другой стороны и сделав то же самое.

— А ты говорила чурбан и сатрап. Да у нас самый лучший муж на свете, — сквозь звон в ушах услышал я голос Алёны.

— Признаю. Была не права. Погорячилась, — со смешком отозвалась Дарья, прижимаясь ко мне грудью.

— Ну, теперь мы им покажем! — погрозила Алёнка кому-то в верхнем углу зала.

— Э-э-э, — начал было я, а потом, на выдохе, чуть слышно добавил, — О-о-о.


Мда-а. Дар Предвидения у меня растёт не по дням, а по часам. Только что от него целое сообщение пришло. Если кратенько, то в ближайший год, а то и два, а скорее всего все пять, свои фантазии об изменениях в женской моде я могу сам себе забить глубоко и надолго. Понятно, в сообщении всё гораздо подробнее и красочней было описано, но кому они, эти лишние детали интересны. Не так ли?

Примечания

1

Вера Илларионовна Мейендорф, урожденная княжна Васильчикова, супруга командира Собственного Е. И. В. Конвоя барона Александра Егоровича Мейендорфа

(обратно)

2

Во время полярного сияния за короткое время выделяется огромное количество энергии. Так, в течении одного из зарегистрированных в 2007 году возмущений выделилось 5·1014 джоулей. Это примерно столько же, сколько бывает при землетрясениях магнитудой 5,5 баллов.

(обратно)

3

сл. Л. Дербенева, песня из к/ф "Чародеи".


(обратно)

Оглавление

  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • *** Примечания ***