КулЛиб электронная библиотека 

Пылающие города [Сергей Кольцов Снежный Виктор] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Пылающие города

Пролог

Младшая княжна Великого княжества альтов, водя по строчкам текста книги, нервно подёргивала кончиками ушей, вчитываясь в строчки исторического текста, повествующего о восстании князя Улдена.

Устроившись в длинном кресле, девушка с утонченными изгибами тела расправила свои распущенные волосы цвета тусклого серебра.

Услышав подозрительный шум с балкона, резко повернула в направлении него голову, посмотрев на закрытую дверь своими глубокими карими глазами и отложив книгу, села опустив босые ноги на пол. Поднявшись, девушка прошла мимо книжных шкафов заставленных книгами, уверенно подошла к двустворчатым дверям и распахнула их, зажмурившись, получив в лицо порыв солёного ветра…

Горький наездник, сидевший на перилах, выглядел как помесь птицы и ящерицы с четырьмя конечностями, две из которых являются кожистыми крыльями, оканчивающимися двумя острыми когтями которыми они могли серьёзно ранить. Помимо этого туловище было покрыто мелкими перьями, полностью покрывающими голову, переходя на туловище и заканчивающимся около голого как у крыс хвоста, оканчивающимся острым, как шило полым жалом с сильным ядом.

Зашипев на княжну, наездник в прыжке расправил крылья и полетел в сторону моря. Посмотрев ему вслед, княжна опёрлась на перила, с тоской посмотрев в сторону морского горизонта, тихо проговорила:

— Ненавижу море, рядом с ним всё такое солёное и холодное…

Ногтём, ковыряя налёт соли на перилах, княжна, всматриваясь вдаль, увидел приближающиеся точки чуть ниже уровня облаков, которых с каждой минутой становилось всё больше и больше… Неожиданно рыбацкая лодка, парус которой белел на водной глади, вспыхнула ярким пламенем…

Княжна присмотрелась к точками в небе и поймала себя на мысли: "Это люди или… альты, только с крыльями".

Эти гуманоидные создания летели в небе без движения самих крыльев светившихся магическим светом, стоило им оказаться над линией побережья, как они нанесли массированный магический удар по альтам, всматривающимся в небо…

Княжна, перегнувшись через перила, крикнула находившейся во дворе замка страже:

— Нас атакуют! Помогите жителям!

Подняв взгляд, княжна увидела, что сверху на дворец пикируют нападающие, уклонившись от пущенного огненного потока, она забежала внутрь библиотеки и заперла за собой дверь, навесив засов и схватив меч, отступила за книжный шкаф.

Звуки боя в которых смешались яростные и болезненные крики атакующих и обороняющихся, свист стрел и удары стихийной магии… Вслушиваясь в этот гул Оранэра Хельталис отследила отдельный звук нападающего опустившегося на балкон, а после он одним точным движением меча рассёк засов и двери в библиотеку открылись.

Вцепившись в рукоять прямого меча, княжна нервно дёргала ушками на каждый звук шага противник, стоило противнику выйти из-за шкафа, как девушка нанесла решительный удар. Но он казался, заблокирован широким коротким клинком и она получила мощный удар ногой в грудь оказалась отброшена между шкафов, где сумела резво вскочить на ноги, держа меч в направлении противника. Обменявшись взглядами с противником, она одновременно с ним начала создавать магическую структуру…

Огонь и ветер столкнулись, создали сильнейший по мощности взрыв, и противников отбросило в разные стороны. Тряся головой, княжна встала на колени и увидела над собой противника заносящего клинок и неожиданно дёрнувшегося. Выпустив клинок он завёл руку за спину пытаясь что-то достать. Княжна услышала натяжение тетивы и короткий полёт магической стрелы, которая вонзившись в горло крылатому, взорвалась, обдав княжну кровью и кусками тела.

— Госпожа Оранэра, вы в порядке? — спросила, подскочив к ней, краси (носящая лук).

— Да, нужно уходить отсюда. Сколько погибло? — поднялась младшая княжна.

— Семеро, мы приготовили лошадей.

Быстро кивнув, княжна направилась вперёд, а краси поспешила следом. Спустившись во двор, княжна быстро запрыгнула в седло.

— Быстрее! Защищайте княжну!

Отряд пустил лошадей в галоп по улицам Эльзаса, княжна, отстранившись от мыслей о том, что сейчас на горящих улицах вокруг неё гибнут альты, только подгоняла лошадь. Однако прорваться через главную дорогу не получилось, альтская масса беженцев блокировала её полностью, кто-то пытался спасти своё имущество…

Майтре свернула на боковую улицу и уверенно направила лошадь в обход, всему отряду из десяти альтов и княжны приходилось несладко, горящее дерево алиска выделяло удушающий дым, что не поднимался в небо, а наоборот пеленой стелился по земле.

Отряд выехал из города и пустил лошадей шагом, давая спасительный отдых, княжна оглянулась и увидела что больше альтов, выходящих из города, нет, а в небе были видны сотни, если не тысячи крылатых фигур и их с каждой минутой прибывало всё больше и больше, закрыв небо северо-востока.

— Эльзас пал, княжна, — проговорила майтре.

— Об этом нужно доложить отцу. Мы должны организовать помощь выжившим… — уверенно проговорила Оранэра. — Вы трое скачите в ближайшие города! Нам нужна помощь! Собирайте войска!

Альты, кивнув ей, разделились и погнали своих лошадей по дороге. Посмотрев на горящий город, младшая княжна только пришпорила лошадь и двинулась к выжившим под защитой отряда под командованием майтре…

Мы ожидали войны с людьми, но сейчас мы не готовы… — горестно подумала она, — что будет теперь?

Глава 1

Спокойно идя по коридорам замка Вандред, Бук поигрывал коротким кинжалом. В коридорах замка было тихо, да и он не поднимал особого шума, войдя сюда в доспехах стражника, которого предварительно оглушил и раздев, бросил связанного за навозными кучами на конюшне…

"Эшарион, Эшарион…. Вот нужно было мне тащиться к графу Вандред. Ты же и сам прекрасно знаешь, что я ненавижу грязную работу. Придётся импровизировать, как всегда".

— Раздражённо подумал Бук.

Свернув в коридор, уверенно поднялся по лестнице и решительно распахнул двери гостевой комнаты. Трое стражников внутри посмотрели на него и командир стражи раздражённо спросил:

— Что ты, блядь, делаешь, Рон?!

— Рон? Я не Рон. — Стянув шлем с головы, Бук провёл по своему лицу ладонью, возвращая привычные черты и улыбнулся, посмотрев на старого графа и его двух гостей. — Как удачно, что вы здесь собрались, граф Вандред, герцог Касли и магистр Фалес. Стервятники сбиваются в стаи, не правда ли.

Стража выхватила мечи, а магистр поднял защиту и ударил магией, но не успел он моргнуть, как почувствовал, как в его спину вонзаются длинные когти, пробивая его насквозь. Стража успела сделать только два шага вперёд, но Бук был быстрее, подскакивая к каждому стражнику, он отвесил по удару в лоб, которого было достаточно оглушить, но не убить. Остановившись, он посмотрел на двух мужчин… Герцог Касли, несмотря на свой возраст, обнажил меч, показывая свои умения боевого мага, уверенного атаковал Бука.

Схватив за лезвие меча своей трансформированной рукой, Бук остановил его движение, сжав, расколол его на куски, а видя недоумение на лице у герцога, отправил его в полёт коротким ударом второй руки. Кувыркнувшись через кресло, герцог упал и от боли, закусывая губы до крови, вскочил на ноги и выхватил кинжал. Однако Бук не дал ему ничего сделать и точным ударом в висок, игнорируя магическую защиту, отправил его в забытьё.

— Уважаю тех, кто со стальным клинком внутри. Всегда идут до конца. — Склонил он голову и посмотрел на кресло, где был граф Вандред, отметив, что оно пустое перевёл взгляд на дверь. — Вот трус!..

Бросившись следом за ним, Бук пробежал по коридору, следом ориентируясь на запах страха графа и взбираясь по лестнице на третий этаж, где располагались личные покои семьи графа, успокоил ещё пятерых стражников.

Выйдя на небольшую площадку, Бук попал под прицел десятка арбалетов стражников и лишь улыбнулся, увидев за их спинами графа и молодую девушку…

— Кто ты такой?!

— Сейчас это не важно. Лучше скажи, кто тебе заплатил за покушение? Ты же понимаешь, что эти люди умрут напрасно. Вам меня не убить.

Один из стражников случайно нажал на спуск, болт просвистел в воздухе, но был ловко перехвачен рукой Бука прямо перед лицом, а он устало вздохнув, разломил его в руке и просил половинки себе под ноги…

— Какое покушение, мой муж, о чём он… — шёпотом спросила молодая графиня.

— Мы это позже обсудим. — Растерянно ответил ей граф Вандред.

В этот момент за спиной у Бука скрипнула дверь и потирая заспанные глаза из неё вышел мальчик пяти лет… Резко метнувшись к нему, Бук подхватил его на руки и приставил трансформированную конечность к его шее и оскалившись проговорила:

— Может, теперь ты скажешь, кто тебе заплатил граф? Моё терпение заканчивается.

— Я не могу… — сквозь зубы проговорил он.

— Прости, не повезло тебе с отцом, парень… — грустно проговорил Бук из Лавета и прижал трансформированные когти к шее мальчика, отчего тот задрожал и обмочился.

Молодая графиня выхватив меч из ножен у одного из стражников, опустила клинок на правое плечо мужа разрубив его… Граф упал на колени и принялся зажимать рукой рану, а его жена одним движением снесла его голову с плеч и ногой отшвырнула к ногам Бука.

— … А вот с матерью наоборот, повезло. — Удивлённо проговорил не человек. — Ты знаешь, кто сделал заказ?

— Я знаю, что он записывает всё, потому что память подводит. Отпусти моего сына.

— Тогда опустите оружие…

— Вы его слышали! Выполнять! — Скрывая страх за злостью, проговорила графиня Вандред.

Стража посмотрев на остывающее тело графа, посмотрели на молодую госпожу и нехотя опустили арбалеты на пол… Бук, довольно улыбнулся, отпустил мальчишку. Тот сразу же бросился к матери…

"Женское сердце всегда было для меня непостижимо… В нем всегда есть место отваге и милосердию" — задумчиво посмотрел на молодую мать отбросившую меч и прижимающую к себе своего сына.

— Пойдём… Я расскажу и покажу что знаю. — Удостоверившись, что на шее сына нет и царапинки, графиня уверенно направилась к Буку. — Что ты такое?

— Я не человек… Этого достаточно.

***
С трудом взобравшись на вершину хребта, я, сбив дыхание, покачнулся и упал на одно колено. А после просто сел и посмотрел на простирающуюся внизу долину залитую лучами только что вставшего солнца.

А здесь красиво, только высоко, поэтому и надышаться не могу. Хорошо, что удалось отправить в поместье Мэю, Валерию и Олемар, думаю, они уже добрались. Эх, теперь непонятно, сколько ещё тащится с этим горным народом до их города…

— А ты неплох, принц, — поднялась следом за мной воительница и села рядом, — даже удивительно для человека.

— Рона, скажи, а почему ты согласилась на мои условия? — обратился я к ней.

— Не разумно вести магистра в наш город. Да и чем меньше… гостей, тем проще их контролировать. Надо перейти плато, потом будет привал. Вставай. — Поднялась она на ноги и двинулась вперёд.

Посмотрев, как поднимаются остальные, я лишь вздохнул и нехотя поднявшись, поправил меч на поясе и двинулся вперёд…

Спустившись немного ниже мы и в самом деле вышли на плато поросшим невысокими деревьями, травой и кустарниками, была остановка возле ручья с ледяной водой где мы набрали свои походные фляжки и меха, а после двинулись дальше.

Клокочущий громкий птичий крик и отряд резко пригнулся и посмотрел в небо, где над нами пронёсся грифон, рассекая воздух мощными крыльями и поднявшись выше, улетел в северо-восточном направлении.

— Эш, это грифон… — проговорил Малграф.

— Судя по расцветке королевский грифон, умная птичка. — Заметил я и грустно улыбнулся. — Мало их осталось. Даже жаль, что люди заставляют их покидать старые гнёзда.

— Никогда не замечал за тобой тяги к этим тварями.

— Малграф, ты не поверишь, но этот грифон довольно разумный, возможно даже разумнее некоторых людей.

— Знаю. — Проговорил боевой маг. — Лучше скажи, почему ты относишься к этим… девушкам так спокойно?

— А почему я должен их бояться? Хаоса от них не ощущается, зато смотри, какие шикарные у них фигуры, подтянутые, даже потрогать есть что… — прошёлся я взглядом по воительницам, а те слыша мои слова лишь ответили мне многозначительными взглядами и сопутствующими мыслями, — ну и пусть клыки и глаза…

— Странный ты.

— Ты слишком много внимания обращаешь на особенности, перенося их в недостатки, а для меня это напротив, изюминка.

— Да, а между ног у них член… — сквозь зубы проговорил боевой маг.

— Ты удостоверишься в этом лично. — Бросила на него свирепый взгляд ближайшая к нам воительница.

— Это мы посмотрим. — Взялся за рукояти мечей Малграф.

— Успокоились, оба. — Твёрдо и спокойно проговорил я, а после посмотрел в глаза боевому магу. — Малграф, это ты начал. Извинись.

— Прошу прощения. — Нехотя процедил боевой маг сквозь зубы.

Девушка же в ответ только фыркнула, кивнув мне, ускорила шаг, догоняя Рону с которой перебросилась несколькими словами и немного отстала…

— Зачем? — бросил на меня, Мал тяжёлый взгляд.

— Ввязываться в бой с отрядом в двести пятьдесят человек, среди которых пять магистров… А нас шестеро, Малграф.

— Сила — ничто, умение — всё.

— Да, а глупость — величайший дар. — Кивнул я ему без улыбки. — Не стоит создавать конфликт, Малграф. Мы не за этим идём к горному народу.

Малграф посмотрел на меня и нехотя кивнул… После чего немного подумав, ответил уже немного остыв:

— А ты как всегда.

— Я всегда был таким, Малграф. Не стоит усложнять и без того сложное положение.

Боевой маг только усмехнулся в ответ, несильно стукнув меня по плечу. На что я ответил тем же…

Остановка на спуске в долину была недолгой, воительницы разбили малый лагерь, где мы только перекусили и немного вздремнув, двинулись дальше, как приказала Рона, пояснив, что к закату мы уже успеем дойти до их поселений, где уже и отдохнём в нормальной обстановке.

Спускаясь в горную долину, я немного сошёл с общей тропы, взобравшись на уступ, посмотрел на неё уже не скрываемой верхушками хвойных деревьев…

Здесь было красиво и зелено, так же как и в Драконьей долине, сразу же бросалось в глаза озеро на востоке с артаарской башней посреди него. При этом в долине было разбросано с десяток маленьких деревень с рублеными домами, а так же единственный город на берегу озера, к которому мы и направлялись…

— Большинство нашего народа не живёт в долине, пасут скот и добывают железо к северу отсюда, — проговорила Рона, подойдя ко мне. — Нам принадлежат горы между Севером и альтами.

— Вы не изучаете руины древних? — махнул я рукой в сторону башни.

— Мы не трогаем того чего не понимаем. — Сухо ответила Рона. — Это вы люди со своим любопытством лезете во все щели, стараясь познать всё… Простите, принц.

— Зачем извиняешься?

— Я была груба. — Посмотрела она мне в глаза.

— Не волнуйся, мне известна человеческая природа. Бессмысленно обижаться на правду.

— Королева говорила, что вы не страдаете предрассудками касательно иных рас, — кивнула Рона и двинулась следом за остальной группой, — я это поняла, увидев вас с чистокровной альтой.

— Вы различаете их?

— Мы видим магические изменения. Это наша особенность.

— Значит, вы всё-таки не уходите от контакта. Я думал, что вы скрытный народ.

— Всё несколько иначе, принц Эшарион. Мы не против торговли с людьми и альтами, но не рады непрошеным гостям.

— Понимаю. Вы рады только принудительным гостям.

— Этот случай исключение и личный интерес королевы.

— Расскажешь о ней?

— Вы встретитесь завтра.

Рона пошла вперёд, а я немного постояв, смотря ей вслед, лишь усмехнулся себе под нос и двинулся следом. Догнав Фурана с подозрением косившегося на окружающих его воительниц, пусть и с некоторой опаской, но уже оценочным взглядом, спросил:

— А они симпатичные, не находишь?

— Симпатичные, но другие. — Кивнул Фуран. — Привыкнуть к ним надо. Скажи, о чём ты хочешь поговорить с их королевой?

— Скорее она хочет поговорить со мной… Вот и думаю. — Широко зевнув, я потянулся. — Спать хочется.

Спустившись в долину, мы вошли в деревню, где нас встретили любопытными взглядами местные жители, точнее в основном жительницы. Уделяли внимание в основном мне, по всей видимости потому что только я не испытывал страха смотря на них. Мужчин было мало, да и то они не выглядели похожими на представительниц горного народа, даже маленькие мальчики.

Интересно получается… О горном народе мало сведений, даже того что мне предоставила тайная стража недостаточно чтобы понять о том, кто они. Есть свидетельство одного из мужчин, жившего среди них. Он бежал после семи лет жизни здесь. Почему бежал, непонятно. Только я знаю, что само общество народа построено на классах, причём каждый класс, будь то воительницы, травницы, равны друг перед другом и подчиняются только совету мудрых. Именно совет мудрых выбирает королеву, которая занимается делами своего народа, решает многочисленные проблемы и внутренние споры…

Рона тем временем обговорила что-то с несколькими женщинами, и мы направились в большой двухэтажный дом посреди деревни, где уже был накрыт стол. После этого нам показали места для сна, часть воительниц осталась с нами, остальные же разбрелись по деревне…

— Ешьте и спите, на закате двинемся дальше. Королева уже знает о твоём прибытии и будет ждать утром.

— Понятно, а что потом?

— Это решит королева. — Сухо ответила воительница.

— Надеюсь, её решение будет мудрым. — Позволил я себе снисходительно улыбнуться.

— Не сомневайтесь, принц Эшарион. Мы не выбираем глупых правителей. Прошу к столу, мы никогда не оставим без еды гостя.

Устроившись на широкой лавке, я посмотрел на обедающих путников и, отметив, что никаких дополнительных правил нет, сам приступил к еде.

По всей видимости, королева у них молодая. Согласно сведениям, пять лет назад была другая. Теперь остаётся только понять чего она хочет от меня.

Еда, была представлена, можно сказать обычная, но в основном были мясные блюда. Тушённое, варённое, копчёное… Был так же и хлеб, но своеобразный, несколько кисловатый, но в то же время очень нежный.

Когда трапеза закончилась, мы отправились спать. Устроившись на мягкой вычесанной шкуре, я заложил руки за голову и некоторое время, смотря в потолок, отслеживал мысли представителей горного народа и наконец, закрыл глаза.

— Эш, как думаешь, в наше отсутствие ничего в баронстве не случится? — спросил боевой маг, устроившийся в одной комнате со мной.

— Не волнуйся, Мал, если что-то случится, я узнаю об этом и постараюсь оказаться там максимально быстро. — Ответил я, не открывая глаз. — Главное чтобы Валерию приняли нормально.

— Слишком сильно ты о ней печёшься. Понравилась?

— Дело не в моей симпатии, Мал. Она будет мне полезна во многих вопросах касающихся как магии, так и развития Драконьей долины.

— Выстраивай свои планы и дальше, но знай, я считаю её очень опасной.

— Я тоже опасен, Малграф, только почему-то этому мало кто уделяет внимание. — Широко зевнув, я устроился в нагретой постели и довольно улыбнувшись, проговорил. — Всё, я сплю.

Нас разбудили перед закатом, после чего мы быстро перекусили и выдвинулись к единственному городу горного народа, который они называли просто Большой Дом.

Движение было неспешным, было видно, что все успели немного отдохнуть и набраться сил, однако атмосфера отчуждённости и страха так и не прошла. Порой воительницы даже подшучивали, демонстрируя свои клыки, чем вызывали всплески страха у северян.

Да, страдающее средневековье, всё основано на страхе перед непонятным и чужим. Это мне проще… Сложно удивить. Сейчас нужно собраться с мыслями перед встречей с советом мудрых и королевой. Только вот незнание интересов горного народа порождает массу вопросов.

А в долине было приятно, свежо и не холодно, только в один момент с востока подул воздух полный дыма и гари…

— У нас нет крупных городов на востоке, да и горящий лес пахнет иначе. — Проговорила Рона.

— Может у альтов что-то случилось?

— Да, это вероятнее всего. — Кивнула мне горная воительница. — Альты раньше и между собой с удовольствием воевали, это мы знаем из записей мудрых нашего народа.

— А у вас не случается войн между собой?

— За что нам воевать, принц? — задумчиво посмотрела на меня Рона, — мы не создаём бессмысленных конфликтов между собой ради обладания чем-либо. Наш народ достаточно еды, воды и земли для жизни.

— Прости, но я мало что знаю о вашем народе.

— Ничего, королева предупреждала нас об этом. Мы ведём спокойное и тихое существование в этих горах несчётное количество поколений и ваше прибытие сюда для нас — значимое событие.

— Потому что я принц Империи и не боюсь вас?

— Это лишь одна причина, остальное расскажет королева.

— А имя у неё есть?

— Королева Аниела, принц.

— Благодарю. Я узнал хоть что-то важное о той, что пригласила меня. Смерив меня взглядом, Рона ничего не ответила и ускорила шаг.

Через какое-то время мы достигли городских предместий и двинулись прямо по главной улице к большому деревянному дворцу стоящему прямо на берегу озера…

Все дома были украшены цветными лентами, живыми цветами, а так же светящимися насекомыми, посаженными в банки, которые переливались всеми цветами.

— Какой-то праздник? — поинтересовался Малграф.

— День угасания, природа готовится к зиме и холодам, даря последние тёплые дни, — проговорила Рона, улыбаясь, — сегодня песни и танцы будут продолжаться всю ночь. А завтра мы начнём делать приготовления к зиме…

— В Империи празднуют день сбора урожая, — задумчиво проговорил Малграф.

— Мы тоже его празднуем, только он называется у нас — "день белых вершин". — Кивнула Рона. — Вы можете присоединиться к празднованию, если желаете.

— Нам будет достаточно лицезреть празднующих, — спокойно проговорил я, бросив взгляд на водящий хоровод на соседней улице. — Не думаю, что вы обрадуетесь тем, кто будет омрачать ваш праздник страхом.

Рона внимательно посмотрела на меня, а после слабо улыбнулась и кивнула.

Наконец добравшись до городской площади перед дворцом, нас проводили в двухэтажный дом, стоящий на берегу озера, где и предложили располагаться. Помимо отдельных комнат для каждого, нас ждал накрытый стол. Единственный минус, было шумно из-за празднования на площади.

Мы немного перекусили, а после разошлись по комнатам на отдых, выйдя на балкон, откуда была видна площадь, дворец и озеро, я просто сидел и наблюдал за действом. Услышав тихий всплеск, посмотрел на озеро и увидел, как тишину их вод тронула единственная фигура, неспешно плывущая вдоль берега.

Некоторое время поплавав в своей удовольствие, девушка вышла на причал и сидя на краю, болтая ногами водную гладь… Обернувшись, она нашла взглядом меня и проронив звонкий смешок, спрыгнула в воду, а после поплыла в обратном направлении, скрывшись за дворцом.

А это было красиво… Странно, уехали всего пару дней назад, а уже соскучился по дому. Ладно, решу завтра… точнее сегодня утром вопросы с королевой и нужно отправляться домой.

Утро началось рано, ещё до восхода солнца, мне доставили наряд, лишь облачившись в который я должен присутствовать на встрече с королевой, так же меня предупредили о том, что оружие и охрану придётся оставить здесь…

Вела меня Рона в сопровождении ещё пяти воительниц, Малграф и северяне проводили меня взглядом, когда я направился в новом наряде во дворец. Войдя внутрь мне пришлось разуться и ступая босыми ногами по полу войти в большой зал где на возвышении в удобных тронах сидели мудрые представительницы горного племени, принявшиеся изучать меня взглядами.

Как и было условлено, я прошёл в центр белого круга посреди зала и остановился прислушиваясь к своим ощущениям сигнализировавшим о том что я стою на чём-то магическом… Однако ничего странного я не замечал, да и защитные амулеты оставались на мне.

— Четвёртый принц Империи Чёрного Дракона, зачем ты пришёл к горному народу?

— Это было ваше приглашение. — Спокойно ответил я, не понимая от кого из мудрых последовал вопрос из-за акустики зала.

— Не наше, а нашей королевы. — Поправили меня. — Она иначе смотрит на жизнь нашего народа, и мы поддерживаем её в этом.

— Чего вы хотите от меня?

— Думаю, я смогу ответить на этот вопрос в зависимости от того что можешь предложить ты, — раздался голос молодой девушки из-за спины, неспешно направившейся ко мне ступая по деревянному полу босыми ногами.

— Долго же ты там стояла…

— А я думала, ты меня не заметил. — Улыбнулась она, выйдя передо мной. — Итак, что ты можешь предложить нам?

— Зависит от того что вы желаете?

— Нет, принц Эшарион, ты предложишь нам всё… — сделал она пас рукой и я почувствовал, как меня стянуло по рукам и ногам магическими цепями, — иначе, тебе отсюда никогда не выйти. Ну, так что? — кончиками пальцем она коснулась моего подбородка.

— Ты ошиблась в одном… — открыто посмотрел я ей в глаза, сопротивляясь тому, чтобы не упасть на колени, — мне нельзя угрожать!..

***
Отряд из ста всадников, в парадных белых доспехах с орнаментом в виде белой совы из королевского рода Арниирм, сопровождали двух знатных особ в путешествии сначала по королевствам севера, а после и землям Империи. Сейчас они вошли на территории графства Файраль и держали путь к Крепости Восточных врат…

— Нужно остановиться и купить припасов на постоялом дворе, — проговорила Эвелин, — Соня, ты не устала?

— Эвелин, я уже не ребёнок, — борясь с тем чтобы не зевнуть, ответила ей дочь, — думаю, я бы купила что-нибудь из сладостей, всё равно ночевать нам приходится в чистом поле. Нет таких мест, где бы мог разместиться наш отряд. В Империи так неудобно.

— Просто мы идём в стороне от торгового тракта, если бы шли по нему, нам бы удавалось найти нужное заведение для отдыха.

Часть отряда между тем продолжила сопровождать двух представительниц королевской семьи, остальные же поехали в обход селения.

Соня, смотря на обычные домики селян, пришла к выводу, что жизнь простых людей не сильно отличается ни на Севере, ни в Империи.

Остановившись возле постоялого двора, Эвелин и Соня в сопровождении стражников двинулись к входу, как вдруг выскочил полноватый мужчина им наперерез:

— Сегодня мы не принимаем, юная госпожа изволит отдыхать.

— А юная госпожа императорского рода? — вкрадчиво спросила Эвелин.

— Нет, но… — губы у мужчины задрожали, когда он увидел герб рода Арниирм в виде белой совы, — прошу, проходите. Сейчас всё организую в лучшем виде.

Хозяин довольно бодро вбежал внутрь, а Соня, переглянувшись с матерью, неспешно направились внутрь, где в пустом зале обнаружили спящую за столом молодую девушку в мантии адепта академии…

— Столько шумихи из-за одной девушки, — задумчиво проговорила Эвелин, посмотрев пустые бутылки из-по вина под столом и одну открытую на столе, — она пытается запить горе?

— Не будем её будить. Пусть проспится. Видимо ей и так плохо.

— Да, плохо ей от количества выпитого. Так пить в её возрасте просто… — презрительно посмотрела на девушку Соня.

— А ты что-то имеешь против? — подняла на королевскую особу непьяный взгляд девушка и поднялась на ноги, начав приближаться, — ты! Да ты знаешь кто я такая?

— Не имею чести, но как по мне, малолетняя пьянь. — Холодно ответила Арниирм. — Возвращалась бы ты в свой академический бордель… Думаю там тебе неплохо платят.

— Ах, ты! — отвесила пощёчину девушка, трезвея буквально на глазах.

Соня получив удар, сначала даже не поняла что случилась и провела пальцами по губам и посмотрев на кровь на кончиках пальцев смерила взглядом девушку и тут же бросилась в бой… Через минуту две девушки уже катались по помещению постоялого двора, а Эвелин устроившись за столом спокойно за всем наблюдала между делом диктуя хозяину список нужных припасов.

Закончив, Эвелин приказала одному из стражей принести колодезной воды, а когда её поручение было выполнено, она не без удовольствия облила никак не успокаивающихся девушек, заставив их отшатнуться в разные стороны.

Соня, болезненно морщась, устроилась за столом и принялась утирать кровь из свёрнутого на бок носа, а вот девушка, отплёвываясь кровью просто откровенно разревелась…

Пока Соне вправляли нос и останавливали кровотечение, девушка ревела в объятьях Эвелин…

— Заткнись ты уже! — крикнула Соня, — подумаешь, два зуба потеряла… Не надо было в драку лезть, если не умеешь. Ай!

— Всё, кость на месте, сейчас зафиксирую чарами и главное не трогать. — Спокойно проговорил целитель из королевской стражи.

Соня терпеливо кивнула и просто расслабилась сидя за столом и посмотрела на остальных стражей, часть которых занимались переноской продуктов в обоз, а другая обедали здесь…

— Всё, всё успокойся, ничего страшного не случилось. А зубы вырастут… — усадила за стол девушку Эвелин. — Соня, только не надо…

— Да не трону я плаксу. — Поморщилась Арниирм и сделала глоток вина из кубка, закусив медовой булкой. — Слушай потом её нытьё.

— Сама ты плакса.

— Я тебе нос откушу. — Без капли сомнения заявила Соня, а посмотрев на дрожащие губы девушки, спросила, — тебя как зовут?

— Изабелла Омальхарт. — Тихо ответила девушка.

— Ты внучка верховного магистра? — удивлённо переспросила Соня. Слабо кивнув, Изабелла отвела взгляд…

— А так это тебя Эшарион бросил… — злорадно улыбнулась Соня.

Изабелла подняла на неё взгляд, посмотрев на улыбку, лишь снова разревелась… Эвелин, осуждающе посмотрела на дочь, но та в ответ лишь фыркнула и продолжила поедать медовую булочку, запивая её вином.

Глава 2. Переговоры и гости

Подгоняя лошадь, Клэр галопом проскакала по улицам фультаара, проносясь сквозь ворота, остановила лошадь лишь у главного входа, выпрыгнув из седла, едва не упала и была подхвачена одним из слуг поместья…

— Моя императрица, простите…

— Спасибо. — Коротко ответила Клэр, бросив взгляд на загнанную лошадь, упавшую на бок с пеной, лишь поспешила к входу, даже не обратив внимания на сопровождающих её людей, тоже прибывающих следом.

Третья императрица выглядела неважно, глубокие синяки под глазами, золотистые волосы были грязными и растрёпанными, её наряд был заляпан грязью, но она этого не замечала, войдя в поместье, сразу же направилась в направлении кабинета своего отца…

Слуги и гости поместья отступали с её пути с вежливыми поклонами, но Клэр пребывая в собственных мыслях, не замечала их и уверенно шла вперёд.

Дойдя до кабинета, не получив от стражи никакой реакции, императрица распахнула двери кабинета и вошла внутрь, сразу же встретившись взглядом с мужчиной лет пятидесяти сидящим за столом в окружении бумаг…

— Мои соболезнования, Клэр. — Тихо проговорил он, посмотрев на дочь.

— Мне нужны войска, отец, чем больше, тем лучше. — Уверенно проговорила Клэр, встав возле стола.

— Войска? Я думал, ты будешь оплакивать свою дочь…

— У меня будет на это время когда я убью того кто изнасиловал её и заставил убить себя.

— И кто же это?

— Эшарион.

— Несмешная штука, Клэр, я не верю, что принц способен на это. Я наблюдал за ним, когда бывал во дворце и видел, что он действительно любит своих сестёр…

— Ты отказываешь мне?

— Не верю я твоим обвинениям. Да и атаковать принца, благодаря которому поддерживается мир между Империей и Севером…

— Бесполезный символ мира.

— Он так же поддерживает мир и в Империи, думаешь, он просто так отказался от престола?

— Просто трус не желающий взять то, что вручили ему в руки…

— Ты глупа и не видишь что у тебя под носом. Только благодаря принцу Эшариону около половины дворянских родов Империи не присоединяются к противостоянию принцев жаждущих престола! Эта погоня за властью расколет Империя на части, если ты этого не понимаешь!

— Хочешь сказать, что его поддерживают?

— Ты не слышишь меня, Клэр? Многие не хотят внутренней войны, и я в их числе, я не дам тебе войско.

— Долго ли ты сможешь прятаться от имеющихся проблем, отец? Империя загнила за двадцать лет мира, новое поколение желает перемен.

— Молодые не способны видеть ситуацию под другим углом. Вы всегда пытаетесь изменить то, чего не понимаете…

— А ты понимаешь?! — ударила по столу ладонями Клэр, — он изнасиловал мою дочь!

— Доказательство этому есть? Голословно можно обвинить в этом любого принца и что ты на это скажешь?

— Мне сказали… И Эшарион мне угрожал.

— Угрожал? А ты угрожала ему сама? — посмотрел в глаза дочери Эдвард Фультаар и вздохнул, — ты и сама прекрасно знаешь, как принц Эшарион ненавидит, когда ему угрожают. Ты забыла о бойне устроенной им?

— В тот момент на него напали…

— Да, первый удар был нанесён не принцем, я стоял рядом и слышал разговор перед началом боя. Лицо принца превратилось в маску хладнокровного убийцы, когда ему перечисляли что сделают с ним, его матерью и младшими принцессами…

— Почему ты мне не рассказал?

— Тебе? Ты постоянно создавала клубки интриг, заставляя придворных играть в созданную тобой игру, чтобы только возвысить своего сына… Посмотри на себя сейчас, смерть одного близкого человека практически сломала тебя.

— Ты дашь мне войско? — насупившись, спросила Клэр, смотря отцу в глаза.

— Нет. Лучше успокойся и отдохни…

— Я успокоюсь лишь, когда вырву своими руками сердце этого ублюдка. — Полным ненависти голосом ответила Клэр, развернувшись, быстрым шагом вышла из кабинета, захлопнув за собой дверь…

Эдвард фультаар посмотрев вслед ушедшей дочери, лишь сжал зубы и ударил кулаком по столу и тяжело вздохнул…

***
Направляя энергию в защитный амулет, чтобы он выдержал давление магических цепей спутавших мои конечности, я взглядом наблюдал за двигающейся вокруг меня королевой горного народа.

Черт, эти магические цепи созданы неструктурированной магией, разрушить их возможно только более мощным импульсом энергии… А это будет сложно учитывая что мудрые сидящие наверху поддерживают их собственной энергией.

— Принц, отказавшийся от трона ради мира в Империи, — наконец проговорила королева Аниела, осмотрев меня со всех сторон, — необычно, человек отказывается от власти.

— Много ты людей знаешь. — Сквозь зубы ответил я ей. — Молодая вздорная девочка, не отдающая отчёта в том, что она делает…

— Я отдаю себе отчёт, как видишь, я не причинила тебе боли, хотя и могу. Это нужно чтобы сдерживать тебя до тех пора пока мы не придём к соглашению по интересующим меня делам.

— Плохая из тебя получилась королева, ты позволяешь себе говорить, что пожелаешь и кому пожелаешь, этого даже я не могу себе позволить, не смотря на имеющиеся у меня силы и власть. А угрожать…

— Что ты можешь сделать, принц Эшарион? Даже если я тебе угрожаю. — Приблизилась она ко мне и вкрадчиво посмотрела мне в глаза и улыбнулась. — А ты умеешь заставить себя уважать, так и не упал на колени.

— Я не преклоняю колен… Ни перед кем.

Королева в ответ улыбнулась и усилила давления, а я наконец перенаправил немного энергии на ладонь и сформировал тонкое лезвие и рассёк кожу. Алая кровь побежала по руке и начала капать на деревянный пол зала, Аниела изумлённо посмотрела на меня на миг, уменьшив давление и мне этого хватило, чтобы направить всю энергию в амулет. Миг и сметая магические цепи меня, полностью закрыла кроваво-красная сфера, породив ударную волну высвобожденной энергии.

Королева была отброшена к стене, несмотря на то, что защитный амулет на ней поглотил часть энергии. Досталось так же и совету мудрых, я даже услышал чей-то болезненный вскрик. Само здание серьёзно закачалось, со всех сторон раздался треск ломающегося дерева, но вскоре всё стихло…

Выпрямившись, я немного размялся, наложив целительские чары, остановил кровотечение, одновременно с этим подхватил кровь насыщенную магией, заключив её в форму сферы. Аниела держась за голову, поднялась на ноги и со страхом посмотрела на меня…

— Ты хотела поговорить на языке силы, хорошо, вот моя сила, — уверенно двинулся я к ней, не снимая кровавой сферы, — что же ты теперь не угрожаешь мне?

— У тебя и твоих людей не получится покинуть Большой Дом живыми, если ты меня убьёшь… — отступила она к стене, — если я закричу, придёт стража.

— Ты сама до этого приказала не беспокоить тебя во время разговора.

— Ты не убьёшь меня…

— Если бы смертью отдельных лиц можно было решить все проблемы. — Раздражённо ответил я.

Сложная структура на основе магии крови и сфера из крови разделилась на отдельные части, с лёгкостью проникая через магические защиты королевы и совета мудрых. Ощутив создание новых связей, я самодовольно улыбнулся и посмотрел в нечеловеческие глаза королевы горного народа. Девушка поморщилась от боли, ведь печать появилась у неё на лбу и почти сразу же исчезла, впитавшись в кожу. Сняв защиту, я выдохнул:

— Теперь можно и поговорить.

— Что ты со мной сделал? Что ты сделал с мудрыми? — испуганно смотря на меня, спросила королева Аниела.

— Это альтернатива смерти. Лежать. — Отдал я короткий приказ.

Королева нервно дёрнулась, чтобы пересилить себя, но не смогла и легла на пол, осознавая, что с ней происходит, ответила мне полным ярости взглядом…

— Совету мудрых вернуться на свои места. — Коротко проговорил я, дублируя приказ по созданной связи и видя, что они подчинились, немного пройдя по залу, устроился на троне и спокойно проговорил Аниеле. — Давай поговорим. Садись.

Королева поднялась и под хранящими молчание совета мудрых, подошла ко мне и остановилась передо мной. В ответ, я похлопал по колену и довольно улыбнулся, получив в ответ кинжальный ненавидящий взгляд, но она всё же подчинилась и без приказа…

— Итак, ты хотела чего-то от меня. Можешь спрашивать, я отвечу. — Спокойно проговорил я, ёрзающей королеве на своих коленях. — Я пришёл к вам с миром, надеялся на хороший приём, а вы решили, что мне можно угрожать…

— Это было решение королевы, мы предупреждали её. — Ответила одна из мудрых дам.

— Приношу свои извинения. — Нехотя проговорила Аниела. — Мы поколениями жили в изоляции и сейчас, я хочу это изменить. Совет меня в этом поддерживает.

— Вы желали создать дружественные отношения, но начали не с того… Хорошо, а что конкретно вы хотите? Торговые отношения, земли, военную помощь?

— Земли у нас достаточно, — ответила мне другая женщина из совета мудрых с полностью седыми волосами, — а военная помощь нам ни к чему, мы всех своих детей учим защищать собственные жизни. Нам нужны новые знания обо всех аспектах жизни, принц Эшарион, время не стоит на месте и мы знаем, что не поспеваем за развитием людей… Возможно что через сто лет в ваших глазах мы будем просто дикарями живущими в горах не знающих ничего об остальном мире. А потом вы нас захватите, и мы не сможем сопротивляться уготованной вами участи нашему народу.

— Почему вы захотели этого сейчас?

— Мир меняется, принц Эшарион, меняется руками людей и альтов, ускоряющих течение времени. Если мы ничего не изменим для нашего народа, нас ждут только забвение и исчезновение.

— Хорошо, я не против договора, начнём с торговых отношений.

— А что будет с печатью наложенной вами?

— Снимать я её не буду, пока, вы не оправдали моего доверия.

— Если хочешь кого-то наказать, то я в твоём распоряжении. Не трогай членов совета, они старые мудрые женщины, передающие свой опыт нашим детям. — Проговорила мне королева.

— Аниела, если ты не против, давай прогуляемся, как я вижу совет полностью доверяет тебе. Заодно и поговорим.

— Хорошо, пойдём. — Поднялась она с моих колен. — Мудрые, возвращайтесь к своим делам, совет окончен.

Бросив на меня взгляд с немым вопросом, на который я ответил, королева уверенно направилась к выходу из зала. Совет тоже начал покидать свои места и направляться к другим выходам.

Выйдя за королевой из зала, я отметил, что Аниела только качнула головой на настороженный взгляд стражи, направленный в мою сторону, а после направилась к выходу…

— Обижаешься на меня?

— Почему ты так решил? — косо посмотрела она на меня и вздохнула, — это скорее досада от осознания того что я тебя недооценила и переоценила собственные силы.

— Обижаешься.

— Откуда ты можешь знать? — направились мы по набережной улице, где слева от нас располагалось озеро, — ты же не…

— А кто сказал, что только вы чувствуете эмоции? — снисходительно посмотрел я на королеву и весело улыбнулся, — а у вас здесь неплохо. Только Большой Дом первый из увиденных мной городов, большинство зданий которого не превышают трёх этажей.

— Так гораздо проще строить, да и нас не так много чтобы строить дома в пять и более этажей. К тому же если построить слишком высокое здание, оно будет продуваться северными ветрами. — Махнула она рукой. — Скажи, почему ты поступил именно так?

— Даже если бы у меня получилось с боем выйти из дворца, я не уверен, что сумел бы выйти из города со своими людьми. В люди, как и все разумные, не задумываются в гневе о последствиях своих действий, даже если это грозит им в недалёком будущем полным уничтожением.

— Слухи не врали, ты определённо умён.

— Глупцы в императорской семье не выживают.

— Да, но почему ты так спокоен? Я ожидала иной реакции на свои действия.

— А чего тебе хотелось? Чтобы я избил тебя, может даже изнасиловал, а после изощрённо убил? — остановившись, открыто посмотрел я в глубокие глаза королевы, увидев в них страх, — знаешь, быть разумным — это умение контролировать себя. Мы не дикие животные, подчиняющиеся только инстинктам и эмоциям.

— Ты сложный человек. — Тихо ответила она, отведя взгляд.

— Пойдём… — проговорил я и тихо вздохнул.

Двигаясь по городу, я отмечал, что наряды у горного народа по большей части состоят из кожи, тканых нарядов было мало. Так же в глаза бросались окна затянутые странной полупрозрачной кожей белого цвета, выполняющие роль стёкол, но стекло здесь было, все окна дворца были закрыты им. Отдельно отметил, что многие инструменты труда морально устарели…

— У вас есть собственный язык, но есть ли письменность?

— Есть, но все книги у нас из кожи, мы не умеем и не имеем возможности изготавливать бумагу. Так же нет собственной магической школы, а те отдельные знания, что есть, тщательно оберегаются.

— Оружие тоже не самое лучшее. — Добавил я и улыбнулся. — Думаю, мы сможем организовать торговые отношения.

— Мне известны цены Империи, меня ты не обманешь.

— А я и не собирался, — ответил я и посмотрел вверх, почувствовав ментальное касание, но не увидел ничего кроме птицы, кружащей в небе над городом.

— Быть королевой — значит нести ответственность за свой народ. — Улыбнулась королева и помахала рукой детям, столпившимся возле мужчины с посохом, сидящим в тени дома.

— Да, быть правителем — значит быть одному, главное быть им. Ответственность правителя давит, поэтому многие и не выдерживают…

— Знаю, но я пытаюсь.

Да, я вижу, что ты пытаешься. Ты не планировала убивать меня, лишь привязать к себе специальной магической меткой. Не знаю, откуда вам известна подобная магия, но я ударил на опережение. Удобно быть в курсе ваших планов с вечера прошлого дня…

— А как проходит отбор в королевы? — отвлёк я Аниелу от неприятных мыслей.

— Мы не рассказываем об этом чужакам, но поверь испытания очень сложные.

— Ясно, а как перестать быть для вас чужаком? Может через брак с одной из вас?

— Ты не пройдёшь через наш брачный ритуал. Ты может и умён, но испытания создаются таким образом, чтобы заставить мужчину столкнуться со своими недостатками и превзойти их. Многие сдаются, но чаще умирают.

— Понятно, почему у вас мужчин так мало, да и к тому же все они либо люди, либо полуальты.

— Мы не люди.

— Я заметил, но так ли сильно ли мы отличаемся? — внимательно посмотрел я на королеву.

— Теперь ты можешь контролировать меня…

— Могу, но не буду или ты хочешь, чтобы я продемонстрировал это?

— Нет.

— Захочешь, а пока давай обсудим вопросы касательно необходимых вам товаров и создания торгового посёлка там, где это будет удобно для нас…

— Лучше всего это будет обсудить у меня. Приглашаю тебя к себе вечером, я пришлю кого- нибудь.

— Ну, раз ты приглашаешь…

Королева одарила меня внимательным взглядом и двинулась немного быстрее, а я немного отстав, только многозначительно посмотрел на неё, обернувшись, посмотрел по сторонам…

Тревожное у меня чувство, что-то случилось… Нужно быстрее решать дела с горным народом и возвращаться в долину. Хотя постройте…

Ощутив ментальное касание, я повернулся к мужчине. Дородная мантия магистра Академии, чёрные густые борода и усы, но полностью лишённая волосяного покрова голова.

— Магистр Ван Супрун?

— Принц Эшарион, мы снова встретились. Простите за мой внешний вид, дороги меня потрепали.

— Вы потеряли свои глаза, как это произошло? — спросил я у странствующего магистра.

— Два года назад я забрёл на Север, войдя в одну деревню, оказал помощь с многоглавым аспидом, вот он мне и плюнул в лицо… Я его конечно убил и сжёг, но не смог вернутся в деревню и блуждал несколько дней, пока меня не нашли эти воительницы и не привели сюда.

— Так это ваша птица? — посмотрел я на красную сову, сидящую на доме и смотрящую на нас сверху.

— Это мой друг и мои глаза, я обрёл его во время испытания горного народа и стал его частью. Они отличаются от нас принц, они не прячут эмоций за амулетами, редко лгут…

— Вам здесь нравится.

— Если бы вы прожили с ними хотя бы год, вы бы поняли меня. Почему вы здесь? Я ожидал, что вы займёте императорский престол, но никак не в горах за границами Империи…

— Я отказался от престола и сейчас правлю Драконьей долиной, а здесь по приглашению королевы.

— Вы надолго?

— Хочу уйти завтра, слишком много дел.

— Понимаю, тогда я хочу ещё немного поговорить с вами завтра утром, если вы не против. А сейчас мне нужно идти домой, мне сюда, — указал магистр направление в сторону большого дома возле которого его ожидала воительница, скрестив руки на груди.

— Поздравляю, магистр.

— Спасибо, принц, возможно это именно то что искал в своих странствиях… — слабо улыбнулся он в ответ и двинулся вперёд, а красная сова села ему на плечо.

Задумчиво посмотрев на магистра, я лишь отметил, что его эмоции в целом более чем позитивные, развернувшись, направился к главной улице, чтобы вернутся в дом, где меня ожидают северяне…

Вот что значит метка горного народа, возможно что это не так уж и плохо… Ведь раньше магистр Супрун не испытывал эмоций…

***
Пройдя через крепость Восточных врат без особых проблем, отряд под командованием Эвелин Арниирм встретился с Мирасом прибывшим с пятью всадниками отправленными им навстречу. Встреча прошла глубокой ночью, и уже утром отряд выступил в направлении баронства Вернад.

Двигаясь немного в стороне от тракта чтобы не мешать проезду торговых повозок, отряд достиг Савроса ближе к полудню, обогнув его, остановился на отдых возле постоялого двора.

— К вечеру будем в поместье баронства. Вам уже подготовили место. — Проговорил Мирас спешившись.

— Вы ничего не сказали о принце, Мирас Апьтар, — заметила Эвелин, спешившись, самостоятельно сняла седло и принялась вытирать лошадь от пота, одновременно отмахивая от неё гнусов, — причём ни вчера, ни сегодня. Он болен?

— Не совсем. — Приблизившись к ней, Мирас громко прошептал. — Эшарион взят в плен горным народом, часть его отряда прибыла с этой вестью в баронство два дня назад.

— Горный народ? — удивлённо переспросила Эвелин.

— Тише. Мы не разглашаем, принц предупредил, что постарается вернуться в течение пяти дней. Ждём.

Бросив взгляд на дочь, женщина кивнула, продолжив заниматься лошадью, погрузившись в собственные раздумья.

Соня Арниирм тем временем тоже спешилась с лошади, бросая взгляды на присоседившуюся к ним и молчавшую всю дорогу внучку верховного магистра, распрягла, почистив лошадь, оставила её пастись. После чего подошла к Изабелле Омальхарт сидящей на траве и смотрящей в направлении Вернада, уже виднеющегося на горизонте.

— Ну и чего ты молчишь? Когда я тебя встретила, ты была гораздо разговорчивее. — Присела рядом Соня, развязав кожаный ремешок, распустила волосы по плечам и принялась их расчёсывать деревянным гребнем.

— Отстань от меня, тебе лишь бы посмеяться над чужими проблемами. — Тихо ответила ей Изабелла.

— Никто над тобой смеяться не собирается, мне вот тоже предлагали стать невестой… — весело фыркнула Соня, поймав краткий заинтересованный взгляд адептки, — …и послала его за благословлением духов.

— Он сходил?

— Через два месяца провёл брачную церемонию с двумя жёнами. Чуть не умер. — Весело улыбнулась Соня.

— Ваши брачные церемонии… Впрочем, многие магические семьи Империи практикуют подобное. — С тихой грустью проговорила Изабелла.

Соня задумчиво посмотрела на неё и вздохнула… А внучка верховного магистра немного подумав проговорила:

— Около года назад я была на приёме в императорском дворце и так мне представили моего жениха… В тот момент меня удивила начитанность и ум четвёртого принца, можно сказать что он вызвал у меня кое-какие чувства. После этого я вернулась в Академию и похвасталась этим перед своими друзьями, по крайней мере, на тот момент я могла их так называть…

— А после Эшарион отказался от престолонаследия.

— Я не буду рассказывать. — Рассержено посмотрела адептка на Соню, на что та лишь подняла руки вверх.

Вздохнув, Изабелла продолжила:

— Перед пятнадцатилетием Эшариона в Империи сложилась сложная ситуация, многие знали, что Башни поддерживают его и начали давить, а мой дед, чтобы не спровоцировать раскол внутри совета Башен просто не стал поддерживать принца и мне приказал его забыть.

— Башни вмешались в политическую игру, а сильнее всего это коснулось именно тебя…

— Да! Мне каждый день в Академии напоминали, что я была его невестой! Смеялись за спиной! — вскочила на ноги Изабелла, — каждый хотел уязвить! Я терпела до конца года и получила статус адепта. А сейчас всё началось по новой после того как Эшарион взял себе в невесты эту молодую баронессу! Теперь надо мной не просто смеялись, но и…

— А разве твоя семья не вмешалась в ситуацию?

— Моя семья не вмешивается в мои дела в Академии. Это было моё условие при поступлении. — Несколько успокоившись, села Изабелла.

— Понятно, но сбежала и пила ты по другому поводу, не так ли? — обратила на внимательный взгляд Соня, сорвав травинку, засунула её в рот, — мне известно насколько сложно приходится молодым имперским магам, особенно в интимных вопросах.

— Меня хотят выдать за одного из магистров, его мой дед пророчит своим преемником.

— Понятно, значит, не захотела под старика лечь.

— А что бы ты сделала на моём месте?

— Постаралась бы исчезнуть. С такими родственниками возможен только такой выход из положения. Только я не на твоём месте, а на своём. — Поднялась Соня на ноги и стянула волосы на затылке ремешком. — Идём, нас зовут к костру.

— Не говори никому, я сама расскажу, но позже. — Поднялась следом Изабелла.

Отряд остановился на привал, они хорошо пообедали и позаботились о лошадях, а после, быстро собравшись, двинулись в направлении поместья баронства. Дорога была хорошей к тому же солнце, склоняющее к закату, уже не припекало всадников.

Эвелин остановила лошадь на пригорке и посмотрела на поместье, где, несмотря на вечер, кипела стройка, была возведена одна башня, заканчивали вторую…

— Интересно, — задумчиво проговорила она, — быстро принц здесь наводит свои порядки.

— Принц Эшарион в первую очередь озаботился безопасностью поместья. Госпожа Эйруэн привлекла к строительству магов, поэтому работа ускорилась… — проговорил Мирас.

— Она всегда была такой, — улыбнулась Эвелин и повернулась к дочери, — Соня, не забывай что мы гости.

— Баронесса поймёт, зачем мы здесь.

— Постарайся с ней поладить, Эйруэн писала, что она добрая девочка.

— Не обещаю.

Эвелин лишь покачала головой и хлестнула поводьями, послав лошадь вскачь. Соня, поджав губы, бросила взгляд на Изабеллу и пришпорила коня.

Примерно через час отряд приблизился к поместью, перейдя через ров по мосту, ступил в пространство маленькой крепости, где царила суета. Мирас повёл отряд за внутренние стены, где и остановился возле конюшен и сразу же обратил взгляд на вышедшую для встречи гостей четвёртую императрицу.

— Эвелин… — тепло улыбнулась Эйруэн, направившись к подруге.

— Здравствуй, старая подруга, — спешившись, обняла она её, — мы не виделись десять лет… А ты только похорошела.

— Кому-то это безразлично.

— Обсудим это позже. — Серьёзно кивнула Эвелин, отпустив подругу, перевела взгляд на свою дочь. — Соня, познакомься с императрицей Эйруэн.

— Госпожа, — кивнула Соня, взглядом ища баронессу.

— Да, у тебя красивая дочь. — Улыбнулась императрица. — Как поживает Фалик?

— Женился на девушках-близнецах, которых даже я не различаю, и управляет портовым городом Сколотый зуб.

— Рада, что у него всё хорошо, — задумчиво смотря на Соню, проговорила Эйруэн, — пойдёмте, мы приготовили для вас покои.

— Моя императрица, — подойдя, опустилась на одно колено Изабелла, — разрешите обратиться?

— Леди Омальхарт? — узнала девушку Эйруэн, — откуда вы здесь?

— Я прошу ночлега… — тихо проговорила адептка.

— Поднимись, обсудим это позже. Идём. — Уверенно проговорила Эйруэн и первой двинулась по ступеням к главному входу в поместье, но остановилась, так как навстречу вышла юная баронесса.

Обведя всех внимательным взглядом, особенно пристально посмотрев на молодых девушек Ноа, посмотрела в глаза Эйруэн с прищуром и спокойно проговорила:

— Добро пожаловать в Вернадское баронство, пожалуйста, пройдёмте к столу, мы приготовили лёгкие закуски для того чтобы скоротать время до ужина… — отвесив приветственный поклон Ноа развернулась и уверенно направилась вперёд.

— А вот юная баронесса нам совсем не рада, — тихо проговорила Соня. Изабелла, услышав её слова, только согласно кивнула в ответ…

Глава 3. Недобрые вести

Возвращаясь с тренировки, Эдита направлялась в направлении своих покоев, чтобы принять ванну и намазать синяки целебной мазью… Принцесса скрывала от своей матери и сестёр то чем занимается в свободное, от остальных занятий, время.

— Так, так… Маленькая принцесса. — Неожиданно вышел ей навстречу Кристоф находящийся в подпитии. — Девочкам опасно гулять по вечерам… Да и по утрам тоже. Могут случайно упасть с башни.

Эдита лишь смерила его взглядом и хотела пройти мимо, но он схватил её за плечо и оттолкнул к стене, прижав к стене, наклонился и коснулся её лица кончиками пальцев:

— Теперь ты совсем одна, одиноко, не правда ли? Может мне удастся унять это пожирающее чувство…

Миг и активация боевого амулета отбрасывает Кристофа к противоположной стене, но защитный амулет смягчает удар и последующее с этим столкновение со стеной. Эдита, выхватывая кинжал, бросается к нему, а кончик кинжала, пробивая защиту, прижат к паху прямо над корнем члена.

— Ты…

— Попробуй меня тронуть. Тварь. — В ярости прошипела Эдита.

— У тебя нет доказательств!

— Мне они не нужны! Я не Аниса, подонок! — продолжила шипеть Эдита, усилив давление на кинжал и увидела, как белая ткань брюк вокруг кончика окрашивается кровью. — Если ты не успокоишься, я отрежу то, что делает тебя мужчиной…

— Ты сумасшедшая… — просипел Кристоф.

В этот момент из коридора вышла Милена Черноокая третья и старшая из принцесс и только удивлённо посмотрела на представшую перед ней картину, где её младшая сестра прижимает кинжалом к стене третьего принца…

— Эдита, всё хорошо? — спросила она.

— Да, конечно, — убрала кинжал в ножны пятая принцесса.

Кристоф воспользовавшись ситуацией, резко бросился по коридору и скрылся на перекрёстке, свернув в правый проход. Милена подойдя, положила руку на плечо своей младшей сестры и тихо проговорила:

— Будь осторожней, Эдита. Если он будет тебя доставать — скажи мне.

— Я справлюсь. — Уверенно ответила ей сестра.

— Ты пока не можешь, да и Эшарион тебя сейчас не сможет защитить. — Приобняла её

Милена. — Пойдём, я покажу тебе кое-что интересное…

***
Прибыв во дворец вечером этого же дня, я был сопровождён в рабочий кабинет королевы, где меня и попросили подождать, пока не завершится обсуждения совета. Задумчиво пройдясь по кабинету, я подошёл к книжным полкам, взяв увесистую книгу из кожи, открыл её и пробежался взглядом по вертикальным строчкам текста горного народа, вздохнув, вернул её на место…

Язык неизвестным мне. Интересно получается, изучая языки, ты способен познать часть этого мира…

Остановившись возле стола, я обнаружил карту довольно высокого качества и принялся её внимательно изучать, обнаружив на ней не только Драконью долину с Савросом и Вернадом, но и города Севера расположенные у западных границ. На карте так же были указаны поселения горного народа, но я не мог прочитать называний, лишь увидеть примерное местоположение.

— А ты не терпелив… — заметила Аниела, войдя в кабинет, обнаружила меня склонившимся над картой, — да и излишне любопытен.

— Мне просто интересны знания…

— Звучит как самооправдание. — Отрезала королева, взглядом давая понять, что недовольна.

— Мы слишком мало друг друга знаем, чтобы судить о личных качествах. — Устроился я на стуле и дождался когда она сядет на своё место. — Вы всё согласовали?

— Обсуждение могло бы затянуться, если бы прибыл на него.

— Я не планирую вмешиваться во внутренние дела твоего народа. — Покачал я головой. — Я тебе об этом уже говорил.

— Мне больше всего интересны группы товаров, которые вы можете предоставить и расположение торгового посёлка…

Следующие три часа, мы согласовывали торговые отношения… Точнее, банально спорили о товарах и их стоимости, о количестве торговцев от горного народа в будущем посёлке, долго обсуждали оружие и боевую магию.

Аниела до последнего пыталась торговаться, чтобы сохранить лицо, в конце концов, положила голову на стол и с тоской посмотрела на меня:

— Ты умеешь обсуждать важные вопросы.

— В имперском совете выступать сложнее, — вздохнул я, облокотившись на стол, подставил руку под подбородок, — мы же всё обсудили?

— Да, всё, теперь многое будет зависеть от того когда ты начнёшь строительство этого торгового посёлка. — Собрала королева бумаги. — Когда ты планируешь возвращаться?

— Выйдем завтра, через день будем в поместье.

— Чем займёмся дальше?

— Ты как хочешь, а я пойду спать. — Демонстративно зевнул я, поднявшись, направился к двери, но, не дойдя, остановился, добавив. — Твоя метка не сработает на мне и у меня есть невеста. Мне понятно твоё желание, но сейчас ограничимся партнёрскими отношениями. Доброй ночи.

Выйдя из кабинета, я немного прошёл, а после услышал как, пробивая дверь, в стену вонзается широкий кинжал, а следом услышал королеву выражающую своё негодование на языке горного народа…

Воительницы посмотрели на меня, а после на двери кабинета, переглянувшись, повели меня к выходу.

А они гораздо чувствительнее к магии… Даже интересно получается. Может, стоило принять предложение? Эх, потом перед Ноа было бы стыдно. Не стоит начинать отношения со лжи… Потерплю как-нибудь, а в крайнем случае мне не откажут. Мрак!

Ночь мы провели в полной тишине и спокойствии, только вот некоторым не спалось. Всё- таки незнакомое место с не самыми доброжелательно настроенными жителями… По крайней мере так казалось северянам.

А я же подняв защиту на комнате, благополучно проспал всю ночь, даже не просыпаясь и поднявшись утром, посмотрел на угрюмых лица не выспавшихся мужчин и лишь мысленно пожал плечами.

Ненавижу бытовую магию, связанную с личной гигиеной, такая неприятная штука. Особенно чистка зубов, кажется что словно наждачной бумагой рот протёрли. После неё только целебные чары накладывать, иначе есть будет невозможно. Порошка хватило только до вечера вчерашнего дня, как я и рассчитывал изначально.

— А я думал, что ты к королеве ночью сбежал, — предположил Фуран, — оказывается, ты спишь очень тихо, можно даже и не заметить. Завтрак уже принесли.

— Сплю как всегда, сегодня, как и договаривались, ближе к обеду, отправляемся в обратный путь.

— Мы уже собраны, собирать то нечего. Ты только скомандуй. — Проговорил Фуран и присмотрелся к моей шее. — Значит, ты так носишь бусины?

— Я не ношу косички, не люблю длинные волосы. Поэтому повесил их сюда.

Расстегнув рубашку, я продемонстрировал я ему три бусины северян, висящие на шнурке защитного амулета.

Чёрная бусина символизировала о прохождении ритуала трёх ночей, красная о сражении, а жёлтая о принадлежности к королевской семье. Красных могло быть и больше, их имели право вешать воины в память о какой-либо крупной битве. Так же существовали специальные бусины, которые давали за мастерство в какой-то сфере. Отдельно были белые бусины означающие количество детей отправленных в жизнь.

Фуран Бешеный бык носил почти два десятка различных бусин вплетённых в косички.

— Доброе утро, можно к вам? — постучавшись, вошёл странствующий магистр.

— Магистр Супрун, — удивлённо посмотрел на него Малграф, — все думали, что вы погибли в своих странствиях.

— Почти, — коснулся он шрама на месте глаз, а его красная сова громко ухнула, — вы не против, если я посижу тут с вами?

— Присаживайтесь, магистр, — пригласил его к столу Малграф.

Тоже устроившись за столом, я приступил к завтраку, отметив, что магистр нашёл себе достойных собеседников в лице Малграфа и северян, которые общались с ним вежливо, иногда прося рассказать об интересных местах, найденных в путешествиях.

Как бы теперь лучше решить вопрос с этим торговым посёлком? Надо будет сходить в торговое сообщество, думаю, там найдутся заинтересованные лица. Только вот торговля — это лишь первый желаемый шаг королевы. Я не могу сказать, о чём она думает, ведь не знаю их языка. Кроме озвученных ею причин есть и другие.

— Мы готовимся проводить вас, — войдя в комнату, проговорила Рона.

— Хорошо, только нам будут нужны припасы в дорогу. — Заметил я.

— Уже до заката мы доведём вас до края плато, оттуда идёт тропа до небольшого поселения возле Савроса. Вам много надо?

— У меня есть золото, мы заплатим. Так же я хотел кое-что прикупить у вашего народа. Если это возможно?

— Это возможно, торговая улица расположена сразу за площадью. — Ответила Рона. — Вас проводить, принц?

— Секунду, — откусив кусок от пирога, я запил его чаем на травах и поднялся из-за стола, — теперь можно идти. Малграф, собирайтесь потихоньку.

— А я с тобой пойду, тоже хочу посмотреть, что у них есть. — Поднялся за мной Фуран. — А припасы?

— Доставят всё что нужно, но нужно заплатить.

— Мы разберёмся, — ответил Малграф.

Посмотрев на него, я утвердительно кивнул и двинулся вместе с Фураном за клыкастой воительницей. Рынок как я вчера заметил, был расположен на первой же улице на перекрёстке от дворцовой площади, занимая всю улицу, здесь было всё.

На рынке со мной были приветливы, это сильно отличалось от того что испытывал в подобных местах раньше. Даже было как-то в новинку. Тем не менее, немного пройдясь, я выбрал интересующие меня товары, это был, как и провиант, так и книга, сделанная полностью из кожи одного магического зверя, похожего на помесь медведя с тигром, живущего в горах. К тому же я нашёл интересные духовые музыкальные инструменты и редкие алхимические ингредиенты, которые в Империи были порой дороже веса золота.

Впрочем, прогулка была недолгой и очень насыщенной, вернувшись обратно, я получил свою часть провианта, забив рюкзак, наконец, повёл всех обратно в Драконью долину.

Однако не успели мы выйти из города, как встретили ожидающую нас группу воительниц во главе с королевой.

— Польщён вашим вниманием, королева Аниела, но я думал, у вас есть и другие обязанности, кроме как лично высказывать слова прощания.

Аниела подойдя, смерила меня взглядом снизу вверх, улыбнувшись, похлопала по груди:

— Следующая наша встреча будет более насыщенной и продолжительной, принц. Можете на это рассчитывать.

— Надеюсь, следующая наша встреча обойдётся без излишних сюрпризов. — Улыбнулся я ей в ответ.

— Тебе понравится. — Многообещающе улыбнулась она в ответ.

Посмотрев ей в глаза с прищуром, я лишь усмехнулся и кивнул. После этого отряд свернул по тропе и начал подъём на плато…

Горному народу придётся сложно в первое время, в большинстве своём они гораздо проще и чище людей, несмотря на свой внешний вид. Меня не покидает тревожное чувство-

Возвращение было быстрым, вечером мы уже достигли края плато и расстались с воительницами. А уже на закате вошли в поселение и остановились на постоялом дворе, где смогли купить лошадей, проведя спокойную ночь, утром уже выехали в направлении Вернада.

Остановившись на холме, я только удивлённо посмотрел на стройку, ведущуюся на территории поместья. После чего немного проведя лошадь шагом, пришпорил её…

— Дайте дорогу принцу Эшариону! — раздался крик стражника с надвратной башни.

Перед нашим небольшим отрядом расступились, дав проехать по подвесному мосту в поместье, всё больше становящимся похожим на крепость. Въехав за внутренние стены, я отметил, что конюшню была заполнена наполовину лошадями, при этом несколько человек в доспехах королевской стражи Арниирма прохаживались по территории. При моём виде, они отдавали мне уважение, прикладывая правую руку к левой стороне груди, а я отвечал им тем же.

Спешившись, я только отметил, как баронесса сбежала по ступеням и резко остановилась за моей спиной. Медленно развернувшись, я с улыбкой посмотрел на неё, а после решительно шагнул вперёд и обнял.

— Эшарион! — возмутилась она.

— Ты же не против подобного?

— Не против, но не больше. — Облегчённо вздохнула она, взяв меня за руку, повела за собой.

— Идём, как ты и предупреждал, Эйруэн пригласила гостей. Идём. Подают обед.

— Как я понимаю, прибыла Эвелин Арниирм. Прежде чем мы придём, мне надо занести рюкзак в свои покои.

— Да, вместе с дочерью Соней. Предоставь это… Лея, помоги нам, пожалуйста. — Едва мы вошли, окликнула баронесса немолодую служанку, подошедшую к нам, а после указала на рюкзак. — Отнеси рюкзак в покои принца.

— Вы позволите, мой принц.

— Пожалуйста, и спасибо. — Протянул я ей рюкзак, а после обернулся к Малграфу. — Ты идёшь обедать?

— Сначала сменю одежду. Присоединюсь позже. — Ответил боевой маг.

— А ты не слишком рада их приезду? Что-то случилось?

— Ты знаешь, для чего они приехали. — Надулась Ноа. — Мне это не нравится, но я понимаю, что тебе это нужно.

— Всё что мне нужно, я решаю сам. Можно тебя поцеловать?

— Нет. — Бросила Ноа на меня косой взгляд. — Ты пропал на несколько дней, мы уже готовились выступать на твои поиски.

— Спасибо что ждала меня.

— Ни слова. — Глухо ответила Нуо и демонстративно отвернулась в сторону, но не отпустила мою руку.

Поднявшись на второй этаж, мы прошли в обеденный зал и сразу оказались в центре внимания собравшихся здесь людей.

Отметив гостей из рода Арниирм, узнав их по огненно-рыжим волосам, что являлось их особенностью, я прошёл через зал и усадил Ноа на её место, после чего устроился сам:

— Добро пожаловать в Драконью долину, мои дорогие гостьи. Прошу прощения, что не смог встретить и поприветствовать вас лично, как это и подобает хозяину.

— Нас встретила юная баронесса. Она хорошая хозяйка, принц Эшарион. — Ответила мне Эвелин.

Ответив ей лёгкой улыбкой, я лишь слабо кивнул и приступил к еде.

На хозяина всегда подают на стол что в Империи, что на Севере. Даже не знаю, откуда такая традиция произошла…

Чуть погодя к нам присоединился Малграф, и вот ему пришлось ждать, когда ему принесут еду.

Итак, Эйруэн всё-таки дождалась помощи, пусть и не люблю касаться её мыслей, но в тот момент она была сильно обеспокоена и я просто не удержался. Хорошо хоть Ноу предупредил о возможном приезде. А они очень даже ничего, пусть и Соня и выглядит на свои шестнадцать лет, она переняла слишком много черт от своей матери, кроме взгляда, он у неё гораздо мягче. А вот Эвелин достойная дочь Севера, взгляд пронзительный, внимательный, да и магический клинок в её ножнах о многом значит. Даже и не скажешь, что она занимается алхимией, а не боевой магией.

— Как прошло путешествие, принц Эшарион? — спросила Соня, косясь на артаарку взглядом изучающую блюдо перед собой.

— Прекрасно, Соня, прекрасно. Как прошло ваше долгое путешествие?

— Неплохо, мы повстречали леди Изабеллу. — Проговорила она.

— Да, леди Изабеллу… — посмотрел я на свою бывшую невесту и облизнул губы, — боюсь, леди придётся скоро покинуть нас. У неё появятся неотложные дела.

— Эшарион, она моя гостья. — Проговорила Эйруэн.

— Да, прекрасная гостья, я должен дважды обеспечить ей достойный приём. — Слабо улыбнулся я и кивнул Малграфу. — Хотя возможно и трижды…

— Это была не я. — Тихо проговорила Изабелла. — Если не веришь, я открою свой разум.

За столом воцарилось напряжённое молчание, все присевающие переводили взгляды с меня на внучку верховного магистра и обратно.

— Советую тебе подготовиться, Изабелла. Ожидаю завтра после заката. — Спокойно проговорил я, отрезав себе кусок прожаренной свинины, довольно улыбнулся. — Сегодня мясо приготовлено просто изумительно, тонкая хрустящая корочка и великолепное соотношение специй… Не хочешь кусочек, Ноа?

Баронесса качнула головой и лишь посмотрела на меня с немым вопросом, но я лишь незаметно качнул головой…

После обеда я, сославшись на то, что мне нужно привести себя в порядок с дороги, устроился в своих покоях, переодевшись, только устроился за столом и потянулся рукой к доставленным свиткам, как дверь открылась и вошла Эйруэн со словами полными тихой боли:

— Твоё предсказание оказалось верным, Эшарион.

— Кто?

— Аниса.

Сжав руки в кулаки, я тяжело вздохнул, сдерживая свой гнев и сквозь стиснутые зубы спросил:

— Как и когда?

— В последний день лета, она выпила магический яд и сбросилась с башни. Её поймали, но… Было уже поздно.

— И похоронили её на следующий день… Тварь!

Не сдержавшись, ударил я по столу. Поморщившись от боли немного отрезвившей меня, я посмотрел на ободранную кожу, на которой начала проступать кровь. Тяжело вздохнув, я откинулся на спинку кресла и принялся слизывать кровь с руки.

— Эшарион, ты не виноват…

— Я был слеп и недооценил этого ублюдка. Поэтому Аниса пострадала.

— Ты о ком?

— О Кристофе, о ком ещё? — поднял я на императрицу взгляд и тяжело вздохнул. — Надо было убить его, когда я увидел в памяти сестры что он с ней творил, но он уже сбежал. Да и в тот момент нельзя было так поступить. Постой, что ещё известно из дворца? Где Кристоф и Клэр?

— Кристоф во дворце, а Клэр отбыла в поместье своих родителей.

— Просто чудесно. Клэр оказалась глупее, чем я думал. Неправильно поняла она мой намёк…

— Приложил я ладонь к лицу. — Впрочем, это было ожидаемо. Она всегда действует опрометчиво, стоит её планам нарушиться.

— Эшарион, ты ничего не хочешь мне объяснить? — требовательно посмотрела на меня Эйруэн.

— Я объясню позже. Мне нужно отдохнуть от путешествия. — Тяжело вздохнув, я прижался головой к колонне и закрыл глаза. — Нужно придумать, что делать дальше.

— Эшарион?

— Да, Эйруэн? — спокойно посмотрел я ей в глаза.

— Рада, что ты вернулся.

— Да, ты могла и предупредить о приглашённых тобой гостьях.

— Тебе это необходимо, раз ты не хочешь со мной. Эшарион, я хочу, чтобы ты жил. Может, не будет начинать этот разговор?

— А Ноа?

— Я с ней уже поговорила и сделаю это снова. Да и сомневаюсь, что Ноа сможет выдержать с тобой несколько ночей. Рион, ты и сам это знаешь. Ты стараешься быть хорошим женихом и её защитником, но ты не думаешь о себе…

— Но, я не хочу, чтобы ты думала за меня. Тем более решала что-то за меня. Мы друг друга поняли?

— Посмотрим. — Недовольно посмотрела мне в глаза Эйруэн. — Что будем делать?

— Если тебе несложно, попроси всех остаться после ужина. Я хочу обсудить возникшую проблему и способы её решения. Да и отправь кого-нибудь к Играну Вольцу, я хочу чтобы он и его стражники завтра были готовыми к выполнению своих обязанностей.

— Хорошо, но тебе нужен помощник, Эшарион. Ты не можешь успевать за всем.

— Да, я уже думал об этом. Пока я не нашёл подходящей кандидатуры.

— А что с Изабеллой?

— Это моё личное дело. Пожалуйста, не вмешивайся.

— Она гостья…

— Я помню, за её жизнь можешь не беспокоиться. Мне не нужны проблемы с советом Башен, здесь она не останется, вопреки твоему и её желанию.

— Попрошу приготовить тебе баню. Тебе нужно вымыться с дороги. — Проговорила Эйруэн, посмотрев на меня, покинула мои покои.

— Буду благодарен, — ответил я ей в спину, взявшись за один из свитков.

Кристоф избрал собственную участь. Теперь нужно решить, что делать с Клэр… Третья императрица не отступится от своей мести.

Посмотрев на расшифрованное магическое послание, я в задумчивости постучал пальцем по столу, а после уничтожил его. А поднявшись, вышел из своих покоев, спустившись в подвал, кивнул Олемару.

— Вы хорошо добрались.

— Да, мой принц, дорога была лёгкой. Книги мы поместили в ваши покои, убрав в сундук.

— Да, я видел. Открой мне, нужно поговорить с княжной. Как она себя вела?

— Спокойно. Ест и спит. Вчера попросила что-нибудь почитать. — Ответил Олемар, отперев решётчатую дверь.

Войдя внутрь я посмотрел на спящую альту. Вздохнув, опустился на деревянную скамью напротив, принявшись ожидать её пробуждения.

Великий князь не торопится с ответом, может он будет передан вместе с отправленными альтками? Завтра крайний срок для их прибытия. А если ответ меня не устроит, использую другие средства… Тем более, судя по поступившим сведениям, альты вступили с кем-то в противостояние на северо-востоке собственных земель.

Пока что займусь внутренними проблемами Драконье долины, так же нужно озаботиться укреплением обороноспособности поместья. Неприятно быть хозяином и одновременно им не быть…

Альта заворочалась и несколько раз моргнув, привыкая к свету магического светильника, села и потирая заспанные глаза, широко зевнув и замерла, увидев меня…

— Эшарион…

— Выспалась, нужно поговорить. — Спокойно проговорил я. — Кто убил барона Вернадского? Мне нужно имя, Нэдия.

— Выпусти меня.

— Твоя свобода зависит от Великого князя, но только если он захочет этого. Пока никаких новостей нет.

— А если он не захочет?

Многозначительно промолчав, я задумчиво посмотрел её в глаза и сменил тему:

— Я знаю, почему ты ненавидишь императорскую семью, знаю, что один из её членов сделал с твоей тётей, но моей вины в этом нет.

— Вы все одинаковы!.. — яростно выкрикнула она мне в лицо.

— За тебя говорит твоя ненависть. А что если я скажу, что Освальд любил Осию Филотхион и хотел взять в законные жёны ради мира между Империей и Княжеством?

— Это ложь! Я тебе не верю!

— Зачем мне лгать?

— Чтобы запутать меня.

— Ты и так моя пленница. Если бы мне хотелось запутать тебя, я бы использовал магию. Мне нужно имя, Нэдия. Не заставляй меня ломать твой разум.

— Если только ты расскажешь мне о том, кто убил Осию. — Поставила условие Нэдия.

— Хорошо, обмен меня устраивает. — Кивнул я. — А чтобы ты не сомневалась, я первым расскажу тебе правду и подкреплю это доказательствами.

Согласно кивнув, Нэдия подобралась и внимательно посмотрела на меня, ожидая… Вздохнув, я начал рассказ о событиях тридцатилетней давности.

Ужин прошёл в тяжёлой обстановке, все были напряжены и мысли присутствующих были направлены на определение причины собрания.

Когда со столов убрали, я сложил руки перед собой и навесил на зал звукоизолирующие чары и оглядел спокойным взглядом всех присутствующих:

— Против нас готовится начать войну Клэр фультаар. Если она попросит помощи у своего отца, против нас выйдет трёхтысячное войско.

— А почему она готовится к войне с тобой? — спросила Ноа.

— Она считает, что изнасиловал её дочь, после чего та покончила с собой.

— Это серьёзное обвинение. А доказательства этому имеются? — спросила Эвелин. — Ты виновен в этом?

— Нет. Доказательств тоже нет. — Тяжело вздохнул я. — Тем не менее, истинный виновник жив, а Клэр сейчас в поместье своего отца.

— А в чём сложность заставить виновника пройти проверку ментальным магом? — спросила Соня, — если он действительно известен.

— Решение о ментальном воздействии решается членами императорского совета и императорской семьи. Если кто-то из присутствующих желает проверить мою виновность, я готов открыть свой разум.

В зале наступило тяжёлое молчание, а затем поднялся Арон, бывший слуга моего отца:

— Я помню, как вы относились к своим младшим сёстрам и просто не поверю, что вы способны на подобное.

— Спасибо за ваши слова, Арон. Тем не менее, Клэр придёт за моей головой, одна или с войском — это лишь вопрос времени.

— Может, стоит сказать, кто виновник? — спросил Мирас.

— Клэр своего мнения не изменит. Она упряма. — Проговорила Эйруэн.

— В таком случае… — потёр я виски двумя руками, — Малграф, займись созданием магических ловушек вокруг поместья. Думаю, нападающие сильно им удивятся. Главное сделай их максимально незаметными. Лион, Мирас: подготовьте своих людей, если нужно купите или создайте боевые и защитные амулеты. Их потребуется много. Арон, возьми магов, нужно создать мощную защиту на стенах и ускорьте строительство насколько возможно.

— Защиту оставь мне, если можно. — Попросила Валерия. — Я уже изучила, на что вы способны своей магией.

— Тогда мы поможет Малграфу, — проговорил Арон, обменявшись взглядом с остальными магами, согласившимися с ним.

— А что делать нам? — спросила Эвелин Арниирм.

— Это не ваша битва.

В следующий момент женщина вскочила и ударила кулаком по столу и посмотрела на меня исподлобья:

— Мы северяне никогда не бросаем свою семью в опасности. Тебя этому Эйруэн не научила, принц Эшарион?

— Прошу прощения, если мои слова оскорбили вас, но я не настолько хорошо вас знаю, чтобы просить о помощи.

— Мы останемся здесь, можешь рассчитывать на нас в обороне этого замка. Сотня мечей никогда не бывает лишней.

— Хорошо, остановимся на этом. Я же пока займусь проблемами Драконьей долины в целом. У нас есть около пятнадцати-двадцати дней, а потом нужно будет встречать гостей.

— А разве мы не можем остановить их в Крепости Восточных врат? — спросила Ноа.

— Могли бы, если бы не пограничный легион. На этом пока всё.

— Ты не рассказал об итогах своего гостевого визита к горному народу, — напомнила Эйруэн.

— Мы сошлись на выстраивании торговых отношений. Строительство торгового городка мы начнём после того как решим текущую проблему.

— Я возьму накопитель под замком? — спросила у меня Валерия, — хочу его немного усилить.

— Он у меня один подобного размера. Хорошо, но позже. — Поднялся я со своего места и отошёл к окну и посмотрел на строящиеся стены уже начинающие окольцовывать этот искусственный остров.

Кристофа я сейчас не достану. Надо было догнать его и снести его голову… Ненавижу когда обстоятельства оказываются выше меня!

Нагнав температуру в бане, я просто сидел и отмокал…

Так хочется крепко напиться, но проблемы это не решит. Я так не хочу быть братоубийцей, не хотел восходить на трон по трупам, хотел уберечь своих близких от этой крови и грязи… Не получилось.

Аниса стала просто инструментом для мести Клэр. Слишком долго третья императрица мучила собственного сына, которого ненавидит. Слишком долго терпел издевательства и Кристоф, постоянно не получающий ни любви, ни ласки, но вот так срываться на младшей сестре… Этому нет оправдания.

Дверь в баню открылась, и уже зная, кто, я не открывая глаз, спросил:

— Кто это?

— Я пришла. — Ответила мне обнажённая Ноа и закашлялась.

— Выпусти пар и проходи. Погреемся вместе. — Постарался я добавить в голос теплоты, ответив ей.

Юная баронесса прикрывая грудь немного выпустила пар и привыкнув к жару, присела рядом со мной на полок и прислонившись спиной к раскалённым брёвнам зашипела от боли…

Плеснув тёплой водой из таза, я смочил и стену и полок, после чего поддал немного жару и вернулся на своё место.

— Ты в порядке? — тихо спросила Ноа с беспокойством в голосе.

— Не знаю.

— Эшарион, я хочу помочь, а не слышать твоё нытьё.

— Прости, просто хотел посидеть и подумать…

— Мне уйти?

— Нет, я рад, что ты рядом. — Улыбнулся я ей. — Можно?

— Можно, что? — посмотрела на меня с прищуром Ноа.

— Да, нет, ничего. — Вздохнул я и лишь слабо улыбнулся, видя и читая в мыслях ей смущение.

Оставшись в молчании, я просто отмечал что баронесса бросает на меня осторожные взгляды… Но подобное продлилось недолго.

— Можно к вам? — открыв дверь, ворвалась к нам Соня.

— Ты уже пришла. — Недовольно ответила Ноа.

— А ты не стесняешься его. Эйруэн постаралась? — Запрыгнула на полок Соня рядом с баронессой. — Слышала в Империи строгие нравы.

— Я не должна стесняться своего жениха… Возможно в будущем мне придётся перевязывать его раны.

— Ты такая милая и честная, я даже не знала, что в Империи есть такие девушки, — обхватив баронессу со спины, Соня взяла в свои ладони небольшие груди и принялась нежно массировать.

— Без игр, это баня. — Уверенно убрал я руки северянки с груди своей невесты и пересадил справа от себя. — Я сам научу её всему.

— Как мило… — поднесла кончики пальцев к губам. Соня, улыбнувшись, а после вздохнула. — Я не собираюсь забирать его у тебя. Честно говоря я приехала только помочь с проблемой… Ну и кто откажется от силы магистра?

— Это так мелочно.

— Жить полтора века — мелочно? Мне кажется, ты неправильно расставляешь личные приоритеты, Ноа. Все люди стремятся к силе и долгой жизни независимо от того где и как рождены. Если ты не хочешь чтобы я делила с ним ложе — так и скажи. Только ты не сможешь помочь и знаешь это.

— Знаю, — тихо ответила баронесса.

— В любом случае, даже если ты сумеешь получить разрешение Ноа, мне решать спать с тобой или нет. — Уверенно проговорил я глядя в глаза Соне. — А решения, касающиеся моей личной жизни — не обсуждаются.

— С тобой будет сложно… — вздохнула Соня, — как Эйруэн и предупреждала.

***
На окраине столицы, тайно прибыв в заброшенный особняк, Вильям III терпеливо сидел за столом и ожидал когда соберутся благородные господа и дамы. Они прибывали неспешно, но, тем не менее, вскоре за столом собрались все.

— Принц Вильям, вы понимаете, на что вы идёте?

— Понимаю, — поднялся с места он и направился по залу вокруг стол. — Мой младший брат отказался от права достойного, а значит, сейчас имперский совет будет решать — кому занять трон Империи. Вы здесь собрались по разным причинам, но главная цель у нас одна

— не допустить восхождения на престол того, чья мать убила нашего Императора.

— А этому есть доказательства?

Я был там и всё видел. Как мой отец был сброшен с балкона летнего дворца и рухнул в воды. Я слышал его последние слова… Могу открыть свой разум, если кто-то желает удостовериться в сказанном



Глава 4. Суд

Поздним вечером Клэр фультаар ходила по своим покоям, где провела всё своё детство и размышляла над тем как получить желаемое. Когда скрипнула дверь в её покои, она улыбнулась и увидела своего младшего брата Грегора, который удивлённо на неё посмотрел и направился к ней:

— Грегор, я…

— Тише, — обнял он старшую сестру, — рад видеть тебя дома. То, что случилось с твоей дочерью, причиняет мне боль.

— Спасибо. Садись, ты надолго сюда?

— Я ездил к горам и разбирался в ситуации между альтами и людьми, ты же сама знаешь какие у нас здесь порядки.

— Знаю. Грегор, мне нужна твоя помощь. Отец…

— Эдвард был прав, когда предупредил, что ты обратишься за помощью к брату, — вошла в покои чистокровная альта и улыбнулась, — здравствуй, Клэр.

— Мама, мне нужна помощь.

— Мы знаем для чего, но я поддерживаю своего мужа в этом вопросе. — Спокойно проговорила Амаен. — Как бы ты ненавидела Эшариона, но я не думаю, что он повинен в этом.

— А что мне делать, представь если бы со мной случилось такое… Чтобы ты сделала? — тихо произнесла Клэр.

— Нашла бы виновного и вырвала сердце. — Спокойно проговорила Амаен.

— У меня уже сердце вырвали…

— Госпожа Амаен, вас просит герцог. — Постучавшись, проговорил слуга из-за двери.

— Клэр, ты умна, просто подумай, чем это всё может обернуться для нашей семьи. — Тихо проговорила Амаен и вышла из покоев дочери.

С надеждой посмотрев на брата, Клэр получила в ответ только отрицательное покачивание головой. А решившись, наложила на покои звукоизолирующие, а на дверь запирающие чары.

— Сестра, что ты…

Клэр же легко сбросила с себя одежды, подойдя к брату, опустилась на колени и с мольбой посмотрела в глаза:

— Прошу, помоги мне. Я готова на всё.

— Клэр, — вздохнул Грегор, не вставая набросил на её обнажённые плечи свой камзол, — ты простудишься, сейчас осень.

Однако Клэр не вставала, поэтому Грегор некоторое время смотрел в глаза старшей сестры, вздохнув, глухо проговорил:

— Отец нас проклянёт… Оденься уже.

Ранним утром Эдвард фультаар резко проснулся, поднявшись с кровати и подойдя к окну, увидел с высоты герцогского замка, всадников, которых было больше тысячи, направляясь по дороге на север. Легко сняв звукоизолирующие чары, он посмотрел на свою жену, проснувшуюся от этого магического действия, и спросил:

— Амаен, ты понимаешь что натворила?

— Лишь позволила дочери отомстить.

— Эшарион далеко не добрый принц, ему не ведома жалость к тем, кто пытается его убить.

— Они справятся.

— Ты сошла с ума?! Ты отпустила Грегора с ней?!

— Эдвард…

— Они наши единственные дети и если с ними что-то случится — это только твоя вина. -

Глухо проговорил герцог и рухнул в кресло, схватившись рукой за грудь. — Твоя вина.

***
Оседлав лошадей, мы вчетвером ожидали прибытия городской стражи. Погладив лошадь по морде, я протянул ей яблоко, которое она, взяв влажными губами с ладони, принялась с аппетитом жевать. А сам поёжился от утренней прохлады:

— Холодать начинает.

— Урожай уже почти собран, Эшарион. — Ответила мне Кэролайн Снежная волчица. — Скоро будет праздник.

— Люблю праздник сбора урожая, — проговорил Ингмар, — только после него всегда приходит зима.

— Сейчас самое время для торговли, — задумчиво проговорил я, — демоны, как назло у меня нет управляющего. Впрочем, придумаю что-нибудь.

— Так найми, разве это проблема? — непонимающе посмотрела на меня Кэролайн.

— Хорошего управляющего нужно долго готовить и учить, впрочем, решать проблему придётся в скором времени. А вот и Игран Вольц.

К воротам в поместье приближался отряд из трёх десятков городских стражников во главе со своим командиром, которые придержали лошадей немного в отдалении, а после командир подъехал ко мне и остановился.

— Доброе утро, мой принц.

— Доброе утро, капитан, вы готовы?

— Только не совсем понимаю к чему.

— Это и самое главное, мы будем неприятной неожиданностью. Поехали, всё расскажу на месте. Главное чтобы людей хватило.

Начнём с наведения порядка, сейчас пока только в Вернаде, а после и в остальных городах долины. Главное действовать без предупреждения, но с подготовкой. Игран, уже начинает догадываться, что я задумал, и одобряет это…

Войдя в город, мы прошли по главной улице, а после свернули на улицу ночных мотыльков, где вначале располагались элитные заведения, а в глубине самые худшие… Причём оканчивалась она тупиком.

— Игран, блокируй улицу полностью. Одиночные бордели я уже проверил, там нарушений нет. А вот здесь их масса…

— Мой принц, вы сейчас создаёте очень опасную ситуацию. — Заметил капитан городской стражи.

— А я не позволю использовать в этом бизнесе детей. Начинайте. Мой приказ: никого не выпускать. А если будут легионеры лезть, тем хуже для них.

— Вяз, ты с пятёркой сопровождаешь принца. — Распорядился командир.

— За меня не волнуйтесь, если потребуется мне хватит сил не оставить камня на камне от этой улицы.

Двинувшись вперёд, я уверенно вошёл в первое же заведение, отмахнувшись магией от верзилы-охранника, пробив им стену и пройдя мимо пяти комнат, остановился у двери в шестую, открыв которую застал альта пыхтящего на девочке лет десяти, получив ответ лишь мат на его языке, усилив удар магией, отшвырнул его в сторону.

— Да, как ты смеешь!.. Ты!.. — прошипел он.

— Используешь магию, и я тебя убью, здесь и сейчас, — вытащил я клинок из ножен. — Тащите его на улицу. И найдите хозяина заведения. Девочку…

— Мы позаботимся об этом, мой принц, — бросив короткий взгляд на меня Вяз, указал на альта, после чего его скрутили и вывели из комнаты. — Остальным искать хозяина. Что дальше, мой принц?

— Будем работать… Пока не найдём всех.

— Вы разворошили крысиное гнездо, мой принц.

— Да, но жить рядом с ним не намерен. — Взяв лёгкое покрывало, я укутал испуганную девочку. — Лучше всего его выжечь сразу.

После этого я вламывался во все бордели по улице и чем больше я углублялся, тем больше было сопротивления и тем хуже было состояние девочек и мальчиков найденных нами. Пришлось несколько раз использовать меч и успокоить окончательно самых буйных…

Ворвавшись в последнее место, я поднырнул по удар меча, а после с наложенным поверх усилением вывернул руку дурно пахнущего охранника, перехватил короткий стилет и вогнал его в глазницу. Оттолкнув труп от себя, я, не выпуская кинжала, двинулся дальше и тут арбалетный болт, вылетевший из-за угла игнорируя защиту, ударил в грудную пластину и выбил воздух из груди.

Сразу же ударила Кэролайн, направив в стрелявшего бандита поток пламени, который вспыхнув подобно факелу с диким криком выпрыгнул в окно. А меня загородил собой Фусс, прикрывая щитом, и принялся трясти, а я не мог ничего ответить и лишь открывал рот, как рыба, выброшенная на берег.

Твою же мать! Надо…

Несколько раз под усилением я ударил себя по груди и закашлялся… Отдышавшись, я поднялся с колен и лишь кивнул северянину и поднявшись, принялся утирать свой рот от слюней, отдышался и крикнул:

— Кто окажет сопротивление — убивать на месте за нападение на имперского принца! Они знают, кто пришёл зачистить это логово крыс!

Война с местным преступным миром, что может быть лучше для того чтобы показать кто здесь власть… Я не буду церемониться с этим отбросами, живущими по логике и законам паразитов. Впрочем, тут далеко не все являются отбросами, не просто же так я наблюдал за городом в свободное время.

Однако больше сопротивления мы не встретили, я даже знаю от кого поступил приказ отозвать тех, кто был готов дать мне бой.

Пройдя в подвал, мы обнаружили пять девочек в возрасте от девяти до двенадцати лет, две из которых были при смерти, жмущимся друг к другу.

— Не бойтесь, — опустившись перед ними на корточки, я тепло улыбнулся и протянул руку вперёд, — я принц Эшарион.

— Мышка… Так меня зовут здесь. — Тихо ответила самая младшая девочка, косясь на меня взглядом.

— А имя у тебя есть?

— Я родилась здесь и не знаю другого имени.

— Я Клара, мой принц? Что будет с нами? — тихо спросила старшая девочка, одарив меня тяжёлым взглядом несвойственным её возрасту.

— Мы вам поможем, ваша работа здесь закончена. — Уверенно ответил я и тепло улыбнулся Мышке и притянул руку вперёд. — Пойдёшь со мной?

Мышка посмотрела на Клару, получив слабый кивок, улыбнулась, дёрнув головой изобразив кивком, осторожно вложила свою крошечную ладонь в мою руку. Приобняв её, я подхватил её на руки и посмотрел на сопровождающих, которые сразу же подхватили девочек на руки.

Фусс двинулся вперёд, следом за ним Кэролайн которые проверяли комнаты, но видели только других ночных мотыльков, а мы с девочками на руках следовали за ними. Выйдя из здания борделя, я только увидел, как вяжут хозяина этого заведения, который бросил взгляд на меня и сразу же его отвёл, увидев в моих глазах немой приговор.

А ко мне тем временем приблизился, Игран, бросая взгляд на связанных и закованных в ошейники хозяев и посетителей этих увеселительных заведений, проговорив:

— Умеете вы, принц, решать проблемы. Схвачено семь клиентов и девять хозяев заведений. Освобождено три мальчика и двенадцать девочек в возрасте до пятнадцати лет, если считать и этих. Семеро убито при сопротивлении аресту.

— Всех схваченных в тюрьму, пусть дожидаются суда. Детям организовать лечение, питание и спальные места. Позже решим их дальнейшую судьбу.

— Детей нужно допросить. — Заметил командир.

— Это я сделаю завтра, всё равно нужно довести это дело до конца.

— Судить тоже вы будете, как я понимаю?

— Скажите мне, командир Вольц, что мешало вам сделать это? — обвёл я рукой улицу, — это ваша работа.

— Не всё так просто, мой принц, — склонился в поклоне "Улыбающийся Рыцарь", — мы это обсуждали.

— Выпрямитесь, командир. — Сухо проговорил я, и, дождавшись выполнения приказа, добавил. — Да, я помню. Оцепление прорвали?

— Несколько человек сбежало, мы их найдём.

— В этом нет нужды. Они сами появятся в определённом месте в определённое время. Снимайте оцепление и займитесь указанной работой.

— Как прикажите, мой принц. — Без какого-либо недовольства ответил командир Вольц.

Итак, один шаг к наведению порядка в долине я сделал. Тайная стража должна сегодня утром проделать это в Савросе, думаю, они уже справились с заданием.

Отнеся девочку к остальным, я оставил её под присмотром целителя, сразу же взявшегося за их лечение, но больше всего внимания он уделил тем детям, кто был в тяжёлом состоянии из-за истощения и побоев.

Однако одна девочка одетая опрятнее всех приблизилась ко мне и опустилась на колени:

— Мой принц, скажите, как мне жить? У меня пять младших братьев и сестёр. Отца нет, мать умерла родами. Скажите, как мне их кормить и одевать? Я не могу их бросить, они моя семья. Скажите, мой принц, что мне делать дальше?

— Сколько тебе зим.

— Тринадцать, меня зовут Роза, мой принц. — Не поднимая головы, проговорила девочка.

— Поднимись и подними голову. — Приказал я ей, и, дождавшись его выполнения, посмотрел в глаза, читая её мысли. — Ты пришла сюда добровольно?

— Да, мой принц. К сожалению, у меня уже был опыт и потому меня только кое-чему научили старшие сёстры, чтобы я смогла работать. Другого способа прокормить своих…

— Это я уже слышал. — Остановил я её взмахом руки. — Тебя били или держали в рабстве?

— Нет, мой принц, хозяйка заботилась о нас. Нас лечили и кормили, а так же, всегда выплачивали заработанные деньги.

— Как видишь, далеко не всем повезло как тебе, — кивнул я на остальных детей. — Что ты хочешь?

— Хочу, чтобы вы мне дали работу. Мне нужно кормить свою семью, ведь больше у меня никого нет.

Интересно, а ведь на ней нет никаких магических меток и контрактов, да и вмешательства менталистов в её разум я не чувствую. А девочка спокойна, уверена и довольно умна, учитывая, какими недетскими критериями она размышляет.

— Если разрешите, принц, я бы хотела позаботиться о ней и остальных детях, — проговорила мне Кэролайн Снежная волчица.

— Разрешаю. Мне в любом случае придётся давать детям новые имена и искать иное место в жизни. — Спокойно кивнул я. — На территории поместья есть пустующий дом возле строящейся стены.

— Спасибо, принц Эшарион. Мы прибудем к вечеру. — Приложила Кэролайн руку к груди, подойдя к Розе, уверенно проговорила. — Отведи меня в дом своей семьи.

Роза кивнула и повела северянку, взявшую своего коня под узды. Улыбающийся рыцарь посмотрел на уходящих и бросил на меня вопросительный взгляд, на который я утвердительно кивнул и немного отойдя, опустился на лавку рядом с Фуссом.

— Завтра вам лучше взять больше людей, — заметил северянин, — нам повезло, что многие побоялись оказать сопротивление.

— Знаю. Завтра будет суд, нужно подготовиться. Хватит на сегодня. — Потёр я разболевшийся синяк под доспехом и поморщился.

Итак, я ожидал, что будет толпа недовольных клиентов, но их нет, все прекрасно поняли, ради чего проводилась операция. Те бордели, где не было детей, я не тронул, а вот где были нарушения — будут опечатаны, сейчас там наводит порядки городская стража, снявшая оцепление.

Большую часть детей увезли стражники, посадив в закрытую повозку, а вот больных и истощённых детей забрали целители. А после того как забрали последних преступников, я тоже покинул эту улицу, направившись на рынок в компании северян.

— Такое ощущение, что за нами следят, — заметил Фусс, когда мы двигались по рядам.

— А за нами и следят, вот тот мальчишка идёт за нами с улицы ночных мотыльков. — Ответил ему Ингмар. — Что делать будем, принц?

— Ничего, — ответил я, а увидев палатку альтов, улыбнулся, — о, кажется, я нашёл что-то интересное…

Войдя внутрь, я отметил, что товары разложены по полочкам, при этом здесь было много магических диковинок, алхимических ингредиентов, а так же книг. Единственное чем было запрещено торговать — это оружие и оружейная сталь, некоторые алхимические ингредиенты, относящиеся к наркотикам и ядам.

— Приветствую вас в моей торговой палатке, — вышел ко мне из глубины альт и остановился, увидев личный герб, нашитый на груди, и поклонился, — ваше императорское высочество. Эндарн Вал к вашим услугам.

— Покажите, что у вас есть?

— А что вас интересует? Ингредиенты, старинные артефакты с неизвестными свойствами, книги?

— Всё понемногу, смею заметить многие коллекционеры редкостей готовы заплатить много золота за то, что у вас есть. — Задумчиво осмотрелся я.

— Что вы скажите на это, принц Эшарион? Это нашли при строительстве одного из альтских городов, но это было создано не нами. — Положил он на стол шкатулку и открыл крышку, продемонстрировав мне что-то вроде браслета.

Не притрагиваясь к браслету, истрёпанный временем, я поднял его в воздух магией и принялся внимательно рассматривать его остаточную магическую структуру не переставшую функционировать, но не сумел отнести её ни к одной из существующих магических систем.

— Что-то интересное? — посмотрев, как я вернул браслет в шкатулку, спросил торговец.

— Непонятное. Магическая система структуры внедрённой в браслет мне неизвестна.

— Подождите немного, я покажу вам кое-что более интересное. — Убрав шкатулку, торговец удалился в глубину палатки.

Интересно, а ведь у торговца неплохая охрана, причём довольно серьёзная учитывая ценность его товаров. А мне вот интересна эта вот заколка для волос в виде цветка. Стебель выполнен из серебра, листья тоже, но с напылением золота, а вот сам бутон из золота с украшением из мелких полудрагоценных камней. Отличный подарок, если бы не одно но.

— Посмотрите на это, принц Эшарион, это было найдено в стеклянной пустыне. — Вынес он свёрток кожи морского змея с завёрнутым изогнутым предметом.

Подойдя я увидел, как торговец достал из свёртка кожи игнорирующую магию огромный белый клык, от которого пробирало магической энергией. Поднеся ладонь, я почувствовал, как у меня начало жечь кончики пальцев от подобной концентрации маны.

Один минус — энергия в останках драконов не восстанавливается, если из клыка сделать артефакт, то он будет одноразовым, впрочем, многие маги будут рады подобному…

— Дорогая и бесполезная вещь для тех, кто не занимается артефактами. — Заключил я. — Впрочем, вы легко найдёте покупателя этому драконьему клыку на территории Академии.

— Не сомневаюсь, принц Эшарион. — Завернул он клык обратно в кожу и убрал под прилавок. — Тогда я даже не знаю, что вам предложить.

— Меня интересует вот это украшение. — Указал я на цветок.

— А у вас опытный взгляд, принц, это украшение называется "Прощальный цветок". — Подошёл торговец к нему. — Последний подарок для нелюбимой невесты или жены.

— Часто покупают?

— Скажем — не редко.

— А яд идёт в комплекте или… — посмотрел я в глаза альту.

— Что вы, зачем мне нарушать закон, я лишь маленький торговец интересными товарами.

— "Приготовится"! — скомандовал я северянам.

Альт тоже скомандовал своей охране на внутреннем языке альтов, продолжая при этом с улыбкой смотреть на меня, а вот мыслями он пытался найти выход из положения.

— Это же можно проверить, ведь маленький торговец просто не сможет позволить себе кинжал из мирита. — Спокойно проговорил я и взял в руки украшение.

Альт напрягся, перебирая в голове, как поступить дальше и протянул левую руку, чтобы взять украшение, а правую заводя за спину. В следующий миг он замер на месте и посмотрев вниз и вправо, наблюдал, как его правая рука сжавшая кинжал падает на каменную площадку площади, отсечённая длинным мечом, попутно рассёкшим и прилавок. Декоративный цветок выскользнул из руки альта и упал на пол…

Резкий разворот и я, отбивая стрелу, выпущенную из лука, приготовился к бою с двумя альтами, выхватившими свои мечи. А по шуму и теням отметил, что северяне схлестнулись с двумя оставшимися остроухими.

— Зря вы это начали. Вам даже мирит не поможет. — Глухо проговорил я.

Однако мои слова были бессмысленными. Альты одновременно атаковали меня мечами и ментальной магией, но я лишь усмехнулся. Влив силу в боевой амулет и вокруг меня вспыхнула красная сфера, полностью захватившая одного альта и наполовину второго, а после последовал гулкий хлопок и всю палатку залило кровавым дождём… Отразив вторую стрелу пущенную альтом и оскалился, бросив взгляд на упавшего альта с половиной тела в мыслях которого билась одна мысль "Невозможно".

Альт, видя, что я направился к нему, отбросил лук и, слыша предсмертный хрип одного из охранников за стеной, вынул из ножен меч, убрав ментальное давление, а затем жестом пригласил меня к поединку. Указав на него мечом повёрнутым плоскостью, а не остриём, на что он лишь сверкнул глазами…

А ты что думал, умрёшь с честью, попытавшись меня убить? Не бывать этому!

Выпад кончиком прямого клинка в лицо, который я успешно отбил вверх и ударил в грудь противника, который кувыркнулся через себя, не потеряв меч, вскочил на ноги…

Вот оно главная слабость альтов — боевой маг под усиливающей магией.

Обмен быстрыми ударами, и я быстро оценив уровень владения мечом своего противника, взвинтил темп, взяв меч на жёсткий блок, ударил параллельно плоскости меча и серьёзно ранил его в кисть, а после и рассёк лёгкий доспех на руке, заставляя выронить меч. Тут же последовал удар кинжалом в бок, который альт выхватил левой рукой, от которого я сместился в сторону и развернувшись на месте на пределе скорости и силы, ударил альту в бок, даже почувствовав как разрубил позвоночник, а после отскочил назад, извлекая меч.

Альт, выронив кинжал из левой руки, прижал её к животу, увидев кровь, попытался что-то сказать, но лишь сплюнул кровью. Лёгкий подшаг и я, обрывая страдания остроухого, обезглавил его, остановившись, тяжело вздохнул. Услышав сдавленный стон, я направился вглубь шатра, куда отполз торговец, оставляя за собой кровавый след и положив окровавленный меч ему на плечо, проговорил:

— Эндарн Вал, согласно третьему закону Империи Чёрного Дракона, за нападение на членов императорской семьи, вы проговариваетесь к смерти через повешенье. Ваше тело будет сожжено, а Великому князю альтов будет направлено послание, где будет описан этот инцидент.

— Я советник… Ты не можешь меня повесить.

— Тем хуже для тебя и Великого княжества. — Вытащив ошейник из кармана, я наступил альту на спину, набросив его на шею застегнул. — Моё терпение на альтов иссякло.

Наложив целебные чары чтобы остановить кровотечение, я вышел из палатки и оказался лицом к лицу с командиром королевской стражи. Окинув взглядом частично опустевший торговый ряд я обнаружил лежащего Фусса с рассечённой головой и сидящего рядом Ингмара, накладывающего целебные чары и быстро подойдя опустился рядом и быстро проверив его состояние, принялся накладывать самое мощное из того что умел в цел и тел ьс кой магии…

— Не волнуйся, Эшарион, сорвало только скальп, кость цела. — Успокоил меня северянин.

— Мой принц, как вы это объясните? — раздался вопрос от Улыбающегося Рыцаря.

— Покушение, Игран, обычное покушение. Там в шатре советник князя Арно Филотхиона, живой и с ошейником. Займитесь им.

Проведя по лицу ладонью, я лишь тяжело вздохнул…

Альты бесят меня всё больше и больше. Ну, ничего и на нашей улице будет праздник. Тьфу, хорошо хоть защита спасла от этого кровавого дождя…

Подъехав к главному входу, я нашёл Валерию, в задумчивости сидящую на ступенях лестницы, а спешившись и привязав лошадь, подошёл к ней с вопросом:

— Всё в порядке?

— А, Эшарион, да у меня всё хорошо. Просто размышляю о том, как лучше наложить защиту, ведь стены ещё не закончены, хоть и видно, что маги и рабочие стараются быстрее завершить работу.

— Тебе ничего не нужно?

— Нет, меня всё устраивает, главное — не лезут с лишними расспросами. Пока я ещё мало понимаю, но вижу что существующая цивилизация не отсталая, нет, просто соответствует своему времени и развитию. Мне нужно привыкнуть.

— Пройдёмся? — не сумев прочитать её настроение и мысли, предложил я.

— У тебя что-то случилось? — поднявшись со ступеней, Валерия пошла со мной к внешним стенам. — С тобой уехало трое, но вернулся ты один.

— Всё в порядке, все живы. Небольшие проблемы.

— Небольшие проблемы сейчас, оборачиваются большими проблемами в будущем. — Заметила она.

— Давай обойдёмся без предсказаний, проблем итак хватает. Как больших так и не очень…

— Как скажешь. — Пожала она плечами. — Не буду вмешиваться в твои дела больше чем это необходимо.

— Прости. — Вздохнул я.

— Не извиняйся. Ты сегодня многих убил, это заметно. — Тихо отозвалась она. — Знаю, это было необходимо.

Знает? Впрочем, чего ещё ожидать от девушки из магической цивилизации так далеко ушедшей в изучении магии. Хорошо хоть она мои мысли не в силах прочесть, даже не пытается. Иначе бы я почувствовал, даже если бы это было очень тонкое воздействие.

— Помнишь наш разговор касательно магии? Продолжим?

— Давай.

— Вся материя живой, неживой и искусственной природы состоит из элементарных частиц, связи между которым можно перестраивать посредством магической энергии. Это энергозатратно, но возможно, ведь магическая энергия пронизывает всё.

— Теория магии, это известно, пусть и далеко не всем.

— А таких как ты много? Я имею в виду настолько же сильных?

— Нет, мой дар — это моё проклятие, а я такой единственный. Ты же знаешь про инициацию?

— У нас не было инициаций. — Покачала головой девушка. — В ходе обучения магии, мы учились концентрировать магическую энергию в своих телах, которой на тот момент было гораздо меньше, нежели сейчас. Честно говоря, я не достигла уровня магистра, только мага и мало знаю о том, как можно работать с магической энергией на таком тонком уровне. Профиль несколько иной.

— А какой у тебя профиль?

— Строительство и защитная магия. Разумеется, есть кое-какие знания и в других областях, но мне всего двадцать семь лет. — Проговорила она и внимательно посмотрела на моё лицо.

— Ты разочарован? Ожидал большего от мага древней цивилизации?

— Можно и так сказать, — устало улыбнулся я.

— Не волнуйся, библиотека сохранилась. Думаю я смогу научить тебя многому, но это будет сложно.

— Не волнуйся, я хорошо разбираюсь в магии. Учился ей с пяти лет.

— Так рано? Я начинала изучение магии лишь в двенадцать. Считалось небезопасным давать такую силу в руки глупых детей. — Пожала плечами Валерия, а после с улыбкой посмотрела на детей строителей помогающим тем с работой. — Впрочем, это соответствует данному времени. Исторически так сложилось, что все цивилизации очень постепенно уходят от трудовой эксплуатации детей.

— А вы много их встречали?

— Немало, чаще всего это были цивилизации первобытного типа, если тебе это о чём-то говорит. Давай вернёмся к теме магии?

— Хорошо, ты говорила о том, что каждый маг по-своему ощущает собственную энергию. Это как?

— Позволишь? — взяла она меня за руку, — закрой глаза, я поделюсь, как я ощущаю и создаю структуры.

Закрыв глаза, я немного снял свою защиту с разума и почувствовал магию девушки, как это чувствовала она… А когда она создала структуру огненной вспышки и направила её в небо, только нескромно удивился к такому подходу к контролю. Ведь в отличие от меня она не черпала энергию, а заставлял её саму складываться в то, что ей нужно.

— Знания о магии нельзя передать, ты уже почувствовал насколько у нас большая разница в ощущении магической энергии. По схожей причине невозможно передать и многие другие навыки, скажем то же фехтование. Длина рук, сила, скорость реакции, рост: все эти индивидуальные особенности не позволят в полной мере овладеть навыками, гораздо проще обучать, заставляя пройти через многолетние специализированные тренировки.

— Теперь я понимаю ограничения. — Кивнул я Валерии.

— Не пытайся учить безрукого — жонглировать. Это бессмысленно. — Улыбнулась она. — Что же до тебя, несмотря на твой резерв, постоянно растущий к слову, ты имеешь неплохой контроль. Только вот эти амулеты…

— Это просто необходимо.

— Да, понимаю, просто всё для меня ново и у нас считалось, что подобные костыли только мешают. Ладно, я пойду помогать. Да и ты опоздал на обед.

— Знаю. — Поджал я губы и посмотрел в спину девушки уходящей к строителям, а после сам развернулся и увидел, как через ворота въезжает две повозки, где и были отсутствующие северяне.

Мирас встретив повозку с Фуссом, отправил её к большому дому, где разместились северяне, а вот Кэролайн остановила свою повозку с детьми и их нехилым скарбом, возле пустующего домика.

— Кэролайн, ты вообще понимаешь что делаешь? — устало спросил Мирас.

— А что ты мне предлагаешь? Бросить детей? Мне не имперцы, командир, чтобы так гнусно поступать. Посмотри на них. Здесь нет понятия семья и род, никому они не нужны.

— Кэролайн, успокойся, все прекрасно всё понимают. — Подойдя к ним, я поднял в воздух тюки со скарбом и посмотрел на детей. — Думаю, места хватит.

— Принц Эшарион, позвольте попросить. — Опустившись на колени, обратилась ко мне Роза и несколько замялась.

— Слушаю?

— Позвольте мне работать в поместье. Я готова подписать магический контракт.

— Рассмотрим этот вопрос позже, пока что вам нужно устроиться. — Спокойно ответил я и внёс скарб в дом и задумчиво оглядел его состояние и, выйдя, проговорил. — Здесь потребуется небольшой ремонт. Я распоряжусь об этом.

— Благодарю. — Ответила Роза, не поднимая голову.

— Встань уже, — тяжело вздохнул я, кивнув Кэролайн, отошёл к Мирасу и тихо проговорил. — Прости, что так получилось. Думал просто прогулка по рынку.

— Всё в порядке. Мы воины. — Ответил он мне и почесал бороду, наблюдая, как дети начали наводить порядок в новом доме. — Сироты обладают хорошим даром, были бы на Севере их бы в любой род взяли.

— Да, но мы в Империи. Скоро поправится Фусс?

— Дней пять и будет как раньше. Ты хорошо его залатал. Успокойся. — Похлопал меня по плечу Мирас. — Когда начинаешь спешить — часто ошибаешься.

— Понял. — Кивнул ему. — Будет что, я у себя.

— Время ещё есть. Не спеши. — Спокойно проговорил мне северянин.

Развернувшись, я направился в здание поместья, лишь кивая, когда меня приветствовали…

Альты, горный народ и дура… Давно у меня не было столько срочных дел одновременно, впрочем, я даже и не помню чтобы у меня хватало на всё время. Сейчас нужно просто подготовиться к бою, впрочем, основные приготовления были сделаны ещё вчера. Мне главное чтобы Клэр, когда нападёт — не сожгла Вернад. Хотя, нет, не сожжёт, пограничный легион всё ещё там, а умирать они точно не будут.

Не успел я войти, как мне уже попросили пройти к столу, так как на меня накрыли по просьбе Эйруэн, как я уточнил. После этого я вошёл в столовую и приступил к обеду в гордом одиночестве. Впрочем, оно продлилось недолго:

— Приятного аппетита, Эшарион. — Проговорила Эйруэн и получила мой кивок, после чего устроилась за столом возле меня и спросила. — Что-то случилось в городе?

— Всё как всегда.

— В следующий раз бери с собой больше людей. — Посмотрела на меня с укором императрица.

— Все заняты. А завтра будет суд, на котором я обязан присутствовать. Не Ноа же судить насильников и работорговцев?

— Ты как всегда.

— Не всегда. — Вздохнул я. — Ты хотела о чём-то поговорить? Эйруэн посмотрела на меня и немного подумав, проговорила:

— Эшарион, полторы сотни воинов не смогут оборонять это замок даже против тысячи, нас просто задавят массой. К тому же у нас нет магистров. Если ты, конечно, не попросишь помощи у этой артаарки.

— Кроме неё ещё есть и я, Эйруэн. — Улыбнулся я. — Пусть мой контроль нам магической энергией плох, но я могу создавать боевые структуры магистерского уровня. Прошу, не забывай, что я начал изучение магии, когда мне было пять.

— Это сложно забыть, — вздохнула Эйруэн, — но, войска у нас нет. Мы можем взять наёмников, но… Не факт что они не предадут, если им предложат сумму больше.

— Не волнуйся, мы справимся. В крайнем случае, использую магию крови.

— А кого ты принесёшь в жертву для этого? — настороженно посмотрела на меня императрица, — кем ты готов пожертвовать ради победы? Ты знаешь законы магии не хуже меня.

— Использую свою, это не проблема. Пятьсот воином мне точно удастся уничтожить. — Поймав испуганный взгляд Эйруэн, я лишь вздохнул и сел за стол. — Мне тоже всё это не нравится.

— Рион, не забывай, что у нас есть пятый пограничный легион…

— Которым я могу командовать только в случае военного вторжения альтов. — Прервал я её.

— К слову, новый легат уже появился и он до сих пор не прибыл сюда. Впрочем, чего ещё ожидать от Вунрада Самелла? Уверен, что его назначение сюда — заслуга Инессы.

— Да, знаю. Некоторые императрицы не представляют свою жизнь без интриг.

— Да, интриги. Он мне не подчинится. — Покачал я головой. — Но и не выступит против, иначе это будет измена императорской семье. На это он не пойдёт, он не дурак, но и власть над Крепостью Восточных врат полностью в его руках.

— Разве ничего нельзя сделать?

— Можно. Только прошу тебя, не вмешивайся в это. Даже не прошу — умоляю.

— А что мне за это будет? — лукавым взглядом посмотрела на меня императрица.

— Ты уже пригласила к нам гостей. Тебе мало? — задумчиво посмотрел я на неё, — впрочем, скоро у тебя день рождения, думаю, тебе понравится мой подарок.

— Посмотрим, что ты мне подаришь. — Озорство сменилось откровенной подозрительностью. — Тем не менее, нам нужна армия Эшарион.

— А кто сказал, что у меня её нет? Я может и не самый дальновидный человек, но далеко не глуп. Этим вопросом я озаботился ещё пять лет назад и сейчас у меня есть войско ничуть не уступающее пусть не в численности, но в оснащённости хвалённому Белому легиону.

— Один вопрос: как ты сумел его создать? Есть множество законов ограничивающих это.

— Орден.

— В Империи есть лишь два ордена: Рыцарей Чёрного дракона и Хранителей печати.

— Да, но никто не отменил указ Первого Чёрного дракона о создании орденов. Башни магов, по законам Империи, тоже относятся к ордену.

— А если Дарнир, взойдя на трон, запретит этот орден? Постой, он вещь может и отменить передачу тебе этих земель?

— Не может: императорские указы о возведение в титул и передачи земель не могут быть отменены новым императором в течение двадцати лет. Да и орден он запретить не сможет, я его единственный магистр. Это моё право.

— А ты хорошо подготовился. — Оценивающе рассматривала меня Эйруэн, словно видела впервые. — Только откуда ты взял на это средства?

— Если ты не забыла, я не позволял себе пустых трат, а подарков на дни рождения было достаточно.

Если бы я действительно хорошо подготовился, всего бы этого не было. Тем не менее, сейчас я не в такой уж и плохой ситуации чтобы рефлексировать. Итак, теперь нужно заняться делом…

— Мне пора, работы ещё много и урок магии у Ноа никто не отменял. Как раз управлюсь до ужина.

— Она сильно переживает о гостях?

— Скажем так: ей неприятно. — Поднялся я и снял звукоизолирующие чары. — Ты могла бы и мне сказать.

— Я не была уверена, что они приедут.

Кивнув, я вышел из малого зала и отправился в свои покои, возле которых и застал юную баронессу, терпеливо ожидающую меня с книгой, прижимаемой к груди.

— Ты рано, — заметил я и подул ей на затылок.

— Ой, ты…. - закрыла баронесса ладонью затылок, развернувшись ко мне, — не делай так.

— А мне показалось, что тебе понравилось.

— Тебе показалось. — Отвела она взгляд в сторону.

— Не можешь немного подождать, я переоденусь. — Открыв дверь своих покоев, посмотрел на Ноа.

Баронесса только кивнула, а вот взгляд стал весёлым, ведь мысленно она посмеивалась надо мной…

Ничего не ответив, я вошёл, сняв с себя доспехи, а так же поддоспешные одежды, потрогал синяк, который был насыщенно синего цвета, вздохнув, переоделся в повседневную одежду в виде широких брюк, рубашки и укороченного камзола сшитого на заказ, больше напоминающий пиджак.

— Ты всё? — заглянула в приоткрытую дверь Ноа.

— Да, всё, — застегнув пуговицы, я поднял свой доспех и повесил его на стойку. — Проходи.

Баронесса войдя, посмотрела на мой рабочий стол, на котором было много бумаг сложенных в стопку, а после устроилась в одном из кресел стоящих в углу перед столиком, а после положила на неё книгу:

— Я закончила с чтением.

— Вот и хорошо, давай пройдёмся по темам, которые могут быть тебе непонятны или сложны. — Опустился я напротив неё в кресло.

— Эшарион, я хочу поговорить. — Твёрдо посмотрела она на меня.

— Даже знаю о чём. Ты действительно этого хочешь?

— Не хочу, но иного выхода не вижу. Да и посмотри на меня, я маленькая баронесса с приграничья, ни богатства, ни знатности…

— Ноа…

— Послушай меня. — Требовательно посмотрел она мне в глаза. — Ты мягок и нежен ко мне, я, правда, это ценю, но…

— Тебя Эйруэн убедила?

— Эшарион, ты вообще ничего не понимаешь? — грустно посмотрела на меня Ноа.

— Я всё понимаю. Только… — опёршись на стол рукой, я закрыл ладонью лицо. — Это сложно объяснить.

— У тебя с этим проблемы? — осторожно спросила Ноа.

— Главная моя проблема — здесь. — Убрав руку от лица, постучал я указательным пальцем по виску. — А пока не надо на меня давить. Мне сначала нужно разобраться с Клэр.

— Ты всегда был таким упрямым?

— О, ты меня плохо знаешь, Ноа.

— Да и чем больше узнаю, тем больше ты мне не нравишься. — Рывком встала баронессе и быстро покинула мои покои.

Эх, ты сказала так чтобы только обидеть, Ноа… Возможно я и сильно правильный в каком-то смысле. Во дворце где нельзя было ускользнуть от чужого взглядам, не получается завести долгосрочные отношения, там я не единственный принц.

К сожалению больше так за вечер Ноа не пришла, хотя я видел и слышал, как она упражняется с мечом под бдительным вниманием Брайаны Леер. Позже к ним присоединилась Соня и как ни странно проиграла большинство учебных поединков.

Сидя за разбором договоров и контрактов, я только помечал самое важное и думал…

Ближе к ужину дверь в мои покои открылась и вошла Эвелин Арниирм и с улыбкой проговорила:

— Можно тебя отвлечь, принц Эшарион?

— Вы уже это сделали. Пожалуйста, проходите и присаживайтесь. — Подняв взгляд, указал я на кресло напротив стола.

— Давай поговорим откровенно, Эшарион. — Сев в кресло предложила она.

— Не имею ничего против. Только о чём?

— А ты не понимаешь? — Посмотрела мне в глаза Эвелин. — Скажи мне, Эшарион, почему ты не спишь ни с кем хоть и знаешь что тебе это необходимо?

— Почему? — задумался я, — во дворце меня останавливало то, что фаворитки принцев долго не живут и многие имеют далеко идущие планы на меня. Конечно, я мог и рискнуть, но рисковать жизнью девушки нужной тебе только для постели — подло.

— А что останавливает тебя здесь? Эйруэн не против.

— Эйруэн в первую очередь моя мать, а Ноа ещё не достигла совершеннолетия. — Посмотрел я на неё колючим взглядом.

— Эйруэн — женщина, Эшарион. — Покачала головой Эвелин с туманной улыбкой на губах. — А что на счёт Сони?

— Соня сама этого не хочет. — Открыто посмотрел я ей в глаза.

— Уверен? Это же просто секс.

— Для вас может это и так, но…

— Ты всё усложняешь, Эшарион или тебе я больше нравлюсь?

Внимательно присмотревшись к Эвелин, я лишь оценил её формы, несколько уступающие Эйруэн, а в ответ лишь тяжело вздохнул и проговорил:

— Чего вы добиваетесь?

— Ты убегаешь от предлагаемой помощи, Эшарион, тем более мы больше не во дворце, где за тобой постоянно следят.

— Тем не менее, выбирать, с кем мне спать я привык сам.

— Давай без этого властного тона, — снисходительно, но мягко посмотрела на меня Эвелин и улыбнулась, — ты и сам понимаешь всё.

— Не люблю, когда решают за меня. — Твёрдо посмотрел ей в глаза. — Прошу простить, мне нужно работать.

— Эшарион, мы хотим помочь с твоей проблемой, — тоном словно уговаривает маленького ребёнка, проговорила Эвелин.

Поморщившись от её тона как от пощёчины, я опустил голову и бросил на неё взгляд исподлобья:

— Вы все сговорились. Да, я знаю, что это так. Даже Ноа убедили в своей правоте.

— Успокойся.

— Сделайте мне одолжение, Эвелин, покиньте мои покои. Разговор окончен.

Эвелин посмотрела на меня, поднявшись, посмотрела на меня задумчивым взглядом и покинула покои, оставив меня пребывать в своих мыслях далёких от постельных игрищ.

Ужин прошёл в довольно мрачной обстановке по большей части из-за меня. После его окончания, я дождался Малграфа и Изабеллы, после чего мы направились в мои покои. А когда вошли, внучка верховного магистра была приглашена за стол, куда сел и я, сразу же наложив на комнату звукоизолирующие чары. Малграф же прислонился к книжной полке и сложил руки на груди.

— Изабелла Омальхарт, не знаю, зачем вы здесь появились, но вы дважды организовывали покушения на меня. Придать вас суду я просто не могу из-за отсутствия доказательств. Что вы скажите?

— Это была не я. — Тихо ответила моя бывшая невеста.

— К слову, мне заказ на тебя давала её мать. — Заметил Малграф.

— Она не могла…

— Мне нет смысла врать. — Сухо проговорил боевой маг. — Она тогда добавила: "так будет лучше для всех". Мне неизвестно кого она имела в виду, но одним из заинтересованных лиц были вы.

— Мило, что Башни пытаются меня убрать, хотя именно Гелберт Омальхарт разорвал со мной контракт за два дня до моего пятнадцатилетия. Впрочем, всем присутствующим здесь это и так известно. Да и помолвку отозвал тоже он.

— Это была не я. — Тихо повторила Изабелла.

— А мне есть до этого дело? Связь с тобой доставила мне только проблемы. Даже нормального выхода из существующего положения не знаю. Ты не вернёшься, это я знаю, но и мне ты не нужна.

— Как-то грубо. — Заметил Малграф.

— Ничего кроме правды. — Спокойно парировал я и внимательно посмотрел на Омальхарт. — Что дальше?

— Позволь мне остаться. — Тихо попросила она.

— Не могу. Ты и сама знаешь о причинах. Да и мне надоело повышенное внимание к себе ото всех, включая магистров Башен. Завтра утром тебе дадут припасов и отправят в обратный путь. На этом всё.

— Я готова принести клятву на крови. — Уверенно посмотрела на меня Изабелла.

— Ты понимаешь что предлагаешь? Это хуже чем рабство.

— Я больше не могу оставаться ни в доме своих родителей, ни в Академии магии. Отказ моего деда превратила мою жизнь в ад.

— Осторожнее со словами. Ты не представляешь себе что это. — Указал я на ней указательным пальцем и предупреждающе покачал им. — Много ли людей знает о том, что ты здесь?

— Только северяне и вы. Я сбежала из академии и избавилась ото всех амулетов, благодаря которым можно отследить меня.

— Изабелла, почему ты приехала сюда, а не направилась на юг или запад Империи? Да даже на Север.

— Это последнее место, где меня будут искать.

— Ошибаешься.

— Я лучше тебя знаю свою семью.

— Да, а о покушениях тоже знала? — посмотрела я ей в глаза, но девушка лишь отвела взгляд. — В любом случае ни с Башнями, ни с семьями магистров их возглавляющих я ничего иметь не хочу.

— Эшарион, а может тебе её в наложницы взять, если ей так хочется остаться? — совершенно серьёзно спросил Малграф, — думаю, семья Омальхарт сама не захочет иметь ни с тобой, ни с ней ничего общего. Ты знаешь, какой для этого необходим документ, мне его когда-то пытались подсунуть в Академии.

— Практически не отличается от клятвы на крови. — Отмахнулся я от подобной идеи. — Тем более что она получит то, чего так хочет.

— Я не посылала убийц. Не пыталась отомстить тебе иными способами, ведь на это не было причин. В чём я виновата перед тобой, Эшарион? — откровенно разревелась Изабелла.

— Ты не виновата, но мне не нужна. Вернись к себе в покои, будь добра.

Девушка слабо кивнула, утирая слёзы, покинула мои покои, когда дверь захлопнулась за её спиной, Малграф заметил:

— Ну и сволочь же ты, Эшарион. Она же тебя любит.

— Я знаю. Только ты не забыл ради чего я уехал так далеко от Башен? — недовольно посмотрел я на боевого мага. — Будь она из обычной аристократической семьи — я бы и слова против не сказал, но она внучка главы совета Башен. Нет, Малграф, я не пойду на неоправданный риск.

— Тебе она нравится. — Весело улыбнулся Малграф. — Ты же любишь таких девушек, внешне

— сильных, а внутри — слабых и нежных.

— Малграф.

— Молчу, маленький, но страшный магистр имперской школы магии. — Улыбнулся он, опустившись в кресло напротив меня, вздохнул. — Клэр для тебя не проблема, я знаю, на что ты способен. Что тебя беспокоит?

— Эдита. Аниса уже, но…

— Да, ты не мог и не можешь забрать принцессу просто так, этого права у тебя нет. Неужели ничего нельзя сделать?

— Самую большую опасность для Эдиты представляет Дарнир. — Вздохнул я. — Даже не знаю, что делать, если у тайной стражи ничего не получится.

— А Бук из Лавета?

— Ему в императорский дворец путь заказан. Надеюсь, что в этот раз всё получится. Только, когда он выпадет, этот шанс? Ладно, давай отдыхать. Прости что отвлеку, но завтра ты мне нужен на суде. Выезжаем утром.

— Хорошо. Только подумай на счёт Изабеллы. Она может принести пользу, а не только вред.

— Поднялся он с кресла. — Ты лучше меня разбираешься в этих вопросах…

Очередная бессонная ночь полная размышлений, — посмотрел я вслед ушедшему боевому магу, — даже не представляю, как и когда всё успеть…

Ранним утром я уже был в Вернаде, где брал показания у детей. Присутствовавшие вместе со мной Малграф, Олемар и Игран, только тихо ругались, слыша некоторые подробности о клиентах покупавшие услуги. А я, внимательно слушая, записывал слова детей, при этом не стеснялся задавать наводящие вопросы…

Когда с допросом было закончено, я вышел из дома, где разместили детей и посмотрел на командующего городской стражей:

— Надеюсь, вы теперь чаще будете наводить там порядок?

— Разумеется, мой принц, теперь вы показали, кто управляет городом. Многие задумаются, прежде чем переходить вам дорогу.

— Всё готово? — спросил я у Улыбающегося Рыцаря.

— Да, преступников сейчас доставят. Только как поступить с альтами? Они не подданные Империи.

— Но совершил преступление на её территории. Поехали.

Запрыгнув в седло, я поправил меч и вытащил из ножен кинжал из мирита, задумчиво посмотрев на однородно чёрный металл.

Дорогая игрушка, даже для герцога будет проблемой купить подобное оружие. Редкий металл, его почти нет в природе, иногда его кусочки находят в застывшей магме вулканов. А ведь тот арбалетный болт тоже был покрыт меритом. Ладно…

Двигаясь по главное дороге города, достаточно широкой чтобы на ней смогли пройти шесть повозок. Прибыв на главную городскую площадь, куда уже привезли преступников, я поднялся на деревянную трибуну, заняв самое высокое место, как и полагалось судье.

По возможности нанесу несколько визитов вежливости правителям этого города. А то привыкли что здесь только стареющий барон, да купленный альтами граф, не говоря уже о пограничном легионе.

— По крови и праву члена императорской семьи, согласно закону Империи, я принц Эшарион, четвёртый сын императора Дария, граф Савроса и наместник баронства Вернад, возглавлю этот суд. Если у кого-то есть право это оспорить, пусть выскажется.

Ответом мне была тишина, впрочем, это было естественно. Выждав необходимое время, как и гласит традиция, я проговорил:

— Тогда начнём суд. — Проговорил я, и, мой голос усиленный магией разнёсся по площади, где собралось очень много народа. — Начнём с главного: проституция разрешена, но вовлечение в неё детей противоречит законам Империи. Сегодня на суде держатели публичных домов, нарушившие законы Империи, как и некоторые клиенты. К сожалению, я не могу схватить и предать суду всех тех, кто покупал детей ради сексуальных услуг. Но если такие попадутся руки стражи, они получат наказание согласно закону. Розалина Вейр. Вы обвиняетесь в вовлечение несовершеннолетнего в проституцию. Что вы скажите в свою защиту?

— Господин судья, — обратилась она ко мне, как и подобает моменту, — я заведую ночными бабочками уже двадцать пять лет. Ни разу за эти годы я не обидела и не позволила обидеть моих девочек. А девочка что работала у меня…

Толпа недовольно загудела, мне пришлось крикнуть:

— Тишину! — только после этого все успокоились, а я проговорил. — Продолжайте, Розалина.

— …Девочка, работавшая у меня, потеряла родителей, больше взрослых родственников у неё не осталось, а ей приходилось думать, как прокормить оставшихся братьев и сестёр. Иногда я даже платила ей больше и обеспечила защиту, чтобы никто не обидел её. Если я вру, пусть меня проклянут духи.

А она уверенна в себе и как ни странно, ни разу не соврала.

— Ваша вина в том, что вы позволили несовершеннолетнему ребёнку работать своим телом. Вы это не отрицаете?

— Не отрицаю и склоняюсь перед милостью закона. — Тихо проговорила она.

В таком случае, вы проговоритесь к штрафу в размере пятидесяти золотых империалов и трём месяцев каменоломен.

— Спасибо, господин судья, я принимаю наказание. — Встала на колени Розалина.

Единственный случай, когда человек заслужил милосердия, поэтому я и решил начать с неё. А вот с остальными такого не будет.

Суд продолжился и следующий же приговор был — смерть. За детскую работорговлю и вовлечение в проституцию. И следующий…

Последний держатель публичного дома, где мы и нашли пять девочек, держался нагло и когда я озвучил ему преступления, он лишь насмешливо проговорил:

— Да, принц, но почему ты там сидишь и только приказываешь? Может тебе стоит спуститься и самому взять в руки топор палача?

— Значит, вы не отрицаете своей вины. Так даже лучше. — Сухо заключил я. — Мне несложно и самому привести приговор в исполнение. Вот так.

Звонкий щелчок и держатель публичного дома падает на площадку, а его голова укатывается к ногам зрителей казни, которые расступаются перед ней.

— Кто-нибудь верните голову палачу, тело необходимо сжечь.

Голову вернул один из стражников, стоящий перед толпой передав её палачу за волосы, а тот просто скучающе забросил её к остальным преступникам.

Следующем на трибуну вывели альта, он оказался торговцем и довольно не маленьким. Это был именно тот, которого я сбросил с девочки ударом ноги.

— Элронд Ваар, вы обвиняетесь в покупке ребёнка для секса.

— Я признаю это, — гордо проговорил остроухий, — вы люди для того и нужны чтобы вас покупать и трахать.

Толпа загудела, кто-то метнул камень, который ударил остроухого торговца в плечо, отчего он зашипел от боли.

— Довольно. Это суд. Он получит своё наказание согласно закону. — Проговорил я успокаивая толпу.

— Выбирай альт, согласно законам Великого княжества у тебя есть право выбора наказания: либо я лишаю тебя разума, либо кастрирую здесь и сейчас.

— Лучше уж топор палача. — Ответил он мне.

— Палач, приведите приговор в исполнение. — Спокойно проговорил я.

Палач швырнул альта на колени и нажал ногой на спину, прижимая его к плахе, а после одним ударом отделил голову от шеи. Задумчиво посмотрев на этой действо, я кивнул. После чего вывели следующего обвиняемого. Последним на суде предстал торговец Эндарн Вал, но у него не было даже права голоса, так как кроме контрабанды, ему ещё и приписывалось нападение на имперского принца. Зачитав наказание, я посмотрел на альта и кивнул палачу…

Когда трупы уже собрали на одну телегу и увезли, я остался сидеть на трибуне. Задумчиво читая показания детей, я проговорил поднявшемуся ко мне боевому магу:

— Как-то быстро всё закончилось.

— Да, казнь если она не изощрённая, всегда насыщенное, но краткое зрелище. А ведь кому- то нравится…

— Да. Нравится. Как и убивать. — Сухо проговорил я и посмотрел на расходящуюся толпу, получившую зрелище. — Знаешь, кого можно называть идеальным судьёй?

— Нет.

— Это тот, кто, избирая наказание для преступника, находит грань между строгостью закона и справедливостью.

— Словно это возможно.

— Возможно. — Задумчиво посмотрел я на небо. — Невозможно всё разделить только на чёрное и белое. Мы все серые, кто-то светлее, а кто-то темнее… Порой это не зависит от нас. Давай возвращаться.

***
Айлек Риис терпеливо дожидался разведывательного отряда магов под командованием магистра Вирднарда отправленных через врата.

"На той стороне пригодные для жизни территории, но в прошлый раз не удалось встретиться с представителями разумной цивилизации, хотя издали были видны города. Отряду пришлось вернуться, так как магической энергии в том мире катастрофически мало. Только почему они задерживаются?"

Неожиданно гладь врат зашевелилась, через неё прошёл адепт, тащившего на себе магистра Вирднарда, а за ним шёл кровавый след. Айлек бросился к своему старому другу, сняв его с плеча адепта, положив на камни площадки, принялся быстро накладывать целительские чары.

— Что там случилось? Где остальные?

— Я не знаю. Мы встретили местных людей.

— Людей?

— Да, это были люди, не эльфы или кто-то другой. Мы попытались поприветствовать их и подойти, но они подняли какое-то оружие, но, несмотря на нашу защиту, они убили всех артефактами, метающими металлические шары. — Продемонстрировал адепт, лежащий на руке металлический предмет, имеющий продолговатую форму.

— Как тебе удалось бежать?

— Физический щит, но он держался недолго, — закашлялся молодой маг, изо рта которого полилась кровавая пена.

— Целителя сюда и…

В следующий миг раздался взрыв и магистра почувствовал как в его тело вонзилось несколько осколков чего-то, те маги что оказались ближе к воротам либо погибли на месте, либо держались за уши… А магистра защитила только созданная только им защита. Однако в следующий миг, выскочивший из врат воин со странным артефактом в руках начал стрелять огнём по разбегающимся магам, следом за ним появилось сразу пятеро воинов. Магистр, подхватив своего друга, бросился к спуску, подняв на себя физическую защиту…

Однако не успел он добежать, как что-то с гулом взорвалось рядом с ним, он оказался отброшен в сторону. Однако вскочив на ноги, тут же ударил по всё прибывающим воинам в странной броне огненным потоком, полностью закрыв врата.

— Держись мой друг, держись, — воспользовавшись передышкой убив половину воинов и заставив отступить за врата остальных, магистр подхватил своего друга, посмотрев, что спуск завален, посмотрел на оставшихся возле врат учеников Фарнадской башни, которые уже умирали, тихо пробормотал, — что же это такое? Надо закрыть врата.

Однако не успел магистр что-то сделать, как из врат появилось странная конструкция, ударив по которой огненной магией, магистр понял, что потерял время, так как это не принесло успеха и а после артефакт гораздо большего размера, что держали в руках воины, оказался направлен на него…

Мир утонул в огне и громе, а магистр Риис, оказавшись сброшен с вершины подгорного города, где располагались врата древних, так и не выпустив своего старого друга из своих объятий. Последнее что он увидел это приближающиеся верхушки деревьев…

Глава 5. Подготовка

После суда прошло три дня, подготовка к обороне поместья велась всеми силами. К возведению стен Эвелин подключила свою сотню воинов, причём северяне не сказали и слова против, как оказалось среди них нашлись неплохие строители, даже мастер по осадным машинам взявший людей и начал строить первую баллисту.

Валерия забрала у меня накопитель сегодняшним утром и уединилась в своих покоях, запретив её беспокоить. Изабелла покинула нас вечером после суда, а сейчас я крутил в голове её прощальные слова: "Как бы я хотела, чтобы всё было иначе".

Вот уж блин, совесть проснулась, когтями скребёт, но я действительно не мог позволить остаться ей в долине. Не с моими дальнейшими планами. Даже не знаю, куда она направится, хотя какое мне дело? Тьфу, совесть…

Оставив воинов на въезде, Ноа неспешно направилась по кладбищенской дорожке к могилам своих родителей, а я неспешно двинулся следом.

— Я не просила за мной ехать. — Заметила она.

— Мне просто захотелось подышать свежим воздухом, устал от затхлости покоев. — Проигнорировав её прохладный тон, ответил я, проводив взглядом бабочку всё ещё не впавшую в спячку.

Всё ещё переживает по поводу сказанных ею слов. Женщины…

Пройдя следом за ней до конца кладбища, я посмотрел, как она опустилась на корточки перед могилой своих родителей и замерла. Приблизившись к ней, я встал, рядом наблюдая за тихой печалью лёгшей тенью на её лицо…

— Цветы завяли, надо будет посадить новые весной, — заметила баронесса, — скажи Эшарион, а в жизни бывает как в сказках, чтобы жить долго и счастливо?

— Счастливый конец? — не удержался я от сарказма, — в жизни не бывает этого, ведь конец

— это смерть. Как смерть может принести счастье?

— Зря я тебя спросила.

— Но, знаешь, когда наступит этот конец, тем, кто нас любит, станет немного грустно. — Тихо произнёс я, опустившись рядом с ней и улыбнулся. — Такова жизнь.

Вот так мы и сидели какое-то время, после чего баронесса поднялась, оправив плащ, собралась было отправиться в обратный путь, но я, сосредоточившись, направил в землю магическую структуру, довольно сложную к слову. Прошло немного времени и могилы родителей баронессы оказались скрыты под ковром цветов.

Поднявшись, я подошёл к Ноа, посмотрев ей в глаза, прижал к себе.

— Зачем ты сделал это?

— Почему не помолчать, когда все ясно без слов? — мягко переспросил я, осторожно гладя её кончиками пальцев по волосам.

Ноа меня не оттолкнула, напротив прижавшись сильнее, чтобы я не увидел и не услышал, её тихий горестный плач.

Некоторое время мы так и стояли, после чего она утёрла слёзы, подойдя к могилам и некоторое время, постояв, смотря на них, развернулась и направилась прочь. Двинувшись следом за девушкой, я наблюдал по сторонам и лишь размышлял на разные темы…

— Эшарион, — остановилась Ноа и посмотрела на меня после чего выудив из кармана небольшой предмет, протянула мне, — ты знаешь что это?

Задумчиво посмотрев на продолговатый предмет на своей руке, представляющий собой какое-то переплетение непонятных трубочек, я почесал голову:

— Знаешь, это, похоже…

Повернулся к Ноа и получил в тот же момент лёгкий поцелуй в губы. Девушка в смущении отступила и отвела взгляд, после чего проговорила:

— Это плод висалика, а сейчас просто детская свистулька. Он растёт только в Драконьей долине.

Резкое развернувшись, он быстрым шагом направилась к выходу с кладбища… Направившись за ней с лёгкой улыбкой на губах, я остановился от резкого порыва ветра пробирающего до костей и посмотрел в направлении гор за спиной.

Перевалы, похоже, завалило снегом, поэтому альтки и опаздывают. Ладно, подожду их ещё какое-то время, сейчас есть имя убийцы барона Дорна Вернадского и лучше пока заняться его поисками. Да и в городе нужно до конца навести порядок… Хм, а ведь Ноа хотела поцеловать меня в щеку.

— Вы закончили? — спросила нас Хильда Фаренх.

Посмотрев на баронессу и получив утвердительный кивок, я проговорил:

— Возвращаемся.

Наш отряд двинулся в обратном направлении. Держась рядом с баронессой, я отмечал, что она бросает на меня задумчивые взгляды, изредка отвечая, отчего она отводила взгляд.

Вернувшись в поместье, я встретил гонца, доставившего мне свитки, после чего изучив их некоторое время, сидел в своих покоях и размышлял.

Что-то странное происходит возле Фарнадской башни, написано, что маги ведут с кем-то бой, но враг не уточняется. Неужели они притащили кого-то из-за пространственных врат Древних в этот мир? Ладно, это не существенная проблема, если маги смогут отбить нападение.

На Западные острова Империи пришла зима, льды пока ещё не сковывают воды, но это произойдёт уже совсем скоро. Однако неприятно то, что при смерти находится герцог Виктор Рошаль или как его ещё называют Король Архипелага. Сейчас там складывается неприятная ситуация, ведь у него нет сыновей. Замок Иф, являющийся крупнейшим портом на западном побережье Империи…

— Можно войти, принц? — после стука в дверь заглянули альтки.

— Проходите, присаживайтесь. — Указал я на кресла за столом. — Вы проделали долгий путь.

— Перевалы замело снегом, принц Эшарион. — Ответила мне Аэлен, и протянул свиток. — Лично в руки от Великого князя. После прочтения — сжечь.

Проверив свиток на магию, я раскрыл его, держа подальше от лица и пробежавшись взглядом по строкам текста и тут же сжёг. После чего налил себе сока в кубок, пригубив его проговорил:

— Значит, Тайтрих не желает идти мне навстречу. Причины?

— Мы не знаем, принц Эшарион, — ответила Люмисана, — но, Арно был схвачен.

— Это было необходимо самому Великому князю, а не мне. Значит, он хочет по-плохому. Хорошо, будет по-плохому. — Задумчиво проговорил я и посмотрел на альток с улыбкой. — Спасибо вам, сейчас спуститесь к Аэлис, пусть она немного поправит ваши ушки. А потом отдыхайте, вы устали.

— Спасибо, принц Эшарион. — Улыбнулась мне Люмисана. — Тогда мы пойдём?

— Ступайте, скоро будет обед.

Альтки ушли, а я остался сидеть и пить виноградный сок.

Мне неизвестно с кем ведут противостояние альты, но это даст мне возможность надавить на Тайтриха. Только для начала нужно подготовиться и убрать из долины лишние детали препятствующие воплощению этого плана. Да и с Нэдией как-то неприятно получается. Ладно, придётся поработать…

Обед прошёл в спешке. После этого я отвлёк Малграфа и повёл на крышу. Боевой маг долго молчал, идя следом за мной, а потом спросил:

— Скажи, а ты не мог ещё тогда во дворце убить Кристофа?

— Мог. Только это создало бы массу других проблем. Слишком поздно я узнал о том, что он сделал с Анисой.

— Но?

— Малграф, Кристоф не любит своих братьев одинаково, но, тем не менее, является наследным принцем. Анису защищала Клэр, это её дочь, да и я тоже приставил к ней бдительного стража, но…

— Ты любишь её гораздо меньше…

— Если бы Кристоф оказался здесь, он бы умирал долго. — Тихим полным ненависти тоном ответил я и тяжело вздохнул. — Третий принц, пока не определится со стороной, представляет для старших принцев определённый интерес. А если бы я убил его во дворце, то, мы бы уже сейчас получили гражданскую войну между двумя принцами.

— Значит, ты заставил себя остыть и подумать над своими действиями. Да и чтобы с собой сделала Аниса, если бы о том, что с ней случилось, стало известно при дворе? Смерть была единственным выходом для неё, ради того чтобы скрыть позор. — Заключил Малграф.

— Позор? В чём позор, Малграф? — остановившись, посмотрел я на него в недоумении, — в том, что её, слабую девочку, изнасиловал великовозрастный ублюдок? Если бы тебя в жопу кто-нибудь оттрахал в подобном возрасте, ты бы и себя жалел?

— Полегче. — Зло посмотрел мне в глаза Малграф. — Это разные вещи.

— Нет, абсолютно равнозначные, но и одинаково мерзкие. — Ответил я ему и открыл люк на крышу, забравшись наверх, подал ему руку, добавив. — Впрочем, императорских принцев и принцесс уже насиловали, даже и в более нежном возрасте. Дикие временя, когда же они кончатся?

— Значит, у тебя были причины сохранить ему жизнь?

— Были, да и сейчас они есть. — Задумчиво проговорил я и окинул взглядом земли вокруг поместья. — Отец мёртв, аристократы разделились по лагерям, многие не поддерживают принцев. Однако всё изменится, когда соберётся имперский совет, до этого события осталось немного времени. Поэтому Клэр посмешит разобраться со мной.

— А что будет потом?

— До того как совет изберёт нового императора, начнётся война братьев за обладание троном. Самое страшное в этой войне — это смерть невинных людей.

— Ты мог это изменить.

— Малграф, люди умирают каждый день. — Опустившись на крышу, я тяжело вздохнул. — Что-то часто я стал искать оправдания своим действиям и бездействию.

— Это нормально, хуже, если бы ты был безумным правителем.

— Оправдывал бы это своим безумием, желанием или правом. Это просто. Каждый правитель в первую очередь должен бояться себя.

— Чьи это слова?

— Слова моего деда, он часто повторял их. Они выбиты на его статуе.

— Человек сумевший остановить войну между Империей и Севером по праву считается мудрым человеком.

— Жаль, что императоры так редко умирают в своей постели. — Кивнул я и вздохнул. — Как думаешь, откуда последует основной удар?

— На севере от нас река, которая впадает в ров, самое неудобное место, если только у них не будет достаточно магов чтобы заморозить всё. Хотя они могут обойти со стороны города, но это будет долго. Думаю, что основной удар будет нанесён по воротам и западной стене, здесь холм, а значит удобная позиции, как для осадных орудий, так и для лучников.

— Ты участвовал в битвах?

— Подготовка Академии, обучали захвату и обороне городов. — Ответил мне Малграф задумчиво. — А ты что скажешь?

— Лучшая позиция для меня отсюда, до холма точно достану, — прикинул я, — главное чтобы хватило контроля, если буду бить со стены, слишком велик шанс что и своих воинов задену.

— Интересно, сколько их будет?

— Они уже в дороге, полторы тысячи воинов. Неплохо.

— Десятикратный перевес. — Мрачно проговорил боевой маг. — Только, почему так много?

— Их ведёт Грегор Фультаар, единственный наследник герцога. — Ответил я, наблюдая, как на башне уже начинают готовить место под баллисту. — Похоже, они не сумели получить согласие старика Эдварда, иначе сюда направлялась вся личная армия герцога, да и на наёмников он бы не поскупился.

— Ясно. — Кивнул боевой маг. — Кстати, нас зовут на ужин.

— Рано или мне кажется.

— Солнце почти село, пойдём, как успехи в контроле?

— Моя сила растёт, Малграф, а вот контролировать становится всё сложнее.

— А это ты уже сам думай. Мне надоело. Будет жаль, если не доживёшь до двадцатилетия. — Проговорил мне боевой маг и мысленно добавил. — Идиот; а не ученик. Повезло как висельнику, быть его учителем.

Ничего не ответив, я лишь невесело усмехнулся.

Ужин закончился, и я направился в баню, придя первым, помыл все полки, наполнив деревянный таз, забрался на полок и уже хотел поддать жару, как вошла Ноа, прикрывшаяся полотенцем.

Сняв его, баронесса, косясь на меня взглядом, тихо вздохнула и принялась намазываться мёдом, размазывая его по груди и животу…

Немного поддав жару, заставив её буквально запрыгнуть на полок и опустить свою голову в таз, смачивая волосы, после чего удостоился донельзя недовольного взгляда.

— Я не закончила. — Заметила она.

— Можно помочь?

— Разумеется. — Подставила она мне спину.

Взяв баночку, я подхватил мёд двумя пальцами и осторожно коснулся её спины, отчего девушка непроизвольно вздрогнула, а после принялся размазывать мёд по спине, опустившись к пояснице и почувствовав её недовольство, отстранился.

— Спасибо. — Забрала она у меня баночку и немного отсев, закрыла глаза, наслаждаясь жаром.

Сегодня десятая годовщина со смерти матери, поэтому Ноа так печальна. Даже не знаю…

— Эшарион, я хочу, чтобы ты жил. — Тихо проговорила Ноа, не открывая глаз. — В моей жизни слишком было слишком много похорон и сейчас…

— Не надо. — Развернувшись к ней, я осторожно коснулся кончиками пальцев её губ.

— Почему ты не хочешь помочь самому себе? Из-за меня? Если ты умрёшь, то какой в этом будет смысл? — шлёпнув меня по руке, посмотрела мне в глаза с вызовом баронесса.

— Ты будешь злиться…

— Да, буду, но хотя бы не буду плакать на похоронах.

— Прости. — Отвёл я взгляд.

— Не прощу. — Выдохнула Ноа. — Тебе это необходимо. Каким будет твой положительный ответ?

Замерев, я поднял на неё взгляд и медленно широко улыбнулся, а после подхватил девушку под бёдра, усадил на свои колени, не обращая внимания на возмущение и смущение…

— Что ты хочешь?

— Позволишь? — осторожно приблизился своим лицом к её лицу, видя, как она в растерянности облизнула кончиком языка нежные губы.

— Да, — шёпотом ответила она и крепко зажмурилась. А она забавная, хотя сегодня меня уже целовала…

Осторожно приобняв её, я осторожно поцеловал её и отстранился. Ноа открыв глаза, лишь облизала губы и в недоумении посмотрела на меня:

— Это и значит поцелуй?

— Нет, просто ты сильно боишься.

— Я не боюсь. — Насупилась она в ответ.

Посмотрев друг на друга, мы весело улыбнулись. А после, насмешливо фыркнув, я уверенно поцеловал её и в этот раз сумел задать такт движений, поймав который Ноа расслабилась и обхватила меня за шею. Язык я задействовать не стал, думаю, у нас будет ещё для этого время…

— Это приятно, но губы устают и дыхание сбивает. — Отстранилась она с заливающим её щёки румянцем и коснулась кончиками пальцев губ.

— Нужно дышать носом, это несложно, главное привыкнуть. — Проговорил я, послав ментальный импульс, добавил. — Соня идёт.

— Как не вовремя… — заметила Ноа и замерла, опустив взгляд вниз.

Проследив за её взглядом, я обнаружил, что Ноа прижимается своими лепестками губ прямо к стволу члена.

— Ой, прости…

— Всё хорошо, — улыбнулся я.

— Тогда нужно отсесть, — немного приподнявшись, девушка замерла, увидев, что на члене остаётся прозрачная ниточка любовного сока и буквально заалела от смущения.

— Ноа, всё хорошо…

Однако девушка сильно замялась, поднявшись с моих колен, отсела в сторону и отвела взгляд, но мысленно была пусть и смущена, но не настолько сильно, всё-таки уроки с Эйруэн не прошли даром…

— Вы меня не дождались. — Недовольно заключила Соня, распахнув двери. — Почему у вас прохладно? Вы чем занимались?

— Ничем. — Ответила ей Ноа.

— Твоё "ничем" тебе сильно понравилось, — заметила Соня, повесив полотенце уверенно селя между нами на полок, коснулась бедра баронессы, — даже больше чем понравилось.

— Перестань. — Холодно отозвалась Ноа.

— Ну, прости. — фыркнула Соня. — Не хочешь говорить нормально — я тоже не буду. Эшарион, поддай жару.

— Давайте обойдёмся без глупых ссор. — Предложил я девушкам и поддал жару.

Девушки показали своим возмущением, что они думают о таком количестве раскалённого пара, а я лишь довольно улыбался. Через какое-то время они успокоились и просто расслабились…

Молчание затягивалось, впрочем, первой не выдержала Соня:

— Знаете, если честно, я грубая. Даже в сравнении с другими северянками. Как же мне нравилось доводить учителя этики, но и получала я за это, — потёрла она попу.

— Мне тоже не нравилась этика, меня так и не заставили научиться кланяться.

— Так поэтому твоё официальное прозвище "Непреклонный"? — спросила Ноа.

— Я никогда не кланялся даже своему отцу, максимум ограничиваюсь кивком. Эйруэн же когда ей заявляли о том, что я нарушаю все писанные и неписаные правила просто говорила: "Северяне не кланяются".

— Наверное, это постоянно приносила ей проблемы. — Предположила Соня. — Имперцы вообще очень не любят, когда кто-то выбивается из тех рамок, что они устанавливают. — После чего посмотрела на баронессу и проговорила. — Я не о тебе.

— Ничего, просто когда я была во дворце мне было откровенно страшно и порой я тоже забывала поклонится тому или иному аристократу занимающим более высокий титул… Один раз забыла поклонится герцогу, по его лицу было видно что он зол, но ничего не мог сказать, так как я уже была невестой "Непреклонного принца". — Тепло улыбнулась баронесса.

— А откуда у принца Дарнира прозвище Грязный? Оно не официальное, но чаще всего произносят его.

— Это был его пятнадцатый день рождения, он напился до того состояния что упал прямо на приёме. — Вспомнил я с улыбкой. — Я тоже там был и, наблюдая за тем, как его личный слуга пытается скрыть конфуз, произнёс: будущий император, не способный подтереть свою задницу без помощи слуг — бесполезен.

— Фу, — высказалась баронесса.

— А ты, оказывается, был тем ещё проказником.

С весёлым смехом Соня хотела похлопать меня по плечу, но промахнулась и попала прямо по головке. С диким воем я скатился с полка, зажимая ушибленное хозяйство, принялся кататься по полу. Я хотел наложить целительские чары, но не мог сконцентрироваться от боли, а когда боль стала терпимой, вышел в предбанник, найдя нужный амулет, направил его действие на себя…

— Прости, но, у тебя такое милое заплаканное лицо… — осторожно выйдя следом, не удержалась Соня от смеха.

— Вот полей, станет легче, — протянула мне Ноа ковш полный холодной воды. Благодарно кивнув, я принялся поливать свой повреждённый орган…

В этот момент в предбанник открыли двери Эвелин и Эйруэн, которые посмотрели на картину, где Соня откровенно смеётся, Ноа с тревогой смотрит на меня, а я поливаю холодной водой свой член…

— В этом деле не надо кусать, — заметила Эвелин, закрыв дверь, увела свою подругу.

Девушки в возмущении ответили, что таким не занимаются, а я лишь невесело усмехнулся, кряхтя, вернулся в баню, уже самостоятельно создав чары и не видя посинения, немного расслабился.

— Эшарион, всё в порядке? — встревоженно посмотрела на меня Ноа, — сильно болит?

— Терпимо. — Улыбнулся я сквозь боль, а после одарил колючим взглядом Соню.

— Ну, прости, просто так получилось. — Без какого-либо чувства раскаянья ответила мне Арниирм. — Ты ведь не сильно обижаешься?

— Не сильно, пару дней поболит и всё. Если будут проблемы, обращусь к целителю.

— Тогда давайте мыться, — заключила Ноа, вздохнув от облегчения. — Эшарион, тебе пошоркать спину?

Благодарно улыбнувшись ей, я кивнул и получил от Сони странный взгляд. Однако попытавшись прочесть её мысли, я столкнулся с тем, что их слишком много и они сменяются слишком быстро, но всё же сумел выявить главное: ей было не всё равно, но она не могла этого сказать.

После бани, я удалился в свои покои, где принялся разбираться с финансами графства Савроса благодаря предоставленным отчётам из городской управы.

Да, состояние дел в графстве всегда было под хорошим управлением, пусть граф и был предателем, но он никогда не забывал о своих обязанностях… Даже несколько жаль что такой человек был разочарован в Империи. Впрочем, он сам выбрал свою судьбу, даже сопротивления не оказал, когда его схватили, лишь попросил, чтобы его семью оставили в живых.

Отложив отчёты, я бросил взгляд на магические часы и только тяжело вздохнул, было уже два часа ночи.

А у Аэлис были забавные мысли когда она лечила меня… Даже возбуждающие, если перенести на нормы альтов.

Улыбнувшись, немного подумав, я написал в своей записной книге несколько важных мыслей по завтрашнему дню и уже собирался подняться, когда раздался тихий стук в дверь.

— Не заперто.

— Ты не спишь? — вошла ко мне Соня.

— Как раз собирался.

— Не хочешь немного выпить? — предложила она, продемонстрировав небольшую бутыль, — это сладкий мёд, мы его из дома привезли.

— Я не любитель алкоголя, — заметил я, заметив её смятение, взял кубки, — но сегодня сделаю исключение. Проходи.

Девушка еле слышно облегчённо вздохнула и присела за столик, путаясь в плащ, под которым была лишь лёгкая ночнушка. Присев напротив неё, я открыл бутыль и разлил напиток со сладким ароматом по кубкам.

— Мёд из Харанара, небольшого селения южнее Западных гор, если я правильно помню аромат.

— А говоришь, что не любишь алкоголь, — заметила она с насмешливой улыбкой, — да, этот мёд может разбудить внутренний огонь. Предлагаю тост: за…

Девушка осеклась с поднятым кубком и несколько растерялась, а я, подняв свой кубок, чокнулся с ней, добавив:

— За всё хорошее и чтобы его было как можно больше.

— Да, за всё хорошее, — эхом отозвалась она и сделала три больших глотка из кубка.

Пригубив мёд, я в задумчивости погонял его по рту, улавливая приятный и лёгкий вкус трав, отметив, что нет горечи, а после проглотил. Облизнул губы, наслаждаясь послевкусием, что было пусть и сладким, но не приторным, я несколько расслабился и наблюдал за девушкой, держа кубок на весу.

— Скажи, Эшарион, ты когда-нибудь видел, что твоих усилий в достижении чего-либо недостаточно?

— Это случается постоянно. — Сделал я небольшой глоток мёду, проглотив, добавил. — От этого начинаешь сомневаться и задавать себе вопрос: "той ли жизнью ты живёшь?". Только ответа на него не находишь и продолжаешь жить. Иной жизни нам попросту не дано.

— Ты так спокойно об этом рассуждаешь, — устало посмотрела на меня Соня, — неужели тебе не страшно?

— Страшно, но не за себя.

Девушка, допив кубок, поставила его на стол и откинулась в кресле, после чего начала медленно рассматривать моё лицо, стараясь занести в свою память каждую черту…

Допив мёд, я поднялся, сосредоточившись, вспомнил мелодию "Летние ночи Мариеля" и послал её в разум северянки, удивив её. А после в приглашающем жесте протянул руку. Девушка ответила не сразу, но всё-таки вложила свою ладонь в мою, позволив себя увлечь в лёгкий танец…

— Чего вы желаете, принц Эшарион? Неужели вам так понравилось то, что девушка сама идёт вам навстречу, не дожидаясь ухаживаний?

— Нет, пусть это и было приятно, но мне больше всего интересно иное. — Несильно прижав девушку к себе, я заглянул ей в глаза. — Чего хочешь ты?

— Ты слишком нагл, — весело фыркнула Соня, ощущая мою руку, немного опустившуюся ниже поясницы, — но не скажу, что мне это не нравится. Мне не важна сила магистра, да и брак не нужен, но…

— Но ты согласилась?

— По личному желанию.

Отстранившись, Соня закружилась в мелодии танца и лёгким движением сбросила с себя плащ, а после медленно приблизились, искушающими движениями обошла вокруг и обняла со спины и прошептала:

— Ты даже не представляешь, как себя чувствуют себя женщины, находясь так близко.

— Искушаешь меня? — проговорил я с улыбкой, ощущая, как Соня засунула свои руки мне под рубашку и гладит ими по животу.

— Тебя самого нужно многому научить… — горячо проговорила она.

— Да, я хорошо учусь, но боюсь, твоего опыта будет мало, — расстегнув рубашку, я убрал её руки, развернувшись, резко подхватил её на руки и опустил на кровать, — позволь продемонстрировать тебе это. Ночь темна и полна страсти…

Соня благополучно уснула ближе к рассвету. Так и не уснув, я оделся, посмотрев на её расслабленное лицо рыжей северянки на котором была мягкая улыбка покинул свои покои, чтобы выйдя наружу поёжится от осенней прохлады и, поднявшись на законченную башню, посмотрел на северо-запад, где пролегал торговый тракт, пустующий в такой ранний час…

— Вижу для тебя не проблема просыпаться так рано, принц, — поднялся ко мне Мирас и прислонился к каменному зубцу рядом, — мне вот тоже не спится.

— Как думаешь, мы выстоим?

— Если не разрушат стены при первом же штурме, может и продержимся сутки. Дальше не знаю…

— Магистров с ними не будет, это точно, иначе это действительно была бы проблема.

— У тебя есть магистр. — Задумчиво проговорил он.

— Да, но я предпочту, чтобы она осталась в безопасности.

— Правильное решение. Живой магистр ценнее мёртвого, особенно если учесть кто она.

— Мирас не распространяйтесь об этом.

— Я не дурак, Эшарион. — Фыркнул северянин, но не разозлился. — Я и своим сказал держать язык за зубами.

В этот момент ударили в колокол, зовущий к завтраку, и мы двинулись обратно в поместье, где поднявшись в зал, принялись ожидать остальных за неспешным разговором.

— Праздник сбора урожая начнётся где-то через полмесяца. — Задумчиво проговорил я. — Мне непонятно как его хорошо организовать, ведь нужно ещё и учесть, что будет торговая ярмарка.

— Да, нужно будет пригласить каких-нибудь странствующих менестрелей или фокусников. Какая ярмарка без угощений от наместника? — кивнул Мирас, — однако, сейчас нужно сосредоточиться на предстоящем бое. Если мы не справимся, праздник будет нам не важен.

— Мирас, не нужно паники. — Спокойно проговорил я и кивнул вошедшей Валерии, широко зевнувшей и устроившейся за столом. — Сейчас главное не спешить, данная ситуация имеет определённые плюсы и минусы. Валерия, доброе утро, как дела с накопителем?

— Закончила. Сегодня буду создавать защиту пока на здании, а потом и стены. Если не будут успевать с окончанием строительства, займусь им сама. — Ответила она, потирая глаза. — Как ты так рано встаёшь?

— Привычка. — Проговорил я и посмотрел на северянина, переводящий взгляд с девушки на меня и обратно с немым вопросом. — Прости Мирас, ей пока сложно говорить. Спрашивал про защиту, Валерия сказала, что сегодня ею займётся.

Северянин кивнул и хотел что-то спросить, но в этот момент вошли Эйруэн с Эвелин, а позади них шла баронесса в сопровождении Брайаны, а откуда-то из-за их спины был слышен спор Малграфа и Аэлис, которые друг друга откровенно недолюбливали, не стесняясь это демонстрировать.

— Малграф, Аэлис, давайте обойдёмся без лишнего шума за столом. — Проговорил я, когда они вошли. — Доброго всем утра.

— А где Соня? — спросила Эйруэн, посмотрев на пустующее место.

— В покоях её нет. — Тихо ответила Эвелин и бросила взгляд на меня.

— Соня отдыхает. — Спокойно ответил я и по улыбкам и взглядам присутствующих все прекрасно поняли, где и после чего.

После этого я первым приступил к еде, остальные лишь последовали за мной. Маги из числа будущих преподавателей школы прибыли последними и устроились за столом без лишних слов.

Ноа сидела и бросала на меня внимательные взгляды, но не испытывала ни злости, ни раздражение, напротив было даже облегчение. А вот Эйруэн и Эвелин обменивались своими мыслями по данному поводу даже слишком оживлённо, позже они ещё и баронессу в мысленный диалог включили.

Итак, пока есть время нужно будет решить вопрос с теневыми правителями города, не думаю, что они захотят идти на диалог со мной, но и оставлять всё как есть нельзя. Так же нужно найти среди их исполнительных лиц и убийцу барона, сейчас я хотя бы знаю его имя. Даже если он изменит внешность для меня это не проблема…

Завтрак закончился быстро и я некоторое время ходил по крепости в сопровождении Малграфа, мы проверили тайный ход, запечатав его таким образом, чтобы выжившие могли отступить из этой маленькой крепости. Один из выходов как я и ожидал, выходил на поверхность, причём располагался в тихом месте между холмов, просто так найти его было бы сложно. Второй же ход уходил в глубину и даже когда Малграф послал поисковые чары, но они просто исчезли. Так что мы просто завалили этот непонятный ход и навесили на завал приличное количество чар.

Возвращаясь в свои покои, я, уже подходя к дверям, услышал возмущённый голос Сони:

— Я с этим чудовищем больше спать не буду.

— Соня? — переспросила Эвелин с непониманием, — что он с тобой делал?

— Это… — осеклась она, едва увидела меня входящим и закрылась покрывалом сидя на кровати, — Эшарион прекрасно знает что нужно делать, это отличается от того что вы рассказывали.

Закрыв двери я повесил звукоизолирующие чары и пройдя повесил пыльный плащ, после чего устроился за своим рабочим столом и задумчиво посмотрел на Эйруэн и Ноа сидевших за столиком, а после перевёл взгляд на северянок расположившихся на кровати и улыбнувшись, проговорил:

— Я делал лишь то, о чём ты меня просила. Тебе это определённо понравилось.

— Сволочь. — Раздосадовано посмотрела на меня Соня со смущением на лице.

— Мне даже интересно стало, как вы этим занимались. — Заметила Эвелин сидя на кровати.

— Это первый раз на моей памяти, когда Соня выглядит такой смущённой.

— А не стоило строить из себя многоопытную женщину, знающую всё о постельных ласках,

— насмешливо улыбнулся я и посмотрел на горящее от возмущения лицо северянки, — тем не менее, мне понравилось учить её наслаждению.

— Я больше с тобой спать не буду.

— Хорошо. Так будет проще всем. — Пожал я плечами. — Несмотря на свой возраст, я прохладно отношусь к сексу. Нет, мне приятно, но ничего невероятного не вижу.

— А почему? — спросила Ноа.

— Может, потому что знаю больше, чем некоторые могут себе представить даже в самых смелых фантазиях. — Проговорил я и отметил, что Соня и Ноа смутились от моих слов, а вот Эйруэн лишь снисходительно улыбнулась. — Впрочем, давайте вы не будете в ближайшее время беспокоить меня по данному вопросу. Поверьте, у меня достаточно и иных дел, где мне нужна свежая голова. Ладно, на этом пока всё…

Может написать книгу о сексе? Нет, здесь есть книги о подобном, но они недостаточно детальны. Впрочем, сексуальную революцию я не произведу при всём желании, нравы и без того излишне свободны… У меня осталось мало времени.

***
Глория Рошаль, остановившись в своих покоях, посмотрела на упакованный в дорогу скарб и тяжело вздохнула. Второй императрице не нравился план, придуманный её сыном, но против, она тоже не могла пойти.

— Мама, а вы скоро вернётесь? — спросила Эдита, заглянув в покои.

— Постараемся возвратиться до первого снега.

Стараясь этого не показывать, но Глория была вне себя от ярости, ведь она не могла взять с собой Эдиту. А всё было из-за кодекса императорской семьи, запрещающим детям, не достигшим пятнадцатилетия и не получившим образования совершать такие далёкие путешествия. Единственно она сумела добиться того чтобы с ней отправилась Калерия…

— Мама, не волнуйся, я за ней присмотрю. — Улыбнулась Милена, потрепав младшую сестру по голове. — Тем более что ей нужно много и хорошо учится. Ты снова не сделала уроки?

— Ой, — вывернувшись из рук сестры, Эдита убежала в свои покои, где, судя по шуму начала быстро переодеваться, а после выбежала и убежала по коридору.

— Она стала много тренироваться. — Заметила Милена, посмотрев ей вслед. — Ты не хочешь об этом поговорить?

— Зная про тебя с Дарниром? — снисходительно посмотрела на дочь, Глория, — нет, разговора точно не будет, но будет просьба: присмотри за Эдитой.

— Она моя сестра и я никогда не предам её. — Спокойно проговорила Милена. — Порой мне хочется, подобно Эшариону, уехать отсюда и не выбирать. Доброго вечера, мама.

Милена ушла, а вторая императрица немного походив по покоям, вышла из них и заглянула к своей второй дочери, которая стояла перед кроватью, на которой лежали вечерние наряды, и выбирала какие из них стоит взять.

— На островах любят цвет морской волны, — проговорила Глория.

— Только у меня их слишком много, — вздохнула Калерия, — может, стоит заказать платья там, не хочу везти слишком многие с собой? Мы же ненадолго.

— Ненадолго, разумеется, только проведаем моего отца. Надеюсь мы успеем до того как он уйдёт в море. — С тихой печалью проговорила Глория.

— Тогда я хочу быть красивее всех, поможешь мне? — спросила Калерия.

Выбирая наряды, в которых можно появиться при дворе короля Архипелага и очаровать придворных, мать и дочь откровенно смеялись и обменивались шутками, чтобы сгладить печать от разлуки…

— мной.

— Мы вам доверяем, мой принц, но я попрошу копию ваших воспоминаний в кристалл памяти. Это возможно? — спросил герцог Рош.

— Да, теперь вернёмся к текущей проблеме: Дарнира поддерживают многие, но в основном это военные рода Империи. Он забывает, что не всё решается голой силой. Если армия будет голодать — она перестанет быть армией и превратится в разбойников ищущих наживу.

— Да, вы правы мой принц, но сейчас наши силы соразмерны, только все опасаются сделать решительный шаг.

— Вот именно это мы и обсудим сегодня. А начнём мы…


Глава 6. Кровь и смерть

— Капитан! Всадники! — крикнул дозорный Крепости Восточных врат.

— Закрыть ворота! — приказал капитан Клене Цаплин.

— Закрыть ворота! — Понеслось по цепочке.

Сначала упала решётка, а после массивные двухстворчатые ворота начали медленно закрываться и сверху лёг засов. Капитан посмотрел на это, поднявшись на ворота, посмотрел на приближающихся всадников, увидев развевающийся герб герцогской семьи Фультаар лишь невесело хмыкнул.

— Почему закрыты ворота?!

— По приказу принца Эшариона, графа Савроса.

— Назовись!

— Командующий городской стражей Крепости Восточных врат, Клене Цаплин.

— Это третья императрица Клэр фульаар, она желает войти в город.

— Император Дарий мёртв, а значит, приказы принца и лорда этих земель имеют более высокий приоритет.

Клене дрогнул, но устоял от ментального удара, пришедшегося на его амулет, жестом отдал приказ и сразу же два десятка стражников направили свои арбалеты на всадников. Возникла пауза, которая продолжалась недолго, так как снизу послышалась возня, а через какое-то время на стену поднялся легат Вунрад Самелл в сопровождении почти полусотни легионеров, которые сразу же выхватили оружие.

Один из стражников перевёл арбалет на легионера и приготовился к спуску, но его остановил окрик командующего:

— Отставить. Опустить оружие.

— Что ты делаешь, капитан? — спросил у него легат Самелл, отличающийся своей полнотой.

— Выполняю приказ. — Сухо ответил Клене.

— Так слушай мой приказ, сейчас твои люди уходят со стены и занимаются своим делом.

— Капитан? — нервно, переминаясь с ноги на ногу, видя обнажённые мечи легионеров, спросил молодой парень стражник, нацелив свой арбалет на легата.

— Отставить, я сказал. — Спокойно проговорил командующий. — Мы уходим, легат Самелл. — Мне было приказано закрыть ворота перед всадниками из герцогства Фультаар, но воевать с легионерами приказа не было.

— Мудрое решение.

Клене прекрасно понимал, что он со своими людьми только для видимости. Крепость Восточных врат уже давно полностью контролировалась пятым пограничным легионом.

— Открыть ворота и построиться для приветствия императрицы Клэр фультаар! — отдал приказ легат.

Клене только махнул рукой и его подчинённые, опустив оружие, спустились с ворот и двинулись следом за ним в казармы. Капитан до последнего ожидал удара в спину, но его не последовало.

Ворота тем временем были открыты и всадники вошли в город…

Клэр въехав через ворота лишь довольно улыбнулась, видя построившихся легионеров.

"Эшарион знает о том, что я иду за ним. Только это ему не поможет".

— Моя императрица, я так рад вас видеть. — Склонился в неуклюжем поклоне легат. — А этот капитан…

— Он лишь выполнял приказ. Оставьте его. Вы знаете, чего я хочу, Вунрад Самелл.

— Думаю, мы можем это обсудить, но в более тихом месте.

"Его желания можно прочесть по глазам, но сейчас этот жирный боров мне нужен, а потом от него можно будет и избавится" — пронеслось в голове Клэр, но она ответила с усталой, но обворожительной улыбкой:

— Буду благодарна, дорога выматывает. Да и мы спешили…

Мне удалось установить всех лиц участвующих в теневом контроле города, однако я не стал спешить с этой проблемой и отложил её на время. В любом случае бежать им попросту некуда.

— Мой принц, донесение из Крепости Восточных врат. — Вошёл в мой кабинет Олемар и протянул свиток.

Пробежавшись по нему взглядом, я кивнул и усмехнулся, после чего проговорил:

— Усильте охрану стен. Запереть ворота при виде всадников.

— Понял, мой принц, — кивнул он и быстро ушёл.

Значит, Клэра уже направляется сюда, послание от капитана Цаплина пришло с задержкой. Впрочем, сегодня к вечеру передовой отряд будет здесь, а потом и остальные подтянутся. Только вот они опоздали, я успел закончить стену вокруг поместья, превратив это место в настоящую маленькую крепость. Валерия успела закончить построение защиты, и я даже не знаю, хватит ли у меня сил её преодолеть.

Покинув покои, я вышел на территорию поместья и лишь подмечал, как идёт подготовка к встрече войск.

Необходимый запас провизии мы сделали уже давно, остальное подготовил Мирас, докупив арбалеты и луки, а так же увеличив чисто боеприпасов. Благо с прибытием я сразу озаботился о кузне, построив её у восточной стены, а среди северян Фусс выделился как хороший кузнец, даже сумел найти себе помощников среди сотни королевской стражи рода Арниирм. Даже сейчас они работали…

— Принц, баллисты готовы и снаряжены. — Подошёл ко мне Свен Фальн, мастер осадных машин. — Спасибо за идею поворотного колеса.

— Если вы захотите остаться я смогу предложить кое-что для уменьшения силы требуемой на натяжение.

— Благодарю, но это зависит от воли госпожи Эвелин. — Кивнул он мне. — Малграф, ваш учитель, сказал, что вы взяли несколько снарядов для баллисты. Это что-то важное?

— Сделаю неприятный сюрприз для нападающих.

— Страшно когда члены одной семьи пытаются убить друг друга. — Задумчиво проговорил Свен. — Прошу простить, мне нудно в кузницу.

Кивнув ему, я поднялся на стену, пройдя по ней, всматривался в подзорную трубу во всех направлениях, одновременно с этим посылая ментальные волны.

В городе нарастает паника, торговый тракт не перекрыт, но все уже знают, что к городу приближается войско. Надеюсь, Клэр не станет выманивать меня, убивая мирных жителей. Сейчас она в гневе и способны на подобное, тем более имея поддержку войска. Это будет неприятно…

— Нет ничего хуже, чем ожидание перед боем, — поравнялся со мной Малграф, — мы хорошо подготовились, Эшарион. Это для тебя первое подобное сражение?

— Как и для тебя. — Убрал я подзорную трубу в поясной карман. — Думаю, бой будет страшный.

— Осторожней с чистой стихией, Эш, — наставническим тоном проговорил боевой маг, — она не любит бесконтрольного использования.

— Мал, я не боюсь создавать элементаля, — вытянул я боевой амулет и продемонстрировал ему, — только на поддержание уходит слишком много сил.

— Именно о ёмкости я и говорю. Чем больше и быстрее маг истрачивает свой резерв, тем тот быстрее восстанавливается. Пусть и растёт он от такого очень медленно, но именно в магическом бою чаще всего происходит инициация.

— Мал, перестань.

— Как дела на личном фронте, ты вроде нарушил свой обет? — насмешливо улыбнулся боевой маг.

— А как у тебя? Мэя довольно милая девушка, не правда ли?.. А я думал, ты не любишь альтов.

Боевой маг пристально на меня посмотрел и лишь недовольно поморщился. Многозначительно усмехнувшись, я увидел, что нам навстречу по стене направляются Ноа и Соня, обсуждая магию.

— Вижу, вы тоже надели доспехи. — Заметил я, когда мы остановились друг напротив друга.

— Выглядите как настоящие воительницы.

— Льстец. — Пригрозила мне пальцем северянка, и внимательно осмотрев меня, спросила. — Один вопрос: зачем тебе два меча? Ты ими обоими пользоваться умеешь?

— Только тренируюсь…

В этот момент боевой маг расхохотался. Девушки озадаченно посмотрели на него, а после на меня:

— А что смешного? — спросила Ноа.

— Видишь ли, носить два меча — не значит использовать их одновременно. Мне, например, проще использовать полутораручный меч. — Лунная слеза покинула ножны. — Рукоять удобна, как и одноручного, так и двуручного хвата. Бывают ситуации, когда такой длинный клинок будет только мешать, это происходит в боях в помещении. Поэтому я всегда ношу с собой и короткий широкий одноручный меч. Однако двумя я не владею, мастерства не хватает, да и мне удобней, когда одна рука свободна.

— Он слишком поздно начал. — Наконец успокоился боевой маг с весёлой улыбкой. — Многие воины носят с собой больше одного меча, это не значит, что они владеют сразу двумя мечами. В бою меч можно потерять или сломать и остаться беззащитным. Несмотря на это, Эшарион умеет отражать стрелы мечом.

— А ты неплох. — В голосе Сони прозвучало искреннее уважение.

Слабо улыбнувшись, я посмотрел ей в глаза, но девушка отвела взгляд, взяв за руку Ноа, потянула её к спуску со стены.

Если хочешь познать характер разумного, узнать внутреннюю суть — заставь его выйти из зоны комфорта, окунув в настоящие, незапятнанные ничем эмоции. Именно в этот момент тебе и откроется его истинное лицо. А мне понравилось истинное лицо Сони, пусть она и не хочет, чтобы его видели…

Ближе к ужину, наконец, появились всадники с гербами герцогской семьи фультаар, их было много, они начали разбивать свой лагерь в большом удалении от стен нашей маленькой крепости, зачем внимательно наблюдали часовые. Ворота были заперты, и Валерия замкнула защитный контур крепости на накопитель, заполненный мной за эти дни.

— Прошу присоединиться к трапезе. — Спокойным тоном проговорил я, пресекая разгорающуюся ссору среди магов. — Нам будет достаточно времени на спокойное обсуждение дальнейших действий.

Приступив к ужину, я отметил, что многие успокоились и последовали моему примеру. Демонстративное спокойствие далось мне нелегко, но я не зацикливался на проблеме, лишь перебирал способы для её решения.

Ужин прошёл неспешно. Дождавшись, когда работники уберут со стола, я поблагодарил их и поднялся:

— Итак, мы в осаде, но штурм начнётся не ранее завтрашнего дня. Мы в меньшинстве и потому, вместо того чтобы произносить величественные и громкие вещи, я скажу следующие: никакого героизма, нам нужно продержаться столько сколько сможем.

— Значит, мы ждём помощи? — спросила Соня.

— Да, но до неё ещё нужно продержаться. — Серьёзно кивнул я, чем вызвал у многих облегчение. — Маги, отдохните, сегодня ваша помощь не потребуется. Вы и так многое сделали за последние дни.

— Может мне пошуметь там? — спросила Валерия.

— Валерия, ты тоже отдохни, сегодня шуметь буду я.

— Эшарион, надеюсь, ты согласишься на переговоры. — Внимательно посмотрела на меня Эйруэн. — Этим ты выиграешь немного времени.

— Это будут короткие переговоры. — Пожал я плечами. — Клэр не отступит. Есть у кого вопросы?

— Когда придёт помощь? — спросил Мирас.

— Минимум через сутки. Большего сказать не могу, сам не знаю.

Чернобородый северянин кивнул и поднялся из-за стола, после чего жестом поблагодарил и вышел, за ним потянулись и остальные… Вскоре зал почти полностью опустел, ушли маги возглавляемые Ароном, ушла Мэя проверить как члены её отряда. Ушли члены отряда королевской стражи Арниирм.

— Эшарион? — обеспокоено посмотрела на меня Ноа.

— Ты что-то хотела спросить? — задумчиво посмотрел я на мою невесту.

— Нет, ничего.

— Тогда, приятных снов. Всем. — Тепло улыбнулся я. — Если ко мне сон не идёт, а значит и в лагере Клэр никто спокойно не уснёт. Идём, Малграф, пошумим, а то им будет всё слишком просто.

— Эшарион, они ещё не напали. — Проговорила Эйруэн.

— Это лишь вопрос времени.

Эйруэн промолчала, а я поднялся и вышел из обеденного зала, боевой маг последовал за мной. Спустившись по лестнице, вы покинули поместье, а после поднялись на северозападную башню, откуда открывался вид на костры, горящие в лагере.

— А их больше чем полторы тысячи. — Заметил Малграф Дикий.

— Знаю. Среди них легионеры, захотели помочь в нелёгком деле императрицы поймать и наказать насильника дочери, даже осадные машины предоставили. Да и лишний золотой никому нелишний.

— Ужинают…

— Да, хорошо, что у них магистров нет. — Проверив всех ментальной волной, я отметил, что меня заметили трое ментальных магов. — А вот до Клэр и её брата отсюда не достать, они обвешались защитными амулетами словно…

Я хотел сказать "новогодние ёлки", но боюсь, здесь нет такого символа праздника, пусть и имеется его аналог под названием: "день средины зимы".

Сосредоточившись, я создал поистине чудовищный ментальный коктейль из наползающего ужаса, паники, смертельного страха, безумия и обрушил всё это на лагерь Клэр. Дикие вопли полные ужаса были нам ответом, многие часовые на стене посмотрели на меня с искренним страхом.

— Двадцать четыре трупа, плохо, — заключил я и фыркнул, — слишком большая площадь. Нужно будет повторить позже.

— Теперь они точно спать не будут. — Довольно улыбнулся боевой маг. — Жаль я не владею ментальной магией на подобном уровне, но кое-что попробую.

Ответный ментальный удар я отразил и тут же принялся за выведение из строя ментальных магов, мне удалось выжечь разум двум, а потом меня резко дёрнули, заставив потерять концентрацию.

— Эш, хватит, не перенапрягайся. Утрись. — Проговорил мне боевой маг, выглядящий не лучшим образом.

Проведя рукой по носу, я обнаружил кровь и наложил целебные чары, после чего просто сел, учащённо дыша. Продавить защиту амулетов, а после и разума даже двоих магов было сложно. Жаль Клэр не вступила в противостояние, закрыв свой разум.

— Ментальные маги закрылись, больше атак не будет. — Устало опустился рядом со мной Малграф, протянув фляжку с креплёным вином.

— Да, но можно выбить командиров отрядов. — Благодарно кивнув, я сделал два глотка горького напитка и протянул её обратно.

— Что будет, если у них всё получится? — хмуро спросил боевой маг.

— Могу себе представить, но многие в столице вздохнул с облегчением. — Злорадно улыбнулся я, посмотрев на него. — Никто не осудит Клэр. Историю напишут победители.

— В этом ты прав. Давай сами напишем свою историю.

— Не помри в процессе. — Усмехнулся я в ответ.

— Передохнём, — похлопал он меня по плечу, — они решат, что мы прекратили атаку. Нас отделяет ров, что они могут использовать?

— Заморозить его частично, например вот отсюда, — показал я на место, где поток реки разделялся надвое и огибал крепость, — возможно, что они сумеют создать голема или элементаля земли, могут просто поднять пласт земли… Способов пробиться в крепость масса.

— А подкоп ты исключаешь?

— Не исключаю, но Клэр на это не пойдёт. Ей нужна лёгкая и быстрая победа. Завтра узнаем, как она поступит, осадные машины собирают даже сейчас.

— Может сейчас?

— Рано. — Задумчиво проговорил я. — мне нужно кое-что сделать. Встретимся здесь после удара полуночного колокола.

Спустившись с башни, я направился в поместье, где поднявшись в свои покои, обнаружил сидящую за столиком Соню, поглощённую чтением книги.

Вытащив снаряды от баллисты, я уверенно связал их вместе, устроившись за своим рабочим столом, задумчиво посмотрел на нераспечатанное послание, доставленное птичьей почтой. Сорвав печать, я пробежался по строчкам текста, в задумчивости потерев подбородок.

Странно, письмо от короля Алана Лиарина, ничего не значащее, но, тем не менее, странное. Король интересовался моим здоровьем и поздравлял с обручением… За исключением одного: это же валисанская бумага. Надо будет позже изучить это послание более подробно, сейчас у меня нет на это времени.

— А вы с Ноа хорошо поладили. — Заметил я.

— Словно нам есть что делить. — Скучающе произнесла Соня. — Ссорится из-за члена как-то мелко для меня. А ты мстительная сволочь, заставил меня плакать от удовольствия. — Обвиняюще ткнула в меня пальцем рыжая северянка. — Тебя отвратительно воспитали во дворце, принц, а значит, этим придётся заняться мне.

— Да-да, попробуй. — Весело усмехнулся я себе под нос и добавил. — Я плакал от боли.

— Больше извиняться не буду. — Фыркнула она. — Ты и так получил больше, чем заслужил.

— Ты этого хотела не меньше, не нужно выставлять меня бесчестным человеком. — Потёр я своё лицо. — Ты что-то хотела?

— В отличие от многих, я знаю, чего хочу. Но ты занят, а мне не спится. Единственное что я сейчас могу — это управлять оставшимся мне временем. Кстати, красивые сказки, ты умеешь писать.

— Спасибо, старался для своих младших сестёр. — Тепло улыбнулся я в ответ. — Соня, когда захочешь войти в мои покои снова, подумай дважды, защитные чары могут тебя хорошо потрепать.

— Прошу прощения, хотела тебя подождать, а Ноа уже уснула. — Пожала плечами северянка.

Насмешливо фыркнув, чем вызвал у северянки колючий взгляд, я, открыв ящик стола, принялся перебирать созданные мной амулеты. Они лежали все вместе, поэтому мне пришлось потратить некоторое время, чтобы разобраться какие мне будут необходимы, а какие не пригодятся сейчас. Сами же амулеты были выполнены из материалов насыщенных магической энергией для того чтобы наложенные магические структуры не распались. Однако, использовать их не магу было невозможно так как они так же требовали насыщения для развёртывания магической структуры с последующей активацией. Конечно, существуют амулеты и с накопителями, не требующими постоянной подпитки, но они были дороги, но и бесполезны для меня. Не с моим даром беспокоится о том, что резерв может показать дно.

— Ладно, я пошёл, — нацепив амулеты, я проверил, что они некуда не дёрнутся.

— Тогда я тоже пойду, книгу только возьму. Если можно.

— Да, бери, но потом верни.

— Будет ли это "потом"? — тихо пробормотала Соня, вложив закладку и поднявшись, направилась ко мне.

— Что мы говорим смерти?

— Не знаю… Может — нет?

— Я уже заждался! — Ответил я с полубезумной весёлой улыбкой.

Северянка в ответ слабо улыбнулась и молча уткнулась лицом в грудь защищённую доспехами. Покачав головой, я погладил её по голове, но сразу же получил толчок в грудь.

— Не смей меня гладить, я не ребёнок! — свирепо ответила она, фыркнув, удалилась с гордым видом.

Да, её многому придётся научить, даже банально правильно реагировать на ласку… Впрочем, это дело подождёт, а вот солдаты герцогства — нет.

Выйдя из поместья, неся пять снарядов для баллисты, я услышал полуночный колокол и довольно улыбнулся. Сегодня лун не было видно.

Идеальная ночь, жаль только пахнуть кровью будет, впрочем, это не я, а меня убивать пришли. На войне, как известно, все средства хороши.

Поднявшись на башню, я поставил снаряды и подошёл к боевому магу, всматривающемуся в темноту, освещаемую только горящими кострами. Сам же я немного сосредоточился и принялся всматриваться ровно до той поры, пока не увидел магические ауры, это было так называемое магическое зрение, однако оно требовало серьёзной концентрации. Не каждый выпускник Академии способен на это.

Магическое зрение давало картинку наподобие тепловизора, детальность же зависела от концентрации. Однако от него можно было укрыться, например, сделать напыление мерита на маскировочный плащ, как делает тайная стража. Только вот я вижу даже процесс поглощения, так что меня сложно обмануть.

— Чувствуешь, Малграф, магический фон в центре лагеря довольно низок, похоже, они готовят какой-то артефакт для пробития стены.

— Их слишком много, я попробовал достать командиров, но они, навесили на себя все доступные амулеты ментальной защиты.

— Пусть попробуют защититься от этого. — Кивнул я на снаряды.

Боевой маг подошёл к ним и внимательно осмотрев, сделал резкий шаг назад…

— Не волнуйся, пока я не активирую структуру, эта магия не опасна. — Успокоил я боевого мага, взяв один снаряд, положил его в основание, а после, используя усиление, натянул тетиву и взял упреждение на холм где собирали три катапульты.

Хлестнула тетива и с низким свистом снаряд похожий на укороченное копьё улетел в лагерь, вызвав волну паники. Вложив второй снаряд в основание, я принялся натягивать тетиву, поворачивая рычаг.

— Никому не использовать магию. Передай. — Проговорил я дозорному.

Быстро кивнув мне, он бросился по стене и принялся передавать мой приказ по цепочке. Боевой маг же кивнул мне и принялся подавать снаряды…

Второй, третий и четвёртый снаряд улетели в сторону лагеря, а когда со свистом рассекая воздух, вылетел пятый я, наконец, активировал эту магию.

Сначала ничего не происходило, а затем раздался чуждый потусторонний вой, заставляющий сердце замирать в страхе, а после в темноте стали видны призрачные фигуры существ нисколько не похожих на привычных волков. А в ответ послышались только крики ужаса и звон металла…

— Что это, во имя всех демонов? — тихо спросил у меня Малграф.

— Призрачная стая, одно из забытых чар на стыке магии крови и смерти. — Довольно улыбнулся я, а посмотрев на застывшее лицо боевого мага, добавил. — Не беспокойся, они скоро исчезнут. Зато все поймут, что значит объявить мне войну.

Боевой маг встал рядом со мной, наблюдая, как призрачная стая наводит шороху во вражеском лагере…

В итоге ночь я не спал, ходил и завершал кое-какие дела, иногда пробовал на зуб ментальную защиту противников, да и просто следил за общим настоянием в лагере герцогский солдат.

— Парламентёры под белым флагом! — крик дозорного вызвал меня из состояния полудрёмы, потерев глаза, я увидел пятерых всадников приближающихся к воротам.

— Опустить мост. — Коротко приказал я, а увидев Мираса со стены, кивнул ему.

Спустившись со стены, я нашёл взглядом Малграфа направляющемуся ко мне и кивнул чернобородому северянину:

— Ночь для многих была бессонной.

— А я всегда перед битвой сплю как мёртвый. Мне наоборот становится спокойней, когда знаешь о начале битвы. — Глухо проговорил он. — Ты ещё не ел?

— Пока нет, пойдём, послушаем, что нам скажут.

Эвелин и Эйруэн уже проснулись, но не появились даже сейчас, предоставив право мне самому вести переговоры.

Дождавшись когда ворота перед нами распахнутся, мы втроём вышли навстречу так же троим парламентёрам, среди которых Грегор Фультаар, неизвестный мне воин, сопровождавший его и третья императрица. Выглядела Клэр довольно не важно, синяки под глазами, глубокие морщины, золото волос потеряло всякий блеск.

— Принц Эшарион. — Склонил голову наследник герцога фультаара.

— Лэр Фультаар, зачем вы пришли с войском на мои земли, дарованные мне отцом?

— Ублюдок!.. — прошипела третья императрица.

— Умолкни, иначе я нарушу запрет, и убью вас здесь и сейчас. — Сухо ответил я, посмотрев в глаза. — Один минус: мне потом придётся долго наводить порядок в долине. Прежде чем вы обвините меня в том, чего я не делал, проверьте мою память.

— Это был ты. — С трудом сдерживая себя, процедила сквозь зубы Клэр.

— Тебе так хочется в это верить или тебе просто хочется моей крови? — Приблизившись на два шага к ним, я указал на войска, начинающие подготовку к бою. — Посмотри Клэр, там больше полутора тысяч человек, многие из них не доживут до заката. Тебе этого хочется или мы можем поговорить?

— Мне не о чем с тобой говорить, встрёмся перед смертью. Твоей. — Развернувшись Клэр, направилась к лошадям, удерживаемым двумя воинами.

— А ты, Грегор?

— Я люблю свою семью, принц Эшарион. Отдаю вам должное: вы умеете встречать гостей.

— Да, но добрых гостей встречаю совершенно иначе. — Ответил я единственному наследнику. — Одумайся, лэр.

— Не могу.

Развернувшись, он направился следом за сестрой, а я, смотря им, вслед только покачал головой и махнул рукой, отзывая арбалетчиков.

— Запереть ворота и поднять мост. — Устало проговорил я и направился обратно.

Мирас повторил мой приказ, а я в сопровождении боевого мага направился за внутренние стены и обнаружил вынесенные столы, на которые спешно накрывали оставшиеся с нами работники. Роза, девочка из борделя, отвесила мне поклон и поспешила за своей наставницей. Она сумела убедить Ноа, что сможет работать здесь…

Устроившись за столом, я получил свою порцию наваристой каши и принялся неспешно завтракать.

— Советую не наедаться, если разрежут кишки, будет проблемно залечить. — Проговорил Фуран Бешеный бык, грузно сев рядом со мной в полных доспехах.

Не успел я ответить, как последовал удар о стену и громкий взрыв, заставившись землю задрожать. Нервно облизнув губы, я схватил кусок пирога, откусив кусок, жуя на ходу. Забежав в поместье, я побежал по лестнице вверх, перепрыгивая через ступеньки.

Пристреливаются, но ничего призрачная стая утащила за собой на тот свет почти четыре сотни воинов. Воины герцога не спали эту ночь, опасаясь нового нападения.

Выскочив на крышу, я, посмотрев на то, что бой начался, разрезал свою ладонь и принялся за создание боевых чар магистерского уровня…

Второй взрыв произошёл уже внутри стен, однако никого не задело. В бой вступила Валерия, остановив разлёт осколков, а после отправила их за стену. Осколки лишь немного не долетели до построившихся воинов герцогства, находившихся на предельной дальности полёта стрел. Щёлкнула тетива баллисты, и снаряд вонзился в строй. Второй снаряд катапульту был отражён в воздухе артаарским магистром, в ответ ударившей воздушными лезвиями чем-то похожими на осколки стекла…

Имперская школа магии всегда отличалась огромным разнообразием боевых площадных структур, но как же это долго…

Наконец последняя часть структуры была создана и я начал напитывать её своей магической силой. Вся структура вокруг меня начала гореть кроваво-красным цветом, воины герцогства даже заметили это и попробовали достать меня из катапульты, но структура уже была направлена на холм, с которого и вёлся обстрел.

Кровавый огонь, а именно так называлась эта структура магии крови, закрутилась вихрем и просто смела осадные машины и людей, затопив всю округу магическим огнём… Люди убегали, старались сбить это непонятное пламя и умирали.

Обессиленно сев я наложил целебные чары на свою левую руку и наблюдал за буйством магической стихии.

Эта магия для своего поддержания вытягивает кровь насыщенную маной, отличное оружие против магов времён зарождения Империи. Даже не запрещено, так как знание о нём считается утраченным. Осадные орудия теперь не опасны, потому что структура будет гореть там, пока не закончится магический заряд.

Нехотя поднявшись, я направился вниз тяжёлой, усталой походкой, магия крови требовала больших физических сил и концентрации, не говоря уже о том, что я затратил четверть магических сил.

Едва я спустился с лестницы с крыши, как меня без лишних слов взвалил на мою руку плечо Фуран и уже с его помощью дошёл до выхода из поместья, немного придя в себя и собравшись с силами.

— Спасибо, Фуран. — Уже

— Хорошая магия, серьёзно ты их пожёг. А теперь что?

— Сражаться.

— Настоящий северянин, даже в меньшинстве готов идти до конца. — Похлопал он меня по плечу и ушёл.

Поднявшись на стену, я сразу же обратил внимание на двух молодых девушек в доспехах, забравшихся на башню и наблюдающих, как войско противника перегруппировывается.

— Почему вы здесь?

— Это мой дом, а ты мой жених Эшарион, я не буду сидеть в ожидании. — Ответила мне Ноа с холодной уверенностью, но всё же, нервно сжимая рукоять меча покоящегося в ножнах.

— Не волнуйся, я за ней присмотрю. — Улыбнулась Соня. Воины расступаются, давая коридор для…

— Со стены! Быстро! — крикнул я всем и первым бросился вниз, схватив девушек в охапку.

Сбежав вниз, я отпустил девушек и махнул рукой в сторону и ощутил магическое возмущение вокруг артефакта для пробивания стен сейчас наполняемого магами противника. Выхватив кинжал, я второй раз за короткое время разрезал ладонь, набрав полную ладонь крови, подбросил её в воздух, где она и зависла подхваченная создаваемой мной структурой "Щита кровавого легиона" (так назвал эту магию её создатель).

— Назад! — закричал Малграф.

В этот миг в стену ударил заряд магической энергии, разрушая стену, ударил о сформированный щит. Я только успел отметить, что боевой маг прикрыл от каменных осколков других магов, причём в этом ему помогла Валерия, а сам тем временем поднял второй щит. Многие ощутили на себе холодное дуновение смерти, когда чёрный щит магии смерти был поднят и принялся впитывать в себя всё не прекращающийся поток энергии из артефакта. Держа контроль над двумя щитами, я чувствовал, как у меня начинают гореть волосы от потери контроля над магической силой…

Наконец, поток магии иссяк, я увидел, как противник в спешке начал замораживать поверхность воды во рву, после чего сосредоточился и высвободил весь накопленный заряд артефакта в обратную сторону. Сине-красный луч рассёк пространство и попавшие под удар солдаты лишались конечностей, их доспехи сминало…

Опустив щиты, я упал на колени, пытаясь взять свою энергию под контроль, тяжело дыша от перенапряжения.

— Эшарион!.

Вот блять! Так вот на что надеялась Клэр. Ну, хорошо…

***
Императорский дилижанс остановился возле одного из сиротских приютов столицы, выйдя из него в окружении охраны из Рыцарей Чёрного дракона, и лишь махнула рукой, останавливая их, когда они хотели, двинулся за ней.

— Достаточно одного рыцаря, это место было построено мной. — Проговорила Инесса, и кивнула слугам, которые достали корзины с купленными ею сладостями, двинувшись за ней.

Первая императрица после смерти своих дочерей Тиссы и Ольмы, умерших от эпидемии Налиса в возрасте восьми лет. Она долго горевала по ним и однажды проезжая по столичным трущобам наблюдала, как девочку подвергли ударам плетью за воровство хлеба. Девочку она не успела спасти, когда её подняли, она уже была мертва. Именно после этого Инесса решила сделать хоть что-то, так как в Империи очень много детей в годы эпидемии лишились своих родителей. Детей, как ни странно болезнь затрагивала реже.

Войдя в помещение, императрица прошла по коридору и заглянула в учебный класс, где шли занятие, и помахала рукой детям. Дети с весельем начали вскакивать со своих мест, но старый учитель ударил по столу указкой, успокаивая их, после чего поклонился императрице. Понимающе кивнув, она двинулась дальше в направлении кухни и столовой где все дети принимали пищу.

— Моя императрица, — подошёл к ней лысеющий мужчина среднего возраста и отвесил глубокий поклон, — у меня всё готово.

— Тогда отнесите сладости на кухню, пока мы с распорядителем обсудим дела сиротского дома. — Распорядилась Инесса и уверенно двинулась вперёд.

Поднявшись на второй этаж, она направилась в кабинет распорядителя, рыцарь шёл следом за ней. Распорядитель открыл дверь, пропуская их вперёд и когда вошёл, запирая за собой, раздался щелчок. Арбалетный болт с чавкающим звуком вонзился в глаз рыцаря, отчего он с грохотом упал на пол.

Инесса быстро осмотрелась по сторонам и обнаружила, что стоит в круге из десяти человек с обнажённым оружием и с масками на лицах…

— За убийство императора Дария Второго, вы проговариваетесь к смерти.

— Чтобы убить одну женщину — нужны десять убийц… — улыбнулась императрица и попробовав использовать магию лишь принялась испуганно озираться, пока не нашла неприметный артефакт в углу комнаты узнав его.

Вздрогнув от боли, она обнаружила в своём боку кинжал вонзённый распорядителем, точнее тем, кто скрывался под его лицом, ведь сейчас его лицо тоже прикрывала маска.

Выхватив короткий клинок, первая императрица уже собиралась атаковать ближайшего к ней убийцу, но последовал второй удар в бок. Третий последовал в спину, отчего Инесса подавила кровью, упав на колени, даже не смогла закричать от боли её ударом ноги заставили упасть на спину, потеряв меч, а после в её грудь вонзилось лезвие двуручного меча-

Пытаясь его вытащить, Инесса разрезала себе руки, но не смогла даже сдвинуть его, а её убийцы просто молча наблюдали за её предсмертной агонией. Наконец один из них достал маленький кинжал изгнания духа, склонившись над ней, нарочно медленно вонзил его в глазницу…

Глава 7. Разгром

Сумев остаться незамеченной для имперских патрулей, Омальхарт, удалось пройти через границу между графством Файраль и северным королевством Медаарх, а сейчас она спешила в пограничный городок Громкам, через который проходили торговые караваны.

Вернувшись на дорогу, она пошла по самому краю и наконец, достигла города, стража только бросила на неё быстрый взгляд и без лишних слов пропустили, лишь взяв плату за проход.

Только Изабелла знала, что это лишь потому, что она одна и не представляет угрозы своим третьим кругом магии, была бы она сильнее или скрывала свою внешность под иллюзией, её бы схватили и заперли до выяснения личности.

В поместье Вернада ей предлагали изменить внешность у целителя, но девушка отказалась, потому что не хотела меня своё лицо, так как привыкла к нему за все эти годы. Да и вернуть его уже не получится, такие изменения на всю жизнь.

Держась края улицы, Изабелла шла вперёд и только высматривала нужное направление, всё-таки она в первый раз была в этом городе, однако быстро сумела найти рынок, но остановилась перед ним привлечённая увиденным.

— Арне, попался наш ворюга. — Подтащил стражник за шкирку молодого парня. — Он третий день ворует еду у торговцев. Мы два часа за ним бегали, пока не загнали в угол.

— Малец, ты из Империи? — нависнув над мальчиком, спросил десятник, о чём свидетельствовала нашивка в виде серебряного меча.

— Да, но моя сестра…

— Сестра? фрост?

— Меньше него, ей примерно шесть зим, рана у неё на ноге плохая. Гор её к нашей целительнице понёс. Ну что будем с ним делать? Плетей он не выдержит, одна кожа да кости, руку рубить — так он ещё юный совсем, да и не за хлеб же, да по нужде.

— Разберёмся, ты, что делать умеешь?

— Отец охотником был, а мать травами лечила.

— А что дома?

— Деревню сожгли…

— Значит безродные, но ничего, если ничего не придумаем, отправлю к Руинвел, старейшины рода рассудят, фрост, веди его к целительнице, пусть она его осмотрит. Был бы старше, да не по нужде приговорили бы к возмещению.

— Господин, я… — упал на колени мальчик.

— Встань, северяне не кланяются. — Поднял его за плечи десятник, опустившись перед ним на корточки, проговорил в лицо. — Давай иди и больше никакого воровства. С торговцами я сам договорюсь.

Изабелла получила толчок от прохожего, подобралась и последовала дальше, только отметив, что мальчишку страж повёл в сторону.

"Северяне сильно отличаются. Имперский страж, не задумываясь, отрубил бы ему руку за воровство". — Раздосадовано подумала Изабелла. — "Север всегда был диким и холодным местом, территории здесь обширны и королевские роды пытаются навести порядок, но всех территорий не охватить. Дети здесь ценятся как продолжение рода и о них действительно заботятся. Северяне именно потому считаю года не по летам, а по зимам".

Девушка некоторое время ходила по рядам рынка и наконец, нашла то, что искала, а именно лавку бронника, куда она сразу же вошла. Внутри оказалось тихо и пусто, вокруг неё на прилавке была разложена разнообразная броня, начинаю простой кожаной, заканчиваю цельными стальными панцирями, но полных лат представлено не было.

— Нравится? — неожиданно к ней вышла дородная женщина лет сорока и посмотрела на девушку с высоты своего двухметрового роста, — ты посмотреть или купить?

— Хочу купить доспехи.

— Студентка Имперской Академии приезжает на север и покупает себе броню. Ты, скорее всего и носить их не умеешь, — спокойно продолжала смотреть женщина, но всё же отметила быстрый взгляд девушки в сторону двери и улыбнулась. — Не бойся, давай что- нибудь тебе подберём. Если у тебя конечно золото для этого есть.

— Что я могу купить на три сотни империалов?

Женщина улыбнулась, и начала показывать то, что есть у неё в лавку, начав показ с кожаных доспехов с кольчужными вставками…

Женщина охотно делилась своими знаниями о доспехах, указывая на важные детали для носки и заботы о них, а так же между делом подобрала поддоспешные одежды с меховой подбивкой, а после и кожаный доспех с кольчужными вставками и пока девушка переодевалась, проговорила:

— Знаешь, а ты не первая студентка академии, что сбежала сюда.

— А почему вы думаете, что я сбежала?

— Не первую зиму живу, да и ты выглядишь как та, что нуждается в помощи. Тебя хотели выдать замуж за нелюбимого человека?

— Я… не…

— Успокойся, чуть больше пятидесяти лет назад в эту лавку вошла такая же молодая девушка и осталась здесь навсегда.

— Это были вы?

— Нет, это была моя мать. Да будет свободен её дух. — Тихо проговорила северянка. — Знаешь, как узнать беглую студентку Академии? Не знаешь. — Вздохнула женщина в ответ на отрицательное покачивание головой и заключила. — Вы все и всегда спешите сменить одежды, чтобы вас не узнали.

Неожиданно дверь распахнулась, вошёл молодой мужчина с гербом королевского стража рода Медаарх на доспехе, изображавшего оскалившегося в грозном оскале белого фуригона, а следом за ним один из городских стражников.

— Приветствую, — приложила руку к груди женщина.

Изабелла настороженно смотрел на стража королевского рода, который в свою очередь смотрел на неё и улыбался, а после проговорил:

— Изабелла Омальхарт, прошу вас пройти со мной. Вас ожидает королева Далия.

— Королева, но я…

— Не волнуйтесь, это только разговор.

— Я только расплачусь. — Стараясь унять дрожь в руках, ответила девушка.

— Тогда я подожду вас снаружи. — Кивнул ей страж и вышел вместе с городским стражником.

Девушка протянула вексель женщине, а та только задумчиво на неё посмотрела и протянула рюкзак:

— Держи, сложишь свои старые вещи. А то твой совсем прохудился. Желаю тебе удачи.

— Но…

— Не волнуйся, если бы ты что-то натворила, за тобой бы королевский сыск пришёл, а не страж. — Добродушно хлопнула женщина Изабеллу по плечу своей рукой, отчего девушка едва не упала. — Хлипкая ты, сразу видно — имперская дворянка, но честная.

Девушка, поблагодарив женщину, собрала свои вещи и двинулась на выход. Её встретили трое стражей королевского рода и уверенно повели через рынок, пройдя к центу города, сразу же повели в здание городской управы.

Девушка чувствовала, как дрожат её руки, когда её сопроводили в большую комнату, где сидела женщина лет пятидесяти в довольно простых одеждах, которые в Империи бы высмеяли за свою простоту.

— Госпожа, мы привели Изабеллу.

— Спасибо, а сейчас я хочу с ней поговорить. — Не поднимая головы, ответила королева.

— Понимаю. — Кивнул страж и вышел из комнаты.

Девушка настороженно посмотрела на королеву Далию Медаарх, внимательно изучающую свиток, лежащий перед ней на столе, которая через какое-то время проговорила:

— Проходи, садись сюда, — указала она на кресло напротив стола, не отвлекаясь от чтения свитка, — ты, наверное, испугана тем, что тебя позвали сюда, Изабелла?

— Не отрицаю, ваше величество, — медленно подошла и опустилась в кресло девушка. — Только, как вы узнали, что я окажусь здесь?

— Мне написала Эйруэн Орнстейм.

— Но, почему?.. — растерянно пробормотала девушка, — я же не говорила…

— Единственным местом, где ты можешь спрятаться — являются Северные королевства. Эйруэн, рассудила, что после отъезда из Вернадского баронства, ты направишься сюда и не ошиблась. — Подняла голову королева и улыбнулась, отчего на её лице обнажились глубокие морщины. — А после написала мне о том, что юная девушка, почти окончившая Академию, не знает где найти очаг и ночлег.

— Так просто…

— Да, просто, — кивнула королева Медаарха, — мы одна семья, так что я помогу тебе. Прочти это и подумай, думаю, ты с подобным справишься. — Протянула королева свёрнутый свиток девушке.

Девушка осторожно взяла его в руки, ощутила, что это не что иное, как магический контракт, а развернув, принялась читать условия, которые были довольно широкими, причём многие из них были в её интересах…

— Зачем вам это?

— Ты же знаешь, что на территориях Северных королевство нет Башен, а значит, нет широкого изучения и обучения магическому искусству. Конечно, королевской семьёй проводятся исследования и всё такое, но нам просто не хватает сведений для открытия собственной Академии…

— Но ведь северяне учатся в Академии.

— Учатся единицы, но этого недостаточно. Однако я не прошу стать магическим учителем, нет, мне нужен учитель манер, как ты и поняла из условия. Взамен я предоставлю тебе защиту и своё покровительство на время действия нашего контракта. Что скажешь?

— Мне надо подумать, но я…

— Я просто хочу помочь, если ты откажешься, можешь найти себе иное место для жизни в королевстве. Преследовать тебя никто не будет, как и неволить. Разумеется, если ищейки Башен или Империи тебя найдут, я не сумею помочь.

— Вы хотите меня использовать?

— Смотря, что ты понимаешь под этим.

Изабелла внимательно перечитала условия, а после, вздохнув, приняла контракт, приложив свою руку. Королева довольно улыбнулась и приняла контракт, проговорив:

— Твоё появление в королевском дворце нежелательно. Поэтому ты направишься в наш родовой дом, там точно нет имперских ищеек. Да и пока не забыла. Это письмо от принца Эшариона. — Протянула королева запечатанный свиток девушке. — В письме Эйруэн сказано было отдать его тебе только после заключения контракта.

Изабелла осторожно взяла свиток, сорвав печать, принялась внимательно читать его, скользя взглядом по немного наклонным, но, тем не менее, выполненным простым почерком строкам…

— Изабелла, что-то случилось? — спросила королева у девушки, из глаз которой потекли слёзы.

— Он всё знает. — Шмыгнула носом девушка. — Он всё знал и потому хотел, чтобы я была в безопасности…

В этот момент раздался жуткий вой, пробирающий до нутра из-за вложенной в него ментальной магии. Изабелла оторвалась от свитка, спросила:

— Что это?

— Фуригоны воют, чуя смерть и кровь. — Проговорила королева, смотря в окно. — Надеюсь это не кровь нашей семьи…

***
Грязно выругавшись, а на то была достойная причина, так как остатки войска герцога перешли в атаку, бросившись к пролому в стене этой маленькой крепости, но самым неприятным было в том, кто их возглавлял.

— Помогите раненым! Мирас, щиты! Малграф, сейчас!

Боевой маг только успел кивнуть мне, тут же сосредоточился и активировал магические ловушки, которыми были усеяна вся территория вокруг крепости. Крики воинов, наполненные болью, были ответом, что ловушки сработали, как и планировалось.

Стряхнув магическое пламя с собственных волос, я тяжело вздохнул, восстанавливая контроль, только отметив, что Валерия пытается восстановить стену, но удар ветра, прилетевший из-за стены, ударил в землю перед ней и девушку, вместе с кусками земли, отшвырнуло вверх и в сторону, однако даже в таком состоянии она сумела сориентироваться и взлететь.

— Эшарион! — крикнула мне Ноа.

— Спрячьтесь где-нибудь, они сейчас будут прорываться! — крикнул я в ответ, видя, что девушки не пострадали.

Задействовав магическое усиление и ускорение, выхватил меч из ножен и первым оказался посреди прохода и встретился взглядом с магистром Пастором Полином, который тоже увидел меня и улыбнулся левой половиной губ и повёл рукой…

Земляной голем, размером в четыре метра в высоту и три в ширину, начал подниматься с пласта земли, из которой был создан, а я отбив летящую в меня стрелу, выхватил амулет, влив в него энергию, активирую структуру и бросил его в воду…

Воды реки сразу же утратили своё спокойствие и закрутились вихрем в виде водяного элементаля, размерами нисколько не уступающим голему. Управляя им, я сформировал хлыст из чистой стихии и ударил по прибрежной линии, рассекая воинов которые оказались на ней…

Они заморозили верховье… Вот же… Надо было разместить там больше ловушек.

Магистр тем временем воспользовался тем, что русло почти пересохло, поднял земляной вал, я же в ответ вложил в магическую энергию расщепление и ударил. Столкновение магий сопровождалось громким хлопком, но пресекая попытки прорваться в крепость, элементаль ударил в этот земляной вал и сразу же атаковал голема, поглотив его и разрывая на части.

— Эшарион, уходи! — крикнул Малграф по ментальной связи.

Отправив в магистра сферу чёрного пламени, я рывком ушёл за стену, тут же отступив в сторону, потому что Валерия подняв каменные глыбы, заложила разлом, а после преобразовала их, отчего каменная структура став податливой словно тесто, восстановила стену. Отмахнувшись от меня, девушка принялась восстанавливать защитную структуру.

— Почему сюда прибыл Пастор?

— Я убил его брата, когда тот на меня покушался. Личные счёты. — Ответил я боевому магу, а ощущая происходящее, сквозь сжатые зубы проговорил. — Начнём контратаку. Мне нужен огонь. Море огня.

Боевой маг кивнул мне и отправился в сторону поместья.

Водяной элементаль тем временем уничтожил запруду и растворился в воде, я лишь поддерживал его структуру. Мне он ещё нужен…

Поднявшись на стену, я отметил, что магистр отступил со всем войском, чтобы восстановить силы. Сейчас на поле боя было усыпано мертвецами погибших при первой волне штурма. Налетевший порыв ветра донёс весь этот смрад…

— Что прекрасного в смерти, так рьяно воспеваемой менестрелями? — пробормотал я и обернулся.

Отражение атаки стоило нам дорого, больше десятка были убиты, ранены почти каждый второй, ими сейчас занималась целительницы Аэлис и Люсина Мил. В основном ранения были от стрел и от магии, если бы в крепость прорвались, всё было бы иначе…

— Мой принц, мы потеряли двенадцать убитыми, ещё шестеро сильно ранены. — Доложил мне Мирас. — Всё могло быть хуже.

— Могло, — согласно кивнул я чернобородому северянину, — мы сумели уничтожить около половины войска герцогства. Но сейчас у нас не осталось ловушек, да и маги сильно истощили свой резерв. Нам сильно помогли Белые совы, — кивнул я на стражей королевского рода Арниирм.

— Сегодня будет вторая попытка штурма?

— Не знаю, но, скорее всего. — Задумчиво проговорил я. — Времени у Клэр мало и она будет спешить… Пойду, помогу раненым.

Спустившись со стены, я подошёл к нашим целительницам и начал оказывать им магическую помощь. Учитывая, что они сильно измотались, она пришлась кстати.

Ближе к закату, я поднялся на стену и отметил, что войско готовится к новому штурму. Единственный плюс, они не успели зарядить свой артефакт…

— Как всё это мерзко. — Тихо пробормотала Валерия.

— Защищать свою жизнь — это плохо. — Задумчиво посмотрел я на артаарскую девушку стоящую рядом со мной.

— Я вообще об этом противостоянии. В этой битве нет виновных, но вы убиваете друг друга. Это всё неправильно.

— Если не хочешь сражаться, я пойму.

— Сегодня я впервые убила, — тихо пробормотала девушка.

— Не волнуйся, выбор прост: либо ты — либо тебя. — Положил я ей руку на плечо.

— Я понимаю, — мягким движением убрала она мою руку и одарила меня пронзительным взглядом, — жаль мне не хватило времени и средств создать лучшую защиту. Купол бы точно не помешал.

В этот момент, упав с неба и часто маша крыльями, передо мной завис чёрный ястреб, подставив руку, я позволил ему сесть на неё и снял маленький тубус с его лапы. Вытащив из него небольшое послание, я, прочитав содержимое и улыбнулся.

Птица тем временем взлетела и унеслась в небо…

— Что там?

— Теперь всё будет хорошо. — Тепло улыбнулся я девушке.

Найдя взглядом Малграфа, обсуждающим что-то с остальными магами, я направился к ним по стене, пропустив молодого парня несущего колчаны полные новых стрел, а так же грузного северянина с охапкой метательных копий…

— Всё готово?

— Это будет опасно, мой принц. — Напряжённо заметил Арон Раймон, а получив мой задумчивый взгляд, добавил, немного склонив голову. — Мы готовы.

— Они не понимают, что опасно играть с силой, контролировать которую не способны. Начнём.

В этот же момент маги ударили в направлении лагеря чистой стихией огня, превратив всё пространство в раскалённый ад. А я тем временем создал структуру огненного элементаля собрав этот огонь воедино.

Огненный колос шагнул в направлении лагеря и ему ответили массивным магических ударов, но чистая стихия просто сжигала большинство стихий. Тем временем из реки показался водный элементаль и получил удар от сильнейших магов, но не распался.

— Те, кто останутся в живых, будут завидовать мёртвым. — Мрачно произнёс я и слил элементалей воедино и активировал структуру из амулета.

Глухой хлопок и всё пространство вокруг погрузилось в туманную мглу, имеющую определённую, неприятную особенность: сейчас можно было создать только структуры на основе чистой стихии, но и то только стихий ветра и земли. Ведь сейчас столкнулись противоположные стихии и уравновесили друг друга на этом небольшом пространстве.

— Малграф, наблюдайте, — стараясь унять дрожь в руках, пробормотал я, осев на камни башни, — мне нужно передохнуть.

— Ты поднял немёртвых? — удивлённо спросил у меня Арон.

— Да, посмотрим, как они будут сражаться против тех, кто ещё недавно стоял рядом с ними.

— Злорадно усмехнулся я, ощутив, как под действием магии смерти трупы восстают и начинают искать живых, чтобы забрать их с собой.

В этот момент раздались первые крики воинов умирающих в неприглядной мгле, а я лишь упёрся затылочной частью головы в камень и закрыл глаза от усталости. Меня откровенно трясло от магического перенапряжения от использования высокоуровневой магии, да и резерва осталась всего четверть…

Когда туманная мгла рассеялась, распалась и структура, поддерживаемая немёртвых, распалась. Восстановив свой контроль и заставив себя встряхнуться, я поднялся и посмотрел с башни на картину так и не начавшегося штурма и лишь хмыкнул.

Оставшееся войско, в размере чуть превышающее пятьсот воинов сейчас было разделено на небольшие группы в лагере.

— Опустить мост! Открыть ворота! — Отдал я приказ. — Хватит сидеть и трястись от страха! Покажем этим изнеженным герцогским щеночкам, что значит напасть Вернадскую крепость, которую защищали всего полторы сотни защитников и защитниц! К бою!

Первым меня поддержал Фуран и издал боевой клич подняв над собой свой меч, а после его поддержали остальные северяне, большая часть из которых, способная идти и сражаться, сейчас запрыгивали на уже осёдланных лошадей.

А ведь я думал что нам придётся пробиваться из крепости, поэтому и приказал оседлать всех лошадей. Только теперь мы собираемся не бежать, а напротив, закончить эту битву.

— Пойдём, Малграф, разомнёмся. — Ухмыльнулся я. — Кто проиграет по счёту, покупает лучший бочонок Наримского вина две тысяча двести пятидесятого года.

— Издеваешься? — кисло посмотрел на меня боевой маг, — он стоит как моё годовое жалование.

— Я что-нибудь придумаю, если ты так хочешь сдаться.

Спустившись, я запрыгнул в седло и первым направил свою лошадь к воротам и в этот момент услышал боевой рог ордена "Пылающей девы". Многие услышали звук этого рога впервые, а я лишь кивнул с улыбкой и первым пересёк мост и пустил лошадь вскачь, обнажив свой кристальный меч.

Страшно, столько трупов и всё из-за недопонимания. Так, магистр выжил, но он… Твою же мать!

Прямо на пути моей лошади из земли ударили каменные шипы, пронзив мою лошадь на скаку, но я успел спрыгнуть и только посмотрел на остальных всадником, догоняющим меня, и вступил в бой, метнув в него расщепление, следом ударил волной чёрного огня…

Нашу атаку заметили, в лагере войска герцогства зазвучал боевой рог, а ему ответил другой. На полном скаку с холма начала свой разбег конница рыцарей ордена, одна половина сразу же ударив по северной части лагеря и начали прорываться к центру, а вторая направилась в нашем направлении…

Ударив по мне голой силой, магистр тоже довольно истощённый добился только ответного лезвия ветра, истаявшего об его защиту. Тут же в бой вступил Малграф и ударил молнией и сразу же обнажив мечи, бросился к нему, отвлекая от меня. Однако и я не остался в стороне и лишь махнул в сторону, чтобы остальные не вступали в бой. Отряд в сотню всадников, обогнул нас справа. Их возглавляли Эйруэн и Эвелин, не оставшиеся в крепости.

- Огетаг…

— Он читает заклинание Хаоса. — Сообщил мне Малграф.

— Я попробую пробить его ментальную защиту. Отвлеки его.

Боевой маг только кивнул мне и начал осыпать магистра целым градом магических структур, а я активировал структуру одностороннего магического купола и закрыл им магистра и тут же атаковал его ментальным копьём, но он не сбился и попытался закрыть свой разум. Однако я не позволил ему, пробиваясь через уязвимые места, почти достиг его сознания, но не успел…

Взрыв энергии и меня с боевым магом отбрасывает в разные стороны…

Не успели и что теперь? Я выложился в этом бою, как и Малграф, сейчас магистр нас просто задавит голой силой Хаоса. А может…

Поднявшись на ноги, я увидел, как в моём направлении бежит золотоволосая женщина, метнувшая в меня огненную сферу, пролетевшую над головой и ударившую в землю, расплескалась жидким огнём…

В этот момент в меня метнули копьё чистой энергии Хаоса, отскочив в сторону, я увидел, что оно ударило в землю, оставляя оплавленный след, исчезло в глубине. В этот момент по ментальной защите ударили плетью, а мне пришлось парировать удар меча Клэр и сделав подсечку, отшвырнуть её на землю. Надрезав себе ладонь ударить копьём крови по магистру, которого сейчас отвлёк боевой маг, я не добился ровным счётом ничего кроме немного прогнувшейся защиты из энергии Хаоса…

Клэр бросилась на меня снова, и мне пришлось парировать её яростные удары, при этом ещё, пытаясь помочь боевому магу, который показался магистру более существенной угрозой.

Как же я устал, тело плохо слушается от усталости, потери крови и магического перенапряжения, но я не собираюсь сдаваться…

Заблокировав меч Клэр, я под усилением прижал его к земле, а затем ударом ноги, выбил из рук. Лишившись меча, она отступила назад и ударила ментальной магией, пытаясь продавить и разрушить мою защиту подстёгиваемая животной яростью, но я лишь поморщился, подойдя вплотную, одним ударом кулака в лицо, разбивая его в кровь, отправил на землю. Вытащив ошейник для подавления диких магов, набросил ей на шею, пока она не пришла в себя.

Разорвав пространство передо мной, неожиданно возникла Валерия и ударила чистой энергией молнии по магистру, пробив его защиту и поджаривая, отчего он завыл не своим голосом, но выжил и ударил в неё волной Хаоса, но в ответ создала прозрачную волну и энергия исчезла, заключённая в сфере из этой энергии. А после метнула в магистра маленькую, но очень сложную структуру, пронзившую его защиту, войдя в его тело, взорвала его изнутри…

— Спасибо, — поблагодарил её, Малграф подойдя, зажимая рану на боку, а сквозь пальцы его лилась тёмная кровь, а после ухмыльнулся. — Зацепил он меня…

— Ненавижу! Ненавижу! Тварь! — бросилась на меня, Клэр подхватив с земли меч.

Одним сильным ударом выбив меч из её рук, я лишь отшвырнул от себя третью императрицу…

— Подонок! Тварь! Ублюдок! Выродок шлюхи…

— Заткните рот этой тупой суке, пока я её точно не убил. — Устало пробормотал я.

— Может убить? — спросил Малграф, сжимая в руке обломок меча.

— Не время убивать герцогских детей и императриц. Они должны мне, а смерть — это слишком просто. В камеру её и под охрану.

Убрав меч в ножны, я посмотрел, как девушка уверенно накладывает на боевого мага целительские структуры, лишь устало улыбнулся, видя возвращающихся объединённый отряд всадников ордена и защитников поместья Вернад…

Почувствовав болезненный удар по голове, я хотел было проверить рукой серьёзность повреждений, сбившись с шага, упал на чёрную, обожжённую огнём почву…

***
Лейтенант Андриус Гренюс медленно шёл по недавнему полю боя, осматриваясь по сторонам. С момента появления портальных врат в природном заповеднике Алитуса, это был первый день, когда им не приходилось вести бой…

"Эта башня перед подгорным городом стала проблемой, мы обстреливали её все эти дни, пока нас не перестали убивать населяющие её маги, а как ещё называть тех, кто может создать огненный шаг или молнию. Это было действительно тяжёлый и затяжной бой, сейчас просто хочется лечь и ничего не делать".

— Лейтенант, что скажешь об этих? — Спросил немолодой сержант из его взвода, кивнув в направлении солдат под синим флагом с белой четырёхлучевой звездой. — Они не вовремя.

— Международные договорённости, командованию лучше знать. Сколько у тебя?

— Один, ещё двое ранены. — Тихо ответил он и армейским берцем перевернул труп подростка в мантии старшего ученика. — Как же много из них несовершеннолетних. На той стороне никакой информации о случившемся не дают, полгорода эвакуировали по причине теракта.

— А они не молодые, — неожиданно вышел к ним военный врач, подойдя к старшему ученику, открыл его рот и внимательно осмотрел зубы, после чего многозначительно пробормотал что-то себе под нос и добавил. — Конкретно этому больше двадцати, точнее могут сказать только лабораторные исследования.

— Они хоть люди?

— Люди, но вот живут они гораздо дольше нас. — Сняв перчатки, врач достал сигарету из портсигара и закурил. — Я видел тело старика и ему больше чем за сотню, может даже сто двадцать. Но самое удивительно в том, что это были его четвёртый комплект зубов.

— Бред.

— Это ты мне говоришь? Учись верить своим глазам, лейтенант. — Пожал плечами врач и двинулся дальше, бросив. — Ты уже веришь в то, что магия в этом мире существует и способна убивать.

Никогда не понимал этих умников. Наверное, чтобы работать с трупами нужно иное мышление…

— Лейтенант Гренюс. — Тем временем к нему подошёл мужчина средних лет в боевой форме.

— Вас вызывают во временный штаб. Немедленно.

— Понял.

— Постарайтесь отдохнуть, лейтенант. Мы здесь надолго. — Ответил ему офицер и ушёл в направлении границы периметра.

Итак, значит нас здесь оставят надолго… Не думал я что наш боевой выезд в город окончится чем-то подобным. Чёртовы маги, мы потеряли здесь половину батальона…

Глава 8. Месть и честь

Кристоф переминаясь с ноги на ногу, стоял перед кабинетом своего старшего брата и не решался войти.

"Он сейчас считает, что я повинен в смерти его матери, но это не так и мне нужно сказать ему об этом. Мне важно не это…"

Глубоко вздохнув, Кристоф постучал и вошёл в кабинет, где помимо Дарнира в траурных одеждах была и Юлина.

— Оставь нас, Юлина, мне нужно выслушать то, что скажет мне мой брат.

— Да, мой принц. — Кивнула ему, Арцергер поднявшись и направившись к выходу, одарив третьего принца безразличным взглядом.

Когда дверь за девушкой захлопнулась, Дарнир опустился в своё кожаное кресло с бокалом вина в руке и, смерив усталым, немного злым взглядом младшего брата и спросил:

— Зачем ты пришёл?

— Это был не я.

— Я в последнюю очередь думал, что это мог быть ты. — Снисходительно улыбнулся наследник престола. — Ты жалок, Кристоф. Однако, я знаю почему ты здесь: ты хочешь отомстить Вильяму. Но что потом?

— Я… — Опустился на одно колено Кристоф. — Позволь мне отомстить, и я буду верен тебе до конца собственной жизни.

— Самая большая проблема в том что я не могу просто так обвинить своего брата, имеющего равные со мной права на престол… — Угрюмо проговорил Дарнир смотря на коленопреклонённого младшего брата. — А значит, мне нужны доказательства. Докажи что ты можешь быть мне полезен и найди доказательства первым.

— Я попытаюсь.

— Попытайся, Кристоф. А потом и решим, что ты будешь делать со своей местью…

***
Зелёное поле медленно утопало в хлопьях серого пепла падающего, с закрывших синеву неба, свинцовых туч. Медленно бредя в этом полумраке, я слышал за холмом яростное сражение и остановился, посмотрев на обгоревший и разлагающийся труп легионера, тело которого было покрыто мухами и червями, медленно пожирающими плоть…

Неужели нет иного пути? Почему же люди за всего существования так желают крови и смерти? Не понимаю, но и сделать ничего не могу. Это лишь инстинкт хищников, привыкших к своей жестокой и беспощадной власти, не терпящей неповиновения.

Задыхаясь от пепла, я взобрался на пепельный холм и посмотрел на огромный город, раскинувшийся на побережье, сейчас умирающий в огне и криках женщин и детей, сливающийся в один жуткий проницающий всё вой боли и безысходности.

— Неужели ничего нельзя изменить? — спросил у меня мужчина оказавшийся рядом.

— Я похож на того кто может? — переспросил я вместо ответа, — мои силы не безграничны.

— Тем не менее, ты пытаешься.

— Сейчас я просто выжидаю. Это ведь сон?

— Да, Эшарион, это просто сон…

Резко распахнув глаза, я посмотрел в серый потолок, заметив знакомые трещинки, расслабился. Это были мои покои на втором этаже маленького Вернадского поместья. Медленно повернув голову, я обнаружил юную баронессу, уснувшую на кровати. Ноа выглядела неважно, её волосы были грязными и растрёпанными и даже во сне она чего-то боялась… Не одному мне снятся кошмары.

Посмотрев в окно, я обнаружил, что территории поместья сейчас окрашены в цвета заката, а ментальная волна, прошедшая по нему донесла до меня то, что бой окончился нашей победой.

Потрогав давящую повязку на обритой голове, я поморщился от боли в иссечённой левой ладони, раны которой так и не затянулись до конца… Меня ещё и раздели, даже трусы поменяли.

Похоже, я нашёл свой предел, даже магическая энергия всё ещё не восстановилась полностью, а тело тяжёлое, словно налито свинцом. Был бы я слабее и мы бы не пережили этого штурма… Полежу немного, не хочется сейчас вставать, хотя и знаю что надо.

С лёгкой улыбкой, я осторожно принялся поглаживать свою спящую невесты по голове, а так же осторожно коснулся её ментально и подарил немного спокойствия и теплоты в её сон. Баронесса мягко и расслабленно улыбнулась во сне, её дыхание выровнялось…

Итак, теперь я решил проблему с Клэр Фультаар, она сейчас, как и её брат, сидит в темнице в ошейнике. Теперь нужно разбираться с другими делами, и так большая задержка была, но мне это только на руку. Пора брать ситуацию в свои руки.

Через какое-то время Ноа начала просыпаться и открыв глаза, приподняла голову, чтобы посмотрел на моё лицо, а получив в ответ тёплую улыбку и мягкое поглаживание по голове, резко распахнула глаза и замерла…

— Прости, я слишком много отдыхал.

— Ничего. — Нахмурилась она, убрав руку с головы, поднялась и посмотрела в окно, где уже отгорел закат, всплеснув руками, — нужно сопроводить гостей к ужину.

— Сделаем это вместе.

— Тебе нельзя.

— А вот приказывать мне не надо. — Пригрозил я ей пальцем, покачав им их сторону в сторону. — Подай, пожалуйста, рубашку.

Осторожно сев я убрал с себя одеяло и поднялся, меня немного повело от слабости, но Ноа меня придержала и недовольно проговорила:

— Говорю же, тебе рано вставать.

— Всё в порядке, бывало и хуже. — Блекло улыбнулся в ответ.

Девушка только раздражённо посмотрела на меня, но вот мысленно откровенно меня пожалела, но протянув рубашку, без лишних слов принялась помогать её надеть. Разобравшись с рукавами, она принялась застёгивать пуговицы на груди, а я с улыбкой наблюдал…

— Ты мог бы и быть осторожней… Пропустил момент когда амулеты полностью истощились.

— Ноа…

— Я боюсь за тебя, Эшарион. — Ответила баронесса слабым голосом, не поднимая головы. — Вижу, как ты стараешься и постоянно работаешь. Иногда и не спишь целыми ночами…

— Перестань, это всего лишь мои прямые обязанности, — осторожно приподнял я голову девушки, — не нужно убиваться по этому поводу. Ну, а шрамы — украшение мужчин.

— Но…

Ответив ей лёгкой улыбкой, я приобнял девушку и быстро поцеловав, отстранился. Ноа надулась и занесла руку, чтобы дать пощёчину, отчего я зажмурился, приготовившись к удару, но остановилась. Кончиками пальцев она осторожно провела по моей щеке и коснулась губ, а затем резко схватила и дёрнула меня за нос.

— Ай…

— Сейчас у меня нет настроения. Ты был неосторожен, а потому не заслуживаешь этого.

Отстранившись, девушка передала мне штаны, которые я быстро надел, а после и подпоясался ремнём с прикреплёнными к нему ножнами с Лунной слезой. После этого немного прошёлся по своим покоям и посмотрел на стол заваленный свитками…

— Ты проспал сутки, после того как получил камнем по голове.

— О, так меня вырубили камнем, а я думал, чем-то посерьёзней. — Ответил я и посмотрел за свои защитные амулеты полностью разряженные. — Ноа, думаю нам пора.

— Да, а ты себя хорошо чувствуешь?

— Оно было бы лучше, если бы мне дали награду.

— Ты не заслужил. — Прошла мимо меня баронесса и вышла из покоев.

— Но пытался. — Заметил я, выйдя следом за ней.

— Ты оказался ранен. — Непреклонно ответила она.

— С магистром-сервентом даже вдвоём с Малграфом не смогли справиться, нас спасла Валерия. Какое, наверное, было жалкое зрелище, когда меня притащили…

— Пугающее… — тихо проговорила Ноа и остановилась посреди коридора и посмотрела на меня с плаксивым выражением лица и тихо добавила. — Не пугай меня так.

Девушка двинулась вперёд и украдкой утёрла слезы, а я лишь тяжело вздохнул в ответ и двигался следом. Подъём на лестницу бросил меня в пот, но всё же я сумел подняться наверх и наконец, мы вместе вошли в зал.

— Приветствую всех, поздравляю с победой, она далась нам общими усилиями. Отдельно выражаю благодарность ордену "Пылающей девы", которые пришли к нам на помощь в трудную минуту. — Кивнул я гроссмейстеру ордена Валлису Орбу.

Сопроводив невесту за стол, я не стал садиться и поднял кубок, судя по всему с лёгким вином, и тихо проговорил:

— Вспомним и отпустим со светлой памятью тех, кто сегодня не с нами. Слава и память им.

— Слава и память им. — Встав из-за стола, вторили мне остальные, а после вместе со мной осушили кубки.

Поставив пустой кубок на стол, я опустился и лишь помотал головой, даже слабое вино сильно ударило в голову, проговорил:

— Поговорим после ужина.

Приступив к еде первым, я ел медленно тщательно пережёвывая пищу, тем более что организм требовал материал для восстановления.

За столом отсутствовали Малграф и обе целительницы, одна из них сейчас ухаживала за раненым боевым магом, а вторая заботилась о раненых, размещённых в новых казармах…

Ужин тем временем подошёл к концу, я уже насытился и ожидал, пока закончат остальные, делая пометки в свою записную книгу.

Между тем ужин закончился и когда убрали со столов, я обозрел усталые лица присутствующих и спросил:

— Какие у нас потери?

— Двадцать семь убиты, ещё больше сотни тяжелораненых, многие из них потеряли конечности или вообще не выживут. — Проговорил Мирас, с этим согласился гроссмейстер ордена, согласно кивнув, после взяв паузу, северянин, добавил, поморщившись. — Мы взяли почти три сотни пленных, удалось захватить лэра Фультаара и третью императрица, но так же среди войска…

— Это переходит все рамки. — Прервала его Эвелин.

— Значит, в плену не только воины из герцогства фультаар, но и легионеры. — Кивнул я. — Пошлите гонца в Крепость Восточных врат, передайте мой прямой приказ легату: "Незамедлительно явится в поместье Вернада с минимальным количеством охраны. Любое отклонение от приказа будет приравниваться к измене". Он уже нарушил мой прямой приказ принца и лорда этих земель, это не сойдёт ему с рук. — После чего получив кивок от северянина, перевёл взгляд на даму из рода Арниирм. — Эвелин, я попрошу вас не перебивать других. Я благодарен вам и вашим людям, но пожалуйста, уважайте других.

— Как пожелаете, Эшарион Орнстейм. — Кивнул она мне. — Что теперь?

— Как я заметил, поле боя сейчас очищается с использованием магии расщепления.

— Иначе бы мы задохнулись от зловония горящих тел, — проговорила Эйруэн, — Эшарион, почему ты сохранил жизнь Клэр фультаар?

— Мне не нужна война с герцогским домом Фультаар. Смерти высокопоставленных особ всегда порождают проблемы, а мне хочется их избежать.

— Живой она создала достаточно проблем, чтобы заслужить смерть, несмотря на то, что она часть императорской семьи.

— Да, она часть моей семьи, но она на всю оставшуюся жизнь останется моей пленницей. Так будет лучше для всех.

— Ты слишком мягок… — вздохнула Соня.

— Подведём итоги, — поднялся я со своего места и медленно направился вокруг стола, — мы победили в битве, но перед нами предстаёт иная проблема. Гроссмейстер Орб, сколько воинов останется в долине?

— Со мной пришла тысяча, три сотни мы отправим обратно, это необходимо для обеспечения безопасности членов ордена до весны, когда мы и полностью переберёмся в долину. Разумеется, если вы позволите.

— Семь сотен… — задумчиво пробормотал я, остановившись и кивнул. — Решу вопрос с вашим размещением в течение трёх дней. Идём далее: альты вступили в войну с неизвестным нам врагом, они потеряли уже три города на восточном побережье и отступают.

— Ты хочешь им помочь? — спросила Эйруэн.

— Помочь? Нет. Великий князь Тайтрих не пожелал мне пойти на встречу, когда я предлагал ему помощь, но я пока размышляю, как реализовать свой план таким образом, чтобы не нарушить принятых соглашений. Что ещё важного случилось?

— Инесса Валенс, первая императрица, была убита. — Тихо проговорила Эйруэн, поджав губы. — Убийц установить не удалось.

Неужели началось?.. Слишком рано, это плохо. Вильям, я понимаю, что ты хотел отомстить, но мог бы ты подождать хотя бы месяц для воплощения своей мести. Ты поставил под удар Милену и Эдиту оставшихся в столице. Идиот!..

Мне жаль тебя, Эйруэн, пусть Инесса и была той ещё властолюбивой стервой, но она была частью императорской семьи.

— Понятно. — Устало вздохнул я и вернулся на своё место, потерев лоб кончиками пальцев.

— Мы все прекрасно понимаем, кому нужна была её смерть. Теперь Дарнир и Вильям вступят в открытую войну, это был лишь вопрос времени. Всё становится только запутанней и сложней.

— Пришли донесения, что Фарнадская башня была полностью уничтожена. — Проговорил Олемар. — Погибли три магистра и несчётное количество магов, адептов и учеников. Выжившие члена башни говорят о том, что напавшие используют странные артефакты, не имеющие магической подпитки, стреляющие стальными шариками.

— Что? — удивлённо посмотрел я на северянина, — кого эти маги выпустили в этот мир?

— Вы что-то знаете, принц?

— У меня есть догадки. — Поморщился я и нервно облизнул губы.

Кристиан Перейн должен быть в Савросе. Мне нужно связаться с Вацлавом и разузнать, кого это притащили маги через эти проклятые врата. Надеюсь, я ошибаюсь, иначе пришедшие в этот мир, станут угрозой равной открытию врат Хаоса.

— Эшарион? — внимательно посмотрела на меня Эйруэн, — что находится в Фарнаде?

— Подгорный город артарских магов с пространственными вратами, которые открывают путь в иные миры. Это всё что я знаю. Я отправлю запрос, чтобы этот инцидент расследовали. Башням не получится скрывать правду. Есть ещё важные сведения?

— Пока ничего.

— Больше ничего, Эшарион.

— Тогда отдыхайте, а я пойду разбираться с донесениями. Всем доброй ночи. Если у кого-то есть вопросы, я в своих покоях. — Поднялся я из-за стола и направился к выходу.

Выйдя из зала, я направился в покои боевого мага, но не стал прерывать его сон и после стука в дверь вошёл к Аэлис, создающую алхимические зелья с помощью алхимического оборудования.

— Подожди, принц, поставлю отстаиваться экстракт, и поговорим. — Проговорила мне альта, не оборачиваясь.

Присев на обычный деревянный стул, я, ожидая, только потёр руку под бинтами, отдающей неприятной ноющей болью. Голова болела ощутимо слабее…

Аэлис между тем закончила работать, взболтав магией, экстракт оставила его отстаиваться в прозрачной бутыли. После чего вылила на свои руки что-то прозрачное, но с резким неприятным запахом и полностью обработав этим составом свои руки, сполоснула их в воде. После чего вытирая руки полотенцем, устроилась за своим рабочим столом, заваленным свитками и листами пергамента…

— Как самочувствие?

— Рука побаливает, но в целом неплохо.

— Ты потерял много крови и серьёзно перенапряг своё тело использованием такого количества магической энергии…

— Как Малграф?

— Его ранили энергией Хаоса, Валерия полностью убрала её, но ранение глубокое, задеты внутренние органы. Минимум неделю боевой маг будет отлёживаться. Раньше ему встать я попросту не позволю.

— Хорошо, что этот сервент атаковал только нас двоих, и никто больше не вмешался в этот бой, иначе всё было бы гораздо хуже. — Тяжело вздохнул я. — Это экстракт важен?

— Один из компонентов кроветворного зелья. — Обернувшись, посмотрела она на свою лабораторию, а после, вернув взгляд на меня спросила. — Скажи, принц Эшарион, ты доволен исходом боя?

— Всё могло быть и хуже, но и так погибло немало. Большая часть просто глупо.

— Ты это о войске герцога Фультаар?

— Тысяча павших воинов в битве, которой быть не следовало. — Поморщился я и вздохнул. — Как дела в основном?

— Вместе с орденом пришли целители, которых нам не хватало, сейчас я просто варю зелья. Целительская магия сделал своё дело, теперь нужно лечить зельями и травами. Знаешь, Эшарион, а я не пожалела что осталась, здесь оказалось лучше чем дома. Пусть и пришлось немного измениться, — коснулась она кончиков ушей направленных назад.

— Рад, что тебе здесь нравится. Не буду будить Малграфа, пусть отдыхает. — Поднялся я к выходу и, обернувшись, добавил на альтском. — Спокойной ночи, Аэлис, дочь Люсине Аленсил.

Девушка посмотрела на меня с удивлением сменившимся страхом, но я просто тихо покинул её покои и направился к лестнице. Поднявшись по лестнице, я обнаружил возле входа в свои покои гроссмейстера Валлиса Орба, терпеливо меня ожидающего…

Кивнув ему, я открыл двери в свои покои и, прислушавшись, услышал из покоев напротив, негромкие переговоры Сони и Ноа, сменившиеся пьяненьким смехом. Тепло улыбнувшись, я, войдя к себе, активировал звукоизолирующие чары (мне надоело создавать их постоянно, поэтому я создал их и привязал к накопителю над дверью).

— Приветствую, магистр, — склонил голову Валлис.

— Присаживайтесь, гроссмейстер Орб, — указал я на кресло и, обойдя стол, устроился в своём рабочем кресле, — не надо так детально следовать этикету, мы не на официальном приёме.

— Значит, вы всё же собираетесь следовать своим планам?

— Если вы о магической школе, то да, собираюсь. Сейчас осталось лишь разобраться, где и как найти лучшее место для ордена. Сейчас вы разделены на несколько частей и мне бы уже самому хотелось, чтобы у вас было место, что можно называть домом.

— Благодарю, мой принц. — Кивнул Валлис и улыбнулся. — Похоже, вы переоценили противника, и мы вам даже не понадобились. Это сражение войдёт в историю как самая жалкая попытка штурма крепости с сотней защитников.

— Мы знали, что они придут и подготовились. Да и по магам у нас был перевес…

— Тем не менее, это была хорошая победа, магистр.

— Мне бы было лучше, если бы этой битвы вообще не было. Впрочем, сейчас главное установить полный контроль над долиной и первостепенной задачей является нахождение здесь пограничного легиона. Поэтому, гроссмейстер Орб, надеюсь на вашу поддержку.

— Мой принц, вы создали орден и уже пять лет являетесь его тайным, но единственным главой. — Проговорил Валлис и в его голосе послышались нотки гордости. — Для меня честь служить вам.

— Надо убрать трупы, пока они не начали разлагаться. — Устало пробормотал я.

— Нам всем потребуется ещё минимум два дня, чтобы полностью очистить поле боя. Оружие и броню мы пока складируем у себя, императрица Эйруэн не сумела найти места для неё на территории поместья. Золото и магические артефакты мы уже передали в казну.

— Вот и хорошо, спасибо, гроссмейстер.

— Доброй ночи, магистр. — Поднялся и приложил руку к груди, Валлис.

Магистр покинул мои покои, а я принялся перебирать свитки. Первым же попалось извещение об убийстве первой императрицы, но ничего детального о тех, кто совершил его

— не было. Так же были несколько простых писем, но вот среди них я нашёл письмо Бука и, прочитав его, облегчённо вздохнул.

Ладно, посмотрим, что там на этой валисанской бумаге. Главное осторожное, убрать верхний слой и…

Прочитав текст, я некоторое время сидел и размышлял, после чего вновь перечитал и уничтожил послание.

Итак, король Норн Ромнар заявляет о своём полном здравии и рад снова быть в одной со мной лодке, под названием Империя. Так и не понял, как ему удалось обмануть смерть, но он обещал приехать ко мне в гости, пусть и не в ближайшее время. К тому же сообщает что, прежние каналы связи восстановлены.

А ситуация не настолько плоха, как может показаться. Глава тайной стражи и король Ромнара пока ещё поддерживают меня, разделяя общие планы. Однако пока не было никаких новостей от третьего человека, надеюсь с ним всё в порядке… Думаю, он сам скоро появится.

Ладно, теперь пора заняться делами…

В итоге проработал я недолго и благополучно уснул над свитком и проснулся от удара утреннего колокола, после чего привёл себя в порядок и вышел подышать свежим воздухом, поднявшись на стену.

Жуткое зрелище, куча воронья и мух, все трупы просто не успевали убирать вовремя. Быстрее всего разложению поддались те, кто был умерщвлён магиями крови и смерти. Даже сейчас трубы раздевали и складывали в кучи, после чего использовали магию расщепления и хоронили, что осталось в землю.

— Ужасно… — тихо проговорила Валерия, остановившись рядом со мной, — жаль, этой битвы было не избежать.

— Жаль. — Тихо отозвался я и посмотрел на неё. — Спасибо что спасла меня.

— Теперь мы в расчёте, больше не чувствую себя обязанной. Если бы ты не вымотался, мог бы прихлопнуть этого недоучку. — Опёрлась она на каменные зубцы.

— Спасибо что спасла Малграфа. — Благодарно улыбнулся я девушке. — Ты много знаешь про эту энергию?

— Знаю, эта энергия своим воздействием изменяет, извращает привычные вещи. Мы потеряли восемнадцать колоний из-за этой чуждой нам формы жизни. После этого был наложен полный запрет, но до этого научились противостоять и уничтожать проявления. Это я помню из того что изучала, когда ещё в наших городах была жизнь. — Тихо пробормотала она и внимательно посмотрела на меня. — Ты сказал, что пространственные врата были открыты. Это правда?

— Да, правда. Теперь вот думаю, что с этим делать. — Задумчиво проговорил я ей в ответ.

— Это плохо. — Помотала головой Валерия. — Очень плохо. Пространство трёхмерно и по неосторожности можно открыть путь, который уже никогда не закроешь. Надеюсь, что защитные системы работают и…

— Успокойся, Лера. — Положил я руку на голову девушки. — Маги открыли врата в мир людей лишённых магии, по крайней мере, так я понял. Тише.

Тяжело вздохнув, девушка, лишь похлопала меня по руке и, дождавшись, когда я её уберу, направились к спуску.

Сконцентрировавшись, я осторожно коснулся её разума:

— Всё в порядке?

— Ничего не в порядке, Эшарион. Я убивала и мне мерзко.

— Ты привыкнешь, все привыкают, даже я.

— Самое противное, что ты прав. — Раздражением окрасились даже её мысли. — Надеюсь в ближайшее время битв, подобных этой, не будет.

— Я хочу мира, Лера.

— Не зови меня так, это…

— Тебе неприятно?

— Нет, но… Просто не зови. — Ответила девушка и закрыла свой разум полностью.

Тем не менее, сейчас я ощущал, пусть и не мог читать её мысли как у остальных даже защитившихся амулетами ментальной защиты, но это был прорыв для меня, хоть это и стоило мне пяти почти бессонных ночей.

Когда закончился завтрак, я отправился проведать раненых. Это было морально тяжело, но я сумел взбодрить даже отчаявшихся воинов, ведь они все сражались ради меня.

После этого некоторое время сидел и разбирался со списком трофеев и написание послания герцогу фультаар, осторожно подбирая слова, чтобы не спровоцировать уже и старика.

Впрочем, время до обеда пролетело незаметно, а после обеда я устроил официальный приём…

Пришли разные люди, впрочем, в основном только городские: торговцы просили снизить пошлины, но я ничем не мог им в этом помочь. Мне на что-то нужно было содержать баронство, но я сказал что подумаю. Пришёл сельский староста, из пограничной деревушки в горах и просил разобраться с каким-то зверем, вышедшим с гор, что я решил сразу же, попросив Мираса отправить вместе со старостой отряд из десяти человек.

Легат вошёл в зал в одиночестве, сопровождающий его отряд из двадцати легионеров не пустили даже на мост. Уверенно направившись к занимаемому мной трону, он не сказал ни слова, Мирас даже взялся за меч, преграждая ему путь…

— Вы звали меня, принц Эшарион? — остановился он, не дойдя пяти метров до моего деревянного трона.

Кивнув Мирасу, я положил руки на деревянные подлокотники и задал вопрос:

— Объясните мне, легат, почему легионеры пятого пограничного легиона, вместо охраны границы, участвовали в штурме этого поместья?

Ответа от легата не последовало, он сохранил равнодушное выражение лица, но я чувствовал, что он боится. Медленно поднявшись с деревянного трона, я медленно сделал два шага к Вунраду Самеллу:

— Вы забыли о том, как нужно приветствовать имперских принцев, легат? — одной лишь магической энергией, я схватил легата за шею и поднял почти на два метра в воздух. — Дайте мне повод, и я вас уничтожу. А люди будут приходить и только плевать на вашу могилу.

— Мой принц. — Проговорил он, пытаясь перехватить невидимую руку, но его руки лишь хватали воздух. — Прошу прощения за свою оплошность.

— Так вы это называете. Нет, это не оплошность. Это — саботаж.

— Я лишь помог императрице в поиске справедливости… — прохрипел он.

— Кто-то же должен ответить за то, что граница Империи оказалась открытой, а легионеры должные хранить её — стали наёмниками. Вы нарушили мой прямой приказ. Наказание за это одно — смерть. — Отшвырнул я легата на середину зала.

— Мой принц, вы не имеете права меня судить. — Через силу ответил он, держась рукой за шею.

— Неужели? Я могу повесить вас.

— Меня должен судить верховный имперский суд. — Просипел он и закашлялся.

— Вас будут судить, но не здесь и не сейчас. Те из легионеров, что присоединились к войску герцога Фультаара, став наёмниками, будут преданы суду через три дня. На это всё.

— Это значит…

— Да, Пятый пограничный легион уходит из Драконьей долины. Мне не нужны предатели за спиной. Копии доклада о ваших действиях уже доставлены в Имперскую канцелярию и Тайную стражу. Вон.

Легат посмотрел на меня как побитая собака, поднявшись и, направился к выходу, пятясь, бросая откровенно испуганные взгляды на собравшихся людей (и не только) в приёмном зале. Когда он, наконец, вышел через открытые перед ним двери, я кивнул и вернулся на деревянный трон и успокаивающе прикоснулся к ладони Ноа и немного её сжал.

Да, я не имею права судить и казнить легата, и нарушать имперский закон не собираюсь. Легат труслив, он понял, что поставил не на ту фигуру и проиграл, но сделать уже ничего не может, ему не хватает храбрости крысы загнанной в угол.

— Продолжим приём, кто следующий?

— Глава городского управления Савроса, мой принц.

— Пригласите его, пожалуйста…

Ничто меня так не выматывает как официальные приёмы, ненавижу их за это. Сейчас даже сконцентрироваться на делах не могу.

Приём продолжался до самого заката, много времени занял доклад прибывший глава городского управления. А после него ещё и старосты двух деревень прибыли, один просил новые земли под хлеб, второй просил целителя, так как в деревне появилась непонятная хворь выкашивающая молодых парней и девушек… Пришлось решать эти вопросы.

Налив себе сока в кубок, я откинулся на спинку кресла и стал медленно смаковать его…

А вот пограничный легион начал быстрые сборы, по крайней мере, в Вернаде точно. Я ведь совсем не шутил, когда говорил о том, что начину вешать легионеров за саботаж. Честно говоря, в пограничные легионы всегда отправляли отрепье, но отрепье ценное для определённых лиц. Слишком уж много вреда от них, чем пользы на моих землях…

Ладно, сейчас нужно обсудить очень важный, но неприятный вопрос с Ноа и Соней.

Воспользовавшись тем, что девушки ещё не спали, я мысленно связался с ними и попросил прийти ко мне, а после принялся ожидать. Первой пришла баронесса, принеся с собой книгу по магии которую в данный момент изучала, а через какое-то время пришла и красноволосая северянка.

Усадив их в кресла перед столиком, я долгое время ходил и подбирал нужные слова, а девушки мне в этом нисколько не мешали, лишь спокойно ожидая, пока, наконец, не проговорил:

— Вам, наверное, интересно, зачем же я позвал вас двоих сюда в такой час. Я не хочу, чтобы вы узнали об этом в последнюю очередь и потому расскажу вам всё сам.

— Слушай, Эшарион, я ведь не Ноа и…

Выразительно посмотрев на красноволосую северянку, я лишь улыбнулся, а девушка отвела взгляд. Это заметила баронесса и, тяжело вздохнув, проговорила:

— Я внимательно выслушаю, чтобы ты не сказал. Мы с тобой условились, что нами не будет лжи. Я рада, что ты соблюдаешь эту договорённость.

Тяжело вздохнув, я нервно облизнул губы и проговорил:

— Ради мира между Империей и Княжеством, ячменя прервал настойчивый стук в дверь и, не обнаружив никого ментально, я подошёл к ней и, открыв, увидел знакомое лицо.

— Возмужал, как я посмотрю, — Улыбнулся мужчина средних лет.

— Бук, — улыбнулся я и обнял его.

— Ну ладно тебе, я ненадолго, — похлопал он меня по плечу, — лучше посмотри, кого я привёл…

Выступив у него из-за спины, девочка, не смотря на моё лицо, подойдя, спрятала лицо в груди, тихо заплакав:

— Брат…

***
Эдита была разбужена самым варварским способом, её встряхнули и закрыли ладонью рот, прижав к кровати:

— Успокойтесь принцесса, я доставлю вас к принцу Эшариону. — Громким шёпотом проговорил, Вацлав. — Поднимайтесь и одевайтесь, но тихо.

Девочка быстро кивнула, узнав голос главы тайной стражи и встав быстро начала одеваться облачаться в свой тренировочный костюм, Вацлав же отступил к тайному ходу и, прислушиваясь к звукам из подземелья, только облегчённо вздохнул, пока что всё было спокойно.

Девочка между тем оделась и ножны с длинным кинжалом к поясу, после кивка главы стражи двинулась следом за ним.

Узкие переходы, каменные лестницы, принцесса озиралась по сторонам и видела что кроме Вацлава, вокруг неё образовали защитный круг другие члены тайной стражи, рискнувшие выполнить это задание.

Тем не менее, группа замерла…

— Учитель, всё тихо. — Раздался тихий голос тайника.

— Идём. — Ответил Вацлав.

Они снова пошли, но после двух переходов оказались в широком коридоре, а затем резко вспыхнул свет, ослепивший тех, кто оказался не готов.

— Принцесса! — Дёрнул один из стражей Эдиту в сторону.

Девочка даже не успела испугаться и увидела как большая часть тайной стражи, следовавшая группой, неожиданно обнажила короткие клинки и атаковала Вацлава и ещё троих. Разгорелся бой, но предатели главы стражи редели на глазах, падая на пол обагряя его кровью. Бой шёл быстро и тихо, никаких криков, никакой яркой магии…

Неожиданно из проходов появились легионеры с белыми грифонами на доспехах и ударили из арбалетов. Тайники бросились в стороны, но Вацлав смог отразить пять арбалетных болтов, однако двое оставшиеся с ним упали на каменный пол.

— А у вас почти получилось, глава тайной стражи, но вы не думали, что это противоречит тому, что вы поклялись служить. — Вышел из-за спин воинов Белого легиона Дарнир.

— Всю свою жизнь я посветил служению во благо Империи, не императорской семье, а людям, живущим в ней. Презирал аристократические роды, потому что в большинстве своём они не делали ничего для страны в целом. Простите принцесса, но не получилось. — Улыбнулся Вацлав и засмеялся тихим каркающим смехом. — Неужели, вы, принц Дарнир думаете, что достойны, быть императором? Нет, вы будете императором, но вы лишь тень того что нужно Империи.

— Это предательство. — Холодно проговорил Дарнир.

— Я поклялся служению во благо Империи, приняв кровный контракт на своде законов. Я ни разу его не нарушил за свою долгую жизнь. Что не сказать о вас.

— Принцессу вернуть обратно в покои. — Сухо приказал будущий император. — Предателя — убить.

Вацлав только бросил взгляд на уводимую принцессу и тяжело вздохнул, наблюдая, как маги готовят свои лучшие боевые чары и амулеты, а оставшиеся тайники направляются к нему с обнажёнными, окровавленными клинками…

— Не ожидайте, что это будет легко… — громко проговорил глава тайной стражи Империи, — за мной отправятся многие.

Эдита хотела повернуться, но тайник, уводящий её, не позволил посмотреть на битву. Последовал магический удар заставивший задрожать камни, а затем раздались крики умирающих воинов, а после всё стихло.

Принцесса только горько всхлипнула, но тайник не обратил на это внимания продолжая вести её обратно в её покои.






Глава 9. Глупость

Лейтенант Гренюс склонившись над картой местности, нервно жевал губу, вчера они вошли в небольшую деревню, но не встретили ни одного человека…

— Лейтенант, вам нужно это увидеть, — вбежал старший сержант Петраускас.

Лейтенант поднял взгляд от карты и подхватив свой автомат, двинулся следом за старшим сержантом, подвёл его к бронемашине за трос к которой было прицеплена туша щедро изрешечённая пулями…

— Так, посмотрим, двухметровый гуманоид, глаза отсутствуют полностью, зато полный рот кинжально острых зубов, — принялся говорить лейтенант Гренюс рассматривая морду существа, и повернув голову, спросил у старшего сержанта, — сложно пришлось?

— Потратили ленту пулемёта, прежде чем она упала, а после ещё и пять магазинов, чтобы её добить. Крепкая тварь. — Пнул труп старший сержант. — При этом эта тварь ещё и давила на голову, мы бы проехали мимо, но он нас сам атаковал.

— Пойду, свяжусь со штабом, пусть забирают эту тварь для изучения. Остальным смотреть внимательно по сторонам, мало ли подобных тварей ходит вокруг.

Лейтенант развернулся и отправился обратно в свою палатку, где достав рацию, принялся докладывать о твари убитой отрядом старшего сержанта. Ему сказали ожидать, так как её должна будет забрать высланная к ним группа, что доставит им припасы и патроны…

— Лейтенант, разрешите спросить? — вошёл в его палатку прапорщик.

— А, это ты Миша, проходи. Видишь, какой у меня бардак.

— Всё пока делается в спешке, вот тебя и послали к лесу, чтобы ты наблюдал из этого селения за этим участком. Благодаря беспилотникам уже сделал карту ближайшей местности, но когда теперь притащат сюда самолёты, да и… — махнул рукой прапорщик.

— Кофе там, — махнул рукой лейтенант и потёр висок, — ты помнишь то ощущение…

— Словно шило впивается в мозг? Помню, Андри. — Поставив чайник на горелку, ответил ему прапорщик. — Может, стоило вернуться обратно, когда нам предлагали? Ну, домой в Алитус?

— Да, но что делать в Литве? Чувствуешь, — глубоко вдохнул Андриус, — воздух здесь чистый, сколько ты готов отдать вечнозелёных, чтобы оказаться в девственно чистом мире не знакомым с нашей техногенной помойкой? Мы здесь надолго.

— Только мне кажется что вначале было слишком просто… Обстреливали и всё, но эта магия странная штука, только вот парочка моих парней уже хочет научится ей.

— Бить врага его же оружием, — хмыкнул Андриус.

— Не думаю, что дальше будет так же просто, ты же читал то, что мы смогли узнать у местных. Сейчас мы на окраине огромной Империи и когда они смогут собрать достаточно войск, то нанесут удар.

— Здесь голимое средневековье, лучшее оружие меч. Если конечно не считать магию.

— А атаковали мы магов…

— Значит, придётся повоевать, — вздохнул лейтенант и, посмотрев на закипающий чайник, проговорил, — Миша, плесни мне тоже…

Оба офицера через какое-то время сидели курили и пили кофе, снаружи палатки раздавались отдельные команды, но мужчин это не волновало.

— Андри, скажи, ты недоволен, что наши европейские друзья слишком быстро отреагировали?

— Разумеется, мы по сравнению с ними чуть больше чем никто. Только бы они не усугубили положение, иначе нас будут уничтожать всем миром. А учитывая то, что мне известно о возможностях магии, умрём мы быстро.

— Откуда известно?

— А из игр, хоть какое-то развлечение было в отпуске.

Михаил довольно усмехнулся и, допив кофе, отставил кружку, проговорил, видя длинные тени на улице:

— Закат скоро, пойду, выставлю парней…

Ранее утро я встречал в своих покоях, устроившись за столиком, ночь стала бессонной из-за маленькой принцессы с волосами цвета тусклого золота, сейчас спящей в моей постели…

— Знаешь, вот слушаю тебя и только удивляюсь, как тебе вообще в голову пришло инсценировать смерть принцессы? Да и вообще как это получилось с помощью яда?

— Каланский сон, магическое снадобье, погружающее в состояние близкое к анабиозу. Блокирует направленную магию. — Глухо проговорил я Буку. — Сок корня енара же используется жрецами, чтобы вывести свой дух за пределы тела. Они используют его во время обучения.

— Ты рисковал.

— Да, кроме меня о плане знали всего двое. — Вздохнул я, и взял в руки кубок с соком, после чего осушил его за три глотка, продолжив. — Пришлось разыграть маленькое представление, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что шестая принцесса мертва.

— Я встречался с Вацлавом, он просил его простить за Клэр: неправильно подобрал слова.

— Его можно понять, он не имел права открыто обвинять третьего принца. Да и я сказал лишнего только потому, что хотел, чтобы Клэр внимательней следила за своей дочерью. Но это привело к маленькой войне.

— Как вообще так получилось? Почему Кристоф?.. Ну, ты понял.

— Это моя вина, я думал, что во дворце всего четыре экранированные от магии комнаты. Ты сам знаешь, насколько этот дворец огромен. — Устало проговорил я и потёр шрам на затылке. — Теперь даже не знаю, как вытаскивать из дворца Эдиту. Если у Вацлава не получится… Вариант с отравлением отпадает, больше такого зелья у меня нет.

— А сможешь приготовить?

— На это нужно полгода и необходимые компоненты, которых попросту нет. И так пришлось влезть в имперскую сокровищницу. Да, кстати, а какие у тебя успехи?

— Я выполнил часть работы, но спугнул одного. Теперь придётся бегать за ним по всей Империи, поэтому и решил наведаться в столицу, где меня сразу нашёл Вацлав. Одно странно, все нападавшие действовали независимо. Одни из-за кровной мести, другие были наняты через посредников членами твоего прекрасного семейства…

— Да, ты правильно сказал: "прекрасного". — Поморщился я.

— Последнего посредника не смог поймать, скользкий как угорь. Вот думаю, как бы всё это реализовать, зацепки у меня есть.

— Зацепки — это хорошо.

— А если ты сам наведаешь в столицу?

— Чтобы меня убил Дарнир? Нет, спасибо, драться с Белым легионом я не смогу. Да и для моих планов важно сидеть тихо, чтобы никто не совал свой нос в мои дела. Кстати, ты не знаешь, кто пришёл через врата в этот мир?

— Я там не был, но слухов ходит много. — Развёл руками Бук. — Ты думаешь что это?..

— Рассматриваю подобный вариант, будет неприятно, если окажусь прав.

— Да, будет неприятно. Впрочем, когда у тебя завтрак, я голодный, дракона бы съел.

— Завтрак будет уже скоро, надо будет и Анису разбудить, но сначала…

Осторожно коснувшись разума уже проснувшейся Валерии, я попросил её спуститься ко мне в покои. Девушка, в ответ заметила, что я слишком нагл, но попросила подождать, так как она хотела привести себя в порядок.

— Знаешь, когда я услышал, что ты обручился, то подумал, что мир сошёл с ума. Тебя с твоим характером не каждая девушка будет терпеть. Кстати, а кто вторая?

— Соня Арниирм.

— Понятно, — усмехнулся он, — впрочем, в этом мире гарем разрешён, а тебе обязателен. Традиции, да?.. — Кивнул он на шнурок на шее.

— Традиции. — Поморщился я. — Меня не спрашивали.

Бук в ответ громко рассмеялся и даже разбудил девочку, которая открыла глаза и, посмотрев на нас сонным взглядом, снова устроила голову на подушке…

— Могу голову Кристофу оторвать, если попадётся на пути. Такую тихую и милую девочку…

— Оставь это мне. Он не уйдёт от наказания.

— Попробую вытащить Эдиту, сейчас позавтракаю и сразу же отправлюсь.

— А я хотел попросить тебя найти Калерию, они со второй императрицей отправились в замок Иф на западном побережье.

— Эшарион, я тебя не понимаю, ты же сам говорил, что Эдита пресекла попытку этой "принцессы" совершить нападение на Ноа, твою невесту. Зачем тебе её спасать?

— Родственников не выбирают.

— Ты слишком добр к своей семье. — Вздохнул он и улыбнулся. — А

ты так и не научился переступать через собственные принципы, чтобы не стать такой же мразью, как и остальные. Пойми, ты родился не в той семье, чтобы заботится о своих родственниках…

— Бук, не надо. Всё я прекрасно понимаю. — Устало проговорил я.

В этот момент раздался стук в дверь, и вошла Валерия, стоило ей увидеть Бука, как она тут же подняла защиту, а в воздухе развернулись боевые чары уровня гораздо выше магистра…

— Лера, достаточно, это друг.

— Ты хоть знаешь, кто перед тобой? — напряжённо спросила девушка, — такие, как он…

— Лера, я попросил. — Твёрдо посмотрел я на девушку. — Лучше познакомься, Бук из Лавета, мой давний друг. Бук, а это Валерия Гройскам, артаарка, магистр.

Девушка убрала боевые чары, но оставила защиту, после чего внимательнее присмотрелась к Буку и облегчённо вздохнула. Бук тоже заметно расслабился…

— Валерия, пожалуйста, помоги какими-нибудь чарами скрыть Анису, шестую имперскую принцессу. Официально она мертва, поэтому будет неприятно, если она воскреснет здесь и сейчас.

— Хорошо, создам специальный амулет. Это будет серьёзней используемых вами иллюзий.

— Кивнула девушка и подойдя к спящей девушке создала чары, запечатлевшие фигуру и черты лица и бросив взгляд на Бука, удалилась из комнаты.

Некоторое время мы с Буком обменивались взглядами, а после я спросил:

— Что это было?

— Она встречалась с теми, кто похож на меня. Это нормальная реакция.

— Но ты отличаешься…

— Поэтому она и не стала атаковать. — Пожал плечами Бук и, услышав звук колокола, спросил с улыбкой. — Завтрак?

— Да, пойдём. — Поднялся я с кресла и потянулся. — Ты точно уверен, что не будешь задерживаться?

— Нет, лучше попробую вытащить Эдиту. Кстати, а что сегодня на завтрак? Ты же знаешь?

— Ты будешь приятно удивлён…

На завтраке Ноа и Соня не появились, они вчера помогли Анисе помыться, а после накормили и уложили спать, после чего выпили на двоих две бутылки вина и сейчас конкретно отсыпались. Очень многие удивились появлению за столом Бука, но когда я представил его как своего друга, приняли очень даже тепло.

Бук, как и сказал, отбыл сразу после завтрака, только взял припасов в дорогу и сразу же покинул территорию этой маленькой крепости.

Попрощавшись с ним, я пришёл к покоям Малграфа и после стука в дверь, вошёл внутрь. Мне открылась любопытная картина, боевой маг полулежал на своей кровати, а Мэя Дарра кормила его с ложечки…

— Простите, принц Эшарион.

— Всё в порядке, рад, что о нём кто-то заботится. — Улыбнулся я альте и посмотрел на серое лицо Малграфа. — Неплохо нас сервент потрепал, да?

— Тебя вырубили камнем. Из тебя боевой маг как из меня… — криво усмехнулся он. — Что нового?

— Бук приезжал, ночь побыл и уехал.

— Понятно, снова не встретились. — Вздохнул Малграф. — К слову, давай я поправлюсь, а после займёмся взятием города под контроль. Одного тебя отпускать нельзя.

— Не волнуйся, я пока всё подготовлю. Да и текущими проблемами разобраться надо. Как раз дня урожая и начнём. Отдыхай.

Боевой маг поморщился, изобразив намёк на улыбку, а я кивнул альте вышел. Поднявшись к себе, нашёл Эйруэн и Эвелин, отчитывающих девушек при открытых дверях в покои…

— Что случилось? — заглянул я к ним.

— Они напились. — Недовольно проговорила Эвелин.

— Это нормально, — заметил я и, открыв дверь в свои покои, вошёл.

Обнаружив пустую кровать, я услышал звуки из туалетной комнаты и, устроившись за столом, вернулся к своим бумагам.

Так, отчёты… Письма. Ничего кардинально нового. Эх, а с бумагами гораздо проще работать, нежели с людьми. Вчера мне пришлось отправить два отряда по деревням, а сегодня я ожидаю визита тайной стражи…

Аниса показалась из туалетной комнаты полностью одетой. Одежда что на ней была почищена мной бытовыми чарами, но всё же требовала срочной замены.

— Эшарион. — Тихо позвала она.

— Да, Аниса, подожди немного, сейчас закончу и уделю тебе нужное время. — Проговорил я, не отвлекаясь от отчёта.

В этот момент в мои покои вошла Валерия, а следом за ней Эйруэн и Эвелин, женщины остановились и поражённо посмотрели на двенадцатилетнюю девочку, в ожидании сидящую за столом.

— Аниса… — голос четвёртой императрицы дрогнул.

— Госпожа Эйруэн, — проговорила принцесса и, вскочив, бросилась к женщине и крепко обняла её, тут же заплакав. — Я так рада…

Не мешая их воссоединению, я активировал звукоизолирующие чары и только взглядом отметил амулет положенный Валерией передо мной на стол, проговорив:

— Спасибо.

Девушка кивнула мне и удалилась. Закончив с отчётом, я выписал, что мне нужно в записную книгу и повернулся к Анисе, тихо сидящей на кресле возле стола и негромко отвечающей на вопросы Эйруэн.

— Эшарион, ты бы мог сразу всё рассказать. — Проговорила четвёртая императрица.

— Мог, но не хотел нарушать тайну. — Вздохнул я. — Как там Соня и Ноа? Выспались?

— Мы их немного подлечили. Они сейчас себя в порядок приводят.

— Вот и хорошо, — взяв амулет, я проверил его и надел на шею сестре.

Амулет активировался самостоятельно, тут же преобразив девушку, сделав её черноволосой девушкой с немного резкими чертами лица и пронзительными голубыми глазами. Внимательно присмотревшись к девушке, я только покивал головой: эта маскировка не просматривается как иллюзия.

— Неплохо. — Заметила Эвелин, внимательно рассматривая девушку. — Значит, ты инсценировал её смерть, чтобы вытащить из дворца?

— Это был единственный выход из созданного положения. Теперь она будет жить здесь.

— А что на счёт Клэр? — внимательно посмотрела на меня Эйруэн, — убьёшь её?

— Мама? — внимательно посмотрела на меня Аниса.

— Как я уже и сказал: она останется моей пленницей и мне решать, знать ей правду или нет. На этом всё.

Взгляды всех присутствующих сошлись на мне, а следом ещё и вошли Ноа с Соней, присоединившиеся к остальным. Обведя взглядом компанию и многозначительно хмыкнул, а после сел за рабочий стол и, наполнив кубок соком, пригубил его.

— Эшарион? — внимательно посмотрела на меня Эйруэн.

— Через пару дней у нас праздник сбора урожая, что продлится минимум три дня. Его нужно правильно организовать. Кто этим займётся?

— Можно мне? — спросила Ноа, — думаю, справлюсь.

— Я помогу. — Уверенно заявила Соня.

— Хорошо, тогда я займусь текущими делами, касающимися легиона и остатков войска герцогства Фультаар. — Достав чистый лист, я взял в руки ручку и принялся писать. — Надеюсь, герцог Фультаар не будет слишком резок и мне не придётся подавлять ещё и его. Да и пока не забыл: Ноа, можно Аниса поживёт пока с тобой?

— Да, конечно, Эшарион. — Кивнула мне баронесса.

Составляя письмо к герцогу, я напряжённо подбирал слова, однако мысли мои крутились вокруг сестры.

Сейчас Анису нельзя оставлять одну, Кристоф подчинил её и использовал как куклу для секса. Да и порой у девочки сами собой выползают не самые приятные мысли о своей дальнейшей судьбе.

— Аниса ты не голодна? — посмотрел я на девушку и получил слабый кивок, после чего добавил, — Ноа и Соня, вам тоже нужно позавтракать, раз вы проспали.

Соня в ответ фыркнула и взял Анису за руку, прошептала на ухо о том какой я слишком серьёзный и смешной. Девушки удалились из покоев, а я, закончив текст, откинулся на спинку кресла и, отложив ручку, посмотрел на оставшихся двух женщин, после чего подумал и протянул им папку, вытянутую из стола.

— Что это? — спросила Эвелин, взяв бумаги в руки.

— Проект магической школы, я долго думал и решил, что вы лучше всего подходите для этого. Хотел заняться лично, но боюсь, в ближайшее время у меня не будет столько свободного времени. Мне сейчас придётся заняться куда более важными вещами, раз обстановка складывается подобным образом.

— Ты можешь сделать что-то подобное, но на Севере? — спросила Эвелин, читая план.

— Сейчас нет, но здесь осталось лишь решить организационные вопросы и найти подходящее для школ место. Начнём с малого класса.

— Хорошо, Эшарион. А что по поводу Анисы?

— Не оставляйте её одну, я боюсь что она может с собой что-то сделать. Да и Клэр пока не стоит знать о ней. Сначала нужно решить вопрос с герцогом.

— Тогда мы этим займёмся, думаю, безопасней всего будет построить школу внутри стен этой крепости. — Проговорила Эйруэн.

— Спасибо. Тогда я займусь пока другими делами.

Женщины, обменявшись мыслями, посмотрели на меня вновь занявшегося разбором бумаг и удалились из покоев.

Так, теперь надо сосредоточиться на этих альтах. Сейчас в Империи начнётся жаркое время, Дарнир и Вильям сцепятся. Впрочем, жалеть их не стоит, они и поддерживающие их люди знают, чем всё это закончится.

Легион полностью покинул Вернад уже к вечеру этого дня, завтра они должны полностью покинуть Драконью долину, однако сегодня я не стал ничего предпринимать, попросив прибыть гроссмейстера Орба завтра с утра.

А сейчас сидел в ожидании тайной стражи, добравшейся до этого маленького замка только к вечеру.

Стук в дверь и ко мне в покои вошёл Кристиан Перейн и сразу же прошёл и сел в кресло напротив моего стола.

— Вы просили меня прибыть, принц Эшарион, сказав, что это важно. Я здесь.

— Спасибо, мэтр Перейн. Да это важно. Много ли у вас сведений о том, что происходит возле Фарнадской башни?

— Башня уничтожена, как и маги, жившие в ней. Больше никакой важной информацией поделится не смогу, потому что тайная стража раскололась.

— Вацлав? — напряжённо спросил я.

— Он пытался вывести принцессу Эдиту из дворца, но его предали его бывшие ученики и завели в ловушку Белого легиона. Принцесса жива и в порядке.

— А Вацлав?

— Неизвестно, но предатели отрубили ему руку. Это всё что мне известно. Сейчас мы не знаем, кто из тайной стражи перешёл на сторону будущего Двадцать шестого Чёрного дракона.

— А я предупреждал отца, что членам тайной стражи стоит предоставить отдельный аристократический титул с отдельными правами и обязанностями так, чтобы никакой герцог не мог бы диктовать любые условия. Это было ожидаемо. — Провёл я рукой по бритой голове и тяжело вздохнул. — Не думаю что Вацлав погиб, но он будет скрываться.

— Зачем вы меня пригласили, принц Эшарион?

— Мне нужно, что вы отправились к Фарнадской башне и притащили одного из тех, кто пришёл в этот мир. Лучше всего будет, если вы и их оружие захватите. А что говорят маги?

— Готовятся отбить разрушенную Башню и уже собирают совет магистров.

— Это надолго, — невесело усмехнулся я, — вы успеете вернуться к тому времени. Если конечно согласитесь.

— Мы служим Империи, мой принц, и пока ваши действия будут направлены ради её блага — мы готовы оказывать вам поддержку.

— Останетесь на ужин?

— Нет, благодарю за приглашение, мой принц, но нам пора.

Тайник поднялся и, оставив невысказанную просьбу висеть в воздухе, покинул мои покои, прикрыв за собой дверь.

Ударив по столу кулаком, я грязно выругался в отношении Дарнира и всех его сторонников…

Нарезая круги по своим покоям, я посмотрел на послание прибывшие вечером и лишь тяжело вздохнул и сел в кресло.

Завтра имперский совет, а при этом столицу занял Белый легиона, занятый тем, чтобы прижать членов совета. Значит завтра состоится коронация Дарнира… Не мог бы он ещё хотя бы неделю подождать после окончания траура по отцу, да и по первой императрице траур всё ещё идёт. Ладно, это не большая проблема, хоть и неприятно.

Важно другое, Бук правильно сделал, что отправился в столицу, возможно, он успеет до того, как…

Оторвавшись от размышлений, я посмотрел в сторону двери в покои и, зная, кто ожидает за ней, поднялся и пошёл открывать.

Открыв двери, я обнаружил на пороге, Соню, кутающуюся в плащ, а после, отступив в сторону с лёгкой улыбкой на губах. Девушка вошла и, пройдясь, сбросила плащ с плеч, повесив его на кресло, после чего повернулась ко мне, предвкушающе облизнув губы.

— А говорила, что больше не придёшь?

— Ты хотел сказать именно это? — насупилась красноволосая северянка.

— Нет, не это. Ты прелестна.

Подойдя, я мягко обнял девушку, стоящую в одной тончайшей ночнушке сквозь которую прекрасно видел все изгибы её тела. Девушка ощутимо дрожала, но не от страха, а после решительно поцеловала меня, обхватив руками за шею. Подхватив девушку на руки, я уложил её на кровать и принялся снимать с себя рубашку, не разрывая поцелуя….

Мы лежали на кровати и отдыхали, лунный свет, падая сквозь окно на кровать, освещал наши обнажённые тела покрытие капельками пота. Мягкими движениями ладони я поглаживал ягодицы девушки…

— Скажи, а если бы ты не согласился спать со мной, что бы было?

— Меня бы насильно затаскивала в постель Эйруэн, а остальные бы ещё ей и помогали.

— Странный ты, Эйруэн гораздо красивее меня. — Весело улыбнулась Соня. — Вообще в Империи обычное дело, что внутри семей очень близкие отношения, даже в брак вступают ради сохранения чистоты крови и силы магии. Раньше так поступала и императорская семья, но потом это стали запрещать, так как рождалось слишком много детей с твоим проклятием…

— Да, ты права, — вздохнул я, — запрет был наложен, когда детей с Проклятием Драконьей крови стало пятеро, и все они не дожили даже до двадцатилетия. Даже были споры, кто станет следующим, двенадцатым чёрным драконом, но они прекратились, когда у пятой императрицы родился мальчик, впоследствии и взошедший на престол.

— Скажи, Эшарион, я красивая? Красивее Ноа? — повернувшись на бок, спросила Соня, убрав свои волосы назад.

— Я не сравниваю, но ты определённо красива.

— Только грудь небольшая…

— Зато нежная.

— Хочешь? — игриво улыбнулась Сона.

Вместо ответа, я повалил её лицом вниз и медленно дразняще прошёлся мелкими поцелуями от шеи до лопаток, отчего девушка задрожала и горячо прошептал:

— Попробуем сзади?

Соня откровенно испугалась, и собиралась было уже скинуть меня, но я лишь весело фыркнул и пояснил:

— Сзади, а не в зад.

Девушка в ответ лишь откровенно рыкнула на меня и несколько расслабилась…

***
Траур по императору Дарию II закончился, а имперский совет избрал нового Чёрного дракона, что поведёт за собой всю Империю.

Дарнир V взошёл по ступеням и сел на трон своего отца и посмотрел на собравшихся гостей в большом зале императорского дворцового комплекса и победно улыбнулся, а после поднял руку и проговорил, усилив магией свой голос:

— Сегодня великий день для меня, я взошёл на престол своего отца и клянусь, что с этого момента Империя станет величайшей страной…

— Да здравствует рождение тирана, — вполголоса проговорил Алан Лиарин, — своего брата из дворца он уже выжил, пустив в город Белый легион и начав отлавливать и запугивать его сторонников. А что скажите вы, магистр Карсдар?

— Дарнир слишком молод для этого трона и короны. А сейчас, когда маги допустили ошибку и выпустили в наш мир неизвестного врага, нужен кто-то мудрый.

— Представление, разыгранное на совете, было неприятным, — поморщился король Лиарина,

— если бы его не поддержали, он был готов убить всех присутствующих, именно для этого он и ввёл в столицу Белый легиона. Власть в руках тех, кто привык брать всё силой, превращается в слишком опасное оружие, а их самих превращает в безумцев.

— Да, мой король, вы абсолютно правы. Только вот безумцы не правят долго.

— Только исправлять итоги их короткого правления приходится десятилетиями…

Отметив взглядом приближение, герцога Грана, являющегося легатом Белого легиона, Алан Лиарин лишь едва заметно поморщился.

— Странно видеть вас, магистр Карсдар в компании короля Лиарина. Вы ранее служили Норну Ромнару, если меня не подводит память.

— Служил и был другом.

— Странно, что вы не служите его сыну.

— Я слишком стар, чтобы служить молодым. Они вечно спешат, а надо всегда двигаться неспешно.

— Куда двигаться?

— Вперёд или назад? Вверх или вниз? Это не важно, важно лишь движение. — Задумчиво улыбнулся старый магистр, снисходительно посмотрев на герцога.

Легат Белого легиона смерил взглядом магистра и развернувшись направился ближе к каменной трибуне на которой и стоял трон императора.

— Глупец притягивает глупцов… — тихо проговорил магистр.

— Зато глупцы счастливее всех. — Заметил король Лиарина.


— Счастливы в собственной глупости… Жалкий удел.


Глава 10. Торговая война и помолвка

Магистр Айлек Риис, прихрамывая, медленно вошёл в большой зал собрания Эрванской башни, центральной в Империи. Выйдя на центр зала, он тяжёлым взглядом прошёлся по лицам собравшихся сегодня магистров, а после опустился на кресло, проговорив:

— Прошу прощения у магистров, но нога не даёт говорить стоя.

— Что случилось в Фарнадской башне?

— Она полностью уничтожена. Многие юные ученики и адепты погибли, а из магистров в живых остался только я. Оставшиеся в живых сейчас прибыли в эту башню…

— Что вы предлагаете, магистр Риис? — спросил верховный магистр Башен, Гелберт Омальхарт, — неужели вы ожидаете, что совет магистров двинется на руины вашей башни, чтобы вернуть её.

— А вы ожидаете что Император, взошедший на престол, проигнорирует это? Вы понимаете, что враг, которого мы по незнанию привели в этот мир — слишком опасен. — Ответил Айлек.

— Тайная стража уже расследует произошедшее.

— В любом случае совету Башен есть что обсудить, помимо случившегося с Фарнадской башней.

— А я просить не буду, лишь соберу тех, кто может помочь, и попробую вернуть город древних вместе с порталом. А вы старые идиоты, можете и дальше играть в свои маленькие игры…

После этих слов Айлек Риис поднялся и в полной тишине покинул большой зал совета Башен, а следом за ним вышли семь магистров, на что верховный магистр лишь равнодушно махнул рукой.

***
Утром следующего дня, после переговоров со мной, Валлис Орб, отправился с половиной членов ордена "Пылающей девы" в ту часть города, где располагалась первая трибуна Пятого пограничного легиона, и принялись за обустройство на новом месте. Вторая же направилась в Крепость Восточных врат, чтобы занять оставшиеся жилые здания легионеров и контролировать обстановку.

Мне было прекрасно известно о том, что легионеры бросили на месте не только мебель, но и часть оружия легиона. Городская стража городов же следила за тем, чтобы ничего не утекло в чужие руки.

Сейчас я сидел и перебирал законы и указы Империи касающихся торговых отношений с альтам. Нюансов была масса, но потихоньку картина вырисовывалась.

Начнём с того что большинство альтских торговцев продают свой товар через ассоциацию торговцев в Вернаде, после чего закупают необходимые товары уже здесь и отправляются обратно. Однако так делает меньшинство, большинство идёт по торговому тракту до

Калинара, где идёт большинство сделок. Альтских торговцев стараются при этом не трогать, товары достаточно ценные, чтобы за их сопровождение брались полноценные боевые маги. Самый большой плюс в том, что охрана каравана не может быть сопровождена более чем десятком альстких воинов. Пусть войны между альтами и Империей нет, но напряжённость имеется.

Ладно, нужно будет Валлиса пригласить и обговорить план с ним, свою часть я закончил, осталось лишь реализовать это…

— Принц, мы готовы, — вошёл в мои покои Мирас.

— В таком случае отправляемся, сегодня посетим торговую ассоциацию, а завтра отправимся на место, где будет вестись строительство торгового посёлка. — Поднялся я и подхватил плащ. — Строителей предупредили?

— Обещали быть здесь утром.

— Тогда всё в порядке, снегов пока нет, так что если постараться можно успеть возвести фундамент под дома. — Вышел я из своих покоев, заперев дверь.

Проходя мимо малой гостиной, я услышал громкий спор между Ноа и Соней, занявшихся организацией праздника урожая, оказавшийся прерванным Анисой хлопнувшей ладошкой по столу и своим тихим и мягким голосом предложила компромисс…

По Анисе, не скажешь, но она сильная, но как любой имеет свой предел, а с возрастом проблема станет серьёзней, такие шрамы не заживают никогда.

Вскоре мы конным отрядом выдвинулись в сторону центра города, где и располагалось здание ассоциации торговцев. Путь по городу был спокойный, заметил парочку воришек, но серьёзные личности сидели по тихим закоулкам, обвесившись амулетами ментальной защиты.

Остановив лошадь, я спешился и, кивнув Мирасу, направился внутрь здания, где меня стразу же встретили с поклоном, и повели на встречу с главой торговой ассоциации города Вернад. Проведя меня в кабинет, передо мной открыли дверь, и немолодой мужчина с волосами с проседью поднялся и направился ко мне навстречу со словами:

— Принц Эшарион, я польщён видеть вас в добром здравии. Слухи о вашей победе уже разнеслись по всей Империи.

— Доброго дня, Данир Грюс, обойдёмся без дешёвой лести. — Вошёл я в кабинет в сопровождении Мираса.

— Да-да, прошу прощения, мой принц, вы хотели обсудить со мной кое-что важное. Не будем терять времени. — Указал он мне на кресло и сам обошёл стол и сел на своё место.

— Мной было заключено соглашение о торговых отношениях с горным народом, меня интересует, поспособствует ли торговая ассоциация укреплению этих отношения. Предупреждаю сразу: они прекрасно чувствуют ложь.

— Да, я знаю об особенностях горного народа. — Кивнул мне Грюс. — Думаю, мы сумеем найти общий язык на взаимовыгодных условиях.

— В таком случае, я начинаю строительство торгового посёлка на севере долины. Надеюсь, мне не придётся приносить извинения, если ваши слова разойдутся с вашими действиями? Есть вещи, которые не купить за золото.

— Могу вас заверить, мой принц, я подберу лучших торговцев. — Глубоко кивнул мне Данир Грюс.

— В таком случае оставлю решение данного вопроса на вас. Если же что-то пойдёт не так, мне придётся самому заняться этим. — Улыбнулся я, почувствовав страх от торговца. — Долгие и выгодные торговые отношения между странами выстраиваться руками тех, кто заинтересован в этом. Думаю, на сегодня достаточно, если вы пожелаете обсудить какие-то вопросы, меня можно найти в Вернадском поместье. — Поднялся я и направился к двери. Доброго дня.

Спешно соскочив со своего места, торговец бросился было открывать передо мной дверь, но это уже сделал Мирас, поднявшись с небольшого диванчика, который занимал всё время переговоров.

— Во благо Империи, Данир Грюс.

— Во благо Империи, мой принц. — Склонился в поклоне торговец.

Покинув здание торговой гильдии, я вышел на улицу и остановился, размышляя, куда направиться дальше. Особых планов не было, поэтому я, забравшись в седло, неспешно двинулся в сторону рынка в окружении северян.

— Вы не доверяете торговцам, принц Эшарион

— Доверяю? — задумчиво посмотрел я на чернобородого северянина, — я никому не доверяю. Даже самый преданный человек будет поступать по-своему.

— Согласен. — Коротко кивнул Мирас. — Можно вопрос?

— Спрашивай, Мирас, я никогда подобного не запрещал.

— Вы собираетесь заключить династический брак с родом Арниирм?

— Это зависит не от меня, хоть я и понимаю, что Северу необходим подобный брак. — Кивнул я. — Мир, очень хрупкая вещь, особенно сейчас, когда Империя и Север только зализали свои раны и воспитали детей, не знающих что такое война.

— Спасибо, принц Эшарион. — Кивнул мне северянин, оставшись довольным полученным ответом.

— Завтра, перед отъездом меня ещё ждёт суд над легионерами, воины же герцога Фультаара, находятся под статусом пленных, а значит, их могут выкупить.

— Вы позволите это?

— Не вижу смысла убивать три сотни воинов просто выполняющих приказ. Странная ситуация, да, Мирас?

— Думаю, вы поступите правильно, если отправите их на каменоломню.

— Герцог их выкупит. — Махнул я рукой. — Это лишь вопрос времени. Тогда так и решим, не просто же так их кормить всё это время.

Выехав на рынок, я спешился и неспешно двинулся между рядами, высматривая интересные вещи и касаясь разума торговцев, узнавая последние новости из Альтского княжества.

Новости же были не самыми лучшими, спешно собранные войска сумели закрепиться в горах на северо-востоке и просто не дают этим крылатым двинуться дальше, при этом неся большие потери. Самое занятное в том что, торговцы, как и всегда, хотят нажиться и начинают скупать здесь припасы и другие товары, что будут нужны альтам. Всё как всегда: кому война, а кому — мать родна.

Остановившись возле небольшого магазина, я вошёл внутрь и заинтересованно посмотрел на заставленный книгами шкаф, узнавая книги по корешкам, несколько удивившись собранной коллекцией, а после вытащил толстый том, выполненный из альтского варианта папируса, дамисира. Этот материал использовался остроухим народом в начале зарождения княжества, немногим позже дамисир перестал использоваться, так как его клейкий сок был ядовитым.

— Мой принц, вы выбрали ядовитую книгу. — Вышел ко мне полуэльф, возраста, которого я не мог назвать. — Странный выбор.

— Первые книги по магии альтов были написаны на дамисире и до сих пор используются. — Открыв книгу, я прошёлся взглядом по строчкам текста и разочарованно вздохнул. — Только вот мне непонятен этот текст.

— Это язык, на котором писали во времена зарождения альтского княжества, сейчас он считается забытым.

— Подарю знакомому историку, он любит подобные загадки истории. Сколько она будет стоить?

— Отдам за пару золотых.

— Да и если у вас есть, я бы не отказался купить книгу о сказках и легендах альтского народа.

— Довольно распространённый товар, вам на имперском языке или на альтском? Просто при переводе теряется кое-какой смысл.

— Думаю, обе пригодятся.

Пока хозяин лавки искал нужные книги, я немного с ним разговорился и узнал что у него своеобразный бизнес, где он занимается переписыванием, попадающим в его руки книг, создавая копии, а после продаёт их. К сожалению, это касалось только простых книг, так как магией этот полуальт не обладал.

Покинул я книжную лавку с тремя книгами в руках, а после двинулся дальше по торговым рядам, высматривая интересующие меня диковинки, пока не нашёл интересный браслет с гравировкой на тайном языке альтов, смысла которого торговец не понимал. Небольшой торг и я узнал, что он выиграл этот браслет в кости в одной из таверн на торговом тракте, а за всё это время так и не мог продать. Купив его за золотой, я нисколько не продешевил, а после взяв немного сладостей для девушек.

Некоторое время я ещё гулял по рынку, а после отправился с отрядом обратно…

Сладости сразу же были съедены девушками, работавшими в малой гостиной, я даже пожалел, что взял так мало. Книги я же забрал с собой, решив позже их прочитать, и занялся изучением учебника по магии артааров.

Завтра не буду затягивать с судом, быстро оглашу приговор и всё. Не стоит с этим затягивать, мне ещё нужно выполнить договорённости с горным народом, если я хочу рассчитывать на них в дальнейшем.

Последние приготовления для альтов я уже сделал, осталось лишь использовать это. Посмотрим, как понравится великому князю мой ответный шаг. Отреагировать ему придётся, иначе всё княжество ждут невесёлые времена…

Прибыл гонец и доставил свитки, которые я принялся разбирать, сразу же уничтожая приглашения на свадьбы, обручения и званые ужины, мне подобное никогда не нравилось, потому я на них никогда не отвечал. Что же касается явиться на них, то мне и приглашение ни к чему: никто не посмеет отказать имперскому принцу.

Больше ничего интересного не было, но надолго ли?!

Вечером мне пришлось отвлечься от дел, ради ужина, а после и бани, куда я направился как всегда первым, поддав жару и пребывая в своих мыслях, расслабился.

— Давай, смелее, он не заругает… — раздался громкий шёпот Сони из-за двери бани.

В следующий момент дверь открыла и первой вошла Аниса, а следом и Ноа с Соней. Девушки уже полностью разделись и замерли под моим недовольным взглядом. Только сестра невозмутимо сняла амулет с себя и положила на полочку.

— Зачем вы её привели? — спросил я, прикрыв ладонями пах.

— Это же Аниса…

— Да, но я мужчина.

— Расслабься и убери уже руки. — Проговорила Соня и улыбнулась. — Тем более что она сама попросилась, заявив, что раньше ты с ними купался.

— Да, но тогда им было гораздо меньше и… — посмотрев на спокойно разглядывающую меня сестру, я махнул рукой, — как хотите.

— Не с Эйруэн и Эвелин же ей мыться, — добавила Ноа.

— Всё хорошо. — Кивнула Аниса и быстро перебралась на полок и села рядом со мной. — Я не буду вам мешать.

— Ты нам не мешаешь… Смочи голову, тебе нужно погреться.

Девушки сами взялись заботиться о моей сестре, а я, наблюдая за ними, слабо улыбнулся.

Аниса пришла сюда, потому что может доверять только мне. Одна мыться она побоялась, а вот к девушкам относится несколько настороженно, хоть они и пытаются это исправить. Сейчас она немного отдохнула и уже в её мыслях нет того отчаяния, что я прочёл когда она только прибыла сюда, но мрачные мысли всё равно время от времени мелькают.

Поддав жару, мы просто сидели и наслаждались теплом, всё-таки на улице уже было по- осеннему прохладно.

— Аниса, а ты не боишься Эшариона? — спросила Соня.

— Нет. Он добрый. — Тихо и расслабленно проговорила Аниса. — Он всегда заботился и защищал меня. Даже сейчас.

— Прости, но почему ты не рассказала о том что…

— Я не могла. — Тихо проговорила Аниса. — Подчинение ментальной магией. Даже думать об этом не могла.

— Прости, я не хотела… — поджала губы Соня, поняв, что поступила очень грубо.

— Ты не виноват. — Проговорила Аниса, увидев эмоции на моём лице, и погладила по плечу.

— Спасибо. Я рада, что оказалась здесь, только… Только, я хочу увидеть маму.

— Хорошо, но только после того как нас посетит герцог фультаар. — Нехотя согласился я и увидел мягкую улыбку на её губах. — Раньше нельзя, прости.

— Я понимаю.

— Да, ты умеешь завоёвывать доверие и любовь юных девушек, — заметила Соня с нотками иронии.

— А это плохо? — отстранившись, сестра, несколько стыдливо посмотрел на Ноа, — ты тоже любишь.

— Что? Я люблю Эшариона? Ни за что. Нет. — Возмутилась Соня и залилась густой краской, а после, получив красноречивый взгляд от баронессы, добавила. — Да, не претендую я на него.

— Ты покраснела. — Заметила Ноа, недоверчиво смотря на неё.

— Покраснела. — Подтвердила Аниса.

— Здесь жарко, поэтому и покраснела. — Заявила девушка, но отвела взгляд.

В этот момент раздался мягкий смех Анисы, который всех удивил и девушки тоже не сдержавшись, засмеялись, даже я не смог сдержать улыбку.

После этого мы начали мыться, при этом сестра попросила, чтобы только я помыл ей спину, так что мне было не отказать. Впрочем, Ноа тоже не отставала, потребовав от меня заботы. А вот спину мне помогла помыть баронесса, сестра уступила и помогала Соне.

Закончив, мы все отправились обратно в поместье. Соня ушла к себе, хотя и хотела прийти ко мне, но мне нужно было завтра уезжать. Дойдя до наших покоев двери, в которые находились друг напротив друга, когда Ноа проговорила:

— Эшарион, я хочу поговорить, только переоденусь.

— Конечно, я подожду, — открыв свои покои, я вошёл, оставив двери незапертой.

Как хорошо, что Аниса просто не видит во мне мужчину, а лишь брата который заботился о ней все эти годы. Так же стоит отметить один несомненный плюс, после всего случившегося, она не стала бояться всех мужчин. Теперь она лишь относится к ним с большей насторожённостью, чем раньше.

Так, посёлок, мне нужно будет проложить дорогу от него до самого Савроса, а потом проложить ещё одну на юг до торгового тракта. Помимо всего этого, мне нужно определиться, где на постоянной основе будет располагаться орден. Казармы легионеров лишь замена на первое время, а когда сюда переберутся все члены ордена со своими семьями, это превратится в проблему.

— Эшарион, а ты можешь мне помочь? — войдя, обратилась ко мне с вопросом баронесса.

— Если это в моих силах. — Не отрываясь от записной книги, ответил я.

— Не насмехайся.

— Ноа, я не насмехаюсь. — Поднял я на девушку спокойный взгляд. — Если действительно могу — помогу.

— Просто у нас здесь кое-что не сходится, мы уже начали подготавливать место для праздника, и… — протянула она мне бумаги.

Просмотрев то, что они составили, я некоторое время размышлял, а потом поднял на неё кислый взгляд и проговорил:

— Так бы и сказала что нужно больше золота.

— Просто Соня предложила всякие соревнования и…

— Понятно, держи, думаю, сотни империалов будет достаточно.

— Это много… — пробормотала девушка, но мешочек с монетами взяла.

Поднявшись, я вздохнул и провёл рукой по всё ещё невысохшим после бани волосам, а затем, резко шагнув к баронессе, подхватил её под бёдра и, подняв, закружил. Ноа восприняла это без визга, только на краткий миг испугалась, а когда я остановился, заглянула в глаза и мягко улыбнулась.

— А ты перестала пугаться…

— Наверное, привыкла к тебе.

— Да неужели?

— Ты обещал. — Пробормотала Ноа, испуганно вздрогнув.

— А ты не искушай, — облизнул я губы, — а то съем.

— У тебя появится такая возможность зимой, а сейчас мне пора в постель. Аниса может начать искать, она неспокойная по ночам.

— Спасибо тебе. — Вздохнув, опустил я баронессу. — Даже не знаю…

— Спокойной ночи, Эшарион, — коротко поцеловала меня в губы Ноа и, воспользовавшись коротким замешательством, вывернулась из рук и с тихим смущённым смешком покинула покои.

Это нечестно. Впрочем, уроки Эйруэн не пошли даром. Ладно, нужно будет ещё кое-что доделать…

С самого раннего утра я контролировал людей, строителей сразу же отправил в северном направлении, предупредив, что догоню их позже. А после и сам, дождавшись окончания сборов, выдвинулся сначала к бывшему лагерю герцогского войска, где и расположили захваченных в плен.

Пленных охранял небольшой отряд, который по моему прибытию выстроил их всех и я, поднявшись на небольшую площадку, обозрел собравшихся внизу три сотни человек и, вздохнув, начал:

— По крови и праву члена императорской семьи, согласно закону Империи, я принц Эшарион, четвёртый сын императора Дария, граф Савроса и наместник баронства Вернад, возглавлю этот суд. Если у кого-то есть право это оспорить, пусть выскажется.

От людей раздался гул, но никто не вышел вперёд, их предводитель был заперт в подземелье баронства совместно с третьей императрицей…

— Легионеры, представшие сегодня перед судом нарушили кодекс, занявшись наёмнической деятельностью. Согласно закону, все они будут лишены всех наград и почестей и отправлены на пятилетние работы на каменоломню, без права выкупа. Воины герцога Фультаара будут дожидаться выкупа собственным господином там же. На этом всё.

Спустившись с площадки, я кивнул рыцарю ордена, показывая, что закончил, после этого попрощался с отрядом и двинулся на север, догонять строителей, которых уже догнали торговцы, устроившись на трёх повозках.

Итак, к вечеру мы будем на месте, а уже к завтрашнему утру следует ожидать гостей от горного народа, которые с самого начала высказались помогать со стройкой. Впрочем, буду разрешать все проблемы на месте, поэтому и поехал…

Эйруэн устроившись в малой гостиной, задумчиво улыбалась, наблюдая за молодыми девушками, сейчас занятыми тренировками с Брайаной Леер.

"А Аниса довольна неплоха для своих лет, даже чувствуется что девочка решила стать сильнее… Жаль её, Эшарион винит себя в том что недоглядел, но в этом есть и моя вина. Она семья всё же и неважно как я при этом отношусь к Клэр".

— Грустишь? — войдя в комнату, спросила Эвелин.

— Нет, просто размышляю.

— Расскажешь, почему ты так относишься к Эшариону? — тепло улыбнулась сев рядом с ней на диванчик и посмотрела на тренировку девушек, — они справятся.

— Я надеюсь на это. — Кивнула Эйруэн. — Знаешь, расскажу тебе кое-что из прошлого…

Сидя в саду дворца Эйруэн тихо читала книгу и наблюдала за вознёй детей, оставленных ей на попечение в причину отбытия императора и двух его жён на имперский совет.

Читая книгу, она отмечала, что Эшарион спрятавшись в тени, негромко рассказывал трём младшим принцессам сказку, в то время как Кристоф сидел в стороне и устраивал бои между жуками, найденными здесь в саду…

— Странные увлечения у молодого принца, — проговорила Инесса, подойдя к северянке из-за спины. — Ему нравится смотреть, как умирают другие. Даже не знаю, что из него вырастет, если он с детства так любит наблюдать за смертью других.

— Возможно, что он изменится. — Осторожно заметила Эйруэн, посмотрев на третьего принца.

— Нет, поверь, такое уже не исправить. — Покачала головой Инесса, устроившись на краю скамейки. — Ты не против?

— Нет, садитесь.

— Мне больше интересно, почему твой сын такой. — Посмотрев на младшего из принцев, с задремавшей Анисой на коленях и рассказывающего сказку, Инесса кивнула. — Он умён и терпелив, несмотря на свой юный возраст.

— Я ничему его такому не учу, но он уже сам читает. — Гордо улыбнулась Эйруэн.

— Да, жаль, что он родился таким.

— Не напоминай мне.

— По крайней мере, он точно не станет императором. Дохнут проклятые быстро. Впрочем, неудивительно, что у северянки…

— Стать первой императрицей через постель, а после пытаться всю жизнь соответствовать.

— Спокойно сказал мальчик пяти лет, подойдя к ним. — Как-то это жалко, наверное?

— Эшарион… — попробовала остановить сына Эйруэн.

— Кажется, кому-то нужно преподать урок. — Поднялась Инесса, посмотрев на мальчика сверху вниз.

— Когда у слабых и никчёмных нет нужных слов, они применяют силу. — Поднял уверенный взгляд на первую императрицу Эшарион. — Ударишь меня, первая императрица? Это будет жестом отчаяния и доказательством моей правоты.

— Тебе нужен урок, — улыбнулась Инесса.

Не успела Эйруэн отреагировать, как лицо её сына исказилось от боли, а в следующий момент Инесса подброшена в воздух и рухнула в кусты, ломаемые с громким треском. Первая императрица не позволила себе слишком долго лежать в кустах и быстро выскочила из них и посмотрела на младшего из принцев, смотрящего на неё с угрозой.

Многозначительно хмыкнув, первая императрица развернулась и направилась прочь из сада, бросив взгляд на рыцарей чёрного дракона, но не смогла увидеть эмоции на их лицах, скрытые под чёрными шлемами.

— Ты в порядке? — бросилась к сыну северянка, опустившись на корточки.

— Плохой амулет, легко обошла защиту. — Проговорил Эшарион, продемонстрировав амулет ментальной защиты. — Ты не злишься на неё?

— Это неважно…

— Важно. Тебе неприятно и больно.

— Обещай, что не будешь защищать меня. — Требовательно посмотрела в глаза сына Эйруэн.

— Не обещаю и защищать буду. — Насупился младший принц, а после, бросив взгляд на девочек, так и не проснувшихся от шума, и добавил. — Их тоже буду защищать…

Закончив рассказ, Эйруэн расслабилась и улыбнулась:

— После этого Эшарион постоянно защищал меня от нападок остальных. Хотя я просила его каждый раз…

— Неудивительно, что ты его любишь. — Весело фыркнула Эвелин. — Ладно, давай вернёмся к работе. Арон, к слову, отправил всех магов на поиски магически одарённых детей, что должны стать первыми учениками.

— Посмотрим, что из этого выйдет, распоряжение о строительстве я уже отдала, место под здание сегодня должны разметить, а завтра уже начнут строить…

— Вы хотите учить детей магии? С этим проблемы в Империи? — неожиданно раздался голос Валерии и женщины повернулись к девушке, вышедшей из-за скрывшего её деревца стоящего в углу.


— Понимаешь, Валерия, в Империи нет запрета на обучение магии внутри семей, но чтобы понять, почему так случилось, нужно обратиться к истории Империи: изначально Башни были орденом, контролирующим магов. Это потом они начали захватывать позиции, ведь, как известно все маги — это представители аристократии Империи, а после они стали контролировать магическое искусство полностью. Они не допустят, чтобы кто-то лишил их права учить будущих магов, это очень серьёзная проблема. Однако и оставлять в руках Башен столько власти нельзя, это уже привело и приведёт к ещё более печальным последствиям.

— Поняла. Спасибо. — Кивнул Валерия и медленно вышла из гостиной. Женщины переглянулись и вздохнули, стоило артаарке покинуть комнату.

— Она меня пугает…

— Меня тоже, но похоже она на стороне Эшариона. — Задумчиво проговорила Эйруэн.

— Древняя, даже интересно…

— Эвелин, о ней не должны узнать.

— Я понимаю. — Кивнула Арниирм. — Давай вернёмся к нашей работе…

Дорога прошла нормально, я сверялся с картой и действительно, ближе к заходу солнца мы прибыли на место будущего посёлка, где и начали разбивать лагерь. Строители сразу же засуетились, пользуясь доступностью леса, несколько человек сразу же пошли отмечать те деревья, что пойдут на дома, как мне пояснили: дерево осенью достаточно сухое, чтобы из него можно было строить.

Наблюдатели, из горного народа увидев наш отряд, сняли лагерь и отправились докладывать в столицу. Это я заметил только благодаря ментальным волнам.

Задумчиво ходя и присматриваясь к местности, я, оценив удобный спуск с горного плато, а так же реку что спускалась с гор гораздо правее, довольно кивнул.

— Хорошее место. — Отметил Мирас, а после посмотрел в северо-восточном направлении. — Местные говорят, здесь в верховьях реки золото можно мыть.

— По поводу золота я не беспокоюсь. — Спокойно ответил я ему. — Его пока достаточно. Лагерь уже почти закончили ставить, смотри, как засуетились торговцы, чувствуют, где можно извлечь прибыль.

— Они всегда такие. — Проговорил Мирас и, кивнув мне, двинулся проверять часовых.

А место мне нравится, достаточно ровное и чистое от деревьев и кустарников, да и от ветра посёлок защищён горным склоном. Нужно будет завтра решить вопрос с колодцем, да и если взобраться повыше, будет виден Саврос, да и до артаарских руин недалеко.

Думаю возле выхода из руин действительно построить город, мне не нравится ни Саврос, ни Вернад, оба этих города имеют ряд достоинств и недостатков которые долго исправлять, да и мне нужно место равноудалённое с западной стороны от территорий Империи, а с южной с Альтским княжеством. Я по-прежнему хочу исследовать артаарские руины в поисках лекарства от моего проклятия, а времени у меня всё меньше и меньше. Придётся поспешить, особенно с альтами.

Войдя в палатку к строителям, я обвёл их взглядом и подойдя к столу отметил план строительства посёлка.

— Надеюсь на ваш опыт, господа, так как сам его не имею. — Обратился я к ним. — Давайте начнём сначала…

— Колодец, мой принц, это будет долго.

— Не волнуйтесь, главное найдите хорошее место для него. Я же подниму вопрос дорог, посёлок будет расти. Земля здесь хорошая, а значит, со временем сюда прибудут и земледельцы, а в горах хорошо охотится…

В итоге я завяз в делах торгового посёлка на два дня. Первый день прошёл быстро, прибыли торговцы и охрана от горного народа, пришлось налаживать диалог, а так же бурить колодец. Это я проделал в одиночку, сразу же укрепив стенки камнем, а после строители возвели над ним подъёмник…

На второй день прибыло больше строителей, а торговцы уже начали активную торговлю, поэтому пробыв до половины дня, я решил отправиться обратно, так как моё дальнейшее вмешательство не требовалось…

В поместье я получил кипу писем, и стоило мне переодеться, как пожаловали девушки, а я тем временем дождался Мираса и проговорил:

— Какие у нас успехи?

— Фуран со своим отрядом завтра притащат ту тварь, что жрала людей в деревне, оказалось, что она принадлежит Хаосу.

— Понятно. Многих потеряли?

— Деревенских пропало два десятка, отряд не пострадал.

— А что до неизвестного заболевания?

— Молодой торговец притащил заразу из поездки в столицу. Сейчас лечится, будут.

— Понятно. — Невесело усмехнулся я и вздохнул. — Значит так, а теперь я перекрываю торговый тракт для альтов в пределах долины. Торговцам запрещено покидать долину до окончания разбирательства с контрабандой. Пошлите гонцов, рыцари ордена "Пылающей девы" должны перекрыть выезды из долины до конца моего личного расследования.

Мирас кивнул мне и вышел, а я перевёл взгляд на сидящих за столиком Ноа и Соню и тяжело вздохнув, спросил:

— Вам, наверное, интересна причина торговой войны с княжеством?

— Да, мне интересно, да и если вспомнить, в тот вечер, когда привезли Анису, ты собрал нас с какой-то целью.

— Да, сейчас, когда Империю начало сотрясать в лихорадке братоубийственной войны, нужно выстроить мирные отношения с другими странами. Если королевства Севера связаны мирным договором, то вот с Альстким княжеством у нас нет никаких договорённостей.

— Ты что-то предложил Великому князю? — спросила Ноа.

— Да. — Вздохнул я в ответ. — Попросил о династическом браке с младшей княжной, Оранэрой Хельталис. Однако он не пошёл мне навстречу и ничего не ответил.

— Эшарион, ты говорил, что тебе нельзя пересекаться с чистокровными альтами.

— Династический брак — это всегда риск, тем более в сложившейся ситуации. — Задумчиво проговорил я. — Сейчас этот брак выгоден как Империи, так и Княжеству, воюющему с крылатыми захватчиками.

— Ты заставляешь Великого князя идти навстречу тебе. — Заметила северянка. — Это плохой ход.

— Если я этого не сделаю, Дарнир после того как разберётся с Вильямом, направит легионы на то чтобы захватить часть земель альтов. Всё гораздо сложнее, Соня. Я понимаю что рискую, но иного выхода нет. Теперь я хочу услышать ваше мнение.

— Я не понимаю… — пробормотала Ноа.

— А что понимать?

— В смысле?

— Если ты откажешь ему, династический брак будет лишь фикцией. Проведут церемонию в стиле северян, а после младшая княжна под каким-нибудь предлогом отправится домой. — Махнула рукой Соня. — Если же согласишься, то будешь старшей женой, но по статусу ниже, чем княжна…

— А ты? Только не говори, что род Арниирм прибыл сюда просто ради помощи. — Бросила на северянку косой взгляд Ноа.

— Этого хотела моя мать, а не я. — Пожала плечами красноволосая северянка. — Я поехала сюда, потому что хотела вырваться с Севера и посмотреть мир.

— И всё?

— А ты ожидала, что я желаю, стать магистром? — весело улыбнулась она в ответ, — нет, Ноа, мне, конечно, нравится спать с Эшарионом, но я сразу тебе говорила, что претендовать на него не буду. Нет у меня подобных амбиций.

Раздавшийся стук в дверь заставил девушек переглянуться, а я лишь криво усмехнулся и направился открывать дверь:

— Принц Эшарион, к вам королева горного народа, — проговорил Олемар, — прибыла одна и ожидает в малой гостиной.

— Спасибо, Олемар, сейчас буду.

Девушки начали меня давить долгими требовательными взглядами в ожидании ответа, но я стоически их вытерпел, лишь внутренне усмехнувшись и проговорил:

— Если хотите, можете сходить и узнать вместе со мной о причинах прибытия королевы…

— Мы примем приглашение, — проговорила Соня и, посмотрев на баронессу, получила утвердительный кивок, — а то прошлая ваша встреча остаётся для нас тайной.

— Тогда идём. — Направился я к двери и распахнул её.

— Королева Аниела, рад вас видеть в такой поздний час. Скоро должны подать ужин.

— Мы разминулись с вами в посёлке, принц Эшарион. Я высоко ценю, то, как вы держите своё слово. — Проговорила молодая королева горного народа, а увидев вошедших девушек, поднялась. — Прошу прощения за столь поздний визит, юная баронесса Вернадская, но боюсь отложить решение по возникшему вопросу попросту невозможно.

— Какому вопросу, если это не секрет?

— Я обещала, что следующая наша встреча с принцем Эшарионом будет насыщенной и продолжительной. — Улыбнулась она и посмотрела мне в глаза. — Я готова обсудить помолвку между нами.

— Помолвку? — переспросила Ноа и перевела непонимающий взгляд на меня.

— Я просил обойтись без сюрпризов. — Холодно проговорил я. — А помолвку мы не обсуждали…

— Именно за этим я прибыла сюда. Ты же знаешь, что Дарнир стал новым Чёрным Драконом Империи.

Это будет долгая беседа…

***
Проводив Эдиту взглядом. Милена отметила следующего за ней младшего брата и скрыв своё присутствие направилась следом, чтобы возле дверей в покои сестры решительно нанести мощный магический удар, что отшвырнул Кристофа, пробив его защиту.

Наступив ему на грудь, Милена с убийственным взглядом прошептала:

— Тронешь её и поверь, тебя не защитит даже то, что ты имперский принц.

— А что, убьёшь меня, да. Милена? Так же как убила своего мужа во время первой брачной ночи? — оскалился Кристоф, — а я знаю какую тайну вы скрываете… Не боишься?

— Жалкий червь… — надавила она ему на грудь ногой, — а если я расскажу о твоих тайнах, поверь, за тобой будут охотиться все. Все, Кристоф, даже твои самые близкие союзники. Ты меня понял?

— Понял. Ногу убери.

Милена убрала ногу, позволив третьему принцу подняться на ноги. Кристоф посмотрел на неё и утёр кровь с разбитых губ, лишь поморщился, но не рискнул обнажить меч или использовать магию, слишком уж сильна была сестра в магическом плане, уступая в этом только принцу Эшариону.

— А тебя устраивает то, что Дарнир скоро женится.

— Подобные мысли не должны волновать твою жалкую натуру. Пошёл отсюда.

— Да, герцогиня, разумеется. — Шутливо поклонился Кристоф и, развернувшись, направился быстрым шагом в центральную часть замка.

— Почему порой в императорской семье рождаются такие жалкие черви? — задумчиво пробормотала Милена, смотря в спину удаляющемуся брату.

Подойдя к двери, Милена постучала и вошла внутрь и сразу оказалась на линии удара структуры "Копья ветра" направленного на неё младшей сестрой стоящей за кроватью с длинным кинжалом в руке.

— Не волнуйся, — постаралась третья принцесса проговорить как можно спокойней, — Кристоф больше не будет тебя преследовать.

— Лучше бы он вошёл.

— Кристоф из тех людей, что любит издеваться над теми, кто слабее, — пройдя, опустилась в кресло Милена, — Вацлава так и не нашли, после обрушения одного из подземных уровней он просто исчез.

— Понятно…

— Значит, Вацлав пытался похитить тебя, не по приказу ли Эшариона?

— Эшарион не трогал Анису…

— Знаю. — Устало вздохнула Милена. — Пусть я и не люблю своего младшего брата, но и считать его подонком не могу. Он с самых малых лет был выше этого, и я даже завидовала.

— Что теперь?

— Не знаю, — тихо проговорила Милена, посмотрев на свои ладони, — я уже и сама не знаю, что будет дальше…

Глава 11.День урожая

Кристоф, третий принц Империи Чёрного дракона, следуя во главе отряда воинов, которых отбирал лично, пронёсся по улицам столицы и остановился возле заведения с говорящим названием "Лунный мотылёк, после чего спешился и бросил поводья подбежавшему слуге, после чего поднялся по ступеням и уверенно вошёл под крышу одного из дорогих борделей столицы.

Войдя он даже не обратил внимание на утопающую в излишней роскоши обстановку и двинулся вперёд.

— Герберт Вейт, рад вас видеть. — Проговорил Кристоф, вышедшему ему навстречу мужчине, на который был закутан в расшитый золотом халат.

— Мой принц, — склонился в поклоне худощавый хозяин бордель.

— Обустройство стоило немалых денег, как я полагаю, Гелберт Вейт? — улыбнулся принц.

— Всё благодаря Империи…

— Неужели? — усмехнулся Кристоф и услышал крики и звон стали откуда-то из глубин борделя, — мне кажется, вы привыкли сосать соки из Империи, тем более делая это не совсем законно.

— Что вы, мой принц, я бы такого не допустил… — пробормотал Гелберт, видя воинов за спиной принца, — тем более, мы же в столице, прямо под очами великого Чёрного дракона…

— Когда-то мой младший брат поделился со мной одной мудрой мыслью, она звучит так: "Хочешь спрятать — положи на видное место". Знаете, в тот момент в силу своего возраста я не сумел его понять, а после осознал… — Шагнул вперёд Кристоф и заглянул в глаза хозяину.

— Зачем прятать своих сторонников, когда всё что только и умел Вильям — шататься по борделям?!

В глазах Гелберта промелькнул испуг, а его рука потянулась к поясу, но не нашла рукояти меча. Шум из внутренних помещений стих и из глубины вынырнул молодой воин весь в крови и при этом не своей и крикнул:

— Мой принц, здесь дети, как мальчики, так и девочки!

— Прекрасно… — протянул Кристоф и махнул рукой, — схватить всех, кто будет сопротивляться — убить. А этого тащите в темницу…

***
Поле боя убрали, трупы уничтожили, маги убрали остаточную магическую энергию, и ловушки, чтобы никто не вляпался в них. Хотя остались недовольные тем, что трупы не были погребены, но в открытую никто ничего не сказал.

Состоялись похороны погибших на кладбище, здесь же и северяне сожгли своих с традиционными прошением к духам найти ушедшим достойное место в мире.

Так же шла подготовка ко дню урожая, девушки старались организовать праздник красиво, при этом им ещё и помогли северяне и члены ордена.

Была и неприятная новость, альтам не понравилось, что их блокировали в долине, и мне каждый день приходили прошения, чтобы я выпустил торговцев, но я не отвечал на них. А когда альтские торговцы отправили своего представителя, пояснил ему, что всё делается ради борьбы с запрещёнными товарами.

— Тебе ещё рано вставать, Малграф. — Проговорил я входящему в мои покои боевому магу.

— Знал бы, ты, как мне надоело лежать и ничего не делать. — Поморщился он и, дойдя, тяжело опустился на кресло напротив стола.

— Чтобы ты знал — учиться никогда не поздно. Читаю очередное недовольное письмо альтского торговца, который был вынужден продать свой товар за бесценок. — Ответил я на незаданный вопрос и отложил свиток. — Как видишь, лёд тронулся.

— Да, лишь бы теперь Великий князь не пошёл на тебя войной. Скажи, Эшарион, подобный риск стоит того?

— Стоит, — вздохнул я, — только вот что ответить королеве Аниеле?

— Ничего не отвечай.

— Ты же понимаешь, что так не получится. Если я ничего не сделаю, горный народ могут поработить, захватив их земли. Получится очередная провинция Империи Чёрного дракона.

— Звучит так, словно ты осуждаешь Империю.

— Не Империю, а тех, кто ей правит. — Поднялся я с кресла и, пройдясь, налил себе сока в кубок. — Дарнир стал императором, а значит, сначала он будет разбираться со своими противниками и первым будет Вильям. При этом он уже сейчас укрепляет свои позиции, определяя верных ему людей на видные должности.

— Твоя авантюра с альтами…

— Дарнир не сможет взять в жёны чистокровную альту, даже ради мирного договора. Не забывай, что его поддерживают военные аристократы. Однако от мирного договора, тем более, сейчас, он не откажется.

— Этим мирным договором ты хочешь защитить именно себя. — Заметил Малграф. — Однако ты так защитишь и альтов, дав им необходимое время, чтобы решить внутренние проблемы.

— Сейчас удачное время объявить войну альтам, но боюсь, Империя просто не готова к ней, учитываю внутренние проблемы, которые ещё предстоит решить. — Сделав глоток сока, я поставил кубок на стол и вернулся в кресло. — Меня настораживает происходящее возле разрушенной Фарнадской башни.

— Почему ты так боишься тех, кто пришёл из портала?

— Если мои подозрения окажутся верными, спроси Бука, он может рассказать тебе в подробностях о тех, кто пришёл в наш мир, так как был свидетелем подобному событию на своей памяти.

— А тебе, как всегда, долго рассказывать. — Усмехнулся Малграф.

— Малграф, я уже отправил туда тайную стражу, после их возвращения можно уже будет решить что делать. А пока меня волнуют альты. — Вздохнул я и допил оставшийся в кубке сок и поставил его на стол. — Пошли на ужин, сейчас удар колокола будет.

Поднявшись, мы медленно пошли в обеденный зал, куда уже начали направляться и другие жители поместья, услышав удар колокола. Встретив девушек вышедших из малой гостиной, мы молча двинулись вместе.

Возле дверей в обеденный зал стояли маги, спустившиеся с третьего этажа, горячо обсуждали теорию деления и слияния элементарных магических частиц и даже, не замечали ничего вокруг.

— Мой принц. — Коротко поклонился мне бывший личный слуга императора. — Мы закончили.

— Значит, обсудим это. — Кивнул я в ответ. — Похоже они довольны друг другом.

— Общее дело объединяет всех. — Кивнул Арон Раймон, а после посмотрел на боевого мага.

— Как самочувствие, Малграф?

— Бывало и хуже. — Невесело усмехнулся тот в ответ. — Надоело лежать.

— Значит, надоело? — появилась из-за спины Аэлис, — Мэя, веди его обратно, ему пока нельзя тяжёлой пищи, только густой бульон.

— Хватит. — Поморщился боевой маг.

— Посмотри на себя, ты серый и потеешь. Если упадёшь здесь, это будет не смешно. — Спокойно заявила девушка-целитель. — Мой принц?

— Лучше послушай лекаря, Малграф. Завтра если будешь чувствовать себя лучше, мы займёмся делами.

— Как скажите, мой принц. — Нехотя ответил боевой маг и отдался в руки остроухой девушке, неспешно поведшей его обратно в покои.

— Только им станет немного лучше, так они начинают делать что хотят, что стар, что млад. — Недовольно проворчала Аэлис. — Думаю, завтра ему можно будет немного прогуляться, он ещё не полностью оправился от таких повреждений. А чего мы ждём?

— Просто стоим, — отметил я что девушки и маги уже прошли внутрь, — как раненые?

— Все идут на поправку. — Коротко ответила она.

— Тогда всё в порядке. — Задумчиво проговорил я, а услышав голодное ворчание желудка альты, не придал этому какого-либо значения. — Если что-то потребуется, сразу же подходи.

— Да, принц Эшарион. — Несколько смутилась альта и отошла к своему месту за столом.

Разумеется, девушки заметили это и проводили меня внимательными взглядами, на что я лишь улыбнулся и мысленно ответил баронессе:

— Она смутилась из-за чувства голода.

— А ты не врёшь?

— Мне есть смысл врать?

— Не отвечай вопросом на вопрос. Просто вокруг тебя…

Баронесса закрыла свой разум, прервав разговор и что-то тихо прошептала Анисе, сидящей рядом с ней. Девочка в ответ лишь тихо рассмеялась.

Начав ужин, первым приступив к еде. Когда вошли Эйруэн, Эвелин и королева Аниела, я выразительно кивнул, после чего они проследовали на свои места.

Даже не знаю, как поступить с Аниелой, вообще-то у меня в планах не было заключать династический брак. С другой стороны, горный народ нуждается в подобном. Однако девушку несколько опасаются из-за немного выступающих клыков и глаз с вертикальным зрачком.

Мне кажется, их раса была одним из итогов генетических исследований древних артааров. Так же как и раса крылатых людей, сейчас вернувшихся на свои родные земли, на которых сейчас проживают альты. Я не поднимал этого вопроса с Валерией, но думаю лучше это сделать позже.

Ужин тем временем закончился, и мы дождались, когда уберут со стола, после чего я проговорил:

— Итак, что у нас нового?

— Эшарион, альты недовольны.

— Именно этого я и добиваюсь, я хочу, чтобы это недовольство добралось до конкретного альта. — Усмехнулся я. — Они ничего не предпримут, но они могут отправлять послания, что они и делают.

— А если случится бунт? — спросил Арон Раймон.

— Мы проводим операцию по поиску и изъятию контрабанды, если торговцы недовольны, значит, они не так чисты на руку как хотят показаться. — Сложил я руки перед собой. — В любом случае это блокирование альтских торговцев в Драконьей долине будет длиться ровно столько, сколько этого будет требовать ситуация.

— Как скажите, мой принц.

— Да, как ваши успехи Арон?

— Мы готовы, теперь ожидаем, чтобы мы могли продолжить. — Кивнул он Эйруэн. — В остальном же нам потребуется дополнительные средства для покупки необходимых принадлежностей.

— Это я понимаю, средства выделю. — Серьёзно кивнул я. — Завтра у нас начинается праздник урожая, гуляния продлятся три дня. Я уже предупредил глав отрядов о повышенном внимании. _Читай на Книгоед.нет_ Мне так же известно, что мы полностью подготовились. За это следует поблагодарить Ноа и Соню, организовавших этот праздник. Прекрасная работа.

— Не хвали их раньше времени. Посмотрим, как всё пройдёт. — Проговорила Эвелин.

— В любом случае они проделали большую работу. — Выразительно кивнул я в ответ. — Теперь, сегодня пришло послание от герцога Фультаара, он выдвинулся к нам с минимумом охраны. Он едет выкупить своего сына.

— Мы, кажется, обсуждали данный вопрос. Ты решил, что сына он заберёт, но Клэр останется здесь. — Заметила Эйруэн.

— Да, я помню. — Задумчиво проговорил я. — Значит так и поступим. Просто мне не хотелось, чтобы после заключения договора, кто-то остался недоволен моим решением. В таком случае, желаю всем хорошо отдохнуть.

Поднявшись, я покинул обеденный зал и направился в подземелье, где содержали узников. Спустившись по лестнице, я кивнул северянину занимающегося охраной, после чего тот открыл мне двери.

— Грегор Фультаар. — Сухо проговорил я и, пройдя, сел на деревянную скамью напротив прикованного цепями мужчины. — Скажи мне, лэр (наследник), стоили жизни тысячи твоих воинов этого?

— Я лишь защищал свою семью.

— Плохой из тебя защитник, да и мститель тоже.

— Смеёшься, но это ненадолго.

— Неужели ты думаешь, что если твой отец выкупит вас, ты сможешь вернуться сюда с большим войском? — многозначительно усмехнулся я, а после снизил голос до шёпота, — а если я захочу помешать этому? Ты выйдешь отсюда, но уже абсолютно иным, после чего вырежешь оставшихся членов своей семьи и станешь герцогом…

— Довольно. — Твёрдо посмотрел мне в глаза Грегор.

— Ты думаешь, я на это не способен?

— Способен. Я в этом не сомневаюсь. — Нервно проговорил он. — Я хотел, чтобы ты открыл свой разум, чтобы точно можно было доказать твою вину или невиновность. Но, ты ментальный маг и способен менять собственные воспоминания.

— Какая глупость. — Не удержался я от усмешки. — Если бы память можно было так легко меня, мир был бы другим. Боюсь, на текущем уровне магов это невозможно проделать, не оставив следов. Клэр, как ментальный маг, прекрасно знает об этом.

— Ты сам сказал, что уже сделал что-то с Анисой.

— Я знаю, что именно и ради чего сказал. — Сухо проговорил я глядя в глаза мужчине. — Теперь я скажу вот что: твоя семья найдёт здесь только смерть, придя ко мне войной в следующий раз. Клэр останется здесь навсегда. На этом всё, лэр Грегор.

Поднявшись, я постучал в дверь, после чего вышел и, подойдя к камере бывшей третьей императрицы, заглянул внутрь, чтобы обнаружить женщину глубоко спящей…

— Всё в порядке, принц Эшарион.

— Да, вполне. — Кивнул я и усмехнулся, увидев Нэдию читающей объёмный том.

Значит теперь осталось дождаться только герцога фультаара, после этого можно будет приступить к решению вопроса с альтами. Я знаю, как заставить Великого Князя пойти мне навстречу.

Следующий день начался для меня рано, пришлось заняться бумагами настолько плотно насколько это возможно. Пришло время повести итоги лета и проверить все налоги. При этом я ещё и отслеживал, сколько средств уходим у меня на сторонние проекты в виде временной школы и обустройства на новом месте ордена "Пылающей девы".

— Эшарион, ты пропустил завтрак, — мягко заметила Аниса, заглянув ко мне.

— Да? — оторвавшись от бумаг, поднял я на неё взгляд, — как тебе здесь?

— Лучше чем во дворце. — Тихо проговорила она и, подойдя села, положив руки на колени. — Ты хочешь жениться на Соне?

— Неожиданный вопрос. — Хмыкнул я в ответ и, закончив с бумагами, улыбнулся. — А ты, кажется, подружилась с ней?

— Она весёлая и честная, эти черты невозможны во дворце, где все друг другу лгут, тихо ненавидя.

— Не думай об этом, ты не вернёшься во дворец, если не захочешь.

Поднялся я и, подойдя, подхватил девушку в объятья и закружил, отчего Аниса лишь мягко улыбнулась и обняла меня в ответ, крепко прижавшись.

— Постоянно забываю о том, как ты любишь обниматься.

— Всё зависит от того кто меня обнимает. — Заметила Аниса. — Ты не ответил на вопрос.

— Потому что я не знаю на него ответа.

— Что не мешает тебе с ней спать.

— Тебе пока рано говорить подобным образом.

— Но это правда. — Отстранилась Аниса и посмотрела мне в глаза. — Ты меня учил, что нужно быть честным с тем, кому доверяешь.

— Всё не просто, Аниса. Соня пока не готова к тому чтобы стать чьей-то женой.

— А может дело в тебе, ты порой нерешителен.

— Дело не в решительности или её отсутствии, я не забываю о чувствах небезразличных мне людей. Я много не говорю.

— Мне это известно. — Мягко улыбнулась Аниса и снова прижалась ко мне. — Мне можно на праздник?

— Только под охраной.

— Спасибо, брат, — отстранилась она и быстро удалилась к двери, после чего развернулась и добавила, — я буду осторожна.

— Надеюсь на это. — Демонстративно кивнул я.

Аниса улыбнулась уголками губ и покинула мои покои, а я, посмотрев на кучу разобранных бумаг, принялся их разбирать. Кое-что из этого отправится вечером с гонцами, остальное же мне нужно сохранить.

Мне вот что интересно, как сейчас разовьётся ситуация между Дарниром и Вильямом. Дарнир жаждет смерти за убитую мать, но Вильям… Лишь бы не произошёл раскол Империи, иначе будет очень непросто.

Покинув свои покои после удара колокола, я двинулся в обеденный зал. К обеду в поместье осталось очень мало населения, так как многие уехали на день урожая ближе к Вернаду, где и проходило основное торжество.

— Я думала ты уехал. — Удивлённо заметила Эйруэн, увидев меня.

— Нужно было разобраться с делами, уеду после обеда.

— Можно присоединиться к вам, принц Эшарион? — спросила королева Аниела, — или вы продолжите игнорировать моё присутствие и дальше?

— Аниела, при всём моём уважении, я вас не игнорирую, а думаю, как лучше всего будет разрешить возникшую ситуацию. — Проговорил я и сел во главе стола. — Если вы желаете присоединиться, то я только с радостью составлю вам компанию на празднике.

— Я принимаю ваше приглашение, принц Эшарион. — Улыбнулась Аниела, продемонстрировав кончики клыков.

Кивнув, я посмотрел на входящих магов, немного задержавшихся и, дождавшись, когда они займут свои места, приступил к еде…

Выбравшись из поместья отрядов в двадцать человек, мы доехали до места проведения праздника и, спешившись, неспешно двинулись через толпу празднующих, охотно расступающихся перед нами.

— А здесь красиво. — Заметила королева.

Да, праздник урожая так же сочетал в себе и предварительные смотрины, как жениха, так и невесты. Как известно осень — это пора свадеб и потому все наряжались в свои лучшие наряды. Особенно в этом старались молодые и необручённые, танцующие под незамысловатые мелодии странствующих менестрелей…

— Да, красиво. — Согласно кивнул я. — Аниела, ответь честно, зачем тебе брак?

— А зачем по твоему люди вступают в брак? — немного склонила голову в бок, переспросила королева горного народа, — если ты не забыл, я полностью принадлежу тебе.

— Я обещал не использовать это.

— Это что-то меняет? — на губах королевы заиграла озорная улыбка.

— Меняет. — Бросил я на неё короткий взгляд. — В моих планах этого не было.

— Ты, как правитель, должен знать, что многое порой идёт не так как нами задумывалось. — Задумчиво проговорила Аниела. — Впрочем, если ты действительно хочешь получить поддержку горного народа, тебе придётся принять моё предложение или предложить мне своё, не менее весомое. Твоя невеста, к слову, не против нашего брака.

— Я бы решил вопрос положительно в будущем, но не сейчас.

— А что тебе мешает, Эшарион? — остановилась королева и посмотрела на меня с непониманием, — дело во мне? Я кажусь тебе страшной?

Обернувшись к ней, я посмотрел на молодую королеву горного народа и ответил:

— Нет. Ты очень красива.

— Рада это слышать, — улыбнулась она и сделала быстрый шаг в сторону и растворилась среди празднующих людей.

Мысленно отслеживая девушку, я прочёл её мысли и лишь покачал головой, а после неспешно двинулся за ней следом. Нагоняя её, я неожиданно для себя понял, что она движется к Соне, Анисе и Ноа, разместившихся в шатре.

Появившись возле шатра, я кивнул северянам, стоящим на страже и вошёл внутрь, где и устроились девушки, сейчас просто отдыхая от своих трудов…

— Эшарион, знал бы ты, как выматывает организовать это всё. — Проговорила Соня. — Но замечу — это было интересно. Если бы не помощь нескольких человек, мы бы точно не справились.

— Тем не менее, праздник удался. Вы прекрасно поработали.

— Нам надо поговорить, — уверенно заявила Ноа и, подойдя, взяла меня за руку и вывела из палатки, после чего повела к центру празднования.

В центре всех гуляний стояла копна уже лишённая зёрен, представляющая собой просто солому, которую сжигали в благодарность духам за собранный урожай. Так же сегодня продавали, и изделия из нового хлеба и каждый должен был его вкусить.

Между тем Ноа остановилась и весело рассмеялась, приобняв меня, а после проговорила:

— Ты видел их лица, когда я тебя увела?

— Видел, кажется, они подумали, что ты сейчас будешь меня ругать.

— Нет, я просто хотела побыть с тобой этим вечером. Пойдём? — протянула она мне руку.

— Пойдём. — Уверенно взял я её за руку.

Прогуливаясь, я отметил, что по моему предложению врыли столб и содрали с него кору и обтесали до ровного состояния, а наверху поместили ленточки, которые нужно было сорвать, чтобы получить свой приз. Сейчас на него пытался влезть широкоплечий северянин, но всё же не сумел и спустился вниз, уступив место молодому парню, который всё же смог и спустился вниз с красной ленточкой, был встречен поздравительными криками зевак…

Между тем мы перестали смотреть на это, и подошли к палатке где немолодой полуэльф продавал духи и масла, привезённые из княжества. Ноа долго стояла и выбирала, а после спросила:

— Что это такое?

— Это шансельское масло, довольно ценный продукт, используемый для размягчения и заживления кожи. Особенно ценится в непрямом использовании.

— Каком?

— В основном его поставляют в бордели. — Ответил я и улыбнулся, видя, как её лицо залилось густым румянцем. — Пойдём, думаю, мы успеем попробовать орехи в мёду. Пока их не разобрали.

Протянув невесте руку, я дождался, когда баронесса возьмётся и неспешно двинулся вперёд, ведя её, через толпу народа собравшихся увидеть представление жрецов огня.

— Хочешь посмотреть?

— Нет, они каждый год одно и то же показывают. Самое красивое зрелище, когда они зовут духа в день середины зимы, чтобы он прогнал холода и снег

— Вот как, тогда идём за сладостью. — Весело ответил я.

— А что смешного? — спросила Ноа.

— Просто духи не способны прогнать холода и снег, но об этом я расскажу на одном из наших уроков.

Ноа посмотрела на меня с подозрением, но ничего не ответила и просто отбросила лишние мысли, посчитав моё высказывание глупостью.

Между тем мы нашли, где продавали орехи в мёду, а так же молодое вино и немного отдалились от всех, забравшись на склон холма, откуда открывался вид на гуляния. Расстелив свой плащ на уже пожелтевшей траве, я усадил баронессу, а после и устроился сам и с аппетитом принялся за лакомство.

— Скажи, Эшарион, а ты не жалеешь что взял меня в невесты? — спросила Ноа. — Я же вижу, что только мешаю…

— Ноа, я никогда так не думал, напротив считаю, что мне повезло с тобой. Ты умная и ответственная и…

— Вопрос не в этом, а в этой юной королеве горного народа. Она гораздо красивее и умнее меня. Да и…

Баронесса замолчала и опустила голову… Однако не заплакала, а просто в бессилии сжала руки в кулаки не в силах сказать что просто ревнует и считает себя слишком незначительной и жалкой, чтобы быть достойной принца.

— Почему мы снова вернулись к этому вопросу?

Однако в ответ баронесса лишь поджала губы и ничего не ответила…

Поднявшись, я посмотрел на баронессу и тяжело вздохнул, после нервно почесал затылок, думая, что сделать, а после протянул ей руку:

— Прошу духов быть свидетелями моей клятвы. — Наполнил я слова магической силой, и от меня разошлась волна энергии, получившая ответ в виде зажёгшиеся в воздухе огоньков. — Я, Эшарион, клянусь быть мужем для Ноа, любить и защищать её сегодня и впредь, до тех пор, пока не пройдут отпущенные мне лета и зимы на этой земле. Желает ли Ноа стать моей женой?

— Я согласна. — Тихо проговорила баронесса и взяла мою руку. — Я, Ноа, клянусь быть верной и любящей женой своему мужу до конца лет и зим, отпущенных мне на этой земле. Пусть духи будут свидетелями нашей клятвы.

Огоньки подлетели к нам и закружили вокруг наших ладоней, а после исчезли, словно их и не было. Баронесса с изумлением посмотрела на свою ладонь, где был в виде родимого пятна изображён знак единства, точнее его половина, вторая же была на моей ладони.

— Поздравляю, баронесса Вернадская, духи приняли нашу клятву и с этого момента вы — моя жена.

— Не стоило… — отвела взгляд Ноа.

— А как мне было ещё доказать что я серьёзен, — опустившись рядом с ней на плащ, спросил я и посмотрел на свою ладонь. — Подобную клятву можно заключить лишь один раз, духи очень редко разрешают многожёнство. Может, потому что способны определить, действительно ли супруги подходят друг другу?

А ведь они могут, им даже не нужно, чтобы их слышали. Вообще природа духов не является для меня тайной, так что…

— Ты, правда, меня любишь? — шёпотом спросила Ноа.

— А как ты хочешь получить мой положительный ответ?

— Этого мне достаточно. — Мягко и спокойно улыбнулась баронесса и, пододвинувшись ко мне, опёрлась головой на плечо, тихо проговорив. — Прости меня, просто я не знаю… Точнее, не знала и…

В ответ я лишь обнял девушку и мягко улыбнулся, ничего не говоря. Ноа в ответ осторожно чмокнула в щеку, после чего прижалась ко мне сильнее.

Уверенности в себе у Ноа пока мало, но ничего, думаю, я сумею это исправить. В любом случае мне действительно стала дорога эта девушка. Как бы сентиментально это не прозвучало, но я действительно рад, что встретил Ноа.

Праздник действительно удался, когда мы вернулись, то ещё какое-то время гуляли уже все вместе, причём Соня довольно безобидно подшучивала над нашим побегом ото всех. Аниела не шутила, но ей было интересны детали проводимого праздника, который она видела впервые, как впрочем, и Аниса, которая только и успевала с любопытством крутить головой по сторонам.

Но, как известно всё хорошее быстро заканчивается и нам пришлось его покинуть после заката, вернувшись обратно в поместье к ужину. А после его окончания ко мне в покои пришли девушки и устроились за столом.

— Ты не сильно устала для урока?

— Нет, да и ты обещал мне рассказать, почему духи не влияют на зиму, иначе жрецы огня тогда будут бесполезны…

— В таком случае, начнём с начала, чтобы вам всё было понятно. Эрато, наша планета, где и располагается наш материк… — создал я иллюзию солнечной системы, которую видел в артаарском городе.

Урок проходил интересно, девушки не стеснялись задавать мне вопросы, а так же интересовались, откуда мне это известно. Мне пришлось честно ответить, что мне стало это известно из исследований Башен и из артаарских руин, откуда и у меня имелась схема солнечной системы, куда входила наша планета. При этом девушки долго не могли понять, почему наступает зима, поэтому пришлось это долго разжёвывать и объяснять, заодно рассказал и как ночь сменяется днём и что это связано с движением планеты вокруг своей оси…

— Оказывается мы такие маленькие по сравнению со звёздами. — Тихо заметила Аниса.

— Да, при этом наше светило ещё не самое крупное. Ведь звёзды — это светила другим систем, похожих на наше, просто находятся они настолько далеко, что мы видим их песчинками на ночном небе. — Проговорил я и улыбнулся. — Думаю на сегодня этого достаточно. Вам пора спать, скоро ударят в полуночный колокол.

— Да, завтра праздник продолжится. Спасибо что побыл с нами сегодня. — Проговорила Соня и внимательно посмотрела на баронессу, а после опустила взгляд на её ладонь. — Может вас двоих оставить на ночь?

Ноа в ответ лишь смутилась и отвернулась, на что Аниса весело улыбнулась и скромно прикрыла губы ладошкой. Я в ответ лишь глубоко вздохнул и посмотрев на северянку, лукаво улыбнулся:

— Между нами существует определённая договорённость. А если у тебя есть желание…

— Нет, я, пожалуй, откажусь. — Сразу же ответила северянку и провела рукой по своим огненно-красным волосам. — А чем займёшься завтра?

— Завтра у меня подготовка к приезду герцога Фультаара, да и так есть одно важное дело. — Не стал вдаваться я в подробности, чем заслужил пристальный взгляд двух девушек, а вот моя сестра широко зевнула. — Давайте по постелям, а то вы у меня уснёте.

— Ладно, не будем тебе мешать… — ответила Соня с хитрой улыбкой.

Соня ушла первой, а за ей и Ноа увела засыпающую Анису, а я раздевшись, лёг в постель, но не спешил гасить магические светильники и занялся чтением одной из книг взятой в подземном городе древних.

По правде говоря я только начал изучение магии древних и пока не достиг особых успехов, потому что сама система магии была гораздо сложнее известных мне… Впрочем, времени у меня достаточно, возможно и удастся изучить нужный мне раздел. Придётся постараться!..

Утро началось с того что я позавтракал и задумчиво ходил по стене, размышляя как можно улучшить обороноспособность этой маленькой крепости. Однако никаких новых идей не было, разве что нарастить и усилить стены, Валерия к слову сейчас занималась магической защитой крепости, забрав на изучение осадный артефакт, пробивший установленную ею защиту.

Сделав круг по крепости, я спустился со стены и увидел гуляющего Малграфа в сопровождении Мэй Дарра, многозначительно улыбнулся, но боевой маг даже не обратил на это внимания, ведя с альтой магический диспут.

Отметив взглядом на возводимое здание школы под стеной, я удовлетворённо кивнул, но увидел на месте только Эвелин, а вот Эйруэн до сих пор отдыхала в своих покоях.

Девушки уехали на праздник, при этом королева Аниела отправилась вместе с ними, причём с конкретной целью — узнать обо мне как можно больше.

Вернувшись в поместье, я поднялся к Валерии и, войдя, нашёл девушку спокойно читающей книгу. Не став убирать её, девушка махнула на стол, где я обнаружил два амулета, о которых мы договаривались заранее.

— Спасибо, Валерия. — Проговорил я и направился на выход, получив лишь слабый кивок от поглощённой чтением девушки.

Спустившись вниз, я дошёл до покоев Эйруэн и некоторое время, подумав, просто снял защиту, не потревожив сигнальную нить и вошёл.

Вздохнув, я подошёл к кровати и осторожно сев, задумчиво посмотрел на лицо Эйруэн улыбающейся во сне и, коснувшись её сознания, сразу же отдёрнул себя, чтобы не погрузится в эротические фантазии одинокой женщины.

— Эйруэн, просыпайся, обед скоро, — мягко проговорил я.

Женщина проснулась не сразу, цеплялась за ускользающий сон и, открыв глаза, несколько удивлённо посмотрела на меня и откровенно улыбнулась. А затем села и прильнула ко мне, намереваясь поцеловать…

— Просыпайся, Эйруэн, сегодня тебя ожидает приятный сюрприз. — Мягко коснулся я, кончиками её губ, останавливая, и поднялся.

— А я думала, ты сам пришёл ко мне, чтобы дать немного ласки и нежности… — проговорила она с некоторой обидой, — я сидела и обдумывала, что будет необходимо в школу до рассветного колокола.

— Что придумала?

— Покупка большого количества писчих принадлежностей вызовет ненужные вопросы, поэтому я решила разбить их как по времени, так и между разными торговцами. К тому же твои ручки будут гораздо удобнее и безопаснее использующихся большинством перьев. Ты не думал наладить производство?

— Здесь нужен ювелир, но я обдумаю твоё предложение, а так же и способы упрощения и удешевления подобного производства.

— Уверена, ты что-то придумаешь, ты всегда умел решать подобные задачи. — Тепло улыбнулась она и откинула одеяло в сторону

— Буду ждать тебя на обеде, — кивнул я и вышел, услышав недовольное бормотание в спину касающееся неудачных дней всех женщин.

Выйдя, я вернул магическую защиту и зашёл в свои покои, где устроился за столом и некоторое время перебирал бумаги, а после, достав свою записную книгу, принялся вносить кое-какие исправления и дополнять свой список дел и планов.

Когда ударил полуденный колокол, я быстро записал, о чём размышлял и направился в направлении обеденного зала, по дороге послав ментальную волну, дошедшую до места празднования, найдя девушек обедающими в шатре под охраной.

Нагнав меня в коридоре, молодой слуга передал мне небольшое послание полученное птичьей почтой, за что я его поблагодарил и распечатав, быстро прочитал его и уничтожил.

— Всем доброго дня, — войдя в обеденный зал, проговорил я, — завтра опережая срок, прибудет герцог Фультаар, его отряд уже вошёл в Крепость Восточных врат.

— Он боится за сына, принц Эшарион. — Проговорила Эвелин. — Потерять единственного наследника, а после наблюдать, как его многочисленные родственники начнут делить богатое наследство, ему будет неприятно.

— Неприятно? Это мягко сказано. — Пройдя, сел я на своё место. — Мне бы хотело избежать подобного развития ситуации и сохранить за герцогской семьёй их статус.

Ради сохранения поддержания порядка в такое неспокойное время, нужно поддерживать тех, кто обеспечивает порядок на отдельных территориях Империи. К тому же в будущем я планирую получить поддержку герцога фультаара, когда уже станет бессмысленно скрывать о том, что Аниса жива и находится под моей защитой. Если бы Клэр не поспешила, сейчас всё было бы иначе…

Между тем в обеденном зале собрались оставшиеся жители поместья, и как полагается я первым приступил к еде, а после моего жеста к ней приступили и остальные, оставив разговоры.

Обед закончился и все начали расходиться, только Эйруэн осталась и в задумчивости смотрела на меня. Однако я не спешил подниматься, и лишь в задумчивости натирал пальцем дерево кубка.

— Ты в чём-то сомневаешься?

— Да, стоит ли моя идея реализации или нет. — Мысленно ответил я на её осторожный вопрос. — Впрочем, Эйруэн, тебе лучше переодеться в более простую одежду Ожидай меня в своих покоях и попроси запрячь повозку нужно выполнить обещание по поводу пива и вина. Люди это заслужили.

— Хорошо, Эшарион. — Удивлённо проговорила она и поднялась. — Это твой сюрприз?

Ответив многозначительной улыбкой, я прочёл в её разуме мысли полные растерянности. Эйруэн быстро взяла себя в руки и вышла, направившись выполнять просьбу.

Посмотрев на заглянувшую в ожидании Розу, показавшуюся из прохода, ведущего на кухню, я благосклонно кивнул и, поблагодарив всех причастных за обед, покинул зал.

Вернувшись в свои покои, я переоделся в простую, но удобную одежду, что часто носил, когда выбирался на столичные улицы, а после надел один из амулетов и посмотрел на то, как он изменил мой цвет волос, сделав их светло-русыми, и придал коже приятный загар. Сейчас я выглядел как какой-нибудь оруженосец или сын не слишком бедного торговца. После чего довольно кивнул и снял амулет.

Вернувшись в комнату к Эйруэн как раз к тому времени, когда она оделась так, как я и просил.

— Эшарион…

— Надень это. — Протянул я её второй амулет.

Задумчиво посмотрев на меня, женщина взяла амулет и надев, даже отшатнулась от зеркала, чтобы после внимательнее на себя посмотреть и тяжело вздохнув пробормотать:

— Зачем, Эшарион, это просто ложь…

— Иногда, подобное, позволяет разобраться в себе.

— Это сложно, Рион. — Растерянно проговорила она. — Ты не понимаешь…

— Для меня многое не являются секретом. — Задумчиво проговорил я и улыбнулся, протянув ей руку. — Сегодня я буду с тобой. Идём.

— Ты что-то задумал?

— Не поверишь, но сейчас я лишь хочу напомнить о том, какой ты была, Эйруэн Орнстейм.

Женщина внимательно посмотрела на меня, словно видела в первый раз и откровенно засмеялась, причём этот смех был не умудрённой женщины, а молодой девушки… Который я не слышал уже последние пять лет.

***
Большой отряд взобрался на вершину холма и перед ними открылся вид на замок Иф, крупнейший портовый город Империи на западном побережье, а так же резиденция короля Архипелага, Виктора Рошаль.

— Наконец-то наше путешествие закончилось… — тихо проговорила Калерия.

— В замок, мы войдём только ближе к закату. — Ответил ей Вильям. — Раньше просто не получится.

— Приятно вернуться домой после стольких лет, кажется, и не уезжала никуда. — Задумчиво проговорила Глория Рошаль.

— Мама, а кто это? — махнула вперёд Калерия.

— Судя по штандарту, это наш дядя. Калерия, веди себя прилично, мне надоели твои истерики. — Устало проговорил Вильям и неспешно двинулся вперёд, а следом за ним двинулся и остальной отряд.

Да, люди в отряде Вильяма устали, месячная дорога съела все их силы, ведь надолго они нигде не останавливались, так как принц спешил. Уже в дороге они получили известие о смерти первой императрицы, а вчера о восхождении на престол Дарнира V, двадцать шестого Чёрного дракона.

Отряд, выехавший им навстречу, приближался быстро и вскоре остановился. Многие люди спешились и, увидев первой встречающих, Глория спешилась и быстрым шагом направилась навстречу молодому мужчине с хмурым выражением лица, оно было словно выхолощено солью и ветром.

— Ален, — подошла к нему Глория Рошаль, — брат, как наш отец?

— Глория, — неожиданно мягко улыбнулся мужчина, — об этом поговорим дома. А почему здесь только двое?

— Милену и Эдиту мне запретили забирать. — Тихо проговорила женщина и отвела взгляд. — Иначе бы оставили во дворце всех. А после смерти Анисы…

— Мы тоже были удивлены смерти маленькой принцессы, а так же слухам о том к кому после этого отправилась Клэр Фультаар. Но…

— Не стоит верить слухам и сошедшей с ума от горя женщине.

— Лэр Ален Рошаль, рад видеть вас в добром здравии. — Тоже спешился Вильям.

— Мой принц, — склонился в поклоне наследник герцога, а после выпрямился и улыбнулся, — иди сюда, обниму племянник, как же ты вырос…

Встреча была тёплой, Ален обнял второго принца, а после подхватил на руки Калерию и закружил. Даже воины приветствовали друг друга, так как они все были родом из этих мест.

Вскоре отряды объединялись и направились в замок Иф. Калерия двигалась немного позади матери и брата, ведущих разговоры с лэром Рошаль.

— Маленькая принцесса заскучала?

— Я не маленькая. Мне следующей весной будет пятнадцать. — Несколько недовольно проговорила девушка и посмотрела на обладателя этих слов.

Молодой парень лет шестнадцати со светлыми волосами, но тёмными глазами смотрел на неё с полуулыбкой на губах. Девушка внимательно осмотрела его одежды, но не обнаружила никаких нашивок или герба…

— Даже полгода — это длинный срок, — заметил парень, — бывает и за один день жизнь меняется так, как не менялась и за века.

— Вы слишком много читаете книг, незнакомец.

— Прошу простить, моя принцесса, Филипп Ойнего.

— Никогда не слышала этой фамилии. — Заметила Калерия.

— Ойнего — это барон и один из островов из архипелага. Разумеется, в столице не слышали о нас. Кому какое дело до диких баронов с Архипелага…

— Прошу прощения, лэр Ойнего, я не хотела вас оскорбить.

— Тем не менее, вы это сделали, моя принцесса. — Улыбнулся парень. — Даже более, вы показали то, что императорской семье в вашем лице безразличны ваши же подданные.

— Вы нахал!..

— Снова вы меня оскорбляете, хотя я этого не заслужил. — Весело рассмеялся Филипп.

— Может, забудем об этом и начнём разговор заново? — провела рукой по волосам Калерия.

— Не имею ничего против, моя принцесса или вы желаете чтобы я обращался к вам: ваше императорское высочество? — Улыбнулся парень и склонил голову.

— Лучше будет, если вы перестанете смеяться надо мной.

— Я бы не посмел…

— А вы смеете и делаете это. — Раздражённо проговорила Калерия.

— Вам кто-нибудь говорил, что вы особенно красивы в гневе?

Принцесса одарила парня презрительным взглядом и демонстративно отвернулась, видя на его губах игривую улыбку…


Глава 12. Выкуп и воссоединение

Войдя в замок, Глория с улыбкой смотрела на родные стены своего дома, оставленного так много лет назад. Порой на её губах появлялась робкая улыбка, стоило ей увидеть приметные места, оставшиеся в памяти хорошими воспоминаниями…

— Отец, я думала, ты болен… — удивлённо посмотрела Глория на седовласого мужчину пятидесяти лет встречающего их при входе в обеденный зал.

— Умирать я не собираюсь, не в ближайшее время. — Глухо отозвался Виктор Рошаль, обняв дочь, — да и нужен был повод, чтобы ты покинула столицу со своими детьми. А почему не все?

— Мне не позволили забрать всех. — С болью, тихо ответила Глория. Виктор лишь кивнул и, отстранившись, обнял Калерию, весело улыбнувшись:

— Совсем взрослая стала, хоть замуж выдавай.

— Я не хочу замуж.

— Здравствуйте, герцог Рошаль. — Кивнул Вильям.

— Совсем в своей столице отвык от нормального отношения между родственниками, — усмехнулся герцог и, обняв внука, похлопал его по спине, — прошу к столу.

Собравшиеся стали устраиваться за столом, а гостей усадили поближе к хозяину этих земель.

Беседа за столом протекала незатейливая, обменивались сплетнями и слухами, горячо обсуждали случившиеся дуэли между аристократами…

— К слову о смертях: убийство Инессы Валенс обойдётся тем, кто его спланировал большой кровью. — Проговорил герцог Рошаль.

— Да, большой кровью…

— Ты не понимаешь Вильям. Сейчас Империю возглавил новый император, и он жаждет крови нашей семьи. О чём ты думал, когда отдавал приказ убить его мать?!

— Я не отдавал приказа. Даже не представляю, кто мог это сделать. — Раздражённо ответил Вильям, ударив кубком по столу, и пояснил на недоверчивый взгляд. — Не считайте меня глупцом, я не стал бы давать повод Дарниру меня убить.

— Тогда кто это сделал? — спросил герцог Рошаль, бросив взгляд на дочь, которая в свою очередь покачала головой. — Впрочем, это сейчас неважно. Мы готовимся к войне.

— Почему? — спросил Вильям, — угрозы же нет.

— Угроза есть. Даже если не ты отдал приказ убить его мать, Дарнир не успокоится. — Холодным рассудительным тоном проговорил, Виктор. — Иф — это торговый город, здесь нет неприступных стен столицы, а значит, бой будет быстрым и кровавым и нас так или иначе заставят отступить за стены замка, а потом последует осада. Тебе объяснить, что такое долгая осада, Вильям, а что происходит после того как воины врываются в крепость и начинают убивать защитников, а после насиловать девочек и женщин. Ты готов, умирая, смотреть как твою мать и сестру насилуют десятки легионеров, которые ещё и будут спорить на золото, сколько членов успеют побывать в шлюхах из императорского рода, прежде чем они сдохнут? — холодно проговорил Виктор Рошаль и запустил руку в седые волосы.

— Если нам угрожает война, мы можем попросить помощи у баронов архипелага. — Предложил Филипп Ойнего.

— Это закончится бойней между легионами Империи и воинами островов, когда они сюда придут. — Отмахнулся Виктор от молодого мальчишки. — Да и никто не пойдёт против нового императора, которому сейчас нужна война, чтобы показать свою силу.

— Тем не менее, война будет. Дарнир этого не оставит. — Тихо проговорила Глория.

— Да, будет. — Согласился Виктор. — А пока располагайтесь как у себя дома. К слову, Эдиту пыталась похитить и вывезти из столицы.

— Она в порядке? — испуганно воскликнула Глория.

— Да, похищение сорвалось и, судя по твоей реакции, за ним стояла не ты.

— Это мог быть только Эшарион, он всегда любил своих младших сестёр, — задумчиво проговорила Калерия, смотря в чашку полную рыбного супа. — Больше некому.

— Если это так, то может и за убийством тоже он стоял. — Предположил Вильям.

— Нет, он бы не стал, — отрицательно покачала головой Глория, — точнее мог, но какой бы ему был смысл в таком случае вообще отказываться от престола?

— Чтобы стравить нас между собой, а после пройти по обескровленным землям Империи и взять то, что его по праву. — Задумчиво проговорил Вильям. — Эшариона опасно недооценивать.

— Тогда какой ему смысл спасать Эдиту? — спросила Калерия.

— А почему нет? — задумчиво проговорил Виктор, — если он вытащит Эдиту из дворца, а мы все погибнем, то сможет договориться с баронами Архипелага. Хороший план, не могу не оценить особый цинизм его придумавшего. Впрочем, отложим разговоры, у нас ещё будет на них время…

Поздним вечером, когда все удалились на совещание, Калерия неспешно гуляла по замку в сопровождении трёх стражей, двигающихся в отдалении от неё.

Выйдя на балкон, девушка посмотрела на залитое лунным светом море и глубоко вдохнула, почувствовав его солёное и холодное дыхание…

— Не стоит ходить по дворцу в такое время, — раздался мужской голос сбоку.

— Филипп? Тебя выгнали с совещания?

— Мне оно не интересно, — спокойно ответил юноша, а после подошёл к ней и осторожно взял принцессу за подбородок. — А вот ты меня восхищаешь… Уй!

— Не смей меня трогать, наглый выскочка. — Прошипела принцесса, упавшему на каменный пол, лэру Ойнего, скрипевшему зумами от боли в отбитых яйцах. — Напомню тебе о том, что я всё ещё имперская принцесса, а ты лишь сын захолустного барона с Архипелага.

— Долго ли ты останешься принцессой с таким-то императором, он скоро заведёт себе десяток жён, и ты станешь никем. — Прошипел Филипп. — А я могу тебя спасти, если ты мне позволишь.

— Кому ты нужен…

— Поверь, здесь ты только красивая девочка на выданье, — сумел подняться на ноги Ойнего.

— Когда ты всё поймёшь, не стоит плакать…

После этих слов Филипп развернулся и медленно покинул балкон через двери, оставив имперскую принцессу размышлять осказанным им словах…

***
На праздник мы отправились, устроившись на телеге с бочками с вином и пивом, при этом Эйруэн действительно развеселилась и сейчас сидя на краю, болтала ногами в воздухе, держась за край.

Мирас должен будет двинуться за нами следом несколько позже, ведь мы уже надели амулеты, изменившие нашу внешность, поэтому и не рисковали.

Честно говоря, у меня уже возникло несколько идей о том, как можно использовать данные амулеты, однако пока не додумал для каких целей. Впрочем, никогда не знаешь, что может принести тебе будущее.

Между тем мы въехали на территорию проведения праздника, после чего ловко соскочили, а повозки двинулись дальше, привлекая внимание празднующих, большинство из которых потянулось за бесплатной выпивкой.

— Куда теперь? — спросила Эйруэн.

— Зависит от твоего желания. — Ответил ей с лукавой улыбкой.

— Если бы это был удачный день, — приблизившись вплотную, жарко прошептала она и посмотрела мне в глаза, — я бы была очень рада данному предложению, но сейчас, — прижалась своей мягкой грудью ко мне, — мы будем веселиться. Идём!

Северянка, выглядящая сейчас на свои семнадцать лет, уверенно потянула меня за руку через поредевшую толпу и вывела к конкурсу, где нужно было метать кинжалы на подвешенный деревянный щит…

— Хочешь попробовать?

— Конечно, тем более и приз хороший. — Кивнула она на большой отрез шёлковой ткани из альтских земель.

— Подсказать, как обмануть обманщика?

— Обойдусь, — махнула она рукой, наблюдая, как метавший кинжалы северянин не сумел даже попасть и плюнул себе под ноги, но попав на собственные сапоги, ещё только больше воспалился и ушёл.

— Мне три кинжала. — Уверенно заявила Эйруэн.

— Три риала (медная монета), — уверенно заявил распорядитель-полуальт и положил три бронзовых кинжала перед женщиной, — нужно попасть в центр, чтобы выиграть. Если же просто попадёте в щит, дам вам утешительный приз. — Махнул он рукой на набитые пухом игрушки.

— Мне один, пожалуй, — спокойно положил я на стол медную монету.

Многозначительно хмыкнув, распорядитель положил передо мной кинжал, отлитый из бронзы, взяв который в руки, я едва не выругался от отсутствия какого-либо баланса и грубой заточке, которой можно разве что дерево пилить.

После этого мы прошли мимо охранника, который подпустил нас к мишени и Эйруэн первой начала метать кинжалы, потратив некоторое время на то, чтобы привыкнуть к новому оружию.

Все три кинжала женщина вонзила в щит, но слишком далеко от центра и лишь несколько раздосадовано подумала о том, что раньше бы у неё это получилось гораздо лучше…

— Милая девушка держите утешительный приз, — протянул распорядитель медведя набитого пухом Эйруэн, — вы прекрасно метаете.

Щит тем временем был освобождён от кинжалов, а я лишь примерился к примерному балансу и одним коротким движением отправил кинжал в центр щита, вогнав его наполовину лезвия.

— Сразу видно опытного воина. — Несколько растерялся распорядитель и протянул мне отрез ткани. — А теперь не задерживайте других участников…

А вот участников сразу стало больше, ведь я показал, что в этой забаве можно победить. Эйруэн же забрала у меня отрез ткани, которого хватит на красивое вечернее платье.

— Как ты это сделал? Я не заметила магии.

— Её не было, — дёрнул я плечами в ответ, — лишь голое мастерство. А на что тебе ткань?

— Помнишь, ты показывал нижнее бельё для женщин? Хочу попробовать пошить его. Обязательно покажусь тебе, чтобы смог оценить. Ноа и Соне тоже пошью.

— Обязательно оценю.

— Рион, ты меня всегда обманываешь в подобных вопросах. — Лукаво улыбнулась Эйруэн.

— Если от этого будет зависеть форма проведения свадебного ритуала, ты не будешь делать глупостей.

— Ненавижу, когда ты меня шантажируешь. — Раздражённо отозвалась Эйруэн. — Ты же всё понимаешь.

Понимаю. Слишком часто я говорил и делал то, что ты сокровенно желала, а это видоизменило твои чувства. В том, что она сейчас любит меня как мужчину, есть и моя вина. Женщины непостижимы, особенно в этом мире, даже если ты способен читать их мысли и чувства.

— Рион?

— Все в порядке, — тепло улыбнулся я, отбросив лишние мысли.

После этого мы направились на поиски различных закусок, повсеместно продающихся на празднике, поучаствовали в шутливых боях на мешках набитых соломой, посмотрели на перетягивание каната между несколькими командами…

— Спасибо, Рион, я почувствовала себя любимой и нужной женщиной. Словно вернулась в то время когда девушкой, такого же возраста как ты сейчас. — Прошептала Эйруэн, с улыбкой смотря мне в глаза. — Если бы не проблемные дни, я бы утащила тебя в постель. Думаю, перенесём этот момент на более удачное время.

— Эйруэн…

— После жизни в императорском дворце, я признаться тебе и не хочу вновь выстраивать с кем-то отношения. — Подойдя, она мягко погладила меня по щеке и заглянула в глаза. — Я уже выбрала себе мужчину, и отказываться от него против моих правил. — Звонко рассмеявшись, смотря мне в глаза, четвёртая императрица, обняла меня.

Она отстранилась, обхватив меня руками за шею, и мягко поцеловала меня, а после отстранилась, настороженно смотря, а после поцеловала снова. Нехотя ответив на поцелуй, я получил в ответ такой всплеск эмоций, что даже несколько растерялся. Однако Эйруэн не стала им пользоваться, углубляя поцелуй, нет, она отстранилась и тихо пробормотала:

— Спасибо что вспомнил об этом спустя столько лет, даже жаль, что мы связаны родственными узами. — Отстранилась она и улыбнулась, а после взяла меня за руку. — А сейчас пойдём танцевать!

Выведя меня к центру праздника, где люди зажгли костёр по звуки музыки начала танец, увлекая за собой… Мы были уже немного пьяны, поэтому влились в общую атмосферу праздника. Эйруэн по настоящему разошлась, показывая, как она веселилась в молодости…

Всё хорошее к прискорбию рано или поздно имеет слово заканчиваться. Поэтому очередной день праздника заканчивался с закатом, всё-таки ночью уже было прохладно и потому многие расползались по тёплым местам.

Отряд сопровождения девушек мы нашли быстро и, сняв амулеты, устроились на повозке дожидаясь пока не окончатся сборы, наблюдая как расходятся люди, а рыцари "Пылающей девы" наводят порядок, пресекая конфликты и собирая пьяниц, которых забирала городская стража Вернада.

— Эшарион? — удивлённо посмотрела на меня Аниса, выйдя к нам, ведя лошадь на поводу.

— Просто решил отдохнуть, да и за вами приглядывал, — ответил я сестре, нисколько не соврав.

— Иди к нам, Аниса, — улыбнулась Эйруэн и похлопала по повозке рядом с собой.

Сестру ждать не пришлось и, передав лошадь одному из северян из отряда Мираса, она устроилась рядом с Эйруэн и они принялись о чём-то тихонько переговариваться, тихо посмеиваясь.

— Значит, ты был здесь. — Подъехала к нам на лошади Аниела и лукаво улыбнулась. — Беспокоился?

— Разумеется. Почему так долго собираются?

— Завтра мы сюда уже не поедем, здесь будет просто торговая ярмарка. — Ответила королева горного народа. — К слову получила сегодня сообщение о том, что торговля между нашими народами уже началась. Ты хорошо поработал, принц.

— Я всегда выполняю свои обещания, чего не скажешь о тебе.

— Хочешь поругаться. Давай. — Довольно оскалилась она, показав клыки. — Только потом не злись, если я немного тебя покусаю.

— Кого ты там кусать собралась? — спросила Соня, подъехав в сопровождении баронессы, а после увидела меня и с некоторой обидой заявила. — Мог бы и к нам прийти, раз здесь был.

— Не хотел вам праздник портить. Вам и без меня было весело.

— Да ты пьян. — Удивлённо заметила Ноа.

— Немного. — Откровенно улыбнулся я в ответ своей невесте.

Баронесса лишь прищуром посмотрела на меня, а после перевела взгляд на Эйруэн и сделала правильный вывод и обиженно поджала губы.

— Ничего не было.

— Тем не менее, ты был с ней, а не с нами.

— Ревнуешь?

— Разумеется, ревную. Тем не менее, ты сегодня разбираешься со своей королевой. А если не решишь этот вопрос, придётся тебя заставить.

— Моя милая невеста научилась угрожать.

— Ты меня прекрасно понял. — Донеслась до меня мысль Ноа полная раздражения.

После этого девушка закрыла свой разум и даже обрадовалась тому, что отряд выдвинулся в обратный путь.

Похоже, они договорились между собой о том, что мне придётся дать королеве горного народа доступ к моему телу. Причём на взаимовыгодных условиях, согласно которым Аниела станет моей младшей женой после малого ритуала, что проведут уже после официальной свадьбы с баронессой. Честно говоря, меня это не устраивает. Сегодня придётся приструнить тех, кто думает, что может решать за меня.

Возвращение и ужин прошли тихо, а по его завершению я попросил девушек зайти ко мне в покои. А после и сам направился туда, чтобы некоторое время сидеть и разбирать посланий, в которых не было ничего интересного…

После уезда Вильяма в замок Иф, ситуация в столице стала менее напряжённой. Лишь небольшое затишье перед большой бурей, что накроет всю Империю. Значит, замок Иф будет первым. Это катастрофа.

Почему-то в последнее время от меня что-то ускользает, чувствую, что я близок к маленькому кусочку мозаики, способного заставить общую картину предстать в истинном свете. Понять бы, откуда это ощущение.

Обхватив голову руками, я провёл руками по волосам, успокаивая себя и тяжело вздохнул, а после рявкнул:

— Да зайдите вы уже!

Девушки осторожно заглянули в мои покои и молча прошли к столику, закрыв за собой дверь, устроившись вокруг него в креслах. Активировав звукоизолирующие чары, я поднялся и наполнив кубок соком, подойдя к ним, опёрся спиной на книжный шкаф и тихо проговорил:

— Рассказывайте, что вы там успели решить.

— Эшарион? — внимательно посмотрела на меня Соня. — Почему ты недоволен?

— Почему? Я объясню. — Скучающе проговорил я и пригубил из кубка. — Мне ставят ультиматум: сегодня ночью я должен трахнуть королеву горного народа. Разумеется, сейчас мне хочется узнать, как у вас вообще хватило наглости заявить о подобном.

Мне было видно, как Ноа поёжилась от несуществующего сквозняка, поняв, как прозвучали её недавние слова. Соня же задумалась и стала думать, что мне сказать, тщательно подбирая слова. А вот Аниела осталась спокойной и лишь задумчиво смотрела на меня с полуулыбкой на губах.

— Я тебе не нравлюсь? — тихо спросила она.

— Не хочу брать на себя обязательства, исполнить которые не в силах.

— А я разве много прошу?

— Ты не до конца понимаешь, что такое династический брак в Империи. — Спокойно ответил я и, пройдясь взглядом по полкам, нашёл интересующую меня книгу и протянул её королеве.

— Здесь все, что нужно знать о династическом браке с моими пояснениями, специально выписывал всё, что необходимо знать.

— Это… — открыв книгу, Аниела быстро прошлась по строчкам и зажмурилась, немного покачав головой, — завтра изучу, когда будет ясная голова.

— К слову, завтра прибудет герцог Фультаар, поэтому я попрошу вас держаться подальше от него. В истории немало случаев, когда выкупающие подобным образом аристократы брали в заложники членов семей победителей. Надеюсь, мне не придётся торговаться за ваши жизни. — Посмотрел я на них исподлобья и добавил. — Хорошо, а сейчас я хочу услышать ответ.

— Прости, Эшарион, — тихо проговорила Ноа, отведя взгляд в сторону. Тяжело вздохнув, я лишь многозначительно улыбнулся и протянул:

— Значит, вы не против все вместе оказаться со мной в постели…

Соня в ответ лишь лукаво улыбнулась, а вот Ноа залилась густой краской, вообразив как это будет выглядеть, а вот королева лишь весело рассмеялась и спросила:

— А ты действительно этого хочешь?

— Главное что вы не против. — В задумчивости посмотрел я не неё. — Хорошо, давайте расходится, завтра будет тяжёлый день.

— А… ночь?

— Ты действительно этого хочешь? — Внимательно посмотрел я на королеву горного народа.

— Не сегодня. — Покачала она головой. — Не так.

— Тогда на этом и закончим разговор.

Проводив девушек, пожелав им спокойной ночи, я устало опустился на своё рабочее место и посмотрел на свитки с посланиями, лишь поморщившись.

Личная жизнь от меня не убежит. Только вот я не могу повлиять на происходящие события. Мне удалось удержать аристократов от вхождения в тот или иной лагерь моих братьев, но их всё равно принудили избрать императора. Здесь уже ничего не поделаешь.

Значит замок Иф… Надеюсь у Вильяма хватит разума чтобы спрятаться на островах Архипелага. Столкновение сторон выльется в отрытую бойню, а ведь Дарнир не станет вот так просто убивать своего брата. Быстрая смерть в понимании Дарнира — это слишком просто…

Следующее утро в Вернадском малом замке было шумным и суетливым. С трудом поднявшись к завтраку, я пребывая в своих мыслях только отметил что Эйруэн и Эвелин собрались съездить на торговую ярмарку, чтобы купить необходимых припасов для замка. После чего ушёл в дела по самые уши и даже не услышал удар колокола.

— Мой принц, говорят всадников под флагами герцогства фультаар видно с башни, а я подумала, что вы голодны. — Поставила на край стола девочка поднос.

— Да? — отвлёкся я и посмотрел на девочку, — спасибо, Роза. Расскажешь как у вас дела?

— Всё хорошо, мой принц, — склонилась она в поклоне, — за нами теперь присматривает Брайана Леер, она взяла моего брата в оруженосцы.

— Рад слышать, что у вас всё хорошо. — Кивнул я, и кисло улыбнулся на голодное ворчание желудка.

— Мне пора, мой принц, я позже заберу посуду. — Поклонилась девочка и быстрым шагом покинула мои покои.

Задумчиво посмотрев на кусок жареного мяса, кашу и хлеб, я, немного подумав, наполнил свой кубок соком и, сдвинув бумаги, принялся за еду.

Значит суммарно, расходы, необходимые на обеспечение баронства и герцогства вместе с орденом на зиму, не превышают доходов, но и накопления сделать не получится. Нужно какое-то производство, я ставил на магическую школу, но ещё нескоро ученики смогут создавать даже простейшие амулеты. Теперь вот и перед зимой начинать стройку чего-то просто нецелесообразно…

Я даже составил список предприятий, которые можно построить при этом, нисколько не нарушая естественный процесс развития этого мира. Впрочем, я знаю не так много, чтобы глобально его реформировать.

Закончив с обедом, я быстро переоделся и подхватив поднос вышел из своих покоев и направился в сторону кухни. Однако не успел я дойти до лестницы, как Роза с испуганным выражением лица выскочила откуда-то из-за спины и потянулась за подносом…

— Что случилось. Роза?

— Вам не пристало выполнять работу слуг… — робко проговорила она.

— Здесь нет слуг, лишь работники, — спокойно ответил я девочке и подмигнул, — а что плохого в том, что человек сам заботится о себе?

— Ничего, если он не принц. — Забрала у меня поднос девочка и быстрым шагом направилась на кухню.

Постоянно забываю, что в этом мире есть много условностей, которые я постоянно нарушаю. Это одна из многих… Было бы у меня достаточно времени, я бы и еду себе сам готовил.

Поднявшись в зал приёмов, я, подойдя к окну, отметил, что отряд под флагом герцогства Фультаар приближается к воротам и многозначительно усмехнулся.

Герцог фультаар недоволен, мало того что приходится спешить, так ещё и большую часть отряда пришлось оставить под стенами Крепости Восточных врат и взять сопровождение всего из пяти воинов. Тем более их ещё и на моих территориях постоянно сопровождали рыцари ордена.

Пройдя по залу, я устроился на троне и отметил, что девушки последовали моему совету и собрались в покоях баронессы и делились своим мнением обо мне. Причём всё было в порядке, пока Соня не начала делиться некоторыми подробностями о наших взаимоотношениях…

— Эдвард, герцог Фультаар. — Объявил церемониймейстер.

Герцог только поморщился от того что упомянули только его основной титул, забыв о наградах.

— Вы заблудились, герцог? — скучающе спросил я, отметив глубокий, даже немного раболепный, поклон старика.

— Нет, я прошёл просить вашей милости, мой принц. — Устало проговорил Эдвард. — Милости к моему единственному сыну и наследнику.

— Ваш сын заслуживает хорошей порки, вы видимо упустили такой момент во время воспитания. — Спокойно заметил я и получил в ответ мысль полную одобрения, но герцог лишь склонил голову. — Да и остепениться бы ему пора, возраст у него уже подходящий, чтобы завести наследника. Может отцовство станет для него важным уроком.

— Сколько вы потребуете за жизнь моего сына? — спокойно спросил герцог.

— Сто тысяч золотых империалов.

— Но…

— Сто пятьдесят тысяч.

— Принц!..

— Двести тысяч. — Спокойно проговорил я и посмотрел на то, как герцог сжал зубы. — Продолжаем торг?

— Я согласен на двести тысяч золотых империалов.

— В таком случае вы получите своего сына на закате, а что на счёт выживших воинов? Готов продать их по двадцать золотых империалов за каждого. Их осталось в живых всего двести тридцать семь.

— Согласен. — Мрачно кивнул головой Эдвард. — А что по поводу моей дочери, Клзр?

— Миллион золотых империалов.

— За такие деньги я соберу войско, которого мне хватит, чтобы уничтожить…

— И первым, что я сделаю — сброшу голову Клэр со стены. — Холодно отрезал я начинающего закипать старого аристократа. — Вы готовы к такому исходу, герцог Фультаар? Какой смысл будет начинать битву, где уже не будет победителей и проигравших?

— Значит двести пять тысяч, я правильно посчитал, принц Эшарион?

— Именно, герцог фультаар. — Спокойно ответил я. — Ваша дочь останется здесь, чтобы гарантировать то, что вы не вернётесь с большим войском. Обещаю, что буду заботиться о ней.

— Заботится?

— Именно, пусть она меня и ненавидит, но она мать моей сестры по крови. У вас есть время до заката, чтобы собрать необходимую сумму, имперский банк имеется в Вернаде. Я вас не задерживаю.

— Вашей сестры… — с холодной ненавистью проговорил герцог.

— Примите мои соболезнования, герцог. Меня весьма опечалил факт случившейся трагедии.

— Тихо проговорил я. — Хорошо, а теперь решим, когда вы сможете выкупить своего сына.

— Это произойдёт сегодня, не прощаюсь с вами, принц Эшарион.

Герцог отвесил мне церемониальный поклон и покинул зал быстрым шагом, а проводил взглядом его спину. После чего кивнул Мирасу, на что тот ответил кивком и вышел через небольшую дверь, чтобы отдать приказ привести в порядок наследника герцога и приказать привезти выживших воинов, которых ещё вчера доставили в Вернад и разметили в одном из бараков на окраине города.

Вернулся герцог примерно через час и, войдя, передал мне вексель на двести пять тысяч империалов, на что я лишь молча кивнул и махнул рукой, одновременно с этим сказав Мирасу выводить пленника.

— Отец. — Растерянно проговорил Грегор.

— Замолчи, мы поговорим, но не здесь и не сейчас. — Отмахнулся от него герцог. — Мы можем идти, принц Эшарион?

— Я вас не задерживаю. Ваших воинов я тоже вернулся, не забудьте их забрать. — Спокойно проговорил я. — Если пожелаете выкупить свою дочь, вы знаете, где меня искать. Я сдержу своего слова при любом вашем действии.

— Благодарю, мой принц. — Поклонился герцог, а после поклонился и его сын.

После этого они направились на выход, а я смотря им в спину лишь сонно зевнул и несколько расслабился в неудобном кресле. Все это время ко мне прибывали люди и рассказывали о своих проблемах, поэтому я несколько вымотался…

После ужина, спустившись в подземелья, я кивнул северянину и взял ключ от одной из двух занятых камер, после чего открыл двери и не успел войти, как услышал звон цепи, и ко мне рванула бывшая третья императрица:

— Подонок, ненавижу тебя!..

Накрыв звукоизолирующими чарами камеру, я позволил Анисе войти внутрь и, удержав от порыва, указал на амулет, который девочка сняла и бросила на лежак и бросилась к женщине:

— Мама!

— Аниса! — растерянно и с тихой надеждой выдохнула Клэр и обняла дочь, бросила на меня короткий взгляд.

— Поговорите пока. — Спокойно проговорил я и, выйдя, запер камеру, чтобы прислонится спиной к дверям и тяжело вздохнуть.

Северянин молча предложил мне бутыль с пивом, но я лишь отрицательно покачал головой и отойдя, присел у стены и задумчивым видом мысленно следил за разговором матери и дочери.

Разговор, так или иначе закончился и я открыв двери, указал на амулет и дождавшись когда сестра его наденет, предложил ей руку.

— Спасибо, я сама дойду, Эшарион. — Потирая заплаканные глаза, проговорила Аниса.

— Хорошо, — кивнул я и проводил девочку взглядом скрывшуюся за поворотом лестницы и войдя внутрь, устало спросил:

— Сказать ничего не хочешь, Клэр?

Женщина подняла на меня взгляд, и нервно пожевав губы, ответила шёпотом:

— Нет.

— Мне было бы достаточно: "Извини, Эшарион". Но учитывая как ты не любишь признавать свои ошибки… Дура, ты, Клэр. — Вздохнул я и сел напротив неё.

— Ты мог бы и сказать.

— Я надеялся, что ты догадаешься, но когда произносил те слова, я ещё не знал о происходящем. — Развёл я руками.

— И что теперь? Используешь мою дочь в своих планах, а меня сгноишь здесь?

— Почему люди привыкшие поступать как уроды, считают, что так же должны поступать все вокруг? — скучающе проговорил я, — вот и говорю что ты дура Клэр. Надолго в подземельях я тебя оставлять не собираюсь, но и отпустить не смогу.

— Моя дочь…

— Нет, Клэр, достаточно. Ты не смогла её защитить, причём от собственного сына, поэтому больше я не доверю её тебе. Аниса будет в порядке, и будет приходить сюда время от времени.

— Как долго? — подняла бывшая императрица на меня потерянный взгляд.

— Пока ты не сумеешь понять главного, только после этого я предложу тебе достойный выход из ситуации. Спокойной ночи, Клэр.

Поднявшись, я в покинул камеру, так и не получив никакого ответа от бывшей третьей императрицы погрузившуюся в свои мрачные думы.

— Наблюдайте за ней, — проговорил я северянину, протянув ключ, — не хватало, чтобы она ещё и руки на себя наложила.

— Выполним, принц Эшарион. — Кивнул мне он, и немного подумав, создал структуру и переместил своё кресло поближе к камере, куда и устроился.

Итак, на сегодня достаточно… Как же я устал за этот длинный день.

***
Терпеливо ожидая появления супруги, Великий князь Альтского княжества, Тайтрих Хельталис скользил взглядом по письмам торговцев заблокированных в долине и терпящих серьёзные убытки.

— Удобный момент выбрал Эшарион, чтобы заблокировать торговый тракт. — Угрюмо пробормотал под нос князь.

В этот момент вошла чистокровная альта весьма низкого роста, приятными чертами лица и глубокими зелёными глазами. Голову ей венчала диадема из чернёного серебра.

"Никогда не скажешь, сколько лет одному из сильнейших целителей нашего народа". — Поймал себя на мысли князь, ненароком залюбовавшись супругой.

— Чего хочет имперский принц? — между тем спросила княгиня.

— Он хочет Оранэру.

— Даже так. — Уважительно улыбнулась она.

— Люсине, это нелепо. Как смеет имперский принц ставить нам условия? Он закрыл торговый тракт, каждый день мне приходят послания от торговцев терпящих убытки.

— Ты говорил с Оранэрой?

— Нет. Я не отдам ему свою единственную наследницу.

— Тайтрих, сколько лет назад мы были близки в последний раз? — сдержанно улыбнулась Люсине и присела на диван напротив него, — мне прекрасно известно о твоём сыне, которому сейчас уже десять лет. Можешь ничего не говорить, но мне многое известно.

— Ты не можешь больше иметь детей… — надломленным голосом ответил Великий князь с тихой болью на душе, ведь когда-то давно он сильно любил свою жену. — Откуда ты узнала?

— Это не важно. Сейчас важно то, что принц не успокоится пока не получит своего.

— Он северянин.

— Да, я знаю о традициях Севера, — иронично улыбнулась женщина, — неужели в тебе говорит ревность? — бросила она короткий взгляд на мужа и вздохнула. — Мне и самой будет спокойней, если я узнаю этого Эшариона поближе. Мужчины в постели очень честны.

— В любом случае решение принимать Оранэре… — тяжело вздохнул князь. — А мне придётся пойти на встречу с этим имперским принцем.

Глава 13. Решения и сомнения

Следуя по коридорам дворца, Кристоф торжествующе улыбался. Слишком многое удалось вытянуть из хозяина борделя, слишком много имён и лиц ему встречались. И на каждого теперь был весомый компромат, что в умелых руках способен разрушать стены любых крепостей.

Пройдя к кабинету императора, Кристоф некоторое время постоял, а после двери распахнулись и, войдя, он обнаружил старшего брата возле наиболее полной карты Империи.

— По твоему виду можно судить, что ты нашёл необходимое.

— Да, Дарнир, — положил на стол свитки с допроса хозяина борделя, — стало известно, что Вильям проводил сбор свои соратников и обсуждал покушение на…

— Поздравляю, можешь собираться. Белый легион, усиленный седьмым и девятым ещё две недели назад были направлены к замку Иф небольшими группами. — Задумчиво проговорил Дарнир. — Можешь делать с Глорией Рошаль и Вильямом всё что пожелаешь, но Калерия должна выжить. Нельзя позволить островам Архипелага отколоться от Империи.

— Я понимаю… — нервно облизнул губы Кристоф.

— Ты не понимаешь. Я жажду мести, но если бы не произошедшее с Фарнадской башней, сейчас был бы удачный момент объявить войну альтам. Ты знал о том, что у альтов идёт война, где они терпят одно поражение за другим и уходят с восточного побережья?

— Я слышал. — Неуверенно проговорил Кристоф.

— Легионы переходят под твоё командование, Кристоф. — Проговорил Дарнир и иронично улыбнулся. — Придётся ударить на упреждение, пока Вильям не подготовился к полномасштабной войне.

Кристоф получив отмашку, поклонился и вышел из рабочего кабинета императора принявшегося вслух размышлять, как поступить с ситуацией возле разрушенной Башни…

Только Кристоф уже не слушал его, так как мыслями был далеко и даже не сразу вспомнил о запланированной встрече и, развернувшись, направился по коридорам дворцового города к тайному месту.

Остановившись возле узкого неприметного коридора, Кристоф внимательно осмотрелся по сторонам, дополнительно проверив и ментальным щупом, а после свернул в него и, сдвинув фальшстену, вошёл в большую, богато уставленную комнату и быстро повернул фальшстену, возвращая на место, чтобы после устроится в кресле и дёрнуть за шнурок, уходящий в стену.

Ожидание было недолгим, и вскоре из тайного хода появилась Юлина Арцергер, невеста императора. Игриво улыбнувшись Кристофу, она устроилась в кресле напротив и спокойно произнесла:

— Через пять дней состоится моя свадьба с Дарниром. Церемония будет малой, поэтому и празднеств не будет.

Кристоф некоторое время размышлял, а после кивнул:

— Ты подготовилась?

— Я не собираюсь рожать наследника Дарниру, нет, он этого не заслуживает, — лукаво улыбнулась Юлина, — у тебя получилось?

— Да.

— Заставь Вильяма страдать… Так же как страдала моя сестра, чью жизнь он сломал. — Довольно улыбнулась Юлина и предложила. — Вина?..

— Да…

***
Стоя на стене маленькой крепости, я вдыхал холодный северо-западный ветер, принёсший с собой первый мороз, покрывший траву морозными узорами, красиво переливающимися под лучами восходящего солнца…

Жаль, но солнце быстро растопило морозные узоры и уже укрыло под своими пока ещё тёплыми лучами этот кусочек мира.

Одинокого всадника я заметил издалека, он направил лошадь шагом свернув с тракта на дорогу к мосту нашего маленького замка и не доезжая громко свистнул.

— Чего надо? Рассвет только! — крикнул ему часовой с башни.

— Вам управляющий нужен?!

— Это тебе к принцу Эшариону надо! Он говорил, что ждёт кого-то.

— Скажите Малграфу, что приехал Самюэль Фост!

Подойдя по стене к башне, откуда вёлся диалог с прибывшим гостем, я задумчиво посмотрел на него и многозначительно усмехнулся распознав структуры иллюзии и изменения голоса, после чего крикнул:

— Юная магесса, будьте любезны снять иллюзию, иначе мне придётся в вас стрелять!

В подтверждение своих слов я навёл на неё баллисту и потянулся к рычагу, чтобы зарядить её болтом. Девушка быстро оценила свои перспективы и стряхнула с себя иллюзию, после чего убрала и артефакт изменения голоса и вежливо склонила голову, не спешиваясь с лошади:

— Рада нашей встрече, мой принц.

Задумчиво посмотрев на полноватую девушку лет двадцати, я улыбнулся и, отойдя от баллисты, махнул рукой стражникам на воротах.

— Опустить мост! Открыть ворота! — прокричал стражник на башне.

Малграф уже давно послал послание и наконец-то, наша новая управляющая сумела прибыть на дальнейшее место работы. У меня теперь появится немного свободного времени, чтобы заниматься своими делами.

Спустившись со стены, я вышел к воротам и в задумчивости рассматривал девушку, считывая её мысли по поводу встречи и наконец, она остановила лошадь и спешилась, после чего склонилась в поклоне:

— Приветствую вас, принц Эшарион.

— Доброе утро, сегодня заметно похолодало, а я вижу, что вы провели в дороге бессонную ночь. Приглашаю вас на чай или может быть молодого вина с пряностями?

— Буду благодарна. Я Сюзи Лоре, маг-универсал третьего круга. Да и поспешу ответить: я дочь торговца.

— Понимаю, прошу за мной. — Кивнул я головой. — Сюзи, вы раньше занимали управленческую должность?

— Я работала под началом своего отца и многое умею. — Задумчиво проговорила она. — Если позволите, я бы хотела узнать, с чем мне предстоит работать.

— Вы не спешите. Это похвально. — Задумчиво улыбнулся я. — Вы понимаете, что вам придётся заключить двойной контракт?

— Да, мой принц, мне это известно. — Проговорила девушка, откровенно поёжившись.

А девушка мне нравится. Как мне известно, эта девушка была хорошим другом Малграфу, пока они учились в Академии. Однако девушка по личным причинам не сумела найти своего места, и была в последнее время странствующим торговцем. Вот поэтому Малграф, после обсуждения со мной, решил её пригласить сюда на должность управляющей.

В целом у меня складывается приятное чувство от девушки, она умна и, судя по её мыслям, умеет правильно оценивать как товары, так и стоимость работ. Не ускользнули от её взгляда и недавно построенные здания.

Передав лошадь девушки в конюшню, мы, войдя, поднялись на второй этаж и вошли в малую гостиную, куда сразу же заглянула Роза, поинтересовавшаяся:

— Вам принести что-нибудь, чтобы согреться, мой принц?

— Да, Роза, наша гостья с дороги… — протянул я, с вопросом посмотрев на девушку.

— Тёплое молоко с мёдом.

— Принеси нам молок и мёда, а мы сами разогреем. Ну и что-нибудь перекусить. Мягкая сдоба подойдёт.

— Скоро буду. — Отвесила быстрый поклон девочка и поспешила выполнить поручение.

— Спасибо, Роза. — Поблагодарил я её и лишь с недопониманием посмотрел на Сюзи. — Что- то не так?

— Мне приходилось видеть много дворян, но чтобы кто-то из них относился к простым слугам подобно…

— Они не слуги, а работники. — Спокойно поправил я девушку. — Да и какой смысл относится плохо к тому, кто каждый день готовит тебе еду и стирает твою одежду?

— Ваши слова бы рассмешили многих дворян. — Заметила Сюзи и нервно поджала губы.

— Да, я знаю. Говорят, смех продлевает жизнь. — Пожал я плечами и, поднявшись, подхватил сырой плащ девушки и повесил его на сушилку возле камина. — Мне, постоянно говоря, что я выделяюсь. Привык за прожитые годы.

Девушка несколько расслабилась и улыбнулась, а я, подбросив дров, дал новые пищу для ослабевшего огня и он с тресков принялся её пожирать…

— Опасная стихия — огонь, сколько бы пищи у него не было ему будет мало. — Задумчиво проговорил я, смотря в разгорающееся пламя. — А ведь для него неважно, что обращать в пепел, дома или людей, главное чтобы он пылал как с можно большей силой… А в руках творцов и разрушителей становящаяся лишь бездушным инструментом.

— Простите, мой принц?

— Ничего, Сюзи, я просто размышляю. — Повернулся я к девушке, а после, пройдя, опустился на своё место. — Есть какие-нибудь интересные новости с юго-запада?

— Только то, что туда отправились десять магистров, взяв с собой личных учеников. Разрушение фарнадской башни стало ударом по всему сообществу магов. Никогда за всю историю Башни не были уничтожены полностью.

— Кроме Ареванской башни, — поправил я девушку.

— Да, но Ареванская башня всегда принадлежала магам Севера, поэтому её никогда не учитывают. Хоть они и изучали некромантию, но всеми известные амулеты безбрачия были созданы именно их магами.

— Да, из-за маленького конфликта с нежитью королевствам Севера пришлось пригласить магов из Империи. — Протянул я без улыбки.

В этот момент дверь осторожно открылась и, неся, поднос с кувшином и свежеиспечённой сдобой, вошла Роза, сразу же поставив его перед нами на стол, принялась разливать молоко по кубкам.

Едва она закончила, как я, создав простейшие структуры, нагрел молоко, после чего опустил в него большую ложку мёда и принялся размешивать и, бросив взгляд на девочку, протянул ей свежую булочку с яблоком и пояснил на растерянный и немного испуганный взгляд:

— Бери, вижу, что хочешь.

— Принц, я уже позавтракала… — протянула Роза.

— Угощайся, — тепло улыбнулся я, дождался, когда она возьмёт, кивнул, — вот и молодец.

— Мне нужно…

— Конечно, Роза иди, если будет нужно, я позову. — Проговорил я и, получив поклон от девочки, направившейся к выходу, лишь тихо вздохнул.

— Вы не желаете обсудить вопросы, касающиеся моей работы, мой принц? — спросила Сюзи.

— Думаю, это подождёт до завтра, а сегодня я хочу, чтобы вы отдохнули с дороги. Один день в наших делах ничего не решит.

— Благодарю, мой принц. — Проговорила она, и устало вздохнула.

— Угощайтесь, до завтрака ещё два часа. — Проговорил я, пододвинув к девушке поднос. — Вам уже сейчас готовят гостевые покои, где вы можете отдохнуть.

— А что с Малграфом?

— Ранен, сейчас находится под присмотром моего целителя. Не волнуйтесь, ему нужен присмотр только для того чтобы он не перенапрягался.

— Я слышала, что один из магистров оказался сервентом…

— Да, магистр Ластор Полин, оказался магом хаоса. Мне уже пришло письмо от совета Башен с извинениями. — Задумчиво проговорил я и весело улыбнулся.

— Что-то случилось принц Эшарион?

— Нет, просто вспомнил, что мы с Малграфом спорили: тот, кто проиграет по счёту, ставит бочку Наримского вина. А в итоге оба едва не погибли от рук этого сервента. Буду считать это ничьей. — Проговорил я с улыбкой и поднялся. — Сюзи Лоре, мне нужно идти, а вы отдыхайте, позже вам покажут покои.

— Благодарю, мой принц. — Поднялась и поклонилась девушка.

— Отдыхайте. — Кивнул я ей и вышел из малой гостиной.

Значит, пока в Империи кратковременное затишье, это плохо, потому что я знаю, что такое бывает только перед большими проблемами.

Значит, десять магистров отправились к Фарнадской башне… Не думаю что у них что-то получится, нет, они конечно способны нанести существенный урон прибывшим через врата, но… Но, их слишком мало. Была бы их сотня, я бы ещё поверил, что они сумеют отбить руины башни, а так только напрасно полягут там все.

Почему же Дарнир никак не желает повлиять на ситуацию? Может, я чего-то не знаю, но экспансия земель Империи уже идёт, а наш император даже не чешется.

Тем более что и вмешаться напрямую я сейчас не могу, это привлечёт внимание к моим делам с альтами и горным народом. Впрочем, не напрямую тоже сложнее стало вмешиваться, слишком уж нестабильная стала ситуация, даже аристократы из древнейших родов начали опасаться новой власти.

Вернувшись в свои покои, я некоторое время сидел спокойно, прислушиваясь к тому, как протекает жизнь в поместье и, коснувшись разумов в соседней комнате лишь тихо вздохнул.

Войдя в разум спящей Анисы, я оказался в её сне, где она не способная ни закричать, ни попросить о помощи, идёт в покои Кристофа и принялся осторожно меня сам сон, выведя сестру тёмному коридору в библиотеку в тайное место, расположенное возле входа в тайную секцию.

— Брат, это снова кошмар?

— Кошмар? — непонимающе переспросил я и тепло улыбнулся, — ты пришла послушать сказку?

— Добрую и интересную сказку? — спросила Аниса.

— Да, добрую и интересную сказку, какой она и должна быть. Иди сюда. — Похлопал я по подушке рядом с собой.

Однако сестра по привычке забралась на мои колени и, прислонившись спиной к груди, расслабленно вздохнула:

— Расскажи.

— Сегодня будет сказка об охотнике на чудовищ и чудовище, человечнее многих людей…

Сказка была недолгой, но Аниса слушала её с мягкой расслабленной улыбкой и когда сказка закончилась, она ещё некоторое время сидела и смотрела на стеллажи библиотеки императорского дворца, а попытавшись повернуться ко мне, начала просыпаться…

Покинув распадающееся сновидение, я открыл глаза и широко зевнул, после чего только устало вздохнул и пробежался взглядом по бумагам…

Почти каждую ночь я вхожу в сновидения Анисы, и понемногу залечивая эту рану. Улучшения незначительны, но девочка перестала просыпаться с криком от кошмара и запавшей в памяти боли. Теперь ей потребуется время, прежде чем рана затянется, оставив глубокий шрам.

Грохнув кулаком по столу, я тяжело вздохнул, а после посмотрел на дверь и сложил руки перед собой на столе и терпеливо принялся ожидать.

— Мне сказали, что ты не спал этой ночью. — Вошёл ко мне Малграф в полном боевом облачении боевого мага.

— Так получилось. Садись, рассказывай, как ты дошёл до жизни такой?

— Какой?

— Ну не из-за меня же вчера остроухие девочки подрались.

— Это не так важно. Мы уже разобрались с проблемой. — Вздохнул боевой маг и сел в кресло напротив меня. — Сюзи просила поблагодарить тебя за гостеприимство.

— Хорошо. — Серьёзно кивнул я. — Ты как? Оправился?

— Можем начинать разбираться с городским дном Варнада. Только знаешь, это может доставить проблем.

— Доставить проблем могут "Чёрные слёзы".

— Ты серьёзно? — настороженно переспросил Малграф.

— Абсолютно, видел парочку из них на дне урожая. Эти фанатики могут стать существенной проблемой в дальнейшем, учитывая симпатии к ним от представителей городского дна. Нужно решить эту проблему.

— Когда начнём?

— Начать нужно было ещё неделю назад. Сегодня мы проведём только разведку. — Проговорил я и, услышав удар колокола, широко зевнул. — Пойдём завтракать, после него соберёмся и прогуляемся по городу. Вместе мы увидим гораздо больше.

Поднявшись, мы направились на завтрак, чтобы по его окончанию, собраться и быстро покинуть поместье, направившись в пеший путь по городу.

Женское население отпустило нас с большой неохотой, пусть и, не озвучивая этого. Малграф даже напрягся, когда его со стены провожала взглядом Мэя Дарра.

Едва мы вошли в город, как я принялся активно работать, мысленно вычленяя и выискивая городскую шваль, особенно много внимания уделяя нищим и инвалидам, просящим медяки на лечение, которые позже отойдут уже другим бандитам. Пару раз выявлял грабителей, одни готовились к разбою, другие же пропивали удачный налёт. Однако всё это было мелочью, и это понимая, я продолжал поиски.

— Ничему они не учатся. — Мрачно проговорил я, бросив взгляд на таверну, имеющую два подземных этажа, оборудованных под бордель.

— Это выгодно, — заметил Малграф, — видишь знаки?

— Да, вижу, а ведь научились прятать. — Задумчиво проговорил я, видя тайные знаки, которые вошли в моду после магических бунтов. — Завтра разберёмся.

— Чёрные слезы?

— Нет, я их не заметил, может они, уже покинули город?

— Эти пока не сделают своё дело никуда не уходят. — Покачал головой боевой маг. — К слову, что у тебя с королевой?

— Ничего.

— Это может стать проблемой. Ты и сам понимаешь, Эшарион, что будет, если о них узнают. Им нужна защита и надежда на будущее, это именно то, что ты можешь им дать.

— Словно я не понимаю этого. — Тяжело вздохнул я и скользнул взглядом в переулок, где стояла избитая маленькая девочка, так удачно прятавшаяся от взглядов стражи. — Ладно, давай на сегодня заканчивать. Держись следом за мной.

Двинувшись к девочке, я услышал тяжёлый вздох боевого мага за спиной и только дёрнул плечами. Девочка, завидев меня, с отчаянной мыслью, бившейся в её разуме: "Не ходите за мной!" прихрамывая, принялась двигаться вглубь переулка.

— Подожди, я тебя не обижу. — Доброжелательно проговорил я, двигаясь за ней следом.

Девочка, нервно закусив губу, скрылась за углом, а я, проследовав следом проходя мимо деревянных ящиков, услышал её сдавленный крик:

— Убегай!

Сделав шаг из-за ящиков, я просто мимолётно выжег разум бандиту, стоявшего спрятавшись за ящик и создав сферу чёрного пламени, метнул в чердачное окно, откуда в меня целился арбалетчик. Глухой удар болта о физическую защиту и сразу же раздался вой заживо сгорающего человека… В следующий момент я услышал глухой удар человека о стену и метнулся вперёд извлекая меч из ножен и уже ускорившись едва успел отпрянуть в сторону от наконечника короткого копья. Чтобы в следующий момент, отклонив наконечник в сторону, пройтись лезвием меча по древку копья, срезая у бандита пальцы, отчего он взвыл и отскочил назад, к четвёртому члену группы, непосредственно главарю. Короткое движение рукой и кинжал из мерита, проигнорировав вспыхнувшую защиту, вошёл главарю в глазницу, отчего тот покачнулся и начал заваливаться назад. Бандит, расставшийся с пальцами, быстро прикинул свои шансы на бой со мной и, разбежавшись, ласточкой попытался метнуться в открытое окно… Успел он лишь наполовину. В окно залетела одна половина, а вторая шлёпнулась на землю, а всё потому, что боевой маг успел кинуть туда лезвие ветра.

Глухой вой разрезанного пополам человека захлебнулся кровью, а Малграф с неодобрением посмотрев на меня, подошёл к девочке, лежащей без чувств возле стены и начал её лечить.

— А ты не подумал, что это может быть ловушкой?

— Это и была ловушка, Малграф, но не для меня. — Опустился я на корточки перед девочкой и платком утёр кровь из разбитой губы. — А ведь вот так здесь часто промышляют. Хоть здесь и размах преступности ниже, чем в столице.

— Все завязано на торговцев, подобная схема прекрасно работает на молодых и неразумных людей.

— Эта девочка — маг, примерно третьего круга.

— Да, незавидная судьба того, кто рождается бастардом. — Глухо проговорил Малграф. — Ты хочешь её забрать?

— Тебе она понравится, вы даже чем-то похожи. — Проговорил я тихо.

— Насколько похожи?

— Она тоже любит ворчать, хоть ей и всего тринадцать.

— А выглядит на десять, откармливать придётся. — Пробормотал боевой маг и, сняв плащ, осторожно завернул в него девочку и взял на руки.

— Скоро весна… Тепло… Море… — хрипло, отрывистыми фразами проговорил бандит с выжженным разумом, смотря в небо. — Небо…

Создав лезвие ветра, я отделил его голову от тела и вздохнул, после чего направился вперёд, внимательно смотря по сторонам. Малграф направился следом…

Однако не успели мы выйти, как появились рыцари ордена "Пылающей девы" и без лишних слов двинулись в переулок. А мы с боевым магом отправились в обратный путь к поместью…

— Эш, а ты думал о том, что будет лет через десять?

— Так далеко я не способен заглядывать. — Мои губы тронула насмешливая улыбка.

— Прости, забыл. — Пробормотал боевой маг. — Только тебе не кажется, что ты доверился течению жизни?

— Прежде чем принимать решения, нужно знать и понимать причины и последствия. В текущей ситуации спешка опасна, хотя в некоторых случая только быстрые решения способны предотвратить катастрофу. — Задумчиво проговорил я. — К слову о катастрофах: чего остроухие не поделили?

— Ты и сам всё знаешь.

— Знаю. — Согласно кивнул я и довольно улыбнулся. — Поздравляю с гаремом.

— Чему ты так радуешься? — косо посмотрел на меня Малграф, — ты сам ничем не лучше.

— Не лучше. — Устало вздохнул я. — Теперь даже не знаю, как поступить в данной ситуации, чтобы всем было хорошо.

— Это невозможно, всем хорошо точно не будет.

— Можно найти компромисс. По крайней мере, надеюсь на это. — Кисло улыбнулся я в ответ.

Боевой маг многозначительно фыркнул и погрузился в размышления, а я уже не стал его трогать. Слишком уже у Малграфа Дикого была запутанная личная жизнь, начавшаяся с двенадцати лет…

Впрочем, мне бы со своей личной жизнью разобраться, а это так сложно. Даже думать по этому поводу не хочется, а надо.

После ужина я направился в баню и, раздеваясь в предбаннике, негромко напевал себе под нос:

— "Что такое время — это бездна, Холодное дыханье за спиной. Ветром воспоминаний наполненная. Волосы, обжигая снегом. Время, я опять унесён тобою.

Камни, ветром разметая в пыль, Солёной водой, растворяя сон и быль. Память, пеплом заполняя берега, Чёрной водою, растворяя тебя".

К сожалению больше у меня не получилось срифмовать чтобы получилось подобие песни, поэтому я и напевал эти два куплета ровно до того момента пока ко мне не подошли девушки, остановившись за дверью.

— Заходите уже, раз пришли. — Спокойно проговорил я.

— Это ты пел? — спросила Аниела.

— Да, но песня ещё не окончена. — Проговорил я и поёжился от вечерней прохлады. — Я греться.

Войдя, я забрался на полок и не успел расслабиться, как следом заскочили девушки и быстро забрались следом за мной, после чего я поддал жару.

— А где Аниса?

— Сказала, что пойдёт с Эйруэн. — Проговорила Ноа, распутывая косу своих каштановых волос. — К слову, ты так и не рассказал, что за девочку вы принесли.

Задумчиво посмотрев на девушек, я поднялся и наполняя деревянный таз, пересказал им прогулку по городу и встречу с этими бандитами…

— Это была глупая идея, — смочив свои кроваво-красные волосы заметила Соня, — ты мог погибнуть.

— Наш принц щедр на сюрпризы.

— Наш? — бросила на неё взгляд Соня и, получив твёрдый взгляд королевы и демонстративный кивок только фыркнула. — Вот я и смотрю, как сильно ты продвинулась в том, чтобы называть его своим.

— Тебе доставляет удовольствие говорить гадости? — иронично переспросила Аниела, изогнув бровь.

— Особенно если это правда.

— Может, прекратите? — спокойно проговорила Ноа, — сейчас я бы не хотела возвращаться к давнему разговору, потому как мы уже всё решили. Решение остаётся за Эшарионом, если вы не забыли.

— Словно ты не ревнуешь?

— Ревную, но и понимаю, что выяснением отношения делу не поможешь. — Сухо проговорила Ноа.

— Ты быстро учишься быть спокойной. — Пробормотала Соня.

— Хороший учитель, — бросила на меня баронесса короткий взгляд.

В этот момент в баню вошла Аниса и, поёжившись от резкого перепада температур, забралась на полок рядом с баронессой.

— Быстро ты передумала.

— Так получилось. — Проговорила сестра и посмотрела на меня, добавив мысленно:

— Мама уснула после ужина.

Кивнув без улыбки в ответ, я снова поддал жару и, опершись на стену, расслабился, ощущая, как капельки пота стекают по моему телу.

Почувствовав прикосновение к плечу, я слабо улыбнулся и спросил:

— Изучаешь?

— Откуда этот шрам, — провела Ноа по всей длине белого рубца на плече. — Он у тебя единственный.

— След от покушения пятилетней давности. — Не открывая глаз, ответил я. — Рассекли кинжалом. Остальные шрамы не так заметны, но они есть.

Осторожно взяв руку девушки за запястье, я переложил его на грудь, сразу же отпустив. Ноа осторожно, кончиками пальцев провела по груди и убрала руку, почувствовав тончайшие рубцы невидимые глазам.

— Тебе тяжело пришлось. — Тихо проговорила моя невеста, прижавшись ко мне сбоку.

Ничего не ответив, я лишь улыбнулся и, найдя своей рукой её руку, переплёл наши пальцы и принялся, не размыкая губ, напевая мелодию нашего первого танца. Ноа в ответ только весело хихикнула и несколько расслабилась, тоже опершись спиной на стену.

Когда мы закончили греться, настал черёд мытья и Аниса, попросила помочь её с волосами, устроившись спиной ко мне на полке.

Осторожно намыливая голову сестре, перебивая между пальцев волосы в мыльной пене, я получал в ответ тихое удовольствие.

— А можно мне так же? — спросила Аниела, тоже ощущая эмоции имперской принцессы.

— Можно, — кивнул я, не отрываясь от процедуры.

Между тем закончив с Анисой, я начал осторожно мыть светлые волосы королевы горного народа. Девушка даже несколько обмякла и довольно улыбалась, позволяя ухаживать за собой.

— А для воина ты удивительно мягок.

— Тебе хочется жёстче?

— Нет, продолжай. Теперь я понимаю, почему твоей сестре это доставляет такое удовольствие. — Буквально промурлыкала королева.

Ноа с Соней услышав интонацию её слов, лишь фыркнули и посмотрели на Анису, таинственно улыбнувшуюся в ответ. Следом последовал мысленный диалог, где девушки насели на имперскую принцессу, уточняя действительно ли это так приятно.

Когда мы, наконец, закончили мыться, то разошлись по своим покоям. Ноа и Аниса по дороге о чем-то тихо перешёптывались и я, читая их разум, скучающе зевнул. Тема разговора крутилась возле нижнего белья, которым занималась Эйруэн и уже успела снять мерки с баронессы…

Вернувшись к себе, я занялся работой и не удивился, когда ко мне вошла Аниела и тихо села в кресло напротив стола, наблюдая, за тем как я работаю.

Ситуация в Империи оставляет желать лучшего. Сейчас многие ловят рыбку в мутной воде, являющуюся взаимоотношениями дворянских домов…

Самая сложная ситуация складывается на юго-западе и западе Империи, там неурожай и потому всё под угрозой голодных бунтов. К тому же многие дворяне из тех земель не собираются подчиниться сыну той, что убила императора.

Отвлёкся я от того что мне на плечи легли руки королевы и она принялась осторожно их массировать. Пальчики девушки медленно и аккуратно расстегнули на мне рубашку и мягко сначала по плечам, а после опустились на грудь…

— Знаешь, Аниела, одного понять не могу: почему ты такая маленькая злобная стерва? Королев отшатнулась от меня и, отойдя, села на кровать и тихим голосом спросила:

— Давно ты понял?

— С нашей первой встречи. Я не сказал бы, что это плохие качества для королевы, но когда ты пытаешься играть искренние чувства… — многозначительно протянул я и замолчал.

Немного приподняв кресло, на котором сидел, в воздух, я развернулся к королеве и опустил его обратно на пол. Положив руки на подлокотники, я сложил кончики пальцев вместе и в ожидании посмотрел на Аниелу.

— Что ты хочешь услышать от меня, принц? — делая великой одолжение, спросила королева горного народа.

— Сидеть. — Спокойно проговорил я.

Девушка попыталась воспротивиться рабской печати кровь, лишь в бессилии сжала зубы до скрипа и плюхнулась на колени на пол, бросая на меня убийственные взгляды.

— Лежать. — Отдал я следующую команду и девушка упала на грудь и принялась ругаться на языке своего народа.

— Ползи ко мне. — Холодно приказал я.

Девушка проползла разделяющих нас три шага и замерла, а я лишь весело фыркнул, и устало вздохнув, проговорил:

— Отмена.

Королева некоторое время лежала, а после медленно и с гордостью поднялась, сделав вид, что неловко споткнулась, но читая её разум, я просто наблюдал, как она пытается обуздать свои чувства, пытаясь восстановить свою лицемерную маску, но не особо получалось.

— Тебе не хватает искренности. — Заметил я, смотря в её глаза с вертикальным зрачком. — Даже врать нужно уметь искренне.

— Много ты понимаешь. — Прошипела она. — Ты просто жалкий и трусливый принц.

— Почему?

— Что почему?

— Почему я жалкий и трусливый? — сухо спросил я, так и не изменив своей позы. — Мне хочется услышать не голословные обвинения, а реальные факты.

Королев в ответ продолжила давить меня взглядом, пытаясь припомнить мне неприятные моменты, а я лишь улыбнулся и, потянувшись, обхватил её за талию и подтянул к себе. Аниела забралась на кресло, пожав под себя ноги и села мне на колени, продолжая пристально смотреть в глаза.

— До сегодняшнего дня ты игнорировал меня, хоть я тебя и хотела. Что это как не трусость?

— Хотела? — переспросил я, — нет, королева, ты меня не хотела. Ты взвалила на свои хрупкие плечи долг правителя и мне нравится это качество в тебе. — Осторожно провёл я кончиками пальцев по щеке девушки. — Однако, как ты пытаешься исполнить свой долг, мне претит.

— Хочешь сказать, сейчас я тебя хочу? — посмотрела она мне в глаза с прищуром и её руки легли мне на плечи.

— Я не способен заглянуть в женское сердце, но твои искрение эмоции достойны внимания.

— Ответил я с мягкой, несколько лукавой улыбкой. — Мне давно хотелось, чтобы этот разговор между нами состоялся, но ты была не готова.

— Готова?..

Поддавшись вперёд, я осторожно коснулся её губ своими и отстранился, ощущая бурю противоречивых эмоций, захлестнувших гордую королеву.

— Посмотрим, какая ты на вкус… — улыбнулся я и одним лёгким движением расстегнул на ней рубашку и, пользуясь тем, что под ней ничего нет, поймал губами сосок её высокой, пусть и небольшой грудь и принялся играть им языком.

— Не смей со мной играть! — протяжно простонала Аниела и попыталась и, отпихнув меня, дёрнула мою рубашку, только деревянные пуговицы во все стороны полетели.

— И что дальше?

Аниела замерла, а я лишь снял до конца рубашку и наблюдал за вспыхнувшим на её щёках румянцем. Моя рука скользнула к ней в штаны, отчего девушка вздрогнула, стоило мне коснуться её нижних губ, ощутив небольшую влажность, принялся осторожно поглаживать.

— Дурак… — жарко выдохнула, королева, возбудившись, и губами схватила меня за мочку уха.

Весело рассмеявшись, я получил в ответ лишь недовольное фырканье Аниелы и, отстранившись, она посмотрела мне в глаза с искренним игривым настроем.

— Такой ты мне нравишься гораздо больше. — Проговорил я, пропустив сквозь пальцы её волосы.

— У меня ноги затекли… Не удобно.

Поднявшись, я подхватил на руки девушку и положил на кровать, а после стянул рубашку и, получив полный доступ к грудям, принялся их попеременно ласкать…

— Поцелуй меня, — смущённо пробормотала королева, отталкивая за плечи и заглядывая в глаза.

Склонившись над ней, я, закрыв глаза, поцеловал её и принялся понемногу его углублять, не забывая при этом ласкать её руками. Аниела первое время несколько растерялась, а после, поймав нужным темп принялась с жаром целовать меня, а схватив меня за плечи резко повалила на спину и оказалась сверху и довольно оскалилась:

— Я, кажется, сказала, со мною не играть!

Резко поднявшись, она наступила мне ногой на грудь и нарочно медленно стянула с себя широкие штаны и отбросила их в сторону, а я, прочитав её намерения лишь усмехнулся. Ловко перекатился в сторону, а после быстро стянул с себя штаны вместе с трусами и попытался подняться, но был повален на кровать королевой севшей мне на живот и прижавшей за плечи к кровати.

— Мы так и будем бороться? — улыбнулся я, смотря ей в глаза. — Ночь закончится быстро.

Аниела коснувшись нижних губ, в задумчивости посмотрела на прозрачную тянущуюся жидкость на своих пальцах, и немного сдвинувшись назад, села так чтобы мой член был впереди, и она принялась елозить по нему своими губками.

— А ты ожидаешь, что я позволю тебе засунуть это в меня? — коснулась кончиками пальцев девушка головки члена. — Лучше я сама возьму то, что желаю.

Аниела немного приподнялась и, направив в своё лоно мой член, довольно легко опустилась, а в следующий момент её забила мелкая дрожь и она упала на мою грудь, тяжело дыша…

Мягко обняв её, я принялся перебирать пальцами её светлые волосы, терпеливо ожидая пока она, не привыкнет к новым ощущениям, но девушка сползла на меня на бок и легла на спину, пытаясь отдышаться от моей дикой магической энергии.

— Ты в порядке? — заботливо спросил я, погладив её по щеке.

— Необычное ощущение… — хрипловатым голосом ответила она.

— Я покажу тебе, насколько оно может быть приятным, — проговорил я и, раздвинув ноги, медленно вошёл в неё, отчего Аниела протяжно простонала и вцепилась мне в спину.

Начав медленно двигаться, я нашёл её губы своими и начал долгий поцелуй до того как у нас не закончится дыхание, чтобы после начать его заново…

Протяжный крик-стон и чувствуя, как ноготки королевы впиваются в мою спину, я ощущаю, как она расслабляется, позволяя удовольствию откликающегося в теле приятной дрожью охватить себя. Не давая ей расслабиться полностью, сохраняя темп я, достигая пика удовольствия, вырываю из ею уст продолжительные хрипловатые стоны и наконец, отстраняюсь, падая рядом.

Мы закончили наш четвёртую битву в этой необъявленной ночной войне… По какой-то причине, Аниеле доставляло удовольствие ощущение борьбы.

Очередная бессонная ночь, а завтра нужно будет работать весь день, впрочем…

— Спасибо, — легла мне на грудь рука девушки, очаровательно улыбающейся, — честно признаться: я боялась.

— Чего?

— Что ты сделаешь мне больно. — Тихо ответила девушка, отведя взгляд. — Ведь я это заслужила.

— Твои страхи и опасения были напрасны. Только вместо боли я предпочитаю дарить удовольствие. — Довольно улыбаясь, заметил я. — Кстати, а что говорят ваши законы и традиции?

— Ничего, мы вольны выбирать, с кем жить. — Ответила Аниела и неожиданно добавила. — Мне почему-то кажется, что в традициях северян, мужчины — это пусть ценный, но товар. — Изначально так и было, Аниела. — Спокойно проговорил я. — Поэтому всё упёрлось в традиции, которые дожили до этих дней. Мужчина — это продолжение рода, было даже так, что северяне устаивали набеги на прибрежные деревни и забирали молодых парней, чтобы после привести домой в деревню, где не было ни одного мужчины. Поэтому через пару столетий и стали проверять родство, потому что это стало необходимостью. Война меняет всё.

— Но ограничений с кем спать у людей не существует.

— Не существует. В Империи близкородственные браки — обыденное явление. — Согласился я и добавил. — Кроме императорской семьи, где есть кодекс, запрещающий подобные браки. Мне интересно, а как с этим обстоит дело у вашего народа.

— Нам проще, мы не рожаем мужчин. — Поделилась Аниела.

— А мальчики в Большом доме?.. — протянул я недопониманием.

— Либо северяне, либо имперцы из нескольких обычных семей живущих с нами. Есть ещё парочка альтов, но они живут со своими жёнами из моего народа в небольшой долине дальше на севере.

— Почему получается так?

— Мы не знаем, но мальчики у нас не рождаются. — Пожала плечами королева горного народа.

— Значит брак у вас…

— У моего народа это тяжёлая тема для разговора. — Неопределённо проговорила королева, и, видя, что я рассматриваю её лицо, закрылась покрывалом, смущённо пробормотав. — Не смотри на меня… Я выгляжу жалкой.

— Нет, ты сейчас выглядишь очаровательно, — мягко проговорил я, и легко забрав из её рук покрывало, отбросил его в сторону, принявшись водить рукой по груди с возбуждённо торчащими сосками и облизнулся. — Ночь скоро закончится…

— Я хочу сама, — уверенно, но мягко толкнула она меня в грудь и забралась сверху и сразу же протяжно сладко простонала, пропустив член в своё жаркое лоно…

Утро началось для меня с ударом колокола, королева благополучно удалилась к себе удовлетворённая ночной войной, что позволило мне немного поспать.

Впрочем, с утра мне было не до её удовлетворённости, побывав на завтраке, где ни от кого не скрылся из виду мой несколько помятый вид и отсутствие за столом Аниелы, лишь поставило точку в их подозрениях.

Девушки при этом со мной демонстративно не разговаривали, причём даже сестра, хотя никто на меня не обижался, просто для порядка. Эйруэн и Эвелин видя эту картину лишь многозначительно улыбались, но никто не решился поднимать эту щекотливую тему за столом. Точнее Эвелин хотела, но её быстро от этого отговорила бывшая императрица.

Впрочем, мне было не до того и позавтракав, я вернулся к себе и приняв у управляющей два контакта, на неразглашение и приёма на работу, передал дела.

После чего, не дав себе времени на отдых, принялся облачаться в доспехи и к тому времени, когда боевой маг зашёл за мной, я уже был полностью собран.

— С чего начнём? — спросил Малграф, войдя.

— Город уже окружён. — Проверив, легко ли выходит короткий меч из ножен, ответил ему и направился к двери. — А с чего начать… Подскажешь?

— Начнём с того что мы вчера видели.

— Хорошо. Городская стража сегодня будет сидеть только у себя, такой я вчера отдал приказ. Среди них несколько информаторов.

— А не много ли ты работаешь? — бросил на меня напряжённый взгляд боевой маг.

— Не волнуйся, я работаю достаточно, чтобы обеспечить безопасность, своей семьи и близких людей. Начнём, Малграф.

— Это дело займёт не один день… — пробормотал боевой маг, представляя какую проблему мы собираемся решить.

Я не собираюсь оставлять у себя под боком рассадник предателей, убийц и шпионов которые рано или поздно пожелают проверить нас на зуб…

— к'к'к

Марис Рошаль, недавно прибыв на корабле, шёл по замку своего и остановился, увидев принцессу Калерию, неспешно прогуливающуюся по пустым коридорам, сделал отмашку охране и направился к ней навстречу.

— Моя принцесса, — склонился он в церемониальном поклоне, — прошло пять лет с нашей последней встречи, а вы стали поистине прекрасной принцессой.

— Здравствуйте Марис, — отвесив лёгкий приветственный поклон, принцесса принялась внимательно его рассматривать…

Марис Рошаль был молодым мужчиной двадцати лет с жёсткими, выдубленными на солнце и солёном ветре чертами лица, тёмными волосами, по традициям островов Архипелага стянутыми в несколько косичек, широкоплечим и…

— Многих ты ограбил в этот раз, Марис? — скучающе поинтересовался Филипп, приблизившись к ним, так как он сопровождал принцессу.

— И ты здесь. — Снисходительно посмотрел на парня Марис.

— А ты имеешь что-то против? — сухо бросил Филипп Ойнего. — Не помню, чтобы меня интересовало мнение морского разбойника.

— А ты не забыл, почему мы стали морскими разбойниками? Всему виной война с Империей, ведь во времена существования королевства Оргайл мы были более чем сильны. У нас были свои магические школы, мы растили уникальных магов способных вырастить хлеб на этих холодных островах…

— Ты всего лишь Рошаль, посаженный править, не тебе говорить о величии королевстве Архипелага. — Сухо отозвался барон Ойнего.

— Пожалуйста… — начала, было, Калерия, но только успела рассмотреть как Марис и Филипп, выхватили свои мечи и скрестили, наполнив зал звоном стали.

Калерия металась из стороны в сторону, но не рискнула вмешаться в бой и лишь подмечала взглядом, что Марис проигрывает Филиппу, несмотря на свою комплекцию и возраст…

— Довольно! — зычно крикнул герцог Рошаль и задействовал магию, разметав молодых парней. — Горячая кровь! Что вы здесь устроили?!

— Ничего. — Глухо ответил Филипп, поднимаясь на ноги и вложив меч в ножны, утёр кровь с губ.

— Ясно, значит, перед Калерией решили показать свою доблесть. Чтобы глаза мои вас не видели, дети. — В сердцах плюнул Виктор Рошаль.

Филипп только поклонился и двинулся по коридору, а вот Марас не спешил подниматься, зажимая несколько лёгких царапин и морщась…

— Филипп, подожди меня. — Проговорила Калерия и поспешила следом за молодым бароном.

Виктор, посмотрев вслед убежавшей внучке и подойдя, посмотрел на Мараса и неодобрительно покачал головой и крикнул:

— Доставьте его к целителю.

Больше герцог ничего не сказал и двинулся в обратный путь, провожаемый взглядом Мараса, которого погрузили на носилки и понесли…


Глава 14. Падение и договор

Город-крепость Орсин, названный в честь первой принцессы Орсины Черноокой, дочери Двадцатого Чёрного Дракона Империи, мирно спал. Лишь часовые, располагаясь на дозорных башнях, несли своё дежурство, вглядываясь в ночь, выискивая сервентов, слуг Хаоса.

Молодой рыцарь ордена Хранителей печати пьяной походкой шёл в направлении своих покоев, полагающихся каждому рыцарю сумевшему пройти испытание.

Услышав сдавленный, короткий вскрик, рыцарь резко подобрался и, выхватив меч из ножен, вслушался в ночную тишину, трезвея на глазах.

Гулкий удар в ворота и ближайшую к нему башню охватывает ядовито-зелёным огнём Хаоса, и рыцарь побежал по улице к главному зданию, крича:

— Сервенты! Нападение! Орден атакован!

Люди, услышав крики и ощутив энергию Хаоса, начали выбегать из домов с оружием в руках и вступали в бой с сервентами наводнившими улицы города, входящими из двух разбитых ворот, при этом они ещё и вели с собой нескольких вырожденцев и гончих Хаоса…

Самый жаркий бой разгорелся под стенами главного здания Ордена Хранителей печати, сюда были стянуты основные силы сервентов атаковавших магистров Ордена.

Вспышки от столкновения боевой магии, звон железа, крики раненых и умирающих, вой тварей из бездны Хаоса, этим наполнилась главная площадь…

Защищающимся рыцарям, видя отсутствие подкрепления из города, пришлось отступить внутрь здания, посреди которого и были запечатанные врата Хаоса.

Бой шёл долго, внутренние помещения здания ордена опалялись огнём и холодом, но даже несмотря на весь героизм Хранителей печати, они не сумели сдержать удар.

Войдя в главный зал с печатью, немолодой мужчина отбросил окровавленный меч и пошёл к центру, туда, где посреди круга из символов Хаоса дрожало само пространство.

Мужчина торжествующе улыбнулся и ножом надрезал свою ладонь, позволяя крови пролиться на знаки, но ничего не произошло. Он надрезал и вторую руку и начал читать слова, и сейчас пространство задрожало и торжествующе улыбающийся сервент, продолжал взывать к Хаосу, закончив лишь, когда посреди пространства не появилась сфера, распространяющая чудовищный жар.

Миг и сфера взорвалась, наполнив этот мир всепожирающим пламенем…

***
Как итог у меня ушло десять дней только на то, чтобы переловить представителей городского дна. Сюда вошли грабители, насильники, представители нищей мафии, немного воров и многие другие. Многие возмущались от того что их вытаскивали из тёплых кроватей, кричали о собственной невиновности, ровно до того момента пока под воздействием ментальной магии, не начинали говорить правду, рассказывая такие подробности, что даже крепкие воины бледнели…

— О чём задумался? — спросил Малграф, неспешно натачивая один из своих парных мечей.

— Мы так и не сумели найти убийц из "Чёрных слёз", — ответил я ему, отдыхая после окончания учебного спарринга, — ты же помнишь, чем они известны?

— Когда сгорали города, захваченные дикими магами из простых людей, на землю полился чёрный дождь из пепла. — Тихо проговорил боевой маг. — Они напоминание о тех кровавых событиях, желающие мести всем тем, кто повинен в тех бойнях. Надеюсь, сегодня не будет чёрного дождя, — задумчиво посмотрел он на юго-восток, откуда поднимались клубы чёрного дыма.

Я бы ничего и не предпринимал, но в городе начиналась подготовка нескольких групп ублюдков к атаке на наш маленький замок. Вот и пришлось прикрываться облавой на всех, чтобы их зачистить, ведь в плен они не сдавались.

— К слову, как ты мог?

— Ты о чём?

— Ну, с зубастой… — протянул Малграф.

— Обычная девушка, как и все. — Демонстративно пожал я плечами, а после поморщился и спросил. — Почему ты их боишься? Из-за внешности?

— Они ощущают эмоции, игнорируя амулеты… — протянул боевой маг.

Да, а я читаю мысли. Только вот никто не спешит меня бояться…

— Не вижу проблемы. — Равнодушно фыркнул под нос и, положив тренировочный меч, поднялся. — Давай закончим на сегодня.

— Как ты себя чувствуешь?

— Если не считать того что мне приходится постоянно сдерживать свою энергию — неплохо.

— Пожал я плечами и вздохнул. — Кстати, поздравляю.

— С чем? — непонимающе посмотрел на меня боевой маг.

Многозначительно улыбнувшись, я неспешно направился внутрь поместья, оставив Малграфа ломать голову нам моими словами. А ведь он прекрасно понял, что я не шутил.

Сидя в своих покоях, я несколько расслабился, многие дела по баронству были переданы управляющей, и я теперь мог спокойно поработать над тем, что мне необходимо сделать.

Единственное что я не сделал во время чистки, это не убрал альтских шпионов, ведь после пришлют новых и их тоже придётся вычислять. Единственное что мне не нравится, так это то, что я не смог убрать парочку человек работающих на тайную стражу, сейчас почти полностью перешедшую на сторону Дарнира. Не было поводов для устранения. Впрочем, если потребуется, повод найдётся.

Раздавшийся острожный стук в дверь отвлёк и я проговорил:

— Не заперто.

Аниса, одетая в ночнушку, открыла дверь и осторожно заглянула в комнату, но увидев только меня, облегчённо вздохнула и вошла, быстро закрыв за собой двери.

— Можно я посплю с тобой?

— А, Ноа?

— Ушла к Эйруэн. — Тихо ответила сестра. — Мне страшно спать одной.

— Проходи, — тепло улыбнулся я и поднялся.

— Ты знаешь, почему она уходит?

— Ноа слишком рано потеряла свою маму, поэтому её и нужны мудрые женские советы Эйруэн.

— Понимаю. — Серьёзно кивнула Аниса.

Сестра хотела так же спросить, почему я сплю один, но тактично не стала этого делать. Всё- таки за десять дней я серьёзно вымотался, мне было не до постельных игр.

Расправив постель, я кивнул Анисе, на неё и, сходив в туалетную комнату, разделся и лёг рядом, притушив свет, зная, что сестра боится спать в полной темноте.

— Эшарион, а ты возьмёшь в жёны и Соню?

— Если у неё будет на это желание. — Улыбнулся я ей. — Хочешь сказку?

— Нет. Я хочу поговорить серьёзно. — Уверенно посмотрела на меня Аниса и несколько смутилась, села передо мной и после непродолжительной паузы громко прошептала. — Я не знаю, что мне делать, брат… Меня никто не возьмёт замуж.

— Какая глупость.

— Эшарион, я серьёзно и не хочу быть "девочкой за империал". — С болью высказалась Аниса.

— Ты должна понять, что во взрослой жизни уделяется мало внимания, невинна ты или нет. Независимо от твоего статуса. — Спокойно проговорил я и сел напротив неё на кровати. — Если ты сможешь понять, то чаще всего браки в Империи заключаются далеко не с невинными девушками. Многие начинают вести половые отношения слишком рано, для того чтобы получить более весомый магический дар. Подобное используется во всех семьях, множество фавориток находятся во дворце не просто так. Там постоянно идёт борьба… порой кровавая.

— Значит мои старшие братья, а как же Милена и Калерия? Они… — покраснела Аниса.

— Милена — вдова, она свободна в отношениях. Калерию контролирует её мать, при этом наша сестра сама сильный маг и ей не требуются фавориты. Она сможет спокойно претендовать на мага первого круга и без лишних проблем.

— Значит, мне бы пришлось…

— Не думаю, что Клэр разрешила бы тебе это, — дёрнул я плечами, заглядывая в глаза сестры, — остальное бы зависело от твоего желания. Любопытство порой приводит к интересным итогам.

— Я бы не стала… — холодно отозвалась принцесса.

— То, что сделал с тобой Кристоф непростительно, — осторожно приподнял я голову Анисы за подбородок, мягко смотря ей в глаза, погладил по щеке. — В силу своего возраста ты не поняла, что в постели с мужчиной ты можешь получить удовольствие. Возможно в будущем…

— Не надо, Эшарион, — мягко оттолкнула мою руку Аниса, глухо прошептав, — я никому не нужна.

— Глупая, — вздохнул я и, подхватив сестру под подмышки, повалил на кровать и прижал к своей груди, — ты моя сестра и я всегда буду любить тебя как брат. Да и не только я, есть Эйруэн, Клэр, Ноа и…

— Спасибо. — Тихо пробормотала Аниса.

— Больше никто тебя не обидит, а если попытается, можешь пугать мной. — Погладил я девочку по волосам.

Аниса только вздохнула и покрепче обняла меня, потихоньку успокаиваясь. Так мы и лежали весьма продолжительное время, я гладил её по голове, а она просто спокойно размышляла о том, как ей жить дальше и это у неё потихоньку получалось. Даже представляла чем здесь можно заняться…

— Почему ты не боишься смерти, Эшарион? — неожиданно спросила Аниса.

— Почему? — переспросил я несколько растерянно. — Жить страшнее.

— Но смерть — это исчезновение и… — несколько непонимающе проговорила сестрёнка.

— Все разумные за время своего существования боятся неизвестного: гремит гром — духи предков недовольны. Ураган сметает деревню — духи посчитали, что вы забыли о них. Воды реки вышли из берегов — духи считают, что люди стали нечистоплотными и им стоит чаще мыться… Смерть — это самая большая загадка и потому страшит всех. А я просто знаю что смерть — это просто конец, предначертанный всем. Какой смысл боятся того что случится рано или поздно?

— Ты слишком путанно объясняешь, но я тебя поняла. — Кивнула она и тихо вздохнула. — Я бы хотела, чтобы никто не умирал…

— Тогда и мир был бы совсем другим, чем-то лучше, а чем-то хуже. — Давай спать, завтра будет новый день.

— Эйруэн завтра обещала показать новую одежду. — Слабо улыбнулась девочка и расслабилась.

Да, порой смерть — это слишком просто. Видел я некоторых предателей из тайной стражи живущих годами в пыточных залах. Отвратное зрелище, учитывая, что им просто не позволяют потерять разум от боли, излечивая и продолжая пытки снова и снова…

Однако моей маленькой сестре не стоит рассказывать подобное перед сном, ей и так достаточно кошмаров.

Мягко улыбнувшись, я погладил девочку по волосам и осторожно коснулся её разума, давая ощущения тепла и заботы, чтобы она быстрее забылась спокойным сном.

Ранним утром я поднялся от громкого шума, доносящегося с тренировочной площадки и, подойдя к окну, увидел, как две альты выясняют отношения, объясняясь между собой на альтских ругательствах.

Отследив, что к ним уже направляется боевой маг, я лишь широко зевнул и начал одеваться, бросив взгляд на спящую сестру, посасывающую во сне палец, и мягко улыбнулся.

По крайней мере сегодня он узнает… А нет, уже узнал что будет отцом. — Уловил я крик Мэй Дарры. — Вот как ему удаётся, так быстро сходится с дамами? Впрочем, думаю его сегодня не трогать… Его новостью, как пыльным мешком ударили.

Значит, со стройкой придётся повременить, но вот защиту Крепости восточных врат придётся усиливать, тем более что я туда планирую наведаться в ближайшее время. Только сначала придётся открыть торговый тракт…

Нет, торговый тракт я не открою, пока не последует ответного шага от великого князя. Да, альты недовольны, но пока мне ещё не дали никакого сигнала от имперского совета по данному поводу, пусть и торговля существенно замедлилась.

Вернувшись в покои после посещения туалетной комнаты, я посмотрел на просыпающуюся сестру, сидящую на кровати, и поинтересовался с мягкой улыбкой:

— Как спалось?

— Хорошо. — Ответила она. — Спокойно.

— Тогда просыпайся и иди к себе. Думаю, Ноа уже беспокоится.

— Хорошо, — сонно кивнула Аниса, некоторое время наблюдавшая за мной, а после быстро удалившуюся в туалетную комнату.

Часто зевая, я только отметил, что ссора альток закончилась, и они удалились на спокойный разговор в покои боевого мага, а после принялся неспешно пить виноградный сок и вспоминать, что мне нужно сделать сегодня… Однако никаких важных дел у меня не было запланировано.

Даже как-то неожиданно… Мне нечем заняться, хотя надо закончить подарок Эйруэн, но это недолго. Кажется, сегодня уже прибывают наши первые ученики магической школы. Ведь именно за ними отправились все маги во главе с Ароном Раймон.

— Увидимся на завтраке. — Проговорила Аниса, пройдя мимо меня.

— Хорошо, сестра, но ты, кажется, забыла это. — Протянул я ей амулет.

Быстро нацепив амулет на шею, Аниса облегчённо вздохнула и виновато склонила голову:

— Спасибо.

— Ничего страшного. — Ободряюще улыбнулся я сестре и проводил её взглядом до двери. Значит, займусь сегодня несрочными делами…

После быстро завтрака я ушёл в кузницу к Фурану, и долгое время спорил с ним по поводу производства ручек. Я даже приложил ему чертежи, но северянин с матами доказывал мне что невозможно сделать такие тонкие детали, ровно до того момента пока я не показал ему свою ручку, которую он разобрал и некоторое время чесал голову, а после взяв чертежи, сказал неуверенно что попробует. Даже жирно намекнул мне на то, что ему нужно поработать в одиночестве.

Задумчиво посмотрев на город со стен поместья, ментальной волной считав настроения, я лишь усмехнулся. Сегодня был первый день, как я снял окружение города рыцарями ордена Пылающей девы.

А ведь многие недовольны тем, что я заставил многих говорить правду под ментальными клятвами. Большинство жителей было довольно тем, что на их улицах стало меньше душегубов, готовых прирезать за несколько медяков. Ведь подобных личностей после допроса, я сразу отправлял на плаху.

Долгое время я не мог придумать, что делать с нищей мафией, нет, с их кураторами вопрос решился быстро, а вот рядовых исполнителей пришлось устраивать заново. Несколько человек владели грамотой, так я их выделил и поселил в одном из бараков легиона, приказав организовать обучение всех желающих грамоте и счёту, при этом обещав платить за работу. Нескольких крестьян я отправил в строящийся посёлок, выделив средства на обустройство. С калеками и беспризорниками пришлось сложнее всего, впрочем, здесь мне помог Валлис Орб, взяв их под свою ответственность.

Чем меня устраивают законы Империи, так зто за то, что здесь есть право на самооборону, а так же судить несовершеннолетних. Да, один из законов так и гласит: если не достигший совершеннолетия убивает, ворует или разбойничает как взрослый мужчина, то и наказание ему будет соответствующее. Вот некоторые и получили соответствующее наказание.

— Мой принц, императрица Зйруэн просила вас подойти к ней. — Подошла ко мне Роза.

— Спасибо, Роза. — Кивнул я девочке.

Она же коротко поклонилась мне и поспешила по своим делам, а я, пройдя по коридору, постучался в покои Аэлис и, получив разрешение, вошёл.

— Спасибо что спихнул на меня ребёнка, — недовольно проговорила альта сидя за столом.

— Как она? — спросил я, увидев девочку, спящую на второй кровати.

— Плоха. — Сухо ответила альта. — Я её забираю.

— Причина?

— Ты не заметил? Она полукровка, ей кончики ушей срезали. — С тихой ненавистью посмотрела на меня Аэлис.

— Спокойней, я в этом не виноват. — Поднял я руки и, подойдя, опустился напротив неё. — Она сильный маг.

— Поэтому и беру к себе в ученицы, ты создаёшь школу боевых магов, а я буду учить лечить. Да и я собираюсь тоже преподавать, ты же сам говорил, что магов нужно учить всему.

— Спасибо. — Тепло улыбнулся я.

Аэлис посмотрев на меня, лишь скрипнула зубами, а я лишь читая её мысли на тайном языке альтов, только внутренне рассмеялся, поняв, что злится она по иным причинам.

— Ты ещё долго будешь блокировать тракт?

— Это зависит не от меня.

— Ты умён, я не спорю, но…

— Аэлис, я не обсуждаю свои решения. — Сухо ответил я, смотря девушке в глаза. — Мы друг друга поняли?

— Да, мой принц, — поднявшись, спокойно поклонилась она мне, поняв свою неправоту. — Вам что-то хотелось?

— Спасибо за работу, Аэлис, я тебя ценю. — Поднявшись, кивнул я девушке. — Увидимся на обеде.

— Как скажите, мой принц.

Девушка быстро поняла, кому решила показать зубки, весьма симпатичные, между прочим. Впрочем, её недовольство можно понять, ведь она далеко не рядовая девушка… Но от её мнения и вправду ничего не зависит.

Поднявшись к Эйруэн, я постучался и вошёл и сразу же развернулся лицом к двери, так как здесь были все девушки, которые были в довольно откровенных нарядах.

— Ну и чего ты отворачиваешься? — спросила Соня, — ты с нами постоянно голышом в бане моешься.

— Обернись, — проговорила Ноа, хотя я чувствовал, как она напряглась, — как тебе?

Развернувшись, я жадным взглядом прошёлся по фигуре баронессы, отметив, как нижнее бельё подчёркивало её формы, и непроизвольно облизнулся. Ноа даже смущённо потупилась, но осталась довольна реакцией.

— Интересно, — проговорила Соня, примеряя на себя новую одежду, — а ведь это и вправду удобно. Эшарион… О!

— Хорошая реакция, — заметила Аниела с лукавой улыбкой, — думаю, мы сумеем договориться о торговле данной одеждой, госпожа Эйруэн. Очень удобно то, что этот лифчик прекрасно поддерживает грудь.

— В таком случае мне пора, обед уже скоро.

— Эшарион, а откуда у тебя данная идея? — спросила Эйруэн единственная оставшаяся одетой.

— Долго рассказывать, но я думаю, что смогу кое-что подсказать, чтобы улучшить данный тип одежды. Ведь оно может носиться не только повседневно, но и… — сделав паузу, я лукаво улыбнулся.

— Аниса, выходи. — Понимающе улыбнулась и Эйруэн.

— Не выйду. — Тихим голосом ответила сестра из туалетной комнаты. — Смущает.

Эйруэн лишь бросила на меня взгляд, на который я с пониманием кивнул и вышел из её покоев. Пройдя по коридору, остановится и посмотреть на прибывающих магов и их новых учеников.

Ну что ж, первый серьёзный шаг сделан, теперь поздно отступать назад. Теперь важно закрепить успех и сделать второй шаг, тем более что мне тоже сделали шаг навстречу…

Войдя в зал на втором этаже, я посмотрел на построенных в одну линию детей в возрасте от одиннадцати до тринадцати лет и, чувствуя их опаску, улыбнулся, а после кивнул магам.

— Добрый вечер, понимаю, вы напуганы и не знаете причину своего приезда сюда. — Проговорил я, пройдясь взглядам по лицам. — Моё имя — Эшарион Непреклонный, четвёртый принц Империи. Я собрал вас здесь лишь с одной целью: научить магии. Вы знаете, что такое магия?

Ответом мне стали негромкие шепотки, но никто не рискнул произнести ответ в полный голос, но его и не прозвучало. Вздохнув, я улыбнулся и кивнул:

— Вы здесь именно за тем чтобы и понять, что такое магия и постигнуть её тайны. Я знаю, что вы были вынуждены дать магическую клятву о неразглашении своего обучения, но это сделано ради вашей же безопасности.

— Вы купили нас… — негромко проговорил пухлый мальчишка, сжимая руки в кулаки.

— Нет, вы не рабы, — спокойно произнёс я, смотря на него, отчего он потупился и опустил голову, — те деньги, что получили ваши родители, это лишь компенсация за некоторые неудобства. Кто из вас умеет читать и писать? Просто поднимите руку.

Руку подняли руку трое… Трое из пятнадцати детей принятых на обучение. Я ожидал подобного, поэтому отнёсся к этому совершенно спокойно. Ничего не поделаешь, ведь в Империи получить достойное образование довольно сложно. Это не королевства Севера, где обучение письму и грамоте — это прямая обязанность рода.

— Не волнуйтесь, вы здесь именно за тем, чтобы учится. Это станет вашей обязанностью на всё время нахождения в этих стенах. — Проговорил я, пройдя мимом строя, заглядывая в лица детей. — Любые противозаконные действия будут наказывать по законам Империи. Я не потерплю воровства, насилия и убийств в этих стенах. А сейчас вы познакомитесь с вашими учителями, именно они будут обучать вас магии. Ректор Арон Раймон, вам слово.

После этого учителя начали представляться, показывая, что и чему будут обучать, вышли даже Малграф и Аэлис.

— Значит так, меня зовут Эвелин Арниирм, я буду следить за вашим благосостоянием, — вышла вперёд северянка, — вы уже видели то, чему будете учиться, остальное зависит от ваших усилий. А сейчас мы с вами идём на ужин, а после я покажу вам ваши комнаты, где вы и будете проживать. И не забудьте, что вас утром разбудит колокол. Все за мной.

Дети устало двинулись за женщиной, ведь сегодня у них был довольно насыщенный день, а скорый ужин немного поднял им настроение…

— Скоро закончат с отделкой комнат для учителей, и мы переберёмся сюда, — уведомил меня Арон Раймон, — вопрос, почему Эвелин старается?

— Она имеет определённые планы. — Кивнул я ему. — Как думаете, справитесь?

— Не думаю, что с ними будет сложнее. Да и учителя довольно молоды и не имеют опыта, но я помогу им, где советом, где и делом. — Задумчиво ответил мне новоиспечённый ректор.

— Думаю, они справятся.

— Работы предстоит много, сначала детей следует обучить грамоте и…

— Арон, мы не спешим, нам главное обучить детей. — Спокойным и уверенным тоном заметил я. — В любом случае, обучать мы их будем не только магии, но и многому другому. Что самое нужное в деле мага?

— Всё зависит от того, что вы хотите услышать.

— Мы должны научить детей думать. Без этого любой маг, невзирая на свой боевой опыт и силу, давно бы сыграл в салки с духами.

— Свободные мысли опасны… — напомнил мне Арон.

Задумчиво посмотрев на него, я выразительно кивнул, и неспешно спустившись по лестнице на первый этаж, вышел на улицу и запахнулся в тёплый плащ, спасаясь от холодного ветра.

Я никогда не забываю о том кто ты Арон, но и сломать свой план не позволю. Тебе придётся смириться с тем, что я готовлю будущих магов не связанных с имперской аристократией. Мне не нравятся Башни, за столько лет существования дискредитировавших себя полностью, ставшими неподконтрольными элементами, способными дать отпор законной власти.

— Малграф, седлаем лошадей, ужинать будем в другом месте. — Проговорил я боевому магу, вышедшему из здания школы.

— Почему так срочно? — несколько недовольно ответил боевой маг.

— Так надо. Идём. — Ответил я ему и уверенно двинулся к конюшне.

Боевой маг не стал спорить, и вскоре оседлав лошадей, мы выехали в город, где сразу же направились в лучший трактир города.

Войдя я оценил что зал был полупустым, так как многие номера наверху были заняты торговцами блокированными в долине.

— Прошу прощения, мой принц, но мест нет. — Вышел ко мне хозяин.

— Мы только поужинаем.

Хозяин облегчённо вздохнул и быстро кивнув, убежал в сторону кухни. А я подмигнул Малграфу и неспешно двинулся к угловому столику, за которым сидели двое торговцев в шляпах альтов скрывающих их нечеловечески острые уши.

— Добрый вечер, Тайтрих, — кивнул я немолодому альту, — могу я присесть?

— Конечно, принц Эшарион.

Короткий взгляд и альт, сидевший рядом с ним, поднимается и удаляется за соседний столик, Малграф после краткого мысленного диалога тоже уходит туда, а я, сбросив плащ, сажусь за стол.

— Как поживает ваша семья?

— Хорошо, принц Эшарион, благодарю за заботу.

— Не нужно меня винить…

Прерваться меня заставил хозяин, лично принёсший мне лучшие блюда вечера, не забыв о том, что я не пью алкоголь, принеся обычного молока. Поблагодарив его за работу, я дал ему золотой (это было много, но статус иногда нужно было поддерживать).

Окружив нас звукоизолирующей сферой, я лишь бросил взгляд наальтов, неспешно ужинающих за столами заведения и слабо улыбнулся, принявшись нарезать птицу.

— Храбрости вам не занимать, принц.

— Не помню, чтобы объявлял войну альтам. Даже напротив, всячески пытался установить мир, но кое-кто препятствовал этому.

— Нэдия жива?

— Жива, но её свобода — разговор отдельный. Вы знаете, чего я хочу, великий князь. — Пригубил я молоко из кружки.

— Почему именно Оранэра?

— А чем меня может удивить ваша старшая княжна, князь? Бунтарка, попирающая законы и традиции, не обладающая лидерскими качествами, привыкшая к лёгкой жизни…

— Не спорю, — устало проговорил князь, — Оранэра всегда была лучше своей старшей сестры, не потому что пыталась выделиться, а потому что всегда была ответственное. Это у неё от матери.

— Не надо создавать трагедию, князь, мне известно, что у вас есть и сын. Достойный наследник, между прочим.

Великий князь нервно дёрнул рукой в направлении пояса, но получив мой насмешливый взгляд, только тяжело вздохнул и улыбнулся.

— Вас боятся не просто так.

— Напрасно, я не такое уж и страшное чудовище, каким меня описывают слухи.

— Тем не менее, вы не оспариваете что, вы — чудовище.

— Любой правитель — чудовище, как бы он не пытался убедить окружающих в том, что это не так. — В задумчивости посмотрел я в глаза великому князю.

— Вернёмся к миру: скажите принц Эшарион, а у вас достаточно привилегий и прав заключить мирный договор с нами?

— Не волнуйтесь, если мы сумеем договориться на удобных условиях, проблем не возникнет. Оранэра должна стать первой ступенькой в этом.

— Что вы предлагаете?..

Моё общение с великим князем Тайтрихом Хельталис, затянулось далеко за полночь, ведь после ужина мы удалились в покои и там обговаривая, составляли договор, который в итоге заверили.

Выйдя, я поплотнее закутался в плащ и посмотрел на небо и увидев в небе обе луны, только многозначительно усмехнулся и забрал поводья у Малграфа.

— Закончили?

— Как видишь, возвращаемся домой. — Вздохнул я и запрыгнул в седло. — Какое же оно холодное…

— Сразу видно принца. — Усмехнулся боевой маг.

Ничего не ответив, я тронул лошадь и неспешно направился обратно в маленький замок, откровенно зевая. Мне плохо удавалось высыпаться за последние дни, да и…

Пустили нас обратно с большой неохотой, всё-таки открывать посреди ночи и поднимать мост никому не хотелось. Тем не менее, вернувшись, я передал лошадь конюху и, войдя в поместье, остановился, так как с лестницы на меня смотрела троица девушек.

— Мой дорогой жених, почему я вынуждена вас так долго ожидать? — ядовито спросила Ноа, скрестив руки на груди.

— Да, мне тоже интересно, по каким борделям ты ходил. — Покивала королева Аниела.

Соня, не став ничего говорить, демонстративно зевнув, прикрыла рот ладонью, чтобы не выдать свою широкую улыбку.

— Приношу свои извинения.

— Можешь засунуть их себе… — продемонстрировала мне жестом куда, Аниела демонстративно фыркнула.

Малграф подойдя ко мне, понимающе похлопал меня по плечу и, пожелав всем нам спокойной ночи, удалился к себе.

Поднявшись к ним, я лишь устало вздохнул…

— Завтра день рождения Эйруэн и вся подготовка легла на наши плечи, — обвинительно ткнула в меня пальцем Ноа, — поэтому поговорим о твоей ночной отлучке послезавтра. Спокойной ночи.

Демонстративно развернувшись, Ноа направилась к себе, а королева кивнув мне направилась наверх, только Соня мысленно пожелала мне спокойной ночи и удалилась стараясь не рассмеяться, так как вся ситуация показалось ей надуманной и глупой… А вот Ноа действительно обиделась, я не провёл очередной урок магии.

Тяжело вздохнув, я устало поплёлся к себе.

***
Магистр Айлек Риис стоя на башне, всматривался в ночные огни города Керсен, и нервно жевал губы.

Сейчас помимо него, здесь было не более сотни человек, из которых семеро были магистрами, присоединившимися к нему после собрания совета.

Подошедшего сзади агента тайной стражи, магистр не услышал.

— Мы закончили магистр Риис.

— Кристиан Перейн, вы не останетесь с нами? — обернулся к нему старик.

— У меня другой приказ и мне нужно выполнить его как можно быстрее. Сегодня я получил сведения, что к вам на помощь выдвинулся пятый пограничный легион под командованием Вунрада Самелл.

— Значит, император всё-таки отреагировал. — Облегчённо вздохнул магистр. — Как скоро они будут здесь?

— Завтра. — Сухо ответил член тайной стражи. — Мне пора возвращаться.

Член тайной стражи отошёл, но остановился и обернулся к старому магистру и тихо проговорил:

— Ваши сведения оказались верны, они видят сквозь невидимость, причём без какой-либо магии. Благодаря этому я сумел сберечь своих людей.

Магистр кивнул, принимая так и не озвученную благодарность, и снова посмотрел на лежащий внизу город…

Глава 15. Пылающие города


Виктор Рошаль находясь, будучи в возрасте шестидесяти семи лет, не смог уснуть и нервно расхаживал по своему кабинету, нарезая круги вокруг стола. Ситуация этому соответствовала, так как он не получал никаких новостей из Империи уже пятый день, за исключением птичьей почты. Однако и через неё не передавалось ничего важного и способного пролить свет на это тревожное отсутствие гонцов.

Тем не менее, герцог усилил стражу замка и ввёл часть личных войск островных баронов в город. Ему уже не раз предлагали вывезти Глорию и её детей на острова в более безопасное место, а там уже начинать подготовку к войне с действующим Императором…

— Мой герцог, в городе легионеры! — забежал в кабинет его глава стражи. — Кто?

— Седьмой и девятый легионы, — глухо проговорил он, — так же видели Алена Грана.

— Значит, мы примем бой, отправь….

В этот момент по коридору, мимо дверей кабинета, пронёсся огненный шар и взорвался.

— Белый легион в замке! — раздался крик воина.

Герцог выхватил меч и бросился к выходу, глава стражи бросился следом за ним и они вступили в бой с превосходящими силами противника, прорываясь к западному, гостевому крылу, где сейчас и были размещены Глория Рошаль и её дети…

Филипп Ойнего услышал звуки схватки с нижнего этажа и увидев как на нижнем пролёте появились воины с нашивками белого грифона, сосредоточился и ударил по лестнице воздушным тараном, обваливая её и бросился бежать по коридору в сторону покоев четвёртой принцессы.

Вломившись в покои, он застал четвёртую принцессу быстро надевающей лёгкие кожаные доспехи, и мельком полюбовавшись, быстро проговорил:

— В замке Белый легион. Нужно уходит. -Я…

— Нужно уходить. — Твёрдо проговорил Ойнего и помог затянуть несколько ремешков на плечах и схватил её за руку.

Калерия только успела подхватить ножны с мечом и последовала за ним, однако не успели они далеко уйти, как им навстречу выскочило пятеро воинов, сразу же вступивших в бой. Филипп метнул в одного ледяное копьё и сошёлся на мечах сразу с двоими, а Калерия поначалу растерялась и очнулась лишь, когда Ойнего выматерился от пропущенного удара мечом, неглубоко рассёкшим ему предплечье.

Огненный вал, полетевший в легионеров, частично погасился их защитными амулетами, но всё же сумел поджечь одного из них, в то время как другой из легионеров резко ускорился, бросился к принцессе. Не успевая атаковать магией, Калерия перехватила меч двумя руками свой меч, но удар легионера усиленный магией пусть и не задел её, но сумел перерубить меч.

Калерия только успела отскочить в сторону и ударила легионера воздушным тараном, немного вмявшим легионера в стену, и тут же повернулась к Филиппу, но тот уже одолел последнего противника и, подскочив к ней, схватил за руку и быстро провёл до развилки, свернув налево.

Выставив ледяную стену, блокируя узкий коридор, Ойнего проговорил:

— Помнишь тайный ход…

— Я не оставлю!..

Отвесив принцессе пощёчину, Ойнего поморщился от начавшей бомбардировки его стены магическими структурами и коротко приказал:

— Беги.

Калерия испуганно посмотрела на него, но всё же побежала, сжимая в руке обломок меча и достигнув поворота, откуда до тайного хода было два шага обернулась.

— Калерия! Беги! Слышишь меня?! Беги! — Закричал Филипп, ввязавшись в бой против троих легионеров Белого легиона, пробивших его стену.

И Калерия с дрожащими руками побежала к тайному ходу, показанным этим парнем в одну из их совместных прогулок по дворцу…

Кристоф медленно шёл по коридорам замка Иф, слыша в отдалении бой последних защитников и улыбался. Наконец он достиг малого зала в западном крыле и увидев стоящего посреди него Алена Грана, проговорил:

— А вы говорили, что мы будем месяц стоять под замком, но случай всё изменил. Не так ли, Марис? — бросил взгляд третий принц на молодого Рошаля.

— Вы обещали мне Калерию, где она?

— Легионеры уже ищут её, всё-таки оборона была ожесточённой, осталось много мест, где образовались завалы. — Сухо ответил легат Белого легиона. — Теперь они ваши.

Вильям и Глория сидели связанными на полу замка и только с ненавистью смотрели на Кристофа, при этом на второй императрице на шее был ещё и ошейник блокирующий магию…

— Легат, герцог и лэр Рошаль. — Проговорил подошедший к командиру воин с нашивками центуриона.

В этот момент легионеры затащили в зал тела Виктора и Алена Рошаль, протащив по полу, оставили возле выживших членов семьи.

— Ублюдки! — плюнула кровью Глория, но её плевок не долетел до легата и принца.

— Заткнись. — Отмахнулся от неё легат. — Может, отдадим позабавиться? — спросил легат, бросив взгляд на третьего принца.

— Нет, только смерть. Вашим легионерам хватит и других шлюх. — Снисходительно ответил Кристоф.

Ален Гран кивнул двум легионерам, и они направились к императрице, а сам шагнул ко второму принцу:

— Смотри, твой император приказал тебе смотреть, как умирает твоя мать! — Ален Гран схватил Вильяма за волосы и заставлял смотреть как его легионеры, разорвав ночной наряд второй императрицы, бросили её в её покои и, поставив прозрачный барьер, запустили внутрь структуру живого огня.

— Это был не я… — просипел Вильям не способный оторвать взгляд от того как потоки огня начали заживо пожирать тело его матери.

— Я знаю. — Глухо ответил ему легионер, а когда представление закончилось, швырнул его под ноги Кристофа. — Теперь он ваш, третий принц.

— Да, теперь ты мой, Вильям. — Победно улыбнулся Кристоф и рассмеялся и бросил. — В ошейник его!

Легионеры достали рабский ошейник, а Кристоф подойдя зацепил на неё цепь и дёрнул, чтобы второй принц шёл за ним. Выйдя на большой открытый балкон Кристоф, вдохнул полной грудью и улыбнулся:

— Смотри, Вильям, если бы не ты, всего этого бы не случилось. Из-за тебя сейчас гибнут невинные мужчины, их жён и дочерей насилуют и всё почему?

— Я не убивал!..

— А мне плевать на Инессу, ты изнасиловал мою невесту и позвал присоединиться меня в этой развлечении. Вот тебе развлечение, не хочешь присоединиться к нему?

Вильям ничего не ответил, лишь поморщился и закрыл глаза, стараясь не смотреть на город…

— Вот твой город, герцог Марис Рошаль, правь! — обвёл рукой Кристоф горящий город, обратившись к последнему Рошаль, а после добавил. — Легат, выводите легионы… Мы закончили.

Потянув за цепь, Кристоф с торжествующей улыбкой повёл за собой своего нового раба…

День рождения Эйруэн прошёл достаточно весело. Даже порядком набравшись, она не приставала ко мне, но так и не сказала, чего хочет (так и не использовала подаренное желание), а я подарил ей иллюзию её родного города, что восстанавливал по воспоминаниям северян, разрешивших мне коснуться их воспоминаний. Поэтому весь оставшийся день она порывалась развернуть иллюзию, и окунутся в воспоминания, но это у неё получилось только после заката…

Великий князь покинул Империю на рассвете, получив моё разрешение на это. А вот мне ещё и пришлось предупреждать орден, что тракт будет открыт завтра.

Войдя в тайную комнату, я с мягкой улыбкой посмотрел на Ноа, задремавшую в кресле и, пройдя, опустился на диванчик напротив, взяв в руки книгу магии древнего народа, и принялся её внимательно изучать.

Как бы это странно не прозвучало, но девушки довольно сблизились. Даже королева Аниела, оказавшись среди близких по статусу девушек, быстро влилась в компанию… Только вот натура у неё не изменилась. Про таких как она правильно говорят: горбатого могила исправит. А ведь при этом не вредит по крупному, печать просто не позволяет, но вот за уязвлённое самолюбие старается отыграться. Ещё бы, королеву посадили на короткий поводок. Вот и сегодня взяла и напоила девушек, даже Анису…

Интересно, Бук успел добраться до столицы? Жаль, что в целях секретности с ним нельзя связаться. Мне это важно.

Резко проснувшись от осторожного поцелуя, я не стал дёргаться и, не открывая глаз, просто ожидал дальнейших действий своей невесты.

— Какой же ты глупый, Эшарион… — тихо проговорила Ноа и осторожно провела по щеке. — Перед духами мы уже муж и жена и прятаться нам не стоит. Но ты почему-то слишком правильно рассуждаешь. Хотя мне это в тебе и нравится, ты так и не входил в мои покои всё это время.

Снова осторожный поцелуй, но в этот раз я поймал девушку и, повалив на себя, ответил со всем жаром. Вот так мы и целовались долгое время, несколько раз прерываясь, чтобы перевести дыхание, чтобы после продолжить…

Расслабленно устроившись на диване, я поглаживал по спине свою невесту, не допуская себе вольностей. Вдохнув аромат волос, пахнущий летними травами, фыркнул из-за волосинок пощекотавших мне нос.

— Помнишь, ты говорил, что я могу отказаться от брака по достижению совершеннолетия…

— Решилась?

— Умом тронулся? Нет. — Искренне возмутилась баронесса, и устроилась удобнее. — Мне непросто было понять, что ты считаешь меня равной себе. Может быть, раньше я и думала, а сейчас я просто не позволю тебе уйти. — Мягко ответила Ноа, а после тише добавила. — И забрать не позволю.

Притянув к себе свой тёплый плащ, я накрыл нас и, чмокнув Ноа в макушку, расслабился, и начала снова засыпать. Баронесса тоже не стала никуда уходить, лишь выбрав удобную позу, тоже стала тихо засыпать…

Утром меня разбудила Ноа и, поцеловав в щеку, удалилась к себе. Я же поднявшись, поплёлся в свои покои и войдя посмотрел на спящую в моей кровати Анису, и быстро ушёл в туалетную комнату.

Выйдя, я посмотрел на сестру с виноватым видом опустившую голову и тяжело вздохнул:

— В следующий раз пожалуюсь Клэр. Тебе ещё рано напиваться.

— Извини.

— Ноа уже у себя. — Ответил я и лишь улыбнулся проскочившей у сестры мысли. — Иди уже.

— Я больше не буду. — Виновато потупилась Аниса и, поднявшись, быстро выскочила из покоев.

Да, такую милую и мягкую сестрёнку сложно не любить. Вот только переходный возраст не за горами. Честно, мне уже становится страшно…

Итак, сегодня торговый тракт будет свободен и всё вернётся на круги своя, но расслабляться не стоит и орден предупреждён об их работе с контрабандой. А ведь раньше этим занималась городская стража, при поддержке легиона, а вот сейчас этим будет заниматься орден. Стражу я к слову прочесал, исключив прогнившие элементы. Конечно, было неприятно, но мне и моей семье, в конце концов, здесь жить.

Не став притрагиваться к делам, я, немного поразмышляв обо всём, переоделся и после удара колокола направился в обеденный зал. По дороге мне повстречался Малграф, и мы, обмениваясь своим мнением о вчерашнем дне, неспешно вошли и сели за стол.

— Роза, пожалуйста, распорядись на кухне что королева Аниела с этого дня не пьёт алкоголь.

— Проговорил я девушке заканчивающей накрывать на стол. — Сейчас ничего переставлять не надо.

— Да, мой принц, я скажу. — Коротко поклонилась она мне.

Девушка, закончив с сервировкой ушла. К этому времени за столом начали собираться остальные жители поместья, первыми, как ни странно пришли маги, обсуждая между собой их новых учеников, но пока что без особого энтузиазма.

— Ты на неё обиделся? — спросил Малграф.

— Она вредная, нужно как-то проконтролировать.

Боевой маг лишь задумчиво посмотрел на меня и мотнул головой.

Когда все собрались за столом, я начал завтрак и с улыбкой прошёлся взглядом по девушкам, откровенно вчера налакавшихся. Однако Эвелин и Эйруэн сидели с кислыми минами, их возлияние, отразилось на самочувствии самым пагубным образом.

Завтрак прошёл неспешно, все сопротивлялись новому дню, особенно маги, которым нужно было идти на занятия.

— Поздравляю, мы сумели сделать шаг вперёд и открыли школу. Теперь нужно решить вопрос обучения, но я думаю здесь я вам больше не советчик, так как мы уже согласовали все спорные вопросы. — Кивнул я магами, и они ответили тем же. — Мы успеваем достроить здание школы, где вы будете проживать, если у вас имеются какие-то личные предпочтения, сообщите мне. Теперь другой вопрос, Эвелин, как "Белые совы" отнесутся к полутора десяткам учеников?

— Хорошо, а то они уже откровенно заскучали. — Благосклонно кивнула Арниирм. — Если не против, я бы хотела сначала обсудить этот вопрос.

— Конечно, ожидаю вас в любое время. Думаю, вам понравятся мои идеи. Аэлис, как здоровье у девочки?

— Поправляется, — ответила альта, — я против её обучения вместе с остальными детьми.

— Хорошо. Пусть останется твоей личной ученицей.

— Благодарю, мой принц. Сейчас ей это необходимо.

— Понимаю. — Сдержанно кивнул я.

Поднявшись, я внимательным взглядом обозрел присутствующих за столом и нахмурился. Это было не связано с происходящим за столом, скорее просто ощущение…

— Благодарю за прекрасный завтрак. — Между тем проговорил я, посмотрев на широкий коридор на кухню, и направился к выходу.

Что-то происходит, я ощущаю сильное напряжение, но оно принадлежит не людям. Мне необходима информация о происходящем в Империи, почему так тихо? Если Дарнир начал блокировать информацию, это значит, что он сделал свой ход.

Вернувшись в свои покои, я некоторое время сидел, а после начал работать над зашифрованным посланием. Мне до последнего не хотелось просить помощи у этого человека, но обстоятельства, складывающиеся неблагоприятным образом, не дают мне права выбирать.

У Виктора Рошаль нет сыновей, поэтому он назначил своим наследником своего племянника, Алена. Это конечно было спорным решением, но лорды островов Архипелага поддержали это назначение. Вот только мне не совсем понятно одно…

В этот момент раздался стук в дверь и войдя Эвелин, внимательно посмотрела на меня и спросила:

— Не помешаю?

— Нет, хорошо, что вы не стали тянуть с решением данного вопроса. Присаживайтесь, Эвелин. — Отметив, что женщина настроена серьёзно, я протянул ей лист. — Вот, можете изучить.

Северянка взяла протянутый лист, и внимательно изучив его, немного подумала, а после снова взялась перечитывать. А я тем временем отвлёкся на гонца и взялся разбирать послания, но сегодня вообще ничего интересного не было. Парочка приглашений на свадьбу, которые обязательно доставляют членам императорской семьи, да известие о полной зачистке корпусом боевых магов гнезда вырожденцев с тремя матками. При этом меня ещё и поблагодарили за указание местоположения. А так же…

Значит, пятый пограничный легион отправили на помощь магистрам, которые отправились сдерживать войска прошедшие через Врата. Как по мне это будет просто бойня и с неприятными последствиями…

— Хорошая идея, сам придумал?

— Дети будут засиживаться на занятиях, поэтому я и хочу, чтобы они так же и тренировались. Достаточно одного раза в день.

— Нет, лучше два. Если утром будет просто разминка, а вечером после занятий уже занятия фехтованием от этого будет больше пользы.

— Эвелин, это дети…

— Это будущие маги. — Резко прервала меня северянка. — А каждый маг должен уметь защищать свою жизнь. Ты и сам знаешь, что такое истощение.

— Никогда не удавалось добиться полного истощения, но я видел, как оно сказывается на воинах. Хорошо, но не переусердствуйте, не забывайте, что мы учим магов, а не воинов.

— Не волнуйся, понимаю, я уже вырастила своих детей, как и большинство воинов пришедших со мной. — Уверенно кивнула северянка и смотала лист.

— Скажите, Эвелин, если вам так сильно нужны маги, то почему за всё время своего существования Север так и не построил собственную академию? — спокойно задал я вопрос на волнующую северянку из королевского рода тему.

— И как ты себе это предлагаешь? Думаешь, мы не пытались? Нет, Эшарион, всё заканчивалось ещё на стадии переговоров между королевскими родами. Никто не хотел, чтобы Академия или Школа существовала на чьей-то территории. Поэтому сейчас и обучение проходит в основном внутри родов.

— А что на счёт Ярмохола?

— Пустить в старую столицу детей и учить их магии? — одарила меня кинжальным взглядом,

— Эшарион, я понимаю, что ты никогда не был на севере, но…

— А мне кажется, что это было удачным решением данной проблемы. Королевские роды могли бы, и поумерить свою гордость, всё равно город большую часть времени стоит пустующим. — Сухо ответил я на её взгляд. — Если вы ожидаете, что я предоставлю вам готовую школу, лишь потому, что вам этого захотелось то, вы серьёзно ошибаетесь. Я не собираюсь делать за вас вашу работу. Впрочем, мне никто и не позволит, в глазах северян я всегда буду имперским принцем, а в глазах имперцев — северянином.

— В таком случае… — начала было подниматься Эвелин.

— Сядьте. — Остановил я её взглядом и поднялся сам. — Вы должны понимать, Эвелин, мне нельзя показывать своего фаворитизма к Северу, иначе в Империи для меня наступит неспокойное время. Помните, война закончилась лишь двадцать лет назад и потому у многих ещё кипит кровь в ожидании очередной войны. Именно войны я и хочу избежать, сильнее скрепив мирный договор между Империей и Севером.

— Ноа?

— Разумеется, её отец барон Дорн Вернадский получил свой титул как раз во время последней войны с Севером. Поэтому даже если я свяжу себя узами брака с вашей дочерью, никто и слова против не скажет. Однако всё стало бы гораздо запутанней, если бы Соня стала моей первой женой. — Невесело улыбнулся я. — Как видите, Эвелин, я должен тщательно просчитывать каждый свой шаг.

— А ты вообще любишь Ноа?

— Люблю. — Честно ответил я и тепло улыбнулся. — Мне нравится и ваша дочь. Большего пока сказать не могу, да и Соня сама пока не знает, чего она хочет.

— А Аниела?

— Сложный вопрос. — Пожал я плечами. — Мы нужны друг другу.

— Эшарион, а почему ты не пригласишь Соню и Аниелу к себе? — насмешливо улыбнулась Эвелин.

— Не вижу смысла. Да и у меня может попросту не хватить сил, ведь после останутся недовольными все. — Задумчиво проговорил я и шаловливо улыбнулся. — Не всем девушкам удаётся создать доверительные отношения друг с другом.

Мне в первый раз удалось увидеть смущение на лице этой северянки и это стоило того. Наконец взяв себя руки, Эвелин довольно снисходительно посмотрела на меня и улыбнулась:

— Давно ты знаешь?

Ответив ей полуулыбкой, я лишь наполнил свой кубок соком и сделал несколько глотков, оставив безответный вопрос висеть в воздухе.

Об их отношениях я знал уже давно и даже был благодарен Эвелин.

— В таком случае я пойду договариваться на счёт детей.

— Спасибо, Эвелин. — Провожая взглядом женщину, ответил я.

Бросив на меня откровенно раздевающий взгляд, Эвелин погасила вспыхнувшее желание и покинула мои покои.

Быть сильным магом порой накладно, а ведь они все носят специальные амулеты, но всё равно моя, так сказать, аура пробирает.

А пока вернёмся к работе…

День прошёл спокойно, меня никто не беспокоил, а я сидел и разрабатывал план о дальнейшем развитии земель…

Вечером, незадолго до ужина, в ворота замка въехали всадники под предводительством Кристиана Перейна, доставившие с собой пленника, которого сразу же поместили в подземелье.

Член тайной стражи вошёл ко мне, неся в руках свёрнутый плащ.

— Мой принц, мы выполнили задание. Вам стоит на это посмотреть. — Уверенно подойдя к столику, он опустил на него плащ и принялся его разворачивать.

Подойдя к столику, я внимательно смотрел на то что мне демонстрировал агент тайной стражи и мрачнел.

— Вот оружие, мы уже примерно поняли, как оно работает, но принцип неясен. В нем нет магии. — Продемонстрировали мне АК-74, пусть и с современными обвесами и Глок. — Так же были и другие вещи, их доставят позже, но больше всего нас удивили эти предметы. — На стол легли бинокли и прибор ночного виденья. — Так же мы видели специальную одежду позволяющую скрываться посреди ПОЛЯ.

— Понятно. Почему вы разделились? — Рассматривая полевой камуфляж НАТО-вского стандарта, я устало вздохнул.

— Не сумели найти замену лошадям, взяли только самое нужное и поспешили сюда. — Ответил Кристиан Перейн. — Пленника мы доставили, магии в нем или его предметах не обнаружено.

— Ясно. — Хмуро проговорил я. — Оставь это здесь, я позже попробую разобраться. Идём, нужно поговорить с пленником.

Выйдя с Кристианом из моих покоев, которые я запечатал магией, мы быстро спустились в подземелье и прошли в камеру к мужчине славянской внешности примерно тридцати лет, одетого в камуфлированные футболку и штаны сидящего на цепи.

— Он нас не понимает.

— Оставь нас, — сухо проговорил я.

Кристиан кивнул и вышел, а я сел напротив мужчины, смотрящего на меня исподлобья, и весело усмехнулся.

— Если хотите что-то узнать, спрашивайте, врать не буду. — Держа себя в руках, проговорил он на русском языке.

— Пыток боишься? — спросил я, и он едва не подскочил со своей лежанки. — Я Эшарион, четвёртый принц Империи Чёрного Дракона.

— Лейтенант Андриус Гренюс. — Внимательно рассматривая меня, представился он.

— Не волнуйся, пытать я тебя не буду, я достаточно добр и справедлив.

— Добрый и справедливый принц?

— Да, но только с теми, кто способен оценить это. Итак, что тебя привело сюда, прибалт?

— Прибалт? — Переспросил он, и ошарашенно посмотрев на меня и вздохнув, ответил. — Портал открылся в черте города Алитус, посреди парка. А после оттуда вышли ваши маги и начали хватать людей. Мы были первыми кого бросили к странной аномалии… — нехотя начал говорить пленный.

Исходя из его слов, я понял что маги, выйдя в другом мире дали бой армии, но быстро проиграли, а после отступили обратно. А солдатам дали приказ захватить и зачистить как можно больше магов прошедших через врата. После этого именно его гарнизон бросили сюда, где они дали бой магам возле входа, а после атаковали Башню, не оставив от неё и камня на камне танками и орудиями…

— Значит, вооружённая экспансия под предводительством НАТО, — усмехнулся я, — ничего не меняется.

— Кто ты?

— Важнее: кто ты, лейтенант Андриус Гренюс или правильней называть тебя майор Андрей Светлов? — внимательно посмотрел я на двойного агента. — Какие дальнейшие планы командования?

Молодой офицер некоторое время сидел и раздумывал, а после ответил:

— Мы были в городе Керсен, если я правильно произношу, пока меня не взяли в плен. Мы должны были удерживать город до подхода новых сил, а их будет немало, это я гарантирую. Я уже видел нескольких американцев…

Майор сидел и пытался мысленно выстроить стену в своём сознании, на что я внутренне только посмеивался. Нет, он всё делал правильно, но стену нужно держать не в сознании, а перед ним, чтобы менталист не мог так просто прочесть твой разум.

Впрочем, я уже узнал из его мыслей всё, что мне было нужно, и просто размышлял, что делать со всей этой информацией. А делать что-то было нужно.

— Хорошо, поговорим позже. Можешь не пытаться с кем-то заговорить, тебя просто не поймут. — Спокойно проговорил я поднявшись.

— Ты же русский, да?..

— Это мой мир и вам здесь не рады. — Сухо прервал я его и вышел.

Я не ошибся в своих рассуждениях и нас ждёт война. Война на выживание разумных этого мира. Экспансия будет кровавой, я прекрасно знаю, они будут уничтожать любого кто встанет на их пути.

Выйдя я некоторое время размышлял, а после ответил Кристиану:

— Они пришли захватить наш мир. Таких как он здесь скоро будут тысячи, а если нужно то и миллионы.

— Откуда вы знаете их язык?

— Вытащил из его памяти, он довольно похож на язык древних. Только они не древние, они даже не встречались, так как совершенно из иного мира. Пришлось влезть в его память.

— А языки похожи… — понимающе кивнул Кристиан.

— Стечение обстоятельств, но сейчас это не важно. — Задумчиво проговорил я. — Нас ждёт война. Кристиан, когда должны прибыть твои люди?

— К рассвету будут здесь.

— Хорошо, тогда приказываю вам отдыхать. После того как я разберусь с оружием, я отправлю свой доклад в Имперский совет. Тебе просто нужно будет доставить его нужному человеку, а после попробовать найти Вацлава.

— Приказ понят, мой принц.

— Отдохните пока, Кристиан, потом похоже на это не будет времени.

Агент тайной стражи покинул подземелье, а я заглянув в камеру Клэр не получил даже взгляда, так как третья императрица сидела и размышляла. Не став её тревожить, я зашёл Нэдии и опустился напротив.

— Случилось что-то плохое. — Оторвавшись от книги, альта внимательно посмотрела на меня.

— Да, но сейчас я сообщу хорошую новость — ты скоро будешь свободна.

— Рада это слышать. А мои люди?

— Контракт заключён на три года, после этого они станут свободны. А ты не забудь о нашей договорённости.

— Я помню. — Твёрдо кивнул представительница княжеского рода Филотхион. — Нас ждёт война?

— Эта война коснётся всех: и людей и альтов, где у нас будет общий враг. Враг, который пришёл уничтожить нас. — Мрачно проговорил я и поднялся. — Впрочем, на вас я полагаться не могу, у вас сейчас своя война.

— Да, мне говорили, — тихо проговорила Нэдия. — Жаль, что так получилось.

Кивнув, я вышел из её камеры, и поплёлся наверх, и уже двигаясь к своим покоям, услышал окрик:

— Мой принц!

Обернувшись, я увидел гонца, вернувшегося сюда, и он протянул свиток, но я не спешил его открывать.

— Мой принц, Керсен в огне. — С трудов отдышавшись проговорил он. — Магистры начали бой с чужаками из Врат, вошедшими в город.

— Понятно, ещё что-то?

— Мой принц, замок Иф пал, я соболезную вашей утрате…

— Пал, значит. — Глухо пробормотал я, и тяжело вздохнув, кивнул. — Спасибо. Можешь отдыхать.

— Да, мой принц. — Быстро поклонился гонец и поспешил обратно по коридору.

Войдя в свои покои, я положил свиток с печатью короля Лиарина на стол и, опустившись в кресло, некоторое время сидел и просто переваривал полученную информацию. А после ударил по столу кулаком, объятым магическим огнём и расколол его, даже щепки в воздух взлетели и повисли в нем.

В Империи пришли тёмные времена! Теперь, даже неясно какую из проблем решать в первую очередь…

***
Эдита сидела в своих покоях и читала книгу по магии, когда в её покои неожиданно не вошли Рыцари Чёрного Дракона и десятник отряда проговорил:

— Принцесса Эдита Чернокрылая, по приказу императора Дарнира, Двадцать Шестого Чёрного Дракона Империи, вам придётся пройти с нами. — Протягивая приказ девочке.

— Хорошо, я пойду с вами, — кивнула Эдита и не став менять тренировочный наряд, в котором ожидала тренировки с боевым магом, первой направилась к выходу.

Десятник только кивнул и уверенно пошёл вперёд, показывая принцессе направление, остальной десяток рассредоточился вокруг принцессы, взяв её в плотное защищённое кольцо.

Эдита сначала не понимала, куда её ведут, но когда они дошли до спуска на нижние уровни дворца, ведущего к сокровищнице, лишь тихо фыркнула.

Спустившись в подземелье, рыцари провели принцессу по длинному коридору к сокровищнице.

— Мой император, приказ выполнен. — Отчитался десятник.

— Благодарю. — Кивнул Дарнир и протянул руку сестре. — Идём Эдита, мы ждали только тебя.

— Да, брат. — Нехотя подал она ему руку.

Дарнир уверенно повёл её в сокровищницу, а после запечатал за собой двери, а после уверенно провёл её по узкому, неприметному коридору в округлый зал, посреди которого зиял тёмный, глубокий провал.

— Зачем ты её привёл? — спросила Милена.

Девушка стояла возле стола, на котором стоял кувшин и несколько пустых кубков.

— Потому что хочу проверить. — Сухо ответил Дарнир, подведя младшую сестру к столу.

— Тогда, почему ты не проверил Кристофа? — недовольно спросила третья принцесса.

— Проверил, когда налил ему отравленного вина. Он драконьей крови и я должен быть уверен, что вы тоже мои сёстры по крови. — Холодно проговорил Дарнир, наполнив кубок, а после спокойно осушил его.

Эдита только вздохнула, она уже дважды была в этом "Зале торжества чистой крови", проходя проверку. Поэтому нисколько не волновалась, лишь недовольно косилась на старшего брата, сейчас осушившего бокал с ядом. А бросив взгляд за спину, нервно сглотнула чувствуя холод из бездны забвения.

— Теперь ты, Милена, — сухо проговорил император.

— Как скажешь, брат, — недовольно отозвалась третья принцесса и, наполнив свой кубок, демонстративно смотря в глаза императору, осушила его и поставила с глухим стуком. — Меня уже трижды проверяли.

— Это не важно. — Проговорил Дарнир и, наполнив чистый кубок, протянул его младшей сестре. — Пей.

Эдита взяла из рук брата яд и, сделав три глотка, почувствовала, как её начало сильно трясти и, не удержав ставший таким тяжёлый кубок, сделала шаг назад и, упав на одно колено, принялась судорожно пытаться сделать вдох.

— Как я и подозревал… — сухо проговорил Дарнир, смотря на медленно умирающего бастарда считая её своей сестрой, — ваша мать всегда держала вокруг себя нескольких фаворитов, только не понятно с кем же она легла ради этого.

— Брат, послушай меня, сохрани ей жизнь, — взмолилась Милена начав приближаться, — она моя сестра…

— Я никому не позволю осквернять императорскую кровь. — Жёстко произнёс Дарнир и коротким ударом в грудь отшвырнул девочку.

Эдита нелепо взмахнула руками и не способная даже сделать вдох, ощутила, что падает и лишь проводила взглядом лицо Императора, на котором маской застыло призрение…

Эпилог

Калерия, тяжело дыша, выбралась из расщелины и посмотрела на замок Иф. Город был скрыт под покрывалом дыма, но то здесь, то там из него выбивались языки пламени от горящих домов. Сама же крепость, нависающая над городом, зияла черными окон, которые до последних событий были украшены витражами из цветного стекла…

— Почему?.. — задала она вопрос и всхлипнула.

На большее просто не было сил, Калерия были магически истощена, что отражалось на её физическом состоянии. Перебравшись через камень, принцесса Чёрный снег тут же упала на камни и принялась ползти, так как тайный ход вывел её прямо к селению и её испугал болезненный крик молодой девушки, разорвавший тишину…

Следом послышался гулкий смех, и принцесса тихо выругалась себе под нос, понимая, что ничего не сможет сделать, так как её защитные амулеты были разряжены, а меч она сломала в ходе боя, а кинжал не подходил для боя с тренированными воинами.

Неожиданно Калерию схватили сзади за волосы и потащили в направлении прибрежной деревушки. Девушка кричала от боли и пыталась вырваться, но у неё ничего не получалось…

Наконец эта пытка окончилась, и она почувствовала, как её волосы отпустили и, всхлипывая, размазывая слёзы и грязь по лицу, подняла голову.

— А я не ошибся, это действительно девка. — Довольно заметил мужчина приволокший её к селению.

— Дворянка… Видимо успела убежать из замка. — Заметили со стороны.

Принцесса подскочила и, выхватив кинжал, принялась озираться по сторонам, но вокруг неё было только около десятка воинов, хотя она и слышала, как из сельских домов раздаются сдавленные крики и плач женщин, и смех других воинов…

— Не подходите! — предупреждающе крикнула Калерия и метнула огненный шар, что даже не долетел до воинов и потух.

— Да у неё магическое истощение…

— Аристократка, давно я их не трахал. — Оскалился воин с рваным шрамом на лице и уверенно двинулся вперёд.

Калерия попыталась отмахнуться от воина кинжалом, но он ловко перехватил её руку, и, завернув её, заставил выронить кинжал, а после ударил её в грудь, выбивая воздух.

Калерия упала на колени, хватая ртом воздух, но её не дали на это времени и придавили к земле, начав срывать с неё одежду, нисколько не заботясь о её сохранности…

— А ну пошёл, — услышала принцесса звонкую оплеуху, — я буду первым, а то вы растрахаете её так, что столичные шлюхи позавидуют…

— Конечно, командир.

Ощутив палец, резко засунутый в попу, Калерия в бессилии закричала и тут же получила тяжёлый удар по лицу, оглушивший её и услышала шёпот:

— Не будешь дёргаться — останешься жива. Начнём же, аристократка…


Оглавление

  • Пылающие города
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2. Переговоры и гости
  •   Глава 3. Недобрые вести
  •   Глава 4. Суд
  •   Глава 5. Подготовка
  •   Глава 6. Кровь и смерть
  •   Глава 7. Разгром
  •   Глава 8. Месть и честь
  •   Глава 9. Глупость
  •   Глава 10. Торговая война и помолвка
  •   Глава 11.День урожая
  •   Глава 12. Выкуп и воссоединение
  •   Глава 13. Решения и сомнения
  •   Глава 14. Падение и договор
  •   Глава 15. Пылающие города
  •   Эпилог