Как научиться врать (fb2)


Настройки текста:



Анна ВЕТЕР КАК НАУЧИТЬСЯ ВРАТЬ

ПРОЛОГ

Когда-то давным-давно был золотой век (так, во всяком случае, принято называть его сейчас). Весь мир был населен волшебниками и волшебными существами. Все было прекрасно, пока у Королевы фей, одной из пяти повелителей мира, не родился сын, абсолютно не способный к волшебству. Это моментально стало широко известно и потрясло всех – никто не мог понять, почему так случилось. Пока кипели споры и обсуждались способы, как все изменить или поправить, фея взяла своего сыночка и ушла в самую глубь волшебного леса. Там гномы Королевства принесли ей зеркало Эрфол, которое поведало, что очень далекий потомок ее сына спасет волшебный мир и станет его Королем, но принца следует беречь от разочарований жизни, чтобы зло не возобладало в нем. Тогда фея создала Врата, а за ними новый мир, который, как и ее сын, не имел в себе волшебства. У Врат был поставлен Страж, обязанный охранять их и не пропускать никого ни туда, ни обратно. Только Стражу было дано право управлять этими Вратами, даже сама фея не имела такой возможности. Закончив устройство нового мира, фея отправилась в него вместе с сыном, сбросив с себя перед Вратами всю свою волшебную силу и направив ее в мир волшебников. Но сила, пролетая через Врата, своей мощью случайно вышибла Стража во вновь созданный мир. Затем створки сразу сомкнулись. Так Страж остался в новом мире.

Верховные волшебники из века в век следили за потомками Стража и Принца, но в потоке времени потеряли из виду тех и других. Переезды, умножающиеся числом родственники, невнимательность отдельных волшебников…

Сила волшебства Врат со временем ослабла, иногда открывая небольшую щель между мирами, в которую мог проникнуть даже человек.

А над волшебным миром начали сгущаться тучи…

Глава первая С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Клио проснулась оттого, что ее голова гудела, как чугунный котел. И было отчего! Вчера вечером, возвращаясь домой, она собиралась честно сесть учить билеты по экономике, но, поднимаясь по лестнице, услышала громкую музыку из квартиры ее однокашника и соседа Семена. Клио любила музыку. Сразу «вспомнилось», что у Семена есть недостающая ей лекция! В результате домой Клио вернулась только в пять утра, а об экзамене вспомнила только сейчас. А он начнется уже через два часа!

Сгребая в кучу разрозненные мысли, она соображала, что нужно взять с собой и что бы такое надеть, чтобы выглядеть достаточно несчастной хотя бы на халявную троечку. Хороших идей, как назло, в ее голове не находилось. Неожиданно Клио вспомнила свой коротенький сон. В нем декан гневно кричал:

– Клио, давай сюда зачетку – единица!

Ее прошиб холодный пот, и предательски задрожало что-то внутри, но уже через мгновение по телу разлилось спокойствие. Это декан кричал не ей. Конечно же.

Вот и зачетка это подтверждает – здесь явно написано: Татьяна. Это ее имя! А Клио ее прозвали в институте за то, что она лучше всех на курсе знала историю. Ее необъяснимо влекла эта наука о жизни предков.

Вообще-то моду давать в качестве прозвищ имена греческих богов ввел один препод. Как-то на очередном семинаре по древней истории неотвратимо валился ее однокурсник. Послушав его лепет несколько минут, преподаватель сказал:

– Вы, милейший, с вашими знаниями не продержались бы в том мире и пары часов, разве что в качестве Ойстра, бога безумия. – Бедолагу так и прозвали.

С легкой руки преподавателя появились и Клио, и остальные «герои» и «боги», которые стали возникать один за другим. Вообще-то имя древнегреческой музы истории Клио получила на том же семинаре за подсказки – из нее прямо извергались знания по истории. По любой истории, любого века! Она же и ввела «моду» на прозвища. К примеру, у них в институте имелся Геракл – огромный детина из параллельной группы, сдававший все экзамены не иначе как занудством. «Давайте я для вас что-нибудь сделаю», «будьте снисходительны» и так далее. Перед его напором не устоял еще никто!

Был и Аполлон, парень просто потрясающей красоты. Все не знавшие его девчонки, в основном первокурсницы, просто таяли, завидев независимую гордую походку этого красавчика. Но стоило этому красавцу произнести несколько слов, как весь блеск бледнел и мерк. Увы (как сказала бы любая из трепещущих дам), этот прекрасный образец как продолжатель рода был потерян для человечества. Его совсем не интересовал женский пол.

Директор института, по всеобщему мнению, был Зевсом, любил он за юбками побегать, и не только за учительскими. А его жена Гера, препод по экономике, держала его в ежовых рукавицах.

Имелись еще Артемида – феминистка и гордячка, Афина – староста группы, жутко серьезная особа, Арес – смутьян и заводила («по нему тюрьма плачет» – порой вздыхала наша Фемида).

Короче, Олимп был весь в сборе. Никто особо не возражал, постепенно привыкая, и уже больше откликался на имя бога, чем на свое собственное.

Итак, на повестке дня был экзамен. Совсем не хотелось завалить все усилия нескольких лет из-за какой-то там экономики! А ее ведет не кто-то, а сама Гера! Было из-за чего пасть духом. «Интересно, как там Семен?» – размышляла Клио, второпях натягивая на себя первую попавшуюся одежду и одновременно пережевывая наспех сотворенный бутерброд. Но все мысли про Семена сразу выветрились, как только ее взгляд упал на объемистую тетрадь по экономике. Тяжело вздохнув, любительница вечеринок сгребла тетрадь в сумку и тяжелой поступью, словно на казнь, направилась к выходу.

В институте, как всегда, было полно народу, шума и духоты. Все, что Клио сумела втиснуть в свою голову по дороге, тут же снова выпрыгнуло наружу и растворилось в воздухе, тем самым предельно проредив знания по экономике. Оставалось надеяться только на чудо. К слову сказать, Клио очень верила в чудеса. То, что они были редкими (очень редкими) гостями в жизни, ее волновало меньше всего. Ведь у каждого должны же когда-то показаться на горизонте алые паруса! Хотя алый цвет… Когда Клио спрашивали о ее цветовых пристрастиях, она неизменно отвечала, что ее любимый цвет – белый, цвет и блеск изморози на стекле во всей красоте ее узоров и переливов. Обычно после такого ответа все пожимали плечами и вопрос отпадал.

В аудиторию Клио вошла, как всегда, размашистой уверенной походкой. Как это называется у картежников? Блеф! Помирать, так с музыкой! Билет, как и ожидалось, не вызвал у Клио никаких ассоциаций. В том смысле, что она его не знала. Ни единого вопроса… Но не стоит унывать. Она радостно улыбнулась преподавателю, всем своим видом показывая, что о подобном билете она могла только мечтать, и прошествовала к свободной парте. Чтобы не выпадать из общей массы (все старательно что-то корябали), Клио взяла лист бумаги и принялась писать. Все, что пришло ей в данный момент на ум, были строчки песни. «Хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо, я это знаю», – выводила ее рука, от чего на душе становилось легко – в любом случае, есть же пересдача.

Слова песни быстро подошли к концу. Подходило к концу и время. Решив больше не играть в эту «увлекательную» игру – экзамен, Клио встала и направилась к столу Геры, намереваясь сообщить ей, что сегодня она ничего не может сдать. Остановившись прямо перед столом, Клио набрала в легкие воздуха и подняла свой лист для демонстрации; все три пары глаз экзаменаторов тут же впились в него глазами. Неожиданно дверь в аудиторию с шумом распахнулась, явив всем желающим это видеть улыбающегося Семена. Возникший в одно мгновение сильный сквозняк тут же выхватил у Клио ее рукопись и понес к распахнутому окну. Клио, вытаращив глаза, бросилась следом, хлопая ладошкой о ладошку – пытаясь поймать свой старательно исписанный листок. Она так увлеклась этим занятием, что не заметила открытую створку окна и на полной скорости налетела на нее грудью. Створка и стекло выдержали, а вот у Клио от удара сперва перехватило дыхание, а потом неожиданно начался кашель, с которым она никак не могла справиться, а заветный лист между тем, плавно спланировав, покинул здание института. Испуганная Гера подбежала к Клио со своей свитой, и они принялись прыгать вокруг, предлагая помощь типа постучать по спинке. В короткие моменты, когда Клио могла-таки разогнуться и глотнуть немного воздуха, она видела, что к ее скорбной ситуации жалостью никто из сокурсников особо не проникся – шустро зашуршали шпаргалки, а главный виновник произошедшего – Семен, пока никто не обращал на него внимания, быстренько просматривал билеты, лежавшие на столе преподавателя.

Наконец кашель прошел. Клио с помощью экономички тяжело опустилась на стул около стола экзаменаторов. Семен тут же взял выбранный билет, продемонстрировал его преподавателю и прошествовал за парты. Клио открыла было рот, чтобы продолжить свое покаяние, но оттуда вылетел один только хрип. С благодарностью влив в себя стакан минеральной воды, которую подала ей Гера, она хотела продолжить, но была остановлена.

– Не надо ничего говорить, – сказала ей экономичка, быстро переговорив со своими напарниками. – Мы прекрасно видели, что предмет вы знаете. Ваш исписанный лист, так неудачно упорхнувший в окно, ясно об этом свидетельствовал. К тому же, насколько я помню, мои лекции вы посещали регулярно. – Клио сглотнула. О лекциях, про которые говорила преподавательница, она понятия не имела. – Поставлю вам в зачетку пять. – Клио с трудом заставила свои глаза округляться не так сильно, быстро прижав руку к ударенной груди. – И отдохните немного, – улыбнулась ей Гера и протянула зачетку.

Клио кивнула и медленно вышла за дверь, старательно придержав ее, чтобы не хлопнуть. Только теперь, покинув аудиторию по экономике, она могла расслабиться. Голос к ней благодаря минералке уже вернулся, боль в груди стала едва ощутимой, а в зачетке стояла пятерка ПО ЭКОНОМИКЕ! Это ли не повод для радости? Продемонстрированная сокурсникам отметка вызвала волну зависти как у сдавших, так и у еще не заходивших внутрь – Гера никого не миловала, пятерок было ничтожно мало. Конечно, не алые паруса, но… совсем неплохо для начала.

Поспешив прочь из духоты здания, Клио расположилась на небольшой лавочке недалеко от входа – сбитое кашлем дыхание требовалось привести в норму. Спустя какое-то время к ней бесцеремонно подсел Семка.

– Сдал? – спросила Клио.

– Еще бы! – гордо возвестил тот, отхлебнув из небольшой бутылочки какой-то мутной жидкости и протягивая ее Клио. Она отказалась. – Кстати, спасибо за тот спектакль с кашлем, я себе билетик замутил что надо!

– Пожалуйста. А тебе спасибо за удачно устроенный сквозняк, который унес мой лист.

– А что на нем было?

– Песня Сердючки.

– Круто. Значит, помогли друг другу. Так сказать, по-соседски… Да, ты едешь?

– Куда? – удивилась Клио.

– Как куда? На пикник, за город, отмечать благополучное окончание последнего курса и получение диплома!

– Впервые слышу. Да и дипломы будут только послезавтра.

– Ну ты, мать, даешь! – Семен покачал головой и принялся в подробностях расписывать ей все прелести грядущего веселья. Впрочем, описание сводилось в основном к словам «оттянемся», «оттопыримся» и «оторвемся».

Несмотря на то что Татьяна была красивой девушкой – светло-русые длинные, немного вьющиеся волосы, синие глаза, «Фыгурка просто загладенье!», как частенько слышалось, она была «своим парнем». Волосы были забраны в хвост, ресницы почти никогда не знавали туши, а в платье ее не видел никто из института. Исключение составлял Семен – он смотрел ее детские фотографии. Нет, она, конечно, принимала иногда цветы, ходила на свидания. Но каждый раз убеждалась, что не встретила еще того единственного и неповторимого. А хотелось встретить. Где-то он задерживался.

– Ну что, убедил? – закончил Семен.

– Убедил. Когда встречаемся и что нужно взять?

– Так. Встречается сегодня в четыре у левого крыла. Взять? Ну, что-нибудь закусить… На выпивку деньги надо сдать.

– Понятно, – усмехнулась Клио и потянулась за кошельком. Семен прекрасно знал, что Клио не пьет. Почти не пьет. Все, что она всегда приносит с собой, достается ему. Собственно, не жалко…

– Ну ладно, я пошел, – сообщил между тем Семен, убирая деньги. Если нужно было сдать на что-то деньги, то кассиром был всегда он. Семен мог найти выгодное вложение даже пяти копейкам. – Собраться еще надо. Ты бы тоже тут не засиживалась. Опоздавших ждать не будем.

– Хорошо. Сейчас пойду.

Ее сосед легко вскочил на ноги и скоро скрылся из глаз. Клио еще немного посидела, любуясь маленьким облачком, зацепившимся за телевышку, и тоже пошла «собираться» – в ближайший магазин.

Мудрствовать по поводу транспортировки всей честной компании никто не стал. Кто-то пригнал отцовскую грузовую газель, и, сперва осторожно погрузив спиртосодержащие припасы, все быстро залезли в кузов и в тесноте, да не в обиде покатили на лоно природы. К моменту конечной остановки, когда было велено вытряхивать кости, у Клио затекла та часть тела, на которой она сидела, а из головы вылетело все, что когда-то имело там приют. Поэтому возможность покинуть душный брезент она восприняла с огромной радостью.

Было весело. Спиртное лилось рекой, еда исчезала с молниеносной быстротой, а что до песен… Из магнитофона Верка Сердючка снова обещала, что «хорошо, все будет хорошо…». Ей все безоговорочно верили и поэтому дружно подпевали. Шум стоял знатный. Цирк отдыхает вместе с ГКЗ «Россия».

Танцы. О, это особая часть веселья. Когда Пан с их курса, пытаясь в очередной раз поднять голову, проорал «Танцуют все!», безучастных не осталось. В смысле танцевать хотели все, а подняться смогли только трое. Танец вышел ударный. На разнесшиеся из динамика слова «Я шоколадный заяц» один из танцоров удальски взмахнул рукой и тем самым оборвал танцевальный порыв другого участника. Сам же, потеряв равновесие, мягко приземлился рядом. Танец последнего дебютанта, безусловно, победил бы в конкурсе на роль «умирающего лебедя». Как он медленно и драматично валился на траву! Даже Станиславский бы «поверил»…

Клио наблюдала за угасающим весельем, сидя у костра, медленно переворачивая мясо, которое должно было стать их завтраком. Она любила веселиться и терпеть не могла водку. Вина персонально ей, конечно же, не купили. Поэтому, пока длилось веселье, она была в центре, но как только веселье переросло в попойку, оказалась на заднем плане и лишь присматривала за уже ничего не соображавшими товарищами. Когда последний герой забылся сном, Клио стало грустно и одиноко. Неожиданно она почувствовала себя совсем чужой, забытой, потерянной в этом мире. Она как раз решала, прослезиться или не стоит, ведь все равно никого нет и пожалеть ее будет некому, когда вдруг унюхала запах гари. Ну конечно! В довершение ее падающего настроения сгорела треть их завтрака.

– К черту, все к черту, – бормотала Клио, спасая остатки. При этом больно обожгла палец. – Все. Больше матерью Терезой я быть не намерена!

Преисполненная решимости, она направилась к палатке, намереваясь вытряхнуть оттуда бухариков и единолично занять это «купе для важных персон». Взяв за ноги первого кандидата на изгнание, Клио попробовала сдвинуть его с места. Это удалось лишь с третьей попытки. Кряхтя и вспоминая его маму, она оттащила этого товарища, который был совсем ей не товарищ, к кучке сладко сопящих «богов» для более теплой ночевки. Поплевав на руки и идя к палатке с целью вытащить на свежий ночной воздух второго жильца, Клио неожиданно заметила за ней необычное свечение. «Либо это лесник, либо какой-нибудь «горец» из подобной тусовки, отошедший по малой нужде и заблудившийся», – решила она и почему-то пошла на огонь.

За границей света от костра было темно хоть глаз выколи, но Клио решила во что бы то ни стало (даже если расшибет в этой темени себе лоб) узнать, кто это бродит в лесу по ночам. Надо же как-то отвлечься! Между тем свет начал удаляться, и Клио занервничала. Неужели он скроется?

– Эй! Вы кто? Если вы заблудились, то можете до утра посидеть у нашего костра. У нас даже есть мясо!

Свет остановился, и Клио легко, если не считать порванной о какой-то сучок куртки, догнала его.

Первое, что она сделала, увидев источник преследуемого ею света, это закрыла глаза и медленно сосчитала до десяти. Открыла и снова повторила эту операцию. Вновь открыв глаза, Клио засомневалась теперь уже в своем зрении и нормальной работе головы. Экзамены и все такое… Наверняка переутомление, глазное давление, нехватка витаминов… Одно она исключила сразу – она не пьяна! Разве что паров надышалась… Так и не придя к какому-то мнению, Клио пробормотала что-то насчет приятного вечера, резко развернулась и отправилась назад к лагерю. Но, не проделав и десяти шагов, решила повернуть обратно. Заняв исходную позицию, бывшая студентка (а ныне специалист с дипломом) судорожно перевела дыхание – ничего не изменилось. Хотя – она этому даже в душе порадовалась – все-таки не каждый день такие видения бывают.

Клио была образованной девушкой (как-никак четыре курса института!), к тому же сказки и мультики в детстве просто обожала (она и сейчас не упускала возможности «вернуться в детство», например, последним ее «возвращением» был Гарри Поттер), поэтому точно знала, кто перед ней. ЕДИНОРОГ!

От него исходило мягкое белое свечение, и он спокойно, но с удивлением взирал на «человека с дипломом». Если верить передаче «В мире животных», то с оленями (про единорогов передач почему-то не было) заводят дружбу посредством подкормки. Клио в бешеном темпе принялась шарить по карманам и выудила оттуда сушку с маком. Она знала, что ни один на свете зверь не имеет никакого морального права наброситься на тебя (если он, конечно, не сумасшедший и имеет эту самую мораль) при перевернутых кверху ладонях. Этот жест в животном мире означает капитуляцию и полное доверие. Поэтому, положив драгоценную сушку на ладонь, Клио протянула ее единорогу.

– На, угощайся. Это вкусно! – добрым голосом проговорила она, улыбаясь во весь рот.

Единорог спокойно подошел и обнюхал ладонь. Руки коснулись теплое дыхание и щекотливые волоски. Неужели он все-таки живой?!

– Неужели ты всерьез считаешь, что это вкусно? – неожиданно услышала Клио.

Как проверяют слух в походных условиях, выпускница высшего учебного заведения не знала (не тот факультет), поэтому решила просто принять как факт ЖИВОГО РАЗГОВАРИВАЮЩЕГО ЕДИНОРОГА, который, как выяснилось, не любит сушки. Клио под внимательным наблюдением единорога повторила шмон своих карманов и к несказанной радости, обнаружила позабытую пачку жвачки «Фрут энд нат». Освободив три пластинки от упаковки, она свернула их рулончиком и, вновь преподнесла единорогу. Тот не мешкая повторил обнюхивание подношения и, удовлетворившись запахом, быстро слизнул угощение. Клио тем временем зажевала другую пластинку, демонстрируя, «как это надо делать».

Молчаливая дуэль взглядов со звучным чавканьем продолжалась минуты три, а затем Клио по привычке надула и лопнула жвачный пузырь. Она даже не заострила на этом внимание, но единорог не пропустил подобного факта. Этот олень с рогом во лбу, подражая своей новой знакомой, неожиданно тоже надул огромный пузырь и стал с удивлением его рассматривать. Клио замерла, боясь даже вздохнуть, а единорог резко дунул, тем самым распластал по своей морде всю жвачку и вывел наконец Клио из замороженного состояния. Об этом Клио сообщила громким смехом, родившимся при виде умилительной морды, с недоумением осматривающей новое «украшение».

– Ну ты даешь! – веселилась дипломница. – Кто ж так дует!

Когда волна хохота стала угасать, Клио убрала руки от живота и подошла к жертве противокариезной промышленности.

– Давай помогу. А то все к морде прилипать будет!

И она стала осторожно отдирать ошметки жвачки от носовой части единорога.

– Нет, это круто! Общаюсь с живым единорогом. – Клио, отвлекшись от своего занятия, осторожно потрогала рог во лбу нового знакомого. – Кому расскажешь, ни за что не поверят! Еще и пошлют к доктору по психическим расстройствам.

– А зачем обо мне кому-то рассказывать? – поинтересовался единорожка. – Если мама об этом узнает, она мне наподдаст.

– Мама? – удивилась Клио. – Так ты еще маленький?

– Я не маленький! – обиделся единорог.

– Извини, я не так хотела сказать. А где твоя мама? Кстати, как тебя зовут?

– Экилдон меня зовут. А мама там… в нашем мире. Спит она, – охотно пояснил он.

– В вашем мире? Хочешь сказать, что ты из другого мира?! – У Клио глаза стали как тогда, первого апреля, когда над ней подшутили, сказав, что ее, при сплошных четверках, исключили из института.

– Ну да. Насколько я знаю, у вас тут единорогов нет.

– Вот это да, – загрузилась Клио, возвращая глаза к прежним размерам. – Невероятно! А можно мне посмотреть на ваш мир?

– Не знаю-ю. Мама ругаться будет. Да и что там смотреть – все такое же.

– Что такое же?

– И трава, и деревья…

– И единороги так же разгуливают?

– Но у вас же нет единорогов! – удивился Экилдон.

– А я про что! Ну давай посмотрим. Пожалуйста. Я прямо минуток пять посмотрю и уйду, твоя мама даже не узнает! – стала уговаривать его Клио.

– Узнает, – вздохнул единорожка. – Ну ладно, пошли, – все же решился он и, развернувшись, пошел в глубь леса.

Клио ничего не сказала, боясь, как бы он не передумал, и последовала за ним. Шагали они недолго, прошли каких-то метров пять. Неожиданно единорог приостановился, а потом просто исчез из виду. Похлопав глазами, бывшая студентка уже была готова расстроиться, как вдруг из-за невидимой шторки высунулась мордочка Экилдона и поинтересовалась:

– Долго мне тебя ждать?

Клио чуть не расцеловала его от радости. Быстро последовав за единорогом, она почувствовала легкую преграду, словно погрузилась в воду, но тут же это ощущение прошло, и Экилдон кивнул на лес:

– Ты в нашем мире.

Мог бы и не говорить – Клио поняла все сама. Несмотря на заверения ее нового знакомого, ЭТОТ лес был совсем не похож на обычный. Скорее на сказочный. Ночная тишина здесь была словно наполнена музыкой, пахло удивительной чистотой и свежестью, а где-то между деревьев летали светящиеся шарики, которые Клио сразу окрестила эльфами или феями.

– Что, так и будешь стоять на одном месте? – вырвал ее из задумчивости Экилдон.

– Как тут красиво! Как невероятно прекрасно. Какая удивительная музыка разносится вокруг! – вздохнула Клио, втягивая носом воздух.

– Музыка? Ты слышишь музыку? – удивился единорожка.

– Ах, вот ты где, непоседа! – прервал их новый голос.

На небольшую полянку, на которой сейчас стояла Клио со своим новым знакомым, вышел еще один единорог. Он был покрупнее и более грациозен. Единорог недоверчиво покосился на девушку и подошел поближе к Экилдону с другой стороны.

– Ты опять ходил сквозь Врата, непослушный мальчишка! – принялась отчитывать она единорожку. – Хочешь, чтобы об этом узнал отец? – Непокорный сынок сразу стал как будто меньше ростом и прижал уши. – Мало нам и без того неприятностей, так нет, ты опять привел человека!

– Простите, – решила заступиться Клио за своего нового знакомого. – Это я его уговорила. Мне так хотелось посмотреть… Я сейчас уйду.

– Да уж. Уходите быстрее, пока Врата не закрылись.

– Мама, – неожиданно воскликнул ее сын, – она слышит музыку!

– Что-о?

– Она слышит музыку леса?

Единорог-мама обвела Клио внимательным, подозрительным взглядом, словно ей на базаре пытались всучить тухлую рыбу, и медленно подошла к ней. Потом еще раз осмотрела, остановила взгляд на порванном только что рукаве и принялась ее обнюхивать. Клио замерла, словно боялась, что, если она пошевелится, ее могут неправильно обнюхать. Закончив это занятие, единорог отошла в сторону и еще раз окинула взглядом девушку.

– И где ты, интересно, нашел Хранителя? – серьезным тоном спросила мама-единорог у своего чада.

Несколько секунд Экилдон смотрел то на свою мать, то на Клио и наконец проговорил:

– Хранитель? А я думал, Хранитель – мужчина.

– Я тоже так думала.

– И что теперь?…

– Э-э-э! Если вы тут обсуждаете меня, то не могла бы я знать хотя бы о предмете разговора?! – встряла Клио, которая так и не поняла, то ли ей стоит прямо сейчас искать выход и уйти, то ли можно еще немного поприсутствовать.

– Конечно. Предмет разговора – это ты, – повернула к ней морду единорог-мать.

– Хорошо. Поставим вопрос по-другому. Кто такой хранитель, что такое «врата» и что удивительного в том, что я слышу музыку леса?

Единорог долго смотрела на Клио, потом покачала головой:

– Начнем с последнего. Музыку леса может слышать только волшебное существо или причастное к волшебству. Поясняю. В нашем мире музыку леса может слышать лишь примерно четверть населения. Или даже меньше. – Клио присела на травку. – Врата – это то, через что ты сюда прошла.

– Вход/выход между мирами!

– Да. Хранитель – это тот, кто должен эти Врата охранять, чтобы в наш мир не проник чужой, следить за ними. Но давным-давно…

Единорог-мама опустилась на траву и рассказала Клио Легенду о Королеве фей, о созданных ею Вратах и о Хранителе.

– Все бы ничего, мы готовы были ждать Короля еще несколько веков, но у нас случилась неприятность. В наш мир, когда Врата в очередной раз приоткрылись, проник человек. Теперь он пытается захватить наш мир. Нам срочно требуется Король! – Две пары глаз уставились на новоявленного Хранителя.

– Так… Как я поняла, вам нужен Король? – Клио достала из кармана маленький блокнотик. – Вся эта неделя у меня занята – спасаю мир. – Ей совсем не понравилось, что ее хотят заставить взять на себя какие-то обязательства. – На следующей неделе… Так, посмотрим. Нет, тут у меня… Ну, это я просто никак пропустить не могу… Ага! Вот через пару месяцев у меня есть свободная неделька. Вас устроит?

Единорог тяжело вздохнула.

– Ты не понимаешь. Наш мир в опасности, и то, что ты сюда попала именно сейчас, просто подарок небес!

– Конечно-конечно. Спасатели по вызову. Стоит вам нас позвать, как мы тут как тут. Спасаем ближних, помогаем угнетенным, свергаем узурпаторов… Почему вы вообще решили, что я – именно тот, кто вам нужен? Может быть, музыку леса в нашем мире может слышать каждый второй или каждый третий! Вы этого не знаете. Это не показатель.

– Мама же тебя понюхала, – вставил новый аргумент Экилдон.

– И что, я как-то пахну особенно?

– Ты нам не веришь, – подвела итог единорог-мама.

– Не то чтобы я вам не верила… Но согласитесь, очень похоже на сказку или на сон. Может быть, я сплю? – Клио ущипнула себя в руку и тут же взвизгнула. – Похоже, что нет, – констатировала она, морщась от боли.

– Я не уверена, что ты так быстро могла набрать свою силу, но думаю, что на подобное у тебя ее хватит, – снова заговорила единорог. Она встала, прошла по краю поляны и вернулась с каким-то листком. -Вот, возьми и сожми это в кулаке. – Клио последовала указаниям. – Теперь представь, что бы ты хотела, чтобы у тебя там было. Хорошо представь, ясно. И раскрой ладонь.

Клио не стала долго ломать голову. Почему-то ей всегда представлялось, как она открывает ладонь, а с нее взлетает маленькая фея. Маленькая и хрупкая. Клио быстро это представила, а потом раскрыла ладонь. Раскрыв же ладонь, она тут же раскрыла и рот. Озираясь вокруг, на ее руке сидела крохотная девочка в светлом воздушном платье и с прозрачными крылышками.

– Невероятно! – выдохнула Клио.

– Вот это да! – воскликнул Экилдон.

– В первый же день… живое существо, – тихо ахнула единорог-мама.

Маленькая девочка между тем легко встала на ножки, улыбнулась Клио и, помахав ладошкой, быстро взлетела, исчезнув в темноте леса.

– Куда она? – забеспокоилась бывшая студентка.

– Вероятно, в страну фей. Ей нельзя здесь оставаться одной.

– А как это получилось? – Ошарашенная Клио то открывала, то снова сжимала ладонь.

– Это был лист сепиртина. Сегодня второй день его цветения. С его помощью сильный волшебник, истинно сильный, может что-нибудь создать.

– Но вы сами говорите, что у меня не так много силы. У меня ее просто еще не может быть! – запротестовала Клио.

– Истинно сильный – совсем не значит имеющий много силы. Значит, он истинный внутри.

– Как Хранитель и Король, – вставил сын.

– Да. Как Хранитель и Король, – подтвердила мама-единорог. – И только они, если верить легенде, смогут нас защитить.

– И вы считаете, что я – Хранитель, – недоверчиво сказала Клио.

– Да. Более того, сейчас я в этом просто уверена. Во-первых, в тебе нет корысти. – Клио приподняла брови. – Ты не загадала на листе сепиртина ни золота, ни драгоценных камней.

– Как-то в голову не пришло… – растерялась дипломница.

– Во-вторых, у тебя не появилось ни капли сомнения, возможно ли такое вообще…

– Как-то была просто уверена, что здесь возможно все.

– Вот, а в своих силах ты даже не засомневалась. И в-третьих. Насколько я знаю, лишь трое за всю историю испытаний на сепиртине сумели создать живое существо! Причем ни один из них, я повторяю, ни один не создал живого волшебного существа, как это только что сделала ты.

– Я?

– А тот лжекороль вообще ничего не смог создать, – снова вставил единорожка.

– Невероятно, – пробормотала Клио, рассматривая свои руки.

– Но факт! – гордо возвестил Экилдон. – И ее нашел я.

– Не надейся, что это спасет тебя от наказания. Ты все равно меня не послушался! – охладила его пыл мать.

– А он откуда? Ну, тот, кому надо надавать подзатыльников и свергнуть с престола.

– Из твоего мира. Правда, из возраста подзатыльников он уже вырос, да и на престол еще не сел. Это несказанно радует. Ему было двенадцать лет, когда он сбежал из вашего детского дома и, блуждая по лесу, случайно попал к нам. Врата в очередной раз закрылись, и вернуться он не смог. Его пожалели и взяли на воспитание волшебники. А он, услышав Легенду о Короле, сделал определенные выводы и заявил, что он и есть Король. Все посмеялись и забыли. Он не забыл. Разозлился и пропал. А спустя много лет вернулся и предъявил свои права вновь, только теперь владея сильной магией.

– Может быть, он на самом деле и есть Король? Вот и магия в нем проснулась…

– Как бы не так, – улыбнулся Экилдон. – Когда он удрал от волшебников, то двинулся в горы, где встретил гномов, а те на свою голову приютили его. У гномов с давних пор хранятся книги древней магии. Им-то самим они не нужны, а вот любознательный мальчик, обиженный на целый мир, очень заинтересовался подобными знаниями. Когда гномы поняли, кого пригрели на груди, было поздно.

– И что, этот поганец спер все волшебные книги ЭТОГО мира?

– Не волшебные, а магические. Волшебник и волшебство – это от рождения, а вот магия… Несколько книг, насколько я знаю, еще хранятся у домовых. Когда книги стали уносить в горное хранилище, домовитый народец прибрал кое-что.

– Но это же смешно! Столько волшебников плюс такие же книжки…

– Не такие же. Домовые самые лучшие и сильные прибрали.

– Тем более! Да с таким арсеналом выпереть какого-то самозванца раз плюнуть, а вы тут ноете.

– Ты не права. Все самые могучие волшебники пропали в первый день – куда, неизвестно. А насчет книг… Любой волшебник или волшебное существо, связавшись с магией, погибнет – разные полюса.

– То есть он занялся черной магией?

– Нет определения черная или белая магия. Есть магия и волшебство.

– Ну как же… А для чего тогда эти книги?

– Кто его знает? Так что, если верить легенде, нас спасут только Король, Страж и их друг.

– Ага! Их должно быть трое?

– Не знаю. Только в последней битве будут участвовать трое. Один погибнет, что поспособствует свержению самозванца и возвращению мира и спокойствия в наш мир.

– Чудесно, еще один и погибнет. Похоронят, конечно, с почестями, родным назначат пожизненную пенсию и льготный проезд на транспорте…

– Мам, что такое транспорт? – послышался голосок Экилдона.

– Тихо. Она пытается понять то, что я ей сказала.

– А что, без смертоубийства никак? Это же все-таки волшебная страна, – проговорила Клио, отрываясь от своих раздумий.

– Ну, один умирает, и это помогает двум другим. Наши побеждают. Ура! – не вытерпел единорожка.

Его мать дала ему хороший подзатыльник.

– А кто умрет, там сказано?

– Неизвестно. Но, по всей вероятности, не Король – ему еще потом править долго и справедливо. Понимаешь, тот, кто писал эти предсказания, похоже, мало заботился о тех, кто их будет читать. К тому же, отдавая дань моде тех лет, все предсказания написаны в стихах. Что-то вроде:

Один вдруг пал, друзьям помог,
Захватчик встанет возле ног…

– А оригинал этих увлекательных писаний у вас есть? Ну там, почитать на досуге…

– У нас, конечно, нет, но попробовать поискать можно, – озадачилась единорог-мама.

– А я-то теперь что должна делать? – решила уточнить Клио свою участь. – Пойти, собрать армию, приобрести пару танков, самолетов, пушек и выступить в роли Жанны д'Арк?

– Нет. Все ваше оружие в нашем мире не действует. Тебе нужно найти Короля.

– Всего-то? Да это может быть кто угодно!

– У тебя должен сработать инстинкт. Если же ты все-таки не сумеешь найти Короля, то возвращайся одна. Может быть, Король сам найдет к нам дорогу…

– Хорошо. Уговорили. Иду, ищу Короля. Найду – приведу, – с наигранным энтузиазмом воскликнула Клио и вскочила на ноги.

– Удачи, – сказала единорог.

– Возвращайся скорее, – пожелал Экилдон и показал на Врата.

С этой стороны Врата выглядели как большой камень, торчавший из земли. Камень был в полтора роста Клио и в два ее обхвата. Клио зажмурила глаза и шагнула к камню. Ее лоб, как она опасалась, не пострадал. Снова легкое «колыхание воды» – и она стояла в своем лесу. Музыка леса тут же исчезла, а ей на смену пришел недалекий голос радио, сообщавший, что уже четыре часа ночи. Клио так привыкла к мягкому свечению единорогов, что, оказавшись снова в кромешной тьме, начала отчаянно спотыкаться и налетать то на одно дерево, то на другое. От этого ее настроение сильно испортилось. Ко всему прочему, ей в глаза неожиданно и резко ударил луч света.

– Что за… – воскликнула Клио, прикрывая глаза руками.

– Прошу прощения, – услышала она мужской голос.

– Это что, шутки такие? – негодовала дипломница. Голос не напоминал ей ни одного из лежащих на поляне приятелей.

– Я просто производил осмотр.

– Осмотр меня, что ли?

– В том числе.

– Ой-ой-ой. Какие мы остроумные! – Клио закрыла глаза, поняв, что ее уносит не в ту сторону. – Ладно, проехали. Ты что тут делаешь?

– Услышал шум, пошел посмотреть, что да как, и тут встретил прекрасную лесную фею…

– Фею? – насторожилась Клио.

– Тебя, – усмехнулся парень, и у «лесной феи» сразу отлегло от сердца. – Можно мне с тобой познакомиться?

– Ты король? – жестко спросила она.

– Нет, я лесничий. То есть помощник лесничего.

– Тогда свободен. – Клио полезла дальше в чащу.

– А ты что, Золушка или принцесса какая, раз тебе король нужен?

– Дурак! – Клио даже приостановилась. – Мне он нужен не для личных целей, а для спасения отечества.

– Какого отечества? Король какой страны тебе нужен?

– Волшебной. – По неожиданной тишине сзади Клио догадалась, что помощник лесничего остановился. Она обернулась. – Ладно, можно поиски короля отложить на утро. Как тебя зовут?

– Николай.

– Приятно познакомиться – Клио. То есть Таня.

Дальше они пошли вместе.

– А что здесь делаешь ты, ну, кроме того, что ищешь короля? – первым заговорил Николай.

– Мы с сокурсниками отмечали получение диплома.

– Ты получила диплом?!

– Еще нет. Получаю послезавтра. Просто после его получения многие сразу разъедутся.

Клио почему-то нравился этот парень. Он был похож на тот сорт людей, которые грудью станут на защиту своих друзей, не говоря уж о подруге. Быть подругой такого парня… В общем, этот лесной житель стоил того, чтобы с ним встретиться еще раз. Лучше днем.

Так, разговаривая ни о чем, они быстро дошли до лагеря. Николай помог Клио вытряхнуть всех из палатки и единолично утвердиться ее владелицей. Они попрощались, когда в небе уже забрезжил рассвет. Николай пообещал прийти завтра (или уже сегодня?) к обеду и скрылся в лесу. Клио зевнула, чувствуя, что ужасно хочется спать.

Хорошо, все будет хорошо,
Все будет хорошо, я это знаю,
Вот посплю, подольше я посплю,
Тогда и короля я вам поймаю,
Да – да, поймаю… —

вполголоса пропела она и с тоской посмотрела вслед своему новому знакомому.

– Не то место и не то время, – тихо проговорила она и забралась в палатку.

Но сразу уснуть, как о том мечтала Клио, никак не удавалось. Сон ждал официального приглашения на тисненной золотом бумаге и с гербовой печатью.

– И все-таки это невероятно, – сама с собой поделилась Татьяна. – Встреча с единорогом. Нет, с двумя единорогами, рождение феи и вступление в должность Стража Врат – это круто. Если так дальше пойдет…

Что будет, если все так дальше пойдет, Клио придумать не успела – ее сморил сон, видимо, удовлетворенный сочиненным ею приглашением.

Наутро, подтверждая старую, как мир, поговорку «Утро добрым не бывает…», стонали абсолютно все. Только все, кто пил, – от похмелья, а кто не пил, то есть одна только Клио, оттого, что все стонут и не дают спокойно отдохнуть. Проверив, наверное, все бутылки раз двадцать, все пришли к неутешительному выводу – опохмелиться нечем! Это повергло их в полное уныние. Пораскинув больным умом, кто-то припомнил, что недалеко есть сторожка лесничего Петровича, который гонит недурной самогон, и если его попросить, то он непременно продаст немного. Быстро был создан отряд парламентариев из пары самых стойких и Клио как единственной совершенно трезвой личности. Кандидатуру Клио выдвинул Семен, ее тут же поддержали единогласно. Уговаривать Татьяну долго тоже не пришлось, Уж очень ей хотелось снова встретиться с Николаем. Поэтому уже через полчаса троица страждущих дипломников стояла у домика лесничего.

Петрович был на месте и страдал тем же недугом, что и пришедшие парламентарии. Суть проблемы он понял сразу, но самым сокровенным, то бишь собственноручно выгнанным самогоном, делиться не стремился. Уломала его только очередная купюра, оказавшаяся в руке. Петрович еще немного для вида покряхтел, посопел и наконец вынес пять бутылок мутной жидкости, понюхав которую, Клио чуть не лишилась обоняния.

Пока бутылки бережно укладывались в чью-то куртку и перевязывались рукавами, Татьяна подошла к Петровичу и спросила про Николая.

– Помощник Николай? – удивился тот. – Нет у меня помощника.

– А вы тут один лесничий? – не унималась Клио.

– Конечно. Один лес, один лесничий. – Петрович почесал бороду. – Сны у нас тут хорошие снятся, на свежем-то воздухе, – многозначительно добавил он, подмигнул Клио и пошел обратно в дом.

Клио потопталась еще немного на месте, наблюдая, как ласково поднимается и начинает транспортироваться сверток с заветным опохмелом, и пошла за процессией обратно в лагерь.

Время до обеда прошло мгновенно. Подлечившийся народ принялся активно освобождать территорию от своего присутствия. Сперва под руководством Клио был собран и сожжен весь мусор. Потом принялись за сбор палатки, туристических ковриков и спальных мешков. Когда все это было упаковано и сложено в «газель», всем сразу захотелось обратно в город – еды не было, выпивки уже тоже. Поэтому в считанные минуты погрузились в машину и тут же покатили к родным пенатам. Клио до последнего вглядывалась в кромку леса.

– Значит, не судьба, – огорченно проговорила она, чем вызвала недоуменный взгляд своего товарища Семена, и, опершись спиной на борт машины, закрыла глаза.

Глава вторая ПОРА В ПУТЬ-ДОРОГУ

Следующая неделя пролетела как пушечное ядро – тяжело, но быстро. Вручение дипломов прошло до невозможности скучно: объявляли, вручали, хлопали. Последующий сразу за вручением выпускной был немного оживленнее и веселее, но лишь до той поры, пока в бутылках с горячительными напитками еще что-то оставалось… Потом стало как всегда. Разве что добавились клятвенные заверения друг друга непременно встречаться каждый год. Никто, конечно, этих клятв выполнять не собирался, но дань традициям и все такое… Разошлись рано: кто-то пошел догоняться, кто-то поехал к родственникам, а кто-то, как это сделала Клио, отправился домой отсыпаться. Еще несколько дней пролетели в утряске разных дел и получении некоторых документов, которые теперь должны были понадобиться Татьяне, как и всем остальным выпускникам, в ее жизни.

Естественно, о встрече с единорогами и поисках сказочного короля Клио практически не вспоминала. Встреча в лесу постепенно стала блекнуть и становиться призрачной. Уже не совсем верилось в то, что там что-то произошло. Что там ДЕЙСТВИТЕЛЬНО что-то произошло. Может быть, это просто приснилось. Или свежий воздух плюс богатое воображение сыграли с ней злую шутку. Ведь не увидела же она утром Николая! Да и лесничий Петрович не подтвердил наличия у себя такого помощника. Вероятно, все же приснилось…

Обо всем этом бывшая студентка рассуждала сейчас, выбрав немного свободного времени и сидя на лавочке забывшим своим институтом. Ей всегда нравилось здесь бывать. Небольшие, залитые солнцем аллеи, на которых тут и там стояли лавочки. Между аллеями, в густой зеленой траве росли раскидистые деревья, делая это место устойчивым против духоты, а местами еше и прохладным. Это было одно из самых любимых мест Клио. А сейчас, во время каникул плюс теплая погода в округе практически никого не было, лишь изредка пробегали по своим делам студенты. Тишина. Умиротворение.

Рядом с Татьяной лежал ворох книг, ради которых она и пришла сюда, в библиотеку. Библиотекарша хорошо запомнила начитанную и аккуратную читательницу, поэтому почти не задавала ей никаких вопросов, а просто установила жесткие рамки сдачи литературы. Клио это устраивало, так как ей просто требовались некоторые знания, а покупать ради них новые книги ну никак не хотелось.

На сей раз привело ее сюда желание наказать врачей, которые оскорбили ее тетю. Клио всегда вставала на сторону обиженных. Ну не могла она спокойно смотреть, как унижают и смеются над людьми, которые не могут дать сдачи. Дело состояло в том, что ее родственнице поставили диагноз, какого у нее просто быть не могло! Подобный вывод, скажем так, человек может легко сделать, зная свою личную жизнь… Провести повторно обследование наотрез отказались, поспешили выписать лекарство ценой во всю заработную плату тетки, да еще докторша и оскорбила ее по-всякому, записав чуть ли не в проститутки. Когда тетка потом рассказывала, у нее слезы как из водопровода текли, а корвалола литр, наверное, был выпит. Вот поэтому и решила любимая племянница сама переговорить с этой врачихой, вступиться за тетку, у которой окромя Клио никого в этом городе не было. А как в нынешнее время нужно разговаривать со всякими хамами? Правильно, имея какие-нибудь жесткие аргументы, которые если и не напугают до смерти оппонента, то хотя бы заставят его забеспокоиться о своем благополучии. Вот почему на коленях Клио и рядом на лавке сейчас лежали «Уголовно-процессуальный кодекс» да еще несколько подобных книжонок.

В это самое время в парковую зону, где сидела Клио, входил Николай. Ему очень понравилась хоть и немного нагловатая, но, по всему было видно, очень добрая и к тому же красивая девушка Татьяна, которую он встретил ночью в лесу. Прийти к обеду, как он намеревался, у него не получилось – пришлось караулить Петровича. Тот немного переусердствовал с опохмелом, и когда Николай вернулся из города, то застал его изгоняющим чертей из бани. Причем делал он это посредством огня и кастрюли, которой яростно гремел. Посетив заветную поляну чуть позднее, помощник лесничего увидел там только черные угли залитого костра – все, что осталось от веселой вечеринки.

Подобный факт много радости Николаю не принес, о чем он и сообщил Петровичу, когда тот стал допытываться о причинах его плохого настроения. Более того, он припомнил, что некая девица пыталась выведать у него про Николая, но он «прикрыл» своего помощника. Теперь он понял, что зря. Лесничий немного поразмышлял и неожиданно вспомнил, что среди той компании был сынок знакомого, который частенько ездит в его угодья охотиться. У Петровича, после получасовых поисков, подкрепленных крепкими словечками и громом разных вещичек, летящих во все стороны, нашелся даже адресок этого знакомого, о чем он с гордостью и сообщил своему помощнику.

На следующий день, окончательно протрезвев и терзаясь раскаянием, лесничий решил сам отвезти Николая в город и помочь найти девушку. Дверь квартиры открыла женщина, которая после короткого разговора, поняв суть проблемы, пригласила их попить чаю.

– Да, знаю я Татьяну. Очень хорошая девушка. Я своему оболтусу сколько раз уже говорила об этом, а он только отмахивается, мол, не по его зубам орешек.

– А вы не знаете, где она живет?

– Нет. К сожалению, не знаю. И телефона ее не знаю. Хотя, что он у нее есть, точно уверена. Мой Сашка частенько ей звонил. Только вот его нет сейчас дома, к брату на пару дней уехал. Давайте вот что сделаем. Чтобы не гонять вас лишний раз, я вам свой телефон дам, звоните. Как мой оболтус появится, я у него телефончик Танечки узнаю и вам передам, а вы уж там сами.

После коротенького приветствия и выяснения обстоятельств, из-за которых они смогли увидеться только сейчас, помощник лесничего поинтересовался:

– Что ты так увлеченно читала?

Клио поднесла обложку книги к лицу Николая, и он с удивлением прочитал: «Уголовно-процессуальный кодекс»

– Что это ты в юриспруденцию ударилась?

– Да вот готовлюсь к завтрашнему разговору с участковым врачом.

– А кодекс-то здесь причем?

– Понимаешь, когда приходишь к кому-нибудь и говоришь: «Вы тут были не правы!» или «Вы допустили ошибку», всякий чиновник или кто другой обычно в какой-нибудь мягкой (или не очень) форме посылают тебя куда подальше. Да еще и вслед язвит. А вот когда ты к нему приходишь юридически подкованным и говоришь: «Если немедленно не сделаешь то-то и то-то, то я подаю на тебя в суд по такой-то статье закона – от двух до десяти лет лишения свободы или отстранение от работы на неопределенный срок за профнепригодность», в этом случае все обычно шелковыми становятся и потом еще кучу извинений приносят.

– И много ты так пересажала? – заинтересовался Николай, отметив, каким жестким было лицо Клио, когда она говорила о законах и закононепослушниках.

– Вообще-то никого. – Клио почесала кончик носа. – Как я уже говорила, после этого заявления обычно никаких проблем не возникает.

– А чем тебе врач-то не угодил?

– Да не мне. Тетке моей. Она тихий, спокойный человек. Пошла к врачу с небольшим недомоганием. Ну а та поставила ей что-то совершенно фантастическое! Перепроверять отказывается, быстренько выписала лекарство по астрономической цене и вытолкала тетку из кабинета. Еще и оскорбила ее прилюдно в коридоре. В общем, мерзкая врачиха. Тетка потом чуть не целый день рыдала. Вот я и решила переговорить с этим врачом, так сказать напомнить ей о врачебной этике и о правилах хорошего тона. А то народ совсем борзеет! Им деньги платят, а они такое вытворяют.

– Что ж, резонно. Я, например, тоже…

Неожиданно к Клио подлетела маленькая пестрая птичка и спокойно уселась ей на плечо. Николай тут же замолчал, а Клио замерла, боясь пошевелиться, и осторожно повернула голову к птахе. Та как ни в чем не бывало стала чистить свои перышки. Клио для проверки легонько подергала плечом – птица осталась на месте.

– Ух ты! -• воскликнула Клио и прыгнула, вытянув одну руку вперед, а другую назад. Птичка не слетела, а терпеливо раскинула крылья, удерживая равновесие, и осталась на плече. – Я теперь Клио – королева джунглей! Меня уже птицы не боятся, скоро начну зверями повелевать!

«Королева джунглей» почесала птахе грудку и аккуратно пальчиком погладила по головке. Птичка на такие нежности что-то чирикнула и снова принялась чистить перышки.

– Пойдем, сядем куда-нибудь, вон туда, там потише, – сказала Клио и, стараясь меньше шевелить плечом, пошла к лавке.

Помощник лесничего последовал за ней.

Только они уселись на лавку, как Клио услышала негромкий голос:

– У меня для тебя сообщение!

Клио оглянулась, посмотрела по сторонам – поблизости не было никого, кто мог бы принести ей сообщение. Она пожала плечами и шутки ради спросила у притихшей пташки:

– Это ты сказала?

– Да, я, – неожиданно ответила птаха.

Клио снова покрутила головой и, никого не обнаружив, уставилась на недоумевающего Николая. Не спуская с него глаз, она попросила:

– Тогда будь добра, повтори, что ты сказала.

– У меня есть сообщение, – снова послышалось со стороны птички.

Клио, внимательно смотревшая в это время на своего соседа, поняла, что это не подвох и говорит действительно маленькая пичужка, сидящая у нее на плече.

Лицо Клио начало приобретать удивленное выражение, и у Николая, который до этого почти никак не реагировал, тоже. Когда они наконец дружно посмотрели на птаху, то выглядели, словно рыбы, выброшенные волной на брег: выпученные глаза и открытые рты.

– Так это сказала ты?! – первой очнулась Клио.

– Ну да, я. Что и сказала до этого.

– Говорящая птица, – размеренно проговорил помощник лесничего, но Клио его уже не слышала и не видела.

– Какое ты мне принесла сообщение и от кого? – быстро спросила она у пернатой соседки.

– Врата в очередной раз начали закрываться. Если ты хочешь вернуться и помочь нам, то необходимо быстро пройти через них. Сообщение от Лоски.

– Кто такая Лоска?

– Лоска – это мать Экилдона.

– А когда они закроются? В смысле «врата»?

– Лоска говорит, примерно через день – два.

– А долго они будут закрытыми? Ну, если там, к примеру, домой захочется…

– Неизвестно. – Птаха смешно трепыхнула крыльями.

Клио на несколько минут задумалась. Что ей терять?

Институт она закончила, на работу пока не собирается. Зато сколько всего можно нового увидеть!

– Хорошо. Я пойду. Так, нужно подумать, что взять… Ну… Плеер однозначно, чтоб не скучно было. К нему несколько кассет. Так, еще батареек набрать запасных. Побольше! М-м-м…

– Средства гигиены: мыло, щетку, пасту, полотенце, – влезли в ее размышления вслух новые пожелания.

– Что? – Клио повернулась на звук голоса и, к удивлению своему, увидела Николая, про которого совсем забыла. – Ты?! Как ты?… Тьфу, блин. Меня это, в поход позвали только что.

– Я слышал.

– Да? А. Ну да… – Она задумалась на несколько мгновений. – Слушай. Пошли со мной! Вместе веселей.

– Для начала скажи, куда ты собираешься.

– Куда? Вопрос, конечно, интересный. Как бы тебе поточнее объяснить…

Птаха, до этого не участвовавшая в дебатах, повернулась к Клио и сказала:

– Вы тут, я полагаю, без меня решите все вопросы, а я полечу в лес – воздух тут мне не нравится. В крылья пыль всякая попадает. Встретимся на опушке завтра в полдень. – Не дожидаясь ответа, она легко вспорхнула с плеча Клио и, взлетев вверх, быстро скрылась из виду.

Клио еще некоторое время смотрела ей вслед, пока голос Николая не отвлек ее от этого занятия.

– Так куда тебя позвали?

– В сказку! – выдохнула она с блаженной улыбкой, и глаза ее как-то странно засветились.

– Надеюсь, это не наркотик? – усмехнулся помощник лесничего.

– Наркотик? Пожалуй, да, именно так – чем больше там бываешь, тем больше хочется.

– И сколько раз ты там бывала?

– Я? Один раз.

– Давно?

– В тот день… Точнее, в ту ночь, когда мы с тобой повстречались. Я как раз шла оттуда.

– Ночью? У нас в лесу? Ты уверена, что это, ну…

– Мне не приснилось? Честно говоря, не была уверена. И в нашей встрече тоже. Но теперь… – Клио на мгновение прикрыла глаза. – Теперь я уверена на все сто процентов! Ты же мне не приснился.

– Ну я другое дело. А сказка…

– Ну не сказка. Волшебный мир. Там есть единороги, феи и… музыка леса. Это так невероятно!

– Да уж…

– Ты мне не веришь? А ты когда-нибудь видел говорящих птиц?

– Это не такая уж редкость.

– Я не про тупо повторяющих одно и то же пернатых в клетках! Я про разговаривающих птиц!

– Нет, не видел, – сознался Николай.

– Все понятно. Ты мне не веришь, ты никуда не едешь. Ладно, разберусь сама.

– Я не сказал, что я не еду. Наоборот, мне очень интересно посмотреть на живого единорога в нашем лесу!

– Что ж, в таком случае ты его увидишь, гарантирую! Как мне сказали, Врата могут закрыться со дня на день, следовательно, нужно отправляться уже завтра. Ты как?

– Легко!

– В таком случае сейчас разбегаемся, чтобы собраться. Встречаемся завтра на автобусном вокзале в полдень. При себе иметь все необходимое для походных условий на неопределенный срок. Договорились?

– Почему в полдень, а не с утра?

– Потому что с утра мне еще необходимо переговорить с одной не очень вежливой врачихой моей тетки. Не могу же я пуститься в новое дело, не закончив старых!

– Разумно. Хорошо. Тогда до встречи завтра.

– До встречи.

Николай ушел. Клио вынула из сумочки блокнотик и ручку и принялась списывать номера статей кодекса, необходимых для политбеседы, попутно составляя на другой странице список необходимых для нового приключения вещей. Первым пунктом в списке значился плеер с кучей новых батареек.

В полдень следующего дня Клио ехала на троллейбусе, нервно поглядывая на часы. Неужели Николай ее не дождется? Посчитает, что она пошутила, и просто уйдет, и тогда ей его уже точно не найти. Конечно, сложно поверить в то, что она ему наговорила. Услышь она такое от него, точно не поверила бы, еще и у виска пальцем бы покрутила. Клио никак не собиралась опаздывать, но у врачихи, к которой она пошла с самого утра, случилось что-то экстренное, и пришлось ее ждать целый час. Сама беседа прошла, так сказать, на высшем уровне. Ее поняли буквально с первых ссылок на статьи закона и клятвенно заверили, что больше никаких проблем у ее тети не возникнет. Клио тут же позвонила своей родственнице и сообщила приятную новость, а также заставила записать номера статей кодекса и на всякий случай попрощалась. После чего схватила свои пожитки и понеслась на вокзал.

С трудом выбираясь из троллейбуса со своим непомерно огромным рюкзаком, Клио, чтобы не терзаться мыслью о Николае (время уже перевалило за полдень и плавно приближалось к часу дня), прогоняла в голове все то, что сейчас оттягивало ей плечи. Спальный мешок, туристический коврик, пара ножей, зажигалка и множество мелких, но вполне могущих пригодиться мелочей. Все это было втиснуто, запихано в рюкзак и тщательно притоптано сверху. Ничего лишнего!

На вокзальной площади не было ни одного знакомого лица. Клио в самых расстроенных чувствах опустилась на одну из скамеек и принялась изучать расписание автобусов на табло. Найдя требуемое, она опустила глаза и неожиданно увидела то, от чего ее сердце весело подпрыгнуло, а потом куда-то заспешило, отбивая бешеный ритм. К ней направлялся Николай!

– Не думал, что ты придешь, – были его первые слова.

– Не думала, что ты дождешься, – улыбнулась Клио ему в ответ.

– Что ж, мы приятно удивили друг друга. Мы все-таки едем?

– Конечно! Вон на том автобусе.

Николай кивнул и пошел за своим рюкзаком. Рюкзак помощника лесничего оказался несколько меньших размеров, чем у нее, как констатировала Клио, залезая в автобус. Если бы она еще знала, что основная масса в том рюкзаке – запасы еды, то просто удивилась бы подобной беспечности своего товарища.

Глава третья МИР ГРЕЗ ВОЛШЕБНЫХ, МИР ГРЕЗ ВОЛШЕБНЫХ, СНОВ ЧУДЕСНЫХ

До лесных угодий добрались быстро – в будние дни народу на этот рейс набралось немного, поэтому и остановок практически не было. Николай довел Клио до поляны, где они неделю назад устраивали прощальную вылазку, и отправился предупредить Петровича. Клио оттащила свой рюкзак и рюкзак Николая в тень и, прислонившись к нему спиной, закрыла глаза, наслаждаясь тишиной.

– Это хорошо, что ты пришла сегодня, – услышала она голос рядом с собой и подняла глаза. Рядом с ней на ветке сидела та самая птичка, которая принесла ей сообщение от Лоски. – Врата закроются сегодня ночью.

– Почему так скоро? Что случилось?

– Это никто никогда не знает. Врата никто не контролирует.

– Я это, с другом пришла. Можно?

– Я видела этого друга. Да, он хороший человек.

– Мне тоже так показалось. Вдвоем, я думаю, мы вашего самозванца легче одолеем.

– Нужен Король, – возразила пташка.

– Ну, за неимением лучшего. Не знаю я, где вашего короля искать! – стала раздражаться Клио.

– Я прилечу, как только вы будете готовы, – сказала птичка и улетела в лес.

– Прилетит она, – заворчала Клио. – Короля ей подавай. Просто вынь да положь. Знала бы, где взять…

– С кем это ты тут? – послышался голос Николая.

– Да с птицей той. Говорит, сейчас прилечу, дорогу покажу. Ждите, мол.

– Что ж, подождем.

Ждать пришлось совсем недолго. Минут через пятнадцать птичка прилетела вновь.

– Пойдемте, Лоска вас ждет, – сообщила она и, подождав, пока Клио и Николай поднимутся на ноги и взгромоздят на себя рюкзаки, полетела вперед.

Дорога не заняла и пяти минут. Почему-то ночью она показалась раза в три длиннее. Неожиданно птичка просто исчезла.

– Ну, куда теперь? – спросил Николай, влепляясь в Клио.

– Где-то тут невидимая дверь. Входишь – и ты в волшебном лесу. – Клио принялась оглядываться. Тогда, ночью она просто шла за светящимся единорожкой и даже не задумывалась, как будет искать дорогу обратно.

– Она как-то ощущается? – спросил помощник лесничего, вытягивая вперед руки и пытаясь нащупать невидимые Врата.

– Нет. Только когда проходишь сквозь них, вроде как сквозь воду…

– А где…

– Клио, ты где? – неожиданно раздался знакомый голос, и буквально из воздуха вынырнула мордочка Экилдона. – Чего ты там стоишь? Пошли уже, – сказал он, увидев девушку, и его мордочка снова пропала.

– Ты видел? – тут же на всякий случай спросила Татьяна.

– Видел, – ответил Николай и подошел к тому месту, где только что виднелась мордочка. – Он показался где-то тут.

Николай немного поводил рукой, и внезапно его рука наполовину просто исчезла. Он вытащил руку и снова проделал то же самое. Потом положил на месте Врат толстую палку, что-то вроде стрелки, и повернулся к Татьяне.

– Судя по всему, нам туда, – сказал он и сделал приглашающий жест. На его лице читалось «легкое» недоумение.

Клио перевела дыхание.

– Ну добро пожаловать, дорогая спасительница! – торжественно проговорила она и начала проходить сквозь Врата. Потом на секунду обернулась и добавила, обращаясь к Николаю: – Ну и ты заходи…

Первым, что они увидели, был сказочно прекрасный лес, весь залитый солнцем и благоухающим ароматом всевозможных растений и цветов. Клио принялась рассматривать все это великолепие – она просто обожала цветы! Николай же, прежде не видевший единорогов, первым делом уставился на них, то открывая, то снова закрывая рот. Заметив, что единорожка в нетерпении притопывает копытцами, Татьяна неожиданно вспомнила про приличия.

– Всем привет! Знакомьтесь, это Николай, мой друг. Это Лоска, а это ее сын – Экилдон. Они здесь живут. Я тебе про них рассказывала.

Николай хотел было протянуть руку для знакомства, но вовремя опомнился и просто кивнул, тихо пробормотав слова приветствия. Потом он отошел в сторонку, предоставив бразды переговоров юной леди. Она тут же поставила свой рюкзак на землю и, пошарив в нем рукой, извлекла небольшую коробочку.

– У тебя после жвачки живот не болел? – на всякий случай поинтересовалась она у Экилдона.

– Нет, – обрадовался тот, сообразив, что в руках у девушки что-то вкусненькое.

– Я тебе тут немного мармелада принесла и зефира. Насколько я знаю, там почти нет консервантов, и тебе это должно понравиться. – Она открыла и протянула коробку единорожке, и тот сразу засунул в нее свою морду. – Эй, смотри, все не съешь. Маме оставь! – притормозила она его рвение. Единорог поднял морду, дожевывая зефир.

– Вкусно-о! Чего ты там говоришь нет? Кон-се-ьа-тов? Наверное, с ними было бы еще вкуснее, – проговорил он, и его морда снова исчезла в коробке.

– Консервантов. То есть химических веществ. Короче, неважно. Я рада, что тебе понравилось. Лоска, я не нашла вашего короля. Честно говоря, я понятия не имею, как ищут потерявшихся королей: заявляют в Интерпол, развешивают объявления… Зато я пришла с другом. Он мне поможет, если что… Теперь, если можно, расскажи нам, что делать.

– Ну, для начала, как я полагаю, уменьшить по возможности вашу поклажу. Вам будет тяжело идти с таким весом. А за вещи не переживайте, мы их посторожим.

– Да мне не за что здесь волноваться. А вот убрать что-то…

– Давай посмотрим, что там есть, – улыбнулась ее собеседница.

Николай сел на траву, наблюдая за всем со стороны, Клио же принялась выкладывать свои пожитки, нарочно повернувшись к нему спиной. Первыми вещами, которых она лишилась, были столовые приборы. Из всего арсенала остался только складной туристический нож. За вилкой-ложкой последовали туристический коврик и спальный мешок. Вместо этого Клио выдали тоненькое одеяло, которое грело лучше и было легче и компактнее в несколько раз. Далее пришла очередь запасной обуви, курточки и еще нескольких вещей. Арсенал запасных батареек Лоска восприняла с явным непониманием.

– А зачем тебе столько этих металлических палочек? – удивилась она. – Они такие тяжелые!

– Это не палочки, это батарейки. Они для того, чтобы слушать музыку, я без нее просто никак. – Клио быстро достала плеер, продемонстрировала, как вставляются батарейки, а потом включила. Плеер безмолвствовал. – Ничего не понимаю. Наверное, батарейки уже старые. Сейчас другие вставлю.

– Вряд ли тебе это поможет, – улыбнулась Лоска, и Экилдон, до этого внимательно наблюдавший за новой, необычной вещью, кивнул.

– Почему?

– Потому что этот предмет из вашего мира, и если его работа не зависит от самого человека, то он не станет у нас работать.

Клио сникла, а Николай, внимательно следивший за их разговором, полез в свой рюкзак и выложил оттуда пару сигнальных ракет, радио и сотовый телефон, потом подумал и извлек еще небольшой фонарик. Экилдон быстро подскочил к вещам Николая и принялся их внимательно рассматривать и обнюхивать. Лоска же, видя вконец расстроенного Стража, подошла поближе и внимательно осмотрела черную коробочку плеера.

– Как он работает? – спросила она.

– Эти батарейки дают энергию, вертится механизм, и с его помощью с этой пленки «читается» песня. Песня проходит через динамик, и ее можно слушать, – вяло пояснила Клио.

– То есть этой коробке просто нужна энергия?

– Да.

– Давай попробуем накачать твои палочки волшебной энергией.

– Как? – преисполнилась надеждой Клио.

– Экилдон, подойди сюда, – вместо ответа позвала единорог своего сына. – Положи несколько палочек, немного, на траву, – обратилась она уже к Клио. Та быстро выполнила инструкции, положив четыре штуки.

Единороги быстро о чем-то переговорили и встали в паре метров друг от друга. Потом они замерли, и из их рогов неожиданно полился нежный свет. Только из рога матери – розовый, а из рога ее сына – голубой. Концы лучей уткнулись в батарейки. Это продолжалось всего пару секунд и тут же прекратилось.

– Попробуй теперь, – сказала Лоска, обращаясь к Клио.

Та схватила батарейки и повторно сунула их в плеер. Нажав на кнопку пуска, она чуть не заплясала от радости – он работал, он пел! Выдернув шнур наушников, она дала возможность послушать музыку всем.

– Вот, – радостно сообщила она и тут же поинтересовалась: – А надолго их хватит?

– Не знаю, – улыбнулась Лоска, видя восторг Хранителя. – Но думаю, надолго.

Клио бережно подняла оставшиеся две батарейки с травы и засунула их подальше в рюкзак. Такое сокровище она просто не могла потерять! Все остальное было собрано в пакет и передано на хранение единорогам. Очередь инвентаризации дошла до Николая, но тот неожиданно как-то странно завертел головой.

– Что с тобой? Комары, что ли? – хихикнула Клио.

– Понятия не имею! – раздраженно ответил помощник лесничего. – Вроде летает около меня кто и хохочет!

– Глупости какие, никого вокруг тебя нет, – сказала Клио.

– Это клиза, – спокойно ответила Лоска. – Невидимое днем существо. Наверное, его привлекла музыка Клио, вот и развлекается теперь, – закончила единорог и неожиданно замерла.

– Мама, – протянул Экилдон, и они переглянулись.

– Получается, что он…

– Он тоже?

– Нет. Хранитель вот. – Последовал кивок в сторону Клио. – Тогда это может быть только…

Мать с сыном снова переглянулись и медленно, очень медленно перевели взгляд на Николая, который, как и Клио, с интересом прислушивался к их разговору.

– Что?

– Кто? – одновременно воскликнули помощник лесничего и Татьяна.

– Ты хохота больше не слышишь? – вместо ответа спросила Лоска.

– Нет. После того как вы заговорили, я услышал что-то типа «Дзинь», и шум исчез.

– Вот это да!

– Она его все-таки нашла, – снова стали разговаривать между собой единороги.

– Эй! – не выдержала Клио. – А нам можно узнать, о чем идет речь? Кого я все-таки нашла?

– Конечно. Ты нашла Короля, – спокойно ответила мать-единорог, предварительно обнюхав Николая.

– Я… нашла… – Клио даже села от неожиданности. – Вот это да…

– А мне теперь можно узнать, кто такой король? – мягко влез в разговор Николай.

– Король – это ты. Круто, – ответила Клио. – Ваше, так сказать, высочество. Хотя нет, величество!

– Что за ерунда!

– Это не ерунда, – сказала Лоска. – Сейчас мы тебе расскажем то, что уже знает Клио.

И единороги принялись рассказывать помощнику лесничего легенду. Клио сидела в сторонке, снова слушала рассказ и искоса поглядывала на Николая. Ну не было в нем ничего королевского! Ни капли. Кто ж мог знать… С другой стороны, она привела в волшебную страну как раз того, кого требовалось, а это хорошо. Интересно, по здешним законам Страж Врат может выйти замуж за короля? Хотя о чем это она…

Легенда закончилась. Клио решила, что она постарается не заострять внимание на титулах и санах. Вот выгонят они самозванца, тогда и видно будет. Николай отнесся к рассказу недоверчиво, но спасти волшебную страну от какого-то негодяя из его мира не отказался.

– Если мне это по силам, то всегда рад помочь, – просто сказал он.

Рюкзак Николая тоже быстро перебрали, убрали лишнее (у него этого лишнего оказалось в два раза меньше!), выдали ему такое же, как и Клио, одеяло. По его просьбе рогами единорогов были так же, как и батарейки, заряжены фонарики – его и Клио. «Нужная вещь». На этом первый этап сборов был закончен. Начинался второй. Лоска принялась давать советы.

– Около недели никуда не лезьте, ни во что не ввязывайтесь. У вас обоих еще сила не набрала нужного уровня. Тягаться с липовым королем и его магией пока рано, да и согласно легенде вам требуется друг для победы. Просто походите, осмотритесь. Найдите себе проводника, чтобы не заблудиться. А там… А там, я думаю, все сложится само собой. Сейчас никто, кроме нас, не знает, что вы переступили Врата и вернулись в волшебную страну, поэтому вы в безопасности. Завтра утром и отправитесь.

Крыть было нечем, идти на ночь глядя тоже не хотелось, поэтому решили поступить по совету Лоски. На ночлег устроились тут же на поляне – под подаренными единорогами одеялами было тепло, а звуки волшебного леса умиротворяли, словно колыбельная. Одним словом – сказка!

Встали рано, быстро покончили со сборами. Единороги пришли чуть попозже. Лоска тут же протянула новоявленному Королю и Стражу маленький сверток, осторожно держа его в зубах.

– Что это? – удивилась Клио, принимая его.

– Это местные деньги. Их тут немного – мы ими не пользуемся, это все, что удалось раздобыть. Не спорьте, берите, – сказала Лоска, пресекая всякие возражения. – Вы не можете в незнакомом мире быть совсем без денег. Мало ли что вам понадобится!

Клио согласно кивнула и сунула мешочек в карман. Потом были короткие проводы – Лоска с Экилдоном проводили их до тропинки, ведущей из леса, и попрощались.

– Я не уверена, что мы еще встретимся, – сказала напоследок мама-единорог. – Но мы всегда будем помнить о вас. Даже если вы не победите, я от души желаю вам просто счастья.

– И удачи! – добавил ее сын.

– Да, она вам не помешает. Итак, удачи!

Клио в последний раз помахала единорогам, и они с Николаем отправились навстречу новому, неизвестному пока для них миру.

Глава четвертая КОТ – ЭТО НЕ ТОЛЬКО МЯГКИЙ МЕХ

Дорожка петляла, поднималась на горки, потом неожиданно шла под уклон, при этом, как считала Клио, намеренно обходя все самое интересное. Она не знала, что именно там интересного, но была твердо убеждена, что оно там есть, а они лишены возможности это лицезреть только потому, что идут строго по указанному пути и никуда не сворачивают. Николай же просто шагал впереди, глядя себе под ноги и лишь иногда поднимая голову, чтобы посмотреть на небо. Клио пару раз чуть лоб себе не расшибла, наблюдая за своим спутником. К слову сказать, она сама заявила в начале пути, что идти они будут молча, чтобы двигаться быстрее к чему-то интересному. Но ни интересное, ни обычное, вообще никакое им до сих пор так и не встретилось. Становилось скучно…

– Слушай, – наконец не вытерпела Клио, запнувшись в очередной раз, – мы идем по этой тропинке уже почти полдня! И куда она ведет?

– Я знаю столько же, сколько и ты. Что тебя волнует? – не останавливаясь, проговорил помощник лесничего.

– Меня волнует то, что, может быть, эта тропинка идет через весь лес! А может быть, и вокруг него, и мы будем целую вечность шагать по ней!

– Выход?

– Вот! Нужно найти выход!

– Как? Ваши предложения, – приостановился Николай.

– Лоска говорила, что нам необходимо найти проводника. Поищем?

– Где? Здесь, в лесу?

– Ну… Где-нибудь. А давай сойдем с тропы и просто…

– Заблудимся, – услужливо подсказал ее спутник.

– А ты уверен, что мы уже не заблудились? Может, мы нечаянно не туда свернули и сейчас находимся на какой-нибудь волчьей тропе!

– Скажешь тоже.

– Все может быть, – пожала плечами Клио.

– Хорошо, договариваемся так. До полудня идем по этой тропинке и, если никуда не выходим, то врубаемся в лес и идем в другом направлении.

– В каком, я скажу?

– Хорошо, – кивнул Николай.

– Тогда что стоим, кого ждем? – Клио поправила лямки рюкзака и быстро пошла вперед. Николай покачал головой и зашагал за ней.

До полудня тропинка продолжала петлять между деревьев, никоим образом не собираясь куда-то выходить. Но когда солнце взобралось на самую верхушку неба, перед путешественниками неожиданно появился столб с прибитой на нем табличкой:


Услуги волшебных котов!

Вам всегда рады помочь:

кот-баюн, кот-рыболов,

кот в сапогах, кот – саблезубый тигр,

мартовский кот

и другие сливки кошачьего общества.


Внизу была нарисована стрелка-указатель, которая, в общем-то, не меняла направления движения друзей.

– Ух ты! Пошли, посмотрим! – пришла в восторг Клио.

– Пошли. Как раз спросим, где, что да как, и решим, куда двигаться дальше.

– Ага, и котов посмотрим. Волшебные коты…

Еще несколько минут – и тропинка уперлась в маленькие ворота, над которыми висела большая вывеска с той же надписью, что и в лесу. Собственно, сказать, что Клио и Николай ВЫШЛИ из леса, можно было с большой натяжкой. Место, где жили коты, выглядело просто как огороженный участок леса. Да и ограда тоже была символической. Вбитые через определенный промежуток столбики, а между ними привязана грубая веревка. И все. Внутри этого импровизированного дворика было несколько построек, тоже не отличавшихся крепостью и долговечностью.

Осмотрев все это «великолепие», друзья переглянулись и, осторожно приоткрыв воротца, зашли внутрь. Как только они очутились внутри, дворик сразу преобразился. Точнее, сам-то дворик изменился мало, но, будучи пустым снаружи, внутри он тут же открыл взгляду всех своих постояльцев. У большого сарая, стоявшего немного в стороне от других построек, было множество котов! Конечно же они по большей части выглядели совсем не так, как те коты, которых привыкли видеть в повседневной жизни Клио и Николай. Здесь лежали, сидели, ходили ВОЛШЕБНЫЕ коты.

У угла сарая старательно точил когти огромный черный кот, размерами и комплекцией больше напоминавший бычка. На крыше сарая лежал небольшой, но до неприличия толстый полосатый кот, который то появлялся, то снова исчезал, подобно свету маяка. У стоявшего рядом дерева сидел, сложа лапы на животе, серый кот стандартных размеров. Он, вероятно, дремал, надвинув себе на глаза широкополую шляпу, а прямо над ним висели на ветке маленькие сапожки. Этих котов можно было описывать битый час. И все они были живыми, а не нарисованными на странице книги сказок!

Прервав осмотр местных питомцев, к друзьям подошла худенькая женщина небольшого роста.

– Что вам угодно? – спросила она.

– Расскажите нам про ваших котов, – попросила Клио.

– А что про них рассказывать? Каждый кот по-своему уникален. Вот, например, Баюша. – Женщина повернулась и позвала кота по имени. К ней тут же подскочил тот черный кот, который до этого беззаботно драл угол сарая. – Он может своим взглядом усыпить кого захочет.

Кот взглянул на Клио, и у нее непроизвольно подкатил ком к горлу. Почему-то ей совсем не хотелось находиться с этим котом в лесу.

– Нам не нужно никого усыплять, – промямлила она.

– Для каких целей вам нужен кот? – уточнила хозяйка котов.

– А кот может быть проводником?

– Конечно. Наши коты прекрасно знают все дороги и места нашего мира.

– В таком случае это как раз то, что нам надо! – обрадовалась Клио.

– Ты думаешь, нам нужен именно кот? – тихо спросил Николай.

– А почему нет? Стоит недорого – я так думаю, кормить особо не надо – мышей наловит, – и такой милашка рядом с тобой… Можно нам посмотреть кандидатуру на проводника? – спросила Клио, обращаясь к хозяйке.

– Естественно. Вот этот кот подойдет вам как нельзя лучше! – Женщины показала рукой на кота, больше похожего на тигра. Этот кот имел полосатую шкуру, злобное выражение морды и огромные, выступающие наружу зубы, которыми он в настоящий момент раздирал тушку барашка.

– Вот это котяра… – выпучила глаза Клио, почему-то представляя на месте барашка себя.

– А кто-то говорил, что их кормить особо не надо, – тихо прокомментировал увиденное ее товарищ.

– Нам бы что-нибудь попроще… – сказала Клио. Николай дернул ее за руку.

– Ты бы сперва определилась, а потом докучала бедной женщине, – вполголоса проговорил он.

– Мы клиенты. А клиент всегда прав! – парировала Клио и принялась ходить вдоль кошачьего общества, внимательно вглядываясь в их ряды.

Коты были разных окрасов, размеров, и почему-то никто не внушал ей доверия, пока она не увидела ЕГО. Среди всего этого кошачьего многообразия, немного в сторонке, под лавкой сидел простой рыжий кот. Он был довольно упитан и скромно намывал лапой свою пушистую морду, не обращая ни на кого внимания.

– Ой, смотри, здесь обычный кошак! Кис-кис-кис… – обрадовалась Клио, увидев рыжего.

Кот отвлекся от своего занятия, поднял глаза, медленно встал и, неспешно переставляя лапы, важно прошествовал к клиентам.

– Добрый день, – тягуче проговорил он.

– Видишь, не обычный! – наставительно произнес Николай. – Это же приют волшебных котов. Неужели ты думаешь, что здесь будут держать простого кота?

– Нет, он обычный! Просто этот мир волшебный. Закинь сюда любую дворовую Мурку, и она тоже будет разговаривать. Киса, я права? – Рыжая морда в их перепалке не участвовала, а только переводила взгляд с одного спорщика на другого.

– Котик, скажи, пожалуйста, что ты умеешь?

– Ну, – задумался кот, – ничего особенного.

– Я же говорила! – победоносно воскликнула Клио.

– Я очень хорошо вру, – продолжал между тем рыжий.

– Прав все-таки я! – возразил Николай. – Уметь врать, уметь рассказывать сказки… Это кот – сказочник!

– Ну, ты загнул! Еще скажи, что он детективщик или фантаст.

– Простите, я был нужен вам только для спора? Мне уйти? – между тем вежливо поинтересовался кот.

– Нет. Стой. Мы тебя берем. Нанимаем. Как тут правильно сказать?

– Ничего говорить не надо. Нужно заплатить вон туда. – Кот махнул лапой в сторону небольшой будки. – Заплатите пять монет, и я пойду с вами.

– А ты не смоешься? – на всякий случай спросила Клио, зная свободолюбивый характер кошачьих.

– Это ниже моего достоинства! – демонстративно фыркнул кот.

– Хорошо. Как тебя зовут? – спросил Николай, чтобы как-то сгладить неловкость. Он бы, конечно, взял лучше кота-баюна, ну, или рыболова, но спорить с Клио не хотел. В конце концов, кот есть кот, какое звучное название ни носил бы.

– Видите ли, я еще молодой кот и не имел пока хозяина, поэтому… – Кот замялся.

– У тебя нет имени! – догадалась Клио.

– Да, – вздохнул кот.

– Ну, это не проблема! Нет имени, сейчас будет. Так, дайте подумать… – Клио изобразила на своем лице стремительную работу мысли. – О! Мырзик! Тьфу, Мурзик! Нравится?

Кот склонил голову набок и задумался.

– А что, звучит, – через минуту сказал он. – Добрый день, меня зовут Му-ур-рзик. – Он внимательно вслушался в новое звучание. – Да, мне нравится.

– Замечательно! А будешь себя плохо вести, станешь Мымриком! Сейчас заплатим и пойдем!

Клио достала мешочек с деньгами и прошагала к указанной будочке.

– Тоже мне, выбор, – услышала она слева от себя, когда проходила мимо котов.

– Да уж. У них просто нет вкуса, – лениво согласился другой голос.

С одной стороны, Стражу этой страны было глубоко фиолетово до мнения каких-то глупых отъевшихся котов, но с другой… Как они вообще смеют ее обсуждать и уж тем более осуждать!

– Р-р-р, – тихо прорычала Клио, и неожиданно ей кое-что взбрело в голову.

Она резко развернулась к пушистым хамам. Конечно же они все как один стали смотреть в разные стороны, только не на нее! Клио набрала в легкие воздуха и громко и безостановочно… залаяла. Лаяла она звонко и с чувством, поэтому даже закрыла глаза. Злобный лай продолжался около минуты. Только после того как выдохлась, Клио приоткрыла глаза. Она ожидала увидеть смеющихся, ну или просто недоуменно таращащихся на нее котов, а вместо этого увидела… Точнее сказать, она не увидела этих самых котов. Ни одного! Повертев головой, она услышала сдержанный смех и посмотрела на Николая с Мурзиком, которые смотрели куда-то вверх. Клио тоже задрала голову и тут же разразилась смехом. Весь кошачий «бомонд» в разных позах висел сейчас всем своим весом на ветках и стволах рядом стоящих деревьев, тараща на нее свои испуганные глаза!

– То-то! – важно сказала она и, вернувшись к прерванному занятию, заплатила за выбранного проводника.

Все трое тут же покинули кошачий приют.

– Ну, бесстрашный Мурзик, а почему ты не последовал за своими собратьями на одно из деревьев? – спросила Клио.

– Вероятно, я действительно бесстрашный, – спокойно ответил тот.

– А еще он прекрасно врет, – между делом добавил Николай.

Клио остановилась и уперла руки в бока.

– Просто я видел, что лаяла ты, – пожал плечами рыжий врун.

Будущий Страж волшебной страны покачала головой и зашагала дальше. В конце концов, он ведь предупреждал, что хорошо врет. Вот, наверное, и практикуется, чтобы не потерять сноровку. Не сговариваясь, свернули на ту же тропу, что их привела сюда, решив пока продолжать свой путь по ней.

– А куда мы идем? – поинтересовался Мурзик, как только кошачий приют скрылся из виду, ведь ему еще никто не дал никаких указаний.

– Пока никуда. Просто гуляем, – бодро ответила Клио.

– А зачем вам тогда кот? – опешил рыжий.

– Просто чтобы было веселей. К тому же тебе не надоело там сидеть?

– Ну не знаю, – задумался кот. – Там хорошо кормили…

– Фу, Мурзик, разве в еде счастье? – патетически воскликнула Клио.

– В ее количестве, – тут же услышала она тихий комментарий Николая.

Клио сердито на него посмотрела и снова остановилась.

– Вот что, Мурзик. Имя мы тебе дали. Если хочешь, можешь вернуться к своей сытной кормежке. Деньги забирать не будем, неволить тебя тоже. Можешь идти! – Она сделала широкий жест рукой.

– Ну уж нет, – тягуче проговорил проводник. – Я много раз слышал, что коты гуляют сами по себе. Неужели я упущу подобный шанс?! Пожалуй, я тоже просто погуляю. С вами.

– Добро пожаловать в нашу компанию! – обрадовалась Клио и пошла дальше.

Примерно через час общим голосованием было решено сделать первый привал – все проголодались. Костер разводить не стали, а просто вскрыли три консервы и достали хлебцы. Мурзик осторожно обнюхал предложенную ему банку, несколько раз лизнул, посмаковал во рту и только после этого принялся есть. Его чавканье гулко раздавалось по всей полянке.

– Мурзик, а ты культурно есть не приучен? – не выдержала Клио.

– Но у вас же, как я мог заметить, только две вилки, – ответил кот, не поднимая головы от банки.

Николай усмехнулся, а Клио стало немного неудобно – действительно, столовых приборов Мурзику никто не предложил. Кот и ложка… даже представить трудно… Перекусили быстро и сразу разлеглись на «законный» по Архимеду час. Легкий ветерок, шелест ветвей и пение птиц расслабляли.

– А вы кто такие? – неожиданно спросил кот, закончив умывать мордочку.

– Люди. Простые люди, – в полудреме ответила Клио.

– Сомневаюсь… – не отставал Мурзик.

– В чем? – подключился к разговору Николай.

– Вероятно, вы тоже умеете неплохо врать.

– Это еще почему? Что ты имеешь в виду? – приоткрыла глаза Клио.

– Я имею в виду вашу одежду. Сделать скидку на ваш вкус? Хорошо. У вас много вещей, которых нет в нашем мире. Еда в каких-то скрипящих мешочках и металлических банках. А вон та черная коробочка, например… – Лапа рыжего котяры указала на пояс Клио. – Что за шнурочки с пуговками тянутся от нее? И что там такое постоянно шуршит? Похоже на музыку…

Николай со значением посмотрел на Клио, та пожала плечами, вынимая наушники из ушей и выключая плеер.

– Ты считаешь, нужно ему рассказать? – спросила она.

– Если он теперь в нашей команде, то да.

Клио вздохнула и начала:

– Ты слышал местную легенду про Короля и Стража? – Мурзик кивнул. – Так вот, если верить единорогам, то мы и есть эти Король и Страж. – У кота глаза стали размером с блюдца. – И если коротко, то…

Клио вкратце рассказала Мурзику их историю. Как они появились, как их опознали и как Лоска порекомендовала немного погулять по миру, особо не высовываясь.

– Обычно единороги не ошибаются, – подвел итог немного ошарашенный Мурзик. – Значит, я, так сказать, попал в центральное место легенды. Коты в приюте лопнули бы от зависти…

– Не переживай. Они и так лопнут, только от кормежки, – успокоил его Король.

– Кстати о кормежке, – перешел с места в карьер успокаиваемый. – Можно мне еще немного того, что мы ели? Чуточку:…

– Лопнуть не боишься? Мы вон какие большие, и нам хватило.

– А у меня зато четыре лапы, поэтому я трачу больше энергии и…

– Ладно-ладно, уговорил. Вот тебе еще баночка. Но это только сегодня!

Обжора Мурзик слопал и эту банку за пару минут, вызвав легкое недоумение Клио и усмешку Николая. Следующий марш-бросок они совершили без особых приключений и, выбрав, по словам Клио, самую прекрасную полянку на свете, стали заранее готовиться к ночи. Было еще рановато, поэтому Клио решила прогуляться по лесу. Бывший лесничий отправился с ней, чтобы, совмещая полезное с приятным, набрать хворосту, а рыжего котофея оставили присматривать за вещами.

Пока Клио и Николай добросовестно бороздили округу в поисках хвороста для костра, у Мурзика нестерпимо заурчало в животе. Его взгляд упал на рюкзаки!. Рыжий кот потряс головой и отвернулся. Нет, он не может так поступить! Этого делать нельзя! А кушать-то кик хочется… Его «железной воли» хватило лишь на пару минут. По истечении этого времени кот принялся потрошить поклажу своих товарищей. В ход пошло все, что он мог прожевать. Дергая за колечки, Мурзик мастерски открывал консервы, и их содержимое тут же тонуло у него в брюхе. Краем сознания он возмущался своими действиями и ужасно удивлялся подобной прожорливости и наглости, но остановиться никак не мог. Никак! Снова взять контроль над собой ему удалось, лишь когда он не смог открыть несколько банок, на которых по какой-то причине отсутствовали колечки. Банки были из твердой жести, и достать из них еду не представлялось возможным!

Мурзик обессилено упал на траву и только сейчас, оглядев поляну, увидел дело лап своих. Увидел и ужаснулся. Оба рюкзака были выпотрошены, и вещи из них валялись по всей поляне. Вместе с ними валялись и отходы съеденных продуктов. Кот схватился за голову. Первой его мыслью было бежать куда подальше, но уже через мгновение ему стало стыдно за свою трусость, и он решил сдаться с повинной. Чтобы все не выглядело так уж жутко, рыжий начал собирать и рассовывать по рюкзакам разбросанные вещи, а закончив с этим, собрал все улики своего преступления в кучу и терпеливо стал ждать приговора.

Когда неподалеку раздались шаги и едва слышный разговор, Мурзик изобразил на своей морде скорбно-покаянное выражение и прижал уши. Клио и Николай вернулись на поляну с большими охапками хвороста и, кинув свою ношу в сторонку, уставились на мини-свалку, устроенную котом.

– Что здесь произошло? – удивилась Клио. -Кто-то напал на наш лагерь?

– Нет, – тихо пискнул Мурзик.

– А-а… Что?… Кто-то же уничтожил нашу еду!

– Я думаю, это был страшный, ужасный, совершенно неконтролируемый и неподвластный усмирению., аппетит нашего Мурзика, – ответил ей за кота Николай, на что тот опустил повинную голову.

– Мурзик! – вытаращила глаза его нанимательница. – Я от тебя такого не ожидала! Это же форменное свинство! Это наглость. Это не по-дружески, в конце концов!

– Ну, Клио, в этом есть и положительная сторона, – стал успокаивать ее Николай, и две пары глаз; уставились на него: одна с недоверием, другая с надеждой. – Он проглотил почти все наши консервированные запасы, теперь у нас будет возможность попробовать натуральные продукты этого мира! Представляешь мира без химии и грязи!

– Еще скажи, что он облегчил наши сумки и нам теперь будет легче идти, – проворчала Клио, и Николай пожав плечами, кивнул.

Клио задумалась, а кот с надеждой уставился на нее Он-то, конечно, был уверен, что его прогонят, но после того, что сказал будущий Король, у него появился шанс остаться, чего он очень сильно хотел. Мурзику редко кто нравился, а эти… Нравились ему эти люди. Он чувствовал, что они к нему относятся не просто как к какой-то зверушке, а как к своему товарищу, члену команды. Это было приятно. А сейчас, в этот самый момент, решалась его судьба. И решала ее Татьяна. Поэтому кот боялся даже усами подергать.

А вершительница кошачьей судьбы терзалась сомнениями. Нет, за то, что Мурзик съел всю еду, она на него не сердилась – все коты и кошки способны на такое. У этого просто больше возможностей. Ей было даже немного прикольно – жаль, она не видела собственными глазами, как он доставал консервы и открывал их… К тому же он прибрал за собой, сложил мусор в кучку. Определенно это хороший кот, просто у него что-то замкнуло. Весь вопрос был в том, как наказать кота. Ему следовало преподать урок и при этом его не обидеть…

– Купите мне мешок, – попросил кот, нарушив ход ее мыслей.

Клио удивленно на него взглянула.

– А сапоги и шляпу тебе не нужно купить? Ну, так сказать, для полноты образа, – спокойно проговорила она, чем вызвала улыбку Николая. По ее тону он понял, что увольнение коту не грозит, и был этому рад.

– Я вовсе не хочу выглядеть как идиот. Мешок мне нужен для того, чтобы набрать еды.

– Еды говоришь? – задумчиво проговорила Клио, рассчитывая попробовать каких-нибудь сказочных пряников. – Будет тебе мешок. – И она направилась к своему рюкзаку.

Откинув крышку, она принялась там что-то выискивать и вдруг недоуменно замерла, медленно перевела взгляд на Николая и вытянула вперед правую руку. Каково же было его удивление, когда Клио продемонстрировала обнаруженные в своих вещах мужские трусы! Выложила этот предмет рядом на травку и тщательно проглядела все содержимое сумки – наружу, на обозрение было извлечено еще несколько вещей, никак не могущих принадлежать девушке. Николай, не долго думая, проделал те же манипуляции со своим рюкзаком, и Клио, медленно заливаясь пунцовой краской, приняла от него предметы своего туалета. Стоит ли говорить, что не все они были предназначены для общественного просмотра.

– Мурзик, котик ты наш дорогой, – начала она, медленно разворачиваясь к коту. – Не будешь ли ты так любезен объяснить, КАК, черт побери, мои вещи оказались в его рюкзаке?!

Последние слова были сказаны громкой, не обещающей ничего хорошего скороговоркой, после чего Клио в один прыжок оказалась там, где только что сидел провинившейся кот. Мурзик сумел в последнюю секунду отпрыгнуть в сторону и сейчас испуганно оттуда таращился.

– О-они про-просто выпали из ваших сумок, когда я еду доставал, – стал оправдываться он. – А-а потом… я же не знал, где что лежало!

– Все ясно. Навел порядок по своему усмотрению, да? – попробовал защитить его Николай.

– Да, – подтвердил кот.

– Ах, порядок, значит. По своему усмотрению… – Клио встала на ноги и уперла руки в бока. – Спелись, голубчики… А ну, хватит прохлаждаться! Ты собирался за едой? Вот твой мешок! – В Мурзика полетел небольшой серый мешок, затягивающийся сверху тесьмой. – А ты? – Горящий взгляд Клио переместился на Николая.

– Что я?

– Костер я буду разводить? Кто из нас мужчина? Или хочешь сразу заявить о своих королевских привилегиях?

Рыжий обжора, как только пылающие гневом глаза сняли его с прицела, схватил мешок и поспешил ретироваться. Нареченный Король, услышав неоправданные упреки, лишь покачал головой и молча снова пошел в лес – требовалось набрать больше хвороста. Разъяренная дипломница еще немного попсиховала, пиная все, что попадалось ей под ноги, а потом достала зажигалку и принялась разжигать костер.

Совершенно новая, проверенная при покупке зажигалка никак не хотела выдавать ей язычок пламени. Это не было ни электроникой, ни механикой – чистой воды обычное трение. Зажигалка просто была обязана работать в этом мире! От этого у Клио вконец испортилось настроение, и, одним мощным броском зашвырнув зажигалку в дебри темнеющих деревьев, она тоже пошла в лес, только не за хворостом, а на поиски этой самой зажигалки.

Зажигалка оказалась на удивление юркой и умеющей хорошо играть в прятки – поиски затянулись. Через пять минут после того, как Клио покинула место стоянки, туда вернулся Николай с полной охапкой разных веток, а еще через несколько минут приплелся уставший Мурзик. Кот оглядел полянку, положил недалеко от сумок друзей свой мешок, в котором угадывалось какое-то содержимое, и, прихватив пару пустых консервных банок, снова ушел. Бывший лесничий даже не успел у него ничего спросить. Он покачал головой и, достав спички, принялся разводить костер.

Когда Клио, поцарапанная и уставшая, вернулась на поляну, костер уже весело потрескивал ветками, а на его пламени, в тон ему, весело булькал котелок с каким-то варевом.

– Как тебе удалось развести костер?

– Руками и спичками, – ответил Николай.

– Ты взял спички? Но ведь они могут отсыреть! Я вот продуманно взяла зажигалку. Только она, зараза, никак зажигаться не хочет… Не работает. – Клио разжала кулак и продемонстрировала отысканную зажигалку.

Николай взял ее в руки, немного повертел, проверяя наличие бензина, а потом крутанул колесико. Вредная зажигалка тут же послушно выплюнула язычок огня.

– Да нет, все в порядке. Ты ее пока прибереги. Спички отсыреют, будем ей разжигать.

Взяв свою зажигалку обратно, Клио одарила ее злым взглядом и сунула в карман.

– Что у нас на ужин? – спросила она, принюхиваясь к котелку.

– Суп. Какой, не спрашивай – не знаю. Просто суп.

– Люблю «просто суп»! А где наш кот? Неужели он пропустит поедание такой вкуснятины?

– Надеюсь, что нет. Он приходил ненадолго, оставил свой мешок и снова ушел.

– Мешок? Где?

– Да вон. Не будем без него смотреть. Придет, сам все покажет.

Темнело очень быстро. Легкое сумеречное небо быстро сменилось ночным. Суп из котелка был поделен на три равные части, третью часть заботливо накрыли и прибрали, две другие быстро исчезали в желудках Клио и Николая.

– Вкусно-о! – заявила дипломница, выскребая остатки. – Где же этот кот, который гуляет сам по себе? Еда стынет! К тому же этот его мешок…

Посмотрев в сторону поклажи Мурзика, Клио вздрогнула от неожиданности.

– Ой! Смотри, его мешок шевелится! – взвизгнула она.

– И что?

– Может быть, он нам змею подбросил! Хотя нет. Он принес нам рыбину. Ее же надо еще жарить, она испортиться может.

Клио решительно встала на ноги, подошла к мешку и, схватив его за низ, одним рывком вытряхнула все содержимое. В воздухе в тот же миг раздался громкий женский визг. Из мешка Мурзика во все стороны посыпались и побежали десятки мышей!

– Ты что так визжишь? – подлетел к ней Николай. – Вот уж никогда бы не подумал, что ты могла испугаться какой-то мыши!

– Мыши я бы не испугалась. А вот целой толпы этих грызунов, которые сплошным серым потоком валятся у тебя из рук… веселого мало.

– Думаю, Мурзик этому не обрадуется, – вздохнул король, заглядывая в опустевший мешок.

– Где он успел столько так быстро наловить? Такое ощущение, что они в очереди стояли, только бы попасть ему в лапы!

– Может, и стояли. Мы еще не знаем всех способностей своего проводника. Похоже, ты лишила его десерта. – Он нагнулся и взял фонарик. – Пойду поищу травы на утренний чай. Если что, зови.

Когда Николай вернулся на поляну, то застал Клио и Мурзика сидящими в разных ее концах с таким видом, словно они вожди воюющих племен, которых заставили прийти на переговоры. Никто не хотел уступать! Каждый делал вид, что другого просто нет. Будущий Король первым делом подошел к боевой подруге.

– Ну и что сказал Мурзик, когда узнал, что ты отпустила всех его мышей? – спросил он вполголоса.

– Ругательства пропустить?

– Наш кот умеет ругаться?! – удивился Николай и тут же взял себя в руки. – Конечно, пропустить.

– Он промолчал.

Николай усмехнулся и пошел к Мурзику. Он дал ему его порцию супа, от которой у кота улучшилось настроение. Пристроившись к Николаю, он стал что-то тихо ему рассказывать, размахивая лапами в разные стороны. Клио стало обидно. Получалось, что виновата снова она. Будущий Страж схватила фляжку с водой и, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание, надолго приникла к ней губами.

– Пить много воды на ночь вредно, – заметил кот.

– Зато есть меньше будет хотеться! – огрызнулась она.

– От переизбытка жидкости может заболеть живот, – поддержал кота Николай.

– Вокруг лес, простор для избавления от этой самой жидкости! – усмехнулась Клио. – И вообще, вы что, решили преподать мне урок занудства?!

– Я думал об экономии воды, – проговорил Мурзик.

– А я – о твоем спокойном сне, – пожал плечами Николай.

– Лучше бы думали о нашей безопасности ночью. Как-никак первый раз ночуем в незнакомом месте.

– У меня прекрасный слух, и я буду вашим ночным охранником. Можете спать спокойно, – важно заявил Мурзик.

– А твой прекрасный слух от пережора не заснет? – съязвила Клио.

– Ни-ког-да! – высокопарно заявил кот и хотел запрыгнуть на ветку стоявшего рядом дерева, но что-то не рассчитал с силой прыжка или центром тяжести и… покатился по стволу вниз.

– Ну-ну. Тебя подсадить, подбросить? – участливо спросила дипломница и, получив отрицательный ответ, отправилась спать.

Мурзик всю ночь самым добросовестным образом исполнял свои обязанности и бдительно оглядывал округу, но под утро у него неожиданно забурлило в животе. Он некоторое время перекладывал свой живот то так, то эдак, пытаясь унять разбушевавшиеся внутренности, а потом все-таки осторожно спустился на землю и быстро потрусил в сторону густого кустарника, который видел в нескольких метрах от их стоянки.

Как и предсказывал Николай, «Великий Страж» спала неспокойно. Перегруженный из-за нелепой принципиальности живот всю ночь буянил. Один раз даже пришлось выползать из-под теплого одеяла и совершать незапланированную пробежку до ближайших кустов. В общем, Клио скорее дремала, нежели спала. Под утро же живот принялся требовать повторной пробежки, с чем его хозяйка боролась всеми силами – то просыпаясь, то вновь погружаясь в сон.

Клио не видела и не слышала, как убежал Мурзик, но, как только он покинул пределы поляны, у нее неожиданно появилось какое-то нехорошее чувство, ощущение тревоги, поэтому она приподняла тяжелые веки, чтобы взглянуть на причину внезапного беспокойства. Рядом с ней, вперившись ей в лицо, стояла незнакомая старуха. Клио недовольно поморщилась и перевернулась на другой бок.

– Приснится же! – сонно пробормотала она.

Еще с детства Клио прекрасно знала, что плохой сон можно прогнать из головы, если перевернуться на другой бок. Сработало и в этот раз – бабка с ее глаз исчезла. Но на смену пришла сильная и резкая боль в затылке. Клио крепко «уснула».

Стоящая над Клио старуха, как только та повернулась на бок, выхватила из-за пазухи увесистую дубинку и с размаху приложилась этим орудием к голове девушки. Потом она воровато оглянулась на парня, неожиданно что-то вскрикнувшего, но, поняв, что это только во сне, успокоилась и снова вернулась к Клио. Несмотря на свою щуплость, старуха легко подняла и закинула ее себе на плечо и немного отошла от лагеря. В то же мгновение на ее груди ярко сверкнула маленькая звезда, открыв своим сиянием прямоугольник света. Старуха со своей ношей быстро туда шагнула и исчезла.

Исчез и свет.

Пару минут спустя в лагерь медленной разморенной походкой вернулся Мурзик. Осмотрев пустое место Татьяны, он самодовольно усмехнулся:

– Говорил же, нельзя пить столько воды… – лег недалеко от Николая и добавил: – Особенно на ночь…

Минут через пять рыжий снова поднял голову и посмотрел на место Клио.

– Сколько же воды она выпила?! – удивился он. – А сколько терпела…

Покачав головой, Мурзик устроился поудобнее и уснул. Примерно через час он снова открыл глаза.

Что-то тревожило его. Пока он сам не знал что, но был уверен, что что-то случилось. Полежав так с полминуты, Мурзик неожиданно вспомнил про отсутствие Клио и снова посмотрел на ее место. Там было пусто! Кот вскочил на лапы. Немного поразмыслив, он быстро обежал кругом полянку, внимательно просматривая кустики и принюхиваясь к следам. Сделанный вывод его не обрадовал – Клио пропала. Мурзик стал поспешно будить Николая.

– Коля. Ко-оля, Ко-оленька, вставай, – кот потерся о Короля щекой, – по-ора вставать.

– Таня… – улыбнулся Николай, все еще не открывая глаз.

– Вот-вот, и я о том же. Где она до сих пор? Куда делась? – Николай резко открыл глаза и скосил их на Мурзика. – По-моему, она пропала, – вздохнул тот.

– Как пропала?! – вытаращился на кота помощник лесничего.

– А вот как она это сделала… покажет следствие.

Николай вскочил на ноги и уставился на пустующее место Клио. Потом, так же, как и Мурзик, пробежал вокруг поляны, периодически выкрикивая ее имя, и снова вернулся в лагерь.

– Так, сейчас проверим, – сказал он после минутной задумчивости и подсел к ее рюкзаку.Пошарив там немного, он вытащил на свет плеер.

– Она не ушла. Она точно не ушла. Ее похитили, – заключил он. – Собирайся, прочешем округу.

Глава пятая БЕЗВЫХОДНАЯ СИТУАЦИЯ

Клио очнулась в какой-то маленькой неуютной комнатке, больше похожей на кладовку, сплошь увешанной вениками из ядрено пахнущих трав и цветов и уставленной различными по виду и цвету склянками. В это помещении не было ни одного окна и ни одной красочной вывески, по которой можно было бы судить, где она находится. Полная темнота была разрежена тонким лучиком света, падавшим откуда-то сверху. Клио нашарила подсвечник со свечой, достала зажигалку и сделала свое пребывание в этой каморке более приемлемым. Внимательно осмотрев дверь, она определила, что своими силами ее не открыть, оставалось расположиться со всеми возможными удобствами и ждать хозяев или хозяина. В конце концов, кто-то ведь «любезно» предоставил ей эти, хоть не очень-то и удобные, апартаменты, значит, рано или поздно должен навестить ее и поинтересоваться, как она тут устроилась.

«Что ж, подождем», – решила Клио.

Для начала она медленно обошла все помещение (переступая ногами почти на одном месте), выискивая то, что ей могло бы пригодиться: оружие, отмычки, мягкий диван… Но увы, ничего подобного здесь не было. Зато на одной из полок стояло блюдо, на котором возвышался горкой белый виноград, похожий на разные по размеру бусины жемчуга. Он прямо-таки умолял его съесть. Ну, или хотя бы попробовать. Клио взяла одну ягоду, понюхала, попробовала. Если это что-то подобное яблоку из «Белоснежки» и ей суждено отравиться, что ж, она не против. Нет, правда, она совсем не против будущего с каким-нибудь принцем или королем, который ее непременно отыщет и расколдует. Виноград был вкусным, и голодная Клио, взяв блюдо в руки, продолжала осмотр, не выпуская его и быстро, поедая ягоды и складывая обратно (иначе воспитание не позволяло) косточки. По окончании осмотра несколько самых маленьких пузырьков, понравившиеся ей своей формой и резьбой, перекочевали в карманы Клио по принципу – а вдруг пригодятся? А уже почти пустое блюдо (косточки там все же были) вернулось на полку. Последнюю веточку винограда Клио положила на маленький столик посередине комнаты.

Теперь ее взгляд привлек массивный сундук, скромно стоявший в углу. Вообще-то сундуком Клио назвала его чисто фигурально. Скорее это был ящик для хозяйственных нужд. Немного «поколдовав» над хитрой защелкой, Клио презрительно качнула головой – там валялось старое барахло. Она пожала плечами и уже хотела закончить осмотр этого предмета обстановки, когда нечаянно снова нажала на рычажок защелки. Сработал тайный механизм, и внутренность сундука словно перевернулась, убирая лохмотья и представляя взгляду Клио скрытую нишу в ящике!

А посмотреть там было на что. Сундук был набит драгоценными камнями! Камни переливались и манили, и Клио решила, что если она возьмет немного, то хозяин не обеднеет. Она быстро переворошила сокровища и выбрала по одному камню каждого цвета. Всего у нее в горсти очутились девять камней. Дипломница без зазрения совести сунула их во второй карман. Потом она взяла оставшуюся гроздь винограда, села на стол посередине комнаты и поставила ноги на маленькую табуретку рядом, устраиваясь поудобнее и приготовившись к долгому ожиданию.

Время шло, никто не приходил. Поскучав немного в такой позе, Клио облокотилась на свои колени и забавы ради открыла прицельный огонь косточками винограда по пузырькам на полках. Ее успехам можно было позавидовать! Хлипенькие виноградные косточки легко сбивали толстые склянки, заставляя валиться их «кверху лапками» и приводя Клио в восторг. Развлечения надолго не хватило. Скоро виноград, как и его косточки, закончился, и Клио снова стало скучно. Она уже собиралась попробовать свои силы в смешивании составляющих из тех пузырьков, по которым вела прицельный огонь (а вдруг она изобретет порох?), когда загрохотали засовы на двери.

В приоткрывшуюся дверь вошла маленькая юркая старушка с гневным лицом. В старухе не было ничего особенного, кроме…

– Эй, а я видела вас во сне! – удивилась Клио, вспомнив бабку.

– Где ты взяла огонь? – даже не поздоровавшись и не представившись, грозно спросила пенсионерка.

– Высекла из пальца, – огрызнулась Клио. – А теперь, гражданочка, будьте любезны объяснить, по какому такому праву вы держите меня здесь? И вообще как я сюда попала?

Пока старуха обдумывала ответ, Клио встала на ноги и «нечаянно» столкнула на пол подсвечник.

– Крыса! – дико заорала она и, отпихнув бабулю от двери, быстро выбежала в коридор.

Ей вслед ударил луч света, выбивший из стены кусок камня.

– Стрельба по движущейся мишени? – удивилась беглянка и прибавила ходу. – Вот, блин, пенсионеры пошли…

– Стой! – послышалось сзади.

– Не могу. Ноги затекли, пробегусь немного! – крикнула в ответ Клио, свернула в правый коридор и бегло осмотрелась.

Везде, куда ни посмотри, стоял полумрак. По обеим сторонам тянулись каменные, грубо обработанные стены и двери с массивными засовами. Открыть какую-нибудь из них Клио не рискнула. Как-то мрачно жила эта пенсионерка. Что же довело ее до жизни такой?

Между тем старуха, немного постояв у двери каморки, подошла к стене напротив, нажала на невидимый механизм и исчезла в появившемся темном проеме. Преодолев несколько тайных переходов, она вышла в нескольких метрах от ничего не подозревающей беглянки. Клио вовремя заметила бабулю и дала по тормозам.

– Вот это номер! Ниче ты даешь! – выдохнула она и прыгнула в маленький коридорчик, в который только что не хотела идти ни за какие коврижки.

Позади снова что-то полыхнуло.

– Во резвая бабка, – перевела дыхание Клио, поглядывая вперед.

– Это замок без окон и дверей! Тебе не выбраться отсюда! – послышался голос старухи.

– Но попытаться-то можно! – отозвалась Клио, взбираясь по узкой шаткой лестнице куда-то наверх. Там явно угадывался свет.

Лезть пришлось долго. Очень долго. Свет медленно, но верно приближался. Уже отчетливо было видно прямоугольное отверстие.

– Ага, вот и выход! – обрадовалась беглянка и в пару прыжков преодолела оставшееся расстояние.

Ее спасло только чувство самосохранения. Она не стала выскакивать наружу, а осторожно, держась рукой за перила лестницы, выглянула на свет. Прямо перед ней была маленькая площадочка, размерами подходящая больше для птиц, нежели для людей. Поставив одну ногу на эту площадку и тем самым заняв все имеющееся пространство, Клио предельно осторожно посмотрела вниз. Замок бабули стоял на какой-то горе с полным отсутствием растительности, всем своим видом продолжая этот ландшафт. Этакая замаскированная макушка горы. Сам же замок имел высоту примерно метров сорок, то есть выбраться отсюда возможности не было. Разве что с помощью вертолета. Делать было нечего. Клио стала спускаться вниз.

К ее удивлению, старуха не стояла внизу и не потирала злорадно ладони. Внизу никого не было. Блуждать по незнакомому замку Клио совсем не хотелось (вдруг здесь живут чудовища!), поэтому она решила снова вернуться в ту кладовочку, в которой очнулась. По сравнению со всем другим в этом замке каморка казалась ей теперь даже уютной… С ориентацией у девушки с высшим образованием было все в порядке, поэтому спустя несколько минут она уже осторожно заглядывала в распахнутую дверь каморки. Позади нее неслышно появились старуха.

– Что, надоело бегать? – ехидно поинтересовалась она, заставив Клио подпрыгнуть.

– Ну. Слазила, посмотрела на прекрасный вид с крыши вашего замка. Ничего так, художественно…

Бабка ничего не ответила, прошла мимо Клио и села на табурет.

– А тебя не учили уважению к старшим? – неожиданно спросила она. – Так толкнула меня!…

– Я это… Нечаянно.

Старуха покачала головой, демонстративно потерла локоть, вроде как намекая, что ударила его из-за невоспитанной девчонки, обвела взглядом комнатку…

– Ты съела мой белый виноград! – неожиданно заверещала она на одной высокой ноте.

– А что, нельзя? – растерялась Клио из-за столь резкого перепада настроения пенсионерки. – Он вообще-то кислый был… – немного соврала она.

– Ты такая смелая, пока не узнала, кто я!

– А кто вы? – осторожно поинтересовалась Клио.

– Я – магичка! Колдунья-маг! – сказала та голосом, каким рассказывают детские страшилки.

– Класс! Всегда хотела познакомиться с настоящей колдуньей! Слушайте, у нас разные колдуньи, бабки гадали на милого. Ну, что было, что будет, кто замуж за кого выйдет. Погадаете?

– Я тебя заколдую… – спокойно, но решительно заявила бабуля. У Клио по спине пробежал отряд мурашек.

– Это из-за винограда, что ли? Так я новый куплю. Или просто за съеденный заплачу.

– Заколдую, и будешь мне служить!

– Это же несерьезно! – Старуха сдвинула брони. – Хорошо, хорошо. А что будет входить в мои обязанности? – тут же переобулась Клио.

Колдунья немного растерялась.

– М-м-м… Выполнять, что я прикажу!

– Например?

– Будешь для меня готовить!

– Прокол. Я не умею готовить.

– Это что за девица, которая не умеет готовить?

– Она перед вами. Никогда не умела готовить.

– Тогда будешь следить за порядком, прибираться!

– Не думаю, что у вас здесь каждую ночь шабаш и требуется ежедневная приборка. Я же от нечего делать помру.

– В таком случае будешь мне петь песни, чтобы не было скучно! – отрезала старуха.

– Так вот в чем дело! Вам просто скучно. Для этого совсем не обязательно кого-то пленять и уж тем более заколдовывать. Нужно просто, как другим колдуньям или ведьмам, завести себе домашнего любимца.

– Кого?

– Ну кого там обычно заводят? – задумалась Клио. – Ворон? Нет, это не пойдет – ему простор нужен. Кот? То, что надо! Нужно завести котенка. Вам, как женщине колдовской профессии, конечно же, черного.

– Зачем мне кот?

– Не кот, а котенок. – Клио изобразила руками маленький комочек. – Конечно, он потом вырастет… Но это потом. А пока вы будете его любить и заботиться о нем. Поить его отборными сливками, ловить ему свежую рыбку, гладить, расчесывать, гонять, когда он будет царапать мебель…

– Зачем его гонять? Пусть царапает.

– Хорошо. Он будет носиться по дому с какой-нибудь игрушкой, мурлыкать на коленях и ловить мышей в подвале.

– У меня нет подвала.

– А мыши есть?

– Есть.

– Да будет так. Где тут у вас ближайший зоомагазин?

– Что?

– Место, где можно приобрести себе котенка.

Старушка надолго задумалась. Потом, приняв решение, ни слова не говоря, встала и подошла к сундуку. Нажав как-то по-хитрому на защелку, она откинула крышку, и Клио увидела там не барахло или самоцветы, а темный прямоугольник пустоты. Старушка провела рукой перед собой, медальон у нее на груди засветился, и словно в ответ засветился и прямоугольник в сундуке.

– Иди, глянь, – не оборачиваясь, сказала она.

Клио приблизилась к ящику и заглянула внутрь. Там, словно в телевизоре, был виден небольшой деревенский двор, по которому носились несколько котят. Трое из них были черными.

– О, то, что надо! Как нам их достать?

– Которого?

– Выбрать нужно. Они же все разные. Характер…

– Пошли, – сказала старуха и, неожиданно шагнув в сундук, исчезла.

Клио осторожно потрогала картинку. Создавалось впечатление, что это просто дверной проем стоявшего в том дворе сарая – стоит шагнуть, и ты там. Клио шагнула.

Она оказалась посреди виденного в сундуке двора рядом с магичкой. Несколько котят, заинтересовавшись новыми посетителями, тут же шмыгнули за ближайшее укрытие и теперь таращили оттуда свои любопытные глаза.

– Ну, какого берем? – спросила колдунья.

– Подождем немного.

Ждать пришлось действительно недолго. Котятам надоело прятаться, и они снова выбрались играть. Клио нагнулась и катнула в их сторону круглый камешек. Один из черных котят тут же удрал за бочку, второй не обратил на камень никакого внимания, а продолжил гоняться за серым. Клио понравился третий. Он тут же заинтересовался камнем и тем, как он катится, и на своих маленьких лапках быстро подошел к предложенной игрушке. Толкая камешек лапками, он принялся гонять его по двору. Клио села на корточки и стала перекатывать с места на место другой камешек. Котенок бросил свою игрушку и направился к ней.

– Этот, – уверенно заявила Клио.

– Почему именно он? – скорее ради проформы спросила магичка. Она уже взяла на руки котенка, и тот принялся мурлыкать. Судя по лицу колдуньи, ей было приятно.

– Он смелый, сообразительный, ласковый. К тому же может играть самостоятельно. Легко учится.

Старуха кивнула, и перед ней снова появился светящийся прямоугольник. Они вернулись в замок. Перед котенком тут же появилась миска с молоком. Опустошив посудину, котенок порыскал по кладовке и устроился спать на одной из полок.

– Теперь ему нужны корзинка для постели, место для туалета и свежая травка, – сказала Клио после того, как старушка уложила уснувшего питомца себе на колени. – И еще ему нужно имя.

– Гулять он будет в саду…

– Здесь есть сад? – перебила магичку Клио и получила осуждающий взгляд. – Извиняюсь…

– Да. В центре замка. Замок стоит кольцом – в центре сад. Виноград, который ты съела, был оттуда. Он созревает раз в десять лет. Его ягода, если раздавить ее ногой, выполняет желание.

– А я его съела! – расстроилась дипломница. – Сколько несбывшихся желаний пропало! Если б знать…

– Кстати о знать… Ты бы камешки-то положила на место, – без какого-либо перехода сказала старуха.

– Какие камешки? – удивилась Клио.

– Из сундука.

– А-а… Честно говоря, совсем забыла. – Она вынула из кармана горсть самоцветов, «приватизированных» в сундуке. – А можно я их себе оставлю, так сказать, на память?

– Не дури. Они тебе ни к чему. Хочешь себе жизнь испортить?

– Как это? – удивилась Клио, разглядывая камешки.

– Это не простые камни. Вот тот фиолетовый, например, если будешь постоянно его таскать с собой, будешь счастливой идиоткой. Что бы ни случилось, тебе все будет…

– Фиолетово. – Клио с удивлением посмотрела на камень.

– Голубой лишит тебя всякого чувства страха.

– Но это же здорово, быть бесстрашным.

– Ты не поняла, – проворчала старуха. – Он не даст тебе бесстрашие. Ну, это… как бы тебе объяснить… Идешь ты по дороге, впереди пропасть. У тебя нет перед ней страха, и ты шагаешь прямо в нее. Потом так же без страха летишь вниз и благополучно разбиваешься.

– То есть просто теряешь чувство самосохранения!

– Именно.

– А этот камень? – Татьяна показала нежно-розовый.

– Камень любви.

– Значит, его владельца будут все любить?

– Да. Только радости это мало кому приносит.

– Как это?

– Представь, тебя все любят. Все! Стремятся тебя увидеть, поцеловать хотя бы твои башмаки, обнять, защитить, завалить цветами…

– Поняла… А этот?

– Белый? Камень чистоты. Ты будешь просто помешана на чистоте.

– Другие, я думаю, тоже из этой же компании? – Старуха кивнула. – Значит, сувенира из них не получится. – Клио отнесла камни на сундук. – Что это за камни? Камни эмоций? Нет, камни усиления чувств!

– Это камни усиления недостатков. Точнее, приведения этих недостатков в новую форму.

– А откуда у вас эти камни?

– Создала.

– Сама? Вот это да! А как вы стали магом? Насколько я знаю, рождаются только волшебники…

– По глупости. Любви хотелось, а мой избранник любил другую. Как-то наш домовой принес мне книгу по магии. Я быстро всему научилась. Парень мне уже стал не нужен, а магия, словно магнит, притягивала к себе все больше и больше. Остановиться было просто невозможно… Я ведь тогда целый город в руины превратила… Могущества захотелось…

– А замок вам такой зачем? Без окон, без дверей?

– Это меня волшебники сюда определили. Сперва совсем плохо было, а потом как-то явился мне в зеркале Кикф. Сильный был волшебник… Вот он мне и рассказал про возможности сундука и подарил этот кулон. – Магичка коснулась маленькой звездочки со змейкой внутри. – Тем и живу. Книги у меня теперь нет, поэтому я могу себя контролировать.

– А поменять место жительства нет желания? Ну, там, море, песочек, солнышко…

– Да нет уже. Сколько мне еще осталось? Пара сотен лет. Я тут останусь.

– Да… Сколько всего делалось из-за любви! А можно мне как-нибудь своего суженого узнать?

– А то ты не знаешь! Вот взойдете на трон…

– Вам и это известно!

– Конечно. Только тебе надо быть менее сдержанной в чувствах, более доверчивой и открытой к людям.

– Я и так сдержанная, доверчивая и открытая.

– Да? – Старушка подошла к сундуку. – Иди-ка сюда, – поманила она Клио.

На картинке появилась дипломница собственной персоной. Она стояла на остановке. К ней подошел молодой парень.

– Можно с вами познакомиться? – спросил он у Клио.

– Правую руку дай! Паспорт! – грубо потребовала она. Получив то, что просила, быстро пролистала маленькую книжицу с гербом, увидела отсутствие штампа… – Конечно, можно. – Ее голос сразу стал шелковым, а на лице появилась улыбка.

Парень схватил свой документ и быстро ушел в неопределенном направлении.

Вторая картинка была еще хлеще… Клио стояла на парте посреди аудитории и декларировала, размахивая руками:

– Женщина! Врага надо знать в лицо, но совсем не обязательно вписывать его имя в паспорт.

– Узнаешь? – спросила старуха. – Разве на самом деле ты такая?

Крыть было нечем.

– Ладно, скоро проснется мой котик, и мне нужно будет заняться его образованием, поэтому я не смогу уделить тебе времени. Пожалуй, я верну тебя к твоим друзьям. Они переживают. Ты не против?

– Нет. Нам еще предстоит искать пропитание, а до вечера, судя по всему, не так уж далеко.

– С этим я тебе помогу. Вот. – Она протянула Клио белую виноградину. – Если они ничего не нашли, закажешь еду и растопчешь ягоду. Учти, она может выполнить только простое желание. Переместить что-то с места на место. Например, еду с богатого стола на ваш стол. – На полке заворочался котик. – Все. Мне некогда.

Сундук в очередной раз осветился ярким светом, Клио, подталкиваемая колдуньей, шагнула внутрь и оказалась в лесу.

– Спасибо за котенка, – услышала она позади, и свет тут же исчез, не позволив даже попрощаться с ветеранкой магического фронта.

Глава шестая МУЗЫКА НЕ В РАДОСТЬ

Клио осмотрелась. Она стояла совсем не на той поляне, с какой ее перетащили в замок. Где именно она находилась, у нее не было никакого понятия. Ни Николая, ни Мурзика в обозримом пространстве не наблюдалось.

– Круто ты попал на ТВ… – тихо пропела Клио. – Что теперь?

Впереди явно угадывалась какая-то гора. Клио направилась туда, надеясь увидеть с высоты что-нибудь знакомое. Ну, или хотя бы спасительное… Она быстро вышла на открытое место и, выбирая дорогу, стала пробираться между камнями наверх.

– Вот она! – неожиданно громко закричали сбоку, и на Клио кто-то прыгнул.

Инстинктивно схватив что-то мягкое, Клио зажмурилась, но уже через секунду приоткрыла глаза и, посмотрев себе на руки, улыбнулась. Это был Мурзик! В это же мгновение ее подхватили на руки и закружили. Кот спрыгнул, и Клио схватилась за… Николая.

– Ну вот я вас и нашла, – обрадовалась она.

– Это еще вопрос, кто кого нашел, – заметил Николай.

– Знаешь, ты третий человек, который когда-либо носил меня на руках!

– Да? – склонил набок голову будущий Король. – И кто же был первым?

– Первый – моя мама, второй – бабушка, – быстро ответила Клио и спрыгнула на камни.

– Можно поинтересоваться, где ты пропадала все это время? Мы, между прочим, с лап сбились, разыскивая тебя! – заговорит кот. – Волновались…

– Как приятно слышать! – произнесла Клио, сцепляя ладони под подбородком и делая мечтательное выражение.

– Спустись на землю! – прокричал Мурзик. – Ты что-нибудь нам объяснишь?

– Я была в гостях у одной милой старушки, которая меня похитила, в ее огромном замке без окон и без дверей. Мы немного заболтались…

– Замок без окон, без дверей? – перебил ее рыжий кот. – Я думал, это выдумка! Это так здорово! Неужели та злая магичка еще жива?

– А как ты оттуда выбралась? – перебил восторженные вопли кота Николай.

– Она сама меня отпустила и к вам переместила, – пожала плечами дипломница.

– Что, вот так просто?

– Ну, не просто. Она меня похитила, потому что ей скучно было. Вот я ей и посоветовала завести себе зверушку.

– Удава?

– Нет, котика. Черного. Ну, знаете – «Даешь каждой колдунье по черному коту!». Мы с ней побывали на каком-то дворе, выбрали котенка и все.

– Бедный ребенок! – ужаснулся Мурзик. – Он же там погибнет…

– Не думаю. Скорее всего, он будет как сыр в масле кататься. Жить еще лучше, чем коты в твоем приюте!

– Ты уверена? Его там будут кормить? А гладить? А…

– Куда двинем теперь? – перебила его Клио.

– Я тут, пока мы тебя искали, нашел вход в пещеру. Пещера такая необычная…

– Тогда пошли в пещеру. Фонарики у нас есть. Кот, который видит в темноте, тоже. Что нам терять?

Следуя за Николаем, они быстро преодолели небольшое расстояние и вышли к каменной площадке, в углу которой и красовалось обещанное отверстие. Это было не просто отверстие, а настоящий вход, сделанный в форме арки, по краям которой красовался сложный орнамент. А с каждой стороны арки стояли прямоугольные камни с выдолбленными на них гномами.

– Город гномов! – ахнул Мурзик.

– Что, здесь живут гномы? – обрадовалась Клио.

– Насколько я знаю, уже не живут. Они умерли. Это мертвый город.

– Ужасы какие рассказываешь, – сказал Николай, а Клио передернуло.

– Это правда. Говорят, здесь жили гномы, которые приютили мага. Позже спохватились, но было поздно. А потом они начали исчезать. Спаслось очень мало. В основном те, кто покинул город…

– Как интересно! Это, наверное, тот город, где хранились магические книги! Увидеть все своими глазами… Пойдемте скорее. – Клио ринулась ко входу, но, не услышав позади себя шагов, остановилась и обернулась. – Чего мы стоим?

– Этот город проклят. Я туда не пойду! – заявил кот.

– Ерунда! Если и было какое проклятие, то оно ушло вместе с гномами! – стала уговаривать его авантюристка. Ей страсть как хотелось попасть в этот город.

– Нет! – упорствовал Мурзик.

– Ну хорошо. Мы сейчас повесим над входом оберегающее заклинание. Оно будет охранять нас, пока мы в пещере. – Клио достала из рюкзака блокнот. – У тебя есть простой карандаш? – спросила она Николая.

– Да. – Он достал из кармана карандаш. – На, возьми.

– Но ведь это красный! – вырвалось у Клио.

– То есть красный для тебя – это уже слишком сложно? – скептически произнес Николай и спросил вполголоса: – Что за заклинание?

– Сейчас увидишь, – отмахнулась Клио и стала быстро писать. – Вот, готово! – возвестила она через минуту. Только ради тебя, мой пушистик. Слушай:


Ремемба хара, мамба рум…


– Какая харя? – переспросил кот.

– Не харя, а хара! Не перебивай, а то заклинание не войдет в силу, – сказала Клио с таким видом, словно она была шаманом и ее сбили с важного ритуала.

Дочитав сильное «заклинание», Клио прижала лист бумаги камнем ко входу.

– Ну, ты идешь с нами или будешь тут ждать? – спросила она кота. Тот посмотрел на Николая:

– А оно точно нас защитит?

Под пристальным взглядом Клио Николай кивнул, и вопрос был решен. Все трое отправились в пещеру.

Начало каменного коридора было перегорожено несколькими палками, лежащими поперек. Они особо не мешали, но явно давали понять, что тот, кто их сложил, либо не хотел видеть посторонних, либо предупреждал, что ходить туда не следует. «Дельного совета» никто не послушал и, раскидав палки по краям, троица двинулась дальше.

Проход был не очень широкий. Если учитывать, что это был, так сказать, парадный вход в город, то становилось понятно, что чужих здесь совершенно не чтят. Коридор постоянно петлял и раздваивался, растраивался, несколько раз попадались перекрестки. Непонятно почему, но Клио каждый раз была уверена на сто процентов, в какую сторону сворачивать. Поначалу Николай с Мурзиком еще пытались поспорить с ней, но потом, видя, с какой уверенностью она шагает в выбранном направлении, просто молча следовали за ней.

– Как ты думаешь, если мы заблудимся, она сможет найти дорогу обратно? – тихо спросил кот у Николая.

– Даже думать об этом не хочу! – последовал ответ.

Между тем Клио заметила за следующим поворотом слабое свечение и прибавила ходу. Ее товарищи, обсуждая нового Стража как проводника, не только не заметили этого маневра, но еще и немного отстали, чтобы спутница их не слышала. Клио резво выскочила из-за поворота, тихо ойкнула, расширив глаза, и с быстротой молнии вернулась за уступ, плотно прилипнув спиной к каменной стене.

Николай и кот поравнялись с девушкой и, не заметив ее, хотели было продолжить путь, но не очень вежливо были остановлены. Николай споткнулся о подставленную ему подножку и, недовольно обернувшись, с недоумением уставился на дипломницу, которая держала на руках Мурзика, зажав ладонью ему рот. Он уже хотел было сказать что-то сердитое, но ему продемонстрировали указательный палец у губ. Сообразив, что что-то не так, Николай осторожно подошел к Клио и тихо спросил:

– Ты что, белены объелась?

– Там какой-то монстр, – прошептала Клио. Новоявленный Король осторожно выглянул из-за камня и обомлел. Клио была права – там сидело огромное чудо-юдо. Выглядело оно так, как если скрестить гиену, питона, варана, носорога и… Короче, перед ним стояло нечто отвратительное, страшное и неимоверно злое. Огромные зубы, свисающая с них ядовито-зеленая слюна и совершенно безумные глаза!

– Вот это зверушка, – выдохнул Николай, вновь повернувшись к Клио. – Нам мимо него ни за что не пройти!

– Если эта зверушка кого-нибудь из нас съест, скажи на всякий случай, на каком повороте мне свернуть налево, чтобы выйти из пещеры? – пискнула дипломница.

Мурзик в ее руках неожиданно завертелся юлой.

– Не бойся, пушистик, мы тебя в обиду не дадим, – пообещала Клио, но кот стал вертеться еще активнее.

– Ты бы отпустила его, может, он хочет что-то сказать, – подсказал Николай.

– Кричать не будешь? – спросила Клио у кота и, получив несколько отрицательных поворотов головы, разжала руки и выпустила Мурзика.

Кот первым делом несколько раз глубоко вздохнул, размял затекшую шею, а потом шустро сбегал и заглянул за угол.

– Это Тиффи, – сообщил он, вернувшись. – Можете проходить мимо и ничего не бояться.

– Кто такой Тиффи и почему его не нужно бояться?

– Это рисунок. Он охраняет город от зевак. Увидят Тиффи, напугаются и больше сюда не сунутся. Значит, Клио нас вывела правильно. И как только ей удалось?

– Рисунок? – удивился Николай и пошел вперед.

– Эй, ты это… Того… Поосторожнее. А то объясняй потом твоим подданным, что не уберегла их монарха. Я же имя этой зверюги наверняка не вспомню! – Клио отлипла от стены и стала наблюдать за тем, как он приближался к монстру. – И может, вообще не стоит… А-а-а! Что ты делаешь?

Николай подошел к зверю и, протянув руку, поводил ею перед его мордой. Потом он шагнул прямо в его пасть и исчез.

– Мамочки! Оно его сожрало! Я же…

– Идите сюда, не бойтесь! – послышался голос Николая.

– Оно что, теперь его голосом разговаривать будет? – недоуменно спросила Клио.

– Это простая голограмма! – громко сказал Николай и снова появился на виду. Живой и здоровый.

– Ты меня напугал! – закричала Клио, подойдя к голографическому зверю и Николаю. – Больше никогда так не делай! Не смей помирать у меня на глазах!

– Хорошо! – примирительно замахал руками бывший лесничий. – Впредь буду внимательней!

– Вот-вот. А теперь пойдемте дальше.

Сразу за новым поворотом коридор шел немного направо и вниз. Завернув за угол, друзья замерли в ошеломлении. Перед ними был город гномов! Он начинался с больших, в три человеческих роста, деревянных двустворчатых дверей, далее шла огромная пещера, уходившая своими сводами куда-то высоко вверх. Сам город был скорее похож не на город, а на большой дом. В самом центре был большой красивый зал, который имел множество дверей и арок с коридорами. Посередине зала бил небольшой фонтан, журчание воды, отдаваясь эхом от стен и сводов, создавало красивую музыку.

– Музыкальный фонтан! – восхитилась Клио и направилась к нему.

В зале было еще много чего интересного и помимо фонтана. С одной стороны стояли аккуратные столики, накрытые скатертями и сервированные красивой посудой, с другой стояло множество шкафов, уставленных книгами. Здесь было также что-то вроде комнаты для отдыха с мягкими диванами и необычными столами, на которых было много незнакомых предметов, напоминающих шахматы. Из-за неприкрытых дверей смежных комнат виднелись спальня со множеством кроватей, гардеробная или прачечная – там висело много маленьких нарядных кафтанчиков, что-то вроде актового зала, имеющего длинные скамейки, и много всего другого. На всех предметах лежала печать изящества, мастерства и… запустения. Город был действительно мертвым. Здесь не было ни души!

– Эй, а эта вода, похоже, питьевая! – заявила Клио, подойдя к фонтану.

– С чего ты взяла? – откликнулся Николай, осматривая орудия труда гномов, заботливо составленные в шкафчиках при входе.

– Тут висят на цепочках несколько кружек и ведерко рядом стоит.

– Все равно, не пей ее.

– Это еще почему?

– Ну ты же большая уже девочка… Козленочком станешь, – усмехнулся бывший лесничий и продолжил осмотр.

Музыкальный фонтан по-прежнему наигрывал красивую умиротворяющую музыку. Клио присела на его бортик и нагнулась над водой – на нее тут же уставилось ее отражение. Казалось, оно даже улыбалось и подмигивало ей. Придуриваясь, Клио подставила себе из пальцев рожки, показала изображению язык и тихо проблеяла:

– Ме-ме-е…

Вода была такой прозрачной, что «Люкс» – вода из неподъемных бутылок, якобы обогащенная кислородом, ей и в подметки не годилась! Клио пожала плечами и взяла одну из кружек. Подержав ее в руках и сдунув небольшую порцию пыли, она вернула посудину на место и, перегнувшись, попила воды прямо из фонтана. По горлу стремительно потек приятный, прохладный, немного сладковатый ручеек… В то же мгновение Клио на секунду словно потеряла контроль над телом, непонятная сила легко затянула ее под воду, а на ее месте незамедлительно появилось отражение из фонтана, ничуть не отличавшееся от оригинала. Отражение поправило прическу и, не оборачиваясь, пошло в сторону Мурзика.

Кот в это время внимательно рассматривал маленькую шкатулку, в которой вместо драгоценных камней лежали несколько непонятных предметов.

– Что тут у тебя? – спросила его Клио и села рядом на угол тумбочки.

– Да какие-то штуковины. Для чего они, интересно?

– Дай посмотреть. – Девушка протянула руку и, получив шкатулку, стала с любопытством перебирать находку кота. – Ух ты! – воскликнула она, взяв в руку расписную гребенку.

Мурзик заглянул через ее плечо, стараясь рассмотреть, что же такое заинтересовало Клио, и… подозрительно потянул носом. Что-то было не так. Кот еще раз незаметно и внимательно обнюхал Клио и замотал головой, как бы отгоняя от себя наваждение. Потом отбежал от нее на другую сторону тумбочки и сел, что-то соображая. Неожиданно он резко прыгнул на мотыгу, стоявшую недалеко от девушки, громко мяукнул и решительно запрыгнул на руки Клио, якобы в испуге выпучив глаза.

– Что такое? – улыбнулась та и пригладила его взъерошенную шерсть, в то время как он таращился в ее пустые бездонные глаза. – Испугался?

– Немного, – ответил кот, сползая на пол.

– Глупый, – пожала она плечами и пошла дальше.

– Чужая, – пробурчал себе под нос Мурзик и со всех лап бросился к Николаю.

Тот как раз рассматривал красивые приборы, стоявшие на одном из столов. Изящная посуда, украшенная драгоценными камнями, выглядела по-королевски. Рыжий не церемонясь взлетел на стол, сметя пару кружек и тарелку, за что получил осуждающий взгляд. Он подождал, пока то, что было сейчас Клио, снова займется своими делами, и тронул лапой Николая.

– Коля, – тихо проговорил Мурзик, еле шевеля губами.

– Что?

– Это не Клио!

– В смысле? Не понял.

– То, что мы сейчас видим, – это не Клио!

– Ты уверен? – как-то сразу врубился в суть бывший лесничий. – А кто?

– Уверен. Точно не знаю, но ее подменили.

– Кто? – воскликнул Николай, и лже-Клио тут же удивленно повернулась в его сторону.

– Да тот черный котяра, представляешь! – делано рассмеялся рыжий и помахал Клио лапой. Та улыбнулась, кивнула и принялась снова осматривать помещение. – Тише ты! – шикнул он на Николая, стуча лапой по лбу. – Говорю же, пока не знаю, но, думаю, через пару минут смогу сказать точно. Стой здесь и делай вид, что чем-то занят.

Мурзик легко спрыгнул со столика и потрусил к фонтану. Он залез на край и осторожно заглянул в журчащую ванночку. Из воды на него тотчас уставилось его собственное отражение. Странно, что поверхность воды все время колебалась от падающей на ее воды, а отражение не покрывалось рябью и не расплывалось. Казалось, из воды на Мурзика смотрит точно такой же кот. Мурзик поводил усами и стремглав бросился к Николаю.

– Это хуже, чем я предполагал, – сообщил он ему.

– Что? Что случилось?

– Дело в том, что через тот фонтан какой-то злой гений (я даже знаю, кто бы это мог быть) открыл двери в мир теней. – Кот многозначительно поднял лапу вверх.

– И что? – нетерпеливо спросил будущий Король.

– И то. Клио попила из него воды и обменялась со своим двойником. Теперь она по ту сторону, а ее тень ходит тут с нами. Это еще не все. Ее тень – это двойник, чтобы мы не хватились оригинала. Если их не обменять обратно за двенадцать часов, то двойник исчезнет, а с ним и надежда вернуть Клио назад.

– Так я ее прямо сейчас и засуну в этот фонтан! – вскипел Николай.

– Не так все просто, – остудил его пыл Мурзик. – Это не поможет. Нужно незаметно для нее набрать из фонтана воды, причем не касаясь ее, и сделать так, чтобы она ее выпила.

– Ну, набрать я ее, предположим, смогу. – Николай взялкакой-то рабочий инструмент в виде клешей и подцепил ими золоченую кружку. – Но как заставить ее думать, что эта вода другая?

– Я подумал над этим. Вылей воду из твоей фляжки в кружку, наполни ее водой из фонтана, а потом на глазах у этой Клио налей ее в другую кружку. Ну и там произнеси какой-нибудь тост… В общем, действуй. Я сейчас отвлеку ее немного, даже постараюсь вывести из зала. Помни, у нас мало времени!

Мурзик громко заявил: «Фу, как неинтересно!» – и, покинув общество Николая, быстро побежал к Клио.

– Как ты с ним общаешься? – громко проговорил он, обращаясь к ней. – Такой зануда! Слушай, я тут в соседней комнатке видел маленькие кроватки, почти для меня. Так хочется почувствовать себя маленьким. Может, я лягу на одну из кроватей и притворюсь немного сонным, а ты споешь мне колыбельную? – Лже-Клио удивленно подняла брови и посмотрела на Николая, тот лишь развел руками. – Ну пожалуйста, – заныл Мурзик. – Ну ты же мой друг?

Тень Клио усмехнулась и пошла за Мурзиком, крикнув, что они скоро вернутся. Николай тут же схватил клещи, кружку и поспешил к фонтану.

Рыжий кот тоже времени зря не терял, а вовсю изображал из себя капризного ребенка. На одной кровати ему было тесно, на другой – жестко, на третьей – ему дуло и так далее. Хотя все кровати в комнате были похожи друг на друга, как близнецы, Клио спокойно выслушивала все жалобы и шла к следующей. Наконец они дошли до последней кровати, и кот, заявив, что это как раз то, что надо, медленно на ней растянулся и «сонно» прикрыл глаза. Послышалась песня. Тут Мурзик позволил себе еще немного повыпендриваться: «Потише! Повыразительней! Более душевно!…» Когда же «засыпающий» кот попросил взять его на ручки и покачать, терпение у лже-Клио лопнуло. Она вскочила, топнула ногой и выбежала в общий зал.

– Это не кот, а ходячее недоразумение! – воскликнула она.

Николай усмехнулся. У него все было готово, но вот найти предлог…

– У-у, как я чудесно выспался! – послышался голос Мурзика, который тоже вернулся в зал.

– Ну, раз один из вас уже выспался, а другой немного разнервничался, нужно успокоиться и проснуться, – заявил Николай. – Идите-ка пить чай!

– С сахаром? – тут же подскочил к нему кот.

– Может быть, тебе еще и заварки поискать? – скривился будущий Король.

– Так это просто вода? – спросила Клио, подходя к столику.

– Это не просто вода! Это свежая, приятная, на вкус невероятная… Эй, Мурзик, это не твоя кружка! – крикнул Николай на кота, видя, что тот собирается попить из кружки с водой из фонтана.

Двойник недоверчиво уставился на заговорщиков.

– А какая разница? – спросила лже-Клио.

– Какая-какая, – заворчал кот, спасая положение. – Не видишь, как он для тебя расстарался, вон и кружечку посимпатичнее выбрал. Не то что бедному, несчастному котику!

Клио осмотрела кружки. Николай действительно поставил для нее кружку немного иную, чем себе и коту. То, что это было сделано совсем по другой причине, чем поведал Мурзик, сейчас было уже не важно. Тем не менее сомнение зародилось.

– Я не хочу пока пить, – сказала она.

– Но мы не пили уже несколько часов! Ты что, предпочитаешь пить непроверенную воду из фонтана, нежели нашу, из фляжки? Надеюсь, ты не пила ее?

Две пары глаз уставились на отражение Клио.

– Нет, конечно! Что я, дура? – передернула она плечами. – Спасибо за заботу. Да, что-то действительно мне захотелось немного попить.

Она взяла в руки кружку, повертела ее в руке и хотела заглянуть внутрь, но Мурзик неожиданно закричал:

– Поднимем бокалы вверх и одним махом осушим их за нашу дружбу, за доверие и заботу!

Лже-Клио не оставалось ничего другого, как выполнить «инструкции» рыжего кота. Она поднесла кружку ко рту и одним махом выпила все содержимое. И тут же схватилась за горло и захрипела.

– Что с ней? – испугался Николай.

– Ей не хватает воздуха. Мы перекрыли ей его доступ. Клиент готов. Хватай ее – и в фонтан!

Николай легко подхватил задыхающуюся тень на руки и, перенеся ее через зал, от души плюхнул в фонтан. Множество брызг полетели в разные стороны, но, зависнув на мгновение в воздухе, они, как резиновые, все до одной вернулись обратно в чашу фонтана. Вздыбленная вода быстро преобразилась и снова вернула себе спокойный журчащий вид. Потом неожиданно снова вспенилась и вытолкнула наружу Клио. Девушка постояла по пояс в воде, потом вылезла на бортик и, с трудом перевалившись через край, села на пол, стряхивая воду с волос.

– Вот ведь… Блин! Искупалась… – выдохнула она.

– Это Клио? – спросил Николай у Мурзика.

Кот деловито подбежал к появившейся девушке, медленно и тщательно ее обнюхал и… бросился к ней на шею, обхватывая своими лапами.

– Клио, дорогая Клио! Как мы переживали, как мы волновались!…

– Клио, это ты? – на всякий случай спросил Николай, вглядываясь в ее глаза.

– Я, – улыбнулась та.

Николай подал ей руку, резко поднял, обхватил за талию…

– Наверное, я еще не совсем большая девочка, – тихо сказала она. – Вот не послушалась…

Они приблизились друг к другу, дыхание коснулось лиц, глаза встретились, и губы легонько коснулись губ.

– Эй, а меня! – громко потребовал Мурзик, наворачивая круги вокруг ног Клио. – Я, между прочим, тоже тебя спасал!

Клио порозовела и, отстранившись от Николая, схватила на руки кота и запечатлела на его мохнатой щеке поцелуй.

– А это тебе, мой герой! Ты самый замечательный кот на свете!

– Приятно – о – о, – замурлыкал рыжий герой.

– Ой, что я вспомнила! Знаете, кого я там видела?!

– Кого?

– Где «там»?

– Ну там, в Зазеркалье. Это же Зазеркалье?

– Ну, не совсем… – начал важничать кот.

– Продолжай, – недовольно перебил его Николай.

– Там все исчезнувшие гномы! Надо их оттуда вытащить, им там плохо…

– Гномы? Все?! Вот это да!

– Они мне рассказали, что раньше этот фонтан не пел. А потом его сделали поющим в подарок. Угадайте, кто это сделал?

– Маг, – в один голос ответили Николай и Мурзик.

– В точку! После этого фонтан стал забирать гномов к себе. По двое-трое каждый день. Их там столько… Ха, они меня сперва за королеву приняли, на колени падать начали, думали, я их спасти пришла. – Клио ненадолго замолчала. – Я их, конечно, разуверила, объяснила, что я всего лишь Страж и так далее… – продолжила она уже тише. – Мы же их спасем, правда?

Она с надеждой переводила взгляд с Николая на Мурзика и обратно. Николай опустил голову, а Мурзик спрыгнул на пол.

– Их нужно спасти! Они такие там несчастные, – еще тише проговорила Клио и медленно опустилась на стул.

– У меня есть предложение, – неожиданно сказал Мурзик. – Этот фонтан есть проявление магии. Так? – Он получил два утвердительных кивка. – Значит, нам нужен маг или магические книги. Мага достать довольно сложно, а вот книги… Из легенды нам известно, что подобные книги хранились именно у гномов! Следовательно, требуется просто найти эту библиотеку и все! – Перст Клио ткнул в множество полок с книгами, стоящих здесь же, в зале. – Неужели ты серьезно считаешь, что подобные книги выложат у всех на виду? – пренебрежительно проговорил кот. – Нет, это должна быть тайная библиотека. Давайте пробежимся по всем закуткам этого города и поищем ее.

– Мурзик, кто-нибудь говорил тебе, что ты умница? – восторженно воскликнула Клио.

– Нет, но с удовольствием послушаю.

– Ты – умница! – громко сказала Клио. – А теперь на поиски!

Все трое разбрелись в разные стороны и принялись за поиски. Просматривались все комнаты, шкафы, простукивались стены и полы, но все тщетно. Когда уставшие друзья через пару часов вернулись в зал, то похвастать им было нечем – книг никто не нашел.

– Наверное, когда они вырастили злобного мага, то решили не повторять свою ошибку и перепрятали библиотеку более тщательно, – вздохнул Николай.

– Похоже на то, – согласился Мурзик.

– Нам срочно нужна добрая фея, которая взмахнет волшебной палочкой, и к нашим ногам упадет карта, на которой крестиком будет указано, где находится библиотека или просто книга, в которой говорится об этом чертовом фонтане, – расстроилась Клио.

– Ты что, сказок начиталась? – фыркнул кот. – Где ты видела фей с палочками? Да еще с волшебными! Палочки – это выдумка, никто ими не пользуется.

– А чем пользуются?

– Да ничем! Просто проецируют свою силу через какой-нибудь предмет. Медальон, например…

– А почему они не могут проецировать свою силу через палочку? – Этот кот-зазнайка задел самолюбие Клио.

– Это должен быть металл или что-то растительного происхождения! – не унимался рыжий умник.

– Палочка, чтоб ты знал, сначала на дереве растет!

– Что, есть дерево с волшебными палочками?

– Если есть дерево с волшебным виноградом, то почему не может быть… – Клио замолчала и, сунув руку в карман, извлекла оттуда белую перламутровую виноградину. – Может быть…

– Что это? – спросил Николай.

– Это наш шанс. Сейчас проведем испытания.

– Ты уверена, что это безопасно?

– Вот и увидим, – улыбнулась Клио и положила виноградину на пол. – Хочу, чтобы у меня в руках появилась книга с описанием, как вскрыть музыкальный фонтан и выпустить его заложников! – громко произнесла она и с чувством давнула ее ногой. Ягода брызнула соком в разные стороны.

Ни взрыва, ни грома с молнией не последовало. Клио вздохнула, пожала плечами и села на стул. Николай с сомнением поглядел на раздавленную ягоду, потом на Мурзика и тоже сел рядом. Кроме мелодичного «пения» фонтана тишину ничто не нарушало. Через пару минут кот неожиданно навострил уши.

– Я что-то слышу, – объяснил он. – Вроде что-то…

Договорить он не успел. В зал стремительно влетел какой-то предмет и на полном ходу врезался в ничего не подозревающую Клио. Та покачнулась на стуле и с грохотом упала на пол.

– …летит, – закончил фразу Мурзик.

– Клио, с тобой все в порядке? – бросился к девушке Николай.

– В полном! Смотрите, что у меня есть! – воскликнула она, поднимая на вытянутых руках предмет, который сбил ее со стула.

Это была книга. Темно-синий переплет и большой размер – вот все, что можно было сказать о ней с первого взгляда. Клио села, положила книгу на колени и принялась листать пожелтевшие страницы. Текст был написан на непонятном языке, но если присмотреться повнимательней, почему-то становилось понятно все, что было написано на этих страницах.

– Нужно найти про фонтан, – пробежав очередную страницу глазами, сказала Клио.

– Вот еще одно доказательство, – проговорил Мурзик.

– Какое доказательство? – переспросил Николай.

– Того, что Лоска была права. Вы можете читать древний язык!

Николай перегнулся через плечо Стража и внимательно вгляделся в непонятные закорючки. «Переместить живое существо в плод растущего дерева», – неожиданно для себя прочитал он, и страница, подвластная руке Клио, перевернулась. Уверенность Николая, до сих пор еще мало верившего в легенду, поколебалась. Он больше не был уверен ни в чем!

– Вот, нашла! – воскликнула Клио, тыча пальцем в открытую страницу. – Так, так. Значит, нужен фонтан или источник… Нам это не надо. Дальше… Так, они уже все там. Где же противоядие?

– Вон, мелким шрифтом, в самом низу, – показал ей бывший лесничий, читая текст через ее плечо.

– Так-ак. Значит, все предельно просто. Нужно все лишь заглушить или перекричать эту музыкалочку! Он тоже будет стараться нас перепеть, но должен быстро издохнуть. Начнем?

Клио подошла к фонтану и неожиданно громко завизжала. Ее визг отразился от стен, потолка и, срезонировав, распространился по всему залу. Фонтан тоже не безмолвствовал – как только изо рта Клио вырвались первые звуки, он словно добавил мощности и сейчас все так же мирно журчал, забивая своей мелодией визг Стража. Клио выдохлась.

– Ну что? – спросила она.

– Хотя ты нас чуть не оглушила, мы все равно слышали только шум фонтана. Он тебя перебил.

– Вот зараза. Нужно подольше шуметь! Нужно петь. – Она подошла к Николаю. – Ну что, споем?

– У меня нет слуха.

– Главное в этой битве не слух, а голос! Точнее, его громкость. Что будем петь? «Ой, мороз, мороз» знаешь? – Король отрицательно покачал головой. – «Напилася я пьяна»? – опять последовал отрицательный ответ. – Хорошо. «В лесу родилась елочка»?

– Только первые два куплета и последний.

– Годится. Будем не прерываясь петь только их, как сломанная пластинка. Только пой как можно громче. А ты, Мурзик, тоже поори вместе с нами. Итак, на счет три! Раз, два, три…

По залу разнеслась песня. Выражение «поешь мотивно, а слушать противно», скорее всего, возникло именно после таких вот коллективных концертов. Но здесь не было слушателей, не было жюри и вообще тех, кто мог бы потребовать, чтобы поп-группа «Клио и К.» была распущена, поэтому ее основные солисты и их подпевка старались вовсю. Учитывая, что главным козырем была все же громкость, певцы явно проигрывали. В ушах всех троих ясно и отчетливо журчала вода фонтана. К тому же, выступив немного раньше соло, Клио быстро охрипла и стала сдавать позиции. Немного погодя выдохлись и остальные конкурсанты.

– Надо же, какой противный. Журчит себе так тихонечко… – посетовала Клио.

– Он же не простой, а магический, – вздохнул Николай. Петь он не любил.

– Это даже хорошо, что вы не можете его перепеть, – сказал Мурзик.

– Это еще почему? Ты не хочешь, чтобы мы освободили гномов?!

– Нет, я не хочу вашей гибели.

– С чего это мы вдруг погибнем? – фыркнула Клио. – От песен, что ли?

– Я думаю, Мурзик имел в виду то, что говорила нам Лоска. Помнишь? – спросил Николай. Клио отрицательно покачала головой. – Она говорила, что любое волшебное существо, напрямую контактирующее с магией, может погибнуть. Насколько я понял, только Король может выжить. То есть работать с целью возвращения гномов безопасно вроде как только для меня.

– Вот еще. А если это и для тебя опасно? Надо найти другой выход. Кто бы за нас спел без особого ущерба для себя?… Нанять бы сейчас хор имени Пятницкого. Ну, или попсу какую…

– Да уж. Одного из тех, кто дерет глотку у тебя в плеере, – поддакнул Король.

Клио неожиданно подскочила и поцеловала его.

– Умница! – сообщила она опешившему Николаю. – Точно! За нас споет плеер! И уж он-то точно не устанет и не убавит громкость! Я достаю плеер, а вы приготовьте какие-нибудь затычки для ушей, чтобы от дуэли плеера и фонтана нам не оглохнуть!

Николай переглянулся с котом, они друг другу кивнули и принялись за поиски ваты или чего-то похожего. Когда импровизированные беруши плотно заблокировали уши товарищей, Клио крутанула на плеере колесико громкости до упора, поднесла черную коробочку поближе к фонтану и нажала на кнопку «Вкл». В то же мгновение в зале загрохотало.

Жизнь такое спортлото,
Полюбила, но не то,
Выиграла в любви Джек-пот.
Присмотрелась – идиот! —

орал плеер, а фонтан отвечал ему мирным журчанием.

Несмотря на то что в ушах слушателей этой дуэли было много чего натолкано, им приходилось несладко. Музыка била по всему, что было в зале – по стенам, потолку, по предметам и по головам несчастных друзей. Со столов сыпалась посуда, с полок летели книги, даже стулья и те подпрыгивали вместе со столами.

«Всем хочется танцевать», – невольно подумала Клио, наблюдая за беснующейся мебелью.

Облегчение наступило неожиданно. Уши в какую-то секунду почувствовали ослабление музыкального террора. Клио отстранила от них руки и прислушалась. Краем глаза она увидела, что Николай повторяет те же манипуляции. Наконец она решилась и, оглядываясь по сторонам, выдернула из одного уха ватную пробку.

Не смотри, не смотри ты по сторонам.
Оставайся такой, как есть, оставайся самой собой.
Целый мир освещает твои глаза… —

распиналась некрасивая героиня сериала.

Постороннего шума слышно не было. Клио рискнула подойти и выключить плейер. Неожиданно, вторя песне сериальной некрасотки, ее глаза осветило такой вспышкой, что отрицать, мол, это не целый мир их освещает, было бы просто глупо. Упав на колени, Клио закрыла глаза ладонями.

– Глухая, слепая, еще и хриплая, – определила она свое состояние. – Похоже, это старость…

Вокруг Клио стал нарастать какой-то гул. Она осторожно убрала ладони от глаз, в которых все еще бегали яркие блики, и приоткрыла их. Несколько секунд осмотра – и Клио снова зажмурилась.

– Ага, вот еще и галлюцинации! – сообщила она сама себе. – А может, нет? – Клио открыла глаза.

Она сидела все у того же фонтана, только везде, насколько хватало глаз, теперь стояли гномы! Их было так много, что маленькие человечки просто заполонили все пространство вокруг. Клио поискала глазами своих друзей и нашла их в нескольких метрах от себя. Они тоже удивленно озирались.

– Ура! У нас получилось! – запрыгала Клио, немного напугав стоящих рядом гномов. – Вы же из фонтана. – обратилась она к ближайшему человечку.

– Да, госпожа.

– Что за церемонии? Слушайте все! – Клио взобралась на стул. – Поздравляю вас всех с избавлением от многолетнего заточения! Меня зовут Клио, это – Николай, а этого отважного кота, который придумал, как вас спасти, зовут Мурзик! – Она сползла вниз и села. – Я так рада за всех вас, – тихо сказала она, чувствуя, что вот-вот заплачет. Подошли Николай и кот. Клио быстро взяла себя в руки, она не терпела в себе проявления слабости. – А теперь, если вы не против, мы бы не отказались от какого-нибудь пира горой в честь такого важного события… Мы с самого утра ничего не ели, – выдала она легкое оправдание своей наглости и тут же нахмурилась: – А вот интересно, какое сейчас время суток?

В пире горой никто отказывать не стал. Гномы так были благодарны за свое избавление, что просто надышаться не могли на своих спасителей. Когда же Клио поведала им, что музыкальную дуэль с фонтаном, который сейчас снова стал обычным источником, выиграл ее плеер, то маленькие человечки, попросив посмотреть на это чудо, быстро зарисовали его со всех сторон, объяснив заинтригованной Клио, что сделают подобную вещь из золота, украсят его драгоценными камнями и поместят в музей волшебных вещей.

Откуда маленький народец за столь короткое время взял и приготовил такое количество блюд, ни Клио, ни Николай, ни даже Мурзик спрашивать не стали. Их накормили до отвала, а потом еще предоставили отдельную комнату с тремя кроватями. Все трое даже не подозревали о том, как они устали! Едва их головы коснулись подушек, как все сразу уснули.

Проснувшись, герои были приятно удивлены выстиранными и выглаженными предметами своей одежды, аккуратно висевшими на спинках кроватей. Лишь Мурзик немного посетовал на то, что не мог снять и повесить свою шкурку, чтобы она сейчас так же сияла чистотой. Сюрприз ждал друзей и в зале. Пока троица спасателей спала, маленькие человечки навели везде идеальный порядок – все вокруг сияло и блестело.

– Видно, засиделись они без дела-то, – прокомментировала это Клио.

– Или просто не терпят беспорядка, – выдал свою версию Николай.

Освободителей накормили завтраком и после того, как они, наверное, уже в сотый раз отказались немного погостить, с почетом препроводили к выходу. В дорогу им собрали кучу еды и выдали каждому по кошельку, набитому деньгами. Потом, заручившись обещанием друзей, что они непременно еще посетят город гномов, маленький народец скрылся в недрах горы.

Николай достал небольшую схему, которую нарисовал ему один из гномов, и определил направление их движения.

– Через пару дней мы выйдем к городу, – пояснил он, – Посмотрим, как здесь живут люди.

– Здорово! Люди волшебного мира. Целый город…

– Если идти в ту сторону, – рука Николая ткнула в и крону горизонта, – то к вечеру мы выйдем к огромному дубу, под которым есть родник с целебной водой. Ну, там, силы дает, энергии прибавляет…

– Тогда идем к дубу!

– Слышал я про этот родник, – сказал Мурзик. – Говорят, он даже раны залечивает.

Ну, ран у нас, к счастью, нет, а попить такую водичку никому не помешает, – решила Клио и, подхватив кота на руки, зашагала в указанном направлении.

Глава седьмая КТО-ТО НАХОДИТ. КТО-ТО ТЕРЯЕТ

Никаких проблем в дороге не возникло – недостатка в еде, благодаря гномам, они не испытывали, на пути не попадалось никаких препятствий и неприятных неожиданностей, в общем день прошел как нельзя лучше. К вечеру они действительно вышли к огромному дубу, который высился над всем лесом, как Эйфелева башня над Парижем. Отыскать столь приметное дерево не составило никакого труда. Прозрачный родник нашелся тут же, на небольшой поляне возле исполина. Быстро распределили обязанности: Клио было поручено «накрывать на стол», а мужская половина компании отправилась за хворостом.

Вставив в уши наушники, Клио включила плеер и принялась извлекать провиант на ужин. Импровизированный стол был накрыт за считанные минуты, и она блаженно растянулась на травке, подпевая «Зверям».

Все, что тебя касается,
Все, что меня касается,
Все только начинается,
Начинается… —

обещали ей солисты группы.

– Я бы сказала «продолжается», – поправила их Клио и села, чтобы перевернуть кассету.

В эту минуту она увидела, что на их столе какое-то наглое маленькое существо с завидным аппетитом поглощает кусок мяса, предназначенный Мурзику! Существо имело небольшой рост, чуть более пятнадцати сантиметров, и выглядело как маленькая обезьянка с крылышками. Клио отложила плеер в сторону и, подпрыгнув, словно пружина, схватила подлого воришку. Тот недоуменно осмотрел пленившую его руку и поднял на Клио грустные глаза.

– Ты кто? – гневно спросила она.

– Сама ТЫ КТО! – ответило существо.

– Как тебя зовут?

– Меня никто не зовет. Я сам прихожу.

– Ну ты наглец! Сейчас как дам!

– Что дашь?

– В лоб хочешь?!

– Что такое ВЛОБ? Это съедобно?

– Ты такой трудный или просто забавляешься?

– Нет, я простой, – улыбнулась мордашка.

– Да ну тебя, иди подобру-поздорову. А я буду есть.

– Есть?!!

– Кушать хочешь?

– Конечно, что за вопрос!

Клио посмотрела на тощий живот воришки и решила, что накормить такое маленькое создание ей ничего не стоит. А в ее списке добрых дел добавится еще одна галочка.

– Ладно, садись, поешь немного. А потом проваливай! Я воров не люблю.

– А кто их любит? – резонно заметил зверек и снова принялся лопать мясо Мурзика.

Мясо самым таинственным образом просто таяло во рту у этого существа, хотя кусок был раза в три его больше! Клио отложила свой кусок и стала с любопытством наблюдать за такой неслыханной прожорливостью. Очень скоро послышались шаги.

– Ты ждешь кого-то еще? – снова поразив своей наглостью, спросило существо.

– Вообще-то как раз тебя я не ждала, – ответила она. – Мои друзья идут.

На поляне, появился Мурзик.

– Ну, раз меня тут не ждали, то я, пожалуй, удалюсь, – проговорил зверек и, прихватив с собой остатки мяса, быстро взлетел и скрылся в кустах.

– Что он здесь делал? – забеспокоился рыжий кот, проследив за его полетом.

– Он был голоден, и я его накормила! – гордо заявила Клио, довольная собой.

– Это же люмини! – поразился кот ее безмятежию.

– Кто? – переспросил Николай, который тоже видел, как кто-то упер у них кусок мяса.

– Люмини – это очень ленивый маленький народец. У них совершенно нет ни чести, ни совести!

– И что из этого? – Клио демонстративно пожала плечами.

– А то! Ты ему только что показала, сколько у нас еды. Теперь он непременно вернется и все сопрет!

– Глупости! Во-первых, кто ему ее отдаст? А во-вторых, ему столько не унести, да и не съесть…

– Ты не знаешь люмини! Если он захочет, то сможет поднять и унести нас троих вместе взятых. А насчет съест или нет… Смысл его существования – это найти еду, нажраться, а потом спать целый год, пока есть снова не захочется.

Клио окинула взглядом стол, набитую едой сумку и забеспокоилась.

– Так, в таком случае надо установить круглосуточную вахту, пока мы не покинем это место! А вопрос с грузоподъемностью этого нахала решим так. Мешок с едой привяжем к Николаю, а его, в свою очередь, привяжем к нам и к дереву. Уж дерево-то он точно с корнями не вытянет!

Мурзик переживал больше всех. Во-первых, он один реально знал, на что способны люмини, а во-вторых, он очень любил поесть, а сейчас существовала угроза того, что его могут лишить этого счастья. Он лично проверял каждый узелок, завязанный на Николае, посоветовал Клио лечь спать рядом с Королем, а сам залез на дерево и собрался бодрствовать всю ночь, охраняя главную ценность их маленькой компании.

Ночь прошла спокойно. Ничего и никого не похитили. Утром быстро позавтракали, собрали вещи и по настоянию Мурзика незамедлительно покинули дуб с родником. Мешок с провиантом, опять же по требованию кота, нес Николай, крепко обхватив его обеими руками. Стоило Королю убрать руку с мешка, чтобы поправить лямку рюкзака или почесать макушку, как взгляд их пушистого товарища тут же становился осуждающим. Но ничего не происходило.

Напряжение спало. День близился к середине, скоро намечался привал. Неожиданно на Клио кто-то спикировал, заставив ее невольно пригнуться. Она потеряла равновесие и, запнувшись о попавшийся на пути корень, растянулась на траве.

– Всем доброе утро! – пропищал кто-то и, увидев живописное падение, добавил: – Упс. Я не хотел, простите!

Клио, громко чертыхаясь, стала подниматься, но неожиданно упала вновь – край ее джинсов зацепился за торчащий корень. Король переложил «ценный» мешок в одну руку и принялся помогать Клио вызволять брюки.

– Давай подержу, – раздался рядом голос Мурзика, и Николай тут же сунул в протянутые лапы мешок с едой, даже не врубившись в то, что лапы кота стали вдруг почему-то коричневыми, а не рыжими. Быстро освободив Клио и подняв ее с травы, Николай наконец осмотрелся. В паре шагов от него их мешок с провиантом кряхтя тащил люмини. С противоположной стороны замер Мурзик в какой-то необычной позе – рот его был открыт, а одна лапа поднята над землей, будто он бежал и что-то кричал. Словно кто-то хлопнул в ладоши, кот ожил и, проносясь мимо Николая, громко заорал:

– Держи вора!

Ни быстрота реакции, ни скорость, ни численное преимущество не помогли. Ни у одного из друзей не было крыльев! Люмини, видя, что его преследуют, прекратил кряхтеть, легко поднял мешок и так же легко взлетел с ним вверх.

– Я честно не хотел, – снова извинился он и, словно муха, мгновенно скрылся из вида.

– Все пропало! Все пропало! – заголосил Мурзик, убитый горем. – Что мы теперь будем есть? Как мы теперь будем жить?

– Интересно, что он не хотел, красть у нас еду? – задумчиво проговорила Клио.

– Скорее всего, он не хотел, чтобы ты упала, – отозвался Николай. – Ты ему понравилась.

– Еще бы она ему не понравилась! – вставил ехидно Мурзик, на время прекратив свои стенания. – Благодаря ей он теперь сыт на целый год, а мы обречены на голодную смерть.

– Мурзик, не утрируй! – оборвал его Король, чем вызвал неодобрительное фырчание. – И почему ты замер на месте, а не бежал и не спасал мешок с провизией?

– Я замер? Меня этот маленький гад заморозил! Да, обладает, знаете ли, он подобным умением, заставлять замирать на несколько секунд! Посмотрит так на тебя – и все, хана. Еще и голос подделывать умеет!

Кот надулся и важно зашагал вперед. Разговаривать было не о чем, да и неохота. Обычно тему для обсуждений находил Мурзик, но сейчас он ни с кем не разговаривал и лишь неуклонно шел вперед. Правда, шел он ровно до того времени, когда солнце оказалось прямо над головами, напоминая о том, что время обеда наступило. Рыжий котяра дошагал до прилично возвышавшегося над землей пенька, запрыгнул на него и стал поджидать, пока Клио и Николай с ним поравняются.

– Ну и что мы будем есть на обед? – начал он, как только ожидаемые им люди остановились перед пнем. – Подумать только, вся наша еда теперь спокойно переваривается в желудке люмини!

– Для начала у нас есть еще пара баночек консервов, которые остались чудесным образом не съеденными неким прожорливым котом, – медленно проговорила Клио, и кот приувял. – Ну а потом, я видела на чертеже Николая какой-то водоем. – Она загадочно улыбнулась и пошла вперед, добавив ходу.

– Водоем она видела… И что? Вода у нас как раз есть! – проворчал рыжий кот и потрусил за всеми.

Глава седьмая КТО-ТО НАХОДИТ. КТО-ТО ТЕРЯЕТ

Никаких проблем в дороге не возникло – недостатка в еде, благодаря гномам, они не испытывали, на пути не попадалось никаких препятствий и неприятных неожиданностей, в общем день прошел как нельзя лучше. К вечеру они действительно вышли к огромному дубу, который высился над всем лесом, как Эйфелева башня над Парижем. Отыскать столь приметное дерево не составило никакого труда. Прозрачный родник нашелся тут же, на небольшой поляне возле исполина. Быстро распределили обязанности: Клио было поручено «накрывать на стол», а мужская половина компании отправилась за хворостом.

Вставив в уши наушники, Клио включила плеер и принялась извлекать провиант на ужин. Импровизированный стол был накрыт за считанные минуты, и она блаженно растянулась на травке, подпевая «Зверям».

Все, что тебя касается,

Все, что меня касается,

Все только начинается,

Начинается… -

обещали ей солисты группы.

– Я бы сказала «продолжается», – поправила их Клио и села, чтобы перевернуть кассету.

В эту минуту она увидела, что на их столе какое-то наглое маленькое существо с завидным аппетитом поглощает кусок мяса, предназначенный Мурзику! Существо имело небольшой рост, чуть более пятнадцати сантиметров, и выглядело как маленькая обезьянка с крылышками. Клио отложила плеер в сторону и, подпрыгнув, словно пружина, схватила подлого воришку. Тот недоуменно осмотрел пленившую его руку и поднял на Клио грустные глаза.

– Ты кто? – гневно спросила она.

– Сама ТЫ КТО! – ответило существо.

– Как тебя зовут?

– Меня никто не зовет. Я сам прихожу.

– Ну ты наглец! Сейчас как дам!

– Что дашь?

– В лоб хочешь?!

– Что такое ВЛОБ? Это съедобно?

– Ты такой трудный или просто забавляешься?

– Нет, я простой, – улыбнулась мордашка.

– Да ну тебя, иди подобру-поздорову. А я буду есть.

– Есть?!!

– Кушать хочешь?

– Конечно, что за вопрос!

Клио посмотрела на тощий живот воришки и решила, что накормить такое маленькое создание ей ничего не стоит. А в ее списке добрых дел добавится еще одна галочка.

– Ладно, садись, поешь немного. А потом проваливай! Я воров не люблю.

– А кто их любит? – резонно заметил зверек и снова принялся лопать мясо Мурзика.

Мясо самым таинственным образом просто таяло во рту у этого существа, хотя кусок был раза в три его больше! Клио отложила свой кусок и стала с любопытством наблюдать за такой неслыханной прожорливостью. Очень скоро послышались шаги.

– Ты ждешь кого-то еще? – снова поразив своей наглостью, спросило существо.

– Вообще-то как раз тебя я не ждала, – ответила она. – Мои друзья идут.

На поляне, появился Мурзик.

– Ну, раз меня тут не ждали, то я, пожалуй, удалюсь, – проговорил зверек и, прихватив с собой остатки мяса, быстро взлетел и скрылся в кустах.

– Что он здесь делал? – забеспокоился рыжий кот, проследив за его полетом.

– Он был голоден, и я его накормила! – гордо заявила Клио, довольная собой.

– Это же люмини! – поразился кот ее безмятежно-

– Кто? – переспросил Николай, который тоже видел, как кто-то упер у них кусок мяса.

– Люмини – это очень ленивый маленький народец. У них совершенно нет ни чести, ни совести!

– И что из этого? – Клио демонстративно пожала плечами.

– А то! Ты ему только что показала, сколько у нас еды. Теперь он непременно вернется и все сопрет!

– Глупости! Во-первых, кто ему ее отдаст? А во-вторых, ему столько не унести, да и не съесть…

– Ты не знаешь люмини! Если он захочет, то сможет поднять и унести нас троих вместе взятых. А насчет съест или нет… Смысл его существования – это найти еду, нажраться, а потом спать целый год, пока есть снова не захочется.

Клио окинула взглядом стол, набитую едой сумку и забеспокоилась.

– Так, в таком случае надо установить круглосуточную вахту, пока мы не покинем это место! А вопрос с грузоподъемностью этого нахала решим так. Мешок с едой привяжем к Николаю, а его, в свою очередь, привяжем к нам и к дереву. Уж дерево-то он точно с корнями не вытянет!

Мурзик переживал больше всех. Во-первых, он один реально знал, на что способны люмини, а во-вторых, он очень любил поесть, а сейчас существовала угроза того, что его могут лишить этого счастья. Он лично проверял каждый узелок, завязанный на Николае, посоветовал Клио лечь спать рядом с Королем, а сам залез на дерево и собрался бодрствовать всю ночь, охраняя главную ценность их маленькой компании.

Ночь прошла спокойно. Ничего и никого не похитили. Утром быстро позавтракали, собрали вещи и по настоянию Мурзика незамедлительно покинули дуб с родником. Мешок с провиантом, опять же по требованию кота, нес Николай, крепко обхватив его обеими руками. Стоило Королю убрать руку с мешка, чтобы поправить лямку рюкзака или почесать макушку, как взгляд их пушистого товарища тут же становился осуждающим. Но ничего не происходило.

Напряжение спало. День близился к середине, скоро намечался привал. Неожиданно на Клио кто-то спикировал, заставив ее невольно пригнуться. Она потеряла равновесие и, запнувшись о попавшийся на пути корень, растянулась на траве.

– Всем доброе утро! – пропищал кто-то и, увидев живописное падение, добавил: – Упс. Я не хотел, простите!

Клио, громко чертыхаясь, стала подниматься, но неожиданно упала вновь – край ее джинсов зацепился за торчащий корень. Король переложил «ценный» мешок в одну руку и принялся помогать Клио вызволять брюки.

– Давай подержу, – раздался рядом голос Мурзика, и Николай тут же сунул в протянутые лапы мешок с едой, даже не врубившись в то, что лапы кота стали вдруг почему-то коричневыми, а не рыжими. Быстро освободив Клио и подняв ее с травы, Николай наконец осмотрелся. В паре шагов от него их мешок с провиантом кряхтя тащил люмини. С противоположной стороны замер Мурзик в какой-то необычной позе – рот его был открыт, а одна лапа поднята над землей, будто он бежал и что-то кричал. Словно кто-то хлопнул в ладоши, кот ожил и, проносясь мимо Николая, громко заорал:

– Держи вора!

Ни быстрота реакции, ни скорость, ни численное преимущество не помогли. Ни у одного из друзей не было крыльев! Люмини, видя, что его преследуют, прекратил кряхтеть, легко поднял мешок и так же легко взлетел с ним вверх.

– Я честно не хотел, – снова извинился он и, словно муха, мгновенно скрылся из вида.

– Все пропало! Все пропало! – заголосил Мурзик, убитый горем. – Что мы теперь будем есть? Как мы теперь будем жить?

– Интересно, что он не хотел, красть у нас еду? – задумчиво проговорила Клио.

– Скорее всего, он не хотел, чтобы ты упала, – отозвался Николай. – Ты ему понравилась.

– Еще бы она ему не понравилась! – вставил ехидно Мурзик, на время прекратив свои стенания. – Благодаря ей он теперь сыт на целый год, а мы обречены на голодную смерть.

– Мурзик, не утрируй! – оборвал его Король, чем вызвал неодобрительное фырчание. – И почему ты замер на месте, а не бежал и не спасал мешок с провизией?

– Я замер? Меня этот маленький гад заморозил! Да, обладает, знаете ли, он подобным умением, заставлять замирать на несколько секунд! Посмотрит так на тебя – и все, хана. Еще и голос подделывать умеет!

Кот надулся и важно зашагал вперед. Разговаривать было не о чем, да и неохота. Обычно тему для обсуждений находил Мурзик, но сейчас он ни с кем не разговаривал и лишь неуклонно шел вперед. Правда, шел он ровно до того времени, когда солнце оказалось прямо над головами, напоминая о том, что время обеда наступило. Рыжий котяра дошагал до прилично возвышавшегося над землей пенька, запрыгнул на него и стал поджидать, пока Клио и Николай с ним поравняются.

– Ну и что мы будем есть на обед? – начал он, как только ожидаемые им люди остановились перед пнем. – Подумать только, вся наша еда теперь спокойно переваривается в желудке люмини!

– Для начала у нас есть еще пара баночек консервов, которые остались чудесным образом не съеденными неким прожорливым котом, – медленно проговорила Клио, и кот приувял. – Ну а потом, я видела на чертеже Николая какой-то водоем. – Она загадочно улыбнулась и пошла вперед, добавив ходу.

– Водоем она видела… И что? Вода у нас как раз есть! – проворчал рыжий кот и потрусил за всеми.

Глава восьмая ИНСТИТУТ БЛАГОРОДСТВА

Появившееся вскоре небольшое озеро наполнило душу Клио энтузиазмом. Она подошла к берегу, долго всматривалась в воду, потом повернулась к Николаю и объявила:

– Я поймаю рыбу, а ты ее будешь чистить и готовить!

– Надеюсь, у тебя есть навыки рыбной ловли, – не без ехидства проговорил тот.

– Найди-ка мне палку, тонкую, длинную, примерно с меня, – не поддаваясь на провокацию, добавила Клио.

Мурзик, услышав этот разговор, никого не дожидаясь, ринулся в лес на поиски требуемой палки. Ему страсть как хотелось поесть рыбки, ну, или просто поесть. Уже через минуту кот, пыхтя, выволок к берегу подходящую палку и положил ее к ногам Клио.

– Молодец! Хвалю за оперативность!

Клио присела рядом со своим рюкзаком и с выражением истинного превосходства на лице торжественно извлекла из своей сумки комплект для удочки. Быстро приладила леску к палке и с видом заправского рыбака направилась к воде.

– Наберите хвороста, приготовьте место для чистки рыбы, – дала она последние указания и пошла искать место для рыбной ловли. Впереди она присмотрела тенистый подлесок, где намеревалась разжиться червяками.

С наживкой никаких проблем не возникло – консервная банка быстро наполнилась деликатесными червяками, которых так любили рыбы разных видов и размеров.

– Надеюсь, здесь водятся не только золотые да волшебные рыбки, – сказала Клио, ловко насаживая червяка на крючок и забрасывая удочку в озеро. – В принципе нам и эти рыбки помехой не будут. Конечно, все удовлетворение от рыбалки испортят, но зато избавят от готовки и добавят в наше меню несколько пунктов.

Поплавок резко взлетел в воздух и красиво замер на водной глади.

– Ну, удачи мне. Ловись рыбка, мала и велика!

Долгое время поплавок мерно покачивался на воде, никак не проявляя себя. Клио вытащила его из воды и с удивлением обнаружила полное отсутствие наживки! Насадив нового червяка, она стала чаще выдергивать его из воды. С тем же результатом. Выдернув удочку в очередной раз, Клио снова обнаружила пустой крючок.

– Что за рыба здесь такая? – начала сердиться она, насаживая в который раз наживку. – Может, это рак?

Немного поразмыслив, бравая рыбачка решила перебраться поближе к лагерю.

– Ну что? Сколько поймала? – встретил ее Мурзик.

– Ни одной. Кто-то упорно жрет моих червяков. Решила сменить место.

Кот приуныл, а Николай подошел и сел рядом с Клио. Вторая попытка началась. В присутствии друзей у Клио вновь исчезли с крючка несколько наживок, не потормошив поплавок. Даже не шевельнув его ни разу! Украсив удочку очередным деликатесом, Клио встала на ноги и стала ежесекундно забрасывать и тут же вытаскивать ее из воды. Это продолжалось минуты две, потом неожиданно удочка резко напряглась, и Клио, не теряя времени, дернула изо всех сил. Из воды появилась недовольная физиономия зеленоватого старичка.

– Эй, а поосторожнее нельзя? – возмутился он тонким фальцетом. – – Вы меня поцарапали!

– А-а вы кто? – растерялась Клио, а Мурзик за спиной зашипел. – И что вы там делаете?

– Я, можно сказать, второе лицо в этом озере! Я придворный кулинар! А здесь я снимаю ваших червяков, чтобы приготовить их.

– А я, между прочим, не кормить сюда кого-то пришла, а рыбу ловить! Немедленно верните мне все, что незаконно присвоили! – Клио даже ногой притопнула.

– И не подумаю! – заявил дядька, неожиданно легко разорвал руками леску и скрылся под водой.

– Стой, гад! Верни крючок! – закричала вдогонку Клио.

– Девушка, что же вы так орете? – Дядька опять появился на поверхности, только немного поодаль. – Сейчас же тихий час, все спят, а вы… Вам не стыдно?

– Что-о-о? – От подобной наглости у Клио пропал дар речи, и инициативу взял на себя Николай.

– Действительно, верните крючок. Нам надо наловить немного рыбы…

– Об этом и речи быть не может! В этом озере рыбная ловля строжайше запрещена! Здесь проживают важные рыбы! – гордо заявил дяденька.

– Тогда я буду кричать до потери пульса! – заявила Клио и открыла рот.

– Нет, не надо кричать, – осадил ее Николай, Клио удивленно на него уставилась. – Мы включим твой любимый плеер, сунем динамики в воду и устроим ВАЖНЫМ рыбам незабываемую в их жизни дискотеку. Я думаю, это почище динамита будет.

– Чего-чего вы там устроите? – подплыл поближе дядька и прищурился.

Ни Клио, ни Николай не стали ничего отвечать. Страж достала свой магнитофончик, а король приготовил пару непромокаемых мешков для наушников, чтобы не испортить аппаратуру и усилить резонанс. Когда приготовления были закончены, Клио установила звук ровно на половину громкости и, бережно опустив наушники в воду, включила музыку. Дав дяденьке время «насладиться» аккордами и заставив его жалобно просить убрать этот шум, Клио выключила плеер и передала его Николаю.

– Вы не имеете права! – снова начал дядька, и бывший лесничий снова включил музыку. Зелененький прилежно заткнулся.

– В общем, мы не знаем, что у вас тут за правила и почему простому гражданину нельзя поймать пару рыбешек… Не наше дело. Мы в чужой аквариум со своими законами не лезем. Но мы хотим есть! Нам нужна рыба! Так что давай, сплавай к своему начальству и выбей нам там парочку-тройку контрамарок на рыбную ловлю, а иначе мы будем вас глушить, – произнесла коротенькую речь Клио.

Дядька, ни слова не говоря, нырнул в воду. Время тянулось удивительно долго. Наконец он снова появился.

– Вот, выбирайте! – заявил он, и по взмаху его руки к берегу подплыли с десяток рыбин.

Одного взгляда на них Клио было достаточно, чтобы понять: она не сможет съесть ни одну их них! Все рыбы смотрели сейчас на рыболовов умнейшими глазами, в которых читалась обреченность. Посадить разумное существо на вертел? Это было выше ее сил! Клио сглотнула и решила пойти на маленькую хитрость. Может, они только выглядят такими умными?

– Всем привет! Меня зовут Клио, а вас?

К ее ужасу, они не только выглядели умными… По очереди рыбы стали выплывать вперед и представляться, после чего освобождать место для следующей. Прищела, Мивара, Кишпена… Клио глубоко вздохнула: рыбный день устроить не получится, судя по всему, им предстоит небольшой пост. Или даже голодовка.

– Я не буду их есть, – шепотом сказала она Николаю.

– Я тоже, – ответил он. – У Мурзика, я думаю, они тоже поперек глотки встанут.

– Как будем выкручиваться?

Николай на секунду задумался, потом набрал в грудь воздуха и громко сказал:

– Мы пригласили вас, чтобы узнать, есть ли в вашем озере отважные рыбы. Как мы видим, они есть. Мы восхищаемся вашей отвагой и самопожертвованием. Каждая из вас получит за это поощрительное угощение. – Он нагнулся и поднял с травы банку. – Прошу вас, угощайтесь.

Высыпав содержимое на руку, он стал бросать червяков в воду. Рыбы, вновь подтверждая свою разумность, не стали все вместе кидаться на дармовое угощение. К брошенному деликатесу подплывала одна, очередная, и, заглотив свою порцию, тут же отплывала на место. Когда поощрение было выдано всем храбрецам, Клио отпустила рыб восвояси и снова подозвала к себе дядьку.

– А что, у вас простых карасиков вообще нет?

– Нет. Это заповедное озеро. Здесь создан институт благородства.

– Для чего? Кем создан?

– Королевой фей.

– Мощно. Ладно, живите спокойно. – Дядька приготовился нырнуть. – Эй, не так быстро! Благородства… Даже не попрощался!… Верни крючок! И на, у нас тут в банке осталось немного… – Клио протянула подплывшему дядьке банку с червями и получила назад свой крючок.

– Удачи вам в борьбе с магом! – на прощание пожелал дядька и, обдав героев водой, скрылся под водой.

– Тут что, все знают, кто мы есть и какова наша цель? – удивилась Клио.

– Наверное, это становится очевидным, когда они начинают с нами общаться, -проговорил Николай и присел рядом с ней.

– Представляешь, твоя пра-пра-пра… в общем, давняя родственница создала этот пруд с умными рыбами, а мы пришли и чуть их всех не сожрали, – задумчиво сказала Клио. – Провинциалы, блин!

– Не надо так категорично. Обычное озеро, а таблички, запрещающей рыбную ловлю на данном объекте, тут нет. Любой мог оказаться на нашем месте. – Николай улыбнулся. – Надо собираться и двигаться дальше. Может, по пути что-нибудь съестное отыщется. – Он встал и подал руку Клио, помогая подняться.

– Да-да. Подальше от этого позора. Надеюсь, больше подобного фиаско с нами не произойдет! Иначе я умру от стыда.

– Никто не застрахован от ошибок. А где наш кот?

Мурзика нашли мирно спящим за рюкзаками, да так крепко, что, когда Клио взяла его на руки, он только сонно подергал носом.

– Уморился наш котик, – улыбнулся Николай. – Всю ночь еду караулил, а тут еще лишился обеда… Нервное напряжение и все такое… – Взяв сумку Клио, он двинулся вперед.

Они пошли вдоль берега.

– И зачем рыбам благородство? – вслух удивлялась Клио. – И чем бы нам накормить нашего кота, когда он проснется? Он же похудеет…

Слева раздался громкий всплеск, и на поверхности озера появился уже знакомый зеленоватый дядька.

– На том берегу живет старик, – начал он без предисловий. – Он отшельник. Ни с кем не общается. Но у него есть слабость – любит все необычное. Если вы что-нибудь такое ему покажете, он может выменять вам это на еду. Да, и пусть идет девушка, а то он не откроет, – закончил дядька и ушел под воду.

– Вот тебе и ответы на оба твоих вопроса, – сказал Николай.

До домика отшельника шли не более десяти минут. Он стоял за полосой деревьев метрах в ста от берега и выглядел несколько обветшалым. Хлипкий заборчик с небольшой калиткой, закрывающейся на мощный засов, выглядел еще хуже. Изучив строение из-за деревьев, Клио с Николаем принялись искать то, что могли бы предложить старику. Перерыв вещи несколько раз, обнаружили и идентифицировали как самый ненужный и достаточно необычный для этих мест только один предмет. Им оказалась автоматическая шариковая ручка, взятая с собой Клио. Она имела золотистый корпус с металлическими нарезками и переливалась на солнце.

Мурзика и вещи решили отставить в лесу, чтобы они не смущали и не отвлекали отшельника от переговоров. По совету озерного дядьки, к калитке пошли вдвоем, а потом Николай присел и укрылся за кустом, из-за которого мог отлично видеть Клио, стоящую у забора. Он решил больше не отпускать ее одну ни в какие авантюры и не спускать с нее глаз. Мало ли что…

Быстро преодолев оставшееся расстояние, Клио подошла к калитке и громко позвала:

– Эй, есть здесь кто? – После непродолжительной тишины она закричала еще громче. – Ау! Есть кто жилой? Я к вам по делу.

Послышался еле слышный скрип, и у дома появился старик. То, что он старик, не вызывало сомнений, только вот на обычного пенсионера он никак не походил. Рост под два метра, широкие плечи, а взгляд цепкий и пронзительный. Клио быстро справилась с первым удивлением и улыбнулась:

– Здравствуйте!

– Чего тебе? – недовольно спросил старик густым басом.

– Говорят, вы любите необычные вещи? – как можно вежливей спросила Клио и показала ему ручку, щелкнув ею несколько раз и написав несколько слов на заранее приготовленной бумаге.

Старик внимательно посмотрел на демонстрацию, потом неспешно подошел к калитке и протянул через ограду свою сморщенную руку.

– Дай сюда, – потребовал он не терпящим возражений тоном. Клио протянула ему ручку. – И бумагу! – пробасил старик.

Завладев новой диковинкой, он осмотрел каждый миллиметр корпуса, сверкнув ею на солнце, понюхал, осторожно раскрутил, изучил внутренности, посмотрел на свет стержень, после чего собрал ручку снова и нарисовал на бумаге несколько крестиков. Все время, пока он занимался изучением, его глаза горели азартом. Но, как только он поднял взгляд на Клио, он снова стал холодным и равнодушным.

– Продаешь? – спросил он, держа ручку, словно грязную палку.

– Нет, меняю. Мне нужна еда. Обязательно мясная. Отшельник поморщился.

– Могу дать за это сосиску, – сказал он, словно предлагал отвалить пуд золота.

– Тогда – шесть! – стала торговаться Клио. Базарная практика никогда не бывает лишней.

– Три! И ни сосиской больше! – прогудел гигант.

– Не пойдет. Ручка новая, неисписанная. Не хотите меняться – верните!

– Нет, – буркнул старик.

– Что нет? – Клио сдвинула брови. В голове мелькнула мысль, что если этот отшельник не захочет отдавать ручку, а скажем, просто ее присвоит, то отобрать ее у него будет непросто. Или невозможно.

– Нет у меня больше сосисок, – обиженно проговорил старик. Клио показалось, что он искренен. – Правда нет. И мяса нет. Могу дать еще немного хлеба и пару яблок.

Страж внимательно обдумала предложенную пайку. Ручку ей было совершенно не жалко…

– Договорились, – кивнула она. – Я здесь подожду, – и, видя, как старик резво развернулся к дому, добавила на всякий случай: – С ручкой подожду.

Старик вернул Клио ручку и широкими шагами направился к дому. Его не было минуты две, и вернулся он с узелком из светлой тряпицы, который тут же развернул, демонстрируя выполнение условий сделки. Сверху лежала еще пара веточек петрушки. Бонус; очевидно… Осмотрев содержимое, Клио вручила отшельнику ручку, взяла узелок и поспешила к лесу. Старик вернулся в дом.

Вынырнувшему из кустов Николаю Клио тут же всучила сосиску с куском хлеба и зеленью.

– Ешь сейчас, – предупредила она, откусывая свой бутерброд. – А то Мурзик потом не даст спокойно прожевать – ком в горле застрянет.

Глава девятая ГЛУПОСТЬ ХУЖЕ КАМНЯ НА ШЕЕ

На траве, где оставили кота, его почему-то не оказалось. Вещи были на месте, а рыжего зверя рядом с ними не наблюдалось.

– Мурзик! Мурзя, Мурзинька. Кис-кис-кис, – стала звать его Клио. – Где ты, пушистик? Я тебе сосиску принесла.

Из-за одеяла Николая, которое наполовину вывалилось наружу, послышалось легкое сопение, а затем и ворчливая речь:

– Так бы сразу и говорила. А то «Кис-кис-кис!»…

– Ну ты нахал! – Кот поднял морду. Клио замахнулась на него рукой, но тот ловко отпрыгнул в сторону и принялся лениво умываться. – Поймаю – уши надеру! – пригрозила дипломница.

– Не поймаешь, – спокойно парировал рыжий нахал.

– Не говори гоп… Легко! Прямо сейчас. Вот только вздохну еще раз полной грудью…

– Это у тебя-то грудь полная? – удивился Мурзик, разглядывая предмет разговора. Позади послышался приглушенный кашель – Николай явно чем-то подавился.

– Я вырву твой поганый язык! – пообещала, заливаясь краской, оскорбленная до глубины души Клио и медленно двинулась на кота.

– Ну, это никак нельзя. Язык – это, можно сказать, мое главное достоинство, – принялся отступать кот, поняв, что сморозил что-то не то.

Страж быстро прыгнула вперед, но кот опять успел отскочить.

– Но-но-но-но! Попрошу без рук! – Мурзик встал на задние лапы и, подняв одну переднюю, стал размахивать ей, как оратор. – Но-но-но, лиц высокого сословия трогать строжайше запрещено! – заявил он, не переставая пятиться.

– Ты прав, лица высокого сословия неприкосновенны. – Клио приостановилась и прищурила один глаз, якобы задумалась. – А вот наглые пушистые морды к их числу не относятся! – быстро проговорила она и снова сделала резкий выпад, но пушистая лапа в последний момент выскользнула из рук Клио, и они стали наматывать круги по поляне – борец за свободу слова и независимость и праведно возмущенная общественность. При этом первый громко орал и оглядывал местность, чтобы, убегая, случайно не споткнуться.

Клио быстро надоело это занятие, и она предприняла последнюю попытку изловить нахала. Мурзик так же искусно отпрыгнул назад, но не рассчитал и врезался в стоявшее позади него деревце. Оценив ситуацию, оскорбленная личность быстро ринулась вперед, и коту не оставалось ничего другого, как, быстро перебирая лапами по стволу, спасаться на этом самом дереве. Схватить наглеца Клио не удалось, но оставался шанс его оттуда стрясти. Дерево было тонкое и небольшое, поэтому легко гнулось. Что и требовалось. Хорошенько ухватившись за ствол, Клио стала раскачивать деревце в разные стороны. Мурзику пришлось обхватить покрепче лапами ветку, на которой он сидел, чтобы не слететь вниз.

– Коля, дружище, – взмолился он через пару минут, – ну уйми ты эту разбушевавшуюся фурию! Где твоя мужская солидарность?

– Извини, друг, – смеясь ответил Николай, – но, во-первых, я с женщинами не дерусь, – «фурия» метнула в него горящий взгляд, – а во-вторых, не хочу потом, как ты, сидеть на дереве.

– Вот-вот! – подвела итог их дебатам Клио, кружа вокруг дерева – убежища Мурзика, бросая вверх плотоядные взгляды, чем заставляла кота тяжело вздыхать и подумывать, а не стоит ли попросить прощения?

Сидеть на дереве было неудобно, к тому же кот понимал, что из-за него они теряют драгоценное время и могут не успеть добраться до города, где можно купить много еды, поэтому он быстро сдался.

– Клио, извини меня, пожалуйста, – заискивающе протянул он. – Я совсем не хотел тебя обидеть! Я же кот и не мог знать, что подобное высказывание может тебя обидеть. Я ведь хороший…

– Да, да, – закивала ему Клио. – А еще ты хорошо врешь…

– Ну, это совсем не то…

– Ладно, ты прощен, можешь слезать, – перебила его она. – Нам скоро идти.

– Точно прощен? – на всякий случай уточнил кот. Клио сдвинула брови. – А сосиску отдашь? – спросил он, как только снова оказался на земле.

– Забирай. Она на моей сумке.

Мурзик быстро подскочил к обещанной еде и умял ее и два счета.

– И больше ничего нет? – удивился он.

– Мурзик, не наглей, – тихо посоветовал ему Николай.

– Можешь еще яблоко взять, – махнула рукой Клио. – Я отойду ненадолго, вернусь, пойдем дальше, – сказала она и скрылась за деревьями.

– Если не вернешься через десять минут, мы пойдем тебя искать, – крикнул ей вслед Николай и, положив под голову рюкзак, растянулся на траве.

Кот быстро привел свои усы и морду в порядок, приутюжил языком загривок и подсел к королю.

– Коля, вот ты мне скажи, почему ты ей все прощаешь? – Долгое время было тихо. Мурзик уже решил, что Николай либо задремал, либо не хочет с ним разговаривать, когда тот тихо ответил:

– Я ее люблю.

– А то это незаметно! – хмыкнул кот.

– Только не ей, – послышался вздох.

– Ну и не надо ее баловать. А то она и так важничает. Скажешь, вообще загордится, – принялся давать советы рыжий, но тут послышались шаги возвращающейся Клио.

– Никого искать не надо. Я вернулась, – объявила она и взяла рюкзак. – Двигаем?

Она так резво развернулась на месте, что зацепилась рукавом за ветку упала на траву.

– Нет, это никуда не годится! – возмутилась она, поднимая голову. – Я падаю уже который раз, а вы ни одного. В конце концов, кто из нас женщина и кто должен выглядеть идеально? Я! Ни за что не пойду в город в таком виде! Хочу принять ванну. Ну, или хотя бы душ…

Клио села и скрестила на груди руки, показывая свою решимость.

– Но мы вряд ли сможем найти тебе здесь ванну, – стал уговаривать ее Николай. – А вот в городе как раз она есть.

– Да? А по городу мне прикажешь в таком виде идти? Нет уж! Фигушки!

– Мм… – промычал Мурзик, привлекая к себе внимание. – Клио, а как ты смотришь на маленький водопадик? Там можно хорошо помыться и прополоскать свои вещи.

– Водопадик, говоришь… Вполне подойдет. Это далеко?

– Нет. Метров пятьдесят влево.

– В таком случае объявляю банный день! Идем мыться! – обрадовалась Клио. – Показывай дорогу!

Каменный уступ, с которого падала вода, был высотой метра три. Вода изливалась в небольшую чашу диаметром чуть более пяти метров и глубиной около метра, а дальше текла в глубь леса маленьким ручейком.

– Какая красота! – восхищенно воскликнула Клио. – Мурзик, ты лучше всех! Давайте вернемся на ту полянку, которую только что проходили, и я пойду купаться.

– А зачем нам возвращаться? Мы тебя можем здесь подождать. Мойся себе, – опешил кот.

– Видишь ли, Мурзя, – начала объяснять ему Татьяна, – ввиду некоторых особенностей…

– Мурзик, ты же неглупый кот. Клио – девушка, и ей не пристало раздеваться перед мужчинами.

– А она будет раздеваться? – округлил глаза кот, Клио улыбнулась ему зловещей улыбкой. – Так бы сразу и сказали, – сразу сдался он.

– Так мы идем?

На полянке Николай с котом сразу развалились на траве, а Клио принялась дербанить свой рюкзак. Она достала шампунь, мыло, полотенце и неожиданно наткнулась на что-то еще. Вытащив этот предмет наружу, опознала его как прихваченный у старой магички пузырек, про который она совершенно позабыла. Вторично пошарив в недрах рюкзака, Клио вытащила еще парочку сосудов того же происхождения.

– Что бы это могло быть? – тихо проговорила она и, вынув пробку из одного пузырька, осторожно понюхала. Пахло луговыми травами. – Наверное, это ароматные масла для тела! – решила девушка с дипломом. – То, что надо!

Засунув оставшиеся два сосуда назад в рюкзак и прихватив все вещи для купания, Клио помахала мужчинам и отправилась «принимать душ». Это было нечто! Нечто прекрасное и незабываемое. Это совсем не то озеро за городом, на которое они с сокурсниками ездили купаться каждое лето. В нем дна было не видно уже в паре метров от берега и вода была песочно-зеленого цвета. Здесь вода была прозрачной и мягкой. Ласкала не хуже шелка… Так не хотелось выходить на берег!

– Интересно, Стража Врат выбирали не из русалок? – задумчиво проговорила Клио и, тяжело вздохнув, вышла на берег.

Вытеревшись, она взяла изящный флакончик магички и вновь осторожно его понюхала.

– Сейчас проверим чудодейственные свойства магических эфирных масел.

Сперва она капнула на маленький зеленый листик и, внимательно осмотрев каплю на свет, уже спокойно смазала ею свою руку. Эффект был прямо противоположный тому, что она ожидала. В том месте, на которое попало масло, рука мгновенно покраснела и зачесалась. Клио вскочила на ноги, вернулась к воде и быстро сунула руку в ее прохладу. Вода тут же смыла противное масло, и руке стало немного легче.

– Наверное, у меня на него аллергия, – решила Клио и плотно закрыла флакон.

Она оделась, собрала вещи и пошла к друзьям. Рука, обдуваемая легким ветерком, быстро высохла, и ее снова запекло. Клио старалась не обращать внимание ни на нее, ни на все ухудшающееся самочувствие. Когда она вернулась в лагерь, то уже едва держалась на ногах. Николай и Мурзик дружно пожелали «С легким паром!», повернув головы в ее сторону, и тут же кинулись к: ней.

– Что случилось?

– Тебе плохо?

– Небольшая слабость. Все в порядке. – Клио выпрямилась и прошла к своим вещам. – Все прекрасно. Идите мыться, я вас подожду. – Она улыбнулась и невольно скривилась от боли. Полотенце, висевшее на больной руке, соскользнуло, и взору товарищей предстала почти бордовая, опухшая рука.

– Что это? – хором спросили они.

– Ничего особенного. Шла, поскользнулась, упала… – У Клио закружилась голова, и она растянулась на траве. – Полежу немного.

– Что это такое? Что ты сделала? Куда влезла? – принялся допытываться Николай и внезапно услышал за спиной старушечий голос:

– Явно не туда, куда следовало.

– Привет! – помахала Клио кому-то рукой, Николай повернулся на голос.

Там стояла маленькая щуплая старушка в потрепанной одежде, с ярким медальоном в виде звездочки и недовольно смотрела на их подругу.

– Ты зачем их взяла? Что, ума нет? – с ходу налетела она на Клио. – Это же надо быть такой глупой и легкомысленной! Сказала же я тебе: я магичка! Вот дурная девчонка. И я тоже хороша, сразу не хватилась, думала, Фужик куда закатил…

– Вы назвали котенка Фужик? – улыбнулась Клио.

– Это что… она и есть? – тихо спросил Мурзик. Клио кивнула.

– Дом без окон без дверей? – догадался Николай, и ему кивнул кот.

– Что рты поразевали? – прикрикнула на них старуха. – Лучше бы внимательней следили за своей подружкой, тогда бы сейчас с ней все в порядке было! – Она слова обратилась к Клио: – Где они?

Клио показала на полотенце у своих ног, под которым сейчас валялся виновник всех бед, и мотнула головой в сторону рюкзака, где лежали остальные. Магичка подошла, быстро осмотрела вещи, забрала три принадлежащих ей пузырька и снова повернулась к пострадавшей.

– Который? – вновь грозно спросила она, Клио указала на тот, содержимое которого жгло теперь ей руку. – Додумалась! Чего тебе в голову-то взбрело на себя это лить?

– Я думала, это ароматическое масло, – повинилась Клио. Ей становилось все хуже.

– Простите, а что она сделала? – волнуясь, влез в их разговор Николай.

– Что сделала? Вылила на себя магическое зелье! Хоть бы спросила!… Теперь она может загнуться.

– Умереть? – потрясенно переспросил будущий Король.

– Именно! И заметь, по своей глупости! Хорошо хоть сообразила вовремя смыть масло лесной водой. Иначе теперь мы бы уже с ней не разговаривали. Вода замедлила, даже приостановила процесс.

– И что теперь? Как мы можем помочь? – заволновался Мурзик.

– Конкретно ты никак, – бросила колдунья коту. – А вот ты… – Она уставилась на Николая, который не сводил глаз с Клио.

– Что? Как? – мгновенно отреагировал он.

– Поцелуй ее.

– Не понял…

– Что тут непонятного! – рассердилась магичка. – Король и Хранитель Врат издревле были одним целым. Если одному не хватает сил – второй должен ему помочь!

– Только через мой труп, – тихо сказала Клио слабеющим голосом.

– Ваше дело! – пожала плечами старуха. – Ясредство вам подсказала, а дальше решайте сами. Мне некогда. У меня Фужик некормленый. Трупом она стать захотела… – проворчала она и решительно отошла в сторону.

Магичка активировала свой медальон. Появился свет размером с дверь. Она неторопливо пошла к нему, но неожиданно снова повернулась с друзьям.

– Да, вот еще что. Хочу вас предупредить. Слушайте внимательно, – добавила она, заметив, что Клио прикрывает глаза. – Эта дурочка своим поступком затронула тонкую грань магии и волшебства… Поэтому сейчас обе стороны знают о том, что что-то случилось. И если маг еще не уверен в вашем появлении, то вы сами натолкнули его на мысль, что такая возможность существует, и поколебали его спокойствие. Будьте настороже.

– А как вы узнали про Клио? Ну, про то, что она взяла ваше зелье? – спросил Николай, крайне удивленный внезапным появлением старухи и ее неожиданным желанием помочь.

– Говорю же, бестолочь, она контактировала с магией! Это как позвонить в колокол. Только все просто это почувствовали и пожали плечами, а я сразу поняла, в чем дело. – Старушка шагнула одной ногой в прямоугольник света. – Времени мало. Если вы не поцелуетесь, она умрет. – С этими словами она пропала. Пропил и свет.

Николай с Мурзиком тут же кинулись к Клио. Она внимательно посмотрела на обоих своими покрасневшими глазами и улыбнулась.

– Что скажете? Мне крышка?

– Скажешь тоже, – фыркнул Мурзик.

– Глупости! С чего это ты взяла? Ты слышала, что сказала эта старушка? – вмешался Николай.

– Слышала, – кивнула Хранительница Врат. – Отсюда и выводы…

– Нет, может, ты не поняла? Она сказала, что если мы… Что если я…

– Поцелуй из сострадания? Фу! Не-же-лаю.

– Это вовсе не из сострадания! Клио, я давно тебе хотел сказать… – начал было Николай, но Клио положила ему свой палец на губы и покачала головой.

– Мне нравится, что вы больны не мной, ваше величество, мне нравится, что я больна не вами… И вообще на данный момент я больна не до такой степени! – с вызовом воскликнула Клио и, скривившись от боли потеряла сознание.

Кот забеспокоился, забегал вокруг головы Клио, лизнул ее в щеку, пощекотал нос хвостом…

– Это бесполезно, – вздохнул будущий Король.

– Эй, это что за настрой? Ты же не дашь ей умереть только потому, что ей что-то там нравится или не нравится?! – возмутился рыжий. – Ты легенду слышал? До последней битвы вы оба должны быть живыми и здоровыми! Не медли!

Николай действительно пал духом, но после слов Мурзика взял себя в руки. Он наклонился над Клио.

– Извини, если что… Но я не могу поступить по-другому, – сказал он и поцеловал ее.

На миг ему показалось, что его поцелуй не остался безответным… но уже в следующее мгновение он просто перестал об этом думать, потому что почувствовал, как через его тело волна за волной проходит мощная энергия. Энергия шла и от Клио, только ее поток был тоненький и слабый. Получалось, что старуха была права – Страж и Король обменивались своей энергией!

Это продолжалось всего несколько секунд, а потом два потока энергии столкнулись вместе и соединились, образовав мощную вспышку света, которая чуть не ослепила сидевшего рядом кота. После этого все прекратилось. Николай осторожно отстранился и посмотрел на Клио. На ее спокойном лице появился легкий румянец, а опухоль на руке спадала на глазах, и рука стала медленно принимать обычный розовый цвет. Клио явно шла на поправку.

– Ей лучше? – спросил Мурзик, стараясь заглянуть Клио в лицо.

– Я думаю, да, – вздохнул Николай.

– Что это за светопреставление здесь было?

– Наверное, наша энергия совместно выпихнула из тела Клио силу магии, которая ее убивала, – пожал плечами бывший лесничий и почувствовал небольшую слабость. Он опустился на траву и прикрыл глаза.

– Ты сам-то в порядке?

– Сейчас немного полежу, и все будет прекрасно. – последовал ответ.

– Я считаю, тебе надо сходить искупаться, – решительно заявил кот и подтащил к королю рюкзак.

– Почистить перышки? – усмехнулся тот.

– Нет, вернуть силы. Помнишь, что сказала магичка? Лесная вода придает силы! Тебе это не повредит. – Николай кивнул и посмотрел на Клио. – За нее не беспокойся – я присмотрю. Она еще как минимум пару часов поспит. Ты к тому времени и искупаться успеешь, и поспать. Иди давай.

Николай признал, что кот прав – силы ему еще ох как понадобятся! Он взял необходимые вещи и отправился к водопаду, а Мурзик подвалился под руку Стража и принялся мурлыкать, чтобы Клио и во сне чувствовала, что она не одна.

А где-то высоко в горах, в замке без окон и дверей, у волшебного сундука стояла старушка с маленьким черным котиком на руках. Она напряженно и внимательно следила за действиями, которые происходили на поляне недалеко от водопада. Небольшое чувство вины терзало ее душу – не уследила, позволила взять такое сильное магическое зелье!… Когда Николай наконец склонился над Клио и яркая вспышка осветила всю поляну, колдунья вздохнула с облегчением.

– Вот и молодец. Нельзя слушать то, что говорит вздорная девчонка. – Она погладила котика и добавила: – Они будут хорошей парой. Правда, мой милый? – Кот в ответ громко замурлыкал.

Старуха посадила его на стол, взяла корзину и смела со всех полок стоящие там пузырьки.

– Наведем-ка небольшой порядок, – сказала она и подошла с этой корзиной к сундуку.

На ее груди снова блеснул медальон, и картинка тут же сменилась. Теперь в прямоугольнике сундука виднелась бурлящая раскаленная лава вулкана. Магичка перевернула корзину, и множество пузырьков, сверкая своими гранями, дружно полетели вниз.

– Давно надо было это сделать, – вздохнула старуха и закрыла сундук. – Пойдем, Фужик, наведем порядок во всем замке…

Как и предсказывал Мурзик, Клио очнулась только через два часа. Она открыла глаза и посмотрела перед собой. Подвластные легкому ветерку кроны деревьев, раскачиваясь в разные стороны, старались закрыть голубое безоблачное небо. Было тихо. Немного полежав и полюбовавшись небом, она неожиданно вспомнила про свое печальное состояние после снятие пробы с масла магички. Подняв больную руку, Клио, к своему изумлению, не обнаружила на ней никаких признаков магического ожога. Это маленькое чудо очень обрадовало юную экспериментаторшу.

– Ура! – шепотом прокричала она. Под другой рукой сразу кто-то зашевелился, и в поле зрения появилась рыжая мордочка.

– Тебе лучше? – спросил кот.

– Мурзик, представляешь, я вылечилась! – поделилась радостью Клио.

– Шиш бы ты вылечилась, если бы не Коля! – заявил пушистый. – Перепугала нас, жуть! Если бы он тебя не поцеловал…

– Так он меня поцеловал?! – ахнула Клио, и ее щеки зарделись.

– Да, поцеловал, и не вздумай его в этом упрекать! Все из-за твоей глупости.

– Спасибо, – улыбнулась Клио и, притянув кота поближе, поцеловала его в нос.

– Не мне спасибо, а Коле! Вот проснется, его и поцелуешь, – важно произнес Мурзик. – А теперь сходи к водопаду, искупнись.

– Что, я успела измараться? – округлила глаза Клио?

– Что же вы такие непонятливые, – вздохнул Мурзик, становясь похожим на профессора, который никак не может вдолбить в головы нерадивых студентов теорему. – Вода дает силы, а тебе они сейчас очень нужны. К тому же тебя ведь кидало в жар? – въедливо поинтересовался он.

Клио больше доводов не требовалось. Он поднялась на ноги, уняла легкое головокружение и поплелась к воде. Ей действительно требовались силы!

Сколько она пробыла в воде, Клио не имела ни малейшего понятия. Ей было как-то неловко теперь смотреть в глаза Николая… Пару раз при взгляде на берег ей показалось, что на берегу мелькало что-то рыжее.

– Мурзик беспокоится, – решила она и вылезла из воды.

Солнце уже склонилось к горизонту, на лес спускались сумерки. Лесные жители начали репетировать музыку леса, издавая тысячи звуков. Вернувшись на поляну, Клио увидела, что там навалено множество веток, а Николай сидит над потрескивающим костром и готовит ужин.

– Всем привет! – как можно жизнерадостней сказала она и махнула рукой. – Сегодня вроде моя очередь готовить.

– Что-то не помню, чтобы мы занимали очередь, – ответил Николай, поворачиваясь к ней лицом. – Как ты?

– Спасибо, хорошо. – Клио оглядела поляну. – Мы что, остаемся здесь?

– Сегодня в город уже не успеем, пойдем завтра утром, так что заночуем здесь.

– Логично. Начинаем готовиться к ночлегу.

После ужина расстелили одеяла и завалились спать. К Стражу тихо подполз Мурзик и что-то прошептал ей на ухо, после чего она глубоко вздохнула и начала разговор.

– Николай, большое тебе спасибо, что ты… меня… ну это… – Клио немного помялась, а потом выдала на одном дыхании: – Поцеловал и спас мне жизнь!

– Не за что, – ответил он. – Мы ведь друзья.

– Друзья, – эхом отозвалась Клио.

– Клио, я тут подумал, – громко начал кот, – может ты выйдешь замуж за Короля? Вот вы уже и целовались…

– Глупости ты говоришь. – откликнулась та.

– А почему, собственно, нет? Не хочешь стать женой Короля?

– Знаешь, как в песне:

А я не хочу, не хочу по расчету,
А я по любви, по любви хочу!…

– Нет, я серьезно, – настаивал Мурзик.

– С чего это ты решил стать серьезным? Понимаешь, мне нужен муж такой… – Клио закинула руки за голову и уставилась в ночное небо.

– Какой? – не вытерпел Николай.

– Ну… Чтоб не пил, не курил и цветы всегда дарил…

– А я не пью, не курю. А цветы каждый день рвать жалко.

– У-у-у,. ханжа! – Клио перевернулась на бок, лицом в противоположную сторону от Короля. – В этом-то все и дело, – тихо сказала она.

– В ЧЕМ дело? – в один голос спросили Николай с котом, но Клио больше ничего не сказала.

Ночь накрыла весь лес, на небо высыпали мириады звезд. Клио уже давно сладко посапывала, просматривая, наверное, третий или пятый сон. Мурзик тоже позволил себе расслабиться. Привалившись на одеяло Стража, он раскинул лапы в разные стороны и мирно дремал, периодически подергивая ими по очереди. Не спалось одному Николаю. Он все думал о разговоре, затеянном котом перед сном. Вот выполнят они миссию, возложенную на них волшебным миром, и он непременно вернется к этому разговору. Непременно.

Неожиданно ему захотелось сказать все Клио. Рассказать ей о своей любви и о том, что больше всего на свете он хочет поселиться где-нибудь в большом доме, который он построит сам на опушке леса и где хочет жить и воспитывать детей… непременно с ней. Николай перекатился к Клио и осторожно потряс ее за плечо.

– Клио?

– У… – заворочалась она.

– Что «у»?

– Я сплю!

– А…

– Что «а»?

– Я просто тут подумал…

– Думать молча надо, а не будить всех подряд своими мыслями! – проворчала Клио.

– Извини, – прошептал будущий Король, поняв абсурдность разговора на такие важные темы ночью.

– Ладно, проехали, – смилостивилась Клио. – Что ты хотел?

– Да так, ерунда…

– И из-за этой ерунды ты разбудил меня посреди ночи?! – вспылила Клио.

И вдруг ей показалось, что она знает, о чем хотел поговорить с ней Николай, и ее тело напряглось, прогнав остатки сна. Она даже была готова биться об заклад, что это именно ТА тема. Тема, которой она очень боялась. Точнее, не самой темы, а того, что она не сможет сказать, что думает на самом деле, и попросту снова обидит Николая. Клио плотнее закуталась в одеяло, демонстративно зевнула и проговорила:

– Давай спать. Завтра. Мы поговорим завтра.

– Спокойной ночи, Клио, – услышала она в ответ и закрыла глаза.

Утро их встретило ярким солнцем. У троих друзей было полно сил, много времени, чтобы спокойно добраться до города, и совершенно никакой еды. Мурзик с утра первым делом внимательно обследовал пустой котелок, оставшийся стоять на поляне после вчерашнего ужина, и консервную банку, из содержимого которой он был сварен.

– И что у нас сегодня на завтрак? – обратился он к Николаю.

– Плов, – ответил тот, и Клио недоуменно вскинула брови. – Без мяса и… без риса, – продолжил Николай, ошарашив кота.

– Нам грозит голодная смерть, – мрачно заявил он.

– Мурзик, ты пессимист. Разве можно умереть с голоду, когда есть вода? – весело воскликнула Клио и потрепала кота по загривку.

– Воду есть нельзя. Ее пьют. Вот я и говорю, что мы умрем с голоду, а не от сухости во рту.

– Не падай духом. Если верить моей карте, то мы в каких-то трех-четырех часах ходьбы от города. А там много еды! – подключился Николай.

– Я голодный, обессиленный кот, мои лапки еле-еле шевелятся. Я туда не дойду!

– Хорошо, уговорил. – Мурзик, в надежде, что его понесут на руках, быстро подбежал к Клио. – Если ты не способен туда дойти, то ползи! Глядишь, к вечеру будешь там. Мы тебе к тому времени уже стол накроем, коврик для сна постелим…

– У тебя нет сердца! – высокопарно заявил рыжий и, демонстративно прихрамывая, пошел в сторону города.

– Ну вот, а говорил, нет сил, – усмехнулась Клио.

– Наверное, задействовал скрытые резервы, – добавил Николай, и они пошли догонять «обессилевшего» кота.

Глава десятая ГОРОД

Благодаря скорости, которую задал их голодный проводник, башни города появились в поле зрения уже через два с половиной часа, а через три часа друзья полным составом вступили на первые улочки.

– Клио, – решил на всякий случай предупредить Николай, – надо в городе разговаривать культурнее. Забудь на время всякие блатные словечки нашего мира. А то нас могут не так понять. Лишняя реклама нам ни к чему.

– Согласна, – кивнула она, – будем следить за базаром, – и, не останавливаясь, пошла вперед.

Город был сказочно красив. Маленькие уютные домики и богатые дома побольше сильно отличались от тех, что привычно было видеть в городах мира за Вратами. Они словно сошли со страниц книги сказок! Черепичные крыши, резные ставни, фигурные ворота и калитки. По небольшим улочкам степенно шагали граждане и цокали копытами лошадки, везя на своей спине седоков или таща за собой повозки и кареты.

– Красота! Романтика! – восторгалась Клио.

– Еда! Цивилизованный ночлег! – подхватывал Мурзик.

– Нужно найти гостиницу, – спокойно сказал Николай.

– Легко! – заявил кот. – Я уже поспрашивал у местного населения…

– Но ты же не подходил ни к одному из прохожих! – поразилась Клио.

– Если бы ты была более внимательной, а не глазела по сторонам, как только ступила сюда, то обратила бы внимание, что в этом городе проживают не только люди, но и звери. В том числе коты и кошки, которые знают о городе не меньше, если даже не больше. Так вот, я. продолжу. Я переговорил с местным населением, и мне порекомендовали гостиницу поближе к центру, на Вишневой улице. Гостиница называется «Свет в ночи». Там хорошие номера и прекрасная кухня.

– Хорошо, положимся на вкус твоих новых знакомых. Надеюсь, тебе объяснили, как добраться до центра? – уточнил Николай.

– Естественно. Где-то через полчаса будем на месте.

Гостиница «Свет в ночи» выглядела мило. Войдя внутрь, Клио отметила, что все чистенько и уютно. По совету Мурзика Николай тут же подошел к небольшой стойке и заказал два номера. Правда, сам Мурзик настаивал на личном номере, но Клио ему популярно объяснила, что с такими запросами у него есть все предпосылки остаться ночевать на улице, и кот согласился спать с Николаем. По настоянию же рыжего обжоры немедленно заказали полный обед и только после этого поднялись на второй этаж в свои номера.

Комнатка, как и холл гостиницы, понравилась Клио. Небольшая, но удобная кровать с мягкими подушками, большое зеркало над массивным комодом, столик, табуретка и отдельная ванная, состоящая из большого корыта, бочки с водой и резного кувшина. Все это стояло в центре второй комнатки, где пол был выстлан чем-то гладким, огороженным по бокам пятнадцатисантиметровыми бортиками.

– Вот это да! – поразилась Клио, увидев еще и маленький желобок со сливом. – Сантехника на грани фантастики.

В дверь номера постучали. Открыв ее, Клио увидела девушку.

– Здравствуйте, меня зовут Милиса. Я дочь хозяйки этой гостиницы. Вам что-нибудь еще надо?

– Нет, спасибо. – немного растерялась Клио. – Меня все устраивает.

– Хорошо. Если что-то понадобится, то не стесняйтесь, зовите, – улыбнулась девушка и ушла.

Минуту спустя, совершенно пренебрегая необходимостью стучать, в ее номер ворвался Мурзик.

– Клио, ты есть идешь? Там все уже остывает!

– Я готова, – усмехнулась она. – Пошли?

– Пошли… – пробурчал кот. – Побежали!

Столовая была здесь же, в холле гостиницы. Она была отгорожена от общего зала невысокой перегородкой и состояла из нескольких столов, которые сейчас были все заняты. За одним из столов сидел Николай – караулил место. Как только опоздавшие члены команды заняли свои места за столом, стали приносить еду.

– Мне нужны солнечные очки! – заявила Клио после очередного поставленного на их стол блюда.

– Зачем? – удивился Мурзик. – Они же несъедобные!.

– Затем. Чтобы не ослепнуть, когда та официантка будет снова слепить своей улыбкой нашего Короля.

– Перестань, – проворчал Николай. – Она просто старается быть вежливой.

– Да что ты! Вот как это сейчас называют! А я-то, глупая, и не подозревала…

– Вот именно, глупая! – вспылил объект нападок.

– Ах так? Что же ты тогда с такой глупой за одним столом сидишь? Не коробит?! Мне уйти?

– Пожалуй, уйти надо мне. – Николай решительно встал и направился к стойке.

Там он пару минут переговорил с той красоткой, причем она просто таяла в его обществе и чуть не висла у него на шее, кивая в ответ на каждое его слово. Один раз она даже быстро скосила глаза на стол, где сидели Клио с Мурзиком, что заставило Клио чуть ли не огнем плеваться. Потом Николай ушел. А через несколько минут к выходу направилась и его новая подруга. Внимание Клио полностью переключилось на кота.

– Ну что, мой хороший, хочешь еще что-нибудь? – Мурзик скосил на нее свои глаза и, поняв, что это не подвох, растаял.

– Я бы еще вот этого мяска поел, – протянул он.

– Сейчас, мой дорогой, сейчас закажем. – Клио почесала ему за ушком и тут услышала легкое покашливание рядом с собой. Она подняла голову – перед ней стоял разряженный парень.

– Да? – вымученно улыбнулась она.

– Я вот тут смотрю, скучает такая красивая девушка. Можно к вам присоединиться? – спросил он, как бы случайно демонстрируя множество колец на своих пальцах.

– С чего это вы взяли, что я скучаю? – вскинула брови Клио. – Нам же не скучно, правда, мой дорогой? – обратилась она к коту.

– Нам ве-есело, – протянул рыжий, и за соседним столом кто-то заржал.

– Вы хотите сказать, что вам интересно в обществе обычного кота?

– Во-первых, его общество мне намного интереснее, чем общество какого-нибудь разряженного павлина. – Хохот за соседним столиком повторился, заставив парня в кольцах залиться краской. – Ну а во-вторых, внешность обманчива. Это не простой кот, как вы изволили выразиться! – Сначала она хотела сказать, что он ее друг, но потом решила, что в подобном обществе это вряд ли будет оценено как надо, поэтому сказала: – Это волшебный кот!

– И что же в нем такого волшебного? – скривился щеголь.

– А он… чувствует и показывает местонахождение кладов! Я называю его – Золотой кот! – важно заявила Клио. За соседним столом послышался гул одобрения.

Мурзик, внимательно следивший за ходом разговора, тут же преисполнился важности и, сыто рыгнув, потребовал:

– Сливок мне! Хочу сливок!

– Пожалуйста, мое сокровище, – усмехнулась Клио и, подозвав официантку, заказала миску сливок.

К Клио больше никто не приставал. Поэтому, подождав, пока Мурзик объелся до предела и тут же уснул, она взяла его на руки, отнесла в номер, осторожно положила на свою кровать – номер Николая был закрыт – и снова вернулась в холл. Там практически ничего не изменилось, вот только Николай снова появился и стоял, разговаривая с Милисой.

Клио украдкой взглянула на хозяйскую дочь. У нее были густые рыжие волосы ниже талии, которые она носила распущенными, кружевной фартук туго перетягивал ее тонкую талию, широкая юбка едва прикрывала колени. А еще, как признала Клио, она была симпатичная. Очень даже. Милиса это знала и умела этим пользоваться.

Веселый смех хозяйской дочери резал слух Клио, и она решила прогуляться. Резко встав со своего места, она вышла из-за стола и поспешила на улицу.

– Похоже, мне грозит небольшая взбучка, – потер щеку Николай, заметив, как Клио демонстративно покинула помещение.

– От твоей девушки? Но она даже не взглянула в твою сторону!

– Если женщина на тебя не смотрит – это еще не значит, что она тебя не видит, – вздохнул Король.

Оказавшись на улице, Клио пару минут подумала, а потом подошла к первому попавшемуся прохожему.

– Где тут у вас есть магазин, в котором можно купить платье и обувь? – спросила она и поспешила в указанном направлении.

Платье она себе выбрала своего любимого цвета – белого. Отделка у него была ярко-синей, под цвет глаз. Широкий пояс легко обхватил талию Клио. Дольше всего пришлось выбирать туфли, но и этот вопрос был решен благодаря расторопным продавцам магазина. На «самые последние новинки» Клио истратила половину выданных ей гномами денег, но это того стоило! Распустив свои волнистые волосы и пройдясь перед витринами магазинов, она почувствовала себя королевой бензоколонки, дефилирующей вдоль машин. Под ее вещи нашлась даже белая широкая сумка с синим бантом, которая и была торжественно вручена состоятельной покупательнице. Всеобщее внимание ей было обеспечено!

Подойдя поближе к гостинице, Клио приостановилась в нерешительности. Ну, вырядилась, и что? Что делать теперь? Зайти в таком виде внутрь, мол, вот какая я? Нет, это не в ее стиле.

– Что делает столь прекрасное создание на улице в одиночестве? – раздалось позади нее, и Клио увидела отраженного в витрине богато одетого хлыща.

– Гуляет. – Она повернулась и одарила парня улыбкой.

– Может, прогуляемся немного вместе?

– Весьма заманчиво. Ну, если только немного… – «Прекрасное создание» несколько раз хлопнуло ресницами.

Хлыщ галантно подставил Клио локоток, и она, не колеблясь, положила на него руку, кокетливо поправила свою прическу и показала, куда она желает пойти. Сначала она хотела было зайти с кавалером в гостиницу и там с ним распрощаться, но передумала. У дверей гостиницы стоял Николай. Сделав вид, что не замечает его, Клио прильнула к новому кавалеру и поправила сбившейся локон на его прическе.

– Ты такая милая и вся какая-то воздушная! – восхищенно проговорил кавалер, млея от внимания Клио, когда они проходили мимо Николая. – Я бы даже сказал, что вижу у тебя крылышки и нимб!

– Это лишь пример хорошей маскировки рожек и копыт, – проговорил себе под нос Николай, с трудом поборов желание снабдить крылышками этого языкатого мужлана.

Между тем рука ухажера Клио плавно соскользнула вниз и поместилась чуть ниже талии. Клио скрипнула зубами, но промолчала – краем глаза она заметила, как Николай сделал шаг вперед, не отрывая взгляда от воркующей парочки и почему-то почесывая кулак. Она продолжала улыбаться ровно до того момента, как они скрылись за ближайшим углом. Рука ухажера тут же слетела, и Клио, гневно сдвинув брови, заявила:

– Все. Прогулка закончена. Свободен.

– Что случилось? Нам же было так хорошо, – растерялся тот.

– Все хорошее когда-нибудь кончается. Прошлого не вернуть. Пока!

Хлыщ пытался сказать что-то еще, но, взглянув в лицо «милого создания», пожал плечами и торопливо покинул ее общество. Клио взглянула на себя в одну из витрин, и ей вдруг стало противно. Дурацкое платье, туфли… Что такое с ней происходит? Воровато выглянув из-за угла, она отметила, что Николай ушел – путь свободен. Но показаться в таком виде той рыжеволосой красотке?! Нет, это выше ее сил!

– Нужно переодеться, – решила она и покрутила головой по сторонам.

Узрев небольшой магазинчик, Клио ринулась туда, заплатила немного хозяину лавочки и в уголке за ширмой сняла наконец все это нарядное барахло. Вернув себе прежний вид, Клио вздохнула с облегчением – так приятно чувствовать себя просто человеком, а не красивой куколкой, обращающей на себя внимание прохожих. Выходя из магазина, она услышала сдержанный комментарий хозяина:

– А платье вам больше шло…

Клио вернулась в гостиницу и сразу поднялась к себе в номер. Мурзик еще не просыпался. Во сне он тяжело вздыхал – полное пузо мешало спать. Забросив сумку с обновками в ящик комода, несостоявшаяся куколка растянулась рядом с котом и стала поглаживать его раздувшееся брюхо. Мурзик помурлыкал во сне и затих. Клио потихоньку встала и сбегала до ближайшей лавки, где купила широкой тесьмы, намереваясь сшить поддерживающее устройство (по принципу «кенгуру») на случай, если кота придется нести на руках.

Вернулась она как раз к ужину и, осмотрев зал, порадовалась, что одета как обычно – в джинсах и с забранными в хвост волосами. Зал был забит до отказа. Николай уже сидел за столом и ожидал, когда принесут заказ.

– Привет, – без энтузиазма приветствовала его Клио и села напротив.

– Тебе что заказать? – спросил Николай.

– Выпивки! – широко повела она рукой. Брови Короля поползли вверх.

– Вина или водки?

– Вина.

– Красного или белого?

– Красного.

– Гномьего или эльфийского?

– Эльфийского.

– Полусладкого или сухого?

– Иди на фиг! Давай водки! – не вытерпела Клио его галантности.

Николай ушел делать заказ, а Клио окинула взглядом столики. Мужчины сидели и пялились на прекрасный пол, представленный Милисой, еще одной официанткой и ею самой. На нее, к слову сказать, пялились не очень.

– Все мужчины думают об одном, – горестно вздохнула Клио, анализируя прошедшей день.

– Не скажите; – тут же откликнулась тучная женщина, сидевшая за соседним столом. – Есть еще козлы, которые об этом и не помышляют.

Клио усмехнулась и все свое внимание переключила на принесенную еду и выпивку, чтобы не смотреть и не разговаривать с Николаем. Первые несколько рюмок она морщилась – водка обжигала ей горло. «Как все ее пьют?» – про себя поражалась она, но, опустошив бутыль на треть, перестала замечать отвратительный вкус напитка, остался только неприятный запах.

Когда сосуд опустел на две трети, Клио неожиданно взгрустнулось. Она посмотрела на Короля, который весь вечер пил какой-то сок, и ей стало обидно: он явно ее не уважает, раз не хочет с ней выпить!

– «Напилася я пьяна…» – неожиданно затянула Клио, положив голову на сложенные руки. – Хотя нет, ЧТО ЭТО Я?

Она поднялась, сдвинула все со стола на одну сторону и. балансируя руками, с трудом залезла на столешницу.

– Кх-кх, – громко откашлялась Клио, привлекая к себе внимание. – Итак, песня! В меру печальная, но с хорошим концом! В этом городе исполняется впервые!

Мама, ради бога, я ни капли не пьяна, ик!
И не одинока и не просто вл…
Нет. И… ик!… совсем не влюблена.
Засыпаю… Нет-нет, опять не так!
Про-падаю я, про-падаю я.

Кто-то захлопал, Клио поклонилась и продолжила:

Мама, вытри слезы, а иначе быть беде. Во! —

Клио нравоучительно подняла палец вверх.

И вообще глупые вопросы, ЧТО я делаю и ГДЕ,
Зас… Пропадаю я, смеюсь, ха-ха-ха, и пропадаю я.

– Как же там дальше? – задумалась она. – А!

Мне заплакать впору, ы-ы-ы! —

Клио изобразила горькие рыдания и, смахнув невидимые слезинки, продолжила:

Только светится лицо.

Она достала из кармана свой фонарик и, посветив им себе в лицо, улыбнулась. Николай поморщился, но промолчал.

Катится под гору… Нет.
Катится на гору моей жизни колесо!
Это куда ж я так уеду-то? А! —

Она махнула рукой.

Пропа… Хотя, ну его к черту! Засыпаю я-а-а…

Клио медленно сползла на стол и, свернувшись калачиком, тут же засопела. Николай тяжело вздохнул, подошел к импровизированной сцене и, легко подняв на руки несостоявшуюся звезду, понес в комнату. Аккуратно положив Клио на кровать, он несколько минут постоял, глядя на ее спокойное, отрешенное лицо. «Что с ней происходит, почему она постоянно злится? Неужели это я на нее так действую?» – подумал Николай. Повздыхав, он наконец развернулся и пошел к двери. Пора спать. Завтра тяжелый день; потребуется много сил! Все. Спать.

Утром Клио впервые познала то, что известно всем любителям выпить, – похмелье. Голова трещала и разваливалась на части, руки и ноги были тяжелее всего тела, а центр тяжести то и дело норовил опуститься поближе к полу. С трудом доковыляв до комода, Клио посмотрела на себя в зеркало и содрогнулась от того, что увидела.

– Кто-то пьянствовал с моей рожей и помял ее… Надо что-то с этим делать, – хриплым, не своим голосом сказала она двойнику. Потом прикрыла лицо волосами и вновь посмотрела на свое изображение. – Чем дольше смотрю в зеркало, тем больше верю Дарвину, – пробормотала она и пошла к умывальнику.

Умывальник не помог – по-прежнему все было плохо. Клио взглянула на бочку – осилить подобный барьер подвластно только чемпиону по скалолазанию, ну, или совершенно здоровому человеку, коим на данный момент Клио не являлась. Вспомнив про табуретку в комнате, Клио с большим трудом вернулась назад и, прихватив этот предмет мебели, снова вернулась к покорению бочки. Только с третьего раза тело Клио наконец смогло погрузиться в прохладную воду, в подтверждение закона Архимеда выплеснув все излишки на пол. В воде Клио стало как будто полегче, и она решила не покидать этот чудодейственный сосуд до полного исцеления. Тем более что выбраться самой в таком состоянии все равно было невозможно.

В дверь кто-то постучал. Клио открыла было рот и тут же закрыла: сил что-то сказать просто не было.

– Эй, ты где? – послышался голос Николая. – Ты живая? – Он заглянул в ванную.

– Нет, я умерла, – прохрипела Клио из бочки.

– Видок у тебя просто «до свидания»! – присвистнул Николай, подходя поближе.

– Ага. Сиди, я сам открою, – пробурчала Клио и с головой ушла под воду.

Бывший лесничий подождал, пока Клио снова появится на поверхности, и протянул ей стакан. Она посмотрела на него вопросительно.

– Лекарство, – пояснил он. – Пей. Залпом.

Клио взяла стакан, резко выдохнула, выпила все одним глотком и вытаращила глаза.

– Ты что, отравить меня вздумал?! – возмутилась она и, набрав в рот воды, прополоскала его и выплюнула все на пол. – Это же водка!

– Это крепкое вино. При твоем нынешнем состоянии самое что ни на есть лекарство. Через минуту тебе станет лучше.

Прикрыв глаза, Клио стала ждать, когда же пройдет эта минута. Вскоре она действительно почувствовала улучшение. Голова болела не так сильно, и глаза могли более или менее фокусироваться на предметах.

– Мне лучше. – объявила она. – Вынь меня, пожалуйста, отсюда.

Николай помог Клио покинуть бочку и стянуть с себя мокрые джинсы. Далее она могла управляться самостоятельно, поэтому Николай пошел вниз за завтраком.

Из всего, что принесли ей в номер, Клио смогла съесть только яблоко, на остальное она не могла даже смотреть. Когда Николай отнес посуду обратно и вернулся, она снова лежала на кровати.

– Как там Мурзик? Оправился после вчерашнего обжорства? – спросила она.

– Не знаю. Я его со вчерашнего вечера не видел. Он тебе ничего не говорил?

– Нет. – Клио приподнялась на локтях. – Он поел и уснул. Я отнесла его к себе. В ужин он еще спал. А вот когда я вернулась в номер… Что-то не помню. А как я вернулась в номер?

– Ты уснула за столом. В номер тебя принес я, – сказал ей Николай, Клио сглотнула.

– Ладно. Вот ты меня принес… Мурзика видел? Он лежал прямо здесь, посреди кровати! Его сложно было не заметить!

– Нет, на кровати его точно не было. Да и в номере я его не помню…

– Наверное, убежал на ночь глядя по амурным делам! – подытожила Клио и скрестила руки на груди. – Мог бы и предупредить! Все мужчины одинаковы…

Пока Клио ворчала, Николай подошел к окну, внимательно его осмотрел, потом прошел в ванную и осмотрел все там, после чего открыл дверь и внимательно изучил замочную скважину.

– Что ты делаешь? – удивилась Клио.

– У меня есть кое-какие сомнения. Видишь ли, кот не смог бы открыть номер без ключа. Ты ведь его на ключ закрывала? – Она кивнула. – Окно закрыто на щеколду, значит, и тут он не выходил. А на замочной скважине свежие царапины, вроде как кто-то проник в твой номер и похитил нашего проводника. Здесь не клеится только одно…

– Что?

– Зачем кому-то мог понадобиться наш кот? Что, в городе мало котов?

– Кажется, я знаю зачем! – воскликнула Клио и закрыла рот ладонью. Николай вопросительно уставился на нее. – Они думают, что он Золотой кот.

– Как это? – удивился Король. Клио рассказала, как она хвасталась в холле.

– Все ясно, кто-то хочет обогатиться за счет нашего Мурзика. Будем надеяться, что это не так и наш рыжий товарищ все-таки просто гуляет. Пойду порасспрашиваю народ внизу. Может, кто-то видел его.

Николай ушел, а у Клио предательски захлюпал нос. Мурзик пропал! И она в этом виновата. Когда-то очень давно, когда Клио была еще совсем маленькой, у нее была кошка, звали ее Муся. Девочка Таня обожала с ней играть, катать ее на коляске, кормить мясом. Но неожиданно у маленькой Тани появилась на что-то аллергия. Взрослые решили исключить все аллергены, в том числе и Мусю… Танечке же тогда придумали красивую сказочку, что ее кошка, научившись ходить на задних лапках, ушла выступать в цирк. У маленькой девочки засела в душе глубокая обида на кошку, которая ушла и не вернулась. Настоящая правда открылась намного позже. И сейчас Клио ни за что не хотела, чтобы из-за нее пострадал Мурзик!

С большим трудом прогнав слезы, Клио пошла умываться. Вернулся Николай.

– Ну что? – спросила она.

– Его украли, – ответил Николай. – Один постоялец видел, как какой-то мужик выносил кота на улицу. Он удивился и спросил его, с чего вдруг он тащит чужое животное, а мужик ответил, что ты продала ему кота. Еще посмеялся, дескать, ты заломила непомерную цену, но он сторговался.

– Но-но… Это нечестно! Это неправильно! Почему они не спросили нас?

– Нас обоих не было в гостинице. Успокойся, мне удалось выяснить, что Мурзик еще в городе и, судя по всему, покинет его не скоро.

– С чего такая уверенность?

– Чтобы покинуть город с животным, если оно не идет само и добровольно, нужен документ, удостоверяющий право на владение им.

– Ха! Что им стоит выйти из города не по главной дороге, а где-нибудь огородами или пронести кота в мешке?

– Не так все просто. Вокруг города установлено кольцо волшебной силы, которое не даст мошенникам покинуть город незамеченными. А сейчас оно вообще не даст им покинуть город.

– Это почему?

– Потому что я заявил о похищении.

– В милицию, что ли? – скривилась Клио.

– Зачем? Тут нет никакой милиции. За порядком следит местный волшебник, он же и контролирует кольцо вокруг города, добавляя или убирая его новые функции.

– И откуда мы такие осведомленные?

– Это мне Милиса рассказала, дочка хозяйки, – ответил Николай и тут же пожалел об этом.

– А-а-а… Это она тебе, оказывается, о порядках в этом городе рассказывала, хлопая глазками.

– Она хорошая девушка…

– Да-да. – Клио подняла ладони вверх. – Кто бы спорил! Она самая замечательная кандидатура на роль будущей королевы!

Николай посмотрел на Клио и тяжело вздохнул. Какой смысл спорить с Клио? Все равно бесполезно.

– В общем, покинуть город Мурзик в чьем-то мешке не может, – продолжил он, четко проговаривая каждое слово. – Следовательно, его скорее всего кому-то продали. И этот кто-то достаточно богат, чтобы иметь возможность хорошо спрятать кота и кормить его длительное время, пока не появится возможность вывести его из города, чтобы проверить в действии. Я поговорил с Мил… Короче, мне обещали по возможности помочь с поисками. Как только что-то прояснится, мы будем действовать.

Клио расстроилась еще больше. Прятать кота в каком-нибудь подвале можно до бесконечности! А еще его могут просто прибить, если поймут, что не смогут использовать по назначению. Николай снова ушел за свежими новостями. Судя по всему, к рыжеволосой дочке хозяйки. Прыгнув на кровать, Клио принялась дубасить подушку. Подушка помалкивала, иногда выбрасывая наружу белые перья, словно белые флаги перемирия. Позади скрипнула дверь, и в комнату вбежал Король.

– Мурзика пока не нашли, – сообщил он, – зато мне показали, где живет тот мужик, который выносил нашего кота из гостиницы.

– Тогда что мы здесь стоим? Немедленно идем к этому котокраду!

Взяв с собой только фонарик и складной ножик, Клио последовала за быстро шагающим впереди товарищем. По дороге они не разговаривали. Наконец Николай все же попытался помириться с Клио.

– Я не понимаю твоей обиды. Что на тебя вчера нашло? – спросил он.

– Конечно, куда уж вам понять простую девушку… Вам понятнее рыжие красотки.

– Мы просто разговаривали.

– Да что ты! Мне-то какое до этого дело? Разговаривали и разговаривали. Гуляли вместе и гуляли.

– Мы не гуляли вместе! – вспылил Николай. – Она помогла мне найти дом городского волшебника и все!

– Кто спорит? – сделала удивленное лицо Клио, и Король понял, что затеял этот разговор напрасно.

Впереди показался дом, в котором жил тот, кто упер их кота. Никакого плана по проникновению в дом не было, поэтому Клио просто рванула на себя калитку, и та, как по волшебству, со скрипом открылась. Они подошли к дому и остановились у двери. Яркий, покрытый позолотой плетеный шнурок говорил не в пользу хозяина – было ясно, что тот любит дешевый шик. Клио резко дернула за веревку, и ей отозвался из дома мелодичный звук колокольчика.

– Минуточку, – послышался голос, и спустя минуту дверь широко распахнулась. – Чем могу… Вы?

Клио тоже сразу узнала разряженного парня, увешанного кольцами, и, улыбнувшись улыбкой крокодила, рванула вперед, чтобы не дать ему захлопнуть дверь. Николай тоже быстро шагнул внутрь, и они встали у двери, не давая возможности хозяину покинуть их общество.

– Вы знакомы? – спросил будущий Король, оглядывая с ног до головы «утонченную личность».

– Немного. Редкий мужчина! – с сарказмом ответила Клио. – Закрою-ка я дверь, чтоб не украли…

Прикрыв дверь, друзья злобно уставились на похитителя котов. Вернее сказать, Мурзиков. В общем, их товарища.

– Что… что вы хотели? – заикаясь, спросил их оппонент и попятился.

– Поговорить, так сказать, по понятиям, – ухмыльнулась Клио.

– Я… я ничего не знаю! – пролепетал хлыщ.

– Про что ты ничего не знаешь? – въедливо поинтересовался Николай. – И как такой тюфяк мог решиться на грабеж?

– Вероятно, бес попутал… – пожала плечами Клио. Она достала из кармана ножик, медленно обрезала несуществующую нитку с халата хозяина дома, а затем резко и грозно закричала: – А ну быстро говори, где наш Золотой кот!

Николай демонстративно ударил кулаком о ладонь.

– Я не знаю, о чем вы говорите! Я никого не воровал! Можете обыскать дом, у меня нет вашего кота, – бледнея с каждой минутой, пролепетал тюфяк и весь как-то сжался.

– Ишь, прикинулся веником. Мы его расколем! И не таких обламывали! – в ярости прокричала Клио, закатывая рукава. Да и в самом деле, что церемониться с этим типом!

Клио посмотрела на него так, что любой инквизитор давился бы от зависти. Даже будущий Король посмотрел на нее с удивлением – он и не предполагал, что она имеет в своем арсенале ТАКОЙ взгляд. – Пасть порву, моргалы выколю, всю жизнь на лекарства работать будешь, редиска! – грозно проговорила Клио и в качестве последнего аргумента врубила фонарик и направила его прямо в глаза участника преступления.

Оппонент сглотнул, сел на пол и начал колоться. Словарным запасом и красноречием он не страдал, поэтому его исповедь полилась длиннющей рекой с массой ненужных подробностей, никому не нужных деталей, писаний пейзажей, выражений лиц и интонаций, с которыми было сказано или сделано то-то и то-то. Через сорок минут, когда водопад его слов наконец иссяк, друзья, профильтровав полученную информацию, узнали, что Мурзика он действительно продал. Продал не кому-то, а местному начальнику (губернатору, если хотите) города. Тому кот понадобился не для наживы, а для понту. Мечтал он, видите ли, иметь у себя нечто необычное и волшебное, чтобы ни у кого такого не было. Вот и позарился на похищенного кота, даже местные законы его не остановили!

– Он вам его ни за что не отдаст и не продаст, – всхлипывал похититель.

– Посмотрим, – спокойно ответил Николай.

– Что будем с ним делать? – спросила Клио.

– А что с ним делать? Пусть живет.

– Да но он прямо сейчас, как только мы уйдем, побежит к покупателю и сообщит о нас. Тогда нам Мурзика точно не найти!

– Может, его просто прибить, – задумчиво проговорил Николай и подмигнул Клио, заставив котокрада сжаться в комок и громко заныть.

– Нет, это негуманно, – «возразила» ему Татьяна, и Рыдающий хлыщ кинулся целовать ей ноги. – У тебя подвал есть? – спросила она похитителя, отталкивая его носком ботинка.

– Есть.

– Вот туда его и запрем. С голоду не умрет, а позже кого-нибудь пошлем отпереть. Показывай, где подвал!

Подвал оказался просторным и, как и предполагала Клио, под завязку забитым различной снедью. Вора пинком под зад тут же определили туда на постой, и он на прощание стал умолять Клио не забыть послать человека его выпустить.

– Постараюсь. Если не забегаюсь по магазинам и не забуду, – сказала она и закрыла дверь.

Покинув дом прощелыги, друзья разделились. Клио вернулась в гостиницу на случай, если Мурзик все-таки возвратится сам, а Николай пошел в город на разведку и осмотр дома губернатора.

За обедом обсудили свежие новости.

– Сегодня вечером этот тип дает прием. Приглашены большие шишки города. Я уже кое-что предпринял, чтобы туда попасть.

– Что именно?

– В центре пустил небольшую сплетню, в том числе и через прислугу того дома, что в городе проездом находится знаменитая певица, путешествующая со своим импресарио. Этот амбициозный товарищ наверняка захочет пригласить ее к себе в дом!

– И как это нам поможет попасть на прием?

– Очень просто. Та певица – это ты, а ее импресарио – я.

– Что-о?! – опешила Клио. – А если они попросят меня спеть?

– Обязательно попросят.

– И как я, интересно, буду петь?

– Как и все великие певцы нашего времени – под фонограмму!

– Как это?

Николай достал из небольшого пакета пластинку.

– Эту пластинку я купил к соседней лавке. Она пустая. Мы поставим ее на проигрыватель и включим твой плеер. Я его немного тоже украсил. – Он достал плеер, который выглядел сейчас как непонятно что, зато блестящее и аляповатое. – Будет пряжкой на твоем наряде.

– Фу, – скривилась Клио.

– Зато никто ничего не заподозрит. Кто спросит, скажешь, что это мода сейчас такая. Ты же знаменитость! Тебя будут слушать, раскрыв рты. А пока ты развлекаешь народ своим соловьиным пением, я поищу Мурзика. Да, и подбери себе какую-нибудь песню попроще для исполнения, так сказать, в духе эпохи… О, чуть не забыл, твое имя – Клиопатра!

– КлИопатра? – переспросила будущая звезда эстрады, делая акцент на букву «и».

– В точку! Клиопатра. Изменим для удобства первый слог.

– Снова фу!

– Зато легко запомнить, – улыбнулся Николай. – Еще нужно подумать о наряде.

– Об этом думать не стоит, у меня он есть.

– То чудесное белое платье? – спросил будущий Король и по лицу Клио понял, что ни о ее вчерашней прогулке, ни о том платье упоминать не стоило.

– Нет, это не ТО платье, – с нажимом ответила она. – Это платье, которое я прихватила из дома, так сказать, для важного случая.

– У тебя было платье? – изумился Николай, но Клио не стала отвечать, а встала и ушла в свой номер.

Через час в ее дверь вежливо постучали.

– Войдите! – важно сказала Клио в уверенности, что это ее лесничий.

В комнату вошел седовласый дяденька в темно-синем кафтане, таких же штанах и высоких сапогах с серебряными пряжками. Он вежливо поклонился, достал из папки, которую держал в руках, небольшой сложенный лист бумаги и подал его Клио.

– Достопочтенная Клиопатра, – начал он, и Клио, поняв, откуда ветер дует, сразу приосанилась, – нам совершенно случайно стало известно, что вы посетили наш прекрасный город. Его высочайшее властительство милорд Ксеноуф просит почтить его вашим присутствием на званом ужине. – Развернув лист бумаги, Клио изучила красочное приглашение.

– Даже не знаю, – сказала она как бы в нерешительности. – Вообще-то я хотела сохранить свой визит в тайне. Мне хочется просто отдохнуть…

– Поверьте, сударыня, мы сделаем все возможное, чтобы ваше пребывание на ужине никоим образом не затруднило вас, – начал расшаркиваться дяденька. – К дверям гостиницы будет подана карета, которая доставит вас по нужному адресу…

– А вы в курсе, что я путешествую со своим импресарио и не посещаю без него ни одно мероприятие?

– Да, конечно. Милорд Ксеноуф прекрасно осведомлен. В случае если получу ваше согласие, мне велено вручить подобное приглашение и вашему импр… им-пер…

– Импресарио. Не стесняйтесь, это новое заграничное слово, и оно еще не усвоено всеми образованными людьми.

– Благодарю вас, – вновь раскланялся посыльный. – Так что передать?

– Наверное, мне стоит развеяться… Хорошо, передайте, что принимаю приглашение. Пусть высылает за нами карету.

Дядечка удалился, а Клио кинулась проверять состояние своего платья. Оно лежало в самом низу рюкзака в маленьком, туго завязанном мешочке. Платье было наипростейшего прямого фасона, но… из переливающейся блестками синей ткани. Этакая блестящая простота. Не стоило даже опасаться, что кто-то будет одет в нечто подобное и затмит ее наряд. Клио натянула на себя платье, осмотрела его в зеркало и стала прилаживать к поясу плеер. Крупногабаритный предмет был слишком тяжел для легкого трикотажа и никак не подходил ни к ее стройной фигуре, ни к платью. Но делать было нечего, оставалось надеяться на отсутствие вкуса у гостей вечеринки. За этим занятием и застал ее Николай, пришедший сообщить о том, что получил приглашение.

– Ты офигительно выглядишь! Прямо девушка с обложки, – присвистнул он, любуясь ее нарядом.

– «Офигительно»? Слово какое-то… – Клио поморщила нос. – Может быть, лучше сказать «потрясающе»?

– Ну, не знаю. После слова «потрясающе» как-то сразу возникает вопрос – чем конкретно потрясает твоя внешность?

– Пошляк! – фыркнула она и достала туфли, купленные вчера на соседней улочке.

– Я тут знаешь что подумал, – снова заговорил Николай, наблюдая за Клио. – Тебе для пущей важности нужен титул. Не слишком громкий, но и не сильно мелкий…

– Тогда я буду маркизой! – выпрямилась «девушка с обложки», откинув волосы со лба.

– Ну, не знаю. Нужно уточнить, существует ли здесь этот титул.

– У рыжеволосой красавицы небось? Не надо ничего уточнять! Нет такого титула, так он будет! – Клио решительно подошла к своим вещам и, немного порывшись в них, извлекла металлический перстенек. – А это будет мой родовой герб!

Николай взял в руки кольцо и внимательно его осмотрел – из эмблемы «Мерседеса» высовывалась злобная морда пантеры…

– Для несведущих в автомобильной промышленности провинциалов сойдет. Сейчас немного подчистим и покроем чем-нибудь блестящим. Я скоро вернусь, маркиза! – Николай поклонился и вышел из комнаты.

Карету подали точно к назначенному времени. Николай сходил и позвал Клио, которая все еще сидела в своем номере, боясь в новом виде даже нос высунуть. Она спустилась в холл, вызвав множество вздохов восхищения, и важно прошествовала к карете. Великолепные выхоленные кони тихо заржали, приветствуя новую пассажирку. Легко тронув карету с места, направляемые кучером, эти кони мягко понесли Клио и Николая на званый ужин.

У нужного дома стояло много самых разных по размерам и форме карет. Разряженные дамы и мало уступавшие им в этом кавалеры важно покидали экипажи и неторопливо поднимались по ступеням. Карета с Клио и Николаем подъехала не к основному входу, а к левому крылу здания. Дверцу кареты, как вскоре оказалось, распахнул сам хозяин вечеринки.

– Приветствую вас, великолепная Клиопатра! Надеюсь, вы простите, что я вас встречаю не у главного входа? Я лишь хотел, чтобы вас не очень беспокоили, пока вы, так сказать, осматриваетесь, – щерясь во весь рот, проговорил он и протянул руку.

– Очень умно с вашей стороны, – отозвалась Клио и, опираясь на руку хозяина, вышла из кареты.

Высочайшее властительство милорд Ксеноуф потерял дар речи. Правда, ненадолго.

– Я слышал, что вы талантливы. Теперь вижу, что вы еще и ослепительно красивы! – произнес он с придыханием и прильнул губами к руке Клио, заставив ее поморщиться.

– Спасибо, – мягко ответила она. – Позвольте мне представить вам моего импресарио – Николя.

Николай появился из кареты и кивнул.

– Николя? – поднял брови Ксеноуф и вновь обратил свой взор на предмет обожания.

Клио пожала плечами и пошла в дом.

– Что вам предложить, прежде чем вы окажетесь во власти моих гостей? Может быть, осмотрите дом?

– Да, с удовольствием. Я люблю архитектуру.

– Простите, что?

– Люблю смотреть, как построены дома. Насколько экономично и эффективно использовано в них свободное пространство. Удобна или нет планировка дома. – Ксеноуф кивал с умным видом, не понимая и половины из того, что говорила его спутница. – Если выне против, я бы хотела осмотреть весь ваш дом, от подвала до чердака.

– С превеликим удовольствием проведу вас по моим хоромам!

– Вы такой милый, – выдала Клио поощрительный комплимент, и ее повели по нескончаемым коридорам, комнатам и залам.

Слушать рассказ о назначении помещений быстро надоело. Как и обещал хозяин, они не пропустили ни одной кладовки! Клио потрясенно округляла глаза, восторженно ахала и восхищенно качала головой. Так они обошли треть дома. Неразношенные туфли начали напоминать о себе, сказывалось и отсутствие колготок.

– Какой большой дом! – восторженно повторяла Клио. – Ой, какой чудесный коридор. Куда он ведет?

– Это крыло здания для гостей. – Они пошли по коридору, Ксеноуф одну за другой открывал двери комнат. – Здесь все выполнено в синих тонах.

– Ах, мой любимый цвет!

– Комната большая, удобная.

– Мой любимый размер!

– А эта комната цвета апельсина.

– Для тех, кто любит жить ярко, – прокомментировал Николай. Его уже порядком бесило то, как этот милорд расстилается перед Клио.

– Вот в этой комнате почти нет мебели, чтобы было больше пространства. Так, а здесь у нас…

– А что в той комнате? – Клио заметила в самом конце коридора еще одну дверь, которую почему-то упустил Ксеноуф. Она подошла к ней и подергала за ручку. – Заперто, – разочарованно протянула Клиопатра. Николай подошел к двери и тоже попробовал ее открыть.

– Простите, я намеренно приказал ее запереть, – сказал хозяин дома. – Там у нас ремонт, и комната выглядит ужасно!

– Жаль. Мне было бы интересно, – пожала плечами Клио, а Николай неожиданно уронил на пол пуговицу, которую он до этого крутил на рубашке.

– Моя пуговица! – воскликнул он и опустился на колени. – Где же она? Простите мою неловкость. Вы идите, я догоню.

Клио, поняв намек Николая, тут же увлекла хозяина дома к следующей двери. Спустя пару минут Николай присоединился к ним и вежливо отозвал Клиопатру в сторону.

– Я знаю, где Мурзик, – прошептал он.

– В той комнате? – догадалась Клио.

– Да. Там под дверью видны царапины от когтей, я заглянул под дверь и не обнаружил никакого ремонта. Кот там. Мне теперь нужно ненадолго вас покинуть, попробовать узнать, где и у кого ключи. Придумай что-нибудь.

– Без проблем! – улыбнулась Клио и повернулась к хозяину. – Любезный Ксеноуф, мой помощник по воле случая оторвал у себя пуговицу, и ему неловко теперь появиться в таком виде среди гостей. Можно ли попросить кого-нибудь из прислуги пришить ее, ну, или хотя бы выдать Николя иголку с ниткой?

– Конечно, конечно! Я-то уж подумал, не случилось ли чего-то серьезного. Сей момент! – Он подошел к стене, откинул портьеру и дернул висевший там шнурок.

Где-то вдали раздался звон колокольчика, и через пару секунд к ним почтительно приблизился слуга. Ксеноуф быстро дал ему какие-то инструкции, кивнул Николаю, приглашая его следовать за слугой, и снова вернулся к Клио.

– Продолжим осмотр, дорогая Клиопатра? – вкрадчиво произнес он. – Вы еще не видели мои покои!

– Наверное, пора прекращать осмотр. Мне вдруг подумалось, что я веду себя невежливо. У вас в доме полно гостей, а я всецело завладела вашим вниманием, похитив вас у них. Нам следует пройти к гостям, – с улыбкой сказала Клио, его высочайшее властительство огорченно вздохнул:

– Как скажете, – и повел Клио в главный зал.

В зале было полно народу. Звенели бокалы и вилки, негромко играла музыка. Ксеноуф подошел к камердинеру, что-то тихо ему сказал, тот тут же вышел немного вперед и громогласно объявил:

– Внимание! Хозяин дома, его высочайшее властительство милорд Ксеноуф и его прекрасная гостья, знаменитая певица Клиопатра!

Раздались сдержанные хлопки и гул голосов.

– Певица? Знаменитая? – К ним подкатилась круглая тетка с множеством перьев в прическе. – Тогда, может быть, мы попросим ее спеть? А то, право, Ксеноуф, нам стало немного скучно.

– Я пою не для того, чтобы избавлять от скуки всех кого ни попадя, я пою для души, – ответила Клио за хозяина дома, чем вызвала его легкую ухмылку и недовольную мину на лице толстухи.

– Разрешите пригласить вас потанцевать? – подскочил к ней прыщавый паренек и, схватив Клио за руку, принялся ее слюнявить.

– Подобное разрешение, юноша, вам может выдать только моя мать, но ее, к сожалению, здесь нет. – Она выдернула руку и просунула ее под локоток Ксеноуфа, вытирая слюни юнца. – Может, пройдемся по залу? – предложила она, и милорд с сияющей физиономией повел ее знакомиться с гостями.

Просьбы спеть сыпались со всех сторон. Наконец и сам хозяин решился мягко попросить Клио об этом. Клио оглядела зал, увидела входящего в него Николая и кивнула.

– Хорошо, только ради вас, – улыбнулась она. – Сейчас мой импресарио поставит музыку моей новой песни, и я исполню ее.

Она важно прошествовала к приемнику, Николай тут же подскочил к ней и поставил пластинку.

– Кто будет петь? – тихо спросил он у Клио.

– Валерия, – ответила она и стала «поправлять» пояс на платье, незаметно включая плеер. Потом выразительно кивнула своему помощнику, и полилась музыка.

Отпусти меня, как ночь отпускает с неба звезды,
Отпусти, как летний день лучи солнца,
Отпусти меня сейчас или отпусти такси… —

разрывалась Валерия, а Клио, вторя ей, старательно открывала рот.

После того как песня подошла к концу и Клио быстро погасила желание плеера исполнить что-то еще, раздался шквал аплодисментов. Слегка поклонившись, новая звезда волшебного мира покинула сцену. Ее тут же обступило множество народу.

– Вы превосходно поете!

– Мы потрясены вашим голосом!

– Это так великолепно!

– Скажите, как вы добились подобного звучания инструментов? – вылез вперед мужчина средних лет.

Клио понятия не имела, КАК ВООБЩЕ добиваются какого-либо звучания. Она умела разве что побренчать по клавишам, подергать струны или ударить по колоколу…

– С точки зрения формальной эрудиции, ваш вопрос не входит в рамки моей компетенции, поэтому вы не вправе игнорировать тенденции парадоксальных эмоций на приоритетной шкале весомых факторов! – вспомнила Клио школьную отговорку, показав себя ужасно «умной». Мужик глубоко задумался и исчез из поля зрения.

– А вы имеете еще что-нибудь, кроме вашей славы? – растянул губы в ехидной улыбочке тот прыщавый юнец, которому Клио отказала в танце.

– Что за вопрос? Конечно! Мой отец отставил мне поместье, земли и свой титул, – небрежно проговорила Клио, демонстрируя перстень. – Это наш герб.

– Никогда не видел ничего подобного, – проговорил хозяин дома и поцеловал Клио руку. – А какой у вас титул, прелестная Клиопатра?

– Я маркиза Египетская.

– Маркиза? Что это за титул такой?

– О, ваш город несколько удален от центра мира, да и от наших земель, – снисходительным тоном начала пояснять «маркиза». – Этот титул дается волшебниками и только тем, кто внес в мироустройство свою лепту. Мой дед был поощрен подобной честью. Неужели у вас здесь никто не удостоился подобного титула? Столько умных и образованных людей! – делано всплеснула руками Клио. – Вам бы пошел этот титул, – обратилась она к хозяину. – Маркиз Ксеноуф! Звучит, не правда ли?

– А это правда про титул? Ну, что его дают волшебники? – недоверчиво воскликнула толстая тетка, увешанная драгоценностями, словно новогодняя елка.

– Клянусь здоровьем гвоздика, на котором висит портрет бабушки моего соседа! – негодующе ответила Клио и повернулась налево – там кто-то упорно дергал ее за платье. Это был Николай.

Все хорошо, прекрасная маркиза,
Дела идут и жизнь легка…» —

тихо пропел он. – Пора уходить.

– Пожалуй, нам уже пора, – громко сказала она Николаю.

– Как, вы уже уходите? – забеспокоился Ксеноуф.

– Да. Режим. Время позднее…

– Позвольте, я вас провожу. – Милорд прильнул губами к ее руке.

– Да, пожалуйста, – позволила ему Клио.

Карету подали на сей раз к главному входу. Прежде чем помочь Клио забраться в экипаж, его высочайшее властительство отвел Клиопатру в сторонку и что-то ей говорил пару минут, на что она легко пожала плечами. Как только карета тронулась с места, Николай тут же поинтересовался:

– И что он тебе втирал?

– Фу, что за жаргон! – делано возмутилась звезда эстрады и рассмеялась. – Он просил меня приехать к нему завтра в районе обеда. Я сказала, что буду до обеда спать. Хочет поговорить со мной наедине.

– Прекрасно.

– Прекрасно?!!

– Ну, как тебе вообще хозяин вечеринки?

– Ты еще спрашиваешь! Сам он похож на головастика, а понту в нем на целого крокодила. И что в этом такого прекрасного?!

– Я нашел Мурзика, но нужен ключ, – пояснил Николай.

– Это я уже слышала.

– Ключ, как сказала женщина, которая пришивала мне пуговицу, в кармане жилета хозяина. Отмычкой там не взять – замок хитрый. Так что нужно добыть ключ.

– Замечательно! И добывать его буду я!

– Ты, как всегда, проницательна. Я бы с удовольствием подменил тебя, но думаю, что он меня не так поймет, если я к нему прижмусь…

Вернувшись в гостиницу, спасители «Золотого кота» сразу завалились спать, но уже с первыми петухами встали и принялись обсуждать план вызволения Мурзика. Николай сходил к местному волшебнику, и тот пообещал «по недоразумению» ограничить на пару часов выезд из города. Сняли небольшую, но быструю повозку, упаковали вещи, расплатились с гостиницей. Клио подарила дочери хозяйки за помощь в поиске кота свой новый белый наряд, отчего та пришла в неописуемый восторг и насовала им с собой еды на целую дивизию. Приготовления были закончены.

Примерно в обеденное время Клио с Николаем подъехали к дому милорда Ксеноуфа. Его слуги, ожидавшие появления дорогих гостей, незамедлительно проводили их к хозяину. Милорд разразился комплиментами, хотя Клио была в том же платье, что и вчера, и попросил поговорить с глазу на глаз. Обдумав просьбу, Клио великодушно дала свое согласие.

– Николя, будь добр, подожди меня одну минутку за дверью, – проговорила она, и Николай, отвесив галантный поклон, вышел за дверь. – Говорите. – позволила Клио. – У нас мало времени.

– Прекрасная Клиопатра! Буквально с той минуты, как я вас увидел, я хочу столько одного – чтобы вы стали моей женой! Вы такая… – Клио неожиданно подошла к Ксеноуфу вплотную и прижалась к нему.

– Какая? – грудным голосом проговорила она, ловко нашаривая и вытаскивая из его кармана небольшой позолоченный ключ.

– Вы, вы самая…

– Подождите, – резко оборвала его Клио. – Пойду скажу Николя, что одной минутой мы не ограничимся. – Одарив Ксеноуфа ослепительной улыбкой, она скрылась за дверью.

Николай стоял рядом, и Клио быстро передала ему ключ.

– У тебя пять минут, не больше! – предупредила она. – Больше я не выдержу! – Николай кивнул и исчезза поворотом. Клио вернулась к хозяину дома. – Как я уже сказала, – вновь улыбнулась она, – нам не ограничиться одной минутой. Про то, какая я прекрасная, я готова слушать гораздо дольше. – Она села в глубокое кресло и, закинув ногу на ногу, попросила: – Продолжайте, любезный Ксеноуф.

Его высочайшее властительство опустился перед Клио на колени и принялся восхвалять все ее части тела как вместе, так и по отдельности. Когда же, по ее мнению, пять минут истекли, она резко встала.

– У вас хороший дом, милорд Ксеноуф. К сожалению, я должна ответить вам отказом. Я посвятила себя искусству и не могу принадлежать кому-то одному. Но я обещаю вам, что если мое решение изменится, то первым кандидатом в супруги будете, несомненно, вы. – Клио подошла к двери и, не оборачиваясь, добавила: – Не провожайте меня, иначе мое сердце разобьется.

Для пущего эффекта Клио хлюпнула носом и стремглав побежала к выходу. Ей так хотелось поскорее встретиться с Мурзиком! Повозка, которую они наняли, стояла наготове, Николай сидел с вожжами в руках, кот почему-то отсутствовал!

– Где Мурзик? – крикнула Клио, как только повозка двинулась с места.

– У тебя под ногами, – последовал ответ, и Клио легонько потрогала носком туфли небольшой сверток из одеяла. – Как покинем город, так развяжем, лишнее внимание нам ни к чему.

Как выяснилось, Николай заранее узнал самую короткую дорогу из города и теперь со знанием дела управлял лошадьми.

– Как прошла беседа? – поинтересовался он по дороге.

– Замечательно! Я столько нового о себе узнала. Если хотя бы половина из того, что он говорил, правда, то я, несомненно, богиня, невесть как попавшая на землю. В детстве, наверное, с неба упала…

– Слушай, ты нашего кота, наверное, не узнаешь. Он сплошь обвешан золотом! Снимать это все с него было некогда, так я его в чем был, в том и прихватил. Еле дотащил до повозки, сколько он со всем этим весить стал! Полагаю, твой воздыхатель от этого не обеднеет.

– Однозначно. Он так много отложил на черный лень, которого, похоже, ждать ему осталось недолго, раз ввязывается в противозаконные дела. Экзотики ему захотелось! Кота волшебного!

– Вот и граница города, – объявил Николай.

Пост со стражей преодолели без заморочек и даже без досмотра вещей в карете. На поклажу никто не обратил никакого внимания – все смотрели на «великолепную Клиопатру»! Отъехав от города пару сотен метров, наконец смогли развернуть кота.

– Я думал, вы уже уехали! – расчувствовался тот и полез на руки.

– Мурзик, мы твоя крыша и никуда не уехали! – воскликнула Клио, прижимая кота к себе и тут же поцарапав щеку об одно из его бесчисленных украшений. – Мурзик…

Кот действительно был увешан, как рождественская елка. На каждой его лапе красовались браслеты, на шее висела массивная цепь с огромным камнем вместо кулона, на голове было что-то вроде короны, а на спине крепилась накидка, сплошь расшитая самоцветами. Даже его хвост и тот был обмотан золотой цепочкой.

– Бедненький мой котик, как же ты со всем этим ходил? – пожалела его Клио, освобождая кота от драгоценностей.

– А никак. Он даже подняться не мог, – ответил за него Николай, а кот лишь кивнул, сдвинув свою корону на глаза.

Клио освободила кота от металла и, крепко прижав к себе, расцеловала.

– Интересно, если бы похитили меня, а потом спасли, меня тоже бы так обняли и расцеловали? – задумчиво проговорил Николай. Клио, делая вид, что не услышала, сменила разговор:

– Какие дальше у нас планы? Куда едем?

– Едем до большого синего столба, который скоро должен появиться на дороге, а дальше идем в гору.

– А почему не едем? Что за план? – спросил Мурзик.

– Потому что карету мы взяли на время и должны ее вернуть. Я спросила у хозяина, найдут ли лошади дорогу домой самостоятельно, он сказал, что да, только не дальше, чем от синего столба. Отсюда и план, – пояснила ему Клио.

– А в горы нам зачем? – не унимался кот.

– Где-то за горой живет волшебник. Сильный волшебник. Он должен нам помочь… Хотя бы советом.

– Но на этой горе… – начал рыжий, но Николай его перебил:

– Синий столб. Граждане пассажиры, прошу покинуть карету, она отправляется в депо.

Повозку развернули и отправили в обратный путь, а сами пошли вверх. Редкий лес возле дороги постепенно переходил в обычный густой. Шли молча – подъем сбивал дыхание, и говорить совершенно не хотелось. Одному Мурзику, казалось, все было нипочем. Он то забегал вперед, то снова возвращался и шел вместе с Клио и Николаем. Тяжелые рюкзаки, полные еды, которые нес Николай, и узкое платье Клио сильно замедляли ход. Наконец Клио не выдержала.

– Дайте мне мой рюкзак, хочу сменить прикид!

Перед ней поставили ее сумку и отошли немного в сторону, чтобы дать возможность спокойно переодеться. Клио первым делом сняла туфли и с наслаждением покрутила ступнями.

– Кайф! – выдохнула она, и тут на нее прыгнул кот.

– Надевай их обратно, – потребовал он.

– Ни за что!

– Некогда рассусоливать. Потом переоденешься. За нами погоня!

– Где? – вскочила Клио, хватая рюкзак и вновь напяливая ненавистные туфли.

– Поднимаются вверх! Они на конях! Нужно двигать быстрее!

К ним подскочил Николай и выхватил у Клио ее рюкзак.

– Бежим!

– Куда? – Клио подхватила подол платья и ринулась вперед.

– Скоро будет большой водопад, – заговорил Мурзик, впервые проявляя себя в качестве проводника, – Переправимся через него и напугаем лошадей. Без лошадей они ни за что за нами не побегут. Не то место.

Клио не стала уточнять, что это значит – «не то место», слишком быстро приходилось бежать. К тому же позади уже слышался стук копыт, а впереди шум водопада.

Водопад был действительно большой, не меньше двенадцати метров в высоту, десяти в ширину. С одного края на другой были натянуты две веревки. Воспользовавшись этим «мостом», друзья стали на удивление быстро перебираться на другой берег. Туфли Клио то и дело соскальзывали с веревки. Восстановив в очередной раз равновесие и посмотрев вниз на бурлящую воду, Хранительница Врат тихо прошептала:

– Тише, Танечка, не плачь, а то будешь там, где мяч… – и, переведя дыхание, полезла дальше.

Очутившись на другом берегу, первым делом сбросили рюкзаки и залегли за прибрежные кусты.

– Что теперь? Режем веревки? – спросила Клио, кинувшись искать ножик.

– Зачем? – поразился кот. – А как потом другие будут переправляться?

– Так за нами же погоня! – напомнила она.

– Просто напугаем их лошадей. Клио, я видел у тебя пену для ванн, можно мне ее?

Клио удивилась, но молча достала пену, в которой собиралась нежиться чуть не каждый день, да так ни разу и не открыла, и протянула ее Мурзику. Кот легко схватил литровый флакон и на трех лапах быстро понесся к низвергающимся водам. На том берегу уже отчетливо виднелись всадники, собирающиеся входить в воду. Через несколько минут Мурзик вернулся – без флакона, а еще пару минут спустя лошади на другом берегу истошно заржали и принялись вставать на дыбы.

– Что с ними? – удивилась Клио.

– Посмотри на водопад, – посоветовал ей Николай. Клио последовала совету и увидела нечто.

Взбитая водопадом огромная шапка пены из ее флакона поднималась все выше и выше. Горы пены медленно и устрашающе спускались вниз по течению, приводя в ужас людей и животных. Если бы Клио не знала о природе этого явления, то сама бы ужасно перепугалась. Тем не менее люди на том берегу лошадей как могли успокаивали и не покидали место переправы.

– Нет, я тут трачу свою новенькую пену для ванн, рискуя жизнью, перебираюсь через грохочущую воду по двум шнуркам, а эти козлы…

– При чем здесь эти невинные животные? – удивился кот.

– Козлы, при определенной эмоциональной нестабильности у женщин, означают мужское население, – принялся вполголоса объяснять ему Николай. – Видишь ли, женщины свои недостатки считают изюминками, а мужские – пороками.

– А они совершенно не оценили моих жертв и до сих пор мозолят нам глаза! – между тем продолжала бурчать Клио. – И…

– Нам надо… – начал было кот, но Клио его перебила:

– Не надейтесь, что я отдам еще и шампунь!

– Нет, я не о том. Нужно какое-то доказательство, что мы погибли, тогда они точно уйдут! И это скорее всего должно быть что-то с тебя, Клио.

Она осмотрела себя и ничего подходящего не нашла.

– А я ничего не могу дать им в доказательство. Мне все жалко! Единственное, что мне не жалко совершенно, это туфли, но вряд ли они доплывут до них.

– Тогда давай оторвем кусок от твоего платья.

– Что-о?!! Ты знаешь, сколько стоит ткань, из которой оно сшито?

– Лишь кусочек. Я уверен, короткое тебе пойдет больше, чем длинное.

Клио понимала необходимость, но ужасно злилась, что именно ей придется портить свое платье. К слову сказать, единственное! Она взяла нож, безжалостно откромсала от платья весь подол почти на полметра и вручила тряпку Мурзику. Кот снова побежал на самый верх водопада.

Вернулся он минут через двадцать весь мокрый и грязный. Ни слова не говоря, лег на траву и принялся наблюдать за противоположным берегом. Новая жертва Клио и самопожертвование кота помогли. Через несколько минут на том берегу раздались громкие голоса, потом какое-то движение по извлечению из воды некоего предмета, заинтересовавшего народ, а уже после этого вся кавалькада преследователей развернулась и ускакала в обратном направлении.

– Знаете, что мне интересно? – неожиданно произнес Николай.

– Что? – в один голос спросили кот и Страж.

– За кем в конечном итоге гнались? Хотели вернуть «Золотого кота» или прекрасную Клиопатру?

Ему никто не ответил. Ответ на этот вопрос знал только его высочайшее властительство милорд Ксеноуф.

Глава одиннадцатая ЛЕГЕНДА

После минутного молчания Клио громко заявила:

– Я хочу наконец переодеться! Немедленно! Если я еще немного похожу в платье, то стану закоренелой кокеткой или еще хуже… А если в туфлях, то останусь без ног!

– Извини, переодеться пока не получится, – ответил ей Николай.

– Это еще почему?

– Я случайно уронил в начале переправы рюкзаки с нашими вещами, и они насквозь промокли. Нужно найти укромное место и все развесить.

Клио скосила глаза на рюкзаки. В общем-то они были непромокаемые, но, переполненные едой, не были затянуты сверху. Так что вода просто залилась внутрь и все перемочила.

– Шикарно! Сногсшибательно! Великолепно! Кое-кто подмочил наши вещи, а страдать от этого буду только я!

– Мы тоже страдаем… за тебя, – попробовал успокоить ее кот.

– Благодарю! Мне стало намного легче!

Клио, сердито пыхтя, зашагала вперед. Шагалось теперь немного легче. Немного. Туфли по-прежнему давили и стирали ноги, появилась лишь возможность шагать чуть шире – длина платья теперь это позволяла. Когда ей это до смерти надоело, она приостановилась и театрально схватилась за голову.

– Ой, я падаю! – воскликнула Клио, и Николай тотчас очутился возле нее.

– Куда? – удивился он.

– В обморок!

– Но тут же жестко, удариться можно!

– Вот и лови меня, – простонала Клио, мечтая о том, чтобы Николай понес ее на руках.

– Зачем? Если ты хочешь упасть, я мешать не стану, ато опять претензии будут… – Он взвалил тяжелые мокрые рюкзаки на спину и пошел дальше.

Клио немного поскрипела зубами, сняла туфли, взяла их в руки и, осторожно шагая по земле, принялась догонять Николая. Поднимаясь выше и выше, Клио ясно ощутила, что почва становится с каждым метром все холоднее. Наконец ноги у нее начали немного подмерзать, пришлось вновь надевать туфли. Ко всему прочему деревья неожиданно расступились, и Клио увидела причину внезапного похолодания. Впереди, примерно в сотне метров, начиналась голая гора, сплошь покрытая снегом.

– Так, стоп, – проговорила она и замерла на месте. Николай с Мурзиком тоже остановились и оглянулись на Клио.

– Ты чего остановилась?

– Конечно, ты, может, не заметил, но я как-то не совсем одета для подобной прогулки, – тихо начала она и громко закончила; – Я еще не совсем из ума выжила, чтобы в вечернем платье по заснеженным горам бегать!

– Да уж, там, я думаю, холод такой, что скорее вечернюю фуфайку и вечерние валенки надевать нужно, – согласился Николай. – Что ты предлагаешь?

– Я предлагаю спуститься немного вниз, развести костер, просушить наши вещи и только после того, как я переоденусь, двигаться дальше!

– Хорошо, как скажешь.

Спускались до тех пор, пока трава не стала снова густой и высокой, что означало только одно – почва здесь была значительно теплее, а значит, можно было приемлемо переночевать. Хворост для костра собирали все вместе, только Клио ходила вокруг присмотренного ими места, Мурзик – в зоне немного пошире, а Николай имел самую обширную площадь для поисков. Размоченную еду тоже пришлось подсушивать, как и одежду, которая висела теперь на сучках и на единственной имеющейся в наличии веревке.

Подаренные единорогами одеяла грели лучше всяких ковриков и спальных мешков вместе взятых. К тому же для верности решили спать все вместе, так сказать, в куче. Поэтому Клио, как только стали подсыхать футболки, быстро заменила одной из них свое порядком поднадоевшее платье.

– Кайф! – вымолвила она, вытягивая под одеялом ноги, освобожденные от туфель. – Больше не буду надевать платья! Столько с ними мороки! – Достав свою любимую черненькую коробочку, она вставила наушники в уши.

– Как тебе не надоедает постоянно слушать плеер? – пожал плечами Николай. – Я, конечно, тоже люблю музыку, но слушать ее постоянно…

– Музыка меня успокаивает, – ответила Клио и прикрыла глаза.

– Не лучше ли тогда слушать музыку леса, пока есть возможность? Это намного красивее.

– Наверное, – пожала она плечами. – Но со своими привычками расставаться очень сложно. Да и стимула пока нет с ними расставаться.

– А какой тебе нужен стимул?

– Не знаю. Ну, к примеру, сказали бы мне, что от этого зависит чья-то жизнь или судьба…

– А ради моей жизни или судьбы ты бы рассталась с плеером? – неожиданно спросил Николай.

– А что с твоей судьбой? С твоей судьбой все в порядке. Вон ты у нас кто – Король! Это звучит гордо! – перевела стрелки Клио.

– Перестань, это еще не доказано. И я совсем не хочу быть Королем.

– Брось! Зато представь, как ты сообщишь эту новость своим предкам, они будут просто счастливы, узнав, что их сыночек королевских кровей и скоро сядет на трон!

– Мои родители не смогут порадоваться за меня.

– Ты детдомовский!!! – Клио даже привстала.

– Нет, почему же. Просто мои родители умерли.

– Извини, – виновато пролепетала Клио.

– Да ничего. – Николай посмотрел на костер. – Отец умер пять лет назад. Утонул в реке, спасая медвежонка. А мать после его смерти стала очень рассеянной и спустя пару лет попала под машину. Так вот.

Повисло молчание. Мурзик давно спал и в разговоре не участвовал. Лишь потрескивание веток в костре да едва слышный шелест ветвей иногда нарушали полную идиллию.

– Значит, нас, сироток, теперь двое, – с наигранной веселостью произнесла Клио.

– Твои родители тоже умерли? – Николай недоверчиво посмотрел на нее.

– Нет. Живы-здоровы. Так уж сложилось… – Предотвращая любые вопросы на эту тему, Клио быстро нырнула под одеяло и уже оттуда проговорила: – Завтра рано вставать – будем дрыхнуть. Спокойной ночи!

Она услышала, как Николай вздохнул и, подбросив в костер еще веток, тоже полез под одеяло спать.

Клио долго лежала с закрытыми глазами. Сон упрямо не приходил. Она поворочалась и, поняв, что не уснет, открыла глаза. Мириады звезд весело кинулись ей подмигивать, стараясь перещеголять своих подружек. С минуту Клио смотрела на звездное небо, потом на нее нахлынули воспоминания.

Отца она в лицо не помнила, только по свадебным фотографиям матери. Он оставил их с матерью, когда маленькой Тане было полтора года. Еще пару лет он поприсутствовал на ее днях рождениях и больше не показывался. Где он и что с ним, они не знали, лишь нерегулярно приходящие на сберкнижку матери мизерные алименты говорили о том, что он еще жив. Стали они жить вдвоем. Эти светлые годы Клио вспоминала с тоской. Как им было хорошо вдвоем! Мать была строгой, но ужасно ее любила, и Танюшка платила ей тем же. Мать ни в чем не стесняла свое чадо и, когда подросшая Татьяна собралась ехать учиться в другой город, она украдкой всплакнула и начала копить деньги на дорогу дочери.

Первые месяцы, когда Клио, поступив в заветный институт, поселилась в общаге, мать звонила чуть ли не каждый день, а сама Клио на каждые каникулы летала домой… На третий год звонок из дома раздавался раз в месяц, а блудная дочь посещала свою родительницу раз в год, на Рождество.

Приехав домой в очередной раз, Клио застала там элегантного и до жути вежливого друга матери. Позже мать смущенно призналась, что они собираются пожениться. Квартира остается Клио, а мать переезжает в дом к супругу. Клио от души порадовалась за счастливую мать и укатила обратно в общагу. На регистрацию брака она не поехала – позвонила по телефону и поздравила по радио.

Звонки становились все реже. Клио, будучи обычной студенткой, а студенты, как известно, каждый день веселятся и тусуются, этого как-то не замечала, да и застать ее было непросто. Отчуждение матери стало явным, когда Клио в самый паршивый день за всю свою недолгую жизнь решила поискать материнского сочувствия и поддержки и набрала трясущимися руками, отмахиваясь от слез, новый телефонный номер матери далеко за полночь.

– Алло! – кинулась Клио на грудь родительнице.

– Это кто? – заспанный голос матери звучал недружелюбно.

– Мама, это я. Мне плохо…

– Что случилось? Нужен врач?

– Нет. Мне ужасно тоскливо, я по тебе соскучилась…

– Я тоже, дорогая. Но это еще не повод звонить в три часа ночи и будить весь дом. Андрей (ее новый муж) очень устал. Давай поговорим завтра. Хорошо? Вот и умничка. Спокойной ночи.

И короткие гудки в трубке. Клио впервые за несколько лет горько разрыдалась. Она не успела, а теперь уже и не хотела рассказать матери, что сегодня она была свидетелем измены своего Лешки с Катькой со второго курса. Что ее лишили на месяц стипендии за то, что она спустила этого гада Леху с лестницы, а он случайно завалился на декана. Что какой-то мальчишка вырвал у нее из рук сумку, когда она возвращалась в общежитие, и быстро скрылся, запрыгнув в проходящий автобус, и что она сейчас сидит на полу рядом с дрыхнущим вахтером, так как ключей у нее от комнаты нет, а ее соседка Любка где-то шляется. Клио рыдала битый час, пока здесь же, привалившись к тумбочке, и не уснула.

Утром, как и обещала, мать позвонила. Клио извинилась за ночной звонок и заверила, что у нее все просто прекрасно. Они обменялись парой слов и все. Больше Клио матери не звонила. Вообще.

А потом случилось то, что показало: впредь придется обходиться без поддержки родительницы. Мать не поздравила ее с днем рождения. Клио весь день просидела, ожидая, что ее вот-вот позовут к телефону (сотовый украли вместе с сумкой)…

– Межгород, – сообщит ворчливый вахтер…

Но ни в этот день, ни в какой другой на протяжении целой недели напряженного ожидания звонка из дома так и не последовало. Про ее день рождения просто забыли.

Мать все же позвонила… через полтора месяца. Извинилась, сказала, что не могла позвонить раньше.

– Знаешь, какой мы с Андреем сделали тебе подарок? Мы открыли на твое имя счет, на который каждый месяц будет поступать небольшая сумма. Ты уже большая девочка и сумеешь разумно распорядиться деньгами, а так как ты еще и красивая молодая девушка, то они тебе просто необходимы! – Сообщив название банка и номер счета, мать пожелала Клио всего хорошего и побежала встречать голодного мужа.

Клио поревела еще немного и возвела себя в статус сироты. Нет, она нисколько не сердилась на мать, она была за нее очень рада. В памяти еще хранились воспоминания, как мать носилась в поисках работы, потому что одинокую мать с ребенком брать никто особо не стремился. Клио помнила многое из того, что им пришлось вместе пережить. Но теперь… Да, она была рада за мать. Кто-то теряет, кто-то находит. Андрей нашел жену, а Клио потеряла мать… Только сейчас она поняла, как сильно она была ей нужна!

В тот же вечер Клио нашла указанный матерью банк и, сняв со счета все деньги, «разумно» их потратила. Купила давно желанные, неимоверно дорогие (для нее) кроссовки и напоила всех однокурсников в честь своего бесславного «осиротения» (тьфу-тьфу-тьфу). Утром она пожалела только об одном – не умеючи пить, нечего начинать, тем более во время стресса.

Сон пришел незаметно. Уже засыпая, Клио подумала, что все-таки ей повезло, что она попала в этот мир. Здесь хорошо. Если она вернется, то будет что вспомнить да внукам рассказать на старости лет, а если останется здесь… Здесь хорошо. Очень хорошо…

Выспаться как следует им не дали. Едва начало светать, даже солнце еще не проснулось и не показалось на небе, а их уже бесцеремонно стали будить. Какая-то маленькая, но очень горластая пташка распелась прямо у них над головами! Пела она самозабвенно, стараясь во всю птичью глотку. Клио высунула из-под одеяла руку и попыталась найти что-нибудь, чем можно запустить в сторону птахи, чтобы та испугалась и скрылась подальше, но ничего не попалось, а руке стало прохладно.

Проклиная про себя пернатую певицу, Клио залезла под одеяло с головой.

Сперва было тихо, что несказанно порадовало притаившегося Стража, но уже через минуту приборзевшая птица самым наглым образом просунула к Клио свою голову и выдала очередную трель.

– Где, черт побери эту птаху, наш кот! – воскликнула Клио после неудачной попытки поймать нарушительницу спокойствия, откидывая одеяло.

В районе ног что-то зашевелилось, и на свет показалась заспанная рыжая морда.

– Ты что так орешь? – возмутилась она. – Еще так рано! Все же спят…

– Похоже, уже никто не спит, – произнес рядом Николай. – Что за пожар?

– Я хочу спать! – заявила Клио. – Точнее, хотела спать. Точнее… В общем, не важно! Меня разбудила вон та пернатая. Мурзик, ты же кот, излови эту нахалку!

– Но я не ем птиц! – удивился кот.

– Тогда просто напугай ее. Она ведь о твоих вкусовых пристрастиях не знает!

– Знаю, – сказала птица тоненьким голоском..

– Ты еще и говорящая! – всплеснула руками Клио и присмотрелась повнимательней. – Эй, да ты та птичка, которая приносила мне сообщение от единорогов! Ты что людям спать не даешь?!

– Я кое-что принесла вам от Лоски, – спокойно ответила пичуга.

– Что могла принести такая малявочка? Разве что пару-тройку семян… – проговорил кот, вылез из-под одеяла и медленно направился к рюкзаку с провизией.

– А мне, например, совершенно не важно, ЧТО принесла эта птичка! Мне непонятно, почему это было необходимо передать именно ТОГДА, КОГДА МЫ ЕЩЕ СПАЛИ! – гнула свою линию Клио.

– Клио, имей совесть, – вступился за птицу Николай. – Она проделала такой путь!

– Вы будете забирать передачу или нет? – не меняя тональности, спросила обсуждаемая. – Мне еще обратно лететь!

– Давай выкладывай, все равно нас уже разбудила, – сдалась Клио и демонстративно зевнула.

Птица подняла одно крыло, пощелкала там клювом, словно чистила перья, и действительно извлекла оттуда маленькое семечко.

– Посадим мы репку, и вырастет репка большая-пребольшая, – прокомментировал это Мурзик.

– Лоска сказала, чтобы вы притронулись к этому с разных сторон. Это волшебство двух начал.

– А имеет значение, кто с какой стороны держится? – спросила Клио.

– Нет.

– Тогда вперед.

Клио осторожно притронулась пальцем к семечку и посмотрела на Николая. Тот коснулся его с другой стороны. Произошло что-то похожее на короткое замыкание – зерно резко заискрило, потом выдало вспышку света и какой-то хлопок. Друзья зажмурились, а когда открыли глаза, вместо семечки был свернутый в рулон пергамент.

– Что это? – удивился Николай.

– Это копия легенды. Ее Клио просили почитать.

Клио сгребла пергамент и принялась его рассматривать.

– Я смотрю, вы идете к Мертвым землям, – между тем произнесла пичуга.

– К каким землям? – округлила глаза Хранительница Врат, а Мурзик позади чем-то подавился.

– В смысле, все ближе подбираетесь к магу, – пояснила пернатая.

– А что, он живет там? – спросил Николай.

– Да. Если не смените направление, то меньше чем через неделю будете на его землях.

– Получается, что, сами того не ведая, мы пошли именно в сторону мага! Вроде как судьба зовет. Здорово! Великолепно, – медленно проговорила Клио.

– А почему «Мертвые земли»? – снова заговорил будущий Король.

– Там все сплошной камень, никакой растительности, – подошел и включился в разговор подкормившийся Мурзик. – Говорят, маг, когда появился, создал изгоры себе замок, потом этот замок оградил высокой каменной стеной с единственным входом – узким ущельем, а прилегающую территорию превратил в камень, чтобы к нему не мог никто подкрасться, прячась за деревьями.

– Сильный, могучий, а боится. Можно подумать, он из-за своей стены что-то увидит! – Клио быстро встала и натянула на себя высохшую одежду, потом подтащила поближе рюкзак с едой. Взяла себе и Николаю по бутерброду, а птице насыпала крошек.

– У него очень высокий замок, и с верхней башни все просматривается, – пояснил кот и снова подсел к еде.

– Вот и пусть сидит там безвылазно и смотрит, не подкрадывается ли к нему кто, – усмехнулась Клио и отодвинула рюкзак подальше от кота.

– Все, – сообщила птичка, доклевав крошки. – Теперь я полетела обратно, – и тут же легко вспорхнула и улетела.

– Передай Лоске спасибо! – крикнула ей вслед Клио и, обтерев руки, снова взялась за легенду. – Читаем? – Она сняла со свитка веревочку и развернула его. – Итак.

В мире волшебном фея жила,
И сына – о чудо! – она родила.
Он был красив, прилежен, умен,
Но… к волшебству не способен был он.

– О да,это про твоего предка. «Красив, умен…» – прервалась Клио. – Так. Тут, в общем, он подрос, провалил экзамен на волшебника. Все в трансе…

Новостью той потрясен был весь мир…

– Какие все слабонервные! Короче, она его берет, уходит в лес к гномам – это мы все уже знаем. Так-так-так. А вот это красиво. Слушайте:

Страшно всем стало, но мудрая мать,
Зеркало Эрфол велела подать.

– Мощно, да? Подать мне зеркало! – снова не удержалась Клио.

– Читай дальше, а то ты со своими комментариями до вечера не прочитаешь, – проворчал Николай, а кот кивнул, соглашаясь с ним.

– А мы все читать не будем. Нам что тут важно? Узнать нашу дальнейшую судьбу. Так вот… Ушла она, значит, в другой мир, который создала. Свою волшебную силу решает оставить здесь. Сила пролетает через Врата и выкидывает моего предка вслед за Королевой фей. – Клио пробежала взглядом по тексту, подняла глаза и посмотрела на Николая. – А вообще это несправедливо! – заявила она. – О твоем предке – красив, умен, а о моем – ни фига! Полный произвол в повествовании!

– Ты читать будешь? – медленно, упирая на каждое слово, произнес Мурзик.

– Да пожалуйста! – пожала плечами Клио и принялась снова читать, нет-нет да вставляя свои замечания.

В потоке времен потеряны оба…

– Следопыты фиговые у них были! Пока они тут ищут, пропускаем…

Сгущаются тучи, гром загремел,
Маг мир волшебства захватить захотел!
Начало вдруг волшебство исчезать.
Нужен Король, чтобы зло наказать.
Но нет Короля, всяк поник головою,
Пред тяжкою долей, пред злою судьбою.

– Пессимисты!

Но нет! Не конец! Врата отворятся
И Страж с Королем в наш мир возвратятся.

– Я и то лучше стихи пишу!

Их сила в единстве, отвага в глазах…

– Ну-ка, посмотри на меня, – обратилась она к Николаю. – Тебе в глазах ничего не мешает?

– А что там?

– Отвага!

– Клио! – одернул ее Николай, а кот сердито зафырчал.

– Да? – Клио приподняла брови и сладко улыбнулась.

– Мы же решили все это пропускать! А читать только суть.

– Хорошо, хорошо. Сейчас все сделаем в лучшем виде.

Не дремлет злой маг – ему не до сна!

– Конечно, мы тут, и магу хана! – вновь вставила Клио и, услышав ворчание, примирительно подняла руки. – Все-все…

Ведь миру волшебному помощь пришла.
Весь небосклон в грозовых облаках —
Битву сию не забудут в веках!

– Сколько пафоса! Ага, вот то, что надо!

Вызовут мага трое на бой:
Хранитель тех Врат, их друг и Король.

Клио оторвалась от текста.

– Сейчас еще прочтем что-нибудь типа: «Камни влетят, затрясется земля…» Интересно, как к этому можно относиться серьезно? «Гром гремит, земля трясется – Мурзик наш пожрать несется»!

Не в меру раздраженный Мурзик встал на задние лапы, выхватил у Клио свиток и сунул его в руки Николая.

– Коля, почитай ты, хорошо? Только выбери суть и без дурацких комментариев, – проговорил он и получил от Клио легкую оплеуху.

Николай быстро пробежал глазами прочитанный текст и продолжил:

И вздыбятся камни, скрестятся лучи,
Поднимется пыль, как заслон саранчи.
Словно кошмары сыплют из снов,
Битва начнется – здесь не до слов…
Один вдруг падет – не в силах подняться,
Эрфол говорит: он не сможет сражаться.
Остался один, он, страх поборов,
Помериться силою с магом готов.

– Эй, а где третий? – снова встряла Клио. – Он тоже убит? Что с третьим?

– Тут ничего про это нет, – растерялся будущий Король.

– Коля, ну что ты ее слушаешь? Читай дальше! – потребовал кот, отойдя на всякий случай подальше от Клио. – Продолжай..

А сила его в поддержке друзей,
Незримой, но веской в мощи своей.
Маг проиграет битву с Добром,
Поверженный, сгинет. И поделом!
И солнце лучом Короля приласкает.

– Посмертно, что ли? – не унималась Хранительница Врат.

Все Зло чернокнижника тут же растает,
Мир волшебства с облегченьем вздохнет —
Героя, убившего Зло, вознесет.
В клятве священной сомкнутся уста,
И воцарится мир навсегда…

– И это все? – спросила Клио, как только Николай замолчал.

– Все.

– Господи, и это называется стихи? Да я бы и то лучше написала. Да и вообще в этой расчудесной легенде нет ни слова о том, кто же все-таки будет награжден орденом за отвагу… посмертно. Нет, если мне суждено и все такое… Но ведь можно хотя бы предупредить! – Клио вздохнула. – На всякий случай буду себе местечко присматривать посимпатичнее.

– Для чего? – не понял будущий Король.

– Как для чего? Для мемориала в мою честь. Так сказать, за заслуги перед Отечеством… С вечным огнем и все такое.

– Ну что ты несешь? – сдвинул брови Николай.

– Когда как. Обычно рюкзак за спиной.

– Ты поняла, о чем я!

– Выдохни! Я не в обиде. Ты останешься жив, и замечательно! Самое главное – мне спокойно. Ты хороший человек и достоин править миром.

– Перестань!

– Перестаньте вы оба! – неожиданно фыркнул Мурзик, до сих пор не принимавший участия в дискуссии. – Во-первых, у меня столько же шансов прославиться посмертно, сколько у вас обоих!

Глава двенадцатая СМОТРИ В ОБА!

У самого подножия горы снег был мягким и рыхлым. Сразу вспомнились зимние забавы – лепка снежных баб, снежки… Клио не утерпела и, немного отстав от товарищей, быстро скатала несколько снежков и принялась методически стрелять ими в Николая. Тот не остался в долгу, и перестрелка началась! Битые десять минут они закидывали друг друга снегом, ловко уворачивались от «снарядов противника» и крича друг другу «страшные угрозы». Развязка «боя» наступила неожиданно: Клио пошла в наступление, закиданный снежками Николай оступился и, упав, проехал на спине прямо под ноги воительницы! Получилась куча-мала.

– Мурзик, иди нас распутывай и поднимай! – все еще дурачась, прокричала Клио, но ответа не услышала.

– Мурзик, ты даже не выдашь в наш адрес никакой нравоучительной реплики? – удивился Николай и, приподняв голову, посмотрел вокруг. – А где кот?

Страж и Король в одну секунду поднялись на ноги и бросились на поиски кота. Сделать это было не трудно-в гору вела цепочка маленьких следов, оставленных упрямо шагавшим Мурзиком. Сам кот нашелся метрах в тридцати. Он лежал на снегу с самым разнесчастным выражением на морде.

– Что случилось? – подскочила запыхавшаяся Клио.

– Я умираю, – простонал Мурзик.

– Это мы уже поняли по твоей позе. Кстати, в тебе драматический актер пропадает! Так в чем дело?

– Я больше не могу идти! Этот снег… Мои лапки в него проваливаются, – начал кот и вдруг захныкал. – Клио, я так устал!

– Как чувствовала, хотела сшить для тебя специальную сумку! – покачала головой Клио. – Хорошо, если Николай не против, то он понесет мой рюкзак, а я понесу тебя.

– Ко-оля, – страдальчески начал Мурзик, но Николай его прервал.

– Я не против, – улыбнулся он. – Надо заботиться о братьях наших меньших.

– Да-да. Обо мне надо заботиться, – сразу приподнялся приободренный кот.

Рюкзак тут же перекочевал на плечи будущего Короля, а Мурзик с готовностью прыгнул на руки Клио. Начался новый этап подъема. Ноги постоянно проваливались чуть не по колено, уменьшая скорость примерно вдвое и забирая силы с неимоверной быстротой. Николай сбавил немного темп, а едва поспевавшая за ним Клио уже была вся в мыле. К тому же кот, как оказалось, был не легким. Совсем не легким! Клио то несла его на вытянутых руках, то перекладывала на плечо, то вешала его на шею – Мурзик был громоздкий и очень тяжелый.

– Мурзик, тебе пора садиться на диету, – сказала Клио коту между вздохами. – Есть только одну рыбу… в день. Естественно, рыба должна быть не акула или кит, а какой-нибудь карасик, ну, щука на худой конец.

– Вот именно, – страдальческим тоном проговорил кот. – Я буду худой, и мне придет конец.

– Ничего страшного! У котов девять жизней. Так что две из них ты истратишь на приведение своей фигуры в норму, а семь остальных будешь наслаждаться, – подключился Николай.

– Легко вам говорить, – надулся рыжий, устраивая лапу поудобнее.

– Если бы было легко, то и не говорили бы, – парировала Клио.

По мере подъема снег становился все холоднее и тверже. Через пару часов появился наст, и идти стало значительно легче. Мурзик теперь вышагивал сам, а у Николая убавилось поклажи. Друзья стали замечать, как красиво вокруг. Снег под лучами солнца сверкал и искрился, словно миллионы бриллиантов! Всюду, куда ни падал глаз, все было белоснежно чистым, и не единой погрешности или неровности не виднелось в этом великолепии. Лишь две цепочки следов, поднимающиеся снизу.

Следующая пара часов пролетела незаметно – идти было легко, везде было красиво и ни одного ориентира, за который можно было зацепиться глазом и судить о пройденном пути! Между тем сама вершина медленно, но верно приближалась. На скромное замечание кота, не пора ли обратить внимание на позывы его желудка, Клио жестко ответила, что обед будет только после того, как они достигнут самого верха. Теперь до встречи с вершиной Мурзик считал каждую минуту.

Вершина встретила новых посетителей неожиданным, но прекрасным сюрпризом. Там стояла огромная, великолепная глыба льда! Множество вверх растущих «сосулек» разных размеров, наплывов в виде козырьков и наличников, гладкость и совершенство форм. Словно великолепный замок Снежной королевы. Красота и блеск просто завораживали. В восхищенном молчании друзья принялись медленно обходить это прекрасное творение. Это продолжалось до тех пор, пока между ледяных колонн они не увидели вдруг темный зев входа. Он был метра три высотой и ровной полуовальной формы.

– Ух ты! Ледяная пещера. Там, наверное, йети живет! Или дедушки по вызову!

– Кто по вызову? – удивился Николай.

– Как это кто?! Деды Морозы! Может, у них здесь штаб-квартира! – Клио подбежала ко входу и заглянула внутрь. – Кто-кто в пещере живет? Кто-кто в такой красивой живет?

– Никто, – скептически заметил кот, тоже приблизившись к снежной арке.

– Что ты говоришь? – отвлеклась Клио, которая занималась тем, что аукала и слушала эхо своих возгласов.

– Он говорит, что на данной жилой площади никто не проживает. Она свободна! – пояснил мысль кота Николай.

– Вообще-то нет, – снова проговорил рыжий. – Я тут, конечно, не был, но слышал. Не думал, что эта пещера действительно существует…

– Мурзик!

– Это пещера Предвидения. В ее единственном ледяном зале, который находится в самом центре этого ледяного замка…

– Ага! Это все-таки замок! – обрадовалась Клио.

– …стоит волшебное зеркало, -договорил кот.

– Эрфол, что ли?

– Нет, скорее его брат. Арфон. Говорят, что когда в него посмотришь, то увидишь какой-то фрагмент своего будущего. Только один. Важный только для тебя.

– Так что же мы стоим? Вперед! – нетерпеливо закричала Клио.

– Я, пожалуй, вас у входа подожду, – неожиданно сказал кот. – Незачем мне знать свое будущее. Вдруг оно мне не понравится?

– Боишься, что увидишь себя похудевшим на пару килограммов? – засмеялась Клио, но кот промолчал. – Ну, как знаешь! А я пойду! Николай, ты идешь?

– Не скажу, что мне так уж хочется что-то знать о своем будущем, но в любом случае я тебя одну туда не отпущу. Мало ли что?

– Тоже верно. Мне без няньки ну никак нельзя! Пошли скорее!

Мурзику постелили у входа одеяло, снабдили его провиантом, чтоб ожидание не показалось ему скучным, и двинулись к центру ледяного замка. Длинный коридор был совершенно ровный и гладкий, никуда не заворачивал, не сужался и не расширялся, просто шел вперед и все. На каком-то этапе Клио вдруг остановилась и посмотрела в одну сторону, потом в другую.

– Знаешь, сейчас закрыть глаза и повернуться вокруг своей оси пару раз… Открыв глаза, я думаю, нельзя будет сказать с уверенностью, в какую сторону двигаться! Или еше круче. Идем мы так, идем, времени не считаем, а потом вдруг бац – выходим где-нибудь на Северном полюсе!

– Ага, или в центре нашей Антарктиды, – поддержал ее Николай.

– Да-а-а… – протянула Клио и двинулась дальше.

Коридор помучил ходоков еще немного своим однообразием и неожиданно вывел в большущий зал. Его залитые солнцем резные своды опирались на девять изящных колонн. Вместо пола был гладкий, совершенно ровный лед, настоящий каток.

– Эх, коньки бы сюда! – расстроено проговорила Клио.

– Ага, и клюшку с шайбой, – поддержал ее Николай.

Клио, осторожно ступая по скользкому льду, вышла на середину зала.

– Ты загадки любишь? – неожиданно спросила она.

– Смотря какие. Например, загадка «где взять денег, когда Петрович все пропил?» в свое время у меня вызывала легкое раздражение. – Николай подошел к Клио, и она показала ему на углубления между колоннами.

В каждом таком промежутке висело по большому зеркалу в резной рамке. Все они выглядели как братья-близнецы. Все были покрыты тонким слоем инея, а потому почти ничего не отражали.

– Вот это да! Что теперь? – удивился Николай.

– По-моему, у нас есть два выхода. Первый – это вернуться к Мурзику и поинтересоваться, не слышал ли он чего об этом.

– Мы туда-обратно полдня проходим. К тому же если бы кот что-то знал, то, наверное, поставил бы нас в известность. Давай остановимся на втором варианте. Какой там у нас второй вариант?

– Попробовать найти зеркало самостоятельно. Подойти к каждому и посмотреть в него, поскрести поверхность, постучать.

– Давай пробовать, – пожал плечами Николай, и они разошлись в разные стороны.

Опытным путем было выяснено, что иней с зеркал спадает, стоит только их коснуться, отражение во всех обычное, а инструкции по применению подобной «техники» не висело ни на одном из них. Они так увлеклись поиском ключика к этой загадке, что не заметили, как на одном из проверенных ими зеркал появилось едва заметное лицо и стало внимательно за ними наблюдать. Осмотрев все зеркала, Страж с Королем вернулись в центр зала.

– Тупик, – констатировал Николай.

– Скорее временная неудача, – не согласилась с ним Клио. – Вот смотри. На подходе к этому залу не было никаких ловушек и головоломок с возможным смертельным исходом. Так? – Николай кивнул. Лицо в зеркале тоже. – Получается, что никто и ничто не препятствует смотреться в это зеркало всем желающим! Вход, так сказать, свободный. Следовательно, это должно быть очень просто, чтобы найти зеркало Предвидения смог бы даже ребенок! Давай подумаем, что мы упустили?

Они задумались, зеркальное лицо пропало. Клио от нечего делать стала разглядывать архитектуру ледяного дворца.

– Интересно, кто строил этот дворец? Такая красота! Подумать только, что все это может когда-нибудь растаять.

– Вряд ли тот, кто стоил это сооружение, планировал, что оно растает, – сказал Николай, а появившееся вновь в зеркале лицо стало кивать на каждое его слово. – Строили на века. Конечно, не факт, что руками… Вот, к примеру, посмотри на эти поперечные дуги между колоннами – они широкие и крепкие, даже тот поперечный орнамент и надпись на них призваны укрепить это перекрытие.

– Надпись? – подскочила к нему Клио и, неловко поскользнувшись, сбила Николая с ног, упав на него сверху. – Где надпись? – Лицо в зеркале улыбнулось и исчезло.

– Да на перекрытии же! – ответил будущий Король и стал озирать дуги между колонн. – Вот она, – показал он через несколько секунд.

– Ха! Мы его нашли! – От радости Клио чмокнула короля в щеку и, вскочив на ноги, побежала к арке. – Читай!

– АРФОН, – медленно прочел Николай и, поднявшись, пошел за Клио.

Та уже стояла возле зеркала и аккуратно стирала с него остатки инея. Потом внимательно осмотрела его раму, выискивая что-то в орнаменте.

– Как ты думаешь, – обратилась она к Николаю, – его надо как-то включить, завести?

– Полагаю, нет. Скорее всего, оно в рабочем состоянии.

Клио отошла на пару шагов, чтобы видеть себя в полный рост, немного подумала…

«Свет мой зеркальце, скажи, —

неожиданно начала кривляться она, -

Да всю правду доложи,
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
А ей зеркальце в ответ…

– Дам-ка я тебе совет, – вдруг подхватило зеркало появившимися на нем губами, заставив Клио вздрогнуть от неожиданности и налететь на Николая, который и сам немного опешил.

Ты не ерничай, не бойся,
А замри и успокойся.
Коль пришла ты в зал из льда,
Значит, тут твоя судьба!
Ценят лед и снег покой…

– Ты живое! Бог ты мой! – перебила его пораженная Клио, случайно попав в рифму. – Еще и говорить умеешь! А не стихами можешь?

– Почему бы и нет? Это я так, посоревноваться немного решило, так сказать, поразмяться, а то редкий случай выдается с кем-то поговорить.

– Что, так редко сюда ходят? – удивился Николай.

– Да нет. Раз в пять лет точно кто-нибудь приходит. Просто обычно приходят, смотрят и уходят, а вы такие говорливые попались… Хоть развлекли меня немного.

– Ну хорошо, что хоть кому-то пошла на пользу наша бестолковость, – проговорил Николай.

– Король и Хранитель Врат! Какая честь! – между тем вновь заговорило зеркало, явив уже все свое лицо. – А вам-то зачем знать свое будущее? Про вас все в легенде написано.

– Ага. В легенде, – проворчала Клио. – Ты само читало эту легенду? Там же половины непонятно! Много всякой воды и ничего конкретного.

– Ну, легенду у нас каждое волшебное существо знает. Как-то не задумывалось я. Казалось, все понятно и красиво. А сейчас вот думаю… Действительно, там много непрорисованных деталей! Особенно в конце повествования.

– Именно! Так сказать, на самом интересном месте!

– Ну, это, конечно, можно объяснить.

– Как? – спросил Николай.

– Легенду писал гном. Если помните, именно у них хранилось зеркало Эрфол. Когда Королева фей покинула волшебный мир и Врата сомкнулись, один из приближенных королевы, который это видел, решил записать все как было. Так сказать, для потомков. Насколько я знаю, Королева запретила присутствующим рассказывать что бы то ни было. Вот он и решил записать все это в свой дневник, который должны были непременно найти после его смерти. Но история вышла длинная, гном был стар и, чтобы успеть дописать свой труд, он начал понемногу урезать детали. Да еще все почему-то писал стихами…

– Понятно, – вздохнула Клио.

– Похоже, ваш друг уже съел все, что вы оставляли, и начал немного волноваться, – неожиданно выдало зеркало.

– Мурзик? Арфон, ты его видишь? Отсюда?! – удивился Николай.

– Я могу видеть все, что творится в моем дворце, – спокойно ответило зеркало. – С вами, конечно, интересно, но вам пора идти. Как только пропадет мое лицо, внимательно всмотритесь в меня – и увидите то, зачем пришли.

Лицо в зеркале исчезло, и можно было снова видеть свое отражение. Клио и Николай медленно подошли поближе и уставились в зеркальную гладь.

Несколько минут ничего не происходило, потом поверхность зеркала стала матовой, еще несколько секунд спустя по ней побежали линии, словно на экране. плохо настроенного телевизора, а через минуту в зеркале появилось изображение. Друзья прильнули к «экрану».

Николай увидел небо, сплошь затянутое черными тучами. Потом картинка быстро переместилась вниз. Там были горы. Точнее, скалы. Все было усыпано камнями, и на заднем плане высилась каменная стена. Картина вновь переместилась, и он увидел двух персонажей. К нему спиной стоял высокий мужчина в плаще, который то и дело вскидывал руки. В нескольких метрах от него, лицом к экрану, стояла Клио! По ней били светящиеся лучи, летящие от незнакомца. Неожиданно один ударил ее в плечо, и на нем появился большой красный рубец… Картинка замерцала и пропала.

Клио, наоборот, увидела яркий солнечный день. Солнце палило вовсю, освещая своими лучами красивую зеленую поляну. Прямо посередине ее картинки стоял Николай, держа за руки красивую девушку, а вокруг толпились люди и какие-то непонятные, наверное, волшебные существа. Николай стоял к Клио лицом, девушка – спиной, так что было прекрасно видно, что Николай счастливо улыбается. Лица девушки видно не было, но Клио почему-то была уверена, что она тоже улыбается. Ее длинными волосами играл ветер и… на ней было красивое длинное платье любимого цвета Клио – намороженья на стекле. Николай немного нагнулся, чтобы поцеловать девушку, и… картинка пропала, явив Клио ее собственное отражение.

Клио задумчиво перевела взгляд на Николая, тот так же задумчиво посмотрел на нее.

– Представляешь, я видела не себя, а тебя, – тихо сказала она ему, и уголок ее губ нервно дернулся.

– Как ни странно, я тоже видел только тебя, – в тон ей проговорил Король.

– Может, наши видения перепутались?

– Нет, этого не может быть! – возразило им лицо снова появившись в зеркале. – Каждый видит только то, что важно именно для него!

– Тогда это действительно МОЙ сюжет, – немного помедлив, сказал Николай и снова в упор посмотрел на Клио – самым важным для него сейчас была именно она. Лицо его стало печальным.

– Да уж, – эхом отозвалась Клио и отвела глаза. То, что она увидела, было для нее действительно важно, но… она бы предпочла лучше этого не видеть, а надеяться на хороший исход. Вероятно, прав был Мурзик, не пожелавший идти к зеркалу вместе с ними. Меньше знаешь – лучше спишь. С другой стороны, зная теперь, что ей уже не на что рассчитывать, она сможет вести себя нормально, а не как полная идиотка. Хотя, в общем-то, она себя так и вела.

– А можно получить пояснения к просмотренному сюжету? – решилась спросить Клио. Вдруг это возможно? Ведь до них, если верить Арфону, с ним никто не разговаривал!

– Я даже не знаю, что вы там увидели, – разочаровало ответом зеркало. – Это не я что-то показываю, это ваша судьба дает вам какую-то подсказку. А вот что она хочет этим сказать… должно быть понятно только вам самим.

– Ладно, и на том спасибо, – огорченно проговорила Клио и посмотрела на Николая. – У меня предложение! Я не знаю, что там увидел ты, и мне это неинтересно. Так вот, предлагаю не рассказывать и не делиться увиденным. Ты остаешься при своем, я – при своем. Договорились?

– С радостью. Я тоже не горю желанием рассказывать тебе то, что увидел.

– В таком случае по рукам. Да, и нашего котика мы тоже ни во что не посвящаем!

– Годится! – кивнул Николай, и они ударили по рукам.

– Правильное решение, – снова заговорило зеркало, до сих пор деликатно помалкивавшее. – Нельзя об этомрассказывать. Нужно просто взять на заметку… Ну, нам пора прощаться! Надеюсь, вы еще как-нибудь навестите меня. Просто так, не для просмотра. Ведь что-то увидеть во мне можно только один раз в жизни…

– Конечно, зайдем! – пообещала Клио, думая о том, что если она все-таки выживет, то ей нужно будет как-то развеять тоску, вот она и пойдет навещать всех своих знакомых.

– Непременно, – кивнул Николай, решив, что если ему не удастся спасти Клио, он будет рад поговорить с теми, кто знал ее при жизни.

С такими вот не очень оптимистическими мыслями друзья покинули зал с зеркалами и снова пошли по ледяному коридору.

Обратный путь занял намного меньше времени, чем до зеркального зала. Уже подходя к выходу, Клио и Николай увидели маленькую рыжую точку, метавшуюся из стороны в сторону. Мурзик запрыгал от радости, увидев возвращающихся товарищей.

– Что вы так долго? Сколько нужно времени, чтобы взглянуть в зеркало? – возмущался он.

– Мы тоже рады тебя видеть, – спокойно ответила ему Клио.

– Что-то по вашим лицам не скажешь, что вы очень уж остались довольны прогулкой. Либо поссорились, либо то, что увидели, не принесло вам радости, – заключил кот.

– Ты прав, – сказал Николай и вышел из замка.

– В чем я прав? Поссорились? Не понравилось? – поскакал за ним кот, то и дело оглядываясь на Клио.

– Мы решили не возвращаться к разговорам о том что увидели, – пояснила она.

– Как, совсем? Прямо сейчас?

– Прямо минут пятнадцать назад.

– И мне ничего не расскажете? – Клио покачала головой. – А по секрету? – Кот посмотрел на Николая, тот тоже отрицательно качнул головой. – Вообще-то это нечестно! Но… правильно. Хорошо. Уговорили. Значит, мы просто походили вокруг замка и пошли дальше.

– Точно подмечено! – похвалил его Николай.

– И… пошли дальше! – поддакнула ему Клио и направилась вдоль снежного дворца.

– Ты пошла не в ту сторону, – остановил ее Мурзик.

– Правда? Но мы ведь пришли оттуда. Значит, нам теперь туда.

– Туда, да не совсем. Хочу показать вам короткую дорогу. Так сказать, быстрый спуск.

– Быстрый, говоришь? – задумалась Клио. – А показывай!

Мурзик проследил, как Николай поднимает свое одеяло, дождался, пока оно окажется в его рюкзаке, и только после этого легко потрусил немного левее того маршрута, по которому только что пыталась идти Клио. Идти пришлось совсем не долго. Сразу за ледяным замком, метрах в двадцати ниже по склону, была небольшая снежная гора, немного вытянутая в длину. В этой горке, как в муравейнике, имелись три дыры, ведущие куда-то вглубь.

– Что это? – удивился Николай.

– И что это за норы? – вторила ему Клио.

– Это не норы, это ледяные спуски вниз!

– Экстренный спуск! Круто! – весело воскликнула Клио и подошла поближе.

– А почему их три? – спросил Николай.

– Их называют Спуски Судьбы, – сказал кот.

– Что? – Король отпрянул назад. – Про свою судьбу мне на сегодня уже хватит.

– И мне тоже, – присоединилась к нему Клио.

– Нет, вы не поняли. Это своего рода тест. Спуски немного разные. Выбрав один из них, вы просто сможете узнать, как вы двигаетесь к цели.

– Все как-то замучено, но понятно одно – тест не является предсказанием.

– Хорошо. Кто на каком поедет? – загорелась энтузиазмом Клио, она страсть как любила кататься с горки.

– А вот это как раз надо выбрать.

– Легко! Я выбираю…

– Подожди, – оборвал ее Король. – Давайте каждый напишет на снегу номер спуска, который ему приглянулся, а потом проверим, совпадает ли наш выбор.

– Зачем писать?! – не поняла Клио.

– Чтобы потом не врать друг другу. Мы ведь все профи в этом…

– Что ж… Давайте. Отворачиваемся и пишем!

Все трое старательно отвернулись друг от друга и принялись выводить на снегу цифры. Через несколько секунд они вновь смотрели на «норы», исподтишка пытаясь заглянуть за спины товарищей.

– Итак, кто что написал? – поинтересовалась Клио и отошла от своей цифры немного вбок. – Лично я выбрала три.

– Почему? – спросил Николай.

– Не знаю. Наверное, потому что та дырка находится справа. Я вроде как Страж, защитник правого дела и все такое…

– Я выбрал среднее отверстие. У меня цифра два. – Николай продемонстрировал свою писанину.

– А ты почему выбрал именно эту нору? – улыбнулась Клио.

– Наверное, потому что люблю всегда и во всем выбирать золотую середину, идти на компромиссы.

– Слова истинного короля! – кивнула Клио. – Ну а ты, рыжий-рыжий, полосатый, что выбрал?

Кот отошел в сторонку, и Клио с Николаем увидели одну только палочку.

– Первую?! – удивилась Клио тому, что все они избрали разные спуски. – Почему?

– Ну, считается, что коты любят ходить налево… Я решил не развеивать этот миф и выбрал левый спуск, который у нас числится первым.

– Все ясно! – усмехнулся Николай. – Тогда последний вопрос. – Он серьезно посмотрел на кота. – Все ли эти спуски ведут в одно место? Не получится ли так, что мы окажемся на разных полушариях?

– Насколько мне известно, у трех входов только один выход, так что мы все вылетим в одну точку.

– В таком случае всем членам команды просьба занять свои места согласно предписанию! – проговорила Клио и села, спустив ноги в правое отверстие. – Всем пока. Встретимся внизу! – отсалютовала она и с громким визгом исчезла из вида.

Николай тоже не стал медлить – он не хотел оставлять Клио одну надолго. Он схватил Мурзика, запихал того в левое крайнее отверстие, мягко подтолкнул его, услышав уже откуда-то из недр возмущенное «Мяу-у!», потом подсел к своему отверстию и, не задумываясь ни на секунду, быстро съехал вниз.

Как и предсказывал Мурзик, спуск у каждого оказался разным. Николай несся по совершенно прямому ледяному желобу без каких-либо остановок. Уже через несколько минут он, словно ядро из пушки, вылетел в небольшой сугроб, находившейся прямо перед выходным отверстием. У Мурзика спуск оказался «витиеватым», как впоследствии выразился он сам, тут же пояснив, что он любит иногда обходные, извилистые пути, по принципу «Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет». Кота словно закрутило спиралью, бросая его пушистое тело то вверх, то вниз, то вбок. Когда спустя пару минут он с диким кошачьим воплем вылетел в руки Николая, то его голова упорно не хотела принимать вертикальное положение.

– Мне бы полежать немного, – жалобно простонал Мурзик и был уложен будущим Королем в сторонке на одеяло.

Дольше всего пришлось ждать Клио. Клио, как личности, постоянно во всем сомневающейся, достался спуск зигзагом. Короткий спуск по диагонали, потом приходилось немного переползти в противоположную сторону, потом снова короткий спуск и снова переползание к последующему спуску. Надо ли говорить, что этот слалом не доставил Клио никакого удовольствия! Лишь последние метров десять она с чувством полного удовлетворения пронеслась по прямой, сбив с ног Николая, который пытался ее поймать.

Обсудив свои впечатления, Николай и Мурзик еле отговорили Клио от повторного подъема на гору, чтобы прокатиться по желобу Николая. Она так была разочарована своим выбором! Кот же, наоборот, ужасно ей позавидовал – ни в скоростной тоннель Николая, ни тем более в свою спираль он бы не полез ни за какие коврижки, а вот степенный спуск Клио пришелся ему по душе. Как бы то ни было, от повторного подъема отказались – большинством голосов. Поэтому стали спускаться дальше по поверхности.

Благодаря подсказке кота им осталось идти до леса каких-то минут сорок. Даже мягкий снег не показался им такой уж большой проблемой. Сам Мурзик отказался от возможности прокатиться на ручках, сообщив, что его теперь укачивает, а радостно бежал по снегу, проваливаясь всеми лапами по самое брюхо. Решили не останавливаться на опушке, а пройти до зеленых теплых полянок и уже там разбить лагерь и перекусить.

Спустя, наверное, час общим голосованием была выбрана маленькая круглая полянка с обилием хвороста вокруг. Дальше идти просто не имело смысла -день подходил к концу, на лес спускались сумерки. Быстро взяли фонарик Клио (фонарик Николая покоился под грудой еды) и пошли за топливом. Клио светила, Мурзик выискивал ветки, а Николай собирал. То есть хворост собирали в шесть рук… Точнее сказать, втроем. На второй заход Клио идти отказалась.

– Я вся промокла! – заявила она. – Этот снег у меня даже за пазухой был!

– Тогда сушимся и обедаем, – сказал Николай.

Клио тут же принялась стягивать с себя мокрую одежду, а будущий Король взял фонарик и отправился за дополнительной порцией хвороста. Как только он вернулся с охапкой сухих веток, Клио протянула ему свои мокрые куртку и штаны:

– На, повесь на солнце.

Николай недоуменно посмотрел на вещи, потом на небо и вернул все хозяйке.

– Извини, я до него не достаю, – буркнул он и сел разводить костер.

Клио немного посопела и принялась обходить место их стоянки, выискивая низкую ветку или сучок. Таковые никак не хотели находиться.

– А где мой фонарик? – спросила она.

– Как? Вот тут вроде был… – растерялся Николай, лихорадочно вспоминая, где он мог его посеять. – Я, наверное, его выронил в лесу.

– Что-о? МОЙ фонарик?!!

– Да найду я его сейчас. Не переживай.

– Не переживай? Скажешь тоже! – не на шутку разошлась Клио. – Иди и без фонарика не возвращайся! Понял?

– Ага, – откликнулся Николай и стал искать свой фонарик.

– Что ага?

– Не вернусь…

– Что-о-о? – уже с меньшим пылом воскликнула Клио.

– В смысле без фонаря, – поправился Николай и быстро исчез за деревьями.

– А я пока приготовлю ужин, – решила Клио и начала кашеварить.

От искусства готовки блюд Клио была очень далека, поэтому ей было сложно даже придумать, с чего начать, но… как говорится, глаза боятся, руки делают. Побросав в котелок всяких разностей и залив это водой, Клио принялась помешивать варево ложкой, периодически подкидывая туда то одно, то другое. К ней подполз Мурзик и с любопытством заглянул в котелок.

– А ты умеешь готовить? – спросил он.

– Как видишь, – пожала плечами Клио.

– А почему ты раньше не готовила?

– Просто каждая женщина должна помнить: обеды будут вкуснее, если их готовить реже.

– Не понял, – растерялся рыжий. – А если чаще, то они что, будут хуже?

– Мурзик, тебе этого не понять, – важно проговорила Клио и убрала варево с огня.

После этого Клио решила завершить начатое – найти места, куда можно было бы развесить свою сырую одежду. Такие места нашлись только после вторичного обхода всех прилегающих к лагерю деревьев. Развесив свои вещи и немного прибрав в рюкзаке, Клио решила, что теперь она уже готова быть хозяйкой в каком-нибудь доме и самостоятельно вести хозяйство. Между тем в лагерь вернулся Николай и, молча подав Клио ее фонарик, принялся расстилать одеяло.

– А я нам ужин приготовила! – гордо заявила она.

Будущий Король с удивлением посмотрел на Клио, потом на котелок, от которого подымался легкий парок, и, склонив голову набок, подошел поближе.

– Кто-нибудь это пробовал? Смертельных случаев не было? – поинтересовался он и, зачерпнув ложкой немного варева, героически сунул ее в рот.

За его действиями наблюдали в четыре глаза. Николай сперва замер, потом с огромным трудом проглотил содержимое. После этого он натужно улыбнулся, взял полный котелок в руки и, ненадолго покинув круг света, вернулся уже с пустым.

– Честно говоря, не ожидал, что без какой-либо практики по готовке обедов можно так искусно и умело испортить такое количество продуктов за один раз! – покачал он головой. – Нет, Клио, это явно не твой конек. Пожалуй, бутерброды сегодня будут уместнее.

– Много ты понимаешь! Гурман выискался, – оскорбилась Клио и пошла устраиваться спать.

– Вот еще один повод выйти замуж за Короля, – промурчал кот.

– Не было никакого повода, и это не повод! – парировала Татьяна.

– Ты бы знала, как готовят у Короля! – мечтательно продолжал Мурзик.

– А ты что, там частый гость и знаешь, как у него готовят? – рассмеялась Клио. – И вообще я в еде не особо разборчива, – заключила она и встряхнула одеяло.

Мужской состав компании быстро уменьшил количество провизии в рюкзаках, и троица путешественников завалилась спать. Тихо потрескивал костер, а наверху, в небе уже властвовал месяц со своей звездной свитой.

– Вот помогу тебе сесть на твой законный трон и сразу вернусь обратно в наш мир, – неожиданно нарушила тишину Клио.

– Ты правда хочешь туда вернуться? – удивился будущий Король.

– Вообще-то я еще конкретно не решила. Но одно знаю точно: при твоем дворе меня не будет, и ни на каких Вратах я тоже стоять не буду!

– А кто тебе сказал, что тебе придется стоять на Вратах? – пришла очередь кота удивляться.

– Неважно, – вздохнула Клио. – Давайте спать.

Глава тринадцатая УЖАСНЫЙ ДЕНЬ

Утром все позволили себе хорошо выспаться и встали, когда солнце уже пробиралось сквозь листву, норовя запустить своих солнечных зайчиков на лица друзей. Клио стала несомненным победителем в этом состязании засонь. Когда хворост был уже собран и еда стала планомерно выкладываться на подстилку, ее позвали завтракать.

– Дай мне отдохнуть, я же спала всю ночь! – пробурчала она в ответ и перевернулась на другой бок. Правда, размеренное чавканье двух ртов так и не дало ей уснуть вновь. – Хорошо. Встаю, – сказала она и медленно поднялась.

Перекусив на скорую руку и определив, что еды хватит еще максимум на пару раз (тонкое замечание Мурзика), Клио собрала постель и пошла снимать просушенные вещи. Джинсы снялись легко, а вот с курткой возникли некоторые трудности. Она по какой-то причине висела намного выше, чем могла бы дотянуться ее хозяйка. Что могло случиться за ночь? Было непонятно, то ли дерево за ночь подросло, то ли вчера под ним что-то стояло и Клио, не заметив это «что-то», повесила куртку так высоко. Немного попрыгав под подозрительный растением, Клио позвала на помощь:

– Помогите мне уже снять куртку с дерева. Что-то я не могу ее достать!

Мурзик и Николай тут же подошли.

– А как ты вчера ее туда вешала? – удивился Николай. Даже его рост не смог ему помочь!

– Клио, ты что, вчера была выше ростом? – воскликнул кот и получил в ответ свирепый взгляд Хранителя Врат.

– Давай я подниму тебя на руки, а ты снимешь куртку, – предложил Николай, и Клио кивнула.

Будущий Король немного присел, обхватил ноги Клио и поднял ее над землей. Клио потянулась было к своему предмету гардероба, но неожиданно встретилась с кем-то глазами. Подняв голову, она с удивлением увидела притаившегося в листве зеленого кота.

– Ой, смотри, кот! – обрадовано крикнула она Николаю, позабыв про куртку.

– Ты взяла свою куртку? – пыхтя, спросил Король, пропустив возглас Клио мимо ушей.

– Ой, да сейчас! – пролепетала она быстро сдернула куртку с сучка и уронила.

Куртка спланировала прямо на голову Николая, который от неожиданности попятился, натолкнулся на топтавшегося рядом Мурзика, и они все трое упали на землю. Николай наконец сдернул с головы куртку и посмотрел на лежавшую рядом Клио:

– Что ты там кричала?

– Там кот сидит.

– Кот? – удивился Николай и, поднявшись на ноги, стал вглядываться в листву дерева. Через пару минут он действительно заметил кота. – О, да он зеленый! – воскликнул он. – Почему, интересно?

– Может, его укачало на дереве, – сказала Клио и, встав с земли, подошла к дереву. – Кис-кис, спускайся, киса, мы тебя не обидим!

Киса очень внимательно осмотрела всю троицу, подольше задержала взгляд на Мурзике и только после этого, жалобно мяукнув, стала медленно спускаться вниз. Клио протянула руки и легко поймала почти невесомого зеленого котенка.

– Какой ты маленький да щупленький! – воскликнула она. – Не то что наш толстый Мурзик!

– А он и не должен быть как я, – осклабился кот. – Это и не кошка вовсе. Это кеуш.

– Кто? – переспросил Николай.

– Лесной зверек. Кеуш. У него даже хвост не кошачий!

Хвост у зверька действительно выглядел несколько иначе. Он был похож скорее на львиный – голый «шнурок» с бомбошкой на конце. Зверек прижался к Клио и доверчиво смотрел ей в глаза.

– И как ты тут оказался? Что тебя напугало? – заботливо спросила она. – Ты говорить-то умеешь?

– Умеет, – ответил за него кот.

Зверек посмотрел на Мурзика, на Николая и заговорил:

– Мы тут недалеко живем. Я вышел на охоту, чую, очень вкусно пахнет, и пошел на запах. Там у вас за кустами кто-то такую вкуснятину разлил! – При этих словах о вкуснятине Николай непроизвольно сглотнул, а Клио задрала нос.

– Хоть кто-то оценил мои кулинарные способности! – заметила она и снова обратилась к зверьку: – И что было дальше?

– Я уже поел и хотел вернуться домой, но тут услышал рык чудовища. Быстро, как учила мама, хотел запрыгнуть на дерево, но там было что-то страшное.

– Одна из наших вещей, – объяснил Николай.

– Я пробежал немного вперед и полез на другое дерево. А там что-то зацепилось мне за заднюю лапу и поползло за мной. Потом, когда оно отцепилось, я поднялся немного выше и стал ждать утра.

– Желание набить брюхо дармовыми харчами порой приводит к печальным последствиям, – важно заметил Мурзик, вызвав своим высказыванием две ухмылки.

– Я домой хочу, – пискнул кеуш.

– А ты далеко живешь? – спросила Клио.

– Нет. Не далеко.

– В таком случае мы тебя проводим. Ты есть хочешь? – спросила Клио, вызвав приступ недовольства у Мурзика.

– А у вас есть еще та вкуснятина? – приободрился зверек.

– Нет, – улыбнулся Николай. – Сегодня у нас другое меню. – Пока Клио готовила угощение, он неожиданно вспомнил, что кеуш говорил про какое-то чудовище. – Скажи, а что это за чудовище, ну, то, которого ты испугался?

– Оно большое и страшное, – последовал ответ. – Я его боюсь. Его все боятся.

– Типичный ответ ребенка, – заключила Клио и подала зверьку кусок мяса. – Вообще-то самый страшный зверь на земле – это жаба! Она задушила больше половины населения, – вспомнила она школьный прикол.

– А кто такая ЖАБА и где она живет? – задрожал всем телом кеуш.

– Не бойся, малыш, она умерла, – поспешил упокоить его Николай. – Давно умерла.

– А чудовище нет! – снова запищал звереныш. – Я домой хочу!

– Сейчас, подожди. Вот соберем вещи…

– Может, я сам его провожу? – спросил Николай. – Вы пока собирайтесь, а я отведу малыша домой и по возможности переговорю с его родителями про их страшилку.

– А если эта самая страшилка тебе по дороге попадется? – забеспокоилась Клио.

– Не думаю. Скорее всего, оно выходит ночью, ты же слышала! Так что я туда и обратно. О'кей?

– Хорошо, иди. Только не задерживайся, – согласилась она, и Николай, легко подхватив кеуша, направился в указанную им сторону.

Клио снова вернулась к «столу». Там уже вовсю хозяйничал Мурзик. Начал он с недоеденного зверьком куска мяса, а покончив с ним, нагло полез за второй порцией.

– Мурзик, не смей! – прикрикнула на оборзевшего кота Клио.

– Нечего мне указывать, – неожиданно огрызнулся кот, продолжая свою вылазку. – Мы сами с усами!

От такого хамства Клио даже не нашлась что сказать. Она просто подошла к подстилке, схватила Мурзика за шкирку и пару раз от души врезала ему по заднице. Потом отбросила его в сторону и принялась убирать остатки еды подальше от глаз вечно голодного кота.

К моменту, когда вернулся Николай, Клио уже почти кончила сборы под звонкие аккорды кошачьего ора. Будущий Король быстро помог собрать остальное, подошел к коту и вполголоса спросил:

– Ты чего орешь?

– Клио меня шлепнула, – пожаловался кот. – Правда, не больно…

– Тогда почему орешь?

– Пусть она получит удовлетворение, – ответил кот и снова заныл.

Когда все было готово, Клио вскинула на плечо рюкзак и повернулась к коту.

– Если ты сейчас же не перестанешь, то я расскажу Николаю, за что тебя отшлепала. Как ты думаешь, он обрадуется, узнав про это?

Мурзик тут же изобразил полную боевую готовность и деловито потрусил впереди.

– Мне прямо стало интересно, что он такого натворил, – недоумевающе обратился Николай к Клио.

– Надеюсь, наш глубоко любимый кот будет хорошо себя вести, тогда, я думаю, это останется нашей с ним тайной, – с наигранной суровостью проговорила она, видя, как кот, не сбавляя шага, повернул уши в их сторону.

– Как знаешь, – решил подыграть ей Николай. – Но если он в чем-то провинится, не забывай, что ты обещала мне рассказать о его проступке.

– Само собой, – улыбнулась Клио. – Мурзик, а куда мы идем? – уже чуть громче спросила она.

– Если верить тому, что говорят, то где-то там, не очень далеко живет лесной волшебник. Он должен много знать о вас, если не все.

– Интересно, а его знания основываются только на легенде или у него есть еще какой-нибудь источник информации? – призадумался Николай.

– Я полагаю, не только по легенде, – важно сказал кот.

– Интересно, откуда ты можешь это знать, прожив почти всю свою сознательную жизнь в кошачьем приюте! – с усмешкой произнесла Клио.

– Я ВСЕ знаю! – громко заявил Мурзик.

– Да что ты? Тогда кто взял Бастилию? – прищурилась Клио.

– Точно не я, – сразу сник кот. – А вот если увижу этого нахала, то заберу и верну тебе. Честное слово!

– Какого нахала? – удивился Николай.

– Того кеуша. Это наверняка взял он! Ведь вчера у нас не было пропажи.

Это заявление очень развеселило Короля и Стража. Они так расхохотались, что не сразу заметили неожиданное исчезновение с дороги рыжего пройдохи, а также подозрительную тишину вокруг. Их смех оборвался, лишь когда перед ними, в каких-то двух метрах появилось огромное (чуть больше Николая) и лохматое ЧУ-ДО-ВИ-ЩЕ.

– А кто-то предполагал, что оно бродит по лесу только ночью… – тихо сказала Клио, пятясь назад.

– Вот именно, предполагал. Мы предполагаем, а нами располагают, – пробурчал Николай.

– А ты разве не поговорил с родителями кеуша об их страшилке?

– Нет. Они спали. Я не стал их будить.

– Как бы теперь нам не уснуть. Так сказать, вечным сном…

– У нас на наше будущее совсем другие планы. Помнишь?

– Я-то помню, а вот помнит ли этот лохматый субъект?

– Интересно, а бегает он быстро? – вслух подумал Николай.

– Я бы не стала устраивать ему экзамен. Вдруг обидится, не так поймет…

– Ладно. Тогда ты быстро прыгай в кусты и беги, а я его задержу.

– И чем ты собрался его задерживать? Ты его когти видел? Он наверное, лет пять, а то и все десять маникюрный кабинет не посещал!

– Ну и что! Зато у нас появится хоть какой-то шанс, – упорствовал Николай, а чудовище в это время медленно надвигалось, неумолимо сокращая расстояние между собой и путниками.

– Ага, шанс сыграть тебе похороны. Нет уж. Один за всех и все за одного! – крикнула Клио и схватила появившуюся ей на глаза палку. – Ну что, нестриженый красавец, посмотрим, кто кого?

Между тем они допятились до дерева, где сидел, весь взъерошенный, их рыжий товарищ. Мурзик дождался, когда чудовище поравняется с ним, грозно зашипел, выгнул спину, храбро кинулся на чудовище и… тут же от мощного удара его лапы отлетел на соседнее дерево. Он так и повис на ветке, свесив свои лапки, в бессознательном состоянии. Чудовище громко зарычало.

Николай быстро сориентировался: скинул рюкзак, выхватил у Клио ее палку и, толкнув ее саму подальше к кустам, встал на изготовку. Первый удар огромной дубины по чудовищу нанес непоправимый ущерб… только самой дубине. Она просто разлетелась на щепки, словно была не из свежей древесины, а из соломки. Николай, воспользовавшись секундным замешательством чудовища, кинулся ему под ноги и, перекатившись в тыл, подобрал еще одну дубину, несколько больших размеров и со всего маху звезданул ею по голове мохнатого агрессора. Повторился тот же сюжет – палка вдребезги, а гигантский мохнатик лишь пару раз потряс головой и стал разворачиваться.

Клио немного отвлеклась от сражения и посмотрела на поверженного Мурзика. Кот все еще висел на том самом дереве, но уже приходил в себя, пытаясь передними лапами приостановить качающуюся в разные стороны голову. Что же, наверное, Мурзик лишился одной из своих жизней, схватившись один на один с таким неравным противником! Он, можно сказать, герой. Клио снова обратила свой взор на поле боя.

Чудище все больше и больше теснило Николая. Несколько рукопашных подходов кончались одинаково – Николай отлетал на несколько метров, и, пока он отдирал себя от кустов и земли, чудовище вновь появлялось перед ним, и все повторялось заново. Стало очевидно, что еще пара-тройка подобных полетов, и Николай просто не сможет подняться. Клио решила вмешаться. Не могла она больше отсиживаться за кустами! Она подобрала толстую палку и, держа ее над собой и крича что-то приободряющее, шагнула на выручку.

Палка, как и бесславные ее предшественницы, показала себя далеко не с лучшей стороны. Словно тонкая хворостина, она легко переломилась о голову чудовища, а тот как будто и не почувствовал ничего. Хоть бы качнулся, что ли… Клио до того обалдела (одно дело видеть – это со стороны, а совсем другое – почувствовать самой), что не заметила, как чудовище, замахнувшись на Николая, походя задело и ее. Удар был скользящий, но и его хватило, чтобы Клио взмыла в воздух и пролетела пару метров, не очень живописно приземлившись в кусты. Какая-то ветка зацепилась за провод наушников, выдернув из своего гнезда. По поляне громко разнеслось: «Хорошо, все будет хорошо…»

Клио сначала даже не поняла, что произошло, – в пылу сражения она совсем забыла о плеере и музыке в наушниках. Институтская привычка – посторонний шум ни в коей мере не должен отвлекать от главной задачи. Сейчас же песня Сердючки просто переместилась от ушей Клио к поясу, где и висел прибор. Этот факт никак не отразился на Клио, чего нельзя было сказать о чудовище. Оно, собираясь как раз послать Николая в очередной полет, как-то странно замерло, смешно поводило ушами и, к огромному удивлению будущего Короля, с умильной физиономией начало перетаптываться с ноги на ногу в такт музыки. Николай выпучил глаза, пришедший в себя на дереве Мурзик тоже. Клио, не понимая, что происходит, автоматически поймала болтающейся провод наушников и сунула его обратно в гнездо черной поющей коробочки.

Музыка на поляне в то же мгновение смолкла и весело полилась в уши Клио. Чудовище остановилось, пару раз глупо хлопнуло глазами и, издав громогласный рев, неожиданно поколотило себя кулаками в грудь (фильмов про Кинг-Конга, наверное, насмотрелось), развернулось и, напрочь забыв про глупо замершего на месте Николая, ломая кусты, пошло на Клио. Та впала в ступор, а голос Сердючки по-прежнему обещал ей, что все будет хорошо. Почему-то именно сейчас как никогда хотелось в это верить. Очень хотелось! Медленно отступая, Клио лихорадочно пыталась сообразить, что же такое в ней могло так внезапно вывести чудовище из себя, почему оно вдруг поперло на нее.

– Выдерни шнур из плеера! – что было мочи заорал Николай, прыгая наперерез с палкой в руках в надежде остановить этот взбесившийся танк.

Клио как-то сразу все поняла, потянулась к проигрывателю и с самой ехидной улыбочкой предложила, глядя в упор на монстра:

– Ну что, потанцуем?

И выдернула шнур. Хорошего чудовищу уже никто не сулил, зато голос Ротару со злорадством пообещал, что оно «навсегда запомнит этот белый танец».

Было ужасно смешно наблюдать, как огромное, только что яростно нападавшее на путников чудовище отплясывает под музыку с идиотски умильной мордой, Клио подумалось, что его можно было бы показывать на ярмарках вместо медведя, если бы он все остальное время был спокойным. И тут же немного забеспокоилась: хватит ли батареек и кассеты, чтобы чудовище уморилось и пало от усталости? Оставлять плеер здесь, чтобы успеть сбежать, она бы ни за что не согласилась. Поэтому, решив немного подыграть чудовищу, чтобы то быстрее устало, она составила ему компанию и стала лихо вытанцовывать вместе с ним. Да, давно она не бывала на дискотеках…

Между тем, танцуя в паре с новым «кавалером», Татьяна с удивлением отметила, что чудовище прекрасно танцует. Оно чувствовало такт, знало, где нужно подставить лапу, и даже пару раз покружило Клио, как это полагается делать с важными дамами на балах. Было что-то в этом чудовище не так! Нет, определенно оно было какое-то не такое…

Пока длился этот танец, Николай помог спуститься с дерева пострадавшему Мурзику, собрал вещи и принялся делать знаки Клио. Она дотанцевала до начала следующей песни, в которой группа со слабой психикой под названием «Бэтмен» вовсю восхищалась девушкой с Урала, которая свела их с ума, и быстро подбежала к своим героям, на всякий случай оглянувшись назад. Песенка, конечно, была глупой, но изголодавшемуся по культуре чудовищу, похоже, нравилась любая музыка.

– Что случилось? – громко спросила она, стараясь перекричать музыку.

– Долго ты еще собираешься оставаться на этом вечере танцев? Не пора ли ноги в руки и сматываться отсюда? – спросил Николай, а Мурзик живо закивал.

– Начнем с того, что танцует оно, пока играет музыка. Музыка, как ты, наверное, заметил, играет из моего плеера, который я ни за что здесь не оставлю! Да и сомнения у меня по поводу этого чудовища…

– Какие еще сомнения? – поразился Николай, потирая кровоточащую руку.

– Понимаешь, оно вроде как заколдованное.

– Ты сказок начиталась! Мурзик, может быть у вас тут кто-то заколдован?

– С одной стороны – нет. Сейчас за этим строго следят.

– Вот! – обрадовался Николай.

– А с другой? – перебила его Клио.

– С другой? С какой другой? – прикинулся веником кот.

– Мурзик, ты меня знаешь, – нахмурилась Клио.

– Да. Ты такая…

– Я – эмоционально нестабильная личность! Поэтому, если кто будет врать, получит по наглой рыжей морде!

– Так бы сразу и сказала, что хочешь знать и другую сторону, – быстро сдался кот. – Просто я подумал, что если это чудовище появилось давно… Тогда возникает вопрос – почему о нем никто не слышал? К примеру, волшебники? Они бы давно нашли способ вернуть ему прежний вид. Нет, скорее всего, это просто чудовище.

– Хорошо. Если это ПРОСТО чудовище, то слышал ли ты когда-нибудь о таких существах? Ведь должно же было оно откуда-то появиться? – Послышался громкий рев, и Клио, сообразив, что кончилась кассета, быстро ее перевернула, вернув все на круги своя. – Его же кто-то родил? – продолжила она.

– Если честно, то не помню. – растерялся кот. – Нет, определенно про таких чудовищ мне никто не рассказывал.

– Ага! – повернулась Клио к Николаю.

– Что «ага!»? Помнишь, как у нас в сказке, не помню в какой. «Родила царица в ночь не то сына, не то дочь…»? Может быть, это чей-то внебрачный ребенок?!!

Все трое снова посмотрели на чудовище, а потом на друг друга.

– Это же кто с кем могли народить подобное? – ужаснулся кот.

– То-то и оно! – подвела итог Клио.

– Хорошо, убедила, – сдался Король. – И что мы будем теперь с ним делать? У тебя есть опыт расколдовывания разных чудовищ?

– Нет. У меня нет. Но мы идем к волшебнику!

– А как ты поведешь с собой его? – Троица снова посмотрела на выдающегося «танцора», который танцевал уже не так бойко, как десять минут назад.

– Оно скоро устанет и упадет, – улыбнулась Клио. – Вот тогда мы его и свяжем!

– Классно придумано. Свяжем и…?

– Что и…?

– Как ты собираешься его транспортировать? Нести на себе?

– Этот момент я еще не продумала, – сникла Клио, глядя с тоской на самого прекрасного танцора из всех, с кем когда-либо танцевала. – Надо непременно что-то придумать! – воскликнула она.

– У меня есть предложение, – внезапно встрял кот.

– Какое?

– Я побегу и поищу того волшебника, быстро изложу ему суть дела и вернусь с ним.

– Ты, не побоюсь повториться, просто умница! – обрадовалась Клио. – Беги скорее. Мы будем тебя ждать! Только если пойдешь обратно один и не услышишь музыки, будь предельно осторожен! Давай. Беги.

Мурзик, быстро-быстро перебирая лапами, помчался в лес на поиски волшебника, который, как полагала Клио, жил где-то неподалеку.

– Только бы он его нашел! – проговорила ему вслед Клио.

– Только бы тем волшебником не оказалось это самое чудовище, – отозвался Николай и, встретив недоуменный взгляд Клио, пояснил: – Волшебника давно никто не видел. О чудовище никто ничего не знает, местные звери не в счет. Возникает вопрос – могут ли два таких немаленьких и не незаметных существа (волшебник и чудовище) существовать в одном лесу, совсем рядом и не знать друг о друге? Как ты считаешь, если бы волшебник узнал о подобном монстре, разве бы он позволил ему просто так разгуливать по лесу и пугать местное население?

– Ты думаешь… – начала Клио и умолкла на полуслове.

Чудовище между тем перестало выписывать кренделя и тяжело опустилось на землю, все еще пытаясь махать в такт музыке лапами. Оно вот-вот должно было упасть и скопытиться на неопределенный срок, как заметила Клио. Вскоре оно действительно приняло горизонтальное положение и лишь покачивало головой.

– Готов! – возвестила Клио. – Теперь ждем волшебника.

Неожиданно место, где лежало притомившееся чудовище, осветилось матовым сиреневым светом, который через мгновение приобрел форму шара и полностью окутал мохнатого танцора. Миг – и шар закутался белой пеленой, потом зеленой. Шар поискрил, приподнялся над землей и… исчез! Не успели Николай с Клио как следует протереть глаза и удивиться, как на том месте, где лежало и исчезло чудовище, появился улыбающийся бородатый старик.

– Ты что, его знаешь? – спросил Николай, Клио мотнула головой. – А кому он тогда улыбается?

– Может, своему обеду?

– И где его обед? – Король посмотрел по сторонам.

– Если верить твоей теории, что чудовище – это волшебник, а волшебник – это чудовище, то обед, скорее всего, это мы.

– Замечательная перспектива, – пробормотал Король.

Между тем старик еще немного поулыбался и направился к недоумевающей парочке.

– Простите, – заговорил он, – это вы Клио и Николай, друзья рыжего кота Мурзика?

– А с какой целью интересуетесь? – проявила бдительность подруга кота.

– Дело в том, что он послал меня к вам на выручку. Попросил спасти вас от чудовища.

– А где сам Мурзик? – задал вопрос Николай.

– Он у меня дома, сало кушает, – ответил старик, развеяв все сомнения. У Мурзика всегда было время на «пожрать».

– Да, это мы, – ответила Клио. – Только вот чудовище только что самым таинственным способом исчезло.

– Я знаю. Это я его переместил к себе в дом. Теперь оно находится в клетке.

– Странный у вас подход к делу. Перемещаете опасного криминального элемента к себе домой, да еще используете при этом целое светопреставление! – усмехнулась Клио. Николай молча слушал.

– Ничего странного. То, что вы называете светопреставлением, самые обычные меры предосторожности при контакте с магией.

– Поясните.

– Когда ваш кот меня нашел и начал рассказывать о чудовище невиданном и огромном, я сразу просмотрел сквозь свой шар описываемое им место и определил структуру этого существа. Это оказалось следствием магических чар. Вы, наверное, уже знаете, что волшебнику опасно контактировать с магией? – Клио и Николай единодушно кивнули. – Так вот, чтобы этому существу было комфортнее, я обернул его в энергию, приближенную к магической, потом сделал своего рода нейтральную прослойку и только после этого, с помощью уже волшебства, переместил его к себе, чтобы в спокойной обстановке изучить его природу.

– А почему, как только оно исчезло, на этом самом месте появились вы? – прищурила глаза Клио.

– А это совсем просто. Я переместился к вам сюда по следу, оставленному моим же волшебством. Произошел своего рода обмен. Я – сюда, то существо – туда.

– Продуманно. Когда мы сможем увидеть своего кота?

– Думаю, через полчаса. Если вы не против, то я хотел бы пригласить вас к себе.

– А не пойти ли нам в гости? – призадумалась Клио. – Как ты считаешь? – спросила она у Николая.

– Во-первых, мы к нему и шли, а во-вторых, нам все равно забирать кота. Я думаю, сам он от сала не скоро отлипнет.

– Тогда мы идем к вам! – сообщили они волшебнику, и он повел их к своему дому.

В общем-то, направление нисколько не изменилось, так что, не встреть они на пути чудовища да не задержись с ним на целый час, то сейчас бы уже распивали с волшебником чаи.

– А почему нам просто не переместиться обратно? – спросил Николай.

– Тройной энергетический шар, контакт с магией, двойное перемещение – все это сильно поубавило во мне сил. Если себя одного я бы еще и смог перенести, то нас троих точно нет, – улыбнулся волшебник. – К тому же неспешные прогулки по лесу очень полезны для здоровья.

– А у вас большой дом? – спросила Клио, Ей совсем не хотелось ютиться в одной комнатке с мохнатым агрессором.

– Да. У меня огромный дом, приусадебное хозяйство, немного живности…

Уже в скором времени перед ними действительно появилось все, о чем говорил волшебник: и огромный каменный дом, и небольшой сад, и несколько свинок с козами, разгуливающие за высоким забором, который окружал все это хозяйство. Как только они ступили на двор волшебника, одна свинка взяла резкий старт и со всего разбега плюхнулась в небольшую лужу, которая была как раз перед ними. Фейерверк брызг почти весь осел на идущей троице, окатив их с ног до головы.

– Простите, – улыбнулся волшебник и, сделав небольшой пасс руками, ликвидировал все последствия выходки резвой свинки.

Клио уже хотела посоветовать хозяину сделать из этого ходячего окорока много вкусных шашлыков, когда свинья вскочила на ноги и лениво пошла прочь, явив друзьям свои истинные размеры. Это была не свинья, это было свинище! Несмотря на свои не такие уж крупные габариты, хрюша была неимоверно толстой. Этакий шарик на тонких ножках.

– Здесь свиней что, гербалайфом кормят?! – поразилась Клио.

– Нет. Просто это селекционные свиньи, – ответил хозяин и провел их в дом.

Он довел их до какой-то комнаты и оставил одних, сказав, что пойдет посмотрит, как там переместилось то существо. Друзья пошли в комнату, и прямо у порога на Николая прыгнул счастливый Мурзик.

– Я так рад, что с вами все в порядке! – затараторил он. – Я боялся, что не успею…

– Что-то ты не очень торопился, – поддела его Клио, помня, что подмога пришла только после того, как плеер проиграл всю сторону кассеты.

– Да я едва его нашел! – возмутился кот.

– Как можно было не найти такой большой двор? – засомневался Николай.

– Большой двор?! Это он отсюда большой, а из леса он никакой. Его вообще там нет! – выдал кот, вызвав полное недоумение.

– Как это его нет? Но ты ведь здесь! – выдвинула новый аргумент Хранительница Врат.

– Конечно, я здесь. Я же не сказал, что не нашел его. Я бежал по лесу и никак не мог найти этого волшебника, Тогда я забрался на дерево повыше и стал осматривать округу. Неожиданно мою ударенную лапку, -он продемонстрировал ушибленную лапу, – свела судорога. Я не удержался и начал падать вниз, на лету присматривая местечко поудобнее. Упал на кучу веток и палок, прикрыл глаза, чтобы не поцарапать, а когда открыл, то понял, что попал в чью-то трубу. Вылез из камина и принялся искать хозяина. Так вот я и нашел волшебника. Рассказал ему о нашей неприятности, он что-то поколдовал и исчез.

– То, что ты тут нам рассказываешь, очень похоже на фантастику, – заключила Клио. В комнату вошел хозяин.

– Все в порядке. То существо попало точно в клетку. Сейчас поедим, отдохнем и будем вершить его судьбу, – сказал он.

– Неплохой план действий, – согласился Николай. Он просто валился с ног от усталости после борцовского поединка с лохматым красавцем. – А можно поинтересоваться? Вот тут Мурзик рассказал очень занимательную историю про том, как он искал в лесу ваш дом. Вроде как его не было совсем, а потом Мурзик оказался внутри!

– Да, ваш котик не врет. – При этих словах Мурзик напыжился и задрал нос. – Мой дом действительно невозможно увидеть и найти простому прохожему.

– Но ведь он такой большой! Мне кажется, проходи я мимо в сотне метров, и то легко заметила бы его! – удивилась Клио.

– Все не так просто. Это я «открыл» свой дом для вас. А так он постоянно скрыт. Я вроде как сжал пространство и поместил туда свой дом. Те ветки, на которые случайно упал ваш котик, как раз и есть точка сжатого пространства. Я специально завалил это место ветвями, чтобы по нему никто не ходил и не имел возможности попасть ко мне незваным гостем.

– Здорово придумано! – восхитилась Клио.

– Если вопросов больше нет, то у нас по плану действий было предложение поесть, – встрял кот. – Надеюсь, никто не хочет изменить планы?

– Нет, дорогой Мурзик, – ответил за всех волшебник. – Сейчас пойдем кушать. В столовой уже все накрыто.

Столовой служило просторное помещение с большими окнами и красивым ковром на стене. Посередине комнаты стоял мощный деревянный стол, накрытый белоснежной скатертью, а на столе…

– Сколько еды! – округлил глаза кот, войдя. – Мне этого и за неделю не съесть!

– Мурзик, не зарывайся, – тихонько одернул его Николай.

– Мымрик, фу! – крикнула Клио и уже спокойно добавила: – Веди себя культурно.

Мурзик вряд ли слышал и половину того, что ему говорили, он был заворожен увиденным изобилием. Чего там только не было! Вообще, наверное, легче было бы перечислить, чего там не было… Так что если кто не видел этого стола, пусть поверит на слово тем, кто там был. Даже Клио и Николай немного обалдели от подобного.

– Я, наверное, немного перестарался, – извиняющимся тоном проговорил волшебник. – Просто не знал, что вы больше любите, и решил внести побольше разнообразия.

– Мы любим все! Все это! Все! – успокоил его кот, немедля забираясь на высокую лавку у стола и принимаясь за ближайшие к нему блюда.

Клио с Николаем последовали его примеру и, сев за стол, принялись пробовать приготовленные для них кушанья. Удивительно, но вкусно было абсолютно все, причем ни одно блюдо не походило на другие. Мурзик так разошелся, что, подчистив всю еду рядом с собой, нагло полез на стол.

– Не лазь по столу! – прикрикнула на него Клио. – Что, у тебя языка нет?

– Есть. Но языком столько не поднять, да и лапы длиннее, – ответил кот, но тут же прижал уши и отполз назад. – Я хотел только показать, что хотел бы еще попробовать, – быстро перестроился он. – Коля, будь так любезен, подай мне вон ту большую тарелку с мясом.

– Мурзик, а ты уверен, что тебе не будет снова плохо от переедания, как в городе?

– Не уверен, но очень хочется, – сказал кот, шустро подвигая к себе блюдо.

Мурзик, как и в прошлый раз, объелся до бессознательного состояния и сразу уснул. Его уложили на небольшую кровать, которую выделил ему волшебник, и Николай решил пойти с хозяином смотреть его дом, он сам тоже мечтал о чем-нибудь таком. Клио особо заняться было нечем, и она, набрав полные руки всякой еды, попросила проводить ее к чудовищу.

– Только не вздумай его кормить руками! Здесь нет оперативной хирургии, – предостерег ее Николай, когда они заходили в большую комнату, посреди которой стояла клетка с мохнатым узником.

Чудовище, прежде стремившееся разорвать в клочья всякого, кто попадался ему на пути, мирно сидело в углу клетки и рассматривало какую-то железяку.

– Вы что-то с ним сделали, что оно стало таким душкой? – спросила Клио.

– Нет. Оно успокоилось само. Оно то начинает вести себя неспокойно, я бы даже сказал буйно, то вдруг снова успокаивается. Вообще в его поведении мне многое непонятно… Но об этом чуть позже. Я надеюсь, вы достаточно здравомыслящая девушка, чтобы не пострадать от этого существа, – обратился волшебник к Клио.

– А вот я на это почти не надеюсь, – пробормотал Николай, выходя из комнаты следом за волшебником.

Клио осталась с чудовищем наедине. То сидело спокойно еще пару минут и вдруг вскочило на лапы и принялось буянить, напугав не ожидавшую ничего подобного Клио. Оно металось по своей клетке и трясло решетку, явно стараясь покинуть ее в самые короткие сроки.

– Ну что ты беснуешься? – не выдержала Клио. – Чего орешь? Оборудование все сломаешь! – Чудовище как будто прислушалось, во всяком случае, шума с его стороны стало меньше. – Сам подумай своей лохматой башкой: что тебя ждет на воле? Ну, задерешь ты еше пару зевак, а третий возьмет да и сделает из тебя коврик! Ты бы посмотрел на себя! Жуть что такое. – Чудовище что-то гортанно прорычало, явно не соглашаясь с характеристикой своей внешности. – Что, не веришь?

Клио спрыгнула со стула, на который взгромоздилась во время своей «лекции» по поведению, подошла к своему рюкзаку и, порывшись в нем, вытащила маленькое, зеркальце.

– Вот, смотри! – сказала она, пытаясь с безопасного расстояния показать чудовищу, как оно выглядит.

Чудовище, прекратив на несколько мгновений попытки сломать клетку, удивленно посмотрело на блестящий кружочек в руках Клио, а потом начало протягивать лапы между прутьями, стараясь схватить предмет, который почему-то ему не понравился. Клио отпрыгнула подальше.

– Да, ты, пожалуй, прав, – сказала она, – в это зеркальце вся твоя харя не поместится.

Она немножко подумала и выбежала в коридор. Клио вспомнила, что, когда шла сюда, видела зеркало приличных размеров. С трудом сняв его со стены (оно оказалось удивительно тяжелым), она с кряхтением поволокла его к чудовищу. Руки дрожали от напряжения, но Хранительница все равно была довольна собой. Чтобы не держать зеркало в руках и не попасть, случайно пошатнувшись от тяжести, в чьи-то лохматые лапки, Клио поставила в нескольких шагах от клетки стул и с превеликой осторожностью водрузила на него зеркало.

– Ну, любуйся, симпатяга! – произнесла она, отступая в сторону.

Чудовище снова перестало трясти прутья решетки и недоверчиво уставилось в зеркало. Сначала ничего не происходило. Чудовище сосредоточенно рассматривало свое отображение…

Клио даже не поняла поначалу, что же так его разозлило. Просто подскочила как ужаленная от оглушительного дикого вопля. От этого вопля затряслись стены, с полок посыпались пузырьки и книги, а зеркало пошло трещинами и разбилось, скорбно усыпав своими осколками весь пол.

Почти мгновенно примчались волшебник с Николаем и, ничего не понимая, уставились на беснующееся чудовище. Волшебник поднял руки вверх и уже собирался что-то предпринять, когда эта сирена стихла так же неожиданно, как и началась. Чудовище засопело и… горько всхлипнуло! Да-да, Клио была готова поклясться, что оно именно обиженно всхлипнуло. Затем оно село в угол клетки и, обхватив голову лапами, замерло.

– Что ты с ним сделала? – тормошил ошарашенную Клио Николай.

– Я? – Клио с трудом оторвала взгляд от чудовища и посмотрела на Короля. – Я ничего. Порекомендовала побольше следить за своей внешностью. – Она показала трясущимся пальцем на осколки зеркала.

– Но ты же могла погибнуть! Ну кто же так поступает?!

Клио легко запрыгнула на стул.

– И пусть в моих поступках не было логики, я не желаю жить по-другому! – громко пропела она и скрестила руки на груди.

– Странно, – проговорил волшебник. – Почему оно так реагирует на зеркало?

– Как почему? – воскликнула Клио, удивленная его непонятливостью. – Да потому что ему противно видеть себя в таком обличье!

– Я не совсем понял, при чем здесь его обличье?

– Ну как? Раньше он был кем-то симпатичным, а сейчас… Во, чудовище!

– А почему вы решили, что он раньше кем-то был?

– Так это же очевидно!

– Очевидно? – еще больше удивился хозяин дома и потрусил к двери.

Вернулся он через пару минут с чем-то похожим на большую лупу и, подойдя поближе к чудовищу, направил этот прибор на него. Показавшийся из «лупы» лучик света устремился к клетке и внезапно рассеялся, образовав большой полупрозрачный круг. За этим кругом вместо огромного лохматого существа отчетливо стали видны человеческие очертания! Волшебник ахнул. Рука его дрогнула, и луч света пропал. Он убрал прибор и положил его на тумбу.

– Надо же! Я был уверен, что это существо – просто порождение магии. Я даже представить себе не мог, что это может быть заколдованный человек! Невероятно! Откуда же оно взялось?!

– Да, нам тоже интересно, почему, живя бок о бок с этим «красавчиком», вы до сих пор с ним не встретились? – тут же встряла Клио.

– Да я не об этом. Ведь заколдовывать людей – это пережиток прошлого! Это так примитивно.

– Тем не менее этот пережиток прошлого сейчас находится прямо перед вами. Только почему вы встретили его только сейчас, а не несколько лет назад?

– Знаете, понятия не имею. Вообще-то я здесь живу недавно. Всего лет тридцать. Присматриваю издалека за новым магом… Но это существо я сегодня действительно увидел первый раз!

– Ладно, в этом постараемся разобраться попозже. А теперь, может, попробуем его расколдовать?

– Да-да, конечно. Первым делом надо установить причину его теперешнего состояния. Для начала необходимо узнать, где оно жило? У вас есть соображения по этому поводу?

– У меня есть! Семейство кеуш. Они не единожды встречались с этим чудовищем и могут знать, где его основное место обитания, – сказал Николай.

– Точно! И Николай как раз знает, где живет это дружное семейство! – обрадовалась Клио.

– Только я отсюда не найду, – засомневался Король.

– А откуда найдешь? – деловито осведомился волшебник.

– Ну, с поляны, на которой мы ночевали.

– Хорошо, закрой глаза и хорошо представь эту поляну. И деталей побольше!

Николай закрыл глаза, сосредоточился и представил поляну. Волшебник уставился немигающим взглядом ему прямо в лоб и замер.

– Я знаю это место! – неожиданно заявил он, и Николай удивленно открыл глаза. – Сейчас я перемещу нас туда, и мы поищем кеуш. А Клио с Мурзиком присмотрят за существом.

– Ладно. Идите. Только если будет что-то интересненькое, зовите меня!

Как только они исчезли, Клио снова посмотрела на чудовище. Оно по-прежнему сидело в углу клетки, сжав голову лапами. Как ему помочь, она не представляла, посоветоваться было не с кем. Немного подумав, Клио пошла к Мурзику, но и он помочь ей ничем не смог – он все еще дрых. Она вернулась к пленнику.

– Что ты, милый мой, не весел? Что ты голову повесил? – Чудовище никак не отреагировало. – И чем бы тебя развеселить? Хочешь, анекдот расскажу? Слушай. Гуляют по парку двое. Ни мороженного, ни воды, ни цветов в продаже нет. Висит объявление: «Не сорить не плевать. Штраф – 10 руб.» Парень девушке: «Плюй, я угощаю…» Смешно, да? – Клио немного посмеялась над собственной шуткой, что снова никак не отразилось на ее «зрителе». – Как-то разговор в одну сторону получается. Вот ты… У тебя ведь, наверное, и имя есть… А у меня появилась мысль! Нет, целых две! Я дам тебе имя и для успокоения поставлю слушать Моцарта. Точно. Сейчас сбегаю за плеером.

При первых аккордах, вылетевших из черной коробочки, мохнатый ценитель прекрасного поднял голову. В его глазах, до этого пылавших гневом, как будто заплескалось море. Спокойное и безбрежное. Клио даже невольно засмотрелась на эту невероятную перемену в его облике. Они так и сидели оба, заворожено замерев, один от музыки, вторая – от моря в глазах.

Примерно через час вернулись волшебник и Николай. Узнать что-то новенькое о чудовище им не удалось – семейство кеуш не помогло. Эти зверьки знали только то, что оно иногда появлялось в их лесу и, скорее всего, со стороны старой горы, которая сейчас была больше похожа на каменоломни – множество камней валялось у ее подножия. Безуспешно побродив вокруг, они вернулись назад с нулевыми достижениями. Войдя в комнату с клеткой, волшебник и Николай увидели, что чудовище преспокойно спит, оглашая помещение зычным храпом. В паре метров от клетки стоял стул, на котором дремала Клио.

Как только в комнате раздались шаги, она приоткрыла глаза и сонно поинтересовалась:

– Есть что-нибудь новенькое?

– НИЧЕГО. Совершенно. Появлялся из ниоткуда, исчезал в никуда, – развел руками волшебник.

– Умно с его стороны. Хорошо освоил мастерство быть невидимым! Проснется, спрошу, кто его учил…

– Как здесь все прошло? – спросил Николай.

– Джек вел себя прилежно. Я даже поставила ему кассету с классикой, и он немного успокоился, сидел и слушал, – отчиталась Клио.

– Умница! Кто такой Джек? – улыбнулся волшебник.

– Это он! – Клио указала на спящее существо в клетке. – Раз мы уже знаем, что это человек, то, может, хватит называть его чудовищем? Вот я и придумала ему временное имя – Джек! Сперва, правда, хотела назвать его Бешеный Джек или Джек-Потрошитель, но, посмотрев, как он слушал Моцарта, оставила ему только имя Джек.

– А как он слушал Моцарта? – спросил бывший лесничий.

– Вдохновенно! – ответила Клио.

– Это может говорить только о том, что он из высшей касты людей, – сказал волшебник. – Только, там принято слушать подобную музыку.

– Ладно, что толку от всех этих рассуждений? Давайте лучше спасать, – сказала Клио. – Может быть, мы можем вам чем-нибудь помочь в этом?

– Все бы ничего, но я не могу определить структуру этой магии! Было бы проще, имейся у нас был хотя бы предмет, который послужил первопричиной. И посоветоваться не с кем… – приуныл волшебник.

– А советчик вам нужен какой? Например, маг?

– Было бы неплохо…

– У меня есть одна знакомая магичка. Может, она пробьет по своим магическим каналам, что да как… – заулыбалась Клио.

– Кто такая? Откуда?

– Ну КТО – я вряд ли скажу. Показала себя полной бескультурщиной и даже не спросила ее имени! Маху дала… А вот откуда… Ой, я, кажется, повторяю прежнюю ошибку! – неожиданно вспомнила она. – Простите меня. Меня зовут Клио. А как вас?

– Да, вы правы. С Николаем мы уже познакомились а вот с вами, Татьяна…

– Это он сказал, что я Татьяна? – засверкала глазами Клио.

– Нет. Я это знал давно. До нашей встречи.

– Как интересно!

– Мне передала весточку Лоска.

– Тогда все понятно, – немного расстроилась Клио. Она-то думала, что ее имя высветилось на каком-нибудь волшебном шаре…

– Меня зовут Сковель, – поклонился волшебник.

– Что-то мне знакомо ваше имя, – стала припоминать Хранительница Врат. – Или, может, что-то похожее слышала…

– Я извиняюсь, но мы разговаривали о месте жительства вашей знакомой, – напомнил Сковель.

– Ах да! Она живет в замке без окон без дверей.

– Физра?!! – ахнул волшебник. – Но откуда вы ее знаете?

– Так ее зовут Физра? Буду знать. Как познакомилась? Она меня как-то похитила…

– Опять она за старое! – даже притопнул Сковель.

– Эй, не надо меня перебивать! Это очень приличная и хорошая магичка! Она мне жизнь потом даже спасла. – Клио скосила глаза на Николая и поправилась: – Точнее, рассказала, как это сделать. А похитила она меня только для того, чтобы поговорить, так сказать, по душам. Мы поболтали на разные женские темы, она угостила меня своим селекционным белым виноградом…

– Белым виноградом? – чуть не подавился волшебник.

– Да, а что? Потом она попросила помочь в выборе котика, – продолжила Клио.

– Котика?

– Решила она, знаете ли, завести себе любимца. Хотела посоветоваться… Остановила свой выбор по моей рекомендации на кошках.

– Физра завела себе кота? Невероятно!

– Не кота. Пока только котенка… Как я понимаю, вы с ней уже знакомы, так что просто наведаемся к ней в гости сюрпризом, без приглашения. Так сказать, встреча старых знакомых.

– Я не видел ее… – Сковель наморщил лоб, припоминая, как давно состоялась их последняя встреча.

– Вот как раз и встретитесь, поговорите, прошлое вспомните, а заодно и решите, как нам Джека расколдовать. Что, собираемся?

– А ты уверена, что она будет рада нас видеть? – спросил Николай.

– Я, конечно, знаю, что незваный гость как в горле кисть… Но у нас непредвиденная ситуация! – Клио посмотрела на волшебника: – Так мы идем? Вы туда дорогу знаете?

– Да, вы, похоже, правы. – ответил он. – Это единственная наша надежда. Может, Физра действительно сумеет нам что-то подсказать. Давайте прямо сейчас и переместимся в ее замок. – Волшебник поднял руки…

– Эй, – остановила его Клио, – мы все-таки к даме в гости идем! Может, ей цветов хотя бы взять? – Она была просто поражена мужской недогадливостью.

– Не думаю, что пожилая леди обрадуется букетику цветов, – вслух подумал Николай.

– Букетику, может, и нет, а вот корзине цветов с корнями для ее сада и гостинцу для котика очень даже!

– Вы снова правы. Нельзя идти с пустыми руками. Пойду накопаю из своего палисадника малиновых флион. Когда-то они ей очень нравились… – Волшебник ушел.

– А мы, так как не умеем ловить мышей, пошли наберем сала да мяса для котика, – сказала Клио направляясь к столовой. Николай пожал плечами, снял со стены маленькую плетеную корзинку и последовал за ней.

Переместились сразу после обеда. Когда волшебник объявил, что они на месте, Клио решила, что он обознался и забросил их не туда или в волшебном мире существует несколько замков без окон без дверей с живущими в них магичками. Все в замке преобразилось! Грубо отесанные каменные стены теперь имели ровный вид и были покрыты чем-то нежно-розовым с мелким малиновым рисунком. Полы покрывали безворсовые ковры, а под потолком висели светящиеся шары, разгоняя прежний полумрак и наполняя помещения мягким светом.

Клио уже было открыла рот, чтобы сообщить Сковелю о его ошибке, когда перед глазами мелькнуло что-то черное, и на ее джинсах повис маленький черный котенок.

– Действительно, кот, – тихо проговорил волшебник, не меньше Клио потрясенный переменами в замке.

– Фужик! Привет, пушистик! Где твоя хозяйка? – рассмеялась Клио, хватая котика за шкирку и перемещая его на руки.

Котик тщательно обнюхал новые руки и, уловив, вероятно, знакомый запах, громко замурлыкал. Все взоры обратились на него, и никто не заметил, как в стороне отошла часть стены, выпустив в коридор хозяйку замка.

– Что вы здесь… – начала она и осеклась. – Сковель?

– Здравствуй, Физра, – неожиданно мягко сказал волшебник, заставив Клио и Николая удивленно переглянуться.

По лицу магички пробежало множество эмоций: удивление, радость, растерянность… Наконец все новые эмоции пропали, и осталось только одно вечное недовольство.

– С чем пожаловали? – спросила она, и ее котик, спрыгнув с рук Клио, побежал к ней.

– Добрый день, – взяла инициативу в свои руки Клио. – Приятно снова с вами увидеться. Мы вам тут гостинцев принесли. Цветочки для сада и лакомство для кисенка.

– Я имела в виду, что вам здесь надо? – чуть мягче переспросила магичка, взглянув на цветы.

– Нам нужен совет, – заговорил волшебник.

– Вам? Мой? Надо же! Дожила. И что же такое вы не можете сделать без моего совета?

Возникла небольшая пауза. Фужик потерся о ноги хозяйки и подбежал к корзинке с гостинцем. Быстро оценив его по запаху, он ловко залез в корзинку и принялся поглощать угощение.

– Вам надо завести еще и белого котенка, – неожиданно предложила Клио, нарушив тишину.

– Это еще зачем? – опешила Физра.

– Втроем вам будет веселей. К примеру, вы ушли в магазин за продуктами… Фужику будет тоскливо – в окно не посмотреть, мышей не погонять. Ну, и это будет своего рода символом дружбы разных сторон – черной и белой! По-моему, интересная мысль.

– Я подумаю, – ответила Физра. – Так в чем вам нужен мой совет?

– У нас в клетке сидит большое лохматое существо, которое, как мы предполагаем, заколдованный человек. Мы не знаем, как его расколдовать, и думаем, что ваши познания в магии могут нам в этом помочь, – проговорил Николай, видя, что только он один думает о том, ради чего они сюда прибыли.

– Хорошо. Сейчас уложу Фужика спать и пойду посмотрю на ваше лохматое существо. – Магичка ловко извлекла сопротивляющегося котика из корзинки и исчезла с ним за поворотом, коридора.

– Надо же, она так изменилась! – обрел дар речи Сковель. – Она так стала похожа на себя прежнюю!

– А какой она была прежде? – тут же заинтересовалась Клио.

– Она? Такой…

– Я готова, – раздался голос у них за спиной. Магичка осмотрела цветы, хлопнула в ладоши, и они пропали. – Ты живешь там же? – спросила она у волшебника.

– Нет. Последние лет тридцать я живу у Мирулиновой горы.

– Представь, – велела она и уставилась на его лоб. – Понятно, – сказала она через минуту. – Я там буду через несколько минут. Можете меня не ждать. – И Физра, не сказав больше ни слова, развернулась и пошла по коридору.

– В таком случае давайте скорее назад! – засуетилась Клио. – Нужно еще чайник поставить, пирожных напечь…

Волшебник кивнул, взмахнул руками, и они в одно мгновение оказались снова у него в доме. Прибыв обратно, тут же рассредоточились: Клио пошла проверить Мурзика, Николай – Джека, а Сковель – готовиться к приему Физры. С Мурзиком и Джеком все было по-прежнему – оба спали. Приготовить что-то особенное к прибытию магички тоже не успели. Выходя из комнаты, где спал кот, Клио встретила ее в коридоре.

– О, вы уже здесь! – воскликнула Хранительница Врат. – Пойдемте пока в эту комнату. Мужчины еще не закончили свои дела.

Клио завела ее за первую попавшуюся дверь. В этой комнате, в которой она уже бывала, осматривая дом волшебника, не было ничего примечательного: камин, небольшой стол с несколькими стульями и длинная лавка вдоль стены. Так, во всяком случае, думала Клио… пока туда не зашла магичка и, обежав комнатку взглядом, не прилипла им к картине над камином. Это был портрет молодой женщины в темной деревянной раме.

Физра смотрела на него, не отрываясь, несколько минут, потом неспешно подошла к камину и, увидев что-то еще и там, неожиданно схватилась за грудь и стала медленно оседать. Клио не мешкая подскочила к старухе, подхватила ее щуплое тело и посадила на стул.

– Что с вами? – испуганно спросила она и присела на корточки рядом.

В этот момент в комнату вошел Николай, а за ним Сковель. Магичка подняла на него глаза.

– Ты все эти годы хранил его? – удивленно спросила она, кивая то ли на портрет, то ли на предмет на камине. Волшебник улыбнулся. Мягко так улыбнулся, тепло, словно извинялся за что-то. – Так ты?… – недоговорила Физра и улыбнулась точно такой же улыбкой, а затем трясущимися руками развязала и сняла шейный платок. На ее шее стало отчетливо видно короткую тоненькую цепочку с маленьким кулоном в виде сердца.

– И ты?! – поразился Сковель и медленной, неуверенной походкой направился к магичке.

Она встала. Он подошел ближе, и они взялись за руки. Почти сразу что-то случилось: тот предмет с камина и кулон с цепочкой неожиданно взмыли в воздух и стали кружить над этой парой, которая, впрочем, ничего кроме друг друга не видела. Немного покружив, предметы замерли на расстоянии вытянутой руки над головами волшебника и магички и создали вокруг них какую-то дымку, полностью поглотившую их хозяев. Дымка держалась пару минут, а потом растаяла так же внезапно, как и появилась. Предметы вернулись на свои места. Перед ошарашенными Николаем и Клио стояли мужчина и женщина среднего возраста. Каждый сбросил по меньшей мере лет тридцать-сорок!

– Чудеса по омоложению без пластической хирургии! – прошептала Клио.

– Любовь и не такое может, – так же шепотом отозвался Николай.

– Как ты думаешь, столько они вот так простоят? Час, два, неделю?

– Давай выйдем отсюда. Я думаю, им есть о чем поговорить, есть что вспомнить. – И Николай бесцеремонно вытолкал Клио в коридор.

– Вот так всегда, – заявила она, когда дверь закрыли перед ее носом. – На самом интересном месте!

Больше часа Сковель и Физра находились в той комнате. Иногда Клио, не слушая упреков Николая, подходила к двери и прикладывала к ней ухо, боясь, что при неудачном раскладе откачать их не удастся. Но все обошлось. Через час с хвостиком оба вышли из комнаты живыми и здоровыми. Клио счастливо улыбнулась. Николай боялся, что она кинется к ним с расспросами, но Клио задала один-единственный вопрос:

– Так почему вы все-таки расстались?

– Я была бедной, гордой и хотела доказать, что я тоже что-то могу, что я достойна быть женой волшебника!

– А я полагал, что такая красавица просто не желает быть моей женой. А когда она еще занялась магией…

– Все ясно. Не будем бередить прошлое! – поднял руки Николай. – Мы ужасно рады, что хотя бы теперь, спустя годы, все прояснилось и вы сможете снова быть вместе. Если захотите…

Сковель и Физра посмотрели на друг друга. Их глаза светились счастьем.

– Надо же, оказывается, глупость типична для всех, а не только для узкого круга избранных, – подвела итог Клио.

Еще через полчаса, попив чаю, пошли осматривать Джека. Магичка медленно обошла клетку, приблизилась к существу, внимательно посмотрела на него через пальцы и вернулась к волшебнику.

– Как ты считаешь, что это может быть? – спросил он.

– Шкатулка Примы! – уверенно заявила Физра.

– Что?

– Кого?

– Шкатулка Примы, – спокойно повторила она. – Очень-очень давно жила магичка огромной силы. Не смотрите на меня так. Я имею в виду не мелкую самоучку, как я, а НАСТОЯЩЕГО МАГИСТРА МАГИИ! Она сделала много плохого людям. Очень много. Тогда ее решили убить. Причем люди вместе с волшебниками, редкое единство. Они как-то сумели запереть ее в одной из подвальных комнат ее же замка и принялись творить заклинание. Прима была настолько злой, что решила напакостить и напоследок. Всю свою мощную энергетику зла она скинула на пять предметов, которые в тот момент оказались в комнате вместе с ней.

Первый предмет – это тарелка. Она сразу стала золотой и изящной. Любой, кто впоследствии ел из нее,, примерно через неделю умирал в страшных муках. Насколько я знаю, этот предмет был отвезен кем-то к вулкану и брошен в лаву.

Второй предмет – бокал. На нем появилась надпись, сулящая тому, кто выпьет из него вина, вечную молодость. Эффект был полной противоположностью. Человек состаривался и умирал за три дня. Тоже попал в лаву вулкана.

Третий – это ее брошь. Редкой красоты вещица. Надевший ее или просто завистливо восхитившийся ее красотой становился безумным. Она была разбита и погребена в тайных каменоломнях гномов.

Далее фигурировали любимые бусы Примы из шкатулки. Каким злом отличались они, точно неизвестно. Вроде как, надетые на шею, они превращались в змею и душили своего обладателя. Бусы пропали вместе со своим первым владельцем. Больше о них никто не слышал.

И, наконец, пятый, последний предмет – это самая шкатулка великой магички. Как говорят молва и книги, после того как она достала из нее бусы, шкатулка осталась пустой. В нее Прима заперла страшное проклятие. Человек, открывший ее, должен стать настолько ужасным, насколько он был хорош. То есть все его положительные стороны в результате обращались против него же. Насколько я знаю, шкатулку Прима готовила последней, и поэтому кто-то из ее палачей случайно увидел, как она это делает. На шкатулке было выгравировано предупреждение, и ее спрятали, кто и куда, неизвестно, – продолжала Физра. – Только до сегодняшнего дня никто и не вспоминал про эту шкатулку. А теперь вот пожалуйста. – Она показала на Джека. – Верх людской глупости! И еще хорошо, если окажется, что по какой-то причине он не умеет читать. А так…

– А как его расколдовать?

– Сложно сказать. Нужно почитать несколько книг.

– Каких?

– Магических, конечно же. Кстати, вам известно, что примерно половина магических книг написаны Примой и именно поэтому прочитавший их попадает в зависимость от магии и практически не может вернуться к нормальной жизни?

– Нет.

– Не знаете истории, а все туда же… мир спасать. Ладно, мне нужны три книги. Просто я не уверена, в какой именно пишется про превращение человеческих достоинств в пороки и уродство. Могу я узнать, куда делась моя библиотека? А, Сковель?

– Ты уверена, что хочешь снова ее видеть?

– А ты дашь гарантию, что сможешь расколдовать это существо без магических книг? – склонила она голову набок, и ее каштановые волосы свесились вниз.

– Хорошо. Последний вопрос, – тяжело вздохнул волшебник. – Ты сможешь контролировать ситуацию, чтобы те книги снова не овладели твоей душой?

– Если ты будешь рядом, то да.

– Тогда… Твои книги под твоим портретом.

– В камине? – округлила глаза Клио.

– Камин не настоящий. Он отодвигается в сторону, а за ним ниша. Книги там.

– Я знала, что ты их не послушаешь и сохранишь мои книги. – Фирза поцеловала Сковеля в щеку. – Нельзя выбрасывать информацию, она всегда может пригодиться!

– Лишь бы эта информация не погубила кого-то еще.

– Пойдемте, посмотрим? – улыбнулась магичка, словно не слыша последние слова волшебника. – У нас не так много времени.

– А что, с ним может что-то случиться? – забеспокоилась Клио.

– Нет. Может проснуться мой котик. Его ведь надо кормить, – проговорила Физра, направляясь в комнату с камином. – Кстати, по твоему совету я решила завести Фужику белого друга. Чтоб не скучали. Наверное, теперь я буду немного реже бывать дома. – И она подмигнула Клио.

Книги действительно оказались за камином. Сковель повернул кочергу, стоявшую рядом, и с едва слышным шуршанием открылся потайной шкаф, где и лежала библиотека Физры. Всего книг было тринадцать. Все они имели одинаковый цвет обложки, но значки на переплете стояли разные. Магичка быстро просмотрела переплеты и вытащила одну книгу.

– Вот эта, – проговорила она, не мешкая села на стул и стала быстро пролистывать страницу за страницей. Вскоре она приостановилась, перечитала написанное несколько раз и кивнула сама себе. – Все просто. Надо найти шкатулку и заставить того мохнатого товарища ее разбить, читая при этом коротенькое заклинание. И все! Главное – это шкатулка.

– И мы совершенно не представляем, где ее можно найти! – заключил Николай, стоявший у стены, скрестив руки на груди.

– Не надо ее искать, – проговорила спокойно Физра. – Пусть он нам сам покажет, куда ее положил. – Она посмотрела на волшебника.

– Как же он это сделает? – спросил Сковель.

– Мы его выпустим! – почему-то обрадовалась Клио.

– Все просто. Его надо вернуть туда, откуда ты его забрал. Он походит там некоторое время и решит вернуться к своему убежищу. Шкатулка должна быть там. Именно она подпитывает его злобой.

– Для чего? – не поняла Клио. – Он ведь и так достаточно злой.

– Злой, да недостаточно. Сколько он находится в той клетке?

– Ну, где-то полдня, – прикинул Николай.

– И за это время он уже начал успокаиваться. Ведь так? – Все трое слушателей кивнули. – Чтобы оставаться чудовищем, ему надо быть рядом с той шкатулкой. Сковель, возвращай его в лес.

Все снова вернулись в комнату с клеткой. Волшебник немного пожестикулировал, повторно «обернул» Джека в три светящиеся субстанции, и он, как и в прошлый раз, испарился из клетки с легким хлопком.

– Так, теперь нужно за ним присмотреть. Где твой шар? – снова взяла на себя инициативу Физра.

Сковель махнул рукой, призывая всех следовать за собой, и привел их в небольшую комнату без мебели, посреди которой стояла высокая подставка с зеленовато-матовым шаром. Волшебник поводил руками, шар засветился мягким светом. Еще немного, и он стал прекрасно показывать лес, а вместе с ним и спящего на траве Джека.

– Это может затянуться, – сказал Сковель. – Я предлагаю следить за существом по очереди. Сейчас этим займется молодежь, а потом мы ее подменим. – Не говоря больше ни слова, он взял магичку за руку, и они вышли из комнаты.

– И их осталось двое, – подвела итог Клио. – Надо, наверное, парочку стульев сюда принести для удобства просмотра. Как считаешь?

– Сомневаюсь. Видишь, тут совсем ничего нет. Вдруг посторонние предметы создадут помехи? – засомневался Николай. – Я знаешь о чем подумал?

– О чем?

– Как заставить Джека самому разбить шкатулку? Он ведь столько лет жил рядом с ней, может, даже прижимал к себе во сне… Вряд ли он захочет просто так взять и разбить ее!

– Резонно. Я бы вот свой плеер ни за что не разбила, расскажи мне кто-то, что он на меня плохо влияет! К тому же Джек плохо понимает человеческую речь. – Если вообще понимает.

Они помолчали, наблюдая за спокойно спящим в лесу существом.

– У меня идея, – немного погодя нарушила тишину Клио.

– Какая?

– По поводу шкатулки. Вот смотри. Я бы ни за что не разбила свой плеер, но, при всей моей любви к музыке, с огромным удовольствием разбила бы магнитофон соседа снизу, где я жила. Причем лучше всего о его же голову. Этот урод мог включить музыку в любое время дня и ночи, будь то одиннадцать вечера или пять утра!

– И что? Ты предлагаешь подсунуть ему вместо шкатулки сундук?

– Ты не понял! – повысила голос Клио. – У каждого есть то, что бы он с превеликим удовольствием разбил на мелкие кусочки! И если у нас подобная замена станет очевидной, то здесь возможно все! Нужно просто попросить наших влюбленных суперлюдей навести на шкатулку морок. Пусть Физра прочтет свое заклинание, и шкатулка как будто превратится в какой-нибудь предмет, который вызывает у Джека желание все крушить!

– Действительно, умный ход, – согласился с ней Николай. – Я об этом не подумал. Только вот во что нам обратить шкатулку? Мы не слишком хорошо его знаем, чтобы угадать, что его больше всего раздражает.

– Вот над этим надо подумать, – сказала Клио и снова уставилась на шар.

В комнате установилась тишина.

– Есть идея, – на этот раз первым нарушил молчание Николай.

– Да?

– Помнишь, ты заставила чудовище бесноваться в клетке и вопить?

– Помню, я ему тогда его внешность показывала.

– Ну и… – попытался подсказать король.

– Ну и… Что? – недоуменно спросила Клио.

– Что вывело его из себя?

– Его внешний вид… Зеркало! – догадалась она. – Нужно превратить шкатулку якобы в зеркало!

– Кажется, он проснулся, – вместо ответа сказал Николай. Клио снова посмотрела на шар.

– С чего ты взял? Он даже не пошевелился!

– Зато пошевелилось его окружение. Две птицы, сидевшие неподалеку, улетели. Какая-то серая зверушка, копошившаяся неподалеку в траве, умчалась. А, вот и он сам начал шевелиться!

И действительно, Джек начал ворочаться, а потом и вовсе сел. Осмотрелся вокруг, почесал в затылке, встал и куда-то направился. Шел он, не выбирая дороги, ломая ветки и топча все, что попадалось на пути.

– Позовем волшебника? – спросила Клио.

– Да и Физру тоже. Им надо сообразить, куда он идет, и предпринять какие-то шаги по изменению шкатулки. Если, конечно, она там…

– Конечно, она там. Сейчас я за ними сбегаю. – Клио резво побежала к выходу.

Распахнув дверь, она с удивлением остановилась.

– Надо же, а я вас звать шла, – проговорила она и посторонилась, пропуская входящую парочку.

– Мы услышали звон шара, – спокойно проговорила магичка.

– Какой звон? – удивился Николай.

– Сковель установил его в режим ожидания действий. Действия появились – шар передал об этом.

– Так, а для чего в таком случае стояли здесь мы? – уперев руки в бока, недовольно спросила Клио, подозревая ответ.

– Я… Я просто забыл вам об этом сказать, – извиняющимся тоном сказал волшебник.

– Сам вроде помолодел, а память что, постарела? – беззлобно проворчала Хранительница Врат и направилась со всеми к шару.

Джек в это время как раз подошел к горе, обогнул несколько больших камней и, напрягшись, отодвинул в сторону еще два. За ними показалась пещера. Джек немного пригнул голову и прошел внутрь. Камни таинственным образом сразу встали на место.

– Мы тут кое-что придумали, – быстро начал Николай, как только шар начал показывать темный коридор пещеры.

– Мы все внимание, – улыбнулась Физра.

Николай быстро обрисовал их с Клио задумку. Сковель слушал и кивал, а магичка, прищурив один глаз, смотрела на шар и что-то обдумывала. Когда Николай закончил, Физра тут же «ожила». Она активировала свой медальон и открыла портал в замок.

– Приготовь мне место во дворе для переноса пещеры, – сказала она Сковелю и исчезла за прямоугольником света.

– Что она хочет? – кинулась Клио к выходящему волшебнику.

– Точно не знаю, но, думаю, пробраться с помощью своего сундука в пещеру и привести в действие ваш план. А чтобы ослабить действие магии и быстро привести в чувство расколдованного человека, хочет перебросить саму пещеру или ее видимость ко мне двор, – на ходу отвечал тот. – Нужно убрать скот со двора, чтобы не нарушить планы. Скорее.

С козами дело прошло достаточно быстро – их поместили в один из загонов, и они принялись там методично уничтожать какие-то зеленые насаждения. С поросятами обстояло намного хуже. Толстые окорока никак не хотели покидать просторный двор, а носились ото всех с дикими визгами. Наконец обессилевший волшебник взмахнул руками, и за свинками стали гоняться светящиеся сети. Первая сеть довольно быстро справилась с поставленной задачей, и спеленутая по всем правилам свинья поднялась в воздух и улетела куда-то за дом. Вторая свинка оказалась намного проворнее и упорно увертывалась от сети.

Неожиданно в воздухе послышался тонкий свист.

– Все к дому! – скомандовал Сковель, и они ринулись под защиту каменных стен.

И вовремя. Поколебав земную твердь, на середину двора приземлилась огромная каменная глыба, из которой доносился злобный рев. Все трое стали осторожно обходить глыбу, пока не увидели темный проем. В этом самый миг из проема раздался ТАКОЙ яростный рык, что в ушах зазвенело, а следом за этим в проеме вспыхнул и погас яркий свет.

– Я успела? – послышалось за спинами, заставив всю троицу подпрыгнуть и развернуться. Это спешила Физра. – Он теперь кто?

– Наверное, уже человек, – почему-то тихо ответила Клио.

– Мы слышали рев, потом свет… – объяснил Николай.

– Скорее всего, он сейчас без сознания, – сказал Сковель и медленно направился к пещере.

Неожиданно, дико визжа, мимо него пронеслась свинка и нырнула прямиком в каменный проем. Из пещеры донесся человеческий крик вперемешку с поросячьим визгом, и все стихло. С минуту царила тишина, а потом из темноты входа плавно выплыла сеть, в которой были крепко замотаны свинья и… человек.

– А вот и наше чудовище, – улыбнулась Физра.

– Хорошие же вышли у него первые минуты реабилитации, – покачала головой Клио.

– Зато такое появление в мире больше никто повторить не сможет. Он имеет полное право запатентовать свое «рождение», -засмеялся Николай, и его поддержали все.

Волшебник взмахнул руками, и сеть исчезла. Визгливая животина тут же вскочила на ноги и быстро ускакала, а человек начал медленно подниматься, тряся головой, словно прогонял от себя наваждение. Человек был гол – чудовищу не требовалось никакой одежды.

– Нам, я думаю, следует пока деликатно удалиться, – проговорила Физра, подходя к Клио, и они, как заправские подруги, ушли в дом.

Николай тут же подошел к человеку и подал ему руку.

– Добро пожаловать обратно в мир людей, – с улыбкой сказал он юноше.

Молодого человека завели в дом, отыскали ему сносную одежду, дали возможность помыться и одеться. Только после всего этого дамам было позволено присоединиться к ним. За это время Физра вернула пещеру на место, а Клио выгнала коз из огорода и развязала пойманную свинку, получив от мстительной животины копытом по ноге.

Парень оказался симпатичным, как сразу оценила его Клио. Темно-русые волосы, синие глаза, прямая осанка. С телосложением у него тоже все было в порядке. Даже одежда, пошитая далеко не модельерами, совершенно не портила его вид. Вновь рожденному парню вкратце обрисовали, кем он был, какой вел образ жизни и как и благодаря кому он может наконец забыть этот кошмар и вернуться к нормальной жизни. Волшебник все время щурился, заведя глаза к небу, словно пытался что-то вспомнить.

– Кстати о нормальной жизни. Кем ты был и как тебя зовут? – спросила Клио.

– Я – принц королевства Типаза Вельдер, – сказал спасенный.

– О небеса! – воскликнул Сковель. – Но ведь в то время, когда пропал принц, уже не было никаких злых магов! Кто же мог его так невзлюбить, что подсунул ему подобную вещь?…

– Признаться честно, никто, – улыбнулся принц. – Я в то время любил лазить по горам, искать что-то необычное… Однажды я обследовал одну пещеру и увидел там немного осыпавшийся вход куда-то. Осмотрев вход повнимательней, я понял, что заграждение имеет искусственное происхождение, и мне захотелось непременно туда попасть! Я сходил домой, взял инструменты и в тот же день, никому ничего не сказав, отправился обратно. Целых два дня разбирал завалы, а когда проник наконец в пещеру, то даже почувствовал разочарование – там ничего не было, кроме небольшой шкатулки.

– Не фиг лазить, где стреляют, – тихо проговорила Клио, заполнив паузу.

На пороге показался заспанный Мурзик. Широко зевая, он спросил:

– Что за шум? Что происходит?

– Фужик! – неожиданно подскочила Физра. – Я совсем позабыла про своего малыша! – Она быстро активировала свой медальон и открыла прямоугольник света. – Сейчас вернусь, – улыбнулась она и исчезла. Прямоугольник не пропал, а уже через пару минут магичка вернулась с черным котенком на руках и обратилась к Мурзику:

– Мурзик, будь так добр, накорми Фужика.

Мурзика упрашивать долго не пришлось. Даже его природное любопытство пасовало, когда разговор заходил о еде. Он тут же взял шефство над котенком и повел его в столовую.

– Я ничего не пропустила? – спросила магичка, снова усаживаясь на стул. – Так что там про шкатулку?

– Там было что-то написано о древнем проклятии… Я уже не помню, – продолжил Вельдер. – По глупости своей подумал, что мне какое-то там древнее проклятие! – Он развел руками. – Я, конечно, подстраховался, поставил защитное заклинание, как меня наш волшебник учил. Так, на всякий случай. А потом, не долго думая…

– А следовало бы подумать, – вставил Сковель вполголоса.

– Поставил эту шкатулку на камень и своим ножичком – замок у шкатулки не сработал…

– Да-да. Дед бил-бил – не разбил, баба била-била – не разбила… – дополнила от себя рассказ Клио.

– В общем, подковырнул я крышку, и она, щелкнув, открылась. Шкатулка оказалась пустая! Я помню, даже разозлился немного. А потом из шкатулки повалил густой сиреневый туман. Дальше я ничего не помню.

– И хорошо, что не помнишь, – усмехнулся Николай, вспомнив, как бороздил носом землю в схватке с чудовищем.

– Правильно, нечего там помнить. Какие воспоминания могут быть у злобного и свирепого чудовища? – поддержала его Клио.

– Надеюсь, я никого… Никто из-за меня не пострадал? – неожиданно забеспокоился принц.

– Не волнуйся, – махнула рукой Физра. – Я проверила твой путь за эти годы. Только несколько зверей. – Вернувшийся к тому времени Мурзик при ее словах сжался в комок. – И, к твоему счастью, не разумных и не волшебных. – Кот расслабился.

– А как ему это удалось? – спросил Николай.

– Слишком хорошим был при жизни, – усмехнулась магичка. – При воздействии на него проклятия его личность оказалась достаточно сильной, чтобы не дать ему полностью поглотить себя, но и не такой сильной, чтобы полностью противостоять такой мощной энергии. Поэтому в нем беспрерывно шла своего рода борьба добра и зла, что быстро истощало его силы. Отсюда и его редкое появление в округе.

– Он спал! – догадалась Клио.

– Да. Большую часть времени он проводил в спячке, набирался сил. Я полагаю, теперь все ясно. Пожалуй, мы с Сковелем покинем ваше общество, нужно пообщаться, – сказала Физра и встала.

– Да, – кивнул ей волшебник. – Я тут кое-что разузнал. Твои родители живы и до сих пор надеются на твое возвращение. За те двенадцать лет, что ты отсутствовал, других детей у них не родилось. Не судьба. Так что можешь смело возвращаться к родительскому очагу. А теперь мы вас покинем.

– Я тоже, – промяукал кот. – Прослежу, чтобы Фужик не переел.

Все трое покинули комнату. Вельдер обратил взгляд на Клио.

– Мне сказали, что это ты увидела в чудовище человека.

– Да. Сказок в детстве начиталась про всякие превращения, – пожала плечами она. – А Николай придумал, как тебя расколдовать.

– Я вам так благодарен! – взгляд принца скользнул по Николаю и снова вернулся к Клио. – Ты такая красивая! Можно познакомиться с тобой поближе? Что ты любишь? Что тебя интересует?

– Ну, я музыку люблю, – задумалась Хранительница, а Николай, покачав головой, вышел.

Когда он вернулся, разговор все еще крутился вокруг одного и того же.

– Тебя интересуют ягоды? – спрашивал Вельдер.

– Только в виде варенья!

– А стихи интересуют? В виде поэзии…

– Да, немного. Я даже иногда сама их пишу, – последовал ответ.

– Как мы похожи! У тебя такие же вкусы, что и у меня!

– Правда? Приятно слышать, – вежливо отвечала Клио. От бесконечных вопросов о своей персоне она начала уже уставать.

Николай немного постоял в дверях, потом знаками позвал Клио к себе. Она встала, извинилась и вышла с ним в коридор.

– Что такое?

– И что ты в нем нашла? – без обиняков спросил Николай.

А он мне нравится, нравится, нравится,
И для меня на свете друга больше нет.
А он мне нравится, нравится, нравится,
И это все, что я хочу сказать в ответ! —

негромко пропела Клио и улыбнулась очаровательнейшей улыбкой. Ей было смешно и странно – неужели Николай ее ревнует? Ведь сегодня она даже повода для этого не подала! Да нет… глупости.

Она развернулась и возвратилась в комнату, где остался принц. Через десять минут она поняла, что их разговор с принцем неуклонно идет к одному. Попытки сбить Вельдера с пути или сменить тему ни к чему не привели.

– Клио, я никогда не встречал такой девушки, как ты, – сказал он, и Клио тяжело вздохнула. – А я повидал их немало и во дворце, и за его пределами, можешь мне поверить. Поэтому я прошу не спешить с ответом. Я был бы безмерно счастлив, если бы ты согласилась стать моей женой.

Клио улыбнулась и закрыла лицо руками, раздумывая, какой дать ответ. Нет, что ответить, она знала точно, просто надо было это сделать так, чтобы принц не обиделся. Краем глаза Клио увидела какое-то движение и скосила глаза. К выходу из комнаты направлялся Мурзик, неизвестно как проникший до этого в комнату. Он был явно чем-то недоволен.

– Коварный тип гражданской наружности, – пробурчал он у самого выхода. – Мы ему жизнь спасли, а он наших невест переманивает.

Клио усмехнулась. Интересно, кот сам проявил инициативу или его послал Николай? Как бы то ни было, кот ушел, и тут же решительным шагом в комнату вошел сам бывший лесничий.

– Представляешь, все столпы этого мира хотят на мне жениться! – сказала ему Клио. – Прямо патология какая-то. Я пользуюсь популярностью!

– Могу я узнать, какой ответ ты дала? – жестко спросил Николай, никак не отреагировав на слова подруги.

– Я его еще не дала. Я думаю, – мягко ответила она и улыбнулась принцу.

– Можно задать еще один вопрос? ПОЧЕМУ?!

Клио поняла, что он спрашивает вовсе не о том, почему она до сих пор думает, а о том, почему она вообще думает об этом как о возможном варианте. Ведь у нее вроде как есть он. А говорить об увиденном в зеркале Арфон она не имеет права… Они так договорились.

Первая причина – это ты, —

почти шепотом запела Клио, -

А вторая – все твои понты,
Третья же причина – это боль,
Потому что для тебя я ноль.
Четвертая причина – крах мечты,
А пятая причина – снова ты…

Она хотела добавить еще что-то, но Николай не дал ей такой возможности.

– Гори оно все синим пламенем! – с сердцах воскликнул он и вылетел из комнаты.

– Слушай, – обратилась Клио к принцу, сменив мурлыкающий голос на деловой тон. – То, что наши вкусы некоторым образом совпадают, совершенно ничего не значит. Я не могу и не хочу быть ни твоей невестой, ни женой.

– Но почему? Ты единственная в целом мире достойна быть королевой!

– Не думаю…

– Я знаю всех наперечет! Одни кривляки и лицемерки! А ты… с твоим умом и красотой…

– Послушай. Ты просто послушай. Ты некоторое время, так сказать, отсутствовал. Люди изменились. Вполне вероятно, что, вернувшись домой, ты встретишь если не такую, то очень похожую… У меня даже есть кандидатка! – вдруг вспомнила Клио. – Здесь недалеко, за водопадом есть город. Знаешь?

– Конечно, знаю. Он находится в моем королевстве.

– Прекрасно. Перед тем как ехать домой, заверни туда. Тебе это только на пользу пойдет. Город большой, а тебе нужно немного повариться в нынешней жизни. Ну, чтобы не выглядеть глупо. Так вот. Остановись в гостинице «Свет в ночи». Мы там были – хорошая гостиница.

– Ты мне что-то хочешь сказать, но не можешь выразить, – улыбнулся Вельдер.

– В точку! Ну, раз ты все равно догадался, то не буду ходить вокруг да около. У хозяйки гостиницы есть дочь, которая очень на меня похожа. Длинные рыжие волосы, стройная фигура, умная, не бросит друга в трудную минуту…

– Ты хочешь, чтобы я…

– Я просто хочу, чтобы ты с ней познакомился. Не говори ей, что ты принц. Просто попроси показать тебе город, мол, давно его не видел, и все такое, и ты увидишь, что власть и богатство для нее не ценны, для нее ценен человек. Не эти ли качества должны быть у жены короля?

– Ты правда считаешь, что она похожа на тебя?

– Поверь мне, она лучше. – Клио сморщила нос и добавила: – Я немного вздорная и непоследовательная.

– А если она мне не понравится?

– Что ты теряешь? Вы можете просто остаться друзьями. А вот если она тебе понравится… Тогда попросишь ее подождать твоего возвращения, быстренько сгоняешь домой, обрадуешь всех своим возвращением и, надев дорогие одежды, поедешь свататься. Как тебе такой план?

– Ну, – задумчиво сказал принц, – звучит все великолепно. И если эта девушка действительно так хороша, как ты рассказываешь, то мои родители обретут еще и дочь!

– Хорошо, что ты понял.

– А как ее зовут?

– Вот ведь… Все время забываю про имена! Ее зовут Милиса. Правда, красивое имя? Ты только вслушайся – ее величество королева Милиса! Звучит!

– Ладно, уговорила. Я поеду в Турдон…

– Куда ты поедешь?

– В Турдон. Так называется тот город. Разве ты не знала?

– Все время забываю имена и названия, – поморщилась Клио. – Когда будешь в том городе… нет, лучше, когда ты приедешь туда второй раз, уже в качестве признанного наследника трона, передай привет его высочайшему властительству милорду Ксеноуфу от очаровательной Клиопатры.

– Это еще кто такие?

– Первый – это местная городская шишка, а вторая – это мой псевдоним на время посещения города. Можешь еще добавить от себя, что я была в печали и долго не могла петь.

– А ты еще и ноешь?

– Нет! Ему Валерия пела от моего имени.

– Кто такая Валерия?

– Купи слона, – почти резко сказала Клио.

– Что?

– Все говорят «Что?», а ты купи слона.

– Все понял. Не хочешь больше говорить, так? – Клио осталось только кивнуть. – В таком случае я не буду больше злоупотреблять твоим великодушием и гостеприимством нашего волшебника. Завтра же утром я пойду в Турдон. – Он на мгновение задумался. – Мне ведь потребуются деньги, чтобы остановиться в той гостинице!

– Я с удовольствием тебе их дам. На пару дней точно хватит, может, больше. Надо Николая порасспрашивать о расценках. Там за все платил он. Можешь, кстати, упомянуть нас, мол, хорошие знакомые порекомендовали… Сковель скорее всего даст тебе коня, чтобы было на чем добираться.

– Глупости! Тут идти-то всего один день!

– У тебя много дел. Познакомиться с невестой и порадовать родителей. Они столько лет тебя не видели! Им-то, наверное, каждый час ценен.

– Ты умеешь убеждать. В таком случае завтра утром я уезжаю.

– А почему не сейчас? Прогулки под звездами, и все такое…

– Ты думаешь, будет удобно так быстро покинуть человека, который тебя спас?

– Мы все тебя спасали. Лично я даю добро, в Николае и Мурзике я тоже не сомневаюсь. А Сковель и Физра… им пока не до гостей. Пойду я, позабочусь о коне, а ты собирайся!

– Да мне вроде и собирать-то нечего.

– Небольшой перекус и чистое полотенце никогда не помешают, – сказала Клио и вышла из комнаты.

Принцу волшебник предоставил красивого черного коня с серебристой гривой, который прекрасно дополнил гордую осанку Вельдера. Денег на гостиницу ему дала, как и обещала, Клио. Попрощавшись со всеми и пожелав им самого-самого, принц легко тронул повод, и его конь медленной рысью двинулся к выходу из дворика Сковеля. Неожиданно он остановился, быстро развернулся и в три прыжка очутился рядом с Клио. Принц наклонился.

– Знаешь, – сказал он вполголоса, – я все-таки надеюсь, что это не последняя наша встреча.

– Я тоже на это надеюсь, – улыбнулась ему Клио, и принц, взяв резкий старт, стремительно покинул двор.

К Клио подошел Николай.

– Прости. Я там немного…

– Ничего страшного, – перебила его Клио, глядя вслед удаляющемуся принцу. – Ерунда. Нам, наверное, тоже пора уже собираться?

– Как, уже? – округлил глаза подбежавший Мурзик. – Мы только начали отдыхать…

– Не беспокойся, наш рыжий товарищ, добрый волшебник даст нам в дорогу много еды, и ты не будешь голодать.

– Много или много-много? – уточнил кот.

Клио оторвала свой взгляд от леса и посмотрела на кота.

– Скорее всего много-много. Так что… – Она подняла глаза на Николая и улыбнулась. – Будем собираться в дорогу?

Собирать было особо нечего, разве что пополнить съестные припасы, что от начала до конца производилось под неусыпным контролем Мурзика. После ужина хотели уйти, но волшебник настоял на ночевке.

– Утром и пойдете, что по ночам-то ходить? – сказал он. – Не успеете отойти, как в. лесу стемнеет и надо будет готовиться к ночлегу… Уж лучше у меня проведете ночь, а рано утром отправитесь в путь.

Спорить с ним никто не стал, понимая его правоту. Было решено выходить утром. Быстро приготовились к ночлегу и отправились ко сну -день был напряженный, устали все.

Клио проснулась и встала самой первой. Редкий случай. Завершив утренний туалет, она встала посередине комнаты, где дрыхли Николай с Мурзиком, и громко пропела:

Вставай, проклятьем заклейменный
Весь мир голодных и котов…

– Несмешно, – проворчал кот и перевернулся на другой бок.

– Неправильно поешь, – откликнулся Николай. – Надо петь «Весь мир И голодных котов». А в идеале – «Весь мир и вечно голодный кот». Да, так будет правильно, а так…

– Я еще не голодный, – не остался в долгу кот. – Вот встану, тогда и проголодаюсь.

– Хватит разглагольствовать! – прервала их дискуссию Клио. – Моя песня, как хочу, так и пою! А не будете вставать, уйду одна. Нет, не одна, вместе с провизией! Я пошла завтракать, а вы как хотите!

После этого заявления встали оба. Мурзик хотел завтракать, а Николай не желал, чтобы Клио ходила по незнакомому лесу одна. Хранительница же кипела энтузиазмом. Позавтракав за несколько минут, она вынесла все их вещи на улицу и вернулась в столовую подгонять мужчин.

– Что вы сегодня, как мухи сонные! – негодовала она.

– Зато в тебя ночью моторчик вживили, и ты теперь порхаешь, как электровеник, – проворчал будущий Король.

– Я просто хочу поскорее в путь. Хочу новых приключений.

– Приключений она хочет, – снова забурчал Мурзик, отодвигая от себя лапами очередную пустую тарелку. – А нам потом ее из этих приключений вытаскивай опять. И никакой благодарности! Еше и голодом морит…

– Мурзик, если хочешь остаться у Сковеля, оставайся, – улыбнулась Клио. Ей сейчас все было нипочем.

– Ага, оставь вас без присмотра. – Кот придвинул к себе новую тарелку и высматривал себе кусок повкуснее. – Вы или передеретесь или, еще хуже, попадете куда-нибудь. Хотя это еще вопрос, что хуже. – Он наконец остановил свой выбор на куске мяса и вгрызся в него зубами.

– Спаситель ты наш, – хмыкнул Николай, поднимаясь.

– Вперед! – снова воскликнула Клио. – Нас ждет дорога!

– Дорога без конца, дорога без начала и конца, – произнес будущий Король.

– Жду вас на улице! – крикнула Клио и выпорхнула во двор.

– Хочу вас предупредить, в этих лесах неспокойно, – сказал волшебник.

– Почему это? – не поняла Клио. – Лес как лес.

– Дело в том, что когда появился маг со своими притязаниями на господство и поселился неподалеку, то, как вам, наверное, понятно, все добрые существа постарались покинуть это место.

– Понятно. Раз добрые ушли, на их место сразу поспешила вся нечисть, – проговорил, подходя, Николай.

– Почти. Нет, нечисти как таковой у нас нет, но злобных тварей еще хватает. Видите, не зря же именно в этом лесу жило чудовище и находилась ужасная магическая шкатулка. Я, так сказать, живу на границе…

– Значит, мы вступаем на вражескую территорию! – непонятно чему обрадовалась Клио.

– Верно. И не надо этого самого врага недооценивать. Будьте внимательны и осторожны.

– То есть нас рассекретят и схватят? – прищурился кот.

– Не думаю. Просто вы можете повстречать кого-нибудь неприятного, ну и… В общем, будьте осторожны. – сказал Сковель.

– Хорошо. Будем, – пообещала ему Клио. – Осторожность еще никому не помешала.

– Да уж, – пробурчал Николай. – Но кто-то постоянно об этом забывает…

– Если я вам понадоблюсь или просто нужен будет какой совет, то найдите любой цветок, сожмите его в ладони и произнесите мое имя. Я вас услышу и приду. – на прощание сказал Сковель и помахал друзьям рукой. – До встречи!

Они покинули гостеприимный дом волшебника и углубились в лес. Примерно через минуту Николай оглянулся и… ничего не увидел – только лес и еще раз лес, дом волшебника снова исчез.

Глава четырнадцатая ЖИВАЯ И МЕРТВАЯ ВОДА

Этот лес не отличался от других почти ничем – все как везде… Ну разве что совсем не было цветов! Но это никоим образом не влияло на приподнятое настроение Клио. Она радовалась всему, что видела – солнцу, деревьям, траве, ее не смущало даже полное отсутствие пения птиц в этом лесу. Клио то в очередной раз подпрыгивала от восторга, то забегала вперед, то напрочь «прирастала» к какой-нибудь мелочи и рассматривала ее чуть ли не час, подсчитывая пятнышки, лапки, крылышки.

Так прошло несколько часов. Время неуклонно шло к обеду. Мурзик стал постанывать, подкашливать и «наивно» интересоваться, почему это у него так громко урчит в желудке. Клио ничего этого не слышала, больше всего, как подметил про себя Николай, она сейчас походила на Алису в Стране чудес – маленькую девочку, попавшую в волшебную страну и по-детски радующуюся неожиданной возможности побыть в сказке.

Деревья впереди расступились, и в просветах заискрилось на солнце небольшое лесное озеро.

– У меня предложение! Давайте порыбачим! – восторженно воскликнула Клио.

– Зачем? – удивился кот. – У нас ведь полно еды!

– У тебя прошлый раз рыбалка охоту не отбила? – спросил Николай. – Хочешь повторить?

– Ты слышал, что сказал Сковель?

– Слышал. Только как все им сказанное относится к рыбалке?

– Очень просто. Он сказал, что все волшебные существа покинули эти места, а это значит… – Она умолкла, предлагая друзьям продолжить, но те лишь вытянули вперед лицо и морду, ожидая продолжения. – Да это же значит, что в этом пруду водятся только обычные рыбы! И повторного фиаско с рыбной ловлей у нас не будет!

– Я не против. Только чистить и готовить я ее не буду.

– Ну и пожалуйста! Мурзик, рыбки свежей хочешь?

– Даже и не знаю… Наверное, да. И еду сэкономим…

– Тогда на рыбалку! – провозгласила Клио и, подхватив тонкую длинную палку, зашагала вниз к озеру.

Она оказалась права – рыбы было много, и она была самая обыкновенная, притом в меру упитанная. Ловилась она легко, поэтому уже через час Мурзик объелся и сыто развалился рядом с Николаем, который насобирал хвороста и сейчас разводил костер, подготавливая Клио плацдарм для успешной готовки. Что до самой Клио, то она ужасно не хотела заниматься рыбой. Ей больше нравился сам процесс рыбалки, а вот есть рыбу и тем более ее готовить… Но, как говорится – взялся за гуж, так тебе и надо… Сознаваться в том, что она просто не умеет чистить и готовить эту самую рыбу, Клио не хотелось вдвойне. Пришлось браться за нож.

Очень выручило то, что она тысячу раз видела, как чистят рыбу. Примерно полчаса спустя, послав к мамам всех кого только было можно и покрывшись толстым слоем чешуи, Клио наконец победно завершила подготовку рыбы к жарке. Это был для нее несомненный прорыв! Триумф! Она была горда своими успехами, поэтому на правах шеф-повара послала Николая за хворостом, которого было и так более чем предостаточно. Уж очень ей не хотелось, чтобы будущий король смотрел на ее потуги в готовке.

Когда Николай минут через десять вернулся на поляну, то увидел печальные последствия своего отсутствия. На костре догорала рыба, а всклокоченная Клио баюкала свою ладонь.

– Что здесь произошло? – спросил он, сбрасывая с огня палочки с нанизанными на них рыбинами.

– Пожар! Она вся сгорела. Вызывай пожарных, – простонала Клио.

– Может, обойдемся без них, рыба все равно уже сгорела. А то придется платить за ложный вызов. – Николай подсел к горе-поварихе. – А почему ты сама-то рыбу с костра не сняла?

– Она стреляет! – заявила Клио и продемонстрировала обожженную руку.

– Стреляющая рыба? Нет, не встречал, – с задумчивым видом проговорил Николай, за что получил удар кулаком в плечо. – Ладно тебе! – улыбнулся он. – Будем считать, что первый раунд у тебя с рыбой прошел вничью. Иди к озеру и подержи ладонь в воде. Сразу станет легче.

Клио тут же отправилась к воде, а Николай стал ликвидировать последствия аварии. Клио не стала терять время даром, а нырнула в прохладную воду и принялась смывать с себя чешую. Когда она, вся продрогшая, вернулась к костру, то уловила приятный аромат жареной рыбы.

– Ты просто мастер на все руки! – всплеснула она руками и громко чихнула.

– А ты, похоже, перекупалась в холодной воде, – ответил Николай и пододвинул к ней рыбу и чай. – Пей.

– Эй, а что меня не зовете? – возмутился Мурзик, проснувшись от чихания Клио. – Хотите оставить меня голодным?!

– Неужели в тебя еще что-то войдет? – поразилась Клио, дожевывая свою рыбину.

– Я вместительный, – заявил кот и тоже принялся поглощать рыбу.

– Мы это уже поняли, – кивнул Николай.

Как ни странно, Мурзик съел всего пару рыбок и неожиданно замер, не сводя с рыбы несчастных глаз.

– Что случилось? – удивилась Клио.

– Представляешь, – пожаловался он, – я съел бы еще несколько штук этой вкуснятины, но мой желудок почему-то больше не принимает.

– Может, он старается сказать тебе, что просто не способен переработать такое количество пищи за один раз? – подсказал ему Николай.

– Сейчас вернусь, – неожиданно подмигнул им Мурзик и потрусил в кусты.

Клио закатила глаза вверх, показывая, мол, какой важный у них кот, и, сунув в уши наушники, стала слушать плеер. Николай усмехнулся и подбросил в костер охапку веток – костер принялся громко трещать и щелкать, поглощая новое угощение, поэтому никто из них не услышал короткий возмущенный вопль кота, раздавшийся неподалеку.

Минут десять спустя Клио почувствовала, что ее кто-то настойчиво тянет за волосы, которые она разложила для скорейшей просушки. Она выключила плеер и недоуменно обернулась. Рядом с ее головой сидел Мурзик и недовольно что-то пыхтел. Клио вынула наушники.

– Что случилось? – спросила она, мельком посмотрев на Николая, который тоже заинтересовался странным поведением кота.

– Мне надо тебе что-то показать, – тихо сказал кот.

– Что?

– Это секрет, – ответил Мурзик.

– Это сюрприз или можно позвать Николая? – со все нарастающим интересом переспросила она.

– Николая звать не надо. Иди одна, – получила она короткий категоричный ответ.

Клио была так заинтригована, что безропотно встала и, сказав, что скоро вернется, отправилась за котом. Еще бы – он первый раз назвал будущего Короля Николаем, до этого называл его не иначе как «Коля»! Что могло такое случиться, чтобы Мурзик вдруг стал таким серьезным?

Кот бежал впереди, не останавливаясь и не сбавляя хода. Клио приходилось несладко – неожиданно подобравшийся насморк никак не давал возможности отдышаться. К тому же частое чихание еще больше сбивало ее с темпа.

– Мурзик, прекрати так бежать! Давай помедленнее, – взмолилась она.

– Мы уже пришли, – ответил ей кот, не оборачиваясь, и шмыгнул в неожиданно появившийся лаз.

Клио остановилась и осторожно заглянула в темноту. В носу засвербело, и ее «Апчи!» гулко разнеслось под каменными сводами пещеры. Почему-то стало жутко.

– Мурзик, ты где? – шепотом спросила она, чтобы снова не тревожить местное эхо.

– Иди сюда, – отозвался кот. – Тут небольшой коридор, а за ним сразу просторная пещера.

– Может, нам все-таки позвать Николая? – все еще сомневалась Клио. – Он наверняка тоже хотел бы посмотреть на то, что ты хочешь показать.

– Я его потом сюда провожу, – пообещал рыжий прохвост, и Клио, решив, что он хочет устроить им что-то романтическое, чихнула еще раз, как бы подтверждая свою догадку, и осторожно двинулась в глубь пещеры.

Пещера оказалась действительно просторной. Но насколько она была просторной и светлой, настолько же и страшной. На каменных стенах, прикованные цепями, висели люди. Было непонятно, они мертвы или погружены в какой-то колдовской сон, но все как один выглядели изможденными и старыми. У Клио пробежал холодок по спине, и она снова чихнула. Один из людей неожиданно приоткрыл глаза и посмотрел на нее совершенно пустыми глазами. Клио тихо вскрикнула и метнулась к стене, прикоснувшись головой к чему-то мягкому. Она в ужасе отскочила и резко развернулась. На стене, так же как и люди, прикованный цепью и обвитый множеством кожаных ремней, висел Мурзик! Он с трудом приподнял тяжелые веки и еле слышно прошептал:

– Беги!

Клио заметалась на месте, не зная, как ей поступить – попытаться освободить кота или последовать его совету. Наконец она решила бежать за подмогой, за Николаем и стремглав бросилась к выходу, но через несколько шагов пришлось остановиться. У входа в пещеру стоял Мурзик! Только это был не ее Мурзик, который сейчас висел на цепях, а тот Мурзик, который обманом заманил ее сюда.

– Что, уже уходишь? – спросил кот. – Даже чаю не попьешь? – Его ухмылка растянулась во всю морду.

– Ты кто? – спросила Клио и отступила на шаг назад.

– Я-то? Я здесь живу.

– Ты кто? – жестко повторила Клио, оглядываясь по сторонам в поисках какого-либо оружия.

– Ишь, какая настойчивая, – хмыкнул лжекот. -Я оборотень. Оборотень Фрик. А это мое производство. – Он обвел лапой пещеру.

– И что же ты производишь? – удивилась Клио, не обнаружив не одного станка или прибора.

– Разве ты не знаешь, что производят такие, как мы? Ты не местная?

– Не твое дело!

– Ты права, мне в общем-то все равно. Главное – ты сырье для моего производства.

– Так что же ты все-таки производишь?

– Я-то?

– Ты-то! Тут есть кто-то еще?

– Жемчуг и драгоценные камни. Люди все эмоциональны, а их эмоции – это то, что может принести мне доход, – усмехнулся кот, видя, как Клио психует.

– Можно попонятнее? А то объясняешь непонятное непонятным, – настаивала Клио, стараясь потянуть время. На что его оттягивать, она не знала, но вдруг?…

– Пещера обладает силой, которая перерабатывает эмоции и жизненную силу людей в жемчуг и драгоценные камни. Ну там злобу в рубины, любовь в сапфиры, слезы в жемчуг и так далее, – принялся пояснять оборотень и вдруг опомнился. – И что я с тобой цацкаюсь?

– Постой. – Клио выбросила вперед руку. – А зачем тебе тогда кот? Он же не человек?

– Глупая ты. Кота, да еще с рыжей шкурой, моя пещера превратит в золото! Серого в серебро, а белого в белое золото! А теперь пора тебя ставить в переработку.

Оборотень неожиданно начал расти и менять цвет шкуры. Его морда вытянулась, появились клыки и жуткого вида лапы. Клио оглядела новое жуткое чудовище, чихнула и свалилась в обморок.

Очнулась она оттого, что что-то противное пыталось залезть ей в нос, но спасительный насморк первым забаррикадировал все проходы и теперь никоим образом не желал покидать их и уступать комфортное место в носу чему бы то ни было. Клио приоткрыла опухшие веки и осмотрелась. У нее в ногах стоял грязнущий котелок, из которого чадило булькающее варево. Оборотень заметил, что она пришла в себя, и улыбнулся, выставив все свои клыки и три языка и чуть не послав Клио в новый обморок.

– Сейчас ты подышишь моим зельем, и тебе станет на все наплевать. А когда я через пару месяцев выжму из тебя все соки, то отпущу тебя полоумной старухой в лес, и тебя сожрут волки. Как тебе такое будущее?

Клио хотела было что-то ответить, но, посмотрев на котелок, плотно прикрыла рот. Через пару минут оборотень заглянул в ее глаза и убрал свое зелье. Легкая простуда пошла Клио на пользу – глаза были красные, а насморк прекрасно справился со своей задачей и не пропустил внутрь инородную вонь.

– Ладно, вы тут не скучайте, – проговорил монстр. – Пойду за сырьем. – Он в несколько секунд превратился в Клио, и она поняла, кто его следующая жертва.

Оборотень покинул пещеру, а Клио стала пытаться оторваться от холодной стены – надо было спасаться и спасать Николая и Мурзика! Первые попытки ни к чему не привели. Клио осмотрела свои оковы. Ее руки были надежно прикованы к стене цепями, а ноги стояли на каменной приступочке – вроде как были относительно свободны, но стоило им соскользнуть, и Клио могла повиснуть на одних руках, а то и вывихнуть их. А в самом низу, под приступочкой, было выбито из камня что-то вроде небольшого ящика. Клио сначала не поняла, зачем он, но стоило ей обвести взглядом пленников по соседству, как стало ясно – для сбора драгоценных эмоций. У ее соседей эти ящики были уже наполовину полны – снизу проглядывали самоцветы, а вот сверху был в основном жемчуг. Эмоции ушли, остались только горькие слезы…

Слева на стене висел Мурзик. Под ним ничего не стояло, да это и не требовалось – кот должен был сам превратиться в кусок золота. Золотой кот… Надо же, как была права Клио там в городе, когда говорила об этом.

Золотой кот… Сказано верно, только суть неверно сформулирована. Это же надо было так вляпаться!

Клио охватила ярость. Какой-то меховой переросток обогащается за счет страданий людей! Разве это справедливо? Из-за какого-то амбициозного паразита, проникшего в этот мир, теперь страдают люди… и коты!. Она почувствовала, как злость приливает к ее лицу, наверное, разрисовывая его красными пятнами. Капелька пота, скатившись по ее щеке, упала вниз и как-то странно стукнула по каменному дну ящика. Клио выгнулась и посмотрела туда. В ее ящике появился большой красивый рубин, заставивший Клио похолодеть от ужаса и прибавить к рубину еще какой-то бледно-зеленый камень. Она пару раз глубоко вздохнула и взяла себя в руки.

– Так. Спокойствие, только спокойствие. По возможности без эмоций. Я камень, я холодный бесчувственный камень. – Клио успокоилась. – А теперь спокойненько постараемся высвободить руки.

Клио покрутила руками, подергала за цепи. Ничего не изменилось – она по-прежнему висела на стене.

– Все равно я буду победителем, – произнесла она и неожиданно расчихалась.

В этот раз ее чихание затянулось. Она даже пару раз ударилась головой о камень, но старалась держать себя и руках и не злиться. Чих никак не хотел отступать, холодный камень за спиной очень этому способствовал. Клио уже начало казаться, что она вычихает все мозги, когда эта напасть как по мановению волшебной палочки прошла. Клио подняла руку и вытерла под носом, потом подняла вторую и уже обеими руками потерла слезившиеся глаза… Неожиданно она потеряла равновесие и полетела на пол! Ее судорожное чихание ослабило, а потом и вырвало штыри, на которые крепились цепи!

– Кто бы мог подумать, что легкая простуда будет моим неоценимым союзником и помощником, – покачала она головой, потом встала и, гремя цепями, как заправское привидение, пошла к столу, на котором лежали ключи.

Николай сидел у костра и думал о том, что Клио больше общается с котом, нежели с ним. Причину этого он понять не мог. Вот и сейчас, стоило только коту ее позвать, как она сразу убежала за ним в лес. Что он мог там такое найти? И не пора ли им уже вернуться? Время переваливало за полдень! Он взял котелок и стал таскать с озера воду, заливая угасающий костер. Вернувшись к костру в очередной раз, он увидел там Клио.

– Где вы так долго были? – спросил он. – А где Мурзик?

– Он в пещере, – коротко ответила она. – Пойдем покажу.

– Нам идти пора. Что мы, пещер не видели? – пожал плечами Николай, начиная собирать вещи.

– Ну пожалуйста. Там очень интересно, – неожиданно ласково проговорила Клио и улыбнулась.

Николай еще какое-то время сомневался, но Клио подошла к нему поближе, улыбаясь, взяла его за руку и тихо, но настойчиво потянула за собой. Потом вдруг засмеялась и побежала вперед. В полном недоумении Николай быстро похватал их вещи и медленно пошел за ней.

– Ау! – смеясь, кричала ему Клио, выглядывая из-за дерева.

– Что за игры вы придумали с котом? – себе под нос ворчал Николай. – Что в той пещере может быть такого уж интересного? Стены из камня… Ух ты!

Он и сам не понимал, почему ему так не хочется идти ни в какую пещеру. Почему-то ему не нравилась эта затея. Какое-то предчувствие давило на грудь. Да и Клио как-то странно себя ведет… Может быть, они нашли там источник самогонки? Или нанюхались какого-нибудь наркотика? Что взбрело в их ветреные головы?

Несмотря на все сомнения, Николай продолжал идти за Клио, не мог же он оставить ее одну в лесу! И что думает этот кот, отправляя ее разгуливать по лесу без сопровождения, да еще в таком настроении! Нет, кот явно не в себе.

Впереди показался вход в пещеру. Клио, кокетливо и жахнув волосами, тут же скрылась в ее темноте. В каменном коридоре было темно и тихо, словно в склепе. Намного погодя, несколько раз запнувшись о невидимые камни и проделав немалое расстояние, Николай наконец заметил впереди свет.

– Клио, ты где? – негромко позвал он.

В просвете неожиданно мелькнул силуэт, и снова раздался смех Клио.

– Иди за мной, – полушепотом позвала она и нырнула в свет.

Николай все так же медленно, ощупывая стены, пошел на зов и вдруг услышал чей-то сдавленный визг, потом рык, а потом еще несколько глухих звуков, которые очень уж походили на удары. Он сразу прибавил шагу, глядя на свет прищурившись, чтобы глаза поскорее привыкли и он не появился там слепым котенком.

Спустя несколько длинных секунд он уже стоял в проеме и с изумлением смотрел на удивительную картину. Перед ним были две Клио! Одна из них стояла, немного согнувшись, и держала на изготовку чугунный котелок приличных размеров. Варить что-либо в нем она явно не собиралась. Вторая Клио лежала на каменном полу и была без сознания – на ее лбу вздулась огромная шишка. Услышав прерывистый вздох, первая Клио подняла голову, и на Николая из-под челки посмотрели два красных злых глаза.

– Что-то ты долго, – прохрипела она и, хорошенько размахнувшись котелком, ударила им Клио, лежавшую на полу.

Будущий Король быстро оценил ситуацию, бросил на пол вещи, вынул свой походный ножик и медленно направился к стоящей Клио. Он был уверен, что ее надо остановить. Остановить как можно быстрее, пока ОНА (он понятия не имел, кто перед ним!) не прибила этим котелком Клио на полу. Клио, которая пострадала по незнанию и которая привела его сюда. Клио с котелком тяжело дышала. Увидев приближающегося к ней Николая, она выставила руку вперед.

– Стой! – Он остановился и стал думать, как бы поточнее на нее кинуться, но уже следующие слова агрессивно настроенной Клио поколебали в нем уверенность в том, что это надо делать. – Освободи сперва нашего кота, – добавила она.

Николай растерянно замер, глядя на нее с недоумением. И тут говорившая Клио звонко чихнула, все сразу расставляя на свои места!

– Ты в порядке? – спросил он.

– А что, похоже, что я в порядке?! – взвизгнула она и тут же, перехватив котелок, снова бухнула им лежащую незнакомку. – Спасай Мурзика, пока он не умер, – напомнила она и кивнула на стену. – Он там, а я пока постерегу ЭТО.

Николай только теперь поднял голову и увидел всех людей! Людей, висевших на цепях, было чуть больше десятка, и все они были разные, о чем ясно говорила их одежда. Троица, висевшая поодаль, была явно из городских – камзолы, сапоги со шпорами, на руках перчатки. Скорее всего, это был какой-то знатный человек с двумя сопровождавшими его стражниками или телохранителями. Рядом с ними висела девушка. Да, это безусловно была девушка, а не женщина – об этом свидетельствовал ее наряд. Еще ближе на стене был парень – кожаный ремень, сапоги, немного расстегнутая на груди рубаха. Прямо перед Николаем висел совсем юный мальчик. Лет ему, наверное, было не больше десяти… Но у всех у них, у всех (!) были лица стариков! Николай в ужасе замер в этом «музее мадам Тюссо» и никак не мог прийти в себя.

– Ты хочешь, чтобы он тоже стал таким? – прохрипела Клио, приводя его в чувство.

Будущий Король тряхнул головой и быстро отыскал глазами Мурзика. Кот висел на дальней стене и никак не реагировал на происходящее.

– Что с ним? – бросился Николай к их другу.

– Его нужно поскорее снять со стены, – ответила Клио и снова ударила по лежащему существу, а потом пронзительно чихнула. – Пещера высасывает жизненные соки.

Николай, не мешкая, принялся перепиливать кожаные ремни, которыми был пристегнут кот, и отдирать от стены цепь. Через пять минут отцепленный Мурзик упал на руки будущего Короля. Он был ни жив ни мертв.

– Как ты думаешь, он жив? – спросил Николай…

– Думаю, да. Просто он в бессознательном состоянии. Ему надо прийти в себя, если это вообще возможно, – откликнулась она.

– У него шерсть какая-то жесткая стала, словно ее лаком побрызгали.

– Это не лак. Это его шерсть начала превращаться в золото.

– Как это?

– Сейчас объясню, – сказала Клио и снова ударила оборотня по голове.

После чего она вкратце рассказала Николаю о том, что узнала и увидела и как ей самой удалось спастись. Потом снова посмотрела на «себя», лежащую сейчас на холодном каменном полу такой милой и беззащитной. Николай тоже посмотрел на лежащую девушку, один в один похожую на Клио, и тут ее прорвало.

– Ага, опять пялишься на красивых незнакомок! Стоит мне только отвлечься на какого-нибудь злодея, как он, здрасте вам пожалуйста, уже бегает за другой! Все вы, короли, такие. Вам бы только за юбками волочиться… А ты потом отвлекайся от важных дел, спасай их… Нет, это никуда не годится! И как я это до сих пор терплю? Что мне, больше всех надо? Вот прикончим того подлеца в каменном замке и брошу я вас, уйду в монаст… О чем это я? Заговоришься тут с вами! Короче, уйду я от вас и поминайте как звали.

– И что бы мы без тебя делали?! – улыбнулся Николай и обнял ее за плечи.

Клио не стала отстраняться. Она мелко дрожала всем телом от пережитых страхов и волнения, которые она не смела даже проявить – пещера не позволяла. Теперь все чувства и эмоции наперегонки вылезали наружу, заставляя ее нести всякую ерунду, и Николай это прекрасно понимал. Он прижал ее к себе и нежно поцеловал в макушку.

Так они простояли несколько минут. Несколько прекрасных минут, как потом говорила Клио. Но неожиданно на полу зашевелился оборотень. Клио отодвинулась от Николая и с чувством глубокого удовлетворения ударила оборотня по голове все тем же котелком.

– Нужно приводить кота в чувство, – сказала она, не отрывая глаз от оборотня.

– Может, ее просто связать, а не стоять вот так над ней? – проговорил Николай. Его немного коробило, что им приходиться бить существо с внешностью его подруги.

– Нельзя. Если уж он в кота мог превратиться, то и в мышь тоже сможет, ну, или там в змею. Сбежит, а потом вернется в образе монстра и почикает нас. Пусть так поотдыхает. Что будем делать с Мурзиком?

– Сложно сказать. Единственное, что приходит мне в голову, – это дать ему попить.

– Зачем? – не поняла Клио.

– Ну, ты говорила, что такое состояние у них у всех оттого, что они надышались какой-то дряни.

– Да, вот этой. – Клио ткнула пальцем в разлитое из котелка варево.

– Просто, может быть, вода смоет это из его пасти. Мало шансов, но кто знает?

– Давай попробуем. – Клио снова ударила оборотня и подошла к Николаю. – Тащи фляжку. Я ему разожму пасть, а ты осторожно вольешь немного воды.

Пасть Мурзика с трудом, но все же разжали, и Николай принялся осторожно вливать туда воду.

– Не переусердствуй, – предостерегла его Клио. – А то мы его утопим.

Николай перестал лить воду, и они стали наблюдать за котом. Тот еще некоторое время пребывал в бессознательности, а потом начал потихоньку подрыгивать лапами. Это продолжалось еще пару минут, а потом тяжелые веки Мурзика дрогнули и он наконец открыл глаза.

– Ну, золотой котик, скажи, сколько пальцев ты видишь? – обратилась к нему Клио, демонстрируя два пальца.

– Клио, ты жива, – растянул он рот в улыбке и снова закрыл глаза.

– Эй, хватит притворяться! – принялась его трясти Клио. – У нас много дел. Не забыл? Некогда прохлаждаться! Да и скоро ужинать пора, – как бы невзначай добавила она.

– Спасибо, Клио, я не голоден, – тихо, прямо-таки умирающим голосом проговорил кот.

Клио с Николаем переглянулись.

– Ну-ка, ну-ка. Ты как, здоров? Ты мне все-таки скажи, сколько пальцев я тебе показывала, – потребовала Клио.

– Два. Два своих красивых тонких пальчика, – улыбнулся кот. Клио быстро зажала его между коленей и велела Николаю:

– Лей еще. Это, наверное, какой-нибудь наркотик.

– Да. Я – мур-котик, – пролепетал кот, и Клио разжала его челюсти.

Вода хлынула в пасть кота. Сперва он послушно лежал, но уже через несколько секунд принялся отчаянно брыкаться. Клио выпустила его из рук, и он, скатившись с ее коленей, стал на все четыре лапы и закашлялся.

– Коля, – возмутился он, когда приступ кашля прошел. – Что ты ей позволяешь? Она же меня убить вздумала! Еще немного, и я бы захлебнулся!

Николай улыбнулся, а Клио встала и гулко брякнула лежащего оборотня котелком по башке. Мурзик вздрогнул и подвинулся поближе к будущему Королю.

– Хотя, с другой стороны, вода была вкусной. Спасибо, Клио, – быстро проговорил он.

Клио подошла к коту и коснулась его шерсти.

– Слушай, – обратилась она к Николаю, незаметно ему подмигивая, – а давай его побреем и сдадим шерсть в ломбард, а ему, когда очнется, скажем, что это оборотень его побрил.

– Но-но! – запротестовал кот. – Я уже очнулся! Попрошу без этих ваших штучек!

– Значит, ты в порядке, – улыбнулась Клио и присела рядом с друзьями. – Что будем делать теперь?

– Для начала надо освободить всех этих людей, – сказал Николай.

– Нет, их нельзя освобождать, пока мы не найдем средство, как их расколдовать, – отвергла предложение Клио.

– Почему? – спросил кот.

– Потому что неизвестно, как они могут себя повести. Могут броситься на нас, могут покончить с собой или просто начнут горько рыдать. У них сейчас нет воли, да и разума тоже.

– Тогда начинаем думать.

– Давайте сперва подумаем об оборотне, – снова заговорила Клио. – Мне уже порядком надоело бить его по башке. Устану, он очнется и даст нам жару! Нужно с ним что-то делать.

– Нужно сначала лишить его силы, – проговорил Мурзик. – Давайте выведем его из пещеры и привяжем к дереву.

– И как же это лишит его силы? Он очнется, превратится в паука и смоется!

– Нет. Способность трансформироваться и силы дает ему эта пещера.

– Не понял, – нахмурился Николай.

– Нам рассказывали об этой пещере. Этот оборотень – ее порождение, и пока он находится здесь, у него много сил и возможностей. Но как только он покинет ее, он всего этого постепенно лишится. Уж превращаться в кого-то точно не сможет.

– Тогда, – Клио подошла к оборотню и еще раз ударила его котелком, – потащили его, пока не очухался. Мурзик, возьми кожаные ремни. Оттащим его в лес, а потом вернемся сюда, и ты расскажешь нам об этой пещере все, что знаешь, а там уже и подумаем над этой проблемой.

– Хорошо еще, что это существо сейчас не в шкуре слона, – усмехнулся Николай, поднимая с пола лже-Клио. Настоящая Клио как раз доставала сейчас из рюкзака фонарик.

Освещенный коридор уже не казался таким жутким и длинным. Все, обо что запинался Николай, приобрело сейчас минимальные размеры и совершенно не мешало идти. Поэтому из пещеры они вышли за считанные минуты и, подыскав подходящее дерево, принялись аккуратно и крепко привязывать то, что сейчас выглядело как Клио.

– Мурзик, ну-ка ответь мне. Когда ЭТО потеряет силу трансформации, то навсегда останется в моем обличье? – заинтересовалась Клио.

– Говорят, он должен принять свой истинный облик. – ответил кот.

– То есть он примет вид того противного чудовища? – округлила глаза Клио и с сомнением посмотрела на ремни.

– Скорее всего, нет. Я сомневаюсь, чтобы пещера могла родить чудище…

– Но ты сам совсем недавно это сказал! – удивился Николай.

– Я сказал, что пещера породила оборотня, а не родила его! – пояснил кот. – Скорее всего, это было злое и жадное до наживы существо, которое переночевало в пещере и превратилось в чудовище.

– Кстати, ты хотел нам рассказать об этой пещере, – напомнил ему Николай.

– Пойдемте внутрь, – сказал кот, покосившись на привязанное существо. – Если верить тому, что говорят, то у него будет обратная трансформация, а я бы не хотел при этом присутствовать.

– Я что-то тоже, – поморщилась Клио, вспомнив отвратительное чудовище, которое довело ее до обморока.

– Тогда пойдемте в пещеру, – согласился Николай, и они вернулись в каменный коридор.

– В общем-то мне не так уж много и известно, – начал свой рассказ Мурзик, как только они расположились на полу. – Существовала пещера, из которой путник, переночевав одну ночь, уходил дряхлым стариком или старухой – силы и молодость покидали его. Никто не знал, откуда такая пещера взялась и где она находится.

– Почему? Ведь пещера не убивала людей! Они могли бы и показать ее, – сказала Клио.

– Наверное, это потому, что, во-первых, не каждый добирался потом до дома, а скорее всего помирал на чьих-то руках, шепча беззубым ртом о проклятой пещере, а во-вторых, тот, кто добирался, вряд ли мог рассчитывать, что ему поверят, – сказал Николай.

– Может быть, не знаю, – продолжил кот. – Но о ее местонахождении никто не знал, и люди с тех пор стали сторониться всяких пещер. Больше ночевали под открытым небом. Пещере, питающейся жизненными силами людей, пришлось туго – ей требовался помощник. Поэтому очередного путника, который имел смелость переночевать в ней, она каким-то образом превратила в оборотня, заключив с ним своеобразный договор. Он теперь должен был заманивать в пещеру путников, а за это получал сказочные сокровища. Насколько мне известно, сама пещера существует с давних пор, а вот ее помощник – всего несколько десятков лет.

– Пещера, делающая людей стариками. Бр-р-р, – приговорила Клио. – Давайте побыстрее уничтожим эту пещеру.

– Давайте. Только как быть с людьми? – спросил Николай, стараясь не смотреть на людей с лицами стариков.

– Знаете, – неожиданно произнесла Клио, – у меня смутное чувство, что что-то подобное я уже слышала. – Она задумалась. – Если вы немного посидите тихо, то я, возможно, скажу, что мне это все напоминает.

– Молчим, – кивнул Николай, и Мурзик тут же поддержал его.

Клио подперла подбородок кулаком, закрыла глаза и сила перебирать в уме события последних дней. Почему-то она была уверена, что слышала об этом совсем недавно. Молчание затянулось.

– Может, позвать волшебника и посоветоваться с ним? – спросил Николай.

– Ага, еще Физру позовем и устроим военный совет, – откликнулась Клио и просияла: – Физра! Конечно же Физра! Это она нам рассказывала.

– О чем? – спросил кот.

– О бокале!

– О каком бокале? И при чем здесь эта пещера? – недоумевал Николай.

– Бокал Примы! Если попить из него воды, то он делал человека старым за короткое время! – ликовала Клио.

– И что? Бокал, если ты помнишь, был брошен в лаву вулкана.

– А если нет? А если его кто-то пожалел и припрятал в этой пещере? – не сдавалась Хранительница Врат.

– Даже если это и так, как может какой-то бокал, пусть даже из драгоценного металла, заставить целую пещеру сосать жизненные соки из людей?

– А вот тут у меня гипотеза, – проговорила Клио и медленно подошла к мальчику, прикованному к стене. Внимательно осмотрев его, она вдруг развернулась к ним с сияющими глазами. – Эврика! Я просто умница! Смотрите!

Николай и Мурзик подошли к Клио и посмотрели на капли воды, которые изредка капали откуда-то сверху.

– И что? – спросил кот и хотел попробовать каплю на вкус, за что получил от Клио по морде. – Ты чего? – обиделся он.

– Дурак! Эта вода и есть то, что делает людей старыми!

– Можно поподробнее? – скривился Николай. – А то говоришь загадками.

– Легко! Значит, так. Я предположила, что кубок не был брошен в вулкан – кто-то его пожалел. Этот кто-то, скорее всего, решил приберечь это сокровище и спрятать его до поры до времени. Не знаю уж, ради наживы или чтобы как-то воздействовать на людей. Но как бы то ни было, он зашел далеко в лес и спрятал кубок в пещере. Тут я не знаю, пробился ли подземный источник позже или бокал был помещен непосредственно в него, но, пробегая через проклятую посудину, вода стала течь дальше магическая. Люди приходили переночевать, пили воду и наутро просыпались стариками. И та капля на стене, которую так опрометчиво хотел лизнуть Мурзик, тоже из того же источника. Это пока всего лишь предположение, но…

– Но не лишено смысла, – кивнул Николай. – Только вот где этот источник?

– Давайте поищем, – предложил кот.

Пещеру обследовали несколько раз, но никакого источника в ней не нашли.

– Но он просто обязан здесь быть! Ведь не ходило же это существо за водой к озеру, чтобы сварить свое зелье! – негодовала Клио.

– У меня тоже предположение, – тихо сказал Николай.

– Какое? – живо заинтересовалась Клио.

– Мы ищем в этой пещере, а где гарантия, что здесь не серия пещер? Может, если вернуться немного по коридору и внимательно осмотреть стены, то мы наткнемся на вход в еще одну пещеру, и источник окажется там?

– Ты гений! – обрадовалась Клио и схватила свой фонарик. – Вперед! Делать открытия! – И она ринулась в темноту. Николай и Мурзик поспешили за ней.

Николай оказался прав. После тщательных поисков в нескольких метрах был найден еще один вход. Только этот вход был когда-то кем-то старательно замурован и поэтому имел скорее форму большой норы, нежели входного проема. С трудом протиснувшись в новое отверстие (Мурзику, конечно, было легче), друзья оказались в небольшой овальной пещерке. У противоположной от входа стены был небольшой каменный постаментик, на котором и стоял злополучный бокал, ярко переливаясь драгоценными камнями на своих гранях. Немного повыше из щели в стене тоненькой струйкой стекала прозрачная вода. Струя попадала прямиком в бокал и уже оттуда стекала на усыпанный камнями пол пещеры.

– А вот и подарочек от Примы, – проговорил Николай. – Выкинем его отсюда?

– Да. Только не надо это делать руками. Сам бокал нам ничего плохого не сделает, а вот его вода… Точнее, вода, которая стекает из него, может очень сильно подпортить нам здоровье, – ответила Клио. – Нужно взять палку, вышибить его из-под источника, а потом, когда вода на нем высохнет, взять и завязать в полиэтиленовый пакет. Отдадим его потом кому-нибудь, пусть уничтожит.

– Согласен, – сказал Николай и, подняв с пола камень, хорошенько им прицелился и кинул в бокал. Тот покачнулся и с гулким звоном полетел вниз.

– Надо же, магичка давно умерла, а отголоски ее зла слышны до сих пор, – сказала Клио, морщась от звона. – Пошли отсюда. Мину мы обезвредили, теперь пора оказывать помощь пострадавшим.

Все трое вернулись в основную пещеру и принялись думать. Каждый думал по-своему. Мурзик беспрестанно ходил из угла в угол, Николай в каком-то замороженном состоянии подбрасывал маленькие камушки, которых было множество на полу пещеры, а Клио включила свой плеер и уставилась на одну из стен пещеры – ту, на которой прежде висел Мурзик, а теперь пустую.

Думали они довольно долго. Наконец в тишине пещеры, нарушаемой лишь падением камушков да пыхтением кота, раздался голос Клио:

– На всех этих людей просто через воду воздействовала магия, лишая их сил, но она не могла проникнуть к ним внутрь и отравить. А то зелье, что они вдыхали, судя по всему, простой наркотик. Воздействие мы сняли – теперь нужно снять всех со стены и привести в чувство!

– Резонно. Как будем приводить их в чувство?

– До этого места я еще не дошла. Давайте пока их снимем со стен.

В ход пошло все, что только могло пригодиться: камни, ножи и даже любимое орудие Клио – котелок. Выбивали крепления из стен, снимали цепи и укладывали безразличных ко всему людей на пол. Во время этой спасательной операции только один из спасаемых попытался ненадолго приоткрыть глаза и тут же закрыл их вновь.

– Наверное, это из новеньких, – сказала Клио, когда Мурзик сообщил ей о своих наблюдениях. – Когда я зашла в пещеру, он тоже на меня взглянул.

– Бр-р-р, – передернулся кот и принялся помогать Николаю с очередным пленником пещеры.

– У меня новая мысль! – неожиданно провозгласила Клио и замерла. – Вот слушайте. Если предположить, что это вода, стекающая из бокала, своего рода мертвая, то есть убивающая людей, то вода, набранная нами у волшебника, – наоборот, живительная, то есть живая! Мурзика мы спасли именно этой водой, в смысле живой. Значит, мы можем спасти всех! – Клио просияла.

– Ты просто генератор идей! – похвалил ее Николай. – А у меня, пока я тебя слушал, появилось встречное предложение.

– Ну давай, говори.

– Если в магический бокал налить волшебной воды, то, может быть, нам не потребуется его куда-то нести? Может, он разобьется? Ну, сам…

– А что? Вполне! Сейчас поэкспериментируем на людях, а потом примемся за бокал!

– Сколько у нас воды? – спросил Николай, и Мурзик быстро побежал к рюкзакам.

– В моей фляжке половина, а ваши полные, – через минуту доложил он.

– Отлично, Клио!

– Превосходно, Николай!

Они ударили по рукам и принялись за дело. Для начала прикинули количество воды и людей, получив приблизительную порцию живительной влаги на каждого. Фляжку кота решили пока не трогать – оставили на эксперимент с бокалом. Первым «подопытным» избрали мальчика – на него требовалось меньше воды, и было больше вероятности справиться с ним, если вдруг он начнет буянить. Осторожно переложили мальчика подальше от остальных, разжали ему челюсти и влили полагающуюся порцию воды. Результатов ждали минут десять. Вероятно, вода очень медленно проникала и разливалась по всем частям его тела, возвращая к нормальной жизни органы и нормализуя процессы в организме.

Тело мальчика подергивалось и мелко пульсировало, глаза под веками находились в постоянном движении. Через какое-то время все это враз прекратилось. Мальчик замер, глубоко вздохнул и… открыл глаза. Он медленно повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую и лишь после этого посмотрел на замершую у него в ногах троицу.

– Сколько пальцев ты видишь? – спросила Клио, демонстрируя, как и Мурзику, два пальца.

– Два, – ответил мальчик. – А вообще я не умею считать. – Он сел. – Что случилось?

– А ты не помнишь? – спросил Николай.

– Помню, – кивнул мальчик. – Заманили обманом в эту пещеру. Я сюда за своим псом шел. Потом увидел прикованных людей и страшное чудовище. Дальше туман.

– У меня для тебя хорошая и плохая новость. Какую хочешь услышать первой? – начала Клио.

– А какая разница? Раз эти новости есть, то я их все равно узнаю.

– Правильно. Тогда начнем с хорошей. Чудовище мы обезвредили, ты не умрешь. Во всяком случае, в ближайшее время.

– Так. Плохая новость? – Мальчик склонил голову набок, рассматривая свои руки.

– Ты состарился. Сильно состарился. И мы пока не знаем, как это повернуть вспять.

– Действительно плохо. Можно мне зеркало? У вас есть?

– Да. Сейчас. – Клио кинулась к своему рюкзаку и, пошарив рукой по карманам, извлекла свое зеркальце. Мальчик внимательно изучил свое отражение и сморщился.

– Меня теперь мальчишки не узнают. Играть со мной не будут, – со слезами в голосе проговорил он и протянул зеркало обратно.

– Не беспокойся, – стал успокаивать его Николай. – Не все еще потеряно. Мы надеемся, что сможем вернуть тебе твой возраст.

– Правда? – воодушевился мальчуган. – Было бы здорово. Тогда я стану знаменитостью и буду рассказывать о своих приключениях целый год… А то и больше.

– Будешь, будешь! Будь уверен, – пообещала Клио. – А теперь ты не поможешь нам вернуть к жизни остальных пострадавших?

– Конечно. Это лучше, чем сидеть и думать обо всем этом. Только их оживлять, наверное, надо всех вместе.

– Почему? – заинтересовался Николай, который, наоборот, собирался делать это поэтапно.

– Потому что вы устанете всех по одному успокаивать и жалеть. Они будут ныть, а вы с ними цацкаться, – пояснил мальчик.

– Почему ты так думаешь? – удивился будущий Король.

– А взрослые все такие. Как что, сразу все плохо.

– Твои слова не лишены смысла. Наверное, ты прав. Как считаете? – обратился Николай к Клио и коту.

– Я с ним согласна, – кивнула Клио. – Оживим, прочитаем короткую лекцию на тему «Все будет хорошо» и продолжим дальше свои изыскания.

– Правильно, – согласился Мурзик.

– Тогда вперед!

Следующие полчаса они занимались тем, что разжимали челюсти, вливали воду и запрещали двигаться первым очнувшимся до возвращения сознания ко всем участникам этой компании. Очнувшиеся люди вели себя по-разному. Кто-то внимал предупреждениям и терпеливо сидел, прижавшись к стене, кто-то принимался задавать множество вопросов, не собираясь ждать, когда ответят всем. Человек, которого окрестили благородным лордом с телохранителями, стал требовать объяснений, угрожая найти на всех расправу, пока ему просто не сунули в руки зеркало и не приказали заткнуться. Он быстро сник и, забившись в угол, больше не доставлял неприятностей.

Сложнее всего было с девушкой. Придя в себя и осмотрев свое окружение, она потребовала зеркало, пару секунд изучала свое лицо и… впала в истерику. Она кричала, рыдала, билась головой о стены, и успокоить ее или остановить не было никакой возможности – она никого не слушала. Помощь появилась неожиданно. Следующим пришел в себя парень, который, как оказалось, был влюблен в эту девушку. Очнувшись, он огляделся и, быстро оценив ситуацию, перехватил инициативу по укрощению разбушевавшейся девушки. Он крепко прижал ее к себе и принялся что-то ей шептать. Уже через пару минут она сама обхватила парня, успокоилась, и теперь с их стороны были слышны только ее всхлипы.

Когда очнулись все ровно настолько, чтобы быть способными воспринимать информацию, Клио попросила внимания и, встав посреди пещеры, глубоко вздохнула.

– Что ж, для начала можем вас поздравить – вы из амеб снова превратились в людей, – начала она свою речь. – Мы вернули вам память, способность мыслить. – Она сделала небольшую паузу. – Вот с вашей внешностью и, так сказать, скоротечной изношенностью организма немного сложнее. – Девушка снова принялась всхлипывать. – Но первый шаг уже сделан. Сделан правильно. У нас есть кое-какие мысли насчет второго и последующих шагов. – Люди превратились в слух. – Для начала мы попробуем разрушить чары уничтожив их предмет. Если это не поможет, сразу предлагаем вам найти лесной источник, ну там родник, озеро… только не в этом лесу, и искупаться в нем. Лесная вода волшебна и целительна. Мы ею вас отпаивали. Ну и как последний вариант – это обратиться за помощью к волшебникам. Это, конечно, крайняя мера, если не помогут первые две.

– А последняя мера поможет? – уточнил парень, прижимавший к себе девушку.

– Понятия не имеем. К тому же мы не пробовали еще первую. Может, после нее про остальные вы просто забудете?

– Ладно. Мы вас предупредили. Теперь переходим к действиям, – заговорил Николай. Он вышел на пару минут из пещеры и вернулся с бокалом, который нес, обмотав его ножку носовым платком.

– Что это? – спросил человек в камзоле.

– Это проклятый бокал одной злобной магички. По стечению обстоятельств он попал в эту пещеру и стал отравлять в ней воду. Из-за этой воды вы все и пострадали, – коротко объяснил Николай.

– Мы же не пили никакой воды! Да и что вода может сделать? – громко спросил один из охранников вельможи.

– Вода тебя привела в чувство, – напомнил мальчик.

– Вот именно, – поддержала его Клио. – Вода имеет свойство дарить жизнь и ее отнимать.

– Как она может ее отнять? Если только в ней потонешь или яду подсыплешь, – заговорил второй охранник.

– Можете считать, что бокал и есть яд. Вода, пробегая через него, становилась отравленной и текла по пещере. Заманив в эту пещеру, вас лишали воли, а потом приковывали к стенам, где вы уже имели контакт с водой, – снова попыталась объяснить Клио.

– Кстати. Точно! Нас же сюда заманили! Где та голая баба, которая вешалась мне на шею и обещала мне ночь любви? – густым басом спросил мужик в потертой одежде. Все над ним стали тихо посмеиваться. – А что? Ну люблю я баб. А эта такая красотка была, закачаешься… Все при ней! И это ж надо, нагишом по лесу бегала! – Мужик улыбнулся своим воспоминаниям.

– Хочу вас разочаровать. Девушка вашей мечты – обычный оборотень, заманивавший случайных спутников в эту пещеру, – еле сдерживая улыбку, проговорила Клио.

– А когда мы начнем ломать этот бокал? – тихо спросила девушка, немного отстранившись от груди своего возлюбленного.

– Действительно, развели демагогию! – заворчал всеми позабытый Мурзик и подал Николаю свою флягу. – Действовать надо, а не болтать.

– Он прав, – пожал плечами будущий Король. – Не будем откладывать.

Николай присел на корточки, поставил бокал на пол и принялся осторожно, под пристальным взглядом множества глаз, вливать в него живую воду. Когда вода добралась до краев посудины, он встал и отошел в сторону. Сначала вода в бокале запузырилась, потом яростно забурлила, затем взметнулась вверх фонтанчиком, словно бокал хотел выплюнуть из себя эту воду. У него ничего не вышло. И вот бокал начал тускнеть. Первыми потускнели камни, потом сами золотые бока. Далее золото и украшения стали таять и облезать, пока перед всеми не предстал потрескавшийся деревянный сосуд. Но и на этом все не кончилось. То, что осталось от изящного бокала, стало быстро обрастать плесенью, потом иссыхать и в конце концов просто рассыпалось трухлявой крошкой, а крошка превратилась в кучку пыли.

Неожиданно откуда-то налетел легкий ветерок, который с легкостью поднял всю эту пыль и закружил ее в маленький, не больше двадцати сантиметров, смерч.

Смерч стал медленно передвигаться, волоча свой хвост по полу. Он двигался до тех пор, пока не уткнулся в один из каменных ящиков, наполненных драгоценными камнями. Смерч стал подниматься и ощупывать своим хвостом попавшиеся ему на пути сокровища… И тут произошло невероятное. Смерч как-то смешно подпрыгнул, в одно мгновение распался на множество частей и разлетелся по всем ящикам. Каждая его часть стала расти, засасывая камни и жемчуга из ящика. Множество вертящихся по спирали самоцветов все как один взлетели вверх и зависли над людьми.

Клио осторожно подняла голову и посмотрела вверх. Над ее головой крутились всего два камня – красный рубин и какой-то бледно-зеленый…

– Встаньте все подальше друг от друга! – закричала она, подталкиваемая интуицией, и напуганные люди, до этого жавшиеся друг к другу, быстро стали расходиться. – Теперь замрите, – добавила Клио и тут же замерла сама, показывая пример.

Спирали над головами, неотрывно следовавшие за расходившимися людьми, быстро спустились вниз, создав вокруг них что-то вроде труб. Покрутившись еще немного, трубы неожиданно сжались, словно хотели облепить свои жертвы, и все крутившиеся камни, ярко вспыхивая, один за другим вонзились в тела людей и исчезли. Никто не почувствовал никакой боли.

Хранительница волшебных Врат громко чихнула и открыла глаза. То, что она увидела, можно было легко прочесть на ее лице. Они победили. Они снова победили! Все стоявшие перед ней люди выглядели теперь так, как и положено было природой. Два чернобровых крепких усача стояли возле разодетого щеголя – средних лет, молодящегося изо всех сил. Здоровый кудрявый парень любовался симпатичной девушкой, с которой они наверняка теперь поженятся. Сама девушка тихо плакала, глядя в снова молодые глаза своего любимого. Ходок до баб, щурясь, осматривал свои здоровые ручищи. А мальчик, который был теперь белобрыс, счастливо прыгал вокруг всей честной компании и что-то весело напевал. Вслед за людьми изменилась и пещера. По ней будто пробежал мощный заряд электричества: каменные ящики исчезли, приступочки и цепи тоже. Пещера приняла обычный пещерный вид без каких бы то ни было выкрутасов.

– Хеппи-энд, – прошептала Клио и увидела у своих ног Мурзика.

Она наклонилась и взяла его на руки. Его шерсть обрела прежнюю мягкость и шелковистость. Стоявший у входа Николай смотрел на помолодевших людей и улыбался.

– Счастье есть, – сказала Клио и почесала кота за ухом.

– Да, ты права, – согласился кот. – С этими загадками-отгадками мы совсем забыли о еде. Нужно выпроводить всех этих товарищей, чтобы не делиться с ними, и наконец поесть.

– Мурзик, ты романтик! – улыбнулась Клио и снова расчихалась.

Николай, видя, что Клио срочно нужна помощь в борьбе с недугом, быстро выдал нехитрые инструкции всем освобожденным людям и поспешил распрощаться с ними. Уже через полчаса в пещере восстановилась тишина – гул радостных и удивленных голосов ее покинул. Клио между тем стало значительно хуже – нос распух, а голос осип окончательно.

– Надо было заняться тобой раньше, сразу, как только мы привели людей в норму! – посетовал Николай, не представляя, как ему бороться с простудой Клио в походных условиях. – Сейчас чаю горячего тебе сделаем. Я-то думал, что за всей этой беготней твоя простуда немного ослабела и отступила!

– Наверное, тот бледно-зеленый камень был моим недугом! Он вернулся – снова появился насморк… – морщась, просипела Клио.

– Вряд ли это от того камня, – скептически проговорил Николай.

– Может, у меня аллергия на шерсть? – выдала она новую догадку.

– С чего ты взяла? – покосился на нее Мурзик.

– Да так… Предположение. – Клио пожала плечами.

– Глупости! Ты простыла. Все симптомы налицо, – упорствовал Николай.

– Что там ей на лицо? – влез любопытный кот.

– Мурзик, не лезь! Надо заставить ее лечиться.

– Зачем? Все равно нечем, – удивился рыжий.

– Найдем чем. Смотри, у нее глаза и нос красные, насморк, лоб горячий! Надо ее лечить.

– Хорошо. Клио, мы будем тебя лечить. Сопротивляться бесполезно! – важно заявил кот и тут же обратился к Николаю: – Коля, я правильно сказал?

– Вы что, испытываете мое терпение? Могу вас поздравить – ваши испытания закончились! Мое терпение лопнуло! – заявила Клио, топнула ногой и в который раз расчихалась.

Николай покачал головой.

– Не переживай, мы не будем заниматься самолечением. Сейчас позвоним по 03 и вызовем «скорую помощь».

– Куда позвоните? По чему позвоните? – недоумевала Клио и прикрыла глаза – у нее закружилась голова. Она покачнулась и села на пол. – Достали! Отстаньте от меня.

– Мурзик, если мы будем ее слушать… – начал Николай и украдкой взглянул на Клио. – Ну, ты сам понимаешь. Нужно вызвать волшебника. – Кот кивнул. – Ты посиди с ней, а я сбегаю, найду цветок и позову его.

– Может, лучше ты останешься? А я на своих четырех лапах быстрее оббегу округу и найду цветок, – сказал кот и тихо добавил: – Она такая буйная. Вдруг я с ней не справлюсь.

– Не бойся. Ничего страшного не произойдет. А насчет поисков… Сковель сказал, что цветок нужно зажать в ладони, а не в лапе… Я побежал. Смотри в оба.

– Ладно, – сказал Мурзик и тяжело вздохнул. – Давай только побыстрее.

Николай покинул пещеру, а Клио приоткрыла тяжелые веки, и Мурзик увидел ее рассеянный, отсутствующий взгляд.

– Клио, ты только не умирай пока. – Мурзик прижался к ее ногам. – Подожди немного.

Клио никуда не двигалась и не шевелилась – она так и сидела посреди пещеры в позе йога, иногда покачиваясь из стороны в сторону. Николай все не появлялся, хотя прошло уже достаточно времени, как считал Мурзик, чтобы обежать весь лес, да не один раз. Появился он через минут сорок, весь в мыле и пыхтя, точно паровоз.

– Ты его вызвал? – подбежал к нему кот. – Он придет? Когда он придет?

– Нет, – ответил Николай и тяжело опустился на пол рядом с Клио. – Как она?

– Плохо! Что с волшебником?

– Я не нашел ни одного цветка в этом лесу! Даже самого захудалого! Словно это не лес в волшебном мире, а мертвая зона какая.

– Что ты хотел? Здесь жило зло. И это плохо. Что же делать?

Николай, растерянно глядя на кота, покачал головой из стороны в сторону. Кто бы мог подумать, что будет невозможно найти самый обычный цветок?! Он крепко зажмурился и потряс головой, словно прогоняя от себя наваждение.

– Цветок. Нам нужно найти цветок, – проговорил он, открывая глаза, и тут его взгляд упал на джинсы Клио. Там, на клапане кармана у колена, был вышит маленький розовый цветочек в путанице каких-то узоров. – Так, он сказал найти любой цветок. Так? – спросил он у кота, не отрываясь от кармана.

– Да. По-моему, так и сказал, – пробурчал Мурзик, не понимая, к чему клонит будущий Король.

– Значит… – Николай протянул руку к ноге Клио и быстро сжал клапан с цветком в кулаке, заставив хозяйку в удивлении приоткрыть глаза и приподнять брови. – Сковель, – сказал он и, подумав, повторил: – Сковель! Сковель! SOS! – и замер в ожидании.

Несколько минут было тихо, слышалось лишь слабое бормотание Клио. Потом по пещере пронесся гул, и перед друзьями предстал волшебник. Он помотал головой, огляделся и устремил вопросительный взгляд на Николая.

– Ты звал?

– Да. У нас проблема.

– Еле вас нашел! Ваш сигнал через все эти камни такой слабый! Почему вы не позвали меня на улице? – заговорил Сковель.

– Потому что поиски цветка в округе ничего не дали – там их просто нет!

– О небеса! Цветок – это всего лишь символ. Можно было его нарисовать, – закатил глаза волшебник.

– Вот мы и нашли единственно возможное решение-цветок на брюках Клио. Собственно, из-за нее мы вас и позвали – она больна.

– Чем? Где? – Сковель стал оглядываться, ища глазами непонятно что.

– Вот она, – указал на Клио Мурзик. – Ей совсем плохо. Температура, наверное, высокая…

– Да-да, – подключился Николай. – А у нас ни градусника, ни лекарств! Как у вас тут простуду лечат?

Клио услышала, что говорят про нее, и посмотрела на окружающих. Встретившись глазами с волшебником, она измученно улыбнулась и уже больше не закрывала глаза.

– У нас есть разные способы: простые, сложные, долгие, быстрые…

– Нам бы что-нибудь попроще, – сказал Николай.

– И быстрее, – добавил кот, а Клио пару раз кивнула, соглашаясь с друзьями.

– Тогда я бы вам посоветовал самый быстрый и надежный способ.

– Такой способ нам подходит. Советуйте! – снова кивнула Клио и пару раз оглушительно чихнула. – Во! Правду говорю.

– Вы слышали про совмещение энергий Хранителя Врат и Короля? – начал волшебник.

– Какое совмещение? – не сразу понял Николай.

– Хранитель всегда может излечить легкий недуг Короля, так же как и Король может вылечить Хранителя.

– Подождите, подождите. Это вы про обмен энергиями? – прищурилась Клио, и волшебник, соглашаясь, улыбнулся. – И, поди, через поцелуй?…

– Да, именно.

– Вот еще! Ни за что! Никогда! – Она замотала головой, но тут же почувствовала головокружение и замерла.

Николай взглянул на Сковеля, ища его поддержки, тот пожал плечами.

– Послушай, Клио. Это неразумно. Это действительно самый быстрый, безболезненный способ со стопроцентной гарантией, – все же попробовал уговорить девушку волшебник.

– Ничего подобного, – пробурчала больная. – Мне нужно лишь принять горизонтальное положение, и через пару-тройку часов я буду на ногах.

– Интересно, на чьих, – скептически проговорил Николай.

– Я скоро буду как новенькая, – сказала Клио и повалилась на спину. – Вот только полежу… Немножко… Совсем немножечко. – Ее голос звучал все тише.

– Я должен тебя поцеловать! – неожиданно воскликнул будущий Король, заставив Клио снова раскрыть глаза.

– Еще чего! Сказала же, нет! – ответила ему Клио и села. – Я что, горем убилась? Не-ет! Понятно говорю?

– Коля, не слушай ее. Ты же не хочешь потом пару недель бегать около нее с горчичниками и менять ей компрессы? Да и как бы не пришлось ей менять место жительства. С поверхности земли…в ее недра.

– А я и не буду ее слушать! – заявил Николай и стал приближаться к Клио.

Та округлила глаза и с трудом поднялась на ноги. Николай тоже поднялся, развел руки в стороны, словно ловил Клио в сеть, и начал планомерно наступать. Хранительнице Врат не оставалось ничего другого, как медленно пятиться. Это продолжалось до тех пор, пока она не уперлась спиной в каменную стену. Осознав, что отступать больше некуда, она выставила руки вперед, как бы обороняясь.

– Не подходи! Не смей, – сказала она уже не столь уверенно, так как сил на какую-либо борьбу у нее просто не было.

Николай колебался не больше секунды. Он знал, что если он не сделает это сейчас, то может потом просто не решиться. Он в два шага преодолел разделявшее их пространство и, обхватив Клио руками, припал к ее губам. Все произошло, как и в первый раз: энергия потекла по телам вверх, соединилась, обменялась и, оставив после себя яркую вспышку, перестала себя как-то проявлять. Клио посмотрела на Короля, закрыла глаза и… упала в обморок.

– Что с ней? – испугался Николай.

– Коля, ты ей точно ТУ энергию передал? Не перепутал? – засуетился кот, прыгая вокруг Николая, который держал Клио на руках.

– Ничего страшного, – успокоил их волшебник. – Ее организм, за короткий срок избавившись от недуга, требует отдыха. Просто она должна поспать. Проснется она, я полагаю, совершенно здоровой.

– Тогда… – Николай покачнулся и упал на колени. – Мурзик, постели одеяло, положим Клио.

Мурзик торопливо достал из рюкзаков одеяла и с помощью волшебника расстелил их на полу пещеры. Николай осторожно положил Клио на одно из них и без сил упал на второе.

– Я, пожалуй, тоже отдохну, – проговорил он и тут же уснул.

– Отдыхайте, – улыбнулся волшебник. – Сейчас как раз уже вечер, солнце садится. И ты, Мурзик, отдохни. А я утром вас навещу, посмотрю, как вы тут.

– Точно. Перекушу немного и посплю, – кивнул кот и решительно направился к рюкзаку с провизией.

– Смотри, не переешь, – усмехнулся Сковель. – А то набьешь пузо и уснешь опять крепко. А кто тогда будет охранять наших друзей?

– Верно, – приостановился Мурзик. – Лучше я вообще есть не буду. Если начну, то остановиться уже не смогу. А так буду спать чутко.

– Правильное решение, – кивнул волшебник и исчез.

– Правильное, но голодное, – огорченно вздохнул рыжий и прилег на одеяло рядом с Клио.

Клио спала неспокойно. Ей снились разные руки, которые из туманной дымки тянулись к ней: одни – прося о помощи, другие – желая ее схватить. Какой-то серебристый посох, летающий между ней и руками, бил по ним, прогоняя прочь. Она бежала. Бежала по огромным серым нескончаемым залам. Руки пропали, появились лица. Лица хмурились, злились, усмехались, откровенно смеялись. Ей эти лица были чем-то знакомы… Но чем? В своей жизни она их точно не встречала! Клио заворочалась, застонала и… неожиданно проснулась. Она открыла глаза и посмотрела на своды пещеры. Еще с минуту она думала о своем сне.

– Все ясно! – тихо сказала она поняв, откуда ей известны эти лица. – Это книжные персонажи! Они такие, какими я их себе представляла. Позабылись немного…

– Что, давно не брала в руки книги? – тут же откликнулся Мурзик.

Клио скосила глаза на кота:

– Нет. В том смысле, что своей любимой фантастики давно не читала. Что-то перегорело…

– Что перегорело? – Кот приподнялся и, поставив передние лапы на Клио, расположил на них свою морду и приготовился слушать.

– Понимаешь… Любимые авторы исписываются, сползая на пошлости. Становятся неинтересными.

– Почему?

– Потому что даже возвышенная, творческая и романтическая личность не может долго витать в облаках. Атмосфера, в которой они вращаются, потихоньку убивает их, пробуждая более низменные чувства, мысли… Они постепенно становятся в один ряд со всякими бездарностями, больше не могут создать что-то хорошее, но боятся потерять доход. Вот и начинают искать уже других читателей, все чаще пишут о сексе, выпивке, насилии. Увы…

– Это отвратительно! – заявил кот. – Но ты говорила, что из последних авторов тебе нравились двое. Что, они оба… того…

– Нет. Одна писательница просто ушла со сцены. Умно с ее стороны. А другой умер. Умер как писатель хороших книг. Он теперь гонец за прибылью!

Мурзик на некоторое время замолчал, переваривая то, что услышал. Клио сама не понимала, с чего вдруг она заговорила об этом. Может быть, подействовала схожесть ситуаций тех книг с ее путешествием? Тех ПЕРВЫХ книг! Всяких шайтанов, озабоченных фурий и вечно пьяных героев на ее пути, слава небесам, не попадалось. Вот она сейчас поспит еще немного…

– Я вот все хочу тебя спросить, – сказал кот, заставив Клио снова открыть глаза. – Ты это серьезно в прошлый раз говорила, что хочешь вернуться в свой мир?

– Честно?

– Честно.

– Все это довольно сложно, – начала Клио, опять пускаясь в рассуждения. – Вот раньше я думала, встречу такого парня, который бы меня не просто любил, а осыпал золотом, бриллиантами… Не то чтобы я уж очень их любила, просто мне это казалось верхом любви. Ну, помимо взаимопонимания, общих интересов и обоюдной симпатии, конечно. А здесь… Здесь начинаешь понимать всю никчемность этих красивых побрякушек. Здесь любой цветок таит в себе больше красоты, изящества и силы, чем все драгоценности мира. – Клио посмотрела вверх. – Здесь вместо дорогих нарядов хочется ходить в простых белых одеждах и босиком. Хочется просто лежать на траве и смотреть на небо. Ночное со звездами или дневное, безоблачное – все равно. Нет, там, в своем мире, этого тоже хотелось, но там все другое. Все… Абсолютно все! Там люди сами убивают природу. Убивают спокойствие и все прекрасное в ней, а потом уничтожают в себе чувство любви к этой природе. Здесь иначе. Мне здесь определенно нравится. Пожалуй, при любом раскладе я останусь в этом мире. – Клио замолчала.

– Я рад, – тихо проговорил Мурзик, и Хранительница Врат снова погрузилась в сон.

Сон снова был беспокойный. Снова снилась рука. Только теперь одна. Она была большая и призрачная. Клио ясно ощутила, как рука впивается ей в грудь и что-то из нее вытаскивает. Потом Клио увидела себя со стороны. Это было, как в тех фильмах, где кто-то умирает и, улетая на небо, видит свое мертвое тело. Было до ужаса неприятно и страшно! Только Клио была уверена, что она там, на полу пещеры, лежит живая! Как же она может видеть себя со стороны?

Картинка сменилась. Внизу показался лес, потом все быстро замелькало и слилось в одну темную полосу. Клио прикрыла глаза и открыла их только тогда, когда ощутила, что движение прекратилось и она остановилась. Досчитав до трех и распахнув глаза, она увидела, что находится в каком-то зале.

«Снова замок и залы», – поморщилась она, вспоминая предыдущий сон.

Клио стала осматриваться, медленно поворачиваясь. Через несколько секунд она обнаружила единственное существо, находившееся в зале и, соответственно, в ее сне. Это был высокий чернявый человек в почти строгом костюме, с некоторыми поправками на этот мир. Человек с любопытством глядел на Клио и, когда она в упор посмотрела на него, слегка улыбнулся.

– Странно, – проговорил он довольно приятным голосом, – я рассчитывал увидеться с Королем, а тут…Кто вы, милая леди?

– Наверное, у вас со зрением не очень, – усмехнулась Клио. Этот сон ей определенно нравился. Тут хотя бы было все понятно. Не то что те руки в дымке… – Я – Клио, Страж Врат.

– У! Какая прелесть. Значит, Страж – девушка! – Его улыбка стала еще шире. – Очень красивая девушка. Я даже рад, что мое зрение дало неожиданный сбой.

– Я бы, может, тоже порадовалась с вами, но не имею понятия… Вы кто?

– Прошу прошения, я так растерялся, что забыл представиться. Я – Маркел.

– Звучит… Маркел. Что-то знакомое…

– Я напомню, – вежливо поклонился он. – Я – владыка этого мира!

– У, как высокопарно. Понятно. Ты тот, кто хочет усесться на трон, не имея при этом никаких законных оснований!

– И будь уверена, я на него сяду. Я буду королем!

– Королем? Нет, король – это не профессия. Ты лучше в маляры иди или в механики… Власть, она ведь портит человека. Хотя мечтать, как говорится, не вредно, – спокойно сказала Клио.

– И мне, – продолжил самозванец, будто не слышал последних слов Клио, – как любому королю, нужна королева. Я предлагаю это почетное место тебе.

Клио никоим образом не хотела разговаривать о браке с кем бы то ни было. К тому же четвертое сватовство за неделю… Нет, это явный перебор! Поэтому она принялась снова оглядывать зал, в котором находилась. В нем не было ничего примечательного. Зал имел вид шестиугольника. Три его стены были обычные, одна, имела большую двустворчатую дверь, а две остальные стены этого помещения были стеклянными, причем одна была прозрачной, то есть обычное окно, а вторая была выполнена в виде мозаики из темного, практически непрозрачного стекла. У этого мрачного мозаичного окна стояло то, что и заинтересовало Клио. Это было большое дерево в кадке с множеством зеленых яблок разных размеров. Яблоня в таком месте? Она подошла к дереву и коснулась одного яблока – оно было удивительно теплым и словно хотело впрыгнуть в ладонь Клио. Она быстро отдернула руку от плодов и немного отступила от самого дерева.

– Что это? – удивленно спросила она.

– Это, – усмехнулся Маркел, – дерево чудес. Чудесное дерево.

– И какие чудеса может делать это дерево?

– Оно само по себе чудесно, волшебно.

– Что-то не поняла. – Клио вновь протянула руку к дереву, и несколько яблок с готовностью потянулись к ней, словно моля о помощи или просто желая быть сорванными, а на кожуре яблок, как показалось, промелькнули и тут же пропали чьи-то лица. – Странные яблоки, – передернулась она и опять отошла от дерева.

– Лучше тебе их не трогать.

– Это еще почему?

– Это совет. Настоятельный совет.

– Точнее сказать – приказ, – продолжила мысль мага Клио.

– Так что ты скажешь про мое предложение? – спросил Маркел, переводя разговор в нужное ему русло.

– Это все так неожиданно. – Клио глупо похлопала глазками. – Мы с тобой почти незнакомы, а тут такой решительный мужчина и все такое… А кто у меня будет в подчинении? А вертолет у меня личный будет? А ско-лько…

У Клио вновь возникло чувство легкого полета, а затем падения. Она резко распахнула глаза и осмотрелась. Ничего не изменилось с тех пор, как они легли спать. Ее место по-прежнему было недалеко от спящего Николая, а под боком, как и прежде, ютился Мурзик.

– Приснится же! – тихо сказала Клио и тут же ясно услышала в своей голове голос Маркела.

– Даю тебе на раздумья три дня! – и все снова стихло.

– Офигеть! – прокомментировала она услышанное и моментально уснула.

Как только ее дыхание стало ровным, Мурзик поднял голову и сел рядом. Он долго всматривался в безмятежное лицо Клио.

– Похоже, что о нас уже знают, – тихо вздохнул он.

Утром Клио ощущала себя так, словно по ней пробегало стадо мамонтов, потом проехало несколько паровозов и в заключение артель катков, специализирующихся на закатывании асфальта. Ломило все тело, раскрывалась и кружилась голова, создавая впечатление бешеного кружения на карусели, и, ко всему прочему, эхо, гулом расходящееся по сводам пещеры, впивалось ей в виски и сверлило изнутри. Клио схватилась за голову и потерла виски.

– Что ты такая бледная? Сон плохой приснился? – участливо поинтересовался Мурзик, видя страдания Стража Врат.

Ей тут же припомнился ночной сон, и она сморщила нос.

– Да так… Бред сумасшедшего, вызванный перееданием на ночь и недосыпом! – тихо, почти шепотом ответила она.

– Но ты не так уж много и съела вечером, – подключился к расспросам Николай. – Точнее, вечером ты вообще ничего не ела!

Клио прекрасно помнила, ЧТО именно прогнало ее простуду, но не стала поднимать эту тему. После драки, как говорится… Да и не хотелось сейчас лишних споров, да и разговоров вообще.

– Значит, у меня был просто тревожный сон, вызванный нехваткой свежего воздуха. Пойдемте уже на солнышко! Хватит сидеть в этом склепе. – Она решительно встала и, немало напугав своих друзей, резко взяла крен вправо и врезалась в стену. – Ничего, бывает, – кивнула она самой себе и принялась осторожно, по стеночке, пробираться к выходу. – Догоняйте! – послышался ее голос уже из коридора.

Николай с Мурзиком быстро собрали вещи и поспешили за Клио. Хотя она передвигалась чуть ли не черепашьим шагом, они догнали ее лишь за несколько шагов до выхода. Клио, достигнув конца каменного коридора, остановилась и с удовольствием вдохнула свежий утренний воздух.

– Как прекрасно! – улыбнулась она.

– Замур-рчательно! – откликнулся кот, жмурясь на солнце.

– Лес – это всегда хорошо, – подтвердил Николай и подхватил Клио, которая сделала пару шагов и начала медленно заваливаться набок. Она с благодарностью на нем повисла.

Как это ни странно, но свежий воздух действительно сразу принес Клио значительное облегчение. Пещерное эхо больше не давило на виски, и головная боль начала потихоньку отступать. Легкий ветерок прогонял головокружение, остались лишь какая-то вялость мыслей и туман в голове. Тело по-прежнему ломило, но появилась уверенность, что и это надолго не затянется. Маленькая процессия потихоньку тронулась в путь. Решили не останавливаться ни у лесного озера, ни на вчерашней полянке. Отойдя немного от пещеры, Клио опасливо покосилась на дерево, к которому они вчера привязали оборотня. Пустые ремни свободно висели на нижних ветках и качались в такт дуновениям ветерка, а на земле у ствола дерева лежало несколько полуразвалившихся костей.

– Жаль, – тихо сказала Клио.

– Его жаль? – удивленно спросил кот.

– Нет. Жаль, что мы так и не увидели, кто скрывался под личиной того монстра.

– Не очень-то и хотелось, – пожал плечами Николай.

– Знаете, что бы я сейчас сделал? – неожиданно подал голос Мурзик.

Клио и Николай переглянулись, и на их лицах появились понимающие улыбки.

– Поел бы, – в один голос сказали они.

– И это правильный ответ! Ищем место и завтракаем, – довольно сказал кот и побежал вперед.

– Интересно, Мурзик может думать о чем-то, кроме еды? – усмехнулся Николай, и они с Клио пошли догонять вечно голодного кота.

Глава пятнадцатая КАК НАУЧИТЬСЯ ВРАТЬ

Долго заниматься поисками не стали – Мурзик хотел поскорее приступить к еде, а Клио даже с помощью Николая передвигалась довольно вяло. Они остановились на первой же достаточно солнечной поляне. Достали провизию, разостлали подстилку и сели вокруг импровизированного стола.

Есть Клио не хотелось. Стоило только поднести что-то ко рту, как тут же начинало тошнить. По настоятельному совету кота она пробовала съесть то то, то другое, но на пятой попытке отрицательно помотала головой и отсела в сторонку.

– У меня, наверное, синдром усталости, вызывающий отказ организма от пищи, чтобы не мешала ему спокойно отбрасывать концы, – со вздохом сказала Клио.

– У тебя просто слабость, – успокоил ее Николай. – Сковель вчера предупреждал об этом. Тебе надо немного полежать.

– Дельная мысль. Надо полежать. Да… Полежу-ка я. – Клио осторожно опустилась на траву и закрыла глаза. Все, что до этого роилось у нее в голове, немедленно упало куда-то в затылок и затихло, принося покой. – Да, вот так лучше, – проговорила она. – Как вы считаете, это надолго? Скоро мне полегчает окончательно?

– Часа через два, думаю, будешь как новенькая, – ответил Николай.

– Ну, на клайний слущай, к обеду, – откликнулся кот с набитым ртом.

– Тогда я полежу и подожду. Нам ведь торопиться особо некуда.

– Правильно, – согласился кот, сыто рыгая. – Простите. Я, пожалуй, тоже немного полежу… А то столько волнений! Ночная вахта в пещере и…

Мурзик сладко зевнул и сразу же задремал.

– Во дает! – в очередной раз поразился способностям кота Николай. – Клио, я отойду ненадолго. Если что, кричи. Хорошо?

– Хорошо, – эхом отозвалась Клио, не открывая глаз.

Николай отсутствовал не более десяти минут. Вернувшись на поляну, он увидел, что Клио сидит и грустно смотрит в одну точку. На его появление она отреагировала, лишь когда он встал перед ней.

– Тебе лучше? – спросил он.

– Да. Значительно.

– О чем думаешь?

Клио подняла на него глаза и какое-то время размышляла, стоит ли посвящать его в свои думы. Хотя кому, как не ему, она могла рассказать о своих страхах, о тяжелых мыслях, роящихся у нее в голове? Никого больше не было, выслушать и поддержать ее мог только он.

– Понимаешь, – начала она тихо, – я пришла в этотмир, чтобы освободить его от гнета и вернуть покой, но пока, лазая в поисках этой мифической судьбы, якобы предначертанной мне, не приношу никакой пользы! Вру напропалую, внося сумятицу в умы простых местных жителей. Я, наверное, с самого детства столько и так изощренно не врала!

– Не переживай, – улыбнулся Николай. – Ты же врешь не для своего удовольствия… Если даже и немного для него, ничего страшного. Как ты сама сказала, ты пытаешься вернуть мир этим самым простым жителям. А вранье… Помнишь детскую игру «Веришь – не веришь?». Там нужно было соврать, чтобы выиграть, победить, нужно было врать правдиво и искусно. Так было всегда – ложь идет рука об руку с правдой. С ложью и обманом всегда старались победить, выиграть. Ты не открыла ничего нового – просто пользуешься старыми методами…

– Может быть, мне, когда все закончится и я выйду на заслуженную пенсию, открыть курсы «Как научиться врать»? Издам несколько книг на эту тему… Например, пособие, как выжить в незнакомом месте, где из твоих хороших знакомых только кот…

– Что-то ты рано собралась на пенсию, – усмехнулся будущий Король.

– А что, ты мне не дашь раннюю пенсию? – Клио насмешливо уперла руки в бока.

– И не подумаю, – сделал важную мину Николай. – Только по выслуге лет!

– Ишь ты какой! Да мне можно будет дать почетную пенсию за одни только заслуги перед отечеством!

– Вот когда эти заслуги будут… я проработаю этот вопрос со своими советниками… Ты же знаешь, как принимаются решения у нас в Думе? Так вот, я создам что-то подобное, и когда наконец решение будет принято…

– Да-да. Мне уже и по возрасту придет пора идти на пенсию… Бюрократ ты!

– Еще нет, – засмеялся Николай, и Клио подхватила его веселый смех. Ее грусть прошла.

Под этот смех посреди поляны появился Сковель. Он быстро огляделся и, одобрительно кивнув самому себе, дескать, молодец, выбрал правильное направление, подошел к смеющейся парочке.

– Как ваши дела? – спросил он, больше обращаясь к Клио.

– Нормально. Вот, ждем, пока Мурзик отоспится, и двигаем дальше, – ответила она. – А вы к нам просто так или по делу?

– Вы ведь уже в паре дней пути от Маркела… – начал волшебник.

– Кого? – переспросил Николай.

– Мага-самозванца, который хочет заполучить твой мир, – подсказала ему Клио.

– Да, она права, – сказал волшебник.

Рядом зашевелился и открыл глаза Мурзик. Чтобы он проснулся самостоятельно на сытый желудок!… Это было невероятно, но факт.

– А откуда ТЫ его знаешь? – недоверчиво посмотрел на Клио будущий правитель.

– Сам мне представился, – со смехом сказала Клио, и ее слова приняли как шутку. Только кот недоверчиво прищурился и, проснувшись окончательно, привстал.

– Ну так вот. Мы тут с Физрой…

– О, вы проводите много времени вместе! – радостно воскликнула Клио, чем вогнала волшебника в краску.

– Мы тут с Физрой посовещались… немного, – снова начал Сковель, – и решили, что сначала, до сражения с магом нужно найти заколдованных волшебников и волшебных существ.

– Зачем? – удивилась Клио, Николай лишь приподнял брови, но предпочел промолчать. – После того как маг будет повержен, они сами расколдуются и вернутся. Или нам понадобится их помощь?

– Дело в том, что волшебство и магия – это тонкие материи. Если что-то пойдет не так, то после смерти мага волшебные существа могут либо совсем погибнуть, либо остаться в своем нынешнем положении навсегда.

– Жуть! И как же нам их найти? – вступил в разговор Мурзик. – Насколько мне известно, поиски уже были, и они ничего не дали.

– Дело в том, что мы кое-чего не знали. Но теперь, когда у нас в союзниках маг… – Сковель снова залился румянцем. – В общем, теперь мы можем хотя бы поверхностно судить, во что их мог заключить Маркел. – Кот, Хранитель и Король обратились в слух. – Это должно быть непременно что-то живое, но лишенное возможности быть с себе подобными. Ну, например, вода в сосуде с рыбками. Вода – это своего рода тюрьма, не обновляясь и не имея возможности двигаться, она становится мертвой. Рыбки – это волшебные существа. Они живут, но их силы заперты в воде. Что бы такое вам еще привести в пример? – задумался волшебник.

– Собака в клетке, – подсказал Мурзик. – Собака – тюрьма. Какому хозяину она служит, таким характером и обладает.

– А где существа? – непонимающе спросил Николай, который умел четко мыслить, а вот с фантазией у него были некоторые проблемы.

– Это блохи, – подсказала ему Клио, и кот закивал. Сковель немного подумал и тоже кивнул.

– Давайте вместе подумаем. Чем больше появится у нас предположений, тем больше шансов всех их спасти, – сказал он, и началась интеллектуальная атака.

– Муравейник в пустой комнате, – предложил Николай.

– Кладовка с мышами, – внес свою лепту Мурзик.

– Дерево, – сказала Клио, и на нее удивленно посмотрели. – Ну, чудесное дерево, – пожала она плечами.

– Я думаю, что да, это вполне может быть и дерево, – согласился волшебник. – Эта мысль не приходила мне в голову.

– Яблоня, – продолжала гнуть свое Клио. – Яблоня с яблоками.

– Да, с яблоками. – Сковель задумался. – Хотя дерево корнями уходит в землю, а сама земля не даст в обиду свои создания.

– А если яблоня в кадке?

– В кадке? Интересная мысль. Как ты до этого додумалась?!

– Ну… Богатое воображение плюс мой ненормальный сон сегодня, – поделилась Клио.

– Сон? Ты видела яблоню во сне? – насторожился Сковель, а кот лишь хмыкнул. – А можно попросить тебя рассказать нам этот сон?

– Сон как сон. Ничего особенного, – начала она. – Сплю я, значит, подлетает ко мне рука…

– Рука? – удивленно переспросил Николай.

– Ну, может, не совсем рука… Что-то прозрачное, похожее формой на руку. В общем, ныряет она мне в грудь…

– Ты это во сне видела или наяву? – перебил ее Сковель.

– Во сне, конечно. Если бы наяву, то перебудила бы своим визгом всех. Мне продолжать? – Получив три утвердительных кивка, Клио стала рассказывать дальше. – Так вот, ныряет она ко мне и вытаскивает из меня душу. Я после этого вроде как начинаю видеть себя саму, сладко спящую (хотя после такого кошмарика сон уже не назовешь сладким), и все вокруг. Потом я лечу, лечу… И вдруг – бац! Оказываюсь в каком-то зале. Ну, ничего себе так зал, вид из окна…

– А можно немного поближе к теме? – мягко вставил Николай.

– Это твой сон или мой? – огрызнулась Клио. – Как хочу, так и рассказываю! Так о чем я? А! Перебивают тут всякие… В общем, из окошка там такой чудненький пейзажик: камни, потом камни, потом каменная стена, потом горы камней и так далее. Оглядываюсь и…

Клио не стала долго расписывать свои видения. Она коротко рассказала о сватовстве Маркела, получив небольшое удовлетворение от недовольного выражения на лице Николая, потом о встрече с напугавшим ее деревом, которое тянулось к ней своими яблоками, и как потом очнулась на своем месте. За все время рассказа волшебник не проронил ни слова, он внимательно слушал и иногда кивал головой. Когда Клио закончила, он встал и несколько раз прошелся по поляне, потом остановился, покачал головой и снова сел рядом.

– Итак, то, что это не никакой не сон, я полагаю, поняли все, – заговорил он. – Маркел знает о появлении на волшебных землях Короля и его Стража. Вероятнее всего, он хотел переговорить с Николаем, что-то ему предложить, прощупать его слабые стороны, найти возможность компромисса. Но… что-то в его схеме заклинания пошло не так, и он по ошибке привлек в себе в замок Клио. Как говорит она сама, он удивился и обрадовался. Еще бы, Страж – девушка! И, как он правильно заметил, красивая девушка. Его планы немного изменились – он сразу постарался привлечь Клио в союзники. Он тоже читал и знает легенду и надеялся, что, исключив из сражения одну из ключевых фигур, будет иметь все предпосылки победить. Но его подвели незнание ситуации и неумение общаться с женщинами…

– Эй, это вы о чем? – возмутилась Клио. – Вы имеете в виду, что если бы он поговорил со мной поласковее и отвесил несколько комплиментов, то я бы с удовольствием прыгнула ему на шею?

– Ну что ты! Я хотел сказать… – начал оправдываться Сковель, ища взглядом помощи у Николая.

– Он совсем не это имел в виду! – быстро проговорил будущий Король. – Давайте дослушаем.

Клио хмыкнула, Мурзик подошел к ней и положил на колени передние лапы. Она тут же успокоилась и принялась поглаживать кота, иногда бросая недовольные взгляды на волшебника.

– Собственно, я хотел сказать, что, если верить видению Клио, у нас в запасе не более трех дней. За это время мы должны что-то предпринять.

– Что предпринять? – спросила Клио. – Разработать широкомасштабный план и напасть первыми?

– Нет, придумать, как освободить волшебников.

– А вы что же, не знаете, как их расколдовать? – округлил глаза кот.

– Ну, как раз с этим никаких проблем не возникнет. Нужно просто мертвую материю преобразовать в живую, – ответил волшебник.

– Как? – не сдавался Мурзик.

– То чудесное дерево с яблоками, которые, по нашим предположениям, и есть заколдованные существа, посадили в кадку, то есть лишили нормальной жизни. Кадка, по словам Клио, стоит в темном углу, что ее лишает соприкосновения с солнцем. Нужно всего лишь освободить яблоки из их импровизированной тюрьмы – сорвать с дерева и возобновить контакт с солнцем.

– То есть выложить на солнышко, так сказать, дозревать, – подвела итог Клио.

– Верно, – кивнул Сковель.

– Остаются сущие мелочи, – заговорил Николай. – Незаметно подобраться к замку мага, проникнуть в него, отыскать шестиугольный зал, ободрать яблоки с дерева в кадке, снова незаметно покинуть замок и устроить прогревание яблок. Потом вернуться к замку, вызвать на бой Маркела, победить его и… все! Всего-то!

– Звучит как-то не очень оптимистически. – Клио прищурилась и почесала щеку.

– Зато сказано все, как оно есть, – вставил кот.

– Да, он прав, – согласился волшебник, несколько приуныв.

– Ну, к замку, мы, предположим, незаметно подберемся. Сомневаюсь, что там по всему периметру установлена сигнализация, – принялась рассуждать Клио. – В замок я могу войти не таясь. Я ведь теперь вроде как невеста мага! Скажу, что пришла узнать условия брачного соглашения… С поисками зала я тоже что-нибудь да соображу, яблоки обдеру (надо будет взять с собой перчатки, чтобы лица и морды мне за ладони не задевали – жутко), да и вынести эти колдовские фрукты я тоже, наверное, сумею…

– Что-то ты одна собралась провернуть всю операцию. А как же поделиться славой с товарищами? – прищурил глаз Николай.

– И вовсе не одна! Неужели ты полагаешь, что я сама попру всю эту прорву яблок? Там, между прочим, их килограмм десять, наверное, наберется!

– Ну и на этом спасибо, – пожал плечами будущий Король.

– А если маг переставил чудесное дерево на другое место? – воскликнула Клио, меняя тему.

– Если я правильно все понял, то вряд ли он отважится вообще к нему прикасаться, – заговорил волшебник. – Дерево своей мощью может его просто убить. Сомневаюсь, что он этого не понимает.

– Тогда вы нас переместите к Маркелу, и начнем диверсионную операцию, – решительно проговорила Клио, глядя на Сковеля.

– Не могу, – смущенно сказал он. – Дело в том, что Маркел, почувствовав всплеск волшебства, сразу поймет, что мы у замка. Я даже не смогу вас сопровождать, чтобы не помешать вам.

– И что, мы вас больше не увидим? Нам и посоветоваться-то будет не с кем, – расстроилась Хранительница Врат.

– Я буду за вами наблюдать. До Ущелья Маркела я могу видеть все. Правда, в Ущелье мой магический шар проникнуть не может. Но… Если вам вдруг потребуется помощь, то я непременно сразу примчусь к вам. Можете на меня рассчитывать.

– Ну ладно, – вздохнула Клио.

– В таком случае, нам нужна подробная карта, чтобы поскорее добраться до замка мага, – заговорил Николай.

– Да. И пополнить запасы провизии, – добавил кот.

Николай посмотрел на еще довольно полный рюкзак с припасами и покачал головой.

– Нам надо идти быстро, поэтому ничего лишнего брать не будем. Еды у нас предостаточно, дрыхнуть по полдня после плодотворного обжорства нам будет некогда.

– Да я просто предложил, – отозвался рыжий, отводя глаза.

– Хорошо, давайте теперь обсудим план действий, – снова взял инициативу в свои руки волшебник. – Все мы знакомы с древним текстом легенды…

– И что? – с наигранным безразличием спросила Клио. – Никто из нас погибать не собирается, так что помнить об этой легенде – это лишь все время чего-то бояться.

– Осторожность еще никому не повредила, – напомнил Николай.

– А мы всех обманем! И легенду эту обманем! – заявила Клио. – Нам это не в первой. Не привыкать!

– Как обманем?

– Как это? – заинтересовались кот и волшебник.

– Очень просто. Я пойду туда одна!

– Это глупо, – воскликнул Николай.

– Это неразумно, – тут же подхватил Сковель.

– А я промолчу, но мое молчание будет ясно говорить, что я полностью с ними солидарен, – тихо пробурчал кот.

– Вы не поняли, – нахмурилась Клио. – Вы меня совсем не поняли. Я имела в виду, что пойдем мы туда вместе. Все втроем. Я заполучу яблоки, передам их Мурзику, он быстро сваливает (у него же четыре лапы!), а его отход прикрывает наш будущий Король. Ну а их общий отход прикрываю уже я, так сказать, на правах Стража. К тому же, если все пойдет как надо, то мы просто быстренько покинем Ущелье Мага, а потом при мощной поддержке волшебников всего волшебного мира вернемся и побьем Маркела! Все здорово, всем хорошо.

– Что-то мне не нравится та часть плана, где «прикроет, а я прикрою…», – нахмурился Николай.

– Что тебе здесь не нравится?

– Почему мы не можем вдвоем прикрывать отступление Мурзика? К чему все эти сложности?

– Где ты тут видишь сложности? Все проще пареной репы!

– Да? Хорошо, давай разберем твой план по деталям, – не сдавался Николай.

– Пожалуйста! – кивнула Клио. Мурзик и Сковель предусмотрительно в их спор не лезли.

– Ну, хотя бы взять ту часть плана, где ты передаешь Мурзику яблоки. Как ты там сказала, их килограммов десять? И как, по-твоему, наш маленький котик их попрет?!

– Согласна, немного не продумала детали. Та-ак… Нам понадобятся складная сетка-клетка и упряжка под размеры кота.

– Что за сетка-клетка? – спросил волшебник.

– Клетка с мягкими краями, чтобы яблоки при быстрой езде не бились о стенки, и закрывающаяся на какой-нибудь замочек, чтобы поклажа не вылетела, – начала соображать «невеста мага». – Все это, конечно же, должно быть на колесах, с крепкой упряжью для кота и очень легкое – нашему Мурзику и веса яблок хватит.

– Думаю, что смогу достать вам такую, – немного подумав, сказал Сковель. – Поговорю с знакомыми гномами, у них есть подобный сплав. Побудьте до вечера здесь, и я доставлю ее вам. Еще что-нибудь нужно?

Николай покачал головой, Мурзик посмотрел на рюкзак с едой и, вздохнув, тоже покачался. Клио не стала торопиться с ответом, она глубоко задумалась, прорисовывая в голове план захвата замка. Она еще не знала, ни как он выглядит, ни где стоит, но основные этапы ей были понятны. Наконец она подняла глаза и кивнула.

– Нужно. Нам нужно знать, как управлять своей силой. Мы ведь уже достаточно долго гуляем по волшебному миру, чтобы она у нас появилась? Так? Как ее вызвать и как ею стрелять?

– Ну, это вопрос не ко мне, – немного растерялся Сковель.

– А к кому? – удивилась Клио, и будущий Король тоже взглянул на него с недоумением.

– Это вопрос скорее к вам самим, – улыбнулся волшебник. – Ваша сила в вас самих. Как ею управлять, сколько ее у вас и как ее вызвать, должны знать только вы сами. Вы должны это почувствовать. – Николай и Клио переглянулись. – Вот Николай уже немного научился управлять своей энергией. К слову сказать, он истратил некоторый заряд этой энергии на оздоровление Клио. Причем первый раз довольно много. Так что теперь Клио энергетически сильнее его, но значительно слабее физически. Вы должны это иметь в виду, когда будете прописывать ваши роли в сражении с магом. Я бы посоветовал ближний бой проводить Николаю, а бой на расстоянии – Клио.

– То есть моя простуда и мое обтирание магическим зельем существенно поубавили сил у Николая? – Клио только сейчас поняла, к чему могут привести ее чудачества.

– Да, – ответил Сковель. – Будь вы здесь подольше, то, без сомнения, научились бы уже управлять энергией и быстро пополнять затраты, но… пока придется довольствоваться тем, что имеете.

– Офигеть, – прокомментировала услышанное Клио, искоса поглядывая на Николая. – Получается, я не Страж, а растратчик какой-то.

– Не думаю, что если этих моментов нет в легенде, то их и быть не должно было, – сказал Николай. – Мо-жет, как раз все это нам и поможет!

– Да уж… Особенно то, что ты потерял половину энергии, – не унималась Клио.

– А вам и не понадобится использовать энергию вас обоих, – сказал волшебник. – Маркела способна убить и энергия одного из вас.

– А что если это как раз и будет Николай? – задал вопрос Мурзик.

– Легенда говорит, что мага одолеют. Значит, так оно и будет. – улыбнулся Сковель.

– Хорошо бы, – хмыкнула Клио. – Иначе погибнет не один…

– Ладно, мне нужно еще встретиться с гномами и заказать им тележку для Мурзика. Вы будьте пока здесь. Я скоро вернусь, принесу вам карту.

Глава шестнадцатая САМАЯ КОРОТКАЯ ДОРОГА

Часа через два Клио проснулась с каким-то тревожным ощущением. Она не стала открывать глаза, а просто лежала и прислушивалась к окружающим ее звукам. Совсем рядом она услышала, то есть даже скорее почувствовала, какое-то движение – легкое, едва уловимое колебание воздуха. И все пропало. Очень медленно и осторожно Клио приоткрыла глаза и посмотрела из-под ресниц. На ее одеяле у колен сидела маленькая, чуть больше спичечного коробка, птичка и деловито рассматривала лежавших по соседству Николая и Мурзика. У птички были черно-синее оперение, длинный тонкий клюв, похожий на клюв колибри, только абсолютно прямой, и глаза цвета… рубина! Клио внутренне передернулась, когда птичка на мгновение оглянулась на нее.

Птица ничего не предпринимала и ничего особенного не делала – она просто сидела и наблюдала с каким-то злорадством, как подумалось Клио, когда она увидела ее глаза. Именно эта птица и внушала Клио чувство тревоги, что-то было в ней не так! Наконец пичуга издала какой-то звук, расцененный Клио как хмыканье и заставивший ее действовать. Хранительница Врат медленно приподняла ступню, за которую зацепился угол одеяла, и резко накинула одеяло на птицу. Не дав той времени опомниться, Клио соскочила с места и плотно обвернула незваную гостью со всех сторон.

– То-то! Нечего лазить без приглашения! – громко сказала она, тихонько похлопывая по свертку, и едва успела отдернуть руку – сквозь тонкое одеяло просунулся острый клюв птицы и выпустил небольшую струю какой-то вязкой жидкости. – Ах ты, злодейка! – возмутилась Клио, вздрогнув от неожиданности.

Во время охоты на птицу проснулся Мурзик и, подойдя незамеченным поближе к Клио, стал с интересом наблюдать за тем, что она делает.

– Кого ловим? – позевывая, осведомился он.

– Наглую черную птицу! У меня такое чувство, будто она что-то здесь вынюхивала.

– Что может вынюхивать птица? – спросил сонным голосом Николай. Он тоже проснулся и прислушивался к разговору.

– Не знаю, – надула губы Клио. – Но она не просто так здесь сидела!

– Может, эта птичка просто любопытная? – предположил Николай. Он перевернулся набок и подложил руку под голову.

– Не просто! – упорствовала Клио, а Мурзик стал изучать высунутый наружу клюв.

– Это ее клюв? – на всякий случай спросил он.

– Да! Она пыталась меня им клюнуть и еще заплевать!

– Заплевать? – насмешливо переспросил Николай.

– Да я тебя… – начала Клио свою обличительную речь по адресу будущего Короля.

– Похоже, ты поймала шипигу, – перебил ее кот.

– Кого? – в один голос переспросили Николай и Клио.

– Шипигу, – спокойно повторил Мурзик. – Это маленькая черно-синяя птичка, имеющая вот такое жало вместо клюва, которое при уколе впрыскивает в жертву дозу яда, способную мгновенно свалить с ног лошадь.

– Офигеть, – выдохнула Клио, косясь на иглу, торчащую из одеяла.

– В обычных условиях эта птица совершенно безобидна, но если у нее появляется хозяин… Приручить эту птицу способны только маги. Другое название этой пернатой – подружка магов.

– Значит, мы можем смело предполагать, что эта птаха своего рода шпион Маркела! – важно заявила Клио.

– Вот это да! Ты обезвредила шпиона! – обрадовался Николай. – Сейчас мы ее вытащим и допросим.

– К сожалению, эта птица не говорит, хотя прекрасно понимает человеческую речь, – сообщил Мурзик.

– Значит, ее просто надо обезвредить! – не унывал будущий Король.

– Да! – поддержала его Клио. – Открутим ей голову, и дело с концом! – Сверток интенсивно зашевелился.

– Нет. Это не гуманно, – вступился за пленницу Мурзик, и та замерла. – Лучше ее поджарить, тогда я смогу ее съесть. – Птица под одеялом заметалась, пытаясь освободиться.

– Что ты, Мурзик! Она же ядовитая! Вдруг ты отравишься, – сказала Клио, подпуская в голос побольше беспокойства.

– Она уже выпустила свою дневную порцию яда, в ней его нет.

– Что ж, тогда у тебя сегодня в меню жареная шипига под маринадом, – проговорил Николай, – приготовленная нашим шеф-поваром, блистательной Клиопатрой! – Он подмигнул коту.

– Я умею говорить! – пронзительно заверещало под одеялом.

– Кошмар! – притворно ужаснулся Мурзик. – Я останусь без ужина! Что ж, придется все же устроить допрос с пристрастием.

– Значит, у этой птички больше нет яда? – на всякий случай уточнила Клио, бросаясь к своему рюкзаку и что-то там разыскивая.

– Нет. Ее яда хватает только на один залп, – кивнул кот.

– А почему ты сказал, что она не умеет разговаривать? – тихо поинтересовался Николай.

– Потому что, если бы это была обычная шипига, – стал объяснять Мурзик, – то она действительно не умела бы говорить по-человечьи, что означало бы ее абсолютную безвредность. Ну а раз она способна говорить… Это может значить только одно: у нее есть хозяин, и этот хозяин – маг. Делаем выводы – эту шипигу так просто отпускать нельзя.

– Мудро, – кивнул ему Николай.

– Ага! Вот! – громко объявила Клио, извлекая из кармана рюкзака небольшой моток тонкого шнура. – Сейчас свяжем ее и начнем допрос.

Она вернулась к своему одеялу, осторожно засунула туда руку, пошарила, схватила птицу и за ножки вытащила ее наружу. Быстро зажав пленницу между коленями, она проворно опутала ножки и крылья шнурком и только после этого дала птичке некоторую свободу. Та попыталась встать, но, не удержавшись, упала, с упреком глядя на Клио. Клио пожала плечами и, вновь протянув руки к пернатой, освободила ее крылья. Теперь шипига могла сносно стоять, вскидывая иногда то одно, то другое крыло, чтобы не потерять равновесие.

– Ну а теперь объясняй, врать не советую, с какой целью ты явилась в наш лагерь и все тут высматривала? – заговорила Клио. Птица молчала. Клио взяла конец шнура, подняла руку вверх, так что птица повисла вниз головой, и. покачала ее. – Будем молчать? – ехидно спросила Клио.

– Просто пролетала мимо.

– Просто? – Мурзик прищурился и демонстративно облизнулся.

– Просто! – подтвердила шипига.

– Хорошо. Что дальше? – спросил Николай.

– Дальше? – птица задумалась. – Дальше увидела вас и мне стало интересно.

– Что интересно? – спросил кот.

– О! Вы поймали шипигу! – послышался за спинами громкий возглас волшебника.

Рука Клио дрогнула, и птица плюхнулась на землю.

– Неужели нельзя появляться как-нибудь не так неожиданно? – проворчала она. – А то я так до старости не доживу!

В руках у волшебника было что-то сетчатое, приятно поблескивавшее на солнце.

– Это что, моя тележка? – удивленно спросил кот.

– Да! – Сковель положил сетку на траву.

– И в ЭТО поместится десять килограмм? А где колеса? Мне что, ее волочь на себе? – недовольно спросил Мурзик.

– Сейчас все увидишь. – Сковель присел на корточки и начал раскладывать свою сетку. Под его умелыми руками за какие-то за пару минут она превратилась в миниатюрную, но довольно вместительную тележку с удобными тонкими колесами.

– Ух! – выдохнули все, в том числе и шипига, которая с не меньшим интересом наблюдала за этими превращениями.

Продемонстрировав тележку, Сковель так же быстро ее разобрал, снова превратив в сеточку-планшетку. Потом еще раз собрал, но уже медленнее, показывая каждое движение, и снова разобрал.

– Все понятно? – на всякий случай уточнил он.

– Да.

– Ага.

– Конечно.

– Ну, тогда берите. – Золотистая сеточка перекочевала в руки Николая, который тут же отметил ее невероятную легкость. – Да, вот еще вам обещанная карта. – Из рукава волшебника выпал пожелтевший свиток.

Свиток развернули и расстелили на траве. Карта была доисторической, как про себя отметила Клио. Что-то вроде «поверните на север и пройдите версту, потом сверните у черного камня и переплывите болото аллигаторов»… Клио ни за что не решилась бы с такой картой ходить по незнакомым местам – заблудилась бы в считанные минуты! Посмотрев на Николая, она поняла, что и он думает так же. Лишь один Мурзик явно что-то понимал во всей этой мазне.

– А чего-нибудь попроще нет? – тихо спросила Клио.

– Но это самая лучшая и подробная карта этих земель! – удивился волшебник.

– Оно и видно, – вздохнула Хранительница Врат.

– Вот и хорошо. Сейчас собирайтесь и…

– Ой! – воскликнула Клио, отдернув руку.

Дело в том, что шипига, воспользовавшись моментом, решила быстренько ретироваться и попыталась излететь. Она не заметила, что другой край шнура Клио намотала себе на палец. От резкого взлета шнур больно резанул Клио по пальцу, и она вскрикнула, непроизвольно дернув рукой, что заставило птицу снова плюхнуться на траву.

– Ах ты подлая! – возмутилась Клио. – Сбежать намылилась? Да я тебя… Мурзик, разводи костер и доставай сковородку, будем тебе обед готовить!

– Да я только крылья размять… – принялась оправдываться шипига.

– Вы же поймали шипигу! – опомнился волшебник и улыбнулся. – Теперь она обязана выполнить ваше желание.

– Любое? – обрадовалась Клио.

– Да. Любое. Только оно не должно превышать ее возможностей.

– Как это? – спросил Николай.

– Она не волшебная. Просто исполнитель. Ну, там принести чего, передать, найти… – принялся перечислять Сковель.

– Провести, – продолжил за него Николай.

– Ну да, и провести тоже, – кивнул волшебник.

– В таком случае, Клио, ты нашла нам живую карту, – обрадовался будущий Король. – Она покажет нам самую короткую дорогу к замку мага! Правда, комок перьев? – спросил он уже шипигу.

– Умник нашелся, – проворчала пернатая, поглядывая на волшебника.

– Мой обед отменяется? – тихо, но чтобы непременно было слышно птице, спросил кот.

– Конечно, покажу вам эту дорогу, – тут же сориентировалась та. – Я правила знаю. Выполню желание. Но только одно на всех! Не мечтайте, что я буду выполнять здесь желания для каждого.

– Вот и прекрасно. Нет худа без добра, – обрадовалась Клио. – А вот это мы все же возьмем. Так сказать, на всякий случай. – Она бережно свернула карту и положила ее в рюкзак. – Так, летать ты можешь, значит, отвязывать мы тебя не будем. Неизвестно, какие мысли бегают в твоей пернатой головке, – сказала Клио птице. – Я удлиню шнур, и ты поведешь нас вперед, словно собачка на поводке. Итак, собираемся?

Собрались за пару минут, после чего определили направление и сразу пустились в дорогу. Не прошло и пяти минут, как их окликнул и догнал запыхавшийся волшебник.

– Совсем забыл вам сказать, – проговорил он. – Мне тут Физра наказала предупредить вас. Главное – в стане врага ничего не есть! Иначе можно легко лишиться своей воли и стать подвластным воле чужой. Она говорит, что в магии есть такие заклинания.

– Хорошо, непременно учтем, – кивнула Клио, поскольку это предостережение относилось в основном к ней. – Спасибо и… до встречи!

Несомненно, двигаться за птицей было значительно легче, нежели идти, постоянно сверяясь с непонятной картой. Единственное неудобство состояло в том, что приходилось постоянно выдерживать темп, заданный этой пернатой, и пару раз выпутываться из случайно замотавшегося шнура. К вечеру все совершенно выдохлись. Когда стемнело настолько, что идти по лесу стало просто невозможно, Клио остановила шипигу, и они попадали на траву. Разжигать костер или делать какие-то приготовления к ночлегу не стали – не было сил. Просто быстро перекусили, накормили птицу и, замотавшись в одеяла, мгновенно уснули.

Утро прошло аналогично вечеру. Завтрак на скорую руку и начало второго этапа забега к замку мага. Одно радовало – такими темпами они могли добраться до цели значительно раньше срока, что давало им возможность немного передохнуть и подготовиться к вылазке в замок Маркела.

Короткая остановка на обед, небольшой отдых – и снова в путь. Клио с сомнением поглядывала на маленькую шипигу – сколько в ней сил и энергии! Или она гонит их из принципа и от злости, что они не только ее поймали, но и потребовали свою законную услугу, которую ей теперь приходится им оказывать. Во всяком случае, птица выглядела свежей и нисколечко не уставшей, словно она была электрической и ей кто-то незаметно менял батарейки.

Когда ближе к вечеру они ступили на каменистую пустошь, то заметили, что шагают по камням, лишь через несколько минут.

– Возьмите меня на ручки! – неожиданно взмолился Мурзик. – Мои лапки не приспособлены бегать по камням.

– Что ты сказал? – опомнилась Клио, а Николай, проходя мимо кота, легко подхватил его и водрузил себе на плечо. – Эй, а мы уже не в лесу! – удивленно воскликнула Клио и застыла на месте. Незамедлительно сверху послышалось недовольное чириканье.

– Действительно! – Николай замер, осматриваясь вокруг.

Лес уже успел превратиться в темную кромку позади, а впереди и по бокам были видны только одни камни, камни и снова камни.

– Ничего себе! – проговорила Клио. – Сюда бы асфальтоукладчик или просто каток, какой бы замечательный корт получился для роликов!

– Да что роликов… На такой площадке батальон танков может гонять, не волнуясь, что они могут столкнуться! – поддержал ее восторг Николай.

– Мы идем? – осведомилась подлетевшая к ним птица.

Николай с Клио, не сговариваясь, дружно взяли старт и снова поспешили за шипигой. Идти по камням было значительно сложней. Ноги постоянно запинались, соскальзывали, проваливались… Пернатая проводница не испытывала подобных неудобств в полете, поэтому совершенно не желала сбавлять темп – приходилось почти бежать за ней, сбивая дыхание и ругая этот комок перьев на чем свет стоит.

Через пару часов подобной гонки, когда Клио уже присматривала какой-нибудь небольшой камушек, чтобы не поранить, но на время деморализовать птицу, впереди показалось темное пятно, напоминавшее остров.

– Эй, шипига, что там впереди? – задыхаясь, прокричала Клио.

– Конечный пункт, – последовал ответ, и Клио с Николаем переглянулись.

Видневшийся впереди «остров» никак не походил ни на Ущелье Мага, ни тем более на его замок, он скорее напоминал рощу, но роща, здесь… Клио посильнее дернула за шнур, приказывая птице спуститься и объяснить.

– Что так дергать-то? – проворчала шипига, приземляясь на большой камень впереди.

– Поясни, что значит «конечный пункт»? – спросила Клио.

– Для меня конечный, для вас нет, – проговорила пичуга. – Я вас дотуда провожу и все. Оттуда, – она кивнула в сторону темного пятна, – вы уже не заблудитесь. Ущелье Маркела видно, шпиль его замка тоже – с пути не собьетесь.

– А откуда и для чего здесь этот лес? – задал вопрос Николай.

– Я вам что, справочное бюро? Веду дотуда и все, пока! Мы идем? – Птица снова взмыла в небо, и друзьям не оставалось ничего другого, как последовать за ней.

Глава семнадцатая МИМОЛЕТНАЯ ВСТРЕЧА

Через полчаса они оказались на краю маленького рая, – красивого оазиса посреди каменных джунглей. Зеленый островок был весь залит солнцем. Это бросалось в глаза еще и потому, что на пустоши солнца не было – облака исправно скрывали его. А тут… Просто солнечный рай. Зеленая трава, деревья, яркие цветы.

Даже маленький родничок и тот присутствовал в этом великолепном уголке природы. Словно кто-то выдрал кусок из того леса, где стояли Врата миров, и поместил сюда, на выжженные магией земли.

– Надо же, какой прекрасный уголок сохранился в этой местности! – восторгалась Клио, неспешно шагая в глубь оазиса. – Интересно, он оставлен специально как парк для прогулок, или это просто случайность?

– Я бы не верил в случайности, – заметил Мурзик, который теперь передвигался на своих лапах.

– Помнишь, Сковель как-то говорил, что родник – это волшебная вода, которая может лечить? – принялся рассуждать Николай. – А что, если родник пробился уже после того, как умертвили эту землю, и вылечил ее? Его сил хватило на этот маленький оазис…

– Звучит неплохо. Может, так оно все и было, – пожал плечами кот. – Но я бы все равно держал ухо востро. Да и шипиге я как-то не очень доверяю. – Мурзик демонстративно посмотрел на птицу.

– Я выполнила свои обязательства, – заявила та. – Перейдете на ту сторону и увидите замок. А у меня дела. Отвязывайте!

– Не думаю, что это хорошая мысль, – сказал Николай.

– И знать не желаю, о чем вы там думаете! – занервничала шипига. – Немедленно меня отвяжите!

– Ну что ты так торопишься? Тебя же детки не ждут. Вот увидим замок… – заговорила Клио, но ее прервал сдавленный вопль Мурзика. Клио удивленно посмотрела на кота, а потом туда, куда смотрели его остекленевшие глаза.

Рост того, кто там стоял, был метра три, ширина туловища лишь немного уступала росту, в половину туловища у этого существа был «ротик» с зубками, способными перекусить трех человек за один раз. Пасти как таковой не было – рот открывался и закрывался, словно створки шкафа-купе или деревоперерабатывающий станок. Ярко-малиновый нос был немного выпуклый, с огромными раздувающимися ноздрями. И над всем этим великолепием сверкали два маленьких неприятно-желтых глаза с вертикальными зрачками. Существо широко расставило свои лапы с великолепным набором когтей и что-то утробно прорычало.

– Я что-то не поняла, – пискнула Клио. – Мне кто-нибудь переведет, что оно говорит?

– Я сотру вас в пы-ыль! – тут же послышался перевод от самого существа.

– Пыль? Нет, мне это не нравится! Тебе это нравится? – повернулась Клио к Николаю. – А тебе? – обратилась она к застывшему на месте коту. – Нет? Мне так нисколько!

Неожиданно чудовище рыкнуло так, что с ближайших деревьев посыпалась листва, а барабанные перепонки друзей чуть не пришли в негодность.

– Эй, кто-нибудь знает, как с ним бороться? Кто это вообще? У меня нет инструкции по этому поводу! – тихо запаниковала Клио.

– Это долгер, – так же тихо проговорил пришедший в себя Мурзик. – Они здесь не водятся, они живут где-то очень-очень далеко…

– Один вот приехал к кому-то погостить… – прокомментировал слова кота Николай. – К нашей, так сказать, радости…

– Вы пы-ыль! – снова взревело существо и начало медленно надвигаться на друзей.

– Так, стоп! Хватит! – прокричала Клио и выкинула вперед руку. Помогло! Существо недоуменно остановилось. – Я не поняла, как ты смеешь нападать на магическую комиссию ордена Примы? Ты вообще представляешь, с кем связался?

– Коми-иссия? – медленно переспросило существо.

– Да. Именно! Ты кто?

– Я – до-олгер.

– И где твое место обитания?

– Северная доли-ина Мила-аневых земель. Я жил в Диде-ерке.

– Замечательно, это мы и без тебя знаем! Мы прибыли проинспектировать твое новое место жительства и решить, соответствует ли твой образ жизни требуемым меркам существования подобных тебе, – выдала Клио. Сейчас она действительно выглядела как инспектор какой-то важной комиссии.

– Что-о? – не поняло существо.

– Наш начальник хочет сказать, что мы проверяем, правильно ли ты живешь, – «пояснил» Николай, быстро вживаясь в роль, придуманную им Клио. За своей спиной он крепко сжимал клюв шипиги, которую перехватил по шнуру Клио.

– Вот именно. Итак, – Клио деловито достала из кармана свой походный блокнотик, – в заповедной инструкции сказано, что ты существо злое и должно наводить ужас, так?

– Да-а, – виновато кивнуло существо маленькой, по сравнению с ним, Клио, важно расхаживающей перед ним взад и вперед.

– И где тот ужас, который ты должен наводить? Мы специально таскаем с собой кота, посмотри на него! – потребовала Клио, и «проверяемый» своими маленькими противными глазками уставился на Мурзика, заставив кота медленно сглотнуть. – Что ты видишь?

– Ничего-о.

– Точно! У нашего кота даже шерсть дыбом не встала! Это, по-твоему, страшно? Ужасно? Далее. – Она посмотрела на чистые листы блокнота и перелистнула несколько страничек. – Разве так живут чудовища? Устроил себе здесь райский уголок!

– Како-ой уголо-ок?

– Уютный, красивый, неподобающий таким существам, как ты, – снова пояснил Николай.

– А как должно чудовище размещать свое логово? – Долгер удивленно вытаращился на Клио, ловя каждое ее слово. – В красивом уголке должна стоять страшная, пугающая одним своим видом хибара, чтобы путник, залюбовавшись местным пейзажем, просто оцепенел бы от страха, только увидев твое жилище! А это что? – Клио решительно подошла к зеленому шалашику существа, из которого он выполз пару минут назад, и укоризненно покачала головой. – Чему тебя только учили!

– Я не думал… Я не знал… – попробовал оправдаться долгер. – Меня маленьким сюда закинули. Я вообще домой хочу-у!

– Значит, тебя сюда заселили принудительным образом? – «возмутилась» Клио. – Необразованного, беззащитного! Тебя же хоть кто может запросто обидеть! Да я напишу такую петицию в общество защиты монстров и чудовищ!… Кто посмел? – Она топнула ногой и сдвинула брови.

– Здешний ма-аг. Маркел его зовут. Он переселил меня сюда и велел охранять это место-о.

– Все ясно. Типичное нарушение правил и инструкций! Его обязательно накажут и лишат права заниматься магией на длительное время, – пообещала она долгеру. – Что бы нам с тобой сделать?

– Я домо-ой хочу-у, – снова загундосило существо.

– Да-да, я слышала. – Клио на несколько секунд задумалась. – Придумала. Сейчас, как ты понимаешь, нам некогда – надо разобраться с этим негодником Маркелом. Но мы тебя все равно вернем домой, только чуть позже. Сейчас ты переселишься в подобающее тебе место и будешь там ждать нас или других членов нашего ордена.

– А где-е я найду такое место-о? – Существо выглядело расстроенным.

– У нас есть одна пещерка на примете. Вот тебе карта. – Клио подала ему карту, выданную волшебником, взяла ручку и крупно обвела пещеру, в которой жил оборотень. – Вот твой новый дом. Умеешь картой пользоваться?

– Да-а.

– Вот и славно. Поселишься пока там. Только не смей никого по дороге обижать! Изменишь баланс существ в этом регионе, и никто тебе помогать больше не будет!

– Како-ой баланс? Почему-у?

– Потому что, если ты, например, обидишь или съешь какое-нибудь существо, которое должно было съесть местное чудовище, и тем самым оставишь его голодным, то тебя за это по головке не погладят, – разъяснил ему суть слов Клио Николай.

– Все ясно? – спросила Клио у долгера.

– Да-а, – ответил он.

– Хорошо. Тогда ступай, – распорядилась Клио и небрежно махнула рукой. – Тебе повезло, скоро будешь дома.

– Я ра-ад! – прогудело существо и, что-то взяв из своей палатки, огромными шагами направилось в сторону каменной пустоши и своего нового жилища.

Клио стояла с независимым видом еще несколько минут, а потом… бессильно опустилась на траву.

– Мамочки родные! Да он же нас мог съесть за один жевок и не подавиться! – проговорила она, тараща полные ужаса глаза.

– Ты испугалась? – удивился Мурзик.

– А ты нет? – съязвила Клио.

– Нет… В том смысле, что я ужасно испугался, но думал, что ты… Ты ему тут столько всего говорила, командовала… Я не думал…

– Я тоже не думала, – слабо улыбнулась Клио. – Все мои мысли ушли в пятки вместе с душой. Я просто импровизировала.

– Это самый великолепный наезд, который я когда-либо видел! – восторженно произнес Николай. – Ты гений импровизации!

– Спасибо, – сказала Клио. – Давайте теперь отдохнем минут пятнадцать. Дадим моей душе спокойно вернуться на место. – Она дрожащими руками вставила в уши наушники, включила плеер и легла на траву. – Скажите, как время истечет, – проговорила она и закрыла глаза, наслаждаясь музыкой.

Николай разжал клюв шипиги и серьезно на нее посмотрел.

– За то, что ты нас обманула…

– Никого я не обманывала! На той стороне действительно замок Маркела, как я и говорила! Просто я о долгере предупредить забыла…

– Забыла? – прищурился кот. – У меня тоже что-то с памятью стало. Как говоришь, ты вкуснее – жареная или вареная?

– Девушка обещала меня отпустить! – заявила птица и быстренько перелетела в ноги к Клио.

– Посмотрим, не переменила ли она свое решение, – пожал плечами Николай.

Шипига некоторое время что-то обдумывала, а потом принялась своими крыльями толкать Клио, привлекая ее внимание. Клио некоторое время не обращала на легкие точки никакого внимания, но потом все-таки вынула один наушник и скосила взгляд на птицу.

– Что такое? – спросила она.

– Ваш кот хочет меня съесть, – пожаловалась шипига. Клио посмотрела на ехидно улыбающегося кота и снова на птицу.

– Наверное, ему не понравилась неожиданная встреча с тем чудовищем. Когда Мурзик чем-то недоволен, у него со страшной силой разыгрывается аппетит, – проговорила Клио. – Как ты считаешь, кого мне жальче – подлую птицу или моего голодного котика?

– Я не подлая! Я как раз хотела вам показать тропу, по которой если идти, то в замке тебя не заметят.

– Как интересно, – усмехнулась Клио. – Смотри, Мурзик, наша шипига совсем не подлая птица! Она идет нам навстречу, она хочет нам помочь…

– Не хочу я вам помогать, – заявила птица. – Но… – она прищурила глаза, – вы же просили меня показать вам короткую и БЕЗОПАСНУЮ дорогу к замку Маркела. Так?

– Точно! – кивнула Клио.

– Верно, – подтвердил Николай.

– В таком случае, может, мы уже пойдем, пока у вашего кота не начался новый приступ голода? – спросила птица и легко взлетела.

– Ладно, пойдем, – вздохнула Клио, и Николай помог ей подняться. – Пошли, голодный котик.

Оазис они прошли за считанные минуты. Впереди, как только последние деревья перестали заслонять кругозор, сразу стали видны высокие каменные утесы, образующие что-то вроде полукруга. Между скалами ясно прорисовывались шпили замка мага, а до скал простиралась все та же каменистая пустыня.

– Какое нехорошее место, – покачала головой Клио. – Ни те травинки, ни деревца.

– Мертвые земли, – в тон ей проговорил Николай.

– Каков план? – откликнулся Мурзик.

– Сперва мы выслушаем нашу неоценимую помощницу, – сложил руки на груди будущий Король.

– Не слушать надо, а смотреть, – сказала шипига. – Вон, видите, темная полоса пересекает все пространство до самых гор? – Мурзик, Николай и Клио внимательно всмотрелись туда, куда указывала птицей. Там действительно было что-то вроде полосы. Непонятно было только, откуда она взялась, ведь солнца там не было! – Я так поняла, вы ее увидели. – Все трое кивнули. – Если идти по этой полосе, то останетесь невидимыми до самого замка. Там что-то со смещением воздушных слоев связано… Ну все, теперь отвязывайте меня!

– Что-то нет уверенности, что тебя надо отпускать, – задумчиво проговорила Клио. – А вдруг ты сразу полетишь к Маркелу и предупредишь его о нашем появлении?

– Я что, с дуба рухнула?! Это после того, как я вас сюда привела? Мне еще жить не надоело!

– Свежо, оригинально, хочется верить, – заметила Клио. – Но почему-то у меня все равно есть опасения по этому поводу. Давай решим так. Мы тебя оставим здесь, привяжем к дереву, а когда пойдем обратно, то отвяжем. Идет?

– Нет, нет и еще раз НЕТ. А если, что скорее всего, вы не вернетесь? Мне-то что тогда делать? – возмутилась шипига.

– Ну, во-первых, мы вернемся. Может быть, не совсем этим составом… Во-вторых, ты, если постараешься, сможешь перепилить шнур и улететь на все четыре стороны. И мы, и ты останемся при своих интересах.

– Я против, – не унималась птица.

– А я за, – заявил кот и потер лапой брюхо. Птица поникла.

Шипигу привязали к дереву и пошли туда, где начиналась показанная ею темная полоса.

– Мне этот план не очень нравится, – поморщился будущий Король. – Если точнее, то совсем не нравится. Что ты скажешь Маркелу, когда появишься у него в замке? В гости пришла?

– Почему? Скажу, что хочу за него замуж. Так сказать, порадую мужика перед кончиной…

– Глупости! Ты не можешь выйти за него!

– Конечно, не могу. – Николай немного расслабился. – Времени не хватит, – продолжила Клио с усмешкой, и Николай насупился. – Да ладно тебе, не дуйся. План как план. Нормальный. Главное – это победить Маркела и освободить волшебников, а остальное… мелочи. Время не терпит. Идем. Только вы идите по линии, а я пойду немного в сторонке.

– Это еще почему? – насторожился Мурзик.

– Потому, мой проницательный друг, что вам нужно быть невидимыми, а мне просто необходимо быть на виду, чтобы я не появилась из ниоткуда. Мне ведь еще общаться с магом! Не хочется, чтобы он задавал лишние вопросы, – пояснила Клио. – И еще, оставим все вещи здесь, возьмем только самое необходимое. Вы – сетку, я – плеер.

– А мне необходима еда, – тихо, но твердо заявил кот.

– Хорошо, возьмите несколько бутербродов в дорогу, – легко согласилась Клио и, прицепив плеер к поясу, положила свой рюкзак под куст.

Доставая еду Мурзику, разохотились все, так что в дорогу отправились только после того, как перекусили.

– Не забывай про угощения в гостях, – на всякий случай напомнил Клио Николай.

– Помню, помню, – кивнула она. – Ну что, пошли доводить легенду до благополучного конца?!

– Лучше сказать, приведем эту историю к хорошему началу! – сказал Мурзик.

– И так хорошо звучит, – улыбнулась Клио. – В путь!

Она пошла первой, по пути вставляя наушники в уши и включая свой плеер. Николай подхватил на плечо кота, взял в руки сетку-повозку и зашагал за Клио, но по темной полосе, указанной птицей. Так они двигались часа два, как раз столько времени и требовалось, чтобы дойти до ущелья, ведущего к замку мага.

– Сперва идете вы и прячетесь где-нибудь у замка, – почти не шевеля губами и не поворачиваясь, сказала Клио Николаю с котом. – Потом минуты через две иду я. Если они меня видели, то следят за моими передвижениями. Вас не ждут. Идите, я следом.

Николай не стал ей перечить, ему понравилась идея первым пройти опасный, как он считал, участок. Мурзик промолчал, он не собирался участвовать в обсуждении – его задачей было вывезти яблоки в безопасное место, и, как бы ни пошли дела, главным для него все равно оставались яблоки. В общем, Николай двинулся в ущелье, а Клио остановилась и стала завязывать шнурки на кроссовках.

Ущелье представляло собой узкий коридор, зажатый между гладкими каменными стенами и плавно изгибавшийся в сторону замка мага. Спокойно пройдя все ущелье, Николай осторожно выглянул наружу. Каменные стены расходились в разные стороны и опоясывали большой, высокий серый замок, образуя своеобразный крут, напоминавший мешок. Отсутствие солнца, серый камень – все это создавало безрадостную, мрачную картину.

– Вот уж не хотел бы жить в подобном месте, – поморщился Николай и осторожно перебежал от выхода из ущелья под большой камень.

– Нужно спрятаться у крыльца, вон там, – впервые за долгое время заговорил Мурзик, показывая лапой на несколько больших лестниц, украшенных вместо перил фигурками разных чудовищ.

– Зачем? Отсюда обзор лучше, – тихо ответил Николай.

– Затем, чтобы нашей невесте не переть яблоки сюда.

– Хорошо. Как только Клио войдет в дверь, мы перебежим туда, – согласился с котом Николай и замер – из ущелья выходила Клио. Любое движение сейчас могло ей навредить.

Клио медленно осмотрела замок, поморщилась и неторопливо подошла к крыльцу. Там она осмотрела дверь в поисках звонка, пожала плечами и от души пнула ее ногой. Дверь заколыхалась, словно голограмма, и исчезла. Клио выставила вперед руку, поводила в пространстве и, убедившись, что двери действительно больше нет, вошла внутрь. Пропавшая дверь за ее спиной снова появилась, словно никуда и не исчезала. Николай, следивший за действиями Клио, вскочил, в несколько прыжков достиг крыльца и притаился в углу.

Клио, очутившись внутри замка, на мгновение оказалась в кромешной тьме, но лишь на мгновение, потому что впереди нее вспыхнули факелы и стало светло. Клио стояла в коридоре. По полу стелился мягкий ковер, ровные стены были украшены непонятными картинами с какими-то то ли схемами, то ли иероглифами. Коридор был прямой и не имел никаких ответвлений, поэтому Клио, немного удивившись, что ее никто не встречает, не торопясь, направилась вперед.

Несколько раз ей попадались большие массивные двери, ведущие в какие-то помещения, но ни сил, ни желания их открывать у Клио не было. Когда же коридор неожиданно раздвоился, то у нее даже не возникло вопроса, по какому идти – освещался по-прежнему только один коридор. Между тем в ушах снова возникла Сердючка с клятвенными заверениями, что все будет хорошо. Клио выключила плеер на этой оптимистической ноте и смело шагнула в распахнувшиеся перед ней двустворчатые двери.

Она оказалась в зале. Зал был огромен и величествен – статуи с человеческий рост и выше, гобелены со сценами каких-то боев, высокий потолок с массивной люстрой. Если не обращать внимание на злобные морды чудовищ, изображенных повсюду, то зал можно было бы назвать милым, как подумалось Клио. Она медленно обвела его взглядом и уставилась на стоявший у дальней стены огромный резной трон.

Трон этот был сделан из монолита какого-то черного камня. Покрывавшие его барельефы плавно переходили один в другой, словно пытались запутать любого, кто на него посмотрит. Клио усмехнулась: похоже на лабиринты, которые она в детстве отгадывала в журналах, что-то типа «Найди безопасный проход кролику до морковки».

Позади послышались шаги, и Клио, оторвав взгляд от трона, повернулась к двери. В эту самую минуту в зал размашистым шагом входил Маркел. Он сделал несколько шагов вперед и остановился, пристально, словно в микроскоп, рассматривая незваную гостью.

– Чему обязан этим визитом? – наконец проговорил он.

– Для начала, тоже доброго вам дня. – Клио едва заметно кивнула хозяину замка.

– Прошу прощения, – удивил ее маг. – Твой визит был столь неожиданным, что хорошие манеры вылетели у меня из головы. Я рад снова тебя видеть. Так чему я обязан?

– Помнится, ты мне сделал предложение, от которого я, хорошо подумав, не смогла отказаться. – Клио улыбнулась уголками губ.

Маркел посмотрел на нее более внимательно, хотя казалось, что внимательнее просто быть не могло. Он поднял брови и немного наклонил голову набок.

– И ты готова выйти за меня замуж? – удивленно спросил он.

– Легко!

Я буду вместо, вместо, вместо нее,
Твоя невеста, честно, честно… —

медленно пропела Клио.

– Ты вроде ничего так мужик, статный… а дальше стерпится-слюбится.

– Эстрада мира за Вратами немного изменилась с тех пор… – начал маг, но остановился. – Когда ты готова это сделать?

– Что? – потеряла нить Клио.

– Выйти за меня.

– А хоть сегодня! Успеешь все приготовить? Ну там гостей позвать, вкусностей всяких наготовить?…

Маркелу потребовалась всего пара минут на обдумывание.

– Все будет готово в течение трех часов.

– Здорово, – довольно кивнула Клио, подумав о том, что в мире за Вратами свадьбу за такое короткое время подготовить не способен никто! – Оперативно. А платье я хочу приталенное, – она плавно провела руками по бокам, – но чтобы юбка пышная-пышная. А фата чтобы вся блестела, переливалась и была длинная-длинная, – начала перечислять она под загоревшимся взглядом Маркела. – Туфельки беленькие со стразиками, на шпильках, конечно, и кольцо с бриллиантом, карат эдак на пятнадцать. – Маг посмурнел, Клио заискивающе улыбнулась. – Сам понимаешь, первый раз замуж выхожу, хочется, чтобы все по-людски было. – Она сделала вид, что задумалась. – Пока вроде пожеланий больше нет. Можешь начинать все готовить, пока я не передумала. А мы, девушки, народ капризный, переменчивый. – Клио кокетливо передернула плечами.

Маг, ни слова не говоря, развернулся, всколыхнув свой широкий плащ, и направился к выходу.

– И… – снова заговорила Клио, и Маркел замер на месте, не поворачиваясь, – если тебя не затруднит, я бы хотела небольшой диванчик – не стоять же мне на ногах все три часа! – и поставить его хотелось бы у окна в том шестиугольном зале, где состоялась наша первая встреча. – По всему чувствовалось, что женишок сильно напрягся, что было заметно по его лицу, когда он все-таки повернулся. – Ну и, чтобы не помереть с голоду, каких-нибудь туда же фруктов, – как ни в чем не бывало продолжила Клио. – Буду лопать плоды и смотреть на свои будущие владения, строить планы там всякие…

Полмира для меня,
Полмира для тебя,
А это целый мир… —

снова пропела она и растянула губы в завлекательной улыбочке, подумав про себя, что если разговор с магом затянется, то у нее начнут появляться мимические морщины от этих бесконечных улыбок.

Слова про фрукты подействовали мгновенно – Маркел как будто успокоился.

– Хорошо, тебя туда проводят. – Он даже соизволил уточнить: – Каких ты хочешь фруктов?

– Ну там, виноград, персики, абрикосы… Арбуз, если найдешь…

Маг кивнул и вышел за дверь. Через мгновение появился маленький человечек и, безостановочно кланяясь, проводил Клио в знакомый зал. Диван стоял уже там, где она пожелала, – он был небольшой, кожаный, с мягкими удобными подлокотниками и подушками. Прямо перед диваном стоял маленький резной столик, на котором располагалось изящное блюдо с различными фруктами, преимущественно теми, что были перечислены. В общем, все для комфортабельного отдыха в ожидании свадьбы.

– Неплохо, – сказала Клио, поражаясь такой оперативности. Если бы все так работали…

Шестое чувство подсказало ей, что в зал вошел Маркел. Не показывая виду, Клио спокойно растянулась на диване и, придирчиво осмотрев вазу с фруктами, отщипнула ягодку от кисти винограда.

– Тебя все устраивает? – раздался позади его голос. Голос, подумала Клио, даже приятный, если не брать в расчет обстоятельства…

– Более чем, – проговорила она в ответ, развернулась и подарила ему самую свою ослепительную улыбку, затем положила в рот виноградину и, перекатив ее за щеку, спросила: – А это дерево, к которому ты советовал мне не подходить, ничего мне не сделает? Оно ядом не стреляет? – Клио изобразила на лице озабоченность.

– Нет. Просто не подходи к нему.

– Ага. С нетерпением жду нашей свадьбы.

Маркел отвесил едва заметный поклон и вышел из зала. Клио тут же выплюнула ягоду на блюдо, переведя дыхание. Ей так хотелось ее съесть! Но она обещала Николаю и Мурзику, что не позволит себе подобной вольности. Клио полежала еще немного на всякий случай, затем вскочила и кинулась к волшебному дереву. Вытащив из рукава приготовленный мешок, она стала быстро рвать яблоки, стараясь не обращать внимания на их теплоту и всякие другие странности, которые ее пугали.

Когда «урожай» был собран, Клио, пыхтя, взвалила мешок на спину и осторожно подошла к двери. Выглянув наружу и никого там не обнаружив, она короткими перебежками направилась к выходу. Дорогу, по которой ее вели в шестиугольный зал, она запомнила назубок и теперь, легко лавируя по темным коридорам, все ближе и ближе пробиралась к свободе. Все вышло так, как она и ожидала: все жильцы замка были заняты подготовкой к свадьбе, и по дороге ей никто не попался. Да и жильцов-то этих, наверное, было немного.

Наконец Клио оказалась перед заветной дверью. Она осторожно толкнула ее ногой, но та как стояла, так и продолжала стоять. Клио попробовала подналечь на нее плечом, но… с тем же эффектом. Дверь имела какой-то непонятный механизм, который вовсе не собирался выпускать Клио наружу.

– Вот влипла! – тихо посетовала Клио. – Ну, дверка, открывайся! Я тебя за это потом лаком покрою или еще чем полезным. А? Ну как там? М-м-м… Ага! Сезам, откройся!

То ли уговоры подействовали, то ли древняя формула, открытая Аладдином, то ли просто повезло, но… дверь заколыхалась и снова исчезла.

– Спасибо тебе, дорогая. Век не забуду! – обрадовалась Клио и выбежала из замка.

Как только она оказалась за дверью, та незамедлительно вернулась на место. Согнувшись под тяжестью мешка, Клио медленно спустилась по ступенькам и остановилась внизу, оглядываясь по сторонам в поисках друзей. Через пару секунд они к ней подбежали, и Николай быстро собрал из сетки Сковеля тележку для Мурзика и с такой же быстротой крепко пристегнул ремни к коту. Потом они отстегнули замочек, осторожно переложили туда все яблоки из мешка Клио и закрыли тележку.

– Отходите к ущелью, – велела Клио, оглядываясь на безмолвную дверь. – Как только вы окажетесь там, я бегу за вами.

Кот начал перебирать лапами, но никак не мог сдвинуться с места. Николай осторожно подтолкнул тележку сзади и пошел за котом, наблюдая, как колеса с трудом преодолевают большие камни, сплошь и рядом попадавшиеся у замка. Мурзику явно приходилось нелегко, и Николай, как мог, помогал ему. Ситуация изменилась немного к лучшему, как только они достигли входа в Ущелье – там камни были значительно мельче, и тележка поехала быстрее. Неожиданно позади раздался громкий злой голос, и почти сразу же последовала яркая вспышка, никак не относящаяся к природным явлениям.

Николай остановился.

– Все, бежим! – на ходу крикнул ему Мурзик, зная, что если он остановится, то, вполне возможно, не сможет снова тронуться с места.

– Нет, я подожду Клио.

– Ты с ума сошел! – немного приостановился кот. – Клио же ясно сказала – всем сматываться и расколдовывать волшебников!

– Ты беги и делай как надо, а я подожду. Вдруг у нашего Стража что-нибудь пойдет не так? Я ее прикрою. – Николай сделал шаг в обратном направлении.

– Ну, смотри. Она тебя потом порвет. – Мурзик тронулся было с места, но тут же остановился. – Может, и мне остаться? Как вы тут без меня?

– Не выдумывай! А волшебники? Помнишь, что сказал Сковель? Если что, то у нас будет армия для нашей з