Не боярское дело. Шестая часть. Главы 38-42 (fb2)


Настройки текста:



Не боярское дело. Шестая часть книги. Главы 38 - 42.

Глава 38. Вступление

Снова подписка на продолжение книги.

Глава 38

Пятьсот километров.

Вроде бы не так много. Колонна тяжёлых армейских грузовиков способна пройти такое расстояние даже за короткий зимний день.Только время нынче вовсе не мирное, а на железной дороге, зачастую идущей параллельно с автотрассой, наблюдается крайне нездоровое оживление, связанное с переброской войск к столице. По крайней мере в эфире не по разу в день можно услышать, как имперцы отражают попытки заговорщиков захватить контроль над той или иной дорогой.В связи с беспорядками по всей стране неделю назад объявлено военное положение и по дорогам, ведущим к столице, далеко не уедешь. Первый же пост или передвижной патруль ни за что не оставит без внимания даже одиночный грузовик, пусть и с прикрепленным к лобовому стеклу пропуском, подписанным лично военным комендантом. Обязательно остановят и досмотрят. Права им такие сейчас даны, что даже армейцев, и тех останавливают.Трое суток ушло у отряда, собранного графом Киселёвым, чтобы добраться до земель Бережкова. Суеверный человек в первый же день уже плюнул бы и повернул обратно. Пятьсот километров по автомагистрали давно превратились в восемьсот по бездорожью.

Сельские дороги прямыми не бывают. Да и какие они, эти дороги. Стоит в лес заехать, как они больше на звериные тропы походят, петляя между деревьями в обхват толщиной, что впрочем, не мешает этим тропам состоять из сплошных колдобин. Ямищи там то и дело чередуются с кочками, остатками пней и корнями могучих деревьев.Два часа отряд пробивался через пятикилометровую чащу. Трижды колонна останавливалась, и сапёры закладывали взрывчатку, расширяя дорогу. Между двух здоровенных деревьев крестьянская телега может и пролезет, но грузовик точно нет. Итак многие машины уже едут с ободранными бортами, а то и с поломанными будками. Слалом между деревьями по обледеневшей колее та ещё лотерея.

Когда лес начал мельчать и машины выскочили на поле, все облегчённо вздохнули. И как оказалось, зря. Дорога закончилась. Солдаты, посланные вешками обозначить путь, и пятидесяти метров не прошли, завязнув в глубоких сугробах.Павел Дмитриевич и сам вышел, покинув уютное тепло салона внедорожника, чтобы принять решение. Поле казалось бескрайним, чему очень способствовала начинавшаяся метель, скрывая позёмкой тёмную полоску леса, временами чуть заметную вдалеке.

От высказанной кем-то идеи о том, что дорогу могут расчистить маги, пришлось отказаться. Километр – другой имеющиеся в его распоряжении воздушники может и вычистят, раскидывая вихрями тонны снега, но судя по карте, отряду до ближайшего села оставалось километров двадцать. Время к вечеру. Метель и не думает утихать, а ночевать посреди поля… – Разворачиваемся. Нам нужна другая дорога, – скомандовал Киселёв, в гневе сжимая кулаки до хруста.Ночевать пришлось в деревне, проехав за день чуть больше сотни километров. Два десятка домов не смогли вместить всех желающих. Кто успел, набились в выстывшие бани, охапками скармливая дрова ненасытным печкам. Остальные спали в машинах, укутавшись во что только можно.Второй дорогой оказалась река. Нет зимой у крестьян дороги лучше, чем по льду. Накатают обозы дорожку, глядишь, и до соседнего села можно на санях за день туда - сюда обернуться.После разговора со старостой Павел Дмитриевич и сам отказался от немедленных поисков проводника. Ночью в такую погоду ничего не углядишь, а дорога им предстоит не простая.

Метель к тому времени запуржила так, что габаритные огни идущего впереди грузовика можно было разглядеть лишь шагов с семи - восьми.Утром добрая треть машин не завелась и выехать отряд смог лишь ближе к обеду.

На реке утопили две машины. Хорошо, что людей не потеряли. Успел проводник вовремя предупредить, что в нескольких местах сильные ключи лёд подмывают чуть не до открытых промоин, так что водители ехали там с открытыми дверями, а солдатики опасные участки пешком переходили.Остальная дорога вышла чуть легче. Места пошли оживлённее, да и погода более - менее наладилась. Всего-то несколько сотен километров бездорожья, снежных заносов и памятный овраг, на обледеневший склон которого первые машины пришлось затаскивать вручную, а остальные перетаскивать сцепкой сначала в две, а потом, когда они накатали наледь, и в три машины, собрав для этого все имеющиеся в наличии буксировочные тросы.

Нет, воевать в России зимой – дурное дело. Даже Наполеон это когда-то признал. Пришёл к нам с армией больше, чем в полмиллиона, а обратно вернулся с тридцатью пятью тысячами солдат, "находившимися весьма в жалком состоянии", заодно потеряв в России и свою хвалёную многотысячную гвардию, и лучшую на то время артиллерию в тысячу двести стволов.

Больше трёх часов, пока колонна преодолевала злополучный овраг, граф Киселёв развлекался историческими экскурсами, отгоняя от себя мысль о том, чем может для него закончиться начатая им авантюра.Ещё месяц назад он легко мог выставить против любого соперника до пятидесяти магов и под две тысячи дружинников, а если обратился бы к близким родственникам, то тогда смог бы и утроить свои силы. А теперь, с остатками дружины и всего лишь с двумя десятками Одарённых он словно в юность вернулся. Примерно столько же у него было людей, когда двадцатилетним парнем он вступил в наследство. Тридцать пять лет жизни, интриг и упорного труда. Лучшие годы жизни впустую. Сейчас он снова вернулся к тому, с чего начинал.Половины людей он недосчитался после неудачного штурма имения Рюминых, хотя казалось, что их участие выглядит максимально безопасным. Не сам же княжеский замок он их штурмовать отправил. Всего-то одну из дорог требовалось перекрыть, чтобы подкрепление к Рюминым не подошло раньше времени, а потом нужно было просто исчезнуть, отсидевшись в соседнем поместье, специально купленном покойным Куракиным. Но нет. Ввязались в бой с подкреплением из Подольска, да там все и остались. И ладно бы, только дружинники не вернулись. Одарённые погибли. В том числе и молодёжь из родственных Семей. Оттого в ближайшее время на помощь родни рассчитывать не стоит.

Не скоро простят ему родители гибель любимых чад. Даром, что молодые родственнички сами к нему примчались, о подвигах и богатстве мечтая.

Да и те Семьи, которые никак не пострадали, теперь призадумались. По крайней мере на его письма никто пока не ответил. Узнали, небось, про смерть Куракина, а может и про то, что и там он своих людей немало потерял, соразмерили силу, и похоже, списали его вчистую.

С оставшимся воинством он им не указ. А найдётся среди родственничков кто попрытчей, сумеет остальных объединить, и ведь сомнут его. Как пить дать сомнут.

Нет, нужно быть хитрее и изворотливей. Скорее заканчивать дело с императорскими наследниками, да свидетелями нежеланными, и бегом к Багратионам. Падать им в ноги и вымаливать себе место под Солнцем. Не смогут они отказать, если им прокурорское наследство пообещать. Большая сила Куракиным собрана. На любого значимого человека папочка с компроматом имеется. Даже Император с его ближниками вниманием покойного прокурора не обделены оказались. Есть за ними грешки, как же без этого. Ангелов при власти не бывает.

До земель Бережкова отряд графа Киселёва добрался поздним утром.Неприятности начались почти что сразу. Первый же пост оказал сопротивление, а пока с ним расправлялись, радист из стоящей отдельно землянки, вовремя не увиденной солдатами, успел передать тревожное радиосообщение.

Фактор неожиданности оказался утерян, и теперь многое решала скорость. К счастью, дорога вдруг стала неожиданно хорошей, и судя по всему, её регулярно чистили от снега. Впрочем, вскоре пулемёт головной машины снова заработал. Из двух людей в егерской форме, возившихся у дороги, один упал сразу, а второго накрыли маги, заодно обезвредив устанавливаемую им мину.

Впрочем, на этом успехи закончились. Где-то вдалеке, с удалённого почти на километр пригорка, захлопали одиночные выстрелы, и капоты двух передних машин окутались паром. Замаскировавшийся стрелок успел повредить им двигатели, прежде, чем маги накрыли колонну Щитами. Пулемёты отработались вслепую, обстреляв подозрительные места и колонна совсем уж было проскочила, приняв на борт бойцов из повреждённых машин, как в замыкающий автомобиль прилетела ещё одна пуля. Пробив насквозь будку, она ранила водителя, и только сидевший рядом с ним боец, успевший схватиться за руль, спас машину от немедленного опрокидывания. В кювет машина съехала, почти потеряв скорость и бойцы не пострадали.

Теперь переполненные машины ехали медленнее и все внимательно вглядывались, отслеживая любое движение вокруг. Внедорожники магов равномерно распределились между оставшихся грузовиков, пытаясь растянуть Щиты как можно больше.

– У меня плохие новости, – обратился Антанас к графу, стягивая с головы наушники, – Где-то очень недалеко расположились гвардейцы. Вчера они дважды совершали вылеты, не давая заговорщикам перерезать железную дорогу, а сегодня в эфире вовсю лютует их начальник штаба. Нам нужно вести себя крайне осторожно, чтобы случайно не привлечь к себе внимание. Прикажете включить глушители?Киселёв в ответ лишь кивнул. Они переглянулись и оба синхронно пожали плечами. Водителю ни к чему знать лишнее. Да, неприятно, что где-то недалеко гвардейцы обеспечивают прохождение армии к столице, но не особенно и страшно. Надо просто вести себя тише и быстрее закончить дело. Литвин, его давний и верный помощник, был одним из немногих, кто знал об истинной цели их поездки. Для всех остальных вооружённая вылазка выдавалась за обычную боярскую разборку, дело насквозь обыденное и понятное. Может кто и удивился необычно жёсткому распоряжению, когда боярин потребовал разнести всё вдребезги и никого в живых не оставлять, но виду не подал. Вникать в то, какую мозоль местный хозяин отдавил их боярину, дело неблагодарное. Небольшой грузовичок, выполнявший функцию дозорной машины, подорвался на мине, когда до посёлка оставалось не больше километра. Вскоре подорвалась и вторая машина, которая сунулась его объезжать. В отличии от предыдущих постов охрана посёлка успела среагировать на тревогу и дорогу заминировали.Киселёв указал водителю на подходящее место, и его машина остановилась на пригорке, пропуская колонну вперёд. В бинокль можно было разглядеть редкую цепь стрелков, занявших позиции на окраинах посёлка, а рядом с бетонным капониром, прикрывающим въезд в посёлок, скорее всего выстроилась пятёрка магов, почти по плечи прикрытая бетонной стенкой, раскинувшейся в разные стороны от капонира. Киселёв протёр окуляры и, опёршись локтями на крыло заглушенной машины, всмотрелся внимательнее, напрягая зрение до рези в глазах. Вне сомнения, трое из пяти – женщины. Зато ни один из двоих мужчин не похож на Медведева. Даже с такого расстояния он бы сумел различить приметную бороду Саввы Савельевича и его высокую соболью шапку.Признаться, были у Павла Дмитриевича опасения, что за прошедшее время княжнам удалось завербовать архимага, не отличающегося выдающимися дипломатическими талантами. Несмотря на то, что в магии Савва Савельевич достиг вершин мастерства, в жизни он всегда оставался достаточно простым человеком. По крайней мере князю Куракину удавалось успешно манипулировать Медведевым, найдя нужные способы убеждения. Пока же для графа оставалось загадкой, каким артефактом владеют Рюмины, удерживая Медведева под арестом. С магами такой силы, пожалуй, и столичная тюрьма для Одарённых не справится. По кирпичику разнесут. Да и вроде не было таких случаев, чтобы архимагов арестовывали. Их или в ссылку отправляли, или убивали на месте, если совершённые ими преступления тянули на высшую меру наказания.Вскоре наблюдение пришлось прервать. Откуда-то сбоку, скорее всего из лесочка, находившегося почти в километре от дороги, полетели пули, начав перегружать на его машине щиты, к счастью, вовремя активированные Анастасом. Надо сказать, что свою роль меткие и незаметные стрелки сыграли. Теперь одним щитом, прикрывающим колонну со стороны посёлка не обойтись. Маги, которые уже собирались выдвигаться в сторону подорванных головных машин, чтобы расчистить дорогу от мин и в темпе расправиться с вышедшей из посёлка пятёркой защитников, вновь рассредоточились по колонне, накрывая её щитами. Заработали пулемёты, пытаясь длинными очередями нащупать невидимых стрелков, скрывающихся в лесу и стреляющих с завидной точностью. По крайней мере далеко не все бойцы из второй машины, подорвавшейся на мине, сумели вернуться обратно. Больше десяти из них так и не успели добежать под защиту магов.

Стрельба с дистанции в километр по движущейся мишени вояк впечатлила. В лесочке наверняка укрылось не меньше пятёрки снайперов с серьёзными винтовками. Эту мысль подтверждала дюжина пробоин на борту первой дозорной машины, из которой так никто и не вышел.Растерянность длилась недолго. Не прошло и минуты, как зазвучали команды и колонна начала стягиваться в кулак, чтобы высвободить как можно больше магов, а то и вовсе накрыть щитами машины, используя всего лишь силы одной звезды. Дальше всё понятно. Высвободившиеся маги отработаются по лесу, а затем займутся капониром и магами защитников. Жаль, теперь ему не удастся это детально увидеть. Внедорожник Киселёва подтянулся к колонне метров на сто и укрылся в ложбине, став невидимым и для стрелков из леса, и для защитников посёлка.Возникшую паузу граф решил использовать с толком. По его распоряжению Антанас подал пару аппетитных бутербродов с ветчиной и кружку ароматного чая. Поздний завтрак немного сгладил досаду, рождённую из-за неприятной заминки. * * *К сборам перед предстоящим отлётом все отнеслись по-разному. Княжич, с утра проводив первый отряд пилотов, вылетевших в столицу, лично проследил за упаковкой подарков, и возбуждённо носился по всему дому, потирая руки и предвкушая встречу с Императором.

Ирина сидела за столом, временами что-то записывая в блокнот и задумчиво поглядывала на сестру, о чём-то шепчущуюся в углу с княжной Вадбольской.

Кстати, далеко не урождённой княжной, как она раньше про себя говорила.

Это девушки втроём выяснили, когда последние газеты, привезённые из столицы, от корки до корки изучили, а потом и в посёлке нужную подшивку более ранних газет нашли.

Нигде не встретилось упоминания, что Дарью от Рода отрезали. Выходит, не принял дед её отказ, оставив за Родом одностороннее право считать её своей. Но об этом молчок. Обе девушки Дарье обещали, что до свадьбы никому слова не скажут.

Редкая ситуация. Ты Роду ничего не должен, а он за тебя отвечает. Смело поступил Глава Рода Вадбольских. Неожиданно и неординарно. Дарья долго поверить не могла, да и до сих пор, кажется, не верит. Не того деда она знала, оказывается.

О чём две княжны шепчутся, Ирина примерно догадывалась. С младых ногтей у них с сестрой друг от друга секретов нет. Втюрилась младшенькая в Бережкова по самые уши. Как уж она с Вадбольской договориться смогла, один Бог ведает.

Хотя со стороны Дарьи вполне возможна простая житейская хитрость. Добьётся чего Алёна или нет, пока непонятно, но если государь племяннице брак запретит, то следом за ней сделать то же самое с Вадбольской он вряд ли сможет, боясь показаться смешным.

Да и так не будет, в свете последних событий. Граф ему племянников спас, и с заговорщиками помогает сражаться. Нет, не сможет государь чёрной неблагодарностью ответить.

Впрочем, за Дарью Вадбольскую и сам Бережков закусится, может даже и с самим Императором, а уж тем более наплюёт на мнение Дарьиной родни.

А вот за Алёну… За сестрёнку ему биться не к лицу. Те же злые языки их любовь начисто отвергнут и такого наплетут, что хоть против всего мира сражаться выходи. Придётся Алёнке самой крутиться. В союзниках у неё княжна Вадбольская, ну, и она, старшая сестра. А куда ей деваться…

Размышления прервал телефонный звонок. Звонить могли только из посёлка. Междугородняя связь чуть не по всей стране с началом заговора стала недоступна.

– Скорее всего звонят с лётного поля, – подумала Ирина и невольно бросила взгляд на часы.

Рановато что-то. Дирижабли ожидались после обеда, и все улетающие ещё рассчитывали перекусить перед полётом.Свою ошибку княжна поняла, наблюдая за Шабалиным, взявшим трубку, и слушая, что он говорит. Наставник мрачнел на глазах, и даже по его коротким, рубленым фразам, стало понятно, что услышанные им новости никак с дирижаблями не связаны. Это же подтвердил и заунывный вой сирены, донёсшийся со стороны посёлка, и заставивший вздрогнуть всех находящихся в зале. – К нам пробивается большой отряд. Почти два десятка грузовиков, набитых солдатами. До нас они доберутся минут через пятнадцать – двадцать. До самого посёлка их остановить не получится. На той дороге всего лишь три поста и патрульная машина. Перед посёлком сейчас минируют дорогу и попытаются их задержать. Граф Игнатьев предлагает нам воспользоваться "Сапсаном" и покинуть посёлок, пока не поздно, – доложил Шабалин, повернувшись к присутствующим, и держа трубку на отлёте. – А где оставшиеся пилоты, которые должны были нас сопровождать во время полёта? – хмуро поинтересовался Антон, выпячивая подбородок.

Его пригласили на обсуждение планов, касающихся их возвращения в своё имение, и он согласился с тем, что пятнадцати пилотов и охраны во втором дирижабле им будет вполне достаточно для обеспечения безопасности во время непродолжительного полёта. – Игнатьев недавно отправил пилотов на защиту узловой станции. Через неё сегодня к столице должны пройти три воинских эшелона. Пока связи с пилотами нет, но со слов графа, он ожидает их возвращения не раньше, чем через полчаса, – вскоре ответил наставник, задав в трубку уточняющие вопросы. – А где Олег? – чуть ли не в унисон спросили Алёна с Дарьей, и даже не переглянувшись, лишь плотнее прижались друг к дружке. – Граф куда-то умчался на своём драндулете и обещал к обеду вернуться, чтобы проводить гостей. Рация у него там стоит, но слабенькая. Сигнал тревоги он может и услышит, но сам на связь выйти сможет, только когда окажется недалеко от посёлка, – продублировал наставник ответ Игнатьева. – Я остаюсь, а вы улетайте, – не раздумывая, набычился княжич, выпячивая нижнюю губу. Верный признак, что спорить с ним в ближайшее время бесполезно. Упёрся насмерть. – Я с тобой, – поднялась с места Алёна. Сухо так сказала. Как нечто окончательно и бесповоротно решённое.Дарья ничего не стала говорить. Она встала рядом с Алёной, и гордо вскинув голову, взяла княжну за руку.Ирина, молча наблюдавшая за происходящим, повернулась к Шабалину. Она крайне выразительно пожала плечами, давая понять, что своих она не бросит.Шабалин потёр рукой висок, видимо стимулируя умственную деятельность, а затем решительно поднёс трубку к уху. – Граф, мы остаёмся. Попытаемся помочь охране продержаться до прилёта пилотов. Нет, за нас не волнуйтесь. Машина будет рядом. Если что, закроемся щитами и уедем. Что? Да, это их решение. Да, все так и сказали. Распорядитесь, чтобы для нас почистили площадку рядом с въездным укреплением. Нам нужно будет место для правильного построения звезды.

Закончив разговор, наставник прошёл к столу, но садиться не стал, а остановился около Ирины. – Работать будем звездой. Надеюсь, сильных магов у противника в этот раз не будет. Запомните, наша задача состоит в том, чтобы продержаться до прилёта пилотов. Предупреждаю сразу – геройствовать понапрасну я никому не позволю. В случае опасности все бегом запрыгиваем в машину, закрываемся щитами и быстро уезжаем. Князь, правду про вас говорили, что вы неплохо показали себя в ночных гонках по столице? – Шабалин повернулся к Антону, рассматривающему его с некоторым недоверием. – Было дело. Гонялся, – признался княжич в неодобряемой обществом забаве золотой молодёжи. – Значит вы за руль, – коротко распорядился Шабалин, – Нечего таланту зря пропадать. Девушки, у вас три минуты, чтобы переодеться. Княжич, прогревайте автомобиль. Бегом, бегом, бегом, – захлопал наставник в ладоши, подгоняя магов, впавших было в ступор.От Шабалина чего угодно можно было ожидать. Ругани, попыток убеждения, а то и вовсе он мог магию применить, попытавшись обездвижить их всех и в таком виде эвакуировать. Пожалуй, единственно чего они от него не ждали, так это юношеского блеска в глазах и того боевого задора, который этот сухарь вдруг продемонстрировал.Даже когда защищали имение Рюминых, наставник так себя не вёл, отдавая распоряжение скучноватым голосом, то и дело срываясь на поучающий тон. А тут, гляди-ка ты… Может воздух здесь, у Бережкова, какой-то особенный.Приехали вовремя. Успели заметить убегающих с поля охранников, расставивших мины, и спрятать машину за капонир.Шабалин огляделся.

Ничего радостного вокруг.

Перед ними дорога, километра через полтора уходящая за склоны холмов, слева неровное поле, в конце которого виднеется полоска реки, чуть обозначенная камышом и прибрежными зарослями ивы, справа, скорее всего покосы, если судить по засыпанным снегом стогам сена, а за полем просматривается полоска леса. Их линия обороны проходит по редким строениям, вынесенным за пределы посёлка. И в довершение ко всему, мерзкая ненастная погода и небо, затянутое тяжёлыми низкими тучами.

– Командир отделения охраны Золотов. Докладываю обстановку. У меня три пулемёта, из которых два здесь, – ткнул пальцем в бетонное сооружение подбежавший начальник охраны, изрядно повеселевший с их прибытием, – почти три десятка стрелков в первой линии, и шесть егерей с дальнобойными винтовками. Двое по флангам и четверо в лесочке. Во вторую линию сейчас местных собирают. Их хоть и много будет, но вооружены они плохо, да и стрелки из них… – махнул он рукой, не договорив. – Что про пилотов слышно? – вмешался нетерпеливый княжич. – Пока ничего. Зато наш граф объявился. Сказали, минут через десять здесь будет. А там, глядишь, и ещё егеря с охраной подтянутся. Нам бы только перед посёлком врага остановить, и немного продержаться. В чистом поле наши пилоты хоть кого в блин раскатают.

В это время на дороге из посёлка показалась ещё одна машина, и командир убежал расставлять по местам прибывший десяток охранников, волокущих за собой тяжёлые ящики с боеприпасами и пару внушительных пулемётов незнакомого вида. – Во, теперь точно повоюем, – по достоинству оценил княжич жуткие машины смерти, впечатляющие калибром и размерами, – Если не ошибаюсь, это что-то вроде автоматических пушек. Очень они похожи на те, которыми МБК снаряжены, только ствол у них раза в два длиннее. – Не удивлюсь, если такие машинки смогут щиты боевой звезде перегрузить. Пусть и не сразу, и не самой лучшей. По крайней мере выглядят они очень серьёзно, – согласился Шабалин, расставляя магов на крайне удачном месте.

Вход в капонир прикрывала бетонная стена, высотой чуть более метра, и площадку им расчистили прямо за ней.

Всё-таки странно устроены люди. Те же щиты у боевой звезды ничем не хуже бетонной стены, а пожалуй, так и лучше, но всё равно, за укрытием как-то спокойнее стоять. Опять же, лишняя защита ещё никому не повредила. Особенно, если с расположением щитов поиграть. Удалось же им, в схватке с архимагом, наклоном щитов выиграть те минуты, которые, в конце концов, им жизнь спасли.

Отчего бы не повторить фокус.

Задача перед ними всё та же – выиграть время.

А шансы выжить… Пожалуй, в этот раз их побольше будет.

Враги появились неожиданно. Головной грузовик, пока выглядевший большой чёрной точкой, вырвался вперёд, а вслед за ним на дорогу начала выползать колонна тяжёлых армейских машин. Шабалин попробовал их сосчитать, но постоянно сбивался со счёта. Машины то и дело пропадали из вида, скрываясь в складках местности, а то и закрывали друг друга, отчего маг каждый раз начинал считать заново. – Четырнадцать грузовиков и пять внедорожников, – отчего-то шёпотом подсказал Антон, невольно заставив Шабалина позавидовать его молодым зорким глазам.Дозорная машина подорвалась на мине, когда до посёлка оставалось меньше километра. Затарахтели пулемёты, установленные в доте, и маг поморщился. Ручной пулемёт в доте – это не серьёзно. Не было бы мин на дороге, смотришь, машины так и заехали бы колонной в посёлок, защищённые магическими щитами.

Вторая машина подорвалась неудачно. Её немного развернуло при взрыве, и она перекрыла собой большую часть дороги, практически скрыв из виду оставшиеся машины. Пулемёты в доте обиженно замолчали. Стрелять им было некуда. В наступившей тишине отчётливо слышались звуки отдалённой перестрелки. Где-то в середине остановившейся колонны работали пулемёты, заходясь длинными очередями. – С егерями воюют, – криво усмехнулся подошедший к ним командир, – Пусть постреляют. У парней в лесу с десяток стрелковых ячеек ещё с лета выкопано. Да и овражек там есть симпатичный. Если совсем жарко станет, то по нему уйдут. – А эти, что, бессмертные? Больно уж нагло лезли, – указал Антон на подорванные машины. – Под щитами шли. Скорее всего, артефакт на них стоял. Да вы сами посмотрите, – командир протянул княжичу полевой бинокль. – Действительно, нет лобовых пробоин, – согласился Антон, разглядывая машины, – Интересно, что они дальше делать собираются? – Попробуют снайперов сбить, очистят дорогу от мин и подорванных машин, и будут к посёлку прорываться, – пожал плечами вояка, предполагая самый очевидный вариант боя, – Полем им ни на машинах, ни пешими не пройти. Снега по пояс навалило, да и пара канав тут имеется. Ухнут так, что кабин не видно будет. – Если магов много, они могут бросить колонну и будут пробиваться к посёлку без солдат, – предложил Шабалин своё видение боя. – Это вряд ли, – усмехнулся вояка, бережно принимая обратно бинокль, – Чтобы пробиться, да качественно посёлок зачистить, у них Силы не хватит. Каждый погреб вскрывать они не станут, да и обратно им потом нужно как-то выбираться. Впрочем, у меня и на такой случай сюрпризец имеется. Видите, там у дороги столбик стоит с дорожным знаком. Он у меня пристрелян. Как до него дойдут, так я и лупану по ним специальными снарядами. Как мне сказали, Одарённые потом долго магичить не смогут. Тут-то мы их и положим. – Выходит, мы зря сюда примчались? Вы и без нас можете справиться? – с заметно различимой обидой в голосе поинтересовался княжич.Ещё бы. Тут к подвигам готовишься, а они вдруг не очень-то и нужны оказываются. – Ни в коем разе. Пожалуй, я сам себя успокаиваю. Спецснарядов у меня всего-то две штуки. А ну, как не сработают они, или мы вдруг промажем. Тогда нас всех прямо тут и положат. – Что же вы большим количеством таких замечательных снарядов не обеспокоились? Сейчас жахнули бы по колонне, и готово. Можно идти, трофеи собирать, – с непонятной улыбкой прищурился Шабалин. – Мне сказали, что дорогущие они, эти снаряды. Та пара, что мне выдали, чуть ли не миллион рублей стоит. А до колонны мне не достать. Мы и так почти на максимальное расстояние пристрелку вели. Метатель, это вам не пушка, – кивнул вояка головой в сторону двух непонятных устройств, скрытых в большой яме, обложенной со всех сторон метровым бруствером. – Вряд ли я ошибусь, если скажу вам, что такие снаряды проверены, и неплохо работают, – с трудом сдержал очередную усмешку Шабалин, – Так что сразу, после использования этих ваших снарядов можете смело начинать палить из всего, что у вас есть. Поверьте, толк будет.Ещё одна деталь мозаики легла на своё место. Теперь уже можно не спрашивать графа, как ему удалось справиться с Медведевым. Убедила мага, как ни странно, цена снарядов. Остаётся только досадовать на самого себя. Ответ лежал на поверхности. Бережков всем известен своими накопителями. Шабалин это знал. Что бы ему раньше не догадаться, что накопители, закачанные Силой, по сути своей немногим отличаются от бензобака машины, с залитым туда бензином. Да, на этом бензине можно проехать несколько сотен километров, а можно к бензобаку и спичку поднести. И тогда рванёт. Если это накопитель окажется, то чистой, неструктурированной Силой.Ударить магией должно так, словно нестерпимым светом по глазам. Могло архимагу выжечь Дар вспыхнувшее Солнце? Могло, ещё как могло.

А он-то хорош. Ещё наставником по магии называется, а чего только не придумал.

В какой-то момент даже решил, что граф сам мог стать сильным магом. Ан нет. Ларчик проще открывался. Банально и примитивно. Не было никакой невероятной магии и никаких сложных артефактов. Просто граф просто научился взрывать свои накопители, разом высвобождая собранную в них Силу.Шабалин представил себя на месте Медведева, потерявшего Дар, и зябко поёжился. К магии он привык. Свыкся с ней так же, как обычные люди привыкают к зрению или слуху. Если бы перед ним поставили вопрос, чего он готов лишиться в первую очередь, зрения или магии, то маг без сомнения согласился бы потерять зрение.

Слепые маги науке известны. Более того, многие из них прославились в веках. Того же Лобанова не просто так образно называют Гомером магии. Когда-то система образования в Древней Греции была построена на изучении поэм великого слепца. Вполне заслуженную славу имеют и учебники Лобанова по теоретической магии. Маг, слепой от рождения, смог заметить столько нового, что и спустя сто лет его книги регулярно переиздаются, причём, не только у нас в стране.

– Похоже, наш граф мчится, – выглянул за край бруствера Золотов, – Точно он. Больше такого чуда ни у кого нет. Нам такие же аппараты только к весне обещают, а пока на верфях аэросани заложили. Говорят, по зиме они не хуже будут.

Услышав про Бережкова, Алёна с Дарьей не стали дослушивать остальные рассуждения вояки и настолько шустро бросились к брустверу, что Шабалин едва успел скастовать дополнительный Щит, выставив его перед бетонной стеной. Пуля – дура, а шальная пуля вдвое дурней бывает.Впрочем, через несколько секунд у бруствера стояли все, с тревогой наблюдая за манёврами катера на воздушной подушке. Посмотреть было на что.

Маленькая серая точка, тащившая за собой огромный шлейф поднятого снега, то взлетала над незаметными с такого большого расстояния холмиками, то исчезала, искусно лавируя по лощинам и распадкам.С ходу проскочив реку и в прыжке вылетев на берег, катер, словно капелька ртути, скатывающаяся по смятому листу бумаги, заскользил сначала в сторону посёлка, ныряя в складки местности, а затем по широкой дуге начал заворачивать к колонне машин, став полностью невидимым. Только шлейф снега вздымался над полем, выдавая его передвижение. – По ручью пошёл. Зачем только, не пойму, – пробормотал чуть слышно Золотов. – Приготовьтесь дать команду на открытие огня, – посоветовал Шабалин, тоже пытаясь понять суть хитроумных манёвров, – Не исключено, что граф попытается каким-то образом снести магические щиты у противника.Чуть слышно хмыкнув, вояка снял с пояса ракетницу и поменял в ней патрон. Похоже, планируемая им схема боя дала сбой.Тем временем катер сбросил скорость и начал карабкаться на склон холма, обращённый к посёлку. Шабалин увидел, как граф приподнялся с сидения и стоя принялся что-то высматривать. Наконец катер остановился, и Бережков поднял вверх широко раскинутые руки. Он что, молиться собрался... * * *Надо же, я и не заметил, когда Ираклий так лихо научился водить катер. Последнее время он стал часто со мной ездить, и почти всегда пытается найти свободную минутку, чтобы погонять, словно мальчишка. Особенно неплохо ему удаются виражи с боковым скольжением, которые он только что осваивал на льду озера.

Итак, что я собираюсь делать. Понятно, что от всей широты графской души хочу припечатать врагов чем-нибудь особо убойным. Я бы с большим удовольствием шарахнул по ним "Кометой", такое романтическое название Медведев дал огненному шару, с лёгкостью проламывающему метровый лёд и оставляющему после себя огромную полынью, но… Только что я потратил несколько часов, чтобы воедино собрать и досконально проверить "Метеоритный дождь". Сложнейшее заклинание, построенное на несвойственной мне магии Льда и Холода. Могу его развеять, и что… Потом целый час буду собирать "Комету"?

Ну, хорошо, не час. Теперь, может, и за полчаса управлюсь, а то и быстрее, опять же, в тихом спокойном месте, а не на катере, несущемся на полном ходу. Тут хорошо бы язык не прикусить, да шапку на очередном трамплине не потерять. Хотя, чем меня "Метеоритный дождь" не устраивает…Заклинание, вроде как мощное. Работает по площади. Опять же, Лёд по зиме должен в тему зайти. Правда, есть два бо-ольших НО… О-очень больших.Во-первых, заклинание ни разу не опробованное, и пока совсем непонятно, хватит ли у меня на него Силы. Точнее, даже не так, правильнее будет сказать, хватит ли меня на него. Силу, требующуюся "Комете" я через себя пропустить смог, но там всего лишь два блока, а не четыре, как в "Метеоритном дожде". Кроме того, два дополнительных блока меня, мягко скажем, смущают.Много, чем смущают. Необычным построением, незнакомыми магемами. Словно письмо получил, а там больше половины написано на разных языках, причём, ни разу не родных. Во-вторых… Второе НО выглядит поменьше первого, но тут как сказать. Короче, пробираться до нужного места мне придётся без Щитов. Зря я о них подумал. Может, на автомате и кастанул бы себе Щит. Дело-то привычное. Я тысячу раз это исполнял не задумываясь. А стоило задуматься, и понял, что зря. Мы ходим, не думая, дышим, плаваем, танцуем. Да много чего выполняем, не прилагая особых усилий и не отвлекаясь на рассуждения, почему я переставил ногу и как смог удержать равновесие. Просто иду, и всё.

Походка, правда, у всех разная, но это уже частности. Зато попробуйте-ка хоть раз пройти осознанно. Не на автомате, а осмысленно заставляя себя поднимать ноги и шевелить руками. Сложно и неестественно получается.Вот и я понял вдруг, что Щит мне не кастануть, если хочу удержать "Метеоритный дождь" в целости.

В общем, прыжок с дирижабля с повязкой на глазах.Никогда не пробовали? Я тоже не пробовал, хотя говорят, что это жутко весело.Обычно для такого дела выбирается самый занозистый новичок. Два сержанта – десантника усаживают его в дирижабль, и демонстрируют вид на лётное поле с высоты двести метров. Потом ему завязывают глаза, для того, чтобы провести испытание высотой. Много ли услышишь в гондоле дирижабля. Шум двигателей, да голос второго пилота. – Высота четыреста метров. Высота восемьсот метров. Высота тысячу метров. Произвести десантирование!Скрипит открываемый люк. Сержанты хватают новичка за руки за ноги и, раскачав, выкидывают из дирижабля. И летит парень вниз, вереща от ужаса…Целых два метра летит, пока не упадёт на брезентовый тент, растянутый ржущей во всё горло группой десантников. Дирижабль давно уже спустился вниз и висит над полем.Вот такой незатейливый юмор у десантуры.

Мда-а… А мне никто ни то что тент не растянет, а даже охапку соломки не бросит, случись что не так.

Впрочем, размышлять некогда. Впереди уже река виднеется. – Ираклий, тормози. Дальше я сам, – скомандовал я мегрелу. – Зачем сам? Почему так говоришь! Вместе поедем. Отец мне с тобой велел быть. – Щита у меня не будет. Не удержать мне два заклинания. Да ты не переживай. Я быстренько. Местность я здесь хорошо знаю. Ручьём проеду, а потом с другой стороны так на холмик заберусь, что меня и не увидят.

Надо сказать, что я не вру. Местность эту я действительно знаю и помню. Скоро на ручье небольшой прудик появится, а на холме церквушку строить начнут.

Не то, чтобы мне это было нужно, но есть у меня в посёлке верующие. В воскресенье утром два автобуса битком набивается. Подозреваю, что не все на воскресную службу в соседнее село едут, у кого-то там другие дела, так и от меня верующие много не требуют. Место под церковь выделить, да леса дать. Всё остальное сами обещают сотворить. Холмик под церковь я присмотрел. Удачно он стоит между рекой и дорогой. И подъехать удобно, и купола всему посёлку видны будут. – Батоно, вместе едем. Щит я сделаю – умоляюще посмотрел на меня мегрел.Точно. Сыновья у Анвара все Одарённые. Не слишком сильны, но всё-таки.Раздумывать я не стал. Некогда. Не время в благородство играть, когда моих людей убивают. Мне сейчас любой, даже самый крохотный шанс важен. Не имею я права героически погибнуть, не защитив людей. Да и некогда мне умирать. Дел ещё невпроворот. – Твой Щит пулю выдержит? – спросил я, глядя мегрелу в глаза. – Пулю, не знаю. Стрелу выдержит. Две стрелы, – честно ответил Ираклий, что-то припомнив и быстро поправившись. – Поехали, – махнул я рукой, – До ручья лощинками и низинами доберёмся, а после ручья аккуратно на склон вскарабкаемся. Так, чтобы нам только одни верхушки у машин видны были.Ираклий кивнул, и втопил со всей дури. Я только успевал хвататься за всё, что можно, чтобы не вылететь на ходу. Опять я себе кажусь исключением. Потому что я тот самый русский, который, оказывается, не любит быстрой езды. Ну, или любит её чуть поменьше, чем отдельно взятый мегрел.Я даже не заметил, как мы домчались до ручья. Собственно, там только и смог оглядеться, и даже приподнялся с сидения, высматривая заветный холмик. – Нам сюда, – усмотрел я приметную вековую липу, растущую у подножья холма.Специально же пруд на плане чуть передвинул, чтобы это дерево сохранить. Кому-то она, может, и трезубец Перуна напомнит, а по мне, так это символ власти.

На холм мы забирались очень осторожно. Я встал во весь рост и, держась одной рукой за поручень, жестикулировал второй, руководя подъёмом. – Стоп, – скомандовал я, когда увидел крыши будок у машин, стоявших на дороге.Нас стрелкам не видно, а мне и крыш достаточно. Они цель, и я их вижу.Сейчас я очень зол. Когда мы поднимались на холм, я оглянулся и увидел магов, стоящих у капонира. Среди них были Дарья и Алёна.Эмоции. Нет, не сейчас. Мне, как никогда нужны концентрация и сосредоточенность.Я чуть потряс опущенными вниз кистями, словно сбрасывал с них капли воды, и поднял руки над собой, широко разведя их в стороны. А потом с силой взмахнул ими вперёд, словно хочу набросить тяжёлую сеть на машины.Не знаю, зачем так сделал. Можно было и без жестикуляции обойтись, но почему-то мне показалось, что так будет правильнее.И ничего… Секунда, другая, и ничего не происходит.А потом меня скрутило. Сильно. По-настоящему. Почти так же, как в детстве, когда я засунул пальцы в розетку.По-моему я кричал, а может, выл, закрыв глаза и вцепившись в поручень побелевшими пальцами.Знал, что надо выстоять, и держался. Не знаю, сколько прошло времени. По мне, так целая вечность.Меня отпустило, и я открыл глаза.Какой сегодня отличный день! Не по-зимнему яркое солнце светит так, что глазам больно смотреть на горы льда, сверкающие всеми цветами радуги, и даже синяя дымка, стелящаяся по низу, это зрелище не портит.Надо же, я и не заметил, когда погода поменялась. С утра, вроде, крайне пасмурно было. Всё небо в серых тучах.Такс, а где же вражеские машины? Я покрутил головой, и даже на цыпочки привстал. Машин не было. Только горы льда…Это что, я столько навалил? Нет, я в хорошем смысле этого слова. Про лёд, конечно же. Про горы льда.О - чу - меть!Взглянув на Ираклия, понял, что пока его лучше ни о чём не спрашивать. Котёнок - Гадя, занятый любимым делом. В смысле, глаза мегрел таращит так, что они того и гляди выпадут.На всякий случай я встал ногами на сидение, и осмотрелся всё ещё раз.Красота! Машины словно засыпаны горами алмазов. Метра на полтора выше крыш тех будок, в которые я целился.Кгхм-м… Дорога, правда, тоже того… Ну, в общем, пострадала слегка… Хотя альпинисты, наверное, смогут по ней пройти. Есть же среди них отважные люди.Малость перестарался, кажется. А я, что, знал, как оно работает? Во, не знал. Так что не виноватый я. Вышло, как вышло.

В конце концов, лёд наверняка же растает. Хм, к весне уж точно. Ну, или чуть попозже. В крайнем случае, бульдозер у строителей попрошу на расчистку. Для него тут работы фиг да маленько. За неделю - другую всяко справится.

– Ираклий, ты здесь? – я для верности помахал ладонью перед глазами мегрела.Надо же, реагирует. Пальцем мне в лицо показывает. Что опять не так?Я провёл рукой по лицу, и понял, что размазываю кровь. Потыкав пальцем, выяснил, что кровь у меня сегодня течёт из носа.Надо же, какой я разносторонний! Вчера из глаз, сегодня из носа, а завтра?А вот завтра ниоткуда. Буду целый день валяться в кровати, с перерывами на лёгкий и тяжёлый перекус, и шагу из дома не сделаю. – Ираклий, поехали домой, а. Я живой, у меня есть дом, куда хочется возвращаться. Что ещё человеку надо, – прогундосил я, напрочь убивая хороший новый носовой платок и закидывая голову назад.Снег, что ли приложить. Кровь никак не останавливается.

Обратно мегрел меня вёз медленно, можно сказать, бережно.Меня укачало, а может, и эйфория отпустила, и я заснул. Помню ещё, меня дома чем-то протирали, и даже дали выпить чего-то сладкого, а потом я словно провалился.Чёрт возьми… Я Алёну не проводил.

Глава 39

– Просыпайся, просыпайся. Обедать будешь?

Чтоб меня всегда так будили.

– Я ещё не завтракал, – буркнул я сквозь сон, и мой желудок со мной тут же согласился, выдав затейливую руладу.

– Кашки манной захотел?

– Не-е, лучше посплю, – поплотнее обхватил я подушку, собираясь подтвердить свои слова действием.

– Обед проспишь. А там столько всего… – продолжил вещать голос с небес, чем-то напоминавший мне одну близко знакомую княжну.

– Всего, это чего? – машинально озвучил я запрос одного из важнейших мужских органов, и мой желудок тут же подтвердил свой интерес деловитым бурчанием.

– Солянка, запечённая рулька, вываренная в пиве…

– Встаю уже, – не совсем вежливо перебил я ангела - искусителя, только что нанёсшего мне сразу два моральных удара в район пояса. Да я бы и ради одной рульки встал, впрочем, и солянку я искренне люблю, если почки в ней правильно приготовлены, – А что на десерт?

– А на десерт – я.

От такого неожиданного меню мои глаза открылись сами собой.

Оказалось, что это Дашка со мной говорит, зараза такая, а вовсе никакой не ангел.

Впрочем, а не начать ли мне обед с десерта? Желудок, он хоть и один из важнейших органов у мужчины, но ведь он не самый главный…

Как вам мысль?!

Как по мне, так гениально.

Увы. Наши мысли материальны и скорее всего, они написаны у нас на лице.

Короче, мои загребущие лапы впустую хлопнули, не поймав ничего, кроме частиц воздуха, а десерт улизнул, отпрыгнув на полметра, и выставив перед собой руки.

– Ни-ни-ни. Сейчас наш граф встанет. Сходит в душ, а затем, чистый и нарядный, спустится в обеденный зал.

– А может в душ, и… десерт? – предложил я компромиссный вариант, заставив Дашку ненадолго задуматься.

– Нет, – определилась она, после небольшой паузы, – Сначала в душ, а потом обед.

Я лишь вздохнул, закатив глаза в потолок. Отчего Дарья лишь довольно фыркнула, и весьма гордо удалилась из моей спальни.

Во! Главный орган у мужчины – это мозг!

В душ мне по любому надо, а жрать так охота, что сил нет.

Выставь я максимальный приоритет любому другому органу, и где бы я, неумытый и голодный, сейчас был?

А десерт… Ну, он на то и десерт. Когда ты сыт и благополучен, то почему бы и нет?

И казалось бы, утро… Хотя, стоп. Какое утро, если дело уже к обеду…

И, казалось бы, день задался. Ан, нет. Все впечатления смазал мой фаянсовый друг.

Уж не знаю, что он мне сегодня изображал, но искусительные вздохи у него вскоре сменились как бы не предсмертными всхлипами и страстными стонами.

Ну, погоди. Найду я на тебя управу. Если потребуется, из столицы сантехников вызову, но альфа – самец у меня в доме останется только один. Ишь, развёл мне тут брачные игры марала. Я и без тебя всё знаю.

Прочитав мои мысли, унитаз лишь скорбно выдохнул, заставив меня довольно улыбнуться, но он тут же отыгрался, поймав меня на выходе пронзительным визгом, оборвавшимся на самой высокой ноте.

– Дорогой, ты вчера был великолепен, – встретила меня Дарья в дверях зала, – Ты же научишь меня этому заклинанию?

– Мда-а. Научу, конечно же, но не сразу, – по привычке согласился я. Угу, лет этак через …дцать, когда по всему дому будет носиться толпа Одарённых детишек, а сейчас быстренько стоит поменять тему на что-то более безопасное, – Солнце моё, а ты не расскажешь, как вчера всё со стороны выглядело?

– Ты хочешь сказать, что ничего не помнишь?

– Заклинание очень сложное было. Мне пришлось глаза закрыть, чтобы концентрацию сохранять, – вздохнул я, наблюдая, как Дарья аккуратно наливает мне солянку, старясь выловить побольше вкусностей. Знает, что я почки с оливками уважаю, и старательно гоняется за ними поварёшкой.

– Сначала было непонятно. Никто не знал, что ты собираешься делать. А потом, когда ты вскинул руки, стало страшно. Всё вокруг завыло, и тучи полетели навстречу друг другу. А потом их закрутило, словно они в водоворот попали, а вниз полетели сосульки. Затем все начали стрелять, но ты знаешь, как-то быстро перестали. По-моему, даже без команды. Там такое творилось… Даже у Шабалина с княжичем челюсти отвалились надолго, хотя они наверняка видели, как тот архимаг, что недавно умер, к их дворцу пробивался.

– Сосульки? – я выглянул за окно, и скривил губы.

Баньку мне сделали неплохую, но каждый раз, стоило там от души попариться, она обрастала сосульками, словно ёжик колючками.

По весне надо будет этих мастеров найти и заставить переделывать баню. Крышу лучше утеплять нужно, чтобы снег на ней не подтаивал, а заодно и водостоки пусть установят.

– Не, не. Не такие, – перехватила Дарья мой взгляд, – Твои сосульки Шабалин сталактитами обозвал. Они были… – Дарья пощелкала в воздухе пальцами, подбирая сравнение, – Если меня к тебе на плечи поставить, то примерно такой размер и получится, а некоторые намного больше были, но они в центре падали. По-моему, там просто огромные порой ухали. Грохот жуткий стоял, и земля тряслась. Знаешь, мне колесо запомнилось.

– Колесо? – переспросил я, подумав, что ослышался.

– Ага. Когда сосулька в грузовик попала, у него колесо отлетело, и долго в нашу сторону катилось. Катится, виляет по дороге, а я глаз оторвать не могу. Всё жду, когда оно в кювет съедет или упадёт.

– А с небом что случилось? – отодвинул я в сторону опустевшую тарелку.

Надо же, лихо я солянку сметал, а Дашка даже замечания не сделала. Раньше бы она точно кряхтеть начала, в очередной раз обучая меня хорошим манерам. Не нравится ей, когда я быстро ем.

– С небом… А что с небом. После того, как ты все тучи в этот водоворот собрал, солнышко ещё целый час светило.

– Ветер, ветер, ты могуч. Ты гоняешь стаи туч, – пробормотал я, наблюдая, как Дарья разделывает рульку, – Надо будет на лётное поле заехать. Узнать, какая вчера скорость ветра была. Интересно же, на какой территории я могу погоду улучшить.

– Похоже на то, что Шабалин вчера тем же самым занимался. Только он ещё что-то считал. Я один из его листков с расчётами сохранила. После обеда покажу, – передала мне Дарья тарелку, и пододвинула поближе горчицу.

– Мы изучаем, нас изучают, – разродился я сентенцией, выбирая самый аппетитный кусочек мяса у себя в тарелке, – Больше Шабалин ничем не интересовался?

– Спрашивал, не найдётся ли для него дома в посёлке. Ты спал, поэтому я его к Степану отправила. Не знаю, разговаривали они или нет. Степан пленным был занят. Там, позади колонны, ещё одна машина стояла. Её осколками сильно побило, а потом волной холода придавило. Но кто-то один в ней выжил. Правда, говорят, он обморожен весь. А в посёлке только и разговоров, что про тебя. Уже до того договорились, что без божьей помощи тут не обошлось. Теперь спорят, к какому Богу ты взывал.

– Отличные новости. Пусть поговорят. Заодно лишний пар выпустят, – покивал я головой, блаженно щурясь от вкуса отлично приготовленного мяса. Известие о пленном меня тоже порадовало. Хоть узнаем, кого к нам принесло, – Значит, созрел Шабалин на баронские земли.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Я ему предложил осесть Семьёй на бывших землях нашего соседа. Прикупил их по случаю за недорого. Больно уж расположение у них удачное.

– А почему я про это ничего не знаю?

– Хм-м… – я отложил вилку и откинулся на спинку стула, изобразив глубокую задумчивость, – Может потому, что ты никогда об этом не спрашивала? Или решила, что я один со всеми делами легко справляюсь?

– И у тебя ещё есть земли, про которые я не знаю? – начала настойчиво допытываться Дарья, стоически проглотив завуалированный упрёк.

Чего это с ней? Никогда её земельные вопросы не интересовали, а тут, как прорвало. Хотя, я кажется, догадываюсь. Похоже, что она к княжеским титулам привыкла, вот и подумывает, как их обратно себе вернуть.

Ох уж, эти женщины. Не тем местом они думают.

Нахапать земель не сложно. После окончания заговора их много освободится.

А ты попробуй такую прорву земель обустроить, народом заселить и управление организовать. Тем более, сейчас, когда многое меняться стало.

Спасибо моему продвинутому аграрию. Объяснил мне, что крупные механизированные хозяйства уже давно вполне успешно разоряют мелких землевладельцев. На обдираловке крестьян, столь милой боярам, теперь богатым не станешь, а если учесть, что и мелкое кустарное производство перестало прибыль весомую приносить, так совсем печально все выглядит с землевладениями.

Не удивлюсь, если скоро выяснится, что многие поместья заложены, а то и перезаложены. Война – дело затратное, и проигравшие в ней рискуют остаться нищими.

– Я в Камышине ещё у тётки своей, кстати, тоже баронессы, усадьбу выкупил. Но там земли не много, да и продавать я её осенью собрался.

– Понятно, – Дарья на пару секунд задумалась, а потом решительно тряхнула головой, – Не подскажешь, как с Алёной Рюминой можно связаться?

– Письмо ей напиши, – посоветовал я, – Граф Игнатьев, думаю, у нас ненадолго задержится, он и отвезёт. А ты что, соскучилась уже? – не смог я удержаться от шпильки.

Решила Дашка в тайны поиграть, пусть играет. А то я не понимаю, что они с Алёной что-то задумали. Правда, вряд ли у них что получится, так пусть хоть подругами останутся. Как я понимаю, совместно проведённая интрига для женщин, это примерно то же самое, как драка в одной команде для мужчин. Алёнка великолепная комбинаторша. У меня была возможность в этом убедиться. Только на этот раз задача решения не имеет. Что бы там девчонки не затевали, сословный разрыв у меня с Рюминой космического масштаба.

– Точно, – обрадовалась Дарья, – А заодно и маме напишу, а Алёнку попрошу найти возможность переправить ей моё письмо.

Упс-с. Девочки княгиню Валбольскую подключают. Это уже серьёзно. На нашем поле боя появляется тяжёлая артиллерия. Если моя интуиция меня не обманывает, то с потенциальной тёщей я могу успеть встретиться до свадьбы, что меня в корне не устраивает.

Пока у нас с Дашкой всё идёт хорошо, и мне хочется верить, что в большей степени это моя личная заслуга.

Очень хочется верить.

* * *

Имение князей Белозёрских. Городок Можайское Вологодского наместничества.

– Проходи, Авенирушка, проходи, дорогой. Не замёрз дорогой? – на удивление приветливо встретил Авенир Авенировича Роман Михайлович, князь Белозёрский и Сугорский, – Хлебни-ка глинтвейна. Хорошо в непогоду помогает. Как сам? Все ли дома здоровы? Спокойно ли на землях?

Ошеломлённый князь Вадбольский чуть не подавился отлично приготовленным напитком.

Таким князя он давно не помнил.

Владетельный князь лучился искренним радушием и благожелательностью.

Этакий милый розовощёкий старичок – бодрячок, он чуть ли не подпрыгивал на своём кресле, отчего-то на этот раз вовсе не напоминающем трон.

– Слава Богу, у нас всё благополучно. Роман Михайлович, что случилось? – с нешуточной тревогой посмотрел Вадбольский на Главу Клана.

– Помнишь, у Бельских девочка без Дара родилась? Леночка, – Авенир Авенирович слегка напрягся, услышав от Главы Клана про Бельских. Про дуэль избранника своей внучки и одного из наследников Бельских он знал не понаслышке. Ожидаемые проблемы, – Очень способная девочка. Много пользы ещё ребёнком Клану принесла. Её с пяти лет приучали разговоры взрослых запоминать и пересказывать, а потом наш Клан её дальнейшее обучение проплатил. У Ртищевых.

Вадбольский вздрогнул. При жизни первого Императора князь Фёдор Ртищев, Глава Тайного Приказа, был самой жуткой фигурой Империи. Детей им не пугали только потому, что боялись произносить эту фамилию вслух. Обучение по канонам Тайного Приказа… Даже он, поживший немало лет, поёжился.

– К внучке моей её прицепил? – князь Вадбольский не стал выискивать подтверждения своему вопросу в реакции собеседника. Всё и так понятно.

– Исключительно ради Дарьиной же безопасности, – сладким елеем разлился голос Главы Клана, – И ты знаешь, вроде не зря. Вчера от Лены сигнал поступил. С максимально высоким приоритетом. Не желаешь фотографии посмотреть? Качество, правда, там так себе. Но ты всё равно глянь. Может не зря я дирижабль с десантом на выемку сведений из "почтового ящика" посылал.

Судя по торжествующему тону, настроению Главы Клана, и богато накрытому, в этот раз, столу…

– Ещё бы я в тебя не верил, – чётко отмерил Авенир Авенирович дозу лести, признание гениальности своего руководителя, и степень собственной верности.

Есть у многих людей такая слабость. Очень уж порой хочется похвалиться своей удачей и проницательностью. Но, не всегда и не со всеми можно поделиться. Чаще всего так случается, что твои замыслы и реализацию их исполнения полноценно могут понять всего лишь один - два человека.

– Хм, пока ничего не понятно, – честно признался Вадбольский, разглядывая первый снимок.

Фотография ещё слегка липла к рукам, и было понятно, что она отпечатана не так давно. Второй снимок заставил князя прищуриться и пожалеть, что он не взял с собой очки. Непонятная чёрная точка, на которую он не обратил внимания на первой фотографии, здесь была побольше, и она очень напоминала… Ну, точно. На третьем снимке покорёженное автомобильное колесо, валявшееся около подножья горы льда, различалось отчётливо.

Вернувшись к первому снимку, князь сумел наконец-то оценить масштаб. Фотографировали с разных расстояний. Сначала издалека, а затем приближаясь всё ближе и ближе. Рассматривая следующие снимки, князь сумел разглядеть на них кусты, и полоску леса,

– Дашка айсберг посреди поля расколотила? Откуда только он там взялся?

– Да не айсберг это, а братская могила. Сотни три солдатиков, да две - три звезды магов подо льдом лежат.

– Могучую звезду граф собрал, – недоверчиво покачал головой Авенир Авенирович, – Такие горы наворотили. Долго бились?

– Звезду, говоришь. Да, была звезда. И даже наша Дарья Сергеевна в ней стояла. Вместе с тремя Рюмиными, если тебе это интересно, – уточнил Роман Михайлович немаловажную подробность, словно говоря о чём-то несущественном, – Только они в бой не успели вступить. Курсантик, как ты его называешь, примчался, да и прихлопнул всех врагов. Вот этим самым льдом, – князь ловко щёлкнул по углу фотографии, отчего она волчком закрутилась на полированной глади стола, – Всего разок стукнул, и домой спать уехал.

– Верны ли сведения? – обескураженно спросил Авенир Авенирович, не отрывая глаз от крутящейся фотографии, на которой были запечатлены горы льда.

– Елена Бельская умом не обижена. Знаешь, иногда даже радуюсь, что Бог ей Дара не дал. А то смотришь, выросла бы такой же, как её брат – оболтус. Кстати, задолжали мы Леночке крепко, особенно ты. Не знаю даже, как расплачиваться будешь.

– Боюсь, после той дуэли у меня отношения с Бельскими сложные окажутся, – осторожно заметил Вадбольский.

– За дуэль они в ножки должны поклониться. Останься их Игорёк в Академии, мы все бы сейчас бледный вид имели. Не с теми он якшаться там начал. Опять же, судя по всему, Бережков его убивать не хотел, – Глава Клана многозначительно постучал пальцем по фотографии, – Впрочем, не для этого я тебя увидеть хотел. Давай-ка, выпьем. За правнуков твоих, чтобы здоровенькими родились. Двух мальчиков Дарьюшка наша носит. Оба Одарённые, и Дар сильный.

– А это-то откуда известно?

Авенир Авенирович и сам не заметил, как поднял бокал. Новости ошеломляли.

– Целительница у них знатная есть. Она определила. А дальше бабы, на радостях, по всему околотку разнесли.

– Дела-а… – задумчиво протянул Авенир Авенирович, возвращая на стол пустой бокал.

– О делах хочешь поговорить? Ну, думаю, теперь и о делах можно. Елена пишет, что племянница Императора, Алёна Рюмина, весьма неравнодушна к графу Бережкову. Ты как, не против с Императором породниться? – насмешливо произнёс Роман Михайлович, с трудом сдерживая себя, чтобы не развернуться к большому аквариуму, стоящему у окна. Больно уж похож стал собеседник на его любимого телескопа – аквариумную рыбку с выпученными глазами, способную часами стоять у стекла и беззвучно хлопать ртом.

– Пф-ф-ф, – наконец с шумом выдохнул воздух Вадбольский, – Да кто же за какого-то графа Светлейшую княжну отдаст? Совсем твоя Бельская умом двинулась.

Вадбольский и своему собеседнику готов был высказать то же самое, но придержал язык, ограничившись сомнением к неодарённой.

– За графа… Тут ты прав, за графа не отдадут, – Роман Михайлович поднялся с места и собственноручно ещё раз наполнил оба бокала, словно специально смакуя и растягивая момент, – А за архимага?

– Пустое. Ему и двадцати нет, – с ходу ответил Вадбольский и замер, увидев изменившееся лицо князя, небрежным жестом швырнувшего на стол всё те же фотографии, часть из которых посыпалась на пол.

– А сходи-ка ты, Авенирушка, на задний двор. Изобрази мне там кучку льда. Хотя бы вполовину от этой, – ласково попросил князь Белозёрский, указывая на фотографии.

– Так это же Лёд, а у меня Огонь, – попытался отбрыкаться Вадбольский.

– А не ты ли у меня в этом самом кабинете досье на Бережкова читал? Там чёрным по белому написано, что он тоже огневик.

– Тогда как…

– Как! Ты у меня спрашиваешь, как? – навис над отшатнувшимся собеседником владетельный князь Белозёрский, – Это я у тебя должен спросить, как. Это твоя внучка его детей вынашивает и у него в доме живёт. А ты, ты даже про то, что она беременна, от меня узнаёшь. Может, это ты мне всё-таки расскажешь, откуда у твоего неофициального родственника взялась отрубленная голова князя Куракина, или объяснишь, как он архимага Медведева смог победить и к себе привезти? Что, тоже не знаешь? А чем ты занимаешься тогда? Наверное, очень важными делами? Делишками своими, тараканьими, ты занят. Вот где дела, – ткнул Белозёрский пальцем в разбросанные снимки, – А у тебя одно чванство и болото. Я тебе сказал половину дружины и десяток лучших магов ко мне доставить. Где они?

Кричащего Белозёрского Авенир Авенирович побаивался на порядок меньше, чем приторно - ласкового. Уже знал, что кричит он недолго, и как правило, потом успокаивается, давая дельные распоряжения.

– Их собирают. Часа через полтора все здесь будут. Не скажешь, для чего они понадобились?

– В столицу полетят. Государю, надёже нашей, в помощь. Вот спросит он у тебя как-нибудь, по-родственному: – "А что вы, Авенир Авенирович, во время заговора делали?" И что ты в ответ блеять будешь? Молчишь? А мне нужно, чтобы ты чётко отвечал. Так мол, и так. По приказу Главы Клана половину людей и самых лучших магов в помощь вам отправил. И весь наш Клан то же самое сделал. Четыре тысячи бойцов и сотню лучших магов для борьбы со смутьянами собрали и в столицу доставили.

– Ого. Сильно. Ром, ты серьёзно… Думаешь, выгорит дело? – совсем, как когда-то в детстве, спросил Вадбольский у своего стародавнего друга - соперника.

Были времена, когда они летом по месяцу – полтора вместе проводили. Сражались на деревянных шпагах, прыгали на спор с моста в речку, разбивали друг другу носы, а потом, когда подросли, умудрились влюбиться в одну и ту же девчонку.

– Насчёт Рюминой, честно скажу, сомневаюсь. Да ты и сам это понимаешь. Другое важно. Бельская пишет, что войска к столице пошли. В обход разрушенных мостов их везут, через Рязань. Так что неделя - другая, и с заговором покончат. А я не привык проносить ложку мимо рта. В таких делах первые сливки снимают, вторые молоко пьют, а последним один лишь обрат достаётся.

– Так чего тогда ты мне тут голову насиловал. Проще не мог сказать? – возмутился Вадбольский.

– Про ваше поле деятельности, Авенир Авенирович, я высказался предельно ясно. А про дела Клана обмолвился, чтобы вы при случае ничего глупого не ляпнули, – холодно произнёс князь Белозёрский, каменея лицом, – Про приданое Дарьи Сергеевны доложите мне лично. Крайне рекомендую прикупить пару - тройку земель в близком соседстве с вашим будущим родственником. Клан тоже примет участие, но уже от себя.

– Сколько? Это же какие деньги… Откуда? Нет, со временем найдём…

– В клановой казне займёшь. Я распоряжусь, – немного оттаял Белозёрский, а затем, махнув рукой, наклонился к столу, поманив к себе пальцем собеседника, и зашептал, – Веня, у нас, в кои века появился ШАНС. Слабенький, хлипкий, может безрассудный, но он есть. Я, за всю свою жизнь, так крупно не играл. Допускаю, что у нас ничего не получится. Но я, ты, наши дети, внуки и даже правнуки будут знать, что мы за свой шанс боролись, а не ждали, когда он упадёт к нам в руки, словно перезрелое яблоко. Поверь, такое дорогого стоит. Мы обязаны, слышишь меня, ОБЯЗАНЫ рискнуть.

* * *

Новая Москва. Расположение императорского гвардейского полка.

– Как мы им, а…

– А я вижу, пятёрка идёт к вокзалу, и ведомому на правого показываю…

Слушая обрывки разговора пилотов, доносимых порой порывами ветра, Морозов довольно щурился, поглядывая сквозь едкий дым папиросы на обманчивое зимнее солнце. Вроде, и ярко оно светит, а тепла нет.

Никакого сравнения с теми угрюмыми разговорами, которые царили буквально сутки назад, когда гвардейцы понимали, что проигрывают небо.

Ситуация изменилась с прилётом пополнения.

Появление в небе тяжёлых "Медведей" оказалось полной неожиданностью, и скорее всего, не только для гвардейцев.

Плохая манёвренность, слабое вооружение, неопытные пилоты. Казалось бы, исход столкновений должен быть предсказуем, но "Медведей" выручали неплохие щиты и мощное бронирование.

Часто, обсуждая итоги очередного боя, гвардейцы ругали создателя "Медведей". Казалось, тяжёлый МБК словно специально был создан, чтобы противодействовать стандартным доспехам гвардейцев. Причём, как минимум двум.

Изучая историю военного дела, невозможно не обратить внимания на традиционное противостояние брони и снарядов.

Казалось бы, каждый новый тип снаряда должен был поставить крест на броневой защите. Но создатели брони не всегда были согласны с очередным ультиматумом. Проходило какое-то время, и становились неэффективны кумулятивные заряды, а затем и против других новшеств находились методики возражения, под которые неизменно совершенствовался бронекомплект.

В случае с "Медведями", задача их создателей прилично упрощалась. Заранее зная, кто у тебя в противниках, не так уж и сложно "заточить" щиты и броню под его стандарт.

У покойного Меркулова уже не спросишь, чем он руководствовался, создавая "Медведя". Был ли это осознанный расчёт, позволявший ему выиграть очередные испытания, проводимые военной коллегий, или это было связано с отсутствием образцов МБК, находящимися у "вероятного противника" на вооружении, но вышло, как вышло. "Медведи" появились в небе над столицей, и заставили с собой считаться.

Но не броня, и не вооружение, оказались главными в "собачьих свалках". Так гвардейцы называли массовые бои, когда в воздухе сталкивались десятки пилотов с каждой стороны. Огромную роль играла тактика.

Основные потери в личном составе у гвардейцев случились, когда пилоты "Медведей" научились фокусировать огонь, ориентируясь на указания специально выделенных координаторов. Переняв этот приём, гвардейцы ответили тем же, и вскоре над столицей снова наступило шаткое равновесие.

Прибывшее пополнение позволило пилотам выполнить одну из важных задач.

Воинские эшелоны надёжно прикрыли с воздуха, и армейцы разгрузились без потерь. Установление полного контроля над территорией столицы стало всего лишь вопросом времени.

– Как слетали? – спросил Франц Иосифович у присевшего рядом с ним капитана Овечкина.

– Смею думать, неплохо, – улыбнулся пилот, закуривая дорогую сигарету и окутываясь клубом ароматного дыма, пахнущего вишней, – Семерых "заземлили" и с десяток всерьёз потрепали. У нас четыре МБК в ремонт и один раненый.

– Доспехи сильно побили?

– Три по мелочам, а четвёртый на стенд надо.

– А ранило кого?

– Сазонов оттянуться не успел. Видел же, что ему щит вчетвером просаживают. Так нет, решил, что успеет, а они навалились. Дня три теперь ему лежать, – заметив, что Морозов готовится выбросить окурок, капитан заторопился, – Я что спросить хотел. Когда дирижабль грузили, парни заметили интересные длинноствольные пулемёты, вроде, как нашего же калибра. Говорят они у вас на складе теперь. Не подскажете, для чего наш граф их в столицу отправил?

– Скажу, отчего не сказать. Олег Игоревич попросил меня отстрелять их на нашем полигоне и выслать ему официальный акт об испытаниях. Полигон у нас сертифицированный, осталось трёх старших офицеров найти для подписи акта. Особо нового в этой автоматической пушке ничего нет. Почти такая же машинка, как на ваших новых МБК установлена. Разве что ствол у неё прилично длиннее, да затворная рама с пружиной посолиднее. Калибр тот же, что и у вас, двадцать миллиметров, а вот патрон чуть мощнее, соответственно и пуля тяжелее.

– Ствол, заряд, пуля, начальная скорость. Вроде всего понемногу, зато пробитие, прицельная дальность и кинетическая энергия прилично вырастут. Интересно, а по "Медведям" эта пушка насколько хорошо работать будет?

– Нет, ну ты погляди на него, – сердито начал размазывать Морозов окурок по натоптанному снегу курилки, крутя ногой, и вкладывая всё своё раздражение в исполнение этой необычной фигуры танца, – Вот как знал, что рано или поздно какому-нибудь умнику такая идея в голову втемяшится. А дополнительный вес, центровка, выросшая отдача, да та же прочность локтевых шарниров, с ними что делать прикажешь?

– Понятно. Значит, так и будем по "Медведям" с пистолетной дистанции работать, под их выстрелы подставляясь. Даром, что они стрелять толком не умеют. Так нет же, мы сами к ним лезть вынуждены. Даже нашим калибром щиты с трудом продавливаем. Мощнее нам стволы требуются.

– Тьфу ты. Как мне ещё объяснить, чтобы ты понял. Сейчас каждый МБК на вес золота. Особенно те, что из новых. Для переделки обоснования нужны, расчёты и подписи. На одни бумаги больше месяца уйдёт. Как, по-твоему, мне объясняться, если узнают, что я боевую штатную единицу собственными руками в не пойми что превратил.

– Так я же не про штатные говорю. Один из наших МБК возьмите, а перед графом Бережковым я сам отчитаюсь, если что, – невинно захлопал глазами капитан, успешно изображая студенточку, собирающуюся принять приглашение на кофе после ресторана, в надежде, что речь идёт именно про кофе.

– Хм, с графом… С графом я, пожалуй, и без тебя поговорю, – поскрёб Франц Иосифович затылок.

Прислал ему Бережков небольшое письмецо, пользуясь подвернувшейся оказией. С любопытной припиской в конце.

Очень графу интересно, видите ли, знать мнение уважаемого Морозова о том, где новый образец автоматической пушки может быть наиболее востребован.

Нет, вопрос, он вроде ставит правильный, и с виду всё безобидно выглядит. Вот только задавать его начальнику мастерских гвардейского полка, всю свою жизнь занятого ремонтами и улучшениями МБК, вряд ли уместно. Олег мог бы и впрямую написать, для чего он именно ему, Морозову, новые пушки послал.

– Может, попробуете. А уж я бы на пару шустовских расстарался.

– Четыре, и это не обсуждается. Десять лучших мастеров полночи на тебя горбатиться будут, на кровососа летучего. Завтра с утра приди, – сказал, как отрезал, Морозов, и не глядя на расплывшееся в счастливой улыбке лицо капитана, тяжело зашагал к воротам ангара.

Наброски-то он ещё вчера сделал, да и отложил их до лучших времён.

Помозговать над ними ещё надо, а времени до вечера совсем немного осталось.

Чуть качнулась никому невидимая стрелка весов. Извечное противостояние брони и снарядов продолжилось.

* * *

Утром все газеты и радиостанции словно с цепи сорвались.

Новости выплеснулись бурным потоком и понеслись по всей стране, как половодьем смывая пену пустых надежд и меняя привычные очертания берегов, существенно расширяя взгляды обычных обывателей и размеры их глаз.

"Убит тайный глава заговора".

"Заговор обезглавлен. Голова князя Куракина преподнесена Императору на блюде".

"Бунтовщики – кто они. Глупцы, или жертвы интриги".

"Столица наводнена войсками. В пригороде работает артиллерия".

"Кланы – друзья и Кланы – враги. Чьи фамилии были озвучены Императором на встрече с журналистами".

"Кто собирался окунуть страну в голод".

Сенсации.

Заголовки один хлеще другого.

Шокирующие фотографии в газетах и захлёбывающиеся комментарии по радио, описывающие очередной штурм усадьбы заговорщика или схватку в небе над столицей.

Волна народного гнева и самосуды над бунтовщиками.

Горящие усадьбы и головы, насаженные на колья.

Страна словно выдохнула, и принялась за дело.

Для кого как, а для России жить в эпоху всяких разных революций, бунтов и прочих перемен – дело привычное.

С правителями, правда, не всегда везёт.

Даже нынешний Император, хоть и пользуется народной любовью, но особыми талантами он не блещет.

Этакий уверенный добротный середнячок, успешно лавирующий между интересами различных блоков и коалиций. Опять же, в меру упрямый, последовательный и вменяемый. Ставящий интересы Империи впереди своих, личных. Редкое сочетание качеств. Пожалуй, для страны они полезнее любых других будут.

Были в истории, знаете ли, прецеденты.

Начиная от кукурузника, и вплоть до алкоголика, к руководству страной сумела прорваться целая череда весьма сомнительных личностей, зачастую не обременённая хоть какими-то полезными знаниями.

Какая ещё страна, кроме России, такую чертополосицу убогих правителей смогла бы выдержать?

– Ну что, Володя, удалось? – встретил вопросом Император вошедшего князя Обдорина, опять находясь в постели.

После напряжённой встречи с журналистами он в какой-то момент почувствовал себя нехорошо, и эскулапы тут же воспользовались его болезненным состоянием, прописав постельный режим, частые визиты целителя и сразу три горькие настойки премерзкого вкуса.

– Ещё как! Бомба! По всей стране такое началось, что боюсь, не переборщили ли мы. Подкузьмил нам твой племянник, когда перед журналистами отрубленную голову на стол грохнул. Те-то ладно. Проблевались, да за перья схватились, а народ может и как руководство к действию принять. Где столько голов складировать-то будем?

– Шутить начал. Значит всё действительно неплохо.

– Очень бы хотел, чтобы сказанное шуткой оказалось. В одночасье твой племянник знаменит стал. По слухам, некоторые бояре его бояться пуще, чем тебя и меня вместе взятых.

– Рано ему такую славу иметь. Не вытянет, – разглядывая потолок, высказал государь своё мнение.

– Один может и не вытянет, – охотно согласился князь, – Так он и к Куракину летал не один.

Глава 40

Глава 40Пожалуй, ничего так не стимулирует тягу к знаниям, как электрический ток и его аналоги. Понимаю, что утверждение спорное, и в раннем возрасте в качестве убедительной альтернативы могут быть использованы розги или ремень, но этот этап стимуляции я, к счастью, уже пережил.В общем, после воспоминаний о том, как меня изрядно корёжило и выгибало во время использования Метеоритного дождя, я твёрдо решил поразмыслить на тему магии, и в частности о том, какую роль в этом заклинании играют неведомые блоки. Спору нет, заклинание потрясающее. Жаль только, что при его использовании трясёт не только землю, но и меня. Хорошо так трясёт.Про электрический ток я недаром вспомнил. Пожалуй, это самый близкий аналог того, что пришлось испытать во время работы заклинания. Если ко мне прицепить электроды, а затем подключить динамо - машину, то особой разницы я не замечу. Отдельные эстеты может и найдут отличительные признаки, но я, по утверждению Дашки, болван грубый и бесчувственный, поэтому вникать в тонкости – это не моё. Хотя, насчёт чувств и электрического тока я бы с ней поспорил. Ток сложно не чувствовать. Это вам не какие-то там флюиды и тонкие материи. Впрочем, не будем о грустном. Мне ещё подпалины надо как-то с себя незаметно свести, чтобы Дарью не волновать. Образовались у меня под протезом этакие неприятные ранки, уже начавшие покрываться коростами. В зеркале они выглядят так, словно меня в четырёх местах приложили раскалённым дном эмалированной кружки. Ожоги лёгкие, поверхностные. Даже моих навыков исцеления достаточно, чтобы наложением рук убрать их раза за два - три, но есть проблемка. Для исцеления нужна Сила. Для того, чтобы её получить, мне нужно одеть протез, который благополучно закроет мои раны и не даст к ним подлезть руками. Впрочем, интромаг я, или как.Вытащив из ящика стола накопитель – "лимонку", я в раздумье покатал её по столу. Руки мне нужны свободными. Положить накопитель на стул и сесть самому сверху воспитание не позволяет. Пришлось экспериментировать. Под мышкой никак. Руками не пошевелишь, чтобы контакт не нарушить. Немного покривлявшись перед зеркалом, я скрестил ноги и зажав между ними накопитель, начал пристраивать его так, чтобы контакты вошли в плотное соприкосновение с кожей. – Что это ты тут делаешь? – я настолько неожиданно услышал голос Дарьи, что чуть было не уронил на пол выпавший накопитель, успев подхватить его в самый последний момент. – Э-э… На себя любуюсь. Смотрю, как на меня занятия со шпагами и рапирами влияют, – я демонстративно покрутил свободной рукой, к слову сказать, действительно поменявшей свой прежний вид. Занятия по методике Сущности – это вам не просто так. Когда знаешь и понимаешь, что нужно делать и делаешь это правильно, то и результат выходит не в пример лучше. Руки у меня теперь сухие, жилистые и очень - очень быстрые. – Что. У тебя. Там, – отчеканила Дарья, и когда я, чуть извернувшись, смог повернуть голову так, чтобы и её видеть, и не показать свой вид спереди, то понял, что зря стараюсь.Дашкин палец оказался направлен мимо меня. Угу, прямо в зеркало, перед которым я собирался начать лечение. – А - а, это… Ерунда. Сейчас ничего не останется, – бодро ответил я, – Ты иди к себе, и я минут через пять к тебе прибегу.Хорошая была попытка. Но не прошла.Дарья подошла, развернула меня к себе лицом и внимательно осмотрела подпалины. – Рассказывай, – потребовала она, усаживаясь в моё рабочее кресло. – С самого начала? – поинтересовался я, присаживаясь на краешек стула для посетителей. – Именно с него, – подтвердила Дашка, недовольно разглядывая мой стол, беспорядочно заваленный бумагами. – Сначала был Свет, потом родился я. Хотя, знаешь, в этой хронологии я точно не уверен. Рассуждая логически, всё должно было произойти наоборот. – Короче, – потребовала Дарья, не поддавшись на мою провокацию. – Потом я потерял родителей, – надавил я на жалость, – Как они выглядели, не помню. По-моему, те, кто рассказывает, что помнит своих родителей с грудного возраста, просто бессовестные лгуны, – постарался я набрать очки за честность изложения. – Ещё короче, – отчего-то не прониклась урождённая княжна ни тем, ни другим. А я как чувствовал, что не все сиротинушки горемычные могут на жалость уповать. Придётся на ходу перестраиваться. – Меня воспитывал Дед. Когда его убили, я отомстил. Поступил в Академию. Встретил тебя. Скоро у нас будут пацаны, а когда они вырастут, мы пойдём с ними на озеро, наловим полное ведро раков и от души посидим за пивом, – по-военному чётко изложил я свою историю за прошедший период жизни и перспективные планы примерно на такой же промежуток времени. – Про прошлое и будущее всё ясно, – вроде бы чуть смягчилась Дарья, – Теперь подробнее про настоящее. Ты ничего не хочешь мне сказать? Кстати, приляг. Я тебя подлечу. А то знаю я твои таланты.Вообще-то рассказывать я ничего не хотел. Думал, может чуть позже когда-нибудь… Лет этак через пять, или через двадцать пять.Чуть повозился на диване, собираясь с духом. – У меня выжжен резерв Силы, – выпалил я, зажмурившись.Секунда, другая… Ничего не произошло. Я чуть приоткрыл один глаз. Дарья как водила надо мной руками, так и водит. – Когда это произошло? – встряхнула она кистями, словно сбрасывая с них капли воды, и посмотрела мне в глаза. В один глаз. – Когда Рюминых спасал и вместе с архимагом под собственные снаряды попал. Представляешь, у нас с ним резерв выгорел, а обоим пилотам хоть бы хны, – постарался я найти хоть что-то хорошее в случившемся.Загадка не совсем загадочная. Говорил я с ними. Оба пилота на тот момент не магичили, в отличии от нас с Медведевым. Получилось, как с лампочкой во время грозы. Если она включена, то может и сгореть от близкого разряда молнии. Никакое другое объяснения мне в голову не приходит. – Тогда объясни, как у тебя после этого мозгов хватило, чтобы такое безобразие со Льдом на поле устраивать? – А что сразу я? Это заклинание вообще Медведев выдумал, – приоткрыл я второй глаз, а потом и вовсе оба вытаращил, для пущего правдоподобия.Согласитесь, в честность человека, который смотрит на тебя одним глазом, сложно поверить. И совсем иначе будешь выглядеть, если смотришь на мир честными, широко распахнутыми глазами. – Медведев, значит. Архимаг Медведев, да? – Ну, в общем-то, да, – осторожно согласился я, подозревая подвох. – То есть, он – архимаг, а ты? – задала мне Дарья наводящий вопрос. Совсем, как учительница в младших классах. – Я, как бы тоже… Того… Наверное… – поёжился я от давно забытых ощущений.Бывало такое. Ты ничего не выучил, а тебя к доске вызвали… – Того чего? – довольно похоже передразнила меня княжна. Урождённая княжна. Ещё какая урождённая… – Ну, вроде как тоже… – Тоже архимаг? – Эх, знала бы ты, как у нас всё сложно, – вздохнул я, прикидывая, как бы получше объясниться, – Вытащи вон тот кулончик. Видишь, цепочка торчит из среднего ящика, – показал я пальцем на полуоткрытый ящик, в который отложил рубиновую звезду, рассчитывая разобраться сегодня с непонятным блоком заклинания. – Это кулончик? – недоверчиво покачала Дарья звезду у меня перед носом. – Он самый, – поймал я артефакт свободной рукой, – Смотри, если глядеть сюда, то судя по знаку, я архимаг, – я активировал звезду и показал её Дарье, – Но тогда откуда подпалины взялись?Глядя, как я тычу пальцем в отметины на своём животе, кстати, уже прилично подсохшие и совсем не болючие, Дарья лишь головой помотала, словно отгоняя наваждение. – А как ты её зажёг? – показала она пальцем на артефакт.Я отмахнулся, и вытащив вторую руку из-за спины, показал ей зажатую там "лимонку". Нет, не подумайте, что я трус. Просто пойди разговор иначе, и не исключено, что мне Щит бы потребовался. Стоит, знаете ли, помнить о собственной безопасности, когда рядом с тобой находится девушка, выросшая в достаточно воинственном Клане. Убить, не убьёт, если не захочет, но оно мне надо, судьбу испытывать. – Чем, по-твоему, отличается архимаг от обычных магов? – задал я вроде бы простенький вопрос Дашке. На опережение задал, пока она не опомнилась. – Силой и заклинаниями, – ответила она, не задумываясь. – С этим всё в порядке, – поморщился я, – А током их бьёт? – Каким током? – Вроде электрического. По ощущениям, вольт этак в сто - сто двадцать, – для лучшего понимания я снова ткнул себя пальцем в подпалины на животе, – Сама же видишь, какие следы остаются. – Нет, – Дарья потёрла лоб пальцем, а потом заявила уже гораздо увереннее, – Точно нет. У нас знакомый есть. Он на полигоне вполне спокойно работает, зато как-то раз, когда горячий чай на себя пролил, так чуть в голос стонать не начал, пока не залечил. Боль совсем терпеть не может. – То есть, архимагов током не бьёт, – заключил я, – А меня бьёт, и сильно. – Подожди, а как же ты тогда смог? – Так, Дарья, стоп. Теперь моя очередь. У меня тоже вопросы есть. И начну я, пожалуй, с того же вопроса, что и ты. Как мне кажется, тебе есть, что мне рассказать, не так ли? – А что именно ты хочешь узнать? – скорчила Дашка забавную мордашку, пытаясь всё перевести в шутку. – Многое, но начнём по порядку. Что ты искала в газетах? – я много чего не могу заметить, но только не стопки газет, лежащие на столе перед девушками. Были бы это женские журналы, я бы и внимания не обратил. А чтобы девушки официальные имперские газеты читали – это нонсенс. – Мы выяснили, что я княжна, – коротко отчиталась Дашка, и бросила на меня быстрый взгляд из-под чёлки. – Ну, княжна. И что? – Обычная княжна, – уже слегка нетерпеливо уточнила Дашка, и даже ногой чуть притопнула, – А вовсе не урождённая. – Ага, значит, от Рода ты не отказалась? – Отказалась, но меня не отрезали. – И что теперь? – А ничего. Я никаких обязательств перед Родом не имею. – Погоди-ка, а мне не придётся согласия твоего отца теперь спрашивать? Согласитесь, не праздный вопрос в свете открывшихся обстоятельств. – С отцом у меня всё не просто. Он не смог защитить меня от деда. Предпочёл сделать вид, что ничего не замечает. – И что? – И ничего. Теперь я его не замечаю. Даже маму попросила ему передать, чтобы не вздумал никого ко мне подсылать и сам в мою жизнь не лез. – Думаешь, он тебя послушает? – улыбнулся я, представив себе такую сцену.В моём представлении, не слишком реальную.– Одному подсылу я обе ноги переломала. Заодно попросила его папуле передать, что третья нога папочкина в следующий раз будет, если ему повезёт. – В каком смысле повезёт? – В самом прямом. Если не повезёт, то и четвёртая его же будет. Как-никак я в Клане всегда в первом десятке бойцов числилась, – зло ответила Дарья, сердито сдувая мешающую ей чёлку, – Можешь смеяться, но маменька меня поддержала. Впрочем, у неё на это свои причины, про которые тебе знать вовсе не обязательно.

Кошмар и ужас! Куда делись те благословленные времена, когда домострой в каждой боярской семье был настольной книгой. Да и были ли они где-нибудь, кроме художественных книг, эти хвалёные семейные правила. Честно говоря, вспоминаю тех девиц, которых я наблюдал в естественной для них обстановке, и никого не припомню, чтобы они жертвами семейного террора выглядели. Дарья, с её несостоявшейся свадьбой, чуть ли не белой вороной смотрится на фоне остальных. Внутренняя чуйка мне подсказывает, что ни один из знакомых мне купцов своих дочерей к нежелательной им свадьбе принуждать не станет, да и Елизавета, Дашкина подруга, тоже особо никого не спрашивала, когда с Тугоуховым закрутила. Даже евгеники из Смольного стараются пары по взаимной симпатии составлять, как мне говорили. А как у остальных, не знаю. Надо будет через тётушку этот вопрос подробнее исследовать.Беда. Моё устоявшееся было мировоззрение рушится прямо на глазах. Рассыпается, как карточный домик. Одна надежда на наследников первой очереди. Кого-то же должны были с раннего детства по канонам воспитывать. А то, куда ни глянь, сплошь нарушители традиций. И ничего общего с тем, что мне неоднократно рассказывали о традиции браков. – Ладно, допустим с папенькой всё понятно, – чуть помолчав, заключил я, добросовестно пытаясь отойти от шока, – А как у нас с мамой дела обстоят? – Мама меня поддержит, – почти уверенно ответила Дарья, чуть повеселев, – Я с ней по телефону перед Новым годом разговаривала. Правда, она ещё не знает, что я Смольный бросила, но думаю, поймёт.– Сдаётся мне, что такому жениху, как я, она не сильно обрадуется, – я постарался сделать вид, что меня это волнует. Больно уж разговор у меня с Дашкой хороший получается. Нужный. Давно нам пора друг с другом по душам поговорить и неясности разобрать. Да и маму её я почти не знаю. Близко знакомиться как-то не сильно хочется, так хоть от Дарьи что-нибудь новое услышу.Особо против Дашкиной матушки я ничего не имею. Как говорится, повода не было. На вид очень приятная и стильная дама. Если Дарья в неё пойдёт, то с будущей женой мне повезло. Такая женщина одним своим видом украсит любое мероприятие.

– Я поняла, ты был, э-э, в поясе, – чуть замешкалась Дашка, подбирая замену слову протез, – В таком же, как у пилотов. – В поясе, – как всегда, согласился я с княжной, – Только у него другая конструкция.На пару секунд я задумался, как бы популярнее объяснить Дашке получение повышенного напряжения, и тут меня осенило… – Множитель, – подскочил я со стула и кинулся перерывать бумаги на столе, – Да куда же я его дел? Ага-а! – издал я торжествующий вопль, вытаскивая переизданный потрёпанный справочник.

В наше время нет никакого смысла изобретать что-то новое, связанное с традиционными знаниями и науками. Всё уже изобретено до нас. По той же электронике и радиоделу мы сейчас находимся примерно на уровне послевоенного СССР, в чём-то отставая, а в чём и продвинувшись. Оттого большой популярностью пользуется переизданная литература тех времён. Одну такую книжку я недавно экспроприировал у Степана в мастерской. Просмотрел её наскоро, да и отложил в сторону. Но кое-что запомнил. Нет, не текст. Его я просматривал по диагонали. Зато схемы и чертежи изучал гораздо с большим интересом, а память на графические изображения у меня отлично натренирована. Торопливо перелистав книгу, я нашёл нужную схему, и уже зная, что угадал, по памяти нарисовал фрагмент того загадочного блока из заклинания, которое не давало мне спокойно спать.

Бинго!

Однозначно Савва Савельевич был гением. То, что мы с Усольцевым изобразили в металле, включив кристаллы последовательно и повысив "напряжение" магии, он исполнил с помощью рун. У меня нет никакого сомнения, что неведомый блок просто повышает "напряжение", увеличивая тем самым мощность заклинания.

С размаху плюхнувшись на диван, я откинул голову и уставился в потолок.Итак, что мы имеем? Я взял уже повышенное напряжение с накопителя и как минимум вдвое увеличил его заклинанием. А в итоге… – Загудели, заискрились провода. Больше он "жучков" не ставил никогда, – почти не фальшивя, пропел я слова детской песенки - страшилки и даже выдал залихватское танцевальное коленце под конец. – Ты чего? – обеспокоенно спросила Дашка, наблюдая за моими метаниями, закончившимися, смею надеяться, неплохим вокальным номером.Вместо ответа я подхватил её с кресла, но кружить не стал, а аккуратно переместился вместе с ней на диван. – Дарья Сергеевна, я буду не только хорошим мужем, но и хорошим архимагом. Обещаю, – промурлыкал я ей на ушко.

** *

Степан Васильевич Киякин новости из столицы, с самого начала беспорядков, слушал с большим вниманием. Сказывалось лихое военное прошлое, да и дела купеческие внимания к внутренней политике страны требовали. Напрасно несведущие люди, далёкие от торговых дел, считают, что в торговле всё и всегда гладко. Как бы ни так.У оборотливого купца нос должен всегда по ветру быть, словно флюгер какой. Купец только тогда и успешен, когда он прибыль за версту чует. Много раньше, чем другие выгоду поймут и набегут жадной стаей, вырывая друг у друга куски изо рта.

Распродав почти весь запас основных товаров ещё в конце прошлого года, купец только успел закупиться по новой, как грянул заговор. Торговля встала. Оба магазина пришлось временно закрыть. Неспокойно стало в Касимове. Только и слышно, то тут лавку разгромили, то там. Да и товар у него не совсем тот, какой русские люди привыкли покупать, чтобы лихие времена пережить. Соль, мука, спички – эти товары других купцов в городе влёт разошлись, а шоколад, сигары и пряности, которыми торгуют его магазины, оказались народу не очень-то нужны.Долго маяться бездельем Степан Васильевич не мог и не умел. Чтобы спать по двенадцать часов, а потом оставшееся время убивать каким-либо другим ленивым бездельем – особый талант нужен.Зрела у Киякина одна заманчивая идея. Ещё с лета зрела. Больно уж много столичных купцов захотели Киякина в гости заполучить, узнав, что он в Императорских гонках участие принял. И разговоры, что характерно, велись на темы дирижаблей. Не грузовых, а тех, что Бережков тогда обещал начать делать, или таких, что побольше. Вроде "Миланы". Оно и понятно. Купец с купцом всегда общий язык найдёт и вопросы нужные безо всякого стеснения задаст. А уж со вкусом и толком выбрать статусную вещь – это ли не настоящее удовольствие. После второго или третьего разговора Киякин задумался. Познаний купцов откровенно не хватало для осознанного выбора статусной игрушки и это их изрядно сдерживало. Купить дорогую вещь – дело не хитрое, были бы деньги. Главное, на курьёз не попасть, чтобы потом на смех не подняли. Были уже случаи. С тем же купцом первой гильдии Афанасьевым. Решил себе раззолочённый дворец из дирижабля построить. Построить-то построил, а потом шпиль у Благовещенского собора снёс. Ни летать, ни маневрировать его блестящая несуразица толком не умела. Золото и мраморные статуи, хрустальные люстры и бассейн. Может на дорогой морской яхте такие атрибуты и имеют право на существование, но попробуй со всем этим взлететь, а потом развернуться в воздухе. И то и другое чуть не по часу будешь делать.

По слухам, Олег Бережков неплохо развернулся с производством. В большом плюсе у него награда за победу на гонках. Но производство – это одна сторона медали. Для успешного дела порой куда важнее умение подать и продать товар. Тем более, если товар дорогой и необычный.После разговоров с купцами у Киякина просто руки зачесались. Говорят, такая примета к деньгам. Кто, как не он, знает про дирижабли всё, и с купцами разговор правильно умеет построить.Мечты – мечтами, а попробуй-ка, найди время и смелость в самом себе, чтобы отдать в чужие руки собственное, с любовью выпестованное дело, а сам займись чем-то новым. Ох, искушение бесовское…Решение купец принял лишь после того, как из столицы начали доносится хорошие новости. То ли долгое бездействие его взбесило, то ли понимание того, что свободного времени у него вскоре снова не будет, а там и обыденная суета опять затянет, но однажды рано утром он проснулся и сразу начал раздавать распоряжения, так, словно все эти дни он только к тому и готовился.Несмотря на всю беготню, вылететь удалось лишь ближе к обеду.

– Вы по делу, или так, по случаю заглянули? – поинтересовался я у Киякина, когда он немного отошёл от шока.До сих пор не могу понять, что купца впечатлило больше: мой новый титул, секретарша Оксана в короткой юбке, или встреча его дирижабля, организованная двумя десятками ветеранов. Вряд ли купцу в последние годы приходилось садится на поле, ощетинившееся таким множеством стволов. – Скорее, по делу. Правда, теперь не очень-то представляю, как к нему подойти. – А вы вываливайте всё, как есть, – предложил я, – Глядишь, вместе быстрей разберёмся. – Летел к вам с мыслью партнерство торговое предложить, да начать в столице дирижабли продавать. – Хорошая затея, своевременная, и что мешает? – Как что? Вы уже графом стали. Эвон какой городишко отгрохали. Серьёзные люди у вас простыми охранниками служат, а тут я с товариществом вылез… – Никак знакомых кого увидели? – я улыбнулся, поощряя купца к дальнейшему рассказу. – Не то, чтобы знакомых, – помотал купец головой, – Просто запомнилась одна шебутная пара парней. Довелось как-то раз пересечься по молодости. – А вы расскажите, Степан Васильевич, время у меня есть. Сейчас скажу кофе подать, впрочем, может сразу на коньячок перейдём. А пока вы рассказываете, глядишь, и я ваше предложение обдумать успею. – Так нечего особо рассказывать. Я тогда только – только службу начинал. Дали дирижабль под командование, да и отправили в тьму - таракань. В один из пограничных сибирских военных городков. От городка там одно название. Меньше сотни жителей. Полтора десятка солдатиков - новобранцев под командованием унтера, да поле лётное на две мачты, – купец благодарно кивнул, принимая бокал с коньяком, и скорее обозначил глоток, чем действительно выпил, – Недели через две к нам туда и забросили десяток волкодавов. А мне пакет поступил, с приказом. Нужно их было у границы незаметно высадить, километрах в ста от нашего городка. И, как назло, непогода разыгралась не на шутку. Да такая, что по полю ходили пригнувшись, чтобы не сдуло. Головорезы, как узнали от синоптика, что им дней пять у нас сидеть придётся, так и начали чудить. Сначала со склада бочонок спирта пропал, потом на подсобном хозяйстве подсвинка недосчитались, и это при всём том, что замки все на месте каждый раз оставались. А когда старшину нашего нашли запертым в кладовке, тут уж мне, как старшему по званию, пришлось с ними говорить. – И как разошлись? – ухмыльнулся я, представив себя молодым офицером, попавшим в такую неприятную ситуацию. Присылают в посёлок банду головорезов, ни разу тебе не подчинённую, и попробуй с ними управиться. – Приказал денег из кассы выделить. Если к суточным помощь на обустройство добавить, да надбавки сибирские, то неплохо выходит. Потом старшему подсказал, у кого из местных охотников можно лосятиной разжиться, и в каких домах про самогон стоит спросить. А на пару шебутных мне потом старшина показал. Толком он их в темноте не разглядел, но отчего-то был твёрдо уверен, что именно они его в кладовку упаковали. – И чем всё закончилось? – Высадили мы их, где указано, а недели через две от хунхуза - перебежчика узнали, что штаб китайского мятежного генерала, то ли Цзиня какого-то, то ли Цзяня, ночью неизвестные подчистую вырезали. Говорили, что он самовольно власть в провинции захватил, и в нашу сторону расширяться задумал. А вот поди ж ты, какая неприятность приключилась… – Случаем, фамилии этой парочки не запомнили? – я, лениво катая бокал в руках, постарался задать свой вопрос, как можно беззаботнее. – Такое не забудешь. Когда они представлялись, то все нечётные Петровыми оказались, а чётные Сидоровыми. Словно на первый – второй рассчитались. И ведь ни один гад даже не ухмыльнулся, когда фамилию называл. – Бывают совпадения, – согласился я, благодарно кивнув Киякину, – Вас-то Петров с Сидоровым не опознали?Если что, то купец мне только что грамотно слил пару матёрых диверсантов. Товар, насколько я понимаю, штучный и редкий, особой имперской выделки. И должен честно сказать, на моих землях, не очень желательный. По крайней мере у меня разом пропали мысли о том, что было бы неплохо попробовать оставить с десяток ветеранов при себе. Мне они никогда подчиняться не станут. – Думаю, нет, – Киякин демонстративно поправил густые усы и огладил роскошную бороду, подстриженную по последней купеческой моде, – Шапка у меня с низкой тульей, да и фигура уже не та, – самокритично признал он, похлопав себя по вполне заметному животику, – К тому же стояли они не слишком близко. Вроде, как охраняли какое-то помещение под подцепленным над ним дирижаблем. – Бог с ней, с охраной, – чуть заметно подмигнул я купцу, сообразив, где мне найти столь интересных гостей, – Мне этот народ на замену прислали. Думаю, через неделю – другую всех обратно в столицу верну. Давайте-ка лучше к дирижаблям вернёмся. Признаюсь, давненько хотелось в столице что-то вроде представительства открыть, но всё никак руки не доходили, да и подходящего специалиста не было. Впрочем, может в дом переберёмся, да там и поговорим? Экипаж ваш пусть в гостинице устроится, а вы ко мне. Правда, особых изысков не обещаю. Рюмины у меня гостили. Оскудел запасами, а пополнить пока негде. – Решаемый вопрос, – отчего-то вдруг обрадовался купец, потирая руки, и не забыв в удивлении вскинуть брови, показывая, что отметил прозвучавшую фамилию, – Люди, как я успел по дороге заметить, у вас в посёлке не бедствуют? Даже для города богато одеты. – Раза в полтора больше зарабатывают, чем городские, – похвалился я достатком рабочих, – А мастера так и вовсе вне конкуренции. – Тогда как вы посмотрите на то, чтобы лавку с моими товарами у вас открыть? Помните, должно быть, чем я в Касимове торгую? – Отлично помню, Степан Васильевич , жаль, чуть вы запоздали. Поверьте, неделю назад ваших товаров нам жутко не хватало. Впрочем, и без княжича с сёстрами найдутся покупатели. Я сам в первых рядах окажусь. – Что вы, Олег Игоревич, – замахал купец руками, словно мух отгонять решил, – Вам я и так всё подарю. Так сказать, для ознакомления с образцами. – Ух, ты! Взятка, – искренне восхитился я, – Первая взятка в жизни, да ещё за полезное дело. А скажите-ка мне, Степан Васильевич, цены в вашей лавке такие же, как в Касимове будут, или ниже? – Такие же, – как-то странно покосился на меня Киякин, – А вы какие хотели бы видеть? – Да пусть будут, – вроде бы легкомысленно отмахнулся я, посмеиваясь про себя.Кое-какие из уроков, преподанные мне тем же князем Гончаровым, я усвоил. Не одним князьям дано умение словно бы мимоходом обозначать рамки отношений и заранее оговаривать приемлемые условия. Я тоже учусь. И вроде бы успешно. К примеру, Киякин и сам не заметил, как слово дал, что цены задирать не станет. – А конкуренты в претензии не будут? Я лавку купца Липатова вроде бы приметил. Доходили до меня слухи, что вы с ним в партнёрах. – Помилуйте, Степан Васильевич. Какой вы Липатову конкурент? У него самый дорогой чай по три рубля за фунт, а у вас самый дешёвый с пяти начинается. – Так, товар-то какой! – вполне искренне возмутился Киякин. – Отличный товар, – успокоил я купца, – Я до сих пор наши чаепития в Касимове с удовольствием вспоминаю. К тому же, Липатову сейчас не до мелкой торговли будет. Я его на управление Камышинской хлебной пристанью поставил. – Вот это – ДЕЛО! – с придыханием отозвался Киякин, сумев особенным образом выделить слово и показать его значимость, – А князь Гончаров препятствовать не будет? – Князь пообещал помощь и содействие. Я с ним и с наместником князем Константином Рюминым в другом проекте в партнёрах состою. – И куда ж это я с суконным рылом в толоконный ряд? – чуть насмешливо сам себя спросил Киякин. – Ровным счётом ни малейшей причины для конфуза не наблюдаю. Только что вы слово правильное нашли. Дело. Люди Дела титулами меряться не станут. Это удел бездельников. Так что, едем домой? – Э-э… Олег Игоревич, может я всё-таки в гостиницу? – Полноте, Степан Васильевич. У меня почти все гостевые комнаты пустуют. В одной, правда граф Игнатьев проживает, это который начальник штаба гвардейского полка Его Императорского Величия, но он, как правило, только к ночи появляется, и поужинав, сразу спать уходит. Так что никто нам не помешает ваше предложение обсудить спокойно. А завтра с утра по посёлку проедем. Есть у меня пара готовых помещений, в которых можно вашу лавку устроить. По крайней мере, хотя бы на первое время сойдут. А к весне ближе можно будет и на что-то посерьёзнее замахнуться. – Да не в том дело. Дочь я одну побоялся оставить. В Касимове сейчас неспокойно, а охраны толковой нынче днём с огнём не найдёшь, – разродился наконец-то купец причиной своих отказов. – О, Антонина Степановна прилетела. Так это же отлично. Думаю, они с Дарьей Сергеевной найдут, о чём поговорить, и неплохо проведут вечер, – почти искренне выразил я радость.Почему почти? Так мне же потом, на ночь глядя, предстоит клясться и божится, что я никогда, ни ухом, ни рылом, ни в мыслях, ни в мечтах. Хм-м. Стоп. Про мысли и мечты клятвы отставить… Просто ничего не было, и точка. Короче, правда, и ничего, кроме правды. Без лишних подробностей. – Это не та ли Дарья Сергеевна, что у вас в штурманах была? – хитро прищурился Киякин, и увидев мой кивок, с уважением добавил, – Ну, вы и хват, Олег Игоревич.

* * *Маленькая серебристая точка шумно носилась над аэродромом, время от времени выполняя нехитрые фигуры простейшего пилотажа. – Всё, как вы заказывали. Максимальная скорость четыреста пятьдесят километров в час, практически достигнутая высота пять тысяч метров, бомбовая нагрузка триста килограммов, – докладывал высокий, слегка сутуловатый мужчина осанистому спутнику, генеральские погоны которого скрывал накинутый поверх шинели меховой плащ. –Кгхм-м, – раздался позади беседующих мужчин нарочито громкий кашель. – Ну, что ещё, Панкратов? – почти не обернувшись, спросил генерал у одного из своих адъютантов, уже откровенно досадуя, что вопрос с новым самолётом он поручил курировать одному из самых въедливых офицеров, известному своей крайней неуступчивостью. – Скорость замеряли на пустом самолёте, вылетевшем с половиной заправки топливом. Аналогично производились испытания потолка, на котором самолёт продержался всего две с половиной минуты. С бомбовой нагрузкой самолёт может пролететь сто пятьдесят - двести километров, в зависимости от ветра, затем наступает точка невозврата, – бесстрастно доложил офицер, обходясь без каких-либо шпаргалок. – Это правда? – холодно поинтересовался генерал у своего собеседника. – В какой-то степени… Видите ли, на макетной модели мы в основном проверяли возможности планера. Могу ответственно заявить, что они оказались на вполне приемлемом уровне. Со дня на день нам обещают новый мотор и поверьте, самолёт существенно превзойдёт параметры технического задания. – Как человек, я вам верю, но как официальное лицо я всего лишь обязан зафиксировать либо полученный результат, либо его отсутствие. Копию моего заключения вы на днях получите. Единственно, чем я могу вам помочь, это высказанным в конце заключения собственным мнением о том, что вам требуется дополнительное время на доводку вашей модели. К нему обязательно прислушаются. Скажем, три месяца. Пожалуй, это предел моих возможностей. Этого вам достаточно? – Да, вполне. Через три месяца вы нашу птичку просто не узнаете, – с преувеличенным оптимизмом отозвался конструктор, и даже сам почувствовал, что радость в его голосе прозвучала фальшиво. – Что делать? Что делать? Осталось три месяца, а новый мотор до сих пор не готов, – Оскар Петрович Мендельсон бегал по кабинету, потрясая взлохмаченной шевелюрой и заламывая руки. – Помнится, в самом начале ты утверждал, что нам и этого мотора хватит за глаза, – меланхолично заметил его собеседник, рыжеволосый боярин Артемьев. – Утверждал, – согласился Мендельсон, воинственно задрав подбородок и поджав губы, отчего его жиденькая бородёнка заняла почти горизонтальное положение, – И сейчас готов повторить то же самое. Заодно могу напомнить, что кое-кто обещал мне любые материалы. Где они? Из того, что мне предоставили, я выжал всё, что мог. В итоге мы всё равно почти на триста килограмм утяжелили планер. – Ты получил лучшие сорта алюминия, – развёл Артемьев руками. – Лучшие! А мне не лучшие нужны, а те же самые! Такие же, как предки в этой конструкции использовали! – зашёлся в крик конструктор, брызжа слюной в большие фотографии старого чертежа, и тыча в них пальцем, – И уж тем более они должны быть не в том виде, в каком их поставляют. Три вида листа и шесть типоразмеров проката. И ни один из них, ни один, не соответствует нужным размерам. Лепи, Оскар Петрович, из того, что есть. Так что ли? – Заводчик считает выпускаемый ассортимент достаточным и категорически отказывается его расширять ради мелких партий, – в очередной раз напомнил Артемьев о неудачных переговорах с производителем алюминия. – Тогда я не знаю, что делать. Если двигатель окажется не готов, то спасти самолёт может только чудо, – Мендельсон тяжело упал в кресло и безразлично уставился в чертежи, опустив голову на руки. – Я попытаюсь отправить человека в Пермь, на авиамоторный. Но когда он вернётся, трудно сказать, – поднялся с места боярин и вслед за ним подскочил его сын, такой же рыжий, как он, но более вихрастый. За весь разговор он слова не произнёс, что для него само по себе было подвигом.

В связи с тем, что заговор пошёл на убыль, а в столице и её пригородах установился порядок, часть курсантов, из местных, распустили по домам. Академия, с большим количеством решительно настроенной молодёжи, оказалась крепким орешком, и заговорщики дважды сумели это оценить на собственной шкуре. Не только студенческий городок, но и прилегающий к нему район столицы так и не увидели беспорядков. И в первую очередь это была заслуга курсантов Военной Академии. Две попытки заговорщиков закончились для них неудачей. Курсанты не только устояли перед штурмующими отрядами, но ещё и сами перешли в контратаку, сумев захватить большое количество брошенной техники. Среди получивших отпуск, оказался и Григорий Артемьев, рыжий и вихрастый любитель новостей, и по совместительству, жуткий непоседа.

– Ты понял, для чего я тебя сегодня взял с собой? – спросил у сына старший Артемьев, когда они сели в машину и он поднял стекло, отделившее их от водителя. – Нет, отец, – помотал Григорий кудлатой головой, – Всё, что я слышал про проект с самолётами, я знаю лишь из твоих разговоров со старшими братьями, и то, обрывками. Мне ты никогда ничего не рассказывал. – Старших мы не скоро увидим. Пока заговор полностью не подавят, со службы их никто не отпустит. Значит, случись что, придёт твоя очередь. История давняя, поэтому начну по порядку. Примерно в твоём возрасте я нашёл в нашей родовой библиотеке чертежи самолётов. Даже моих знаний тогда хватило на то, чтобы понять, что пока эти самолёты не взлетят. Нужен был алюминий, мощные моторы и ещё целая куча отсутствующих мелочей. Я отложил чертежи в сторону, но все эти годы не забывал про них. Когда в стране появились первые самолёты, я нашёл Мендельсона. Тогда он был студентом, но уже подавал большие надежды. Прошло ещё четыре года, и однажды Мендельсон примчался ко мне с известием, что в стране появился нужный нам мотор, на котором самый лёгкий из самолётов, из числа имеющихся на чертежах, вполне может взлететь. Два с лишним года я сам финансировал этот проект, а когда первый образец поднялся в воздух, то мы заключили контракт с военным ведомством. Казалось, денег, полученных от ведомства, должно было хватить. Но тут началась полоса неудач. За месяц мы потеряли оба готовых образца. Один из-за поломки двигателя, а второй из-за ошибки пилота. Третий самолёт пришлось делать опять же на свои деньги. На нём и были проведены испытания. Как ты теперь знаешь, не слишком удачные. – А что будет, если и через три месяца самолёт не будет удовлетворять требованиям ведомства? – осознал Григорий размеры надвигающейся угрозы. – Потребуют вернуть деньги, которых у меня нет, и мы попадём в чёрный список. Скорее всего на этом все наши надежды на государственные заказы закончатся. Так что, даже если я найду деньги, это ничего не решит. Кроме армейцев наш самолёт никому не нужен, – коротко обрисовал отец сложившуюся ситуацию, кажущуюся ему безнадёжной. – Мы наверняка не единственные, кто пытается сделать самолёт для военных целей. Разве нельзя кому-то продать почти готовый проект, с уже летающим самолётом? – После того, как я у них увёл из-под носа заказ военного ведомства? Ты не представляешь, какую радость мы доставим нашим конкурентам, стоит нам обратиться к ним с таким предложением, – грустно усмехнулся отец. – И что ты дальше собираешься делать? – Сейчас у нас два выхода. Первый – это заложить наше имение и вернуть деньги ведомству. В минусах, как ты понимаешь, проценты банку, по не очень выгодной ссуде, крушение надежд на государственный заказ и отсутствие перспектив на продажи самолётов. По сути, в этом случае мы всего лишь оттягиваем агонию на срок действия ссуды. А второй – это признание авиационного товарищества банкротом. Всё, что касается самолётов, уйдёт с молотка, а репутация Рода Артемьевых упадёт ниже плинтуса. Сомневаюсь, что нам когда-нибудь дадут подняться ещё раз. Правда, в этом случае у нас останутся хоть какие-то деньги на жизнь. – Знаешь, отец, скорее всего ты сильно сгустил краски. Я понимаю, что у тебя сегодня был не лучший день в жизни. Надо пережить неприятности и подумать. Мы с тобой наверняка найдём более достойное решение. – Похоже, ты, как и Мендельсон, надеешься на чудо. Но насколько я слышал, беспорядков в Перми хватало. Сомневаюсь, что новый авиадвигатель, который они нам уже полгода обещают, волшебным образом появился на свет сам по себе. – Волшебным образом вряд ли, – машинально повторил Григорий вслед за отцом, сам ещё не понимая, что его зацепило, – Волшебным образом… Волшебным… Отец, нам срочно нужно найти графа Бережкова. Предлагаю заехать к нему на квартиру. Она находится недалеко от Академии. Думаю, там знают, где мы сможем найти графа.

Глава 41

Глава 41 "Учиться, учиться и ещё раз учиться", так завещал когда-то младший брат казненного террориста – бомбиста, ставший под конец своей жизни руководителем государства. Эта его идея, как и многие другие, была воплощена в многотомных трудах, изданных гигантскими тиражами. Довелось мне как-то раз мельком с ними ознакомиться, когда я заболел, и в библиотеке лицея не осталось других, не прочитанных мною книг. Перебирая страницы, ломкие от старости, но отлично сохранившиеся, я пытался проникнуться духом той эпохи. Политика меня не интересовала. Я старался найти то ли зерно, то ли совокупность идей, которые позволили вырастить целые поколения Великих Созидателей. Они не разменивались по мелочам. Громадье планов и титанические свершения. Похоронив социализм, как явление, человечество потеряло интерес к великим целям. Этакого раздражителя, за которым приходилось гнаться, вслед за ним покоряя космос и развивая фундаментальную науку, вдруг не стало, и целый мир занялся бытовой рутиной. Отошли на второй план идеи термоядерного синтеза энергии, революционные научные открытия канули в забвение, и человечество, словно не понимая, что потеряло, кинулось улучшать памперсы, жвачку, компьютеры и телефоны. На смену эпохе прорыва пришла эпоха всеобщей деградации и обожествления бытовых товаров.

Впрочем, Бог с ней, с историей. С высоты лет о прошлом судить не сложно. Факты, как говорится, налицо. Личное мнение у всех может быть разное, но никто не имеет права на свои собственные факты. Их можно замалчивать, игнорировать, шельмовать с подтасовкой, но совокупность фактов ни одному злопыхателю не позволит оспорить утверждение, что в период своего расцвета именно социализм когда-то был тем локомотивом, который тянул за собой весь мир, заставляя население планеты сосредоточиться на решении глобальных задач.Размышлениями исторического характера я могу развлекать себя только во время работы с Чашами. Кроме их увеличивающегося количества, которое я постепенно наращиваю, особых проблем мне такая работа не доставляет.Ситуация в корне меняется, когда я начинаю учиться. Заветы классика словно оживают, и мне уже не до размышлений. Зубами скриплю, но учусь. Освоение заклинаний, унаследованных от Медведева, процесс не самый приятный. Представьте, что вам вложили в голову зубодробительные формулы из высшей математики, а затем поставили задачи по их практическому применению.От соблазна, пробежаться по верхушкам знаний, я отказался. Пока нет у меня права тратить целый день на воспроизведение одного – двух новых заклинаний. Случись что, и никто не даст мне даже пары часов, дожидаясь, пока я соизволю по нему шарахнуть чем-нибудь смертоубийственным. Скорость – наше всё, и блоки, в которые Савва Савельевич собрал сложные плетения, мне в помощь. Вместо часа, который мне нужен сейчас для построения уже изученных заклинаний, мне требуются секунды. Надо только научиться правильно пользоваться сверхсложными магическими техниками.Учусь работать с блоками. Пока не получается. Предок, устроившийся у меня в голове, помогает, выкладывая мне блоки, словно на блюдечке, а у меня плавятся мозги, не в силах разом принять весь объём плетений. И это всего в лишь в десятке заклинаний, которые я себе наметил, как первоочередные. Научусь быстро работать с ними, и уже могу считать себя состоявшимся архимагом - новичком, способным по крайней мере убедительно ответить на большинство возможных угроз от своих маститых коллег. – Твою дивизию! – огорчённо выдохнул я, и махнул рукой, собираясь развеять не получающееся заклинание, которое я попытался было собрать на скорость. – Бух-х-х! – ответила магия, и лёд в километре от меня взорвался сотнями всполохов.Не понял… Позавчера у меня это заклинание уже было опробовано удачно. Если что, это тот же самый "Метеоритный дождь" в его изначальном, я бы сказал, классическом, варианте.

Без переделки в Лёд.

Три – четыре сотни сгустков высокотемпературной огненной субстанции, накрывающих квадрат примерно двести на двести метров. Пожалуй, это самое простейшее заклинание для начинающих архимагов, бьющее по площади. Именно его творчески переработал Медведев, заменив магию Огня на Лёд, и прицепив к нему дополнительные блоки, увеличивающие силу заклинания и дополняющие его разрушительный эффект волной Адского Холода.

Насчёт точного названия дополнительного эффекта ничего не скажу. Как по мне, так Адский Холод – это полная чушь. На сковородках, вымороженных до ломкости металла, не особо пожаришь кающихся грешников. Наверняка существует иная версия перевода названия рун, мне неизвестная. До сих пор не понимаю, что подвигло меня на повторы. Пробовал по наитию. – Твою дивизию! – Бух-х-х. – Твою дивизию! – Бух-х-х.Так. Стоп.Три раза подряд заклинание сработало на фразу и жест. Почти моментально.Вербальную магию критикуют все, кому не лень. Принято считать, что в схватке магов, маг – вербалист изначально обречён на проигрыш из-за своей предсказуемости.Теорию я знаю. Другое дело, что я не готов с ней согласиться.Классическая вербалистика выглядит более сложно. По крайней мере, то, что нам показывали в лицее и Академии специально приглашённые мастера – вербалисты, смотрелось, как достаточно сложный ритуальный танец, сопровождаемый словесной абракадаброй.В сравнении с теми мастерами, танцор из меня никудышный. Красоты, прямо скажем, никакой. Махнул рукой, и выругался при этом, и в итоге: Бух-х-х, и оно сработало. Гениально, ёпрст…Теперь бы разобраться, как я, а может и Сущность, привязали это заклинание к вербалистике.Не буду говорить, что я понял, как можно привязывать заклинания к вербальным жестам и словам. Нам, графам и начинающим архимагам, врать не к лицу. Ни фига я не понял, если по правде сказать. Тем не менее, к концу дня у меня в арсенале были следующие заклинания: "Твоя дивизия", работающая по площади, "Комета", уже знакомое заклинание, вполне подходящее для зимней рыбалки и пробития основательных прорубей в метровом льду, и "Бум-с" – офигенская оглушалка, к счастью, испытанная мной на значительном удалении от себя. Очень быстрая и громкая. Настолько громкая, что недалеко от себя я её использовать не рискну. Я этим заклинанием метров на двести с лишним шарахнул, а потом минуты три пальцами в ушах ковырял, пытаясь понять, слышу я что-нибудь или нет. Оглушило на совесть. Окажись я рядом с местом взрыва, сейчас лежал бы в отключке, пуская розовые пузыри из носа и ушей.

Контузия – вещь серьёзная. Хорошему состоянию здоровья ни разу не способствует. Жило когда-то у нас на селе двое контуженных. Один так ничего и не слышал толком до конца жизни. Чуть ли не в ухо ему внуки кричали, если что-то спросить хотели, да и голова у него частенько тряслась.

Вроде бы казалось, освоил ты три заклинания, далеко не простые, можно сказать, высшего уровня сложности. Пусть и не так, как хотел, а слегка непривычно, но это же детали. И угомонись! Отлично день провёл.Так нет ведь.Меня опять на подвиги потянуло.С чего-то мне вдруг показалось, что сейчас будет правильно попробовать модифицированный Медведевым "Метеоритный дождь", обрезав дополнительный блок, отвечающий за повышение напряжения. Надо его переименовать как-то, а то сам запутаюсь.

Точно могу сказать, что магия на меня, как наркотик действует. Чересчур увлекаюсь, и всякую осторожность теряю.

Ну, и попробовал. Током на это раз не било, а к щекотке и мелким щипкам я уже вполне привык. Зато на этот раз я смог сам увидеть, как собираются тучи, и начинают стягиваться, образуя в небе гигантскую воронку.

– Кабздец! – почти печатно выразил я свои впечатления, ткнув пальцем в небо.Надо сказать, необдуманно и преждевременно высказался.

О-очень поспешил. И с пальцем поторопился.Откуда-то пришло понимание, что у меня в моём архимаговском арсенале появилось четвёртое заклинание. Никогда не догадаетесь, каким словом обозначенное…Угу… Заклинание "Кабздец", заметно слабее того, что на поле бушевало, но так-то ни разу не слабенькое. Тучи вон как бодро тащит. Даже дирижабль чей-то прихватило до кучи.Упс-с. И точно. Небольшой пассажирский дирижабль боком идёт ко мне и его вот-вот в разрастающуюся воронку затянет.Без ложной скромности хочу отметить, что экстренное прекращение работы заклинания у меня получилось на редкость удачно. Дирижабль крутануло вокруг себя всего лишь один раз, почти не помяв. Если раньше он выглядел, как прямой огурец, то теперь стал, как не очень прямой. То, что для огурца не важно, для экипажа дирижабля оказалось неожиданностью. В конце концов они сообразили, что изменившуюся геометрию баллонов можно компенсировать боковыми маневровыми пропеллерами - вентиляторами. Раз нет протечек, то поломанные шпангоуты ещё не повод для паники.

Немного порыскав при выборе курса, экипаж смог подобрать нужный режим компенсации, и дирижабль медленно поплыл в мою сторону.Дожидался я незнакомцев без особой радости. Кривая ухмылка на лице, щит, наброшенный на подошедший катер и заготовленный "Бум-с" тому свидетели.

Сидя рядом с Ираклием, я заранее настроил себя на подлетающие неприятности и был готов их отразить. – Олег! Олег Игоревич, это я, Гриша Артемьев. Мне надо с вами поговорить, – заорал в жестяной рупор знакомый мне рыжеволосый однокурсник, чуть ли не по пояс высовываясь из открытого люка гондолы. – Следуй за мной, – проворчал я, опускаясь на сидение, и дал пилотам дирижабля отмашку рукой, показывая курс.Сил, на развеивание оглушающего заклинания у меня уже не оставалось, и я попросту отправил "Бум-с" в сторону ближайшего леса. Надеюсь, популяция ворон на моих землях при этом пострадала незначительно. Правда, у Гришки рупор из рук выпал, ну так это небольшая потеря. Копеечная. * * * 25 января, того же года. Зимний дворец Его Императорского Величества. Утренний приём. – Ваше Императорское Величество! Довожу до вашего сведения, что с заговором покончено! – молодцеватый генерал армии князь Феоктистов, по мнению большинства придворных, особым умом не отличался.

На его счету не было побед, добытых дорогой ценой. Кроме громкого, зычного голоса он обладал лишь немногими маловажными талантами. Генерал не любил напрасных смертей нижестоящих военнослужащих, искренне ненавидел недобросовестных поставщиков, и был отличным кулачным бойцом.

Желающих поставлять армии товар с гнильцой генерал бил лично. Число недобросовестных купцов, отмеченных "Орденом Феоктистова", а попросту – шикарными бланшами под обоими глазами, уже давно перевалило за сотню. Жаловаться на него было бесполезно. Даже государь, когда к нему всё-таки прорывались с такими челобитными, и тот всего лишь начинал сетовать на мягкость российских законов, вслух вспоминая, в каких странах за такие прегрешения отрубают руки, а в каких и вовсе не мелочатся, начиная с головы. – Вот как. А мне ещё вчера докладывали, что кое-где в Сибири неспокойно, на Ямале чуть ли не целое логово заговорщиков обнаружено и до сих пор существует, и под Рязанью вчера воинский эшелон обстреляли, – достаточно холодно заметил государь, внимательно отслеживая усмешки придворных. Наверняка кто-то из них подсказал Феоктистову идею скоропалительного доклада, рассчитывая, что это рассердит Императора, а там, глядишь, и пропадёт генерал из списка любимчиков. Перестанет мешать в решении вопросов с армейскими поставками. А то такие деньжищи из-за него мимо рук проплывают. – Я докладываю с точки зрения дальнейшего использования регулярной армии. С оставшимися заговорщиками вполне справятся соответствующие службы, если их на время усилить десантниками. – Разумное предложение, генерал, – ответил государь, переглянувшись накоротке с князем Обдориным - Тверским, – Можете объявить, что послезавтра армия возвращается на зимние квартиры. А вас, князь, я попрошу задержаться после приёма. – Не поторопились ли мы с армией? – поинтересовался Император у Обдорина, когда приём был закончен и они оба перешли в Малый кабинет, наказав, чтобы их не беспокоили. – Справимся. Десант, пилоты, гарнизоны на местах. Сил более чем достаточно. Крупные фигуры мы уже все повыбили, а мелочь сама начала разбегаться. Пора над следующими шагами думать. – Ты опять про Боярскую Думу начинаешь? – Про неё, родимую. Понимаю, что крику много будет, но больно уж момент подходящий. По второму разу сейчас никто голову не поднимет, чтобы под один гребень вместе с заговорщиками не подстригли. Опять же, списочек у меня замечательный имеется. Глядя на него, так и хочется сказать, что это думцы у нас во главе заговора стояли. Не Дума получается, а гнездо осиное. Чисто сборище смутьянов. Самое время бояр переименовывать, и с дворянством их уровнять. По большому разницы и сейчас между ними особой нет. Разделить их на дворян поместных и служивых, да и хватит с них. А там пусть поместные дворяне при служивых хоть что-то против власти вякнут на том же Дворянском Собрании. Вмиг укорот получат. Те, кто кровь за государя и Отечество проливали, церемониться не станут. – Ишь, размахнулся… – огладил государь ухоженную бородку, глядя на разошедшегося князя с насмешливым прищуром, – Ты так того и гляди Совет Князей расформируешь. – Ну, не то, чтобы расформирую, но планы имеются. – Так поделись, облегчи душу, – уже откровенно улыбнулся государь, даже не пытаясь скрыть усмешку. – И поделюсь, – тряхнул головой Обдорин, пододвигая стул ближе к столу, – Только уж не обессудь, если нестыковки какие заметишь. План буквально этой ночью в голову пришёл, и некоторые детали в дополнительной проверке нуждаются, но опять же время поджимает. Впрочем, слушай.Перестав улыбаться, государь решительно отодвинул лежащие на столе бумаги, заранее освобождая место для хорошо знакомой папки, появившейся в руках князя.

– Влияние на Совет мы потеряли после смерти твоего дяди и ухода с поста Главы Совета князя Ртищева. Князья их по-настоящему боялись и предпочитали уж если не в друзьях их иметь, то хотя бы не в контрах с ними быть. Сейчас наших людей в Совете четверо. Два старца, над которыми все чуть ли не в открытую посмеиваются, твой брат и я. Своего брата ты знаешь. Он человек добрый и мягкий. Хорошо, хоть племянник твой, Антон, вроде не в отца пошёл. Да и племянницы, девицы крайне решительные… Мда-а. Ну, о них чуть позже. И кто у нас остаётся? А остаюсь я, глава имперской службы безопасности. Грозно звучит. Должно шок и трепет вызывать. Но нет. Не боятся меня князья. И причина тому простейшая. За всё время твоего правления ни один князь и ни один Глава Клана не то, что пред судом не предстали, так даже следственное дело по их преступлениям мне не дали завести. – Только в моё правление? – ревниво отозвался государь. – У твоего отца немногим лучше было, – успокоил его Обдорин, – Один отравитель, всю семью отправивший на тот свет, да ревнивец, испепеливший беседку, в которой его жена с другим князем укрылась. Только за такие убийства Совет лишил двух князей титула и отдал их правосудию. – Мне нужно объяснять тебе, отчего у нас князья над Законом оказались? – не смог сдержать государь кривую гримасу.

С избытком вольностей себе Одарённые выговорили, когда ещё перед его дедом впервые встал вопрос о создании государства. И пришлось ему соглашаться, иначе ни о каком объединении княжеств в одну Империю и речи бы не было. А с князьями и вовсе непотребство получилось. Многое они могут себе позволить, а управа на них только через Совет Князей. Тот самый Совет, на который нынче даже у него, у Императора, нет серьёзных рычагов воздействия. Империя пока не так богата, чтобы каждому князю по персональной кормушке можно было дать, покупая его лояльность. Но с Советом что-то нужно предпринимать, и срочно. Если начнут князья препоны чинить, то многое из задуманного на долгие годы растянется. Та же реформа боярства, пока одобрение Совета не получит, так и останется на бумаге. Создадут князья комиссию для изучения вопроса, дадут ей срок в два - три года, а затем вернут проект с такими купюрами, что и смысл реформы пропадёт. И ладно бы, только с одним боярством проблема была.

– Причины известны и понятны, как и то, что ситуацию с Советом пора начинать менять. И менять так, чтобы до князей дошло, что это надолго. Поэтому я предлагаю начать с Антона Рюмина. Нужно ввести его в Совет Князей, – князь словно прочитал мысли государя, озвучивая их, но решение предложил более чем неожиданное. – Тю-ю… Даже боюсь предположить, что ты сегодня пил на ночь, – с заметной тревогой отозвался государь, вглядываясь в лицо князя, – С виду вроде нормальным выглядишь. Переутомился? Отдохнуть бы тебе не мешало. – Так я и знал. Сейчас ты среагировал на новость так же, как и князья к ней отнесутся. А стоило бы её разобрать на составляющие. Что сложного в том, чтобы Антона из княжича сделать князем? Он совершеннолетний. Земель свободных мало? Так я почти ничего не потратил из тех, что нам даром достались, когда с Кланами договаривался. Под конец и вовсе можно было взятки брать. Предлагали, знаешь ли, за поручения достойные. Чтобы удаль свою шакалью показать, пока враги не кончились. Сам знаешь, какая стая за победителем выстраивается, прибыль и награды почуяв. – И почему не брал? – Отчего же сразу и не брал. Мне по должности положено. Те, что по чину были, сам взял, а с подношениями пожиже, к заместителю отправлял. Пожалуй, на пару приютов сиротских, тех, особенных, о которых как-то рассуждали, мы с замом набрали. Пора тебе своих янычаров заводить. А то с твоим казначейством ещё лет на десять вопрос затянется, – Обдорин сознательно отвлёкся на постороннюю тему, давая Императору время на раздумья. Начни он давить, и отмахнётся государь, осерчав. А ждать, когда он остынет, и второй раз выслушать согласится, некогда. Обстоятельства так сложились, что приходится поторапливаться. – Доброе дело. Сотня - другая верных людей никогда не помешают, – чуть повеселел государь, – А в твоей задумке с Антоном я пока резонов не вижу. Слишком он молод. Ты предлагаешь безо всякой подготовки бросить его в серпентарий. Его там попросту сожрут, а нам один дополнительный голос в Совете никак не поможет. – Я уже как-то раз говорил, что Антон не один, – мягко напомнил князь. – Помню, но кто графа Бережкова пустит на Совет Князей? – пожал плечами государь, выделив титул Бережкова голосом. – Графа не пустят, а вот князь Бережков там по праву место займёт, – пожал плечами Обдорин, словно объясняя какую-то незначительную мелочь. – Угу, и его в тот же день вызовет на дуэль любой из князей, и убьёт. Допустим, Антона может и не тронут. Как-никак, он мой родственник и маг не из последних, а с Бережковым церемониться точно не станут. Заранее могу предсказать, что он и дня не проживёт, если каким-то чудом на Совете окажется, – возможно, государь ещё что-то хотел сказать, но вовремя остановился, заметив знакомый блеск глаз, и ехидную улыбку на лице князя, вытаскивающего из открытой папки стопку фотографий. – Надеюсь, я смогу увидеть хоть одну такую дуэль, – мечтательно закатил глаза Обдорин, подавая правителю снимки.Пока государь перебирал фотографии, удивлённо заломив бровь и пытаясь понять, что он видит, на стол легли рукописные листы, которые князь молча подтолкнул к собеседнику, предлагая ему самому ознакомиться с первоисточниками. – Шабалина я помню. Дельный маг. Сам когда-то его в качестве наставника брату отрекомендовал, когда он для племяшек учителя по магии искал. Именно такого, с основами теории, чтобы он не просто на одну зубрёжку заклинаний натаскивал, как нас с тобой когда-то Белек мучил, по сто раз заставляя одно и то же повторять, ничего толком не объясняя, – вскоре оторвался государь от бумаг, делая перерыв на распитие небольшого бокала вина, рекомендованного ему врачами после болезни. Недочитанные листы были отложены отдельно. Фотографии пока так и остались без объяснений, и Рюмин ненадолго отложил разгадку, пытаясь сам догадаться, что он видит. – Из-за его выводов мне и пришлось слетать к твоим племянникам. Душевно поговорили, особенно с племянницами твоими. Вот кого бы в Совет ввести, да жаль, не дадут. Выжимку беседы с ними я сам писал. Когда дочитаешь записку Шабалина, можешь ознакомиться.Поняв по лукавой улыбке князя, что преждевременных разъяснений не предвидится, государь со вздохом начал дочитывать записку мага. Впрочем, вскоре спокойствие ему изменило. Сухой стиль, которым наставник Рюминых описывал нападение на имение, поменялось на научные выкладки и восторженные комментарии, подкреплённые вполне понятными расчётами. Окончательные выводы учёного свидетельствовали о том, что граф Бережков, при защите своих верфей использовал небывалое по силе заклинание, по суммарной мощности, как минимум втрое превышающее показатели лучших архимагов Империи. – Тут что? – требовательно спросил Рюмин, показывая князю на бумаги, написанные его рукой. – Записанный мной, со слов твоего племянника и племянниц, их вариант пересказа событий. В принципе то же самое описано, но больше эмоций и абсолютно нет никаких расчётов. Я должен был проверить информацию от их наставника. Они оказались самым надёжным источником, – коротко отчитался князь, старательно избегая собственной оценки событий, описанных в бумагах.

Не дело, вылезать со своим мнением раньше государя. Зачастую одно и то же явление может иметь разные названия. Навязывать государю, пусть и повторяя выводы Шабалина, своё суждение – не лучшая затея. Правитель должен сам принять решение, без оказываемого давления и понуждений, пусть и высказанных в виде случайных оговорок или дружеских подсказок.Существует у руководителей высокого ранга такая необходимость – порой им приходится принимать очень важные решения, а потом за них же и бороться. Зачастую, права на ошибку у них нет. Окружающие примут за слабость признание ошибки и перестанут верить в непогрешимость решений. Оттого и не торопил князь правителя. Информацию он предоставил полную, а теперь за государем слово. Решит он признать Бережкова архимагом, значит на том и будет стоять до конца.

Шабалин, в отличии от младших Рюминых, докопался таки до истины. Опытного мага графу Бережкову провести не удалось. Без тени сомнений наставник Рюминых в своей записке уверенно утверждает, что граф всё-таки пострадал при схватке с архимагом Медведевым, и в качестве источника Силы теперь пользуется новой конструкцией протеза, сходной по своему предназначению с протезами пилотов, потерявших Дар. Шабалин, со всей свойственной учёным горячностью, на три страницы расписал эпохальное значение этого открытия. Не забыл он и про перспективы. К слову сказать, изрядно зловещие. А как иначе назвать боевую звезду, составленную из магов такой же Силы, как у графа. Согласно приведённым расчётам, они за пять минут смогут целый город превратить в ледяную пустыню.

Есть над чем задуматься Императору. На одной чаше весов вековые устои Одарённых, так или иначе пронизавшие всё общество, и засилье Кланов, а на другой – могучая Империя с непобедимой армией. Много ли останется у него союзников, когда Одарённые осознают, что у правителя в руках появилась дубинка, способная в один миг поставить точку на жизни любого из них? Найдёт ли он понимание у своих генералов, ратующих за полное удаление магов из армии? И как ему обуздать и поставить под личный контроль могучих магов, которые позволят решительно изменить расстановку сил не только в Империи? Одни вопросы и любой ответ грозит непредсказуемыми последствиями.

– Торопиться не будем. Вопрос нужно хорошенько обдумать. Пока обеспечь архимагу Бережкову такую же охрану, как у членов Императорской Семьи, – распорядился государь, и с изрядным недоумением увидел, как Обдорин отрицательно крутит головой, – С чем ты не согласен? – Со сроками и охраной. Начну с первого, а второе… Там и со вторым определимся, – князь выдохнул, услышав от Императора нужные слова. Бережков – архимаг. Раз государь согласился его таковым признать, значит, разговор у них сегодня может интересный состояться. – Итак, сроки. Признаюсь, твои племянницы меня в серьёзный оборот взяли. На редкость откровенно и доходчиво донесли до меня, что твоя младшенькая племяшка, Алёна, весьма неравнодушна к графу Бережкову, если не сказать большего, и не без взаимности. При этом отдельно оговорили, что ничего серьёзного между ними не было, – предупреждающе поднял Обдорин ладони над столом, заметив вскинувшегося было государя, – Определённая проблема имеется. Княжна Вадбольская, что у Бережкова в невестах, в положении, и их свадьба с Бережковым из-за беспорядков оказалась отложена на месяц. Как по мне, так Бережков, в свете последних событий, жених куда как интереснее будет, чем та нищета германская, с которой больше по традиции в твоей Семье родниться принято, чем по уму. Согласен, что родовитость у них знатно и звучно расписана, да и корольков всяких в Европе, как собак нерезаных. Есть из кого выбирать. Только вот земли в некоторых королевствах с гулькин нос, подданных кот наплакал, а в казне ветер гуляет. Зачем княжне Рюминой такое счастье? Я тут, между делом, евгеника придворного озадачил, под подписочку строгую. Ознакомься с заключением. Там, в самом конце карандашом подчёркнуто. Он аж ножонками засучил, когда результат вывел, – князь передал государю ещё один лист, и пока тот читал, промочил горло глотком вина. – Свежая кровь. Неплохо. Даже не так. Отлично. Прогноз на редкость хорош. Только не пойму пока, зачем ты мне про Вадбольскую толкуешь и про свадьбу какую-то, – отложил государь заключение евгеника в стопку уже прочитанных бумаг. – А ты свою племянницу второй женой видишь? Если так, то ты прав, торопиться не стоит. Алёна может и переживёт, но злые языки и острословы всякие не один год упражняться будут над столь благодатной темой. И над тобой, в том числе. – Так, стоп. Толком рассказывай, какой план придумал и зачем, – потребовал государь. – Коротко? – Очень коротко. Что не пойму, спрошу. – Архимаг и князь Бережков через месяц сыграет свадьбу, женившись сразу на двух девицах. Титул, он и в церкви титул. Имя Светлой княжны Алёны Рюминой будет названо раньше, чем княжны Вадбольской. Тем самым, она вроде, как первой женой станет считаться. Правда, наследниками первой очереди, по праву рождения, у Бережковых станут всё же дети Вадбольской. Впрочем, твоя племянница заверила меня, что с княжной у них всё оговорено и проблем не будет. В плюсах мы имеем: Клан Белозёрских в крепких союзниках, кстати, пришедший к нам на подмогу на день раньше остальных, и не высказавший никаких требований за помощь. Перспективу с появлением у Империи большого количества архимагов, каждый из которых в состоянии заменить собой чуть ли не целый артиллерийский полк. Здоровое и многообещающее потомство у Алёны Рюминой. И Защитника, способного постоять за интересы Императорского Клана на дуэли, если кому-то блажь в голову ударит. Отдельным бонусом станет вновь образовавшийся центр тяжести на Совете Князей. Слава за обоими парнями жуткая, при должном освещении, которое нам обеспечит одна твоя старая знакомая, так от них ещё и шарахаться станут, как чёрт от ладана. – Какая ещё знакомая? – отвлёкся государь на едва заметную оговорку, позволявшую ему взять паузу. – Баронесса одна. Кстати, дальняя родственница Бережкова. Ты её когда-то Нюсиком звал, – усмехнулся Обдорин, понимая, что разговор получился. – Надо нам ещё одну важную вещь обсудить, – преувеличено серьёзный вид государя на какие-то секунды обманул князя, враз подобравшегося и застывшего изваянием, – Пора тебе другую должность освоить. Сваха из тебя гораздо лучшая будет, чем из княгини Юсуповой.Не выдержав, государь фыркнул, а глядя на него неуверенно заулыбался Обдорин, понимая, что его только что разыграли. – Ой, спасибо, государь - батюшка. Ой, радость-то какая. Сию же минуту все дела сдам, кому велишь. Балы, салоны, вечера званые. Столько дел, столько дел… – тут же нашёлся князь, и начал со вкусом отыгрывать позиции, – Подумать только, вместо подвалов и камер воньких, одна красота неописуемая. А контингент-то какой! Поле непаханое. Невесты, как яблочки наливные. Маменьки при них, чистые персики. Да я прямо сейчас… Не покладая рук и всего остального… Со всем пылом и прилежанием…Массивные двери кабинета не смогли заглушить раскаты гогота двух мужчин. Светлели лица гвардейцев. Удивлённо таращили глаза придворные. Проворно разбегалась прислуга, разнося удивительную весть по всему дворцу.Через час дворец было не узнать. Атмосфера угрюмой сосредоточенности исчезла. Многие улыбались, а фрейлины спешно вплетали в волосы яркие ленты. Слуги носились, как заведённые, раздвигая тяжёлые шторы с окон и сметая пыль с мебели. Ощущение прошедшей грозы, после которой выглянул первый лучик солнца.Раз Император позволил себе смеяться, значит, дела в стране пошли на лад. * * * За те несколько месяцев, что я не видел Гришу Артемьева, он повзрослел. Вот так, одним словом можно описать ту разницу, которая бросилась в глаза сразу.Болтать он стал значительно меньше, а когда представил мне своего отца, так и вовсе заткнулся. Для тех, кто Гришку знает – это просто сродни чуду.Недоверие и скепсис, которые при встрече отчётливо читались на лице старшего Артемьева, уже исчезли. В кабинет мы прошли через сборочный цех, и многое из увиденного там стало для него откровением. Несколько раз он останавливался, а то и вовсе подходил к стапелям, с удивлением трогая рукой гладкий бок гондолы. Вид винтов так и вовсе привёл его в состояние эйфории.Немудрено. Если уж Густавсон считает, что мы делаем лучшие винты во всей Империи, значит так оно и есть. Похвалу от него редко кому удавалось слышать.

Артемьева понять не трудно. Из-за обилия заклёпок гондолы других дирижаблей больше всего похожи на бородавочника, а у нас поверхность гладкая, и только изредка пересечена аккуратными нитевидными швами диффузионной сварки. Понятно, что заклёпки тоже имеются, куда же без них, но все клёпаные соединения мы старательно убрали в те места, где они не влияют на аэродинамику.

Пришлось Артемьевым пообещать, что чуть позже я покажу им ещё один цех. Все наши секреты я выкладывать не собираюсь, но отчего бы не показать то, что они не смогут повторить. Ему с сыном проще вдвоём попытаться самолёт вручную с ноля собрать, чем скопировать нашу магическую оснастку.Рассказ старшего Артемьева о неприятностях, возникших с созданием самолёта, был недолог. Ситуация у них критическая и выход он видит только в увеличении мощности мотора. Как по мне, так весьма спорное утверждение. Я уже сталкивался с проблемами лётного веса, когда мы пытались улучшить характеристики МБК, и наверняка знаю, что вроде бы незначительные изменения конструкции повлекут за собой целую цепочку усиления всех других узлов. Наряду с новым мотором Артемьеву придётся менять винт, усиливать многие крепления, увеличивать ёмкость топливного бака, колдовать с рулями и так далее. А времени на переделки, как я понял, у него нет. К тому же, мне даже на первый взгляд в созданном ими самолёте не всё нравиться. Три огромные ноздри воздухозаборников, расположенные сразу за винтом, бесконечные ряды заклёпок, сомнительный вид шасси. – Это ваш первый самолёт? – я попытался вопросом подсказать старшему Артемьеву основную причину его неудачи.

Насколько я знаю, многие заводы уже нарывались на неприятности, пытаясь сходу освоить найденные в архивах модели различных устройств и перепрыгивая в своих попытках сразу через два – три поколения их предшественников. Казалось бы, есть проверенные чертежи, оставшиеся от предков, и большинство материалов вполне соответствуют задаче, а в итоге ничего не выходит. То технологии не отработаны, то допуски не выдержаны, то квалификации мастеров недостаточно. Вроде всего понемногу, но в итоге огрехи набирают ту критическую массу, которая не позволяет повторить достижение предков. Нечто подобное у меня вышло с дизелем в Камышине. Не примени мы там нашу оснастку, работающую на магии, так и до сих пор не получили бы работающих образцов.

– Самолёт делаем первый, но я уверен в правильности конструкции. Чертежи взяты из семейной библиотеки. У предков такой же самолёт отлично летал и считался удачной моделью, – поджал губы Артемьев. – ВМГ полностью аналогична? – задал я вопрос, рассматривая фотографии, сделанные с разных ракурсов. – Простите? – Э-э, винтомоторная группа, – поправился я, сообразив, что Артемьев не знает наш жаргон.На верфях у нас много устоявшихся сокращений, которые мы применяем машинально. – За абсолютную точность не поручусь, но по нашим расчётам, всё в пределах десятипроцентной погрешности. – Попробую угадать. Каждый раз эта погрешность идёт в минус конструкции. Так? – Не всегда, иногда процент снижения ниже. – Это уже мелочи, – отмахнулся я от старшего Артемьева, в его робкой попытке оправдаться, – Вы уменьшаете мощность двигателя, теряете КПД винта, у вас хуже аэродинамика и взлётный вес. Вроде всего понемногу. Как вы изволили заметить, погрешность в десять процентов. И что, вы всерьёз надеетесь, что и сам самолёт станет всего лишь на десять процентов хуже, чем его аналог, который летал у предков? Как по мне, так вам вообще жутко повезло, что он вообще хоть как-то смог взлететь. Попробую объяснить проще. Ваши минусы, они накапливаются. Допустим, не суммарно. Потеряли десять процентов мощности двигателя – считайте, что ваш самолёт лишь на девяносто процентов соответствует своему историческому аналогу. Подняли взлётный вес, на те же самые десять процентов, отнимите их из расчёта тех девяноста, что только что были. Оставшийся восемьдесят один процент ещё не конечный итог. У вас хуже винт и некачественно сделана конструкция. Даже с учётом того, что сразу бросается в глаза, вы повторили аналог в лучшем случае процентов на шестьдесят - шестьдесят пять. Так что двигатель, как раз не самая большая проблема. У моих дирижаблей, если заметили, двигатели не самые мощные стоят, но гонку выиграли мы.– Предлагаю вам долю в двадцать пять процентов, и вы за два месяца доводите самолёт до того состояния, которое от нас требует армия, – скрипнул зубами Артемьев - старший, решительно рубанув воздух ребром ладони. – Крайне сожалею, но мы с вами по разную сторону баррикад. Отчего-то существует мнение, что самолёты – это могильщики дирижаблей. А я, как видите, под дирижабли верфи построил, и целый посёлок. Кроме того, мне постоянно не хватает времени даже для собственных дел, а двадцать пять процентов прибыли, которая неизвестно, когда ещё будет… – Двадцать пять процентов в доле предприятия, если вы берётесь доводить до ума все последующие модели, – перебил меня Артемьев. – И много их у вас? – Восемнадцать. – Ничего себе! – я вполне искренне восхитился грандиозностью поставленной задачи, – На всю жизнь работы хватит. – Совсем не обязательно, что все восемнадцать моделей окажутся востребованы. Впрочем, если желаете, покажу вам своего любимчика. Собственно, из-за него я и проникся когда-то идеей создания самолётов, – Артемьев полез в объёмистый портфель и вытащил оттуда папку, внутри которой оказался старинный рекламный буклет, с пожелтевшими от старости страницами.Один вид его обложки, с фотографией необычного самолёта, заставил моё сердце биться намного чаще. BD – 5.

Самый миниатюрный самолётик, который я видел в своей жизни. Двигатель, всего лишь в семьдесят лошадиных сил, и выдающиеся лётные характеристики, указанные рядом с фотографией.

– Крылья не маловаты?Как и все мальчишки, я в детстве увлекался моделями самолётов. Даже второе место как-то раз занял на соревновании резиномоторных моделей, проводимых в лицее. – У меня есть чертежи этой же модели с более длинным крылом и менее мощным мотором, – усмехнулся искуситель, без труда поняв, что я по самые жабры заглотил наживку, – Что интересно, цена у такого самолётика копеечная будет, а оцените, какая обзорность из кабины отличная. – Толкающий винт. Помнится, мне что-то попадалось с ним связанное. Точно. Проект оригинальной летающей танкетки-штурмовика Москалёва "ЛТ" с мотором М-11. Мотор за кабиной, толкающий винт, двухбалочный хвост. Две пушки, два пулемёта и четыреста килограммов бомб, – на автомате выдал я детальную информацию и замолчал.Опять мой предок - Сущность шутки шутит. Ни про какого Москалёва я сам ничего не знал. Как не знал никогда и про недорогую модель штурмовика, которая легко могла бы конкурировать с куда более сложным легендарным ИЛ-2. Заодно и обходилась "ЛТ" более простым и неприхотливым двигателем М-11, которые тогда выпускались тысячами. Да сейчас на многих дирижаблях стоит этот же мотор, доставшийся от предков по наследству. – Извините. Предлагаю вам передохнуть несколько минут и выпить кофе. Мне нужно переговорить с партнёрами, а потом мы продолжим, – неловко свернул я разговор.Пласт только что полученной информации оказался большим, и мне требовалось время, чтобы немного очухаться и оценить новые сведения. Стоит заметить, что я потихоньку адаптировался к таким вот фортелям Сущности, и удар по мозгам теперь воспринимаю не так остро, как раньше.Оба моих партнёра занимались любимым делом. Они курили, даже не потрудившись приоткрыть форточку. Я совсем было собрался скривиться, но неожиданно обнаружил, что запах дорогого табака, со знакомым ароматом вишни, меня не раздражает.Совсем вылетело из головы, что вчера у нас в посёлке открылась лавка купца Киякина. Понятно теперь, откуда у завзятых курильщиков появился приличный табачок.Усевшись в свободное кресло, я пересказал суть своего разговора со старшим Артемьевым. Отчего-то партнёры сконфузились, а Густавсон затем и вовсе закашлялся. – Признаться, мы хотели сюрпризец сделать, – начал было он, но снова ожесточённо заперхал, и жестами передоверил продолжение разговора Усольцеву. – Теплообменники заработали, – начал было техномаг, но наткнувшись на мою вопросительную гримасу, пояснил, – Избыточное тепло двигателя можно преобразовывать в магию. – Теперь понятно, отчего кое-кто от меня всё время после прилёта прятался, – вспомнил я манёвры Густавсона на лётном поле, – И сколько магии можно выжать теперь? – Семь с половиной процентов от теоретической мощности топлива не напрягаясь, и под двенадцать, если всерьёз озадачиться. Но не это главное. Вот, – Усольцев осторожно поднял со стола невзрачную полупрозрачную пластину, держа её за края двумя пальцами, – Больше никаких стеклянных колб. Только теплообменник и керамика с напылением, как в "Медведях", для приведения магии к необходимым параметрам. – А без керамики? – поморщился я, заранее представив себе сложности с организацией ещё одного производства. – Напрямую с металла сложно снять тепло. Линейные расширения материалов разные. А прочную керамику мы на плавающие крепления поставим. Я уже с новосибирцами договорился. Обещали, что керамику любого размера выпекут, если мы им формы дадим. – Понятно. Ну что, пойдёмте с Артемьевыми беседовать? Про магию пока ничего не говорим, – поднялся я с места, заметив, что партнёры закончили курить. – Я бы ещё и о доле поторговался, – проворчал Густавсон. – Да Бога ради, кто же мешает, – отозвался я уже на ходу, – Тогда вам и беседу вести.Впрочем, в беседе я поучаствовать толком не успел. В кабинет ворвался Степан и сообщил, что к нам на посадку заходят два десантных дирижабля. – Извините, господа. Вынужден вас покинуть. У нас с графом Игнатьевым намечена небольшая операция, – откланялся я и поспешил на лётное поле.Ещё до отлёта Киякина майор пожаловался мне, что никак не может проверить пару подозрительных мест, где, скорее всего, скрывается приличный отряд заговорщиков. Несколько дней назад они обстреляли воинский эшелон, а до этого дважды пытались захватить одну из станций. Игнатьев хотел привлечь моих егерей, но тут я сообразил, что у меня есть вариант получше.На следующее утро, проводив купца, я нашёл Петрова с Сидоровым. Самое смешное, что они и у меня оказались под теми же фамилиями. – Ну что, орлы. Есть у меня задача по вашему профилю. Зря неволить не стану. Можете отказаться и отбыть сторожами на элеватор. Нет, не хотите? – поглядел я на двух насупившихся мужиков, ещё не сообразивших, как себя вести, – Тогда прошу к карте. Где-то здесь может располагаться вражеский отряд, численностью примерно в сотню человек. Могу вам дать с собой неплохую рацию и всё что нужно из оружия и обмундирования. Надо найти базу и сообщить о ней майору Игнатьеву. Вопросы есть? – На чём мы спалились? – На злопамятном старшине, которого в каптёрке на ночь закрыли, – выдал я обтекаемый ответ, не предполагающий участия Киякина. – Поход к хунхузам, – хлопнул себя по лбу Петров, после продолжительного размышления. – Точно. Значит, всё-таки одеколон. Говорил же я тебе, что по этому "Шипру" старшина нас унюхать может, когда его у столовки поутру увидел. – Вот тебе и продукт двойного назначения. "От таёжного гнуса помогает и общению с неискушёнными селянками благоприятствует", – передразнил Петров неведомого мне продавца известного среди военных одеколона, обладающего весьма специфическим и свирепым запахом. – Раз других вопросом нет, то вперёд, к майору Игнатьеву на постановку задачи, – скомандовал я, избавляясь от двух матёрых диверсантов.Судя по вызванному через сутки десанту, Петров и Сидоров с задачей справились.Приехал я на поле вовремя. Дирижабли ещё стыковались к мачтам, и мы с Игнатьевым чуть отошли в сторону, чтобы поговорить без посторонних. – Граф Бережков, Олег Игоревич? – подбежал к нам молодцеватый фельдегерь, придерживая хлопающую по боку планшетку. – Он самый. Как догадались? – Узнал. У сестрёнки полкомнаты вашими фотографиями завешано. – Хм, неожиданно, – признался я, под улыбку майора. – Распишитесь в получении.Пакет, с сургучными печатями выглядел пугающе солидно. Извинившись, я отошёл в сторону и вскрыл его. – В столицу вызывают, – поделился я новостью с Игнатьевым, когда вернулся обратно..

Глава 42

– А вы изменились граф, и повзрослели, – оторвался от бумаг князь Обдорин, когда я появился у него в кабинете.Вот как они это определяют? Мне Дарья то же самое сказала, когда провожала в столицу. Я не поленился, и пока мы летели, хорошенько рассмотрел себя в зеркале. Да, немного осунулся. Пара морщинок наметилась, чуть обозначившись едва заметными линиями. Моя извечная смешливость исчезла с лица, а выражение беззаботности сменила сосредоточенность. На первый взгляд отличия минимальные, впору под микроскопом разглядывать, но похоже это мне одному так кажется.Ладно бы у себя в посёлке я заметил, как ко мне отношение поменялось. Там, пожалуй, никого не осталось, кто бы на "графскую дорогу" не сходил.Представляете, ко мне как-то целая делегация заявилась. Предложили "графскую дорогу" оставить вместо планируемого памятника, а подъезд к посёлку заново провести, в обход того места, где колонна грузовиков стояла. Если что, то я "Щуку" хотел на въезде в посёлок изобразить на этаком помпезном постаменте, а мои оппоненты… Да, да, имеются у меня такие, настаивали на "Сапсане", мотивируя своё желание увековечить достижение наших верфей на Императорских гонках.

И вот на тебе, третий вариант, который с каждым днём набирает всё больше и больше сторонников. Перенести въезд в посёлок, чтобы каждый проезжающий мог видеть тот лунный пейзаж, который я оставил своей магией вместо старой дороги. Бывшая дорога немного пострадала, куда уж без этого. Ямки там появились. Небольшие такие. Как по мне, так на кратер вулкана ни одна из них не тянет, так что пусть не врут. Разве что в самом центре этого безобразия их чуть больше и глубина у них солидная, так по весне там озерцо появится и легко всё скроет. Короче, так себе достопримечательность. Зря я конкурс на лучший памятник объявил. Хотел, чтобы все поучаствовали, а мне теперь чистое непотребство подсовывают. Может, кому из гостей даже не захочется после увиденного в посёлок заезжать. Я бы точно задумался, стоит ли мне к такому монстру в гости ехать. Вдруг он не одним ландшафтным дизайном увлекается. – Надеюсь, все мои письма и посылки до вас в целости дошли? – почтительно поклонившись, задал я князю весьма немаловажный вопрос.Едва заметным жестом он махнул мне на ближайший стул. Раз приглашают, уселся. – Графа вашего не смогли допросить. Он по дороге в госпиталь умер, – чуть поморщился Обдорин.Хорошая новость, хоть и ожидаемая. Наша целительница вовремя предупредила, что с заражением крови ей не справиться. Значит, не доехал обмороженный граф Михайлов до столичных эскулапов. Сейчас только мы со Степаном знаем о существовании тайника, оставшегося от покойного князя Куракина. – Жаль. Так и не успел с ним поговорить. Теперь и узнать не у кого, ради чего он напасть на нас захотел, – сокрушённо покачал я головой. – Неужели времени не нашлось? – прищурился князь. – Меня после боя так выключило, что я даже гостей не смог проводить, а утром графа уже к вам пришлось отправлять, – поделился я с князем той частью событий, которая была мне удобна.Так уж вышло, что я графа Михайлова увидеть не смог. А то, что Степан с нашим пленником успел плотно пообщаться, князю знать необязательно. Обдорин тоже частенько меня втёмную запускает и делится далеко не всей информацией, даже касающейся меня лично и не представляющей особой государственной тайны. Впрочем, где я и где Обдорин. Имеет князь право на тайны. А я – на трофеи. Граф Михайлов толком не успел рассказать Степану, что в тайнике спрятано. Пока объяснял, как ловушки обойти, у него "бензин закончился", по образному выражению моего друга. Потерял Михайлов сознание и так в себя до отлёта и не приходил больше. – Наставника Рюминых вы к себе сманили? – сменил тему князь, что-то кивком отметив в моём ответе. – Если мы про Шабалина говорим, то я предложил ему переехать ко мне, когда у него контракт закончится, – осторожно согласился я с общим смыслом вопроса, немного поправив формулировку. – Он получил разрешение на досрочное расторжение контракта, – чуть заметно усмехнулся князь, давая понять, что ему его версия случившегося нравится больше, – Но спросить я вас хочу не о Шабалине. Как вы отнесётесь к тому, что вместе с Шабалиным к вам прибудет один из его давних учеников. Некто, Пётр Шепелев.Если Обдорин рассчитывал увидеть отражение каких-то эмоций на моём лице, то он просчитался. Ни про какого Шепелева я никогда не слышал. Не было у меня времени для выслушивания светских сплетен и чтения журналов, посвящённых жизни бомонда. Пришлось просто пожать плечами. – Полагаю, они оба взрослые люди и могут иметь право на самостоятельные решения, – постарался я заранее откреститься от любой попытки свалить на меня вину за чьи-то действия. – Если бы. С самостоятельными решениями у Шепелева проблемы, – отчего-то вдруг развеселился князь, – В том-то и дело, что Шепелева вы можете получить только под личное поручительство.Я всем своим видом изобразил почтительное внимание, ожидая разъяснений. – За примерное поведение дальнейший тюремный срок может быть заменён ему на ссылку. Без права покидать указанное ему место проживания раньше окончания срока. Ходатайство о смягчении наказания тот же Шабалин может написать, но без вашего согласия толку не будет. Кто-то же должен приютить преступника, вставшего на путь исправления, – последние слова Обдорин произнёс достаточно ехидно. Похоже, в исправление неведомого мне Шепелева он ни разу не верит. – А я могу отказаться? Как-то с уголовниками у меня отношения не складываются, – напомнил я князю один из эпизодов своей жизни. – С уголовниками? А, ну да. Пришлось ему подходящую статью найти, – откинулся князь на спинку кресла, и глянул в потолок, словно припоминая что-то, явно не обошедшееся без его участия, – За шантаж его посадили. Девицу одну, прилюдно его оскорбившую, чересчур активно начал склонять к противоестественной связи. Братца её на дуэль вызвал, и убить пообещал, если она ему не отдастся по всякому. На этом его и взяли. – Ну, и зачем мне такой шантажист нужен? – Да забудьте вы про статью. Не за то его посадили. Шепелев ваш записной бретёр. Крайне удачливый, должен заметить. Шестнадцать заказных магических дуэлей за один только год, и все заканчивались крайне позорно для его соперников. Убивать он, как правило, отказывался, зато гнусность какую сотворить, всегда был рад. Кому лицо сплющит, да так, что ни один целитель не берётся первоначальный облик восстановить, кого с мокрыми штанами оставит, если того не хуже. Остальное и упоминать не буду. Сами узнаете. – Я так понимаю, что назвав этого бретёра моим, вы мне дали понять, что шансов на отказ у меня нет? – А зачем они вам, эти шансы? Отказаться, допустим, вы можете. Особенно в том случае, если меня убедите, что у вас не хуже Шепелева специалист по дуэлям имеется. Понимаете, надеюсь, что одно дело по полю со всей дурной силой приложиться, и совсем иначе всё на дуэлях происходит. Там свои приёмы, законы и правила. Для вас же лучше будет, если у вас учитель появится, который не раз наипервейших поединщиков на колени ставил. Хочу заметить, не из самых слабых Кланов соперники у Шепелева были, – довольно равнодушно ответил князь, что само по себе было странно, в свете допущенных им оговорок.Такое впечатление, что своими вопросами я его отвлекаю на разъяснение незначительных деталей, не давая перейти к чему-то более важному. Но тут уж, как говорится, каждому своё. Мне, к примеру, вовсе не улыбается заиметь под боком опытного бретёра, да ещё и поселить его около себя надолго. Отчего-то кажется, что проще в лесу волка поймать и вместо собаки его во дворе держать. Безопаснее как-то. – Службу безопасности стали интересовать дуэли? – я решил рискнуть и немного расшевелить князя неудобными вопросами, и кажется, угадал. Маска равнодушия на лице Обдорина дала трещину. – Служба безопасности занимается безопасностью, и не просто какой-то эфемерной и всеобщей, а только той, ключевой, которая связана с интересами государства. Так понятно? – Про безопасность – да, про дуэль – нет.Наглею. Впрочем, с моей точки зрения, справедливо. Князь пробует навязать мне опасного незнакомого человека, да ещё и желает, чтобы я поручительство за него дал. Ещё и какими-то дуэлями угрожает. Нет уж, так дело не пойдёт. Пусть объясняется. – Как я понимаю, вы не считаете факт появления архимага вашего возраста чем-то необычным? Если это так, то тогда наш государь ошибся, когда поручил мне решить все вопросы, связанные с вашей охраной. Именно вопросы. Обычной охраной не обойтись. Мои специалисты полагают, что в ближайший год у вас больше всего шансов погибнуть на дуэли. От неё вас и десяток телохранителей не спасёт. – Я думаю, что опасность дуэли слегка преувеличена, как и моё никем не подтверждённое звание архимага. – Думать можете, что угодно, лишь бы это не сказалось на выполнении распоряжения Императора, – врубил князь "служаку".Быстро он личины меняет. Вот только образ ретивого и в меру туповатого исполнителя приказов Обдорину не к лицу, да и сама по себе эта его позиция слабовата, что я сейчас и попробую князю доказать. – Так доведите же до меня полный текст распоряжения государя нашего. Что мы вокруг да около ходим, раз есть принятое решение.Недобрый взгляд резко замолчавшего Обдорина обещал мне много чего, и это точно были не плюшки с мёдом. Хотя, опыт и тут дал о себе знать. Князь чуть покрутил головой, расстегнул верхнюю пуговицу тугого воротника, и тяжело положив на стол сжатые в кулаки руки, уставился на меня тяжёлым немигающим взглядом.Взгляд князя я выдержал, что ему очень не понравилось. Как по мне, так детство какое-то. Помню, девчонки в младших классах в такие же "гляделки" играли, а тут мы, два взрослых мужика… Меня это точно с серьёзного настроя сбивает. Чуть на смех не пробило. – Что-то я не пойму, граф, с чего вдруг у вас такое неуважение к имперской службе безопасности появилось? – ещё раз сменил маску Обдорин, вольготно откинувшись на спинку кресла.Ага. Этакий добрый дядюшка. Ни разу не обеспокоенный недавними событиями, и тон выбрал такой, словно он состоянием моего здоровья интересуется. – Полноте, Ваше Сиятельство. Как можно не уважать того, чего нет, – чуть завёлся я, – Могу по пунктам разъяснить. Про заговор я вас предупредил. Императора и его Семью мне пришлось спасать. Куракин, Михайлов, переброска войск под Рязанью, архимаг Медведев, и просто "Медведи". Признаюсь, нет у меня уважения к имперской службе. Одни сплошные недоработки, которые меня лично коснулись, и мне же пришлось их исправлять. Дорого и болезненно.Пока я говорил, лицо князя сначала закаменело, а потом и вовсе покрылось нездоровым багрянцем. – Мальчишка! Не много ли ты о себе возомнил?! Да одно моё слово, и тебя в порошок сотрут! Дорого ему промахи службы встали! Пострадал он! Я, за тебя, перед Императором чуть ли не сватом выступаю, а ты копейки считать удумал! Вернут их тебе, можешь не сомневаться. И с Даром своим, потерянным, ты нисколько не прогадал, – сорвался Обдорин в крик, и я понял, что переборщил. Хотя одним махом узнал много интересного.Князь, после прошедшего заговора, и так не лучшим образом выглядит. Мешки под глазами, следы недосыпа. Наверняка измотан и весь на нервах, а тут я ещё с обвинениями. Вроде и цели добился, узнал больше, чем мне бы сказали, но как-то некрасиво получилось. Князь, как мне думается, редко лицо теряет, и уж тем более, на ругань срывается. – Не понравилось, Ваше Сиятельство? Поверьте, мне тоже не нравится, когда меня, ничего не объяснив, начинают к дуэлям готовить. У вас свои игры, может они и занятные, но у меня дел слишком много. Мне умирать некогда, а знать, о чём вы говорите, крайне необходимо. Так что, пришлось чуть ужесточить вашу же методику, с помощью которой вы не так давно из меня вытянули гораздо больше, чем я хотел рассказать. Прошу меня простить, но надеюсь, вас утешит изречение о том, что молодость беспощадна? Обдорин заметно сыграл желваками. Он привык, что одно только название его службы вызывает трепет. По крайней мере, у тех, кто титулом ниже. Под такую роль у него и жесты отработаны, и маски тщательно выверены. Всё ради того, чтобы собеседник даже юлить не вздумал, и уж тем более не надеялся сам разузнать что-либо.Взбеленился же князь от того, что услышал упрёки, адресованные к возглавляемой им службе. Не сказать, чтобы совсем несправедливые, но кто бы ещё стал учитывать интересы всякой мелочи, когда на кону стоит судьба Империи.

Оказалось, что это всего лишь хитрый приём. Один из тех, на которые он и сам горазд.

Вроде того, что когда ты сам людьми манипулируешь – это мастерство, а когда тебя в такой же оборот взяли, то отчего-то обидно становится.Можно бы и посчитаться. Возможностей у него, как и у любого чиновника его уровня, больше, чем достаточно. Тут Обдорин вздохнул.

Согласно «Табели о рангах» его пост относился к первому классу. В надежде на приватную беседу он сам позволил Бережкову обращаться к нему по титулу, как к князю, а не как к чиновнику, а потом, когда сорвался, ещё и на "ты" перешёл. Вроде, мелочи. Но по мелькнувшей усмешке графа не так сложно понять, что он неспроста к нему вроде как с неофициальной беседой явился. Самое смешное, что он, Обдорин, эту неофициальность как бы и сам признал. В тот самый момент, когда не поправил графа при его обращении. На службе к нему иначе положено обращаться. Для чинов его класса – Ваше Высокопревосходительство. Так что, вызови теперь его граф на дуэль, в ответ на его "тыкание", и что потом? Будь он на службе, у Бережкова бы и шансов не было. Как любому государственному служащему, ему вызов не грозит. Законом запрещено. Но поскольку общение у них приватное было, то, теоретически, граф в своём праве.Отчего теоретически? Допустим, не все претенденты, вызывающие высокопоставленного сотрудника спецслужбы на дуэль, отличаются крепким здоровьем.Иные так волнуются, что у них то сердце откажет, а то они и с окна выбросятся, пока день дуэли дожидаются. В девяти случаях из десяти, дуэль на том и заканчивается.Архимаги, правда, пока в таком списке не числятся. Оттого и не понятно, кому из них сейчас больше бояться стоит. Начальнику имперской спецслужбы, или новоявленному архимагу.Обдорин на секунду прикрыл глаза, пытаясь вспомнить, когда он последний раз держал в руках шпагу. Года два - три назад, или четыре. Чёрт. И не упомнишь. Вроде, выдохся он тогда быстро, хотя тренер из элитного клуба и пытался ему подыгрывать. Отчего шпага? Так понятно же, что стреляет он не очень, а выходить на магическую дуэль против архимага…Надо же, что называется – прилетело, откуда не ждёшь. Как у любого опытного чиновника, у Обдорина был подготовлен целый ряд подходящих кандидатур, недоработками которых всегда можно объяснить тот или иной промах. Беда в том, что граф его не станет слушать. Парень сам не прост, и многие ухватки перенимает сходу. – Ладно. Давайте начнём всё ещё раз, заново, – князь нажал кнопку звонка, и посмотрев на подобравшегося графа, явно ожидающего от него какую-то пакость, усмехнулся и велел принести кофе, – О чём у нас пойдёт речь, вы поняли. Теперь можем поговорить о том, чего от вас ожидают. И да, обращайтесь ко мне Ваше Превосходительство. Итак, не объясните ли мне, с чего вы вдруг отношение ко мне поменяли? Явно же не из-за глупых претензий к службе безопасности.

Ответил я не сразу. Дождался кофе, и ещё раз подумал, стоит ли мне рассказывать, как его служба чужое горе в деньги превратила. Наверное, стоит. Иначе врагами разойдёмся.

– Знакомое лицо с утра в банке заметил, – пробурчал я, не глядя на князя и терзая кофейную чашку, – Один из тех, кто был в числе постоянных клиентов камышинского "весёлого дома" оказывается, вовсе не на каторге находится, а вполне себе в столице благоденствует. Так что до визита к вам я ещё двоих успел проверить, из тех, кого запомнил и кто в переданных вам протоколах значился. Представьте, у них тоже всё в порядке. Остальные, я полагаю, так же лёгким испугом отошли? – Надо же, какие порой жизнь выкрутасы выписывает, – хмыкнул Обдорин, покачав головой, – Представляю теперь, какого вы обо мне мнения, граф. Попробую объясниться, хоть я и не обязан это делать.От Обдорина я выскочил через час.

Не скажу, что расстались друзьями, но, по крайней мере, хотя бы не врагами. Более того, в какой-то момент мне удалось донести свою точку зрения относительно моего будущего, и князь её услышал.

Первым делом я поехал на свою съёмную квартиру. Мне нужно было поменять рубашку, принять душ и переодеться перед визитом в полк. Там сегодня пилотов награждать будут. Тяжёлый разговор у меня получился с князем. Не знаю, как он, а я изрядно вспотел. Рубаху хоть выжимай. Да и перекусить надо, а то знаю я эти награждения. Пилоты пока награды не обмоют, не успокоятся.В съёмной квартире меня встретили горничные. Хорошо, что все они тут, кроме Оксаны, которая прижилась в посёлке, вполне прилично освоив работу секретарши.Управившись с душем и кормёжкой, я усадил девушек за стол. Есть мне, что им предложить, помимо чая с эклерами. – Итак, солнышки мои, в ближайшее время всех нас ждут перемены. Начну с того, что скоро у меня свадьба, и скорее всего после неё я вряд ли буду появляться в этой квартире. Для вас у меня есть одно интересное предложение. Двадцати девочкам, в возрасте от шести до десяти лет нужны воспитательницы. Зарплату платить стану больше, чем у вас сейчас. У каждой воспитательницы будет своя комната и раз в месяц получите неделю отпуска. Жить будете недалеко от своего города, ехать до него часа четыре. Ваше дело только следить, чтобы дети были чистыми, опрятными и накормленными. Учителей я найму отдельно, а если нужно, то и повара найду. – Повар не помешает, – кивнула Марина, которая после отъезда Оксаны явно лидирует среди оставшихся горняшек. – Вы пока подумайте, а я схожу в кабинет, и вскоре вернусь. – Так что думать-то, барин. Деньги хорошие, работа хоть как приличнее, чем у горничной, опять же неделя отпуска есть, чтобы домой съездить, родню проведать. Согласны, девочки? – повернулась она к подругам, которые заранее кивали, пока она перечисляла преимущества.Мда-а… Вот тебе и высокие чувства… Практичные девушки перебрались в Касимов из окрестных сёл и деревень. Больно уж легко они променяли меня, такого всего из себя замечательного, на нормальную достойную работу. Обидно, чёрт подери. Зато и иллюзий никаких не осталось. Оказывается, у меня с горничными вполне современные отношения сложились. Не обременён наш послевоенный мир излишними моральными принципами. За что платишь, то и получаешь.

Чтобы не показать своего разочарования, я предпочёл скрыться в кабинете. Давно свежую прессу не читал.

Надо заметить, что газеты у нас в стране крайне специфические. Редакторы прекрасно знают, что русский народ – самый профессионально читающий между строк, и пишут статьи с поправкой на своего национального читателя. Русские читают и ухмыляются, а иностранцы искренне недоумевают, читая весьма посредственную статью, изложенную с непонятными для них намёками, выраженными не совсем привычными словами.

Две статьи всё-таки зацепили моё внимание. В первой читателей подводили к мысли о том, что недавний заговор был интересен лишь капиталистам и Кланам, где была сильна такая составляющая, а во второй, весьма полемической статье, моё внимание привлекли рассуждения о Боге и магии. Больно уж гладко у автора, Тульского митрополита, получилось, что магию дал людям Бог, указав им иной путь развития, и то, что мы опять скатываемся на старый путь, есть ошибка и грех великий.

Отметив про себя, что такой союзник мне пригодится, а на его доводы можно вполне обоснованно ссылаться, я на минуту задумался.

Митрополит считает, что Бог дал людям ещё один шанс, позволяющий в корне изменить жизнь целой цивилизации, но люди к магии не приложили и тысячной доли тех усилий, которые когда-то потратили на развитие техники.

Отдельно поставлен вопрос о мирном применении магии. Очень знакомое словосочетание. Когда-то предки про мирный атом так рассуждали, а в итоге произошла война, поставившая всё человечество на грань уничтожения. Как бы с магией всё таким же образом не вышло. Слишком уж изобретательными люди становятся, когда дело доходит до уничтожения себе подобных.

* * *

Награждение пилотов проходило в главном зале Офицерского Собрания.У входа меня встретил майор Игнатьев, прилетевший в столицу вместе со мной на моём дирижабле. – Натворили твои бойцы дел. Весь штаб на ушах стоит. Как бы из-за них награждение не задержали, – "порадовал" он меня, пока слуги принимали у меня верхнюю одежду. – А что с ними не так? – Форма. Все, как один, заявились в егерских костюмах и этих твоих красных беретах. Представляешь, как они среди гвардейцев в парадных мундирах будут смотреться? – Хм-м… А отчего они свою старую форму не одели? – Так они же не в запасе, а в отставке. Это запасники имеют право одеть форму с "погашенными" погонами.Я тут же вспомнил преподавателей из Академии. Когда они в форме, то погоны у них пересекает полоса материала противоположного цвета. У штабс - капитана, например, это серебряная поперечная полоса на общем фоне золотого погона. – И что теперь? – Полчаса назад в имперскую канцелярию личное распоряжение государя пришло. Сейчас они там в срочном порядке переоформляют все наградные листы. В запас твоих отставников переводят, с присвоением им внеочередного звания, но ты пока молчи. Пусть это для них сюрпризом станет. То-то государь порадуется, когда их лица увидит. Он же их всех лично знает. – А с формой как же? – Да когда бы они успели её подготовить. Теперь пусть до конца вечера в красных беретах щеголяют. – Так, а мне где пристроиться? – оглядел я зал, заполненный гвардейцами. Они уже построились, но пока никто не тянулся, и зал наполнял ровный гул негромких разговоров. – Зачем пристраиваться. К своим пилотам встань, рядом с капитаном, тьфу ты, уже с майором запаса, – многозначительно подмигнул мне Игнатьев и подтолкнул меня к группе пилотов, заметно выделяющихся на общем фоне.Ох, чую, не про все сюрпризы он мне рассказал…Подошёл к своим. После приветствия, капитан, он же будущий майор запаса, с улыбкой протянул мне красный берет. Я надел знакомый головной убор не раздумывая. Символично получилось, жаль только, что не все это способны понять и оценить. Не стану же я рассказывать, что сейчас мы, стоящие в красных беретах, все, как один, магические инвалиды. Без "протезов" мы ни разу не маги. Так что стоим, смотрим и радуемся.Уже знакомая мне процедура награждения наконец-то подходила к завершению. Пока ещё награждали орденами, но уже на столах появились и подносы с медалями. Во время образовавшейся паузы я вдруг услышал свою фамилию.Ха, мне вручили маленькую золотую медальку с уже знакомым названием. Опять за спасение членов императорской Семьи. Едино, что я не понял, так это восторженное выражение на лицах свиты и фразу Императора. – Граф, загляните ко мне завтра, во время утреннего приёма, – сказал он мне, вручая награду. – "Ну, а чего не заглянуть-то. Пойду завтра с утра в булочную, да и заскочу по дороге, между делом, чего мне стоит", – поржал я про себя, возвращаясь в строй. – Граф, покажите наградной лист, – чуть слышно прошептал наш майор запаса, когда я встал рядом с ним.Я развернул лист так, чтобы он смог прочитать, что там написано. – Какой номер? – тут же зашипели их строя сразу несколько голосов. – Третий, – громко выдохнул майор запаса.Чуть опустив глаза, я и сам смог разглядеть, что моя медаль на наградном листе обозначена под номером 003. – Ух ты… Поздравляем… Здорово… – долетели до меня поздравления пилотов.Да что происходит-то?

Пилоты своим орденам и званиям так не радовались, как этой моей медальке.Искоса поглядывающий на меня майор едва сдерживал улыбку, без особого труда определив, что я добросовестно не понимаю причин восторга. – По вопросам государственной важности теперь можете проходить на приём к государю без очереди, – шёпотом подсказал он мне, – Медаль со вторым номером у князя Обдорина - Тверского, а первый номер его отцу покойному был пожалован.Слегка ошалев от полученного бонуса, я огляделся по сторонам и заметил, что очень многие пилоты поглядывают в мою сторону. Новость волной расползалась по шеренгам гвардейцев, и количество заинтересованных взглядов постоянно росло.

После награждения все мы попали в цепкие лапы целой толпы журналистов. К счастью, знатоков редких наград среди них не оказалось, и моя медалька, на фоне ярких и нарядных орденов, просто потерялась.

Бочком - бочком, и вот я уже скрылся за спинами рослых пилотов, пытаясь вдоль стены незаметно пробраться в банкетный зал. – Ой, – кто-то тоненько пискнул у меня за плечом, когда я обходил одну из колонн, бдительно отслеживая перемещение по фойе основной группы пишущей братии. – А, – повернулся я на писк, почувствовав, что под ногой у меня что-то хрустнуло, – Что вы тут делаете?Симпатичная миниатюрная брюнетка терзала в руках несоразмерно большой фотоаппарат, с прицепленным к нему блином фотовспышки. – Пытаюсь затвор взвести, а тут плёнка заела. Рычажок перемотки только до средины доходит, – она закусила губу и ещё раз попробовала перемотать плёнку на следующий кадр. – Видимо плёнку перекосило, или перфорация порвалась, – поделился я с ней своим скудным опытом освоения фотодела. У меня на дирижабле плёночный фотоаппарат тоже с трудом прижился. Пришлось изрядно помучиться, прежде чем первые приличные снимки получились. – Ещё и ручку куда-то дела, – обеспокоенно прошипела девушка, бросив фотоаппарат, и встряхивая маленькую сумочку, из которой почти наполовину высовывался большой новенький блокнот.Глянув себе под ноги, я увидел расползающееся из-под ботинок чернильное пятно, и уже понимая, что там недавно хрустнуло, сделал полшага назад. – Моя ручка! – кинулась девушка к обломкам изящной самописки. – Постойте. Испачкаетесь ведь, – успел я ухватить её за руку, прежде чем она дотянулась до обломков.Девушка выпрямилась, печально глянула на остатки ручки, для чего-то подёргала ещё раз рычажок фотоаппарата, и уронив своё лицо мне на грудь, довольно громко зашмыгала носом, вздрагивая худенькими плечами. – Ну что вы. Никаких не решаемых проблем нет. Плёнку мы сейчас перезарядим. Ручку я вам свою подарю. Пять минут, и вы снова готовы к бою, – попытался я успокоить девушку, глядя ей в макушку. – Первое же задание провалила. Единственный пропуск на всю редакцию. Кое-как выпросила… – донёсся до меня её голос, и шмыганье опасно участилось. – Пойдёмте в банкетный зал. Надо же нам где-то с вашей техникой разобраться. – Нам сказали, что в банкетный зал журналистов не пустят. – А мы незаметно прокрадёмся. Может нас никто и не задержит, – продолжил я успокаивать начинающую журналистку, при этом отчаянно маяча графу Игнатьеву, чтобы привлечь его внимание. – Граф, не поможете нам найти где-нибудь свободный стол. Девушке нужна помощь с ремонтом фотоаппарата, – кивнул я подошедшему Игнатьеву на начинающую журналистку, которая отвернувшись от нас, приводила себя в порядок с помощью платка и зеркальца.Граф что-то попытался объяснить мне, выразительно подняв брови и показывая на девушку взглядом, но я лишь плечами пожал, скорчив соответствующую гримасу. – Пройдёмте в малый банкетный зал. Там пока свободно, – знакомо грассируя, предложил Игнатьев, – Светлана Николаевна, да полноте вам. – Мы знакомы? – удивилась журналистка, невольно подпадая под обаяние Игнатьева, уже успевшего предложить ей руку. – Меня вам летом на балу у градоначальника представляли, но я прекрасно понимаю, что в тот вечер я был далеко не в первом десятке тех, с кем вас знакомили. Присаживайтесь, а я пока схожу, насчёт шампанского распоряжусь, – Игнатьев галантно усадил девушку за столик в небольшом зале и проходя мимо меня, шепнул, – Второва.

Ага. Не простая фамилия. Николай Второв, один из богатейших людей России. Как говорится, владелец заводов, газет, пароходов, а заодно и Сибирского торгового банка. Я, может, в аристократических родословных плохо ориентируюсь, зато деловыми кругами страны плотно интересуюсь. Промышленника и финансиста Николая Второва я хорошо запомнил, заинтересовавшись не так давно одним из его предприятий. "Электросталь" выпускает практически все марки стали, которые мне необходимы, причём многие жаропрочные сплавы и ту же шарикоподшипниковую сталь они производят практически монопольно. – Давайте вашу камеру. Надеюсь, вы ничего особо ценного снять не успели, а то мне придётся искать тёмную комнату и возиться в полной темноте с незнакомым аппаратом, – немного покривил я душой, заметив, что фотоаппарат у неё той же марки, что и у меня на дирижабле, разве что модель новее и дороже. – Ничего там нет стоящего. Один только снимок успела сделать, а на втором он сломался, – снова пригорюнилась начинающая журналистка, – Сейчас все герои разбегутся, а потом и нас попросят отсюда. – Зачем вам так много героев, если один из них рядом с вами? – поинтересовался я, вытаскивая фотоаппарат из футляра и отщёлкивая заднюю крышку, – А вот и наша неисправность стала видна. Думаю, не сильно ошибусь, если скажу вам, что причиной проблемы оказалась ваша поспешность. Вы не до конца отжали рычажок, перематывающий плёнку, и поторопились сделать ещё один кадр. – Вам никогда не говорили, что от скромности вы не умрёте? – усмехнулась девушка, глядя на мои манипуляции. – Представьте себе, ни разу. Скромность – это вообще моя отличительная черта, крайне выгодна выделяющая меня из общей массы. А тот герой, о котором я вам говорю, сейчас помчался добывать нам шампанское. Вы его легко узнаете по только что полученному ордену и по присвоенному ему званию подполковника гвардии. Кстати, в переводе на общеармейскую классификацию подполковник гвардии по чину равен целому генерал - майору. – А он точно герой? – Ещё какой, хотя по должности он ещё и антигерой, – витиевато изложил я логическую нестыковку, надеясь пробудить у девушки интерес к предлагаемой мной кандидатуре. – Разве так бывает? – Чего только не бывает, – вздохнул я, для пробы взводя затвор и фотографируя девушку. Затем перемотал плёнку, и убедившись, что аппарат исправен, протянул его журналистке. – Может, объясните? – Про антигероя? Могу. Майор Игнатьев за несколько часов смог так скоординировать наши силы в Рязанском наместничестве, что армейские части добрались до столицы в кратчайшие сроки и без потерь. Скорее всего, без него это бы не получилось. Практически, прибытие армии и решило исход заговора. Представляете, сколько героических поступков пришлось бы совершать защитникам столицы, зачастую сражаясь с превосходящими силами противника, не будь наш подполковник не только настоящим героем, но и грамотным офицером. Вполне возможно, что мы бы и половины тех гвардейцев, что сегодня из зала выходили, в живых не увидели, и не только их одних. Так что граф своим своевременным вмешательством серьёзно подсократил количество героических поступков, зато и потери у нас получились вполне терпимые. Полк остался боеспособен и, что немаловажно, продолжил славную череду побед. Не стоит забывать и про его идеологическую составляющую. Этакий постоянный ужас для врагов Отечества. – Как-то вы неправильно рассуждаете. И слово антигерой какое-то неверное. – Слово, может быть и не совсем точное, – согласился я. С девушками полезно соглашаться. Очень помогает, если хочешь нервы сберечь, – Подберите сами другое, какое вам больше понравиться. Главное, что смысл вы поняли. При грамотном командовании героизм не нужен. Солдаты – это те же рабочие войны. Если они героически гибнут, сражаясь с превосходящими силами противника, значит командование на каком-то уровне допустило ошибку, или разведка недоработала. Грудью на амбразуру тоже не от хорошей жизни герои бросаются. Для уничтожения пулемётов есть много других средств. В подавляющем большинстве случаев на войне не нужен фееричный героизм, если командиры головой думают. – Не уверена, что ваше мнение правильное. В книгах и газетах иначе героизм описывают. – А это не моё мнение. Нас так в Военной Академии учат. Кстати, а вот и наш герой.

Игнатьев вернулся не один. Вместе с ним в зал зашли обе княжны Рюмины, а чуть позже, после слуги, закатившего столик с напитками, примчался Антон, очень довольный и чересчур суетливый. Он с трудом дождался, когда Игнатьев представит им Второву, и наплевав на этикет, потащил меня подальше от столов. – Представляешь, мне собственное княжество могут дать! Я вчера один разговор подслушал. Тебе первому говорю, – заговорщицким шёпотом начал было он, но тут же замолк, заметив улыбку у меня на лице. – Сам-то хоть понимаешь, что тебе нелегко придётся? Управлять княжеством непросто. – Подумаешь, управляющих найму. – Проворуются, и тебя разорят. – А я Алёнку попрошу их проверять. Она моментально с ними разберётся. И ей только в радость, и у тех охота воровать быстро пропадёт. – Тс-с, – подсказал я Антону.Он моментально замолчал, недовольно глядя на Алёну, которая встала из-за стола и решительно направилась в нашу сторону. – Олег, что это за девица? – негромко, но грозно поинтересовалась княжна, состроив бровки домиком. – И я рад тебя видеть, Алёна. Девушка не только журналистка, но она ещё и дочь известного промышленника Второва, на знакомство с которым у меня большие виды. Поэтому будь добра, постарайся наладить с ней хорошие отношения.Княжне потребовалось не больше секунды, чтобы уяснить информацию и поменять выражение лица.К сожалению, княжич её талантами не обладал и буквально уронил челюсть на пол, обалдело глядя в спину уходящей сестре. – А-а… Э-э… Олег, а что это сейчас было? – Похоже, беда у нас общая. Как бы мне тоже в ближайшее время не пришлось князем стать. Правда, у тебя положение намного хуже, чем у меня получается. – Это ещё почему? – недоверчиво спросил Антон, предварительно, на всякий случай, помотав головой. Никак у него в голове не укладывалось необычное поведение сестры, наше с ней общение, да тут ещё и от меня такие новости… – Так о визитах Алёны в твоё княжество тебе со мной договариваться придётся, – спокойно произнёс я, и почти минуту с нескрываемым удовольствием наблюдал, как меняется лицо княжича, по мере того, как у него в голове складываются кусочки мозаики.


Оглавление

  • Глава 38. Вступление
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42