Свидание на одну ночь (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Дж. С. Купер и Хелен Купер Свидание на одну ночь

Глава 1

Я неудачница. Нет, правда, я неудачница. И не только потому, что я спала с женихом моей сестры. Я имею в виду, что в данном случае моей вины не было. Я даже не знала, что она с кем-то встречается. И не моя вина, что мистер Чудо-Язычок собирается стать ее мужем. Боже мой, я никогда не смогу говорить так с легким сердцем. Говорить «муж моей сестры», понимая при этом, что он был героем моего свидания на одну ночь, — это ужасно. Немного возбуждающе, но все-таки ужасно. Знаю-знаю, я ужасна. Как я могу думать о том, что это хоть немного возбуждает? Как часть меня до сих пор ликует оттого, что мужчина, сидящий в гостиной, был моим любовником, пусть даже на одну ночь, но все же. Мы провели ночь, пресыщенную сексом. И когда я говорю «пресыщенную», то так и есть на самом деле. Пусть я думаю, что не лучшая идея хвастаться этим сейчас. Или тем, что я обуздала его, как техасская наездница, а он держал мои ягодицы и нашептывал: «Оседлай этого ковбоя на всю ночь».

И это было даже не самым худшим. Когда добралась до своей спальни после того, как спешно покинула гостиную, я подбежала к зеркалу, чтобы проверить макияж. Да, я хотела убедиться, что хорошо выгляжу, когда в следующий раз увижу Ксандера. И, боже мой, что за имя такое, Ксандер? Он что, косит под греческого бога? Или, может, под римского? Или он думает, что супергерой? Или его родители думали, что он станет супергероем? Я имею в виду, кто, черт возьми, называет своего ребенка Ксандером? Я бы не отказалась сыграть с ним в супергероев, и мне даже хотелось бы видеть на нем маску и плащ, как у сексуального Бэтмена.

Но да, так думать тоже неправильно. Почти так же неправильно, как и то, что я проверяла, все ли в порядке с моим макияжем, и искала в своем чемодане что-нибудь хоть отдаленно сексуальное, чтобы надеть сейчас. И когда я говорю «сексуальное», то имею в виду нечто изящное. Неочевидное и неожиданно быстрое, как момент в игре «ку-ку», когда ты на мгновение открываешь глаза. Я говорила вам, что неудачница. Вместо того, чтобы сейчас молить о прощении за интрижку с женихом своей сестры (мне даже трудно это выговорить без ощущения, что меня вот-вот стошнит), я стала искать, нет ли у меня какой-нибудь милой шмотки. А что еще хуже: я расстроилась после того, как поняла, что у меня нет ничего хоть отдаленно милого или сексуального. Все, что у меня нашлось: пара джинсов, которые даже не обтягивали ноги, и несколько мешковатых и потерявших форму топов. И ничто из этого не произвело бы никакого сногсшибательного эффекта. Оно вроде и лучше, не правда ли? Какая уважающая себя женщина хотела бы впечатлить женихов ее сестер? Никакая, скажу я вам. Хорошая девушка не стала бы стараться выглядеть более сексуально, когда рядом сидит мужчина ее сестры.

Я с трудом могла поверить в это, кстати. Как вышло, что мистер Чудо-Язычок обручился с моей сестрой? Откуда они вообще знали друг друга? И каким же он оказался блудливым кобелем, что даже изменил ей со мной? Все было так запутанно. И как же я собиралась теперь пойти на их свадьбу, зная, что я переспала с женихом на другой свадьбе? И не стал ли он ждать повторного секса, как бывает при болезненных расставаниях и воссоединениях. А, может, наш свадебный секс стал бы нашей фишкой? Я простонала от глупости своих мыслей. У нас не было «фишки», у нас был секс на одну ночь, который теперь осложнился тем фактом, что он оказался грязным мерзавцем.

Мне нужно переговорить с Ксандером и Гэбби, с каждым из них в отдельности, чтобы выяснить наверняка всю их историю. Может быть, все было не так плохо, как казалось. Или, может, они не были помолвлены по-настоящему. А, возможно, Гэбби наняла его, чтобы тот выступил в качестве первоапрельской шутки. Да, был не апрель, но Гэбби всегда была помешана на розыгрышах. Она всегда выдумывала злые шутки, которые воплощала в самый неподходящий момент. Это должен был быть розыгрыш. Очень-очень неудачный розыгрыш. Тогда я бы все ей высказала, и все бы наладилось. Мы даже смогли бы над этим посмеяться. И она ничуть не расстроилась бы, узнав, что прошлые выходные я провела в гостиничном номере с Ксандером. Я попыталась проигнорировать тот факт, что вряд ли она была бы способна на такую прекрасную шутку, к тому же, было очевидно, что она не знает, что я переспала с Ксандером. Я потерла лоб и упала на кровать. Я была почти уверена, что это не было розыгрышем. Я была почти уверена, что находилась в центре по-настоящему нехорошей ситуации, и понятия не имела, как из нее выпутаться. Я не знала, что мне сказать Гэбби, стоит ли ей вообще что-либо говорить. Ведь если она чего-то не знает, то это не сможет причинить ей боль, так ведь?

Ей не было нужды знать, что я оседала Ксандера, словно жеребца, мы будто неслись галопом по полю, залитом предзакатным светом. Ей не было нужды знать, что я снова и снова шлепала его по заднице, пока на нем не появились красные отпечатки рук. Ей не было нужды знать, что он называл меня своей сексуальной наездницей, а я в это время шептала ему с южным акцентом, чтобы он трахнул меня посильней. Мое лицо сразу заливалось краской от одной только мысли о той ночи. Я поспешила в ванную, чтобы ополоснуть лицо холодной водой. Мне не хотелось думать о тех вещах, которые он со мной вытворял. Или о том, что я делала с ним с кубиками льда, доставленными в номер вместе с бутылками воды, которые мы заказали в три часа ночи. Я уставилась на свое отражение в зеркале, в моих глазах читалось смущение, когда я подумала о том, что я посасывала и облизывала яйца жениха своей сестры, и о том, что мне это нравилось. И я не видела ни одного способа, как я могла бы ей это рассказать.

* * *

Я не удивилась, услышав, что в мою дверь кто-то постучал. По ту сторону мог стоять кто угодно, но я не хотела ни с кем говорить. Мне просто хотелось позвонить Элис и рассказать ей о том, что произошло. Она бы знала, как мне поступить. Она бы смогла дать мне совет и сказала бы, что все будет хорошо. Хотя я знала, что ничего не будет хорошо, а еще я знала, что мне надо делать. На самом деле, мне оставалось только одно. Не делать ничего. Мне нужно было притворяться, что я никогда раньше его не видела. Именно так мне и следовало поступить.

Тук-тук.

На этот раз кто-то громче постучал в дверь, и от этого мой желудок скрутило от страха и тревоги. Ты сосала его яйца, Лив. И как ты собиралась сказать об этом Гэбби?

— Кто там? — У меня заурчало в животе, пока я ждала ответа.

— Мистер Язычок, — легко и очаровательно отозвался он. Я могла себе представить удивление в его зеленых глазах, хоть и не могла видеть их. — Можно войти? — спросил он на этот раз чуть громче.

Черт! Я внутренне простонала, хоть и должна сознаться, что по мне пробежала волна возбуждения. По ту сторону двери находился он и хотел войти. Это был Ксандер. Черт, у мистера Язычка было имя. Сексуальное, очаровательно звучащее имя, и я одновременно со страхом предвкушала наш очередной разговор.

— Лив? — позвал он и снова постучал.

— Да? — выдавила я из себя, не тронувшись с места и подперев дверь руками.

— Могу я войти?

— Зачем? — Я еле сглотнула. Я не доверяла никому из нас, так как мы находились бы в спальне наедине. Не доверяла после нашей последней встречи в номере. Черт, нам даже не нужен был номер, чтобы слететь с катушек по полной. Я хотела быть его сексуальной наездницей где угодно.

— Мы можем с тобой все обсудить в твоей комнате, а не через дверь? — усмехнулся он. — Или ты предпочитаешь, чтобы я сказал то, что хотел сказать о произошедшем на свадьбе, через…

— Входи. — Я поспешила открыть дверь и втянуть его за руку в свою комнату. — А что, по-твоему, ты делаешь? — уставилась я на него.

— Заставляю тебя открыть дверь в комнату, — улыбнулся он, его глаза с задоринкой смотрели на меня, как я себе и представляла.

— И зачем ты хотел войти в мою комнату? — спросила я, снова посмотрев на него и поспешно закрывая за ним дверь. — Все это крайне неприемлемо.

Я залилась краской, продолжив смотреть на него, подбоченившись. И почему он должен был быть таким привлекательным? Почему он заставлял бабочек так взмывать в моем животе? Его зеленые глаза были темными и пылкими, они напомнили мне о сумерках, полных тайн и ужасающих восторгов. Я понимала, что мне не следует пускаться в исследования его скрытых глубин, которые меня тревожили, но я не могла перестать его изучать.

— Мне казалось, нам следует поговорить. — Он провел ладонью по своим идеальным шелковистым волосам, а я следила за движениями кончиков его пальцев, которые двигались взад-вперед. Такое движение напомнило мне о других местах, где мягко скользили эти пальцы, и я почувствовала волнующее покалывание внизу живота.

— Ты думаешь? — переспросила я, глядя на него широко распахнутыми от ярости глазами. Мне хотелось дать ему понять, что я не относилась спокойно к тому, что он сделал.

— Я знаю, это в каком-то роде неожиданно, — улыбнулся он. Нахальный подонок! И как он мог улыбаться после этого?

— Ты думаешь? — снова произнесла я.

— Но я подумал, что мы справимся с этим.

— Ты думаешь? — саркастично спросила я и заметила, как широченная улыбка озарила его лицо, тем самым сделав его еще более привлекательным.

— Да, я так думаю, — ответил он и выдержал паузу. — А ты знаешь другие выражения, Лив?

— Какие, например? — саркастично ответила я. — Я знаю еще одно выражение. И, возможно, ты не захочешь это услышать. Это выражение подходит для случая, когда я переспала с чертовым кобелем своей сестры и теперь не понимаю, что он делает в моей комнате?

— Я понимаю, ты, должно быть, задаешь себе много вопросов.

— Да уж, так и есть, — пропищала я и покачала головой, ударяя его в грудь. Неверное движение! И зачем только я дотронулась до него? Я почувствовала дрожь в пальцах, когда они коснулись его упругих мышц. — И первый вопрос, который возник у меня, — это как ты мог спать со мной в то время, как был уже обручен? — В моем голосе слышалось осуждение, в то время как я безотрывно продолжала смотреть на его сексуальное лицо.

— Это не то, о чем ты подумала.

— Правда?

— Мы обручились только на этой неделе.

— На этой неделе? — нахмурилась я. — Что?

— В прошлые выходные я сделал то, о чем потом пожалел. — Его глаза будто пожирали меня. — И случившееся заставило меня осознать, что мне пора повзрослеть.

— В прошлые выходные ты сделал что-то, о чем теперь жалеешь? — повторила я, заливаясь краской. — Ты имеешь в виду меня? — с замиранием сердца спросила я. Он жалел, что переспал со мной? От его слов меня будто что-то пожирало изнутри.

— Да, я переспал с тобой в прошлые выходные, — оскалился он. — Но это не то, что я имею в виду. — Он приблизился и облизал губы. — Я никогда не пожалею о том, что случилось в тот день.

— Ну и свинья же ты. — Я покачала головой, очарованная движением его языка, такого розового и острого. Я вздрогнула от воспоминания о том, как он оказался между моих ног, и беззвучно простонала, вспоминая ощущение, когда он проскользнул внутрь меня. Знаю, я была ужасна. Мне следовало накричать на него или залепить ему пощечину, но вместо этого я вспоминала каждую яркую деталь того, как упорно и одновременно нежно он владел языком. Я увлажнялась все больше и больше от мысли о том, как обычный язык мог доставить мне такое огромное удовольствие. Я надеялась, что моя влага сможет охладить меня в аду, потому что это было именно тем местом, куда я направлялась.

— Я не хрюкаю. — Он прижал меня к себе, и на секунду мне показалось, что он хотел поцеловать меня.

— Ты уверен в этом? — облизнув свои сухие губы, спросила я, делая шаг назад.

— Нервничаешь, Лив? — Его бровь приподнялась от удивления, и он еще больше приблизился ко мне.

— Прекрати называть меня так.

— Как так, Лив?

— Как будто ты испанский конкистадор, а я твоя награда.

— Но ты уже была моей, — оскалился он. — Битва окончена. Завершена. Все позади. — Он отступил и оглядел комнату. — Мило, — кивнул он на постер с изображением «Backstreet Boys»[1] над моей кроватью.

— У всех моих знакомых тоже висит постер «Backstreet Boys», — промямлила я.

— Правда? — с удивлением посмотрел он на меня. — У всех, кого ты знаешь, до сих пор висит постер с мальчишеской группой на стене? — Он приподнял бровь, а я скорчила гримасу ему в ответ.

— Конечно, сейчас уже не висит. Это моя детская комната. Комната, где я спала в юности. Теперь я здесь не живу. У меня есть своя квартира, и там больше нет постеров «Backstreet Boys», — сказала я в свою защиту.

— Мне кажется, ты немного переигрываешь, пытаясь все отрицать, — усмехнулся он. — Ты уверена на этот счет?

— Конечно, уверена. Я более чем уверена, что висит в моей спальне, — отвернувшись от него, сказала я, надеясь, что он не заметит, как я покраснела. В моей спальне был альбом с несколькими фотографиями Мэттью Макконахи, которые я вырезала из журналов про звезд. И они не были из периода моей юности. Они были из альбома «Будущий муж», которые Элис и я делали в колледже. Мэттью Макконахи был мужчиной моей мечты. Он был безупречен, дерзок, привлекателен, обладал сексуальным акцентом и любил свою маму. И если бы он не был женат, я бы села в самолет до Техаса или Калифорнии и сделала бы все возможное, чтобы встретиться с ним.

— Лив? — помедлив, спросил Ксандер. — Ты в порядке?

— Да, почему ты спрашиваешь? — Я обернулась к нему, и мой взгляд, встретившийся с его, выражал крайнее любопытство.

— Ты будто была не здесь, и мне стало интересно, что так заняло твои мысли? Очевидно, что не мечты о Джастине Тимберлейке?

— Джастин Тимберлейк был в «N'Sync»[2]‎, а не в «Backstreet Boys»‎, — закатив глаза, засмеялась я.

— Мне как-то все равно.

— Я не сказала, что тебе не все равно. Я просто поправила тебя, когда ты допустил неточность. — От безысходности я покачала головой. — Чего ты хочешь, Ксандер? Ты меня бесишь.

— Тебя. Еще раз. В твоей постели. Под постером «Backstreet Boys»‎, где ты будешь выкрикивать мое имя и петь «Оставь игры с моим сердцем»[3].

От его самонадеянности и того факта, что он знал название песни мужской музыкальной группы, у меня буквально отвисла челюсть.

— Язык проглотила?

— У тебя пять секунд на то, чтобы сказать мне, чего ты хочешь на самом деле, а потом я попрошу тебя покинуть мою комнату. Я практически решилась рассказать сестре всю правду о тебе, грязная свинья.

— И что ты собралась сказать обо мне своей сестре? — усмехнулся он. — Что ты встретила меня на свадьбе неделю назад, а потом занялась со мной сексом в церкви?

— Мы не занимались сексом в церкви, — возразила я. — Мы, мы… — зашипела я на него в смятении оттого, что не знала, что сказать. — Ты — свинья.

— Ты уже это говорила, — оскалился он. — И я соглашусь с твоим замечанием, что мы не занимались сексом в церкви. Сексом как таковым. Если ты имела в виду, что мой пенис входил бы в твою…

— Ксандер, — оборвала я его, мое лицо пылало, словно охваченный пламенем двигатель грузовика. В тот момент мою фотографию можно было поместить на страницы детских книжек, где малышей обучают цветам. Если бы кто-то подумал о ярко-красном цвете, то они видели бы мое лицо во время разговора с Ксандером, тружеником волшебного языка и ничтожеством.

— Да? — засмеялся он. — Я просто соглашался с тобой. Мой язык внутри тебя еще не означает факт прелюбодеяния технически. Хотя, то, что мы сделали в церкви, является одной из форм секса, верно? Если быть достоверно точным. Я думаю, что оральный секс — это все-таки секс, но я не знаю, насколько технически мы все это рассматриваем. — Он ехидно посмотрел на меня и продолжил: — То есть, да, ты права в том, что в церкви у нас не было секса. Не было полного секса, который можно увидеть в порнушках. И все-таки в нашем случае мой рот находился между твоими бедрами, доводя тебя до ощущения мнимого секса, а потом у нас уже был самый настоящий порнушный секс в моем гостиничном номере. — Он выдержал паузу, а затем добавил: — Теперь тебе стало лучше?

— Нет, от этого мне лучше не стало. — Я схватила его за руки и потянула вглубь комнаты, ближе к кровати. — И говори тише. Что если кто-то тебя услышит?

— Тогда у нас появятся проблемы? — вскинув голову, спросил он.

— А ты как думаешь?

— Но мы же не возьмемся за старое, да? — Он схватил меня за руки и приблизил их к своему лицу. — Тебе надо постричь ногти, — заметил он, какое-то время рассматривая мои руки, после чего я одернула их.

— Что? — нахмурилась я, на миг отвлеченная его замечанием. — О чем это ты?

— Я просто сказал, что тебе нужен маникюр, — пожал плечами он. — Твои ногти стали длиннее, и лак уже облазит.

— Какого черта ты вздумал шутить со мной? — От возмущения у меня отвисла челюсть. — Ты — невыносимый…

— Свинья, я знаю, — закончил он предложение за меня.

— Нет, я хотела сказать «говнюк». — Я прищурила глаза, заметив его невозмутимую улыбку. — Ты — говнюк.

— Это наводит меня на мысль, — улыбнулся он и притянул меня к себе за талию.

— Прошу прощения, что, по-твоему, ты делаешь?

— Заново знакомлюсь с тобой, — засмеялся он, заглянув в мое лицо. Его губы опасно приблизились к моим, а пальцы скользнули по моей попе.

— Эй. — Я отпрыгнула от него. — Что ты делаешь?

— Я трогал твою попу, так как ты подала мне идею. — Его голос внезапно стал сексуальным и проникновенным.

— Какую еще идею? — Я с трудом сглотнула и от удивления открыла рот. — Ты думаешь, что я собираюсь заняться с тобой анальным сексом? В день, когда я узнала, что ты обручен с моей сестрой? Ты сошел с ума? Ты правда думаешь, что я бы позволила тебе…

— Лив, — перебил он меня, его губы дрожали.

— Что?

— Я просто захотел потрогать твою попку и выяснить, такая ли она лакомая и аппетитная, какой я ее помню. — Он подмигнул мне. — Я не просил отдать мне свою анальную девственность.

— Ты… погоди, что? — затихла я с бешеным сердцебиением. И как наш разговор снова перешел в русло секса? И почему, почему он дразнил меня, заставляя почувствовать себя такой возбужденной и утомленной? Он был самым ужасным человеком, каким только может быть, и все же я была необъяснимо возбуждена.

— В любом случае, давай не будем отходить от темы. — Он кивнул мне. — Мне жаль, но я пришел в твою комнату не для секса.

— Что ты сказал? — Я была в замешательстве. — Я никогда и не говорила…

— Я пришел потому, что хотел объяснить тебе, что это деликатная ситуация. Я не был обручен на момент, когда мы занимались любовью. Более того, я не планировал помолвку. Тем не менее, твоя сестра и я решили пожениться. — Некоторое время он продолжал изучать мое лицо. — Я не предполагал, что мы с тобой снова встретимся. — Он покачал головой, и, когда посмотрел на меня, выражение его лица смягчилось. — Ты все очень усложнила.

— Что я усложнила?

— Эта помолвка твоей сестры и меня… — Он запнулся. — Это все сложно. Это не по любви.

— Тогда что же это?

Тук-тук.

— Лив? — мягко позвала Гэбби. — Можно войти?

— Одну секунду, — ответила я, надеясь, что мой голос не выдаст паники, которую я испытывала. — Забирайся под кровать. — Я толкнула Ксандера на пол. — Сейчас же.

— Ладно, — выдохнул он, встав на колени и протискиваясь под кровать.

— Лив, — голос Гэбби стал громче, — можно войти?

— Секундочку, — выкрикнула я, наблюдая, как Ксандер прячет свои ноги под кровать. Я подошла к двери и открыла ее, широко улыбаясь. — Привет, что случилось?

— Я могу войти? — Казалось, что Гэбби сомневается, и я с удивлением посмотрела на нее. Моя сестра никогда не сомневалась. Она была красива, уверена в себе и всегда получала то, чего хотела. Как и мой мистер Чудо-Язычок.

— Хм, и чего ты хочешь? — Боже мой, я не могла смотреть ей в глаза. Мне нужно было смотреть ей в глаза, но я не могла. Мне было очень стыдно за себя. Что же мне делать?

— Могу войти? Я не хочу, чтобы нас кто-то слышал. — Она втолкнула меня в комнату, закрывая за собой дверь. — Что ты думаешь о Ксандере?

— Что? — Мое лицо все пылало. — Почему ты спрашиваешь?

— Я просто хотела знать твое мнение, — вздохнула она. — Я знаю, ты хорошо разбираешься в парнях.

— Я, эээ, думаю, да. — Я в шоке уставилась на нее. С какого времени она стала думать, что я хорошо разбираюсь в парнях? И с каких пор Гэбби захотела знать мое мнение?

— Я знакома с Ксандером не так долго.

— Правда? — Я прикусила нижнюю губу и хотела бы расспросить ее подробнее, но не стала этого делать из-за Ксандера. Я не хотела, чтобы он подумал, что мне есть какое-то дело до их отношений.

— Я знаю, все произошло быстро, но когда он сделал мне предложение, я не смогла отказать, — на одном дыхании выпалила она.

— И как давно ты его знаешь? — осторожно спросила я.

— Я… это не имеет значения, — вздохнула она. — Главное, что теперь мы собираемся пожениться.

— Я хотела сказать, что если ты любишь его, следуй своему сердцу, — пожав плечами, сказала я.

— Я беременна, Лив, — выпалила она, и кровь отхлынула от моего лица. — Мы собираемся пожениться, потому что я беременна.

Глава 2

— Не может быть, — сказала я ей, с трудом дыша от шока.

— Я понимаю, — присев на мою кровать простонала она. — Кто бы мог подумать, что я выйду замуж по залету?

— Не я, — ответила я с бешено колотящимся сердцем. Боже мой, моя сестра была беременна от мистера Язычка, а на следующей неделе мы собирались выступить на «Шоу Джерри Спрингера»[4]. Мне нужно было немедленно позвонить Элис. Мне нужно было поговорить с кем-нибудь о происходящем. У мужчины, с которым я спала неделю назад, должен был появиться ребенок от моей сестры. Черт! Я переспала с будущим отцом моей племянницы или племянника. И кто я после этого? Кто-то типа Иезавели[5]?

— Я недостаточно хорошо его знаю, — сгримасничала она. — Я делаю ошибку, выходя за него замуж?

— Я только что увидела его, Гэбби. Я не знаю, что и сказать. — Мне хотелось кричать: «Не выходи за него, не выходи за него»‎. Очевидно, что он был тем еще мудаком, который не мог держать свой член в штанах, но теперь он был будущим отцом ребенка моей сестры, и я не знала, что сказать. Хотела бы я разрушить их семью еще даже до рождения ребенка?

— Когда он сделал тебе предложение? — мягко спросила я. Если это было до того, как он переспал со мной, то я бы рассказала ей все. А если после, то не стала бы.

— Два дня назад. — Она слегка улыбнулась мне и показала руку. — Тебе нравится кольцо?

— Оно большое, — сказала я, не зная, что еще добавить. Кольцо было прекрасным. Оно было из тех, которое бы мне хотелось получить на свою помолвку. Если бы это когда-нибудь произошло.

— Оно принадлежало его бабушке, — тихо заметила она, рассматривая его. — Я не хочу себе его оставлять. Он поведет меня в «Тиффани»[6], чтобы я выбрала то, которое мне понравится больше.

— Тебе не нравится это? — насупилась я, смотря на нее в упор. — Оно восхитительно и было частью его семьи. Это многое значит, Гэбби.

— Я не хочу ношенное кольцо, — выпрямилась она и нахмурилась.

— По нему не видно, что его кто-то носил.

— Я хочу свое кольцо. Я уже видела то, которое хочу, — это платиновая «Принцесса» с бриллиантом пять каратов и стоимостью почти тридцать тысяч баксов.

— Гэбби, — сказала я шокированно, — это же куча денег.

— И что с того? Он может себе позволить.

— О, Гэбби, — вздохнула я, — могу я спросить тебя кое о чем?

— Да, о чем?

— Ты его любишь?

— Люблю ли я его? — Она посмотрела на меня как на сумасшедшую. — Лив, тебе пора вернуться с небес на землю. Люди больше не женятся по любви. Они женятся, потому что это необходимо. Они женятся, потому что это лучше, чем быть одним. После замужества можно получить налоговые льготы и другие преимущества замужнего статуса.

— То есть ты его не любишь?

— Мне нравится, что он миллионер. Мне нравится, что он сексуальный. Мне нравится, что он сделал мне предложение, — пожала плечами она. — Кажется, этого достаточно для меня.

— Но на самом деле ты не уверена в том, что этого достаточно. Иначе ты не была бы здесь, спрашивая мое мнение.

— Я даже не знаю, почему я здесь, — вздохнула она. — Думаю, все дело в моих гормонах, — сгримасничала она. — Быть беременной — это отстойно.

— Мама с папой знают?

— Конечно нет, — усмехнулась она. — Я не собираюсь говорить им, что меня обрюхатили, — внимательно глядя на меня, сказала она. — Тебе тоже лучше ничего им не рассказывать.

— Я и не собиралась ничего говорить. — «Поверь мне, дорогая сестренка. Я не хочу иметь ни малейшего отношения к твоему отвратительному заговору»‎. Внезапно я поняла, что мне не было жаль Гэбби. Скорее наоборот, мне было жаль себя. В этой истории я оказалась пострадавшей стороной.

— Я знаю, ты всегда завидовала мне, Лив. — Гэбби взлохматила свои волосы и печально посмотрела на меня. — Но я надеюсь, что ты сможешь перерасти эти чувства. Теперь мы повзрослели.

— О чем ты говоришь? — раздраженно потрясла я головой. — Я не завидую тебе. Почему я должна завидовать тебе?

— У меня хорошая работа. У меня свой дом. Я красива. И теперь я беременна и собираюсь выйти замуж за миллионера.

— И?

— А у тебя дерьмовая работенка, за которую ты сколько получаешь? Десять долларов в час?

— Я зарабатываю тридцать тысяч в год, — уставилась я на нее.

— А живешь ты с соседями по комнате.

— Я снимаю квартиру на двоих со своей лучшей подругой, а не на пару со случайным мужиком с улицы.

— Ну хорошо, ты всегда завидовала тому, что я натуральная блондинка, а ты нет.

— Это шутка? — Я оглядела комнату. — Я попала на «Вас снимает скрытая камера»? Это шоу еще снимают? — У меня отвисла челюсть из-за того, что я узнала ту Гэбби, какой она была в годы нашей юности.

— О чем ты? — Она смотрела на меня пустыми глазами. — Ладно, Лив. Дело в том, что я хочу, чтобы мы перешагнули через те вещи, которые нас разъединяли все эти годы. Теперь ты станешь тетей.

— И? — Я почесала голову.

— И теперь тебе нужно быть более ответственной.

— Почему твой ребенок должен влиять на меня?

— Я не хочу, чтобы ты оказывала плохое влияние на моего…

— Гэбби, мне кажется, тебе надо покинуть мою комнату прямо сейчас. — Я прошагала к двери, открыла ее и уставилась на сестру. — Я не хочу нести ответственность за то, что я могу сказать дальше, если ты не уйдешь отсюда прямо сейчас.

— Лив, не надо так. Я просто пыталась сказать, что…

— Честное слово, Гэбби, мне все равно. — Я помотала головой. — Мне просто надо побыть одной.

— Хорошо, — фыркнула она, выходя из комнаты. — Я просто думала, что ты порадуешься за меня.

— Я очень за тебя рада, Гэбби.

— Хорошо. — Гэбби улыбнулась. — И если ты будешь вести себя хорошо, то, может быть, я помогу замутить тебе с Генри.

— С Генри, братом Ксандера? — У меня расширились глаза.

— Да, — оскалилась она. — Он очень симпатичный и хорошо сложен, и разве не будет здорово, если мы обе выйдем замуж за братьев?

— Да уж, то еще веселье. — Я выдавила из себя улыбку. Вот и мы, Джерри. Я мысленно простонала. Ни за что на свете я бы не хотела связываться с Генри. Он был наглядным примером жуткого и мерзкого человека.

— Я не сомневаюсь, что он холостой.

— Это хорошо, — сказала я и вздохнула. — Ну ладно, поболтаем чуть позже тогда?

— Ладно, — кивнула она. — И не рассказывай маме и отцу про ребенка, договорились?

— Договорились, — ответила я, закрывая за ней дверь. У меня бешено билось сердце, пока я стояла и переваривала произошедшее. Я смотрела, как Ксандер вылез из-под кровати и встал на ноги.

— Ну и? — Он вопросительно посмотрел он на меня.

— Что и?

— Теперь ты знаешь, почему мы собираемся пожениться.

— Не могу поверить, что ты хочешь на ней жениться после всего услышанного.

— Почему нет? — нахмурился он.

— Она брачная аферистка, — сгримасничала я. — И, прости меня Бог, что я говорю такое про свою сестру.

— Она не скрывает своей сущности, — пожал плечами он.

— И тебя это устраивает?

— Мы с Гэбби никогда не обманывали друг друга. Мы оба все знаем…

— То есть она знает, что ты спал со мной?

— Нет. — Его глаза сузились. — Но, с другой стороны, я не знал, кто ты, пока не встретил тебя час назад.

— И теперь, узнав меня, ты собираешься ей все рассказать?

— Нет, конечно нет. — Он сделал паузу. — Это бы очень усложнило ситуацию.

— А сейчас ситуация не осложнена?

— Хм, не совсем, — сказал он, отряхивая пыль с джинсов. — На данный момент все еще не так плохо. Хотя могло бы быть сложнее, если ты до сих пор хочешь переспать со мной, но думаю, ты и так этого хочешь, — проговорил он, уставившись на мою грудь.

— Что ты думаешь? — От его наглости у меня отвисла челюсть. Он и правда так думал? Я смотрела на его самодовольное и массивное лицо, пытаясь не обращать внимание на то, как сексуально он выглядел. «Он ничтожество, Лив. Он вовсе не сексуальный божок с волшебным языком. Боже, я буду скучать по его восхитительному языку. Нет, прекрати это. Лив, ты должна забыть этот волшебный язык». Я застонала.

— Что-то не так? — мягко спросил он.

— Нет, — огрызнулась я, не отводя от него глаз.

— Ты до сих пор хочешь меня, правда? — В его глазах плясали задорные огоньки.

— Нет, — решительно отрезала я.

— Ладно, раз ты так говоришь. Хоть я и думаю, что ты лжешь, — улыбнулся он и снова облизал свои губы. На этот раз его язык больше продвинулся вперед, будто еще больше дразня меня. — Некоторые считают, что я дерзкий, — сказал он через несколько секунд.

— Кто ты? — притворно переспросила я. — И кто бы мог такое подумать?

— Ты смеешься надо мной? — Он изучал мое лицо своими светлыми глазами.

— А что, похоже на то, что я смеюсь? Разве ты слышишь смех, раздающийся из моего рта и проникающий в твои уши?

— Думаешь, ты забавная? — Он подошел ко мне ближе.

— Я не юморист, к тому же, у меня нет вдохновения, чтобы шутить, поэтому нет, я не считаю себя по-настоящему забавной.

— Выходит, ты пытаешься сказать, что не считаешь меня дерзким? — Он склонил голову и улыбнулся мне. Я не хотела встречаться с ним взглядом. Но кто мог сопротивляться сексуальному парню с такой милой и дразнящей улыбкой? Его зеленые глаза словно пытали меня. То мгновение было ярким и глупым, а мне так хотелось, чтобы все стало темным и душным. Мне не хотелось, чтобы мне нравился Ксандер. У меня были все причины, чтобы Ксандер мне не нравился, но это было очень трудно испытывать, когда он стоял так близко ко мне.

— Чего ты хочешь от меня, Ксандер? Все это недопустимо, я тебе уже говорила.

— Почему? — Он сделал еще один шаг ближе ко мне, и на этот раз я почувствовала, как его бедро коснулось моей ноги.

— Ты собираешься жениться на моей сестре.

— Да, но мы не любим друг друга.

— Тогда выходит, что ты не собираешься жениться на ней? — осторожно и с надеждой в голосе спросила я. Я понимала, что с моей стороны было неправильно надеяться на то, что он отменит свадьбу. — Ты собираешься отменить свадьбу?

— Зачем мне это делать? — Он обнял меня за талию и притянул к себе. Я почувствовала его эрекцию в районе своего живота.

— Ты правда возбудился в такой момент? — в шоке спросила я.

Он широко мне улыбнулся, продолжая молчать. Его глаза, будто смеясь, смотрели в мои, а затем он взял меня за руку.

— Что ты делаешь? — тихо спросила я с диким сердцебиением от мысли, что я находилась так близко с ним.

— Отвечаю на твой вопрос.

— Какой вопрос? — У меня будто затуманился разум.

— На этот. — Он взял мою ладонь и положил ее себе на пах, осторожно сжимая мои пальцы, чтобы я почувствовала твердость его члена.

— Что ты делаешь? — Я еле дышала, когда мои пальцы почувствовали его толстое мужское достоинство.

— Ты спросила меня, правда ли я возбудился, и я подумал, что это самый лучший способ, как я могу ответить. — Он подмигнул мне, и я одернула свою руку, представляя его обнаженный член в моем рту и его руки на моей голове. Несколько секунд мы стояли и смотрели друг на друга, и мне было понятно, что я попала в большие неприятности. Я все еще хотела этого мужчину, а он хотел меня, и я не представляла, что буду с этим делать.

— Тебе лучше уйти. — И вместо него я посмотрела на кровать. Все, что я хотела, — это забраться под одеяло и рыдать.

— Но мы еще не закончили разговор, — покачал он головой.

— Мне больше нечего сказать, Ксандер. — Я глубоко вдохнула. — Я буду помалкивать, но только потому, что не хочу ни с кем обсуждать все то, что произошло между нами.

— И тебе не хочется узнать, что у нас с Гэбби?

— Нет, почему мне захотелось бы знать, что у вас с Гэбби? — Когда я представила их вместе, у меня скрутило от боли живот. У меня застучало в висках, я ревновала. Я не знала почему. Я ведь даже не думала, что мы еще встретимся с ним. Вернее, это было правдой лишь отчасти. Я не думала, что увижу его снова, но всю неделю мечтала об этом. Во мне теплилась своего рода надежда, что он найдет меня, — ну знаете, как это случается в фильмах о любви. Он бы расспрашивал гостей со свадьбы, что это была за красивая девушка в светло-розовом платье, и, выяснив, кто я, пришел и нашел бы меня. Я не имела в виду фильм «Вечный Сталкер». Он бы не зациклился на мне одной и не стал бы преследовать меня, чтобы потом убить. Я имела в виду милый романтический момент в кино. Он нашел бы меня, поставил бы серенаду на кассетном проигрывателе, которые когда-то использовали. У него в руках был бы букет цветов, и он бы сказал, что проведенная со мной ночь в отеле была лучшей в его жизни, что он никак не может перестать думать обо мне. Да, не ожидая вновь его встретить, я в глубине души надеялась, что он найдет меня. И на какую-то секунду, увидев его в нашей гостиной, я подумала, что, возможно, мои мечты стали явью, но, конечно, это было не так. Потому что именно так в моей жизни и происходило. Мне никогда не встречались мужчины-романтики. Я никогда не встречала мужчин, которые бы захотели ухаживать за мной, сводя меня с ума. Я никогда не встречала самого Прекрасного Принца в мире. Мне всегда попадались никчемные мужчины, претендующие на роль Прекрасного Принца, и в последствии выяснялось, насколько они отвратительны, хотелось ударить себя за то, что когда-то думала, что они не так уж плохи.

— Ты слушаешь меня, Лив? — Мои мысли прервал голос Ксандера, я подняла на него взгляд, пытаясь улыбнуться.

— Нет, прости, — сказала я, ослепляя его своей улыбкой.

— Ты кажешься задумчивой, — заметил он низким голосом, и я должна была признаться, что в тот момент мое сердце запрыгало от радости. Да, я знала, что легкомысленна, но мне доставляло удовольствие знать, что он не мог следить за ходом моих мыслей. То есть он следил, но я не сомневалась в том, что, по его мнению, мои мысли были заняты чем-то другим. — О чем ты думаешь? — осторожно спросил он. — Обо мне?

И после этого, поскольку мои чувства были задеты и поскольку я хотела заставить его ревновать, я сказала то, что, по-моему, могло бы его затронуть и заставить встрепенуться.

— Ах, нет, — мягко сказала я. — Я думала о Генри, — смиренно пряча лживую улыбку, отозвалась я. — Гэбби упомянула, что у него никого нет, что он хороший парень, поэтому я подумала, что, возможно, мне следует получше узнать его.

— Что ты сказала? — Его глаза сузились, а мое сердце чуть не выпрыгнуло от радости, когда я заметила недовольство на его лице. — О моем брате Генри?

— Да. — Я слегка приподняла грудь. «Погляди-ка, что ты упускаешь, приятель». — Это же не станет проблемой? — Я медленно облизала свои губы и улыбнулась. — Как-никак ты встречаешься с моей сестрой. — Несколько секунд он простоял на месте, неотрывно глядя в мои глаза, а затем подошел к двери и вышел из спальни, не сказав больше ни слова. «Один-ноль в мою пользу!» — думала я, уставившись на открытую дверь. Какое-то время я простояла там, а затем выдохнула. Моя победа была слишком кратковременной. Ведь я так ничего на самом деле не уладила. Секс на свадьбе. Мой мистер Чудо-Язычок был обручен с моей беременной сестрой. Моя стервозная сестра, которая думала, что она лучше меня. И все, о чем я могла думать, — как быстро я смогла бы убежать из дома и от всех них. Я боялась того, что произойдет, если бы я осталась. Мои руки до сих пор чувствовали твердость его члена. Он был первоклассным мерзавцем. И как он мог приставать ко мне, если был помолвлен с моей сестрой? И как это могло мне до сих пор нравиться? Что со мной было не так? Я была разлучницей… вернее, скоро стала бы разлучницей. Я оказалась одной из тех женщин, которых мы с Элис ненавидели. Одной из тех женщин, которым было все равно, если мужчина уже был занят.

Ладно, допустим, я не знала, что у него кто-то был, когда увидела его в первый раз. Я не была виновна за первую ночь любви. Но если бы это повторилось, если бы я еще раз с ним переспала, то стала бы самой большой сукой по эту сторону Атлантики. Мой внутренний голос кричал на меня даже за саму мысль о том, что это могло повториться снова, но я знала, что Ксандер сделал меня слабой. Очень-очень слабой. Именно в тот момент я поняла, что мне очень далеко до победы. И я знала, что не смогу находиться здесь и просто ждать, что что-то произойдет. Нельзя было позволить, чтобы я вновь проснулась в постели рядом с ним. Это было бы неправильно. Мне нужно было придумать план действий.

Глава 3

— Ах ты, грязная сучка, — завизжала Элис от восторга, когда я закончила свой рассказ о встрече с Ксандером в моей спальне и о том, как он стоял рядом со мной, держа мои ладони в своих.

— Я не грязная сучка, — раздраженно ответила я. — Это он. Он обманщик. Он…

— Не пойми меня неправильно. Он, безусловно, грязный кобель, — согласилась Элис. — Может, он и грязный ротвейлер, или погоди, какая собака больше ротвейлера? Может, сенбернар? Сенбернары крупнее?

— Кому какое дело, крупнее ли сенбернары?

— Собака из «Бетховена»‎, какой она была породы?

— Элис, я без понятия. — Я понимала, что мои слова звучали сердито. — И мне все равно. У меня есть более важные темы, которые нужно обсудить с тобой. Например, что мне делать.

— Вот поэтому ты и грязная сучка, — усмехнулась она.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась я в трубку телефона, раздражаясь от ее отношения. Неужели она не понимала, насколько серьезно это было?

— Я к тому, что ты спрашиваешь, что тебе делать. Как ты можешь спрашивать меня, что тебе делать? Ты и так знаешь, что должна сделать хорошая сестра. Тут и говорить не о чем.

— Значит, я должна сказать Гэбби?

— Нет, не нужно ничего говорить Гэбби. Я не знаю, — вздохнула Элис. — Все это так неловко. Я бы посоветовала рассказать ей, но она в положении, так что это кажется мне плохой идеей.

— Знаю. Беременность все усложняет.

— Боже мой, я тут кое-что придумала. — Голос Элис звучал потрясенно, от этого я подскочила на месте, сердце бешено заколотилось.

— И что же, Элис? — простонала я. — И, пожалуйста, не говори мне, что ты тоже с ним спала. Я не уверена, что смогу перенести подобную новость.

— Нет, — усмехнулась Элис. — А что, если ты тоже забеременела? Что, если он обрюхатил вас обеих? Не будет ли это безумием? — Ее голос звучал возбужденно.

— Элис, это даже не рассматривается. К тому же, мы пользовались презервативами.

— Презервативы — еще не гарантия.

— Я думала, ты хотела как-то облегчить мое состояние, — запричитала я. — А вместо этого ты делаешь мне еще хуже.

— Знаешь, о чем я жалею? — спросила Элис, не обращая внимания на мои слова.

— О чем же? — вздохнула я, понимая, что она скажет это, несмотря на мой ответ.

— Я жалею, что ты не переспала с Люком. — Она упомянула своего бывшего, которого мы обе терпеть не могли; а после ночи, проведенной с Ксандером, на его свадьбе, я ненавидела этого парня даже больше. — Ты можешь себе представить, что сказала бы Джоанна, когда выяснила бы, что Люк тебя обрюхатил на своей свадьбе? Это было бы забавно. И я бы отдала кучу денег, чтобы посмотреть на ее реакцию.

— Сколько бы ты дала? Десять долларов? — саркастично ответила я.

— Нет, я бы отдала штуку баксов, — серьезно ответила она. — Да, я бы отдала все свои сбережения, чтобы только посмотреть на это.

— Ты ненормальная, ты это знаешь? Ты и вправду на самом деле ненормальная.

— Знаю, — улыбнулась она и глубоко вздохнула. — Я чокнутая, и тебе это нравится.

— Тебе повезло, что я люблю тебя, иначе давно бы уже положила трубку. — Я замотала головой, слегка улыбаясь от мысли, что кто-нибудь смог бы поставить Джоанну на колени. Несмотря на то, что этим человеком была бы я и что этого не произошло.

— Ты знаешь, что мне жаль, — вздохнула она. — Я в шоке от тебя. Я даже не знаю, что сказать. И куда же подевались все достойные мужчины?

— Ах, если бы я знала, — простонала я. — Может быть, теперь они все стали геями?

— Половина из них являются геями, а четвертая часть женилась, — вздохнула Элис.

— Тогда куда подевалась еще одна четверть?

— Если бы я знала, то не висела бы сейчас на телефоне с тобой, — засмеялась она. — Я бы сидела на заднем сидении лимузина с вытраханными мозгами.

— В лимузине? Почему в лимузине? — хихикнула я.

— Потому что, если бы я ждала так долго, чтобы найти мистера Подходящего, то ему лучше быть чертовски эффектным и богатым, чтобы компенсировать все мои страдания.

— Ксандер богат. — Я не была уверена, почему сказала ей это, но мне казалось, что это было в тему.

— Везучая сучка.

— На самом деле, я не везучая сучка, ведь он не мой. Везучая сучка — это Гэбби.

— Нет, она просто сучка, — коротко подытожила Элис.

— Элис!

— Ты сама знаешь, что это так и есть. — Она повысила голос. — Я знаю, она твоя сестра, ты ее любишь и все такое, но она остается сучкой, c-y-ч-к-о-й, c-y-ч-к-о-й, c-y-ч-к-о-й, и имя ей — сучка.

— Элис, ты ужасна, — усмехнулась я.

— Знаю, это моя сущность. Наверное, моя мать родила меня в полнолуние или что-то такое.

— Да уж, точно.

— Значит, завтра ты будешь дома?

— Нет, мои родители подготовили для нас кое-какие развлечения на выходные, — вздохнула я.

— Скукота.

— Ты же знаешь, им нравится подобное дерьмо.

— И кто-нибудь из твоих братьев тоже будет? — невинно спросила Элис, заставив меня мысленно улыбнуться.

— Да, будут все. Будет что-то типа большого семейного праздника. Я, Гэбби, Скотт, Четт и Айден. И еще Ксандер и его брат, Генри, и предки. — Я глубоко вздохнула. — Мы будем одной большой семьей.

— Звучит весело, — присвистнула Элис, выросшая единственным ребенком в семье у зажиточных родителей.

— Знаешь, тебе однозначно нужно приехать к нам завтра утром и остаться на выходные со мной, — мягко сказала я, дав ей понять, что нуждалась в ней, хоть и надеялась, что она не сочтет это за жалостливое приглашение, сделанное в последнюю минуту.

— Нет, я не могу вломиться. Это выходные в честь Гэбби.

— Ты должна приехать, — быстро сказала я. — Ты остановишься в моей комнате и будешь моим телохранителем. Что, если Ксандер снова попытается переспать со мной и вся моя семья увидит, как мы будем играть в ковбоев и индейцев в спальне?

— Боже мой, то есть ты согласишься, если он снова попытается с тобой переспать?

— Нет. — От этого промаха я покраснела. — Я имела в виду, что да, может быть, я не знаю. Я знаю, я само воплощение зла, если думаю о том, что такое может произойти, но он, черт возьми, такой сексуальный.

— И ты знаешь, что они не любят друг друга.

— Да, — вздохнула я. — Хотя это и не оправдывает меня. Если сейчас я пересплю с ним еще раз, учитывая все, что я теперь знаю, то буду сукой. Большой сукой. Больше, чем сама Гэбби.

— Это точно.

— Элис, спасибо, — процедила я в телефон.

— Прости, но так и есть. Ты не можешь спать с отцом своего племянника. В противном случае это оказалось бы совершенно неправильным.

— Я понимаю.

— Это окажется даже хуже, чем в шоу Джерри Спрингера.

— Нет ничего хуже, чем шоу Джерри Спрингера, — усмехнулась я, отреагировав на ее комментарий и вспоминая причину, по которой мы стали такими хорошими подругами. Мы были с ней на одной волне.

— Точно, — улыбнулась она. — Так, во сколько мне нужно приехать завтра? — обыденно спросила она.

— Ну, братья приедут рано, и мы все вместе собирались позавтракать блинами.

— Я люблю блины, — охотно отозвалась она.

— Тогда тоже приезжай пораньше.

— Уверена? — помедлив какое-то время, спросила она. — Я не хочу мешать семейному времяпрепровождению.

— Элис, ты — часть семьи, — тихо сказала я. — Ты ведь моя лучшая подруга, и мои родители считают тебя своей дочерью, а братья еще одной сестрой. — Черт, почему я сказала, что они считают ее сестрой? Я знала, один из них нравился Элис, но я не была уверена какой.

— Ну спасибо. — Ее голос был печальным. — Я приеду к девяти утра.

— Здорово, не могу дождаться, когда увижу тебя.

— А сейчас не делай ничего из того, чего не стала бы делать я этим вечером.

— Я ничего не собираюсь делать, — тут же отозвалась я и посмотрела на дверь своей спальни. — Я собираюсь идти спать и не выйду из комнаты, пока ты не приедешь сюда.

— Дуреха.

— Потому ты меня и любишь.

— Ладно, пойду собирать вещи. Увидимся утром, договорились?

— Договорились. Пока, Элис. — Я повесила трубку и прилегла на кровать, со стоном посмотрев на потолок. Мне в голову лезли мысли о Ксандере. Где он был сейчас? О чем он думал? Думал ли он обо мне? Я перевернулась и зарылась лицом в подушку. Мне было необходимо перестать думать о нем, иначе можно сойти с ума. Я приподнялась на кровати и решила выйти из комнаты. Я пока не чувствовала себя уставшей, и если бы осталась в спальне, то стала думать о тех вещах, которые могла бы совершить в своей постели; нехороших вещах, о которых мне не стоило думать. Я решила спуститься вниз и захватить колу на кухне, а потом пройти на задний двор и покачаться на кресле-качалке, которая досталась нам от бабушки еще тогда, когда я была маленькой. Я любила то кресло, оно возвращало меня в детство, когда мне нравилось качаться на ноге отца или одного из братьев, если у них было время для меня. У меня было счастливое детство, если не считать сестры, выводившей меня из себя, когда я была подростком. Я не была уверена, будут ли у нас с ней когда-нибудь такие отношения, как у меня и Элис, и от этого становилось грустно.

* * *

— Обернись, и я стану той, кого ты захочешь. — Я выдумывала слова к прилипчивой песенке, что играла по радио, пока я качалась в кресле на задней веранде дома моих родителей. Ночной воздух был прохладен, и я была признательна за то, что эта ночь не была похожа на очередную влажную ночь во Флориде. — Забери меня, и ты будешь во мне-мне-мне на луне-не-не, — усмехнулась я, повторяя за какой-то девушкой, которая выкрикивала, что у нее нет ни леденца, ни бойфренда. Я понимала, что мои слова и рядом не шли с теми, что произносила она. — Ты громыхнешь, до того как придешь, — пропела я и затем подскочила, почувствовав чью-то руку на своем плече.

— Лив, это всего лишь я. — Спокойный голос Ксандера прозвучал позади меня, и мое тело немедленно встрепенулось.

— О, привет, — обернулась я и выдавила из себя подобие улыбки, стараясь не смотреть ему в глаза и на грудь. Я сверлила глазами точку на его ухе, пытаясь сфокусироваться на ней.

— Не знал, что ты поешь.

— Что-что? — глупо переспросила я.

— Твои песни на вершине чартов?

— Чартов?

— В чартах «‎Биллборд»‎? Международных списках? На «айтюнсе»‎?

— Что? — Я была настолько сконфужена, что перестала фокусироваться на мочке его уха и теперь смотрела ему в глаза. — О чем ты говоришь?

— Я говорю про твою карьеру певицы. — И затем добавил с ухмылкой: — Ты пробилась в топовые позиции международных чартов или, может быть, получила премию Грэмми, или что-то подобное?

— Ну и придурок же ты. — Мои глаза словно метали молнии, когда я поняла, что он еле сдерживает смех.

— Я серьезно спросил. Ты казалась очень увлеченной в создании той песни, которую напевала, — улыбнулся он, на что я покачала головой.

— Неважно. — Я не могла заставить себя перестать улыбаться ему в ответ. — Знаю, я фальшивлю, но это не значит, что я не могу петь.

— Я не говорил, что тебе стоит замолчать, — кивнул он в знак согласия. — Мне даже было весьма приятно тебя слушать.

— Конечно, так и было, — засмеялась я. — Мои братья платят мне, лишь бы я перестала петь, — улыбнулась я, погружаясь в воспоминания. — Мой брат Скотт однажды дал мне двадцать долларов.

— Двадцать долларов? Вау, — склонив лицо, переспросил Ксандер. — Должно быть, он и правда ненавидит твое пение.

— Думаю, все дело было в самой песне и в контексте, — улыбнулась я. — Ему было восемнадцать, тогда он впервые привел нормальную девушку к нам на День благодарения, — вспоминала я тот праздник. — Они сидели и обсуждали какой-то школьный предмет, на который ходили вместе, а я вышла и начала петь. «‎Любовь — это самая прекрасная вещь на свете», — затянула я, переходя на смех. — Тебе надо было видеть его лицо, когда я запела припев и стала бросаться в них длинными бумажными полосками.

— Длинными бумажными полосками? — с удивлением переспросил Ксандер.

— У меня не было розового серпантина, — улыбнулась я и стала раскачиваться в кресле. — Если бы можно было убить взглядом, то в тот вечер Скотт совершил бы убийство. Вместо этого он дал мне двадцать баксов, так что я еще и заработала.

— Вот видишь, твоя карьера певицы принесла тебе прибыль.

— Да, думаю, можно сказать и так, — вздохнула я, покачиваясь взад-вперед. Мне не было видно Ксандера, но я все еще чувствовала его присутствие за своей спиной.

— Похоже на то, что ты была трудным ребенком, — тихо заметил он, а я перестала раскачиваться и снова обернулась к нему. На этот раз мне хотелось прятать улыбку и смех.

— И не похоже, что я изменилась, да? — Я посмотрела на него, приподняв бровь, на что он отреагировал с удивлением. Я знала, что шокировала его своим смехом и тем, что вообще была в состоянии смеяться, учитывая, в какой ситуации мы оба находились и как драматично я вела себя до этого, но, на самом деле, я не могла не рассмеяться.

— Ты в порядке? — спросил он, нахмурившись, и стал разглядывать мое лицо, в то время как я продолжала все громче смеяться. Должно быть, он подумал, что я сумасшедшая или что у меня поехала крыша. И он был не далеко от истины.

— Со мной все хорошо, а что? — наконец-то успокоившись, сказала я.

— Не знаю, просто мне показалось, что ты не совсем в порядке.

— Все хорошо. Я просто подумала, что твой комментарий был ироничен, учитывая то, во что мы вляпались.

— Ясно. — Его губы дрогнули. — Все это слегка необычно, да?

— Повтори это еще раз, — рассмеялась я, в то время как его глаза рассматривали мое лицо, двигаясь от губ к глазам. Его взгляд был глубоким и испытующим, от которого у меня перехватило дыхание. Мы смотрели друг на друга, и единственное, что мы слышали, было наше дыхание и трель птицы вдалеке, которая звала своего потерянного партнера.

— Ребенок не от меня, — коротко сказал он, не отводя глаз.

— Что? — склонившись, переспросила я с бешеным сердцебиением. Он сказал мне правду?

— Ребенок твоей сестры. Он не мой. — И тут он отвел взгляд. — Я не должен был тебе этого говорить.

— Почему нет?

— Все сложно, — вздохнул он и оглянулся на меня. — Мне жаль. Мне не следовало говорить это тебе.

— Ты спал с Гэбби? — затаив дыхание, спросила я.

Пожалуйста, скажи «нет», пожалуйста, скажи «нет», молю, скажи «нет».

— Лив, — начал он, а затем запнулся. — Мне пора вернуться в дом.

— Но ты только что вышел. — Ни за что на свете мне не хотелось его отпускать. Внезапно мне захотелось продолжить наш разговор. Ни с того ни с сего я начала чувствовать слабость и головокружение. Может быть, всего лишь возможно, я оказалась невиновной, в конце концов. Может быть, не было необходимости для меня выступать на шоу у Джерри. Может быть, я и не была вероломной сукой.

— Лив, а это имеет значение?

— Это имеет значение для меня, — кивнула я, прикусив губу.

— Тогда нет. Я не спал с Гэбби, — серьезно ответил он. — Но думаю, что это изменится после нашей свадьбы.

— Ты все еще собираешься жениться на ней? — Мое сердце прыгало от радости, в то время как в моем животе все будто оборвалось.

— Почему нет? — склонив голову и не отводя глаз, спросил он.

— Не знаю. Может быть, просто из-за того, что ты переспал со мной. — Я понизила голос, когда он взглянул на меня, и заметила, что он ничуть не изменился в лице. И почему он все усложнял? Почему он не мог просто сказать Гэбби, что он совершил ошибку, а потом пригласить меня на свидание? Тогда я бы легко его простила за промах, который он допустил, когда сделал предложение Гэбби. Тогда он даже не успел узнать меня по-настоящему. Но теперь он знал, кто я такая. Почему он все еще хотел жениться на Гэбби? После того, как между нами было такое потрясающее притяжение.

— И? — коротко выдавил он, а затем развернулся. — Спокойной ночи, Лив. Сладких снов, моя дорогая.

Я ничего ему не ответила. Я залилась краской от смущения и стыда.

— Постарайся не громыхать, когда так много лун видать, — снова отозвался он, слегка усмехнувшись. Я откинулась на спинку кресла-качалки и быстро стала раскачиваться в нем, пытаясь забыть все то, о чем мы говорили.

Глава 4

— Ты не обязана была приходить в шесть утра. — Зевая, я открыла дверь для Элис. — Скотта, Четта и Айдена еще даже нет дома, — подмигнула я в ответ на ее улыбку. — Почему ты выглядишь так бодро и свежо? — приблизившись, спросила я. — У тебя накладные ресницы? — Я уставилась на ее необычайно длинные, пышные и черные ресницы. — И наращенные волосы? — От этого у меня даже отвисла челюсть. — В шесть утра?

— Тише, я просто хотела красиво выглядеть, — залившись краской, ответила она. — Иди спать.

— Уже не хочу, — кивнула я ей в направлении кухни, — давай я сделаю тебе кофе и мы поболтаем.

— Хорошо, — согласилась она, проследовав за мной. — К тому же, я приехала так рано, чтобы помочь тебе.

— Помочь мне? — с недоверием переспросила я. — Как мне мог помочь твой ранний приезд? Еще даже петухи не проснулись.

— На случай, если ты была в постели с Ксандером, он мог бы ускользнуть из твоей спальни до того, как проснулась Гэбби.

— Ох, даже не начинай, — скривилась я.

— Ты же не спала с ним, да? — Теперь настала ее очередь удивляться. — Лив!

— Лив ничего не делала. — Я закатила глаза и повернулась к чайнику. — Я не спала с ним снова. — Я взяла две чашки и снова зевнула. — И поверь мне, этого больше никогда не повторится. Он — мудак.

— Да? И что же он натворил?

— То есть, что он натворил? — Я отвернулась от нее и открыла холодильник. — Молоко, сахар? — пробормотала я холодильнику.

— Ты же знаешь, я хочу и то, и другое. А теперь расскажи мне, что же вытворил мистер Язычок?

— Его зовут Ксандер, — пробормотала я, доставая молоко из холодильника и поворачиваясь к ней.

— Сначала он был мистер Язычок, — улыбнулась она. — Если я помню, он был мистер Чудо-Язычок, а еще…

— Хватит, — снова застонала я. — Для меня он никто.

— Что случилось? — У нее загорелись глаза.

— Я могу сказать тебе о том, что произошло, но при одном условии. — Я прикусила нижнюю губу и улыбнулась ей.


— При каком условии? — нахмурилась она и нагнулась ближе. — Я с ним тоже не сплю.

— Я не об этом, — закатила я глаза. — Скажи мне, кто тебе нравится?

— Что? — Элис отпрянула, а ее лицо залилось краской.

— Тебе нравится Айден, Скотт или Четт? — Я облокотилась на столешницу и пристально посмотрела на нее. — Скажи мне, кто из моих братьев тебе нравится, а я скажу тебе, что произошло с Ксандером.

— Мне никто из них не нравится. О чем ты говоришь? — запнулась Элис, при этом явно избегая встретиться со мной взглядом, что заставило меня улыбнуться про себя. Элис не умела обманывать и понимала, что я знаю правду. Я зачерпнула немного молотых кофейных зерен и засыпала их в кофеварку, затем добавила кипятка в стеклянную емкость и накрыла ее крышкой.

— Четт, Скотт или Айден? — мягко спросила я и повернулась к ней лицом. — Дай-ка пораскинуть мозгами, не думаю, что это Четт. Блондины не в твоем вкусе, а он самый блондинистый блондин из тех, кого я знаю. А еще ты не увлекаешься «Nascar»[7], а он без ума от него. Так-так, значит, остаются Скотт и Айден. Хмм. — Я не отводила глаз от нее, а она от меня, что заставило меня улыбнуться. — Они оба сексуальны, хоть они мои братья и мне неприятно говорить это. Дай-ка подумать, кого же все-таки ты пытаешься завоевать?

— Ладно, это Айден, — залившись краской, ответила она. — Мне кажется, что он просто симпатичный. Я не пытаюсь завоевать его.

— Тебе нравится Айден? — скривилась я. Айден был самым старшим из нас и моим самым властолюбивым братцем. Из всех моих братьев с ним было наименее всего весело, а иногда мне казалось, что он был моим вторым отцом. — Тебе же он не в самом деле нравится, да?

— Я знала, что ты это скажешь, поэтому и не рассказывала тебе.

— Ну просто, это же Айден, — сгримасничала я. — Представь, если бы ты с ним встречалась и нам бы пришлось идти на двойное свидание, — передернула я плечами. — Это было бы как двойное свидание со своим отцом: он бы пытался дать мне указания о том, что мне заказать и чтобы я не задерживалась допоздна, и боже упаси, чтобы мой парень поцеловал меня или что-то в этом роде.

— Кофе готов? — Элис многозначительно перевела взгляд на кофеварку.

— Давай проверю, — вздохнула я и опустила пресс до упора, затем разлила кофе в две чашки и обернулась к ней. — Но ведь ты не по-настоящему увлеклась Айденом, да? — Я посмотрела на нее с надеждой. — Это просто неудачная шутка?

— И сколько же неудачных шуток, по-твоему, тебе отпустили за эти выходные, Лив? — Элис рассмеялась, насыпая сахар в чашку. — И да, мне нравится Айден. И нет, он и близко не похож на твоего отца. Ему всего двадцать восемь, он замечательный, веселый, милый, и да, я слегка запала на него. Честно говоря, уже давно. — Элис сделала глубокий вдох. — Тебе лучше ничего ему не говорить.

— Что я могу ему сказать? — закатив глаза, спросила я. — Он просто нашел бы повод, чтобы прочитать мне лекцию.

— Ну теперь твоя очередь.

— Моя очередь для чего? — Я отхлебнула кофе и закашлялась. Он был слишком крепким на вкус. Должно быть, я засыпала слишком много кофе и недостаточно воды в кофеварку.

— Что произошло между тобой и Язычком?

— Не называй его Язычком. Это звучит слишком мерзко.

— Но ведь то, что он делал им, не было мерзко?

— Не важно. — Я оглядела кухню. — Я его не интересую.

— Мне жаль. — Она посмотрела на меня с сочувствием.

— Знаешь, он не отец ребенка. И он даже не спал с Гэбби. И все же он хочет на ней жениться.

— Он ее любит? — Элис казалась шокированной. — Подожди, и что же? У них никогда не было секса?

— Знаю, я тоже была в шоке. — Я попробовала еще раз отхлебнуть кофе, но затем поставила чашку на стол. — Пойдем в мою комнату и поговорим там. Не хочу, чтобы нас кто-нибудь услышал.

— Ладно, — кивнула она и встала.

Мы прошли в мою спальню, и я заметила, что свой кофе она тоже оставила на столешнице. Я закрыла за нами дверь в спальню и залезла на кровать.

— Ты идешь? — спросила я, освобождая ей место на матраце рядом со мной.

— Не уверена, что мне можно прилечь, — вздохнула она. — Утром я целый час потратила на то, чтобы выпрямить волосы, и вдруг я смажу подушками весь свой макияж?

— Да брось ты, Элис. С твоей прической и макияжем все будет хорошо.

— Ладно, — зевнула она и сняла туфли. — Но только на чуток, пока мы будем разговаривать.

— Ага, — засмеялась я. — Ты выглядишь уставшей. Сколько часов ты спала за последнюю ночь?

— Два часа. — На этот раз она зевнула шире и продолжительнее. — Я была так возбуждена, что не могла заснуть, и теперь я абсолютно без сил.

— Ох, Элис, — покачала я головой, когда она громко уселась рядом со мной. — Почему ты не говорила мне, что тебе нравится Айден?

— Потому что я знала, что твоя реакция будет именно такой, как сейчас. — Она перекатилась на бок и взглянула на меня. — Совершенно чрезмерной.

— Я надеялась, что тебе нравится Скотт, — улыбнулась я.

Скотт был младшим братом, и он больше всех походил на меня. Он был бесшабашным и всегда что-то вытворял. В детстве всегда попадал в передряги, и мне нравилось, что он рассказывал мне свои истории. Я оставалась послушным ребенком лишь потому, что за мной всегда присматривали родители и Айден. В то время вокруг меня была уйма приключений и приколов, в которые я могла бы ввязаться, но никогда этого не делала потому, что не предоставлялся такой случай.

— Скотт — балбес, я люблю его, но он балбес, — засмеялась Элис. — Он не может оставаться серьезным даже на две минуты.

— Поэтому тебе и нужно с ним встречаться. С ним тебе всегда будет весело. Айден же совсем не такой, — вздохнула я, вспоминая все те случаи, когда мне влетало из-за того, что он рассказывал родителям о моих затеях.

— Уверена, я ему тоже не по вкусу, — закатив глаза, сказала Элис. — Так что не переживай.

— Я не переживаю, я просто…

— Лив, ты хочешь поговорить про Айдена или Ксандера? — перебила меня Элис, после чего я вздохнула.

— На самом деле, мне не хочется говорить ни про кого из них, — скривилась я. — Ксандер — тот еще мудак.

— Почему?

— Я как бы дала ему понять, что я бы не возражала, если бы он расторг помолвку с моей сестрой.

— Что? — Глаза Элис практически выкатились из орбит от шока. — Ты ему этого не сказала?

— Ну, не именно такими словами, но фактически я сказала ему, что теперь, после того как он со мной познакомился, и поскольку он не был отцом ее ребенка, то, возможно, он больше не захочет жениться на моей сестре, а он, в свою очередь, посмотрел на меня как на сумасшедшую и ушел.

— Ну надо же. — Элис изобразила печальное выражение лица. — Похоже, он мудак.

— Он мудак. — Я закрыла глаза, вновь вспоминая о своем оскорблении. — И член у него маленький.

— Правда? — Голос Элис казался удивленным.

— Нет. — Я открыла глаза и посмотрела на нее. — На самом деле, у него не маленький член, — простонала я, закрыв руками свое лицо. — Почему, ну почему же все это случилось со мной? Неужели на мне был какой-то нехороший знак?

— Это не твоя вина. Я к тому, что ты выяснила, что он был мудаком, уже после того, как вы оба трахнулись в церкви, так?

— Да, уже тогда я могла сказать, что он был высокомерным, наглым и самоуверенным…

— И тем не менее, ты вернулась к нему в номер.

— Ну знаешь, я всего-навсего человек, — засмеялась я и прикрыла глаза. — Я больше не хочу о нем говорить. Давай немного поспим, а потом уже разберемся с ним и Айденом.

— Звучит как отличный план. — Элис еще раз зевнула, закрывая глаза, и уткнулась в подушку. — Спокойной ночи, Лив.

— Спокойного утра, Элис. — И мы обе засмеялись, а затем тут же заснули.

* * *

— Просыпайся, проснись же. — Голос Скотта пролетел по моей комнате, когда он открыл дверь и повис на ней.

— Что? — простонала я, медленно открывая глаза, и увидела голубые глаза своего брата, который стоял около моей кровати.

— Просыпайся, Лив. — Он стянул с кровати пуховое одеяло, на что я нахмурилась и посмотрела на него. — Или мне лучше спеть детскую песенку, чтобы малышка проснулась?

— Скотина. — Я выпрыгнула из кровати и на мгновение уставилась на него, после чего рассмеялась. — Я тоже рада тебя видеть, Скотт.

— Иди сюда. — Он хорошенько меня обнял и посмотрел на кровать. — А кто с тобой в кровати? Ты стала лесбиянкой?

— Скотт! — Я замотала головой. — Это Элис.

— Теперь ты встречаешься с Элис? — улыбнулся он и приподнял брови.

— Перестань. — Я уставилась на него, и в этот момент Элис простонала во сне, переворачиваясь на бок, все еще сонная и не реагирующая на шум в комнате.

— Просто спросил, — улыбнулся он в ответ и посмотрел на спящую в кровати Элис. — Подъем-подъем, Элис.

— Не буди ее. — Я ударила его в плечо. — Она почти не спала прошлой ночью.

— Почему, чем же она занималась? — Он медленно облизал губы, и я снова его ударила.

— Что такое, что за шум? — Элис медленно открыла глаза и затем закричала.

— Что? — Я нахмурилась и уставилась на нее. — Это всего лишь я и Скотт.

— Нет, у меня на лице гусеница, — вновь заголосила она и подпрыгнула на кровати.

— Что? — Я посмотрела на нее и громко рассмеялась.

— Сними ее с меня.

— Я сниму ее, — засмеялся Скотт и притянул Элис к себе. Затем он пригнулся к ней и снял одну из накладных ресниц с ее лица. — Не думаю, что это гусеница. — Он взял в руки ресницы и потряс перед глазами Элис, после чего она покраснела.

— Упс, — улыбнулась она, — моя оплошность.

— Ну и дурочка ты, Элис, — рассмеялась я, и мы все какое-то время просто стояли там и улыбались друг другу.

— Почему вы втроем вечно выглядите дураками? — В комнате раздался громкий властный голос, на который я тут же обернулась.

— Почему ты вечно выглядишь так, будто у тебя в задницу вставлена палка, Айден? — переспросила я его с легкой улыбкой.

— Понятно, ты еще не вышла из подросткового возраста. — Он посмотрел на меня и подмигнул.

— А тебе будто стукнуло пятьдесят.

— Пока еще нет. — Он зашел в спальню и поспешно обнял меня. — Привет, Элис, рад тебя видеть.

— Привет, Айден, — промямлила она, ее лицо покраснело из-за того, что она смотрела на объект своего увлечения. После этого я уже критично осматривала Айдена. Мне кажется, что я тоже заметила его привлекательность. Он был высокого роста, примерно шести футов, с хорошим телосложением, каштановыми волосами и горящими голубыми глазами, которые, казалось, могли заглянуть в твою душу. В общем, он был привлекательным мужчиной. Вот только не тем человеком, кого я бы хотела видеть рядом со своей лучшей подругой.

— Что тут происходит? Оргия? — В комнату вошел Ксандер, широко улыбаясь, от чего я застыла на месте. На нем не было рубашки, и я не могла отвести взгляд от его совершенной фактурной груди. Его шесть кубиков пресса смотрелись даже более отчетливо, чем в последний раз, когда я видела его раздетым.

— Ничего. — Я отвернулась от него и заметила, что Элис, вместо того, чтобы так же рассматривать его, как я, растянулась в улыбке до ушей. Почему она оказалась такой предательницей? Как она могла улыбаться, зная, каким человеком был Ксандер? И, что более важно, она знала, как он оскорбил меня… Я все еще ощущала боль от того, что он отверг меня.

— Ты кто такой? — спросил Айден, повернувшись к Ксандеру с неодобрительным взглядом, а затем перевел глаза на Элис. — Это твой друг?

— Нет, — пропищала Элис, а я осторожно посмотрела на реакцию Айдена. Он правда улыбнулся, когда она сказала «‎нет»‎? У меня в голове пронеслось куча мыслей, когда я смотрела на своего брата. Неужели он тоже что-то испытывал к Элис?

— А, ну хорошо, — скривился он. — Я как раз хотел сказать, что тебе пора прекратить общаться с моей сестрой, так как ты на нее плохо влияешь.

— Айден! — прокричала я, находясь в шоке от его слов. Похоже, я ошибалась. Может быть, мне просто почудилось, что он улыбался. — Хватит грубить.

— Все в порядке, Лив. Не нужно меня защищать. — Ксандер улыбнулся мне и подмигнул, а затем обратился к Айдену: — Я Ксандер, Ксандер Джеймс. Я жених твоей сестры.

— Что? — На этот раз была очередь Скотта испытывать удивление. — Лив, ты даже не сказала мне.

— Это правда, Лив? — Насупившись, Айден развернулся ко мне.

— Я, эээ, нет. — Я замотала головой, заливаясь краской. — Он имеет в виду не меня. Я его даже не знаю. Я даже ни разу не, хм, целовала его и уж тем более, хм, не спала с ним, — выпалила я, мое лицо пылало, пока я говорила. — Я бы не обручилась с Ксандером, даже если бы он заплатил мне, — закончила я и тогда заметила, что оба моих брата смотрели на меня в замешательстве, а Элис скривила лицо.

— Ну тогда, полагаю, мне не удалось сильно впечатлить тебя. — Голос Ксандера прервал тишину, а затем он рассмеялся. — Я жених Гэбби, — коротко сказал он и улыбнулся. — Думаю, вы оба ее братья?

— Да, — ответил Айден и сделал шаг вперед. — Я Айден, самый старший. А это — Скотт. Это моя сестра Лив и ее лучшая подруга Элис. А еще один наш брат, Четт, еще не успел приехать домой. — Он осмотрел Ксандера с головы до ног и едва заметно нахмурился. — Так ты женишься на Гэбби?

— Да, — кивнул Ксандер, — думаю, она все еще спит.

— Похоже на правду, — закашлялся Скотт. — Ведь еще не полдень.

— Скотт. — Я закатила глаза и засмеялась.

— Ну знаешь, королева Гэбби не поднимается с постели, если ее не поднимут, — усмехнулся он, и мы оба засмеялись. У нас было общее мнение насчет Гэбби, и это было еще одной причиной, почему он стал моим самым любимым братом.

— Эй, вы оба до сих пор занудствуете про Гэбби? — вздохнул Айден и покачал головой.

— А почему и нет? — Скотт пожал плечами и обратился к Айдену: — Может ты и самый старший, но это не значит, что ты можешь нами помыкать, Айден. Мы уже не дети.

— Тогда перестань себя вести как ребенок. — Айден развернулся к Ксандеру. — Прошу прощения за Лив и Скотта, они оба ведут себя грубо, и я не думаю, что они когда-нибудь изменятся.

— Все в порядке, — рассмеялся Ксандер. — У меня тоже есть младший брат, и я знаю, каково иметь дело с дерзостью.

— Ой, мне пора проверить, проснулся ли Генри и все ли с ним в порядке, — сладостно сказала я, чувствуя, как от гнева на Айдена и Ксандера у меня все переворачивалось внутри. — Мне стоит узнать, не нуждается ли он в моей помощи.

Глаза Ксандера сузились, но он продолжал смотреть на меня, и затем в его взгляде стало читаться раздражение.

— С Генри все в порядке, — коротко сказал он.

— Уверена, что так и есть, но не будет лишним проверить, вдруг ему нужна рука помощи, — снова улыбнулась я и уголком глаз заметила, что Элис растянулась улыбке. — Я хочу убедиться, что обо всех его потребностях кто-то позаботится.

— О чем ты, Лив? — нахмурился Айден.

— Ничего такого, о чем твоей светлой головке стоит переживать. — Я обернулась к нему и улыбнулась. — Простите, народ, мне пора идти и исполнить одно из моих женских обязательств.

Покрасневшая, я прошмыгнула мимо Ксандера и услышала, как он резко сделал глоток воздуха, в то время как моя грудь на вдохе скользнула по его руке. От этого прикосновения мои соски возбудились, но я проследила за тем, чтобы не поддаться реакции. Я поспешила из комнаты вниз по лестнице, и на моем лице играла легкая улыбка. Это будет хорошим уроком Ксандеру. Он хотел казаться большой шишкой, великолепнее меня. Что ж, забудь его. Я больше не хотела его, больше не нуждалась в нем, и мне не было до него никакого дела. Он должен был забрать себе Гэбби и сам разбираться с ее проблемами. Мне не было никакого дела до того, что она могла потратить все его деньги, а потом уйти от него, когда он оказался бы нищим. И это пошло бы ему на пользу.

Когда я подошла к концу коридора, все мои мысли были только о Ксандере. Как он осмелился ввалиться в мою комнату и обвинить меня в дерзости. Я могла бы стереть нахальную улыбку с его лица, если только сказала бы своим братьям, что неделю назад мы занимались с ним сексом. Могу себе представить, как бы они удивились, услышав подобное. Айден, скорей всего, убил бы меня на месте, а Скотт рассмеялся бы. Мне нужно было все им рассказать. Тогда он бы усвоил урок, что со мной опасно играть в игры. Как только он мог подумать, что я проявляю неуважение? И как мог Айден вести себя так, будто он некий мировой лидер? Ррр, они оба так сильно разозлили меня. Я никак не могла понять, чем он привлекал Элис. Я собиралась убедить ее, чтобы она передумала и сфокусировалась на ком-нибудь другом. Мне совсем не хотелось, чтобы моя лучшая подруга встречалась с моим властным старшим братом. И мне совсем не хотелось еще раз переспать с Ксандером, даже если бы он умолял меня об этом. И я вовсе не думала, что такое произойдет снова. Ксандер не выражал интереса в очередном сексе со мной. Не то чтобы я на самом деле ожидала, что такое произойдет. Ему всего лишь хотелось мучить меня.

Глава 5

Я остановилась у двери в спальню Генри и глупо, как дурочка, застыла на месте. На самом деле, мне было нечего ему сказать. И уж конечно, я не собиралась предлагать сделать что-нибудь для него или с ним, о чем я ранее внушила Ксандеру. Я постояла там несколько секунд и собралась уже идти назад, как увидела Ксандера, подходящего к комнате с насмешкой на лице.

— Генри уже выставил тебя?

— Прости? — переспросила я, уставившись на него.

— Ты стоишь в коридоре с растерянным видом, — пожал он плечами, остановившись рядом со мной. — И я подумал, что тебя отшили.

— Мужчины не отшивают меня. — Я вскинула голову, чтобы не смотреть ему на грудь.

— Верно, ты не из тех, кого бы отшил мужчина. — Он облизал губы. — Я думаю…

— Чем я могу тебе помочь, Ксандер? — оборвала я его, не желая пускаться в очередной флирт с ним.

— Сегодня утром ты выглядишь сексуальной. — Он опустил глаза на мою майку на бретельках и короткие шорты.

— И дальше что? — Я не позволила бы себе снова попасться на крючок этого мужчины.

— И это возбуждает во мне желание поцеловать тебя.

— Я не хочу целовать тебя, — усмехнулась я. — Я не возвращаюсь за объедками, если только блюдо не было действительно хорошим. — Я оглядела его сверху донизу. — А вы, Ксандер Джеймс, были не настолько хороши. — Я соврала, но гордость заставляла меня попытаться задеть его.

— Я не был хорош? — Его глаза расширились, и он улыбнулся. — Ты называешь мистером Язычком каждого мужчину, с которым встречаешься?

— Ты хорош для орального секса со мной. — Мое лицо вспыхнуло. — Но не более того. Я бы не стала спать с тобой еще раз.

— То есть единственная хорошая часть во мне — это мой язык?

— Ага, — кивнула я. — И он есть у каждого мужчины, так что в этом нет ничего особенного.

— Выходит, я средненький мужчина с невыдающимися навыками работы языком и плохими способностями к сексу? — Он склонил голову набок, изучая мое лицо.

— Да, средние языковые способности и двойка в постели, — соврала я, не в состоянии выговорить «способности к сексу» вслух перед ним. Надеюсь, мое выражение лица тогда меня не выдало. Ксандер обладал пятеркой с плюсом по обоим предметам: за способности языка и трахательные навыки. Пока я говорила, у меня горело все тело, напоминая мне, что я лгала изо всех сил.

— Теперь ты меня оцениваешь на средний бал и ставишь двойку? — спросил он, поджав губы. — Хм, я деградирую.

— Прости, изначально я не хотела быть грубой, но ты знаешь, каково это.

— Знаю, — кивнул он и, схватив меня за руку, открыл дверь в комнату Генри и потянул за собой внутрь.

— Что ты делаешь? — перехватив дыхание, спросила я, когда он прижал меня к двери и встал передо мной вплотную. Он не ответил и вместо этого медленно приблизил свое лицо к моему, пока его глаза будто посмеивались надо мной.

— Что ты делаешь? — вновь переспросила я, когда он направил ко мне свой рот. Его губы были решительными, когда он накинулся на меня, а его язык без труда оказался в моем рту. Я застонала, когда почувствовала его член, упершийся мне в живот, и на несколько секунд ответила на его поцелуй, пока не вспомнила о том, где мы находились. Вот черт, что мог подумать Генри?

— Что, по-твоему, ты делаешь? — Я оттолкнула его от себя и поспешно огляделась по сторонам, в то время как мое лицо залилось краской.

— Генри тут нет. — Он приподнял бровь и засмеялся. — Теперь можешь перестать изображать вид, что ты оборонялась.

— Я ничего не изображаю, — нахмурилась я. — Где он? И если ты знал, что его здесь не было, то зачем тогда говорил, что он меня отшил?

— Не играй со мной, Лив. Я не из тех мужчин, кто одобрительно относится к играм.

— Какие игры? — тяжело дыша, спросила я. Знал ли он, что меня не интересовал Генри? Какая неловкость.

— Слушай, я понимаю, что ситуация неприятная, и понимаю, что, скорее всего, были затронуты твои чувства, но я дал твоей сестре обещание и теперь ей обязан. Даже если бы я хотел отступить, то это было бы не по-джентльменски.

— Но ты же не джентльмен.

— Я не был джентльменом, да, — выдохнул он. — Я всегда получаю желаемое, и если оно дается мне нелегко, то я привык просто брать. Но жизнь намного сложнее, чем мое эго.

— Хорошо. — Я отстранилась от него, так как мне казалось, что он собирался снова поцеловать меня. — Рада за тебя и за твою безупречную жизнь.

— Лив, я только хочу сказать, что тебе нет нужды притворяться, что ты влюбилась в Генри.

— А я и не притворяюсь. — Я замотала головой, раздраженная его высокомерием. — Он красив, одинок и, судя по всему, милый человек. Я бы хотела поближе узнать его. Почему так трудно в это поверить?

— Он — мой брат, — нахмурился он, а с его лица совершенно спала улыбка.

— И что? Гэбби — моя сестра. — Я посмотрела ему в глаза. — Как мне кажется, для тебя это не было проблемой. Я считаю, что если мои отношения с твоим братом будут казаться тебе проблемой, то это будет лицемерием с твоей стороны.

— Зачем встречаться с моим братом, если ты хочешь меня?

— Я не хочу тебя. Кажется, это ты хотел меня. Что, по-твоему, сказала бы Гэбби, если бы узнала, что ты только что поцеловал меня?

— Мне все равно, — прорычал он. — То, что между мной и Гэбби, является деловыми отношениями.

— Рада за вас.

— Ты не понимаешь. — Он замотал головой и обхватил меня за талию, а затем притянул к себе. — Что же стряслось с той беззаботной веселой девушкой, которую я повстречал в прошлые выходные?

— Она исчезла, когда тебя представили женихом моей сестры.

— Что я могу сделать, чтобы изменить это? — Его пальцы убрали выбившуюся прядь моих волос с лица. — Я не хочу, чтобы мы больше спорили на эту тему.

— Я не спорю. Я просто констатирую факты. — Я пожала плечами и оттолкнула его от себя, однако, на этот раз не смогла отодвинуть его тело. Мои ладони лежали на его обнаженной груди, и я тяжело сглотнула. И зачем он все усложнял? Почему он просто не мог оставить меня одну?

— Нам все же нужно оставаться друзьями, Лив. — Его пальцы скользнули по моим губам. — Мы вот-вот станем одной семьей.

В этот момент меня чуть не стошнило. Неужели это парень говорил серьезно?

— Ксандер, — я заглянула ему в глаза, — я не планирую, что мы когда-нибудь снова встретимся с тобой после этих выходных, кроме вашей свадьбы. Нам не обязательно что-либо значить друг для друга.

Наши глаза встретились, на несколько секунд мы продолжали смотреть друг на друга, и, как я могла видеть, он напряженно размышлял о чем-то. Я ждала, когда он скажет, что я веду себя глупо. И что, конечно, мы будем встречаться еще не раз. Я ждала, что он выругает меня и скажет, что я веду себя неподобающе. Я ждала, что он скажет мне, что я напоминаю ему глупую школьницу. Я знала, что мы, несомненно, будем видеться и после их свадьбы. Несмотря на все наши пререкания и ссоры, моя семья была сплоченной, мои родители не позволили бы мне пропускать ужин или совместные встречи, даже если бы на то была моя воля. Я стояла там, расправив плечи, и ждала, когда он отчитает меня за то, что я веду себя как ребенок, но вместо этого он начал смеяться. Я глазела на него с удивлением, наблюдая за тем, как его лицо все больше заходится в смехе: глаза блестели, рот разошелся в улыбке, а голова запрокинулась назад, когда он разразился приступом смеха.

— Что смешного? — мягко спросила я, становясь еще более раздраженной из-за него. Я ненавидела себя за то, что не могла понять и «прочитать» его. Я ненавидела себя за то, что мне нравилось это в нем. Я ненавидела себя за то, что хотела узнать его поближе. И я ненавидела тот факт, что у меня больше не будет шанса снова побыть с ним.

— Ты. — Он сделал глубокий вдох и, наконец, перестал смеяться. — Ты — глоток свежего воздуха, — улыбнулся он мне. — Да, прежде всего, ты — заноза в заднице, но все же, ты — глоток свежего воздуха.

— Ну что ж, спасибо и на том.

— Я хочу еще раз заняться с тобой любовью, — простонал он, глядя на меня с вожделением, и приблизился ко мне.

— Нет, нам нельзя, — возразила я, прикусив нижнюю губу.

— Но ведь мы можем делать то, что хотим, — улыбнулся он и, развернувшись, запер дверь позади меня, а затем снова придвинулся ко мне.

— Что ты делаешь? — в шоке спросила я, когда он одним движением стянул с себя трусы и обнаженным встал напротив меня, его член уже был по стойке смирно.

— Показываю тебе, что у меня не может быть двойки за поведение в постели, — оскалился он и еще ближе подошел ко мне. — Люблю, когда мне бросают вызов.

— Ксандер, — простонала я, когда он притянул меня к себе. Мое тело трепетало от желания, и я чувствовала себя виноватой и обескураженной. — Мы не можем… — Он не дал мне договорить, поднял меня и бросил на кровать. Его пальцы стянули с меня шорты и трусики, затем он навалился на меня сверху и стал целовать мою шею.

— Ксандер, — застонала я, извиваясь под ним, — мы не можем это сделать.

— Можем. — Его пальцы заскользили вниз по моим ногам и нежно меня поглаживали. На пару секунд я закрыла глаза и наслаждалась ощущениями восторга, когда они прокатывались волной по моему телу, но затем я оттолкнула его в сторону и перекатилась по кровати. — Что ты делаешь? — Он с удивлением сощурился, когда я подняла с пола свои трусики.

— Я ухожу. — Я вытерла свои губы, дабы избавиться от его вкуса. — Ты не можешь получать меня всякий раз, когда пожелаешь.

— Почему нет? — насупился он, и я чуть было не возразила, когда он засмеялся. — Я шучу, — вздохнул он и присел. Я опустила взгляд и заметила, что у него была эрекция, и когда он понял, куда я смотрю, насупился и сказал: — Да, именно с этим ты меня и оставляешь.

— Попроси Гэбби, чтобы она помогла тебе с этим, — раздраженно парировала я.

— Это всегда будет проблемой между нами, не так ведь?

— А ты как думаешь? — Я с недоверием посмотрела на него. Для умного мужчины Ксандер иногда казался действительно глупым. Я наблюдала за тем, как Ксандер подпрыгнул в кровати, подобрал трусы и натянул на себя. А затем он посмотрел на меня с ленивой улыбкой и пожал плечами.

— Что ж, твои родители кажутся милыми, и я думаю, что я им понравился, — сказал он про между прочим, как если бы это была самая невинная фраза в данной ситуации.

— Они милые, — вставила я и замолчала, дабы не сказать, что они не относились бы к нему так мило, если бы узнали о том, какой он был на самом деле.

— Думаю, мне бы очень хотелось, чтобы они были моими родителями.

— Здорово.

— Они станут хорошими бабушкой и дедушкой.

— Ага. — Я отвернулась от него, чтобы не залепить пощечину по его самодовольной физиономии. Что с ним было не так? Как он мог пытаться переспать со мной, а потом говорить о моих родителях?

— Тебя больше нечего сказать? — Он сощурил глаза, изучая меня.

— Что еще ты хочешь, чтобы я сказала? — вновь заглянув ему в лицо, спросила я.

— Не знаю, может быть, то, что я совершаю ошибку? — пожав плечами, небрежно спросил он.

— Это будет твоей ошибкой. — Мне не хотелось заново проходить через все это. Я не хотела делать так, чтобы он чувствовал, будто я желала его.

— Вот как, то есть ты думаешь, что я совершаю ошибку?

— Мне все равно до того, что ты делаешь, — солгала я, отвернувшись. — А теперь я собираюсь вернуться в свою комнату.

— Но там же Элис со Скоттом и Айденом.

— И что с того? — Я вопросительно посмотрела на него.

— Тебе ведь не хочется кому-нибудь помешать.

— Прости?

— Элис влюбилась, так ведь?

— Как ты узнал об этом?

— Это было заметно с самого начала, когда она улыбалась во весь рот, — повел плечами он. — Я не посмел подумать, что я был тому причиной.

— Но ведь не потому, что это стало бы для тебя проблемой, верно? Тебе бы приносило удовольствие знать, что три женщины в этом доме хотят тебя.

— То есть ты хочешь сказать, что в этом доме сейчас две женщины хотят меня? — улыбнулся он, приподняв бровь.

— Нет, — поспешно отозвалась я. — Сейчас лучше скажи мне, кому, по-твоему, нравится Элис?

— Кому? — засмеялся он. — Думаю, у Элис есть с этим небольшая проблема.

— Правда? — нахмурилась я и потерла лоб. — То есть ты не думаешь, что она нравится Скотту или Айдену?

— Нет, как раз наоборот. — Ксандер стоял на месте, поглаживая себя руками по животу. — Думаю, она нравится им обоим.

— Что? — нахмурилась я и заглянула ему в глаза, чтобы убедиться, что он говорил серьезно.

— Я думаю, что оба твоих брата питают интерес к Элис. — Он на полном серьезе кивнул. — Надеюсь, что они оба пустят в ход свои чары. Она испытывает интерес только к одному из них, верно?

— Да, — кивнула я, закусив нижнюю губу. Как он мог узнать, что моим братьям нравилась Элис, и что это могло бы значить? Что бы почувствовал Скотт, если бы Элис и Айден стали встречаться, ведь именно Айден ей нравился, и было очевидно, что его она и выберет?

— Ты собираешься сказать мне, который из них нравится ей?

— Нет, — покачала я головой и развернулась к двери. — Это не твое дело.

— Ты собираешься теперь всегда вести себя подобным образом, Лив? — Он схватил меня за плечо. — Неужели мы не можем быть просто друзьями?

— Нет, не можем, — сказала я, открывая дверь и выходя из комнаты. Кем, черт возьми, возомнил себя Ксандер Джеймс? Неужели он и правда мог подумать, что я бы просто все забыла и стала его другом? Неужели он мог подумать, что такое было бы возможным?

— Доброе утро, Лив. — Тихий хриплый голос заставил меня подпрыгнуть на месте, я подняла глаза и стояла на месте, моргая. — Прости. — Он широко мне улыбнулся. — Я не хотел тебя напугать.

— Все в порядке. — Я тоже улыбнулась ему. — И тебе доброе утро, Генри. — Я посмотрела в его глаза и отметила, что они были светло-зеленого цвета, светлее, чем у Ксандера.

— Все в порядке? — Спрашивая, он ослепил меня своей белоснежной улыбкой, и я действительно начала для себя отмечать едва уловимые внешние отличия между ним и Ксандером. Розовые губы Генри были немного тоньше, а на его правой щеке была заметна глубокая ямочка. Его волосы хоть и были такими же темными, но в них можно было заметить светло-коричневые пряди, а сама прическа была более небрежная, чем у Ксандера.

— Я в порядке. Просто утро уже не задалось, а мы еще даже не позавтракали, — засмеялась я, закатив глаза.

— Я проголодался, — кивнул он. — Я как раз возвращаюсь с утренней пробежки и готов к блинчикам и бекону.

— Звучит неплохо, — охотно закивала я. — Блинчики с шоколадно-банановой начинкой, много сиропа и бекона.

— Я люблю блинчики с начинкой из голубики, — улыбнулся он и провел рукой по своим волосам, — но я бы не отказался от шоколадной начинки. Может быть, мы сможем поделиться?

— Звучит отлично, — сказала я, поправляя топ, и продолжила на него смотреть. — Только если ты не захочешь отобрать у меня бекон.

— Не переживай, я никогда не посягаю на чужой бекон.

Он засмеялся, а я задержала свой взгляд на его губах на несколько секунд и вместе с ним начала смеяться.

— Хорошо, а то мне пришлось бы тебя убить. — Я захихикала и тыкнула ему в плечо двумя пальцами, изображая пистолет.

— Ого, мне сделано официальное предупреждение.

— Ага, — сказала я, подмигивая ему.

— Что здесь происходит? — Прямо за мной прозвучал глубокий голос Ксандера, и я не могла поверить, что не услышала, как он вышел из спальни и прошел по коридору.

— Лив собирается поделиться со мной блинчиками, но предупредила, что мне лучше держаться подальше от ее бекона, — со смехом ответил Генри брату. — Я сказал, что это справедливая цена за совместный завтрак с красивой женщиной.

— Хмм, — отреагировал Ксандер, от чего у меня все перевернулось в животе. Генри назвал меня красивой. Должна признаться, что его слова обрадовали меня. Возможно, мне стоило попробовать и сегодня утром узнать Генри получше. — Может, тебе не стоит делиться всем подряд с каждый встречным, Лив? — вызывающе бросил он мне и с усмешкой окинул меня взглядом.

— Прости? — Я уставилась на него, напрочь забыв о Генри, погрузившись в темно-зеленые глаза Ксандера.

— Возможно, тебе не стоит быть настолько податливой и так легко отказываться от этого, — мягко сказал он, из-за чего у меня перехватило дыхание. Он сделал паузу, вновь посмотрел на меня сверху вниз и затем улыбнулся. — Я имею в виду твои блинчики. Будь я на твоем месте, не стал бы их отдавать так просто. Генри — свинья. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как он поглотит их все. А потом ты пожалеешь о том, что отдала их.

— Не думаю, что буду жалеть, если поделюсь своими блинчиками, хотя есть другие вещи, о которых я сожалею. — Я старалась оставаться цивилизованной, хоть это было и не просто. Я не хотела ставить себя в неловкое положение перед Генри или вызывать у него подозрения, но мне ужасно хотелось задеть Ксандера. Сильно задеть.

— Правда? — Он вздернул голову. — И какие же?

— Ксандер, не надо докапываться до девушки. — Генри осуждающе посмотрел на него. — Она только что проснулась.

— Я не докапываюсь до нее. — Ксандер окинул брата резким взглядом.

— Я лишь имел в виду, что ты только что встретился с ней и она еще не понимает твоего чувства юмора, поэтому будь с ней полюбезнее. — Генри улыбнулся мне. — Мы же еще не стали одной семьей.

— Спасибо, Генри, я благодарна тебе. — Я тепло ему улыбнулась.

— А тебе не нужно в душ или еще куда-то? — Глаза Ксандера сузились, глядя на меня. — Мы не хотели бы задерживать тебя и наши блинчики.

— Я бы на твоем месте больше переживала о твоей невесте, чем обо мне. — Я посмотрела на него с обидой. — Почти уверена, она все еще в постели.

— Что ж, я выматываю женщин, — колко заметил Ксандер, у меня перехватило дыхание, я побледнела, и внутри меня все перевернулось от ревности.

— Ксандер. — Генри оборвал своего брата. — Не обращай на него внимания, Лив. Прошлой ночью мы с Ксандером спали в одной комнате, он не посмел бы проявить неуважение к твоим родителям, находясь в их доме.

— Я бы не удивилась, если бы он посмел. — Я одарила Ксандера пренебрежительным взглядом, а затем вновь посмотрела на Генри. — Приятно знать, что один из братьев Джеймс все-таки джентльмен. Спасибо.

— Всегда пожалуйста. — Генри склонил голову и улыбнулся. — А теперь поспеши в душ, чтобы мы уже могли пойти позавтракать теми самыми блинчиками.

— Идет, — захихикала я и поспешила в свою комнату. Я чувствовала, как оба брата смотрели мне вслед, когда я заходила в комнату.

— А вот и ты, — театрально сказала Элис, когда я прошла. — Где ты была?

— Тебе лучше этого не знать. — Я закрыла за собой дверь и завалилась на кровать. — Ты не поверишь, что только что произошло.

— Что? — Она стояла рядом со своей сумкой с вещами и вопросительно смотрела на меня.

— Ну, — начала я.

— Боже мой, Айден выглядел так сексуально сегодня утром, правда? — перебила она меня еще до того, как я начала рассказывать ей о произошедшем. — Мне нужно переодеться. Я не могу появиться перед ним в той же одежде, в которой была утром.

— Он не заметит разницы, ему все равно, — быстро отозвалась я. — Ну слушай же, Ксандер впихнул меня в комнату Генри и швырнул на кровать, а затем…

— Мне лучше надеть юбку или платье? — Когда она перебила меня еще раз, в ее руках была короткая черная юбка и красное облегающее платье. — Или оба варианта слишком вызывающие?

— Да, они оба вызывающие, — кивнула я и продолжила: — Он бросил меня на кровать и стянул с себя боксеры, а потом снял с меня трусики и…

— Ладно, а что насчет этой блузки? — спросила она, держа ее на уровне лица. — И элегантных брюках белого цвета? Или мне лучше надеть черные обтягивающие джинсы?

— Потом он засунул свой член мне в задницу, — громко сказала я и спрыгнула с кровати. — Он разорвал на мне одежду, бросил меня на кровать, перевернул меня вниз головой и трахнул меня в зад.

— У вас был анальный секс? — У нее отвисла челюсть. Наконец-то, я добилась ее внимания. — Было больно?

— Элис, соберись. — Я подошла к ней и схватила за плечи. — После того, что ты узнала, как жених моей сестры швырнул меня, обнаженную, на свою кровать и отымел меня, ты всего лишь спрашиваешь, было ли мне больно?

— Ну, мне всегда было это интересно, — подернув плечами, сказала она. — Я подумала, что могу спросить об этом для того, чтобы решить, заняться ли этим с Айденом или нет.

— Боже мой, Элис, — простонала я, на что она слегка мне улыбнулась.

— Прости, я схожу с ума, так ведь? — Она сделала глубокий выдох и посмотрела на меня с извиняющимся видом. — Просто я так возбуждена. Я наконец стала взрослой, и теперь он воспринимает меня всерьез. Он может видеть во мне женщину.

— Ага, думаю, да, — скривилась я. — Я пыталась рассказать тебе про Ксандера.

— Знаю, прости. — Она бросила на пол блузку. — Расскажи мне про Ксандера и анальный секс, а потом я расскажу тебе про Айдена и спрошу у тебя совет. — Она подошла к кровати и села. — А теперь выкладывай.

— Мы не занимались анальным сексом. — Я тоже подошла к кровати и прилегла на матрац. — Он стянул с меня трусики и сам тоже был голым, я почувствовала, как близко он был, — я сглотнула, — уф, он был так близко от того, чтобы войти в меня, но затем я испытала чувство вины, спохватилась на месте и натянула трусы обратно.

— Забавно, — захихикала Элис, глядя на меня сверху вниз.

— Что же тут забавного?

— Должно быть, ты оставила его с синими яйцами, — снова засмеялась она. — Клянусь, после такого ему пришлось идти в душ, чтобы подрочить себе.

— Ох, Элис. — Я тоже рассмеялась, — Ты правда так думаешь?

— Конечно, — кивнула она. — Он был голым, так ведь? А его член был практически у цели?

— Да, и его пальцы тоже, — вздохнула я, вспоминая прикосновения его рук, когда его пальцы поглаживали меня. — Мне очень хотелось, чтобы он трахнул меня, но затем поняла, что все это было неправильным.

— А теперь представь, насколько тяжело это было для него? Его член был в каком-то сантиметре, а то и в миллиметре от цели попасть в Святую Землю, а вместо этого его выдернули из рая и поместили в ад с голубыми яйцами.

— Ох, Элис, — рассмеялась я. — Я люблю тебя, ты в курсе? Мне так повезло, что у меня есть такая подруга, как ты, с кем я могу откровенно поговорить о сексе.

— Я тоже, — улыбнулась она. — Как еще я бы узнала о том, чем отличается обрезанный пенис от необрезанного?

— Из Интернета, глупая.

— Но это было бы не так смешно, как слушать твое объяснение разницы.

— Я знала это только благодаря Интернету, — закатив глаза, ответила я.

— Интересно, а как у Айдена…

— Прекрати, — возразила я, подняв руку. — Я успокоилась, но не настолько же. Я не хочу говорить о пенисе своего брата и о том, на сколько он хорош в постели. И никогда не захочу услышать, что он спал с тобой, ты меня поняла?

— Лив, — скривилась она. — Такого никогда бы не произошло.

— Никогда не говори «никогда».

— Сомневаюсь, что Айден когда-либо обратит на меня внимание, несмотря на то, что на мне будет надето. — Она легла рядом со мной на кровати. — Я просто не нравлюсь ему.

— Если верить Ксандеру, то ты нравишься обоим: и Скотту, и Айдену.

— Что? — Она перевернулась и уставилась на меня. — Ты шутишь?

— Неа, — передернула я плечами. — Он сказал, что, по его мнению, они оба влюблены в тебя.

— Почему он так думает? Они ему рассказали это?

— Он никогда не видел их раньше, Элис, — покачала я головой. — И я не думаю, что кто-то из них раскрыл ему свой секрет, это просто результат его наблюдений, который он сделал из десяти секунд, когда он был с нами в комнате.

— Ох, — скривилась она. — Тогда это все не серьезно.

— Да, не серьезно. — Я привстала на кровати и села. — А теперь иди и покажи, что привезла с собой, чтобы я могла посоветовать тебе, что лучше всего надеть.

— Я неудачница.

— Мы обе такие, — простонала я. — Я флиртовала с Генри, чтобы вызвать ревность у Ксандера.

— О, брат мистера Язычка? — Глаза Элис сузились.

— Да, он симпотяжка, — вздохнула я. — Думаю, он бы тебе понравился.

— Мне не нужен третий по счету парень, о котором я буду переживать.

— Третий по счету? — переспросила я. — А кто второй?

— Ну, ты сама сказала, что я нравлюсь Скотту… — еле вымолвила она, скривившись.

— Боже мой, Элис, тебе и Скотт нравится? — задала я ей вопрос. На этот раз настала моя очередь удивляться.

— Нет, да, нет, не знаю, — сгримасничала она. — Он тоже милый.

— Элис, сейчас ты просто грязная сучка.

— Мы обе грязные сучки, — усмехнулась она, доставая из сумки два топа. — Какой из них?

— Белый топ и обтягивающие джинсы. Голубые, — улыбнулась я. — И надень белые туфли на каблуках с открытыми пальцами.

— Каблуки на завтрак? — переспросила она. — Ты уверена, что это не будет чересчур?

— Поверь мне, это будет в самый раз, — рассмеялась я. Если она была готова прийти с накладными ресницами, темной подводкой для глаз и наращенными волосами, то каблуки на завтрак были вовсе не чересчур.

— Ладно, раз ты считаешь это нормальным, — улыбнулась она. — Может быть, Айдену будет достаточно одного взгляда на меня, чтобы спросить себя, где же я была всю его жизнь.

— Да, может быть, — едва улыбнулась я ей. Я была почти уверена в том, что Айден был далек от романтики.

— Так что же произошло у тебя с Ксандером?

— Ничего особенного. Он такой мудак, — простонала я. — И почему только я все еще так схожу по нему с ума?

— Потому что он сексуален, — предположила она. — И его язык заставляет тебя кончать за считанные секунды.

— Элис!

— Что? Я всего лишь повторяю твои слова.

— Я говорила так, когда он мне еще нравился. Когда я еще не знала его и переспала с ним на свадьбе. Тогда я еще восхищалась им, прокручивала его в памяти и фантазировала. А теперь я не могу делать ничего из перечисленного.

— Ну, ты можешь все это испытывать, но теперь это было бы странным.

— Он пытался еще раз переспать со мной. Стоит ли мне рассказать Гэбби об этом?

— Думаю, что да, — кивнула она. — Он не может убить двух зайцев одним ударом. Это было бы неправильно.

— Ты правда думаешь, мне следует ей все рассказать? — удивленно переспросила я.

— Нет, черт возьми, — скривилась она, отвечая мне. — Если ты скажешь что-нибудь, Гэбби никогда не простит тебя, все члены твоей семьи будут думать, что ты шлюха, а Айден подумает, что это я плохо на тебя повлияла.

— Элис, — покачала я головой.

— Честно говоря, Лив, я не думаю, что это хорошая идея. Давай переживем эти выходные, а потом мы поедем домой и забудем о нем. Гэбби его стоит. Они оба — мудачье.

Да уж, наверное, так и было.

— Я хочу сказать, что мы даже не знаем, по какой причине они женятся.

— Верно, — кивнула я. — Я не понимаю, с какой стати он сделал ей предложение.

— Да, все это кажется ненормальным. Может быть, он замешан в какие-то темные делишки, связанные с наркотиками или мафией, или еще чем-нибудь. Или, может быть, Гэбби зачала ребенка от Румпельштильцхена[8], или это «Омен»[9].

— «Омен»?

— Ага, ты же знаешь, какими силами та женщина родила Дэмиена, дьявола?

— Она продала своего ребенка дьяволу?

— Нет, ее ребенок был дьяволом.

— Ой. — Я почесала голову. — То есть ты хочешь сказать, что Гэбби родит дьявола?

— Нет, я хотела сказать, что, возможно, она продает свою душу дьяволу, чью роль исполняет сам Ксандер.

— Я бы не удивилась, узнав подобное.

— Представь, что ты бы действительно переспала с самим дьяволом, потом тебе бы пришлось провести остаток своей жизни в церкви, моля о прощении, лишь для того, чтобы у тебя появился шанс попасть на небеса.

— Спасибо, Элис. Теперь я чувствую себя намного лучше, — простонала я. — Я обречена.

— Ты не обречена. Может, тебе понравится Генри, или же мы можем найти для тебя другого парня. Мы покажем Ксандеру, что он может засунуть свой член себе же в жопу.

— Это было бы забавно, — захихикала я.

— Правда ведь? — рассмеялась она, после чего мы какое-то время смотрели друг на друга, а затем она добавила: — У меня такое ощущение, что впереди нас ждут еще одни сумасшедшие выходные.

— Не тебе одной, сестренка. Не тебе одной.

Глава 6

— Лив, — голос Гэбби прокатился эхом по уборной, — ты здесь?

От ее голоса я замерла на месте и увидела, как Ксандер старался сдержать свой смех, в то же время прикрывая ладонью мой рот.

— Лив? Ты здесь? — снова спросила Гэбби. — Ответь, если ты здесь. Мы никак не можем найти ни тебя, ни Элис, Ксандера и Скотта, мама с папой хотят оплатить счет и уехать прямо сейчас.

Я подняла глаза вверх, на Ксандера и пристально на него посмотрела, мое лицо сильно пылало, я почувствовала, как подо мной подкосились ноги, а затем руки Ксандера скользнули по моей заднице, и он притянул меня обратно, в результате чего я снова плотно прижалась к его телу, а его член находился прямо у меня между ног.

— Лив? Элис? — раздраженно повторила Гэбби, а я виновато прикусила нижнюю губу и прислушалась, как она вышла из уборной.

— Я ужасная сестра, — простонала я и сразу же вскрикнула, так как Ксандер проигнорировал мое замечание и вместо этого снова поспешно вошел в меня.

— Нет, это не так, — улыбнулся он, а его пальцы сжали мои ягодицы, в то время как он двигался во мне. Я сильно обхватила его за пояс и покусывала его за плечо, дабы не закричать от наслаждения.

Знаю, вас интересует, что же случилось за завтраком и почему Ксандер снова трахнул меня, причем это произошло не где-нибудь, а в туалете ресторана. В первую очередь, вам следует знать, что я не из тех девушек, которые крадут чужих парней. Я не делала подобного ни в старших классах, ни в колледже. Никогда. Я никогда не была той девушкой, которая бы увивалась за чужим мужиком. Я просто не веду себя так, но поймите: у меня были на то смягчающие обстоятельства. На самом деле, Ксандер не был мужчиной Гэбби, и да, он весьма усложнил прояснение всей ситуации. Слишком усложнил.

Я не уехала из дома не потому, что ожидала, что мы снова переспим с Ксандером. Это не было частью плана. Совсем. Я собиралась игнорировать его, но потом все полетело в тартарары, когда мы оказались во внедорожнике на пути в ресторан за пару часов до этого.

* * *

— Я так рада, что все смогли приехать, чтобы разделить мою радость, — улыбнулась Гэбби, сидя на пассажирском сидении в отцовском Линкольн Навигаторе. — Вы крутые, ребята. — Она посмотрела на меня и затем на Элис. — Не могу поверить, что пришли даже те, кого я не приглашала, — снова окинув Элис взглядом, сказала она и обернулась к Айдену, который сидел за рулем.

— Почему ты не поехала вместе с мамой, отцом и Четтом? — спросила я Гэбби, которая уже успела меня разозлить, хоть мы и провели в машине всего пять минут.

— Потому что я хотела ехать в одной машине со своим женихом и его братом, — ответила она, с любовью улыбаясь Ксандеру. — И я хотела ехать в Линкольне. Сюда помещается восемь человек, а я хотела, чтобы как можно больше человек смогли насладиться моей компанией, пока мы празднуем эти выходные.

— Ура нам, — отозвалась Элис и посмотрела на меня с ухмылкой.

— Пора уже повзрослеть. — Гэбби закатила глаза. — Вы обе выпускницы колледжа, вам по двадцать два. Пора перестать вести себя так, будто вам по двенадцать.

— Не говори с Элис в подобном тоне, — перебила я Гэбби.

— Да, притормози, — заметил Скотт с заднего сидения. — Никто не хочет слушать, как ты читаешь нотации целый день, — закончил он.

— Скотт, — Айден остановил машину на светофоре и обернулся, — это важные для Гэбби выходные. Прояви хоть немного уважения.

— Да, да, да. Никто не умер, сделав тебя Джоном Бой Уолтоном[10], Айден, — возразил ему Скотт, и мы с Элис рассмеялись от его замечания. Айден на секунду задержал взгляд на Элис, которая тут же покраснела и перестала смеяться.

— Смотри, что ты наделал. — Я обернулась и посмотрела на Ксандера, который сидел на дальнем ряду пассажирских сидений с глупой улыбкой. Рядом с ним сидел Генри, вид у которого тоже был слегка сконфужен.

— Лив, — встряла Гэбби, — не говори с моим женихом в подобном тоне.

— Я что, сказала неправду?

— Вот поэтому ты все еще одинока и не можешь найти себе мужчину, — снова перебила меня Гэбби, метая в меня искры. — Ты не знаешь, как надо обращаться с мужчиной.

— А ты знаешь? — От ее прямоты у меня отвисла челюсть.

— Это у меня помолвка. — Она взмахнула рукой с сияющим кольцом, и я отвернулась, внутренне так сильно желая прокричать, что это со мной он трахался в прошлые выходные.

— Дамы, — снова заговорил Айден. — Хватит, Гэбби.

— Что? Это Лив…

— Ты грубишь Лив и Элис, просто перестань.

В машине воцарилась тишина. Не думаю, что кто-то из нас мог бы представить, что Айден будет так разговаривать с Гэбби. Он никогда не перечил ей. Всегда доставалось только двоим из нас, мне и Скотту, даже Четта не отчитывали так часто. Я снова обернулась и посмотрела на Ксандера, но заставила себя отвести взгляд, поскольку там сидел Генри. Нам всем уже не терпелось приехать в ресторан, и мы с Элис выпрыгнули из внедорожника и поспешили ко входу.

— Кто бы мог подумать, что Айден заступится за меня? — улыбнулась она, я же старалась сдержаться, чтобы не закатить глаза.

— Так наш уговор про обмен блинчиками остался в силе? — Нас догнал Генри.

— Звучит как план, — кивнула я и улыбнулась. — Но помни…

— Без бекона, знаю, — закончил он мою фразу.

— Хм, кажется, нас официально не представили. — Элис протянула ему руку. — Я Элис, лучшая подруга Лив и главная ее опора.

— Привет, Элис. — Он пожал ее руку. — Я младший брат Ксандера и, в целом, мелкая сошка.

— Приятно познакомиться, мелкая сошка, — улыбнулась Элис.

— Рад знакомству, главная опора, — улыбнулся он ей в ответ.

— Элис, я надеялся поговорить с тобой. — Внезапно рядом с ней возник Айден, и я заметила, как она с ликованием посмотрела на него.

— Так зачем ты приехал на эти выходные? — спросила я Генри, входя в ресторан, где мы встретились с родителями и Четтом. Я слышала, как Гэбби и Ксандер разговаривали позади нас.

— Меня попросил приехать Ксандер, — сказал Генри, понизив голос. — Честно говоря, я никогда не слышал о Гэбби до этих выходных. — Он оглянулся на секунду. — И она не из тех девушек, с кем, по моему мнению, он бы остепенился. Я имею в виду, что и не представлял, что он когда-нибудь женится, — рассмеялся он.

— Правда? И почему же?

— Мой брат Ксандер — тот еще гуляка. Убежденный холостяк, так сказать. Он всегда говорил, что никогда не хотел жениться или иметь детей.

— Правда? — Мне так сильно хотелось обернуться и спросить Ксандера, почему тогда он женится на Гэбби. — И почему, по-твоему, он женится на Гэбби?

— Моя мама сказала, что Ксандер женится тогда, когда влюбится, — улыбнулся он. — Он всегда говорила, что не рожала роботов и что настанет день, когда за его сердцем придет женщина и он уже никогда не станет прежним. Думаю, этот день настал.

— Надо же. То есть ты думаешь, что он действительно ее любит?

— Откуда мне знать? — пожав плечами, сказал Генри и отвел взгляд.

— Что? Что ты мне не договариваешь?

— Я не хочу показаться грубым, — скривился Генри, — но я просто не думал, что кто-либо похожий на Гэбби смог бы ему понравиться. Знаю, она твоя сестра и все такое, но она такая… — Его голос стих, а я рассмеялась.

— Она сука.

— Я не хотел говорить так.

— Все в порядке, — засмеялась я, беря его под руку и искренне радуясь тому, что он был здесь в эти выходные. Мои родители поднялись, когда мы с ним подошли к столику, а Четт с кем-то разговаривал по телефону. — Мы все ее так называем, — шепнула я ему на ухо, перед тем как мы сели.

— Правда? — с удивлением посмотрел он на меня.

— И под «всеми» я имею в виду Элис и себя, — улыбнулась я в ответ на его смех.

— Над чем вы оба смеетесь? — нахмурившись, спросил Ксандер, подходя к нам.

— Это тебя не касается, — колко ответила я и подмигнула Генри, который снова рассмеялся.

— Хм. — Из горла Ксандера послышался хрип, но он не сказал ни слова.

— Я сяду рядом с тобой, — сказал Генри, садясь в кресло рядом со мной, из-за я счастливо улыбнулась.

— Думаю, я сяду в другом месте, — сказал Ксандер и плюхнулся в кресло напротив меня.

— Но туда должна была сесть Элис.

— Ну теперь не сядет, правда? — спросил он, приподняв бровь.

— Неважно. — Я посмотрела через его плечо и увидела Гэбби, которая стояла, сверля нас взглядом. — Я подумала, ты захочешь сидеть рядом со своим женихом. Справа от тебя нет места, — сухо заметила я.

— Выходит, ты ошиблась, да?

— Так ты хорошо выспался? — развернувшись к Генри, спросила я, решив игнорировать Ксандера. Я не собиралась позволить ему вывести меня из себя перед всеми во время завтрака. Я знала, что мои родители не обрадуются, если услышат мои оскорбления в его адрес.

— Да, весьма хорошо, — кивнул Генри в ответ. — А ты?

— Да, я почувствовала… эээ… — Я подпрыгнула от ощущения того, что на мою ногу легла чья-то ладонь. Я посмотрела на Ксандера, но он был вовлечен в разговор с моим отцом, сидящим по ту сторону стола. Я опустила руку под стол и, схватив ладонь, попыталась убрать ее с моего бедра, но она не поддавалась; скорее наоборот, чья-то рука поднималась все выше и выше по моему бедру. Почему, черт возьми, почему я позволила Элис уговорить меня надеть юбку этим утром. — Перестань, — шикнула я на Ксандера, но он не обратил на меня никакого внимания.

— Ты в порядке, Лив? — спросил меня Генри, на что я кивнула. Как я могла сказать ему, что пальцы его брата открыто скользили по внутренней поверхности моего бедра, из-за чего я начала возбуждаться?

— Угу, значит, как я поняла, у тебя нет подружки? — спросила я, в последствии понимая, что все сидящие за столом, умолкая, стали глазеть на меня.

— Куда уж очевиднее, Лив. — Гэбби замотала головой, глядя на меня.

— Очевидно, что? — Я посмотрела на нее убийственным взглядом.

— Что ты проявляешь интерес, — покачала она головой. — Маме и папе и правда надо было отправить тебя на уроки хороших манер, может, тогда ты бы обладала какими-то нравами.

— Ты сейчас говоришь мне про нравы? — засмеялась я и посмотрела на Элис. — Та, которая привыкла к тайным пятничным встречам с Томми, работающим на мойке, чтобы заняться с ним сексом на заднем сидении богатеньких машин?

— Лив, хватит, — оборвала меня моя мама, ее лицо стало красным.

— Это она начала, — возразила я.

— Лив, — на меня посмотрел Айден, — хватит.

— Да, папочка, — закатив глаза, сказала я. — Ой, подожди, мой отец сидит рядом с мамой. Тогда кто же вы, мистер? — пропищала я, когда пальцы Ксандера проскользнули вверх по моей ноге и задержались в верхней части бедра, а затем стали искать убежище внутри меня. Я скрестила ноги, но это оказалось неверным движением, так как его пальцы остались между ногами и продолжили тереть мою киску. Боже мой, ну почему это было настолько приятно? Я хотела нагрубить ему, но не смогла. Часть меня наслаждалась тем, что он делал. Я знаю, что это звучит ужасно, но для начала нужно оказаться в такой же ситуации, когда твоя ужасная, стервозная, снисходительная сестрица, сидящая напротив, смотрит на тебя, будто ты кусок собачьей какашки, прилипшей к подошве ее туфель от Джимми Чу.

— Перестань, Лив, — наконец-то сказал мой отец. — Сейчас не лучшее время для вашей с Гэбби стычки.

— Я ничего не порчу, я просто говорю, что… эээ… — Мой голос пропал, когда указательный палец Ксандера дотронулся и потеребил мой клитор. Я была готова убить этого мужчину.

— Ты такая ревнивая тварь, — неистово начала Гэбби.

— Ну хватит, дамы, — прервал ее Скотт. — У нас гости. И мы не хотим, чтобы Ксандер и Генри подумали, будто мы сумасшедшие.

— А что насчет моих впечатлений? — едва улыбнувшись, спросила Элис.

— Ты уже и так понимаешь, на сколько мы все ненормальные, — подмигнул он ей, после чего она разразилась смехом.

— Да уж.

— Вы оба закончили? — спросил Айден, и я потрясенно взглянула на самодовольное лицо Ксандера. Был ли он прав? Неужели и правда и Скотт, и Айден влюблены в Элис? Боже мой, сколько еще безумия могло случиться в этой семье?

— Пожалуйста, не беспокойся о нас, — сказал Ксандер, нежно поглаживая меня пальцем. — Мой брат и я рады разделить любые жизненные ситуации твоей семьи. Наши родители умерли пару лет назад, и теперь мы рады быть частью вашей семьи.

— Так вы сироты? — спросила я с щемящим сердцем от неожиданного сочувствия к нему.

— У нас есть дедушка, который по-прежнему в весьма хорошем здравии. — Он посмотрел на меня и улыбнулся. — Он до сих пор ведет семейный бизнес и занимается всеми делами.

— Правда?

— Он хочет, чтобы мы предоставили ему наследников для компании, — смеясь, добавил Генри. — Старомодное мышление, верно? Он сказал, что не передаст нам наши доли, пока не увидит, что мы оба женились и завели детей.

— Надо же. — Я перевела свой взгляд на Генри. — Это не нормально. — Конечно же, я обману, если скажу, что в тот момент за одну секунду в моей голове не пронесся миллион мыслей. Неужто именно по этой причине Ксандер женился на Гэбби?

— Считай, повезло, что ты уже носишь ребенка, правда, Гэбби? — внезапно сказала Элис. — Тогда Ксандер получает сразу и жену, и ребенка, которых можно предъявить своему деду. — После слов Элис за столом повисла тишина, и я наблюдала за тем, как она, глядя на меня широченными глазами, накрыла рот рукой. Она забыла, что мои родители не должны были знать о ребенке.

— Какого ребенка? — просипел Айден, глядя на Гэбби.

— Я не знаю, о чем она говорит. — Лицо Гэбби стало ярко-красным. — Давайте уже сделаем заказ.

— Так вот почему ты так поспешно на ней женишься? — спросил Скотт, обращаясь к Ксандеру.

— Хватит, — нахмурился мой отец, глядя в меню. — Мы не будем продолжать этот разговор за столом.

— Тебе действительно нужно побороть свою ревность, Лив, — сказала мне Гэбби. — И хватит сплетничать обо мне. Я знаю, у тебя нет своей жизни, но не надо в этом винить меня.

От ее слов у меня отвисла челюсть, я больше не смогла сдерживать себя. Я открыла свое меню, пробежала его глазами сверху вниз и, опустив руку под стол, стала через брюки массировать пах Ксандера, убедившись, что моя ладонь находится как раз в районе его члена. Я чувствовала на себе его взгляд, он сидел, откинувшись на спинку стула, и тогда я медленно расстегнула молнию его брюк и просунула руку внутрь, чтобы ощутить непосредственный контакт с ним. Я чувствовала, как он ерзал на стуле, когда мои пальцы касались его обнаженного члена, у меня вызывало улыбку ощущение того, что он становился все тверже и тверже под моими пальцами. Я подняла глаза и пристально посмотрела на Гэбби, сидящую всего в паре ярдов от нас, которая не имела ни малейшего представления о том, что происходило.

Я снова погрузилась в меню и решила действовать еще более дерзко. Я схватила пенис Ксандера, вытащила его из трусов и стала быстро скользить по нему ладонью вверх и вниз, от чего он еле слышно простонал в ответ. Я почувствовала, как его рука легла мне на запястье, он наклонился вперед и тихо стал шептать мне на ухо:

— Тебе нужно прекратить, Лив.

— Прекратить что? — Я повернулась к нему и слегка улыбнулась.

— Перестань. — Он сверлил меня глазами. — Не играй с огнем, если не хочешь обжечься.

— Я уже успела обжечься. Что мне сделает еще один шрам? — тихо сказала я, и у меня перехватило дыхание, когда я почувствовала, как его пальцы скользнули мне под трусики и стали настойчиво тереть мой клитор.

— Кажется, что у тебя уже сейчас достаточно влаги, чтобы потушить пламя, — пробубнил он, продолжая тереться об меня. — Ты уже готова принять меня, да? Ты, грязная девчонка.

— Свинья. — Мои пальцы стали еще сильнее скользить по его члену вверх и вниз, в ответ он продолжал тереть мой клитор.

— И что же ты закажешь? — спросила Элис через стол, на что я виновато подняла на нее глаза. Я так боялась, что кто-нибудь за столом поймет, что происходит между нами. Если бы кто-нибудь уронил что-то со стола и нагнулся, чтобы это поднять, то увидел бы, как мои руки поднимаются и опускаются, двигаясь по пенису, а его пальцы находятся у меня между ног и отодвигают в сторону мои трусики.

— Еще не уверена, — не дыша, ответила я.

— Почему бы тебе не взять свинину под овощами? — спросил Ксандер, и я обернулась к нему, немного задержав на нем взгляд. Я убрала руку с его пениса и попыталась слегка отодвинуться от него. Но ничего не вышло, и на меня обрушился весь ужас того, чем мы занимались, но только в десятикратной мере. И зачем только я так рисковала?

— Я не люблю свинину. — Я посмотрела на него. — Мне не нравится ее вкус.

— Правда? — Он откинулся назад, и я почувствовала, как его пальцы выскользнули из моих трусов. Я быстрым движением поправила юбку и отодвинулась влево от него.

— Ага, мне больше нравятся сосиски, чем бекон. — Я не понимала, почему я сказала именно это, мне просто надо было восстановить дыхание.

— Мне нравится и то и другое, — сказал он. — По сути говоря, я могу есть что угодно до тех пор, пока мне нравится его вкус. — Он естественным жестом коснулся своего лица, и я увидела, что он покусывал свой палец, слизывая с него мои соки. — Вкус — важная штука, — подмигнул он мне, облизывая губы. Я отвернулась, неожиданно понимая, что стала чувствовать себя еще хуже, чем до всего этого.

Затем мы все сделали заказ официанту, и за столом стало весьма тихо. В основном, разговор поддерживали мой отец и Ксандер, они говорили об акциях, облигациях и о прочей скучной чепухе. Я помалкивала и просто уплетала еду, при этом заметив, что и Айден, и Скотт вели беседу с Элис, и ей, казалось, нравилось такое внимание. Я собиралась спросить у нее, что происходит, когда мы вернулись бы домой.

Генри и я обменялись блинчиками, и я стала задумываться, почему не встретила его раньше, до Ксандера. Он казался более милым в сравнении со своим старшим братом.

— Простите, мне нужно в уборную. — Закончив с блинчиками, я встала и вышла из-за стола, поспешив к дамской комнате. Я посмотрела на Элис, что должно было бы стать ей сигналом того, чтобы она следовала за мной в туалет, и вышла. Как только оказалась в уборной, я сразу прошла к зеркалу, поправила помаду на губах, встряхнула волосы и затем стала ждать. Через пару минут дверь отворилась, я, улыбаясь, обернулась в надежде увидеть Элис.

— Что ты здесь делаешь? — выдохнула я, уставившись на Ксандера.

— А что, по-твоему? — Он подошел ко мне, глядя на меня с высокомерием.

— Ты не можешь тут находиться.

— Почему нет? — Он остановился передо мной и облизал губы, притягивая меня за талию ближе к себе.

— Ксандер, — простонала я, когда он стянул с меня майку и вынул мою левую грудь из лифчика. — Что ты делаешь?

— А ты как думаешь? — Он пригнулся и начал посасывать мой сосок. Я застонала, когда зубы стали покусывать мою грудь и затем настойчиво ее сосать.

— Ксандер, — простонала я. — Мы не можем делать это.

— Тише. — Он взял меня за руку и повел в одну из кабинок, а затем закрыл за нами дверь. Его руки вцепились в мою грудь, и он начал играть с моими сосками, пока мы продолжали стоять в тесной кабинке, единственным звуком в тихой уборной было мое тяжелое дыхание.

— Все это так неправильно, — простонала я, чувствуя, как его руки поднимают юбку и начинают массировать ягодицы.

— Почему?

— Ты обручен с моей сестрой.

— Мы, скорее, друзья, не более того. — Он наклонил голову и начал посасывать мою шею, зубы впивались в мою кожу. Я провела рукой по его волосам, затем опустила ладони ему на плечи и засунула их ему под рубашку, чтобы почувствовать наготу его груди.

— Зачем ты женишься на ней?

— Это деловая сделка. — Он ухватил меня за лицо и поцеловал взасос. Его язык легко скользнул в мой рот, завладев моим языком и мною в целом. Его губы были настойчивы, когда он целовал меня, и я страстно ответила ему на поцелуй, не имея возможности противостоять ему и его присутствию. Он был моим господином, а я — его рабыней, и именно так мне все и представлялось в тот момент. Он приподнял меня и завел мои ноги вокруг своей талии. В тот момент я была настолько возбужденной, что даже не подумала остановить его. Его рука проскользнула между нашими телами, он расстегнул молнию на своих брюках, его член с силой выпирал из трусов, давая понять нам обоим, кто стоял за всем этим шоу. Он завел руку мне за спину, и я почувствовала, как он слегка приподнимает меня на месте, а затем он придвинул руку к моим трусикам и отодвинул их в сторону.

— Ксандер. — Я вопросительно посмотрела ему в глаза.

— Да? — оскалился он, и вместо дальнейшего ответа я почувствовала, как его член оказался внутри меня.

— Ох. — Мой стон перерос в крик. Он отбросил меня на стенку кабинки и стал ритмично двигаться вверх-вниз.

— Держись крепче, — промычал он, входя в меня все глубже и глубже.

— Ой, — вырвалось у меня, когда он полностью вошел в меня и остановился.

— Тише, милая, — засмеялся он. — Укуси меня за плечо, если надо, но только не кричи так громко.

— Я стараюсь не кричать, — простонала я с очередным легким движением его члена. Я чувствовала, как он все глубже входит в меня, и вскоре поняла, что вот-вот кончу. Я была уже почти на вершине и понимала, что спуск вниз будет похож на взрыв.

— Ты сексуальная. — Он целовал меня, продолжив ритмично двигаться, но теперь медленней. — Посмотри на меня, — скомандовал он, и я подчинилась. — Такая, такая сексуальная, — простонал он, устраиваясь поудобнее и слегка увеличивая скорость движений.

— Нам не следовало этим заниматься, — вяло возразила я, понимая, что не хотела, чтобы он останавливался.

— Почему нет? — прорычал он, приподнимая мои бедра чуть выше, после чего я легко заскользила вниз.

— Потому что… — начала я и внезапно замолчала, так как услышала, что кто-то открыл дверь в уборную.

— Лив, Лив, ты здесь? — По уборной прокатился голос Гэбби, я замерла на месте. Я видела, что Ксандер пытался не засмеяться. Что может так рассмешить человека в ситуации, где его невеста застукивает его на месте, когда он трахает ее сестру в общественной уборной? Он ненормальный, вот и все. Знаю, я будто ломилась в открытую дверь и ничуть не улучшала ситуацию, позволяя ему трахать меня. Я хочу сказать, что мне надо было его остановить, еще когда он только начал со мной заигрывать под столом, но моя сестра просто свела меня с ума.

— Мы отправимся в ад, — прошептала я ему на ухо, когда он продолжил трахать меня, после того как Гэбби вышла из туалета.

— Говори за себя, — простонал он, набирая скорость, и все с большим усилием входил и выходил из меня. Через несколько секунд после того, как я испытала оргазм, почувствовала, что его сперма заполнила меня. Как только мы оба кончили, я резко откинулась на дверь и отпрянула от его тела. Я задыхалась от удовольствия, и мы оба стояли неподвижно несколько секунд, наслаждаясь взаимными оргазмами. После этого я с легкостью соскочила с него и встала на ноги, все больше и больше обвиняя себя по мере того, как я продолжала смотреть на него. Он выпрямился, поправил мой лифчик, прикрывая грудь, и затем опустил мой топ на место.

— Люблю завтраки, — сказал он с ухмылкой, продолжая смотреть на меня.

— Извини? — Я подняла глаза. — О чем ты говоришь?

— Люблю хороший трах на завтрак. — Он приблизился ко мне и поцеловал. — Прости, я совсем ничего не сделал языком. Может быть, позже.

— Ты такая свинья, — замотала я головой. — У тебя совсем нет стыда?

— Стыда? У меня? — рассмеялся он, проводя рукой по волосам и одновременно поправляя свою рубашку и штаны. — Не совсем. — Он открыл дверь уборной и вышел. Я осталась стоять там и смотрела как он выходил из туалета. Он остановился у главной двери и затем обернулся ко мне. — Кстати, Лив. Перестань флиртовать с Генри. У вас никогда ничего не получится.

— Извини? — У меня отвисла челюсть.

— Мой брат не довольствуется объедками, — сощурился он. — Поэтому перестань с ним флиртовать.

— Ты мудак. — От его слов у меня бешено застучало сердце. В тот момент я ненавидела нас обоих. — Как ты смеешь?

— Как я смею что? — Он окинул меня взглядом сверху донизу. — Оставь моего брата в покое.

— Я буду делать то, что захочу.

— Мы стоим друг друга, Лив. Сейчас ты не можешь вести себя, как того захотела бы. Ты только что занималась со мной сексом в кабинке туалета, пока твоя сестра ждала снаружи. Теперь ты все знала и все же сделала это. Я не единственная свинья в этой уборной.

— Как ты смеешь? — Я едва ли не плакала. Это вовсе не было похоже на то, как я все себе представляла, и близко не похоже.

— Знаю, ты не понимаешь причины, почему я женюсь на Гэбби, при этом не любя ее. — Он пожал плечами, сверля меня глазами. — Но тебе и не нужно ничего понимать. Некоторые понимают, что любовь — это самая дурацкая причина, по которой люди женятся.

— Что?

— Я говорю, что сделал предложение Гэбби неделю назад, потому что есть кое-что, о чем я сожалею с прошлых выходных. Ты спросила меня, был ли причиной тому наш секс с тобой. — Его зрачки расширились, он не отводил от меня взгляд. — И ответ — да. Я пожалел о том, что спал с тобой в прошлые выходные. И это из-за тебя я решил сделать предложение Гэбби. Не потому что она твоя сестра. На тот момент я не знал этого.

— И что же я такого сделала?

— Неважно. — Его лицо на миг смягчилось, когда он посмотрел мне в лицо. — Все, что сейчас имеет значение, — это тот факт, что теперь мы обручены и тебе придется просто с этим смириться.

— Ненавижу тебя, — сказала я, у меня в животе все переворачивалось от разочарования и отрицания. Я хотела сказать, что ненавидела нас обоих. Ненавидела себя за то, что была так слаба и снова переспала с ним.

— Нет, это не так, — засмеялся он, разворачиваясь к выходу. — Ты ненавидишь то, как я заставляю тебя себя чувствовать. Ненавидишь, что в моем присутствии ты теряешь над собой контроль. Ты ненавидишь мое присутствие внутри тебя, которое наводит тебя на мысль, что мы — единое целое. Ты ненавидишь факт, что твое тело принадлежит мне.

— Что? — Мой голос дрогнул. — Почему ты говоришь такое?

— Потому что именно так себя чувствую я. — Он в последний раз посмотрел на меня, а затем вышел из уборной, оставив меня один на один с моим шоком.

Глава 7

— Ты где была? — спросила Элис, когда я вышла из ресторана.

— Какое тебе до этого дело, — скривилась я. — Где была ты?

— Тебе тоже все равно, — сделала гримасу Элис, и мы какое-то время стояли и смотрели друг на друга.

— Ох, Элис, я так устала.

— Чем ты занималась?

— Я была в убор…

— Ах вот ты где. — Из ресторана вылетела Гэбби. — Я искала тебя. — Она разочарованно посмотрела на меня.

— Я здесь. Чего ты хочешь? — спросила я, глядя на ее волосы. Слишком боялась смотреть ей в глаза. Мне не хотелось, чтобы она заметила, что я испытывала стыд.

— Хотела извиниться перед тобой, — сказала она, прикусив нижнюю губу, а я стояла и смотрела на нее в шоке, не зная, что и сказать.

— А? — Я посмотрела на Элис, которая тоже, казалось, не верила своим ушам.

— Я хотела извиниться перед вами обеими, — вздохнула она. — Я вела себя как сука и нагрубила вам обеим. — Она посмотрела мне в глаза, и я удивилась, увидев в ее взгляде искренность. — Наверное, я всегда испытывала ревность к вашей дружбе и не смогла сдержаться этим утром, хоть и следовало.

— Что? — спросила я, тяжело сглатывая. И почему она выбрала именно этот день, чтобы измениться и стать любящей и обновленной старшей сестрой? И почему она выбрала именно этот момент, сразу после того, как я ее предала? Почему же, почему?

— Я вела себя грубо и подло. — Она взяла меня за руку. — Прости меня, мне не надо было говорить тебе все то, что я сказала тебе сегодня утром или когда-либо еще.

— Я, ох, что подтолкнуло тебя к этому?

— Я говорила с Четтом, — тихо сказала она. — Он знал о ребенке. И он знает, что это ребенок не от Ксандера. — Она вновь прикусила нижнюю губу. — И мне действительно очень повезло найти такого мужчину, как Ксандер.

— Правда? — Я еле выдавила улыбку.

«Пожалуйста, только не говори, что теперь ты влюблена в него. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста».

— Он не стал жалеть меня и ребенка потому, что тот был не его, — кивнула она. — Я знаю это, но я так благодарна ему за то, что он…

— Я так рада за тебя, — перебила ее Элис, и в тот момент я была ей признательна, как никогда ранее. Я не была уверена, что смогу оставаться там и без тошнотворного рефлекса продолжать слушать, как Гэбби без умолку болтает о Ксандере. — Ты, должно быть, так увлечена планированием свадьбы.

— Да, так и есть, — кивнула Гэбби и вздохнула.

— Должно быть, приятно знать, что такой привлекательный мужчина, как Ксандер, хочет встречаться с кем-то вроде тебя.

— Что, черт возьми, все это значит? — огрызнулась Гэбби, от ее реакции я замерла на месте. Мы с Элис переглянулись, и я поняла, что мы подумали об одном и том же. Неужели Гэбби и правда переменилась в сердце? Или же ее кто-то надоумил ее?

— Ах вот вы где. — Из ресторана вышли Ксандер и Генри, я старалась избегать взгляда Ксандера, который смотрел в мою сторону. — Ты поговорила со своей сестрой, Гэбби? — задал вопрос Ксандер, и я поняла, что именно он заставил ее раскаяться.

— Да, — выпалила Гэбби, и мы с Элис переглянулись с улыбкой.

— Хорошо. — Ксандер подошел ко мне и похлопал по плечу. — Ты заставила всех нас беспокоиться.

— Что? Почему?

— Ты пропала. — Он пожирал меня глазами.

— Пропала.

— Да. — Он выдавил улыбку. — Я переживал, что ты пропала или упала в яму.

— Да, уверена, что так и было.

— Она в порядке, — выпалила Элис, сделав шаг вперед и не отводя глаз от Ксандера. — Нет причины переживать.

— Хорошо. — Он посмотрел на Элис, а затем снова на меня, я понимала, что он думал над тем, почему она так холодна с ним. Если честно, я тоже была удивлена. Я никогда не видела, чтобы Элис раньше смотрела так на кого-то.

— Давай выйдем и дождемся машину. — Элис взяла меня за руку, и мы прошли мимо Ксандера. Я чувствовала на себе его взгляд, когда мы уходили.

— Что это все значит? — спросила я, косясь на нее.

— Он мне не нравится, — скривилась она. — Ему не следовало играть с тобой и твоей сестрой. Он мудак. Мне не нравится, что он старается дразнить тебя.

— Да уж, я не знаю, в какую игру он играет с нами, — согласилась я.

— Просто держись от него подальше. — Она посмотрела на меня, когда мы подошли к машине. — Он думает, что может усидеть на двух стульях. Я так не думаю. Я хочу сказать, он был готов к сексу в день свадьбы, но ты заслуживаешь больше, чем то, что он сейчас вытворяет.

— Да, не могу поверить, что только что снова занималась с ним сексом.

— Ты что? — У Элис отвисла челюсть.

— Ага, — кивнула я, заливаясь краской.

— Где? — Она замотала головой и осмотрелась по сторонам.

— В уборной, — прошептала я.

— Я даже не хотела спрашивать, — захихикала она. — Ох, Лив.

— Что? — простонала я и закрыла руками лицо. — Я ужасна, правда?

— Не знаю. Правда? — Она снова захихикала и изогнула бровь.

— Нет, я не отсасывала у него в уборной, — рассмеялась я. — И нет, он тоже не воспользовался шансом задействовать свой чудо-язычок.

— Только свой чудо-член?

— Элис. — Я прикусила губу и снова простонала. — Черт, он был так сексуален. Так сексуален и так отвратителен.

— Это так, потому что все сексуальное является отвратительным, — сказала она, оглядываясь по сторонам. — Так же хорош, как и в последний раз?

— Даже лучше. — Я сделала паузу. — Почему, почему, почему? Почему это произошло именно со мной?

— Это не твоя вина.

— Мне всегда попадаются дерьмовые парни.

— Ага, но, по крайней мере, этот парень был таким же дерьмовым, как и хорошим в постели.

— Или же в общественной уборной, — рассмеялась я.

— Не понимаю, почему нам не попадаются хорошие парни, — вздохнула она. — Что с нами не так? Мы же хорошие женщины. Мы привлекательные. Честные. Любим отрываться. Черт, если бы я была лесбиянкой, то встречалась бы с нами обеими.

— Ты бы встречалась сама с собой?

— Да, черт возьми, — улыбнулась она. — Я весьма хорошенькая.

— Это правда.

— И я всего лишь хочу, чтобы это знали не только мы с тобой, — вздохнула она и облокотилась на машину. — Что с нами не так, Лив? Почему мы вечно вляпываемся в подобную ерунду?

— А что случилось с тобой? — осторожно спросила я. — Я рассказала тебе о нас с Ксандером, но что только что стряслось с тобой?

— Я флиртовала с официантом, чтобы заставить Айдена ревновать, и потом официант попытался поцеловать меня, Айден это увидел и посмотрел на меня так, что я почувствовала себя шлюхой.

— Эх, Элис, — выдохнула я, радуясь, что она хотя бы не флиртовала со Скоттом. Представляю, что она могла бы спровоцировать между ними нечто вроде кулачного боя. Подобное действие сделало бы мою семью похожей на второсортный цирк. Хоть мы и были уже на полпути к тому.

— Знаю, я дерьмо.

— Мы обе похожи на дерьмо, — рассмеялась я.

— И что же мы теперь будем делать?

— Нам нужно забыть обо всех них. Давай поедем вечером куда-нибудь, познакомимся с новыми парнями и повеселимся на славу.

— А ты хочешь? — По виду Элис трудно было сказать, что она была воодушевлена.

— Да! Нам они не нужны! Мы — две сексуальные девчонки. И нам нужны два горячих парня, которые бы нас ценили.

— Ну не знаю, — скривилась она. — Когда мы учились в колледже и ходили куда-то потусоваться, нам не особо-то везло.

— Это потому что мы были зубрилками, — захихикала я. — И мы не знали, как играть в такие игры. Мы обе не выходили из комфортной зоны и в итоге доставались неудачникам. Ты встречалась с Люком, а теперь он женат на Джоанне, нашей бывшей соседке. А я встречалась с Джастином и Эваном, и, что же, мы обе знаем, какими крутыми они были.

— Эван был помешан на своей приставке плейстейшен, — засмеялась Элис.

— И на моих трусиках, — пожав плечами, заметила я. — И не по тому, что это было сексуально.

— А это сексуально? — Элис с любопытством посмотрела на меня.

— Ага, воровать и нюхать трусики — это сексуально, — скривилась я. — Ну ладно, когда я говорю об этом вслух, это звучит как извращение. Но, в то же время, сексуально, когда ты знаешь, что это твой мужчина и ты трахаешься с ним. Однако, что если ты собираешься украсть мои трусы ради того, чтобы понюхать и дрочить в них, то… Не делай этого, потому что я хотела бы носить их потом.

— Хотелось бы мне увидеть его лицо, когда ты застукала его в своих черных стрингах и с красной губной помадой.

— Еще он испортил помаду. А это была помада от «‎Chanel». Я купила ее за сорок два бакса, а он даже не вернул мне деньги.

— Боюсь предположить, что он растянул твои стринги, — засмеялась Элис.

— Так и было. — Я тоже разразилась смехом. — Когда мы разошлись, я подарила ему их в качестве прощального подарка.

— Ох, Эван, я с самого начала знала, что он тот еще мудак, — сказала Элис. — Ну вот какой парень станет приносить с собой приставку и игры каждый раз, когда приходит в дом своих подружек?

— Только неудачник, кем он и был! — простонала я. — И Джастин оказался не намного лучше его.

— Верно, — согласилась Элис. — Что у него было с волосами?

— Его волосы были самой меньшей из проблем, — захихикала я, вспоминая своего бывшего. — Вспомни, как мы застукали его, когда он твоим консилером[11] пытался замаскировать свои прыщи.

— Помню, — застонала она. — Однажды я поймала его, когда он пользовался моей зубной щеткой. Он был такой мудак.

— Ох, мне кажется, что мне всегда доставались самые ужасные парни.

— Ну теперь все изменилось, к тому же, к нам приближается целая толпа, — тихо сказала Элис.

— Уф, не хочу видеть ни Ксандера, ни Гэбби. Умоляю, скажи, что мы сегодня пойдем гулять.

— Хорошо, — оскалилась Элис. — Посмотрим, какие еще неприятности нас поджидают.

* * *

— Давайте сыграем в скрэббл[12] вечером. — В дверном проеме показалась голова Скотта, который заглянул ко мне в комнату чуть позже в тот же день.

— Извини, но вечером нас не будет дома. — Я посмотрела на него, сидя за своим туалетным столиком.

— И куда вы собрались? — нахмурился он. — Так не честно.

— Мы с Элис собираемся встретиться с парочкой мужчин, потому что нам не хочется кончить старыми девами.

— Ну, уже слишком поздно для подобного, — усмехнулся он, в ответ на это я толкнула его в живот. — Уф, больно же.

— И хорошо, — скривилась я. — А теперь проваливай, мы тут с Элис пробуем разные тени для век.

— Вы обе похожи на клоунов, — сказал Скотт с бесстрастным лицом, переведя взгляд с меня на Элис. — Клоунов, которым лучше было бы остаться дома и сыграть в скрэббл.

— Нет уж, — покачала я головой и привстала. — Этого не произойдет.

— Эй, ребята, вечером играем в скрэббл. — В спальню зашел Айден, от чего я громко зарычала.

— Мы с Элис сегодня идем прогуляться. Мы не будем участвовать в семейном соревновании по скрэбблу.

— Что значит — вы с Элис идете прогуляться? — спросил Айден, нахмурившись, и посмотрел на Элис. — Это же должны быть семейные выходные.

— На сегодня семьи хватит. — Я направилась к ванной комнате, открывая дверь. — Вечером мне нужно забыть о своей семье.

— Лив, — возразил он, на что я обернулась к нему с горящими глазами. Если бы он попробовал запретить мне и сказал, что мне нельзя никуда пойти, то я бы набросилась на него. — Ну хорошо, тогда желаю повеселиться, — коротко сказал он, и у меня отвисла челюсть от удивления.

— Что? И это все?

— Ты взрослая и можешь делать то, что пожелаешь.

— Боже мой, мир перевернулся. — Я с улыбкой посмотрела на Элис. — Айден больше не пытается сказать мне, что я могу делать, а что — нет.

— Похоже, чудеса бывают, — мягко сказала она, а Айден рассмеялся в ответ.

— Думаю, так и есть. — Я достала черное шелковое платье, которое надевала еще во время обучения в колледже, и протянула ей. — Мне лучше надеть его сегодня вечером?

— Оно сексуальное, — закивала Элис. — Определенно, надень это платье.

— Ладно, думаю, мне пора идти. — Скотт поспешил к двери спальни, и я, Айден и Элис одновременно посмотрели друг на друга.

— И куда вы обе собираетесь? — спросил Айден, на что я недовольно на него посмотрела. Почему он все еще находился в комнате? С чего ему было переживать, куда мы собирались сходить? Мужчин так трудно понять. У меня не было ни малейшего представления, почему Айден задавал такие вопросы и при этом был моим братом.

— Еще не решили. Все зависит от решения Лив.

— Ох, хорошо, и ты ей доверяешь? — пошутил Айден, на что у меня еще больше отвисла челюсть. Мой брат пытался соблазнить Элис? Или мне это показалось?

— Да, я ей доверяю, — улыбнулась Элис, заливаясь краской.

— И в какое же место вы собираетесь пойти? — переспросил Айден.

— Мы хотели бы пойти туда, где сексуальные парни стали бы поедать нас глазами, — смеясь, ответила я.

— Хм, — Айден неодобрительно посмотрел на меня, — я знаю один прелестный винный ресторан, если вас заинтересует подобное.

— Нет, мы собираемся отвязно потанцевать и повеселиться на славу. Может, там мы выпьем вина, но нам все равно нужна громкая музыка и расторопные мужчины, — сказала я, пританцовывая и двигая телом вперед и назад. — Я хочу того, кто знает, как двигаться в ритме хип-хопа, детка.

— Ладно, — сощурился Айден. — Похоже на то, что вы собираетесь повеселиться.

— Так и будет, — лукаво улыбнулась я ему.

— Может быть, я присоединюсь к вам.

— Что? — Моя улыбка пропала. — Нет, тебе нельзя приходить туда.

— Приходить куда? — спросил Ксандер, входя в мою комнату.

— Что здесь происходит? — Я отвернулась от него. — Почему каждый думает, будто он может просто так зайти ко мне в комнату?

— Может, потому что ты оставила дверь открытой? — с издевкой ответил Ксандер, от чего я закатила глаза. И что я вообще нашла в этом невыносимом мужчине?

— Для тебя она закрыта.

— Что ты хочешь, Ксандер? — спросила Элис, и по мне пробежала искра радости. Именно поэтому Элис была моей лучшей подругой. Именно по этой причине я могла доверить ей всю свою жизнь. Она всегда прикрывала мой тыл.

— Девочки, — сказал Айден, прищурившись, — почему вы так негостеприимны к Ксандеру?

— Мне не кажется, что мы были к нему негостеприимными, — лукаво сказала я, повернувшись к Ксандеру. — Ты правда считаешь, что мы относимся к тебе негостеприимно?

— Нет, — ответил он, не сводя с меня глаз. — Я так не считаю.

— Тогда чем я могу быть тебе полезна, Ксандер? Ты потерялся? Ты хочешь, чтобы я помогла тебе найти комнату Гэбби? — Я повернулась к шкафу, на ходу поднимая красное платье. — Или это? — показала я Элис, на что она с энтузиазмом закивала.

— Может, попробуешь померить оба платья и покажешь мне, как они на тебе смотрятся.

— Ты выбираешь платье для вечерней игры в скрэббл? — растерянно спросил Ксандер. — Ярко-красное платье с длинным вырезом. Что же за скрэббл такой? — усмехнулся он, глядя на Айдена.

— Они собираются пойти потанцевать, — замотал головой Айден, будто пытаясь осудить происки типичных девчонок.

— Потанцевать? — посмотрел на меня Ксандер. — Не знал, что мы собирались танцевать вечером.

— Мы и не собирались нигде танцевать. Иду я и Элис.

— Только ты и Элис? — Ксандер перевел взгляд на Айдена. — А это безопасно?

— Что ты имеешь в виду под фразой «безопасно ли это»? Мы — женщины, а не маленькие девочки, — оскалилась я на него.

— Я тоже хотел пойти с ними, но они мне отказали, — тихо сказал Айден, и я увидела, как он поглядывает на Элис.

— Ну, я думаю, что вы, парни, может пойти с нами, — еле выдавила Элис, и я обдала ее ледяным взглядом.

— Простите, парни, но вы с нами не идете. Это девичник, — возразила я, подбочениваясь. — Элис и я нуждаемся в паре горячих парней.

— Чего? — снова нахмурился Ксандер. На этот раз его зеленые глаза горели яростью. — И это хорошая идея?

— Да, почему бы и нет? — переспросила я его с невинным выражением лица.

— Я просто не уверен, что это хорошая идея. — Его губы сжались в тонкую нить.

— И ты думала, что я перегибал палку, — рассмеялся Айден. — Такое ощущение, будто у тебя появился еще один старший брат, который намеревается контролировать тебя, Лив.

— Ой, ура, еще один вызывающий раздражение брат, — нахмурилась я и вышла из комнаты, по дороге поспешно обняв Ксандера и чмокнув его в щеку. — Добро пожаловать в семью, старший братец.

— Спасибо. — Ксандер непонимающе посмотрел на меня. По его виду было ясно, что я слегка сбила его с толку. Я не знала, о чем были его мысли, но поняла, что больше он не вел себя так нагло и самоуверенно, как раньше.

— А теперь исчезните все, я хочу померить свои платья.

— Ага, я тоже хочу померить свои платья, — сказала Элис, глядя на Айдена. — Пожалуйста, освободите комнату.

— Нас уже тут нет, — глядя на Элис, оскалился Айден, от чего меня чуть не стошнило. Это выглядело настолько правдоподобно. Казалось, что Элис встречается с Айденом и они уже собираются пожениться, а я вынуждена постоянно находиться рядом с ними.

— Или мы можем остаться, чтобы помочь вам обеим определиться с выбором, — сказал Ксандер, не двигаясь с места.

— Чего? — переспросила я, прищурившись на него, мое сердце бешено колотилось. — Что ты имеешь ввиду?

— Мы можем сказать, какое платье будет лучше смотреться.

— Мы не из «Красотки»[13], — закашлялась я. — Нам не нужна ваша помощь.

— Хорошо, — пожал плечами он. — Умываю руки.

— Тогда увидимся позже.

— Пошли, Ксандер. — Айден вышел из комнаты, и Ксандер последовал за ним.

— С ним не просто, да? — выдохнула Элис.

— Да уж. Я его просто не понимаю.

— Печально, что все, о чем я могу думать, — это то, каково будет, если я поцелую его? — тоскливо сказала Элис, от чего я замерла на месте.

— Ты хочешь поцеловать Ксандера?

— Что? Нет. Я говорю про Айдена.

— Ой, извини. Я говорила про Ксандера.

— Эх, мужчины! — Она замотала головой, а я скривилась.

— Хочу сходить в кабинет и немного почитать, — сказала я. Мне нужно было выйти из комнаты и проветрить голову, поскольку я выдохлась и находилась в полной неразберихе от своих чувств.

— Хорошо. Звучит заманчиво. Тогда мы сможем примерить платья через пару часов?

— Да! Давай так и сделаем.

— Хорошо, тогда я вздремну немного, — зевнула она. — Я все еще без сил.

* * *

Ревность — это одна из тех эмоций, которые я люблю ненавидеть. Я ненавижу ревновать, потому что от этого чувствую себя неадекватно, но люблю, когда мужчина ревнует меня. Ревность — странная штука. Между ней и сумасшествием пролегает весьма тонкая грань. Должна признаться, я испытывала ревность, узнав об отношениях моей сестры и Ксандера, хотя между ними никогда и не было секса. Возможно, не было. Я не знаю ни одного примера друзей с платоническими чувствами, которые бы в итоге обручились. И это чувство пылает внутри меня огнем. Я имею в виду, что не чувствую, будто он принадлежит мне, но испытываю к нему что-то. Мне хотелось, чтобы он желал видеть меня своей выдуманной невестой. И почему он не попросил меня выйти за него? Хотя это еще больше усложнило бы нам обоим жизнь. Одно дело — просто переспать и все. И совсем другое — испытывать к нему настоящие чувства. Я просто никак не могла понять, почему они собирались пожениться, к тому же она была беременна от другого мужчины.

— Что ты читаешь? — Его глубокий голос оборвал ход моих мыслей. Он вошел в кабинет и сел рядом со мной на кушетку.

— Хемингуэй. — Я назвала первое имя, которое пришло мне в голову. — Эрнест Хемингуэй. «По ком звонит колокол», — продолжила я, будучи не уверенной, как может раскрыться моя ложь, пока я старалась спрятать обложку книги «Пятьдесят оттенков серого». Не надо было, чтобы он подумал, будто я была нимфоманкой. Я не представляла себе, о чем он мог бы подумать, узнав, что я читала книгу про БДСМ. Мне не хотелось, чтобы он связал меня на отцовском столе и отымел в зад, отшлепав за то, что я была непослушной девочкой. Мне вовсе не хотелось всего этого, хоть я и должна признаться, что мысль о подобном очень меня возбудила. Мы могли бы попробовать ролевые игры: он был бы Кристианом Греем, а я — Аной. Вот только мне совсем не хотелось проходить через всю жесть, например, быть побитой плеткой. Не уверена, что я получила бы удовольствие от плетки. Хотя я была бы не прочь, если бы он отшлепал меня своими сексуальными твердыми ладонями.

— Ой, правда? — Он казался впечатленным, смотря на меня, а я задавалась вопросом, смотрел ли он так же на мою сестру.

— Что «ой, правда»? — спросила я, отвлеченная его взглядом.

— Ой, ты правда читаешь Хемингуэя? — улыбнулся он. — А какую книгу, ты говоришь?

— «Старик и море», — быстро ответила я и едва ли не задохнулась. — То есть «По ком звонит колокол». — Я залилась краской и опустила глаза. Именно поэтому я не собиралась позволить ему связать себя и заняться сексом в кабинете. Когда я оказывалась рядом с ним, то мой мозг сходил с ума. Кто знал, что могло бы произойти, если бы мы оба скатились с катушек?

— Так и о чем же она?

— Что о чем? — тупо переспросила я, представляя, как он слегка меня пошлепывает, а затем ударяет ладонью все сильней и сильней. Мне хотелось узнать, как сильно он меня будет шлепать: будет ли моя задница раскачиваться от его ударов или лишь станет подергиваться на месте.

— Книга. — Его глаза соблазняли меня, когда он присел рядом.

— Ну, она про человека, который ждал у церкви, — робко сказала я. — Он каждый день ходит в церковь и ждет, когда зазвонит колокол.

— Он ходит в церковь, чтобы дождаться, когда зазвонит колокол? — Губы Ксандера подернулись.

— Ага, — кивнула я. — Это волшебная книга, и она звонит только для волшебников. Как «Гарри Поттер», знаешь?

— Хм, понятно, — улыбнулся он и затем взял книгу из моих рук. — «Пятьдесят оттенков серого»? — спросил он, глядя на обложку. — Это что, новый роман Хемингуэя? Один из тех, о которых я ничего не слышал раньше?

— Отдай ее мне. — Я выхватила ее из его рук, мое пунцовое лицо пылало. — Кстати, что ты здесь делаешь? Неужели ты не достаточно успел надоесть мне за целый день?

— Я не знал, что встречу тебя тут. Я думал, ты устраиваешь модное дефиле с Элис.

— Ха-ха, в самом деле, модное дефиле. Мы просто пытались примерить наряды и решить, в чем мы выглядим лучше всего.

— Ну раз ты так говоришь. — Он открыл книгу. — А теперь расскажи мне, о чем эта книга.

— Ну, это просто роман, — покраснела я, выхватывая книгу из его рук. — Верни ее назад.

— У меня возник вопрос. — Он протянул мне книгу, его глаза блестели.

— Какой? — Я выхватила книгу и растерялась от того, что ему удалось вызвать у меня любопытство.

— Каков на вкус пенис Кристиана Грея? — прищурив глаза, спросил он.

— Что? — Я посмотрела на него, а затем ударила его книгой по плечу. — Ну ты и извращенец.

— Я извращенец? — улыбнулся он. — Это не я читаю порно средь белого дня.

— Я не читаю порно, — зарычала я на него.

— Я хотел сказать, если ты возбудилась, то я могу тебе помочь.

— Помочь мне?

— Своим чудо-язычком, — усмехнулся он, дразня меня языком. Должна признаться, что вид его длинного розового языка, который двигался вдоль его рта, весьма меня возбудил. Очень возбудил. Я смогла почувствовать это по своим трусикам и тяжести в груди.

— Ксандер, — я покачала головой, — у тебя совсем нет ни стыда, ни совести?

— Нет. — Он приблизился ко мне, и я почувствовала его язык в своем ухе. — У меня совсем нет стыда, — прошептал он и начал покусывать мочку моего уха. — Позволь мне доставить тебе оргазм, Лив. Разреши мне зубами стянуть с тебя трусы и доставить тебя на вершину удовольствия своим языком. Он хочет оказаться внутри тебя так же сильно, как и ты этого хочешь.

— Вообще-то, — подскочила я, бросив книгу ему на колени, — мне плевать на твой язык. И я не нуждаюсь в том, чтобы он оказался внутри меня. И определенно не нуждаюсь в том, чтобы меня довели до оргазма и вершины удовольствия, спасибо тебе большое.

— Ты в этом уверена? — Его пальцы коснулись моих губ. — Взбираться к вершинам очень приятно.

— Да, хорошо. Я уже через это проходила и не хочу туда возвращаться. — Я оттолкнула его руку и быстро покинула кабинет, мое сердце бешено колотилось от его прикосновений.

Почему, ну почему же Ксандер оказывал на меня такое большое влияние? Он был словно наркотик для моего тела, который, как я знала, был для меня губительным. Он медленно, но уверенно вызывал у меня зависимость, и я понимала, что моя зависимость не приведет меня ни к чему хорошему. Я понимала, что мне нужно отучить саму себя от него, пока не стало слишком поздно. Я не собиралась позволить Ксандеру и его чудо-язычку довести меня до состояния еще более худшего, чем то, в котором я была сейчас.

Глава 8

— Не двигайся, Лив, — Элис стояла передо мной, держа в руках стайлер и приводя в порядок мои волосы. — Если ты не перестанешь дёргаться, то я обожгу тебя.

— Ты не посмеешь меня обжечь, — предупредила я её. — Это утомительно.

— Я почти закончила, — вздохнула она. — Чуточку терпения.

— Я здесь уже двадцать минут, — выдохнула я. — Какую же прическу ты мне делаешь?

— Соблазнительную и чувственную, — улыбнулась она. — Все мужчины в клубе будут к тебе подкатывать.

— Ты имеешь в виду все, кроме одного? — рассмеялась я. — Если все станут моими, то кто же достанется тебе?

— Я найду себе кого-нибудь, — захихикала она, откидывая назад длинные каштановые волосы со светлыми прядями.

— Ох, бог мой, — засмеялась я. — А ты уверена, что мой макияж не смотрится чересчур вульгарным?

— А разве есть что-то, что может смотреться чересчур вульгарным? — спросила она, рассматривая моё лицо.

— Да, — кивнула я. — Мне не хочется, чтобы кто-нибудь подумал, что мне можно предложить двадцать долларов и увести за мусорные баки, чтобы я ему отсосала.

— А за сотню? — спросила она, приподняв бровь, и мы обе рассмеялись.

— Похоже, вечером будет весело.

— Мы заслуживаем хоть немного веселья, — она сделала шаг назад и несколько секунд продолжала смотреть на меня, после чего, улыбнувшись, сказала, — Ты великолепно выглядишь.

— Ты думаешь? — я подскочила с места и, подбежав к зеркалу, рассмотрела своё отражение. Мое лицо мягкими волнами обрамляли длинные каштановые волосы, которые ниспадали на спину. Мои карие глаза светились от возбуждения, а макияж смоки-айс делал меня похожей на сексуальную лисичку. — Не находишь, что эта губная помада слишком красная? — спросила я её, сворачивая губы в трубочку перед зеркалом.

— Никоим образом. Красный значит сексуальный.

— Ну, я надеюсь.

— И она превосходно подходит к твоему красному платью. Надень же его поскорей.

— Ладно, — я поспешила к кровати, подхватила своё только что отглаженное платье и, стянув с себя одежду, надела его. Мне пришлось задержать дыхание, чтобы продеть платье через талию и спустить его подол вниз по бедрам. — Оно, кажется, короче, чем я помню. — Я посмотрела вниз на свое оголенное бедро и сглотнула. — Я не уверена на его счет, Элис. Знаешь, я ведь не тростинка. Девушкам с округлыми формами, типа меня, не следует надевать на себя настолько облегающую одежду.

— Кто это сказал? — она покачала головой. — Ты выглядишь горячей, сексуальной, восхитительной и идеальной. — Сказала подруга, указывая на меня пальцем. — И пусть сосут все те плоские сучки. Каждый мужчина хочет женщину с формами.

— Про это я не в курсе, — засмеялась я.

— Ну, если мужик хочет худышку, то он не для нас, — усмехнулась она, натягивая на себя короткое черное платье.

— Точно.

— Любой парень, желающий найти себе худышку, будет разочарован увидеть меня, — захихикала я. — Я никогда не стану плоской шваброй — у меня очень большая грудь.

— Мужчины любят большую грудь.

— Ну, размер моей груди пока не очень помог мне в этом деле.

— Но поможет сегодня вечером, — она разглядывала мое глубокое декольте. — Бу-бум, бу-бум.

— Спасибо, Элис, — покачала я головой.

— Думаю, я готова, — она надела туфли на каблуках и затем посмотрела на меня. — А ты?

— Угу, думаю, готова, — кивнула я, взяла сумочку с туалетного столика и надела свои черные туфли на шпильке. — Надеюсь, что не упаду в них. Мои ноги уже и так убийственно болят, — застонала я.

— Всё с тобой будет в порядке. Просто обопрись на меня.

— Мне нужно выпить, — захихикала я, когда мы выходили из моей спальни.

— Мне тоже, — согласилась она. — Сегодня я хочу напиться.

— Я хочу напиться в зюзю, — сказала я.

— Что значит, в зюзю? — переспросила она, не понимая смысла моих слов, я посмотрела на неё и рассмеялась.

— Понятия не имею, — пожав плечами ответила я. — Я просто недавно слышала это выражение и мне понравилось, как оно звучит.

— Звучит, и правда, хорошо. Звучит отлично. Пора начать наше перевоплощение в зюзю.

— Давай напьемся, детка, — мы взялись за руки и направились к входной двери.

— Лив, — громко окликнул нас голос Айдена, когда я открывала дверь.

— Да? — я остановилась и закатила глаза.

— Зайди в гостиную, пожалуйста.

— Зачем?

— Мы хотим посмотреть на вас до того, как вы уйдете.

— Угу, — я посмотрела на Элис, и мы скорчили друг другу рожицы. — Он так раздражает. Ему нужно жениться и обзавестись детьми. Упс! — скривилась я, глядя на Элис.

— Всё в порядке, — она одарила меня кривой улыбкой. — Уверена, он станет хорошим отцом.

— Давай дадим отпор армии, а затем уже уйдем отсюда, — предложила я, затаив дыхание, и мы прошли в гостиную. — Всем добрый вечер, — сказала я, входя в комнату. Все взгляды устремились на нас с Элис, и я едва не рассмеялась, увидев самые разнообразные выражения лиц у присутствующих там. Айден казался потрясенным, Генри — впечатленным, Гэбби — отчаявшейся, Четт — скучающим, Скотт казался возбужденным, а Ксандер — задумчивым. Я могла почувствовать, как его глаза изучали меня и все мое тело, и мне пришлось запретить самой себе снова на него посмотреть.

— И куда же вы обе направляетесь? — Айден поднялся и подошёл к нам.

— В бар.

— В какой бар? — переспросил он, и теперь в его взгляде мелькала злость. Мне было интересно, сможет ли он когда-нибудь перебороть своё желание.

— Думаю, мы пойдем в Бич Лагун, — сдавшись, сказала я.

— Ладно, это вниз по Пятой Улице? — снова спросил он.

— Да, сэр, — кивнула я и затем отсалютовала ему.

— Очень смешно.

— Если родители не видят причины препятствовать мне и задавать вопросы, то тебе какое дело?

Айден смотрел на меня ещё несколько секунд и затем повернулся к Элис.

— Ты сегодня прекрасно выглядишь.

— Спасибо, — заливаясь краской, ответила она.

— А ты не замёрзнешь в этом платье? — он указал на глубокий разрез на её бедре и оголенные плечи, на что Элис ему кивнула.

— Почти уверена, что меня согреет алкоголь.

— Кто за рулем? — обернулся он и посмотрел на меня, насупившись.

— Мы собираемся заказать такси туда и обратно, — сказала я, стараясь не закатить глаза. — Ты же знаешь, мы ответственные. Мы всегда ведем себя рассудительно вот уже двадцать два года.

— Я просто хотел убедиться, что вас не нужно подвезти, а потом забрать.

— Я могу отвезти вас туда и обратно, — вставил Ксандер, приподнимаясь.

— Ох, в этом нет необходимости, — Гэбби смотрела на меня, и её голос звучал раздраженно. Этот извиняющийся тон казался слишком наигранным. Я знала, она не сможет долго выставлять себя покладистой девушкой.

— Мне не хочется, чтобы вами, девушки, кто-нибудь воспользовался, — Ксандер встал рядом с Айденом и посмотрел мне прямо в глаза. На этот раз у меня не получилось избежать его прямого взгляда. Его зрачки казались разъяренными, когда он смотрел на меня. Я чувствовала, как между нами пробежал ток, и сделала шаг назад.

— Думаю, с нами всё будет в порядке, — сказала я, нервно облизав губы.

— Угу, с нами всё будет в порядке, — повторила Элис и я успела заметить, что они с Айденом посылают друг другу непродолжительные взгляды.

— Поверь мне, Ксандер, у Элис и Лив не возникнет никаких проблем, — подпрыгнула с места Гэбби и подошла к нам. — Они обе выглядят как шалавы, им не дадут заскучать.

— Гэбби, — предостерег её Айден.

— Что? — пожала она плечами. — Это правда. — Она посмотрела на нас с Элис, а затем перевела взгляд на Ксандера и Айдена. — Я хочу сказать, хватит вам уже. Когда обувают такие высокие каблуки и надевают такие короткие платья, то глупо не ожидать, что какой-нибудь зануда соберётся попытать счастья и залезть своей рукой вам между ног или под блузку.

— Гэбби, заткнись, — закричал Скотт. — Что с тобой такое?

— Может, дело в беременном мозге? — сказал Генри, посылая мне осторожную улыбку.

— Ага, но не может же она быть всю жизнь беременной? — пробубнила я. — Это не оправдывает тот факт, что она всю свою жизнь была сучкой.

— Лив, — Айден посмотрел на меня, после чего я повернулась к Элис.

— Готова?

— Да, — быстро закивала она. — Пойдем.

— Погоди секунду, — Айден схватил её за запястье. — Я могу с тобой переговорить всего лишь пару секунд?

— Уф, хорошо, — она переглянулась со мной и, скорчив гримасу, последовала за ним через комнату.

— Мне тоже нужно поговорить с Лив, — сказал Ксандер, обращаясь к Гэбби и, грубо схватив меня за плечо, потащил за собой прочь из комнаты.

— Что, по-твоему, ты творишь?

— Куда, по-твоему, ты собралась в таком виде?

— В клуб.

— Ты выглядишь неподобающе, — он покачал головой, продолжая меня рассматривать.

— Неподобающе для чего?

— Твой вид посылает неверные сигналы, — он опустил глаза на мои тяжелые груди.

— О каких сигналах ты говоришь?

— О тех сигналах, на которые, чёрт возьми, я смотрю сейчас, — пробормотал он, делая сначала шаг назад, а затем прижав меня к стенке.

— А кто говорит, что я хотела бы заглушить такой сигнал? — выпалила я, сделав вдох. Он схватил меня за руки и прижал их к стене над моей головой.

— Это то, чего ты хочешь? — прошептал он совсем близко и нежно поцеловал меня в шею.

— Ксандер, — у меня перехватило дыхание, когда он продолжил осыпать мою шею и ключицу поцелуями, опускаясь всё ниже к груди. — Прекрати это, кто угодно может выйти из комнаты и увидеть нас.

— Ну и что?

— Ксандер, хватит, — простонала я, когда его ладонь скользнула вниз по моему телу и затем остановилась на моих бёдрах.

— Хватит что? — его возбужденный член уперся мне в живот и стал двигаться вперед и назад. — Показывать, что ты со мной делаешь в этом сексуальном малюсеньком наряде?

— Есть еще что-то, о чем ты хотел мне сказать? — я отвернулась от него в тот самый момент, когда он приблизился ко мне, чтобы поцеловать в губы.

— Зачем ты стараешься очаровать меня?

— О чем ты говоришь?

— Ни о чем, — вздохнул он, делая шаг назад. — И почему ты должна была оказаться сестрой Гэбби?

— И почему ты должен был оказаться её женихом?

— Ты не понимаешь, — нахмурился он. — Это касается не только меня. Это сделано для того, чтобы защитить того, кого я люблю.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Это не имеет значения, — пожал плечами он. — Тут нечего обсуждать.

— Могу я тебя спросить кое о чём?

— Конечно, — кивнул он, и я заметила, что его взгляд снова упал на мою грудь.

— Ты женишься на ней, чтобы получить наследство? — мягко спросила я. — Это имеет какое-то отношение к наследству?

— Какое тебе дело? — злобно спросил он, отчего я еще больше обезумела. Я не могла поверить, что он набрался наглости спрашивать меня, какое мое дело, когда только что пытался залезть ко мне в трусы. Неужели он не понимал, насколько неправильной была вся эта ситуация? Какой же девушкой, по его мнению, я была, если он думал, что все по-прежнему в порядке? Что из всей этой ситуации казалось ему нормальным?

— Мне всё равно, Ксандер, — выпалила я. — Просто уйди и оставь меня в покое, ладно? Ты преследуешь меня, не я тебя. Я больше не хочу иметь с тобой ничего общего, понял? Нет ничего хорошего в том, что ты пытаешься залезть мне в трусы, а затем допрашиваешь, когда я пытаюсь выяснить, что происходит между тобой и Гэбби.

— В прошлые выходные тебе не было никакого дела до того, кто я и чем занимаюсь.

— Это было в прошлые выходные, — я скрестила руки на груди. — А теперь речь идет об этих выходных. И в эти выходные мне не интересен ни ты, ни твоё дерьмо.

— Ни я, ни моё дерьмо? — его губы дрогнули в улыбке, будто он хотел рассмеяться, от чего я еще больше разозлилась. Да как он смеет думать, что эта ситуация забавна?! Как он может выглядеть таким напыщенным и самодовольным, в то время как я вся кипела от злости. У меня чесались руки, настолько хотелось влепить ему пощечину. После того, как на его щеке красовался бы отпечаток моей ладони, он не казался бы уже таким надменным.

— Оставь меня в покое, Ксандер. Между нами всё кончено. — Я толкнула его в грудь. — Я иду в клуб в своем распутном платье и собираюсь делать всё, чего пожелаю. Возможно, я встречу хорошего парня, с которым потом пересплю и забуду день, когда встретила тебя.

— Я бы не рекомендовал тебе так делать, — его губы сузились в ухмылке, когда он взял меня за запястья. — Это не станет решением всего этого.

— Всё же, это больше тебя не касается, не так ли? — я одарила его широкой улыбкой. — Я могу делать всё, что хочу.

— Лив, — он медленно произнес мое имя и многозначительно посмотрел на меня.

— Да, Ксандер? — непринужденно отозвалась я. Я не собираюсь обманывать его. Наш разговор заводил меня. Мне нравился тот факт, что я могу манипулировать им, говоря о других мужчинах. Мне нравилось, что он ведёт себя, как ревнивец. Единственной проблемой было то, что он вовсе не собирался давать мне то, чего я действительно хотела. Он не планировал расстаться с Гэбби и признаться мне, что сглупил. Он не собирался прижать меня к себе и сказать, что он хочет меня и только меня. Он не собирался сказать мне, что и Гэбби, и семейное состояние для него ничего не значили. Всё, что он собирался сделать, так это продемонстрировать мне, что я его возбуждала. И да, я уже это знала. Теперь же я хотела от него большего. Я хотела, чтобы он смотрел на меня, испытывая при этом больше, чем похоть. Мне хотелось посмотреть ему в глаза и увидеть что-то, напоминающее любовь. Знаю, подобное ожидание было нереальным. Он едва ли знал меня, а я — его, но я этого хотела. Это то, что я надеялась увидеть. Мне хотелось увидеть настоящее чувство. Настоящее, чистое и искреннее чувство, у которого нет ничего общего с сексуальным влечением.

— Хорошего вечера, — наконец сказал он и развернулся. — И не делай ничего того, чего не сделал бы я сам, — добавил он, а затем прошагал прочь в гостиную. Я осталась стоять там, чувствуя себя опустошенной и отвергнутой. Я всё ещё ощущала прикосновения его губ на своей шее. Я всё ещё чувствовала его объятия и ненавидела саму себя за это.

— Ты готова? — из гостиной с горящими глазами показалась Элис, я утвердительно кивнула.

— Что сказал Айден? — шепнула я ей, вызывая такси через мобильное приложение «Uber».

— Ничего хорошего, — вздохнула она. — Он просто попросил меня убедиться, чтобы ты не попала ни в какую передрягу.

— Что? — переспросила я высоким голосом. — Клянусь, он — человек, который вызывает у меня самое сильное раздражение. Знаю, он тебе нравится, но, ух, Айден так меня раздражает.

— Я нахожу это весьма милым, ведь он старается защитить тебя, — Элис выглядела задумчивой.

— Поверь мне, Элис. Ты больше не будешь считать это милым, если начнешь встречаться с ним, — покачала я головой. — Он чертовски раздражает.

* * *

— Твоё здоровье, — захихикала Элис, когда мы выпили очередную порцию текилы, а затем подняли в воздух стопки с водкой. — Давай выпьем за мужчин, которых мы любили, мужчин, которых мы потеряли, мужчин, с которыми мы спали, и тех, которым мы причинили боль, выпьем за тех, кто еще появится на нашем пути, и тех, у кого на пути появимся мы.

— Элис, — я громко рассмеялась. — Ты такая плохая.

— Я не закончила, — подмигнула она мне и повысила голос, чтобы перекричать музыку. — Выпьем за мужчин, которые появятся на нашем пути, и тех, у кого появимся мы. За мужчин, которых хватает на целую ночь, и мужчин, которые делают яркими наши дни, за мужчину, за которого мы, в итоге, выйдем замуж, а значит, его член будет длиннее, чем парус.

— Длиннее, чем парус? — переспросила я, одним глотком опустошив свою рюмку. — Как член может быть больше, чем парус?

— Не знаю, что еще можно зарифмовать со словом «замуж»?

— А что насчёт, хм, дай-ка подумать, — я сделала паузу и стала пританцовывать в такт клубной музыке, моё сознание переворачивалось по мере того, как в кровь продолжал поступать алкоголь. — Как насчет «ратуш»?

— Ратуш? — засмеялась Гэбби, — Как мужской член может быть больше, чем ратуша?

— Ты знаешь, о чем я: пусть его член будет длиннее, чем высота ратуш, — после этого я громко рассмеялась. Я почувствовала, как кто-то за моей спиной начал танцевать, и я обернулась посмотреть, насколько он был симпатичен. Это был немолодой мужчина с коротким ежиком и ужасными шрамами от акне на лице, и я собиралась оттолкнуть его от себя, но затем просто позволила ему потанцевать с собой. Чем это могло мне навредить?

— Длиннее, чем высота ратуш, ха-ха, — Элис стала громко смеяться. — Это смешно.

— Над чем смеётся твоя подруга? — прошептал мне на ухо мужчина сзади, я почувствовала, как его рука обняла меня за талию.

— Над тобой, — я оттолкнула его локтем и отошла в сторону. — Давай потанцуем на танцполе, — предложила я Элис, беря её за руку.

— Я хочу еще выпить, — икнув, сказала она, на что я покачала головой.

— Ещё рано, нам не нужно похмелье на завтра. Давай потанцуем, а затем пропустим ещё по одной.

— Идёт, — кивнула она и мы прошли на танцпол. Я обернулась к бару и увидела, как тот старый мужик подходил с кем-то к бару, вид у него был не самый счастливый. У меня защемило сердце, и мне стало любопытно, что там происходит, но, как только зазвучала одна из моих любимых песен Джей-Зи, я постаралась выбросить всё из головы.

— Думаю, Джей-Зи и Джастину Тимберлейку следует всегда писать совместные песни, — прокричала Элис, когда мы двигали бедрами в такт музыке. Ну, во всяком случае, в тот такт, который у нас получался.

— Я думала, ты хотела, чтобы Джей-Зи записал совместную песню с Тейлор Свифт.

— Ну, пусть они втроем запишут песню. Она бы вышла клёвой.

— Да, точно, — кивнула я, соглашаясь, а затем прикрыла глаза и стала танцевать в такт музыке. Мне нравилось бывать в ночных клубах, они всегда заставляли меня почувствовать себя такой живой. Находиться в толпе на танцполе, танцевать вместе с толпой под разные песни — всё это казалось мне высоким выражением коллективизма. Я подняла руки и стала подпевать песне, под которую двигалась. Элис схватила меня за руки, мы стали прыгать на месте и громко подпевать.

— О, Боже мой, я обожаю эту песню, — прокричала Элис, когда заиграла песня «Backstreet Boys».

— Я тоже, — крикнула я, и мы обе рассмеялись, пьяные настолько, что по-настоящему могли наслаждаться обществом друг друга. Я стала извиваться и приседать к полу, видя, что за мной наблюдали несколько парней. Сей факт вдохновил меня на ещё более откровенные движения, и я стала копировать те, которые, как я могла вспомнить, видела в клипах Бритни Спирс. Я уже стала забывать Ксандера и его самоуверенность и улыбнулась, когда ко мне подошел сексуальный белокурый парень.

— Привет, — сказал он и стал танцевать рядом со мной.

— Привет, — ответила я.

— Что? — прокричал он, придвигаясь ближе.

— Я сказала: «Привет», — закричала я, погружаясь в его голубые глаза.

— А, — рассмеялся он, — хочешь потанцевать?

— Конечно, — кивнула я, на что он улыбнулся и стал танцевать позади меня. Я подмигнула в ответ на улыбку Элис и почувствовала, как его руки слегка обняли меня за талию. Я продолжила танцевать под музыку и увидела, как потрясный парень с телом бодибилдера обнял Элис и притянул её к себе. Я улыбнулась, когда она стала танцевать с ним, и снова закрыла глаза, растворяясь в ритме музыки. Но всего через несколько минут я вновь почувствовала себя не в своей тарелке. Я открыла глаза и внимательно оглядела переполненный клуб. На моей макушке, будто волосы встали дыбом, я почувствовала, что за мной кто-то наблюдает. Я проигнорировала свое опасение и продолжила танцевать, но уже не могла погрузиться в ритм музыки, как делала это до того момента.

— Хочешь уйти отсюда? — прокричал мне на ухо мужчина сзади, и я почувствовала, как его руки поднимались с талии вверх к груди. Когда он дотронулся моей грудной клетки, я перехватила его руки и покачала головой.

— Не надо меня дразнить, — крикнул он и стал двигаться более активно позади меня.

— Я и не дразню, — прокричала я ему в ответ, испытывая раздражение.

— Давай уйдем отсюда, — его правая рука легла мне на бедро, и я собиралась оттолкнуть его, когда внезапно, поняла, что меня кто-то одёрнул.

— Что? — я оглянулась и с ужасом увидела стоящего там Ксандера, который удерживал того парня за шкирку. — Ксандер! Что ты здесь делаешь? — промямлила я, злясь и, одновременно, испытывая радость.

— Этот парень тебе докучает? — он сильно сжал ему руку, и я быстро замотала головой. — Убирайся отсюда, — сказал он, выталкивая того парня прочь. — И больше не приставай к этой девушке, ты меня понял?

— Я не приставал к ней, — парень, казалось, был в ярости, — Она сама этого хотела.

— Убирайся отсюда, — Ксандер снова толкнул его, и я испугалась, что может разгореться драка.

— Что ты здесь делаешь? — закричала я.

— Что? — Ксандер подошел ко мне ближе. — Я не слышу тебя.

— Что ты тут делаешь? — ещё раз крикнула я, на этот раз прямо в его ухо, так как он стоял рядом со мной.

— Мы с Айденом хотели убедиться, что вы с Элис в порядке.

— Что? — прорычала я, на этот раз, более обиженным тоном. — Мы уже не дети.

— Ну, вы обе ведете себя, как дети, — тело Ксандера коснулось моего, от чего меня пробила дрожь. — Мы хотели убедиться, что те два платья, которые вы надели, не привели вас к неприятностям, и, кажется, мы приехали как раз вовремя.

— Не важно, — сказала я и огляделась по сторонам. — А где Айден?

— Ушел проверить, что у Элис и кузена Халка Хогана[14] всё в порядке, — подмигнул он мне, после чего я уже не могла перестать смеяться.

— Ну ты и придурок.

— Разве так благодарят своего спасителя?

— Моего кого? — закашлялась я, облизывая свои неожиданно пересохшие губы.

— Твоего спасителя, — улыбнулся он и приблизился ко мне настолько, что его губы буквально касались моих. — Неужели я не заслужил поцелуя в качестве благодарности?

— Нет, не заслужил, — тяжело сглотнула я, но не сдвинулась с места. Я чувствовала, как кончик его языка облизывал мои губы, и всё моё тело встрепенулось от одного его прикосновения.

— Пожалуйста, — сказал он, заставляя взглядом ответить на его поцелуй, когда кончик его языка начал слегка приоткрывать мой рот.

— Нет, — замотала я головой, и стиснула губы, при этом его язык несколько секунд оставался у меня во рту.

— Ах, вот вы где, — к нам подошли Айден и Элис, и я поспешно отстранилась от Ксандера. — Нам пора ехать.

— Что? — мы с Элис в шоке продолжали смотреть на него.

— Пора ехать, — Айден выглядел обеспокоенным, и таким я его ещё никогда не видела. Я посмотрела на Элис, она показалась мне расстроенной. Некоторое время я стояла и смотрела на них, размышляя, неужели их отношения завершились, едва успев начаться. Это было бы похоже на Айдена. Он вел себя как настоящий идиот. Я привыкла к его повелевающей натуре, но так же знала, что Элис видела его таким впервые и ей это вряд ли понравилось.

— Айден, мы ещё не уходим, — прокричала я ему так, чтобы он прочувствовал всю степень моей злости. — Вам двоим не следовало приходить сюда.

— Мы хотели убедиться, что с вами обеими всё в порядке, — он посмотрел на Элис, которая улыбнулась какому-то парню, танцевавшему рядом с ней. — Двум одиноким девушкам следует быть осторожными в наше время.

— Мы знаем, как о себе позаботиться, — вздохнула я и затем посмотрела на Ксандера. — А где Гэбби?

— Она с Генри, — его глаза пожирали меня. — А ты бы хотела, чтобы она была здесь?

— Нет, а ты?

— Нет, — коротко ответил он, и у меня бешено заколотилось сердце от того, что я посмотрела в его глаза. Что же такого было в этом мужчине, если один лишь его взгляд мог пронзить моё сердце и душу, а от одного лишь его прикосновения я могла изнывать от желания и нужды.

— Пожалуйста, уходи, — тихо сказала я. — Эта ночь — для меня и Элис. Мне не нужна вся эта головная боль, Ксандер, — я потерла свой лоб, как если бы у меня начиналась мигрень. — Ты не можешь заявляться таким вот образом. Это не справедливо по отношению ко мне.

— Всего один танец, — сказал он, не сводя с меня глаз.

— Что?

— Один танец, а потом я уеду и заберу с собой Айдена.

— Почему ты хочешь танцевать со мной?

— А кто не хотел бы танцевать с такой сексуальной сиреной, как ты? — подмигнул он мне.

— Я не сирена, — замотала я головой, заливаясь краской.

— Когда ты танцевала, я не мог отвести от тебя глаз. Думаю, это делает тебя подобной сирене, — он прижал меня к себе. — Потанцуй со мной, Лив.

— А как же Айден и Элис? — кивнула я в их сторону, на что он пожал плечами.

— А что с ними?

— Ладно, один танец, — вздохнула я. — И не смей играть со мной ни в какие игры.

— В какие игры я мог бы с тобой поиграть? — спросил он, невинно глядя на меня, после чего я рассмеялась.

— Не пытайся засунуть свои руки мне под юбку, — прошептала я ему на ухо, и он засмеялся, притягивая меня поближе к себе.

— Я не могу тебе ничего обещать, — его руки обвились вокруг моей талии и мы стали танцевать. Мне было хорошо и тепло, и, ох, так боязно, когда его ладони стали скользить вверх и вниз по моей заднице, пока не остановились на её нижней точке. Мы танцевали молча, наши тела гармонично двигались, как будто мы уже вечность танцевали вместе, под самую разнообразную музыку самых разных времён. Его тело, которое находилось прямо напротив моего, будто было как у себя дома, и я позволила себе раствориться в нем. Я обвила его шею руками, и положила голову ему на плечо. Мы двигались медленно, как если бы были на балу; наш танец явно не подходил для переполненного людьми клуба, но никому из нас не было до того никакого дела. Нас окружали люди, но тот момент существовал только для нас двоих. Я удивилась, что он не сделал ни одной попытки дотронуться коснуться меня с сексуальным подтекстом. Его руки оставались на прежнем месте, а губы так и не осмелились приблизиться к моим. Я чувствовала, как в его груди бьется сердце, уверенно и четко, напоминая мне, что он был всего лишь мужчиной; собственно, как и я была всего лишь женщиной. Я слегка отстранилась и заглянула ему в лицо, стараясь увидеть, смогу ли я понять, о чем он думал. Он тоже посмотрел на меня своим пристальным взглядом, ни грамма не улыбаясь. Мы просто изучали лица друг друга, продолжая танцевать, как если бы мы старались запомнить каждую деталь на них. У меня было ощущение, что он был моим мужем, уходящим на войну, и это был наш с ним последний танец перед тем, как он отправится на фронт. Мы смотрели друг на друга и пропускали друг друга через себя. Было такое ощущение, словно я впервые по-настоящему увидела его, а он меня. Для нас было впервые, что мы, будучи вместе, не трахались и не ругались. Это был наш момент. Будучи людьми, мы могли оказаться в других обстоятельствах. В других обстоятельствах этот момент мог бы быть волшебным, но вместо этого он был заурядным. Он был зауряден потому, что мы не были двумя незнакомцами, которым только предстоит узнать друг друга. Нас уже кое-что объединяло, причем эту связь было невозможно стереть или забыть. Мы были друг для друга маленьким грязным секретом, и пока я продолжала смотреть на него, по мне прокатывалась волна раскаяния. Зачем я танцевала с мужчиной, которого никогда не смогу заполучить? И сколько ещё раз я буду заставлять себя всё снова и снова проходить через это?

— Танец окончен, — я сделала шаг назад и одарила его непродолжительной улыбкой — А теперь тебе лучше уйти.

— А что, если я не хочу, чтобы он кончался? — сказал он, широко мне улыбнувшись, такой улыбки я никогда прежде у него не видела.

— Тогда мне придется извиниться, — пожала я плечами и обернулась к Элис, чтобы он не успел меня остановить. Я прошагала сквозь толпу и взяла её за руку, — Давай выпьем.

— А я все думала, куда ты подевалась, — сказала она на выдохе. Я видела, что там стоял Айден, и его неодобрительный взгляд дал мне понять, что их разговор не кончился ничем хорошим.

— Что случилось с Айденом? — спросила я, когда мы подходили к бару, где было заметно тише.

— Он сказал, что разочаровался во мне. И, что я вела себя безрассудно, когда стала танцевать с мужчиной, вид у которого был, будто он отжимает от груди триста фунтов, — сгримасничала она.

— Что?

— Он сказал, что он никак не смог бы наказать того парня, если бы он попытался мне что-нибудь сделать против моей воли.

— Ты шутишь? — простонала я, закатив глаза. — Клянусь, Айден — идиот.

— Я просто ума не приложу, почему он так грубо себя ведет со мной, — скривилась Элис. — Похоже, будто он думает, что мне десять лет.

— И не только тебе, Элис. Поверь мне, — покачала я головой. — Что ты хочешь выпить? Теперь плачу я.

— Давай возьмем еще по водке с содовой, а потом уже ты будешь выбирать выпивку на свой вкус.

— Давай выпьем по парочке «блоу джоба»[15], — рассмеялась я, подавая знак бармену. — Мы с подружкой хотим водку с содовой и два «блоу джоба», пожалуйста.

— Будет сделано, — оскалился он. — Я бы тоже был не прочь минета[16].

— Уверена, что нет, — игриво ответила я, на что он остановился и наклонился к стойке.

— Что, если я угощу вас напитками за счет заведения?

— Звучит отлично, — улыбнулась я, облизывая губы.

— За это тебе нужно будет залезть на барную стойку и потанцевать, пока не прикончишь выпивку.

— Думаю, мне по плечу, — кивнула я в знак согласия. — Да и моей подруге тоже.

— Тогда отлично, по рукам, — засмеялся он. — Подойдите сюда, я помогу вам обеим забраться на стойку.

— Хорошо, — кивнула я. — Пойдем, Элис, мы можем получить бесплатную выпивку, если станцуем на стойке бара.

— Ты уверена? — скептически переспросила она, и я утвердительно закивала ей.

— Уверена, — я схватила её за руку. — Пойдем и покажем Ксандеру и Айдену, что они теряют.

Мы поспешно обошли стойку бара, и сексуальный бармен помог нам забраться на неё. Я осмотрела толпы людей и в какое-то мгновение подумала, что мне лучше слезть. Я не была до конца уверена, что это была хорошая идея. Но затем Элис взяла меня за руку и начала танцевать, после чего я стала делать, как она.

— А вот и ваши напитки, дамы, — и бармен передал нам наши стаканы. — Нет уж, я хочу, чтобы вы пили их, как если бы это были настоящие минеты.

— Ну ладно, — мы обе рассмеялись и взяли в руки стаканы. Я закрыла глаза, обхватив губами стакан, и затем быстро проглотила коктейль, после чего стала извиваться всем телом взад и вперед. Я слышала, как нам свистели и выкрикивали какие-то парни, и я решила ещё активнее вилять своими бедрами, чтобы им было, на что посмотреть. Еще не понимая, что происходит, я почувствовала, как меня кто-то крепко схватил и стал стягивать меня с барной стойки. Я открыла глаза и прямо перед собой увидела пылающее от гнева лицо Ксандера.

— Ты намеревалась сегодня вечером вывести меня из себя, да? — прорычал он, поставив меня на пол.

— Я не просила тебя делать это.

— Ты выглядела так, будто вот-вот упадешь, Лив. О чем ты только думала?

— О чем ты говоришь? Нам всего лишь дали пару бесплатных напитков за…

— За то, что вы станцуете на барной стойке, как какие-то шлюхи, — перебил он меня, и я заметила, как он покачал головой. Я обернулась и увидела, как Айден тоже снял со стойки Элис и, казалось, давал ей подобные наставления.

— Я не шлюха.

— Пойдем со мной, — он снова поднял меня над головой и пронес к выходу через толпу людей. — Что ты вытворяешь, Лив?

— В каком смысле «что я вытворяю»?

— Зачем ты дразнишь меня? — он поставил меня на землю и, приблизившись, настойчиво поцеловал. Он терся губами о мои губы и, скользнув пальцами по моим локонам, притянул мою голову ближе к себе.

— Я не дразню, — промямлила я, целуя его в ответ. Его вкус и запах напомнили мне неспешный секс, какой обычно бывает по воскресным дням. Я быстро провела своими руками по его волосам и вцепилась в него так сильно, как если бы я пыталась вернуть свою драгоценную жизнь после того, как он высосал из меня весь кислород.

— Я так тебя хочу, — простонал он, его руки спустились вниз к моей заднице, сжимая мои ягодицы. — Я хочу трахнуть тебя прямо здесь, прямо сейчас и у всех на глазах, — пробубнил он, покусывая мою нижнюю губу. — Я хочу, чтобы все знали, что ты принадлежишь мне, и сегодня только мои руки и мой член могут забраться под твою короткую юбку.

— Ксандер, — застонала я, возбудившись от его откровенного заявления. Мои руки устремились к его паху, и я сжала уже возбужденный член. Я уже собиралась расстегнуть ширинку его брюк, когда что-то остановило меня, и, сделав шаг назад, я оттолкнула его от себя, отрезав: — Нет, перестань, — у меня перехватило дыхание и я, быстро облизав губы, добавила, — Мы не можем сделать это.

— Что? — хрипло переспросил он, его глаза горели от желания.

— Ты не можешь вести себя так, будто ты сгораешь от страсти, а потом охладеваешь ко мне. Я не понимаю, что происходит, но дело в том, что я не твоя игрушка. Я не могу больше продолжать позволять тебе делать это. Я не собираюсь давать тебе возможность трахать себя, где бы ты ни захотел. У нас был секс неделю назад, и после этого ты сильно пожалел, причем настолько, что сделал предложение моей сестре. Что же, знаешь, Ксандер, ты можешь катиться к черту и трахнуть её. С меня хватит. Всё кончено. Можешь просто уйти и оставить меня одну, идет?

От моей речи он, казалось, пребывал в шоке. Складывалось такое впечатление, будто он, наконец-то, понял, что я не достаточно подходила для всей этой омерзительной чепухи. Казалось, будто его член, наконец, понял, что он не может продолжать вести игры внутри моего тела, каждый раз, когда ему приспичит. Я не была одной из тех девушек, которые бы позволили подобное. Не с ним. Он собирался еще что-то добавить, когда из бара показались Элис и Айден.

— Вот вы где, м Элис подбежала ко мне, при этом она выглядела разъяренной.

— Все в порядке? — тихонько спросила я её.

— Твой братец — идиот. Вот и всё, — пробубнила она, оглядываясь по сторонам.

— Парни, мне кажется, что сейчас вам следует уйти отсюда, — громко сказала я, переводя взгляд с одного на другого. — И когда я говорю «сейчас», то имею в виду, что если вы через тридцать секунд не уберетесь с этой улицы, то я закричу так громко, что вас обоих приедет арестовать полиция.

— Лив, — начал Ксандер и затем замолчал. — Мне очень жаль, — вздохнул он, на что я лишь покачала головой.

— Слишком поздно, — я сделала глубокий вдох и, продолжая смотреть на Ксандера, добавила. — Ты не можешь так со мной больше обращаться. Я этого не позволю. Просто езжайте домой и оставьте нас обеих в покое, — я развернулась и взяла Элис за руку, после чего мы обе зашагали к клубу. Мы знали, что наш девичник был испорчен, но ни одна из нас не хотела этого признавать и возвращаться домой.

Глава 9

— Добро пожаловать домой, — Скотт открыл нам входную дверь, когда спустя несколько часов мы добрались до дома.

— Угу, спасибо, — промямлила я и прошла мимо, заливаясь краской. Я была не в том настроении, чтобы заводить с ним даже непродолжительную беседу.

— Лив, я поднимусь наверх и приму душ, если ты не против? — тихо спросила меня Элис, на что я кивнула ей.

— Ага, я только захвачу с собой воду и выйду покачаться на кресле на заднем дворе. Немного посижу и тоже поднимусь наверх.

— Хорошо, — кивнула она. Я пронаблюдала за тем, как Скотт провожает её в другой конец коридора, после чего вздохнула и прошла на кухню, где заглянула в холодильник в поисках еды. Я взяла бутылку воды и немного сыра-косички, а потом вышла на задний двор, чтобы перебороть своё плохое настроение. Небо было очень красивым, почти что волшебным, переливаясь своей тёмно-фиолетовой темнотой. Я присела и откинулась в кресле, любуясь мерцанием звёзд и наслаждаясь прохладой ветра, который обволакивал моё лицо.

— Итак, вы благополучно добрались до дома, как я вижу, — мои мысли прервал глубокий голос Ксандера, от испуга я даже слегка вскрикнула.

— Снова ты, — я повернулась к нему, и снова едва ли не застонала. Его торс снова был обнаженным, на нём в принципе были надеты одни лишь трусы-боксеры. — Чего ты хочешь?

— Хочу извиниться, — он встал рядом со мной. — Мне жаль, что так вышло сегодня вечером.

— Всё в порядке, — пожав плечами, сказала я и отвернулась в сторону.

— Мы можем пройтись и присесть на траву? — тихо спросил он. — Мне неловко от того, что я стою, а ты сидишь в кресле.

— Я не хочу садиться на траву, — недовольно сказала я.

— Я хотел бы поговорить с тобой, Лив, и мне бы хотелось, чтобы нам обоим было удобно это сделать.

— Прекрасно, — я вскочила с кресла. — В таком случае мне придется отойти, чтобы взять одеяло. Я не смогу сесть на траву в этом платье.

— Я принес его с собой, — с этими словами он чуть вытянул одеяло вперёд, обращая на него моё внимание. — Просто подумал, вдруг ты здесь.

— Ты сидел и ждал меня здесь?

— Да, — кивнул он. — Мне казалось, что нам нужно поговорить.

— Ну тогда ладно.

— Сначала я хочу еще раз извиниться. Извиниться за нас с Айденом, за то, что мы заявились в клуб. Знаю, это было не совсем адекватным решением с нашей стороны.

— Да уж, не совсем, — саркастично сказала я, наблюдая, как он расстилает одеяло на траве. Потом мы оба присели и удобно на нем расположились.

— Я был в шоке от того, что увидел тебя там, понимаешь, — сказал он, резко меняя тему. Я сидела и рассматривала свои ноги. Он был в шоке? А что же тогда говорить обо мне?

— Да уж, ну я тоже не прыгала до потолка, узнав новости о вас.

— Это твоя вина, что мы оказались в такой ситуации, — взяв мои руки в свои сказал он. — Посмотри на меня, Лив.

— Так в этом виновата я? м пропищала я. — Это что, шутка какая-то?

— Ты бросила меня. Когда я проснулся и понял, что тебя нет, то почувствовал себя опустошенным, одиноким и опечаленным, — вздохнул он, переплетая свои пальцы с моими. — Никогда раньше я не испытывал ничего подобного.

— Что ты имеешь в виду, говоря, что я тебя бросила? Я никогда тебя не бросала.

— В прошлые выходные, — скривился он. — Мы занимались любовью в отеле всю ночь напролёт, потом я проснулся, а ты исчезла. Не оставила ни записки, ни номера телефона. Я даже не знал твоего имени. И я был расстроен. Мне хотелось провести с тобой весь день. Я хотел поближе узнать тебя.

— И ты сделал предложение моей сестре, потому что был опечален, что я пришла и ушла? — я прикусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. Я не была уверена, почему сказала «пришла и ушла»[17], — однако, это меня позабавило.

— Ты только что сказала: «пришла и ушла»? — глаза Ксандера с ехидством смотрели на меня.

— Да, — кивнула я, улыбнувшись. — Я не уверена, почему сказала именно так.

— Может, потому что так и есть, — оскалился он. — Именно так ты и поступила, вернее, по сути, я пришел, но ты ушла.

— Ксандер, — я приподняла бровь и откинулась назад. — Продолжи с того, на чем ты остановился.

— Прости, я отвлёкся, — он облизал губы. — Я просто вспоминал, как глубоко и тяжело я всё начинал. При этом я задействовал все нужные точки, так ведь?

— Ксандер, — я залилась краской, не желая, чтобы он понял, как воздействовал и на те точки, о которых я даже не подозревала.

— Прости, — хмыкнул он. — Сложно забыть самый лучший секс в твоей жизни.

— Я была лучшим сексом в твоей жизни?

— Да, — своим большим пальцем он поглаживал моё запястье и ладонь, при этом в его глазах плясали чёртики. — И я думаю, что именно поэтому мне было так тяжело, когда я проснулся и не увидел тебя тем утром, и прости меня за этот каламбур. Я… — он выдержал паузу и заглянул в мои глаза, — Я был зол, Лив. Злился на то, что впервые я что-то испытывал на утро после ночи страсти с женщиной, которая меня зацепила. Я не понимал, что делал. Трудно поверить, что не всегда легкомысленный секс на одну ночь остаётся таковым.

— Что ты имеешь в виду?

— Хочу сказать, что ты была не такой как все. То, что между нами было…вспышка страсти в церкви, а потом и в отеле, это было нечто особенное. Это заставило меня испытать нечто неизведанное, доселе незнакомое, и я даже не знаю, какими словами мне передать это. На тот момент мне не нравилось то, что я испытывал. И до сих пор я не в восторге от этого. Мне не нравится, что когда я нахожусь здесь с тобой, у меня возникает ощущение, будто я парю над землей. Мне не нравится, что, когда я касаюсь тебя, то чувствую, будто мы с тобой одно целое. Мне не нравится, что когда я смотрю на тебя, мне всегда хочется улыбаться. Я не из таких мужчин. Мне не нужны все эти чувства. Я ужасно с тобой поступил и впервые в жизни мне стыдно за то, что я сделал. Мне стыдно, что я заставил тебя чувствовать, будто ты кусок мяса. Потому, что в первый раз в своей жизни я понял, что секс и женщины существуют на этой земле не только для того, чтобы ублажать меня. Ты заставила меня над этим задуматься, а я даже не знаю, как к этому относиться.

— Что ты такое говоришь, Ксандер? — выпалила я, моё сердце бешено колотилось в груди. Если честно, я подумала, что он собирался сказать о своей любви ко мне. Знаю, я ненормальная, он меня едва знал и всё же, мне хотелось услышать, что он меня любит. А если уж совсем быть честной, я хотела, чтобы он сделал мне предложение. Я хотела, чтобы он сказал мне, что я настолько была ему нужна, что он был готов провести со мной остаток своей жизни. Я уже предвкушала, как он это скажет.

— Я познакомился с Гэбби через Люка за несколько недель до свадьбы. Я, Люк и Генри встретились все вместе уже на следующий день после его свадьбы.

— Люк, который был новобрачным? — простонала я. — Люк со свадьбы?

— Да, — поджав губы, ответил он.

— А он разве не уехал в медовый месяц с Джоанной?

— Их медовый месяц был отложен.

— Я не знала, что Гэбби знала Люка, — отпрянув назад и призадумавшись, сказала я. — Я хочу сказать, что, должно быть, они были знакомы через Элис, но тогда, вероятно, речь идет о давних временах.

— Это уже не важно, Лив, — вздохнул он. — Когда я познакомился с Гэбби, она была огорчена тем, что только что узнала о своей беременности, а отец её ребенка не хотел на ней жениться. Поэтому она переживала, как будет расстроена её семья, узнав эту новость, и упомянула, что очень бы хотела, чтобы у неё был жених, которого она могла бы привести домой. И тогда Генри напомнил мне, что наш дедушка держал бразды правления семейного бизнеса до тех пор, пока я не женюсь. И, да, тогда мне пришла в голову одна идея, — пожав плечами, продолжил он.

— Ты обручился с Гэбби потому что тебе стало её жаль и потому что ты хотел взять бразды правления семейными бизнесом в свои руки?

— В общем, да, — кивнул он.

— И ты не станешь расторгать помолвку?

— С моей стороны было бы глупо позволить одной ночи, проведенной с тобой, повлиять на меня настолько, что я поменял бы свои планы, Лив. Я не хочу показаться жестоким, но между мной и Гэбби заключена деловая сделка, — вздохнул он. — И от этой сделки мы оба только выиграем.

— А как же я? — тихо спросила я.

— Я не знаю, что тебе ответить, Лив, — выдохнул он. — Знаю, я вел себя, как придурок, и я уже ничего не могу изменить. Я могу лишь извиниться за это, и даже не знаю, что еще тут можно добавить.

— Думаю, здесь не о чем больше говорить, — ответила я, затаив дыхание и пряча свои слезы от разочарования. Зачем мне выражать свои эмоции и показывать, как сильно я страдаю? Он бы только подумал, что я психопатка. Единственным человеком, который бы сейчас понял мои чувства, была Элис.

— Я хотел пояснить тебе, почему мы с Гэбби обручились. Я не хотел, чтобы ты подумала, будто я какой-то там негодяй, который станет преследовать тебя и твою сестру. Я не испытываю ничего к твоей сестре, кроме дружбы. У нас с ней нет и намека на химию.

— Ты говорил мне, что хотел с ней секса, — сказала я, прикусив нижнюю губу, в надежде, что от этого моя ревность поутихнет.

— Не уверен, что говорил такое, но, возможно, я ввел тебя в заблуждение, говоря о браке и всех его составляющих. Я говорил так лишь с целью спровоцировать тебя.

— Что ж, отлично.

— Когда ты рядом, я веду себя, как дурак. Будто это не я.

— А кто же ты? Жертва НЛО?

— Очень даже может быть.

— Именно так я и думала, — задумчиво кивнула я. — Ты — пришелец из внешних миров.

— А ты, значит, из этого мира.

— Ну, что-то типа того, — с улыбкой ответила я, после чего он начал щекотать меня. Я откинулась на спину и, хохоча, попыталась оттолкнуть его от себя, но он продолжал щекотать мои подмышки, живот и под коленками. — Ксандер, перестань, — взмолилась я, катаясь по одеялу.

— Я не знал, что ты так боишься щекотки, — он ухмыльнулся, глядя на меня сверху вниз, его глаза блестели, когда наши взгляды встретились.

— Ну, теперь ты знаешь.

— Да, теперь знаю, — он наклонился и быстро чмокнул меня в лоб, а затем лег на одеяло рядом со мной так, что наши плечи соприкасались. — Знаешь, дело ведь не только в деньгах.

— Что? — тихо переспросила я, уставившись на звездное небо.

— Обогащение — не моя цель. Я и без того уже богат.

— Ясно, — коротко ответила я, надеясь, что он все-таки расскажет мне, почему всё это затеял.

— У меня есть благотворительный бизнес в Африке. Мы помогаем очищать воду с помощью хлорирующих машин и копаем колодцы, — негромко сказал он. — Прямо сейчас я могу жертвовать миллион долларов в год из фонда компании, однако, если бы компания принадлежала только мне, то я смог бы изменить правила.

— У тебя нет акционеров?

— Мы частная компания. У нас есть совет акционеров, небольшой, но я могу его контролировать. — Его голос звучал всё более увлеченно. — Я хочу по-прежнему обладать такой возможностью. Моя семья очень богата. Я хочу воспользоваться этим и сделать нечто действительно стоящее. Для меня это по-настоящему важно.

— Понимаю, — искренне ответила я. Это была достойная причина. Очень достойная причина. Причина, которая удивила меня, если быть честной. В тот момент я почувствовала себя виноватой. Я осознала, что хочу, чтобы этот привлекательный и сексуальный мужчина хотел меня и сказал мне, что любит меня, а я бы ничегошеньки про него не знала. И все мои знания о нем ограничивались бы тем, что он отлично владеет своим язычком. Мне стало за себя стыдно. — И как давно ты занимаешься благотворительностью? — тихо спросила я, когда мы оба лежали, уставившись на ночное небо.

— С семнадцати лет, — ответил он, глядя, как мне казалось, мне в лицо. — Это стало возможным благодаря деньгам отца. Я тогда был выпускником средней школы. Он сказал, что на них я могу купить себе машину, или же потратить их на что-то хорошее.

— И ты отказался от машины?

— Да, — понизив голос, признался он. — К тому времени я как раз завершил научный проект по борьбе с холерой и болезнями, передающимися при контакте с водой. Так много людей в различных африканских странах умирали просто от того, что пили грязную воду, — вздохнул он, — мне казалось, что это неправильно.

— Выходит, ты хотел помочь? — едва слышно спросила я.

— Да. Я знал, что должен помочь, — увлеченно ответил он. — По сути, это было тем, что я мог бы исправить. Смерть от болезней, передающихся с водой, можно предотвратить. Это не конфликт на Среднем Востоке или войны. Это нечто осязаемое. Нечто, что может быть исправлено. И мы знаем, как это исправить. И они знают, как это исправить, — он перевернулся, и тогда я посмотрела на него. Его глаза блестели. — Когда я стал частью семейного бизнеса, то убедил отца вложить инвестиции в несколько разных систем очистки воды. Мы собирались использовать их в… — его голос затих. — Прости, я тебя утомил.

— Нисколько, — я покачала головой и дотронулась до его лица. — Что случилось?

— Мои родители погибли в автомобильной катастрофе, а дед уже больше не был заинтересован в оказании помощи; по крайней мере, пока не будут выполнены некоторые правила.

— Как, например, твоя женитьба?

— Да, — выдохнул он. — Я сопротивлялся так долго, как только мог, пытался обойтись теми деньгами, что у меня были, но моя доля стала уменьшаться, появилось столько ограничений, связанных с тем, как я могу использовать деньги. У меня нет к ним полного доступа, пока мне не исполнится тридцать пять.

— Ох, ничего себе.

— Поэтому, в конце концов, сказал себе: «Да пошло оно всё к черту!». Если нужно, чтобы я женился, дабы потом делать то, чего хочу, тогда мне действительно нужно жениться. А потом твоей сестре понадобился муж. Так мы решили заключить сделку. Тогда это казалось отличным решением. Оно казалось практичным и безопасным. Речь не шла о чувствах, которые бы все усложнили, или привели бы к сумятице.

— Это здорово, — я опустила глаза, стараясь не показать ему, какую боль и смятение я вновь испытывала.

— Лив, ты мне по-настоящему нравишься. — Он взял меня за подбородок и вынудил посмотреть на него. — Но, по сути, я тебя даже не знаю. Я не понимаю, почему и каким образом я чувствую, будто мы с тобой очень близки. Или, как я мог скучать по тебе в то утро, когда ты ушла. Я — практичный парень. Находчивый парень, но не завожу каких-либо отношений и не испытываю никаких эмоций. Или чувств. Им нельзя доверять.

— Понимаю.

— Правда понимаешь? — он искал мои глаза своими.

— Да, — я приблизилась к нему и нежно его поцеловала. — Я понимаю, Ксандер.

— Я просто не могу позволить сумасшествию, что есть между нами, всё изменить. Я не могу позволить своим эмоциям повлиять на это решение. — Его голос звучал так, будто он пытался убедить в своей правоте нас обоих.

— Ты должен делать то, что тебе нужно делать, — я немного отстранилась от него и быстро заморгала. Нельзя позволять себе плакать в его присутствии.

— Ты останешься со мной на ночь? — тихо спросил он. — Нам не обязательно заниматься сексом. Я просто хочу держать тебя в своих объятиях. Мне просто хочется чувствовать, как твое сердце бьётся рядом с моим. Я просто хочу проснуться и увидеть, что ты всё ещё рядом со мной.

— Прости, но нет, — я покачала головой, медленно приподнимаясь. — Мне жаль, Ксандер, но, как я уже говорила тебе, я не из таких девушек. Спасибо, что объяснил мне, почему ты женишься на Гэбби, но это ничего не меняет. Ты по-прежнему её жених, она — моя сестра, а я — всё ещё я. И я никоим образом не хочу становиться другой женщиной. — Я поправила своё платье и посмотрела на него, стараясь запомнить ту боль в его лице. Я была почти уверена, что больше никогда не увижу его с такой стороны. — Ты хороший парень, Ксандер, но ты не мой хороший парень. Спокойной ночи, — кивнув, сказала я, после чего прошла в дом через лужайку. «Не споткнись, не споткнись» — это всё, о чем я могла думать, пока торопилась сбежать от него, моё сердце бешено колотилось, а по лицу текли слезы.

Глава 10

— Как думаешь, твои родители будут в ярости? — спросила меня Элис, когда мы пробирались в нашу квартиру на следующее утро.

— Неа, скорее всего, они даже не заметят, что нас тут не было, — соврала я.

— Я рада, что ты тоже захотела пораньше оттуда уехать, — вздохнула Элис. — У меня просто раскалывается голова.

— У меня тоже, — вздохнула я, потирая свой лоб. — Я не хотела никого из них видеть сегодня утром.

— Ага, я тоже, — зевнула она. — Это была хорошая идея — разбудить меня в четыре утра, чтобы мы успели убраться оттуда, пока все спали; но все же, я до сих пор чувствую себя уставшей.

— Ты хочешь сказать, что желаешь вернуться в постель? — рассмеялась я, на что она кивнула.

— Я не была уверена, что ты захочешь поговорить о случившемся прошлой ночью, — сказала она, падая на диван.

— Что ты имеешь в виду?

— Я знаю, что между тобой и Ксандером кое-что случилось после того, как мы вернулись домой.

— Откуда?

— Просто знаю, — она обхватила руками свои ноги. — Ты сама мне всё расскажешь или придётся пытать тебя щекоткой?

— Ох, Элис, — простонала я, присаживаясь рядом с ней. — Это все так сложно.

— О нет, что стряслось? — Она посмотрела на меня своими огромными глазами. — Ты ведь не переспала с ним ещё раз, не так ли?

— Нет, — покачала я головой. — Мы были на заднем дворе, Элис.

— Ты ему отсосала?

— Нет, Элис, — закатив глаза, ответила я.

— Вы занимались оральным сексом?

— Ничего подобного, — рассмеялась я. — Он сказал мне, что копит деньги, чтобы помочь африканцам с добычей очищенной питьевой воды, — вздохнула я. — Он и вправду хороший человек. Не такой мудак, каким я его себе представляла.

— Нет? — Она приподнялась на месте. — Прости, что ты сказала? Я в шоке. И чем это плохо? Разве это не прекрасно? Ты узнала, что парень, с которым у тебя был секс, оказался действительно хорошим человеком.

— И это, по сути, неплохо, да? — простонала я. — Но всё не так уж хорошо, вот поэтому он и женится на Гэбби. Допустим, женившись на ней, он получит доступ к большим деньгам своего семейного бизнеса и поможет большему количеству людей, и тому подобное.

— И почему тогда он не может просто жениться на тебе? — Пожала плечами она. — Почему невестой должна быть Гэбби? Уверена, его дед не сказал, что ему придется жениться на самой отъявленной сучке, какую он только встретит.

— Ох, Элис, — захихикала я. — Думаю, он испытывает нечто вроде обязательства перед ней.

— Хм, ладно, — нахмурилась Элис. — Выходит, его проблема в том, что он слишком славный парень?

— Видимо да, — я откинулась на спину и вздохнула. — Хотя я не знаю никого, кто назвал бы Ксандера славным парнем. Сексуальным, да. Горячим, как чёрт, о да. Хорошим в постели, да. Но славным? Не знаю, — засмеялась я.

— Да уж, я бы не назвала его славным, — сказала Элис. — Скорее придурком.

— Ага, он сказал, что отлично провел время в прошлые выходные и что скучал по мне, когда не обнаружил меня на следующее утро, а еще, что он не привык к подобному, и поэтому сделал предложение Гэбби.

— Что? — вскрикнула Элис, сделав гримасу. — Ты серьёзно? Это самая дурацкая вещь, какую мне только доводилось слышать за всю жизнь. Он провел ночь с сексуальной девушкой, занимаясь с ней отличным сексом, а на следующее утро решил сделать предложение другой? Он что, сидит на наркотиках?

— Вот когда ты сказала обо всём в таком ключе, то это зазвучало по-дурацки, — вздохнула я. — Но он изложил всё в ином свете, он сказал, что поступил так потому, что не привык к такой глубине чувств.

— К какой ещё глубине чувств? — Элис посмотрела на меня, как на сумасшедшую. — Слушай, я не хочу сейчас показаться сукой, и скажи мне, если я что-то неправильно понимаю, но всё, что вы сделали, ребята, это пиздец. Он переспал с тобой на свадьбе, а затем вы оба провели ночь в гостиничном номере, сношаясь друг с другом, как кролики?

— Да, — кивнула я.

— И у вас не последовало никакого откровенного разговора, или ты просто не упомянула мне о нём? Ты вдруг поняла, что вы с ним — родственные души.

— Мы немного говорили, но ни о чем из того, что было бы важно, — призналась я, чувствуя, как бешено бьётся моё сердце. — То есть, ты считаешь, что он обманывал меня?

— Не знаю, — вздохнула она. — Просто всё это кажется ненормальным. «Я занимался с тобой сексом, но ты ушла, и это сделало меня несчастным». Звучит фальшиво. Думаю, что большинство парней возликовали бы, если проснувшись на следующее утро, не увидели рядом с собой девушку, которую они подцепили накануне.

— Да уж, так и есть, — выдохнула я.

— И ещё, он ведь по-прежнему с Гэбби, так? Говорил ли он, что порвет с ней?

— Неа, — коротко ответила я. — Он сказал, что надеялся на моё понимание, но между ними сложились определенные деловые отношения.

— Вот дерьмо, — сказала она, закатив глаза. — Он просто кусок дерьма.

— Да уж, думаю, так и есть, — прикрыв глаза, сказала я. — Именно поэтому я захотела уехать сегодня утром, пока никто не проснулся.

— Понимаю, — мягко ответила она, обнимая меня. — Мне жаль, Лив. — Она похлопала меня по спине ещё до того, как я поняла, что плачу. Я расплакалась и начала всхлипывать.

— Мне жаль, — у меня случился приступ икоты, когда она стала поглаживать меня по спине.

— Ну перестань, — нежно сказала она. — Всё в порядке.

— Я чувствую себя такой дурой. Я не знаю, с чего я решила, что могу надеяться на нечто большее. Не могу понять, почему я подумала, что в этот раз всё сложится по-другому, — озвучила я все свои мысли. — Я всего лишь надеялась, что, когда он увидит меня снова и прикоснётся ко мне ещё раз, то захочет меня, ну понимаешь? Мне хотелось, чтобы между нами случилась та самая магия, какая бывает между людьми, которой у меня никогда не было.

— У меня тоже её не случалось, — сказала Элис. Я откинулась на спину и заметила в её глазах слезы.

— Ох, Элис, что случилось? — спросила я, глядя ей в глаза. — Прости, забыла спросить, что у тебя случилось прошлой ночью? Почему ты тоже очень хотела уехать оттуда?

— Я не хочу говорить об этом, — ответила она, прикусив нижнюю губу, и опустила глаза. — Я совершила ошибку и всё разрушила.

— Ох, Элис, что же случилось? — мягко переспросила я, чувствуя, как внутри меня всё сжимается. Что же она натворила?

— Не важно, — покачала она головой. — Я не хочу говорить об этом сейчас. Я скажу тебе про это потом, ладно?

— Конечно, — отозвалась я, вытирая слезу с её щеки. — Я всегда буду рядом с тобой.

— Люблю тебя, — на выдохе сказала она. — Ты — лучшая из всех подруг, каких только я могла бы себе пожелать.

— Знаешь, я испытываю к тебе такие же чувства, — ответила я ей благодарной улыбкой. — Возможно, мы проиграли в лотерею на лучшего парня, но взяли куш в лотерее на лучшую подругу.

— Ага, жаль, что мы не лесбиянки, — засмеялась она сквозь слезы. — Тогда бы мы жили счастливо до скончания веков.

— Элис, ты пристаёшь ко мне? — спросила я, приподняв бровь, когда она ударила меня в плечо.

— Кто ж его знает, — захихикала Элис, потирая глаза. — Однажды мы встретим хороших парней.

— Угу, но давай не будем искать их по клубам, — засмеялась я, вспоминая прошлую ночь. — Не думаю, что там нам попадутся самые лучшие их представители.

— Да уж, ха-ха, — потянулась она. — Можно забыть о парнях в клубе.

— Да, — потянулась я и встала. — Ладно, думаю, самое время идти спать.

— Мне тоже, — зевнула она, растирая глаза. — Увидимся через несколько часов.

— Увидимся после обеда, — захихикала я по пути в свою спальню. Я упала на кровать и уснула, ещё не успев это осознать. Мне снова снился мистер Волшебный Язычок.

* * *

Меня разбудил непрекращающийся дверной звонок, который я пыталась приглушить, закрывая подушкой свои уши. — Пусть это закончится, — бормотала я себе под нос.

Дзинь-дзинь.

— Иду, — крикнула я, выпрыгивая из своей кровати, и поторопилась к входной двери. Всё это время я завидовала способности Элис не просыпаться несмотря ни на что. — Да? — Я открыла дверь. У меня всё внутри упало, когда я увидела, что там был Ксандер, на лице которого сияла широкая улыбка.

— Привет, Лив.

— Ксандер, — кивнула я, не отводя глаз. — Что ты здесь делаешь? Ты разбудил меня, ты в курсе?

— Уже давно не утро, Лив, — выпалил он, вталкивая меня в квартиру. — Почему ты все ещё спишь?

— Я устала, — пробормотала я. — Входи, чего ты стоишь?

— Почему ты уехала сегодня так рано? — Пока мы стояли в коридоре, он не отрывал от меня взгляда.

— Что? — зевнула я, уставившись на него.

— Вы с Элис улизнули, пока все ещё спали.

— Нам нужно было вернуться назад. У нас было намечено одно дело.

— Кто там? — В этот момент из спальни показалась Элис, на ходу потиравшая свои глаза.

— Ты тоже спала? — спросил её Ксандер.

— Ага, а что? — Она встала между нами, ещё раз зевнув.

— А что же за дело было у вас намечено, Лив? — Ксандер приподнял бровь, глядя на меня.

— Я не обязана тебе отвечать, — отвернулась я. Зачем только он пришел? — Откуда ты узнал мой адрес?

— Мне его дал Айден, — коротко ответил он.

— Удивлена, что он не пришел с тобой, — раздраженно ответила я.

— Не думаю, что он хотел прийти, — сказал Ксандер. Я продолжала смотреть на Элис, лицо которой залилось краской. Что же произошло между Элис и Айденом? Я продолжила смотреть на неё некоторое время, но она лишь отводила глаза.

— Я хотела приготовить кофе, — наконец сказала она. — Кто-нибудь хочет кофе?

— Я выпью чашечку, — сказал Ксандер. — Чёрный, пожалуйста.

— Я бы тоже выпила чашку, с молоком и сахаром, ну ты знаешь, как я люблю, — сказала я, после чего она проследовала на кухню. — Тогда, может, нам стоит сесть в гостиной? — обернулась я, спрашивая Ксандера. — Полагаю, ты не уйдешь, пока не получишь свой кофе?

— Так и есть, — сухо ответил он и прошел вслед за мной в гостиную.

— Итак, чего ты хочешь, Ксандер? — со вздохом спросила я. — Я думала, мы уже всё друг другу сказали прошлой ночью.

— Ты не попрощалась.

— Что? — нахмурившись, переспросила я. — О чём ты?

— Ты ушла сегодня утром и не попрощалась, — не отводя глаз, сказал он, после чего я заволновалась, хорошо ли я выгляжу. Я не была уверена, что эпитеты «сексуально» и «круто» в полной мере подходили для моего описания в тот момент. Я не позаботилась о том, чтобы снять макияж с прошлой ночи, и чувствовала, что мои волосы уже не ложились неровными и красивыми волнами, а больше напоминали неровно постриженный кустарник.

— Ты что, блядь, издеваешься надо мной? Зачем мне прощаться с тобой? — я затрясла головой, стараясь не замечать, какими розовыми были его губы в это утро.

— Почему ты ведешь себя так по-детски, Лив? — Закачал головой он. — Я думал, мы всё решили прошлой ночью. Я подумал, что ты поняла, откуда я родом. Я думал, мы остались друзьями.

— Чего ты от меня хочешь, Ксандер? — громко прорычала я, чувствуя, что не могу больше сдерживаться. Несколько секунд мы просто продолжали смотреть друг на друга, а потом он передернул плечами.

— Я не знаю, — вздохнул он. — Наверное, ничего.

— Тогда уходи, — я отвернулась от него.

— Я не хочу уходить, — мягко сказал он.

— Я не стану заниматься с тобой сексом, — уклоняясь от него, сказала я. — Если ты пришел ради этого.

— Я здесь не для этого. — Он взял меня за руку и притянул к себе. — Я не знаю, что сказать, Лив. Я не знаю, чего ты хочешь от меня. Я даже не знаю тебя. По сути, я ничего о тебе не знаю. Я не могу изменить свою жизнь ради тебя.

— Ты уже говорил мне это, — вздохнула я, выдергивая руку из его ладоней.

— Я — мужчина, который заводит отношения ради секса. Я из тех, кто привык получать желаемое. Я — тот, кто обычно уходит на утро после совместно проведенной ночи.

— Ну, я рада за тебя, — подскочила я, когда в гостиную вошла Элис с кофе в руках. — На этом закончим, Ксандер. — Я посмотрела на него, сложив руки на груди и продолжая подбирать нужные слова. — Всё так, как ты и сказал: ты просто меня не знаешь. Если бы ты меня знал, то ты бы понимал, что я не из тех девушек, которым достаточно иметь просто сексуальные отношения. Я не из тех, кого можно просто трахать. Я не такая и не позволю никому втоптать себя в грязь. — Я смотрела прямо в его глубокие зелёные глаза. — Я не знаю, чего хочешь ты. И ты сам тоже этого не знаешь. И это не очень хорошо, Ксандер. Меня не устраивает вторая позиция в номинации на лучшую девушку и мне плевать на все твои загоны. — Сказав это, я вышла из гостиной и направилась к своей спальне. Зайдя внутрь комнаты, я закрыла за собой дверь и включила ноут. Выбрав свои любимые треки, я включила их на полную громкость. После этого я прошла в ванную комнату и включила воду, добавила немного морской соли «Эпсом» и выждала, когда вода наберется. Я не собиралась думать про Ксандера. Я не собиралась допускать его к себе ближе. Мне было плевать на то, что он испытывал, покидая мой дом. Мне было всё равно, если он подумал, что я повела себя с ним грубо. Мне было плевать. Мне всё равно. Мне всё равно. Я продолжала повторять это сама себе, стягивая одежду, после чего окунулась в ванну. Я откинулась на спинку и закрыла глаза, расслабляясь в воде. Он вел себя, как мудак, по отношению ко мне и играл с моими чувствами. И почему он не мог просто оставить меня в покое?

* * *

— Не хочешь посмотреть кино, Элис? — я вышла из своей комнаты спустя четыре часа и чувствовала себя уже отдохнувшей. Мне был слышен звук телевизора, доносящийся из гостиной, поэтому я пошла туда, всячески стараясь избегать мыслей о Ксандере.

— Что ты хочешь посмотреть? — спросил Ксандер с теплой улыбкой на лице, сидя рядом с Элис.

— Опять ты? — простонала я. — Что ты до сих пор тут делаешь?

— Теперь моя очередь, — улыбнулась мне Элис. — Я тоже собиралась принять ванну.

— Что здесь происходит, Элис? — спросила я, глядя на неё, при этом обидевшись, что она сидела тут и болтала с ним после всего того, что он сделал со мной.

— Просто болтала с Ксандером. — Она коснулась моего плеча, выходя из комнаты. — Он не настолько ужасен.

— Твоё дело, — вздохнула я, оборачиваясь к нему, когда она вышла из комнаты. — Я думала, что сказала тебе уйти.

— На самом деле, я не верю, что ты такое говорила, — парировал он, притягивая меня на место рядом с собой. — Садись.

— Чего ты хочешь, Ксандер? — я чувствовала, как у меня повышается давление.

— Я знаю, что твой день рождения в сентябре. Мне известно, что ты Дева. Я знаю, что ты работаешь в несерьезной маркетинговой конторе. Знаю, что ты хотела бы лучше разбираться науке, потому что хотела стать ветеринаром. Я знаю, что ты любишь собак, ненавидишь кошек и до смерти боишься пауков и змей. Я знаю, что ты хочешь стать победителем реалити-шоу «The Amazing Race»[18]. Знаю, что ты думаешь, будто Мэттью Макконахи является самым красивым актером в Голливуде. Знаю, что ты любишь капкейки и картошку-фри, а еще ненавидишь овощи, однако заставляешь себя их есть, потому что привыкла так делать. Я знаю, что ты любишь свою семью, даже несмотря на то, что она тебя раздражает, и знаю, что если бы у тебя была машина твоей мечты, то это был бы черный спортивный Range Rover.

— Range Rover это не машина, а внедорожник, — сказала я, испытывая изумление.

— Я знаю, что ты романтичная особа и веришь в настоящую любовь и прочие сказки.

— Это Элис тебе рассказала? — у меня отвисла нижняя челюсть. У меня было желание прибить Элис.

— Нет, — покачал он головой. — Элис рассказала мне всё до части про машину. А что касается романтической составляющей, я сам догадался.

— Ах, — отозвалась я.

— Почему же ты попросил её рассказать тебе всё это?

— Ты сказала, что я тебя не знаю, и в этом ты была права. — Он выдавил из себя слабую улыбку. — Я хотел получить шанс узнать тебя и не рассчитывал на то, что ты ответишь хоть на какой-то из моих вопросов.

— Понятно.

— Правда? — Он поднялся с места и подошел ко мне. — Тебе действительно это понятно, Лив?

— Не совсем, — покачала я головой, чувствуя, как моё сердце выпрыгивает из груди, когда он взял мои руки и притянул к себе поближе. — В чём же тогда смысл задавать ей все эти вопросы?

— Не знаю, — пожал плечами он. — На самом деле, я не совсем понял, что между нами происходит.

— Я тоже, — призналась я.

— Но мне хотелось бы, чтобы ты больше не играла с моим сердцем. — Он улыбнулся и подмигнул мне, после чего я рассмеялась.

— Она сказала тебе, что это одна из моих любимых песен?

— Да, — рассмеялся он. — Сказала.

— Я убью Элис, — вздохнула я.

— Пожалуйста, не надо. — Он приблизился ко мне и поцеловал. — Ну, хотя бы не прямо сейчас.

— Ну хорошо, пока не стану её убивать, — я ответила на его поцелуй, простонав в ответ на его руки, которыми он залез под мою футболку и сжал мои обнаженные груди.

— Без лифчика? — он издал стон, находясь своими губами рядом с моими и пощипывая пальцами мои соски.

— Я у себя дома, мне не нужен лифчик.

— Мне следует почаще бывать у тебя дома. — Посапывая, он быстро задрал на мне футболку, а затем склонил голову к моей груди и начал сосать мой правый сосок.

— Ксандер, ты не можешь так делать, — простонала я в ответ на его движение губами, а он в это время ущипнул меня за другой сосок.

— Нет, могу, — оскалился он и переключился на вторую грудь.

— А что, если Элис вернется, — зарычала я, когда его зубы нежно прикусили мой сосок, я провела руками по его волосам. — Ксандер, — громко простонала я, называя его по имени.

— Тогда пойдем к тебе в спальню.

— Я не знаю, — помедлив, сказала я.

— Ну пожалуйста, — он облизал свои губы и снова поцеловал меня.

— Мы ведь ещё совсем ничего не решили. — Я сомневалась в том, что мне следует делать.

— Нам обязательно решать это прямо сейчас? — он поцеловал меня в шею и прошептал мне на ухо. — Мой язык хочет показать тебе, как сильно он по тебе скучал.

— Ты знаешь, что сказать, чтобы я согласилась, да? — захихикала я и взяла его за руку, а затем увлекла его за собой в свою спальню. — Пойдем, пока я не передумала.

— Но мы ведь не настаиваем, чтобы ты это делала, правда? — рассмеялся он, входя в мою комнату, и я перепроверила, чтобы мы заперли за собой дверь. Мне не хотелось, чтобы Элис зашла в комнату, когда Ксандер как раз бы находился на мне. Совсем не хотелось. — Милая комната, — огляделся он и улыбнулся. — И нет постеров «Backstreet Boys».

— Очень смешно, — рассмеялась я и приблизилась к нему, чтобы еще раз поцеловать. — Если ты продолжишь в этом духе, то до постели мы не доберемся.

— Правда? — засмеялся он, обнимая меня за талию и приподнимая над полом. Я завизжала, тогда он бросил меня на матрац и какое-то время просто стоял и смотрел на меня. — Ну тогда я немедленно приступлю к работе. — Он подмигнул мне, прилег рядом и стянул с меня футболку. Несколько секунд он рассматривал мою грудь и затем облизал губы. — Мне нравится, когда ты без лифчика, — сказал он и, опустившись, стянул с меня шорты. — И трусиков тоже нет, ммм, — простонал он и раздвинул мои ноги, а затем встал на колени. Я простонала, когда почувствовала, что его лицо оказалось у меня между ног, и я знала, что он мог заметить то, как я увлажнилась, его язык двигался вверх-вниз по моему клитору, а затем он стал его нежно посасывать. Все моё тело выгнулось в дугу, когда его язык продолжил заигрывать со мной, а потом он осторожно вошел в меня.

— Ох, Ксандер, — заскулила я, и он овладел мною с помощью своего языка. Я почти уже успела позабыть, как же сладко быть рядом с ним.

— Развернись, — прорычал он, поворачивая меня вниз животом.

— Почему? — вскрикнула я, не желая, чтобы он останавливался, так как я была уже недалека от оргазма.

— Шшш, — он привстал, а я обернулась и увидела, как он быстро стянул с себя майку и штаны. Я сделала глубокий вдох, когда увидела его обнаженный и возбужденный член.

— Что ты… — начала я, но он слегка шлепнул меня по попе.

— Шшш, — снова шикнул он с усмешкой и подмигнул мне. — Опусти голову, закрой глаза и раздвинь ноги.

— Что? — нахмурилась я, моё сердце билось в бешеном темпе.

— Не задавай никаких вопросов, просто делай то, что я говорю. — Он снова меня шлепнул, на этот раз чуть сильнее, и я простонала, когда его палец заскользил у меня между ног и стал растирать мой клитор.

— Ох, — выкрикнула я и раздвинула ноги.

— Хорошая девочка, — нахмурился он, опустив голову и нежно покусывая мою попу.

— Что ты делаешь? — насупилась я, почувствовав, как его язык стал лизать мой зад.

— Никаких вопросов. — Он снова шлепнул меня прямо под попой, и опять стал тереть мой влажный клитор.

— Хорошо, — выкрикнула я, всё моё тело находилось на грани возбуждения.

— Ты только учишься, — нежно сказал он, и его руки снова раздвинули мне ноги. Я чувствовала его дыхание на своей киске, и моё тело всё дрожало, когда он лизал мой клитор своим теплым и деликатным языком. Я закрыла глаза и издала стон в простыни, когда он стал меня снова облизывать. В этой позиции я испытывала иные ощущения, теперь все чувства были более интенсивными и возбуждающими. А потом я почувствовала его язык, который двигался все выше и выше, и я замерла на месте. Мой глаза оставались открытыми, пока его язык продвигался все выше и выше вдоль по ягодичной впадине. Что он делает?

— Расслабься, — нахмурился он и поцеловал меня в спину. Я почувствовала, как его член уперся мне в ногу, и издала стон.

— Что ты делаешь? — мягко спросила я, когда он сжал мои ягодицы.

— Показываю тебе, как много чудес может делать мой язык.

— С моей задницей? — шепотом спросила я, чувствуя, как его язык вновь вернулся к моей попе, продвигаясь все ближе и ближе к анусу.

— Ты ведь только что из ванной, верно?

— Да, — прошептала я. — А что?

Он не ответил, вместо этого его язык стал лизать меня в том месте, где еще никто и никогда не лизал. Сначала я молчала, пребывая в шоке. Мне не верилось, что он облизывает мой анус, и не могла поверить в то, что это может быть настолько приятным. Я закрыла глаза и ухватилась за простыни, при этом испытывая нечто вроде замешательства, от осознания того, какой спектр эмоций на меня обрушился. А потом, на протяжении нескольких секунд, он начал лизать мой клитор, после чего снова вернулся к моему анусу. Меня переполняли эмоции. Я еле сдержалась, чтобы не закричать, когда он прижал кончик своего языка к обеим моим дырочкам. Я ощущала себя грязной шлюхой, и мне это нравилось. А потом, одним движением, его член вошел в мою киску, и я не смогла остановить саму себя. Я сразу же пришла в себя и выкрикнула его имя, когда он начал входить в меня, с каждым движением, погружаясь всё глубже и глубже.

— Ох, Ксандер. — Крикнула я, когда он лег поверх меня и кончил.

— Да, Лив. Выкрикивай моё имя. — Он извлек из меня член и затем перевернул меня на спину. — Выкрикивай мое имя, Лив. — Он улыбнулся мне, а потом снова поспешно вошел в меня. Я простонала, заглядывая в его глаза, и он, взяв меня за руки, сильно их сжал, продолжая двигаться медленнее.

— Вот черт, Ксандер. Я вот-вот ещё раз кончу, — закричала я, когда кончик его члена касался моей точки джи, в очередной раз овладевая мной.

— Давай вместе со мной, Лив, — нахмурился он, а затем его тело передернулось, он увеличил темп и потом кончил в меня. От испытанного оргазма он откинулся и на несколько секунд упал рядом со мной на кровать, а затем поцеловал меня в щеку.

— Пообещай мне кое-что, Лив, — прошептал он мне на ухо.

— Что? — мягко спросила я после того, как он поцеловал моё лицо.

— Не уходи из постели, пока мы оба не проснемся.

— Хорошо, — кивнула я. Моё сердце разрывалось от боли, когда он сжимал меня в своих объятиях. — Я не покину постель, пока мы оба не проснемся.

— Ты можешь её покинуть, если тебе понадобится душ, поскольку мне бы не хотелось, чтобы ты намочила постель, — сказал он с легкой усмешкой, и я рассмеялась, прикрывая глаза. Я не была уверена, как он делал это, но теперь наша ситуация представлялась мне намного в лучшем свете. Я верила, что мы сможем кое-что сделать. Я ему нравилась, по-настоящему нравилась. И то, что он был там и задавал Элис все те вопросы, означало, что он хотел увидеть, как далеко мы могли бы зайти в наших отношениях. Сейчас он был готов дать нам шанс. У него не оставалось выбора.

Глава 11

— Доброе утро, — мягко прозвучал голос Ксандера, когда я открыла глаза.

— Доброе, — зажмурилась я и посмотрела на часы на стене. — Вау, мы проспали весь вечер?

— Похоже, ты сильно устала.

— Ты не спал?

— Только после полуночи.

— О нет, и что же ты делал?

— Наблюдал за тобой, — сказал он и затем рассмеялся. — Я не ожидал, что это прозвучит настолько жутко.

— И правда, звучит жутковато, — захихикала я, чувствуя, как моё сердце перестало биться. Он посмотрел на меня и наклонился, чтобы поцеловать.

— Я не жуткий, — поцеловал он меня и его ладони скользнули по моим волосам. — Обещаю.

— Хмм, беру с тебя слово, — рассмеялась я. — Ещё вчера ты целовал меня в зад, — сказала я, заливаясь краской от воспоминания.

— Думаю, я сделал больше, чем просто поцелуй. — Подмигнул он мне, проводя пальцами по моему животу, а затем ниже, нежно поглаживая меня между ног.

— Ксандер, — вымолвила я, убирая его руку прочь. — Не сейчас.

— Хорошо, — усмехнулся он, продолжив играть моими грудями. — Ты хорошо спала?

— Да, а что? Ты — плохо?

— Великолепно, — кивнул он. — Я понял, в чём секрет.

— Какой секрет?

— Я понял, как сделать так, чтобы ты не пропадала на следующее утро.

— И в чём секрет?

— Заниматься сексом в твоей квартире, — улыбнулся он. Его фраза заставила меня рассмеяться.

— Ты — идиот, — я едва уловимо провела пальцами по его груди и остановилась, заигрывая с его сосками.

— Сексуальный идиот.

— Так и есть, — я нагнулась и нежно поцеловала его грудь, в то время как он гладил меня по спине. — Итак, что же нам теперь делать? — нежно спросила я, и замерла на месте. Я подняла на него взгляд и стала изучать его лицо. — Всё в порядке?

— Да, конечно, — кивнул он.

— И что же нам теперь делать? — снова спросила я.

— Я сделаю всё, что ты пожелаешь, Лив. — Он поцеловал меня в лоб и откинулся на спину.

— Всё, что я пожелаю? — затаив дыхание, переспросила я, так как это было не тем, что я ожидала услышать.

— Да, если ты хочешь, чтобы я расторгнул помолвку, то так и будет, я её разорву, — кивнул он.

— Что ты хочешь сделать? — спросила я, задрав голову, и стала изучать его лицо. Неужели он захотел разорвать помолвку? Я чувствовала, как по моему телу разливается тепло, я должна была быть счастлива, он ведь готов был сделать то, что я хотела, но счастья я не испытывала. Я не хотела, чтобы он делал так только потому, что мне этого хочется. Я хотела, чтобы он делал то, что хочется ему. Я хотела, чтобы он сам принял решение расторгнуть помолвку. Я хотела, чтобы он принял это решение, потому что это было единственным, чего он хотел.

— Мне плевать, — пожал плечами он, при этом его лицо оставалось отрешенным. — Я готов на всё, что может сделать тебя счастливой.

— Почему я тебе нравлюсь, Ксандер? — тихо спросила я его. — Кроме того, что я оставила тебя на следующее утро после той ночи в отеле. Почему я тебе понравилась?

— Ты заинтриговала меня еще тогда, когда я встретил тебя в церкви, — он взъерошил мне волосы. — И я подумал, что ты красива и сексуальна, как сам Дьявол. А еще дерзкая. А потом ты назвала меня Мистер Язычок, и я подумал, что если девушка уверенно кадрит меня на свадебной церемонии, а затем ещё и дает мне прозвище, то она именно та, с кем я бы хотел познакомиться поближе.

— Понятно, — сказала я и вздохнула. Я понятия не имела, что я надеялась услышать.

— И я до сих пор заинтригован тобой. Сейчас ты для меня даже ещё больше интересна, чем раньше, — сказал он, целуя меня. — Итак, скажи мне, Лив. Чего ты от меня хочешь?

— Ты сказал, что в тот день ты встретился с Люком, Гэбби и Генри? — спросила я, решив для себя, что буду задавать те вопросы, ответы на которые я до сих пор не имела. — Откуда ты знаешь Люка?

— Его дед вырос вместе с моим, — тут же ответил он. — Я знаком с ним с детства.

— Как так случилось, что мы никогда не слышали о тебе, когда он встречался с Элис?

— Не знаю, — пожал плечами он.

— Откуда Люк знает Гэбби? — тихо спросила я. — И почему никто, кроме тебя не переживает о том, что станет с ней и ребёнком?

— Это сложно объяснить, — скривился Ксандер. — Не думаю, что это так важно.

— Я просто хочу всё понять, — вздохнула я.

— Слушай, мне нужно встретиться с Генри, — он привстал и поднял меня. Затем он стал целовать меня снова и снова, после чего резко оттолкнул меня от себя. — Нам с Генри надо встретиться с Люком, чтобы кое-что обсудить с ним сегодня утром.

— Ох, ну ладно, — нахмурилась я, и он поцеловал меня в шею.

— Не злись на меня, хорошо? — Он посмотрел мне прямо в глаза. — Всё это дело ещё может выгореть. Просто скажи мне, чего хочешь ты.

— Я хочу, чтобы ты делал то, чего хочешь сам, — тихо ответила я. — Я хочу, чтобы ты сам принимал решение.

— Хорошо, — кивнул он и вылез из постели. — А теперь мне пора идти. Мы можем встретиться с тобой сегодня вечером?

— Ага, позвони мне, — сказала я, стараясь не выставить напоказ свои чувства.

— Увидимся позже, Лив. — Он выскочил из постели, и я смотрела, как он одевается и выходит из комнаты. Я снова откинулась назад и закрыла глаза. Возможно, когда-нибудь мы сможем всё исправить.

* * *

— То есть, ты думаешь, что отцом ребенка может быть Люк? — у Элис отпала челюсть, когда я рассказала ей всё. Мы как раз сидели за столиком в местном кафе и ели сырные палочки.

— Да, и это единственное, что могло бы придать всему этому смысл, — кивнула я. — Каждый раз, когда я произношу имя Люка, он всегда что-нибудь вытворяет, — откинувшись на спинку стула, сказала я. — Дурдом, правда?

— Не могу в это поверить, — покачала она головой. — Я знала, что он тот ещё кобель, но не настолько же.

— Понимаю, но теперь мы знаем, что он не был честен с тобой и изменял тебе с Джоанной.

— Мне вот интересно, у него с Гэбби тоже произошел роман, когда мы с ним ещё встречались? — Она пожала плечами. — Он тот ещё мерзавец.

— Ну-ка поподробнее, — попросила я, потягивая колу. — Она ведь та еще шваль.

— А теперь она выходит замуж за моего мужчину, — скривилась я.

— И зачем Ксандер на ней женится? — Теперь была очередь Элис скривиться в ухмылке. — Не похоже, что это его ребенок.

— Думаю, что они с Люком хорошие друзья. И помогают друг другу выпутаться из приключений.

— Они не могут быть настолько близкими друзьями, — сказала Элис. — Ведь я никогда раньше не слышала его имени.

— Понимаю, я тоже об этом подумала, — сказала я и вздохнула. — Слишком много вещей, которые никак не укладываются в голове.

— Боже мой, — Элис приблизилась ко мне. — Не оборачивайся, но Гэбби только что вошла в кафе.

— Только не это, — простонала я.

— И она пришла вместе с Генри.

— С Генри? — пропищала я и уже не смогла остановить себя, чтобы не начать оглядываться по сторонам, ища их на входе. Когда я увидела Гэбби и Генри, которые шли вместе, и его рука покоилась на её спине, нежно направляя, у меня отвисла челюсть. — Мы что попали в «Сумеречную зону»[19]?

— Возможно, — она покачала головой, после чего я поняла, что она тоже была потрясена. — Вот теперь я ничего не понимаю.

— Я тоже. — И тут до меня внезапно дошло. — А что, если отец ребенка — Генри?

— Что? — нахмурилась она.

— Что, если Генри является отцом ребенка, — продолжила я, осознавая, что такая идея вполне бы всё объяснила. — Возможно, Ксандер женится на ней, потому что это не хочет делать Генри, и они оба поняли, что Ксандер сможет сделать это, так как будет заинтересован в получении наследства и тому подобного, а значит в этом случае, они будут уверены в том, что об их ребенке позаботятся надлежащим образом.

— Думаю, подобное объяснение было бы вполне логичным, — закивала она. — А я ещё удивлялась, что Генри делал там в прошлые выходные.

— Это было так странно, правда? И он всё время говорил о детях, — подхватила я. — Чёрт, мне нужно было стать детективом, — восторженно сказала я. — Проклятый Генри — это папочка.

— А что же с Люком? — насупилась Элис.

— А кто его знает? — пожала плечами я, когда мы обе продолжили наблюдать за Гэбби и Генри, которые улыбались и флиртовали друг с другом в другом конце ресторана. — Погоди-ка. Мне кто-то звонит, — я достала телефон из сумки. — Алло?

— Приветик, — голос Ксандера звучал мягко и сексуально.

— И тебе, — улыбнулась я в трубку. — Это Ксандер, — мимикой показала я Элис и она улыбнулась.

— Чем занимаешься?

— Я обедаю с Элис.

— А как скоро закончишь? — тихо спросил он. — Я хочу увидеть тебя.

— Хм, я с Элис… — мой голос становился всё тише и тише, я вопросительно посмотрела на подругу.

— Всё в порядке, — прошептала она мне. — Я собираюсь поехать домой и заняться своими ногтями.

— Уверена? — переспросила я, нахмурившись.

— Полностью, — кивнула она. — Иди и сними с Ксандера все порочащие его обвинения.

— Хорошо, — улыбнулась я. — Ксандер, ты все ещё здесь?

— Да.

— Хорошо, я в пригороде. Приезжай и давай встретимся у книжного магазина на Стимер Авеню через час.

— Ладно. Увидимся там через час, — сказал он и повесил трубку.

— Мы встречаемся через час.

— Звучит отлично, — улыбнулась Элис. — Мне не терпится выяснить, что тут происходит.

— Я уже всё тебе рассказала, — ответила я ей улыбкой.

— Ладно, Шерлок, — рассмеялась она, на что я ей подмигнула, чувствуя как меня переполняют эмоции от предстоящей встречи с Ксандером и от того, что я наконец выясню, какое он принял решение.

* * *

— Я скучал по тебе сегодня, — сказал Ксандер и, развернув меня к себе, поцеловал.

— Я тоже по тебе скучала, — легко отозвалась я, хотя на самом деле была просто счастлива его увидеть. — Перед тем, как мы продолжим, я хочу тебя кое о чём спросить.

— Ладно… И? — с любопытством посмотрел на меня он.

— Отцом ребенка Гэбби является Генри? — выпалила я и посмотрела на Ксандера, он казался ошарашенным.

— Откуда ты узнала?

— Я так и знала! — выкрикнула я, отсалютовав самой себе кулачком. — Скотланд Ярд, жди меня!

— Так ты перебираешься в Англию? — подколол он меня.

— Нет, — я закатила глаза и рассмеялась. — Но серьезно, он — отец ребенка?

— Мы не уверены. Но так думаем, — вздохнул он. — Пожалуйста, не говори об этом никому, но отец ребенка либо Генри, либо Люк.

— Что? — от удивления у меня отвисла челюсть. — У них была групповуха?

— Лив, — он засмеялся и покачал головой. — Нет, они не занимались групповухой.

— Тогда что? — поспешно спросила я.

— Она спала с ними обоими, — вздохнул он. — Но, если опираться на даты, то, скорее всего, отцом будет Генри.

— Вау, — вымолвила я, прикусив нижнюю губу. — Звучит, как бред.

— Я так понимаю, Гэбби ничего тебе не сказала.

— Не сказала, — ответила я с усмешкой. — Вот уж не знала, что она такая шлюшка.

— Лив, — с укором сказал он.

— Что? Я просто сказала, — захихикала я, когда мы вошли в книжный магазин.

— Ну теперь ты понимаешь, почему всё это так сложно, — он вздохнул, когда мы остановились у зоны самообслуживания.

— Нет, почему же? — нахмурилась я.

— Генри спал с ней, но ему не нужны были отношения. Он не хочет связывать себя с ней, но хочет принимать участие в жизни своего ребёнка. Это казалось идеальным решением. Я женюсь на девушке и начинаю управлять компанией, а Генри получает возможность общаться с ребёнком. И это казалось идеальным решением для меня, — я женюсь на девушке и получаю контроль над компанией, а Генри получает возможность обрести отношения со своим ребенком.

— Хорошо, — от его слов у меня перехватило дыхание.

— То есть эта женитьба на практике решает две проблемы сразу.

— И к чему ты клонишь, Ксандер? Ты не намерен разрывать помолвку?

— Мы могли бы пожениться всего лишь на год. Это как раз столько, сколько мне нужно пробыть женатым, чтобы получить контроль над компанией.

— То есть ты хочешь жениться на моей сестре и одновременно спать со мной?

— Ты не относишься к «‎одновременной» категории, — злобно отреагировал он. — Между мной и Гэбби ничего нет, и ты это знаешь. Это всё — просто деловое соглашение.

— Я не верю в это, — покачав головой, сказала я на выдохе. — Я не могу тебе доверять.

— Что?

— Ничего. С меня хватит, — сказала я, делая шаг назад. — Просто с меня хватит.

— Что? Послушай, если ты хочешь, чтобы я всё это прекратил, то я так и сделаю. Я как раз говорил о том, что…

— Забудь об этом, Ксандер. Я не хочу, чтобы ты поступал против своей воли. Я хочу, чтобы ты разорвал помолвку с Гэбби, потому что я больше ни на секунду не хочу притворяться. И я не хочу, чтобы ты так делал только потому, что я тебя заставила.

— Не сходи с ума, Лив, — он приблизился ко мне и взял меня за руку, а я оттолкнула его.

— Безусловно, я уже сошла с ума, — прокричала я ему. — Просто давай, вали к Гэбби и делай вид, что вы счастливая семья, но, пожалуйста, оставь меня в покое. — Я выбежала из магазина и отключила телефон. Не было ли это чересчур, что я попросила его самостоятельно принимать решение? Неужели я перегнула палку? Неужели я ожидала слишком многого? Неужели с моей стороны было глупо отказаться разделить с ним постель, в то время как он был бы женат на моей сестре? Неужели он правда думал, что это было решением проблемы? Кто в здравом уме решил бы, что это хороший план?

Глава 12

Подходя к двери дома моих родителей, мы с Элис сделали глубокий вдох.

— Спасибо, что пришла, — выдавив слабую улыбку, сказала я. — На самом деле, ты вовсе не была обязана.

— Всё нормально. Я просто хотела поддержать тебя сегодня, — глубоко вдохнула она. — И потом, какая разница, что скажут Айден и Ксандер. Мы здесь потому, что тебя об этом попросили родители. И ты здесь не ради них, и даже не ради Гэбби.

— Давай сделаем это. — Я открыла переднюю дверь, и мы обе вошли в дом. Здесь были все, включая Генри и Ксандера. Я просто стояла там с притворной улыбкой и не собиралась вести себя так, будто мне было дело до того, что он не звонил мне последние две недели. Мне было плевать на то, что я ничего не слышала о нём с тех пор, как мы виделись в книжном. Всё это время он мог вести себя так, как хотел он сам. Он ничего для меня не значил. Если он смог так просто меня забыть, то и я могла сделать то же самое. — Всем привет.

— Привет, сестра, — Скотт поднялся с места и обнял меня, а затем обернулся к Элис и поцеловал её в щеку. Я заметила, как Айден пялился на них, и всё пыталась понять, что происходит между ним и Элис, так как она до сих пор мне ничего не рассказала.

— Ради чего такого важного нам всем пришлось собраться в выходной? — Я посмотрела на Гэбби, которая ответила мне злой улыбочкой.

— Я дома, — улыбнулась она. — Вот, что важно.

— Что? — у меня отвисла челюсть. — Я должна была приехать домой лишь потому, что ты сюда вернулась?

— Да, — усмехнулась она. — Жизнь не так проста, правда? И на случай, если кому-то хотелось провести со мной сегодняшний вечер, знайте, что я иду погулять с подружками.

— Хорошо, — закатив глаза, сказала я.

— Мы отмечаем здесь мою скорую свадьбу.

— Ладно. — Я посмотрела на Ксандера, и тот улыбнулся мне в ответ. Я отвернулась в другую сторону и посмотрела на Скотта. — Итак, какие планы на эти выходные?

— Всё, что ты хочешь, — улыбнулся он, и я в ответ одарила его улыбкой.

Дзинь-дзинь.

— Кто там еще? — Айден вскочил и нахмурился. — Мы ещё кого-то ждем?

— Я — нет, — покачав головой, сказала я и заметила, как Элис залилась краской. — Элис? — тихо окликнула я её.

— Хм, да, — выдавила она из себя.

— И кто там? — насупилась я.

— Не убивай меня, — промямлила она, а я почесала свой затылок. О чём она говорит?

— Лив, — голос Айдена звучал жестко и злобно, когда он вернулся обратно в гостиную.

— Да? — перебила его я и уставилась на двух коренастых парней, следовавших за ним. — В чём дело?

— Эти двое спрашивают тебя и Элис, — посмотрел он на неё с ледяным выражением лица. — Они сказали, что приехали сюда, чтобы провести с вами выходные.

— Чего? — я выглядела ошеломленной.

— Брок и Джок, знакомьтесь, — Элис подбежала к одному из амбалов и поцеловала его в щеку. — Мы так рады, что у вас получилось приехать, не так ли, Лив? — Она посмотрела на меня, и я медленно кивнула ей в ответ.

— О да, ещё бы. — Я подошла к Элис с вопросительным выражением лица, и она повернулась ко всем лицом. — Брок и Джок — наши молодые люди, с которыми мы как раз хотели всех познакомить.

— Ага, ха-ха, — рассмеялась я, притворно улыбаясь. — Я так рада, что у тебя получилось приехать, Брок. — Я поцеловала в щеку второго парня, который стоял и смотрел на меня, как истукан.

— Меня зовут Джок, — сухо сказал он.

— Я знаю, я просто хотела тебя подразнить. — Я взяла его под руку и посмотрела на Ксандера, который не сводил с меня глаз.

— Брок и Джок? — смеясь, переспросила Гэбби. — Крутые имена.

— Мы братья, — сказал Джок, и тут мне захотелось закрыть ему рот. И где только Элис откопала этих парней?

— И мы обожаем ходить на двойные свидания, правда? — сказала Элис с широкой улыбкой. — А еще любим ночевать друг у друга, — добавила она с усмешкой, и я увидела, что взгляд Айдена стал ещё более злобным, а потом он и вовсе ушел из комнаты.

— Молодцы, — поспешно поправляя прическу, сказала Гэбби. — Я рада, что вы обе, такие неудачницы, а смогли найти двух парней, которые смогут вас терпеть.

— Заткнись, Гэбби, — выкрикнула я ей, в ответ, на что она лишь приподняла свою бровь.

— Или что? — приторно отозвалась она.

— Уф, — прорычала я. — Ничего.

— Я так и думала, — рассмеялась она, а затем откинулась назад и поцеловала Ксандера в щеку. — Я ухожу. Увидимся позже, ладно, малыш?

— Увидимся, Гэбби, — ответил он, не сводя с меня глаз. — Лив, мы можем поговорить?

— Нет, — я покачала головой. — Пойдемте тоже, Джок и Брок. Мы вернёмся чуть позже.

— Но ведь вы только что пришли, — сказал Скот, нахмурившись.

— А теперь мы все вместе уходим, — перебив, я схватила за руку Джока. — Пошли, ребята.

Мы все заспешили к входной двери, и я обернулась к Элис. — О чём ты только думала?

— Я подумала, что здесь нам понадобится парочка сексуальных парней, которые поднимут нам настроение и заставят этих двух идиотов ревновать.

— И лучшее, что ты смогла найти, это Брок и Джок? — тихо переспросила я. — Они оба напомнили мне горцев.

— Они стриптизеры, — захихикала она. — Они — лучшее, что мне удалось найти.

— Ох, Элис, — простонала я. — И что нам делать?

— Скажем им, чтобы шли домой, заглянем в торговый центр, а потом пойдём пропустим по стаканчику?

— Звучит неплохо, — кивнула я в знак согласия. Мы дали братьям по сорок баксов, затем прыгнули в мою машину и поехали к местному торговому центру.

* * *

— Обожаю терапию шоппингом, — счастливо улыбнулась я, выходя из винного отдела с полными сумками.

— И я, — кивнула она. — Хоть моя кредитка с этим не согласна.

— И моя, — рассмеялась я. — Но пусть это беспокоит меня в следующем месяце, когда придет выписка по карте.

— Твоя правда, — сказала она, и мы заказали бутылку Шардоне. — Пока не получим счёт, мы в полном порядке.

— Точно.

— Боже мой, — простонала она, и я нахмурилась.

— Что?

— Ты не поверишь, кто здесь! — выпалила она.

— Кто? — я побледнела. — Пожалуйста, только не говори, что это Ксандер или Гэбби.

— Нет, но ты наполовину права. Гэбби здесь и с ней куча других баб.

— Вот здорово, — я скорчилась в гримасе и снова посмотрела на Элис, оценивая её реакцию.

— Хорошо, всё это странно, но она пьет вино, как я вижу, — у неё сузились глаза и она едва дышала. — Она точно пьёт вино.

— Какого чёрта? — обернулась я. — Ей нельзя пить алкоголь! Она беременна.

— Что она делает? — насупилась Элис. — Она и вправду эгоистичная сука.

— Я всё-таки подойду к ней и всё выскажу. — Я вскочила с места, ужасно злясь на Гэбби. Что, чёрт возьми, за игры она ведёт? — Что, по-твоему, ты вытворяешь? — выкрикнула я, подходя к хихикающей Гэбби.

— Ой, привет, Лив, — улыбнулась она. — Я показываю Шэннон свое кольцо.

— Мне плевать на то, что ты ей показываешь! — морщась, прокричала я, отбирая у нее стакан с вином. — Это — вино. Почему ты его пьешь?

— Что? — нахмурилась она.

— Тебе нельзя пить, Гэбби.

— Что? — она отобрала у меня стакан и сделала ещё один глоток из него. — Кто это сказал?

— А как же твой ребёнок? — мягко переспросила я. — Как ты можешь поступить подобным образом с ребёнком?

— Я не беременна, — рассмеялась она, откидываясь на спинку стула.

— Что? — У меня отвисла челюсть. — А как же Ксандер, и Генри, и ребёнок, и помолвка? Что значит, ты не беременна?

— Ох, Лив, — она покачала головой. — Ты до сих пор не понимаешь? — она сделала ещё несколько глотков вина.

— Не понимаю, чего?

— У нас с Люком были отношения. Хм, ну ладно, у нас был сексуальный контакт, — улыбнулась она. — Только не говори Элис, ведь у нас случились отношения тогда, когда они уже встречались.

— О, боже мой, — у меня от удивления расширились глаза. — Что?

— Ага, он очень хорош в постели, — с усмешкой заметила она. — Разве я могла отказать ему?

— Ох, Гэбби, — покачала я головой.

— Итак, потом он встретил ту сучку, Джоанну, — разгневавшись, сказала она. — И вместо того, чтобы быть со мной, он бросил Элис и стал встречаться с ней.

— Мне жаль.

— Не надо извиняться, — пожав плечами, сказала она. — Мы по-прежнему трахались, и я надеялась, что он ещё одумается.

— Но тогда причём здесь Генри? — тихо спросила я.

— Так он же был другом Люка. Однажды я встретила его и попыталась заставить Люка ревновать, — пожав плечами, рассказала она. — Он был нормальным, но мне было плевать на него.

— Тогда почему ты солгала про ребёнка?

— Я хотела, чтобы Люк отменил свадьбу. — Она погрустнела. — Я думала, что он отменит бракосочетание, чтобы жениться на мне, если будет знать, что я ношу его ребёнка.

— О.

— Однако тупица Генри сказал ему, что мы занимались сексом, и каким-то образом они пришли к выводу, что это его ребёнок. И да, следующее, что случилось, — Ксандер предложил деньги, чтобы я вышла за него, и при этом, он и Генри останутся в жизни ребёнка.

— И ты делаешь так, чтобы они оба до сих пор верили в существование ребёнка.

— Это он придал мне такую большую уверенность и пообещал большую прибыль, — сказала она, пожимая плечами. — Кто бы, будучи на моем месте, отказался от этого?

— Но ведь никакого ребёнка нет, Гэбби. Ты не можешь просто так лгать и думать, что всё в порядке.

— А какая тебе разница? — Она глотнула еще вина.

— Не могу поверить, что ты на такое способна. Я думала, что ты носишь ребёнка. Все думают, что ты ждешь ребёнка от Генри.

— Я не дурочка, Лив. Я принимаю таблетки. — Она провела рукой по волосам. — Ты правда думаешь, что я бы не предохранялась во время секса, рискуя забеременеть и испортить свою идеальную фигуру?

— Ты эгоистичная сука.

— Спасибо, — оскалилась она, отпив еще немного вина. — И твое здоровье.

— Тебе виднее, — я покачала головой и пошла прочь. У меня стучало в голове, когда я вновь присоединилась к Элис.

— Что происходит? — тихо спросила она, когда я села рядом с ней. — Что она сказала?

— Она не беременна, — в изумлении ответила я. — Она не беременна, Элис.

— Не может быть. — Она посмотрела на меня, при этом её лицо выражало крайнее удивление. — Выходит, она солгала.

— Да, она всем нам лгала. — Я потёрла лоб и на секунду закрыла глаза.

— Ты в порядке, Лив? — Элис взяла меня за руки, в этот момент я медленно открыла глаза и кивнула.

— Да, я в норме.

— Ты не очень хорошо выглядишь.

— Просто есть кое-что, о чём она упомянула, и я задумалась об этом.

— И что же?

— Я не принимаю таблетки.

— И? — пожав плечами, переспросила Элис. — Что из этого?

— У меня был секс с Ксандером.

— И? Он же пользовался презервативом, верно?

— Не в последние пару раз. — Я покачала головой, закрыла лицо руками и простонала. — Как я могла так глупо себя вести, Элис? Он ведь кончал в меня не один раз, — расплакалась я и посмотрела ей в глаза. — Гэбби не беременна, но что если беременна я?

— И что же ты предлагаешь делать?

— Поехали домой.

— В дом твоих родителей?

— Нет, поехали к тебе на квартиру.

— А ты не хочешь поделиться с Ксандером тем, что тебе удалось выяснить?

— Нет, — я покачала головой и встала с места. — Он принял решение. Он в силах разобраться со всей этой ерундой, которая возникает по причине его деловой сделки. Это его проблема.

— Ох, Лив, — вздохнула Элис. — И всё-таки пообещай мне одну вещь.

— Какую?

— Сделай тест на беременность.

— Я сделаю его на этой неделе, — кивнула я, а затем мы расплатились наличными и вышли из ресторана под сопровождение смеха Гэбби и её подружек. Я не знала, о чем думать, или что чувствовать. Часть меня хотела забеременеть, а другая — боялась того, что я уже была беременной. Мне очень хотелось рассказать Ксандеру всю правду, и при этом мне не хотелось, чтобы о ней он узнал от меня. Я не хотела, чтобы он принял меня за девушку, которая преследовала его и заставляла быть с собой. Из этого не получилось бы начать какие-либо отношения. Не получилось бы, без шансов.

Глава 13

Когда я вернулась домой с работы, у меня на кровати лежал большой сверток из коричневой бумаги, на который я с любопытством посмотрела. Кто же отправил мне эту посылку? Это не был день моего рождения, а я сама не делала онлайн-покупок уже целую вечность. Я с нетерпением подбежала к свертку, и еле сдерживала желание посмотреть, что же там внутри. От радости я заулыбалась сама себе. В первый раз за последние две недели я так чему-то радовалась. Мы с Элис не появлялись в доме моих родителей с того дня, как мы все встретились в баре, и никто не попытался связаться с нами, чтобы выяснить, что случилось.

Мне было грустно от того, что моя семья даже не позаботилась о том, чтобы выяснить, почему мы уехали. Но больше всего обижало то, что Ксандер не позвонил мне и даже ни разу не появился. Я надеялась, что в тот вечер он приедет ко мне, но он не приехал. Я даже не знала, было ли ему известно, что не было никакого ребенка. Я была уверена, что Гэбби ему ничего не скажет. Она была аморальна и бессовестна. Ей было всё равно. Я села на кровать и быстро разорвала бумагу, чтобы посмотреть, что же находилось внутри. Я открыла коробку и, нахмурившись, стала смотреть, что же там было. В коробке лежал язык. Я взяла его в руки, и потом заметила записку. Она была от Ксандера: «Пожалуйста, перезвони мне. Я хочу с тобой поговорить». Я бросила записку и язык на кровать, и выскочила из комнаты. И он думал, что это выглядело забавным? Я прошла в кухню, чтобы набрать немного воды, и там попыталась поскорее заглушить своё сердцебиение.

— Привет, я не слышала, когда ты вернулась, — сказала Элис, заходя в кухню с мягкой улыбкой на лице.

— Ага, я только что вернулась, — сказала я, сделав еще один глоток воды. — Я видела посылку. Спасибо, что положила её в мою комнату.

— Не за что, — кивнула она. — Там что-то хорошее?

— Нет, — покачала я головой и затем нахмурилась, когда у меня зазвонил телефон. — Это Айден. — Я закатила глаза и ответила на звонок. — Привет.

— Лив, это Айден, — неловко сказал он.

— Я поняла, чего ты хочешь?

— Ты приедешь на выходные домой?

— Неа.

— Я подумал, что тебе следовало бы приехать, — снова ответил он, на этот раз мягче. — Гэбби нужна твоя поддержка.

— Почему? — коротко переспросила я.

— Ксандер расторгнул помолвку.

— Правда? — удивлённо спросила я, сама не желая этого признавать. Я не хотела выдавать себя и показать, насколько счастливой я стала от его слов. — Почему?

— Я полагаю, что всё дело в том, что эта помолвка не была настоящей, — вздохнул он. — Думаю, она снова задумала какую-то игру.

— Что?

— Да, она не была по-настоящему беременной, и лгала нам, говоря, что носит ребёнка, ей нужна поддержка.

— Правда? Ничего себе. — Я изобразила изумление.

— Ага, выяснилось, что ещё в первые выходные он спросил у нее, могут ли они разорвать отношения, — продолжил Айден. — Он понял, что совершил ошибку или что-то в этом роде. Но она отмазалась тем, что якобы ее родители отреклись бы от неё, если бы она не обручилась с ним. И что она бы переехала во Францию, или куда-то там ещё, чтобы её ребенок остался с ней.

— Ой, ну ничего себе, — покачала я головой. — Похоже на сумасшествие.

— Ага, но в любом случае, мы все собираемся на этих выходных, чтобы ей стало легче.

— Прости, но я не приеду.

— Тебе следует приехать. Тебе и Элис.

— Я и Элис не приедем, — громко сказала я и поймала на себе взгляд Элис. Я знала, что ей было интересно узнать, о чём мы говорили.

— Пожалуйста, Лив.

— Если ты хочешь увидеться с Элис, просто возьми телефон и пригласи её на свидание.

— Лив, — простонал он, — Я не хочу встречаться с Элис.

— Уф, а почему же тогда ты хочешь увидеть её в эти выходные?

— Лив, всё сложно.

— Айден, пора взрослеть. Я знаю, что тебе нравится Элис, так просто возьми и пригласи её на свидание. — Я крикнула это в трубку, а затем увидела, как Элис покачала в ответ головой.

— Лив, я видел, как Элис и Скотт целовались, — тихо сказал Айден. — Между мной и Элис ничего нет. Она сделала свой выбор.

— Ты что? — от удивления у меня упала челюсть. — Что ты видел?

— Той ночью, когда мы все были в клубе. Я все ждал момента, когда смогу извиниться перед Элис, и я пошел в свою спальню, чтобы сделать это, когда увидел целующимися её и Скотта.

— Ой, — вырвалось у меня и по выражению лица Элис, которая стояла там, я могла заключить, что это было правдой. — Я не знала.

— Ага, ну, тем не менее, всё так и было.

— Мне жаль, Айден, — тихо сказала я.

— Всё хорошо, — вздохнул он. — Возможно, мы могли бы пойти и перекусить где-нибудь.

— Что? Ты и я?

— Да, ты и я, — рассмеялся он. — Я думал, мы уже достаточно взрослые, чтобы стать друзьями, ты так не считаешь?

— Да, я бы этого хотела, — с улыбкой ответила я. — Я бы очень этого хотела.

— Ох, и ещё, Лив.

— Что, Айден?

— Будь полегче с Ксандером, — тихо сказал он. — Он хороший парень.

— О чём ты говоришь? — мягко переспросила я с бешеным сердцебиением, а моё лицо залилось краской.

— Ты знаешь, — засмеялся он. — Скоро увидимся, — сказал Айден и повесил трубку. Я положила телефон в свой карман и в тишине посмотрела на Элис, растерянно думая, что могла бы сказать.

— Ты целовалась со Скоттом? — наконец спросила я, а она тяжело вздохнула.

— Нет, да, не совсем, — разразившись слезами, сказала она. — В ту ночь он проводил меня до моей комнаты и перед самой дверью наклонился, чтобы поцеловать меня. А я подумала, что плохого случится от одного поцелуя? Ты всегда говорила мне, чтобы я к нему присмотрелась. Поэтому я наклонилась, и он меня поцеловал, а как только наши губы соприкоснулись, я сразу поняла, что он не мой мужчина, но было слишком поздно. Когда мы целовались, я заметила Айдена, который смотрел за нами из коридора, и я просто не понимала, что мне делать, — всхлипывая, рассказала она. — Ох, Лив, что же мне теперь делать?

— Ох, Элис, — простонала я. — Мы с тобой всё просрали.

— Я не знаю, что делать, — расплакалась она. — Мне и вправду нравится Айден, а теперь он меня ненавидит.

— Он не испытывает к тебе ненависти, — вздохнула я. — Я что-нибудь придумаю. Мы что-нибудь придумаем.

— Спасибо, Лив, — потерла она свои глаза. — Я хочу сейчас пойти прилечь.

— Давай, — кивнула я ей, наблюдая за тем, как она выходила из комнаты. Несколько секунд я продолжала стоять там, а затем достала телефон и позвонила.

— Привет, — его голос звучал очень сексуально, от чего моё сердце на секунду подпрыгнуло.

— Это Лив.

— Я знаю, — рассмеялся он. — Я так понимаю, ты получила мой подарок.

— Да, — закивала я головой и прошла в спальню. — Получила.

— И что ты думаешь?

— Думаю, что это извращение. Кто отправляет пластиковый язык? — засмеялась я.

— Я, — тихо сказал он. — Ты уже им воспользовалась?

— Воспользовалась? О чём ты?

— Ой, ты так и не поняла, что это такое?

— Нет, что же?

— Достань его из коробки и внимательно рассмотри.

— Ладно, — я схватила коробку и достала оттуда язык. Внимательно его осмотрев, я заметила маленький переключатель, который до этого не замечала. Когда я его включила, язык стал вибрировать и двигаться из стороны в сторону. — Боже мой, это вибратор?

— Да, — рассмеялся он.

— Ксандер, — закричала я. — Как ты мог?

— Как я мог что? — смеялся он. — Я подумал, что раз у тебя нет моего волшебного языка, то у тебя может быть второй, ничуть не хуже.

— Вау, как мило с твоей стороны. — Рассмеялась я и откинулась на кровать.

— Я всегда к твоим услугам, — с усмешкой сказал он. — Я рад, что ты мне позвонила, Лив.

— Я слышала о тебе и Гэбби, — тихо ответила я.

— Да, помолвка была расторгнута.

— Мне жаль и всё такое. Мне жаль, что она тебя обманывала, делая вид, что беременна.

— Я расторгнул её еще до того, как узнал, что она мне лгала, Лив, — едва слышно сказал он. — Для меня всё кончилось в те выходные, когда ты заявилась вместе с Броком и Джоком.

— Что? Это было две недели назад. — Сказала я, чувствуя себя обиженной от того, что он так и не позвонил мне.

— Я с ума от тебя сходил, Лив. Я хотел поговорить с тобой в тот же вечер, но ты уехала вместе с Элис и больше уже не возвращалась.

— Я тогда слишком обиделась и была вне себя от ревности.

— Я понимаю, почему ты расстроилась. Я вел себя, как идиот, — вздохнул он. — Мне не следовало ожидать, что тебе понравится идея, что мы с Гэбби поженимся. Даже если речь шла о псевдопомолвке.

— Это напоминало сумасшествие, однако я могла бы быть более понимающей.

— Мы оба были слегка не в себе, — вздохнул он. — Ну, может быть, даже больше, чем кто-либо ещё. Я не знаю, о чем только думал. Всё, что я могу сказать: самые первые выходные, которые мы провели с тобой, уже тогда нанесли моему рассудку нечто вроде ущерба.

— Ох, Ксандер, — захихикала я.

— То есть ты всё-таки попытаешься протестировать язык? — едва слышно спросил он.

— Что? — переспросила я с некоторым возбуждением.

— Я хочу, чтобы ты протестировала язык и сказала потом, что предпочла бы больше: настоящий или искусственный.

— Ксандер, — заливаясь краской, сказала я. — Мне ведь не нужно этого делать?

— Или же я могу помочь тебе с этим и тогда сам определю.

— Сам определишь?

— Я пойму это по тому, будешь ли ты кричать громче от подарка или от моего волшебного язычка.

— Хм, я подумаю над этим.

— Только не затягивай с решением, — рассмеялся он, после чего я услышала звонок в дверь. — Я здесь.

— Ты здесь? В моем доме?

— Да. Иди и открой мне.

— Повиси-ка, — я выбежала из комнаты и подошла к входной двери, за которой был он. — Ксандер, ты здесь.

— Да, это я, из плоти и крови.

— Я не знаю, что сказать. — Я покраснела, а он заключил меня в объятия и, притянув к себе, поцеловал.

— Скажи, что хочешь, чтобы я зашел и посетил твою спальню. — Подмигнув мне, он отключил свой телефон.

— Входи, — Тихо сказала я, и мы быстро направились к моей спальне. Ксандер прикрыл дверь и закрыл её на ключ за собой, затем прижал меня к себе и снова поцеловал.

— Я скучал по тому, какая ты на вкус, — нежно произнес он. — Я скучал по тебе.

— Ты не звонил, — возразила я, отвечая на его поцелуй.

— Я хотел дать тебе время тоже по мне соскучиться, — засмеялся он. — А сейчас давай посмотрим на тот язычок.

— Ты хочешь, чтобы я опробовала его прямо сейчас.

— О да, — засмеялся он, массируя мои груди. — Я очень хочу, чтобы ты попробовала его прямо сейчас.

— Хм, я подумаю над этим. — Я стянула с него рубашку и дотронулась до его живота.

— Ох, Лив, — прорычал он и взял меня за руку. — Не начинай того, чего не сможешь закончить.

— Ох, я смогу закончить. — Улыбнулась я в ответ и облизала свои губы.

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной на свадьбу в эти выходные, — сказал он мне в макушку, а его руки уже стягивали с меня рубашку.

— Я не собираюсь никуда идти только ради того, чтобы у тебя случился очередной секс в церкви. — Захихикала я и подняла руки, помогая ему стянуть с меня майку. Он расстегнул мой лифчик и с силой стал посасывать мои груди.

— Ох, Ксандер, — застонала я, когда его рука заскользила ниже, и он расстегнул мои брюки.

— Я не для этого хочу, чтобы ты пошла со мной. — Невнятно произнес он, стягивая вниз мои брюки.

— Ага, — отозвалась я, наблюдая, как он снимает с себя рубашку.

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной в качестве моей девушки. — Он поднял на меня глаза и, улыбаясь, продолжил снимать с себя штаны. — Я хочу, чтобы это стало нашим первым официальным свиданием.

— Хм, серьёзно? — выдохнула я, когда он схватил меня на руки и понес к кровати.

— Я очень серьезен. — Он целовал меня в шею, в то время как его пальцы скользили вниз между моих ног и нежно поглаживали меня.

— Ох, Ксандер, — застонала я, когда он стал покрывать поцелуями мой живот, и, дойдя прямо до моего пупка, он остановился.

— Что, дорогая? — Он с улыбкой посмотрел на меня.

— Я скучала по тебе. — Мягко сказала я, запуская ладони в его волосы.

— Я тоже по тебе скучал. — Он вновь стал целовать мой живот и затем пристально посмотрел в мои глаза. — Я чуть не позволил своему страху разрушить самое прекрасное, что только случилось в моей жизни.

— Правда? — Тихо переспросила я, не отводя от него глаз. — И что же самое прекрасное, что приключилось в твоей жизни? Свадебная утеха? Свидание на одну ночь со мной?

— То, что между нами произошло, не было свиданием на одну ночь. — Он нежно поцеловал мои губы. — То, что у нас было, это намного большее. И я не просто так это говорю. Я приглашаю тебя на свадьбу не для того, чтобы заняться с тобой горячим сексом в подсобке. Я зову тебя, потому что хочу, чтобы в особый день ты была рядом со мной. Я хочу показать своим друзьям и своей семье, что у меня есть девушка, и что я горд представить её каждому, кого я знаю и люблю.

— Ох, Ксандер, — я страстно поцеловала его, он растопил моё сердце.

— И еще, Лив, я хочу дать тебе клятву, — улыбнулся он мне.

— В чём же? — Спросила я, чувствуя, что моё сердце стало биться чаще.

— Я клянусь тебе, что следующая свадьба, на которой мы займемся сексом, будет нашей. — Его голос был глубоким и полным эмоциями, когда он смотрел на меня любящими глазами.

— Ох, Ксандер, — я пытливо уставилась на него, не смея даже поверить в то, что услышала.

— Я люблю тебя, Лив. — Он целовал мои губы, нос и щёки. — Я полюбил тебя ещё в тот миг, когда увидел. Ты стала ветром в моих парусах. Ты стала для меня всем. Я никогда не ожидал, что буду чувствовать такое. Никогда раньше мне не хотелось просыпаться с кем-то рядом. Это чувство застало меня врасплох, но теперь я понимаю, как же мне повезло. Я люблю тебя, Лив, люблю всем своим сердцем. Я знаю, что ты та, с кем я хотел бы провести остаток своей жизни. Я знаю, что ты создана для меня. Поэтому поверь, что я даю тебе эту клятву от всего сердца. Я уже вижу, как мы поженимся, Лив. Никто не сможет полюбить тебя сильнее, чем я, потому что я люблю тебя всем, что только может выразить любовь. Мы пока не знаем друг друга достаточно хорошо, но у нас есть впереди вся жизнь, чтобы узнавать друг друга. — Он снова нежно поцеловал меня и, глядя мне в глаза, неожиданно спросил: — Позволишь мне стать твоим вечным Мистером Волшебный Язычок, Лив?

— О да, Ксандер, — кивнула я. — Я тоже тебя люблю.

— Хорошо, — самодовольно ответил он. — А теперь самое время для тестирования, — Ксандер улыбнулся. — Я хочу, чтобы ты закрыла глаза, чтобы не смогла подглядеть, что это будет, — мой язык или игрушка, а потом скажешь мне, что, на твой взгляд, было лучше.

— Ох, Ксандер, — захихикала я и хотела сказать что-то ещё, но увидев, как он показал мне язык, не смогла уже ничего добавить. Я подумала, кто я такая, чтобы сказать «нет» эксперименту? Мне нужно было сконцентрироваться и подготовиться к скорому оргазму. Это нелегкий труд, но ведь кто-то должен его делать.

Эпилог

Три месяца спустя

Итак, я знаю, что вам не терпится узнать о моей беременности. Разве можно вас за это судить? Что ж, рада сообщить, что я не забеременела от Ксандера. Я хочу иметь много детей, но пока ещё для этого рановато. По крайней мере, надо подождать, пока мы поженимся. Пока узнаем друг друга получше, поскольку, давайте говорить начистоту, мы пока не так уж хорошо друг друга знаем.

Следующее, что вам следует знать — мы оба лгали друг другу. Я заявила, что вибратор языка и близко не стоял с ним и его способностями владеть своим языком, но если честно, то они оба были очень похожи. Я даже не ожидала подобного. Может быть, мне было так хорошо, потому что каждый раз, когда я его использовала, то всегда закрывала глаза и представляла, что это был язык Ксандера. Думаю, он догадался, что я его обманывала, потому что однажды язык куда-то пропал, и когда я спросила Ксандера, где я могу купить такой же, он замялся. Забавная история.

А Ксандер солгал мне, когда сказал, что если на следующей свадьбе у нас будет секс, то это будет наша собственная свадьба. Этого не произошло. После того разговора мы побывали еще на двух свадьбах, и на последней из них мы переспали. У нас был оглушительно громкий секс, который было слышно через двери. И да, у меня есть причины говорить, что нас было слышно через двери. Когда он проникал в меня, мы опирались на двери. И всё же, нам везло. В тот самый момент нас застукали лишь однажды, и это была невеста. Когда она увидела эту картину, то закатила глаза и поспешила прочь. Типичное поведение Гэбби, да, именно Гэбби. Да, она и вправду вышла замуж через три месяца после расторжения помолвки с Ксандером. Не стоит удивляться. Я вот ничуть не удивлена. Она встретила одного неудачника на сайте знакомств и напугала его тем, что забеременела от него. Думаю, что она полагала, раз это однажды сработало, значит ей следует попытаться ещё разок. Но всё-таки на этот раз она раскрыла ему всю правду ещё до того, как он узнал её сам. И ей повезло, поскольку ему не было до этого никакого дела. Оказалось, что он и так надеялся на то, что она рано или поздно забеременеет.

Моя семья тоже на удивление прохладно отнеслась к тому, что мы с Ксандером стали парой. Выяснилось, что оба, Айден и Скотт, подозревали, что между нами что-то было, Четту не было до этого никакого дела, а Гэбби, что ж, у Гэбби нашлось немного слов для меня, но она также быстро и безболезненно всё перенесла. Больше всех были удивлены мои родители, но после всего того, что они узнали о моих братьях и сестре, мои отношения с бывшим Гэбби даже и близко не стояли с тем шоком, с каким им пришлось столкнуться. Ведь помните, Гэбби была моей сестрой, которая никогда не попадала ни в какие передряги. Думаю, и вы сможете справиться с чем угодно, если одна из ваших дочерей закрутит роман с вашим же пастором.

Вам будет приятно узнать, что наш союз с Ксандером остается таким же прочным. Вы и представить себе не могли, что отношения, которые так легкомысленно начались, смогут преодолеть даже самые суровые испытания, но у нас получилось именно так. Мы очень сильно любим друг друга и так сильно счастливы, что мне даже сложно представить. Конечно, у нас случаются многочисленные споры на самые разные темы. Он все такой же невыносимо напыщенный и несносный, поэтому мне каждый день хочется его отшлепать. Но в спорах есть своя прелесть, то есть он день ото дня напоминает мне, почему стал моим Мистером Волшебный Язычок. В разговорах с Элис я его ещё называю Мой Волшебный Пеннис, но все же мы решили, что будет лучше, если он об этом не будет знать. Не хочу, чтобы от этого он стал ещё более заносчивым. Он и так себя обожает. Через пару недель мы собираемся съехаться и жить вместе. Я так этого хочу, что уже не могу дождаться. Мне казалось, что нам ещё рано съезжаться, но он говорит, что не сможет провести и ночи без меня в его постели. Когда он это говорил, я закатила глаза, хотя внутри всё бушевало. Хочу сказать, что именно такой романтики в нашем общении мне и не хватало, но я никогда ему этого не говорила. Я поняла, что Ксандеру нужно самому прийти к такому. Ожидание выводит из себя, но наши отношения того стоят. Мне действительно очень повезло, и я это знаю. А ещё я осознаю, что мы оба ещё немного незрелые, и у нас есть недопонимание в вопросах отношений, так что мне приходится стараться, чтобы он и я были вместе. У нас впереди целая жизнь, чтобы наладить наш быт. Мы уже сумели построить совместные планы и тому подобную ерунду. Мы запланировали поездку в Париж, посетить секс-урок (только тссс) и устроить особую вечеринку в честь нашего новоселья. Вечеринка предназначается для Элис и Айдена — мы надеемся свести их. Вернее, я надеюсь, а Ксандеру всё равно. Ну, знаете, как на всё это смотрят мужчины! Пока у мужика есть регулярный секс, он счастлив согласиться с практически всеми моими словами. И меня это устраивает. Правда устраивает. Сейчас у меня прекрасная жизнь. Я уверена в себе и в том, что испытываю от жизни так много удовольствия, как только могу. Кто бы мог подумать, что свидание на одну ночь так сильно повлияет на всю мою дальнейшую жизнь?

КОНЕЦ

Копировать материал без указания переводчиков и редакторов запрещено! Давайте уважать чужой труд!

Примечания

1

«Backstreet Boys» — американская поп-группа, которая была образована 20 апреля 1993 года в городе Орландо. Backstreet Boys являются первой из групп после Sade, первые 9 альбомов которых стартовали в первой десятке хит-парада альбомов в США.

(обратно)

2

«N'Sync» — американский бой-бэнд из города Орландо, который достиг оглушительного успеха на американском музыкальном рынке в конце 1990-х гг.

(обратно)

3

«Оставь игры с моим сердцем» (англ. Quit playing games with my heart) — песня группы «Backstreet Boys».

(обратно)

4

«Шоу Джерри Спрингера» — ток-шоу, основными действующими лицами которого становятся гости, желающие обсудить свои личные проблемы. Между гостями постоянно происходят перепалки, нередко перерастающие в драку, поэтому на съемках всегда присутствует несколько охранников.

(обратно)

5

Иезавель (или Изебель, Изабель‏‎) — жена израильского царя Ахава (IX век до н. э.), мать царей Охозии и Иорама, а также иудейской царицы-консорта Гофолии. Находилась в конфликте с пророком Илией из-за своего идолопоклонства, была им проклята на съедение собакам. После смерти мужа стала царицей-матерью при Охозии, а затем при Иорама, ее второго сына. Позже Ииуй, помазанный пророком Елисеем на царство в противовес Иораму, поднял восстание и убил его. Иезавель по приказу Ииуя была сброшена из окна своего дворца, её тело растерзали собаки. Имя Иезавели стало нарицательным для порочных женщин — гордых, властолюбивых и тщеславных, богоотступниц.

(обратно)

6

«Тиффани»‎ — ювелирная транснациональная компания. Компания славится своими предметами роскоши, особенно известны ее ювелирные изделия с бриллиантами. Tiffany & Co. позиционирует себя в качестве арбитра вкуса и стиля.

(обратно)

7

«Nascar» (National Association of Stock Car Auto Racing) — Национальная ассоциация гонок серийных автомобилей.

(обратно)

8

Румпельштильцхен — сказка братьев Гримм о злом карлике, способном создавать золото из соломы, спрядая её.

(обратно)

9

«Омен» — американский мистический триллер.

(обратно)

10

Джон Бой Уолтон — самый старший из семи детей семейства Уолтон, персонаж длительного американского сериала «Уолтоны». Сюжет сериала был сосредоточен на семействе из сельской местности в Виргинии во времена Великой депрессии и Второй мировой войны.

(обратно)

11

Консилер — маскирующее средство, корректор. Консилер скрывает мелкие недостатки на лице, пигментные пятна, прыщи, покраснения, круги под глазами, мимические морщины.

(обратно)

12

Скрэббл — настольная игра, в которой от двух до четырех играющих соревнуются в образовании слов с использованием буквенных деревянных плиток на доске, разбитой на 225 квадратов.

(обратно)

13

Вероятно, имеется в виду сцена из американского фильма «Красотка», где главный герой (в исполнении Ричарда Гира) долго помогает выбирать новые наряды для героини (Джулии Робертс).

(обратно)

14

Халк Хоган (настоящее имя Терри Джин Боллеа) — американский рестлер, борец, актер, телеведущий, предприниматель и музыкант.

(обратно)

15

«Блоу джоб» — коктейль, приготовленный путем медленного смешивания ликера «Бейлиз» и «Амаретто».

(обратно)

16

Игра слов: другое значение «blowjob» — минет.

(обратно)

17

«Hit It & Quit it» — название песни Funkadelic.

(обратно)

18

«The Amazing Race» — реалити-шоу, в котором команды из двух человек, состоящих между собой в определённого рода отношениях, участвуют в гонках вокруг света, соревнуясь с другими командами.

(обратно)

19

«Сумеречная зона» (англ. The Twilight Zone) — американский телевизионный сериал, созданный Родом Серлингом. Каждый эпизод является смесью фэнтези, научной фантастики, драмы или ужаса, часто заканчивающейся жуткой или неожиданной развязкой.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Эпилог