Дурная голова рукам покоя не даёт (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== часть 1 ==========


Утром меня по обыкновению разбудила мерзкая трель телефона. К сожалению, какую бы мелодичную песню я ни поставил на будильник, утром эти звуки превращаются в скрипы и лязги из самой преисподней. Телефон я, конечно же, всегда убираю подальше от кровати, чтобы наверняка встать и не проспать. Так что на заплетающихся и вялых со сна ногах я кое-как доковылял до стола, стоявшего в другом конце комнаты, выключил будильник, заставив адские звуки резко прерваться, и, лениво натянув на плечи мягкий халат, подаренный бабушкой четыре года назад на мой первый приличный юбилей, потёк в ванную. Смотреть на своё лицо с выражением «я китайский пчеловод» было не очень приятно, так что я умылся холодной (ледяной прямо-таки) водой и пошёл до кухни. Нехитрый завтрак, состоявший из горячих бутербродов и горького крепкого кофе, я соорудил быстро, но к еде притронуться не успел, так как в спальне взревел телефон, сообщая о входящем звонке. Пришлось быстрым шагом идти в комнату, оставляя стыть свои горячие бутерброды.


- Слушаю, шеф, - высветившееся на дисплее «босс» меня обеспокоило. Он почти никогда мне не звонил.

- Алексей, Вы должны прибыть в ресторан как можно скорее. У нас особые клиенты. Нужно принять их до открытия, - немного обеспокоенный голос мужчины заставил и меня начать нервничать. – Через сколько сможете быть?

Пораскинув мозгами, сколько мне нужно времени на сборы, поход до метро и проезд, а затем и на дорогу от станции до ресторана, я неуверенно ответил:

- Ну, минут тридцать нужно точно. Когда гости прибудут?

- За полчаса до открытия, поэтому тебе лучше поторопиться. Никто, кроме тебя, не сможет управиться с залом, - на этих словах шеф отключился, наверняка, убегая по тем делам, которые не успею сделать я, даже если приеду вовремя. Кстати, да, вот такой растерянный и сонный, я работаю менеджером зала в одном из самых дорогих ресторанов этого города. Курсы стоили недёшево, зато сейчас и зарплату я получаю немаленькую. Вполне хватает на то, чтобы содержать себя и свою холостятскую хату в чистоте и порядке.


Про бутерброды и кофе пришлось забыть, так что я, не покидая спальни после телефонного разговора, достал из шкафа джинсы и джемпер. Всё равно на работе переоденусь в форму. А вот с домашними штанами пришлось повозиться, чтобы снять их, - я, пока говорил с боссом, успел завязать из шнурков достаточно замысловатый и крепкий узел. Всё из-за нервов.


Уже через пять минут поспешных сборов, я вылетел из дома и почти бегом отправился в сторону станции, до которой было рукой подать, но многолюдный пешеходный переход всё равно каждый раз мешал быстрому передвижению. В метро меня ожидала ещё одна неприятная неожиданность и прямо-таки преграда на пути – высокий широкоплечий мужчина в дорогом пальто, который пытался что-то объяснить кассиру, чтобы получить свой билет. Очевидно, что этот мужчина, на вид которому было около тридцати, вряд ли когда-то видел метро в глаза, поэтому естественно, что ни в каких ветках и станциях он не разбирался совершенно. Но меня нервировало другое. Он стоял в очереди прямо передо мной и задерживал меня, когда я так спешу! В итоге моему терпению пришёл конец, когда прошло уже пять минут, а мы так никуда и не продвинулись.


- Мужчина, перестаньте задерживать очередь, люди на работу спешат, вообще-то, - повернув его за плечо к себе, я высказал в лицо этому тугодуму своё недовольство, а после нахмурился. – Куда Вам надо?

Удивительно, но на мой грубый тон он не обратил совершенно никакого внимания, начиная жестами помогать своим словам:

- Мне нужно к Золотому магазину, только я не знаю, какая это станция. Кассир отказывается понимать, где это.

Пожилая женщина по ту сторону стекла сурово нахмурилась, а я вздохнул. Это та же станция, на которой нужно выходить мне, только мне до ресторана идти дальше, чем этому мужчине до магазина.

- Девушка, - мягко обратившись к пожилой даме, дабы скрасить её мрачное настроение, - дайте просто нам два билета, я провожу этого мужчину.

Кассир в ответ польщённо улыбнулась и, отдав мне два билета, вздохнула с облегчением. Рада, что смогла отделаться от него. Оплатив оба билета, я не дал мужчине и рта открыть. Ещё одно промедление может стоить мне работы.

- Вы, - указав пальцем в его грудь, как только мы преодолели турникеты и встали на эскалаторе, - выйдете со мной на одной станции. Вам повезло, что нам по пути.

- Большое спасибо, - кивнул мужчина и улыбнулся вымученно, но по-настоящему благодарно. – Моя машина сломалась недалеко от этой станции, а опаздывать на встречу мне никак нельзя. Но я совсем не ориентируюсь в метро.

- О, это я заметил, - рассмеявшись, я встал возле нужной стороны, ожидая поезда, следя за тем, как немного сконфуженный такой большой толпой народа мужчина встал рядом.

- Меня зовут Владимир, - протянув мне руку, улыбнулся он, а я пожал его сухую крепкую ладонь в ответ.

- Алексей. Приятно познакомиться.

- Взаимно. Вот уж не думал, что кто-то окажет мне помощь здесь. Думал, так и сгину, - он рассмеялся, а я лишь улыбнулся в ответ. Приятный человек. Хоть и смотрелся он в метро неуместно в своей дорогой одежде и с деловым портфелем в руке.

- Просто я тоже спешу на работу, а Вы меня слегка задерживали.


В следующий момент подошёл поезд, а потому Владимир ничего не успел ответить мне, ибо началась воистину борьба за выживание. Я старался не терять мужчину из виду, хотя потерять его было бы сложно – он был слишком высоким и необычным среди всей этой толпы народа. Когда люди набились в вагон, как селёдка в банку, нас притиснуло друг к другу, но для Владимира с его высоким ростом не было проблем взяться за поручень, чтобы не налегать на меня.


- Чувствую, эта поездка запомнится мне надолго, - мужчина вновь тихо рассмеялся, разряжая напряжённую обстановку, а я, стараясь держаться хоть за что-то и не прислоняться к нему слишком близко, кивнул.


Насладиться покоем мне не дал вновь телефон - босс звонил.

- Алексей, когда сможете быть? – голос мужчины на той стороне трубки стал ещё более взволнованным, чем раньше.

- Я уже еду, шеф. Ждите в скором времени, - тревожность босса стёрла с моего лица улыбку, а потому нервозность разлилась по всему телу. Если я не успею подготовить зал, то всё будет потеряно, имидж ресторана испорчен. Господи, ну кому пришло в голову назначать деловые встречи в такую рань?

- Постарайся побыстрее, я уже подготовил официантов, но в остальном ничего не смыслю, - его слова были абсолютной правдой. Босс лишь заведовал бумажной волокитой нашего ресторана, а вот атмосферой внутри занимались менеджеры залов. Другой менеджер, увы, не мог приглядеть сейчас за моим залом, потому что каждый зал, занимавший целый этаж, был индивидуален. Я был менеджером зала на втором этаже. Но ни Валерий, менеджер первого этажа, ни Анна, менеджер третьего, не могли помочь мне в данный момент. Господь всемогущий, дай мне сил.

- Я очень постараюсь. Ждите меня, шеф, - мужчина на том конце нервно угукнул и отключился, а я поспешил спрятать телефон в карман, чтобы он не мешался.


Вздохнув, я поднял взгляд на своего спутника, который деликатно молчал во время моего разговора, и наткнулся на его удивлённый взгляд.

- Эм… Спасибо, - тихим голосом буквально выдавил из себя мужчина и опустил глаза вниз, заставив меня невольно посмотреть туда же. О боги. Перун, за что мне это? Я всегда знал, что не совсем управляю своим телом, когда говорю с кем-то по телефону или сильно нервничаю, но никогда со мной ещё не случалось настолько неловких вещей. Всё то время, пока я говорил с боссом, оказывается, другой рукой я освобождал богатую ткань пальто мужчины от приставшей к ней в метро грязи и пыли, пальцами ловко отрывая от неё пушинки и нитки. Да что за день сегодня такой?

- Ох, простите, - выдавить ещё что-то в первые несколько секунд у меня не получилось, потому что ситуация была слишком глупой, а оправдания у меня не было. – Просто нервы из-за работы. Руки сами…

- Да ничего страшного, Вы же мне наоборот помогли, - стряхнув с плеча невидимые пылинки, мужчина улыбнулся, вновь снимая всю неловкость данной ситуации, что заставило меня облегчённо выдохнуть, но всё равно отвести от него смущённый взгляд.


Долго смущаться мне не пришлось, потому что механический голос сообщил, что следующая станция как раз та, что нам нужна, поэтому я отбросил в сторону самобичевание, готовясь к новой битве на выживание.

- Раунд второй, бокс, - тихо прокомментировал мужчина действия толпы, которая постепенно стала стекаться к дверям, и вздохнул горестно. Да, представляю, как ему тяжело находиться впервые в подобном месте.

- Не волнуйтесь, я Вас выведу без проблем, - я постарался ободряюще улыбнуться, при этом не поднимая взгляда непосредственно на лицо Владимира, а тот в ответ лишь кивнул головой, что я уловил краем глаза.

Выбраться из вагона было не так сложно, как попасть на эскалаторе наверх. Про преграду в виде поручней я вообще молчу. Высокий и достаточно мощный мужчина не без труда преодолел их, неловко улыбаясь и постоянно извиняясь под моим пристальным взглядом. Ему действительно лучше ездить на машине.


- Так, вот там Золотой магазин, - я указал ладонью в нужную мужчине сторону, тот посмотрел, заметив вывеску, и кивнул. – А мне пора бежать. Не теряйтесь больше, Владимир. И в следующий раз берите лучше такси.

- Большое Вам спасибо, Алексей, Вы меня просто спасли, - он протянул мне свою широкую ладонь, которую я поспешно пожал и, махнув ему на прощание, юркнул в проулок. Идти до ресторана по центральной улице – безумие, я потеряю кучу времени, а так, по дворам да переулкам, было куда быстрее.


- Шеф, я здесь! – едва успел преодолеть порог ресторана, пустующего в данный момент, громко оповестил я и буквально взлетел на второй этаж, успев лишь коротко кивнуть в приветственном жесте Валерию, который только-только снимал с себя пальто.

- Слава Богу, быстро переодевайся и проверь зал. Официанты готовы, а гости будут с минуты на минуту, - неотрывно следуя за мной до раздевалки, давал указания босс, чеканя слова, как делал это всегда, когда волновался.

- Почему именно мой зал? Нельзя было их посадить на другом этаже? – быстро переодеваясь, я вежливо поинтересовался у начальства, стараясь не нервировать его ещё больше своим недовольным голосом.

- Пожелание клиента, - развёл руками в стороны мужчина, затем прокашлялся и поправил, глядя со мной в одно зеркало, свой галстук.

- Хорошо, я готов, - пригладив волосы, которые из-за поездки немного растрепались, и поправив свою рабочую форму, я широкими шагами покинул раздевалку для персонала, выходя в зал.


Оглядев всё критичным взглядом, я мысленно стал делать пометки: пол чистый, все столики накрыты одинаково, цветы в вазочках на столах уже свежие, шторы открыты и аккуратно присобраны, все лампы горят, как одна, а из колонок, стилизованных под горшки с цветами, льётся тихая ненавязчивая джазовая мелодия. Взгляд зацепился за стулья.

- Официант, - ни к кому конкретному не обращаясь, махнул я рукой, и ко мне подошёл первый, кто оказался поблизости - Саша, - стулья за столиком у окна стоят неровно.

Молодой парень Саша, студент первого курса, унёсся к тому самому столику, поправляя неаккуратность, а в остальном зал остался идеальным, каким я его и покидал вчера вечером.


Когда в зале я остался один, продолжая сканировать помещение взглядом, но так ничего и не найдя, внизу послышался тихий звон колокольчика – гости пришли. Затем раздался голос хозяина и его смех, разговоры, несколько мужских голосов, а после шаги по лестнице. Я всегда встречал гостей на своём этаже, не спускаясь вниз, и делал это первым, провожая их за столик. И в этот раз всё было так же. Учтиво поклонившись и даже особо не взглянув на вошедших двоих мужчин, назначивших в столь ранний час деловую встречу, я показал им зал, предлагая выбрать любой понравившийся столик. Несколько столов ровным рядом стояли у большого, почти во всю стену, окна, из которого открывался вид на многолюдную пешеходную улицу, где в основном сновали туристы. Многим гостям нравились именно эти столики, так что молодые бизнесмены не стали исключением.


Проводив гостей до столика и положив перед ними две папки с меню, я, наконец, обратил внимание на их лица. Здесь-то и произошла моя секундная заминка. Одним из мужчин был Владимир, которого я утром, так сказать, спас от суеты в метро. Он оглядел меня с головы до ног удивлённым взглядом, как и я его, но промолчал.

Пообещав вернуться через пять минут, когда они готовы будут сделать заказ, я оставил их за столиком одних, скрывшись за широкой аркой, а после зайдя на кухню, где полным ходом кипела работа. Собственно, почему я обслуживаю клиентов, как обычный официант, в то время как я менеджер зала? Потому что клиенты особенные, принятые хозяином в нерабочее время, соответственно я не могу поручить их кому-то из официантов, чтобы не попасть впросак.

Но этот Владимир. Кто он вообще такой? Ехал на такую важную встречу на метро, в то время как его машина сломалась, потом зачем-то шёл в Золотой магазин. Для чего? Что он за человек? Точно ли он бизнесмен? Собственно, ни одна из этих вещей не касалась меня, но интерес разрастался в груди вместе с чувством неловкости. Я его в метро практически облапал, пока разговаривал с шефом, а теперь вынужден обслуживать его с вежливой улыбкой на губах. Будет ли он издеваться? Хотя, он показался мне хорошим человеком, не способным на подобное.


Выждав положенные пять минут, я направился, как лайнер, плавной, но уверенной походкой к столику, нацепив на лицо дежурную улыбку.

- Вы уже определились, что хотели бы заказать? Сразу скажу, что все виды завтраков уже готовы, так что могут быть без промедления тёплыми поданы на стол, - переведя взгляд с незнакомого мужчины возрастом чуть за сорок на Владимира, я продолжил улыбаться, держа в руках фирменный блокнот ресторана и ручку.

- Да? – отозвался зычным голосом спутник моего случайного знакомого. – В таком случае мне овсянки, соскучился по ней прямо, - мужчина добродушно рассмеялся, а я, про себя облегчённо выдохнув, кивнул и записал заказ.

- Овсянка есть с клубникой, персиком, яблоком и курагой, а так же с мёдом и просто с маслом. С чем будете? – посмотрев на мужчину, я дождался, пока он, поразмыслив, отзовётся.

- Давайте с маслом. И чашечку американо ещё, - он посмотрел на своего спутника. – Володя?

От такого родственного обращения я немного сжался внутри, глянув мельком на высокого мужчину, который казался слишком большим, даже когда сидел. Какой ещё Володя? Вовчиком назвал бы ещё. Да он же прямо-таки Владимир Батькович. Хотя, это не моё дело.

- Омлет с сыром и зеленью и капучино, - захлопнув тяжёлую папку меню, он отодвинул её на край стола, давая мне, записав заказ, забрать её с собой. Заставлять гостей ждать мне не пришлось, так как завтраки уже действительно были готовы, поэтому с пылу с жару отправились на аккуратные тарелочки, которые, расставив на подносе вместе с ароматным кофе, я отправился подносить столь ранним посетителям.


- Может, у вас есть пожелания насчёт десерта? – остановившись возле незнакомого мне мужчины, я постарался улыбнуться как можно более обворожительно. Особые клиенты особыми клиентами, но выручку ресторану нужно приносить, к тому же мне не помешают чаевые.

- Хм, нет, пожалуй, нет, - так же, как до этого и мой случайный знакомый, мужчина отодвинул папку на край стола, позволяя мне забрать меню.

- Что же, приятного аппетита вам, - поклонившись одной лишь головой, как это принято в нашем ресторане при приветствии, пожеланиях и проводах, я оставил бизнесменов одних. Далее я следил за тем, чтобы официанты не шныряли по своим делам через зал, мешая мужчинам, чтобы на кухне было тихо и чтобы вообще ничто не мешало спокойной утренней обстановке ресторана, по крайней мере на моём этаже.

Мне ведь ещё повезло, что на моём этаже не обитал шеф-повар. С ним приходилось управляться Валерию, но он-то был уже опытным менеджером, этот ресторан далеко не первый для него, как и строптивый шеф-повар. Я бы с нашим своенравным Эдуардом точно не совладал.


Мужчины сидели за столиком не более двадцати минут, вяло завтракая, зато активно что-то обсуждая, просматривая бумаги, что-то где-то подписывая и пожимая друг другу руки. Очевидно, сделка успешно состоялась, что бы там ни было. До открытия оставалось всего ничего, поэтому мужчины вдруг засобирались, а спутник Владимира жестом руки подозвал меня.

- Принесите счёт, - попросил он, а я мигом собрал со стола грязную посуду и, кивнув, скрылся за аркой в узком коридоре. Быстро подсчитав их заказ и вложив чек в кожаный конверт-книжку, я вернулся и положил его на край стола, вновь вежливо покидая бизнесменов на пару минут.


Когда я вернулся, другого мужчины уже не было, а за столом с довольной улыбкой на губах сидел лишь мой недавний знакомый. Он хотел было открыть рот, но у нас не принято общаться с клиентами на посторонние темы, поэтому я, вежливо кивнув и поблагодарив его за выбор нашего ресторана, скрылся вновь за аркой, проходя к кассе в помещении для персонала, чтобы подсчитать сдачу и вернуть её клиенту. Странно. Их заказ вышел на четыреста семьдесят с копейками рублей, а он положил пятитысячную купюру. Хотя, кто их, богачей, разберёт. Может, у него меньше-то и не водится? Вложив сдачу обратно в конверт, я отправился в зал, но моего знакомого там не оказалось. Я обошёл весь этаж, даже спустился вниз, но его нигде не было, а Валерий сказал мне, что тот вышел из ресторана буквально минуту назад. Это… Это!


- Шеф, у нас проблема! – буквально влетел я в кабинет босса, потому что ситуация действительно аховая и не требует отлагательств.

- Что случилось, Алексей? – подняв уставший взгляд с монитора компьютера на меня, мужчина снял очки и потёр пальцами переносицу, жмурясь.

- Клиент оставил деньги. Вот, посмотрите, пожалуйста, - положив перед боссом конверт-книжку с деньгами и счётом, я встал напротив его стола, из-за нервов не желая даже присесть. Нас за это могут оштрафовать!

- Ну, на чаевые, наверное, - голос мужчины тут же стих, когда он увидел, какая сдача должна была быть возвращена клиенту, а какой был счёт за заказ. Он несколько раз перевёл взгляд с чека на меня и обратно, а затем чуть воздухом не поперхнулся. – Может, они устали ждать тебя?

- Я отлучился на минуту ровно, как и обычно. Не понимаю, куда можно было так торопиться, - из-за нервов я и сам не заметил, как стащил со стола босса маленькую салфетку и стал мять её в ладонях, тормоша и отрывая маленькие кусочки по краям.

- Хм. Что ж, выходит… - он потёр лоб ладонью и, захлопнув кожаную книжечку, отодвинул её на край стола ближе ко мне, - это твои чаевые.


На конверт мы с ним смотрели одинаково удивлённо, иногда при этом кидая неуверенные взгляды друг на друга.

- Чаевые больше выручки? Вы серьёзно? – ни в чём не повинная салфетка была окончательно растерзана, а потому кусочками покоилась в крепко сжатом кулаке.

- А что мне остаётся, Алексей? Клиент оставил столько, сколько оставил. Звонить ему и попросить забрать сдачу просто немыслимо.

- Но, шеф… - не успел я договорить, как мужчина взглянул на меня с усталой улыбкой.

- Алексей, у меня ещё много работы. Правда, оставьте все эти немаленькие чаевые себе и забудьте об этом.


Мне ничего не оставалось, кроме как забрать со стола босса зловещий конверт и, кивнув, покинуть его кабинет. Чёрт возьми! Я всего лишь помог человеку проехаться на метро, а он мне тут четырёхзначные суммы подсовывает, да ещё и на работе. Люди совсем с ума стали сходить?


Но долго размышлять над поступком своего случайного знакомого мне не пришлось, потому что ресторан открывается ровно через пять минут. Пусть к самому открытию никто и не придёт, но нужно ещё раз проверить, всё ли в зале осталось идеальным после посещения ранних гостей. Проверив, убран ли тот стол, за которым сидели бизнесмены, я поднялся на третий этаж, чтобы поприветствовать третьего менеджера, Анну. Я не успел пересечься с ней раньше из-за особых клиентов.


- Как всё прошло? – обеспокоенно поинтересовалась девушка на пару-тройку лет старше меня, здороваясь со мной по-женски мягким рукопожатием и немного усталой улыбкой.

- Неплохо, в общем и целом. Выглядишь усталой. Ты в порядке? – девушка лишь отмахнулась, покачав головой.

- Со мной всё хорошо, просто немного не выспалась.

- Будь осторожна. В обед можешь придти к нам. Разберу тебе кресло, хоть вздремнёшь немного.


Девушка кивнула, наверняка, сразу в уме отметая мою идею, но улыбнулась благодарно и пошла вновь осматривать свой зал. Да, третий этаж кардинально отличался от второго, впрочем, как и от первого. Здесь всё было помпезным и блестящим, напоминая мне увиденный ещё в школьные годы на экскурсии Екатерининский Дворец. Здесь было множество винтажных вещей, некоторые были даже настоящими, но я боялся предположить их возраст или же стоимость. Таков был третий этаж. На первом же всё было в стиле хай-тек, выполненное в цвете металла и холодного дерева. И лишь на первом этаже была касса, где можно было купить десерт или выпечку, что-то на вынос, а также заказать фирменные блюда от шеф-повара. Мой же этаж был выполнен в стиле, название которого я, признаюсь честно, не знаю. Тёмно-красный ковер устилал периметр большого помещения, а в центре был обычный паркет, обои были в разноцветную полоску тёмно-зелёного, темно-красного и коричневого цветов, массивные шторы на больших окнах, цветы на деревянных тумбах с резными ножками и старые вещи, вроде патефона или винилового проигрывателя. Отсылка к двадцатому веку, но конкретные годы я не назову. Мой зал достался мне не по моему желанию, конечно же. Я начинал работать здесь официантом, а после, когда предыдущий менеджер по причинам, мне неизвестным, покинул свой пост, я оказался самым «стареньким» из официантов, которые работали в этом зале. Тогда-то шеф и отправил меня на курсы, благодаря которым сейчас я могу занимать такую должность.


Но даже должность менеджера не мешала мне находиться под угрозой из-за выходки (а иначе не назовёшь) этого Владимира. Шеф совсем не будет рад, если в мой карман будет уходить больше, чем в кассу, а это грозит мне либо увольнением, либо переводом на другую точку, которая располагалась на противоположном конце города, а добираться до неё совсем не двадцать-тридцать минут, как, например, сюда.


Странные мысли не оставляли меня до тех самых пор, пока я после рабочего дня не вернулся домой. Понедельник – день тяжёлый, к тому же начался он весьма сумбурно и встревожено. Сейчас мне нужен лишь отдых и покой, тишина, чем целиком и полностью располагала моя квартира. Её я купил вместе с родителями, которые спали и видели, как бы поскорее от меня избавиться, поэтому разменяли нашу старую трёхкомнатную на две двушки с учётом того, что за свою остаток долга я буду выплачивать сам. Влезть в кредиты, когда тебе чуть-чуть за двадцать, конечно, не самая радужная перспектива, зато у меня был свой угол, который я вознамерился не покидать ещё очень долго. Собственно, родители так спешно и радостно помогли мне с покупкой квартиры и переездом потому, что я задолбал их водить в дом своих парней. Да, именно, геем я осознал себя уже давно, даже заставил родителей с этим смириться, но, чем старше я становился, тем чаще у меня менялись парни и тем громче становились звуки из моей комнаты. Поэтому полтора года назад, когда я только-только закончил курсы и стал менеджером зала, они решили, что я уже взрослый мальчик, который сможет жить сам и платить за кредит. В принципе, упрекнуть мне их не в чем, так нам всем стало жить намного проще, однако с тех пор наши с ними отношения стали весьма прохладными. Я никогда не был слишком внимательным сыном для того, чтобы звонить родителям и спрашивать, как их дела, а они всё ещё не смогли простить мне того, что я, их единственный ребёнок, оставил их без внуков. Мама звонила максимум раза два в месяц, при этом встречами мы обходились крайне редко – раз в полтора месяца не более пары часов.


Так вот я и живу. Уют – не мой конёк, поэтому квартира, в которой обитает взрослый парень уже на протяжении полутора лет, так и осталась полупустой и холодной, без намёка на какие-либо посторонние вещи, кроме той мебели и вещей, которые я сюда завёз. Единственное, на что я расщедрился с первых двух своих больших зарплат, это компьютерный стол и диван-кровать, которые выбирал с особой тщательностью, потратив на поиски не одну неделю. Никаких тёплых обоев, кофейных столиков, уютных мягких кресел или декоративных подушек. Я не мастер в создании или выборе такого бреда. Мне главное, чтобы было, где поспать, было, на чём посидеть, за чем поесть и куда деть одежду, всё. Обеденный стол, старый, деревянный с резными ножками я отобрал у родителей, когда они, переезжая в новую квартиру, хотели его выкинуть. Холодильник я взял маленький, такой, какие обычно бывают в гостиничных номерах. Всё равно я почти не умею готовить, поэтому дома ем редко и кусками. С техникой вообще всё было просто – я, не заморачиваясь, брал те же модели тех же марок, что были у нас дома, которыми я привык пользоваться. К слову сказать, таким помещением как зал я не пользовался вообще с тех пор, как переехал. Зал – это такое место, где должен стоять удобный диван с креслами, на полу должен лежать тёплый ковер, перед диваном стоять кофейный столик, а на стене напротив – висеть огромная плазма. Но я никогда не смотрел телевизор - это раз, я никогда не собирал гостей - это два, мне нафиг не нужны были лишние кресла и диван - это три. Может, я не радушный хозяин, зато мне в моей квартирке с двумя обжитыми и одной вечно закрытой комнатой было вполне комфортно.


На самом деле, я очень люблю живность, но с нынешним режимом работы мне совершенно не по силам завести питомца. Я с утра до вечера пропадаю на работе, так что трёхразовая кормёжка мне не удастся, как и обыкновенное внимание к животинке. Даже рыбок нужно кормить в определённое время, да ещё и регулярная чистка аквариума. Мне не по силам. Поэтому так и живу, совсем один, без постоянного партнёра.


Следующий день, а точнее вторник, начался не так сумбурно и бешено, как понедельник. Я по привычке не торопясь встал, умылся и позавтракал, на сей раз полноценно и плотно. Вчерашние бутерброды были мной оприходованы сразу по прибытии с работы. Затем, одевшись и перетерпев стандартную утреннюю толкучку в метро, я уже не стал шнырять по закоулкам, спокойно пройдясь до работы по центральной улице, обойдя символичный Золотой магазин стороной.


Поздоровавшись на первом этаже с Валерием и забежав в кабинет шефа пожелать ему доброго утра и удачного дня, отправился к себе. Официанты, а точнее те из них, кто успел придти к этому моменту, сидели вдоль стены на кухне на табуретах и перебрасывались фразами об университете, своих приятелях и прочем. Иногда я завидовал им. Хоть и являюсь, по сути, почти их ровесником, но, будучи вечно сам себе на уме, я никогда не имел слишком много друзей или знакомых, да и шумно и весело время проводил крайне редко, только в студенческие годы, которые, увы и ах, закончились с защитой диплома. Естественно, парни вежливо поздоровались со мной, одарив приветственными улыбками, хоть я и знаю, что им не за что меня любить, я же их начальник.


В раздевалке было пусто, только на табуретке возле большого зеркала лежала сумка, видимо, одного из мальчишек. Достав из шкафчика свою чистую выглаженную форму, я быстро переоделся и критично оглядел себя. Всё бы ничего, но после метро волосы снова растрепались. После того, как расчесался, остался вполне собою доволен. Из зеркала на меня смотрел среднего роста и очень среднего телосложения парень в форме, идеально сидящей по не очень шикарному, но всё-таки телу, вот только взгляд серо-зелёных глаз был слишком уставший. Сколько бы я ни спал, усвоил для себя, что, чем больше спишь, тем больше хочется. Следовало мне наоборот лечь попозже.


Пошлёпав свои щёки до здорового румянца, а следом нацепив на лицо более-менее приличную улыбку, я вышел в зал, оглядевшись. Хоть на то и были специальные работники, но шторы на одном окне были заправлены неправильно, поэтому я быстро исправил маленькую оплошность. Цветы в вазочках вновь были свежими, а скатерти и сервировка стола – идеальными. Ничто не успело измениться со вчерашнего вечера, кроме штор. Их я всегда задвигаю, от греха подальше, как говорится.


Проверив зал и подготовив всех официантов, я отправился на кухню, разведать, как там дела. Хоть кухня всегда и живёт своей отдельной жизнью в любом ресторане, иногда за поварами глаз да глаз нужен. К счастью, все были на месте и в полной боевой готовности.


Через несколько минут после того, как табличка на двери ресторана сменилась с «Закрыто» на «Открыто», к нам потянулись первые ранние гости. Утром многие клиенты предпочитают заказывать завтраки, которые у нас на высоте, конечно же. Есть и те, кому с самого утра подавай кровавый стейк, но таким гостям приходится немного подождать, пока их заказ приготовится. Желающих посетить мой зал я, как и обычно, встречаю у широкой арки, провожая до столиков и оставляя на столах толстые папки с меню, отправляя после к каждому гостю официанта. Со стороны, может быть, кажется, что моя работа не такая уж и сложная, но это не так. Каждый вечер именно мне приходится приводить в порядок зал, чтобы не суетиться утром, проверять официантов на знание меню и надлежащую форму одежды, также именно мне приходится устраивать обучение и испытательный срок для новичков. Это действительно выматывает. К тому же, двенадцатичасовой рабочий день никому не идёт на пользу. Пусть я и работаю только пять дней в неделю, но всё равно так устаю, что всю субботу просто отсыпаюсь. В выходные меня заменяет младший менеджер зала Илья. Парень лишь подрабатывает у нас, но мне это только на руку, иначе пришлось бы горбатиться семь дней в неделю.


До обеда в ресторане жизнь кипит не слишком бурно, но во второй половине дня, после получасового перерыва на обед (только для менеджеров), начинается действительно наплыв гостей. Однако на сей раз на обед мне уйти не удалось, потому что прибежавший в комнату отдыха запыхавшийся официант сообщил мне дрожащим от страха (передо мной) голосом, что есть один клиент, который настаивает на том, чтобы его обслужил именно я. Что ещё за новости? Но отказывать гостям – себе дороже. Их желания для нас закон, поэтому я, вздохнув тяжко, отправился в зал, натягивая на лицо приветственную улыбку.


- Рад снова видеть тебя. Вчера я думал, не привиделось ли мне, - сияя ослепительной улыбкой, поздоровался со мной мой недавний знакомый.

- Владимир? – но разговоры у нас были запрещены, поэтому, совладав со своим удивлением, я спокойно положил перед ним меню. – Выбирайте, а я подойду к Вам через пять минут.

Но уйти мне не дали. Его сухая большая ладонь накрыла мою, не успел я оторвать своих рук от увесистой кожаной папки, и чуть сжала.

- Постой, почему ты убегаешь? Давай поговорим, я же к тебе пришёл, - не скрою, что меня удивило то, как быстро он перешёл со мной на «ты», да и то, что он пришёл ко мне, видите ли.

- Прошу прощения, но в нашем заведении персоналу запрещено общаться с гостями на посторонние темы, - осторожно выскользнув ладонью из его цепкой хватки, я улыбнулся как можно более вежливо. – Я подойду к Вам через пять минут.


Не дав мужчине снова открыть рот и начать уговаривать меня, я развернулся и спешно покинул зал, скрываясь за аркой в узком коридоре. Господи, да что происходит вообще? Какого чёрта? Но выбора у меня не было. Когда пять положенных минут иссякли, мне пришлось возвращаться к клиенту. Мужчина, сложив руки в замок, неотрывно наблюдал за мной, пока я медленно, но верно преодолевал весь зал, направляясь к его столику.


- Вы выбрали что-нибудь? - деловито взяв в руки блокнот и ручку, поинтересовался.

- Да, определённо. Сходишь со мной на свидание? – спросил мужчина, улыбаясь обворожительно, а фирменная ручка выпала из моих пальцев и тихо ударилась о паркет.


========== часть 2 ==========


- Да, определённо. Сходишь со мной на свидание? – спросил мужчина, улыбаясь обворожительно, а фирменная ручка выпала из моих пальцев и тихо ударилась о паркет.

Что?! О чём, чёрт возьми, он говорит? Какое ещё свидание? Он для этого пришёл сюда, ко мне на работу? Пока мысли судорожно бегали в голове в поисках слов, которые помогут мне выйти из этой неловкой ситуации, как опытному менеджеру, мужчина одним плавным движением наклонился, подняв упавшую ручку и протянув её мне, ослепительно улыбаясь.

- Ну так что? – Владимир продолжал улыбаться, глядя на меня и так и оставаясь с протянутой рукой, а мои руки на пару мгновений будто оцепенели, лишь кончиками пальцев теребя край форменного фартука.

- У нас… - я неуверенно прокашлялся, забрав из рук мужчины упавшую вещь, - Запрещено общаться с клиентами на посторонние и, тем более, личные темы, - выдержав вежливую паузу и поймав его удивлённый взгляд, я всё же продолжил. – Если Вы ещё не определились с заказом, то я подойду чуть позже.


Развернувшись на каблуках, я спешно покинул зал, из-за нервов непривычно громко топая по устланному ковром полу, вновь скрываясь за широкой аркой, и даже ни разу не оглянулся посмотреть на ошарашенного мужчину. Одна рука всё так же продолжала теребить подол фартука, а вторая - до боли в пальцах сжимать блокнот с прикреплённой к нему ручкой.


Что за чёрт с этим мужчиной? Ему совсем нечем заняться? После подписания удачного контракта перепил и спьяну творит, что ему вздумается? Мысли метались в моей голове, как обеспокоенные голодные птицы вокруг наполненной кормушки. Я продолжал стоять, малодушно спрятавшись за широкой аркой, и ждал положенные пять минут, молясь всем богам, в первую очередь Одину, чтобы эти минуты никогда не иссякли. Это ненормально, вся сложившаяся ситуация – полный бред.


- Итак… - начал вновь я вежливым тоном, терпеливо прилепляя к лицу одну улыбочку из разряда «я Вас внимательно слушаю, сэр». Но договорить мне Владимир не дал.

- Итак, ты пойдёшь со мной на свидание? Сегодня. Заберу тебя после работы. Во сколько ты заканчиваешь? – на его мужественном лице не мелькнуло и тени смущения, несмотря на то, что он пригласил на свидание парня, находясь прямо у него на работе. Этот мужчина определённо сумасшедший.

- Боюсь, я не могу обсуждать с клиентом свою личную жизнь. Так что бы Вы хотели заказать? – наткнувшись на мой упрямый и, надеюсь, непоколебимый взгляд, мужчина тяжело вздохнул и соизволил-таки заказать себе запечённую картошку с мясом в остром соусе и стакан виски. Довёл я его, видимо, до ручки.


Так победно, как я вышагивал от его столика к кухне, я не вышагивал даже после окончания школы, когда заявил всем своим опостылевшим одноклассникам и учителям о том, что гей, и послал их к чёрту, забрав с собой свой аттестат с одними лишь пятёрками.

И всё-таки в голове не укладывалось, что с ним не так. Моё чутьё прямо визжало о том, что Владимир не совсем в своём уме и мне пора сваливать. Желательно, из страны. Когда всё, что заказал мужчина, было приготовлено и мной самим аккуратно выставлено на подносе, я был почти готов продать душу дьяволу за то, чтобы превратиться в кролика и ускакать из ресторана по-тихому. Но дьявол почему-то появляться не хотел, а мужчина, затянутый в шикарный тёмно-серый костюм, не хотел испаряться из моего зала.


- Ваш заказ, - вежливо оповестил я, выставляя на столик перед Владимиром ароматную картошку и всё остальное, что он пожелал, включая спиртное.

- Мой гей-радар на тебе просто зашкаливает. Так в чём проблема? У тебя кто-то есть? – я едва воздухом не поперхнулся, когда суть вопроса дошла до меня. Да как он смеет?

- Приятного Вам аппетита, - вежливо оскалился в ответ мужчине, вместо того чтобы обгавкать его, как самому того хотелось. Нельзя, я же менеджер, в конце концов.


Я снова тихо удалился в свою каморку рядом с кухней, чтобы, наконец, отдохнуть. Хоть мой законный получасовой обеденный перерыв давно канул в лету, не поесть было бы самоубийством. Мне здесь работать ещё до позднего вечера, я просто не имел права болезненно выглядеть или плохо себя чувствовать. Одним махом проглотив свой крем-суп и греческий салат, залив всё это крепким кофе, я уже собрался было выйти в зал, чтобы проверить своего клиента, но наткнулся лишь на сцену того, как кто-то из официантов уже рассчитывал мужчину. Ну и славно, мне же меньше хлопот. Он так же стремительно покинул ресторан, как и пришёл, из-за чего я смог, наконец, облегчённо выдохнуть, вот только облегчение моё было недолгим.


- Алексей Дмитриевич, тут проблема, - мялся и жевал свои умопомрачительно пухлые губы молоденький официант Артур, поглядывая на меня, как нашкодивший котёнок.

- Что случилось?

- Клиент оставил сдачу… Большую. Сказал, это Ваши чаевые, - дрожащими ручонками парень протянул мне кожаный конверт с чеком и очередной пятитысячной купюрой. Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет! Второй раз за неделю.

- Я это улажу, Артур. Возвращайся к работе, - его недоуменный и одновременно подозрительный взгляд я пресёк одним своим - холодным и строгим.


- Шеф, он опять! – как и вчера утром, влетел я в кабинет босса, который по обыкновению что-то внимательно вычитывал на экране компьютера.

- Кто «опять»? – тяжело вздохнул начальник и провёл устало ладонью по лицу.

- Вчерашний утренний клиент. Пришёл, сделал заказ на маленькую сумму, оставил купюру в пять тысяч и просто ушёл. Это ненормально, я не могу опять забрать такой чай себе, - подал я боссу в качестве доказательства кожаный конверт. Вчерашняя история повторилась: он открыл, посмотрел, нахмурился и с шумным вздохом его закрыл.

- Алексей, скажите честно, у Вас с этим клиентом какие-то личные споры? – его пронзительный взгляд прошиб меня, заставив вздрогнуть, как первоклассника на линейке, и вытянуться по струнке. Пальцы неосознанно вновь начали теребить подол форменного фартука.

- Я бы не назвал это спором. Этот клиент… Я его не знаю. Но он весьма навязчиво пытается набиться мне в друзья, - улыбнулся натянуто и постарался держать свой взгляд на глазах шефа, чтобы не выглядеть перед ним так же, как передо мной выглядел ошарашенный Артур.

- Что ж. Об этом, - босс поднял конверт со счётом и деньгами и убрал его с глаз моих долой в ящик своего стола, - мы сегодня забудем. А свои личные проблемы с этим клиентом реши, пожалуйста, сам. И как можно быстрее. Мне не нужны проблемы с налоговой.

- Да, шеф, я понимаю, - расстройство отчётливо просквозило в голосе против моей воли, отчего окончание фразы я буквально прожевал.

- И не убивайся ты так, Алексей! Всё в порядке, никто не умер, - жизнерадостно напоследок улыбнулся шеф, после чего я поспешно покинул его кабинет. Конечно, никто не умер. Пока что.


Остаток дня я работал, как проклятый. Встречал каждого клиента, помимо этого обслуживая одновременно три-четыре столика в зале, чем заставлял своих официантов удивлённо на меня коситься и молча разевать рты. Что смотрите? Начальство тоже работать умеет. Желторотики.


- До свидания, Алексей Дмитриевич! – хором попрощалась со мной компания молодых парней – моих официантов – и вытекла на улицу, шагая в сторону автобусной остановки. Хорошие, по сути, ребята.

А я остался приводить зал в порядок. Пылесосить и мыть полы здесь есть кому, но вот следить за атмосферой и опрятностью – моя обязанность. Задвинул шторы, прежде проверив, все ли столы и стулья стоят правильно, и выключил свет, спускаясь со своего этажа на первый. Анна с третьего управилась быстрее меня, поэтому уже ушла, а Валерий всё ещё возился с приведением своего зала в порядок. Всё-таки первый этаж всегда был самым людным.

- Шеф, я ушёл, - заглянув в кабинет босса, по привычке попрощался с ним. Он у нас трудоголик, всегда остаётся в ресторане дольше всех. Не понимаю, над чем он там целыми днями работает, но он просто батрак. Попрощавшись и с уставшим Валерием, я покинул здание, направившись в сторону станции метро.


- Подвезти работника? – донёсся до меня знакомый голос со стороны дороги, и я, обернувшись на его звук, с удивлением обнаружил Владимира. Он сидел за рулём машины с настежь открытыми окнами и улыбался мне совершенно обворожительно, как тогда в метро, когда мы познакомились.

- Вы преследуете меня? Знаете, из-за Вас я получил выговор от начальства, - пожав плечами, я продолжил идти по улице, наблюдая, как мужчина со скоростью улитки едет за мной, прижимаясь к тротуару.

- Правда? Какая жалость. Могу ли я загладить свою вину, пригласив тебя на ужин?

- Не помню, чтобы мы переходили на «ты». И пожалуйста, не оставляйте больше такие большие чаевые. За это нас могут оштрафовать или вовсе закрыть, - метнув украдкой взгляд в сторону машины, я с неудовольствием заметил, что она шикарная, такая же, как и весь этот Владимир с головы до пят. Почему с неудовольствием? Да потому что.

- Тебе всего лишь нужно сходить со мной на одно свидание, чтобы этого больше никогда не повторилось, - мужчина совершенно пропустил мимо ушей мои слова о переходе с «вы» на «ты», но меня это почему-то не удивило.

- Это чистой воды шантаж. Я не собираюсь выполнять Ваши условия. Всего хорошего, - резко свернув в тёмный переулок, я оставил Владимира одного наедине с его самоуверенностью. Пусть знает, что мы тоже не лыком шиты, нас так просто не купишь.


Но мои слова, к великому сожалению, не возымели на мужчину никакого действия. Он пришёл в ресторан и на следующий день, вновь заказав обед и оставив не такие астрономические, но всё-таки довольно щедрые чаевые обслужившему его официанту. С его стороны продолжались попытки потребовать меня обслужить его, но мои вышколенные официанты лишь учтиво рассыпались в извинениях и сообщали о том, что у их начальника очень много работы. А мужчина пришёл и на следующий день, и на тот, что после него. В общем, он преследовал меня до самого конца моей рабочей недели, и это было ужасно. Такой напряжённой атмосферы у меня в зале не было ещё никогда, это почувствовали даже менеджеры с других этажей: Анна пару раз спускалась ко мне с предложением помочь, но чем она могла? Лишь утешить. И она утешала меня так, как умеют это только женщины: прижимала к своей мягкой груди и гладила по волосам. Люблю я женщин, несмотря на то, что гей. Они прекрасные, просто мне не дано постичь их красоты.


Когда на вторую рабочую неделю после нашего злополучного знакомства с Владимиром в метро обстановка не изменилось, меня вызвал к себе босс. И это ничего хорошего не сулило.

- Что у тебя происходит, Алексей? – одарив меня одним тяжёлым взглядом из своего арсенала, спросил шеф, складывая руки на груди в жесте неодобрения.

- А что у меня происходит? – попытался я скосить под дурачка, однако неудачно: взгляд мужчины стал ещё тяжелее.

- Ты работаешь так же хорошо, как и раньше, но у тебя в зале прям воздух искрится. Вы с тем клиентом так и не выяснили отношения?

- Шеф, я ничего не могу поделать! Он преследует меня. Я уже неоднократно ему говорил, чтобы он прекратил навязываться, но ему что об стенку горох. Я не знаю, что мне делать. Если сложившаяся ситуация плохо сказывается на работе, то я готов… - договорить босс мне не дал, подняв руку в жесте, требующем замолчать.

- Не надо мне здесь жертвоприношений, Алексей. Ты хороший работник, я сам когда-то отдал тебя на курсы. Я, знаешь ли, кадрами просто так не разбрасываюсь. Думаю, я знаю, что нам с этим делать.

- Вы переведёте меня в другой филиал, да? – огорчённо опустил я голову, впиваясь болезненным взглядом в свои колени. Не хотелось уходить отсюда, я здесь уже ко всему прикипел, всех знал, весь зал изучил от и до. А теперь что? Бежать, прятаться? Из-за какого-то там бизнесмена с замашками сталкера? Дожили Вы, конечно, Алексей Дмитриевич.

- Сделаем небольшую рокировку. Тебя туда отправим, а одного менеджера оттуда к нам пригласим. Ничего существенно не поменяется. А клиенту твоему сообщим, что ты уволился по собственному желанию.

- Это просто побег от проблемы, шеф…

- Лёша, - я вздрогнул от такого обращения: давно меня никто так не называл, а уж тем более босс. Он всегда старался поддерживать деловые отношения со всем персоналом, несмотря на то, что частенько сбивался с «ты» на «вы» и обратно, что, кстати, многие считали одной из его милых черт. – У меня большой опыт работы в этом бизнесе, и я прекрасно знаю, что официанты часто подвергаются различного рода домогательствам. Не знаю, почему этому клиенту так приглянулся мой бесценный менеджер, но я никому не дам разрушить мой порядок. Мы сделаем так, как я решил. Ты понял?

Всё, что мне оставалось, это послушно кивнуть в ответ. Конечно же, я понял, шеф. Я понял.


На душе было муторно весь вечер, заснуть никак не удавалось. Завтра, уже завтра я должен буду поехать на новое место работы. Со своими мальчишками я попрощался сегодня вечером, скрепя сердце, оповестив, что меня переводят. Такого разочарования на их лицах я ещё никогда не видел и уж тем более не ожидал. Остаток рабочего дня они вознамерились проходить, как в воду опущенные, но я им спуску не дал. Нечего клиентов своим хмурым видом распугивать.


Естественно, храбрился я недолго. Точнее, храбрился я ровно до тех пор, пока следующим утром не оказался у самых дверей филиала нашего ресторана на другом конце города. Чтобы добраться до него вовремя, пришлось встать на час раньше обычного. Ничего, стерпится – слюбится. Так я думал до того момента, пока не оказался внутри. Официанты были растеряны, второй менеджер зала, а залов здесь было всего два, тоже. Никто не понимал, что происходит. Официанты, в числе которых было больше девушек, чем парней, встретили меня вежливо, но холодно, однако я мог их понять. Хоть они люди подневольные, но со своим менеджером давно сработались, а вот сможем ли мы с ними так же быстро найти общий язык, это большой вопрос. Конечно, я осмотрел зал очень внимательно, естественно, я проверил весь персонал своего зала на наличие надлежащей формы одежды. На знание меню проверять людей в свой первый рабочий день мне не позволила совесть, хотя это всё же следовало бы сделать. Первый день на новом месте прошёл напряжённо: я не мог запомнить нумерацию столов в зале, а официанты не могли запомнить, как там меня звать по имени и отчеству. Я, как никогда ранее, их понимал. Вся сложившаяся ситуация стала мне казаться полным абсурдом. Я просто сбежал от проблемы, а мой шеф мне в этом помог, хотя я и не имею права его обвинять, виноват лишь я один.


- Алексей, доброе утро, - в один из дней утром в моей квартире раздался звонок, я как раз уже завязывал галстук перед тем, как выйти из квартиры.

- Доброе утро, шеф. Что-то важное? – конечно, я удивился утреннему звонку босса, он человек занятой и потому нечасто сам звонит менеджерам, даже если необходимо передать важную информацию. Многие дела он поручает секретарю Татьяне Павловне.

- Хотел узнать, как тебе работается на новом месте. Неделя уже прошла, - вопрос был ожидаемым, но всё равно ввёл меня в секундный ступор, немного выбивая из колеи, отчего непослушные нервные пальцы запутались в галстуке, сминая его и делая из красивого узла непонятное чёрт те что.

- Нормально. С персоналом знакомимся, притираемся. С залом и клиентурой всё отлично. Зал в идеальном состоянии, отдаю должное предыдущему менеджеру. Кстати, как он там? Обустроился? – не смог не поинтересоваться, ведь я оставил на чьи-то чужие плечи заботу о своём зале, о своих парнях.

- Скучаешь? – рассмеялся хрипло и немного устало на той стороне трубки босс, а я едва не перекрестился. Первый раз услышал, как он смеётся. Такое вообще бывает?

- Я совру, если скажу, что нет. А тот клиент, он… Приходит? – совсем не получилось сделать вид, что меня это не волнует. Волнует!

- Нет. Он был обеспокоен твоим внезапным исчезновением, но я лично ему сообщил, что ты у нас больше не работаешь. Алексей, может, теперь сделаем обратную рокировку? – и я мог бы поклясться, что услышал в голосе босса неуверенность.

- Шеф, а это не слишком? Столько перемен за один месяц. Это какое-то издевательство над персоналом.

- Ничего, не сахарные - не рассыплются. Поработали немного в стрессовой ситуации – показали себя с лучшей стороны, и хватит. Ты мне здесь нужен, а Владлену там самое место. И не говори мне, что там тебя приняли с распростёртыми объятиями.

- Ну, да…

- В общем, иди на работу, Лёша. Обрадуй там всех новостью, что их менеджер возвращается. Поиграли в шпионов, и будет.

- Хорошо, шеф. До свидания. И, шеф… Спасибо! – в ответ на мою восторженную благодарность босс лишь смешливо хмыкнул и отключился.


Я целиком понимал его позицию: у каждого человека своё место. Моё – там, в уютном зале на втором этаже, это совершенно точно. И, естественно, босс не может позволить какому-то навязчивому клиенту разрушить имидж его ресторана, приставая к персоналу. Я бы не сказал, что у нас большая текучка кадров среди менеджеров, поэтому за каждого из нас босс стоит горой. За это его и любят.


- Что ж, ребята, у меня для вас хорошие новости, - бодро оповестил я присутствующих, едва успел зайти в раздевалку для персонала. – Завтра ваш драгоценный менеджер возвращается на своё законное место, а я ухожу восвояси.

В небольшом помещении, полном шкафчиков и табуретов, повисло гробовое молчание. Официант, пытавшийся незаметно покурить в форточку открытого окна перед моим приходом, так и застыл с сигаретой у рта, уставившись на меня стеклянными глазами – то ли испугался, что его застукали, то ли обалдел от услышанной новости.

- Но пока я здесь, то всё ещё могу уволить кое-кого за нарушение правил пожарной безопасности, - грозно глянув на него, я открыл свой шкафчик, начиная переодеваться в привычную униформу.

- Извините, эмм… - прощебетал парень, подходя ко мне и заглядывая в мои глаза честным-пречестным взглядом.

- Алексей Дмитриевич. Я здесь уже неделю работаю, мог бы запомнить, Серёжа. Как ты заказы запоминаешь вообще? – скосил недовольный взгляд на официанта, который выглядел виновато, но в уме, я уверен, уже убил меня всеми доступными ему способами.

- А он не запоминает, он записывает, - рассмеялась приятным тоненьким голоском из угла молоденькая девушка Маша. Ей всего восемнадцать, и она подрабатывает официанткой, чтобы помогать родителям оплачивать свою учёбу. Молодец девчонка, что сказать.

- Будьте готовы, через пятнадцать минут открытие, - отчеканил я строгим тоном и вышел в зал, окидывая его придирчивым взглядом. Поправил шторы, подвинул пару стульев, исправил несколько столов, на которых неправильно стояли солонки и перечницы, и вновь оглядел всё. Теперь нормально.


В последний рабочий день я домой не шёл – летел, порхая, как бабочка. Уже в понедельник я снова буду на своём родном месте, и больше никаких приставучих Владимиров в моей жизни не предвидится. На самом деле, он не был мне неприятен, но его способ ухаживания – денежные подачки в виде чаевых и излишне откровенные, поспешные и к тому же весьма навязчивые приглашения на свидание – был мне совершенно не по душе. Разве я похож на того, кому не хватает денег? Да, я не гребу их лопатами, но я вполне в состоянии содержать себя сам. Или, быть может, я похож на одиночку, которого даже некому пригласить на свидание? Это неправда. У меня часто бывают короткие романы или же партнёры на одну ночь, я достаточно привлекательный для того, чтобы в холодный вечер не остаться одному, и я знаю это. А этот Владимир слишком высокого о себе мнения. Думает, заявился ко мне на работу, потряс кошельком, пару раз улыбнулся, пригласил отужинать, и я тут же растекусь у его ног розовой лужицей? Как бы не так, мы и сами с усами. Может, я вообще предпочитаю молоденьких мальчиков? Какое мне дело до этого старикашки? Сколько ему? Около тридцати?

В общем, зол я был на мужчину немилосердно, но ещё больше я был зол на самого себя. Слабохарактерный кретин, надо было сразу просто послать его к чертям собачьим и пригрозить заявлением в полицию. За преследование всё ещё судят. Но я предпочёл сбежать, устроив проблемы не только себе, но и многим другим людям. Надеюсь, мой шеф не просечёт эту фишку, иначе не видать мне больше работы, как собственных ушей.


- Алексей Дмитриевич, с возвращением! – и где-то на заднем фоне даже прозвучали хлопушки. По возвращении на привычное место работы меня встречали всем скопом: и Анна, и Валерий, и мои парни в полном составе, и даже шеф-повар Эдуард. Анна, конечно же, в первую очередь ласково задушила меня в своих объятиях. Честно, из всех смертей я выбрал бы именно такую – быть удушенным в нежных объятиях женщины. Валерий искренне тряс мою руку, а Эдуард прыгал вокруг, охая и ахая и рассыпаясь в обещаниях угостить меня в обед чем-то особенным. После «торжественной части», если можно её так назвать, я заглянул в кабинет шефа, поздоровавшись с ним самим и с секретарём Татьяной Павловной, поймав в ответ её ласковую улыбку. Уже в раздевалке для персонала, в стороне от посторонних глаз, ко мне со щенячьими глазами подошли и Сашка, и Артур, и другие ребята, признаваясь в том, что я самый лучший менеджер и что они по мне сильно скучали. Вот уж чего не ждал, того не ждал. Раньше они, наверняка, жаловались друг другу на то, как я зверствую, а теперь вон как запели. Да уж, стрессовый менеджмент творит чудеса.

- Итак, парни, по местам. Мы открываемся! – не отдать должное работе Владлена, который временно заменял меня здесь, было просто невозможно – зал был в идеальном состоянии: шторы, как надо, столы и стулья стоят ровно, полы чистые, цветы везде свежие, сервировка всех столов идеальная. Это хорошо. А то я уж боялся, не запустит ли он тут мой зал. А пока я критичным и предельно внимательным взглядом сканировал помещение, парни выстроились вдоль широкой арки, гордо вздёрнув подбородки. Эх, желторотики родимые!


День был напряжённый: клиентов много, работы непочатый край, официанты забегались, как белки в колесе, мне даже пришлось помогать им с обслуживанием, но, несмотря на всё это, таким счастливым я себя давно не чувствовал. Всё в руках спорилось, и всё это было мне по душе. Мой зал, мои ребята, мои клиенты. Всё вокруг – привычное и родное, до боли знакомое. И, слава Богу, никаких настойчивых Владимиров на горизонте. День прошёл весь в заботах, но зато как по маслу! К тому же, в обед Эдуард действительно угостил меня особенным блюдом по случаю моего «триумфального», как он назвал, возвращения. Он приготовил специально для меня по своему какому-то особенному рецепту великолепное фруктовое парфе, хотел ещё напоить меня холодным фраппе, но я отказался – болеть мне сейчас было совсем ни к чему, поэтому он любезно согласился сделать для меня мокачино. Я уже даже было забоялся, а не слипнется ли у меня причинное место от такого обилия сладкого, какое в меня запихнули во время, казалось бы, коротенького обеденного перерыва. Но нет, не слиплось. Наоборот, я накушался от души, расцеловался в обе щеки с Эдуардом и Анной и в ещё более приподнятом настроении направился обратно в зал – помогать парням с обслуживанием.


Когда поздно вечером после нелёгкого, но, безусловно, приятного трудового дня я возвращался домой, возле злосчастной станции метро столкнулся практически нос к носу с - пропади всё пропадом - Владимиром! Мужчина явно кого-то ждал, постоянно нервно оглядываясь, а когда заметил меня, то сразу же как-то весь подобрался и, словно лайнер, неизбежно и быстро направился ко мне. Сбежать не было совершенно никакой возможности.

- Здравствуй, Алексей. Рад тебя видеть, наконец.

- Боюсь, это не взаимно. Простите, мне нужно идти, - я попытался осторожно обогнуть широкоплечего мужчину, но он лишь шагнул в одну со мной сторону, загораживая мне путь. Детский сад, ясельная группа, честное слово!

- Да хватит «выкать» мне, я всего-то лет на пять тебя старше. Я тебя обыскался. В ресторане мне сказали, что ты уволился.

- Так и есть. Но это совершенно не Ваше дело, - так же, как мужчина ранее не замечал моих замечаний по поводу его слишком неформального обращения ко мне, я старался не замечать или хотя бы делать вид, что не замечаю его просьбы.

- Брось. Разве интересоваться другим человеком – это преступление? Я всего лишь хочу познакомиться поближе, - мужчина протянул было к моему лицу руку, но в ответ натолкнулся на хмуро сведённые брови и поджатые губы. Ну уж нет. Пытаясь казаться как можно более грозным и решительным, я не сразу заметил, как из-за нервов снова начал теребить пальцами первое, что попалось под руку, - мохрастые кончики своего шарфа.

- А я не хочу с Вами знакомиться ближе, разве не ясно? Почему Вы всё время пытаетесь меня купить? Мне не нужны ни Ваши деньги, ни Ваше внимание. Я не испытываю недостатка ни в том, ни в другом. А сейчас простите, но мне пора идти! – ловко огибать статичные предметы – особый навык всех официантов и менеджеров, работающих в ресторанном бизнесе. Вот его-то я и применил, обойдя мужчину быстрее, чем он успел открыть рот и что-либо ответить на мои слова. Быстро спустившись в метро, я стремительно затерялся в толпе, где Владимир вряд ли бы смог найти меня даже со всей присущей ему удачливостью. Он настоящий сталкер, страх-то какой!


На следующее утро я, с ужасом для себя, осознал, что на радостях оставил свой ежедневник и некоторые другие личные вещи в отведённом мне шкафчике в дальнем филиале нашего ресторана. Не то чтобы я переживал, что кто-то их найдёт или прочтёт что-то, это ведь не личный дневник, но эти вещи были мне просто необходимы, чтобы делать записи и подсчёты и вести учёт всей деятельности в зале. Вчера я этого не делал потому, что был безмерно рад и счастлив, да к тому же завален работой, но другим утром, по прибытии на рабочее место, мысль о забытых вещах ударила мне в голову, как молния. Но ситуация не была непоправимой.


- Шеф, к нам сегодня на кухню новый товар приходит? – второй раз за утро зашёл я к боссу, немного нервничая из-за сложившейся ситуации.

- Да. А что такое, Алексей? – уставшие глаза начальника взглянули на меня из-под очков.

- Дело в том, что я кое-что забыл на том месте работы. Личные вещи и некоторые учётные записи. Мне они понадобятся сегодня, раз товар приходит. Разрешите в обед съездить и забрать? Только это будет не быстро, - действительно, подобная поездка по городу на метро займёт как минимум час туда и час обратно. А на машине, если без пробок, час-полтора всего. Вот только машины у меня не было, какая ирония.

- Да разрешу, конечно. Дам тебе своего водителя, пусть отвезёт. На машине всё быстрее будет, - на удивление спокойно шеф отнёсся к не очень-то хорошей новости, пожал плечами и снова уткнулся в свои бумаги, но, когда я был уже возле двери, его голос вновь остановил меня. – Кстати, Алексей. Попроси Эдуарда что-нибудь добротное приготовить, возьмёшь с собой гостинцы для тамошних ребят. Кнут был, пора и пряники раздавать, - после подобных слов босса мне стало немного не по себе, и я, еле-еле сумев кивнуть, покинул его кабинет. Эх, да уж. Он у нас, конечно, добрейшей души человек, но всё равно справедливо строгий и к тому же хитрый. Метод кнута и пряника. Кто бы мог подумать!


Заглянув на кухню первого этажа, где бывал-то всего пару раз за всё время своей работы здесь, я вежливо попросил Эдуарда приготовить для ребят из второго филиала что-нибудь совершенно особенное и вкусное. Услышав о коллегах по работе, шеф-повар загорелся какой-то идеей, как спичка, и спешно выпроводил меня из святая святых.

В первой половине дня всё было спокойно: парни работали слаженно, посетителей было немного, как и обычно по утрам, в других залах тоже всё было отлично - так что я даже вздохнул с облегчением. Заранее. А зря.

Когда подошло время обеденного перерыва для менеджеров, я, как и говорил шеф, вместе с его водителем и увесистой плетёной корзинкой, полной каких-то ароматных вкусностей, которую вручил мне Эдуард, отправился в дальний филиал. Водитель, надо отдать ему должное, был не просто мастером в деле огибания разных пробок, а прямо-таки супергероем. Его езда – высший пилотаж! Мы добрались до места назначения по истечении получаса.


Вновь увидев меня в своём уютном маленьком мирке, работники засуетились: некоторые встречали, некоторые недоумевали, что я опять здесь делаю, некоторые сторонились. Что ж, все мы люди, и их тоже можно понять.

- Алексей? – обратился ко мне приятный на вид молодой человек, кажется, чуть младше меня. Должно быть, это и был Владлен, который стал жертвой моих личных проблем с одним весьма и весьма навязчивым бизнесменом. – Что Вы здесь делаете? Вы от шефа?

- А я к вам с гостинцами, ребята! Босс попросил передать вам вкусный подарок от нашего шеф-повара, - оставив менеджеров и официантов восторженно охать и ахать, рассматривая содержимое плетёной корзинки, я отправился в раздевалку для персонала, чтобы поскорее забрать из ящика забытые вещи. Но меня прервал неожиданный телефонный звонок, и, что самое удивительное, номер был незнакомым.

- Алло?

- Лёша?

- Аня? Что случилось? Почему ты звонишь? – вот уж действительно, удивила так удивила. Не припомню, чтобы давал Анне свой номер телефона. Нет, я не против, чтобы она мне звонила, но просто между нами, менеджерами, не было особо тесной дружбы. Да, мы общались достаточно часто, но в неформальной обстановке не встречались ни разу, поэтому совершенно логично, что ни у Анны не было моего номера, ни у меня - её.

- Лёша, беда! Тот клиент… Ну, тот, который тебя преследовал. Он приходил! Пришёл, накричал на шефа, что тот, мол, ему соврал, что ты уволился, требовал тебя позвать, а Эдик возьми да ляпни, что ты в другой филиал поехал! В общем, Лёша, он сейчас едет туда. Я… Я даже не знаю, что делать… - прерывистая и взволнованная речь девушки окончательно выбила меня из колеи. Он снова меня преследует, этот Владимир! Да что ж ему надо-то от меня? Пришёл, устроил скандал, ушёл, а теперь ещё и рыщет в поисках меня по всему городу. Кошмар!

- Аня, Ань, успокойся. Всё хорошо будет. Не переживай, не думай об этом. Работай лучше давай, наверное, клиентов куча. Обед же, - дождавшись утвердительного «угу» девушки, я сбросил вызов и стал с ускорением собирать свои вещи, распихивая их по карманам сумки-почтальонки. Некогда мне тут возиться!


Но даже то ускорение, которое я себе придал, не помогло мне избежать роковой встречи с вездесущим Владимиром. На выходе из ресторана рядом со служебной машиной, на которой я приехал сюда, я увидел машину мужчины и его самого, курящего, прислонившись к дверце спиной. Едва увидел меня, он поспешил выкинуть сигарету, и вновь приблизился ко мне с крейсерской скоростью, не дав и шанса спрятаться в машине шефа.

- Добрый день, Алексей, - вроде бы приветливо, но всё равно как-то нервно улыбнулся мужчина, а мне показалось, что вот прямо сейчас он будет меня медленно расчленять. Руки вновь нашли что-то более-менее подходящее и начали это теребить. Чем-то подходящим вновь оказался мой собственный шарф.

- Уже не добрый, - стараясь вложить в голос как можно больше недовольства, ответил я мужчине и посторонился, чтобы показать ему, что его присутствие рядом мне неприятно.

- Почему? Не рад меня видеть?

- Нет, не рад.

- А ты обманщик, оказывается, Алексей. Сказал, что уволился, а сам как работал, так и работаешь. Нехорошо, - его ласковая улыбка предвещала мне долгую и мучительную смерть.

- Нехорошо приходить на работу к чужому человеку, повышать голос на его начальство и портить атмосферу в рабочем коллективе! У Вас нет никакого чувства такта, вот что я Вам скажу! – отодвинув мужчину, насколько это вообще было возможно, в сторону, я уверенным шагом направился к служебной машине, но был предательски легко пойман широченной горячей ладонью за запястье. Владимир продолжал аккуратно придерживать меня за руку, удерживая возле себя, и стал говорить тише, чтобы услышать мог только я:

- Слушай, я не пытаюсь тебя купить. Может быть, я слишком настойчив, но и ты слишком уж упрям. Просто сходи со мной на одно свидание, и если тебе не понравится, то я больше не стану навязываться, - серьёзный и уверенный взгляд его глаз прошиб меня, заставляя ноги стать ватными.

- Всего одно свидание? И Вы перестанете преследовать меня?

- Да, - ожидание и надежда в его взгляде заставили меня смилостивиться. В конце концов, не обеднею я, если разок схожу с ним на свидание.

- Что ж, ладно. Одно свидание. Но только без лишнего пафоса, хорошо?

- Хорошо, - и мне даже показалось, что улыбка, мимолётно мелькнувшая на лице мужчины, была искренне радостной. – Я заеду за тобой в пятницу после работы.

- Договорились, - я постарался предельно аккуратно высвободить своё запястье из широкой ладони мужчины и вежливо кивнул ему на прощание. – До свидания, Владимир.

- Пока… - мне показалось, что он сказал это с придыханием и снова как-то по-особенному улыбнулся. Хотя, возможно, мне действительно просто показалось. А когда кажется, надо что делать? Правильно, забывать о случившемся.


Со спокойной душой и ледяным сердцем я продефилировал к служебной машине, ни разу не оглянувшись на оставшегося стоять позади мужчину, и, едва успел забраться внутрь, попросил водителя ударить поскорее по газам. Ледяное сердце отплясывало в груди чечётку из-за того, какие чувства вызывала моя скромная персона у неприступного на вид бизнесмена. И вовсе мне не лестно. И не приятно совсем. Конечно же, нет.


По возвращении на работу у меня не вышло скрыть своего излишне взволнованного состояния от босса, и тот вызвал к себе «на ковёр».

- Ты случайно не пересёкся там со своим знакомым, Алексей?

- Пересёкся, шеф. Но Вы не переживайте, мы всё решили. Больше он не будет меня преследовать, и ресторану он никак не навредит. Я обещаю. И, шеф… Извините, из-за меня он на Вас голос повысил. Мне так жаль… - из-за нервозности пальцы сами собой вновь стащили со стола босса несчастную салфетку и принялись её расчленять.

- Это не твоя вина, так что не извиняйся! Ты мне вот что скажи, Алексей. Он тебе неприличные предложения делал, мужик этот? – вопрос начальника не просто ввёл меня в замешательство, а заставил, как в старые школьные времена, покраснеть, как маков цвет.

- Нет, что Вы! Он просто меня пригласил… - куда там меня пригласил Владимир, придумать я не успел, поэтому продолжал беспомощно теребить салфетку.

- На свидание? – ни капли не смущаясь, прямо задал вопрос шеф. Моё смущённое молчание было куда красноречивей любых слов. – Вот ведь Эдька, орлиный глаз! Эх, плакало моё Шардоне!

- В каком смысле? - кажется, у меня даже нервно задёргался глаз из-за слов начальника о вине. Выпить хотелось немилосердно.

- Проиграл я спор-то! Да уж, Алексей, не ожидал я от тебя, что ты с Эдькой одного поля ягода, - шеф задумчиво тёр лоб и улыбался как-то растерянно, а мне очень хотелось провалиться под землю, и вдвойне сильнее хотелось выпить.

- Знаете, шеф, я, наверное, пойду. Работа ждёт, - вышел я из кабинета начальства, как оловянный солдатик.


Оставшийся рабочий день прошёл, как в тумане. Парни сновали по залу туда-сюда, Анна пару раз спускалась ко мне, желая выведать, что приключилось со мной в далёком краю - втором филиале. А я лишь отсиживался в комнате для персонала, как обухом пришибленный. Шеф знает. Эдуард знает. Владимир знает. У меня на лбу что ли неоновая вывеска? Или бегущая строка?


А уж неделя до пятницы вообще потекла, как песок сквозь пальцы - предательски быстро. Я начинал рабочий день, приходя самым первым, честно отрабатывал свои кровные, заканчивал последним, проверял зал, закрывал его, уходил, и день на этом заканчивался. Слишком быстро заканчивался, вот в чём проблема! Утром пятницы я с неудовольствием для своей скромной персоны заметил, что слишком уж тщательно выбираю, что мне надеть. Не то чтобы мне хотелось нарядиться специально для Владимира, но свидание - это в принципе случай особый, требующий определённой подготовки, в том числе и внешнего вида. В общем, застрял я на этом деле конкретно, едва на работу не опоздав.


========== часть 3 ==========


В итоге я, как последний дурак, оделся, словно на парад: светло-серые чуть зауженные классические брюки со стрелками, молочно-белая рубашка с воротником-стоечкой и кремового цвета пиджак с белыми манжетами и лацканами. Нарядился Алексей Дмитриевич, молодец! И смех, и грех, честное слово. И ведь всё равно никто этой красоты, кроме Владимира, не увидит – на работе придётся переодеться в форму, а на улице холодина, и под пальто никто, конечно же, ничего не разглядит. В такой ситуации даже не притворишься, что просто всегда стильно одеваешься, ведь не для кого. И всё-таки у меня слишком давно не было обычного свидания, вот и я разволновался. Имею право.


На работе в пятницу я был немного не в себе, каким-то слишком рассеянным, так что даже мои официанты попросили меня вернуться с небес на грешную землю. Желторотики, да кто им вообще разрешал начальству замечания делать? Хотя парни в целом были правы, я вёл себя слишком непрофессионально. Благо, на выполнении обязанностей менеджера это почти не сказалось. В первой половине дня. Потому что в обед ко мне любезно заглянула Анна, чтобы ошарашить очередной «приятной» новостью.


- Ну, так что, вы с ним теперь встречаетесь? – спросила девушка совершенно непринуждённо, как будто о погоде, а я едва не подавился своим мясом в остром соусе. Кто её за язык-то тянул?

- С кем? – лучшая защита – это сделать вид, что ты не ты, и твоя хата с краю.

- С Владимиром с этим, Лёш! Он тебя тогда так искал, я думала, бить будет. А он возьми да пригласи на свидание. Эх, такой мужчина зря пропадает! – мне показалось, что девушка вздохнула как-то мечтательно и одновременно огорчённо. Серьёзно?

- Ничего мы не встречаемся. И кто тебе сказал эту глупость про свидание? Не было ничего подобного, - мои отношения с Владимиром касались только нас с ним и никого более. Не понимаю, почему всех в ресторане вдруг стала так сильно заботить моя личная жизнь.

- Так Эдуард же сказал! Сказал, ему шеф спор проиграл на бутылку чего-то там. На тебя спорили, между прочим. Так это что значит, Эдик у нас мухлюет? – мне было непонятно, как девушке удавалось с таким непринуждённым выражением лица продолжать просто сидеть и доедать свой обед.

- Нет, - ладони сами по себе сжались в кулаки не то от злости, не то из-за неимения «чего б растормошить» под рукой, - Не мухлюет. Скажи, Ань, а тебя вообще не смущает тот факт, что за мной прям на работе ухлёстывает какой-то мужик, нет?

- А почему это должно меня смущать? – она даже глазками похлопала, как персонаж из мультиков, а после добавила, ласково улыбаясь. – Я не завистливая, Лёша, я за тебя радуюсь!

Мне ничего не оставалось, кроме как спрятать лицо в коленях, сгорбившись в три погибели, и глухо простонать от безысходности. На меня уже и спорят, того гляди скоро вообще ставки делать начнут. Всё, остановите Землю, я сойду!


- Алексей Дмитриевич, мы закончили, - в конце рабочего дня оповестил меня Артур, крутясь рядом с видом нашкодившего котёнка и снова показательно кусая свои пухлые губы. – Вы всё проверили? Домой не собираетесь?

То, как парень отчаянно, но безрезультатно пытался меня соблазнить вот уже которую неделю, естественно, от моего зоркого глаза не укрылось, но мне совершенно не хотелось заводить никаких служебных романов, да и слишком уж по мне был юн наш Артур.

- Вы можете идти, парни, - снимая с себя рабочую форму, я постарался выглядеть как можно более невозмутимым. Тянуть время смысла не было, наверняка Владимир уже ждал меня где-нибудь возле ресторана, но и торопиться под пристальным взглядом официанта я не собирался, так что аккуратно и неторопливо натягивал на себя повседневную одежду. Хотя, сегодняшний мой наряд повседневным назвать было сложно.

- Ого, Вы сегодня прям при параде. Куда-то пойдёте? – скрыть заинтересованность парень и не пытался, а голос его звучал каким-то подавленным, но в то же время в нём была и скромная надежда.

- На свидание, Артур, на свидание, - улыбнулся я мальчишке как можно более плотоядно и непривлекательно, чтобы он и думать забыл поймать меня на крючок.

- П-правда? – не замечал за ним раньше привычки заикаться. Должно быть, из-за нервов.

- Правда. А что, думаешь, староват я для свиданий? – захлопнув дверцу шкафа и накинув своё пальто, я повернулся к парню лицом, вертя связку ключей на указательном пальце. Лицо Артура стало пунцовым, отчего я немного застыдился самого себя. Смущаю тут невинный люд!

- Нет, совсем нет… Вы очень даже… Ну, в смысле, вы как раз в таком возрасте, что… - парень постоянно запинался, отчего краснел ещё больше, а я был уже готов убить сам себя за свой садизм. – Боже, что я несу… Простите! – выкрикнул парень в отчаянии и был таков. Он просто сбежал! Нет, это не дело, надо будет извиниться перед ним. Какая же Вы всё-таки скотина, Алексей Дмитриевич, над влюблёнными юнцами издеваетесь!


- Добрый вечер, - приятный баритон, заставляющий воздух вибрировать, окутал меня с головы до пят, как только я приблизился к мужчине, что вновь стоял, прислонившись спиной к дверце машины, и курил.

- Добрый, - я даже больше и не нашёлся, что ответить, лишь с удивлением пронаблюдав, как мужчина галантно открыл передо мной дверь. Я, конечно, не кисейная барышня, но всё равно приятно.


Ехали мы не молча – Владимир как бы невзначай спрашивал, как прошла моя неделя и последний рабочий день, и сам рассказывал немного о своей работе. Вроде бы, ничего сильно значащего он не сказал, но из его слов я всё же понял, что он какой-то большой начальник, чьи подчинённые совсем расслабились и не хотят ничего делать. Если присмотреться, то мужчина действительно выглядел немного уставшим, но всё же довольным, видно, рад был, что я всё-таки согласился. Ехали мы недолго, очевидно, ресторан, выбранный Владимиром, находился также недалеко от центра.


Что-что меня удивило, так это оформление ресторана. За высоким деревянным забором ничего нельзя было увидеть, но когда мы, наконец, оказались внутри уютного дворика, я не сразу поверил своим глазам: само здание ресторана выглядело, как какой-нибудь роскошный дворец девятнадцатого века, а вокруг него, в особенности недалеко от широкой лестницы, было множество карет – больших и маленьких, в которых были люди. Настоящие люди! Я не сразу понял, в чём тут фишка.

- Нам сюда, - я попросту не успел запротестовать, когда понял, что мужчина тянется ко мне, чтобы взять за руку, а когда он уже сделал это, мягко и ненавязчиво, вырываться смысла не было – это было бы глупо.

Мы подошли к одной из карет, которая почему-то пустовала, и только тогда я понял, в чём здесь дело. Это ведь домики! Как обычно бывают домики в придорожных кафе – на шесть человек, на четыре, на большую компанию. Колёса кареты были железными, а не деревянными, и совершенно точно не могли двинуться с места. Заглянув в окно, я увидел, что внутри это действительно лишь обычный домик – два мягких диванчика стояли друг напротив друга, а посередине между ними был столик.

- Прямо как в сказке про Золушку, - восхищённый полушёпот вырвался у меня непроизвольно, и я даже не успел подумать, чтобы остановить это. Владимир в ответ ласково улыбнулся и помог мне забраться внутрь. На удивление, в маленькой карете было тепло и приятно пахло древесиной и чем-то ещё – то ли облепихой, то ли липой.

- Не слишком пафосно? – мне показалось, будто он спросил это даже немного смущённо, и я поспешил отрицательно помотать головой. Не слишком. Владимир, высокий и широкоплечий, смотрелся в маленьком пространстве кареты немного комично, но не неуместно. Однако, нельзя было не заметить, что он по-мужски красив.


Открыв меню, я совсем не удивился ценам, они месту целиком и полностью соответствовали. Когда я совсем запутался в разнообразии здешних блюд, не зная, что выбрать, так как кухня тут совсем отличалась от той, что была в нашем ресторане, то решил обратиться за помощью.

- Срочно посоветуйте, что мне заказать, а то у меня глаза разбегаются, - мужчина приглушённо рассмеялся в ответ.

- Если они разбегутся и больше не встретятся, это будет обидно, - он вновь рассмеялся, поймав на себе мой пристальный взгляд. – Что ж, я бы посоветовал баранину. Она тут очень нежная, - на последнем слове я поперхнулся воздухом, надеясь, что это осталось незамеченным. Очень уж мягко оно прозвучало из губ такого мужественного человека, у меня даже мурашки по рукам пробежали.

- Ладно, я целиком доверюсь Вашему выбору сегодня, - отложив увесистую папку меню в сторону за ненадобностью, я поднял взгляд на мужчину. Всего на секунду в воздухе повисло неловкое молчание, а брошенная невзначай фраза стала казаться мне непозволительно двусмысленной, но додумать я не успел – нас потревожила официантка.


Пока девушка внимательно слушала Владимира и иногда записывала в блокнот, я сканировал её взглядом, оценивая. Должно быть, давно работает. Сервис безупречен.

- Как тебе здесь? Твой профессиональный взгляд? – поставив локти на стол и пристроив подбородок на соединённых ладонях, мужчина приковал свой взгляд ко мне.

- На уровне, я бы сказал. Хороший сервис, меню необычное. Но дизайн, конечно… - я выглянул в окно, где снаружи дул прохладный ветер и мелко накрапывал редкий дождь, - просто сказочный. Я бы ни за что не придумал сделать нечто подобное.

- Рад, что тебе нравится, - его улыбка едва не заставила меня смутиться. Едва. – Расскажи о себе.

- Рассказать о себе? – я опешил от того, как быстро мужчина сменил тему разговора, и даже вздрогнул от его вопроса. А что мне, собственно, рассказывать?

- Что угодно. Про учёбу, про работу, про хобби, - хоть Владимир и пытался выглядеть уверенным в себе и непринуждённым, я кожей чувствовал его интерес.

- У меня достаточно типичная история: выучился на экономическом, во время учёбы подрабатывал в ресторане. Потом шеф отдал меня на курсы повышения квалификации и поднял до менеджера. Уходить работать по специальности как-то не хотелось – была стабильность и хорошая зарплата. Кидаться в неизвестность, как в омут с головой, это не про меня, - пожав плечами, я посмотрел на лицо мужчины, которое выражало крайнюю степень внимания.

- Да, найти работу по специальности в наше время достаточно сложно. Думаю, ты был прав, когда решил остаться. Пока молодой, можно и поработать для себя, - он склонил голову вправо, высказывая вслух свои соображения, а я не мог понять, почему так долго не отрываю от него взгляда.

- Пока молодой? А Вы у нас, значит, уже старый, да? – я просто не смог удержаться от подколки, заметив, как Владимир сам противоречит своим словам. То он говорил, что всего-то лет на пять старше меня, то теперь он явно выделяет нашу с ним разницу в возрасте.

- Не старый, - улыбка вновь проявилась на мужественном лице, а в уголках глаз собрались едва заметные морщинки, - но по тринадцать часов в сутки бегать по залу с подносом уже не смогу.

- Ой-ой, посмотрите, какие мы стали. Вы случайно не забыли свою вставную челюсть, дедуля? А то сейчас Вам придётся мясо жевать, - я не мог не рассмеяться над его причитаниями. Бегать не сможет он, как же!

- Я не буду против, если ты за меня будешь пережёвывать, - Владимир вроде бы непринуждённо засмеялся в ответ, но мне почему-то показалось, что он это на полном серьёзе. – И, правда, Алексей, перестань уже мне «Выкать». Я не настолько тебя старше.

- Да не в возрасте дело, - пожав плечами, улыбнулся я мужчине немного неловко. – Просто смотрю на Вас, и язык не поворачивается фамильярно обращаться.

- А что со мной не так? – мужчина даже убрал руки со стола и выпрямился, поворачивая голову то вправо, то влево, пытаясь самостоятельно найти «изъян». Правда в том, что никакого изъяна не было, просто я…

- Ну просто Вы такой… - я попробовал руками изобразить его силуэт, но боюсь, вышло не слишком наглядно, - большой… Вот.

- Большой? – мужчина пару мгновений молчал, а после прыснул от смеха, и через несколько минут мы оба уже почти задыхались, не слишком-то стараясь сдерживаться.

- Так Вы поняли, о чём я? Мне будет нелегко начать обращаться к Вам на «ты».

- Я понял, понял, - мужчина приветливо улыбнулся официантке, которая принесла наш заказ, и любезно забрал из её рук нелёгкий поднос. И всё-таки он джентльмен.

- Выглядит вкусно, - я хотел лишь быть вежливым, но то, как мой живот предательски заурчал криком погибающего кита, выдало меня с потрохами.

- Ого, какие звуки! Кто-то сильно проголодался, - внимательный взгляд мужчины, устремлённый на мой живот, заставил меня инстинктивно прикрыть его руками. Нечего смотреть, куда не просят. – Ничего, сейчас мы тебя накормим.

- Ваша очередь рассказывать о себе, - я честно-пречестно старался это не буркнуть злобно, а сказать вежливо, чтобы как будто невзначай перевести тему разговора. Ну, и мне было чуть-чуть интересно. Самую малость.


Оказывается, Владимир был преемником компании своего отца, а тот мужчина, с которым он утром устроил деловую встречу в нашем ресторане, был его дядей, который согласился помочь племяннику в продвижении бизнеса на новый уровень. Новые поставщики, крупные заказы, даже госзаказы. Звучало перспективно. Образование Владимир получил так же, как и я, экономическое, но после не поленился и пошёл в магистратуру. Вот ведь бывают целеустремлённые люди. Регулярно он посещал различные тренинги по ведению бизнеса, хотя и много советов получил от отца, пока тот был ещё жив. Владимир был поздним ребёнком, по его словам, поэтому и похоронил отца так рано. Мои родители же были ещё молоды. Я не мог сдержаться от того, чтобы сравнивать нас в своих мыслях. Мы кардинально отличались, ничего общего, кроме образования, у нас не было.


- И как же Вы докатились до такой жизни? Расскажите мне, - с тихим звоном в очередной раз стукнувшись своим бокалом о бокал мужчины, я вновь отпил крепкого виски, чувствуя, что неумолимо хмелею и становлюсь всё непосредственнее.

- До какой «такой» жизни? – Владимир уже не пытался скрывать своего ко мне интереса – разглядывал меня всего. Не нагло, но внимательно. Должно быть, увиденное ему нравилось. Наверное.

- Бегаете за каким-то официантом, как мальчишка. На работе у него дебоширите. Следите. Как Вы до этого дошли? – не ворчать, как старая бабка, не получалось, всё же я был немного обижен на мужчину за его поведение.

- Так вот ты о чём. Я даже и не знаю… На самом деле, как я до такого докатился? – он бросил на меня вопросительный взгляд, как будто я на самом деле мог дать ответ на его вопрос. Примерный ответ у меня был, но озвучивать я его не собирался. Иначе это прозвучит, как приглашение.

- Да вообще… Беспредел. Криминал! – и мы снова выпили. Поначалу мы даже пили за что-то, теперь же в этом не было необходимости. Я устал, он устал, конец рабочей недели, мы оба хотим отдохнуть, и мы, в конце концов, на свидании. Можем и напиться немного.


Когда всё было съедено, выпито и разболтано, я вдруг почувствовал, что не хочу расставаться с этим мужчиной так быстро. Нет, конечно, я не стану приглашать его к себе домой на «чашечку чая», но хотелось побыть с ним чуточку дольше. Эх, была не была!

- Есть предложение продолжить этот вечер! – я попытался выглядеть убедительным, и я выглядел, но немного не в том смысле, в котором подразумевал. Удивлённый взгляд мужчины застыл на моём лице, и мне показалось, что мы оба даже чуточку протрезвели. – Ну, в смысле, может, мы немного прогуляемся, прежде чем идти по домам? – всю мою развязность как рукой сняло, и смущение ко мне незамедлительно вернулось. Радуйтесь, Алексей Дмитриевич, сейчас он примет Вас за легкодоступную давалку, отвезёт домой и больше никогда не позвонит. Какой же я дурак!

- А почему бы и нет, - тем временем ласково улыбнулся мужчина, очевидно, пытаясь сгладить углы той неловкой ситуации, которую я сам создал. – Вот только где в такую погоду?

Мысли в моей голове бегали с такой же астрономической скоростью только на госах, когда я по билетам сдавал экзамен преподу по экономической теории.

- Есть один парк. Вам понравится, обещаю! – едва успел мужчина расплатиться, я, как это сделал чуть ранее он сам, взял его за руку и нетерпеливо повёл за собой к машине. Мне определённо нельзя пить на свиданиях.

- Думаю, садиться за руль мне сейчас не следует, - а я-то и не сразу задумался над тем, что мы оба выпили и теперь не сможем ехать в комфорте и уюте машины Владимира. – Я вызову такси.

- Не стоит. Тут недалеко, пойдёмте, - парк находился действительно недалеко – нужно было лишь перейти дорогу, повернуть налево и пройтись немного вдоль по улице. Всё это время я не выпускал широкой ладони мужчины из своей руки. Сердце выделывало кульбиты в грудной клетке, грозясь проломить рёбра, щёки горели так, что я это чувствовал, но отпускать всё равно не хотелось. Я даже был готов выглядеть полным идиотом, но не отпустить его руку.


- Мы на месте! – продекламировал я как можно более бодро, когда мы с мужчиной остановились недалеко от ворот парка аттракционов, который дорабатывал свои последние деньки, прежде чем быть закрытым на зиму. Народу в последние дни сезона было хоть отбавляй – влюблённые парочки, родители с детьми, кучки подростков. Владимир смотрел на всю эту разномастную толпу немного растерянно.

- Так вот что ты имел в виду под парком, - он покивал как будто сам себе, а потом посмотрел на меня. – Хочешь на чём-то прокатиться?

То, как активно я закачал головой, грозило мне с ней и вовсе распрощаться.

- Пойдёмте на колесо обозрения, - раскрытой ладонью я указал на медленно крутящееся колесо, которое, несмотря на то, что не предвиделось никаких праздников, мигало разноцветными огнями, зазывая прокатиться.

Кажется, мой выбор мужчину немного смутил, так как на его лице я прочёл удивление пополам с неуверенностью. Пусть не переживает, я не боюсь высоты! Мы, а точнее я, уверенно купили билеты под пристальным взглядом пожилой кассирши и весело направились к аттракциону, возле которого уже образовалась небольшая очередь. Владимир всё не отводил взгляда от самой высокой точки. Глаза его в свете гирлянд сверкали.


Когда мы забрались в кабину, верхняя часть которой была из стекла, открывая отличный обзор на весь город, то сели друг напротив друга – рядом бы мы просто не влезли. Чем выше мы поднимались, тем более взволнован был я, желая поскорее оказаться на самой вершине, и тем хуже отчего-то выглядел Владимир.

- Вы в порядке? Выглядите не очень, - кажется, моя попытка мягко намекнуть мужчине на то, что он весь зелёный, увенчалась успехом.

- Нет-нет, я в норме, - мужчина беспрестанно тёр запястья и сжимал руки в кулаки, что с головой выдавало его нервозность. Я ещё с полминуты потугодумничал, пытаясь понять, что же с ним не так, а потом будто озарение снизошло на мою светлую головушку.

- Вы боитесь высоты?! – не знаю, спросил я это или утвердил, но воскликнул весьма удивлённо, чем заставил Владимира поднять на меня растерянный взгляд.

- Конечно, нет, - он попытался было отвертеться, но заметно вздрогнул, когда старое колесо в очередной раз громко скрипнуло.

- Надо же, - я уже не мог сдерживать рвущийся наружу смех, - Вы такой большой, а боитесь высоты! – руками, как и ранее в ресторане, я образно обрисовал фигуру мужчины, показывая, насколько он большой, но его моё веселье почему-то не впечатлило. Он стал ещё более хмурым, чем прежде.

- Алексей, всё не так… - договорить я ему не дал, просто накрыв его сжатые в кулаки ладони своими, вызвав шумный вздох и очередной удивлённый взгляд в свою сторону.

- Что же Вы сразу не сказали? Я бы тогда ни за что Вас не потащил на колесо, - глупая улыбка сама выплыла на моё лицо, и мне даже было слишком лень думать, насколько по-дурацки я сейчас выгляжу. – Но это ничего страшного, что Вы боитесь высоты, я же здесь!

Мужчина неотрывно смотрел на меня, а я смотрел на него, улыбаясь. За окном медленно плыл пейзаж вечернего города, который утопал в огнях магистралей, разноцветных витрин и горящих окон домов. Мне казалось, что Владимир меня сейчас поцелует.


Но он не поцеловал. Улыбнулся неловко и немного смущённо, поблагодарил шёпотом, сжал мои ладони в своих покрепче, но не поцеловал.

К тому моменту, когда мы выходили из кабины, весь энтузиазм с меня как рукой сняло. Стало неловко, и повисла тишина. Не гнетущая, но в ней витало смущение и нерешительность. Я не мог решиться переступить через свою гордость и глупость, чтобы признать, что этот мужчина нравится мне, действительно нравится. А он, наверное, не мог решиться перейти к каким-то более уверенным действиям. Но одно то, что он предстал передо мной беззащитным в своём страхе высоты, заставило меня почувствовать симпатию к нему. Никакой он не сталкер. Просто, наверное, он из тех, кто думает, что раз жизнь одна, то некогда медлить.


Пока мы ещё не вышли из парка, Владимир всё же вызвал такси.

- Тебя надо отвезти домой, а то поздно уже, - так он мне объяснил. И я впервые с того времени, когда был ребёнком, почувствовал чью-то заботу обо мне. «А то поздно уже».


Мы побродили ещё немного по парку, дожидаясь машину, и когда та, наконец, подъехала, я в последний момент успел попросить мужчину купить сладкую вату. Шиковать так шиковать, впадать в детство так впадать! Если что, я всегда смогу сказать, что просто был слишком пьян. Вот такие отмазки у нас, у взрослых.

Мужчина удивился, но просьбу выполнил даже с нескрываемым удовольствием – купил небольшой шарик, изнутри заполненный сладкой ватой и немного воздухом. Не церемонясь, я потянул Владимира вместе с собой на заднее сидение, подальше от глаз водителя. Не знаю уж, подсматривал он за нами или нет, но на протяжении всей поездки к моему дому я кормил мужчину сладкой ватой с рук и улыбался в ворот своего пальто, радуясь, что в темноте салона не видно, как я покраснел.

Алкоголь вообще сильно раскрепощает. Мне казалось, что мы с Владимиром знакомы уже много-много лет, а не несколько недель и вскользь.

Пару раз мужчина мимолётно касался губами моих пальцев, но не делал ничего непозволительно пошлого. Лишь мягко иногда прикасался к ним, забирая очередной кусочек сладкой ваты. Сам я попробовал её разочка три – мне кусок в горло не лез от всей этой ситуации, внутри скручивался какой-то непонятный комок чувств. Было хорошо, и страшно, и странно, и вообще.


Когда машина подъехала к моему дому, Владимир расплатился с таксистом и отпустил его, а мне было крайне неловко.

- Зря Вы отпустили водителя. Боюсь, я не могу пригласить Вас на чашечку чая, - из-за волнения руки теребили края шарфа, грозясь распустить шерстяные нити.

- Я знаю. Просто не хотелось при чужом человеке прощаться, - мужчина пожал плечами и улыбнулся мне так тепло и ласково, что захотелось провалиться под землю от такого взгляда и такой улыбки.

- Сначала вызовите себе такси. А то потом ждать долго, и холодно, - я честно пытался собраться и вернуть себе те крупицы мужественности, что я ещё не растерял за этот вечер.


Мужчина сделал, как я сказал, а после неожиданно поймал мою ладонь с нервно теребящими шарф пальцами своей ладонью и чуть сжал. Ноги стали ватными, а сердце в груди забилось так, что мне подумалось, а не слышит ли он его случайно. Было бы неловко.

- Я знаю, это всего лишь первое свидание, но… - Владимир немного помедлил, подняв на меня нечитаемый взгляд, - можно мне тебя поцеловать?

В лёгких вдруг резко закончился весь воздух, а сердце, пропустив пару ударов, стало колотиться пуще прежнего. В таких вот предобморочных случаях я обычно включаю тактику наглеца.

- Пока не попробуешь - не узнаешь, - и натянуть на лицо как можно более весёлую мальчишечью улыбку. Защитная тактика на случай, если вдруг всё это – шутка.

Но шутки не было. Владимир заулыбался ярче в ответ на мои слова и наклонился ближе к моему лицу, закрывая глаза. Я же додумался их закрыть за мгновение до того, как его сухие горячие губы коснулись моих. Узел, до этого скручивающийся внутри, вдруг порвался и затрепетал миллионами бабочек. Я, конечно, не романтик, но таких ощущений от простого поцелуя у меня не было, даже когда я целовался в первый раз. Необъяснимое и неудержимое волнение, страх и желание – всё перемешалось в один горько-сладкий коктейль, обещающий, что мне будет стыдно, но мне понравится.


Когда мужчина оторвался от моих губ, готов поклясться, что я был красный, как варёный рак. У меня было всё: быстротечные страстные романы, одноразовый секс, различные сексуальные практики, но никогда и ни перед кем я ещё не робел вот так, как мальчишка. И никогда мне не было стыдно за то, что я говорю или делаю. А сейчас было стыдно и страшно заранее: вдруг я скажу что-то не то, что-то, что ему не понравится? Вдруг он отвернётся от меня?

Какого чёрта я вообще думал об этом? Не знаю. Я ничем ему не обязан, как и он мне. Он вообще вынудил меня путём шантажа пойти на это свидание!


- Вы обещали, что перестанете меня преследовать, если я схожу с Вами на одно свидание, - приведя себя более-менее в норму, тихо напомнил я мужчине, поймав на себе его удивлённый и одновременно разочарованный взгляд.

- Обещал, - плечи его поникли.

- В таком случае сдержите своё обещание и больше не доставляйте мне проблем на работе. Пожалуйста… - просьбу я добавил неуверенно, всё ещё не до конца разобравшись, имею ли я право требовать от него выполнения своей части уговора или нет. – И ещё я хотел бы на выходных пригласить Вас на второе свидание.

Я и сам не заметил, что во время поцелуя и после него моя рука цеплялась за лацканы пальто Владимира, не давая ему отстраниться. Он внимательным взглядом проследил за движением моих пальцев по грубой шерсти, а после перевёл его на меня, но уже другой - улыбчивый и тёплый.

- Обожаю эту твою привычку, - он так просто пожал плечами, что от этой его непосредственности мне стало не по себе вдвойне.

- Какую ещё привычку? – я еле-еле смог оторвать непослушные пальцы от пальто мужчины и засунуть руки в карманы, чтобы они уже точно больше не подвели меня и не до чего непозволительного не добрались.

Владимир в ответ лишь смешливо хмыкнул и, услышав, как к нам подъезжает вызванное им такси, склонился к моему уху, прошептав напоследок:

- Я позвоню в воскресенье, - и мне не оставалось ничего, кроме как кивнуть ему на прощание.


Он уехал, а я, проводив удаляющуюся машину взглядом, поднялся к себе. Уже дома, выйдя на балкон, окна которого как раз смотрели во двор, я ещё долго глядел вниз, на то самое место, где мы стояли вдвоём и разговаривали. Дурак Вы, Алексей Дмитриевич, дело вовсе не в этом! Это место, где вы целовались! И только через несколько минут до меня дошло, что Владимир откуда-то знает мой номер, раз пообещал позвонить. Откуда он его знает, догадываться не хотелось, но, к сожалению для некоторых, я всё же догадывался.


Воскресенья я дожидался, едва ли не выпрыгивая из штанов. Да, мне хотелось поскорее с ним увидеться. Что такого? Имею право. В пятницу вечером я ещё долго не мог уснуть, а всю субботу промаялся без дела, ожидая, когда же, наконец, наступит долгожданное воскресенье. И вот оно.

Я проснулся рано для выходного-то дня, время было всего около девяти утра. Прибрался немного в квартире, лениво позавтракал, принял душ. Посмотрел прогноз погоды, прежде чем начать выбирать, что надеть. Оказалось, что нас ожидает резкое похолодание, так что придётся надеть что-нибудь потеплее. Мой выбор остановился на тёплых джинсовых штанах и мягком белом свитере крупной вязки. Люблю его.


Больше всего я боялся, что Владимир позвонит поздно вечером или вообще не позвонит. Ждать до вечера я бы умер, а, и вовсе не дождавшись, сгорел бы со стыда и огорчения. Но мужчина прервал мои грустные мысли своим звонком. Ну, кто ещё мог мне звонить с незнакомого номера?

- Доброе утро, Алексей, - приятный баритон мягко лился из динамика, заполняя меня изнутри чем-то тёплым и волнующим.

- Утро? Первый час дня на дворе. Только не говори мне, что ты только что проснулся, - я, конечно, попытался быть непринуждённым и совершенно естественным, но всё равно заставил Владимира ненадолго замолчать, с удивлением переваривая то, как мило я поступил, выполнив его просьбу обращаться на «ты». Однако он этого не озвучил, лишь смешливо хмыкнув на том конце трубки.

- Конечно же, нет. Я думал, а вдруг ты соня и любишь поспать до двенадцати? Так что не решился звонить раньше, - я прям кожей чувствовал, что мужчина улыбался.

- На заметку, я жаворонок, - больше слов у меня не нашлось, только смущённое сопение и улыбка, которую мужчина видеть не мог.

- Что ж, так даже лучше. Ты за полтора часа соберёшься? Я заеду.

- Соберусь, конечно, - сделав немного обиженный тон, засопел я в трубку, вызвав у мужчины тихий, хрипловатый смех. Ну, а что? Я же не кисейная барышня, чтобы по два часа собираться.

- Хорошо, тогда до встречи.

- Угум, - губы сами стали себя жевать, я здесь не при чём, - до встречи.


Обращаться к Владимиру на «ты» тет-а-тет было сложнее, чем по телефону, но я всё же переборол себя. Он приехал ровно через полтора часа и отвёз нас в уютное семейное кафе, где мы намеревались не то позавтракать, не то пообедать. Мы не определились.

Не знаю, почему я стал говорить «мы», ведь это как-то ненормально на втором-то свидании. К слову, по пути к кафе Владимир пытался вести машину и целовать меня в щёку одновременно. Получалось у него скверно, так что он был мной строго раскритикован.


- Алексей, у меня к тебе деловое предложение, - неожиданно в середине непринуждённого разговора совершенно серьёзно заявил мужчина, едва не заставив меня проглотить мороженое вместе с вилкой. Да, я ел мороженое вилкой.

- От которого я не смогу отказаться? – не зная даже, провалилась или же удалась моя попытка пошутить, обворожительно улыбнулся я мужчине.

- Отказаться ты сможешь, но мне бы хотелось, чтобы ты согласился, - начал мужчина, сложив руки в замок на столе, с головой выдавая серьёзность своих намерений. – Я знаю, что у тебя высшее экономическое образование и к тому же есть навыки управления. Я тебе уже рассказывал, что получил компанию от отца. В последние годы жизни он сильно болел и многие дела оставлял на исполнительного директора. Тот там такого наворотил, что я уже который месяц разгребаю. Пришлось прошерстить весь персонал, многих уволить. И мне сейчас очень нужен секретарь-референт. Бывшего секретаря отца пришлось уволить за неработоспособностью.

- То есть ты, - вилка тремя острыми кончиками уставилась сначала в грудь Владимира, - предлагаешь мне, - затем повернулась, уставившись в мою грудь, - стать твоим секретарём? – а после покружилась восьмёрками в воздухе и, наконец, с тихим звоном опустилась на тарелку с чуть подтаявшим мороженым.

- Да, именно это я и предлагаю. Звать абы кого не хотелось, а тебя я знаю. Знаю, как ты работаешь, знаю, что ты ответственный и исполнительный. Почему бы и нет? А вдруг ты согласишься?

- А вдруг я соглашусь… - повторил я за мужчиной и уставился невидящим взглядом в свою тарелку.

- Восьмичасовой рабочий день, стабильный оклад, гарантированные премиальные, два выходных в неделю. И никаких подносов, фартуков и беготни, - мужчина развёл руками так, как будто всё, что он мне предлагал, было само собой разумеющимся.

- Чем тебе фартуки-то не нравились? – засопев шумно, устремил я свой ревнивый взгляд на Владимира.

- Очень нравились, просто сколько можно уже? Бегать по тринадцать часов по залу пять дней в неделю, а потом в выходные только отсыпаться без задних ног. А жить-то когда?

- Когда-когда? Ну, я же когда-то живу.

- И даже не можешь с такой жизнью питомца себе завести, - неодобрительно покачал головой Владимир, заставив меня тихо уронить челюсть на пол.

- Откуда ты знаешь?

- Ты сам мне жаловался в пятницу. А с нормальным графиком работы ты можешь себе хоть десять домашних животных завести. Подумай, я же не просто так предлагаю. Я знаю, ты гордый, - он так улыбнулся, как будто сам был доволен и горд моей гордостью и принципиальностью. – Поэтому вот так запросто ты не придёшь. Но с испытательным сроком-то согласишься?

- Ладно уже, перестань! – махнул я на мужчину рукой, сбив с него всю его серьёзность. – Я понял. Я подумаю над твоим предложением.

Уткнувшись носом в свою тарелку с мороженым, я не мог не заметить, как Владимир улыбался, сжимая в своей широкой горячей ладони мою, не давая пальцам из-за волнения вновь рвать в клочья вещи вокруг.


Второе свидание было милым и чуть менее неловким, чем первое. После Владимир подвёз меня до дома, поцеловал на прощание и пообещал позвонить на неделе. В телефонную книгу он был занесён под ласковым именем «Володя». Естественно, я скорее сам себя съем, чем решусь так назвать его в ближайшее время, но если тихо и наедине с собой, то можно. Ночами так я вообще впадал в наивное и романтичное юношество, представляя, как мы распишемся в Канаде, усыновим парочку милых детишек и умрём в один день. Престарелые дураки тоже любят помечтать.


В понедельник я рассекал по залу второго этажа с ласковой улыбкой серийного убийцы, дожидаясь, когда же соизволит явиться на работу наш великолепный, единственный и неповторимый шеф-повар. Эдуард показал свой нос в ресторане только через час после открытия. Но прежде, чем начать разбор полётов с нерадивой «одного поля ягодкой», я заглянул в кабинет босса, положив на стол перед ним лист бумаги.

- Доброе утро, Алексей. Что это? – шеф лишь бросил на бумагу поверхностный взгляд, затем вновь вернувшись к просмотру каких-то важных документов на компьютере.

- Заявление по собственному, - я честно постарался сказать это как можно мягче, чтобы не шокировать мужчину с утра пораньше слишком сильно. Его глаза округлились, когда взгляд на секунду зацепился на моём лице, а после принялись с недоумением изучать заявление.

- Но… Почему? – вышло у него как-то растерянно и немного задушено. Эх, жаль мне его, хороший он шеф, всем бы такого начальника.

- Ничего личного, шеф, просто поступило весьма выгодное предложение, - пожал я плечами, улыбаясь немного грустно. – Оставшиеся две недели отработаю, как положено, но лучше Вам с поисками замены не затягивать. Я парней проинструктирую, не переживайте.

- Ты прям как снег на голову, Алексей. Ну, что ж с тобой поделать. Ладно. Иди, работай, инструктируй. И где я теперь такого же менеджера возьму, а? – босс даже снял очки, потирая переносицу, полностью забыв обо всех своих важных делах и документах.

- Найдёте, шеф. Незаменимых не бывает, - бодро улыбнувшись начальнику напоследок, я покинул его кабинет, сразу же направляясь на кухню.


- Доброе утро, Эдуард! – я даже не пытался скрыть своего визита, широким шагом войдя в помещение, немного огорошив своим появлением поваров, включая шефа.

- Лёша? Доброе утро. Что-то случилось? – от фамильярного «Лёша» у меня едва уши в трубочки не свернулись, но я сжал зубы и промолчал. Повара они натуры тонкие, ранимые.

Поймав эту тонкую и ранимую натуру под локоть и выведя в маленькое помещение для персонала на первом этаже со словами: «Надо потолковать», - я перешёл сразу к делу.

- Я знаю, что это Вы дали Владимиру мой номер телефона, так что отпираться бессмысленно. Нет, я не зол, но я не в восторге, поэтому предупрежу на будущее: больше ни с кем таких фокусов не повторяйте. Не все такие отходчивые, как я, - желания строить с мужчиной диалог не было никакого, так что, высказавшись, я собрался было уходить, но был аккуратно пойман под локоть своим же приёмом.

- Как он тебе? Такой мужчина просто… Шикарный, - восхищённо прошептал Эдуард мне на ухо, заставив вздрогнуть. – Когда я увидел, как он кричит на шефа, то сразу всё понял. Догнал его и дал твой номер. И не говори, что зря! Весь светишься же!

- До свидания, Эдуард, - выдавив из себя подобие вежливой улыбки, прошипел я и почти пулей вылетел из маленького помещения. Нет, в целом он прав, но всё равно неприятно. Мы с ним ведь даже не приятели.

Телефон тренькнул, оповещая о пришедшем сообщении. Под ласковой надписью «Володя» был небольшой текст: «С добрым утром, Вьетнам! Удачного дня тебе. Я загляну в обед, не вздумай сбежать». В груди приятно потеплело, а улыбка непроизвольно выплыла на лицо. Я ещё подумаю.