Не боярское дело. Третья часть книги. Главы 20 - 27. (fb2)


Настройки текста:



Не боярское дело. Третья часть книги. Главы 20 - 27.

Глава 20. Ознакомительный фрагмент.

Третья часть книги "Не боярское дело".

В комментах жалуются, что непонятна выкладка с середины книги.

На самом деле все части на АвторТудее есть.

Чтобы их увидеть, достаточно ткнуть ЛКМ (левой кнопкой мыши) в автора.))

Глава 20 - 23

Глава 20

Причину смеха двух князей я всё-таки выяснил, правда уже после прилёта. Каюсь, пришлось Константину намекнуть, что если он предпочитает молчать, то и я при случае отмолчусь.

Этакий жирный посыл в сторону его проекта с "Айвенго" вышел.

Тут-то и выяснилось, что княгиня Юсупова, не к ночи будь помянута, – это одна из основных причин, вынудивших князя достаточно срочно покинуть столицу. Даже Император ничего не смог сделать с повышенной активностью первой статс - дамы, поскольку Старая Императрица не тот человек, с которым ему хотелось бы поссориться. В конце концов родственники, а именно Император и его дщерич, не придумали ничего лучше, чем отправить Константина императорским наместником в Поволжье.

Заодно князь Константин прояснил мне фразу насчёт "главного калибра". Генеральша Кайсарова, скрупулёзно расспросив меня, с чего-то вдруг решила, что на её территории подходящих невест для свежеиспечённого графа нет, раз направила меня к княгине Юсуповой. Своё недоумение я князю озвучил и получил неожиданный ответ.

– А ты сам посуди, интересный ты жених или нет. Времена нынче не те пошли, что раньше. По родительскому приказу девки не очень-то охотно замуж идут. Было бы тебе лет тридцать пять, и ты бы сам был с лысиной и брюшком – это одно дело. Но давай вместе рассуждать. Молодой граф, симпатичный, глава Рода, в клан ни в какой не входишь, гонки выиграл, из рук Императора не одну награду успел получить... – князь замолчал и изобразил рукой элегантный жест, предлагая мне проникнуться моими же собственными перспективами, – Говоря новомодными словами – попытайся ощутить свой жениховский рейтинг в глазах мамаш, озабоченных пристраиванием своих любимых дочурок. Вроде бы и имеются партии повыгоднее и побогаче, но вот беда, доча скорее из дома сбежит, чем под венец с выгодным, но немилым пойдёт. И смотрят девы юные не на богатство и не на чины. Считай что ты, так просто идеальный жених. Племенной жеребец, можно сказать, сам себе голова, и в фаворе... В том же салоне Юшковой в первом десятке будешь числиться, а то и в пятёрке, – хохотнул было Константин, но осёкся, заметив, что я его весёлость не разделяю.

Справедливость его слов отрицать сложно. Взять ту же Дарью Сергеевну. Княжна даже не от старого жениха сбежала, а от вполне себе этакого... из новых модников. Смазливенького и достаточно безвольного.

Ну ничего. Елизавета там всерьёз за дело взялась. Ох, и отомстит она, когда её время придёт. А то я не заметил, что она уже Тугоуховым крутит, как хочет. Ни характером, ни смелостью её жених не отличается. Княжонок хоть и пыжился, а губёнки-то дрогнули, когда он про дуэль интересовался.

Помню я таких родовитых по лицею. Ходят важные, слова через губу цедят, а как пригласишь такого на задний двор, где парни по традиции друг другу морды чистят, так куда что девается. Глазёнки бегают, ручонки трясутся, и на взаимное мордобитие они ну никак не согласные. Вот чего боялись? Ну, поставим мы друг другу по фингалу, пока изображаем битву на кулачках. Никто же от этого не умер.

– Что-то можете мне посоветовать, как старший товарищ, прошедший горнила княгини Юсуповой? – я постарался задать свой вопрос с максимально беззаботным видом, придавая ему подобие шутки.

– Всё зависит от вас, и от целей, которые вы преследуете. В том, что партию княгиня вам подберёт максимально выгодную, сомнений нет. Другое дело, насколько это совпадёт с вашими устремлениями и симпатиями. Заодно учитывайте и влияние княгини Вадбольской. Думаю, не ошибусь, предположив, что она входит в кружок высокопоставленных свах. По крайней мере она была не раз замечена в их совместных выездах на Марциальные воды, – на полном серьёзе ответил Константин, не приняв моего шутливого тона.

– Как же всё нескладно получается, – пожаловался я в воздух, отвернувшись от князя, – Вокруг такие акулы появились, а я даже не представляю, что делать.

– Родственницу свою подключи, – словно между делом посоветовал князь, внимательно рассматривая свои ухоженные ногти, – Она не только среди акул свободно плавать умеет, но и в информационных войнах себя неплохо проявила в своё время. Не полезла бы в боярские дела, так большую пользу могла бы Империи принести. Кстати, у неё сейчас с финансами проблема. Тысяч сто ростовщикам задолжала, если слухам верить.

– Так она у нас ещё и воин, – в очередной раз попробовал я пошутить, и опять неудачно.

– Зря смеёшься, – хмуро ответил мне князь Константин, – Представь себе, что одна страна вылила на другую семьдесят миллионов литров яда, а потом устроила целую бучу другой стране, за пузырёк токсинов, которые сама же и подбросила. За свои преступления, с миллионами литров, никак не ответила, а из-за жалкого пузырька умудрилась развести чуть ли не мировой скандал. Как тебе? Традиции по оболваниванию людей у тех же американцев аж в 1813 год по прошлому времяисчислению уходят. Уже тогда их правительство организовало информационную кампанию перед нападением на Йорк, который потом Торонто стали называть. Сумели они ради войны своему народу в голову вбить, что американцы воюют не просто так, а "несут свободу и демократию угнетённым соседям". Хотя, на самом деле за нападением на канадцев простые торговые разногласия стояли, а сами американцы перед этим активно занимались точечными нападениями на частные имения, что в те времена считалось военным преступлением. Понимаешь важность? Свои собственные гигантские преступления у американцев как бы считались незначимы, зато у других... Надо бы родственницу твою от свах оторвать, да обратно к делу вернуть. Умеет она инсинуации врагов так им взад вывернуть, что у них надолго пропадает желание лгать. Иначе сложно жить становится. Вражьи морды на нас впрямую нападать не осмеливаются, разве что покусывают по мелочам, за что и огребают, зато потоки вранья за последние годы в разы увеличились. И на этом фронте мы пока проигрываем.

– Эм-м, князь... Судя по тому, что нам преподают в Академии, мы не считаем возможным нахождение вероятного противника на северном американском континенте в ближайшее время. Более того, там до сих пор не предполагается приемлемых условий для существования какой-либо разумной жизни, – поделился я сведениями из географии для первого курса Академии. Хорошо и наши предки, и китайцы прошлись по северному континенту, да потом ещё и система "Судный день" сработала.Сотни ядерных боеголовок с кобальтом, цинком, плутонием и цезием навсегда перекрыли выход на поверхность тем, кто спрятался там в бункерах и бомбоубежищах.

– Да я про Америку в качестве примера сказал. Больно уж системно они врать умели. Целая индустрия лжи с десятками институтов и тысячами, а то и десятками тысяч информационных источников. Надеюсь, пожелание про Анну Константиновну ты запомнил. Неплохо было бы её талант на пользу Империи направить, – уже более конкретно подвёл итог разговора князь Константин, видимо вспомнив, что я не все намёки понимаю с полуслова.

Нет, я определённо не понимаю логику аристократов. Константин прекрасно знает, кто меня втравил в общение с этим конвейером бракосочетаний, и тем не менее предлагает мне ту же родственницу в качестве противоядия. Заодно я же и должен буду её завербовать на службу во имя Империи. Ну, ничего себе... Сумел Константин одним выстрелом убить сразу двух зайцев... Я тоже так хочу. Кто бы ещё меня научил.

– Я, конечно, попробую поговорить с Анной Константиновной, но сразу хочу предупредить, что моих дипломатических способностей для общения со столь серьёзной и решительной дамой может не хватить, – предупредил я князя, чтобы хоть немного отыграться в безнадёжно проигранном разговоре.

– Уж постарайся. В твоих же интересах получить такого союзника. И не забудь про ростовщиков, – напутствовал меня Константин.

Да что же такое деется-то, люди добрые! Я намёки плохо понимаю, но внутренний голос мне подсказывает, что долги моей родственницы того и гляди вскоре станут не её проблемой. Очень похоже, что за неё рассчитается один глупый провинциальный граф, к лицу которого я в последнее время пристально присматриваюсь. А как не смотреть? Я не так давно бриться начал. С учётом опасной бритвы процесс нервный получается. Можно сказать – трепетный. По крайней мере до того, как бриться начал, я никогда себя так долго в зеркале не разглядывал.

Вот так и заводи дружбу с аристократами. Вроде и познакомились совсем недавно, а я уже весь в поручениях, обязательствах и деньги готовлюсь платить.

С другой стороны, знакомство с князем Константином уже принесло мне пользу. Некоторые моменты его поведения я впитал в себя, как губка. Заметил, как правильно можно ходить с тростью, элегантно и в то же время небрежно садиться в пиджаке спортивного кроя, останавливать собеседника лёгким движением бровей, или высказывать недоумение еле заметным поворотом головы и изменившимся взглядом. Много мелочей успел подметить, а некоторые даже проверил перед зеркалом, когда брился.

Никогда бы не подумал, что умение подать себя так много может изменить. Теперь обращаю внимание на всё, что вижу достойного. Походка, осанка, движение рук, наклон головы. Как много в манере держаться заложено всяких мелочей, которые мы воспринимаем с одного взгляда, составляя себе представление о людях на подсознательном уровне.

Родственница встретила меня по домашнему и изрядно удивила. Совсем другой человек.

Без сложной причёски и вечернего платья она растеряла всю чопорность, и действительно стала похожа на тетушку, только излишне молодую и безусловно красивую.

Чаи мы с ней затеяли погонять на большой веранде её дома, выходящей на сады, спускающиеся к реке. Неплохое имение у неё, и город почти рядом.

Барон Грипенберг, покойный муж Анны Константиновны, все свои планы осуществить не успел, как и не успел оформить имперское возведение в баронское достоинство. Великое Княжество Финляндское периодически подкидывало имперской канцелярии занятные казусы, в том числе связанные с признанием баронства. Впрочем не отставали от них бароны шведские, голландские и целая плеяда иных дворян, внесённая в матрикулы прибалтийских княжеств.

Мне было достаточно узнать, что барон Грипенберг свою жизнь провёл флотским офицером и со службы уволился по ранению, с приличным иконостасом орденов на груди. Гвардейцы, к которым и я себя отношу, хоть флотских не сильно жалуют, ревниво относясь к победам моряков, что на войне, что в обществе, но и их уважением флот не обижен.

В разговоре выяснилось, что долги у родственницы образовались из-за окончания строительства и в связи с переоформлением баронских документов, которое затянулось уже на два года.

– С ростовщиками я бы ещё договорилась, но случилось так, что мои расписки выкупил мещанин Васильев. Он, и его поверенные ни о каких отсрочках даже слушать не желают. Так что вскоре вся моя усадьба уйдёт в погашение долгов, и то не уверена, что этого окажется достаточно. Некоторые участки дважды перезаложены, – попечалилась мне неофициальная баронесса Грипенберг - Кутасова. Именно так Анну будут звать, когда её поверенные перестанут ежемесячно вытряхивать из неё приличные суммы, и она наконец-то получит выписку о признании баронства.

Третья кружка чая в меня уже не полезла.

Эх-х, не быть мне купцом. У них особый талант имеется – часами могут чай пить, и только потеют при этом. Вчера гости у Липатова четыре самовара усидели, меня дожидаясь. И только когда мы с ними про покупку дирижаблей окончательно договорились, да по рукам ударили, они от чая дружно отказались и плавно перешли кто на водочку, кто на наливки, а кто и на коньяк. Хорошо посидели, отмечая заказ на восемь дирижаблей, а я наконец-то осетровые пупки попробовал. А то который раз на них смотрю, а сил на еду уже нет. Вкусно и обильно в Камышине кормят. Я это сегодня осознал, когда с утра ремень под кортик застегнул на две дырочки дальше, чем обычно.

Чтобы хоть чуть-чуть размяться, я встал и подошёл к перилам веранды. Насчёт вида отсюда покойный барон однозначно угадал. Расходящиеся веером участки садов, с чётко размеченными границами, проложенными дорожками, и река вдали, плавно огибающая всё это великолепие. Красота, что и говорить...

Поговорил я с Липатовым вчера. Он мне всё по полочкам разложил. Имение у Грипенбергов не меньше полумиллиона стоит. А если мещанин Васильев его на дачные участки разобьёт, как он уже не раз раньше делал с другими имениями дворян, то вдвое, а то и втрое цена поднимется.

Готовясь начать разговор с родственницей, я засмотрелся на полоску Волги и едва заметные точки лодок и прочих маломерок, снующих по ней. Расфокусированное зрение сработало неожиданно. Я словно увидел наложение совсем другой картины на месте садов. Закрыл глаза и посмотрел снова. Ничего необычного. Сады и сады.

Перевёл взгляд на Волгу... Секунд через пять снова та же картинка. От усадьбы до реки раскинулся небольшой городок в средиземноморском стиле.

Сущность! Сто процентов его шуточки. Жаль, поспорить не с кем. Никто же не поверит, что этот гадёныш у меня где-то в голове устроился, и порой подкидывает мне вот такие виды.

С другой стороны, вроде предок никогда мне ничего плохого не делал. Больше того, иногда и по делу кое-что подсказывал. Надо так понимать, что и сейчас он мне что-то втемяшить пробует. Я на минуту застыл, стараясь подробнее запомнить картинку, которая понемногу стала блекнуть, а потом и совсем исчезла.

– Я так полагаю, Анна, что когда я через месяц загляну в Камышин, то ваше имение уже уйдёт с молотка, а то и просто будет отнято по закладным, и вовсе не факт, что вам удастся сохранить при этом свои наряды и украшения, – развернулся я к родственнице, встряхнувшись перед этим и скинув с себя наваждение.

Ради сокращения разговора я решил сходу бить по самому больному. Потерю имения Анна Константиновна ещё как-то переживёт, пусть и с болью в душе. Но остаться без украшений и нарядов... Для светской дамы, полжизни проводящей на разнообразных раутах и балах! Да нет, такого не может быть!

– Боже... Как вы жестоки! – вспыхнув лицом, Анна закрыла ладошками рот и сквозь слезы попыталась пронзить меня гневным взглядом.

Странное дело... Не так давно у Дашки этот номер с дикой силой прошёл. Я тогда все свои мудрствования отбросил, и чёрт знает на что подписался. А с Анной что-то не то... Искренности не хватает вроде, или у меня отношение к ней иное. Короче, я не впечатлён, и словно со стороны наблюдаю за спектаклем двух актёров. Однако пора, теперь моя реплика.

– Какая уж тут жестокость? Поинтересовался я вашими делами, оттого и сообщаю вам очевидное. Моей вины в создавшемся положении нет ни грамма. Вы сами своего положения добились. Я, разве что, могу достойный выход предложить, если он вам интересен, – достаточно холодно сказал я Анне, возвращаясь за стол.

– Продолжайте... – теребит она в руках батистовый платочек, сверкая льдинками уже почти сухих глаз. Быстро оправилась, заметив, что слёзы не сработали.

– Если имение вам не слишком дорого, то могу вернуть вас в столицу. Там вам придётся возглавить отдел или службу, которая будет работать с прессой в интересах Империи, и заодно быть моим консультантом. Впрочем, консультации мне нужны в рамках обычных родственных отношений. Вы же не откажете своему родственнику в мудром совете, даже если он пойдёт вразрез с чаяниями той же княгини Юсуповой? Вот и чудно. Со своей стороны я вам обещаю полное сохранение вашего личного имущества, кроме имения, естественно, и думаю, что на счёте у вас окажется в ближайшее время порядка четырёхсот тысяч рублей. Точнее скажу, когда будет понятна цена выкупа закладных. Имение ваше я оцениваю в полмиллиона, и разницу вы получите сразу после оплаты обременения. Сколько времени вам нужно на раздумья?

– Где мне нужно расписаться кровью? – решительно прервала Анна мои неторопливые рассуждения. Ух-х... Отметил я про себя её решительность, бесенят в глазах и попытку внести толику юмора, в лучших светских традициях, в непростой разговор.

– Кровью... – я постучал пальцами по столу, раздумывая, – Кровью? – наклонился я к Анне Константиновне, глядя ей в глаза и произнося слово зловещим шёпотом. Она дрогнула и побледнела. Помолчав ещё некоторое время я откинулся на спинку стула, – Да, пожалуй кровь нам без надобности, – произнёс я уже обычным тоном, ехидно улыбаясь.

– Ах ты... – Анна вскочила с места и несколько раз попыталась ударить меня по плечу сложенным веером, хотя я и успешно уворачивался, – Я ведь поверила... Чуть было не... Пф-ф, – проглотила она окончание предложения.

– Зря. В Род принимать буду, клятву обязательно возьму. А что там чиновники придумают при вступлении в государственную должность, я даже предположить не могу. Может подписками обложат, а то и присягу заставят принять, – прикинул я возможности властьимущих, исходя из своего курсантского опыта, – А ты, если пошутить захочешь, то всегда заходи. Шутить я и сам люблю.

– Ладно. Пошутили и хватит. Или ты и про выкуп имения тоже пошутил? – вдруг прервала своё веселье несостоявшаяся баронесса.

– Сейчас позвоню, и думаю, что через час закладные будут выкуплены, – успокоил я Анну, вспомнив, что у неё есть телефон и я сам с ней созванивался перед визитом.

– А что ты надумал с княгиней Юсуповой? – подобралась родственница, впиваясь острыми ноготками в скатерть и сминая её край.

– Очень хороший вопрос, – ответил я, подхватив на лету вазочку с вареньем, к счастью густым, которая чуть не упала со стола из-за манипуляций Анны, – С него и начнём. Как ты считаешь, что я должен был надумать?

** *

Перелёт до столицы я проспал, устроившись в салоне дирижабля на диване. Не выспался. Большую часть ночи вспоминал и зарисовывал тот городок, который запомнил в видениях. Зарисовки передал Липатову, с просьбой, подыскать мне хорошего архитектора под проект.

Вообще-то в столицу я не собирался. Коррективы в свои планы пришлось вносить после звонка Морозова, который через третьи руки узнал, где я нахожусь и сумел дозвониться до Камышина. При нынешнем состоянии связи это настоящий подвиг.

Всё дело оказалось в благотворительном аукционе. Мои планы подзаработать на поясах - "протезах" нуждались в хорошей рекламе. "Протезы" не тот товар, который стоит продавать через объявление в газете. Больно уж у них специфические покупатели предполагаются. Одарённые, с выгоревшим резервом, как правило состоят в Родах или Кланах и относятся к магической аристократии.

Надо отметить, что благотворительность среди аристократов возведена в культ и считается весьма достойным и престижным занятием. Мало того, что такие мероприятия широко освещаются в прессе, гораздо важнее, что тема благотворительности считается крайне приличной при ведении светских бесед.

Выбор у меня пал на гвардейский полк. Большое количество удачных для меня совпадений заставили остановиться именно на этом варианте.

Гвардейцы все из Одарённых, у них в столице есть своё здание офицерского собрания, где не зазорно появиться даже членам Императорской семьи, да и с инструкторами вопрос просто решается. Предполагаю, что мои пилоты, уже освоившие "протезы", без особой радости могут встретить предложение о том, чтобы обучить правильному пользованию поясом какого-нибудь штатского аристо. Зато со своими сослуживцами – совсем другое дело. Тут их даже просить ни о чём не придётся, сами же кинутся помогать. Это я уже успел увидеть у себя на поле. Моя первая четвёрка целыми днями пропадала со следующими счастливчиками, и трудно сказать, кому из них подобное шефство доставляло больше радости. А уж как обнимались и скакали по полю "учителя" и "ученики", когда и вторая четвёрка по очереди начала подниматься в воздух, не описать.

По совету техномага Морозова, я подошёл со своим предложением к графу Игнатьеву – майору и начальнику штаба полка. Майор оказался именно тем человеком, который нужен. Он моментально оценил плюсы идеи и во многом помог мне не только с организацией аукциона, но и доброжелательно посоветовал, как правильнее всё распределить.

– Граф, вы напрасно собираетесь все полученные средства отправить на благотворительность. Желание, конечно похвальное, но выглядеть оно будет несколько неприлично, а многих даже заденет по самолюбию, – грассируя на французский манер, выговорил он мне отеческим тоном, когда мы с ним стали обсуждать детали предстоящего аукциона, – Если бы вы были дамой и выставили какую-то вышивку или картинку – это один вопрос. А дорогие вещи принято выставлять за полцены. Так всегда делается, и вы, если решите нарушить традиции, то прежде всего поставите себя этаким загулявшим купцом - нуворишем, и остальных участников, продавших за полцены к примеру дорогое оружие, выставите не в самом лучшем свете. Поэтому, выставляйте ваши пояса за полмиллиона, не меньше, и решайте, кому вы отдадите половину вырученных средств. Если это окажется госпиталь, приют или учебное заведение, то налог с таких продаж выплачивать не требуется.

С трудом удержавшись от неприличного почёсывания затылка в присутствии старшего по званию, я тогда всерьёз задумался.

Из перечисленных майором заведений я в столице знаю только свою Академию, Смольный и госпиталь гвардейского полка, куда нас уже дважды, как курсантов, направляли на обследование.

Мысль о пожертвовании денег своей Академии я отмёл сразу. С душком показалась идея, да что там, если разобраться, то чистой воды подхалимаж получится.

Смольный тоже не подходит. У них там своих благодетелей до чёрта, а то и благодетельниц, что скорее всего. Покажись я хоть раз в их рядах, и мои же однокурсники до конца обучения мне это будут вспоминать, стараясь каждый раз придумать новую шутку или прозвище.

– Наш полковой госпиталь, – решился я с выбором, прикинув, что тут мне ничего не угрожает, и даже в тему с аукционом выходит.

Моё решение оказалось роковой ошибкой!

** *

– Прелестно! Смотритесь отлично, – встретил меня знакомый майор у входа, грассируя чуть больше обычного, и потащил меня за собой куда-то вглубь помещения, – До начала аукциона у нас полчаса. Так что я успею вас представить патронессе нашего госпиталя, по поручению которой мы вас так срочно вызвали.

Мда-а. От дозвонившегося до меня Морозова я толком ничего не услышал из-за помех на линии. Понял только одно, что по какой-то крайне важной причине я должен лично присутствовать на аукционе. А тут вон оно как оказалось. Какой-то великосветской старушонке захотелось на меня посмотреть.

Я окинул взглядом зал, пытаясь понять, куда же мы с майором пробираемся, но никого подходящего по возрасту впереди не обнаружил. Дамы наблюдались, но судя по их поведению, все они пришли с офицерами, и все они были достаточно молоды. Божьих одуванчиков я так и не приметил, и на какое-то время сосредоточил взгляд на группе из нескольких офицеров, что-то бурно обсуждающих с одним из моих летунов. Ага, значит мои соколы уже добрались. Изначально я предполагал, что они будут моими представителями на аукционе. Как-никак, а заново поднявшиеся в небо пилоты МБК сами по себе наглядная иллюстрация предлагаемых мной возможностей по восстановлению Дара, особенно после их победы на соревнованиях.

Наконец мы добрались до нужного места и майор, остановив меня, негромко кашлянул, желая привлечь к себе внимание двух дам, занятых разговором с молодым человеком в щегольском штатском костюме.

Пусть я и не слишком хорошо разбираюсь в великосветских персонах, но не опознать племянницу Императора и скандально известного Феликса Юсупова, было крайне сложно. Она – живое воплощение Афродиты, и он – знаменитый столичный мажор с ангельским лицом. Редкий глянцевый журнал, из тех, что описывают светскую жизнь, обходится без их фотографий.

Заметив майора, княжна Рюмина что-то сказала красавчику и он неохотно отошёл к группе из трёх штатских, стоящих невдалеке со скучающими лицами.

Представив меня Великой княжне, и сопровождающей её княгине Шереметевой, майор очень ловко напомнил о том, что мной выставлены три самых дорогих лота на сегодняшнем аукционе, половина от продажи которых пойдёт в пользу полкового госпиталя. Заодно и упомянул о моём участии в помощи раненому князю Константину.

– За Константина я должна отдельно вас поблагодарить, – оживилась княжна, услышав про родственника, с которым она была дружна, – По моему настоянию его дополнительно обследовали наши врачи и все они в голос утверждают, что во многом успешное лечение состоялось из-за оказания своевременной помощи. И знаете что, пожалуй я познакомлю вас с начальником госпиталя. Он мне все уши прожужжал о возможности размещения чуть ли не полноценной операционной на летательном аппарате вроде вашего.

– Сочту за честь, ваше сиятельство, – коротко ответил я, любуясь девушкой.

Честно говоря – Афродита не совсем тот типаж женщин, который мне нравится, но Ирина Александровна хороша. Княжна постаралась максимально подчеркнуть своё сходство с богиней, чему изрядно способствовали черты её лица и причёска. Впрочем, и платье у неё подобрано под тот же греческий стиль.

– Скажите мне правду – гонки, они опасны? Я не раз интересовалась этим вопросом, и неоднократно слышала противоположные мнения. Хотелось бы знать мнение победителя регаты, – спросила княжна, играя веером и чуть заметно волнуясь.

– Пожалуй у нас тоже была пара неприятных моментов, которые могли закончиться аварией. Тем не менее я считаю, что риск оправдан, более того, он необходим. Могу предположить, что такие соревнования уже спасли не одну сотню людей, – выбрал я осторожный вариант ответа.

Кто его знает, какие мысли бродят у княжны в голове. Вдруг с неё станется надавить на Императора и начать добиваться от него если не полного запрета соревнований, то хотя бы внесения в них ограничений. Вот скукотища-то вместо регаты получится...

– Признаюсь, я не совсем вас поняла. Вы хотите сказать, что гонщики рискуют своей жизнью, чтобы спасти людей? – переглянулась княжна со своей напарницей, по лицу которой тоже скользнуло тень недоумения.

– Именно так. Техника во время гонки работает в критических режимах. Зачастую на пределе своих возможностей. Это позволяет выявить слабые места конструкции тех же дирижаблей и внести необходимые изменения. Не далее, как позавчера мы с князем обсудили необходимость замены винтов для дирижаблей проекта "Айвенго". Полагаю, тем самым мы устраним возможность таких аварий, как у него случилась, раз и навсегда.

– Надо же... Такого мне никто не говорил, – задумчиво произнесла княжна, – Остальные всё больше отвагу пилотов расписывали и в красках про романтику неба рассказывали. Оттого и регата мне казалась бессмысленным и опасным занятием.

– Тогда, если позволите, коснусь ещё одного момента, – я решил окончательно склонить княжну в союзники, чтобы обезопасить себя, а заодно и правила регаты, от возможных поползновений, в виде того же Меморандума, про который меня предупредил Константин, – Регата ещё хороша тем, что позволяет максимально быстро привлекать внимание к новинкам. Можно сказать, что она служит хорошей площадкой для демонстрации конструкторской моды. К примеру, мой дирижабль изрядно поднял интерес к магии, про которую многие начали забывать, предпочитая заменять её обычной техникой.

– Да, помню, мне говорили что-то про магию. Кстати, а сегодняшние лоты как-то связаны с вашими дирижаблями? – оглянулась княжна на дворян, неторопливо потянувшихся к месту проведения аукциона.

Уловив её взгляд, майор пояснил, что началась регистрация покупателей. И действительно, вскоре мы увидели людей с аукционными номерками в руках.

– В определённой степени. Некоторые магические решения я позаимствовал из конструкции накопителей "Сапсана", – согласно кивнул я головой, впрочем в большей степени мой жест был адресован майору, который подал мне знак, что разговор пора заканчивать.

Сославшись на дела, Игнатьев поспешил увести меня от княжны, к которой тут же направился Юсупов, не раз уже бросавший недовольные взгляды в нашу сторону.

– Я что-то не так сделал? – задал я вопрос офицеру, когда мы отошли достаточно далеко.

– Не в вас дело. С князя Юсупова и его компании станется скандал учинить, а с учётом того, что не все офицеры у нас его спокойно воспринимают, то ситуация может осложниться ненужными происшествиями. Лучше с друзьями побеседуйте, – посоветовал мне майор, заметив, что я раскланялся с Игорем Шуваловым и его сестрой, – А я схожу проверю, всё ли у нас готово.

– Игорь, Машенька, – подошёл я к Шувалову и его сестрёнке, у которой как-то был на дне рождения, – Игорёк, возмужал, повзрослел, а Марья Сергеевна-то как похорошела. Ослепительная красавица, – подбодрил я волнующуюся девушку, слегка перебрав с комплиментами.

Хотя сестрёнка у Шувалова и на самом деле расцвела. Из угловатой худощавой лисички, какой я её запомнил по именинам, она превратилась если и не в писаную красавицу, то по меньшей мере в очень симпатичную девчулю, обращающую на себя внимание яркой внешностью.

– ПапА сказал, что сюда племянница Императора может приехать. Никогда её вблизи не видела, – поделилась со мной Марья, кивком и улыбкой отметив комплимент в её адрес.

– Она уже здесь. Буквально пару минут назад я передал её князю Юсупову, – скромно заметил я, словно в этом не было ничего необычного.

На самом деле мне захотелось поддразнить Игорька, который очень чувствительно относился к малейшему проявлению внимания со стороны высокопоставленных особ. Была у него такая привычка, при любом удобном случае вставлять в разговор упоминания, где и кто из его близкой родни встречался с сильными мира сего.

– Погоди-ка, а это не ты ли выставил три последние лота? – спросил он, заглядывая в аукционный лист, который вместе с номерком держал в руке.

– Не совсем я, но лот выставлен от моих верфей, – слегка поправил я старосту своей группы, для восстановления справедливости, – А ты, как я погляжу, что-то покупать надумал? Не наши ли изделия?

– Нет. Отец попросил зарегистрироваться, пока он разговаривает. Шпагу он присмотрел, что вторым лотом идёт, – откликнулся скороговоркой Игорь, торопясь перейти к вопросам, – Слушай, а почему ты цену такую низкую выставил? У нас старшие целый вечер твои накопительные пояса обсуждали. Если верить их оценке, то покупатели цену раза в два, а то и в три поднимут.

Ух-х. Знал бы ты Игорёк, как ты только что меня сейчас успокоил. Я собирался изначально пояса по триста тысяч выставить, и то переживал, что их могут не купить, но потом поддался на уговоры майора и выставил их по полмиллиона. Сейчас, чем ближе начало аукциона, тем сильнее я нервничаю. Да что там нервничаю, меня уже просто потрясывает. Уже руки потеть начали. А ну, как не купят у меня "протезы"? Ой, как неудобно получится, особенно после разговора с Великой княжной. Лучше бы я свою Академию в получатели назначил. Там хотя бы шутками можно было отойти, а тут... Чёрт возьми, как же я сразу тогда у майора не догадался спросить, кто в шефах у госпиталя...

Игорю ничего объяснять не стал. Отделался междометиями, наспех откланялся и помчался в буфет.

На второй рюмке коньяка меня вроде отпустило. Заказал себе кофе и затаился за угловым столиком, прислушиваясь к происходящему в зале.

Мои лоты шли последними, и встретил я их, прячась за одной из самых дальних колонн. В случае неудачи отсюда можно незаметно сбежать, и лучше мне тогда до начала учёбы из своего посёлка не высовываться.

Сердце совсем было упало в пятки, когда стартовую цену никто сходу не поддержал. Больше минуты распинался специально нанятый аукционист, прежде чем кто-то в середине зала поднял над головой номерок.

Эта минута стоила мне покрытого потом лба и красного лица, наверняка напоминающего своим цветом спелый помидор. И только увидев первую поднятую руку с номером, я вытащил платок и старательно промокнул им пот, не исключено, что перемешанный вместе со слезами. В последних точно не уверен, но глаза мне определённо пощипывало.

Между тем, зал оживился. Когда я закончил с процедурой по приведению лица в порядок, цена выросла до шестисот пятидесяти тысяч. А потом события понеслись вскачь и вскоре я, не веря собственным ушам, услышал, что мой первый лот продан за полтора миллиона.

После третьего удара молотка зал на какое-то мгновение замолчал, а потом разразился криками и аплодисментами.

Продажа второго лота за миллион семьсот, и третьего, за два сто на меня особого впечатления уже не произвели. Я устроился в уголке зала на стуле, который неведомо откуда взялся, и чувствуя себя опустошённым, крайне вяло воспринимал действительность.

– Вот он, Павел Георгиевич, – услышал я знакомый грассирующий говор, – Сидит себе спокойненько, словно ему и дела нет ни до чего.

– Дорогой вы мой человек, герой вы наш, – полез ко мне обниматься и жать руку седовласый мужик с петлицами военврача, и я понял, что со стула мне пора вставать, – Вы просто не представляете себе, что для госпиталя сделали. Три с лишним годовых бюджета одним махом! А знаете что, господа, пойдёмте-ка дерябнем по паре рюмашек коллекционного шустовского в буфете. Ей-ей, за такое стоит выпить.

Майор против такого предложения не возражал, я так вообще был на всё согласен, а врач, как потом выяснилось не только врач, но и начальник госпиталя, так тот только на месте не подпрыгивал.

– А меня княжна Рюмина хотела с вами познакомить, – сказал я Павлу Георгиевичу после далеко не первой рюмки.

– Великая княжна, – строго поправил меня майор, назидательно задрав вверх указательный палец.

– Ну да, – устало согласился я с ним, – Самая великая княжна.

– Ирина Александровна не только по титулу великая. Душа у неё такая. Наичеловечная, – нашёл консенсус врач.

Затем откуда-то появились фотографы и журналисты. Майор меня снова выручил, и пока меня словно мебель фотографы переставляли с места на место для съёмок, он, разливаясь соловьём, грузил писак информацией.

Домой я прибыл изрядно пьяным и прилично уставшим. Самой большой мечтой у меня было забраться с головой под одеяло, и навсегда забыть про сегодняшний день.

Не всем нашим чаяниям и мечтам суждено сбываться.

Эту ночь я провёл в каталажке.

Глава 21

Полиция заявилась ко мне через час после моего прибытия домой. Началось всё с громкого стука в дверь.

Встревоженные горняшки вызвали охрану, воспользовавшись специальной тревожной кнопкой, о чём я и сказал полицейским через дверь, попросив их минуту подождать. За окном и впрямь виднелся автобус в характерной полицейской окраске, с положенными, где надо, спецсигналами.

– Всё в порядке. Это действительно полиция. Барокко, – услышал я голос своего охранника Юры и кодовое слово, обозначающее, что он не под контролем.

Четверо полицейских, урядник и маг в штатском. Следом за ними зашли оба моих охранника.

Встретил я их в халате, умытый, причёсанный и почти что трезвый. Успел ещё в машине накинуть на себя Малое Исцеление, а по приезду домой воспользовался "лечилкой" и "опохмелятором" работы Усольцева. Причина для таких действий была весомая. Ирина, моя новая горничная. Однажды начудил я с ней в нетрезвом виде и до сих пор за это сам себя простить не могу. Она у меня вроде живого напоминания. Стимулирует меня одним своим присутствием на приличное поведение, за которое не придётся поутру краснеть. Моя маленькая домашняя совесть.

Мы прошли в зал и урядник выложил на стол стандартный бланк допроса.

Он спрашивал, я отвечал. Сначала шли обычные вопросы анкетного характера, затем мы перешли к прошедшему вечеру и я подробно рассказал, во сколько и чем я занимался.

Заполнив первый лист урядник отложил его в сторону и попросил горничных принести одежду, в которую я был одет сегодняшним вечером.

Осмотр костюма он начал почему-то с рукавов, а кортик передал магу.

– У вас тут пуговички нет. Не подскажете, куда она делась? – буквально через несколько секунд задал он мне вопрос, показывая на правый рукав.

– Представления не имею, – чистосердечно ответил я, в свою очередь посмотрев туда же. Действительно, вместо трёх пуговичек на обшлаге наблюдались только две.

– А может эта подойдёт? – произнёс он, вытаскивая из внутреннего кармана конверт и вытряхивая из него на стол недостающую пуговку, – Ваша?

– Вполне может быть. От остальных не отличить. Вы занимаетесь розыском пуговиц по ночам? – заулыбался я, наконец-то найдя хоть что-то смешное в визите полиции.

– Веселитесь значит, ну ну, – он нехорошо прищурился и как-то зло усмехнулся, – Что там? – спросил урядник, поворачиваясь к магу.

– Чисто, – отозвался тот с каким-то сожалением.

– Точно? – не поверил ему урядник.

– Точнее не бывает. Следов крови не то что нет, а и не было никогда, – озадачил меня маг своим ответом. Так это он следы крови оказывается искал, когда над кортиком руками водил. Непрост, Одарённый. Редким видом магии владеет.

Урядник с минуту молчал, раздумывая и барабаня пальцами по столу. Потом он молча встал и вышел из зала. Как я позже узнал, он ходил спрашивать моих горничных, есть ли у меня второй кортик или похожее на него оружие и сильно огорчился, когда узнал, что ничего похожего в квартире нет и никогда не было.

– А пуговичка-то не оторвана, а аккуратно срезана чем-то острым, – дождавшись возвращения урядника, маг в свою очередь указал ему всё на тот же правый рукав.

Посопев, урядник вытащил из висевшего у него на боку планшета складную лупу, и пододвинувшись к свету, тщательно рассмотрел оставшиеся нитки, которыми была пришита пуговка.

Что там рассматривать-то, если я даже через стол вижу, что остатки ниток похожи на косу, перерубленную топором. Все кончики ровненько срезаны, словно под гребёнку подстрижены.

– Во сколько вы покинули Офицерское собрание? – задал урядник очередной вопрос.

Я повернулся к Юре, и вопросительно вскинул голову. Я тогда немного не в том состоянии был, чтобы на часы смотреть, а охранники могли запомнить.

– В двадцать три сорок пять, – подсказал Юре Владимир, мой второй телохранитель, – Как раз вечерние новости только начались.

– Точно. В двадцать три сорок пять, – подтвердил Юрий.

– И где вы провели последний час, перед тем, как выйти? – посмотрел на меня урядник, вписав в протокол время.

– Да всё в том же буфете. Коньяк пил с двумя офицерами, и разговоры разговаривал. Никуда я после аукциона из буфета не выходил, даже из-за стола не вставал. Хотя стоп. Вру. Из-за стола вставал. Когда фотографы приходили, они меня потаскали за собой немного, в основном недалеко от стола. Освещение вроде бы подбирали да группу из нас составляли, – постарался я как можно детальнее вспомнить свои действия.

– За рукав хватали? – спросил урядник, не отрываясь от писанины.

– И за рукав, и за плечо. То так им встань, то этак повернись, то голову выше подними, – подтвердил я.

– Фамилии офицеров, которые были с вами за столом, помните?

– Начальник штаба майор Игнатьев и начальник госпиталя капитан Нечаев, – ответил я без раздумий.

– Ого. Неплохая компания для курсанта, – хохотнул урядник, переглянувшись с магом. Похоже ни тот, ни другой мне не поверили. Майор гвардейского полка – это величина. Разница со званиями пехотных войск у лейб - гвардейцев в две ступени принята. Даже врач, с его званием капитана пехотному подполковнику соответствует.

– Для полноты картины пары Великих князей не хватает, – ехидно дополнил маг и зевнул, прикрывая рот ладонью.

– С Великой княжной Рюминой я говорил перед аукционом, после него я её не видел, – добросовестно пояснил я ситуацию с князьями.

– Полноте вам. Считайте, что мы впечатлены по самое не могу. Прямо сейчас вскочим и убежим в страхе, – лениво проговорил урядник, сложив руки на груди и раскачиваясь на стуле, – Только объясните нам, зачем вы штабс - капитана Мезенцева убили и расскажите, куда деньги дели?

– Говорят, он больше пятнадцати тысяч ассигнациями за вечер выиграл. Неплохие деньги для курсанта, не так ли? – оглянулся маг на ухмыляющихся полицейских.

– Деньги, значит? – я потянулся к своему сюртуку, тому самому, с которого пропала пуговица, и вытащил из внутреннего кармана свёрнутый вчетверо лист. Это был аукционный листок, по которому я отслеживал ход аукциона, дожидаясь, когда же пойдут мои лоты. Аккуратно развернув его, я подтолкнул листок уряднику, – Полюбопытствуйте. Мои лоты занимают три нижние позиции. Благодаря им я несколько часов назад пожертвовал госпиталю гвардейского полка два миллиона шестьсот пятьдесят тысяч. Неплохое пожертвование для графа и Главы Рода? Как после этого не побежишь людей убивать за пятнадцать тысяч. Только вот нет, я видимо неправильный граф, поэтому предпочёл отмечать успех в компании с начальником этого самого госпиталя и с князем Игнатьевым, который проявил большое участие в организации аукциона. Ну, а о том, что племянница Императора шефствует над госпиталем лейб - гвардии, вам думаю и без меня известно.

Обстановка в зале разительным образом изменилась. Глаза полицейских остекленели, да и сами они вытянулись чуть не по стойке смирно с крайне серьёзными лицами. Маг сильно закашлялся, а урядник начал в третий раз перечитывать список лотов, медленно багровея. И лишь мои охранники улыбались и смотрели на меня с обожанием и гордостью.

– Мда-а, поворотец... – наконец-то подал голос урядник, вытирая вспотевший лоб вполне приличным платком, – Пожалуй мне стоит объясниться.

– Окажите любезность, – холодно ответил я и обратился к своему охраннику, показывая ему на мага, – Юра, принеси воды человеку, а то умрёт не дай Бог, а мне снова отвечать.

– Сарказм ваш мне понятен. Но попробуйте и вы в наше положение войти. В одиннадцать вечера Мезенцев вышел из офицерского собрания. Живёт он недалеко, поэтому в хорошую погоду всегда пешком ходит. В одиннадцать пятнадцать нам позвонил неизвестный, и сообщил о трупе около подъезда дома, в котором Мезенцев квартировал. Он же сказал, что видел убийцу. Причём, позвонивший достаточно детально и подробно описал ваш вид, и добавил, что скорее всего убийца забежал в двери офицерского собрания. В руке осмотренного трупа оказалась ваша пуговица, а обе раны в сердце и в печень нанесены кортиком, судя по ранам на теле и порезам на одежде. Выигранные деньги пропали.

– Ага, а пуговицу я кортиком срезал, – подсказал я уряднику, отчего тот только поморщился. Кортик – оружие колющее, лезвие у него не заточенное, чтобы пуговицу им отпилить, минуты две - три шмурыгать надо, пока нитки перетрёшь.

– Своё мнение относительно вас я отдельным рапортом изложу, обещаю. Впрочем, вам можно не волноваться. Если офицеры, с которыми вы были за столом подтвердят, что вы никуда не отлучались, то следователь вне всякого сомнения с вас все обвинения снимет, – вроде бы бесстрастно изложил мне урядник, но я успел заметить, как он внимательно отследил мою реакцию на свои слова.

– Только те, что за столом... – задумчиво протянул я, и заметил, как у полицейского азартно блеснули глаза, – Так рядом с нами ещё четыре стола соседствовали. Человек двадцать свидетелей наберётся, если что. К тому же за вечер к нам многие с поздравлениями подходили и с других столов, опять же официантов можно поспрашивать.

– Максим, – совсем не по уставному остановил маг дернувшегося было, словно от пощёчины, урядника, – Граф шутить изволят. Просто объясни ему, что мы сейчас ничего не решаем. У нас есть приказ, и мы должны его выполнить.

– Действительно, – урядник, чуть катанув желваками, постарался не выказывать свою злость и разочарование, – Наше дело маленькое. Вас найти, улики собрать, провести предварительный опрос, да и доставить в управление. Все остальные вопросы следователь будет решать.

– Ночью? – не смог сдержать я удивления, кивая на тёмное окно.

– Отчего же. Следователи наши – господа важные. Они только к утру прибывать на службу изволят.

– И что я там до утра буду делать? – я искренне удивился несуразности происходящего.

– Как и все. В камере посидите, – пожал плечами урядник, словно говоря о чём-то обыденном и несущественном.

– В камере, значит, – от прилива гнева у меня зашумело в голове и я начал подниматься из-за стола, машинально формируя вокруг себя щиты.

– Явная подстава, – подал голос Юрий, переключая на себя моё внимание, – Если минут двадцать дадите, то мы попробуем усиление вызвать. Щиты у вас пару выстрелов выдержат? – обратился он ко мне.

– Даже больше, – кивнул я ему, постепенно остывая и приходя в себя.

– Велика вероятность, что стрелять на выходе будут. Хотя и на маршруте могут подловить. Вы же его в изолятор Третьего управления собрались везти? – спросил у урядника Володя, проводив взглядом убежавшего к телефону напарника.

– А куда же ещё. Одно у нас место, где Одарённых содержат, – подтвердил полицейский, наблюдая за действиями охраны с некоторым скепсисом.

– Народа по ночному времени у нас мало, но ребята уже выехали и сейчас пробегутся по подозрительным местам, – доложил Юра, вернувшись.

Полчаса мы провели в томительном ожидании, коротая время обычными разговорами.

Для себя я из разговоров выяснил, что камеры в Третьем отделении вполне приличные, а те, что для родовитых предназначены, больше похожи на гостиничный номер, правда далеко не самой лучшей гостиницы. Это мне маг рассказал, и судя по ухмылкам урядника, знания о камерах у мага были отнюдь не теоретические.

Заодно узнал, что от посещения изолятора мне не открутиться. Убийство гвардейского офицера – событие из ряда вон выходящее и за излишнюю рьяность при его раскрытии полиции ничего не будет, хоть самому Императору жалуйся.

Раздавшийся телефонный звонок хлыстом стеганул по нервам.

Все уставились на Юру, который взял трубку, и выслушав собеседника, задал ему несколько вопросов, прежде чем закончил разговор и положил трубку.

– Был человек. Крышами ушёл, а потом по заранее заготовленной верёвке вниз спустился и скрылся в подвалах. Вот только ребята считают, что это не снайпер был, а наблюдатель. Оружия нигде не нашли, и по крышам он налегке бежал, даже бинокль бросил, – коротко пересказал Юрий свой разговор с коллегами из агентства.

– Зачем ночью бинокль? – урядник сходу вычленил из рассказа несоответствие, показавшееся ему странным.

– Вместе с эликсиром ночного зрения отлично работает. Похуже чем днём, конечно, но ненамного, – поделился собственным опытом охранник, – Лучше давайте маршрут обговорим. Ребята сейчас две спецмашины подгонят и сопровождение организуют. Вы со своим автобусом нас задерживать будете. Поэтому его лучше отправить пустым, а вас всех разместить в наших машинах. Надеюсь, возражений нет?

Кавалькада из четырёх чёрных внедорожников и двух мотоциклов промчалась по ночной столице без приключений.

– Ночью внимательнее будь. Похоже, ничего ещё не закончилось, – шепнул мне Юра на прощание и дождавшись сигнала от руководителя группы, подтолкнул меня к калитке изолятора.

Миновав несколько железных дверей и решёток, мы оказались в тёмном коридоре. Все, кроме урядника и тюремного надзирателя, остались за первыми же дверями, а вскоре и меня затолкнули в небольшую комнатёнку, где из убранства имелась одна деревянная лавка и серые бетонные стены, исцарапанные и исписанные разнообразными надписями.

Немного побродив взад - вперёд, я уселся на лавку и начал изучать "наскальную" литературу.

– "Тюрьма, как много в этом слове, для сердца русского слилось", – задавал тон неизвестный поэт, прилично отработавшись на ниве плагиата.

– "Кто не был лишён свободы, тот не знает её цены", – вторил ему тюремный философ.

– "Адын год паселений. Ашот - вор", – отметился явный выходец с Кавказа, и получил кучу крайне неприличных комментариев, повествующих о том, где комментирующие видели такого вора и чего они ему желают в будущем.

Мда-а. Не всё так радужно, как описывал мне маг. В элитной тюрьмушке для Одарённых могли бы и интереснее что-нибудь на стене написать. Разочаровал меня местный контингент. Хотя, скорее всего дело в воспитании. Приличные и умные люди стены пачкать не будут.

Вдоволь насидевшись на жёсткой скамейке, я снова принялся ходить.

На этот раз мои уши, настроившись на абсолютную тишину бетонного мешка, отчётливо передавали мне хруст песчинок под ногами. Привратницкая тюрьмы. Возникло ощущение, что подошвами своих ботинок я в пыль перемалываю рассыпавшиеся здесь в стеклянную крошку чужие судьбы.

Переходы, лестницы, решётки, тяжёлые двери, раз за разом всё больше отрезающие меня от выхода, ведущего на свободу. Пока мы шли до камеры, надзиратели трижды сменялись, передавая меня и оформленные документы с рук на руки. Время от времени мне казалось, что из-за дверей камер, мимо которых мы проходим, высовываются языки магии, словно пытаясь рассмотреть, что происходит.

После бетонного отстойника камера мне показалась даже уютной. Деревянный пол, чисто побеленные стены, окошечко под потолком, забранное тремя толстенными стальными прутьями, прочные стол и табуретка, наглухо вмурованные в пол и стену, приличная с виду кровать, а не нары, со стопкой чистого белья и свёрнутым матрасом, миниатюрный туалет с микроскопическим умывальником. Скажем так, если это и сравнивать с гостиничным номером, то стоит уточнить, что номер из самых дешёвых, а сама гостиница находится в каком-то глухом селе. С другой стороны, в Касимове моя комнатёнка, что я снимал на чердаке, похуже была, да и размером поменьше.

Оглядевшись, постелил бельё, но спать не хотелось. Сказывалось не только предупреждение охранника, но и общий раздрай от непонимания того, что происходит. Юрий, похоже, о чём-то догадался, но ничего не стал мне объяснять при посторонних. Собственно, ему по должности положено быть излишне подозрительным. Он запросто мог предположить, что прибывший за мной полицейский наряд изначально мог быть нацелен на то, что убийцу гвардейского офицера необязательно стоит доставить живым. Вроде как задержать его задержали, а он по дороге решил сбежать. Пришлось полицейским стрелять. Или сопротивление при задержании оказал, от чего, кстати, я в какой-то момент был не так-то и далёк. Даже щиты успел на себя накинуть.

Да, дела... Чего и где я упустил? Хороший вопрос. Загадка ценой в жизнь.

Раз со своей стороны я ответа не нахожу, значит ищу его не там или не так, как нужно.

Чтобы понять Юрия, мне надо понять ход его рассуждений. Для этого стоит встать на его место, и вспомнить, какие моменты я от него услышал.

Время моего выхода. Явная подстава. Снайпер, который оказался не снайпером, а наблюдателем. Проезд через столицу без приключений. И его совет быть внимательнее ночью, так как ещё ничего не закончилось.

Вроде всё. Какой вывод можно сделать, пройдя по этой цепочке...

Казалось бы, стоит ли обращать внимание на слова обычного охранника? А кто сказал, что он обычный? Липатов как-то рассказывал мне, что агентство, где трудятся мои охранники, состоит из весьма специфических ветеранов, правда не уточнил, в каких именно службах эти ветераны раньше лямку тянули.

Я тогда отнёсся к недоговорённости, как к очередной забавной задачке, и не стал расспрашивать дальше, надеясь, что сам смогу со временем понять, откуда они взялись. Не раз пробовал прокачать свою охрану на косвенных вопросах, иногда оттачивая практику той теории, что нам дают в Академии, а иногда и импровизируя.

С таким же успехом я мог бы биться лбом в сваю моста, пытаясь по звуку определить марку бетона.

Охранники улыбались, отвечали, но и только. Полной ясности я так и не достиг.

Итак, с точки зрения ветерана непонятно какой службы, проще всего снайперу меня было подловить на выходе из дома. Но вместо него оказался наблюдатель, который всего лишь хотел удостовериться, что я уехал с полицией и дополнительной правки, в виде ещё одного звонка, уже не требуется.

Перехват по дороге маловероятен. Слишком ненадёжно вступать в городе в перестрелку с вооружённым нарядом полиции или пытаться взорвать целый автобус с помощью той же припаркованной машины со взрывчаткой в багажнике.

Куда предпочтительнее версия, что сами полицейские от меня бы по дороге избавились, но тогда они бы настаивали на доставке подозреваемого своим автобусом, а этого не произошло.

Получается так, что неведомого сценариста пока всё устраивает. Меня выдернули из дома и отделили от охраны. Но опять же, меня поместили в такое место, куда даже теоретически постороннему человеку сложно попасть. Постороннему да, а если он не посторонний...

Я уже совсем по иному осмотрел своё временное жилище, уделяя особое внимание окну и двери. Окно отмёл сразу. Слишком невелик его размер. В такое даже ребёнок не пролезет, да и не просматривается из него вся камера, если с улицы глядеть.

С дверями немного сложнее. Кроме глазка там имеется "кормушка", закрытая снаружи на навесной замок. Вид из неё почти на всю камеру. Если её открыть, то можно запросто выстрелить в человека, спящего на кровати, или запустить в него файерболом, а то и ещё какой-нибудь магией. С четырёх - пяти шагов никто не промахнётся.

Посмотрел на дверь магическим зрением. Неплохо сработано. Энерговоды в меру мощные. Укрепляющие руны, сигналка, срабатывающая на разрушение, и что-то вроде поглощающих контуров. Мне, пожалуй, её и не выломать. Тут посерьёзнее маг нужен, с мощной ударной техникой. Такой, чтобы контуры поглотителей враз перегрузить. А вот механический замок простой, хоть и массивный. Впрочем, снаружи ещё и навесной имеется.

Дождавшись, когда в коридоре перестанут раздаваться шаги, сопровождаемые звяканьем ключей, я принялся за работу. Оторвал несколько полос ткани от простыни и свернув матрас по длине, перевязал его в трёх местах, чтобы сделать его похожим на фигуру человека. Полученное подобие манекена укрыл одеялом, подоткнув его в паре мест для большего правдоподобия. Носовой платок использовал для того, чтобы прикрыть стекло над дверью, за которым находилась слабенькая лампочка, освещающая камеру. По стёклышку глазка мазнул мыльным пальцем. Полностью видимость мыло не закроет, но сквозь разводы будет трудно что-то рассмотреть досконально. Вроде всё. Хотя нет. Я снял ботинки, и поставил их рядом с кроватью. Вот теперь точно всё. Можно прятаться.

Для этого у меня есть всего два места. В туалете, или в уголке за его стенкой.

Начал с туалета. Ничего не выходит. Если сидишь, то торчат колени, а чтобы встать, распластавшись вдоль стены, нужно иметь навык балерины, способной часами стоять на цыпочках. Вздохнув, пошёл пристраиваться в уголок.

Время тянулось томительно долго. Пару раз я ещё слышал шаги надзирателя в коридоре, сопровождаемые позвякиванием связки ключей, а потом и они пропали. Судя по сумеркам за окном, дело идёт к рассвету. Я в очередной раз встал с корточек и начал разминать затекшие ноги.

Чуть слышное шебуршание за дверью заставило меня замереть и я как можно плотнее втиснулся в угол, приводя в готовность щиты.

Минута - другая напряжённого ожидания, и вот на полу появилась полоска света. Кто-то приоткрыл дверь и мимо меня пролетело слабенькое заклинание. Дверь открылась шире и в камеру проскользнул человек, поспешно направляющийся к кровати.

Незнакомец уже заносил руку, в которой блеснула сталь, когда я поймал его в кокон щитов.

Сопротивлялся он отчаянно, щеря зубы, брыкаясь и пытаясь развернуться в мою сторону. Пришлось усилить нажим до такой степени, что у него что-то отчётливо захрустело и он захрипев, потерял сознание. Подождав немного я чуть раздвинул щиты, чтобы обеспечить внутрь кокона доступ воздуха. Ещё через несколько секунд ночной гость задышал, жадно хватая воздух ртом.

Я снял платок, затеняющий лампочку, и при более ярком свете рассмотрел своего несостоявшегося убийцу. Смуглый, худощавый, чем-то похож на цыгана с такой же курчавой копной тёмных волос, странно сбитых набок. Он тяжело дышал, не открывая глаз, а его рука с зажатой в ней заточкой, похожей на толстое шило, была неестественно вывернута и прижата к груди щитом. Его счастье, что заточка плашмя легла, могла бы сейчас и в нём торчать.

Я обулся и пнув ногой прикрытую дверь, вышел в коридор. Никого нет, только в самом конце коридора видна открытая дверь с какой-то табличкой на ней.

Не торопясь дошёл до открытой двери.

Картина маслом. Оба надзирателя спят. Один уронил голову на сложенные на столе руки, а второй откинулся на замызганном диванчике, прикрыв лицо газетой.

– Подъём, служивые, – негромко скомандовал я, стоя в дверях. В их биндюгу мне заходить совсем не хотелось, больно уж там у них запашисто. Чеснок, вакса и сногсшибающая вонь махорки, впитавшаяся в стены.

– А-а, что, – вскинулся тот, что спал за столом, а второй стащив с заспанного лица газету, только рот разевал, словно вытащенная из воды рыба.

– Идите, убийцу забирайте. А то я тоже спать хочу, – я не смог сдержать улыбку, глядя на забавную сцену их пробуждения и уже готов был расхохотаться в голос, как понял, что смех у меня получится нервный. Похоже, отходняк у меня начинается от проведённой ночи и всех остальных приключений. Развернувшись в дверях, я пошёл обратно, а вскоре услышал за спиной частый топот надзирателей, ринувшихся мне вслед.

Созданную мной скульптуру служивые рассматривали недолго. Один из них почти сразу умчался к тревожной кнопке, чтобы вызвать наряд, а второй изобразил из себя стражу, встав у дверей, и только изредка отвлекался на то, чтобы растереть лицо, сгоняя с него предательские следы сна. Эти процедуры оказали на него благотворное влияние, и вскоре я услышал его шёпот:

– Ваше сиятельство. Вы это... Не говорите, что мы задремали. Скажите, что мы как шум услышали, так тут же примчались.

– Простынь у меня порвалась, – нейтрально отозвался я на его предложение.

– Всё что пожелаете заменим, – истово заверил меня служака, – И чаёк с мёдом наисвежайшим спроворим, как только лихоимца сдадим.

Пятёрка наряда, возглавляемая унтер - офицером, примчалась с таким топотом и лязгом дверей, что наверняка разбудила всех сидельцев на этаже.

Унтер выслушал короткий доклад надзирателя и зашёл ко мне в камеру.

– Ну-с, а вы что расскажете? – спросил он у меня.

А мне что скрывать. Рассказал всё, как есть. И про то, как заподозрил неладное, когда меня задержали за несовершённое мной преступление, да ещё и пуговицу нашли, и про то, что надумал ночью, и как засаду организовал.

– Вы чем его держите? – поинтересовался у меня офицер, разглядывая замершего в щитах убийцу.

– Родовое заклинание. Вроде двух сложенных щитов, – показал я сложенные лодочкой ладони, сомкнутые вместе, – Могу отпустить, но он вооружён.

– Отпускайте. Похоже вы ему руку сломали, – присмотрелся к преступнику унтер, но всё-таки вызвал из коридора двух конвоиров с дубинками.

Я снял щиты, и заточка со звоном упала пол, успев подпрыгнуть пару раз, прежде чем унтер отопнул её к двери. Убийца кулем сполз по стене, отчего его волосы полностью скрыли лицо.

– И кто же тут у нас? – наклонился к нему офицер, откидывая кудрявые лохмы, закрывшие лицо преступника, – Оп-па, паричок. И под париком мой старый знакомый. Ты что же, Верёвка, думаешь я тебя сразу не узнал? Да я тебя на всю жизнь запомнил. Меня же из-за твоего побега квартальной премии лишили и чуть было в звании не понизили. А теперь шалишь, отбегался ты, давно по тебе каторга плачет. В лазарет его, а потом в подвал, в камеру для особых. И чтоб глаз мне с него не спускать! – грозно проревел унтер, размахивая в воздухе снятым с неудачливого убийцы париком.

– Старый знакомый? – поинтересовался я у разгорячённого офицера.

– Ещё какой старый. Четыре побега за ним числится. Один так вообще из зала суда. Странно мне только, с чего он вдруг на мокруху подписался, ну, на убийство то есть, – поправился унтер, поневоле перенявший за годы общения с заключёнными тюремный жаргон, – Так-то он по замкам специалист. Причём, по любым, хотя в основном по сейфам мастер. Дар он свой под это дело заточил, да и отмычками не брезгует. Не в чести у "медвежатников" убийства. Похоже, кто-то сильно постарался, чтобы заставить его масть сменить, да на такой риск пойти.

– Какой же тут риск? Риск – это когда шанс есть, а у него он разве был? – не на шутку удивился я. Как-то не укладывается в голове, что в таком заведении можно безнаказанно убить человека, надеясь выбраться сухим из воды.

– Лемешев, глянь-ка карточку Верёвки, кем он к нам заехал и за что? – крикнул унтер коридорному.

– Максаков Илья Савельевич, дворянин Тамбовской губернии. Дебош в ресторане "Кристалл", с ущербом в тридцать пять рублей семьдесят копеек, – через пару минут доложил надзиратель.

– Так я и думал. Убил бы он вас. Вашу и свою камеры обратно запер, для него это не проблема, а в девять утра, как канцелярия у нас откроется, оплатил бы ущерб в тридцать пять рублей, затем внёс бы штраф в пятьдесят рублей, и через десять минут вышел бы с квитанциями о полной уплате за содеянный им дебош на свободу. Даже если бы вас мертвого и нашли надзиратели, то наши эскулапы пришли бы к вашему трупу не раньше десяти, а то и одиннадцати утра. У них с девяти свой обход в лазарете, а пропуска им в этот корпус надо через спецчасть выписывать. Да и на заточку посмотрите внимательнее, – унтер чисто полицейским движением поднял штырь из заточенной стали за торцы, – Чистое шило. Таким ударь через ухо, да кровь промокни, и сходу ни один лекарь не признает, отчего вдруг задержанный умер. Сутки, а то и двои пройдут, прежде чем в вас патологоанатом пороется и может быть реальную причину смерти установит. Так что шанс уйти у Верёвки был, и не шуточный. Открыть и закрыть замки для него плёвое дело. От меня он в своё время сбежал, шарахнув по воротным надзирателям Параличом, а до этого с десяток замков и запоров вскрыл, причём крайне быстро, а потом их же и закрыл, отсекая погоню. Пока мы через закрытые им запоры выбирались, он уже извозчика нанял и на набережной успел столичного полицмейстера поприветствовать. Каков наглец?

– Паралич, говорите. Да, похоже, – вспомнил я, как в свёрнутый матрас, изображающий меня спящего, ударило какое-то заклинание, – Это что же получается, к вам сюда пьяниц и дебоширов со всей столицы везут?

– Только Одарённых. Иначе без разрушенных вытрезвителей в городе не обойтись. Вы бы написали в объяснении то, что мне рассказали. А я уж из кожи вон вывернусь, но постараюсь, чтобы оно в нужные руки попало побыстрее. Смотришь, и узнаете, кто Верёвке вас заказал, – доброжелательно посоветовал унтер напоследок.

Я и сам хотел бы это узнать, но мысль про допрос Верёвки после некоторого размышления отверг. Узнают в Академии, что я у связанного человека пальцы отрезал, или глаза ему выкалывал, так мне руки потом никто не подаст. Такие уж нравы и понятия о чести у благородных.

Объяснения я писал, прихлёбывая крепкий душистый чай из большой фаянсовой кружки. Как раз до завтрака успел уложиться. На завтрак дали вполне приличный компот и две свежие булочки с изюмом. Для тюрьмы совсем неплохо.

Я походил немного по камере, изображая разминку, а потом улёгся поверх одеяла, ожидая вызова к следователю. Не заметил, как задремал, да так и проспал до обеда.

На обед давали жиденькую уху, от которой я отказался, взяв на второе гречу с куском курицы, а налитая вместо чая бурда меня откровенно расстроила.

– Ваш сясьво, чай или кофе желаете? – скороговоркой проговорил незнакомый усатый надзиратель, наклонившись к проёму кормушки, – Нам всё нужное по смене передали. Как раздачу закончат, так мы вмиг обеспечим.

– Кофе бы, братец, – жадно выдохнул я, поняв, чего мне так не хватало в тюрьме.

Минут через двадцать я стал счастливым обладателем полулитровой кружки горячего кофе. Может напиток и был не из лучших, но на тот момент он мне показался ангельским нектаром.

– Пора начинать нервничать, – вслух сказал я сам себе, начав наматывать по камере круги с ополовиненной чашкой кофе в руках. Утреннюю прогулку в тюремных двориках я благополучно проспал и сейчас мой организм, взбодрённый кофеином, жаждал движения и действий.

Я был всерьёз обеспокоен тем, что про меня забыли. В голове я уже не раз прокрутил и подготовил доказательства своей невиновности и меня распирало от желания их выплеснуть на кого-нибудь.

Скрежет открываемых замков я услышал, когда отходил не один километр, измеряя шагами свою камеру вдоль и поперёк.

– С вещами на выход, – равнодушно объявил один из двух конвоиров, явившихся по мою душу, – Руки за спину.

Столь невесёлое начало было сдобрено улыбающимся лицом знакомого усатого надзирателя, который подмигнул мне из-за спин конвоиров, и незаметно показал большой палец. Определённо он давал мне понять, что в моей жизни начались изменения к лучшему. Настроение поднялось, и я без особых переживаний прошёл под конвоем через тёмные коридоры, лестницы и добрую дюжину постов, скрывающихся за отпираемыми решётками и тяжёлыми дверями.

Кабинет следователя, крепкого мужчины лет сорока в мундире надворного советника, большим размером не отличался.

– Присаживайтесь, и одну минуту подождите, я уже заканчиваю, – мельком глянул на меня следователь, продолжая заполнять документы.

Изучение макушки советника, склонившегося над бумагами, меня не заинтересовало и я огляделся вокруг, оценивая обстановку. Так себе полиция живёт. Казённая мебель, не лучшего качества, выкрашенные в темно-зелёный цвет стены, с обязательным портретом Императора на одной из них, забранные решёткой окна. Мрачновато. Ярким пятном на общем унылом фоне смотрятся роскошные напольные часы в деревянном корпусе табачного цвета, большим циферблатом с римскими цифрами и свисающими под ним вычурными бронзовыми гирями.

– Ну, вот и всё. Дело раскрыто. Обвинения с вас сняты. Ознакомьтесь и распишитесь. Забирайте оформленный пропуск, и вперёд. На свободу с чистой совестью, – сам же посмеялся следователь над собственной шуткой. Откинувшись на спинку стула он вывернул назад плечи и потянулся до хруста позвонков, – Два раскрытых убийства и одно покушение за день. Никогда ещё у меня столько не случалось. Да и на завтра ещё писанины невпроворот будет.

– Могу я в качестве компенсации за безвинное пребывание в тюрьме попросить вас поделиться деталями? Согласитесь, в какой-то степени они меня напрямую касаются, – попытался я не слишком язвительно задать свой вопрос. Полицейский всё-таки в возрасте и в чинах. В переводе на пехотные звания, так целый подполковник будет.

– Ну, если только очень коротко и в пределах допустимого. Всё-таки тайну следствия ещё никто не отменял, – отозвался следователь, намекающим взглядом окинув толстые папки дел, ожидающие его на краю стола, – Начнём с того, что четыре дня назад умер Мансуров - старший. Личность вам без сомнения известная. Хоть его и считали под конец жизни выжившим из ума, кое-что он соображал, да и память кой-какую сохранил. К примеру о вас он не забыл. Была у него с давних времён пригрета группа душегубов. У меня ещё будут к ним вопросы по старым делам, но сейчас не об этом. Им-то он и поручил решить с вами вопрос, причём так, чтобы никаких следов к Роду и Клану не было. Сто тысяч аванса дал, и двести по результату пообещал. Вот и появился у них план о том, чтобы вас в изоляторе для Одарённых убить. Предложили они двум уголовникам, Верёвке и дружку его Фильке Десятчику, старые должки отработать и денежку немалую поиметь. Филька у вас пуговку срезал, фотографом представившись. Для него это шутейное дело. Он прозвище своё получил оттого, что карманы вырезал не бритвой, а заточенной монетой. Да, собственно вот он, может припомните, – следователь быстро перебрав несколько фотографий, толкнул одну из них мне по столу. Сфотографированный человек определённо был мёртв, и его лицо мне было знакомо. Да, запомнил я одного из фотографов, отличающегося от своих коллег дорогим костюмом и приличными манерами. Я кивнул следователю, показывая, что я узнал сфотографированного, – Убили его мансуровские. Собственно и Верёвку та же участь ожидала бы, сделай он своё дело и явись к ним за обещанной платой. Но вот незадача – Верёвку вы взяли, а мансуровских варнаков ваши друзья повязали и нам тёпленькими сдали. Прямо вместе с трупом Фильки всех и привезли. Те уже в убийстве Мезенцева сознались.

– Мои друзья? – переспросил я у следователя, думая, что ослышался.

– Ну да. В окно выгляните. Они, как варнаков перед обедом сдали, так и стоят до сих пор за воротами, вас дожидаясь.

Со стула меня снесло, словно пороховым зарядом. Подбежав к окну, я увидел три знакомых внедорожника агентства, и среди куривших узнал Володю, и Юру, с перебинтованной рукой, висевшей у него на перевязи. Чуть в стороне от них прогуливался Степаша, нетерпеливо посматривающий на ворота тюрьмы. Почувствовав, что у меня начинает расплываться изображение, из-за подозрительно появившейся в глазах влаги, я несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь и вернулся к следователю.

– Пойду я, пожалуй, – пробормотал я, забирая оформленный пропуск, и наверное, слишком часто моргая, – Друзья заждались. МОИ ДРУЗЬЯ.

Ох, и нажрались мы все этим вечером...

Глава 22

– Серьёзно, очень серьёзно. Мне бы по два-три таких "весла" на роту, глядишь, у меня и жизнь бы поменялась, – сдувая пену с пивной кружки, выговорил запыхавшийся офицер, в мундире капитана в отставке, о которой свидетельствовали поперечные белые полосы, перечёркивающие его погоны.

В очередной раз сбегав к понтону, который они больше часа расстреливали с разных расстояний, рисуя вместо мишени мелом круги на поржавевших бортах, он уже не раз оценил толщину металла и углы, под которыми происходили пробития.

Бивуак Светлого князя Константина, наспех разбитый невдалеке от одного из волжских крутояров, возник на этом месте не случайно. Лет пять назад тут на отмель выбросило оторванный от какого-то причала стальной понтон, покорёженный ледоходом до потери плавучести. По нему и стреляли два друга, время от времени отвлекаясь на мангал и лёгкую выпивку.

– Прямо таки жизнь? – отмахнулся от дыма князь, переворачивая шампуры над углями.

Охрана, расположившись чуть поодаль, с недоумением наблюдала за княжеской блажью и не мешала беседе друзей. Не каждый день увидишь, как Великий князь собственноручно шашлык готовит, да и было бы кому, а то обычному капитану, пусть и понюхавшему пороха, о чём свидетельствуют боевые награды и нашивки за ранения на его кителе.

– А давай я тебе свой крайний день на фронте расскажу, – предложил капитан в отставке, поудобнее устраиваясь на раскладном стуле и неторопливо набивая трубку, – Помнишь, я с фронта тебе писал, что принял батальон. Хорошо мы в том месяце румын погнали. После одного, особенно удачного прорыва, надумало наше командование в "мешок" целую румынскую дивизию загнать. Получил наш полк приказ – перекрыть одну из дорог, по которой румыны отступить могли. Всё бы хорошо, но надо было за день пройти больше двадцати километров, и высоты занять, с которых та дорога контролировалась. Батальон мой, от которого к тому времени чуть больше половины в строю осталось, усилили местной дружиной, в пятьдесят человек при двух машинах, да взводом ополченцев. Пошли мы. Ночью, как назло, дождь прошёл знатный. Дорогу развезло, кое-как двигались. Мелкие заслоны сходу сбивали, а с броневиками вдосталь намучались. Есть у румын смешные кургузые шестиколёсные броневички с пулемётом. ВЗ - 30 называются. Обычная пуля их не берёт, а от всей батальонной артиллерии у меня к тому времени две сорокопятки только остались. Пока их вытащишь вперёд, да развернёшь, иногда полчаса уходит. Румыны к тому времени, завидев пушки, отойти успевают, не принимая боя. А через километр всё то же самое повторяется. Пять - шесть броневиков за полем стоят и из пулемётов постреливают. Не будь у местной дружины пары безоткаток, в кузовах грузовиков установленных, мы бы те двадцать километров и за два дня не прошли. С горем пополам доползли к вечеру до высот, а там румыны успели окопов нарыть, да укрепиться. Дождались мы, пока артиллерия наша до полковая подтянется, и попробовали в атаку пойти. Дважды поднимались, а потом у нас офицеры заканчиваться стали. У меня во второй роте всех взводных снайпера выбили ещё в первую атаку. При второй атаке и меня зацепили. Хорошо, что споткнулся я перед этим, а то не увиделись бы больше.

– Как-то грустно ты всё рассказываешь. Но я всё равно не понял, чем бы тебе такие винтовки помогли? – кивнул Константин на лобаевское "весло", из которого они сегодня вдоволь постреляли. Карабин, собранный ими с самым длинным стволом, они не сговариваясь стали именовать винтовкой. Знал князь, чем друга детства развеять. Вывез для разговора на волжский берег и устроил знатные пострелушки. Получив дней десять назад от капитана в отставке отчаянное письмо, в котором Михаил умолял князя посодействовать его восстановлению в армии, он пригласил его в Камышин. Михаилу Кузнецову князь доверял. Как-никак с шестилетнего возраста его знает, с их детских игр и совместных занятий. Правда, разошлись в последние годы их пути, но переписывались они часто, а иногда и встретиться удавалось.

Отец Михаила был служивым дворянином, и ко времени их детского знакомства вышел в начальники личной охраны у княжеского Рода. Вот и попал его сын в компанию огольцов, гоняющих вместе с юным княжичем по парку, да заодно и занимающихся вместе с ним у разных учителей и наставников.

– А ты сам посуди. Пуля со стальным сердечником у нас двойной стальной лист на понтоне метров с шестисот пробивает. Значит броневики румынские нам бы помехой не были. Оптика на винтовке, не то что у моих "любителей". Так мы хороших стрелков во взводах называем, которые у нас из армейской самозарядки с четырёхкратным прицелом стреляют. Думаю, смогли бы обученные стрелки из лобаевских винтовок хотя бы часть румынских снайперов выбить, если не просто бы стрелками меткими оказались, как наши "любители", а заранее обученными снайперами. Заодно и пулемёты бы подавили. Пулемётный щиток таким патроном плёвое дело пробить.

– Погоди, снайпера, "любители", ты про что? – досадливо поморщился князь Константин, не успевая переваривать фронтовой жаргон своего друга.

– Ай, да это у нас в полку к ним прозвище "любители" прилипло. Приезжали к нам как-то раз инструкторы из Рязанского училища. Настоящие снайпера. Такую стрельбу на шестьсот и восемьсот метров показали, что наши стрелки их результаты и на четырёхстах метрах зачастую повторить не могли. Тогда-то наш полковник и сказал: – Вот это мастера, а вы у меня любители, – пояснил Михаил, – А уж как они маскироваться умеют – это фантастика. В пяти шагах можно пройти и не заметить.

– Миш, я тебя зачем сюда вызвал-то, – князь сунул в руку друга шкворчащий шампур, другой, ничуть не хуже выбрал себе, а остальные отодвинул от огня, – Мне предложили в этом округе императорским наместником стать. Пока знакомлюсь. В конце сентября собираюсь дела принимать. Надо бы мне к тому времени команду себе собрать. Не то, чтобы я предшественнику не доверяю, но с его ставленниками мне сложно придётся. Относительно тебя есть у меня мысль. Не хочешь ли моим военным представителем и советником стать? Я в ваших армейских и пограничных делах не слишком силён, а мне там безусловно будет нужен доверенный человек. Такой, чтобы со знанием ваших армейских дел был, и не боялся всё плохое вытащить на свет, а то и реформы какие предложить. К примеру, те же снайперские винтовки, или мои дирижабли - разведчики внедрить. Не зря же я с ними столько возился? Внешняя граница по нашему округу больше полутора тысяч километров выходит, и мне её придётся блюсти, отвечая лично перед Императором.

– В первую очередь будут нужны моторы и броня. Могу тебе свою последнюю служебную записку переписать. Нет пока у нас достойных моторов, чтобы не только себя и прицеп могли возить, а и брони пару тонн и пушку с боезапасом. Желательно на себе, а не прицепом.

– Как же нет? У меня на дирижабле очень приличные двигатели стоят. Пусть и лицензионные, но под триста лошадиных сил вытягивают, – удивился князь неожиданному повороту в разговоре.

– Ага, и каждый твой движок стоит столько же, сколько денежное содержание батальона за полгода, а авиационный керосин высшей пробы обходится раз в пять дороже, чем бензин для грузовика. Заодно напомни-ка мне, у твоих двигателей ресурс двести или триста часов до планового ремонта? И какова потом окажется стоимость его обслуживания? – капитан, выговорившись, с внешне безразличным выражением лица впился крепкими зубами в мясо, и лишь потом выразил князю своё одобрение, сумев обозначить его, как чисто гастрономическое, никак не относящееся к происходящему разговору.

– То есть, ни новые винтовки, ни новые дирижабли тебе не интересны? – отщипнул князь зубами аппетитный кусок мяса, и чуть отставив шампур от себя, начал выглядывать следующий. Шампур он так и крутил перед собой, сосредоточив на нём всё своё внимание и демонстративно не глядя на собеседника.

– Интересны, и очень. Но в следующей войне они не определяющие. Опыт оконченной войны вполовину теряет свою ценность в следующей. Патрульные дирижабли – здорово! Снайперское дело – замечательно! Но при двухстах стволах артиллерии приличного калибра на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают. Извини, Костя, но я при таком раскладе даже и об Одарённых докладывать не стал бы. Кто его знает, сколько их там после артподготовки поляжет.

– Да ты шутишь... Двести артиллерийских стволов...

– Следующая война будет другой. Артиллерия и броня должны проламывать укреплённые участки фронта, а не солдат с винтовкой, – уверенно сказал капитан.

– Да где же такую прорвищу пушек взять? Мне бы пока тут приграничные гарнизоны хоть немного усилить.

– Тогда покупай пока эти винтовки, сколько бы они не стоили, и пулемёты. Они серьёзно помогут. Главное помни, что патрон для снайперки стоит меньше рубля, и он почти всегда уходит в цель. Сказать тебе, какое у нас соотношение убитых противников и израсходованных патронов по моему полку? Чуть больше четырёхсот патронов на одного достоверно убитого румына. Чего удивился? Не веришь? А ты запроси статистику по польскому фронту. Там расход почти вдвое выше, – капитан, как ни в чём не бывало, бодро догрыз шашлык, особо смакуя хрустящие корочки. Довольно похлопав себя по животу, он не стал размениваться на импортное вино, прикинув, что пятилитрового бочонка с пивом, стоящего на столе, и его брата - близнеца, который остывает в роднике, ему окажется больше чем достаточно.

– Стволы, значит, – пробормотал князь Константин, откладывая на тарелку наполовину опустошённый шампур и уставившись на подаренную графом винтовку, лежащую поверх чехла, – Кажется, я знаю, кто нам с ними поможет.

** *

Мой отлёт из столицы со стороны был похож на побег.Ранним утром я крайне быстро собрался, и в темпе рванул со Степаном к дирижаблю. Всё, до начала учёбы я в столицу больше ни ногой!

Степан, уловив моё настроение, постарался сгладить впечатления от вчерашнего дня, рассказывая мне свою версию событий.

– Про то, что за твоей квартирой начали следить, мне сообщили в тот же вечер. Сам понимаешь, не мог я оставить тебя без присмотра. Я тут же сел на мотоцикл и рванул в столицу. Всего лишь на час опоздал. Тебя к тому времени уже жандармы забрали. Но тех, кто за квартирой наблюдал, мои ребята отследили и адресок срисовали. Вот и решили мы с парнями из агентства посмотреть, что там да как. Поехали. Частный домик на окраине. Лиходеи под утро труп "фотографа" в багажник машины стали укладывать. Хотели они выхода Верёвки дождаться и убедившись, что дело сделано, обоих уголовников вместе зачистить, но "фотограф" что-то неладное заподозрил и решил от них сбежать. Так что пришлось им чуть раньше его убивать, чем у них запланировано было. Короче, взяли мы мансуровских лиходеев тёпленькими, а когда допросили и к тюрьме примчались, там ты уже к тому времени Верёвку обезвредил. А уж когда Верёвке труп его кореша продемонстрировали, да показания заказчиков дали почитать, так и тот раскололся. Считай, два раскрытых убийства Третьему отделению на блюдечке поднесли.

Выложив события дня минувшего, Степан оставил меня обдумывать сказанное, а сам принялся готовить кофе. Знает, что без него у меня с утра голова не работает. Тем более, в такую рань, как сегодня.

– Стёпа, Третье отделение – это же "голубые мундиры"? При чём тут тогда полиция? – задал я первый за утро осмысленный вопрос, баюкая горячую чашку в руках и с наслаждением втягивая в себя запах любимого напитка.

– Слушай, ты невыносим... Как-нибудь я составлю перечень вопросов, ответы на которые ты должен будешь обязательно выучить. Третье отделение лет десять назад было передано из Императорской канцелярии полицейскому управлению и от "голубых мундиров" остались только нашивки этого цвета на воротничках, да удвоенные оклады тем, кто там служит. Вспоминай, у того урядника, что к тебе приходил, они были? – глянул на меня друг детства, как на конченного идиота. Очевидный ответ предполагался даже из того тона, с которым он мне задал вопрос.

– Чёрт его знает. Никогда не смотрел, что там за нашивки у них. Полицейский он и есть полицейский, – якобы легкомысленно отмахнулся я от него, поглядывая на Степана над краями кружки, прикрывающей мне лицо, – У нас в Академии будущие гвардейцы полицию крайне не жалуют. Мне как-то раз рассказывали, что один из отчисленных курсантов изгоем стал, когда остальные узнали, что он после отчисления в полицию ушёл. Говорят, вполне приличным был, и всем непонятно и подозрительно стало, с чего он вдруг в "фараоны" подался. В один миг всех друзей потерял, – поделился я со Степаном тем презрительным отношением дворян к полицейским чинам, которое многие курсанты вполне нарочито демонстрировали.

– Надеюсь, ты в эти разговоры не лезешь? Среди дворянской аристократии, а особенно среди молодёжи, вольнодумство всегда было модно. Критиковать и пустословить – занятие не хитрое. Просто задайся как-нибудь вопросом, отчего все они, такие умные, даже в собственных Кланах среди значимых лиц не фигурируют, а те, кто какое-то влияние имеют, шарахаются от вольнодумцев, как чёрт от ладана. Эх-х, а давай уж я тебе разом выскажу всё то, что давно на язык просится, – разгорячившись, Степан с размаху поставил свою кружку на стол, расплескав кофе, – Посмотри повнимательнее на тех, кто ведёт крамольные разговоры, и кого власть не устраивает. Сплошь лентяи, болтуны и неудачники. Или молодёжь зелёная, которая чужих речей наслушалась и всегда готова бузить. Дай таким власть и они в момент всё развалят.

– Так ты меня за Великую Державу решил агитировать? – с усмешкой спросил я друга, бросив пару салфеток на пролитый им кофе.

– Я же вижу, что ты что-то задумал. Вот и пытаюсь тебе объяснить, что Третье отделение просто свои обязанности исполняло, – сконфузился Степан, собирая со стола промокшие салфетки и начисто затирая следы кофе, – Кто-то же должен вас, Одарённых, задерживать.

– Считай, что я уже забыл про них. Есть дела важнее и интереснее.

Усевшись поудобнее, я подробно рассказал Степану о своей поездке в Камышин. К моему удивлению больше всего интереса он проявил к моей идее про магию, получаемую из тепла, а известие о появившейся родственницы принял с недоверием.

Странно, обычно он никакого внимания магии не уделял, хотя...

– А ты ничего мне рассказать не хочешь? Например, про свои успехи в магии... – решил проверить я свою догадку, и по вильнувшему взгляду Степана, понял, что угадал.

– Дома покажу, – выразительно покосившись на пилотов, буркнул друг себе под нос, – Давай лучше курс немного поменяем. Дня три назад асфальтеры в порт прибыли. Должны уже на дорогу выйти. А ты пока над ещё одной новостью подумай. Князь Иволгин - Бушуев, тот, что Глава Клана, в который Род Мансуровых входил, вчера вечером в отставку подал.

Интересная новость. Очень знаковая. Раньше-то, в старые боярские времена, Глава Клана даже не почесался бы, случись в его Клане невеликий инцидент. Видимо приходят понемногу в Империю Закон и Справедливость. Уже не так бодро и безнаказанно Кланы свои неблаговидные дела совершают. Перестали князья себя мелкими царьками чувствовать, да беспредел творить.

Махины паровых катков и густой дым битумоварок мы увидели издалека. Вот уж чего у дорожной техники не отнять, так это брутальности. Чуть не целый паровоз стоит под парами на огромных стальных колёсах - катках. Даже грузовики на фоне жутко пыхтящей махины кажутся мелкими букашками.

– Пару километров уже отмахали, – прикинул я на глаз чёрную ленту дороги, уже покрытую асфальтом.

– Обещали до снега от порта до нас всё укатать, – подтвердил Степан, пересчитывая количество техники, снующей на строительстве.

С грузовиками все три десятка вышло. Чую, встанет эта дорога в копеечку, но никуда от таких трат не денешься. Без хороших дорог мне земли быстро не освоить.

– Усольцев вчера рассказывал, что вы верфи расширять собираетесь. Чуть ли не три цеха ещё ставить собрались, – продолжил Степан разговор, когда мы вдосталь налюбовались на строительство дороги и повернули к своему посёлку, – Мне что интересно. Откуда ты рабочих собираешься брать? Молодёжи по сёлам не так много осталось.

Мда-а, больной вопрос... Проблема с кадрами назревает, и очень скоро потребует солидных вложений. Пока частично её удаётся решить предоставлением жилья и повышенными окладами. Именно так мы сманили десятка два неплохих специалистов, практически всех с семьями, перевезя их из города. Всё бы хорошо, но тут же пришлось закладывать здания под школу и больницу.

– Придётся городок строить. Такой, чтобы условия жизни в нём были не хуже, чем в городе, – я впервые вслух озвучил давно лелеемую мысль, о которой раньше было бессмысленно говорить. У меня элементарно не хватило бы денег ни на что приличное. А строить "как все"...

Десяток обычных заводских бараков, сделанных из досок и шлака. Печное отопление и туалеты на улице. Жуть.

Полно нынче подобных строений при заводах на нищих городских окраинах.

Мне такой мины на своих землях не надо. Островки неблагополучия. Самим фактом своего существования они способствуют росту социальной напряжённости. Такими красивыми словами в Академии называют предпосылки к бунтам, забастовкам и стачкам.

– Дорого. По деньгам-то вытянешь? – озаботился Степан.

– Что значит "вытянешь"? А ты разве не со мной? Вместе тянуть будем. Для начала "протезов" наделаем. Я прямо завтра за заготовки примусь, а там, глядишь и станки новые подойдут. Веселее дело пойдёт. А для тебя у меня особое задание будет. На аукционе один из "протезов" у меня купил человек, у которого резерв вовсе не выгоревший. Лейб - гвардии штабс - капитан Никифоров. И ты знаешь – это всем новостям новость. Я, пока в тюрмушке отдыхал, весь тот вечер детально вспомнил. Начальник госпиталя дважды пытался эту странную покупку обсудить, но его постоянно перебивали, и как мне кажется, не случайно. Сам как думаешь, для чего мог понадобиться "протез" Одарённому с неповреждённым резервом?

– Будет пытаться поднять размеры своего резерва? – предположил Степан, заинтересованно глядя на меня.

– Угу. Я к такому же выводу пришёл. Впрочем, тут опять же мы виноваты. Точнее те наши МБК, которые сейчас в полку испытания проходят. Они требуют резерв под пятьсот единиц, а обычным гвардейским МБК и трёхсот - трёхсот пятидесяти хватает. Короче, за Никифоровым надо будет присмотреть. Я тоже попробую держать руку на пульсе, но лучше перестраховаться. Не исключено, что результаты по Никифорову могут засекретить. Информация очень горячая и крайне мягко скажу тебе, совсем не безопасная. Знаешь ли, когда маг пятого - шестого уровня за год - другой сможет перепрыгнуть на седьмой, а то и на восьмой уровень – это серьёзно изменит многие расклады и не только внутри страны, – наблюдая за меняющимся лицом Степана, я понял, что серьёзностью момента он проникся.

Маг - "восьмёрка" – это уже не просто мощный воин. Ещё не так давно боевая звезда из четырёх "восьмёрок" и одного мага десятого уровня использовалась вместо тяжёлой артиллерии и при определённой удаче вполне могла уничтожить пехотный полк противника. Нынче стратегия изменилась, но всего лишь из-за цены вопроса. Маг с восьмым уровнем в разы дороже стоит, чем полковая гаубица с боеприпасом и расчётом.

– Думаю, ты понимаешь, что мы даже с обычной службой безопасности из более - менее приличного Клана вряд ли справимся, а уж тем более не потянем против зарубежной разведки. Или у тебя какой-то план есть? – с надеждой посмотрел на меня друг детства.

Свои военные силы мы оба реально оцениваем. Если на них в какой-то степени можно рассчитывать при противостоянии с обычным провинциальным Родом, то любой из Кланов, входящих в первую десятку, раздавит нас, как недавно виденный паровой каток лягушонка.

– План есть, и заниматься им будешь в большей степени ты. Мне будет некогда. Завтра ты полетишь в Сибирь. До войны там умели выращивать алмазы не только приличного размера, но и разных цветов. Не так давно в журналах мелькнула информация, что сейчас пара лабораторий пробуют возродить довоенную технологию. Их адреса я тебе дам. Возьмёшь кого-нибудь из наших юристов, посообразительнее. Встретишься с сибирскими учёными. Обговоришь финансирование, да и организуешь акционерное общество с нашим контрольным пакетом. Как только ты это дело закончишь, тиснем в газетах пару статеек со скандальными заголовками. Что-нибудь, вроде: – "Мы будем выращивать алмазы, как огурцы". А я тем временем Густавсона зашлю на ускорение оформления лицензии по "протезам", и на продажу права её использования государству. Вопросы не быстрые, но за месяц- другой решаемые, если денег не жалеть. Для начала, полмиллиона рублей я готов выделить.

– То-то я и погляжу, что ты денег совсем не жалеешь, – проворчал Степан, убирая блокнот, в который он записывал поставленную задачу, – Полмиллиона на ветер...

– Зря ты переживаешь. Мы ещё денег на акционерах заработаем, и немало. Лишь бы алмазы у учёных получаться начали. Хотя, если что, то я им помогу. Зато после получения первых же алмазов мы акций дополнительно выпустим, этак под миллион штук, и по сто рублей за штуку их предложим всем желающим. Пусть у нас акционеров больше станет. А там глядишь, и государство право на использование лицензии для "протезов" купит. Соображаешь, что получается? – устав говорить, я потянулся за кружкой, где ещё оставался последний глоток остывшего кофе.

– Не широко ли размахнулся? Я про акционерные общества только на железной дороге слышал, да, пожалуй, в паре пароходств, – прищурился Степан, неодобрительно мотнув головой.

– Прокачу я тебя как-нибудь по столице, по деловым кварталам. Посчитаешь, сколько там вывесок различных акционерок на одном километре лампочками блестят. Одних только горнопромышленников да угольщиков десятков пять наберётся.

– Думаешь, если всё срастётся, то от нас отстанут? Хотя, может быть. Лицензия будет у государства, алмазы у сотни - другой акционеров. С нас, если что, так и спросить нечего, – мой друг, задрав в потолок голову, вслух просчитывал шансы, – Слушай, а тебе не жалко алмазы в чужие руки отдавать? Так-то у нашего Рода сейчас монополия, а ты сам себе её рушишь, – спросил Степан, разжигая спиртовку и пристраивая на неё джезву.

Судя по его спокойному виду и вполне твёрдому состоянию рук, его первичный анализ обошёлся без потрясений.

– Не все алмазы одинаковые, – с улыбкой ответил я, потирая руки. То, что Степан сходу не нашёл изъянов в моём наспех разработанном плане, и панически не бухтанул – это уже неплохо. Остальное в ходе исполнения само приложится. Почему-то у меня есть уверенность, что и у Никифорова с резервом всё получится, и с государством мы договоримся. Не может такого быть, чтобы силовые структуры столь жирный куш из своих рук упустили, – Причём, обрати внимание – именно одинаковые. Я сейчас говорю не только про размеры алмазов. Чистота, трещины, вкрапления – всё важно. Порой одной песчинки с маковое зерно достаточно, чтобы кристалл в распиловку пошёл, на более мелкие заготовки. Поэтому я вовсе не уверен, что даже лет за десять государство наши "протезы" переплюнет. К тому же, и я на месте не собираюсь стоять.

– Погоди, так мы что, обманывать собираемся... – развернулся ко мне Степан, с треском ломая в руках спичечный коробок и чуть не снеся полой пиджака только что зажжённую спиртовку.

– Никакого обмана. У них тоже "протезы" получатся. Но как бы среднеарифметические. Не нашего качества и характеристик, – пожал я плечами, – А что ты хочешь от массовой продукции?

Неправду я сказал только что. Обман есть, но обманываю я Степана. Специально его отправляю под бывший Новосибирск, чтобы он не помешал мне новые Чаши испытать. Это Анвару я могу объяснить, что чувствую Силу Источника и знаю, что смогу с ней справиться. Он сам с магией работает и меня поймёт, а со Степаном мне не договориться.

Кроме денег, которые мне крайне нужны для реализации всех планов и проектов, "протезы" для меня важны, как психологический момент. Рано или поздно, но вскроется то, что у меня не только пилоты научились заряжать свои пояса от Источника.

Шестеро деток от двенадцати до четырнадцати лет в посёлке заняты практически тем же самым. Сидят, и по два - три часа в день заряжают накопители для верфей. Денег за свою работу получают побольше, чем иные взрослые. Рискованно, но мне деваться некуда. Наша магическая оснастка Силы прилично потребляет. Нанимать посторонних магов и переучивать их на закачивание Силы напрямую от Источника я после долгого размышления не стал. Насчитал минусов больше, чем плюсов.

Так что мне как можно скорее надо легализовать "протезы", и тогда, случись что, проще будет объяснять, что нет никакой разницы, откуда черпается заёмная Сила – от "протеза" или от Источника.

Не верю я, что у большинства людей предубеждение против колдунов не сохранилось. Так уж сложилось, что если маг использует Силу из собственного резерва, то он добрый волшебник, а если из Источника, то злой колдун.

Дурь очевидная, но пытаться с ней в одиночку бороться – всё равно, что плевать против ветра.

Есть и ещё один неприятный момент. В стране появятся сильные маги и в большом количестве. Вроде бы это хорошо, но не нарушим ли мы того хрупкого стратегического баланса, который за долгие годы наконец-то сложился в этом изрядно обезлюдевшем мире.

Страшно подумать, что может натворить модифицированная "протезами" боевая звезда магов, посади их на дирижабль, вроде моего, и снабди приличным запасом накопителей. Они за день не одну сотню километров пролетят, делая короткие остановки и вычищая узловые точки обороны у противника. И это одна звезда, а если их будет десяток, или два десятка...

Несложно же предположить, куда больше всего государственных "протезов" пойдёт. Конечно в армию и на флот. И потребуется совсем немного времени, пока кто-нибудь из нынешних честных магов - "восьмёрок", а то и "девяток" не сообразит, что наверняка и им можно поднять уровень, если изобрести "протез усиленный, двойной". И появятся модифицированные "десятки". Ой, что тогда начнётся...

** *

Ранним утром проводив Степана, я постарался поскорее смыться из посёлка. Мысль о том, что сначала надо бы съездить на верфи, отбросил сразу. Пока меня нет, там всё отлично работает. Стоит мне появиться и откуда-то тут же набирается целый ворох проблем и вопросов, требующих моего участия. Нет уж, сегодня без меня.

У свежеиспечённого графа полным-полно своих дел...

До хозяйства Анвара я добрался в рекордно короткие сроки. Гнал, словно на пожар. Никогда ещё мне так не хотелось как можно быстрее приступить к работе. С трудом выдержал ритуал кавказских приветствий, из угощений согласился только на чашку крепкого кофе.

– Чаши все заряжены? – перешёл я к рабочим вопросам, сразу же, как только мне вручили крепчайший горячий напиток. Кофе у Анвара принято подавать в заранее нагретой пиале, что очень хорошо. Её размер меня устраивает больше, чем крошечные кофейные чашечки.

– Все. И большие и маленькие, – с усмешкой прищурился мегрел.

Ох, достукается он у меня. Всё-то у него не так просто, всё с подначкой.

– Маленькие-то зачем? – не понял я инициативу своего мастера.

– Как ты написал, так мы и сделали. Всю ночь не спали, – недовольно проворчал Анвар, вытаскивая из кармана мою записку, которую я вчера отправил ему с посыльным, – Вот. Тут написано, что надо подготовить ВСЁ.

М-м, как мегрелу объяснить разницу между все и всё. Да никак. Только внуки его поймут, наверное.

– Ладно. Разберёмся, – мотнул я головой, пытаясь разобраться в своих ощущениях.

Сначала мне показалось, что меня от кофе так накрыло.

Мегрелы делают его не только чертовски крепким, но и добавляют в него немного каких-то южных орехов, что выводит кофе на совершенно другой уровень, переводя в настоящее лакомство.

Но нет. Ощущения были другие. Впечатление такое, что вокруг меня вьётся соскучившийся по хозяину незримый котейка. Так и просится на руки, нетерпеливо нарезая вокруг круги, мурлыча и пытаясь тереться об ноги.

В зал с Чашами я прошёл, не выпуская пиалу из рук. На входе остановился, и поражённо замер, осматриваясь.

Чаши действительно были Большие. Их размер, указанный в чертежах, я конечно же знал, но вживую они смотрелись совсем иначе. Малые Чаши, с которыми я работал раньше, на фоне Больших, выглядели, как черепашата, сгрудившиеся вокруг гигантской мамы - черепахи. И таких гигантов я заказал целую дюжину. Пока в зале только первая четвёрка стоит. Остальные ещё в работе.

Пока обходил зал, меня не покидало ощущение, что Источник замер.

Так ведёт себя котёнок, готовящийся начать игру. Он замирая, прижимается к полу, взъерошив шесть, и нервно подёргивает кончиком хвоста.

Отставив в сторону пиалу, я положил руки на Чашу, и прикрыв глаза, попытался сосредоточиться и понять возможности могучей гигантской магической конструкции.

Почувствовав, что готов, я взмахом руки отослал из зала наблюдающих за мной мегрелов, и дождавшись хлопка двери, понемногу начал вкачивать Силу.

Начало далось тяжело. Впечатление такое, словно я пытаюсь стронуть с места нагруженный вагон.

Магия Источника, которую я обычно воспринимал, как ручеёк родниковой воды, загустела и начала переливаться радужными всполохами. Я уже готов был сдаться и остановить испытания, когда мой "вагон" нехотя начал движение. Прошло секунд десять и напряжение понемногу стало спадать. Через пару минут мой "вагончик" и вовсе покатился легко, требуя себе для движения в разы меньше прилагаемой Силы.

Выдохнув, я опустился на табурет, так кстати оставленный здесь мегрелами. Поток Силы такой величины я уже давно контролирую без особого труда.

Сидел я минут десять, прислушиваясь к своим ощущениям. Сгустившийся в какой-то момент поток Силы на меня подействовал не так, как всегда. Если сравнивать с гастрономическими понятиями, то я вместо родниковой воды хапнул добрый стакан эля, и он прилично ударил в голову, напрочь выбив посторонние мысли.

"Вагончик" катится весело, и Источник вовсю мне помогает, словно котёнок, играющий с мячиком. Для полноты впечатлений не хватает только перестука вагонных колёс на рельсовых стыках.

Минут через пятнадцать заскучал не только я, но и котёнок.

– "Давай поиграем ещё. Это же так весело", – казалось, транслировал он мне своё желание.

Я с сомнением покрутил головой. Да, разогнавшаяся Чаша мне особых хлопот не доставляет. Вполне можно попробовать толкнуть ещё одну.

Толкнуть? Ну да, а я же первую Чашу вроде как тянул...

Я прикрыл глаза и мысленно попытался представить, как бы я в реальной жизни смог разогнать тяжёлую вагонетку, допустим, с тем же углём, который сжигают у меня в котельной.

Скорее всего приложился бы к ней плечом, а потом упёрся в борт руками, продолжая её толкать. Но тянуть на себя точно бы не стал.

Покрутившись минут пять на жёстком табурете, я смог подогнать визуальный ряд под предполагаемые магические действия. Толкаю вагонетку в борт плечом и упираюсь руками... Главное её с места стронуть, потом знаю, легче пойдёт.

– Оо-у... Вот же... Ух-х, – в голос простонал я, после того, как сорвал с места второй "вагончик".

Слова на язык просились сплошь не печатные, но неожиданно для себя я обнаружил, что оставаясь наедине с самим собой материться совсем не интересно. Откровенной шизофренией попахивает.

Если коротко, то моя вторая попытка больше всего напоминала удар лбом об стену. Причём удар такой силы, что в глазах искры засверкали, и из глаз слёзы брызнули.

Ага, скупые такие мужские слёзы, млин, из глаз ручьём потекли...

Не-е... Такая магия нам не нужна.

Я ожесточённо помотал головой, приходя в себя.

Хорошо, что я сижу и у меня хватило концентрации удержаться в этом положении. Если бы стоял, точно бы задницей к полу приложился.

Разогнав второй "вагончик", и убедившись, что он меня не напрягает, я попытался взять себя в руки, хотя внутри всё клокотало.

Нарвался я в первую очередь из-за собственной тупости. С чего-то вдруг решил, что магия начнёт разбираться, чем я собираюсь толкнуть представленную в своём воображении "вагонетку". Зато дальше, с "руками", вышло неплохо. Разгонял я её точно не упираясь в борт лбом. "Руками" толкал.

Что из этого следует?

По мне, так ещё одна смена магического алгоритма. Магия не заметила разницы между "плечом" и "лбом", зато "руки" определила уверенно. Или, хотя про это мне не совсем приятно думать, я оказался не такой умелый, чтобы в своих манипуляциях смог отделить одно от другого. Как вариант – плечо и лоб могли оказаться на одной линии. Ну, это моя отмазка, которую может когда-нибудь напишу в отчётах.

Ладно. Гадать не время, и злость не лучший советчик. Попробую себе представить толчок вагонетки руками.

Минуты три я сидел на табурете, кривляясь, словно мим, и воображая, как я мог бы толкнуть руками уже изрядно опостылевшую вагонетку.

Не, ну надо же быть таким дурнем... Зачем мне вагонетки с углём? Мог бы представить себе ту же Дарью на коньках. Насколько бы легче и многообразнее дело пошло... Вот я с разгону упираюсь в неё и... Бр-р-р...

Впрочем, нет. Вернёмся к вагонетке, а то, как бы сдуру чего-нибудь не сломать... И что характерно, не в ускоряемом предмете.

Итак, я – силовой гимнаст. Пружинящим шагом подхожу к э-э... вагонетке, и чуть разогнавшись, в спортивном стиле изгибаюсь, как лук, подключая к рукам разгон, толчок ног и нарастающее напряжение рук, мягко, но уверенно срывая с места вагонетку.

Пара - тройка репетиций, и я готов пробовать.

– "Давай - давай", – подбадривает меня котофейка - Источник, катаясь от восторга на спине.

– Ум-м... Ха... НА!!! Пошла!!! – я в восторге. "Вагончик" с места сорвался легко, и скорость неплохую быстро набрал.

Расплата наступила через пару минут. В мою виртуальную спину воткнули две стальные спицы.

Я вроде уже говорил, что мат вслух, когда ты один – это плохой признак? Забудьте.

Был неправ. Неплохо помогает, как психологический заменитель анестетика.

Эхо в зале минут десять разносило самые выдающиеся и громкие моменты моих рулад. На особую виртуозность я не претендовал, заменяя её глубиной чувств и громкостью, используемой на пределе срыва моих голосовых связок.

– Вот значит как! – со злостью произнёс я вслух, выдав перед этим пару крайних матерных предложений уже вполне осознанно, хотя и не так громко.

Я встал и несколько раз встряхнул опущенные вниз руки, словно сбрасывая с них капли воды.

Последняя, четвёртая Чаша, в силу своей тупой железякости, мой вызов приняла молча, за что и была наказана.

Я максимально сгустил за ней Силу, а потом одним пинком ноги отправил её в путь. Без всяких изгибонов. Сгустить, чтобы создалось приличное давление, а потом дать толчок.

И ВСЁ!

И она пошла!

Восторг у меня быстро сменился разочарованием.

Я жаждал боя, подвига, и такой исход меня никак не устраивал. Мои предыдущие героические попытки оказались словно стёрты бытовой обыденностью этого старта.

– Раз ты у меня "вагонетка", то получай! – мстительно озвучил я хриплым голосом свою попытку вернуть себе эпическую победу, и начал грузить "вагонетку" тем, чем мог.

Для начала – Малыми Чашами. Больше ничего подходящего в этом зале не было.

Я их закидывал, словно велосипеды в вагон. Четвёртая Чаша просела, но выдержала, и больше трёх Малых Чаш принимать в себя отказалась. Остальные я докидал её коллегам и не обнаружив больше ничего подходящего, уселся передохнуть.

Злость понемногу начала выветриваться.

Злость ли? Похоже, я с серьёзной магией перебрал. С забористой такой, не хуже иных крепких напитков, а то и наркотиков. То-то меня так на агрессию растаращило.

Остаток времени я просидел, благостно ухмыляясь, и поглаживая время от времени Источник - котейку, который наводил порядок у меня в хозяйстве, прислушиваясь к моему шёпоту. Громко говорить я не мог. Голос сорвал.

Глава 23

Про учёных написано много легенд. Тут и яблоко, неожиданно упавшее на голову, и приснившаяся таблица химических элементов, и принятие водных процедур, закончившееся криком – "Эврика!".

Стоит заметить, что озарения никогда не приходили в голову всем подряд. Как правило, "неожиданные" открытия делали профессионалы высочайшего класса, ломающие голову как раз над объяснениями и закономерностями того или иного явления.

Похоже, что и я могу попасть в такой список, если смогу понять, что же со мной происходит во время работы на Источнике. Хотя тут палка о двух концах. Не всех учёных за их открытия вписали с Историю золотыми буквами. Некоторых и на костёр отправили.

Интуиция мне подсказывает, что в моём случае торопиться не стоит. Я даже на словах не смогу объяснить, каким образом у меня возникает ощущение, что при работе с Источником я общаюсь с разумным существом, которое представляю себе в виде котёнка. С такими фантазиями я могу всерьёз заинтересовать суровых психиатров и в ближайшем будущем стать их любимым пациентом. Нет уж... Пока у меня не будет внятной возможности доказать разумность Источника, я даже думать не буду о том, чтобы с кем-то поделиться своими ощущениями. Совсем не хочется, чтобы окружающие меня люди начали за мной приглядывать, время от времени бросая исподтишка подозрительные взгляды или каким-либо другим способом пытались тестировать меня на адекватность.

Я просидел ещё часа полтора, размышляя о своих проблемах и автоматически поправляя текущие в Чашах процессы. Наверное так же ведёт себя водитель грузовика в дальней дороге. Едет, о чём-то своём думает, но руль крутить не забывает.

Чувство эйфории и опьянения понемногу выветрилось и я прогулялся по залу, разминая затёкшие ноги. Нормально себя чувствую. Как после хорошей бани. Лёгкая слабость и истома по всему телу. Голова чуть кружится и ещё мне хочется спать.

Проверив напоследок Чаши, я не спеша пошёл к жилому ярусу. В общем зале никого не было и я уселся за стол. Первым меня увидел Ираклий. Быстро сварганив чашку приторно - сладкого чая с мёдом, он сунул её мне в руки и убежал.

Спустя пару минут начали подходить мастера. Они молча рассаживались за столом, дожидаясь отстающих.

– Хороша ли новая Чаша? – поинтересовался Анвар, дождавшись, когда последний из сыновей занял своё место.

– Привыкать нужно. Сначала тяжело идёт, зато потом, как по маслу катится. Только под конец нормально их запускать приспособился, – поделился я впечатлениями о прошедшем дне.

– Неужели сразу четыре Больших в работе? – прищурился старый мастер, сообразив, что речь идёт не об одном агрегате.

– Все, – коротко ответил я, и предвосхищая следующий вопрос, добавил, – И Малые Чаши тоже.

Мегрел пару секунд пристально меня разглядывал, а потом что-то быстро гыркнул по-своему.

Мастера встали, и поклонились мне в пояс!

Честно говоря, я растерялся... Гордые мегрелы даже перед Дедом не шибко шапки-то ломали, и уж тем более никогда я не видел их кланяющимися. Голову склонить могут, а вот чтобы в пояс...

Поднявшись из-за стола, я ответил таким же поклоном. Сейчас мы с ними не сословиями меряемся, а как Мастера показываем друг другу признание мастерства.

Дорогого стоит такой знак внимания. На одной знатности тут не выедешь. Будь ты хоть какой граф, мегрелам это без разницы. Отметятся официальным приветствием, да и всё пожалуй.

– Спать я пойду. Устал. Разбудите, как Чаши заново снарядите, – прервал я неловкое молчание, и побрёл в бывшую дедовскую келью, которую уже привык считать своей.

Под тёплым пледом я немного повозился, устраиваясь поудобнее, и уже проваливаясь в темноту успел почувствовать, как около меня пристроился знакомый тёплый клубок, а перед глазами мелькнула коротким видением улыбка, словно нарисованная двумя росчерками пера. Сущность радуется...

** *

В посёлок при верфях я вернулся на четвёртый день. И уже к вечеру попал на стихийно образовавшееся собрание.

Позади остались суровые трудовые будни интромага, закончившиеся запасы сырья, красные глаза Анвара, проверяющего качество кристаллов и в очередной раз недоверчиво пересчитывающего горы готовых рассортированных алмазов. Что и говорить, на славу я поработал. Самое интересное, что совсем не выдохся. Не кончилось бы сырьё, так я бы ещё на денёк - другой задержался. Самому жутко интересно было. Каждую следующую партию я делал чуть быстрее, чем предыдущую. Пусть всего на пару - тройку минут, но всё-таки быстрее. Секрет заключался в пролонгированном старте. Несколько дополнительных секунд форсированного разгона давали на выходе выигрыш в минуты. Я старался напрасно не рисковать и по секундомеру при каждом новом старте чётко добавлял по четыре секунды стартового режима. Интрига ускоряемого процесса заключалась в изучении возможностей. Сходу я не готов ответить, что закончится раньше – технический потенциал Чаш или мои магические таланты. К окончанию экспериментов я вроде бы нащупал для Малых Чаш ту грань, за которую переходить не стоит. Расход Силы на щиты разом подскочил чуть ли не вдвое. Потенциал Больших Чаш пока так и не выяснил.

Все результаты зафиксировал в журнале, который у меня не так давно появился. Мой Дед без всяких журналов работал и режим Чаш, пусть и более щадящий, чем у меня сейчас, поддерживал "на глазок".

Меня от такой практики отучила работа с Густавсоном и Усольцевым. Как бы я порой не сердился на своих партнёров, но основы научного подхода к различным опытам и исследованиям они до меня смогли донести.

– У нас растёт производительность труда и мы научились рационально организовывать смены, но этот ресурс не бесконечен, – начал просвещать меня Усольцев, стоило только мне поднять вопрос об увеличении выпуска дирижаблей, – Теоретически мы ещё можем добрать людей на третью смену, которая пока работает в половинном составе. Было бы откуда их взять. И уж тем более непонятно, кто будет работать в тех цехах, которые мы начали строить.

– Юрий Иванович, а ты что скажешь? – обратился я к кряжистому мужику, который с недавних пор у меня в строителях числится, – Как быстро мы жильё сможем построить?

– Всё от времени и денег зависит. Я так понимаю, что вам до снега что-то увидеть хочется? Если так, то только сборные конструкции. Вроде тех же временных военных городков. Их мы в своё время за месяц - полтора ставили, – напомнил о своём армейском прошлом медведеподобный Абрамов, доставшийся мне по наследству вместе с бывшими землями Федорищевых, – Есть у меня такие проекты и чертежи. Могу завтра привезти, посмотрите. Глядишь, что и подойдёт.

– Цену вопроса навскидку не назовёшь? Посёлок нам нужен человек на четыреста, желательно сразу с запланированной инфраструктурой, – поинтересовался я, с тоской глядя на свой мотоцикл, который неосмотрительно оставил у крыльца. Внезапно набежавший дождик уже щедро оросил сиденье, которое почему-то умело быстро намокать. Думаю, виновата натуральная кожа с модными строчками.

– Миллион - миллион двести на здания, включая монтаж, и тысяч триста на дороги и коммуникации, – бодро откликнулся Абрамов, – Самим лучше не монтировать. Времени в разы больше убьём и качество не вытянем. Пусть поставщики свои бригады присылают.

– Полторы тысячи мотоциклов, – машинально перевёл я цену из рублей в мотоциклы, глядя на своего мокнувшего под дождём железного друга, – А мне ещё утром казалось, что я богат. Теперь понимаю, что у меня пока просто деньги, но никак не капитал.

– Если рабочие нужны, то ждите конца октября. Люди урожай снимут, свадьбы отгуляют и потянутся работу искать. На хорошие заработки многие придут. Ну, а если захотите и с наступлением весны их удержать, то трактора нужно покупать, – не обращая внимания на мои стоны и страдания, оптимистично изложил строитель своё видение кадровой политики.

– Ещё и трактора... Их-то зачем? – только и смог я выдохнуть, лихорадочно соображая, а не стоит ли мне прямо сейчас всё остановить и рассмотреть покупку участка вблизи крупного города. Разорят меня посёлки и "тракторизация" земель. Как пить дать по миру пустят.

– Так трактор за день тонн тридцать сена накосит. Столько же и десять мужиков косят за десяток дней, если с погодой не совсем угадают. Я тут давеча мимо соседей проезжал, – ткнул строитель пальцем в сторону соседнего села, где не так давно отстроился Анвар с сыновьями, – Стадо у них больше сотни голов. Триста тонн им сена на зиму надо. Не меньше. Вот и посчитай, сколько мужиков там с косами по лету колготятся. И ведь ни одного из них баба на заработки не отпустит, если у неё коровка - кормилица на зиму без сена останется. Трупом поперёк дверей ляжет, а коровку-то спасёт.

– Судя по твоим словам, без тракторов мужиков от земли оторвать не получится? – повернулся я к Абрамову, достаточно живо представив себе нарисованную им картину. Я и сам не совсем городской житель. Мне не надо объяснять, как хозяйки в деревнях холят и лелеют своих коровушек и какие прозвища им дают. Да любая баба не то, что трупом на пороге ляжет, а с вилами наперевес встанет, но животинку любимую погубить не даст, – И сколько же их надо?

– Я лучше Игната завтра прихвачу, когда документы сюда повезу. По земле и тракторам он дока. Всё в лучшем виде разъяснит. Там и прикинете, сколько народа с земли сорвать можно будет, – напомнил мне Юрий Иванович про холостяка, с которым он ко мне как-то на переговоры приезжал.

Вовремя он вспомнил. Послушаем, что нам продвинутый аграрий предложит. Давно пора мне крестьянским вопросом заняться. Не меньше восьмидесяти процентов людей на моих территориях с земли живёт, а я ни ухом ни рылом в эту тематику ещё не погружался. Пустил всё на самотёк, и радуюсь, что хоть какие-то деньги мне с земель идут. Так себе из меня руководитель, оказывается. Наметил себе в планах основные вехи для развития, и отсеял крестьян, как класс. Забыл, что они люди. Не подумал о том, что случится, если они разбегаться начнут. Останусь я на своих безлюдных землях куковать, любуясь опустевшим речным портом и затухающей жизнью в посёлке при верфях.

К графской жизни я пока не привык, да и нескладная она у меня получается. Вместо того, чтобы в обществе блистать и заниматься благостным ничегонеделанием, я всё больше и больше проваливаюсь в рутину дел. Сижу, планы вычерчиваю, будущие стройки к Источникам привязываю. К счастью, привязки делать не сложно. Люди, когда учились выживать с помощью магии, сами селения у Источников строили. Пусть они разные по силе, но зато по всем землям, словно родники разбросаны. На карте у меня, оказывается, не все Источники помечены. Когда я это понял, то несколько рейдов организовал по нежилым местам. Куда егерей послал, среди которых у меня парочка слабеньких Одарённых имеется, а в самые гиблые места пилоты в МБК слетали. Сильных Источников не нашли, что меня не удивило в силу их очевидной заметности, но вполне приличных десятка полтора на карте добавилось.

– А это, как наш граф решит, – услышал я краем уха фразу, на которую среагировал из-за повернувшегося ко мне Усольцева. Отвлёкся я, когда они про грузовики спорить затеяли.

С умным видом выслушал повторные объяснения. Оказывается Абрамов, под свои строительные дела чуть ли не полностью узурпировал весь наш автопарк, состоящий уже из полутора десятков грузовиков. Надо же, а я и не знал, что у нас такое количество техники в хозяйстве имеется.

Спорщики не сошлись в количестве и типах требуемой техники. Выбор грузовиков в Империи не слишком велик. Ковровские полуторки, новгородские "газоны" двух моделей, да миасские "зилы". Названия грузовики получили от своих довоенных предков, по чертежам которых они созданы. И опять всё упёрлось в двигатели. Те же "газоны" бегают на восьмидесятисильных бензиновых движках, которые до сих пор надёжностью не блещут.

– До завтра вопрос отложим. Думаю, тот же Игнат не про одни трактора говорить будет. Грузовики тоже вниманием не обойдёт. И вы забыли один важный момент. Охранников на выгрузку бочек с бензином я вам больше не дам. Раз не хотите думать о том, чем вы всю вашу автокодлу заправлять собираетесь и в чём бензин возить, то сами учитесь бочки выгружать. Испорченную форму для такого дела у охраны позаимствуете, – мстительно добавил я под конец, вспомнив, во что мне моё же распоряжение встало. Двенадцать комплектов формы у охраны за месяц списано.

Так-то мелочно я их укусил. Стоимость формы никак с ценой их спора не сравнить. Каждый грузовик тысяч тридцать стоит, если не больше, а им чуть ли не десяток сразу потребовался. Ох уж, эти деньги...

Мда-а, вот так и идёт железный конь на смену деревенской лошадке. Больших вложений требует. Те же дороги придётся всерьёз улучшать. Это телега пройдёт почти везде, а для машины хотя бы гравийная отсыпка нужна. Иначе все автомобильные преимущества в сплошные недостатки превращаются. Убить машину на нынешнем бездорожье – плёвое дело, а вот её ремонт, по сравнению с той же телегой, мало того, что в серьёзные деньги встанет, так ещё и времени в разы больше займёт. Да и не пройдёт обычный грузовик по тележным колеям, которые у крестьян дорогами называются. С грузом он в первой же приличной луже застрянет, а таких луж и колдобин с водой на "тележных трассах" не по одному десятку на километр иногда можно встретить.

Заметив, что я сегодня явно не в настроении, спорщики быстренько разговор свернули, а потом и разбежались, сославшись на неотложные дела.

Не повезло одному Усольцеву. Притормозил я техномага у самого выхода и начал грузить его проблемой перевода тепла в магию.

Ха, ничто не ново под Луной, и я далеко не первый (и совсем не самый мудрый), кто решил изобрести термомагический генератор. Оказывается, именно так называется то устройство, которое на разнице температур позволяет получать на выходе магические флуктуации. Свой рассказ Усольцев сопроводил рисунком и заметной долей ехидства. Правда, не забыл уточнить, что одна из теорий о возникновении магии на Земле, как раз связана с эффектом Мейбека. Якобы, тысячи атомных взрывов, то ли спрессовали, то ли расплавили что-то в земной коре, попутно распылив по её поверхности металл, и из-за разницы температур внутри земной коры и снаружи её мы и получили те самые Источники, постепенно насытившие магией весь мир.

Очередная красивая теория, из десятков других. Всё как обычно построено на допущениях и подобиях. Теория возникновения магии меня не увлекла, и я потребовал от техномага чего-то более практического.

Увы, всё оказалось грустно. Мне проще электрическую лампочку зажечь, расчёсывая кота пластмассовой расчёской и как-то собирая статистическое электричество, чем получить от магопар (магопара - пара пластин с напылением разных металлов, вырабатывающая поляризацию и образование в замкнутой цепи магической Силы) сколь либо вменяемый ручеёк Силы. Скажем так, чтобы хоть чуть-чуть зажечь простейший магический фонарик, нужно два ведра и лучший из образцов существующих магопар. В одном ведре должен быть кипяток, а во втором родниковая вода со льдом. На такой разнице температур магопара уже способна себя хоть как-то обозначить, вырабатывая крохи Силы, достаточные, чтобы фонарик дал тусклый свет. Если учесть, что я, далеко не самый сильный маг, только со своего Резерва легко могу зарядить "батарейки" для сотни таких фонариков, рассчитанные на двое суток, то результат работы магопары довольно жалкий. Особенно, если учесть её цену почти под тысячу рублей. Такое впечатление, что там не никель с нихромом используются, а платина с золотом, и вместо кварцевых пластин алмазы вставлены.

Оп-па... Алмазы...

Я жестом остановил рассказ Усольцева, и заложив за спину руки (надеюсь, не с тюрьмы привычка осталась) энергично забегал взад - вперёд. Благо, у нас в конструкторском бюро есть где разгуляться, особенно если тропу между кульманами проложить.

Меня не просто "терзают смутные сомнения", меня на части разрывает от нетерпения и даже кончики пальцев покалывает от предчувствия.

Пусть я в магопарах профан и даже больше. Да, я сегодня только про них первый раз услышал. НО, а у меня есть жирное НО, я крайне неплох, как специалист по накопителям. По крайней мере, если не брать в расчёт Анвара с его сыновьями, то не так много людей на планете смогут похвастаться, что видели больше, чем я, кристаллов для сколь либо приличных изделий высшего класса. И вспоминая накопитель из горного хрусталя, увиденный мной когда-то на дирижабле Киякина, да и его армейские кварцевые аналоги, с которыми я так или иначе сталкивался в Академии, хочу скромно заметить: – По сравнению с моими алмазными, все хрустально - кварцевые накопители – полная ерунда.

Мои гарантированно лучше на порядок. И это не просто слова. Они лучше во всём. В объёме сберегаемой энергии, в отдаче и зарядке, в минимизации потерь, в количестве циклов зарядки - разрядки, но это уже при равных условиях. Ага, реклама... Зато реальная. Без вранья.

Теперь понятно, с чего я так возбудился, в хорошем смысле этого слова?

Меня, словно молнией с небес, пробило на аналогии. Минералы и магия, магия и минералы... Кварцевая магопара.

А почему не алмазная?!

С накопителями сработало, и я не вижу никаких причин, по которым такое же положение дел должно быть нарушено. Никто не попробовал? Фантастически дорого? Так это же здорово! С накопителями на алмазах тоже мало кто из обывателей сталкивался. Они – вещь специфическая и крайне не дешёвая.

Где они, эти сумасшедшие учёные, ещё не ведающие своего счастья? Почему до сих пор ещё не собраны в горячо спорящий кружок? Нужно срочно организовать сообщество маготехников - революционеров.

И всех их сюда. Тут как раз образовался один граф - перфекционист, а до кучи спонсор, филантроп и меценат для самых дикошарых и отмороженных деятелей магонауки. Таких, что берегов не видят и авторитеты напрочь не признают.

Очень хочется посмотреть, что выйдет, если бунтарям от маготехники выдать всё необходимое, и собрать их в кучу, чтобы они идеи генерировали и устраивали драки, отстаивая свои идеи.

Насколько смог связно, вывалил свои мысли Усольцеву на голову. Краем глаза отметил Густавсона, не совсем вовремя появившегося в дверях, но останавливаться уже не стал. Может я и гениален в своих пророчествах, а может и чушь несу. Пойди-ка, узнай сходу. Я сам ни разу ни в чём не уверен. Одни догадки и озарения, которые сам проверить вряд ли смогу. Во-первых, в одно лицо мне не хватит знаний и времени на все опыты, и во-вторых, не хватит опять же времени вообще, чтобы всё успеть провернуть. Через полмесяца мне нужно прибыть в Академию и приступить к дальнейшей учёбе.

Максимум, что я успеваю, так это создать условия для образования техномагической "шарашки".

Читал я в лицее перепечатанную довоенную литературу. Вроде неплохо там отзывались про потенциал групп, мотивированных и нацеленных на конкретную задачу.

С задачей у меня всё просто и ясно: – Мне нужна реальная магическая Сила, получаемая от избыточного тепла, к примеру, от тех же бензиновых двигателей, составляющая хотя бы десять процентов от их мощности.

Такое вот простенькое техзадание.

Выслушав мои грандиозные замыслы, Усольцев под одобрительное хмыканье Густавсона, спустил меня с небес на землю и рассказал про более лёгкий путь. Надо просто оплатить нужной лаборатории изыскания и дать им необходимые материалы.

Для решения задачи я готов выделить алмазы, золото, платину, серебро и прочие дорогие ингредиенты, недоступные нетитулованным исследователям в обычной науке. Причём, готов выделить их много. Это важно.

Помню по лекциям, которые нам читают по военной истории, что фашистам не раз при испытаниях тупо не хватало массы лабораторных образцов обогащённого урана и запасов тяжёлой воды, а иначе они бы получили ядерные бомбы раньше всех в мире, и даже смогли бы использовать их в войне против СССР.

В отличии от немцев, в СССР не мелочились. На том же "Маяке" критическую массу урана сумели собрать даже в отстойнике сточных вод, и она полновесно "хлопнула".

Другими словами – немцы хотели, но не смогли, а наши не хотели, но получилось. И что характерно, всё дело оказалось в масштабе.

Иногда самые светлые научные умы ничего не могут противопоставить массе произведённой продукции. Если кто не понял, так это я про свои массивные алмазы.

Степан минут десять назад позвонил. Не всё в Новом Новосибирске благостно. Хотя, по излишней накрученности названия научного городка я словно заранее это чувствовал. Новоновые сибирские учёные с гордостью продемонстрировали ему своего рекордсмена – искусственный алмаз, величиной с ноготь мизинца.

В ответ Степаша выложил на стол мой кристалл, после обозрения которого те учёные, что постарше, тоскливо глянули под стол, в район своих ширинок.

Ну вот как бы да. Зачем долго спорить о чём-то и что-то доказывать, если можно просто положить на стол и померить.

– А сколько же ОН в каратах? – с придыхом спросил у него самый старший из учёной братии, к слову сказать, опомнившийся одним из первых, указывая на идеальный необработанный кристалл.

– Да кто его знает, – легкомысленно отмахнулся Степан, крутанув кристалл по столу, – У нас вес заготовок никто не замеряет. Если мы с вами договоримся, то считайте, что этот алмаз я вам в подарок привёз. Пусть как образец останется. Глядишь, и вас научим такие же делать.

Со слов Степана, дальнейший разговор сложности не составил. В паре моментов, почувствовав сопротивление новосибирцев, он просто крутил алмаз, и они, словно загипнотизированные, принимали наши формулировки Договора, кстати, ничем особо их не напрягающие. Ну, может кроме того, что откровенных лентяев мы имеем право выгнать с нашей территории в течении двух часов и закладки на секретность для всех, переехавшим к нам, сделает мастер - менталист.

Угум-с... Где бы его ещё взять, этого мастера.

Образец Договора я как-то раз случайно получил от старосты своей группы. Клан Шуваловых к договорной практике относился серьёзно и их юристы прописали все пункты дотошно и однозначно. Понятно, что я у себя мудрствовать не стал, и попросту воспользовался готовой "рыбой", позабыв вычеркнуть пункт про менталиста.

Хотя, может я и не совсем прав. Надо будет мне до отъезда в столицу наведаться ещё раз на место бывшей мансуровской усадьбы. Той, что у симпатичного озера была.

Там у меня новая Семья отпочковалась и сейчас строится. Акакий и Джуна.

Не, ну надо же быть настолько мерзким, чтобы собственного сына назвать Акакием? Это я про дедуську скандального вспомнил, что мне запомнился по переговорам с Семьями, оставшимися на бывших землях Федорищевых.

Месяца с той поры не прошло, как оторвали мы от старого клеща его сынка, вместе с женой - Целительницей. Даже уговаривать их особо не пришлось. Думаю, не успели бы мы вовремя, так они бы сами от вредного старика сбежали. Джуна, этакая восточная красавица, ничуть себя не потерявшая после рождения двух детей, была Целительницей. По имперским меркам, Целительницей восьмого разряда. И это круто.

У Целителей с рангами всё не так радостно, как у остальных магов. На всю Империю Целителей - "десяток" хорошо, если штук пять наберётся. "Девяток" уже под двадцать будет, а "восьмёрок", пожалуй и под сотню можно насчитать.

Ага, и одна из этой сотни сейчас на моих землях себе дом достраивает. Причём прямо таки на одном из лучших Источников, который на бывших мансуровских землях был найден. Кого-то удивит, если я скажу, что когда-то там стояла усадьба Мансуровых? Ну да, та самая, которую я же и разбомбил... И что? Зато теперь я её в санаторий перестроил. Счастливые покупатели "протезов" имеют право достойно овладевать своими новыми способностями под присмотром высокоуровневой Целительницы.

Да, с моей стороны это перестраховка, но и деньги на кону не шуточные. А ну, как надумает кто из "осчастливленных" копыта отбросить? Да после такого события весь мой "суперэлитный" бизнес разом рухнет. Как я тем же дочкам Липатова в глаза смотреть буду? Они у меня сейчас за пресс - центр работают. Общаются со страждущими, желающими вернуть себе Дар, и проводят "мягкие тендеры". Другими словами, они то ли покупателей мягко уговаривают, то ли иначе на них воздействуют, но после получения трёх миллионов за "протез" все вопросы решаются за день. Под словом "все" я имею в виду и распределение доходов. Липатовки потом скачут и визжат, а Джуна загадочно улыбается, открыто смотрит, и томно шевелит плечами... ну как бы плечами... Она и на обоих своих детей, которые точно родились с шилом не скажу где, так же смотрит. И под её взглядом они, эти чертенята, иногда превращаются в чистых ангелочков.

– Дядя Олег, а когда я вырасту, ты тоже будешь меня защищать? – высокооборотистая юла с вечным двигателем в приводе, умудрилась поймать миг моего расслабления и телепортировалась мне на колено. Не, про телепорт я загнул скорее всего, но как она тут оказалась, опять же...

Так то я в очередной раз нарисовался, чтобы посмотреть, как Акакий и Джуна на месте устраиваются. Как-никак, а они первая Семья, что у меня самостоятельно возникла.

Ясен перец, что отрывая к себе новую Семью от их скандального деда, мы в обещаниях со Степаном не скупились, и я никак не хотел, чтобы первый блин вышел комом.

– Кто же откажется защитить такую красоту? – почти искренне изумился я, в основном от того, что секунду назад этой мелкой в пределах видимости не было.

– А я красивая? – недоверчиво глянула на меня пигалица, успев при этом состроить мне пару рожиц, и слазить в мой нагрудный карман в поисках конфеты. Нашла.

– Обалденная, – выразил я одним словом все свои впечатления.

– Я тебе нравлюсь и ты возьмёшь меня замуж? – заёрзало восьмилетнее дитятко у меня на колене.

Надо отметить, что нацеленность на конкретику у современной молодёжи более, чем удовлетворительная. Не каждая торпеда с акустическим наведением, так чётко берёт цель.

– О-о, у меня будет много условий... – прорычал я голосом злодея из недавно просмотренного в киносинеме фильма, – Но самым сложным из них будет то, что ты должна будешь стать Целителем не хуже, чем твоя мама.

– Пф-ф, тоже мне, условие. Да запросто, – фыркнула девчонка и умчалась в дом, размахивая над головой вытащенной конфетой.

– Джуна, а вы случайно Даром менталиста не наделены? – спросил я у смеющейся мамы, проводив взглядом сбежавшую егозу.

– В какой-то мере. Могу правду от лжи отличить. К примеру, вы с дочерью сейчас друг другу не врали, – загадочно улыбаясь, ответила Целительница.

– Чего только в жизни не бывает, – пробормотал я, чтобы скрыть смущение. Вряд ли мне это удалось, поскольку я почувствовал, что начинаю краснеть, – То есть с ментальной закладкой на секретность вы мне не поможете?

– С ментальной нет, а вот внушение под гипнозом могу провести. Его правда снять можно, но с моим внушением далеко не всякий специалист справится, – Джуна ответила настолько уверенно, что мне не захотелось даже уточнять детали. Я как-то сразу поверил, что Целительница скорее всего поскромничала в оценке своих способностей и со снятием её установки трудностей будет гораздо больше.

Домой я возвращался в благодушном настроении. Часть дороги мы проскочили по недавно положенному асфальту, специально сделав для этого крюк километров в десять. Испытал законную гордость, слушая восторженные возгласы водителя, и добавил себе в поминальник памятку о премировании асфальтеров. От пяти тысяч рублей я не обеднею, а у людей старательности добавится.

После осмотра дороги мысли у меня вполне логично перескочили на возможные пути развития родовых земель. Сама собой промышленность не разовьётся. Нужно создать условия для перетекания людей из сельского хозяйства в рабочие посёлки, и обеспечить там условия жизни не хуже, чем в городе. И, как всегда, нужны средства на развитие промышленности.

Да уж, до богатой праздности мне ещё далеко, что может быть и к лучшему. Насмотрелся я в Академии на начинающую вырождаться аристократию. Им кажется, что весь мир уже поделен, и они не понимают, почему целые династии всё чаше оказываются выброшенными на обочину. Непоколебимая вера в то, что жизнь им обязана предоставить всё готовенькое, у них заменила жизнелюбие и напористость предков. И эта всепоглощающая тяга часами говорить о коварстве и подлости окружающих, вместо того, чтобы самим попытаться сделать что-нибудь для собственного же процветания.

Можно сказать, что я благодарен судьбе за то, что мне не на кого рассчитывать, кроме самого себя, и мне самому придётся заработать своё будущее. И я говорю не только про деньги. Деньги для меня не более, чем рычаги и инструменты для достижения цели.

С таким боевым настроем я вышел из машины перед своим домом. Вечерело, и в моих окнах горел свет. Удивлённо хмыкнув, я открыл калитку и увидел под навесом знакомый красненький автомобиль. Дашка приехала...

– Княжна, вы как всегда великолепны, – искренне восхитился я, застав у себя дома необыкновенную картину.

Дарья видимо недавно сбегала в душ, и теперь сушила свои роскошные волосы. Естественно, с помощью магии. Я всегда предполагал, что обычные способы ухода за волосами, когда коса до пояса и в руку толщиной, должны отнимать много времени и доставлять массу хлопот. Поэтому ничуть не удивился, увидев, как воздушница использует свой Дар. Больше всего она походила на одуванчик, с которым играет ветерок.

Дарья щелкнула пальцами, прерывая заклинание, и с визгом повисла у меня на шее. От слёз она удержалась, но носом какое-то время подозрительно хлюпала, уткнувшись лицом мне в грудь.

– Я соскучилась, – наконец-то оторвавшись от меня, пролепетала Дарья чуть слышно, когда мы переместились за стол. Точнее перемещался я, а кто-то сопел мне куртку, устроившись на руках.

– А я тебе подарок приготовил, – отозвался я, торопясь её порадовать. Судя по слегка скривившейся мордашке княжны, ляпнул я что-то не совсем то, или не к месту. Похоже она от меня ждала какой-то благоглупости из романтических книг. Честно скажу, было время, когда я их пробовал эти книги читать, чтобы соответствовать возвышенным чаяниям юных дев и дам, но не судьба. На проявление высоких чувств у меня открылась стойкая аллергия. Ну вот никак я не готов проливать скупые слёзы на окровавленный клеймор, окроплённый кровью собственного брата во имя любви. Даже сознание и дар речи не способен терять от несравненной красоты, мелькнувшей в декольте. Говоря попросту, романтИк – это откровенно не моё. Не способный я к изображению благородного принца на белом коне, готового осчастливить речами о возвышенной любви первую же попавшуюся пастушку. У меня на землях к стаду даже страшненьких девок не приставят. Ибо чревато. В самом прямом смысле этого слова. А если уж пастушка... Ну, тогда у девки совсем всё плохо, раз другого способа не нашлось.

Скорее всего образ романтического рыцаря я окончательно завалил, когда принёс Дарье давно оформленный чек, с её долей призовых денег. К моему удивлению она вполне профессионально его изучила с обеих сторон, и даже с пониманием выслушала объяснения по распределению призовой суммы, согласно кивнув головой.

Потом мы в четыре руки кинулись организовывать романтический ужин. У Дарьи было итальянское вино, в плетёных бутылях, оливки, орехи, три сорта сыра, среди которых на двух я заметил плесень, и несколько гроздей винограда. Я, со своей стороны, поставил бутылку коньяка "Двин" (одну из выигранных по пари с пилотами), упаковку бабаевского шоколада (вчера княжич из Камышина целую коробку прислал, опять же как проигрыш в споре), и неплохой набор из икры и копчёностей (Липатов всё же засунул мне две корзины с наборами деликатесов в дирижабль. Хорошо, что я от всех остальных подарков отбрыкался, а то бы мы не взлетели.)

В итоге получился неплохой стол, которому мы плотненько уделили минут пятнадцать внимания.

– А ты не подскажешь, чего это все твои служаки передо мной тянутся? – задала княжна вопрос, так и не осилив даже наполовину пласт балыка белорыбицы, который она под конец терзала совсем уж неохотно.

– Так все тебя в лицо знают, – ответил я, сыто откидываясь на спинку стула, и машинально сканируя стол в поисках очередной вкусняшки, хотя есть уже почти не мог, – Не удивлюсь, если по посёлку твоих фоток из журналов наберётся больше, чем портретов Императора. По крайней мере в казармах и караулках они точно висят, сам видел. Да и в цехах твоих фоток полно, особенно тех, на которых ты в красном берете щеголяешь.

– Ой, подумаешь... А сам-то свои фотографии видел? Или ты думаешь Феликс Юсупов тебя просто так к цесаревне приревновал? Это же он у нас в записных красавчиках значится и на глянцевых обложках сияет, а тут на тебе, какой-то курсант его пододвинул, – с изрядным ехидством произнесла княжна, глядя на моё растерянное лицо.

– Ты-то откуда про это знаешь? – поразился я осведомлённости Дарьи, и находясь в полном раздрае чувств, разом осушил остатки коньяка в своём бокале.

– Откуда я знаю одну из самых популярных салонных сплетен недели? Можешь поверить, нашлись соболезнующие дамы. Не один раз мне всё старательно пересказали. А уж как они сочувственно на меня смотрели, когда принимались при мне обсуждать, есть ли у тебя шансы на роман с цесаревной, так и не передать, – с какой-то едкой усмешкой поведала мне Дарья, разглядывая меня сквозь стекло своего бокала с вином.

– Ну да, где я и где цесаревна... – попытался я воззвать к голосу разума.

– Сдаётся мне, граф, что не так давно я уже слышала от вас что-то похожее. Дайте-ка припомню... Не на вашем ли награждении вы примерно то же самое высказывали одной не в меру доверчивой княжне, бессовестно втираясь к ней в доверие? Напомните мне, чем там у вас с ней всё закончилось? Хотя нет, не вводите меня в краску. Я сама догадаюсь, что похотливые гвардейцы могут сотворить с неопытной девушкой, стоит ей хоть на минуту довериться этим развратникам, – исходила Дарья Сергеевна на яд, с трудом сдерживая себя и якобы в смущении опуская глаза, отчего упавшие волосы почти скрыли её лицо.

– Да ничего у меня с цесаревной не было. Мы и говорили-то всего несколько минут, – в очередной раз попытался я отвергнуть несправедливые обвинения, потянувшись к бутылке.

– А вот этого не надо, – княжна ловким движением перехватила "Двин", до которого я не успел дотянуться и поставила его на другой край стола, а потом одним элегантным пируэтом уселась ко мне на колени, – Не хватало ещё, чтобы вы своим бездействием оскорбили несчастную брошенную девушку, примчавшуюся к вам за тридевять земель. Смелей, мой жеребец. Погрузи несчастную деву в пучину разврата.

Мой обалдевший вид, рука, бесцельно клацнувшая на месте исчезнувшей бутылки, и челюсть, отвисшая по мере осознания предложений княжны настолько развеселили Дарью, что её хихиканье переросло в откровенный хохот.

– Ах тыж... – чудом проглотил я чуть не вырвавшееся непечатное выражение, поняв, что всё это время княжна изощрённо развлекалась, а не высказывала претензии, – Ну я тебе сейчас устрою...

– Полегче, граф, полегче, – томно проворковала Дарья, когда я понёс её в спальню, пинком открыв туда дверь, – Поверьте, есть игры, которыми приятнее заниматься вдвоём.

Проснулись мы поздно. Высоко поднявшееся солнце уже залило своими лучами спальню, однозначно давая понять, что новый день давно вступил в свои права.

Пока я готовил кофе и лёгкий завтрак, Дарья уселась к зеркалу, приводя себя в порядок перед обратной дорогой.

– Всё таки вчера ты был не прав. Сословные ограничения даже в высшем свете понемногу сходят на нет, – вернулась княжна ко вчерашнему разговору, посчитав его незаконченным, – Давно уже не секрет, что на каких-то этапах мы достаточно близко повторяем уже прошедшую историю.

– Не уверен, – отвлёкся я от джезвы, с удовольствием оглядев ладную фигурку Дарьи, которая грациозно изогнулась, заплетая косу, – Нам ничего такого в Академии не преподают.

– Да какая у вас там История, – отмахнулась княжна, умудрившись голосом выделить название предмета, – Готова поспорить, что про того же князя Мышкина ты ни разу не слышал.

– Нормальная у нас история. Военная. Тактику и стратегию изучаем, – почему-то я не на шутку обиделся, защищая не столько себя, сколько своих друзей - курсантов, – Между прочим, всё сколько-нибудь серьёзные войны и конфликты мы пристально и дотошно разбираем. Но про князя Мышкина я действительно ничего не помню.

Я постарался смягчить своё высказывание, частично признавая правоту княжны. Она лишь досадливо поморщилась, обозначив, что отметила мой манёвр.

– Ещё бы. Это герой из книги Достоевского. В начале книги он приезжает в Петербург, чтобы по протекции родственника устроиться писарем.

– Князь и писарем? – не поверил я и от удивления чуть не упустил кофе, успев ухватить джезву в самый последний момент.

– А что тут странного? У того же Толстого в его книге князь Борис Друбецкой тоже беден, и вынужден рассчитывать только на военную карьеру. Плохо, что с классической довоенной литературой ты не в ладах, а то бы знал, что мать писателя Куприна, из обедневшего рода князей Кулунчаковых, даже приданого приличного не имела, поэтому шестнадцатилетнюю княжну выдали замуж за мелкого чиновника — секретаря мирового судьи в Наровчате. Погоди, и пяти лет не пройдёт, как у нас всё то же самое начнётся, – княжна откинула косу назад и легко переместилась за стол, – М-м, но ты можешь не переживать. Если ты вдруг разоришься, я тебя к себе поваром возьму, – добавила она минуту спустя, прикончив первый блинчик "по - царски", из приготовленных мной по рецепту дочек Липатова.

– Ты тоже на место штурмана на моём дирижабле можешь рассчитывать, если что, – не остался я в долгу.

– Хорошо хоть не на место одной из твоих горничных позвал, – желчно среагировала Дарья, и испортила всё очарование утренней беседы.

Завтрак мы закончили молча, а потом и попрощались достаточно холодно.

Я интуитивно чувствовал неправильность происходящего, но никак не мог сообразить, что мне нужно сделать или что сказать, чтобы вернуть потерянное настроение.

Дарья тоже вела себя неспокойно, и по пути к автомобилю несколько раз оглядывалась, словно собиралась остановиться и чего-то сказать.

Так ни на что и не решившись, мы оба ещё больше нагрели градус напряжения, загнав сложившуюся ситуацию в парадоксально глупую ссору.

Закрыв ворота за уехавшей княжной, я ещё долго сидел за столом, пытаясь сообразить, в чём я виноват.

Хорошо тому же Шувалову. У него есть сестра, кузины, у его отца несколько жён. Наблюдая за ними, можно составить себе представление о женской логике и выяснить особенности их поведения. Мне в общении с женским полом явно не хватает практики. Мои горняшки не в счёт. С ними-то у меня как раз всё замечательно. Однако стоит чуть-чуть изменить ситуацию, и даже восьмилетняя дочь Джуны способна поставить меня в тупик. Идея привлечь свою дальнюю родственницу, в качестве переводчика с женского языка на русский, меня не прельщает. Я категорически не готов с кем-то делиться подробностями о своих отношениях с Дарьей. Скорее, сам себе язык отрежу. И что делать?

Красный кабриолет, выскочив из посёлка, совсем недолго мчался по дороге. В ближайшем же перелеске он свернул, и заехав за густые кусты, остановился на краю полянки.

Спрятавшись от чужих глаз, княжна вдосталь наревелась, отругала себя, как могла, и только потом, нацепив огромные солнечные очки, поехала дальше.

Глава 24 - 27

Глава 24

– Олег, тут вчера вечером наш общий знакомый звонил. Франц Иосифович в кои веки в отпуск собрался, пока в столице тихо. Интересовался, не сможем ли мы его с тремя гвардейцами - пенсионерами пристроить на неделю, рыбку половить, – спросил меня после утреннего совещания Густавсон, как всегда обратившись ко мне без присутствия посторонних по имени.

– В каком смысле тихо в столице? – машинально задал я вопрос, соображая, как раскрутить старого, но неумелого интригана, на более правдивую информацию.

– Конец лета. Все по имениям разъехались, да и государь в загородной резиденции. Светское общество только ближе к осени возвращаться начнёт, да столичные особняки на зиму обживать. Оттого и гвардейцам полегче службу нести, – на чистом глазу вещал несостоявшийся профессор, упорно делая вид, что не замечает моего изучающего взгляда, и постукивания по столу пальцами.

– И вы решили, что ветераны мне необходимы, – скорее утверждающе, чем вопросительно забросил я пробный шар, для вида открывая одну из папок с бумагами. Надо же мне было сделать вид, что я сейчас уйду в изучение документов не окончив разговор.

– Ещё как понадобятся... Гхм... – сначала было горячо откликнулся Рудольф Генрихович, но осёкся, понимая, что сказал лишнего.

– А теперь подробнее: для чего, почему пенсионеры и каков ваш интерес? – треск захлопнувшейся папки вполне походил на звук сработавшей мышеловки, и Густавсон не стал особо трепыхаться.

– Ты же в скором времени на учёбу улетишь, Степан твой тоже не всё время здесь бывает, на Игната с Юрием Ивановичем ты вчера столько нагрузил, что дай им Бог своё вывезти, люди Липатова всё больше торговыми делами заняты, и кто остаётся? Я да Усольцев. А мы, между прочим, всего лишь твои партнёры по верфям, и не более того. И кто должен за порядком на твоих землях следить? Между прочим, по Закону – это твоя прямая обязанность. Случись воровство, членовредительство, а то, упаси Бог и убийство какое, кто этим на Родовых землях заниматься будет?

– Я?

– О-о, дошло таки. Именно ты, или твои официально оформленные представители.

– Нечто вроде шерифов? – кстати вспомнил я одну из книжек в мягкой обложке, попавшейся мне как-то недавно в руки во время одного из перелётов. Поинтересовался, что у меня пилоты на досуге читают. Полистал немного, а потом незаметно втянулся, да так, что не заметил, как мы долетели.

– Мда, всё плохо. По иностранным меркам можешь считать их скорее алькальдами, – блеснул Густавсон знанием древней истории, – Серьёзные люди, в возрасте, вполне могут обеспечить стабильность и соблюдение законов на твоих землях. Тем более, что нужные сертификаты у них есть. По мелким делам они вполне вытянут полномочия суда, а что не в их юрисдикции, то оформят и дальше передадут. По крайней мере тебе не придётся заниматься вопросами конокрадства и разбирать предстоящий осенний послесвадебный мордобой или очередное деление покосов.

Вот чего у моего партнёра не отнимешь, так это тяжеловесной аргументации. Каждым своим предложением он меня припечатывает, словно удачным ударом в челюсть или по печени.

– Я правильно понял, что пенсионеры выбраны только потому, что у них есть какие-то сертификаты?

– "Какие-то"... – Рудольф Генрихович почти минуту молча хватал воздух ртом от возмущения, – Да что ты понимаешь... Тебе их в жизни не получить! По крайней мере, в ближайшие лет пятнадцать точно. Право на ведение следственных действий и лицензия на автоматическое оружие... Гкхм...

Допрашиваемый проф в этот раз добавил накала. В том числе и на своё хмыканье. Очень уж оно у него характерное... По нему можно определить размер секрета, который он мне сдал только что, неожиданно для самого себя.

– Похоже, что не полностью обговорив мой второй вопрос, мы с размаху переходим к третьему. Вываливайте всё сразу, чего уж теперь... – доброжелательно посоветовал я Густавсону, потирая мочку уха.

На языке вербальных жестов это означает, что я услышал достаточно, и сам что-то хочу сказать, но нет. Не хочу. Я подожду. Рудик у меня распалился, или, как вариант, он превосходный актёр и сейчас лицедействует, что вряд ли. Не тот он человек.

А я держу паузу...

Вопросов у меня уйма. Пусть я и не проникся пока в достаточной степени правами на ведение следственных действий, но право владения теми же пулемётами меня проняло.

На территории Империи правом на владение автоматическим оружием теоретически наделены только Кланы, и то не все. Им, как опоре государства, позволено многое. По своей сути именно они, а не бояре, хотя зачастую в обоих списках можно встретить одни и те же лица и фамилии, на сегодня представляют реальный политический портрет государства.

– К третьему... Ну что же, можно и к третьему. Как ты наверняка знаешь, наши МБК получились достаточно удачными, хотя и не без огрехов. Это не страшно. Любое новое сложное изделие требует времени на испытания и доведение его до ума. Другой вопрос в том, что наши МБК, которые мы планировали сделать лишь немного более лучшими, чем существующие, добавляя процентов по двадцать к основным параметрам, после ряда доработок и модернизаций из планируемых двадцати процентов серьёзно выбились в плюс. А с учётом того, что некоторые безответственные личности пошли на откровенный волюнтаризм, мотивируя свои действия желанием испытаний в предельных режимах, то ряд параметров вырос больше, чем в полтора раза. В первую очередь это максимальная скорость и грузоподъёмность. В итоге получилось так, что наши МБК по своим возможностям переросли стандартное вооружение гвардейцев. Их существующие штурмовые автоматические винтовки, калибром в четырнадцать с половиной миллиметров, признаны уже недостаточными и оружейники настаивают на увеличении калибра и скорострельности, – Густавсон сделал паузу, наливая себе полстакана воды и предоставляя мне возможность задать вопросы, но я был нем и непоколебим, аки сфинкс. Проверено уже, что гнетущим молчанием из нашего профа можно выдавить больше сведений, чем расспросами, – Для начала нам предложено рассмотреть калибр в двадцать миллиметров и скорострельность шестьсот выстрелов в минуту. Общий список остальных пожеланий у меня не с собой. Позже занесу.

– Что-то я про такие пулемёты, хотя нет, это же уже артиллерийские калибры, не слышал. Что именно нам собираются предложить? И ещё, мне не нравится ваша оговорка – "для начала". Вы её случайно использовали? – мне пришлось таки перейти к вопросам, поскольку Густавсон счёл рассказанное им достаточным, и на паузу перед моими вопросами никак не прореагировал, занявшись протиранием своих запотевших очков.

Странно, я не раз слышал про "пар из ушей", а у профа в минуты волнения очки запотевают... Я склонен считать такое явление уникальной биологической особенностью именно отдельно взятого профессорского организма.

– Спор был про калибры в двадцать и тридцать миллиметров. Теоретически грузоподъёмности МБК хватает на оба калибра. При некоторых доработках доспеха мы выходим на сто восемьдесят килограммов полезной нагрузки, – тут Густавсон поморщился, видимо про себя помянув ещё раз "доработчиков" тёплым матерным словом, – Стандартные образцы двадцатимиллиметровых автоматических пушек, в зависимости от вида боеприпаса, весят от сорока пяти до шестидесяти шести килограмм, ну и каждый патрон примерно двести пятьдесят граммов. Понятно, что нам потребуются дополнительные приспособления и усиление экзоскелета, но у нас и длина ствола будет меньше, так что штатный боезапас в двести сорок патронов мы легко вытянем.

– Где же вы такие пушки видели, уж не во сне ли? – якобы недоверчиво поинтересовался я у Густавсона.

Ну да, учусь я понемногу у старших товарищей. Не забыл ещё, как однажды князь Обдорин подобными вопросиками вынудил меня рассказать намного больше, чем я собирался.

– Конечно же не во сне. Пришлось, знаешь ли, поучаствовать. Больно уж специфические марки стали такое вооружение требует. Так что пока мы по швейцарским чертежам их модели HS.804 и HS.820 до ума довели, не один десяток стволов в хлам расстрелять пришлось. Зато теперь они на корабли поступать начали, да и в армии скоро появятся, – приоткрыл мне учёный одну из не слишком давних страниц своей биографии, а заодно и пояснил, почему я про автоматические пушки не знаю. Наверняка их по заказу флота начали разрабатывать, раз моряки их получают в первую очередь.

– Угу, и с учётом вашей оговорки про длину ствола, мы должны будем сваять этакий нестандарт автоматической пушки, который должен устроить одну крайне заинтересованную личность. Поскольку речь идёт о новых МБК, то полагаю, что кто-то собирается перевооружить столичный гвардейский полк. Причём быстро, недорого и довольно неожиданно для своих внутренних противников.

– Не полк, скорее всего пару батальонов, – поправил меня Густавсон, чуть заметно улыбаясь, – Поэтому и нет никакого желания идти обычными путями. Ты себе представить не можешь, сколько времени и нервов может убить бюрократия. В качестве примера могу тебе сказать, что от объявления конкурса на общевойсковую полковую гаубицу и до появления её первых серийных экземпляров прошло четыре года. Четыре года бесконечных согласований, актов комиссий, исправления замечаний и внесения её в бюджетное финансирование.

– Ага, а мы, значит, возьмём, и за пару месяцев всё изобретём, и тут же быстренько сделаем. Интересно, кто же у нас такой специалист по автоматическим пушкам? Уж точно не я и не Усольцев. Хотя, если "черновые чертежи" уже имеются, как это было с нашими МБК, то за разработку я почти не волнуюсь, – ехидно укусил я заметно дёрнувшегося учёного.

Если поначалу, а более всего по неопытности и малолетству, я и не обратил внимания на то, что свои МБК мы создали по практически готовым чертежам, то по мере обучения в Академии, ко мне пришло понимание, что наши МБК во многом принципиально отличаются от существующих моделей.

Те пять процентов своего вклада в их создание, которые я мысленно себе приписывал, можно смело делить надвое, если не больше. Предполагаю, что добрая половина моих исправлений была заранее предусмотрена сознательными недоработками, которые мне дали поправить. Короче, развели меня, как тупого албанского юношу, дав почувствовать мою сопричастность в созидании революционного изделия военного назначения.

– Хотя, что я гадаю. Наверняка те, кто разбирается в рыбалке, и в автоматических пушках понимают. Там же так много общего с теми же спиннинговыми катушками, – вылил я ещё одно ведро ехидства на голову закручинившегося профессора, – Или эти ваши "алькальды" с поддельными сертификатами ко мне заявятся?

– Никаких подделок. Всё абсолютно законно. Они специально обучение прошли, и экзамены без всяких скидок сдали, – заверил меня профессор.

– Ну надо же. Какая глубокая проработка легенды, – искренне восхитился я, – Только знаете что, Рудольф Генрихович, разговоры с ними разговаривать я без вас буду. А вы завтра с утра отправляйтесь-ка в столицу, и без магопар на алмазах не возвращайтесь. Давайте взятки, давите на своих неведомых покровителей, спаивайте всех и сами напивайтесь до белой горячки, но добудьте мне через неделю - две хотя бы десяток работоспособных образцов. К тому времени, смотришь, я немного отойду от вашего коварства. Да и с "алькальдами" если не договорюсь, то пусть это только на моей совести будет. Вам, как я понимаю, вовсе ни к чему на ровном месте отношения с их руководством портить.

– Но ты же понимаешь, кем они посланы... – начал было Густавсон.

– Да всё понимаю, – отмахнулся я от него, – Даже то, что графом меня сделали вовсе не из-за победы в гонках. Элегантное решение, выданное мне авансом. Однако это совсем не значит, что я не могу показать лёгкого недовольства из-за того, что меня разыгрывают втёмную, и не обозначить некоторые пределы таких отношений. Иначе приеду как-нибудь с учёбы, и почувствую себя гостем на своих же землях. Вам, как человеку науки, это может и не показаться важным, а для меня подобные вопросы принципиальны. Я не против нынешнего положения дел, более того, во многом готов вам подыграть. Даже обещаю и дальше не замечать, как привезённый вами мастер - оружейник строит уже второй цех и затаскивает туда очень габаритное оборудование. Пусть всё выглядит, как и раньше. Молодой глупый граф заперся на своих землях и творит, что захочет. То МБК изобретёт, то пушку, то винтовку, то дирижабль сварганит. Ну, никакой на него управы. И приходится бедным чиновникам потом несогласованные с ними изделия выкупать у этого дикаря по факту их появления и высочайшему распоряжению. Зачастую даже без взяток и откатов. А сколько тонн бумаги при этом экономится, и не счесть. Бедный чиновник с таким ненормальным графом даже поделать ничего не может. Ни узнать, что он там ещё задумал, ни запретить изобретать. Беда, одним словом, – мне ещё много чего хотелось сказать, но вид поникшего Густавсона этому не благоприятствовал, и поэтому я сменил тему разговора, – Кстати, не удовлетворите ли моё любопытство? Допустим, я готов поверить, что двигатель для нашего МБК изобрели лично вы, но вот всё остальное... Сколько инженеров и конструкторов над новым МБК работало? Человек сто?

– Да побольше, пожалуй, – ответил Густавсон, перед этим вскинув вверх голову и что-то про себя посчитав.

– Отлично. Попробуйте пробить себе право обращений к этому коллективу для решения наших задач.

– Олег, ты не понимаешь. Это как бы не отдельно взятая группа людей, всё гораздо сложнее.

– Хорошо. Сформулирую вопрос иначе. Время от времени нам потребуется быстро получать чертежи сложных изделий. Десяток инженеров будут корпеть месяцами, да и не нужны они нам на постоянную работу. На эпизодические задания у них будут уходить месяцы, а стоить это нам будет как бы не дороже, чем ударный двухнедельный труд большого коллектива. Проще платить специально созданной группе, собранной под определённую тему, чем содержать своих конструкторов самых разных направлений, – теперь уже я начал горячиться, пытаясь донести до профа необходимость в квалифицированном конструкторском бюро. Пока у меня не будет нормального производства, собственных умников мне даже содержать особо не на что.

– Олег, не накручивай, – Густавсон выставил перед собой ладони и отрицательно замотал головой, – Объясни, что тебе нужно. Желательно, с примерами.

– Хорошо, – ответил я, успокаиваясь. Сам почувствовал, что горячусь и плохо объясняю то, что замыслил, – Например, мне надо довести до ума дизельные двигатели. Сейчас они тяжелы и маломощны. Пять - семь килограммов веса на одну лошадиную силу – это явный перебор. Нужно уложиться в полтора - два килограмма. Затем их надо скомпоновать с электрогенератором, и всё это запихнуть в стандартный железнодорожный контейнер или его подобие. Такие же двигатели мне потребуются для мощных тракторов, а не того безобразия, которое сейчас работает на полях, – в сердцах добавил я, всё ещё не в силах отойти от недавнего разговора с Игнатом. Продвинутый аграрий подробно мне описал ту убогую сельхозтехнику, которую мы вынуждены будем покупать. Не позабыл он и про грузовик - "техничку", рекомендуя купить по одной передвижной мастерской на каждый десяток тракторов.

Страшно подумать, но такую технику я никак не могу представить себе работающей на бескрайних полях Поволжья. Загнётся имперский проект с выращиванием каучуконосов из-за ненадёжности слабосильных тракторов. Там поля на сотню с лишним километров раскинутся и не факт, что до ближайшей мастерской поломавшуюся технику можно будет дотащить за день - другой.

Чтобы не брать грех на душу, так и напишу, что не с нынешним уровнем техники стоит браться за осуществление грандиозных проектов и сошлюсь на убогий тракторный парк. Заодно и рекомендации от специалистов по сельскому хозяйству получу. Пусть посчитают разумную дальность работы тракторов от ремонтной базы и дадут рекомендации по кластерному использованию площадей. Допустим один стандартный рабочий посёлок на пять тысяч гектаров и двадцать пять тракторов.

– Езжайте с Богом, Рудольф Генрихович, а Морозову телефонируйте, пусть приезжает вместе со товарищи. Я сам их встречу и устрою им такую рыбалку, что вовек не забудут, – свернул я разговор, понимая, что мы и так сегодня с профом наговорили друг другу много лишнего.

Надеюсь, мне удалось всё замкнуть на себя, и роль Степана в моих озарениях не будет замечена. Так-то он первый приоткрыл мне глаза на некоторое несоответствие между скромным поведением того же Густавсона и характером его телефонных разговоров с парой очень значимых абонентов.

Наш несостоявшийся профессор, когда ему что-то уж очень нужно бывает, чинопочитание напрочь выключает. Неудивительно, что он так и не стал благообразным деятелем науки, доживающим свою жизнь чтением лекций в престижном столичном университете. Даже я, при всей своей отмороженности, никогда себе не позволю ТАК разговаривать с князем Обдориным или с одним из Советников Императора. Почему Советник с большой буквы? Так их у Императора всего три, и каждого из них стоит именовать именно так. Выдающегося ума и влияния люди...

Степан недавно вернулся и не слишком подробно рассказав мне о своей поездке, умчался обустраивать прилетевших с ним новосибирцев. Через пару дней к нам притащат одну из их установок и мы посмотрим, как можно получать искусственные алмазы без магии.

Из рассказа Степана я понял, что пока новосибирцам нас удивить нечем, кроме своих связей в производственной кооперации. Принципиальное различие между мной и ними в конечном потребителе.

Практически все мои алмазы идут на различные магические артефакты, а у них всё с точностью до наоборот. Они работают на промышленность. Пересекаемся мы только в ювелирке, и опять же по-разному. У них к ювелирам идут только лучшие образцы, а у меня отбраковка, из которой ювелиры выкраивают себе чистые фрагменты кристаллов. Должен заметить, что инициатива Липатова, который взялся пристраивать алмазы ювелирам, оказалась успешной. Года не прошло, как я увидел ощутимый приход денег и уверенный рост в спросе и цене.

Именно деньги, а точнее их постоянная нехватка, вынуждающая меня частенько перекраивать собственные планы, подгоняя их под имеющиеся финансы, позволили мне отказаться от первоначальных честолюбивых метаний. Помню, я даже Липатову в первом разговоре высказал, что не дело это лепить из хлебного мякиша детские игрушки. Кроме украшений из моих алмазов можно делать очень полезные магические артефакты. Впрочем, я сам же себя и оборвал. Как ни крути, а очереди из техномагов, желающих поработать на благо человечества, я не наблюдаю.

Поэтому мы с купцом начали продавать алмазы ювелирам, понемногу поднимая цену и качество предлагаемых им кристаллов. Хотя червячок сомнения время от времени всё-таки копошится у меня в сознании и пробует давить на совесть.

Под размышления я добрался до участка, где уже обозначились обводы моего второго "Сапсана". Кроме заказанных покупателями дирижаблей я всё-таки вынужден был начать строить себе его брата - близнеца. Хозяйство у меня понемногу растёт и география расширяется, а хочется всё делать быстро. А тут то Степана в Новосибирск отправляю, то Густавсона в столицу, а сам безлошадный. Опять же мне скоро моего первенца нужно на регламентные работы ставить, а я уже привык, что у меня под рукой постоянно есть скоростное средство передвижения.

Хотя, зачем врать самому себе. Можно же честно признаться, что я скучаю по "Сапсану". Может моя привязанность к дирижаблю и покажется кому-то странной, но это уж как поглядеть. Я же спокойно отношусь к тем чудакам, что себе кошек с собаками заводят, а то и яхту или оранжерею с цветами.

"Сапсан" я люблю за то чувство неба и свободы, которые он мне даёт. В той же столице я никогда не смогу почувствовать себя свободным и независимым. Невозможно жить в обществе и не подчиняться сотням ограничений. Они во всём. Мы вынужденно следуем моде, ведём себя соответственно положению и этикету, даже говорим и улыбаемся, соблюдая общепринятые правила и манеры. Каждую минуту мы втискиваем себя в установленные нормы существования, зачастую не понимая, что ничем не отличаемся от скрипки, помещённой в жёсткий футляр жизни.

Хорошо, что разговор с Густавсоном у нас состоялся не сразу, как только я понял его двоякую роль. Сходу мог тогда ведь и гадостей учёному наговорить, вообразив себя борцом за независимость. А так не спеша разобрал его действия и понял, что если он в чём-то и поучаствовал, то лишь в скорейшем осуществлении тех дел, о которых я и сам мечтал.

Так было до сегодняшнего разговора. Может я ещё долго бы продолжал молчать, наслаждаясь собственной проницательностью и играя во взрослые игры, но алькальды и автоматические пушки в моих мечтах до сих пор замечены не были и это меня задело.

Сначала я даже подумал, что мне довольно бесцеремонно дают понять истинную расстановку сил и пытаются указать моё место этакого графа - марионетки. Но пушки не вписывались в общую картину. Тут уж скорее Императора припекло и он воспользовался возможностью усилить своё влияние в столице без лишней волокиты и преждевременной утечки информации.

Вроде бы мне впору начинать гордиться, что я у него значусь в круге лиц, заслуживающих доверия, но тогда почему никто мне напрямую ничего не сказал. Меня проверяют или я столкнулся с чьей-то недоработкой? Или необходимость в решительном усилении Гвардии возникла мгновенно и всем откровенно не до меня?

Уж кому, как не будущему гвардейцу знать, что такое батальон гвардейских летунов. Жуткая сила. Случись столкнуться батальону гвардейцев с полком армейских пилотов, и я бы на гвардейцев ставку сделал, а уж если они в новых МБК будут и с автоматическими пушками...

Гвардейцы – это элита армии. За столь громкими словами стоят знания, опыт и тысячи часов тренировок с самыми требовательными наставниками. Вот та цена, которую они платят за честь называться гвардией.

Для любого гвардейца Отечество – это Император, его Клан и Гвардия. Только так, и никак иначе. За это они готовы проливать кровь и умирать. И да, "Гвардия не погибает, она просто уходит на перегруппировку в Ад", вспомнил я один из курсантских лозунгов Академии.

Поэтому, отставить рефлектировать. Внешние раздражители не должны влиять на взвешенность моих решений. Нет у меня права на ошибку. Если какие-то замыслы насчёт меня у кого и присутствуют, то это не повод для истерики и отказа от денег, как бы цинично это ни звучало.

Финансы, люди и время – это три мои основные проблемы. Мне нужны грамотные рабочие, инженеры в цеха и девушки. Да, обычные симпатичные девчата, которые одним своим видом способны сгладить некоторую неустроенность посёлка и благотворно подействовать на умы его обитателей.

Общежитие для них уже достраивают и благодаря бескорыстной помощи той же охраны, стройка будет закончена с серьёзным опережением срока.

Девушек мне подбирают Авдотья в Рязани и Софочка в Касимове. Судя по последним звонкам от них, больше десятка кандидаток у каждой набралось. Как только жильё закончим, так и потянутся к нам первые ласточки.

Клуб, школа, два магазинчика, медпункт – везде нужны женские руки и пригляд. Да и баллонеты для дирижаблей пора начинать самим шить, а то мы прилично переплачиваем за изготовление заказов на стороне.

Успеть бы автобус до порта к тому времени запустить, чтобы девчат прямо с парохода встречали и по асфальтированной дороге с ветерком в посёлок везли.

Смотришь, и перестанут у меня парни с верфей по соседним сёлам по вечерам гонять, периодически отсвечивая фингалами наутро. Сельские парубки к визитам "фабричных" относятся неодобрительно, справедливо предполагая, что те уведут у них лучших невест из-под носа, оттого и не стесняются в средствах убеждения.

Морозова и трёх прибывших с ним крепких мужиков, лет сорока пяти - пятидесяти с виду, я встретил недалеко от трапа, заранее углядев приближающийся дирижабль. Сам я на поле уже полчаса нахожусь. У меня сегодня сдача заказа – одного из дирижаблей, сделанных по самым первым контрактам, а я, как назло, всех помощников разогнал, кого куда. Густавсон за магопарами улетел, Усольцев поехал в Касимов проверять, как обстоят дела с изготовлением оборудования для производства каучука, а Степан в Рязань отправился, чтобы встретить там пару сосватанных мной в Камышине мастеров, нанять ещё строителей и в Оружейный Приказ заглянуть, по их же просьбе.

Я уже сам собрался было провести показательный полёт, заняв место пилота, но тут "Сапсан" на связь вышел. Степан постоянно с рациями мудрит, да ещё и двух помощников себе завёл под это дело. Те ещё фанаты радиосвязи. Что уж они наделали, я толком не вникал, какие-то каскады дополнительные поставили вроде бы, но рация на "Сапсане" теперь километров на шестьдесят уверенно работает.

Короче, дожидался я "Сапсан", прогуливаясь по полю со старшим сыном заказчика, графом Рудольфом Чапским. Его папаня, титулярный советник и минский городской голова, как никто другой был заинтересован в скоростном средстве передвижения. Пять часов комфортного полёта по любому лучше, чем двадцатичасовая поездка в железнодорожном вагоне. Чиновнику его ранга иногда просто необходимо успевать на значимые встречи и в столице и в Минске. Видимо настолько необходимо, что он даже не торговался по цене, чем мне и запомнился.

– Приветствую, Франц Иосифович, – окликнул я техномага гвардейского полка, когда он, спустившись с сумками с трапа дирижабля, закрутил головой.

– О, Олег Игоревич, не думал, что ты тут окажешься, – как всегда громыхнул басом Морозов, с видимым одобрением наблюдая за умелыми действиями наземной обслуги, крепящей дирижабль к земле дополнительными расчалками, – Чего это они так забегали?

– Сводка не очень хороша. Синоптики грозу вскоре обещают. Для нас это проблемы, а вам, рыбакам, в радость. Рыба чудо как хорошо после грозы клюёт. Сейчас вас на заимку отвезут, а там и я к вечеру к вам приеду, как с заказчиком дела закончу. Сам-то я пожалуй и не соберусь иначе у костра посидеть под уху да водочку. Весь в делах и заботах, аки пчёлка какая, – начал я вещать, изображая из себя крайне занятого человека, и попутно прокачивая спутников Морозова, которых он мне собрался представить.

Познакомились. Не ожидал я от техномага, что он так умеет владеть интонацией. Сарказм, на грани едва заметного, когда он представлял мне своих спутников, указав только их имена и отчества и абсолютно вменяемое представление им меня. Морозов даёт понять, что он на моей стороне?

Так то сложилась ситуация из тех, что заставляют морщиться и шарахаться от них подальше. Морозов явно даёт понять, что представление его спутников, как неких безликих лиц, никак не его инициатива. По мне, так потенциальные алькальды, если у них есть будущее на моих землях, откровенно перебрали с наглостью. Прибыть в гости к Главе Рода и никак титульно не обозначить себя, а их имена с отчествами для меня никчёмная информация – это откровенная провокация.

– Франц Иосифович, вы не хотели бы посмотреть, как идут дела на участке сборки МБК? Мне кажется, что пребывание там вам больше нравится, чем рыбалка, а ваших спутников мои егеря сейчас увезут на заимку. Заодно и предупредят, что далеко от неё уходить не стоит. Места у нас дикие. Люди иногда бесследно пропадают. Болота, знаете ли, звери всякие, – постарался я максимально убедительно отыграть один из интересных моментов разговора.

По ряду признаков Густавсон не стал обозначать Морозову своё раскрытие, как агента влияния. Соответственно, прибывшие не в курсе, что я знаю о том, кто они такие, и зачем они прибыли. Поэтому я играю сценку – спасение моего знакомого от непонятных личностей, прибывших вместе с ним. Другими словами – даю Морозову шанс остаться на безопасной территории, обещая, что его сопровождающих вывезут мои егеря и возьмут их под контроль. В жизни всякое бывает и я сейчас изображаю контр - диверсионную операцию.

– Олег Игоревич, каждого из этих инкогнитов, – техномаг старательно исковеркал всем знакомое слово, вкладывая в него слегка издевательский смысл, – Я знаю лет двадцать, а то и больше. Всей душой желаю отбыть вместе с ними к месту рыбалки, а то где я иначе такой цирк даром посмотрю. И вы без особого волнения приезжайте. Ручаюсь, что глупостей не произойдёт.

– Пусть будет так. Под ваше слово я приглашаю их в гости. Господа, надеюсь вы не станете проверять меткость моих егерей? Заранее предлагаю вам убрать ваше оружие в чехлы, а ещё лучше – сдать его на склад. Любая попытка взять его в руки будет пресечена десятимиллиметровым аргументом от весьма опытных стрелков. Я понятно отразил степень моего доверия к вам, или требуются дополнительные доводы?

– Мы вам не враги, – вскинулся один из гостей, светловолосый и слегка лысеющий господин, выступив на шаг вперёд.

– Вечером. Всё вечером. Сейчас я занят. Машины вас уже ожидают, – перебил я его и махнул рукой в сторону ангаров, где стояли три армейских внедорожника. Один их них предназначался для "гостей".

Место под заимку я приметил давно. Когда-то тут был пограничный пост между землями. Наполовину окопанный сруб стоял между стыком рек и небольшим озером. Этакая казарма, способная вместить под дюжину воинов. Тридцать минут езды от посёлка, и получай рыболовное Эльдорадо. На стыке рек клюёт всегда, если умеешь ловить, а в озере не так сложно поймать карася или линя под килограмм, а от мелочи в ладошку величиной так и спасу нет.

Особо с заимкой я мудрить не стал. Бывшую казарму почистили, промыли, чуть добавили мебели и житейских мелочей, а затем рядом пристроили веранду, коптильню и кирпичный мангал. До бани и тёплого туалета пока руки не дошли.

В моё отсутствие за заимкой присматривает семья бакенщика. Представьте себе, есть у меня, графа, такая обязанность – содержать штатную единицу, отвечающую за промеры фарватера и установку сигнальных и навигационных знаков на реке. Не сказать, что меня бакенщик сильно по деньгам напрягает, но что-то слишком много у меня стало таких "бакенщиков" после получения графства. Большие земли – большие расходы. Работу восьми человек я оплачиваю напрямую, и ещё десятков трёх косвенно. Единственные из них, в работу которых я верю и понимаю её, это те трое, что у меня на метеостанции трудятся. Я про из "навязанных". Так то ещё и "своих" хватает. У меня, к примеру, трудятся трое лесничих и шестеро лесников к ним в придачу. Ну они хоть себя сами окупают на продаже леса.

Испытания дирижабля провели в темпе, постоянно поглядывая на небо. Документы были подписаны и довольный заказчик вскоре поспешил отбыть к дому, чтобы не попасть под грозовой фронт.

Синоптики не подвели. Недолгая гроза поворчала громом, сверкнула молниями, стеганула по земле плотным ливнем, да и ушла восвояси, оставив после себя умытую природу и радугу в полнеба. Пока ожидал машину вдоволь успел надышаться свежим, наполненным озоном бодрящим воздухом и полюбоваться на улыбки солнца в лужах. Заодно прилично настроение себе поднял.

На заимке мои гости действительно ловили рыбу. Даже Морозов и тот сидел над донками. Я не стал отрываться от коллектива и вытащив из машины простенький спиннинг, с обычной инерционной катушкой, тоже пошёл попытать рыбацкого счастья.

Наша местная лесная речушка, с незатейливым названием Ольховка, после прошедшего дождя серьёзно добавила в размере, забурлила и вода в ней стала очень мутной, приобретя кофейный оттенок. Её течение при впадении в Оку легко было проследить по контрасту цвета воды. Именно на границу светлой и мутной воды я начал делать первые забросы. Хищная рыба имеет свои повадки и всегда стоит в засаде на таких местах, используя муть, как дополнительную маскировку. Тактика себя оправдала, и вскоре в улове у меня оказались пара килограммовых судачков, щука на полтора кило и пяток крупных горбатых окуней.

Азарт перебил обрыв очередной блесны, зацепившейся за корягу. Вытащив из воды кукан с рыбой и взвесив его на руке, я понял, что наловил достаточно и у костра мне с таким уловом не стыдно будет показаться. Дымок, не так давно появившийся над домом, подсказывал, что кто-то тоже закончил рыбалку и занялся приготовлением ухи.

Успел я вовремя. Народ как раз спорил о рецептах ухи и мой вклад окончательно склонил всех в пользу её тройного варианта. Сазанчиков, пойманных Морозовым, решили запечь на решётке, когда угли подойдут. Минут двадцать мы посвятили чистке рыбы и заготовке дров, и лишь потом уселись под навесом.

Зазвякали бутылки, появились стопки и банки с солениями. Я разнообразил стол свежими овощами, деревенским хлебом, луком, смородиновой наливкой и солидным пластом копчёного окорока. Есть у меня в посёлке один умелец. По воронежскому рецепту такие окорока готовит, что ум отъешь.

От водки я отказался, сославшись на молодость, и первые тосты поддерживал наливкой. Сильно захмелеть я вряд ли смогу. Усольцевский браслетик неплохо спасает от опьянения, если не частить с приёмом алкоголя.

Понемногу разговор перешёл с рыбалки на моё хозяйство. Тут уж я упёрся, настояв на более подробном знакомстве с биографиями моих собеседников.

Как и предполагалось, все трое до отставки были действующими офицерами, что собственно и заметно по их выправке. Двое армейские пилоты, а третий, самый разговорчивый, ещё не так давно служил в столичном Пушкарском Приказе, и подал в отставку после смены начальника, так как с новым не ужился в силу его некомпетентности. Прямо он этого не сказал, но по оговоркам что-то такое проскользнуло.

Он-то сейчас и разливался соловьём, пытаясь меня убедить в необходимости приёма управляющих. Завуалированные намёки на неприятности чередовались вагонами благостных обещаний, сбывшимися надеждами и прочими чудесами. В ответ я демонстрировал ослиное упрямство и барственно - кичливое высокомерие к прозе жизни, взятое мной из знакомства с Шуваловым. Меня периодически заносило то в рассуждения о вассальной клятве, то в казуистику рыцарских отношений. После третьей бутылки и часа разговоров собеседник стал выдыхаться и пошёл на некоторые уступки. Я взял паузу, и сходив до машины, вернулся с портфелем.

– Впрочем, основные моменты у меня прописаны, Роальд Силантьевич, – сказал я, доставая три экземпляра контрактов и протягивая их офицеру с необычным именем, которым папаня нарёк его в честь далёкого прапрадеда, чем-то там когда-то прославившегося.

– Погоди-ка. Это же обычный контракт для таких случаев. Чего же ты тогда нам тут больше часа мозги пудрил? – Роальд, наскоро пробежав свой экземпляр, изумлённо вытаращился на меня поверх прочитанного им документа.

– Ну, вы тоже издалека начали. К тому же мне надо было снять мозговую пробу с будущих управленцев. Послушать, как они разговаривают. Выяснить, умеют ли убеждать, – пожал я плечами, оглядывая оторвавшихся от чтения офицеров.

– Дай угадаю. Там у тебя есть запасной вариант, с другой редакцией, – пальцем указал Роальд Силантьевич на принесённый мной портфель.

Вздохнув, я вытащил из портфеля бутылку коллекционного шустовского коньяка в одну двадцатую ведра, а потом, жестом фокусника, перевернул портфель кверху дном, показывая, что он пуст.

– Наш человек, – оценил мою пантомиму и качество коньяка Игорь Захарович, один из летунов - армейцев, – А от тебя, Роальд, одни убытки. "Чтобы я, да юнца уболтать не мог...". Ну что, уболтал? Ещё и нас на пари уговорил подписаться.

Игорь, кряхтя, вытащил бумажник, и отсчитав пятьдесят рублей ассигнациями, протянул их Морозову. Техномаг, приняв деньги, выразительно посмотрел на остальных спорщиков, некоторое время беззвучно давясь смешком, но в конце концов он не выдержал, и заржал уже в голос, утробно ухая филином.

– Завтра к одиннадцати я к вам подъеду. Кто надумает подписать контракт, тех на экскурсию по землям свожу. А сейчас, не отведать ли нам шустовского? Дело-то к ухе идёт, а мы до сих пор ни в одном глазу, – кивнул я на простаивавшую бутылку коньяка, предлагая тем самым серьёзные разговоры на сегодня закончить.

На экскурсию поехали все трое, предварительно вручив мне подписанные контракты. Морозова по дороге мы завезли на верфи, где он чуть ли не галопом умчался на свой любимый участок. Вот же неймётся человеку. У него же отпуск...

Накатались изрядно, потратив кучу времени. Всё-таки не везде у меня ещё дороги в порядке. На обратном пути заехали к Джуне, которая угостила нас изумительным чаем и вкусным печеньем. Заодно я решил навестить ближайшее село, в котором ещё ни разу не побывал. Всё как-то не по пути приходилось.

Ничего так. Чистенько, и дома приличные. Мы уже подъезжали к околице, когда я углядел ЕЁ.

Остановив машину, я пешком вернулся обратно, всё ещё думая, что ошибся.

Женщина развешивала бельё, стоя ко мне спиной. Если бы она не оглянулась на шум проезжающей машины, то по её фигуре я и не подумал даже, что могу её знать. Но она оглянулась и мне на какой-то миг привиделось знакомое лицо.

Закончив с бельём, женщина подхватила тазик с земли и уже собралась уходить, когда я всё-таки решился её окликнуть.

– Катя, – негромко позвал я её, но пересохшее горло подвело и мой голос прозвучал чуть слышно. Глотнув слюну и всё ещё сомневаясь, я повторил чуть громче, – Екатерина.

Женщина обернулась и выронила тазик из рук. Некоторое время мы оба, как заворожённые, наблюдали, как он катится к забору, а потом так же разом посмотрели друг другу в глаза.

Да, это была она. Екатерина Федорищева, в девичестве Мансурова.

Изменившаяся и похорошевшая.

Я смотрел на расцветшую женщину и понимал, что никакого волнения не испытываю. Вместо того пламени, что бушевало раньше в моей душе, осталось пепелище.

– Уходи, и не мешай мне жить, – произнесла она минуту спустя, что-то прочитав в моих глазах, а потом развернулась и ушла с гордо поднятой головой, ни разу не оглянувшись.

Глава 25

Родовая усадьба Надеждино Сердобского уезда Пензенской губернии. Последние дни августа.

Гости, приглашённые на охоту, ещё не начали съезжаться. Поэтому ничего не помешало двум старым друзьям уединиться в кабинете и отдать должное глинтвейну, как нельзя более подходящему под неожиданное похолодание и моросящий дождик. Князь Алексей Борисович Куракин, хозяин имения, от дел отошёл не так давно. До генерал - прокурора дослужился, хотя большую часть своей жизни провёл на дипломатической работе. Его давний приятель, граф Киселёв Павел Дмитриевич тоже начинал службу, как дипломат, но успел отметиться и как реформатор, занимаясь земельными вопросами Империи. Пока ещё он пребывал в должности генерала от инфантерии, но прошение об отставке уже направил и со дня на день дожидался его удовлетворения. Входя в один клан, оба друга не спешили занимать в нём лидирующие позиции, предпочитая отдавать себя государственной службе, что впрочем не мешало им оказывать существенное влияние на решения, которые Глава Клана без совета с ними предпочитал не принимать. Обросли оба связями, родством и знакомствами. Сыновья уже при серьёзных должностях. Дочери замужем не абы за кем. Внучата пристроены.

Князь Куракин через жен и дочерей породнился с Нарышкиными, Пушкиными, Врангелями и Толстыми.

Киселёв тоже особо не отставал. Об этом свидетельствует то, что число дворянских Родов с фамилией Киселёв за годы его жизни увеличилась с десяти до семнадцати.

Благодаря такому союзнику Клан Куракиных уверенно входил в первый десяток самых влиятельных кланов империи, и если не по количеству земель и богатству, то по политическому влиянию был далеко не из последних, уверенно претендуя по многим специфическим вопросам на бесспорное лидерство.

– Что по твоему списку получается? Когда полыхнет, как думаешь? – кивнул Куракин на раскрытый блокнот со списком фамилий. Не так давно старые приятели сговорились незаметно опросить знакомых, чтобы понять их позицию и нынешнее отношение к Императору.

– С кем-то я сам поговорил. Других проверил через жену и дочерей. Знаешь, есть такие простые женские вопросы, например, думают ли в каком Роду бал на Рождество устраивать? Собираются ли справить юбилей в январе? Сам понимаешь, те кто заговор задумал бал объявлять не будут. Дурной это тон. Бал назначить, а потом по каким-то причинам свое обещание не выполнить

– У меня примерно то же самое. Где-то самые отъявленные крикуны притихли. Где подозрительные сборища замечены, но до января точно ничего не планируется, а вот про конец февраля у меня уже есть сомнения. Сам-то как считаешь, князь Обдорин в курсе происходящего?

– Дураком его не назвать. Могу предположить, что даже если он достоверно ничего и не знает, то определенные сигналы наверняка получил.

– Я примерно также рассуждаю, но раз никаких решительных действий он не предпринимает, то значит что-то замыслил.

Оба собеседника надолго задумались. За годы их службы они всерьез успели повариться в различного рода делах и не раз доказывали свою верность Империи. Но где-то глубоко в душе они так и остались дипломатами и в любом конфликте по-прежнему искали выгоды в первую очередь для своего Клана, умело лавируя между интересами противоборствующих сторон.

Речь у них шла о предстоящем заговоре.

В России в заговорах нет ничего необычного. Иногда их по два - три за десяток лет бывает. Последний крупный заговор был раскрыт семь лет назад.

Нынешний заговор мог осложниться народными бунтами. Слишком много людей, бежавших от войны, переселились в города. Та же столица и окружающие её пригороды были переполнены беженцами. Огромные толпы людей, с неустроенным бытом, не смирившиеся с потерями, испуганные войной, представляли собой настоящую пороховую бочку, готовую разом выплеснуть свое недовольство по малейшему поводу.

Исторически сложилось так, что зачастую Кланам было глубоко наплевать на реальность. Их не заботят целесообразность действий и государственность. Любое происшествие сбившиеся во фракции Кланы интерпретируют так, чтобы всегда получать собственную выгоду. Неважно какую: политическую, финансовую или материальную.

Позиция вполне объяснимая. Император был Императором для обычных обывателей, а Кланы всегда помнили, что нынешний Император – это не помазанник Божий, а один из них. Обычный человек с Даром, руководящий страной от лица коалиции самых могучих Кланов и иных группировок. Кроме того, в последние годы большой вес стали иметь банкиры и союзы промышленников. Можно уверенно предположить, что предстоящий мятеж будет выражать конфликт интересов буржуазии и аристократии, а народу там отведена роль стада, умело направляемого погонщиками.

Зарождающаяся в стране буржуазия всерьёз начала теснить позиции аристократии. Нельзя сказать, чтобы аристократы безропотно мирились с таким положением дел. Буржуазия высказывала свое недовольство Императором, требуя себе новых льгот, привилегий и допуска к власти, но и аристократы тоже не сидели без дела, отчаянно борясь за малейший кусок привилегий и не желали выпускать из своих рук властные рычаги.

– Зачинщиками на этот раз у нас удельные князья выступать будут? Побежали от них людишки в города, земли пустовать начали. Опять же власти им всё больше и больше хочется. Ничему их прошедшая война не научила, – Киселёв отставил в сторону бокал и умело принялся орудовать сигарными ножницами, аккуратно срезая кончик выбранной сигары.

– Не только. Можешь смело добавить сюда ростовщиков. Как ты знаешь, популярно среди аристократии такое занятие, а тут вдруг банкиры откуда-то взялись и их любимое развлечение у них прямо из рук забирать начинают. Проценты божеские предлагают, сроки кредитов длительные сулят, а то и суммы такие дают, что доход от заложенного имения бывает меньше, чем проценты по кредитам.

Павел Дмитриевич досадливо поморщился. Взяв в жены двух сестёр Потоцких, он как никто другой знал проблему заложенных имений. После смерти их матери ему досталось именно такое имение, обременённое долгами. Несколько лет его жизни ушло на то, чтобы привести дела в порядок и хоть с какой-то прибылью продать ранее убыточные земли.

Деньги вырученные от продажи имения, освобожденного от кредитов, князь отдал своим женам, что и было одной из самых больших ошибок в его жизни. После того, как князь был вынужден уехать из Парижа, где он возглавлял Посольство, обе жены предпочли там остаться, не пожелав возвращаться в Россию. Шесть лет после расставания с жёнами Киселёв прожил с Александрой Балиано, урожденный княжной Багратион. От продолжительной связи у них было четверо детей, и лишь очень немногие близкие ему люди знали, что этим "воспитанникам" Киселёв завещал большую часть своего состояния.

У князя Куракина тоже были свои "скелеты в шкафу". Ещё мальчишкой он оказался безнадёжно влюблён в блистательную красавицу Елену Степановну Апраксину, жену его дяди Леонтия Куракина. Когда из разговора взрослых он однажды случайно узнал, что она стала одной из фавориток Императора, покойного отца ныне действующего государя, то негодованию мальчика не было пределов.

Была еще одна причина, по которой князь Куракин до сих пор так и не вошел в Императорский Клан. Впрочем, точно то же самое ранее сделали все его предки. Знатностью своего Рода Куракины могли бы похвастаться практически перед любыми дворянами. Начиная отсчёт от Гедиминовичей и являясь отраслью князей Патрикеевых, вся родословная Куракиных была насквозь понятна и прозрачна с пятнадцатого века по прошлому летоисчислению, что в нынешние времена составляло большую редкость.

В своё время только нерешительность их прапрадеда и немногочисленность Рода не позволили Главе Клана Куракиных претендовать на статус Императора. Впрочем, Куракины всегда были дипломатами и предпочитали руководить со стороны.

Князь неоднократно получал завуалированные предложения войти в Имперский клан. Собственно, такие же предложения зачастую ему делались и от сторонников оппозиции, которые желали его видеть одним из своих лидеров.

Оба матерых политика уже не первый год анализировали любые события внутри страны, дожидаясь благоприятного момента.

В этот раз у заговора были все шансы на успех. После недавних боевых действий, когда Империи пришлось противостоять сразу нескольким странам, Генштабом было принято решение не отводить регулярную армию на зимние квартиры внутрь страны в полном составе. Больше половины вояк остались в приграничной и оккупационной зоне, наводя там имперский порядок и помогая восстанавливать хозяйство.

Есть у Империи такая особенность – прилично вкладываться финансами и трудом в окраины, подтягивая их до общего уровня жизни в стране. Вот и сейчас значительная часть армии и тысячи военнопленных строят дома и дороги, восстанавливают мосты и заводы, зачастую сразу же проводя реконструкцию и превращая архаичные полуразрушенные сооружения в нечто более современное и соответствующее имперским стандартам.

Сразу и вдруг отсталые разграбленные территории окраин до приличного имперского уровня и образа жизни не довести. И дело не только в долгом процессе и могучем финансировании, к слову сказать, существенно превышающем расходы на войну.

Люди.

Воспитание, менталитет, образование, привычка к производительной работе, а не безделью, скрываемому за неспешным кормлением кур или неторопливым резанием наличников на окна. Нелегко новым имперцам осознать изменения в разы ускорившегося темпа их жизни и понять, что то, что они раньше считали работой, в Империи существует вместо хобби.

История не знает другого пути развития, кроме организованного высокопроизводительного труда, и наглядно подтверждает это обратными примерами. Что в довоенной, что в Новой Истории, отколовшиеся от различных Империй регионы очень быстро из полноценной страны превращались в банановые республики. За непродолжительный период времени в них практически исчезала промышленность и наука, приходило в негодность вооружение, разваливалась армия. Чуть медленнее умирали города, линии электропередач, трубопроводы и дороги. С каждым годом такие бывшие страны всё больше и больше отставали в развитии, а потом и вовсе начинали скатываться на десятилетия назад.

За короткий исторический промежуток времени отколовшиеся сегменты Империй всё больше становятся похожи на пьяницу, пропившего своё имущество и выпрашивавшего у магазина мелочь на опохмел. Скандальный и нетрезвый, он ещё гонорится, вспоминая, что не так давно был вполне себе уважаемым человеком, и старательно не замечает, как от одного его вида и запаха от него шарахаются люди, с трудом скрывая свою брезгливость.

** *

В столицу я прилетел за три дня до начала занятий в Академии.

Возможно в кланах, где на имидж правящей верхушки работают несколько человек, а то иногда и целые службы, подготовка к приезду в столицу не отнимает много сил и времени. К сожалению у меня ничего подобного не было, поэтому предстоящий приезд пришлось тщательно планировать и заранее определяться по многим вопросам, в которых сам я был не слишком компетентен. Это касается не только обуви и одежды. Новоиспеченному графу пришлось озаботиться знаками различия, набором регалий, колец, в конце концов теми же гербами, нанесёнными на автомобиль.

Да, машину мне тоже пришлось покупать свою, правда с помощью агентства. Оказывается, не так легко и просто купить бронированный лимузин, даже если на это есть деньги. Поездив со мной полдня, охранники напрочь раскритиковали всё то, что мне казалось вполне подходящим. То стёкла их не устраивали по каким-то там показателям, то мощность двигателя, то недостаточное бронирование днища.

Если я думал, что мои мучения у портных – это серьёзное испытание для нервов, связанное со множеством тканей, примерок и веяний моды, то ребята меня быстро разубедили. Мужчина, со знанием дела выбирающий автомобиль, даст сто очков вперёд самой завзятой моднице. В итоге машину пришлось заказывать, и стоила она... Да уж! Лучше вслух не говорить.

Дороговато мне обходятся закидоны недавно объявившейся тётушки.

Сначала Анне удалось убедить меня в необходимости столь значительных трат, аргументируя свои посылы предстоящим знакомством с княгиней Юсуповой. Выверты женской логики странным образом складывались в стройную картину, когда она начинала объяснять, почему так важно не просто хорошо выглядеть, но и во многом быть "впереди планеты всей", то бишь стать заметным среди большинства столичной молодёжи, собранной из "самых - самых".

Если доверять женскому мнению, то вкладывать деньги в себя любимого, тратя их на костюмы и аксессуары, на порядок выгоднее, чем инвестировать свой же собственный бизнес или развивать свой Род. Мнение дамочек, с которыми мне предстоит знакомиться, а точнее, мой жениховский рейтинг в очень значительной мере будет определяться моим внешним видом.

Допустим, с этими утверждениями Анны я ещё мог согласиться без особого напряжения. Частенько наблюдаю примеры, как и у нашего брата срывает крышу от обольстительных женских ножек или иных достоинств, завёрнутых в эффектные платья. Как правило, ум, воспитание и прочие духовные ценности производят меньшее впечатление, а размеры приданого, в качестве основных достоинств, зачастую волнуют гораздо более зрелых мужей, чем я и мои друзья - курсанты.

Другое дело, что согласно полученным наставлениям, надо было не просто соответствовать последней моде, но ещё иметь при этом внешность и манеры вполне конкретных кинозвёзд. Анна не только не поленилась описать мне в трёхчасовой беседе основные моменты подобного перевоплощения, но и прислала чуть позже толстенный конверт. Подробные инструкции в нём были дополнены несколькими рекомендательными письмами к лучшим столичным портным, театральному режиссёру и модному парикмахеру, а заодно в письме оказались вырезки из журналов с соответствующими фотографиями двух звёзд кино в десятке разных ракурсов.

"Стратегия противодействия", если так можно назвать замысел моей тетушки, была незатейлива и коварна. В ближайшее время мне предстоит изображать из себя "зазвездившего мальчика".

Во многом этому способствует выигранная гонка, награды из рук Императора и недавно полученный графский титул.

Ничего придуманного. Всё реально и по сути чистая правда. Почти всё...

Осталось под этот сценарий создать костюмы и образ, а затем постараться как можно убедительнее сыграть свою роль.

Надеюсь, что у меня получиться запрыгнуть на высшие ступени жениховского рейтинга, и тогда у сообщества великосветских свах начнутся проблемы.

"Высокоуровневые невесты", или говоря проще, те из девиц, кто будет котироваться так же высоко по рейтингу невест, далеко не свободны в своём выборе и совсем не готовы к скоропалительным предложениям. Впрочем, о женихах их уровня можно сказать то же самое.

Зачастую "добрые родители", или иные клановые добродетели, просчитали заранее все возможные перспективные партии для будущей невесты, и тем или иным способом обозначили свои интересы, проведя переговоры с Родом или Кланом потенциального жениха, найдя там взаимное понимание.

Резко и вдруг такие договорённости не расторгнуть. Чревато, знаете ли.

Не каждый Клан подобное оскорбление спустит на тормозах, да и не всё в таких ситуациях так просто. Примеров тому более чем достаточно. Взять ту же Дашку. Додумалась же, дурында, руки на себя наложить, если что. Нет, чтобы по доброму послать всю свою родню лесом, со всеми их матримониальными планами. Но так не выйдет. Не принято. Более того, для Рода это потеря лица, а для Клана серьёзный урон репутации. И это не просто слова.

Стоит разойтись слухам о том, что какой-то Род разорвал без особых причин договорённости, как уже очень скоро даже в обычных договорах и контрактах для них появятся дополнительные пункты о неустойках, и подрастут цены, которые продавцы объяснят повышенным риском. Деловые же партнёры пострадавшего Рода так и вовсе постараются отношения разорвать.

Так что, как бы парадоксально это ни звучало, но мне, чтобы усложнить задачу великосветским свахам, следует стать максимально привлекательным.

Чем я и занялся, появившись в столице.

Надо сказать, что план тётушки я выполнил процентов на девяносто. Оставшиеся десять несостоявшихся процентов можно отнести на курсантскую форму, которую я не стал шить у кутюрье. Заказал её в обычном ателье, существующем при гвардейских частях.

Есть у нас в Академии курсанты, к которым прилипло прозвище "павлины". Они умудряются извернуться даже в жёстких рамках требований к форме. Более качественная ткань, чуть ярче серебряное шитьё на воротнике, ручной шов по обшлагу и прочие изыски. Вроде бы это такие мелочи, а в глаза бросаются. Преподаватели стараются не замечать незначительные изменения, зная заранее подготовленный ответ, что ателье испортило выданную ткань и возместило её своей, но всё равно в начале каждого года с десяток курсантов после первого смотра отправляются "приводить форму в соответствие", преступив грань наставнического терпения. Тоже своего рода традиция, очерчивающая границу фантазий курсантской моды.

Новый учебный год для меня начался непривычно. Я стал популярен среди курсантов и постоянно находился в центре внимания, да и у преподавателей стал вызывать излишнюю заинтересованность. Последнее меня совсем не порадовало. Пару раз попавшись на неожиданные вопросы от них, я резко пересмотрел своё отношение к учёбе. Полагаю, без подсказки Сущности тут не обошлось.

Как оказалось, нет ничего сложного в том, чтобы прочитать учебники на несколько глав вперёд. Впервые потратив пару вечеров на чтение, я гораздо лучше стал понимать, какие знания до нас пытаются донести наставники. Прочитанные главы зачастую дополнялись сведениями из кристаллов, изученных мной ещё в Касимове, а оставшиеся неясности я пытался ликвидировать на лекциях и семинарах. Потом вошёл во вкус, и стал перелопачивать горы дополнительной литературы, отрывая время ото сна. В итоге к концу первого месяца я заработал себе славу въедливого студента, всерьёз интересующегося изучаемыми предметами.

– Ты собираешься тянуть на диплом с отличием? – поинтересовался у меня как-то раз Артемьев, с которым мы вышли из аудитории на большой перемене.

На только что закончившемся семинаре мне удалось доказать преподавателю, что расчёт магем можно существенно упростить, если представить обсчитываемую конструкцию в виде самостоятельных блоков. Я за несколько минут пересчитал сложную конструкцию, предложенную им, и получил вполне сопоставимые результаты с минимальной погрешностью.

– Не скажу, что буду стремиться к этому любыми способами, но если получится, то не откажусь. Сам подумай, так ли мне какой-то особенный диплом нужен, – с улыбкой ответил я, всё ещё находясь под впечатлением от горячего спора, закончившегося признанием моего метода. Про себя я хихикнул, представив, как сам себя принимаю на работу.

– По тебе не заметно, чтобы ты всё лето сох над учебниками, – одногруппник отошёл на шаг назад, оценивая мой цветущий вид и прилично подтянутую фигуру, – Никак у старших курсов кристаллы раздобыл?

– Э-э... – протянул я, чуть было не хлопнув себя по лбу.

Как же я раньше-то не допёр? Очевидное решение вопроса с учёбой лежало на поверхности. Раз есть передача Знаний через кристаллы, то должны быть и курсанты, желающие на этом заработать.

Я уже другими глазами оглядел холл нашего учебного корпуса. На первый взгляд, всё как всегда. Курсанты разбились на группы, различающиеся по интересам и происхождению. Я внимательно посмотрел на "павлинов", отдельной кучкой столпившихся у центрального витража. Многие из них учились очень неплохо. Раньше я как-то списывал эти успехи на дополнительное домашнее образование, которое отпрыски из богатых Кланов получают с раннего детства. Гриша только что открыл мне глаза.

– Я не очень-то и хотел заморачиваться учёбой, но больно уж преподы на меня неровно дышат. Пришлось подналечь, чтобы образу соответствовать, – рассказал я Артемьеву практически чистую правду, не уточняя, что тщательно создаваемый мной образ имеет в том числе и несколько иные цели, чем просто успехи в учёбе.

Не так давно я получил письмо с приглашением от княгини Юсуповой. До назначенной в нём даты осталось три дня. Думаю, что столь длительная задержка с отправкой приглашения у предводительницы великосветских свах была вызвана временем года. Затянувшееся бабье лето отнюдь не способствует переселению светской знати в столичные особняки. Осень – одно из самых красивых времён года. В Академии только и слышишь рассказы про устраиваемые в имениях охоты. Не каждый бал может сравниться с размахом некоторых сборищ, организуемых на открытом воздухе. Десятки шатров на лугу, сотни загонщиков, своры борзых, звуки горнов и рожков, кавалькады приглашённых раскрасневшихся на воздухе дворян, гарцующих на дорогих конях в модных охотничьих костюмах. Скучная столица, с её театрами и салонами, никогда так не даст распахнуться русской душе во всю ширь. Не проскачешь по проспекту бешеным галопом, не выплеснешь свою удаль в молодецком крике или в истошном звуке горна, закладывающем уши. Так что не особенно торопятся дворяне в свои зимние особняки. Пустовато нынче в столице.

– Хватит их так бесцеремонно рассматривать. На нас уже внимание обращают, – дернул меня Артемьев за рукав.

Я удивлённо оглянулся на него. Гришка явно был встревожен. Как всегда, когда я о чём-то всерьёз задумываюсь, я замираю, отключаясь от внешнего мира. Что-то похожее произошло и сейчас. Всё это время я простоял, как бы разглядывая "сливки" нашего курса и полностью отрешись от действительности.

Рассматриваемая мной группа аристократов чуть не в полном составе повернулась в нашу сторону. Разговоры у них прекратились, и казалось, что мы сверлим друг друга взглядами. Я слегка наклонил голову, как бы извиняясь за своё нетактичное поведение, и пошёл к следующей аудитории, где у нас вскоре должна была начаться последняя пара.

– Похоже, он всё слышал, – с тревогой произнёс один из курсантов, который только что увлечённо повествовал группе "павлинов" об их будущей роли в новом государстве, нервно потирая печатку со знаками графского Рода, – Я хоть магии и не почувствовал, но он определённо вошёл в транс. Говорят, есть такая техника подслушивания. Помнишь, мы хотели этого графа Бережкова в свой круг пригласить, а потом передумали, когда выяснилось, что он близок к князю Обдорину.

– Я решу эту проблему, – чуть слышным свистящим шёпотом сказал их предводитель, второй наследник весьма известного княжеского Рода. Княжич слегка прищурил глаза и жёстко оглядел всех аристо поочерёдно, словно запоминая каждого в отдельности. Затем он резко вскинул руку, посмотрев на часы, от чего стоявший рядом с ним граф дернулся в сторону, испуганный столь стремительным движением. Не оглядываясь более на своих собеседников юный княжич упругим шагом направился к выходу. Клановые наставники могли гордиться своим воспитанником. Все мелочи и сплетни, полученные им из многочасовых светских бесед, молодой княжич за несколько секунд свёл воедино, выстраивая свой план. На ходу он немного поиграл лицом, придавая ему снисходительно - сожалеющее выражение. Выйдя из корпуса княжич сменил походку на лениво - фланирующую и только внимательный наблюдатель смог бы заметить несоответствующий ей цепкий взгляд, которым аристократ выискивал интересующую его персону среди старшекурсников, прогуливающихся по аллеям.

Последнее сегодняшнее занятие, посвящённое истории развития артиллерии, я провёл в крайнем нетерпении. Выпытав у Артемьева несколько фамилий курсантов старших курсов, с которыми можно было попробовать переговорить по вопросам приобретения кристаллов с лекциями по предметам на предстоящий учебный год, я занялся расчётами. При определённом везении у меня появлялся шанс сдать четыре, а то и пять предметов досрочно. Сверившись с расписанием, я удовлетворённо хмыкнул. Выигрыш почти на два дня в неделю, один из которых выпадает на субботу. Нет, определённо полученные через кристаллы Знания своих денег стоят. Пусть даже и по тем крайне нескромным ценам, которые озвучил мне Артемьев, оговорившись, что это его личные предположения и точных расценок он не знает.

– Мне покупать кристаллы отец не разрешил, – грустно поведал мне наш вихрастый источник новостей, – Сказал, чтобы до всего своим умом и усердием доходил. Не нравится отцу моя непоседливость. Он считает, что мне не хватает серьёзности и постоянно ставит мне в пример младшего брата от своей второй жены. А тот редкостный зануда. Я с ним минут десять поговорю, а потом сбегаю. Зевать так тянет, что челюсть вывихнуть можно.

По моему, так Гришка преувеличивает. Нормальный брат у него. Меланхолик и педант – этого конечно же не отнять, но и не такой уж он и зануда, как Артемьев его описывает. Был я у них дома как-то раз во время бурного празднования Гришиного дня рождения. Оба сыночка не в отца пошли. Гриша весь в свою такую же рыжую мать - юлу, да и его брат Вениамин от второй жены Артемьева - старшего много взял. На редкость спокойная волоокая красавица, с улыбкой Джоконды безмятежно наблюдающая за царящим в доме бедламом, она мне надолго запомнилась и пару раз даже приснилась. Как уж Гришкиного папашу угораздило взять себе в жёны столь разных женщин, один Бог ведает. Зарекаться не буду, но надеюсь, что у меня такого не случится.

Услышав долгожданный звонок я выскочил из аудитории одним из первых, а на улице и вовсе перешёл на бодрый бег. Очень хотелось прямо сегодня же переговорить с потенциальными продавцами знаний. Другими словами, я нёсся к корпусам старшекурсников, чтобы успеть поймать их до того, как они разойдутся. На территорию Академии можно попасть с четырёх сторон и мне не улыбалось бегать по всей территории, разыскивая незнакомых курсантов. Добежав до нужного корпуса, я со всех ног ринулся в холл, чтобы посмотреть расписание групп. Торопливость меня подвела и в дверях я жёстко столкнулся с рослым парнем, выходящим из здания. Буркнув на ходу извинения, я уже совсем было проскочил мимо него, услышав нечто похожее в ответ, но неожиданно был им остановлен.

– Ба, какая встреча! Что же, похоже судьба, но видит Бог, я этого не хотел, – мой визави, крепко ухватив меня за плечо, выдал эту крайне непонятную тираду и заставил меня тем самым остановиться и рассмотреть его пристальнее.

Хм... Княжич Игорь Бельский. Третий наследник главы Клана Бельских, а заодно и дальний Дашкин родственник. Что-то вроде то ли двоюродного, то ли троюродного брата. При нынешнем многожёнстве даже опытные кумушки зачастую теряются, определяя верную степень родства.

Мы со Степаном уже не те наивные мальчишки, что бежали из разгромленной вотчины с котомками за плечами. Пообтёрлись, с агентствами разными поработали. Так что, вполне себе ожидая скандал из-за княжны Вадбольской, предполагаемые кандидатуры мы пробили заранее. Особое внимание обратили на тех, кто со мной в одной Академии учится.

Игорёк был одним из таких потенциальных претендентов на организацию конфликта. Неплохой боец, отличный стрелок и достаточно сильный маг. Ходили слухи, что он тайно влюблён в Дарью Вадбольскую и даже собирался вызвать на дуэль её наречённого, то бишь княжича Тугоухова. Верить слухам стоило с определённой долей скепсиса, поскольку исходили они в основном от Елизаветы Станиславовны и её родственников, а подруга у Дарьи ещё той интриганкой оказалась.

– Чем обязан, князь? – поинтересовался я, переводя дыхание.

– Мне кажется, что принесённых извинений недостаточно. Оставался бы ты со своими манерами у себя в деревне. Перебирал там навоз вилами и не лез в приличное общество, – княжич, оскалившись, проорал оскорбления мне в лицо, немного кося взглядом на собирающуюся около дверей публику.

– Если Вы возомнили себя Богом или писарем из Сословной Палаты, которые определяют кому и где быть, то не стоит брызгать мне слюной в лицо, – усмехнулся я, демонстративно вытаскивая платок и вытирая щёку.

Скинув своим движением руку княжича с плеча, я сделал шаг вперёд, заставляя его отступить в холл здания из неудобной позиции в дверях. Так мы оказались среди толпы курсантов, собравшихся на выход после окончания занятий.

Княжич замешкался, пытаясь вытащить из кармана лёгкого плаща, перекинутого через руку, торчащую оттуда лайковую перчатку.

– Перчатку достанешь, получишь по морде, – добил я его надежды на куртуазный дуэльный вызов.

Если ему захотелось в красивости поиграть, то у меня прямо противоположная задача, а то и две. Во-первых, заставить его кинуть мне вызов, так как на шпагах или рапирах я ему точно не соперник, а во-вторых, сделать вызывающего смешным. Молва потом так по этим моментам пройдётся, что количество желающих повторить подвиг княжича резко поубавится.

Ситуация сложилась хоть и неожиданная, но что-то похожее я ещё летом предполагал, и примерную линию поведения подготовил заранее.

– Вызываю тебя на дуэль, – выкрикнул княжич, срываясь в конце фразы на фальцет.

– Ну вызвал и вызвал, что петухом-то орать. Магия. Здесь и сейчас, – воспользовался я правом вызываемого, позволяющим мне определять условия дуэли.

Развернувшись через плечо, я с треском захлопнул дверь перед носом княжича, лишив его возможности для дальнейшей перепалки, а его друзьям не оставляя времени для поиска причин, позволяющих отменить дуэль на моих условиях.

Есть, знаете ли умельцы, способные перетолковать не только Коран с Ветхим Заветом, но и обычные фразы, сказанные в запале. Мне такого счастья не нужно. По моим сведениям Игорь Бельский не самый сильный маг. По крайней мере он слабее Дарьи, с которой я неплохо справлялся, не причиняя ей особого вреда. Убивать его я не собираюсь. Не хотелось бы мне насмерть испортить отношения с Дашкиным Кланом. И Клан не из последних, и с Дарьей у нас пока не всё решено.

Я даже не успел неторопливым шагом дойти до Арены, где обычно проводились дуэли, как меня догнал Гришка Артемьев.

– Узнал, что у тебя дуэль. Одни говорят, что Бельский вызвал тебя из-за зависти, а другие, что из-за княжны Вадбольской. Расскажи, а... – на одном дыхании выпалил фанатичный любитель новостей, заставив меня замедлить шаг и задуматься.

– Зависть... А ты знаешь, вполне может быть, – попытался переосмыслить я замеченные мной несоответствия в жизни Академии. Я не только обратил внимание на изменившееся ко мне отношение большинства знакомых курсантов, но и постоянно пытался понять, что ещё мне режет глаз, но не поддаётся пониманию, – То-то я смотрю, всё вокруг изменилось, все по углам шепчутся, да оглядываются.

– А-а... Не, шепчутся по другому поводу, потом расскажу, – прервал мои размышления Григорий, – Ты кого в секунданты возьмёшь?

– Да хоть тебя, – усмехнулся я, предполагая, что поединок выйдет скоротечным.

– М-м... Пожалуй нет, не мой уровень. О! Я знаю, кто тебе нужен, – пробежался взглядом Гришка по подходящим со всех сторон курсантам, спешащим к Арене, и тут же исчез, ввинтившись в собирающуюся толпу.

– Олег, день добрый. Твой друг сказал, что тебе секундант нужен. Я подойду? – Андрей Беклемишев, ещё один Глава Рода, весной закончивший Академию, блистал в новеньком гвардейском мундире, уже украшенным одинокой медалью и знаком ранения.

– Здравствуй, Андрей. Как это тебя к нам занесло? – поинтересовался я у гвардейца, с которым мы частенько раскланивались при встречах, а то и перебрасывались парой фраз ещё не так давно, в его бытность курсантом.

– За дополнительным формуляром прибыл. После ранения временно от полётов отстранили и хотели в отпуск отправить. Кое-как убедил командира, что пока могу на транспортнике летать. У меня на практике налёт на нём почти триста часов составил, а подтверждающего документа в личном деле не имелось. Пришлось в нашу канцелярию обращаться, – кивнул Андрей в сторону главного корпуса.

– Надеюсь, ты знаешь, чем секунданты занимаются, а то я ни бум-бум, – не стал я скрывать от своего знакомого очередной пробел в специфических знаниях, относящихся к особенностям светской жизни.

– Знаю. Было дело пару раз. Как я понял, Бельский тебя вызвал, а ты выбрал магический поединок, – Беклемишев дождался моего подтверждающего кивка и продолжил, – Тогда всё просто. Сейчас дождёмся наставника или преподавателя. Он ещё раз озвучит правила. Выставит защитный купол и отдаст команду. Убивать в Академии не принято. Поэтому дуэль у вас до первого ранения или невозможности её продолжить одним из участников. Добивать нельзя. Артефакты использовать тоже запрещено. На самом деле у княжича будут трудности. Насколько я помню, он в основном огневик, и только потом воздушник. Я что-то не припомню в магии Огня подходящих заклинаний для дуэли по правилам Академии. Скорее всего он по тебе воздушным кулаком звезданёт.

Я с сомнением помотал головой. Княжич разозлился не на шутку и вряд ли он станет себя сдерживать, ограничившись просто оглушением. Наверняка на что-то более убойное расстарается.

Беклемишев отошёл в сторону, дожидаясь секунданта от Бельского, который был занят разговором с княжичем, а я присел на скамейку, чтобы не спеша обдумать новости, принесённые Артемьевым.

Зависть. Нельзя сказать, чтобы я её не замечал в последнее время. По моим ощущениям, именно зависть послужила для меня тем катализатором, благодаря которому я упёрся в учёбу. Слишком многие стали на меня поглядывать с возмущением, а то и с ненавистью, ожидая моих неудач и провалов. Своими победами, большими и маленькими, я словно подчёркивал их желание существовать не напрягаясь. Я хорошо помню то радостное возбуждение в нашей аудитории, с которым были встречены мои неудачные ответы на неожиданные вопросы преподавателей. Меня тогда сильно зацепило, что мои неудачи вызывают радость, а успехи – недовольство. И чем больше неудачникам и лентяям хотелось "приземлить" меня в ряды себе подобных, тем сильнее было моё желание оторваться от них. В какой-то степени чужая зависть оказалась для меня постоянным источником силы, заставляющей вдумчиво вгрызаться в учебники, выкладываясь на полную катушку и перелопачивая по ночам горы дополнительных книг.

– Иди проверяйся на отсутствие артефактов и можете начинать, – услышал я голос Андрея Беклемишева, приход которого я прозевал, размышляя о событиях прошедшего месяца.

Проверка на артефакты. Скороговорка наставника. Наше подтверждение готовности, и спустя короткое время, команда начинать.

Стоим в двадцати метрах друг от друга. Услышав команду, я почти автоматически начинаю бой. Стандартный "Светлячок", чуть распёртый Малым Воздушным Кулаком, Прыжок и Щиты, которые пришлось придержать. Уже понимаю, что что-то пошло не так. "Светлячок" сработал не долетев до цели метра три, а Бельский распластался в нижней стойке, присев на полушпагат.

Пока формирую Щиты для столь неудобной цели, стараясь выставить их так, чтобы его не переломать, вижу, что с рук княжича срывается яркий шар и летит мне в ноги. Почти успеваю сформировать и раскрыть ещё один Щит перед собой и высоко подпрыгиваю на месте, пытаясь укрыться за ним от летящего в меня заклинания. Оглушительный звук взрыва. Меня переворачивает в воздухе и я вижу, что лечу лицом вниз на свой же собственный ботинок, почему-то катящийся на земле.

Потом наступила темнота.

Глава 26

Очнулся я от звука знакомого грассирующего голоса в коридоре.

– Да верю я, что с ним всё в порядке, верю. Ну и вы меня поймите. Я докладываю, а меня спрашивают, сам ли я его видел. И звонки не абы откуда, просто так не отмахнёшься, знаете ли.

– Так и быть. Можете взглянуть одним глазком. Видите. Живой, почти здоровый. Даже румянец на щеках наблюдается, – услышал я скрип открываемой двери и ещё один знакомый голос, принадлежащий главному врачу госпиталя, – Сам Николай Николаевич с ним работал. Всё, как положено срастил.

Судя по всему, через приоткрытую дверь меня рассматривают двое моих знакомых офицеров, с которыми мы как-то раз отмечали удачное окончание аукциона. Насколько я помню, один из них майор Игнатьев, а второй – начальник госпиталя, капитан Нечаев Павел Георгиевич.

– А что это за хреновина у него к ноге прикручена? – грассируя больше обычного, громким шёпотом задал вопрос граф Игнатьев.

Я ещё толком не осознал, где нахожусь, и на всякий случай решил не показывать, что уже очнулся и вполне хорошо слышу обоих собеседников.

– Это новинка. Ногу-то ему срастили, но при этом она сантиметров на десять короче стала. Слишком много дроблёных костей при ударе образовалось. Так что теперь этими железяками ему ногу вытягивать будут до нужной длины.

– Что-то новенькое. Помнится, раньше такого не было. У кого денег хватало, те услугами целителей пользовались, правда, не всегда удачно.

– У нас всё новое – это хорошо забытое старое. Чего-то своего мы мало изобретаем. Всё больше довоенными идеями довольствуемся. Благо, книг да чертежей от предков прилично перепало. Жаль, что многие знания по Кланам да Родам разрознены. В имперских библиотеках, считай, и половины нет того, что порой в родовых хранилищах встречается. Опять же, не на всё денег хватает. В прошлом году пришлось от инструментов и посуды из молибденхромовой стали отказаться. Даже для нашего госпиталя цена тогда непомерной оказалась.

Дверь закрылась и голоса, заметно убавившиеся в громкости, стали удаляться.

Я ещё успел расслышать, как врач жаловался на отсутствие дорогостоящих лекарств и нехватку квалифицированного персонала, особенно старших медсестёр.

Знакомая ситуация. При первом знакомстве он тоже готов был про госпиталь говорить безостановочно, только дай повод.

Приоткрыв глаза, я огляделся. Вне всякого сомнения я нахожусь в больничной палате, причём в нашем гвардейском госпитале. Сложно не заметить лепные карнизы, украшенные золотыми вензелями с инициалами Великой княжны. Палата небольшая, но чистенькая, и я бы сказал, вполне уютная. Без малейших намёков на казёнщину. То ли хитро собранные шторы придают ей такой вид, то ли элегантная пара потолочных светильников, удачно гармонирующих с обоями цвета ванили. Добавь сюда пару шкафчиков, зеркал и небольшой стол с пуфиками, так и вовсе на девичью светёлку будет походить больше, чем на больничное помещение.

Чуть приподнявшись, я осмотрел себя. Руки на месте, ноги тоже. По крайней мере одна из них точно. Зато вместо правой ноги у меня здоровенное бревно, кое-как прикрытое одеялом. Стащив с резко потолстевшей ноги одеяло, я полюбовался на заковыристую конструкцию из стали, стянутую гайками и длинными резьбовыми шпильками. Полностью рассмотреть её мешали стальные кольца, начинающиеся чуть ниже колена. Я изогнулся, пытаясь взглянуть на ногу чуть сбоку и с содроганием увидел, как несколько стальных штырей уходят мне прямо под кожу и судя по всему, они же и выходят с другой стороны, насквозь проходя через кости. Что характерно, через мои кости. Кем-то насквозь просверленные.

С трудом закинув одеяло обратно, я откинулся на подушку, машинально вытирая выступившую на лбу испарину. Одна мысль о том, что мне недавно сверлили кости и вставляли в образовавшиеся дыры металлические штыри, словно плотным занавесом закрыла всё остальное. Больше минуты я переваривал случившееся, почему-то отчётливо ощущая при этом явный привкус металла во рту.

Отвлечься меня заставил скрип открываемой двери. Сквозь прищуренные глаза я увидел Павла Георгиевича, начальника нашего госпиталя. Мельком глянув на меня, он заложил руки за спину и не спеша подошёл к окну.

– В длительной практике есть свои плюсы, – негромко сказал врач, – К примеру, я всегда точно знаю, когда человек спит, а когда нет. Тем более, когда он спит под наркозом. Можете и дальше притворяться, а я пока расскажу вам одну довоенную притчу, которую ещё студентом услышал от своего учителя.

Павел Георгиевич немного помолчал, видимо ожидая какой-либо реакции с моей стороны. Он стоял ко мне спиной и сквозь прикрытые глаза я видел только его тёмный силуэт на светлом фоне штор. Не дождавшись ответа, доктор чуть закинул назад голову и глядя в окно, тем же спокойным и негромким голосом начал рассказывать:

В небольшой больнице, в одной палате, лежали два тяжело больных человека. Место одного было у окна, а кровать другого располагалась рядом с дверьми.

— Что хоть там происходит за окном? — как-то раз спросил тот, что лежал у дверей.

— О! — оживился его сосед по палате, — Я вижу небо, облака, напоминающие стаю птиц, озеро и лес вдалеке...

Каждый день лежащий у окна подолгу рассказывал своему коллеге по несчастью о том, что происходит за окном.

Он видел лодку, накренившуюся под парусом, рыбаков, зависших над удочками, детей, играющих на берегу в понятные только им игры, парня с девушкой, держащихся за руки и не сводящих друг с друга восторженных глаз.

В то время как он наблюдал все эти удивительные события за окном, его соседа мучила глухая злоба и зависть.

«Это несправедливо, — думал он. — За какие такие заслуги его уложили на то место, а не меня. Я вот могу смотреть только на облупившуюся дверную краску, а он постоянно любуется видом из окна?»

Однажды вечером больной, лежащий у окна, сильно закашлялся и стал задыхаться. Он пытался дотянуться до кнопки вызова медсестры, но приступ отнял у него последние силы.

Сосед молча наблюдал за происходящим. Ему ничего не стоило нажать на свою кнопку, но он этого не сделал.

Через некоторое время первый больной затих и вытянулся на своей кровати. Он умер.

Когда его унесли, сосед попросил медсестру, чтобы его переложили к окну. Медсестра выполнила просьбу больного, перестелила его постель, помогла ему перелечь на другую кровать и, убедившись, что он устроен, направилась было к двери. Вдруг её остановил удивлённый возглас больного:

— Как же так! Это окно выходит на глухую серую стену! Но тот, кто умер, рассказывал мне, что видит лес, озеро, людей… Где он мог всё это разглядеть?

Медсестра печально улыбнулась:

— Он вообще не мог ничего видеть. Ваш покойный сосед был от рождения слепым.

— Но зачем же он тогда… Зачем же он рассказывала мне всё это?

— Он, видимо, просто хотел вас немного отвлечь и приободрить...

Закончив рассказ, Павел Георгиевич помолчал, постоял некоторое время, покачиваясь с носка на пятки, и продолжил:

– Я к чему рассказал вам давно услышанную историю... Жизнь – это удивительная штука. Порой в ней столько всего переплетено, что даже неблаговидные поступки могут оказаться теми переломными моментами, из-за которых люди меняются. Взять, к примеру, тот аппарат, что сейчас одет у вас на ноге. Если что, то он куплен на ваши же деньги, и как ни странно, вы же и оказались нашим первым пациентом, которому он пригодился. Забавно, не находите? Но я, собственно, не об этом... Чуть более часа назад я беседовал с вашим недавним соперником по дуэли. Могу уверенно сказать, что он искренне сожалеет о происшедшем. Считает, что поводом для дуэли послужило глупое стечение обстоятельств. Ни о какой дуэли он и не помышлял, пока вы не столкнулись с ним в дверях и не вынудили его на вызов.

– Неужели княжич сам удосужился придти? – впервые отозвался я на речи врача, не пытаясь больше изображать из себя спящего больного.

– Придти... Это вряд ли. Тяжёлая контузия и множественные переломы. Ходить он сможет не скоро. Впрочем, как и вы. Так что беседовал я с ним через две палаты от вашей. Он тут недалеко от вас лежит, и как начальник госпиталя, я очень хочу быть уверен, что ваша глупая ссора не найдёт своего продолжения в наших стенах.

– Хм - м... Я вынудил... – с некоторым запозданием среагировал я на полученную информацию. После сна, а скорее всего после наркоза, голова у меня работала не так, как всегда. Мысли ворочались неспешно, словно медузы в спокойной прибрежной бухте, – Могу пообещать, что без веских оснований я никаких действий предпринимать не буду.

Значит, княжич сожалеет. Впрочем... Другого человека не так сложно понять. Надо просто встать на его место.

Помню же, что при встрече княжич мне что-то непонятное лопотал. Вроде того, что он чего-то там не хотел. Может и действительно не хотел. Другое дело, что я изначально был взъерошен, постоянно ожидая предсказуемых неприятностей, и вполне возможно, сам спровоцировал его на неадекватные действия. Возможно, что при иных раскладах мы смогли бы разойтись вполне себе мирно.

Ладно. Прокрутим ситуацию ещё раз. В то, что доктора успели ко мне подослать с целью урегулирования свершившегося конфликта, я как-то не верю. Времени прошло немного, и вряд ли кто что-то успел узнать и сообразить, что он на меня может оказать влияние в свете нашего знакомства, которое мало кто заметил и запомнил. Наиболее вероятно, что Павел Георгиевич всерьёз обеспокоен тем, чтобы мы с княжичем не продолжили свои глупости в его учреждении. Место тут найти не так сложно. И уже вторым планом я буду считать его сожаление о наших судьбах и карьерах. Формально, и княжич и я нарушили правила проведения дуэли. Я, допустим, сумею отбрехаться. Любые Щиты никогда не считались летальным заклинанием. Вряд ли у кого фантазия взлетит настолько высоко, чтобы её полёт мог доказать обратное. Для начала такому энтузиасту надо попробовать изменить всю существующую теорию магии, а заодно и переписать учебники, в которых Щиты всегда относили к защите. Не, это точно дурная идея. Проще пытаться доказать, что дважды два равно пяти. Думаю, что за арифметический изыск жизни не лишают. В магтеории споры намного жарче и бойчее. Архимаги – народ буйный, а то и просто необузданный. Там, если что не так, всё решает поединок.

Зато княжич подставился очень серьёзно. Не успей я набросить Щиты и сместиться в сторону, мне не только бы ногу ниже колена оторвало, но и головёнку легко могло снести. И покатилась бы она по песку арены вместо моего ботинка, в который я практически носом уткнулся.

Моя память тут же услужливо подбросила последние воспоминания о дуэли. Именно тот момент, где я чуть ли не носом лечу в свой окровавленный обрубок ноги.

Той самой ноги, которую мне сейчас просверлили и одели её в стальные кольца.

– Я против княжича ничего не имею. Готов принять извинения, – тряхнув головой, отозвался я, пытаясь выкинуть из памяти последние кадры дуэли и с трудом удержав рвотный спазм. Вид крови я вроде спокойно переносил, пока до собственной дело не дошло.

– Эгхм-м... Как я полагаю, князь не расположен к извинениям. Кроме того, в отличии от вас, он вполне себе представляет своё скорое отчисление из Академии. Его-то магия никак не оказалась в пределах правил. Впрочем, вас его проблемы наверняка мало волнуют, – Павел Георгиевич обернулся и окинул меня взглядом с ног до головы, – Кстати, на вашем месте я бы подготовился к вечерним визитам. Со слов нашего майора могу предположить, что ближе к вечеру нас могут посетить дамы, и скорее всего весьма титулованные. Медсестру я вам сейчас пришлю.

Он многозначительно приподнял бровь и указал взглядом на потолок, ясно давая понять, что дамы будут не просто "весьма титулованные", а весьма и весьма... Недаром тут под потолком золочёные вензеля имеются.

– "Хм... Так что же всё-таки хотел донести до меня доктор в самом начале разговора", – озадаченно уставился я на дверь, заботливо прикрытую вышедшим врачом.

Думаю, совсем не то, что я своим "неблаговидным поступком", как он выразился, добился визита титулованных особ. Рассуждая здраво, в значительной мере я сам спровоцировал сложившуюся ситуацию с княжичем. Заигрался с образом "зазвездившего мальчика". Врагов, завистников и просто недоброжелателей нажил за короткое время столько, сколько иной экономный человек за всю жизнь себе не позволит. Опять же при столкновении с княжичем не успел вовремя "на нормального" переключиться, хотя было у меня секунд пять, пока он про судьбу и Бога что-то там вещал. Смотришь, перекинулись бы парой уважительных фраз и разошлись краями. Так нет же. Я повёл себя так, как будто у меня сам Император в близких друзьях числится, а Священный Синод выписал мне пожизненную индульгенцию, позволяющую хамить всем налево и направо.

Подвела меня излишняя самоуверенность. На ту же дуэль я вышел, чуть ли не похохатывая. Вот и уткнулся в суровую правду жизни. Шваркнула меня судьба мордой об собственный ботинок. Хороший урок, хоть и жестокий. Можно сказать, знаковый. Пожалуй, стоит кое-что переосмыслить и скорее всего признать, что популярность в столице – это не моё. Не хватает мне гибкости и врождённых умений. Тот же Феликс Юсупов практически инстинктивно отходит, когда надо, и так же естественно возвращается к интересующей его княжне, тут же затевая светский разговор и умело завоёвывая внимание девушки. У меня так не получается. Этим надо жить, а мне не хватает ни опыта, ни желания. Тысячи дворян в нескольких поколениях годами топчут паркет, лавируя между группами гостей, ведя положенные этикетом разговоры, вполне естественно обсуждая моду или последнюю премьеру в театре, а то и откровенные сплетни. Этакая ярмарка тщеславия, на которой они без жалости убивают свою жизнь. Всё это сообщество переплетено родством той или иной степени, связями, близкими знакомствами, взаимно оказанными услугами и ещё сотнями прочих мелочей. На них потрачены десятилетия общения, зачастую состоявшего из пустой светской болтовни. Неужели это Анна, моя новоявленная родственница, прострелила меня своей идеологией, сумев убедить в том, что мерилом успеха является зависть окружающих? Если так, то я сам себе стал напоминать светскую лоретку, наслаждающуюся завистью подруг из-за нового модного платья или подаренного кем-то колье. Неприятное ощущение. И на душе гадостно.

Высокие гостьи посетили мою палату часа через три. Великая княжна с младшей сестрой появилась в сопровождении двух почтенных дам. К тому времени я был причёсан, умыт, и даже опрыскан вполне приличным одеколоном. Не иначе, как Павел Георгиевич распорядился и поделился запасами. Майор, представив нас друг другу, тихо исчез, правильно оценив, что в палате стало тесновато, и дамы вполне обойдутся без раскатов его грассирующего голоса.

– Здравствуйте, граф. Признаюсь, я несколько иначе представляла себе нашу следующую встречу, – начала свою речь княжна, усевшись на непонятно откуда появившийся стул.

– Приношу извинения за свой вид и лежачее положение, Ваше Высочество. Поверьте, мне право не ловко, – смутился я оттого, что вынужден лежать, и это при стоящих дамах. Стул в палате возник всего один, и даже сестра княжны осталась стоять, опёршись рукой на спинку стула.

– Ирина Владимировна, помнится, вы хотели осмотреть палаты третьего этажа. Полагаю, что у вас сейчас есть на это время, – бросила княжна через плечо, чуть повернувшись к сопровождающим её матронам. Переглянувшись, те едва заметно пожали плечами и удалились, шурша пышными юбками.

– Ой, Ириш, спасибо, – прощебетала сестрёнка княжны, слегка изменив позу после ухода почтенных дам. Словно солдат, услышавший долгожданную команду "вольно".

Про моё здоровье и светские новости поговорили недолго. Пару минут, чтобы соблюсти приличия. Потом княжна прислушалась, и убедившись, что голоса в коридоре и шаги ушедших дам уже не слышны, решительно изменила тему разговора.

– Мне давно хотелось с графом поговорить без лишних ушей. Нет, ты останься, не мешаешь, – остановила она дёрнувшуюся было сестру, – Разговор у нас не то, чтобы секретный будет, но и не настолько открытый, чтобы его слышали посторонние. Особенно эти клуши, – княжна слегка кивнула головой в сторону дверей, через которую ушли её сопровождающие, – Вот уж у кого язык без костей и жизнь без забот, только и мечтают поскорее меня замуж выдать, а до того, что есть вопросы более важные, им дела нет. Чуть было не сказала, что всё очень удачно сложилось с вашим появлением у нас в госпитале, – взглянула она на мою бревноподобную ногу, с трудом укрытую одеялом, и обозначила улыбку одними кончиками губ, – Как считает мой наставник, вы у нас можете стать одной из ключевых фигур в плане.

– У вас есть наставник? – поинтересовался я, чтобы не отмалчиваться и всё-таки создать видимость беседы. Заметив непонимание на лицах девушек, пояснил, из-за чего я такой вопрос задал, – Я почему-то считал, что обучение вы проходите чисто в женском обществе.

– Вы путаете двор Императора и сераль, – подала голос Алёна, сестра княжны, скорчив при этом уморительную гримаску.

Замечательно, что у обеих сестёр - красавиц хорошее, я бы сказал даже игривое настроение, но опять же плохо, что я снова становлюсь частью чьего-то плана. Я ещё от Дашкиной затеи не оклемался, вот, в госпитале лежу с прирощенной Целителем ногой, а меня снова в какие-то расклады тянут. Э-э, нет, так дело не пойдёт... Если мне из-за несостоявшейся свадьбы обычной княжны не так давно ногу оторвали, то что же мне оторвут за племянницу Императора? Оба сходу возникших у меня в голове ответа на свой же вопрос оптимизма мне ни на грамм не добавили. Короче, за неё всё что ни оторвут – всё плохо. Для меня. Чую, что мелочиться не будут.

– Наставник у меня есть. Кто-то же должен донести до особы императорских кровей знание основ медицины. Так что назначили мне в наставники лекаря не из последних. Наш Император человек серьёзный. Мне настоящий экзамен пришлось выдержать, перед тремя профессорами между прочим, прежде чем он мне госпиталь доверил патронировать. Поэтому не считайте, что вы одни чему-то учитесь в своей Академии. Нам с сестрой тоже спуску не дают. Но об этом мы позже поговорим, когда время будет. А пока мне интересно ваше мнение. Как вы считаете, можно ли в приличном количестве изготавливать изделия, вроде ваших поясов, которые были бы пусть и слабее, но в разы дешевле? – озадачила меня вопросом племянница Императора.

– Затрудняюсь с ответом. Теоретически сделать вещь хуже существующей не так сложно. Понять бы ещё, насколько интересующий вас артефакт должен быть слабее, или хотя бы знать, куда вы его собираетесь применить. Без этих уточнений я рискую попасть пальцем в небо.

Мой ответ заставил княжну ненадолго задуматься. Однако спустя несколько секунд она решительно тряхнула головой и поднялась со стула. Мне с трудом удалось скрыть усмешку, когда она встала у окна примерно в том же месте, где не так давно стоял доктор и приняла почти такую же позу, как он во время рассказа. Интересно, это совпадение или у всех медиков есть что-то общее в поведении.

– Полагаю, как курсант Академии вы имеете некоторое представление о том, что такое военная медицина. Не буду лезть в дебри и расписывать вам её отличия от традиционной медицины, но они есть, и порой они значительны. Что вы наверняка знаете, так это всё возрастающую роль артиллерии в боевых действиях. Именно из-за неё военные врачи бьют тревогу и называют массовые тяжёлые повреждения у военнослужащих травматической эпидемией. Осколочные ранения требуют не только скорейшей остановки кровотечения, но и максимально быстрого снятия шокового состояния, зачастую не менее опасного, чем кровотечение. С шоком и кровотечением целитель шестого уровня справится за одну - две минуты. У военных медиков есть понятие "золотого часа". Не ищите о нём упоминания в учебниках, лучше поговорите с любым знакомым военным врачом. Он расскажет вам, что если помощь оказать в течении первого часа, то из десяти раненых выживет девять, а если оказать её через два часа, то всё наоборот. Девять из десяти умрут. Резерва Силы у целителя шестого уровня хватает на первичную обработку пяти - восьми раненых. Потом ему требуется время на восстановление. Но целителей в армии мало. Настолько мало, что их роль в постоянно растущей армии перестают учитывать и скорее всего на следующий год закроется единственное учебное заведение в стране, где обучают военных магов - медиков. Тех самых магов, которые только в последней войне спасли тысячи жизней.

После экспрессивного монолога княжна замолчала, и я не сразу понял, что от меня ждут какой-то реакции на сказанное.

– Насколько велик ежегодный выпуск военных целителей? – решил я восполнить последнюю недостающую цифру в предложенной ей задаче.

– Порядка тридцати выпускников в год, – княжна развернулась ко мне лицом и чуть прищурилась, рассматривая меня с изрядным холодком.

– Действительно мало, – обескуражено отметил я вслух, – Польза, полагаю, от них армии немалая. Могли бы и побольше их штат расширить.

– Где бы ещё взять столько Одарённых, готовых стать "клистирной трубкой". Так, кажется, у вас в армии принято называть докторов? – княжна сердито сверкнула на меня глазами, без сомнения отождествив меня с остальными вояками, – Из родовитых в лекари никто не пойдёт. Им боевую магию подавай или на пилотов учи. А что касается остальных сословий, то немного магов шестого уровня согласятся на десять лет связать себя с учёбой и армией. Обучение у врачей пять лет, а потом ещё и обязательный контракт на такой же срок. Мы второй год подряд не можем набрать курс в пятьдесят человек полностью. В этом году их учится только сорок два, и то четверо под вопросом. И сколько из них осилит учёбу до конца? Двадцать пять? Тридцать? Военное министерство при любом удобном случае тычет нам на чрезмерные расходы по подготовке и содержанию каждого врача - мага. Целые трактаты пишут, доказывая, что армия куда как с большей пользой может потратить эти средства на обычных врачей и лекарства. Пока выручает статистика. Пришлось дотошно подсчитать и задокументировать результаты лечений. Доказано, что если первую помощь оказывал маг, то количество выживших и вернувшихся в строй в два с половиной раза выше среднестатистического по тем же воинским частям. Срок пребывания в госпитале так же заметно сокращается. Вроде бы, всё понятно. Однако, представьте себе, оказывается человеческая жизнь имеет себестоимость. Я стала ненавидеть это слово. Финансисты посчитали, что спасённые жизни и уменьшение количества калек обходятся армии слишком дорого.

– Зря вы слепо доверяете чужим расчётам. Для начала я бы их проверил с помощью дотошных и независимых специалистов. Не исключено, что армейские финансисты многое забыли в них включить. Те же расходы государства на рождение детей, пенсии и льготы инвалидам, пособия семьям, потерявшим кормильца и многое другое.

– Вы... Вы такой же, как они... – презрительно скривившись, произнесла княжна, порывисто оттолкнувшись от подоконника и направляясь к двери.

– Ирина, подожди. Граф дело говорит, – встала у неё на пути Алёна, – Ты сейчас разгорячена и не видишь, как он только что показал нам иную сторону конфликта.

– Какого конфликта... Дай мне пройти, – отмахнулась от сестры княжна, вытаскивая на ходу платок из рукава.

– Ты никуда не пойдёшь, пока мы не закончим разговор, – скалой встала у неё на пути Алёна.

– И ты с ними заодно... Ах, да. Я же забыла, что ты у нас экономист и вместо романов на ночь предпочитаешь гроссбухи изучать, – Ирина наверняка хотела сказать свою фразу максимально ядовито, но растерянности в ней прозвучало больше.

– Да. Меня учат на экономиста, а ты у нас медик. Поэтому ты и рассуждаешь, как медик. Ты увидела, что военное министерство пытается оттяпать у твоей любимой медицины какой-то кусок, и пытаешься всё решить с помощью эмоций и долгосрочных прожектов. Ничего не выйдет. Слишком разные весовые величины у министерства и у того заведения, за которое ты ратуешь. Граф только что тебе подсказал, что не стоит в одиночку воевать против всей армии. У нас есть и министерство финансов, и Счётная палата, и комиссия в Думе по государственному бюджету. Осталось доказать им, что военные без зазрения совести лезут казне в карман, пытаясь экономить на медицине, а все последствия перекладывают на бюджет страны. Браво, граф. Гениально, – Алёна, изобразив аплодисменты, направленные в мою сторону, повернулась к сестре, – А ты можешь забыть про свои страхи. Никто твоих магов теперь не тронет. В военном министерстве все крепко за свои кресла держатся и ради копеечной экономии на твоей любимой медицине никто зря рисковать не станет, – Алёна снова повернулась ко мне, – Граф, от всей души благодарю за идею. Расчёты я проверю сама. Мне как раз поручено наставником выполнить задание примерно такой сложности, вот я и займусь проверкой. А там глядишь, хорошо выполненным заданием где-нибудь перед Императором за ужином похвастаюсь, когда приглашённых побольше будет...

Мда... Поворот. Ничего похожего лично я в виду не имел. Просто хотел дать княжне небольшой выигрыш во времени, а тут вдруг младшая целый план родила.

– Неужели сработает? – обескуражено произнесла Ирина Александровна, присаживаясь на краешек стула и с надеждой глядя на сестрёнку.

– Дай мне неделю и мы вместе увидим результат, – Алёна задорно смахнула чёлку со лба и мечтательно уставилась в потолок.

– Тогда я наверное зря вас беспокою своими фантазиями по увеличению резерва у врачей, практикующих магию, – негромко сказала княжна, повернувшись ко мне.

– Мне нужен день, а лучше два. Все необходимые цифры я от вас услышал. Резерв мага шестого уровня у нас порядка трёхсот единиц. Он его расходует за пять - восемь раз. В среднем на сам магический сеанс тратит одну минуту или чуть больше. Всё правильно? Таким образом я могу сосчитать необходимые параметры и затем вчерне прикинуть, как это можно воплотить в изделии. Определённые трудности его удешевления я вижу в отказе от драгоценных металлов. Наш протез потому и называется протезом, что носить его нужно практически не снимая. Энергоканалы – штуки капризные. Они не так быстро подстраиваются к появившемуся стороннему источнику Силы, но зато, как только он исчезает, они торопятся вернуться на старое место. Убрав из протеза золото и платину, мы должны будем поставить более массивные детали из той же посеребрённой бронзы, к примеру, или иного металла со слабым окислением. Не уверен, что ваши врачи согласятся постоянно, день и ночь, носить на животе блямбу килограмм на пять. Да и размером она будет, – я руками показал на себе предполагаемые размеры протеза, ориентируясь примерно на крышку от солдатского котелка, – Полагаю, молодые люди будут испытывать неудобства, особенно при общении с противоположным полом, – брякнул я не подумавши, и только потом сообразил, насколько это прозвучало двусмысленно.

К счастью, обе княжны лишь хихикнули, и не стали комментировать мою промашку. Но и без внимания моя оговорка не прошла. Дала толчок к смене темы разговора.

– Вы же графом не так давно стали? Надеюсь, поисками невесты из высокородных уже озаботились? – всё ещё улыбаясь, спросила княжна, скорее всего в отместку за мою двусмысленность.

– А зачем мне из высокородных? – попробовал откреститься я, предполагая, что меня с кем-то собрались знакомить.

– Ну как же... – всплеснула княжна руками, совсем так же, как это делает моя новоявленная тётушка, – Первая жена всегда главная хозяйка в доме. Остальные жёны обязаны выполнять её распоряжения. Так что, если вы возьмёте себе какую-нибудь купчиху, а потом мало ли, надумаете сделать предложение, да хоть бы нашей Алёнке, то это будет прямым оскорблением, не иначе... – княжна говорила улыбаясь, и не видела, что её сестра вдруг выпрямилась, словно проглотив шпагу, а потом прикрыв зардевшееся лицо ладошками, быстро поспешила из палаты.

– Дура... – услышали мы с княжной полувсхлип Алёны, прозвучавший одновременно с гулким хлопком двери.

– Упс-с... – княжна оглянулась на дверь, и что-то сообразив, заторопилась, – Извините граф. Думаю, мы ещё увидимся. Интересно с вами всё получается.

Да уж... Ничего не скажешь. А мне как интересно точнее узнать, что тут было только что. За какую-то четверть часа я стал автором целой придворной интриги, согласился на разработку недорогого накопителя и получил весомое основание считать, что младшая княжна проявляет ко мне интерес.

Допустим, завязывающаяся интрига с военными финансистами меня не коснётся. Про неё можно забыть. По крайней мере, я надеюсь, что можно.

С накопителями всё гораздо интереснее. Княжна вряд ли догадывается, насколько её вопрос попал в цель. Что-то подобное я пытался сам придумать, чтобы вбить ещё один клинышек в устоявшееся мнение и легализовать способности интромагов. А тут такой подарок! Удастся внедрить протезы в медицину, а там, глядишь, медики сами придумают, почему и как они работают. Заодно и докажут, что посторонние источники Силы не являются крамолой. Хотя, кто будет спорить? Уж точно не армейцы. Им маги, вооружённые накопителями, в разы больше жизней спасут. А спорить с фронтовиком, вытащенным с того света... Не... Есть более простые способы самоубийства.

Потирая руки, стал размышлять о княжне, точнее о её младшей сестре, но тоже, кстати, Великой княжне, как я понимаю. В череде наследников Императора она в самом хвосте, и это не может не радовать. Было бы ей годиков побольше... А, кстати, сколько ей лет? Вот где мою тётушку чёрт носит? Она же наверняка знает все эти подробности, а то и в курсе, есть ли у младшей княжны жених.

Павел Георгиевич, залетевший в мою палату минут пятнадцать спустя, застал меня мечтательно улыбающимся.

– Граф, это переходит все границы! Обидеть Великую княжну, да ещё в стенах нашего госпиталя... – начал он сходу отчитывать меня.

– Ну что вы. И в мыслях не было, – открестился я, не меняя блаженного выражения лица, – Возраст... Чувства... Сами понимаете.

– Э-э, – сбился доктор и даже остановился на полушаге, затоптавшись на месте, – То есть всё хорошо?

– Да мне-то откуда знать, что у них в голове? Просто постарайтесь забыть, что вы видели, и думаю, всё само по себе уляжется.

– Если бы один я видел, – вздохнул доктор, – Тут сороки наши уже такого нарассказывали, что не передать. Боюсь, к вечеру вся больница вам не на раз косточки промоет.

– Лишь бы не обглодали, – легкомысленно отмахнулся я от будущих сплетен, – А вы мне не подскажете, надолго я тут у вас застрял?

– У нас не слишком надолго. Недели две полежите, а потом раз в пять - семь дней на коррекцию будете показываться. Период дистракции у вас предположительно составит дней восемьдесят. Этот срок зависит от вашей переносимости. Ну, и потом фиксация. Там чуть дольше.

– Постойте... А как же Академия, учёба? – я было ещё хотел что-то добавить, но слова неожиданно закончились. Да и горло перехватило.

– До следующего учебного года можете считать себя в отпуске по состоянию здоровья. А в конце лета добро пожаловать на комиссию. Успеете восстановиться – дадим разрешение на продолжение учёбы. Не успеете - комиссуем, – пожал плечами врач, рассказывая мне очевидное. Для него очевидное, а для меня...

Для меня это крушение надежд! В ближайшие годы кроме как пилотом - гвардейцем я себя никем иным не представлял. Да и сейчас не представляю.

** *

Михаил Кравцов, молодой камышинский архитектор, зябко передёрнул плечами и в который раз с тоской выглянул из-за спины извозчика, пытаясь оценить, долго ли они ещё будут тащиться.

Дождь, начавшийся вчера вечером, сыграл дурную шутку. С наступлением темноты ударил мороз. За ночь ледяная корка толстым слоем покрыла дорогу и словно отлакировала придорожные столбы. Ночью дождь перешёл в снег, и теперь, по утру, на улице завывала метель, время от времени начиная стучать по тенту пролётки ледяной крупкой.

– От Будёновки до Горного Балыклея вообще ужасть что творится, – рассыпался нескончаемой болтовнёй извозчик, напяливший на себя сразу два тулупа, один поверх другого, и оттого не чувствующий холода, – Свояк у меня ночью ездил. Говорит, сотни машин у обочины заночевали и обозов видимо - невидимо. Он с бабой своей приспособился в непогодь пирожками да взваром горячим торговать. Так этой ночью у него враз всё расхватали. Ишь, как они сподобились ненастье себе на пользу обернуть. Кому беда, а у них одна ночь месяц кормит.

Михаил, поплотнее закутавшись в тёплый плащ с меховой подкладкой, лишь улыбнулся, явственно уловив в голосе ямщика зависть к удачливому свояку. Если разобраться, то он тоже чужое несчастье себе на пользу обернул. Изначально ему не хотелось связываться с мещанином, предложившим смешные, по меркам архитекторов, деньги за проект дачного посёлка. Заставила нужда и начавшие копиться долги. Большие деньги архитекторам далеко не сразу платят. Надо имя себе сделать и хотя бы несколько значимых проектов завершить. Желательно, удачных, и чтобы о них заговорили. Не всё от архитектора зависит. Зачастую заказчик своим видением и требованиями к объекту ставит крест на замыслах даже маститых деятелей архитектуры. А тут повезло. Земли мещанину по банкротству баронессы не отошли, а черновик проекта сохранился. Его-то и подработал Кравцов, изрядно вдохновившись представленными для конкурсантов эскизами, выполненные заказчиком. Конкурс он выиграл. В качестве дополнения к проекту часть своей дипломной работы приложил. Не зря же профессора отдельно отметили, что предложенные им в дипломе веерные коммуникации являются удачным решением при централизованной застройке. Случись какая авария, будущие жильцы посёлка вряд ли останутся без света или воды. На то и предусмотрены в проекте закольцованные водопроводы и релейные переключатели на трансформаторных станциях. Эти новшества законно являются проектом особой гордости начинающего архитектора. Такого в Камышине никто пока не делает. Может в столице что-то и встречается похожее, но где она столица и где Камышин.

Неделю назад Кравцов и с самим заказчиком познакомился. До этого он только с его доверенным лицом встречался, с одним из приказчиков купца Липатова, да с самим купцом один раз переговорил накоротке.

Граф оказался весьма молодым, как бы не моложе самого Михаила. Если бы его не старило грустное выражение лица, изрядная хромота чуть скособоченной фигуры и трость, на которую он тяжело опирался, так и вовсе можно было подумать, что лет ему всего ничего.

Эскизы и рисунки, относящиеся к посёлку, граф воспринял, как данность, лишь бегло их проглядев, хотя и кивал время от времени вроде бы одобрительно, а вот на чертежах замер и изучил их тщательно. Даже отделил ту часть, где по электричеству предложения были оформлены, и подтолкнул эти листы своему спутнику, такому же молодому человеку, как и он сам.

– С проектами рабочих посёлков не приходилось дела иметь? – задал граф достаточно неожиданный вопрос, отвлёкшись от бумаг.

– На практике нет, не довелось. Да и вряд ли у кого такой опыт есть. Заводчики у нас таким мелочам немного внимания уделяют. В лучшем случае территорию выделят, да улицы обозначат. А там уж застройщики, из тех, что подешевле, сами всё планируют. С теми деньгами, что им платят, уж точно не до архитектурных изысков. Такое безобразие строят порой, что впору сразу в тюрьму сажать. Впрочем, что я вам рассказываю. Сами же не раз видели.

– Не без этого. Оттого и хочу, чтобы рабочий посёлок по качеству жизни в нём, на вот этот ваш проект походил, – граф постучал пальцем по изучаемым им бумагам, – Возьмётесь? Только надо будет к нам приехать. Там у меня строитель главный имеется и два шкафа документации разной накоплено.

– Хм... Не могу сказать, чтобы я был в настоящее время работой перегружен, но в ближайшие пять дней точно буду занят. Вашим же проектом занимаюсь, если что, – архитектор не стал говорить, что поздней осенью чуть ли не вся их братия остаётся не у дел. В России зимой не принято строить. Зато весной заказчики словно с цепи срываются и каждому надо, чтобы именно его проектом занялись в первую очередь. Порой непонятно, а о чём они раньше думали. Знали же, что по лету строиться будут.

– Значит так и решим. Заканчивайте свои дела здесь, и давайте через недельку к нам приезжайте.

– Позвольте поинтересоваться. Большой ли посёлок вы планируете? – Михаила предложение графа не особенно заинтересовало. Так, из вежливости вопрос задал. Что с рабочего посёлка взять? Бараки, дома, больше похожие на сараи, да пара лавок. Со временем где-нибудь у реки приткнётся баня, а там и трактиришко с постоялым двором добавится. Полно таких поселений по России настроено. Порой, словно под копирку сделаны. Грязь и беспросветность, вот уж что точно их объединяет. Надо бы найти приличный повод, да отказаться. Ни славы, ни денег такой заказ не принесёт.

– Если бы посёлок, – граф закручинился ещё больше, хотя и раньше оптимизмом он ну никак не блистал, – В ближайшее время мне с десяток посёлков потребуется. И не просто посёлков, а таких, чтобы в них жить можно было ничуть не хуже, чем в городе.

– В городе тоже не все одинаково хорошо живут, – осторожно заметил архитектор, боясь спугнуть удачу.

– Вы молодой. Вам хотелось бы жить в рабочем посёлке?

– Честно говоря, после Питера мне и в Камышине не слишком уютно, – признался Михаил, ничуть не лукавя.

Недаром Имперская Академия Архитектуры в Питере расположена. Ой, не зря. Сама атмосфера города, особенно старой его части, просто физически не позволяет на её фоне творить потом архитектурные непотребства. Воспитывает будущих архитекторов одним своим существованием.

Предки Питер надёжно строили. Выжил город. Пусть и не весь, но и то, что осталось, заставляет влюбиться в него. На каждой ежегодной встрече бывшие выпускники их Академии раз от разу рассказывают одно и то же. Им сердце порой на части разрывает так, что они готовы метаться между Питером и своими вотчинами не по разу в год.

– Ну, ладно. Про вас оставим. Наверное, я пример привёл неудачно. Тем не менее, мне нужно, чтобы мои работники жили хорошо. В домах со всеми удобствами, и чтобы в посёлке им и их семьям было, чем заняться.

– Так давайте бассейн им построим. Разом ваш посёлок в особый статус выведем, – пошутил архитектор.

– Бассейн. Зимний сад. Фонтан на площади. Точно! Ай, молодца! Вот ведь оно, решение! – граф сначала прикрыл было глаза, словно что-то вспоминая, а потом порывисто вскочил, размахивая своей тростью, словно древком знамени, – Можно сказать, на поверхности лежало, а я не допетрил. Обязательно! В каждом посёлке! Тепла и света у нас будет в достатке, а где не хватит, там по старинке добавим.

– Простите, по старинке – это как? Углём и паром? – не поверил архитектор, полагая, что его просто разыгрывают.

– Старой доброй магией. Ой, да что я вам объясняю. Когда приедете, тогда и покажу, что мы делать научились, – разбушевавшегося графа прервало негромкое покашливание его спутника, после которого он поумерил пыл и уселся обратно на стул, – Понятно, что сперва подписочки кой-какие у Степана Николаевича оформите. Так что ждём вас в гости, Михаил Григорьевич. И проект ваш с собой прихватите. Медведей наших убеждать легче будет.

– Михаил Григорьевич, Михаил Григорьевич, Миша... Да очнись же ты. Братец, а ну-ка погляди, там у тебя пассажир не замёрз случаем, – услышал архитектор чей-то громкий голос сквозь полудрёму. Встряхнувшись, он выбрался из закутка, где так удобно укрылся от ветра, запахнувшись в плащ и закутав попоной ноги. Вроде только пригрелся, а гляди-ка ты, враз задремал.

Звал его бодрый дед из остановившейся встречной пролётки. Проморгавшись, Михаил узнал старого друга своего отца.

– О, Олег Ефимович, а я как раз к вам еду. Вы геодезию и межевание мне сегодня обещали закончить.

– Так и сделали, раз обещал. Всё с собой везу. Как раз с участка еду. Поэтому смело можешь разворачиваться, – перекрикивая очередной порыв ветра, дед закашлялся и лишь махнул рукой в сторону города, падая обратно на сидение пролётки.

– Обратно едем, вашбродь? – радостно среагировал ямщик на эту сценку, и получив подтверждение, засуетился, разворачивая пролётку на узком пятачке свободной дороги.

** *

Боль. Она имеет несколько разновидностей и у каждой из них свой характер. Недели не прошло, как я научился их различать. Фантомные боли, моё напоминание об оторванной ноге, были резкими и сопровождались волной неконтролируемого страха. Начинающиеся воспаления от спиц неожиданно тыкали, словно раскалённые острые иглы, выжимая слёзы из глаз своей прострельной неожиданностью, а вытягиваемые аппаратом кости имели собственный, скребущий и ноющий оттенок.

Я постоянно не высыпался. Почему-то именно посреди ночи мне зачастую перепадал полный букет болевых ощущений. Приходилось вставать, пить горькое лекарство и менять простынь, взмокшую от выступившего пота.

Днём немного отпускало.

Вскоре я стал настоящим знатоком боли и научился за ней наблюдать, как бы со стороны. Оказалось, что это полезное занятие.

После работы на Источнике у меня почти на сутки исчезали фантомные боли. Вместо них появлялось ощущение тепла и непонятное чувство присутствия чего-то живого. Мой котёнок тёрся у ног и лишь иногда осторожно трогал меня подушечками лап, чуть выпуская коготки.

С воспалениями справлялась Джуна, беззлобно ругая меня на двух языках, и утверждая, что я чересчур много хожу.

От тянущих болей меня научилась спасать её дочь, Лина. Её маленькие ладошки легко пролазили сквозь стальные спицы и боль постепенно отходила до вполне терпимого уровня. Саму девочку во время лечения было не узнать, настолько серьёзной она становилась.

Джуна лишь языком цыкнула и отступила на шаг, когда та в первый раз подошла ко мне и засунула свои ручонки под аппарат, а мать хотела её остановить. Ох, как Лина на неё посмотрела. Несколько секунд они бодались взглядами, и Джуна сдалась первой.

Каждый раз, после визитов к Целительнице и её дочери, я садился с ними пить чай, дожидаясь Степана. Он сопровождал меня каждую поездку и по прибытии исчезал, прихватывая с собой пухлый саквояж. Я его не расспрашивал, ожидая, что он сам мне всё расскажет, и однажды дождался.

– Олег, я женюсь, – огорошил он меня после очередной поездки и глядя на мои вытаращенные глаза и отвисшую челюсть, добил окончательно, – На дочери Мансурова.

– Э-э-э, ну как же так... Она Одарённая... У неё могли быть дети с Даром... – не смог я сходу найти подходящих слов, да что там, просто сказать чего-то более умное или соответствующее моменту.

– С этим как раз не всё так плохо, – почему-то облегчённо выдохнул Степан, и вытянув перед собой руку с открытой ладонью, показал мне маленький светящийся шарик на ней, – Кроме того, у нас есть дочь и мы оба уверены, что у неё с Даром всё в порядке.

Пару секунд я хватал воздух ртом, а потом прикрыл глаза, осенённый догадкой. Передо мной, словно в калейдоскопе, в одно мгновение пролетели картинки.

Моя первая любовь и неделя дикой, безумной страсти...

Работа на износ, в тщетных попытках, заглушить разлуку...

Девушка из запомнившегося дома у околицы, развешивающая белье. Катящийся по земле тазик и... И детские распашонки на краю верёвки!

Я раскрыл глаза и посмотрел на друга.

– Воспитаю, как свою. Обещаю, – произнёс он недрогнувшим голосом, твёрдо встретив мой взгляд.

Глава 27

Наша жизнь полна неожиданностей, зачастую вполне предсказуемых, но от этого они не становятся менее значительными.

Каждый год неожиданно выпадает снег. Вот уж, чего точно никак не ожидаешь. Чиновники только руками разводят и начинают рассказывать, какие героические меры они предпринимают, чтобы справиться с навалившейся бедой.

То вдруг земля даст необычно большой урожай. И с этим приходится бороться, как со стихийным бедствием, мобилизуя все свободные силы и транспорт. А сколько потом бумаги тратится, чтобы скрыть сотни тонн сгнившего зерна и картофеля, и не счесть.

Не так часто неожиданности переходят для чиновников в неприятности. Случись развалиться дороге, мосту или зданию, которые только что за счёт казны построены, тогда приходится искать виноватых. Впрочем, чиновничья братия и тут маху не даёт. Все винтики вовремя смазаны, "лишние" деньги поделены, так что обычно виновные отделываются лёгким испугом, а то и приносят в жертву одного из своих, как правило, из "неудобных". Из тех правдорубов, которые не понимают, что государственная машина – это сложный механизм, и без смазки работать не будет.

На фоне этих бед никто обычно не замечает, как порой вовремя перед неприятностями подрастают цены на бензин или транспортные тарифы, а то и на другие мелочи. Не время рядиться, когда подвиги совершаются. Пройдёт месяц - другой, и те же чиновники, при попустительстве которых цены выросли, выступят за их же снижение, показав себя радетелями интересов совсем других групп промышленников и аграриев. Карманы-то у чиновника с обеих сторон на сюртук нашиты. Так что нельзя всё в один складывать, а то самого перекосит. Опять же с двух сторон получать куда как приятнее.

Понятное дело, что дирижировать всеми процессами сложно, но зато как приятно. Вроде бы цены на бензин перед посевной всего-то на семь копеечек поднялись, а в итоге, смотришь, с каждого наместничества по паре миллионов рублей чистой прибыли получилось. Затем и с подорожавших зерновых перепало, и с продажи подрядов по программе государственной, срочно свёрстанной для снижения цены на тот же хлеб. Только успевай крутись, лавируя между крупными группами богатеев и коалициями Кланов. Ещё бы контролёры императорские в сложное дело управления страной не лезли, так совсем бы хорошо чиновнику жилось.

– В общем-то я по делу позвонил, – выдохнул в трубку купец Липатов, после того, как мы обменялись положенными приветствиями и поинтересовались здоровьем друг друга, – Встреча у меня тут была неприятная на днях. Есть у нас такой Мелентьев, пожалуй, самый крупный откупщик по зерну на всё княжество. О прошлом годе он от министерства финансов на откупе был, а нынче, сказывают, на германцев работает. Деньжищ они ему не на шутку отвалили. Я сам-то с зерном раньше не особо связывался. Так, по случаю прихватывал по мелочам. Чисто для перепродажи. А те купцы, что на зерне работают, о Мелентьеве очень нехорошо отзывались, с опаской говорили и исключительно приватным образом. Последние годы у них не всё ладно. То погорит кто, у другого судебные сутяги арест на элеваторы наложат, да так дело затянут, что чуть не всё зерно в негодность придёт, то дорога железная вагоны в срок не подаст. Короче, начал Мелентьев с намёков многозначительных, вроде, как не своим делом я занялся, а под конец и вовсе мне ультиматум выставил. Видишь ли, нужно ему, чтобы я зерно едва ли не в закупную цену продал, а элеваторы и вовсе отдал в аренду лет на десять. Памятуя про наш разговор, я ему ответил, что всего лишь по твоему поручению зерном занимаюсь. На что он очень нехорошо улыбнулся, и сказал, что с тобой проблем не будет. Честно скажу, видал я наглецов всяких, но с таким первый раз сталкиваюсь. С виду вроде не глуп, но как-то слишком уж он лихо авансы раздаёт и меры не чувствует. Того и гляди поверить можно, что это Мелентьев у нас Император, или один из ближних его.

– У нас так много зерна, что он на крайности пошёл? – поинтересовался я у купца.

Совсем я с делами и болячками своими замотался. Надо будет время на объезд владений выбрать. На те же элеваторы хоть раз посмотреть, что Липатов выстроил и пшеницей да рожью наполнил.

– Немало. Почитай, ту же вашу Рязань можем два, а то и три месяца зерном и мукой снабжать, – довольным голосом пророкотал купец в трубку.

– Ого, это когда же мы столько набрать успели?

– Так вот сам теперь гадаю. Я его по осени небольшими партиями покупал, а тут вдруг своё зерно мне двое наших купцов продать решили. Не из самых крупных, но и не мелочь какая. В первую сотню по княжеству входят. Тогда-то я на радостях внимания особо не обратил, а теперь припоминать начал. Встревожены они оба чем-то были. Торопились изрядно. И за ценой не сильно стояли, – купец пару секунд помолчал, а потом уже заметно тише, добавил, – Тщеславие нас губит... Мечтал я в первую сотню войти, а похоже, в блуд всех втянул.

– Разговор с Мелентьевым когда состоялся? – я сделал вид, что не заметил раскаяния купца, собирающегося было посыпать свою голову пеплом.

–Третий день как пошёл. Я тогда сразу пробовал позвонить, но сказали, что ты в столицу улетел, кости тянуть, – зачастил в трубку Липатов.

Ага, три дня... Точно. Летаю я раз в неделю в госпиталь. Мне там гайки на аппарате подкручивают, чтобы спицы натянулись и кость ноги вытягивали. В следующий приезд пообещали аппарат снять.

А лиходеев только вчера вечером выхватили.

Совпадение? Три скользких уголовных типа пытались просочиться на мои земли, но были перехвачены егерями. Приказам не подчинились. Начали отстреливаться. Одного из них, раненого в ногу, егеря взяли живьём. Двоих тоже неплохо к реке прижали, но что-то там у них дважды так полыхнуло, что враз круг выгорел, метров пятьдесят диаметром. То-то. Чтобы по лесу ходить – особый навык нужен. У себя в городе они бы моих егерей на раз обставили, а в лесу извините - подвиньтесь, господа уголовнички. Не под лес вы заточены. На нашем столе ваши козыри не играют.

Опять же, сомнение меня гложет...

С каких - таких хлебов алькальды моего разрешения спросили на усиление нарядов. Буквально за день, до того как... Знали что-то, или приказ получили?

Скажу честно, эта игра втёмную мне порой начинает надоедать.

Как выяснилось из наскоро проведённого допроса, трое убийц, заявившихся в мои владения по заданию столичного криминального авторитета, тащили с собой магическую гадость и готовились сжечь мой новый дом, что характерно, вместе со мной. По крайней мере, единственный выживший не раз подтвердил, что сжечь документы в доме можно было как вместе с их хозяином, так и без него. То есть, заказчика не волновало, остался бы я жив, или нет. Опять же и прямого задания на моё умерщвление у поджигателей не было.

С собой они тянули две "Огнёвки". Добротный старый военный артефакт. Их сейчас на военных складах совсем немного осталось. Можно сказать – музейными экспонатами они скоро станут. Этакий сосуд, размером с бидон для молока. При взрыве он огня даёт побольше, чем бочка авиационного керосина, и пылает намного жарче. Егеря говорят, что на выгоревшей проплешине у реки деревья в обхват толщиной успели в пепел сгореть, пока пламя "Огнёвок" бушевало. Подожги лиходеи дом, и не факт, что я спросонья Щиты успел бы на себя накинуть, чтобы выбраться из пожарища.

До столичного пахана мне сходу не добраться, к тому же вряд ли он с непосредственным заказчиком дело имел. Зато Мелентьев мне интересен. Больно уж он вовремя со своим ультиматумом объявился. А то я себе голову сломал, пытаясь догадаться, кому мог настолько дорогу перебежать, что ко мне поджигателей подослали. Причём, именно пожар им нужно устроить было.

Судя по предполагаемому поджогу, бесцельному на первый взгляд, хранимые в доме документы на собственность кому-то сильно мешают. Вроде бы глупость. Есть же ещё два экземпляра на каждую купчую. Один в рязанском земстве, а второй в имперской канцелярии. Копии, взамен сгоревших, снять не сложно. Или и там оригиналы пропадут... Допустим, до земства добраться вполне возможно, но чтобы на содержимое имперских архивов покуситься... Нет, определённо стоит с Мелентьевым поговорить по душам.

– Ерофей Константинович, про Мелентьева я понял. Ты лучше расскажи мне, каким он боком с германцами может быть связан? – задал я вопрос купцу, пытаясь сложить осколки мозаики в цельную картину.

– Так как же... – мне на секунду почудилось, что Липатов даже руками всплеснул, что с телефонной трубкой в руке та ещё задача, – Немчура русское зерно испокон веков покупает. Своей-то земли у них не очень много, а скота они выращивают поболе нашего. Нашим зерном дешёвым свою скотину откармливают, а потом нам же втридорога продают всякие колбасы, сосиски да паштеты, в которые не понять что напихано. Опять же породистой скотиной они крупно торгуют. Только там цена такая, что за одного их быка - производителя можно десятка полтора - два наших купить.

– А нам кто мешает породистый скот заводить? – поневоле откликнулся я, коснувшись больной темы.

Добавилось народа у меня на землях по поздней осени. Оправдались прогнозы. Ещё первый снег не выпал, как потянулись мужики из деревень приработок на зиму искать. Полки в наших поселковых лавках в считанные дни опустели. А у меня ещё одна забота появилась – рабочих кормить. У кого-то может такие вопросы и сами по себе решаются, да и у меня со временем всё наверняка бы разрешилось, но уж слишком быстро я начал земли переустраивать. Посчитать, так скоро больше тысячи людей, от земли оторванных, у меня будет числиться. Рабочие, охрана, водители, строители, кочегары... Кого только нет.

– Скудоумие наше мешает, и лень - матушка. По-скотски мы со скотиной обходимся, уж прости за каламбур. Чуть травка появилась, на пастбище её отправляем, а на зиму сена накосим, чтобы она с голодухи не загнулась, и на том заботы заканчиваем. У немца всё не так. Скотинка обихоженная стоит, в тепле и сытости. Корма не просто тебе солома и сено какое попало, а по специальным книгам прописаны. Там и зерно, и клевер, и люцерна. Всё отдельно выращивают, варят - парят, в нужной пропорции смешивают, да коровке прямо в загон привозят и точно по часам в кормушку высыпают. Водичка свежая, опять же, соль всегда в достатке. Оттого скотина у них тучна и в рост идёт быстро.

– Угу, клевер и люцерна. Посадим. Дело не сложное, – откликнулся я, делая пометки в записной книжке, – Заодно и зоотехником озабочусь.

– Аккуратнее, смотри. У нас тоже камышинские скотоводы клевер высаживали. Только полстада враз потеряли, – купец замолчал было, но затем, правильно истолковав мою паузу, вызванную удивлением, сам же и продолжил, – Пастухи прокараулили. Стадо зашло на посевы. Коровки клевер сильно любят, просто дуреют от него. Часа не прошло, как коров раздуло. Половину так и не спасли.

Точно. Вспомнил я, как мы со Степаном в детстве в ночное ездили. Кто-то из деревенских нам тогда тоже страшилку про клевер рассказал. Только в его рассказе корова от клевера не раздулась, а прямо таки лопнула на поле, разлетевшись на куски. Врал он, наверное, посмеиваясь про себя над доверчивой ребятнёй.

Эх, казалось бы, совсем недавно я пацанёнком был... Всё мечтал, как бы скорее взрослым стать. Стать-то стал, может даже и быстрее, чем надо, если верить некоторым обмолвкам моих знакомых, а детство частенько вспоминаю, как самое счастливое время в моей жизни.

– Ерофей Константинович, а год-то у нас хоть урожайный был? – полюбопытствовал я, раз уж довелось оказаться в числе значимых зерноторговцев. Так хоть немного в курсе дел буду, если разговор с кем придётся вести.

– Да какое там... Не сказать, чтобы неурожай, но в прошлом году, далеко не самом лучшем, и то зерна побольше было. А уж если немчура с таким рвением скупать всё принялась, так и вовсе... Ох, а ведь прав ты, Олег Игоревич. Из-за войны не только немчины без польского да румынского зерна остались, но и у нас в западных землях вряд ли что уродилось. По ним война вовсе ранней весной прокатилась. Получается, что не только зерна уродилось немного и не везде, так мы его ещё и за границу продаём больше обычного. Так, глядишь, и до голодомора доторгуемся, и до голодных бунтов.

– А во время бунта, даже если архивы имперские сгорят, то никто и внимания на такую мелочь не обратит... – вполголоса пробормотал я, отстранив от лица телефонную трубку.

О том, что рано или поздно у меня постараются отнять раскрученное дело, я не раз задумывался. Для бояр это в порядке вещей. Не одно их поколение своё богатство так наживало, больше получая с меча, чем с сохи. Только я был уверен, что отнять попробуют верфи, а то и производство накопителей под себя подмять. С накопителями, правда, загвоздочка. К ним я сам нужен, вместе с Чашами и Источником.

Про элеваторы, как про объект для захвата, я даже и не помышлял. Они как-то незаметно появились, чуть ли не сами по себе, и для меня обозначились лишь безликими цифрами в финансовых отчётах. Подумать, так там совсем никого из моей охраны нет. В порту полтора десятка охранников имеется, но оттуда до элеваторов ещё километра три. Неужели сами догадались и пост организовали?

Свою долю вложений на закуп зерна я ещё в августе отдал Липатову. Думал, с солидным запасом хватит, а пришлось ещё и доходы от речного порта потратить. Были у меня средства, отложенные на проект с каучуком. До конца зимы они мне не требовались. Тогда и решил, что не имеет смысла держать деньги в банке, если их можно хорошо обернуть.

Вот и обернул... Мало того, что самого чуть было не подожгли, так теперь ещё придётся разбираться, в какие игры я влез.

На Мелентьева моего права хватит. Надумал моего человека пугать, так смотри сам не перепугайся. Но если кто за ним серьёзный стоит, а за ним точно кто-то стоит, раз откупы ему от министерства давали производить, то тут надежда только на Закон и Императора.

Родства и связей весомых я не имею, а моя дружина серьёзному Клану на один зубок. В одно лицо мне существенный конфликт не потянуть. Остаётся надеяться, что я ситуацию с организацией поджога правильно просчитал, иначе наскребу себе неприятности.

Итак, Мелентьев...

Откупщика привезли на пятый день. Я уже был весь на нервах, и если бы не оговорённые звонки, которые до меня доходили в срок, пересылаемые через один из посторонних столичных телефонов, то вскоре вылетел бы в Камышин сам.

Может быть поэтому я проявил изрядную настойчивость в снятии аппарата с ноги, и оплатил услуги дорогостоящего целителя, чтобы миновать стадию фиксации, на которой настаивали врачи. Денег отдал за такое лечение, как за приличный автомобиль. Пришлось платить, так как Джуна напрочь мне отказала в помощи, упирая на то, что для такого лечения нужны специальные навыки и опыт.

Взяли Мелентьева в не совсем обычном публичном доме. В Империи проституция не запрещена. В одной только столице не счесть дам, у которых вместо паспорта всегда при себе имеется жёлтый билет. Даже у меня в посёлке пара таких появилась. Страшны как смертный грех, хотя говорят, что очередь к ним дня на три вперёд расписана.

Но кто мог подумать, что в нарядном ярком особнячке, где днём, в специально оборудованном под детские игры дворе, две строгие бонны выгуливают полторы дюжины нарядно одетых малышей, располагается нелегальный публичный дом. Роль проституток там выполняют дети.

Наш любитель "клубнички" посещал это заведение с завидным постоянством, иногда оставаясь там ночевать. Как оказалось, особняк был его собственностью, как и большой доходный дом в центре Камышина и одна из усадеб по соседству, где собственно и проживал откупщик. После одной из таких его ночёвок, в предутреннем тумане скрипнула неприметная калитка на заднем дворе, выпуская изрядно задержавшегося посетителя. Звук удара, вскоре повергшего откупщика на землю, никто не услышал. Даже собаки в его усадьбе, находившейся в двух шагах от красивого особнячка, не гавкнули, поленившись выползти из своих конур в утреннюю серую промозглость.

Допрос Мелентьева, накачанного нужной химией по самые уши, дал неожиданно много уже в самом начале. Один список посетителей его особняка чего стоит. Я совсем не удивился, когда изучая принесённые Степаном протоколы допроса, среди первых же фамилий клиентов увидел высокопоставленного чиновника, представляющего интересы Министерства финансов в наместничестве. Зато потом брови сами по себе поползли вверх. Слишком впечатляющ был перечень любителей детских тел.

– Даже жалко отдавать такой подарок, – прокомментировал Степан принесённый им список, глядя на моё удивление. Чрезмерно высок оказался перечень должностей у тех, кого Мелентьев поймал на крючок пагубной страсти. Случайными визитами там никто не отговорится. Откупщик организовал подобие клуба, члены которого не только могли выбирать себе жертв для утех из очень юных воспитанниц и воспитанников, но и целые представления заказывать, с участием двух воспитательниц. Обе садистки, затянутые в кожу, с плётками в руках и кучей специально изготовленных разнокалиберных "игрушек", готовы были выполнить любую прихоть клиентов, наслаждающихся мучениями истязаемых и насилуемых детей. Особые ценители порой требовали, чтобы на заказываемыми ими спектакли к паре воспитательниц ещё и здоровенный угольно - чёрный доберман присоединялся.

– Да, впечатляет, – согласился я, наскоро пролистывая показания Мелентьева, где он подробно расписывал пристрастия членов созданного им клуба, – Что по немцам выяснили?

– На первый взгляд всё очень похоже на обычный крупный заказ партии зерна. Очень крупный. Кроме немцев в деле участвуют три наших Клана. Те, правда, через Новгород для Ганзы стараются. Они тоже скупают зерно и вывозят его за границу. Сам-то откупщик не много знает, но оговорки у него иногда очень многозначительные бывают. К примеру, он твёрдо убеждён, что в ближайшее время власть сменится и за все его преступления ему не придётся отвечать. Про ожидаемый голод тоже с ухмылкой говорит. Мол, сытый народ труднее всколыхнуть.

– Пока слабовато. Быстрее его раскручивайте. Нам до вечера нужно определиться, что дальше делать. Сможем заговор или злой умысел доказать, считай, что мы на коне.

– Тебе не хватает того, что к середине января в большинстве губерний зерна и муки совсем не останется? – Степан нашёл нужный лист и ткнул пальцем в написанное, отчеркнув строки ногтем.

– То что нужно, – вчитался я, начиная потирать руки, – Вот в этом ключе и выясните всё, что он знает. А я пошёл свою цидулю сочинять. Мне ещё в столицу звонить. Иначе, без предварительной договорённости, к князю Обдорину никак не попасть.

Кстати, в организации поджога Мелентьев признался.

** *

Четыре дня спустя. Зимний дворец.

– Значит так, да, – выслушав доклад князя и мельком просмотрев принесённые им бумаги, Император откинулся на спинку кресла, уставившись в потолок ничего не выражающим взглядом. Просидел не долго. Секунд через десять он уже энергично принялся расхаживать по кабинету, безжалостно топча сапогами дорогой ковёр, – Ну, Вильгельм, ну родственничек. А ещё братом меня называл. Хорош братец, нечего сказать... Что ещё? – прервал он себя на полуслове, заметив, что Обдорин энергично трясёт головой.

– Похоже, кайзера в тёмную играют. Размер его казны мы достоверно знаем. На зерно уже больше ушло, чем её годовой запас. Доподлинно известно, что свои расходы кайзер не сокращал и за займами ни к кому не обращался, – заранее пресёк князь возможные возражения, – Да, деньги немецкие расходуются, но похоже, они не из тех, что кайзеру подконтрольны. Полагаю, что тут их союз скотопромышленников замешан и французский банкирский дом, из самых крупных. Стараемся точнее узнать, но такие сведения быстро не получить.

– Этим-то что за интерес?

– Скотопромышленники с немецким вояками напрямую связаны. Как заказами, так и родственными отношениями. Их интерес прост. Чем слабее Россия, тем им спокойнее живётся. С французами тоже всё понятно. Они спят и видят, как бы клин вбить между нами и германцами. Начнись у нас заваруха какая, да потеряй кайзер влияние у немцев, так лягушатникам и армия особо не нужна будет в ближайшие годы. А там глядишь, они и свою программу перевооружения вытянут, – князь подтолкнул ближе к середине стола аналитическую записку российского Генштаба, посвящённую предстоящему перевооружению во французской армии. Государь вернулся за стол и принялся перелистывать страницы записки, освежая память.

– Не эти ли банкиры немцам денег ссудили? – спустя некоторое время поинтересовался Император, узрев сумму государственного долга, потребовавшуюся для оплаты гигантских французских военных заказов.

– Они самые. Ещё и османам денег подкинули, чтобы те корабли строили. Полагаю, что германским займом банки куда как более крупные свои вложения страхуют. С немцев мясом обратно своё возьмут, с турков тем же чаем или табаком. Понятно, что сами торговать не будут. Своим же купцам крупные партии ссудят уже товаром. В итоге, по кругу выходит, что деньги оборот сделают да обратно с хорошей прибылью к ним же и вернутся. Банкиры за одно и то же время дважды свои проценты снимут, да перед корольком французским выслужатся.

– Да, это ты неплохо раскопал. Понятно через деньги показано, кто нынче политику делает. Давно я такого внятного доклада не замечал. Всё кратко, очевидно, и по делу. Так, глядишь, скоро и без целого штата стукачей научитесь преступления раскрывать, – на похвалу государя князь Обдорин среагировал как-то болезненно, на долю секунды даже скривившись, – А то, понимаешь, вокруг только и говорят: – Государь то, государь сё... А что я могу? Хотя, подожди-ка...

Император отошёл к резному дубовому шкафу, монументально подпирающему потолок. Целая полка в нём отведена под текущие документы и доклады, к которым постоянно приходится обращаться во время работы. К большому сожалению большинства придворных, память на цифры у правителя Империи была превосходная. Не раз им приходилось бледнеть, когда государь ловил их на несоответствии между обещанными расходами и их итогом. Не зря дубового шкафа в кабинете боялись как бы не больше, чем ревизионную комиссию.

– Где-то было у меня предложение по поднятию вывозных пошлин. Ага, вот оно. Сейчас посмотрим, что это может дать. Хм... Не так-то мало, но в нашей финансовой войне это крохи. Двадцать восемь миллионов не та сумма, которая нам поможет. Даже если вдвое её увеличить, а средства направить на повышение государственных закупных цен по зерну, то и тогда не получится решить проблему чужими деньгами, – рассуждал государь вполголоса, изредка отвлекаясь, чтобы столбиком произвести понятные только ему расчёты.

Князь Обдорин замер неподвижной статуей, чтобы не сбивать Императора с мысли. Прислушиваясь к его словам и некоторым озвученным цифрам, он боролся с сомнениями. Отношение Императора к насильникам Обдорин знал не понаслышке. В лучшем для них случае, лет по восемь каторги они заработали, а некоторым и того больше светит. Проблема в том, что две трети списка составляют Одарённые, каторга для которых не предусмотрена. Их или в специальных тюрьмах содержат, которые и так сейчас переполнены, или сразу на казнь отправляют. На казнь совершённые в Камышине преступления не тянут. Князь хоть и знал Императора с раннего детства, но до сих пор уверенно не мог сказать, что читает его, как открытую книгу. Оттого и раздумывал, стоит ли ему говорить, или сейчас лучше промолчать, оставив им задуманное на собственной совести.

Как и всякий правитель, государь на многие вещи смотрит с некоторым цинизмом, свойственным крупным руководителям. "Лес рубят – щепки летят". Эту поговорку он раз слышал от своего высокопоставленного друга детства. Сможет ли Император поступиться своими принципами, если на кону, как минимум, многотысячные жертвы голодных бунтов?

Он бы, князь Обдорин, смог. Даже сейчас бы смог, после просмотра фотоальбомов, изъятых из особняка откупщика. Неподготовленному человеку со слабой психикой такие вещи лучше не смотреть. Князю, по роду службы, что только не довелось своими глазами видеть. Расчленёнка. Трупы, обглоданные собаками. Месиво из мяса, костей и крови, оставшееся от семьи в пять человек после работы мага. Утопленники. Казалось бы уже ничем его не пронять. Так вот нет же... От каких-то фотографий до самых косточек пронзило. Оттого и не ограничился князь просмотром одних бумаг. Нашёл время поговорить со старшим унтер - офицером, доставившим из Камышина арестованных и документы, найденные при обыске.

Полицейский, хоть и в возрасте, был кряжисто крепок и изрядно усат. Поначалу немного робел перед высоким начальством. В самом-то Камышине на одной руке пальцев хватит, чтобы столь важные персоны пересчитать. Однако поняв, что разноса не предвидится, а ему ещё и чаю испить предлагают, отмяк, и говорил на удивление по делу.

– Про откупщика, главного у них, ничего не скажу. Не нашли мы его. Как в воду канул. Я же с охранниками откупщика всё больше общался. Только сдаётся мне, что никакие они не охранники. С виду, да. Все трое, что ростом, что весом не обделены. Только где это видано, чтобы охранники на собственных автомобилях раскатывали? Уж на что у меня и должность, и оклад, и выслуга лет, ан нет, не потяну я, чтобы такой автомобиль купить и содержать. К тому же старшим у них в охране сынок купеческий. Второй наследник, правда, и купчишка так себе, но всё одно, не настолько его сынок беден, чтобы в охрану или сторожа идти. Я с ними сначала мягко пробовал говорить. Они, дурачьё, только хохотали да отпирались от всего. Молодые ещё, глупые. Ребята мои, тем делом, мастера из города привезли, да и вскрыл он нам кой-какие двери и ящики железные. Тут-то и побледнели голуби мои. В ящиках-то полно фотоальбомов с их мордами. Хоть они и прятали их, когда с детишками снимались, но опознать можно без сомнения. Тут-то у меня и пошёл с ними разговор по всей тяжести закона. И получаса не выдержали. Все трое потекли, как дырявый сапог.

Полицейский взял паузу, вопросительно уставившись на графин с водой.

Князь, сначала почти машинально готовясь разрешающе кивнуть, сдержал себя.

– А не выпить ли нам по стопочке? Что-то у меня от альбомов этих на душе нехорошо, – он нажал кнопку звонка и отдал необходимые распоряжения секретарю, – И расскажи пока мне, как это строгость закона так на граждан похвально действует, что они сами на себя показания признательные начинают давать.

Полностью князь все бумаги просмотреть не успел, но то, что собственноручно написанные признания вины в папках дела имелись, заметил.

– Так в управлении у нас своды законов ещё старого издания остались в достаточном количестве. Те, что на бумаге толстой и в переплёте кожаном. Новые-то для нашего дела совсем подходят. Как-то уж так сложилось, что получи мы в руки бесспорные доказательства, так и начинаем этими законами упирающегося в заблуждениях на путь истинный наставлять. Но без дела не пользуем, Ваше Сиятельство.

– Прекращай загадками говорить. Рассказывай, как есть, – сердито глянул князь на секретаря, принесшего заказанное и развесившего было уши.

Про себя Обдорин заметил и хитринку, мелькнувшую во взгляде унтера во время рассказа, и вовремя взятую им паузу, позволившую секретарю подслушать только обычные, ничего не значащие слова.

– Когда дело ясное, а варнак упирается, то мы его к стулу приковываем, а позади полицейского ставим, со сводом законов в руках, – не спеша начал говорить служивый, дождавшись закрытой секретарём двери и опустив глаза на принесённый поднос с рюмками, порезанным лимоном и маленьким графином, – Как только он молчанку устраивает, или врать начинает, так тот его законом по башке бьёт. Мера крайняя и используем мы её редко, когда уже и так всё ясно, но в этом случае...

– Выпьем, – прервал немолодого офицера князь, – Дело поганое выпало, тут я с тобой полностью согласен, но такая уж у нас работа. Кому-то пристало на скакунах красоваться, а кто-то и конюшни должен вычищать, – вместо тоста высказался Обдорин, жестом приглашая полицейского присоединиться. Заметив взгляд унтера, метнувшийся было на государев портрет, он лишь отрицательно помотал головой, – А уж ему в разы больше нашего достаётся.

После выпитого, немного помолчали, смакуя ощущения и расползающееся по телу тепло. Прикрыв глаза, Обдорин даже заулыбался на пару секунд, представив себе, какую он бомбу только что вкинул в умы своих подчинённых. Он, князь, лицо приближённое к Императору, и старший унтер - офицер... Вместе пьют. Ладно бы с генералом каким...

Нет. Эту байку он задёшево не продаст. Пусть злопыхатели сочиняют, кто что может, но среди срамных альбомов встретились и другие. Там не было лиц детей, искажённых слезами и болью, и их тел, снятых крупным планом во время изнасилований. Наоборот. Порой явственно мелькали знакомые холёные морды, любующиеся на детские страдания.

– Нашли мы в подвале их комнату. Аккурат под центральным залом особняка она находилась. Большая, метров десять на двенадцать, думаю. Наш фотограф сказал, что все аппараты новейшие, из дорогих импортных. Фотоплёнки немецкой цветной три ящика припасено. Освещение, опять же, серьёзное. Синему они не так давно снимать научились. Туда тоже денег ужас сколь угрохано. Я так думаю, что в подвале они устроились, чтобы никто криков и плача детского не слышал, – старший унтер - офицер правильно понял кивок князя, и продолжил свои комментарии к уже имеющимся протоколам допросов, – Все трое не раз повторили, что Мелентьеву отдавали половину выручки. Ещё и надзирательницам приплачивали. Те им малышей из свежих партий готовили, мыли их, ставили клизмы и перед съёмками секли сильно.

– Это ещё зачем? – неожиданно для самого себя выпал Обдорин из навалившейся было Тьмы, уже начинавшей отпускать. Все люди, как люди, а у него свой скелет в шкафу – Родовое проклятие. Стоит начать гневаться, и вот она – Тьма. Даже свет в кабинете притух было. То-то унтер замешкался с рассказом.

– Один из них разговорчивый попался. Хотя, может это мы ему голову законом слегка стрясли. Болтал, как сорока. Ещё и кичился своими выдумками. С его слов, так это он заметил, что если детей розгами высечь, то выпоротые они становятся очень старательными и послушными. Что ни скажи делают, и терпят до последнего. Стал он ведро, с замоченными в нём розгами, рядом со съёмочной камерой ставить. Ещё и хвалился, говорит, только к ведру рукой потянешься, как малышки сразу понятливей становятся. Любые приказы тут же выполняют, без капризов и раздумий, – полицейский цедил слова, словно выплёвывая их. Видно было, что рассказ ему давался не просто, – Охраннички откупщику старательные попались. На курсах фотодела обучились. Свои альбомы они продавали дорого. Как бы не серебром по весу брали. Заказчики ваши в основном были, столичные. Эти же трое ради денег таких крох себе на съёмки подбирали... Я, конечно сильно извиняюсь, Ваше Сиятельство, но у самого две внучки есть. Шести и семи годков. Да я за них... А эти таких же пользовали. Да ещё порой не в одного. Даром, что те им до пупа не достают. Клиентов они уже потом, по приказу Мелентьева снимать стали. Скрытые камеры установили в обоих залах и в трёх покоях гостевых. Если эти упыри ещё нужны вам, то тюремных надзирателей уведомите о том в обязательном порядке. В общих камерах эти выродки не долго проживут. Уголовнички наши, конечно ещё тот народ, но с Этими! – унтер выделил слово не только интонацией, но и еле слышным стуком сжатого кулака об стол. Чувствовалось, что большого труда ему стоит сдерживаться, – Порешат их в камере. Страшной смертью умрут. Тут на Ваше усмотрение, конечно. А от меня лишь пожелание, чтоб жили они всё-таки не слишком долго. За что вся наша служба Вам только благодарна будет.

Опс-с... А вот тут старый служака прокололся слегка. Не с его чином за всех говорить. Ходили слухи, что совсем уж в корень оборзевших жителей Империи, время от времени настигают неприятности разного калибра. То с винтовки, то с револьвера, а иногда и вовсе с охотничьего ружья прилетают... Вроде, был случай, где и морской калибр поучаствовал, но морякам верить дело неблагодарное

"Белая Русь". Ничем и никем не подтверждённое офицерское движение. Сколько не пытайся ухватиться за концы, дело безнадёжное. Вроде, как-то раз зацепились было, получили сведения, где временная штаб - квартира у них расположена, но под утро в ещё недосмотренном доме полыхнуло так, что не осталось ни бумаг, не свидетелей. Намёк был понят, и сейчас обе стороны замерли в своих отношениях. Имперские службы не лезли в слишком уж тухлые дела по скоропостижным смертям криминальных авторитетов, заканчивающиеся к общей радости служивых, то пожаром, то автокатастрофой. Это при нынешних-то скоростях... А "Белая Русь" не торопилась себя обозначать. В одной только столице за последний год среди криминальных лидеров словно мор прошёл. Раза в три их количество поубавилось.

Из достоверного понятно одно – крупный криминалитет, из тех, что на наркотики и вымогательства завязан был, свою прыть поумерил, и постарался придать своей деятельности приличные черты. В школах никто уже в открытую не суёт дурь малолеткам, ещё не понимающим, чем им вскоре придётся расплачиваться. Да и лавочники с купцами спокойнее жить стали.

– Нужны мне они пока. Для очных ставок потребуются, – с сожалением взглянул князь на ополовиненный графинчик, понимая, что ему сегодня больше пить не стоит. Немного подумав, он решил оговорки полицейского вроде как не заметить. Надо будет, сам откроется, если есть причина.

– Мда - а, миллионов сто не хватает. Запрет бы ещё на вывоз зерна как-то бы протащить, минуя Думу. Тогда можно было бы выкрутиться и немцам жирную фигу показать, – подал голос Император, отодвигая в сторону папки и листы с расчётами, над которыми он корпел последние минут пять, – Что ещё по заговору нового? Вроде в прошлый раз ты говорил, что всё под контролем, а смотри-ка, как с зерном нам подкузьмили. Придётся сегодня совещание собирать. Хотя, что толку. Конец года. Последние приличные деньги ещё неделю назад потрачены, в казне одна пыль осталась. Резервный фонд у нас на войну ушёл. Нет, немцы по-своему молодцы. Как они нас... – государь покачал головой, явно завидуя немецкому таланту ведения дел, – Хотя, у тебя тоже смотрю, сдвиги к лучшему появились. Раньше ты финансов не особо касался, а тут, лепота. Красиво экономику заговора расписал. Или со стороны кого нашёл? – государь с ехидцей взглянул на князя. Он ещё после первой похвалы заметил гримасу неудовольствия, мелькнувшую у Обдорина на лице, оттого и повторно проехался по этой же теме, убедившись, что князь не очень-то и рад собственным успехам в экономике.

– Не то, чтобы я нашёл, скорее меня нашли. Основные расчёты граф Бережков привёз. Мои люди только цифры проверили, да дополнили недостающее, – нехотя признался Обдорин.

– Погоди, граф что, ни с того ни с сего вдруг взял и что-то для тебя считать принялся? – перебил Император князя, недоверчиво вскинув брови и почёсывая подбородок.

– Если бы для меня. Зерна он с купцом своим скупил изрядно. Впрочем, это по их меркам много, для столицы так сущий пустяк. На том и случился у него нешуточный конфликт с бывшим откупщиком по зерну, который нынче на немца работает. Тут-то молодец твой возмутился, а затем и всю подноготную раскопал.

– С чего это мой? – государь сделал вид, что осердился, но этот номер у него и в детстве не проходил. Нечего брови хмурить, если в глазах чертовинки играют, а губы непроизвольно в улыбку складываются.

– Ну, раз не твой, так завтра же его к себе заберу. Будет кому мои доклады твоими любимыми цифрами иллюстрировать, – не стал спорить князь, находясь в твёрдой уверенности, что точно просчитал отношение государя к графу, и тот сейчас же кинется отыгрывать так запросто сданные позиции. Старая игра. Лет сорок они в неё играют, и никак не надоест.

– Ну-ну. Попробуй... Видимо тебе своих забот не хватает, – несколько насмешливо отозвался друг детства, и Обдорин понял, что попал в заранее приготовленную ловушку, – Ко мне дней пять назад целая делегация наших умок прорвалась. Не признают эти учёные субординации, – деланно сокрушался государь, качая головой, и сочась довольством от удавшейся каверзы, – Если им верить, то граф Бережков чуть ли не новую магическую эру открыл. Первые же опыты у них удались. Научились они тепло в магию переводить. Такие перспективы расписывали, что дух захватывает. Но не это главное. Самая интересная мысль у них мимоходом прозвучала.

Император поднялся из-за стола и сложив за спиной руки, подошёл к окну. Верный признак того, что князю предстоит выслушать нечто поучительное, скорее всего экскурс из исторического прошлого.

– Как ты знаешь, изобретать что-то новое в наше время смысла нет, – начал неспешно Император, и Обдорин мысленно сам себе поаплодировал, – Нам бы, дай Бог, освоить хотя бы то, что от предков по наследству досталось. По развитию техники мы не так давно вышли на уровень СССР, каким он был у них перед Второй Мировой. По объёмам, понятное дело, безбожно проигрываем. У них и людей больше было, и заводишки имелись, а у нас крестьяне, бояре и металлолом, в труху сгнивший. Но кое-что осталось. Ещё мой дед начал собирать и тщательно сохранять любые изделия, чертежи и учебники, изыскивая их, где только можно. Обрати внимание. У нас нет конструкторов и изобретателей, в том понимании, какое имелось у предков. Наши же, по остаткам сведений, лишь пытаются повторить то, что у предков было из наиболее удачного. Знаешь старинную поговорку: – Зачем изобретать велосипед, если его уже изобрели? Мы и не изобретаем. Пытаемся воспроизвести то, на что хватает знаний и технологий. С магией всё несколько иначе. Она появилась тогда, когда всё человечество было поставлено на грань выживания. Как наши предки успели совместить свои знания и подогнать магию под них, или знания под магию, теперь никто не скажет. Смысл в том, что магию подняли на высший уровень Изначальные. Те, кто выжил после Третьей войны и получил Дар. Дальше особого развития не было, если не рассматривать мелочи, связанные с боевыми заклинаниями. Скажу больше, магия понемногу стала деградировать от поколения к поколению. И тут вдруг прорыв. Первый, за последние лет сто, если не больше! Каково? Могу ещё кое-что рассказать, – последние слова государь произнёс после некоторого раздумья, и тем знакомым тоном, от которого поползли мурашки. Некоторые секреты, иногда совсем не детские, именно так и привязали Обдорина к монарху насмерть. В самом прямом смысле этого слова. Те, кого они касаются, знают, что он знает. Поэтому не стоит делать ставки на то, сколько отдельно взятый князь проживёт после смерти Императора. Можно ограничиться одним словом – недолго.

– Представь себе боевую звезду магов. В её классическом варианте уровни у магов далеко не блестящи. В легенды вошла звезда, в которую входили три "десятки". Они могли полосу огня, в километр с лишним шириной, продвинуть на десять километров перед собой. Да так, что камень, и тот плавился. Впрочем, это зафиксировано, как исключительный случай. По факту семь километров для них был обычный результат. Пришла ко мне, не так давно, одна любопытная записка от нашего Магического комитета. Признаюсь, я уже и подзабывать стал о его существовании, а вот зря, как оказалось. Если коротко, то смысл в том, что мы можем лет через пять получить четыре боевые звезды, состоящие из одних "десяток". Вопрос только в том, чтобы граф Бережков смог бы, больше, чем в два раза, поднять резерв в изготовляемых им накопителях - "протезах". Там ещё есть детали, но на суть они не влияют. Хочешь, подскажу, кто в эти четыре звезды предполагается?

– Элита, – ни не секунду не задумавшись, выдохнул Обдорин, – Причём, скорее всего, молодёжь с наипервейших Кланов.

– Да ладно, – деланно удивился государь, явно подначивая своего друга, – Даже с тех Кланов пойдут, что у тебя в списке заговорщиков первым номером значатся?

Вопрос Императора застал князя врасплох.

На весы, измеряющие выгоды Клана, от получения в свои ряды молодого мага - "десятки", и сравнивающие их с ожидаемыми преференциями и прочими благостями, обещанными по результатам успешного свершения заговора, упало слишком многое.Общего решения тут нет, да и быть не может.

У каждого Клана ситуация своя. Тут попросту сходу не определить, что, чего и как перевешивает. За мага - "десятку" не стыдно на невесту такую рот разинуть, что и не предполагалась она ни в каких прошлых раскладах. Дело не столько в невесте, сколько в её родне и детях. Опять же, вопрос престижа не последнюю роль играет. "Десяток", в основном владеющих магией Огня, на всю Империю и сотни не наберётся. В большинстве своём, это маги в возрасте. Чтобы понятнее было, стоит добавить, в очень приличном возрасте. Как ещё назвать возраст лет в сто с лишним? Да, выглядят они моложе, но странное дело, почти все никак жениться не хотят. Ни под каким соусом. А раздражать Огневика рассказами о необходимости пополнять генофонд, дело не только неблагодарное, но и далеко не безопасное. Огонь, знаете ли, стихия нервная, ни разу неуравновешенная. Кто только от Огневиков не сбегал в дымящихся портках, осмелившись всего лишь намекнуть на брак с какой-либо кандидаткой на выданье.

– За Кланы сказать не могу. Их каждый отдельно надо рассматривать, но полагаю, что кое-кто во всех своих планах не учёл один очень важный фактор в жизни Империи, а именно меня, – князь искренне насладился изумлением своего друга, более восхищённого, чем раздосадованного его наглостью. С другой стороны – скромность и так никогда не была сильной стороной князя Обдорина. Как-то он без неё до этого неплохо жил.

Впрочем, государь быстро с собой справился.

– Ты дело излагай, а факторы.... Ну и их оценим, если что, – вроде бы беззлобно отозвался правитель государства, поглаживая свои ногти подушечками пальцев, и рассматривая их затем в солнечных отблесках. Обдорин лишний раз подосадовал, что не видит против света лица Императора, стоящего у окна. Многое по его мимике можно было бы понять.

– Миллионов сто в течении недели я может и найду. Безвозвратных. Отдавать не нужно будет, – вбросил князь для начала жирную приманку. По сути, взял на себя практическое выполнение государева замысла.

Рыбалка – дело тонкое. Ради самой добычи, как продукта питания, нынче никто рыбу на удочку ловить не будет. Проще её за деньги купить, а то и сеть или бредень использовать. И по времени выигрыш, да и по затратам, тем, что ушли на подготовку, прикормку, наживку и снасти. Но нет. Всё время находятся любители этого дела. Доказывают себе и другим, что ловля рыбы сродни искусству. Обдорин тоже входил в число таких фанатиков. Любил с удочкой посвященнодействовать. Оттого, решившись на не вполне предсказуемый своими последствиями манёвр, он непроизвольно успокаивал себя знакомой тактикой и терминами.

– Заодно подскажу, что у нас война с Померанией формально не закончена. Попробуй дальше догадаться, нужно ли с Думой чрезмерными согласованиями заморачиваться, – забил князь ещё один важный гвоздь в создаваемый Императором план.

– Формально ты прав. По закону военного времени, имею право на принятие единоличного решения, – всё ещё сомневаясь, государь однако вернулся к столу, показывая готовность к продолжению занятного разговора.

Как таковой, реальной войны с Померанией нет. Обе стороны обозначили границы окопами, отхватив себе по куску теперь уже бывших польских земель, и остановились, изредка постреливая чуть ли не в воздух, чтобы обозначить своё присутствие. У дипломатов черновик договора о заключении мира уже готов, но теперь придётся им повременить. Померания никуда не денется, а зерно того и гляди за границу уплывёт.

– На этом хорошие новости у меня заканчиваются, – Обдорин слегка раскинул руки в стороны, а потом положив их на стол, упёрся взглядом в лежащие перед ним папки, – Дальше могу рассказать про деньги, которые я предполагаю собрать с объявившихся преступников, и про то, что графа Бережкова мы похоже пустим по миру. Я правильно догадываюсь, что продажу зерна ты собираешься ограничить, и заставишь купцов не меньше половины их запасов сдать государству по твёрдо установленной цене.

– Примерно так и есть, ещё и векселями казначейскими, с отсрочкой платежа на год, за недостающие миллионы рассчитаюсь. Погоди-ка, а что ты про преступников сказал?

– Да Бережков дом утех у откупщика раскопал, а там несовершеннолетние содержались. Можно было бы много кого привлечь, но больно уж клиенты попались сложные, возни и шума много будет. Так что потреплет их мой человек, на денежку приличную обезжирит, да и отпустит с миром. А то каждый второй, если не первый, считай, там из Клановых. Кланы потом нас же и натычут носом, что вечером в столице у вокзалов и гостиниц малолетки стаями вьются, свои услуги предлагая, и все детские приюты переполнены. Полиция уже не знает, куда беспризорников девать. Что толку их ловить, если на следующий день выпускать приходится.

– И ты туда же, – с досадой откликнулся государь, – Мне маман все уши прожужжала. А я что – Бог? За год десять новых приютов за счёт казны построили. Обрати внимание, это к тем сорока восьми, которые раньше были. Теперь ещё и содержать их требуется. Дамы наши денег насобирали на три дома младенца. Сиротские суды при магистратах озадачены изысканием возможностей для увеличения мест во временных детприёмниках. Промышленников заставили новые училища строить сразу с общежитиями. В воинских частях, что в городской черте стоят, полевые кухни развёрнуты. Каждая сто пятьдесят бесплатных обедов ежедневно готовит. И всё равно ничего не хватает. Не готов народ в города переселяться, а тут ещё и война грянула. В газетах пишут, что в одной только столице беспризорников тысяч под десять обитает. Врут, конечно. Мне про четыре тысячи докладывали. Полагаю, что реальная цифра где-то посередине будет.

Ни газетам, ни официальной статистике оба собеседника почему-то не слишком доверяли.

– Тогда вроде все дела обсудили, – заторопился князь Обдорин, начав укладывать папки в стопку. Удалось ему избежать ненужных расспросов по делу откупщика. И альбомы с фотографиями так в портфеле и отлежались. Пора бы завершать беседу.

– Постой ты, куда спешишь? Вижу же, что ты свой интерес в деле с откупщиком имеешь. Какой, не скажешь?

– Человечка мне одного надо во Францию отправить с хорошей легендой. Такой, чтобы французы в неё поверили, да завербовать его по-быстрому попытались. А что может быть лучше проворовавшегося полицейского высокого чина, который на взятках попался, но сумел сбежать. Так что соберёт он нам деньги, и адью, Россия. Вперёд на Пляс Пигаль. Деньги будет прожигать, да их пигалиц в номера таскать. Меня бы кто куда с такой-то легендой отправил, уж я бы развернулся, – князь попытался своей бравадой поднять Императору настроение, и это у него получилось.

– ХитрО задумано, – усмехнулся государь, – Кстати, а что ты про Бережкова говорил? Что за убытки он понесёт? – задал он вопрос, как можно более небрежно, попутно приоткрывая в столе ящик, и что-то там разыскивая.

– Резвый юноша. Чем-то на нас с тобой в молодости похож. И планов у него вагон и маленькая тележка, – неспешно начал было Обдорин.

– Человека к нему своего подослал, значит, – покивал головой государь, понимая, откуда у князя такая осведомлённость.

– И не одного, – не стал отпираться тот, – Ты же сам сказал, что в проектах, где люди Мещерского на графа работают, дополнительная секретность требуется. И графа ставить в известность запретил. Пришлось выкручиваться. А что денег касаемо, то ты ему приличную свинью подложишь, когда на зерне не дашь заработать. Думаю, рассчитывал он на барыш некоторый, и возврат вложений своевременный. Опять же, ничего страшного. Отложит часть планов на год, а там, глядишь, и векселя оплачены будут, – с едва заметной ехидцей закончил князь, которого ничуть не обманул небрежный тон государя, попытавшегося скрыть свой интерес к делам графа.

– Хм... Так не пойдёт. Пока Бережков своими деньгами кое-что для меня оплачивает, да так, что со мной этого не связать никак. Хотя, почему для меня. Для Империи... Ты, вот что, подумай-ка, как бы ему убытки компенсировать, – проговорил государь, впав в задумчивость и барабаня пальцами по столешнице, словно он на рояле играть собрался.

– Так что тут думать. Откупщик – человек не бедный. Если в качестве виры за покушение на Одарённого он графу имущество своё отпишет, то никто и против не вякнет. Граф тут в полном праве. К тому же и выбор у откупщика невелик... – князь прервал сам себя, не закончив фразу. Не обязательно государю знать, что выбирать Мелентьеву придётся между дарственной и завещанием.

Беседу прервал еле слышный стук в дверь. Оба собеседника тут же насторожились, сменили позы на более строгие и одели привычные официальные маски на лица.

Субординация государству необходима. Можно сказать – это целая система взаимоотношений, регламентирующая принятие на себя людьми определенной роли, выполнение приказов вышестоящих лиц и соблюдение правил поведения. Не им двоим разрушать то, что десятилетиями боярам в головы вбивалось.

– Неплохо, князь. Делами вашего ведомства я доволен. Ваши предложения в целом одобряю, особенно последнее, с ним не затягивайте, – произнёс государь сухим, насквозь протокольным тоном, прежде, чем разрешил войти стучавшему.

Придворные обычно не только приметливы, но и слух у них отменный. Для жизни при дворце это очень важные качества.

– Ваше Величество, церемониймейстер нижайше просит напомнить, что до приёма послов не так много времени осталось – почтительно произнёс секретарь, проскользнувший в полуоткрытую дверь.

– Пора, значит пора, – произнёс Император поднимаясь из-за стола и тем самым давая понять, что аудиенция окончена.

Возвращаясь к себе в покои, государь довольно улыбался. Неплохую партию они сегодня разыграли с князем. Даже подслушай кто их разговор, он и половины действительного смысла не уловит из сказанного. Гораздо больше они друг другу не сказали. Оба отметили недоговорённости в нужных местах, сказавшие им больше, чем многословные объяснения. Один взгляд князя в папки чего стоил. Вот так же, набычившись, он во времена их детства покрывал шалости цесаревича, принимая его вину на себя, и ни в какую в этом не признавался, как бы его не пытали наставники.

Улыбался и князь, впрочем, тщательно это скрывая, стоило показаться в коридоре кому-то из встречных. Про себя он отметил, что во дворце сегодня многолюдно. Начал озираться было, но тут же успокоился, приметив, что у лестниц появилась тройка гвардейцев, которой в обычное время здесь быть не положено. Значит охрана бдит и посты дополнительные выставлены.

Выйдя на улицу, князь снова улыбнулся. Это он сейчас промчит по хрустящему морозцу до Управления, заскочит туда ненадолго, чтобы отдать необходимые распоряжения, да и закатится сегодня домой пораньше. Императора к тому времени, только брадобрей с цирюльником отпустят обряжаться в тесные панталоны, которые он ненавидит, тяжёлый парадный мундир, пояса, перевязь и прочие аксессуары, что целый стол занимают.

Напрасно некоторые мечтатели считают, что у носителей короны жизнь лёгкая. Их хотя бы один раз заставить провести полноценный приём, со всей его подготовкой, двухчасовым сидением с соблюдением осанки и требованиями этикета, пожалуй уже бы хватило, чтобы розовые очки им с глаз снять. Император обычно возвращается потный и злой с подобных церемоний, и после душа ещё с час на диване отдыхает. И это при том, что физическая подготовка у него на уровне.

Тут князь самокритично признал, что себя он подзапустил, и в очередной раз твёрдо решил, что с завтрашнего дня он непременно собой займётся. Хотя бы ту же зарядку утром сделает.

** *

В этот раз моё пребывание в столице затянулось. Несмотря на договорённости к князю Обдорину я попал на приём только к вечеру следующего дня, и то с помощью Густавсона.

Рудольфа Генриховича пришлось изрядно поискать. Он всё время пропадал на закрытой территории научного центра. Есть такой в пригороде столицы. В директорах там граф Мещерский Илья Яковлевич. Советник Императора по промышленности и науке. Высокие знакомства и связи Густавсона меня не удивили. От Степана я знал, с кем по телефону общается мой партнёр по верфям. Да, подслушиваем мы порой телефонные разговоры, что из посёлка ведутся. Вроде нехорошо это, но приличия пусть идеалисты соблюдают, у которых за душой ничего нет и за которыми судьбы других людей не стоят.

Князь Обдорин принял меня в конце дня, как бы не последним посетителем. Выглядел он усталым и изрядно осунулся. Признаюсь, его вид меня порадовал. Было бы куда хуже, если бы он был весел и бодр. Тогда можно было предположить, что о готовящемся заговоре он ни сном ни духом не ведает.

Выслушав мой краткий доклад, он просмотрел принесённые бумаги и задал уточняющие вопросы, изредка одобрительно кивая или прищуриваясь, когда требовалось больше деталей. В итоге мне было приказано из столицы никуда не пропадать, постоянно находиться на связи, а в случае поездок уведомлять домашних куда поехал и как надолго.

Судя по всему князь счёл возможным, что меня могут во дворец неожиданно вызвать.

Считаю, что результатом моих умоизмышлений можно гордиться. На ровном месте я нарыл подготовку к государственному заговору. Заодно и комбинацию изящную провернул, сложив с себя все хлопоты по Мелентьеву.

Первые два дня я провёл скучно, если бы не общество моих горничных. На третий день, благодаря тому же Рудольфу Генриховичу, мне удалось посетить лабораторию, где проводились опыты с алмазами, ранее отосланными мной в столицу.

– Вакуумное Термомагическое преобразование энергии на основе микрокристаллических алмазных пленок. Эффект в разы выше, чем с кварцем и сапфиром, – восторженно рассказывал мне молодой учёный, которого к нам прикрепили в качестве сопровождающего, – На самых удачных образцах, при тройном теплообменнике, мы добились результата в восемь процентов при стоградусной температуре. На пятистах градусах снимаем уже под десять процентов, если не врут приборы.

– Отличный результат, – похвалил я парня, года на четыре старше себя, хотя сказать мне хотелось совсем другое.

Представьте себе три стальных бочонка, литров по сто каждый, закутанных в шубу из асбеста и минеральной ваты, внутри которых расположены гирлянды стеклянных трубок запаянных с обеих концов. Вот это и есть тот самый тройной теплообменник.

Рассчитан он на мощность в четыре киловатта.

Четыре киловатта! Это всего лишь мощность мотора в пять с половиной лошадиных сил! И то, если округлить в большую сторону. Хотя, по моей задумке я должен был запихнуть этот теплообменник в глушитель. Впрочем, если прикинуть, то такая бандура будет работать и с мотором помощнее. Не всё же топливо там в тепло уходит. Может даже лошадок на двенадцать потянет. Но всё равно, как-то я себе не очень представляю эту тепломагическую машинерию у себя на дирижабле. При его-то двигателях эти теплообменники станут размером больше гондолы дирижабля, а уж сколько они весить будут, одному Богу известно.

Вот так и рушатся надежды...

Домой вернулся расстроенным, хотя и успокаивал себя мыслью о том, что первые образцы любой техники всегда были громоздки, тяжелы и маломощны. Не исключено, что и этим теплообменникам нужно постепенно пройти свой путь развития, и тогда они когда-нибудь увидят небо.

Дома меня поджидал миленький конвертик, перетянутый розовой лентой. Приглашение от княгини Лопухиной на вечерний чай.

Ну, с этим делом я запросто разберусь. Тётушка у меня уже больше месяца, как в столицу переехала. Так что нужный консультант, можно сказать, под боком.

Родственница очень живо откликнулась на мою просьбу в получении консультации.

– Приглашение от Лопухиной? Считай, что ты растёшь в моих глазах и сумел меня заинтриговать. Идти нужно обязательно. После визита сразу ко мне приезжай. Хочу все лично узнать, не по телефону, – щебетала теперь уже баронесса. Благодаря переезду в столицу, она подняла свои старые связи и её дело тут же сдвинулось с мёртвой точки. Ныне оно благополучно разрешено к её огромной радости. По крайней мере так эта новость прозвучала в тётушкиной версии изложения. Хотя мне кажется, что не столько связи сыграли свою роль, сколько то, что у неё появились деньги. Приплатила, кому надо, и делу тут же дали ход. Вслух я ей, понятное дело, такого никогда не скажу, иначе смертельно обижу.

– А что такого необычного в нём таится? – не удержался я от некоторого скепсиса. После победы на гонках меня куда только не приглашали. И не только на чай.

– Много чего. Всего сразу и не рассказать. Пройдусь лишь по самым важным моментам, – посуровела голосом баронесса, – Во-первых, все теперь знают, что мы родственники. Впрочем, нет, не так. Объясню проще. После того, как меня выслали из столицы, фавориткой у Императора стала Анна Лопухина, ныне покойная. Дочь той княгини, что тебя на чай пригласила. В столице княгиня проживает вместе с внучкой. Муж у неё генерал - лейтенант и сейчас находится в Польше, а иначе жили бы они в своём Корсунском имении, что в Киевской губернии. Генерал-то столицы не любит, бывает только наездами. Сама Лопухина в свет редко выезжает, а внучка у неё, по слухам, чудо как хороша. Достаточно теперь, чтобы ты понял, как мне интересно узнать, для чего ты приглашён?

– Хм-м... Признаюсь, я скорее совсем запутался. Впрочем, что не пойму, потом разъясните, – свернул я разговор, поглядывая на часы. Письмо ещё утром принесли, но меня к тому времени уже не было дома, и сейчас до назначенного времени меньше часа осталось, а мне только полчаса на дорогу нужно.

Я бегом помчался в душ, на ходу приказав горничным готовить меня на выход. В автомобиль запрыгнул с ещё не просохшими волосами.

Чай у Лопухиных пили крайне не торопясь, больше разговаривая, чем отвлекаясь на напитки и разнообразные десерты.

Княгиня сразу призналась, что пригласила меня по просьбе своей внучки Ангелины, вдруг всерьёз заинтересовавшейся дирижаблями и гонками. Пришлось почти полчаса рассказывать дамам, что и как у нас происходило.

Внучка и вправду красавицей обещает стать. Сейчас она ещё молодюсенькая совсем, лет на четырнадцать - пятнадцать смотрится, но порода определённо видна и личико очень миленькое. Ещё годик - другой, и в ослепительную красавицу расцветёт.

– Благодарю, граф. Вы отличный рассказчик. Я словно сама с вами в небе побывала. Даже не знаю, чем могу наградить вас за столь интересную историю, – вполне искренне польстила мне княгиня похвалой, когда я наконец-то закончил отвечать на их расспросы после своего рассказа.

– Ой, бабушка, давай я графа в зимний сад свожу. Пусть нашими орхидеями полюбуется, – сорвалась с места Ангелина, и не давая никому времени на размышления, потащила меня из зала. Правда, одна из дам, которые присутствовали с нами на чаепитии, скромно сидя в дальнем конце стола, тут же поднялась и пошла вслед за нами.

Орхидеи действительно стоили того, чтобы на них взглянуть. Уж на что я к цветам равнодушен, но и меня поразила магия природы, сумевшая создать такое разнообразие красок и выразить это в столь причудливой форме. Орхидей у Лопухиных росло много. Сортов сорок - пятьдесят, и каждый сорт был представлен десятками великолепных растений. Сиреневые, белые, пурпурные, оранжевые, крапчатые и ещё какие-то, что и определения не подберёшь сходу. К радости Ангелины я от души восторгался, цокал языком и улыбаясь, разводил руки в немом восхищении.

– Ангелина, времени уже семь часов, а ты до сих пор не переоделась. А ну, живо одевайся, мы и так уже опаздываем, – услышал я звонкий девичий голос за спиной.

– Ой, бегу. Зинаида Степановна, скорее помогите мне собраться, – живо подхватилась девушка и убежала, прихватив с собой пожилую даму.

– Добрый вечер, граф, – первой поздоровалась со мной младшая племянница Императора, которую я не вдруг разглядел против сияния ярких ламп, освещающих цветы.

– Ваше Сиятельство, и вам здравствовать, – отозвался я, любуюсь грацией княжны, которая двигаясь ко мне навстречу, то и дело на ходу наклонялась к цветам, чтобы уловить исходящий от них аромат. Разные сорта этих цветов имеют свой запах. Тут и ваниль, и апельсин и мелисса, а то и вовсе что-то медово - хвойное.

– Обещала за Ангелиной заехать, а она, негодница, ещё не готова. Всё имениннице расскажу. Пусть поругает Анжелку, – всё ещё сердясь, проговорила Алёна, и вдруг удивлённо вскинула брови, – Мне кажется, или эти цветы пахнут, как кофе?

Я подошёл к княжне, и принюхался к тем же цветам, что и она.

– Действительно, кофе, – подтвердил я, – Никогда бы не подумал, что у цветов бывает такой запах.

– А мы с Ириной не так давно о вас вспоминали. Хоть та буча с лекарями и улеглась, но она всё равно собиралась вас разыскать и узнать, не получилось ли что с накопителями.

– Пока похвастаться особо не чем, но полагаю, к Новому Году я определённо смогу подарить ей готовое изделие, – почему-то слукавил я в ответ.

Три накопителя у меня готовы. Я их приберёг к празднику, чтобы порадовать княжну, и что уж там таить, обратить хотел лишний раз на себя внимание сестёр, а точнее, той самой Алёны, с которой сейчас говорю. Хоть встреча и так состоялась, но ещё одна возможность напомнить о себе мне никак не помешает.

– Тогда я Ирине ничего не скажу. Пусть ей это будет сюрпризом. Надо только придумать, где и как вы сможете его вручить, – она на секунду задумалась, а потом сама же себе захлопала в ладоши, держа их перед самым лицом, – Скажем, на балу у Воронцовых, двадцать восьмого декабря.

– Хм... Всё бы неплохо, но имеются трудности... – потупился я, дожидаясь её вопроса.

– Можете не успеть? – похоже, вполне искренне огорчилась Алёна.

– Успеть-то успею, но мало того, что я к Воронцовым не приглашён, так ещё и сомневаюсь, стоит ли дарить княжне столь утилитарное изделие? – решил я заранее подстраховаться от возможного конфуза.

– Тоже мне, трудности, – решительно отвергла княжна мои сомнения, – Наталью Воронцову я сегодня же увижу, и попрошу, чтобы вас внесли в список приглашённых, а Иришка вашему подарку будет рада больше, чем брильянтовой диадеме. Вы же ей не просто вещь какую-то подарите. Вы ей предоставите редкую возможность встать во главе нового поколения целителей.

– Тогда будем считать, что все проблемы исчерпаны. Хотя, сдаётся мне, что значение накопителя вы изрядно преувеличиваете, – я отметил чрезмерно высокую оценку моего будущего подарка улыбкой и толикой самоиронии.

– Я? Ни в коем случае. Это Ирина как-то раз вслух размечталась, когда мы про вас говорили...

Мы с княжной поболтали ещё минут десять. Обычный светский трёп ни о чём. Немного новостей, совсем чуть-чуть сплетен, рассуждения о том, кто из общих знакомых уже открыл сезон, а кто только готовится, мнение о книжных новинках и последних фильмах синемы. Я не все темы был готов поддержать и старался в сомнительных случаях обходится междометиями или просто молча кивал, соглашаясь.

– Я готова. Можем ехать... – прервал нашу идиллию голосок Ангелины, и по лицу моей собеседницы на какой-то миг промелькнула разочарование.

– До встречи, граф. Надеюсь вскоре вас увидеть снова, – попрощалась Алёна, а там и я пошёл в зал, чтобы попрощаться с княгиней.

Вскоре я был подробно обо всём происходящем в доме Лопухиных расспрошен родственницей, к которой заехал на обратном пути. Её интересовала буквально каждая мелочь, начиная с того, кто и во что был одет, и какие десерты подавали на стол.

Расспросила она даже про то, какие вопросы про дирижабли мне Ангелина задавала. А что, вполне по делу были вопросы. Не соврала княгиня, когда сказала, что внучка вдруг разом нешуточный интерес к дирижаблям проявила.

Когда, где-то через час я обессилено иссяк, понимая, что уже ничего нового из себя не могу выжать, баронесса меня буквально убила первым же предложением.

– Теперь мне понятна судьба третьего котёнка...

Тетушка на какое-то время ушла в себя. Я очумело уставился на неё, чувствуя себя участником театра абсурда. Потом она встрепенулась, и обратив внимание на мой вид, снизошла до объяснений.

– У младшей из сестёр, а именно у Алёны Рюминой есть кошка редкой породы. Этакая невыносимая няшечка. Белый пушистик с огромными голубыми глазами. Самой посмотреть не довелось, но по отзывам тех кто видел, её просто невозможно хочется взять на руки и потискать. Не так давно у этой чудо - кошки впервые родились три котёнка. Два из них уже обещаны родственникам Рюминых, а за третьего среди придворных целое соревнование разгорелось. Особенно среди тех, у кого дочки есть. Новым платьем, шубкой или колечком любая из девочек перед подругами похвастаться может, а котёнок всего один. И мало того, что он сам воплощённая прелесть, так ещё и Великой княжной подарен. Не далее, как сегодня в обед Алёна Рюмина за столом обмолвилась, что котёнка отдаст Ангелине Лопухиной. Оцени, сколько нового я успела узнать, пока ты чаи распивал.

– И? – изо всей силы помотал я головой, потому что слова закончились. Да и горло за время рассказа напрочь пересохло.

– Ты на самом деле ничего не понял? – в свою очередь удивилась родственница.

Я сначала замотал было головой, а потом закивал, окончательно запутавшись.

– Сдаётся мне, что Ангелина честно заработала котёнка, устроив княжне Рюминой случайную встречу с тобой, – подвела итог своим размышлениям тётушка, и расхохоталась, глядя на мои глаза, готовые вывалиться из орбит.

Мда-а... Помните, я не так давно сам себя хвалил за ловкую комбинацию, с помощью которой я выкрутился из дела с откупщиком зерна?

Забудьте.

По сравнению с двумя юными девушками, я чистый ребёнок.


Оглавление

  • Глава 20. Ознакомительный фрагмент.
  • Глава 20 - 23
  • Глава 24 - 27