Темный призыватель. Том 1. Часть II (fb2)


Настройки текста:



Темный призыватель. Том 1. Часть II

Глава 1

Передышка нам была кстати, чтобы немного успокоить эмоции после известия о том, что Алиса и Мирослав заняли первые места в своих направлениях. Оставить это без внимания было попросту нельзя, да и не могли первокурсники не отметить такое событие. Поэтому пришлось мне отправляться вместе с ними поднимать боевой дух и не допустить, чтобы подростки напились, а то двум из них еще выступать на следующий день.

К нашей компании на выходе из академии присоединилась Арина Лазарева, которую мы поздравили с законным третьим местом, чему наша общая знакомая была несказанно рада. У девушки была своя компания, но она отчего-то решила присоединиться к нам, а я не стал отказывать ей, да и не поняла бы меня группа — все же за время тренировок они немного сблизились. Да и Арина, можно сказать, стала пятым членом команды. А уж сколько травм она залечила…

— И куда пойдем? — спросила Алиса, стоило нам немного отойти от Академии.

— Я не особо знаком с местными заведениями, — признался я. — Так что выбирайте сами, но только без алкоголя, а то некоторым еще выступать завтра.

— Есть тут один клуб, — заговорчески прошептала девушка. – Где и поесть можно, и потанцевать.

Словно в ответ на это, у парней заурчало в животах, отчего они разом смутились, но постарались сделать вид, что это не они. Хорошо еще, что я успел перекусить, пока смотрел на их выступления, и не опозорился вместе с ними.

— Тогда пошли, — хмыкнул я, подталкивая Нарышкину вперед.

– Если что, я интоксикацию потом могу убрать, – за моей спиной тихо поделилась с остальными Арина, отчего вся компания повеселела и с еще большим энтузиазмом двинулась навстречу приключениям.

После такого запрещать что-то уже не имело смысла и оставалось лишь контролировать, чтобы это не зашло слишком далеко.

Клуб, про который говорила Алиса, находился всего в двух кварталах от учебного заведения и нас пропустили внутрь без лишних вопросов, только взглянув на форму Академии. Как оказалось, это заведение было ориентировано на студентов и их друзей, так что учебная форма служила своеобразным пропуском.

Внутри играла приятная музыка, да и в целом общий антураж полумрака мне понравился. Рассмотреть детально обстановку не дала все та же Нарышкина, которая повела нас куда-то в сторону, где, как оказывается, находился отдельный зал. Здесь музыка была куда более громкая и народу было больше.

– Пойдем займем те столики, пока они свободны, – махнула она в дальний угол, который «по чистой случайности» находился недалеко от бара.

До столиков дойти мы не успели, так как Арину заметил Юрий Волконский, который уже отмечал в компании своих друзей занятое им второе место. Даже жаль, что не хватило всего каких-то пары секунд, чтобы занять первое, но все же он и правда показал очень хороший результат.

— Арина, присоединишься к нам? — весело улыбаясь, спросил Юрий, подойдя к нашей группе.

Я жестом показал, чтобы ребята занимали столики. Мне же пришлось остаться, так как Лазарева ухватила меня за рукав рубашки и взглядом попросила быть рядом.

– Извини, – мягко улыбнулась ему девушка. – Но я уже пришла с компанией.

– А, это снова ты? – обратил на меня внимание Волконский.

Во взгляде парня было пренебрежение и некоторая раздражительность, что мне очень не понравилось, но я не стал заострять на этом внимание, ответил ему полным равнодушием.

– Хорошо выступили, – кивнул я ему. – Мало кто может на таком уровне владеть металлов.

– Это еще что, – мгновенно изменился Юрий и уже гордо продолжил, чуть пошатнувшись (да он же уже успел набраться!): – Металл у нас проявляется только третье поколение, до это всего был камень. Будь иначе, я вообще бы оставил всех далеко позади.

– Еще раз поздравляю с победой, но нам пора, – я подхватил Арину под руку и повел ее к столикам.

Волконский хотел еще что-то сказать, но к нему подошли парни из его компании и увели на танцпол, где о нас юный аристократ совершенно забыл.

– Я извиняюсь за его поведение, – смущенно проговорила Лазарева. – Юра обычно не пьет, но его порой заносит.

– Ерунда, – отмахнулся я. – Лишь бы к нам не лез. Ну что, успели что-нибудь уже заказать? – обратился я к своей команде.

Но не успели студенты ответить, как к нам подошла миловидная официантка с подносом, на котором стояли явно не газированные напитки. Например, один из коктейлей сейчас весело полыхал пламенем. Сама же девушка, выставляя себя с выгодных ракурсов перед парнями, расставила бокалы и, грациозно развернувшись, удалилась к бару.

Интересно, а какой конкурс на сотрудников в этом месте? Все же, судя по всему, клуб ориентирован на студентов Академии Магии, а это если и не аристократы, то в любом случае обеспеченные после выпуска люди. Вот и получается, что если удастся привлечь внимание кого-нибудь из аристо, то можно не только приятно провести вечер, но и получить дорогие подарки (все же никому не нужны были лишние слухи, а от девушек на одну ночь обычно так и откупались). А там чем черт не шутит, вдруг еще и любовь возникнет, тогда вообще жизнь обеспеченной становится.

– И что я говорил про алкоголь? – спросил я, когда наконец-то смог оторваться от рассматривания официантки, чем получил понимающе взгляды парней и несколько осуждающие от девушек. Больше всего досталось Владимиру, которого Алиса больно стукнула локтем под ребра.

– Тут не больше десяти градусов, – пояснил Мирослав. – Так что к утру уже все выветрится. Сейчас еще закуски принесут и можно будет начать отдыхать.

– Мальчишки, – фыркнула Алиса. – Вечно вам бы пожрать.

– На голодный желудок алкоголь влияет сильнее на организм, – наставительно произнесла Лазарева, выцепляя из общей кучи бокал с какой-то яркой жидкостью.

Ребята явно решили оторваться и заказали разные виды напитков, чтобы попробовать все. Интересно, а кто за это платить собирается? Хотя они аристократы, а значит деньги все же водяться. Только вот почему я чувствую, что отдыхаю за чужой счет?

– За наших победителей! – схватив ближайший бокал, произнес тост Владимир, и остальные радостно поддержали его.

Мне достался какой-то сладкий напиток с действительно небольшим содержанием спирта, а затем принесли закуски и все накинулись на еду. При этом девушки ничуть не отставали от парней.

Владимир и Алиса спустя несколько минут покинули нашу компанию и стали отрываться на танцполе. Мирослав о чем-то говорил с Леной, но из-за громкой музыки не было слышно что именно. Правда, судя по всему, моя ученица не всегда отвечала в попад, задумавшись о чем-то своем. В итоге свободными оказались я и Арина.

– А почему ты не захотел участвовать в смешанном турнире? – после нескольких минут молчания спросила Лазарева. – На тренировках вызванные тобой существа были довольно сильны.

– Мне это просто не интересно, – пожал я плечами. Подозвав официантку, я попросил обновить напитки. – Посмотреть на него посмотрю, но вот самому участвовать… увольте, – развел я руками.

– Ты совсем не стремишься к признанию? – задала следующий вопрос Арина, делая довольно большой глоток из своего бокала, разом допивая коктейль.

– Я прекрасно знаю о своих возможностях, а слава… – задумчиво окинул я танцпол, где вовсю веселилась молодежь. – Слава пускай достанется им, раз уж они ее так хотят.

– Егор, а ты не похож на остальных, – вдруг произнесла девушка, посмотрев на меня. – Мой дядя говорил, что ты очень необычный молодой человек, но я смогла это осознать только недавно.

– И что же во мне необычного?

– Да все! – воскликнула Арина, взмахом руки чуть не сбросив пустой бокал на пол (да, она же уже успела опьянеть). Целительница немного смутилась из-за чуть не случившегося казуса и отодвинула его в сторону, взяв один из принесенных официанткой. – По рождению аристократ, но упорно именуешь себя простолюдином. Сильный одаренный, который всего добился сам. Имеешь знакомство почти со всеми влиятельными аристократами Петрограда, что для простолюдина невозможно. Да еще и магия твоя, – неопределенно махнула она рукой, благо в этот раз ей на пути ничего не попалось. – Если ты так не хочешь возвращаться в свой род, то мог бы стать членом другого.

– И кто же такое предложит «простолюдину»? – хмыкнул я, выделяя голосом последнее слово.

– Да хотя бы мы! – с вызовом ответила Лазарева.

– Это твои слова или главы рода? – вкрадчиво спросил я, внутренне напрягшись.

– Мои, – густо покраснела Арина, что на нас удивленно посмотрели Лена и Мирослав. Разговор-то они не слышали. – Да и дядя пару раз обмолвился, что неплохо было бы иметь такого члена рода.

– Так я же не целитель, – хмыкнул я.

Все же это была идея самой Арины, а то я уже побоялся, что Христофор Иннокентьевич решил спустя столько лет действовать активнее. Возможно, мне когда-нибудь (хоть этого хотелось бы избежать) и придется пойти под какой-то род, но это я буду делать только на своих условиях.

– Да это и не важно, – отмахнулась Арина. – Твои гены позволяют родить сильных и одаренных детей любой направленности… – девушка неожиданно замерла и с непередаваемым взглядом посмотрела на меня. – Ой.

– Так вот чего Христофор Иннокентьевич мной такой заинтересовался, – задумчиво протянул я, не смотря на Лазареву, которая и так поняла, что выболтала лишнее. – Интересно, а когда он успел это проверить? – я посмотрел на Арину, а та после нескольких секунд молчания все же не стала отпираться. Что уж тут скрывать.

– Для целителя его ранга это легче простого. А дальше немного евгеники и вычислений – и вот результат, – как-то обреченно ответила Лазарева.

– Не сдам я тебя, – мягко улыбнулся я девушке, легко поняв причину ее переживаний. – А тебе лучше поменьше пить, а то больно легко теряешь контроль.

– Да знаю я, – хмуро ответила она. – Но порой так хочется отдохнуть, – со вздохом произнесла Арина.

– Значит, надо отдыхать другим способом, – ответил я и только по вновь покрасневшей девушке понял, что фраза прозвучала довольно двусмысленно. – Так, собственно, что глава рода вычислил? А то, боюсь, он мне точно про это не расскажет.

– У тебя какая-то интересная особенность организма из-за твоего источника, в результате которой дети от тебя будут чаще всего иметь направление дара матери, но потенциально они станут на несколько рангов сильнее, а то и вовсе смогут развить новое направление, – почти на одном дыхание ответила Лазарева. – Дядя не хотел тебе говорить, так как опасался, что все его к тебе хорошее отношение ты начнешь трактовать, исходя из этой информации.

– А должен по-иному? – хмыкнул я.

Нет, так-то это личное дело патриарха рода, как относится к простолюдину, и предъявлять ему что-то или, не дай бог, ссориться я не собирался. Просто приму эту информацию к сведению и буду знать, скажем так, свои «активы». Нет, ну надо же, мои дети будут потенциально сильнее родителей, да за это большинство молодых родов готовы многое отдать. Надеюсь, Христофор Иннокентьевич не станет обнародовать эту информацию, раз уж столько лет молчал.

– Он только недавно об этом узнал, решив из любопытства проверить тебя. Так что ваши взаимоотношения строились на другом, – попробовала сгладить ситуацию девушка.

– Не переживай, – улыбнулся я ей. – Не стану я ругаться с вашим родом, но и в него не войду. Мне комфортнее быть обычным простолюдином.

– С такой-то силой? – не удержалась от вопроса Арина.

– А это моя фишка, – хмыкнул я. – Делающая меня таким особенным. Кстати, – «вспомнил» я о том, как девушка покраснела, когда говорила о своей личной инициативе. – А в качестве кого я бы вошел в род, если бы согласился на это?

– Ну… это… – отвернувшись от меня, невнятно произнесла Арина, нервно вертя в руках уже пустой бокал. И когда только успела?

– Что вы все сидите?! – не дала ей придумать ответ Алиса, как всегда бесцеремонно разрушив сложившуюся обстановку. – Пошли танцевать!

Слушать возражения она даже не пыталась, сразу вытащив Арину вслед за собой, по пути еще схватив Лену, которая попросту растерялась от такого напора.

– Вы не против, если я составлю компанию Лене? – вдруг спросил меня Мирослав, когда нас оставили вдвоем.

– Поступай как хочешь. Она – девушка свободная, – сразу пояснил я.

И так было понятно, к чему клонит парень, который все это время старался проводить время рядом с моей ученицей. Удовлетворенный ответом, Бартенев допил свой напиток и отправился на танцпол, оставив меня одного.

Воспользовавшись мгновениями одиночества, я мысленно прикинул наши шансы на победу в групповом этапе. Изначально для меня это был лишь способ получить доступ на пятый этаж библиотеки, но я как-то неожиданно заразился энтузиазмом своей команды, что после двух побед было не сложно. Что сказать, мне повезло, что в группе собрались такие талантливые одаренные, которые и без меня могли показать выдающиеся для своего возраста результат. Все же в их классе собрались ученики с большой силой, но это не значит, что при этом у студентов есть хоть немного мастерства, а не только грубая мощь.

Завтра будет еще два стихийных испытания, а затем несколько более узких дисциплин, как, например, друидство, которое в Империи не так уж сильно популярно. Будет интересно посмотреть на выступление студентов, но не более. Больший интерес представляют наши потенциальные соперники, но пока турнирную сетку группового этапа держат в секрете и остается только предполагать, против кого выйдут мои детишки.

В целом, на потоке не так много студентов, могущих победить их в схватке, но по какой-то причине в Академии турнир проходил в смешанном виде, когда против первокурсников могли выступить и старшие курсы, которые в этом были куда опытнее. Видимо, это нужно было, чтобы осаживать молодых магов и показывать, куда им стоит стремиться. Ну а если проиграют старшекурсники, то и им будет о чем задуматься. Все же у нас долгое время были в ходу личные школы, когда знания передавались внутри рода (да и сейчас так многие делают, помимо общей учебы), так что новички могут неприятно удивить старших товарищей.

Вот и получается угадайка, когда ты не знаешь, какой козырь приберег твой противник и есть ли он вообще. Осталось лишь понять, хватит ли группе сил занять призовое место самостоятельно или стоит им помочь?

Мои размышления прервало появление женских рук на моих плечах.

– Егор, я, конечно, понимаю, что ты старше нас, – произнесла Алиса. – И вообще наш наставник, но развлекаться все же надо. Тем более Арине скучно.

– Сводничеством занимаешься? – хмыкнул я, не став оборачиваться.

– Но ты же меня свел с Владимиром, – обидчево-шутливо ответила она, садясь рядом, чтобы выпить из оставленного ею бокала. – И не надо говорить, что не делал этого, – тут же предупредила она. – Я заметила, что ты прекрасно можешь контролировать своих существ, а значит мог и не допустить той ситуации, после которой я обратила на Орлова внимание.

Я решил, что лучше будет промолчать, так как в той ситуации ей как раз должны были нанести ранения, чтобы Нарышкина стала больше думать головой, а не бросать на врага сломя голову. Кто же знал, что блондин окажется таким «рыцарем». Наоборот, раз Алиса убедила себя в этом, то мне и легче.

А, собственно, чего я теряю? Невесты у меня нет, а Арина несколько раз недвусмысленно показывала свое отношение ко мне. Да и, насколько я знаю, сама девушка ни с кем не помолвлена.

В общем, я дал себя уговорить, и радостно улыбающаяся Алиса потянула меня на танцпол, где собралось уже порядочно студентов, пришедших из Академии.

***

Проснулся я в своем номере, совершенно не помня, как тут оказался. Определенно стоит завязывать пить до такого состояния, когда не помнишь, что происходило, а то пьяный маг – это еще та катастрофа.

Вот только до того, как я стал копаться в голове в поисках ускользающих воспоминаний, мне была дана подсказка, от которой я несколько опешил. Рядом со мной, мило свернувшись калачиком, тихо посапывала полуобнаженная Арина Лазарева, и только одеяло не давало рассмотреть мне фигуру девушки в деталях. От этого зрелища все воспоминания как по волшебству встали на место.

Я поддался уговорам Алисы и присоединился к общему веселью. Так уж получилось, что я весь вечер танцевал только с Ариной и по мере выпитого наши танцы становились все более тесными. Не помню, кто предложил это первым, но мы отправились в отель, где занялись самым незабываемым в моей жизни сексом. Даром, что Лазарева была пьяной, она оставалась целителем и не давала нам испытывать усталость до самого момента, пока оба не были полностью удовлетворены происходящим. Мне даже в какой-то момент показалось, что Арина попросту дорвалась, но вот она снова потянулась к моим губам и я не мог больше думать ни о чем другом.

Вот ведь незадача. Я так-то совсем не против такого совместного проведения ночей, но вот ее дядя точно мне башку открутит за племянницу, и никакое хорошее расположение его ко мне не поможет. Мое положение могло быть еще более печальным, буть Арина наследницей рода, но, насколько я знаю, у нее была старшая сестра, которая непосредственно занималась всеми клиниками рода и решала управленческие проблемы.

Хоть в этом повезло, м-да.

Осторожно выскользнув из кровати, я первым делом сделал заказ в номер, а после принял душ. Как бы мне этого не хотелось, но, видимо, придется принять последствия совершенного и надо хоть это сделать как надо.

Я как раз успел переодеться в брюки и рубашку, как в номер вкатили мой заказ. Стоило только снять крышку, как по комнате сразу же разошлись запахи крепкого кофе и жареных тостов с джемом (люблю сладкое).

Арина, что ожидаемо, почувствовала этот аромат и заворочалась во сне, и из-за ее неосторожных движений одеяло сползло ниже, открывая мне превосходный вид на ее два холма. Уж насколько я не был стеснен в женском внимании, но это чуть не заставило меня по-другому начать будить девушку.

Неудивительно, что я в состоянии алкогольного опьянения не спустил все на тормоза и позволил случиться тому, что случилось. Все же Арина, как одаренная в направлении Жизнь, осознанно или нет, но поддерживала свой организм в идеальном состоянии и с этим не может сравниться никакая пластика или вмешательство целителя высокого ранга. Это то, что любой одаренный делает неосознанно, усиливая свое тело и развивая его.

К чему я это? В общем, я реально завис и чуть не пропустил нужный момент.

– С добрым утром, – с улыбкой произнес я, ставя перед еще немного сонной Лазаревой подставку с едой, с которой очень удобно есть, не вставая с постели (проверено лично).

– С добрым утром, – зевая и одновременно потягиваясь, ответила Арина. Это надо было видеть, как менялось лицо девушки с одновременным осознанием того, где она сейчас находится. – Ой.

– Вот именно, – кивнул я, соглашаясь с ней. – Ты лучше поешь, а то магия магией, а без пищи силы не восстановить.

Лазарева подтянула одеяло до подбородка и молча уставилась на меня. Я же тем временем приступил к поеданию своей порции. Лучше бы, конечно, что-то более существенное, но с утра в меня редко когда что лезет, кроме легких закусок. Видя такую ситуацию, и Арина начала осторожно есть, придерживая рукой одеяло (будто я раньше ничего там не видел).

– Да что ты все смотришь на меня так? – все же не выдержал я взгляда девушки. – Не я к тебе в постель забрался, а ты ко мне.

– Я аристократка, я не забираюсь в постель к мужчине! – возмущенно фыркнула она.

– Значит, если я простолюдин, то могу так поступать? – саркастически ухмыльнувшись, задал я ей вопрос.

– Извини, – потупилась Арина. – Я не то имела ввиду…

– Но в целом все же права, – пожал я плечами. – Я – простолюдин, ты – аристократка. Прямо сценарий из какого-нибудь любовного романа.

– Это точно, – поддержала меня девушка и звонко рассмеялась, сбрасывая накопившееся напряжение. – Ты только не подумай, что я всегда так поступаю, – после того, как ее отпустило, произнесла Арина. – Просто ты мне на самом деле нравишься, а тут еще магическое истощение да алкоголь. Вот и вышло то, что вышло, – обвела она взглядом комнату, по которой были раскиданы наши вещи. Свои я даже не стал заморачиваться и собирать, просто взяв новый костюм, а вот Арине придется поискать части своего гардероба.

– Не сказал бы я, что этого не хотел, – начал в свою очередь говорить я. – Но это действительно вышло несколько быстрее.

– Значит, ты все же хотел затащить меня в постель? – как-то подобралась Лазарева почти незаметно, выгнувшись так, что довольно тонкое одеяло обрисовало все изгибы ее груди.

– А кто бы не захотел провести ночь с такой красавицей? – хмыкнул я. – Просто я не хотел разрушать наши дружеские отношения.

– А если я не хочу дружеских отношений? – с вызовом спросила Арина, отпуская одеяло и представая передо мной в полуголом виде.

– Ну вот как тут откажешься? – деланно горестно вздохнул я, и, не став дожидаться моей реакции, девушка набросилась на меня в попытке придушить.

Надо ли говорить, что из постели мы выбрались только ближе к обеду?

***

Ближе к обеду мы подорвались только по той причине, что в это время начинался второй день Турнира, а мне, как тренеру команды, необходимо было присутствовать на выступлении оставшихся двух участников. Ну и, может, их необходимо подлечить, так как ночью, судя по всему, никто не ограничивал себя в пускай и легких, но алкогольных напитках.

Пришли мы как раз вовремя, чтобы Арина сумела подлечить мающегося с головной болью Владимира, перед тем как он отправился покорять свое состязание. Алиса при этом бросала на нас двоих недвусмысленные взгляды, но я их игнорировал, а Арина была слишком занята, чтобы обращать на это внимание. Если бы Нарышкина стала бы приставать, то я бы обязательно ей припомнил выглянувший во время лечения на шее Орлова засос и то, какие взгляды они бросали друг на друга.

Что говорить, видимо, не только мы провели эту ночь с толком.

А вот Лена и Мирослав вели себя как обычно. Бертенев при нашем появлении даже не поднялся с дивана: как лежал, накрывшись каким-то журналом, так и продолжил лежать. Лена же задумчиво то зажигала на своей ладони огонь, то гасила его.

Владимир выступал третьим, так что у Алисы просто не получилось ничего у меня спросить, хотя по ней было видно, что девушка еле сдерживается, чтобы не прокомментировать наше совместное появление.

У воздушников было, наверное, самое простое задание из увиденных мной на турнире, только разбито оно было на два этапа.

На первом этапе одаренному необходимо было произвести разрез ряда металлических стержней воздушным лезвием так, чтобы ни один из них не упал. Таких разрезов надо было сделать три на разной высоте. Тем самым проверялась возможность создать собственно само воздушное лезвие (или, как его некоторые называли, воздушный серп), но и сделать его достаточно острым, чтобы пройти через металл, да еще и не допустить никаких выбросов, иначе вся конструкция пошатнется.

На втором этапе требовалось, используя воздушные техники, спрессовать находящуюся внутри закрытого прозрачного пластикового куба металлическую стружку в монолитную сферу и продержать ее такой в течении минуты. Вся сложность была в том, чтобы собрать весь металл в одной точке, да еще и поддерживать одинаковое давление со всех сторон, иначе это уже будет не сфера, а какая-то другая фигура.

С учетом того, что по правилам турнира участвовать в испытании могли студенты любого курса, это задание было практически невыполнимым для первокурсников. У них в большинстве своем просто нет столько практики, чтобы настолько хорошо контролировать свои техники. И если у большинства стихийников в предыдущих испытаниях еще были шансы выйти в лидеры, то тут однозначно первые два курса выбывают в почти полном составе.

Мои размышления подтвердило практически идеальное выступление студента четвертого курса и полный провал второкурсника. После такого, вышедший Орлов, являющийся первокурсником, не вызвал у зрителей особого предвкушения. И, тем не менее, и так уверенно владеющий техниками своего направления парень после совместных тренировок улучшил контроль над своей силой в достаточной мере, чтобы пройти первый этап, порушив только тройку дальних от него стержней. Это было даже лучше результата первого участника, пока идущего в лидерах данного этапа.

После такого внимание зрителей стало более сосредоточенным и, судя по внешнему виду Владимира, он это прекрасно почувствовал и ко второй части испытания подходил менее уверенно. Похоже, нашему блондину столь пристальное внимание было не по нраву. Из-за этого ему пришлось раз пять подступиться к новой задаче, пока он не решил отойти немного в сторону и привести мысли в порядок. Вполне здравый подход в такой ситуации, ведь резерв источника не бесконечный и каждая неудачная попытка его уменьшает еще сильнее.

Спустя минуту Орлов вновь подошел к кубу и первым делом создал внутри миниатюрное торнадо, чтобы притянуть все металлические частицы внутрь этой техники. Только убедившись, что не осталось ни крошки, Владимир волевым усилием остановил торнадо, но благодаря контролю воздуха частицы не упали, а повисли примерно на середине куба.

Собрать все в сферу ему удалось, благо схожие тренировки он проходил у меня, но вот с удерживающим воздействием были проблемы. За отведенную минуту сфера несколько раз разрушалась, и Владимир поспешно возвращал ее в исходное состояние, но все равно добиться идеального результата не удалось.

По мне это было довольно сложное задание и пока было непонятно, как его будут в результате оценивать.

Орлов после своего выступления не стал возвращаться в нашу комнату, а отправился проветриться на улице. Что примечательно, к нему присоединилась Алиса. Пускай парень этого и не показывал, но он явно был расстроен своим результатом, который на фоне уже выступивших членов команды был не столь впечатляющим.

Спустя два часа закончились все «воздушники» и начался этап «огневиков».

– Помни: делай все как на тренировках, – наставительно произнес я, перед тем как отправить Лену на арену. Предварительно я отвел ее в сторону, дабы наш разговор не подслушали. – И старайся не допустить прорыва своего второго пламени. Лучше остаться где-то в середине.

– Я поняла, – грустно улыбнулась моя ученица. – Да и сама понимаю, что пока это слишком рискованно, да и сейчас не та ситуация, чтобы так светиться перед всеми.

– Ну о том, что это привлечет излишнее внимание… Я бы не был так уверен, – пожал я плечами. – У одаренных порой случается использовать не только основную стихию, но и дополнительную на примерно одинаковом уровне. Так что твое темное пламя могут посчитать за смесь двух стихий. Правда, не знаю, снимут ли тебя с соревнований за такое или нет.

– Пожелайте мне удачи, – выдохнув, произнесла Лена и одновременно с этим вышла из комнаты.

Ну вот, и последний участник нашей группы будет выступать в индивидуальной дисциплине и начнет самое сложное – групповой этап.

«Огневикам» предстояло «выжить» под обстерлом нескольких автоматических турелей, при этом сами установки разрушать было запрещено. Под «выжить» в данном случае понималось избежать попадания шарика с краской, которыми стреляли данные турели. Главной проблемой было то, что краска испарялась только при определенной температуре и была довольно жаростойкой. Довольно травмоопасное испытание как по мне, но «огневики» обладают одной из самых разрушительных видов магии и должны уметь защитить себя от огня.

Первые трое студентов просто и незамысловато создали вокруг себя огненный купол и продержались под ним достаточное количество времени, чтобы им засчитали задание. Точнее, так сделал первый выступающий, а вот остальные двое лишь повторили за ним. Только вот Турнир устраивался в том числе для зрелищности, а значит однотипные выступления не принесут им очков.

Это же понимала и Лена, да и ее контроль в огненных техниках был не настолько хорош, чтобы поддерживать купол продолжительное время. Я вообще сомневался, что она сможет его создать. Был у моей ученицы такой перекос в исполнении, когда она могла создать множество мелких огоньков и управлять ими, а вот что-то объемное ей давалось с трудом. И тут дело даже не в том, что получилось у нее или нет, а в том, что даже слабые техники у Лены получались необычайно разрушительными. Так что мы не рисковали использовать что-то более энергоемкое. А все из-за злосчастного темного пламени, крупица которого привносила разнос в любую технику девушки.

Так вот, Лена не стала закрываться куполом, вместо этого она воспользовалась техникой под названием «Рой огненный пчел», создающей вокруг одаренного множество небольших огоньков, которые он может посылать в цель. При должном умении можно сделать так, чтобы огоньки сами реагировали на угрозу или же обладали некого рода самонаведением, правда, только на тепло.

Вот и использовала она их для своей защиты. Рой «пчел» стремительно кружился вокруг Лены, то уплотняясь в одном месте, то, наоборот, рассредотачиваясь в пространстве. Таким образом она не могла уничтожить шарики с краской, но замедляла в достаточной мере, чтобы успеть увернуться.

Я видел, как моя ученица порывалась несколько раз создать что-то более серьезное, но ей мешали постоянно стреляющие турели. Да и то, что она может ударить слишком сильно и уничтожить один из аппаратов, тоже должно было сдерживать ее. Все же вылететь из состязания из-за нарушения ей не хотелось.

Вот так и крутилась она все отведенное время, в мгновения затишья пополняя запас стремительно исчезающих «пчел». Эта техника все же предназначалась для атаки и не была приспособлена под такое креативное применение.

Тем не менее Лена с достоинством закончила свое испытание, хоть и не смогла избежать попадания пары капель краски на обувь от упавших рядом с ней шариков. Пока было непонятно, вычтут ли за это с нее балы, но на данный момент, на мой взгляд, она выступила лучше всех.

К моменту оглашения результатов вся команда вновь была в сборе. Даже Владимир выглядел повеселевшим, хоть и нервно теребил какую-то безделушку в руках. В итоге Орлов занял пятое место, а Лена так и вовсе восьмое. Но вроде бы они не сильно и расстроились этому. Владимир вообще заявил, что проиграть таким родам незазорно, а многих именитых он и сам обставил.

Моей же ученице сам факт попадания в десятку казался чем-то невероятным. Для той, кто недавно вступил в мир магии, стать одной из лучших среди одаренных, занимающихся ею чуть ли не с пеленок… Так что, можно сказать, несмотря на занятое место она все же победила.

Теперь у нас было три дня передышки, пока будет проходить «Турнир простолюдинов», а затем начинается самый сложный и ответственный этап – групповой турнир.

Глава 2

Как-то так само собой получилось, что, когда мы разошлись у общежития и я направился на выход из Академии, ко мне присоединилась Арина.

— И что мы будем теперь делать? — несколько неловко спросила Лазарева, когда мы уже подошли к моему байку.

— А это уже решать тебе, — спокойно ответил я, стараясь не смотреть на нее.

— Я не собираюсь так просто отступать, — решительно произнесла Арина.

— Я не войду в род Лазаревых, — покачал я головой, повернувшись к ней.

– Значит, у нас будет свой род, — без тени сомнения заявила девушка.

— Ты так во мне уверена? – скептически приподнял бровь я. – Может, мне этого вообще не надо. И не рано ли говорить о «нас»?

– Я не хочу выходить замуж, исходя из расчетов семьи, – неожиданно откровенно произнесла Арина, опустив взгляд. — Ты знал, что у меня уже есть жених, который по всем параметрам мне подходит?

— Ну, раз он есть, разве ты не изменила ему? – нахмурился я, не совсем понимая, к чему весь этот разговор. Хотя, судя по решительному виду девушки, меня сейчас посвятят во все тонкости данного вопроса.

– Нет, это лишь договоренности, закрепленные на бумаге. Не более, – покачала головой она. – Так что их можно расторгнуть.

– Решила с моей помощью расстроить планы семьи, – хмыкнул я.

А что, очень практичный расчет с ее стороны. Как бы мне ни была симпатична сама Арина, она все же является аристократкой, а такие вещи у нее, можно сказать, в крови. Мне это даже импонировало, не будь у меня и без этого столько проблем.

– Я не жду от тебя принятия такого важного решения, – после небольшой паузы сказала Лазарева. – Да и не могу требовать такого. Но это может быть выгодно для тебя. Ну и, конечно, приятно, – хитро ухмыльнулась девушка.

– Метод кнута и пряника, – покачал я головой.

– В современном мире слабой девушке без хитростей никуда, – легко рассмеялась Арина.

– Ладно, хитрая, – подмигнул я ей. – Что теперь?

– Предлагаю немного побыть обычной парой и посмотреть, что будет, а там уж как-нибудь решим все наши проблемы.

Я лишь пожал плечами и жестом указал, чтобы она садилась позади меня. Надо будет обязательно сообщить о ее планах Христофору Иннокентьевичу. Все же, как ни интересно мне было проводить время с Ариной, именно он был патриархом ее рода, а значит в какой-то мере распоряжался ее жизнью. И если ее действия нарушают какие-то его планы, то мне лучше отступить. Не тот вес у меня пока, чтобы противодействовать целому роду, а сами Лазаревы еще могут мне пригодиться в дальнейшем.

Остаток дня мы провели вместе, разъезжая по местам, в которых хотела появится Арина. Мне все равно делать было нечего, да и необходимо было подумать. А то, что девушка решила обновить свой гардероб и выбрала меня в качестве судьи для принятия такого важного решения, какое ей платье подойдет лучше, то… кто я такой, чтобы отказываться от бесплатного представления.

***

Поздно ночью я тихонько встал с кровати и вышел в зал, чтобы обнаружить открытый балкон. Как я и предполагал, это Церби решил подышать воздухом. Да и, собственно, никто другой кроме него не мог быть. Арина, утомленная после шопинга, спала в моей постели, а других «гостей» не пропустили бы призванные мной духи.

– О, наконец-то вспомнил обо мне, – ворчливо отозвался шпиц, когда я встал рядом с ним. Он каким-то образом умудрился создать целую гору из подушек и теперь с важным видом восседал на них, обозревая окрестности.

– Неужели соскучился? – хмыкнул я, впервые за время приезда в столицу осматривая вечерний город с этой точки. Да уж, большой город никогда не спит.

– Зачем надо было брать меня с собой, если все время оставляешь в номере?

– А ты предпочел, чтобы я тебя возил на мотоцикле с собой? – хмыкнул я. Церби ничего на это не ответил. – Я так и думал. А зачем взял… – сделал я небольшую паузу. – Ты сам видел мою тетю и ее отношение ко мне. Так что мне может потребоваться помощь, если родственнички нагрянут еще раз с недобрыми намерениями.

– Их можно будет съесть? – оживился пес.

– Нежелательно, – нехотя ответил я. – Но если они не оставят другого выбора, то я не буду этого запрещать.

– Хоть что-то хорошее за долгое время, – удовлетворенно ответил Церби. – Надеюсь, они нападут в ближайшие дни.

– Ты слишком воинственный, – тихо рассмеялся я.

В этот момент мне на телефон пришло сообщение от Христофора Иннокентьевича, которого я проинформировал о своем желании поговорить в ближайшее время, но, по всей видимости, Лазарев освободился только сейчас.

– Доброй ночи, Христофор Иннокентьевич, – поприветствовал я его, когда закончились гудки.

– Ночи? – удивленно произнес мужчина. – Ох, прости меня, Егор. Совершенно забыл, что в Москве сейчас так поздно.

– Ничего страшного, – ответил я, краем сознания прикидывая, где мог оказаться целитель в такое время суток, раз у него сейчас не ночь. Ну, в целом это все равно не мое дело. Но не скрою, все равно любопытно, да. – Я, собственно, хотел обсудить с вами одну проблему… – и я коротко пересказал все, что произошло между мной и Ариной и особенно разговор с ней насчет жениха. Правда, опустил пару подробностей – не все же стоит рассказывать магу, который может кое-что в организме и заблокировать, дабы не совал куда не следует.

– Вот ведь чертовка, – после минутного молчания ответил мужчина. И в его голосе было непонятно, то ли он восхищается поступком Арины, то ли, наоборот, осуждает его. – Следовало догадаться, что она выкинет что-то такое, когда вдруг вновь заинтересовалась учебой в Академии Магии.

– Меня больше волнуют последствия ее поступка и как они коснуться меня, – несколько невежливо перебил я его.

– Арина – не наследница рода, так что яйца тебе никто не открутит, – рассмеялся патриарх рода. – Да и вообще, я к тебе никаких претензий не имею – все же отчасти сам виноват в сложившейся ситуации. Арину всегда влекли загадки, из-за чего даже в свое время пришлось организовывать ее поездку в Королевскую Школу Искусств. А тут в ее поле зрения попался ты…

– Но все же она из вашего рода, – настоял я на своем.

– Да, из нашего, – твердо ответил Христофор Иннокентьевич, отбросив веселые интонации. – И если ты ее обидишь, то… ну тут, думаю, можно не продолжать. А так она вольна поступать в данном случае как хочет, все же младший ребенок и моя любимая племянница, – уже более тепло закончил он.

– Что насчет ее жениха?

– Об этом тоже не беспокойся. Я еще поговорю с самой Ариной утром, но на самом деле все это были лишь предварительные договоренности и отменить их будет не сложно.

– Как-то все слишком гладко, – недоверчиво произнес я.

– Думал, я запрещу вам дальнейшее «общение»? – хмыкнул мужчина. – Ты еще плохо знаешь Арину. Если уж она решила добиться чего-то, то сделает все для достижения цели. Вся в своего отца. А так тебя уже давно проверила наша служба безопасности, да и я не один раз общался с тобой, так что знаю, что ты неплохой парень. Тем более не простолюдин.

– Мы об этом с вами уже говорили, – в очередной раз напомнил я.

– Да знаю, знаю, – как всегда отмахнулся от моих слов собеседник. – В любом случае ты дворянин по рождению и в вашем союзе не будет никакого урона чести.

– Союзе? – саркастично произнес я. – Не слишком ли рано говорить о таком?

– В самый раз. Тем более это вполне возможный сценарий событий, если, конечно, Арина не решит отступить. Более того, я даже не против, если она выйдет из рода, лишь бы с ней все было хорошо.

– А я думал, что вы будете уговаривать меня войти в ваш род, – хмыкнул я.

– А ты бы согласился? – спросил мужчина и, не дождавшись ответа, продолжил: – Вот и я так думаю. Да и, как бы ни хотел оставаться вне дел аристократов, ты так или иначе будешь в это втянут. Тем более твои дети будут одаренными, а им лучше всего быть аристократами.

– Арина уже рассказала мне, что вы проверили меня на возможное потомство, – поделился я еще одной новостью.

– Несносная девчонка, – вздохнул Лазарев. – И здесь успела все узнать… Что уж тут отрицать, проводилась такая проверка, и твой генетический код одновременно с особенностями дара порождают уникальное сочетание, благодаря которому твои дети с девяносто четырех процентной вероятностью будут одаренными сильнее среднего ранга. И заметь, имея такие данные, я запретил их распространять дальше нашего рода.

– Я, конечно, вам благодарен, но Арина уже проболталась, а если кто-то еще решит поделиться данной информацией? – хмуро спросил я. – Как-то становится племенным бычком мне бы не хотелось.

– Я готов привести всех, кому это известно, к Клятве, – неожиданно ответил Христофор Иннокентьевич.

Именно так выделив интонацией последнее слово, что не оставалось сомнений, что он имел в виду. У одаренных была лишь одна клятва такого рода – клятва Источником. Любой, кто нарушал ее, имел все шансы сжечь свой источник и, если повезет, остаться в живых. Так что это был сильных ход со стороны мужчины.

– Не верить вам я не могу, – все же произнес я после недолгого молчания. – Так что такой вариант меня вполне устраивает. Раз уж пошел такой разговор… почему вы мне на самом деле помогаете? – все же спросил я то, что беспокоило меня уже несколько лет.

– Что же, – вздохнул мужчина, – как возможному будущему родственнику, – хмыкнул он, не удержавшись от подколки. – Ты не знал свою мать, в отличии от меня. Она была хорошей женщиной и талантливым целителем. И моей ученицей…

– Погодите, – прервал я его. – Как темный маг могла быть целителем?

– Особенности ее дара, – ответил на это Лазарев. – Основным для нее, конечно, была темная магия проклятий, как у твоего отца, но вторичной шло целительство, пускай и несколько более узкое. Твоя мама не умела исцелять поврежденный организм, но могла уничтожить то, чему в нем не место. Это тоже, кстати, можно считать своеобразным проклятием, только более направленным, чем обычно, – он сделал небольшую паузу. – Она спасла не одну сотню людей, больных онкологическими заболеваниями. Ей требовалось несколько минут рядом с больным, чтобы избавить его от болезни, я же так просто с этим справиться не могу. Если бы она не умерла так рано, то сейчас была бы одним из самых темных целителей планеты. В какой-то мере я ей обязан жизнью, ведь она излечила меня от рака.

– Я считал, что целитель не может заболеть, – произнес я для того, чтобы хоть что-то произнести. – И я никогда не слышал о темных целителях.

Впервые кто-то мне рассказал о моей маме. В семье как-то все обходили эту тему стороной и запрещали мне самому искать ответы на вопросы. Дед делал все, чтобы казалось, будто у меня и не было мамы.

– О, целители далеко не всесильны, но это не телефонный разговор, – вздохнул мужчина. – Скажу лишь то, что любой одаренный во сне не может использовать свои силы. И это только один из примеров. Все же применение магии требует волевого усилия, а находясь без сознания ты ничего не сделаешь.

– Так значит вы помогаете мне просто из-за того, что моя мама была вашей ученицей?

– Да, в память о ней и ее помощи, – подтвердил Лазарев.

– Мне все это необходимо переварить, – тяжело вздохнув, произнес я.

– Понимаю, – сочувственно раздалось по ту сторону телефона. – С племянницей я поговорю, но если обидишь ее… А так вы люди молодые, поступайте, как считаете нужным.

На этом наш разговор и закончился. Как-то не ожидал я, что все пройдет именно так. Ну хотя бы родственник Арины не против ее действий, пускай за ними кроется и ее личный, отчасти корыстный, интерес.

***

Впервые на Турнир я пришел как обычный зритель, чтобы посмотреть на предстоящие бои среди не учащихся Академии Магии. Только на «Турнире простолюдинов» можно было увидеть уникальных магов со всей империи. В среднем такие одаренные не были особо сильны – все же большинство из них являлось магами в первом поколении, – но и среди них встречались настоящие самородки. Тот же пример Букреева явно показывал, чего может достичь простолюдин даже без серьезного обучения.

Еще одной особенностью «Турнира простолюдинов» было то, что Академия снимала с себя любую ответственность за причиненные травмы и возможную смерть участника. За самих студентов они отвечали, и на Турнире всегда была не одна бригада медиков с целителями во главе. Тут же ставки за победу были выше, ведь об участниках почти всегда ничего не было известно.

Все это делало данную часть «представления» такой захватывающей.

Ах да, забыл еще одну немаловажную особенность: все выступающие в этом турнире имели в таблице только номера, и их имена не раскрывались до последнего этапа, когда время подходило к финалу. Более того, участник мог по своему желанию не называть имени и вообще скрыть свою личность от зрителей (приемной комиссии все же необходимо было себя продемонстрировать), а значит как минимум первый этап будет интригующим даже для заядлых посетителей.

Первые бои были довольно интересными. Так как никакой системы в формировании пар участников не было, то порой встречались странные комбинации. Как, например, одаренный с направлением «камень» против одаренного «земли». Камень – более узкое, однобокое направление магии и, казалось бы, входит в общую стихийную составляющую, но не каждый маг земли может так манипулировать этим материалом, как специализирующиеся на нем, пускай и вынуждено. Бывают и такие выверты дара, которые все чаще проявляются у молодого поколения одаренных. С чем это связано пока никто толком сказать не мог.

Так вот. За такими боями следило больше всего людей, и ставки здесь делались просто на астрономические суммы.

Я за сегодняшний день турнира смог почерпнуть много нового для себя и увидеть то, что и не ожидал. Тут тебе и «воздушник», что вдруг ударил молниями и чуть не испепелил своего противника, и «водник», который по какой-то причине использовал только одну технику, создающую из воды зазубренные мечи, которые оставляли на теле очень неприятные раны. Уникумов хватало, и все это было полезно знать, чтобы понимать, как противостоять той или иной атаке.

Вообще, в магии очень много непредсказуемых факторов и всего не предусмотришь, но те же призванные мной существа вполне могут использовать схожие приемы, а не все из них во время призыва бывают миролюбивы по отношению к призывателю.

Желающих участвовать в Турнире было такое количество, что пришлось разносить бои на разные площадки и показывать их одновременно. Как я услышал от одного из зрителей, то, что происходило здесь, также транслировали онлайн, и многие популярные комментаторы освещали бои участников, делая их еще более интересными.

Всего каждый участник проходил три боя, чтобы пройти на следующий этап. В этом тоже был свой нюанс, ведь можно было победить в двух боя подряд, но настолько истощить себя, что проиграть слабому противнику. Из-за этого магам приходилось осторожничать и продумать свои шаги наперед. Правда, не всем это удавалось и они быстро сливали свой бой под разочарованный гул публики.

Под конец дня уже были известны примерные списки участников, которые сократились до трехсот человек; некоторые стали делать ставки на самых удачливых бойцов. Из фаворитов выделяли примерно двадцать человек, но из них мое внимание на данный момент привлекло двое участников.

Первый, по всей видимости, обладал каким-то однобоким даром к магии и не мог использовать ее в полной мере. Свой недостаток он компенсировал поистине виртуозным владением луком и особыми стрелами. Не представляю, сколько он потратил на это денег, но на каждой его стреле был небольшой кристалл-накопитель с магической энергией различных направлений. Пока лучник продемонстрировал только стихийные атаки, но думается мне, что раз он смог раздобыть такое, то в запасе у парня может оказаться что-то и более неожиданное. За ним определенно стоит проследить. Возможно, даже сделать ставку, но не думаю, что ему удастся дойти до финала. Повезет, если вообще выйдет в полуфинал. Так-то у него были все шансы победить в схватке с одаренным, но после первого дня, если участники не дураки, то они попытаются проанализировать силы и возможности вероятных противников и меры противодействия, а значит следующий день будет тяжелым для всех.

Вторым же привлекшим мое внимание участником оказался молодой парень, использующий очень странную магию. Я такое видел впервые и не знал, поддается ли его дар вообще хоть какой-то классификации, но впечатлил он не только меня. Дело в том, что парень хоть и не атаковал своего противника напрямую, но каким-то образом перехватывал его техники и использовал против оппонента или же попросту уничтожал их еще в момент формирования. Очень необычный и довольно эффективный способ противодействия магам. Он так и закончил все свои три боя, просто перехватывая и уничтожая техники противника, а затем, когда тот растерялся от произошедшего, сближаясь с ним и решая все уже на ближней дистанции, где особо сконцентрироваться для новой атаки не у каждого получается.

Странно, что парня с таким талантом еще не прибрал к рукам ни один род, иначе бы он здесь появится бы не смог. Интересно, для чего он так рискует, что решил таким образом заявить о себе? Как-то не верится, что мимо такого одаренного могли пройти, если, конечно, тот специально не скрывал свои особенности.

Так-то интересных участников было больше, но, как я уже говорил, бои происходили одновременно на разных площадках и этих двоих мне повезло увидеть вживую на стадионе, где я находился.

***

– Надеюсь, все успели размяться? – спросил я, заходя на уже по традиции закрепленную за нами тренировочную площадку.

Да, забыл упомянуть: я запретил своей команде появляться на «Турнире Простолюдинов» и вместо этого они продолжали отрабатывать командное взаимодействие. Сейчас вся четверка отдыхала и встретила мои слова не очень-то радостными взглядами.

– Вы все более чем хорошо выступили в своих дисциплинах, – меж тем продолжил я, встав рядом с ними. – Еще есть желание после этого участвовать в групповом этапе? Насколько я помню, правилами не возброняется снятие своих кандидатур.

– Мы не отступим, – твердо ответил Владимир и, судя по бросаемым на него и меня взглядам оставшихся, они полностью с ним согласны.

– Получается, нам остается только дальше отрабатывать совместную работу, – хмыкнул я. – Вы главное сразу настраивайтесь, что вам не победить в групповом этапе, так как у старшекурсников как минимум было больше времени, чтобы сработаться вместе и дополнять друг друга. Мы лишь можем продержаться как можно дольше, несмотря на наличие индивидуальных особенностей, которые могут обеспечить преимущество. Но и у вашего противника могут оказаться талантливые члены команды.

– Только честно, – вдруг взяла слово Алиса. – У нас есть шансы попасть в десятку?

– В пятнадцать лучших точно, – чуть подумав, ответил я. – Остальное только при удаче.

– Лучше, чем могло бы быть, – прокомментировал Мирослав. – В любом случае это опыт, который нам может пригодится.

– Тогда приступим к отработке защиты. Ведь если вы выживете в первые секунды, то уже сможете хоть как-то ответить противнику. А чтобы не расслаблялись… – я зашарил рукой в кармане куртки и вытащил теплый на ощупь небольшой рубин. – Попробуйте продержаться против этого, – я выбросил руку в сторону и красный камушек весело покатился по полу, чтобы, замерев, «выстрелить» из себя печать призыва четырехметрового радиуса.

Обычно я на тренировках использовал либо тех, кто довольно слаб, чтобы оказать достойное сопротивление, либо тех, кто был достаточно умен, чтобы подчиняться моим командам, а не только действовать на одних инстинктах.

Сейчас же я решил проверить, как быстро группа сориентируется против новой угрозы и сможет противостоять ей. Для этого я вызвал горилоподобного демона, который был окутан невидимыми для всех кроме меня цепями контроля так плотно, что открытыми оставались лишь глаза, переполненные первобытной яростью. Эта тварь и без моих понуканий с готовностью набросилась на студентов, но те, уже привыкшие к таким неожиданностям, среагировали почти без задержки.

Первым угрозу встретил Мирослав, вырастив каменную стену, которая хоть и приняла на себя удар лапищ гориллы, но все же не смогла удержать ее надолго, распавшись от этого удара облаком пыли. Казалось бы, что на этом все и демон прорвется дальше, но вот всю эту пыль подхватил поток воздуха, закрутился вокруг призванного существа, затрудняя ему обзор.

В это время девушки зашли с двух сторон и каждая создала свою технику, в то время как парни старались сдержать гориллу на месте. Мирослав поднял из земли каменные пики, но те лишь разбились о подобную доспеху шкуру монстра, только зля его и заставляя лапами размахивать в воздухе в попытке достать обидчика.

Алиса создала водные хлысты и тут же полоснула ими по ногам гориллы, обхватив левую и став скручивать свое оружие, прорезая мех и все сильнее вгрызаясь в кожу. Демон было потянулся к ним, но в этот момент Лена выпустила свое заклинание на волю. Из ее рук вылетело пять сгустков огня, которые попали точно в морду существа и, похоже, если не повредив глаза, то серьезно их опалив, так как монстр забыл про все и схватился лапами за пылающую морду и стал яростно тереть.

За это время Орлов и Бартенев продолжали создавать одну технику за другой, постоянно атакуя своего противника, но пока самыми эффективными были атаки девушек.

Горилла оторвала лапы от морды и проревев попыталась броситься в сторону Алисы, но ее вовремя подстраховал Мирослав, сделав пол под монстром подобным зыбучим пескам. Демону даже не удалось прыгнуть: он лишь сильнее увяз в силках земли, что, впрочем, не помешало ему выбраться из ловушки, опершись лапами об участок пола, не подверженный изменению.

Только эта заминка сыграла на пользу группе, ведь к этому моменту Лена подготовила «Дыхание дракона», и поток огня на время скрыл гориллу из виду. Я на такое лишь покачал головой – снова у моей ученицы не получилось проконтролировать мощность техники и вместо неширокого потока пламени она сотворила такое. Удивительно, но несмотря на большую мощность такая техника опустошала резерв ровно на то же количество, что и исполненная правильно. И вдвойне странно, что этим никто из преподавателей Академии пока не заинтересовался, хотя магическая практика у студентов проходит каждый день. Но, видимо, в учебных ситуациях Лена чувствует себя куда спокойней и не допускает таких ошибок.

Ребята немного расслабились, так как невредимым из-под такой атаки в их представлении сложно было выбраться, но демон в который раз доказал, что он куда опаснее, чем кажется. Да, его шкура подпалилась и по всему телу появились большие проплешины от ожогов, но он был все еще жив и если бы не мои запрещающие установки, то от студентов уже бы мало что осталось. На самом деле демон был куда сильнее, чем можно было бы предположить по его внешнему виду, но в данный момент я ограничил большинство его возможностей.

Видя в Лене более серьезную угрозу, горилла, нисколько не обращая внимания на попытки остановить ее, медленно двинулась на девушку. Алиса все же сумела в достаточной мере повредить ногу демону до того, как ее техника завершилась под воздействием огня, чтобы замедлить существо. Но оно было слишком живучим и злобным, чтобы так просто остановиться.

Моя ученица создала больше двадцати небольших огненных шаров и стала целенаправленно целиться в глаза гориллы, медленно отступая назад. И если первые пару попаданий были удачными, то уже на следующих демон прикрылся лапами и немного ускорился. Благодаря тому, что он больше ни на что не отвлекался, у Мирослава появилось время для формирования более ударной техники (у магов земли всегда были проблемы со скоростью исполнения), и он создал в воздухе большой булыжник, который врезался все в ту же многострадальную ногу, заставив демона пошатнуться и взреветь, но отвлечься на угрозу ему все так же не давала Лена.

Этим воспользовались Владимир и Алиса, которые все это время стояли рядом друг с другом и создавали какую-то комбинированную технику. В магическом зрении все это должно было бы выглядеть вообще феерично, но, как и любой одаренный, я хорошо видел только свою магию, а вот остальных довольно мутно, если вообще получалось.

В целом комбинированные техники – не такая уж и редкость, но для их создания требуется многократная отработка создания техники, чтобы оба мага не мешали друг другу, а дополняли технику другого. Ведь малейшая ошибка могла привести к разрушению техники и не факт, что это произойдет без каких-нибудь эффектов.

Вот наконец-то они завершают приготовления, и над вытянутыми руками Владимира и Алисы, направленными в сторону гориллы, появляется ледяная сосулька вытянутой формы, которая в тот же момент под порывом ветра устремляется к демону. В отличии от остальных попыток, это атака увенчалась успехом, ведь ледяная сосулька пробила тело гориллы и лишь немного ей не хватило, чтобы сделать в ней сквозную дыру. Демон пошатнулся и упал на пол, но все еще тянулся лапами к предмету, которого не должно было быть в его теле.

В целом комбинированные техники были довольно сильным аргументом в противостоянии другим магам, правда, все же они не могли сравниться с универсальностью одаренных-специалистов. Например, моя тетя была магом льда и на создание такой же техники у нее ушло бы куда меньше времени, при этом она из резерва потратила бы не так много, как почти выдохшиеся после этой атаки Владимир и Алиса. Точнее, они еще были способны сражаться, но на что-то серьезное с их стороны точно не стоило рассчитывать.

Интересно, а когда они успели потренироваться в создании такого рода техник? Вот что значит спелись голубки: не только успевают погулять, но еще и тренироваться не забывают.

– Молодцы, – похлопал я в ладоши и, создав печать под телом еще живого демона, отозвал его обратно в драгоценный камень. Мне еще может пригодиться такой призыв, а за время, пока он находится внутри рубина, он вполне восстановится – все же это в некотором роде создание, состоящее из энергии и только в нашем мире принимающее физическую оболочку. – Вы прекрасно справились со своим противником. Вы когда успели изучить комбинированное заклинание? – обратился я к отличившейся парочке.

– Наткнулись в книгах на описание данной техники и вот после тренировок решили попробовать, – пожал плечами Владимир и, судя по его стреляющему в сторону Алисы взгляду, это был лишь повод побыть с ней подольше. Но только, по всей видимости, они и вправду занимались, иначе за столь короткое время не сумели бы отладить взаимодействие друг друга.

– А вы не хотели их читать, – попенял я им, вспомнив, сколько ворчания было со стороны первокурсников, когда я заставлял их приходить в библиотеку. Ну а затем ничего, втянулись и теперь уже самостоятельно что-то в них находили полезного для себя. – В общем, будете действовать так же, может, и в десятку войдете. Завтра еще будете отрабатывать все связки, а вот послезавтра можно и отдохнуть. Заодно посмотрите финал «Турнира Простолюдинов».

Последнее группа восприняла с большим энтузиазмом, чем известие об еще одном дне тренировок. Я же исходил из того, что всей четверке необходимо немного расслабиться, восстановить резерв, да и просто полезно будет посмотреть, на что способны не потомственные маги.

Перед уходом я попросил Лену задержаться, и вскоре мы остались одни.

– Ты очень хорошо постаралась во время испытания. Прости, что не сказал об этом сразу, – извиняющимся тоном произнес я.

Действительно, за всем этим я как-то забыл похвалить девушку, и, судя по тому, как она обрадовано улыбнулась, Лена очень ждала именно такие слова.

– Спасибо, – благодарно улыбнулась моя ученица. – Я очень рада, что ты стал моим учителем. Будь иначе, я не смогла бы добиться таких результатов и попасть сюда.

– Как к тебе относятся в группе?

– Большинство одногруппников не воспринимают меня как свою, – вздохнула Лена. – Но благодаря ребятам я не чувствую себя одиноко, да и они видят во мне равную, несмотря на свое более высокое происхождение.

– Вот как? – удивленно произнес я. Как-то не ожидал я от юных аристократов такое отношение к простолюдинке, но, возможно, у них еще не такой зашоренный взгляд, да и я не заметил особой спеси у этой тройки. Как-то все само собой сложилось, когда они стали тренироваться вместе. Или же это произошло после того, как я победил Орлова? – Это хорошо. Значит, мы не зря стараемся и вообще участвуем в турнире. Если они действительно искрение с тобой, то в дальнейшем тебе будет легче учиться, опираясь на их помощь и поддержку.

– Мне они показались добрыми людьми, – кивнула девушка.

– Насчет той атаки… – тем временем начал я «разбор полетов».

– Знаю, – понуро опустила голову Лена. – Немного перестаралась. Но когда на тебя идет такая образина, в последнюю очередь думаешь о таком.

– Я понимаю. Но и ты должна понимать, что сейчас на линии атаки не оказалось никого из твоих товарищей. Если бы поток пламени оказался еще бы сильнее, ты могла бы зацепить Алису, – покачал я головой. – Я не ругаю тебя, так как прекрасно понимаю, что в стрессовой ситуации возможно все, но из-за твоей силы тебе нельзя делать поблажек. Прежде всего самой себе. Так что постарайся пока не использовать серьезные техники вне тренировок. По крайней мере пока ты не сможешь их в достаточной мере контролировать, чтобы использовать в бою. Ладно, – произнес я, увидев, как девушка расстроено вздохнула. – Расскажи, что у вас интересного на учебе происходит, а то я все в библиотеке сидел.

***

Второй день «Турнира Простолюдинов» проводили уже на одном стадионе, так как участников стало в разы меньше, чем на первоначальном этапе. Часть успешно прошедших вчерашний день участников отказалась участвовать сегодня из-за травм или истощения – не все, к сожалению, можно было исправить меньше чем за сутки, а позориться никто не хотел. Все же в случае ошибки проигравшего могла ждать и смерть. Вчера этого не озвучивали, но на предыдущем этапе погибло двадцать три человека, которых не смогли спасти.

В итоге на арену вышло двести шестьдесят четыре участника, что было очень удобно для составления пар. Правда, была возможность, когда оба одаренных не смогут больше продолжать бой и тогда их станет не равное количеству, но, думаю, что организаторы придумают, как с этим поступить.

Все, кто успешно прошел первый день Турнира, как минимум из себя хоть что-то да представляли. Слишком мала вероятность, что через три боя мог пройти откровенный неумеха, а значит и предстоящие сражения должны быть куда интереснее.

Благодаря тому, что я в некотором роде числился учащимся, то мог не оплачивать билет, но из-за этого приходилось находиться среди, скажем так, не совсем смирной братии. Но в этом тоже был свой плюс, так как, казалось, учащиеся Академии знали все о фаворитах Турнира и довольно громко обсуждали их шансы на победу.

Невольно прислушавшись к витавшим разговорам, я узнал много любопытной информации. Так, например, остальные тоже выделяли двоих парней, которых приметил я из общего числа участника.

Лучника, как оказывается, звали Павлом Луговым и происходил он из семьи профессиональных лучников, которые придерживались традиции обучения своих предков. Так-то их род считался довольно древним, но среди них не появлялось магов, пока в род лучников не вошла одаренная женщина, являющаяся магом ветра ранга Мастер. Благодаря такому вливанию в семью следующее поколение Луговых стали одаренными.

И я должен сказать, что им сильно повезло, так как при связи не одаренного и одаренного очень маленький процент того, что дети унаследую дар. А как я понял из разговоров, в молодом поколении было четверо детей и пускай их ранг пока не был достаточно высок, но все они были магами. Если еще и следующее поколение будет одаренными, то они могут попытаться претендовать на дворянский титул и основать новый магический род. Поэтому победа в Турнире Павлу нужна была, чтобы в том числе доказать, что, несмотря на хранение верности старым традициям, их род силен.

Да, довольно сложно представить в наше время человека, который использует лук и стрелы, когда есть огнестрельное оружие, но Лугов уже успел многих удивить в первый день. Так удивить, что он без особых проблем победил всех своих противников, просто не дав им приблизиться к нему.

Второй парень был новичком и скрывал свое лицо за тканевой маской, закрывающей нижнюю часть лица. Представлен он также был лишь порядковым номером сто тридцать, но несмотря на это, студенты называли его «Тринадцатым», так как парень оказался еще той темной лошадкой с необычными навыками. Только благодаря им его бои приковывали внимание зрителей, так как было видно, что особыми боевыми навыками он не обладал и чуть ли не впервые участвовал в сражении против другого одаренного.

Тем временем организаторы закончили подготовительный этап и всех участников развели по комнатам отдыха, чтобы дать место для первой двойки.

Глава 3

В первый день Турнира Простолюдинов все участники были ограничены зоной в сто квадратных метров, отсеченные друг от друга барьерами. Все это делалось для того, чтобы одновременно проводить несколько сеансов боев. Сейчас же двум магам была доступна площадка в триста квадратных метров, что давало большее пространство для маневра.

Еще одним изменения было то, что у участников появился комментатор, которого мог послушать любой желающий, чем воспользовалось довольно много человек. Мне же зудения на ухо молодого парня, с увлечением рассказывающего возможности бойцов, быстро надоели, и я отказался от этого, решив самостоятельно оценивать происходящее.

В целом, второй день Турнира был довольно предсказуемым. Большинство участников уже показали все, что они могут, так что и особой интриги в их схватках не было. Правда, все же несколько интересных моментов запомнили все и продолжали живо обсуждать уже после завершения боя.

Как, например, мага земли, умудрившегося погрузить по голову в грунт своего противника, огненного мага, который без использования рук, как оказалось, почти и не мог создавать техники (никто особо не обучает простолюдинов новым принципам построения заклинаний, так что на турнире нередки были случаи появления архаизмов). В итоге на несколько минут мы были свидетелями того, как стоящий в сторонке маг земли спокойно дожидался, когда же выдохнется его противник, только и могущий изрыгать потоки огня, которые, к сожалению, не дотягивали до соперника. В некотором роде ему засчитали техническое поражение, а по мне так просто сжалились, так как было видно, что «огневик» собирался бороться до конца.

Или же встреча двух водных магов, которые обладали примерно одинаковым количеством техник. Они даже атаковали почти всегда одними же и теми техниками, что говорило о том, что их скорее всего обучали в одно месте. В итоге первым проиграл тот, у кого истощился резерв. Но поле они, конечно, залили знатно, так что пришлось его высушивать, перед тем как подошли следующие бойцы.

Необычную тактику боя показал мужчина, в руках которого было две железные палки. Он сражался против «воздушника» и долгое время кружил вокруг него, пока не прорвался сквозь брешь между атаками. А дальше ему хватило даже не удара, а касания, чтобы с помощью электрического разряда вывести своего противника из строя. Казалось бы, все прошло очень легко, но если не смотреть на количество ран на теле мужчины и что кружить ему вокруг своего соперника пришлось больше пяти минут. Оказался бы «воздушник» поопытней, то ничего бы у него не вышло. Так что рисковал этот участник довольно сильно, но не думаю, что ему удастся пройти далеко с таким уровнем навыков.

Но все же самым захватывающим на данный момент было противостояние двух лучников. Не знаю, каким образом тасовали участников, но организаторы явно специально выставили друг против друга двух представителей семь Луговых. Да, как оказалось, на Турнире участвовал не только Павел, но и его сестра Вика, которая, судя по комментариям, тоже была хороша, в чем я вместе с остальными и убедился.

То, как стрелы постоянно встречались на середине пути, чтобы взорваться от высвобожденной при ударе энергии. Это походило на настоящий фейерверк, если бы не было так опасно. В итоге парень специально подставился и обманул тем самым свою сестру, вынудив ее сдаться.

По итогу дня в финал вышло около сорока участников, так как часть претендентов на главный приз просто не успели бы восстановится до завтра.

Только посмотрев на Турнир со зрительских мест, понимаешь, насколько это захватывает. И не сколько из-за того, что ты смотришь на то, что происходит перед тобой, а из-за общего возбуждения людей от увиденного. Даже не ожидал, что на меня все это подействует.

В то же время мне было любопытно, на что способны другие одаренные. Все же мне приходилось иметь в осном дело с различными существами и духами, и иногда я принимался за заказы на людей, но те редко могли оказать достойный отпор. Ну а добыча информации нечасто вообще была связана с возможностью пересечения с людьми.

Почему я так в последнее время заинтересован в том, чтобы знать, на что способны другие одаренные? Все просто: во всем виновата моя бывшая «семья». Да, я пустил тетю по ложному следу, но вскоре она если и не поймет этого, то все же попробует обратиться к источнику информации, которого и искать особо не требуется. Так что я просто не исключал возможность силового решения этого вопроса. Да и то, что я, оказывается, давно нахожусь под наблюдением Службы магической безопасности империи, не вызывает особо радужного настроения.

Вот стоило мне тогда поехать не основной трассой, а сторонними дорогами! Возможно, всех этих проблем бы сейчас и не было. А ведь так хорошо жилось в собственном баре…

В этот раз я не стал идти к ребятам, которые и без меня прекрасно знали, что им необходимо делать. Вместо этого я решил отправиться на один из проходящих время от времени аукционов древности. Намеревался это сделать еще в начале лета, когда выполнял заказ Лазарева, но как-то закрутился со всеми делами и позабыл об этом.

Вообще, магическое наследие наших предков довольно велико, но знания неизбежно терялись, а уж снижение общего уровня магии по плану лишь усилило этот процесс, когда все пытались сохранить хоть капли былого могущества.

Даже боюсь себе представить, что испытало то поколение магов, когда у них перестали получаться простейшие магические манипуляции. Неудивительно, что ту эпоху некоторые исследователи описывают как время безумия.

В результате тех событий многое было утеряно, но в то же время мы получили возможность увидеть то, что скрывалось в закромах великих магов. Правда, все это было связано с их разграблением, но на аукционе о таких мелочах обычно не вспоминали.

Как я и сказал, наследие предков велико, так что аукционы происходят с периодичностью в несколько месяцев и не стремятся к своему завершению. Тем более на таких мероприятиях показывают не только древности, но и новинки современности. Среди магов встречаются артефакторы, которые подражают древним мастерам, а то и пытаются их превзойти. Так что ценители могут приобрести занимательные вещички.

Я тоже в какой-то мере был ценителем и несколько лет назад начал собирать свою коллекцию артефактов древности. Чаще всего это были вещи, так или иначе связанные с духами и темными существами. Так, например, я приобрел меч, в котором обитал Миямото, и сделан он одним из кузнецов-артефакторов.

Так что посещение аукциона — не самая бесполезная вещь. Заодно хотелось посмотреть, как это устроено в столице, а то я видел только Петроградские аукционы да те, что проходили при содействии черного рынка (правда, на последнем я был лишь раз, так как все же все это мероприятие незаконно и лишний раз мелькать на нем не стоит).

Утвердившись с этим планом на вечер, я отправился к своему мотоциклу и не сказать, что был удивлен, когда увидел прислонившуюся к нему Арину, что-то листающую на голографическом экране своего коммуникационного браслета. Девушка была настолько увлечена процессом, что не сразу заметила меня.

И я говорил, что в последнее время меня начинает уже раздражать, что чуть ли не у каждого встречного есть такой браслет? Создается такое впечатление, что их выпуск уже не лимитирован. Вот что значит иметь влияние и деньги на уровне крупного рода. С моим текущим финансовым положением тут ловить нечего, хотя и не сказал бы, что я бедный.

— Привет, — махнул я рукой перед носом Лазаревой, отчего та невольно вздрогнула. — Давно ждешь?

— Ой, напугал, — свернув экраном и мягко улыбнувшись, ответила она. — Я рассчитывала, что ты подойдешь как раз к концу сегодняшнего этапа. Так что не долго, — Арина замолчала, а потом чуть смущенно продолжила, склонив голову: – Я хочу принести извинения за свое поведение, — выпалила она на одном дыхании. — Ты мне правда нравишься, и я не хочу, чтобы ты думал, что я собираюсь тебя шантажировать или как-то принуждать к отношениям.

– Что, дядя поговорил с тобой? – хмыкнув, спросил я, смотря на покрасневшую девушку.

– Откуда ты знаешь? – тихо спросила она.

— Я сам ему позвонил и обо всем рассказал, — не стал утаивать я.

– Зачем? – удивленно посмотрела на меня Лазарева.

– Ты хоть и не наследница, но важный член своего рода, – тяжело вздохнув, начал объяснять я. – Так что действия, кажущиеся тебе правильными, могут для твоих родственников оказаться в корне не такими. А я как-то не готов испытывать на себе недовольство Христофора Иннокентьевича, да и не правильно это все. Будь я аристократом, возможно, на это никто бы и не обратил внимание, но… – развел я руками. – Мне не хотелось, чтобы наши отношения были во вред той или иной стороне.

– Говоришь очень уж официально, – надулась Арина.

– Просто я не знаю, как это объяснить, чтобы ты поняла и не обиделась.

– Да не обижаюсь я! – воскликнула девушка, но тут же смутилась и потупила взор. – Все я понимаю, да и дядя многое разъяснил. Будь я наследницей, все было бы куда сложнее, но я четвертая в очереди наследования и в итоге я бы оказалась «политической невестой», чего мне никогда не хотелось. Вот и делала я все возможное, чтобы этого не случилось, и, кажется, немного увлеклась.

– Не ожидала, что дадут добро на такие действия? – вкрадчиво спросил я, всматриваясь в ее лицо.

– Да, – уверенно произнесла она, посмотрев на меня. – Я думала, мне запретят отношения с тобой и я смогу на этом отстоять свои права.

– Добыча не так интересна, когда не надо за ней гнаться?

– Да нет же! – эмоционально махнула рукой Арина. – Что ты все как-то не так понимаешь?

– Ну а как я должен понимать это? – саркастично произнес я. – Я не против наших отношений. Но как не посмотри, это отношения простолюдина и аристократки, что в нашем обществе не особо приветствуется. Особенно невыгодно в данном вопросе смотрюсь я.

– Да мне без разницы, кто ты по статусу! – воскликнула Лазарева. – Ты единственный, кто обращается со мной, как с обычной девушкой. Именно поэтому я в тебя и влюб… – она резко оборвала себя, сделала большие глаза и покраснела. Ну а я постарался сделать вид, что не понял ее, и дождался, когда она продолжит. – В общем, никто не против, чтобы ты был моим парнем.

– Вот оно как? – ухмыльнулся я, приблизившись к ней.

До того, как Арина успела что-то сообразить, я мягко взял ее за подбородок и слегка притянул к себе. Так-то девушка была лишь немногим ниже меня, но она все еще продолжала полусидеть на моем мотоцикле и из-за этого пришлось сокращать расстояние между нами. Арина почти мгновенно залилась румянцем, но не отвела свои губы и мы поцеловались.

– Ты что творишь! – возмущенно прошептала она, когда мы наконец-то оторвались друг от друга.

– А что такого? – прикинулся я ничего не понимающим. – Я же твой парень.

– Но не на людях же!

– Ладно, – махнул я рукой, любуясь покрасневшей, возбужденной и немного злой девушкой. – Я собирался вечером посетить столичный аукцион. Не составишь мне компанию?

– На аукцион? – удивленно переспросила меня Арина и потом окинула взглядом свой наряд. – Скинь мне адрес, где это будет происходить, а я поехала подготавливаться, – безапелляционным тоном произнесла Лазарева и удалилась в сторону выхода из академии.

И это только что она сейчас была вся такая растерянная и смущенная? Девушки…

***

Припарковавшись перед домом, выполненном в готическом стиле, где и проводили сегодняшний аукцион, я лишь удивленно покачал головой. Это же надо было настолько заморачиваться с антуражем. Парковка была почти полностью забита машинами, но я не боялся опоздать. Обычно распорядители ждали всех участников аукциона как можно дольше, так как не хотели потерять деньги из-за того, что начали слишком рано и тот, кто мог сделать ставку выше, попросту не приехал. В то же время такие мероприятия посещали не только аристократы, но и состоятельные мещане, так что развлечения на аукционе были разнообразны и рассчитаны на публику разного сословия. Что поделать, но то, что ты аристократ, не значит, что ты богат.

Но хотя бы здесь не было решивших просто посмотреть на диковинки – входной билет стоил две тысячи имперских рублей с человека, а это почти годовой заработок специалиста-простолюдина. Так что никто не станет разбрасываться такими суммами просто так.

И да, из-за моего предложения сопровождать меня мне пришлось раскошелиться на еще один билет, но это того стоило.

Я стоял на ступеньках, ведущих внутрь дома, и, облокотившись о перила, любовался ночным небом, когда ко входу подъехал мерседес из той марки машин, которым не страшны попадания техник емкостью до двухсот единиц. А это даже будет покруче машины представительского класса, которых на парковке было достаточно много. Так что не удивительно, что приезд такой машины привлек не только мое внимание, но и некоторых гостей вечера, которые предпочли пообщаться пока на улице, не торопясь внутрь.

Аккуратно остановившись напротив входа, шофер заглушил двигатель и поспешил к пассажирской двери. Открыв ее, он учтиво поклонился и так и замер в этой позе.

Внутри салона было темно, а уличного освещения было не достаточно, чтобы понять кто внутри, но вот на землю опустились женские ножки, которые украшали черные туфли. От женской обуви вверх до колена шло переплетение каких-то завязочек (не разбираюсь я в этом вопросе, но смотрелось действительно красиво), которые лишь подчеркивали стройные ножки. И вот в одно мгновение, будто перетекая из одного состояния в другое, из салона машины выскользнула Арина Лазарева в темном вечернем платье.

Само платье спереди было чуть короче, чем сзади, и открывало такой вид, что некоторые мужчины невольно замерли, рассматривая ножки студентки Академии Магии, за что получили от их спутниц. Я и сам замер на мгновение и только после этого поднял взгляд выше, отметив наличие украшений и смелого выреза на груди, который подчеркивался подвеской из изумрудов.

Волосы Арина не стала укладывать в сложную прическу, как это сделали многие посетительницы аукциона, но тем не менее ее струящиеся по плечам темные локоны выглядели как шедевр искусства. А макияж на лице лишь подчеркивал золотистые глаза девушки.

Победно улыбнувшись, она направилась прямиком ко мне, не сводя глаз с меня. Лазарева явно была довольна моей реакцией на ее появление.

– Ты прекрасна, – искренне произнес я.

– Спасибо, – слегка опустив взгляд, ответила Арина. – Все же это наш первый совместный выход на официальное мероприятие.

– Боюсь, как бы самая жаркая битва разразилась не за очередной редкий лот, а за возможность пообщаться с тобой, – покачал я головой, отмечая, какими взглядами провожали нас остальные гости.

– Но ты же меня защитишь, – утвердительно произнесла Арина, подхватив меня под локоть и вынуждая зайти наконец-то внутрь.

– Куда так торопишься?

– Вообще-то на улице прохладно, а этот наряд особо не греет, – с учительскими нотками в голосе ответила девушка, попеняв тем самым на мою невнимательность.

Стоило нам только переступить порог, как Арина еле сдержала себя от того, чтобы не начать вертеть головой от любопытства – ее глазки так и стреляли туда-сюда, но лицо сохраняло одно и то же выражение, будто это ее не трогало. Вот что значит аристократическое воспитание.

Я повел девушку к столу с закусками, по пути перехватив у официанта два бокала с красным вином. Да, такого рода мероприятия всегда походили на званые вечера старого времени. По крайней мере организаторы в большинстве своем старались придерживаться именно такого правила проведения аукциона.

Да и кто знает, вдруг бокал вина сделает покупателя более щедрым? В таких вопросах нельзя пренебрегать мелочами.

– Ну как тебе здесь? – спросил я у Арины.

– Пока не особо понятно, – честно ответила девушка. – Я была на вечеринках, устраиваемых родителями и их родственниками, и это все сильно напоминает их, пускай и обставлено попроще.

Попроще? Вот как? Хорошо, что я не пил в это время вино, а то, боюсь, не удержался бы и фыркнул, испачкав рубашку. Хотя чего я еще мог ожидать от девушки, входящей в богатый род? У них же любое мероприятие должно проходить так, чтобы показывать, насколько они величественны и могущественны.

– Скоро должно начаться самое интересное, – кивнул я в сторону вышедшего на середину зала распорядителя аукциона.

Это был мужчина средних лет, одетый в строгий костюм с волевым и, наверное, приятным (тут дамы скажут точнее) лицом. Его белоснежная улыбка и доброжелательное выражение на лице привлекали к себе внимание и не требовали дополнений.

– Дамы и господа, – хорошо поставленным голосом обратился он ко всем присутствующим, когда смолкли все разговоры. – Приветствую вас на аукционе дома Триктис. Прошу вас пройти в зал для проведения торгов.

Мужчина махнул рукой справа от себя и одновременно с этим слуги открыли тяжелые деревянные двери, ведущие в закрытое до этого момента помещение. Для меня обстановка в зале была привычной, но вот Арина с любопытством смотрела на ряды кресел, разбитые на две части, оставляя центр свободным, и на небольшой подиум, куда должны были выносить представленные лоты.

Я же выбрал этот аукцион из-за особенностей проведения этим английским аристократическим домом, собственно, самого аукциона. Триктис были знамениты тем, что никто из покупателей заранее не знал, какие лоты будут представлены и какие цены за них будут, но неизменно их аукционы пользовались популярностью, так как помимо создаваемой интриги все знали, что как минимум несколько диковинок они точно предоставят, а значит есть шанс приобрести что-то необычное.

При входе участникам слуги выдавали таблички с номерами. Нам достался седьмой номер, и я повел Арину ближе к первым рядам, чтобы можно было рассмотреть лоты поближе, и в то же время не на первый ряд, чтобы иметь возможность осматриваться по сторонам без сильного верчения головой. Я не такой прям хороший специалист в этих вещах, но порой по лицам людей могу понять, ценен ли лот или это просто дорогая безделушка.

– Дамы и господа, – повторился распорядитель аукциона, поднявшись на подиум и вновь привлекая к себе внимание. Тем временем за его спиной слуги вкатили закрытую тканью тележку и тут же скрылись со сцены. – Надеюсь, дом Триктис сумеет вас порадовать сегодня представленными лотами. Что же, не будем оттягивать неизбежное, – улыбнулся он и по залу раздались редкие смешки. – Первый лот сегодняшнего аукциона, – сделал он паузу, дернув за ткань. – Наручи Ахилесса. Легенды говорят, что надевший их не будет знать промаха с любым метательным оружием. К сожалению, артефакт отбирает достойного им владеть по какому-то неизвестному принципу и проверить на практике пока это не удалось. Тем не менее количество чар на этом предмете столь велико, что подлинность наручей не вызывает сомнений, – на подставке лежали на первый взгляд обычные кожаные наручи с металлическими вставками, должными защитить руки от повреждений. Но если приглядеться, можно было увидеть сложный узор, выгравированный на наручах, который при определенном угле зрения складывался в летящего орла. Даже на мой взгляд вещь несомненно древняя и искусно сделанная. – Первоначальная цена – два миллиона имперских рублей. Кто предложит больше? – обратился он к гостям.

После этого началось настоящее представление. То с одного конца зала, то с другого участники аукциона поднимали свои таблички и цена тут же повышалась на сто тысяч – таков был минимальный шаг в ставке.

И так продолжалось до тех пор, пока молодая женщина, сидящая по левую сторону от меня, не сделала последнюю ставку – пять миллионов двести тысяч. Огромная сумма, но судя по победной улыбке женщины она вполне была готова поставить и больше, но никто из присутствующих не хотел рисковать. И это не удивительно, ведь за эту же сумму можно купить целый парк из пятидесяти машин премиум класса или примерно двадцать магокаров – не каждый может себе позволить такое за какие-то наручи, да еще с неподтвержденным эффектом.

– Второй лот нашего аукциона, – произнес распорядитель, когда слуги завезли новую тележку. – Эта исключительная редкость была добыта в одном древнем захоронении в Англии, – нагнал он еще больше тумана. – Об этой вещи ходит множество легенд и именно сегодня один из вас сможет приобрести ее. Дамы и господа, – сделал мужчина театральную паузу, взявшись за скрывающую предмет ткань, – представляем вашему вниманию окаменевшее сердце огненного дракона. Как говорится в древних манускриптах, всего лишь капли крови дракона достаточно для заживления самых тяжелых ран. До нашего времени драконы не дожили, – хмыкнул он. – Но все же это были могучие существа и в их пускай и окаменевшем сердце все еще бьется жизнь, не сдаваясь до последнего. Первоначальная цена этого лота пятьсот тысяч, – неожиданно озвучил он цену гораздо ниже предыдущих наручей. Но, видимо, дом Триктис рассчитывал на ожесточенные торги, когда первоначальная цена будет превышена в десятки раз. – Кто предложит больше?

Я читал о древних артефактах еще в библиотеке моего дедушки и там было упоминание о драконьем сердце, где подтверждались все слова мужчины. Но помимо того, что кровь дракона может исцелять, ее можно использовать и во время ритуалов, где требуется принести жертву всего лишь одной каплей, избавившись от большинства компонентов. Или же ее могли использовать в алхимии, только, к сожалению, эта магическая дисциплина пострадала сильнее всего от угасания магии и была почти полностью стерта из нашей истории.

Таблички стали подниматься одна за другой, и даже если бы я хотел поучаствовать в торгах, то цена за сердце перевалило за полтора миллиона, а это уже было слишком.

Вскоре цена превысила предыдущую ставку и стала приближаться к десяти миллионам. Видимо, собравшимся здесь было не жалко средства на возможность фактически воскреснуть из мертвых в случае такой необходимости.

К сожалению, узнать конечную стоимость никому не удалось, так как аукцион прервали самым, наверное, банальным из всех возможных способов.

– Дамы и господа, минуточку внимания. Попрошу без паники и лишних телодвижений. Это ограбление.

***

Еще минут десять назад я обратил внимание на странные телодвижения некоторых слуг, которые зачем-то осматривали зал без видимой на то причины. Но вскоре они исчезли и я про них на время забыл. И вот сейчас мне наглядно демонстрировали, что этого делать не стоит.

У входа в зал торгов стоял вооруженный автоматом человек в белой цельной пластиковой маске, имеющей лишь прорези для глаз да криво нарисованную черту на месте рта. Именно этот человек и заговорил приглушенным из-за маски голосом (помимо этого он использовал какую-то техническую приблуду, которая еще сильнее искажала его речь, делая ее похожей на механическую), привлекая к себе внимания, пока его подельники входили в помещение и направляли оружие в сторону гостей.

– Я же просил без лишних телодвижений, – тяжело вздохнув, произнес он и, достав из-за пояса пистолет, выстрелил в плечо мужчины, который создал в своей руке огненный шар, чем только привлек к себе внимание. Мужчина вскрикнул и рухнул обратно, прижимая руку к стремительно краснеющей рубашке. – Помогите ему кто-нибудь, пока он не истек кровью, – бросил грабитель все еще пребывающим в растерянности гостям аукциона. – Нам же не нужно, чтобы кто-нибудь тут погиб. И не забываем, – демонстративно покачал он пистолетом, – что пуля все же побыстрее будет.

Тем временем трое грабителей подошли к распорядителю аукциона и, когда тот попытался что-то сказать, несколько раз ударили его, отчего мужчина повалился на пол. Один из них заломил ему руки и приподняв заставил распорядителя выйти в скрытую от нас часть зала, как раз туда, откуда слуги вывозили новые лоты.

– Почти в центре столицы и такое творят, – тихо сказала женщина, сидящая на два ряда позади меня, но в образовавшейся тишине ее прекрасно было мне слышно.

Эти слова будто заставили пребывающую в шоке от происходящего Арину очнуться, и если бы я ее не одернул, то она бы обязательно вскочила со своего места.

– Пусти, я должна помочь ему! – все же нашлись здравые соображения в ее голове и девушка это прошептала, а не выкрикнула, как могла бы.

– Не дергайся, – холодно произнес я, осторожно осматриваясь, но по всей видимости никто не обращал на нас внимание. – Если хочешь погеройствовать, то, пожалуйста, в другое время.

– Но он же истечет кровью! – не сдавалась Лазарева.

– Если бы все так было серьезно, то он мог бы прижечь рану, чтобы замедлить кровопотерю, – равнодушно пожал я плечами. – Если же соображения на это не хватило… И вообще, ты целитель, а не боевик. Так что нечего лезть под пули.

– И что же, нам так просто сидеть? – обессилено прошептала Арина.

– Им нужны не мы, а лоты аукциона, – ответил я.

– Удивительно, но правильно, – вдруг произнес неслышно подошедший к нам главарь грабителей. – Послушайте этого молодого человека, – хмыкнул он, посмотрев на меня. – Вы нам нужны только в качестве заложников, а чем вас больше, тем лучше. Так что действительно, давайте без геройств.

– Вы ранили человека и если ему не оказать помощь, то на одного заложника станет меньше, – уже не скрываясь, ответила Арина, со злостью смотря в прорези в маске мужчины.

– Ну станет на одного меньше, то не беда, – рассмеялся в ответ он. – Мы можем увеличить число пострадавших, если так хочется, – вдруг предложил он, резко оборвав смех.

– Н-нет, – отрицательно помотала головой девушка, не ожидавшая такой реакции.

Тем временем я пересчитал всех находящихся в помещении грабителей и помимо их главаря и тех троих, что пошли за артефактами, насчитал девять человек, что вполне было достаточно для контроля всех гостей. Скорее всего еще несколько бойцов находятся в других комнатах – должен же кто-то следить за обстановкой, да и избавиться от слуг кому-то требовалось. Странно, что они не бояться, что кто-нибудь вызовет полицию или же своих телохранителей (а здесь вполне могли быть люди с необходимым для этого достатком), но предположим, что и на этот случай у них есть какое-то решение. Будь иначе, грабить аристократов и богатых простолюдинов было бы слишком безумным решением.

Главарь грабителей вдруг поднял руку и посмотрел на часы, будто только дожидаясь этого. Вместе с распорядителем аукциона появилось трое его подельников, только в этот раз за их спинами были объемные рюкзаки.

– Удалось достать его? – нетерпеливо спросил мужчина, опустив руку.

– Да, – ответил ему крайний правый грабитель, протягивая катану в украшенных драгоценностями ножнах.

– Это действительно он, – осторожно приняв меч, главарь бандитов аккуратно провел по нему рукой.

Вот только стоило мне посмотреть на катану, как у меня пробежал холодок по спине и неприятно закололо кончики пальцев, как это происходило при творимой рядом со мной сильной магией.

– Вы не понимаете, что творите, – не выдержал распорядитель аукциона. Несмотря на боль, мужчина все же попытался выпрямиться и твердо посмотрел на стоящего за всем этим человека. – Это проклятый клинок.

Только этого мне и не хватало. Проклятые предметы – самые непредсказуемые объекты, которые может повстречать любой одаренный. Хуже того, что они сохранили все свои свойства даже во время упадка магии, так и стали гораздо сильнее с ее приходом.

– О, я прекрасно осведомлен о его свойствах, – рассмеялся главарь грабителей, показательно приблизив руку к цубе и медленно дернув за кончик веревки, которая не давала мечу выскользнуть из ножен. – Ведь эта катана принадлежит моей семье, – произнес он, сильнее дернув рукой, отчего меч в одно мгновение оказался освобожден и теперь поблескивал красным отсветом в руках мужчины.

Посмотрев на катану магическим зрением, я увидел тень огромной змеи, что исходила из кроваво-красного клинка. Пока она была еще дезориентирована (по всей видимости, слишком долго пробыла в спячке), но постепенно становилась все активнее.

А вот это уже плохо. Я надеялся, что грабители спокойно заберут артефакты и попытаются скрыться, в крайней случае прихватив кого-нибудь из богачей. Слишком сильной жаждой крови несло от этого меча, чтобы простой человек мог удержаться от его влияния.

Тем и опасны проклятые предметы, что они могут поглотить носителя и подчинить его своей воле. А так как большинство из них оставили за собой кровавый след, то ждать положительного исхода не приходилось.

В этот момент я остро жалел, что не взял с собой меч, а наоборот оставил его в номере в гостинице. Будь со мной Миямото, он мог бы хотя бы отвлечь их на время, чтобы можно было сбежать. Геройствовать я не собирался, так как, как показывает практика, именно они и гибнут в первую очередь.

– Ты слишком долго была в спячке, моя дорогая, – несмотря на изменный голос, в нем улавливались нежные нотки, с которыми главарь грабителей обращался к катане, поглаживая рукой клинок.

– Босс, время, – предупредил его один из подельников.

После этого произошло то, чего не ожидал никто из находящихся здесь, даже грабители отшатнулись от своего главаря. А все из-за того, что тот ничего не ответил своему бойцу. Вместо этого он стремительно приблизился к нему и вонзил катану прямо в грудь говорившему.

– Вот так лучше, – хмыкнул он, наблюдая, как его человек медленно оседает на пол.

От моего взгляда не укрылось то, что ни одной капли не оказалось пролито на пол, а руки погибшего грабителя вдруг стали подозрительно сухими. Катана, похоже, еще и кровопийца. Поганая ситуация.

– Но этого мало, – покачал головой мужчины, вынув катану из тела убитого человека. – Мне нужно больше.

На этих словах он повернулся к гостям аукциона и медленно двинулся в нашу сторону. Его поддельники в это время несколько растерялись от происходящего, но двое бойцов, что были с рюкзаками за плечами, приблизились к погибшему товарищу, и освободили его от ноши. И стали терпеливо ждать следующего распоряжения своего главаря.

– Извините, – тем временем решил заговорить с нами главарь грабителей, – но, к сожалению, вы отсюда не уйдете.

Будто подтверждая свои слова, он избавился от маски, и все смогли увидеть лицо типичного японца не старше тридцати лет, который с безумный улыбкой на лице безсистемно смотрел то на одного человека, то на другого. Мне же было видно еще и то, что от самой катаны отделилось несколько сгустков, которые сейчас медленно оплетали мужчину, все сильнее воздействуя на него.

Вот и почему мне в последнее время так везет? Куда ни пойду, вечно вляпаюсь в какую-то историю. Вот и сейчас древний артефакт вполне успешно воздействовал на своего носителя и по тому, что я вижу, требует от него больше крови, чтобы обрести былую силу, которая была растрачена из-за долгой спячки.

И кто догадался такой опасный предмет приносить на аукцион? Такие артефакты должны находиться в закрытых хранилищах, чтобы ни у кого к ним не было доступа.

Ладно я был бы один, но рядом со мной была Арина, а вместе с ней сбежать будет проблемно даже без учета бойцов с автоматами.

Опустив руку вниз, я воздухе начертил несколько символов и замкнул их в контуре печати, призывая примерно два десятка мелких существ, внешне напоминающих раскормленных многоножек. Эти демоны не обладали своим разумом, но прекрасно понимали простейшие команды. Грабители сделали мне большое одолжение, используя одинаковые маски, и именно этот образ я вложил в команду для призванных существ. Те немного покрутились на месте и устремились каждая к своей цели. Правда, некоторые двинулись группой, но для этого я призвал их большее количество, чем имелось среди грабителей.

Этого должно хватить, чтобы нейтрализовать всех бандитов с автоматами и дать свободу действий собравшимся и без моего участия. Люди все еще не верили в происходящее, а те, кто мог хоть что-то противопоставить грабителям, опасались их автоматов. Слишком хорошо показала себя демонстрация того, как поступят грабители с таким человеком.

– Может лучше договоримся, – поднялся со своего места невысокий мужчина, широко улыбаясь приближающемуся главарю грабителей. – Я могу заплатить за свою жизнь довольно много, – предложил он.

– Вот как? – остановился японец, странно посмотрев на заговорившего с ним.

– Да-да, – с готовностью подтвердил мужчина.

Но не успел он обрадоваться своему успеху, как главарь грабителей стремительно взмахнул рукой и говоривший распался на две части, заливая кровью своих соседей. Раздалось несколько вскриков, и люди инстинктивно поспешили отодвинуться от него. Пара женщин и вовсе что-то заголосили, но их тут же стали успокаивать их спутники.

– Босс, – обратился к японцу один из тех, кто был с рюкзаком, – у зданию приближаются копы. Нам надо уходить.

– Жаль, – покачал головой главарь. – Но я больше не могу вам уделить время, – с искренним сожалением он обратился к собравшимся на аукционе. – Хотя, возможно, мы еще и встретимся, – улыбнулся мужчина, с довольным выражением на лице наблюдая за реакцией людей.

Я же в это время внутренне проклинал себя за поспешность. К сожалению, призванные существа могли исполнить лишь одну простую команду и из-за своих особенностей мышления они ни в какую бы не восприняли ее отмену. Просто бы не поняли, что я от них хочу. И это в тот момент, когда все могло разрешится и без моего вмешательства.

Трое автоматчиков почти одновременно ни с того ни с сего попадали на землю, чем всполошили остальных, а один из них заметил призванное мной существо и начал стрелять в демона, который неожиданно для него ускорился и, избежав пуль, прыгнул в лицо стрелку и вцепился своими присосками. Эти неприятные на вид существа обладали возможностью впрыснуть в свою жертву сильный токсин, который вызывал мгновенный паралич, и только мой запрет на убийства не давал многоножкам приступить к трапезе.

– Это еще что за хрень? – начали раздаваться удивленные голоса от грабителей.

– Отцепите от меня эту… – прокричал один из них, умудрившись на лету поймать многоножку, но та извернулась и вцепилась в его руку.

Пока все отвлеклись на моих существ, я осторожно приподнялся и потянул за собой Арину.

– Тихо. За мной, – коротко бросил я, став двигаться вдоль ряда стульев, чтобы добраться до одного из выходов из зала, который в данный момент никто не контролировал.

– Но как же остальные? – тихо спросила девушка, благо не став упираться и пригнувшись продолжила идти за мной. Честно говоря, я опасался противоположного ее поведения.

– Если хотят спастись, то пускай действуют, пока стрелки отвлечены, – равнодушно бросил я.

Арина на такой ответ насупилась и бросила взгляд назад, но как раз в этот момент один из гостей создал ветряную технику и бросил ее в грабителей, отбросив двоих из них с размаху в стену. Я не мог с такого расстояния судить, насколько успешна была атака, но эти двое после удара не поднялись с пола.

Это действие послужило сигналом для остальных, и одаренные стали применять те или иные техники, будто позабыв о своих предыдущих страхах. К сожалению, никто из собравшихся не был профессиональным бойцом, и они часто мешали друг другу, но благодаря возникшей суматохе в нашу сторону теперь точно никто не посмотрит.

Тем временем мы добрались до выхода, и я толкнул дверь, чуть ли не нос к носу столкнувшись с еще одним грабителем, которого, по всей видимости, привлек шум в зале. Действуя почти не задумываясь, я отвел ствол автомата в сторону и ударил ладонью с согнутыми пальцами в незащищенное горло, отчего не ожидавший такого сопротивления мужчина ошеломленно захрипел. Сближение и удар коленом в живот обернулся для меня вспышкой боли, так как я совершенно не подумал над тем, что у них могли быть бронежилеты, и я наткнулся коленом как раз на один из его элементов. Тем не менее мой противник был в согнутом положении и я не дал ему разогнуться, нанеся удар кулаком справа и отправив его в мир снов.

Потреся слегка побаливающей рукой, я схватил не успевшую среагировать на происходящее Арину и повел ее за собой как можно дальше от зала. Нам лишь немного не хватило, чтобы добраться до выхода, как в здание ворвалась спецгруппа полиции.

Двое сотрудников правоохранительных органов направили стволы своего оружия в нашу сторону, вынуждая нас остановиться на месте, когда их коллеги продолжили продвижение внутрь.

– Руки за спину! – грозно бросил один из полицейских.

– Мы лишь участники аукциона, – попытался объяснить я.

– Позже разберемся, кто вы такие, – ответил на это второй и демонстративно повел стволом в мою сторону.

Пришлось смириться, по указке полицейских обернуться к стене и держать руки скрепленными на затылке, пока они не достали ограничители. Они внешне напоминали все те же привычные наручники, но только были изготовлены из материала, которой блокировал возможность создания техник одаренным вне зависимости от направленности его дара. Правда, мне уже довелось испытать на практике, что на меня это не действует, так что я не особо и сопротивлялся в отличии от Арины, которую возмутили действия служилых.

Убедившись, что ограничители активировались, нас повели на выход из здания и в этот момент раздались выстрелы.

Глава 4

Само задержание не продлилось долго. Стоило им идентифицировать Арину, как в действия пришел механизм, который куда сильнее желание полицейских, — связи. Христофору Иннокентьевичу хватило всего нескольких звонков, чтобы освободить Арину, ну и меня заодно. Как бы не говорили о равенстве всех жителей империи, но все же аристократия стояла выше простолюдинов.

Перед нами даже извинились, но делали это с такими лицами, что и недальновидному человеку было понятно, насколько эти слова искринние.

Как удалось узнать из обмолвков разговоров, воврвавшийся в здание спецотряд встретил вооруженное сопротивление, но быстро подавил противника. Гости аукциона почти не пострадали и теперь были полны решимости выбить из дома Триктис соответствующую компенсацию за понесенный ущерб здоровью. Ведь именно они должны были отвечать за безопасность аукциона и то, что охранников скорее всего грабители убили, никого не волновало.

Неприятной же новостью оказалось то, что главарь грабителей и часть его группы каким-то образом сбежала, забрав с собой все артефакты. В данный момент распорядитель аукциона, отказавшись от госпитализации, рассказывал полиции обо всех украденных вещах, так как сотрудничество с правоохранительными органами было обязательным в такого рода делах, если, конечно, Триктис не захотели бы, чтобы их заподозрили в организации собственного ограбления. Были еще какие-то нюансы, связанные с такого рода делами, но я их не знал, да и мне не нужно было.

— Вот видишь, как с нами обошлись, хотя мы ничего не сделали, — хмуро посмотрев на здание полиции, сказал я Арине. Очень хотелось закурить, но я бросил эту пагубную привычку два года назад и не собирался к ней возвращаться. — А если бы мы еще и вмешались, то тебя бы еще ничего не коснулось, а меня вполне могли и посадить.

— Но почему так? — недоуменно посмотрела на меня девушка.

— Такова жизнь, — хмыкнул я. – Это слишком долго объяснять…

Я тем временем залез в свой телефон и вызвал такси обратно в отель. Свой байк я лучше заберу завтра, а то, боюсь, там сейчас все оцепили и никто не даст мне подойти к нему.

— Ты со мной? — спросил я у Арины, когда спустя минуту к нам подъехала машина.

– Да. Не хочу быть сегодня одна.

Каких-то пятнадцать минут – и мы были уже в моем номере.

– Егор, а так каждый аукцион проходит? – устало спросила девушка, сев с ногами на диван.

— Обычно все довольно спокойно и единственное, что может произойти, — излишне эмоциональные торги, – хмыкнул я. – Но нам повезло увидеть кое-что новое.

– Безумцы, – бросила на это Арина.

– Не соглашусь с тобой, – покачал я головой и под вопросительный взгляд девушки пояснил: – Они явно подготовились к ограблению и их глава точно знал, что искал, и подготовился к этому. Будь иначе он бы там же и погиб.

– Почему ты так решил?

– Ты же виделу ту катану с красным лезвием в его руках? – вместо ответа спросил я. Дождавшись кивка Лазаревой, я продолжил: – Так вот, это был проклятый предмет. Причем не просто одержимый погибшим человеком, а сущностью, образовавшейся после долгого ее использования и частично вобравшей в себя дух своих хозяев. Но сильнее всего такие предметы становятся, когда про них начинают идти легенды, приписывающие им мистические возможности, что со временем может стать правдой.

– Неужели в наше время могут существовать такие вещи? – недоверчиво произнесла Арина.

– О, как раз такие предметы и могли с большей вероятность пережить века, оказаться забытыми и вновь воскреснуть для создания новой легенды о себе, – ответил я. – По моему опыту, они довольно живучи и цепляются за свою псевдожизнь всеми возможными силами. Иронично, но те, кто был созданы для отъема жизни, сильно цепляются за нее.

– До сих пор не могу поверить, что они решили так открыто действовать в столице, – вздохнув, произнесла девушка после нескольких минут молчания.

– Не думай больше об этом, – мягко произнес я. – Вот, лучше воспользуйся им, – кивнул я в сторону Церби, который как раз выходил с балкона и настороженно посмотрел на меня, – как избавителем от стресса.

– Ой, я и забыла, что у тебя был пес, – умилилась она от грозно смотрящего на меня шпица. А я ему говорил, что он выглядит забавно, когда злиться, но когда же он меня слушал. – И как ты вообще умудрился его привезти в столицу?

– Без меня бы он совсем отбился бы от рук, – хмыкнул я, смотря на Церби, который не мог сейчас не произнести ни слова в присутствии посторонних, пока я не разрешу.

Но до того, как он окончательно вышел из себя, к нему подошла Арина и стала почесывать шпица по спине, постепенно перейдя к ушам. И если в начале он отнесся к этому настороженно, то вскоре разомлел и стал ластиться к ее рукам, подставляя то один, то другой бок. Каким бы по-настоящему опасным существом не был Церби, но была у него маленькая слабость – он безумно любил, когда его почесывали красивые девушки. Наверное, именно поэтому он без проблем к себе подпускал Наташу, официантку из моего бара, когда на остальных рычал.

Так постепенно Арина стала успокаиваться, да и Церби немного отвлекся. А то я действительно что-то забыл про него и демон был по большей части предоставлен сам себе. Он бы никогда не признал этого, но я знал, что ему тоже бывает скучно.

В итоге от всего пережитого Арину разморило, и уже начавшую клевать носом девушку я, подхватив на руку, уложил в постель. Как бы мне ни хотелось закончить этот день более приятно, но все же Арина устала и добиваться от нее чего-то такого было бы неправильно.

Я же пока не хотел спать и, завалившись на диван, стал прокручивать в голове воспоминания о красной катане и о том, как она воздействовала на того японца. Я видел, как дух, аура или как еще назвать заключенную в мече сущность… В общем, я видел, как приобретший форму змеи дух обхватывал тело человека, осмелившегося взять катану в руки, и согласно тому, что я знаю о проклятых предметах, в этот момент сознание японца должно было быть отключено, но тот может и с трудом, но контролировал себя.

По крайней мере его контроля хватило на то, чтобы остановиться и не продолжать кровавую расправу над остальными людьми, чему я был искренне удивлен. Без подготовки к такому воздействую простому человеку будет сложно такое провернуть как минимум из-за того, что сущность, обитающая в проклятом предмете, намного старше любого человека и уже не раз подавляла волю своего «носителя». Будь иначе, этот предмет не считался бы проклятым.

За этими размышлениями я не заметил, как уснул.

***

Разбудил меня запах еды и свежеприготовленного кофе.

– О, ты проснулся, – заметила, что я уже не сплю, Арина. – Я хотела тебя разбудить через несколько минут, так что ты вовремя.

Поднявшись с дивана, я с удовольствием потянулся и первым делом отправился в душ и переоделся. Помятые вещи, что были на мне, отправились в корзину для белья, где их потом заберут, постирают и погладят, вернув первозданный вид. Все же есть большие преимущества, когда живешь в отеле с полным обслуживанием.

Надо будет потом предложить владельцу гостиницы еще раз свою помощь, чтобы снова воспользоваться такой услугой.

Сев за стол, я только в этот момент заметил, что Арина была одета в короткие шорты и светлую футболку, и этой одежды точно в номере не было.

– Я попросила привести часть моей одежды, когда проснулась, – ответила девушка на мой вопросительный взгляд. – А то из всего у меня было лишь вечернее платье, а в нем нельзя так свободно двигаться.

– Я не против, – хмыкнул я.

Вот и начинает Арина постепенно добавлять своих вещей. Несколько непривычно для меня, но, если честно, даже интересно, что из этого выйдет.

Не сказал бы, что я испытываю теплые чувства к сидящей напротив меня аристократке, которая совсем не стесняя подогнула ногу под себя и что-то читала на голограмме браслета. Слишком мало времени прошло, чтобы я их стал испытывать. Но все же мне было приятно с ней общаться и еще приятней проводить совместные ночи. И стоит быть честным с самим с собой: я ужасный собственник, и Арина за короткий срок уже умудрилась войти в круг людей, которых я считаю своими. Так что даже если бы она использовала меня как повод, чтобы отказаться от очередного жениха, я бы ничего не возразил. Да и не каждый день удается затащить в свою постель такую красавицу. Хм, что-то меня не туда клонит.

Собрались мы полчаса спустя и первым делом отправились на место проведения аукциона, чтобы забрать мой чоппер. К этому моменту оцепление уже сняли, и хоть вход в здание все еще был закрыт, но стоянка перед ним была практически пуста. Тут помимо двух спорткаров обнаружился и мой мотоцикл, который сам завелся, стоило мне только приблизиться.

– Прости, что пришлось оставить тебя здесь одного, – тихо сказал я, погладив его по баку.

– Это еще что такое? – показала Арина на следы копоти рядом с чоппером и слегка погнутую ограду стоянки. – Вроде тут все было нормально.

– Видимо, кто-то хотел увести мой мотоцикл, – пожал я плечами.

– А разве разрешено ставить такого уровня защиту от воровства на средства передвижения?

– Не совсем, но у меня есть разрешение, – ответил я.

– Егор, ты полон загадок, – покачала головой Арина, усаживаясь позади меня, когда я убедился, что с ним все в порядке.

Я не стал комментировать это. Хочет, пускай пытается найти ответы на свои вопросы, я же не собираюсь ей в этом помогать. Да и не интересно это.

Мы уже порядком задержались, так что я направил чоппер кратчайшей дорогой до Академии. Но как бы я ни старался, все дороги были забиты такими же опаздывающими, и, несмотря на маневренность мотоцикла, мы продвигались слишком медленно.

В итоге на арене мы были только ближе к полуфиналу на который, что неожиданно, попали и двое парней, которых я приметил на Турнире с самого начала. Выглядели они как-то неважно, но для простолюдинов это было большое достижение, ведь остальные двое были хоть и не из богатых родов, но все же аристократами не в первом поколении, а значит и силы, и подготовки у них было куда больше.

Эх, надо было все же поставить на них, но я решил не рисковать… Чего уж теперь сожалеть. Да и поздно их теперь делать – так коэффициенты совершенно другие.

Примечательно было то, что в полуфинале и финале выступали пары простолюдин-аристократ.

Лугов должен был в борьбе за третье место встретиться с магом ветра, наверное, самым неудобным для него.

Парень же, получивший прозвище «Тринадцатый» и так и не согласившийся открыть лицо в финале, столкнулся с опытным наемником и магом, специализирующимся на огненных техниках. Тоже не самый лучший для него противник, так как все они уже успели за это время продемонстрировать свои сильные и слабые стороны, а значит финалисты прекрасно знали возможности друг друга. Если уж я заметил, что «Тринадцатый» в основном выигрывает на противостоянии техникам противника, то и его противник должен был до этого дойти.

Арина каким-то образом умудрилась выбить нам два соседних места на финал, и мы могли наблюдать за концом Турнира Простолюдинов вместе.

– За кого будешь болеть? – спросила девушка, смотря вместе с остальными на огромные мониторы арены, где были показаны нарезки лучших моментов текущего турнира. И, конечно же, больше всего внимания было уделено четверке финалистов.

– За простолюдинов, – хмыкнул я. – Можешь считать это классовой солидарностью.

– Почему ты так упорно ассоциируешь себя с простолюдинами? – посмотрев на меня, спросила Арина.

– Ну, простолюдином я был больше времени, чем аристократом, – пожал я плечами. – Да и нет всех этих заморочек с изучением генеалогических древ самых древних родов, этикета, танцев (меньше всего их любил) и другой чуши, которая не особо мне пригодилась, когда я оказался один против всего мира.

– Неужели тебе было не к кому обратиться?

– А я и обратился, – ответил я на это. – Только вот те, кого я считал семьей, предпочли избавиться от слабака, который не принес бы роду никакой пользы.

– С твоим даром и не принес бы? – удивленно спросила Арина.

– О, это обнаружилось гораздо позднее, но после того, как меня, по сути, вышибли на улицу, я не спешил возвращаться. Отчасти поэтому я и не хочу вновь становится аристократом.

– Но не все же такие, – возразила мне девушка.

– Согласен, – кивнул я. – Но простолюдином мне быть проще. По крайней мере пока…

Так я ответил из-за того, что прекрасно понимал, к чему клонит Арина. Все же она, рожденная аристократкой, не видит для себя другой жизни, и если Христофор Иннокентьевич не ошибся, то мои дети будут одаренными, а им бы я все же хотел дать достойное образование, а значит к тому моменту лучше официально быть дворянином. Но это дело не ближайших лет, как я надеюсь, и значит можно подождать.

Тем временем зрители горячо встретили первые активные действия со стороны двух бойцов, борющихся за третье место.

Лугов не стал ждать ход противника, а сам, как только был подан сигнал к старту, сделал первый шаг в этом сражении. Парень с потрясающей быстротой выхватывал стрелы из своего колчана и отправлял их одну за другой в своего противника. Но тот прекрасно знал возможности лучника и на пути стрел возникла ветряная стена, в которой все стрелы увязли, не долетев до мага воздуха совсем немного. Это было явно сделано чисто для показания нужного эффекта, так как стену можно было поставить и дальше от себя. Это он подтвердил издевательской улыбкой и какими-то криками, которые невозможно было различить с такого расстояния, в сторону Лугова.

Только все это он делал явно зря, так как лучник показательно щелкнул пальцами и все те стрелы, что он не переставая слал в своего противника, одновременно взорвались. Пускай в них были встроены лишь малые накопители, что не могли обеспечить разрушительную технику, но их количество и разность стихий создала взрыв такой силы, что щит схлопнулся а мага отнесло далеко в сторону и он остановился, только столкнувшись со стеной арены.

Пускай он быстро после этого поднялся и уже порывался создать новую технику, чтобы наказать обидчика, но на этом их сражение было завершено. По сути он вылетел из зоны боя, а значит автоматически проиграл.

– Это было сделано красиво, – прокомментировала победу Лугова Арина.

– Не могу не согласиться, – кивнул я. – Он явно придерживал этот козырь до последнего, так как в предыдущих боях его стрелы взрывались только через определенное время и по больше части в момент контакта с целью.

– Интересно, что ему предложат за третье место? – задумчиво произнесла девушка.

– А разве есть выбор? – не совсем понял ее я.

– Ну да, – недоуменно посмотрела на меня Арина. – Призеры могут выбрать как денежный приз, так что-то из того, что им может предложить Академия. Порой это может превышать общую сумму приза. Но все зависит от того, что больше требуется победителю, так как не все, что может предложить Академия, потом можно обернуть в деньги.

– Только не говори, что они предлагают оплачиваемую учебу? – озвучил я первую попавшуюся мысль.

– В том числе, – подтвердила девушка мое предположение. – В истории Академии уже было несколько выпускников-победителей Турнира Простолюдинов. Все же учеба – не самое дешевое удовольствие, а если проучиться до конца, то сумма явно выйдет больше, чем предлагают за призовое место.

Занявшего третье место Лугова зрители проводили с арены аплодисментами. Что не говори, а парень действительно постарался, чтобы добиться такого результата. Кто знает, может, он захочет участвовать в следующем году и в этот раз подготовиться еще лучше? Да и для многих простолюдинов он был как герой, доказывающий, что и без богатого рода ты сам можешь многого добиться в этой жизни.

C выходом финалистов затягивать не стали, и, как только пострадавшего мага вынесли на носилках, на арене появились «Тринадцатый» и огненный маг. Судя по разговорам, начавшимся при их появлении, всем не терпелось увидеть, сможет ли победить парень, что до сих пор скрывал свое лицо за маской, или же опыт возьмет верх?

Объявили о начале боя и противники стали идти на сближение друг с другом. При этом парень старался держаться от наемника на определенном расстоянии, чтобы успеть отпрыгнуть в сторону в случае создания огненной техники. Судя по тем боям, что провел «Тринадцатый», он где-то занимался боевыми искусствами, но опыта ему не хватало. Поэтому у наемника были неплохие шансы победить именно в ближнем бою.

Когда между соперниками за победу в Турнире оставалось около десяти метров, огненный маг решил действовать и для пробы запустил в парня тройку огненных шаров, летящих друг за другом.

Один из них неожиданно отклонился и пролетел мимо «Тринадцатого». Два оставшихся зависли в воздухе, слегка уменьшились и стремительно полетели обратно, да так, что магу пришлось спешно отпрыгивать, чтобы не оказаться задетым своей техникой. Именно вот такой перехват техник противника вызывал небывалый интерес среди зрителей, так как никто о таком и помыслить не мог. В свою очередь из-за этой особенности никто не удивлялся тому упорству, с которым этот неизвестный новичок не хотел раскрывать свою личность. Ведь так у него есть все шансы войти в какой-нибудь род и усилить его, а никто и знать не будет до поры до времени.

Что поделать, но такой дар – это тоже своеобразный товар, который можно выгодно продать. Правда, есть вероятность, что никто не захочет тратиться на него и заберет такого уникума силой, но тут уж как повезет.

Еще, наверное, две минуты они так перекидывались между собой техниками, пока огненный маг не решил пойти в ближний бой и под прикрытием огненной волны, которую в этот раз «Тринадцатый» не смог обратить против создателя, он попытался навязать ближний бой.

Вот только парень обманул всех. Он специально не стал ничего делать с огненной волной, но, по всей видимости, она погасла раньше времени, а на это наемник в пылу битвы не обратил внимания, за что и поплатился, когда его той же огненной волной, пускай и в ослабленном виде, отбросило словно от взрыва. До того, как он смог подняться, к нему подскочил «Тринадцатый» и с размаху ударил ногой по голове. Не спортивно, но очень действенно.

Сначала никто не понял, что произошло, но спустя несколько секунд прозвучал сигнал об окончании боя и зрительские трибуны взорвались криками. Конечно, всем хотелось более зрелищного боя, но на то это и Турнир, а не показательные спарринги.

Но чтобы на Турнире Простолюдинов победил никому не известный новичок, да еще и не являющийся аристократом… такого не было. Так эмоции на арене бурлили неподдельно, а сам виновник всего этого устало лежал на земле, прикрыв глаза.

***

Из-за небывалого ажиотажа вокруг результатов прошедшего Турнира Простолюдинов организаторы академии решили отложить на один день групповой этап Турнира.

Я не стал в своем обыкновении проводить очередную тренировку, а наоборот предложил группе съездить на шашлыки и немного расслабиться перед довольно сложным для них испытанием. Неудивительно, что такой вариант проведения свободного дня поддержали все.

Организовать поездку в одну из туристических баз вблизи столицы было делом нескольких минут. Другое дело, что добираться до места пришлось полтора часа на заказанном для этих целей минивэне, но мне это время скрашивали расчеты новой печати, а Арина и остальные были заняты разговорами о предстоящих противниках. Благо девушка проучилась здесь дольше остальных и знала основные команды, которые в принципе от года к году не сильно меняются, в том числе и в своем составе. Я тоже сделал свою оценку возможностей и слабостей их вероятных соперников, но это была куда более краткая выжимка и ее я планировал показать перед началом группового этапа.

И вот мы наконец-то оказались в стоящем в некотором отдалении ото всех небольшом двухэтажном домике, где было все для проведения приятного вечера. Тут имелось даже несколько спален с широкими кроватями, на которые с каким-то непонятным взглядом посмотрела Алиса. Но, кажется, я знаю, о чем она думает, а значит лучше всего будет оставить вечером Орлова и Нарышкину одних.

Мне было лень заморачиваться с розжигом мангала, да и я не особо скрывал свои способности от группы, так что просто призвал огненную змею, которая была по большей части бесполезной тварью, если бы не давала ровный жар, который как раз и был нужен для готовки шашлыка. Подбросить пару поленьев «для запаха» и вовсе было не проблемой.

Но вот чего я не ожидал, так что змеей заинтересуется Лена, и до того, как я успел ее остановить, девушка взяла призванное мной существо в руки. Огненная змея давала ровный жар, как я говорил ранее, но при желании она могла выдать его такой температуры, что плавился металл, не то что человеческая кожа. Я было хотел уже спасать свою ученицу, но в ее руках змея не причиняла вреда девушке, а стоило Лене создать в своей руке огонь, как змея обвила ее руку и стала… ласкаться? Более точного слова я подобрать просто не мог, так как призванное существо терлось как о пламя, так и о руку моей ученицы, и явно наслаждалось происходящим.

Такого я совершенно не ожидал.

– Лена, ты в порядке? – с тревогой смотря на это, спросил я.

– Можно мне оставить ее себе? – вместо ответа наивно спросила девушка, погладив змею по чешуйчатой голове.

– Тебе не жжет от нее?

– Она теплая, – мягко улыбнулась Лена.

– Можешь взять ее, – тяжело вздохнув, сказал я. – Но в следующий раз постарайся не хватать таких существ голыми руками, да и вообще приближаться к ним.

– Она бы не причинила мне вреда, – со странной интонацией в голосе произнесла моя ученица, завороженно поглаживая демона. Тут скорее чувствовалось не «не причинила мне вреда», а «не смогла бы это сделать». – Ей просто было холодно.

– Хочешь сказать, что ты почувствовала что-то?

– Да, – коротко ответила девушка.

В итоге пришлось отдать змею ей и Лена со счастливой улыбкой отошла в сторону, продолжая поглаживать довольно покачивающегося на ее руке демона. Надо будет потом поговорить с ней насчет техники безопасности, а то еще подожжет чего.

Отдавать в руки ученице такое существо, возможно, было несколько опрометчиво, но на самом деле змея без подпитки долго не задержится в нашем мире, да и слаба она была, чтобы доставить серьезные неприятности. С другой стороны имение в питомцах существа, питающегося огнем, могло положительно сказаться на контроле Лены. В общем, надо будет присмотреть за ней в первое время и если ничего не случится, то и оставить змею.

– А твоя ученица берет пример с тебя, – тихо, так, чтобы услышал только я, произнес Церби.

Совсем забыл… Шпица я тоже взял с собой, так как ему не помешало бы развеяться. А то все сидит в отеле да спит. Пускай этот пес миниатюрный и вообще лишь внешняя оболочка для демона, но все же с таким образом жизни можно стать очень ленивым существом.

– Заботимся о бедных демонах, которые без нас не могут, – хмыкнул я.

– Угу, заботливый какой нашелся, – фыркнул на это Церби.

Так как Лена забрала змею до того, как та успела разогреть поленья, я призвал еще одну, и вскоре от мангала пошел ровный жар. К этому времени Владимир и Мирослав закончили с шампурами и я быстро расставил их, наслаждаясь запахом готовящегося на углях мяса. Все же хорошим было решением выехать на природу, да и шашлыки я давно не ел. Пока я был занят приготовлением мяса, остальные занимались приготовлением различных салатов и закусок.

Потребовалось совсем немного времени, чтобы приготовить все это, и вскоре на стол было поставлено пышущее жаром и распространяющее неповторимый аромат мясо.

Орлов откуда-то достал гитару и вполне умело стал исполнять популярные песни, при этом Алиса начала петь под музыку. Вот такие скрытые таланты, оказывается, могут быть у людей.

– Большинство из нас родители направляют на какую-нибудь художественную деятельность в качестве всестороннего развития, – пояснила чуть погодя Нарышкина, когда я спросил ее об этом. – Считается, что таким образом мы лучше будем обучаться, так как без определенной творческой жилки сложнее изучать техники.

Возможно, в этом и есть резон, но все же я считаю, что закалка воли и объемного воображения тут подошли бы куда лучше. В этом случае всем надо становиться художниками, но, конечно, я не стал озвучивать свои мысли, вскоре присоединившись к группе с новой порцией готового мяса.

Это, наверное, был самый спокойный за последнее время день.

***

– Итак, помните, – произнес я, завалившись на диван, пока моя группа несколько нервно посматривала на турнирную таблицу. – Ваша главная цель не победить, так как это попросту невозможно, а забраться достаточно высоко в таблице лидеров. Этого будет достаточно, чтобы показать свою силу. Жаль, конечно, что в Академии не принято разделять студентов по годам обучения, но будем работать с тем, что есть. И хватит уже дергаться! – посмотрел я на них сквозь прищуренные веки. – Вы справлялись с призванными мной существами, а они были куда опаснее ваших противников.

– Но все же против людей мы практически и не бились, – возразил Орлов.

– Резонно, – кивнул я. – Но будем восполнять этот недостаток на Турнире. Тем более вы уже показали, что довольно быстро усваиваете любой материал, – едва слышно хмыкнул я. В этот момент прозвучал сигнал о начале готовности выхода моей группы. – Ну, вот вам и пора. И не забывайте: в первую очередь это все необходимо, чтобы получить опыт в битве против других одаренных, а не ради победы.

Под таким напутствием четверка покинула комнату и я наконец-то остался один. Почти один…

– Приложить столько усилий и не стремится к победе? – спросила меня Арина, присев рядом.

– Они лишь первогодки, – устало вздохнул я, закрыв глаза. – Лена так вообще почти не умела использовать техники до поступления в Академию. Какой смысл ждать от них великого превозмогания? Наоборот, если они будут излишне стараться, могут нанести вред себе и тогда о дальнейшем развитии можно забыть. Мне же будет достаточно, если первогодки победят более старшие курсы.

– Знаешь, – задумчиво произнесла девушка, – ты странный. В один момент времени ты бескорыстно помогаешь кому-то, в другой ищешь выгоду из самых простых действий. Меня до сих пор удивляет, как ты придумал схему, чтобы тебе за твою работу платили услугами.

– Ну, порой я действительно могу действовать «по доброте душевной», – хмыкнул я. – Но все же я из семьи потомственных черных магов и искать выгоду в любых действиях у меня в крови.

– Но я же говорила, что есть более простой способ попасть на пятый этаж библиотеки.

– Да, но узнал я об этом уже после того, как сформировалась группа. А бросать начатые дела я не люблю. Да и любопытно было, что из этого получится. Тем более Лене нужны были друзья, – ответил я на это.

– Вот вечно ты о ней говоришь, – показательно обиделась Арина, и я с удивлением посмотрел на нее. Не могу припомнить, чтобы мы вообще хоть раз обсуждали мою ученицу, как-то все другие темы для разговора находились. Но кто же поймет этих женщин. – Столько всего делаешь для нее…

– Она моя ученица, – пожал плечами я.

– Вот мне это и непонятно, – нахмурилась Лазарева. – Как она смогла стать твоей ученицей?

– Пожалуй, оставлю этот вопрос без ответа, – ухмыльнулся я, чем еще больше раззадорил любопытство девушки.

Как раз последний вопрос пояснил, зачем был вообще затеян весь этот разговор. Просто Арина очень любит загадки, но также любит получать на них ответы. Даже если она и смогла бы расспросить Лену, то та в своей манере ответила бы, что обязана мне жизнью. Вот так без подробностей и ответила бы. Но Арине этого мало, а сам я не собираюсь облегчать ей задачу.

Ну ничего страшного, может помучается, да и отстанет.

– Вот и наша команда вышла, – отвлек я девушку от мыслей о карах, ждущих меня, которые слишком явно проскальзывали в ее взгляде.

В отличии от индивидуального этапа, где каждый выступал в том, в чем хотел, в групповом был ряд правил, который в том числе касался одежды. Все же это была битва между восемью одаренными, а терять перспективных магов никому не хотелось. Нет, конечно, случалось разное, но все же риск старались свести к минимуму.

Если обычные тренировки проходили в легких тренировочных комплектах, то для группового этапа студентам были выделены средний комплекты. Они отличались в основном тем, что имели дополнительную защиту напротив жизненно важных органов, шлем наподобие боксерского и встроенный щит, который должен был уберечь от легких повреждений и от столкновений. Правда, заряд его был довольно маленький, но все же лучше чем ничего, да и будущие маги не должны были получить иллюзорного ощущения защищенности, которое в дальнейшем им могло навредить.

Помимо этого на арене присутствовала бригада целителей, которая могла за несколько минут привести в норму и тяжело раненого. Так что студентов старались сохранить как могли в рамках действий приближенных к боевым.

Это сильно отличалось от «Турнира Простолюдинов», в котором гибель участника была привычным делом.

Еще одним моментом было то, что комплекты команд различались по цвету, и это было сделано не для самих участников, чтобы случайно не зацепить своего, а для зрителей, которые могли бы потерять своих любимцев из-за схожести униформы. Получались своеобразные военные игры.

Ничего не скажешь, Академия сделала из тренировок одаренных шоу, на котором неплохо зарабатывала. Хорошо еще, что участие было добровольным, а то даже не знаю, как бы все выглядело, если бы участвовали все студенты.

Моя группа была в зеленых цветах, их же противники носили красные. Алиса еще сильно возмущалась тем, что зеленый не подходил к цвету ее глаз и красный подошел куда лучше, чем моментально поменяла общий нервозный настрой на более нейтральный. Вот и думаю после такого, то ли она действительно возмущалась, то ли специально создала такую ситуацию. Порой Нарышкина меня поражала своими действиями, которые не всегда вязались со сложившимся образом.

Как только две команды стали друг против друга, оживился комментатор группового турнира, который стал рассказывать про каждого участника незнакомым с ними зрителям. Я почти сразу выключил звук, так как этот голос только вызывал раздражение, да и ничего полезного он сказать не мог. Мне и так прекрасно была известна команда противников.

Если моя группа представляла из себя классическую команду стихийников, то их противники имели менее сбалансированный состав. Так у них было сразу два «воздушника» уровня Мастер и Старший Мастер. Одаренный работающий с направлением металла, как и Юрий Волконский, но уровнем пониже – Младший Мастер. И последней в их группе была девушка, повелевающая землей, и вот она была на уровне Старшего Мастера, что в сочетании с ее стихией было довольно весомым аргументом в противостоянии.

Да, Бартенев тоже Старший Мастер, но все же у парня опыта маловато, несмотря на то, что его род специализируется на этом направлении магии. У второкурсницы того же уровня банально было больше схваток. Правда, Мирослава могли обучать и дома, а значит не все так однозначно.

Даже интересно, справится парень со своей противницей, а, судя по бросаемым друг на друга взглядам, они явно нацелились выбить друг друга из Турнира, или же нет.

Глава 5

Стоило только прозвучать сигналу к старту, как все одаренные на арене стали формировать свои техники. Перед ними даже воздух задрожал от вливания большого количества энергии в еще не проявившиеся конструкты.

Как и во время тренировок против нескольких противников, все зашли за спину Мирослава, который поднаторел в возведении стен. Они создавались не для того, чтобы защититься от атаки, хотя и могли выдержать определенный урон, а чтобы дать больше времени остальным на оценку ситуации и подготовку более сильных техник, которые требовали больше времени.

Сделал он это как раз вовремя, так как стоило только стене появится, в нее влетело два ветряных серпа и несколько металлических ножей, но сил этих техник все же было недостаточно, чтобы пробить преграду. Правда, у красных тоже был свой маг земли и она разрушила ее попаданием нескольких булыжников. Но, видимо, что-то у команды противников не заладилось, так как они не сумели воспользоваться этой возможностью.

Этой задержки хватило, чтобы Лена создала двенадцать огненных стрел, которые устремились стройками с разных направлений в каждого члена команды красных. Владимир использовал не атакующую технику, а защитную, которая создавала вокруг каждого участника команд что-то вроде воздушного кокона, который вполне мог если и не поглотить технику противника, то отклонить ее, что уже было не мало. В руках Алисы возникли водяные хлысты, которые, как уже было показано на практике, при должной подпитке энергии способны разрезать сталь, не говоря уж о человеческой плоти.

Моя ученица, несмотря на лишь относительно недавнее осознание возможности магического манипулирования, имела просто невозможное сродство с огненной стихией, благодаря которому ей были доступны техники, которые может выполнить не каждый одаренный ее уровня. К тому же иногда в технику вмешивался ее второй источник и тогда они становились на порядок сильнее. В этот раз Лена, как и на тренировках, смогла удержать свои источники под контролем и не позволила темному пламени вмешаться в ее действия, но все же создание такого количества огненных стрел, да еще и направленных сразу на четыре цели, требовало таланта на уровне гениальности. Так что не удивительно, что красные не ожидали такой сильной первой атаки.

Я специально просматривал записи пары предыдущих турниров и заметил общую закономерность: в большинстве своем команды начинали с быстрых техник, которые в первую очередь нужны чтобы прощупать оборону противника и, если повезет, в первые же секунды выбить члена команды. Втрое: противостоять четверке было сложнее, да и стратегия боя строилась на работе четверых одаренных.

Вот и тут красные просто не ожидали, что моя команда начнет использовать куда более серьезные техники, чем они предполагали.

Однако у них уже был опыт командных схваток и их маг земли, подняв в воздух больше десяти небольших камушков, бросила их наперерез огненным стрелам. Девушке удалось перехватить семь из двенадцати стрел, которые были ближе всего к ней. Остальные, к ее сожалению, избежали столкновения с каменными снарядами и продолжили полет к своим целям.

Воздушники не сговариваясь применили одинаковую технику, что показывало их сработанность, и создали на пути некоторых стрел воздушные вихри, которые сбили их полет и, несмотря на то, что техникой Лена все еще продолжала управлять, они все же отклонились и воткнулись в землю в нескольких метрах, непосредственно, от красных.

Больше всего не повезло четвертому участнику их команды, так как он явно попытался красиво сбить огненные стрелы металлическими обломками, но Лена благодаря меньшему количеству стрел смогла их слегка ускорить, и они, избежав столкновения, с еще большей скорость полтели к цели. Только то, что парень успел вовремя отпрыгнуть в сторону, помогло избежать непосредственного попадания, но от взрыва его отбросило в сторону и ему пришлось совершить несколько кувырков, чтобы погасить инерцию. Это явно не способствовало трезвости мышления, так как «металлист» почти сразу же, как поднялся, бросился в атаку, создав перед собой завесу из металлической пыли.

Его товарищи, судя по небольшой задержке, не ожидали такой прыти от парня, но, стоит признать, быстро включились в атаку. Воздушники создали по бокам от него две воздушные завесы, которые могли поглотить простые техники и ухудшали обзор (для многих техник требовался непосредственный визуальный контакт).

Я даже не удивился, когда на пути «повелителя металла» встала Алиса. Закрутив свои хлысты, она ударила прямо в центр металлической завесы, заставив парня замедлиться и сконцентрировать частички завесы в месте непосредственной атаки. Нарышкина же в этот момент схитрила и, дернув руками, изменила атаку водяных хлыстов, заставив их не просто пробиваться в одну точку, а закрутив по спирали, охватывая больший участок завесы.

Вырвавшийся вперед участник красной команды был вынужден еще сильнее сконцентрироваться на защите и броситься вперед, надеясь на то, что его техника выдержит такую атаку. Этим воспользовался Мирослав, создав перед ним зыбучие пески, которые можно было бы заметить по изменившей земле, но Нарышкина попросту не давала парню смотреть по сторонам.

Стоило только «металлисту» вступить в зыбучие пески, он тут же попытался отпрыгнуть назад, но техника Бартенева оказалась куда коварнее. Песок, казалось, потянулся за своей жертвой и обхватил ногу добычи, чтобы в следующий миг резко затвердеть. Из-за неожиданности парень стал заваливаться на землю, но упасть ему не дал воздушный кулак Орлова.

Защита среднего комплекта вполне выдержала такой удар, чего не скажешь о ноге участника, которая все так же была в захвате Бартенева и сломалась, когда парня резко мотнуло в сторону. Бегать больше он бы не смог, но продолжать бой вполне был способен, что юноша и продемонстрировал, закусив губу от боли и начав концентрировать металл перед собой. К сожалению, завершить технику ему не дал Мирослав, без особых затей просто ударив парня по голове небольшим камушком. Это хватило, чтобы уже изрядно ослабшая защита пропустила удар и участник красной команды на время выбыл из боя.

Все это произошло буквально за десять секунд, так что его команда просто не успела подойти на помощь. Воздушников довольно успешно отвлекал Орлов, а единственную девушку в их команде блокировала Лена, постоянно посылая в ее сторону небольшие огненные шары, заставляющие ту постоянно отвлекаться. Сами по себе они были не опасны, но при взрыве создавали световые вспышки, которые отвлекали одаренную от создания техник, а у «земельщиков» большинство из них требуют определенного времени на создание. Земля — не та стихия, что любит спешку, а это накладывает отпечаток на возможность манипулирования ею.

Так быстро потеряв члена своей команды, красные не растерялись, на что я все же надеялся, а наоборот собрались вместе. Оба воздушника встали по бокам от единственной девушки в их команды и все втроем они почти одновременно создали техники, которые прекрасно дополняли друг друга.

Девушка создала в воздухе восемь каменных снарядов, которые прямо перед ней стали преображаться, становясь вытянутей и даже на вид острее. Перед ними появился воздушный щит, который с легкостью отразил атаку Владимира, что изрядно удивило самого парня, но глядя, как побелел один из воздушников, было понятно, что в эту технику он вложился если и не полностью, то близко к этому. Второй же воздушник активировал свою технику последним, в тот момент, когда девушка разрешающе кивнула. Он опутал снаряды воздухом и с резким ускорением отправил их в сторону зеленой команды.

Мою группу подвело то, что они пытались помешать созданию техники и, сконцентрировавшись на этом, позабыли о защите. По крайней мере так можно было подумать, когда Владимир, Лена и Алиса бросили на перез технике красных свои и даже смогли разрушить два каменных снаряда, но остальные все так же продолжали лететь в их сторону. И когда, казалось, они вскоре достигнут цели (все же расстояние между командами было не такое большое и все техники долетали до противников за пару секунд), себя проявил Бартенев, который будто не обращал внимания на происходящее, о чем-то задумавшись.

Члены моей команды просто не успевали уйти из-под удара, понадеявшись на мощь своих техник и это понимание отразилось на их лицах, когда из-под земли вдруг появились восемь земляных рук. Каждая перехватила свою цель, а две лишь ухватили воздух.

Все это явно указывало на то, что Мирослав сумел не только создать технику, позволяющую провернуть такое, но и просчитал, где в этот момент будут находится снаряды. Потрясающая демонстрация его возможностей, но на мой взгляд излишне эффектная, так как с его навыками можно было обойтись и менее затратной техникой. Но несмотря на это, Бартенев смог произвести впечатление не только на зрителей, но и на противников.

Нарышкина быстрее всех разобралась в изменившейся ситуации и, создав перед собой большую каплю воды, оттолкнула ее от себя в сторону красных. На середине пути капля рассоединилась на несколько более мелких, каждая из которых вытянулась и стала похожей на иглу. Очень острую и опасную иглу.

Вот они градом ударили в поспешно выстроенные воздушные щиты, но в них увязла лишь часть водяных игл. Но все же большая часть прошла сквозь щиты и впилась в тела одаренных. Сами они из-за малого размера не могли нанести существенного урона, но их было очень много, а главный защитник, которым традиционно в таких командах выступал маг земли, не успела поставить свою защиту.

Воздушники в момент атаки инстинктивно усили технику, чтобы защитить себя, и по краям она стала куда слабее. Так что весь основной удар пришелся по девушке, у которой почти моментальной просел щит среднего комплекта, и одаренная, болезненно вскрикнув, попыталась защититься руками, совершенно забыв про всю ту магию, которой она владела.

В этот момент ее мысли, должно быть, занимала только попытка спастись, а в таком состоянии нередко забываешь обо всем. Понятное дело, что более опытный маг сумел бы справиться с паникой и как, например, это делают «земельщики», прямо на себе нарастил бы дополнительный слой брони, но это была лишь студентка второго года обучения, так что ждать от нее опыта ветерана не стоило.

Хотя все же я несколько утрирую, так как, насколько я знаю, некоторые рода в Империи придерживаются взглядов, что молодое поколение может воспитываться только в схватках, и их дети к пятнадцати годам могут уже считаться ветеранами, пройдя не одну схватку на Свободных землях. Совсем, конечно, отмороженные засылали их в Африку, но там был слишком большой риск потерять весь отряд и вместе с ним будущее рода.

Воздушный кулак, прилетевший следом за техникой Алисы, завершил дело, окончательно выведя ослабленную после атаки Нарышкиной девушку. Оставшиеся двое парней попытались что-то противопоставить моей команде, но против четверых у них не было шансов и в итоге в тот момент, когда их резервы опустели, они сдались.

***

— Поздравляю вас с первой победой, — улыбнувшись, поприветствовал я команду, когда они довольные вернулись в комнату ожидания.

— Это было легко, — с нотками превосходства в голосе произнесла Алиса.

— А теперь сели медитировать и разберем все ваши ошибки, — строго произнес я, не разделяя столь приподнятого настроения девушки. Мне еще не хватало, чтобы она посчитала, что все последующие сражения будут такими же. Завышенное самомнение еще никому не помогало.

— Но это же для детей! – все же не смогла сдержаться Нарышкина.

— Я еще ваш тренер, — холодно посмотрел я на девушку, отчего она сразу замолчала. – Если есть возражения, можешь выйти из команды.

В какой-то мере я понимал возмущение Алисы, ведь медитацией в основном занимались одаренные в начале своего пути. Рожденные в магическом роду проводили много времени в медитации как раз в детстве, пока их умения не становились достаточно хороши, чтобы контролировать магическую энергию и наполненность своего источника без вмешательство в сам процесс. Это почти так же, как ездить на велосипеде, если бы они не стали достоянием истории.

Спокойнее всего к моим словам отнеслись Лена, которая и так всегда слушалась меня, и Мирослав. Но тот скорее хотел вздремнуть, чем действительно заниматься медитацией. Хотя стоит отдать ему должное, так как во сне он каким-то образом умудрялся наполнять источник с той же скоростью, что и при медитации.

Владимиру же пришлось усаживать свою девушку рядом с собой, так как Алиса была слишком эмоциональной, чтобы так просто подчиниться, но и она была вынуждена начать наполнять источник энергией.

Медитация в данном случае была не обязательной, так как естестественная скорость восполнения источника на их уровне была довольно высокой, но лучше они наполнят его полностью, чем потом из-за каких-то крох кому-то из команды не хватит энергии для использования техники. Еще одним плюсом было то, что во время медитации все же надо концентрироваться, а не полыхать эмоциями, как это делала Алиса.

Как только вся четверка занялась медитацией, я щелчком пальца по лбу Бартенева разбудил сумевшего заснуть даже в таком положении парня и стал медленно и с расстановкой рассказывать про все ошибки команды и как они могли поступить в той или иной ситуации, если бы лучше оценивали обстановку.

Это заняло примерно час, но такой долгий монолог с моей стороны все же не был бесполезен.

Владимир в целом делал все правильно, но мог проявить и большую активность, с чем парень без возражений согласился.

Мирослав лишь неловко почесал затылок, когда я начал его отчитывать за слишком уж отдающую пафосом технику. Ведь можно было остановить снаряды и по-другому.

Лена получила от меня за то, что могла действовать и более решительно. Я видел, что все время боя моя ученица сдерживалась, хотя на самом деле могла на небольшое время залить противника огнем. Это, конечно, хорошо, что она в первом бою этого не сделала, так как такая фишка пригодится и позднее, но все же.

Знаю, что сам ей говорил сдерживать свой второй источник, но Лена должна уметь в стрессовой ситуации находить наилучшее решение. На самом деле требовать от девушки такого уровня навыков было несколько нечестно с моей стороны, но слишком разрушительной силой обладало темное пламя, чтобы позволять ей расслабляться. Только постоянный контроль и чувство грани могли дать ей возможность жить, не опасаясь, что когда-нибудь ее источник выйдет из-под контроля.

Что удивило всех, так то, что я похвалил Алису. Она, на мой взгляд, единственная действовала более-менее правильно, а ее водные иглы и хлысты помогли избавиться от двух участников красной команды, что и стало решающим моментом.

Но все же я не был бы собой, если бы не прошелся колкими замечаниями по тому, как девушка действовала, ставя себя на первые роли в их квартете. Мне пришлось в очередной раз напоминать им всем и в особенности Нарышкиной, что они одна команда и должны прикрывать друг друга и в то же время поддерживать того, кто решил пойти в атаку. Только слаженные действия помогут им продвинуться дальше.

Понимаю, что тем самым лишь больше капаю им на мозги, но в первую очередь эти слова были предназначены Алисе, которая часто вела себя безрассудно.

Тем временем свои битвы прошли еще четыре пары команд. Я, конечно, думал, что пройдет за это время куда больше сражений, но в одной из пар оказалась группа, которая настолько хорошо ушла в оборону, что их не могли выковырять в течении получаса. Да и то бой закончился, по сути, из-за технического поражения, так как постоянно атакующая команда слишком увлекалась взломом защиты противника и истощила свои источники до такой степени, что уже не могла продолжать бой.

Возможно, не особо зрелищный бой, но ведь главное победить. Правда, такая тактика сработает далеко не против всех, но это уже не мое дело.

Пятая вышедшая пара особо привлекла мое внимание, ведь в одной из групп был мой «родственничек». Это я понял еще до того, как объявили его фамилию. Было что-то в роду Вороновых, что сразу выделяло их среди остальных. Что-то в манере поведения, в том, как они смотрели на окружающих. Как-никак, один из самых древних родов в империи, окутанный тайнами и славой.

Правда, большинство из обывателей не знало, что все это поведение было по большей части напускным. Да, у Вороновых часто рождались сильные одаренные, но миг былой славы давно уже ушел. Будь иначе, они бы не стали принимать в свой род, пусть и на ролях младших ветвей, другие магические семьи. Все это объяснялось отчаянной попыткой вновь стать родом, в котором больше половины его членов находятся на уровне Мага, ведь именно это звание считалось полноценной ступенью, когда одаренный признавался действительно сильным.

Это желание объясняло поведение моей тети, которая все это время искала записи деда, что каким-то образом сумел сделать из меня одаренного. Эта загадка не давала покоя членам моего бывшего рода, и, возможно, я бы поделился ею, если бы тогда, когда они были нужны мне, Вороновы не отвергли сироту.

Я этого никогда не забуду.

Вот и сейчас, смотря на этого красивого черноволосого парня, который наверняка был мечтой многих девушек, я не испытывал ничего, кроме холодной ярости, которую уже давно спрятал в глубины своего сознания. Даже тетя, которая заявилась ко мне на порог, не ощутила реального к ней отношения, а значит я все делал правильно.

Так вот, о чем я? Ах да, о «родственничке». Его объявили как Воронова Сергея Николаевича, а насколько я помнил, в роду был только один Николай, чьим сыном мог быть этот парень – брат моей тети Катрины. Так что я нисколько не удивился, когда он продемонстрировал техники льда, которые превзошли все атакующие техники его команды и решили исход битвы за какие-то пару минут. Он просто пробил ледяными пиками щиты средних комплектов, тем самым заставив команду противника проиграть.

С усмешкой на лице Сергей покинул поле боя, и его команда покорно последовала за их несомненным лидером. Ну а кем еще мог быть одаренный на уровне Волшебника?

И как бы я не относился к братцу, все же не хотел, чтобы моя команда встретилась с ним, так как ребята попросту не готовы сражаться с одаренным такой силы.

– Что думаете о ваших следующих противниках? – прервал я тишину, возникшую из-за пребывания студентов в медитации. К этому моменту уже было известно, против кого выйдет моя команда, а ребята должны были изучить всех своих предполагаемых соперников.

К моему удивлению, Мирослав незаметно для меня умудрился задремать даже в такой не особо предназначенной для сна позе. Остальные же усердно выполняли комплекс, известный каждому дворянину-одаренному.

Арина, которая тоже присутствовала в комнате, была занята тем, что что-то листала на принесенном планшете. Лазарева приняла позицию невмешательства в процесс обучения и молча поддерживала меня. Это было неожиданно приятно.

— Сильная сработанная классическая четверка стихийников, — взял слово Орлов, который часто во время тренировок выступал голосом команды. Алиса, конечно, всегда вставляла свои реплики, но все же именно Владимир был самым рассудительным из всей четверки. – Но с ними мы справимся.

– Еще что-то можете добавить?

– Самыми слабыми у них являются маг воды и воздуха, – взяла слово, что было вполне ожидаемо, Алиса. – Их можно вынести в первую очередь, чтобы иметь численное преимущество.

– Верно, но не стоит забывать, что маг земли вам может помешать и его необходимо будет сдерживать, – кивнул я, посмотрев на Мирослава; тот понимающе вздохнул и махнул рукой, как бы говоря, что сделает это.

– Тогда Мирослав займется магом земли, – сказал Орлов, поднимаясь с пола и разминая затекшие ноги. – Я – защитой. А Лена и Алиса сконцентрируются на слабых.

– Огонь и вода, – хмыкнул я, поочередно посмотрев на девушек и потом вновь переведя взгляд на Владимира. – А не помешают ли они друг другу?

– Нет, – твердо произнес он, покачав головой. – Мы это отрабатывали не один десяток раз.

– Вот и молодцы, – улыбнулся я, похвалив ребят, что, судя по удивленным лицам, стало для них неожиданностью. – Что такое? Вы же впервые задумались о составлении плана перед боем, это достойно похвалы.

– А нельзя было это преподнести как-то… по другому? – спросила Алиса, сделав неопределенный жест рукой, не сумев подобрать нужное слово.

Этот вопрос я проигнорировал, отвернувшись к мониторам. Сейчас как раз заканчивала свой бой последняя пара команд. Следующими должны были идти мои. Так что прошло меньше минуты, как нам был подан сигнал о готовности.

***

Как бы ни возмущалась Алиса, но все же после того, как мы проговорили план действий, вся команда действовала более слаженно. Их бой даже смотреть было не интересно, так как для меня не было ничего неожиданного. Вызывало только удивление поведение Алисы, которая неожиданно вела себя довольно сдержано.

– Мы и сами можем всех победить! – гордо произнесла она, когда команда вернулась обратно, разрушая все сложившееся впечатление. Но, наверное, Нарышкина без этого не могла. – И не надо так на меня смотреть, – не дала она вставить мне и слова. – Я все поняла еще с первого раза, но это не повод не радоваться победе.

Хитришь, значит? Я выразительно посмотрел на девушку, и та под недоуменные взгляды своих товарищей стала пятиться от меня.

– Все, что вы делаете сейчас, – это лишь игра в песочнице, – холодно сказал я, отведя взгляд от Алисы. – Да, тут вы можете радоваться победе и считать себя «великими магами», – саркастично произнес я. – Но будь вы в реальной схватке, то ваше выживание зависело от собственных умений и того, насколько хорошо вас поддерживают товарищи.

– Егор, к чему это ты? – встревоженно спросила до того молчавшая Арина.

– Не обращайте внимания, – отмахнулся я, переводя дыхание.

Может, я и сам никогда не был на передовой, но несколько магических схваток, когда жизнь была на кону, у меня имелось. Я тоже в первые разы вел себя ничем не лучше Нарышкиной, но пара шрамов на левом боку служили прекрасным напоминанием о том, что всегда к битве надо подходить с трезвой головой. Иначе можно ее и лишиться.

Я снова заставил группу заняться медитацией, а сам тем временем смотрел на турнирную таблицу, которая уже стала постепенно становится более предсказуемой, чем раньше. Уже было понятно, что по крайней мере четыре команды выйдут в одну восьмую турнира. Все они представляли из себя группы старшекурсников, для которых этот Турнир был далеко не первым. Что примечательно, их не стали сводить вместе в турнирной таблице, а развели каждого по отдельности. В итоге, кто бы кроме лидеров не прорвался до этого этапа, он встретится с одними из лучших команд. Тем самым отсеивались особо удачливые группы, которым могло и повезти с более слабым противником на предварительном этапе.

Моей группе оставалось еще два боя, до того как они точно выйдут из предварительного отбора.

Со следующим противником они тоже справились довольно легко, так как эта команда специализировалась на быстрых атаках, благодаря которым могла выносить своих противников за считанные минуты. Но в этот раз хорошо отработали Алиса и Мирослав, использовав защитные техники, чтобы переждать первый натиск, а затем уже Лена и Владимир залили их огнем, усиленным техниками ветра. К большому сожалению соперников моей команды, они не смогли справится с огненной техникой моей ученицы и были вынуждены сдаться до того, как их зажарит во все сужающемся кольце огня.

Вновь наступило время отдыха и за несколько минут до того, как моя команда должна была выйти на арену, в турнирной таблице вдруг произвели замену. Причины этого объявлены не были, но теперь студенты должны были сражаться против команды моего бывшего брата и это, мягко говоря, мне совсем не нравилось.

***

То, что две команды пересекутся в дальнейших этапах, можно было предположить, но вот так, еще до одной восьмой…

Но что бы я там ни думал, уже ничего нельзя было сделать.

– Если увидите, что проигрываете, то сдавайтесь, – строго сказал я в спину команде, отчего они даже сбились с шага.

– Почему? – на меня удивленно посмотрел даже Мирослав, который обычно отличался самым отрешенным отношением ко всему.

– Предчувствие, – мрачно бросил я, отвернувшись от них.

Право дело, не рассказывать же им всю мою предысторию и объяснять все тонкие взаимоотношений меня и рода Вороновых. Я нисколько не сомневаюсь, что без их участия здесь не обошлось, так как узнать, кто тренирует ту или иную команду, было не сложно – тренеров тоже регистрировали в информации о командах.

В какой-то мере в то время, когда студенты бились на арене, проходил еще один негласный турнир среди наставников. Как правило, это были именно профессиональные учителя и показателем их умения служило то, насколько их ученики продвигались в Турнире Академии. Естественно, что многие аристократы обращали внимания именно на тренеров, вошедших в тройку групп, ведь благодаря их усилиям студенты добились таких результатов.

Ненавижу интриги в любом их проявлении и от попыток понять, что этим мне хотели показать «родственнички», начинала только болеть голова. К сожалению, я мог лишь оставаться зрителем и надеяться на благоразумие моей команды. Хотя о каком благоразумии тут говорить, если в этой команде есть Алиса Нарышкина?

Арина молча подошла ко мне и стала рядом, даря поддержку, даже не до конца понимая, что произошло и почему я так отреагировал на это. Пускай ее изначально вели и свои цели, для того чтобы объявить нас парой, что в среде аристократов было лишь на ступень ниже официальной помолвки, но девушка явно была заинтересована во мне и проявляла участие, которого сложно было ожидать.

Может, правдой были слова о том, что она полюбила меня? Я же пока однозначно об этом говорить не мог.

От всех этих размышлений меня отвлек выход на арену моей команды и их противников. В этот раз из-за цвета элементов комплектов их можно было назвать синей командой.

Впереди, как и в прошлые разы, шел Сергей. Он со злой усмешкой окинул взглядом мою команду и презрительно хмыкнул. Жаль, что камеры не передавали речь, так как в этот момент он что-то произнес, из-за чего чуть не взбеленилась Алиса, и только дернувший ее Владимир не дал девушке совершить первую же ошибку в еще не начавшемся бою. Если бы она посмела до объявления сигнала начать создавать технику, то их бы тут же сняли с Турнира с проигрышем.

Грубая и слишком откровенная провокация, но она чуть не привела к победе синих.

Сигнал к началу боя – и почти сразу же все члены синей команды нацелились на Лену, и только быстрая реакция Мирослава не дала сократить число участников зеленой команды в первые же секунды боя. Отвлекая внимание от возникшей перед Леной каменной стены, которая уже начала крошиться под натиском сразу нескольких техник, на синих напали Алиса и Владимир.

Девушка создала в воздухе водную плеть и ударила ею параллельно земле. Длины плети не хватило бы, чтобы достать хоть кого-то, но одновременно с этим структура техники распалась и вода, ранее составляющая плеть, брызгами устремилась в сторону противника, прямо на лету набирая объем. Это уже были не водяные иглы, а небольшие шарики наподобие теннисных, которые еще и закручивали воду внутри себя с поражающей скоростью.

Такой техники мне видеть еще не доводилось и ни о чем похожем я нигде не читал, а значит это не была одна из техник, входящих в рамки «общего пользования», доступного любому одаренному в рамках обучения в Академии Магии. То есть либо это была личная разработка Алисы, либо то, что разработал ее род. Последнее было более вероятным.

Эффективность техники проявилась уже в тот момент, когда водный маг синей команды попытался воспрепятствовать атаке Нарышкиной и на пути следования шаров создал водяную завесу, правда, не обладающую большой плотностью из-за вынужденного растягивания на большую площадь. Не самая лучшая защитная техника из арсенала водников, но, как правило, она предназначалась для того, чтобы ослабить стихийные атаки противника из-за добавления своей. Но, к удивлению противника Алисы, ее техника нисколько не замедлилась после столкновения с завесой, а наоборот потянула за собой шлейф из капель, разрушив защиту водника синих.

До него оставались какие-то метры, что при скорости движения техники девушки было равно паре секунд, как на пути водных шаров возникли ледяные пики, которые своими гранями разрубили физическую составляющую техники и водника достигло лишь несколько капель, которые тем не менее пробили защиту костюма и чуть ли не стерли половину лица одаренного. С диким криком боли он повалился на землю и к нему подскочил его товарищ, чтобы оттащить за границу арены, пока его прикрывал уплотнившийся лед.

Самое плохое заключается в том, что я не заметил, как мой братец создал эту технику, а раз так, то и студенты подавно не могли понять, как так быстро он сумел вмешаться. Да, теперь синяя команда лишилась одного бойца, но и Сергей продемонстрировал, что не стоит забывать про него. Скорее успехом было уже то, что атака Алисы была столь удачной, так как, судя по недовольному лицу Воронова, такого не должно было произойти в принципе.

Он направил руку в сторону Нарышкиной и с нее спустя секунду сорвался десяток ледяных осколков. Скорость создания техник моего родственника поражала, но удивительной была реакция Орлова, который создал перед девушкой ветряную стену и повалил ту на землю, не став надеяться только на магию. Этим он, по всей видимости, спас жизнь нашей нелегкой на характер Алисе, так как техника Сергея нисколько не замедлилась после столкновения с ветряным препятствием и ледяные осколки воткнулись на половину своей длины в стену позади ребят. Окажись девушка на их пути, они бы прошили ее насквозь и, боюсь, от таких ран не смогли бы излечить целители Академии.

При всем этом это не было против правил, так как одаренные шли на Турнир добровольно и должны были осознавать, что у них есть все шансы погибнуть, пуская они и были довольно уверены в собственных силах и крепости защиты. Все же смертельно опасные техники, как правило, старались не применять, но мой братец не хотел поступать как все.

Не успели Орлов и Нарышкина подняться с земли, как в их сторону уже летела следующая ледяная техника. Вот только улыбка на лице Воронова сменилась удивлением, когда его техника была разрушена пламенем, созданным на ее пути.

На защиту своих друзей, а за время тренировок они стали ими, встала Лена, которой совсем не понравилась такая грубая игра.

Глава 6

В руках моей ученицы вспыхнуло пламя, когда она встала перед своими товарищами. Для любого одаренного такой контроль стихии явно говорил о том, что перед ним серьезный противник. Будь иначе, это же пламя обжигало создавшего его мага.

Я же больше всего опасался, как бы Лена не перестаралась и не стала использовать энергию из своего второго источника. Все же она в первый раз в такой ситуации, когда надо кого-то защищать и не просто от ран, а от смерти.

Я как мог готовил их к такому, но так или иначе они осознавали, что мои призывы не причинят им вреда, который не сможет исправить Арина, а она все же не на уровне ее дяди, который и недавно умершего сможет реанимировать.

У синей команды помимо выбывшего водника и моего брата оставалось еще двое одаренных с неклассической магией стихий. Один из них создавал техники с элементом молнии, второй же чем-то напоминал мне английских друидов, так как создавал прямо из земли зеленые побеги. Только вот то, что вначале было побегами, быстро становилось небольшими деревцами, которые все сильнее вгрызались в землю и удлиняющимися корнями атаковали Мирослава. Из-за этого наш маг земли был вынужден сосредоточиться на защите и контроле пространства рядом с собой, так как его противник уже доказал, что может устраивать сюрпризы, когда позади Бартенева вдруг выстрелили корни, которые чуть не сломали ему руку, благо он успел среагировать и удар корня, ставшего на тот момент подобием хлыста, пришел на выставленную каменную стену, оставив на ней сеть трещин, но все же не разрушив ее.

Из оставшейся троицы лишь использующий молнии в своей магии парень пока не действовал, но это не значит, что на него не стоило обращать внимание. По предыдущим боям я знал, что этот парень благодаря своим техникам может перемещаться очень быстро, чем каждый раз и пользовался, пропадая из поля зрения и появляясь позади не успевающих отреагировать противников.

Тем временем Воронов создал рядом с собой несколько ледяных пик и, используя их как материал для следующей техники, стал планомерно осыпать ледяными снарядами Лену. Было видно, что он пока не воспринимает девушку как серьезную угрозу, а лишь изучает ее возможности.

Моей ученице хотели помочь Владимир и Алиса, но любые их действия тут же встречались с ледяными техниками Сергея и Лене приходилось отвлекаться еще и на их защиту, что не могло не сказываться на техниках девушки, которые становились менее стабильными. Это поняла и она, так как что-то прокричала этой парочке и те наконец перестали ей «помогать».

Вот только без дела им все равно не дали возможности сидеть, так как стоило им прерваться, как их атаковал стоящий до этого в стороне третий член синей команды.

В итоге весь бой за выход в одну восьмую Турнира разбился на три отдельных схватки. Правда, при этом они не были отделены друг от друга и порой техники одаренных попадали не только по их противникам.

Мирослав, по сути, в одиночку противостоял противнику со схожей специализацией, но если его техники оперировали землей в том или ином виде, то его противник использовал эту стихию как фундамент для своих техник. Ведь растения не могут расти без земли.

Все это отражалось в том, что растения, созданные членом синей команды, высасывали энергию из каждой техники и лишь становились сильнее, чем ставили парня в очень непростое положение. Да, он разрывал растения и на первых порах довольно успешно избавлялся от них, но с каждым разом это становилось все сложнее, так как если оставалась целой хоть какая-то часть растения, то оно могло вновь вырасти, высосав энергию из рядом лежащей земли.

Да, Бартенев стоял на уровне Старшего Мастера и, как правило, у таких одаренных резерв не маленький и восполняется относительно быстро, но все же не бесконечно. Рано или поздно наступит истощение и тогда он будет не в силах создать и простейшую технику. А судя по тому, как к нему все ближе подступают растения, этот момент наступит раньше, чем хотелось бы.

И если член синей команды уже начал радостно улыбаться, то Мирослав сохранял сосредоточенное выражение на лице, что говорило о том, что парень наконец-то собрался и стал думать. Вообще Бартенев, несмотря на свое довольно равнодушное отношение ко всему происходящему вокруг него, был очень упрямым и талантливым магом. Правда, несколько медлительным, но и до него наконец-то стало доходить, что создание булыжников и возведение стен ни к чему хорошему не приведет.

Создав перед собой две каменные стены, скрывшие его на несколько мгновений из виду противника, он тут же использовал следующую технику, которая подняла тучу мелкой крошки, так что даже зрители не могли понять, что происходит.

Управляющему растениями одаренному, видимо, надоело биться в каменные стены и на несколько секунд все затихло, чтобы потом корни созданных его техниками растений, словно копья, ударили в защиту Мирослава, пройдя их насквозь. А ведь каменные стены, возведенные одаренным, находящимся на уровне Старшего Мастера, могут выдержать и попадание гранаты, а значит в этот миг корни стали подобны снарядам, имеющим поразительно пробивную силу. Все это говорило о том, что член синей команды до этого момента сдерживался и не показывал всего, что умеет.

Второй раз за эту битву командой синих были применены техники, которые могли привести к летальному исходу. Хуже того, что Бартенев не мог видеть атаки своего противника, а значит и избежать ее, но по какой-то причине не звучало сигнала о том, что участник зеленой команды выбыл из состязания. Это вызывало множество вопросов у зрителей Турнира.

Я же внимательно следил за происходящим, не отвлекаясь, впрочем, от других схваток. Поэтому я увидел, что когда каменные стены стали под натиском растений разрушаться, внутри них никого не оказалось.

Противник Мирослава недоуменно посмотрел на то место, где должен был находится темноволосый парень, и тем самым отвлекся от происходящего, не успев среагировать на новую угрозу. Прямо из-под земли позади члена синей команды вдруг выскочил Бартенев и до того, как его противник успел сделать хоть что-то, кроме как скосить взгляд на парня, тот незамысловато ударил его по голове рукой, укутанной тонким слоем камня, как в перчатку. В итоге одного такого удара хватило, чтобы пробить и щит костюма, и отправить синего в глубокий нокаут.

Пока наш маг земли был занят своим противником, Алиса и Владимир постоянно уходили из-под атак их оппонента. Молния была самым неудобным в битве элементом для этих двоих, как минимум из-за того, что вода проводит электричество, а воздушные техники не могут помешать распространению молний в пространстве. Максимум, что они могли, — задержать своего противника на достаточный срок, чтобы им пришли на помощь.

Правда, этот план пришлось спешно корректировать, так как представитель синей команды не собирался действовать издалека, когда были хоть какие-то шансы, а сразу перешел на средние и короткие дистанции.

Наблюдая за этим со стороны, я отчетливо видел, что парень просто играется с ними и от части отрабатывает свои навыки. Так как воспринимай он действительно пару как угрозу, то не стал бы к ним приближаться, благо техники с основой элемента молнии были достаточно дальнобойными и быстрыми, чтобы держать большинство противников на расстоянии.

Вместо того, чтобы быстро закончить бой, член синей команды использовал не особо сильные техники, которые тем не менее заставляли Алису и Владимира постоянно находится в движении и использовать свои защитные техники, чтобы избежать попадания молнии. Дело было даже не в самом попадании такой техники, а в ее последствиях, так как техники молнии часто парализовали тело в месте удара, а значит делали тебя еще более уязвимым.

Чем больше проходило времени, тем более издевательски себя вел противник пары. Уже несколько раз молнии едва ли не касались их тел, но в последний момент ребятам удавалось уйти из-под атаки. Пока удавалось.

Во время очередной атаки использующий растения член синей команды разрушил созданные Мирославом стены и осколок отлетел в сторону метающего молнии одаренного. Он на секунду отвлекся на это, чем и воспользовалась Алиса, захватив противника в водную сферу. Обычно такая техника требовала подготовки и большого количества материала для сферы, но благодаря другим провальным атакам вокруг было достаточно луж, которые как раз подошли для формирования техники.

Было видно, что вскинувшей руку девушке не легко контролировать водную сферу, но впервые за время боя их противник не перемещался по арене, а был вынужден «задержаться» на одном месте. Одаренный, несмотря на окутавшую его воду, попытался в очередной раз применить свои техники и с кончиков его пальцев сорвалось несколько зарядов. Водяная темница чуть не распалась от такого воздействия, но Нарышкина влила в нее дополнительную энергию и смогла удержать технику в целости. В то же время из-за водной среды электрические заряды перестали контролироваться магом и ударили по нему, отчего глаза парня непроизвольно выпучились и он закричал в безмолвном крике, заглотив воду.

Да, как правило, стихия, используемая в техниках, не вредит своему создателю и, например, тот же огненный маг может без проблем ходить по лаве, которую он же и создал. Но дело было не в самом действии создания, а в контроле и подчинении. Созданное магом явление несло в себе частички энергии из источника одаренного и благодаря этому техники не причиняли вреда.

Но стоит только потерять контроль… Последствия этого можно было наблюдать у члена синей команды, который конвульсивно дергался внутри водной сферы, по которой продолжали гулять электрические заряды. Слишком много сил он вложил в эту технику, понадеявшись одним ударом разорвать свою темницу. Эта необдуманность своих действий привела его к такому плачевному положению.

Обеспокоенно посмотрев на напряженное лицо Алисы, Владимир все же не выдержал и, создав кулак ветра, «вытолкнул» парня из сферы. Орлов что-то сказал девушке, схватив ее за руку, но, казалось, Нарышкина его не слышала, все так же смотря на сферу, будто в ней до сих пор был противник. Тем временем член синей команды судорожно хватал воздух и выплевывал воду, которая забралась в его легкие.

В этот момент он не походил на грозного противника и потерял все нотки превосходства, с которыми смотрел на мою команду. Не вмешайся Орлов, парень бы попросту захлебнулся внутри сферы, но, видимо, что-то мешало Владимиру допустить такой исход.

Чертово благородство аристократов… а ведь синяя команда нисколько не смущалась использовать смертельно опасные техники.

Тем не менее наш воздушник не дал противнику окончательно прийти себя, несколькими мощными воздушными ударами буквально выбросив его за зону арены и тем самым завершив их часть боя.

Но самым зрелищным все же было сражение Лены и Сергея. Вот где действительно встретились лед и пламя.

Пускай силы и опыта у моего братца было немеряно — все-таки воспитание в роду давало о себе знать, — но каждая его атака встречалась с огненными техниками моей ученицы. Пускай она лишь недавно научилась вообще обращаться с магией и использовать свой источник, но Лена была очень способной ученицей, которой достаточно было показать направление, как она сама делала все остальное. Ну и, конечно, мало кто знал, но источник Лены наполнялся магией с просто потрясающей скоростью, и пускай она находилась на уровне Старшего Мастера, но благодаря этому преимуществу могла продержаться и против Младшего Мага.

Воронов раз за разом создавал магический лед, который устремлялся в сторону Лены, посмевшей стать у него на пути. Но каждый раз его техники сталкивались с огненной магией, которая испаряла созданный техникой лед.

При этом за время их боя можно было наблюдать, что мой братец действительно прощел хорошую школу рода и владеет множеством техник, которые умеет применять, но пока он лишь демонстрировал свои возможности, воспользовавшись сложившейся ситуацией для того, чтобы наиболее эффектно продемонстрировать свои навыки. Почему я так решил? Да просто, как минимум, треть атак не несла непосредственной угрозы девушке, окутанной в огненную сферу, зато выглядела красиво.

Все эти снежинки, вьющиеся потоком вокруг Лены, способные в крошку стереть лист металла толщиной сантиметров в десять, порой закрывали девушку от зрителей, но жара пламени пока хватало, что разрушать техники Воронова до того, как они доберутся до тела.

К сожалению, как бы успешно не отражала все техники моя ученица, но все же опыта ей не хватало и это было на данный момент ее главной проблемой

Сергей настолько увлекся атакой, что совсем не обращал внимания на творящееся вокруг. Хотя и по предыдущим их боям у меня сложилось впечатление, что ему наплевать на свою команду и они идут фоном только из-за того, что в групповом состязании должно быть четыре человека, а не один.

Вот уже вместо снежинок в Лену стали лететь целые ледяные осколки, но каждый раз они сталкивались с небольшими огоньками, кружившими вокруг нее и реагирующими на любую угрозу.

Справившиеся со своими противниками члены зеленой команды хотели помочь девушке, но Воронов отмахнулся от них, как от надоедливых мух, и от этого, казалось бы, простого движения в их сторону полетела волна холода. Чтобы избежать этой атаки, ребятам пришлось спешно использовать защитные техники. Правда, их сил хватило только чтобы не оказаться замороженными. Больше всех продержался Орлов, но и его техника разрушалась под давлением холода.

В итоге трое членов команды оказались с опустевшими источниками и теперь не могли вмешаться в бой, пока в них не собирется хотя бы минимум энергии. А в условиях сражения можно считать, что они не успеют ничего предпринять. Более того, у них сейчас не было энергии, чтобы хотя бы защитить себя, и как бы им не хотелось вмешаться, но троице пришлось выйти за границу арены.

Теперь все следили за боем Воронова, представителя одного из самых старых родов Империи, и обычной простолюдинки Петровой, которая каким-то чудом смогла поступить в Академию Магии.

Даже несмотря на разницу в происхождении, все ставили на победу Сергея. Все же одаренный на уровне Волшебника — это не только тысяча пятьсот условных единиц магии, вложенных в одну технику, но и качественно иной уровень по сравнению со Старшим Мастером, коим являлась Лена. Именно на уровне Волшебника происходит условное изменение силы одаренного и его магия становится более насыщенной и полной.

Так что никого не удивляло, что Воронов легко отмахнулся сразу от троих, пускай и уже прошедших свои бои одаренных как от чего-то несущественного. Большее недоумение у зрителей вызывало то, что простолюдинка до сих пор держалась под этим натиском. Большинству, правда, не было понятно, что пока Сергей лишь играл с ней и до этого момента не применял ни одной техники, доступной на уровне Волшебника.

Мне же приходилось за всем этим наблюдать из комнаты и мысленно просить Лену не горячиться. Лучше уж проиграть, чем потерять контроль над своими силами.

Уже прошло минут пять, как Лена возвело вокруг себя защиту и продолжала уничтожать техники Сергея, и тому, по всей видимости, уже это надоело, так как он начал постепенно замораживать пространство перед собой. Не самая сложная техника, но требующая постоянного вливания магической энергии, но благодаря ей Воронов мог усилить свои техники. Это так же, как воднику проще использовать свои техники рядом с источником воды или огненному магу рядом с пожаром. Вот только созданию «области контроля стихии», как называли в книгах данный вид техник, в Академии обучают на последних годах обучения, а мой братец все же был на третьем курсе.

Но Лена не стала ждать, что произойдет дальше, и, усилив сферу огня, стала создавать свою технику. Сергей лишь с ухмылкой смотрел на это, но стоило увидеть его удивленные глаза, когда с рук девушки в его сторону направилась завершенная техника «дыхания дракона», которая обладала разрушительной силой и потребляла просто прорву энергии. Хорошо еще, что источник Лены восстанавливается аномально быстро и поддерживать такую технику она могла несколько секунд, а не пару мгновений.

Конус пламени неостановимым потоком устремился к противнику моей ученицы. На несколько мгновений он замедлился, когда вошел в зону действия ледяной техники, но почти сразу же преодолел ее сопротивление и продолжил свое движение.

Стоило ему пересечь некую границу, как мой братец вскинул руку и на пути «дыхания дракона» возникло пять ледяных ромбовидных щитов, стоящих друг за другом. Первые три огненная техника снесла, будто не заметив, на четвертом замедлилась, но все же разрушила и его.

Пятый, последний щит, даже на вид был массивнее остальных и несколько крупнее. Вот на нем техника Лены и закончила свое продвижение. Две техники одаренных противостояли друг другу, но пламя не могло пройти дальше, так и Сергею пришлось прикладывать усилия, чтобы его щит не разрушился. Контролировать же две техники сразу удавалось немногим магам и, по всей видимости, Воронов таким не был.

Огонь, срывающийся с рук темноволосой девушки, казалось, искал малейшую трещину в щите, накатывая на него словно волны на скалистый берег, но любые возникающие трещины быстро зарастали от вливания энергии со стороны молодого мага льда. Техника постоянно трещала, но пока еще держалась и именно это было удивительным. Мало кто мог представить, чтобы простолюдинка имела возможность противостоять защитной технике такого уровня и тем более использовать высокоуровневую технику огненной стихии.

Вот братец стал вливать все больше энергии в щит и тот на несколько сантиметров разросся и продвинулся чуть ближе к Лене, отчего девушка непроизвольно сделала шаг назад. К сожалению, в этот момент источник моей ученицы, по всей видимости, почти иссяк, так как она инстинктивно потянулась ко второму источнику и в этот момент пламя, созданное техникой, стало в разы больше и уже перехлестывало щит, но не могло пока пройти дальше из-за ледяной техники, которая еще продолжала держать область контроля стихии.

Судя же по напряженному лицу Сергея и его изменившейся позе, переставшей быть расслабленной, он был вынужден влить в технику еще больше силы, чтобы не дать огню прорваться. Но все равно с каждым мгновением огненная техника продвигалась все дальше и ледяной щит Воронова сдвигался все ближе к нему. Поняв, что он начинает сдавать позиции, братец оборвал подпитку своей техники и за те мгновения, что техника еще продолжала сдерживать «дыхание дракона», он использовал технику, которая была аналогом огненной магии в исполнении Лены и называлась «поток вьюги» — узконаправленная техника, создающая поток холода, который, казалось, замораживал сам воздух. И это не та техника, на которую мог бы быть способен Старший Мастер, а только тот, кто был Волшебником, как Воронов.

Два потока, огненный и ледяной, столкнулись, порождая в месте соприкосновения целое светопреставление, когда то одна, то другая энергия пересиливала и пыталась вырваться вперед, дабы в следующий миг разрушиться под воздействием стихии.

Но тут я заметил, как из-за воротника Лены появилась на миг голова змеи и та недовольно посмотрела в сторону Сергея. Возможно, это было совпадением, но в этот же момент времени от сплетения двух техник произошел взрыв и обоих участников отбросило в стороны волной энергии с такой силой, что оба оказались за пределами границ арены.

Зрители сначала не поняли, что произошло, а потом арена взорвалась криками тех, кто был впечатлен произошедшим, так и тех, кто разочарованно орал в сторону участников Турнира. Все же предвидеть, что бой участников закончится ничьей до того, как они хотя бы отметятся в одной четвертой финала… слишком мала вероятность такого события. А тут оба участника одновременно покинули зону арены, а значит чисто технически между двумя командами была ничья.

— Пошли, — решил я, наблюдая за тем, как на арене появились маги, ответственные за восстановление зоны для следующей схватки. — Возможно, им потребуется помощь.

– Не доверяешь целителям Академии? — с любопытством спросила Арина, без возражений отправившись со мной.

— Подстроили же схватку между нашими командами, – пожал я плечами; что примечательно, девушка не стала никак комментировать мои слова, а значит тоже считала, что это подстроено. Ну оно и не удивительно, ведь Арина изучала мою историю и не могла не знать о сложных взаимоотношениях с родом Вороновых. – Так что лучше ты сама проверишь ребят.

– Благодарю за оказанную честь, – со смешком в голосе ответила Лазарева, на миг прижавшись ко мне, отчего я непроизвольно вспомнил проведенную вместе ночь. — Но что теперь?

— Из Турнира мы однозначно выбыли, но, думаю, и пройденных схваток хватит, чтобы прогресс команды смогли оценить. А если нет, то попробую обратиться к Ходкевичу, – хмыкнул я. – Может, он и действительно пойдет на встречу.

Спустя несколько минут мы подошли к служебному помещению, где был оборудован лазарет для участников. Мирослав, Алиса и Владимир выглядили вполне здоровыми, но все же несколько подавленными из-за проигрыша. К ним сразу подошла Арина, чтобы проверить, насколько хорошо обработали их раны, да и убедиться, что нет каких-нибудь внутренних травм. В пылу схватки на такие вещи не обращаешь внимания, но потом это все может сказаться на здоровье или аукнуться в самый неподходящий момент. Благо маги-целители могли провести диагностику таких повреждений, не прибегая к техническим устройствам. Зачем они тем, кто своей волей может возвращать мертвые клетки к жизни?

Больше всего опасения вызывала Лена, которая сейчас была погружена в целебный сон и совсем не походила на ту повелительницу пламени, которой предстала на арене. Во сне она выглядела настолько беззащитной и милой, что хотелось укрыть ее еще одним слоем одеяла или еще как-то позаботиться о темноволосой девушке.

Лишь несколько седых прядей выбивались из-под ее тяжелых локонов…

– Как она? – спросил я после того, как Арина развеяла свою техники над моей ученицей.

– Магическое истощение и общая усталость, – улыбнулась мне аристократка. – Было легкое обморожение, но его уже убрали. Так что не будет ничего с твоей ученицей, – вроде бы шутливо произнесла она, но я почувствовал нотки ревности.

Эх, нет чтобы сказать прямо… Женщины.

Рядом лежали члены синей команды, которые не могли похвастаться теми же незначительными ранами, что и моя. Меньше всего ранений получил мой «братец», который, заметив мой взгляд, неожиданно подмигнул мне.

Значит, он как минимум знал, как я выгляжу. С учетом того, что я понял, что он бывший родственник, только по фамилии рода…

Что еще больше меня удивило, так это то, что Сергей вдруг поднялся и пошел в нашу сторону. Команда встретила его настороженными взглядами, но, казалось, он не видел их и смотрел только на меня.

– Так вот ты какой, Егор Ветров, – задумчиво произнес он, пробегаясь по мне оценивающим взглядом. С учетом того, что парень был на голову выше меня, выглядело это так, будто смотрел он на меня свысока. Хотя почему будто? – Я думал, ты будешь выше, – хмыкнул он, сложив руки на груди и непроизвольно поморщившись, когда натянулась повязка на левой руке, через которую проступали капли крови. Это же где он так плечом приложился, что целители не смогли справится с раной?

– А я думал, что ты будешь ниже, – в тон ему ответил я.

На миг Воронов опешил, а затем громко рассмеялся, так что на него уже стали шикать целители. На большее у них бы смелости не хватило.

– Ох, – с придыханием произнес он, наконец-то закончив смеяться. – Узнаю семейный юмор, – в этот раз Сергей посмотрел на меня как-то по-другому. – Хорошо подготовил свою команду. Я даже не думал, что не смогу дойти до одной восьмой… – покачал он головой, посмотрев на лежащих на постелях своих товарищей по команде. – Может, стоило нанять тебя тренером для своей команды?

– Это стоило бы слишком дорого, – слегка оскалившись, с вызовом произнес я.

– Значит, принципиально ты не против, – задумчиво почесал подбородок парень. – Ну, это пока неважно… – отмахнулся он от своих размышлений. – Хорошая была битва, – открыто и широко улыбнулся он. – Надеюсь, мы когда-нибудь сможем встретиться в сражении.

– Пути жизни порой так извилисты, – туманно ответил я, не совсем понимая, что следует ждать от своего бывшего родственника.

– Хорошо сказано, – хмыкнул Воронов и развернулся, направившись в сторону выхода. – Надо будет запомнить.

Только когда он потерялся из виду, я услышал, как члены моей команды облегченно выдохнули.

– Я уже думала, что мы наживем себе врага в лице одного из Вороновых, – пояснила в ответ на мой вопросительный взгляд Алиса.

– Вы ему были не интересны, – тихо ответил я.

– Я тоже так подумала, – поддержала меня Арина. – Сергей, несмотря на то, что является сильным одаренным и не на самом последнем месте в своем роду, больше всего предпочитает битвы. По его словам, только в сражении сила одаренного может расти.

– Кто-то явно перечитал китайских новелл, – иронично подметила Алиса.

– Только в его присутствии про это не говори, – шикнула на нее Лазарева. – Или же ты все же хочешь в своих личных врагах одаренного уровня Волшебник?

– Да поняла я, поняла, – слегка побледнев, девушка подняла руки в защитном жесте. – Что так страшать.

– И все же жаль, что мы не продвинулись дальше, – вздохнув, произнес Орлов.

– Для первого года обучения вы продвинулись очень далеко, – возразила на это Арина, куда более сведущая в этих делах, чем остальные. Как-никак студентка третьего курса, пускай и не самая добросовестная из них в плане посещения занятий. – Если вы не заметили, то вместе с вами сражались только студенты старших курсов. Весь первый курс выбыл при первых двух битвах. Так что вы показались выдающийся результат для новичков. Тем более вы не проиграли, а свели вничью битву с Вороновым, который побеждал, по сути, в одиночку остальные команды за несколько минут. Причем команды куда более сработавшиеся и более опытные именно в групповых битвах.

– Так что в том, что вы не прошли дальше, нет урона вашей чести, – подытожил я, вспоминая разговор, который завела Алиса в самом начале, когда собиралась команда.

Гордо улыбнувшись, девушка кивнула мне.

– Я же говорила, что мы сделали правильный выбор, попросив тебя стать нашим тренером, – победно произнесла она.

– А были сомнения? – удивленно посмотрел я на нее.

– Ну-у-у, – растерянно протянула Нарышкина. Но под моим настойчивым взглядом все же соизволила ответить: – Когда ты давал задания на контроль, я вначале подумала, что это было сделано, чтобы избавиться от нас. Слишком это походило на то, что ты специально нам их дал, чтобы мы отказались участвовать. Все же в какой-то мере мы… – на этом месте выразительно хмыкнул Мирослав и Алиса поправилась: – я навязалась в группу и потащила за собой остальных, – перефразировала она. – А оно вот во что вылилось, – неопределенно махнула рукой девушка.

– Теперь можете расслабиться и посмотреть за выступлениями оставшихся участников, – не стал я комментировать признание Нарышкиной. – Даже простое наблюдение позволит вам лучше познать тонкости магии и, возможно, стать немного сильнее.

– Скажите Лене, – перед уходом вдруг обратилась ко мне Алиса, приложив руку к груди, – что мы будем ее ждать.

– Хорошо, – улыбнулся я ей.

Девушка ответно улыбнулась мне и, подгоняя своих товарищей, поспешила на зрительские места.

Вот, значит, как… ждут? Я задумчиво проводил взглядом удаляющуюся троицу.

– Будешь сидеть со своей ученицей? – ровно произнесла Арина. Слишком нейтрально для той, кто не испытывает никаких эмоций, связанных с данной ситуацией.

– Не беспокойся, – взял я руку темноволосой красавицы в свою. – Как только она проснется, я уйду отсюда. Тем более осталось ждать недолго.

– Откуда такое предположение? – слегка расслабилась от моих действий Лазарева.

– А это мой маленький секрет, – мягко улыбнувшись, ответил я, но тоном показав, что расспрашивать меня по этому поводу не стоит.

– Я буду ждать в твоем номере, – немного помолчав, ответила Арина и высвободила свою руку. – Не опаздывай.

Я лишь хмыкнул на то, как, слегка покачивая бедрами, вышла из лазарета юная аристократка. Удивительно, но эта девушка каким-то образом сумела войти в круг тех, кого я считал своими и при этом прекрасно чувствовала это, чем и пользовалась. Не переходя определенной грани, что говорило о ее уме и чутье, но все же.

Да-а-а, воспитанная в среде аристократов никогда не будет травоядным, а только хищником. Хищник же будет подчиняться только тому, кто сильнее его и, по всей видимости, мне еще не раз придется доказывать это, пока Арина, фигурально выражаясь, не склонит голову.

– Учитель, – раздавшийся тихий голос Лены отвлек меня от этих мыслей.

Я через нашу связь по какой-то причине (еще одна загадка, на которую я не знал ответа) чувствовал, что она скоро очнется, но все же пропустил этот момент.

– Привет, – улыбнулся я ей, придвигаясь поближе. – Ты хорошо постаралась. Смогла выстоять против одаренного выше себя рангом.

– Мы победили?

– Нет, – покачал я головой. – Нам зачли ничью и по общим баллам мы выбыли с Турнира.

– Это я виновата, – вздохнула Лена. – Надо было сразу использовать весь резерв.

– Ничего страшного. Если бы не ты, команда вообще бы не дошла до этого боя. Да и сами ребята тебя ни в чем не винят. А то, что можно было сделать что-то по другому… – на несколько секунд я замолчал. – Это то, что приходит только с опытом. И ты молодец, что об этом задумываешься.

– Но все же под конец я использовала энергию из второго источника…

– И только благодаря этому свела бой в ничью, – перебил я ее. – Все же противостоять Волшебнику, который куда опытнее тебя, довольно непросто. А ты билась с ним почти на равных. А то, что использовала энергию второго источника… Ты именно использовала ее, – сделал я акцент на последнем слове, – а не она добавилась к твоей технике, как это было раньше. Это уже большой прогресс в изучении собственных возможностей.

– Спасибо, – улыбнулась мне моя ученица, взяв меня за руку. – Без тебя у меня ничего не получилось.

– Ну ладно, – не нашел что ответить я, слегка сжав ее ладонь. – Хватит разлеживаться. Тебя остальные ждут.

– А разве на этом не все? – удивилась Лена. – Я думала, что наша группа собралась только для того, чтобы участвовать в турнире. И не более.

– Узы, возникающие между соратниками, порой бывают куда прочнее, чем кажется, – хмыкнул я, помогая студентке подняться с кровати. Она была еще слаба, что после такого выброса энергии было и не удивительно, но смысла засиживаться в лазарете все равно не было.

– А что теперь с твоим планом на пятый этаж? Мы же даже не прошли в одну восьмую турнирной таблицы, – задалась вопросом девушка, когда мы вышли в коридор, ведущий наружу.

– Если ваши успехи не оценят, чтобы мне предоставить доступ, то пойду другим путем. Благо мне подсказали еще один вариант, – пожал я плечами.

Этот ответ успокоил мою ученицу и дальше мы шли уже молча. На выходе никого из команды не оказалось, но они все вместе столпились рядом с моим чоппером и что-то живо обсуждали. Больше всего мне не понравилось то, что блондинчик явно намеревался сесть на мотоцикл и попробовать его в действии. И дело даже не в том, что защитных заклинаний на байке было выше крыши, а в том, что я не люблю, когда мои вещи трогают без разрешения.

– Только попробуй и будешь месяц лысым ходить, – совсем не угрожающе, вот совсем, даже ни капельки, предупредил я Орлова, когда он слишком близко приблизился к мотоциклу. Тот, что меня порадовало, сразу же отступил в сторону и вообще сделал вид, что он ничего и не собирался делать, а шел к Алисе, чтобы обнять ее. – Передумали смотреть Турнир?

– Ничего интересного сегодня все равно не будет, – ответила за всех Нарышкина, прижавшись к Владимиру, отчего тот довольно улыбнулся. – Завтра будут биться за призовые места. Вот на них интересно пойти.

– Ладно, – хмыкнул я на это. – Я привел к вам последнего члена команды, так что можете развлекаться.

– А ты не присоединишься? – лукаво посмотрела на меня Алиса.

– Нет, – покачал я головой. – У меня на сегодня другие планы.

Девушка понимающе подмигнула и, схватив Лену за руку, потащила ее на выход из Академии Магии. Парни поплелись вслед за ними, но не выглядели недовольными таким развитием событий.

Пусть расслабятся после всех боев. Заслужили. Лишь бы не напились. Хотя чего это я? Я же перестал быть их тренером, а значит не несу за студентов даже минимальную ответственность. Да и у них должна быть своя голова на плечах.

А меня тем временем ждут.

Плавно завелся двигатель чоппера, и я, мягко тронувшись с места, поехал в сторону моего временного дома в столице, где меня ждала очаровательная девушка.

Глава 7

Смотреть финал Турнира я не стал, так как в этом все равно не было никакой пользы. Вместо этого я как обычно засел в библиотеке Академии Магии и изучал доступные только для студентов редкие фолианты. Да, многие из них никак не были связаны с моей специализацией, но как знать, где пригодятся дополнительные знания?

Помимо этого посетил несколько светских мероприятий, где выступал в качестве партнера Арины. И если одно, максимум два таких посещения не считалось чем-то из ряда вон, то уже больше говорило знающим людям многое. Чего, собственно, Арина и добивалась, мило улыбаясь своим знакомым и представляя меня высшему свету.

Ох, сколько презрения было в их взглядах, когда они понимали, что я обычный простолюдин. Это даже в первые разы забавляло, а потом стало как-то все равно. Слишком уж предсказуемая реакция.

Кстати, в Турнире победила команда пятого курса, состоящая почти из полного звена одаренных, специализацией которых были боевые операции. Им даже позволили держать одного участника в резерве, так как звено состояло из пяти. Так что в какой-то мере пускай это было немного нечестно, но замена выбывшего участника команды позволила им выступить полной четверкой, а не тройкой против своих противников.

Говорят, это было зрелищно, но не думаю, что там было действительно что-то стоящее. Все же, как правило, одаренные используют одни и те же техники, которые отрабатывают до идеального исполнения. Так как скорость техники и ее сила чаще всего решали исход боя, если, конечно, не учитывать множество других факторов, но это уже детали для лекций по военному искусству.

— Вы здесь бываете чаще, чем большинство из студентов, которые вообще хотя бы раз заходили в библиотеку, — отвлек меня от прочтения очередной книги человек, представившийся Архивариусом. — Не говоря о количестве запрошенных вами книг.

— Во время учебы детей мало интересует что-то кроме того, как бы сдать экзамены и повеселиться, — отложив книгу в сторону, я посмотрел на стоящего рядом с выбранным мной столом высокого светловолосого мужчину. — Осознание того, что тебе не хватает каких-то знаний, которые ты мог с легкостью получить пару лет назад, приходит только с опытом. Не всегда приятным, но все же.

— Интересная точка зрения. Особенно с учетом тематики, что вы ищите, — ответил на это мужчина.

– Отслеживаете запросы посетителей?

— Это моя работа, — слегка поклонился Архивариус. – Да и редко кто из студентов интересуется вопросами магии, считающейся устаревшей. Вот меня и заинтересовало, для каких целей ищут книги, связанные с магическими печатями, заклинаниями связи, единства, ритуалами принятия клятв и магическим побратимством. Список довольно большой и, возможно, я смогу вам помочь найти необходимое, если вы расскажите подробнее.

– Боюсь, я и сам не до конца понимаю, что ищу, – извиняюще развел я руками, возвращаясь к прочтению отложенной книги.

– Ну что же, — принял такой ответ мужчина. — Тогда, надеюсь, вы обратитесь ко мне, как поймете, что именно ищите. А пока, исходя из ваших запросов, я подобрал одну книгу, которая хранится в библиотеке уже несколько лет, но пока ее так никто не открывал. Жаль будет, если знания из нее так и не будут востребованы молодым поколением, – с этими словами он из воздуха достал небольшую книгу и положил на стол передо мной.

И если я сказал из воздуха, то так оно и было. При этом я не почувствовал, что работник библиотеки использовал магическую энергию, не говоря уж о техниках. Интересно.

Тем временем мужчина удалился в сторону начавших шуметь студентов и я мог без лишних глаз рассмотреть, что же такое мне предложил этот странный человек. Было в нем что-то такое, что меня, откровенно говоря, пугало. Веяло от Архивариуса какой-то жутью, будто и не человек был передо мной.

Книга, которую он мне положил на стол, была даже на внешний вид достаточно старой, что могло говорить о том, что, возможно, это даже оригинал фолианта или как минимум его копия, которая делалась не пару лет назад. Не думаю, что в Академии Магии стали бы заморачиваться с искусственным старением книги, как это делают на черном рынке.

Было видно, что за книгой ухаживали и, несмотря на приличный возраст, она еще неплохо сохранилась. К сожалению, прочитать название книги было невозможно из-за испорченной обложки, но, раскрыв ее, я заинтересованно стал вчитываться в строки, по всей видимости, исследований одного из магов древности, сведенных в одну книгу на подобие учебного пособия.

Больше всего меня привлекло то, что написана она была на одном из магических диалектов Альбиона, который использовали маги лет этак пятьсот назад, чтобы их рукописи не могли прочитать непосвященные. Да и сам текст в какой-то мере был заклинанием, так как частично включал магические символы, которые обладали определенной силой, в современных реалиях считавшейся чем-то незначительным.

Даже интересно, кто собрал все это в рамках одной книги, но, к сожалению, и эта информация будто специально была испорчена.

Тем не менее этот диалект я знал и мог если и не свободно, но довольно уверенно читать текст книги, не прибегая к словарям, которых попросту не было, так как такие языки сложно поддавались разбивке на схемы. Его необходимо было понимать… самое близкое определение к этому – «читать между строк». Это было из-за того, что символы, складывающиеся из текста, несли несколько иной смысл, чем мог бы увидеть непосвященный в эту хитрость. Если приводить аналогию, то для того, кто не знал этого нюанса, страница книги могла представлять из себя кулинарный рецепт, который при этом не факт что был правильным.

Жаль, конечно, что методика создания таких текстов если и не была утеряна, то являлась интересом очень узкого круга лиц. К несчастью, очень многое из наследства наших предков в современном мире считалось чем-то ненужным и отчасти объективно устаревшим, так как технический прогресс позволил магам то, о чем маги прошлого могли лишь мечтать.

Параллельно с прочтением книги я делал пометки на листах бумаги, которые стопкой возвышались слева от меня. Из-за особенностей моей магии мне пришлось развивать свою память почти до уровня эйдетической памяти, иначе воспроизводить все сложные печати с помощью одного воображения было бы попросту невозможно. Тем не менее заметки позволяли структурировать все, что я запомнил, а то, боюсь, от копания в памяти голова может, фигурально выражаясь, взорваться.

И я говорил, что меня уже жутко бесят владельцы голографических браслетов? Еще одной особенностью этого лимитированного аксессуара была возможность записи информации на любой поверхности и ее моментальное воспроизведение в случае таковой необходимости. С учетом, что данный девайс совместим практически с любым устройством, то ее можно вывести в любом удобном для пользователя виде.

Кто бы ни создал этот браслет, он явно опередил свое время, и я не удивляюсь, что до сих пор никто не знал имени изобретателя и, более того, не смог разобраться с принципами работы устройства, кроме одного момента: заряжался он от магической энергии и по этой причине так понравился одаренным.

Так вот, книга была интересна тем, что в ней довольно подробно описывались сценарии заключения магических контрактов и их разновидностей. Да, это было не совсем то, что я искал, но у таких магических взаимосвязей все же были общие принципы. Именно на последнем я основывал все свои предыдущие поиски, но данные исследования были куда шире теоретических выкладок и несли не только пространные рассуждения, но и практические изыскания.

Если бы только эти данные не устарели на несколько веков, то цены бы им не было. Но, к сожалению, если люди утеряли часть своих знаний, то демоны оказались куда более изобретательными существами и не только сохранили свои наработки, но и улучшили их. По крайней мере в образованной между мной и Леной магической связью было намешано столько всего, чего я не мог до сих пор понять, что только остается поражаться тому, откуда обычный инкуб мог знать такие запутанные чары.

Единственным вопросом, который не давал мне покоя, было то, как Архивариус нашел эту книгу и почему он предположил, что она поможет в моих поисках?

Изучить исследования, написанные на древнем магическом языке, за один день было попросту невозможно, но даже то, что я успел понять, натолкнуло меня на пару мыслей, которые, возможно, помогут мне разобраться с тем, что возникло у нас с Леной из-за вмешательства того демона.

И как бы мне не хотелось продолжать работать над текстом, но библиотека уже закрывалась и пришлось собирать все свои исписанные листки и возвращать книги на место. За последним здесь следили особенно строго, а лишиться доступа к таким знаниям я не хотел.

– Я надеюсь, предложенная мной книга вам помогла? – спросил меня Архивариус, когда я вернул ее ему. Так как он дал ее мне, то я не имел представления, куда ее возвращать, как не обратно работнику библиотеки.

– Да, спасибо, – искренне поблагодарил я. – Но почему я раньше не мог найти ничего похожего?

– Как я и говорил, зная, что вы конкретно ищите, я бы мог подобрать более подходящие книги. Эта же из моей личной коллекции. И скажу сразу: похожей тематики книги находятся только на пятом этаже библиотеки, – предвосхитил он мой следующий вопрос.

– Я могу завтра продолжить работу с этим фолиантом?

– Конечно, – согласился Архивариус. – Всегда приятно видеть, как молодое поколение стремится к знаниям.

Выйдя из здания библиотеки, я направился на парковку, параллельно размышляя над тем, что этот странный мужчина, по всей видимости, прекрасно знал, что находится на пятом этаже библиотеки. И это упоминание его личной коллекции… Как же от всего этого болит голова!

В любом случае мне практически открытым текстом сказали, что ничего подходящего, кроме как на пятом этаже, не найду, а значит стоит ускорить решение этого вопроса.

***

Откровенно говоря, я не люблю, когда ко мне поздно вечером наведываются гости. Особенно когда это кто-то из «родственников». Так что можно понять мое настроение, когда буквально час спустя, как я оказался в своем номере, в его двери постучалась Воронова Катрина.

– Дорогой племянник, – мило улыбнулась мне тетя, будто ничего и не было.

– Тетя, – кивнул я, пропуская ее в номер. Все равно не было смысла держать ее на пороге. – Наши встречи стали довольно… частыми.

– Твое появление в столице сделало такое куда более возможным, – по хозяйки пройдя до гостинной, Катрина элегантно опустилась на диван. Создавалось такое впечатление, что я у нее в гостях, а не наоборот. – Знаешь, а я ведь действительно поверила в твои слова о том, что твой дед жив. Ты просто не представляешь, сколько связей я задействовала, чтобы отыскать любые упоминания о его действиях. Но ни один счет, ни одна из квартир или фирм не были задействованы все это время с момента взрыва вашего дома, – запальчиво произнесла она, по всей видимости, не особо следя за тем, что именно говорит.

Только сейчас я заметил несколько дерганные движения тети. Где-то безупречный макияж если и не был испорчен, то были видны огрехи (и не спрашивайте меня, как я это понял), которые нарушали общую картину. Лопнувшие местами капилляры в глазах и умело замаскированные мешки под ними говорили о том, что Катрина действительно много времени посвятила поискам моего деда, но не преуспела в этом.

– Разве я говорил о том, что он жив? – удивленно посмотрел я на нее, скрестив руки на груди. Прислонившись к косяку двери, я незаметно для моей гостьи провел по нему пальцем в ,казалось бы, ничего не значащем движении, но благодаря ему комната в любой момент могла быть изолирована. Все зависело только от моего желания. – Кстати, ваши люди говорили мне, что у меня не осталось наследства, так как все бумаги, подтверждающие это, сгорели в пожаре, – я просто не мог не воспользоваться оговоркой тети.

– Наглый мальчишка, – устало покачала головой Катрина. – Все, что было у твоей семьи, принадлежит роду Вороновых. Так что можешь ни на что не рассчитывать. В любом случае все это было все время не тронутым только из-за того, что эти средства слишком незначительны на фоне активов рода.

– Что-то слабо верится, что вы бы не попытались прибрать лежащие на дороге деньги, особенно если могли это сделать. Но не будем об этом, – хмыкнул я, мысленно делая пометку «обязательно проверить слова Вороновой». Дед был той еще изворотливой личностью и вполне мог что-то этакое учудить, чтобы в случае чего все нажитое им не досталось главному роду. Что поделать – не любил он их, и сейчас я вполне разделял его чувства. – Вы пришли ко мне из-за того, что провалились в поисках? Думаете, я укрываю деда или он каким-то образом связывался со мной?

– Ты специально повел меня по ложному пути! – угрожающе произнесла тетя.

– Разве? – удивленно приподнял бровь я. – Насколько мне помнится, вы, не попрощавшись, покинули мой номер после нашего разговора. И кстати, для представительницы столь древнего аристократического рода это было очень невежливо.

– Мальчишка! Да как ты… – возмутилась Воронова.

– Давайте только не будем по новой повторять предыдущий разговор, – перебил я ее. – Вы находитесь не в тех со мной отношениях, чтобы пытаться как-то приказывать мне.

Несколько секунд женщина зло смотрела на меня, но вот она вздохнула и ее взгляд сменился на просто раздраженный.

– Егор, ты слишком незначительная фигура, чтобы мне еще и заморачиваться с этим. Простолюдин не может противостоять целому аристократическому роду, – пояснила она тоном, как будто говорила с маленьким мальчиком.

– Все меняется, – пожал я плечами.

– Если ты думаешь, что сможешь спрятаться за юбкой Арины Лазаревой, то, боюсь, ты ошибаешься, – покачала головой тетя, попытавшись этими словами уколоть меня, но я ждал чего-то такого.

– Кто знает, – вновь пожал я плечами. – На этом все или вы вновь попытаетесь, – выделил я голосом последнее слово, – силой надавить на меня?

– Сколько ты хочешь за свои знания? – вдруг спросила меня Катрина.

– О, неужели наш разговор начинает переходить в деловое русло? – не удержался я от смешка. – К сожалению, тетя, для вашего рода мои услуги будут стоить дорого. И сразу уточню: я ничего не знаю об эксперименте деда и как он добился того, что добился. Могу только предложить свои услуги, как призывателя.

– Я обсужу это с главой рода, – кивнула мне Воронова, чем изрядно удивила меня. Я ожидал новой вспышки гнева или еще какого-нибудь яркого проявления эмоций, но тетя вела себя удивительно хладнокровно, явно что-то просчитывая в голове. – Роду могут быть полезны твои призывные существа, – после нескольких секунд молчания произнесла она.

Неужели это признание моих талантов или же еще какая-то грань плана тети, которую я сейчас не могу понять?

– Кстати, это вы обучали Сергея своим техникам? – задал я вопрос, который вызвал удивление со стороны Катрины.

– Успел познакомится со своим братом?

– А разве он вам не докладывал, как в прошлый раз?

– В прошлый раз он лишь обмолвился о том, что в Академии появился кто-то необычный, и уже потом люди рода обнаружили, что это ты. Но не думай, что в стенах этого заведения нет людей, которые могут докладывать о всех твоих действиях.

– Опять попытка угроз? – показательно устало вздохнул я. – Вам самой, тетя, это не надоело? Между нами больше нет ничего общего, так что попрошу вас либо покинуть мой номер, либо предложить цену за мои услуги, которую я сочту достойной. Иного разговора между нами не будет. И вы так и не ответили на мой вопрос по поводу Сергея, – напомнил я.

– Им занималась я, – не стала скрывать Катрина. – А почему возник такой интерес?

– Да так, – пожал я плечами. – Просто думаю, что стоило обучать лучше, а то представитель аристократического древнего рода проиграл обычной простолюдинке, – не удержался я от этого словесного укола. – Хотя он мне показался куда менее похожим на Вороновых, чем вы.

Вот пускай гадает, что я этим хотел сказать.

В этот момент с балкона вышел Церби, который впервые решил показаться Катрине на глаза. И после этого я не знаю, кто был в большем шоке: я или демон, притворяющийся псом, – тетя восторженно взвизгнула, как маленькая девочка, и подхватила Церби на руки, начав трепать его за ушами.

Только крайней степенью удивления я могу объяснить то, что демон никак не огрызнулся на эти действия, а то, боюсь, пролилась бы кровь. Несмотря на свой размер, Церби мог очень серьезно укусить, а с учетом демонической природы, то навредить этим укусом он мог и одаренному.

– Какой милашка! – воодушевленно проворковала Катрина и в этот момент, похоже, осознала, что только что сделала, и, покраснев, села обратно, оставив ошарашенного пса на месте. – Ну хоть в чем-то у тебя, дорогой племянник, есть вкус, – попыталась она выкрутиться из произошедшего.

– Э-э-э, да, – не нашелся я с ответом. Вот что значит разрыв шаблона, а ведь я тетю представлял себе совершенно другой, но, видимо, у всех есть маленькие слабости.

Тем временем Катрина поднялась со своего места и прошла мимо меня к выходу.

– И все же подумай над тем, что я говорила ранее, – обернувшись, произнесла она. – Род Вороновых может дорого заплатить за исследования твоего деда, – напомнила она.

– И снова повторюсь: я ничего не знаю об эксперименте деда. Он делился этим только с наследником моего рода, а таковым являлся мой отец. Так что они унесли эти знания с собой. Ищите некроманта, который сможет призвать их души в наш мир. У меня же несколько иная специализация.

Тетя на это ничего не ответила и поспешила удалиться прочь. М-да, как-то странно у меня ведутся разговоры с бывшей родней. Или, может, я просто странный?

– Она наконец-то ушла? – выглянула из спальни Арина, которую я до этого попросил спрятаться и не показываться на глаза тете.

Одно дело, когда мы вместе посещаем официальные мероприятия, другое же обнаружить девушку в моем номере, тем более в спальне. Так-то Арине было наплевать на все это, но оно породило бы лишнюю мороку, которую легко избежать.

– Да, – кивнул я, приобняв прижавшуюся ко мне девушку. – Эти встречи начинают уже напрягать. О том, что я буду так часто видеть своих «родственников», как-то не думал, когда приехал сюда.

– Знаешь, – приложив руку к моей груди, доверительно прошептала Арина, – я поражаюсь твоей выдержке. Я обычно в таких ситуациях выхожу из себя и по этой причине меня стараются не приглашать на собрания рода.

– Радуйся, что ты не наследница Лазаревых. Иначе у тебя бы не было выбора, кроме как мило им всем улыбаться, несмотря на то что так и хочется врезать по этим самодовольным рожам, – ответил я на это, заметив, как сам непроизвольно сжал кулаки. – Исходя из того, что я видел, у наследников родов очень мало свободы в действиях и поступках.

– Это да, – вздохнула девушка. – У моей старшей сестры действительно нет особого выбора, кроме как присутствовать на всех официальных мероприятиях. Но она к этому относится несколько проще и ее эти встречи не напрягают. Кстати, о каких исследованиях говорила твоя родственница?

– Пускай я больше не вхожу в род Вороновых, но все же это то, что можно считать тайной рода, – произнес я слова, которые должны были отрезать весь интерес к данному вопросу у Лазаревой. Все же девушка, сейчас находящаяся в моем номере, с детства воспитывалась в аристократическом роду и такое понятие, как тайна рода, ей должно быть знакомо. За такие вещи убивают. – Так что сама понимаешь, – хмыкнул я. – Да и, на самом деле, я лишь немного знаю про исследования деда и этих крох знаний не хватит, чтобы удовлетворить любопытство тети, так что бессмысленно вообще об этом говорить. Жаль только она пока этого не поняла и до сих пор думает, что я что-то скрываю.

– Как вижу его, всегда удивляюсь такому умному взгляду, – перевела тему Арина, подойдя к Церби и погладив его.

– Он уже столько лет со мной, так что ничего удивительного, – ответил я, незаметно показывая шпицу, чтобы он быстрее уходил. Как-то раскрывать, кто скрывается под таким безобидным обликом, мне пока не хотелось. – Лучше расскажи, как продвигается твой план. Всех твоих женихов уже отвадили?

– Да, – сев на диван и приглашающе похлопав рядом с собой, ответила девушка. – Дядя одобрил твою кандидатуру и объявил об этом семье. Так что теперь женихи меня больше не достают.

– Кандидатуру, – повторил я. – Чувствую себя как какой-то товар.

– Ты еще не видел профили моих женихов, которые собирала служба безопасности рода, – рассмеялась Арина. – Порой мне казалось, что мне показывают не женихов, а элитные машины, которые я должна выбрать, основываясь только на их характеристиках. Все же хорошо, что я не наследница рода и мне позволили выбирать.

– И что, прямо никто не был возмущен таким изменением в решении патриарха? – недоверчиво посмотрев на нее, спросил я.

– С этим уже будет разбираться мой род, – уклончиво ответила девушка. – И вообще, нас прервали на самом интересном месте! – возмущенно произнесла она, меняя тему разговора.

– Это каком же? – решил подыграть я ей.

Надо будет потом попробовать узнать, кого видели в роду Лазаревых в качестве мужа Арины. Кто знает, каким влиянием обладают эти люди и насколько изменение в женитьбе нарушает их планы. Ведь могут если и не отомстить за срыв договоренностей, то устроить парочку неприятных случаев. Не все такие вещи переносят спокойно.

– А вот таком, – хитро посмотрев на меня, Арина потянулась к моей шеи и поцеловала, увлекая за собой.

***

Наконец-то все упоминания о Турнире были убраны с территории Академии Магии и все вернулось на круги своя. А то толпы студентов вызывали у меня раздражение. Стоило Турниру пройти, как и учащиеся, кажется, растворились.

Вновь начались полноценные занятия и студентам попросту некогда было вести праздный образ жизни, который дозволялся руководством, чтобы сбросить пар после того, как чествовали победителей самого главного мероприятия года для этого учебного заведения. Я же боялся даже представить, сколько денег на Турнире было заработано, ведь это такой крупный тотализатор, даже если не учитывать официальные каналы.

Но не успел я направиться к библиотеке, чтобы посидеть с книгой Архивариуса, как у меня зазвонил телефон. После выходок студенток, желающих больше узнать обо мне, я заблокировал практически все незнакомые мне номера и со всей этой подготовкой к Турниру и вовсе забыл о существовании телефона, больше используя его как будильник, чем по прямому назначению.

Странным было то, что вместо хотя бы неизвестного номера телефона была надпись о том, что телефон звонящего не удалось определить. Но, кажется, я уже догадался, кто это мне мог звонить.

– Здравствуйте, Константин Алексеевич, – первым начал я до того, как в трубке раздался знакомый голос, специально делая акцент на «вы».

– Догадался, – хмыкнул Скуратов. – Так даже не интересно.

– Ну мне редко кто звонит на этот номер, да и не у всех он есть, – пояснил я. – А я все гадал, когда же ты позвонишь, – вот после приветствия можно было перейти к неформальному общению, тем более Константин сам придерживался такого же. – Кстати, много денег потерял? – с участием спросил я.

– Две зарплаты, – с небольшой задержкой ответил мне мужчина. – А она на нашей службе не такая уж и маленькая.

– А я предупреждал, что не стоит ни на что рассчитывать. Тем более замахиваться на выход в финал.

– Да вы даже в одну восьмую не вышли! – проворчал Скуратов.

– Вот! Об этом я и говорил, – хмыкнул я. – Я даже сам на победу своей команды не ставил.

– Приветственные речи закончили, так что можно переходить к делу, – сам оборвал дальнейшее обсуждение его денежных потерь Константин.

– И зачем же я понадобился Службе магической безопасности империи? – спросил я после того, как мой собеседник замолчал. Чистой воды ребячество, но что-то подсказывало, что если бы я не спросил, то дальше сам он бы не продолжил.

– Помнишь случай с похищением артефактов, в котором ты умудрился поучаствовать? – вопросом на вопрос ответил мужчина. – Так вот, по всей территории Российской Империи произошло еще несколько таких случаев.

– Дай угадаю, – я за это время успел дойти до сквера и с удовольствием сел на скамейку, любуясь небольшим искусственным озером. – Об этих случаях не заявляли, пока вы не стали копать в этом направлении?

– Ты прав, – тяжело вздохнул Константин. – Большинство аукционных домов предпочитали не сообщать властям о том, что их ограбили. Да и грабежам обычно подвергались склады, так что до поры им удавалось это скрывать ото всех.

– Понимаю, – кивнул я, хотя мой собеседник не мог менять видеть. – Репутационные потери. Кто потом захочет давать им свои ценности на реализацию, если их так легко ограбить.

– Ну насчет легко я бы поспорил, – не согласился со мной Скуратов. – Склады с артефактами древности обычно защищают похлеще, чем банковские ячейки, но эти умельцы смогли справиться и с такой преградой на пути к своей цели. А вот об остальном нам лучше поговорить при личной встрече.

– Куда мне подъехать? – все равно ведь не отвяжутся от меня, да и я в какой-то мере обязан Службе магической безопасности некоторым протекционизмом и опекой, а я не люблю быть обязанным, хоть и попытаюсь при первой возможности избавиться от всех обязательств с этой конторой.

– Меня найдешь в баре «Тайное место», – ответил Константин, повесив трубку.

***

– Еще более дурацкое название не могли придумать? – не смог удержаться я от комментария, паркуясь рядом с указанным моим «напарником по службе» заведением.

Райончик был выбран далеко не центральный, но все же и не на окраине столицы. Будь иначе, мне пришлось бы добираться до бара больше часа, а так вся поездка с учетом небольших пробок заняла двадцать минут.

Зайдя в бар, я увидел всего нескольких людей, сидящих за столиками и неспешно потягивающих пиво. Все же время не вечернее и сейчас очень мало посетителей, о чем могу судить по собственному бару, хотя мой все же был несколько больше. Практически сразу я нашел Константина, сидящего за барной стойкой и задумчиво рассматривающего на свету янтарный напиток на дне своего бокала.

– Ты быстро, – не оборачиваясь ко мне, произнес он.

– Середина дня, а ты выпиваешь? – с ухмылкой спросил я, жестом показывая бармену, чтобы он мне налил того же. Интересно, что пьют сотрудники данной службы.

– Мне можно, – покачал жидкость в бокале Скуратов. – Точнее, никто не запретит.

К этому моменту бармен поставил мне точно такой же бокал и я заметил, что мужчина смотрит на меня с каким-то ожиданием. Я же просто взял предложенный напиток и сделал первый глоток.

– Ну как тебе? – заинтересовано спросил Константин.

– Очень необычный вкус, – немного посмаковав напиток, ответил я. – Не могу даже понять, к чему больше этот напиток отнести.

– «Слеза феи» – она такая, – понимающе улыбнулся мужчина. – Пока никто так и не смог определить компоненты этого непревзойденного букета из-за того, что каждому чувствуется что-то свое.

– Ты издеваешься? – постаравшись сохранить лицо от удивленной гримасы, спросил я. – Да сто грамм этого напитка стоят…

Даже я не мог позволить себе такой напиток в своем заведении. Точнее мог, но пришлось бы выложить слишком крупную сумму, чтобы только участвовать в аукционе. Ах да, забыл упомянуть: бочка «Слезы феи» (а продавалась она именно в бочках) всегда выставлялась только на аукционах, так как в год таких бочек производили не больше десяти. Так что сумма покупки могла быть поистине баснословной.

– Ага, – перебил меня Скуратов. – А ты попросил налить себе грамм двести. И да, я немного издеваюсь, – не дал он мне вставить ни слова. – Пошли наверх, там и поговорим.

Кивнув бармену и забрав с собой бокал с эксклюзивным вином (так его официально классифицировали создатели, хотя вина тут и близко не было), Константин, не оборачиваясь, пошел к лестнице, ведущей на второй этаж этого заведения. Я еще раз посмотрел на янтарный напиток в своей руке и, вздохнув, последовал за ним.

Что-то мне подсказывает, что за него все же придется заплатить и в следующий раз надо будет спрашивать, что он пьет, а то окажется еще что-то более дорогое. Интересно, это только Скуратов такой или зарплата служащих империи на самом деле позволяет такие затраты?

На втором этаже оказалось несколько дверей, ведущих во внутренние помещения, каждая из которых была закрыта электронным замком. Догадаться по внешнему виду, что может оказаться за ними, было невозможно – слишком типичная обстановка и двери, если, конечно, не принимать во внимание электронные замки, даже на мой взгляд выглядящие слишком серьезными для какого-то бара. И вот одну из них Константин открыл своей ключ-картой, что говорило о том, что он озаботился этим заранее.

Я первым вошел внутрь длинного кабинета, который больше всего напоминал мне брифинг-зал. На такие мысли наводил большой вытянутый стол и обилие кожаных кресел. В итоге выходило, что здесь могли поместиться человек двадцать. Противоположная от нас стена была закрыта экраном для показа проекции с терминала, стоящего рядом.

– Вот здесь можно будет поговорить, – сказал Скуратов, закрывая за собой дверь и набрав на кодовой панели сложную комбинацию.

Стоило ему только подтвердить свои действия, как окна моментально закрылись металлическими перегородками и я увидел мягко засветившиеся синим светом символы как на окнах, так и на стенах, которые, впрочем, почти сразу потухли, и если не знать, куда смотреть, то их было нереально обнаружить.

Только моя развитая чувствительность к магическим потокам позволила мне не обмануться и почувствовать, что в этот момент мы оказались в своеобразном коконе, закрывшем нас от мира.

– Дай угадаю: защита от прослушивания?

– Да, – подтвердил мою догадку Константин. – Защита как от технических, так и магических средств слежки. Пока мы не покинем эту комнату, никто сюда попасть не сможет.

– Значит, весь бар принадлежит Службе? – не то чтобы мне требовалось подтверждение, но все же.

– Это место встречи полевых агентов, – не стал отрицать Скуратов. – Здесь мы можем обсуждать новые задания и после растворяться на улицах города.

– И бар как бонус к отдыху, – хмыкнул я, сев в одно из кресел. А ничего так, удобно, надо будет себе такое же заказать потом.

– Первый этаж в принципе не закрыт от посетителей, но, как правило, посторонние редко появляются в этом заведении. Так что теперь ты обладатель одной из государственных тайн, – возвышенно произнес он.

– Где расписаться кровью? – фыркнул я на это. Назвать весь этот бар «государственной тайной» было… В общем, не такая уж это тайна, раз в нее посвящают меня, который официально не входил в штат сотрудников, а значит и не подписывал никаких соглашений о неразглашении и не давал никаких клятв. Так что не удивлюсь, что все прекрасно знают, кому принадлежит «Тайное место» и кто является его посетителями. Просто никто не хочет связываться со Службой магической безопасности империи, а то мало ли чего ее сотрудники на тебя нароют. – Может уже перейдем непосредственно к цели моего визита?

Глава 8

— И о чем же ты хотел со мной поговорить, что пришлось использовать такие меры безопасности? — поторопил я моего «напарника», пока он что-то настраивал на терминале.

Вообще ситуация со Службой магической безопасности империи у меня довольно странная.

Да, с одной стороны, они долгое время наблюдали за мной и даже в какие-то моменты подкидывали работу, что, кстати говоря, доказал Скуратов незадолго после нашего расставания в тот день откровений, предоставив все материалы по наблюдению за мной. Такая открытость, честно говоря, обескураживала и… импонировала. Константин явно хотел наладить со мной нормальные отношения и такой жест… скажем так, я готов был его выслушать, а не просто проигнорировать.

С другой же стороны, как любая правительственная служба контроля и надзора, тем более за магическим миром, она имела очень широкие полномочия и свои внутренние интересы. Кто знает, в какой момент для начальства Службы магической безопасности я из полезного актива превращусь в цель на устранения. Вот и я не знаю.

Но несмотря на это, отдавать долги было необходимо. Если уж я сам создал систему услуг, то должен был придерживаться ее до конца. Сейчас же ситуация складывалась такой, что я крупно задолжал, хоть никто прямо и не просил погасить долг. Но все же… я был здесь и готов выслушать Скуратова.

— Сначала я покажу тебе общую картину, а потом объясню, почему именно тебя решили привлечь к этому делу. Так будет меньше вопросов, — пояснил Константин, перед тем как вывести карту с изображением территорий Российской Империи.

Что ни говори, но наше государство было самым крупным на планете, занимая обширные пространства. И ведь не скажешь, что изначально все эти земли были раздроблены и находились под началом князей или волхвов, которые в итоге объединились в единое государство, выдвинув на правление Романовых, являющихся на тот момент самыми сильными магами современности. Так что ни у кого не возникло и тени мысли как оспорить то, что они могут стать императорами. Слишком была велика разница в их силах и возможностях по сравнению с остальным князьями, положившими начало современным магическим родам империи.

Да и сложно что-то противопоставить Видящим на их территории. По сути, благодаря им империя является одним из сильнейших государств и не распалась на части после того, как магия стала угасать. Да и в период войны между магами империю это затронуло в меньшей степени, так как все сражения либо велись не на ее территории, либо на границе.

Хорошо еще, что сила Видящих все же не была безгранична и имела свои сложности, из-за который Романовы были сильны именно на своей территории и почти не имели власти на чужой. Из-за этого император и его семья никогда не покидали пределы Российской Империи.

Тем временем на показаной карте загорелось более двадцати точек, указывающих на тот или иной город.

— Нами за это время подтверждено двадцать случаев, когда неизвестные похищали артефакты древних эпох, — начал объяснять Константин. — Сам понимаешь, что несмотря на наше участие в этом вопросе, не все хотят признавать, что их обокрали или же они даже не заметили этого.

— Это если учитывать только торговцев древностями. А были ли ограбления хранилищ родов?

– Такую информацию тем более никто не предоставит, — правильно понял меня Скуратов. — Более того, часто такие артефакты вообще нигде не зафиксированы, так что формально их как бы и нет. Да и признаться, что тебя обокрали – слишком большой урон чести, на что рода просто не пойдут.

– И попытаются сами найти виновных, – вставил я.

– Да, — согласился мужчина. — Только грабители, кем бы они ни были, всегда работали профессионально и почти не оставляли следов.

– Кроме последнего случая. Это была та же самая команда или кто-то просто действовал, исходя из собственных интересов?

– Сейчас прорабатывается две версии. Первая – что эти две группы не взаимосвязаны и благодаря столь дерзкому налету мы смогли обнаружить другие кражи. Банально никто бы не стал искать в этом направлении без поднятого шума. Вторая версия – это одна группа, и свою последнюю акцию они провернули именно так, потому что уже украли все, что хотели. Есть еще несколько вариантов, но они пока признаются мало применимыми. К сожалению, слишком мало информации нам удалось собрать, чтобы говорить более точно.

– А как же лидер группы грабителей на аукционе дома Триктис? Он вполне открыто продемонстрировал свое лицо, – вспомнил я эпизоды того вечера.

– Его не могут идентифицировать ни по одной из баз. Все камеры, которые были в округе, они при ограблении вырубили, а составленный портрет не дает стопроцентной точности. Так что никаких зацепок, кто это был, у нас нет, – признался в бессилии Службы Константин. – Да и после этого случая новые ограбления не были зафиксированы.

– И теперь, я так понимаю, мы подходим к самому важному вопросу дня, – продолжил за него я, сделав театральную паузу: – Зачем я вообще вам понадобился?

– Ты уже пару раз в Петрограде исполнял заказы на устранение, – тут он запнулся и вчитался в терминал, – духовных сущностей, обладающих силой влиять на окружающий мир.

– Это у них такое официальное обозначение? – сочувственно отозвался я на это.

– Да, – устало кивнул Скуратов, сделав хороший глоток «Слезы феи». – И просят во всех бумагах так и писать, чтобы не было двойного толкования.

– Сочувствую, – покивал я. – Ну так что насчет одержимых предметов?

– Ну да, можно и так их назвать. Так вот, эта группа похищала только артефакты, которые были отмечены тем, что считались проклятыми из-за обитающих в них духах.

– А остальные артефакты похищали или были нацелены именно на проклятые предметы? – уточнил я, заинтересовавшись этим делом.

Все же таких предметов было не так и много и каждый из них был по-своему уникален, а духи, заключенные в них, – исключительно сильны. Изучение тех печатей, что удерживали эти сущности в материальной оболочке, сильно бы обогатили мои знания. К сожалению, большинство демонов, что я могу призвать, обладают самым скверным характером и приходится подчинять их своей воле, а не заключать взаимовыгодный контракт, как, например, я сделал в свое время с Церби.

– Наши аналитики пришли к выводу, что остальные артефакты забирались только для дальнейшей продажи и маскировки истинной цели похищения, так как многие действительно ценные предметы оставались без внимания. И если бы это действительно было ограбление с целью обогащения, то забирали в первую очередь их.

– От меня-то вы что хотите? – хмыкнул я, смотря на изображения похищенных предметов, которые любезно предоставил Константин. Что интересно, почти все они представляли собой оружие, а значит духи, обитающие в них, были охочи до чужой крови. В принципе сложно представить другое желание для сущности, заключенной в оружие, основное предназначение которого – нести смерть. – Я не умею искать проклятые предметы.

– Этого и не требуется, – в первые за все время разговора в этом кабинете улыбнулся Скуратов. – У нас есть несколько наводок на тех, кто предположительно может владеть проклятыми предметами.

– Понятно, – вздохнул я, перебив его. – Сопровождение и устранение.

– Да, – подтвердил мой напарник. – Нам предстоит небольшое путешествие.

– Надеюсь, это не займет больше пары часов? – спросил я, демонстративно посмотрев на время. Я все еще надеялся успеть в библиотеку Академии.

– О, не беспокойся, как раз один из таких людей был замечен в столице и не так далеко отсюда.

– Так и знал, что особого выбора у меня нет, – произнес я, залпом опустошая свой бокал. – Только перед этим заедем в отель. Мне надо взять с собой пару вещей.

– Походный набор демонолога? – подмигнул мне Скуратов.

– Демонологов не существует, – холодно ответил я, открывая дверь из комнаты, чем вызвал удивленные взгляд со стороны мужчины.

***

Когда я говорил о проклятых артефактах, я не зря упоминал, насколько они опасны. Начнем с того, что по их внешнему виду нельзя понять, насколько силен обитающий в них дух. Более того, большинство таких предметов и вовсе почти не фонят магией, так что на них легко не обратить внимания. Другое дело, когда артефакт становится активным – тогда ощутить исходящую от него магию сможет даже не одаренный.

Чтобы защититься от таких духов, требовалась тщательная подготовка и лучше всего, когда предмет еще не нашел себе хозяина. Хотя «хозяин» в данном случае – название очень условное, так как дух, проживший несколько сотен лет, обладал опытом и волей если и не в разы превышающей неподготовленного человека, то где-то близко к этому, и благодаря этому просто подчинял себе его. Для последнего это никогда не заканчивалось ничем хорошим.

Правда, во всем это есть небольшой нюанс. Зная, как подчинить себе артефакт, этой сущностью можно управлять, и тогда проклятый предмет становится в умелых руках пускай и опасным для владельца, но все же серьезным оружием, против которого не всякая магия сработает.

Вот из-за последнего я и решил подготовиться. Все же предыдущие разы были связаны с артефактами, которые либо были неактивны, либо завладели человеком и тот творил форменное безумие. Здесь же, судя по переданной мне Константином информации о нашей цели, человек вполне успешно контролировал артефакт, так как вел себя как все и ничем в своем поведении не выделялся. Есть, конечно, вероятность, что проклятый предмет он носит в изолированном кейсе и ни разу к нему не прикасался, но лучше не надеяться на такой вариант, чем потом проводить время в больнице, залечивая раны.

– Ты решил вернуться к тренировкам? – спросил меня появившийся дух Миямото, когда я взял в руки меч. – Похвально, – довольно улыбнулся он до того, как я успел вставить хоть слово.

– Нет, – хмыкнул я на это. Умерший воин все еще питает надежды сделать из меня своего ученика, но как-то мне не прельщала перспектива заниматься с мечом по полдня. Хватит и той физической подготовки, что я получил от него, а для всего остального есть мои призывы. Одаренный я или нет? – Возможно, предстоит встреча с проклятым предметом и вот тут можешь пригодиться ты.

– Битва с достойным противником, – задумчиво протянул японец. – Хорошо, я согласен, – на этих словах он втянулся в меч и я закрепил его на поясе.

Как будто у него был другой выбор. Да и как бы себя не вел Миямото, я знаю его натуру и сражения были для него очень важны. Мимо очередной битвы он просто не сможет пройти.

– Давно я не видел, чтобы ты так подготавливался к заданию, – прокомментировал мои сборы Церби, который до этого успешно притворялся спящим. Вот только так ли нужен сон существу, которое лишь внешне выглядит как маленькая собака?

– Слишком мало информации, – пожал я плечами, параллельно обдумывая, все ли взял с собой. – К сожалению, больше никто дать ее мне не может, так что и готовлюсь к самому худшему сценарию.

– Удачной охоты, – зевнув, «благословил» меня шпиц, вновь прикрыв глаза.

– Да уж. Охоты.

***

– И почему мы должны были пойти в отель? – спросил я спокойно курящего Скуратова. – Нельзя было его перехватить в более безлюдном месте.

– Наша цель уже несколько дней не появляется на улице, – пояснил он. – Да и когда выйдет – неизвестно.

– А он там не сдох за это время? – все-таки я очень скептично относился ко всей этой авантюре.

– Нет, – покачал головой Константин, выдыхая струйку дыма, отчего-то складывающуюся в причудливые фигуры. Ну, для мага воздуха такие манипуляции почти ничего не стоят, так что это была больше причуда моего напарника, чем что-то мистическое, как наверняка подумали проходящие мимо нас в этот момент две женщины, которые загляделись на служащего одной из самых опасных организаций в империи. – В отеле есть все, чтобы их гости не нуждались в выходе на улицу. Нас же клиент предпочитает проводить время в казино.

– Казино? – удивленно посмотрел я на него. – А их разве не запретили, кроме как в отдельных городах?

– Запретили, – не стал отрицать Скуратов. – Но это не мешает организовывать подпольные казино.

– И что, никто их не закрывает?

– Почему же? Закрывают и даже садят организаторов. Но на месте одного возникает несколько новых, – докуривая сигарету, ответил мужчина. – Так что негласно предпочитают о таких заведениях знать, чем искать их новое место. Правда, пока они не перейдут определенные рамки.

– Что-то подсказывает мне, что после нашего посещения отеля им придется закрывать не только казино, но и все заведение, – вздохнув, произнес я.

– Будем надеяться, что все пройдет спокойно, – не особо уверенно сказал Константин, выкидывая бычок и направившись к дверям отеля.

В этот раз я решил промолчать и просто пошел вслед за напарником.

Внутри нас встретило богатое убранство холла и приветливый персонал. Скуратов, найдя взглядом ресепшн, пошел к стоящей за ним девушке, которая как раз к этому моменту закончила говорить по телефону.

– Добро пожаловать в наш… – начала она заученную речь, но было прервана Константином.

– Нам бы попасть на нижний этаж, – произнес он, демонстрируя не корочки Службы магической безопасности, как я в начале подумал, а какую-то визитную карточку.

– Пройдемте за мной, – понятливо кивнула девушка, выйдя из-за стойки и указав нам на выход в коридор.

Судя по всему, ей прекрасно было известно, что значит эта карточка и что в таких случаях надо делать. Честно говоря, не ожидал, что Константин захочет пройти по тихому, но, по всей видимости, о казино соответствующие службы не только прекрасно было осведомлены, но и имели возможности пройти внутрь, не привлекая к себе излишнего внимания. По крайней мере с одиночными служащими это вполне могло пройти, а там заполнить помещения агентами и провести операцию – дело нескольких минут.

В итоге девушка привела нас к лифту, у которого стояло двое стереотипных громил в пиджаках. И, судя по моим ощущениям, они не были одаренными, так что в действительности служили только знаком того, что посторонних сюда не пропускают.

– Приятно вам провести время в нашем заведении, – поклонилась нам девушка, и развернувшись, пошла назад.

В этот раз демонстрировать визитку было не нужно. Она сама являлась ключом, который открывал двери лифта. Стоило Скуратову приложить пластиковый прямоугольник к сканирующей панели, как лифт активировался и мы спокойно вошли внутрь.

– Значит, заходим тихо? – все же спросил я, когда двери за нами закрылись и лифт поехал вниз.

– Да, так будет проще подобраться к цели до того, как он что-то поймет, – положив визитку во внутренний карман своего неизменного плаща, ответил мужчина.

– И у вас есть пропуски от всех казино в империи? – не смог я удержать свое любопытство, да и интересно было проверить догадку.

– Почти, – признался Константин. – Как правило, организаторы казино предпочитают сотрудничать с имперскими службами, чем противостоять нам. Пока такой порядок вещей всех устраивает и им легче закрыть глаза, что мы заходим на незаконную территорию, чем окончательно закрыть их бизнес.

– Слишком похоже на крышевание бизнеса, – покачал головой я.

– Ну, некоторые отчисления они все же производят. Такая деятельность, по сути, формирует большую часть бюджета операций, которых официально никогда не происходило. Все же с несуществующего бизнеса налоги не взять, а так неплохие денежные потоки идут в казну.

– Вот ведь, – присвистнул я, осознавая не только то, что в империи много того, что скрыто от обывателя, но и то, что после таких откровений меня еще сильнее подвязывают на крючок работы на Службу магической безопасности. Главный вопрос в этом: делал ли Скруратов это осознанно или нет. – А не боишься, что нас услышат? – намекнул я на то, что в лифте могут быть и скрытые камеры.

– Вот эта малышка, – продемонстрировал он небольшой подсигарник. – Глушит все технические способы записи и прослушки в небольшом радиусе от меня. На магические тоже наводит помехи, – опередил он меня со следующим вопросом. – Так что можно не сильно опасаться насчет этого. Тем более это ты мог и сам все узнать, если бы поговорил с кем-то из организаторов данного бизнеса.

– Ну да, ну да, – покачал я головой.

Так мне они все и расскажут. Как же!

По моим ощущениям мы проехали этажа три, прежде чем лифт остановился. Прямо как будто спустились в подземный бункер. Даже сложно представить, как такое строительство могли бы скрыть хоть от кого-то, но, по всей видимости, и не скрывали. Не удивлюсь, если в официальной документации по отелю значится только два подземных этажа. Конспирация, чтоб его.

До этого момента мне не доводилось быть в казино и не по той причине, что я не хотел в них попасть. Просто мне знающие люди вовремя подсказали, что в казино выигрывает только казино, и наглядно продемонстрировали, что случается с людьми, решившими зайти в такое заведения ради любопытства. Вид людей, потерявших все, но стремящихся отыграться, тогда надолго засел в моей памяти. И пускай на тот момент времени мне необходимы были деньги, я решил все же заработать их другим способом.

Так что я с любопытством смотрел на играющих людей и персонал, который настолько умело действовал в игре, что можно было заподозрить их в применении магии. Но все же это была лишь ловкость рук и большая практика, так, как будь иначе, я наверняка бы почувствовал магическое воздействие.

Несмотря на то, что мы пришли в казино днем, здесь было довольно людно.

Кто-то играл вяло и делал небольшие ставки больше, сидя здесь ради любви к игре, чем ради выигрыша. Это было видно по их расслабленным лицам и ничего не значащим разговорам. Точно так же они могли бы сидеть в каком-нибудь баре, но по какой-то причине предпочли подпольное казино. Ну не мне судить людей и их предпочтения.

Другие же азартно смотрели за каждым сбросом карты или за тем, как скачет мячик в рулетке. Казалось, они гипнотизируют работников казино, чтобы они дали им тот результат, который они ждут, но те сохраняли вежливое спокойствие и холодно реагировали на эмоции гостей. Справедливости ради стоит сказать, что пока мы перемещались к столу для покера, несколько посетителей выиграли, что сразу же громко выкрикнули. Правда, так же быстро они могли проиграть, если не успеют остановиться, но это уже им решать.

– И кто наша цель? – поравнявшись с Константином, спросил я. По какой-то причине в материалах об операции не было ни одной фотографии человека, которого мы ищем.

– Сейчас и сам поймешь, – ответил мне напарник, свернув в сторону, где были организованы места отдыха для гостей, которые пока не хотели играть, а предпочитали просто передохнуть. Сейчас они были пусты.

К нам тут же подскочил официант и еще до того, как он успел что-то сказать, Скуратов заказал бутылку коньяка и два бокала для него. Ну хоть про меня не забыл. Хотя все же надеюсь, что платить будет сам Константин (за «Слезу Феи» пришлось в итоге платить мне, но тут сам виноват), а то он и в этот раз заказал не самую дешевую марку. Стоит, правда, признать, что коньяк он выбрал на самом деле отличный.

– А это не подозрительно, что мы не стали играть? – спросил я.

– Не особо, – неопределенно махнул рукой Скуратов. – Сюда ходят люди разные и с разными предпочтениями. Так что даже на чудачества с нашей стороны не сильно обратили бы внимания. А так мы вполне можем присмотреться к тому, как идет игра у остальных, и присоединиться к той или иной игре. Все же еще не вечер и многие столы до конца не заполнены, – к нам подошел официант с заказом и пришлось на время прерваться. – Лучше присмотрись к посетителям.

– Это проверка? – уточнил я.

– Да, – прямо ответил Константин. – Мне надо знать о твоих возможностях и навыках, исходя не только из сухих отчетов. Иначе я не буду знать, когда на тебя стоит рассчитывать или нет. И без обид, – улыбнулся он, разливая напиток, – но все же ты не проходил специальной подготовки и пока к тебе отношение как к человеку с улицы. Не считая, конечно, твоих талантов, как мага.

Ну хотят проверить – пускай проверяют. Тем более раз мы сразу не подошли к цели, то время терпит.

Я окинул взглядом собравшуюся публику и стал присматриваться к игрокам. Вот седовласый мужчина делает ставку, что на следующей остановке рулетки выпадет число тринадцать, и с огорчением видит, что шарик упал на число четырнадцать и вся его ставка уходит от него. При этом его сосед довольно улыбается, ведь он угадал и вдвое увеличил количество своих фишек. Нет, это точно не они.

Остальные гости тоже не выделялись своим поведением, и я стал смотреть на столы, где играли в покер. Судя по всему, там никому не везло в карты, так как все меньше фишек оставалось у игроков. Порой кому-то удавалось немного отыграться, но по сравнению с уже проигранным это были лишь незначительные суммы. Крупье знал свое дело и вовремя подыгрывал игрокам, чтобы их интерес к игре не угас. Сложно было заподозрить сотрудника казино в обмане, но он настолько ловко действовал своими руками, что никто из гостей просто не мог уследить за его манипуляциями. Тем более все они параллельно с игрой выпивали, что не самым лучшим образом сказывалось на внимательности.

Я не сначала обратил внимание, но один из столиков был занят всего одним человеком. Пускай посетителей в такое время было немного, но хоть кто-то должен был составить ему компанию, чтобы попытать свои шансы в игре с меньшим количеством участников. Но стоило хоть кому-то из свободных игроков приблизиться к этому столу, как он слегка бледнел и разворачивался, сильнее налегая на спиртное.

Дело было в молодом мужчине, который сидел за этим столом и очень неодобрительно смотрел на такого человека. Достаточно, чтобы он передумал к нему приближаться. И все это без всякой магии. Но больше всего меня привлек длинный предмет, который был обмотан в какие-то тряпки и прислонен к столу сбоку от этого мужчины. Такая себе маскировка оружия, но ничем не хуже тубуса, который болтался у меня за спиной.

Сам мужчина не обладал какой-нибудь примечательной внешностью. Светлая рубашка-поло и темные брюки хоть и были дорогими на вид, но не чувствовалось, что этому человеку такие одежды привычны. Скорее всего такая одежда должна была подчеркнуть, что он при деньгах, а не зашел сюда случайно, так как внешне мужчина совсем не походил на богача.

Было видно, что физической подготовке он уделял много времени и, возможно, был ранее военным (что часто бывает в истории наемников). Короткая стрижка открывала вид на несколько шрамов на голове, что при темном цвете волос было особо заметно, скорее всего от пуль, но тут я не эксперт, так что могу ошибаться.

Ах да, еще сквозь рубашку слегка проступала татуировка на предплечье, но разглядеть, что именно там изображено, было невозможно. Тут мог оказаться как и какой-то абстрактный рисунок, так и знак подразделения, в котором он служил или является наемником. Многие по какой-то причине любят оставлять такие «памятные знаки» о своих годах, проведенных в каждодневной опасности и ожидании смерти.

На этого человека я и указал Константину.

– Верно, – подтвердил мою догадку он. – Этот человек был при восьми ограблениях из двадцати в городах, где они проходили. Но выдал он себя больше тем, что использовал проклятый артефакт против людей, что было зафиксировано на камеру, которую он не заметил.

– Мне казалось, они всегда заботятся о камерах во время своих ограблений, – припомнил я этот нюанс, который повторялся при каждой операции этой группы.

– Да, но один из владельцев склада был бывшим военным и каким-то образом умудрился забрать с собой со службы охранную систему внутреннего цикла, которую не так-то и просто обнаружить, а тем более взломать, – пояснил Скуратов.

– Каким-то образом? – скептично хмыкнул я.

– Этим занимается другая группа, да и к текущему делу не относится, – сделал он очередной глоток и, подхватив бокал и бутылку, встал. – Пора присоединиться к игре.

Я на это лишь сделал небольшой глоток и пошел вслед за напарником, который проигнорировал взгляд, полный жажды убийства, нашей цели, сел слева от него; я, соответственно, устроился справа. На меня его зырканья тоже не произвели впечатления. После встречи с демонами таким уже сложно напугать.

– Этот стол занят, – чуть ли не прорычал мужчина, когда мы сели рядом с ним. К этому моменту у него закончились карты и крупье должен был начать новую игру. Так что формально мы ему не помешали играть.

– Да мы всего сыграем пару раз и уйдем, – улыбнулся ему Константин, делая жест сотруднику казино, чтобы он раздавал карты.

– Я предпочитаю делать это в одиночку, – продолжал давить своей «аурой» мужчина.

Будь рядом с ним какая-нибудь слабовольная личность, то она могла бы упасть и в обморок. И ведь это совсем не магическое воздействие, а что-то, что действует на подсознание человека. Что-то, что ты ощущаешь, когда рядом с тобой появляется опасный хищник. Этому не научится в мирной обстановке.

– Мы всего на пару игр, – вновь улыбнулся Скуратов. – Так что не испортим вам сегодняшний день, – он налил в бокал немного коньяка и продолжил: – Или же можете отдать свой артефакт и спокойно сдаться нам.

Ради небольшой демонстрации мой напарник использовал какую-то технику воздуха, которая заставила полы его плаща трепетать под воздействием ветра, которого не могло быть в закрытом помещении. Позерство чистой воды, но все же показывающее серьезность намерений.

– Значит, все же вычислили меня, – спокойно произнес мужчина, как ему казалось, незаметно потянувшись к проклятому предмету.

– Вот только не надо зубы заговаривать, – заметил его движение Константин. – Все действительно можно решить мирно.

– Как будто я этого захочу, – оскалился наемник и в этот момент из тряпья, стоящего рядом с ним, выскочил меч.

Этого я никак не ожидал, но одно это говорило о том, что наша цель либо успешно подчинила артефакт себе, либо все это время мы разговаривали с духом, обитающим в мече. Ну и как я говорил, сценарий того, что проклятый предмет могли еще толком не использовать, оказался самым маловероятным.

И кстати, это была очередная катана? Не слишком ли их много я встречаю в столице государства, в котором это оружие не было распространено от слова «совсем»?

Одновременно с тем, как меч лег в руку нашей цели, он вскочил со своего места и тем самым повалил стул, на котором сидел, привлекая к себе всеобщее внимание.

– Значит, тихо не будет, – тяжело вздохнул Константин, но я за короткое время нашего знакомства уже знал, что этот человек часто играет на публику, и не всегда что видно внешне, есть и внутри. Вот и сейчас, несмотря на внешнюю пантомиму, я видел, как цепко следят его глаза за каждым движением нашей цели, а ощущения мне подсказывали, что оперативник Службы магической безопасности незаметно напитывает энергией какую-то технику.

– Моя катана слишком долго пролежала без дела, – погладил рукоятку меча мужчина. Чем-то в этот момент он мне напомнил того японца, что чуть ли не облизывал свой клинок, перед тем как начать убивать. – Пора ей вновь насытиться кровью.

Ну вот, что я говорил? Еще один меч-кровопийца.

Под взглядом напарника я медленно поднялся со своего стула и вытащил тубус, открыв его.

– В последний раз, – не особо довольный сложившимся положением произнес я. – Лучше сдаться, – хозяин проклятого артефакта демонстративно сплюнул на пол и встал в атакующую стойку (да, и такому меня дух мечника обучил, хотя понять, в какую именно, я все же не был способен – слишком уж много этих стилей меча). – Я предупреждал.

Из тубуса сам собой вылетел меч в неказистых ножнах и лег мне в руку. В этот момент надо было видеть лицо Константина, так как пускай он и знал, что у меня есть меч (все же он видел, как я расправлялся с демонами в день, когда он раскрыл свои карты), но чтобы он проделал то же самое, что и проклятый артефакт, явно было для него неожиданно.

– Попробуй остановить меня своим ножичком, – рассмеялся наемник.

Что за глупость? Если уж решил не сдаваться, так нападай, а не выкрикивай фразы, как какой-нибудь второсортный злодей. Но говорить я это, конечно, не стал, а, как и учил Миямото, опустил меч на уровень пояса и положил ладонь на эфес, готовый в любой момент его выхватить.

Люди в зале тем временем стали спешно покидать помещение, а напуганные сотрудники вызывали охрану, которая по какой-то причине отсутствовала непосредственно на самом этаже.

Видя мою пассивность, наемник сам бросился вперед, но удалось ему сделать всего несколько шагов, когда я резко выхватил меч и, плавным движением приблизившись к нему, остановил движение его катаны своим клинком. В магическом зрении оба меча, казалось, набросились друг на друга, хотя визуально не высекли и искры. Но все же пускай в материальном плане они лишь соприкоснулись, но в энергетическом два духа столкнулись куда в более яростной схватке в попытке одолеть соперника.

Да, дух, обитающий в катане, был силен не только из-за того, что имел большой опыт в деле убийства, но и потому, что его, по всей видимости, не так давно «кормили». Мой же меч не был проклятым артефактом, но в нем жил дух воина, который так просто не сдается демонам – что ему какая-то слишком долго живущая на свете и уже обезумевшая сущность оружия.

Правда, стоит признаться, что сам бы я просто не смог так двигаться, если бы не помощь Миямото. В такие моменты он частично брал мое тело под контроль и сам вел меня в бой. Как бы не ворчал старый воин на то, что я отлыниваю от тренировок, но мне все это было неинтересно, да и банально выкраивать на занятия время было не из чего – и так всегда дел хватало. Так что меня в этот момент можно было назвать одержимым, но благодаря этому я мог не отвлекаться на наемника, а в какой-то мере даже спокойно создавать печать.

Тем временем Константин закончил свою технику и отгородил часть зала воздушной стеной, отчасти заперев нас троих в этом пространстве. Но все же благодаря этому наша цель не могла добраться до других людей, а когда ведешь сражение с артефактом, становящимся сильнее от убийств, это очень важно.

И почему всегда так? Почему нет артефактов, которые от убийства людей становятся слабее. Но да ладно, это все лирика.

Пока я сражался с наемником (делал это, правда, Миямото, но не суть важно), мой напарник отодвинулся в сторону и спокойно попивал коньяк, отслеживая наши передвижения по залу. За несколько секунд сражения он уже перестал быть таким как раньше, а скорее походил на место, по которому прошелся ураган. Все же артефактное оружие на то и артефактное, что может куда больше, чем какой-то кусок металла.

Я, конечно, понимаю, что со стороны Константина вмешательство в противостояние двух мечников могло только помешать нам поймать нашу цель, но все выглядит так, что он позвал меня, чтобы я сделал за него всю работу. И это бесплатно! Да, я, возможно, должен Службе магической безопасности, но делать это по доброте душевной не собираюсь. Да и где это видано, чтобы темный маг так делал? Так что надо будет придумать, как отомстить ему за это так, чтобы и без причинения вреда, и чтобы на душе стало приятно.

Толкнув ногой стул, удачно подвернувшийся по пути, в моего противника, я на несколько секунд разорвал дистанцию и смог наконец-то использовать печать, направив руку в сторону наемника. На мгновение рядом с ладонью вспыхнул круг печати с десятком сложных символов, и вот уже они находятся на лезвии катаны, с каждой секундой все сильнее пеленая безумный дух меча.

Проклятый артефакт, который до этого контролировал наемник, из-за моей печати перестал делится своей силой с мужчиной и он больше не был способен на те невероятные акробатические кульбиты, что я замечал краем сознания, пока подготавливал печать. Позволив Миямото снова вести в бою, я приблизился к не ожидавшему такого противнику и, уйдя от не особо быстрого удара катаной, зашел к нему за спину, чтобы затем ударить эфесом меча по голове. Этого хватило, чтобы дезориентировать мужчину и наконец-то отбросить артефакт в сторону.

Воздушные путы, созданные Константином, закончили дело. Мысленно поблагодарив дух мечника за помощь, я вернул меч в ножны и подошел к валяющейся в стороне катане. Сначала это хотел сделать Скуратов, но я жестом показал ему, чтобы не лез, а лучше занялся нашей целью.

Теперь у меня была возможность получше рассмотреть этот артефакт да наложить еще несколько печатей, чтобы дух, живущий в катане, не смог вырваться на свободу и подчинить себе нового «хозяина».

В данный момент, больше не полыхая магической энергией, она не представляла из себя ничего особенного. Обычная старая катана с потертой гардой и местами треснувшим лезвием, и если бы не сущность, обитающая в ней, то она представляла бы из себя только историческую ценность. Да и до нашего времени она дошла в таком состоянии только скорее всего из-за влияния духа, так как во время активных действий я не видел этих визуальных недостатков.

Сейчас же по всему лезвию едва заметно перемещались символы нескольких печатей. Так-то достаточно было бы и одной, но я решил перестраховаться, а там уж пусть Константин разбирается.

– Я вызвал подкрепление, – сказал Константин, когда я закончил с артефактом. – Сдадим их им и можно расходится.

– И я так был нужен? – скептически осмотрев связанного воздушной техникой бессознательного наемника, спросил я.

– У нас нет специалистов, которые могут сделать такое, – указал Скуратов на катану. – А без этого захват таких целей всегда происходит с жертвами. Нам просто повезло, что артефакт оказался слабеньким.

– Голодовка никого не делала сильнее, – хмыкнул я.

– Ты и такое определяешь? – удивленно посмотрел на меня напарник.

– Да тут и определять нечего, – отмахнулся я. – Забери он жизни хотя бы еще десятка человек, то силы в нем было бы куда больше и только разрушенным залом мы бы не обошлись. Да и сам «хозяин» артефакта не до конца его себе еще подчинил и из-за этого их связка была слабее, чем могла бы быть.

– Понятно, – задумчиво протянул Константин, посмотрев на мой меч.

– Это не проклятый артефакт, – сразу же пояснил я, до того как он задал вопрос. – Но рассказывать, что это, я не буду, – как бы извиняясь, развел я руками. – Ну что, я очередную проверку прошел?

– Ты же не готов рассказывать про свои возможности, – взяв бутылку и бокал, каким-то образом уцелевшие во время боя, он налил себе еще немного коньяка и сделал глоток. – Хороший коньяк и, главное, бесплатно, – хмыкнул Скуратов. – Так вот, ты не рассказываешь про свои возможности, поэтому и приходится делать такие проверки. На конфликт с тобой никто не хочет идти, – постарался он меня убедить. – Но надо же знать, на что ты способен, а что будет не по силам. Рисковать таким специалистом никто не хочет.

– Прямо специалистом? – ухмыльнулся я.

– Есть и другие, кто мог бы справится с этой задачей, но не так эффективно, как ты. Да и тебя было проще выдернуть на задание. Так что, сам понимаешь, кого будут стараться вызвать в случае повторения такой ситуации. Тем более если это может избежать жертв как со стороны непричастных людей, так и среди сотрудников.

– Ты же понимаешь, что все это, – обвел я рукой помещение казино, – я не собираюсь каждый раз делать бесплатно. И так пошел вам на встречу, раз по твоим словам выходит, что вы скрывали информацию обо мне от других.

– Любая работа должна быть оплачена, – согласился со мной напарник. – Я поговорю на этот счет с начальством. Я же так понимаю, тебя деньги не особо волнуют?

– Сам же знаешь, что предпочитаю получать оплату услугами.

– Хорошо, – кивнул Константин. – Думаю, что-то для тебя найдется. А вот и наши приехали, – прокомментировал он появление из лифта людей в форме.

– Тогда я больше не нужен?

– Я с тобой свяжусь в случае необходимости.

Попрощавшись со Скуратовым, я пошел к спускающемуся с новыми пассажирами лифту. Из него выскочили очередные люди в форме и, что неожиданно, девушка с зелеными волосами (что на фоне официальщины остальных прибывших выглядело несколько дико), которая, не обращая внимания ни на кого, направилась сразу к запечатанной мной катане.

– Руками лучше не трогать, – предупредил я ее, когда она уже нагнулась, чтобы подобрать проклятый артефакт.

После этих слов девушка обратила внимание на меня, я же пораженно посмотрел на неестественно зеленые глаза, которые так и полыхали силой. Так вот о каких специалистах говорил Константин. Не ожидал, что они привлекают к работе шаманов, а никем иным, судя по моим ощущениям, эта незнакомка быть не могла.

Более того, что-то промелькнуло в ее взгляде, что становилось ясно, что она с легкостью «прочитала» меня и увидела не только то, что видят обычные люди, но и дух Миямото, который сейчас находился рядом со мной и так же изучающе смотрел на девушку.

Наш зрительный контакт продолжался всего несколько мгновений. Зеленоволосая сотрудница Службы магической безопасности резко отвернулась (мне даже показалось, что она презрительно фыркнула) и взяла катану в руку, которая за миг до этого окуталась зеленой дымкой, тут же исчезнувшей, стоило моргнуть.

Интересно, чем же ее привлекла работа на государственную организацию? Хотя мне и своих дел хватает, чтобы еще и этим интересоваться.

Лифт наконец-то был свободен и я отправился прямиком в Академию в надежде, что еще успею почитать ту книгу Архивариуса.

Глава 9

Несмотря на послеобеденное время, я все же смог до конца разобраться с книгой и некоторые моменты зафиксировать для себя. В ней достаточно подробно описывались моменты, которые до этого я знал только теоретически или на уровне упоминаний в других фолиантах. В принципе этого было достаточно, чтобы попробовать оборвать связь, возникшую между мной и Леной. Но вот именно что попробовать…

После стольких недель исследований я мог лишь частично понять, что эта связь несет в себе, а уж что будет после ее исчезновения, то… Оставалось только искать дополнительную информацию и надеяться, что я смогу найти ответы на свои вопросы. Все было бы проще, если бы ее ставил не демон, но пока я не мог найти подвоха в связи ученик-учитель. Что, впрочем, значило, что он скрыт куда серьезнее, чем позволяют обнаружить мои возможности. И не стоит говорить тут о паранойи. Предпочитаю быть живым параноиком, чем мертвым глупцом.

За все это время я так и не получил приглашение в ректорат. Хоть в Академии и уделили внимание первокурсникам, поднявшимся в турнире на достаточно высокое место, но все же это был не единичный случай. В истории Академии были уже зафиксированы случаи, когда первогодки попадали в одну четвертую финала, правда, при этом почему-то опускалось то, что те являлись представителями одних из самых древних родов, которые не чурались отправлять детей в Свободные зоны, где те приобретали опыт реальных схваток и проливали кровь. Так что Турнир для таких студентов был не особо сложен и побеждали их только из-за большого опыта ведения сражений в рамках турнирных правил.

В принципе я чего-то такого ожидал, так что и не расстроился, когда вся эта затея не привела к желаемому результату. Но хоть Лена нашла себе друзей, с которыми ей легче будет влиться в учебу в Академии.

Наверное, из меня все же вышел не совсем правильный темный маг, но какой уж есть и менять себя я не намерен.

Ну что же. По всей видимости, остается воспользоваться еще одним известным мне способом попасть на пятый этаж библиотеки, а именно обращение к Ходкевичу, который был куратором группы, куда номинально входил я.

Благодаря все тому же Климу Акимовичу, который подсказал, где искать молодого преподавателя вне учебных занятий, я быстро нашел рабочий кабинет Ходкевича. Изначально я хотел просто зайти внутрь — все же это было помещение, принадлежащее Академии Магии, а значит препятствовать посещению студента-куратора никто не должен, но почувствовав магию, наложенную на дверь и, что примечательно, даже на стены, решил все же вежливо постучать. Как-никак, Ходкевич был темным магом, специализирующимся на проклятьях, а эти люди сами по себе обладают не самым добрым характером. Так что на дверь могло быть навешано что угодно, вплоть до смертельного проклятья.

— Войдите, — раздалось с той стороны двери, когда я постучал в третий раз.

— Добрый день, Аркадий Андреевич, — кивнул я мужчине, который сидел за столом и по всей видимости делал какие-то расчеты на бумаге, занося данные на компьютер.

По крайней мере на экране были вполне узнаваемые магические схемы, к которым он приписывал какие-то ему одному понятный цифры. Не то чтобы я так сходу мог определить, что за технику он изучает или создает, но общий принцип структуры заклинаний соблюдался во всех техниках. Правда, плохо это или хорошо — вопрос философский и вызывает много споров и по сей дей, хотя магические техники пришли на смену заклинаниям прошлого уже почти как сто лет назад.

— А вы… — бросил на меня короткий взгляд Ходкевич, который, по всей видимости, был весь мысленно в расчетах.

– Егор Ветров, — представился я, садясь в кресло для посетителей.

— Ветров? – удивленно посмотрел на меня мужчина, а затем его взгляд сфокусировался на мне и в нем мелькнуло узнавание. – Учитель Елены Петровой. Вы, кажется, не особо часто посещаете лекции студентов.

– К сожалению или счастью, я пошел собственным путем и учеба в Академии мне ни к чему. Что не скажешь о ее библиотеке, где находится поистине редкие экземпляры магических фолиантов.

– А, так это вы тот студент, что оккупировал библиотеку? — удивил меня своим вопросом Ходкевич.

— Оккупировал? – решил переспросить я.

– Да, – кивнул он. – Лоэрик говорил, что какой-то студент успел за короткое время прочитать больше книг, чем иные старшекурсники к концу своего обучения. И вы на моей памяти единственный из подходящих под описание молодых людей, которые так отзываются о нашем скромном хранилище знаний.

– К сожалению, я не знаю никого с таким именем, – развел я руками.

– Ах да, – хлопнул себя по лбу Аркадий Андреевич. – Все забываю про это… Он просит, чтобы его называли Архивариус. Это уже я из начальных букв его имени составил такое прозвище, которое легче запомнить, чем полное перечисление, – пояснил он. – Собственно, все это к делу не относится. И по какому вопросу вы ко мне пожаловали?

– Я хотел бы обсудить с вами возможность выписки мне доступа на пятый этаж библиотеки. Как мне сказали, его могут давать только преподаватели или кураторы групп.

– Без проблем, – пожал плечами Ходкевич. – Я поговорю с Лоэриком и он вас пропустит. Что-то еще? – посмотрел он на меня.

– И это все? – удивленно спросил я.

– А что вы хотели? – слегка улыбнулся мужчина.

– На пятый этаж не пускают кого попало и я думал, что вы выставите мне какие-то условия, перед тем как дадите разрешение.

– А оно вам надо? – спросил он меня и тут же продолжил: – Вот и мне не надо. У меня хватает собственных дел, чтобы, простите уж за прямоту, возиться с еще одним студентом, который вроде как и не студент… В общем, думаю, вы и сами все поняли. Тем более такой вопрос решает только Лоэрик и предписание преподавателей служит лишь рекомендацией для студента. Дальше он уже решает, что студенту необходимо для учебы.

– Так просто? – прошептал я, несколько обескураженный от ответа куратора группы.

Это получается, я зря столько мучался с Турниром, а вместо этого мог вот так подойти к нему и тут же получить разрешение? А ведь это казалось мне куда более сложным, чем натренировать команду первогодок, чтобы они показали себя на уровне со старшекурсниками.

– Именно, – хмыкнул мужчина. – Студенты сейчас редко показываются в библиотеке и им приходится доказывать, что они достойны того, чтобы изучать книги с пятого этажа. С вами же ситуация складывается противоположная. Так что я не вижу с этим проблем. Приходите в понедельник в библиотеку и, думаю, все вопросы будут решены.

– Спасибо, – кивнул я Ходкевичу и уже собирался развернуться, как он задал вопрос.

– Извините, Егор, – задумчиво проговорил он. – Но не могли бы вы ответить на мой вопрос не в качестве платы за допуск, за которым вы пришли, а чисто из научного интереса?

– Задавайте, – пожал я плечами.

– Знаете, я, после того, как увидел ваши призывы, заинтересовался этой темой и провел исследования в этом направлении, – издалека начал он. – И у вас довольно нетипичные призывы, которые по данным моих источников никто не видел.

– Я самоучка, – ответил я на это. – Так что не удивительно. Знаете, сложно найти простолюдину учителя, да еще и призывателя, который мог бы объяснить все нюансы этой магии.

– Значит, еще один самородок? – по всей видимости не смог удержаться от комментария Аркадий Андреевич.

– Может быть, – хмыкнул я. – Мне сложно судить о своих успехах.

– Допустим, – сделал паузу мужчина. – Я по своей натуре человек любопытный и порой это любопытство ведет меня к различным приключениям, – этой фразой он незамысловато намекнул на обстановку в рабочем кабинете, в котором хватало различных «сувениров» из мест, где Ходкевич успел побывать. К большей части этих предметов я даже опасался подходить. Когда не знаешь, как отреагирует на тебя тот или иной артефакт, лучше его и не трогать. – Так вот, я бы хотел изучить один из ваших призывов, если, конечно, вы не против.

– К сожалению, без меня это у вас навряд ли получится, – покачал я головой. – Так как некоторые из этих существ обладают довольно скверным характером.

– Тогда может договоримся в удобное для вас время? – предложил он. – Это очень поможет моим исследованиям.

– Я не против. А что за исследования или это секрет? – все же не удержался я от вопроса, да и не согласиться тоже было не правильно. Человек в принципе помог мне с моей проблемой, хоть для него это и оказалось совершенно не сложно, так что я должен был отплатить хоть чем-то.

– Как вы, наверное, уже знаете из слухов, – неопределенно махнул рукой Ходкевич, слегка улыбнувшись. – Я примерно в вашем возрасте любил исследовать различные магические места и мой выбор пал на Африку с ее городами-призраками. Это очень обогатило мои знания, но в то же время породило множество вопросов, над которыми я бьюсь до сих пор. Что насчет моего текущего исследования… – сделал он небольшую паузу, откинувшись на спинку кресла. – То я считаю, что в магии призыва и в появлении города-призрака есть общие черты и если разгадать их, то может даже удастся стабилизировать такой город на куда более длительный срок, чем одни сутки, как это происходит с большинством из них.

– А вам не кажется, что новые жители могут повлиять уже на сложившееся положение дел на планете? – спросил я, заинтересовавшись этой идеей. – И так в Африке много проблем, чтобы порождать еще одну.

– Жители этих городов не могут покидать их границ без опасения, что их развеет. Да они об этом и не думают, живя в своем закрытом мире и не помышляя о прогулках вне его, – ответил Ходкевич. – Так что насчет этого можно не опасаться. В то же время население городов-призраков готово идти на контакт с нами и при удаче можно получить их знания, которые могут кардинально отличаться от сложившихся представлений о мире и магии.

– Так может сейчас и начнем? – предложил я. – Я так понимаю, вам без разницы, кого именно я призову, главное сам принцип?

– Не совсем, – покачал головой куратор. – Вполне возможно, что у разных существ будут наблюдаться различия, но на данном этапе это действительно неважно. Вам что-то требуется для этого? – загорелся он азартом исследователя.

Теперь мне стало понятно, как этот мужчина смог выжить в таких опасных местах, как земли фараонов и города-призраки. Он просто не замечал, что они опасны и скорее всего пер напролом, когда остальные бы уже развернулись. Возможно, именно поэтому он единственный из Российской империи имеет такие уникальные знания, которые заставляют считаться с этим дворянином с окраин.

– Нет, – хмыкнул я, развернув руку ладонью вверх. На ней появилась небольшая печать и в следующий миг над ладонью парило небольшое существо, представляющее из себя белый пушистый светящийся комок. Наверное, одно из самых безобидных созданий, что я могу призвать. – Я называю это существо Светляком, – прокомментировал я его появление и мягко подтолкнул существо в направлении Аркадия Андреевича.

Без раздумий сметя все со стола, Ходкевич вытянул руки так, чтобы Светляк оказался между ладоней и стал что-то бубнить себе под нос, иногда не особо мелодично посвистывая. Такой способ использования заклинаний я видел впервые и заинтересованно смотрел за его действиями.

Несмотря на наличие пусть и куцего (у многих и такого нет) магического взгляда, я не мог понять в этом хитросплетении энергии какую-то систему. Единственное, что удалось понять, – то, что все эти посвистывания были не просто так: на них реагировала создаваемая Ходкевичем техника. Хорошо еще, что я решил использовать довольно-таки безмозглое существо, которое почти никак не реагировало на творящееся вокруг него действие, а то, боюсь, другой демон на его месте уже попытался бы вырваться, а пытаться его удержать – значит вмешаться в работу куратора, что при условии его необычного подхода могло обернуться непредсказуемым результатом.

В итоге Ходкевич провозился со своей техникой минут сорок, а затем резко оборвал ее и стал стремительно писать на бумаге. Я посчитал, что не стоит человека отвлекать от работы, но и уйти не попрощавшись тоже не мог, так что просто остался сидеть на месте.

К этому времени погода за окном испортилась и полил густой дождь. Мысленным посылом я заставил светляка светить ярче и в кабинете заметно стало светлее и даже приятней. Было что-то в этом существе помимо света, что-то успокаивающее, но пока он был один, это было не так заметно.

Ноябрь месяц за окном, а это первый такой дождь за все время. До этого было вполне тепло, что даже не требовалось надевать куртку, но, по всей видимости, скоро придется. И хорошо еще, что стоянка для транспорта в Академии находится под крытым навесом, а то садится на мокрый мотоцикл – то еще удовольствие.

Пока преподаватель Академии был занят занесением собранных данных, я более внимательно осмотрел комнату. Довольно типичный рабочий кабинет мага-исследователя. Тут тебе и пара шкафов, заставленных справочниками и фолиантами, которые может и не несут практическую пользу, но могут быть признаны антиквариатом. Если вообще не были подарены, что тоже исключать нельзя.

На одной из стен на подставке висело два хопеша, что могли бы показаться сувенирами из дальних странствий, если бы я не чувствовал исходящую от них чуждую для меня магию. Ну и вытравленные прямо на лезвии вязи иероглифы тоже были исключительным показателем. Насколько я знаю, такое оружие обычно не покидает границ Египетского царства.

Несколько масок африканского происхождения, казалось, смотрели пустыми глазницами за нашими действиями. Чем-то они мне напоминали ритуальные маски, которые в древности использовали при обрядах, но в этой комнате экспертом в таких вещах был не я, так что могу и ошибаться.

На этом, в принципе, весь осмотр и завершился, так как Ходкевич закончил делать записи и теперь откинулся на спинку кресла, о чем-то задумавшись.

– О, вы еще здесь? – удивленно он посмотрел на меня, отвлекшись от мыслей.

– Не решил вас прерывать, – хмыкнул я. – Надеюсь, мой призыв помог вам в исследованиях?

– Да, простите. Я порой сильно увлекаюсь, – слегка смущенно проговорил мужчина. – Да, есть о чем еще подумать, но вы действительно сильно мне помогли.

На этой ноте мы и распрощались. Хотя я бы сказал, что не будь Ходкевич столь воспитанным, он бы меня уже вытолкнул из кабинета, чтобы продолжить расчеты.

Повезло, что к этому времени дождь перестал идти и я смог спокойно добраться до своего мотоцикла, отправившись обратно в свой номер. Надо будет, кстати, подумать как развлечь Церби, а то сидит все это время в отеле и никуда не ходит. Он, конечно, не жалуется (его все в принципе устраивает), но все же.

***

Остаток дня я провел в разговорах с Ольгой, которая отчиталась мне о проделанной ею работе и в целом описала, как дела с баром. Звонок Михаилу лишь подтвердил ее слова, а значит мне можно было не беспокоиться, что за время моего отсутствия с репутацией заведения что-то произойдет. Все же я впервые на такой долгий срок оставляю бар без своего контроля и очень хорошо, что управляющая знает свое дело.

Ближе к ужину в номер пришла Арина, которая с блаженной улыбкой завалилась прямо на диван. И все это без элегантности аристократки, а просто как обычная девушка.

– Как же я устала, – протяжно произнесла она, посверкивая на меня глазом из-под положенных на лицо рук. Ага, думала, что я не замечу ее трагическую позу и решила еще и озвучить свое состояние.

– Все так плохо на учебе? – проявив участие, спросил я.

В этот момент я был на кухне и готовил ужин на нас двоих. И да, можно было заказать еду в номер, но порой мне хотелось сделать что-то самому. Пускай оно могло выйти и хуже, чем сделали бы в ресторане отеля, но было в готовке что-то умиротворяющее. Да и руки заняты делом.

– Я как-то привыкла за это время, что полученного образования за время моего проживания в родовом поместье мне хватит надолго, и не ходила на занятия, сдавая только экзамены да контрольные. А тут дядя настоял на том, что раз уж я хочу самостоятельности, то и на учебу должна ходить как образцовая студентка, – скривилась она при произнесении этих слов. – Ты не представляешь, как все оживились в группе, когда я стала ходить вторую неделю подряд, а не как обычно. Какие только предположения они не строили, – уже улыбаясь, сказала Арина.

– Пока не выглядит чем-то страшным, – хмыкнул я на это.

– Ты же сам отказался находится в обществе аристократов, а говоришь «ничего страшного»! – возмутилась девушка. – Это утомляет.

– Ладно-ладно, – тихо рассмеялся я. – Осознал свою ошибку и прошу меня простить.

– Простить, говоришь? – задумчиво протянула Арина. – Тогда ты пойдешь со мной на день рождение к Юрию Волконскому.

Так и знал, что она все это устроила специально.

– Я, конечно, понимаю, что тебя кто-то должен сопровождать на таких официальных мероприятиях, но почему именно я? – спросил я у нее. – Насколько я помню, у вас есть общие друзья, которые вполне могли бы составить тебе компанию и при этом не породить новые слухи. Да и с Волконским у нас в последнее время несколько натянутые отношения.

– Я хочу пойти со своим парнем, а не другом, – заявила она. – А то, что натянутые отношения, – так вы просто еще друг друга плохо знаете. Вот увидите, что подружитесь.

– Что-то я сомневаюсь, – тихо произнес я, вспоминая, с каким взглядом нас провожал этот молодой аристократ тогда в клубе. Так что не думаю, что парень будет рад моему появлению на его торжестве. – И когда сие мероприятие начнется? – уже более громко спросил я.

– Завтра. Подарок уже готов, так что можно не мучатся. Да и формат одежды свободный, все же это сбор молодежи, хоть и по большей части родовитой, – уже в сидячем положении ответила девушка. Поведя носом, она задала вопрос, на который, я честно говоря, рассчитывал, когда, собственно, и начал готовить: – А что у тебя там?

– Я почти закончил, – с улыбкой ответил я, выключая плиту и раскладывая еду по тарелкам.

Опытным путем было выяснено, что Арина, всю жизнь пытавшаяся у личных поваров или в ресторанах, с удивительной быстротой поглощала еду, приготовленную мной. Было по ее словам в моей готовке что-то такое, что делало самые простые блюда для нее невероятно вкусными.

– И как у тебя только так выходит? – откинувшись на спинку кресла, спросила девушка, нисколько не стесняясь, что при этом нарушила все нормы этики за столом. Вот тебе и аристократа, тем более потомственная.

– Ничего сложного, – хмыкнул я, убирая со стола. Вся посуда была свалена в раковину и благополучно там забыта. Вот чего-чего, а мыть тарелки я не любил. Благо в отеле хватает прислуги, которая без вопросов сама убирает за клиентом. – Арина, ты тоже можешь так научиться готовить и даже лучше, – как можно более убедительнее произнес я.

– Думаешь? – протянула девушка.

– Ага, – кивнул я. – Да и это, как-никак, исконно женское занятие.

– А вот это уже стереотипы, – погрозила мне пальчиком Арина, пересаживаясь на диван.

– Знаешь, – сказал я, присаживаясь рядом с ней. – Я задумался о покупке собственного жилья, а то жить в отеле для аристократки должно быть не самым лучшим решением.

– Не беспокойся об этом, – отмахнулась Лазарева. – Мне и здесь хорошо, – мурлыкнула она, прижавшись ко мне. – Да и цены в столице на жилье довольно большие. Если уж так хочется пожить в отдельной квартире или доме, то можно взять одно из таких помещений у моего рода. Все равно большая часть пустует в ожидании прибытия владельцев или гостей, которых можно в них разместить.

– Арина, ты же знаешь, как будет расценен такой переезд, – мягко пожурил я ее. – Вступать в ваш род, несмотря на в целом хорошее отношение ко мне, я не намерен.

– Знаю, но попытаться стоило, – вздохнула девушка. – А я смотрю, ты серьезно подходишь к нашей ситуации.

– Ну мне же необходимо отдельное помещение, недоступное для остальных лиц, где я смогу беспрепятственно совращать юную барышню. Как-никак, темный маг я или кто? – рассмеялся я.

– Совращать, значит, – рассмеялась в ответ Арина и многообещающим тоном произнесла: – Ночью посмотрим, как ты это делать будешь. Ну а если серьезно, то покупка жилья – действительно дорогое удовольствие. Уверен, что готов тратить такие деньги?

– Не беспокойся, – улыбнулся я, погладив девушку по плечу. – Я тебя ни к чему не принуждаю и покупка квартиры не будет означать, что ничего уже нельзя изменить. Просто действительно не по статусу тебе жить в отеле. А так и у меня жилье в столице появится, и тебе будет куда переезжать, если, конечно, ты этого захочешь, без урона чести.

– Ты уверен в этом? – отстранившись от меня, серьезно спросила моя юная аристократка. – Пока наши отношения развивались в выгодном в большем части для меня ключе.

– Ну я тоже поимел определенную выгоду, – хмыкнул я, произнеся это несколько двусмысленно, но Арина не возмутилась на такую фразу.

– Да, но… – не нашлась что сказать девушка.

– Повторюсь еще раз, – погладив ее руку, тихо сказал я. – Я тебя ни к чему не принуждаю и это будет только твой выбор, как и тот, что ты захотела быть со мной, чтобы избежать женитьбы по принуждению. И да, – предвосхитил я ответную речь Лазаревой. – Я осознаю, что такой шаг может разозлить бывших претендентов на твою руку и сердце, которые до этого могли считать твое поведение лишь мимолетным увлечением. Но своих я буду защищать и не дам никому в обиду.

– Значит, я уже стала своей? – опустив взгляд своих красивых золотистых глаз, спросила девушка.

– Знаешь, – откровенным шепотом произнес я, приблизившись к Арине. – Я жуткий собственник.

***

Идея с покупкой жилья у меня возникла достаточно давно, но изначально я предполагал покупать дом в Петрограде. Там все это тормозилось наличием бара и тем, что на втором этаже можно было легко оборудовать место отдыха, так что я и жил там, обустроившись со всеми удобствами.

Да и пускай я оказал владельцу отеля определенную услугу, но все же она была не настолько весомой, чтобы проживать в лучшем номере отеля на протяжении полугода. Он бы и отказать мне в этом не мог – все же я поучаствовал в довольно щекотливом деле для его репутации, – но в то же время надо знать меру и не портить отношения с хорошим человеком, который в дальнейшем может еще пригодится.

В итоге появление Арины в моей жизни и изменение ее статуса из знакомой в мою девушку лишь ускорили сам процесс. В Академии мне пока делать было нечего, так что я занялся подбором квартиры где-нибудь поближе к центру и, собственно, самой Академии, чтобы не приходилось добираться через полгорода. В то же время я озаботился поиском дома, в который не стыдно было бы приглашать аристократов. На первое время сойдет и съемный, но если удастся что-то найти по приемлемой цене, то можно и раскошелиться.

Почему я решил вообще заморачиваться покупкой целого дома? Да просто, что-то подсказывает мне, что лучше это сделать сейчас, чем потом пытаться впопыхах найти необходимое здание. Раньше я на все условности мог наплевать и жить банально в отеле, но появление Арины в моей жизни несло в себе изменения, к которым я должен был приспособиться.

Да и сама Лазарева для меня из обычной девушки постепенно становится кем-то более близким, и, что главное, я чувствую, что у нее происходит то же самое. Все, что началось просто с удобного способа избавиться от лишних обязательств и весело провести время, превращалось в нечто иное, в чем мы оба пока не могли признаться друг другу.

В то же время в дальнейшем союз аристократки и простолюдина породит слишком много «возни» со стороны дворянства империи. Пока это не так критично, но если я все же решусь на этот шаг, то придется становится аристократом, тем более возможности это реализовать у меня всегда были. Все же последний представитель аристократического рода, а никакой-то возомнивший о себе невесть что простолюдин. А там и Христофор Иннокентьевич если что может помочь с решением ряда вопросов, не оставив свою племянницу на произвол судьбы – не тот этот человек, чтобы смотреть на наше «барахтанье» со стороны.

Если оглядываться назад, то появление Лены на пороге моего бара привело к всему, что происходит со мной сейчас. Ну а если совсем честно, то не вмешайся я в ритуал призыва того парня, то скорее всего я бы сейчас был в Петрограде и как обычно занимался своими делами да выполнял заказы клиентов.

Меньше чем за год моя жизнь сильно изменилась и нельзя сказать, что в худшую сторону, но проблем, конечно, значительно прибавилось.

Подобрать подходящие варианты квартир и домов мне обещали к завтрашнему обеду, так что я убил оставшееся до вечера время за перерасчетом пары своих печатей. Когда Арина пришла в номер, чтобы начать сборы на вечеринку, я как раз успел закончить две печати, повысив их мощность и в то же время снизив скорость активации. Все же в Академии и правда были потрясающие сборники трудов по магии. Боюсь, без этого мне еще долгое время пришлось бы выкупать схожей тематики книги на черном рынке, а так все получил бесплатно и в большом объеме.

– Ты даже не подготовил свою одежду! – возмущенно воскликнула Арина, ворвавшись в рабочий кабинет, в котором я, собственно, и делал все расчеты. Он был хоть и маленьким, но вполне удобным.

– А зачем? – слегка наклонив голову набок, спросил я, смотря на девушку. – Ты же говорила, что формат одежды свободный.

– Да, но наши наряды должны сочетаться! – произнесла она таким тоном, как будто я и так должен был это знать, и упорхнула из комнаты.

Судя по звуку и тихим ругательствам, Арина добралась до шкафа с моей одеждой и сейчас что-то выбирала из не такого уж и большого гардероба. Даже интересно, что она там найдет, так как я обычно придерживаюсь одного стиля, как, в принципе, и цвета.

– Да что у тебя все черное да белое?! – воскликнула моя аристократка.

Ну вот, я так и думал.

– Во-первых, это практично, – ответил я, выходя из комнаты. – Во-вторых, мне эти цвета идут. Ну а в-третьих, они соответствуют моему антуражу темного мага.

– Егор, если бы я знала тебя чуть хуже, то подумала, что ты говоришь серьезно, – покачала она головой, отложив в сторону пару вещей.

– Могла бы и подыграть, – хмыкнул я.

– В общем, надеваешь это, – безапелляционным тоном произнесла Арина. – И нам уже пора ехать, если мы не хотим опоздать.

Вот и стоило поднимать столько шума ради моего повседневного костюма? Только дополнил его курткой, так как на улице похолодало, а нам ехать на мотоцикле. Арина не стала надевать платье, а вышла из комнаты в брюках и светлой сорочке. Вроде бы ничего такого, но все же каждый элемент этой одежды стоил столько, что… Хотя не мне это говорить, ведь я надел именно тот комплект, который мне сделали в ателье в филиале Ламовых, так что я был одет как бы не дороже, чем моя девушка.

Несмотря на ворчание по пути к месту проведения вечеринки Арины, что мы опоздаем, мы прибыли как раз вовремя, чтобы не ждать виновника торжества. Для проведения вечеринки был снят двухэтажный коттедж в отдельной рекреационной зоне, въезд в которую себе могли позволить только обеспеченные люди. Так что не удивительно, что здесь собрались в основном дети аристократических родов.

Большинство из них либо были в союзных отношениях с Волконскими, либо как минимум могли позволить себе подарок для наследника рода. Ведь абы что такому человеку не подаришь, а значит вещи должны быть действительно стоящими.

В этом вопросе меня выручила Арина, которая заранее подготовила подарок, хоть и не рассказывала, что хранилось в небольшом деревянном футляре, захваченном ею с собой. Да и Юрий не был моим другом, чтобы я как-то переживал по этому поводу.

За безопасность мероприятия можно было не переживать. Даже не присматриваясь, я насчитал более десяти охранников, которые следили за периметром, а значит еще больше было скрыто от глаз высокородных гостей.

Спустя примерно десять минут после нашего прибытия (Арина еще не успела поздороваться и с половиной гостей сегодняшнего вечера) на «сцену» вышел Юрий Волконский.

Сам Юрий вышел перед гостями в сопровождении своих ближайших сподвижников и членов младших родов, относящихся к Волконским. Это была одновременно и его свита, и те, кто в дальнейшем станет главными союзниками во всех делах наследника рода. С этим все очень сложно и запутанно, да меня никто и не посвящал во все тонкости, но мне хватало и этого.

Высокий блондин, лучезарно улыбаясь своим гостям, а их тут собралось как минимум под сотню, задвинул длинную речь о том, как он рад всех видеть. Ну и параллельно пару раз вставлял, какой он хороший и как велик его род, но делал это так незаметно, что если не прислушиваться, то и не поймешь, на что он именно намекает.

Собственно, я его особо и не слушал, уделив внимание столу с закусками, пока все смотрели в одну сторону. Арина пыталась пару раз на меня шикнуть, но я специально встал так, чтобы мы были за спинами других, да и, как я заметил, не один воспользовался этой тактикой. Например, два парня в метрах десяти от меня занимались тем же самым и нисколько не смущались. Мы пересеклись взглядами и, понимающе улыбнувшись друг другу, продолжили незаметно уничтожать еду со стола. Одна надежда, что тут будет что-то посущественней, чем только закуски, а то я со всеми делами не успел поужинать и сейчас жалел об этом.

Чем я не любил подобного рода мероприятия, так это тем, что здесь не стколько отдыхали, сколько заботились о полезных знакомствах или же решали какие-то вопросы. И тут никто не смотрел на то, что здесь собралась в основном молодежь, которая не может принимать решения за весь свой род. Да этого и не требовалось. Достаточно было передать пожелание о таком решении, а там уже будут договариваться старшие.

Почему нельзя было напрямую обратиться к нужному человеку, я не понимал. Все эти традиции и хождения вокруг интересующего вопроса лишь отнимали время, которого часто не хватает. Но что поделать – традиции. И если ты не будешь им следовать, то тебя и слушать не станут, какую бы выгоду не сулило твое предложение.

Но если честно, у нас в империи это еще не так явно выражено. Вот в некоторых странах порой, чтобы заключить договор на мелкую поставку какого-нибудь товара, который владельцу не особо нужен, приходится часы проводить на подобных встречах, пока не переходят, собственно, к самому договору.

Тем временем представление Волконского закончилось и гости уже более свободно могли курсировать по дому, порой собираясь небольшими группами или отходя в стороны, чтобы поговорить без лишнего внимания. Сам Юрий отошел в сторону и общался пока со своими сподвижниками.

Хорошо еще, что не надо было идти напрямую к имениннику и вручать ему лично подарок. Для этого в доме было отведено несколько столов, на которые все при входе сложили свои дары. Будь иначе, к блондину выстроилась бы очередь, которая могла затянуться надолго.

Спустя где-то полчаса слуги Волконских открыли двери в другую комнату, куда пригласили всех гостей. Нам открылся вид на большой бальный зал и стоящую в его конце популярную рок-группу.

– Вау! Это же группа «Давн»! – раздался рядом со мной восторженный возглас какой-то девушки.

– Я слышал, что у них расписаны все концерты на два года вперед! Как Волконский умудрился их привести сюда? – спросил ее спутник.

– «Давн», говорите, – хмыкнул я, внимательно присматриваясь к участникам группы.

А ребята за три года, что я их не видел, стали выглядеть куда более эффектно, но это больше заслуга их менеджера, чем самой группы, так как они, несмотря на свой талант, совершенно не умели себя подавать публике. Откуда я знаю? Так они были одной из тех небольших уличных групп, что пришли выступать в мой бар и на следующий день получили контракт, круто изменивший их жизнь.

«Давн» заиграли, стоило в бальный зал войти виновнику торжества, и с этого момента, собственно, началась вечеринка.

Глава 10

Музыкальную группу очень спасало то, что до того, как они стали популярны, им, чтобы привлечь к себе внимание, приходилось исполнять различную музыку по запросу публики. А то как откажешь аристократу, который вдруг захотел под электрогитару медленный танец? Вот и пришлось каждому члену «Давн» учиться быть универсальными исполнителями, хотя душа, конечно, лежала у них к рок музыке, да и получалось исполнять ее у них лучше всего.

Так что в итоге мы послушали не только самые популярные треки «Давн», но и музыку по заказу гостей.

Постепенно Волконский стал курсировать по залу и здороваться лично со всеми гостями. Дошла очередь и до нас, когда я и Арина отошли в сторону столов с закусками и напитками.

— Юра! — радостно улыбнулась ему Арина, когда блондин подошел к нам.

— Арина, рад тебя видеть, — приобняв девушку, ответил он с улыбкой. — Вижу, ты все еще ходишь в сопровождении с простолюдином, — посмотрев на меня презрительным взглядом, произнес он.

— Ага, это я, — отсалютовал я ему бокалом с вином, не особо воспринимая слова Волконского на свой счет. Я чего-то такого от него ждал.

– Юра! Это грубо! — возмутилась Лазарева.

— Но это правда, – криво ухмыльнулся Волконский и его поддержали стоявшие за ним аристократы.

А поначалу он мне показался нормальным парнем.

– Конечно правда, – весело оскалился я. – Не знал, что только тебя это так сильно задевает. Ну не буду вам мешать, — махнул я рукой, отходя в сторону, поближе к сцене.

Пускай сами между собой разбираются. Я предупреждал Арину, но решила не прислушиваться ко мне, вот пускай теперь и общается со своим другом.

Отчасти то, что позволил себе Волконский, можно было трактовать как оскорбление и никто бы не удивился, если бы я его вызвал на бой. Но что-то подсказывает мне, что такая явная и глупая провокация была спланирована заранее, чтобы я подставился, а последствия этого должны были для меня стать не самыми радостными.

Но, похоже, слуги Волконских ошиблись с составлением моего психологического профиля и промахнулись с методом провокации. Хотя нельзя исключать, что Юрий действовал самостоятельно и излишне импульсивно.

От просчета всех вариантов голова начинала пухнуть. Как же я ненавижу интриги! Нет чтобы прямо сказать, что хочет…

А я все-таки удачно вырвался из окружения аристократов. В это время группа сделала небольшую паузу между исполнением треков и разбрелась по залу, чтобы промочить горло и пообщаться с фанатами, которые в дальнейшем могут стать их будущими заказчиками. Вот и приходится им вежливо улыбаться каждому аристократу, даже если он вызывает у них неприязнь. В такие моменты простолюдины мало чего могут противопоставить влиянию дворян, которые «щелчком пальца» могут разрушить карьеру музыкантов.

— Привет, Катя, – улыбнулся я солистке группы. – А тебе удивительно идет красный цвет волос.

Давно знакомая мне бывшая ранее брюнеткой певица группы «Давн» обернулась на мой голос и на пару мгновений зависла, по всей видимости силясь вспомнить, где она меня видела. Но вот в ее взгляде карих глаз промелькнуло узнавание и в следующий миг мечта мужской части поклонников этой музыкальной группы повисла на мне.

– Егор! – радостно воскликнула она, да так громко, что на нас обернулись рядом стоящие гости. – Как я рада тебя видеть!

– Я тоже тебе рад, – куда более спокойно ответил я, слегка приобняв девушку (насколько это вообще позволяли приличия). – Только не надо себя так вести при поклонниках, – намекнул я на гостей Волконского, которые с любопытством смотрели на бесплатное представление.

– Прости, – коротко бросила Катя, слегка залившись румянцем и отстраняясь от меня, но все же оставшись достаточно близко. – Я просто не ожидала тебя тут увидеть. Как ты сюда пробрался?

– Ну что за глупый вопрос? – мягко пожурил я ее. – Как будто ты меня недооцениваешь.

– И правда, – весело рассмеялась солистка «Давн». Даже это получалось у нее удивительно мелодично. Действительно талант, который был найден случайно, и я могу честно признать, что являюсь одним из тех людей, который разглядел ее в толпе других. – Как же я могла про это забыть: если ты задаешься целью, то добиваешься ее.

– Я смотрю, вы тоже задались целью, – улыбнулся я ей.

– Да, мы находимся практически во всех мировых топах, – гордо произнесла Катя. – Хотели приехать в Петроград, но сам понимаешь, – виновато развела руками девушка. – Менеджер решает многие вопросы за нас. Я не хочу сказать ничего плохо насчет него, – тут же поспешила пояснить солистка группы. – Просто…

– Понимаю, – кивнул я. – Популярность… накладывает некоторые ограничения. Главное, чтобы вам нравилось то, что вы делаете. А судя по вашей популярности, ваше творчество нравится многим. И я правда рад за вас.

– Егор, а ты не говорил, что знаком с Катериной Горовой, – раздался справа от меня мягкий голос Арины. Вот только проскальзывающие в нем нотки мне совсем не понравились.

– Катя, познакомься, – тут же поспешил я представить своей старой знакомой мою спутницу. – Арина Лазарева, – выдержав паузу, я сделал акцент на последних словах: – моя девушка.

– Вот как? – удивленно расширила глаза Катя, чисто по-женски оценивающе пробежала по фигуре Арины. Та ответила ей тем же, но выглядело это на ином уровне, что сразу чувствовалось. Справедливости ради стоит сказать, что девушки не сильно отличались по параметрам фигуры, но все же аристократка есть аристократка. Тут не только гены, но и процедуры, которые простолюдины себе позволить не могут. – Наконец-то кто-то тебя смог охомутать, – открыто улыбнувшись, вдруг произнесла она. – У меня, к сожалению, это не получилось, – горько вздохнула солистка «Давн».

Если бы я не знал Катю, то поверил бы в ее актерскую игру, но от меня не ускользнули бесенята в ее глазах и то, как она внимательно отслеживала реакцию Арины на эти слова.

– Вот как? – повторила за певицей Лазарева, посмотрев на меня нечитаемым взглядом.

– А я говорил, что ты обо мне многое не знаешь, – не стал отрицать я. Да и не обещал я ничего Арине, когда мы сошлись, так что не вижу тут никаких оправданий для претензий с ее стороны. – И да, с Катей мы давние знакомые.

– Да, если бы не Егор, нас бы здесь не было, – гордо сказала красноволосая певица.

– Катя! – неодобрительно посмотрел я на девушку. – Хватит специально говорить двусмысленно. Тебя могут неправильно понять.

– Но это так весело, – широко улыбнулась моя старая знакомая. – Прости, – извинилась она перед моей девушкой. – Просто не смогла удержаться. На самом деле Егор очень нам помог в самом начале карьеры, дав возможность неизвестной группе выступать в его заведении.

– Мой бар слывет среди музыкантов местом удачи для старта карьеры, – пояснил я.

– Не знала, что у тебя настолько популярное заведение, – задумчиво произнесла Арина, на глазах оттаивая и уже не смотря на меня странным взглядом.

– О, это лучшее заведение в Петрограде! – тут же стала нахваливать Катя. – Только там обычные уличные музыканты могут выступать перед аристократами, не платя ничего за эту возможность. В нашей среде бар называют «Кузницей контрактов», – прошептала она, будто делилась сверхважным секретом.

Я с удивлением посмотрел на певицу, так как впервые слышал, чтобы мое заведение называли так. Но, с другой стороны, до чего интересное название, отражающее в том числе и другую сторону дел, ведущихся в моем заведении.

– А у бара нет, что ли, собственного названия? – уцепилась Арина за эту деталь.

– Ну как-то так получилось, – неловко улыбнулся я. – Что в начале я все не мог придумать подходящее название, а затем как-то так и сложилось, что его просто называли «Бар».

– Единственная проблема – его найти, не зная адреса, так как таксисты не понимают, куда им ехать, когда их просят доставить тебя в бар, – не смогла удержаться от шпильки Катя.

– Знаешь, я думала, у тебя более богатая фантазия, – впервые за время разговора улыбнулась Лазарева.

– Так сложилось, – развел я руками. – Кстати, как поговорила с хозяином вечера? – спросил я ее, так как не смог найти взглядом Волконского.

– Да ну его, – нахмурилась Арина. – Устроил мне ни с того ни с сего сцену ревности, – возмущенно продолжила она, нисколько не смущаясь, что рядом с нами стоит посторонний человек.

Остальные гости предпочли отойти подальше, когда Арина приблизилась к нам – видимо посчитали, что не стоит так близко стоять, когда будет происходить ссора влюбленных или что-то около того. Правда, смотреть им никто не мешал.

– А он был в списках твоих предполагаемых женихов? – пришла ко мне идея, почему он так себя вел.

– Да, – кивнула девушка, не видя в этом ничего такого. – Одно из первых мест. Поэтому мы с детства и знаем друг друга, и всегда дружили.

– Ну вот и ответ, – хмыкнул я. – Отмена договоренностей о возможной женитьбе послужили основанием для неприязни с его стороны.

– Да с чего бы Юре так себя вести?! – недоуменно воскликнула Арина. – Он всегда знал, что он для меня только друг.

– Ой, девочка, – покачала головой Катя, не оставшись в стороне. – Ты могла думать одно, а вот он рассчитывал на совершенно другое.

– Да… нет же… – растерянно посмотрела моя юная аристократка сначала на солистку группы, а потом на меня. – Я же… никогда…

– Ладно, – махнул я рукой. Подойдя поближе к Арине, я приобнял ее, чем вызвал волну шепотков от гостей сегодняшнего мероприятия. – Потом попробуешь ему все объяснить, если он действительно для тебя хороший друг. Может исполнишь что-то из вашего нового альбома? – обратился я к Кате.

– О, так ты все же следишь за нашими успехами?! – радостно улыбнулась девушка, вскинув руки, но все же воздержавшись от более бурного проявления эмоций в присутствии Арины. А то точно бы еще раз набросилась на шею. Что поделать, но Катя всегда была очень экспрессивной личностью, которую не особо заботило мнение других на ее поведение.

– Сложно не следить, когда вы присылаете ваши эксклюзивы мне на почту, – хмыкнул я. – Иди уже собирай свою группу, а то ребята только тебя и ждут, – кивнул я в сторону сцены, где стояли остальные члены группы, сразу же замахавшие мне руками. С ними я был знакомом несколько хуже, чем с красноволосой певицей, так что просто махнул им рукой.

– Сейчас ты придешь в восторг! – пообещала мне Катя, побежав в сторону сцены, ловко огибая аристократов.

Девушка буквально взлетела на сцену, где что-то сказала своим друзьям и, взяв микрофон, запела. И не важно было, что именно поет Катя и какую мелодию исполняет группа, главное, что песня вела за собой, затрагивая потаенные нити души и звала в небо. Действительно талант один на миллион.

– Я так понимаю, это еще одна из тех вещей, что я о тебе не знаю? – прижавшись ко мне, спросила Арина.

– А я предупреждал, – мягко улыбнулся я, наслаждаясь текущим моментом. А то, что будет дальше, сейчас не важно.

***

В целом, благодаря знакомым ребятам из музыкальной группы вечер прошел куда лучше, чем я ожидал. Катя настойчиво попросила, чтобы я взял визитку их менеджера и если вдруг захочу, чтобы они где-то выступили, то они со своей стороны сделают все возможное, чтобы это осуществить. По ее словам, это самое малое, что они могли сделать после того, как я помог им так высоко подняться. Мои слова, что они сделали все сами, никто из группы не желал слушать, так что пришлось согласиться и пообещать, что если возникнет необходимость, я обязательно позвоню. Сомневаюсь, конечно, что когда-то это потребуется, но всякое бывает в жизни.

Арина, неожиданно осознавшая, что друг детства, как оказалось, имел на нее виды, хоть и старалась не показывать, но все же пока не могла во всем этом разобраться. Она-то привыкла, что наследник Волконских был всегда рядом, а теперь и не знала, как реагировать в дальнейшем на его действия, чтобы не ухудшить ситуацию.

Я же больше беспокоился о том, чтобы этот блондинчик не предпринял более активные действия, чтобы избавиться от досадной помехи в моем лице. С его связями проделать все так, чтобы ни одна улика не указала на заказчика, практически ничего не стоит. Единственное, что его могло остановить, так то, что за конфликтом следило слишком много глаз и даже его свита могла проболтаться об этом, если бы началось расследование. Правда, сомневаюсь, что следователи стали бы трогать аристократов, когда нападение осуществлено на простолюдина. Все же не тот уровень полномочий, чтобы задавать вопросы представителям магических родов.

Пускай вероятность этого мала, но я все же предпочту в ближайшее время ходить в костюме, сшитом в ателье Ламовых. Все же материал, способный частично поглотить магическую энергию атакующей техники, может стать решающим фактором в случае нападения. Да и паранойя настойчиво требовала себя обезопасить.

С утра Арина убежала на учебу. Я же занялся тем, что поехал по адресам смотреть присланные на почту варианты квартир. Уж насколько я не люблю тратить деньги просто так, но экономить на комфорте и, возможно, месте своего дальнейшего пребывания я не собирался.

С учетом того, что мне необходимо было наличие в доме гаража для мотоцикла и несколько комнат для работы, типовые варианты квартир мне и вовсе не подходили. В любом случае я буду смотреть на дома, которые как раз полностью решают вопрос с необходимыми площадями, но добираться из такого дома до центра города было слишком долго, что меня совершенно не устраивало.

В итоге из более чем трех десятков предложенных вариантов я выбрал только три адреса, которые может и не полностью, но наиболее полно соответствовали моим пожеланиям.

К сожалению, центр города был отдан административным зданиям или же высоткам, которые просто не могли мне предложить ничего похожего, так что пришлось несколько уменьшить свои желания и забраться чуть дальше, чем я рассчитывал. От гостиницы, в которой я данный момент проживал, до первого адреса было примерно сорок минут езды и это без особых пробок, что уже говорило об удаленность дома от самой оживленной части города.

Не то чтобы в центре не было вообще жилых зданий, но хоть как-то соответствующие моим требованиям стоили столько, что… В общем, тут надо быть владельцем компании мирового уровня, чтобы без проблем позволить себе такие расходы. И тут дело не столько в земле, которая само собой была дороже к центру, а в том, какую хозяева квартир выставляли сумму, ради которой они могут поменять свое место жительства. Само собой почти все владельцы были аристократами и завышенные ценники служили только для того, чтобы хвастаться наличием такой дорогой недвижимости, чем из реальной необходимости продажи.

Зачем это делать, лично мне было непонятно, но как факт – предложения за их жилье на рынке недвижимости было.

Вообще с застройкой домов в столице империи обстояли очень интересные дела.

В центре, как я уже упоминал, были в основном административные здания и небольшой ряд жилых домов, которые не убирали по причине того, что им владели аристократы, обладающие правом на эту землю, еще когда сама столица не была, собственно, столицей. Такое древнее право не могли нарушить даже сейчас. Так что в какой-то мере выставление жилых домов в этой части Москвы было некой издевкой над всеми остальными. Самое интересное было в том, что некоторые рода уже обеднели настолько, что только и могли что хвастаться жильем в этой зоне. Больше за ними ничего и не было. Поэтому, пускай и не так быстро, эта земля выкупалась и в рекордные сроки вместо очередного особняка появлялось новое высотное здание.

В итоге император таким образом постепенно избавлялся от слишком близкого соседства с другими аристократами, создавая буферную зону, на которой его семья могла делать практически что угодно. Не удивлюсь, если окажется, что в части таких высоток есть закрытые этажи, в которых хранится техника для отражения нападения на столицу или еще что-то в таком роде. Такого, конечно, никто не допустит, но должны же быть хоть какие-то меры безопасности, чтобы защитить дворец императора. Даже несмотря на то, что Видящие способны на многое на своей земле, всегда есть доля случайности, которую невозможно предсказать.

В других же районах города все было несколько проще. Часто встречались кварталы малоэтажной застройки, где окружающая территория была заполнена парками, а сами дома были небольшими и по большей части входили в категорию элитного жилья. Вот к одному из таких домов я и подъехал.

Продающаяся здесь квартира в первую очередь заинтересовала меня тем, что тут были достаточно большие площади, чтобы я мог без проблем использовать часть комнат как рабочие и проводить в них исследования. Но немало важным было наличие подвального помещения, которое использовалось как гараж, в котором могло поместиться примерно три-четыре машины. Практически отдельный дом, если не считать, что он разделен напополам и во второй половине живут люди.

Подробности о квартире мне рассказала улыбчивая девушка-менеджер, которая прикладывала все усилия, чтобы я обратил внимание именно на это жилье.

Я не особо привередлив в таких вещах, но огромная кухня, совмещенная с гостинной, могла вместить в себя человек двадцать гостей и никому не было бы тесно. Ванная комната, в которой, собственно, сама ванная походила на мини-бассейн по своим габаритам. Второй этаж, являющийся одновременно чердаком дома, имел панорамные наклонные окна. Благодаря этому, если будет таково мое желание, я смогу вечерами смотреть на звезды (насколько их вообще можно увидеть в условиях огромного города). Да и сама обстановка комнат не требовала больше никаких вложений – просто бери и переезжай.

Несмотря на хорошее впечатление об этом месте, съездил и на две оставшиеся точки, так как все равно времени свободного было еще много. Ну и, как результат, я вернулся именно к этой квартире и буквально за час оформил все документы и произвел оплату. Удивительно, но когда я увидел сумму, которая ушла с моего счета, в душе ничего не екнуло. Наверное, потому что я чувствовал, что это правильно.

Рассматривать дом после такой дорогой покупки я не стал. Хватит пока и этой квартиры.

***

Все свои дела я завершил как раз вовремя, чтобы успеть приехать в Академию Магии и перехватить Арину. Скучать в ее ожидании мне не дал Клим Акимович, который вновь стал рассказывать истории из своей бурной наемнической жизни, благо я всегда с удовольствием слушал его, чему старик был несказанно рад. Только после прослушивания всех перипетий его приключений остается удивляться, как «Голем» дожил до такого почтенного возраста. Удача, не иначе.

Вот так я почти и не заметил, как окончились занятия студентов и они не особо плотным потоком устремились на свободу.

Хоть сегодня была пятница, а значит впереди два дня выходных, многие будущие дипломированные маги занимались в дополнительных секциях, которые устраивали сами преподаватели, что подтянуть отстающих или дать знания, выходящие за рамки стандартной программы. Все же в плане образования одаренных империя давала возможность аристократам доказать на деле, что они чего-то стоят. Тот же Турнир порождал сильную конкуренцию между студентами, которую сидя на месте не преодолеть. Слова той же Нарышкиной, что проигрыш представителей более слабого рода будет для них уроном чести… ну не могли возникнуть такие рассуждения на пустом месте, а значит их к этим вещам мягко и ненавязчиво подводили.

От своих размышлений я отвлекся, когда увидел прекрасную темноволосую девушку, чьи золотистые глаза практически сразу нашли меня и, казалось, загорелись внутренним светом, словно маяк в ночи. Все же, несмотря на изначально сугубо практическую выгоду, наши взаимоотношения переросли в нечто гораздо большее. Вот и сейчас у меня на лице сама собой возникла улыбка и я с удовольствием смотрел, как стройная аристократка приближается ко мне, оставив своих одногруппниц перешептываться за ее спиной.

– Привет, Егор, – улыбнувшись, произнесла Арина, вежливо кивнув привратнику, который незаметно для нее подмигнул мне и показал большой палец.

– Привет, – протягивая шлем, ответил я. – Я купил квартиру. Не хочешь глянуть?

– Так быстро? – удивленно посмотрела на меня девушка, забирая шлем.

– Да, давно надо было это сделать, да все как-то дела отвлекали, – развел я руками.

Преисполненная любопытством Арина быстро надела шлем и нетерпеливо уселась позади меня, слегка стукнув кулачком по плечу, когда я показательно не стал торопиться. Хмыкнув на это, я завел чоппер и быстро влились в поток машин, направившись к моему новому жилью.

– Я, конечно, знала, что ты зарабатываешь на своих заказах, – покачав головой, произнесла Арина. – Но чтобы столько…

– Заказов было много, а девать их куда-нибудь кроме как в бар и на исследования было некуда, – пожал я плечами.

Да и вообще, я предпочитал иметь как можно большее количество денег, иногда с содроганием вспоминая то время, когда остался один на улице без каких-либо средств. Но об этом Арине можно и не говорить.

– Егор, скажи честно, – с какой-то странной интонацией сказала моя аристократка, зайдя в комнату, в которой я, кажется, даже не был, больше интересуясь комнатами, которые можно переделать в рабочие кабинеты и лабораторию. – Ты купил эту квартиру из-за этого?

Ее вопрос заинтересовал меня и я вошел в комнату, чтобы с удивлением понять, что это была спальня. Но больше всего привлекала в ней огромная кровать с балдахином, выполненная под старину.

– Да тут впятером можно поместиться! – присвистнул я, все еще удивленный от размеров кровати.

– Что значит впятером? – возмущенно фыркнула Лазарева.

– Ну… – протянул я, но видя, как тяжелеет взгляд девушки, поспешил продолжить: – Просто она действительно большая.

– Ну-ну, – не особо поверила в мои слова Арина.

– Нам надо будет заехать, чтобы собрать твои вещи? – решил спросить, я заодно переводя тему разговора.

– Ты предлагаешь переехать в твою квартиру? – странно посмотрела на меня девушка.

– А что в этом такого? – не понял я ее.

– Одно дело, когда мы жили в гостинице. Считай на нейтральной территории, – вздохнув, пояснила Лазарева. – Другое дело, если ты предлагаешь переехать на свою собственность. Это несколько иное.

– Опять твои аристократические заморочки, – иронично хмыкнул я. – Будь проще. Все равно наши отношения патриарх твоего же рода одобрил, так что не вижу причин для того, чтобы не съехаться.

– Ты нарушаешь все традиции, – удручающе покачала головой Арина, но в следующий миг она прыгнула на меня и повисла на шее. Я даже не заметил ее движения – настолько она быстро это сделала. – Знаешь… я, пожалуй, соглашусь, – коварно улыбнулась она.

– Вот так бы сразу, – улыбнулся я, впившись в ее столь желанные губы.

***

В выходные мне только и оставалось, что стоять в сторонке и смотреть, как слуги Лазаревых помогают Арине обустроиться на новом месте – нанимать посторонний персонал она попросту не стала. А ведь в гостиницу она приехала всего с одним чемоданом, и я по своей наивности посчитал, что и в этот раз обойдется все небольшим количеством.

Когда к дому подъехала вторая фура, я поспешил покинуть квартиру, да и надо было закрыть вопрос с гостиницей и забрать Церби, а то еще подумает, что я его брошу. Хоть и знаю, что пес легко сможет прожить и без моего внимания, но оставлять постоянно призванное мной существо в тесных рамках гостиничного номера тоже неправильно. Правда, со слов Церби, он неплохо развлекается, когда меня нет рядом, но всего хорошего понемножку.

Демон явно обрадовался возможности съехать с уже надоевшего ему номера, особенно заинтересовавшись этой темой, когда я сказал, что рядом с новым местом жительства есть большой парк, где ему можно будет гулять. Несмотря на свою, казалось бы, не особо мирную природу, Церби обожал смотреть на любое проявление растительной жизни. По его словам, в месте, где обитали такие же существа, как он, не найти ни одной травинки, а тут целые парки. Ему было достаточно просто наблюдать за этим, не говоря уж о том, чтобы самому побывать в этой зеленой зоне.

Так что, распрощавшись с хозяином отеля и закрыв тем самым его долг, я с собранными вещами отправился обратно в квартиру, где к тому времени уже закончили перевозку вещей и Арина наводила последние штрихи в гардеробной. Оставалось только удивляться, как такой объем вещей поместился в пускай и большой, но все же ограниченной гардеробной.

– Я смотрю, ты уже успела здесь освоиться? – запустив Церби в дом, чтобы он мог изучить все комнаты, спросил я у моей аристократки, в то время как она задумчиво обводила взглядом свои наряды.

– Надо будет купить еще пару вещей для готовки и останется немного по мелочам, – улыбнувшись, ответила она.

– Неужели сама будешь заниматься всем хозяйством? – не удержался я.

– В нашем роду есть слуги, но только в больших имениях действительно требуются люди для поддержания дома в порядке. Каждого воспитывали так, чтобы мы могли все сделать своими руками, не полагаясь на других. Так что я не белоручка какая-то там, – подняв указательный палец вверх, Арина весело улыбнулась мне. – Знаешь, а я до этого не имела чего-то похожего на такую квартиру.

– Ты же жила в какой-то квартире?

– Да, но она принадлежала роду и особо что-то менять я в ней не могла без согласования с родственниками, – тяжело вздохнула девушка, хитро посмотрев на меня.

– Намек понятен. Можешь приложить свою руку к интерьеру, но только без кричащих цветов, – сразу предупредил я.

– Отлично!

Арина после моего разрешения проявила бурную деятельность и мне только оставалось согласовывать список того, что она хочет приобрести, да оплачивать доставку всего этого, чтобы самому не ездить по магазинам.

Кто же знал, что переезд девушки к тебе настолько затратное дело? Я не то чтобы жалуюсь, но просто как-то не ожидал именно такого.

Хорошо еще, что удалось отмазаться от поездок по магазинам, в которых бы я окончательно потерял все свое свободное время. Так что с чистой душой я отправил Арину за покупками, а сам занялся обустройством подвала.

В самом подвале было не только место под небольшой паркинг на пару машин, но и своя резервная котельная с генератором. Помимо этого часть подвала была отделена и превращена в подсобные помещения, в данный момент пустующие, но, судя по креплениям на стенах, тут изначально планировалось что-то вроде кладовки.

Хоть квартира и была куплена мной и по всем бумагам принадлежала мне, но я все равно не почувствую себя хозяином этого места, пока не обезопашу всю новую жилплощадь призванными существами. Они уже не раз доказывали свою полезность и отказываться от такого я не собирался. Благо я подумал об этом заранее и подготавливать к ритуалу призыва практически ничего не требовалось.

Стержни-якоря, почти такие же, как в моем баре, но несколько улучшенные после стольких прочитанных книг по магии, заняли свои места в подвале и были спрятаны в нескольких комнатах. Места много они не занимали, так что расположить их так, чтобы стержни никому не попадались на глаза, было легко.

Начертание всех печатей и связывание их в единую схему работы заняло у меня примерно полчаса времени. Они нужны были для того, чтобы духи и демоны могли более свободно перемещаться по территории квартиры и в случае чего реагировать на агрессию, если вдруг на мое жилье нападут. С тетей, может, мы в последний раз поговорили довольно мило, но не стоит сбрасывать со счетов ее претензии насчет того, что я скрываю от ее рода информацию. Да и, как показала вечеринка, моя совместная жизнь с Ариной разрушила планы многих, а значит стоит ждать неприятностей и со стороны потенциальных женихов девушки.

Основной узел всей этой системы печатей я разместил на стене одной из кладовок. Сам он представлял из себя несколько кругов, в которые были вписаны геометрические фигуры с рядом символов, видоизмененные из древних фолиантов под особенности своего источника.

Даже интересно, а заработают ли мои печати у кого-нибудь еще, кроме меня? Попытки проверить это на Лене провалились из-за нестабильности ее второго источника, а больше ни с кем своими наработками я делиться не собирался.

Зафиксировав стержни в ключевых точках печати, я направил руку в ее сторону. Стоило только магическому потоку из моего источника коснуться печати, как та засветилась мягким синим светом, а из ее недр постепенно стали проявляться силуэты небольших существ.

Таких крох легче всего контролировать и подчинить призыву, так как они готовы сделать что угодно ради глотка чистой энергии, которую в их мире им просто никто не даст, так как есть более сильные демоны, отбирающие все. Именно поэтому на такие призывы отзывался целый сонм различных духов, из которых я мог выбрать наиболее подходящих для текущих задач. С другой стороны, благодаря малым размерам и своей относительной материальности эти духи могли следить за квартирой, не попадаясь никому на глаза, ну и, как приятный бонус, они поддерживали порядок в отведенной для них территории. Так что Арина потом еще спасибо скажет, когда поймет, как мало работы ей нужно самой делать по хозяйству.

Да, демоны, даже не особо сообразительные, поддаются определенной дрессировке. А уж дополнительная порция энергии, когда они делают то, что я от них хотел, очень хорошо стимулирует их соображать быстрее. Постепенно под влиянием магической энергии такие духи становятся сильнее и умнее, благодаря чему я могу уже не тратить столько времени на объяснение того, что мне от них требуется.

Сколько я потратил времени на свои первые призывы даже вспоминать не охота, но благодаря наработанному опыту теперь мне достаточно было совершить, собственно, сам призыв. Все инструкции к дальнейшим действиям закладывались в самой печати, да и очень часто на мои призывы отвечали одни и те же существа.

В итоге все заняло где-то четыре часа и теперь я мог не беспокоиться о безопасности своей квартиры. Комнату, где была расположена основная печать, я закрыл и отрядил одного из духов защищать проход в нее и отводить взгляд любому постороннему. Как раз его сил хватало, чтобы рассеять внимание неподготовленного человека, да и объект был не особо крупным, чтобы это вызвало проблемы.

Поднявшись наверх, я удовлетворенно кивнул, посмотрев, как пыль с полок исчезает будто сама собой. Это небольшие духи, контролирующие ветер, так избавлялись от пыли в квартире. Так что процесс наведения порядка шел без моего участия.

Ближе к вечеру вернулась Арина, посчитавшая, судя по на наведенному порядку, что все это сделал я. Но я ее убеждать не стал, да и сумок девушка притащил целую кучу, которую, как оказывается, необходимо было непременно разбирать вдвоем, так как там были вещи и для меня.

Глава 11

Просыпаться в своей квартире, когда от тебя ничего не требуется делать, было замечательно, но все же у нас обоих были дела и понежиться в постели не было возможности. Быстро приготовив завтрак и собравшись, мы вдвоем отправились в Академию Магии. Арина сразу же поспешила на первую пару, а я… я как обычно отправился в библиотеку, где меня должен был ждать Архивариус.

Что ожидаемо, в библиотеке почти никого и не было. Лишь пара студентов быстро пролистывала какие-то книги Они что-то бубнили себе под нос и иногда делали записи в своих блокнотах. Понятно: похоже, готовятся к занятию, вспомнив о нем в последний момент.

Не найдя хранителя библиотеки, я отправился к уже ставшему мне привычным столу, по пути захватив пару книг, которые еще не успел внимательно прочитать. Вообще за время того, как Лена поступила сюда, я чуть ли не каждый день проводил в стенах библиотеки, но все же этого было недостаточно для не то чтобы прочтения, а хотя бы пролистывания десятой части фолиантов, что находилось в этом здании.

Да, такой обширной библиотеки на различную тематику я еще нигде не видел. Правда, говорят, что в Королевской Школе Искусств библиотека если не меньше, то где-то около того. Ну и там можно обнаружить древние гримуары, которые составляли кельтские друиды. Как они сохранились до нашего времени, никто не спрашивал, так как видеть вживую данные гримуары довелось лишь единицам.

Все же в Англии магическое сообщество развивалось несколько более бурно и разнообразно, чем у нас. Оттуда и много запретных направлений искусства магии, которые на практике показали свою опасность.

Где-то спустя полчаса ко мне неслышно подошел Архивариус. Только из-за того, что я ожидал чего-то подобного, я не вздрогнул при его появлении.

— Вы, я смотрю, сегодня рано, — любезно обратился ко мне мужчина.

— Дел с утра не было, — пожал я плечами. — Да и с вами встретиться хотел.

— Вы о доступе на пятый этаж? — уточнил Архивариус. Дождавшись моего кивка, он продолжил: — К сожалению, я не могу допустить вас до него без принесения определенных клятв.

– Без этого не обойтись? — не особо радостно спросил я. Приносить какие-то клятвы мне никому не хотелось и лучше избежать данного сценария любым способом.

— Если хотите получить доступ, то нет, – виновато улыбнулся мой собеседник. – На этом этаже хранятся слишком ценные экземпляры, которые дают открыть только студентам, доказавшим свою верность империи и не промышляющим ничего плохого против императора и его семьи. Вы же студентом в некотором роде не являетесь, и из-за этого я не могу ничего сделать.

– Хотелось бы избежать клятв, – вздохнув, ответил я.

— Понимаю, — кивнул Архивариус. – Тогда есть еще один вариант: я сам принесу вам книгу и вы будете изучать ее в закрытой секции без возможности перенести текст на носители информации и выноса книги за пределы секции.

– Так понимаю, мы говорим только об одной книге? – решил уточнить я.

– Поверьте, – проникновенно произнес он, слегка улыбнувшись. – Я вполне уверен, что выбранная мной книга поможет вам в ваших поисках и даст нужные ответы. Если же нет, то я предоставлю вам другой экземпляр.

– Хорошо, я согласен, – удержавшись от облегченного выдоха, ответил я на это предложение.

– Тогда жду вас завтра после обеда. Необходимо утрясти документальную сторону нашей договоренности, чтобы ни к кому из нас в дальнейшем не было претензий. К сожалению, в последнее время все чаще приходится уделять время бюрократическим издержкам, чем своей работе, – поделился Архивариус, отходя от моего стола.

И вот опять меня оставили в ожидании. Я как-то планировал весь день провести на пятом этаже, но этот разговор порушил все планы. Делать было нечего, поэтому решил сходить на занятия Лены да посмотреть, как она справляется с учебой. Благо номер группы я знал, а в расписании легко было найти, где они сейчас должны быть.

В этой части Академии я еще не был и тем интереснее мне было обнаружить, что я пришел не просто на лекцию, а на практические занятия, которые вел лично куратор группы. Само место практики из коридора выглядело как обычный кабинет, но стоило мне войти внутрь, как я увидел вариацию тренировочной площадки, только рассчитанную на небольшое количество людей. Сам вход в помещение находился позади внимательно слушающих преподавателя студентов, так что я проник внутрь незамеченным.

– Как вы можете видеть, магия проклятий, пусть и доступна немногим и вообще не является особо распространенной ветвью магического искусства, все же может нанести определенные неудобства даже в результате действия простейших техник, – тем временем вещал Ходкевич, демонстрируя стоящего, точнее лежащего напротив него студента. Тот просто спал, но явно был застигнут техникой преподавателя врасплох. – Вам, возможно, никогда не доведется встретиться с такой магией, но вы не должны забывать об осторожности и о том, что своего противника нельзя недооценивать, – тут взгляд мужчины прошелся по мне и я понял, что, наверное, все же зря пришел на занятие. – Господин Ветров, не могли бы вы помочь мне с небольшой демонстрацией?

Я хмыкнул и подошел к преподавателю, игнорируя шепотки студентов. А ведь моя четверка сейчас находилась рядом друг с другом и с удивлением смотрела на меня. Помнится, раньше они вообще сидели в разных концах аудитории, а теперь гляди – даже после Турнира держатся друг друга. Это не может не радовать, так как я не могу уделять достаточно времени своей ученице и лучше всего ей найти друзей среди других студентов, чем слепо следовать за мной.

– Надеюсь, мне не надо будет становиться наглядным пособием? – тихо спросил я Аркадия Андреевича, так, чтобы не услышали студенты.

– Достаточно призвать кого-нибудь из ваших существ. Только сразу предупрежу, что готовьтесь его потерять, – так же тихо ответил он.

За это время как раз утащили в сторону спящего студента, так что ничто не мешало мне начать действовать.

– Хорошо, – кивнул я и, встав чуть в стороне, взмахом руки создал метровую печать, которая проявилась на полу тренировочной площадки.

Со стороны студентов раздались новые шепотки, но все смолкли, когда из печати стал всплывать сначала неясный силуэт, который с каждым мгновением становился все более реальным. Это существо больше всего походило на помесь кошки и крокодила и из-за такого сочетания имело довольно отталкивающую внешность, а уж четыре пары глаз, которые тут же в независимости друг от друга стали выслеживать добычу, могли вызвать оторопь у любого, кто видел данную тварь впервые. Создание, руководящееся лишь инстинктами и удерживаемое только моей печатью, – как раз самое то для демонстрации Ходкевича.

– Проклятья могут не только быть довольно безобидными, – указал на спящего студента куратор группы, – но и довольно опасными. Вплоть до летального исхода, – он сделал замысловатый пас руками и что-то пробормотал себе под нос, создав в руке едва видимый зеленоватый сгусток, который бросил в сторону призванного мной демона. Кстати, Ходкевич является представителем не современного подхода к магии, и исходя из того, что я о нем узнал, мужчина использует как современные магические техники, так и то, что досталось нам в наследство от предков. Возможно, благодаря более гибкому подходу к магии он и смог заполучить такие уникальные знания и выжил в Египетском царстве. – Как вы видите, в первые мгновения может казаться, что ничего не произошло и, возможно, я даже где-то ошибся, из-за чего заклинание не подействовало. Но проклятья – одни из самых коварных чар, их часто делают отложенными по времени, чтобы начать действовать, когда не ждешь. Для наглядности я не стал делать срок активации заклинания слишком долгим, – практически одновременно с этими словами призванное существо начало подвывать и пытаться сдвинуться с места. Только мой контроль и еще не погасшая печать призыва не давали ему вырваться из ловушки и отомстить своим обидчикам. – Как вы можете видеть, – меж тем комментировал Аркадий Андреевич, – на это существо наложено проклятье, заставляющее ткани тела разлагаться, будто под действием сильной кислоты. Процесс идет медленно только из-за того, что это существо имеет определенную сопротивляемость к магии, но все же не достаточную, чтобы игнорировать силу заклинания, – особо впечатлительные студенты не выдержали такого зрелища и их стошнило прямо на пол, но никто не возмущался их действиями, так как большинство были близки к этому же состоянию. – По этой причине всегда необходимо держать защиту в опасных местах и лучше всего после того, как возвращаетесь в безопасное место, проверять себя на наличие посторонних техник. Это может спасти вам жизнь.

На этих словах Ходкевич закончил урок, а я отозвал уже начавшее агонизировать существо. Хотя для моих призывов повреждение тела не особо критично, так как в нашем мире они все равно проявляются в виде энергетических сущностей, которые уже во время работы призыва приобретают плоть. Вполне возможно, что в своем мире они внешне сильно отличаются от того, что приобретают тут, но исследовать мне это пока было некогда.

– Радикально вы с ними, – когда студенты стали расходиться, мы с куратором группы остались одни, так что я мог без урона авторитета преподавателя высказать свое мнение.

– Лишь показываю, что с ними действительно может произойти, – пожал плечами Ходкевич. – Те же Некрополи сильны в том числе благодаря заклинаниям такого рода.

– Вы и там успели побывать? – заинтересованно спросил я.

– Нет, – покачал головой мужчина. – Но видеть последствия их атак доводилось, – мрачно ответил он. – Так что пусть лучше сейчас узнают, чем это может грозить, чем захотят погеройствовать.

– Кстати, не знал, что от проклятий можно защититься.

– Вы же из семьи темных магов? – вместо ответа спросил преподаватель.

– Да, но меня не посвящали в тонкости работы таких техник.

– Хм, – задумчиво обронил Ходкевич. – В принципе это не является тайной, просто проклятья не так широко распространены, чтобы о них действительно знали все, – начал рассказывать мужчина. – Магия проклятий в первую очередь воздействует на энергетическую структуру своей цели и уже потом это воздействие проявляется в физическом плане. Чтобы защититься от такого вида техник, достаточно следить за своим энергетическим телом и источником магии. В крайнем случае при достаточном волевом усилии можно отсечь поврежденный участок и со временем структура будет восстановлена. Ну и, конечно, все зависит от силы самого проклятья и силы того, на кого оно воздействует. Их минусом служит то, что, в отличии от стихийных техник, эти заклинания часто требуют непосредственного контакта с целью или же более легко разрушаются при ответной атаке.

– Так вот почему так не любят темных магов? – хмыкнул я. – Ведь большинство из нашей братии как раз прославились проклятиями.

– В то время, как магов, изучающих именно эту ветвь магического искусства, в принципе было не так уж и много. Несколько несправедливо, но все же даже магическое сообщество ориентируется в своих представлениях о темных магах по самым опасным и неуравновешенным магам из нашего числа, – вздохнул он и я отчасти его понимал. Ходкевичу должно быть было тяжело среди других одаренных, так как его источник лучше всего подходит именно под магию проклятий, а значит он должен был стать изгоем среди своих сверстников, которые просто опасались его.

– Скорее у всех вызывает ужас, что проклятие может наступить в самый неожиданный момент, – возразил я. – Самое страшное то, что не видишь. Тех же некромантов древности не особо и боялись. Просто признавая как данность, что есть такие маги. Кощей так и вовсе до сих пор жив и здравствует, если так можно сказать.

– Это если верить слухам, – покачал головой Аркадий Андреевич.

– Само собой, – согласился я с ним, но судя по его реакции сам куратор группы был в курсе, что этот прославившийся даже в сказках маг до сих пор не окончил свою жизнь. Правда, справедливости ради стоит сказать, что его не видели, наверное, больше двухсот лет, но что-то мне слабо верится, что такого сильного одаренного смог бы кто-то убить.

– Как у вас, кстати, все прошло в библиотеке? – полюбопытствовал Ходкевич, начав собирать свои вещи со стола. На нем были раскиданы какие-то бумаги с расчетами, но я не стал делать попыток понять, что же именно там было написано.

– К сожалению, доступ на этаж мне не дадут, – развел я руками. – Но вместо этого Архивариус обещал подобрать книгу, которая даст ответы на мои вопросы.

– Если Лоэрик обещал, что данная книга вам поможет, то скорее всего так и есть. Он, наверное, единственный, кто прочел все книги, находящиеся в библиотеке, – поделился мужчина со мной.

– Это же сколько времени ему потребовалось? – удивленно переспросил я. В библиотеке Академии хранилось более сотни тысяч книг и манускриптов; чтобы их все прочесть требовалось куда больше, чем отмерено простому человеку.

– Извини, но это не моя тайна, – виновато улыбнулся Аркадий Андреевич. – Если Лоэрик захочет, то сам расскажет.

На этом наш разговор сам собой и закончился. Ходкевич отправился куда-то по своим делам, а я подошел к ожидающей меня четверке студентов.

– Тебе дали разрешение посетить пятый этаж библиотеки? – с любопытством спросила Лена, отбросив приветствия.

– Нет, но я нашел другой способ, – улыбнулся я своей ученице. – Лучше расскажите, что у вас изменилось после Турнира?

– Да ничего, в принципе, не изменилось, – вяло отозвался Бартенев, позевывая.

– Куратор похвалил нас за усердие, да в принципе и все, – добавила Алиса.

– У меня есть просьба, – обратился ко мне Владимир, чем удивил не только меня, но и остальных. Да и было видно, что эта просьба ему далась нелегко. После моего кивка он продолжил: – Я бы хотел, чтобы наши тренировки продолжились.

– Зачем тебе это? – спросил я, посмотрев на него чуть наклонив голову и слегка оскалившись.

– Действительно, – вклинился в разговор Мирослав. – Нам и так хватает занятий от преподавателей, чтобы тратить время на дополнительные тренировки.

– Это пока единственная возможность получить реальный опыт сражений, находясь в стенах Академии Магии, – грозно посмотрел на своего друга Орлов, чтобы тот замолчал. – Когда мне необходимо будет проявить себя в Свободных землях, я бы хотел быть более подготовленным.

– То есть ты говоришь только за себя? – уточнил я.

– Не совсем, – немного подумав, ответил он. – Я, скажем так, больше всех заинтересован в продолжении тренировок, но и командная работа тоже немаловажный фактор, который в дальнейшем может пригодится.

– Ну а что думают остальные? – посмотрел я по очереди на остальных членов бывшей турнирной команды.

– Мне в любом случае необходимо будет заниматься дополнительно, – пожала плечами Лена. – Так что я «за», если учитель не против, – добавила она в конце.

– Я хочу изучить другие методы контроля своей магии и улучшить его, – с вызовом произнесла Алиса, но другого от нее сложно было ожидать. – Да и не оставлю я Владимира одного, – сжав ладонь своего парня, закончила девушка.

– Да вы издеваетесь! – издал страдальческий вопль Мирослав, когда понял, что трое уже за продолжение тренировок. – Это так напряжно… – выдохнул он, но под взглядом Орлова поднял руки, сдаваясь. – Да с вами я, с вами.

– Значит, наши тренировки продолжатся. Я и сам в принципе не против был ими заняться, только в этот раз не только я буду помогать вам улучшить ваши навыки, но и вы мне, – зловеще улыбнулся я.

– Это в каком смысле? – на удивление самым смелым оказался Бартенев.

– В том, что иногда вы будете сражаться против существ, которых я ранее не призывал. Раз уж так хотите тренироваться, то поможете мне исследовать их возможности. Ничего сложного, – хмыкнул я.

– Ничего сложного? – фыркнул все тот же Мирослав, оказавшись сегодня на удивление разговорчивым. – Если ты призовешь что-то вроде той обезьяны, то… – оставил он многозначительную паузу.

– Ну зачем же так? – оскалился я, и парень, слегка побледнев, опустил взгляд. – Вы же таким образом приобретаете реальный опыт сражений.

– Но Мирослав прав, – заступился за друга Владимир. – Не слишком это большой риск – выходить нам против неизвестного существа?

– Риск есть всегда, – пожал я плечами. – Вы же хотите приобрести реальные навыки, а не полученные в ходе контролируемых спаррингов, а значит должны рисковать. В свою очередь я не горю желанием терять вас на тренировке, так что каждый такой будет контролироваться в том числе и с моей стороны. И уж поверьте, но остановить призванную мной тварь я смогу и сам, не привлекая вас, – тут я несколько слукавил, так как не всегда есть возможность во время призыва правильно оценить силу демона, но не рассказывать им об этом, да и должен же у меня быть определенный авторитет в их глазах.

– Ты уже доказал, что твой подход имеет результат, так что тут нечего больше обсуждать, – вдруг поддержала меня Нарышкина, чего никто из нас не ожидал.

– Хм… ну ладно, – не нашелся я с ответом на это. – А вам не надо идти на следующее занятие? – все же они сначала ждали, пока я поговорю с их преподавателем, теперь это. Времени прошло довольно много с конца пары.

– У нас длинный перерыв, – отмахнулась Алиса. – В любом случае надо было куда-то деть свободное время. А раз уж Владимир решил поговорить с тобой, то почему бы и не таким образом им распорядиться?

– Тогда тебе задание, – обратился я к Алисе. – Зарезервируй нам, как и в прошлый раз, тренировочную площадку. Будете по вечерам сами тренироваться, в случае если у меня не будет возможности. Саму методику тренировок сброшу вам позже, – отдал я распоряжение. – А теперь оставьте меня поговорить с Леной.

Тройка студентов, конечно, отошла от нас по моей просьбе, но все же оставались в поле зрения, по всей видимости ожидая Лену. Все же неожиданно крепко связал их Турнир, но это даже хорошо, так как моей ученице нужны были друзья, особенно если они из знати. Боюсь, иначе, даже несмотря на силу как одаренной, Лену все же могли загнобить, не заходя за определенные рамки, так что и не подкопаешься.

– Я хотел тебя предупредить, что купил квартиру в столице, так что теперь можешь ко мне приезжать по этому адресу, – сказал я темноволосой девушке, одновременно скидывая ей адрес, а то потом по-любому бы забыл. – Если что, Церби откроет.

– Учитель, вы…

– Я же говорил, чтобы ты не обращалась ко мне так официально, – перебил я ее, улыбнувшись.

– Да, прости, – опустила взгляд Лена, но практически тут же посмотрела на меня. – Ты вроде не хотел покупать жилье в Москве?

– Да, – согласился я. – Такого точно в планах не было, но Арина несколько изменила их.

– Значит, у вас все серьезно? – со странной интонацией спросила моя ученица.

– Мы пока просто встречаемся, – ответил я, не особо понимая, почему Лену так интересует этот момент. – А причина покупки квартиры из-за того, что Арина аристократка и ей будет не самым лучшим решением постоянно посещать гостиницу. Хватит того, что она связалась с простолюдином, а это в среде дворян считается не то чтобы моветоном, но очень близко к этому. И да, она переселилась ко мне, так что не удивляйся ее присутствию.

– Понятно, – как-то отрешенно проговорила Лена. – Мне пора.

– Да, конечно, – отпустил я ее, задумчиво глядя в след своей ученице.

Мне показалось, или она… Да не, не может быть такого… Или же да. Демоны, как все сложно.

***

У меня оставалась половина дня свободной после всех этих разговоров, и я даже не знал, куда их деть. Можно было, конечно, пойти на остальные занятия группы Лены, благо никто не запрещал мне их посещать, но там не было ничего интересного – чисто общеобразовательные предметы просто с более глубоким изучением, чем требовалось в обычных школах. Ну и про специфику того, чему обучали в основном аристократов, забывать тоже не стоит, а значит и материал часто преподносили в несколько ином свете, чем это делали для простолюдинов. Как-никак, именно дворяне создали империю такой, какой она есть сейчас, и имеются моменты в истории нашего государства, которые рассказывают только им, смещая акценты для простолюдинов. Это было справедливо практически для всех предметов.

Мою «проблему» мне, по всей видимости, решили разрешить студенты Академии, перехватившие меня в одном из коридоров этого учебного заведения. Судя по знакам отличия на их учебной форме, сами студенты были с четвертого курса.

– Это ты Ветров Егор? – спросил меня здоровенный детина, на котором форма сидела будто военный мундир. Это же надо было додумать перешить ее до такого вида.

– Я, – не стал отрицать я, уже догадываясь, к чему все это может привести.

– Пойдешь с нами, – приказным тоном произнес он.

– Ведите, – хмыкнул я на это.

Как я ожидал, мы в итоге пришли на одну из тренировочных площадок Академии. К этому моменту помимо тройки студентов, что вели меня сюда, к нам присоединилось еще двое, только эти были уже с пятого курса.

– И что теперь? – оскалившись, спросил я, когда они окружили меня.

– Сейчас мы проведем обычный тренировочный спарринг, – взял слово блондин, стоявший от так и не представившегося мне здоровяка. Его волосы свободной волной ниспадали до самого пояса и будь он более тонок в телосложении, то его можно было спутать с девушкой. – К сожалению, во время тренировок происходят несчастные случаи, – предвкушающе улыбнулся он. В руке блондина показательно появилась ветряная сфера, которую можно за несколько мгновений преобразовать в десяток подходящих техник.

Спрашивать, кто захотел со мной таким образом расправиться, я не видел смысла, так как рано или поздно такое бы все равно произошло, да и сомневаюсь, что эти парни так мне и расскажут, ради кого стараются. Они лишь исполнители и их даже могли использовать втемную или вообще направить меня на ложный след, назвав имя «заказчика».

Но все это не важно. Сейчас передо мной стоят пятеро недоучившихся магов, а значит мне надо их победить, чтобы не умереть. По-моему, выбор очевиден.

– И чего же мы ждем? – оскалился я, демонстративно отведя руки за спину.

После моих слов в руках одного из пятикурсников в магическом зрении на миг вспыхнул конструкт какой-то техники, и в следующий миг в воздухе появилось несколько каменных глыб, которые, казалось, зависли и уже через секунду со стремительностью комет полетели в меня. Если не ошибаюсь, эта далеко не слабая техника называется «Метеоритный дождь», и ее создание за такой короткий промежуток времени достойно похвалы, но и я успел среагировать, вскинув руки перед собой.

Столкновение. Дрожь земли была такова, что, судя по возгласу, один из пятерки пошатнулся, не сумев устоять на ногах. На несколько секунд тренировочную площадку заволокло поднявшейся земляной крошкой, так что я мог реагировать только на звук.

И да, как я мог до сих пор что-то слышать после такой атаки? Даже сами студенты были уверены в обратном, начав чуть ли не бахвалиться, что это было слишком легко. Да, возможно, я не могу как маги стихий использовать одну из первооснов, чтобы защитить себя, но все же я одаренный. Пускай моя магия призыва обладает рядом особенностей и ее использование имеет ряд минусов, но за это время я как мог нивелировал этот недостаток, чтобы быть наравне со смертоносными и быстрыми стихийными техниками.

Я не так просто завел руки назад. В задних карманах моих джинс лежали небольшие драгоценные камни, на которых уже были «записаны» магические печати для быстрой активации призыва. Вот как раз один из них прикрыл меня от техники мага земли.

Со стороны это, наверное, должно выглядеть очень эффектно.

Постепенно поднятая взвесь пыли и землянной крошки начала оседать перед пятеркой студентов, захотевших расправиться со мной, предстал силуэт двухметрового рыцаря, закованного в глухие доспехи. Сам рыцарь стоял высоко подняв ростовый щит над головой, в который уперлась одна из созданных техникой глыб. Сама магия еще продолжала действовать и из-за этого каменная глыба все еще давила на щит в надежде добраться до своей цели, но вот рыцарь повел плечом и одним резким движением отбросил глыбу в сторону, как будто она была лишь досадной помехой. Избавившись от нее, призванный мной демон опустил щит, прикрыв меня от возможных атак воздушника, и потянулся к мечу.

– Не убивать, – шепнул я так, чтобы студенты этого не могли услышать.

Изначально я хотел ответить соответственно угрозе, но решил изменить свое решение, чтобы показать остальным, что их ждет, ну и продемонстрировать всем, на что я способен. И так уже засветился перед Службой магической безопасности Империи, так что пусть и остальные знают, что их может ждать в случае проявления агрессии. Как-никак, я ответственен теперь не только за себя, но и за людей, которые встали рядом со мной, а значит все внимание надо перетянуть на себя, чтобы они стали незначительной величиной для всех.

– Как это возможно! – воскликнул пятикурсник, который увидел, что его техника ни к чему не привела.

– Ну чего застыли? – усмехнулся я. – У нас же вроде тренировка идет.

Студенты, будто очнувшись после моих слов, стали создавать свои техники, но, похоже, ни у кого в арсенале не было столь же быстрых заклинаний. Длинноволосый блондин же отступил незаметно для остальных на шаг назад и создал защитную технику, окутавшую его в подобие купола.

Тем не менее, несмотря на подначивающие слова с моей стороны, ждать, когда они закончат создавать свои техники, я не стал, отдав распоряжение рыцарю разобраться с угрозой. Демон еще раз потянулся к своему мечу, но мой приказ пересилил его желание, так что пришлось призванному существу обходиться кулаками и щитом.

С удивительной скоростью, которую просто сложно ждать от воина, закованного в латный доспех, рыцарь оказался у ближайшего к нему студента и простым толчком щита по корпусу отправил парня в полет на пару метров.

Чего-чего, а вот силы этому призыву было не занимать, как, впрочем, и стойкости, что демон продемонстрировал, когда создаваемые техники вместо того, чтобы направить на меня, студенты нацелили в более близкого противника. И снова вся атака пришлась на щит, который даже задымился от огненной техники, выдаваемой одним из парней. Именно он создал наиболее серьезную технику (она очень походила на «дыхание дракона», но все же имела незначительные отличия, делая ее совершенно другой), которая заставила рыцаря укрыться щитом. Один из оставшихся использовал огненную технику в виде роя небольших шаров, которые, по всей видимости, должны были пройти сквозь бреши в броне, но таких попросту не было и они оказались бессильны, даже толком не нагрев доспех, не говоря уж о большем. Вторым был все тот же пятикурсник, попробовавший очередным валуном снести в сторону призванное мной существо и просто не сумевший зацепить ловкого и быстрого рыцаря.

Вот если бы сначала произвели атаку огнем, то у него были бы шансы, а так… Похоже, эта пятерка не была командой, а значит не умела действовать согласованно друг с другом. Блондин вообще до сих пор стоял в стороне и следил за ходом боя, с каждой секундой укрепляя свой купол.

Я может, конечно, к ним отношусь предвзято, но вышедшие против меня одаренные были просто студентами и не имели десятилетнего опыта боевых столкновений, когда учишься действовать сообща даже с незнакомыми тебе союзниками. Справедливости ради тот же «Голем» был из числа таких умельцев. По крайней мере по его словам, но не доверять человеку, прошедшему столько боевых операций, нет смысла. Тем более часть его рассказов я проверил и все они повторяли его слова.

Стоило потоку огня иссякнуть, и студент, создавший его осел на землю, попытавшись дрожащими руками создать еще какую-то структуру, которая все время норовила распасться. Судя по всему, он использовал куда больше энергии для поддержания техники, чем рассчитывал, увидев, что мой рыцарь продолжает держаться под его атакой. Это было его ошибкой.

Демон не стал рассусоливать, если вообще он умел такое делать, и рванул вперед, по пути отбив рукой в сторону огненный шар и просто перепрыгнув возникшие на его пути каменные пики. Удар окованной металлом ногой в грудь откинул в сторону выдохнувшегося одаренного, так и не сумевшего создать новую технику. Парень попробовал подняться, но схватился за грудь и выплюнул сгусток крови.

Минус два участника меньше чем за минуту – и с такими силами они хотели убить меня? Понимаю, конечно, что меня не считали за серьезную угрозу, но… такое чувство, что это я их вызвал, чтобы убить.

Тем временем мой призыв сковали боем огневик и маг земли, осыпая его пускай и маломощными техниками, но все же вынуждая рыцаря укрываться за щитом. Несмотря на свой доспех, самым ударопрочным у него был щит, почти полностью скрывавший его тело за собой.

Если бы не мой приказ, демон бы уже справился со своими противниками, используя меч, но слишком тот был смертоносен, чтобы я позволил это сделать.

Я пересекся взглядом с блондином, который все это время укреплял свою защиту, и сделал это как раз вовремя, чтобы отпрыгнуть в сторону от воздушной волны, сжавшейся в тонкую нить. Если бы я этого не сделал, то меня было бы уже двое, точнее, две половинки меня, пускай и не очень ровных. Это же какой контроль надо иметь, чтобы сжать воздух до такой степени и не иметь никаких возмущений в технике?

Я бросил вперед два камня, однако призывы не смогли в достаточной мере проявить себя, приняв на себя новую воздушную волну, но хотя бы погасили ее. За это время я успел создать небольшую печать призыва и отправил десяток светляков в сторону блондина, который от своих товарищей нацелился именно на меня. До него долетело лишь трое, но стоило им оказаться близко от воздушного купола, как они практически одновременно вспыхнули настолько ярким светом, что если заранее не прикрыть глаза, то можно и сетчатку повредить. Этакая световая граната в живом исполнении, насколько может быть живым призванный дух, но это уже вопрос философии.

Вспышка не только дезориентировала блондина, но и отвлекала двух студентов, что до этого момента успешно теснили моего рыцаря. Последний не обладал привычными нам органами зрения, хоть и имел прорези в шлеме, откуда мерцали фиолетовые огоньки, так что он сполна воспользовался предоставленной возможностью, своими ударами сломав одаренным пару костей и выводя их из строя.

Сложно сконцентрироваться на технике, когда у тебя сломана рука.

Оставшись последним, воздушник не глядя ударил объемной техникой своей стихии, уничтожив светляков, но не нанеся какого-либо вреда мне или моему призыву. Я благоразумно отошел в другое место и выставил перед собой рыцаря, чтобы тот мог защитить меня от шального заклинания, которые начал посылать блондин во все стороны, по всей видимости ожидая новой атаки, пока он временно ослеп.

Эта пауза позволила не только ему восстановить зрение, но и мне использовать новую печать, не тратя для этих целей драгоценные камни. Да, благодаря им, а точнее записанным в них печатям, я мог быстрее совершать призывы конкретных существ, но сами камни от этого разрушались, не выдерживая влияния магии. Пускай не сразу, но все же. Так никаких денег не напасешься, да и изготавливать такой призыв довольно муторно и долго.

Как только оставшийся последним дееспособным блондин увидел меня и приготовился атаковать, я отправил рыцаря вперед, тем временем вызывая пять огненных гончих. Похожие на собак демоны не стали дожидаться команды, а сами размытыми тенями бросились в стороны, заходя на воздушника с разных направлений.

В отличие от своих товарищей этот одаренный не игнорировал меня и старался посылать в мою сторону свои техники, но из-за угрозы нападения призывов не мог сделать это более точно и мне удавалось уклоняться. За это время рыцарь смог сократить расстояние до последнего противника и блондину пришлось отвлечься на него, чтобы не дать окончательно прорваться моему призыву на расстояние удара. Вполне возможно, его воздушный купол выдержит много физических атак, перед тем как ослабнет, но все же от каждой он будет понемногу слабеть.

Но, к его сожалению, сам студент не обладал достаточными навыками, чтобы контролировать всех своих противников. Стоило ему сконцентрироваться на рыцаре, как на него стали нападать огненные гончие, которые и не пытались приблизиться к защитному куполу. Вместо этого они изрыгали из глоток струи пламени, которые хоть и не были достаточно сильными, чтобы продавить защиту, но заставляли блондина тратить все больше энергии на поддержание купола. Несмотря на свою магическую природу, воздух все же часто проигрывал огню в прямом противостоянии.

Блондин предпринял еще одну отчаянную попытку избавиться от моих призывов, используя технику, которая ударила воздушной волной (в этот раз не сконцентрированной в нить) во все стороны, отбрасывая более легких гончих на пару метров от себя. Мне пришлось прикрывать глаза рукой, да и в целом сгруппироваться, когда меня слегка протащило по земле.

Единственным, кого эта техника почти не затронула, был демон в доспехах, или демонические доспехи (я так за все это время и не разобрался, что же это такое на самом деле, довольствуясь тем, что есть). Рыцарь был куда тяжелее, чем могло показаться, и от удара он сделал лишь полшага назад, чтобы резко сдвинуться вперед и, выставив щит, ударить всем весом по преграде. От столкновения воздушный купол, который, казалось, никак не реагировал на атаки гончих, пошел рябью, а сам студент скривился, ощутив силу удара по оттоку энергии, что затребовала себе техника на ее стабилизацию.

К атаке почти сразу присоединились гончие, на которых воздушная волна никак не сказалась. Правда, пришлось поспешно отдавать им команду на прекращение атаки, когда купол все-таки не выдержал и рыцарь наконец-то смог добраться до блондина, вырубить его легким ударом щита по голове (все же я приказал не убивать). Правда, это не помешало демону с, как мне показалось, злорадностью наступить потерявшему сознание одаренному на ногу. Хруст я не услышал, но не думаю, что кости остались целы после такого.

Поблагодарив огненных гончих за помощь дополнительной порцией энергии, я отправил их назад. Стоило демонам-собакам исчезнуть, как рыцарь вдруг опустился на колено и, вытащив меч из ножен, протянул его на вытянутых руках, замерев в этой позе.

А вот это что-то новое. Я пару раз призывал таких рыцарей, которые доказали свою эффективность, и поэтому занес печать призыва на рубин (который чаще всего использовал для таких целей, по крайней мере, именно рубин по какой-то причине можно было часто использовать для призывов, не разрушая его после первой же попытки) для дальнейшего использования, но никто из них не демонстрировал такой жест, слишком похожий на просьбу о вассалитете. Прямо королем себя почувствовал.

Не до конца понимая, зачем демон от меня этого хочет и в какой-то мере опасаясь его реакции в случае отказа, я взял меч в руки, пару раз взмахнув им в воздухе. Нет, все-таки тяжеловат для меня. Рыцарь поднялся на ноги, и я вернул ему меч, протягивая гардой вперед – все равно навредить он мне не мог из-за действия призыва, а со стороны это, наверное, выглядело эффектно. Демон осторожно взялся за меч и, слегка склонив голову, вставил его в ножны. Только после этого он вернулся обратно, растворившись в воздухе.

Еще бы понимать, зачем он все это сделал и не совершил ли я глупости, подыгрывая ему?

В итоге на тренировочной площадке остался я и пятеро бессознательных тел с разной степенью повреждений. Оставлять в таком виде я их не стал, нажав на кнопку вызова бригады целителей, которая была установлена в обязательном порядке на каждой площадке. Таким образом они сами знали куда идти, а мне не надо было плутать по коридорам Академии в поисках специалистов. Да и быстрее это.

Пришлось ждать целителей и объяснять, что произошло, благо сами студенты придумали прекрасную версию, а тот блондинчик, которого я вывел из строя последним, и вовсе оказался человеком, зарезервировавшим данную площадку под тренировки. Так что формально мы действительно занимались тренировкой, ну а то, что она так закончилась… на то мы и маги, что наши техники могут нанести вред, если не суметь защититься. Магия вообще редко когда прощает ошибки при попытках использование без должного умения.

Когда студентам стали оказывать первую помощь и уносить в лазарет, я смог со спокойной душой отправиться домой. Интересно, а как сами ученики преподнесут произошедшее и что меня будет ждать завтра?

Глава 12

Вопреки ожиданиям, вернувшаяся после учебы Арина ничего не слышала о произошедшей со мной стычке и больше была занята учебой, чем такой «ерундой». Хорошо еще, что моя помощь ей не требовалась, так как девушка вполне могла самостоятельно найти все ответы на интересующие ее вопросы. О практике для целителей вообще можно было не говорить, так как материал для тренировок им поставляло государство, несмотря уж на то, что то же самое делает род, чтобы в итоге из одаренного вырос отличный специалист. Тем более если это род Лазаревых, одних из самых сильных целителей в Империи.

Да и на следующий день, когда я снова подвез Арину до Академии, нас не сопровождали взгляды или тихие шепотки. Даже немного обидно.

Когда я поймал себя на этой мысли, то встряхнул головой, дабы такого там больше не появлялось. Не хватало мне еще желать к себе лишнее внимание.

И вообще, надо подумать над другим средством передвижения. Мне то что: чоппер, благодаря вселенному в нему демоническому коню, без проблем прогревает ближайшее пространство и даже зимой на мотоцикле ездить вполне комфортно. Но вот только Арине такое не подойдет. Если я мог плевать на общественное мнение, да и вообще был простолюдином, то девушке и в первую очередь аристократке было не по статусу передвигаться на таком транспортном средстве в погоду, для этого не особо подходящую.

В связи с этим у нас сложилась не совсем однозначная ситуация. С одной стороны, Арина принадлежит роду Лазаревых и может пользоваться его ресурсами (само собой в рамках допустимого). С другой стороны, она переехала жить ко мне, а не осталась на своей квартире, которая, по сути, и не была ее, а принадлежала семье. Да и Христофор Иннокентьевич был за то, чтобы его племянница жила самостоятельно, не опираясь на род в каждой мелочи. Именно так могут трактовать запрос на выделение машины в ее семье.

Да, надо будет обязательно обсудить с ней этот момент.

За этими размышлениями путь до библиотеки пролетел незаметно. У входа меня уже ждал Архивариус, точнее, он читал какую-то книгу. По крайней мере не пришлось его искать, что уже было хорошо.

— Я все подготовил, так что можем идти прямо сейчас, — предложил мне мужчина после обмена любезностями.

Мы поднялись на четвертый этаж, где в основном были книги для более старших курсов.

Вообще, все книги в библиотеки располагались по большей части по курсам от самых начальных сведений на первом этаже до уже огромных талмудов на четвертом. Тома тут старались не разбивать и они все были вместе, но вот отдельные книги были раскиданы по всем этажам.

На первом этаже библиотеки находились большие читальные залы, где в основном и сидели студенты, корпя над фолиантами. На уровнях выше были оборудованы небольшие зоны с диванчиками и столами, я как раз облюбовал одну из них на втором этаже.

Четвертый этаж в этом плане ничем не отличался от остальных и даже в это раннее время я заметил, что некоторые из таких зон уже заняты и студенты усердно корпят над очередной пальной книгой. Хотя я все же утрирую. В самом здании был идеальный порядок, а книги и вовсе порой казались только отпечатанными в типографии и это несмотря на то, что многим из них больше века.

Возможно, в стенах был какой-то бытовой артефакт или сам Архивариус обновлял заклинания, но это в принципе было не важно. Только странно, что к оцифровке довольно ценных фолиантов никто не приступал и они хранились вот так, в общем доступе. Или же я не в курсе всего и есть какие-то порядки, о которых я просто не знаю. По крайней мере в уставе Академии, который я тщательно изучал, никаких упоминаний об этом не было.

Так вот, мы пошли не к лестнице, ведущей на пятый этаж, что было вполне ожидаемо, а куда-то вглубь стеллажей с книгами, продвигаясь все дальше. В итоге мы пришли к небольшой дверце, выполненной в стилистике все тех же полок с книгами, что, если не присматриваться, и не заметишь ее.

Архивариус провел рукой рядом с ней, и дверь с мягким щелчком отошла в сторону. Сначала я подумал, что он применил какое-то заклинание, пока не заметил, как мужчина убирает в карман брюк пластиковую карточку, которая и была ключом к двери.

Эх, всю атмосферу испортил.

Работник библиотеки пропустил меня вперед и зашел сам, закрыв за собой. На миг мы погрузились в темноту, но вот стали разгораться светильники и спустя несколько секунд я понял, что нахожусь в небольшом коридоре, вдоль которого расположено несколько дверей.

— Комнаты для работы преподавателей, — пояснил Архивариус на мой незаданный вопрос. — Правила к книгам с пятого этажа одинаковы для всех. Поэтому они работают здесь, чтобы не привлекать внимание учеников, да и самим спокойно заниматься работой. Именно здесь было написана где-то пятая часть современных учебников по магии, — с гордостью произнес он.

Мы дошли до второй двери слева и Архивариус открыл ее, пропуская меня вперед. Это был типичный рабочий кабинет с современным компьютером, принтером и листами бумаги для того, чтобы можно было делать заметки. Тут же находился небольшой холодильник и даже на вид удобный диванчик.

— Техника отсоединена от общей сети, но вы можете пользоваться изолированной сетью библиотеки, — начал объяснять Архивариус. – В холодильнике вы найдете еду, если проголодаетесь, и напитки. Некоторые преподаватели бывает засиживаются допоздна, так что в диване есть одеяло и подушка.

Я, правда, не собирался так засиживаться, но такая забота была приятной. Представляю, как этот мужчина намучался с преподавателями, которые засыпали за своими исследованиями, позабыв о времени. По крайней мере никого, кроме увлеченных своей работой «ученых мужей», я здесь представить не мог.

— Вот ваша книга, — указал Архивариус на толстый фолиант, который расположился на середине стола. – «Гримуар клятв и гейсов», если переводить на современный язык, – пояснил он, погладив корешок книги. – Надеюсь, мне не надо напоминать, что книгу выносить за порог этого кабинета запрещено, как и записи из нее, – сурово произнес он, глянув на меня так, что даже меня пробрал холодок. Такое же я ощущал, когда призывал настолько опасных демонов, что приходилось срочно отменять сам призыв. Кто же этот человек такой? — Над гримуаром можете работать столько времени, сколько потребуется, но сюда буду провожать я.

— Я все понял. Спасибо.

Еще раз сурово посмотрев на меня, Архивариус вздохнул, будто не верил в мое благоразумие, и открыл дверь.

– Как захотите уйти, просто закройте дверь, – бросил он под конец, оставив меня одного.

Я еще раз осмотрел кабинет и заглянул в холодильник, где нашел несколько видов соков и питьевую воду. Помимо этого там действительно оказались небольшие закуски, не могущие полностью утолить голод, но все же способные перебить его, чтобы просидеть здесь подольше было вполне возможно.

Только после этого я подошел к рабочему столу и, сев в удобное кресло, покрытое незнакомой мне кожей, более детально стал рассматривать гримуар. Даже не особо наблюдательный мог понять, что книга по-настоящему старая, еще тех времен, когда не было проблем с магией. Одно это могло служить критерием того, что в ней могут быть нужные мне сведения. Все же демоны довольно консервативны в концепции манипулирования мировой энергии, а значит лишь улучшают уже то, что у них есть, и редко когда создают действительно новый подход. Да и название гримуара было многообещающим, так как нашу связь с Леной ученик-учитель можно считать одной из вариаций клятвы.

Притронувшись к обложке, я ощутил легкое покалывание в подушечках пальцев, что говорило о том, что в книге есть магия и сейчас она активна. Но отчего-то я сомневался, что Архивариус стал бы давать мне в руки предмет, который может навредить своему читателю. Так что не став обращать на это внимание, просто открыл книгу на первой странице.

Хорошо еще, что маги древности придерживались принципа писать все на собственном языке, дабы знания не попали в чужие руки. На тот момент это было оправдано тем, что магов в то время было все же меньше, чем сейчас, и удобнее было общаться на собственном языке, который не понимали простые обыватели. Оттуда все эти песнопения при различных древних ритуалах и вообще заклинательные формулы в виде слов.

И даже несмотря на прошедшее время, этот язык магов претерпел не столь сильные изменения, чтобы нельзя было разобрать, что написано в труде древнего исследователя. Да, встречались расхождения, но они были не особо критичны.

Современных аристократов с детства обучают этому языку, порой даже первее, чем языку государства, в котором они проживают. Понятно, что за это время в отдельных областях образовались собственные формы этого языка, но древние книги всегда были написаны на одном. Да и сейчас, в дань традиции, многие учебники были написаны на нем же. Так что прочесть, что говорилось на слегка пожелтевших от времени (и это несмотря на оберегающую магию) страницах, не составило труда.

Я погрузился в пространственные рассуждения о клятвах и их последствиях. Сначала все было довольно скучно, но потом автор книги стал приводить примеры различного рода ритуалов, так или иначе связанных с клятвами, особое внимание уделив запретам-гейсам.

***

С трудом оторвавшись от гримуара, я потер порядком уставшие глаза. Не успев осознать и десятой части написанного в древнем фолианте, я был под большим впечатлением от автора этой книги. Архивариус действительно подобрал мне то, что должно было дать ответы насчет моей связи с Леной.

И еще какая-то мысль ускользала от меня после прочтения главы о вассальных клятвах, но я никак не мог ухватиться за нее.

Мой телефон показывал, что еще чуть-чуть – и наступит завтра; пора бы заканчивать. Удивительно, как еще Арина не искала меня – судя по разговорам парней, заходящих в мой бар, многие их девушки ведут тотальный контроль за своими вторыми половинками. Мне это как-то не довелось испытывать, так как в долгих отношениях я никогда не был, предпочитая короткие встречи на ночь или чтобы весело провести время.

Сладко потянувшись, я закрыл книгу и с трудом отодвинул ее от себя. Хотелось продолжить ее изучение, но я прекрасно понимал, что в таком состоянии могу что-то упустить и потом навряд ли кто-то даст мне повторный доступ к гримуару, чтобы я только кое-что перепроверил. Поэтому лучше не торопиться и подойти к этому основательно.

Закрыв за собой дверь, как попросил Архивариус, я вышел на четвертый этаж и с удивлением увидел, что, даже несмотря на поздний час, в библиотеке есть люди. По крайней мере на этом этаже был один знакомый мне студент.

– Я думал, что один засиживаюсь допоздна, – вместо приветствия сказал я, подойдя к нему. Изначально я не хотел парню мешать и прерывать его одиночество, но любопытство оказалось сильнее меня.

– А… что? – непонимающе посмотрел на меня брюнет, а затем в его глазах промелькнуло узнавание. – Прости, у меня плохая память на имена, – слегка смущенно произнес он.

– Егор Ветров, – представился я, протянув руку.

– Алексей Мстиславский, – крепко пожал он ее. – Ой, уже столько времени, – посмотрел он на свой коммуникатор.

Я же говорил, что хочу себе такой же? Так вот, откуда он его взял?! Хоть на черном рынке заказывай.

– Сам засиделся и не заметил, как пролетело время, – признался я.

– В Академии есть книги, которые я даже не мечтал приобрести, а так бери их бесплатно и читай, – радостно улыбнулся Алексей.

– Понимаю, – кивнул я, поняв, что этот парень так же, как и я, любит читать и совсем не против потратить время на изучение пыльных фолиантов. Да что там говорить – он и сейчас был обложен несколькими стопками книг и три из них были раскрыты. – Тоже засел здесь из-за книг. А что читаешь? – полюбопытствовал я.

– Все упоминания о магии символов, – показал он на книгу, которая была прямо перед ним. В ней действительно было показано несколько символов и, как я понял беглым взглядом, пояснения к ним.

– Значит, изучаешь магические подходы предков, – задумчиво обронил я.

– Да, – не стал отрицать очевидной Мстиславский. – Я считаю, что очень зря нынешнее магическое сообщество считает эту магию устаревшей и в то же время использует ее в технических новинках, – покачал он головой.

– Что поделать, – хмыкнул я. – С возвращением магии в нашу жизнь многое изменилось. Уже появилось не одно поколение одаренных, которые могли манипулировать лишь крупицами магической энергии, и они использовали совершенно другие методики в своем обучении. Когда же магии стало больше… – развел я руками.

– Да знаю я, – отмахнулся Алексей. – Просто так легко отбросить то, что нарабатывалось столетиями и показывало свою полезность… Прости, я, наверное, сейчас похож на старика, – почесав затылок, неловко улыбнулся он.

– Да брось, – в свою очередь отмахнулся я. – Сам разделяю схожую точку зрения.

– Правда? – удивленно посмотрел на меня парень.

– Ага, – кивнул я. – Так уж вышло, что текущая система магии мне совершенно не подходит, так что пришлось придумывать свою, – решил отчего-то я разоткровенничаться перед ним. Но что-то было во взгляде Мстиславского такое же, что я порой видел у себя: поиск пути в этом мире, если можно так сказать. В это время мой телефон завибрировал, сигнализируя о входящем сообщении, и я, посмотрев на экран, четырхнулся. – Прости, но мне пора. Возможно, еще как-нибудь обсудим современный путь магии и так ли он хорош по сравнению с тем, что имели наши предшественники.

– Буду рад, – улыбнулся мне Алексей, и я поспешил удалиться из библиотеки.

Сев на мотоцикл, который завелся при моем приближении, я набрал номер, с которого мне пришло сообщение, и перевел его на свой шлем, чтобы освободить руки.

– Константин, – обратился я к Скуратову по полному имени, когда он наконец-то ответил на звонок. – Я, конечно, все понимаю, но выдергивать меня ночью!

– Ты все равно не спал, – хмыкнул на том конце мой «напарник по службе».

– Откуда ты?.. – начал я, а потом чертыхнулся и, медленно выдохнув, продолжил: – Да, глупый вопрос. Все никак не могу привыкнуть ко всему этому.

– Не переживай, все со временем привыкают, – «успокоил» он меня. – Ты через сколько будешь на месте?

– А если я сейчас просто наплюю на все и отправлюсь домой? – предложил я, обгоняя легковую машину, которая ехала, на мой взгляд, слишком медленно. Сзади раздались возмущенные сигналы, но я быстро увеличивал расстояние между нами, да и мне в целом было плевать на то, что водитель автомобиля возмутился моими действиями.

– Любопытство не даст, – просто ответил Скуратов. – У нас прорыв.

– Что, прости? – переспросил я, одновременно с этим остановившись на перекрестке.

Несмотря на поздний час, в столице не утихало автомобильное движение. Только вместо массовых машин, которые может позволить себе чуть ли не каждый, стали все чаще появляться магокары и элитные машины. Хорошо еще, что в сам город не пускали грузовые автомобили, а то, боюсь, все выглядело иначе.

Сейчас же я стоял на перекрестке вместе с двумя спортивными магокарами неизвестной мне модели, которые поигрывали своими движками в ожидании зеленого света. Магические ядра в их машинах также переливались всполохами света, готовые выдать максимальную мощность в момент старта.

Таких гонщиков в это время хватало и в принципе небольшие гонки до следующего перекрестка не возбранялись. Ну подумаешь, прилетит огромный штраф за превышение скорости. Владельцев таких автомобилей столь незначительные траты не волновали, когда есть возможность погонять без препятствий. Единственное, что если они станут виновниками аварии, то тогда никто не станет смотреть на статус водителей и с ними станет разбираться одно из подразделений Службы магической безопасности Империи, в обязанности которой входят в том числе разбор подобных случаев.

Проводив взглядом резко рванувшие со старта машины, я последовал по дальнейшему маршруту.

– Я вроде же задал вопрос? – не смог я удержаться от сарказма. – Или связь барахлит?

– Сам все поймешь, когда подъедешь, – неожиданно резко ответил мне Скуратов и отключился.

А вот это уже интересно. С чего вдруг всегда такой вежливый служащий правительственной организации повел себя так необычно? Эх, похоже, я и правда сегодня лягу спать еще не скоро.

Подъезжая к указанному моим напарником адресу, я увидел полицейское оцепление, которое разворачивало все машины, подъезжающие к нужному мне жилому дому. Кордоны были выставлены так, чтобы довольно большой участок оставался без зрителей. Проезд перегораживали бронированные машины, а всех пешеходов останавливали наряды с собаками, которые своим рычанием действовали, на мой взгляд, куда лучше слов о том, что временно проход закрыт.

И где они выращивают таких волкодавов? Такой песик не просто может с легкостью повалить человека на землю, но, как мне кажется, и помять машину в случае такой необходимости. Не разбираюсь я в породах, но их размеры и перевитые жгутами мышцы говорили очень откровенно, что с ними лучше не связываться.

Я уже думал, что придется им доказывать, что меня сюда вызвали, как один из сержантов подошел ко мне.

– Егор Ветров? – представившись, спросил он.

– Он самый.

– Проезжайте, – махнул он рукой своим сослуживцам, которые тут же освободили дорогу, отъехав в сторону и снова встав на свои места, стоило мне проехать.

Как все серьезно. И судя по их действиям и некоторой неспешности, так оцепляли район в полиции уже не один раз, что все это стало очередной обыденностью.

Въехав во двор жилого дома, я увидел, что его очистили от машин жителей и все тут было заставлено только служебными машинами Службы магической безопасности и отчего-то газовиками, которые при мне зашли в подъезд.

Сам двор не представлял из себя ничего интересного. Несколько девятиэтажных домов, обрамляющих зеленую зону и детскую площадку. Только несмотря на позднее время, свет горел во многих квартирах – жителям было интересно, что произошло и отчего сюда нагнали столько людей. К их сожалению, альпинисты, спустившиеся с крыши дома, где произошло происшествие, уже заканчивали закреплять сетку, скрывающую все подробности «взрыва».

Никому не хотелось потом вычищать сеть от фотографий очевидцев. А то, что это будут делать, не вызывает сомнений, так как иначе не привлекли бы столько сил.

Подняв взгляд вверх, я увидел, как часть квартир на шестом этаже была разворочена будто от внутреннего взрыва. И что-то говорит мне, что причиной его был не взрыв бытового газа, пускай здесь и присутствовали газовики.

Оставив мотоцикл на свободном пяточке между двумя служебными машинами, я снял шлем и огляделся по сторонам, найдя взглядом Константина, который о чем-то разговаривал со своими коллегами. По всей видимости разговор был не самый радостный, так как мужчина все сильнее хмурился. Увидев меня, он что-то сказал им и подошел.

– Ну и что тут произошло? – спросил я, пока Скуратов доставал сигарету и закурил ее.

– Официально: взрыв бытового газа, – пожал плечами мой напарник, выпуская струйку дыма. Хорошо еще, что делал это несколько в стороне от меня, а то от запаха сигарет меня не то чтобы воротит, но ничего приятного я в этом не вижу. – А не официально: Прорыв, – произнес он так, будто это слово писалось с большой буквы.

– А теперь представим, что я не знаком с вашей терминологией (что, собственно, тебе известно) и ты мне расскажешь подробнее об этом.

– Пошли, – вздохнув, сказал Константин. – Лучше показать, чем рассказывать.

Войдя через чистый подъезд с зафиксированной с помощью подпорок дверью, нам пришлось подниматься по лестнице до шестого этажа. Лифт, к сожалению, не работал и всем работникам Службы приходилось проделывать такой путь, чтобы добраться до места происшествия.

На этаже нас встретил очередной пункт контроля, но Скуратова здесь знали в лицо, так что задерживать нас просто не посмели. Вокруг было уже изрядно натоптано, но нужная нам квартира была сохранена в том виде, в котором она была в момент приезда оперативной группы.

Мы вдвоем вошли в довольно просторную четырехкомнатную квартиру. Точнее это она раньше имела столько комнат. Произошедший здесь взрыв здорово изворотил стены, практически ничего от них не оставив. Так же сильно досталось потолку и полу, которые сейчас открывали вид на квартиры соседей.

Но, несмотря на разрушения, было прекрасно видно, что именно послужило причиной взрыва.

– Вот это у нас называется Прорывом, – мрачно произнес Константин. – Как будто нам другой работы мало!

Пока мой напарник ворчал, я смотрел на оставшуюся удивительно целой комнату, в которой проводили ритуал призыва. Причем призыва кровавого – специалисты Службы безопасности еще не успели убрать тела в мешки для трупов, так что мне прекрасно были видны порезы на телах жертв. Они были нанесены так, чтобы жертва не истекла кровью раньше времени, но при этом испытывала страдания. Из порезов складывались цепочки символов, смутно знакомых мне, но это явно было что-то древнее, так как любое другое я бы уже прочитал.

И откуда у них нашлось описание древнего ритуала?

– Вот и мы задаемся этим вопросом, – ответил мне Скуратов, и я понял, что спросил это вслух.

– Призыв, да еще и на крови жертв, которых до этого пытали… – вздохнув, я присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть вырезанные символы на руке совсем молодой девушки. От трупов меня давно уже не воротило… после одного случая, так что относился я к этому если и не прохладно, то в достаточной мере, чтобы это не мешало делу. – Я никогда не видел подобных символов, но часть из них очень похожа на письменность шумеров. По крайней мере угадывается общность начертания.

– Что еще можешь сказать по этому ритуалу?

– Не знаю, был этот человек один или нет, но тот, кто вырезал символы, делал это так, будто для него будничное дело. Нет ни одной помарки, все порезы нанесены так, чтобы знаки были четко видны и в то же время жертва не истекла кровью. В некоторых местах можно заметить, что специально затрагивались нервные окончания, чтобы причинить жертве боль и вызвать муки, – начал рассказывать я, осматривая тела. – Патологоанатомы скажут точнее, но мне кажется, что от жертв требовалось, чтобы они испытывали максимальное количество боли к концу ритуала и их все время держали в сознании.

– А что по самому кругу призыва? – продолжая курить, спросил Константин. Как я успел заметить, это уже была третья сигарета подряд и никто не возмущался тем, что мужчина курит на месте расследования.

– Либо очень древнее заклинание, либо индивидуальная разработка на его основе. В схеме его построения не вижу ничего знакомого, чтобы можно было хоть к чему-то соотнести призыв. Тут даже непонятно, что именно пытались вызвать.

– Я надеялся, хоть ты дашь ответы на эти вопросы, – покачал головой Скуратов.

– Ну уж прости, – не удержался я от сарказма. – Я не демонолог, чтобы во всем этом разбираться, да и кто дал бы мне в руки гримуары, в которых описаны подобные ритуалы? Насколько я помню, как раз твоя Служба должна следить за этим.

– За всем невозможно проследить, – пожал плечами мой напарник. – Да и сам уже не раз сталкивался с тем, что люди бездумно проводят запрещенные ритуалы ради исполнения своих желаний.

– Да просто задурили головы американскими мультиками, где тех же джиннов представили как дружелюбных существ, – фыркнул я.

– И это ты знаешь? – по всей видимости, это не было новостью для самого Константина, но то, что я знаю про это, оказалось для него неожиданным.

– А что тут знать, – пожал плечами я. – После стольких призывов понимаешь, что из себя представляют большинство демонов.

Не мне ему говорить, что судить обо всех по действиям меньшинства не стоит, но демоны и правда не страдают особой добротой, предпочитая все забрать себе, чем что-то отдавать.

Те же джинны были еще теми коварными существами. Да, с одной стороны они были вынуждены исполнять приказы своего господина, так как на самом деле это было их наказанием за свои действия. Джины за каждое желание расплачивались энергией, которой могло оказаться недостаточно банально на простое выживание. Сроки же заключения в таких случаях, как правило, были довольно большие и лишь единицы из обреченных доживали до конца срока.

Так что не столько из-за своей зловредности, сколько в целях выживания джинны всегда исполняли желания, извращая слова хозяина. Тут даже не помогали заранее продуманные трактовки, так как понятие об одной и той же вещи у человека и демона могло быть совершенно различным, а эти мастера слов всегда делали так, чтобы они были использованы в их пользу.

Ну и, конечно, под конец исполнения желаний демону отдавалась вся энергия хозяина, которая создавалось во время его смерти по исполнению контракта с джинном.

Все же очень занимательный гримуар дал мне Архивариус. Я даже не ожидал, что такая история в нем будет приведена в качестве примера создания клятвы, которая позволяет излишне свободно сторонам контракта трактовать ее.

Как все же хорошо, что я с самого начала стал прописывать в своих печатях полное подчинение моим приказам и непричинение вреда прямо или косвенно, в том числе включив в понятие вреда как можно больше смыслов, так как некоторые существа могут посчитать мою жизнь для меня нанесением вреда и будут «вынуждены» помочь мне. Так что в первую очередь призыв основывался на моем понимании этого нюанса.

– Наш отдел уже пытается найти соответствия среди символов, чтобы определить, откуда вообще возник данный ритуал, но сам должен понимать, что это не быстро, – пустив очередную струйку дыма, Константин взглядом проводил, как сотрудники его организации уносят тела жертв, предварительно убедившись, что они нам тут больше не нужны.

– Ты предлагаешь мне найти демона, который все это натворил, – утверждающе произнес я.

– Да, – не стал юлить Скуратов. – Я уже говорил тебе, что специалистов твоего уровня в нашей Службе просто нет.

– Ага, а еще призыв в столице, – понятливо кивнул я.

– Сам все прекрасно понимаешь, – невесело хмыкнул мой напарник. – Начальство требует как можно быстрее найти беглеца, чтобы мы…

– Беглецов, – перебил я его.

– Что, прости? – не сразу меня понял Константин.

– Судя по тому, что я вижу, на призыв откликнулось минимум трое, – выпрямившись, пояснил я. – Ритуал был рассчитан на большее число демонов, но первые же откликнувшиеся смогли разорвать привязку и уничтожили своих «хозяев», – указал я на, наверное, единственную оставшуюся в целости стену, которая почти полностью была покрыта копотью. – Твои специалисты могут проверить это, но это все, что осталось от проводивших ритуал.

– В итоге у нас сорвавшиеся с привязи минимум тройка демонов, – уточнил мужчина и после моего кивка продолжил: – Дем… – хотел явно выругаться он, но в связи с происшествием это приобретало несколько иной смысл, и, осознав этого, он осекся на полуслове. – Я даже не знаю, что хуже: когда у них есть хозяева или когда они сами по себе.

– Смотря что ты предпочитаешь, – пожал плечами я, отнесясь к этому куда спокойнее Константина. Да, в сложившейся ситуации нет ничего хорошего, но и посыпать голову пеплом пока рановато. – Если бы хозяева оказались в живых, то они могли бы устроить террористический акт, напав на кого-то из важных правительственных лиц или на стратегическое производство. Это, конечно, если они идейные, а не просто жаждущие разрушений фанатики. Демоны без хозяев могут вообще себя долгое время никак не проявлять, пока не адаптируются к энергетике нашего мира и не накопят силы. Вот тогда все может быть куда хуже.

– Сколько времени им потребуется для этого? – ухватился за главное в моей речи Скуратов.

– Рассчитывать лучше на один день, – не особо обнадеживающе ответил я. – Так что лучше как можно скорее начать их поиск.

– Без тебя знаю, – несколько грубовато ответил мой напарник, но я его понимаю. Это такой геморой прилетел для Службы магической безопасности, что… В общем, никто явно сегодня спать не ляжет.

Я продолжил изучать место проведения ритуала призыва уже не только визуально, но и в энергетическом плане, пока Константин звонил своему начальству и докладывал об обстановке и моем видении ситуации. Как я понял по обрывкам фраз сослуживцев Скуратова, все надеялись, что вместе с завершением ритуала демоны вернулись назад в свою реальность, из-за чего и произошел взрыв. Жаль, но все далеко не так.

В энергетическом плане все было очень похоже на то, как выглядела комната после взрыва. Даже энергетическая картина мира пострадала от выброса магической энергии в этом месте, а нанесенный на полу круг призыва походил на кровоточащую рану, в которую сейчас почти незаметно просачивалась энергия из нашего мира. А вот это очень нехорошо.

– Ты сможешь отследить вырвавшихся демонов? – обратился ко мне Константин, но сразу же замолк, так как в моей руке возник небольшой магический круг, который прямо на его глазах стал становится все больше и сложнее.

Я давно понял, что моя магия, мягко скажем, отличается от того, что могут делать те же стихийники. Но в то же время как одаренный с сильным сродством с водной стихией найдет источник воды в пустыне, так и я чувствовал все эти энергетические разрывы куда лучше остальных. Наверное, только благодаря этому я мог попытаться исправить ситуацию и не дать трагедии стать еще более серьезной. Ведь хуже призыва может оказаться только появление бреши, через которую хлынут все, кому не лень. Сам я с этим столкнулся впервые, но даже теоретических знаний хватало, чтобы понять, что я не могу так просто это оставить, даже если я за это ничего не получу в качестве награды.

Как же проще было бы мне жить, если бы я был по настоящему темный магом, которому наплевать на все это. Наверное, я какой-то неправильный представитель этого направления магического искусства. По крайней мере не соответствую представлениям обывателей.

Тем временем я закончил создавать печать и она засияла мягким синим цветом. В этот раз это был не призыв, а кое-что из того же теоретического арсенала, так как до этого мне не приходилось связываться с разломами в пространстве.

Так как я могу использовать свой источник для призыва демонов и духов из их реальности, то скорее всего смогу воздействовать на то, что сейчас поглощает энергию нашего мира. Именно основываясь на этом предположении я и использовал новую печать, из которой выстрелили жгутики энергии по направлению к магическому кругу. Каждый жгутик устремился к своей точке, и вскоре моя печать почти полностью скрыла под собой весь этот участок пола.

Не зная, как к этой проблеме подойти, я пару раз чуть не разрушил печать, когда то один, то другой жгутик начинало засасывать в разлом, стремительно высасывая энергию из созданной конструкции. Хорошо еще, что сам мир стремился зарастить такую рану в своем энергетическом теле и мне оставалось только ускорить процесс.

Постепенно я «сшивал» разлом, уничтожая все остатки энергии призыва из магического круга и направляя их на сращивания прорехи в пространстве. Не знаю, сколько это на самом деле заняло времени, но концентрации от меня этот процесс потребовал колоссальной, так как то в одном месте, то в другом «шов» пытался разойтись и на эти участки необходимо было добавить больше энергии и жгутики к проблемному месту.

Наконец-то работа была завершена и я развеял печать.

– Что ты делал сейчас? – с любопытством спросил Константин, убедившись, что я не собираюсь продолжать. Я же в это время разминал руки и спину, которые затекли от стояния в одной позе.

– Делал так, чтобы больше никто не мог воспользоваться этим местом для нового призыва, – ответил я, не став говорить ничего про разлом в пространстве.

Кто его знает, как к этому отнесутся руководители моего напарника (а то, что он об этом доложит, можно было не сомневаться, так что я выбрал наиболее правдоподобное. Тем более это очень близко к правде, так как теперь рисунком на полу нельзя воспользоваться для нового призыва – настолько сейчас тут все исковеркано в энергетическом плане. Даже если обновить сам «рисунок» и провести ритуал по всем правилам, ничего не выйдет. Так что за это я мог быть спокоен.

– Так что насчет выслеживания? – напомнил мне о своем вопросе Скуратов.

– Вот, – я сделал несколько взмахов рукой, прямо в воздухе рисуя очередную печать, а потом мысленным усилием поправил ее и добавил необходимые символы. Добавив в конструкт энергии, я опустил ее на пол. – Вот они нас и проводят, – не смог удержаться я от комментария, когда из пола всплыло три огненных гончих все из той же стаи, что я призывал ранее.

Демонические собаки, закончив переход в наш мир, стали озираться по сторонам, но, заметив меня, подбежали и стали ластиться. Нет, все же я их избаловал, но они делают такие счастливые мордашки, когда их гладишь вместе с передачей небольшой порции энергии, что мне сложно удержаться от этого. Правда, выглядят они как оживший кошмар, но после того, что я видел, это еще не самый ужасный вид. Тем более они и правда невероятно близки к обычным собакам, а я всегда их любил.

– Только придется выделить двух человек, которых поведут по следу эти красавцы, – добавил я, похлопав по голове двух гончих размером поменьше, чем их третий собрат. Капающая слюна из их пасти уже начала плавить пол, но никто по всей видимости не обращал на это внимание, больше поглощенные другим. Только сейчас я заметил, что все приостановили свою работу и с опаской смотрели на призванных мной демонов. – Они никого не тронут, – громко произнес я и чуть тише, слегка оскалившись, добавил: – Если я не прикажу.

Гончие радостно замахали своими хвостами, тем самым показывая, что они готовы исполнять мои приказы, какими бы они ни были.

– Х-хорошо, – первым отмер Константин и тут же начал отдавать указания остальным.

Только после его тумаков и пары крепких словечек работа продолжилась, но все же нас старались обходить стороной. Интересно, а как они собираются проверять магический круг, когда опасаются к нему подойти ближе, чем на метр, так как в данный момент его с любопытством обнюхивали гончии, вставая на след сбежавших демонов.

Стоит сказать, что мой напарник очень оперативно нашел подходящих для преследования людей. Ими оказалась уже знакомая мне зеленоволосая девушка, на лице которой не отразилось ничего, когда она увидела гончих, и здоровый парень в среднем тактическом комплекте, разработанном, судя по некоторым характерным деталям, чтобы выдержать несколько серьезных магических атак.

– Можешь дать им своих собак. Это лидеры оперативных отрядов, – пояснил мне Скуратов. Мне лишь оставалось мысленно обратиться к своим призывам и указать им на тех, кого они должны вести за собой. Гончим не требовалось больше давать никакого объяснения и они пошли вслед почти сразу же ушедшим служащим правительственной организации. – Двух человек я тебе выделил и, так понимаю, мы пойдем за третьим?

– Да, – кивнул я. – Я не альтруист, но этот самый опасный, судя по тому, что я ощущаю.

– Понял. Тогда собираю группу и можно выдвигаться.

Глава 13

— И как вы сюда не пустили журналистов? — спросил я, когда мы спускались по лестнице.

— Думаешь, что Служба магической безопасности Империи была создана просто так? — саркастично произнес Константин. — Все журналисты знают, что произойдет с ними, если они распространят информацию, которую мы запретили. Все же у нас империя, а не какое-то там… Нечего сеять панику среди населения, если можно справится своими силами и так, чтобы об этом почти никто не узнал. Император заботиться о спокойствии своих подданных и обеспечивает их безопасность.

— И часто приходится замалчивать такие происшествия? — поинтересовался я.

— Нет, как правило, мы срабатываем быстрее, чем кому-то удается хоть что-то заметить. Но, как сам понимаешь, некоторые вещи сложно утаить. Вот и приходится выкручиваться с более-менее подходящим объяснением. А потом заполнять отчеты, – вздохну мужчина. — Знал бы ты, сколько мне приходится переводить бумаги. Это ты у нас официально «внештатный консультант», а вот мне приходится отдуваться в том числе и за тебя.

— Это когда я стал внештатным консультантом? – удивился я такой должности и что вообще мне ее дали.

– Надо же было тебя как-то провести по бумагам, да и пропуски выдать. К сожалению, без официального зачисления этого не сделать. Так что можешь считать себя принятым на службу задним числом.

– Всегда мечтал послужить, – язвительно ответил я, но был проигнорирован.

К моменту, когда мы вышли из подъезда, во двор въехало две большие бронированные машины, в которых, насколько я в курсе, может размещаться до десятка бойцов в полном обмундировании, да еще и с дополнительным оборудованием.

Скуратов сразу направился к командирам отрядов, а я вместе с демоном подошел к чопперу. Гончая нервно била хвостом, готовая в любую секунду сорваться с места, но она была вынуждена оставаться вместе со мной, пока ее товарки уже бежали за добычей. Да, именно так эти похожие на псов существа воспринимали любого другого демона и им было без разницы, насколько он силен. Для особо опасной добычи можно было позвать стаю, в которой всегда был порядок — выживает лишь сильнейший. При этом они очень заботливо относились к своим щенкам и оберегали их до самого момента, когда они становились взрослыми особями и могли охотиться самостоятельно.

Константин наконец-то закончил вводить в курс дела своих сослуживцев и подошел ко мне.

— Только у нас такой эскорт? – спросил я, кивком головы показав на два отряда бойцов, что сейчас еще раз проверяли свое оборудование и оружие.

– Это лишь дежурный состав, – ответил мне напарник. – Каждой группе предоставили по два отряда, но в случае необходимости выдернут еще.

– Настолько опасаетесь демонов? – хмыкнул я.

– Сложно не опасаться тех, о ком ходит столько ужасных историй. Тем более мы не знаем реальных возможностей беглецов. И лучше будет завалить их огневой мощью, а не телами людей. Так что начальство в этом плане предпочитает перестраховываться. У отряда в наличии на такие случаи есть РПГ с несколькими зарядами.

– По демону из РПГ – это мощно, – присвистнул я.

– Ну как минимум дезориентируем, – пожал плечами Константин.

– Это ты против кого выходил, что так пессимистично к этому относишься? – спросил я, поняв, что Скуратову уже довелось ликвидировать демонов и об этом у него остались не самые приятные воспоминания.

– Да было дело как-то в Сибири, – не особо охотно ответил он. Отряд еще занимался подготовкой, так что у нас было время поговорить – все равно их ждать, пока они погрузятся. – Почти в самом начале моей службы было у меня задание разобраться с одной местечковой сектой, которая начала резать людей. А они оказались куда опаснее, чем предполагали аналитики. Ну или безумнее, тут как посмотреть, – вздохнув, Константин продолжил: – Призванный демон оказался с броней и пришлось потратить пять зарядов РПГ, чтобы хотя бы немного повредить ее и нанести удар магией. Так что наличие такого аргумента будет не лишним.

К этому времени все приготовления закончились и мы наконец-то могли заняться погоней. Заведя двигатель мотоцикла, я плавно тронулся прочь со двора. Гончая, чувствуя скорую охоту, нетерпеливо крутилась вокруг меня, но пока не решалась побежать вперед.

Мы неспешно выехали за границы оцепления, где было меньше всего зрителей. Да и какие зрители могут быть в час ночи? Немногих зевак уже давно отогнали, а жители окрестных домов по большей части предпочитали проводить время в постели, чем бесполезно стоять у окна в тщетной попытке что-то разобрать в происходящем. Тем более с утра в новостях и так все расскажут, так что нет смысла терять столь драгоценное время сна, когда завтра, точнее уже сегодня, необходимо подниматься на работу.

Убедившись, что две машины сопровождения пристроились сзади, я отдал команду гончей и та моментально встала на след, понесшись вперед со скоростью, на которую не способна обычная собака. Выносливость демонического пса имеет высокие границы (по крайней мере мне за все время призывов так и не удалось ни разу измотать их), так что двигаться с такой же скорость он сможет еще долго. Правда, я не думаю, что вырвавшийся на свободу демон захочет далеко уходить от города, в котором так много «пищи» – все же энергия смерти тоже энергия, а им ее надо много, чтобы закрепиться в нашем мире.

Огненная гончая ориентировалась не на запах, как какая-нибудь собака, а на энергетический след, который имели все существа из их мира. По рассказам Церби, хоть все демоны там и имели физические тела, но было что-то с их реальностью не так, так как энергетическая составляющая демона была как бы не в разы сильнее развита, чем физическая. Именно благодаря этому их можно было призвать в наш мир и тут они из энергетической формы снова приобретали физическую оболочку. Из-за призыва и того, что они находятся в нашем мире всего ничего, их энергетика, можно сказать, пылает, как маяк, для таких же демонов, как и они. Вот только если им дать время на адаптацию, то тогда и гончая не сможет так легко идти по следу и обнаружит свою добычу только когда та будет не так уж и далеко и забудет об осторожности. Уж что-что, а прятаться от других хищников демоны учатся с рождения, если, конечно, сами не являются достаточно сильными, чтобы дать отпор незадачливым охотникам.

Хорошо, что сейчас глубокая ночь, а то, боюсь, зрелище того, как за демонической собакой едут правительственные агенты, вызвало бы слишком много вопросов у жителей столицы. Сейчас же машин на дорогах было не так уж и много и можно было спокойно лавировать по узким улочкам, если гончая вдруг забегала в них; в то же время я приказал демону уменьшить яркость своего пламени, так что гончая практически была не заметна в ночи, а ее скорость бега была достаточной, чтобы не успеть зафиксироваться в сознании постороннего водителя, который больше сосредоточен на дороге, чем на том, что мелькнуло сбоку от него.

Спустя сорок минут нашего заезда мы оказались ближе к окраине города, в районе, где в данный момент велась глобальная застройка, но в ночное время здесь никого не было. Похоже, демон решил спрятаться тут, чтобы иметь возможность избежать излишнего внимания и в спокойной обстановке подстроиться под новый для него мир. С нашей же стороны так было еще и лучше, так как можно действовать без оглядки на посторонних. Единственное, о чем я жалел, так о том, что из-за всей этой катавасии не захватил с собой меч – одна надежда, что оперативные отряды нам выделили не для массовки.

Гончая остановилась у почти полностью достроенного пятиэтажного паркинга, показывая мне, что цель находится внутри. Махнув рукой Константину, я припарковался рядом со входом в здание.

– Как будем действовать? – спросил я у напарника, когда все бойцы выгрузились из машин и готовы были приступить к операции.

– Твой призыв показывает нам, где находится демон, а дальше бойцы сами все сделают. Мы с тобой на подхвате, но если все удачно сложится, то нас и не задействуют, – закурив очередную сигарету, ответил Константин.

– Если, – тихо повторил я и отдал команду гончей.

Демонический пес в этот раз не рвался с места, чтобы быстрее догнать жертву. Нет, наоборот, он замедлился и с каждым шагом принюхивался к окружению и каждому шороху. Мне пару раз уже доводилось видеть гончую в деле и ее поведение в данный момент сигнализировало о том, что рядом действительно находится опасный демон и в отсутствии стаи гончая старается найти свою добычу до того, как она найдет ее, а то вместо охотника можно стать чьим-то ужином. А так, если напасть неожиданно, что у нее есть все шансы одолеть противника.

Мы практически полностью прошли первый этаж, когда гончая повернулась к подъему наверх. Часть бойцов отделилась и пошла по двум лестницам, чтобы попасть на второй этаж одновременно с нами. Большая же часть продолжила идти за моим призывом.

Хоть на втором этаже никого не оказалось, но следы когтей на полу красноречиво говорили о том, что демон здесь.

Константин продолжал курить свои сигареты, которые у него, казалось, никогда не заканчивались, и нисколько не обращал внимание то, что этим дымом может нас выдать демону. Если тот, конечно, обладает острым обонянием и сможет разобрать в незнакомом запахе дым сигареты. Мужчина, до этого пребывающий в плохом настроении, при виде доказательств того, что мы близко к цели, казалось, только расслабился. Бойцы, нас сопровождающие, в противоположность ему вели себя настороженно и водили стволами своих винтовок во все стороны, стараясь проконтролировать каждый темный угол.

Я же наконец-то смог уловить слабые возмущения в магических потоках. Если не знать что искать, то их и не найдешь, но призванные существа, как правило, до перестройки на энергетику этого мира, скажем так, немного фонят, вводя дисбаланс в структуру. Другое дело, если они были бы призваны по всем правилам и получили энергию от призывателя, как это сделал я с гончими. Вот они как раз не вызывали у мира ответной реакции, так как он благодаря моей энергии считал их частью себя.

Гончая уже без моей команды поднялась на третий этаж, но стоило ей сделать шаг глубже, как что-то промелькнуло в воздухе и мое призванное существо оказалось впечатано в стену с такой силой, что пошли глубокие трещины во все стороны. Этого было недостаточно, чтобы убить мой призыв, но все же демонический пес на некоторое время был дезориентирован и не мог помочь нам в сражении.

Бойцы из оперативного отряда практически сразу отреагировали на угрозу и включили фонарики. Стоило им высветить четырехметровую тушу, что стояла недалеко от гончей, как они начали вести плотный огонь.

Сначала демон не обращал на людей внимания, больше поглощенный наблюдением за тем, как гончая пытается встать на лапы. Регенерация этих существ куда быстрее, чем у людей, но все же на это тратиться магическая энергия и требуется время, так что они при всем этом не становятся бессмертными.

Видя, что огонь из автоматов не возымел нужного результата командир отряда отдал приказ сменить обоймы на другой тип патронов. Постепенно все члены отряда выполнили команду и вот тогда демон почувствовал, как в его тушу начали впиваться бронебойные снаряды. К сожалению, они не могли проникнуть достаточно глубоко, чтобы серьезно ранить эту тварь, но все же приносили ему боль.

Демон развернулся в нашу сторону и теперь его можно было рассмотреть куда лучше. Если в общих чертах, то он относился к гуманоидного вида рептилиям.

Крупная мускулатура с учетом его роста делала демона далеко не худышкой. Ноги и руки у нашего противника были трехпалыми и заканчивались острыми даже на вид когтями, под которые никому не хотелось попасть. Голова существа, имеющая сходство с мордой варана, с плотоядным интересом посматривала на бойцов, посмевших его отвлечь от новой игрушки.

Две пары желтых змеиных глаз отслеживали всех, и он с легкостью обнаружил двоих оперативников, которые пытались подобраться к нему сбоку, пока их товарищи отвлекали внимание демона на себя.

Стремительное движение – и бойцов сносит в сторону, а нам во всей красе предстают огромные кожаные крылья демона, которые до этого были в сложенном состоянии и выглядели как какие-то наросты. Неудивительно, что его никто не заметил, ведь тот передвигался по воздуху, а его темная шкура прекрасно сливалась с ночным небом.

Воспользовавшись моментом, что крылья у нашей цели оказались раскрыты, несколько оперативников сосредоточили огонь на них, посчитав эту часть тела наиболее уязвимой. Но, казалось бы, тонкая мембрана крыльев оказалась на удивление прочной и они только разозлили демона этой атакой.

Демонический ящер бросился вперед, чтобы растерзать обидчиков, но был перехвачен прямо в прыжке потоком воздуха и отброшен в сторону. Это Константин вступил в бой, чтобы избежать жертв, но, судя по его нахмуренному лицу, мужчина рассчитывал не просто на не особо сильный толчок, а на то, что демона отнесет в глубь парковки, дав бойцам возможность рассредоточиться на ее территории, где еще хватало строительного материала и техники, за которыми так удобно было бы укрыться.

На деле же нашу цель отбросило метра на три в сторону, а дальше он завис в воздухе, взмахнув своими крыльями и создав ответный поток, который разрушил конструкцию Скуратова. Обычный ветер с такой задачей не справился бы, ведь это была магическая атака, так что порыв содержал в себе энергию демона, которая дестабилизировала технику моего напарника.

Я за всем этим наблюдал в стороне, постаравшись отойти так, чтобы одновременно и видеть бой, и в то же время не мешать членам Службы магической безопасности империи выполнять свою работу. Я и так их привел к цели, а вмешиваться в сражение опытных бойцов было глупо – я банально не знаю, как они действуют в той или иной ситуации, и могу помешать, попытавшись помочь.

Так что я пока занял выжидательную позицию, одновременно с этим изучая особенности нового для меня вида демонов. Жаль нельзя подойти поближе и изучить его куда более тщательно. Эх, это же сколько денег я мог бы заработать, предоставив мертвую тушку этого существа на черном рынке? Обидно, когда такой большой источник денег проплывает мимо тебя, но сейчас не время и не место, чтобы думать об этом.

Какое-то время воздушные вихри, создаваемые Константином, сдерживали демона на месте, но тот сопротивлялся все яростней и, в какой-то момент взревев, «взорвался» вихрем энергии, который уничтожил все техники воздушного мага. Но, несмотря на это, ему не дали развить успех, так как в это время вторая часть отряда, которую я как-то упустил из виду, заняла свои позиции и стала вести прицельный огонь.

Похоже, группа, которая пошла с нами, служила чем-то вроде раздражающего фактора для нашей цели, в то время как меньшая часть оперативной группы анализировала реакцию ящера на попадания в ту или иную часть тела. Ничем иным два выстрела из снайперской винтовки с их стороны я объяснить не могу – уж очень удачно они попали в сочленения суставов крыльев демона, которые из-за повреждений обвисли и уже не могли действовать с прежней эффективностью.

От вспышки боли демон взревел еще сильнее, да так, что даже у меня, стоящего в отдалении от основного места действия, заложило уши. После такого ящер перестал играться с нами: с учетом того, что я чувствовал, сколько силы в этом демоне, все, что он делал до этого, можно назвать лишь игрой с добычей, чтобы не было так скучно. Но снайперы разозлили это существо и оно бросилось вперед, к ближайшим бойцам отряда, за одно мгновение пробив броню их тактических комплектов, представляющую из себя что-то среднее между средним и тяжелым ее вариантом, своими когтями.

Двое мужчин, нанизанные на когти иномирной твари, не потеряли себя от боли и продолжали стрелять в демона, воспользовавшись своим положением, как возможностью попасть в места, которые демон до этого защищал. Один из них сумел повредить глаз монстра, но на этом их успех и ограничился, так как демон после того разорвал мужчин на части, забрызгав себя и землю рядом с собой кровью.

Несмотря на смерть товарищей, отряд продолжал действовать так, будто ничего не произошло. Часть бойцов сменила патроны на разрывные, но не на какие-то обычные, а такие, что вызывали небольшие взрывы при попадании, и вот от них шкура демона пострадала куда серьезнее. Вот только он не стоял на месте, а носился между автоматчиками, убивая их одного за другим.

Скуратов пытался помочь отряду как мог, но даже серьезные воздушные техники демон игнорировал. Нет, они наносили ему раны, но пока ящер решил разобраться с жалящими его выстрелами стрелками, а уже потом с другой угрозой.

Я все это время отслеживал то, как действует демон и как он использует свою энергию, чтобы сопротивляться техникам Константина. Лезть самому на существо, чуть ли не играюче убивающее опытных бойцов, не было никакого смысла. Будь при мне меч, можно было бы еще противостоять ему, а так я лишь мог стоять в стороне и готовить сдерживающую печать.

К сожалению, это не призыв, который я мог создать за несколько секунд. Тут требуется подготовка и расчеты, которые, к сожалению, приходится делать в голове, и величина ошибки в них – чья-то жизнь и еще хорошо, если не моя.

Тем временем снайперы все продолжали вести огонь, но их цель не стояла на месте, да и нежелание попасть в своих товарищей сковывало стрелков от более активных действий. Поэтому выстрелы раздавались только тогда, когда снайперы были уверены, что попадут, и стоит сказать, что промахивались они редко. Каждое попадание сопровождалось кровью, что у ящера оказалась темно-зеленого цвета, и болезненными вскриками существа. Оно прикрывалось от огня автоматов своими лапами и крыльями, которые к этому моменту регенерировали в достаточной мере, чтобы если и не летать, то использовать их в роли щитов было вполне возможно. Похоже, демон решил пожертвовать крыльями, но все же достать добычу, которая оказалась для него слишком зубастой.

Я видел, что у оперативников среди снаряжения были гранаты, но то ли они хотели поймать демона живьем (все же сами по себе они довольно ценный ресурс и большинство лабораторий готовы на многое, чтобы заполучить их в свое распоряжение), то ли опасались бросать гранаты в столь резвого противника, да еще и в закрытом помещении. А то, что были среди них потери – так это их работа и каждый понимает, на какой риск он согласен, вставая утром и отправляясь на работу.

Демону до его цели оставалось пройти всего несколько метров, когда моя гончая восстановилась в достаточной мере, чтобы атаковать его. Я мысленно приказал ей обойти всех по широкой дуге и зайти сбоку, так как иначе мой призыв попал бы под дружественный огонь. А так были все шансы отвлечь ящера на гончую и применить создаваемую мной печать. Мне необходимо было выиграть лишь чуть больше времени и надеяться, что в спешке я нигде не допустил ошибки.

Сейчас бойцы старались держаться на расстоянии от демона, так как убедились, насколько он может быть быстрым, если видит добычу достаточно близко от себя – выяснение этого лишило отряда еще троих бойцов. Прикрывающие снайперов оперативники перешли с автоматов на дробовики, заряды в которых не только отбрасывали ящера назад, но и заставляли его кожу разъедаться в местах попадания будто под сильной кислотой.

Такого я еще не видел, хоть и не могу похвастаться знаниями обо всех видах оружия, что используются простолюдинами. Все же одаренные больше полагаются на свои магические силы, несмотря на то, что большинство из них проходит военную подготовку и прекрасно знает, как снять оружие с предохранителя. Но все же это является средством последнего шанса, когда силы иссякли, так что мало кто из магов может похвастать успехами на ниве стрельбы из того же пистолета, не говоря уж о других, куда более сложных в обращении стрелковых орудиях убийства.

Я заметил взгляд Константина, которому хватило лишь нескольких секунд, чтобы понять, что я что-то делаю и, встав за спину снайперам, он стал посылать воздушные кулаки в демона, чтобы дать мне больше времени. Вот что значит опыт. Я на его месте точно не сумел бы так быстро сообразить, что требуется делать, но на то он и работает в Службе магической безопасности Империи и, судя по тому, что я видел, находится не на самой низкой должности. Да и, как-никак, мой напарник из рода Скуратовых, а он прославился тем, что его члены снискали себе славу именно в военной стезе.

Может, именно поэтому Константин пошел служить, ведь сейчас нет открытых военных конфликтов, как и другого способа проявить себя и показать, что род Скуратовых до сих пор силен.

Тем не менее совместные усилия оперативников и Скуратова дали столь необходимое мне время, чтобы закончить расчет печати. Я отдал затаившейся до этого гончей команду на нападение и, когда демон отвлекся на мой призыв, направил руку в его сторону. Хотел как в каком-то фильме сказать что-то подходящее, пафосное, но слова в моей магии были ни к чему, да и, если честно, я боялся потерять концентрацию и удерживаемая мной конструкция тогда бы разрушилась до того, как начала действовать. Так что я просто направил в печать энергию и «толкнул» ее в сторону демона.

Гончая, в этот момент ловко вцепившись в ногу ящера, отпрыгнула в сторону, и рванувший вслед за ней демон попал точно в центр засветившейся желтым светом печати. Почуяв неладное, он попытался отпрыгнуть в сторону, но очередной выстрел снайперов покачнул его фигуру, и прыжок получился смазанным, так что демон все равно оказался в зоне действия моей техники. Впрочем, как и гончая, которая были слишком вымотана боем с превосходящим ее по силе противником, чтобы иметь ту же скорость и ловкость, что и в начале призыва.

Из печати появились желтые цепи, которые очень быстро окутали сопротивляющегося демона и мою гончую, так как печать была нацелена именно на удержание цели, а прописывать в ней что-то наподобие системы свой-чужой привело бы к ее излишнему усложнению. Да и сомневаюсь я, что смог бы удержать такую конструкцию в целостности. Мои печати и без этого довольно сложные и только благодаря долгим годам тренировок я могу создавать их с такой скоростью.

Демоническая ящерица-переросток показала недюжую силу и волю к сопротивлению, пытаясь выбраться из зоны действия печати. Цепи так и рвались, когда демон дергался особенно сильно, но на смену одной порванной приходило десяток новых. Его почти полностью скрыло под цепями, когда ящер в очередной раз громко взревел и я почувствовал, как от него стала распространяться разрушительная магическая энергия. По всей видимости, демон решил пожертвовать большим запасом своего источника, но все же вырваться из западни не получалось, а судя по его злобному взгляду, направленному в мою сторону, он прекрасно понимал, кто виновник происходящего с ним.

Хорошо, что никто не стал ждать, когда демон сможет освободиться, и снайперам была отдана команда стрелять в голову твари. Даже в таком положении ящер яростно сопротивлялся и мотал своей головой, но среди оперативников Службы магической безопасности Империи были только опытные бойцы и все выстрелы по большей части были в цель. Череп призванного существа оказался настолько прочным, что потребовалось больше пяти выстрелов, чтобы наконец-то остановить его трепыхания.

Как только демон прекратил двигаться, цепи еще плотнее стали окутывать его, стремясь обездвижить свою цель. Я начал осторожно подходить к печати, так как знал, что демоны могут быть на удивление живучими, а их энергетическая структура при наступлении смерти физического тела не всегда гаснет сразу же. Так что и определить, действительно ли мертва эта тварь, было невозможно.

Меня опередил один из бойцов, что оказался слишком близко к печати, за что и поплатился. На последнем издыхании ящер высвободил свою руку и сжал голову оперативника до характерного хруста, так что во все стороны брызнула кровь и серое вещество. Одновременно с этим в демона стали стрелять, но было уже поздно – это было последнее, что он сделал перед своей окончательной смертью, унеся с собой жизнь еще одного человека.

Теперь к демону рискнули подойти только после того, как выпустили в его голову полную обойму автомата, размочалив череп существа.

– У вас всегда так весело? – спросил я у Константина, после того как отменил печать и вернул гончую обратно в ее мир.

– В этот раз потери минимальные, – пожал плечами Скуратов, который, по всей видимости, за время службы привык и не к такому.

Оперативники мрачно смотрели на теле убитого ими монстра и складывали тела погибших в одно место. Константин уже отзвонился начальству, так что мы ждали сотрудников их организации, которые заберут тела бойцов и увезут в лаборатории тело демона.

– Если бы вы не хотели взять его живым, то потерь было бы меньше, – попенял я ему на их действия.

– Чтобы использовать РПГ, пришлось бы выманивать его наружу, а с учетом крыльев… – покачал головой мой напарник. – Да и нам все равно необходим материал, чтобы лучше изучить демонов. Это может дать понять, какое оружие лучше всего использовать для их устранения.

– Головы оторвать любителям кровавых ритуалов, – проворчал я.

– Тоже вариант, – кивнул на это Константин. – Но, к сожалению, они нигде не регистрируются и о своей деятельности не сообщают.

– Это ты так сейчас пошутил?! – удивленно посмотрел я на него, но мой вопрос был проигнорирован очередной затяжкой сигареты.

Скуратову позвонили на телефон и он был вынужден отойти от меня, чтобы поговорить без лишних ушей. Ага, служба-службой, а уровня допуска к информации все же у меня нет. Да и, как сказал Константин, я у них числюсь за консультанта, а значит и не должен иметь этого допуска.

Пока он был занят разговором, я подошел к мертвому демону, к которому остальные бойцы старались после случившегося не приближаться. Издалека все же его голова выглядела куда более целой, да и после смерти и разрушения энергетической оболочки регенерация демона прервалась. Так что можно было во всей красе рассмотреть, как из тела этого ночного кошмара торчат пули, которые не смогли проникнуть дальше первого слоя его естественной брони в виде змеиных чешуек. Крылья ящера и так были перебиты пулями, но после использованиях моих цепей их еще и перекрутило, да так, что они сейчас больше были похожи на изодранные тряпки, чем на то, чем этот монстр вполне успешно прикрывался от пуль. Все же тело демона без поддержки магии становится куда менее прочным, а мои цепи продолжали стягивать его и после смерти.

Жаль, когда столько материала, пригодного на продажу, уходит мимо тебя, но я не настолько безумен, чтобы воровать демона перед носом Службы магической безопасности. Да и не утащить мне эту тушку – тут потребуется небольшой грузовик, чтобы его вывезти.

– Остальные группы тоже справились со своими целями, – сказал мне Константин после того, как закончил разговор со своим начальством.

– Проблем не было? – спросил я больше для того, чтобы спросить, чем действительно интересовался этим. Гончие уже вернулись обратно и по причине выполнения контракта, будь иначе, я бы почувствовал.

– Их цели оказались куда более… убиваемыми. Одного удалось поймать живым!

– О как? – удивленно посмотрел я на него. Скорее всего эту информацию мне не должны были доносить, но, по всей видимости, поймать кого-то живьем им удавалось редко, вот мужчина не выдержал и поделился такой новостью. – Дай угадаю… – задумчиво протянул я. – Та зеленоволосая девушка?

– Да, – кивнул Константин. – У Жени своеобразный подход к магии…

– Шаманы, они такие, – понятливо улыбнулся я, так как мой напарник замялся, не зная как все объяснить.

– И это ты знаешь, – устало вздохнул он. – Спрашивать откуда, думаю, не имеет смысла? Все равно ведь не расскажешь?

– Ты прав, – хмыкнул я, скрестив руки. – Да и если надо, вы и сами все найдете.

– За тобой не следили постоянно, так что нам известно далеко не все, – покачал головой Скуратов.

Я лишь про себя досадно вздохнул. Думал, таким образом смогу вытащить из него немного информации, раз уж такие откровенности пошли, но не получилось. Ладно, попробуем потом как-нибудь. Кто знает, может, мне удастся взглянуть на свое досье, которое по-любому есть в их архиве.

– Ты же понимаешь, что после такого… – показал я на тушку демона, но, думаю, намек Константину был понятен. – У меня больше нет долга перед вами.

– Я понимаю твое отношение ко всему этому, но не забывай, что ты ничего не сможешь противопоставить правительственной организации, – сухо ответил Скуратов, после небольшой паузы закурив сигарету. Что-то сегодня он очень часто курит.

– Никто и не собирался этого делать, – оскалился я, посмотрев ему прямо в глаза. – Просто я больше не буду участвовать в этом бесплатно. Насколько знаю, даже консультантам платят за их консультации. И давай уже на чистоту: без меня бы вы их не нашли, а потом разбирались бы с последствием появления демонов в столице Империи. Тут, я думаю, император по головке не погладит.

– Я поговорю с руководством, – вздохнув, Константин отвернулся от меня и, обращаясь к пустоте, спросил: – За что мне все это?

– Карма, – хмыкнул я.

– Чего?

– Карма, – терпеливо повторил ему. – Наверное, в прошлой жизни ты где-то накосячил, вот тебе теперь и аукается.

– Не знал, что ты буддист.

– А я вообще не верующий, – махнул я рукой. – Но согласись, объяснение шикарное. Под него столько можно подвести.

– Иди уже отсюда, – взмолился Скуратов, поняв, что я его специально довожу. – И без тебя головной боли хватает. Мне еще отчеты писать…

Помахав ему рукой на прощание, я по лестнице спустился вниз, чтобы как раз пересечься с сотрудниками организации, которые действительно пригнали грузовик неизвестной мне модели для транспортировки демона к себе в лаборатории, ну или туда, где они собирались его тушку использовать.

Интересно, а догадаются ли они, что им потребуется для этого кран, или же будут использовать магов земли, чтобы поднять мертвого демона? Все же он весит далеко не сотню килограмм, да и прикасаться к нему без перчаток я бы не рискнул – кто его знает, какие вещества выделяет кожа ящера, и не расстанешься ли ты с рукой, если коснешься его.

Но все это и правда меня не касалось. Да что там, мне даже денег за это не заплатят, но, думаю, руководство Константина не захочет терять такого специалиста, как я, и им будет куда выгоднее сотрудничать со мной, чем пытаться решить все силовыми методами. Если уж раньше выделили целого куратора для этого и способствовали тому, чтобы у меня о них сложилось хорошее впечатление, то не станут же они все переигрывать и менять свою стратегию? Вот и я думаю, что не станут.

Мой верный чоппер ждал меня рядом с паркингом, ободряюще взревев движком при моем приближении. Наконец-то я могу отправиться домой спать.

Глава 14

Арина не проснулась ни когда я вошел в квартиру, ни когда лег рядом с ней. Она лишь по-хозяйски закинула на меня свою руку и ногу да прижалась, будто не собиралась никуда отпускать. И пускай мне было не очень удобно, но менять положение тела почему-то не хотелось.

Так я и уснул.

С учетом того, что я вернулся домой, когда было уже довольно поздно, то проспал я не больше пяти часов, когда был разбужен звуками с кухни. Спросонья не понял, где нахожусь, уже был готов использовать призывы для своей защиты, но потом пришло осознание, что я дома, и я развеял конструкцию печати еще до того, как она начала работать.

Вот тебе и последствия ночи. Встряхнувшись, я отправился в душ, где наконец-то сбросил остатки сна и, уже взбодрившись, отправился на кухню, где вовсю хозяйничала Арина.

— Я смотрю, ты уже приноровилась тут? — спросил я после того, как, стоило только сесть, передо мной появилась тарелка с несколькими тостами с различными начинками и чашка с крепким кофе.

— Дел-то на пару минут, — фыркнула Арина, принявшись за свою порцию еды. — Ты во сколько вернулся, а то я тебя не дождалась? — слегка виновато спросила девушка, очень умилительно посмотрев на меня.

— Было уже довольно поздно, — улыбнувшись ей, ответил я. – Были проблемы у знакомых, которые необходимо было решить.

— Я так понимаю, ты не расскажешь, что именно делал поздно ночью и что это за знакомые? — задала следующий вопрос она, сделав вид, что ответ ей не особо и интересен.

– Правильно, – коротко ответил ей.

– Я докажу тебе, что мне можно доверять. Со временем, – твердо произнесла Арина.

— Все так же уверена в том, что сделать меня своим парнем было правильно? Секс — это, конечно, хорошо, но в плане политики я мало что могу тебе дать.

– Я же говорила, что тебя не должно волновать это, – показательно нахмурившись, девушка ткнула в мою сторону бутербродом, который она сейчас ела. – Тем более кто сказал, что просто на парне я остановлюсь? Это лишь начало.

– Что?! – прокашлявшись, переспросил я. Наверное, не стоило делать глоток во время таких откровений.

– Я не против стать твоей женой, – пожала плечами Арина. – Главное быть первой, а если захочешь еще одну, то это можно обсудить.

– Как-то это?.. – неопределенно взмахнул я рукой, не зная, как выразиться точнее.

– Да нет в этом ничего такого, – отмахнулась от меня девушка. – Я не наследница рода, но меня ждал брак по расчету, который был бы выгоден моей семье. То, что дядя разрешил мне самой сделать выбор даже не из списка претендентов, развязывает мне руки. Тем более, как я тебе и говорила, твои дети потенциально будут намного сильнее своих сверстников благодаря твоим генам и особенностям истичника.

– Ты как-то слишком торопишься, – притормозил я разошедшуюся Арину. – Тем более я простолюдин, а ты аристократка. К чему тут думать о детях и их возможностях?

– Ты аристократ по рождению, – важно произнесла она. – То, что ты отказался от своей фамилии, не значит, что ты лишился титула. Так что прости, но ты аристократ и брак со мной только подтвердит это, – хитро улыбнулась девушка.

– Я не хочу ввязываться в эти игры дворян, – проворчал я, закончив с завтраком. Поднявшись, я подхватил посуду и понес ее к раковине.

– Извини, но с этим ты опоздал, – сказала мне в спину Арина. – Как минимум с рождения. Чтобы не быть участником этой «игры», тебе надо было родится в семье простолюдинов.

– А если я хочу быть простолюдином? – спросил, я не оборачиваясь.

– По бумагам может ты и простолюдин, но для аристократов ты остаешься тем, кем был с рождения. Если ты, конечно, не хочешь поменять традиции и законы Российской Империи, – хмыкнула девушка. – Извини, но тебе этого никак не избежать и сейчас у тебя просто есть возможность выбора. Но все же твои дети будут аристократами и вести себя с ними будут соответственно.

– Все же это слишком рано, чтобы вести такие разговоры, – вздохнув, произнес я.

Хоть мне и не хотелось соглашаться с Ариной, но я понимал, что она права. Как бы я ни хотел дистанцироваться от всей этой дворянской клоаки, я все же жил в государстве, по закону которого я все равно остаюсь аристократом. Чтобы избежать этого отношения к себе, мне надо было либо покинуть Империю, либо забраться в такую глушь (благо территории государства это позволяют), где мой статус не будет играть существенной роли. Но все же, несмотря на то, что я ненавидел интриги, я все же поселился в Петрограде, где все время контактировал с дворянами. Да и мой приход в Академию Магии, пускай и для того, чтобы разобраться с магической связью между мной и Леной…

В целом выходило, что я… В общем, Арина права и спорить с этим не имеет смысла. Остается надеяться, что мне не придется так уж часто участвовать в интригах влиятельных родов. Правда, вся политика в Империи – это результат таких интриг, так что так или иначе они меня затронут, как и любого гражданина государства, в котором мы проживаем.

– И не беспокойся так по этому поводу, – подойдя ко мне и положив руку на плечо, произнесла Арина. – Я никуда не тороплюсь, но хочу, чтобы ты знал мои планы. Не хочу, чтобы между нами были недоговоренности. Да и детей пока рановато, – улыбнулась она, развернув мою голову к себе. – Нам предстоит столько всего испытать, прежде чем остепениться, – весело подмигнув, девушка скинула свою посуду в раковину и быстро покинула кухню.

Ненавижу мыть посуду!

***

Всю следующую неделю меня никто не трогал.

Я писал задание для Лены и ее товарищей на улучшение концентрации и контроля их источников, заодно тестируя, какие из них более подходящие. Забавно было видеть их реакцию на эти упражнения, а что было бы, если бы они узнали, что не я их придумал? Все, что я им говорил делать, – это базовые вещи, известные нашим предкам, но по какой-то причине позабытые сейчас. Да, в отличие от современного подхода к магии этот путь более долгий и не всегда приносит результаты, но если приложить должные усилия, то эффективность методик не вызывает сомнений.

Жаль, что только мне не все они подходят, так как в прошлом, как в принципе и сейчас, большее распространение имели учения стихийных магов. Остальные направления либо не изучались и по этой причине не попали в учебники, либо имели свои закрытые школы, как, например, те же повелители металла. Эта стихия довольно редка на общем фоне и из-за разрозненности к ней имели совершенно разные походы, которые скрывали ото всех и передавали только в рамках одного рода. Не всегда такой подход себя оправдывал, но на тот момент многие практиковали то же самое.

Если смотреть с такой стороны, то исчезновение магии на несколько поколений послужило нам добрую службу, так как после такого никто не хотел терять открывшиеся перспективы, и, объединившись, удалось более-менее выработать методы, которые имели эффективность и не содержали в себе недостатки.

Так что контролирование магии с помощью воли одаренного заняло свое место в истории и сейчас считалось самым передовым направлением в работе с мистической энергией, наполняющей наш мир.

Пока четверка студентов покорно выполняла свои задания, я мог без проблем заниматься изучением гримуара, который с каждой страницей становился все сложнее и мой прогресс с книгой серьезно замедлился. Столько всего необходимо было осознать, что кругом шла голова. Да и то, что записи нельзя выносить за пределы комнаты, тоже накладывало свои проблемы, так как приходится полагаться только на свою память. Более того, как бы интересен мне не был данный фолиант, прямого ответа на мою проблему в нем не содержалось и в любом случае мне бы пришлось придумывать свое решение.

Арина после того разговора о нашем будущем эту тему, как и обещала, не поднимала, но все равно я не мог отделаться от этих мыслей. Определенно стоило уехать в какую-нибудь глушь, чтобы это не касалось меня, но все как-то закрутилось.

И в который раз я понимаю, что женщины – страшные существа, которые с легкостью могут манипулировать решениями мужчин, при этом не показывая, что изначально они и подвели их к определенным решениям. Вот так и задаешься вопросом, а патриархи ли правят родами или все же их жены, которые действуют в тени? Правда, все это при условии, что жена патриарха – мудрая женщина, но в условиях того, как создавались рода Российской империи, как раз в древних родах такое вовсе не редкость, если не правило.

– Мне уже надоело заниматься медитацией и сидеть над очередным видом тренировок, – пожаловалась мне Алиса, когда я присоединился к их сегодняшней тренировке. Голова порядком опухла от попытки осознать написанное в гримуаре, так что я решил немного отвлечься, ну и заодно проверить успехи четверки студентов. – Может, придумаешь что-то более интересное?

– Все это необходимо, чтобы мы стали лучше, – возразила ей Лена, которая всегда добросовестно выполняла все мои задания, порой даже излишне идеально.

– Ты же помнишь, чем это закончилось в последний раз? – обратился я к Алисе.

– Да помню я, помню, – буркнула себе под нос Нарышкина. – Но меня уже правда достали все эти сиденья на одном месте и долгие концентрации! Все эти лекции, а потом тренировки… Я хочу действий!

– Все остальные разделяют твое мнение? – хмыкнул я.

– Но надо же нам отрабатывать навыки, – не дала никому вставить слово Алиса. – А ты сам запретил нам пока выходить против других учеников.

Да, было такое в самом начале их тренировок. Вообще, конечно, плохо, что они не приобретают опыт именно в схватках с другими одаренными, но помимо Турнира, проходящего раз в год, есть еще внутренние экзамены и квалификационные этапы. Так что чем меньше их потенциальные противники знают об их возможностях, тем лучше.

– Ну раз так хочется тренировок, – хмыкнул я, осмотрев моментально собравшуюся команду.

Придумывать что-то новое мне было откровенно лень, так что, создав несколько простых кругов призыва, я призвал мелких демонов, которые в целом были не особо опасны, но их количество и размер играл большую роль. Так как такой призыв я до этого не совершал, мне самому было любопытно, кто откликнется под мои требования. Уровень опасности регулировался оплатой небольшим количеством энергии – на такую плату просто не появится кто-то по настоящему серьезный, так что я особо и не волновался по этому поводу.

Появившиеся из печати призыва существа больше всего походили на небольшие черные меховые шарики. Да что там говорить, даже я на несколько мгновений растерялся, когда увидел такое. Вот только они в полной мере проявились в нашем мире, как у шариков вдруг прорезались острые зубы и они начали нападать на команду.

В тот момент, когда один из этих мелких демонов перекусил каменное копье Мирослава, я порадовался за то, что прописал в печати условие не нанесения тяжелого вреда здоровью ребятам. А то, боюсь, такой пастью можно и руку откусить.

Четверка, в первые секунды слегка растерявшись, быстро взяли себя в руки и стала отражать нападения одно за другим. Твари были очень шустрыми, и многие техники, что проявлялись в виде физических объектов, попросту раскусывали, так что ребятам приходилось мгновенно подстраиваться под такое необычное поведение моих призывов.

Чтобы не подпустить демонов к команде, Бартенев, приложив руку к земле, создал с помощью магии вокруг собравшихся вместе товарищей каменную стену в виде кольца. Стоило только моим призывам приблизиться к ней и начать прогрызать себе путь внутрь, как из стены во все стороны выстрелили каменные пики, которые нанизали на себя часть демонов, не успевших уклониться от неожиданной атаки.

Скорость исполнения изначально довольно медленных техник стихии земли у Мирослава значительно подросла. В принципе парень и так, на мой взгляд, имел довольно большой талант в этой области. Если уж вспомнить, что он вытворял в индивидуальной части Турнира, то становится понятно, что этот брюнет обладает потрясающим мастерством. Вот если бы он еще не ленился, то вполне мог бы уже быть на уровне Волшебника, а не Старшего Мастера, как сейчас. Но все же дружба с Орловым положительно сказывается на Мирославе, раз уж тот из-за просьбы блондина занимается вместе со всеми и добивается очень впечатляющих результатов.

Лена создала рядом со стеной круг огня, который отогнал тех демонов, что уже хотели вновь вернуться к своему занятию. Тем самым она дала возможность Бартеневу восстановить свою технику и улучшить защитное укрепление команды. Моя ученица до этого пыталась уже несколько раз атаковать демонов, но они были слишком верткими и пока ей удалось добиться того, что двое из них загорелись, но, к сожалению, огонь почти сразу потух, не нанеся тварям существенного вреда и лишь разозлив демонов.

Алиса и Владимир пока приняли выжидательную позицию, но, судя по внимательным взглядом парочки, оба сейчас анализировали возможности своего противника и продумывали, как им лучше всего действовать в этой ситуации.

В целом у этой четверки сложились довольно устойчивые позиции. Бартенев был главной защитой команды и выжидал момент, чтобы мощными техниками нанести урон противнику. Лена благодаря техникам стихии огня была главной ударной силой четверки, но из-за той же стихии ей приходилось действовать осторожно, чтобы не навредить своим товарищам. А вот Нарышкина с Орловым стали прекрасным дуэтом, который понимал друг друга без долгих объяснений. Они даже стали все чаще практиковать техники, в которых объединяли силы стихий друг друга.

Именно у последних двух источники были наиболее гибкими, чтобы принимать и другие стихии, пускай те, в которых они особенно хороши, и занимали в арсенале парочки главные позиции. У мой ученицы и Мирослава в источниках выбранная стихия практически полностью вытеснила доступ к другим основам и они не могли так свободно манипулировать ими.

К сожалению, мечта множества ученых о возможности создать универсального мага, который может управлять всеми стихиями, так и останется мечтой. Ведь так или иначе источник имеет перекос к тому или иному направлению магии, так что если и найдется человек, который захочет использовать в своем арсенале все стихии, то в плане силы он будет слабее любого, кто выбрал конкретное направление развития.

Тем временем Мирослав на пару с Леной уничтожали все больше призванных мной существ и, по всей видимости, такое развитие событий не понравилось демонам, ведь у них была задача напасть на четверку, а они даже приблизиться к ним не могли. Из-за этого часть их рассвирепела, и бросилась в самоубийственную атаку и пока на них отвлеклась Лена и вынужденный поддержать ее Мирослав; большая часть демонов прогрызла себе путь внутрь каменного кольца.

Правда, их успех на этом и закончился, так как не принимавшая участия в бое Алиса вовремя заметила угрозу и, создав водную сферу, атаковала ей этих существ. Большую часть ей удалось захватить внутрь этой водной тюрьмы и вытолкнуть обратно через брешь в стене. С теми же, кому удалось избежать этой участи, справился Орлов, который показал прекрасный контроль за выделенной ему для защиты территорией. Несколько воздушных лезвий справились с угрозой и не дали демонам приблизиться к одаренным.

В итоге за короткое время команда избавилась больше чем от половины противников и было лишь вопросом времени, когда они закончат с остальными. Правда, я останавливаться на таком не собирался и уже начал создавать новый призыв, который должен был проверить их команду на прочность, а то как-то излишне легко они справились с угрозой – могут еще и возгордиться.

Оставалось не больше десяти зубастых меховых шариков, когда я активировал новую печать, из которой выбрался куда более крупный демон, чем-то напоминающий носорога, но таких жутких носорогов в нашем мире не встретишь.

Его шкура была пепельно серого цвета, но помимо этого по бокам шло несколько красных полос, которые отчего-то светились внутренним светом. Сам демон от привычного животного отличался куда более, если можно так сказать, сухим телосложением и наличием хитинового панциря, из которого торчали костяные отростки, сужающиеся на своих концах. Три пары глаз внимательно отслеживали обстановку, но если два передних имели нормальный размер и смотрели строго вперед, то дополнительные глаза были совсем маленькими, что их сразу и не разглядишь. Ну и, конечно, впереди у этого существа был рог где-то чуть меньше метра длинной, из-за которого он и вызывал ассоциацию с носорогом.

Создавая новый призыв, я на всякий случай ограничил силу демона и его возможности по использованию энергии. И очень хорошо, что так сделал, а то чувствуется от этого рога очень уже специфическая энергия.

Найдя свою цель глазами, демон пару раз фыркнул, выдохнув вместо воздуха по какой-то причине огонь, и понесся к четверке, что все пыталась избавить от остатка своих первых противников, которые будто им назло рассредоточились по тренировочной площадке и все ускользали от них.

Не заметить угрозу, которая с топотом (страшно представить, если бы этот монстр бежал бесшумно) неслась к ним, студенты просто не могли. Первым отреагировал Мирослав, став наращивать защиту на пути столкновения, а то, что оно будет, парень не сомневался, так как несколько его попыток задержать демона ни к чему не привели. Тот просто разбивал все земляные оковы до того, как они успевали приобрести необходимую твердость. Так что максимум, что он мог сделать, так это замедлить эту несущуюся без остановки махину.

Орлову пришлось спешно создавать новые техники, чтобы воздушными вихрями согнать мелких демонов в одну сторону, где их уже поджидала Лена со своим заклинанием, заключив этих существ в огненный кокон. Пускай их шерсть не сильно поддавалась пламени, но все же сам жар им был неприятен и демоны избегали его. Понятно дело, что эта техника надолго их не сдержит, но ребята тем самым выигрывали себе немного времени. Им еще повезло, что до этого они пытались выцепить своих противников по одному и до этого момента не стягивали их вместе, а то иначе зубастые меховые комки избежали бы этой ситуации, благо с их реакцией и ловкостью это не составило большой проблемы.

Чтобы сдержать демона, несущегося на их стену, в игру включилась Алиса, которая с момента, как начал действовать Мирослав, стала создавать сложную конструкцию. Было видно, что эта техника еще не была до конца отработана девушкой, так как она проявлялась и без магического зрения, когда потоки магической энергии ложились не так, как было необходимо Нарышкиной, и вырывались на свободу. Но вот она наконец-то завершает свою технику и над головой девушки вспыхивает магический круг трехметрового диаметра.

А вот этому я ее точно не учил. По сути, сейчас Алиса соединила ритуальную магию с волевой техникой, чем в некотором смысле повторила мой способ контроля магии. Даже во время Турнира я видел лишь нескольких магов, способных на такое. Интересно, кто ей рассказал про данную технику? Сомневаюсь, что эта неусидчивая девушка, несмотря на все свои таланты, могла разработать ее самостоятельно.

Тем временем магический круг засветился от вливаемой в него энергии и выплеснулся целым градом водяных копий, которые с неотвратимостью судьбы понеслись навстречу призванному мной демону. Рог монстра засветился багровым светом, и тот, взревев, угрожающе приподнял морду, словно демонстрируя его во всей красе. Как для команды, так и для меня было неожиданным, что с помощью рога демонический носорог стал рассекать технику Алисы, словно меч против водного потока, рассекающий его на две части. В магическом зрении было видно примерно такую картину и получалось, что энергия демона разрушала все связки в технике Нарышкиной, ослабляя ее разрушительную силу.

Вот только насколько бы эффективно демон не справлялся с магической атакой, но все же девушка не зря была на уровне Младшего Мастера, а значит могла вложить в свою технику значительное количество энергии. Пускай голова демона не пострадала, но вот по краям техника была достаточно действенной, чтобы разрезать прочную шкуру существа и повредить его ноги, что несколько замедлило бег носорога.

К сожалению, этого было недостаточно, чтобы остановить демона, и он добрался до каменной стены Мирослава, ударом рога разрушив ее и пробежав дальше. Могло показаться, что команда не справилась с противником и теперь их ждет поражение, но те наоборот воспользовались этим моментом.

По краям от большого демона оказались пара Алисы и Мирослава и пара Лены с Владимиром.

Бартенев поднял в воздух несколько каменных глыб, но до того, как он успел бросить их в демона, каждую глыбу покрыло водной оболочкой, которая начала двигаться на манер водоворота. Только после этого они ударили в призванное мной существо. Обычные камни не должны были сильно повредить шкуре демона, но благодаря ударной силе техники Мирослава и придумке Нарышкиной они превратились в своеобразные буры, которые начали вгрызаться все глубже и за пару мгновений прошли внешнюю броню, впившись в куда более мягкую внутреннюю ткань.

Одновременно с ними Лена создала несколько огненных сгустков, которые на секунду зависли в воздухе, а затем со стремительностью комет впились в другой бок противника. Орлов воздушной техникой не только подхватил заклинание девушки, но и увеличил их скорость, одновременно подпитывая огненную технику за счет своей энергии, которая вместе с воздухом усиливала жар созданного магией пламени.

Слаженная атака с двух сторон хоть и не убила демона, но нанесла ему столько ран, что тот растерял весь былой пыл и повалился на землю. Так что команде оставалось приложить лишь немного усилий, чтобы справиться с ним и остатком мелких демонов.

– Молодцы, – похлопал я в ладоши, когда уставшие, но довольные студенты подошли ко мне. – Вы справляетесь все лучше и ваши техники уже не вызывают конфликта при их совмещении. Молодцы, что сами догадались использовать совместные атаки.

– Ну-у-у… – смущенно шаркнула правой ногой Алиса. – Это на самом деле вышло спонтанно.

– И у вас тоже? – обратился я к Владимиру и Лене.

– Да, – честно признался блондин.

– Э-э-э, да-а-а, – задумчиво протянул я. – Значит, будем отрабатывать эти приемы, раз уж у вас все вышло без дополнительных тренировок.

– Опять?! – возмущенно воскликнула Нарышкина.

– Ты же сама хотела, чтобы я вас тренировал. Так что нечего теперь возмущаться, – хмыкнул я. – На сегодня все. Можете отдыхать.

– Хорошо, – покорно кивнула Алиса, но вдруг что-то вспомнила. – Тебя Ходкевич искал. Что-то насчет каких-то исследований.

– Спасибо, – поблагодарил я ее.

В этот раз довольно улыбнувшись, девушка подхватила под руки обоих парней и поспешила прочь с тренировочной площадки, при этом что-то быстро говоря им. И если Орлов в принципе относился к этому вполне нормально, то брошенный в нашу сторону тоскливый взгляд Мирослава… Но, к сожалению, помочь ему я не мог.

– Я так понимаю, нас специально оставили одних? – спросил я у молчавшей все это время Лены.

– Да. Я попросила Алису забрать с собой парней, – после нескольких секунд молчания наконец-то ответила она. – В последнее время мы редко видимся, да и пересекаемся только на тренировках.

– Как-никак у тебя учеба, а я занят с разбором нашей проблемы, – пожал я плечами.

– А может все же не стоит разрывать нашу связь? – робко предложила Лена.

– Я же говорил тебе об этом, – вздохнув, ответил я, не особо понимая, к чему снова поднимать весь разговор. Ведь она и сама прекрасно понимает, что не может магическая связь, созданная демоном, не иметь в себе подвоха, тем более демоном, которого я убивал в момент ее создания.

– Я боюсь, – тихо произнесла моя ученица, опустив голову. Ее длинные волосы полностью скрыли лицо.

– Чего?

– Что после этого нас больше ничто не будет связывать! – на одном дыхании выпалила она и резко замолчала.

– Это не отменяет того, что ты моя ученица, – покачал я головой, хоть девушка и не могла этого видеть. – Более того, я давал тебе знания, которые просто нельзя кому-либо рассказывать. В какой-то мере это можно считать секретами рода, а таким, сама понимаешь, никто просто так делиться не будет.

– Правда? – с надеждой спросила Лена, наконец-то подняв голову, и я увидел пару дорожек от слез.

– Правда-правда, – улыбнулся я ей, вытерев слезы. – Я своих не бросаю.

Девушка в ответ улыбнулась мне, в следующий миг сделав шаг вперед, и впилась в мои губы. Я несколько ошеломленный ее действиями начал отвечать Лене, но потом опомнился и как можно мягче отодвинулся от нее.

– Почему? – прямо спросила она, когда я не дал ей совершить следующую попытку приблизиться.

– У меня же есть девушка, и ты прекрасно это знаешь, – ответил я первое, что пришло в голову. – И вообще…

– Я согласна быть второй или если этого потребуется третьей женой! – пылко перебила меня Лена.

– Еще одна о женитьбе заговорила, – глухо проворчал я. – Поговори насчет этого сначала с Ариной, – уже более громко ответил ей, попытавшись выкрутиться из этой ситуации.

– Значит, ты, в принципе, не против, – утвердительно произнесла девушка.

– Да зачем тебе все это?! – все же не выдержал я.

– Я не знаю другой жизни, кроме как быть связанной с тобой…

– Значит, у тебя появится возможность узнать ее, когда я смогу эту связь разрушить, – перебил я ее.

– Я не хочу этого, – покачала головой Лена. – Не хочу снова оказаться одна.

– Ты уже давно не одна. У тебя есть друзья. И мне казалось, ты неплохо ладишь с Мирославом, – не отбросил я попыток отговорить ее. Не хватало мне одной жены, тут уже вторая заявляет о том же!

– Это все не то, – возразила девушка. – И Мирослав… он не тот человек, с которым я хочу быть. Скажи, я тебе не нравлюсь? – вдруг сменила тему моя ученица.

– Нет…

– Вот и хорошо, – не дала мне продолжить она. – Мне пока будет достаточно и этого.

На этих словах моя ученица попросту сбежала из помещения, оставив меня думать над тем, что произошло.

– Да что с ними происходит! – крикнул я в пустоту, но ответа, понятное дело, не получил.

Сначала отношения с Ариной из чисто договорных переросли в нечто большее, так и теперь моя ученица выдала такое. Я порой замечал на себе ее не совсем однозначные взгляды, но все списывал на благодарность, ведь девушке действительно некуда было идти (я специально наводил справки и никаких родственников у Лены не оказалось, как минимум никто в том городке, где проводили ритуал, не заявил об исчезновении). К сожалению, простая благодарность переросла в более сильное чувство.

Не то чтобы я был так уж против, все же Лена довольно красивая девушка и я давно считал ее своей, но до этого я не рассматривал ее в таком плане. И почему ей Мирослав не приглянулся?

Такими темпами у меня еще до официального брака может появится и третья жена. И вот куда потом с таким цветником деваться? Как-то не готов я еще к таким серьезным решениям, но, похоже, девушки тут решили все за меня, ну или решат, если я правильно истолковал слова Лены.

***

Чтобы хоть немного от всего этого отвлечься, пошел искать Ходкевича. Все равно сегодня возвращаться к гримуару я не собирался, а тренировка студентов закончилась куда раньше, чем я рассчитывал, так что свободное время было.

Но, к сожалению, как часто это и бывает, у других тоже нашлись планы, включающие мое присутствие.

– Егор, – окликнул меня какой-то мужской голос и, обернувшись, я увидел своего «братца» Сергея Воронова. Не то чтобы я был не рад такой встречи, да и к этому высокому брюнету я не испытывал такого уж плохого отношения, но говорить с бывшими родственниками не хотелось. Жаль, что не сделаешь вид, что не услышал.

– Сергей, – поприветствовал я его, когда парень, открыто улыбаясь, протянул мне руку, которую я все же пожал.

– Я слышал, твоя команда и после Турнира продолжает тренировки? Готовитесь к следующему году? – заинтересовано спросил он.

– Пока об этом не думали, – честно ответил я, вложив руки в карманы штанов. – Да и пока есть время, чтобы принять решение об участии. Но не думаю, что ребята откажутся от новой попытки.

– Это хорошо, – улыбнулся Сергей. – Достойные противники мне нужны.

Я постарался скрыть свое скептическое отношение к этому. Какой-то маньяк битв, а не представитель древнего рода получается.

– Ты от меня чего-то хотел? – прямо спросил я, так как Воронов что-то не торопился продолжить разговор.

– Тетя Катрина просила тебя связаться с ней, когда ты будешь свободен, – пожал плечами парень. – Все подробности ты узнаешь, когда встретишься с ней. Она говорила что-то насчет работы, но я не совсем ее понял.

– Понял, – коротко кивнул ему. – На этом все?

– Подожди, – неожиданно придержал меня за плечо Сергей. – Я бы хотел сразиться с тобой. Мне интересно, почему тетя вдруг заинтересовалась тем, кто был изгнан из нашего рода.

– Изгнан, значит? – хмыкнул я, не делая попытки вырваться. – Значит, так преподносят это в главном роду?

– Мне не интересная политика семьи, – оскалился парень и, сжав кулак свободной руки, продолжил: – Главное для меня только моя личная сила и возможность испытать ее.

– Прости, но мне не интересны спарринги, – покачал я головой и, дернув плечом, развернулся в сторону кабинета Ходкевича, где тот скорее всего и был.

– А если я заплачу тебе за этот бой? – предложил Сергей.

– Не интересует, – фыркнул я.

– Даже если это возможность пройти в хранилище своей семьи? – остановил меня его следующий вопрос.

– Я и так могу это сделать в любой момент, – полуобернувшись и слегка склонив голову на бок, я прищурившись посмотрел на него.

– Без подтверждения от кого-нибудь из главного рода тебя просто не пустят к хранилищу, – развел руками Воронов, вовсю улыбаясь и считая, что я заглотил наживку. К сожалению, он был прав. – Более того, я могу это устроить вне зависимости от результатов боя. Я лишь хочу испытать себя и не сдерживаться.

– Хорошо, – коротко ответил я и пошел дальше, чтобы не показывать своей заинтересованности.

– Я сообщу тебе о месте и времени нашего боя! – крикнул мне в спину Сергей.

Завернув за угол, я замедлился, чтобы привести мысли в порядок. Слова тети о том, что у меня от семьи осталось наследство в банке, я не особо поверил, посчитав это очередной уловкой, но вот об этом заговорил еще и Сергей, а вот от него фальши я нисколько не чувствовал. Как бы ни были хитры сами Вороновы, этот представитель их семейства мог, на мой взгляд, считаться открытым и честным парнем. Пускай несколько помешанный на собственной силе, но это еще не самое страшное, что случалось с аристократами, когда они обладали действительно сильным источником. Так что его поведение не сильно выбивалось из нормы.

Если исходить из его слов, то наследство у меня действительно есть, и не думаю, что кто-то кроме него из рода Вороновых согласиться дать мне к нему доступ. Так что, похоже, он не оставил мне выбора и прекрасно знал об этом.

Я ненавидел, когда меня ставят в такие условия, но его предложение было слишком заманчивым, чтобы отказаться. Тем более мне же не обязательно было его побеждать, чтобы получить доступ к хранилищу.

Эх, что за день такой? А ведь я еще так и не нашел Аркадия Андреевича и значит мои приключения на сегодня не закончились.

Глава 15

Как я и думал, куратор группы, к которой я тоже формально относился, был в своем кабинете и вел на компьютере какие-то расчеты, то и дело сверяясь с исписанными убористым почерком листами. На постукивание о косяк двери Аркадий Андреевич не отреагировал, и я, немного постояв на пороге, подошел к столу и сел в кресло.

Лишь спустя пару минут он случайно бросил взгляд в мою сторону и удивленно посмотрел на меня.

— Ветров? — потерев уставшие глаза, спросил он. — Я не заметил, когда вы вошли.

— Ничего страшного, — отмахнулся я. — Вы были слишком заняты расчетами, а я не стал вас отвлекать. Вы просили, чтобы я к вам подошел?

— Ах, да, — хлопнул себя по лбу мужчина. – Совсем с этим, — обвел он взглядом разбросанные по столу листы бумаги, — забылся. Ваш призыв, Егор, натолкнул меня на столько идей… – от избытка эмоций мужчина взмахнул руками. Вот что значит фанатик-исследователь. – И заставил провести множество дополнительных расчетов, что я до сих пор до конца не во всем разобрался.

– Удалось добиться чего-то? – с любопытством спросил я, так как мне на самом деле было интересно, что этот мужчина смог получить из изучения моего призыва.

— Вы знаете о теории множества миров? — вопросом на вопрос ответил Ходкевич.

– Что-то слышал, но… – неопределенно махнул я рукой.

– Так вот, – оживился мужчина. Он как будто только и ждал такого от меня ответа. – Я заинтересовался этой теорией после того, как посетил несколько городов-призраков и попытался выяснить причину их появления и как они вообще могут существовать пусть и короткое время в нашем мире. В своих поисках я пришел к следующему, – сделал он небольшую паузу и хорошо поставленным голосом, будто читал лекцию студентам, продолжил: – Во времена до упадка магии нашу планету населяли различные волшебные существа. Они были зависимы от магической энергии, так как не могли жить без нее. Но при этом наши животные и растения вполне неплохо существуют и без влияния магии. Да что там – говорить мы в том числе неплохо пережили упадок магии и так же быстро приспособились к ней, когда она вернулась.

Как вы знаете, магическое сообщество долгое время скрывало само свое существование от других людей и по этой причине о волшебных существах по большей части известно из сказок и преданий людей, которые становились свидетелями жизни этих необычных существ. В магическом сообществе не считали их диковинкой и исследований, связанных с сейчас уже не живущими у нас различными тварями, почти не было, а те, что есть, либо очень старые, либо в Империи просто их нет. И, уж поверьте, я был во множестве библиотек, где хранятся магические гримуары, и сведений на эту тему немного. К сожалению, наши предки любое магическое существо считали обыденной вещью и не видели смысла записывать их повадки и особенности в книги, когда куда более важными на их взгляд были магические таинства. Да и в то время особенно силен был принцип личного ученичества и многие откровенно пренебрегали ведением хоть каких-то записей.

Я заинтересовался тем, как появились в нашем мире эти существа и куда они делись, после того, как магической энергии стало становиться все меньше. И вот я нашел один из дошедших до нашего времени гримуар, в котором были записи одного мага, как раз касающиеся этого вопроса. К сожалению, книга мне досталась в довольно потрепанном виде и большую часть текста просто невозможно было понять, но все же мне удалось разобрать часть текста, в которой говорилось, что все волшебные существа появились в нашем мире из своих миров или измерений. Этот маг писал, что сам участвовал в процессе перехода одного из таких существ, правда, кого именно – не удалось понять.

– Это безусловно интересно, – вежливо произнес я, в то время как Аркадий Андреевич переводил дыхание после долгой и эмоциональной речи. – Но я пока не понимаю, к чему все это?

– К тому, что я считаю аномалию призрачных городов как раз одним из вариантов такого перехода, только временного, – подняв указательный палец, ответил мужчина.

– А как же то, что жители этих аномалий не видят в этом ничего такого, будто и не было никакого, как вы сказали, «перехода»? – возразил на это я.

– Это я пока объяснить не могу, – слегка поутих с энтузиазмом Ходкевич. – Но раньше и до этого никто не додумался. Если разберемся с принципами действия этих аномалий, то, возможно, удастся понять, почему для жителей городов-призраков сам переход остается незамеченным.

– В какой-то мере это и хорошо, – решил поделиться своими размышлениями. – Сложно представить, что жители целого города спокойно бы восприняли то, что их неожиданно перебросило в другой мир. Они бы столько могли бы натворить со страха, что потом пришлось бы поколениями разбираться с их ответом на такой перенос.

– Поэтому я и пытаюсь понять, что или кто виноват в этом и не окажется ли в один момент, что города-призраки перестанут быть такими уж дружелюбными, – кивнул на это мужчина. – Мы немного отвлеклись, – собрался он с мыслями. – После того, как я изучил призванное вами существо, я провел еще несколько таких же исследований с другими одаренными, способными на призывы…

– Вы смогли добиться их участия в экспериментах? – удивленно перебил я его.

– Я хоть и из не особо известного рода, но мои исследования позволили познакомиться мне со многими представителями древней аристократии. В таких родах тоже встречаются увлеченные магической наукой люди. Вот через них и удалось выйти на призывателей, к которым обычно никого не подпускают, – на удивление открыто и честно ответил Аркадий Андреевич. Ну, насколько это вообще возможно. Было видно, что мужчине очень хотелось поделиться своими наработками и я оказался именно тем благодарным слушателем, который ему сейчас был нужен. – С помощью них я выяснил, что каждый призыватель в своем роде уникален. Их призывы имеют различную энергетическую структуру, в первые минуты содержащие в себе частички магической энергии того мира, из которого они были призваны. К сожалению, мне довелось поработать только с тремя призывателями, так что мои выводы могут быть и ошибочны из-за недостатка объектов для создания хорошей базы, – тяжело вздохнул преподаватель. – Но главная особенность их призывов в том, что на свое существование в нашем мире они берут энергию от своих хозяев, – неожиданно остро посмотрел он на меня. – И каждый из них сказал, что это нормально и происходит при каждом призыве.

– Удивительно, сколько всего вы сумели узнать за такой небольшой промежуток времени, – восхитился я упорством Ходкевича, но тот все продолжал буравить меня взглядом.

– С вашим призывом была одна особенность, которой я сначала не придал значения, но после трех последующих призывов… – он сделал паузу, но я лишь сложил руки перед собой и молча ответил на его взгляд. – Ваш призыв не потреблял энергию из источника.

– Да, все верно, – кивнул я, когда возникшее после последней фразы пауза затянулась. Лучше без особой надобности все же не дразнить преподавателя Академии, тем более одаренного, специализирующегося на проклятьях.

– Как это возможно?! – воскликнул Аркадий Андреевич.

– Скажем так, – сделал я небольшую паузу, ухмыльнувшись мужчине. – Я несколько отличаюсь от других призывателей. Сам об этом узнал относительно недавно и думал, что для всех призывателей это нормально. В общем… моим призывам действительно не требуется энергия моего источника на удержание в этом мире.

Рассказывать о реакции того старого призывателя, от которого я, собственно, и узнал о своей необычности, я, конечно, не стал. Хватит того, что тогда мужчина меня здорово испугался, а уж если настолько дотошный преподаватель начнет рыть в этом направлении, то… Хотя я до сих пор не понимаю, что страшного в том, что я Темный призыватель?

– Но это же… – всплеснул руками мужчина.

– Секрет, который я доверил вам, – проникновенным шепотом произнес я. – Мне безусловно интересны ваши исследования, но я мог промолчать и тогда вам пришлось бы довольствоваться лишь догадками. Надеюсь, я могу быть уверенным, что этот разговор не уйдет дальше этой комнаты?

– Меня интересуют лишь мои исследования, – слегка обиженно произнес Ходкевич. Все же его несколько задели мои слова и пускай он был из мало известного в столице рода, но гордость мужчины была для него не пустым звуком. Да и зная его историю от Клима Акимовича, я был уверен, что куратор группы действительно сдержит свое слово, если я его из него выбью. – Так что можете не волноваться в сохранности своих секретов. Все равно мои изыскания не одобряются в совете Академии, – махнул рукой он. – Но все это не особо и важно. Важно другое… Сама магия призывателей подтверждает то, что и так знали наши предки: миров существует множество и все существа, что сохранились в людских легендах, существовали на самом деле и жили в нашем мире. К сожалению, большинство из них было истреблено еще до упадка магии. Банально растащили на ингредиенты как для артефактов, так и своих собственных исследований. Так что в итоге, когда магии стало не хватать для их существования, то уже не так и много в живых оставалось, – развел руками Аркадий Андреевич.

Помнится, Церби упоминал, что они сами покинули наш мир, когда энергии в нем было недостаточно для их существования. Понятно, что он не мог знать всего, а только то, что передавалось в его стае, но в целом то, что нашел Ходкевич, совпадало со словами демонического пса, пускай и было рассказано с несколько иной точки зрения.

– Возможно… Возможно, вы правы, – твердо произнес я, несмотря на взгляд мужчины, который так и говорил, что он абсолютно прав. – Но это ничего не говорит о том, как появляются города-призраки.

– Я считаю, что в древности маги могли не только открывать проход для существ из иных миров, но и сами проникали в них.

– Думаете, они могли создать там свои цивилизации? – догадался я, к чему клонит Ходкевич.

– Это вполне возможно, – пожал плечами он. – Можно, конечно, еще предположить, что там и до этого существовали цивилизации, внешне похожие на людей, но для меня это не имеет принципиальной важности. Пусть этим вопросом занимаются другие.

– Почему вы так увлечены этими исследованиями? Насколько я в курсе, вроде никто не ведет работ в данном направлении.

– Не совсем верно, но вы правы, – поправил меня мужчина. – Исследованием аномалий занимается очень мало специалистов со всего мира банально по той причине, что невозможно предсказать появление очередного города-призрака, если ты не находишься вблизи от возникновения этой аномалии. С другой стороны, и его исчезновение так же сложно вычислить с достаточной точностью, чтобы избежать, к чему склоняется большинство моих коллег, гибели. Мне же сильно повезло, что я не застрял в таком городе во время своих экспедиций и, более того, смог посетить несколько из них, – гордо произнес Ходкевич. – Благодаря этому я в некотором роде самый опытный исследователь данного вопроса. Мне же интересно понять природу аномалий и то, что они могут нам дать для развития Империи.

– Не ожидал, что вы такой патриот своего государства, – хмыкнул я. Да, не удержался, но мои слова не могли трактоваться как оппозиционный настрой против текущей власти, так что и опасаться мне было нечего.

– Я живу в Российской Империи и все, чего я добился, благодаря этому государству. Да и не хочется мне, чтобы все мои результаты исследований попали куда-то еще, кроме как стены Академии Магии, – он непроизвольно погладил рукой столешницу. – Это место мне стало домом и я хочу хоть чем-то оплатить ему. Ну и, если честно, – улыбнулся мужчина, – я был бы не против, если мое имя останется в истории, а открытие в области данных аномалий имеет шанс его увековеч.

– А вы амбициозны, – покачал я головой.

– Виновен, – ухмыльнулся куратор моей группы. – Совсем забыл за всеми этими разговорами, – вдруг встрепенулся он. – Можно ли мне попросить вас произвести еще один призыв, чтобы я мог уточнить кое-какие моменты?

– Хорошо, – пожал я плечами, не видя в этом ничего такого. Сам призыв не занял много времени, и вот перед преподавателем академии завис в воздухе точно такой же светляк, что я использовал в предыдущий раз.

– Это другая особь, – прошептал себе под нос спустя минуту Ходкевич.

– Простите? – не особо я понял его. – Что вы имеете ввиду?

– Эм-м, – даже несколько растерялся от моего вопроса мужчина. – Вы разве не знали, что призыватели, как правило, могут вызывать только одно и то же существо, ну или ряд существ, но на их призывы всегда откликаются одни и те же?

– Я не был знаком ни с одним призывателем, – развел я руками, несколько покривив против истины.

– А… тогда, возможно… – Аркадий Андреевич тряхнул головой, словно попытался собрать мысли в кучу. – В общем, судя по тому, что я вижу, эта особь из того же вида, что вы призывали ранее, но несколько другая.

– Ну… ладно, – ответил я на это, не зная, как я должен был отреагировать на ответ преподавателя. Я действительно не знал о таком нюансе призывов, но не вижу в этом ничего такого. – Призыв продержится примерно час, а затем исчезнет, – предупредил я Ходкевича, не став ждать, как в прошлый раз, конца его исследований.

Тот лишь кивнул головой и стал строчить в листах бумаги, что-то бурча себе под нос. В общем, человек занялся тем, что любил больше всего в этой жизни, так что я не стал обращать на его некоторую грубость внимания.

Да и мне пора уже было домой. Нет, все-таки я неожиданно быстро стал называть купленную квартиру своим домом.

***

Вернувшись в свою квартиру, я рассказал Арине про то, что сделала Лена. Скрывать это не имело смысла, так как, со слов моей ученицы, она все равно собиралась поговорить с Лазаревой и лучше мне самому первому сообщить о таком, чтобы потом это не стали трактовать как-то иначе. Девушки порой так могут извратить произошедшее, что потом окажешься крайним.

Самое удивительное, что Арина восприняла это вполне нормально.

– А ты разве не замечал, как на тебя смотрит твоя ученица? – спросила меня она, когда я заикнулся об этом.

– Замечал, конечно, – вздохнул я, отодвигая от себя чашку с недопитым кофе. – Но все это я связывал с влюбленностью после того, как я стал для нее единственным связующим звеном с этим миром. Я работаю над тем, чтобы разрушить нашу магическую связь, и надеялся, что после этого Лена сможет более трезво взглянуть на происходящее. Тем более Мирослав явно был бы не против, если она стала его девушкой, но, похоже, моя ученица не видит в нем парня, а только друга.

– Повезло тебе, что в Империи разрешено многоженство для аристократии, – мягко улыбнулась Арина. – Тем более я не против ее кандидатуры в качестве твоей второй или третьей жены. Все же она имеет довольно большой потенциал и будет верна тебе до конца, что является очень неплохим качеством для жены.

– Третьей жены? – переспросил я.

– Ну да, – пожала плечами девушка. – Я буду твоей первой женой. Это даже не обсуждается, – сурово произнесла она, смешно наморщив носик и погрозив мне, но потом снова улыбнулась. – Второй женой хотелось бы, конечно, видеть кандидатку, которая может усилить наш род. Можно считать это политическим браком. Но если не найдем никого достойного на эту роль, то Лена тоже может стать второй.

– Все никак не могу привыкнуть к тому, что ты говоришь об этом так серьезно, – покачал я головой.

– Для парней, возможно, это и странно, – постучав пальцем по краю своей кружки, задумчиво произнесла Арина после небольшой паузы. – Но нас с детства учат тому, что у нас очень малый шанс того, что брак будет по любви и мы должны в первую очередь думать о благополучии рода, а не своих личных предпочтениях. Сейчас, конечно, не так сурово, как раньше, когда патриарх самолично решал этот вопрос, не считаясь с мнением остальных. У нас все же есть выбор из нескольких кандидатов, но если никто из них в итоге не подойдет, то патриарх сам примет решение.

– А еще высший свет, – хмыкнул я. – Прав еще меньше, чем у простолюдинов.

– В какой-то мере так и есть, – согласилась со мной девушка. – Аристократия имеет как свои возможности, но и обязанности, о которых многие по какой-то причине забывают. Так что брак по любви для нас довольно большая редкость.

– Не слишком ли… – неопределенно махнул я рукой. – Все же мы только недавно стали встречаться, а ты говоришь уже о более глубоких чувствах.

– А вот на это я, пожалуй, не отвечу, – хитро улыбнулась мне Арина и неожиданно подмигнула. – Должна же быть в девушке хоть какая-то тайна.

– Я уже давно понял, что с тобой бессмысленно спорить, – уперев голову на правую руку, я посмотрел прямо на нее, в то время как девушка безмятежно пила свой чай и закусывала приготовленным ей печеньем, кстати, достаточно вкусным, хоть я никогда их особо не любил. – И как так получилось?

– Значит, так тому было суждено случится, – пожала плечами Арина. – Лучше не мучайся с этим, а с Леной я сама поговорю. В любом случае это не тот вопрос, в котором должен участвовать мужчина.

– Ну вот, – проворчал я. – Еще не стала женой, а уже принимаешь решения за меня.

– Иди ты лучше спать, – рассмеялась девушка. – А то начнешь еще развивать теорию заговора, направленную против тебя.

– Ну а как по-другому? – хмыкнул я. – Надеюсь, я пойду спать не один? – хитро прищурившись, спросил у нее.

– Должна же я доказывать будущему мужу… – подошла она ко мне и нежно провела рукой по щеке, – что я самая достойная кандидатка на место первой жены?

Я перехватил ее руку, а дальше… дальше нам обоим было хорошо и на время я забыл обо всех своих переживаниях. Все-таки иметь целительницу в качестве своей девушки – это что-то.

***

Утром, выходя к гаражу, где был укрыт от дождя и возможного снега мой мотоцикл, я увидел рядом с домом серебристый магокар. Навскидку марку назвать не могу, но даже по внешнему виду было видно, что машинка не из минимальной комплектации, насколько это вообще возможно в данном виде транспорта.

До этого я такой машины рядом с домом не видел, но, правда, я и соседей своих тоже пока не встречал, так как со слов риэлтора получалось, что наши соседи занимаются какой-то командировочной работой и их не бывает на квартире по полгода, что выставлялось еще одним плюсом покупки этой квартиры. Не знаю, как на самом деле, но за пару недель, что мы тут живем, их и правда не видели.

Тем временем водитель магокара увидел меня и вышел из своей машины. Вот что я не ожидал, так то, что им окажется Сергей Воронов. Темноволосый высокий парень был одет в модельный костюм, который был настолько черным, что, казалось, поглощал свет. Даже лакированные туфли не давали бликов на солнце.

– Доброе утро, братец, – с улыбкой на лице поприветствовал он меня, слегка поправив воротник белой рубашки.

– Доброе, – настороженно отозвался я. – Если честно, не ожидал.

– Да просто слухи пошли, что против тебя собирают несколько команд, чтобы в рамках спаррингов немного помять, – хмыкнул он.

– Пускай собирают, – оскалился я. – Я не собираюсь отвечать на каждый вызов.

– И ты не видишь в этом урона чести? – как-то странно посмотрел на меня Сергей.

– Нет, – коротко ответил ему.

– В любом случае не ответить на вызов ты не можешь. Против тебя собираются выходить студенты Академии Магии и они могут вызвать на бой любого такого же студента. Конечно, все это с одобрения преподавателя, но это не так сложно устроить.

– Все так просто?

– Ну да, – хмыкнул Воронов. – Негласными правилами запрещено вызывать одного и того же человека несколько раз подряд, но никто в принципе не запрещает проведение спарринга, если преподаватель посчитает, что это будет «полезно обоим участникам боя для их развития». И да, исходя из этого же, вызываемый не может отказаться от такого учебного спарринга, иначе после нескольких отказов его могут отчислить. Академии трусы не нужны.

– Получается, что никто не отказывается, – вздохнул я. – Ну у вас и правила.

– Просто узаконенные дуэли без смертельного исхода, – сделал он небольшую паузу. – Ну, по большей части без смертельного. Этого тоже никто не одобрит, но во время боя происходит всякое.

– И чем я так им всем не угодил? – спросил я скорее в пустоту, чем обращаясь к бывшему родственнику.

– Ты отобрал у них возможность породниться с родом целителей, – все же ответил Сергей. – Так бы они устроили дуэли между собой, чтобы показать остальным претендентам кто сильнее, но появляешься ты и бывшие соперники забывают о своих распрях.

– Неужели им было недостаточно того, как я разобрался с первой пятеркой?

– С какой пятеркой? – впервые за время разговора удивленно посмотрел на меня Воронов.

– Понятно, – протянул я. – Неважно. Ты, стало быть, решил первым стать в очереди к моей драгоценной тушке?

– В каком-то роде, – согласился Сергей. – Так я гарантированно могу добиться проведения спарринга с тобой. А то кто знает, как сложится в дальнейшем.

– Только после этого поедем в банк, – напомнил я про условия нашей договоренности.

– Само собой, – согласился Воронов.

На его предложение подвезти меня до Академии я отказался. Пускай становилось все прохладнее, но благодаря заключенному в мой мотоцикл огненному демону это не было проблемой. Сегодня Арине не нужно было на учебу и она занималась дома, так что меня ничего не держало на квартире и вскоре я пристроился в хвост магокару Воронова.

Сам мой бывший родственник хотел продемонстрировать возможности своего автомобиля и оторваться от меня, но, несмотря на все его потуги, я все так же неотрывно держался в его хвосте и спустя где-то минут десять таких попыток он стал ехать более аккуратно. К чему нужно было такое ребячество – я не понял, но решил просто не отставать, раз уж Сергей этого захотел.

В Академии все уже было готово к нашему бою. Воронов позаботился об этом заранее и его люди устроили так, чтобы к нашему приезду была свободна тренировочная площадка и нам никто не мешал.

И да, у моего «братца» в Академии были подчиненные ему люди, так как род Вороновых является главным в своеобразном альянсе, куда входят множество младших родов, которые как могут быть кровно связаны с главным родом, так и нет. Такое явление распространено среди древних родов, которые в силу своей истории и влияния могут себе позволить брать под крыло «младших» собратьев.

Так что мы просто прошли на отведенное место.

– Тебе, я так понимаю, необходимо время для подготовки? – спросил меня Сергей, сбрасывая на скамейку свой пиджак и начав закатывать рукава рубашки.

– Да, минут трех будет достаточно, – кивнул я, не став спрашивать, откуда он знает, что мне вообще необходимо время на призыв, ведь до этого я демонстрировал перед другими свои заготовки, которые срабатывали почти мгновенно..

– Отлично! – воодушевленно отозвался парень, отходя от меня.

– Какие условия победы? – уточнил я у него.

– Неспособность одного из участников вести бой, без смертельного исхода, – обернувшись, ответил Сергей. – Можешь не сдерживаться и не бояться мне нанести раны. Для этого есть целители, – кивнул он в сторону «группы поддержки», которые расселись на небольшой трибуне, с которой удобно было следить за боем, находясь при этом в безопасности. Благо каждый тренировочный полигон снабжали защитным куполом. – С моей же стороны победой будет считаться, если я смогу добраться до тебя и уничтожить все призывы.

Такие условия меня более чем устраивали. Тем более я собирался выиграть и получить наконец-то доступ к семейному хранилищу.

Не думаю, что там есть что-то по-настоящему ценное, так как моя семья хоть и не бедствовала, но и богатой назвать ее тоже было нельзя. Только разработки деда в нише черной магии еще как-то пополняли семейный бюджет, но его успешно тратил отец, влипая в очередную авантюру. В то время я это не понимал именно в таком ключе, но дед с детства обучал меня, даже до того, как мой дар мог проявиться. Он считал, что для темного мага и вообще одаренного главным инструментом является мозг, а значит и память у меня должна быть отличной. Не сказать, что мне нравились все эти скучные методики, но все же польза от них была, и немалая. Боюсь, без этого я бы не смог столько добиться в призывах, попросту запутавшись во всех конструкциях, из которых состоит печать.

Для удобства я размял руки и слегка приподнял их, начав создавать печать. Можно было бы использовать призыв кого-то посерьезней, но у таких демонов сложно контролировать желание разрушать. Они просто не понимают, как это им нельзя убить цель. С другой же стороны, Сергей явно изъявил желание испытать себя и такой призыв слишком уж серьезное решение. Опираясь на то, что Воронов специализируется на магии льда, я решил в первую очередь призвать огненного голема. Этот демон в классическом смысле отличается от техники огненных магов, но уж очень он похож на воплощение этой жгучей стихии, так что на правах единственного призывателя демонов я сам дал ему такое название. Правда, у меня их никто не спрашивает, но так мне легче настроиться на призыв конкретного существа или духа.

Вот последний символ встает на место и я проявляю печать призыва, так что визуально она начинает стремительно расчерчиваться на земле передо мной. Это было необязательно, но я в свое время потратил много усилий, чтобы добиться именно такого эффекта. Со стороны выглядело завораживающе и, если время мне позволяло, я порой работал на зрителя, чтобы произвести впечатление.

Демон еще не успел до конца проявится в нашем мире, как Сергей уже стал использовать свои техники, резко понизив температуру рядом с ним. Вот тебе и одаренный в ранге Волшебника. Благо он действительно хорошо контролирует свои техники и область холода была строго ограничена (а на это надо потратить как бы не меньше усилий, чем на само понижение температуры рядом с собой). Благодаря этой технике одаренный данного направления магии создавал себе, по сути, рабочий инструмент и зону, в которой ему комфортно работать.

Это так же, как, например, воднику сражаться рядом с открытым источником воды, а точнее даже находясь внутри него. По сути, всю зону холода Сергей мог контролировать чуть менее, чем полностью. Правда, все с оговоркой на его силу и умения.

Даже интересно, как проявит себя огненный голем в такой битве.

Сам демон, встав во весь рост, развернулся в сторону Воронова и, казалось, нисколько не обращая внимания на царивший холод, двинулся к нему. Призванное существо имело грубую гуманоидную форму, слепленную из находящихся в постоянном движении комков лавы. С учетом его роста под три метра, выглядело все это довольно угрожающе.

До этого момента я его призывал лишь однажды в качестве эксперимента и запомнил данную печать на будущее. В то время мне не требовалось использовать что-то настолько радикальное и привлекающее внимание. Здесь же защитный купол мог сберечь жизни зрителей, даже если демон разойдется во всю свою мощь, которую я, правда, ограничил. С другой стороны, не думаю, что люди Сергея так уж станут молчать о произошедшем, а значит многие мои недоброжелатели среди студентов поостерегутся вызывать на меня. А с различными неожиданностями, думаю, справлюсь. Не впервой.

Тем временем вокруг Воронова стали закручиваться ледяные вихри, которые мгновенно отреагировали на атаку голема, стоило тому замахнуться рукой. Удар, способный своей мощью разломать большой булыжник, был показательно остановлен в паре сантиметров от лица темноволосого парня. Рука демона стала стремительно покрываться коркой льда, которая, правда, практически сразу таяла от жара самого голема, но все же он не мог продвинуть руку дальше.

Азартно оскалившись, Сергей отскочил в сторону и одновременно с этим ослабил свою технику, из-за чего голем смог продвинуться дальше, но промахнулся, не попав по верткому противнику. Парень отошел еще на пару шагов и, направив руки в демона, за пару секунд создал несколько ледяных копий.

Эти ледяные снаряды мгновение повисели в воздухе, обрастая дополнительной коркой льда, и стремительно полетели в мой призыв, воткнувшись на добрую половину своей длины. Если бы голем был живым существом из плоти и крови, то ему бы на этом пришел бы конец, но он просто расплавил созданный магией лед и двинулся дальше.

Правда, я заметил, что передвигаться он стал все же медленнее и поэтому начал создавать новую печать призыва, пока Воронов занят своим противником. Никто же не ограничивал меня в количестве призывов, а значит «братца» ждет сюрприз.

В итоге еще несколько атак – и голем остывает настолько, что уже не может толком двигаться. Правда, это достижение не далось Сергею легко. Несмотря на холод вокруг, на его лбу были видны капельки пота да тяжелое дыхание давало понять, что парень только с виду легко уходил от атак. Со стороны, конечно, все это выглядело красиво – бой героя с монстром всегда привлекает людей, но и потратился Воронов на свои техники довольно сильно. Если его источник не имеет возможности к быстрому восстановлению, то надолго так парня не хватит.

Последняя атака, представляющая из себя ледяную сосульку двухметровой длины, пробивает грудь демона и тот покрывается льдом, который уже не в силах растопить, ведь рядом нет источников огня, от которых он мог бы взять дополнительную энергию.

Победно улыбаясь, Сергей начинает идти в мою сторону, но практически сразу отпрыгивает в сторону, так как между нами возникает большая печать призыва, из которой вылезает существо, больше похожее на огромного паука, если бы они могли состоять из льда и имели шесть пар конечностей вместо положенных им восьми.

Я и сам с любопытством смотрел на результат призыва, так как, по сути, он ничем не отличался от огненного голема. Лишь малая деталь в стихийной принадлежности призванного демона – и вот какой результат. Если огонь не смог справится с магией Воронова, то почему бы ему не противопоставить противника, использующего ту же стихию? Вот я и решил проверить, что из этого выйдет.

Первые же попытки Сергея нанести урон ледяному пауку привели лишь к тому, что тот отбил созданные магией снаряды и, выставив в угрожающем жесте две передние лапы, на которых вдруг появились состоящие все из того же льда зазубренные лезвия, медленно двинулся к магу.

Следующей техникой Воронов подтвердил, что одаренные, специализирующиеся на льде, владеют не только этой стихией, но и ее составляющими. Выпущенные им ветряные лезвия хоть на мой взгляд и были исполнены хуже, чем мог создать Орлов, но все же Сергей мог позволить себе вложить в эту технику куда больше энергии, что полностью компенсировало ее недостатки в плане качества. Порой голая сила может быть куда опаснее, чем тонкое мастерство.

Вот только несмотря на силу техники, она просто не коснулась паука, который удивительно резвым образом свернулся в подобие шара и попросту откатился в сторону, чтобы снова встать в угрожающей позе. Воронов попытался пару раз подловить демона, но добился лишь того, что потратил и так не быстро восстанавливающую энергию из источника. Демон при этом продвигался все ближе, не особо торопясь атаковать.

Кстати, глаз, или их замену, у этого ледяного паука я не обнаружил, так что для меня оставалось загадкой, как он ориентируется в пространстве и реагирует на техники Сергея.

По всей видимости, осознав, что демон оказался слишком близко к нему, «братец» приложил руку к земле, и по направлению от него в сторону паука пошла волна ледяных пик, которые расширяющейся полосой устремились к моему призыву. Чем-то это походило на одну из техник земли, но адаптированную под лед.

В этот раз паук не успел увернуться, точнее сделал это только частично. Он вновь преобразовал свои передние лапы, сделав из них подобие раздвижного широко щита, и выставил перед собой, принимая на щит весь удар. Одновременно с этим демон отскочил в сторону, так что полностью его эта техника не зацепила, но все же отбросила на небольшое расстояние.

Только после этого паук стал двигаться активнее и длинным прыжком сократил расстояние и вновь встретил щитом град ледяных сосулек, которыми, можно сказать, Сергей завалил его. Но эта техника только оставляла царапины на щите демона, которые, впрочем, довольно быстро затягивались.

В какой-то момент Воронов выдохся или же решил использовать другую технику… В общем, он на несколько секунд замешкался и этой возможностью воспользовался мой призыв, ударом щита отбросив «братца» в сторону, как раз к застывшему изваянием огненному голему.

Сергей быстро вскочил на ноги и посчитал это удобный моментом, чтобы создать новую технику, но тут его ударило сзади в спину и парень покатился по обледенелой земле тренировочной площадки, еще толком не понимая, что произошло, но создав вокруг себя воздушную сферу, чтобы выиграть хоть немного времени. Только после этого он посмотрел в ту сторону, откуда прилетел удар, и увидел, как огненный голем отряхивает с себя корку льда и уже выдвигается в его сторону.

Ледяной паук не просто так отбросил Воронова в этом направлении. Благодаря печати призыва я могу приказывать демонам как поступать и, если это не противоречит их инстинктам, то они, как правило, послушно все исполняют. Вот и сейчас паук отбросил «братца» в сторону, казалось бы, мертвого голема, но тот лишь притворялся таким, снизив свой жар так, чтобы лед лишь немного таял, но оставался целостным. Конечно, Сергей мог контролировать температуру вокруг себя и почувствовать, что его противник так до конца и не остыл, но все это время его теснил паук и у парня просто не было времени на вдумчивый анализ ситуации.

В результате он оказался один против двух монстров с, по моим прикидкам, наполовину опустошенным источником.

Посмотрев на двух приближающихся демонов, Сергей вздохнул и поднял руки вверх.

– Я признаю поражение, – громко произнес он.

Демоны же пока не получили от меня никаких команд и продолжали идти на Воронова, остановившись всего в паре метров от него. Выдержка у моего бывшего родственника оказалась на высоте: он продолжал стоять в одной позе все это время и успел окрикнуть начавших уже волноваться зрителей от необдуманных действий.

Убедившись, что я ничего интересного не увижу, просто отозвал призыв и оба демона погрузились в свои печати, медленно истаяв в воздухе.

Надо будет, кстати, запомнить энергетический слепок этого паука. Довольно интересный оказался демон, да еще имеющий возможность отчасти перестраивать свои конечности для выполнения различных задач. Жаль, что только он весь состоит изо льда, а значит будет сильно демаскировать одним свои присутствием.

– Спасибо за бой, – слегка поклонился мне на восточный манер Сергей. – Теперь я знаю, в каком направлении мне следует развиваться.

– Пожалуйста, – пожал я плечами. Я бы мог дать ему пару советов, благо со стороны было виднее, где ему не хватает навыков, но Воронов не был моим учеником, как, например, Лена и я не собирался делиться такой информацией бесплатно. – Теперь осталось исполнить твою часть сделки.

– Я готов, – живо отозвался Сергей, но, попытавшись одернуть рукав рубашки, он окончательного его оторвал и с неким удивлением посмотрел на предавший его кусок ткани. – А говорили особо крепкое плетение, – пробормотал он себе под нос. – Если ты не против, то заедем в одно место, я переоденусь и отправимся в банк.

– Хорошо, – согласился я. Все равно особо выбора не было, а если мы заявимся в таком виде, то сотрудники банка могут подумать, что я взял своего родственничка в заложники.

Глава 16

Я в начале опасался, что мы поедем к какому-нибудь из имений Вороновых и там я по-любому наткнусь на еще какого-нибудь представителя бывших родственников, но, как оказалось, Сергей жил отдельно от своего рода. Так что я подождал у подъезда элитной пятиэтажки, пока он переоденется. За время ожидания я мог полюбоваться на различные магокары, которые находились у этого дома в избытке, что говорило о большом достатке жильцов данного здания, да и вообще окрестностей.

На часах только недавно перевалило за одиннадцать, но, похоже, жители данного дома не любили вставать так рано, иначе я бы уже столкнулся с кем-нибудь из местных богачей, да и машин было бы в разы меньше.

Переодевшись в почти то же самое, что на нем было с утра, Сергей запрыгнул в машину и мне вновь пришлось подстраиваться в хвост его магокара, так как я не знал, в каком именно банке находится хранилище моей семьи. Вообще, понятие хранилища трактовать можно очень широко. Это может оказаться как и целый подземный этаж, так и маленькая ячейка в банке. Все зависит от того, что род доверит хранить посторонним, по сути, людям и насколько он богат.

Да и большинство крупных родов предпочитают организовывать собственные хранилища, о которых известно только патриарху и ближайшему кругу доверенных людей. По крайней мере у Вороновых дела обстояли именно так.

Сначала я подумал, что ошибся, когда увидел известный по всему миру логотип Ротштейн-банка, но Сергей остановился на парковке именно этого банка, а не поехал дальше. Как-то не ожидал, что моя семья раскошелилась на что-то настолько дорогое и в то же время надежное. Правда, помниться, когда я приехал в столицу, их кто-то ограбил, но это и правда был первый случай такого происшествия. Даже интересно, поймали ли столь наглого грабителя или нет, а то я как-то позабыл про это.

Стоило нам только зайти внутрь, как к нам подскочила девушка-менеджер и после короткого разговора о цели визита проводила нас в отдельный кабинет. Пока она выясняла подробности у Сергея, у меня была возможность осмотреться по сторонам.

Сразу же внимание привлекало не богатое убранство просторного холла, а то количество камер и охраны, что сейчас практически сканировали нас своими взглядами. Не удивлюсь, если в данный момент служба безопасности по нашим изображениям с камер производит поиск личностей в своей базе данных, чтобы понять, кто мы такие. В банк такого уровня кто попало попросту не зайдет, а пока девушка сдерживает разговорами, у сотрудников банка есть возможность лучше узнать нас, чтобы оценить, что стоит нам предложить и насколько мы вообще платежеспособны и можем ли позволить себе такие услуги.

Все это только мои предположения, но уже спустя минуту охрана ослабила свое внимание, признав нас простыми посетителями. Насколько вообще могут быть простыми клиенты Ротштейн-банка.

В кабинете нам сразу предложили чай и печенье, пока к нам не подойдет ответственный за банковский ячейки. Отказывать ни Сергей, ни я не стали, и мы с удовольствием выпили необычный на вкус чай и сладкие печенья, что мне даже захотелось узнать, что это был за сорт чая и где они заказывали десерт.

Тем временем период нашего ожидания закончился, когда в комнату вошел подтянутый мужчина примерно пятидесяти лет. На ходу поправив левой рукой очки с вытянутыми прямоугольными стеклами, он сел за стол и, одним движением включив компьютер, вмонтированный в рабочую поверхность, представился:

— Меня зовут Олег Николаевич и сегодня я буду заниматься всеми вашими вопросами, — нажав пару клавиш на сенсорной поверхности стола, он вывел перед собой какую-то информацию. Из-за наклона стола я не мог толком разглядеть, что было перед ним, но вот наши фотографии было видно вполне отчетливо. — Сергей Николаевич, я так понимаю, вы желаете открыть ячейку хранилища младшей семьи вашего рода?

— Да, все верно, — кивнул Воронов.

— Согласно нашей информации, род Воронцовых прервался, — несколько озадаченно произнес он, пролистывая данные на своем экране. Я на это лишь едва слышно хмыкнул, предоставив возможность бывшему родственнику со всем разобраться самому.

— Не совсем, – покачал головой Сергей. — Я пришел с последним представителем этого славного рода. Просто по бумагам он на данный момент носит другую фамилию.

— Тогда мы вынуждены произвести проверку данных, – вежливо ответил Олег Николаевич.

– Я не против, – пожал я плечами. – Что нужно сделать?

— Подождите одну минуту, — попросил меня служащий банка, набрав что-то на панели.

Ждать пришлось даже меньше сказанного. В кабинет вошла миловидная девушка в белом лабораторном халате, выкатив за собой тележку с инструментами.

Я не успел опомниться, как у меня взяли пробу крови из пальца, слюну и просканировали сетчатку глаза. Так же быстро, как это было сделано, девушка вышла из кабинета.

– У нас работают только профессионалы в своем деле, – не смог удержаться Олег Николаевич от улыбки, видя мое ошарашенное лицо. Сергей же откровенно ухмылялся, но хотя бы для приличия прикрыл лицо рукой. – Как только результаты будут готовы, мы сможем продолжить. А пока не хотите посмотреть свои ячейки? – предложил он моему «братцу».

– Не сегодня, – покачал головой Сергей. – Мы пришли только ради одного дела.

Ждать в неловком молчании пришлось где-то десять минут. Тишина, возникшая в помещении, нарушилась, когда на компьютер служащего банка пришло сообщение с результатами обследования. По крайней мере не думаю, что сторонние сообщения стали бы приходить во время занятости с клиентом. Да и, насколько знаю, все системы банков строго замкнуты, чтобы к ним не могли получить доступ извне.

– Ваш права доступа подтверждены, – наконец-то произнес Олег Николаевич после нескольких секунд молчания, пока он ознакамливался с данными. На миг мне показалось, что он смотри на текст удивленно, но его лицо вновь приняло беспристрастное выражение, и я подумал, что мне показалось. – К хранилищу вашей семьи нельзя получить доступ без разрешения старшего рода.

– Я представляю род Вороновых и даю разрешение на доступ к данному хранилищу, – официально ответил на это Сергей.

– В таком случае мы можем пройти к хранилищу, – служащий банка поднялся и, открыв дверь, вышел в коридор, где и остановился, дожидаясь меня.

– Дальше уже сам, – улыбнулся мне «братец». – На этом условия нашей договоренности закрыты. И, – сделал он небольшую паузу, словно не решаясь продолжить. – Я бы хотел позже еще раз попросить о спарринге.

– Я не против, – пожал я плечами, не видя в этом ничего такого.

Несмотря на мою нелюбовь к бывшим родственникам, этот их представитель не вызывал такой неприязни. Друзьями мы, конечно, не станем, но поддерживать ровные деловые отношения вполне возможно.

На этом весь наш разговор в принципе и закончился. Я отправился вслед за мужчиной, который повел меня в подвал банка, а Сергей уехал на своей машине.

Чтобы добраться до хранилища, нам пришлось преодолеть три поста с охранной и два лифта, которые спускались всего на один этаж. Помимо этого я проходил сквозь сканирующие арки, но хотя бы никто меня не стал обыскивать, а то я уже опасался, что они что-нибудь такое обнаружат и не пустят меня дальше, когда я был так близок.

В конечном итоге служащий банка привел меня на этаж, где я мог видеть только длинный коридор и находящиеся по бокам от него двери. Причем последние своим видом напоминали дверцы сейфа. Все это выглядело более чем необычно.

– Это старая зона Ротштейн-банка, использовавшаяся еще до того, как мы перешли к результатам современных технологий для защиты собственности своих клиентов, – с готовностью произнес Олег Николаевич на мой невысказанный вопрос, который и так был понятен по выражению моего лица. – Так как по нашим правилам мы не можем вскрывать хранилища, то вокруг них был построен дополнительный слой защиты, который отвечает всем современным стандартам.

– Как давно было куплено это хранилище? – спросил я, пока мужчина вел меня все дальше в глубь коридора.

– Наш банк находится на этом месте уже более трехсот лет, – гордо ответил Олег Николаевич, поправив привычным движением слегка съехавшие очки. – Данное хранилище под номером триста сорок два было приобретено у банка сорок девять лет назад. Договор подписан в тот момент наследником рода Воронцовых Георгием Олеговичем. Так понимаю, что это ваш дедушка?

– Да, – коротко ответил я.

Не то чтобы я деда так уж ненавидел, но даже в своих мыслях я никогда не называл его по имени отчеству. Для меня он стал в какой-то мере обезличенной фигурой, которая виновата в том, что я остался один против всех. Да и после всего пережитого многие воспоминания, которые не требовались для выживания, о семье поблекли, так что я очень смутно помнил, как выглядел патриарх моего рода.

В то же время мне сложно было представить, что дед пошел на такие траты ради организации хранилища в таком дорогом банке, да еще под контролем старшего рода. Не тот он был человек, чтобы действительно что-то ценное оставить в таком месте, тем более что при плохой ситуации (ага, смерти) содержимое хранилища переходило старшему роду, пускай и по истечению довольно большого срока. Мне как раз в этот момент Олег Николаевич демонстрировал информацию по хранилищу триста сорок два и срок хранения заканчивался без малого через год. Так что не узнай я о нем, то нечего было и думать получить отсюда вещи.

– Приложите свою руку к сканеру, – подсказал он мне, когда мы остановились напротив очередной двери-сейфа.

Молча выполнил требуемое и помимо сканирования самой ладони я ощутил укол в указательном пальце, но не стал одергивать руку. И так понятно, что у меня еще раз взяли кровь на анализ, тем самым пройдя еще одну проверку.

Дверь с неожиданной легкостью и тишиной пришла в движение, и когда наконец-то мне открылся проход, я увидел обычную деревянную дверь с ручкой. Вот только на ручке были выгравированы какие-то символы и я, по понятным причинам, не рискнул к ней прикасаться.

– Ранее у нас была руническая защита, но на данный момент она отключается вместе с открытием первой двери, так что можете проходить, – слегка улыбнулся служащий банка. – Я подожду вас в коридоре, чтобы проводить назад.

Потянув дверь на себя, я вошел в темное помещение, которое сразу озарилось светом, стоило мне пересечь порог. Не знаю, что я ожидал тут увидеть, но моему взгляду предстала небольшая комната, выполненная в стилистике рабочего кабинета, если бы его совмещали со складом. Такое впечатление сложилось из-за старого рабочего стола, заваленного какими-то бумагами, офисного кресла и нескольких стеллажей с коробками, из которых торчал какой-то хлам. Будто попал не в защищенное хранилище, а в гаражный бокс, куда скидывают все, что дома уже девать некуда.

Больше всего удивляло отсутствие пыли, которой тут должно быть не просто большое количество, а слои. Вместо этого создавалось впечатление, что из хранилища только недавно вышли – вот что значит правильная организация хранения вещей.

Первым же делом я осмотрел бумаги на столе, но, к моему разочарованию, это были лишь заметки из каких-то книг. Причем они были занесены без какой-либо системы и явно в разные моменты времени, так что понять, к чему все это писалось, было невозможно.

В стол была встроена тумбочка, но в ней оказалась различная канцелярия и опять ничего интересного.

Последний шанс мне давали стеллажи с коробками, но там могло быть что угодно. Откладывать их осмотр не имело смысла, так как не думаю, что мне еще раз дадут посетить хранилище деда, раз уж оно находится под управлением Вороновых.

Так, коробка за коробкой, я осматривал все то, что в моей семье посчитали не нужным хранить дома. Тут тебе и откровенный хлам вроде кухонной утвари и старой малогабаритной техники, так и ритуальные ножи (которые я отложил отдельно). Вот после ножей пошли вещи куда более интересные даже не в плане значимости, а в том, что их можно в дальнейшем использовать и в своих целях или, как минимум, выгодно продать.

Спустя полчаса из всего полезно набралась только одна коробка с различными раритетными и пригодными для ритуалов вещей. По большей части мне они были ни к чему, но разложить дома в качестве атрибутики можно. Да и пока копался в коробках, возникла идея привязать к парочке ножей духов и посмотреть на результат. Вдруг да выйдет что-то интересное.

Последним, что я сделал, было внесение нескольких пометок карандашом, подражая почерку деда. Если я прав, то моя тетя очень заинтересуется этим хранилищем, когда сможет получить к нему доступ, и эти пометки она просто не сможет пропустить мимо своего внимания. Пускай побегает за призраком, всяко меня меньше трогать будет.

А там может и забудет про идею узнать, что же сделал мой дед для того, чтобы я стал одаренным. В какой-то мере даже хорошо, что я и сам этого не знаю и могу говорить про это открыто и честно, а то еще заподозрили в обмане и попытались выбить эти знания.

Вот пусть тетя и побегает в тщетных попытках найти записи исследований деда. Возможно, это несколько мелочно, но отнесись они несколько лет назад ко мне по-другому, возможно, я бы к ним относился лучше. Родственники предпочли другой вариант и моментально перешли в разряд «бывших родственников», которых я очень «любил».

Подхватив на руки не особо тяжелую коробку, я вышел в коридор и закрыл за собой дверь. Внешняя дверь хранилища закрылась только после того, как к сканеру приложил руку Олег Николаевич.

– Мы можем предложить вам более удобные контейнеры для переноса вещей, – предложил мне мужчина, увидев меня с коробкой.

– Буду благодарен, – кивнул я ему. – Тут я закончил, так что можем идти.

– Вы являетесь владельцем еще одного хранилища. Не желаете посетить и его? – неожиданно спросил меня служащий банка.

– Я впервые в вашем банке и не пользовался вашими услугами, – ответил я на это.

– Да, все верно, – кивнул Олег Николаевич, сверившись с информацией на своем рабочем планшете, который я ранее принял за папку с документами. – Но по праву наследования у вас есть доступ как к хранилищу триста сорок два, так и к хранилищу шестьсот семьдесят восемь. Оно находится в другой секции банка, но я могу сопроводить вас туда.

О том, что дед хранил что-то в Ротштейн-банке, я узнал недавно, но чтобы я имел доступ к еще одному похожему хранилищу… Кто же так постарался?

– А кем было оформлено второе хранилище?

– Договор заключен на имя Елены Леонидовны Воронцовой, – моментально ответил мужчина.

Моя мама тоже была в этом банке?! Может, стоит посетить и другие банки, подобные этому – вдруг где мое наследство простаивает, а я и не знаю.

– Ведите, – махнул я рукой и наш путь по коридорам продолжился.

Хранилище под номером шестьсот семьдесят восемь располагалось в более новой части здания. Даже коридор был выполнен в современном стиле и наше передвижение сопровождали камеры.

Дверь в хранилище была плотно подогнана к стене и стоило только мне коснуться сканера, как она сдвинулась влево и полностью погрузилась в стену. Понятное дело, что можно было использовать и обычную дверь, но такая технология открытия действительно производила впечатление, а, как я заметил, в Ротштейн-банке любили такие «фишки».

В этот раз помещение оказалось куда меньше и в нем было расположено всего два стеллажа, на которых располагалось коробок семь, не больше. По всей видимости, хранилище использовали чисто как склад и навряд ли я найду здесь что-то стоящее.

Мое мнение изменилось, когда я открыл первую попавшуюся коробку и обнаружил в ней рабочие исследовательские журналы мамы о том, как она проводила то или иное лечение и его результаты. Пускай в целительстве я мало что понимаю, но даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, насколько серьезный труд был описан в этих журналах. Моя мама оказалась очень дотошной исследовательницей и все ее действия были расписаны чуть ли не по секунду, а каждая запись сопровождалась фотографиями и заметками к ним.

Это было так странно видеть почерк мамы спустя столько лет…

– Я могу пока оставить эти вещи здесь и забрать их позднее? – положив журналы обратно, спросил я у моего сопровождающего.

– Да, – кивнул мужчина. – Но вы должны оплатить аренду этого хранилища, если собираетесь его использовать в дальнейшем. И не беспокойтесь, за срок, который не вносилось оплат в связи со смертью владельца, вам платить не требуется.

– Хорошо, – вздохнул я. – Сколько это стоит?

– Двадцать тысяч в месяц, – моментально ответил Олег Николаевич.

– Ну и цены у вас, – покачал я головой. – Можно расплатиться картой другого банка?

– Да, конечно. Мы принимаем любые карты и любую валюту.

***

На выходе из банка мне предложили темный объемный рюкзак и упаковали все вещи, так, чтобы они не терлись друг о друга, а ножи не впились мне в спину или не пропороли ткань рюкзака. Ну хоть это сделали бесплатно, а то, расставшись с довольно большой суммой, я и так был не особо радостным.

На улице начался проливной дождь и я мгновенно промок, стоило только мне выйти из здания. Да, немного неприятно, но дождь был как никогда кстати, чтобы остудить мою голову и привести мысли в порядок. Как бы я ни показывал свое безразличие к обнаруженным в хранилище вещам, но журналы мамы всколыхнули почти забытые воспоминания, а это для меня всегда было тяжело.

Мотоцикл как обычно завелся еще до того, как я к нему подошел, так что мне оставалось только надеть шлем и ехать домой. В Академию идти не было никакого настроения, да и с вещами деда надо было разобрать подробнее.

Все дело было в ножах, а точнее в двух из них, которые мне были смутно знакомы. Я не особо хорошо разбираюсь в кузнечном деле, но эти ножи были изготовлены из какого-то темного металла, так что они были практически черными. Всю эту черноту разбавляла вязь символов, нанесенная на клинке. В этом плане ножи были практически братьями-близнецами. Практически по той причине, что символы явно наносили позднее самой изготовки оружия и, возможно, в разное время, так как в целом вязь повторялась, но были небольшие расхождения, которые, впрочем, выбивались только при внимательном рассматривании.

Провозившись с ними полчаса, я так и не смог вспомнить, откуда они мне кажутся знакомыми, поэтому отложил их в сторону да скрыл от любопытных глаз в подвале. Там, под защитой призванных мной духов, они будут в безопасности, а там может и что-нибудь вспомню о них.

Остальную утварь разложил по квартире, убедившись, что она случайно не сработает и тут не случится маленький катаклизм. Все же ритуальные предметы по больше части безвредны, пока не начнешь их использовать при довольно специфических условиях (а это порой больше десятка строго определенных действий). Так что ритуальная чаша, куда необходимо сливать кровь жертвы, вполне антуражно смотрелась на кухне вместо корзинки под фрукты – выглядит зловеще, но никак не влияет на еду (плюс небольшой эффект сохранности вещей, находящихся в емкости, позволяет фруктам пролежать дольше).

Раз уж выдалось свободное время, решил позвонить Ольге и узнать, как дела в баре. Так-то Михаил шлет мне регулярные отчеты по состоянию дел, да и все прибыли и расходы я вижу практически в онлайн режиме, но порой такой разговор дает куда больше информации. Девушка, как я и предполагал, бодро отчиталась о том, как идут дела, при этом не забыв упомянуть о паре проблем, которые, впрочем, удалось решить самостоятельно. Также за время моего отсутствия еще две молодые группы получили свои контракты и отправились покорять вершины музыкального мира, своим примером поддерживая репутацию моего заведения.

Выслушав Ольгу, я довольный положил трубку. Хорошо, что удалось найти такого хорошего специалиста, которая всей душой болела за работу. Но я не был бы собой, если бы вовремя подписания контракта не привязал бы к девушке пару совсем безвредных духов-эмпатов. В свое время пришлось довольно много времени с ними повозиться, но это того стоило. При этом духи не могли читать мысли, а скорее считывали намерения – этого мне было достаточно, так что я и стал их использовать в целях проверки сотрудников.

Незаметные в визуальном плане духи отслеживали состояние своего подопечного и когда тот начинал вредить моему делу или думал обо мне в негативном ключе, сначала мягко воздействовали на него, но если человек не успокаивался, то сила воздействия увеличивалась, особенно если это происходило в самом баре, где у призванных существ была дополнительная подпитка. Так что у человека, скажем так, резко просыпалась совесть и он обычно передумывал, если же нет, то головные боли – это самое малое, что его ждало.

За все время работы Ольги меры воздействия не применялись, так что можно будет подумать над тем, чтобы уменьшить количество «надсмотрщиков».

Жаль, конечно, что таких духов можно подцепить только к неодаренным. Маги легко поймут, что к их энергетической структуре подключаются, да и не смогут эти слабые существа преодолеть природную защиту одаренного.

А так из них могли бы получиться практически идеальные шпионы, но нет. Да и в принципе не очень и хотелось. Для этих целей есть другие существа, которые как минимум справляются с визуальной слежкой, а со всем остальным слишком много шансов раскрыться.

В общем, бар живет и процветает, принося мне стабильный доход от сделок, заключенных в его стенах. Проблем за это время никаких не было и никто не буянил, иначе мне об этом уже сообщили мои призывы, обитающие там, да и не дадут они навредить своему дому, который их постоянно кормит энергией. Так что за него можно не беспокоиться.

Проблема больше в том, что из-за всей этой занятости я не выполняю заказы, которые приносили мне самые большие доходы. Денег я, конечно, скопил достаточно да различных активов хватает, с которых мне тоже падает определенный процент, но жизнь в столице, да еще и с аристократкой в качестве своей девушки – удовольствие не из дешевых.

Так-то есть шанс подзаработать на задания от Службы безопасности Империи, но пока неизвестно, сможет ли Скуратов договориться со своим начальством. Это, правда, похоже на дерганье дракона за хвост, но вольно или невольно Константин пару раз обмолвился, что я им нужнее, чем они мне, и терять меня в качестве актива они не хотят. С учетом того, что только я могу справляться с угрозой демонов с минимальными разрушениями и жертвами, то несколько сотен тысяч имперских рублей – это малая цена за мое сотрудничество.

– И долго ты собираешься меня игнорировать? – отвлек меня от мыслей голос Церби.

Посмотрев вниз, я увидел недовольную морду пса.

– Что? – переспросил я.

– Ты уже добрые полчаса сидишь, уставившись в стену и почти не моргая, – терпеливо ответил шпиц. – Это раздражает!

– Прости, – примирительно поднял я руки. – Задумался. Как тебе, кстати, отдельная комната?

Да, я выделил для Церби отдельную комнату на чердаке с выходом на панорамные окна, откуда он мог наблюдать за всеми с высоты.

– Меня все устраивает, – фыркнул пес.

– Ты ведешь довольно пассивный образ жизни, – покачал я головой. – И вообще, я считал, что это кошки большую часть времени проводят за сном, но ты, мне кажется, скоро их переплюнешь. Так и жирком зарастешь, – хмыкнул я, наблюдая за реакцией демона.

– Кажется, я уже говорил, что у тебя странный юмор? – настороженно посмотрел на меня Церби. – Сам же знаешь, что если я не захочу, то эта оболочка останется неизменной. И вообще, после стольких лет жизни в своем мире ты просто не представляешь, насколько это прекрасно – просто спать, не беспокоясь, что в любой момент на тебя нападут.

– Зачем же жить тогда в таком опасном месте? – заинтересовано спросил я. Не так уж часто Церби делиться историями из своей жизни.

– Только в таких местах стая может добыть для себя пропитание и развиваться, – в своей излюбленной манере фыркнул пес, словно поучая меня. – Живи мы в более комфортных условиях, от нас за все эти года никого бы не осталось.

– Как всегда сурово, – протянул я. Но не могу я относится к демону, находящемуся в теле карликовой собачки, серьезно, хоть сам прекрасно осознаю всю ту мощь, которую он может продемонстрировать в случае необходимости. – Не хочешь развеяться и прогуляться? – предложил ему.

– Вот еще, – мотнул головой Церби. – Чтобы еще мокнуть!

На этой фразе он гордо удалялся обратно к себе.

Порой я задаюсь вопросом, почему он вдруг остался со мной. Церби я этого не показывал, но во время его призыва я прекрасно понимал, что захоти он это – и демонический пес меня прихлопнет как букашку, но он этого не сделал и стал служить мне в виде постоянного призыва. В какой-то мере шпиц стал моим фамильяром, как это стало в последние годы модно у европейских одаренных. Пускай и довольно своенравным фамильяром – это тоже нельзя забывать.

Я занялся расчетами новых печатей и не заметил, как уснул. Меня разбудил звук открытия двери и я моментально вскочил на ноги, еще не до конца соображая, что произошло.

– О, ты уже дома! – удивленно и одновременно радостно воскликнула Арина, сбросив куртку и повиснув на мне.

– Да, удалось быстро разобраться с делами. Вот и вышло несколько свободных часов, – мягко улыбнулся я, искренне радуясь девушке.

– А я не одна, – подмигнула она мне и обернулась в сторону двери. – Ну что же ты стесняешься? Выходи.

Из-за угла сначала осторожно и не уверенно, а потом решительно вышла Лена и горящим взглядом посмотрела на меня. И в ее случае это не была фигура речи, так как от волнения моя ученица на миг потеряла контроль над своим источником.

– Учитель… – слегка вильнув взглядом, произнесла она. – Вы приглашали посетить ваш дом… И… я… вот, – сумбурно продолжила Лена и замолчала.

– Я думала, что тебя не будет и мы сможем в спокойной обстановке поговорить, – легкомысленно пожала плечами Арина. – Но нет так нет. Кстати, что на ужин?

– Я ничего не готовил, – несколько удивленный происходящим, честно ответил я.

– Поняла, – кивнула Лазарева. – Лена, хватит стоять столбом! Пошли, поможешь, – несмотря на ее слова, моя ученица продолжала стоять на месте и моей девушке пришлось взять ее под руку, чтобы она наконец-то услышала ее. – Ты просто не представляешь, какая здесь навороченная кухня!

Девушки удалились на кухню, а я… предпочел сесть на диван. Ох, чувствую, не будет это простым визитом.

О том, чтобы продолжать расчеты, можно было даже не думать. Я хоть и находился в другой комнате, но прекрасно слышал голос Арины, которая, казалось, ни на секунду не замолкала, и все более частые ответы Лены. Все же моей юной аристократке удалось разговорить девушку и теперь они вдвоем живо что-то обсуждали. Для собственного благоразумия я не стал прислушиваться к их разговорам и поднялся наверх к Церби.

– Сбежал, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес пес, не обернувшись ко мне и продолжая все так же смотреть на панораму за окном.

– Решил им не мешать.

– Правильно. Иногда лучше дать самкам поговорить самим, иначе могут быть последствия и тебя не спасет то, что ты сильнее их, – со знанием дела ответил на это Церби.

– Звучит так, будто ты с этим уже сталкивался, – хмыкнул я.

– И не один раз, – важно произнес пес. – Так что лучше им не мешать. В моем случае самки могут быть очень опасными.

Дальше мы провели в молчании около часа, пока Арина не позвала меня в низ. Церби, что удивительно, решил сопроводить меня, где был моментально перехвачен Леной и ей обласкан. Моя ученица сильно соскучилась по псу, а тот был и рад такому вниманию.

Хитрец. А еще пытается выглядеть суровым демоном, но млеет в руках девушек, которые с удовольствием чешут ему пузико.

Несмотря на такой отвлекающий четвероногий фактор, мы все же сели за стол. Удивительно, я не думал, что за столь короткое время можно успеть наготовить так, чтобы организовать столь богатый стол. Обе девушки, что странно, молчали и лишь улыбались мне, предлагая тот или иной кусочек. Сначала я отнесся к этому настороженно, но постепенно расслабился, да и было слишком вкусно, чтобы отвлекаться на что-то еще.

– Мы обсудил нашу ситуацию… – спокойно произнесла Арина, когда я закончил со своим блюдом и расслабленно пил чай.

– И? – миролюбиво уточнил я.

Значит, решила начать разговор, когда я буду сыт и более-менее спокоен, чтобы принять то, что они придумали. Умно.

– Лена согласна со мной, что она может стать твоей женой, но я буду первой, – не стала оттягивать девушка.

– Вот как? – приподнял я бровь и посмотрел на свою ученицу. – И ты согласна меня делить с еще одной девушкой?

– Я согласна быть и третьей женой, – опустив взгляд, тихо ответила Лена. – Лишь бы быть рядом.

– И что вы так на этом зациклились? – вздохнул я и, не дав сказать ничего в ответ Арине, продолжил: – Я понимаю, что ты сейчас скажешь, но для меня это все… непривычно.

– Да нет в этом ничего такого! – все же высказалась Лазарева. – Пойми, для аристократии всего мира многоженство – это норма. Как по-другому делать род сильнее? А ты в этом плане идеальный муж, так как дети от тебя будут сильнее, чем мать, их родившая. Такого на самом деле очень сложно добиться.

– Да что в этом такого уж хитрого? – не смог удержаться от усмешки я.

– Сразу видно, что ты рос в небольшом роду, – тяжело вздохнула Арина. – В большинстве старых родов есть целые семьи, которые только и занимаются евгеникой и анализом источников других дворян. Именно они выбирают подходящих для брака кандидатов и предоставляют списки патриарху. За все время их работы эта наука продвинулась так далеко, что ошибок в расчетах почти не бывает, но на самом деле это очень сложные вычисления, основанные на множестве факторов и переменных. Именно поэтому оценка хорошего евгеника так дорого стоит. Ты же в этом плане уникален.

– Ага, я особенный! – фыркнул я.

– И ничего смешного в этом нет, – покачала головой девушка. – Так и есть, ты – особенный. По крайней мере на моей памяти ты первый человек с такими высокими показателями в плане генной совместимости и передаче магической силы. Просто мне первой повезло это обнаружить.

– Значит хорошо, что я не родился в каком-нибудь крупному роду.

– Да, – кивнула Арина. – Ты бы, по сути, стал очень хорошим активом, который можно использовать для заключения крупных сделок. Несмотря на наш современный мир и довольно свободные взгляды на отношения, аристократия в этом вопросе остается консервативна и выбор жены или мужа для своих наследников возлагается на патриарха и совет рода. Да и сам прекрасно знаешь, что ослабление рода мало кто хочет допустить, а немногочисленные отступления лишь поддерживают это правило. Не каждая девушка захочет ради любви порушить жизнь своему ребенку, который будет ограничен в развитии, – грустно произнесла она.

– Доводилось видеть таких ребят? – спросил я у нее.

– Да, – кивнула девушка. – Многие из них из-за это становятся замкнутыми в себе, а некоторые и вовсе не выдерживают и кончают жизнь самоубийством. Тяжело находиться в окружении тех, кто должен быть с тобой на одном уровне, но они гораздо сильнее просто от того, что родились такими.

– Это не повод опускать руки, – нахмурился я.

– Я это прекрасно понимаю! – эмоционально взмахнула руками Арина. – Но общество диктует правила поведения, и сам прекрасно понимаешь, что не все обладают достаточной силой воли, чтобы достичь результата, несмотря на свой относительно слабый источник, и под гнетом мнения окружающих, – она на несколько секунд замолчала, а потом встряхнулась и посмотрела на меня. – Ладно, что-то не туда у нас разговор зашел. В общем, я уже говорила насчет этого с Леной, но не могу решать без тебя.

– Решила все же спросить мое мнение? – хмыкнул я, не сводя взгляда с юной аристократки, из-за которой все это, собственно, и закрутилось.

– Как-никак, ты патриарх будущего рода, и я буду подчиняться решениям своего мужа, – покорно склонила голову Арина, чем вызвала сильное удивление у Лены, которая до этого молча смотрела на нас двоих и не встревала в разговор.

– Давай только без этого, – едва заметно выдохнув, ответил я на ее слова. – Мне покорность ни к чему. Лучше оставайся такой, какая ты есть, тем более так мне даже больше нравится. Да и отговаривать тебя от всей этой затеи тоже нет смысла, так как все равно не отступишь…

– Не отступлю! – с жаром подтвердила Арина.

– Без меня меня женили, – тихо пробормотал я, чем вызвал улыбку на лице девушки. – И я ничего не имею против тебя, Лена, – обратился я к своей ученице. – Но поймите обе… – сделал я паузу, пытаясь придумать, как бы им все объяснить, но, так и не найдя подходящих слов, просто продолжил говорить: – Я еще не могу сказать, что люблю вас. Для этого необходимо время. К тебе, Лена, я вообще до этого относился как к ученице и не знаю, смогу ли когда-нибудь ответить взаимностью.

– Это не страшно, – тихо произнесла Лена, потупив взор.

– От этого легче не становится, – покачал я головой, но не стал продолжать. – В любом случае ты уже стала для меня семьей, а как сложится в дальнейшем – мне пока неизвестно. Но могу сразу сказать: пока мы не разрушим нашу связь ученик-учитель, ни о какой женитьбе речи быть не может.

– Я поняла, – еще сильнее склонила голову девушка.

– Ай, ладно, – махнул я рукой, чувствуя, что моя ученица сейчас расплачется. – У меня уже есть несколько зацепок, так что, думаю, к Новому году я точно разберусь со всем и разрушу магическую связь.

– Правда? – с робкой надеждой спросила Лена, посмотрев мне в глаза.

– Да, – кивнул я.

Эпилог

Следующие несколько дней были полностью посвящены изучению гримуара. Глаза Лены, смотрящие на меня с надеждой, лишь добавляли мотивации поскорее со всем этим разобраться.

Да и не мог я оставить ту, которую назвал своей ученицей, на произвол судьбы. Возможно, это плохо, но всех, кто входит в мой близкий круг, я стараюсь уберечь. Ну или у меня слишком сильное чувство собственника. Возможно, из-за последнего у меня так спонтанно и возник гарем.

Да уж. Если бы кто раньше сказал, что я окажусь в такой ситуации, то рассмеялся бы, посчитав за шутку. Теперь же даже без моего на то желания на мою тушку претендуют сразу две жены.

И куда теперь деваться от этих девушек? Ведь я хоть и рад такому вниманию к своей персоне, но предпочитал до этого секс без обязательств. Тут же надо брать на себя ответственность, а потом еще и участвовать во всех их притирках друг к другу. А то, что конфликты будут — в этом я не сомневался. Просто не может быть все гладко, когда в одном доме собираются разные люди.

Чем больше я читал «Гримуар клятв и гейсов», тем больше поражался тому объему работы, которую проделал автор фолианта, чтобы узнать все о ритуалах, связанных с этими двумя понятиями, известными его современниками. С учетом того, что книги было несколько сотен лет, то как минимум попутешествовать на своих двоих ему пришлось изрядно. Помимо этого он расписывал в гримуаре такие обряды, которые должны были считать в то время тайной, к которой дают доступ далеко не каждому.

Жаль, что в фолианте нигде не было написано, кто был автором данного произведения — должно быть, это была незаурядная личность, раз ему удалось все это провернуть.

Пыл претендентов на руку Арины несколько поутих после того, как Сергей Воронов слил результаты сражения с ним, нисколько не смущаясь, что тем самым он рассказывает всем о своем проигрыше.

Вообще, он выбивался из всех моих бывших родственников этакой безбашенностью и наплевательским отношением ко мнению окружающих о нем. Мой «братец» интересовался лишь личным ростом и способами стать сильнее. С чем это связано, мне было непонятно, но я и не его личный психолог, чтобы во всем этом разбираться.

В итоге мне пришлось ответить лишь на шесть вызовов, каждый из которых завершался моей победой и серьезными повреждениями у оппонентов. Жалеть я их не собирался, так как они сами решили напасть на меня, но и убивать дураков я не имел желания. Слишком потом много возни как с объяснительными руководству Академии, так и с родственниками студентов, желающих отомстить мне.

Проще в данной ситуации было показать, что сдерживаться я не собираюсь, тем более никто из них и не пытался победить — все хотели унизить меня и втоптать в грязь, чтобы на фоне этого возвыситься в глазах окружающих. Глупо, но переубеждать я их не собирался, да и никто не послушался бы меня.

Шло время, и я все сильнее углублялся в изучение гримуара и все больше нового открывалось мне. Многие вещи, знакомые мне из других источников, здесь были представлены в совершенно ином свете и приходилось долго обдумывать эти моменты, чтобы понять, кто все же был прав.

Все это позволяло мне лучше понимать природу моих призывов и контрактов, заключаемых с демонами и духами из иных измерений. Можно сказать, что до этого момента я все делал на инстинктах и на голом везении. Здесь же, пускай и тематика была не совсем моя, но все было представлено таким образом, что я мог очень многое вынести для себя.

Без Архивариуса я бы точно не сразу обратил внимание на эту книгу, даже если бы она была в свободном доступе.

На данный момент я только перешел за половину гримуара и мне предстояло еще много работы.

***

Начало декабря ознаменовалось не только первым снегом, но и моим завершением работы с «Гримуаром клятв и гейсов». Последние недели меня никто не доставал вызовами, так что я смог осилить последние, самые запутанные страницы древнего фолианта гораздо быстрее, чем я изначально планировал.

Не откладывая дело в долгий ящик, я приступил к подготовке к ритуалу разрыва связи. Основу я взял из ритуалов заключений гейсов, или по-другому — запретов. Изначально это использовалось на территории современной Ирландии и имело распространение на ближайшие земли. Гейс был чем-то вроде противоположного клятве, хотя порой в своей формулировке мог напоминать последнюю. Не даром же гримуар имел такое название, объединяющее оба этих понятия.

Освободив место в подвале, я начал создавать магический круг, в котором объединялись все мои знания в магии и описания ритуалов из гримуара. Жаль, но в книге не обнаружилось ничего похожего на то, что связывает меня и Лену. Похоже, в то время таких связей просто не существовало и уж тем более никогда не было условий, когда ее ставили без ведома участников этого магического процесса.

Хоть я и имел представление о том, чего хочу добиться, но за один день мне попросту было не справиться. Некоторые моменты я и вовсе менял на ходу. Хорошо еще, что ингредиенты, необходимые для ритуала в качестве дополнительной подпорки мной, были заказаны заранее. Они отъели изрядную долю от моего счета, но не настолько критичную, чтобы волноваться, да и мне самому было интересно посмотреть на результат моих трудов.

Неделя повторных расчетов и десяток перепроверок — и я наконец-то был практически полностью уверен в успехе, насколько вообще можно быть уверенным в таком деле. Все же я впервые использую магический круг такой конфигурации, но проверить его все равно не на ком.

Так что придется рисковать; несмотря на то, что от связи не ощущается никакого вреда, мне все же было неуютно от знания того, что она есть и в любой момент может преподнести мне неприятный сюрприз. Да и Лена, в последнее время зачастившая на мою квартиру, уже с нетерпением ждала результатов, ведь это единственное, что я поставил в условие изменения ее статуса из ученицы в то, что ей хотелось больше всего.

— А может все же не стоит? — попыталась дать заднюю Лена, после того как я сообщил девушкам (Арина просто не могла остаться в стороне) о том, что наконец-то приготовления закончены, и увидела четырехметровый магический круг, вся поверхность которого пестрела от различных фигур и символов.

— Мы должны уже разобраться с этой проблемой, чтобы двигаться дальше, – покачал я головой. — Не бойся, у нас все получится, — ободряюще улыбнулся я ей.

– Хорошо, – уже более уверенно произнесла моя ученица, улыбнувшись мне в ответ. Ну, надеюсь, она перестанет быть ею после того, как мы закончим ритуал.

Девушка по моему указанию встала в один из кругов, свободный от символов. Я встал во второй и в итоге мы вдвоем были в центре сложного рисунка. Если бы кто-то посмотрел сверху, то ему было бы видно, как все фигуры, символы и линии, казалось, идут от меня к Лене и возвращаются обратно. Это в какой-то мере символизировало нашу магическую связь и позволяло сконцентрироваться только на ней и не затронуть ничего иного.

Арину, которая с любопытством следила за нашими действиями, я все же попросил отойти подальше. Хоть я и уверен в успехе, но все же излишне рисковать тоже не хотел. Да и вдруг близкое наличие еще одного одаренного как-то повлияет на ритуал.

Еще раз окинув взглядом расчерченную схему, я провел рукой перед собой, активируя подачу энергии из стержней-якорей, которые питали всех призванных мной существ в этом доме. В них специально хранились излишки энергии, которые пошли на активацию магического круга. Тратить свой резерв для этого я не собирался, так как и так мне придется контролировать ход ритуала и лучше иметь запас энергии в источнике, чем потом окажется, что не хватило какой-то малости.

Символы под ногами мягко засветились белым светом и пришли в движение. Точнее они задрожали, находясь на своих местах, но из-за общего «шевеления» рисунка создавалось впечатление их перемещения.

Постепенно вместе с вливанием все большой энергии нарастала и интенсивность свечения. Убедившись, что все идет так, как я и планировал, я сделал жест рукой, будто пытаясь что-то поднять из воздуха, и одновременно с этим направил энергию из источника к центру магического круга, где были нарисованы основные символы для этого ритуала.

Символы, размещенные по кромке магического круга, неожиданно (для стороннего наблюдателя) отделились от пола и поднялись в воздух, чтобы затем начать концентрироваться в пространстве между мной и Леной, создавая своеобразные нити в воздухе. Что я никак не мог предположить, так то, что, выстраиваясь в линию, символы вдруг начнут самопроизвольно меняться, но это не отразилось на самом ритуале и я немного успокоился.

Часть символов, которые я долго высматривал в этом свечении, на тех или иных языках обозначали связь. Вот только связь может быть разной и мне пришлось потратить еще время, чтобы найти рядом с ними символы, которые могут обозначать демонов или чуждую нашему миру энергию.

Вообще, это представление связи из символов служило в качестве визуализации сложного магического процесса, связывающего меня и Лену. Только так я со своими способностями мог воздействовать на связь. Возможно, был иной способ, но я не знал таких специалистов, да и современная трактовка использования магии вообще не предполагает такие манипуляции. Я, по сути, сам создаю свой инструмент для работы с энергией, пронизывающей каждый уголок нашего мира, и мне приходиться лишь полагаться на свой ум и удачу. Особенно на последнее, ведь от ошибок никто не застрахован.

Спустя какое-то время напряженных манипуляций я все же нахожу группу символов, которая соответствует моей цели. Больше таких же нигде нет, так что я с уверенностью на одной силе воли создаю сгусток энергии, преобразующийся в клинок, и бью им в это скопление.

В первые мгновение могло показаться, что ничего не произошло. Даже клинок развеялся, будто его и не было. Но вот символы между нами стали истаивать в воздухе и неожиданно по глазам резанула яркая вспышка и что-то толкнуло меня в грудь.

Судя по шуму, поднявшемуся в помещении вместе, со вспышкой от примерно центра магического рисунка прошлась вполне физически ощутимая волна давления. Как будто кто-то использовал здесь «Воздушный взрыв» – одну из техник воздушников.

Хорошо еще, что я предусмотрел и такое, поэтому круги, в которых мы с Леной стояли были, дополнительно защищены от воздействия извне. Пострадать могла только Арина, но она стояла достаточно далеко и максимум получила несколько ушибов, что, учитывая направленность ее способностей, было парой пустяков.

Когда мне удалось наконец-то проморгаться, я увидел погром, учиненный ритуалом. Волна энергии просто смяла часть оставленных здесь вещей. Почти ничего из валявшегося на полу невозможно было починить, но в принципе здесь и не было ничего важного. Чоппер я благоразумно оставил на стоянке, чтобы эманации духа, обитающие в нем, не помешали ритуалу, да и сама комната была отделена от большой части подвала капитальной стеной, на которой не отразилось никаких последствий, а значит и не так все было страшно, как могло показаться по виду сломанных вещей.

Посмотрев на Лену, я увидел, как девушка, осев на пол, с удивлением осматривает окружающую обстановку. Обернувшись, я заметил осторожно выглядывающую из-за двери Арину, у которой на лице уже стремительно зарастала пара царапин. Только после этого я мог облегченно выдохнуть. По крайней мере никто не пострадал.

Я попытался почувствовать связь с Леной, что всегда ощущалась краем сознания, но ничего не было. У меня получилось!

– Ну как ты? — спрашиваю у все еще сидящей на полу девушки. Пока магический круг окончательно не погас, у нас нет возможности выйти за его пределы, так что и подойти к своей бывшей ученице я не могу.

— Как-то не ожидала такого эффекта, – честно призналась Лена, тряхнув головой.

– Ничего, как только действие печати закончится, мы сможем отпраздновать наш успех и новый поворот в жизни, – улыбнулся я ей.

– Значит, после этого ты меня не бросишь? – с надеждой спросила меня девушка.

– Лена! – показательно нахмурился я. – Я когда-то давал повод усомниться в своих словах? Пускай я и не могу тебе ответить теми же чувствами, что ты испытываешь ко мне, но ты – моя семья. И не заставляй меня повторять это снова, а то я разочаруюсь в своей ученице!

– Я поняла, – широко улыбнулась Лена, поднимаясь с пола.

Прошло не больше десяти секунд, как магический круг окончательно погас и мы наконец-то смогли выйти за его пределы. Точнее успел выйти я, а когда то же самое попыталась сделать Лена, то под ней неожиданно разгорелся светящийся багровым светом незнакомый мне магический круг и девушка оказалась точно в его середине.

От неожиданности Лена замерла на месте, с непониманием смотря на происходящее, а я не успеваю только вскинуть руку в тщетной попытке помешать действию неизвестной мне печати.

Все происходит слишком быстро – и вот в багровой вспышке печать срабатывает и Лена исчезает. Единственное, что успеваю увидеть, – ее карие, почти черные глаза, что смотрели на меня в последние мгновения.

По всей видимости, в связи помимо прочего была закладка, как раз должная сработать, если ее оборвут. Меня переиграл демон, да еще и инкуб, который изначально не должен обладать знаниями для такого.

– Что здесь произошло? – спросила меня Арина, осторожно переступая через вещи и приблизившись ко мне. – Куда делась Лена?

– Если бы я знал, – глухо произнес я. – Если бы я только знал.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики