Любители тел (fb2)


Настройки текста:



Микки Спиллейн Любители тел

Mickey Spillane: “The Body Lovers”, 1967

Перевод:

Глава 1

В ночном тумане послышались крики, и я резко затормозил на перекрестке. Не сказать, чтобы крики казались чем-то странным в городе, но именно в этой части Нью-Йорка они были совершенно неожиданными, потому что это был участок, расчищавшийся для постройки нового небоскреба. Сейчас здесь почти ничего не осталось, кроме нескольких совсем разрушенных зданий и груд кирпича. Весь скарб бывших обитателей был вывезен давным-давно, оставался только никому не нужный хлам. Что-то еще было в этих криках, казавшихся совершенно неуместными здесь. Это была настоящая истерика, которую мог вызвать только дикий страх, и, кроме этого, это были крики ребенка.

Я выхватил фонарик из отделения для перчаток, выскочил из автомобиля на тропинку, извивающуюся между развалинами, и помчался в том направлении, откуда слышался крик, стараясь держаться в тени и не зная, чего ожидать. Там могло случиться все, что угодно. Ребенок, игравший в этих сгнивших, заброшенных развалинах, вполне мог попасть в беду, если он всего лишь неосторожно задел какую-нибудь доску или толкнул полуосевшую стенку. Никакого освещения в квартале не было, если не считать нескольких уличных фонарей. И даже городской транспорт объезжал этот участок, загроможденный развалинами.

Но это не был несчастный случай. Просто среди развалин сидел мальчишка лет восьми в засаленных джинсах и свитере. Стиснутые руки были крепко прижаты к лицу, а все его тело сотрясалось от рыданий. Я подбежал к нему и тряхнул за плечо, но он не обратил на меня никакого внимания. Мне приходилось и раньше видеть такое. У ребенка была истерика, он был в состоянии шока. Тело его окаменело от страха, глаза закатились ко лбу, только белки сверкали, как два маленьких шарика. И тут я увидел, почему он рыдал.

Тело бросили прямо за грудой цемента под покосившейся стенкой, привалив его разбитой бетонной плитой, чтобы скрыть от случайного взгляда. Но в том, что на него наткнулся ребенок, которому нравилось играть в развалинах, не было ничего удивительного. Это было изуродованное тело рыжеволосой женщины. Она, вероятно, была красива когда-то, но смерть стерла следы красоты. Я сгреб ребенка в охапку и понес к автомобилю. Пока я шел, дыхание у него перехватило и крик сменился долгими жестокими рыданиями. Он крепко вцепился в меня ручонками, и постепенно сознание того, что он в безопасности, появлялось у него в глазах. Бесполезно было пытаться расспрашивать его. Вряд ли он мог бы вразумительно ответить на вопросы в теперешнем состоянии. Я тронул автомобиль и поехал к небольшому домику, в котором жил сторож строительной компании. Из домика доносились звуки радио, и я распахнул дверь.

Коренастый лысеющий мужчина, склонившийся над кофейником на портативной газовой плите, испуганно обернулся.

— Эй…

— У вас есть телефон? — спросил я.

— Но послушайте, мистер…

— Я имею право, малыш.

Я развернул свой бумажник так, чтобы он смог увидеть мою лицензию, выданную полицейским управлением Нью-Йорка. Он бросил быстрый взгляд на кольт 45-го калибра в плечевой кобуре.

— У вас здесь неприятности. Так где телефон?

Он поставил кофейник и дрожащей рукой показал на ящик в стене.

— В чем дело? Смотрите, если здесь что-то случилось…

Я махнул ему рукой и набрал городской номер Пата. Когда дежурный сержант ответил, я сказал:

— Это Майк Хаммер. Капитан Чамберс у себя?

— Минуточку.

Пат взял трубку.

— Отдел по расследованию убийств. Капитан Чамберс слушает.

— Это Майк, старина. Я говорю из хибары сторожа на строительной площадке Лейрона. Будет здорово, если ты сию же минуту приедешь сюда со своими работниками и медицинским экспертом.

Совершенно серьезно Пат спросил:

— О'кей. Кого же ты убил на этот раз?

— Прекрати строить из себя дурачка. Говорю тебе, я нашел труп. И привези врача, у меня здесь больной ребенок.

— Хорошо, оставайся там. Я немедленно выезжаю. А ты там ничего не трогай. Пусть все остается так, как есть.

— Сам знаю. Скажи своим ребятам, чтобы они ехали на свет моей машины. Может быть, там кто-нибудь еще есть, и, может, в этом деле замешаны еще какие-нибудь дети. Этого мальчишку я оставлю у сторожа. Может быть, доктору удастся чего-нибудь добиться от него.

Я повесил трубку и вышел из домика. Через несколько минут я вернулся с ребенком и положил его на раскладушку сторожа. Хозяин пытался выяснить у меня, что все это значит, но я послал его подальше, накрыл ребенка и велел ему никуда не выходить до приезда полиции. Это ему не понравилось, но выбора у него не было. Потом я забрался в машину, доехал до места, где нашел ребенка, и остановился на захламленной дорожке так, чтобы мои фары освещали соседнее здание. Освещая путь фонариком, я стал обшаривать развалины. Мой 45-й был на полном взводе. Маловероятно, чтобы кто-то скрывался возле тела человека, которого он убил, но я все-таки не хотел попасть впросак. Добравшись до бетонной плиты, я остановился и прислушался. Со стороны центра города я услышал слабые звуки сирены, которые с каждой секундой становились все громче и громче. Но здесь, внутри квартала, не было никого и ничего. Даже крыса, прошуршавшая по опилкам, издала бы какой-нибудь звук, но тишина была абсолютной.

Я направил луч фонарика вниз и посмотрел на тело, придавленное бетонной плитой. Женщине было около тридцати, но теперь для нее все было кончено. Она лежала на спине совершенно нагая, если не считать обрывков блестящего зеленого пеньюара с пояском вокруг талии. Остроконечные груди торчали с каким-то жестоким, таинственным вызовом, длинные стройные ноги были изогнуты в агонии смерти.

Нелегкой была ее смерть. Мучительный страх, исказивший чистые линии лица, говорил об этом. Полуоткрытые глаза заглянули в безвестные глубины ужаса, прежде чем свет в них померк, а рот застыл в молчаливом крике боли.

Мне не пришлось переворачивать тело, чтобы узнать, как это случилось. Красные рубцы, змеившиеся вокруг ребер, по спине и бедрам, рассказали мне об этом. Засохшие сгустки крови покрывали нейлон ее пеньюара, так что он стал твердым, как доска. И даже концы ее длинных волос были в крови, как будто их коснулась кисть старого мастера. Кто-то связал ее и запорол до смерти. Тыльной стороной ладони я дотронулся до ее живота. Она была холодна.

Кто бы ни был этот убийца, у него было достаточно времени, чтобы скрыться. Она лежала здесь добрые сутки.

Позади меня взвыли сирены, и яркие щупальца прожекторов полицейских машин дугой рассеяли тьму кругом и нащупали меня. Чей-то голос прорычал, чтобы я стоял смирно, и с полдюжины смутно видневшихся человеческих фигур стали приближаться ко мне через развалины. Пат подошел ко мне вторым и приказал сержанту в полицейской форме, направившему на меня свой 38-й, убрать его. Я отошел назад и стал наблюдать за работой полицейской группы.

* * *

Медицинский эксперт вскоре уехал. Служители морга отправили тело на вскрытие, репортеры и фотографы заполнили площадку, и вспышки их ламп мерцали в потоках света прожекторов полицейских машин. Ребенка отправили в больницу. Пат отдал последние распоряжения и кивком головы пригласил меня пройти к машине.

Неподалеку находилась ночная закусочная. Мы заняли свободный столик в заднем углу и заказали кофе. Пат сказал:

— Ну, Майк, давай разберемся.

— Предоставляю это занятие тебе.

— Дружище, не нравятся мне эти совпадения. Мне уже приходилось видеть тебя замешанным в убийстве.

Я пожал плечами и отхлебнул кофе.

— Я не покрываю клиента. Весь день я выяснял кое-что, связанное с несчастным случаем для Краусс-Тильмана из Кейнхарт-Билдинг. Это в пяти кварталах отсюда к северу от того места, где я нашел ребенка.

— Я знаю это место.

— Можешь проверить.

— Я бы проверил, черт возьми, если бы не знал тебя. Но только не суйся в это дело.

— А зачем мне это?

— Ты любишь совать повсюду свой длинный нос. Ты сам сказал мне это за обедом вчера вечером. Я был бы чертовски счастлив, если бы ты женился на Вельде, и она тебя бы немного попридержала.

— Большое спасибо, — ухмыльнулся я.

Мы с Патом дружны уже много лет. Я слишком хорошо знаю его. Он всегда умеет разговаривать, не тратя лишних слов. Он очень мало изменился с тех пор, как мы впервые встретились с ним: он напоминал представителя торговой фирмы безделушек гораздо больше, чем копа. До тех пор пока не посмотришь ему в глаза. Тогда вы заметите эту странную черту, которая характерна для всех профессиональных копов, — они видели так много насилия и убийств, так упорно боролись против этого, что выражение их глаз наводит на мысль о том, что они наблюдали всю историю человечества — прошлую, настоящую и будущую.

— Что у тебя на уме, Пат? — спросил я.

Он тоже хорошо меня знал. Я был того же поля ягода, что и он. Области нашей деятельности были различными, но тем не менее они были связаны между собой. Нам приходилось слишком часто бывать рядом, и не над одним трупом мы стояли вместе. Поэтому он не мог не понять, что я хотел сказать.

— Дело в той штуке, которая на ней надета, — сказал он.

— При чем здесь штука?

— Помнишь ту блондинку, которую мы выловили из воды в прошлом месяце… школьную учительницу из Небраски?

— Очень смутно. Читал в газетах. Ну, и что с ней?

— На ней был такой же сногсшибательный пеньюар, как и на этой, только черный.

Я молчал, и он посмотрел на меня поверх кофейной чашки.

— Этот случай был зарегистрирован как самоубийство, но у моего теперешнего медэксперта любопытное хобби: он коллекционирует убийства, вызванные химическими отравлениями. Он считает, что ее отравили.

— Он считает? Разве он не производил вскрытия?

— Конечно, производил. Но она находилась в воде целую неделю, и ему не удалось найти никаких определенных следов чего-либо такого, что могло вызвать смерть.

— Тогда что же навело его на эту мысль?

— Характерная деформация десен, которая является признаком отравления. Но он не смог определить это с уверенностью, потому что тело слишком долго находилось в воде, загрязненной отходами завода химической переработки, расположенного неподалеку от места, где был выловлен труп. Он хотел провести несколько исчерпывающих анализов, но возможность установления чего-либо была очень сомнительной, а улики такими расплывчатыми, что нам пришлось передать тело родителям девушки, а они его кремировали.

— У тебя есть еще какая-нибудь информация? — сказал я ему.

— Если медэксперт прав, то тут есть и еще что-то. Он считает, что это был очень медленно действующий яд, который вызывает очень мучительную смерть. Им пользуются некоторые племена дикарей в Южной Америке, чтобы наказывать тех своих соплеменников, которые совершили какой-либо проступок, нарушающий их табу.

— Пытка?

— Именно. — Он поколебался минуту, потом добавил: — Ладно, пусть так и будет. Сам знаешь, как газеты смакуют любое дело, с которым ты связан. Сегодня для них урожайный день. Ты всегда задаешь им работенку.

— Ты беспокоишься из-за нового начальства?

— Братишка! — взорвался Пат. — Ты отлично знаешь, как связаны наши руки политикой и постоянной снисходительностью суда. Работать в наших условиях все равно что идти к минному полю без миноискателя.

Я бросил монетку на стол и потянулся за шляпой.

— Не беспокойся обо мне, — сказал я. — И дай мне знать, если что-нибудь прояснится.

Пат кивнул.

— Конечно.

* * *

Утро вставало над Нью-Йорком серое, сырое, пропитанное речным туманом, в котором, казалось, тонули сажа и пыль — эти выделения легких огромного города. На улицах уже появились первые прохожие, и вскоре весь город кипел, как муравейник. Никто, казалось, не обращал внимания на городской шум, в котором равно тонули звуки горя и радости. Все жило и двигалось по привычке, по избитым колеям, и никому, казалось, не выбраться из этой ловушки, которую он сам себе создал. Иногда я задумывался, кто здесь хозяин, а кто паразит.

Я смотрел вниз из окна своего бюро и видел всего лишь спящее животное, кишащее клещами, на которых оно не обращает внимания, пока не почувствует слишком уж сильного укуса. И только тогда это животное пробуждается, чтобы схватить возмутителя спокойствия.

Позади меня открылась дверь, и я почувствовал слабый, щекочущий запах духов «Черный шелк», который донес мне сквознячок из холла. Я обернулся и сказал:

— Привет, киска!

Вельда бросила на меня интимный взгляд, означающий, что между нами все остается по-прежнему, и швырнула на стол утреннюю почту. Она всегда удивляла меня. Моя замечательная девушка, моя замечательная красавица, моя пышная куколка. Роскошные золотистые волосы были рассыпаны по плечам. Одежда не могла скрыть ее тела, потому что она была сама женственность. Широкие плечи, твердые высокие груди, впалый мускулистый живот и красивейшие ноги танцовщицы, которые, казалось, двигались в такт неслышной музыке. Правда, она была еще и опасна. Сшитый у портного костюм, который она носила под пальто, скрывал под собой бескурковый браунинг, а в кармане у нее было удостоверение того же агентства, что и у меня.

«Как же она хороша! — подумал я. — И какой я все-таки слюнтяй! Мы не должны были так долго тянуть с женитьбой. Я ведь уже узнал ее. Эти страстные губы уже впивались в мой рот, и я тонул в ее глубоких карих глазах. Она была готова продолжать эту игру до тех пор, пока мне это не надоест».

— Газеты видел? — спросила она.

— Нет еще.

— Ты неплохо справился. Тебя просто нельзя оставлять одного ни на минуту.

Я взял первую попавшуюся газету и развернул ее. Там я был, как обычно, на первой странице. Полиция не разрешила публиковать подробности, но все равно писанины бы хватило на целый разворот. Вся история была рассказана в общих чертах: как я услышал плач ребенка и нашел труп женщины, но ничего не упоминалось о том, что было причиной ее смерти. В основном расписывали, как ребенок играл на строительной площадке и случайно наткнулся на труп, когда взглянул под бетонную плиту. До сих пор тело женщины не было опознано, не нашлось и лиц, просивших о выдаче тела. Но всячески обыгрывалось мое случайное появление на сцене, и некоторые подробности моей биографии излагались для сведения широкой публике.

Автора статьи я, должно быть, когда-то здорово зацепил, потому что в ней были прямые намеки в мой адрес. По мнению писаки, о случайности не могло быть и речи, если в дело оказался замешан я.

Я скомкал газету и ногой подтащил к себе стул.

— Опять мы влипли, — пробормотал я.

Вельда сняла пальто и повесила его на вешалку. Я рассказал ей всю историю и дал время переварить ее. Когда я закончил, она спросила:

— Может быть, это хорошо для нашего дела?

— Чушь!

— Тогда перестань из-за этого беспокоиться.

— Я и не беспокоюсь.

Она повернулась и улыбнулась мне, сверкнув белыми зубами.

— Нет?

— В самом деле, милочка.

— Я так и поняла, но ты все-таки позвони Пату и выясни, как обстоят дела.

— Слушаюсь, — сказал я и взялся за трубку телефона.

Пат приветствовал меня довольно прохладно и не назвал по имени, из чего я понял, что он в комнате не один.

— Минуточку, — проговорил он, и я услышал, как он встал, подошел к регистрационной картотеке и выдвинул ящик. — В чем дело, Майк?

— Простое любопытство. У тебя есть что-нибудь новое по этому убийству?

— Пока нет. Тело еще не опознали. Мы проверяем отпечатки пальцев.

— А как насчет зубов?

— Черт возьми, да у нее во рту нет ни одной пломбы. Но она похожа на девицу из «шоу», так что, возможно, где-нибудь и зарегистрирована в полиции. Ты уже разговаривал с репортерами?

— Я от них смылся. Может быть, они подцепят меня и тут, но я все равно ничего не смогу им сказать из того, чего бы не знал ты. Что там у тебя такого, ты как будто расстроен?

— Митч Темпл из «Новостей» заметил сходство этих прозрачных одежек, которые были на телах убитых. Ему удалось сличить этикетки и ткнуть нас в них носом. Они были куплены в разных местах — знаешь, в этих магазинах, которые специализируются на торговле эротическими принадлежностями женского туалета. Не слишком-то надежная зацепка, но достаточная, чтобы навертеть целую историю вокруг нее.

— А что он может сказать?

— Вполне достаточно, чтобы взбаламутить этих помешанных на сексе придурков, которых у нас развелось слишком много. Сам знаешь, что получится, когда этакая штучка просочится в печать.

— Я могу что-нибудь сделать?

— Да. Если ты достаточно хорошо знаешь Митча, попроси его умерить пыл.

Я усмехнулся в трубку.

— Черт возьми! Это будет неплохой денек!

Пат хрюкнул и сказал:

— Я прошу, чтобы ты всего лишь поговорил с ним, малыш.

Конечно, «малыш» было сказано ясно и четко.

— Когда ты хочешь, чтобы я сделал официальное заявление?

— Прямо сейчас.

Повесив трубку, я шлепнул Вельду по заду и потянулся за шляпой. Она бросила на меня лукавый взгляд и сказала:

— Майк…

— Да?

— Пат заметил связь между цветами пеньюаров?

— То есть как?

— Черное на блондинке и зеленое на рыжей.

— Он не говорил мне об этом.

— Они ведь необычны. Это специальная одежда для «шоу», чтобы возбуждать мужчин.

— Пат считает, что вторая девушка выступала в «шоу».

— Но ведь первая-то была школьной учительницей.

— Тебе приходят в голову забавные мысли, девочка, — сказал я.

— Может быть, и тебе следовало бы подумать над этим, — ответила она.

Глава 2

Нельзя сказать, чтобы меня приняли в полицейском управлении слишком тепло. Я дал подробные показания в кабинете Пата в присутствии полицейского стенографиста. Когда с этим было покончено, новый помощник прокурора забрал к себе протокол, пытаясь выжать из него что-нибудь, что могло бы связать меня с этим убийством.

К счастью, Пат вовремя умерил мой пыл и утихомирил нас обоих, хотя я уже успел довести ревностного стража закона до белого каления.

Тот нехотя сдался и вышел из кабинета, приказав мне не покидать пределов города.

— Он, должно быть, начитался умных книг, — сказал я Пату.

— Не обращай внимания. В прокуратуре всегда поднимается суматоха, когда газеты кричат о сенсационных делах в год выборов.

— Не играй со мной в бирюльки, Пат, — сказал я. — Мне не нравится, что они выматывают из тебя душу, когда дела идут туго.

— Ты же знаешь, как они трясут наше управление. Очень многие хорошие сотрудники уже оставили работу — их тошнило от отвращения.

— Не давай этим хлыщам-политиканам верховодить работой.

— Я нахожусь на государственной службе, малыш.

— Ну, а я — нет, — ухмыльнулся я, — и у меня длинный язык. В коридоре меня дожидаются не менее дюжины репортеров, и я, если меня погладить против шерсти, могу устроить грандиозный шум.

— Не вздумай делать этого.

— Черт с тобой, не беспокойся!

— Забудем об этом. Ты уже виделся с Митчелом Темплом?

— Нет еще.

— Сделай хотя бы это, и ты окажешь мне услугу. Все остальное мы как-нибудь уладим сами.

— Я уже сказал тебе, что не стану лезть в это дело.

— Расскажи это тем ребятам, которые тебя ждут. — Он встал и поманил меня к двери. — Ну что? Начнем? Публика ждет тебя.

Пат выстрадал все мое интервью, наблюдая, как я позировал перед фотоаппаратами, и одобрительно кивал, когда я уклонялся от ответов на вопросы. На этот раз мне нужно было хитрить, и репортеры понимали, что это потому, что моя история правдива. Пара репортеров хотела узнать мое мнение об убийстве, но я отказался отвечать. До сих пор только Митч Темпл пытался увязать предыдущее убийство с этим, так что с этой стороны ничего нового известно не было. Если только такая связь существует, то Пат установит ее. Пока же это были только догадки.

Когда все это было кончено, мы спустились вниз и выпили по паре чашек кофе.

— Ты отлично со всем справился, малыш.

— Так ведь мне нечего было сказать.

— Спасибо за то, что ты не пытался высказать свои догадки. Может быть, позже я кое-что расскажу тебе.

— Ты думаешь, мне это будет интересно?

— Да, — сказал Пат кисло, — пока что нет никакой связи между этими двумя пеньюарами. Если первый случай — самоубийство, то все довольно просто. Добрая половина этих девиц разгуливает нагишом или полуодетыми, хотя черт меня побери, если я знаю — почему. Эксперт зашел в своем хобби дальше, чем я думал. Он взял кусочек кожи и ткани, прежде чем труп увезли. Он не утверждает этого решительно, но, по-видимому, совершенно удовлетворен тем, что его диагноз, как он считает, подтвердился. По его мнению, первая девушка была отравлена медленным и очень болезненным ядом.

— Что ты можешь с этим сделать?

— Ничего. У нас нет тела для эксгумации и нет возможности доказать, что кусочки ткани принадлежат именно тому первому трупу. Еще несколько дней, и в этих тканях не останется и следов химикалий. Яд распадается.

— А как насчет второй девушки?

— Кнут оставил весьма отчетливые полосы на ее теле. Он в точности соответствует некоторым цирковым атрибутам, специально вывозимым из Австралии.

— Покупателя проследили?

Пат покачал головой.

— Их покупают дюжинами. Дело в том, что импортные конторы рекламируют их везде, даже в журналах. Мы проверили книги заказов, и оказалось, что эти штуки продают сотнями только по почте. Практически невозможно определить всех покупателей.

— Тогда остаются только отпечатки ее пальцев.

— И фотография. Ребятам из фотолаборатории пришлось здорово потрудиться, чтобы реконструировать ее лицо.

Он достал ее фотографию на глянцевой бумаге размером 4×5 и внимательно рассмотрел ее.

— Лица вроде этого отлично запоминаются, — сказал он. — Она была настоящей красавицей.

— Можно мне оставить фото себе?

— Пожалуйста. Все равно его поместят в газетах.

— Отлично. Я позвоню тебе, как только повидаюсь с Темплом.

— Думаешь, из этого будет толк?

— Я знаю о нем кое-что, — усмехнулся я. — И он не захочет, чтобы это выплыло наружу.

* * *

В половине первого я встретился с Темплом в ресторане «Голубая лента» на 44-й улице. Ему уже перевалило за сорок, он наконец добился возможности печататься в первой колонке, и теперешний успех сделал его еще более циничным, чем прежде. Мне не пришлось объяснять ему, зачем я пришел. Он сообразил все, как только я ему позвонил. Когда мы сели за столик и сделали заказ, он сказал:

— Как вышло, что ты стал мальчиком на побегушках, Майк?

— Может быть, потому, что у меня достаточно тяжелая рука.

Он ухмыльнулся, глядя на меня исподлобья.

— Только не шантажируй меня этой вечеринкой на яхте. Ты это уже использовал дважды.

— А как насчет той истории с Люси Делакор, о которой ты так и не написал? Насчет того дома, откуда она сбежала?

— Откуда тебе известно об этом?

— У меня масса друзей в самых необычных местах, — ответил я. — Старушка Люси по-прежнему числится за тобой, не правда ли?

— Ладно, ладно, хватит. Чего ты хочешь?

— Пат просит, чтобы ты не занимался вопросом сходства этих пеньюаров в последних двух убийствах.

Лицо Темпла приобрело странное выражение.

— Но ведь я прав, — сказал он мягко. — Не так ли?

— Отвяжись, Митч. Просто Пат не хочет, чтобы в это дело был замешан секс. Вот и все. Это всегда вызывает у публики ненужные мысли. Дай ему несколько дней спокойно поработать, а потом можешь делать все, что хочешь. Согласен?

— Мне страшно много пришлось поработать ногами. Я отбил себе все пятки, выслеживая эти этикетки. А теперь выходит, что все это зря.

— А что тебе удалось выяснить?

Митч пожал плечами.

— Только наметки на возможных покупателей. Продавцы не сказали мне ничего определенного, потому что это очень ходовой товар. Это могли быть какие-нибудь провинциалы, жаждущие привезти что-нибудь сексуальное своим женам, военные, купившие экзотические штучки в большом городе… ну, и дамы, пытающиеся вдохнуть немного огня в стариков-партнеров с помощью нейлона.

— И это все?

— Мне не удалось получить никакого описания покупателей. За исключением, пожалуй, парочки курочек, которые взяли размеры, вполне подходящие им самим. Очевидно, это постоянные покупательницы. Я мог бы их навестить, но не думаю, чтобы от этого был какой-нибудь прок. Может, у тебя есть какие-нибудь идеи на этот счет?

— Самые свеженькие, — сказал я. — Вельда обратила внимание на интересное сочетание цветов: зеленый пеньюар на рыжей и черный на блондинке. По-моему, в этом есть какой-то смысл.

— Черт возьми, это самые ходовые цвета. У них даже в запасе нет белых или розовых. Сейчас не в моде скромницы. — Митч откинулся на спинку стула. — Может, ты лучше скажешь Пату, что я все еще занимаюсь этим делом?

— Он повторит то же.

— Просто удивительно, что больше никто не заметил этой связи. Не слишком основательная, но все же зацепка.

— Я думаю, это потому, что все считают, что учительница покончила жизнь самоубийством.

— Я в этом немного сомневаюсь, — проворчал Митч.

— Пат тоже. Но ему приходилось сталкиваться с другими случаями, когда самоубийцы выходят из дома в одном пеньюаре. Это, по-видимому, довольно распространенное явление.

— Да, я знаю. Она могла выбежать к реке и в пальто. Тогда бы никто ее не заметил. Если она потом потеряла его, то любой из тех, кто шатается в доках, мог найти пальто и загнать его за выпивку, даже не подумав ни о чем плохом.

— Что сказать Пату?

— Я буду молчать неделю. А пока что я все же буду пытаться увязать вместе эти две одежонки. — Он посмотрел на меня поверх своего стакана. — Ну, а как ты сам, Майк? Ты всегда излагаешь интересные версии. Что ты думаешь на сей раз?

— Я этим не интересуюсь. Такова моя версия.

— И в тебе даже не просыпается любопытство?

— Просыпается, конечно, — ухмыльнулся я. — Именно поэтому я буду внимательно читать обо всем в «Новостях».

После ленча с Митчем я вышел на улицу и свернул направо на Бродвей. Я направился к своему бюро. Утренняя сырость сменилась моросящим дождем, который вымыл улицы и превратил тротуары в сплошной поток зонтиков.

На первых страницах газет, продававшихся в киосках, все еще можно было прочесть рассказ о смерти рыжеволосой девушки, а в одном из дневных выпусков красовалась моя фотография рядом с трупом, а также была помещена фотография мальчика. Я купил несколько газет, сунул их в карман плаща и зашел в Хаккард-Билдинг.

Вельда оставила мне записку, что вышла кое-что купить и скоро вернется. Пока что мне нужно было позвонить в контору Краусс-Тильмана. В конторе я напал на Уолта Хенли, получил у него указания по поводу следующего задания, повесил трубку и добавил к записке Вельды постскриптум. Я известил ее о том, что уезжаю из города на пару дней и потому откладываю наше свидание за ужином. Конечно, эта последняя приписка ей не очень понравится. У нее был день рождения. Но мне повезло. Все равно я забыл купить ей подарок.

* * *

Несколько дней обернулись неделей. Я подъехал к бюро без четверти пять. Вельда сидела за машинкой и даже не подняла глаза, пока не кончила страницу.

— Поздравляю с днем рождения, — сказал я.

— Спасибо, — ехидно ответила она.

Я ухмыльнулся и кинул ей сверток, приобретенный десять минут назад. Она не смогла больше сдерживаться и торопливо сорвала с него бумагу. Молочным светом засияли жемчужины, и Вельда издала легкий крик восторга.

— Настоящие? — едва выговорила она.

— Надеюсь, что так.

— Подойди ко мне, ты…

Я склонился над ней и, впившись в ее сочные мягкие губы, снова почувствовал, как меня охватывает дрожь. Так бывает всегда, когда я имею дело с этой изумительной женщиной. Я оттолкнул ее и перевел дыхание.

— Лучше поберегись…

— Но я не думала, что ты сам этого хочешь…

— Пропаду я с тобой, киска.

— Погоди, вот увидишь, как я задам тебе.

— Прекрати разговаривать со мной в таком тоне, слышишь? — сказал я. — А то я сейчас взорвусь!

— Ну, так я тебе помогу…

Я взъерошил ей волосы и присел на край стола.

Она разложила всю почту на три кучки: извещения, деловые письма и личные. Я стал просматривать их.

— Что-нибудь важное есть?

— Ты что, не читал газет?

— Детка, там, где я был, нет ничего, кроме холмов, камней и деревьев.

— Удалось установить личность убитой рыжей.

— Кто же она?

— Максия Делани. Выступала со стриптизом на Западном берегу. Ее дважды привлекали по подозрению в том, что она завлекала клиентов, но каждый раз освобождали по причине отсутствия улик, поскольку клиенты не жаловались. Последнее время она находилась в Чикаго, где была зарегистрирована в качестве натурщицы в одном рекламном агентстве. С нее сняли несколько фотографий в обнаженном виде.

— Мне приходится иметь дело с приятнейшими людьми, не правда ли? Еще что-нибудь интересное в почте имеется?

— Ничего особенного. Правда, есть какой-то пакет.

В кучке личной почты я увидел плоский пакет размером шесть квадратных дюймов с адресом и маркой знаменитого города на Гудзоне, который населяют самые знаменитые из бывших жителей Нью-Йорка. Я вскрыл конверт и снял обертку с коробочки.

Отпечатанное типографским способом письмо извещало меня о том, что содержимое коробочки сделано одним из заключенных и любое добровольное пожертвование, которое я захочу, возможно, сделать, следует адресовать в фонд, предназначенный для организации развлечений узников. Внутри коробочки оказался изящный кожаный бумажник ручной работы с аккуратным тиснением:

«МАЙК ХАММЕР, СТРАХОВОЙ АГЕНТ».

Очень симпатичная штучка. Я бросил бумажник на стол Вельды.

— Что ты об этом думаешь?

— Твоя репутация окончательно испорчена. — Она посмотрела на бумажник, прочла письмо и добавила: — У них есть отдел жалоб?

— Пошли туда пять баксов. Может, это просто шутка. — Я сунул бумажник в карман и поднялся со стула. — Давай поужинаем.

— Давай, страховой агент.

Мы уже шли к двери, когда зазвонил телефон. Я хотел было «не услышать» звонка, но Вельда была слишком ревностной секретаршей для этого. Она сняла трубку и протянула ее мне.

— Это Пат.

— Привет, малыш, — сказал я.

Что-то странное было в его голосе, и я не мог понять, в чем дело.

— Майк, ты когда в последний раз видел Митча Темпла?

— Неделю назад. А почему ты спрашиваешь об этом?

— И с тех пор ни разу не видел?

— Нет.

— Тебе пришлось с ним повозиться? А может быть, он доставил тебе какие-нибудь неприятности?

— Да нет же, черт возьми, — ответил я. — Я же все тебе рассказал.

— Тогда скажи мне вот что… Есть у тебя алиби… скажем, на прошлые сутки?

— Малыш, у меня найдется по крайней мере три свидетеля, которые могут рассказать, где я находился в любую минуту в течение всей недели и до настоящего времени. Ну а теперь — в чем дело?

— Кто-то прикончил Митча в его собственной квартире: ему всадили в сердце кинжал. Его нашли мертвым на живописном восточном ковре.

— Кто нашел?

— Подружка, которая имела свой собственный ключ от двери. Она сумела вызвать нас до того, как упала в обморок. Приходи ко мне. Мне надо поговорить с тобой.

Я повесил трубку и посмотрел на Вельду, чувствуя, что у меня стянуло всю кожу на лице.

— Снова неприятности? — спросила она.

— Да. Кто-то убил Митча Темпла.

Она поняла, о чем я думаю.

— Он что-то разнюхал по поводу убийства этих девушек, не так ли?

Я кивнул.

— Тогда чего же Пат хочет от тебя?

— По всей видимости, ему нужны все подробности последнего моего с ним разговора. Собирайся, пошли.

* * *

У Митча Темпла была квартира в новом доме в восточном районе. Это было шикарное строение, в котором жили богачи и знаменитости. Швейцар в униформе не привык лицезреть полицейские автомобили и полицейских офицеров, которыми кишело теперь небольшое пространство перед роскошной резной дверью.

Дежурный коп узнал и пропустил нас.

Мы поднялись на лифте на шестой этаж. На небольшую площадку выходили двери двух квартир, одна из которых была закрыта — это была дверь квартиры, принадлежащей отсутствующему жильцу, а другая — широко распахнута. Копы внутри этой квартиры были заняты своим привычным делом. Пат приветственно махнул нам рукой, и мы, обогнув кровавое пятно возле двери, прошли вслед за ним к тому месту, где лежало тело. Ребята из криминальной лаборатории уже закончили свою работу и стояли в стороне, обсуждая последние новости бейсбола.

— Можно? — спросил я.

— Валяй, — ответил Пат.

Я опустился на колени возле трупа и внимательно осмотрел его. Митч Темпл лежал на боку в луже крови. Одна его рука была все еще вытянута, цепляясь за полу пиджака, который он пытался стянуть со спинки стула, пальцы его другой руки судорожно стискивали батистовый носовой платок, который всегда торчал из его нагрудного кармана. Я поднялся на ноги и бросил взгляд на кровавый след, тянувшийся от двери до дырки в груди Темпла. Он был длиной в добрых двенадцать ярдов.

— Что удалось выяснить, Пат?

— Похоже на то, что он открыл дверь на звонок и получил удар кинжалом с восьмидюймовым лезвием. Он сразу упал на спину. Тот, кто его убил, просто закрыл дверь и ушел.

— Такая рана в большинстве случаев оказывается смертельной, не так ли?

— Да, — ответил Пат.

— А что он искал в пиджаке?

— Что-нибудь такое, что могло бы остановить кровотечение, как мне кажется. По-видимому, здесь ничего не тронуто. Удивляюсь, как ему удалось добраться сюда. Медицинский эксперт тоже не понимает, каким образом у него хватило сил. Он два раза падал, а последние несколько дюймов полз.

— Никто не может попасть в квартиру, пока снизу не позвонит швейцар, — напомнил я.

Пат бросил на меня недовольный взгляд.

— Пока мы не установили точного времени смерти, но профессионал вполне мог подобрать для осуществления своего плана подходящий момент. Мы сейчас проводим проверку квартиросъемщиков и вообще тех, кто был здесь, но могу поспорить, что мы ничего не найдем. Типы, которые здесь живут, не хотят иметь дело ни с трупами, ни с полицией. Они не знают даже своих соседей по площадке.

— Это ведь Нью-Йорк, — сказал я.

— Ну, а как насчет тебя?

Это было скорее утверждение, а не вопрос.

Я взглянул на него и покачал головой:

— Можешь меня вычеркнуть, я с ним не имел дела с момента нашей последней встречи. Я ведь передал тебе, что он сказал: он ничего не станет писать в течение недели, но между тем будет потихоньку выяснять вопрос насчет пеньюара. Думаешь, он что-нибудь нашел? У него было огромное количество источников информации.

Пат пожал плечами.

— У него нет никаких записей на этот счет. И секретарша тоже ничего не знает. Она говорит, что он подолгу отсутствовал каждый день, но исправно давал материал в свою колонку. Мы сейчас исследуем его последние записи и репортажи, может, нападем на какой-нибудь след.

— А как насчет той серии статей о мафии, которую он опубликовал месяц назад?

— Они слишком хитры, чтобы вести охоту на журналистов. Все равно этим ничего не добьешься, но легко обнаружишь себя. Им нужна анонимность, а не известность. Нет, здесь что-то другое.

— Эти чертовы пеньюары?

— Возможно. Я надеялся, что ты что-то разнюхал.

Я пошарил в кармане в поисках сигарет, но наткнулся на бумажник.

— Смотри-ка, я всего лишь агент по страхованию, — усмехнулся я, кинув его Вельде. — Держи, можешь оставить его себе.

Она подхватила бумажник и сунула его в свою сумочку.

— Сожалею, Пат, но у меня ничего нет для тебя. В том случае если только полицейский департамент не захочет взять меня на службу.

— Понятно, — пробормотал он. — Могу себе представить. Ладно, тебе лучше убраться отсюда до прибытия прессы. Они и так раздуют это дело, и я вовсе не хочу, чтобы они наткнулись тут на тебя.

— Не обращай внимания, малыш.

— Если что-нибудь узнаешь, дай мне знать.

— Разумеется.

— Пройди через черный ход.

По дороге к выходу я обернулся.

— Может быть, ты будешь так любезен и известишь меня о том, какой оборот примет дело?

Губы Пата скривились в усмешке:

— О'кей, крошка.

Ужинали мы бифштексами у Вельды. Это был домашний ужин, одно из тех мероприятий, которые она обставляла с особой тщательностью. На ней был совершенно свободный в талии синий шелковый халатик, так что когда она расхаживала по квартире, перед взором соблазнительно маячили ее обтянутые шелком бедра и ягодицы. Когда же она уселась напротив меня, отвороты халатика едва запахнулись, открывая глубокую ложбинку между грудями, и стоило ей слегка повести плечами, как отвороты расходились, давая мне возможность насладиться красотой ее бюста.

Наконец я отодвинул тарелку. Бифштекс был съеден, но вкуса его я не почувствовал. Она налила мне кофе, улыбнулась и сказала:

— Видишь, чего тебе не хватало все это время.

— Ты чертенок, — я вынул из кармана сигареты, сунул одну в рот и сказал: — Дашь мне прикурить?

Вельда потянулась за сумочкой, вытряхнула из нее кучу всякой ерунды, после чего нашла спички и дала мне прикурить.

Складывая все обратно, она вдруг помедлила, держа в руках мой бумажник, и сказала:

— С какой стати было заключенному посылать тебе эту штучку?

— Ты же видела письмо. Это входит у них в программу перевоспитания.

— Да нет, я не то имею в виду. Если такие вещи посылают хорошо известным людям, то уж, конечно, им известно о роде их занятий. Особенно о твоем. Очень плохо, что тут нет фамилии того, кто это сделал.

— Давай поглядим.

Я взял бумажник и развернул его. Он был стандартного фасона, с отделениями для визитных карточек, прорезью для удостоверения личности и кармашками для счетов.

— Пусто, — сказал я. — К тому же все вещи проверяются во избежание пересылки заключенными посланий на волю. Это просто рекламный трюк.

— Может быть, там есть потайное отделение? — засмеялась она.

Но я не смеялся. Я уставился на бумажник, затем стал ощупывать линию сгиба. И наконец я нашел его — хитро спрятанный потайной кармашек, который очень трудно найти при поверхностном осмотре… Там-то и была записка.

Она была написана карандашом крошечными заглавными буквами на клочке туалетной бумаги. Я прочел ее дважды, чтобы быть уверенным, что не ошибся. Каждое слово по отдельности.

«Дорогой Майк! Я услышал по радио про убийство рыжеволосой девицы. Моя сестра была знакома с ней и с девчонкой Постон тоже. Я подумал об этом только сейчас. Когда я узнал про смерть Постон, я не придал этому значения, но последняя смерть встревожила меня. Вот уже четыре месяца от Греты нет никаких известий. Найдите ее, пожалуйста, и попросите написать мне. Я заплачу вам, когда выйду отсюда.

Гарри Сервис».

Вельда взяла у меня записку и, нахмурившись, прочла ее.

— Постон, — сказал она тихо. — Элен Постон. Так звали школьную учительницу, которая покончила с собой.

— Да, это она.

— А этот Гарри Сервис, разве он…

— Да, это я засадил его.

— Тогда почему же он написал именно тебе?

— Может, он не имеет на меня зуба за это. Кроме того, он не из тех парней, которые доверяют копам.

— Что же ты собираешься делать, Майк?

— А что я могу сделать, черт побери!

— Передай это Пату.

— Замечательно! Сразу же все узнают, какая я первостатейная сволочь. Гарри пришлось немало помаяться, чтобы передать мне эту записку. «Страховой агент» — это специально написано, чтобы поддеть меня, а у меня на этот счет больное самолюбие.

Вельда вернула мне клочок бумаги.

— Ты вовсе не обязан оказывать услуги этому Сервису.

— В обычном смысле — нет, конечно. Но хотя я его и сцапал на грабеже и он даже пытался убить меня, он все же считает меня достаточно честным, чтобы иметь со мной дело. — Я еще раз прочел записку. — Это его отчаянная просьба.

— То, о чем ты думаешь, сумасшествие.

— Странный клиент, конечно.

Она неодобрительно пожала плечами.

— Пат ведь не хочет, чтобы ты совался в это дело. Ты просто ищешь неприятностей.

— Черт побери, да я вовсе ничего не собираюсь делать. Я лишь собираюсь отыскать эту пропавшую девушку.

— Это все одни разговоры. Но черт с тобой, ты все равно возьмешься за это дело. Только не начинай прямо сейчас, ладно?

— О'кей.

— О'кей, — повторила она с лукавым видом и прижалась ко мне.

Не успел я и моргнуть, как она расстегнула мой ремень, и я почувствовал, как ее пальчики страстно впились мне в спину.

Глава 3

В досье Гарри Сервиса значилось, что ближайшей родственницей была сестра Грета.

Когда полтора года назад его упрятали за вооруженное ограбление, она, как значилось в досье, жила в Гринвич-Виллидж. Я не помню, чтобы она присутствовала на суде, но когда я стал просматривать старые подшивки газет, то вскоре на одной из фотографий увидел стоящую спиной женщину в черном пальто, которая судорожно вцепилась в руку Гарри после вынесения ему приговора.

Когда Гай Гарднер вошел в свою контору, было уже начало третьего. Он указал мне на стул, а сам уселся за пишущую машинку.

— Что тебя интересует, Майк?

— Дело Сервиса.

— Ты оказал ему небольшую услугу, отправив его за решетку. Теперь он, похоже, не попадет на электрический стул. Ты ведь не собираешься ворошить это дело?

— Конечно, нет.

— Тогда в чем же дело?

— Когда ему вынесли приговор, какая-то женщина приходила с ним прощаться. Похоже, что это была его сестра. В вашей газете была ее фотография, только со спины. Если бы ты знал кого-нибудь из фотографов, кто занимался этим делом, то, может быть, у кого-нибудь из них нашлась бы и фотография ее лица.

— Она что-нибудь натворила?

— Возможно, она окажется важной свидетельницей по одному делу, но я хочу удостовериться в этом.

— Могу проверить, — сказал он. — Подожди минутку.

Минут через двадцать служащий справочного бюро принес два моментальных снимка 4×5, на которых можно было без труда узнать ее лицо. На одном девушка была изображена в профиль, на другом — в фас. Второй снимок был лучше. Пальто не могло скрыть ее пышных форм, и из-под широких полей шляпы выглядывало лицо, которое даже без косметики казалось очень хорошеньким. Подкрашенная же она должна быть по-настоящему красивой. Фотография не попала в газету, потому что на ней сам Гарри отвернулся в сторону, но пометка на обороте гласила: «Грета Сервис, сестра». Трое других лиц на фотографии были: адвокат Гарри, прокурор и владелец магазина, который Гарри пытался ограбить.

— Мне можно взять это фото, Гай?

— Конечно, — ответил он, не отрываясь от своих бумаг. — Когда же ты мне все расскажешь?

— Это все чепуха. Может, и рассказывать будет не о чем.

— Не пытайся меня околпачить, детка. Я уже видел у тебя такой взгляд раньше.

— Может, мне лучше не играть в покер?

— По крайней мере, не со мной, а уж тем более — с Патом.

Я поднялся и взял шляпу.

— Так ты хочешь быть в курсе?

— Нет, только не сейчас. Я отсюда вытряхиваюсь. Еду в Майами. Я всегда знаю, когда надо остановиться. Напиши мне, когда все будет кончено.

— Само собой, — сказал я. — Спасибо.

Нужный мне дом в Гринвич-Виллидж оказался обшарпанным строением из коричневого камня. Это было обветшалое трехэтажное здание, которое, возможно, раньше служило каким-то иным целям, теперь же его превратили в студию для художников и писателей. Войдя в небольшой вестибюль, я провел пальцем по списку жильцов, висевшему под почтовыми ящиками, но не нашел имени Греты Сервис. Это меня не удивило. Она могла сменить имя после того, как ее брат приобрел такую известность. Теперь все зависело от моего везения.

Я нажал кнопку первого звонка и толкнул дверь. Щелкнул замок. Парень в измазанных красками брюках высунулся из-за двери и проговорил:

— Да?

— Я ищу Грету Сервис.

Он ухмыльнулся и покачал головой:

— Это безусловно не я, приятель. Я единственный настоящий мужчина в этой дыре. Ты ведь имеешь в виду даму, не так ли?

— Так мне сказали. Она жила здесь полтора года назад.

— Это было задолго до меня, приятель. Я живу здесь всего шесть недель.

— Ну а как насчет других жильцов?

Парень поскреб голову и нахмурился.

— Насколько мне известно, это стадо на втором этаже поселилось здесь около четырех месяцев назад. Типичные студенты, если тебе известно, что это такое. Длинные волосы, узкие джинсы и весьма распущенные… я имею в виду их моральное состояние. Я и сам человек свободной морали. Но эти — настоящие подонки. Перебиваются случайными заработками и чеками из дому, а чеки им посылают специально для того, чтобы удержать их подальше. Если бы я был на месте их родителей…

— Кто живет здесь еще?

Он издал короткий смешок:

— Можешь попытаться добиться чего-нибудь у Клео, с последнего этажа. Если она в состоянии разговаривать. Это с ней не часто случается. Говорят, она здесь живет довольно долго.

— Как ее фамилия?

— Не все ли равно, — сказал он. — Не помню, чтобы кто-нибудь называл ее иначе.

— Спасибо. Попытаюсь узнать что-нибудь.

Когда он скрылся за дверью, я поднялся на второй этаж и постоял несколько минут на площадке. Внутри квартиры за полуоткрытой дверью какая-то пара спорила о достоинствах какого-то музыканта, а двое других распевали под аккомпанемент заезженной пластинки. Было только десять часов утра, но, по-видимому, трезвых в этой компании не было.

Я последовал совету парня с нижнего этажа и поднялся по лестнице еще выше.

Мне пришлось дважды постучать в дверь, прежде чем я услышал шаркающие шаги. Затем дверь отворилась на пару дюймов, насколько позволяет предохранительная цепочка (так обычно отворяют женщины). Затем она распахнулась настежь, рывком, так, чтобы ошеломить визитера. Это было поистине театральное зрелище. На пороге стояла девушка, опершись рукой о косяк двери. Свет, лившийся из французских окон позади нее, пронизывал насквозь ее шелковое кимоно, очерчивая пышные формы, скрытые под ним. Подстриженные под пуделя волосы обрамляли лицо, отмеченное необычной пронзительной красотой, на котором особенно выделялись черные глаза. В них было такое выражение, что, казалось, они пронизывают и прощупывают вас, а уже потом выносят свое решение, достаточно вы съедобны или нет.

Целую секунду она была хозяйкой положения, и все, что я смог, это выдавить из себя ухмылку и сказать:

— Клео?

— Да, это я, незнакомец, — ее глаза еще раз ощупали меня, после чего она добавила: — Мне кажется, я вас где-то видела.

— Меня зовут Майк Хаммер.

— Ах, да! — из горла у нее вырвался смешок. — Это вы красуетесь на первых страницах газет?

Она опустила руки и взяла меня за рукав.

— Входите. Да не стойте же вы там!

На этот раз мои глаза обшарили ее всю с ног до головы, решая свои собственные проблемы. Клео отлично поняла смысл моего взгляда и рассмеялась.

— Не обращайте внимания на мой туалет. Я рисую автопортрет, — сказала она. — Пожалуй, я вас ошеломила с первого взгляда, не так ли?

— Очень интересно, — согласился я.

Она недовольно покачала головой.

— Мужчины, похожие на вас, слишком долго живут на свете. Для них уже не существует ничего нового. Так и хочется пристукнуть такого. — Она опять усмехнулась и провела рукой по волосам. — Зато на мужчин другого сорта это производит впечатление, можете мне поверить.

— Я не знаю другого сорта мужчин.

— Ну, конечно.

Она впустила меня в квартиру и плюхнулась на деревянный вращающийся табурет перед мольбертом. Я оглядел комнату. В отличие от большинства загородных помещений это была профессиональная, отлично оборудованная студия. Окна и застекленная крыша выглядели вполне современными и были весьма разумно расположены, так что достигалась максимальная освещенность. Вся необходимая утварь располагалась на стенных полках. Дальний угол студии, от стены до стены, занимали приспособления для гравировки и резьбы. По стенам были сплошь развешаны картины в рамках, частично оригиналы, остальные цветные или черно-белые копии и репродукции. На каждой красовалась надпись «Клео».

— Нравится?

Я кивнул.

— Ходовой товар.

— Да, черт возьми, — сказала она. — Зарабатываю прилично, по стопам битников идти не приходится. Я не надеялась, что вы узнаете эти картины… Непохоже, чтобы вы читали модные журналы. Но как-то так случилось, что меня считают одной из лучших художниц.

Я подошел к мольберту и остановился позади нее. Картину, которую она рисовала, никогда не поместят ни в один приличный журнал. Тело и лицо действительно были ее, но сюжет… совсем другое дело. Картина, правда, была еще не закончена, но все равно было ясно, что это за портрет.

Это была профессиональная соблазнительница, которая любому мужчине обещала все, чего он пожелает, и вовсе не из-за денег, а именно потому, что ей самой этого хотелось. Вся она была олицетворением желания подарить наслаждение и испытать его самой, но тот, кто уступит соблазну, неизбежно погибнет под бременем безумств, к которым она его вынудит, чтобы удовлетворить свою собственную похоть.

— Ну, а что это?

— А как бы вы сами это назвали?

— Могу сказать. Натюрморт.

— Попали в точку.

— Эта штука дохода не принесет.

— Неужели? Вы бы удивились, если бы узнали, что покупают некоторые клиенты. Но вы правы, это не на продажу. Я иногда предаюсь своему хобби в перерыве между заказами. Однако думаю, вы пришли ко мне поговорить не об искусстве.

Я отошел от мольберта и опустился на стул с прямой спинкой.

— Вы знали когда-нибудь Грету Сервис?

Ответ последовал мгновенно:

— Конечно. Она жила некоторое время внизу.

— Вы хорошо ее знали?

Она пожала плечами и сказала:

— Настолько, насколько вообще тут можно знать кого-либо. Здесь же большинство — случайные люди или провинциалы, которые считают, что Гринвич-Виллидж — это левобережный район Нью-Йорка. Конечно, я не имею в виду старожилов.

— К какой категории относилась Грета?

— Ко второй. Не помню, откуда она приехала, но она работала где-то манекенщицей и переехала сюда, потому что нашла Гринвич-Виллидж вполне приличным местом, а квартплату сравнительно низкой.

— А вы что здесь делаете? — спросил я небрежно.

— Я? — Клео улыбнулась. — Мне здесь нравится. Наверное, я когда-то начиталась об этом местечке слишком много всяких историй. Теперь-то я уже здесь старожилка, а это значит, что я живу тут около десяти лет. Да только дело в том, что я не такая, как остальные.

— Не понял…

— Я хорошо зарабатываю, поэтому у меня сохранилась привычка к хорошей еде, и я могу позволить себе оплатить приличный счет в баре. Так что я здесь что-то вроде белой вороны. Остальные смеются над моим хобби и воротят нос от тех работ, которые приносят мне деньги. Но это не мешает им набрасываться на дармовую выпивку и набивать свои желудки и карманы, когда мне взбредет в голову устроить вечеринку для соседей. — Она бросила на меня серьезный взгляд. — Для чего вам понадобилась Грета Сервис?

— Один мой друг хочет найти ее. Вы не знаете, где ее сейчас можно найти?

Клео подумала с минуту, потом покачала головой:

— Вы знаете ее брата?

Я кивнул.

— Вскоре после этой истории она уехала куда-то отсюда. Насколько мне известно, никто не знает куда. Почта, приходившая на ее имя, целой грудой валялась внизу в почтовом ящике. Так что она наверняка не оставила адреса для пересылки.

— Друзья у нее были?

— Грета была не из тех, с которыми легко подружиться. Она была… как бы это сказать… замкнутая. Я видела ее с несколькими мужчинами, но не похоже было… в общем, мне кажется, они ей были совершенно безразличны. Но тем не менее у меня создалось впечатление, что ее интересовали богатые мужчины.

— Золотоискательница?

— Фу, какой устаревший термин. Нет, не совсем так. Просто она твердо решила заиметь деньги. Несколько раз она говорила, что ей осточертело перебиваться с хлеба на квас. — Клео соскользнула с табуретки и изящно потянулась, яркий щелк кимоно туго обтянул ее фигуру. — Она была решительной девушкой, — добавила Клео, — и когда-нибудь добьется своего.

— Но каким образом?

— Если женщине захочется заполучить что-нибудь, то у нее найдутся способы получить это. И кроме того, у каждого человека есть какие-то скрытые таланты.

— Ну, разумеется, — согласился я.

— Ах вы, умник!

— Кто-нибудь из здешних обитателей может знать, где она сейчас находится, как вы думаете?

Она задумчиво посмотрела на меня и сказала:

— Возможно. Я могу кое-кого порасспросить.

— Буду очень благодарен.

Клео усмехнулась:

— В чем выразится ваша благодарность?

— А чего бы вы хотели?

— Вы не согласились бы позировать мне?

— Я не гожусь для натюрморта.

— Именно это я и имела в виду, — дразнящим тоном сказала она.

Я со смехом поднялся.

— О, я пожалуюсь вашему боссу.

— Она вам не понравится.

— Черт побери, — сказал я, подойдя к двери и оборачиваясь. Клео все еще стояла спиной к окну, и в ее четко очерченном силуэте был вызов. — Я еще загляну к вам.

— Буду очень рада.

* * *

Дом, в котором жила раньше Грета Сервис, принадлежал «Мэрион Риэлти Компани» на Бродвее. Секретарь провел меня к невысокому лысеющему человеку по имени Ричард Хард, который заведовал отделом загородных арендных помещений. Он пригласил меня присесть, и я вкратце объяснил цель своего визита. Хард кивнул головой и сказал:

— Грета Сервис? Да, я помню ее, но боюсь, что ничем не смогу вам помочь.

— Она не оставила никакого адреса?

— Никакого. Мы месяц хранили ее корреспонденцию, а потом вернули все отправителям. Мы думали, что она навестит нас и скажет, куда пересылать почту, но мы так ничего и не дождались. Правда, в этом нет ничего странного. Некоторые из этих съемщиков весьма своеобразные люди, знаете ли. Они въезжают и выезжают и иногда не хотят, чтобы кто-нибудь знал, где они были.

— У вас ничего не сохранилось из ее почты?

— Ничего. Но это вам ничего не дало бы. В основном это были счета из шикарных магазинов, несколько чеков из различных агентств и целая куча извещений. Квартирную плату она внесла вперед, так что мы не очень-то занимались всем этим.

Я поблагодарил Харда и вышел на улицу. Небо все еще хмурилось, и воздух был прохладным и резким. Я смешался с толпой, запрудившей тротуары, и вскоре был в своем бюро.

Когда я вошел, Вельда разговаривала по телефону. Наконец, она закончила разговор и повесила трубку.

— Что ты выяснил?

Я выложил ей все, что узнал, и взял со стола пару папок.

— Что это?

— Сведения об Элен Постон и Максии Делани. Я подумала, что они могут тебе понадобиться. В основном это газетные вырезки, но в них почти все, что известно полиции. Я связалась с некоторыми людьми из родного города Постон, которые ее знали: с директором школы, с инспектором, с двумя учителями и типом, который продал ей подержанный автомобиль. Она пользовалась хорошей репутацией в школе, но у меня создалось впечатление, что преподавание не было главным интересом в ее жизни.

Я оторвал взгляд от содержимого папки и уставился на Вельду.

— Почему ты так решила?

— Просто это мое мнение. Агент по продаже автомобилей навел меня на эту мысль. Знаешь, этот тип… настоящий волокита, который своего не упустит. Он же и сказал мне, что хотел бы увидеть ее в бикини. Она купила автомобиль, чтобы отправиться путешествовать, и казалась очень взволнованной при мысли о том, что так далеко от дома уезжает. Так что он считает, что эта учительница из захолустья собиралась отправиться в большой город, чтобы повеселиться там, вдали от всевидящего ока школьного совета. Я сказала ему, что пишу рассказ об этом деле, и он все беспокоился, правильно ли я записала его имя.

— А Максия Делани?

— Я позвонила Берни, и он переговорил с одним из тех полицейских офицеров, который зацапал ее в свое время. Он считает, что она принадлежала к тому потерянному племени, которое населяет Голливудскую колонию. Они пробираются с горящими глазами к славе до тех пор, пока не испытают полного разочарования. После этого им все становится безразличным. Боб Сайбер связался с тем агентством, где она подвизалась в качестве манекенщицы, но они сказали ему, что не интересуются ею, поскольку она не оправдала их надежды. У нее красивое лицо и тело, но нет необходимой изюминки. И кроме того, она все еще считала себя звездой и вела себя соответственно.

— То есть эти две девицы были два сапога пара, — сказал я.

— Безусловно, они были в чем-то схожи. — Она помолчала, закусив губу, потом продолжала: — Майк…

— Что?

— Я вполне понимаю, почему на рыжей был надет зеленый пеньюар, но вот черный совсем не подходил этой девице Постон. Не тот тип, знаешь ли.

— Они меняются, как только дорываются до большого города, детка.

— Все говорят, что она была слишком старомодной.

— Это было дома, а здесь за ней никто не следил.

— Может быть, тут какая-нибудь связь?

— Если она есть, то это скоро выяснится. Сейчас же я хочу, чтобы ты проверила все счета в лучших магазинах и выяснила, есть ли у их владельцев какие-либо сведения о Грете Сервис. Может быть, она оставила свой новый адрес в каком-нибудь из магазинов. Мне довольно трудно представить себе девушку, которая не оплатила бы счета или утратила возможность пользоваться кредитом, если этого можно избежать.

Вельда усмехнулась:

— Ну, а ты собираешься оставить свой адрес до востребования?

— Да, — сказал я. — Твой. Я заеду к тебе попозже.

— Большое спасибо.

— Только из любви к тебе, бэби.

— Мальчишка! — игриво сказала она и взялась за телефонную трубку.

* * *

У Дональда Харнея была контора на девятом этаже Стейхейл-Билдинг, которую он делил с тремя другими адвокатами, не имевшими пока что богатой клиентуры. Их общий секретарь предложил мне пройти прямо к Дональду, и я толкнул дверь его кабинета.

Харней терпеть не мог всяких церемоний и условностей. Он сидел за столом в рубашке с засученными рукавами, за ухом у него был заткнут карандаш. Увидев меня, он поднялся и протянул мне руку для пожатия, небрежным кивком откинув волосы со лба. Последний раз мы виделись с ним на суде над Гарри Сервисом, когда он меня допрашивал в качестве свидетеля. Приговор по делу был «виновен», и все, что мог сделать Дональд, это постараться насколько возможно смягчить наказание своему подзащитному.

Откинувшись на спинку стула, он спросил:

— Что привело тебя ко мне? Сбежал мой клиент?

— Гарри не тот тип, — ответил я. — Скорее он будет добиваться досрочного освобождения. Нет… Я просто хочу кое-что узнать о нем.

— Это все еще частная информация.

— Знаю, но дело идет о благополучии твоего клиента… и моего также, — усмехнулся я. — Как это ни забавно, но Гарри просил меня оказать ему услугу…

Я достал записку, которую Гарри прислал мне, и дал ее прочесть Харнею, потом снова спрятал ее в бумажник.

— Как она к тебе попала? — спросил он.

— Когда у человека неприятности, он изобретает всякие пути. Ты что-нибудь знаешь о его сестре?

Харней искоса бросил на меня взгляд и стал раскачиваться на стуле.

— Дело Гарри было мне предложено судом. У него не было средств, чтобы нанять платного адвоката. Суд длился всего три дня, потому что обвинение пыталось пришить ему еще несколько нераскрытых краж. В последний день неизвестно откуда появилась его сестра, совершенно убитая горем. По всей видимости, они были очень дружны в юности, но после не поддерживали друг с другом никаких отношений.

— Тогда уже ничего нельзя было сделать, чтобы помочь Гарри?

Харней кивнул головой.

— Да, это так, но она тем не менее винила себя за что-то. Это было проявление материнского инстинкта. Когда они были детьми, он был настоящим героем в ее глазах. А позже, когда у нее не было работы, он помогал ей материально.

— Что она сделала?

— Она не рассказывала. Во всяком случае, в тот день, когда Гарри вынесли приговор, она сказала, что сделает все, чтобы им больше никогда не пришлось беспокоиться о деньгах и что она все уладит и подготовится к тому времени, когда его освободят… В общем, сам знаешь, как это бывает, этакий эмоциональный взрыв.

— Да.

Харней бросил на меня загадочный взгляд.

— Она, казалось, говорила все это серьезно, но мне и раньше приходилось видеть такое. В тот момент все это звучало очень убедительно, но как, черт возьми, женщина может добиться чего-нибудь в одиночку?

— Существуют различные способы.

— Которые и приводят к тому, из-за чего ты пришел сюда?

— Да, она исчезла, и Гарри беспокоится. Скажи, ты видел его в тюрьме?

— Два раза. Я был там по другим делам, но выбрал время побывать и у него.

— Он говорил с тобой о чем-нибудь?

— Только о том, что дела идут хорошо, что сестра часто навещает его и что он работает изо всех сил, надеясь на досрочное освобождение. Не могу ручаться, но мне кажется, он убедился в том, что преступление обходится гораздо дороже, чем оно стоит. Знаешь, он даже спрашивал о тебе. Он однажды назвал тебя «неплохим отродьем», потому что ты ведь мог погубить его, но не сделал этого.

Я закурил.

— В этом есть что-то странное, не кажется тебе?

— Ты имеешь в виду способ, которым Гарри связался с тобой?

— Да, ведь он мог это сделать через тебя.

Харней хрюкнул и потряс головой.

— Ты ведь знаешь этих ребят, Майк. Я представитель закона. Ну а ты, к тебе, при твоем образе действий, это не относится. Ты со своей репутацией стоишь к ним гораздо ближе. Мне представляется это совершенно очевидным. Ну вот, а теперь скажи, чем я могу помочь?

— Найди Грету Сервис и извести меня, — слабо усмехнулся я и добавил: — Тогда мы поделим гонорар, как только Гарри выйдет из тюрьмы.

— Ты ведь ничего не должен Гарри, не так ли?

— Он просил меня оказать ему услугу. По крайней мере, мы можем постараться что-нибудь сделать для него.

Слабая улыбка тронула его губы.

— Все вы, упрямые парни, одинаковы.

— Так решено? — спросил я.

— Решено, — ответил он.

* * *

Гринвич-Виллидж — это всего лишь мираж. Как и Голливуд. На самом деле этих мест больше не существует. Они живут в памяти стариков и в воображении новых поколений. Эти названия можно встретить на картах и в словарях. То, что в свое время создало Голливуд и Виллидж, давным-давно исчезло, и тысячи людей напрасно скитаются по местности, где они находились раньше, в поисках реальности, ибо находят только тени прошлого. И все же некоторые вехи пока сохранились: улочки здесь по-прежнему извилисты, а всякого рода чудаки, запечатлевавшие свою биографию на полотнах и в неизданных рукописях, все еще привлекают туристов. Но город слишком велик и растет слишком быстро, чтобы сохранить эту своеобразную кость в горле. Мир коммерции проник и сюда, наводнил Гринвич-Виллидж битниками, которые цепляются за свое последнее убежище. И все же некоторый прежний дух сохранился здесь еще, ибо в Нью-Йорке нуждаются в мираже, не уступающему отчаянному натиску электронно-счетных машин.

Для тех, кто живет здесь, ночь делится на три части. С вечера тут царят реалисты, на смену им приходят созерцатели, и наконец появляются те, кто дожидается минуты затишья, чтобы выбраться наружу из мира мечтаний и предаться своим фантазиям.

Я сидел в задымленном баре, держа в руках «хайболл» и наблюдая за этим третьим потоком. Начиная с полуночи я заказывал бармену выпивку через каждые полчаса, так что он был расположен ко мне весьма дружески и даже стал наливать выше отметины, то и дело подходя к моему краю стойки, чтобы доверительно пожаловаться, до чего хлопотное у него дело. Рассчитавшись с вновь прибывшей парочкой за пиво, он вернулся ко мне и облокотился о стойку.

— Что ты здесь делаешь? Ты ведь из города? Правда?

— Верно.

— Это заведение приносит мне сущие гроши, — сказал он. — Мне надо было остаться в санитарном отделе. Но моей старухе не нравилось быть замужем за мусорщиком. Ну и жизнь, черт возьми!

— Всем приходится туго.

— Ищешь работу?

— Ее я могу найти и в городе.

Его глаза впились в мое лицо.

— Я тебя где-то видел раньше. Ты что, из отдела по борьбе с незаконной торговлей спиртным?

— Да нет, черт побери!

— Жаль. Пожалуй, тут нашлась бы для тебя работенка. — Он остановился и подмигнул мне. — Так где же я тебя видел?

Я вытащил свою карточку из внутреннего кармана и протянул ему.

— Смотри-ка, — сказал он. — Я так и знал, что где-то тебя видел. Ну и что же ты ищешь здесь?

— Да вот, всю ночь искал, вернее, пытался отыскать Грету Сервис.

— Почему же ты не спросишь меня?

— А ты знаешь ее?

Бармен выпрямил плечи и потянулся.

— Она приходила сюда иногда. Мне кажется, она жила здесь недалеко. А что, она попала в переделку?

— Пока ничего не знаю. Ее разыскивает брат.

— Тот, которого зацапали? Эй, да ведь это твоя работа, не так ли?

— Да, это я его наколол. А теперь он хочет, чтобы я нашел его сестру.

— Ее здесь не было давно, парень. Она переехала куда-то, но все же иногда приходит ко мне. Однажды появилась здесь с каким-то туземцем. Он был в такой смешной шляпе, а она так и висла у него на руке. У парня были баксы, и он не скупился, но потом она стала делить эти деньги со старыми друзьями, и он отшил ее.

— Ты знаешь этого типа?

Бармен взял тряпку и стал протирать стойку.

— Черт его знает, кто здесь кого знает. Все похожи друг на друга. Большая часть этой публики за решеткой. Теперь я стараюсь ничего не замечать. Стараюсь держаться подальше от таких дел.

— Ну, а с кем-нибудь еще ты ее видел?

— Пару раз она заходила со здешними ребятами, но в этом нет ничего удивительного. Сидела с ними и выпивала. Не могу сказать, что видел ее с кем-нибудь примечательным, кроме того типа…

Он взял стакан, смешал мне очередной «хайболл» и поставил передо мной. Когда я попробовал, он одобрительно кивнул и продолжил:

— Впрочем, я припоминаю, что как-то зашел к Лью Мичи после того, как закрыл свой бар, и она была там с каким-то иностранцем и с какой-то привлекательной дамой. На этом типе не было дурацкой шляпы, но он тоже был туземец.

— И этот — туземец?

Он сделал жест рукой и сказал:

— Ну, знаешь, такой темнокожий, черноволосый, может быть, индус или что-то в этом роде. Они веселились и смеялись. Болтали. Эта дамочка была очень недурна, та, с которой она сидела, прямо куколка. И очень шикарно одета. Наверное, из тех туристов, которые являются сюда разодетые, как на бал в Ритце.

— Не припомнишь ли, когда это было? — Бармен нахмурился, погрузился в размышления и наконец сказал:

— Давно. И кажется, после этого я ее больше не видел. Наверное, она уехала.

Я допил свой стакан и бросил на стойку пару долларов.

— Пожалуй, мне здесь больше нечего делать. Спасибо за беседу.

— Не за что. Приходите в любое время. Иногда здесь бывает весьма забавно.

— Верю, — ухмыльнулся я.

* * *

На улице было полно народу. Здесь собрались ночные птички, которые направлялись в бары и рестораны, где они могли сидеть, потягивая кофе или пиво и беседуя на темы, которые никому, кроме них, понятны не были. Два полицейских автомобиля медленно двигались по мостовой. Полицейские внимательно вглядывались в лица прохожих, проверяя каждое подозрительное место, где могла бы возникнуть какая-нибудь неприятность. Никто не обращал на них никакого внимания. Я добрался до Седьмой авеню, свернул направо и прошел пару кварталов на юг к стоянке такси. Вдруг я увидел Клео, сидевшую в баре на углу одной из улиц. Я толкнул дверь, вошел и уселся около нее.

— Хэлло, великий человек, — сказала она, не отрываясь от газеты.

— У вас что, глаза на спине?

— Вовсе нет. У меня просто хорошо развито боковое зрение.

Она сложила газету и, издав гортанный смешок, отшвырнула ее в сторону.

— Вы все еще бродите в наших краях?

— Но не так, как в добрые старые времена, Клео.

— Все меняется. Узнали что-нибудь о Грете?

— Очень мало. Она не слишком-то много оставила следов. — Я поманил бармена и велел принести мне «Четыре розы» и имбирного пива. — Вы не знаете, на кого она работала?

— Она была зарегистрирована во многих агентствах. Я знаю, что она получала работу во многих местах… и ей хватало на жизнь. В большинстве своем это было позирование в качестве моделей для магазинов по продаже женского платья. Однажды я послала ее к Далси…

— К кому? — прервал я ее.

— К Далси Макинессу, моему боссу. Редактору сверхмодного журнала в фирме Проктора. Деньги, общество, международные события в царстве моды специально для тех, кто покупает тысячедолларовые платья. Грета поговорила с ним, но на том все и кончилось. У нее была чересчур земная внешность, а девушки, которые служат в фирме Проктора, должны быть тощими, длинноногими и плоскогрудыми. Грета же на фотографии выглядит как аппетитная куколка.

— Скажите мне, — попросил я, — сколько зарабатывают эти девушки?

— Если вы входите в первую двадцатку, то можно достичь заработка в пятьдесят тысяч годовых. В противном случае, вы остаетесь в толпе, выколачиваете одну-две сотни в неделю в течение нескольких лет, и единственное, что вам остается, это надеяться на чудо или на то, что кто-то на вас женится.

— Ну, а как насчет вас, детка?

Клео снова хихикнула и сказала:

— Я сама устраиваю свои чудеса. Что же касается мужчин, то после двух неудачных ранних замужеств я беру себе только тех, которых мне самой хочется.

— Когда-нибудь вы споткнетесь.

— Постараюсь, чтобы это было из-за такого, как вы. — Она наклонилась и ущипнула меня за руку. — Учтите, я принадлежу к агрессивному типу женщин.

Я отхлебнул из своего стакана и отставил в сторону.

— Вы думаете, Грета могла уехать с каким-нибудь мужчиной?

Она сделала гримасу и покачала головой.

— У Греты на уме было что-то поважнее, чем мужчины, я же вам уже говорила. Она интересовалась деньгами, и она достаточно умна, чтобы заполучить их. — Клео помолчала и подняла стакан. — Как далеко вы собираетесь зайти в поисках Греты?

— Сам не знаю, детка. Слишком уж она здорово замела следы.

— Знаете, у этого города есть одна интересная особенность — рано или поздно всегда натыкаешься на того, кого знаешь. Может быть, кто-нибудь из здешних и видел ее. Если для вас это так важно, мы можем обойти несколько мест, где она бывала.

— С меня на сегодня вполне достаточно выпивки.

Клео покончила со своей выпивкой, соскользнула с табурета, прошуршав нейлоном. Забавная улыбочка играла в уголках ее рта.

— У-ух, великий человек. У маленькой Греты был своеобразный вкус. Ей больше нравились чудаки-интеллектуалы.

— Ведите, — сказал я.

* * *

Если бы тут появился призрак, никто бы не удивился. Церемония представления здесь никого не занимала. Табачный дым висел в воздухе подобно серому смогу. Некоторые из присутствующих уже унеслись в мир мечтаний с помощью кое-чего более крепкого, чем табак. Клео и я несколько минут бродили между собравшимися, потом она наклонилась ко мне и прошептала:

— Еженедельное сборище клана, великий человек. Грета очень часто посещала эти собрания. Некоторые из этих должны ее знать. Отправляйтесь, разнюхайте, может быть, наткнетесь на кого-нибудь. Подайте мне знак, когда с вас будет достаточно.

Большая часть из двух десятков, набившихся в эту квартиру, растянулась на полу, слушая нытье двух гитар, на которых играли сидевшие на подоконнике парни. Коротко стриженная девушка в узких брюках пела песню, в которой изливала свое горькое недовольство окружающим миром. Глаза ее были плотно зажмурены, руки стиснуты в кулаки, вся ее поза выражала протест.

Дважды обойдя комнату, я сдался, присоединился к двум парням, сидевшим на кухне у импровизированного бара, и хорошенько угостился для разнообразия. Позади бутылок стояла большая посудина для варки рыбы, наполовину заполненная разнокалиберной мелочью и несколькими одинокими десятидолларовыми бумажками в ожидании добровольных пожертвований. Я выудил из кармана пятерку и бросил ее в посудину. Парень с бородой усмехнулся и сказал:

— Гляди-ка, среди нас объявился банкир. — Он поднял свой стакан. — Мы приветствуем тебя. Банкноты такого достоинства не очень-то часто увидишь здесь.

Я подмигнул ему и отхлебнул «хайболл».

— Сегодня чудесная вечеринка, — сказал я.

— Смердит она, вот что. Было гораздо интереснее, когда к нам приходила одна бэби, которая исполняла танец живота. — Он дернул себя за бороду и сделал гримасу. — Тебе нравятся такие штучки?

— Нет.

— Ты и не похож на таких.

— Зато я могу прочесть первые десять строк «Тани Дин», — сказал я.

Он издал короткий смешок и отхлебнул большой глоток из бутылки с пивом.

— Должно быть, я старею. Парней вроде тебя легче понять. Мне-то уж скоро тридцать четыре, а я все еще таскаюсь в колледж. Только шапочка младшекурсника мне не так уж идет, и я начинаю подумывать, может, мой старик и был прав, в конце концов. Надо было мне заняться делом в его конторе. Когда все это начинаешь понимать, то запал сразу же куда-то исчезает. — Он задумчиво помолчал. — Может быть, мне начать с того, что сбрить бороду?

— Советую еще и подстричься.

— Тогда мне будет слишком велика студенческая шапочка, — засмеялся он. — Как ты попал сюда?

— Клео привела.

— Ах, да. Та дама с пышным задом. Про нее рассказывают неплохие истории, но я думаю, все это трепотня. Нет такого парня, который не хотел бы полакомиться таким пирогом. Ты уже получил ее?

— Нет.

— Ха! Интересный ответ. Любой другой воспользовался бы случаем соврать. Собираешься получить, по крайней мере?

— Не думал пока на эту тему.

— Братец-кролик, с таким отношением к делу можешь и промахнуться. Клео просто не может переносить равнодушия к своей персоне. Как ты познакомился с ней?

— Искал Грету Сервис. Она жила в том же доме, что и Клео.

Парень бросил на меня удивленный взгляд:

— Грета? Господи боже, да она уехала давным-давно. — Его глаза внимательно осмотрели меня с головы до ног. — У тебя с ней были дела?

— Никогда даже не встречался с ней.

— Правильно. Ребята пытались к ней клеиться, но она не шла навстречу их желаниям. Некоторые сердца все еще томятся по ней. Сол однажды видел ее в городе, но она от него быстро удрала. Не хочет иметь ничего общего с бывшими друзьями.

— Кто этот Сол?

Он указал на худощавого типа в красной клетчатой рубашке, сидевшего на корточках у самой стенки, подперев подбородок кулаками и созерцая трио, выкрикивающее народные песни.

— Подожди минутку, пойду приведу его.

Сол Денвер перебивался случайными заработками, сочиняя объявления и броские заголовки для модных женских журналов. Именно таким образом он и познакомился с Гретой Сервис, которая в это время работала в одном из журналов. Я рассказал ему историю, что у меня якобы есть к ней записка от одного друга, у которого есть для нее работа, но Сол скривился и сказал, чтобы я не рассчитывал на это.

— Ей не нужна была работа, когда я в последний раз видел ее. Она выходила из ночного ресторана с каким-то парнем, вся в мехах и бриллиантах. Она бросила мне: «Привет, рада тебя видеть!» и смылась. Я успел тогда только спросить ее, слышала ли она про Элен Постон, но она очень странно посмотрела на меня, кивнула и села в такси.

— Про Элен Постон?

— Да. Это психопатка, которая утопилась. Они вместе с Гретой несколько раз снимались для «Синьоре Фашка», где я в то время сотрудничал, и имели там успех. Мне теперь кажется, что они дружили больше, чем можно было об этом подумать. Так что мне это показалось странным. Она-то неплохо устроилась сейчас.

— Кто?

— Грета, — ответил он. — Тот типчик, с которым она была, напоминает Чарли Чаплина: низенький, черненький, с влажным взором и усами. Он весьма торопливо затолкал ее в такси.

— Как вы думаете, где бы я мог ее найти?

Он усмехнулся.

— Попытайте счастья в Нью-Йорке.

— Отлично. Но, может, кто-нибудь другой знает?

— Черта с два. Я здесь единственный, кто видел ее. Эта девчонка добилась своего. Мне кажется, она не хочет, чтобы ее беспокоили. Во всяком случае, ей больше не требуется работать, это наверняка.

Певцы затянули новую песню про войну, а я допил свой стакан. Клео зажали в углу два похотливых юнца. Посасывая пиво из бутылок, они изо всех сил тужились вести с ней серьезный разговор. Я несколько облегчил их сложное положение — улыбаясь, чтобы не оскорбить их нежные чувства, я взял Клео за руку.

— Пора идти, милочка.

Один из юнцов схватил меня за руку и негодуя сказал:

— Эй!

Мне пришлось обхватить пальцами его запястья и легонько сжать.

— Да? — Я показал в улыбке все свои зубы, и он сразу же правильно понял меня.

— Ничего, ничего, — сказал он, и я отпустил его.

Клео подхватила меня под руку, и мы направились к выходу.

— Великий человек, — сказала она. — Великий, великий! Пошли домой пить кофе. Я хочу показать тебе кое-что.

Я толкнул дверь ногой, она захлопнулась, и Клео упала в мои объятия: ее пылающие страстью губы впились в мой рот. Казалось, она хочет проглотить меня целиком. Она осторожно взяла мою руку и прижала к своему теплому животу, потом потянула к своей груди. Под прикосновением моих пальцев она, казалось, напрягалась, тело ее конвульсивно изгибалось, прижимаясь ко мне в откровенном желании. Очень мягко я отстранил ее и взял ее руки в свои. В глазах у нее пылал мягкий огонь, любовный и мудрый, губы ее были влажными и дрожащими. Она долго смотрела на меня.

— Не хочешь кофе? — Она грустно улыбнулась и погладила кончиками пальцев меня по лицу.

— Это нелегко.

— В следующий раз я действительно отыграюсь на тебе.

— Помолчи, — ухмыльнулся я.

Глава 4

Я вошел в бюро, отряхнув промокший плащ и бросив его на спинку стула. На столе меня дожидалась чашка кофе, которую мне оставила Вельда. Я успел выпить половину, когда она вошла и положила передо мной две странички отпечатанного ею доклада.

— Бурная была ночь?

Ох, уж эти женщины!.. Но я не собирался ей подыгрывать.

— Неплохая. Я напал на след Греты Сервис.

— Я тоже.

— Расскажи в двух словах.

— У нее был долг в шестьсот долларов, и она выплачивала его ежемесячно. А однажды она выплатила все в один раз звонкой монетой, не стала больше делать никаких покупок и нигде не оставила адреса до востребования. Одна женщина в отделе кредита знала Грету в те времена, когда она была продавщицей и обслуживала ее. Из ее слов я поняла, что Грета Сервис носила платья гораздо более дорогие, чем те, что продавались в том магазине. Ну, а где ты был прошлой ночью?

— Работал.

Я в нескольких словах изложил ей все, что узнал, обратив ее внимание на то, что Грета Сервис была дружна с Элен Постон. Вельда сделала пометки в блокноте, лицо ее стало серьезным.

— Ты хочешь, чтобы я и это выяснила?

— Да, поспрашивай-ка в ее окружении. Они, конечно, запомнили эту историю с самоубийством. Выложи несколько баксов, если придется подмазать кого-нибудь. Для них ты должна быть репортером, ведущим проверку сведений. Только будь осторожна.

— Как ты?

Она толкнула меня локтем. Я посмотрел на нее. Улыбка играла в уголках ее рта.

— О'кей, не стану попрекать тебя, — сказала она. — Только ты мог надеть чистую рубашку, без помады на воротничке.

— Я просто притворяюсь, — сказал я.

— Да, действительно. Иногда мне кажется, что я бы охотно убила тебя. — Она наполнила мою треснутую чашку из кофейника и спросила: — Что ты думаешь по этому поводу?

— Кое-что вырисовывается. Грета Сервис появилась в другом районе с деньгами. Но похоже, что она нашла себе богатого покровителя, сама же не работает.

— Это же самое предполагает и заведующий кредитным отделом магазина. Ты не просмотрел заявления об исчезновении вместе с Патом?

— Нет смысла. Кто может разыскивать ее? Гарри обратился прямо ко мне. Теперь нам остается работать только ногами в тех местах, где она проводит время.

— Узнают ли ее по фотографии, которую тебе дал Гай. Она не слишком хорошая.

— Ты права, но я знаю, где можно раздобыть хорошее фото Греты, — ответил я.

Вельда взяла свой кофе и села на ручку моего кресла.

— И я буду делать все это в то время, как он распутничает? Ты это имел в виду?

— Для того я тебя и держу, бэби! — сказал я весело.

— Ты дождешься у меня! — грозно сказала она.

— Посмотрим. Пат звонил?

— Нет, но звонил Гай. Он отложил на пару дней путешествие в Майами, чтобы написать пару сенсационных статей по поводу убийства Митча Темпла. Ты бы позвонил ему.

— О'кей. — Я допил свой кофе и потянулся за плащом. — Я зайду сюда после обеда.

— Майк!

— Что?

— Эти самые пеньюары…

— Не беспокойся, я не забыл. Митча Темпла убили не случайно. Пат непременно узнает что-нибудь, что наведет его на след. А как только он что-нибудь отыщет, я буду знать об этом.

* * *

Отдел Проктора находился на верхних этажах сорокаэтажного здания, недавно построенного на Шестой авеню. Здание казалось настоящим монументом из стекла и бетона, воздвигнутым в честь бога коммерции. Атмосфера внутри него была совершенно стерильной, как в госпитале. В холле висел список членов директората. Далси Макинесс значилась в нем как единственный директор отдела мод. Контора ее находилась на верхнем этаже.

Я поднялся на лифте вместе с полдюжиной женщин, которые испытывающе оглядели меня. Мне показалось, что они обменялись понимающими взглядами, когда я нажал кнопку верхнего этажа. Да, это действительно было женское царство. На стенах висели рисунки пастелью, окна были задрапированы с чисто женским вкусом и элегантностью, а толстый бледно-зеленый ковер, устилающий весь пол, мягко приглушал звук шагов. В приемной стены были увешаны дорогими картинами, выполненными маслом, но, казалось, здесь чего-то не хватало.

Два загнанных человека мужского пола, которых я увидел в приемной, показались мне мышками в доме, полном котов. Они подобострастно улыбались властным представительницам слабого пола, которые гордо несли на головах свои шляпки, похожие больше на короны. Скрупулезно выполняя свою незначительную работу, они с благодарностью принимали небрежные кивки своих начальниц и то и дело говорили: «Благодарю вас». Чего тут не хватало, так это кнутов на стене. Это чертово место было настоящим гаремом, а эти двое определенно евнухами. Один из них посмотрел на меня, как будто я был мелким торговцем, осмелившимся приблизиться к двери княжеского владения, и уже собирался спросить, что мне здесь нужно, как вдруг, поймав неодобрительный взгляд секретаря приемной, сейчас же отошел, не произнеся ни слова.

Секретарша была суровая женщина с суровым взглядом и резко очерченным ртом, как у начальницы пансионата для девочек. По выражению ее лица можно было судить, что она не сговорчива и не склонна к компромиссам. Это был настоящий сторожевой пес у портала дворца, которому в обязанность вменялось не приветствовать, а обескураживать любого посетителя. Она носила костюм полувоенного покроя, а в голосе ее звучала враждебность.

— Чем могу служить?

Служить? Единственное, что ей было нужно, так это выяснить, какого черта я здесь делаю.

— Я хотел бы видеть Далси Макинесс, — сказал я.

— Вы договорились о встрече?

— Нет.

— В таком случае боюсь, что это невозможно.

Это прозвучало коротко и решительно. Чтобы я не сомневался в том, что меня просят убраться, она тут же вернулась к груде корреспонденции, которую сортировала.

Только на этот раз ей пришлось иметь дело не с той мышью. Я обошел ее стол сбоку, наклонился и прошептал ей кое-что на ухо. Ее глаза выкатились из орбит, она мертвенно побледнела, потом внезапно румянец окрасил ее шею и лицо и из горла вырвался какой-то жалобный писк!

— Ну! — сказал я.

Голова ее дернулась, и она попыталась смочить сухим языком пересохшие губы. Она резко встала из-за стола и скрылась за дверью с надписью «Посторонним вход запрещен», которая находилась позади стола. Через минуту она вернулась обратно. Давая мне возможность войти, придерживая дверь, она испустила крик ужаса, когда я улыбнулся ей.

Женщина, сидевшая на кушетке, оказалась совсем не такой, какой я себе ее представлял. Она была красива той красотой, которую приносит с собой только зрелый возраст, если, конечно, природа выступает в союзе с требованиями моды и умением следить за собой. Легкая седина придавала серебряный оттенок ее волосам, мягкими волнами обрамлявшим лицо с нежным загаром. У нее был чувственный рот с сочными губами, на которых играла приветливая улыбка.

Она отложила какие-то проспекты на кофейный столик и встала, сразу вызвав мое бессознательное одобрение тем изяществом, с которым черное платье облегало ее фигуру, высокую грудь и восхитительные крутые бедра. Но больше всего в ней поражали глаза: блестящие, неправдоподобно зеленого, изумрудного цвета, они так и искрились смехом.

— Мисс Макинесс?

Она улыбнулась, сверкнув белыми ровными зубами, и протянула руку.

— Что это такое вы сказали мисс Табор? Она в совершеннейшем ужасе.

— Я бы предпочел не повторять этого.

— Она даже не назвала вашего имени.

Рука у нее была твердая и теплая, и я пожал ее с энтузиазмом.

— Майк Хаммер, частный детектив.

— О, это что-то новенькое, — засмеялась она. — Неудивительно, что мисс Табор была так обескуражена. Скажите, не могла ли я читать о вас где-нибудь?

— Возможно.

Она вернулась к кушетке и опустилась на нее, протянув мне пачку сигарет. Я сел на стул возле нее, и мы оба прикурили от инкрустированной зажигалки.

— Ваш визит пробудил во мне любопытство. Что бы вы хотели от меня узнать?

Я выдохнул облачко дыма и вынул из кармана фотографию.

— Ничего особенного, просто я пытаюсь найти эту женщину, Грету Сервис — манекенщицу.

Она взяла фотографию и с минуту изучала ее.

— Она должна быть мне знакома?

— Может быть, и нет. Она обращалась в ваше агентство в поисках работы по совету Клео, но…

— Клео? — Она заинтересованно кивнула головой. — Клео — одна из лучших наших сотрудниц…

— Как вы думаете, у вас не может быть подобных снимков этой девушки?

— Наверняка есть. Одну минутку. — Она сняла телефонную трубку, нажала на рычаг и сказала: — Марта, посмотрите, нет ли в наших картотеках фотографий Греты Сервис. Нет, нет, она натурщица. Принесите их мне, пожалуйста.

Повесив трубку, Далси спросила:

— Она работала для нас?

— Мне кажется, что Грета… как бы это сказать… не слишком подходила для такой работы. Ведь у вас манекенщицы высокого разряда…

— К нашему счастью, нас интересует только мнение женской половины человечества. Что же касается вас, мужчин, то все, что вам нужно, это легкие приключения.

Я взглянул на нее и почувствовал, что губы мои скривились в усмешке. Она откинула голову и рассмеялась, глаза ее лучились.

— Нет, я тоже не высший класс, слава тебе господи. Мне вовсе не улыбается идея уморить себя голодом только ради того, чтобы носить шестой размер.

— Не думаю, чтобы это вам помогло. Если уж чем вас наполнила природа, то тут ничего не попишешь, нечего и пытаться.

— Такие речи редко услышишь под этими сводами. — Глаза ее была полны лукавого вызова. — Полагаю, что вы специалист по данному вопросу?

— До сих пор на меня никто не жаловался.

Она не успела ответить, ибо раздался стук в дверь и высокая худая девушка вошла в комнату. В руках у нее была папка, которую она передала Далси. Она тут же вышла, бросив на меня мимоходом тревожный взгляд.

— Вы произвели сильное впечатление в приемной, — сказала Далси и, посмотрев содержимое папки, протянула ее мне.

В папке я нашел отпечатанный на машинке листок с подробным описанием внешних и квалификационных данных Греты Сервис. Домашний адрес был указан в Гринвич-Виллидж. Там же было несколько вырезок из рекламных объявлений швейной промышленности. На этих фотографиях Грета была изображена в различных костюмах, лицо было полускрыто поднятым воротником пальто или широкополой шляпой. Было также четыре фотокомпозиции со штампом агентства Проктора на обороте.

Грета Сервис в точности соответствовала описанию. Никакое платье не могло подойти к этому телу, столь откровенно предназначенному для бикини. Не было никакой возможности смягчить то необычайное чувственное впечатление, которое создавало ее лицо, так красиво обрамленное черными как смоль волосами. И было совершенно безразлично, как она позировала — все равно у вас возникало опущение, что она предпочла бы ходить обнаженной, чем носить дорогие платья.

— Вы тоже это замечаете? — спросила Далси.

— Великолепная женщина.

— Я не то имею в виду. Она просто не подходит для нашего агентства. Такова одна из нелепостей нашего бизнеса.

Я выбрал самую лучшую фотографию и показал ей.

— Могу я ее взять?

— Разумеется, если она вам поможет. Мы сохраняем негативы. К нам иногда поступают как раз такого типа заказы от некоторых предпринимателей. Правда, не очень часто.

Я свернул фотографию трубочкой и сунул ее в карман.

— Как вы думаете, кто-нибудь из ваших сотрудников может знать о ней что-нибудь?

— Сомневаюсь. Она обращалась к нам несколько месяцев назад, а в приемной каждый день толпятся десятки девушек. И знаете, в нашем деле женщина такой ходовой товар, что в конце концов перестаешь отличать одну от другой. Я помню, как получила от Клео записку относительно этой девушки, но передала ее кому-то из персонала. Грета была не первой девушкой, которую нам рекомендовала Клео, и некоторым мы дали работу. У Клео великолепное чутье на это дело, и обычно она делает правильный выбор. Но в случае с Гретой, мне кажется, Клео приняла желаемое за действительное. Этой Сервис лучше было поискать работу в журналах для мужчин.

— А сколько там платят?

Она пожала плечами, подумала с минуту и сказала:

— Значительно меньше, чем у нас. Наши девушки получают самую высокую плату. Некоторых, правда, устраивают в Голливуде.

Я встал и натянул плащ.

— Понятно. Спасибо и извините, что отнял у вас время, мисс Макинесс.

— Рада была вашему приходу. — В ее зеленых глазах плясали смешинки. — Это было чрезвычайно приятное утро, — Крошечная морщинка пересекла ее лоб. — Не могли бы вы сообщить мне о Сервис, если найдете ее?

— Разумеется, сообщу.

— Это, наверное, смешно, но знаете, у меня какое-то материнское чувство к этим девушкам. Им ведь приходится совсем нелегко.

Она протянула мне руку, и я стиснул ее, пожалуй, слишком сильно, но она даже не поморщилась. Ее ответное пожатие было приятным и твердым.

— Я вам обязательно сообщу, — повторил я.

— Пожалуйста, не забудьте.

Секретарша в приемной отшатнулась от меня, когда я проходил мимо, и вся вспыхнула, поймав мой взгляд. Она негодующе фыркнула и сделала вид, что не замечает меня. Но остальные служащие смотрели на меня с нескрываемым интересом, в глазах многих читалось удивление.

Я нажал кнопку лифта и подождал, прислушиваясь к свисту воздуха в шахте за закрытой дверью. Свист умолк, и двери медленно отворились. Из лифта вышел смуглый мужчина с черным чемоданчиком, какие носят дипломаты. Сонным взглядом он небрежно скользнул по моему лицу, направляясь в приемную. Я вошел в лифт и нажал кнопку «холл». Вместе с несколькими служащими и девушками, которые по виду явно были натурщицами, лифт доставил меня вниз, и я вышел на улицу, благоухающую странной смесью ароматов заграничного происхождения.

Шестая авеню за последние десять лет утратила свою индивидуальность. Теперь она была лишь частью империи бизнеса. Поток посетителей, покончивших с ленчем, уже схлынул, когда я входил в ресторан «Голубая роза», где у меня была назначена встреча с Гаем Гарднером.

Мы заняли угловой столик у бара. Я уселся в углу, а Гай тем временем извлек целую кипу бумажек и выложил их на стол.

У него был такой вид, как будто его одолевает чесотка, а он не смеет почесаться. Наконец он не выдержал и сказал:

— В какое дело ты влип теперь, Майк?

— Успокойся, парнишка, — заметил я. — Попробуй-ка сам сначала угадать.

— Ладно. — Он уселся поплотнее и сдвинул очки на лоб. — Ты нашел труп Делани, ты был в контакте с Митчем Темплом как раз перед тем, как его пристукнули, потом ты вместе с Патом был у него на квартире, а мы даже войти туда не смели…

— Подожди минутку…

— Совершенно точно. Один из наших ребят видел, как ты вышел через черный ход. А теперь тебе нужно узнать, где Грета Сервис. И если ты полагаешь, что я не понимаю, что это один из твоих фокусов, то ты сильно ошибаешься.

— Гай…

— Слушай-ка, ты, — прервал он меня, — мое путешествие в Майами накрылось, одного из наших убили, а ты со мной в дурачка играешь. До каких пор это будет продолжаться?

— Может, ты успокоишься, если я тебе все объясню?

— Что я, по-твоему, ребенок? Знаешь, после всего, что мы с тобой пережили вместе…

— Ну ладно, но я даже не уверен, что тут есть какая-то связь.

И я за пять минут изложил ему основные детали, а он лихорадочно записывал на одном из клочков бумаги.

Закончив, я спросил его:

— Ну и что ты извлек из всего этого?

— По словам Гарри Сервиса, его сестра знала обеих девушек — и Постон, и Делани. Твои данные, во всяком случае, подтверждают ее связь с Постон. В их бизнесе, тут нет ничего удивительного, у них, наверное, полно общих знакомых. Десятки их охотятся за одной и той же работой, и они всегда встречаются в агентствах. Насколько тебе известно, Грета обретается где-то тут, и единственный, кто ее разыскивает, это ее братец, и то потому, что он услышал про две смерти, и ему известно, что она знала обеих девушек.

— Грета исчезла, — сказал я.

— Не исчезла, — заявил Гай, — просто неизвестно ее местонахождение в данный момент. Не думаешь ли ты, что это так необычно для нашего города? Стоит только подобраться к ней парню, который согласится водить ее в норке, как она моментально расстанется с теперешними друзьями. Сколько раз я тебе говорил об этом?

— Ни разу, приятель. Но я и сам так думаю. Только у меня какое-то странное чувство…

— Эх, — сказал мне Гай, — не нравишься мне ты, когда у тебя делается такой взгляд. Уж теперь ты наверняка влезешь в это дело?

— Может быть. Какие новости относительно Темпла?

Гай сдвинул очки на кончик носа и взглянул на меня поверх их.

— Не так-то безопасно спустить одного из наших. Такой случай всех взбудораживает, а у нас у всех слишком много источников внутренней информации. Мы, в сущности, своего рода копы. «Новости» всегда там, где всякого рода неприятности, и значит, газетчики тоже там сейчас все заняты этим делом и то и дело выясняют всякие мелочи, о которых копы даже не слышали.

— Какие же?

— Митч был слишком опытен, чтобы не вести ежедневные записи. Бобби Дейл раскопал среди его личных вещей в конторе дневник. Единственное горячее дело, за которым он охотился, была связь между Постон и Делани. Он исписал своими соображениями целую страницу по этому поводу, включая и просьбу Пата Чамберса, переданную через тебя, насчет того, чтобы он отложил на время это дело.

— Не вини Пата за это.

— Я не виню. Все равно его просьба не остановила Митча. Он рыскал по всем магазинам, которые только обнаружил, разыскивая, где продавались пеньюары вроде тех, которые были на девчонках, и истратил более трехсот баксов, делая покупки в разных универмагах. В тот же день, когда его убили, в контору стали приходить пакеты.

— И что же?

— Он нашел что-то такое, что его погубило. В тот день, когда его зарезали, он был чем-то очень взволнован и провел целый час в нашем справочном бюро, просматривая фотографии. Он не взял оттуда ничего, иначе это было бы зарегистрировано, и служащий даже не знает, в каком отделе Митч работал, просто не заметил этого, так что эти сведения нам ничего не дают.

— Какую-нибудь запись об этом он сделал?

— Нет. Либо все произошло очень быстро, либо он был очень возбужден.

— Странно, это не в его духе.

— Знаю. Дейл говорит, что у Митча были какие-то записи, с которыми он не расставался. Он всегда носил их при себе.

— Но ведь на теле ничего не нашли.

— Но это не значит, что у него ничего не было. Он ведь умер в таком положении, как если бы тянулся к пиджаку. Ему удалось схватить всего лишь платок, но вполне вероятно, что он пытался спасти свои бумаги. Тот, кто его убил, просто подобрал их и скрылся.

— Но ведь убийца не мог быть уверен, что у него нет копий, — напомнил я.

— У убийцы был единственный шанс, и он воспользовался им. И не прогадал. Однако сейчас все идут по следам Митча, и рано или поздно что-нибудь всплывет. Нам уже удалось выяснить, что Темпл четыре раза звонил Норману Харрисону, политическому обозревателю той же газеты. Нормана не было дома, и Митч просил передать, чтобы Харрисон обязательно позвонил ему, но умер, так и не дождавшись звонка. Обычно Митч и Норман встречались крайне редко, так что это была весьма странная просьба.

Я собрался что-то сказать, но Гай сделал жест рукой.

— Подожди, это еще не все. В тот же день, когда Митч рылся в картотеке справочного отдела, он послал записку с посыльным человеку по имени Миллер. Это инженер «Перикон Кемиклз», работает в их египетском филиале в Каире. Мы связались с ним и узнали, что Митч хотел повидать его по какому-то важному делу, но Миллер в тот день как раз уезжал в Египет и не нашел времени для встречи. Миллер говорит, что не имеет представления, зачем он понадобился Митчу. Их отношения были самыми обычными… Вместе служили в армии, потом случайно встретились, и Митч написал рецензию на пару книг, которые Миллер написал о своем пребывании на Ближнем Востоке.

— Что-нибудь интересное?

— Я взял эти книги в библиотеке и просмотрел их. Одна из них художественная, приключенческая, другая — пособие технического характера. Продавались не слишком хорошо. Но ни в одной из них нет ничего, что могло бы подойти к нашему делу.

— Как давно он их написал?

— Около десяти лет назад.

— И с тех пор ничего больше?

— Ничего. А почему ты спрашиваешь?

— Может, он собирался написать еще одну?

— Так что же?

— Может, он теперь авторитетен в своей области, — сказал я.

— Послушай, что ты надумал?

— Не знаю еще. Что известно Пату?

— Все. Мы сотрудничаем с копами.

Я ухмыльнулся.

— Довольно поздно, чтобы дать полиции толчок, но зато вы с ней сотрудничаете.

— Мы тоже в деле, — согласился Гай. — Нам известен закон о представлении доказательств.

— А вопросы о том, что является доказательством, вы решаете сами?

В первый раз на лице Гая промелькнула улыбка.

— Сам понимаешь, Майк. Ну, так куда же ты отправишься отсюда?

— Искать Грету Сервис.

— Все еще держишься за эту версию?

— Это все, что у меня есть.

— Ну, а если это приведет тебя к Митчу?

— Он ведь был моим другом, Гай.

— Да, может быть, ты и прав. Лучше будет, если мы пойдем по всем возможным версиям. Пожалуй, с этого конца кроме тебя идти некому. Надеюсь, ты найдешь что-нибудь.

Я вынул из кармана фото Греты Сервис и протянул его Гаю.

— Твои ребята могут помочь. Попроси их размножить эту фотографию и разослать повсюду. Может, кто обнаружит ее в районе Манхэттена. А оригинал верни в мое бюро. Мне нужен предлог, чтобы повидать эту куколку Макинесс еще раз, когда я буду возвращать фотографию.

Гай кивнул и ухмыльнулся.

— Вряд ли это получится у тебя, парень. Она — высший класс, а ты не подходишь к такому обществу. Тебе пришлось бы напялить на себя смокинг, а в нем некуда спрятать эту чертову пушку, которую ты таскаешь с собой.

* * *

Пат был у себя в кабинете, волосы его были всклокочены, под глазами темные круги. Похоже было, что он не ложился. Он приветствовал меня коротким «садись», после чего, ответив на все телефонные звонки, откинулся на спинку стула и провел рукой по лицу.

— Иногда я думаю, на кой черт мне все это сдалось?

— Кто у тебя сейчас сидит на шее?

— Ты что, притворяешься дурачком? Я ведь говорил тебе, что на носу выборы, а убийство Темпла разворошило огромный муравейник.

— Что-нибудь прояснилось?

Он медленно покачал головой.

— Ничего у нас нет, кроме картонок с дамскими ночными рубашками. Мы проверили все магазины, в которых они были куплены, и большинство продавщиц помнит, что продавали их. Но на том все и кончилось. Митч рассказывал девушкам, что хочет подобрать такой же пеньюар, какой его друг купил своей жене, и пытался таким образом выяснить, кто покупал черный или зеленый пеньюар, но это такие распространенные цвета, что девушки не могли вспомнить ничего определенного.

— Зачем же он тогда накупил столько барахла?

— Черт его знает! Может, чтобы сделать приятное продавщицам. Пойдем, взглянешь на них.

В соседней комнате никого не было, но на столе и стульях громоздились пустые картонки, а длинный стол, стоявший вдоль стены, был завален прозрачными одеяниями.

Я подошел и стал перебирать их, разглядывая этикетки. Пеньюары были недорогие, но явно эротического покроя и, уж конечно, не предназначенные для скромных домашних хозяек. Половина была розового, красного, зеленого цветов, а остальные черного.

— Вы установили, какие из них он покупал в последнюю очередь?

— Нет. На упаковках четырех из них стояло то же число, когда его убили, и все они были куплены утром, но никто не знает точного времени. Все эти магазины продали в тот день кучу этих штук самым разным покупателям. Целая команда наших ребят рыщет в надежде подцепить что-нибудь, но до сих пор все, что у нас есть, — это жирный, круглый ноль. Черт возьми, почему все так запутано?

— Мне очень бы хотелось помочь тебе, Пат.

— Пожалуйста, не делай мне одолжения, — сказал Пат. — Я до сих пор не могу прийти в себя от того, что именно ты нашел труп этой девчонки Делани.

— Есть что-нибудь новое относительно ее?

— Наверняка мы знаем только одно: ни ее, ни Постон не опознали в магазинах в качестве покупательниц этих пеньюаров. Но нам удалось кое-что выяснить о том, чем занималась малышка Делани. С месяц назад Вайс накрыл одну компанию, торговавшую порнографическими открытками и шестнадцатимиллиметровыми фильмами того же содержания. Делани выглядит очень неплохо на этой пленке. Один их наших ребят узнал ее. Те, которые продавали фильмы, не знают, кто снимал этот фильм, но там есть кадр с окном на заднем плане, а в окно видны какие-то здания, так что нам удалось найти отель, где все это снимали. Теперь мы располагаем кое-каким описанием парней, которые жили в том номере, и присматриваем за отелем на случай, если они появятся снова.

— Неплохо. Это все-таки шаг вперед.

— Да, но это все, что у нас есть. Дамочки, которые зарабатывают деньги подобным образом, редко пользуются своим настоящим именем. Поэтому мы пока держим тело в холодильнике. У нее есть какой-то дальний родственник в Орегоне, но он не хочет иметь с этим делом ничего общего. Так что мы пока ни на шаг не сдвинулись с места.

— А что насчет Постон? Что-нибудь выяснили?

— Только то, что тебе известно.

— Не пытайся меня убедить в том, что вы не разыскиваете возможные источники яда.

Пат смягчился и улыбнулся мне:

— У тебя голова работает, Майк, — сказал он. — Конечно, мы расследуем это. Мы известили все вашингтонские отделения, но надежда напасть на след так мала, что я совершенно не рассчитываю получить положительный ответ на этот вопрос. Наш медэксперт написал своим друзьям, у которых такое же хобби, как у него. Он считает, что они могут ему чем-нибудь помочь, если узнают, кто ввозит такое снадобье.

— У всего этого дела какой-то странный сексуальный оттенок, — сказал я.

— Но не такого рода.

— До сих пор не знаю, в чем тут связь. К счастью, газеты с нами сотрудничают.

— А что будет, если репортеры узнают обо всем первыми?

— Будет дикий скандал. Но ты-то, я думаю, работаешь вместе с газетчиками?

— Разумеется, — сказал я.

— В таком случае зачем ты явился сюда? Это меня интересует в первую очередь.

— Ты помнишь Гарри Сервиса? — спросил я.

Пат кивнул.

— Он хочет, чтобы я нашел его сестру. Он ничего не получает от нее в течение долгого времени.

— Что?! Он хочет, чтобы этим занялся ты? Именно ты?

— Пат, ты же знаешь, что он принадлежит к тем, кто никогда не обратится к помощи полиции.

— Каким же образом он связался с тобой?

— Будем считать, что ты не задавал мне этого вопроса.

Пат бросил на меня недовольный взгляд и сказал:

— Ладно, ладно. Что ты хочешь от меня?

— Мне нужно разрешение повидать Гарри. Кто-нибудь из твоего начальства может сделать это по старой дружбе?

— Только не для тебя.

— Я могу и сам протолкнуть это дело, если будет нужда.

— Знаю, что можешь, но лучше не надо. Посмотрю, что я сумею сделать.

Он испытующе поглядел на меня и засунул руки поглубже в карманы.

— Послушай, дружок. Скажи-ка мне правду. Гарри сам связался с тобой?

— Если не веришь, я покажу тебе, как ему это удалось.

— Нет, не стоит.

— Почему?

— Потому что, если инициатива исходила от тебя, я назову это вмешательством в мои служебные дела.

Мой смех прозвучал не очень убедительно, но Пат, кажется, поверил.

— Ты же знаешь меня, — сказал я.

— Именно поэтому я и боюсь.

* * *

Заведующий справочным отделом газеты был скрюченный старичок, который когда-то считался одним из лучших репортеров, пока не пришла старость. Теперь он довольствовался тем, что проводил время среди журналистских «атрибутов», постоянно сетуя на молодое поколение и на то, как им легко все достается.

— Привет, Бифф, — сказал я, и он, прихрамывая, проковылял мне навстречу, на ходу водружая на нос очки.

— Майк Хаммер собственной персоной, чтоб я пропал. — Он протянул мне морщинистую руку, и я пожал ее. — Как мило с твоей стороны, что ты зашел проведать старика, — сказал он с улыбкой. — Немало я выдавал по твоему адресу эпитетов в былые времена.

— Да, и, признайся, некоторые были не слишком лестны.

— По стратегическим соображениям, — засмеялся он. — Ты всегда был отчаянным парнем. Но объясни: как же ты все-таки ухитрялся выходить сухим из воды, черт тебя возьми?

— Это уже моя стратегия, — ответил я.

Он обошел вокруг стойки и закурил изжеванный окурок сигары.

— Чем могу быть полезен, Майк?

— Здесь был недавно Митч Темпл…

Он вдруг закашлялся и с удивлением посмотрел на меня.

— Ты тоже заинтересовался этим делом?

— До некоторой степени. Ты умеешь хранить тайну?

— Разумеется. Я не болтун.

В нескольких словах я обрисовал ему мою встречу с Митчем Темплом и высказал предположение, что его смерть может быть связана с делом, над которым я сейчас работаю. Бифф понимал, что я рассказываю ему лишь часть того, что знаю, но это само собой подразумевалось, и он не был ко мне в претензии. Когда я уйду, он нарисует полную картину.

— Все, что я могу сказать тебе, это только то, что говорил уже другим, — проговорил он. — Митч заходил и провел здесь некоторое время, просматривая картотеку. Я был занят своим делом и не обратил на него внимания. Он у меня ни о чем не спрашивал и ничего не рассказывал сам.

— Но ведь в его репортажах помещались фотографии.

— Да, а уж если они и были, то всегда самые свеженькие, из какого-нибудь пресс-агентства. Потом их обычно присылают ко мне.

— В какой секции он работал?

— Черт побери, Майк, мне отсюда виден только первый ряд стеллажей, так что Митч все время был вне поля моего зрения. Ты не первый задаешь мне этот вопрос. Я слышал, как он выдвигал ящики, и не знаю больше ничего.

— Кто-нибудь заходил, когда он работал здесь?

Бифф подумал минуту, потом сказал:

— Я знаю, где он не был. Все картотеки кабаре и «шоу», а также материалы по Бродвею стоят вон там, слева. А Митч был где-то у задней секции, там, где общая картотека. Но дело в том, что эти карточки стоят по алфавиту, соответственно профессиям и т. д. Черт возьми, Эл Кейси, знаешь, тот, который пишет детективы, даже пытался обнаружить на стеллажах отпечатки пальцев Митча, но ничего не обнаружил. Не знаю я, где он там копался.

Я не обратил внимания на старичка, который подметал пол, как вдруг он сказал:

— Я знаю совершенно точно, где был Митч.

Мы медленно повернулись и уставились на него. Он невозмутимо продолжал уборку. Я выдавил хриплым голосом:

— Где?

— В секции Р-Т. Он, черт его возьми, рассыпал карточки, и мне пришлось собирать их.

— Почему же ты об этом никому не сказал? — спросил Бифф.

— А меня никто не спрашивал, — проворчал старик.

— Покажи-ка мне это место, — попросил я.

Бифф повел меня в задний угол, где от пола до потолка громоздились стеллажи с папками. В секции Р-Т оказалось сорок ящиков. Каждый был набит доверху и каждый был глубиной не менее чем в четыре фута.

— Ты знаешь, сколько тут фотографий? — спросил Бифф.

Я покачал головой.

— Примерно сто конвертов в каждом ящике и по меньшей мере по десять фото в каждом конверте. Немалую работу придется проделать тебе, дружочек. Может, предложишь что-нибудь другое?

— Как вы добираетесь до верхних ящиков?

— У нас есть стремянка.

Я сделал знак Биффу следовать за мной, и мы вернулись к старику, который как раз опорожнял совок с мусором в урну.

— Митч Темпл пользовался стремянкой, когда был здесь?

— Да.

Он сплюнул в урну, захлопнул крышку и вышел.

— Понятно, — пробормотал Бифф. — Никто его не спрашивал. Теперь что?

— Половина этих папок исключается из проверки, а над второй половиной мог бы потрудиться Эл Кейси, если найдет время.

— Не сомневаюсь, что время у него найдется.

— Только ради бога, не впутывай меня в это дело, — попросил я.

Бифф состроил удивленную гримасу.

— Ты хочешь сказать, что эта идея пришла мне самому в голову?

— А разве так не бывало?

— Это было раньше.

— И опять случилось.

* * *

Я поймал такси на Сорок второй улице и велел шоферу отвезти меня в Хаккард-Билдинг.

Толпы служащих уже схлынули не менее часа назад, и в городе была та недолгая и обманчивая тишина, которая предвещает приближение ночи. Я поднялся на лифте на восьмой этаж и прошел по коридору к своей конторе. Звук моих шагов гулко отдавался в пустом холле. Ключи были у меня в руках, но я не вставил их в замочную скважину. К дверному стеклу был приклеен кусочек бумаги, на котором было написано: «Вышла. Скоро вернусь».

Я вынул свой пистолет 45-го калибра и спустил предохранитель, стараясь двигаться так, чтобы моя тень не упала на дверь. К моей двери часто прикреплялись записки. Но эта была отпечатана на моей машинке и моей бумаге и, безусловно, появилась из моего бюро. Только дело в том, что ни я, ни Вельда никогда не написали бы ее. Это не было у нас принято. Я сорвал бумажку. В дверном стекле справа от замка было отверстие величиной с кулак, и записка была приколота так, чтобы никто не мог его заметить и сообщить об этом вниз.

Кто-то даже не потрудился запереть за собой дверь. Ручка легко повернулась под нажимом руки. Я распахнул дверь и вошел в бюро. Потом я нашарил выключатель, зажег свет и ногой захлопнул дверь за собой. Кто-то весьма добросовестно обшарил всю комнату. Весьма добросовестно и аккуратно. Все бюро весьма профессионально перетрясли сверху донизу и ничего не упустили. Ящики письменного стола и картотека были опустошены, их содержимое было систематически изучено и навалено горой. Никто не вспарывал подушки с кресел, но каждая была перевернута с целью убедиться, что на ней нет свежих швов, вся мебель была сдвинута с места, чтобы выяснить, не спрятано ли что-нибудь за ней.

Пожалуй, это становилось интересным. Где-то там, в глубине этого муравейника, называемого городом, кто-то интересовался, чем я занимаюсь. Я сел за стол, повернулся на вращающемся стуле к окну и посмотрел на огни Нью-Йорка.

Возможности были невелики: кому-то тот факт, что именно я нашел труп Максии Делани, мог показаться не просто случайным совпадением. Учитывая ее прошлое, она могла быть замешана в чем-то достаточно предосудительном, чтобы частное расследование было опасным для кого-то, а я был у нее на хвосте. Тюремные ищейки могли пронюхать о том, что Гарри беспокоится о сестре и что он обратился ко мне. И если Грета связана с «темной» публикой, то им, конечно, не понравится, что я рыщу кругом. Кроме того, еще остается Митч Темпл. Парень вроде него вполне мог установить что-нибудь такое, что стоило убийства, если был шанс сохранить это в тайне.

Кто-то хотел узнать, как далеко заходит моя осведомленность. Кто-то не знал, что мне известно о той нити, которая связывала трех этих людей между собой. Я поднял телефонную трубку и набрал номер Вельды. После четырех звонков мне ответили, что Вельды не было с обеда. Я попросил передать ей, чтобы она связалась со мной в любом из известных ей мест, и повесил трубку. Не было смысла пытаться отыскать отпечатки пальцев моих непрошеных гостей: профессионалы, безусловно, работали в перчатках. Насколько я мог видеть, ничего не пропало, а те данные, которые Вельда собрала для меня, должны были находиться в сейфе Лекланда — предосторожность, к которой мы прибегали постоянно.

Тишина бывает иногда до смешного звучной. Вы можете ее услышать в джунглях, когда вокруг все замерло, все чересчур тихо, и вы знаете наверняка, что среди деревьев притаился кто-то с ружьем наизготове, чтобы прихлопнуть вас. Она звенит у вас в ушах, когда в переполненной народом комнате внезапно прерывается оживленный разговор, едва вы появились в дверях, и вы чувствуете всеобщую враждебность и настороженность.

Вот такую тишину услышал я, когда вышел из бюро в коридор. И прежде чем успел бы негодующе заорать попугай или бы бросились врассыпную обезьяны при взрыве, в какие-то доли секунды я плашмя шлепнулся на пол и откатился назад к полуоткрытой двери позади меня, откуда парень в черном костюме палил в меня из своего автоматического пистолета. Но мой 45-й был у меня в руках, и тщетными оказались попытки парня взять меня на мушку, потому что, хотя его пули изрешетили плитки пола, отскакивая от стен, я уже успел просверлить три дырки в его груди.

Глава 5

Он лежал лицом вниз в проеме полуоткрытой двери. Смерть застала его столь внезапно, что не успела стереть удивленное выражение с его лица. Я распахнул дверь, кончиком пальца надавил кнопку выключателя и оглядел комнату. Ничего удивительного и интересного нет в Хаккард-Билдинг, как и в бюро, которые здесь сдаются внаем.

Комната была весьма скудно меблирована: деревянный письменный стол, пара кресел и вешалка для пальто. На всем этом лежал ровный слой пыли. Стекла в окне были тусклыми от грязи, пол был весь в пятнах и носил на себе следы многочисленных перемещений мебели, которую то вносили, то выносили. Парень, которого я подстрелил, подтащил одно из кресел к самой двери, так что ему был слышен любой звук из холла. Весьма возможно, что он перетряхнул мое бюро, ничего не нашел, после чего засел здесь, поджидая меня. Если бы дверь отворилась в другую сторону, моя спина была бы для него прекрасной мишенью, и, прежде чем я успел бы что-либо предпринять, Пату пришлось бы занести меня в свой статистический отчет о покойниках вместо записной книжки с адресами.

Я обшарил карманы убитого, нашел 62 бакса, немного мелочи, пару резиновых перчаток, которые можно купить в любой мелочной лавке, и две довольно жесткие пластмассовые пластинки, которые я сунул в свой карман.

Одежда на нем была поношенная. Его костюм был куплен в отделе готового платья не меньше года назад, как и все, что на нем было надето. Если только у полиции нет ничего на этого парня или если лаборатория не даст какие-нибудь данные, определяющие его вину, нелегко будет выяснить, кто он такой. На вид ему было лет пятьдесят, он был худощав, ростом что-то около пяти футов. Темные волосы начали редеть, но никакого намека на седину, так что предположение о возрасте могло быть и ошибочным.

Я снова всмотрелся в его лицо, запоминая резкие черты и странный цвет лица. Оно уже покрылось мертвенной бледностью, и все же ясно проступали черты, характерные для некоторых европейцев и латиноамериканцев. Одно мне было совершенно ясно: это не было покушением на мою жизнь. Эти ребята специализируются в одной узкой области и не занимаются случайной работой. В этом деле принимали участие два человека, хотя, может быть, этому красавцу дали задание выяснить, что я знаю, или удостовериться, что я ничего больше не узнал.

Но что я узнал, черт возьми? Я перешагнул через тело и вышел в коридор. Лифт все еще был на месте, и никто не появился, чтобы выяснить, почему тут стреляли. Старое здание было выстроено очень добросовестно, и стены почти полностью заглушали все звуки. Кое-что все-таки нужно было предпринять. Конечно, я мог нарваться на неприятности, но это избавило бы меня от нудных объяснений и, кроме того, это было просто хорошим выходом.

Три бюро немного дальше были заняты какими-то дельцами, которые вполне могли оставить у себя в конторе что-нибудь ценное. Я пробил дырки в стеклах всех трех дверей, потом нашарил замок каждой комнаты и проник по очереди в каждое помещение, от души надеясь, что к ним не подключена сигнализация. В каждой комнате я устроил небольшой беспорядок, который ясно указывал, что здесь кто-то побывал. Резиновые перчатки в кармане убитого парня объясняют отсутствие отпечатков пальцев. В последней комнате я нашел на столе золотые часы с браслетом, взял их и сунул в карман парня — они должны были служить доказательством того, что здесь было совершено ограбление. Потом я вернулся к себе в бюро и позвонил Пату.

* * *

К половине десятого всем уже было известно, что случилось. Подросток, торговавший газетами на углу, вспомнил, что он видел, как какой-то парень поднялся наверх, когда все уже ушли из здания. Он как раз в это время закрывал свой киоск. Двое из тех, кто арендовал соседние с моим бюро помещения, сказали, что им приходится иметь дело с наличными деньгами и что, хотя они никогда не оставляют деньги в конторе, для того, кто этого не знал, они вполне могли служить объектом нападения. Часы в кармане убитого явились окончательным утверждением этой версии.

Моя версия была такова: я увидел разбитые стекла, проверил, как дела в моем бюро, убедился, что в нем шарили, и пошел посмотреть, не прячется ли кто на этаже. Тут-то он и попытался меня ухлопать. Управляющий подтвердил, что в здании полно свободных незапертых помещений, так что вполне вероятно, услышав, как поднимается лифт, парень проскользнул в одну из комнат в надежде спрятаться там. Когда же он попытался выбраться оттуда, то увидел меня и в панике начал стрелять.

Я-то знал правду. Он пришел, имея наготове две пластинки, чтобы открыть замок. Когда ему это не удалось, поскольку у меня на дверях был особый замок, он разбил стекло. Потом с помощью этих пластинок он легко проник в пустующую комнату и стал поджидать меня там.

Пат привез меня к себе в управление, и там я сделал соответствующее заявление. Не успел я закончить, как вошел один из детективов и сказал, что личность убитого еще не установлена, но уже известно, что он пользовался кольтом 38-го калибра, лицензия на который была выдана одному ювелиру, которого ограбили два года назад, тогда же увели и кольт. Лаборатории не удалось найти меток прачечной на одежде. Единственное, чем они располагали, так это сведениями о том, что его ботинки были изготовлены и куплены в Испании и, вероятно, в то же время, когда была приобретена вся остальная одежда этого типа. Отпечатки его пальцев отправили в Вашингтон, а фотографии по телетайпу были отправлены в Интерпол на случай, если он иностранец по происхождению.

Пат взял мое заявление, прочел и кинул его на стол.

— Я почти что верю в эту историю, — сказал он. — Черт побери, почти поверил в это.

— Ты доверчивый субъект.

— Приходится, приятель. Как раз сейчас я склонен быть более доверчивым, чем обычно. Сначала дело Делани, теперь эта история…

— По крайней мере, тут все ясно и понятно.

— В самом деле? — спросил он мягко. — Никто не охотится за твоим скальпом?

Он сцепил пальцы рук и улыбнулся мне, но взгляд его был холоден.

Я ответил ему улыбкой.

— Нелегко им будет заполучить его.

— Не води меня за нос.

— Но ведь у тебя есть показания пяти свидетелей, кроме моих. Все свидетели говорят о том, что мотивом в этом случае является обычное ограбление: украденная пушка, перчатки, часы, положение трупа, которое указывает на то, что он спрятался намеренно. Чего же тебе надо еще?

— Я мог бы изложить тебе и совершенно иную версию, — сказал Пат. — Единственная причина, почему я этого не стану делать, заключается в заявлении управляющего, а оно — единственное, что мне кажется бесспорным. Он действительно утверждает, что несколько офисов пустовали и не запирались. Один из них был на твоем этаже. Но остальные-то были заперты.

— Ну ладно. Мне повезло: у меня был пистолет. Всякого другого пришлось бы списать в расход, и у тебя на руках оказалось бы еще одно нераскрытое убийство.

— Ну, мы еще и с этим не закончили.

— Надеюсь, что скоро закончите. Мне самому хотелось бы узнать, кто был этот тип.

— Обязательно узнаешь. Думаешь, это может быть связано с тем делом, которым ты сейчас занят?

Я встал, потянулся, потом нахлобучил шляпу.

— Единственное, чем я сейчас занимаюсь, так это пытаюсь обнаружить Грету Сервис.

— Вполне возможно, что я смогу тебе помочь в этом. — Он порылся в ящике письменного стола, вынул конверт и протянул его мне. — Это разрешение на свидание с Гарри Сервисом. Ваша беседа будет записываться. Возможно, завтра ты получишь повестку от помощника прокурора о вызове в суд, так что не исчезай надолго.

— Спасибо, Пат.

— Не за что. Мне самому интересно. Я всегда думаю, как далеко тебе удастся зайти, прежде чем ты получишь хороший пинок под зад.

* * *

На некоторых людей пребывание в тюрьме оказывает благотворное влияние. Гарри Сервис относился как раз к этой категории. Он немного похудел, и лицо его утратило прежнюю враждебность, которую оно хранило на суде.

Он был искренне рад увидеть меня. Правда, в первое мгновение он очень удивился, но ему были хорошо известны все тюремные штучки, и он был уверен, что я с ними тоже знаком, поэтому мы не говорили ни о чем таком, что могло бы ему повредить, когда наша беседа, записанная на пленку, будет изучаться полицией.

— Давно не видели сестру? — спросил я.

— Очень давно. Она умеет доставлять мне беспокойства.

— Она достаточно взрослая, чтобы самой о себе позаботиться.

— Против этого я ничего не могу возразить. Но меня беспокоит то, что она полна желания заботиться обо мне. Я пытался убедить ее, что выпутаюсь сам. После встряски я буду жить честно, можете мне поверить.

— Ну, — сказал я, — хотелось и мне порадовать тебя чем-нибудь, но я не смог найти ее. Она съехала со своей старой квартиры. Один из ее приятелей столкнулся с ней как-то в городе, но на том все и кончилось. Я бы на твоем месте оставил эту затею.

— Ты меня не понимаешь, Майк. Ведь она — единственный близкий мне человек на всем белом свете.

— Может быть, ты знаешь кого-нибудь из ее друзей?

Он многозначительно посмотрел на меня.

— Больше никого не знаю.

— Понятно, — ответил я. — Скажи-ка, а как она себя вела, когда была у тебя в последний раз?

Гарри заерзал на стуле и нахмурился.

— Ну, как тебе сказать… пожалуй, не совсем обычно.

— То есть?

— Не знаю, как тебе объяснить. Она не хотела ничего говорить. Сказала только, что очень скоро у нас все будет в порядке, потому что у нее куча монет. Я не очень-то обратил на это внимание, потому что она это часто говорила. Но на этот раз она не стала объяснять, откуда она их возьмет. Вроде как это большой секрет. Только мне не понравилось выражение ее лица: точь-в-точь как в детстве, когда она делала что-нибудь недозволенное.

— Она не упоминала никого из… своих друзей? — спросил я.

— Говорила, но не в последний раз, а до этого, — ответил Гарри. — Что-то там заварилось, но она не хотела мне об этом рассказывать. Однако я понял так, что она все время собирается принять в этом участие. Смешно, но Грета не из тех, кто легко заводит друзей. Те, с которыми она обычно сходилась, как правило, бывали какие-то чудаки: серединка на половинку.

— Чудаки?

Гарри покачал головой.

— Ну, может, не совсем так. Но во всяком случае это были люди такого типа, которым на все наплевать. Я думаю, что она потому и жила в Гринвич-Виллидж.

— Не слишком-то ты мне помог, — сказал я.

— Понимаю, — кивнул Гарри. — Единственное, что мне удалось заметить, когда она у меня была в последний раз, так это вот что: когда она открыла свою записную книжку, я в ней увидел конверт со штемпелем. — Гарри остановился и указательным пальцем написал на столе «Брэдбери». — Я запомнил это потому, что однажды чуть было не обстряпал там одно дело. Но когда я напомнил ей об этом, она захлопнула записную книжку и сказала, что это, мол, ерунда. Но я-то отлично видел, что она лжет.

— Ты имеешь в виду местечко на Острове?

— Именно. — Он облизнул губы и добавил, как бы вспоминая что-то: — Вот еще что… конверт был светло-зеленый, продолговатый, знаешь, такой, какими бывают конверты для деловых писем.

Я посмотрел на часы. Наше время подходило к концу.

— Ну ладно, дружок, погляжу, что я смогу для тебя сделать.

— Ты действительно сделаешь все, что сможешь, Майк?

— Все, что в моих силах.

Гарри встал и посмотрел на меня испытующим взглядом.

— И, Майк… я не держу на тебя зла за то, что попал сюда. Я в этом сам виноват. Я очень рад, что не подстрелил тебя тогда.

— Тебе повезло немного больше, чем другим, — ответил я, но он ничего не слышал о случившемся вчера ночью, и потому не понял, что я имею в виду.

Возвращаясь в город, я купил на заправочной станции газету и стал просматривать ее. Первые страницы были заполнены репортажами о последних испытаниях атомного оружия и заверениями со стороны идиотов из ООН, что они примут необходимые меры. Как всегда, они пытались сделать из США козла отпущения. Я сплюнул от отвращения и прочел небольшую заметку о ночном инциденте в Хаккард-Билдинг. Отведенное репортеру место в газете было так ничтожно, что никаких сведений обо мне в этих нескольких строчках не содержалось, за исключением того, что я фигурировал как тот самый человек, который обнаружил тело Делани. Сообщалось только, что я натолкнулся на взломщика и подстрелил его, когда он, убегая, пытался выстрелить в меня.

До сих пор, сообщалось далее, не установили личность убитого.

Когда я пришел в бюро, Вельда как раз пила кофе в компании с Гаем Гарднером. Они сидели в разных углах комнаты, оживленно болтая и тщательно избегая той единственной темы, которая их действительно волновала. Атмосфера в комнате, казалось, заключала в себе скрытое беспокойство, исходившее от них обоих.

Гай вынул изо рта сигарету и сказал:

— Опять ты наделал дел?

Я повесил шляпу на крючок.

— О чем ты?

На лице Вельды промелькнуло облегчение.

— Мог бы сообщить мне, где ты находишься.

— И почему это все так беспокоятся обо мне?

— Майк… — Гай допил свой кофе и поставил чашку на стол. — Пат занят сейчас как раз тем последним делом, в котором ты замешан. Думаешь, нам ничего не известно? Ты придумал неплохую историю, но мы-то лучше знаем…

Вельда сказала:

— Звонил помощник прокурора. Тебе придется появиться в суде в понедельник. И, кроме того, он интересовался твоей лицензией.

— А что там еще стряслось?

Она улыбнулась и налила мне кофе:

— Спроси у Гая.

Я взглянул на Гарднера:

— Что у тебя?

— Кое-что, к чему ты имеешь отношение. Старый Бифф из справочного отдела пригласил Эла Кейси, и они распотрошили штук тридцать папок, в которых рылся Митч в то утро. Они рассортировали фотографии, которые просматривал Митч, и, черт меня побери, это оказалась самая странная коллекция из всех, виденных мной, — от игроков поло до политиканов. Ну а теперь Кейси считает, что ты знаешь больше, чем говоришь, и хочет, чтобы ты выяснил, за чем все же охотился Митч.

— Бифф же сказал, что он ничего не нашел.

— Черт побери, Майк, он мог просто сунуть то, что искал, в карман, и дело с концом.

— Для чего? Если ему нужны были какие-нибудь секретные сведения о ком-нибудь, то он мог записать то, что ему нужно.

Гай пристально посмотрел на меня:

— А тебе известно, что это было?

— Нет, — ответил я.

— Тогда почему же кто-то пытался убить тебя?

— Я сам этого не знаю.

Несколько минут Гай молчал, потом кивнул и, сунув огрызок сигары в рот, встал со стула.

— Ладно, я займусь этим. — Он вынул из кармана плотный конверт и бросил его на стол. — Фотографии Греты Сервис, которые ты просил. Остальные я раздал ребятам. Они будут держать глаза и уши открытыми.

— Спасибо, Гай.

Он взял свой плащ и направился к двери, но вдруг остановился около меня.

— Все же скажи мне одну вещь, не для записи, а так, чтобы удовлетворить мое любопытство. Этот парень, которого ты застрелил… Все ведь было не так, как ты рассказал, ведь правда?

Я улыбнулся ему и покачал головой:

— Ты прав, Гай.

— Проклятие, — пробормотал он и вышел.

Вельда заперла за ним дверь и вернулась к столу.

— Все довольно туманно в этом деле.

— И все же у нас есть кое-что. Может, не бог весть что, но этого вполне достаточно, чтобы кто-то был этим чертовски обеспокоен.

В нескольких словах я передал ей разговор с Гарри Сервисом и подробности перестрелки в коридоре. Лицо ее омрачилось тревогой:

— Я наводила справки у соседей Элен Постон. Они смогли описать мне какую-то ее подругу, которая, судя по описанию, должна быть Гретой. Одна старушенция оказалась очень наблюдательной и сделала кучу собственных выводов, но главное — она пришла к выводу, что Элен Постон была несчастна и едва сводила концы с концами, пока не познакомилась с Гретой. После этого она стала щеголять в новых нарядах и уезжать куда-то на уик-энды. У Греты был автомобиль (она не знает марки), и они по пятницам уезжали с Элен, захватив чемоданы, и возвращались в понедельник. Однажды она не вернулась, и именно тогда ее нашли мертвой.

— Впервые слышу, что у Греты был автомобиль, — сказал я.

— Может быть, она брала его напрокат. Один мальчишка сообщил, что это был небольшой черный автомобиль, так что вполне возможно, что это мог быть автомобиль какого-то агентства. Ты не хочешь, чтобы я навела справки в гаражах, которые сдают машины напрокат?

— Пожалуй… и узнай, какой километраж был на спидометре. А эта девица — Грета или как ее там — показывалась туда после убийства Постон?

— Очевидно, нет. После полицейского расследования родители Элен забрали ее вещи, а через три дня ее комнату сдали.

— Кто-нибудь еще наводил о ней справки?

— Насколько мне удалось установить — никто. Я все сделала очень аккуратно, так что можешь не беспокоиться, никто меня не узнает.

— Я очень беспокоюсь, — ответил я. — С этой минуты мы будем держаться подальше от бюро. Снимешь комнату в Картер Лейланд Отеле, и закажи для меня соседний номер.

— Эгей, парень, — усмехнулась она.

Я отвесил ей шлепок по мягкому месту и взглянул на часы.

Была половина четвертого.

— Пошли, — сказал я.

* * *

Пат, наконец, установил личность убитого парня, который покушался на мою жизнь. Мы сидели с ним в дальнем углу бара перед тарелкой с сандвичами и кружками пива. Время ужина еще не наступило, народу было мало, и он показал мне рапорт, который получил из полиции за час до этого. Интерпол через свое парижское отделение получил отпечатки пальцев и фотографии убитого и немедленно переслал их в Нью-Йорк. Звали этого парня Ореоло Бухер, он имел алжирское подданство, но был дезертиром и мелким преступником с тремя приговорами. Три года назад ему удалось убежать из тюрьмы, и с тех пор никто о нем ничего не слышал. В рапорте сообщалось, что парень не обращался за паспортом в полицию ни в одной стране, которую обслуживал Интерпол.

— Нелегальный въезд, — высказал я предположение.

— Каждый год к нам приезжают сотни, а то и тысячи типов, о которых мы и понятия не имеем. Целые толпы прибывают к нам через Мексику и с побережья Гольфстрима.

— А почему именно сюда, Пат?

— Вашингтонское управление считает, это потому, что им нужно политическое убежище. В других странах у них враги. Ну а легально они не могут выехать из-за своего преступного прошлого.

— А этот?

Пат пожал плечами и откусил сандвич.

— Кто его знает. Нам удалось найти комнату в Бронксе, которую он занимал полтора года. Перебивался случайными заработками, и, по-видимому, ему хватало. Друзей у него не было, кроме двух каких-то типов из соседнего бара. Примерно раз в две недели он приводил к себе проститутку, но ни о чем с ней не разговаривал. Все, что она помнит, так это то, что в последний раз он потребовал у нее сдачи с пятидесятидолларовой бумажки, хотя обычно платил ей всю сумму разнокалиберными кредитками.

— А деньги были новые? — спросил я.

Он понял, что я имею в виду.

— Если даже они у него и были, то нам не удалось этого установить. Я сказал бы, что если его наняли убить тебя, то он должен был иметь побольше денег, да и стрелком он оказался никудышным. Вот почему твоя история пока еще выглядит правдоподобной, старик.

Я усмехнулся и проглотил пиво.

— Он по виду походил на бывшего военного, а пистолет у него не автоматический.

— Да, я знаю, но кто у нас теперь не военный? А учитывая его прошлое, он мог обзавестись соответствующей амуницией. Не так уж трудно найти что-нибудь подходящее.

Пат помолчал и положил сандвич на тарелку.

— Кстати, мы нашли у него в комнате кое-какие вещи, похищенные во время предыдущей кражи, и орудия взлома.

Я кивнул головой. Пат действительно кое-что нащупал, допуская, что парень пытался забраться ко мне в бюро с целью ограбления и вовсе не имел намерения убить меня или Вельду, и вся моя роль заключалась лишь том, что я обнаружил взломы и в других конторах.

— Итак, дело закончено, — сказал я.

Пат сделал последний глоток и опустил стакан на стол. Он внимательно посмотрел на меня, и легкий изгиб его губ был мало похож на улыбку.

— Ты думаешь? — спросил он.

Прошло несколько секунд, прежде чем я снова заговорил.

— Не подначивай меня, Пат.

— Вчера вечером мы проводили эксгумацию трупа. Я имею в виду тело той девушки, которую считали погибшей в автомобильной катастрофе месяца четыре тому назад. Она обгорела так, что ее невозможно было опознать, но мы все же добились цели, использовав данные исследования ее зубов. Лабораторный анализ показал, что она была пьяна в стельку, просто пропитана алкоголем в полном смысле этого слова. Никто не смог бы управлять автомобилем в таком состоянии. Но, учитывая разную восприимчивость людей к алкоголю, мы допустили, что она все же вела машину и попала в аварию. Было известно, что пить она умела. В последний раз ее видели живой в Гринвич-Виллидж. Она сказала, что собирается куда-то на вечеринку, и только. Те, с кем она находилась и разговаривала в тот вечер, имеют отличное алиби. Они сказали, что нисколько не удивлены тем, что произошло. Она уехала на своей машине, и случившегося вполне можно было ожидать.

— Что же тебя тут беспокоит, Пат?

— Экспертиза обнаружила повреждения, которые обычно не случаются в автомобильной катастрофе. Даже пожар внутри машины не объясняет некоторых вещей.

— Ты не слишком-то вдаешься в подробности, дружок.

— Ты что-нибудь слышал об этом деле?

— Прекрати, Пат!

— Глупо, конечно, — сказал он, — но взгляни-ка на это.

Он протянул мне фотографию. Это был кабинетный снимок, хорошенькой, отлично сложенной девушки лет двадцати пяти. На ней было странное платье в греческом стиле, она лениво облокотилась на искусственную колонну. В глазах ее было зазывное выражение, а на губах играла легкая ухмылка.

— Кто это?

— Она зарегистрирована в полицейском департаменте как певица в ночном клубе. Прекрасная внешность, но слабый голос, так что карьеры она не сделала. Ее агенту с трудом удавалось найти ей ангажемент. Он говорит, что она в основном занималась выколачиванием денег у завсегдатаев тех мест, где работала, и это ей неплохо удавалось. Она осталась круглой сиротой в шестнадцать лет и жила с инвалидом-братом в Де-Мойне. Брат получал пенсию по инвалидности за участие во второй мировой войне и держал небольшой магазин на набережной. Он-то и прислал деньги на похороны.

Пат еще раз посмотрел на меня долгим взглядом.

— Свяжи-ка это дело с теми двумя и подумай, что получается.

— Кому-то очень нравятся красивые тела, — сказал я.

— Тут есть и еще кое-что.

— Что именно?

— Эта девушка знала Грету Сервис, — сказал Пат. — Они одно время работали моделями в одном и том же агентстве и позировали примерно в одном и том же стиле. Фил Сильверст фотографировал их для рекламной брошюры.

— Вы ее разыскиваете?

— В пяти штатах. — Он помолчал и искоса поглядел на меня. — Кое-где наши усилия пересеклись с твоими, но ты нам ни в чем не помог. А кстати, как у тебя дела?

— Не лучше.

— Гарри Сервис тоже не хочет говорить.

— Отправьте его в тюрьму, — предложил я.

— Кончай дурачиться, Майк. Он ведь упоминал о каком-то письме без почтовой марки. На пленке это было зафиксировано совершенно точно.

— Он мне ничего не говорил.

— Утаивание информации не очень-то хорошее дело, малыш.

— Какой информации? То, чем я располагаю, это только частная информация. Я ведь работаю для Гарри, ты что, забыл?

— Проклятие! — Лицо Пата приняло жесткое выражение. — Я не собираюсь давить на тебя, Майк. Все, что мне сейчас нужно, — это твое мнение. Как ты думаешь, есть какая-нибудь связь между этими женщинами?

Я сделал знак Элу и тот принес еще кружку. Я выпил половину, прежде чем ответить.

— Послушай-ка, Пат… у нас есть три представительницы одной профессии. Очень возможно, что они знали друг друга. Это ведь чертовски узкий круг людей. Так что вполне вероятно, что они не раз сталкивались. Допустим, так оно и было. Две из них мертвы, одна пропала…

— Ты ничего не сказал о четвертой.

— В данный момент, это всего лишь домыслы. Проверь свою статистику, и ты увидишь, сколько человек погибает каждый день.

— Ты думаешь, что Греты Сервис нет в живых?

— Нет, не думаю. Один из приятелей недавно встретил ее недалеко отсюда.

— Майк, это ведь были девочки из рекламного агентства, без родных, не слишком-то обеспеченные. Любая из них пошла бы на многое за приличные деньги.

— Но мы-то с тобой знаем кое-что о таких деньгах. Ты имеешь в виду кого-то вроде Джека Потрошителя, не так ли?

— Очень может быть. И вот что интересно в этом деле: ни одна из девушек не подвергалась перед смертью надругательству в сексуальном плане.

— Если это дело рук одного человека, то надо признать, что он работает чисто. Кстати, скажи-ка мне… Ты и сам, наверное, об этом подумал, — зачем заходить так далеко, чтобы отравить Постон каким-то экзотическим ядом? И каким образом убийца раздобыл его, если это такая редкость? Как-то это не укладывается в общую картину.

— Но картина все-таки есть, — настаивал Пат.

— Конечно, если все рассматривать под таким углом.

Пат повернулся и посмотрел мне прямо в глаза.

— Что как раз и приводит к тебе, приятель.

— Так ты все-таки решил давить на меня?

— Ничуть. Может быть, позже я это сделаю, но пока что меня интересует все лишь одна вещь. Это дело с Ореоло Бухером. Все ли на самом деле было так, как ты рассказываешь?

— Интересное дело. Гай меня тоже об этом спрашивал.

— И что же ты ответил?

— То же самое, что и тебе.

Пат бросил на стойку бара свою долю за ленч.

— Смотри, не заходи чересчур далеко, Майк. В этом мире никто не может быть сам по себе. Мы с тобой сыграли немало игр вдвоем. Давай же не расставаться и в этот раз. Я знаю, что у тебя на уме, так что я играю пока что с тобой, но не забудь, что там, в верхах, есть люди, которые охотятся за твоей головой. Если ты споткнешься, то я смогу слететь, так что будь начеку.

— Я так и делаю изо всех сил.

— И еще одно. Только для меня. Не для протокола. Эта история с Бухером… все так и было, как ты говоришь, на самом деле?

Я покачал головой.

— Нет.

— Но ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь?

— Мне слишком часто напоминают об этом, — ответил я.

* * *

Район, в котором жил Ореоло Бухер, не был новым для меня. Он примыкал к району трущоб, предназначенных для переселения квартиросъемщиков из тех кварталов, где намеревались начать реконструкцию. На всем здесь лежала печать уныния, витавшая над зданиями подобно смогу. На протянутых между зданиями веревках болталось застиранное белье. Обитатели унылых жилищ отличались неприкрытой враждебностью. Весь этот квартал существовал благодаря дотациям городского управления, но бары были переполнены, а тротуары забиты разными марками старых автомобилей.

Два года назад мы тут накрыли одну компанию, торговавшую спиртными напитками собственного производства. В результате этого на одной вечеринке умерло от отравления сразу пятнадцать человек. Кто-нибудь должен здесь помнить, сколько баксов я рассовал здесь, собирая факты. Полиции здесь мало что удалось бы сделать, даже если бы она надавила на своих осведомителей. Но когда здесь видели зеленые бумажки, зная к тому же, что я не стану писать официальный рапорт, то охотно выкладывали мне все, что знали.

Макс Кьюдис работал ночным барменом в «Севилье», грязной забегаловке на углу улицы. Он только что заступил на смену и, когда я вошел, как раз вытирал стойку бара грязной тряпкой. Бросив на меня взгляд, в котором читалось, что он меня узнал, Макс, не дожидаясь моей просьбы, поставил передо мной кружку пива и сдал сдачу с двадцатки, которую я бросил на стойку.

— Ореоло Бухер, — сказал я, подвигая к нему десятидолларовую бумажку, которая тут же исчезла у него в кармане.

Он наклонился вперед, опираясь локтями на стойку.

— Это ты его укокошил?

Я кивнул.

— Я так и думал. Черт побери, он сам напросился на это.

— Почему?

— Сволочной тип. Всегда во что-нибудь ввязывался.

— В одиночку?

— Именно, — ответил Макс. — Да, он тут никому не пришелся по душе. Мерзкий тип. Мне пришлось пару раз выкинуть его, когда он чересчур нагрузился, и мне показалось, что он готов был убить меня.

— Он здесь что-нибудь натворил?

— Нет, но я готов поклясться, что это он увел пушку из винной лавки Арли два месяца назад. Когда я в последний раз выкидывал его отсюда, то почувствовал, что у него была пушка.

— Кто может знать о нем еще что-нибудь, Макс?

— Мне кажется, что никто. Он обычно сидел на одном и том же месте, а потом уходил. Никого это не интересовало. — Макс моргнул и потер подбородок. — Хотя, знаешь, я тебе расскажу одну забавную штуку: однажды я видел, как он садился в огромный новенький автомобиль на Лентис-авеню. Он сел на заднее сиденье, за рулем был шофер. Я не разглядел, с кем он был, заметил только, что на этом типе была широкополая шляпа и, по-видимому, он хорошо знал Ореоло. Во всяком случае, это было не такое общество, к которому Бухер привык.

— Ты уверен, что это был Бухер?

— Абсолютно. — Он снова нахмурился и дотронулся пальцем до моей руки. — Да, еще я вспомнил, что старый Грини рассказывал, как он наблюдал такую же сцену. Я не верю Грини, потому что он всегда пьян и не в состоянии рассуждать здраво. Но он говорил, что Ореоло сидел в шикарном автомобиле.

— А что, если мне самому поговорить с Грини?

Макс хрюкнул и сказал:

— Тебе для этого придется спуститься на шесть футов в землю. Грини сшиб грузовик два месяца назад, и он умер в Бельвю.

Поспешность ни к чему не привела меня. Если уж Макс не мог ответить на мои вопросы, то, значит, ответа вообще не было. Я спросил:

— А как насчет той шлюхи, к которой ходил Бухер?

— Рози? Да она о нем знает меньше моего. Она из тех, кто расшибется в лепешку за кружку пива или за бакс. Только она подбирает такую шваль, к которой другие не позволят себе притронуться. Люси Дигс и Долли отшили Бухера, когда он к ним клеился, поэтому-то он и связался с Рози. Да, старик Бухер был здесь не очень популярен. Никто по нему тут скучать не будет. Никто. Если бы не копы, которые шныряли здесь, никто бы и не вспомнил о нем.

— О'кей, малыш, спасибо, если это все, что у тебя есть.

— Очень жаль, Майк, но больше ничем помочь не могу. Где найти тебя, если еще что-нибудь услышу?

Я вынул свою визитную карточку и написал на ней название отеля.

— Позвони мне по этому адресу, если узнаешь что-нибудь важное. Чек я пришлю по почте.

Гай как раз собирался уходить, когда я дозвонился к нему в бюро. Он искал меня по всем телефонам целый час и уже отказался от этой затеи.

Он не мог разговаривать со мной, поскольку вокруг было много народу, так что он предложил мне встретиться у «Тедди». Я прошел квартал, поймал такси и дал шоферу адрес этого ресторана.

Гай поджидал меня в отдельном кабинете и был не один. Он указал мне на стул и кивнул в сторону высокого худощавого парня.

— Ты знаком с Элом Кейси?

— Встречались. — Я протянул руку, и он пожал ее. — Бифф рассказывал, что вы просматривали досье в справочном отделе. Наткнулись на что-нибудь?

— Об этом мы и хотели с тобой поговорить, — сказал Гай. — Присядь.

Я притянул к себе стул, и он кивнул Элу:

— Ну-ка, выложи ему все.

Эл откинулся на спинку стула и отхлебнул кофе.

— Во-первых, как нам кажется, мы установили, с кем Митч виделся в последний раз. Он был в магазине женской одежды на Бродвее и расспрашивал там про эти чертовы пеньюары, а под конец купил один. Он дал свое имя и адрес бюро одной из продавщиц и уплатил двадцать баксов за штуку, которая стоила двенадцать долларов. Девушка отошла, чтобы позвонить в отдел сбыта, а когда вернулась, Митча уже не было. Ну, а поскольку публика на Бродвее не так уж часто оставляет такие чаевые, то продавщица легко припомнила тот случай. Раньше она не хотела говорить об этом, потому что не желала, чтобы управляющий знал, что она взяла сдачу себе. И еще она вспомнила, что, пока она выписывала чек, Митч все время наблюдал за каким-то покупателем, который толкался у стоек с одеждой, и причем так внимательно, что ей пришлось дважды спросить адрес, прежде чем Темпл ответил. Но этого второго покупателя она раньше никогда не видела.

— Что Митч купил?

— Коротенькую черную нейлоновую рубашку, весьма вызывающую, как говорят девушки. Мы предполагаем, что он узнал этого парня, о котором рассказывала девушка, и пошел за ним. Дата на чеке совпадает с тем днем, когда он в первый раз пришел в справочный отдел и стал там рыться.

— Кто-нибудь из продавщиц узнал того типа?

— Нет. Там была новенькая, которая должна была его обслуживать, но он ничего не купил. Эта девушка сказала, что если она правильно припоминает, то, по-видимому, этот человек был тем самым, который спрашивал, нет ли у них в отделе в продаже пеньюаров каких-нибудь других цветов помимо выставленных. Она сказала, что нет, мол, это все, и он ушел. Но интересно то, что именно в это утро они как раз выставили полный ассортимент расцветок.

Я уставился на обоих и вдруг почувствовал, что все разрозненные детали начинают в моем мозгу связываться друг с другом… за исключением одной, совсем маленькой.

— Полный ассортимент, но все же в нем не хватало одного цвета, — задумчиво произнес я.

Эл Кейси покачал головой:

— Все цвета. Я даже проверил их в регистрационной книге.

— Там не было белого, — проговорил я.

Они посмотрели друг на друга, и резкая морщина перерезала переносицу Эла.

— Да, верно, — медленно сказал он. — Белого не было. Но как вы догадались?

— Мне подсказал Митч Темпл. Именно потому он тянулся рукой к белому платку в кармане своего пиджака. Именно за платком, и ни за чем другим.

Гай сдвинул очки на лоб и пристально посмотрел на меня.

— Не понимаю, Майк.

— Вельда догадалась первой, — ответил я ему. — Зеленое — для рыжей, черное — для блондинки. Какая девушка лучше всего будет выглядеть в белом?

Минуту спустя Гай сказал:

— Брюнетка или темноволосая.

— Такая, как Грета Сервис, — прибавил я.

Глава 6

Вся история начинала приобретать определенные очертания. Очевидно, только и нужно было, чтобы эта первая деталь встала на свое место. Пат все равно в конце концов добрался бы до этого. Полицейские материалы были полны описаниями психов, которые шли на всякие крайности, чтобы удовлетворить свои нелепые причуды и желания. Они обладали змеиной хитростью, и поймать их было нелегко. Они имели свои сети с таким сложным фантастическим рисунком, что, казалось, невозможно было найти ни начала, ни конца этих хитросплетений. В общем, наша догадка была всего лишь предположением, но очень вероятным и вполне возможным.

— Пат осведомлен об этом? — спросил я.

— Его ребята в общем-то идут по тем же следам. Если они получат другие ответы на такие же вопросы, то им очень не повезет.

— Как долго вы собираетесь держать это при себе?

— Пока не продвинемся хоть на шаг вперед, — ответил Эл. — Норман Харрисон сегодня вернулся из Вашингтона. Он там просматривал сенатские отчеты последней комиссии и собирался порыться в своих бумагах, чтобы выяснить, не оставил ли ему Митч записку после того, как не смог найти его по телефону. В доме у Митча пневматическая почта, так что это вполне возможно.

Гай закурил сигару и задул спичку.

— Я должен встретиться с ним вечером. Он занят подготовкой политической встречи, которую проводит один из членов Ассамблеи ООН для одной из вновь принятых стран. Какая-то африканская страна, которую мы поддерживаем. Хочешь пойти со мной?

— Спасибо, — усмехнулся я и взглянул на Эла Кейси. — Ну, а вы?

— Нет, я вернусь обратно в справочный отдел. Мне кажется, я знаю, какой системы придерживался Митч, когда работал там. Во всяком случае, он не шел в алфавитном порядке. Если мне удастся найти ту последнюю папку, на которую он наткнулся, то круг значительно сузится. Даже если там чего-то не хватает, мы сможем восстановить с помощью негативов недостающие документы.

Я оттолкнулся от стола и встал.

— О'кей, милый, я с тобой.

* * *

Городской дом Джеральда Юга представлял собой вновь отстроенное трехэтажное здание на Пятой авеню, как раз напротив Центрального Парка. Мои скудные сведения о Юге были почерпнуты из кратких газетных заметок, поэтому по дороге Гай вкратце обрисовал мне эту фигуру.

Юг был владельцем нескольких процветающих корпораций, которые возвели его в ранг мультимиллионера еще в 1930 году. Но сам он не появлялся на общественной арене до тех пор, пока его жена не решила, что Чикаго слишком ничтожный городишко для их нового положения и не вынудила Юга переселиться в Нью-Йорк. Через год после этого она умерла, но Юг к тому времени уже пристрастился к жизни в высших сферах, которая стала для него доступной. Он даже расширил поле своей деятельности и стал чем-то вроде покровителя всяческих искусств и неофициальным хозяином приемов разных важных персон, прибывающих в Нью-Йорк с визитами.

По-видимому, у Юга хватало ума не лезть в дебри политики, хотя иногда к его влиянию прибегали, когда хотели воздействовать на того или иного представителя в ООН. Общественная деятельность, по-видимому, нисколько не вредила его бизнесу, акции его предприятий стояли высоко, и в свои шестьдесят два года он не имел ни одной скандальной истории.

Приглушенные звуки струнного квартета разносились по комнатам под шумок тихой болтовни. Дворецкий принял наши шляпы, а за его спиной мы увидели гостей, стоявших небольшими группами. Между ними сновали официанты с подносами, уставленными бокалами с шампанским. Обстановка была неофициальной, но большинство мужчин расхаживали в смокингах, женщины же как будто сошли с парижских журналов и были увешаны бриллиантами.

Джеральд Юг знал цену хорошим связям. Я увидел Ричи Сэйлсбюри, автора большинства вашингтонских статей, Пола Грегори, чьи политические обозрения печатались в крупнейших журналах, и Джила Синглдона, который обычно вел отдел иностранных новостей.

Когда мы вошли, Юг как раз разговаривал с Норманом Харрисоном. Он подошел поздороваться к нам с Гаем, который представил ему меня. Несмотря на свой возраст, он был еще поразительно красив, хотя у него уже намечалось небольшое брюшко. У него был острый взгляд внимательного наблюдателя, чувствовалось, что глаза его умеют засмеяться скабрезной шутке, но и приобрести ледяное выражение, если понадобится. У меня было такое чувство, что взгляд его пронзил меня насквозь, добрался до самой моей сути, когда он сказал:

— Мистер Хаммер? О да, вам недавно были посвящены заголовки всех газет.

— Чисто случайно, — сказал я.

— Но неплохо для вашего бизнеса.

Он отпустил мою руку и улыбнулся.

— Пожалуй.

— Очень жаль, что я не могу написать хоть о половине того, что мне известно, — вставил Гай.

— Почему же?

Гай усмехнулся:

— Потому что Майку может взбрести в голову писать автобиографию, в которой он меня обязательно упомянет. Как проходит вечер?

— Отлично. Мы приветствуем Накоэка Абора и сопровождающих его лиц. Знакомим его с городом и все такое прочее. Публика будет прибывать целый вечер. Давайте-ка я вас кое-кому представлю.

Гай отмахнулся.

— Не беспокойтесь. Я в общем-то знаком со всеми. А если кого и не знаю, то познакомлюсь сам.

— А вы, мистер Хаммер?

Гай не дал мне ответить:

— Не беспокойтесь о нем, Джеральд. Вы даже представить себе не можете, какие у него знакомства.

— Ну, тогда разрешите представить вас хозяйке сегодняшнего вечера.

Он подвел нас к ближайшей паре. Женщина в открытом черном платье, струившемся вокруг ее фигуры, точно темное серебро, беседовала с невысоким мужчиной восточного типа в смокинге.

— Дорогая… позвольте отвлечь вас на минуту, — сказал Джеральд.

Женщина обернулась. Волосы ее мерцали, глаза сияли и были столь умело подкрашены, что казались чуть раскосыми. Когда ее взор обратился ко мне, она широко раскрыла глаза от удивления, и голос Далси Макинесс произнес:

— О, Майк, как приятно видеть вас здесь!

Гай толкнул Джеральда локтем и прошептал:

— Теперь вам понятно, что я имел в виду?

Наш хозяин засмеялся, представил нам Джеймса Лусона, поболтал еще с минуту, затем все трое оставили меня с Далси и бокалом шампанского, присоединившись к другим гостям.

— Неплохое превращение из редактора модного журнала в хозяйку приема, — улыбнулся я.

— Наши клиенты приветствуют метаморфозы такого рода.

Она взяла меня под руку и стала пробираться вместе со мной сквозь толпу гостей, кивая друзьям и знакомым, представляя меня всем подряд. Я увидел Гая, который спокойно беседовал с Норманом Харрисоном, но не слышал, о чем они беседовали.

— Такого рода вещи придают особую изысканность нашим публикациям, — продолжала Далси.

— Вряд ли это будет так, если вас увидят со мной, — ответил я.

— О, да, вы придаете пикантность всему.

— Однако это вряд ли способствует завязыванию нужных связей.

Пальцы ее сжали мою руку, и она усмехнулась.

— Пожалуй, но зато это интересные связи. После вашего ухода из бюро там поднялась такая суматоха. Мне до сих пор казалось, что мои служащие читают более изысканную литературу, но вдруг выяснилось, что и они падки до сенсаций. А вы оказались неплохим стимулом. Всего несколько вопросов, и я узнала о вас довольно много интересного.

— Удивляюсь, что вы еще до сих пор разговариваете со мной, мисс Макинесс.

— Вы вовсе не так плохо знаете женщин, — сказала она, — а зовут меня Далси. Ну вот, а теперь удовлетворите мое любопытство. Вас ведь не было в списке приглашенных, как же вы попали сюда?

— Могущество прессы. Мой друг Гай Гарднер был приглашен и притащил меня с собой. Не то чтобы мне здесь было очень интересно, но у меня с ним деловое свидание…

— Любой друг прессы — друг Джеральда. Рада, что вам это удалось. Есть здесь кто-нибудь, с кем вы хотели бы встретиться?

По крайней мере в четырех разных местах комнаты стояли мужчины, сомкнувшись тесным кружком. То и дело раздавались взрывы смеха, беседа шла с тем нелепым оживлением, когда в центре мужского круга оказывается хорошенькая женщина.

— Быть может, с девушками от Проктора? — предложил я.

Далси погрозила мне пальцем.

— Ого-го. Да они просто пускают пыль в глаза. Кроме того, они чересчур молоды для вас.

— Ну, а для этих?

Я кивнул на мужчин, сгрудившихся вокруг девушек. Всем им было далеко за пятьдесят. Она взглянула на них и весело рассмеялась.

— Забавно, не правда ли? Когда начинается очередная сессия Ассамблеи, они готовы вцепиться друг другу в горло или изобретают планы перестройки мира. Ну, а сейчас они точно школьники резвятся около двадцатилетних девушек. Ничего нет лучше хорошенького личика, если необходимо сохранить мир и спокойствие на приеме.

— Вам бы следовало прибегнуть к этому средству в ООН. Может, это именно то, что нужно.

— О, я уже думала об этом. Сначала Джеральду не понравилась эта затея, но девушки Проктора такая удачная находка, что теперь он настаивает на их приглашении. Собственно, это была идея его жены.

— Как получилось, что вы стали хозяйкой этого приема?

— Я ведь делаю карьеру, разве вы не слышали?

— Слухи, — ответил я. — Но я в этом участия не принимаю.

— По правде говоря, меня к этому предназначали с рождения. Я из хорошей среднезападной семьи, ходила в аристократическую школу и заводила нужных друзей, так что все получилось само собой. — Она, задумавшись, глотнула шампанское и добавила: — Все эти девушки Проктора, которых вы здесь видите, из высокопоставленных семей. Одна помолвлена с сыном богатого промышленника, другая — с одним из молодых конгрессменов, еще две приглашены в Голливуд…

— Везет же людям.

— Да нет, они это заслужили. Квалификационные требования к этим девушкам очень жестки. Если бы это было не так, мы бы не могли приглашать их сюда. — Она поставила пустой бокал на поднос проходившего мимо официанта и взяла новый. — Кстати, вы нашли ту девушку, которой интересовались?

— Нет еще. Город так велик, что в нем легко затеряться. Но у меня есть время.

— Фотографии хоть чем-то помогли вам?

Я покачал головой и пожал плечами.

— Никто ее не видел. Хотя лицо, подобное этому, не так легко забыть.

Далси повернулась и вздернула подбородок, глаза ее были задумчивы.

— О ней знает, мне кажется…

— Кто?

— Тедди Гейтс, тот самый, который фотографировал эту девушку. У него есть контракты независимо от нас. Он использует модели, от которых мы отказались. Вполне возможно, что у него есть на нее регистрационная карточка.

— Как мне его найти?

Она взглянула на часы и сказала:

— Восемь часов. Это будет продолжаться здесь до полуночи. Вы собираетесь оставаться здесь до конца?

— Нет, пожалуй.

— Тогда, может быть, мы встретимся в вестибюле моего бюро, скажем, в 12.30? Пойдем и посмотрим, что там есть.

— А вы не против?

— Хм. Мне нравятся белые охотники. А теперь я должна идти выполнять роль хозяйки. Приятных развлечений.

Я посмотрел ей вслед, по достоинству оценить походку, полную достоинства, в то же время такую женственную. Я был не единственным, кто впился в нее глазами, и вздохнул с сожалением, когда она скрылась из виду.

* * *

Норману Харрисону не удалось обнаружить никаких следов того, чем интересовался Митч Темпл. Он просмотрел все досье в его кабинете и все записи, но не нашел ничего, что могло бы служить хотя бы памятной запиской. Молодой человек, который сидел у Нормана в качестве секретаря, сказал, что помнит Митча, но разговор с ним был очень кратким и в основном сводился к просьбе, чтобы Норман позвонил, когда вернется. Больше парень ничего не помнил.

Мы сидели вместе в библиотеке, пытаясь представить себе, какая причина могла заставить Митча позвонить Норману, но нам так в голову ничего и не пришло. Норман вспомнил, что однажды они с Митчем были на каком-то приеме, и там Митч стал расспрашивать его о политической подкладке серии статей Нормана о мафии. После этого Норману предложили сделать несколько репортажей о политической ситуации в ООН и о приближающихся выборах в Штатах. По логике, всем этим Митч не мог интересоваться, он работал в другой области.

Вошла одна из горничных и сказала, что Гая просят к телефону. Когда он вновь присоединился к нам, лицо его было возбуждено. Подождав, пока мы остались одни, он сказал:

— Эл Кейси нашел водителя, который, как он думает, был последним, кто видел Митча перед смертью. Сев в такси, Митч попросил водителя следовать за машиной с пассажирами до Двадцать первой улицы. Он ждал минут пятнадцать, пока человек вышел из магазина со свертком под мышкой. Он прошел до конца квартала и сел в частную машину, которую он, очевидно, вызвал по телефону из магазина. Митч проследил автомобиль до Белт-парквэй, но потом неизвестные помчались с бешеной скоростью, и, когда таксист все же попытался догнать их, они нарвались на полицейский патруль, который оштрафовал шофера за превышение скорости. Тогда Митч попросил таксиста отвезти его снова в центр и высадить около своего дома.

— Таксист уверен, что это был Митч?

— Он опознал его по фотографии. Таксист его очень хорошо запомнил, потому что получил от Митча щедрые чаевые, которые покрыли расходы на штраф.

— А есть какие-нибудь сведения о второй машине? — спросил я.

— Нет, они ведь так и не смогли приблизиться к ней достаточно близко. Уже темнело, движение было очень интенсивное, и шоферу показалось, что это была темно-синяя машина, но марки и номера он не помнит.

— Удалось что-нибудь выяснить в самом магазине?

— Никто из продавщиц не запомнил ничего интересного относительно покупателей, но одна из них действительно продала в тот день белый пеньюар. Эл проверил корешки чеков. Однако это была покупка за наличные, поэтому не осталось ни имени, ни адреса покупателя.

Я задумчиво поглядел на Гая. Что-то меня беспокоило, хотя я не мог понять, что именно.

— Надо бы сообщить обо всем Пату, — сказал я.

— Он уже знает, — ответил Гай. — Но какой нам от всего этого прок, раз мы все равно не знаем, кого искать.

— Митч узнал его.

— Но Митч был знаком с уймой людей, и что особенного в том, что кто-то в толпе покупателей покупает пеньюар для своей куколки?

— Может быть, он и раньше это делал. Может быть, он замешан в такого рода делах, — спокойно заметил Норман.

— Надо это выяснить, — сказал Гай.

— Пат будет проверять картотеку, и мы постараемся ему помочь. Хочешь пойти с нами, Майк?

— Нет, вы идите, а я попробую действовать в другом направлении. Позвоню тебе позже.

Лицо Гая снова приняло озабоченное выражение.

— Послушай, Майк…

— Это всего лишь предположение, — прервал я его. — И нам нужно подходить к этому делу со всех возможных сторон.

Кажется, Джеральд Юг сожалел о нашем приходе, но, несмотря на это, настаивал, чтобы мы остались. Мы попрощались с некоторыми из гостей, и Далси Макинесс вышла проводить нас. Я сказал, что хочу еще успеть кое-что выяснить, но приду в Проктор-Билдинг, как мы условились.

Гай подозвал такси и высадил меня напротив Ньюс-Билдинг, не задавая вопросов. Затем он поехал дальше. Неподалеку находился небольшой бар, который обычно в обеденное время посещала газетная братия.

Тим Рейли сидел на своем обычном табурете со своим обычным мартини, как обычно погруженный в дискуссию с барменом. Это был старый спортсмен, спортивный обозреватель, который в настоящее время работал в отделе корректировки, но никак не мог расстаться с воспоминаниями о бейсболе.

Он широко улыбнулся, когда я уселся рядом, но я не дал ему возможности втянуть себя в дискуссию о спорте.

— Окажи мне любезность, Тим, — попросил я его.

— Майк, у меня не осталось ни одного билета. Я…

— Да нет. Я имею в виду Митча Темпла.

Он поставил стакан, и лицо его стало серьезным.

— Спрашивай.

— Митч сохранял черновики своих репортажей?

Тим скривил рот и кивнул.

— Конечно. Все так делают на случай, если понадобится что-то восстановить.

— Мне хотелось бы взглянуть на них.

— Но ведь ты можешь перелистать старые подшивки.

— Это слишком долго. Просмотреть черновики гораздо быстрее.

Он допил свой мартини одним глотком, бросил бумажку на стол и встал с табурета.

— Пошли, — сказал он.

В закутке Митча Темпла в редакции стоял запах нежилого помещения. Старый плащ все еще болтался на вешалке за дверью, в пепельнице было полно окурков. Видно было, что кто-то рылся во всех ящиках и оставил бумаги нагроможденными на столе. Картотека с тремя ящиками стояла около письменного стола, два из них были частично опорожнены. Но поскольку в них находились только его собственные отпечатанные на машинке черновики, скрепленные соответствующими гранками, то никакого тщательного осмотра, видимо, не проводили.

В папках лежали планы работ на каждый месяц, самые первые из них были составлены два года назад. В некоторых папках были карточки, описание различных слухов, при проверке подтвержденных фактами, всевозможные интересные заметки по поводу различных лиц. Эти заметки превращались в репортажи. Я подцепил ногой вращающийся табурет, подтянул его к картотеке и сел.

— Не могу ли я помочь тебе чем-нибудь? — спросил меня Тим.

— Я и сам не знаю, что ищу.

— Ну ладно, сиди здесь, сколько потребуется. Никто тебя беспокоить не будет. Майк, если найдешь что-нибудь, крикни мне. Хорошо?

— Не беспокойся, Тим. И спасибо тебе.

Митч Темпл не был обычным хроникером бродвейских сплетен. В его записях то и дело попадались настоящие маленькие жемчужины, и память мне подсказывала, что позднее они превратились в холодно-сжатые репортажи. Он рыскал из конца в конец Нью-Йорка, хотя его основной темой был Бродвей. Часто он находил побочные темы, связанные с Бродвеем, и тогда он на время превращался в настоящего крестоносца. Серия его статей о мафии вызвала специальное расследование деятельности ее главарей, закончившееся несколькими суровыми приговорами. Два раза он вмешивался в политические аферы и разоблачал некоторых политических деятелей города.

Имена Далси Макинесс и Джеральда Юга часто мелькали в записях Митча: иногда они были хозяевами приема, иногда сами были в числе гостей. Некоторые из кавалеров Далси на великосветских раутах оказались фигурами международного значения в политике и финансах. Далси объездила весь свет в качестве представительницы фирмы Проктора и была принята в лучших домах Европы и Америки. Хотя Митч и отмечал, что она имеет отношение к некоторым политическим событиям и всегда участвует в развлечениях представителей ООН, он все же считал, что никаких особых политических позиций у нее не было и ни с кем из политических деятелей в близких отношениях она не была.

О Джеральде Юге сведений было больше. Он всегда участвовал в финансировании какой-нибудь далеко идущей вперед акции, был заинтересован в таких проблемах, как разведка или международные отношения. Дважды он вступал в связь с какой-нибудь известной дамой, но дальше этого дело не шло. В одном репортаже Митч намекал на то, что Юг использовал свое влияние на делегата одной из южноафриканских стран, чтобы добиться чрезвычайно выгодного контракта на разработку минеральных ресурсов для одной из его компаний, но при современной манере вести дела ничего особенного в этом не было.

В записях встречались другие имена, знакомые и незнакомые. Три недели подряд Митч громил в своих репортажах лицемерие правительства Штатов в деле выполнения принятых на себя обязательств. И в этой связи упоминалось имя Белара Риса, который вынырнул из тьмы со значительным состоянием сразу после второй мировой войны. Он устроил переворот в своей стране, которая в результате превратилась из колонии в независимое государство, избравшее его своим представителем в ООН. Он пытался провести признание своей страны арабской коалицией во главе с Наку Эм Абором. Да, пожалуй, Митч здесь кое-что упустил, подумал я. Страна вошла в коалицию, и именно старого Наку чествовали сегодня на приеме Джеральда.

Митч очень старался приструнить эту компанию, но ему это не удалось. Несмотря на расследование, проведенное Темплом, и на публикацию полученных фактов, два рабочих союза одержали верх в стране, вспыхнуло восстание, в результате чего столица страны частично разрушена и политикан, стоявший во главе этой заварушки, был переизбран, хотя он имел самые тесные связи с коммунистами.

У меня в запасе было еще минут десять, так что я взялся за последнюю папку из ящика. Читать все это было интересно, но ничего особенного здесь не было. Снова всплыло имя Белара Риса, один раз его отколотил какой-то плебей, в другой раз итальянское правительство обвинило его в связи с шайкой спекулянтов, торговавших на черном рынке лекарствами по сумасшедшим ценам. Были еще какие-то истории с личностями из мира шоу-бизнеса, но во всем этом не было ничего примечательного.

Я просмотрел уже около трети репортажей, и насколько можно было судить, это была пустая трата времени. Для того чтобы быть убитым, Митч должен был написать о чем-то более важном. Ни один здравомыслящий человек не стал бы поднимать на ноги всю журналистскую братию и полицию из-за такой ерунды. Правда, оставалась возможность, что это был не здравомыслящий человек… Может, это был обыкновенный психопат?

В 12.30 я был в Проктор-Билдинг. Ночной дежурный бросил на меня нервный взгляд. Пять минут спустя вышла Далси, приветственно махнула мне рукой, и парень успокоился. Она успела переодеться: на ней была юбка и свитер. Она смахивала на девочку-подростка, прибежавшую на ночное свидание.

— Давно ждете?

— Пять минут. Как прошел прием?

— Блестяще. Жаль, что вы ушли так рано, а то могли бы увидеть великих мира сего, великих глав великих наций.

Я тихонько выразил свое мнение по этому поводу, и она подавила смешок, кинув на меня сияющий взгляд.

У Далси был ключ от частного лифта, который в мгновение спустился и домчал нас до десятого этажа — царства фотографов. Она нашарила выключатель, включила свет и повела меня по коридору мимо лабораторий, мимо стендов, на которых были выставлены фотографии моделей на фоне экзотических растений. Наконец мы подошли к комнатам фотографов, где на одной из дверей я увидел табличку «Теодор Гейтс».

— Вот мы и пришли. — Она распахнула дверь, вошла, включила настольную лампу и подошла к каталогу, стоявшему у стены. — Сервис, не так ли?

— Грета Сервис, — кивнул я.

Она выдвинула ящик, пробежала пальцами по конвертам и вытащила один из них с фамилией Греты, напечатанной на машинке. Внутри находились дубликаты тех фото, которые мне уже показывали у Далси, и еще краткий перечень работ, которые выполняла Грета. Адрес был тот же: Гринвич-Виллидж.

— Не годится. Мне нужен последний адрес, — сказал я.

Она сунула конверт обратно в ящик и захлопнула его.

— Погодите минутку. — На столе Гейтса стоял вращающийся барабан с карточками. Она повернула его. — Может быть, вот это?

Я взглянул на карточку, там стояло имя Греты, адрес «Гринвич-Виллидж» был перечеркнут, под ним стоял новый адрес: Сандло Отель, четырехразрядная ночлежка на Восьмой авеню. Какие-то значки внизу карточки, может быть, что-то говорили Гейтсу, но мне они были непонятны. В углу было одно имя «Хауэл».

— Ну? — нетерпеливо спросила Далси.

— Это единственная нить, которая появилась у меня. Я собираюсь проследить ее.

— Может быть, вам лучше сначала позвонить?

— Нет. Боюсь, что спугну ее. — Я сжал руку Далси. — Спасибо, киска, я этого никогда не забуду.

Легкая дымка грусти мелькнула в ее лице.

— Не будет ли это нахальством, если… ну, я попрошу вас разрешить мне пойти с вами. Вы думаете, что я слишком любопытна?

Я взял ее за руку.

— Конечно, пойдем вместе, почему бы и нет?

* * *

Мы вышли из такси у Сандло Отеля и вошли в холл. Здесь жили люди, которые были бедны или слишком стары, чтобы найти что-нибудь поприличнее. Воздух в холле был затхлый и пропахший табаком, и этот запах запустения, казалось, витал в воздухе в течение долгого времени. Ковер, лежавший перед несколько скособоченными потертыми деревянными креслами, был весь в залысинах. Унылые пыльные пальмы в горшках торчали по углам холла, два растения стояли возле лифта, на котором висела табличка «Неисправен».

Портье за стойкой сам по себе был анахронизмом. Он дремал в своем кресле, возле него стояли три пустые пивные бутылки. Я подошел к нему и спросил:

— У вас живет некая Грета Сервис?

Он посмотрел на меня сонным взглядом и покачал головой.

— Такой у нас нет.

— Вы уверены?

— Я же сказал вам.

Тут я вспомнил имя, написанное внизу карточки Греты, и спросил:

— Ну, а как насчет Хауэл?

Он полуобернулся и бросил взгляд на список, висевший на стене.

— 203, второй этаж, — и потянулся к телефону.

— Не утруждайте себя, — сказал я ему.

В какое-то мгновение он хотел рассердиться, потом посмотрел на меня широко раскрытыми глазами и отшатнулся. Пожав плечами, он снова удобно уселся в свое кресло. Я взял Далси за руку и увлек ее к лестнице.

Мне пришлось постучать два раза, прежде чем из-за двери раздался какой-то приглушенный звук. Я постучал еще раз, и тогда сонный голос произнес:

— Сейчас, сейчас, не ломайте дверь.

Я услышал шум падения опрокинутого стула, тихое проклятие, потом под дверью показалась полоска света. Звякнула цепочка, щелкнул замок, и дверь распахнулась. Я произнес:

— Привет, Грета!

Это была она. Не совсем Грета Сервис, что на фотографии, но все же она. Лицо ее несколько поблекло, красота не была такой яркой, как раньше, кожа утратила свою прежнюю свежесть, а глаза — ясность взгляда. Иссиня-черные волосы были спутаны и рассыпаны по плечам. На ней был дешевый купальный халат, который она придерживала рукой у горла, чтобы он не распахнулся.

Я втолкнул ее обратно в комнату, потянул за собой Далси и закрыл дверь. Грета, как видно, дошла до точки: комната была откровенно пустая, как раз настолько, чтобы не нарушать закона. В приоткрытом шкафу виднелось несколько платьев, пустая бутылка из-под джина валялась на ночном столике, на полу лежали осколки стакана.

Грета перевела взгляд с меня на Далси, а затем с Далси на меня.

— Что вам нужно?

— Вы, Грета, — повторил я.

Она молча посмотрела на меня и сказала:

— Мне кажется, я вас знаю.

— Майк Хаммер.

Теперь она узнала меня.

— Подонок! — прошипела она.

— Успокойся, детка. И не вздумай обвинять меня в том, что я засадил твоего брата. Ведь именно он попросил меня найти тебя.

Слегка смутившись, Грета отступила на шаг.

— Ну, вот ты меня нашел. А теперь убирайся отсюда.

Она почему-то избегала смотреть мне в глаза.

— Что с тобой произошло? — спросил я.

Она неохотно подняла голову, губы ее были плотно сжаты.

— Оставьте меня в покое.

— Гарри хочет видеть вас.

Она резко отвернулась, угрюмо уставившись в грязное оконное стекло.

— В таком виде?

— Думаю, что ему это безразлично.

— Передайте ему, что я навещу его, как только смогу.

— Что с вами случилось, Грета? — повторил я.

Мы обменялись взглядами в оконном стекле.

— Просто у меня ничего не вышло. У меня были великолепные идеи, но осуществить их не удалось.

— Ну, так что же мне передать Гарри?

— Я работаю, — ответила она. — Мне удается подзарабатывать по несколько долларов то там, то тут. Но мой час придет. — Голос ее звучал хрипло. Я ничего не ответил ей, и она резко повернулась к нам. Халат распахнулся, и ее чудесное тело отчетливо вырисовывалось под прозрачной ночной рубашкой во всем своем великолепии. — Скажите ему, чтобы он оставил меня в покое до тех пор, пока я все не устрою. И перестаньте преследовать меня. Я буду делать то, что сама сочту нужным, и не желаю, чтобы вы вмешивались в мои дела. Не так-то хорошо он сам устроился, ведь верно? Я-то, по крайней мере, на свободе и сделаю, что смогу. А теперь оставьте меня в покое и убирайтесь отсюда.

— Грета… не хотите ли поговорить со мной об Элен Постон?

Она никак не отреагировала на мой вопрос и равнодушно ответила:

— Она мертва. Покончила с собой.

— Почему?

— Откуда мне знать? Помешалась на каком-нибудь парне.

— А если это не было самоубийством? — спросил я.

Она чуть заметно вздрогнула и сжала кулаки.

— Если уж кто умер, то умер. Какое это теперь имеет значение?

— Для нее, конечно, никакого. Но, может быть, это важно для кого-то другого? Может, все же поговорим на эту тему?

Она отвернулась, подошла к шкафу и стала швырять с вешалки платья, кидая их в чемодан, стоявший на полу.

— Проклятие! — пробормотала она. — Придется убираться в другое место, где меня никто не найдет. — Она обернулась через плечо, глаза ее горели. — Немедленно убирайтесь отсюда!

— Не можем ли мы чем-нибудь помочь вам? — спросила Далси.

— Бессмысленно, — вставил я. — Нам лучше уйти. Пошли.

На углу стояло несколько такси. Я посадил Далси в первую машину, попросил минутку подождать, а сам подошел к другому автомобилю. Завернув в свою визитную карточку пятидолларовую бумажку, я протянул ее водителю. Он нерешительно взял деньги, глаза его были настороженные. Я сказал:

— Из этого отеля через пару минут выйдет женщина. Если она возьмет такси, посади ее в свою машину. Извести меня, куда отвезешь ее, и ты не пожалеешь об этом.

Он посмотрел мою карточку в тусклом свете фонаря, а когда снова посмотрел на меня, на лице его играла широкая улыбка.

— Разумеется, Майк, — отозвался он. — Не сомневайся.

* * *

Далси Макинесс жила в кооперативном доме, величественно возвышавшемся посреди парка. В таком доме, с его спокойным великолепием, могли жить только очень состоятельные люди. Я знал имена некоторых владельцев квартир этого дома и был удивлен, что Далси могла себе позволить жить в нем. Она прочла немой вопрос на моем лице и сказала:

— Не удивляйтесь, Майк. Совет директоров фирмы Проктор настаивает на этом. Своего рода престиж, что ли. И поскольку они все равно являются владельцами этого дома, я рада была удовлетворить их желание.

— Неплохо. Хотел бы я иметь такую работу.

— По крайней мере, вы можете воспользоваться этой роскошью в знак моей благодарности за то, что взяли меня с собой.

— Но ведь уже слишком поздно.

— Как раз время пить кофе… или вы слишком старомодны?

Я улыбнулся и пошел вслед за ней к лифту. Воздух свистел в шахтной клетке, тихий звук работающих механизмов, казалось, доносился издалека. «Тихие голоса», — подумал я. Они как будто что-то нашептывали мне, но слишком смутно, я едва их слышал. Пожалуй, добрые старые времени прошли. Тогда я соображал быстрее. Теперь все обстояло хуже, что-то не успевал схватить. Как сегодня в Сандло Отеле. Все было хорошо. Так я и скажу Гарри. Я сделал то, о чем он просил. Грета была в неважном положении, но цела и невредима, и я не могу винить ее в том, что она не хочет видеться с Гарри. Может быть, она знала погибших, но ничего особенного в этом нет. Грета жива и хочет, чтобы все осталось так, как есть. Что в этом особенного, черт побери!

Я не заметил, как лифт остановился, и машинально вышел вслед за Далси, которая провела меня в маленькую переднюю, а затем в великолепную комнату, окна которой казались живыми картинами Нью-Йорка в мерцании мириад огней.

— Очнулись? — улыбнулась она. — Вот мы и дома. — Она протянула мне руку и увлекла в комнату. — Кофе или чего-нибудь покрепче?

— Кофе, — ответил я. — Вы уверены, что ваши друзья не станут возражать против моего пребывания здесь?

— Друзья?

— Ну те, с которыми вы обычно общаетесь, они ведь занимают высокие посты и ранги.

Далси опять хихикнула. Эта волнующая привычка делала ее похожей на школьницу.

— Некоторые из них действительно неприятны… Ну, а теперь садитесь и ждите, пока я принесу кофе.

Она исчезла в кухне, откуда вскоре раздался звон посуды и донесся аромат приготовляемого кофе. Я слышал, как она тихонько мурлыкала модный мотив. Я включил проигрыватель, зарядил барабан серией пластинок Вагнера и пустил музыку очень тихо, так что мощные вагнеровские темы чуть слышно шелестели.

Она вернулась с кофе, поставила поднос на мраморный столик около дивана и села рядом со мной.

— Вы сегодня невероятно задумчивы. Это я на вас так действую?

Я взял чашку из ее рук и посмотрел ей в лицо. Даже на таком близком расстоянии было видно, что женская зрелость всего лишь смягчила красоту ее классических черт. Грудь четко вырисовывалась под свитером, мягкая линия бедер вызывающе манила к себе, ноги были скрещены, и одна чуть вздрагивала.

— Только не вы, — усмехнулся я.

— Вы думаете о Грете Сервис, не так ли?

— Пожалуй, вы правы.

Она помешала свой кофе и попробовала его.

— Вы удовлетворены тем, что узнали?

— Удовлетворен, но не совсем. И хотелось бы знать, почему не совсем.

Далси поставила чашку и задумчиво откинулась назад.

— Я знаю. К сожалению, я видела такое и раньше. Некоторые из этих девушек не хотят понять, что мир наш столь суров, вокруг нас тысячи красивых лиц и тел, и они все претендуют на самое лучшее, а когда у них ничего не выходит, никак не могут смириться с этим. Ну, а дорога вниз гораздо легче, чем наверх.

— Не в этом дело. Ей и раньше доставалось. Я считал ее более решительной.

— Голодовка может быть действительно ужасной, — сказала Далси. — Что вы тут можете поделать?

— Наверное, ничего. Оставлю все, как есть. Придется брату довольствоваться этим.

— И у вас никогда больше не появится причины вторгнуться в мою однообразную жизнь, — улыбнулась она лукаво.

— Может быть, я что-нибудь придумаю…

Когда она взглянула на меня в упор, в глазах ее мерцали огоньки — это были глаза ученицы средней школы: темные озера под длинными загнутыми ресницами. Розовый язык мелькал между белыми зубами. Она облизнула губы и очень мягко, откровенно сказала:

— Придумайте сейчас же!

Потом потянулась и выключила лампу, горевшую над нами.

Она была подобна нежному прекрасному растению, которое медленно раскрывалось и тут же погружалось в бурное цветение неописуемого восторга. Ее ладони крепко сжимали мои руки, руководя их действиями, подсказывая мне ласки, приводившие ее в восторг.

Потом, почувствовав, что я все понял, она сама устремилась навстречу радости. Из ее теплого страстного рта вырывались стоны, когда я ее целовал, все ее тело казалось гибким шедевром чувственности.

* * *

Я ушел от нее, когда серый рассвет уже опустился на город, взял такси и отправился в Картер Лейланд Отель. Я тихонько поднялся в свою комнату и сбросил туфли. Дверь в соседнюю спальню была заперта. Я растянулся в кровати и уставился в потолок, положив руки под голову.

Единственное, о чем я мог в эту минуту думать, было — начало это или конец?

Глава 7

Не помню, как я заснул, но, когда проснулся, был уже день. На часах было без десяти четыре, и я тихо выругался, что столько времени проспал зря. Когда я спрыгнул с кровати, с моей груди упала записка: «Встретимся в «Голубой ленте» в шесть, пьяница».

Вместо подписи стояло только «В». Я узнал почерк Вельды. Душ освежил меня и стер с лица последние следы усталости. Порылся в чемодане, который Вельда привезла для меня, и оделся. По привычке я проверил исправность 45-го, сунул его в кобуру и натянул плащ.

Да, ночь была бурной. Я усмехнулся, взял трубку и набрал номер служебного телефона Далси. Мне ответила мисс Табот, та старая леди, которую я поверг в ужас, когда появился в Проктор-Билдинг в первый раз. Мисс Табот ответила, что мисс Макинесс улетела в Вашингтон десятичасовым самолетом и вернется через несколько дней. Она спросила, кто говорит, и когда я ответил, она поперхнулась, а потом пробормотала, что передаст мисс Макинесс, что я звонил.

Я повесил трубку и поднялся со стула, как вдруг зазвонил телефон. Я снова взял трубку:

— Да?

— Майк Хаммер?

— Именно он.

— Это Рэй Тейлор, Майк. Я водитель такси. Вы вчера попросили меня проследить за девушкой.

А я совсем забыл об этом.

— Да, Рэй. Куда же она отправилась?

— Трудно сказать. Она вышла из отеля, помахала мне рукой, и я отвез ее к пятиэтажной платной стоянке на углу Восьмой и Сорок шестой улиц. Она вошла в здание. Ворота была заперты, так что я объехал стоянку вокруг и подождал несколько минут. Потом выехал автомобиль. Мне кажется, за рулем была она. Я собрался ехать за ней, но тут подвернулся клиент. Я ехал на слишком большом расстоянии, чтобы следить за ней. Она доехала до Седьмой авеню, потом повернула в квартал, где есть южный въезд на Вест-Сайд-хайвэй. Вот и все, что мне удалось сделать.

— А какой марки был автомобиль?

— Светло-синий седан «шевроле». Новенький. Номер разглядеть мне не удалось. — Потом таксист добавил: — Ах да, там еще была вмятина на правом заднем крыле, совсем маленькая.

— О'кей, Рэй, спасибо. Куда вам прислать чек?

— Бросьте, Майк. Это не поручение, а одно удовольствие. — Он повесил трубку.

Вот опять. Что-то здесь не так. Не может иметь новый автомобиль тот, кто живет в таком мерзком заведении, как Сандло Отель. Но Рэй Тейлор, однако, не был в этом уверен. А если водителем была не Грета, то она могла воспользоваться платной стоянкой из простой предосторожности, чтобы никто не мог ее выследить. Я знал это место. Там ворота были только с одной стороны. Вход с другой стороны предназначался исключительно для владельцев машин. Если она боялась, что я у нее на хвосте, то это как раз такое место, где можно было ускользнуть от меня.

Я схватил дождевик и шляпу, спустился вниз, справился, нет ли для меня писем, вышел на улицу и через пять минут уже сидел в такси. Я дал водителю адрес Сандло Отеля. Меня никогда не принимают за туриста, но этот водитель решил, что я приезжий. Поймав мой взгляд в зеркале заднего обзора, он сказал:

— Если кто-нибудь сказал вам, что там можно найти девицу, то не рассчитывайте на это, приятель.

— Не выйдет? — спросил я рассеянно.

— Именно, — продолжил он. — Вам лучше найти кого-нибудь в доме. Там они действительно хороши.

Я выдавил кислую ухмылку:

— Да?

— Разумеется. С полдюжины шляется там.

— Да, но я не охочусь за дамой. Там у меня приятель живет.

Он сочувственно покачал головой:

— Плохо дело, — пробормотал он. — Это вонючая дыра.

На этот раз за стойкой сидел другой человек: высокий сутулый парень с впалыми щеками, одетый в поношенный синий костюм. Глаза у него были, как у хорька: казалось, они видели все вокруг, хотя оставались неподвижными. Когда я проходил мимо его стойки, он шепотом позвал меня:

— Эй, послушайте…

Я обернулся. Подошел к нему, остановился и несколько секунд не сводил с него взгляда.

Он сделал вид, что ничего не замечает, но потом это ему перестало нравиться.

— Не могу ли я… помочь вам чем-нибудь?

— Да. Вы можете оставаться на своем месте и закрыть рот. Понятно?

Маленькие глазки полузакрылись и приобрели змеиное выражение. Он пожал плечами и снова погрузился в свои книги. Я поднялся наверх и пошел по коридору к комнате, в которой побывал прошлой ночью. Внутри горел свет, и хриплый мужской голос выкрикивал грязные ругательства по адресу девушки. Она возражала тоже с руганью, потом послышался звук удара в челюсть, и я распахнул дверь. Она растянулась на полу у самой стены, оглушенная, рука ее была прижата к щеке. Это была грязная блондинка, весьма потрепанная жизнью. Мужчина был огромного роста, могучего телосложения, в спортивной куртке и джинсах. Лицо его носило следы карьеры неудачного боксера. Нос был свернут в сторону, одно ухо разбито, шрам пересекал его щеку наискось у рта.

Он с ухмылкой посмотрел на меня и сказал:

— Ты ошибся комнатой, милый.

— Я не ошибся.

Удивление превратило его усмешку в подобие неприязненной улыбки.

— Давай, давай отсюда. Неужели не понятно?

Я стоял неподвижно. Он выждал несколько секунд, потом принял угрожающую позу и двинулся ко мне. Выкинув левую руку, он собирался ударить меня по зубам, но в этот момент я сам треснул его изо всех сил так, что он отлетел назад. Не давая ему опомниться, я ударил его в живот, ноги его подогнулись. Для верности я еще отвесил правой, чуть не свернув ему шею, так что он ударился об единственный шкаф и сшиб лампу, стоявшую на нем. Девушка посмотрела на меня с нескрываемым ужасом. Она уже пришла в себя.

— Зачем вы это сделали?

— Успокойся, детка. Он ведь ударил тебя, не правда ли?

Она тщетно пыталась встать на ноги. Я помог ей подняться, подвел к кровати и усадил.

— Он… черт подери… он мой… мы работаем на пару. — Лицо ее было искажено злобой, она едва цедила слова сквозь стиснутые зубы. — Чертов дурак, теперь он забьет меня до смерти. Вы что, сумасшедший? Чего вы лезете не в свое дело? Почему вы не вытряхиваетесь отсюда?

Я протянул ей бумажник, так что она увидела внутри металлический жетон. Как я и думал, она была не из тех, кто станет рассматривать эту штуку слишком внимательно. В углах ее рта появились морщинки, и она бросила нервный взгляд на парня, лежавшего на полу.

— Начнем с имен, — сказал я.

В ее голосе больше не было злости.

— Послушайте, мистер…

— Имена, детка. Кто ты такая?

Она опустила голову, пальцы ее впились в простыню.

— Вирджиния Хауэл.

— Где Грета Сервис?

Я увидел, как она нахмурилась, потом вздрогнула и взглянула на меня.

— Не знаю никакой Греты Сервис.

Мне слишком часто в своей жизни приходилось иметь дело со шлюхами, так что я всегда мог сказать наверняка, врут они или нет. Эта явно не врала. Итак, все вернулось к исходной точке.

— Начнем с прошлой ночи, Вирджиния. Где ты была?

— Я… я работала. — Она снова опустила глаза.

— Продолжай.

— Это было в отеле на Сорок пятой улице. Какой-то типчик из пригорода, по-моему. Может быть, и моряк. Он… он не очень-то хорошо справлялся со своим делом, но дал мне сотню, и я пробыла с ним ночь.

— Где ты его подцепила?

Она указала на парня на полу.

— Это он назначил свидание. Как всегда. Ему не нравится, когда я работаю в одиночку. — Легкая ирония прозвучала в ее голосе. — Наверное, вы чего-нибудь от меня хотите? Но у меня ничего нет. Вытряхните монету из него. Он все забрал. Никогда даже цента мне не оставит.

— Ты разрешила кому-нибудь пользоваться твоей комнатой?

— Какой кретин захочет пользоваться этой конурой?

— Я не о том тебя спрашиваю.

— Нет, не разрешала.

Я наклонился над парнем. Он тяжело дышал, струйка крови стекала по его подбородку. Я открыл шкаф. Те же самые платья и чемодан, который я видел прошлой ночью.

— Лучше сматывайтесь, мистер. Он ненавидит копов.

— Кто он, крошка?

— Лоренцо Джордж. Бывший боксер.

— Да, сейчас, похоже, он не в форме.

— Все равно он опасен. Не думайте, что он не станет вас разыскивать.

Я наклонился над ним и вытащил у него из кармана бумажник. В нем было пятьсот тридцать баксов, водительские права на его имя, причем отель значился как постоянное место жительства, и два билета на бокс в Гарден на следующей неделе.

— Где его комната?

Вирджиния скорчила гримасу отвращения.

— Кто его знает? На него работает шесть девушек. Если чья-то комната пуста, то он там и остается на ночь. Он никогда ни за что не платит. Он говорит, что живет здесь. Врет. Может, и жил раньше, до того, как заполучил девушек…

— Вернемся к прошлой ночи.

Она вздохнула, закрыла глаза и назвала отель, комнату и мужчину — просто «Бал». Он средних лет, темноволосый, на подбородке шрам, говорит с легким акцентом. Лоренцо Джонс встретился с ней в одиннадцать на постоянном месте, сказав ей, куда идти, и она пошла. Так все делалось до сих пор. Она добавила с сожалением:

— Знаете, мистер, два года назад я получала за ночь двести долларов.

— Всегда есть две возможности, детка. Надо только не мешкать.

— Черта с два. Куда, к дьяволу, мне еще податься?

Я швырнул бумажник Лоренцо на кровать и нагнулся, чтобы поставить его на ноги, как вдруг хриплый мужской голос у двери произнес:

— Вот так и стой!

В дверях стояли двое: один закрывал своим телом дверной проем, другой держал под мышкой дубинку. Это были настоящие бандиты, закаленные в бесчисленных уличных драках и превратившие город в трущобы. Им было под тридцать, и они были чертовски опасны, потому что им нравилось то, что они делали, и они были хорошо снаряжены для этого.

Первый из них почувствовал, что я собираюсь сделать, и прыгнул по-кошачьи. Прежде чем я успел вытащить свой 45-й, он уже висел на мне, занеся дубинку, которую я едва успел перехватить рукой. Но удар все же пришелся по плечу, и вся рука у меня одеревенела. Он собирался ударить меня в лицо, когда я изо всех сил двинул его в пах. Он издал полузадушенный стон, но, очевидно, удар был недостаточно силен, и он снова бросился на меня, цедя ругательства сквозь зубы.

В это же время от двери к нам бросился второй парень, который изо всех сил ударил меня кулаком под ребра. Удар был так силен, что отшвырнул меня на кровать, отчего Вирджиния снова свалилась на пол. Он спас меня этим, отшвырнув с поля действия дубинку, но у меня не было времени думать об этом.

Им следовало помнить, что и мне приходилось бывать в переделках. Я выпрямился, стукнул второго парня каблуком прямо в лицо, перевернулся через голову, вскочил на ноги и оказался на другом конце комнаты. Парень с дубинкой опять бросился на меня. На его лице играла ухмылка, рука была вытянута вперед. Я проскочил под ней, схватил его за предплечье, сделал захват и вывернул ему локоть с такой силой, что кость хрустнула под моими пальцами. Парень дернулся от страшной боли, как марионетка. Какую-то долю секунды он пытался открытым ртом издать вопль, потом без сознания грохнулся на пол. Второй парень все еще ползал на четвереньках, пытаясь подняться. Я снова лягнул его в лицо, и он растянулся на полу, как большая тряпичная кукла.

Вирджиния Хауэл, скорчившись в углу, прижала руки ко рту, глаза ее от ужаса вылезли из орбит. Не было смысла разговаривать с ней дальше. Я поднял шляпу и огляделся.

Лоренцо Джонс исчез. Я спустился вниз. Увидев меня, портье побледнел. Он не шевельнулся, когда я сгреб его рубашку на труди, и не издал ни звука, когда я трижды ударил его по лицу. Он попался и расплачивался за это, надеясь лишь на то, что остальные не обойдутся с ним хуже.

Он молча наблюдал, как я взял трубку, вызвал Пата и рассказал ему о том, что случилось. Все оборачивалось неважно, и нам теперь нужно было найти Грету Сервис, неважно под каким предлогом, а также Лоренцо Джонса, для чего и предлога не требовалось.

Пат велел мне оставаться здесь, чтобы все объяснить наряду, который он уже отправил. Эти ребята хорошо знают свое дело, и те двое наверху никуда не денутся до их приезда.

Через четверть часа я должен был встретиться с Вельдой. Придется ей подождать. Я вышел под дождь, прошел два квартала к северу, пытаясь поймать такси. Наконец я поймал машину и велел шоферу отвезти меня к Проктор-Билдинг. Дежурный в холле только что заступил на дежурство и сказал мне, что все уже ушли. Это был тот самый дежурный, который был здесь прошлой ночью и помнил, что я приходил сюда с Далси. Я сказал ему, что она просила меня взять кое-что из бюро Теодора Гейтса, что это чертовски важно и что кое-кому отвернут голову, если ее желание не будет выполнено. Он так горел желанием помочь мне, что немедленно позвал своего помощника, а сам проводил меня наверх.

Когда мы вошли в бюро Гейтса, я сразу подошел к вращающемуся барабану и повернул его. Мне нужна была карточка Греты с непонятными значками на ней, которые я хотел расшифровать. Я просмотрел карточки трижды, но не нашел того, что искал. Карточка Греты исчезла. Дежурный внимательно наблюдал за мной.

— Нашли то, что вам нужно, сэр?

Я не ответил, а спросил его:

— Кто секретарь мистера Гейтса?

Он подумал немного:

— По-моему, мисс Вальд.

— Мне нужен ее телефон.

— Наверное, на столе есть телефонная книга. — Он подошел к столу, выдвинул верхний ящик, достал справочник и провел пальцем по строчками. — Вот он. — Он прочел мне номер.

Я поднял трубку и набрал номер. После четырех звонков мне ответил молодой женский голос, и я сказал:

— Мисс Вальд, я разыскиваю мистера Гейтса. Он был сегодня в бюро?

— Да. Он пришел около десяти, отменил все встречи и ушел.

— Не знаете, где я могу найти его?

— Вы звонили к нему домой?

— Нет еще.

— Позвоните, больше я не знаю, где он может быть.

Я поблагодарил ее и повесил трубку. Я нашел телефон Гейтса, набрал номер, но на мои длинные звонки так никто и не откликнулся. Ясно было, что там никого нет. Я повесил трубку и записал адрес.

— Теперь все, сэр?

— Да, — ответил я. — Пока все.

* * *

Гейтс жил в перестроенном доме из коричневого камня на Пятидесятой улице. В квартире его имелась и студия. Два других фотографа занимали остальные части дома. Очевидно, тот, который жил на первом этаже, еще работал, потому что там горел свет, а дверь в холл была открыта.

Я вошел и поднялся на второй этаж, нажал кнопку звонка у двери Гейтса, но никто не отвечал. Мне пришлось попробовать шесть отмычек из имевшихся у меня, прежде чем удалось открыть замок. Стиснув в руке свой 45-й, я нашарил выключатель на стене. Студия выглядела как подобает фотостудии, в ней стоял запах проявителя и реактивов, но она была абсолютно пуста. Чтобы окончательно удостовериться, я заглянул в остальные комнаты — Теодора Гейтса нигде не было. В двух стенных шкафах было полно одежды. Ящики плательного шкафа были набиты, но все это было в идеальном порядке, и трудно было сказать, взял ли Гейтс что-нибудь с собой или нет. На письменном столе лежали грудой каталоги фирм, торгующих фототоварами, кругом валялись вскрытые конверты с письмами, а в центре находился такой же барабан-картотека, как и у него в бюро.

Я быстро пробежал пальцами по карточкам, но карточки Греты не было и здесь. У стены стоял ряд металлических каталогов. Я увидел и выдвинул один из них, помеченный буквой «С». Тут была папка с пробными снимками Греты, дубликаты тех, которые я видел в Проктор-Билдинг. Я уже собирался задвинуть ящик, как вдруг заметил, что его содержимое расставлено в алфавитном порядке от «Р» до «Т». Из чистого любопытства я просмотрел первые несколько карточек. И тут я увидел карточку с именем Элен Постон. В папке было только четыре пробных фото, но этого было достаточно. Тедди Гейтс заставил ее позировать так, что каждый дюйм ее пышного тела был отчетливо виден сквозь прозрачную греческую тунику, такую же самую, в какой была снята и Грета. Да, она не годилась в «девушки Проктора», так же, как и Грета. И это было очень плохо. На их фоне девицы Проктора выглядели бы довольно невзрачно. Я сунул фото обратно, выдвинул ящик под буквой «Д» и там нашел три пробных снимка Максии Делани. Это была сама женственность и плоть, но отнюдь не девица Проктора. Слишком пышная грудь и бедра, слишком ярко выраженная чувственность, ничего похожего на тот вид неземной отрешенности и воздушности, который требовался для журналов мод.

Я захлопнул ящик и вновь покрутил вращающийся барабан. Там не было карточек ни Элен Постон, ни Максии Делани. Этого следовало ожидать, они ведь были мертвы. Очевидно, Гейтс вынул их при очередной проверке барабана. Но здесь не было и карточки Греты Сервис, а ведь совсем недавно она была здесь.

Я стер все отпечатки пальцев, спустился вниз и прошел к Бродвею, где поймал такси и дал шоферу адрес «Голубой ленты».

Вельда, видимо, уже больше не надеялась увидеть меня, она допивала чашку кофе. Эджин пытался развлечь ее, но когда я подошел к их столику, они прервали беседу. Если бы у нее было что-нибудь подходящее под рукой, она безусловно швырнула бы мне это в голову. Но в этот момент она заметила на моем лице ссадины, оставшиеся после драки в Сандло Отеле. Гнев в ее глазах уступил место сочувствию и озабоченности, и она схватила меня за руку.

Эджин принес мне кофе и сандвич, и я выложил все Вельде, потихоньку прихлебывая из чашки. Кое о каких деталях я не стал упоминать. Это были пока всего лишь догадки, которые еще не оформились ни во что определенное. Пока что они лишь неясно роились в моем мозгу. В ожидании, пока я додумаю до конца, Вельда подключила наш телефон к отделу обслуживания, так что ей было известно, что нам звонили Гай и Пат. У Пата появилась мысль относительно двух типов, которые были осуждены за сексуальные извращения, затем амнистированы, сейчас они должны были быть в городе под надзором полиции. Но оба типа нарушили обязательство зарегистрироваться в полиции, и сейчас был объявлен их розыск.

Парни, которые напали на меня, находились в камере предварительного заключения. Они заявили, что их нанял портье, чтобы выставить меня из отеля. Я был нужен, чтобы подтвердить обвинение. Также было объявлен розыск Лоренцо Джонса, но типы, подобные ему, спокойно могли раствориться в Нью-Йорке. Вирджиния Хауэл назвала имена и адреса остальных девиц, работавших на него, но его самого нигде не обнаружили.

Гай хотел увидеть меня как можно скорее. Эл Кейси выяснил что-то существенное, и я должен был встретиться с ними в десять часов в его конторе. Выложив все это, Вельда спросила:

— Ну так на что же все это похоже?

— Сплошной мрак. Но когда все запутывается до такой степени, обязательно выплывет что-нибудь новенькое.

— Я нашла машину, которой пользовалась Грета Сервис. Она брала напрокат ее два раза. Оба раза регистрировалась на свое имя, и показания спидометра оба раза были примерно одинаковы. В первый раз — 118 миль, во второй — 122. — Она порылась в портмоне и вынула карту Нью-Йорка, Джерси и Лонг-Айленда. — Похоже на то, что оба раза она совершал, круговые поездки. Я очертила окружность с шестидесятимильным радиусом. Вот он. — Она протянула мне карту и обвела пальцем взятый в кружок район.

— Здесь черт знает сколько квадратных метров, — заметил я.

— Нас интересует только периметр.

— Если она направлялась прямо к цели, то да.

— Во всяком случае, с ней часто была Элен Постон, а женщины обычно не очень-то отклоняются от цели, когда сами ведут машину.

Я рассмотрел еще раз кружок, нарисованный на карте, замечая, через какие города он проходит. Любопытно, что их было немного. Если верить схеме, то путь Греты должен был привести ее к весьма отдаленному местечку. И к одному такому местечку очерченная Вельдой линия действительно подходила очень близко. Местечко это находилось в Лонг-Айленде и называлось Брэдбери. Я вынул ручку и обвел городок кружочком.

— Начнем отсюда.

Вельда взглянула на меня через стол и кивнула:

— Да, ведь письмо, которое было у Гарри, пришло именно оттуда.

— Когда Гарри спросил про письмо, она его оборвала. Похоже, за этим что-то кроется.

— Я знаю это место, Майк. Когда я была ребенком, в этом городке жили только богачи. С тех пор кое-что изменилось, поскольку все стали переезжать в пригороды, но там все еще живет немало толстосумов.

— Кого же там могла знать Грета? — спросила я Вельду.

— Красивая женщина может быть знакома с кем угодно. По крайней мере, это хоть какой-то след. Что, если я загляну в какой-нибудь отель по дороге и попробую узнать что-нибудь? Если что-то выясню, позвоню тебе.

— Ты смотри, будь осторожна. Ведь и ты красотка, моя куколка.

— Пора бы тебе уже заметить это, — она подарила мне улыбку.

— Как подумаю об этих смежных комнатах, которые пропадают зря…

— И меня это огорчает, конечно.

Она бросила взгляд на кольцо, красовавшееся на ее левой руке, которое я ей подарил.

— Пожалуй, я таким путем окажусь перед угрозой замужества. И что только я в тебе нашла?

— Мы ведь предназначены друг для друга, — ответил я. — Ну, а теперь двинем.

* * *

Я всегда чувствовал, когда Пат начинает кипеть от злости. Он уставился на меня холодным взглядом, как если бы я был подозреваемым, и мне пришлось трижды повторить свой рассказ, прежде чем он спросил:

— Ты мне лучше скажи, почему ты не задержал Грету Сервис?

— Под каким предлогом?

— Ты мог бы вызвать меня.

— Ну, разумеется. И если тут что-то кроется и она в этом замешана, она сразу замела бы следы.

— Такие номера со мной не проходят, Майк.

— Нет? Хотел бы я слышать, что сказал бы тебе адвокат, если бы ты попытался предпринять что-нибудь. Я сам знаю, как мне поступить, и тут уж ничего не поделаешь. У тебя уже есть какие-нибудь сведения о Лоренцо Джонсе или Гейтсе?

— Никаких. Джонс забился в какую-то дыру, а все, что нам известно о Гейтсе, так это заявление лифтера Проктор-Билдинг о том, что Гейтс ушел в начале одиннадцатого. У него не было с собой никакого багажа, и он страшно торопился. Уборщица, которая наводила порядок в его квартире, уверяет, что у Гейтса есть где-то женщина, у которой он хранит смену одежды. Мы разыскиваем ее. К сожалению, второй портье Сандло Отеля ничего нового нам не добавил. Он знает эту девку Хауэл, но не опознал Грету. Он, конечно, кое-что знает, но молчит. Мы нажимаем на него, но пока ничего не выходит.

— А Далси Макинесс?

— Она выступала по телевидению в Вашингтоне сегодня утром с демонстрацией мод перед какой-то большой женской организацией. Далси гостит у одной дамы, которая является женой одного из наших крупных политиканов, и ей ничего не известно о Гейтсе. Она высказала предположение, что он поехал по каким-нибудь своим делам. Но наши ребята так не думают, поскольку все оборудование, которое он должен был взять с собой, осталось в студии.

Я откинулся на спинку стула, скрестив руки на затылке.

— Немного написано в газетах о Митче Темпле.

— Мы этого и хотели, и они откликнулись на нашу просьбу.

Часы на стене отстукивали секунды. Наконец Пат сказал:

— Медэксперт получил ответ на свой запрос относительно яда, которым была отравлена Постон. Он оказался не таким уж экзотическим, как он думал вначале. Существуют еще некоторые производные такого рода, которыми на Востоке пользуются в течение столетий. Яд вышел из употребления, когда свергли королевскую династию, но все же его еще можно достать. У Интерпола имеются сведения, что этот яд несколько раз употребляли в целях кровной мести в Турции.

— Мне не совсем ясно, что ты имеешь в виду? — спросил я.

— Ничего. Просто размышляю вслух.

— Извини.

— Мы не можем найти кнут, явившийся причиной смерти малышки Делани.

— У вас все же есть шанс. Попытайтесь выяснить, кто его владелец.

Пат бросил на меня раздраженный взгляд.

— Майк… это, наверное, тот еще тип. Крепкий орешек. — Он швырнул карандаш и стукнул по столу ладонью. — Черт побери, Майк, даже не представляю себе, что это такое. Мне кажется, что и ты тоже ничего не понимаешь.

Я промолчал.

— Черт побери. Майк…

— Что-то тут не так. Слишком много фактов не стыкуются друг с другом. В эту историю втянуты люди, которые вовсе и не должны были в ней участвовать. Объектами подобного рода убийств обычно являются вполне определенные люди… они не должны распространяться на большой район.

Я замолчал и качнулся на стуле.

— Нет, я не думаю, что это дело рук одного человека. Слишком хорошо все скоординировано. Если бы тут действовал один человек, что-нибудь бы уже выяснилось. Если же эти убийства связаны между собой, то в них нет ничего случайного.

— Пожалуй, ты прав, Майк.

— Теодор Гейтс может быть причастен ко всему этому. Он знал всех трех девушек. Их фото были в его конторе в картотеке. Я видел там имя Греты, а потом карточка исчезла. У него было достаточно времени, чтобы уничтожить ее. Может быть, Грета позвонила и сообщила ему, что я ее нашел. Ему достаточно было чуть-чуть подумать, чтобы сообразить, что к чему. Он изъял карточку, а сам исчез.

— Но почему?

— В том-то вся и загвоздка, — ответил я. — Почему? Вероятно, у него и Греты было какое-то общее дело. Кто-то, очевидно, заплатил Джонсу за пользование комнатой Вирджинии Хауэл на эту ночь. Я верю, что она не получила ни гроша.

— Мы поймаем его.

— Разумеется, но какой от этого толк? Он обыкновенный сводник. Если тут есть какое-то выгодное дело, его бы ни за что не взяли в компанию. Такой тип наверняка все провалил бы. Нет, им просто воспользовались в каких-то определенных целях. Вполне могу себе представить, что Гейтс вошел в контакт с Джонсом. Он мог получить от кого-то указание связаться с Джонсом, а может, просто пользовался иногда его услугами. Когда ты заполучишь Гейтса, тогда только все выплывет наружу. Но мы не можем ждать.

Пат встал и подошел к окну, нетерпеливо похрустывая пальцами.

— Митч Темпл тоже о многом догадался и стал выяснять, что к чему. Он опознал кого-то и поэтому умер. — Пат повернулся и уставился на меня. — А потом еще тот парень, который пытался прикончить тебя. И здесь нам тоже ничего не удалось выяснить. Честное слово, нам приходится иметь дело с толпой призраков.

— Но тем не менее все они существуют.

— Именно. А мы в дурацком положении. Представляешь, какой вой поднимут газеты, если мы так ничего и не предпримем.

Я кивнул.

— Да, все репортеры в городе уже из кожи лезут. Разница в том, дружок, что из них нельзя сделать козла отпущения. Пат?..

— Слушаю.

— Что тебе известно о Брэдбери?

— Почему, черт побери, тебя это интересует?

— Да просто так, по ходу дела.

Улыбка Пата стала такой жесткой, что рот его скривился. В нем не было и намека на юмор. Я добавил:

— Гарри Сервис упоминал, что Грета однажды получила оттуда письмо. Но он этого письма не читал.

Выражение лица Пата несколько смягчилось.

— Когда это было?

— В ее последний приезд.

С минуту Пат размышлял, потом сказал.

— Это курортное местечко на побережье, резиденция нескольких очень богатых людей. Я там не был лет пять.

— Больше ничего не знаешь?

— Ты что-нибудь разнюхал?

— Нет, просто интересуюсь.

— Она вполне могла там побывать. Там полно общественных пляжей, есть гавани для яхт. В последнее время местечко кишит художниками и натурщицами. Оно постепенно становится их колонией. Старожилы уже стали жаловаться, но все без толку. Они считают, что вся эта толпа портит им пейзаж, особенно после того, как некоторые посольства приобрели там участки.

— Какие посольства?

— Французы и еще какое-то ближневосточное переехали туда два года назад.

Я удивленно рассмеялся.

— А мне казалось, если дело происходит за пределами города, то ты вовсе не обязан об этом знать.

— Мне все это известно по чистой случайности, поскольку несколько лучших офицеров полиции ушли в отставку и получили там работу за двойной оклад.

— Но не при посольствах?

— Нет, у них собственное бюро. В городе каждый год проводится фестиваль джазовой музыки. В это время туда толпами прибывают разные подонки. Вот общественность и потребовала обеспечить соответствующую охрану порядка, пока не произошел какой-нибудь международный инцидент. И с каждым годом становится все хуже. Очень жаль, что Джеральду Югу не приспичило заниматься благотворительностью в каком-нибудь другом месте?

— Югу?

— Тому типу, с которым тебя познакомили вчера вечером.

— У него там вилла?

— Нет. Он только финансирует джазовые фестивали и превратил городок в место увеселения этих типов из ООН. Город тоже отпускает на это средства, но весьма ограниченные. Со стороны Юга это был шикарный жест, который создал ему отличное паблисити, ну и заодно значительное снижение налогов.

Он сел на стул и откинулся на спинку, не спуская с меня глаз.

— Вельда сейчас там, — сказал я.

— Там же находится и сотня агентов из Вашингтона, которые должны обеспечить безопасность этих котов из ООН. Не хватало еще, чтобы сейчас кого-нибудь из них шлепнули. Черт возьми, дипломатический иммунитет в наши дни находится так далеко, что мы даже не осмеливаемся штрафовать их за неправильную парковку.

Мне не хотелось, чтобы Пат видел мое лицо. Сам того не зная, он оказался тем катализатором, который помог, наконец, уловить так долго ускользавшую от меня нить рассуждений. Поднявшись со стула, я дал Пату записку.

— Не можешь ли ты устроить так, чтобы Гарри получил это?

— О'кей. Ты собираешься выставить обвинения против тех троих, которые у нас?

— Да, и немедленно.

— Много же тебе придется рассказать в суде, когда будет слушаться дело об убийстве того типа.

Глава 8

Когда я вошел в бюро, все четверо были там. Эл Кейси и Гай сидели за столом, а вместе с ними два старичка из справочного отдела. Они что-то передавали друг другу и оживленно комментировали рассматриваемые предметы.

Я швырнул плащ и шляпу на стул, взял жестянку с кофе и взглянул через плечо Гая.

— Что это у вас?

Гай подтолкнул Эла:

— Расскажи ему.

Эл развернул веером с десяток фотографий.

— Митч Темпл просмотрел кучу папок, но его отпечатки были только по краям страниц, которые он перелистывал. Однако на фотографиях в двух папках было полно его отпечатков, так что, очевидно, их он рассматривал особенно внимательно.

— Эти самые?

— Да. Шестьдесят восемь из них находились под рубрикой «Общая политика». Фотографии самые разнообразные. Мы опознали всех, кто изображен на снимках на переднем плане, и теперь у нас около трехсот имен, причем половина из них повторяется. Все эти люди известные личности. Но в чем тут загвоздка, мы так и не можем понять.

— Сколько таких фотографий использовалось в газетах?

— Примерно треть. У них на обороте есть штамп с датой.

— Там должны быть еще условные обозначения.

Гай кивнул:

— Конечно. Мы все проверили. Все фото были сняты в Нью-Йорке в течение прошлого года. Может, тебе удастся связать это как-то воедино.

Я взял несколько фото из кучки и стал внимательно их рассматривать. Некоторые из них, как я вспомнил, мне приходилось встречать в газетах, другие были сняты по разным поводам одним или несколькими фотографами. Тут были лица, которые я знал, и такие, о которых только слышал, была и целая куча совершенно незнакомых. Вряд ли можно было установить какую-нибудь связь между смертью Митча и этими людьми. Но мы все же несколько раз пустили фотографии по кругу. Я усмехнулся, когда на одной из фото увидел Далси Макинесс на каком-то благотворительном вечере и другое ее фото на балу в одном из отелей на Парк-авеню, где она танцевала с каким-то престарелым посланником в увешанном медалями мундире.

Потом я перестал обращать внимание на лица и сосредоточился на именах, напечатанных на обороте. Единственное имя, которое мне встречалось раньше, было имя Белара Риса. На фото он приветствовал дипломата одной из стран по ту сторону железного занавеса, который сходил по трапу самолета. На лице у него было выражение безразличия к тому, что его снимают. Он был высок и массивен и, по-видимому, обладал значительной физической силой, чего не мог скрыть даже костюм, сшитый у отличного портного. Лицо его не носило никаких следов национальной принадлежности, кроме того, что он был смугл, а глаза хранили жесткое выражение. На вытянутой в приветствии руке не было перчатки, и было видно, какое у него толстое запястье. Белар Рис был из тех людей, которые готовы засучив рукава смести любое препятствие на своем пути.

Эл заметил, что я задержался на этом фото, и спросил:

— Ты знаешь его?

Я бросил фотографию на стол.

— Митч как-то писал об этом типе.

Эл внимательно посмотрел на фотографию.

— Да ведь кто только о нем не писал! Это Белар Рис. Представитель в ООН. В сегодняшних газетах есть еще одно его фото, он вызвал целую бурю на заседаниях Ассамблеи.

— Есть что-нибудь интересное о нем?

— Да нет, он очень не любит популярности. В ООН, однако, есть еще с десяток типов, подобных ему. Он будет служить и нашим, и вашим, лишь бы достичь своей цели. Готов на все что угодно, лишь бы защитить свои интересы. Очень плохо, что находятся идиоты, назначающие подобных людей представителями своих стран.

— Им приходится.

Эл порылся в снимках, лежавших перед ним, и выбрал один.

— Вот еще Рис. Как раз после переворота на Ближнем Востоке. Тип, с которым он разговаривает, был убит неделю спустя после путча.

На фото был изображен еще кто-то, но лицо разглядеть было невозможно.

— Кто это?

Эл взял у меня снимок и внимательно поглядел.

— Черт его знает, — ответил он. — Его имени нет на обороте.

— Очень знакомая фигура, — сказал я.

— Вполне возможно. Может, это кто-нибудь из дипломатического корпуса. Но не похоже, чтобы он стоял рядом с Рисом.

* * *

Он был прав. Казалось, он ждет чего-то, но трудно было сказать наверняка. Что-то смутно знакомое чудилось мне в этой фигуре. Это было лицо, которое, увидев однажды, трудно забыть. Я порылся в памяти, стараясь представить себе возможные точки соприкосновения с этим человеком, но так ничего и не припомнил.

Я провел с ними еще минут двадцать, потом поднялся и прошел через коридор в справочный отдел, где старый Бифф читал газету. Он кивнул мне, и я спросил:

— Можно взглянуть на эти папки?

— Пожалуйста.

Я прошел вдоль стеллажей до секции «Р» и вытащил нужный ящик. Здесь была папка, посвященная Белару Рису, с тремя использованными в свое время фотографиями. Что касается самого Риса, то на одном фото на его лицо падала тень от полей шляпы, на другой он как будто невзначай прикрыл лицо рукой, на третьей был изображен в движении, так что узнать его было непросто. Те же, кто бы снят рядом с ним, виднелись вполне отчетливо, но я не знал никого из них. По-видимому, все они были важными персонами, судя по их одежде, чемоданчикам дипломатов в руках и по общему фону, на котором они были изображены. Я захлопнул папку и вернулся к столу, у которого уже стоял Гай, внимательно глядя в мою сторону.

— О'кей, Майк. Ты что-то нащупал? — сказал он.

— Белар Рис, — сказал я. — Но в папках нет ничего интересного.

— Почему именно он?

— Сам не знаю. Просто он единственный из всех, о ком писал Митч, насколько мне известно.

— Брось, Майк, ты что-то учуял. Признайся, что?

— Мне кажется, что этот парень не любит, когда его фотографируют.

— Но фотографироваться многим не нравится.

— Только не членам дипломатического корпуса. Они-то как раз стремятся к паблисити.

— Что тебе известно о Рисе, Майк?

— Только то, о чем писал Митч.

— Может, я что-нибудь к этому добавлю. У Риса довольно темное прошлое. Был замешан в спекуляции на черном рынке, имел дело с поставками оружия. Но мне известен еще кое-кто из политических деятелей, которые в этом смысле ничуть не лучше Риса. Как раз сейчас с ним обращаются крайне осторожно, ибо субъекты, подобные ему, в состоянии нарушить равновесие в ООН. И все-таки, признайся честно, ведь тебе известно еще кое-что насчет Риса? Не пытайся провести меня.

— Честное слово, не знаю больше ничего, приятель. Я просто действую наугад.

Бифф бросил на стол какую-то газету, прежде чем Гай успел мне возразить, и сказал:

— Вы об этом типе говорите?

На первой странице был портрет Белара Риса. Он разговаривал с двумя нашими и французскими дипломатами, представителями в ООН, во время перерыва в заседании. На лице его застыло угрожающее выражение, и палец его указывал на одного из них, причем у того был довольно растерянный вид. Заголовок гласил, что на снимке запечатлен момент продолжения дебатов по поводу признания в ООН правительства, представляемого Наку Эм Атаром, который только что внес какую-то резолюцию, враждебную западным державам.

Гай сказал:

— Разве похоже на то, что этот парень не любит фотографироваться?

Мне пришлось сказать, что не очень. Бифф ухмыльнулся и сказал:

— Не валяйте дурака, Гай. Чарли Форбс сделал этот снимок скрытой камерой.

Я хлопнул Гая по плечу.

— Теперь понимаешь, что я имел в виду?

Он развернул газету.

— О'кей, Майк. Мы, пожалуй, попробуем разнюхать, в чем тут дело. Ну, а как насчет второго, то есть всего остального?

— У ребят в полиции длинные уши.

— Да, если дело касается тебя.

Я изложил ему всю историю поисков сестры Гарри, опустив только то, что Далси Макинесс предложила мне проверить картотеку Тедди Гейтса, где я и нашел другой адрес. Гай понимал, что я рассказываю далеко не все, но считал, что я действую в интересах клиента, так что на этом мы и покончили.

Когда я вышел на улицу, было довольно поздно, но для того, чем я думал заняться, ночь еще только начиналась.

* * *

Стадо девиц, которых эксплуатировал Лоренцо Джонс, было довольно пестрым. Работали они в основном в низкопробных отелях. Все имели мелкие приводы, после чего обычно меняли район своей деятельности, принимали новое имя и снова принимались за дело. Как и у большинства девушек, находившихся на задворках проституции, у них не было иного выбора. Джонс вел свои дела железной рукой, и девицы никогда не оспаривали его решений. В основном клиентами его девиц были моряки и пьяницы.

Первые три пташки, которых я навестил, ответили на мой вопрос, что не видели его. Они вели себя очень странно, как будто оказались в каком-то вакууме, и не знали, что им делать: отправляться на улицу или ждать появления Джонса, который все устроит. Две из них привели к себе старых клиентов по привычке, а одна подцепила сразу двоих.

По некоторым причинам все они жаждали появления Джонса как можно скорее, потому что боялись, что их надуют с деньгами. Джонс всегда забирал деньги вперед, а уж потом подсовывал клиенту товар, не беспокоясь, останется ли тот доволен. Они не умели договариваться с клиентами, так как слишком долго полагались на Джонса.

Четвертая девица была совершенно другого характера. Звали ее Роберта Слейд. Она была последним приобретением Джонса. Я нашел ее в заведении под названием «Пещера Билли», где она потягивала мартини, внимательно изучая себя в зеркале напротив.

Когда я присел рядом, ее глаза встретились с моими в стекле высокого бокала, и она сказала голосом, чуть охрипшим от джина:

— Отвали-ка, парень.

Когда она обернулась ко мне, я понял, что когда-то она была хороша собой. Сейчас она была сильно накрашена, в глазах выражение усталости. Но волосы еще блестели по-прежнему, а рот хранил довольно решительное выражение.

— Я тебя знаю?

Я сделал жест, чтобы мне подали пиво, бросил на стойку деньги и ответил:

— Нет.

— Ну так вот, у меня сегодня выходной.

Она повернулась ко мне спиной и стала вертеть в пальцах стакан.

— Ну и чудесно, — сказал я.

Я отпил пиво и поставил стакан.

— Проваливай, — сказала она мягко.

Я вынул двадцать баксов и положил на стойку рядом с ней:

— Этого будет достаточно за недолгую беседу с вами?

Слабая усмешка тронула ее губы, и она взглянула на меня, высоко подняв брови.

— Вы не похожи на тех типчиков, мистер. Я уже сто раз рассказывала тем типам, которые этим занимаются, разные варианты своей истории, сдобренные деталями, так что я их издалека чувствую.

— Я вам хочу заплатить за рассказ совсем другого рода.

На ее лице отразился живой интерес:

— Вы что, коп? Черт возьми, вы очень похожи на копа, но в последнее время нельзя с уверенностью сказать, как они выглядят. В управлениях работают мальчики из колледжей, смахивающие на младенцев: очень часто те, которых принимают за школьных учителей, оказываются полицейскими. Ничего не поймешь.

— Если хотите знать правду, то я частный детектив.

— О, господи! — Она рассмеялась. — Какой-то муж-бедняга получит бумагу о разводе, так что ли? — Она снова расхохоталась и покачала головой. — Я не знаю имен, и у меня очень плохая память на лица, так что ваши двадцать баксов ничего вам не принесут. Бросьте эту затею.

— Мне нужен Лоренцо Джонс.

Она отставила стакан, уставилась на меня, потом допила и снова поставила стакан на стойку.

— Зачем он вам? — спросила она, не глядя на меня.

— Хочу по-дружески съездить ему по физиономии.

— Кто-то уже сделал это.

— Знаю. — Я положил на стойку руку, чтобы были видны разбитые костяшки. — Я хочу повторить.

Очень медленно она повернула ко мне улыбающееся лицо, на котором было такое же выражение, как у щенка, нашедшего друга и старающегося не удрать.

— Выходит, я имею дело с чемпионом?

— Не совсем.

— Но ведь вы уложили его, разве нет? Слухи распространяются очень быстро. Ведь это вы устроили дикий шум в комнате Вирджинии, не так ли?

— Я работал.

Она улыбнулась и указала бармену на стакан, чтобы тот его наполнил.

— Жаль, что я этого не видела. Этот грязный ублюдок не раз обставлял меня. Он меня просто ненавидел. И знаете за что? Я работала в шляпном отделе одного из универмагов. Там-то он меня нашел и стал ко мне привязываться. Но я его отшила. Это ведь скотина. Знаете, как он добывал себе девиц? Он… а, ладно, это уже из другой оперы…

Ей принесли заказ, и я оплатил его. Несколько минут она задумчиво болтала в стакане маслину зубочисткой, потом попробовала ее. Задумавшись, она уставилась в зеркало бара.

— Мне почти что удалось выкарабкаться. У меня были очень приличные друзья, и, наконец, я встретила парня, который меня полюбил. Очень милый, богатый мальчик, с образованием, хорошо воспитанный. — Она сделала горькую гримасу. — Вот тогда-то Джонс и появился снова. Он раздобыл несколько моих фотографий в соответствующем виде и показал их мальчику. После этого и пришел всему конец. Я чуть не умерла с горя, и Лоренцо тут же подцепил меня. Он заставил меня работать и устроил так, что два раза меня замели копы, потом меня зарегистрировали, а потом он дождался того, что мне уже некуда было податься. — Она сделала большой глоток мартини и грустно добавила: — Наверное, уж так мне на роду написано.

— Где же Джонс сейчас?

— Надеюсь, что этот подонок сдох.

— Вы ошибаетесь, он жив.

Она провела руками по волосам, потом по щеке.

— Копы его тоже ищут.

— Знаю.

— Почему?

— Он, вполне возможно, знает кое-что о двух мертвых девушках.

— Только не Лоренцо. Они ведь мертвы и не могу приносить ему доход. Девушки нужны ему живые.

Я сказал:

— Это всего лишь след. Мне он очень нужен, Роберта!

— Что вы с ним сделаете, если найдете?

— Скорее всего, вышибу из него дух.

— Обещаете?

Я усмехнулся. Она же вовсе не шутила.

— Обещаю, — ответил я.

— Можно мне при этом присутствовать?

— Ради бога.

Она взяла стакан, с минуту смотрела на меня, потом поставила обратно, так и не допив мартини до конца. Двадцатка все еще лежала на стойке, но она к ней так и не притронулась.

— Это будет мой праздник, — проговорила она.

Дождь залил всю мостовую и зарядил теперь мелкой, частой сеткой. Уличные огни едва светились в этой дымке. Я хотел поймать такси, но Роберта от машины отказалась, и мы молча прошли рядом квартала два. Наконец я спросил:

— Куда мы идем?

— Ко мне.

Она не смотрела на меня.

— Лоренцо там?

— Нет, но там живу я.

После этого она уже ничего не говорила. Мы прошли несколько улиц, миновали еще два квартала и наконец подошли к двери, зажатой между входами двух магазинов. Она взяла меня за руку и кивнула:

— Здесь.

Затем вставила ключ в замок, толкнула дверь, вошла и впустила меня. Я поднялся вслед за ней по лестнице, подождал на площадке, пока она не открыла дверь квартиры и не включила свет. Мне не раз приходилось раньше бывать во всяких норах, и в них на самом деле было отвратительно, но Роберта очень заботилась о своей квартирке. Это была трехкомнатная квартира, очень чистая и просто обставленная. Роберта заметила мою реакцию и сказала:

— Результат моего воспитания. — Она подошла к шкафу, порылась на полке и подошла ко мне с дешевой папкой, набитой бумагами и перетянутой резинкой. Протянув ее мне, она продолжала: — Он обронил ее здесь однажды ночью. Тут списки и данные обо всех нас, но есть кое-что и другое. Мы знали, что у него есть кто-то, у кого он прячется, когда не бывает у нас, но никто не знал, где именно. То есть до тех пор, пока я не нашла случайно однажды ночью этой папки. Вы тут определенно найдете, где он обретается, но сначала дайте мне обрести самое себя.

Я посмотрел на нее, не понимая, о чем она говорит. Когда она вышла, я сел и открыл папку. Эти девочки немало делали для Лоренцо Джонса, но меня это не интересовало. В папке я увидел оплаченные счета трех маленьких отелей. Каждый счет охватывал период примерно в три месяца, а последний был всего месячной давности. Возможно, это и было последнее место его пребывания. На счете стояло имя: Дж. Лоренцо, номер 614 в отеле «Мидучи».

К этому времени в комнату вернулась Роберта. Выглядела она совсем иначе, и я понял, что она имела в виду, когда сказала, что ей нужно обрести себя. От нее пахло свежестью душа и какими-то тонкими духами. Косметики на ней не было совсем, а туалет был очень скромным. Она одела темно-зеленый плащ, подобрала волосы под забавную маленькую шляпку и мягко улыбнулась.

— Иногда мне кажется, что я себя ненавижу, и тогда мне хочется вернуться в то состояние, в котором мне следовало бы находиться.

— Так вы мне больше нравитесь.

Она поняла, что я имею в виду. В ее голосе послышалась ирония.

— Не очень-то это выгодно.

— Но вы могли бы попытаться.

— Это зависит от вас и от Лоренцо Джонса. У него отличная память.

— Надеюсь, мы ее немного укоротим.

* * *

В отеле «Мидучи» номера сдаются на час или на день, а если вы заплатили заранее, то у вас не спрашивают багажа. Плата была намного выше, чем заслуживало это заведение, так как дирекция всегда держала язык за зубами в пользу своих клиентов и пренебрегала обилием Смитов в регистрационной книге.

Я записал нас в журнале как мистера и миссис Томпсон из Толадо штата Огайо, передал портье деньги и получил ключ с биркой «410». Причем человек за стойкой даже не взглянул на мою подпись и не удосужился поблагодарить за оставленную сдачу. Старомодный лифт поднял нас на четвертый этаж. Когда я открыл дверь номера, Роберта бросила на меня странный взгляд, чуть улыбнулась, пожала плечами и вошла. Я усмехнулся в ответ, но улыбка получилась невеселой.

— Не беспокойся, детка. Сама ведь понимаешь: не могу же я взламывать его дверь, а сам он наверняка не откроет, если услышит мой голос.

— Меня уже больше ничего не удивляет. Теперь все в порядке.

Я подошел к окну, поднял раму и выглянул наружу. Как и все прочие здания, отель имел пожарную лестницу. Я снял дождевик и бросил его Роберте.

— Минут через пятнадцать приходи к нам в гости.

— Но ты не начнешь без меня, правда?

— Нет… Я обязательно дождусь тебя.

Снаружи загрохотал гром, и тусклая молния сверкнула над городом. Я нащупал ногой первую ступеньку и закрыл за собой окно. Дождь прекратился на какие-то секунды, чтобы затем со страшной силой обрушиться на меня снова. Я вцепился руками в железные перила и никак не мог найти следующую ступеньку. Дождь косыми лучами сек мое лицо, но вдруг на миг вспыхнула молния, и мне удалось различить во мраке следующую перекладину. Я сделал рывок, но ноги мои соскользнули, и я повис на руках. Собрав все силы и подтянувшись, я кое-как зацепился за перекладину.

Устроившись понадежнее, я перевел дыхание и прислушался — пока что никто ничего не заметил. Да и нечего было беспокоиться — из-за дождя все окна были плотно закрыты, а гром заглушал шум, который я производил. Номер 614 был от меня на расстоянии двух пролетов, окно его светилось желтым светом на фоне серой стены. Я вынул пистолет из кобуры и стал подниматься вверх по лестнице. Добравшись до нужного мне окна, я попробовал поднять раму, но мне это не удалось. Окно было плотно закрыто. Тогда я дотянулся до жалюзи и потянул ее вниз. Раздался резкий звук, от которого мужчина, лежащий на кровати, с проклятием вскочил на ноги, зажав в руке длинноствольный пистолет. Он взглянул на жалюзи, еще раз выругался, сунул пистолет в кобуру на поясе и подошел к окну, потянув его, чтобы опустить. И тут он увидел меня с моим 45-м, нацеленным через стекло прямо ему в лоб.

— Открой, — негромко приказал я.

Лицо его покрылось мертвенной бледностью, руки дрожали, но он медленно поднял раму и теперь неподвижно стоял у окна. Пот ручьем стекал у него по лицу, и он был не в силах издать ни звука.

Я влез в комнату, вынул пистолет из его кобуры и ударил его по лицу рукояткой. Голова Лоренцо судорожно дернулась, и он отлетел к кровати.

Как раз в эту минуту раздался стук в дверь. Я впустил Роберту. Она бросила на меня обиженный взгляд и сказала:

— Ты же обещал…

— Это была шутка, детка. Основная работа впереди.

Лоренцо Джонс обрел наконец голос:

— Мистер, послушайте, я ведь ничего такого не сделал… я…

— Заткнись!

Я запер дверь, опустил окно, задернул штору и включил приемник на полную мощность. Лоренцо Джонс все понял. В его глазах появилось затравленное выражение. Он не смотрел на меня, взгляд его молил о чем-то Роберту. Вскоре он узнал ее.

— Послушайте, мистер… если она вам за это заплатила, то я заплачу вдвое больше. Эта сука…

— Она не заплатила мне, Лоренцо.

— Тогда почему же?

— Заткнись и слушай меня. Слушай внимательно, потому что я не люблю повторять два раза. Я задам тебе пару вопросов, и если ты ответишь на них неправильно или вовсе не захочешь отвечать, тебе не поздоровится. — Я сделал знак Роберте. — Подай-ка мне подушку.

Она кинула мне подушку с кровати. Я обмотал ею пистолет и подошел к Джонсу. Он судорожно сглотнул. Я спросил:

— Кто заплатил тебе за право пользоваться комнатой Вирджинии Хауэл?

— Де… девушка. Она…

— Врешь. Не девушка.

Он отчаянно затряс головой.

— Это она, говорю вам. Она дала мне денег… — Я прижал пистолет к его коленной чашечке. — Ради бога, мистер, не стреляйте. Я говорю вам сущую правду: это она дала мне деньги. Али сказал, что она мне заплатит… Это было не впервые. Когда ему нужна была комната для себя и своих друзей, я всегда выпроваживал Вирджинию и отдавал ему комнату. И всегда мне платил тот, кто занимал комнату. Он…

— Роберта? — спросил я.

— Он проделывал это много раз, особенно с Вирджинией, — подтвердила она. — Обычно эти типы не хотят регистрироваться в журнале. Пару раз у него там скрывались какие-то парни, за которыми охотилась полиция.

Я посмотрел на Джонса.

— Сколько времени Грета должна была оставаться там, Лоренцо?

Он слегка приподнял плечи, и это было похоже на дрожь.

— Я… я не знаю. Али никогда мне не говорил. Она забралась в комнату, и тут вернулась эта дура Вирджиния, хотя я велел ей не показываться, пока я не разрешу. Потому-то я и вздул ее. С ней вообще одни неприятности. Ей, видите ли, не нравится, когда пользуются ее комнатой. Та девица перерыла все ее платья, швырнула их в чемодан, перепачкала…

— Та девушка сделала это нарочно, чтобы я подумал, что она живет там постоянно. — Я помолчал секунду и спросил: — А раньше она бывала там?

— Откуда мне знать? Я ведь не задаю вопросов Али. Может, и бывали…

— Кто такой Али?

— Черт его знает. Просто Али и все.

— Джонс, ты нарвешься на неприятности, — усмехнулся я, оскалив зубы. Мои пальцы стиснули пистолет.

Лоренцо сам это понимал. Он дышал, со свистом втягивая воздух, тщетно пытаясь приободриться.

— Кто такой Али?

Лоренцо облизал пересохший губы.

— Он… он служил на корабле. Вроде бы стюардом…

— Дальше.

— Он кое-что привозит…

— Что именно?

— Думаю… думаю, это героин. Он ведь не говорит мне. У него особая клиентура… Он не занимается рэкетом. У него свои покупатели…

— И неплохие денежки, должно быть, — сказал я. Лоренцо кивнул. — Как же он связался с таким подонком, как ты?

— Я однажды раздобыл ему пару шлюх. Ему нравилось… в общем, он вел себя с ними не очень-то хорошо. Просто-таки как ненормальный. Но зато он хорошо платил.

— Что же он делал?

Джонс чуть не подавился собственной слюной, но сказал:

— Сигареты… Он их прижигал сигаретами, и все такое прочее. Он… кусал их. Однажды…

Роберта подошла ко мне, с ненавистью глядя на Джонса.

— Я знала двух таких девочек. Они никогда не рассказывали об этом, но я видела шрамы. Одна из них сейчас в сумасшедшем доме, другая свалилась под поезд метро в пьяном виде.

— Опиши-ка мне его внешность, Джонс.

Он как будто совершенно ополоумел. Он не сводил глаз с подушки, прикрывающей пистолет в моей руке. Я снова усмехнулся, и моя улыбка окончательно его доконала. Джонс с трудом выдавливал слова:

— Он… он не слишком-то крупный, невысокий ростом. Очень смешно разговаривает. Очень осторожен. Я не раз пытался подловить его, но он не поддается. Несколько раз я видел его в Гринвич-Виллидж. У него еще такая дурацкая шляпа. Он часто шляется с этими идиотами из Виллидж. Послушайте, я о нем и правда ничего не знаю. Просто это такой тип…

— О'кей, Лоренцо, давай теперь выясним другой вопрос. Ты сказал, что пытался подловить его. Тебе, значит, известно, с какого он корабля, ведь ты проследил его? — Я помолчал, после чего спросил: — С какого же он корабля? — и прижал пистолет к его животу.

Он не колебался ни секунды.

— С «Пинеллы».

Я кивнул.

— Почему ты прячешься, Лоренцо?

Он молчал, глаза его, казалось, закатились под лоб.

— Может быть, ты что-нибудь узнал? — спросил я. — Может, ты знаешь, что этот человек убьет тебя, как только ему станет известно, что он во что-то замешан по твоей милости?

Джонс наконец-то снова обрел голос:

— О'кей. Я видел этих шлюх. И знаю таких парней, как он. Он сам сказал мне. Он…

Голос его дрожал. Я повернулся.

— Ну что, Роберта?

— Да, — сказала она.

Я неплохо над ним потрудился, а жалобные стоны, которые ему удавалось издать, заглушали звуки приемника. Синяки и кровоподтеки будут ему еще очень долго напоминать об этой ночи. Я тихонько разговаривал с ним во время этой операции и позаботился о том, чтобы Роберта все время была в поле его зрения, пока он был в состоянии еще что-то понять. Я напомнил ему о том, что он с ней сделал, а потом и о том, что он сделал с другими девушками.

Я был совершенно уверен — он понял, что это лишь начало неприятностей, потому что теперь многие узнают, где он прячется и чем занимается. Куда бы он теперь ни двинулся, его везде будут поджидать с нетерпением. Лоренцо Джонс понимал, что я нисколько не преувеличиваю, не лгу ему ни капли.

В завершение всего я вынул его бумажник, вытащил оттуда три гранда и протянул их Роберте. Она могла теперь разделить их с другими девушками, и тогда у них появится возможность выкарабкаться из этого зла, если, конечно, им хватит мужества. По крайней мере, в Роберте я не сомневался.

Я сунул в карман пистолет, положил свой 45-й на место и спустился вниз вместе с Робертой. Я швырнул ключ от комнаты на стойку портье, и он повесил его на место, даже не взглянув на меня.

Дождь превратился в настоящий ливень, и я поймал Роберте такси. Она выглянула из окошка, взяла меня за руку и сказала:

— Спасибо тебе.

Я подмигнул ей.

— Я даже не знаю, как тебя зовут.

— Это неважно, — ответил я.

— Действительно, неважно. И все равно я тебя не забуду. Ты настоящий парень.

Глава 9

Обнаружить «Пинеллу» оказалось совсем не просто. Это было судно под панамским флагом, которое помимо груза могло принять на борт десять пассажиров. Оно находилось в порту уже одиннадцать дней и грузилось промышленным оборудованием, которое нужно было доставить в Лиссабон. До отплытия корабля оставалось еще пять дней.

Команда состояла из иностранцев самых различных национальностей, капитан был испанец. В настоящий момент большая часть команды находилась в увольнении.

Относительно стюарда выяснить что-нибудь оказалось практически невозможно. Его звали Али Дюваль. Он обслуживал пассажиров, в основном инженеров, сопровождавших станки и оборудование, а также членов команды, но держался на судне особняком. По прибытии в порт он сходил на берег в самые первые минуты и не возвращался на борт корабля до отплытия.

Таможенники всегда выдавали судну разрешение на вход в порт. На борту никогда не находили контрабанды, ни один член команды не был замечен ни в чем противозаконном, и никто и никогда не подавал жалоб на судно или команду.

Во время ленча я стал слоняться среди докеров, пытаясь собрать хоть крохи информации, но безрезультатно. Один из докеров сообщил мне, что формально «Пинеллой» владеют совместно несколько корпораций, но потребовались бы месяцы, чтобы установить, кто же все-таки настоящий хозяин судна. Я перекусил в маленькой закусочной и уже собирался поймать такси, чтобы вернуться в город, как вдруг увидел ночного сторожа и решил попытать счастья еще раз. Через пять минут я уже знал, что старик отставной коп, который прослужил в нью-йоркской полиции добрый десяток лет. Он был рад, что ему нашлось, с кем поболтать, ведь ночи так длинны и одиноки, а разговоры — единственная радость, которая у него осталась.

И он знал Али Дюваля. По крайней мере, ему было известно, кто он такой. На корабле этот парень носил форму, но когда он появлялся на побережье, на нем всегда был дорогой костюм. Это было, конечно, странно для низкооплачиваемого служащего-стюарда, но он лично всегда объяснял это тем, что парни такого сорта обычно долго копят, а потом спускают все в первом же магазине на берегу. И обычно у этого типа под мышкой был бумажный пакет, и пару раз он подъезжал к причалу в новом черном лимузине. Иногда на голове у него была смешная туземная шляпа. Он выходил из автомобиля, засовывал шляпу в портфель и поднимался на борт с чемоданом в руке.

— Кто еще был в автомобиле?

— Не знаю. Думаю, что это были его приятели. Они обычно разговаривали несколько минут, прежде чем он выходил из машины. Автомобиль я толком не разглядел, но, во всяком случае, это была роскошная машина. Может быть, это был автомобиль какого-то родственника. У многих из них тут есть родственники, только обычно они не так хорошо обеспечены.

— На судне вам не приходилось бывать?

— Несколько раз поднимался на борт. Приличная посудина.

— У них бывают посетители?

— Не видел. Да и кому интересно любоваться на грузовое судно? Конечно, это судно одно из лучших, но все равно это всего лишь грузовая посудина.

— Скажите, а как мне узнать Дюваля?

— Ну, если на нем не будет его знаменитой шляпы, то я бы сказал, что он среднего роста, похож на иностранца и говорит с акцентом. Довольно противная физиономия, но, может быть, так выглядят все иностранцы. У него такой вид, как будто… ну, как будто он скрывает какие-то тайны.

— Понятно. Не знаешь, где я мог бы его найти?

— Не представляю. Пару раз боцман пытался его разыскать, но без толку. У него есть какие-то местечки, где он прячется. Может, у баб. Эти моряки просто помешаны на бабах. Прошлый раз боцман орал на него, хотел выяснить, где был Дюваль, а тот только поглядел на него как на пустое место и поднялся на палубу. Мне кажется, он считает, что может проводить на берегу время, как ему заблагорассудится. Он ведь не уходит ни с кем из команды. Те-то дальше шести кварталов не удаляются. И возвращаются всегда по несколько раз за деньгами и всегда вдребезги пьяные. Но Дюваль уходит сразу и возвращается только к отплытию, всегда трезвый и весь с иголочки, даже еще нарядней.

Я провел со стариком еще минут пять, но он больше ничего не смог добавить к своему рассказу. Поблагодарив его, пересек улицу и, войдя в бар, подошел к телефону. Через некоторое время мне удалось связаться с Патом. Я сказал ему, что сейчас приду, и попросил сварить кофе. Сидя за кухонным столом в его холостяцкой квартире, я выложил ему все о происшествии в «Кидуэй» отеле, а также то, что знал о «Пинелле». Когда я закончил, он свирепо глянул на меня, отшвырнул ложку так, что она пролетела полкухни.

— Черт тебя подери, Майк, когда только ты чему-нибудь научишься?

— Джонс не рассказал бы тебе больше, чем мне.

— Ты знаешь, что мы умеем заставить говорить таких типов.

— Чушь. Эти девчонки не стали бы жаловаться на него.

— И не надо. Думаешь, не нашлось бы других свидетелей?

— Ну, ладно, его приговорили бы к месячному сроку, а после он продолжал бы свои дела. Теперь-то, во всяком случае, в этом городе, он не сможет работать.

— Так же, как и ты, если районный прокурор узнает об этом.

— Кто ему скажет, — ухмыльнулся я. — Во всяком случае, мне хотелось бы знать, нельзя ли выяснить у Интерпола, есть у них что-нибудь на Али Дюваля?

— Зачем это тебе?

Я допил кофе и отодвинулся от стола.

— Давай-ка соединим все вместе, Пат. У тебя есть три убитые женщины, которые были в каких-то отношениях друг с другом. У меня одна живая, которая укладывается в общую картину. У нас есть тип по имени Тедди Гейтс, который знал по крайней мере трех из них. Я стал разыскивать Грету Сервис, и след привел меня к группе Проктора. Далси сказала, что мое появление там вызвало переполох. Так что вполне возможно, что слух обо мне дошел и до Гейтса.

Пат кивнул в знак согласия.

— О'кей. Он вспомнил о карточке на Грету, где были указаны ее адрес и имя Хауэл. Кто знает, какого рода фото он делал? Половина фотографической порнографии появляется именно из этих источников. Он помчался в контору, но неприятность уже произошла. Он слишком поздно вынул карточку из барабана. Грета не хотела, чтобы ее нашли. Гейтс также не желал этого, так что, когда я все же нашел ее, Грета поспешила исчезнуть. Она могла связаться с Гейтсом, и он исчез тоже.

— Я ничего не понимаю.

— Во всяком случае, это уже кое-что. И тут мы возвращаемся к Митчу Темплу. Он интересовался делом Делани и Постон. Он кого-то опознал и последовал за человеком, который покупал белый пеньюар.

Пат перебил меня:

— Это ведь не доказано.

— Постарайся найти доказательства. Если подумать немного, то они найдутся. Могло произойти одно из двух: либо тот, кого Митч увидел и за кем он пошел, узнал его и выследил Митча до его квартиры, либо сам Митч в чем-то сглупил. Мы ведь знаем, что он пытался, правда безуспешно, связаться с Норманом Харрисом, знаем, что он рылся в картотеке справочного отдела в поисках каких-то материалов. Может быть, он сам хотел спросить того, за кем охотился, чтобы вывести его на чистую воду.

— Это было весьма глупо.

— Вовсе нет, если предположить, что этот парень слишком крупная шишка, чтобы его можно было спрашивать напрямик. Не забывай, что он хотел повидаться с Норманом Харрисоном. Может быть, он рассчитывал на его помощь?

— А чем ты располагаешь, Майк?

— Пока что все увязываю воедино. От девушек к Митчу, к Грете, к Гейтсу, к Джонсу, к Али Дювалю. И хотя цепочка довольно тонкая, но связующее звено не вызывает сомнений — эти самые пеньюары. Если снять этот фактор, то есть если бы девушки были одеты по-разному, у нас все бы рассыпалось. Разумеется, пока не выплыла история с Гарри Сервисом.

— Майк, — сказал Пат серьезно, — ты отдаешь себе отчет в том, что у нас в сущности нет ничего основательного? Даже этот парень, которого ты так добротно отделал…

— А ты раскинь мозгами. У него была связь с каким-то типом в большом автомобиле. С шофером также связан Али Дюваль.

Все время мне приходится слышать о каком-то странном типе. С ним видели Грету Сервис в Гринвич-Виллидж. Джонс таким же образом описал Али. Такое же описание дали Ореоло Бухеру. В порту стоит иностранное судно. Али, по словам Джонса, занимается каким-то рэкетом, и если бы во всей этой истории не была замешана парочка простых американских девчонок, я бы сказал, что тут какая-то международная интрига.

— Черт тебя возьми, — сказал Пат. — Ты не успокоишься, пока все не запутаешь.

— Ладно, тогда объясни мне, что ты лично думаешь о смерти этих девушек? Ты хоть что-нибудь придумал на этот счет?

— Во всяком случае, мое мнение о сексуальном маньяке представляется куда более логичным, чем та паутина, которую ты сплел.

— В самом деле?

Пат сделал гримасу и снова наполнил чашку.

— Знаешь, Майк, сейчас выплыло еще кое-что. Ты помнишь дело Карнинга три года назад?

— Нет.

— Он совершил шесть убийств на сексуальной почве, при этом трупы были изуродованы до неузнаваемости и все такое прочее. Его взяли и засадили в сумасшедший дом, поскольку он оказался психически ненормальным. Через два с половиной года он внезапно пришел в себя и тут же сбежал. Его нашли в каком-то заброшенном доме, но он предпочел сгореть заживо, вместо того чтобы сдаться полиции. Так мы считали. В головешках не нашли достаточно останков, чтобы произвести идентификацию трупа, так что доказательств не было. И вдруг сегодня нам позвонили и сказали, что недавно люди видели в городе Карнинга. Так что… моя версия о сексуальном маньяке… она теперь мне не кажется такой уж маловероятной.

— Но вы все же еще продолжаете разыскивать Гейтса?

— Да.

— А как насчет яда, которым могла быть отравлена Постон?

— Медэксперт продолжает исследования. Если что-то будет выяснено, мы этим займемся. И только для того, чтобы ты не считал, что мы пренебрегаем версиями, я обращусь к Интерполу: может, у них есть что-нибудь на Али Дюваля. Ну, и попрошу прижать типа в забавной шляпчонке.

Я улыбнулся Пату и пожелал ему спокойной ночи. Ему и так сегодня выпало достаточно неприятностей.

* * *

Вернувшись к себе в отель, я обнаружил четыре сообщения от Вельды. Она просила позвонить ей по указанному номеру в Брэдбери. Номер, оставленный Вельдой, оказался номером телефона небольшого мотеля за городом. Но Вельды не оказалось на месте, поэтому я попросил передать ей, что позвоню позднее. Однако когда я позвонил через час, ее по-прежнему не было. Я выключил свет и уснул.

Она позвонила сама в три часа ночи.

— Майк?

— Слушаю, детка.

— Не знаю, насколько это важно, но сегодня утром на автостанции я кое с кем познакомилась.

— С кем же?

— С одной девушкой. Она плакала в туалете, и я попыталась выяснить, в чем дело. Когда она наконец успокоилась, то рассказала, что застряла в этом городе и не имеет возможности вернуться в Нью-Йорк.

— Действительно, очень грустная история, дорогая…

— Да ты послушай только! Я угостила ее кофе и выудила у нее всю историю. Ее вчера привез сюда какой-то мужчина, которого она подцепила в баре, когда была под градусом. Он сказал, что отвезет ее на шикарную вечеринку. По дороге он сообщил ей, что работает в одном из посольств. Постепенно она протрезвела, и ее новый приятель разонравился ей. Его разговоры сначала разозлили ее, а потом испугали. Пару раз он останавливал машину и приставал к ней, но, к счастью, ему мешали встречные машины. Она с ним дралась, но удрать не сумела. И он все время говорил, что его хозяин умеет заставить женщину делать все, что надо. Стоит только как следует избить ее или причинить ей боль, и уж тогда она будет делать все, что захочешь. К тому времени она была уже в истерике. Они добрались до Брэдбери, и он остановился, чтобы заправиться. Правда, у него не оказалось денег, чтобы заплатить за бензин. Тогда он оставил в залог свои часы и сказал, что вечером заедет за ними. Это все, что она слышала. Как только он отвернулся, она улучила момент и удрала, но ее кошелек остался в машине, и поэтому ей нечем было оплатить проезд до Нью-Йорка.

— Неужели она не слышала об Обществе помощи туристам? — спросил я.

— Вероятно, нет, — сердито ответила Вельда. — Во всяком случае, я дала ей пятнадцать долларов, чтобы она могла привести себя в порядок. Ночь она провела в кустах, а ей надо было пойти к автостанции, чтобы показать мне этого типа, когда он придет за часами.

— Ну, и ты ждала черт-те сколько, а она не пришла?

— Не пришла.

— Да, так я и думал, плакали твои денежки, киска.

— Но я нашла ту заправочную станцию, о которой она говорила. Тот парень уже забрал свои часы. Служащий на станции его не знает, но подтвердил, что он действительно иногда заправляется у них и на самом деле, должно быть, работает в посольстве, поскольку иногда приезжает на посольской машине.

Я спросил:

— Какой транспорт туда ходит?

— Три автобуса и два поезда ежедневно. Я наводила справки, но никто подходящий по описанию к этой девушке билета не покупал.

— Может, она просто остановила автобус по дороге в город?

— Я справлялась. Автобусы останавливаются только на отведенных им остановках. Так что я думаю, что она все еще здесь. Я собираюсь проверить мотели курортного района, может, она в одном из них. Возможно, она еще не оправилась от потрясения и боится ехать в таком состоянии. Ведь денег я дала ей достаточно: она может заплатить и за комнату, и за проезд.

— Ты не узнала, как ее зовут?

— Конечно, узнала. Джулия Пэлхем. Я позвонила к ней домой, но хозяйка сказала, что она еще не вернулась…

— Ну ладно. Попытайся отыскать ее, может, тебе и удастся вернуть свои денежки.

— Еще одно, Майк. Я тут наводила справки в местных магазинах. Так вот, в одном из них сейчас как раз подбирают все, что у них закупают посольства, когда там готовится прием. Они, конечно, этого не афишируют, но кое-что просачивается.

— В каком же из посольств?

— Пока не знаю. Не так-то легко к ним подобраться. Помимо их собственной охраны тут сейчас полно еще всяких типов в машинах без номеров.

— Это наши. В общем, ищи свою девушку. Завтра я тебе позвоню. Или ты сама позвони мне, Пату или Гаю. Целую тебя, детка, в твой пышный ротик.

— Иди к черту! — сказала она и повесила трубку.

* * *

Я взял со стола утреннюю газету и стал бегло просматривать ее. В основном здесь были политические новости вперемежку с сообщениями о кризисе за границей. В колонке Гая сообщалось, что Далси Макинесс возвратилась в город после успешной поездки в Вашингтон и вновь приступила к своим обязанностям неофициальной хозяйки светских приемов.

Я позвонил Гаю, но секретарша сказала, что он будет не раньше, чем через час. Тогда я набрал номер Эла Кейси и сказал, что хочу его видеть. Он пригласил меня к себе. Эл очень удивился, почему это я заинтересовался широким жестом Джеральда Юга, предоставившего свои владения в Брэдбери посольствам для развлечений, но не стал ни о чем расспрашивать, а передал мне папку с интересовавшими меня материалами. Ничего особенного в них я не нашел. Никакого материального ущерба Югу эта сделка не принесла, зато обеспечила паблисити.

Я спросил:

— Эл, ты был когда-нибудь в Брэдбери?

— Был, когда Юг только открывал свои заведения. С тех пор многие из них закрылись для посторонней публики. Сам знаешь, иностранцы не любят, когда кто-то шатается около них. Насколько мне известно, там все тихо-мирно, за исключением фестиваля джазовой музыки, да и он бывает только на пляжах.

— И никаких слухов?

— Никаких. Если бы что-то было, мы бы узнали.

— Эл, — спросил я, — этот Белар Рис… Он ведь в одном из тех посольств, которые воспользовались собственностью Юга, не так ли?

— Знаешь, Майк, ты уже второй раз упоминаешь имя этого типа. К чему бы это?

— Им занимался Митч.

— Знаю. Этот тип что-то вроде современного пирата. Ну и что с того? Он ведь не единственный. Владеющие большими деньгами хотят их иметь еще больше. Митч действительно писал о нем и ему подобных, но это продолжалось лишь год. Если бы Рису хотелось избавиться от Митча, он просто мог бы купить газету и уволить Митча. Честно говоря, мне кажется, Рису наплевать. У него ведь дипломатический паспорт.

— И почему это каждый раз, когда я слышу такие слова, у меня холодок пробегает по спине?

Эл перелистал бумажки и вынул фотографию.

— Вот этот дом с участком Юг купил десять лет назад у старого Девиса. Около тысячи акров Юг тут переделал, но поскольку не смог найти покупателя, то и передал его для использования посольствам.

Мне все это стало неинтересным, поэтому я распрощался с ним, спустился вниз и позвонил из автомата Далси Макинесс. Услышав, кто ее просит, Далси усмехнулась и сказала:

— Рада слышать вас, Майк. Я ждала, что вы позвоните.

— Я?

— Знаете, вы обладаете способностью несколько разнообразить однообразную жизнь. — Вдруг тон ее стал серьезным. — Майк… эта девушка…

— Я сообщил обо всем ее брату. Ему ведь нужно было только знать, что она жива и здорова.

— Да. А вы знаете, что полиция разыскивает Тедди Гейтса?

— И что же?

— Никто не знает, где он. Его нет дома, и на работе он не показывается. — Она помолчала, потом добавила: — Как вы думаете, Майк, вся эта шумиха не может повредить группе Проктора?

— Не думаю. Если Гейтс чем-то занимается за пределами своей студии, вас это не касается.

— Будем надеяться. Мне бы не хотелось быть замешанной в каких-нибудь сенсационных событиях. Совету директоров это может не понравиться.

— Постараемся оградить вас. Послушайте, Далси, не мог бы я встретиться с вами?

— С удовольствием, Майк. Когда?

— Как можно быстрее. Мне хотелось бы, чтобы вы употребили некоторую долю своего влияния мне на пользу.

— О?! И в чем оно заключается?

— Я хотел бы встретиться с Беларом Рисом.

Она засмеялась:

— Я была о вас лучшего мнения.

— Я не шучу, Далси. Это можно устроить?

Она поняла по моему тону, что это серьезно.

— У вас есть черный галстук?

— Достану.

— Сегодня вечером во Фламинго-Дун будет дипломатический прием. Мистер Рис будет там. Я приглашена и буду счастлива, если вы согласитесь быть моим сопровождающим. Давайте встретимся в холле в 7.30. Но, послушайте, не скажете ли вы, зачем вам это нужно?

— Потом.

— Майк… Если вы что-нибудь узнаете о Гейтсе…

— Не беспокойтесь, я все понял.

— Счастливо, Майк.

— Пока.

Повесив трубку, я подождал несколько минут и позвонил Вельде в Брэдбери, но снова не застал ее. Набрав номер Пата, я договорился о встрече с ним в «Голубой ленте» через час. Времени у меня достаточно, так что, добравшись пешком до «Голубой ленты», я успел выпить чашку кофе, прежде чем пришел Пат. Выглядел он очень усталым, морщинки собрались в уголках его рта и возле глаз.

Ожидая, пока принесут его кофе, он сказал:

— С Карнингом все прояснилось. Тот, кто указал нам на него, просто ошибся. Этот тип оказался чист, все документы в порядке, пятнадцать лет работает на Уолл-стрит.

— Значит, твоя версия накрылась?

— Выплыло и еще кое-что, — продолжал Пат. — Наш медэксперт наконец отелился. Помнишь, я говорил тебе о химикалиях, которые вызывают такие же симптомы, которые обнаружены у девицы Постон?

Я кивнул.

— Вот их формула. — Он протянул мне два листочка, которые достал из кармана. — Это вещество даже не производится у нас в стране. Его выпускает в очень ограниченном количестве одна французская фирма, которая рассылает вещество некоторым избранным заказчикам. Те, в свою очередь, используют его при проведении химических анализов по редким элементам. Один из покупателей — «Перикон Кемиклз».

Я почувствовал, что мои глаза непроизвольно сузились. Пат продолжал:

— Рональд Миллер, друг Митча Темпла. Он ведь работает в этой фирме?

— Да, да. Армейский приятель…

— Мы с ним связались сегодня утром. Он подтвердил, что они пользуются этим средством… Оно называется С-130. Им также известны и его побочные действия… Да и вообще, его свойства, как правило, указаны на контейнерах с этим веществом. Прежде чем экспериментаторы научились с ним правильно обращаться, у них погибло несколько человек из-за неосторожности. Поражение было через кожу. Вещество производится с 1943 года, и фирма-производитель ведет регистрацию продажи и использования этого материала. Примерно год назад при погрузке была украдена часть партии этого вещества, заказанного «Перикон Кемиклз». И так ничего и не отыскали, хотя были приняты все меры, да и фирма разослала предупреждения о том, что это вещество смертельно опасно.

Мы провели расследование, и оказалось, что компания дважды получала заказы от каких-то посторонних лиц, но она отказалась подтвердить эти факты, потому что продает это вещество только определенным фирмам и для определенных целей. Оба раза заказы делались по телефону. А теперь самое главное — С-130 транспортировалось из Марселя в Танжер на борту «Пинеллы».

— Али Дюваль, — прошептал я.

— Он тогда был стюардом на этом судне.

— Тут есть одно слабое звено, Пат.

— Знаю. Митч Темпл, конечно, не мог знать, от чего умерла девушка. У него не было причин связываться с Миллером именно по этому поводу.

— Но все же что-то ему было нужно, это факт.

Пат кивнул:

— Мы теперь вплотную займемся вопросом о краже продукта. Все-таки, я думаю, какая-то связь тут должна быть.

— Сколько стоит эта штука?

— 1200 долларов за унцию.

— Ого, дороже героина!

— И не хватает пол-литра.

Я присвистнул:

— Это ведь очень много. И кое-кто вполне может им воспользоваться.

— Упаковка небольшая, и ее легко перенести с места на место. Черт возьми, эта штука ведь растворяется в воде, ею можно пропитать какую-нибудь ткань, а потом восстановить это вещество.

— Али Дюваля нашли?

— Пока нет. Он сын француза и аравийки, и сейчас мы обшариваем все местечки, куда бы он мог отправиться. Мы распространили его фото и в конце концов, полагаю, найдем его.

— И в чем же вы обвините его?

— Что-нибудь придумаем. Может быть, его выдачи потребует какая-нибудь страна. Мы послали запрос Интерполу, и я жду ответ с минуты на минуту. — Он отставил свою чашку и внимательно посмотрел на меня. — Ты ничего не можешь добавить?

— Пока нет.

Он видел, что я не лгу. Кивнув головой, он сказал:

— Я собираюсь посетить сегодня пару местечек, где исполняют танец живота. Туземная музыка. Говорят, там все так, как на самом деле. Не хочешь ли присоединиться?

— Только не сегодня. У меня свидание.

— Кто-нибудь получше танцовщицы?

Я лениво улыбнулся.

— И намного.

Пат пошарил в кармане.

— Вот тебе фотография твоего Дюваля. Может, тебе интересно взглянуть, как он выглядит.

Я поблагодарил его. Пат ушел. Я внимательно вгляделся в фотографию. Она была довольно нечеткой, но лицо Дюваля вполне можно было разглядеть. Оно было смуглым и весьма заурядным, пока не всмотришься в выражение его глаз, потому что тогда становилось заметно, каким свирепым и жестоким был этот взгляд.

Глава 10

Мостовая перед отелем на Парк-авеню была запружена машинами. Тротуар кишел фотографами, которые то и дело щелкали фотоаппаратами и моргали вспышками. Большинством машин управляли шоферы, которые, высадив пассажиров, немедленно отъезжали. Другая группа автомобилей с номерами «ДПЛ» останавливалась где попало, и владельцы оставляли их там же, не обращая внимания на знак, запрещающий стоянку.

Я вышел из такси и вошел в холл. Постояв в очереди, я сдал пальто и шляпу и стал искать Далси. Она появилась ровно в 7.30 с целой компанией и, отвечая на обычные приветствия, все время искала меня взглядом. Я помахал ей рукой и подождал, пока она отвяжется от сопровождающих и сдаст свое манто. Потом подошел к ней, изо всех сил стараясь сдержать дурацкую улыбку счастливого школьника.

На ней было черное платье, облегавшее ее так плотно, что казалось, под ним ничего нет. Волосы ее были собраны в целую копну локонов, и искорки света плясали в их серебре. На шее у нее было бриллиантовое колье, на запястье — крохотные усыпанные бриллиантами часики. Она была самой заметной из присутствующих женщин, хотя в ее наряде не было ничего кричащего, как в туалетах других дам.

Я сказал:

— Хэлло, красавица!

Она откинула назад голову и рассмеялась:

— Не очень-то подходящее приветствие для великосветского приема.

— Но ничего другого я придумать не успел.

— Ну, ничего, мне нравится. — Она взяла меня под руку. — Пойдем во Фламинго-Дум.

— Я для этого и пришел. — Пока мы ждали лифт, я спросил: — О Гейтсе ничего не слышно?

— Нет. Один наш сотрудник заменил его. Майк… как вы думаете, что с ним могло случиться?

— Если бы я мог знать… Думаю, он попал в переплет и теперь пытается скрыться.

— Я обзвонила все агентства, которые давали ему заказы. У них ничего для него не было. Так что последнее время он работал только на нас или на себя. У одного из его приятелей есть ключ от его квартиры. Выяснилось, что он с собой ничего не взял.

— Тогда он не мог далеко уйти.

Далси задумчиво покачала головой:

— Не знаю. Мэтти Принс — это его приятель — говорил, что у Гейтса была куча денег в письменном столе, а сейчас их там нет.

— Сколько же там было?

— Больше тысячи долларов. Он всегда покупал новые камеры и линзы за наличные.

— Да, с такой суммой он мог уехать далеко…

* * *

Подошел лифт, и мы поднялись во Фламинго-Дум. Здесь нас встретил праздник красок и шум голосов. С потолка свешивались флаги всех народов. В глубине зала играл оркестр, исполнявший программу, способную удовлетворить вкусы всех присутствующих. Столы ломились под грузом яств из самых разных стран. То и дело с шумом вылетали пробки из бутылок с шампанским, звон бокалов тонул в шуме голосов.

— Как насчет программы борьбы с бедностью? — спросил я Далси.

Она только подтолкнула меня локтем в бок. У Далси была чудесная память на лица и имена. Она знала здесь всех, и все знали ее. Многие из присутствующих здесь мужчин бросали на меня завистливые взгляды, ведь я был кавалером Далси. Мне, правда, было здесь не по себе. Она заметила мое раздражение и предложила выпить коктейль в баре. Только мы направились в бар, как Далси небрежно сказала:

— Вот тот — Белар Рис.

И показала рукой на угол комнаты, где стояли, беседуя, двое мужчин.

Он стоял, прислонившись к стене. Постороннему наблюдателю могло показаться, что он занят небрежной светской беседой, но на самом деле это было вовсе не так. Он не повернул головы и не смотрел в нашу сторону, но я знал, что он нас видит. Я весь напрягся, чувствуя, что он испытывает то же самое.

Он был выше, чем я думал. Но ощущение силы, которое я уловил даже на фотографии, на самом деле исходило от него. Когда он повернулся, я почувствовал, сколько в нем животной грации, опасно обманчивой, потому что на самом деле он умел поворачиваться гораздо быстрее. Лишь когда мы с Далси были на расстоянии десяти футов от него, он сделал вид, что только что нас увидел. Лицо его сразу приняло приветливое выражение, и он двинулся навстречу Далси, протянув ей руку. Но наблюдал он не за ней, а за мной. Я ведь был из его племени.

Меня нельзя было убаюкать и заворожить светскими условностями. Я двигался так же быстро, как и он, и так же, как и он. Умел убивать. Из всех присутствующих я единственный был для него потенциальной угрозой. Я понимал его чувства, потому что и сам испытывал то же самое. У него был цвет кожи такой же, как и у всех живущих на средиземноморском побережье. Глаза, черные, под густыми черными бровями, и нос чуть-чуть с горбинкой выдавали его арабское происхождение. Набриолиненные волосы были гладко зализаны, улыбка открывала вашему взору ослепительные зубы.

— Рада видеть вас, мистер Рис, — сказала Далси. — Я хочу представить вам мистера Хаммера.

В первый раз он посмотрел мне прямо в лицо и протянул руку.

— Очень рад, мистер Хаммер. — Голос у него был низшим и глубоким, говорил он с легким акцентом. Я отметил, что в голосе его не было никакого удовольствия.

— Взаимно, мистер Рис. — Наше рукопожатие было коротким и сильным.

— Скажите, вы член группы США в ООН? Что-то я раньше вас не видел…

Но я не собирался валять дурака.

— О, господи! Вовсе нет. Я — частный детектив.

Что-то дрогнуло в его глазах. Пожалуй, он удивился, что я не собираюсь притворяться. Но из-за присутствия Далси он еще шире расплылся в улыбке и сказал:

— Великолепно! Разумеется, такая очаровательная женщина, как миссис Макинесс, нуждается в надежной защите. Но разве у нас, здесь, ей что-то грозит? — он бросил на нас вопрошающий взгляд. — Мы ведь здесь все мирные люди, разве не так?

Я пожал плечами.

— Вы, по-видимому, не слишком доверяете ООН, мистер Хаммер. Ведь наша организация служит делу мира.

— Пожалуй, об этом следовало бы спрашивать у ребят, которые воюют в Корее и Вьетнаме, — сказал я.

Белар Рис покачал головой и засмеялся.

— Вероятно, вы правы, мистер Хаммер. Но вы знаете, как много требуется всяких совещаний и дискуссий, пока решится какой-то важный вопрос. — Он снова протянул мне руку. — Всего хорошего, мистер Хаммер.

Он кивнул Далси, слегка поклонившись ей чисто по-европейски:

— Мисс Макинесс, мое почтение.

Белар Рис отошел. Вся его фигура дышала спокойствием и уверенностью. Далси с минуту смотрела ему вслед, потом повернулась ко мне.

— Вы затем сюда и явились? Ведь вы смутили его!

— В самом деле?

Она рассмеялась, прикрыв рот рукой.

— Это действительно было очень смешно! Но все-таки, Майк, неужели вы так и не скажете, зачем он вам понадобился?

— Вы ведь все равно не поймете, красавица.

— Но вы… вы удовлетворены?

Я взял ее под руку и повел к бару.

— Абсолютно, и очень вам благодарен.

— Ну хорошо, давайте выпьем, а потом вы проводите меня домой. Мне предстоит несколько дней напряженной работы: мы должны выпустить очередной номер журнала, и я не могу сейчас позволить себе поздно ложиться, пока не закончу все это.

— Очень плохо, — разочарованно сказал я.

Пальцы ее сжали мою руку.

— Я с вами согласна. — Она прижалась головой к моему плечу. — Но у нас еще будут возможности…

* * *

Я подвез Далси к ее дому и велел шоферу отвезти меня в отель. У себя в номере я смешал себе коктейль и растянулся в кресле, задрав ноги на подоконник и глядя в окно. Кое-что начинало смутно вырисовываться, хотя пока что очень смутно. Теперь достаточно было одного какого-то слова или события, чтобы все стало на свои места.

Может быть, Пат и его ребята в ближайшее время наткнутся на что-то. Кто-то должен это найти. Я допил свой бокал и приготовил себе еще порцию, как вдруг зазвонил телефон. Это была дежурная справочной службы, которая сообщила мне, что кто-то четырежды звонил мне, каждый раз оставляя один и тот же телефон с просьбой, чтобы я непременно и поскорее позвонил.

Я набрал номер, который мне назвала дежурная, и услышал голос Клео:

— Майк Хаммер?

— Привет, Клео.

— Ты ко мне так и не вернулся.

— Я это сделаю непременно.

— Лучше бы прямо сейчас.

— Почему?

— Потому что я знаю кое-что, о чем тебе весьма интересно будет узнать.

По ее голосу было слышно, что она слегка пьяна.

— Может, ты мне просто скажешь?

— Не по телефону. Только тогда, когда ты приедешь ко мне.

Она ласково рассмеялась и положила трубку. Я тихонько выругался и снова набрал ее номер. Звонок на другом конце провода прозвенел раз двенадцать, но она так и не ответила.

Я швырнул трубку и стал одеваться. Была уже половина двенадцатого — чертовски не подходящее время для прогулок.

Мне удалось сравнительно быстро поймать такси, и около двенадцати я уже нажимал кнопку звонка у двери дома Клео, того самого дома, где раньше жила Грета Сервис. Дверь распахнулась, и я поднялся наверх. Я не стал стучать, ведь она знала, что пришел я. Через минуту дверь ее квартиры приоткрылась, и она появилась на пороге, одетая в совершенно прозрачный халатик.

— Привет, Майк.

Я вошел. Она взяла у меня плащ и шляпу и протянула мне стакан, дожидавшийся меня на столе. Пройдя мимо меня, она задернула штору на окне. Потом включила проигрыватель, и звуки Патетической симфонии Чайковского заполнили комнату.

— Подходящая музыка, правда? — спросила она, повернувшись ко мне.

Я немного отпил из своего стакана — питье было превосходно — и кивнул.

— Так что же ты хотела сообщить мне, Клео?

Она не ответила, молча подошла и, взяв у меня стакан, который я совершенно незаметно опорожнил, снова наполнила его.

— Ты не помнишь, о чем я тебя просила, когда ты был здесь?

— Нет.

— Я сказала тогда, что хочу тебя нарисовать.

— Послушай…

— Особенно сейчас. — Она смотрела на меня со странным выражением глаз. — Да, с тобой определенно что-то произошло с тех пор. Теперь ты выглядишь значительно лучше. Как раз так, как надо. В тебе не осталось ненужной мягкости.

Я поставил свой стакан, но она покачала головой.

— Ты хочешь получить информацию, Майк, но тебе придется сделать то, что я хочу, прежде чем ты узнаешь.

— Я нашел Грету, — сказал я.

— Хорошо, — сказала она и улыбнулась. — Но теперь дело уже не только в ней, не правда ли?

— Послушай, Клео, что у тебя на уме?

Она подошла ко мне, повернулась спиной и обвила руками мою талию. Волосы ее защекотали мое лицо, от них исходил слабый аромат цветов.

— Я ведь тоже работала в группе Проктора, разве ты забыл? Я сразу узнала, что ты был у Далси Макинесс. Не следовало бы тебе говорить такие вещи ее секретарше мисс Табор.

— Я был там.

Она повернулась в моих объятиях, прижавшись ко мне теплым телом.

— И я приревновала тебя. — Она улыбнулась и сжала мое лицо ладонями. — Я ведь первая тебя встретила.

— Мне больно. Пожалуйста, не прижимайся ко мне так сильно.

— О Тедди Гейтсе ходили какие-то странные слухи. А теперь он и вовсе пропал после твоего второго визита. Все болтают, но никто ничего не знает.

— Кроме тебя?

— Кроме меня, — повторила она. — Ты нашел Грету Сервис, но дело на этом не закончилось. И вот ты пришел ко мне, чтобы узнать еще кое-что…

Я провел ладонью по ее спине и почувствовал, как все ее тело изогнулось.

— Какова твоя цена, Клео?

— Ты, — ответила она. — Сначала я тебя нарисую. Хочу, чтобы ты навсегда остался со мной, чтобы я могла разговаривать с тобой, когда захочу, и знать, что ты никуда не испаришься. — Она поднялась на цыпочки и поцеловала меня. В глазах ее мерцали огоньки. — Я смешная женщина, Майк. Молодая и старая одновременно. Я слишком много видела и пережила. Я никогда не могу получить того, что мне действительно хочется, и у меня не хватает ума понять это. Так что я беру то, что подворачивается, понимаешь?

— Да.

— Вот здесь мое убежище. Здесь я живу. — Она обвела руками комнату. — И я собираюсь сделать тебя частью моей жизни. Я не продал! тебя. И не отдам никому. И никогда. Я сохраню тебя для себя. Ты будешь моим настолько, насколько ты еще не принадлежал никому.

— Клео…

— Или ты никогда не узнаешь того, что так хочешь узнать.

Я поставил свой стакан на стол.

— Твоя взяла, детка. Можно мне снять галстук?

— Сними заодно и все остальное, Майк.

* * *

Она рисовала меня ночью. Она умела видеть и охватывать то, что было видно ей одной. И вот я стоял на полотне — обнаженный мужчина на фоне зелени джунглей и мой кольт-45 был со мной. Она разрешила мне только раз взглянуть на картину и тут же повернула ее к стене.

— Теперь ты мой, — сказала она.

Она дотронулась до выключателя, и комната погрузилась во мрак. Оставшиеся до рассвета два часа мы занимались только любовью. Мы были только вдвоем, одни в целом мире, и ничто не могло сравниться с этими часами…

Когда я проснулся, на улице по-прежнему шел дождь. Одеваясь, я почувствовал аромат кофе и позвал Клео, но не получил ответа. Войдя в кухню, я увидел согретый кофейник, торопливо налил себе чашку кофе и проглотил ее. И только после этого я увидел записку. Она была написана углем на листе из альбома с эскизами, всего несколько строчек, но этого было достаточно.

«Майк, дорогой… На следующем листе ты найдешь изображение того человека, с которым Сол Реннер видел Грету. Спасибо тебе за все, мне было очень хорошо. Ты теперь навсегда останешься со мной.

До свидания. Клео».

Я сорвал лист. Под ним я увидел то самое фото, которым тыкал мне вчера под нос Бифф. Человеком на фото был Белар Рис.

Паутина становилась все гуще, но паука я пока еще так и не смог разглядеть. Я надел шляпу и прошел через студию. Мольберт стоял на месте, но картины не было. В комнате все еще витал ее аромат, нейлоновый халатик лежал на стуле. На проигрывателе вертелась пластинка с Патетической. Она сделала удачный выбор. Симфония № 6, Ре минор, сочинение 74. Лучшее, что написал Чайковский.

Глава 11

Я вернулся к себе в отель, принял душ и сменил костюм. Никто мне не звонил и ничего не передавал, а когда я позвонил Вельде, мне никто не ответил. Я попросил передать ей, что жду ее звонка, и набрал номер Пата. Дежурный сержант сообщил мне, что Пат ушел час назад и с тех пор не звонил. Потом я позвонил Гаю, но и у него никто не отвечал. Телефон Далси тоже молчал. Потом я вспомнил, что сегодня суббота, и она наверняка уехала за город.

Разозленный до предела всей этой серией неудачных звонков, я спустился в холл отеля и, взяв там газету, постарался вникнуть в смысл того, на что смотрели мои глаза. Однако мне это не слишком удавалось, пока я не дошел до середины. Тут-то я наткнулся на фотографию, на которой были изображены Белар Рис, Далси и я во время приема. Судя по фотографии, мы все трое наслаждались обществом друг друга. В сердцах я скомкал газету, швырнул ее в кресло и собирался уйти, как вдруг дежурный за стойкой остановил меня.

Я зарегистрировался в книге под чужим именем, но он знал номер моей машины и указал на телефон у стены. Я поднял трубку.

— Алло?

— Майк?

— Слушаю.

— Это Пат. Давай встретимся в «Голубой ленте» в 6.30. Ты звонил Гаю?

— Его нет дома. А в чем дело?

— Мы нашли Гейтса. Какой-то бродяга наткнулся на него в переулке около Белт-парквэй. Гейтс сунул себе в рот пистолет 22-го калибра и выстрелил. По крайней мере, так это выглядит. По мнению медэксперта, он мертв практически с того момента, как исчез.

— А причем здесь Гай?

— Попроси его пока придержать эту историю.

— Последний раз, когда я это делал, был убит Митч.

— Майк…

— Ладно, я попробую. Только вот что… У Гейтса были с собой какие-нибудь деньги?

— Да… почти девятьсот долларов наличными.

— Не слишком-то далеко он ушел, — сказал я.

— Что?

— Ничего. Встретимся в 6.30.

Теперь Гейтс, подумал я. Паутина чуть разошлась, но лишь чуть-чуть. Паук внутри все еще цел и невредим.

* * *

Пат опоздал на целый час. Он появился около половины восьмого в сопровождении одного из молодых помощников прокурора, которого Пат представил мне как Эда Уокера.

Они уселись напротив, и Уокер уставился на меня, как баран на новые ворота.

Пат спросил:

— Ты нашел Гая?

— Я ведь сказал, что найду.

— Хорошо.

— Почему?

— Полицейские того участка, где нашли Гейтса, считают, что он покончил с собой. Мы в этом не уверены. Откуда ты узнал, что у него были при себе деньги?

Я объяснил, что это мне подсказала Далси.

— Пат, я не верю в эту историю. Парень с тысячей в кармане не станет пускать себе пулю в рот. Прежде он наверняка попытается удрать подальше.

— И я так считаю, — ответил Пат.

— Но любой суд присяжных, — вмешался Уокер, — согласится с вердиктом: самоубийство. Он воспользовался собственным пистолетом, его отпечатки есть даже и на затворе и у него имелся мотив для самоубийства.

Я оттолкнул чашку с кофе и сунул сигарету в рот:

— Не верю.

— Расскажи ему, Эд.

Уокер открыл свой портфель, вынул несколько листков бумаги и положил их на стол.

— Я связался кое с кем за океаном и установил подробности кражи С-130 у «Перикон Кемиклз Компани». Оказывается, большинство акций компании, владеющей судном, на котором перевозились химикалии, принадлежит Белару Рису.

— О! — произнес я и сам удивился тому, как небрежно это прозвучало.

Пат внимательно посмотрел на меня.

— И это еще не все. У меня есть сообщение Интерпола. С конца сороковых годов Али Дюваль связан с Беларом Рисом. Он начинал в качестве террориста, сражающегося против Франции в Алжире, потом его подобрал Рис и стал использовать в своих целях в самых рискованных предприятиях. Дюваль подозревается в девяти убийствах и в покушении на одного политического деятеля в Адене. Мы можем арестовать его по последнему обвинению. Как только Интерпол заполучит Дюваля, они заставят его заговорить.

— Ты уверен, что сможешь его сцапать?

— Но ведь он должен отплыть на «Пинелле».

— Где он сейчас?

— Никто этого не знает.

— А Рис?

— Мы прослушиваем его телефон в течение последних двенадцати часов. Нам известно, где он. В 3.15 сегодня он звонил твоей приятельнице Далси Макинесс и подтвердил, что заедет за ней и они отправятся в Брэдбери. Мы это местечко возьмем сегодня под колпак, и если только Дюваль появится там, то мы его сцапаем.

— А как насчет Риса?

— Эти чертовы дипломаты могут совершить убийство, и мы не можем им помешать.

— Почему же?

— Да потому, что они разъезжают в машинах с номерами «ДП» — дипломатическая неприкосновенность. Любой из этих типов успевает удрать до того, как его объявят «персона нон грата», и старается вновь проникнуть в страну.

Вот оно что! Тот парень, за которым охотился Митч Темпл, сумел удрать от него на бешеной скорости на Белт-паркуэй, в то время как такси Митча стояло на перекрестке. Тот самый тип, который встречался с Ореоло Бухером. Субъект в черном лимузине, который подвозил Али Дюваля. Черт побери! Ведь в этой истории все время фигурирует дипломатический автомобиль. Даже старый Грини говорил мне об этом!

Я поднялся, не говоря ни слова, подошел к телефону, опустил монету и назвал номер Вельды. Администратор мотеля сказал, что она к себе не возвращалась, но в случае, если я позвоню, просила передать мне, что ответ на все я найду в Брэдбери и что она собирается войти внутрь, чтобы вернуть свои пятнадцать долларов. Она будет в номере Г-14. Администратор был озадачен тем, что именно его просили это передать.

Трубка чуть не выпала у меня из рук. Я чуть было не завопил: «Нет, не пытайся это делать в одиночку!» Но вовремя спохватился: все равно никто меня не услышит.

Я даже не взял свой плащ. Джордж ни о чем не стал меня спрашивать, а только молча протянул мне ключи от своего автомобиля, когда я попросил об этом. Я промчался мимо Пата и Уокера, вывел машину из гаража и рванул прочь из города.

* * *

Брэдбери был всего в двух часах езды от Нью-Йорка, но здесь был совершенно другой мир, мир в другом измерении. Я остановился у заправочной станции на самом въезде в город, наполнил бак и спросил у заправщика, как мне добраться до бывшего поместья Джеральда Юга. Через двадцать минут я был уже на том месте, которое он мне указал. Передо мной открылся живописный вид долины внизу, поскольку дорога проходила по гребню холма. Тут и там мелькали огоньки, в разных направлениях мчались автомобили. Водитель одного из них внимательно посмотрел мне прямо в лицо и свернул на боковую дорогу. Наши ребята, подумал я. Вся эта местность сейчас находилась под неусыпным наблюдением.

Мне пришлось сделать огромный круг, чтобы ускользнуть от наблюдателей. Каким образом проскочить здесь? Как это сделала Вельда? И где, черт возьми, вообще ее искать? Вокруг были разбросаны самые разнообразные строения, окруженные глухими стенами, и, если я стану проверять их одно за другим, я непременно опоздаю.

Однако что мне сказал тот тип по телефону? Вельда будет в номере Г-14. И она должна была полагать, что я знаю, где это. Она все-таки достаточно сообразительна, чтобы не пытаться разделаться в одиночку со столь крупной дичью. То, что она мне передала, не должно быть чересчур сложным для разгадки. Это должно быть что-то понятное мне.

Так оно и было. Но мне понадобилось порядочно времени, чтобы дойти до этого. Я заехал на заправочную станцию и попросил стандартную дорожную карту этого района. Взглянув на сетку сбоку карты, я без труда установил, что точка Г-14, то есть место, где пересекались вертикальная линия Г и горизонтальная линия 14, находилась в двух милях от того места, где находился я. Я поблагодарил служащего и сделал крутой разворот.

Здание, к которому я подъехал, не было освещено, но площадка перед ним была запружена автомобилями, ясно указывающими на то, что дом далеко не безлюден. Я втиснул автомобиль Джорджа под самую стенку, так что его практически не было видно с дороги.

Взобравшись на крышу машины, я вцепился руками в край стены и подтянулся. Распластавшись на верху стенки, я несколько минут оставался в неподвижности, пока глаза мои не привыкли к темноте, потом осторожно спрыгнул на землю. Теперь я был благодарен дождю за то, что его мерный шум заглушал любой звук, который я производил. Я стоял неподвижно, сжимая в руке свой 45-й и подавляя инстинктивное желание немедленно бежать вперед.

Было очень тихо, и только эта тишина спасла мне жизнь, потому что я вовремя услышал шорох чьих-то шагов, тяжелое дыхание и глухое ворчание и успел отскочить в сторону, так что почувствовал только, как что-то задело меня по руке и чьи-то зубы лязгнули в воздухе. Пес промахнулся и угодил прямо в кусты, в которые я раньше спрыгнул, но для него было куда сложнее, чем для меня, выбраться из зарослей. Это был хороший тренированный пес, натасканный убивать беззвучно. Я обрушил на его череп свой пистолет, но раскроил его только со второго удара. Конечно, он был здесь не один, остальные просто еще не учуяли меня. Когда все это случится, они примчатся сюда также безмолвно и бесшумно, как первый.

С того места, где я стоял, мне были смутно видны очертания окон, которые были освещены, хотя свет еле пробивался сквозь плотно затянутые шторы. Передняя дверь находилась слева, но я не собирался подходить к ней — там должна была быть надежная охрана. Большие окна, открывающиеся внутрь, тоже меня не устраивали — неизвестно, что меня ожидает за ними.

Теперь я уже хорошо разглядел все здание. Оно было построено в викторианском стиле и смахивало на небольшую каменную крепость. И как у каждой крепости, здесь были контрфорсы и бойницы.

Я засунул пистолет в кобуру, подошел вплотную к дому и стал взбираться по стене вверх. Примерно через двадцать футов я добрался до второго этажа. Внизу послышалось нетерпеливое ворчание, открылась дверь, и сноп света упал на площадку перед домом. Огромный доберман-пинчер появился на освещенной площадке и стоял неподвижно, принюхиваясь к чему-то. Раздался приглушенный голос:

— В чем дело?

— Ничего, — послышался ответ. — Они всегда ведут себя так.

Дверь закрылась, и опять стало темно. Собака снова заворчала, но теперь уже с другой стороны дома.

Я продолжал ползти по стене, пока не добрался до следующего ряда окон. По счастью, на этих окнах не было сигнализации. Я выдавил локтем стекло, которое с легким звоном упало внутрь. Вытащив оставшиеся в раме куски стекла, я пролез в образовавшееся отверстие и оказался внутри грязного и пустого помещения. Несколько ступенек вели вниз. Я спустился по ним, держа в руках зажженную спичку, пока не подошел к двери. На ней был старомодный французский замок, и, когда, отодвинув его, я толкнул дверь, она легко и бесшумно отворилась.

Я оказался на третьем этаже дома. Тускло освещенный коридор вел к лестнице, на площадке которой стоял светильник. В коридор выходили восемь дверей, по четыре с каждой стороны. Я толкнул две-три из них, и на меня пахнуло ветхостью. Снизу раздавался шум голосов. Я прошел по коридору к лестнице и огляделся. Ступеньки сбегали вниз под крутым углом, больше ничего не было видно. Я ступил было на первую ступеньку, но тут же, заметив чью-то тень, поспешно убрал ногу. Лестница охранялась. В детстве мне приходилось бывать в старинных домах, подобных этому, и я хорошо знал и помнил, что в них обычно имеется черный ход для слуг. Я прошел по коридору, повернул направо и нашел его.

Ступеньки рассохлись от старости и слегка потрескивали под моими ногами. Добравшись до второго этажа, я толкнул дверь. На этот раз я чуть не влип. Мужчина, сидевший на стуле, прислонившись к стене, пытался вскочить на ноги и одновременно схватился за пистолет в кобуре. Движение его было таким резким, что стул выскользнул из-под него. Но все равно этот тип чуть было не успел сделать то, что собирался. Он перекувырнулся через голову, вытащил пистолет и уже собирался спустить курок, когда я поддал ему носком ботинка под подбородок и чуть было не свернул ему шею. Глаза его выкатились из орбит, он ослеп от боли. Я вынул из его руки пистолет, оттащил его в сторону под лестницу и поставил стул на место. Если кто-нибудь придет сюда, то подумает, что парень просто вышел — это ни у кого не вызовет беспокойства.

Оттуда, где я теперь стоял, мне была видна еще пара головорезов, и у меня не было никаких шансов проскочить мимо них незамеченным. Стрелять же я не мог. Откуда-то из глубины дома раздавался шум голосов и смех, приглушенный толстыми стенами. Я стоял в нише двери, наблюдая за человеком в конце коридора, который вдруг повернулся и направился к тому месту, где я стоял. Под нажимом моей спины дверь позади меня вдруг отворилась со слабым скрипом, и мне ничего не оставалось, как скользнуть за нее и прикрыть ее за собой. Я услышал, как человек прошел мимо двери, потом вернулся, успокоившись и никого не обнаружив. Но теперь он будет настороже. Я зажег свою последнюю спичку, и в ее слабом свете обнаружил, что нахожусь на кухне, заставленной грязной посудой, сгрудившейся на старомодной плите, стоявшей у самого коридора, который вел куда-то в глубь дома.

Спичка вспыхнула и погасла, но я уже разглядел то, что мне было нужно. Я нашел то, что искал. Или, по крайней мере, какую-то часть искомого.

Широкие раздвижные двери, отделявшие кухню от комнаты, были приоткрыты, но они рассохлись от старости, и между ними оставалась щель примерно в четверть дюйма шириной.

Я приложил глаз к отверстию и увидел их всех, небольшую группу людей в креслах и других, куривших стоя. Все они наслаждались зрелищем, представавшим их взору на возвышении посреди комнаты.

Там стояла клетка, размером примерно восемь на восемь метров, прутья ее были толщиной в палец и обтянуты тонкой проволочной сеткой. Женщина стояла посреди клетки на деревянном постаменте совершенно неподвижно, в неудобной позе. Ее черные волосы резко выделялись на фоне белого пеньюара, обнажавшего шею, грудь и бедра. Фальшивая улыбка смертельного ужаса застыла на ее лице, как нарисованная. В глазах ее было выражение полного отчаяния и в то же время угрюмой решительности.

Она застыла неподвижно, как изваяние, но в голубом мерцающем свете я видел в ее глазах отражение двух гремучих змей, которые шевелились на полу клетки в нескольких дюймах от ее ног, хищно высовывая острые язычки и извивая в нетерпении и гневе хвосты.

Я снова нашел Грету Сервис.

Трудно было сказать, сколько времени она находилась в этой клетке, но было совершенно очевидно, что девушка сохраняла свое неустойчивое положение только ценой колоссального напряжения мускулов всего тела.

Какая-то фигура зашевелилась в одном из задних кресел, и я увидел Белара Риса. На долю секунды он оказался в полосе света, и я разглядел на его лице улыбку наслаждения. Он уселся на ручку кресла, обняв одной рукой кого-то, кто сидел в кресле. Чей-то голос с другой стороны сказал:

— Сколько времени это продолжается, Белар?

Он взглянул на часы.

— Сорок минут.

В этот момент раздался голос из того кресла, на ручке которого сидел Рис:

— Пожалуй, вы проиграете, Белар. Она получит ваши пятьдесят тысяч долларов.

По телу у меня побежали мурашки. Ответ на загадку был в этой комнате, потому что голос принадлежал Далси Макинесс.

Белар Рис ответил ей:

— Нет, сегодня я не проиграю. А вы получите то удовольствие, на которое рассчитываете.

Сколько же времени ты занимаешься этим, Далси… отыскиваешь женщин, которые соглашаются доставлять такого рода удовольствия и наслаждения? Да, твое положение весьма упрощает твою задачу. Сколько же несчастных девушек, о которых мы даже и не подозреваем, погибло? И были ли такие, которые выигрывали это страшное пари? И что ты лично имеешь от этого, Далси… может быть, этим и объясняется твоя необычная популярность в светских кругах?

Конечно, для нее было страшным потрясением, когда я вдруг появился на сцене. Ведь до сих пор все было так тщательно спланировано и все всегда удавалось. У них было достаточно средств и денег, чтобы удовлетворить эту прихоть, да еще и сознание того, что их охраняет дипломатическая неприкосновенность.

Теперь я уже многих разглядел в комнате. В основном это были выходцы из стран, внезапно выплывших на международную арену, но тем не менее оставшихся на самом низком уровне развития. Но некоторые были из числа тех, кого я встретил на приеме во Фламинго-Дум, и выглядели они в высшей степени респектабельно.

Далси отлично подбирала объекты. Это были одинокие женщины, о которых некому было беспокоиться. Они сделали бы все, что угодно, в надежде разбогатеть. Грета была единственным исключением — о ней было кому позаботиться. Может, Гарри Сервис и не стоил того, но он был для нее всем на свете и она любой ценой готова была сдержать свое слово.

Ее лицо уже совсем окаменело. На нем ясно читалось, что она едва удерживается в своей позе и что змеям осталось ждать совсем недолго.

Очень жаль, что Митч Темпл не мог видеть, что он раскопал. Он начал охоту за убийцей, потому что ему показалось, что какая-то нить связывает воедино смерти двух девушек в двух дешевых пеньюаров особого пошива. Он обегал множество магазинов, и ему удалось выследить Белара Риса, когда тот покупал очередное. Он не был совершенно уверен в личности выслеженного человека, поэтому он пошел в справочный отдел и там в картотеке нашел подтверждение тому, что это действительно Белар Рис. Потом он обратился к Норману Харрисону. Ему нужны были убедительные доказательства, ведь такого человека, как Белар Рис, не так-то просто обвинить. Нормана в городе не оказалось. Рональд Миллер, вероятно, сообщил Митчу о краже С-130 у его компании, которая произошла на судне, принадлежащем Рису.

Али Дюваль, конечно, был связан с Рисом и замешан в краже. Но Рональда Миллера в нужный момент тоже не оказалось в городе, и тогда Митчу не оставалось ничего другого, как обратиться к Рису. Да, это так похоже на Митча: позвонить Рису, договориться об интервью, а потом попытаться что-то выудить у него. Но и Рис кое о чем догадывался. Он знал, кто такой Митч, и понял, что тот собирается сделать. Поэтому он покончил с ним, ударив ножом в сердце.

И все-таки на этом дело не кончилось. Я стал разыскивать Грету, а та могла привести меня к ним. К этому времени они с ней уже обо всем договорились, и она была готова на все, хотя и знала о судьбе своих предшественниц. Скорее всего, они ее здесь и скрывали в ожидании сегодняшней ночи. И она пошла на это по собственной воле.

Однако они не знали, что мне известно. Они не могли рисковать. Ореоло Бухер принадлежал им душой и телом, и они использовали его для мелких поручений. Он обшарил мою контору, потом попытался покончить со мной и погиб сам. Итак, они снова оказались ни с чем. А я тем временем искал Грету. Тогда они решили помочь мне в этом. Али Дюваль через Лоренцо Джонса устроил так, чтобы Грета воспользовалась комнатой Вирджинии Хауэл — они были уверены, что это не наведет меня на их след. Далси ничего не стоило сунуть карточку Греты Сервис в барабан Тедди Гейтса и подсказать мне, где ее искать. Потом она убрала ее оттуда, а Тедди отправила туда, где он вскоре встретил смерть.

Однако одну вещь они не учли в своем плане — то, что Лоренцо Джонс заинтересуется Али Дювалем. Они не думали, что я стану копать дальше после встречи с Гретой. Она ведь была в том номере по доброй воле. Ей пришлось туда отправиться, если она хотела попытаться заполучить деньги, в которых так отчаянно нуждалась.

Далси, до чего же ты все-таки глупа, ты просто дура. Ведь не могло это вам всегда сходить с рук, не могло так продолжаться вечно…

Раздался гул голосов, потом наступило ледяное молчание. Я снова пришел к цели вовремя. Грета покачнулась на своем постаменте, и змеи немедленно зашевелились, их языки задвигались, погремушки зловеще зазвучали в тишине.

Сейчас это произойдет!

Я схватился за ручки двери и уже собирался раздвинуть их, как вдруг снизу послышался крик и какой-то верзила ворвался в комнату.

— Собака! Собака убита! Кто-то пробрался в дом!

Тот, кто стоял на часах у двери, пораженный услышанным, не увидел, как я распахнул дверь. Он обернулся, когда я уже ворвался в комнату, но я выпустил заряд моего 45-го прямо ему в лицо, и он с воплем отлетел в сторону.

Начался невиданный переполох. Все пытались удрать одновременно. Их было больше, чем я думал, но все они считали, что я не один, и первой мыслью у них было удрать как можно скорее. Они метались по комнате, искали выход и не могли его найти.

Грета так и не шевелилась. Я дважды выстрелил сквозь прутья клетки и снес обеим змеям головы секундой раньше того момента, когда она свалилась на их скользкие тела.

Со всех сторон бежали вооруженные люди. Я застрелил одного из парней, а другого ранил в ногу. Я жаждал попасть в Белара Риса, но его не было видно из-за полумрака в комнате. Я почти добрался до двери, и тут удача покинула меня. Что-то тяжелое обрушилось на мою голову, и я упал, надеясь, что потеряю сознание раньше, чем почувствую боль…

В себя я пришел от страшной головной боли. Меня тошнило, боль была нестерпимой. Я пошевелился и попытался подняться на ноги, но мне это не удалось. Ноги мои были связаны, руки за спиной стянуты веревкой. С трудом я открыл глаза и увидел двух типов, которые волоком тащили меня. Сбоку шли Далси и Белар Рис.

Он заметил, что я открыл глаза, и сказал:

— Вы большой дурак!

Я не ответил, а повернувшись к Далси, сказал:

— Привет, сучка!

Она сделала вид, что не расслышала.

Один из тащивших меня спросил у Риса:

— Сюда, Белар?

— Да, туда же, где и остальные, Али.

Он вынул связку ключей из кармана. Теперь я смог рассмотреть его. Я уже дважды видел его раньше. Один раз в газете на фотографии, где он стоял рядом с Рисом, второй раз выходящим из лифта, когда тот уходил из конторы Далси. Да, теперь картина была полной, жаль, что никто ее не увидит. Глаза мои закрылись, голова упала, но я еще слышал их голоса.

— Здесь надежно? — спросила Далси.

— Окна зарешечены, на двери тройной замок. Пока сойдет.

— Но…

Он прервал ее:

— Иди наверх и успокой остальных. Может, кто-нибудь слышал выстрелы, надо приказать, чтобы люди говорили, что кто-то пытался сюда залезть. Если же все спокойно, то мы обсудим, как нам избавиться от трупов, которыми он нас наградил…

Я услышал, как распахнулась дверь, потом меня швырнули вниз, и дверь захлопнулась с металлическим лязганьем, потом задвинулся засов. Я лежал на холодном бетонном полу, голова горела, как в горне.

Вдруг кто-то чиркнул спичкой, вспыхнул слабый огонек, и знакомый голос из угла спросил:

— Майк?

От удивления я пришел в себя и увидел ее лицо в слабом неверном сиянии света спички. Грязное, но улыбающееся лицо.

— Привет, Вельда.

Можно было подумать, что мы встретились за завтраком.

Она рассмеялась и потянула какую-то веревку. Под потолком зажглась маленькая лампочка в плафоне, тусклый свет ее не достигал углов комнаты. Она подошла ко мне, развязала руки и ноги. Я растирал их, пока не восстановилось кровообращение, потом ощупал рану на голове. Она была болезненной, но не смертельной.

Когда я сумел встать на ноги, Вельда указала мне на что-то позади нас. Там лежала связанная по рукам и ногам Грета Сервис, на лбу у нее был огромный синяк.

— Они сперва принесли сюда ее, — сказала она.

Вельда наклонилась, развязала Грету и стала растирать ее, пока та не пришла в себя.

Я притянул к себе Вельду:

— Послушай, киска, как все-таки ты попала сюда?

— Я сюда угодила из-за Джулии Пэлхем. Тот тип все-таки нашел ее. Вероятно, он ее подкараулил и силой заставил сесть к нему в машину, а потом не знал, что с ней делать. Я увидела их, когда он проезжал мимо, запомнила номер и навела справки. Так я добралась до этого дома. Я пыталась пробраться сюда через стену, но нарвалась на собаку, и один из их парней схватил меня. Они стали обсуждать, что со мной делать, но тут как раз начали съезжаться гости, меня связали и сунули сюда. Мне понадобился час, чтобы развязать веревки.

— Что случилось с девушкой?

— Взгляни.

В углу лежали два тела.

— Они оба ошиблись, — сказал я. — Он ничего не мог объяснить девушке, зато она ему все объяснила… Что это за комната, ты не выяснила? — спросил я, оглядываясь кругом.

— Бывшая прачечная. Тут есть несколько лоханей для стирки и старая газовая плита, краны которой дают утечку. Это окно выходит на первый этаж. Мы должны находиться где-то в задней части дома. Прутья на окнах вделаны в цемент.

Все это она сообщила будничным голосом, но в голосе ее я все-таки различил нотки страха.

— Не беспокойся, малышка. Дай мне осмотреться.

Через дверь мы уйти не могли. Значит, оставалось окно. Цемент, в который были вделаны прутья, раскрошился от времени, и после некоторых усилий мне удалось расшатать решетку.

Грета застонала и села на пол, прижав ко лбу руку. Она была еще наполовину без сознания и ничего не соображала. Я подхватил ее под руки и хотел было поставить на ноги, как вдруг услышал слабый звук зуммера. Мы с Вельдой замерли. Через секунду звук повторился. Я подошел к комнате, находившейся позади плиты, и распахнул дверь. Там на полочке стоял телефон, заваленный грудой грязных полотенец. Я осторожно поднял трубку, но на другом конце ее уже повесили. Я нажал на рычат и отпустил его, но он не звякнул, как обычно бывает при соединении.

Вельда с надеждой посмотрела на меня, но я покачал головой:

— Он работает, когда звонят сюда, но отсюда позвонить по нему невозможно. Это просто старый аппарат, который забыли отключить, когда поставили новый. И работает он только потому, что где-то замкнута линия.

— Но если кто-то позвонил бы сюда… мы могли бы сказать…

Она замолчала, понимая, что на это нет надежды.

И все же… что-нибудь, наверно, можно было предпринять с помощью этого телефона. Я втащил телефон в комнату, растянув шнур насколько возможно. Потом вытряхнул из него все внутренности, оставив только механизм звонка. Затем я привязал к шнурку своего ботинка гвоздь, один конец шнурка привязал к звонку, а другой, на котором был гвоздь, приладил к лампочке под потолком таким образом, чтобы гвоздь разбил лампочку, как только зазвонит телефон.

Когда все было сделано, мы с Вельдой выбрались через окно наружу и вытащили Грету. Затем я вернулся этим же путем обратно, открыл до отказа краны газовой плиты и вылез снова наружу. Плотно прикрыв окно за собой, я взял в руку один из прутьев, а другой вручил Вельде.

— Пошли, — сказал я.

На этот раз удача улыбнулась нам. Охранники были во дворе, но они были чересчур обеспокоены и забыли, что им следует держаться в тени, поэтому нам удалось счастливо их избежать. Ветер дул нам в спину, и собаки не учуяли нас. Ночь была темной, и под ее покровом мы благополучно добрались до стены и перебрались через нее. Моя машина была там же, где я ее не так давно оставил. Я нажал на стартер, и мы умчались прочь, оставив позади себя и этот дом, и вереницу машин у подъезда.

Мы промчались через весь Брэдбери, пока не добрались до заправочной станции, которая все еще работала. Там мы почистились и отдохнули. До восхода солнца оставалось совсем немного. Я воспользовался кредитной карточкой Джорджа, чтобы раздобыть немного мелочи у дежурного.

Первый мой звонок был Гаю. Я попросил Гая узнать номер телефона того здания, где был Белар Рис. Гай позвонил мне через пять минут, но я не стал объяснять ему, в чем дело. Сказал только, что все объясню позже.

Вельда и Грета Сервис вышли из здания и сели в машину. Я опускал монету в телефонный аппарат, когда подъехала патрульная полицейская машина. Из нее вышел полицейский в форме и стал рыться в карманах в поисках мелочи. Увидев, что будка занята, он остановился, терпеливо ожидая, пока я кончу разговор.

К этому времени в той комнате должно быть уже чертовски много газа. Чудовищный заряд был готов выполнить то, что ему предназначалось.

В ушах у меня задребезжал звонок зуммера…

В шести милях от того места, где мы находились, высоко в небе расцвело, как диковинный ночной цветок, оранжевое сияние. За несколько секунд оно достигло полной высоты и медленно-медленно погасло. Еще секунду ночь была по-прежнему тиха. А потом на нас обрушился чудовищный грохот, сотрясавший окна близлежащих зданий.

Рот полицейского широко открылся, на лице его отразилось величайшее изумление.

— Что это, черт побери?!

— Ошибся номером, — сказал я и пошел к своему автомобилю.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11